/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Месть — лучшее лекарство

Элизабет Кейли

Узнав, что любимый мужчина ей изменяет, Кортни решает отомстить. Она не сомневается — месть станет лучшим лекарством для ее пострадавшего самолюбия, и не хочет ничего слышать о разрушительной силе мщения. И когда ей встречается Холден, Кортни, не раздумывая, использует его для осуществления очередного этапа мести Шейну и, конечно, теряет. Казалось бы, велика потеря, если цель почти достигнута, вот только через настоящее чувство нельзя переступить так же легко, как через ручеек на тротуаре. Чтобы стать счастливой, Кортни «всего лишь» нужно понять, что месть — разрушает, созидать может лишь любовь.

Элизабет Кейли

Месть — лучшее лекарство

1

Шейн ей изменяет. Кортни уже давно должна была догадаться об этом, если бы дала себе труд подумать и сопоставить кое-какие факты: недомолвки, странные телефонные звонки, неожиданные совещания, да хотя бы удивительная для любвеобильного Шейна лень в постели! Но ей было не до того, слишком много событий произошло за последнее время: новая работа, новая квартира, новые увлечения — скажем прямо, Кортни было не до размышлений о странном поведении любовника. И все же… Ее женское самолюбие было оскорблено, нет, даже растоптано. Это она изменяет своим любовникам, это она делает первый шаг к разрыву, это ее право сказать: «Прости, секс с тобой был хорош, но больше нас ничего не связывает» — однако услышать это от Шейна? Увольте!

Шейн ей изменяет!

Кортни скривилась, не понимая, почему вдруг эта новость оказалась для нее такой болезненной. Плюнуть и забыть. Подумаешь Шейн! Да сколько у нее уже было таких Шейнов и сколько еще будет! Не сосчитать.

Нельзя сказать, чтобы Кортни гордилась своими победами и вела журнал учета любовников, просто она считала, что она имеет право жить так, как ей хочется, и любить того, кого хочется любить сейчас. Мужчинам остается только принять эти правила. Но уж никак не устанавливать свои! И не играть ее роль. Это она уходит, а не остается в слезах горевать о прошедшем счастье.

Неужели Шейн был так дорог мне? — спросила себя Кортни и сразу же дала ответ: нет, он был просто очередным любовником. Чуть более опытным, чем остальные, чуть более привлекательным, чуть более эрудированным. Но всего лишь любовником. Так в чем же дело?

Кортни так сильно сжала стакан, что хрупкое стекло треснуло у нее под пальцами. Она глубоко вздохнула, покачала головой и жестом позвала официанта.

— Замените, пожалуйста, мой заказ.

Очаровательная улыбка сейчас была маской. Очень удобной и привычной. Нужно же держать лицо.

— Да, конечно, мисс.

Кортни посмотрела в спину удаляющему официанту. Милый мальчик, наивный и неопытный. Если бы только у нее было настроение… Но сейчас лишь одна мысль преследовала Кортни: Шейн ей изменяет. Она знала это совершенно точно, как муравьи знают, где север. Это была даже не женская интуиция. Это было звериное чутье самки, учуявшей запах соперницы.

Смятая салфетка упала на столик. Кортни было неприятно думать о себе как о животном. У животных только инстинкты. Шейн вовсе не затронул погребенное цивилизацией начало, нет, он не был тем самцом, ради которого можно забыть о карьере, друзьях, увлечениях и начать активно выполнять репродуктивную программу. Тогда почему же ей так больно? Может быть, потому, что измена Шейна затронула какие-то чувства в ее душе?

Кортни постаралась овладеть непослушными мышцами своего лица. Нельзя, чтобы кто-то видел бурю, бушующую в ее душе. Для окружающих она должна оставаться сильной и волевой.

— Привет, что случилось?

Появление подруги отвлекло Кортни от тяжелых мыслей. Она попыталась улыбнуться, но получилась гримаса. Кивком головы Кортни указала Барбаре на стул. Подруга покорно села.

— Так что случилось-то? Ты такая взволнованная.

— Это так заметно? — забеспокоилась Кортни.

— Только для тех, кто хорошо тебя знает, — успокоила ее Барбара. — Выкладывай, зачем ты вытащила меня с работы?

— У тебя все равно перерыв. Можешь же ты пообедать с подругой?

— Могу, — согласилась Барбара. — Вот только перерыв закончится через сорок минут, а мне еще нужно успеть вернуться в офис. Ты же знаешь, секретарь не имеет права опаздывать.

Кортни задумчиво кивнула. Она хорошо усвоила это правило еще на курсах секретарей, где они с Барбарой и познакомились десять лет назад. Кортни приехала покорять Нью-Йорк, имея в запасе только уверенность в себе и незаурядный ум, приправленные приличной порцией наглости. И все же Кортни понимала, что нельзя получить все и сразу. А для того чтобы добиться чего-то действительно стоящего, нужно приложить усилие и подниматься по лестнице постепенно.

Конечно, она могла бы воспользоваться старым, как мир, средством карьерного роста — своей красотой, неизменно притягивающей мужчин любого возраста и социального положения. Но Кортни понимала, что это не лучший способ добраться до вершины. Когда-нибудь на ее пути попадется пик, который не преодолеть одними красивыми ногами.

Десять лет назад начать она решила с малого — пошла на курсы секретарей, а сразу после них устроилась в политический еженедельник. И уже через полгода изданию потребовался новый секретарь, но никто не огорчился, ведь в штате появилась молодая, подающая надежды журналистка.

Но и газета стала для Кортни всего одним из этапов. Следующим был литературный альманах, потом работа в новостном отделе «Нью-Йорк таймс», потом работа в аналитическом отделе, престижная премия, и новый этап — вольная журналистика.

Сейчас бы Кортни могла наслаждаться жизнью: она постоянно сотрудничала с тремя изданиями, да и любой журнал в Нью-Йорке с удовольствием бы взял ее статью. Она была вольной птицей, но при этом зарабатывала достаточно, чтобы ни от кого не зависеть.

Кортни знала, что многие ей завидуют, многие смотрят на нее как на воплощение «американской мечты». Можно было гордиться собой и со своей высокой социальной ступеньки презрительно поглядывать на тех, кто остался внизу. Но Кортни предпочла ограничиться гордостью. На это она имела полное право, но вот зазнаваться — это слишком. Кортни умела видеть людей, а потому ценила тех, кто был этого достоин.

Да, Барбара так и осталась простым секретарем, но она была добрым, отзывчивым человеком, способным выслушать и помочь всего одной точной и меткой фразой. Никакое достижение не могло заставить Кортни отказаться от этой дружбы. Даже для нее существовало кое-что важнее карьеры.

— Ты так мне и не ответила, в чем дело. — Барбара выглядела всерьез обеспокоенной. Она уже давно не видела подругу в таком состоянии. В последний раз взгляд Кортни был таким растерянным, когда ее пытались обвинить в плагиате. — Проблемы на работе?

— Если бы! — Кортни мрачно вздохнула. — У меня сейчас в карьере райский период: завишу только от себя. Могу работать ровно столько, сколько мне нужно.

— Здорово! Тогда что-то со здоровьем?

— Нет, тут тоже все в порядке.

— Ну я просто в растерянности! — призналась Барбара и развела руками. — С личной жизнью ты и без всяких советчиков отлично разбираешься.

— Как выяснилось, не так уж я и хороша в этой сфере. — Кортни горько усмехнулась.

Барбара недоуменно смотрела на нее несколько секунд, потом на ее лице появилось понимание.

— Шейн тебе изменил! — уверенно сказала она.

— Меня всегда удивляло, как точно ты угадываешь мои проблемы, — призналась Кортни.

— А тут и угадывать нечего. Если твоей карьере ничто не угрожает, со здоровьем все тоже в норме, остается только личная жизнь. Ты же знаешь, что я не одобряю твоих отношений с мужчинами и считаю их… гм… поверхностными. И при этом я хорошо знаю тебя: ты всегда стараешься первой уйти от мужчины, едва в ваших отношениях намечаются какие-то проблемы. Ты страшная трусиха!

— Не понимаю, при чем тут это, — пробормотала Кортни.

— При том, что ты до ужаса боишься строить отношения с мужчинами, нормальные отношения. Ты вбила себе в голову, что мужчинами нужно пользоваться и оставлять их, как только возникает какая-то проблема. Примерно как с машиной, взятой напрокат: проще вернуть ее, если слышишь стук в карбюраторе, чем возиться с ремонтом.

— Интересная метафора, — усмехнулась Кортни.

Барбара отмахнулась от нее.

— Ты мнишь себя охотницей, ты всегда на полшага опережаешь мужчину. А сейчас случилось непредвиденное: мужчина опередил тебя. Как он мог тебя опередить? Очень просто — изменить тебе.

— Я была готова терпеть его жену! — взорвалась Кортни. — Эта пустоголовая дурочка в розовых очках искренне любит Шейна и готова закрывать глаза на все его шалости. Мне жаль ее, Энни Хэнсон мне не соперница.

— О да, она всего лишь жена! — Барбара позволила себе неприкрытый сарказм.

— Ты знаешь, о чем я! — отмахнулась Кортни. — У меня уже не раз были женатые мужчины. И все время я была уверена, что на смертном одре они будут вспоминать не жену, а меня.

— Тебе нужно что-то сделать с твоим самомнением, — посоветовала Барбара.

— Речь не о том! Энни я была готова терпеть… Даже не так — она мне не мешала. Ведь любовницу потому и называют любовницей, что ее любят. Но вот выясняется, что Шейн нашел еще одну женщину, которую называет своей любовницей!

— Я бы предположила, что ты ревнуешь, но ты, разумеется, начнешь все отрицать! — задумчиво сказала Барбара. — Поэтому я предположу: тебе нестерпима мысль, что тебя поставили в один ряд с другой женщиной.

Кортни удивленно посмотрела на подругу. Как всегда, Барбара попала в точку.

— Да, — продолжила Барбара, — ты всегда считала себя выдающейся. Честно скажу, у тебя есть для этого объективные причины: ты умна, красива, умеешь добиваться поставленных целей, и вот кто-то поставил тебя на одну доску с другой женщиной.

— Именно! — с жаром воскликнула Кортни. — И если бы ты только знала с кем!

— Модель? — вяло поинтересовалась Барбара.

— Ты не хочешь поработать фокусником? Твой номер с чтением мыслей пользовался бы успехом.

Барбара снисходительно усмехнулась.

— Это было совсем просто. Достаточно было узнать о Шейне минимальную информацию. Например, то, что он увлекается модными показами.

— Но это же напрямую связано с его бизнесом, — возразила Кортни.

— Умоляю тебя! — Барбара махнула рукой. — Он управленец, а не модельер. Он любит деньги и красивую жизнь. Бесишься ты еще и потому, что тебя поставили в один ряд с престижными вещами вроде дорогой тачки, бриллиантовых запонок и любовницы с ногами от ушей. Честно признаться, я тебя понимаю. Оказаться в подобном ряду неприятно.

— Спасибо за понимание. — Кортни горько усмехнулась. — Шейн вытер об меня ноги. Никто еще не позволял себе такого!

— Все когда-то случается в первый раз, — философски заметила Барбара.

— Десять лет назад, приезжая покорять Нью-Йорк, — тихо сказала Кортни, — я дала себе слово не позволять никому вытирать об меня ноги.

— Стратегия хороша, — одобрила ее Барбара и отложила столовые приборы. Сейчас она должна была сказать подруге весьма неприятную вещь. Барбара терпеть не могла такие моменты! — Но ты выбрала неправильную тактику: ты сама вытирала обо всех ноги — прости за откровенность, но должен же хоть кто-то сказать тебе все это в глаза! — так что теперь не удивляйся.

Барбара видела, что в глубине души подруга с ней согласна. Кортни и сама пришла бы к пониманию этой простой истины, как только схлынула бы первая волна гнева.

— И что ты мне предлагаешь сделать? — мрачно спросила Кортни. — Подставить левую щеку?

— Почему бы и нет? — Барбара пожала плечами и вновь взялась за вилку, ей еще работать до восьми вечера. — Между прочим, эта философия изменила мир.

— А еще можно подстричься в монахини.

Барбара со вздохом отодвинула тарелку. Ну почему Кортни не понимает таких простых вещей?! Наверное, она плохо объясняет. Или подруга просто не доросла до понимания?

— Если бы ты задалась целью посвятить свою жизнь служению Господу, ты легко бы это сделала. Но ты выбрала другой путь, и сейчас перед тобой серьезная дилемма, от того, как ты ее решишь, зависит твое будущее. Ты понимаешь это, Кортни?

— Да. Если я позволю одному мужчине вытереть об меня ноги, это может сделать и второй, и третий. У меня выработается привычка, а потом какой-нибудь ушлый редактор не заплатит мне за работу или, что еще страшнее, поставит под статьей другое имя — так начнется закат моей карьеры. Шейна нужно примерно наказать.

Барбара покачала головой.

— Ты так ничего и не поняла!

— А что, мне нужно его простить, поцеловать в лобик и благословить на отношения с этой шваброй?!

— Говори тише! — поморщившись, попросила Барбара. — Я вовсе не это имела в виду. Ты можешь сохранить лицо, только если окажешься выше мелкой свары. Еще никогда месть не приводила ни к чему хорошему. Это пошло и низко, Кортни, это недостойно тебя.

— Ты даже себе не представляешь, Барбара, насколько изощренной может быть моя месть.

Кортни улыбнулась. Барбара почувствовала, как у нее на затылке начали шевелиться волосы. Да, Кортни приняла решение, и теперь ее не сдвинуть с места. Не стоит и пытаться. Но, может быть, жизнь окажется для Кортни лучшим учителем?

— Ты не хочешь слушать мои советы, и я не могу заставить тебя поступать так, как считаю правильным, — тихо сказала Барбара. — Я прошу тебя только об одном: увлекшись своей местью, не забывай о том, что вокруг есть кое-что другое, ради чего стоило бы жить.

— Например?

— Например, любовь.

— От этой любви одни только проблемы!

— Кортни, Кортни! — Барбара ласково улыбнулась, словно перед ней сидела не акула пера, а маленькая девочка. — Как же ты можешь говорить о том, чего никогда не испытывала?

— Я ведь писала целый цикл статей о наркотиках и наркомании, хотя никогда с этой бедой не сталкивалась.

— Все вы, журналисты, невежды! — фыркнула Барбара. — И все же, я прошу тебя хорошенько подумать, прежде чем объявлять Шейну войну.

— О чем тут думать?! Он нанес мне слишком глубокую рану, а месть станет лучшим лекарством.

— Месть — порождение ненависти, а ненависть может только разрушать, — уверенно сказала Барбара. — Подумать же стоит для начала над тем, достойного ли ты выбрала противника? Я бы на твоем месте просто забыла Шейна как страшный сон и занялась чем-то более значимым.

Ее голос звучал так убеждающее, что Кортни чуть было не поверила подруге. Совсем чуть-чуть.

— О да-а-а… — протянула Кортни. — Шейн — достойный противник. Я буду играть по правилам.

— Которые сама же установишь, и сама же нарушишь, — со вздохом сказала Барбара.

Общая канва мести появилась давно, едва только Кортни поняла, что Шейна нужно проучить. Что может быть страшнее для самовлюбленного мужчины вроде ее бывшего любовника, чем потерять свой бизнес? Наверное, только потерять потенцию.

Кортни усмехнулась. Можно было бы действовать и в этом направлении, но она не слишком доверяла колдунам и магам. Конечно, ей бы доставило определенное удовольствие втыкание булавок в восковую фигурку Шейна — да еще с такими намерениями! — но Кортни была реалисткой. Если уж мстить, то так, чтобы растоптать изменщика, чтобы он еще долго не мог прийти в себя и даже не думал о ком-то, кроме Кортни. И ей было совершенно наплевать, что будет о ней думать Шейн. Когда месть свершится, о любовнике она забудет сразу же.

Растоптать, отнять все, что ему дорого! Кортни зло сжала кулак.

Она сидела в своей квартире на тридцать втором этаже нового небоскреба с видом на Гудзон. Покупка этой недвижимости стала для Кортни воплощением мечты об успехе: престижный район, стильная квартира-студия, о чем еще можно мечтать в тридцать два года?

Я должна получить бизнес Шейна, должна сделать так, чтобы он в одном нижнем белье отправился за тарелкой бесплатного супа. И тогда я с удовольствием займусь благотворительностью.

Кортни улыбнулась, и от этой улыбки любому стало бы не по себе. Да никто и не предположил бы, что красивое лицо молодой успешной женщины способно выражать такие грубые, злые эмоции. Красота Кортни часто становилась ширмой, и редкой наблюдательности человек мог разглядеть за плавными, словно вышедшими из-под резца гения чертами стальной стержень. На этом стержне держалась вся личность Кортни, это была ее основа. А женственность, красота были лишь мягкой оберткой, которой так удобно воспользоваться при случае.

Заколка больно стягивала длинные густые волосы глубокого каштанового цвета. Кортни раздраженно вытащила ее и бросила на стол, где уже валялись исчерченные листки, маркеры и несколько разноцветных флакончиков лака для ногтей. Она пыталась придумать план и по давно заведенной привычке пыталась прорисовать весь алгоритм. Но пока на листках были лишь несколько разнообразных многоугольников с основными этапами: «Объявить войну», «Отобрать бизнес», «Разорить», «Унизить», «Насладиться унижением». Под последним пунктом был нарисован схематический человечек. На его шее болталась веревочная петля, а сам человечек стоял на коленях и явно молил о пощаде.

Кортни нахмурилась и скомкала этот рисунок. Непродуктивная трата времени и сил. Упиваться местью она будет позже, когда придет время. А сейчас пора переходить от стратегии к тактике. Общие слова хороши для предвыборных речей, перед ней стояла конкретная задача, и Кортни знала, что найдет решение во что бы то ни стало.

В раздражении Кортни вскочила и разъяренной фурией пронеслась по комнате. Огромное окно открывало волшебную панораму Нью-Йорка. Кортни подозревала, что этот вид и составил большую часть стоимости квартиры, но в минуты гнева и раздражения ничто не успокаивало ее так, как раскинувшийся под ногами город, город, который она покорила. Это был символ ее победы — и над обстоятельствами, и над собой.

Если я смогла пробиться так высоко, неужели я не справлюсь с каким-то мужчиной? — спросила себя Кортни.

Гнев и раздражение медленно угасали. Кажется, ей удалось взять себя в руки и заставить думать, а не отдаваться бессмысленным эмоциям.

В этом городе каждый сам за себя, здесь не место любви и семейным ценностям, размышляла Кортни. Или ты, или тебя. Я уже объявила Шейну войну, хотя он об этом и не знает, и я не имею права отступить. Кто-то должен проучить этого самодовольного орангутанга. Он так убежден в своей силе, мужественности и неотразимости, так уверен в своем успехе… Шейн, как и все прочие, добрался до самого верха, отнюдь не подставляя другую щеку для удара, я хорошо успела узнать его. Он прожженный делец и, нужно отдать ему должное, весьма умный человек. Он умеет добиться своего, будь то деньги или женщина. Да, он из тех мужчин, что устоят перед любыми чарами. Еще совсем недавно я бы не хотела встретиться с ним на узкой дорожке, где пересекались бы наши интересы. С ним мои чисто женские фокусы ни за что бы не прошли. Значит, вариант «Женщина» отпадает. Хотя было бы славно подпортить ему репутацию скандальными фотографиями.

Кривая усмешка появилась на ее лице. Ну кого в наш век удивишь адюльтером? Разве что жену Шейна. Она такая простушка! Наверняка известие об изменах мужа стало бы для нее трагедией.

Кортни замерла и щелкнула пальцами. Озарение все же посетило ее. Жена Шейна, милая, домашняя, тихая Энни — вот ее естественный союзник! Они преданы одним человеком, и у них есть все основания отомстить ему.

Нью-Йорк — город одиночек, здесь каждый сам за себя, но, если интересы двух людей совпадают и они могут помочь друг другу, объединение неизбежно.

Мне нужна помощь, сама я не справлюсь. Мы с Шейном давно спали, я знаю несколько его болевых точек, но я никогда не узнаю о нем столько, сколько знает жена. Как бы он к ней ни относился, все же они много времени проводят вместе, она должна знать, как можно ударить Шейна настолько сильно, чтобы он опустился на колени и уже не смог подняться.

Кортни бросила еще один быстрый взгляд на панораму города, где жизнь не останавливается ни на минуту, и поспешила прочь из своей уютной квартиры. У нее была важная встреча. Возможно, это встреча изменит всю ее жизнь…

2

Энни Хэнсон с жалостью смотрела на непомерно разросшийся рододендрон. Куст уже давно нужно было подстричь, но у нее все никак не поднималась рука. Энни верила, что растения чувствуют боль. Верила, что чувствуют они и настроение человека, ухаживающего за ними, и потому не доверяла свою оранжерею приходящим садовникам. Энни была уверена, что только она может дать растениям ту любовь и нежность, что необходима для роста и цветения. Измышления Энни находили подтверждение: все, что могло цвести, — цвело, прочее — буйно разрасталось. Оранжерея была гордостью Энни, в растения она вкладывала всю свою душу и любовь.

Конечно, она любила свой дом и свое второе хобби — рисование. И мужа. Ведь она должна любить мужа? Во всяком случае, так ее учила мама.

Энни еще разок тяжело вздохнула и пощелкала ножницами в воздухе, словно примеряясь к буйной зелени рододендрона. Ну никак не поднималась у нее рука на родное живое существо!

Сегодня Энни была в каком-то странном настроении, то ли рассеянная, то ли задумчивая… Ей казалось, что вот-вот что-то случится, она только никак не могла понять что. Энни обладала удивительной интуицией. Она чувствовала, как будут развиваться события, чувствовала людей и очень часто рассказывала родителям, кто из пришедших на обед гостей плохой, а кому можно доверять. Отец Энни, владелец крупной текстильной фабрики, быстро понял, насколько одарена его единственная дочь, и активно начал пользоваться даром малышки. Все чаще он принимал решения, основываясь не на соображениях выгоды, а на предчувствиях дочери. И ни разу не ошибся.

Первый лист упал с куста. Энни замерла и тревожно оглянулась. Ей казалось, что вот-вот разразится гроза, хотя на небе не было ни облачка. Что-то давило ей на грудь, мешало сделать глубокий вдох и напитать уставшие клетки кислородом.

Мысли Энни лихорадочно метались. Она вдруг подумала, что уже давно не навещала могилу родителей. Поздний ребенок, «последний шанс» сорокапятилетней Эмили и пятидесятилетнего Роджера Саутгемптонов, она чуть ли не с рождения знала, родители не будут вечно рядом с ней. Вера в бессмертие родителей умерла в ее душе, так и не успев родиться. Она любила мать и отца, отдавая этой любви все душевные силы. Их дом был полон тихой, спокойной радости, смешанной с капелькой печали, потому что все они знали, что конец придет скоро. Энни научилась жить с этой мыслью и не чувствовать страха. И сейчас, едва она вспоминала ушедших родителей, в ее душе была лишь светлая грусть.

Да, наверное, ей нужно съездить к родителям, рассказать о тяжелом камне, который вот уже три года мешает ей жить. У них с Шейном до сих пор нет детей. Врачи только разводят руками и говорят о необъяснимом бесплодии. А Энни каждый месяц с надеждой смотрит на календарь и верит, что в этот раз все получится, ведь бывает же так! Но каждый раз она знала, что ее лоно все так же пусто, и уже почти потеряла веру в чудо.

Темно-зеленые листья усыпали плитки пола. Рододендрон принял почти приличный вид. Оставалось убрать всего пару-тройку листиков.

Если бы у нее была близкая подруга, с которой можно было бы поделиться сомнениями и переживаниями, жить стало бы легче. Но у Энни никогда не было подруг. В детстве ей хватало любви и внимания родителей. Чуть ли не с первых дней жизни Энни они общались на равных, и потому у девочки не возникало потребности в общении и со сверстниками. А миловидной, но ужасно застенчивой девушке было трудно вписаться в шумную студенческую жизнь. Да и о каких развлечениях могла идти речь, если матери оставалось жить не больше двух-трех лет? Врачи уже давно предупредили семью Эмили. Энни хотела проводить как можно больше времени с матерью и отцом, она ведь чувствовала, что после ухода любимой жены Роджер задержится в этом мире ровно настолько, чтобы завершить все свои дела.

Но одно дело родители решили довести до конца, пока еще они оба рядом с дочерью. В доме Саутгемптонов начали появляться молодые перспективные люди. Энни быстро поняла, в чем причина, и не стала сопротивляться. Она внимательно присмотрелась к кандидатам и выбрала Шейна Хэнсона. Он был красив, обходителен и очень похож на отца. Большего Энни не требовалось. Она верила, что, как только священник объявит их мужем и женой, любовь и нежность вспыхнут в ее сердце. Юная Энни так убедила себя в этом, что сейчас, спустя десять лет, уверенно говорила, что любит мужа. Она заботилась о Шейне, вела его дом, делила с ним постель, помогала с делами и даже готовила эскизы новых коллекций, не требуя ни славы, ни признания. Шейн воспринимал все это как само собой разумеющееся. Энни, в первое время после свадьбы довольно настороженно относившаяся к Шейну, быстро почувствовала с его стороны уважение и успокоилась. Большего ей не нужно было. Она ощущала себя хорошей женой, ответственным помощником — и мечтала ощутить себя матерью!

Куст был наконец подстрижен.

Энни положила секатор на место и взяла метелку с совком. В ее оранжерее, как и во всем доме, царил идеальный порядок. Она просто не представляла, что может быть как-то иначе. Конечно, Энни не сама ухаживала за домом, впрочем, она была готова мыть, скрести и оттирать, да и готовить ей нравилось. Но отказаться от прислуги было бы моветоном, да и маникюрша Энни постоянно вздыхала, глядя на испорченную землей и водой работу.

Цепким взглядом хозяйки она окинула оранжерею и осталась довольна. Все было на своих местах, нигде не видно и листочка, ни один сорняк так и не подобрался к ее цветам. Все отлично. Можно вернуться в дом и заняться неотложными делами. В середине апреля Энни всегда приглашала помощниц для горничной, чтобы сделать генеральную уборку.

Она бросила взгляд на часы — горничные должны приехать через полтора часа. Значит, у нее в запасе есть еще как минимум час, чтобы заняться своими эскизами. Она ведь обещала Шейну закончить наброски новой коллекции к понедельнику, а отец научил ее всегда выполнять свои обещания. Да еще и нужно было проследить за тем, чтобы обед сегодня был готов ровно к десяти. Шейн утром предупредил, что задержится.

Энни подозревала, что обед вновь отправится обратно на кухню, в последнее время Шейну часто приходилось обедать вне дома. Бизнес развивался и требовал постоянного контроля. Деловые встречи мужа стали для нее так же привычны, как и его частые отлучки в другие города на переговоры с партнерами. Энни пыталась убедить мужа, что часть ответственности можно переложить на менеджеров и управляющих, но Шейн покровительственно хлопал ее по руке и повторял: «Хочешь быть уверен, что все будет сделано именно так, как надо, сделай сам». Энни тяжело вздыхала и смирялась.

Яркое весеннее солнце заливало оранжерею. Энни решила приоткрыть окна, свежий ветерок не помешает ее растениям. Сегодня будет теплый замечательный день. И все же откуда эта тревога?

Она покачала головой и вышла на улицу. Оранжерея отдельной стеклянной полусферой едва проглядывала в диком, немного запущенно парке за домом. Непримиримая в вопросах чистоты и порядка, Энни почему-то категорически отказывалась привести сад в порядок: вырубить старые деревья, разбить клумбы и поставить в тенистых местах новые скамейки. Все, что она делала для устройства парка, — еженедельно вызывала садовника для стрижки кустов и раз в год рабочих для подновления кирпичных дорожек.

После статичного порядка оранжереи Энни было приятно пройти по тенистому парку, с каждым годом все больше напоминающему лес. Этот парк был заброшенным, еще когда были живы родители, так вправе ли Энни менять что-то?

Энни прикоснулась к старому, покрытому мхом дубу. В детстве она очень любила играть под этим гигантом и осенью собирала желуди, чтобы сделать из них трех счастливых человечков. Потрескавшаяся от времени, ветра и непогоды кора казалась жесткой для тонких чувствительных пальцев. Энни прижалась щекой к дубу и закрыла глаза. Она чувствовала, как в старом стволе с трудом движутся соки, питающие могучую крону и зачатки будущих желудей. Слезинка, предательское свидетельство слабости, скатилась по ее щеке. Энни вздрогнула и отстранилась от дерева. У нее слишком много дел, чтобы жалеть себя. Уверенной походкой, расправив плечи, она поспешила в дом. Нужно еще закончить эскизы.

По пути к своему кабинету Энни заглянула в кухню, отдала распоряжения для повара относительно ланча, захватила со столика в гостиной письма и счета и, наконец, села за широкий, абсолютно пустой стол. Она достала из пачки чистый лист бумаги и взяла в руки карандаш. Шейн просил ее нарисовать эскизы коллекции одежды для будущих мам. Если бы Энни хоть на секунду усомнилась в любви мужа, она могла бы почувствовать в этом предложении какую-то извращенную попытку причинить боль. Но ведь Шейн знал, как тяжело дается ей ожидание Чуда, и, конечно, не мог так подло поступить с ней. Он просто иногда забывал о чувствах окружающих, увлекаясь своими финансовыми играми. Энни понимала его и прощала. Она верила, стоит только ей сказать Шейну, что рисовать беременных женщин в красивых платьях для нее мука, и муж сразу же велит ей прекратить и наймет художника. Но раз можно было потерпеть, Энни предпочитала терпеть.

Она любила рисовать, особенно одежду. Ее коллекции пользовались популярностью, вот только никто не знал автора, и даже близкие знакомые четы Хэнсон не догадывались, кто на самом деле художник-модельер линии одежды «Хэнсон». А друзей у них почему-то не было. Наверное, из-за того что Шейн слишком много сил отдает бизнесу. Так много, что часто их не хватает даже на жену, что уж говорить о друзьях!

Энни вздохнула и взялась за карандаш. Ей тяжело давалась эта работа, отрешиться от своих переживаний всегда непросто. Она попыталась забыть о собственной боли и поверить, что скоро и ей понадобится одежда из готовящейся коллекции. Энни положила руку на плоский живот и улыбнулась. Да, когда-нибудь там обязательно появится новая жизнь и будет расти так быстро, что всего за двадцать недель Энни придется полностью сменить свой гардероб. А что бы она хотела носить в это чудесное время?

Несколькими легкими штрихами Энни набросала силуэт женщины, чем-то похожей на нее, и принялась воплощать в жизнь свои мечты. Но она не успела прорисовать и половины деталей, как в дверь постучали.

— Да! — откликнулась Энни.

— Миссис Хэнсон, какая-то женщина просит вас принять ее, — сказал дворецкий и подал хозяйке визитку на подносе.

Энни была удивлена. К ним редко заходили гости. В том, что это была не коммивояжер, сомневаться не приходилось. Хотя иногда Энни так хотелось поговорить хоть с кем-то, пусть даже после этого придется купить кучу ненужных вещей!

«Кортни Кебер. Журналист» — прочитала Энни.

Это имя что-то ей напомнило, было бы время, она обязательно вспомнила бы что.

Наверное, она хочет написать о Шейне и решила посмотреть, как он живет. Но почему же прежде не позвонила? Ах, как некстати эта уборка!

Энни отложила карандаш, расправила складки на платье и бросила быстрый взгляд в зеркало. Как всегда безупречна, даже работа в оранжерее не испортила сложную высокую прическу. Энни вышла из кабинета. Она знала, что мисс Кебер проводили в малую гостиную и наверняка уже готовят чай. В доме Энни всегда был образцовый порядок.

3

Когда хозяйка дома вошла в гостиную, у Кортни появилось непреодолимое желание вскочить с дивана, словно перед ней была представительница королевской семьи. Энни была полна достоинства — не наигранной спеси богатых лентяек, а того внутреннего совершенства, о котором говорят «это врожденное». Энни окружала аура какого-то смиренного величия, как бы глупо это ни звучало. И только оправившись от потрясения, вызванного появлением этой женщины, Кортни поняла, что на самом деле Энни вовсе не красива, скорее миловидна. Волосы цвета спелой пшеницы были уложены в высокую сложную прическу. На лице ни грамма макияжа, но удивительно темные для блондинки ресницы и брови отлично подчеркивают глаза нежно-голубого цвета, да и коралловые губки, застывшие в гостеприимной улыбке, были милыми. Некоторая старомодность платья компенсировалась идеальной подгонкой. Оно подчеркивало достоинства стройной от природы фигурки миссис Хэнсон.

Кортни решила, что Энни гораздо лучше смотрелась бы в викторианской Англии, ну на крайний случай в бостонском обществе «Унесенных ветром». Интересно, а не была ли Мелани ее любимой героиней?

— Добрый день, мисс Кебер, — поприветствовала ее Энни и протянула тонкую ручку. — Вы, наверное, хотели поговорить о моем муже?

Кортни удивилась такой проницательности.

— Да, именно о Шейне я и хотела поговорить.

Горничная появилась словно из стены и быстро сервировала стол к чаю. Исчезла она так же тихо, Кортни даже показалось, что в доме Шейна и Энни прислуживают привидения.

— Сахар, сливки? — любезно осведомилась Энни, принимаясь разливать чай.

Ее немного покоробило, что журналистка называет ее мужа по имени, все же для большинства он был мистер Хэнсон — влиятельный и богатый человек, достойный уважения.

— Две ложки сахару, пожалуйста.

Кортни же была сражена. Она никак не могла понять, что же Шейна не устраивало в Энни? Весь дом она явно держала в кулаке, хотя внешне это и не было заметно (что, по представлениям Кортни, являлось высшим пилотажем), сама выглядела хоть сейчас на обложку журнала, и от нее просто веяло спокойствием и уверенностью. Идеальная жена.

Энни подала гостье чашку с ароматным чаем и сама сделала глоток, чтобы как-то заполнить паузу и дать Кортни собраться с мыслями.

— Как вы догадались, что речь пойдет о вашем муже? — спросила Кортни.

Ей ужасно не хотелось рассказывать Энни о похождениях Шейна. Кортни представляла, какую боль принесет этой милой женщине известие об изменах мужа. А может быть, она и сама обо всем догадывается? На взгляд Кортни, Энни не выглядела такой уж дурочкой, какой ее описывал Шейн. А уж журналист ее уровня разбирался в людях!

— Вы ведь хотите написать статью о Шейне? На вашей визитной карточке указано, что вы журналист. Не обо мне же вы решили написать! — Энни улыбнулась.

— Почему бы мне и не написать о вас? — искренне удивилась Кортни. Ее журналистский инстинкт подсказывал, что жена Шейна Хэнсона интереснейший человек и для статьи объект гораздо более привлекательный, чем зазнавшийся мистер Хэнсон. Бабник и последняя сволочь, раз смог предать такую женщину!

— Честно говоря, я не считаю себя интересной для читателей персоной. А какое издание вы представляете?

— Я сейчас на вольных хлебах. — Кортни усмехнулась, но ее улыбка померкла.

Можно еще долго беседовать с Энни ни о чем, но ведь она сюда пришла не за этим. Она пришла за союзником. И, если Кортни хоть что-то понимала в людях, Энни ни за что не простит Шейну предательства и измены. Да, ей придется причинить боль приятному человеку, но лучше уж Энни узнает все сейчас, когда еще не слишком поздно и когда у нее есть шанс отомстить.

Кортни вздохнула. Ее лицо стало серьезным, и Энни поняла, что ошиблась, определяя возраст гостьи. Кортни Кебер уже совсем не девочка.

— Но вообще-то я пришла к вам не как журналист.

— Тогда чем же я вам могу помочь? — растерянно спросила Энни.

Она чувствовала легкую досаду. Рассказать о Шейне, показать его дом — это одно, но все эти туманные намеки, даже не намеки, а странные попытки подойти к интересующей теме ее настораживали. Да еще и планы генеральной уборки. Все так не вовремя!

— Помочь вы мне можете, — согласилась Кортни. — Именно за помощью я и пришла к вам.

— Я к вашим услугам.

— Скажите, Энни… Можно, я буду так называть вас? — Получив согласный кивок Энни, Кортни продолжила: — Так вот, Энни, вы доверяете своему мужу?

— То есть?

— Ну вы доверяете ему как мужчине?

— Я не очень хорошо понимаю вас, — призналась Энни. — Шейн замечательный человек и отличный муж. Он заботится о нашей семье и о бизнесе, он содержит меня, но никогда не попрекает этим, он много работает, однако дома всегда старается забывать о работе и уделять мне внимание. Что еще нужно?

— Я понимаю, что задам бестактный вопрос, но не кажется ли вам, что в последние несколько лет ваш муж стал холоден в постели?

Энни вспыхнула.

— Я не буду отвечать на ваш вопрос. Это касается только нас двоих!

Сама она старалась об этом не думать, но ведь страсть — это порыв, нельзя же вечно поддаваться порывам? Сейчас в их семейной жизни наступил спокойный период любви-партнерства, а не любви-страсти. Энни это казалось нормальным.

— Ясно, — тяжело вздохнула Кортни. — Мне так не хочется рассказывать вам об этом, но вы имеете право знать. Шейн вам изменяет.

Энни замерла с чашкой в руках. Она осторожно поставила на стол хрупкий фарфор, выпрямила спину, словно приготовилась принять удар, и в упор посмотрела на Кортни.

— Откуда вы взяли подобную глупость? Мой муж замечательный человек, отличный семьянин. Он не способен на предательство.

— Шейн оказался не таким уж и хорошим семьянином. — Кортни горько усмехнулась. — А мужчиной и вовсе отвратительным. Я точно знаю, что Шейн вам изменяет, по одной простой причине — я спала с ним. Если вы мне не верите, могу привести одно доказательство: на правой ягодице у Шейна родимое пятно в форме бабочки.

Кортни замолчала, ожидая реакции. Энни пристально посмотрела на нее, словно пыталась просканировать. Кортни под этим взглядом почувствовала себя неуютно. Она и раньше встречалась с женатыми мужчинами, и даже общалась с обманутыми женами, но еще никогда Кортни не чувствовала себя так отвратительно, будто, занявшись сексом с чужим мужчиной, она вывалялась в грязи.

Энни встала с дивана и указала Кортни рукой на дверь.

— Вы немедленно покинете наш дом.

Голос Энни оставался твердым, и руки не дрожали, но кто мог знать, чего ей это стоило!

Кортни тоже встала. Она была значительно выше Энни, но рядом с этой женщиной чувствовала себя незначительной, даже скорее недостойной.

— Энни, я просто хотела поговорить с вами.

— Зачем? Чтобы разрушить нашу семью? Вы хотите получить Шейна, заставить его жениться на вас?

— Боже избавь! — Кортни даже рассмеялась. — Я никогда не думала о Шейне как о женихе. Он был для меня просто партнером, немного лучше прочих, но только и всего.

— Вы даже не любите его.

Кортни увидела в глазах Энни разочарование и… жалость. Когда-то она сама жалела близорукую жену Шейна, а вот сейчас эта удивительная женщина жалеет ее. И Кортни вдруг поняла, что у Энни есть для этого причины.

— Да, я никогда не любила Шейна, и все же он сумел сделать мне больно, уйдя к другой женщине. Шейн изменил и мне. И я не уйду отсюда, пока вы не скажете, будете помогать мне или нет.

Энни в изнеможении опустилась на диван.

— Что вы от меня хотите? Разве вы не понимаете, что разрушили мой брак? Я была счастлива рядом с Шейном почти восемь лет.

— Это серьезный срок, — согласилась Кортни. — Но разве было бы лучше и дальше жить, закрывая глаза на его… хм… шалости? Разве у вас нет самоуважения? Вы же сильная женщина, Энни, это видно любому. И если вы сами не начнете уважать себя, никто не будет воспринимать вас всерьез. Я хочу, чтобы вы научились бороться и заставлять уважать вас.

— Шейн плохо отзывался обо мне? — спросила Энни.

Кортни смутилась.

— Не могу сказать, чтобы он плохо говорил о вас, просто он считает вас недальновидной и не очень умной, чем-то вроде домашнего животного, приносящего тапочки.

— Вы мне не лжете, — уверенно сказала Энни.

Ее обостренная интуиция сработала, как и всегда. Почему же она ничего не почувствовала, когда Шейн начал изменять ей? Или почувствовала, просто не решилась признаться в этом самой себе? Может быть, та давящая тяжесть, то предчувствие грозы, что преследует ее вот уже несколько лет, и было подсказкой чутья, того особенного женского чутья, что всегда услышит запах духов другой женщины.

— Все эти годы Шейн вытирал об вас ноги, он даже не хотел присмотреться к тому сокровищу, что досталось ему по чистой случайности. Он недостоин вас, — убежденно сказала Кортни. — Он чванливый баран, который думает лишь о том, чтобы переспать с большим числом самок и загрести как можно больше денег. Может быть, было бы гуманнее ничего не говорить вам об изменах Шейна, но чем дольше это будет продолжаться, тем больнее вам будет вернуться в реальность.

— Вы правы, — согласилась Энни.

Она все еще не могла до конца поверить, что муж ей изменяет. Это казалось таким же нереальным, как и телепортация, но это было правдой. Многие кусочки мозаики, до этого плавающие в пространстве, мгновенно сложились у нее в голове в цельную картину. Ужасную картину.

— И что же теперь делать? — дрожащим голосом спросила Энни. Она больше не могла сдерживать эмоции.

Кортни отвернулась и подошла к окну. Сейчас она должна сказать самое важное и самое трудное. Имеет ли она право толкать Энни на путь ненависти? Слова Барбары все еще звучали в ее ушах.

В конце концов, она взрослая, разумная женщина и сама может решить, как ей поступить, подумала Кортни.

— Когда я поняла, что Шейн смеется надо мной, я решила, что нужно преподать ему урок. Такой урок, чтобы он понял, что на нем вовсе не сошелся клином весь белый свет. Я решила отомстить. Растоптать Шейна, унизить его, отнять у него самое дорогое: деньги и имя.

— Да, дороже этого у Шейна ничего нет. — Энни через силу улыбнулась.

Сейчас-то она понимала, что Шейн с легкостью продаст ее, разрушит их семью, если только это потребуется для того, чтобы заработать еще денег.

— Но одна я ничего не могу, — честно призналась Кортни. — Я слишком мало знаю о Шейне и о его делах, чтобы нанести действительно серьезный ущерб. Но вместе мы сможем унизить его и отомстить. Вы со мной, Энни?

В гостиной повисло молчание.

Будет ли это правильным? — напряженно думала Энни. Должна ли я мстить? Что сказала бы об этом мама? А папа сказал бы, что свою честь нужно защищать. Кортни права, Шейн вытер об нас ноги, он унизил нас, и теперь мы должны восстановить наши честь и достоинство.

Энни не думала о том, что сейчас ею владеет гнев. Впервые в жизни испытав столь сильные эмоции, она поддалась им и легко пошла на поводу у Кортни.

— Я с вами, — объявила Энни. — Я уйду от мужа, и уже это будет серьезным ударом для него, что бы он там ни говорил. А уж потом мы заставим Шейна понять, каково это быть преданным и униженным.

Она растерянно огляделась, понимая, что видит все это, возможно, в последний раз. Да, это был дом ее родителей, но вернуться сюда, где все дышало воспоминаниями, надеждами и мечтами… этого Энни пережить не смогла бы никогда. Хотелось плакать, было очень больно и обидно. Она не заслужила эту боль! Она никогда никому не делала ничего плохого, а самый близкий и родной человек предал ее. Кортни правильно говорит, Шейн вытирал об нее ноги, унижал и лицемерил. Энни была готова стерпеть многое, но не ложь. Она хотела подарить Шейну ребенка. Разве есть что-то, что говорило бы о любви и преданности женщины сильнее? Он отказался от этого дара. Дети не должны появляться там, где нет любви. А любовь в их семью уже никогда не вернется. Энни уйдет первой, она сильная, гораздо сильнее, чем кажется. И разве был у нее выбор? Как она могла смотреть в глаза Шейну, говорить с ним, вести его дом? В этом доме она провела лучшие годы своей жизни. Здесь она росла в любви родителей, здесь верила в счастливое будущее с Шейном, здесь хотела построить свою семью.

Кортни напряженно следила за лицом уже бывшей жены Шейна. Теперь-то она в этом не сомневалась! Энни, какой бы наивной дурочкой она ни выглядела, не из тех, кто позволит унижать себя. За хрупкостью фарфоровой куклы скрывался стальной каркас. Кортни было жаль ее, но сейчас она поняла, что так даже лучше, лучше для самой Энни. Ей предоставлялся шанс начать по-настоящему новую жизнь и строить ее самостоятельно. На взгляд Кортни, самостоятельная жизнь была единственным, что стоило ценить. Так почему же Энни колеблется? Почему у нее в глазах стоят слезы? Наплевать и забыть! Развернуться и уйти, гордо расправив плечи. И даже вещи бросить. Пусть они каждый день попадаются Шейну под руку в самый неподходящий момент. Это тоже было бы замечательной приправой для основного блюда — их общей мести.

И вдруг Энни улыбнулась. Она стащила кольцо с безымянного пальца и бросила его на столик.

— Как же хорошо, что я не успела сделать генеральную уборку!

Кортни расхохоталась.

Станем мы подругами или нет, но эта женщина мне определенно нравится! — думала Кортни, наблюдая за тем, как Энни собирается.

Она бросила в небольшой саквояж документы, собрала со стола в кабинете какие-то бумаги, взяла смену белья и дорожный костюм. Спокойным тоном сообщила прислуге, что уходит из дома и разводится с мужем, и тут же с легкостью отпустила дворецкого, повара и горничную, которые заявили, что не останутся на службе у мистера Хэнсона. Только сейчас, прощаясь с этими людьми, Энни чувствовала грусть. Что значат стены? Их так легко разрушить и построить, или даже перенести в другое место, а вот ощущение дома нужно бережно выращивать, и значение людей здесь неизмеримо выше, чем расцветки штор в гостиной и кафеля в ванной.

— Мне жаль, что все так получилось. — Энни развела руками, и Кортни сразу же поверила, что ей действительно жаль. — Я выплачу вам неустойку в размере трех месячных окладов и напишу положительные рекомендации.

— Мы очень хотели бы прийти в ваш новый дом, Энни, — мягко сказал дворецкий.

Он начал работать в этой семье, еще когда родители Энни даже не задумывались о пополнении. Он уже привык называть этот дом своим. Но сейчас, когда хозяйка уходила, от дома оставалась одна пустая скорлупа. Ему здесь нечего делать.

— Спасибо, Джон. — Энни ласково улыбнулась ему и обняла.

Она обернулась и бросила последний взгляд на дом, в котором хотела стать счастливой. Странно, но ни щемящей грусти, ни слез, ни сожалений не было.

Неужели мне уже давно нужно было уйти? — промелькнула мысль.

Энни пошла прочь и больше ни разу не оглянулась. Она уходила строить новую жизнь. В такие моменты нельзя оглядываться — говорят, дурная примета.

Квартира Кортни понравилась Энни сразу же. Чувствовалось, что здесь живет творческий человек. Как-то легко и свободно дышалось на шестнадцатом этаже и казалось, что весь Нью-Йорк у твоих ног и легко может поместиться в ладонь, достаточно приложить лишь небольшое усилие и наклониться.

— Кофе будешь? — спросила Кортни.

Они как-то легко и естественно перешли на «ты». Говорят, общие переживания сближают.

— Я не пью кофе.

— Придется научиться, — усмехнулась хозяйка. — Я тоже не очень его люблю, но плох тот житель мегаполиса, кто не пьет кофе. Это образ, который нужно поддерживать. Ты ведь собираешься стать настоящей бизнес-леди.

— Не уверена, — призналась Энни. — Я привыкла жить за спиной сильного мужчины. Моя мама жила так за спиной отца, родители предоставили мне право выбрать жениха, чтобы быть уверенными, что со мной все будет в порядке.

— А жениха ты выбирала из тех, кого показывали родители, — уверенно сказала Кортни.

Энни в ответ лишь пожала плечами.

— Шейн показался мне милым и хорошо воспитанным. До сегодняшнего дня я была уверена, что это так и есть.

Кортни покачала головой и отвернулась к окну.

— Он может быть джентльменом, когда это выгодно ему, — спокойно сказала она. — Впрочем, подавляющее большинство знакомых мне женщин бывают леди тоже только тогда, когда им это выгодно. Я знаю лишь два исключения из этого правила. Тебе обязательно нужно будет познакомиться с Барбарой. Вы с ней быстро найдете общий язык, несмотря на то что она всего лишь секретарша. Правда, очень хорошая, я бы даже сказала, гениальная.

— Почему меня должна испугать ее профессия? — удивилась Энни. — Человека нужно уважать уже за то, что он стал профессионалом в своем деле. А что это — лепка из глины, делопроизводство или игра на бирже, — не так уж важно.

— Кажется, мне предстоит еще много открытий. Так ты будешь кофе?

Энни кивнула.

Кортни отправилась в кухню, по пути громко сообщая гостье о своих впечатлениях:

— Сначала мне показалось, что Шейн был прав, называя тебя недальновидной дурочкой.

Уж прости, это была цитата. Потом я поняла, что Шейн сам недальновидный дурак. За такую женщину, как ты, нужно держаться руками и ногами. Мне даже жаль, что я не мужчина. — Кортни хмыкнула, налила в джезву воду и поставила на плиту металлический ящичек с песком. — Если уж пить кофе, так по всем правилам.

Энни переместилась на кухню и с интересом наблюдала за манипуляциями своей новой подруги.

— Так вот… — Кортни задумалась, о чем же она говорила. — Когда я пообщалась с тобой буквально две минуты, я поняла, что ты сильная, неординарная личность, и мне стало жаль, что такой человек пропадает, погрязнув по уши в домоводстве. Тебе никогда не хотелось сделать карьеру, заслужить признание и уважение?

— Честно говоря, я не понимаю, почему современную женщину нельзя уважать за порядок в доме и воспитанных детей. А зачем песок?

— Бедуины в пустыне готовят кофе именно так. А уж они-то понимают в этом толк. Ладно, бог с ним, с домоводством. Мне этого никогда не понять. Просто я уверена, что у тебя замечательное образование.

— Да, я окончила Колумбийский университет с дипломом магистра экономики.

Кортни присвистнула. Она о таком могла только мечтать! Сначала у нее не было денег, а потом времени для получения приличного образования. Наверное, через пару лет… Впрочем, через пару лет она об этом и подумает. Сейчас она совсем иначе посмотрела на Энни. Сознательно сделать выбор в пользу семьи и дома, отказаться от блестящих перспектив — и это ради мужчины! Определенно, Кортни еще не скоро сможет понять Энни.

Кортни бросила кофе в кипящую воду и завороженно начала следить за тем, чтобы напиток не закипал.

— Оптимальная температура для приготовления кофе — девяносто пять градусов. Ему нельзя давать закипать… — Кортни подхватила джезву и вытащила ее из песка в самый последний момент. — Опа! А еще, если он убегает, очень неприятно, когда приходится мыть плиту. И так три раза.

Кортни разлила ароматный напиток по чашкам и пододвинула одну к Энни.

— Пей. Тебе понравится. И все же я не понимаю, как Шейн позволил такому сокровищу пропасть среди щеток для уборки пыли?! Если раньше у меня и были какие-то сомнения, то сейчас я уверена: он — дурак.

— О нет, не стоит недооценивать противника, — улыбнулась Энни и сделала небольшой глоток. — А можно сахару?

Кортни улыбнулась и протянула сахарницу.

— Вот так гораздо лучше, — удовлетворенно сказала Энни, после того как в ее чашечке оказались три больших ложки. — А Шейн все время активно использовал меня. Я ведь специализировалась на финансовой аналитике. Конечно, я не вела всю бухгалтерию его предприятия, только анализ, но и этого было достаточно, чтобы знать, как идут дела.

— И как же?

— Превосходно.

— Это не очень хорошо с его стороны, — пробурчала Кортни. — Я-то надеялась, что мы сможем разорить Шейна. Я приобрела союзника, но так и не получила ничего, что могло бы помочь мне разорить этого мерзавца.

— Ты все еще недооцениваешь меня. — Энни улыбнулась и поставила чашку на стол. — Знаешь, как очень просто разорить человека?

Кортни усмехнулась:

— Диверсия.

— Нет, зачем? — искренне удивилась Энни. — Это же противозаконно. Да и неинтересно. Гораздо лучше составить ему конкуренцию и победить!

Кортни удивленно смотрела на свою союзницу. Глаза Энни горели, взгляд был обращен куда-то в себя, словно она уже просчитывала возможные варианты развития событий.

— И как ты себе это представляешь? — робко спросила Кортни.

— Очень просто: мы создадим свое швейное предприятие. Я отлично знаю, как все функционирует, у меня есть телефоны всех поставщиков Шейна, есть контактные данные всех его покупателей. Дело за малым — создать коллекцию одежды, которая могла бы конкурировать с одеждой Шейна, запустить ее в производство и продать так, чтобы впредь никому не хотелось иметь дело с моим дорогим мужем.

— Гм, — неуверенно хмыкнула Кортни. Она и не ожидала, что Энни с таким жаром возьмется строить планы мести. — У меня несколько вопросов. Во-первых, откуда мы возьмем деньги?

— Очень просто. С Шейном я в любом случае развожусь, а по нашему брачному договору первая фабрика Шейна принадлежит мне. Это было предприятия отца, так сказать, мое приданое. Конечно, за это время Шейн прилично расширил бизнес, это будет для него ударом, но не смертельным. Также у меня есть кое-какие деньги на счетах в банках, ценные бумаги, ну и при разводе от Шейна я кое-что еще получу. Дом, кстати, также оформленный на меня, стоит немало. Я даже согласна продать его бывшему мужу. В общем, средств у нас хватает.

— У нас? — удивилась Кортни.

— Конечно у нас! Я хочу попросить тебя помочь мне в организации новой линии.

— Я живу неплохо, — Кортни выразительно обвела взглядом свою квартиру, — но на счете у меня всего-то порядка тридцати тысяч. Да еще и кредит за квартиру я не до конца выплатила…

— Дело не в деньгах, их у меня достаточно. Если бы не ты, я бы так и сидела в своей оранжерее и верила сказкам Шейна о деловых встречах. Когда-нибудь все открылось бы, и мне было бы тем тяжелее, чем дольше длился бы наш брак. А если бы появились дети? — Энни поёжилась. — Сейчас я даже рада, что у нас ничего не получилось.

Кортни предпочла промолчать. Тему детей она старалась не поднимать, ее всегда пугали большие животы и орущие младенцы. В пухлых щечках и розовых чепчиках она не находила ничего умилительного. Мать Кортни утешалась только тем, что для ее дочери еще не пришло время.

Энни помолчала. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы отбросить тяжелые воспоминания о жизни от цикла до цикла и ежемесячных надеждах.

— Не думай, что я приглашаю тебя в дело только из благодарности. На самом деле мне страшно. Я ведь тебе говорила, что привыкла к тому, что рядом всегда сильное мужское плечо. А если я останусь совсем одна, это будет просто ужасно!

— Значит, я буду сильным мужским плечом? — Кортни усмехнулась. — Вообще-то мне пару раз намекали, что я больше похожа на мужчину.

— Ты просто уверенная в себе современная женщина, а я задержалась где-то в девятнадцатом веке. Но я хочу осуществить свою мечту и выпустить коллекцию под своим именем! Ты со мной, Кортни?

— Пока наши интересы совпадают. Ты делаешь свою коллекцию, а я — мщу Шейну. Почему бы и не идти вместе, раз уж у нас одна дорога?

— Замечательно!

Кортни видела, что Энни искренне обрадовалась. Но, на ее взгляд, радоваться было рановато.

— А ты знаешь хороших дизайнеров? — спросила Кортни. — И согласятся они уйти от Шейна к тебе?

— Он уже ушел, — усмехнулась Энни. — Я рисовала все коллекции.

Вот эта новость сразила Кортни наповал. Даже информация о том, что у Энни диплом магистра экономики, вызвала менее эмоциональный отклик в ее душе.

— Я с детства отлично рисовала, со мной даже занимались художники. Но мысль быть портретисткой или пейзажисткой меня никогда не привлекала. А вот одежду рисовать было интересно. Я ведь часто бывала у папы на фабрике и общалась с модельерами. Знаешь, мы шьем одежду не для подиумов, а для жизни. Это гораздо интереснее, хотя часто имя дизайнера так и не узнают.

— Мы сделаем так, что твое имя узнают, — пообещала Кортни. — Я с удовольствием заброшу вольную журналистику и займусь пиаром. Никогда еще не пробовала себя в этой области.

— Но я уверена, что там ты будешь так же великолепна, как и во всем остальном. Даже я в своем добровольном заточении слышала твое имя. Жаль, что я сразу не сообразила, когда увидела твою визитку. А еще подумала, что-то знакомое.

Если бы Кортни была хоть чуточку стеснительнее, она бы непременно покраснела, а так ограничилась взмахом руки — мол, не о чем тут говорить.

— Раз с комплиментами закончено, нужно решить еще несколько вопросов. Ты умеешь кроить одежду?

— Я даже не смогу сделать выкройку по своим эскизам. Но найти хороших закройщиков не проблема. Да и с предприятий Шейна можно кое-кого переманить. Мой муж… бывший муж, — сердито сказала Энни, — не слишком щедр. Рабочие, даже самые квалифицированные, получают мизерную зарплату, да и с социальными гарантиями у Шейна тяжеловато. Только по моему настоянию отменили практику выживания беременных женщин. Так что там помнят меня, и, я надеюсь, только с хорошей стороны.

— Наш план в общих чертах готов. — Кортни чуть не захлопала в ладоши. — И я даже знаю, с чего нам следует начать.

— Разработать бизнес-план?

— Нет, развести тебя с Шейном.

Энни помрачнела.

— Я бы в принципе не хотела с ним встречаться.

— Это и не обязательно. Сейчас всей бумажной волокитой занимаются адвокаты. Тебе будет достаточно поставить подпись.

— Тут есть проблема: у нас с Шейном один юрист.

— Нет здесь никакой проблемы! У меня есть знакомый, специализирующийся на разводах. Он тебе понравится. Отличный юрист. Я уже давно знаю Дарела, если он постарается, а он постарается, ты сможешь оставить Шейна в одних трусах.

— Тогда нам будет неинтересно с ним бороться, — заметила Энни.

— Значит, ты за честный бой?

— А как же иначе?

— Тогда мы должны объявить о начале военных действий, — сказала Кортни.

Энни побледнела.

— Я… я не смогу сейчас встретиться с Шейном. Сама понимаешь, еще слишком все свежо…

— О! Понимаю! — Кортни сочувственно покачала головой. — Я бы сама при встрече с удовольствием выцарапала ему глаза.

Энни робко улыбнулась. Она совсем другое имела в виду. Она вовсе не была уверена в том, что, если Шейн попытается изобразить раскаяние, не вернется к нему. Энни понимала, что все это будет игрой талантливого актера, но привычка ужасная вещь. И так сложно пережить, когда твой мир рушится, так хочется вернуть все обратно, зарыться головой в песок и попытаться забыть.

— Ты ведь понимаешь, что пути назад нет? — осторожно спросила Кортни.

— Да. — Энни тяжело вздохнула. — Ты хорошо разбираешься в людях.

Кортни пожала плечами.

— Это моя профессия. Хочешь, мы прямо сейчас позвоним адвокату?

— Если тебе не сложно.

— А Шейну мы пошлем факс. У вас ведь дома есть факс?

— Да, в его кабинете.

— Вот и отлично. Будет ему официальное объявление войны. Пусть готовится.

Кортни кровожадно улыбнулась.

4

Шейн раздраженно ударил по клаксону. Ему что, так и стоять перед закрытыми воротами собственного дома?! Черт побери! Он устал и хочет принять душ. Эта белокурая бестия вымотала его до предела. Тонкие губы Шейна раздвинулись в улыбке. Да, Саманта хороша, как глоток холодного лимонада в августовскую жару.

— Да что они там все, оглохли, что ли?! — взорвался Шейн.

Он рывком открыл дверь коллекционного «бентли», совершенно не заботясь о том, что могла пострадать машина за несколько сотен тысяч долларов. Уже давно Шейна мало заботили подобные мелочи. С того дня, как он женился на Энни Саутгемптон. Иногда Шейн сожалел об этом шаге, но тихая Энни не доставляла ему никаких неудобств, и с ее постоянным присутствием в доме можно было смириться. С симпатичными крошками Шейн преспокойно встречался на городской квартире. Да и польза от Энни была существенной: вся финансовая аналитика была на ее совести, и эскизы она рисовала замечательные.

Если бы Энни была хоть чуть-чуть более себялюбива, она могла бы многого достичь, думал Шейн, идя к воротам. Они оказались крепко запертыми.

— Черт побери! — выругался Шейн и вполголоса добавил: — Кажется, Энни сегодня получит сполна.

Это она должна следить, чтобы у мужа не возникало никаких проблем. Она должна сделать так, чтобы дома его всегда ждал горячий ужин и радушный прием.

Впрочем, на Энни это совсем не похоже. Первая волна гнева схлынула, и Шейн задумался. Неужели что-то случилось? В любом случае, где Джон? Почему он не следит за воротами? Давно уже пора было уволить этого старого маразматика, сердито подумал Шейн. До сих пор я потакал Энни, когда она всякий раз просила за него, но это была последняя капля.

Шейн вернулся в машину и достал из бардачка ключи. Как хорошо, что когда-то давно Энни положила их туда.

Он отпер ворота и подъехал к дому. Старый особняк встретил его темными окнами и привычной тишиной. И все же эта была какая-то странная тишина, мертвая. Шейну стало не по себе. Он поёжился и не сразу вышел из машины.

Может быть, Энни приготовила мне сюрприз? Уж не годовщина ли свадьбы у нас сегодня?

Насколько Шейн помнил, до этого радостного события оставалось еще три недели. В конце концов, секретарь должна была напомнить ему о годовщине и купить Энни очередные серьги с бриллиантами. Иначе зачем она вообще нужна!

Чувствуя, как новая волна гнева поднимается в груди, Шейн вышел из машины. Ему пришлось долго возиться с ключами. Еще никогда эта дверь не была заперта, всегда все в доме было открыто для него, хозяина и главы семьи. Наконец замок поддался, и Шейн вошел в темный холодный холл.

— Эй, где вы все?! — крикнул он в темноту.

Дом молчал.

Шейн почувствовал, как его начинает бить озноб.

Это мой дом и мне нечего здесь бояться, сказал он самому себе.

— Энни! Джон! — позвал Шейн. Он хотел кликнуть и горничную с кухаркой, но не помнил, как их зовут. — Где вы все?! Пошутили и будет! Выходите!

Ни звука в ответ. Ярость переполнила Шейна.

— Вы сами этого захотели! — зарычал он и бросился к кухне. Там точно должен кто-то быть. Ведь Шейн голоден, а еще никогда ужин не запаздывал.

Но и в кухне было темно и пусто. И в комнатах прислуги, и в гостиной, и в спальнях, и в кабинете. Совершенно озверевший Шейн ворвался в кабинет Энни. Еще по пути туда он пытался убедить себя, что жена заработалась и просто не заметила, что уже почти одиннадцать часов. Но Шейн даже не удивился, когда и в кабинете Энни не оказалось.

Он зарычал и сбросил лампу со стола. Ему нужно было на чем-то выместить свое раздражение. Как же он был зол! Если бы только Энни сейчас попалась ему под руку! Уж он бы научил непокорную жену, как нужно вести дом и принимать уставшего мужа!

Но Энни не было, не было и прислуги, на которой можно выместить свою злобу.

Ярость, переполнявшая Шейна, требовала выхода. И он знал только один способ успокоиться: виски на три пальца, и через десять минут еще одна такая порция.

Шейн вернулся в свой кабинет, достал бутылку и щедро плеснул в стакан. Лекарство от ярости он выпил залпом. Тепло наполнило тело, голова сразу же потяжелела. Шейн почувствовал, как сильно он устал, и опустился в кресло.

Он не стал ждать десять минут и тут же налил себе снова. На этот раз он пил неторопливо, пытаясь понять, куда же делись жена и прислуга. Подруг у Энни нет, да и зачем бы ей сбегать из дому? Шейн все еще помнил, что этот дом принадлежал родителям Энни, как и многое в его империи. Слишком хорошо помнил, хотя жена ни разу и словом не обмолвилась об этом.

Шейн был отличным дельцом и отдавал себе отчет, что, если бы не деньги Энни, он никогда не смог бы добраться до таких вершин. Думать об этом было неприятно, и Шейн решил, что смог бы, вот только времени потратил бы гораздо больше.

Куда могла деться эта инфантильная дура на ночь глядя? — сердито думал Шейн. Еще не хватало мне искать ее!

Но, кажется, выхода нет. Шейн тяжело вздохнул, допил виски и протянул руку к телефону, но тут ожил факс. Он медленно выплевывал длинный лист, и чем дальше Шейн читал, тем сильнее у него расширялись глаза. Этого он не ожидал, этого просто не могло быть!

Факс остановился, и Шейн оторвал бумагу. Его руки дрожали.

«Мы не можем назвать тебя ни уважаемым, ни дорогим, а потому обращаться никак не будем.

Ты решил, что мужчине можно все — хотя бы потому, что он мужчина. Ты решил, что можешь унизить нас, растоптать и выбросить, словно старый хлам. Это не так, Шейн. Нам очень хотелось нанести удар в спину, но все же наше понятие о чести требует, чтобы мы предупредили тебя: начинается война.

Не нужно смеяться. Две слабые, но очень обиженные женщины способны на многое. Особенно когда они чувствуют себя оскорбленными и униженными. Мы хотим не так уж и много: заставить тебя почувствовать то же унижение, смешать тебя с грязью, а потом понять, что ты не стоил всех этих усилий.

Мы могли бы забыть, но было слишком больно, рана открыта и кровоточит. А есть ли лучшее лекарство от сердечных ран, чем месть? Мы не знаем.

Поэтому готовься к войне, Шейн. Тебе придется расплатиться за всю боль, что ты причинил нам, и не только нам.

Кстати, как ты заметил, военные действия уже начались. Прислуга распущена по домам, не переживай, им выплачена компенсация и даны отличные характеристики. Но теперь тебе придется самому о себе заботиться. Это первый этап нашей мести. О том, что будет дальше, ты узнаешь в свое время.

Твоя бывшая любовница Кортни.

В скором времени твоя бывшая жена Энни».

Шейн выругался и смял в кулаке листок.

— Стерва! — прорычал он.

Это все Кортни! Шейн был уверен в этом на сто процентов. Энни ни за что не догадалась бы о том, что я ей изменяю. Кортни все рассказала моей жене. Из-за этой самовлюбленной дуры у меня прибавилось хлопот. Теперь будет развод, а уж Кортни постарается сделать так, чтобы о нем узнали все. Черт, развод!

Он ударил кулаком по столу. Его уже не беспокоило то, что он орет в полную силу своих легких. В доме все равно никого нет.

Я не собираюсь терпеть убытки только потому, что у двух глупых баб разыгрались гормоны! Мстить они, видишь ли, собрались! Кретинки!

Шейн еще долго бушевал. Он был голоден и ужасно зол, но рядом не было никого, на ком можно было бы сорвать раздражение. Лишь к середине ночи он успокоился достаточно для того, чтобы спуститься вниз и попытаться найти хоть что-то съедобное в холодильнике. Но тот был девственно чист.

— Стерва! — прорычал Шейн и хлопнул дверцей так, что в окнах зазвенели стекла.

Никогда бы не подумал, что Энни способна на подобный поступок. Она что, решила уморить меня голодом?

Шейн даже представить себе не мог, какое раздражение могут вызвать пустой холодильник и гора грязной посуды — привет от прислуги, на которой он так часто срывал свою злость. Сейчас ему казалось, что во всем виновата Энни. А как же иначе? Ведь она должна была следить за домом и ухаживать за мужем!

И все же Шейн понимал, что корень всех его бед в Кортни. Без нее робкая Энни не сделала бы и шагу из дома. А значит, Шейну нужно придумать для Кортни такое наказание, чтобы она навсегда запомнила, где место женщины.

Тонкие губы раздвинулись в хищной усмешке.

Война так война. Он тоже не будет сидеть сложа руки. И начнет с того, что позвонит своему адвокату. Нужно сделать так, чтобы Энни не досталось ни цента. Посмотрим, как она тогда запоет!

5

Шейн раздраженно ударил по клаксону. Ему что, так и стоять перед закрытыми воротами собственного дома?! Черт побери! Он устал и хочет принять душ. Эта белокурая бестия вымотала его до предела. Тонкие губы Шейна раздвинулись в улыбке. Да, Саманта хороша, как глоток холодного лимонада в августовскую жару.

— Да что они там все, оглохли, что ли?! — взорвался Шейн.

Он рывком открыл дверь коллекционного «бентли», совершенно не заботясь о том, что могла пострадать машина за несколько сотен тысяч долларов. Уже давно Шейна мало заботили подобные мелочи. С того дня, как он женился на Энни Саутгемптон. Иногда Шейн сожалел об этом шаге, но тихая Энни не доставляла ему никаких неудобств, и с ее постоянным присутствием в доме можно было смириться. С симпатичными крошками Шейн преспокойно встречался на городской квартире. Да и польза от Энни была существенной: вся финансовая аналитика была на ее совести, и эскизы она рисовала замечательные.

Если бы Энни была хоть чуть-чуть более себялюбива, она могла бы многого достичь, думал Шейн, идя к воротам. Они оказались крепко запертыми.

— Черт побери! — выругался Шейн и вполголоса добавил: — Кажется, Энни сегодня получит сполна.

Это она должна следить, чтобы у мужа не возникало никаких проблем. Она должна сделать так, чтобы дома его всегда ждал горячий ужин и радушный прием.

Впрочем, на Энни это совсем не похоже. Первая волна гнева схлынула, и Шейн задумался. Неужели что-то случилось? В любом случае, где Джон? Почему он не следит за воротами? Давно уже пора было уволить этого старого маразматика, сердито подумал Шейн. До сих пор я потакал Энни, когда она всякий раз просила за него, но это была последняя капля.

Шейн вернулся в машину и достал из бардачка ключи. Как хорошо, что когда-то давно Энни положила их туда.

Он отпер ворота и подъехал к дому. Старый особняк встретил его темными окнами и привычной тишиной. И все же эта была какая-то странная тишина, мертвая. Шейну стало не по себе. Он поёжился и не сразу вышел из машины.

Может быть, Энни приготовила мне сюрприз? Уж не годовщина ли свадьбы у нас сегодня?

Насколько Шейн помнил, до этого радостного события оставалось еще три недели. В конце концов, секретарь должна была напомнить ему о годовщине и купить Энни очередные серьги с бриллиантами. Иначе зачем она вообще нужна!

Чувствуя, как новая волна гнева поднимается в груди, Шейн вышел из машины. Ему пришлось долго возиться с ключами. Еще никогда эта дверь не была заперта, всегда все в доме было открыто для него, хозяина и главы семьи. Наконец замок поддался, и Шейн вошел в темный холодный холл.

— Эй, где вы все?! — крикнул он в темноту.

Дом молчал.

Шейн почувствовал, как его начинает бить озноб.

Это мой дом и мне нечего здесь бояться, сказал он самому себе.

— Энни! Джон! — позвал Шейн. Он хотел кликнуть и горничную с кухаркой, но не помнил, как их зовут. — Где вы все?! Пошутили и будет! Выходите!

Ни звука в ответ. Ярость переполнила Шейна.

— Вы сами этого захотели! — зарычал он и бросился к кухне. Там точно должен кто-то быть. Ведь Шейн голоден, а еще никогда ужин не запаздывал.

Но и в кухне было темно и пусто. И в комнатах прислуги, и в гостиной, и в спальнях, и в кабинете. Совершенно озверевший Шейн ворвался в кабинет Энни. Еще по пути туда он пытался убедить себя, что жена заработалась и просто не заметила, что уже почти одиннадцать часов. Но Шейн даже не удивился, когда и в кабинете Энни не оказалось.

Он зарычал и сбросил лампу со стола. Ему нужно было на чем-то выместить свое раздражение. Как же он был зол! Если бы только Энни сейчас попалась ему под руку! Уж он бы научил непокорную жену, как нужно вести дом и принимать уставшего мужа!

Но Энни не было, не было и прислуги, на которой можно выместить свою злобу.

Ярость, переполнявшая Шейна, требовала выхода. И он знал только один способ успокоиться: виски на три пальца, и через десять минут еще одна такая порция.

Шейн вернулся в свой кабинет, достал бутылку и щедро плеснул в стакан. Лекарство от ярости он выпил залпом. Тепло наполнило тело, голова сразу же потяжелела. Шейн почувствовал, как сильно он устал, и опустился в кресло.

Он не стал ждать десять минут и тут же налил себе снова. На этот раз он пил неторопливо, пытаясь понять, куда же делись жена и прислуга. Подруг у Энни нет, да и зачем бы ей сбегать из дому? Шейн все еще помнил, что этот дом принадлежал родителям Энни, как и многое в его империи. Слишком хорошо помнил, хотя жена ни разу и словом не обмолвилась об этом.

Шейн был отличным дельцом и отдавал себе отчет, что, если бы не деньги Энни, он никогда не смог бы добраться до таких вершин. Думать об этом было неприятно, и Шейн решил, что смог бы, вот только времени потратил бы гораздо больше.

Куда могла деться эта инфантильная дура на ночь глядя? — сердито думал Шейн. Еще не хватало мне искать ее!

Но, кажется, выхода нет. Шейн тяжело вздохнул, допил виски и протянул руку к телефону, но тут ожил факс. Он медленно выплевывал длинный лист, и чем дальше Шейн читал, тем сильнее у него расширялись глаза. Этого он не ожидал, этого просто не могло быть!

Факс остановился, и Шейн оторвал бумагу. Его руки дрожали.

«Мы не можем назвать тебя ни уважаемым, ни дорогим, а потому обращаться никак не будем.

Ты решил, что мужчине можно все — хотя бы потому, что он мужчина. Ты решил, что можешь унизить нас, растоптать и выбросить, словно старый хлам. Это не так, Шейн. Нам очень хотелось нанести удар в спину, но все же наше понятие о чести требует, чтобы мы предупредили тебя: начинается война.

Не нужно смеяться. Две слабые, но очень обиженные женщины способны на многое. Особенно когда они чувствуют себя оскорбленными и униженными. Мы хотим не так уж и много: заставить тебя почувствовать то же унижение, смешать тебя с грязью, а потом понять, что ты не стоил всех этих усилий.

Мы могли бы забыть, но было слишком больно, рана открыта и кровоточит. А есть ли лучшее лекарство от сердечных ран, чем месть? Мы не знаем.

Поэтому готовься к войне, Шейн. Тебе придется расплатиться за всю боль, что ты причинил нам, и не только нам.

Кстати, как ты заметил, военные действия уже начались. Прислуга распущена по домам, не переживай, им выплачена компенсация и даны отличные характеристики. Но теперь тебе придется самому о себе заботиться. Это первый этап нашей мести. О том, что будет дальше, ты узнаешь в свое время.

Твоя бывшая любовница Кортни.

В скором времени твоя бывшая жена Энни».

Шейн выругался и смял в кулаке листок.

— Стерва! — прорычал он.

Это все Кортни! Шейн был уверен в этом на сто процентов. Энни ни за что не догадалась бы о том, что я ей изменяю. Кортни все рассказала моей жене. Из-за этой самовлюбленной дуры у меня прибавилось хлопот. Теперь будет развод, а уж Кортни постарается сделать так, чтобы о нем узнали все. Черт, развод!

Он ударил кулаком по столу. Его уже не беспокоило то, что он орет в полную силу своих легких. В доме все равно никого нет.

Я не собираюсь терпеть убытки только потому, что у двух глупых баб разыгрались гормоны! Мстить они, видишь ли, собрались! Кретинки!

Шейн еще долго бушевал. Он был голоден и ужасно зол, но рядом не было никого, на ком можно было бы сорвать раздражение. Лишь к середине ночи он успокоился достаточно для того, чтобы спуститься вниз и попытаться найти хоть что-то съедобное в холодильнике. Но тот был девственно чист.

— Стерва! — прорычал Шейн и хлопнул дверцей так, что в окнах зазвенели стекла.

Никогда бы не подумал, что Энни способна на подобный поступок. Она что, решила уморить меня голодом?

Шейн даже представить себе не мог, какое раздражение могут вызвать пустой холодильник и гора грязной посуды — привет от прислуги, на которой он так часто срывал свою злость. Сейчас ему казалось, что во всем виновата Энни. А как же иначе? Ведь она должна была следить за домом и ухаживать за мужем!

И все же Шейн понимал, что корень всех его бед в Кортни. Без нее робкая Энни не сделала бы и шагу из дома. А значит, Шейну нужно придумать для Кортни такое наказание, чтобы она навсегда запомнила, где место женщины.

Тонкие губы раздвинулись в хищной усмешке.

Война так война. Он тоже не будет сидеть сложа руки. И начнет с того, что позвонит своему адвокату. Нужно сделать так, чтобы Энни не досталось ни цента. Посмотрим, как она тогда запоет!

6

В любимом кафе Кортни было как всегда шумно и многолюдно. Энни чувствовала себя неуютно. Конечно, она собиралась начать новую жизнь, но это не казалось ей достаточно серьезным поводом отказываться от старых привычек.

К Кортни то и дело подходили знакомые и приятели. Она всех знакомила с Энни, представляя ее как мисс Саутгемптон. Энни сама так захотела. За восемь лет она уже привыкла к фамилии мужа, но сейчас носить его имя казалось унизительным, совсем как выкупаться в помоях.

— Тебе не кажется, что этот юрист опаздывает? — спросила Энни, едва от Кортни отошел очередной поклонник.

— Дарел никогда не опаздывает, — уверенно сказала она. — Более пунктуального человека я еще не видела.

— Но ведь в Нью-Йорке везде пробки.

— Не знаю, что могло бы остановить Дарела, когда у него назначена встреча.

— Мне показалось, ему не очень понравилась твоя идея встретиться в кафе…

Кортни фыркнула.

— Мало ли кому что не нравится! Если бы мы попытались сейчас приехать к нему в офис, неминуемо застряли бы в пробке, а так — мы в комфорте и тепле, окружены приятными людьми, и теперь забота Дарела, как успеть к назначенному часу.

Иногда Кортни восхищала Энни, иногда удивляла, а иногда ввергала в ступор. Особенно сильно на нее действовала чисто женская логика союзницы. Как, например, сейчас.

Энни оставалось только покачать головой и постараться спрятаться как можно глубже в тень. Она себя неловко чувствовала еще и потому, что ей пришлось натянуть джинсы Кортни и ее же майку с надписью на французском языке. Энни сначала хотела спросить, что же теперь будет написано у нее на груди, но, чуть подумав, решила этого не делать. Хватит и того, что она отказалась от привычной одежды. Кортни сказала, что, если Энни появится в кафе в своем домашнем платье, она вызовет просто бурю интереса к своей персоне. Этого Энни хотелось избежать любой ценой.

— Завтра отправимся по магазинам, обновим твой гардероб. Платья, конечно, это мило, но современная бизнес-леди носит только вечерние наряды и коктейльные платья. В остальных случаях предпочитает деловые костюмы, брюки и, конечно, джинсы!

— Одежда портовых грузчиков, — пробурчала Энни.

— Может быть, — Кортни спокойно восприняла этот выпад, — но есть модели, которые стоят дороже вечерних нарядов. Кстати, джинсы на тебе сидят просто супер!

Энни не была в этом уверена. Джинсы Кортни были с сильно заниженной талией, и Энни постоянно казалось, что все вокруг уже успели узнать, в каком же она сегодня белье. А из-за разницы в росте пришлось подворачивать штанины. Сейчас уже почти бывшая жена крупного бизнесмена чувствовала себя девчонкой лет пятнадцати. Это не придавало уверенности в себе.

— А вот и Дарел. Как всегда пунктуален. — Кортни помахала рукой кому-то за спиной Энни и чуть тише добавила: — Прелесть, а не мужчина. Очень рекомендую.

Энни залилась краской и понадеялась, что, когда ей придется знакомиться с юристом, сосуды успеют сузиться.

— Дарел! Как я рада, что ты нашел время для меня! — Кортни просто лучилась радушием.

— Попробуй не найти для тебя времени! — усмехнулся он.

Кортни проигнорировала этот выпад.

— Знакомься, Энни Саутгемптон, впрочем, пока еще Хэнсон. Нужно исправить эту маленькую ошибку. Это Дарел Стрейтон, лучший специалист в области разводов. Незаменим в сложных ситуациях.

Дарел пожал руку Энни. Его ладонь была горячей, но совершенно сухой. Серые глаза смотрели внимательно, словно Дарел пытался запомнить каждую черточку лица своей новой клиентки. Энни почувствовала, что ей становится дурно. День был слишком насыщен эмоциями. Она так устала!

— Как же мне вас пока называть? — спросил Дарел.

— Энни, так всем будет проще, — чуть подрагивающим голосом ответила она.

Кортни, уже немного успевшая изучить Энни, удивленно посмотрела на свою союзницу. Ей казалось, что миссис Хэнсон умеет держать лицо в любой ситуации. Что бы это значило?..

— Замечательно, Энни, мне было бы очень приятно, если бы вы называли меня Дарелом.

— Так, ребята, переходите сразу на «ты»! — взмолилась Кортни. — Мне от ваших реверансов становится тошно.

— Слушай, насколько сильно ты заинтересована в семейной жизни Энни? — спросил Дарел. — Может быть, тебе стоит пойти прогуляться?

— Ничего себе! — возмутилась Кортни. — Я тебе привела такую замечательную клиентку, а ты меня прогоняешь!

— Кортни напрямую заинтересована в моем разводе, — спокойно сказала Энни. За время перепалки она успела взять себя в руки. — Может быть, она вам и расскажет о том, почему я решила развестись с мужем?

— Если вам так будет удобнее, — пожал плечами Дарел.

— Вам — вам! Ужас! — пробурчала Кортни. — Ладно. Муж Энни, Шейн Хэнсон, был в свое время моим любовником.

— Гм, — только и смог сказать Дарел. — Дамы, вы ставите меня в тупик.

— У меня нет никаких претензий к Кортни, — поспешила заверить его Энни. — Она была не единственной любовницей мужа, как я сегодня выяснила. Шейн обманывал меня восемь лет, а я, как дурочка, верила в совещания и переговоры! Это так ужасно — узнать, что самый близкий человек предал тебя.

— Я вас очень хорошо понимаю, Энни. Подобные вещи всегда сложно пережить. Но я не первый год работаю с разрушившимися семьями и могу утверждать: главное — перевернуть страницу и суметь начать все заново. Скажу честно, редко кто из моих клиентов снова приходит ко мне. Большинство во второй раз, оглядываясь на прошлые ошибки, строят крепкую семью.

— Спасибо, Дарел. — Энни улыбнулась ему. — От вас особенно приятно слышать такие слова. Я-то думала, вы разочаровались в семье и браке.

— Попробуй не разочароваться! — рассмеялся Дарел. — Но я знаком со статистикой. Да, сорок процентов браков распадаются, но ведь есть еще шестьдесят. Миллионы людей счастливо живут друг с другом, и у них не возникает необходимости в моих услугах. Это вселяет в меня оптимизм.

— Но наш Дарел так и не женился, — вставила Кортни. — Он вообще удивительная личность. Верит в любовь…

— То, что ты в нее не веришь, это еще не значит, что ее нет. Вот когда-нибудь влюбишься по уши, и я с удовольствием повторю все то, что ты мне постоянно говоришь. — Дарел вновь повернулся к Энни. — Итак, что вы хотите от развода?

— В первую очередь свободы.

— А что насчет денег? Раз муж вам изменяет и Кортни готова дать показания, мы могли бы вообще оставить его без штанов.

— Нет, — твердо сказала Энни. — Я хочу получить только то, с чем выходила за него замуж.

Кортни выразительно посмотрела на Дарела и закатила глаза. Ну какому нормальному человеку не нужны деньги?!

Дарел даже не видел гримас, которые строила его подруга. Он во все глаза смотрел на Энни и не мог поверить своему счастью. Спокойная, уверенная в себе женщина, красивая, беззащитная и в то же время сильная. Деньги мало значат для нее, это Дарел понял сразу, вопросы чести и честности для нее гораздо важнее. Неужели его идеал, его мечта обрела плоть?

— Я прихватила с собой брачный договор, — смущенно сказала Энни.

Дарел встряхнулся и взял себя в руки. В первую очередь Энни — клиентка. Вот после того, как развод свершится, можно будет о чем-то и помечтать. А пока Энни для него табу.

— Давайте посмотрим ваши документы. Как вы думаете, ваш муж согласится на мировую?

— Не уверена. Видите ли, дело в том, что буквально несколько часов назад мы ему объявили войну.

— Так! Кортни, ты не хочешь объясниться?

— А что тут объяснять? — удивилась Кортни. — Шейн оскорбил нас, и мы решили отомстить.

— Мы хотим организовать свое предприятие и разорить Шейна, — доверительно сообщила Энни.

— Интереснее у вас планы… — протянул Дарел. — А вы уверены в том, что они осуществимы?!

— Конечно! — в один голос воскликнули Энни и Кортни.

В следующие полтора часа Дарел так и не занялся документами Энни. На его несчастную голову вылился водопад надежд и планов. В конце концов он подпер ладонью подбородок, посмотрел на Кортни, которую знал уже тысячу лет, на Энни, которую эту тысячу лет ждал, и сказал:

— Дамы, а вам не нужен опытный юрист?

От счастливого визга у него заложило уши.

— И как только я мог вмешаться в эту авантюру? — мрачно пробормотал Дарел.

Но он уже знал как. Ради счастливой улыбки Энни он был готов броситься с небоскреба. Да и планы заговорщиц выглядели вполне реальными. В любом случае им понадобится юридическая помощь.

— Все равно будете мне постоянно звонить и консультироваться. Уж лучше я с самого начала буду в курсе всех ваших дел, — заявил Дарел с деланым неудовольствием.

— Таким образом, мистер Хэнсон, ваша жена хочет получить только то, что у нее было до брака с вами. Фабрику, несколько вкладов и компенсацию за дом.

Дарел закончил и откинулся на спинку стула. Он внимательно изучал почти бывшего мужа Энни. Шейн Хэнсон сразу же не понравился Дарелу, и он даже не мог объяснить, в чем тут дело. Может быть, в тонких, как корочка льда в декабре, губах Шейна, может быть, в его холодных карих глазах, может быть, в его манере держаться так, будто он в состоянии купить с потрохами каждого. А может быть, в том, что этот Шейн смел прикасаться к Энни, смел называть ее своей женой. Дарел был уверен, что Шейн не заслуживает этого счастья.

Юрист, представляющий интересы Шейна, откашлялся, привлекая внимание Дарела.

— Мы бы хотели обсудить возможность денежной выплаты доли имущества, положенной миссис Хэнсон. Наши аудиторы оценили имущество, на которое она претендует…

— Моя клиентка ни на что не претендует. Это все и так принадлежит ей. Миссис Хэнсон лишь предлагает решить вопрос расторжения брака без судей и огласки.

— Хм, и все же, может быть, она предпочла бы получить деньги? Вот оценка аудиторов.

Дарел взял бумагу и пробежал ее глазами.

— Независимые аудиторы, к которым мы обратились, назвали сумму как минимум в три раз больше, — спокойно сообщил он. — Но это так, для информации. Миссис Хэнсон не уполномочивала меня вести торг. Она четко сказала, чего хочет. И я так же четко могу объяснить, что получится, если мистер Хэнсон будет упорствовать.

— И что же? — прорычал Шейн.

Этот адвокатишка не понравился ему с первого взгляда. Но Шейн чувствовал в нем такую внутреннюю силу и уверенность в себе, что не рисковал вступать в конфронтацию и лишь в бессильной злобе сжимал кулаки. Больше всего ему сейчас хотелось свернуть набок римский нос юриста.

— Нам придется в судебном порядке решать этот вопрос. А раз уж ситуация сложится таким неприятным для всех сторон образом, мы попытаемся получить кое-что сверх того, о чем я говорил. И получим это, уверяю вас.

Шейн посмотрел на своего юриста и сразу же понял, что Дарел абсолютно прав.

— Так вы будете вести бессмысленную борьбу, тратить свои силы и деньги, чтобы отдать в итоге в два раза больше? — спросил Дарел.

Ему было неприятно находиться в одной комнате с мужем Энни. Пусть всего через пару минут он станет бывшим. Дарел видел, что Шейн уже созрел для того, чтобы подписать бумаги на развод.

Юрист Шейна лишь развел руками, ясно давая понять, что здесь его изворотливый ум не может найти ни одной лазейки.

— Черт с вами! — Шейн потянулся за ручкой.

Ему очень не хотелось отдавать Энни фабрику, ему вообще ничего не хотелось отдавать этой стерве, посмевшей объявить ему войну. Она предала его, бросила как раз тогда, когда ее помощь была так нужна. Сколько сил и средств потратит Шейн, чтобы найти нового модельера.

Выпуск коллекции теперь откладывался неизвестно насколько. Да и с финансовыми вопросами в самом скором времени нужно что-то решать. Шейну становилось плохо при одной только мысли, во что ему выльется содержание финансового аналитика уровня Энни.

Больше всего ему хотелось выставить этого адвокатишку за дверь, но Шейн был в первую очередь дельцом, а потому прекрасно понимал, что судебное разбирательство окажется для него не лучшим выходом из ситуации.

— И откуда только Энни выкопала вас? — сердито спросил он, подписывая бумаги, любезно поданные Дарелом.

— Я хорошо знаю Кортни.

Ручка замерла на середине сложного вензеля.

— И здесь не обошлось без этой сучки! — взревел Шейн. — Так вы один из тех, с кем она спит?

— Возьмите себя в руки, мистер Хэнсон, — холодно сказал Дарел. — Вы тоже неплохо знаете мисс Кебер, а потому представляете, что может сделать с вами и вашей репутацией Кортни, если только вы ее в достаточной мере разозлите. Она и так очень зла на вас. Не стоит усугублять ситуацию. Подписывайте, раз уж начали.

Шейн сжал зубы до ломоты в скулах и поставил росчерк еще на двух страницах.

— Только для того, чтобы больше никогда не встречаться ни с одной из этих стерв, — заявил он.

Дарел побледнел, но сумел взять себя в руки. Защищать честь женщины должен любой мужчина, но это можно сделать по-разному.

— Еще раз прошу вас держать себя в руках. — В голосе Дарела было столько льда, что хватило бы заморозить средних размеров пустыню. — Надеюсь, это была наша последняя встреча.

Дарел встал и кивнул юристу Шейна.

— Всего хорошего.

С прямой спиной он вышел из кабинета и чуть громче, чем следовало, прикрыл за собой дверь.

— Ну и что ты скажешь? — холодно спросил Шейн у своего юриста.

— Он профессионал. Неужели вы никогда о нем не слышали? Этот парень умеет постоять за своих клиентов. Он выигрывает даже в тех случаях, когда выиграть невозможно. Я бы не хотел встретиться с ним в зале суда.

— Отличная характеристика! — сердито вскричал Шейн. — Только скажи мне, зачем я тебе-то деньги плачу?

— Потому что Дарел Стрейтон работает только на себя.

— Поздравляю, Энни, теперь ты свободная женщина.

Все же через две недели общения они перешли на «ты». Кортни даже предложила устроить праздник по этому поводу.

Дарел протянул документы и широко улыбнулся Энни. В ответ на эту улыбку в ее груди что-то затрепетало.

— Теперь я Анабель Саутгемптон?

— Еще не совсем, тебе нужно поменять документы, но это легко сделать. С самым сложным мы разобрались.

— Как… — Энни запнулась, не зная, стоит ли вообще спрашивать об этом, но все же решилась, — как Шейн?

— Очень зол.

Дарел помрачнел. Он не хотел говорить о бывшем муже Энни плохо, но сказать ничего хорошего не мог.

— Ему сейчас без меня очень трудно. — Энни помолчала несколько секунд. — Но он сам виноват. Если бы он хоть чуть-чуть уважал меня, я уж не говорю о любви, ничего этого не случилось бы!

— Да, ему трудно, — согласился Дарел.

— Знаешь, все же я прожила с ним почти восемь лет. Не так-то просто вычеркнуть их из памяти. Было же что-то хорошее за это время!

— Наверное, было, — с трудом согласился Дарел.

Энни внимательно на него посмотрела и смутилась. Чтобы чем-то себя занять, она подошла к подоконнику и поправила листок у первого растения ее новой оранжереи. Единственным условием, которое выставила Энни агентству недвижимости, было наличие в квартире множества окон, в идеале — зимний сад. Только два дня назад ей нашли подходящую квартиру, с тремя большими комнатами и верандой, которая вполне могла послужить зимним садом.

— Тебе неприятно говорить со мной о Шейне? — спросила она.

Дарел пожал плечами, но Энни не видели этого жеста. Он подошел ближе.

— Понимаешь, я не могу плохо говорить о нем, но… В общем, я считаю, что он недостоин тебя.

Энни повернулась к нему лицом, и вдруг оказалось, что они стоят очень близко. Сердце пропустило один удар. Неужели можно быть еще ближе?

— А кто же достоин? — спросила Энни с неожиданным для нее кокетством.

Дарел осторожно взял ее за плечи и удивился, какие же они маленькие и хрупкие.

— Никто не достоин. Но мне бы хотелось попробовать.

Он наклонился и прикоснулся губами к губам Энни.

Это было прикосновение крыльев бабочки, легкость перышка и нежность солнечного луча, это был свежий ветерок с гор и сладость родниковой воды.

Энни словно погрузилась в темную прохладную воду. Ее тело отзывалось на прикосновения Дарела, ее руки жили своей жизнью, ее губы дарили сладость и принимали с благодарностью ласку. Нежность в каждом вздохе, в каждом прикосновении, в каждом взгляде.

Они не думали о том, что должны и чего не должны. Бумаги упали на пол и рассыпались по теплому ворсистому ковру. Стеснительность, нормы и мораль были отброшены. Остались лишь мужчина и женщина, идеально подходящие друг другу, созданные самой природой для любви.

Много позже Энни лежала, спрятав лицо на груди Дарела, и думала о том, как бессмысленно провела она восемь лет и как сильно ей не хватало человеческого тепла и запаха настоящего мужчины.

Энни приподнялась на локте и посмотрела в глаза Дарела. Она увидела в них бесконечную нежность и заботу и улыбнулась.

— Мне так хорошо, — призналась Энни.

Дарел ничего не ответил, лишь прижал ее к себе и поцеловал в висок, где совсем недавно неистово билась голубая жилка. Ему хотелось навсегда остаться здесь, на полу, не думать о будущем и наслаждаться волшебным запахом ее волос, шелковистой мягкостью ее тела, серебряными колокольчиками ее голоса.

Энни еще плотнее прижалась к своему мужчине — в том, что к своему, она теперь не сомневалась. И, может быть, не зря прошли те восемь лет? Зато теперь она знает, что может быть и по-другому. Теперь она умеет ценить счастье и радость, которые дарит истинная любовь.

Дарел поднес к губам пальчики Энни и почувствовал, что они прохладные.

— А не стоит ли нам одеться? — с беспокойством спросил он. — Или хотя бы перебраться в кровать? Ты замерзла.

— Я еще никогда не чувствовала себя так прекрасно! — заверила его Энни.

— Придется греться подручными средствами. Знаешь, как эскимосы греются в самые лютые морозы? — с самым серьезным лицом спросил Дарел.

— Нет.

— А вот так!

Он кончиками пальцев прикоснулся к животу Энни.

— Щекотно! — пожаловалась она прерывающимся голосом, но Дарел был неумолим.

Он уже покрывал поцелуями лицо Энни, медленно опускаясь к шее, ямочке между ключиц, маленькой упругой груди и бутонам окаменевших от желания сосков.

Еще никогда телефонный звонок не был так некстати!

Дарел и Энни посмотрели друг на друга и застонали.

— Готов поспорить, это Кортни! — сказал Дарел.

— Значит, она не успокоится, пока не услышит меня или тебя. — Энни тяжело вздохнула. — Или, чего доброго, явится сюда. А я сегодня не собираюсь открывать дверь.

— Даже чтобы выпустить меня?

— Особенно чтобы выпустить тебя.

Энни улыбнулась, поцеловала Дарела и поспешила к телефону. Дарел невольно залюбовался грацией и изяществом молодого тела. Энни так естественно и просто относилась к своей наготе, вела себя так женственно, что Дарел понял: он пропал окончательно. Никогда эта женщина не покинет его мысли. Ее образ навсегда останется в его душе.

Мы будем вместе, чего бы нам это ни стоило! — решил Дарел.

— В чем дело, Кортни? — спросила Энни.

— Тебя уже можно поздравить?

Энни не сразу поняла, о чем говорит подруга. Ну не могла же Кортни узнать о том, что у них с Дарелом произошло! Даже с ее проницательностью.

— С чем? — уточнила на всякий случай Энни.

— Со свободой, разумеется!

Энни посмотрела на Дарела, собиравшего вещи и документы, и улыбнулась. Недолго же она успела побыть свободной!

— Шейн подписал бумаги.

— Идем отмечать?! — Кортни просто кипела энергией.

— Понимаешь, тут такое дело… — замялась Энни.

— Уже есть кто-то интереснее боевой подруги? — чуть обиженно спросила Кортни.

— Я очень благодарна тебе за то, что ты вытащила меня из болота по имени Шейн, мы с тобой обязательно отметим это переломное событие, но завтра. А сегодня я должна… я должна Дарелу ужин. В благодарность.

— Ах вот оно что… — протянула Кортни.

Энни была рада, что подруга не видит сейчас ее лицо. Еще никогда ее щеки не становились такими пунцовыми.

— Дарел — отличный парень, просто мечта любой девушки. Если хочешь быстро потерять свою свободу, рекомендую его. Это я тебе со знанием дела говорю. Ладно, не буду отвлекать от ужина. Завтра встретимся, и ты мне все расскажешь. Договорились?

— Хорошо, Кортни, до встречи!

Энни положила трубку, но не спешила поворачиваться к Дарелу.

Кортни сказала, что Дарел отличный парень. Она говорила так, будто… будто… О нет! Я не хочу делить и этого мужчину с Кортни! В Нью-Йорке есть хоть один мужчина, который не встречался с ней?!

— Энни, что-то случилось?

Она не заметила, как Дарел подошел и набросил на внезапно озябшие плечи халат.

— Нет, все в порядке! — несколько наигранно сказала Энни.

— Что хотела Кортни?

— Отметить мое освобождение.

— Радуйся, что я попался тебе на пути, иначе бы сегодня раньше рассвета ты не легла, — усмехнулся Дарел.

Энни вымученно улыбнулась в ответ.

— И все же что-то случилось! — уверенно сказал он.

— Нет, все правда хорошо. Просто я перенервничала. Я все же в первый раз развожусь.

— И я верю, что в последний.

Энни удивленно посмотрела на него. Дарел вдруг сообразил, что готов прямо сейчас сделать ей предложение. Но нет, это было бы глупо и неправильно. Энни достойна всего самого лучшего, и предложение ей он должен сделать красиво, так, чтобы это запомнилось на всю жизнь и было о чем рассказать настырным правнукам.

— Поцелуй меня! — вдруг попросила Энни.

Дарел улыбнулся и нежно прикоснулся к ее губам. Но эта нежность была недолгой, страсть вновь захлестнула их с головой, и последней мыслью Энни было: плевать на Кортни, сейчас он мой!

6

— Может, все же расскажешь, что у вас с Дарелом творится? Мне кажется, вы стали о-о-о-очень близки…

Кортни сидела, откинувшись на спинку стула и положив ноги на стол. Энни уже несколько раз неодобрительно посмотрела на нее, но подруга, как всегда, проигнорировала эти взгляды. В этом была вся Кортни, и тем, кто хотел с ней общаться, оставалось только смириться.

Энни было еле видно из-за груды бумаг на столе. Расчеты, справки, факсы перемежались листами с эскизами коллекции и образцами тканей. У Энни голова шла кругом от всего этого. Вечером, вернувшись домой, она просто падала без чувств на кровать и отключалась до следующего утра, когда все начиналось сначала. Но, как ни странно, ей нравилась такая жизнь, а когда рядом был Дарел, выяснялось, что усталость не настолько глобальная, чтобы не уделить пару часов ему.

Впервые за много лет Энни чувствовала себя на своем месте. Она была так увлечена бизнесом, так погружена в новый мир, что времени на мысли о личной жизни не оставалось. Дарел рядом, ей хорошо с ним, а что будет дальше — сейчас не так уж важно. Энни научилась жить одним днем.

— Давай в другой раз, — попросила Энни. — У меня море работы!

— Ага, значит, что-то между вами есть! Впрочем, только слепой идиот об этом не догадался бы. Не зря же он пригласил тебя в ресторан, едва ты развелась с Шейном.

— Ох, Кортни, неужели у тебя нет дел?! — взмолилась Энни. — Я загружена работой настолько, что времени на пустую болтовню не остается!

— Я не умею рисовать, ни черта не понимаю в финансах, иначе бы с радостью тебе помогла.

К удивлению Энни, в голосе Кортни звучало искреннее огорчение. Это было что-то новое.

— А со своими пиаровскими делами я разбираюсь слишком быстро, — закончила Кортни и развела руками. — Мне на самом деле нечем заняться.

Энни захватила зубами кончик карандаша и пристально посмотрела на Кортни.

— Слушай, а почему бы тебе не съездить в налоговое управление? Там возникли кое-какие вопросы. Я уже подготовила документы, но нужно, чтобы наш представитель передал их инспектору.

— Я сказала, что мне нечем заняться, но это вовсе не значит, что я согласна становиться рассыльным, — обиделась Кортни.

— Я вовсе не это имела в виду! — Энни стало неловко. Она на самом деле даже не думала о том, чтобы заставить подругу кататься по всему городу с бумажками. — Просто ты в курсе всех наших дел, ты умеешь заставить человека объяснить, что к чему, потому что я до сих пор не поняла, чего же хочет от нас налоговая служба! А ты спокойно поговоришь с инспектором, выяснишь все детали. В конце концов, ты умеешь нравиться людям, не прикладывая для этого никаких усилий. А хорошее отношение налоговой службы может сильно нам помочь.

— Мы же не собираемся нарушать закон? — Судя по тону Кортни, ее бы это не остановило. Может быть, она бы стала немного осторожнее, но только и всего.

— Конечно же нет! — искренне изумилась Энни. — Просто налоговые службы, если поставят себе цель, могут сильно осложнить жизнь любого предприятия. И еще я бы хотела, чтобы ты провела инспекцию в цехах. Ну просто прошлась с умным видом, расспросила, как идет работа, подбодрила людей, выслушала их жалобы… Мне они, кажется, не доверяют.

— Тяжелое наследие бывшего мужа? — сочувственно усмехнулась Кортни.

Энни лишь развела руками.

Кортни очень хорошо помнила, как после улаживания всех формальностей они впервые общались с сотрудниками этой швейной фабрики. Все как один с недоверием смотрели на Энни, хотя она совершенно искренне рассказывала о том, что условия труда улучшатся, зарплата поднимется, а зверские штрафы, которыми Шейн обкладывал всех и каждого, будут упразднены. Кортни видела, что ни одному слову Энни не поверили, но работать остались. А где бы могли найти место простые рабочие? Уйти можно в любой момент, а вдруг жена Хэнсона не врет? Все же до них доходили кое-какие слухи о том влиянии, которое миссис Хэнсон оказывала на мужа.

Журналистка легко читала их мысли по выражению лиц, и неплохо понимала, что они чувствуют. Уже тогда Кортни поняла, что Энни придется приложить серьезные усилия, чтобы ей поверили и начали доверять. Что ж, если она могла хоть как-то помочь в этом подруге… Да и зачем же тогда нужна служба пиара, если сотрудники не доверяют руководству и даже не стараются это скрыть?

— Тяжело тебе? — с участием спросила Кортни.

— Тяжело, — спокойно ответила Энни. — Но еще никогда я не была так счастлива. Знаешь, найти дело по душе — это так важно!

— Знаю. — Кортни улыбнулась.

За последние четыре месяца она не написала ни одной, даже самой маленькой заметочки. Как-то не было времени. Да и вообще Кортни чувствовала, что начинает выпадать из реальности. Их новое дело так захватило ее, что на политику уже не оставалось времени. Кортни честно признавалась себе, что, если так продлится еще хотя бы пару месяцев, ей придется начинать все сначала. В мире журналистики быстро забывают имена. И все же взять себя в руки и заняться чем-то, кроме «Энни С. & Ко» у нее не получилось.

Наверное, я разленилась, уже в сотый раз за это утро, подумала Кортни.

— По крайней мере, у нас нет проблем с технологами! — попыталась она утешить подругу.

— О да, — согласилась Энни и тепло улыбнулась.

Стоило ей только объявить о своем намерении запустить линию одежды, как к ней сразу же пришли трое лучших технологов, с которыми она работала, еще будучи замужем за Шейном.

— Давай свою папку, — распорядилась Кортни. — Скажи, куда и к кому идти. Попробую сделать так, чтобы у налоговой службы никогда не возникало к нам никаких вопросов.

— Ну, это не получится даже у тебя! — С грустной улыбкой Энни протянула документы.

— Посмотрим!

— Тебе нужен Холден Макалистер. Во время телефонного общения он показался мне весьма милым.

— Все они милые по телефону! — фыркнула Кортни. — Часа за два я управлюсь?

Энни пожала плечами.

— В любом случае, сюда я еще вернусь. Хотелось бы пообщаться с рабочими до конца смены.

Здание Нью-Йоркского отделения налогового управления США в любой другой ситуации не произвело бы на Кортни никакого впечатления. Но сейчас, идя к матовым стеклянным дверям, она чувствовала удивительную робость и ужасно сердилась на саму себя.

Как маленькая девочка! Подумаешь, инспектор Макалистер! Раз он мужчина, я сумею найти с ним общий язык. Только бы он не оказался плешивым старикашкой. Ненавижу строить глазки тем, кто уже забыл, зачем флиртует с девушкой.

Кортни решительно толкнула дверь и подошла к первой попавшейся стойке.

— Где я могу найти инспектора Макалистера? — в меру вежливо спросила она.

— Пятьсот четырнадцатый кабинет, — не отрываясь от экрана компьютера, ответила девица за стойкой.

Кортни поспешила к лифту.

На пятом этаже было тихо и спокойно. Из-за толстых дверей и стен телефонные звонки были еле слышны. Безлюдный коридор с ковровой дорожкой и довольно интересными коллажами с денежными знаками разных государств уходил куда-то вдаль. Кортни и представить себе не могла, что здесь работает столько людей! Оставалось только найти пятьсот четырнадцатый кабинет.

Он располагался довольно далеко от лифта, чтобы не было слышно шума, и достаточно близко к нему, чтобы не бродить по коридору, теряя время. Еще когда двери лифта открылись и Кортни увидела, что собой представляет пятый этаж, она поняла, что ей предстоит встреча не с простым клерком.

Это может быть даже интересно, подумала она и постучала в дверь.

— Войдите!

Приятный бархатный голос вызвал невольную дрожь у Кортни. Кажется, мне пора заняться личной жизнью! — подумала она.

— Добрый день, — вежливо поздоровалась Кортни.

Из-за стола ей навстречу поднялся высокий подтянутый мужчина средних лет. Странно, но Кортни не смогла с первого взгляда определить, сколько же ему на самом деле. Но вот то, что он не женат, поняла сразу же. Интуиция и богатый жизненный опыт подсказали. Но мысли о других женщинах и инспекторе Макалистере не долго занимали Кортни.

Боже мой, что такой мужчина делает здесь! — подумала она, внимательно рассматривая фигуру и лицо современного мытаря.

Он был высок, строен, но широк в плечах. Но висках среди темно-каштановых волос блестела ранняя седина. Прямой, достаточно широкий нос уравновешивался чувственными, аккуратно прочерченными губами. Четкие скулы и высокий лоб — само совершенство! Но достаточно было Кортни посмотреть в его теплые, светло-карие глаза, чтобы понять: все остальное — ерунда. Говорят, что первое впечатление ошибочно, но Кортни уже знала, что этот человек умен, честен, предан… Да что там! Это был идеал мужчины, такие встречались в наше время не чаще, чем динозавры. Во всяком случае, Кортни так думала, пока не увидела Холдена Макалистера своими глазами.

— Чем обязан? — вежливо спросил Холден и указал рукой на кресло для посетителей.

Сел он только тогда, когда Кортни изящно опустилась в кресло.

— Я… — Ей пришлось призвать на выручку всю свою внутреннюю силу и долгую практику ношения разных масок. — Я представляю компанию мисс Энни Саутгемптон «Энни С. & К°». Вы просили привезти какие-то документы.

Кортни протянула папку и на краткое мгновение прикоснулась к пальцам Холдена.

Мне нужен любовник! Срочно! — думала она, пытаясь ни дрожью, ни голосом не выдать того отклика, что породило в ее теле одно-единственное прикосновение. Нельзя так бурно реагировать на такие мелочи. Будь Холден на самом деле так же идеален, как мне кажется, это не повод, чтобы хотеть его прямо здесь и сейчас.

Из-за бурного воображения Кортни чуть не покрылась стыдливым румянцем.

— О, благодарю вас! — широко улыбнулся Холден. — Вы подождете немного? Вдруг мы что-то упустили.

— Конечно! — Кортни вяло махнула рукой и откинулась на спинку кресла. Сейчас она почти ненавидела свое молодое здоровое тело за его реакцию.

Ничего удивительного, думала Кортни. После Шейна у меня никого не было, а прошло почти шесть месяцев! Я так скоро на прохожих бросаться начну. Сегодня же вечером любыми правдами и неправдами вытащу Энни и Барбару в ночной клуб и оторвусь там по полной. Найду какого-нибудь юнца с достаточно симпатичной мордашкой и покажу ему, что может настоящая женщина.

Но даже эта радужная перспектива не радовала Кортни. Ее по-прежнему бросало в жар от одной мысли, что Холден рядом.

Только бы он не вздумал на прощание пожимать мне руку! — взмолилась Кортни.

— Да, все на месте, — удовлетворенно сообщил Холден.

— Я рада. Мисс Саутгемптон просила меня уточнить, какие еще могут понадобиться документы, ну и вообще, как и что нужно делать.

— Простите, но как вас зовут? — смущенно спросил Холден.

— Ох, я же не представилась! Кортни Кебер, представляю службу пиара, кадровую службу и прочее, что может понадобиться мисс Саутгемптон.

— Но вы же журналист, мисс Кебер?

— Сейчас я нашла более увлекательное занятие. Энни моя подруга, и помогать ей одно удовольствие.

— Понятно, — кивнул Холден. — А я-то думал, почему давно не видно ваших статей. Тогда давайте я в кратко расскажу, как мы с вами будем работать.

Кортни слушала его вполуха. Она подозревала, что Энни и так знает, как вести дела с налоговыми инспекторами. Кортни приятно было знать, что Макалистер читает ее статьи. Более того, ждет их! Было отчего воспарить вместе с креслом и плавать где-то в районе лампы дневного света.

— Так что, если предприятие не хочет иметь лишних проблем, лучше всего вовремя сдавать декларации и не пытаться укрывать доходы от налогообложения. Как известно, когда-нибудь все тайное становится явным.

— Просто для справки: что будет, если укрывать налоги?

— Все зависит от суммы, то есть того вреда, который был причинен государству. В любом случае последуют санкции: во-первых, придется все же заплатить налог с укрытых доходов, во-вторых, штрафы, а если преступление достаточно серьезное, то и тюремное заключение. Надеюсь, у вас отпало желание скрывать доходы? — Холден весело улыбнулся.

— А! — махнула рукой Кортни. — Какие могут быть доходы у вольного журналиста? На жизнь хватает и ладно. А в последние полгода у меня вообще одни расходы. Получить хоть какой-то доход мы надеемся только к Рождеству. В начале декабря должна выйти первая коллекция мисс Саутгемптон.

Только сказав это, Кортни вспомнила, что Энни просила ее никому не сообщать об их планах — мало ли как на это отреагирует Шейн? Все же они находятся в состоянии войны.

Кортни с подозрением посмотрела на Холдена, но тут же поняла, что ее опасения беспочвенны: информацию, полученную во время работы, Холден никогда не использует для чего-то, что выходило бы за пределы его полномочий. Проще говоря, никому он ничего продавать не будет.

— Ну не смею больше отнимать у вас время. — Кортни поднялась с кресла.

— Я буду вашим инспектором. Обычно мы поддерживаем связь с бухгалтером…

— Мисс Саутгемптон у нас и дизайнер, и бухгалтер, и директор, разве что не секретарь! — усмехнулась Кортни. — Может быть, когда все войдет в норму, мы и сможем обзавестись нормальным штатом, а пока приходится полагаться только на себя.

— Тогда, может быть, мы с вами, мисс Кебер, могли бы поддерживать связь? Чтобы мне больше не приходилось слать официальные извещения всякий раз, когда понадобится какая-нибудь бумажка, или для уточнения несущественной цифры в балансе.

Кортни показалось, что в голосе Холдена была надежда. В конце концов, Энни ее сюда для того и посылала, чтобы наладить контакт с их налоговым инспектором.

— Это было бы просто замечательно! — расцвела Кортни. Она вытащила из сумочки визитку и протянула ее Холдену. — Конечно, морально эта карточка уже устарела, но мой сотовый номер все тот же. С нетерпением буду ждать вашего звонка.

Холден хохотнул.

— Не уверен, что ваша подруга скажет то же самое. Всего доброго, мисс Кебер.

— До свидания.

Кортни улыбнулась и вышла из кабинета. Закрыв за собой дверь, она шумно выдохнула и понадеялась, что Холден не услышал этого звука. Ей нужно срочно как-то налаживать свою личную жизнь. Не хватало только возжелать ласок налогового инспектора! Кортни фыркнула и поспешила прочь из этого здания. Прочь от идеального мужчины, джентльмена не по воспитанию, а по рождению.

Они с Энни составили бы замечательную пару! — подумала Кортни, заводя машину. Энни — леди, Холден — джентльмен. Может, стоит их познакомить?

Она не поняла, почему вдруг кольнуло в груди, но пока решила не знакомить подругу с их налоговым инспектором. Да и потом, у Энни и Дарела явно начались какие-то отношения. Уж Кортни они точно не могли обмануть. И Энни не уйти от этого разговора!

Вот только разберусь с рабочими — и насяду на Энни так, что ей не удастся уйти от ответа! — решила Кортни.

Когда к десяти вечера все вопросы со стихийно образовавшимся профсоюзом рабочих фабрики были улажены, Кортни чувствовала себя выжатой как лимон. Какой ночной клуб! Добраться бы до постели…

К ее удивлению, Энни все еще сидела за столом и что-то рисовала.

— У тебя будут проблемы со спиной и глазами, — сообщила ей Кортни, без сил падая в свое кресло.

Можно было бы обзавестись и разными кабинетами, но тогда большую часть дня они просто бы ходили друг к другу, чтобы решать какие-то мелкие вопросы.

— Я знаю, — откликнулась Энни, — но эскизы должны быть закончены к завтрашнему утру. Я не могу себе позволить остановить работу только потому, что устала. Мы и так начинаем выбиваться из графика. Почему-то швеи работают гораздо медленнее, чем у Шейна.

— Потому что над ними не стоит надзиратель с кнутом, — хмыкнула Кортни. — Я только что закончила задушевную беседу на тему «Женщина женщину всегда поймет и поддержит». Некоторые даже всплакнули, когда я рассказывала о твоей нелегкой судьбе. Теперь весь персонал в курсе, что мы объявили Шейну войну.

— Ты думаешь, это правильно? — Сомнение Энни было так велико, что она даже оторвалась от эскиза.

— Уверена. Ничто так не объединяет людей, как общий враг. А наши сотрудники натерпелись от Шейна не дай бог! Ты на их фоне вообще — счастливейшая женщина.

— И как же тогда тебе удалось заставить их сочувствовать мне?

— Почему только тебе? Они и мне сочувствуют. — Кортни усмехнулась. — Все дело в том, как преподать информацию. В каждой женщине живет девочка, мечтающая о принце со всеми дополнениями типа белого коня, руки и сердца и полцарства. И обман финансовый не так страшен в представлении женщины, как обман моральный. Ну а еще я использовала нейролингвистические технологии.

— Ох, Кортни, твои игры тебя до добра не доведут! — Энни неодобрительно покачала головой. — Как в налоговой?

— Просто чудесно! — Кортни почувствовала, как силы возвращаются к ней. Удивительный эффект! — Наш инспектор оказался прелестнейшим мужчиной в самом расцвете сил.

Энни рассмеялась.

— В общем, ты нашла с ним общий язык.

— Ну, честно говоря, я предпочла отнестись к нему как к профессионалу, а не как к мужчине, — призналась Кортни. — Насколько я поняла, если мы не будем нарушать закон, вовремя сдавать декларацию и всеми силами с ним сотрудничать, проблем у нас не возникнет.

— Это радует. — Энни откинулась на спинку стула и прикрыла глаза.

— Я решила, что нам лучше придерживаться его рекомендаций, — продолжила Кортни. — Не хотелось бы мне, чтобы ты оказалась в тюрьме. Тебе там точно не место.

— Да я и не собираюсь, — откликнулась Энни. — А что, инспектор Макалистер успел уже тебя запугать?

— Он очень четко рассказал мне, что ждет человека, вздумавшего укрывать доходы от налогообложения.

— Беседа с инспектором пошла тебе на пользу. Ты уже ловко оперируешь экономическими терминами, — усмехнулась Энни. — Еще пара таких встреч, и будешь сама заниматься всей нашей бухгалтерией.

— Ты все же собралась в тюрьму. — Кортни покачала головой. — Но я бы не стала связываться с налоговой полицией. Себе дороже.

— Вот уж точно! — кивнула Энни. — Помню, как-то раз у Шейна были проблемы с налогами. Он тогда постарел года на три всего за пару недель. Я сильно волновалась. А потом, проверяя отчеты, поняла, что Шейн сам виноват. Я нашла столько несоответствий между документами, поданными инспектору, и тем, что было у меня, что впору было подумать, будто Шейн уходит от налогообложения! — Энни вдруг замерла и уставилась на Кортни, так же пристально смотрящую на нее.

— Мы обе думаем об одном и том же? — спросила Кортни.

— Почему же мне раньше эта мысль не приходила в голову? — недоумевала Энни.

— Пока ты была женой Шейна, в твоих интересах было не высовываться с этой информацией.

Энни поморщилась.

— Да нет, дело в том, что я верила Шейну. Я даже подумать не могла, что он может нарушать закон. Он ведь даже рабочих третировал в рамках законодательства. У Шейна всегда были отличные юристы, они могли найти лазейку где угодно.

— Но сейчас у нас есть лучший инспектор! — Кортни широко улыбнулась. — И он способен загнать крысу в капкан, сколько бы выходов она себе ни прогрызла.

— Ты так уверена в Макалистере? — засомневалась Энни.

— Он профессионал, он честен до идиотизма — это у него на лице написано, в общем, истинный джентльмен. Если кто-то и может загнать Шейна в ловушку, то только он.

— А ты уверена, что нам вообще стоит загонять туда Шейна? — усомнилась Энни. — Мне кажется, что это не слишком честный ход.

— Мы на войне, а здесь, как ты знаешь, все средства хороши.

— Нет, Кортни, мне кажется, ты ошибаешься. Я вообще не люблю войну.

— Энни, да если налоговая насядет на Шейна, ты только представь, какие неприятности его ждут! Мы одним ударом можем расправиться с ним. А наша тактика честной конкуренции принесет плоды лет через двадцать! Уверена, у тебя хватит терпения, но мне бы хотелось прийти к победе как можно раньше. И потом, разве не будет правильным сообщить о преступлении? Если бы ты стала свидетелем убийства…

— Не дай бог! — поёжилась Энни.

— Хорошо, ограбления, так будет даже лучше, разве ты не сделала бы все от тебя зависящее, чтобы помочь полиции?

— А если этот грабитель мой муж?

— Твой бывший муж, — жестко напомнила Кортни. — Почему ты решила, будто все еще имеешь перед Шейном какие-то моральные обязательства? Да и вообще, я не верю в брак, если один из супругов обязан покрывать другого.

— Ты, конечно, права, и потом, может быть, Шейн вовсе и не нарушал закон?

— Может быть, — согласилась Кортни, но Энни видела, что ее этот аргумент не убедил. — Налоговой инспектор лучше разберется в этой ситуации. Почему бы не довериться ему?

— Ты меня почти уговорила. Но есть еще одна проблема. Не кажется ли тебе, что все это будет выглядеть несколько странно? Вот приду я к Макалистеру и скажу: знаете, я думаю, что мой бывший муж укрывает доходы. Что он мне ответит?

— Ничего, но очень вежливо выпроводит тебя за дверь, — уверенно сказала Кортни.

— Вот видишь!

— А если я во время неформального общения расскажу ему о Шейне и его проделках, все будет совсем по-другому. — Кортни коварно улыбнулась.

— Я поняла, чего ты хочешь! — воскликнула Энни. — Ты собралась соблазнить Макалистера и натравить его на Шейна. Это нечестно!

— Мы на войне!

— Я уже слышала про войну. Подумай об инспекторе. Он ведь тоже человек, как он будет чувствовать себя, когда поймет, что его использовали?

— Поверь моему опыту, он этого не поймет! — самоуверенно заявила Кортни. — На несколько недель я сделаю Макалистера самым счастливым человеком на земле, а потом мы осознаем, что совершенно не подходим друг другу, и спокойно расстанемся. Останутся лишь приятные воспоминания о прекрасно проведенном времени.

— Кортни, нельзя играть чувствами других людей.

— С чего ты взяла, что я собираюсь с чем-то играть? Ладно, скажу честно, Макалистер привлекает меня как мужчина. Довольна?

— Почему бы тебе тогда просто не встречаться с ним?

— Ну если я могу одним выстрелом убить двух зайцев, зачем же отказываться?! — Кортни искренне недоумевала, что же не устраивает ее подругу.

Энни пустила в ход тяжелую артиллерию:

— Барбара сказала бы тебе, что это плохо!

— Я уже начала сожалеть, что познакомила вас, — со вздохом сказала Кортни.

— Если бы я не знал, что вы будете здесь, я бы нашел вас по крикам. — В самый разгар ссоры в кабинет вошел Дарел.

— Если ты не хочешь слушать меня, послушай Дарела! — нашлась Кортни.

— О чем спор? — поинтересовался Дарел.

Он дернулся было, чтобы поцеловать Энни, но вовремя вспомнил, что об их близких отношениях еще никто не знает. И пока не должен знать. Как же ему надоело прятаться! А может быть, стоит сделать предложение Энни, и тогда никто ничего не сможет им сказать? Дарел с сомнением посмотрел на заваленный бумагами стол возлюбленной и понял, что сейчас не самый подходящий момент.

— Кортни собирается соблазнить налогового инспектора, чтобы натравить его на Шейна.

— Смелый ход, — одобрил Дарел, но, поймав взгляд Энни, тут же добавил: — Но не слишком сочетается с принципами морали и этики.

— Да как же вы не понимаете! — взорвалась Кортни. — У меня уже полгода не было мужчины!

Дарел присвистнул.

— И как же ты, бедная, еще не умерла в муках? — ехидно поинтересовался он.

— Дарел, я уже давно начала стервенеть, — предупредила его Кортни и демонстративно взвесила на руке пресс-папье. — Оставь свои шуточки для другого случая.

— Как скажешь!

— Так вот, Макалистер привлек меня как мужчина, он мне нравится, я хочу с ним переспать. И я в любом случае сделаю это, как бы вы ни отреагировали. Всем пока! — Кортни удалилась, громко хлопнув дверью.

— Ну вот, — расстроенно сказала Энни. — Она как всегда ничего не поняла.

Дарел обнял ее и зарылся лицом в ее волосы. Как же они чудесно пахли!

— Знаешь, милая, мне кажется, мы не имеем права решать за Кортни с кем ей спать, — осторожно сказал Дарел. — Если она захотела мужчину, ее уже ничто не остановит.

Тебя она тоже хотела? — чуть было не спросила Энни.

— Она хочет использовать этого несчастного инспектора.

— Ну, если он настоящий мужчина, то он просто не позволит Кортни превратить его в игрушку.

— И ты думаешь, мы можем позволить ей затащить Макалистера в постель, а потом использовать против Шейна?

— Если она все равно собралась с ним переспать, разве имеет какое-то значение, что при этом они будут обсуждать: цветение маргариток или махинации Шейна? И ведь я уже тебе сказал: если этот мужчина достаточно умен, он поймет, что Кортни хочет его использовать. Искренне надеюсь, что тогда ей не поздоровится.

— Даже не знаю, хочу я этого или нет! — вздохнула Энни.

— И потом, — Дарел вдруг широко улыбнулся, — кто знает, во что выльется эта страсть? У нас ведь все тоже началось не с признаний…

Энни ласково улыбнулась ему.

— Как же хорошо, что ты рядом. Завтра помирюсь с Кортни и пообещаю ей больше не изображать из себя ее мамочку.

— Я знаю мать Кортни, ты на нее совсем не похожа.

Энни прижалась к Дарелу и почувствовала, как усталость и раздражение уходят прочь. Рядом с ним ей становилось легко и спокойно, совсем как рядом с папой. Вот только знать бы точно, был ли Дарел близок с Кортни. И почему он знает ее мать? Разве просто приятелей знакомят с родителями?

Утром Кортни в офисе не появилась, и Энни поняла, что придется ей отложить примирение на несколько часов, пока подруга не соизволит явиться на работу. Энни догадывалась, куда делась Кортни и чем сейчас занимается. Она только надеялась, что Макалистер вежливо, но настойчиво выпроводит Кортни из своего кабинета. Вот только Энни уже успела слишком хорошо узнать подругу, чтобы надеяться, что ее это остановит.

Пока Энни преследовали невеселые размышления, Кортни успела через утренние пробки доехать до здания налогового управления и сидела в машине, собираясь с силами.

Она не в первый раз приглашала мужчину на свидание. Кортни не раз говорила: «В наш век измельчавших мужчин женщине часто приходится брать инициативу в свои руки. Если бы мы сидели и ждали, когда же он наконец решится, человечество было бы обречено на вырождение», — но с Холденом все было сложнее. Он был не измельчавшим, он был настоящим мужчиной, а потому предсказать, как он себя поведет, представлялось маловероятным.

Кортни тяжело вздохнула и вытащила ключ из зажигания.

Чему быть, того не миновать, рассудила она. Если у меня ничего не получится, хотя бы Энни будет рада. Зря я вчера так грубо говорила с ней. Она ведь хочет мне только добра. Иногда мне очень жаль, что понятия морали у нас с ней несколько не совпадают.

Те же двери, тот же вестибюль, вот только на этот раз ей не нужно было даже подниматься на пятый этаж: Холден Макалистер стоял у лифтов и с кем-то увлеченно беседовал. Кортни почувствовала, как ее сердце пропустило один удар. Она видела только спину женщины — хрупкой брюнетки с модной стрижкой. Как же внимательно на нее смотрел Холден! Кортни почувствовала, что ей хочется вцепиться в эти черные блестящие волосы и проверить, а не парик ли случайно на собеседнице Холдена.

Но тут он всего на секунду оторвал взгляд от лица женщины и заметил Кортни. Холден что-то тихо сказал спутнице и поспешил к Кортни.

— Мисс Кебер! — Его лицо просто светилось от счастья. Казалось, будто этим утром он больше всего на свете мечтал встретить Кортни. — Что-то случилось?

— Нет, все отлично, мистер Макалистер! — Кортни улыбнулась в ответ. — Просто… просто…

Она запнулась и покраснела. Впервые лет за пятнадцать. Ну что же этот мужчина делает с ней! Теперь она просто обязана соблазнить Холдена и использовать в своих целях. Иначе какая же она стерва?

Кортни категорически не собиралась отказываться от привычного образа и потому, обольстительно улыбнувшись, сказала:

— Все отлично, мистер Макалистер, просто мне вчера так понравилось общаться с вами, что я решила повторить. Как насчет ужина в среду вечером?

Кортни поняла, что Холден отлично умеет держать себя в руках. Хотя в его глазах плескалось море удивления, он мило улыбнулся и спросил:

— Во сколько и куда мне за вами заехать, мисс Кебер?

— Я думаю, уже можно называть меня Кортни. Я сама заеду за вами.

— Я думаю, тогда можно и на «ты» перейти, — заметил Холден. — И я бы предпочел заехать за вами сам. А то я совсем перестану себя уважать. Красивая девушка приглашает меня на свидание! Обычно все наоборот.

— Не переживай, Холден, все когда-нибудь случается в первый раз. — Кортни ласково провела рукой по его плечу. — Есть альтернативный вариант: встретимся в восемь в «Силвер лантерн». Это на пятой…

— Я знаю, — перебил ее Холден.

И даже это у него получилось вежливо и учтиво! Кортни просто была готова расплакаться от досады. Ну неужели у этого мужчины нет недостатков?

— Мы часто там бываем с друзьями. Очень милое местечко.

— Да, очень милое.

С друзьями, он сказал с друзьями! Кортни чуть не прыгала от радости. Это хороший знак!

— Значит, до встречи в среду? — уточнила она.

— Буду с нетерпением ждать этого дня.

Холден наклонился и поцеловал пальчики Кортни. Даже этот простой жест вежливости сводил ее с ума!

И почему я не предложила встретиться сегодня же? — расстроенно думала Кортни, глядя, как Холден спешит к лифту.

Едва закрылись двери, Кортни растерянно пошла к машине. У нее было так много дел сегодня. И на фабрике, и своих, личных, но все ее мысли занимал инспектор Макалистер! А ведь так много нужно успеть. Этой ночью Кортни решила возобновить журналистскую деятельность. Она и так боялась, что слишком долго откладывала возвращение в журналистику. Конечно, теперь она не сможет уделять предприятию Энни столько внимания и времени… А может быть, наоборот, станет быстрее разбираться со всей текучкой? Еще в детстве Кортни поняла: чем больше нужно сделать дел, тем больше успеваешь. А вот когда делать почти нечего — беда.

А может быть, не стоит возвращаться в политическую журналистику? — вдруг подумала Кортни.

Она была рада, что в этот момент стояла в пробке. Мысль так поразила ее, что авария оказалась бы неминуемой.

Мама всегда говорила мне: за рулем думай только о дороге. И когда я научусь прислушиваться к ее советам? Кортни покачала головой. А если не политика, то что? Финансы?

Она скривилась. Все эти цифры, выстроенные в бесконечные столбцы, казались ей воплощенным кошмаром.

В пробке было скучно, и от нечего делать Кортни принялась рассматривать витрины, и тут ее осенило во второй раз за последние пять минут.

Мода! Вот о чем я могла бы писать! А что, это интересно, даже увлекательно. Я, оказывается, и половины не знала о тряпках, пока не познакомилась с Энни. А сейчас я могу наблюдать все эту кухню изнутри. Мне будет о чем рассказать читателям, и я сумею сделать это так, чтобы мужчины вырывали у своих жен глянцевые журналы и искали в них мои статьи.

Кортни победно улыбнулась. Даже если ей не удастся натравить Холдена на Шейна, все равно общение с ним принесло плоды: она вновь меняет жизнь! Это даже забавно — отказаться от политической аналитики ради статей о моде.

Вот в глянцевых журналах удивятся, когда я отдам им свои материалы! — усмехнулась Кортни.

Она выглянула в окно. Машины не двигались, и многие водители выключили моторы. Кажется, она застряла здесь надолго. Можно и делом заняться.

Кортни вытащила ноутбук, пристроила его на коленях и вдохновенно начала стучать по клавишам. Все же журналистика — ее стихия. Сейчас, в странной позе, показавшейся бы любому нормальному человеку неудобной, Кортни было хорошо, как никогда. Она занималась любимым делом и отдавалась ему со всей душой. Слова соединялись в предложения, предложения в абзацы, монитор быстро покрывался черными букашками символов. Давно ей так хорошо не работалось. Спасибо Холдену Макалистеру за вдохновение!

И, кстати, Кортни успела рассмотреть: та брюнетка была просто молодящейся старухой!

7

Несмотря на общий кабинет, Кортни и Энни так и не нашли минутки, чтобы поговорить. Все время их отвлекали какие-то важные дела. Подготовка первой коллекции продвигалась сумасшедшими темпами. Задушевный разговор Кортни с работниками фабрики привел к потрясающим результатам. Теперь каждый сотрудник считал своим долгом сделать все от него зависящее, чтобы помочь мисс Саутгемптон выиграть эту гонку.

Коллекция должна была появиться в продаже в начале декабря, а уже заканчивался октябрь. С каждым днем неотложных дел становилось все больше и больше, особенно у Кортни. Сейчас наступало ее время, нужно было подготовить покупателей к принятию коллекции, раскрутить никому не известное имя Энни и постараться все это сделать так, чтобы о коллекции Шейна забыли.

Кортни с головой погрузилась в работу, да еще и идеи будущих статей часто поднимали ее среди ночи с постели, заставляли включить ноутбук и успокаивались только тогда, когда она записывала хотя бы общие тезисы. Кортни казалось, что нормально высыпалась она в другой жизни. И все же время для встреч с Холденом она находила. Это были маленькие отдушины, несколько часов праздника среди рабочих будней и постоянной нервотрепки.

На каждое свидание Кортни собиралась, словно в первый раз. Она уже и забыла, что, оказывается, можно волноваться, перебирать наряды, отбрасывая один за другим, с бешено колотящимся сердцем ждать звонка и на негнущихся ногах идти к желанному мужчине.

Как же Кортни хотелось, чтобы их отношения переросли во что-то большее, чем встречи в ресторанах по выходным! И даже не потому, что ей нужно было натравить Холдена на Шейна. Нет, оказываясь рядом с ним, Кортни каждый раз чувствовала себя такой слабой, такой беззащитной! Она должна была получить власть над Холденом, иначе ей пришлось бы поломать все свои представления об отношениях с мужчинами.

Кортни привыкла быть потребителем, она привыкла брать, а сейчас ей хотелось отдать Холдену все: свое тело, чувства, мысли, мечты. Если бы он только попросил, Кортни, не раздумывая ни секунды, сложила бы все к его ногам и радовалась бы как дурочка! С этим нужно было что-то делать, и как можно быстрее.

Вечером очередной пятницы зеркало в прихожей квартиры-студии отражало уверенную в себе, молодую и красивую женщину. Но Кортни прекрасно понимала, это всего лишь видимость. У нее просто тряслись поджилки от мысли, что всего через пять минут в ее дверь позвонит Холден и они проведут этот вечер вместе.

Она поправила высокую прическу, чуть нервным движением одернула длинное, в пол, платье и закусила губу. Плевать на макияж! Если сегодня у нее не получится затащить Холдена в постель, грош ей цена как женщине.

Кортни твердо решила: сегодня или никогда. Она больше не могла ждать неизвестно чего! Холден сводил ее с ума, лишал тех жалких крох сна, что оставляла работа, и… подрывал самооценку. Он был умен, отлично воспитан, сдержан, это был идеал мужчины, но Кортни хорошо знала: даже с самым идеальным мужчиной достаточно переспать, чтобы понять: и вовсе он не так совершенен. Она хотела убедиться в этом еще раз. Хотела и боялась. А вдруг Холден окажется идеальным партнером? Кортни боялась идеальных людей.

Звонок в дверь заставил ее вздрогнуть. Кортни бросила последний взгляд в зеркало и убедилась, что все в порядке. Этим вечером они собрались в оперу, а потому она должна была выглядеть привлекательно, но изысканно. Кажется, великолепное платье, сложная прическа и настоящие бриллианты, конечно взятые напрокат, сделали свое дело.

Кортни открыла дверь и улыбнулась.

— Я рада тебя видеть.

Холден был во фраке, который ему удивительно шел. Он несколько секунд смотрел на Кортни, не скрывая своего восхищения.

— Ты словно светишься изнутри! — с трудом выговорил Холден.

Кортни звонко рассмеялась.

— Спасибо за комплимент, — сказала она. — Никогда бы не подумала, что налоговые служащие умеют с таким изяществом носить фрак.

— Рядом с красивой женщиной поневоле приходится выглядеть достойно.

Холден согнул руку в локте и подал ее Кортни. Она взяла маленькую сумочку со столика и оперлась на руку Холдена, вспоминая, как учила мама: «Не виси на руке мужчины тяжким грузом. — И, чуть подумав, добавляла: — Особенно если собираешься повиснуть у него на шее». Впрочем, довольно высокая, но все же изящная Кортни весила не много.

— Что мы будем слушать? — спросила она.

Холден только вчера вечером, почти ночью пригласил ее в оперу. У Кортни просто не было сил расспрашивать его о подробностях. Впрочем, она была согласна на что угодно, лишь бы провести этот вечер с Холденом, который все увереннее претендовал на звание Мужчина мечты.

Но эти мысли Кортни старательно отгоняла. Она всего лишь хочет переспать с Холденом и натравить его на Шейна. Она потребитель, такой уж у нее склад характера, и даже Холден, будучи совершенно идеальным мужчиной, ничего не сможет изменить. И точка.

Холден улыбнулся.

— «Чио-Чио-сан». Это была первая опера, которую я услышал. Родители привели меня в театр в пять лет.

— Странный выбор, — хмыкнула Кортни.

Она слушала Холден вполуха, потому что шикарное платье требовало высочайшей сосредоточенности: подол то и дело норовил попасть под каблук. В планы Кортни не входило растянуться на глазах у Холдена.

— Просто у них получилось купить билеты только на эту оперу. Знаешь, в пять лет не очень-то понимаешь, о чем идет речь. — Холден усмехнулся. — Но музыка просто заворожила меня. Мама рассказывала, что я ни на секунду не оторвал глаз от сцены. А в антракте даже расплакался из-за того, что приходится прерваться. И самое интересное, я понял все слова!

— Наверное, у тебя музыкальный слух. — Кортни заперла дверь и бросила ключи в сумочку.

— Не знаю, — признался Холден. — Родителям денег хватало, только чтобы мы не голодали. О музыкальном образовании для меня не могло быть и речи. Теперь ты понимаешь, почему поход в театр был праздником и почему родители не могли не взять меня?

— Понимаю, — кивнула Кортни. — У меня была другая проблема: в родном Лоувиллидже просто некуда пойти!

— Но теперь-то ты можешь наверстать упущенное.

— О да! — рассмеялась Кортни. В свое время в некоторых театрах Бродвея ее узнавали актеры. Да и профессия журналиста может творить чудеса, если уметь ею пользоваться…

Они вышли из дома. На улице накрапывал мелкий дождь. Такси ждало у самых ступеней, но по ним еще нужно было спуститься. Кортни никогда не нравилась эта лестница из скользкого камня. И в сухую погоду она боялась поскользнуться, а сейчас на сумасшедших каблуках, да еще и с подолом, путающимся в ногах, спуск представлялся чем-то крайне рискованным. Кортни чуть сильнее оперлась о руку Холдена.

— Наверное, ты был красивым мальчиком, — вдруг сказала Кортни.

— Мамины подруги говорили, что я похож на ангела, а она отвечала: останьтесь с ним на пару часов и поймете, какой обманчивой может быть внешность!

— Интересно, ты сильно изменился?

— Ямочки со щек пропали, в остальном — не мне судить.

Кортни подняла глаза, чтобы внимательно посмотреть, ей как раз казалось, что милые ямочки появлялись, когда Холден улыбался. Он рассмеялся, догадавшись о намерениях Кортни.

— А вот и неправда! — воскликнула она, возмущенно взмахнув руками.

Последняя ступенька оказалась роковой. Кортни потеряла равновесие и не успела ухватиться за Холдена. Она сделала маленький шажок в попытке восстановить равновесие, но платье зацепилось за каблук. Кортни уже понимала, что сейчас упадет, но все еще пыталась ухватиться за воздух. Она успела заметить, как посерело лицо Холдена, как он бросился к ней, но уже тоже не успевал.

Падать на асфальт с высоты своего роста, да еще и в дождь, — не самое приятное, что может случиться в жизни. Кортни показалось, что она на несколько секунд потеряла сознание. Когда она смогла открыть глаза, над ей уже склонился испуганный Холден, а вся спина была мокрой: она умудрилась упасть в единственную лужу на всей улице.

— Кортни, ты цела?

Холден приподнял ее за плечи. Кортни почувствовала, как в голове гудит колокол, и поморщилась:

— Не совсем.

— Давай я помогу тебе встать.

Осторожно, словно Кортни была фарфоровой куклой, Холден приподнял ее и поставил на ноги, но тут же был вынужден снова ловить.

— Нога… — прошипела Кортни. Боль в голеностопном суставе была острой и резкой, в глазах у Кортни защипало.

— Постарайся не опираться на нее, — велел Холден. — Держись за мои плечи.

Он убедился, что Кортни все поняла, присел на корточки и приподнял подол платья.

— Какая нога?

— Правая, — прошептала Кортни. Слезы боли душили ее.

Отличное свидание! — сердито думала она. Не успели выйти из дома, как я повредила ногу.

А вдруг там перелом? Эй, кто там есть наверху! Я не хочу, чтобы Холден ходил ко мне с цветами и апельсинами. Это же сколько мне придется ждать, пока я вновь стану привлекательной?!

— Потерпи, нужно снять туфельку.

Пальцы Холдена были такими нежными, что Кортни почти не почувствовала боли.

— Мы сейчас же едем в больницу! — распорядился Холден, поднимая Кортни на руки.

— Вам помочь? — таксист наконец высунулся узнать, в чем же дело.

— Да, — откликнулся Холден. — Где здесь ближайшая больница?

Самым неприятным во время посещения больницы для Кортни оказалась необходимость переместиться с рук Холдена на каталку. Руки врача, тоже мужчины, оказались не такими нежными, как у него, и все время краткого осмотра Кортни строила рожицы и старательно демонстрировала, как сильно она страдает. Боль и правда была довольно сильной, но Кортни понимала, что в случае необходимости может выдержать ее, даже не поморщившись. Но рядом стоял Холден, бледнеющий от каждой ее болезненной гримасы. Кортни и не представляла себе, как, оказывается, приятно быть маленькой, вызывающей жалость и сочувствие девочкой.

Ей нравилось беспокойство Холдена, нравилось, как он с пристрастием расспрашивал врача, как держал ее за руку во время рентгена, как беспокоился, не хочет ли Кортни воды или, может быть, кофе? Если бы кто-то другой посмел так опекать ее, Кортни немедленно выставила бы его за дверь. Но беспокойство Холдена было ей очень приятно. Ведь это значило, что Кортни ему не безразлична.

— В гипсе нет никакой необходимости, — заверял их врач, рассматривая снимки.

— Слава богу! — в унисон выдохнули Кортни и Холден.

— Достаточно тугой повязки и постельного режима хотя бы на двое суток. Вы же сможете обеспечить жене спокойные выходные?

Холден смутился и что-то пробормотал.

— Мы не женаты! — отчеканила Кортни.

Она ожидала взрыва негодования со своей стороны, но, как ни странно, вместо гнева почувствовала лишь какую-то странную, глухую тоску. Что бы это значило? Или лучше вообще не думать об этом? Да, лучше не думать, так будет спокойнее.

— Хм, ну все равно, нужен кто-то, кто будет ухаживать за вами в эти выходные. Чем меньше вы будете двигаться, тем быстрее связки придут в норму. И, мисс Кебер, впредь откажитесь от таких каблуков. Здоровье дороже.

Кортни хмыкнула. Если бы не скользкая лестница, они бы сейчас сидели в театре и слушали оперу. А каблуки здесь вовсе и ни при чем.

— Кстати, если некому за вами ухаживать, вы могли бы остаться у нас.

— Нет, спасибо, вы сами сказали, что здоровье — штука дорогая. Мне бы с этим в страховой компании разобраться! Спасибо, доктор, но я как-нибудь сама.

— Как хотите. В следующую среду жду вас на осмотр.

— Хорошо.

Кортни и Холден попрощались с доктором и растерянно посмотрели друг на друга.

— Мне жаль, что так получилось, — вздохнула Кортни. Она и вправду чувствовала себя виноватой.

— Глупости! — отмахнулся Холден. — Главное, что с тобой все в относительном порядке, а «Чио-Чио-сан» мы еще успеем посмотреть. Думаю, будет лучше, если я немного поношу тебя на руках. Ты не взберешься по своей лестнице.

Кортни кивнула. Да. Будет просто здорово оказаться на руках Холдена еще разок. Если уж обстоятельства так сложились, почему бы ими не воспользоваться?

— Вот мой консьерж удивится! — усмехнулась она.

Консьерж удивился, но он уже давно работал и умел сдерживать свои чувства. Если мисс Кебер удобнее подниматься в квартиру на руках своего любовника, какая ему разница? Нужно лишь запомнить этот мужчину, чтобы потом не заставлять его объясняться, куда, к кому и с какой целью он направляется.

Кортни кивнула ему и подумала, что нужно будет как-то в разговоре намекнуть на поврежденную ногу. Или прямо сказать управляющему домом? Кстати, а не посоветоваться ли с Дарелом по этому поводу? Может быть, ее страховая компания вовсе не понесет убытки?

— Кортни, а кто будет тебе помогать эти два дня? — отвлек ее от этих мыслей Холден.

— Позвоню подругам, не бросят же они меня в беде!

— У тебя много друзей?

— Не очень, — призналась Кортни.

— Никогда не поверю, что ты плохо сходишься с людьми.

— Знакомых у меня море! — отмахнулась Кортни, что было довольно неудобно на руках у Холдена. — Но ведь друзья это совсем другое.

Холден как-то странно посмотрел на нее, будто увидел впервые.

— Готова спорить, сейчас ты хочешь узнать, много ли было у меня любовников? — неожиданно для самой себя спросила Кортни.

Холден густо покраснел, и она даже испугалась, как бы смущенный мужчина не выронил ее.

— Я тебе отвечу, — спокойно продолжала Кортни, — все равно какой-нибудь доброжелатель доложит. Много. Но здесь как с друзьями. Настоящих друзей у меня только трое. И то Энни я знаю всего-то пару месяцев.

— Хм, ну вот мы и приехали.

Судя по всему, Холден и сам был не рад, что затронул эту тему. Но с другой стороны, он был признателен Кортни за откровенность. Конечно, он подозревал, что красивая, независимая женщина при всем желании не сможет избежать мужского внимания, но узнать, что у Кортни был еще кто-то, не важно, что это было до их знакомства… Если бы Холден встретил этого типа сейчас, просто растерзал бы!

Кортни порылась в сумочке и вытащила ключи. Холден внес ее в темный холл.

— Может быть, мне сразу отнести тебя на кровать? — спросил он.

— Я бы не отказалась от душа, — призналась Кортни. — Если ты мне немного поможешь, — смущаясь, добавила она. — Сама я сейчас с этим проклятым платьем не справлюсь.

Она была рада, что до сих пор не включила свет.

Холден ничего не ответил. Он осторожно опустил Кортни на пол и, придерживая ее одной рукой за талию, чтобы не было нужды опираться на больную ногу, другой расстегнул платье. Алый шелк с тихим шорохом упал на пол.

В отблесках большого города виднелся лишь смутный силуэт обнаженного тела. Такого прекрасного, такого желанного. Ее тепло, ее гладкая кожа, ее запах! Холден чувствовал, как у него кружится голова. Сейчас она был просто мужчиной, в руках которого была самая желанная и самая прекрасная женщина в мире.

Кортни осторожно прикоснулась кончиками пальцев к его губам и еще плотнее прижалась к нему. Его теплые сильные руки крепко ее обняли. Холден зарылся лицом в ее волосы, как будто пытаясь вобрать в себя не только тепло ее кожи, но и ее запах — все, что только было ему доступно.

Кортни чувствовала, что дрожит в его объятиях. Холден вопросительно отстранился. Но она только постаралась сильнее прижаться к его теплому и сильному телу. Как долго она искала его! И как жаль, что именно он оказался тем, кого она искала…

Холден понял ее движение как призыв. Он легко подхватил на руки хрупкое тело, казавшееся в неровном свете неоновых вывесок порождение лунного света. Мягкая кровать приняла их тела.

Кортни плыла в сладкой истоме. Она не могла понять, как очутилась на кровати. Теперь ее тело горело огнем, а шелковые простыни приятно охлаждали его. Она так ждала этого момента и так боялась его. Одинаково сильно боялась и того, что ее постигнет разочарование, и того, что ее мечты воплотятся в жизнь. Наверное, второе было бы даже страшнее.

Ее руки жили своей жизнью, они ловко освобождали Холдена от одежды. И вот он уже обнаженный, еще более привлекательный, если это вообще возможно. Мужчина из ее снов. Осуществившаяся мечта.

Страх всего на секунду сковал Кортни, но стоило Холдену поцеловать ее, как все мысли растворились в неге, тяжелой, как восточные ароматы.

Я подумаю об этом завтра, сказала себе Кортни.

Она улыбнулась и подалась навстречу ласкам Холдена.

— Знаешь, я подумал, зачем отвлекать твоих подруг, уверен, у них были планы на выходные, — с необычной для него робостью сказал Холден.

— Но кто-то же должен помогать мне! — Кортни сделала вид, что не понимает, о чем это он.

— Я могу помочь.

— Ох, Холден, это было бы так замечательно, — пролепетала Кортни. — Но у тебя наверняка есть свои дела.

— Какие дела могут быть у закоснелого холостяка! — отмахнулся он.

Кортни перевернулась на живот и с интересом посмотрела на Холдена.

— Слушай, а почему ты еще не женился? — спросила она.

— А почему ты не вышла замуж?

— Не встретила своего мужчину.

Холден развел руками.

— Ты ждешь принцессу? — продолжала наседать Кортни.

— Нет, я активно ее ищу.

— А какой она должна быть?

— Такой, как ты! — рассмеялся Холден и поцеловал Кортни в нос.

Они затеяли веселую возню, но Кортни не оставляла мысль о том, был ли Холден серьезен, когда сказал, будто она и есть девушка мечты, такая, на которой он бы захотел жениться?

— Так ты разрешишь мне остаться? — через некоторое время спросил Холден.

— Все, что угодно, только не останавливайся! — потребовала Кортни.

Выходные промелькнули, словно несколько часов. Холден оказался заботливым и внимательным. Кортни уже поняла: что бы Холден ни делал, он всегда справится на пять с плюсом. Просто потому, что иначе не может. Он даже готовил лучше Кортни! Во всяком случае, после первого же завтрака она решила, что всеми силами будет симулировать болезнь, лишь бы не подходить к плите, пока не возьмет пару уроков у знакомого шеф-повара.

В воскресенье вечером Кортни вдруг стало грустно. Завтра сказка должна закончиться. Они разойдутся по офисам, будут созваниваться раз в неделю, встречаться по выходным, выбираться куда-нибудь, в ресторан или в театр, и все будет, как всегда и как у всех. А ей так хотелось продлить эти чудесные дни, когда можно ни о чем не думать и наслаждаться друг другом…

— Почему ты такая грустная? — спросил Холден и присел рядом с Кортни.

Он протянул стакан с горячим вином, накрыл ладонями ее тонкие ладошки и подул на ледяные пальцы.

— Завтра нужно идти на работу, — пробормотала Кортни, старательно скрывая непрошеные слезы.

— Мне казалось, тебе нравится то, что вы с мисс Саутгемптон делаете.

— Нравится. — Кортни кивнула. — Но беда в том, что мне скоро придется уходить оттуда.

— Это еще почему? — удивился Холден.

— Потому что это дело Энни. Я ей помогаю, пока мы союзники.

— Интересно! — протянул Холден. — Я думал, вы подруги. Не хочешь объяснить, что это значит?

— Все просто. Энни была замужем за Шейном Хэнсоном. Также Шейн был моим любовником. И вот я узнала, что Шейн изменяет нам обеим. Я решила отомстить.

— И привлекла для этой благородной цели мисс Саутгемптон, — спокойно сказал Холден.

— Ну да… Ты давно догадался?

— Я подозревал что-то подобное. Предприятиями мистера Хэнсона занимался другой наш сотрудник, он недавно уволился и все дела передал мне. Я сразу же обратил внимание на то, что ваша фабрика принадлежала раньше мистеру Хэнсону.

— Она изначально принадлежала Энни.

Кортни подробно, не упуская ни одной детали, рассказала о том, какой путь они уже прошли. Ей очень хотелось рассказать все Холдену и посмотреть, как он отреагирует.

Когда Кортни закончила, Холден долго молчал и грел ее пальцы в своих ладонях.

— Ты сильная девушка, Кортни, — наконец сказал он. — Иногда мне даже становится страшно.

— Ты боишься меня?!

— Нет, я боюсь того, что ты можешь сделать, если я вдруг когда-нибудь обижу тебя.

— У тебя есть такие планы? — усмехнулась Кортни.

— Нет. — Холден оставался совершенно серьезным. — Я никогда не обижу тебя. И не позволю никому тебя обижать.

— Холден, я… — Впервые в жизни Кортни не знала, что сказать. Она просто прислонилась к его плечу и расплакалась. — Шейн плохой человек, — когда слезы закончились, сказала Кортни. — Очень плохой, но такой привлекательный! Мне иногда даже кажется, что я могла бы полюбить его. И тогда становится еще больнее. Не представляю, как Энни живет с этим. Ведь она была не просто любовницей, она была женой. Шейн использовал ее: ее талант, ее ум, ее приданое, в конце концов, но даже не считал нужным делиться своими планами. Энни рассказывала, что часто не могла понять, почему данные, что Шейн приносит ей для анализа, никак не совпадают с теми, что Энни получает из бухгалтерии. А Шейн кричал на нее, чтобы не лезла не в свое дело, и заставлял работать. А еще они хотели ребенка. Точнее Энни хотела. Так переживала, что ничего не получается. А сейчас, наверное, даже рада. Представляешь, каково бы ей было с ребенком на руках? Бедняжка!

Кортни всхлипнула. Ну вот, она долго придумывала, как рассказать Холдену о махинациях Шейна, а все получилось случайно! Теперь Холден налоговый инспектор Шейна, и он точно не упустит добычу, раз уж взял след. А потом, когда месть будет закончена, Кортни забудет телефон Холдена. Да, им нужно расстаться, они слишком быстро и слишком сильно привязались друг к другу. Чем раньше они расстанутся, тем проще будет жить дальше.

Больше всего на свете Кортни ненавидела предательство. Как бы ни был хорош Холден, он непременно сорвется однажды, и она окажется на месте Энни. Вот только мстить Холдену не сможет, потому что… потому что…

— Знаешь, мне кажется, ты мстишь не за себя, точнее, не столько за себя, сколько за Энни, — прошептал Холден.

Кортни еще раз всхлипнула и наконец успокоилась в его объятиях.

— Ты чудо, — продолжал он шептать на ушко. — Ты чуткая, добрая, ранимая, хотя и стараешься изо всех сил скрыть это. Но я-то вижу настоящую Кортни.

Она отрицательно покачала головой. Если бы только Холден знал, что его ждет! Нет, он видит свою принцессу, свой мираж. Наверное, и она видит не Холдена, а Мужчину мечты. И здесь обман!

— Да, я вижу настоящую Кортни. Наверное, самой себе ты представляешься другой, но я-то знаю, какая ты на самом деле.

Кортни не стала возражать. Оставшиеся часы и минуты должны быть счастливыми. Она до конца жизни будет вспоминать о Холдене Макалистере, думать о нем каждую ночь и каждое утро понимать, что все сделала правильно. Самые интересные истории всегда заканчиваются печально, только в голливудских фильмах все хорошо, а ведь они так далеко от Лос-Анджелеса!

В понедельник утром Кортни пришла в офис хмурая и задумчивая. Энни удивленно посмотрела на нее, особенно долго она рассматривала мокасины вместо привычных туфель на бешеной шпильке. Кортни не пожелала комментировать свой внешний вид и вообще держалась мрачно и отстраненно.

В середине дня Энни поняла, что больше так продолжаться не может. Она со вздохом отодвинула гору счетов и пристально посмотрела на Кортни.

— Что? — недовольно спросила Кортни.

— Это я должна спросить «что?». Я еще никогда не видела тебя такой сердитой.

Кортни вздохнула почти так же тяжело, как и Энни.

— У меня есть масса причин, — призналась она. — Во-первых, я сержусь на себя за то, что никак не могу поговорить с тобой и помириться. Нужно было сделать это на следующий же день!

Энни широко улыбнулась.

— Я рада, что ты решилась на этот шаг, — призналась она. — Я тоже хороша: боялась, что ты начнешь орать и топать ногами. Будешь требовать, чтобы я признала твою правоту, я начну упрямиться, и в итоге мы рассоримся еще сильнее.

— Глупо, правда? — спросила Кортни и тоже улыбнулась.

— Мы обе сглупили. Но нам простительно, все же мы друг друга знаем всего-то полгода.

— Да, если бы мы с Барбарой так накричали друг на друга, уже через пять минут обо всем было бы забыто.

— Сложно выстраивать отношения. Сложнее, чем бизнес. — Энни покачала головой. — Какие еще причины для дурного настроения?

— Я все же охмурила Холдена и теперь не знаю, что мне делать!

Энни сразу же стала серьезной.

— Ты натравила его на Шейна?

— Знаешь, все вышло как-то само собой. Я начала рассказывать, как мы с тобой познакомились, почему занялись этим делом, рассказала о ваших отношениях с Шейном, ты уж прости, в том числе и о том, как ты корпела над его финансовой документацией. А оказалось, что Холден теперь еще и инспектор Шейна. Думаю, если у твоего бывшего мужа были какие-то нарушения, то Холден их в любом случае найдет. А я ведь даже не дала ему никакого намека, где искать. Так что я тут практически ни при чем!

— Кортни, ты передо мной оправдываешься или перед собой? — поинтересовалась Энни.

— Даже и не знаю! Я так запуталась…

— Ты не знаешь, что для тебя значит Холден?

— Как всегда в точку! — Кортни мрачно усмехнулась. — Я хочу с ним порвать.

— Но вы ведь даже не успели начать встречаться! — Изумлению Энни не было предела.

— Вот поэтому и хочу порвать. Он уже так дорог мне! Ты даже себе не представляешь. А что будет через пару лет? Даже если он вдруг изменит мне или как-то иначе обманет меня, я же не переживу!

— А почему ты решила, что он обязательно будет изменять или обманывать тебя? — спокойно спросила Энни.

— Он же мужчина! — сказала Кортни таким тоном, как будто это все объясняло.

— Мой отец никогда не изменял маме.

— Прости, но я думаю, ты многого не знаешь.

— Нет, я в этом уверена. Скажи, тебе хочется изменить Холдену?

— Зачем? — искренне удивилась Кортни. — Мне с ним так хорошо, что другие мужчины просто перестают меня интересовать.

— Почему бы Холдену не чувствовать то же самое?

— Потому что он… — Кортни запнулась.

— Мужчина? — подсказала Энни. — Выбрось все эти глупости из головы. Тебе слишком часто попадались плохие мужчины. Неужели не было ни одного, кто бы тебе отказал?

— Ну почему, были. Например, Дарел. Сколько я вокруг него ни вилась, он устоял. Потому мы и дружим. Но ведь Дарел — это особенный случай! Мне вообще иногда кажется, что женщины его не интересуют.

— Почему бы Холдену не походить на Дарела?

— Потому что Холден — это Холден. Он точно интересуется женщинами.

— То, что Холден переспал с тобой, а Дарел нет, не делает различие между ними принципиальным. — В голосе Энни чувствовалась обида. — Может быть, Дарел искал свою женщину?

— Холден тоже говорил о том, что ищет свою принцессу.

— Вот видишь!

— Но ведь Дарел так и не… — Кортни запнулась, увидев, как лицо Энни заливает краска. — Та-а-а-ак! Я знала. Я знала! Выкладывай: давно вы с ним?

— Как только Шейн подписал документы, — призналась Энни.

— И вы все это время скрывались?

— Понимаешь, если узнают, что Дарел закрутил роман со своей клиенткой, это плохо отразится на его репутации.

— Понятно, — вздохнула Кортни. — Придется с ним поговорить. Скажи мне честно, Энни: тебе не обидно, когда Дарел говорит такие вещи?

— Нет, потому что Дарел ничего подобного не говорит. Это сказала я. И я решила, что пока мы будем скрывать свои отношения. Пусть пройдет некоторое время.

— И все же нужно поговорить с Дарелом о том, как себя ведут настоящие мужчины. — Кортни покачала головой. — Не знаю, похож Холден на Дарела или нет, но я бы не хотела скрываться только потому, что он наш налоговой инспектор. Вот еще один повод закончить эти отношения.

— Кортни, прошу тебя, не торопись! — взмолилась Энни. — Дай Холдену шанс проявить себя. Вдруг он тот единственный, с кем ты будешь счастлива до конца жизни?

— Тем серьезнее повод закончить эти отношения, — пробормотала Кортни. — Я не хочу попасть в зависимость от мужчины, каким бы распрекрасным он ни был.

— Неприятно это говорить, но судьба проучит тебя за то, что ты отказываешься принимать ее подарки!

Кортни поморщилась.

— Мне кажется, уже проучила. У меня ведь есть еще один повод для вселенской скорби. — Она вытянула из-под стола правую ногу.

— Что еще случилось? — со вздохом спросила Энни.

8

Приближалось Рождество. Первая коллекция Энни уже появилась в магазинах и явно пользовалась популярностью. Они опередили Шейна почти на полторы недели! Это была победа. Наконец-то предприятие начало выбираться из финансового кризиса. Энни была на седьмом небе от счастья. О ней все чаще писали модные журналы, у нее взяли несколько интервью и даже снимали репортаж о ее фабрике. Всю эту шумиху Кортни пережидала в темном уголке, незаметно руководя журналистами и глянцевыми изданиями. Словечко там, знакомый здесь — и вот уже весь Нью-Йорк говорит о восходящей звезде Энни Саутгемптон.

Впрочем, сама Кортни ни одной статьи об Энни или ее коллекции не написала. Она считала это противоречащим журналистской этике. Но и без Энни у Кортни хватало тем для статей. Глянцевые журналы уже начали заказывать ей материалы, а это значило, что все вернулось на круги своя и карьера Кортни пошла на новый виток. Она даже начала задумываться о том, чтобы засесть за книгу. Благо жизненного материала у нее было предостаточно. Но сначала хотелось разобраться в собственной личной жизни.

Ровно раз в неделю Холден предлагал начать жить вместе, и каждый раз Кортни находила новый повод для отказа. Она так сильно привязалась к Холдену, что теперь на все сто процентов была уверена: им нужно расстаться. Такая привязанность повлечет зависимость, а Кортни не привыкла зависеть от кого бы то ни было. Она все свои проблемы решает сама. Она современная женщина, в жизни которой карьера всегда на первом месте. А если она разрешит Холдену остаться в ее жизни, то он окажется центром ее новой вселенной.

Холден то ли понимал, какая борьба происходит в ее душе, то ли просто чувствовал, но на своем переезде не настаивал. Вскоре перестал вообще об этом говорить, мудро решив, что время все расставит по своим местам, а Кортни вскоре изменит свои представления о жизни, он ведь видел, что дорог ей, читал в ее глазах о глубоких чувствах, вот только и сам боялся давать им названия — а вдруг он все же ошибается?

Дни шли за днями, их неровные отношения принимали какую-то странную форму: будни порознь, а в выходные вместе. Но Холден был готов терпеть и не такое, лишь бы быть рядом с Кортни хотя бы два дня в неделю.

В конце декабря Энни пригласила Кортни и Холдена на ужин. Кортни попыталась отказаться, но Энни чуть ли не силой заставила ее дать обещание, что она придет с Холденом. Кортни еще надеялась, что Холден откажется, но он, не колеблясь ни минуты, сказал, что с удовольствием познакомится с Энни и Дарелом, тем более что он уже так много о них слышал. Кортни пришлось смириться.

Холден очаровал Энни и сразу же нашел общий язык с Дарелом. Ужин проходил спокойно и весело, казалось, что все за столом знают друг друга уже много лет. Кортни расслаблялась в кругу друзей и то и дело прикасалась под столом к ноге Холдена, словно пыталась удостовериться, что он рядом. Она даже задумалась, а не пригласить ли Холдена на рождественские праздники к ее родителям. Вот мама обрадуется!

Когда перешли к десерту, Дарел смущенно потребовал внимания и, краснея и бледнея, сообщил:

— Вообще-то мы позвали вас не просто так. Неделю назад я попросил Энни стать моей женой. И она согласилась!

Кортни радостно захлопала в ладоши. Наконец-то Дарел и Энни решились придать какую-то форму своим отношениям!

Холден поцеловал руку Энни и поздравил Дарела.

— Это же просто замечательно! — заявила Кортни, обнимая счастливую Энни.

— Я и сама не верю! — призналась та.

— И когда же свадьба?

— Мы решили подождать апреля, — сказал Дарел. — Очень хочется, чтобы все было красиво.

— К тому же в начале апреля выйдет наша вторая коллекция, — добавила Энни.

— Мне кажется, ты уже ни о чем, кроме работы, не можешь думать! — Кортни укоризненно покачала головой. — Дарел, ты обязательно заберешь ее в свадебное путешествие. Научилась работать, пусть теперь учится отдыхать.

— Как скажешь, Кортни, — послушно ответил Дарел. Он нежно обнял Энни за плечи и поцеловал в висок.

Глядя на них, Кортни чуть не прослезилась. Более красивой пары она не встречала.

— Хм, тогда у меня для вас всех есть один подарок, — сообщил Холден. — Конечно, я не должен был вам это рассказывать, ну да ладно. Во время проверки финансовой отчетности мистера Хэнсона я нашел столько ошибок и неточностей, что сразу же заподозрил неладное. Мои подозрения подтвердились. Мистер Хэнсон уже давно укрывал часть дохода от налогообложения. Сегодня его дело рассматривалось в суде. Я еще не знаю результатов, но, если обвинению удастся доказать все эпизоды, мистеру Хэнсону грозит огромный штраф и тюремное заключение до десяти лет.

Все за столом заговорили разом.

— Правда, я думаю, что все окончится только штрафом, — признался Холден, когда шум улегся. — Мистер Хэнсон достаточно умело заметал следы.

— Штраф тоже неплохо, — милостиво согласилась Энни. — А главное, репутация Шейна пострадает. Теперь поставщики десять раз подумают, с кем им лучше работать!

Дальнейшее обсуждение проходило без участия Кортни. Она вдруг поняла, что больше не имеет смысла тянуть. Пора расставаться с Холденом. Ведь сегодня, глядя на счастливых Энни и Дарела, она впервые захотела, чтобы и ее кто-то попросил стать не любовницей, а женой. Нет, даже не кто-то, а Холден. Она стала слишком сильно зависеть от него. И это нужно было прекратить, как бы больно им обоим не было.

Через несколько лет Холден поймет меня! — твердила Кортни по дороге домой.

Она-то думала, что Холден останется у нее, что будет последняя ночь, страсть, приправленная горьким ароматом. Но рвать так рвать.

Холден ни о чем не спрашивал Кортни. Он не понимал, что с ней творится. Впервые он не чувствовал ее настроения, ее мыслей. Какая-то глухая стена вдруг выросла между ними. Но Холден решил оставить выяснение отношений до дома. Не в такси же обсуждать личную жизнь!

У дверей квартиры Кортни вдруг повернулась, быстро поцеловалась Холдена в щеку и сказала:

— Я позвоню тебе.

— Кортни, в чем дело? Я тебя чем-то обидел?

— Нет, Холден, ты самый замечательный мужчина на свете. Но давай сегодня проведем эту ночь порознь, а завтра я тебе позвоню.

— Хорошо, но…

— Прощай! — Кортни еще раз поцеловала его и скользнула в квартиру.

Холден ошеломленно смотрел на закрытую дверь. Что случилось? В чем он провинился? Он же чувствовал, как трудно было Кортни оторваться от его губ.

Взгляд Холдена уперся в закрытую дверь. Он несколько минут постоял, ожидая, что Кортни передумает и хотя бы объяснит, какая муха ее укусила, но дверь так и не открылась. Холден пожал плечами и пошел прочь. Завтра Кортни позвонит ему, и тогда они во всем разберутся.

С другой стороны двери, прижимаясь к холодному дереву и кусая кулак, чтобы не завыть в голос, плакала Кортни. Она понимала, что Холден уходит навсегда. Сегодня она сама отказалась от своей мечты.

9

Шейну показалось, что его сейчас хватит удар. На другом конце большого обеденного зала сидела его бывшая жена. И ладно бы просто сидела! Она беззастенчиво обнималась с каким-то мужчиной, смеялась и то и дело заглядывала ему в глаза. Сомнений не могло быть: Энни влюблена и счастлива. И это было неправильно. Особенно сейчас, когда Шейн чуть не оказался за решеткой. Черт бы побрал этого инспектора Макалистера!

А вот, кстати, и он!

Бокал хрустнул в руке Шейна, и дорогой коньяк пролился на скатерть. Еще одна трата. Шейн и так отдал чуть ли не половину своего состояния, чтобы оплатить штрафы. Теперь ему еще долго придется выкарабкиваться из финансовой ямы. И самое поганое, что ни один банк сейчас не даст ему кредит, разве что под грабительские проценты.

Шейну захотелось сплюнуть. Макалистер как ни в чем не бывало сидел за одним столом с его бывшей женой, ее хахалем и его бывшей любовницей. Это казалось извращенным издевательством, но Шейн понимал, что, скорее всего, парочки и не подозревают о наблюдении. Если бы женщины знали, что в ресторане сидит их заклятый враг, они был просто ушли. Точнее Энни бы ушла. Кортни точно не удержалась бы от того, чтобы выставить бывшего любовника идиотом перед всеми в зале. Она умела закатить отличный скандал!

За последний месяц произошло слишком много неприятностей, подумал Шейн, а тут еще эта встреча… А Энни оказалась еще той тварью. Не успела развестись с мужем, как уже нашла себе любовника. Вон как щебечет с ним!

Как и многие испорченные люди, Шейн предпочитал не замечать своих грехов, но быстро мог возвести в ранг преступления любое действие другого человека, особенно человека хорошего. Таким простым способом он старался доказать себе, что сам не так уж и плох.

Если она так быстро забыла, что значит супружеская верность, кто знает, а не гуляла ли она на стороне, когда мы жили вместе? — подумал Шейн.

Шейн чуть отодвинулся от стола, когда официантка убирала осколки бокала. Он уже был почти уверен, что Энни ушла не из-за его измены, а из-за этого хлыща. Шейн мучительно вглядывался в черты его лица. Где-то он уже видел…

— Черт! — прорычал Шейн, чем ужасно испугал официантку.

— Что-то не так, мистер? — пролепетала она.

— Еще коньяка! — распорядился Шейн.

Ну как же он сразу не узнал! Тот самый юрист, что представлял интересы Энни!

Значит, это был заговор? Шейн был уже почти уверен в этом, все так логично складывалось. Энни и этот юристишка спутались за моей спиной, потом решили поживиться моими деньгами, нашли Кортни и устроили весь этот спектакль с объявлением войны, переманиванием моих специалистов и прочей ерундой. Может быть, и Макалистер вовсе не случайно занялся моими финансами? Может быть, этот ужин — благодарность?

В этот момент Холден наклонился и что-то прошептал на ушко Кортни.

Так вот в чем дело!

Шейн хмыкнул и сделал глоток. Коньяк обжег горло.

Это был заговор. Многоходовка, в которой я оказался просто пешкой. Или нет, королем, самой уязвимой фигурой на поле. Моя королева начала играть против меня. А я недооценивал ум Энни. Или все это затея Кортни? Они стоят друг друга.

Шейн бросил еще один злой взгляд на радующиеся парочки. Кортни громко рассмеялась и захлопала в ладоши.

Нет, сказал себе Шейн, эти курицы не могли придумать такую сложную комбинацию. У Кортни не хватит усидчивости, она любит получать все сразу, а у Энни не хватит подлости. Но у их хахалей и того и другого оказалось сполна. Так вот что они имели в виду, когда объявляли мне войну!

Он улыбнулся, и проходившая мимо официанта отпрянула в испуге.

Они хотят войну? Они ее получат.

Шейн встал, бросил на стол скомканную купюру и, не оглядываясь, вышел из ресторана. Ему сегодня еще нужно было успеть в клуб. Шейну было что рассказать этим вечером. А ничто не распространяется так быстро, как грязные сплетни. Впрочем, сам Шейн искренне верил во все, о чем собирался говорить. Поверят и другие. Люди всегда охотнее верят выдумке, особенно если выдумка порочит кого-то. Такое блюдо съедят с удовольствием и будут делиться ими со своими знакомыми. Нужно было лишь придумать достойный соус.

В клубе Шейну даже не пришлось особенно привлекать к себе внимание. Достаточно было лишь изобразить оскорбленную невинность и высоким звонким голосом рассказывать старому знакомому о том, как встретил предательницу жену в обществе налогового инспектора.

И вот уже Шейн в центре внимания, его расспрашивают, ему сочувствуют и думают, кому бы еще рассказать такую увлекательную историю. Еще бы, жена, адвокат и налоговый инспектор объединились, чтобы разорить порядочного законопослушного бизнесмена!

Соус был отменно хорош, достаточно сладок, достаточно горек и в меру солен. То, что надо. Шейн собой гордился. Он был уверен, через неделю, если не раньше, Макалистер услышит эту историю, разумеется весьма приукрашенной. А будет еще лучше, если услышит не только Макалистер, но и его босс. Хорошо бы подбросить такую бомбу журналистам, но у Шейна было слишком мало доказательств, точнее их вообще не было, да и не хотелось привлекать слишком пристальное внимание к собственным делам. Мало ли что эти падальщики раскопают?

Шейн прекрасно понимал, что и у него рыльце в пушку. Он еще легко отделался в суде одним штрафом, а то сидеть бы ему сейчас в окружной тюрьме штата и размышлять о том, чем бы себя занять в новой жизни, когда истекут десять лет заключения.

Но сейчас он был доволен эффектом. После этого рассказа многие из тех, кто отказывался его замечать, опасаясь быть причастными к истории с налоговыми махинациями, вновь начали разговаривать с ним как ни в чем не бывало. А это значило, что скоро старые поставщики вернутся к нему, прежние покупатели соизволят вспомнить о договоренностях, и, быть может, даже налоговые службы в следующий раз проявят снисходительность. А кому хочется быть обвиненным в должностном преступлении, пусть даже и молвой?

Да, Шейн был доволен. Но в его голове родился еще один замечательный план. Уж если Энни и Кортни решили устанавливать свои правила и нарушать законы, почему бы и ему не заняться тем же самым?

Холден никак не мог сосредоточиться на работе. Мысли о Кортни теснились в его голове, грозя разорвать перегруженный мозг. Как было бы здорово сейчас забросить все эти отчеты в дальний угол, смотреть из окна на бешеную жизнь большого города и пытаться понять, что же случилось.

Чем он мог обидеть Кортни? Почему она стала с ним так холодна? Ужин прошел замечательно, Энни и Дарел оказались милыми и добрыми людьми, и Холден видел, что Кортни искренне радуется за подругу. Тогда в чем же дело?

Как можно понять этих женщин? — сердито подумал Холден, отодвигая в сторону отчет. То она смеется, то плачет, а то захлопывает дверь перед носом и не желает звонить.

Вот уже неделю Холден не слышал голоса Кортни. Он так хотел снять трубку и набрать ее номер, поговорить — не важно о чем, лишь бы удостовериться, что она не плод его фантазии, не мечта. Нет, не так. Удостовериться в том, что его мечты обрели форму.

Но Холден знал, что этого нельзя делать. Кортни явно нужно было что-то решить для себя, и он не имел права давить на нее. Холден умел ждать. Иногда ожидание становилось мучительным, но он всегда выдерживал эту пытку до самого конца. Жаль только, что пытает его сейчас любимая женщина.

Холден больше не сомневался в своих чувствах к Кортни. Он любил эту сумасбродку, эту эмансипированную до крайности журналистку, самоуверенную, спесивую, острую на язычок и совершенно не приспособленную к семейной жизни. Холден видел все ее недостатки и любил даже их. Без этих мелких, иногда раздражающих черт Кортни была бы другой, фарфоровой куклой без души и мозгов, а к чему Холдену этот суррогат?

Если бы только Кортни не занималась ерундой и позволила ему направлять их отношения, может быть, и они бы объявили перед Рождеством о своей помолвке. Ни в чем Холден не был так уверен, как в том, что они с Кортни предназначены друг для друга. Эта была Судьба, и не в их силах было сопротивляться ее велению.

Чтобы там себе Кортни ни навыдумывала, мы будем вместе, твердо решил Холден. Я только хочу, чтобы Кортни поняла это сама. Она ведь такая упрямая, пока не обожжется, ни за что не поверит, что нельзя совать руку в огонь. Интересно было бы встретиться с ее родителями.

Холден потряс головой, прогоняя непрошеные мысли. О каком знакомстве с родителями может идти речь, если их собственные отношениях неопределенны? Холден сейчас даже не понимал, встречаются они с Кортни или нет. Всего за пару часов она умудрилась все запутать так безнадежно. У Холдена даже появилось нехорошее ощущение, что разбираться они теперь будут гораздо дольше.

Титаническим усилием воли Холден заставил себя заняться бумагами.

Перед Рождеством всегда было много работы, и к праздникам все налоговые инспекторы чувствовали себя выжатыми как лимон. Вот и сейчас в коридорах Холден встречал не сотрудников, а их бледные тени. В столовой за все время обеда можно было переброситься всего-то парой слов. И куда только пропали жаркие обсуждения последнего бейсбольного матча или жалобы на супругов?

И все же Холден чувствовал, что вокруг него что-то происходит, но он был слишком погружен в свои мысли, чтобы следить за пристальными взглядами и шепотками за спиной.

Он старался с головой уйти в работу, чтобы не думать о Кортни, но получалось плохо: и работа не двигалась, и образ Кортни постоянно стоял перед глазами. Холден чувствовал, что еще немного, и он бросит все и поедет к ней, чтобы объясниться. В конце концов, у нее была неделя, чтобы разобраться со своими чувствами!

Сколько же можно терзать их обоих? Холден был уверен, что Кортни страдает так же сильно, как и он сам. Ну почему эта упрямая девчонка не признается себе, как близки они, как идеально подходят друг другу?!

Звук сообщения, пришедшего по электронной почте, дал Холдену возможность без мук совести отложить несчастный отчет. Он открыл письмо и с удивлением прочитал его текст. Письмо было от старого приятеля Холдена, они вместе начинали карьеру в налоговой службе. Сейчас приятель работал в другом отделе, но их интересы то и дело пересекались, и потому Холден не удивился, получив от него письмо. А вот содержание послания повергло Холдена в ступор.

«Привет, Холден.

Знаю, что должен был все рассказать тебе еще пару дней назад, но не мог, как-то не верилось, и до сих пор не верится. Но слухи уже поползли, и я считаю своим долгом предупредить тебя.

Думаю, ты помнишь Шейна Хэнсона? Кстати, ты ловко его прищучил, а если бы не дурак судья… но речь сейчас не об этом. Так вот, ходят слухи, что Хэнсон — невинная овечка и жертва коварного заговора. Якобы его жена, объединившись с тобой и одним адвокатом, ограбила Хэнсона, а ты добил его, сфабриковав обвинения.

Холден, я уверен, что ты этого не делал, но для твоей карьеры и репутации будет лучше, если ты сумеешь опровергнуть эти домыслы. Сплетня о тебе и Хэнсоне — самая обсуждаемая в последние два дня. Это показатель. Прошу тебя, прими хоть какие-то меры, иначе беды не избежать.

Кларк».

Холден откинулся на спинку стула и еще раз внимательно просмотрел сообщение. Куски мозаики медленно складывались в голове в единое целое. Неудивительно, что Кортни не хочет ему звонить! Он уже сыграл свою роль, он — отработанный материал, так зачем же обращать на него внимание, тратить свое время?

Но как великолепно она играла! Холден ведь поверил в то, что небезразличен ей. Поверил в ее нежность, в ее внимание, в ее ласки.

Господи, как же отвратительно чувствовать себя использованным!

Зачем, зачем она это сделала?! Неужели так хотела отомстить этому Шейну? Неужели не могла пережить пренебрежение? Она ведь знает, как это больно, чувствовать себя ковриком для ног, выброшенным на помойку. Зачем она сделала это с ним? Он ведь просто искал любви, заботы, спокойствия. Он был готов отдать свою душу Кортни, лишь бы быть с ней вместе, лишь бы слышать ее голос, ощущать аромат ее волос и ласкать нежную бархатистую кожу…

Холден сжал пальцы, но тут же разжал и резко выдохнул.

Нельзя давать гневу власть над разумом. У него так много вопросов к Кортни, так почему бы не задать их? Недели должно было хватить, чтобы придумать удобоваримые ответы. А может быть, она даже не потрудилась сделать и это маленькое усилие? Ведь теперь ясно: он для нее никогда ничего не значил. Много ли может значить пешка для королевы? Нет, он был не пешкой, скорее ладьей, которой можно пожертвовать ради более крупной фигуры.

Глубокий вдох и серия коротких резких выдохов. Все должно идти своим чередом. Холден склонился над отчетом. Работа прежде всего. У него будет вечером время, чтобы поговорить с Кортни. И он поговорит, как бы она ни старалась уйти от этого разговора.

Уже неделю Кортни валяла дурака. Иначе этот острый приступ ничегонеделания назвать было нельзя. Она не написала ни слова, появлялась в офисе лишь для того, чтобы со скучающим видом посидеть час-полтора, а потом, сославшись на срочные дела, сбежать. Дома же Кортни заворачивалась в плед и смотрела в одну точку, пока, очнувшись в полной темноте, не понимала, что пора ложиться спать, чтобы завтра провести такой же бесполезный день.

Энни беспокоило состояние подруги. Но как часто бывает со счастливыми людьми, она стала немного эгоистична и жила сейчас лишь своими переживаниями. Барбара же давно привыкла к тому, что Кортни пропадает куда-то на пару недель, а потом возвращается шумная и довольная жизнью, как всегда. Из-за этого Кортни осталась наедине с собой, раздираемая сомнениями и противоречиями. Но попросить помощи не позволяла гордость. И она вновь заворачивалась в плед и ждала темноты, чтобы лечь спать и хотя бы во сне забыть о своей разрушенной жизни.

Кортни уже не сомневалась в том, что жизнь ее разрушена. Она сама нажала на спусковой крючок. Она не могла быть с Холденом, но и не быть с ним не могла. Этот порочный круг сводил с ума, а выхода Кортни не видела. У нее не осталось моральных сил на то, чтобы порвать сеть, напрячься и сделать шаг, первый, самый сложный шаг из трясины.

День за днем ее преследовали мысли о том, как все могло бы быть, если бы… Вот только Кортни не знала, что «если бы». Если бы она не так дорожила своей свободой? Если бы она не так сильно обожглась о Шейна? Если бы месть не стала для нее смыслом жизни?

Кортни искренне завидовала Энни, которая переступила через свои обиды и несчастья и позволила новой любви войти в свою жизнь. Энни была счастлива: любимый мужчина, любимое дело, и мечта о белом платье уверенно обретала плоть — чего еще желать женщине?

Иногда Кортни казалось, что она не женщина. Точнее совершенно необычная женщина. Ни разу в своих мечтах она не позволила себе оказаться в белом платье у алтаря. Наверное, она просто боялась увидеть рядом Холдена. А кто еще мог бы быть рядом с ней? Страх отдать все в руки мужчины еще никогда не был так силен. Этот страх заставил ее отказаться от воздушных замков, но и он же заставил идти вперед и добиваться своего, чего бы ей это ни стоило.

Ее месть осуществилась. Шейн наказан. И это стоило ей любви. Разумный обмен? Кортни не была уверена. Иногда она даже думала, что Барбара права: месть приносит только разрушения, созидать может лишь любовь. И вот ради мести Кортни отказалась от любви. Сейчас ей казалось, что этим она разрушила свою личность. Какой-то важный, но незаметный кирпичик в фундаменте ее «я» неожиданно растрескался. Теперь Кортни не знала, кто она, куда идет и, главное, зачем.

В пятницу она вернулась домой даже раньше обычного. Приближение Рождества всем вскружило голову. Лишь Энни, как всегда, засиживалась допоздна в офисе. Но даже ее гипертрофированное чувство ответственности дало сбой, и сегодня Энни отпустила сотрудников раньше. Нужно же им когда-то купить подарки к Рождеству? Она и сама собиралась отправиться по магазинам на поиски самых лучших подарков близким людям. Энни очень хотела, чтобы Кортни составила ей компанию, но Кортни сослалась на дикую головную боль и поехала домой. Только сейчас Энни начала понимать, что с подругой творится что-то совсем страшное. Чтобы Кортни добровольно отказалась от похода по магазинам? Это на нее совсем не похоже. Тогда Энни заявила, что непременно заедет проведать Кортни вечером. Кортни вяло попыталась отбиться, но Энни умела быть настойчивой.

И теперь Кортни сидела, завернувшись в одеяло, и ждала, когда же приедет Энни. Она понимала, что вопросов избежать не удастся и придется давать на них честные ответы. Энни отлично чувствовала ложь. А раз так, то придется рассказать ей о том, что Холден вычеркнут из ее жизни, и попытаться объяснить, почему она приняла это решение. Вот только Энни ни за что ее не поймет. Ее никто не поймет. Если она саму себя не понимает, как можно просить этого от других?

В дверь постучали. Кортни вздохнула и встала с дивана. Сейчас она понимала, что чувствует приговоренный к казни. Кортни распахнула дверь. Чтобы не упасть, ей пришлось ухватиться за дверной косяк.

— Холден? — чуть слышно пробормотала она.

— Я могу войти? — хмуро спросил он, стараясь не смотреть ей в глаза.

Если бы он был не так зол, не так обижен, он бы увидел бледное, почти белое лицо, красные от слез глаза, распухшие веки и неуложенные волосы. Еще никогда Кортни не выглядела так плохо.

— Да, конечно. — Кортни посторонилась и пропустила его. Она совершенно растерялась.

— Я не надолго, — успокоил ее Холден. — Я просто хотел узнать, зачем ты это сделала.

— Я… — Дыхания не хватало, легкие сковывали спазмы. — Я решила, что нам не стоит быть вместе. Это становилось слишком опасно. Для нас обоих.

— Что опасно? — не понял ее Холден. — Ты боялась, что твой план раскроют? Боялась повредить моей карьере? — Он хрипло рассмеялся.

— При чем тут карьера? — удивилась Кортни. — Просто я решила, что наши отношения слишком серьезны. Я не готова к ним. Это такая ответственность.

— Никогда бы не подумал, что ты боишься ответственности. Но я пришел не для того, чтобы обсуждать наши, с позволения сказать, отношения. Я просто хотел узнать, почему ты использовала меня, чтобы отомстить Шейну? Неужели не было под рукой никого другого? Я уж даже думаю, было ли случайностью то, что именно мне достался мистер Хэнсон.

— Это была случайность, — пробормотала Кортни, отводя глаза.

Она могла бы солгать Холдену, она видела в его взгляде мольбу, веру в то, что все еще можно исправить. Но Кортни понимала: наступил час истины. Она могла, но не стала лгать Холдену.

— Когда Энни сказала, что у Шейна не все в порядке с бухгалтерией, я сразу же подумала, что это можно использовать в своих целях, — тихо, почти шепотом, начала Кортни. — А потом я встретила тебя. Честно говоря, я шла к тебе с простой целью: расположить к себе и натравить на Шейна.

— Тебе это удалось.

— Но ведь Шейн виноват! — воскликнула Кортни. — И я ни разу не просила тебя заняться им. Я и забыла о нем, пока ты не сказал, что будешь работать и с ним!

— Но когда ты это узнала, ты умело воспользовалась случаем. — В голосе Холдена был такой холод, что Кортни невольно обхватила себя за плечи.

Она была такой беззащитной, что сердце Холдена дрогнуло, но это было лишь мгновение слабости.

— Я ничего не отрицаю. Но сейчас для меня все это совсем не важно.

— Для меня важно, — отрезал Холден. Он повернулся и взялся за дверную ручку.

Кортни подалась вперед, словно надеялась удержать его, вернуть. Но она так хорошо понимала, что Холден уже ушел. Она его потеряла.

Он вдруг обернулся и сказал:

— Я ведь люблю тебя, Кортни. До сих пор люблю.

Он распахнул дверь и ушел.

Кортни прислонилась к косяку. Ноги не держали ее. Она слышала, как захлопнулись двери лифта. От нее ушла любовь. Она сама отказалась от этой любви, сама приняла решение, и сама будет нести за все ответственность.

Если хочешь быть сильной, приходится принимать жестокие решения, подумала Кортни.

Из-за слез она почти ничего не видела. Не было сил оторваться от косяка, закрыть дверь и вернуться в комнату, чтобы вновь закутаться в плед.

Почему же так больно?!

Рыдания рвались из груди, и, чтобы не завыть в голос, как раненое животное, Кортни закусила кулак. На костяшках уже не исчезали красные полосы от зубов. Она слишком часто плакала в последние дни. Силы быстро оставляли и без того измученное тело. Ноги больше не держали, и Кортни медленно осела на пол. Только сейчас она почувствовала, какая же она на самом деле слабая. Приросшая к лицу маска уверенной в себе и независимой женщины вдруг отвалилась с лохмотьями кожи и обнажила мышцы и нервы. Еще никогда Кортни не было так больно.

Рыдающей, кусающей пальцы до крови ее нашла Энни. Ошеломленная этой картиной, она замерла, не зная, что делать, но уже через мгновение бросилась к Кортни, села рядом с ней на пол и прижала ее голову к груди.

— Тише, тише, — уговаривала подругу Энни. — Давай поднимайся. Сейчас мы вернемся в дом, сядем на диван, и ты будешь плакать столько, сколько хочешь.

Хрупкая Энни с удивительной легкостью подняла Кортни и почти внесла ее в комнату. Она устроила рыдающую Кортни на диване и бросилась на кухню, чтобы приготовить сладкий крепкий чай. Горячее питье и сочувствие — это все, чем могла сейчас помочь Энни. Но часто то, что кажется ерундой, значит на самом деле гораздо больше.

Едва в руках Кортни оказалась теплая чашка, а на диван рядом села подруга и обняла ее за плечи, как она успокоилась, и истерика постепенно угасла. Дав Кортни вволю выплакаться, не спрашивая ни о чем, Энни сидела рядом с ней и одним своим присутствием помогала. Когда наконец рыдания утихли, а чаю в чашке осталось на донышке, Энни спросила:

— Что случилось-то?

— Хо… Холден ушел! — заикаясь, сказала Кортни.

— Как же так? — растерялась Энни.

— Я сама его прогнала.

— Тогда почему же ты плачешь?

— Потому… потому, что я люблю его!

Губы Кортни задрожали, новый виток истерики был рядом. Но Энни была начеку. Она взяла чашку из ослабевших пальцев Кортни, поставила ее на столик и вдруг встряхнула подругу, словно нашкодившего щенка.

— Приди в себя, Кортни! Ты сильная и умная женщина. Ты всегда была для меня примером. Как ты можешь позволять себе распускаться? А если бы кто-то вышел в коридор? Ты бы стала для всех посмешищем.

Кортни понимала, что Энни права, но эти слова совершенно не задевали ее.

— Плевать на все! — жалобно сказала Кортни. — Холден думает, что я его использовала, а потом выбросила.

— А на самом деле все было не так? — Энни понимала, что ее слова звучат жестоко, но Кортни нужно было приводить в порядок.

— Нет, не так. Точнее не совсем так.

— Давай ты мне все расскажешь, — уже мягче предложила Энни. — Мне, как человеку со стороны, будет виднее, что и как было.

— После ужина в прошлую пятницу Холден проводил меня до двери, а я выставила его и сказала, что перезвоню сама.

Кортни замолчала, но Энни не стала перебивать ее. Тяжело вздохнув, Кортни пришлось продолжить:

— Я вдруг ужасно испугалась. Холден стал много для меня значить, я стала сильно зависеть от него. Я теряла свою свободу, Энни, понимаешь?

— Понимаю. Но это вполне естественно. — Энни снисходительно улыбнулась, будто объясняла маленькому ребенку очевидные истины. — Нельзя быть свободной и любить. Когда мы любим, мы отдаем в чужие руки часть своей свободы. И получаем часть чужой. Это лишь скрепляет отношения.

— А я не хочу отдавать свою свободу! — заявила Кортни. — Что будет, если Холден не даст мне свою?

— Это лотерея, дорогая. Но даже если ты ничего не получишь взамен, опыт любви гораздо дороже любой свободы. И потом, ты ведь всегда можешь вернуть свой задаток. Я вернула, благодаря тебе, и встретила человека, которому могу доверить все, что угодно.

— Я не люблю азартные игры, — мрачно сказала Кортни.

— Я рада, что ты уже можешь шутить, — заметила Энни. — И все же я хочу услышать историю до конца.

— А что тут рассказывать? Холден пришел выяснять отношения. Он решил, что я использовала его, чтобы отомстить Шейну.

— Ну не так уж он и не прав, — заметила Энни. Она понимала, что делает подруге больно, но Кортни сейчас могла помочь только правда, как бы ужасно она ни звучала.

— Понимаю, я шла к нему именно с такими намерениями, но я моментально забыла о Шейне и о мести, когда увидела Холдена.

— Я тебе верю, Кортни, но почему же ты не сказала этого Холдену? Он бы смог понять.

— Ох, Энни, все у нас с ним не так, как должно быть. Мы слишком сильно тянулись друг к другу. Я не знаю, что с нами стало бы, если бы эти отношения продолжались. Мы бы не пережили их конца.

— Почему ты так уверена, что ваши отношения должны закончиться? Многие люди живут вместе до смерти. И она для них единственный возможный конец их любви.

Кортни покачала головой.

— Я никогда не видела такого. Мои родители развелись, когда мне было пять лет. Никто из друзей семьи так и не сохранил любовь, многие сохранили брак. Просто по привычке. Я так не хочу.

— Ты сама можешь строить свою судьбу, — уверенно сказала Энни. — Мои родители любили друг друга до последнего вздоха, поэтому я знаю, что такая любовь возможна. А ты просто должна поверить в нее. Ты же сама говоришь, что вас с Холденом тянет друг к другу.

— Это не передать словами. Нас не просто тянет. Мне иногда казалось, что мы с ним единое целое.

— И ты испугалась, — поняла Энни.

— Да, я испугалась. Если мне так тяжело расставаться с ним сейчас, что было бы позже?

— Кортни, мы опять пошли по замкнутому кругу! — возмутилась Энни. — Нельзя ничего загадывать. Знаешь, как говорят: хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах.

— Надо мной уже достаточно посмеялись. Я испугалась. Я отказалась от Холдена. И он отказался от меня. Я слишком сильно обидела его. Теперь он навсегда для меня потерян.

— А ты хочешь его вернуть?

— Нет, — не слишком уверенно сказала Кортни.

Энни встала.

— Когда ты поймешь, чего ты на самом деле хочешь, приходи ко мне за советом. И я с удовольствием помогу тебе. Но не раньше. Подумай о том, как ты могла бы быть счастлива. Представь, что ты будешь чувствовать через пять лет, через десять, через двадцать. А теперь представь рядом с собой Холдена. — Она немного помолчала. — И, кстати, попробуй говорить не «я», а «мы». Все же речь идет о вас двоих. Не нужно закрывать за мной дверь. Сиди и думай.

Кортни услышала, как в прихожей хлопнула дверь, и плотнее завернулась в плед.

Что бы она чувствовала, если бы Холден был с ней рядом через двадцать лет? Какой глупый вопрос! Она чувствовала бы себя счастливой.

10

Это было худшее Рождество в жизни Кортни. Она как всегда поехала навестить родителей и все праздники сначала от матери, а потом от отца выслушивала рассуждения о том, что пора бы ей найти приличного мужчину, выйти за него замуж и начать рожать детей. Все же тридцать два — серьезный возраст, биологические часы не стоят на месте, а ни одна, даже самая гениальная публикация не подаст в старости стакан воды.

Кажется, Кортни утратила иммунитет к подобным разговорам. Раньше она давала родителям возможность выговориться, кивала, поддакивала в нужных местах, при необходимости изображала раскаяние, а в итоге оставалась при своем мнении. Но после того как в ее жизнь вошел Холден, Кортни не могла оставаться равнодушна к таким темам. Она вдруг поняла, что на самом деле завидует Энни. Ведь та получила предложение от любимого человека, была счастлива и готовилась к свадьбе. Кортни вдруг мучительно захотелось надеть белое платье, фату и взять в руки цветы. Ей хотелось прожить этот самый запоминающийся в жизни любой женщины день так, чтобы видеть восторг в глазах любимого мужчины.

Да, она все еще боялась серьезных отношения, боялась до дрожи в коленях, но уже поняла: без Холдена ее жизнь будет неполной. Сейчас она не жила, она существовала, мучительно пытаясь вырваться из заколдованного круга, куда саму себя загнала. Серые праздники сменялись серыми буднями, все вокруг было как выцветшая фотография, с той лишь разницей, что старые снимки имеют свое особое очарование, а жизнь Кортни стала плоской и примитивной, как работы бесталанного художника-графика.

Иногда она все же думала, что правильно поступила, позволив Холдену уйти. Если так больно сейчас, что было бы потом? Кортни никак не могла поверить в любовь навсегда. А потом ей становилось все равно. Как бы ни сложились их отношения в далеком будущем, сейчас она могла бы быть счастлива. Разве так уж плохо жить одним моментом?

Кортни чувствовала, что совершенно запуталась. Сложные пространные рассуждения, укрепленные страхами и комплексами, вились вокруг нее, словно паутина. Она сама сплела эту сеть, и теперь не знала, как из нее выбраться. Кортни чувствовала, что ей нужна помощь.

Это же чувствовала и Энни. Она с тоской смотрела, как подруга чахнет. В глазах Кортни появилось затравленное выражение, улыбки не было видно вовсе. Она даже перестала привлекать внимание мужчин! Что значит красота, когда нет жизненного огня, нет страсти, нет наслаждения каждой минутой?

Энни поняла, что пришло время действовать. Она позвонила Барбаре и почти силой ворвалась в квартиру Кортни.

— Хватит одиноких вечеров с обнимку с пледом! — решительно сказала Энни, когда Кортни неохотно открыла дверь.

— Боже мой… — пробормотала Барбара, увидев подругу. — Кажется, мы с тобой слишком давно не виделись! К такому нужно привыкнуть.

— Совсем плохо выгляжу? — с чуть слышным смешком спросила Кортни.

— Отвратительно! — заявила Энни. — Кофе там же?

— Я не хочу кофе!

— Помнишь, как десять месяцев назад я то же самое говорила тебе? — Энни улыбнулась. — Тогда кофе помог мне взять себя в руки и вылезти из депрессии. Я очень хорошо понимаю твое состояние, Кортни. Тебе кажется, что ты во сне, в долгом-предолгом кошмаре. Но только от тебя зависит, проснешься ты или нет. Я на кухню.

Оставшись вдвоем, Барбара и Кортни несколько секунд неловко молчали.

— Энни тебе все рассказала? — спросила Кортни.

Барбара кивнула.

— Ну и что ты думаешь?

Кортни так сильно нужна была помощь и поддержка, что она впервые в жизни сама просила об этом. Барбара хорошо знала Кортни и понимала, как тяжело самостоятельной подруге просить о помощи.

— Хорошо, что Энни на кухне, — сказала Барбара.

Кортни удивленно посмотрела на нее.

— Пока она готовит кофе, мы с тобой сможем кое-что обсудить. Нужно было сделать это сразу же. Ну почему я тогда проявила мягкотелость? — Барбара тяжело вздохнула. — Ты любила Шейна?

— Нет, конечно! — фыркнула Кортни.

— А если подумать? — продолжала настаивать Барбара. — Он ведь много значил для тебя, да?

— Ну, мне было с ним хорошо, причем не только в постели. Шейн — интересный мужчина, многого добившийся, ты же знаешь, я люблю сильных людей. А Шейн при всех его недостатках — личность.

— Ты всегда отлично понимала свое место в его жизни.

— Да, я была любовницей.

— А если бы Шейн был свободен… Только подожди кричать и возмущаться! — предупредила Барбара взрыв эмоций. — Подумай, если бы не было Энни, ты влюбилась бы в Шейна?

Кортни открыла рот, чтобы уверенно сказать «нет», и тут же его захлопнула. Барбара едва не рассмеялась, такой у Кортни был комичный вид. Только любовь к Кортни заставила ее сдержать улыбку. Подруге ведь и так тяжело.

— Так ты будешь отвечать? — поторопила ее Барбара.

Кортни медленно кивнула.

— Я никогда не думала о том, что чувствую к Шейну. Мы просто были любовниками. Но сейчас я понимаю, что могла бы влюбиться в него как дурочка. Я ведь не знала, какая он свинья на самом деле!

— Знала, — твердо сказала Барбара. — Разве порядочный мужчина заведет любовницу? Ты знала, что Шейн — ненадежный, самовлюбленный ловелас, а потому с самого начала держала свои чувства в узде. Но если бы ты дала себе волю, что было бы тогда?

— Шейн умеет кружить голову женщинам. Он ловко пользуется маской джентльмена.

— Вот именно! — Барбара встала с дивана и начала ходить по комнате. Сейчас она должна была сказать весьма неприятную вещь, но Кортни необходимо привести в чувство, заставить ее разобраться в собственной душе. Если она не поймет саму себя, как же сможет понять Холдена? — Если бы ты не знала Шейна так хорошо, ты бы попалась в его сети, ты бы сходила с ума от любви к нему, ревновала бы к каждому столбу, а когда бы он ушел от тебя, ринулась бы мстить.

Уж во второй раз за эти десять минут Кортни не знала, что сказать. Тысячи ответов крутились у нее на языке, но только один был правильным:

— Я любила Шейна, — пробормотала она.

— Ты ведь и к Энни его ревновала. Но старательно низвела жену любовника до уровня дурочки с шорами на глазах. Ведь ты никогда не будешь бороться с тем, кто слабее тебя. Ты любила Шейна, но так старательно прятала эти чувства, так боялась стать уязвимой, что не призналась в них даже самой себе. И вот Шейн тебя бросил. Если бы это был кто-то другой, стала бы ты менять всю свою жизнь лишь для того, чтобы отомстить?

Кортни ничего не ответила, но ответ и не требовался.

— Конечно нет! — воскликнула Барбара. — Максимум ты устроила бы сцену, просто чтобы спустить пар. Но твоя сложная многоходовая комбинация, желание унизить Шейна, заставить его страдать так же сильно, как страдала ты, — что это, как не яд нерастраченной любви?

— Как я раньше этого не видела? — Кортни была потрясена.

— Не видела, — жестко сказала Барбара. — Просто не позволяла себе видеть. Спрятала голову в песок и начала твердить о том, что не позволишь вытирать об тебя ноги, что Шейна нужно проучить от имени всех женщин, ну и прочий бред. А в душе ты страдала, и, когда встретила достойного человека, когда поняла, что вот она, настоящая любовь, ты вновь по привычке спрятала голову в песок. Один раз тебе это помогло пережить любовное разочарование, должно было помочь и сейчас.

— Да, именно так я и думала.

— А когда выяснилось, что твои чувства к Холдену гораздо сильнее того, что ты испытывала к Шейну, ты и вовсе ударилась в панику. Началась истерика на тему «а вдруг?», стало страшно не только за голову, она ведь в песке, но и за остальные части тела, и ты сделала все возможное, чтобы устранить опасность. Вот только легче тебе от этого не стало.

Кортни хлюпнула носом. Было больно слышать от подруги такие слова, но возразить ей было нечего. Барбара абсолютно права.

— А теперь, Кортни, заставь свой мозг включиться. Я верю, что у тебя это получится. И пойми одну простую вещь: Холден не Шейн.

— А вот и кофе! — провозгласила Энни. — Как у нас дела?

— Сеанс домашнего психоанализа окончен, — усмехнулась Барбара. — Теперь пациент может рассчитывать только на себя. Установку я ей дала.

— Что скажешь, Кортни?

— Терпеть не могу признавать, что кто-то прав, а я не права. Я хочу быть рядом с Холденом, но как мне теперь его вернуть?

— Может быть, простого рассказа о том, что творится у тебя в душе и в голове, будет достаточно? Уверена, Холден поймет. А если не поймет, отнесется с пониманием, — спокойно сказала Энни, передавая чашку Барбаре.

— А если он вообще не захочет со мной разговаривать?

— Холден достаточно хорошо воспитан, чтобы не выставить женщину за порог, даже если женщина причинила ему много страданий. — Энни была настолько уверена, что заражала этой уверенностью всех вокруг, даже пессимистично настроенную Кортни. — Ты пей кофе, тебе нужно взбодриться.

— И, кстати, не помешало бы привести себя в порядок, — заметила Барбара. — Я, твоя близкая подруга, соседка по комнате, видела тебя без макияжа раз пять.

— И, скажем честно, время не красит женщину, — добавила Энни масла в огонь.

— Отлично! Теперь еще скажите, что я похожа на старую ведьму. — Кортни вновь была готова расплакаться.

— Считай это шоковой терапией, — посоветовала ей Энни.

— Человек выглядит так, как себя чувствует, — заметила Барбара, — так же верна и обратная конструкция: как выглядит человек, так себя и чувствует. Попробуй выглядеть на все сто и увидишь, как поднимется твое настроение.

— Мое настроение поднимется, когда я поговорю с Холденом, — мрачно сказала Кортни. — Как бы мне сделать так, чтобы ему пришлось меня выслушать?

— Только не начинай строить планы! — попросила Барбара и для Энни пояснила: — Кортни имеет к этому склонность. Если нормальный человек, чтобы открыть дверь, просто потянет за ручку, Кортни придумает тысячу и один способ, как это сделать, вовсе не прикасаясь к двери!

— Она талантлива! — с усмешкой заметила Энни.

— Хватит обсуждать меня так, будто я в другой комнате! — рассвирепела Кортни.

— Да-а? — протянула Барбара. — А нам казалось, ты все еще где-то далеко…

— Кстати, мы с Барбарой сегодня решили отправиться в салон красоты, — как бы между прочим сообщила Энни. — Мне уже давно пора подновить стрижку.

Кортни тяжело вздохнула.

— Подождете минут двадцать, пока я приведу себя в порядок, чтобы можно было выйти из дома?

Энни и Барбара переглянулись и расплылись в довольных улыбках:

— Так уж и быть!

Возвращение прежней Кортни происходило буквально на глазах. Оказывается, чтобы прийти в себя, собраться с силами и начать действовать, ей нужно было сделать лишь первый шаг: стать похожей на прежнюю уверенную в себе, успешную молодую женщину.

Кортни вновь много смеялась, очаровывала мужчин, работала двадцать три часа в сутки и один час посвящала себе. Вот только люди, близко ее знавшие, видели, что она стала старше. И биологический возраст был здесь вовсе ни при чем. Она просто стала мудрее.

Но, на взгляд Энни, недостаточно мудрой, чтобы выбирать простейшие пути. Приближался День святого Валентина, а Кортни так и не поговорила с Холденом. До сих пор она пыталась придумать сложный и запутанный план, который позволил бы ей сделать первый шаг к примирению. План не придумывался. Кортни начинала нервничать. Она уже была уверена в том, что их с Холденом ждет счастливая долгая жизнь, но из-за очевидной глупости это счастье откладывается.

Ложась вечером в холодную постель, Кортни думала: вот сегодня ночью обязательно что-нибудь придет мне в голову. Должно же быть озарение когда-нибудь. Я ведь так много думаю о примирении с Холденом, что мой мозг уже должен начать сам работать над этой проблемой без моего участия.

Уже несколько раз ответы на сложные вопросы приходили к ней во сне. Кортни не верила ни в какую мистику и находила этому простое объяснение: мозг, перегруженный в течение дня, ночью мог спокойно все проанализировать, разобраться в мелочах, которые при свете солнца были незаметны, и дать единственно верное решение.

Ее сны были о Холдене. Вот только решений там не было. Хотя Кортни не отказалась бы воплотить их в реальности.

Дни шли один за другим, складывались в недели, а она все никак не решалась сделать хоть какой-то шаг. Раз десять за день Энни пыталась заставить ее просто пойти к Холдену и поговорить, но упрямство Кортни побеждало. Она была тренированнее подруги. Кортни верила, что еще чуть-чуть — и она найдет оригинальное решение, которое заставит Холдена сразу же вернуться к ней. И без выяснения отношений. Разговора с Холденом Кортни боялась как огня. Она знала, что была не права, была даже готова признать свою вину. Но увидеть, как из-за ее глупости страдает любимый человек, было ей не по силам.

И жить без него было тяжело.

Кортни чувствовала, что опять загоняет себя в новую западню.

— Думать вредно! — как-то в сердцах сказала ей Барбара, и только сейчас Кортни поняла, что подруга имела в виду.

А может быть, и правда перестать думать? Положиться на случай и ждать? — подумала Кортни, но ее деятельная натура ни за что не позволила бы ей так поступить. И потому она продолжала выдумывать какие-то планы, строить замки и рушить их одним движением руки.

В воздухе ощущалось дуновение весны. Прошел праздник всех влюбленных, и Кортни впервые в жизни провела его в одиночестве. Более того, она не получила ни одного букета или коробки конфет. Но отсутствие поклонников совершенно не расстроило ее. С недавних пор для Кортни существовал только Холден.

Постепенно ее жизнь получила новое наполнение. Работы с каждым днем становилось все больше и больше. Журналы просто заваливали ее заказами на новые статьи, новая коллекция была почти готова, и нужно было успеть доделать ее до показа в Милане. Энни вдруг решила продемонстрировать свои модели ценителям моды. Кортни решила, что подругой движет тщеславие, и молча занялась пиар-компанией. В конце концов, Энни имеет на это право.

Дни были заполнены до отказа, а ночью Кортни с трудом засыпала, постоянно думая о Холдене. Она устала, сильно похудела, но упрямо отказывалась пойти и поговорить. Энни даже стала подозревать подругу в мазохистских наклонностях, но ничего поделать не могла. Если Кортни принимала решение, то никто не смог бы заставить ее отказаться от своих планов.

В этом году весна пришла рано. Уже в первых числах марта девушки распахивали плащи, на клумбах зацветали первоцветы, а в высоком голубом небе плыли пушистые облака. Но Кортни и Энни не замечали пробуждения природы. Скоро должна была выйти новая коллекция, и в их головах просто не осталось места ни для чего другого. Все было почти готово, оставалось только пошить коллекционные наряды.

Теперь Кортни и Энни первыми приходили в офис, а уходили только потому, что за ними заезжал Дарел. Он чуть ли не силой вытаскивал невесту и подругу из-за столов, но при этом умудрялся оставаться обходительным и предупредительным. Кортни иногда завидовала Энни, ведь ее-то дома никто не ждал, и никто не беспокоился, что она слишком много работает.

Кортни понимала, что, пока коллекция не выйдет в широкую продажу, о личной жизни нечего и мечтать. До дня показа в Милане и появления коллекции на прилавках оставалось две недели, а из-за постоянных неполадок в цеху не было пошито и десятой части. Но если бы они знали, что их ждет!

Этим утром Кортни чувствовала себя отвратительно, но это никого не интересовало, даже саму Кортни. В половине шестого утра ей позвонила Энни и срывающимся голосом сказала, что все машины в цеху вышли из строя. Им срочно нужно приехать.

Впервые в жизни у Кортни опустились руки. Это было просто несправедливо! Они так много работали, столько сил вложили. До конца пути оставалась всего-то пара шагов. И вот они вновь в самом начале. Что же сейчас чувствует Энни? Кортни даже боялась представить, в каком состоянии духа пребывает подруга.

Но когда ровно в шесть часов Кортни села в машину Энни, хозяйка нового бренда была собранной и напряженной. На лице не осталось и следа утренних слез. Энни сумела взять себя в руки и теперь была готова бороться с судьбой.

В который раз за неполный год знакомства тихоня и домашняя мышка удивляла Кортни.

На фабрику они добирались молча. Сил говорить не было, да и о чем им вести беседы? У них нет никакой информации, пока они даже не знают размеры трагедии, не знают причины и последствия. Зачем лишний раз нервировать себя?

Главный механик выглядел еще хуже Энни и Кортни вместе взятых. Он нервно сжимал в руках какую-то тряпку, покрытую масляными пятнами, вероятно, раньше она была носовым платком, и переминался с ноги на ногу.

— Что произошло? — спросила Энни.

— Все машины в цеху испорчены. Теперь это не более чем груда металлолома.

Он с болью посмотрел на механизмы, за которыми ухаживал с такой любовью.

— А ремонт? — робко предложила Кортни.

Главный механик покачал головой.

— Машины испорчены так сильно, что проще и дешевле купить новые, чем перебрать эти.

— Так что же все-таки случилось?! — воскликнула Энни.

Ей тяжело давалось это внешнее спокойствие. Все ее мечты рушились на глазах, и она не знала, что сделать, чтобы остановить этот ужас.

— Мне кажется, что во всем виновато масло, точнее жидкость, на него похожая. У всех машин повреждены ходовые детали, те, которые нужно постоянно смазывать. Такое ощущение, что их разъела кислота.

— Саботаж? — тихо спросила Кортни.

— Или ужасная ошибка. — Главный механик пожал плечами.

— Что-то мне не верится в такие ошибки! — Кортни чувствовала, как гнев закипает у нее в груди.

Энни внимательно посмотрела на нее.

— Ты думаешь, Шейн мог пойти на такое?

— А почему бы и нет? — парировала Кортни. — Мы ведь первые объявили ему войну. На войне все средства хороши.

Энни тяжело вздохнула.

— Я теперь понимаю, почему Шейн… — Она умолкла. Ни к чему упоминать при посторонних подробности своего знакомства с Кортни. Вместо этого Энни сказала: — Пойдемте в кабинет. Нужно решать, что делать дальше.

В их маленьком кабинете все заинтересованные лица расположились с трудом.

— Нужно вызывать полицию! — уверенно сказал Дарел. — Если это саботаж, полицейские смогут найти виновника. А потом мы сможем выставить ему иск.

— Ты тоже знаешь, кого подозревать? — спросила Кортни.

Дарел развел руками, как бы говоря: все и так ясно.

— Хорошо. Вызовите полицию, — попросила она секретаря. — Дальше: что делать с сотрудниками?

— Отправить в отпуска, пока мы что-то не решим с машинами.

— Черт! — воскликнула Энни.

Дарел и Кортни удивленно переглянулись. Они и не подозревали, что Энни вообще знает такие слова.

— Простите, — смутившись, пробормотала она. Энни глубоко вдохнула и помассировала виски. Наконец она взяла себя в руки и обратилась к начальнику цеха: — Всех сотрудников — в отпуск. Как только что-то решим, сразу же всех отзовем обратно.

— Как скажете, — кивнул он. — Люди будут расстроены.

— Я понимаю, — тихо сказала Энни.

— Но уйти можно будет только после допроса полиции, — вставил Дарел. — Как потом мы будем всех искать?

— Да, ты прав. Дальше: что нам делать с оборудованием?

В кабинете повисло молчание.

— Неприятно это говорить, но нам придется капитально потратиться, — протянула Кортни. — Дарел, у тебя есть знакомые банкиры? Нам нужно получить большую сумму как можно быстрее.

— Я постараюсь кого-нибудь найти. Но деньги мы получим не раньше чем через неделю.

— Но мы тогда не успеем доделать коллекцию! — возразила Кортни.

— Ничего не могу поделать! — Дарел тяжело вздохнул. — Если бы у меня была пара-другая миллионов, я бы с радостью отдал их вам.

— Извини, Дарел. — Кортни захотелось закрыть глаза и уснуть. Ей казалось, будто она в дурном сне. Вот сейчас она проснется, и все будет в порядке: коллекция выйдет в срок, и на первом показе Холден будет держать ее за руку. Усилием воли Кортни заставила себя вернуться к действительности. — Нужно переносить дату показа.

— Давай немного подождем? — попросила Энни.

Она сейчас действительно просила. Понимая, что чудес не бывает, Энни хотела хоть на пару дней отсрочить неизбежное. Кортни так хорошо ее понимала! А потому кивнула:

— Хорошо. Подождем, что скажет полиция. В конце концов, пусть лучше жалеют нас, чем решат, будто мы не справились.

— Да, решено, — твердым, уверенным тоном сказала Энни. — Ждем полицию. Все могут вернуться на свои места.

Сотрудники медленно потянулись к выходу из кабинета.

— Пойду искать деньги, — пошутил Дарел. Он обнял Энни и поцеловал ее. — Не переживай, ты выдерживала и не такие испытания. Все будет хорошо.

Энни благодарно улыбнулась ему.

— Как только что-то узнаю — позвоню. А пока до вечера.

Кортни завистливо посмотрела на них и тихонечко вздохнула. А ее и подбодрить некому. Может быть, пора перестать заниматься ерундой и на самом деле поговорить с Холденом? Ей сейчас так нужна его поддержка, его любовь…

— Я не ожидала такого от Шейна! — Энни растерянно смотрела на Кортни.

— Шейн! — Кортни словно выплюнула это слово. — Он всегда был порядочным мерзавцем.

— В том-то и дело, что порядочным. Я не думала, что он пойдет на преступление.

— Зная Шейна, могу предположить, что он замел все следы так хорошо, что полиция до него так и не доберется.

— Все наши беды от него! — в отчаянии воскликнула Энни. — И самое страшное, что пока мы ничего не можем сделать.

Кортни прищурилась и внимательно на нее посмотрела. Нет, это должно быть только ее решением. Незачем впутывать сюда Энни. В конце концов, кто-то же должен руководить производством и представлять коллекцию в Милане.

Рывком она открыла нижний ящик стола и достала коробку. Энни удивленно смотрела на подругу. Это оказалась не просто коробка, это был небольшой сейф. Кортни быстро набрала комбинацию цифр и откинула крышку.

— Дома держать не хотела, а такая вещь всегда может пригодиться, — спокойно сказала Кортни, доставая из коробки черный кольт тридцать восьмого калибра.

Энни со страхом смотрела на оружие.

— Кортни, не пугай меня! — попросила она.

Ничего не отвечая, Кортни проверила, есть ли патроны в барабане, и бросила пистолет в сумочку, словно пудреницу.

— Думаю, мы с тобой увидимся в следующий раз при весьма плачевных обстоятельствах, — сказала Кортни. — Передавай привет Дарелу. Напомни ему, что он отличный адвокат.

— Кортни, что ты собралась делать?! — В голосе Энни звучала паника.

— Хочу поговорить с нашим общим знакомым.

Ее зрачки сузились, словно у охотящейся кошки, голос был совершенно спокойным, и это испугало Энни гораздо сильнее заряженного пистолета.

— Кортни, я прошу тебя, не нужно!

— Ты же сама сказала, что все наши беды от Шейна. Я предпочитаю устранить причину, чем бороться со следствием.

— Кортни, ты же разрушишь всю свою жизнь! Шейн этого не стоит! — уговаривала Энни, но видела, что подруга уже ничего не слышит.

— Кажется, месть вышла на очередной виток! — горько усмехнулась Кортни и вышла в коридор.

11

Энни ошеломленно смотрела в открытую дверь. Несколько секунд Энни была в ступоре. Все так неожиданно! Ну кто бы мог подумать, что Кортни способна схватиться за оружие? Кто бы мог подумать, что у нее вообще есть пистолет!

Когда Энни опомнилась и выбежала в коридор, тот уже был пуст. Догнать Кортни она не успеет, но нужно же что-то предпринять! Дрожащими руками Энни схватила телефон и набрала номер Дарела. Приятный женский голос сообщил ей, что абонент находится вне зоны действия сети.

Неужели мне придется ехать к Шейну? — с испугом подумала Энни. Но разве я сумею остановить Кортни? Нет, нужен кто-то, кто может силой заставить ее одуматься. Убедить ее сейчас невозможно.

Энни поняла, что у нее просто нет выбора. Она схватила сумочку и выбежала из кабинета так же стремительно, как и Кортни. Энни понимала, что сейчас не время думать о последствиях и взвешивать свои поступки. Нужно действовать.

Холден с головой погрузился в работу. А что ему еще оставалось делать? И так образ Кортни постоянно вытеснял столбцы цифр, из-за нее он почти не спал и из-за этого чувствовал постоянную усталость. Да и работа требовала теперь колоссального напряжения. Холден чувствовал, что еще немного, и он просто сойдет с ума.

Он уже устал повторять каждое утро, как мантру: я должен забыть Кортни. Он пытался убедить себя в том, что нужно просто перешагнуть через эту боль и идти дальше, но продолжал топтаться на месте. Как одиноко было темными ночами без тепла ее тела, как тоскливо без фиалкового аромата ее волос, как скучно без звонкого смеха…

Кортни меня предала, убеждал себя Холден, использовала и выбросила, как только я стал ей не нужен. Разве женщина моей мечты поступила бы так? Я слишком долго увлекался фантазиями и едва нашел женщину, хоть чуть-чуть похожую на идеальный образ, как сразу же поставил ее на пьедестал и стал ей поклоняться. Это было глупо. Теперь я должен извлечь урок из своей ошибки. Больше никакой влюбленности, только трезвый расчет.

Но самоубеждение не действовало. Кортни все так же являлась ему по ночам в обольстительнейших видениях. Да и днем не выходила из головы. Холден пытался найти утешение в объятиях других женщин. Но едва дело доходило до постели, как ему сразу же представлялась Кортни, и приходилось позорно ретироваться. Холден уже понял: женщин, похожих на нее, просто нет.

Серые дни проходили чередой, Холден смотрел на них, как на неинтересный фильм, который обязательно надо высидеть до конца. Особенно тоскливо становилось оттого, что Холден уже знал, как закончится это кино. Рана, нанесенная предательством Кортни, никогда не заживет. Он не сможет полюбить другую женщину, он даже не сможет жениться по расчету, хотя бы для того, чтобы завести детей. Этот шаг был бы несправедлив по отношению и к жене, и к детям. Порядочность не позволила бы Холдену ложиться в постель с одной женщиной, а в мечтах представлять другую.

Он был обречен провести всю жизнь в одиночестве. Разве не замечательный повод возненавидеть Кортни, по чьей вине он в тридцать семь лет навсегда остался один? Но Холден не чувствовал ненависти, он все еще любил Кортни и не боялся в этом признаться. Вот только чего стоит любовь, если разменной монетой оказалось предательство?

В яркий весенний день Холден как всегда пытался найти утешение в работе. К десяти часам утра у него уже ломило спину, глаза слезились, но он не хотел остановиться. Едва он расслаблялся, как тяжелые воспоминания наваливались и сдавливали грудь так сильно, что дышать становилось трудно.

Холден не замечал весны, не замечал улыбок прохожих, а хорошеньких девушек в легких нарядах и подавно. Ничто его не трогало и не радовало. Его чувства как будто атрофировались. И все же он сильно удивился, когда увидел на пороге молодую успешную женщину, прекрасно одетую, идеально причесанную и накрашенную, вот только ужасно испуганную.

— Мисс Саутгемптон?

Зачем она появилась здесь? — недоумевал Холден.

— Простите, что я без звонка… — Энни чувствовала смущение.

Она не могла не знать, при каких обстоятельствах расстались Кортни и Холден, все же это была месть ее мужу. Сейчас она чувствовала себя неловко, ведь Холден просто не мог знать, что Энни с самого начала была против. Да и какая теперь разница! Она должна быть сильной, нужно спасать подругу от большой беды.

— У вас какие-то проблемы с отчетностью? — вежливо спросил Холден и жестом предложил ей присесть.

— Ох, — пробормотала Энни. — Зачем мы разводим весь этот политес? Мы ведь уже давно перешли на «ты».

Холден чуть заметно улыбнулся.

— Так что случилось? — уже мягче спросил он.

— Шейн нанес нам новый удар.

Черты лица Холдена стали жестче.

— Пойми, я уже давно не думала ни о какой мести! Я просто хотела творить и радовать людей.

Холден сразу же ей поверил. Ну нельзя не верить этой женщине с глазами ребенка!

— И что же он сделал? — спросил Холден.

— Все машины в цеху вышли из строя. Нам просто не на чем шить коллекцию. А через две недели в Милане должен состояться показ.

— Я искренне сочувствую тебе, Энни, но чем я могу помочь?

— Это была предыстория, — объяснила Энни. — У нас нет ни одной улики против Шейна, сейчас этим занимается полиция, но мы с Кортни уверены, что это его рук дело.

Энни заметила, как вздрогнул Холден, когда она упомянула имя подруги. После этого проявления слабости черты его лица стали еще тверже. Энни вдруг поняла, почему Кортни влюбилась в этого мужчину. Он был таким сильным, что мог приручить даже самовлюбленную, помешанную на своей свободе и феминизме Кортни.

— Так вот, когда мы решили все организационные вопросы, Кортни достала пистолет и сказала, что лучше сразу разобраться с причиной, чем постоянно разбираться с последствиями.

Холден ошеломленно уставился на Энни. Он знал, что Кортни способна и на поступок, и на глупость. Но такого он не ожидал!

— Я уверена, что Кортни сейчас едет к Шейну. Может быть, уже приехала. Я боюсь представить, что будет, когда они встретятся! Холден, Кортни может попасть за решетку.

Холден рывком поднялся из-за стола. Нельзя было медлить. Каких бы глупостей ни натворила Кортни, пока они были вместе, сейчас все могло окончиться бедой куда серьезнее его разбитого сердца.

— Где живет Хэнсон?

Запинаясь, Энни назвала адрес.

— Срочно найди Дарела и расскажи ему все, нам понадобится адвокат, — распорядился Холден. — Ты не знаешь, есть у нее разрешение на оружие?

Холден выскочил в коридор, Энни еле поспевала за ним.

— Я вообще не знала, что у нее есть пистолет!

— Да, Кортни каждый день преподносит нам сюрпризы, — пробормотал Холден. — Я позвоню, как только что-то будет ясно.

Они уже выбежали на стоянку для автомобилей сотрудников.

— Я поеду с тобой! — вызвалась Энни.

Холден покачал головой.

— Хватит с меня одной неуравновешенной женщины.

Энни немного обиделась, но поняла, что по сути Холден прав. Она будет только мешать.

— Твоя задача найти Дарела и обеспечить нам юридическое прикрытие, — сказал Холден.

Он уже завел машину и собирался выезжать, как вдруг Энни крикнула:

— Кортни любит тебя!

Холден замер на секунду. Но тут же нажал на педаль газа. Он вдруг понял, что им с Кортни давно нужно просто поговорить. Конечно, момент не самый удачный, но лучше сейчас, чем никогда.

Может быть, не все еще потеряно для них? Холдену так хотелось в это верить!

Ярость душила Кортни. Она с трудом следила за дорогой, слава богу, час пик прошел, да и ехала она по окраинам, и на улицах Нью-Йорка было мало машин, иначе бы поход Кортни окончился в больнице, в лучшем случае.

Шейн просто скотина! — думала Кортни, все сильнее вдавливая педаль газа. Как он мог так поступить?! Он нарушил закон и, если я хоть чуть-чуть знаю Шейна, сделал это так, что ни один даже самый гениальный сыщик не сможет доказать, что это его рук дело. Мы можем кричать на каждом углу, с пеной у рта доказывать, что Шейн подстроил эту аварию, нам даже поверят, но этот мерзавец будет сидеть в своем особняке и ухмыляться. Он ведь знает, что мы никак не сможем его наказать. Правосудие для него — пустой звук. Но…

Кортни усмехнулась. Если бы Шейн видел эту улыбку, он бы предпочел сразу же убежать куда-нибудь подальше, лишь бы не встречаться с разъяренной любовницей.

Я стану правосудием. Я накажу Шейна. Я сделаю так, чтобы он больше никогда и никому не мог причинить вред.

Настолько злой она не была, даже когда узнала о существовании у Шейна новой любовницы.

По крайней мере, тогда он не нарушал закон, уверяла себя Кортни.

Она просто боялась признаться, что винит в своем одиночестве Шейна. Если бы она не полюбила его, если бы не была так больно ранена предательством, если бы, в конце концов, не была вынуждена мстить, Холден был бы рядом, и кошмары одиноких ночей не посмели бы приблизиться к ней ни на шаг. Слишком много «бы». Кортни не любила сослагательного наклонения. Человек действия, частицу «бы» она использовала, только когда просчитывала варианты. Альтернативная история ее не привлекала. Что было, то было, и нет смысла сожалеть. Правда, о том, что все можно исправить, Кортни как-то не задумывалась. Она нашла виновника всех своих несчастий и решила наказать его.

Месть — лучшее лекарство, думала Кортни, выезжая в пригород. Барбара была не права. Если бы не месть, Энни так и осталась бы тенью Шейна. А сейчас она — деловая женщина, невеста, увлеченная, влюбленная и счастливая. Разве месть принесла ей беду? Так почему же у меня ничего не получилось? Я должна была отомстить Шейну и перевернуть эту страницу. Ведь в следующей главе меня ожидала сказка.

Кортни горько усмехнулась. Сказка оказалась страшнее самого мрачного романа.

Может быть, просто моя месть не закончена? Энни ведь достаточно было доказать Шейну, что она тоже много стоит, даже больше, чем он. И она это успешно доказала. А я должна была наказать Шейна. Вот в чем беда, я просто не довела дело до конца.

Особняк родителей Энни, когда-то горячо ею любимый, а теперь почти ненавистный, показался на холме. Кортни вдруг затормозила и припарковалась у обочины. До сих пор ее вела ярость. Но, как и всякое сильное чувство, оно быстро перегорело. Кортни вдруг поняла, что нужно составить какой-то план. Шейн подлец, и наказать его — великое дело, но сесть из-за него в тюрьму? Нет уж, на это она не согласна.

Мне нужно придумать, как с ним расправиться и не оказаться за решеткой.

Кортни крепко сжала руль и уставилась на дорогу.

По крайней мере, нельзя его убивать в доме. Нужно выманить Шейна куда-нибудь. Может, предложить ему прогуляться? Вряд ли он согласится… Ну как же мне заставить его поехать со мной?!

Она закусила губу.

Шейн Хэнсон сидел в кожаном кресле и курил трубку. В одной руке он держал бокал виски, в другой — биржевые сводки за вчерашний день. В последнее время Шейн пристрастился к игре на бирже. И пока удача сопутствовала ему!

Да, удача была на его стороне. Если бы не госпожа Фортуна, разве отделался бы он так легко от обвинения в укрывании доходов? А как ловко он провернул дельце с фабрикой Энни?

Эта потаскушка другого и не заслуживала! — подумал Шейн. Не успела развестись с мужем, и вот уже в ресторане с любовником. Но теперь-то ей еще долго будет не до ужинов и поцелуев! А может быть, стоит попробовать выкупить у нее фабрику? Она ведь доказала, что не умеет справляться с делами…

Шейн задумался, как сделать так, чтобы у Энни не осталось выбора и ей пришлось продать фабрику, а заодно и бренд. Удивительно, но его жена умудрилась сделать себе имя всего-то за полгода! У нее вышла всего одна коллекция, но во всех модных журналах только и делали, что превозносили ее до небес.

От отвращения Шейн чуть не сплюнул на дорогой персидский ковер, но жадность возобладала.

В особняке было тихо. Шейн так и не смог найти прислугу с постоянным проживанием. Ему даже иногда казалось, что бывшие слуги умело распустили о нем нелицеприятные слухи. Тоже плевать! Сейчас достаточно агентств, которые предоставляют услуги горничных, поваров и дворецких по необходимости.

Одиночество не тяготило Шейна. Он даже не привел в этот дом ни одну женщину, продолжая встречаться с ними в городской квартире, купленной специально для этих целей, когда до их с Энни свадьбы оставалось две недели. Шейн уже тогда готовил себе уютное гнездышко, где можно было бы отдохнуть от повседневных забот. Не с женой же это делать! Особенно когда жена — не более чем средство достижения цели.

Жаль, что Кортни на меня ополчилась, подумал Шейн. Она была лучшей в моей коллекции. Мне даже иногда казалось, будто она что-то ко мне испытывает…

Он усмехнулся.

Кортни сама отказалась от меня. И не просто отказалась, а сделала все, чтобы разрушить мою жизнь.

Шейн самодовольно осмотрелся. Кабинет просто кричал о состоятельности его хозяина. Да, судебное разбирательство, огромный штраф серьезно потрепали мошну Шейна, но не отказываться же ему от минимального комфорта и привычной обстановки?! Гораздо лучше урезать зарплату сотрудникам и ввести очередную систему штрафов. Плевать, что у него постоянная текучка кадров. В Нью-Йорке полно бедняков, согласных трудиться за копейки.

Девчонке еще учиться и учиться.

Шейн сделал глоток виски. В последнее время он часто проводил вечера наедине с бутылкой. Да, определенно хорошо, что Энни ушла, при ней он не смог бы потакать своей любви к спиртному.

Мне хватило одного удара, чтобы привести их в паническое состояние, продолжал он наслаждаться своей победой. Жаль только, я не могу увидеть сейчас их лица. Да и с Кортни нужно что-то придумать. Энни достаточно наказана. Она еще не скоро придет в себя. А вот Кортни… Для нее эта фабрика — лишь средство. Думаю, ее не слишком задела авария. Нет, конечно, она волнуется, но она не унижена, не растоптана, я ведь знаю, что у нее есть и другие планы. Кортни слишком умна, чтобы складывать все яйца в одну корзину.

Клуб тяжелого, густого дыма медленно поплыл к потолку. Еще один плюс холостяцкого существования: никто не устраивает скандалы, если ты куришь в помещении.

Да, она слишком умна, а мне не удастся разрушить ее карьеру журналистки. Эта писаки и так вечно окружены скандалами, и чем больше я буду скандалить, тем выше будет ее популярность. Нет, нужно придумать что-то другое. Ударить ее по слабому месту. Интересно, где же у Кортни это слабое место?

Шейн задумался. Он неплохо успел изучить свою любовницу, недостаточно хорошо, чтобы избежать ловушки, и все же…

Она ведь женщина, у нее не может не быть слабостей! Другой мужчина? Шейн чуть не расхохотался. Он в принципе не мог представить себе Кортни влюбленной.

Они потому и встречались так долго, что были очень похожи: целеустремленные, независимые, уверенные в себе, с пренебрежением относящиеся к морали и нравственности — похожи, даже слишком, чтобы этот союз стал счастливым. Вот только по пути отрицания авторитетов Шейн пошел гораздо дальше. Хотя мораль Кортни могла бы покоробить многих святош, ее она блюла свято, а Шейн насмехался над самим понятием морали. Он над многим насмехался, но так хорошо играл свою роль, что даже жена не понимала его сути.

Шейн еще раз затянулся и глотнул виски, но тут же закашлялся. Неожиданный звонок в дверь его испугал.

Старею! — подумал Шейн, поднимаясь из кресла. Раньше меня ничто не пронимало.

Он неторопливо пошел открывать, ругаясь по дороге на лодыря дворецкого, который не запер ворота. По крайней мере, Шейн бы знал, кто к нему пожаловал.

Нужно все же завести постоянную прислугу, думал он. Хотя бы для того, чтобы не ходить открывать дверь самому.

Попытавшись изобразить на лице радушную улыбку, он распахнул дверь.

— Ты? — Шейн был удивлен сверх всякой меры.

— Могу я войти? — вместо приветствия спросила Кортни, но ответа дожидаться не стала.

Она ловко проскользнула в дверь мимо него и сразу же направилась в гостиную.

Шейн несколько секунд стоял, держа дверь, пораженный этой наглостью и в то же время завороженный легким изящным покачиванием бедер нежданной гостьи. Все же Кортни была хороша! Так аппетитна, так возбуждающа… Только ей удавалось так распалить страсть Шейна, что через пять минут он забывал свое имя.

Она женщина, настоящая женщина! — думал Шейн, жадно следя за плавными движениями Кортни. И все же она должна понести заслуженное наказание. Хотя бы для того, чтобы впредь было неповадно бросать вызов мужчине.

Кортни грациозно опустилась в кресло и окинула взглядом гостиную.

— Была у тебя всего один раз. — Она помолчала. — Без Энни здесь все разваливается.

— О, конечно! — ядовито протянул Шейн. — Ты не спросишь, не вернется ли моя беглая женушка к своему несчастному муженьку?

— Я здесь не для этого, — спокойно сказала Кортни. — Ты вывел из строя все наши машины?

Шейн хмыкнул.

— Как ты себе это представляешь? — поинтересовался он. — Я ночью пробираюсь на фабрику и ковыряюсь в механизмах, в которых ничего не понимаю?

— Нет, — спокойно ответила Кортни, — я себе это представляю немного по-другому: ты нанимаешь человека, он нанимает еще одного человека, ну и так далее, количество людей зависит от степени твоей жадности…

— Иногда я могу быть очень щедрым, — вставил Шейн.

— Но редко! — парировала Кортни. — Только в этом случае ты не скупился. Я знаю, ты любишь, чтобы все было сделано хорошо.

Он лишь развел руками.

— Так вот, ты придумываешь план, нанимаешь людей, выстраиваешь цепочку таким образом, чтобы к тебе не вела ни одна нить, и приводишь весь механизм в действие. Ведь так все было, а, Шейн?

— Понятия не имею! — Шейн глумливо усмехнулся.

— Так! — уверенно сказала Кортни. — Ты никогда не признаешься вслух, боишься, вдруг у меня с собой диктофон…

— Ты ведь журналист, у тебя должен быть с собой диктофон. А я не хочу в тюрьму.

— Да, ты даже не намекнешь, что это сделал кто-то другой. — Кортни кивнула каким-то своим мыслям. — Но знаешь что, тебя ведь выдают глаза. Они просто светятся от счастья. Да, Шейн, ты добился чего-то желанного и теперь просто сияешь самодовольством. Для меня это достаточная улика. Ну и потом, никто еще не знает об аварии на нашей фабрике.

— Какая удивительная новость! — Шейн всплеснул руками. — Энни, наверное, очень расстроилась. И кстати, разве я сказал, что знаю?

— Ты слишком умен, чтобы так просто попасться. Иногда я даже начинаю уважать тебя.

— Только иногда?

— Я думала, что ты будешь достойным соперником, Шейн. А ты, как только почувствовал, что дела идут из рук вон плохо, сразу же ударил ниже пояса. Ты никогда не признавал правил.

— Потому и добился многого. Ты ведь и сама не любишь правила, разве не так?

— Я не люблю глупые правила, но я знаю, что такое честь.

Ярость вдруг исчезла. Так долго Кортни думала о Шейне, как о могущественном злодее, ее воображение рисовало Шейна не иначе как в клубах густого дыма, с рогами и копытами и устрашающим смехом. А перед ней сидел немолодой мужчина, следы алкоголизма и разгульной жизни уже оставили отпечаток на его лице. Он никогда никого не любил и уже не научится любить. Да и его любила, наверное, только его мать. Странно, Кортни всегда казалось, что они с Шейном довольно близки, а он так и не узнала, как зовут его мать. Ярость исчезла и уступила место жалости. А ведь Кортни не сомневалась, что будет испытывать отвращение к Шейну…

— Какая странная штука жизнь, — пробормотала Кортни.

— Что ты хочешь сказать?

— Я шла сюда, чтобы судить тебя, а сейчас понимаю, что зря потратила время, которое могла бы провести с большей пользой. — Например, поговорить с Холденом, мысленно закончила Кортни. — Мне больше нечего здесь делать.

Кортни встала с грацией большой кошки. Шейн жадными глазами следил за ее движениями, за изгибами ее тела. Какой же желанной она была! Ни один мужчина не мог устоять перед ее красотой.

Женщина, истинная женщина! — подумал Шейн.

Он вовсе не восхищался Кортни, он просто желал ее, даже не ее, а это прекрасное тело. Шейна никогда не интересовала душа, с ней невозможно переспать, да и продать ее не очень-то получается, если не веришь во всякую бесовщину. Одного взгляда на Кортни Шейну было достаточно, чтобы превратиться в тупое животное, озабоченное только тем, чтобы удовлетворить свои желания. И инстинкт продолжения рода был здесь вовсе ни при чем. Шейн ненавидел детей и уже давно принял меры к тому, чтобы нахлебников у него никогда не было.

— Прощай, Шейн, — бросила Кортни, проходя мимо него.

Это будет лучшая месть! — решил Шейн. Еще никто ее так не наказывал. Я буду первым. Разве может быть для женщины унижение страшнее?

Едва Кортни миновала его, Шейн резко вскочил и хватил ее со спины, прижав руки к туловищу. Кортни выронила сумочку из рук и попыталась вырваться, но Шейн держал крепко. Он ударил Кортни под колено, и, не удержавшись на высоких шпильках, она упала на пол. Тяжело дышащий перегаром, потный Шейн придавил ее. Сумочка Кортни попалась ему под руку, и, зарычав, Шейн отбросил ее в сторону.

— Считай это наказанием! — прохрипел он на ухо Кортни. — Моей местью.

Кортни не ответила. Она была испугана, сердце билось в груди как пойманная птица. Ужас затуманивал сознание, лишая воли к сопротивлению. Кортни понимала, нужно в первую очередь победить свой страх. Она расслабилась и задышала ровно.

Шейн решил, что она уже слишком испугана, чтобы сопротивляться. Он чуть-чуть приподнялся с тела Кортни и резко дернул за пояс юбки. Тонкая шелковая ткань не выдержала и разорвалась. Шейн приподнялся еще выше, чтобы дорвать юбку до конца. Он уже видел кружевное белье, подвязки чулок и бархатистую нежную кожу. Волна черной похоти замутила его разум. Он больше не соображал вообще ничего.

Почувствовав, что давление на тело ослабло, Кортни резко вывернулась и одновременно ударила Шейна каблуком между ног.

Кортни слышала, как Шейн захрипел, и почувствовала всю тяжесть его тела. Он повалился, не в силах пошевелить даже пальцем, и мог лишь хрипеть, зажимая пах, разрываемый адской болью.

Нельзя было упускать этот шанс! Кортни толкнула тело Шейна и вскочила на ноги. Но он слишком быстро пришел в себя и в последний момент успел схватить Кортни за ногу. С высоты своего роста Кортни упала на пол и больно ударилась лицом. Что-то теплое потекло по подбородку, во рту появился солоноватый привкус. Но Кортни ни на что не обращала внимания. Она должна была добраться до своей сумки. Кто знает, что может сделать с ней Шейн в таком состоянии?

Шейн крепко держал ее за ноги и, словно по канату, подтягивался по ее телу. Кортни чувствовала, что он хочет добраться до ее шеи и сдавить изо всех сил, пока хрипящее тело не содрогнется в последней судороге или пока не хрустнут позвонки, такие хрупкие в сильных руках.

Страх придал ей сил. Она сделала всего один рывок и сумела схватить свою сумочку. Кортни не знала, кого благодарить за то, что на сумке не было ни молний, ни застежек. Чтобы достать пистолет, ей нужно было всего лишь засунуть в нутро руку.

Кортни сразу же нащупала гладкий холодный металл. И в этот момент пальцы Шейна сомкнулись на ее шее.

Невыносимая боль парализовала Кортни. В глазах потемнело, но теперь речь шла о ее жизни! Кортни вытащила пистолет и изо всех сил ударила им Шейна по голове. Раздался оглушительный выстрел. Шейн обмяк. Кортни почувствовала, как по ее лицу течет теплый ручеек крови, только теперь это была кровь Шейна.

Она выбралась из-под неподвижного тела и бросилась к стене. Лишь прислонившись спиной к надежной поверхности, Кортни посмотрела на Шейна.

Он лежал на полу в луже крови. Кортни видела рваную рану на виске, куда пришелся ее удар. И лужу крови под грудью Шейна.

Она задрожала и инстинктивно схватилась рукой за горло. В животе расправил щупальца ледяной комок страха.

12

Холден увидел машину Кортни у дверей особняка Шейна Хэнсона. Вокруг все было тихо, поэтому Холден надеялся, что еще не опоздал. Или это был тревожный сигнал? Он вышел из машины и пошел к дому, раздумывая, стоит ли звонить в дверь или сразу бросаться спасать мерзавца Шейна.

Чуть заметная усмешка появилась на губах Холдена. Еще совсем недавно его использовали, чтобы отомстить Шейну, а теперь просят спасти. Жизнь полна сюрпризов.

Холден замер на мгновение у двери, но тут же отбросил все сомнения. Из глубины особняка прозвучал выстрел. Плечом Холден выбил дверь и бросился в дом. Он ни разу не был здесь и не знал, куда идти, но чутье вело его верно.

Он вбежал в гостиную и увидел Кортни — растрепанную, в порванной юбке и с кровавыми потеками на лице. В одной руке она держала пистолет, а другой пыталась вытереть кровь, заливающую глаза.

— Кортни! — пробормотал Холден.

Он не мог понять, что случилось, почему Кортни в крови, и страшно испугался.

Она посмотрела на Холдена. В глазах не было никакого выражения. Потом перевела взгляд на лежащего в луже крови Шейна и медленно осела на пол.

Холден дернулся к Кортни, но понял, что сейчас его помощь требуется в первую очередь Шейну. Кто знает, куда попала Кортни, — может быть, его еще можно спасти? Опять злая шутка судьбы!

Осторожно обойдя лужу крови, Холден присел рядом с телом Шейна и приложил руку к артерии на шее. Пульс был аритмичным, но легко прощупывался. Холден с облегчением вздохнул. Он внимательно осмотрел рану на голове Шейна и решил, что она не представляет опасности для жизни. Теперь предстояло выяснить, куда же угодила пуля Кортни.

Медленно, опасаясь потревожить рану, Холден перевернул Шейна на спину и тут же выдохнул, инстинктивно он задерживал дыхание. Кортни прострелила Шейну плечо. Рана была неопасной, а Шейн валялся без сознания, скорее всего, от боли. Уже и кровь почти не шла.

Холден со спокойной душой бросил его и поспешил к Кортни. Она выглядела почти так же страшно, как и Шейн: вся в крови, на лице синяки, юбка и блуза разорваны, а на шее видны следы пальцев. Холден опустился около нее на колени и осторожно приподнял голову.

— Кортни! — позвал он.

Ее веки дрогнули, но в себя она так и не пришла.

Холден легонько похлопал ее по щекам. Кортни вздрогнула и открыла глаза.

— Вот уж не думала, что ты когда-нибудь поднимешь на меня руку, — прохрипела она и с трудом улыбнулась: саднила разбитая губа.

Холден радостно рассмеялся и прижал ее к груди.

— Что случилось? — спросил он.

— Шейн пытался изнасиловать меня, а я случайно выстрелила в него. — Кортни внезапно побелела и отстранилась от Холдена. — Я… я убила его? — испуганно спросила она.

— Нет, — поспешил успокоить ее Холден. — У Шейна прострелено плечо и рана на голове, но вроде бы ничего серьезного.

— Я рада. А что ты здесь делаешь?

— Ко мне прибежала Энни и сказала, что ты взяла пистолет и собралась убить Шейна. Разве я мог остаться после этого в офисе? Мне пришлось бросить работу и бежать тебя спасть.

Он ласково улыбнулся, и Кортни уткнулась лицом ему в плечо.

— О господи, Холден! — пробормотала она. Ей нужно было так много сказать ему, сейчас же! — Я была такой дурой! Я ведь люблю тебя, только мне было страшно признаться в этом даже самой себе. А потом, когда ты ушел, я все думала, как же вернуть тебя!

— Ты выбрала не лучший способ! — усмехнулся он, но тут же стал серьезным. — Нам нужно решить, как дальше действовать.

Кортни с опаской посмотрела на Шейна, все так же лежащего без движения.

— Мы должны вызвать полицию и «скорую помощь», — сказал Холден.

Кортни покорно кивнула.

— Что ты скажешь полиции? — требовательно спросил он.

— Что я пришла к Шейну поговорить, а он напал на меня, попытался изнасиловать, думаю, это и так понятно, — Кортни кивком головы указала на свою разорванную юбку, — а мне пришлось обороняться. В сумочке был пистолет. Я ударила им Шейна по голове, а оружие выстрелило. Вот и все.

Холден кивнул и помог ей встать. Кортни приходилось одной рукой поддерживать юбку.

— Я рад, что ты не стала рассказывать о своем желании убить Шейна. Где здесь телефон?

— Энни сказала, что я хочу убить Шейна?

— А зачем же ты взяла с собой пистолет?

— Версия для полиции: в наше время девушка должна уметь за себя постоять.

— А для меня?

— Я действительно хотела убить Шейна, — призналась Кортни, она не могла лгать Холдену. — А потом поговорила с ним и поняла, что ничего, кроме жалости, он у меня не вызывает. А я против эвтаназии, каким бы жалким ни был объект.

Холден кивнул. Он нашел телефон и набирал службу спасения. Четко, без эмоций Холден рассказал о случившемся оператору и назвал адрес.

— Ну вот, мы должны дождаться полиции, — сказал он.

Кортни вдруг почувствовала смущение. Им так много нужно было сказать друг другу, но никто не знал, как начать. И стоит ли сейчас начинать.

— Холден, — робко позвала Кортни.

Он повернулся и пристально посмотрел на нее.

— Я вовсе не хотела тебя использовать. Точнее сначала хотела, но когда познакомилась… — Кортни запнулась. Все так сложно и так запутанно!

— Давай отложим этот разговор, пока все не успокоится, — предложил Холден. — У нас сейчас и так достаточно бед.

— Да, ты прав, — пробормотала Кортни. Они сидели в тишине, пока к дому не подъехали полицейские машины и «скорая помощь».

— Успокойтесь, мистер Макалистер! — полицейскому пришлось чуть повысить голос. — Мы вынуждены арестовать мисс Кебер по подозрению в попытке убийства.

— Но на нее напали! — возражал Холден. — Это была самооборона!

Кортни пугливо жалась к нему. Впервые в жизни она не знала, что делать. Едва врачи «скорой помощи» привели Шейна в чувство, он тут же заявил, будто Кортни на него напала и он вынужден был защищаться. Такой наглости Кортни не ожидала даже от Шейна. Она считала, что ее бывший любовник проявит больше сообразительности и предпочтет решить дело миром. Но, видимо, Шейн слишком разошелся и хотел довести свою месть до конца.

— Это еще нужно доказать в суде, — спокойно сказал полицейский. — А пока мисс Кебер придется проехать с нами. К тому же мы должны провести медицинское обследование, составить протокол, да и вообще покушение на убийство — серьезное обвинение. Я не уверен, что мисс Кебер выпустят до суда даже под залог.

— Я не хочу в тюрьму, — пролепетала Кортни.

Сегодня был слишком тяжелый день. Столько событий, столько волнений! Она просто не выдержит.

— Ну, мисс, вы же должны были осознавать последствия, когда брали с собой оружие.

— Я носила пистолет только как средство устрашения!

— Но ведь вы применили его против мистера Хэнсона?

— Что же, мне нужно было ждать, пока он меня изнасилует?

— Тогда нам бы точно не пришлось забирать вас, — парировал полицейский. — У вас нет выхода, мисс Кебер. Если вы не поедете с нами добровольно, нам придется применить силу.

Холден подобрался и грозно посмотрел на полицейского.

— А вам, мистер Макалистер, не стоит играть здесь мускулами, — предупредил его коп. — Вам еще предстоит объяснить, что вы здесь забыли.

— Я знал, что Кортни поехала к мистеру Хэнсону, знал об их напряженных отношениях и решил помочь ей, — спокойно ответил Холден. — Даже вы не можете не признать, что я приехал вовремя. Кто знает, что случилось бы с мистером Хэнсоном, если бы я не появился? Кортни была в ужасном состоянии, она еще долго не решилась бы ни на какие действия. Он мог бы просто истечь кровью!

— Изложите свои соображения потерпевшему, как только врачи начнут пускать к нему посетителей. Уверен, он будет признателен вам за помощь, — парировал полицейский. — А сейчас, мисс Кебер, прошу за мной.

Кортни умоляюще посмотрела на Холдена. Сердце его сжалось. Сейчас он был так нужен ей, но ничего не мог поделать! Холден понимал, если он попытается каким-то образом помешать полиции, у Кортни будет гораздо больше проблем. Он обнял Кортни и прижал к себе.

— Энни должна была найти Дарела, — шепнул он ей на ухо. — Не отчаивайся. Мы вытащим тебя. Ты же веришь в своих друзей?

— Верю. — Кортни шмыгнула носом. — Но я не хочу провести в участке даже одну ночь!

— Не переживайте, у нас чисто и спокойно, — сообщил ей полицейский. — Мы даже предоставим вам отдельные апартаменты. Я не хочу надевать на вас наручники, так что идите со мной добровольно.

Кортни закусила губу и еще раз посмотрела на Холдена. Но что он мог сделать?! Лишь ободряюще улыбнуться и что-то прошептать. Кортни показалось, что он сказал: «Я люблю тебя».

Но это могло быть и игрой ее воображения, ведь им еще так много нужно сказать друг другу! В их отношениях все так неопределенно, так туманно… Кортни не знала, чего ждать от будущего, и впервые в жизни боялась.

В полицейском участке действительно было тихо и чисто. Судебно-медицинский эксперт осмотрел Кортни и составил протокол. Затем ей позволили привести себя в порядок и только потом допросили. После трехчасового перекрестного допроса Кортни чувствовала себя выжатой как лимон. Одни и те же вопросы шли по кругу, она уже устала давать одни и те же ответы и даже чуть не расплакалась в самом конце. Но привычка не позволила ей потерять лицо. Да, сегодня она была слабой женщиной, но уже успела взять себя в руки. Они не дождутся ее слез!

Усталость была такой сильной, что Кортни сразу же уснула на лежанке в своей одиночной камере. Ее уже совершенно не волновала собственная судьба, все, чего хотела сейчас Кортни, — сон и тишина. Ей нужно было набраться сил, чтобы встретить испытания с расправленными плечами и прямой спиной. Так, как она привыкла.

Телефон Дарела молчал до самой ночи. Энни чуть с ума не сошла от неизвестности, а когда вернулся Холден, тревог добавилось.

Что будет с Кортни? Сумеют ли они вытащить подругу из тюрьмы до суда?

Энни была уверена, что Кортни оправдают. Она сразу же поверила истории о попытке изнасилования, рассказанной Холденом. Энни вдруг поняла, что совершенно не удивлена. Такой поступок был в характере Шейна. Он никогда не стеснялся силой взять то, что хотел. Боже, как же слепа она была целых восемь лет!

— Шейн смог отомстить нам гораздо лучше! — горько сказала Энни. — Кортни в тюрьме, и кто знает, чем закончится для нее суд. Мое предприятие еще не скоро оправится от саботажа. За один день Шейн сумел разрушить наши жизни.

— Но ведь вы сильнее его духом, — спокойно сказал Холден. — Вы сможете начать все заново, если только потребуется.

— Сможем, — согласилась Энни, — но так тяжело терять все то, что мы уже сделали. Это был тяжелый год для нас обеих. Примерно одиннадцать месяцев назад Кортни пришла ко мне и рассказала об изменах Шейна. Да, плохо год начался, плохо и закончился.

— Еще остался целый месяц, — заметил Холден. — Все еще может наладиться.

— Может, но нужны деньги и для того, чтобы вытащить Кортни, и для того, чтобы наладить производство. Я готова продать фабрику, лишь бы Кортни была на свободе. Но невозможно сделать это быстро! Точнее можно, но тогда нужно идти к Шейну. Уверена, он найдет деньги, чтобы вернуть себе то, что никогда ему не принадлежало.

Энни устала беспокойно ходить по комнате и опустилась в кресло. Она обхватила себя руками и пробормотала:

— Никогда нельзя получить от плохого дерева хорошие плоды.

— Ты о вашей идее отомстить? — уточнил Холден.

Энни кивнула.

— Видишь, чем все закончилось? А началось с того, что вы с Кортни поссорились. Потом этот саботаж, потом арест. Что дальше, Холден?

— Я предлагаю сейчас успокоиться и дождаться Дарела. Только он может как-то решить наши проблемы. Уверен, если есть хоть малюсенькая возможность вытащить Кортни из тюрьмы, Дарел ее не упустит. Разве ты не веришь в него?

Энни тепло улыбнулась.

— Верю, очень верю. Но ждать так сложно!

— Я понимаю, — кивнул Холден.

Он и сам так долго ждал. Сначала ждал чуда. И оно пришло под именем Кортни, обольстительной, очаровательной, ослепительной. Холден не смел и мечтать о том, что в земной женщине воплотятся все его надежды! И все же она оказалась живой, из плоти и крови, а не бестелесным миражем. Холден открыл ей свое сердце, и вдруг выяснилось, что в его мечте все же много от земной женщины, вспыльчивой, безрассудной, эгоистичной. Что толкнуло Кортни на чудовищную попытку использовать его, а потом отказаться, выбросить? Наверное, Энни знала ответ, только Холден не стал спрашивать. Есть проблемы, решать которые должны только двое.

В замке входной двери провернулся ключ.

— Слава богу, — пробормотала Энни и бросилась в прихожую.

Холден услышал взволнованные возгласы, звуки поцелуев и встревоженный бас Дарела.

— Что случилось, Холден? — спросил он, едва вошел в гостиную.

— Кортни в тюрьме по обвинению в попытке убийства.

Дарел сел на диван и прикрыл глаза.

— Рассказывайте все с самого начала, — попросил он. И в его жизни это был самый длинный и самый тяжелый день.

Когда Холден закончил рассказ, Дарел несколько секунд сидел молча и с закрытыми глазами.

— Я был уверен, что когда-нибудь буду вытаскивать Кортни из серьезной беды, — сказал Дарел, — потому и предложил вам свои услуги, когда вы только затевали вашу месть. Но такого я не ожидал даже от Кортни!

— Но что-то же можно сделать?! — умоляюще сложив руки, спросила Энни.

Дарел привлек ее к себе и поцеловал в висок.

— Конечно можно. Но только завтра утром. Я узнаю, какой судья будет рассматривать дело Кортни, и тогда мы найдем способ вытащить ее. Не переживайте, Кортни даже полезно провести одну ночь за решеткой. Может быть, в следующий раз она будет думать, прежде чем совершать какие-то действия.

Ни Энни, ни Холден не нашли, что сказать в оправдание Кортни.

— Ладно, давайте займемся другими делами, — тяжело вздохнув, сказал Дарел. — У меня есть и хорошие новости: деньги будут завтра утром у тебя на счетах. Процент по кредиту, конечно, грабительский, но я уверен, что ты справишься. Вот бумаги.

Лицо Энни озарила улыбка. Она тут же погрузилась в изучение документов, забыв обо всем остальном. Если Дарел сказал, что вызволит Кортни, значит, вызволит. Энни верила ему безоглядно.

Дарел посмотрел на Холдена и покачал головой.

— Тебе нужно выспаться, у тебя просто ужасный вид.

— Я все равно не смогу уснуть. — Холден пожал плечами. — Энни предложила мне остаться этой ночью у вас, сказала, что спать вы не ляжете.

Мужчины посмотрели на Энни, которая уже раскладывала на кофейном столике листы бумаги и доставала калькулятор.

— Да, спать мы сегодня не будем. — Дарел тяжело вздохнул. — Как ты вообще?

— Паршиво, — честно признался Холден.

— Знаешь, я бы на твоем месте не стал обижаться на Кортни. Ты уже должен был понять, что она склонна к непредсказуемым поступкам, противоречащим логике и здравому смыслу. Ей было очень плохо без тебя. Да и тебе было плохо без нее, это видно. Если бы не ее упрямство и нежелание идти прямым путем, вы уже давно были бы вместе.

— Ты так в этом уверен? — В голосе Холдена звучал скепсис.

— О, Кортни и меня не перестает удивлять! — усмехнулся Дарел. — Я даже представить не мог, что она способна схватиться за оружие. Конечно, Кортни не подарок, она эгоистична, спесива, легко может переупрямить сотню ослов, но под этой маской скрывается очень нежная и ранимая душа. Когда ты ушел, она так испугалась, так плакала, хотя изо всех сил старалась не показывать никому, как ей больно. Но я-то видел.

Холден с подозрением посмотрел на Дарела.

— Мне кажется или ты очень близко знаешь Кортни?

Дарел рассмеялся.

— Мы же дружим! Ты можешь представить себе хоть одного мужчину, который бы сначала спал с ней, а потом дружил? Говорю прямо: мы не спали. Может быть, потому, что я сразу же раскусил Кортни. Ей это не понравилось, и она тут же перестала интересоваться мной как мужчиной. Иногда мне кажется, что Кортни не любит, когда ее понимают.

— Я ее и не понимаю, — признался Холден.

— И не нужно! В женщине должна быть загадка. — Дарел наклонился ближе к нему и почти шепотом сказал: — Казалось бы, Энни, что может быть проще? Но каждый день я открываю что-то новое. И уверен, мне этих открытий хватит до конца жизни. Это и есть любовь, приятель.

Холден усмехнулся. У него с Кортни тоже что ни день, то открытие. Только, честно говоря, он уже немного от этого устал. Он хотел просто жить рядом с любимой женщиной, тихо и спокойно. Разве это так много?

— В любом случае, я рад, что ты пришел на помощь Кортни. Это оставляет надежду на лучшее, — закончил Дарел.

Энни чуть ли не на ощупь пробиралась по коридору к своему кабинету. Бессонная ночь и волнения предыдущего дня не прошли даром. От усталости ее лицо посерело, щеки запали и под глазами были синяки. Даже волосы, обычно сияющие расплавленным золотом, сегодня тускло лежали на плечах. Больше всего на свете Энни хотела выспаться, но прекрасно понимала, что еще не скоро у нее будет такая возможность.

В кабинете без Кортни было тихо и неуютно. Энни уже привыкла к кипучей энергии подруги, она как бы подзаряжалась от неиссякаемого оптимизма Кортни. Иногда Энни даже мечтала отселить Кортни куда-нибудь в другое помещение, чтобы спокойно поработать, но сейчас она поняла, что соскучилась бы через пятнадцать минут. Остаться одной было так тяжело!

Благодаря Дарелу Энни получила приличный кредит, и даже проценты были не настолько грабительскими, как он считал. Энни была уверена, что через полтора года сможет вернуть всю сумму. И все равно ее мечтам не суждено было сбыться: до показа в Милане и официальной даты выхода новой коллекции оставалось всего-то две недели. Энни уже узнавала, оборудование придет не раньше чем через десять дней. А еще нужно будет его настроить… В общем, даже при самом благоприятном стечении обстоятельств, коллекция раньше конца апреля не выйдет.

Неужели придется переносить свадьбу? — вдруг подумала Энни. До сих пор эта мысль не приходила ей в голову, она была так увлечена работой, что о грядущих серьезных переменах в своей жизни даже и не думала.

Энни представила, как расстроится Дарел. Он ведь уже давно мечтал об этом дне, с самой первой их встречи. Но Энни понимала: пока она не разберется с работой, нет смысла устраивать какие-то торжества. Она просто не справится! Уже сейчас Энни чувствовала себя просто ужасно, что же будет ко дню выхода коллекции?

Нужно будет сегодня вечером поговорить с Дарелом. Он поймет, он ведь всегда меня понимает! — уговаривала себя Энни. Если бы только Шейн знал, как много горя он нам причинил…

Энни нахмурилась.

Лучше ему не знать. Он и так, наверное, торжествует. Господи, хоть бы с Кортни все было нормально! У Шейна слишком хорошие адвокаты, и я уверена, он сделает все, чтобы отправить Кортни за решетку.

Она верила в Дарела, в его юридический гений, но была при этом реалисткой. Энни всегда предпочитала надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

В дверь кабинета осторожно постучали.

— Да! — крикнула Энни. Интересно, почему секретаря еще нет на месте?

Она посмотрела на часы и покачала головой. Половина седьмого утра! Еще пара дней в таком темпе, и ее придется увозить в психиатрическую клинику.

В кабинет с удивительной робостью вошли начальник цеха и несколько работников. Энни не понравилось выражение их лиц. Она сразу же почувствовала заговор. Неужели ее сотрудники сейчас попросят об увольнении? О, она найдет новых работников, но на это потребуется время. А вот времени у нее уже нет.

— Доброе утро, мисс Саутгемптон, — поздоровался начальник цеха, остальные за его спиной тоже пробормотали какие-то приветствия.

— Не слишком доброе. — Энни вымученно улыбнулась. — Располагайтесь.

Несколько секунд все гремели стульями и пытались усесться впятером на двухместный диван. Наконец движение затихло, и на Энни уставились несколько пар внимательных глаз.

— Что случилось? — сразу же перешла она к делу.

— Мы тут поговорили, — удивительно косноязычно начал начальник цеха. Раньше за ним этого не замечалось. Энни еще раз убедилась, что творится что-то неладное. — И решили, что можно выпустить коллекцию в срок.

Энни недоуменно смотрела то на него, то на остальных. Она робко улыбнулась и получила в ответ целый букет сияющих улыбок.

— Мы узнали о том, что случилось с мисс Кебер…

— Быстро же распространяются слухи! — хмыкнула Энни.

Начальник цеха развел руками.

— Это ведь мистер Хэнсон все подстроил?

— Да, — уверенно сказала Энни. — Но доказать мы ничего не сможем.

— Ясно, он хитрый лис. Вы же знаете, как мы работали у него? Постоянные штрафы на низкую зарплату, один выходной, мизерные пенсионные отчисления, почти никаких социальных гарантий. А вы сумели все изменить. Мы ведь видели, что предприятие работает не в убыток, а зарплаты у нас приличные, в конце месяца не было никаких штрафов, даже для тех, кто делал ошибки, у нас есть медицинская страховка, идут отчисления на пенсию. А ведь если мы вовремя не выпустим коллекцию, всему этому может прийти конец?

— Это мои проблемы, и я уже начала их решать. Вы не пострадаете.

— Да я не к тому! Просто мы решили сшить эту коллекцию во что бы то ни стало. Швеи хотят взять работу на дом. Здесь со мной лучшие, у них есть машинки, старые, но в отличном состоянии.

— Две недели это даже много! — сказала одна из швей. — Если работать хорошо. Может быть, мы и не сможем нашить столько, чтобы начать продажу, но коллекцию для показа мы подготовим.

Энни чувствовала, что сейчас расплачется. Она не знала, что сказать и как благодарить этих людей.

— Вы просто возрождаете меня к жизни! — призналась она. — Шейн пытался растоптать мою мечту, сделал так, чтобы рядом со мной не было Кортни, но он не знал, что теперь мы не одни. Коллекция будет показана на подиумах Милана в срок!

В кабинете поднялся такой гвалт, что секретарь Энни, опоздавшая на работу, немного испугалась.

Кортни совсем не так представляла себе судебный процесс. В маленькой комнатке, где едва умещался стол для судьи и два стола для сторон, проводилось предварительное слушание по иску, предъявленному Шейном. Сам Шейн присутствовал на этом рассмотрении. Судя по его виду, рана была совсем не серьезной, и он торжествующе смотрел на бледную, растрепанную Кортни. Только благодаря Энни она сейчас сидела в приличном платье, а не в той робе, что дали ей в участке, отобрав юбку и блузу как вещественные доказательства. Но у нее не было возможности принять душ, уложить волосы, накраситься, в конце концов! Из-за этого Кортни чувствовала себя вдвойне неуютно.

Судья постучала молоточком по столу и уставшим от бессчетного повторения голосом начала:

— Сегодня, двадцать первого марта две тысячи…

Кортни сразу же отключилась. Она еще в школе не могла слушать учителей с заунывными голосами. К тому же рядом с ней сидел Дарел, успевший шепнуть ей, что все будет хорошо.

Наконец судья перешла к сути дела:

— Вы мисс Кортни Элизабет Кебер?

Кортни встала, повинуясь тычку Дарела.

— Да.

— Вас обвиняют в попытке убийства мистера Шейна Хэнсона. Вы знаете его?

— Да.

— В каких отношениях вы состоите с мистером Хэнсоном?

— В плохих, — честно призналась Кортни.

У Дарела возникло непреодолимое желание провалиться сквозь землю.

— Хм. — Судья была сбита с толку. — Подробнее, если можно.

Кортни, как и советовал ей Дарел, подробно изложила всю историю своих отношений с Шейном, не упустив ни одной подробности. С тем же честным видом она призналась, что ехала поговорить с Шейном, убедить его прекратить войну и просто посмотреть ему в глаза после того, что он сделал. Но ее мирный порыв был воспринят неправильно. Шейн набросился на нее и попытался изнасиловать.

— Мистер Хэнсон, что вы скажите на эти обвинения? — поинтересовалась судья.

Шейн встал, старательно показывая, как ему больно и тяжело.

— Мисс Кебер большая выдумщица, ей простительно, все же творческий человек. Но даже от нее я не ожидал подобного! — Шейн был весь оскорбленная невинность. — Она набросилась на меня в моем собственном доме, и это мне пришлось отбиваться от разъяренной женщины. Я изо всех сил старался не причинить вреда Кортни. В отличие от меня она отделалась парой синяков. Но я не мог ничего противопоставить пистолету!

— Оставьте патетику, мистер Хэнсон! — сердито попросила судья. Она прекрасно видела, что Шейн играет, но так же хорошо понимала, что пока не может подписать ордер на его арест. — Вы состояли в интимной связи с мисс Кебер?

— Да.

— Вы каким-то образом причастны к порче машин в швейном цеху предприятия мисс Кебер и вашей бывшей жены?

— За кого вы меня принимаете?! — возмутился Шейн.

— Это значит «нет»? — уточнила судья.

Ей уже все было ясно.

— Нет, конечно!

— Мистер Хэнсон, у вас дома ведется видеонаблюдение?

— Да, а при чем… — Шейн замолчал.

Он понял, что допустил серьезную ошибку.

— Значит, так! — сказала судья, стукнув молоточком по столу. — В следующий раз вы предоставите суду запись с пульта видеонаблюдения. Это будет веским доказательством вашей невиновности. Пока же мисс Кебер отпускается под подписку о невыезде до выяснения всех обстоятельств этого дела. Вас же, мистер Хэнсон, я бы настоятельно просила также никуда не уезжать. На этом все. Заседание суда окончено.

Кортни никак не могла поверить, что все кончилось так быстро! Она растерянно смотрела на Дарела.

— Пойдем, ты теперь относительно свободная женщина, — сказал Дарел.

— А что будет дальше?

— Назначат новую дату рассмотрения дела, когда будут собраны все вещественные доказательства. Но я уверен, опасаться больше нечего. Как бы Шейн не вздумал отказаться от своих обвинений. Ему придется предоставить эту пленку, и этим он даст тебе в руки такой козырь, о котором мы и мечтать не могли! А сейчас пойдем, там тебя ждут.

— Слушай, Дарел, а Шейн не может уничтожить эту пленку? Я бы так сделала…

Дарел резко остановился.

— Черт! — пробормотал он. — Нам нужно задержать Хэнсона. Расскажи все Холдену, пусть сообщит полиции.

Он бросился за Шейном, явно спешившим прочь из зала суда.

— Мистер Хэнсон! — Дарел ухватил его чуть ли не за рукав пиджака. — Моя клиентка уполномочила меня предложить вам мировое соглашение…

Кортни выбежала в коридор и сразу же угодила в объятия Холдена.

— Тебя отпустили?

— Под подписку о невыезде, — подтвердила Кортни. — Холден, срочно сообщи полиции, что Шейн хочет уничтожить улику. Судья велела ему передать кассету с пульта видеонаблюдения. Это будет веским аргументом в мою пользу.

Кортни чуть ли не слово в слово повторила слова Дарела. Она понимала, что сейчас дорога каждая минута и не время для самодеятельности. Холден кивнул и бросился прочь. Его тут же сменила Энни.

— Кортни, как я рада, что ты на свободе! — воскликнула она.

— Еще не совсем. Я очень благодарна тебе, Энни, за все, что ты для меня сделала!

— Мы же друзья! — Энни выглядела чуть обиженной: разве могло быть иначе? — Представляешь, наша коллекция все же будет показана в Милане!

Запинаясь, перескакивая с одного на другое, Энни рассказала о событиях сегодняшнего утра.

— Шейну так и не удалось отомстить нам! — улыбнулась Кортни. — Мы просто немножко понервничали, и все закончилось благополучно. Зато теперь мы многое поняли.

Энни внимательно посмотрела на подругу. Она вдруг поняла, что больше никто никогда не скажет, будто Кортни — совсем девчонка. Глаза ее стали глазами зрелой женщины.

Холден подошел к ним и встал рядом с Кортни.

— Я сообщил полиции, они уже выехали к дому Шейна. Его ждет сюрприз.

Из кабинета вышел довольный Дарел.

— Кортни, теперь действительно все. Шейн отзывает свои обвинения и выплачивает тебе компенсацию. В размере испорченного имущества.

Энни и Кортни завизжали и бросились обниматься.

— Шейн все же делец. Он решил, что, если полицейские увидят кассету, проблем у него будет гораздо больше, — с улыбкой сказал Дарел. — Кстати, ты могла бы подать на него в суд и упрятать за решетку.

Кортни покачала головой.

— Я поняла, месть — пустая трата сил и времени. Барбара была права, когда говорила, что месть все разрушает. Я устала разрушать, мне хочется что-нибудь построить. Лучше тратить силы что-то более продуктивное, например, на любовь.

Она поймала взгляд Холдена и смутилась. Они ведь до сих пор не поговорили об их будущем.

Энни сразу же поняла ее настроение. Она взяла Дарела под руку и чуть ли не силой потащила его к выходу.

— Мы подождем вас на улице, — сказала она. — Такая чудесная погода. К тому же нам с Дарелом тоже нужно поговорить.

Выйдя на солнышко, Энни счастливо улыбнулась. Этим утром у нее появился еще один повод для радости. Едва сотрудники покинули ее кабинет, Энни задумалась о странном поведении своего организма в последние дни. Конечно, все это могло быть связано усталостью и переживаниями, но…

Она долго размышляла, еще дольше не решалась действовать и в конце концов побежала в аптеку. Так же почти бегом Энни вернулась на работу и заперлась в дамской комнате. И уже через пять минут плакала от счастья. Полосочки на тесте уверенно сложились в крестик.

— Дарел, как ты думаешь, Кортни справится с управлением нашей фабрикой? — поинтересовалась Энни.

— Ты все же собралась в свадебное путешествие?

— Ну, путешествие-то нам как раз и не светит! — Краснея и смущенно улыбаясь, Энни вытащила из сумочки тест. — Ты знаешь, что это значит? — спросила она, протягивая Дарелу доказательство своего счастья.

Дарел несколько секунд тупо смотрел на тест, потом перевел взгляд на Энни.

— Наверное, нам стоит присмотреть дом где-то в пригороде, — сказал он. — Я всегда считал, что воздух мегаполиса вреден для детей.

Энни рассмеялась и обняла Дарела. Он нежно поцеловал любимую и с тревогой спросил:

— Может быть, тебе лучше лечь? Как ты себя чувствуешь?

— Самой счастливой женщиной на свете!

Когда друзья ушли, Холден и Кортни еще несколько минут стояли молча и старались не смотреть друг на друга.

— Ладно! — глубоко вздохнув, словно собиралась нырять, сказала Кортни. — Я была дурой, это и так ясно. Но, Холден, едва увидев тебя, я забыла о всякой мести и прочих глупостях. А потом оттолкнула только потому, что испугалась. Еще никого и никогда я не любила так сильно, как тебя. Это было так ново, так необычно, совершенно не укладывалось в ту картину будущего, что я себе создала. И я решила, что будет лучше, если я откажусь от тебя. А еще я думала о том, как больно нам будет, если мы когда-нибудь расстанемся. Я совсем глупая?

— Совсем! — улыбнувшись, сказал Дарел. — Неужели ты думаешь, что я тебя отпущу? Я так долго ждал тебя, Кортни. Всю свою жизнь! И добровольно ни за что не откажусь от тебя. А если кто-то попытается отнять тебя силой, я просто уничтожу его.

Кортни улыбнулась, но губы предательски дрожали. Она не выдержала напряжения и бросилась на шею Холдена, плача то ли от счастья, то ли от усталости.

— Ну, глупенькая! — Холден нежно гладил ее по спине. — Зачем же плакать? Теперь все будет хорошо, мы любим друг друга, мы теперь вместе, и это главное.

— Холден, а ты женишься на мне? — сквозь слезы спросила Кортни.

Он слегка растерялся.

— Я планировал сделать предложение немного по-другому, но раз уж все так получилось… Кортни Кебер, вы станете моей женой?

— Конечно да! Теперь-то ты от меня точно никогда не отделаешься!

Холден ничего не ответил и только крепче обнял женщину, которую ждал всю жизнь. Да, теперь он ни за что ее не отпустит.