/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Создать любовь

Эва Киншоу

Брайан Найтли, миллионер, обладатель обширной коллекции ценных картин, приглашает на работу искусствоведа — молодую и обаятельную женщину Флору Лэтем. Поначалу Флора весьма неприязненно относится к своему патрону, но, когда они оба попадают в лапы маньяка-художника, злоключения сближают героев. Флора осознает, что влюблена в Брайана. Впрочем, отношения героев развиваются весьма неровно. Что ждет их впереди?..

1

Вбежав в свой кабинет, Флора Лэтем резко захлопнула дверь, прислонилась к ней спиной и попыталась отдышаться. Впервые она столь стремительно промчалась мимо своих любимых полотен Маккабинса, даже не взглянув в их сторону. Не тронула ее и картина, в эту минуту открывшаяся взору из окна: живописная река, несущая быстрые воды в утреннем солнце. Глаза очаровательной попечительницы коллекции мистера Найтли горели обидой и возмущением.

Надо немедленно написать заявление об уходе! — нетерпеливо решила мисс Лэтем.

В то же время здравый смысл услужливо подсказал ей, что едва ли еще когда-либо для нее найдется столь же увлекательная работа. Что же касается Брайана Найтли, то хоть он и отъявленный самодур, но надо признать, что к созданию художественной коллекции «Найтли констракшн» ее патрон относился на редкость вдумчиво и серьезно. Он всегда благосклонно воспринимал идеи Флоры. И даже их вкусы довольно часто совпадали, что, безусловно, большой плюс. Кроме того, у Флоры было достаточно свободы для профессионального самовыражения. Таких условий ей, конечно же, не видать, поступи она на работу в одну из национальных галерей. И, наконец, Найтли до сих пор крайне мало утруждал ее своим присутствием. И все же...

Кабинет мисс Лэтем выходил окнами на реку Бризбейн. В здании на берегу «Найтли констракшн» и дочерние компании занимали три этажа. Залы, приемные и кабинеты были увешаны картинами из знаменитой коллекции босса. Здесь нашли приют Маккабинс, Стриттонс, Абсаломс и другие чтимые Флорой мастера. Найтли обладал и великолепным собранием марок и медалей. Словом, куратору коллекции этого господина было где разгуляться.

Флора знала о своем патроне не слишком много. Ему сорок. Разведен. На вид грубоват, хотя и не лишен мужской притягательности. Флора припомнила цепкий взгляд его дымчато-серых глаз, и ей опять стало не по себе. Она подумала, что и другим дамам непросто с ним общаться, хотя никаких доказательств этого у нее не было.

Будут, решила Фло. За этим дело не станет.

Флоре было известно, что Найтли сделал себе состояние в строительной компании, начав карьеру рядовым инженером по гражданскому строительству. Он быстро расширил поле деятельности. Свидетельство этому — процветающая «Найтли констракшн», обросшая разветвленными связями за рубежом. Найтли часто навещал строительные объекты, которые были разбросаны по всем континентам.

Не стоит недооценивать Брайана Найтли. Это незаурядный, весьма сложный человек с широкими интересами и взглядами. И с превосходным чувством прекрасного.

Фло все еще прижимала к груди свой рабочий блокнот, которым она так и не воспользовалась. Белая шелковая блузка даже слегка помялась под ним.

Кто бы мог подумать, что поход в кабинет шефа вызовет во мне такую бурю эмоций! Но не стоит так нервничать, сказала себе Флора, никто не ломится в твой кабинет. Твоя вспышка негодования давным-давно забыта.

Она поправила тончайший чулок на ноге и придирчиво оглядела свой элегантный костюм из черного бархата. Так и не придя ни к какому решению, Фло решила пока заняться текущей работой.

Телефон на столе мисс Лэтем ожил только под вечер.

— Да? — произнесла Флора неохотно.

— Мисс Лэтем, это Памела. Мистер Найтли поручил мне... В общем, Фло, сегодня же вечером — прием в честь правительственной делегации Папуа — Новой Гвинеи. Шеф хочет, чтобы ты непременно присутствовала.

Все в корпорации знали, что Пэм, секретарша Найтли, боготворит своего патрона. Некогда он помог ей в сердечных делах. В чем заключалась его помощь, Флора не интересовалась. Шум этой истории давно затих. Тогда же Найтли вытащил Памелу из машбюро и сделал своей секретаршей. С той поры она не устает петь ему дифирамбы, а преданности ее просто нет предела.

Тем не менее Флора не стала скрывать от Памелы своего возмущения по поводу поведения ее обожаемого шефа.

— Пэм, ты же сама слышала, чего он мне наговорил. Впору написать заявление об уходе и громко хлопнуть дверью, а не присутствовать на его приемах! Как ты можешь работать с этим бесцеремонным типом!

В трубке что-то прошуршало. Было слышно, что Пэм поперхнулась. Однако голос не изменил вышколенной секретарше мистера Найтли.

— Извини, Флора, никак не могу с тобой согласиться. Думаю, у меня еще будет время тебя разубедить. Если бы ты знала, сколько он для меня сделал...

— Пэм, ты не могла бы покороче? — неожиданно для себя резко прервала ее Фло. Ей казалось, что она справилась бы со своим раздражением, если бы преданная Памела не запустила очередной панегирик патрону.

— Мистер Найтли намерен построить в Папуа мост...

— Должна огорчить тебя, но я ничего не понимаю в строительстве мостов и мало интересуюсь Папуа — Новой Гвинеей!

— Фло, ты пока еще куратор коллекции мистера Найтли!

С этим мисс Лэтем вынуждена была согласиться.

Обрадованная, Пэм продолжала все более уверенным тоном:

— На приеме будет их министр. Представь себе, он чрезвычайно интересуется искусством австралийских аборигенов. У него огромная коллекция предметов старины... В общем, для тебя будет много работы. И все по твоей части.

Фло опять проглотила пилюлю. Второй камешек столь же метко попал в ее огород. Мистер Найтли не ошибся в выборе секретарши. К тому же Флора, кажется, выпустила на него весь пар. Пикироваться с секретаршей — не в ее обычае. Это сегодня она на какое-то время лишилась самоконтроля. Такое с ней происходит крайне редко.

Флора сухо сказала в трубку, что явится вовремя.

— Встретимся позже. Спасибо, Фло. Ты всегда оказываешься на высоте! — услышала она в ответ бодрый голос Памелы, в котором не было ни тени подобострастия. Пэм с профессиональным умением смягчила тон разговора.

В трубке послышались гудки. Флора опять ощутила, как в ней поднимается волна раздражения. Надо же, даже Пэм поставила ее на место!

Почему я согласилась прийти? — опять спросила себя Фло. Почему я не написала заявления об уходе и не покинула эту контору в ту же минуту? Почему не хлопнула дверью? Что я хочу доказать мистеру Найтли?

Молодая женщина вздохнула и попробовала поразмышлять трезво. Найтли сказал ей в глаза кучу дерзостей, заставивших ее покраснеть. Он бесцеремонно озвучил то, что у других подобных субъектов обычно бывает только на уме. Не всякий осмеливается сказать такое тебе в лицо... Что я должна была сделать? — продолжала вопрошать себя Фло. Спрятаться в монастыре? И все же у него не было никакого повода унижать меня! Зачем эта демонстрация мужского напора? Что ему от меня надо, в конце-то концов?

Она подошла к окну. День догорал. Река причудливо меняла цвет. Флоре надоело копаться в подробностях своей стычки с патроном. Пора было уходить.

Мисс Лэтем взяла свою сумочку и наведалась в дамскую комнату. Она вымыла руки и подправила макияж.

В зеркале отразилась высокая и привлекательная молодая особа. Покойный судья, отец Флоры, когда-то заметил, что она «элегантно сконструирована».

Ее нельзя было назвать хорошенькой в принятом смысле этого слова, но она обладала редкой индивидуальностью.

Высокие скулы, прямой нос, едва заметные веснушки на матовой коже щек, хорошо очерченные губы и безукоризненные зубы. Можно было бы еще отметить красивую шею и плечи, узкие ступни и выразительные темно-серые глаза. Только что бушевавший жар негодования, казалось, не оставил в них ни малейшего следа. Они смотрели на мир спокойно и невозмутимо.

Флора тряхнула короткой гривкой густых темных волос, словно отгоняя неприятные воспоминания, достала тюбик губной помады, решив еще чуть-чуть подправить губы. На ее коротких, ухоженных ногтях не было лака, а на мизинце левой руки сверкнуло маленькое золотое кольцо-печатка. Женщины обычно не носят таких колец.

Флора опять почувствовала себя уверенно.

Ей исполнилось двадцать восемь лет. Отец, известный в стране юрист, оставил ей приличное состояние. Матери она почти не помнила, та умерла, когда Фло была еще ребенком. Воспитанием, образованием, вкусом Флора была обязана только отцу. В последнюю пору своей жизни он заседал в Верховном суде страны. Отец поощрял страсть дочери к путешествиям, что способствовало углублению знаний на избранном ею поприще искусствоведа. Она давно имела репутацию серьезного профессионала.

Что ж, окончательно решила Фло. У меня действительно нет никаких причин пасовать перед мистером Найтли. Но я не хочу близко подпускать его к себе. Это мое право. Пусть только попробует еще раз переступить черту!

— Я думаю, господин министр, самые известные австралийские импрессионисты вышли из так называемой Хейдельбергской школы. И, это уже совершенно бесспорно, именно они были первыми национальными художниками нашей страны, если не считать аборигенов. Что же касается последних, то, увы, лишь сейчас мы наконец-то научились их по-настоящему ценить.

— Это происходило, очевидно, потому, — заметил министр, крупный чернокожий мужчина с приятной белозубой улыбкой, — что они рисовали Австралию не похожей на Европу.

— Совершенно верно, — улыбнулась Флора. — Господину Найтли посчастливилось приобрести несколько прекрасных работ художников-аборигенов.

— А я бы добавил, мисс Лэтем, что господину Найтли повезло и с вами, — галантно произнес министр. — Я не ошибусь, если скажу, что вы — дочь судьи Лэтема?

— Нет, господин министр, не ошибетесь, — с улыбкой ответила Флора. — Вы знали моего отца?

— Довольно близко. Прекрасный был человек. Но давайте продолжим нашу экскурсию, мисс Лэтем. Мне все это крайне интересно.

Получилось так, что министр провел с Флорой почти час на этом приеме. И надо сказать, что этот факт не остался незамеченным некоторыми сотрудниками корпорации. Они восприняли его с большим энтузиазмом, особенно мистер Кларк.

— Спасибо, Флора, — наклонившись к ее уху, прошептал Билл Кларк, когда молодая женщина наконец осталась одна. Министра тут же подхватило его окружение: его люди провели серьезный разговор с Брайаном Найтли.

— Если нам удастся заполучить контракт на строительство моста в Папуа — Новой Гвинее, то Найтли забудет о тех трех провалах, которые мы совершили за время его отсутствия, — с надеждой добавил Кларк.

Фло взяла с подноса стакан с яблочным соком, посмотрела на Билла скептически и сказала:

— Я бы на твоем месте, Кларк, не надеялась на это. У меня такое чувство, что у нашего босса память отменная. Как ты только работаешь с ним?

Билл Кларк бросил на молодую женщину удивленный взгляд и сказал просто:

— Он — самый лучший в нашем деле.

— Бывает же такое, — пробормотала Фло. — Но я бы на твоем месте не уповала на мою помощь в заключении сделки с министром, Билли.

— Да ты что! Знаешь, какое впечатление ты произвела на него? Ты и картины!

— Министр просто был знаком с моим отцом. Кроме того, он серьезно интересуется искусством.

— Флора, очень часто именно впечатление и решает все, — заверил ее Кларк.

Разговор с Биллом Кларком живо напомнил ей сцену, свидетельницей которой она была сегодня утром в кабинете мистера Найтли.

Флора поежилась, как будто ей вдруг стало очень холодно. Кларк не заметил ее реакции и, довольный, отошел поприветствовать господина, делавшего ему знаки из противоположного угла зала.

Фло вспомнила глаза Брайана Найтли, сверкающие яростью, когда он сурово распекал своих нерадивых служащих, проваливших третий выгодный заказ подряд. Одним из этих несчастных был Кларк.

— Черт возьми, — метал громы и молнии Найтли, — неужели я плачу каждому из вас целое состояние только для того, чтобы вы угробили «Найтли констракшн»?!

— Мы действовали строго по инструкции, — робко возражал Билл.

— Молчать, когда я говорю! — вдруг рявкнул хозяин кабинета так устрашающе, что Флора слегка подпрыгнула на своем барселонском мягком стуле, обтянутом бежевым бархатом. Фло поместилась возле журнального столика, на значительном расстоянии от «линии фронта», и ее присутствие все еще оставалось незамеченным провинившимися сотрудниками. — Когда вы действовали по инструкции в первый раз и провалили сделку — кто должен был сделать вывод?

— Но, Брайан, ты ведь был за границей...

Этот жалкий ответ вызвал улыбку даже на лице Флоры. Кларк осознал свою оплошность и втянул голову в плечи, словно в ожидании удара.

— Оказывается, это Брайан должен был водить вас на помочах! Спрашивается, на кой черт вы нужны этому самому Брайану?

Опять Фло почувствовала, что хоть он и не прав по форме, но абсолютно прав по существу.

— Вы не только допустили промашку, вы повторили ее трижды! Что за этим стоит? Коррупция? Взятки?

— Шеф, шеф, это уже слишком! — опять решился подать голос Билл Кларк, меняя тактику. В его тоне обозначилась откровенная лесть. — Всем прекрасно известно, что только ты один в состоянии проворачивать такие дела! Ни мы, ни кто другой заведомо с этим не справились бы, а тебя в тот момент не было... Зачем сразу — взятки, коррупция! Ты же сам говоришь, что наше жалованье дает возможность безбедно существовать...

— Учитесь! — уже не так агрессивно отрезал Найтли. — Еще один малейший промах — и вы оба уволены. Это все!

Провинившиеся стояли по стойке «смирно» перед массивным письменным столом Брайана Найтли. Им было явно не до того, что происходило у них за спиной. Возможно, Пэм намеренно ввела в кабинет Флору и усадила на разнеживающий барселонский стул, чтобы та насладилась зрелищем этой экзекуции. Но Фло чужой позор чаще всего внушал лишь жалость и сострадание.

Впрочем, подвергнутые символической порке этого знать не могли. Мужчины залились густой краской стыда.

Когда они, едва кивнув Флоре, вышли, она услышала слова, которые могли быть обращены только к ней:

— Я читаю в вашем взгляде осуждение, мисс Лэтем.

— Было бы странно прочесть в нем что-нибудь другое, — вскинув голову, ответила с вызовом молодая леди.

Брайану Найтли в ее тоне почудилось превосходство. Он еще не отдавал себе отчета в том, что этот тон задел его. Найтли был уже достаточно разогрет предыдущими собеседниками, хотя один из них не проронил ни слова, а у другого нашлись лишь самые жалкие аргументы в свое оправдание. Тем не менее почва была подготовлена.

— Из каких соображений вы заставили меня присутствовать при этой неприятной сцене? — не меняя тона, задала Флора Лэтем вопрос, который вертелся у нее на языке.

— Разрешите напомнить вам, мисс, что вы всего лишь одна из моих сотрудниц. Вопросы здесь задаю я. Отчитываюсь же отнюдь не я. Прошу прощения.

Почувствовав едкую иронию шефа, Флора вспыхнула. Яркий румянец оживил ее строгое лицо. Брайан залюбовался его игрой, однако продолжал в том же духе.

— При этом я не ставлю под сомнение вашу образованность, опыт работы в Сотби, вашу очаровательную светскость. Ни в коем случае! Вы образованны, мисс Лэтем, вы образованны даже в чрезмерной степени. Взгляните на ситуацию с другой стороны. Если бы я позволил этим негодяям развалить «Найтли констракшн», вам бы нечего было здесь курировать.

Фло встала и расправила юбку.

— Прошу вас, мистер Найтли, пригласить меня в ваш кабинет, когда вы будете в состоянии обсуждать касающиеся меня профессиональные вопросы. В данный момент вы готовы лишь распекать своих сотрудников, независимо от степени их вины. Я вправе требовать к себе полного уважения!

— Интересно было бы также узнать, что вы произносите, когда мужчина забирается вам под юбку... — Найтли беззастенчиво раздел ее взглядом, мысленно снимая один предмет за другим.

Мисс Лэтем лишилась дара речи. Вдобавок ко всему Фло показалось, что дверь в кабинет прикрыта неплотно и хорошо поставленный голос патрона долетает до ушей его преданной секретарши. Флора все еще пыталась безуспешно остановить его, беззвучно открывая рот, словно рыба на берегу, а ее мучитель безнаказанно продолжал:

— Знаете, ваша холодная неприступность, конечно, дополнительный соблазн... Но я бы посоветовал вам держаться раскованней. Кстати, вам очень пошло бы черное кружевное белье, я в этом совершенно уверен! — Он с притворной доверительностью вперился в горящие возмущением глаза Фло. — Вы совершенно не правы, мисс Лэтем, что срываетесь в места. Мы сию минуту могли бы обсудить с вами массу вопросов и по некоторым из них даже прийти к соглашению...

Фло сделала единственную разумную в данной ситуации вещь — повернулась на каблуках и громко захлопнула за собой дверь. Пэм с вытаращенными глазами встретила ее в приемной. Не разбирая дороги, пылая гневом, Флора помчалась к себе, горя жаждой мщения.

По прошествии нескольких часов трагедия стала заметно смахивать на фарс.

Когда мисс Лэтем спустилась в подземный гараж «Найтли констракшн», она увидела, что ее спортивный «форд-капри» стоит накренившись набок. Молодая женщина удрученно осмотрела спущенное колесо. Она еще больше огорчилась, когда поняла, что запаска, которую ей давно не проверяли, тоже выглядит подозрительно.

Фло в сердцах ударила ногой по колесу. Неужели придется ехать домой на такси?

Она стояла в раздумье, решая, что лучше: подняться в свой кабинет и вызвать такси оттуда или выбраться на улицу и попытаться поймать машину?

В этот момент двери лифта открылись. Вышел Брайан Найтли, рассеянно поигрывая ключами. Он был явно обрадован, найдя в гараже Флору, с которой после утренней перепалки у себя в кабинете не обмолвился пока ни единым словом.

К своему удивлению, мисс Лэтем обнаружила, что шеф вовсе не взирает на нее с победным видом, как она ожидала. Скорей всего, он даже не считает, что победа осталась за ним. Найтли смотрел на нее если не заискивающе, на что он был, конечно, неспособен, то, во всяком случае, заинтересованно.

— У вас проблемы, мисс Лэтем? — произнес он, приближаясь к Фло. — Скажите, в чем дело, я помогу вам.

Флора вспомнила, как они обходили друг друга стороной на приеме. Во всяком случае, она делала это намеренно.

— Я могла бы догадаться, что это будете именно вы, — устало сказала девушка.

Брайан улыбнулся.

— Вы хотите сказать, что я последний человек на земле, к кому бы вы обратились за помощью? Какая жалость, — весело произнес он.

Фло бросила ключи от своей машины в сумку и захлопнула ее.

— Угадали. Но я не нуждаюсь в помощи. Возьму такси, а завтра утром вызову автомеханика.

— Я вполне могу заменить это колесо, — предложил Брайан, сообразив, в чем ее проблема.

— Не можете. Запаска тоже полетела.

Он насмешливо поднял брови.

— Вот это да! У вас действительно сегодня неудачный день, мисс Лэтем. Но вам нет необходимости брать такси, я могу лично отвезти вас домой.

— Спасибо, мистер Найтли. Я стараюсь держаться подальше от мужчин, которые берут на себя смелость обсуждать вслух мое белье. — С этими словами Флора повернулась и пошла к выходу.

Найтли только тихо рассмеялся.

Очутившись на улице, молодая женщина поняла, что прождет здесь такси до второго пришествия. Пока она решала, что делать, подкатил голубой «ламборджини», и Найтли, наклонившись к окну, строго сказал:

— Садитесь, мисс. Вы подвергаете себя здесь гораздо большей опасности, нежели та, которая грозит вам с моей стороны.

Молодая женщина бросила на него разгневанный взгляд. На углу стояла группа подростков сомнительного вида. Флора открыла дверцу «ламборджини» и села рядом с Найтли, обреченно вздохнув.

— Куда вас отвезти? — вежливо поинтересовался тот.

— Домой, — коротко бросила молодая женщина. — Или до первой стоянки такси. Мне бы не хотелось вас утруждать.

— У меня появилась гораздо лучшая идея, — быстро сказал Найтли, бросив лукавый взгляд на свою неуживчивую пассажирку. — Я знаю одно местечко, которое открыто допоздна. Не знаю, как вы, но я, например, не могу существовать на одних бутербродах. Вы будете чувствовать себя в полной безопасности. От меня, я имею в виду. И в то же время мы могли бы обсудить с вами формы нашего дальнейшего сотрудничества.

— Послушайте!..

Флора посмотрела на него с неприязнью.

— Нет, это вы послушайте, Флора, — нетерпеливо произнес Брайан. — Или мы выясним наши недоразумения сейчас, или нам придется расстаться.

— Я... вы... нам бы ничего не надо было выяснять, если бы вы не оскорбили меня, — сердито заметила Фло.

Найтли устало пожал плечами.

— Признаюсь, я был сегодня не на высоте. Вот мы и приехали, — быстро добавил он.

В небольшом опрятном ресторанчике осталось лишь несколько поздних посетителей. Столы отделялись друг от друга деревянными перегородками, так что Брайан и Флора могли сидеть в относительно интимной обстановке, и были покрыты желтыми скатертями, на которых углом стояли желтые же салфетки. Настольные лампы отбрасывали неяркий, теплый свет, создавая уютную атмосферу. Над залом витал восхитительный запах местной кухни, и Флора поняла, что все-таки голодна.

Она заказала себе стейк с перцем и салат из свежих овощей. Брайану, очевидно, понравился ее выбор, так как он попросил для себя то же самое. Он заказал бутылку вина и хранил молчание, пока не разлил его по бокалам. Потом пристально посмотрел на нее.

— Итак?.. — произнес он, едва улыбнувшись своими дымчато-серыми глазами, и поднял бокал, изображая тост.

Фло отпила небольшой глоток.

— Что именно? — спросила она сдержанно.

Лицо ее визави было значительно. Но украшали его по-настоящему необыкновенные дымчатые глаза и чувственный рот.

Она перевела взгляд на сильную шею Брайана и его мощные плечи, слегка наклоненные вперед, как у боксера. На Найтли был великолепно сшитый темно-серый костюм, бледно-серая сорочка и темно-бордовый галстук. В густых черных волосах серебрилась чуть заметная проседь.

— Вы хотите первой высказать все, что у вас накипело на душе, или предпочитаете, чтобы вначале высказался я? — Брайан вопросительно посмотрел на нее.

Флора решила не поддаваться его самоуверенному тону.

— Я думала, что вы уже сделали это сегодня днем в вашем кабинете.

Брайан виновато улыбнулся.

— Тогда примите мои извинения.

— Принимаю, — пробормотала она, слегка удивившись его словам.

— И это все? — спросил Найтли, прищурив глаза.

— Да, все, — ответила Флора. — А что вы хотели услышать?

Он секунду подумал.

— Ну, взрыв возмущения, что ли, или...

— Я не люблю скандалить, мистер Найтли.

— Но, — он замолчал, изучающе глядя на Флору, — утром вы были в ярости.

Молодая женщина изобразила едва заметную улыбку.

— Да, была. Но я успокоилась, подумала о сложившейся ситуации и пришла к выводу, что не стоит заострять внимание на ваших глупых бестактностях. Я решила, что вы вскоре об этом пожалеете. И, как видите, не ошиблась. Надеюсь, это никогда больше не повторится?

— А сегодня вечером в гараже? — напомнил он ей, усмехнувшись.

— Ах, это! Там у меня вышла небольшая промашка, — в тон боссу ответила Фло. — Время от времени и я бываю не на высоте. Но у нас с вами, мистер Найтли, есть хороший выход — придерживаться строго деловых отношений.

— Вы умница, Флора, просто умница, — протянул Найтли и выжидательно посмотрел на молодую женщину, поджавшую губы. Но Фло быстро заставила себя расслабиться. — Вы сегодня, кстати, помогли мне заключить сделку на строительство моста в дебрях Папуа.

Глаза мисс Лэтем расширились от изумления.

— Вы шутите?

— Даже в мыслях такого не было. Примите мои поздравления и благодарность.

Флора недоуменно пожала плечами и, взяв бокал, снова отхлебнула немного вина. Брайан воспользовался ее коротким замешательством и спросил:

— Почему вы не признаетесь, что до сих пор не простили меня? Я оценил бы это.

Щеки девушки слегка зарделись, но она снова плотно сжала губы, чтобы удержаться от очередной резкости.

— Зачем?

— Такая сдержанность кажется просто неестественной для молодой красивой женщины, — сухо ответил Брайан.

— Мой отец, — произнесла она, — учил меня относиться осторожно ко всякого рода сентенциям, будь они феминистскими или какими-либо другими, если вы это имеете в виду. Он также предостерегал меня от обобщений. Так что хоть вы и больно задели меня, я помню о том, что вы всего-навсего один из многих представителей мужского пола. Я также, — Фло сделала короткую паузу и бросила на Брайана холодный взгляд, — хочу сказать, что не желаю обсуждать вещи, которые вы затронули.

— Понятно. — Брайан положил нож с вилкой на тарелку и отодвинул ее от себя. — Как я понял, вы таким образом хотите сказать мне, что никогда не думали обо мне так, как я думал о вас?

— Послушайте, — сердито сказала Флора и оттолкнула от себя тарелку, не доев стейк. — Я...

Но Найтли поднял руки кверху, как бы останавливая ее, и сказал:

— Я просто пытаюсь прояснить для себя кое-что. Вы произвели на меня огромное впечатление, когда я впервые увидел вас. Я не собирался признаваться вам в этом таким экзотическим способом. Но от этого мое впечатление не изменилось. Мне кажется, что мы с вами, мисс Лэтем, хорошо бы подошли друг другу. Но я не собираюсь настаивать на этом, если вы так решительно настроены против.

— Да, против, — подчеркнуто резко произнесла Флора, хотя сама не поняла, почему сказала это.

— Ладно, — легко согласился Брайан и долил в ее стакан вино. — Вы живете одна?

— Да. А вы?

Он рассмеялся.

— Я тоже. Кстати, я уверен, что вас ни с кем не связывает и пылкая страсть.

— Почему вы так думаете?

— Я это чувствую. У вас еще все впереди.

— Мистер Найтли, перед тем как я напомню вам, что всего лишь несколько минут назад вы обещали не настаивать на...

— Но мы с вами сейчас говорим немного о другом, — перебил он ее.

— Позвольте мне не согласиться с вами.

— Вы можете не соглашаться и спорить со мной на любую тему, Флора, — с иронией произнес Брайан. — У меня такое впечатление, что большую часть своего времени вы тратите на споры.

— Может, вы дадите мне возможность закончить?

— Непременно, — промолвил он преувеличенно любезно и откинулся на спинку стула. — Я — весь внимание.

Фло пробормотала что-то и недовольно взглянула на Брайана.

— Вы перебили мою мысль, мистер Найтли.

— Вы намеревались что-то сказать по поводу моего замечания о том, что вы не охвачены бурной страстью.

— Ах да. Кстати, я не люблю мужчин, которые уж очень хорошо разбираются в таких вопросах или думают, что разбираются.

— Вы ошибаетесь, Флора, если считаете, что речь идет о каких-то непристойностях.

— Я не ошибаюсь, — обиделась молодая женщина.

— Вы это серьезно? Тем не менее у меня никогда даже в мыслях не было ставить вас в щекотливое положение. Могу я рассчитывать на вашу снисходительность?

— Впервые сталкиваюсь с такой нелепой логикой, — заявила Флора.

— Что делать, — философски заметил Брайан. — Что там еще имеется у вас против меня?

— Не исключено, мистер Найтли, что я как раз окажусь тем человеком, который поколеблет вашу самоуверенность.

— Сейчас?

— Нет, — холодно ответила Флора, — давайте посмотрим, что мы имеем с вами на данный момент. Признаюсь, как мужчина вы меня вовсе не интересуете, мистер Найтли.

Брайан рассмеялся.

— А для меня пока ясно одно — вы достойный противник, Флора. Ну ладно, теперь вы поставили все точки над «i». Я, кстати, захватил с собой несколько картин. Они в машине. Хочу подержать их дома какое-то время. Их нужно внести в каталог. Когда вы смогли бы заехать ко мне и сделать эту работу?

Мисс Лэтем вздохнула с какой-то безнадежностью.

— Когда вам будет угодно, мистер Найтли, — ледяным тоном ответила она.

2

Дом Брайана Найтли представлял собой большой особняк, покрытый желтой штукатуркой. Он стоял на набережной и имел свой причал, у которого на воде покачивалась роскошная яхта.

Флоре пришлось постоять какое-то время у ворот, ожидая, когда они откроются. От нечего делать молодая женщина смотрела в окно своей машины на территорию, окружающую особняк ее патрона. Вдруг ее взгляд остановился на молодом рыжеволосом человеке с густой рыжеватой бородкой. Он стоял у ограды и внимательно изучал Флору и ее автомобиль.

Была вторая половина дня. Погода стояла чудесная, и Фло опустила верх своей машины. Ее спортивный «форд-капри» часто привлекал внимание прохожих. Но вот ворота бесшумно распахнулись, и мисс Лэтем, тут же забыв о рыжем бородаче, въехала во владения мистера Найтли.

Дверь ей открыла домоправительница, которая провела гостью в библиотеку.

— Мистер Найтли скоро будет, мисс Лэтем, он разговаривает по телефону, — сказала пожилая женщина. — Простите, что оставляю вас.

Следующие двадцать минут Флора с интересом рассматривала четыре полотна, недавно приобретенные патроном.

— Что вы о них думаете? — услышала она за спиной голос Найтли.

Мисс Лэтем обернулась. Найтли был одет в хлопчатобумажные брюки защитного цвета и простую белую сорочку. Он выглядел сильным, загорелым и непринужденным. Они не видели друг друга четыре дня.

Флора же, наоборот, почувствовала себя напряженной, так как дымчатые глаза Брайана внимательно оглядели ее фигуру с ног до головы. На ней было шелковое, в кремовый горошек, вишневое платье без рукавов, тонкие кремовые чулки и туфли из замши. В руках она держала замшевую сумочку, цвет которой сливался с платьем. Фло никогда не позволяла себе небрежностей в одежде.

— Я потрясена, — коротко произнесла она, чтобы разрядить затянувшееся молчание.

— Я тоже, — пробормотал хозяин, имея в виду явно другое, и улыбнулся. — Мне повезло наткнуться на этого Сислея, как вы считаете?

Фло посмотрела на мягкую гармонию пейзажа, на скупую, но нежную палитру красок и вздохнула.

— Как это, интересно, вам удалось «наткнуться» на такое?

— Мой приятель, англичанин, обнаружил, что в доме его родового поместья течет крыша. Мы залезли на чердак и...

— Он продолжает быть вашим другом? — с иронией спросила Флора.

— Разумеется. Я отвалил ему немалые деньги за эту картину. Вот только не знаю, куда ее определить.

— Если бы это была моя картина, — не думая, сказала Фло, — я бы повесила ее в своей спальне.

Найтли удивленно поднял брови.

— И вам не захотелось бы похвастать вашим Сислеем перед другими?

— Нет. А вам хочется?

Он подумал немного, затем ответил серьезно.

— Нет. Я, пожалуй, тоже мог бы повесить эту картину в своей спальне и думать о вас, просыпаясь каждое утро.

Мисс Лэтем сказала сухо:

— Простите, я не это имела в виду, давая вам совет. У вас есть документация на эти картины? А то я могла бы вернуться в офис и начать переговоры по их страхованию. Вот эта, — Флора указала на небольшой натюрморт, — нуждается в другой раме. Остальные находятся в приличном состоянии, насколько я могу судить при беглом осмотре. Но...

— Я бы предпочел, чтобы вы не возвращались сейчас на работу, Флора, — прервал ее Брайан. — У меня есть другие планы относительно юс на вторую половину дня.

Молодая женщина напряглась.

— Какие планы? — спросила она.

— Я устраиваю для своих гостей прогулку на яхте вниз по реке перед закатом солнца. Мне бы хотелось, чтобы вы тоже были там.

— Зачем?

— Среди моих гостей будет Брэд Олдфилд.

— Брэд Олдфилд! — воскликнула пораженная Флора.

— Да, вы правильно поняли, — ответил Найтли с легкой язвительной улыбкой. — Один из наших самых выдающихся художников. Знаменитый затворник, которого мне удалось-таки вытащить на сегодняшнюю прогулку. Ну так как? Придете?

Фло нервно облизала пересохшие губы и жалобно сказала:

— Я не одета для такого случая.

— Это не повод для отказа!

В этом мисс Лэтем убедилась, оказавшись на яхте Найтли. «Сандра-Ли» представляла собой пятидесятифутовое судно с двумя палубами и просторным салоном — образец роскоши и удобства. Яхтой управлял молодой человек в белоснежном кителе. Гостей на судне встречала все та же домоправительница Мэри.

Как только яхта отплыла от причала, Фло оказалась на удобной полукруглой скамье на задней палубе со стаканом яблочного сока в руке и Брэдом Олдфилдом по соседству. На яхте было около двадцати гостей. Многие женщины могли затмить солнце своими сверкающими драгоценностями. Но в целом это была дружеская, непринужденная вечеринка. Они плыли по петлявшей реке Бризбейн на закат.

Через некоторое время Флора обнаружила вдруг, что гости Найтли смотрят на нее с определенным любопытством, гадая по поводу ее отношений с хозяином яхты. Молодая женщина поняла это, когда Брэд своими острыми блекло-голубыми глазками, как ей показалось, просверлил ее насквозь и спросил:

— Значит, вы его последняя пассия? Надеюсь, вы знаете, на что идете?

— Иду?! — недоуменно спросила мисс Лэтем, нахмурив лоб.

— С ним очень нелегко жить, — продолжал Олдфилд, не обращая внимания на протесты молодой женщины. — Бедняжка Сандра убедилась в том на своем горьком опыте. Ей вообще не надо было выходить за него замуж. Это был брак ягненка с тигром, — выразительно произнес старый художник. Затем его лицо приняло задумчивое выражение. — Интересно, что он не поменял название яхты. Сандра — моя племянница, если вы еще не знаете этого. Думаю, что она так и не смогла выбросить его из своего сердца. Бедная девочка!

— Мистер Олдфилд, — твердо прервала его Флора, придя в себя, — я всего лишь смотритель его картин, не более того.

— Что? Ах да, припоминаю, он говорил мне, что нанял кого-то присматривать за своей коллекцией. Я думал, что это какой-нибудь тщедушный старикашка в очках с круглой оправой или эдакий разбитной, длинноволосый хлыщ. Но вот что я хочу сказать вам, мисс, — я еще ни разу в своей жизни не встречал искусствоведа, с которым мог бы сойтись во мнениях. Но для вас я, пожалуй, мог бы сделать исключение. Вы, надеюсь, не станете морочить мне голову всякой теоретической чепухой, которую несут так называемые знатоки искусства? Этих я особенно не жалую. Я просто рисую то, что мне хочется. Если моя работа симпатична людям, то меня это вполне устраивает. А кому мои картины не нравятся, пусть не смотрят.

— Мистер Олдфилд, — сказала Флора с легкой улыбкой, — мне лично ваши работы очень близки, но, может, мы с вами лучше поговорим о природе или о погоде?

Олдфилд рассмеялся глубоким, раскатистым басом и взял молодую женщину под руку.

— С большим удовольствием, моя дорогая. Но все равно скажу — везет этому стервецу Брайану.

Уже стемнело, когда «Сандра-Ли» начала свой обратный путь вверх по реке. Когда яхта прошла под мостом Гетауэй, вдали показались огни Бризбейна, которые росли по мере приближения судна к городу.

Гости Брайана Найтли становились все оживленнее и говорливее. Заводилой был в основном Брэд Олдфилд. К концу прогулки старый лис заявил, что Флора — самая очаровательная из известных ему дам.

— Он просто очень редко показывается на людях последнее время, — сказал Брайан, заметив, как вспыхнули щеки у его куратора. — Но вы действительно поразили его, Флора, в самое сердце.

— Мистер Олдфилд — старый ловелас, сразу видно, — насмешливо парировала она, но тут же смягчилась. — Но его нельзя не любить. Я и не знала, что вы с ним родственники.

— А мы и не родня. Так, очень отдаленно — через брак его племянницы, — сказал Брайан, задумчиво посмотрев на Фло своими дымчато-серыми глазами.

Я знаю, какие мысли бродят у вас в голове, мистер Найтли, подумала молодая женщина. Интересует ли меня ваш брак? Так вот — не интересует. И Флора отвернулась.

После того как яхта причалила к личному пирсу Найтли, гости веселились еще около часа. Увидев, что некоторые из них собрались уходить, Флора Лэтем тоже решила удалиться. Но в этот момент в нее вцепился Брэд, которому вдруг взбрело в голову поговорить с ней об искусстве. Художник не отходил от нее до тех пор, пока яхту не покинул последний гость. Тогда он неожиданно заявил, что идет ложиться спать.

Флора проводила его взглядом и вошла в салон, чтобы забрать свою сумочку. Там сидел Брайан в одиночестве. Перед ним лежал лист бумаги, заполненный колонками цифр.

Он исподлобья взглянул на гостью и положил ручку на стол.

— Я уж решил, что он никогда не отпустит вас, — сказал Найтли, усмехнувшись.

— Я тоже, — промолвила девушка и взяла свою сумку. — Ну что ж, спасибо вам за...

— Почему бы вам не побыть здесь еще немного и не выпить со мной на дорожку. Я уверен, что Брэд именно этого добивался, задерживая вас.

— Зачем ему это понадобилось? — недоверчиво спросила Флора.

Найтли откинулся назад и пожал плечами.

— Брэд все же любит меня, несмотря на то что произошло между мной и Сандрой.

— Я что-то не пойму, куда вы клоните, мистер Найтли, — сказала Флора, подозрительно косясь на своего патрона.

Брайан улыбнулся.

— Вот уж не думал, что вы такая недогадливая, Фло. Брэд из мужской солидарности решил помочь мне... наладить контакт с вами.

— Что?! — в шоке произнесла молодая леди, глядя на Найтли округлившимися глазами.

— Я имею в виду мою личную жизнь, — пояснил Брайан.

— У меня просто нет слов!

— Брэд, должно быть, вообразил это. Мой интерес к вам, я имею в виду.

— Я думала, что мы договорились не трогать эту тему. — Флора постаралась сказать это как можно холоднее.

— Но хотя бы один разок я могу дотронуться до вас, Фло, — с иронией произнес Брайан.

— Можно по-разному давить на психику человека, — с горечью сказала она. — Если мне придется каждый раз сталкиваться с таким прессингом на работе, то это не может продолжаться долго.

— Почему бы вам не присесть и не рассказать мне о ваших проблемах, вместо того чтобы заводиться? Я даже могу объяснить, почему это на вас так действует. Шампанское? — предложил Брайан. — Я заметил, что весь вечер вы пили один яблочный сок.

— Я ненавижу шампанское, — сухо ответила мисс Лэтем.

— Вы считаете себя гораздо выше меня, Флора Лэтем?

И снова молодая женщина испытала состояние легкого шока.

— Что?! — воскликнула она. — С чего вы это взяли?

— Садитесь, и я объясню вам. Хотите кофе?

Флора нервно огляделась вокруг и опустилась на край кушетки.

Салон «Сандры-Ли» был оформлен в кремово-серых тонах — бежевый ковер, серо-кремовая обивка мебели, настольные лампы из черного мрамора в крапинку с зелеными абажурами на розовой подкладке. Они отбрасывали мягкий, уютный свет. Это была элегантная и в то же время удобная гостиная с широкими мягкими диванами. Девушка поймала себя на том, что думает о Брайане и о тех, кого он берет на речные прогулки на своей роскошной яхте.

— Вот. — Найтли поставил перед ней чашку кофе. Свою он забрал на стол, за которым работал, когда гостья вошла в салон. — Итак, на чем мы остановились? Ах да...

— Вы сказали, что я ставлю себя выше вас, — холодно напомнила Флора Лэтем. — С какой стати?

— Вы из родовитой семьи. Я даже думаю, что в вашем роду был премьер Квинсленда. Мой же отец был всего-навсего простым шахтером.

Мисс Лэтем моргнула от удивления.

— Я и не знала об этом, — честно сказала она.

— Стало быть, вы не считаете меня выскочкой?

— Господи, конечно нет! — возмутилась молодая женщина.

Найтли улыбнулся и, скрестив пальцы, сказал:

— Тогда вы, очевидно, не поняли, что на сегодняшней вечеринке выглядели чистокровной лошадью среди карликовых пони.

Мисс Лэтем начала было пить кофе, но, услышав эти слова, поперхнулась и поставила чашку на стол.

— Как вы только могли подумать такое? — воскликнула она, сердясь. — У меня и в мыслях такого не было.

— Ну тогда это произошло неосознанно с вашей стороны, — пробурчал Найтли, чуть скривив свои четко очерченные губы. — Но я прекрасно видел, с каким презрением вы смотрели на демонстрацию драгоценностей. Я чувствовал, как дамы внутренне сжимались под вашим красноречивым взглядом. Уверен, что они сожалели о том, что не оделись проще.

— Достаточно, — прервала его Флора, повысив голос. — Я все поняла. Вы обвиняете меня в закоренелом снобизме!

— А вы не...

— Да, — устало произнесла девушка, — но это не снобизм, а вопрос личного вкуса, только и всего. И уж во всяком случае это не имеет ничего общего с тем, как я отношусь к вам!

— Спасибо и на этом, — сказал Брайан с очаровательной улыбкой.

— О Господи! — Флора подняла глаза кверху.

— Хотел бы я иметь сведения о ваших физических предпочтениях, — задумчиво произнес Найтли. — Я имею в виду мужчин.

— С какой стати?

— Хотелось бы знать, как вы к ним относитесь.

— Мне бы не хотелось обсуждать с вами эту тему, — осторожно заметила Флора. — Но тем не менее, рискуя снова выказать снобизм, скажу, что весь этот разговор представляется мне крайне неприятным и... — Она вскинула голову и сухо сказала:— Неприличным.

— Мы могли бы проверить это, — заметил Брайан и встал. — Дело в том, что многие женщины, по существу, не могут правильно судить о мужчине. Например, я знаю наверняка, что вас еще никто по-настоящему не возбуждал, хотя какой-то опыт у вас, конечно, есть.

Уже в четвертый раз за этот вечер Флора испытала шок. На этот раз краска залила ей даже шею. Увидев это, Брайан продолжал:

— Вижу, что вам это тоже приходило в голову, Фло. Почему бы вам в таком случае не проверить мое предположение? Вы до сих пор выбирали не тех мужчин.

— Как вы можете судить об этом, если мы едва знаем друг друга?

Найтли пожал плечами.

— Я сужу по некоторым фактам. Например, вы наотрез отказываетесь идти на какие-либо отношения с мужчинами. Об остальном я расскажу вам как-нибудь в другой раз.

Мисс Лэтем резко поднялась, чтобы скрыть смущение, в которое ее повергли слова патрона. В них прозвучало обещание, и это как-то странно подействовало на нее. Молодая женщина собралась было ответить ему резкостью, но приготовленная фраза замерла у нее на губах.

Они стояли в полуметре друг от друга. И Флора вдруг почувствовала, как ее охватило ощущение близости мужчины. В ней проснулось любопытство. Что она почувствует, находясь в объятиях этого невозможного человека с серо-дымчатыми глазами? Ведь нет дыма без огня...

Молодая женщина проглотила ком, подступивший к горлу. Она испугалась, что Брайан заметит или догадается о ее состоянии. Но тот и бровью не повел, а лишь молча смотрел на нее своими внимательными, умными глазами.

Конечно, он все понял, черт бы его побрал, сердито подумала Флора.

— Я пошла, — коротко бросила она.

— Спокойной ночи, — тихо сказал Брайан, но их взгляды на секунду скрестились. Фло первой отвела глаза и вышла из комнаты.

Следующие несколько дней Флора Лэтем провела в мучительных терзаниях. Но это происходило не оттого, что она ежедневно видела своего патрона на работе. Ее мучила невозможность справиться с волнением, в котором она пребывала со дня речной прогулки на его яхте. Фло злилась на себя за то, что позволила Найтли, известному сердцееду, вывести себя из равновесия.

Неужели я злюсь на него за то, что он проделывает то же самое с каждой женщиной, которая встречается на его пути? — размышляла она как-то вечером, сидя за ужином в своей квартире.

Фло любила готовить и, имея широкий круг друзей, часто устраивала у себя вечеринки. Еще одним развлечением для нее был теннис. Из добровольных обязанностей, которыми охотно обременяла себя Фло, она предпочитала занятия живописью с детьми, имеющими физические недостатки.

Кроме всего этого, Флора почти профессионально занималась моделированием одежды.

Но почему тогда жизнь стала казаться мне вдруг скучной? — размышляла девушка, рассеянно поглощая ужин. У меня престижная работа, которая, если не считать Найтли, доставляет мне большое удовлетворение и позволяет путешествовать, куда я хочу. Я собираюсь провести отпуск на божественных островах Фиджи... Чего мне не хватает?..

Сама знаешь чего, проворчала она себе под нос, вставая из-за стола; Найтли задал тебе несколько вопросов, на которые ты, судя по всему, не можешь ответить. Неужели ты действительно живешь в башне из слоновой кости, которая дает тебе ощущение превосходства? Неужели в твоей жизни до такой степени не хватает мужчины, что даже такой человек, как Найтли, может...

Но хуже всего то, что он откуда-то узнал о прежних ее неудачных романах. Как только ему это удалось?

Фло поморщилась. Найтли, конечно, не мог знать подробностей, но он явно догадывался кое о чем.

Флора тяжело вздохнула, признаваясь себе в том, что она дважды ошибалась в выборе мужчины.

Но это не значит, что Найтли — тот человек, который мне нужен, подумала Фло. Я никогда бы не смогла смириться с его столь навязчивой манерой поведения... Нет, не смогла бы, повторила про себя молодая женщина, почувствовав напряжение в спине. Но позже, вечером, Фло поймала себя на том, что думает о Сандре, которая так и не разлюбила Брайана, если верить утверждению ее дяди. Она жутко разозлилась на себя за эти мысли.

Неудивительно, что Фло поразилась, встретив бывшую жену своего босса буквально на следующий день.

Мисс Лэтем шла через приемный зал «Найтли констракшн», когда застекленные двери открылись и в приемную вошла привлекательная, изящно одетая и прекрасно ухоженная женщина. Взгляд у нее был, правда, какой-то потерянный. Она направилась к столу секретарши. Та, узнав вошедшую, сразу поднялась и услужливо заулыбалась.

— Доброе утро, миссис Найтли, как себя чувствуете? Мистер Найтли просил меня сразу проводить вас к нему. О, простите, мисс Лэтем. Мистер Найтли также хотел видеть и вас. В десять часов. — Пэм, как всегда, была корректна и внимательна.

Флора постояла с минуту в нерешительности.

— По какому поводу? — спросила она довольно громко.

В ту же секунду, не дав возможности секретарше ответить на вопрос, Сандра Найтли повернулась к говорящей и заинтересованно спросила:

— Вы, должно быть, Флора Лэтем? Мой дядя, Брэд Олдфилд, отзывался о вас с большой симпатией.

— Очень приятно, благодарю вас, — ответила Флора. — Я получила огромное удовольствие от общения с вашим дядей, миссис Найтли.

— Он — феноменальная личность. Вы согласны? Жаль, что мне пора, не хочу заставлять Найтли ждать. Приятно было познакомиться, — застенчиво проговорила она.

— До свидания, — любезно ответила Флора и посмотрела ей вслед, думая почему-то о тиграх и ягнятах.

Ровно в десять мисс Лэтем была в приемной Брайана Найтли. Она болтала с Пэм, когда дверь в святилище босса открылась и он вывел из кабинета свою бывшую жену, бросив на ходу:

— Дай мне знать, хорошо?

— Да, — ответила Сандра и нежно посмотрела на Брайана.

— Заходите, мисс Лэтем.

— Ну что на этот раз? — недовольно спросила Флора, когда Найтли закрыл дверь в свой кабинет. На ней был хлопчатобумажный розовый костюм с короткими рукавами и светло-бежевые туфли из крокодиловой кожи. В ее движениях сквозила некоторая нервозность. — Итак, зачем вы хотели меня видеть?

— Ко мне обратился с просьбой молодой художник. Он прислал мне по почте картину и странное письмо. В нем он утверждает, что если я повешу у себя одно из его полотен, то очень скоро меня завалят предложениями купить эту картину. Это одна из причин, по которой я хотел видеть вас, Флора. Вторая заключается в том, что ведущая телекомпания предложила мне сделать передачу о моей коллекции. Как вы к этому относитесь?

— Почему бы и нет? — ответила она. — Это только добавит вам престижа. А вы разве не хотите, чтобы о вашем собрании художественных ценностей узнали как можно больше людей?

Брайан задумался на минуту.

— В целом я не возражаю, хотя, как правило, стараюсь избегать рекламы. Но я хотел бы, чтобы передача была сделана на хорошем профессиональном уровне. Поэтому прошу вас связаться с этой телекомпанией. Мне бы не хотелось, чтобы в передаче прозвучало, что деньги дают право владеть шедеврами независимо от того, отличает покупатель Ван Гога от Констебля или нет.

— Иначе говоря, вы хотите, чтобы передача была сделана со вкусом и чтобы вы выглядели в ней образованным человеком, разбирающимся в искусстве? — мягко спросила Флора.

— Да. — Брайан пристально посмотрел на своего куратора.

— Признаюсь, вы удивили меня, мистер Найтли. Не боитесь, что я могу переборщить, принимая во внимание мою чрезмерную образованность, как вы изволите говорить?

— Не боюсь, — коротко сказал он.

Флора вдруг почувствовала себя гораздо свободнее.

— Хорошо. А что с тем полотном, которое вам прислали? Оно представляет какой-нибудь интерес?

— Сейчас сами убедитесь, — сказал Брайан и, пройдя через весь кабинет, подошел к стене, у которой стояла большая картина, закрытая занавеской. Он поднял ткань вверх, и Флора увидела обнаженную женщину, стоящую на коленях в саду с пышной растительностью. — Я знаю, что Сандре такое не понравилось бы. А бедная Пэм чуть в обморок не свалилась от смущения, когда распаковала это. Я подумал: пусть уж лучше картина постоит пока закрытой. Вот разве что вы посмотрите на нее своим профессиональным глазом.

— Вот это, мистер Найтли, — произнесла молодая женщина с явной иронией, — как раз то, что прекрасно подойдет для вашей спальни. — И, не давая ему возможности произнести хотя бы слово, добавила: — Мне кажется, в ней что-то есть — живость, естественность. Тем не менее реакция Пэм понятна.

— Вы говорите сейчас как знаток искусства, Флора, или как женщина?

— Как женщина, мистер Найтли, которая на днях прочла в газете о фреске, на которой были изображены некоторые части женского тела. Эта фреска висела в фойе офиса. Так вот — женщины, работающие в этой конторе, были в ярости.

— Я тоже читал об этом, — весело сказал Брайан. — Значит, вы советуете порекомендовать этому молодому художнику обратиться в галерею, где искусство, независимо от того, что оно отображает, остается искусством?

— Ничего подобного. Вы сами должны решить, как вам поступить с этой картиной. Например, вы вполне можете повесить ее в своем доме или, скажем, на яхте — где вам больше нравится, — сказала Флора невозмутимо. — А кто художник?

— Марк Макхэм.

— Никогда не слышала о таком.

— Я тоже. — Брайан опустил занавеску. — Вот, пожалуй, и все, мисс Лэтем. Пэм ознакомит вас с предложением телекомпании подробнее.

— Чудесно, — оживленно произнесла молодая женщина. Но если бы кто-то присмотрелся к ней поближе, то увидел бы, что ее глаза блестят от возбуждения. — Я немедленно приступаю к работе.

Чтобы подготовить материалы для телепередачи, у Флоры было почти два месяца. Телекомпания захотела использовать в передаче биографические данные Брайана Найтли. Неожиданно это вызвало затруднения.

Найтли проигнорировал первую же просьбу мисс Лэтем предоставить ей такую информацию.

— Единственное, что я знаю, это то, что его отец был шахтером, — сказала Флора редактору. — Но это, как говорится, не для печати. Во всяком случае, до тех пор, пока мне не удастся встретиться с мистером Найтли и выяснить, что из своей биографии он готов предать гласности.

— Мисс Лэтем, нам бы очень хотелось, чтобы вы тоже приняли участие в этой передаче, — сообщил редактор. — Как вы к этому относитесь? О вас мы знаем гораздо больше и считаем, что вы только украсите эфир.

Она поморщилась.

— И это я тоже должна обговорить с патроном. Обязательно. Обещаю, что в следующий раз у меня на руках будет конкретная информация, — заверила она своего собеседника.

Тем временем Найтли неожиданно надолго пропал с ее горизонта. Флора занервничала.

— Пэм, где мистер Найтли? — с таким вопросом она теперь ежедневно появлялась в приемной патрона.

— Флора, он сейчас так занят, что у него времени нет ни на что. Клянусь, я передала ему все твои записки.

— Послушай, он мне до зарезу нужен.

— Хорошо, хорошо, — раздался вдруг сзади голос того, о ком шла речь. — Рад это слышать, мисс Лэтем.

Флора вспыхнула.

— Куда вы пропали? — возмущенно проговорила она. — Сначала вы просите меня заняться телепередачей о вашей коллекции, а потом ведете себя как человек-невидимка! Если вы так же руководите «Найтли констракшн», то я поражаюсь, что ваша компания еще не развалилась и даже приносит доходы!

Пэм ахнула, обидевшись за любимого шефа, и с укором посмотрела на Фло. Найтли наблюдал за обеими с легкой усмешкой на губах. Было видно, что это его забавляет.

— Все в порядке, Пэм. Просто Флора очень прямой человек. И у нее, как я понимаю, свое представление о том, что срочно, а что может подождать. Уф! Когда я должен быть на следующей встрече, Пэм?

— Через сорок минут, мистер Найтли. Но это на Золотом побережье, так что вы уже опаздываете. Ваша машина стоит внизу.

— Тогда позвоните туда и предупредите, что я немного задерживаюсь. Мисс Лэтем, — обратился Брайан Найтли к своему куратору от искусства, — если я вам действительно очень нужен, то вам придется совершить со мной небольшое путешествие на побережье.

— Это просто смешно, — запротестовала та. — С какой стати я должна тащиться в такую даль? И потом, как я вернусь?

— Уоррен отвезет вас обратно. Я останусь там на ночь. Это мое последнее предложение, больше я вас уговаривать не намерен, — отрезал Брайан.

Флора метнула на него горящий взгляд, но сдержалась.

На этот раз это был «роллс-ройс» последней модели с просторным задним сиденьем и встроенным баром.

— Ну вот, — сказал Найтли, усаживаясь в угол. — Неплохо, вы не находите?

Мисс Лэтем устроилась в противоположном углу, постаравшись увеличить, насколько возможно было, расстояние между собой и патроном. Она расправила юбку, затем вынула ручку и блокнот из своей сумочки и сказала с сарказмом:

— Я потрясена, мистер Найтли. Сначала «ламборджини», теперь «роллс-ройс», и все это для одного человека.

— Я склонен рассматривать эту машину как символ «Найтли констракшн», — заметил он. — В «роллс-ройсе» очень удобно возить наших заокеанских клиентов и прочее. Например, если бы вы не поехали со мной, я бы с большим удовольствием поспал в дороге.

— Понятно. Вы не против, если я процитирую это для телепередачи? И я, разумеется, приношу свои извинения за то, что встала между вами и вашим сном.

Найтли улыбнулся.

— Это тоже можете процитировать.

Флора поджала губы. Через некоторое время Найтли спросил:

— Вы что, решили больше не разговаривать со мной?

— Собираюсь с силами, мистер Найтли, — парировала она.

— Тогда, позвольте, я помогу вам. Мы, наверное, должны поговорить по поводу тех эмоциональных посланий, которыми вы забросали меня в последние дни. Так ведь?

Спокойно, Флора, приказала себе молодая женщина. Не заглатывай наживку.

— Если они были такими, как вы говорите, эмоциональными, то это исключительно потому, что я сама получала не менее горячие просьбы от телекомпании, — произнесла она, сохраняя внешнее спокойствие.

— Что они хотят?

— Ваши биографические данные.

— Я считаю, что это необязательно включать в передачу.

— Вы можете считать что угодно, но телекомпания утверждает, что в получасовой беседе о частной художественной коллекции обязательно должна присутствовать информация о ее владельце. Кстати, они просили меня тоже принять участие в этой передаче, — сухо добавила Флора. — Но я сказала им, что вначале должна обсудить этот вопрос с вами.

Брайан усмехнулся.

— Хорошая идея.

Какое-то время Фло молча смотрела на Юго-Восточную магистраль, которая вскоре перешла в Тихоокеанскую автостраду.

— Послушайте, — сказала она. — Почему бы нам с вами сейчас не подготовить краткую биографическую справку о вас? В противном случае они могут нарыть неизвестно что.

— Уговорили, — лениво промолвил патрон. — Но сначала расскажите, как вы планируете построить передачу.

— Я не могу полностью готовить ее, — сказала Флора. — Это их программа.

— Но вы наверняка высказывали им свои соображения на сей счет.

— Разумеется. Мне бы хотелось, чтобы ваша коллекция предстала на телеэкране во всей своей полноте. Я составила список по-настоящему интересных полотен, сопроводив их пояснениями. Особое внимание я уделила ранним работам, отметив их исторические и художественные достоинства. В некоторых случаях я рассказала, каким образом вы приобрели ту или иную картину. — Флора вытащила из сумки листы бумаги и вручила их Брайану.

— Вы хорошо все продумали, — похвалил он ее, просмотрев текст.

— Я думаю, что, если удастся показать все, что я наметила, ваша коллекция будет представлена полноценно.

— Показ будет сопровождаться вашим и моим комментарием?

— Да. Но я бы предпочла не участвовать в этом.

— Ну почему? Мне кажется, мы с вами составим интересный контраст — вы будете задавать художественный тон, я — финансовый, — небрежно заметил Найтли.

— Мне показалось, что вы не хотели предстать на экране эдаким денежным мешком, скупающим дорогие картины, — возразила Флора.

— Вы правы, дорогая. Мне просто захотелось немного подразнить вас, — задумчиво произнес он. — Я уверен, что моя коллекция только выиграет от вашего профессионального комментария. Я считаю вас таким же моим достоянием, как и приобретенного мною Сислея.

— Не думаю, что это комплимент.

— Ошибаетесь. Комплимент и еще какой!

Она снова стала смотреть в окно. Мощный автомобиль стремительно пожирал одну милю за другой. Внутри салона было прохладно благодаря кондиционеру.

— Ну ладно. Что мы будем делать с вашей биографией?

— А как вы себе это представляете? Что-то вроде: Брайан Найтли, родившийся в семье простого шахтера...

Фло виновато потупилась.

— Я уже сказала им об этом, — честно призналась она. — У меня это получилось как-то неожиданно.

— Не переживайте. — Брайан насмешливо улыбнулся. — Я не делаю секрета из этого и уж тем более не стыжусь своего происхождения. Так что можете использовать этот факт моей биографии.

— Хорошо. Что еще? — спросила она, когда Найтли замолчал.

— Я продиктую Пэм кое-что для вас.

— Послушайте, — возмутилась молодая женщина. — Зачем я тогда потащилась в эту длинную, скучную поездку, если вы ничего не говорите мне?

— Не такая уж она длинная. И, вы сказали, скучная? Мне, например, она доставила большое удовольствие, так что...

— Но вам не надо сразу возвращаться назад! — кипятясь все больше, процедила она сквозь зубы. — Мистер Найтли, — обратилась Фло к боссу, немного совладав с собой, — единственное, что мне остается, — это схематично набросать текст к передаче.

— Меня устроит все, что вы подготовите.

— Тогда почему вы не сказали мне об этом с самого начала?

— Мне доставляет удовольствие смотреть на вас, когда вы злитесь. Вы становитесь такой привлекательной, что я... О, вот мы и приехали, — сказал Найтли, когда машина остановилась напротив внушительного здания. — Вы знаете, я бы очень хотел пригласить вас на обед, чтобы компенсировать неудобства, перенесенные вами в этой долгой, скучной поездке, но, увы, боюсь, что я...

— На вашем месте я бы не утруждала себя. Потому что в вашем случае это все равно что пытаться повернуть реку вспять.

Мнение Фло о Брайане Найтли не изменилось даже после того, как Пэм рассказала ей о его широкой благотворительной деятельности.

— Ну и что из этого? Почему бы ему не быть добреньким при его-то деньжищах? — заявила Флора ошарашенной секретарше.

Пэм обиделась за шефа. Они уже битых два часа ломали голову над историей «Найтли констракшн».

— Я думала, что ты как-нибудь сможешь вставить это в рассказ о нашей компании, — разочарованно сказала Пэм. — Я знаю, что мистер Найтли не любит выставлять себя напоказ. Но мне досадно, что люди не знают, какой широкой души он человек на самом деле.

— Пэм, — сердито произнесла Фло, теряя терпение. Но, увидев в ее глазах безграничную преданность своему шефу, мисс Лэтем безнадежно вздохнула. — В любом случае я не могу вставить это без его согласия, и я сомневаюсь, что он его даст.

— Я сама понимаю это. — В голосе Пэм прозвучало сожаление. — Просто я подумала, как бы хорошо было сказать об этой черте характера мистера Найтли. Как у тебя с ним, Фло? Уже лучше? — спросила она.

— Прекрасно, при условии, если мы не выходим за рамки деловых отношений, — сухо заметила та.

— Я уверена, что мистер Найтли ничем тебе не досадит, — заверила ее Пэм.

В последующие две недели патрон полностью оправдывал слова своей секретарши. Флора была поражена и напугана, обнаружив, что это выводило ее из себя гораздо больше, чем его «внештатное» отношение к ней.

3

Телеоператоры сворачивали свое оборудование, готовясь к отъезду.

Брайан взял Флору под руку и провел в свой кабинет под любопытными взглядами сотрудников «Найтли констракшн». Они собрались, чтобы посмотреть съемку телепередачи о художественной коллекции своего босса.

— Садитесь, — сказал Найтли тоном, не допускающим возражений, когда они вошли в его кабинет. Он открыл бар.

Фло опустилась на барселонский стул, обтянутый бежевым бархатом, который напомнил ей недавнюю сцену в этом же кабинете, когда Найтли устроил крутую взбучку нерадивым сотрудникам. Воспоминание было не из приятных.

С обреченным видом девушка следила глазами, как ее патрон открывал бутылку с французским шампанским. Наконец он поставил бутылку на стол.

— Что будете пить, мисс Лэтем? Простите, совсем забыл, что вы терпеть не можете шампанское... Неужели вы и сегодня ограничитесь яблочным соком? Имеется все, что душе угодно. Мне любопытно, что вы выберете. Кстати, что, собственно, вас раздражает больше? Когда я обращаюсь с вами как со своей сотрудницей? Или наоборот, когда я обращаюсь с вами как с привлекательной женщиной. Ваше здоровье! — Брайан слегка приподнял свой бокал.

— Я думаю, что вы просто сами по себе периодически раздражаете меня. — Флора проигнорировала предложение выпить.

Брайан с минуту пристально смотрел на нее, затем сказал:

— Вы прекрасно справились со своей ролью.

— Вы тоже, — ответила она ему в тон.

— А вы не думаете, что мы могли бы найти лучшее применение нашему взаимному тяготению?

— О Господи! — воскликнула она. — Это старо как мир, мистер Найтли!

— Самое старое часто бывает самым настоящим.

Девушка задумалась. Неужели Найтли понимает, что за своей строптивостью она скрывает неуверенность в себе? Последние недели, когда она пыталась держаться от него на расстоянии, эта неуверенность еще больше укрепилась в ней.

Особенно раздражало Фло то, что он тоже стал держать с ней дистанцию после их совместной поездки на побережье.

Флора достаточно часто говорила себе, что не любит этого человека.

Она понимала, что несколько кривит душой. Брайан все больше и больше начинает занимать ее мысли. Он привлекательный, сильный мужчина, неохотно призналась себе Фло. А чему, собственно, здесь удивляться? Все женщины «Найтли констракшн» считают так же. Короче говоря, Брайан Найтли при ближайшем знакомстве оказался опасно привлекательным мужчиной, подвела Фло итог своим наблюдениям.

И это еще слабо сказано, усмехнулась она. Он чертовски умен и властолюбив. Он силен и великолепно сложен. И ты не можешь не представлять себе, как он будет заниматься с тобой любовью, сказала себе молодая женщина, тяжело вздыхая.

Она подняла глаза и увидела, что Найтли задумчиво и внимательно изучает ее. Он смотрел на ее темные волосы, опустившиеся на лоб, на едва заметные веснушки на щеках, на ее рот и нос, на черный жакет с поясом, юбку, открытые колени...

Фло нервно провела языком по губам и приготовилась сказать что-нибудь. Все равно что, лишь бы разрядить эту напряженную атмосферу и избавиться от жаркой волны, внезапно затопившей все ее тело. Но в этот момент зазвонил телефон.

— Это, вероятно, звонок, которого я жду из Порт-Морсби по поводу моста в Папуа, — сказал Найтли деловым тоном, словно ему никогда не было до нее никакого дела.

Флора ничего не ответила, но взор, который она метнула на своего патрона, был красноречивее слов. Она вышла из кабинета, не глядя на Найтли.

Флора Лэтем кипела яростью несколько дней. Она обнаружила, что ведет себя на корте как сумасшедшая, и устроила себе выволочку. Ей давно надо было дать себе нагоняй! Фло старалась убедить себя уйти из «Найтли констракшн». К счастью, последнее время она очень редко видела Найтли в офисе.

Но вот однажды в субботу во второй половине дня произошло одно странное событие. Флора пришла домой и обнаружила у дверей своей квартиры рыжеволосого молодого человека с бородкой. Того самого, которого она уже встретила однажды. Это было в самый ее первый визит в резиденцию патрона несколько недель тому назад. Юноша имел слишком приметную внешность.

— Мисс Лэтем? — произнес он с почтением.

— Да...

— Мисс Лэтем, я — Марк Макхэм. Рад встретиться с вами.

— Это вы нарисовали обнаженную женщину в саду?

Юноша замялся.

— Так вы видели эту картину?

— Видела, мистер Макхэм.

— Что вы о ней думаете, мисс Лэтем?

— У нее, бесспорно, есть свои достоинства, — неопределенно ответила Флора.

— Мисс Лэтем, могу я попросить вас об одном одолжении? Я собрал несколько своих работ в лодочном эллинге, — жалобно произнес юноша, очаровательно улыбнувшись. — Завтра утром ко мне придут несколько моих друзей. Не могли бы и вы прийти? Мне так важно услышать ваше мнение, мисс Лэтем. Пожалуйста!

— Не знаю... мистер Макхэм. Откуда вы знаете, кто я? И где вы достали мой адрес?

— Я видел вас по телевизору, — просто ответил художник. — А адрес я нашел в телефонном справочнике.

— А-а. — Флора поморщилась, но, скорее, от неприятного ощущения, вспомнив, что она испытала, увидев себя вместе с Найтли на экране. — Он вернул вам картину?

— Да. — Молодой человек усмехнулся. — Но я неисправимый оптимист. Если вам не нравится обнаженная натура, то у меня есть и другие картины, — поспешно добавил Макхэм.

— Хорошо. Давайте ваш адрес. Но должна предупредить, что я не могу ничего обещать вам от имени мистера Найтли.

Макхэм достал свою визитную карточку и, вручив ее Флоре, преувеличенно горячо поблагодарил ее. Только потом она вдруг подумала: а зачем, собственно, этот юноша слонялся в вечер ее визита у особняка Найтли? Но тут же забыла об этом.

На следующее утро, собираясь исполнить обещание, данное молодому художнику, Фло надела просторные серые брюки, блузку из шелкового трикотажа абрикосового цвета, белые парусиновые мокасины на веревочной подошве и легкомысленную шляпу с искусственными цветами на полях, которую она сделала сама.

Она прихватила с собой ракетку и теннисную форму, надеясь после выставки заехать на корт. Мисс Лэтем уже несколько дней не показывалась на площадке и собиралась наверстать упущенное.

Она принялась разыскивать эллинг Марка Макхэма. Ей пришлось долго колесить вдоль берега реки, прежде чем она нашла его зажатым между обшарпанной стоянкой фургонов и лодочной верфью.

Было тепло и влажно. Собиралась гроза.

Макхэм вышел из-под навеса встретить почетную гостью. Он показал ей место, куда поставить машину, и посоветовал поднять верх автомобиля.

— Я вряд ли задержусь у вас надолго, — сказала она.

— Здесь такое место, что лучше подстраховаться, — настаивал он. — Возьмите с собой сумку и ракетку. На всякий случай.

Она удивленно пожала плечами, оглядевшись вокруг, и последовала совету художника.

Внутри эллинг Макхэма имел галерею, которая шла по периметру судоподъемного пола. Красочные картины Макхэма были развешаны на стенах из грубо сколоченных досок. Здесь же стоял стол, покрытый белой скатертью, на нем стаканы и графин с вином. Флора была очарована этой скромной обстановкой, а также юношеской непосредственностью Марка Макхэма. Она решила, что ему не больше двадцати трех лет.

Молодая женщина выпила немного дешевого красного вина, после чего высказала свое мнение о нескольких работах художника.

— Лучше всего вам удаются корабли и морские пейзажи, — сказала она Макхэму.

Фло удивилась, что она — единственная посетительница выставки. Когда она высказала это художнику, тот заверил ее, что остальные скоро подойдут.

Спустя пару минут Флора почувствовала головокружение. Она укоризненно посмотрела на молодого человека. Ее глаза расширились от испуга, когда она поняла, что у нее подгибаются ноги. Язык тоже перестал повиноваться. Макхэм быстро подхватил ее и серьезно произнес:

— Мне ужасно жаль, мисс Лэтем. Не волнуйтесь, пожалуйста. Иногда приходится идти и на такое во имя искусства.

Сознание к Фло возвращалось медленно. У нее было четкое ощущение, что она находится в море, причем в неспокойном море. Она решила, что бредит.

Флора открыла глаза и поняла, что лежит на серо-бежевом диване в каюте «Сандры-Ли».

У нее закружилась голова, и она обхватила ее руками.

Знакомый голос произнес:

— Не пугайтесь, Флора.

— Вы?! — воскликнула она. Взгляд девушки упал на Брайана Найтли, который сидел на полу, прислонившись спиной к переборке и вытянув перед собой длинные босые ноги. Он был облачен в парусиновые брюки. Волосы патрона, обычно аккуратно уложенные, сейчас были всклокочены, желтая сорочка заляпана грязью.

— Как вы только посмели сделать со мной такое?! — воскликнула Фло. Но встать она не решилась, так как в это время яхта опасно накренилась.

— Ничего я с вами не делал, — мрачно ответил Брайан. — Вы что, не видите, что я прикован наручниками к этому столбу?

— Вы что, с ума сошли? — вырвалось у Фло. — Она попыталась встать, но судно качнуло в другую сторону. — Послушайте...

Брайан улыбнулся.

— А я все думал, когда же вы наконец произнесете свое «послушайте». Фло, вы серьезно думаете, что я сам приковал себя к колонне?

— Что здесь происходит?!

— Нас похитили.

— Похитили? — тупо повторила она.

— Да, — с иронией подтвердил Найтли.

— Но зачем? И кто это сделал? Неужели Макхэм? Боже, когда кончится эта качка...

— Мы попали в сильный шторм.

— Где мы? — спросила она, побледнев.

— В заливе Моретон.

— Вы шутите!

— Даже в мыслях не было шутить. Но Макхэм, кажется, неплохо справляется с яхтой. Как ему удалось заманить вас сюда, Фло?

— Он, наверное, подсыпал сильное снотворное в вино, затем, когда я отключилась, отнес в свою старую моторку и привез сюда. Теперь понятно, почему он хотел, чтобы я закрыла машину и взяла с собой все свои вещи. — Флора замолчала, оглядываясь по сторонам. Спортивная сумка и ракетка лежали на полу возле нее.

— А я-то удивлялся, почему вы появились здесь, экипированная для игры в теннис, — с усмешкой сказал Найтли.

— Я собиралась заехать на корт после посещения его выставки. Господи, какая глупость! Я как чувствовала, что должна была спросить Макхэма, что он делал у вашего дома! — в отчаянии воскликнула Флора и рассказала Брайану все, что знала об этом молодом человеке.

Он грустно улыбнулся.

— Надо отдать должное этому парню. Вы только подумайте, какую большую работу он проделал, чтобы оформить помещение для выставки и похитить вас.

— Да уж. А вы-то как очутились здесь, в таком положении? — безнадежным голосом спросила Фло.

— Я решил немного отдохнуть. Пошел на «Сандре-Ли» в залив порыбачить: встал на якорь у Святой Елены и заснул. Макхэм проник на палубу, оглушил меня чем-то и приковал наручниками к этой колонне. С тех пор я так и сижу здесь.

Девушка ахнула, впервые заметив темный синяк на лбу Брайана.

— Он сумасшедший!

— Не очень, — проворчал ее патрон. — Этот парень ужасно извинялся за синяк, говорил, что делает это во имя искусства.

— Мне он говорил то же самое! — Глаза Фло потемнели от гнева, когда она вспомнила, как попалась на его удочку. — Зачем он все-таки похитил вас?

— Макхэм называет это иначе. Говорит, что он мог только таким способом встретиться со мной. Он хочет, чтобы я заплатил ему сто тысяч долларов за все его картины, после чего обещает отпустить здоровым и невредимым. Болван, кажется, совершенно уверен, что я соглашусь на его ультиматум. Я, конечно, не говорил ему, что, как только он освободит меня, его тут же арестуют и обвинят в похищении. Ему самому такая мысль в голову не приходила.

— Но меня-то зачем он притащил сюда?

Брайан попытался усесться поудобнее.

— В этом, кажется, виноват я.

— Ничего не понимаю.

— Я сказал ему, что не покупаю картин, не проконсультировавшись с куратором моей коллекции.

Флора уставилась на него в изумлении.

— Неужели вы назвали ему и мое имя?

— Нет. Но я совершенно не учел...

— Телепередачу! — раздраженно произнесла Флора. — Я просто не могу поверить в это!

— Тогда советую поскорее увериться, — насмешливо заметил Брайан. — Напрягите свои извилины и подумайте, как освободить меня от этих проклятых пут. Нам потребуются кусачки или пила.

— Пила? — с трудом вымолвила Фло, когда яхта сильно накренилась набок, а салон озарила яркая вспышка молнии. — При такой качке я отхвачу вам руку! Лучше заплатить ему, у вас же много денег! Где он, кстати, сейчас?

— Он управляет яхтой, — мрачно сказал Найтли. — Я ни разу в жизни не поддавался на шантаж и не намерен идти на это сейчас. Возьмите себя в руки, мисс, — строго сказал он.

Она бросила на патрона гневный взор, но тут же отвела его от Найтли и взглянула в иллюминатор. За бортом бушевало серое море, хлестал сильный дождь, а за «Сандрой-Ли» на канате болталась старая моторка Макхэма.

Флора Лэтем резко повернулась к хозяину яхты.

— Радио, у вас же должно быть радио! Я попрошу о помощи! Только объясните мне, как это делается. — Она направилась к передатчику, стоявшему в левом углу каюты.

— Он вывел всю связь из строя, — огорошил ее Найтли.

— А я, как дура, думала, что он такой приятный молодой человек! — заметила Флора.

— Да он просто маньяк, — со злостью произнес Брайан.

— Я все поняла. — Фло решительно вскочила с дивана. — Скажите, где мне найти инструменты?

Он объяснил ей, где находится ящик с инструментами.

Молодая женщина едва успела вернуться, как ей пришлось ринуться в туалетную комнату, где ее вывернуло наизнанку.

— Какой ужас, — пробормотала она, приближаясь к Брайану. У нее было ощущение, что ее сейчас снова стошнит. К счастью, в салоне был свежий воздух, сквозило через открытую дверь с задней палубы. Молодая женщина сделала несколько глубоких вдохов, прежде чем снова заговорить. — Пилы я не нашла, а клещи оказались слишком большими, но я взяла вот это. — Флора показала Найтли напильник.

— Умница, — коротко бросил он. — Начинайте.

Фло опустилась на колени рядом с товарищем по несчастью.

Брайан прислушался.

— Макхэм идет сюда. Нельзя, чтобы он увидел это.

В панике пленница бросила напильник на пол и села на него. Но этот сумасшедший мог заподозрить неладное, увидев ее рядом с Найтли. Поэтому молодая женщина инстинктивно сделала первое, что пришло ей в голову. Она обняла патрона и положила ему голову на плечо, изображая любовную сцену.

— Ну-ну. — Марк Макхэм стоял в проеме двери, широко расставив ноги. Насквозь промокшие рыжие волосы спутались и торчали в разные стороны. Он был похож на лешего из какой-нибудь страшной сказки. Его голубые глаза сверкали безумным блеском. — Пришел посмотреть, как вы тут справляетесь. Мне кажется, что вы не просто коллекционер и куратор. Прошу прощения. Но вы сами видите, что я неплохо управляю этой посудиной. Я вас доставлю куда следует в лучшем виде! — И Макхэм исчез в коридоре.

Фло мучительно простонала.

— Куда?

— Это одному Богу известно, — сказал Брайан и добавил, усмехнувшись: — Как мне ни приятно чувствовать вас на своей груди, дорогая, но чем скорее вы освободите меня, тем будет лучше для нас обоих.

Девушка отпрянула от него как ужаленная, метнула на патрона испепеляющий взгляд и снова принялась за работу. Она едва успела пропилить кольцо наручников, как яхту здорово тряхнуло, и Флора, с силой ударившись о переборку, потеряла сознание.

Через несколько минут она шевельнулась и открыла глаза.

— Где я? — прошептала она растерянно, облизав пересохшие губы. В иллюминаторе чернела темнота. — Где...

— Все в порядке, дорогая, — тихо произнес Брайан. — Вы просто ударились головой о стену и потеряли сознание на короткое время.

— Просто... потеряла... — Фло вдруг заметила, что яхта стоит под каким-то странным углом, а сама она лежит в объятиях Найтли. — Что случилось?

— Ложитесь, — тихо сказал Брайан. — У вас будет кружиться голова еще какое-то время. Ничего не случилось. Наш безумный друг посадил яхту на мель.

Только сейчас Флора почувствовала, что судно ритмично качается вверх-вниз. Двигатели молчали, но на море по-прежнему бушевал шторм — в каюте были слышны жуткие порывы ветра.

— Он, кажется, бросил нас на произвол судьбы. Но пока нашим жизням ничего непосредственно не угрожает, — пояснил Найтли довольно спокойно.

— Почему он бросил нас?

— Не знаю. Может быть, удар яхты о дно привел его в чувство. Или наоборот — еще больше свернул его мозги набекрень. Но что бы там ни было, Макхэм сел в свою моторку и смылся. Я слышал звук мотора.

— Значит... мы застряли на берегу? Но где? На острове?

— Похоже на то. Я провел небольшую разведку, пока вы были в отключке. Я хорошо знаю этот залив. Как только погода прояснится, нас обязательно заметят. От голода и жажды мы не умрем — на яхте полно провизии. Но нам лучше перебраться на берег. Я подозреваю, что в днище может быть пробоина.

— Бедная яхта, — промолвила Флора, и у нее на глазах выступили слезы.

— Мне ее тоже жаль, но она застрахована.

— Кто-нибудь может хватиться вас? — спросила молодая женщина.

Найтли ответил не сразу.

— Если только на работе случится что-то экстраординарное, — сказал он наконец.

— Но как они свяжутся с вами? Я хочу сказать, что у вас ведь должна быть с ними двусторонняя связь?

— Была, — мрачно заметил он. — У меня было несколько приемников, а также рация. Макхэм все это разбил или унес с собой.

Расстроившись, Фло снова наклонилась к Брайану, и он обнял ее.

— Получается, что Макхэм спасется, а мы с вами будем сидеть здесь в полной безвестности. Вы видели его безумные глаза? — прошептала девушка, содрогнувшись. — Как я могла так ошибиться в нем?

— Вполне возможно, большую часть времени он находится в нормальном состоянии.

— Мне даже понравились некоторые его картины, особенно морские пейзажи, — сказала его спутница, краснея.

— Больше, чем его обнаженные? — с притворным удивлением спросил Брайан.

Фло прыснула и потерлась щекой о его плечо.

— Гораздо больше, — сказала она весело. Но затем, поняв, что она только что сделала, смущенно отстранилась от патрона. — Что же нам теперь делать? О, у меня появилась идея! У вас есть шлюпка?

— Была.

— Только не говорите, что он и ее украл!

— Макхэм использовал шлюпку, чтобы добраться до своей моторки.

— Значит, сейчас он плывет в этом шторме? Если мерзавец утонет, так ему и надо! — со злостью процедила Флора Лэтем.

— Не знаю, не знаю. Как вы себя чувствуете?

— Ничего, — ответила она и ощупала пальцами свою ушибленную голову. — А как вы?

— У меня тоже шишка на голове.

Флора невольно улыбнулась и почти с нежностью посмотрела на своего босса.

— Что бы это могло значить? — спросил он с притворным удивлением, перехватив ее взгляд.

— Не знаю. Но сейчас вы выглядите более человечным, чем на суше.

— Благодарю, — мрачно произнес Найтли. Налетел мощный порыв ветра, и «Сандра-Ли» сильно накренилась набок с ужасающим скрежетом.

— Фло, — с беспокойством сказал Брайан, — нам надо торопиться. Вначале я хочу взглянуть на яхту еще раз. Вы не могли бы тем временем собрать вещи, которые мы возьмем с собой на берег?

Фло открыла было рот, чтобы возразить, но он выразительно посмотрел на нее и в ответ услышал тихое:

— Хорошо.

Новости, с которыми вернулся Найтли через несколько минут, были неутешительными. Он действительно обнаружил пробоину в корпусе яхты. Начинался прилив, и «Сандра-Ли» могла легко сойти с мели. С берега дул сильный ветер, грозя вообще унести поврежденное судно в открытое море.

Если это произойдет и через пробоину начнет просачиваться вода, яхта может затонуть, пояснил Найтли. Он также сказал, что постарается укрепить якорь, хотя при таком сильном ветре маловероятно, что это удержит судно на месте.

— Так что нам надо взять с собой столько продуктов и воды, сколько мы можем унести, — подвел он итог. — У нас с вами не более двух часов на всю операцию. На берегу, чуть выше по склону, я обнаружил местечко, где мы сможем расположиться.

— Когда шторм затихнет? — спросила Фло с надеждой в голосе.

— Представления не имею.

— Сегодня утром я слышала по радио, что на побережье движется циклон, — с волнением вспомнила она. — К востоку от Глэдстоуна. Циклоны обычно не доходят до этих мест, да?

— Нет, но они могут задеть этот район по касательной, и этого будет достаточно, чтобы натворить здесь черт знает чего. Ну ладно, пойду достану блок, по которому вы будете передавать мне коробки с яхты. Нам предстоит нелегкая работа при такой качке. За дело!

Это была тяжелейшая ночь в ее жизни. Флора даже расплакалась от усталости и страха, когда Брайан наконец помог ей перебраться с борта яхты на темный берег.

Налетел сильнейший порыв ветра, который заставил «островитян» согнуться пополам. Затем раздался оглушительный скрежет, и яхта начала неуправляемое движение в темноту моря, все быстрее удаляясь от берега...

4

— Невероятно! — услышала Флора свой собственный голос, хотя, казалось, еще спала. Они с Брайаном лежали рядом на мягких матрацах, снятых с палубных диванов. Фло впервые заметила темные крапинки в дымчато-серых глазах своего патрона. Она поняла, что спала, уютно устроившись в его объятиях. Что ж, не будем изображать институтку, усмехнувшись, решила она про себя.

Их убежищем оказалось углубление под скалой, почти грот. Брайан сделал из него пещеру, укрепив по краям брезент. Чтобы выбраться наружу, надо было только приподнять кусок брезента, изображающий входную дверь. Флора прониклась благодарностью к своему спутнику, не терявшему даром времени.

Шел сильный дождь, но внутри было достаточно сухо, а укрытие казалось надежным и уютным. На губах у девушки играла печальная улыбка. Не привыкай к этому слишком сильно, одернула она себя. Улыбка и молчаливая попытка себя обуздать были вызваны охватившим Фло притягательным теплом мужского тела. Ей не хотелось двигаться.

Наконец она со вздохом все же освободилась от объятий Брайана и села на импровизированное ложе.

— Я думаю, сейчас вам не повредит чашка кофе и таблетка аспирина, — как бы не слыша ее восклицания, заботливо отозвался ее спутник, садясь рядом.

— Вы сказали — кофе? Ах да, вы ведь настояли на том, чтобы мы захватили с яхты примус... А который час?

— Одиннадцать. Мы неплохо выспались.

— Мы спали как убитые. Немудрено после всего того, что произошло...

Не сговариваясь, они выбрались наружу. Берег уже не выглядел мрачным и страшным, но из-за дождя видимость была все еще плохая.

«Сандра-Ли» бесследно исчезла.

Когда Флора, чуть-чуть отстав, вернулась под защиту утеса, Брайан уже успел управиться с примусом и протянул ей кружку растворимого кофе и таблетку аспирина. Девушка посмотрела на него с благодарностью и вздохнула.

— Не вздыхайте так обреченно, дорогая, — сказал Брайан спокойным голосом. — У нас достаточно питьевой воды и полно провизии. Мы могли бы продержаться здесь много дней, но думаю, что этого не понадобится.

— А я-то бунтовала прошлой ночью, когда вы, казалось, решили забрать с яхты решительно все, что там было! Как я была не права...

— Вы любите готовить и заниматься хозяйством? — спросил Брайан, не реагируя на ее самобичевание.

— Даже очень.

— Вот и прекрасно. Тогда вам будет чем себя занять.

— Есть, капитан.

Они весело рассмеялись.

Флора «настелила пол» — покрыла песок оставшимся брезентом, аккуратно поставила в ряд корзину для пикников, аптечку, два бочонка с пресной водой, две битком набитые дорожные сумки-холодильника. В распоряжении новых робинзонов была карта залива Моретон, компас и даже колода игральных карт.

Флора прихватила с собой спортивную сумку и теперь была рада тому, что могла переодеться в чистую одежду. В сумке лежал также небольшой набор косметики и зубная паста.

К трем часам дня молодая женщина почувствовала внезапную усталость. Она оглядела небольшое сухое пространство их жилища, послушала завывание ветра и шум дождя, взглянула на выступ скалы над головой и закрыла лицо ладонями.

— Прилягте, Фло, — мягко сказал Брайан, увидев ее состояние. — Вы достаточно повозились.

— Вы, наверное, устали гораздо больше, чем я, — промолвила она. — Одна прошлая ночь чего стоит. Вы, чувствуется, не раз попадали в экстремальные ситуации.

Он бросил на Флору пристальный взгляд:

— Как я вам уже говорил, мой отец был шахтером — в Ипсвиче. Но в свободное время он любил заниматься поисками полудрагоценных камней в горах, расположенных за шахтами. Во время школьных каникул я ходил вместе с ним и мы ночевали в палатках. Снаряжение было очень старым, но мы все равно получали огромное удовольствие от этих походов. — Было видно, что Найтли мыслями перенесся в то далекое, беззаботное время.

— Что-нибудь нашли?

— Да так, всякую ерунду. Зато воспоминаний об этом хватило надолго.

— Вы, видимо, прошли трудный путь к успеху, — сонно проговорила девушка.

— Да. — Брайан с нежностью смотрел на свою спутницу, уютно свернувшуюся калачиком на матраце; лишь усилием воли он отвел от нее взгляд. — Я рассказывал вам, как я стал интересоваться искусством?

— Нет...

— Я ломал голову над тем, что купить матери в подарок на Рождество. Мне было тогда пятнадцать лет. Денег у меня, естественно, было немного. Я хотел купить какую-нибудь фарфоровую статуэтку. Мать обожала такие вещицы. В одной из лавок я наткнулся на небольшую картину в старой, обшарпанной раме, написанную маслом. На ней был изображен мягкий, подернутый легкой дымкой пейзаж. Картина мне очень понравилась, но денег на ее покупку у меня не хватило.

Я купил матери фарфоровую кошку, но та картина не шла у меня из головы. Казалось, что она открывала мне совершенно другой мир. Может, это произошло оттого, что угольные разрезы Ипсвича были далеко не самым красивым местом на земле. Я часто наведывался в ту лавку, каждый раз переступая порог с бьющимся сердцем, боясь, что кто-то уже купил картину. В один прекрасный день так оно и случилось. И тогда я дал себе клятву — когда-нибудь у меня будут знаменитые картины.

— Как это... интересно, — промолвила Флора.

Брайан тихо засмеялся и снова посмотрел на свою собеседницу. Ее веки опустились, она заснула.

Флора сладко проспала часа три.

Наконец она проснулась и села, озираясь вокруг. Было совершенно темно. Дождь все шел и шел, не переставая. В их убежище горела газовая лампа, а Брайан возился у примуса, явно пытаясь что-то на нем приготовить.

— Это моя работа! — воскликнула она. — Извините.

— Не волнуйтесь. Я всего-навсего разогреваю консервированный гуляш. Есть хотите?

— Кажется, да, — ответила девушка, удивившись своим словам. — Нам крупно повезло, что у вас на яхте было все это хозяйство.

— Я захватил с собой, между прочим, и бутылку бренди. Нам, правда, придется пить его разбавленным водой.

— Не отказалась бы от одной порции, — с улыбкой сказала Флора. — Но я чувствую себя полной развалиной.

Он понимающе улыбнулся и протянул ей пластмассовый стаканчик с бренди.

— У меня из головы не выходит ваш рассказ о картине, пробудившей ваш интерес к искусству... Кто был тот художник, не помните? — Фло отхлебнула глоток бренди, пристально посмотрела на Брайана в ожидании ответа.

— Ах, это... — Брайан накрыл крышкой кастрюлю с гуляшом, выключил примус и занял свое любимое место — прислонился спиной к скале, согнув ноги в коленях. — Брэд Олдфилд. Это была одна из его ранних работ — он написал ее задолго до того, как снискал славу и нажил состояние. Как это ни странно, но я разыскал в конце концов ту картину.

— Как тесен мир! Но у вас, должно быть, уже тогда был хороший глаз на живопись.

Найтли скептически скривил губы.

— Многие, совсем не разбираясь в живописи, любят картины Брэда.

— Что вы подумали, когда впервые встретились с ним?

— Как тесен мир, — улыбнулся ее патрон.

— Сколько лет вы были женаты на его племяннице? — неожиданно для себя спросила Флора, густо покраснев.

— Семь лет...

Фло подняла глаза, забыв о неловкости, которую только что испытывала.

— Семь лет! Только не говорите, что все эти годы наслаждались семейной жизнью. Вы наверняка поняли задолго до развода, что не сможете жить с ней.

— Вы правы. Я осознал это гораздо раньше, — сухо сказал Брайан. — Если вы действительно хотите знать... — Он неопределенно пожал плечами.

— Да, мне это интересно, — ответила Флора после продолжительной паузы.

Найтли как-то странно посмотрел на нее и снова пожал плечами.

— Мы были молоды. Когда я встретил Сандру, мне было двадцать пять, ей — восемнадцать. Я только начал создавать «Найтли констракшн», к тому времени мой отец потерял работу, а здоровье матери катастрофически ухудшалось. Сандра... — он замолк на секунду, — появилась на моем пути в тот период моей жизни, когда я отчаянно нуждался — даже не знаю, как лучше сказать, — в участии и заботе, что ли. Я устал бегать от легкомысленных девиц, устал от бедности, устал...

Сандра была не такой. Хорошо воспитанная, придерживающаяся традиционных взглядов на жизнь. У нее были утонченные манеры, уравновешенность. Но я не осознавал, пока это не стало слишком поздно, что она боится физической любви и всегда будет относиться к ней со страхом. Боится, что я буду доминировать над ней, — что я и делал, ненавидя себя за это порой.

Она была не в состоянии воспринимать размах моих планов или мое видение перспективы. Она приходила в ужас, когда я рисковал, расширяя свое дело. Я помню день, когда купил «Сандру-Ли». Я был на седьмом небе, прыгал от счастья, но Сандра сказала, что боится моря.

Наконец я понял, что ей просто нужен совсем другой мужчина.

— Тогда, очевидно, развод был самым гуманным поступком с вашей стороны по отношению к ней. Она, конечно, понимает это сейчас? Сколько уже прошло лет с тех пор?

— Восемь. Иногда мне кажется, что она осознает это. Но чаще я теряюсь в догадках.

— Почему вы продолжаете поддерживать с ней отношения? — удивленно спросила Флора.

Он поморщился и вздохнул.

— Из-за чувства вины, думаю. Кроме того, она тоже имеет акции в моей компании. Мне хотелось сделать так, чтобы она ни в чем не нуждалась.

— Неужели она ни в кого не влюбилась за эти восемь лет? Ей ведь только... тридцать три?

— У нее было два совершенно нелепых романа, — сухо произнес Найтли.

— А вы?

— Были ли у меня романы, хотите вы спросить? — с иронией произнес он.

— В компании ходят слухи о ваших бесконечных любовницах, — прямо заявила Фло.

— Не следует верить всему тому, что вы слышите, дорогая. Девять десятых этих слухов — чистая выдумка. После Сандры у меня было только одно серьезное увлечение. Но моя подруга была замужем и скорее умерла бы, чем предала гласности наши отношения. Через несколько лет мы расстались.

— Я думала, что мужчины... — начала Флора и остановилась.

— Правильно, — понял ее мысли Брайан, — большинство мужчин не могут вести жизнь монахов. Ведь вы это хотели сказать?

— Ну...

— И я не являюсь исключением из этого правила. Но я не кидаюсь на всех женщин без разбора, можете мне поверить.

Она бросила на него сердитый взгляд.

— Вот когда вы говорите такие вещи, я вспоминаю, что вы действительно не нравитесь мне, — холодно произнесла Флора, помолчав немного.

— Ого, можно сказать, что вы продвинулись немного вперед в своем отношении ко мне, — протянул Найтли.

Какой-то странный звук пробился сквозь шум дождя. Затем раздался грохот и что-то с треском упало вниз. Брезентовый навес заколебался. Флора вскочила на ноги как ужаленная. Брайан последовал ее примеру.

— Что это? — испуганно прошептала молодая женщина.

Он взял ее за руку и, почувствовав, что Фло вся дрожит, обнял ее за плечи.

— Наверное, дерево рухнуло с утеса. Дождь размыл почву вокруг корней, и оно повалилось. Не волнуйтесь, мы здесь в полной безопасности.

— А что, если выход завалит? Вдруг это лавина?

— Над нами на скале слишком мало земли и камней, чтобы случилось подобное, — бодро сказал Брайан, видя неуверенность в глазах девушки. — Это всего лишь одно несчастное дерево. Я сейчас пойду и посмотрю, что там. А вы допивайте свой бренди. — С этими словами он легко поцеловал ее прямо в губы и, отстранив от себя, исчез в сыром мраке.

Флора еще долго стояла, глядя ему вслед.

— Сегодня вечером, надеюсь, уже ничего не случится, — сказал он, вернувшись через полчаса. — Думаю, все, что должно было свалиться, уже свалилось.

Фло оглядела его с ног до головы. Брайан промок до нитки, с волос капала вода.

— А я думаю, что вам следует переодеться. А потом я приготовлю ужин.

— Согласен. — Найтли взял полотенце и сухую одежду. Затем взглянул на Флору. — Э...

— Я отвернусь, — просто сказала она.

Брайан не заставил себя ждать и непринужденно стал раздеваться. Но Флора чувствовала себя несколько напряженно. Они поужинали. Девушка убрала тарелки, приготовила кофе и теперь сидела, не зная, чем себя занять.

Найтли лежал на матраце, положив руки под голову. Он смотрел на каменный потолок и выглядел умиротворенно.

— Почему бы и вам не рассказать что-нибудь о себе? — предложил он ей.

— Вы же не думаете, что я буду обмениваться с вами интимными подробностями... — нервно сказала Флора.

— Совсем нет, — серьезно заметил Брайан. — Да и в том, что я рассказал вам, не было ничего слишком уж интимного.

— Положим, я не согласна с этим. Что же в таком случае вы предлагаете?

— Как вы пришли в искусство, например?

Она задумалась.

— Мне кажется, оно всегда было со мной, — сказала Фло несколько растерянно. — Мое самое раннее воспоминание о самом приятном связано с небольшой картиной, которая висела в моей детской комнате, и со свечой, стоявшей на столе в серебряном подсвечнике...

— Вы когда-нибудь пытались сами рисовать?

— Конечно. Но у меня получались очень ординарные картины. Все мои творческие таланты очень домашние: я люблю готовить, люблю создавать модели и шить одежду.

Она заметила удивление в глазах Найтли.

— А я-то думал, что вы пользуетесь исключительно услугами высокой моды, — заметил он.

— Некоторые платья куплены в магазине.

— А то красное шелковое платье в горошек? — вдруг спросил Брайан.

— Это я сама... — Девушка замолчала, почувствовав, как ее обдало жаркой волной.

— У вас это очень хорошо получается, мисс Лэтем, — произнес ее патрон. Затем минут десять они сидели молча, каждый погрузившись в свои мысли.

— Вы когда-нибудь думали о замужестве?

Флора вздохнула, но все же решила ответить честно:

— Да. Но я думаю, что это не для меня.

Он поднял голову и посмотрел на нее с удивлением.

— Почему?

— Наверное потому, что я слишком ценю свою независимость. Потом у меня, кажется, нет острых материнских инстинктов. И к тому же меня вполне устраивает мое теперешнее положение.

— У вас были мужчины?

Фло метнула на него красноречивый взгляд, но Брайан снова смотрел в потолок, поэтому она холодно сказала:

— У меня есть некоторый опыт общения с представителями сильного пола, поэтому могу сказать, что со мной трудно ужиться.

— Ну, это может измениться.

Мисс Лэтем откинула голову назад.

— Если я встречу подходящего мужчину? Возможно. — Она пожала плечами. — А пока я буду жить, как жила до сих пор.

— А что вы делаете, когда сходите с ума по какому-нибудь мужчине?

Флора рассмеялась, но не от того, что ей было весело. Она старалась за напускным весельем скрыть боль, которую вызвал у нее вопрос Найтли.

— Я не влюблялась до такой степени, когда надо предпринимать что-то экстраординарное.

— Скажите тогда, насколько сильно вы влюблялись?

— Я... — Она остановилась. — Иногда, — сказала Фло медленно после паузы, — я задумываюсь над тем, чего мне не хватает. Но я порой смотрю на своих друзей — не на всех, конечно, но на большинство из них — и думаю, что теряю очень немного. Люди охотно вступают в брак, но часто потом жалеют об этом.

Разговор вдруг перестал клеиться и как-то сам собой иссяк.

Брайан даже прикрыл глаза. Флора почувствовала себя обиженной, понимая, что это совершенно беспричинно.

— Когда соберетесь ложиться спать, раскатайте второй матрац, — любезно посоветовал Брайан, явно собираясь вздремнуть.

— Выключить свет? — сдерживая раздражение, спросила она.

— Нет. Он мне не мешает.

— Очень хорошо. А то я хотела разложить пасьянс. Может, он мне поможет успокоиться.

Ее патрон коротко рассмеялся.

— Чем вы раздражены, Флора?

— Тем, что вы всегда первый начинаете разговор, а потом быстренько отделываетесь от меня!

Но Брайан только произнес сонно:

— Постараюсь исправиться.

Фло битый час раскладывала карты, потом бросила это занятие. Брайан уже крепко спал. Молодая женщина долго стояла, глядя на своего товарища по несчастью. Она почему-то вдруг вспомнила сейчас о мужчине, который был ее любовником. Но у нее отсутствовало сильное чувство к нему, и они расстались.

Неужели ей не дано это испытать?..

А уж с ним — она бросила недовольный взгляд на спящего — и подавно ничего не выйдет. У меня такое ощущение, думала Фло, все еще глядя на Брайана, что привычка командовать у мистера Найтли от рождения. И если Сандра находила успокоение в безмятежной пассивности, то я бы боролась с ним не на жизнь, а на смерть. О Господи, о чем я думаю? — в ужасе прошептала Флора.

Она постаралась отогнать нежелательные мысли, затем развернула матрац, выключила газовую лампу и улеглась.

Но сон не шел, и тому было несколько причин. Прошлой ночью они спали вместе на двух матрацах, которые даже отдаленно не напоминали ту пружинящую кровать, на которой она привыкла спать дома. Предыдущей ночью ей не было холодно. К тому же в ту ночь она была жутко измотана. Теперь же Флора чувствовала себя одинокой и замерзшей.

Молодая женщина промучилась часа два, ворочаясь с боку на бок.

Вдруг в темноте раздался голос Брайана:

— Это не поможет, дорогая.

— Я разбудила вас? Простите, ради Бога, — сказала она, совсем, впрочем, не испытывая угрызений совести.

— Флора, — обратился к ней Брайан серьезным тоном. — Я хочу кое-что сделать сейчас, чтобы вы могли успокоиться и заснуть. Только не подумайте ничего дурного. — Он встал, зажег лампу и протянул ей руку.

— Зачем это? — напряженно спросила она.

— Я хочу сделать так, чтобы нам обоим было удобно спать. Только и всего. Будьте умницей, хорошо?

Она бросила на патрона непокорный взгляд, но все-таки встала, глядя, как он укладывает один матрац на другой. Затем Брайан взял большое сухое полотенце.

— Вчера мы спали именно так, поэтому можем повторить это и сегодня. Ложитесь. Вместе нам будет теплее. Я ничего не собираюсь с вами делать. Расслабьтесь и усните. Тогда и я смогу спокойно поспать, — добавил он, улыбнувшись.

Молодая женщина густо покраснела.

— Вчера все было иначе — я была жутко уставшей и подавленной...

— Сейчас вас тоже не назовешь отдохнувшей и безмятежной, — заметил Брайан и добавил нетерпеливо: — Ложитесь, вам говорят.

Он взял Фло за руку, выключил свет, сел на постель и усадил молодую женщину рядом с собой, накрыв ее полотенцем.

— Можете не смотреть на меня, если вам так легче. Отвернитесь в другую сторону. Я сделаю то же самое, — посоветовал он ей.

Флора легла лицом к каменной стене. Она чувствовала мужскую руку на своей талии и длинное, крепкое тело, прижатое к ее спине.

— Думайте о картинах или о чем-то еще более приятном, — сказал Найтли. — Представьте себе, какие полотна вы хотели бы добавить к моей коллекции. Кстати, я уже наметил приобрести кое-что. Скульптуру и... — Послышался короткий смешок. — Мне должны прислать произведения искусства из Папуа — Новой Гвинеи. Правда, только на время — для показа на выставке. Вы что-нибудь знаете об искусстве папуасов?

— Нет, почти ничего, — ответила Флора. Но в ее тоне слышалась заинтересованность. Они немного поговорили на эту тему, и наконец Брайан замолк. Флора поняла, что он заснул.

Я чувствую себя нелепо, думала молодая женщина, лежа с открытыми глазами. Но не потому что мне неудобно в этой постели, а из-за того, что я на самом деле веду себя нелепо. Я уже несколько недель живу как потерянная. И все это происходит потому, что я перестала быть похожей на ту Флору Лэтем, которая всегда контролировала свои действия. Во мне теперь постоянно сидит желание противостоять Брайану Найтли. С другой стороны, когда я нахожусь в его объятиях, я чувствую себя в безопасности. Как это все странно... Незаметно для себя наконец уснула и она, и сон ее был глубоким и безмятежным.

Проснувшись, Флора обнаружила, что Найтли рядом нет. Молодая женщина понежилась в постели минуты две, подумав о том, что наступивший день чем-то отличается от предыдущего. Вдруг до нее дошло, что кончился дождь и из-за облаков пробиваются даже лучи солнца. Она радостно вскочила с постели.

Выйдя на свежий воздух, Фло увидела Брайана, который плавал недалеко от берега. На облачном небе была видна всего лишь узкая голубая полоска, через которую проходил солнечный свет. Но и этого было достаточно, чтобы привести молодую женщину в неописуемый восторг. Не раздумывая, она сбросила с себя блузку и брюки и, оставшись в бюстгальтере и трусиках, бросилась в воду и нырнула в глубину.

— Как здорово! — крикнула она Брайану. — Этот дождь начинал уже сводить меня с ума!

Фло плавала вдоль берега, сияя от удовольствия.

Найтли, одетый только в шорты, ждал ее на берегу с полотенцем в руках.

— Спасибо, — сказала купальщица, обматываясь полотенцем. — Это было великолепно, — повторила она, приглаживая волосы руками. — Вы просто незаменимы, мистер Найтли, — заметила Фло, улыбнувшись. — Даже не знаю, что бы я без вас делала. Прошу прощения за вчерашнее занудство.

— Ничего страшного.

— А за это я приготовлю вам хороший завтрак.

Он ушел, чтобы дать ей возможность переодеться. После этого Флора занялась завтраком. Она поджарила кусочки ветчины с яйцами и консервированными ананасами.

— Ну как? — спросила новоявленная хозяйка, передавая своему спутнику тарелку.

— Необыкновенно вкусно.

— Чем вы занимались?

— Вкапывал столб в песок. Нам придется обложить его камнями для устойчивости. Надо прикрепить к нему что-то вроде флага. Жаль, что пока нельзя разжечь костер, все промокло насквозь.

— Да, с костром будет трудновато. Но вот идея насчет флага неплохая.

Она оторвалась от еды.

— У вас есть какое-нибудь представление, где мы находимся?

— Увы, нет. Видимость по-прежнему плохая. Даже имея компас, я не смогу сориентироваться. Предлагаю после завтрака обследовать остров, и тогда я, возможно, смогу сказать что-то более определенное. Погода, слава Богу, улучшилась.

Фло слабо улыбнулась.

— Давайте постучим по дереву.

После завтрака они укрепили в песке шест, к которому прикрепили полотенце. После этого Найтли оставил девушку на берегу, сказав, что там ее будет легче увидеть с воздуха, а сам направился через каменистый гребень на другую часть острова.

Вскоре Флора заметила в небе две точки, которые оказались двумя небольшими самолетами. Она стала бегать по берегу и махать красным полотенцем, но самолеты пролетели мимо, так и не приблизившись к острову. Утро переходило в полдень, и воздух становился жарким и влажным. Густые облака закрывали солнце, но легче от этого не было.

Найтли вернулся часа через два.

— Теперь я знаю, куда мы попали. Это один из немногих необитаемых островков в заливе Моретон, — заметил он. — И, кажется, скоро снова пойдет дождь.

— Вы видели два самолета?

— Да. Не расстраивайтесь, Фло. Теперь, когда погода немного улучшилась, появятся и другие.

Так оно и случилось. Примерно через час — дождя, слава Богу, все еще не было, а солнце немилосердно пекло даже через облака — в небе появился спасательный вертолет.

Пока «островитяне» смотрели, как машина садится на каменистый берег, Брайан взял Фло за руку и сказал:

— Ну что ж, эта глава нашей жизни закончилась. Теперь мы можем переходить к следующей.

— Что вы хотите этим сказать? — неуверенно промолвила молодая женщина.

— Дорогая Флора, — с насмешливой торжественностью произнес ее патрон, хотя при этом его серые глаза смотрели на нее изучающе, — я вел себя исключительно корректно на этом забытом Богом острове, потому что с моей стороны было бы непорядочно использовать ситуацию в своих корыстных мужских интересах. Но когда мы с вами вернемся в цивилизованный мир, мне будет сложнее сдерживать себя. Учтите это!

Флора вырвала у него свою руку и гневно сверкнула глазами.

— Мне следовало бы предвидеть это!

Он поднял брови в притворном удивлении.

— Что? Что я могу быть безукоризненным джентльменом?

— Нет! Что вы никогда не бросите свои штучки, — отпарировала рассерженная женщина.

— Удивляюсь, мисс Лэтем, но почему-то я ожидал от вас благодарности, — проворчал Найтли и, повернувшись, пошел навстречу бежавшим к ним спасателям.

5

На следующее утро Флора, уже завтракая в своей квартире, листала газеты, первые полосы которых пестрели сенсационными заголовками, имеющими непосредственное отношение к ней и Брайану Найтли. На одной из фотографий Флора Лэтем нежно держала своего шефа за руку... Снимок был весьма красноречив.

В статье говорилось о том, что по факту их похищения заведено судебное дело, что «Сандра-Ли» пропала в море, видимо, затонув. На все лады судачили о ней и о Брайане. Это было невыносимо!

Фло положила газету на стол. Чтобы отвлечь себя от всей этой шумихи, она стала думать о Марке Макхэме. Полиция до сих пор его не нашла, но ее машина была обнаружена на том же месте у лодочного эллинга, где она ее оставила.

Зазвонил телефон. Флора разговаривала минут пять, затем швырнула трубку на рычаг. Раздался очередной звонок.

— Да, — произнесла она раздраженно, думая, что это очередной репортер.

— Как вы там, Фло? — Это был Брайан.

— В ярости, — ответила она. — Я только что получила предложение от одного журнала написать для них материал о том, как я провела время на безлюдном острове с самым богатым женихом Австралии!

Ее патрон рассмеялся.

— Не волнуйтесь. Через пару дней все об этом забудут. Почему бы вам не переехать ко мне на это время?

— Вы, должно быть, с ума сошли!

— Уверяю вас, здесь вам станет спокойнее. У меня есть охранник, который будет держать прессу на приколе.

— У меня просто нет слов от вашего наглого предложения! — простонала Флора.

— А как насчет того, чтобы поужинать со мной сегодня?

— Брайан, вы дали мне недельный отпуск. Давайте оставим все, как есть.

— Фло, — не унимался патрон, и она почувствовала в его тоне уже другие, более решительные нотки. — Или вы ужинаете со мной, или я сам приеду к вам на ужин.

— О Господи! — вскричала она. — Почему я вообще веду с вами этот дурацкий разговор?!

— Потому что вы чрезвычайно упрямая женщина, — бесстрастно ответил Найтли. — Но я тоже могу быть упрямым. Я пришлю за вами машину ровно в семь. До встречи.

В тот день у мисс Лэтем побывало много друзей. Все они горели желанием услышать от нее подробный рассказ о ее приключениях на острове со знаменитым миллионером. Приходил к ней и детектив, который сказал, что хочет уточнить кое-что в заявлении, которое она оставила в полиции. Но Флора насторожилась, когда в конце беседы детектив высказал беспокойство в связи с тем, что она живет сейчас одна в своей квартире.

— А какое это имеет значение? Вы думаете, что Марк Макхэм...

— Мне бы не хотелось волновать вас понапрасну, — осторожно заметил сыщик, — но мы уже кое-что знаем об этом типе. По словам одного психиатра, который лечит Макхэма, тот очень подвержен иррациональным поступкам.

— Кому-кому, а мне-то уж известно об этом, — сказала Флора. — Но если предположить, что Макхэм не утонул в заливе, то, мне кажется, он будет теперь держаться подальше от меня — от нас обоих.

— Не знаю... По словам того же психиатра, этот парень проявляет невероятное упорство в достижении своих целей, какими бы безумными они ни были. Возможно, он не настолько ненормален, чтобы снова связываться с мистером Найтли, но Макхэм может использовать вас, чтобы подобраться к нему.

— Вы говорили с мистером Найтли об этом? — спросила Флора, немного подумав.

— Да, мэм. Он тоже считает, что вы находитесь в большой опасности. Поэтому, мисс Лэтем, вы бы очень помогли нам, если бы отправились на пару недель к своим знакомым или родственникам...

— Две недели?!

— Я думаю, больше времени не потребуется, — с легким юмором ответил полицейский.

— Я... я подумаю об этом, — пообещала Фло.

Детектив встал и улыбнулся ей.

— Спасибо, мэм. Дайте нам знать, где будете жить это время. А пока советую хорошо запирать дверь.

Флора Лэтем потратила уйму времени на сборы. Наконец она выбрала бледно-голубое креп-жоржетовое платье с короткими рукавами и углубленным вырезом на груди. По голубому фону были разбросаны бледно-кремовые камелии. Платье было легким и удобным. Фло надела туфли из серой замши на низком каблуке.

Шторм, к счастью, затих: циклон, пронесшийся недалеко от Глэдстоуна, направился к Тихому океану. Погода в Бризбейне стояла спокойная и жаркая.

Ровно в семь раздался звонок в дверь. Это был Уоррен. Фло обрадовалась, увидев, что он приехал на скромном «холдоне». Это на случай, если пресса все еще выслеживает ее, пояснил водитель. Он отвез Флору к большому особняку на набережной.

— Так мы здесь будем ужинать? — спросила она молодого человека.

— Да, мисс Лэтем. Мистер Найтли просил сказать вам, что здесь будет гораздо более укромно, чем в ресторане. И пресса не побеспокоит...

Что тут можно сказать? — подумала Фло не без раздражения.

Дверь открыл сам Найтли. Он сразу провел свою гостью на выложенную мраморной плиткой террасу, которая шла вдоль бассейна. В углу находился стол со стеклянной столешницей. На нем стояли свечи и низкая хрустальная ваза, в которой плавали цветы гибискуса. Бассейн подсвечивался изнутри, и вода в нем приобретала от этого бледно-аквамариновый цвет.

— Кампари с содовой, — объявил Брайан, ставя перед своей дамой высокий запотевший бокал. — Надеюсь, вы не возражаете против того, чтобы мы поужинали здесь? Я подумал, что не стоит мозолить глаза нашему общему другу Макхэму, да и репортерам тоже.

Флора промолчала. По правде говоря, ее удивило, как на нее подействовала встреча с Найтли, хотя не прошло и суток, когда они виделись в последний раз.

Она посмотрела на его аккуратно уложенные волосы и вспомнила, как совсем недавно они были мокрыми от дождя и забавно торчали в разные стороны. Под глазами исчезли синие круги, а его тело, облаченное сейчас в безукоризненно отутюженную спортивную клетчатую сорочку и темно-синие брюки, выглядело крепким, молодым и...

— Что вы хотите от меня? — вдруг спросила Флора, прервав свои мысли, когда хозяин опустился на стул напротив нее. — Я уже устала бороться с вами. Если вы хотите лечь со мной в постель, то...

— А разве вы не хотите того же, дорогая? — мягко оборвал ее Брайан. — Мне кажется, было бы гораздо честнее признаться, что всю эту борьбу ведете вы — по своей собственной воле.

— Может быть, я уже думала об этом, — произнесла она сухо. — Но я все равно не пойду на это. И могу сказать почему.

— Я слушаю вас, — ответил Найтли серьезно. Он внимательно посмотрел на копну ее блестящих темных волос, бледные веснушки, упрямый подбородок. Затем перевел взгляд на нежную линию шеи и ниже — к глубокому вырезу на груди.

Она сделала вдох перед тем, как заговорить.

— Дядя Сандры сказал мне, что вы жили с ней, как тигр с ягненком. У нас с вами было бы совершенно иначе, но это не значит, что лучше. Мы были бы невыносимы друг для друга. Я уже сейчас испытываю постоянное желание противостоять вам. Извините, — откровенно призналась Флора. — Но это правда.

— Я думаю, вы гораздо больше женщина, чем пытаетесь казаться, — промолвил Брайан, сверкнув белозубой улыбкой. — Я не хотел бы сделать из вас покорную овечку. Если бы я считал, что это возможно, то меня не тянуло бы к вам так сильно. Если бы вы не упрямились, то поняли бы, почему именно я вызываю у вас желание бороться со мной.

— Мне приходило это в голову пару раз, — сказала Флора удивленно. — Но я так и не нашла причины.

Он бросил на нее быстрый взгляд.

— Вы со всеми такая строптивая и колючая?

— Нет, — поспешно ответила она.

— Ну что ж, может, когда-нибудь вы и изменитесь. Пейте вино, — сухо произнес Брайан. — Мэри сейчас принесет первое блюдо. Прошу прощения за ранний ужин, но мне завтра предстоит вставать очень рано. Улетаю в Папуа дня на два, знаете ли.

Мисс Лэтем взглянула на него в изумлении и почти выкрикнула с негодованием:

— Вы опять за свое! Почему вы все время разговариваете со мной таким тоном?

Найтли усмехнулся.

— Каким? Вы только что сказали, что не собираетесь спать со мной. О чем здесь еще говорить?

— Вы знаете, бывают времена, когда я не просто не люблю вас, а даже ненавижу, — сказала Фло с ожесточением и допила вино.

— В таком случае, могу вам предложить еще одну тему для раздора, — абсолютно спокойно произнес Найтли. — У вас есть кто-нибудь, у кого вы могли бы пожить недели две?

— Нет! Думаю, что нет, — добавила она более спокойно, но с явным недовольством. — Не хочу и не люблю зависеть от кого бы то ни было. Да и что это даст?..

— Тогда вам лучше переехать в этот дом, Фло... А, Мэри, спасибо. — Брайан отвел взгляд от гостьи и встал, чтобы помочь домоправительнице, которая вкатила столик с ужином.

Флора заставила себя съесть несколько кусочков восхитительного рыбного суфле, прежде чем решилась ответить на предложение хозяина дома.

— Вы считаете, что мне и впрямь угрожает опасность? Вы поэтому говорили об этом, когда звонили мне сегодня утром? — сдержанно произнесла она перед тем, как сделать глоток вина.

— Да, я именно это и имел в виду.

— Почему же тогда вы прямо не сказали мне об этом?

— Не хотел волновать вас зря, — серьезно ответил он.

— То же самое советовал и детектив, чем напугал меня до смерти, — с едкой иронией сказала девушка.

— У меня нет ни малейшего желания спорить с вами весь вечер, — сказал Найтли. — Если вы не хотите лишиться жизни, то останетесь в этом доме до тех пор, пока Макхэм не будет арестован. К тому же для вас здесь найдется интересное и довольно сложное занятие. Только что прибыли экспонаты из Папуа. Их очень много, а описания сделаны поверхностно и непрофессионально. Вам придется изрядно повозиться, чтобы составить каталог. Спасибо, Мэри. — Он поблагодарил домоправительницу, которая принесла блюдо с жареным барашком.

— Что вы намерены делать? — спросила Флора, заметив, что он тянется к телефону.

— Сейчас увидите. — Брайан вытащил из нагрудного кармана визитку, набрал номер детектива и сказал ему, что мисс Лэтем в ближайшие дни будет жить в доме Найтли до дальнейших указаний полиции. — Да, — произнес ее патрон в трубку, — я согласен с вами, это самый лучший выход. Да, я все передам ей, до свидания. — Он положил трубку и посмотрел на Фло. — Детектив просил передать вам, что вы сделали правильный выбор. Мэри, с сегодняшнего вечера мисс Лэтем будет жить здесь. Завтра утром Уоррен отвезет ее домой за вещами.

— Гостевая комната полностью готова, мистер Найтли, — сказала Мэри и затем обратилась к Флоре. — Мне очень приятно, что вы будете жить здесь, мисс Лэтем. И я так рада, что вам не придется волноваться из-за того ужасного маньяка!

Когда Мэри вышла из гостиной, мисс Лэтем сказала в сердцах:

— Вы напоминаете мне асфальтовый каток, Найтли!

— И это все? — насмешливо спросил он, блеснув глазами.

— Все! Хотя я, конечно, благодарна вам за предоставленное убежище, — холодно промолвила молодая женщина.

— Погостить в моем доме — наиболее разумный выход в данной ситуации, дорогая, — сказал ее патрон, словно уговаривая ребенка. — И вам совсем не надо бояться меня. Я еще ни разу в своей жизни не набрасывался ни на одну женщину.

— Давайте лучше говорить о погоде, мистер Найтли, — отчеканила гостья.

Хозяин добродушно рассмеялся и сказал:

— Хорошо. Я хочу только одного — живой и невредимой застать вас здесь, когда вернусь из Папуа.

— Не волнуйтесь, застанете. Только не думайте, что получите от этого удовольствие.

— Вы были гораздо приятнее, когда вынуждены были жить со мной на одном острове, — сказал патрон, усмехнувшись, положил вилку с ножом на тарелку и встал из-за стола. — Если позволите, мне надо еще поработать. Я уверен, что Мэри приготовила для вас изумительный десерт. Спокойной ночи, Флора, чувствуйте себя как дома. — И он вышел из гостиной.

Спальня гостьи располагалась на втором этаже и выходила на веранду, которая шла вдоль всего этажа со стороны бассейна. В комнате была огромная кровать, покрытая накидкой из набивного шелка, мягкий желтый ковер и желтые занавески на окнах.

Здесь же имелась отдельная ванная, отделанная белым мрамором. Она была заставлена множеством флаконов со всевозможными лосьонами и шампунями. На полке лежала красивая зубная щетка из панциря черепахи, расческа, на стене висел розовый махровый халат в красную полоску.

Но Флору ничто не радовало. Она лежала в темноте на широкой постели, чувствуя тоскливое одиночество. С одной стороны, молодая женщина была уверена, что поступает правильно, избегая более тесного контакта с Найтли. Но в то же время у нее было такое ощущение, что это должно произойти неизбежно. От подобных мыслей Флора чувствовала себя взбудораженной и весьма заинтригованной.

Но хуже всего было то, что она не могла не думать о том, что Брайан спал всего в нескольких метрах от нее.

Флора проснулась очень рано. В бассейне кто-то плескался. Она знала, что кроме хозяина там некому быть, тем не менее ее потянуло взглянуть. Надев розовый полосатый халат, девушка тихонько вышла на веранду.

Мощно работая руками, Брайан плавал из одного конца бассейна в другой. Фло, как завороженная, не могла отвести от него глаз. Когда Брайан легко и грациозно поднял из воды свое сильное, стройное тело, прикрытое лишь узкими голубыми плавками, молодая женщина, незамеченная, вернулась к себе в комнату.

Три дня, которые хозяин отсутствовал дома, прошли для Флоры спокойно.

Днем гостья работала в библиотеке. Она ушла с головой в историю Меланезии и теперь готовила экспонаты к выставке со знанием дела и большим интересом.

В остальное время Фло плавала в бассейне и с удовольствием проводила время в саду, где было много красивых цветов.

Она довольно хорошо изучила дом своего патрона — просторное и прохладное жилище, которое не только хорошо подходило для местного климата, но и было прекрасно оборудовано для размещения его коллекции. Фло нередко заглядывала к Мэри на кухню и обменивалась с ней рецептами.

Она была в библиотеке, когда хозяин вернулся домой, но мгновенно почувствовала его присутствие, лишь услышав скрип двери. Она подняла голову, затем осторожно положила ритуальную маску, которую только что вынула из коробки, на стол, продолжая молча смотреть на своего патрона.

Найтли был одет в дорогой деловой костюм с шелковым пестрым галстуком. Его серые глаза быстро пробежали по ее фигуре в кремовой блузе, желтовато-коричневых шортах с кожаным поясом, по ее длинным стройным ногам в желтых туфлях, по ее лицу, слегка загоревшему на солнце у бассейна. Девушка почувствовала слабость под проницательным взглядом этих глаз, которые раздевали ее донага.

У нее было ощущение, что Брайан видит ее тело сквозь одежду — каждый его изгиб. Более того, его взгляд возбуждал ее, заставляя остро чувствовать свое собственное тело. Флора вдруг ощутила натянувшийся шелк блузы на своей груди, необыкновенную чувствительность кожи под одеждой.

Первым заговорил вошедший.

— Привет, дорогая, — произнес он просто, но смысл этих коротких слов читался в его глазах, и женщина поняла, что он рад видеть ее.

От волнения у нее пересохли губы.

Брайан медленно отошел от двери и направился к Флоре. Когда он остановился, ей пришлось поднять голову, чтобы заглянуть в его серые глаза.

— Можно? — едва слышно прошептал он.

Но Фло не могла произнести ни звука. Она вдруг поняла, что впервые в жизни испытывает столь сильное физическое влечение к мужчине. Она продолжала стоять молча, и Брайан обнял ее и начал страстно целовать.

Фло была ошеломлена не только интимностью поцелуев, но и прикосновением ласковых рук Брайана к своему телу, соприкосновением своей груди с его твердой мужской грудью.

Наконец он оторвался от ее губ, продолжая прижимать к себе ее трепетную плоть. Понимая, что Фло смущена, все еще продолжая держать руки на ее бедрах, Брайан сказал первое, что пришло ему в голову, но с ласкающей интонацией:

— Я вижу, вы тут работали вовсю, пока меня не было. Что вы думаете об этих предметах? — Он окинул взглядом разложенные повсюду экспонаты и поднял с пола одну маску.

— Я и впрямь по-настоящему увлекалась этой работой, — призналась молодая женщина.

Он положил маску на место и стал ходить по библиотеке, более внимательно присматриваясь к экспонатам.

— Министр очень хочет, чтобы выставка состоялась. Я думаю устроить ее в нижнем фойе офиса, чтобы люди имели туда свободный доступ. При круглосуточной охране это вполне безопасопасно.

— Хорошая идея. Как поживает господин министр?

— Просил передать вам привет и высказал надежду, что вы уже оправились после похищения.

— Спасибо. Как я понимаю, вы были там по поводу строительства моста?

— Да.

— Вы когда-нибудь раньше строили мосты?

Шеф взглянул на нее насмешливо-скептически.

— Я построил уже их семь. Моим первым большим проектом было именно сооружение моста. С тех пор наша корпорация специализируется на этом. Мост в Папуа построить будет нелегко, так как место, отведенное под этот проект, сильно удалено от всех дорог и населенных пунктов.

— Зачем же тогда они строят его там?

— Из-за крупных месторождений золота, найденных в том районе. В строительстве этого моста будут участвовать несколько компаний, но возглавляет проект «Найтли констракшн». Как-нибудь возьму вас с собой посмотреть на эту грандиозную стройку. А теперь мне надо переодеться и немного отдохнуть. Если хотите, присоединяйтесь.

— Хорошо. Спасибо.

Когда они сидели на веранде с бокалами белого вина в руках, наблюдая закат солнца, Брайан даже отдаленно ничем не напоминал о страстном поцелуе в библиотеке. Он вообще не сказал ничего личного.

— Что слышно о нашем «друге» Макхэме?

— Ничего. Такое впечатление, что он провалился сквозь землю. Вчера мне звонили из полиции и сказали, что он в розыске по всему Квинсленду и Новому Южному Уэльсу. Я спросила их о «Сандре-Ли», но о ней тоже ничего не известно.

— Понятно...

— Вы, наверное, сожалеете о потере?

— Да, конечно. Не хотите ли посмотреть новости перед ужином? Я немного оторвался от жизни за последние несколько дней...

Они посмотрели новости по телевизору. Затем поужинали. Неужели это тот же мужчина, перед которым она не смогла устоять всего несколько часов назад?

Будь честной, говорила себе молодая женщина. Это похоже на изощренную пытку — сначала страстные поцелуи, а потом холодная вежливость.

Но после ужина атмосфера немного потеплела.

Они сидели в маленькой гостиной, где перед телевизором стояли два удобных кресла, обтянутых коричневой кожей.

На видном месте, над великолепным старинным дорожным сундуком красного дерева, висел тот самый Сислей, о котором у них было столько разговоров.

— Вам когда-нибудь бывает одиноко? — Брайан сидел, откинувшись на спинку дивана и вытянув перед собой ноги.

— Нет. Скорее всего, нет, — ответила Флора не слишком уверенно. — Почему вы повесили эту картину здесь?

Хозяин улыбнулся.

— Я принял ваши слова к сердцу, — протянул он. — И решил не демонстрировать Сислея широкой публике. Я чаще всего провожу время в этой гостиной, поэтому пусть картина висит здесь.

Разговор прервался.

В это время показывали очередную серию «Инспектора Морса». Хозяину и гостье удалось посмотреть фильм в мире и согласии. Им обоим нравился этот сериал.

Через час после того, как закончился фильм, Фло зевнула, встала с кресла и сказала, что идет спать. Брайан поднялся вместе с ней на второй этаж.

— Спокойной ночи, — проговорила молодая леди и напряглась, когда он взял ее за запястье.

— Не волнуйтесь, Фло, я не собираюсь набрасываться на вас, — сдержанно сказал ее патрон, перехватив испуганный взгляд. — Мне просто хочется задать вам один вопрос — вы и дальше собираетесь выдавать мне объятия порциями, когда сочтете нужным? Или вы намерены признать наконец, что мы оба, как мужчина и женщина, в равной степени хотим одного и того же. Вы ведь помните, что я всячески воздерживался от того, чтобы не воспользоваться великолепной возможностью овладеть вами на острове, хотя сделать это было проще простого?

— Проще простого? — повторила она вдруг охрипшим голосом.

— Да, дорогая. Оставлю вас в надежде, что вы поразмыслите над тем, что я вам сказал. Спокойной ночи.

Фло очень хорошо помнила те две ночи на острове, когда они спали, обнявшись, в одной постели, и ей было не по себе при мысли о том, что Найтли прав.

Боже, подумала молодая женщина, чувствуя внутреннюю дрожь. Неужели я действительно могу лечь в постель с этим мужчиной?..

Но почему бы и нет?

На следующий день Фло видела его только мельком за завтраком. В ответ на его вопрос, каковы ее планы, девушка сдержанно ответила, что ближайшие два дня будет Плотно заниматься коллекцией из Папуа.

— Прекрасно. Меня не будет весь день, — сообщил ей Найтли.

Во второй половине дня, ближе к вечеру, в библиотеку, где она работала, пришла Мэри и попросила Фло пойти взглянуть на гостиную.

— Зачем? — удивилась молодая женщина.

— Я решила использовать в ее оформлении новые цвета, но не уверена, что это хорошо. А вы, мисс Лэтем, как искусствовед, могли бы мне подсказать, если что не так.

Мисс Лэтем несколько опешила, но покорно последовала за домоправительницей в большую гостиную. Она сразу увидела, что комната подготовлена к приему. Большой стол овальной формы был накрыт темно-зеленой скатертью, на нем стояло восемь столовых приборов, у каждого из них углом торчала белоснежная салфетка.

— Очень красиво, Мэри, — искренне сказала Флора, медленно произнося слова. — Это... для сегодняшнего вечера, да?

— Сегодня, сегодня, — радостно сообщила Мэри. — Вам лучше сесть напротив мистера Найтли...

Флора сделала глубокий вдох.

— Он... он что, сказал, что я тоже должна присутствовать на этом приеме?

— Ну конечно! Разве он сам не говорил вам?

— Нет. Не говорил.

— Гости придут не раньше половины восьмого, мисс Лэтем. У вас еще есть время заняться собой. Может, вам надо что-нибудь погладить или...

— Нет. Спасибо, Мэри. Но, к сожалению, я не смогу присутствовать на этом приеме.

— О нет, Фло, я не принимаю возражений! — раздался голос за ее спиной.

Она резко повернулась, кипя от ярости.

— Вы не можете держать меня здесь, как заключенную, мистер Найтли. И также объявлять всем, что я живу в вашем доме! Как вы только могли!

— К сожалению, Флора, я не могу жить как отшельник, — сухо заметил Найтли. — И этот ужин был запланирован давно. К тому же, — Брайан помедлил, насмешливо оглядев ее с ног до головы, — кто-то похожий на Марка Макхэма был замечен болтающимся на вашей улице. Так что, если у вас имеется хоть капля разума, то вы останетесь здесь сегодня вечером.

6

Флора чувствовала себя в своей комнате, как тигрица в клетке. Ее патрон повел себя весьма рискованно, войдя туда без стука. Он был без пиджака, с закатанными до локтя рукавами рубашки, с чуть съехавшим в сторону галстуком, узел которого он ослабил у шеи. Глаза Флоры подозрительно блеснули. Она не выдержала:

— Не смейте входить ко мне без стука!

— Прошу прощения, дорогая. Я слишком спешил донести до вас информацию, на которую вы легкомысленно не обращаете внимания: Макхэм действительно замечен возле вашего дома и он все еще разгуливает на свободе. Мы оказались тысячу раз правы! Не кипятитесь, прошу вас, дорогая! Вам нельзя отсюда уходить. Я ведь забочусь о вас!

— Вы так позаботились обо мне, что каждый встречный-поперечный теперь знает о том, что я живу как содержанка в доме самого богатого холостяка Австралии! Я не привыкла, чтобы мое белье выставляли на обозрение и рылись в нем грязными руками!

— Дорогая, — с терпеливой нежностью заговорил ее патрон. — Тут уж ничего не попишешь. О нас с вами начали говорить задолго до этого дурацкого похищения. Стоило вам в ярости вылететь из моего кабинета в самый первый раз — и в компании заговорили о нашем взаимном притяжении. После телепередачи разговоры еще более усилились. Пересуды вышли за пределы «Найтли констракшн». Люди правы...

— Но...

— Правы в том, — перебил ее Брайан, — что нас действительно тянет друг к другу. Вы, вероятно, единственная, кто сомневается в этом.

Фло упрямо поджала губы.

— Послушайте, что бы там сейчас ни говорили, но как только узнают, что я живу у вас, меня тут же станут считать одной из ваших любовниц!

— Или наоборот, — лукаво улыбнулся Брайан. — Меня станут считать одним из ваших любовников.

— Ну, знаете ли, это уж слишком! Это не дом, а какая-то камера пыток!

— Это ваш единственный аргумент? Кстати, шесть человек, которых я принимаю сегодня здесь, — это японские бизнесмены. Я буду очень удивлен, если они вдруг ни с того ни с сего бросятся сообщать всему миру о том, что вы живете в моем доме. Поймите, Фло, я сам не горю желанием информировать общественность о том, что вы находитесь здесь. Во всяком случае, пока Марк Макхэм не арестован.

— Почему вы сразу не сказали мне об этом? — возмутилась молодая женщина.

— Мне порой бывает трудно вставить даже одно словечко в ваши монологи, — сказал Брайан с улыбкой.

— Неправда! — горячо воскликнула Фло. — Вам просто нравится дразнить меня!

— И это тоже, — согласился ее патрон.

— Не понимаю, почему я до сих пор терплю все это, — растерянно промолвила она.

— Все вы прекрасно понимаете, Фло, — с усмешкой заявил Найтли. — Но оставим это пока в стороне. Предлагаю вам надеть что-нибудь красивое, спуститься вниз и присоединиться к гостям. Вы ведь, кажется, немного говорите по-японски?

— Да, — хмуро ответила она.

— Ну вот и хорошо. К тому же среди японцев есть два знатока искусства. Они привезли мне несколько картин на шелке. Я подумал, что вам будет интересно пообщаться с ними. А заодно отвлечетесь от вашего утомительного... заточения в моем доме.

Флора Лэтем почувствовала, как у нее вспыхнуло лицо. Она опустила голову и стала внимательно разглядывать свои ногти.

— Я спущусь к гостям, если вы настаиваете, — промолвила она, как бы делая одолжение.

— Очень хорошо, я не сомневался в вашем благоразумии. — Найтли мягко улыбнулся и вышел.

Почему я веду себя так по-дурацки? — удивлялась сама себе Фло. Представляю, как он радуется, что смог уломать меня!

Она расстроилась, вспомнив, что единственное платье, подходящее для официального ужина, которое она привезла сюда, было черным. Правда, в действительности дело было не в цвете, да и платье было красивое — из черного шифона, без рукавов, с вырезом под горло, отделанным черным бисером. Удручало, что под это платье ей придется надеть черное нижнее белье. Черное нижнее белье и чулки будут для мистера Найтли слишком роскошным подарком, которого он не заслуживает.

— Господи, о чем я думаю? — в ужасе произнесла Фло вслух.

Она встала под душ, вымыла голову, затем высушила волосы феном и красиво уложила их. Но когда девушка посмотрела на себя, одетую в черный кружевной бюстгальтер и черные шелковые трусики, отразившуюся в большом зеркале, ей стало не по себе.

Правда, что-то заставило ее подольше задержаться перед зеркалом. Она положила руки на бедра и в течение нескольких минут внимательно рассматривала свою стройную фигуру, длинные ноги, точеный стан. Потом подумала вдруг о Брайане, вспомнила его высокий рост, загорелое сильное тело и представила себя с ним в постели.

От этих мыслей по ее телу пробежала жаркая волна, и Фло отскочила от зеркала.

Эти мысли, однако, продолжали неотступно преследовать ее. Флора медлила, рассеянно поправляя макияж, который и без того был безупречным. На ее губах блестела ярко-красная помада, ногти были ухоженными, но без лака.

На мизинце матово блестело уменьшенное в окружности кольцо ее отца — золотая печатка со сложным узором.

Она бросила последний взгляд на свое платье, немного не доходившее до колен. Ее слегка загорелые ноги были обуты в красивые туфли из черной лайки на небольшой платформе с тонким ремешком, который охватывал щиколотку, — последний писк моды. Фло вздохнула, понимая, что должна наконец спускаться вниз. Сделав шаг к двери, она решительно взялась за ручку.

Было уже за полночь, когда мисс Лэтем отвесила гостям положенные шесть поклонов. Она снова поклонилась, когда японские бизнесмены, дружно улыбаясь, подошли к ожидавшему их длинному лимузину, чтобы ехать в отель. Флора стояла рядом с Брайаном под внушительным портиком у входа в особняк до тех пор, пока машина с гостями не исчезла за поворотом.

Найтли повернулся к ней и сказал:

— Очень удачный вечер, дорогая. Вы были его королевой.

— Ну конечно! Сердце и душа приема, — произнесла она устало и безразлично. — Думаю, что вряд ли смогу работать переводчиком — это тяжелый и нервный труд. Но почему вы сказали — удачный вечер? Ведь вы не обсуждали с ними никаких деловых вопросов. Не заключили никаких контрактов?

— Это будет позже. Спасибо вам за участие.

— Неужели я «провернула« еще один проект века? — с иронией спросила она.

— Если вы захотите поплавать перед сном, мы поговорим об этом.

— Хорошо, как скажете, — сказала она с оттенком обреченности.

Они поднялись наверх. Флора вошла в свою комнату, сняла черное платье, за ним черное кружевное нижнее белье и надела цельный цветной купальник. Сверху накинула полосатый халат, взяла в руки полотенце и остановилась посреди комнаты в раздумье. Затем тихо спустилась по лестнице и вышла на террасу, освещенную яркой луной.

Его еще не было. Скинув халат, девушка почти бесшумно нырнула в воду, ощутив ее приятную прохладу. Брайан присоединился к ней через несколько минут.

Они плавали недолго. Выйдя из воды, Фло постояла несколько минут неподвижно, подставив блестевшее от капель воды тело тому, что можно было только с большой натяжкой назвать дуновением ветерка, затем обернулась большим полотенцем и села в плетеное кресло.

Хозяин дома опустился рядом и протянул ей высокий бокал.

— Мангово-ананасовый сок, кажется, очень полезен для цвета лица.

— Спасибо, — тихо промолвила Фло, почувствовав, как начинает расслабляться. Волны в бассейне, вызванные движениями пловцов, постепенно затихали. Свет полной луны отражался на гладкой поверхности реки, протекавшей за садом. В воздухе стоял аромат жасмина.

— Да, кстати, нашли «Сандру-Ли» — увы, на дне, на тридцатиметровой глубине.

Девушка посмотрела на владельца яхты, сидевшего с мрачным видом.

— Мне очень жаль, — сочувственно проговорила она. — Может, ее еще можно спасти? Восстановить?

— Нет, легче построить новую. Ко мне сегодня заходила Сандра. Странно, — узнав о яхте, она сильно расстроилась.

— Но вы говорили...

— Да, она никогда не любила ее. Но ей нравилось, очевидно, что яхта носила ее имя. Сандра сказала, что с исчезновением яхты у нее словно оборвалась последняя связь со мной.

— Даже не знаю, что можно сказать по этому поводу, — медленно проговорила Флора.

Она помолчала, продолжая пить сок. Но вдруг у нее появилась одна мысль.

— Сандра... Что она думает о нас с вами?

— Не имею понятия, мне она ничего не говорила об этом, — ответил Брайан. — Почему вы не назовете мне настоящую причину наших с вами недоразумений? Дело в Сандре?

— Нет. Я хочу сказать... — Фло перевела дыхание. — В общем, Сандра наводит меня на мысль о том, какой может быть жизнь женщины, которая захочет связать с вами свою судьбу. Скорей всего, она хотела видеть в вас не крутого бизнесмена, который ее подавлял, а обычного мужчину, перед которым не надо трепетать и на которого не надо было смотреть снизу вверх. Поэтому возникает вопрос: вы бываете когда-нибудь простым смертным? Вот теперь появилась я... Пусть по другому поводу, но и мне с вами непросто, так непросто, что хочется держаться от вас подальше. Но мы с вами, впрочем, уже говорили об этом...

— Предположим, что я действительно такой, каким вы меня описали, — усмехнулся Брайан. — Но разве для независимой женщины, которая ценит свою свободу, такой вариант не является идеальным?

Фло выпрямилась в кресле и повернулась к нему.

— Значит, вы не отрицаете того, что я сказала?

— Я этого не говорил. Я лишь размышлял вслух по поводу сказанного вами.

Брайан грустно улыбнулся, но в его глазах мелькнули веселые искры.

— В общем, вы не любите рисковать.

— Я не хочу полюбить человека, для которого я лишь удобный вариант жены. Многофункциональный партнер. Это отвратительная роль.

— А я всегда считал, что любовь возникает сама по себе, что ее нельзя ни предугадать, ни вычислить. Не можете же вы бегать от любви до конца своих дней?

— Если я соглашусь, и весьма охотно, с тем, что вы говорите о любви, то это еще не значит, что мужчиной, на котором я остановлю свой выбор, будете именно вы!

— Боюсь, моя дорогая, что тем мужчинам, которые до сих пор были в вашей жизни, удалось разбудить в вас только неудовлетворенность собой или ими! И это привело к тому, что вы стали обращаться с нашим братом еще высокомернее и строже.

— Неправда! — выкрикнула Фло с обидой.

— Вы хотите сказать, что вам никогда не приходило в голову, что вы слишком умны для многих мужчин?

Фло пыталась возразить, ловя ртом воздух. Наконец она справилась с волнением и сказала:

— По-вашему, выходит, что мне нужна сильная мужская рука? Чтобы держать меня в узде? Или что-то в этом роде? Должна сказать вам, что я никогда не соглашусь на подобное!

— Я подозревал, что вы гораздо больше женщина, чем сами думаете о себе, — проворчал Брайан с легкой усмешкой. — Нет, я не это имел в виду. Я хотел сказать, что вы, умная, красивая, невероятно энергичная женщина, видимо, расходовали все эти великолепные качества на привлекательных, приятных, обаятельных молодых людей. Все было при них, кроме одного, самого главного. Они не могли удовлетворить вас ни умственно, ни физически.

— Можно говорить все, что угодно, — презрительно бросила Флора.

— Но я прав, не так ли? — спросил он.

Мисс Лэтем обреченно вздохнула.

— Не представляю, как вы это все узнали. Неужели вы специально копались в моей личной жизни?..

— Я не делал этого!

— Тогда выходит, что я прозрачна как стекло?

Он промолчал.

Фло допила сок и поставила пустой бокал на стол.

— Что меня удивляет, — сказала она, бросив на Брайана испепеляющий взгляд, — так это то, что, несмотря на мою прозрачность, не говоря уж о неспособности выбирать мужчин, вы продолжаете упорно преследовать меня.

— Это не должно вас удивлять, — заметил Брайан. — Во-первых, я обещал себе много недель тому назад, что в один прекрасный день вы будете моей, мисс Флора Лэтем. Во-вторых, давайте поднимемся сейчас наверх, ляжем в одну постель, и ваше красивое тело как драгоценная скрипка запоет в моих руках. Флора, вы ведь хотите меня почти так же сильно, как и я вас, но вам обязательно нужна борьба, вызов. И я счастлив потакать вам в этом до тех пор, пока мы с вами не достигли взаимопонимания, которое даст, я уверен, потрясающий результат. Может, перестанете упрямиться?

Фло забросила ноги на подлокотник кресла и сказала низким напряженным голосом:

— Ваше предложение унизительно!

Казалось, Брайана забавляет ее строптивость.

— Но вам совсем ни к чему все время вставать в оборонительную позу, так отчаянно защищаться. Никто не собирается вас насиловать здесь.

— И на том спасибо!

— Вас, видимо, удивляет, что я не встаю на колени и не клянусь вам в вечной любви? Или что я так хорошо вижу вас насквозь? Кстати, именно такое поведение мужчины является лучшим доказательством любви, чем всякие эмоциональные, сентиментальные клятвы.

— Нет, не говорите больше ничего. Я иду спать, — сказала Фло устало.

— Ну что ж, спокойных сновидений, мисс Лэтем, — печально заметил Брайан. — Лично я собираюсь еще раз окунуться в бассейне перед тем, как попытаюсь заснуть.

На следующее утро, придя в библиотеку, Флора села за письменный стол Брайана Найтли и, поставив локти на стол, обхватила лицо ладонями. Она, кажется, уже не в силах даже работать! С радостью бы сбежала из этого дома, но куда? Она не могла даже уехать из Австралии, чтобы скрыться от Марка Макхэма, — ее паспорт был давно просрочен. Она собиралась заменить его еще месяц назад, чтобы заранее подготовиться к отпуску на островах Фиджи, куда собиралась поехать месяца через два. Но мысль об этом вылетела напрочь у нее из головы.

— О чем задумались? — услышала Флора знакомый голос.

— О! Мистер Олдфилд! Что вы здесь делаете? — спросила она старого художника не очень вежливо.

— Ой-ой-ой! — Брэд Олдфилд вошел в библиотеку. — Что-то вас беспокоит, мисс Лэтем. Попробую угадать.

— С чего вы это взяли? — спросила Фло холодно.

— И сам не знаю. Скорей всего, наш хозяин встал вам поперек дороги. Предупреждал ведь вас, каким он может быть. Самым настоящим тигром. Только не говорите мне, что устояли перед его мужскими чарами! — И Олдфилд пощелкал языком, чем окончательно вывел Фло из себя.

— Зачем вы говорите мне все это?

— Вы могли бы стать для него прекрасной подругой жизни, — загадочно произнес Брэд. — Честно говоря, я был уверен, что он соблазнит вас, когда вы находились с ним на острове. — Художник покачал всклокоченной седой головой.

Флора Лэтем вздрогнула. Брэд заметил это, но никак не прокомментировал свои наблюдения. Он только сказал, ухмыльнувшись:

— Что касается моего визита сюда, то меня пригласили на обед.

— И это чистая правда, — послышался голос Найтли, входящего в библиотеку. — Вы что, забыли? Сегодня же суббота, — сказал он. На Брайане были сине-зеленые клетчатые брюки и темно-синяя рубашка.

— Забыла! — заносчиво ответила молодая женщина.

— Ничего страшного, — миролюбиво сказал хозяин. — Вы играете в гольф?

— Нет.

— Я спросил это потому, что мы с Брэдом после обеда играем обычно в гольф по субботам. Вот я и подумал, что вы, возможно, захотите выбраться на свежий воздух. — Найтли задумался на секунду и добавил: — Пока мы будем играть, вы сможете покататься в кабриолете.

— Спасибо, я не поеду, — отказалась Флора. — У меня много работы.

Она повернулась и стремительно направилась к двери. До нее донеслись слова Брайана:

— Мне почему-то кажется, Брэд, что мисс Лэтем не будет обедать с нами. Ну что ж, это ее личное дело!

Чудовище! — Фло кипела от злости, закрывая дверь своей комнаты. Я должна бежать отсюда!

Она достала визитную карточку детектива, подождала, когда Брайан с Брэдом уедут, и затем набрала номер полиции. Да, сказал ей детектив, на ее улице действительно видели мужчину, по описаниям похожего на Марка Макхэма, который вел себя довольно странно. Нет, заметил полицейский с сожалением, они еще не выследили его.

— Ну ладно. — Флора сделала глубокий вдох. — Я звоню вам, чтобы сказать, что меняю место жительства на несколько дней. Нет, не беспокойтесь, я буду жить в гостинице. — Она назвала отель. — Я уверена, что там хорошая охрана. Да, я не буду никому открывать дверь... Обязательно свяжусь с вами в понедельник утром.

Фло положила трубку и начала собирать кое-какие вещи в небольшую дорожную сумку. Потом вызвала такси, оставила записку Мэри, чтобы та не волновалась, и, открыв ворота, выскользнула на улицу.

Расположившись в номере «Хилтона», Флора облегченно вздохнула. Всю дорогу от дома Брайана до гостиницы она оглядывалась назад. Сейчас, чувствуя себя измотанной и жутко напряженной, она легла на кровать и стала смотреть телевизор; через некоторое время незаметно для себя уснула и проспала до темноты.

Ее разбудил телефонный звонок. Она рассеянно сняла трубку.

В трубку тяжело дышали, потом раздался щелчок и линия разъединилась. Не может быть, чтобы это был Макхэм, подумала Фло с бьющимся сердцем. Она резко села в кровати и стала судорожно набирать номер коммутатора гостиницы. Там ей сказали только, что звонил мужчина, который назвал ее полное имя. Телефонистка также сообщила, что для мисс Лэтем есть еще один звонок.

В трубке снова щелкнуло и послышался знакомый голос:

— Флора?

— О, Брайан, — прошептала перепуганная женщина с облегчением. — Слава Богу, что это вы!

— Флора, с вами все в порядке? — спросил он.

— Да, да. Вы звонили мне несколько минут назад?

— Нет. А что такое?

— Возможно, это был Марк Макхэм.

— Дорогая, оставайтесь на месте. Никому не открывайте дверь, пока я не приеду.

— Но как я узнаю, что это вы? — дрожа всем телом, спросила Фло.

— Я позвоню снизу, когда приеду, и поднимусь к вам вместе с управляющим. Буду у вас самое большее через двадцать минут.

Эти минуты тянулись целую вечность. Но наконец Брайан вошел в ее номер в сопровождении управляющего и полицейского. Флора вопросительно взглянула на патрона, не зная, чего ожидать. Увидев ее растерянное виноватое лицо, Найтли мягко сказал:

— Сейчас не время для взаимных упреков, моя дорогая. Расскажите нам, что произошло...

— Я чувствую себя ужасно глупо, — говорила Фло спустя час, войдя в особняк Найтли на набережной.

Она и впрямь чувствовала себя виноватой.

Они только что приехали и стояли в холле. Появилась Мэри и, тепло обняв Флору, тактично удалилась, оставив их вдвоем.

— Еще бы, — сказал Брайан без всяких эмоций.

Девушка покраснела и отвернулась, чтобы скрыть смущение.

— С другой стороны, — продолжал он, — я сам толкнул вас на это. Прошу прощения за грубость. — Фло подняла на патрона глаза и попыталась сказать что-то, но не смогла. — Дорогая, — тихо промолвил он, — почему вы так усложняете наши отношения? — Найтли взял ее за руку и привлек к себе. Флора не сопротивлялась.

— Я... — Голос ее дрожал. — Может, я просто так устроена?

Он поцеловал ее в волосы.

— К сожалению, я сам такой же. Что же нам с этим делать?

Они стояли так молча в течение нескольких минут. Наконец Флора ответила:

— Дайте мне еще немного времени, хорошо?

— Сколько угодно, если вы позволите мне еще немного вот этого, — сказал Брайан и, подняв ее лицо за подбородок, приник к ее губам в страстном поцелуе.

Но только Флора начала было наслаждаться близостью Брайана и ощутила острое желание, как сзади раздалось деликатное покашливание Мэри.

Найтли медленно разжал объятия и вопросительно посмотрел на домоправительницу.

— Кто-то звонит из Порт-Морсби, — смущенно сказала та. — Говорят, что очень срочно.

7

Брайан вернулся через десять минут, выглядел он расстроенным.

— Только не говори, что тебе надо прямо сейчас лететь в Порт-Морсби, — сказала Флора.

— В Сидней. Там неожиданно возникла проблема с одной из наших совместных компаний. Если это дело быстро не уладить, то нам придется выложить кучу денег за срыв графика строительства. Я вылетаю туда последним рейсом.

— А ты... ты не можешь поручить это кому-нибудь из своих сотрудников?

— Дорогая, ты беспокоишься из-за Макхэма?

— Да, но не как раньше, — сказала она, погрустнев.

— Послушай, теперь, когда Макхэм обнаружил себя, полиция очень быстро схватит его.

— Надеюсь. У меня был жуткий страх, когда он дышал в трубку...

— Здесь ты в полной безопасности, ты же знаешь. Кроме того, полиция направила в этот район дополнительные силы. Я нанял еще двух охранников. Так что, если ты больше не натворишь никаких глупостей, то...

— Намек поняла.

— Может, ты поедешь со мной? — предложил он.

— Нет, со мной все будет в порядке и здесь. К тому же у меня полно работы.

Брайан подошел к Фло и взял ее за руку.

— Я думаю, так и впрямь будет лучше, — мягко сказал он. — Я буду там так занят, что нам не удастся толком побыть вдвоем. Но ты понимаешь, что я бы ни за что не уехал, если бы не был уверен в твоей безопасности?

Брайан нежно провел пальцем по ее щеке.

— Да, — сказала Фло неуверенно, гадая при этом, догадался ли он, как она близка к полной капитуляции.

Зазвонил телефон.

— Это меня. Ну ладно, я пошел. Поговорю из своей комнаты. Береги себя. — И за Брайаном закрылась дверь.

Весь следующий день Флора плавала в бассейне, загорала, слушала музыку. Ей даже не хотелось выходить из дома. У нее появилось время на раздумья. В результате она пришла к выводу, что Брайан скорее всего добьется своего. Фло также поняла, что она не могла или не хотела ничего предпринимать в этой связи, несмотря на то, что еще не решила, может ли рисковать, влюбившись в такого человека, как Брайан Найтли.

На второй день после его отъезда произошли два события — одно за другим. Вначале явилась Сандра Найтли. Мэри, чувствуя неловкость, проводила ее в библиотеку и, оставив их вдвоем, пообещала принести им кофе.

— Надеюсь, вы не возражаете, что я пришла сюда? — Сандра поморщилась. — Меня почти обыскали, прежде чем впустить в дом.

— Вы знаете, почему я нахожусь здесь, миссис Найтли?

— Да. Пожалуйста, называйте меня просто Сандрой. — Гостья огляделась, сняла со стула маску и села.

— Значит, вы здесь жили? — спросила Флора.

— Всего год. Но мне не удалось оставить здесь печать своего пребывания. Правда, не только здесь. На Брайана я тоже не смогла повлиять никак. Мой дядя говорит, что вы... «отбриваете» Брайана, так он выразился.

Сандра вопросительно посмотрела на Фло испытующими голубыми глазами. Она была, как и в первый раз, когда ее видела Фло, ухоженна и великолепно одета. Сандра выглядела моложе своих тридцати трех лет. В ее облике проскальзывало даже что-то детское, инфантильное.

— Простите меня, Сандра, — сказала Флора, — но вашему дяде не следовало бы совать нос в чужие дела.

— Да, конечно. — Та опустила глаза и поправила юбку. — Честно говоря, я думаю, он пытается использовать вас, чтобы заставить меня... забыть Брайана навсегда.

— А сами вы не можете справиться с этим? — спросила Фло.

— Я думала, что все уже позади, что у нас все равно ничего не получится. Никогда и не получалось.

— Почему же тогда, — Фло замялась, — вы так мучаете себя? Оставим меня в стороне — я не являюсь его любовницей. Зачем вы изводите себя, Сандра?

— Дело в том, — задумчиво сказала та, — что я никак не могу избавиться от мысли, что когда-то во мне было что-то такое, что привлекло Брайана. А вы очень подходите ему. Вы гораздо сильнее и решительнее и... В общем, вы обладаете всеми теми качествами, которых, видимо, совсем нет у меня. Так что дядя Брэд, возможно, и прав.

Флора с удивлением слушала бывшую жену Найтли. Как эта женщина могла прожить пятнадцать лет своей жизни, безнадежно любя человека, который ей совсем не подходит?

— Послушайте, здесь дело не в том, кто лучше, а кто хуже. Я просто другая. И я совсем не уверена, что подхожу Брайану или наоборот. Просто вам, Сандра, нужен другой человек. О Боже, как мне убедить вас, что я говорю все это без всякой задней мысли?

— Вы пытаетесь сказать, что я не подхожу ему? — Сандра улыбнулась кроткой, понимающей улыбкой. — Но вы не открыли мне ничего нового. Я иногда даже думаю, что Брайану невозможно найти себе подходящую для него женщину. Бывают времена, когда он замыкается, и вы не можете пробить эту стену, достучаться до него, как бы ни старались. Правда, теперь, когда ему скоро исполнится сорок, он, возможно, задумается о своей личной жизни, о том, кому оставит все то, что создал. Мне будет жаль, если у него ничего не выйдет из этого. Но я пришла сюда, — сказала Сандра, поднимаясь со стула, — сообщить вам, что я знала, что это случится однажды. И я даю вам свое благословение, Флора.

— Сандра... — сказала Фло и запнулась, почувствовав смущение.

— Говорите, говорите!

— Вместо того чтобы думать, что вы не подходите Брайану, посмотрите на это с другой стороны — что это он не подходит вам, что это он был недостаточно хорош для вас, что он не умел быть терпеливым и нежным с вами. Что он не мог наслаждаться теми вещами, которые доставляли удовольствие вам. Он не понимал ваших жизненных ценностей, он не понимал вас, Сандра. Если он и сделал миллионное состояние, — горячо продолжала Флора, — то это вовсе не значит, что его надо наделять добродетелями и мудростью, которыми он не обладает. Скорее наоборот, Брайан, возможно, достиг всего этого, подминая под себя людей, как асфальтовый каток. И в этой связи он у меня совсем не вызывает восхищения. И вы не должны боготворить его.

Сандра в шоке смотрела на свою новую подругу. Но то, что она могла ответить подчиненной своего бывшего мужа, так и осталось невысказанным. В библиотеку вошла Мэри и объявила о приходе еще одного посетителя.

— Это из полиции, — сказала домоправительница. — Я приготовила кофе, но...

— Не беспокойтесь, Мэри, я уже ухожу, — пролепетала Сандра, придя в себя. — До свидания, Флора.

Флора закрыла глаза и подумала: что я наделала?!

— Мисс Лэтем?

— Да, Мэри, попросите его пройти сюда, если вам не трудно.

— Ну, что у вас нового? — бодрым, но слегка дрожащим голосом спросила Фло детектива, вошедшего в комнату.

— Рад сообщить, мисс, что он уже за решеткой, — с порога объявил полицейский. — Но нам надо, чтобы вы опознали его. Ведь мистера Найтли нет в городе?

От неожиданности Фло резко села на стул.

— Вы хотите сказать, что Макхэма поймали? Боже, какое облегчение!

Детектив досадливо поморщился.

— По правде говоря, это не мы поймали его. Он... сам пришел в полицейский участок.

Мисс Лэтем растерянно смотрела на детектива, а потом начала хохотать.

— Простите, — насмеявшись вдоволь, наконец вымолвила она. — Зачем он это сделал?

— Он, видимо, самый настоящий сумасшедший! Заявил, что хочет только одного — вернуться к созданию своих шедевров. Прислал вам свои извинения.

— Но мне, надеюсь, не придется встречаться с ним лично, лицом к лицу? — забеспокоилась Фло. — На опознании, я имею в виду.

— Нет, мисс. Мы выстроим ряд людей, среди которых будет и Макхэм. Но он не будет вас видеть.

Когда мисс Лэтем вернулась домой из полицейского участка, она выглядела как выжатый лимон. Самое интересное, что ей было даже жаль этого больного художника.

И все же Фло почувствовала себя совсем свободной. Она вдруг подумала, что теперь может уйти из дома Брайана Найтли. Потом вспомнила о своем утреннем разговоре с Сандрой, и ее охватило беспокойство.

— Мистеру Найтли это не понравится, мисс Лэтем, — забеспокоилась Мэри, узнав о решении Флоры покинуть дом. — Я места себе не находила, когда вы ушли еще в первый раз.

— Но сейчас для меня уже нет никакой опасности, Мэри. И потом, я могу приходить и уходить, когда считаю нужным.

— Я-то понимаю, но... даже не знаю, что и сказать... — Мэри выглядела испуганной. — Не мое это дело, конечно, но вы вроде как бежите от него.

— Ему придется смириться с этим, — сухо сказала гостья, но, увидев расстроенное Лицо домоправительницы, смягчила свой тон улыбкой. — Мэри, я даже не знаю, как благодарить вас за вашу заботу обо мне. Но я должна побыть немного одна, без него.

— Это не из-за миссис Найтли? — робко спросила Мэри.

— Нет, — солгала Фло. — Я думаю, бесполезно вас просить не говорить ему о визите миссис Найтли сюда? Разумеется, бесполезно, — ответила она на свой же вопрос, видя, как ее собеседница сразу поджала губы. — Забудьте, что я даже упомянула об этом и...

— Я знаю, что с ним бывает трудно иногда, — решительно перебила ее Мэри. — Но он очень хороший человек.

— А я думаю, что ему очень повезло, что у него есть такой преданный человек, как вы, Мэри, — сказала Флора. — Но знаете, на этот раз я уйду, оставив ему записку. Но не больше, — попробовала она пошутить.

Дорогой Брайан... — Фло кусала конец ручки. Наконец она поняла, что не хочет так обращаться к нему. Она скомкала лист бумаги и решила написать записку без всякого обращения.

Я взяла несколько дней. Надеюсь, вы не будете возражать. Теперь, когда Макхэм находится в тюрьме, я чувствую себя в безопасности. Большое спасибо за все, что вы для меня сделали. Честно говоря, как заметила Мэри, мой уход похож на бегство от вас. Но я предпочитаю быть уверенной в своих чувствах к вам, чем потом сожалеть о своем шаге. Флора.

Девушка перечитала записку два раза, поморщившись из-за ее сумбурного содержания. Но, вспомнив беспокойные глаза Сандры Найтли, решительно тряхнула головой и запечатала конверт.

Вернувшись домой, Флора решила, что не собирается мучиться угрызениями совести. Я уеду из города на несколько дней, прямо сейчас, на случай, если Брайан сегодня уже будет дома, подумала она.

Фло тут же забронировала номер в гостинице на побережье на трое суток и после обеда отправилась туда на своей машине.

На следующий день, нежась на пляже под солнцем, молодая женщина вдруг поняла, что, находясь на расстоянии от объекта своих терзаний, она ничего не сможет решить. Был ли Брайан человеком, для которого на первом месте всегда будут бизнес и деньги? Если даже, как подсказывает здравый смысл, самым главным врагом Сандры была она сама, то все равно, как она, Фло, сможет жить, постоянно помня об этой бедной женщине и ее неизбывной тоске по бывшему мужу?

И, конечно, самое главное — если у нас ничего не получится, продолжала размышлять Флора, я окажусь в ужасном положении и... Неужели это возможно?

Она смотрела на линию горизонта невидящим взором и вдруг отчетливо поняла, что страшится именно такой перспективы. Но почему ее это так тревожит? Неужели она уже влюбилась в Брайана Найтли? В таком случае, что она здесь делает, ломая себе голову над тем, чем он занимается, о чем думает?

Она поняла, что не сможет оставаться здесь больше ни одного часа. Фло быстро собралась и в тот же день вернулась в Бризбейн.

Теперь перед ней встала другая проблема. Что ей делать? Поехать к нему домой или просто выйти на работу завтра утром? Или послать ему заявление об уходе и покинуть Австралию на следующий же день? Но тут Флора в очередной раз вспомнила о своем просроченном паспорте: нет, не получится. Она подошла к телефону и набрала номер. Ответила Мэри, которая довольно сдержанно сообщила ей, что мистер Найтли все еще находится в Сиднее и пока сам не знает, сколько он там пробудет.

— Он... очень рассердился, узнав, что я уехала? — осторожно спросила Флора, мысленно кляня себя за то, что говорит с домоправительницей о своих взаимоотношениях с Брайаном.

— Он ничего не сказал, мисс Лэтем, — ответила Мэри. — Но упомянул, что если вы появитесь, то он хотел бы знать, подготовили ли вы к выставке маски из Папуа. Мистер Найтли сказал, что человек, приславший ему их, очень хочет увидеть свою коллекцию на выставке.

Флора слушала ее молча. Деликатно выждав небольшую паузу, Мэри продолжила:

— Он попросил меня и Уоррена снова упаковать эти предметы в коробки и отправить их в офис. Он просил сказать вам и об этом, мисс Лэтем.

— Мэри...

— Ой, мисс Лэтем. — Мэри вдруг растаяла. — Говорила я вам! Не такой он человек, чтобы можно было с ним вот так обходиться.

Нельзя? Почему это, интересно? — подумала девушка, но промолчала. Вместо этого она лишь сказала:

— Мэри, большое спасибо за информацию, и не волнуйтесь за меня.

На следующее утро Флора оделась с особой тщательностью. Она выбрала бледно-желтое хлопчатобумажное короткое платье с квадратным вырезом и двумя рядами золотых пуговиц на груди. К нему она надела телесного цвета чулки и туфли из коричневой кожи на наборном каблуке.

Она подкрасила губы бронзово-розовой помадой, а на шею повесила красивую старинную золотую цепь с часами и виде кулона. Ее волосы блестели, а обычно бледная кожа лица была покрыта легким слоем загара, поэтому веснушек почти не было видно.

Модно и в то же время по-деловому, отметила девушка, глядя на себя в большое зеркало. А какое, собственно, это имеет значение? — подумала она. Очень большое, ответила она себе гордо и в воинственном настроении отправилась на работу.

Появление Флоры в офисе Найтли вызвало настоящий фурор. Каждый, кого она встречала на своем пути, шагая по коридорам, обязательно задавал ей какой-нибудь вопрос и выказывал радость по поводу ее возвращения. Больше всего спрашивали, конечно, о ее заточении на острове вместе с мистером Найтли. Она отметила про себя, что никто не поинтересовался, как она себя чувствовала в заточении в доме мистера Найтли.

Она могла только догадываться, что это событие держали в тайне от ушей сотрудников «Найтли констракшн». Флора, разумеется, была благодарна своему патрону за это, но в то же время понимала, что такая конспирация была вызвана скорее соображениями безопасности, чем какими-то другими причинами личного характера.

Продолжая двигаться в направлении своего кабинета, девушка все же замечала в глазах сослуживцев, встречавшихся ей на пути, едва прикрытое любопытство. Но она решительно игнорировала эти скрытые намеки.

Флора не пробыла на своем рабочем месте и пяти минут, как позвонила Пэм.

— Фло! С возвращением тебя!

— Спасибо, Пэм. Откуда ты узнала об этом?

— Человек десять уже заглянули ко мне с этой новостью.

— Представляю... Интересно, есть какие-то проблемы в связи с моим возвращением на работу?

— Никаких. А почему они должны быть?

— Да так, просто интересуюсь. А где мистер Найтли? У себя?

— Он в Сиднее, — доверительно сообщила ей Пэм. — Но он просил передать, когда ты придешь в контору, что будет очень признателен тебе, если ты сможешь...

— Заняться выставкой, — перебила ее Флора. — Пэм, сделай одолжение, передай ему, что я окунулась в работу по уши.

— Хорошо-о, — протянула секретарша, словно заподозрив иронию в тоне своей собеседницы, но не зная, как реагировать на это.

Флора положила трубку, почувствовав укол совести, и сразу же направилась в хранилище, где провела почти весь день, заканчивая каталог.

Без четверти пять она решила, что пора закругляться, и, сложив бумаги, поднялась наверх. Фло шла через холл, когда наружные двери распахнулись и вошел Брайан в сопровождении Билла Кларка.

Найтли задержал взгляд на Флоре.

— Мисс Лэтем, как я вижу, вернулась в нашу обитель...

— Я вышла на работу сегодня утром. — Девушку смутил тон босса.

— Как нам повезло, — сказал Найтли с убийственной издевкой. — Мисс Лэтем, дайте мне минут пятнадцать, я решу вопрос с Кларком и жду вас у себя в кабинете.

Фло решила, что ни за что не позволит ему сесть себе на шею. Иными словами — если он будет издеваться над ней, она публично ответит ему тем же.

Поэтому она деловито посмотрела на свои часы и сказала:

— Я приду к вам в том случае, мистер Найтли, если вы оплатите мне сверхурочные. Мой рабочий день заканчивается как раз через пятнадцать минут.

— Нет вопросов, — благосклонно ответил Найтли. — Я бы хотел только узнать, по какой таксе вы оцениваете свои... услуги после работы, мисс Лэтем.

Билл прикрыл глаза и смущенно отступил в сторону. Флора сделала шаг вперед, горя желанием влепить звонкую пощечину своему шефу.

— Есть вещи, — громко произнесла она, — которые даже вы, мистер Найтли, не можете купить! К ним отношусь и я.

Фло торжествовала, увидев, как глаза Найтли загорелись гневом.

— Билл, — бросил он Кларку, — жду вас завтра. Ну так как? — Он снова повернулся к Флоре. — Вы идете?..

Она чувствовала, что ее всю трясет, когда за ними закрылась дверь его кабинета.

— Вы просто самая настоящая мегера! — сказал он, швыряя на стол свой кейс и раздраженно сбрасывая с плеч пиджак.

— Что вы хотите этим сказать? — заносчиво произнесла она.

— Неужели вы не понимаете? Вам, очевидно, доставляет удовольствие дразнить и мучить человека.

Она побледнела, но ответила ему с возмущением:

— Ошибаетесь! Никто не собирается вас мучить!

— Зачем вы вернулись сюда? Может, вы хотите преподать мне какой-нибудь урок?

Флора покраснела, поэтому отрицать свое намерение уже не было смысла. Она упрямо посмотрела на Брайана и ответила:

— Да.

— Вот это уже становится интересным, — пробормотал он и, обойдя свой письменный стол, удобно расположился в кресле, расслабив узел на галстуке. — Прошу вас, мисс Лэтем, скажите мне, пожалуйста, в каком уроке я нуждаюсь. Я весь внимание.

Молодая женщина смерила его взглядом, затем, овладев собой, сказала:

— Послушайте! — Она решительно проигнорировала ироничную улыбку, скользнувшую по губам патрона. — Я имела полное право на то, что я сделала. И не моя вина, что это задело вашу мужскую гордость, Брайан.

— Вы рискуете превратиться в занудную старую деву, честное слово. А пока, если вы достаточно надерзили мне сегодня, можно, я сойду с ринга? А то я уже немного притомился. — Он мягко улыбнулся ей. — Но к нашему следующему бою обещаю быть в форме.

Она вскочила со стула.

Но Брайан, устал он или нет, мгновенно оказался на ногах. Он схватил ее за руку прежде, чем она достигла двери, и бесцеремонно привлек к себе.

— А может, дело совсем в другом, Фло? — произнес он твердым голосом. — Может, ты одна из тех женщин, которые любят, когда их берут силой? По крайней мере, это позволяет им снять с себя всю ответственность за случившееся.

Ее раздирали противоречивые эмоции. Флора была в ужасе от того, что Найтли мог подумать, что она именно такая женщина, и еще от того, что вдруг поняла, что боится прикосновений патрона, который легко мог догадаться о ее настоящих чувствах.

Все эти мысли легко читались в ее глазах.

— Дорогая, в ближайшие несколько минут ты можешь учить меня, дразнить, бороться со мной или ненавидеть меня. Но я знаю, что есть одна вещь, которая тебе нравится. Это мои поцелуи. Согласись, я никогда не навязывал их тебе силой...

Произошло то, чего она так боялась. Несмотря на ее внутреннее сопротивление Брайану, несмотря на борьбу со своим предательским телом, которое, казалось, инстинктивно льнуло к нему, молодая женщина лишилась своей воли после первых же поцелуев. Она не знала, что ей делать — кусаться, царапаться или брыкаться. И одновременно с этим поняла, что все это будет бесполезно, учитывая силу этого мужчины.

Пока Фло перебирала в уме все возможные варианты своего поведения, ее противник скользнул руками по ее телу к бедрам. Его губы, покинув ее зажатый рот, приникли к шее.

Флора почувствовала, как внутри нее что-то изменилось. Напряжение, вызванное вначале чувством негодования, медленно перешло в ощущение сексуального голода. Она была в шоке, но отрицать то, что чувствовала, не могла. Флора внезапно осознала, что желание близости с этим мужчиной обуревает ее уже давно, с тех самых пор, как она схлестнулась с ним впервые в его кабинете.

Флору поразила сила ее ощущений, словно она была неопытной девчонкой, которая впервые встретилась с мужчиной. И в то же время она чувствовала себя женщиной, которая способна тоже подарить наслаждение этому мужчине, если бы захотела.

А что, если и впрямь пойти на это? — думала Фло, колеблясь. Но вдруг я попаду после этого в зависимость от него?..

Все эти тревожные мысли исчезли, когда Брайан крепко прижал ее к себе. На этот раз губы Фло раскрылись под давлением его настойчивых губ, и она уже сама прижималась к нему бедрами и животом. Груди девушки как бы вдавились в крепкую мужскую грудь, и ее тело содрогнулось от волны острого желания.

Они оторвались наконец друг от друга, и Флора только сейчас поняла, что стоит, прижатая к двери, прерывисто дыша. Они смотрели друг на друга, не отрывая взглядов.

Брайан уперся ладонями в дверь, как бы заключив ее в капкан, и смотрел, как вздымается ее грудь под тонкой тканью платья. Флора почувствовала, как ее тело само реагирует на взгляд серых глаз этого невозможного человека. Она ощутила, что ее высокая, стройная фигура, словно нарочно создана для этого мужчины, что ее тело настойчиво требует, чтобы он овладел им.

Фло провела языком по пересохшим губам и едва слышно прошептала:

— Я... не понимаю, что происходит...

— Я знаю, — так же тихо ответил он. — Всегда знал об этом.

— О чем?

— Что ты так же сильно хочешь меня, как и я тебя, Флора Лэтем.

— Я...

— Нет, мы уже достаточно сказали. — Он оторвал руки от двери и обхватил ими плечи Фло, затем скользнул вниз.

Она знала, что это когда-нибудь произойдет — то, о чем говорил Брайан в самый первый раз. Он поднимет ей юбку и обхватит руками ее бедра. А она будет стоять, прижавшись спиной к двери, словно вросшая в пол.

Он не обманул ее ожиданий, не отводя от Фло взгляда ни на одно мгновение. Дыхание женщины становилось все тяжелее. Она хотела сказать что-то, но слова замерли у нее на губах, потому что в этот момент руки Брайана проникли ей под трусики. Ощущение было настолько интимным, что девушка смогла только закрыть глаза и застонать. Каждая клеточка ее тела требовала большего. Сгорая от невыносимого желания, она вдруг почувствовала внизу теплую влагу.

— Дорогая...

— Нет! — с трудом выдохнула она и вдруг содрогнулась от внезапного оргазма. Молодая женщина была потрясена собственной реакцией на его прикосновения.

Брайан убрал руки, опустил ей юбку и внимательно посмотрел в ее ошеломленные глаза. Флоре показалось, что он тяжело вздохнул. Ее вдруг охватило чувство стыда. Шокированная, с пылающим лицом, она вырвалась, в панике посмотрела на него, рывком открыла дверь и выбежала в коридор, прежде чем он смог остановить ее.

Единственным утешением для Фло было то, что в приемной никого не было, а Брайан не пытался догнать ее.

8

Приехав домой, Флора сделала нечто, совсем не характерное для нее: налила в стакан бренди и чуть ли не полностью осушила его. Она машинально приняла душ, переоделась в свой любимый бледно-зеленый халат с розовыми и золотистыми хризантемами. В ее отсутствие заходила подруга и оставила в дверях записку. Но Фло и думать не могла о встрече с кем бы то ни было, даже с близкой подругой. Ей хотелось побыть одной. Никаких встреч, никаких душеспасительных бесед! Она решила приготовить ужин на скорую руку. На сковороде уже начала подниматься румяная шапка омлета, когда вдруг раздался требовательный звонок в дверь. Неужели подруга?

Собравшись с силами, Фло отправилась в прихожую.

В дверном проеме возникла знакомая мужская фигура...

— Нет... — произнесла Фло сдавленным шепотом.

Но Брайан твердо сказал:

— Да, дорогая. Мы должны решить нашу проблему сейчас. В том, что с тобой происходит, нет ничего дурного или постыдного. — Брайан снял ее руку с дверной ручки, вошел в прихожую и, закрыв за собой дверь, заключил ее в свои объятия. — Пойми, — прошептал он, уткнувшись ей в волосы, — если я действую на тебя так сильно, то и ты возбуждаешь меня ничуть не меньше.

Брайан Найтли целовал ее так, что Флора забыла обо всем на свете. Возможно, он продолжил бы и дальше в том же духе, если бы не запах гари, который начал распространяться по квартире. Гость первым учуял его.

— Ой, мой омлет! — воскликнула хозяйка и, вырвавшись из его объятий, бросилась к плите. Брайан последовал за ней. Он снял с плиты сковородку, в которой лежала черная лепешка, и поставил ее в мойку. Улыбнувшись, он сказал, что они вполне могут обойтись одними напитками. Флора с робкой улыбкой заметила, что уже приложилась к бутылке.

— Тогда, можно, я присоединюсь к тебе? — с улыбкой спросил незваный визитер.

Флора провела его в гостиную, налила бренди и, смущаясь, взяла свой недопитый стакан.

— Иди сюда, — тихо позвал ее Брайан, садясь на диван. Фло в нерешительности опустилась рядом с ним.

— Давай поговорим о том, что тебя беспокоит, дорогая, — предложил он.

Она задумалась, слегка покраснев, а потом вдруг сказала:

— Мне стало больно от того, что ты не побежал за мной после происшедшего. Мне было больно и обидно.

— Я был уверен, что ты предпочла бы, чтобы я не гонялся за тобой по всему офису.

— Конечно, — согласилась она. — Но...

— Значит, ты осуждала себя? — Брайан откинулся на спинку дивана.

Фло не ответила. Она встала, подошла к окну и несколько минут стояла там, глядя в темноту ночи и изредка поднося к губам стакан с бренди.

— Возможно, ты и прав, — наконец промолвила она, повернувшись к Найтли. — Может быть, я действительно в чем-то глупа и наивна. Но от этого мне не легче.

Он поднялся с дивана с грацией пантеры и сказал:

— Дорогая, пойми, — Он взял стакан из ее рук и поставил его на стол. — То, что происходит с нами, так естественно. Неужели ты сама не видишь, как сильно влечет нас друг к другу. Признай хотя бы это. И если ты до сих пор сомневаешься в моих чувствах к тебе, позволь мне тогда доказать, как ты нужна мне.

Брайан спустил с ее плеч халат и стал касаться губами нежной кожи ее тела. Под халатом на ней были только одни трусики.

— Какие очаровательные веснушки, — прошептал он с нежностью, беря девушку за плечи.

— Ты... ты же уже видел меня в лифчике и трусиках... на острове.

— Очень мимолетно, — сказал Брайан, спустив халат еще ниже. Слабо завязанный пояс упал на пол, и полы халата разошлись. — А вот этого я не видел. Но я знал, что ты меня не разочаруешь. — Он долго смотрел на обнаженные груди, прежде чем поднял глаза на Флору. — Можно?

Губы девушки приоткрылись от этого неожиданного, мучительно-сладкого вопроса. Было странно, что эта смешная просьба исходила от сильного и властного мужчины. Мужчины, который уже практически полностью подчинил ее своей воле. Она прикрыла глаза и сказала:

— Да, да...

— Но ты ведь понимаешь, к чему это может привести?

— К постели? — Ресницы Фло взлетели вверх, она озорно улыбнулась. — Здесь я буду бороться с тобой, насколько у меня хватит сил.

— Ты даже не представляешь, какой тяжелый груз сняла с моего сердца, — серьезно сказал Найтли. — А то у меня уже стал появляться комплекс неполноценности.

Фло довольно усмехнулась.

— Вот в это мне очень трудно поверить. — Она сразу посерьезнела, когда они посмотрели друг другу в глаза: — И еще...

Брайан взял ее руки в свои ладони и улыбнулся:

— Можно, я угадаю? Ты не собираешься связывать себя чем-то дальше сегодняшнего дня?

Фло покраснела, но взгляд ее остался твердым.

— Нет.

— Я так и думал. Не возражаю. Просители не могут выбирать, ведь так?

Он скользнул руками под ее халат, и у Фло перехватило дыхание. Вдруг она подняла руки, обхватила Брайана за шею и уткнулась ему в плечо.

— Я не знаю, кто в действительности здесь проситель, но спальня находится вон там, — прошептала Фло и почувствовала, как Брайан прямо-таки задрожал от желания. Он мгновенно поднял ее на руки и понес в указанном направлении.

Теперь она лежала на своей кровати, а Брайан медленно раздевал ее. Глаза ее были закрыты, и она лишь почувствовала, что он тоже обнажен. Тот, кого она так желала, лег рядом и тихо сказал:

— Мы уже делали это несколько раз — лежали на одной постели, обняв друг друга.

— Ммм, этот остров, кажется, был так давно.

— Я знаю. — Он гладил ее тело.

— Как приятно.

— Мне тоже. Твоя спальня, кажется, специально создана для занятий любовью.

Фло открыла глаза и оглядела просторную комнату, стены которой были выкрашены в бледно-лиловый цвет. Широкая кровать на изогнутых ножках из вишневого дерева, на которой спали еще ее родители. Простыни, покрывало и ковер были кремовых тонов. Здесь стоял также туалетный столик из вишневого дерева со встроенным зеркалом, изящный письменный стол из орехового дерева. Одна стена была полностью увешана картинами, репродукциями и фотографиями в золоченых рамках. В углу стояла бронзовая вешалка для головных уборов. На ней висело много шляп хозяйки, и это сооружение напоминало причудливое дерево. Одежда, которую она сняла, приехав домой, лежала небрежно на комоде.

— Я всегда мечтала иметь такую спальню. Правда, мне хотелось, чтобы она выходила окнами в зеленый рад, полный цветов.

— Скажи, если я делаю что-то не так, — нежно прошептал он.

Она прильнула к нему всем телом.

— Ну что ты, мне так хорошо с тобой, — прошептала Фло.

— Ты божественна. — Брайан прижал ее к себе, провел ладонями по ее спине и начал целовать нежное женское тело. У нее перехватило дыхание, словно через нее пропустили разряд тока.

Но это было ничто по сравнению с теми ощущениями, которые она испытала, когда Брайан взял зубами твердый сосок ее груди и начал слегка покусывать его.

Затем опустил руки вниз и заскользил ими по гладкой, нежной поверхности внутренней стороны бедер. Она едва сдерживалась, чтобы не застонать от переполнявших ее эмоций.

— Я уже исчерпал весь лимит своего воздержания, — прошептал Брайан, прерывисто дыша. Он осторожно, но настойчиво стал раздвигать ее ноги и вошел в ее лоно.

Флора проснулась через несколько часов. У нее было ощущение, что она парит в воздухе над кроватью. Молодая женщина открыла глаза. Ее возлюбленный, лежавший рядом, шевельнулся и, крепче прижав ее к себе, сонно произнес:

— Что случилось?

— Ничего, — ответила она, зарываясь лицом ему в плечо.

— Говори, любимая.

Она поведала ему о своих ощущениях.

— Неужели это ты на меня так действуешь? — удивленно спросила Фло.

Он поцеловал ее в уголок рта.

— А ты сама-то понимаешь, что вытворяешь со мной?

— Что?

— Я хочу тебя снова и снова.

— Я... ты...

— Есть возражения?

— Нет, я тоже хочу тебя.

И Фло снова приняла его внутрь себя, испытав такое же ощущение полета, как и в первый раз. Но теперь к нему прибавилось что-то новое. Это было похоже на внутреннюю раскрепощенность, которой она не знала прежде. Флора искренне, хотя пока и робко, но без всякого стеснения принимала все, что делал с ней ее возлюбленный, чувствуя себя с ним на равных. Это удивляло ее, но уже не пугало.

Когда они лежали, насытившись друг другом, молодая женщина ощущала удовлетворение и наполненность, чего раньше в ее отношениях с мужчинами никогда не было. У нее замирало сердце от счастья, когда она думала о том, что проведет в объятиях Брайана всю ночь.

— Я должен идти, к сожалению, — чуть виновато произнес он, словно прочитав ее мысли.

Она испуганно шевельнулась.

— Нет. Не уходи. Я хочу быть с тобой всю ночь.

— Я тоже очень хочу этого, но...

— Тогда почему ты уходишь? — Флора резко села в постели, прошлась руками по волосам и с мольбой посмотрела на Брайана.

Он протянул руку и провел пальцами по голубым жилкам, проступавшим на коже ее груди.

— Во-первых, моя машина стоит прямо перед вашим подъездом, мисс Лэтем, — сказал он, снова становясь мистером Найтли. — При обычных обстоятельствах это не имело бы никакого значения, но... — Он улыбнулся и замолчал.

— Если ты пытаешься сделать из меня дуру, то тебе это хорошо удается. Что же нам делать?

— Иди ко мне.

Флора прильнула к нему.

— Давай пока оставим все как есть.

— Хорошо, — согласилась она и подумала, заметил ли Брайан легкую грусть в ее голосе.

Если и заметил, то никак на это не отреагировал, а только нежно поцеловал в плечо. Она ведь сама настаивала на том, чтобы не связывать себя никакими обязательствами, не подозревая, что очень скоро будет просить Брайана остаться у нее на ночь...

— Ты все еще хочешь, чтобы я работала у тебя? — неожиданно спросила Флора.

— Не обязательно. Я говорю это, — сказал ее патрон, почувствовав, как она сразу напряглась, — потому что мы должны будем ежедневно находиться с тобой в одном офисе. Ты же понимаешь, какой пыткой это будет для меня, да и для тебя, если учесть, что мы хотим скрыть наши отношения от посторонних глаз. Но если тебе все равно...

— Нет, не все равно, — грустно промолвила она, заставив себя улыбнуться. — Насколько все было бы проще, если бы ты был обыкновенным служащим. Может, после выставки я смогу работать дома? — спросила она неуверенно.

— Конечно.

— А пока я постараюсь пореже попадаться тебе на глаза.

— Тебе это не удастся.

— Я имею в виду — в офисе!

— Хорошо, хорошо. Но ты приедешь ко мне на выходные?

— Да, — тихо ответила Флора. — Я думаю, что сама не смогу удержаться от этого.

— Ну а теперь попробуем проявить силу воли и встать с этой постели.

Фло застонала и крепко обняла Брайана. Потом отбросила простыни в сторону и встала.

— Никогда не говори, что я слабовольная. Сейчас я быстро приму душ и приготовлю тебе кофе.

— Фло! — Брайан поймал ее за запястье.

— Что?

— Ничего. Я не мог упустить момент, когда ты наклоняешься ко мне обнаженной, моя красивая, волевая женщина.

Фло наклонилась к нему еще ниже и легко поцеловала его в губы.

— Тогда пользуйся, пока я здесь! — И, вырвавшись от него, она убежала в ванную.

По всей квартире разносился запах свежесваренного кофе, когда Брайан вышел из ванной, застегивая на ходу рубашку.

Его дама накинула на себя только халат и теперь молчаливо наливала кофе в чашки.

— Спасибо, — сказал гость. — Как ты?

— Прекрасно.

— Когда я увижу тебя снова?

— Не знаю. Сегодня что? Вторник... — Она рассеянно взглянула на старинные часы своего деда, стоявшие в противоположном углу комнаты.

— Может, ты, приедешь ко мне в субботу утром? — предложил Брайан. — Завтра и в пятницу у меня деловой ужин. А ты не хочешь... присоединиться? — Он вопросительно взглянул на нее.

Флоре отчаянно хотелось сказать ему «да», но что-то удержало ее от этого.

— Нет. Спасибо.

— Я могу приехать к тебе завтра после ужина?

Она улыбнулась одними губами, стараясь скрыть грусть, и сделала глоток кофе.

— В субботу, — твердо сказала она.

Брайан поймал ее свободную руку и поцеловал.

— Хорошо. Пусть будет суббота. Приезжай пораньше. Ну, мне пора.

— До свидания, — прошептала она немного печально.

Но Брайана такое прощание не устраивало. Он взял из ее руки чашку, поставил на стол и обнял молодую женщину.

— Ты ведь знаешь, что не сможешь встречаться со мной иначе, так? — сказал Брайан, опустив лицо в ее густые волосы.

— Да, — ответила Фло с дрожью в голосе.

— Тогда обещай, что не сбежишь от меня до субботы.

— Хорошо.

— Ну вот, ты обещала, не забудь. Почему бы тебе не лечь снова?

— Лягу, когда ты уедешь.

— Кстати, а что нам мешает общаться все это время по телефону? — Он отодвинул ее от себя на расстояние вытянутых рук и улыбнулся. — Я позвоню тебе завтра ровно в шесть вечера.

— Да. Господи, я чувствую себя ужасно глупо, — сказала Фло и прильнула к нему всем телом. Затем отступила назад, улыбнулась и произнесла: — Ладно, иди.

Флора подождала, пока «ламборджини» отъехал от ее дома, пошла в спальню и легла на скомканную постель. Подушка еще хранила отпечаток его головы, и Фло уткнулась в нее лицом. Она лежала какое-то время, глядя в темноту. В голове у нее мелькали разные мысли.

Она подумала о том, как глупо было с ее стороны отказаться от встреч с Брайаном в ближайшие несколько дней, считая, что так будет для нее лучше, но получалось совсем наоборот. Ей было грустно и одиноко. Флора чувствовала себя покинутой, потому что любимого уже не было рядом с ней.

Во что я превратилась? — удивлялась молодая женщина, думая о том, как изменилась ее жизнь. Кто бы мог подумать, что Флора Лэтем может дойти до такого покорства. Уж во всяком случае, не я сама, с иронией подумала Фло. Я всегда ведь дорожила своей свободой! Неужели я буду теперь всегда находиться в таком состоянии? Всегда зависеть от Брайана? И смотреть, как он отгораживается от меня своей занятостью? — произнесла она вслух, вспомнив вдруг о Сандре. У нее сжалось сердце от страха.

Потом Фло подумала, что Брайан ничего не сказал о визите Сандры к ней во время его отсутствия. Ее удивило это. Наконец молодая женщина уснула, так ничего и не решив. Единственное, что ей было ясно, это что она изменилась.

На следующее утро Флора с трудом заставила себя прийти на работу. Она знала, что выглядит плохо — бледная, с синевой под глазами. И, как назло, первым человеком, которого она встретила в коридоре, оказался Билл Кларк.

— Мисс Лэтем! — воскликнул тот, ухмыляясь. — Ну, ты ему показала, где раки зимуют?

— Ты о чем? — пробормотала она, не замедляя шага и продолжая двигаться по коридору к своему кабинету. Фло подумала, что она напрочь забыла о той сцене, которая произошла вчера здесь между ней и их патроном.

— Что было потом, расскажи! — Билл шел за ней, не отставая.

Мисс Лэтем вздохнула и остановилась.

— Кларк, мы пришли с ним к соглашению. Мы договорились, что расходимся с ним во взглядах во всем, кроме искусства. — Она наморщила лоб и сказала: — На территории компании.

— Молодец. Ты знаешь, я восхищаюсь этим человеком, но мне приятно осознавать, что кто-то сумел дать ему хоть какой-то отпор. Но... — Билл остановился и испытующе посмотрел на Флору, — смотри, не влюбись в него, слышишь?!

Флора чуть не села на пол посреди коридора.

— Я давно работаю с ним и знаю, что он любит только свой бизнес. Он не человек, а самая настоящая машина. Я видел немало женщин, которые крутились вокруг него. Правда, в твоем случае, я думаю, будет все иначе. Ты же не относишься к тем девицам, которые стремятся как можно скорее притащить его к алтарю. Но все! Больше ни слова. Пока.

Наконец Флора вошла в свой кабинет и облегченно вздохнула. Она подумала о Билле. Он был примерно одного возраста с Найтли, женат на довольно полной бесцветной женщине. У них было трое детей.

Ее размышления прервал телефонный звонок. Звонили из фирмы, поставлявшей стеклянные витрины, которые ей были нужны для папуасской коллекции. Этот разговор отвлек Фло от прежних мыслей. И до четырех часов она была занята по горло, решая разные вопросы, связанные с предстоящей выставкой. Так что у нее не было времени, чтобы отвлекаться на посторонние вещи. Но где-то сразу после четырех позвонила Памела.

— Флора, мистер Найтли просил узнать, не найдется ли у тебя несколько свободных минут, чтобы заглянуть к нему в кабинет?

— Сейчас? — неуверенно спросила Фло.

— Угу, но только если ты свободна.

— Хо... хорошо.

Брайан сидел за письменным столом без пиджака, когда Фло вошла к нему в кабинет. Он встал, и несколько секунд они молча смотрели друг на друга через все пространство большой комнаты.

— Я не мог ждать до субботы, — первым заговорил он. — Я даже не мог дождаться твоего телефонного звонка.

— О, Брайан! — Флора почувствовала, как по телу пробежала теплая волна, и через мгновение она уже была в его объятиях. — Я скучала по тебе, — прошептала она, потершись щекой о его плечо.

— Очень хорошо, — шутливо произнес он. — Слава Богу, что в этом я не одинок.

— Нет, нет.

Он поцеловал ее, потом посмотрел в ее серьезное лицо, хитро блеснув глазами.

— Мне бы хотелось пойти немного дальше, но я, пожалуй, воздержусь пока.

— Да уж, пожалуйста! — предупредила Флора, смеясь. — Хватит и того, что я пришла сюда. А вдруг Пэм войдет? — Она оглянулась на дверь через плечо.

— Пэм не войдет, не волнуйся, — успокоил ее патрон. — Я предупредил ее, чтобы меня не беспокоили.

— Я думаю, это только подольет масла в огонь, — печально заметила Флора.

— Что ты хочешь этим сказать? — Брайан подозрительно посмотрел на нее.

Она хотела было рассказать ему о Кларке, но передумала и лишь произнесла:

— И так уже слухи ходят...

Брайан отпустил ее, взял за руку, подвел к барселонскому стулу и усадил на него.

— Неужели это будет так ужасно, если люди соединят наши имена вместе? Если учесть, что это уже произошло в какой-то степени.

Флора сказала нетерпеливо:

— Послушай, ты можешь сесть наконец? У меня такое чувство, что надо мной навис коршун.

Патрон сел напротив, отодвинув в сторону бумаги, лежавшие перед ним на столе.

— Давай не будем давать повода для сплетен, — медленно произнесла она, отвечая на вопрос Брайана. — В любом случае, мне кажется, нам следует проявлять осторожность. Ты же сам сказал вчера вечером, что я буду чувствовать себя дискомфортно, если мы будем встречаться открыто.

— Я подумал, что ты могла изменить свое решение сегодня утром.

Вдруг Флору словно что-то толкнуло — у нее возникло подозрение, что вчера вечером он испытывал ее. А она не выдержала этого испытания, напомнила себе молодая женщина. Так что получается, что он переоценил ее...

Что он хотел сказать своей последней фразой? Фло смотрела, как патрон бесцельно передвигал на столе журналы, хрустальную пепельницу, и наконец подняла на него глаза.

— Ты хочешь сказать, что я веду себя глупо?

— На мой взгляд, в тебе нет ничего глупого или смешного, любимая. Если бы это было иначе, я бы не стал так настойчиво добиваться тебя или мог вполне обойтись без нашей встречи сегодня. К сожалению, люди в таком положении, как мы с тобой, вызывают у окружающих любопытство, но почему мы должны обращать на это внимание? Ведь это исключительно наше с тобой дело. Это не значит, разумеется, что я предлагаю афишировать наши отношения.

Флора смотрела в его серые, спокойные глаза и думала: неужели он не понимает, что значит быть героиней светской хроники в качестве любовницы Брайана Найтли?

— Я очень редко появляюсь в обществе, за исключением деловых встреч, Фло, — сказал Брайан, будто прочитав ее мысли. — И пресса хорошо знает, что гоняться за мной бесполезно.

— Что же ты предлагаешь?

— Я предлагаю тебе переехать ко мне. Тогда мы сможем проводить больше времени вместе, — сказал Брайан, — если учесть, что мне часто приходится уезжать из города по делам. Впрочем, если ты захочешь, то сможешь всюду ездить со мной. Кроме того, — Брайан лукаво улыбнулся, — так будет гораздо спокойнее для моего... здоровья.

— Брайан, — голос Флоры дрожал, — это очень серьезный шаг...

О Боже, будь осторожной, предостерегла себя молодая женщина. Не лишайся рассудка! Вспомни Сандру, вспомни, что говорил Билли Кларк. Кто этот мужчина? Машина или человек, каким бы прекрасным любовником он ни был? Во что ты себя втягиваешь?

Но вдруг у нее возникла мысль, которая действительно потрясла ее. Почему он не предлагает ей выйти за него замуж? Почему идет на все эти сложности, вместо того...

— Нет, Брайан, — сказала она, не заметив, что побледнела и что проницательные глаза Найтли напряженно изучают ее. — Разреши мне объяснить тебе...

— Почему бы тебе не начать с того, что ты чувствовала, когда я ушел от тебя вчера вечером? — предложил он.

Флора нервно кусала губы, но все-таки сумела собраться и честно сказала:

— Мне было грустно. И в то же время я чувствовала себя глупо, потому что мне не нравится, когда меня так испытывают. Для меня все это слишком сложно — то, что происходит сейчас, и то, что было вчера. Так что... — Она остановилась, удивившись, что ей так больно говорить об этом, но она заставила себя продолжать. — Вот мое предложение: ты прав — наши с тобой отношения никого не касаются, кроме нас двоих. И я не могу вернуться на работу и делать вид, что я никогда не спала с тобой. Я... это меня так... захватило. И я не намерена скрывать, что мне было очень хорошо с тобой. В любом случае это было бы нечестно в первую очередь по отношению к тебе. Но я не перееду в твой дом, Брайан.

— Я должен еще как-то проявить себя, прежде чем ты переедешь ко мне? Но как?

Флора слегка покраснела.

Она закрыла глаза и подумала о том, как можно спросить этого мужчину, удавалось ли какой-нибудь женщине проникнуть в его душу? Не пора ли ему произвести на свет наследников, которые продолжат его имя и дело? До сих пор Флора не позволяла себе даже подумать об этой стороне его жизни.

— Фло? — нетерпеливо произнес Брайан.

Его тон помог ей справиться с волнением. Она открыла глаза и посмотрела на него с вызовом.

— Знаешь, дорогой, возможно, ты сам когда-нибудь догадаешься об этом.

— Моя дорогая Флора, — очень мягко начал Брайан, — насколько нестерпимо мне хочется сию же минуту заняться с тобой кое-чем — не буду уточнять чем, но ты, возможно, догадываешься сама, — настолько сильно я восхищаюсь твоим характером.

Молодая женщина продолжала теребить пальцы, но вдруг ее плечи опустились вниз и она спросила:

— Неужели?

Он встал и поднял ее со стула.

— Ну конечно. Но ты не обидишься, если я попрошу тебя немного смягчить его?

Брайан взял ее за плечи, и Фло ощутила дрожь от этого прикосновения. В ее памяти сразу возникла сцена, когда он, красивый, загорелый и сильный, лежал в ее постели. Она снова очутилась там, рядом с Брайаном, и его руки касаются ее обнаженных грудей...

— Нет! Но меня тоже восхищают в тебе некоторые вещи.

— Мой темперамент? — спросил он, шутливо улыбнувшись.

— Это тоже. Но я не буду сейчас расточать тебе похвалы, оставлю до следующего раза.

— Буду ждать с нетерпением. Ты поедешь ко мне домой после ужина в пятницу?

— Да...

— Я заеду за тобой в семь. Ты не выполнишь одну мою просьбу? Это очень официальный ужин — черный костюм и все такое прочее. Не могла бы и ты надеть что-нибудь черное?

— Я уже была в черном, — сказала Флора.

— Я знаю. Какая жалость! Кстати, это не японцы, так что тебе не придется напряженно трудиться над своим туалетом. Это будет ужин с танцами для американской торговой делегации.

— Ты намекаешь на необходимость надеть черное нижнее белье? — спросила Фло, с трудом сохраняя серьезный тон, так как в этот момент руки ее любовника внимательно изучали ее тело.

— Именно! — ответил он. — Мир? — И Брайан взял ее за руки.

Флора надела плотно облегающее платье темно-бордового цвета с низким вырезом на груди и пышными рукавами. Платье такого фасона могла носить только высокая женщина. К нему Фло надела крошечные жемчужины в уши и аметистовый браслет. Туалет дополняла вечерняя сумочка из красной тафты, вышитой мелким жемчугом.

Она оглядывала себя в зеркале, когда Брайан позвонил в дверь. Направляясь в прихожую, она по пути гасила свет в комнатах.

Они стояли молча несколько секунд, уставясь друг на друга. Флора отметила про себя, как элегантно выглядел Брайан в вечернем строгом костюме, галстуке-бабочке и ослепительно белой сорочке. Он был прекрасно подстрижен, а на его губах играла легкая улыбка.

— Ты не хочешь впустить меня в дом?

— О, я даже не подумала об этом! А у нас есть время?

— Минут десять.

— Немного. Есть причина?

— Разумеется. — Брайан провел Флору в холл и включил свет. — Во-первых, я хочу поздороваться с тобой, во-вторых, посмотреть на тебя, что, должен сказать, равносильно осмотру произведения искусства, — нежно проговорил Брайан, окидывая глазами ее фигуру, блестящую гриву темных волос, гладкую бледно-золотистую кожу на шее.

— Я тронута, — откликнулась несколько напряженно Флора.

— Ты сама сшила это платье?

— Нет, дорогой.

— Можно мне дотронуться до тебя?

— Ну...

— Я не испорчу твой макияж или прическу. — Брайан положил руки ей на талию. — Ты уже жалеешь о своем решении пойти со мной? — спросил он тихо.

— А ты откуда знаешь?

— Об этом нетрудно догадаться. Когда эти красивые губы сжимаются в надменную линию, когда ты вскидываешь голову, а в твоих глазах появляется холодный огонь, я знаю, что тебя что-то тревожит.

Флора виновато улыбнулась.

— Неужели я так выгляжу?

— Именно так. Это меня и привлекло к тебе с самого начала. У меня появилось ощущение, что меня собираются жестко поставить на место.

— Я думаю, что потерпела здесь полное фиаско!

— Главное — попытка, — проворчал он. — О, у тебя потрясающие руки!

Флора вдруг взяла его за лацканы пиджака.

— Ты тоже... выглядишь потрясающе.

— Благодарю вас, мэм. Но у меня есть подозрение, что я буду иметь весьма бледный вид рядом с вами.

— Боюсь, что этого никогда не случится. Ну ладно, мне стало уже гораздо легче. Не то чтобы я чувствовала себя плохо, а так, напряженно немного. Иногда мне нравится в тебе очень многое, дорогой.

— Еще раз благодарю вас, мэм, — шутливо произнес Брайан, но глаза его светились нежностью.

9

— Я получила большое удовольствие от вечера, — сказала Флора.

— Я и не знал, что ты так любишь танцевать, — заметил Брайан с оттенком восхищения.

— Ты сам неплохо танцуешь.

Они стояли на верхней веранде дома Брайана. Ночь была тихой и жаркой. За садом виднелась река, которая несла свои воды, постепенно расширяясь за поворотом. Огни с берегов освещали ее стремительное течение.

— Устала? — участливо спросил он.

— Снова чувствую небольшое напряжение, — ответила его подруга, помолчав немного. — Сама не пойму почему.

— Потому что нам было трудно притворяться чужими.

Она ответила просто:

— Да. Я думаю, что теперь уже никогда не смогу делать вид, что равнодушна к тебе.

— Но сейчас мы одни и нам не нужно ничего изображать.

Фло повернулась к Брайану:

— Обними меня, пожалуйста.

— Я боялся этого, — задумчиво произнес Брайан Найтли некоторое время спустя, после того как расстегнул молнию на ее бордовом платье и спустил его вниз.

— Чего?

— Того, как убийственно-прекрасно ты будешь выглядеть в черном кружевном белье, — ответил он лукаво. — Я теряю сознание от восторга!

— О! — Фло взглянула на себя. Она стояла посередине его мягко освещенной спальни. Молодая женщина переступила через платье, лежавшее у ее ног, и снова оказалась в объятиях возлюбленного. Она засмеялась. — Я чуть не выбросила его однажды.

— Я не хочу даже слышать об этом. — Он отодвинул ее от себя и стал внимательно разглядывать матовый блеск кожи, просвечивающей через кружево лифчика. Потом его взгляд опустился на талию и мягкую линию бедер, которые охватывал тонкий поясок с крошечными подвязками. Поблуждав немного по обнаженному женскому телу, глаза мужчины остановились на длинных черных чулках. — Знаешь, что еще привлекло меня в тебе?

— Что? — Фло стояла не шевелясь.

— Твоя стремительная, летящая походка. — Брайан положил руки ей на ягодицы. — Она обещала многое.

— Да-а? — промолвила его подруга, и ее глаза задорно заблестели. — А теперь скажи, милый, как тебе это нравится?

Она наклонилась, подняла с пола платье, расправила его и направилась через всю комнату к стенному шкафу. Повесив платье на вешалку, Флора проделала весь путь обратно, пританцовывая.

Он сел на край кровати и сказал:

— Я думал, что ты устала.

— Я тоже так считала, но потом вдруг почувствовала необычайную легкость во всем теле, — призналась она. — И мне захотелось сделать то, чего я еще ни разу в жизни не делала. Стриптиз! Надеюсь, ты не возражаешь.

С этими словами Фло расстегнула застежку на лифчике и сняла его. За бюстгальтером последовал пояс с подвязками. Затем, грациозно ставя каждую ногу по очереди на кровать, она сняла чулки. Только когда все это лежало уже на стуле, Флора подняла на Брайана глаза. В них не было ни смущения, ни стыдливости. Взгляд молодой женщины был блестящим и вопрошающим.

Брайан протянул к ней руки, и она, обнаженная, села на колени любимого.

— Не знаю, что на меня нашло, — с удивлением промолвила Флора, проснувшись на следующее утро.

— Никогда не жалей о том, что уже сделано, — посоветовал ей Брайан.

— Неужели на меня так подействовали танцы?

— Не исключено. Но что бы там ни было, мне это нравится, — сказал он, крепко прижимая ее к себе.

— Я действительно потрясена, — продолжала удивляться Фло. — Ты выглядишь таким доступным сейчас — волосы растрепаны, на лице щетина. — Она провела пальцами по синеватой поверхности его щеки.

— Я бы не сказал, что был совсем уж недосягаемым вчера ночью, — проворчал Брайан, снова прижав к себе любимую.

Флора нервно рассмеялась.

— Я действительно не могу понять, какой бес в меня вселился вчера, поэтому и чувствую себя не в своей тарелке.

— Надеюсь, это не моя вина? — поинтересовался он с опаской.

— Ну, ты, конечно, внес свою лепту в то божественное состояние летаргии, в котором я пребываю до сих пор. — Флора нежно потерлась о тело Брайана. — Я не удивлюсь, если на мне появилось несколько синяков. Мне кажется, что мы с тобой немного увлеклись вчера...

— Может, обследуем твое тело? — с наигранной озабоченностью спросил ее возлюбленный.

— Ни в коем случае! Этот невинный осмотр приведет нас... сам знаешь к чему. А у меня уже нет сил на это. Чего мне сейчас хочется, так это...

— Спать? — попробовал угадать он.

— Нет. Окунуться в бассейн и съесть хороший завтрак.

— Это мы организуем. А что будем делать остальную часть дня? — спросил хозяин.

— А чем бы тебе хотелось заняться? — Она чмокнула его в губы.

— Ничем, — протянул Брайан. — Только быть рядом с тобой...

Так они и провели весь день, не обременяя себя никакими проблемами. И даже спать легли довольно рано.

— У тебя есть настроение вновь заняться со мной любовью? — спросил Брайан, закрывая дверь в спальню.

— У меня настроение — быть любимой и желанной.

Он улыбнулся.

— Звучит приятно, — сказал он.

— А ты как?

— Чувствую то же самое. — Его руки побежали по ее блузке, расстегивая пуговицы. — Поразительно, — повторил он, глядя на груди Фло в бюстгальтере из белой прозрачной ткани. Потом он обнаружил под юбкой столь же прозрачные белоснежные трусики.

Флора засмеялась.

— Ты знаешь, я никогда не считала себя... ну, в общем, сексуальной. Я помню, как ты сказал, что я еще не разбужена и так далее... Но сейчас я думаю, что ты был прав. Не забудь, последнее слово за тобой.

— Насчет того, сексуальная ты или нет? — спросил Брайан удивленно.

— Угу.

— Необычайно.

— И это все, что ты можешь сказать по этому поводу? — с наигранной обидой произнесла Флора.

— Куда же больше? Разве я не тот мужчина, которого ты соблазнила прошлой ночью?

— Я думаю, мы оба постарались, — улыбнулась она.

— Но я все равно хочу продвинуться немного дальше. Посмотри, я снова уже сгораю от желания.

— Что мне с тобой делать?!

Брайан засмеялся, подхватил ее на руки и опустил на кровать. Они вновь занимались любовью, потом заснули, обессиленные. Фло проснулась, почувствовав, как рука ее любовника скользит по ее животу. Она сладко потянулась. Пальцы Брайана уже теребили короткие завитки волос между ее бедрами.

— Можно мне лечь на тебя? — спросила Флора, смущенно улыбнувшись.

— Располагайся как дома.

Несколько минут спустя он сказал:

— Очень хорошая идея, Фло. Я бы даже сказал — блестящая.

Она тихо рассмеялась, лежа на Брайане, затем провела кончиками пальцев по складкам, появившимся в уголках его рта, и прошептала:

— Я где-то читала, что женщины должны чаще занимать такое положение — это дает им больше уверенности в себе или что-то в этом духе.

— Ну и как?

— Это действительно очень приятно, — ответила Фло, делая соблазнительное движение.

Брайан протяжно застонал.

— Мне кажется, тебе не следует делать этого, Флора!

— Тебе не нравится? — удивленно спросила она, снова принимаясь ласкать его своей грудью и животом.

— Совсем наоборот. Но у меня сразу возникает проблема.

— Какая?

Он засмеялся.

— Вы прекрасно знаете, мисс Лэтем, что это за проблема.

— Должна сказать, — начала Фло серьезным тоном, но губы ее дрогнули и расплылись в улыбке, — что я сама не знаю, насколько еще меня хватит! — У нее замерло сердце, когда Брайан приник к ней. Через несколько минут они достигли оргазма одновременно, после чего Флора еще долго не могла восстановить свое дыхание.

— Чем будем заниматься завтра? — лениво произнесла молодая леди после того, как они приняли душ и снова забрались в постель.

— Как насчет гольфа? Я могу преподать тебе несколько уроков.

— О, я, кажется, тебя дезинформировала немного. На самом деле я когда-то неплохо играла в гольф, — призналась Флора.

Он усмехнулся.

— Мне следовало догадаться. Ну-ка, расскажи.

— У меня когда-то были очень неплохие результаты, но потом я бросила это. Играла немного, больше для развлечения. Но правила я, конечно, знаю.

— Прекрасно. Давай поедем в Санктуари-Клоув. Сыграем одну партию, а потом пообедаем в Хайате. Или где ты хочешь. Должен признаться, впрочем, что я не случайно выбрал этот маршрут.

— Почему?

— Торговый центр и причал, который мы должны строить на Золотом побережье, очень будут похожи на то, что имеется в Санктуари-Клоув. Там, правда, не будет поля для гольфа, но остальное все очень схоже. К тому же там сейчас продается яхта, которая меня интересует. Мы могли бы вместе взглянуть на нее.

Флора ответила не сразу, но только потому, что замерла от радости, услышав о том, что он предлагает ей участвовать в выборе новой яхты.

— Прекрасная идея. Мы сможем заехать ко мне за моими клюшками по пути? — спросила она.

— Я попрошу Уоррена съездить к тебе домой. Учти, нам придется встать завтра очень рано. Спать хочешь?

— Не то слово, — едва ворочая языком сказала Флора. — Я вдруг почувствовала ужасную усталость.

— Тогда спи. Дьявол! — Брайан вздрогнул, когда рядом с кроватью зазвонил телефон. — Я поговорю внизу, — сказал он и, поцеловав Фло, встал с постели.

— Не забудь вернуться, — сонно промолвила она и тут же закрыла глаза.

— Не волнуйся.

Но когда Брайан вернулся в спальню после телефонного разговора, Флора уже крепко спала. Он постоял немного у кровати, глядя на спящую женщину, вздохнул и лег рядом с ней.

Она проснулась на рассвете. Брайан уже одевался.

Фло села в постели, подавила зевок и потянулась.

— Я не думала, что это настолько рано, — сказала она, улыбнувшись.

— Дорогая! — Найтли подошел к ней, сел на кровать и взял ее за руку. — Мне очень жаль, но кое-что изменилось. Мне надо обязательно быть в Сингапуре сегодня же вечером. Я вылетаю через два часа.

Если вчера ночью он заставил ее сердце остановиться от восторга, то это было ничто по сравнению с тем, что она чувствовала сейчас. Флора ощутила такой острый приступ разочарования, что ей захотелось закричать. Только не сейчас, когда я влюбилась в тебя так сильно, что мне даже трудно в это поверить! — пронеслось у нее в голове. Не доказывай мне именно сейчас, что ты не человек, а машина, потому что уже слишком поздно, чтобы повернуть назад...

— Любимая! — нежно произнес Брайан. — Поверь мне, если бы я мог, я бы остался с тобой. Но, к сожалению, я должен быть там.

— Хорошо. — Флора высвободила руку из его ладоней и встала с постели. — Можно, я поеду с тобой в аэропорт и провожу тебя? А Уоррен отвезет потом меня домой. Я только что вспомнила, что сегодня состоятся соревнования на первенство моего теннисного клуба. Я, наверное, буду самым последним номером!

— Ты могла бы поехать со мной. — Брайан подошел к ней.

— Вряд ли. Мой паспорт просрочен. Я уже сделала заявку на новый, но он еще не готов. Ты долго пробудешь там?

— Нет. Это, — он замялся, — одно дело, с которым я сам должен разобраться раз и навсегда. Довольно важно для «Найтли констракшн». Иначе я бы не оставил тебя вот так вдруг. — Он обнял ее за талию.

Фло подняла на него глаза, постаравшись скрыть то, что творилось в ее сердце.

— Я верю тебе, — сказала она с наигранной легкостью.

Но когда они приехали в аэропорт, молодая женщина совсем расстроилась. Она больше не могла скрывать свои эмоции.

— Эй, — произнесла она слегка дрожащим голосом, прячась за иронией, — люди могут подумать, что я провожаю тебя навсегда. Давай лучше попрощаемся здесь, чтобы я не стояла у тебя над душой. — Фло чмокнула его в щеку. — Береги себя!

— Ты тоже. — Он обнял ее и неторопливо поцеловал в губы. Когда он наконец отпустил свою спутницу, она дрожала, едва переводя дыхание. — Я позвоню, — мягко сказал Брайан, повернулся и пошел к стойке регистрации пассажиров.

Но они не знали, что в это самое время в Бризбейн прибывал один известный игрок в гольф. В здании аэропорта собрались журналисты в ожидании знаменитости. Один фотограф стоял в центре зала, позевывая, и от скуки смотрел по сторонам. Вдруг его взгляд наткнулся на целующуюся парочку. Какая удача! У репортера чуть камера не выпала из рук от изумления. Брайан Найтли страстно обнимал Флору Лэтем, куратора его художественной коллекции.

Журналист узнал мисс Лэтем, потому что он был на том спасательном вертолете, который забрал эту пару с острова недели две тому назад.

Фло не поехала в теннисный клуб в тот день, о чем, правда, пожалела позднее. Дома она не могла ничем толком заняться, а только бесцельно ходила по квартире, не находя себе места. Хуже всего было то, что молодая женщина с твердой отчетливостью сознавала, что безумно влюбилась в своего патрона и страстно мечтала стать его женой, любовницей, другом, матерью его детей.

Но Фло также хорошо понимала, что она не сможет быть с ним, занимая в его жизни лишь второе место после «Найтли констракшн» или наблюдая, как он отгораживается от нее стеной занятости. Молодая женщина думала сейчас об этом и многом другом, что уже давно вызывало у нее опасения и о чем ей говорили люди, знавшие Найтли. И все это подтвердилось. Брайан равнодушно бросил ее, улетев в Сингапур. Бизнес для него превыше всего!

Но потом ее мысли потекли в совершенно другом направлении. Флора начала задавать себе вопросы. А что, если я раздуваю из мухи слона? Мужчины должны много работать. Я что, хочу, чтобы он, как большинство, сидел в конторе с десяти до пяти? Но я же знаю, что Брайан никогда не сможет работать так. Но все равно, как он мог взять и послать к черту наш по-настоящему первый день близости! Разве нельзя было отправить туда Билла Кларка или кого-нибудь другого? Он мог и отложить свою поездку на день. Впрочем, Брайан не станет передавать свои дела сотрудникам, потому что привычка командовать сидит в нем слишком глубоко. Или это происходит потому, что ни одна женщина никогда не будет занимать в его жизни важное место? — подумала Фло, чувствуя внутреннюю пустоту. И потом, остается еще Сандра...

На следующее утро произошли два события, которые потрясли ее. Одно из них имело прямое отношение к Сандре.

Флора работала в своем кабинете, когда к ней заглянул Билл Кларк.

— Привет, Билл, — бросила она ему. — Пришел дать мне еще один совет?

Билл закрыл дверь и серьезно посмотрел на нее.

— Флора, ты совершаешь большую ошибку, — тихо произнес он.

— Послушай, Билл, — едва сдерживаясь, сказала она. — К тебе это не имеет никакого отношения. Поэтому я не понимаю, почему ты...

— Ты видела это? — перебил ее Билл и протянул газету. Там была помещена фотография, на которой она была изображена с Брайаном, обнимающим ее в аэропорту.

Она уставилась на фотографию, не веря своим глазам, затем бросила газету на стол и сказала:

— Ты все равно здесь ни при чем!

— Куда он уехал?

— В Сингапур. А почему ты спрашиваешь об этом? — сказала Флора, хмурясь.

Билл недоверчиво усмехнулся.

— Просто он стал более скрытным в последнее время, вот и все. Он тебе сказал, зачем туда поехал?

— Нет. По делам, наверное. Как обычно. — Флора внезапно застыла на месте, на щеках ее появился румянец. Помолчав немного, она произнесла медленно: — Билл, как ты думаешь, что скажет Брайан, когда увидит эту фотографию в газете?

— Если он честный человек, то, возможно, поступил бы так же, как поступил я на его месте, — ответил Билл, усмехнувшись. — Сандра, между прочим, тоже в центре внимания прессы. Правда, в другой газете.

— Да? Почему?

— Она выходит замуж.

— Что-о?! — почти шепотом произнесла Флора.

— Да. Я сам удивился, — заметил Билл. — Я думал, что она никогда не отстанет от Найтли. Возможно, она и продолжает его любить... — Он снова пожал плечами.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Дело в том, что Сандра выходит замуж за парня, который на пять лет моложе ее. Он что-то подозрительно похож на тех, кто женится исключительно из корыстных соображений. Какой-то бедный музыкант.

Фло вдруг поняла, что смотрит на Билла широко раскрыв рот.

— Но ты, разумеется, права. Меня все это не должно касаться. Найтли сказал, когда он вернется?

— Нет.

— Знаешь, девочка, — доверительно произнес Билл, — иногда бывает очень трудно работать с человеком, который предпочитает делать все сам. И мне известно, что Сандра поняла, хотя и дорогой ценой, что жить с ним невозможно. Не знаю, почему я говорю тебе все это. Наверное, потому, что ты мне нравишься. — И Билл вышел из комнаты.

Флора резко опустилась на стул. Ей вспомнилась сцена, свидетельницей которой она была месяца два тому назад в кабинете шефа. В ее памяти возникло гневное лицо Найтли, отчитывающего Билла Кларка. Почему она подумала об этом именно сейчас? — удивилась молодая женщина. У меня такое чувство, что вокруг что-то происходит, а я не знаю что.

Несколько минут она сидела неподвижно, пытаясь разобраться в этой головоломке. Ее взгляд случайно упал на газету, оставленную Биллом. Молодая женщина еще раз пробежала глазами по тексту под фотографией:

Может, они влюбились друг в друга во время своего уединения на острове? Что бы там ни было, ясно одно: Брайан Найтли и Флора Лэтем вышли за рамки служебных отношений.

Потом Флора подумала о Сандре, которая выходит замуж. Вспомнила, что говорил о ее избраннике Кларк. Она закрыла глаза и прошептала: Боже, что я натворила?..

Лежа ночью в постели, Флора думала, что же ей теперь делать, но ее мысли были прерваны телефонным звонком. Звонил Брайан.

— Любимая!

— Как ты там? — спросила она первое, что пришло в голову.

— Скучаю по тебе. Ты выиграла соревнования по теннису?

— Нет. Я вообще не играла. Сегодня весь день занималась выставкой — она будет готова дня через два, — быстро проговорила Флора.

— Хорошо. Когда будет готов твой новый паспорт?

— Мм, — задумалась она. — Не знаю. Возможно, через неделю. А что?

— Я решил слетать в Токио — убить сразу двух зайцев, поскольку уж нахожусь в этом регионе. Я подумал, что ты могла бы присоединиться ко мне. Но ничего, как-нибудь в другой раз.

— Да... Брайан...

— Фло, что-нибудь случилось?

— Брайан, — произнесла она напряженно, — ты знаешь, что Сандра выходит замуж?

На том конце провода молчали. Потом она услышала, как Брайан чертыхнулся.

— Нет. За кого?

Фло рассказала ему все, что знала.

— Это, очевидно, произошло неожиданно? — спросила она.

— Совершенно неожиданно, — коротко ответил Найтли. — Послушай, я вылетаю в Бризбейн первым же самолетом. Дьявол! — вдруг произнес он. — У меня на завтра назначены две встречи. Значит, я буду дома послезавтра. Флора, откуда ты узнала об этом?

— Прочла в какой-то газете. Я... — Она хотела было рассказать ему о своем разговоре с Сандрой, когда та приходила к ней в его отсутствие, но у нее не хватило духа на это.

— Только Сандра могла выкинуть подобное, — сердито сказал он. — К сожалению, я уже должен бежать, но я сразу позвоню тебе, как только прилечу домой. — И в трубке раздались короткие гудки.

Фло еще какое-то время держала трубку в руках, уставившись на нее пустым взглядом. Да, подумала молодая женщина, только Сандра могла сделать подобную вещь, но, по крайней мере, из-за нее ты возвращаешься домой...

Весь следующий день она работала не разгибаясь. Было уже поздно, когда она завершила работу над выставкой. Все экспонаты были готовы к показу. Покидая офис, Флора зашла в приемную Найтли и оставила на столе Пэм запечатанный конверт с надписью: «Лично и конфиденциально».

А на следующее утро она уже сама сидела в салоне самолета, направлявшегося в Северный Квинсленд. Она долетела до острова Гамильтон, пересела на «Солнечную богиню» — быстрое судно, которое доставило ее на остров Хейман. Здесь молодая женщина собиралась залечить свои душевные раны после того, как она приняла трудное для нее решение уйти из жизни Брайана Найтли.

Остров Хейман был необычайно красивым местом отдыха. Первые два дня Флора отсыпалась. Сон укрепил ее физическое состояние, но душевная рана молодой женщины продолжала кровоточить. Чтобы отвлечь себя от сердечных мук, она начала много ходить пешком и плавать. Беглянка подолгу плавала в бассейне, окруженном зеленой стеной вьющихся растений, и в заливе. Фло нарочно выбирала крутые маршруты для пешеходных прогулок, которые изматывали ее физически, если учесть, что на острове стояла тропическая жара середины лета.

Она избегала контактов с другими отдыхающими, питалась очень просто — в уличном кафе под навесом, которое выходило прямо на залив и Бали Хи, как называли это чудесное местечко.

Флора сравнила остров с той волшебной перспективой, которую открывала перед ней любовь к Брайану. Но это чудесное будущее растаяло, потому что она хотела больше, чем ей могли дать.

Прошло десять дней. Фло по-прежнему ощущала внутреннюю пустоту и тоску. Как-то ей на глаза попалась бризбейнская газета, в которой молодая женщина прочла две новости, поразившие ее.

В первой, помещенной под небольшой фотографией, сообщалось о бракосочетании Сандры Найтли и Майкла Вентворта, худого молодого человека с длинными волосами и в круглых очках. Флора опустила руки, в которых держала газету, и уставилась в невидимую точку вдали.

Вторая новость помещалась в разделе бизнеса. Флора наткнулась на имя Билла Кларка. В заметке сообщалось, что Билл расстался с компанией Брайана Найтли при загадочных обстоятельствах, если учесть, что он очень долго проработал в «Найтли констракшн». Газета выражала надежду, что уход Кларка не означает, что компания, которая сейчас осуществляет несколько строительных проектов, переживает какие-то трудности.

Почему? — спрашивала себя Фло. Почему он позволил Сандре выйти замуж неизвестно за кого, ради того, чтобы у нее кто-то был? А что, если у компании действительно какие-то неприятности? А я ушла от него как раз тогда, когда ему очень трудно! Почему он ничего не сказал мне об этом? Она вдруг поняла, что все последнее время была непростительно озабочена только собой и своими эмоциями.

На следующее утро молодая женщина вылетела домой. Когда рабочий день почти закончился, она поехала в офис. Флора знала, что если Брайан в городе, то он обязательно будет в это время на работе. Позвонить ему домой и спросить об этом Мэри у нее не хватило смелости.

Я, конечно, могла подождать или позвонить Пэм и оставить для него послание, думала Фло. Но разве он придет к ней после того, что она написала ему в том письме? В нем она заявила, что ей не нравится женщина, в которую она превратилась за последнее время, она чувствует себя противоестественно в этом новом обличье.

Мне надо поступиться своей гордостью хотя бы раз и пойти к нему, уговаривала себя Флора, входя в контору.

Только оказавшись в фойе Дома Найтли, молодая женщина поняла, что сделала большую ошибку, придя на работу. Там шел прием — официанты разносили шампанское.

Флора остановилась у входа как вкопанная. Она увидела знакомого министра из Папуа — Новой Гвинеи, который, заметив ее, сразу бросился к ней.

Министр взял ее узкую руку в свои широкие ладони и воскликнул:

— Мисс Лэтем! Как я рад, что вы пришли! Хотя вы и ушли от мистера Найтли, насколько я понимаю, хочу тем не менее поздравить вас с тем, как вы блестяще подготовили выставку. Мне сказали, что это целиком ваша заслуга. У меня вызывает гордость эта выставка древних произведений искусства моего народа, которые вы так замечательно разместили и красноречиво описали!

Флора Лэтем проглотила комок в горле и едва слышно пролепетала:

— Эта работа доставила мне большое удовольствие, господин министр.

— Я только что говорил мистеру Найтли... а, вот и он сам. Я только что говорил, что она необычайно талантливая женщина, дочь судьи Лэтема, не правда ли, мистер Найтли?

Флора встретилась с ним глазами, и Брайан, как он уже однажды делал, окинул ее с ног до головы уничижительным взглядом. Затем сухо произнес:

— Да, министр, вы говорили это. И я должен согласиться с вами — эта дама весьма талантлива. Жаль только, что она не знает, как лучше распорядиться своими способностями.

— Ну, ну, — примиряюще произнес министр, — вы сердитесь, потому что она ушла от вас. Я бы на вашем месте чувствовал то же самое! Не ссорьтесь, дети мои, не портите мне удовольствие от выставки! Мисс Лэтем, здесь есть несколько людей, которым я хотел бы вас представить. — И он увел Флору с собой.

Министр не отпускал ее от себя до конца приема. Наконец молодая женщина обнаружила, что стоит рядом с Найтли и, улыбаясь одними губами, прощается с гостями. Она чувствовала себя как туго натянутая струна.

— Ну вот и все, — произнес Брайан, когда лимузин с гостями отъехал от здания корпорации. Он повернулся к Флоре и, холодно сверкнув улыбкой, сказал: — Ты не могла пропустить час своего триумфа, Фло? Или ты пришла, чтобы преподать мне очередной урок?

— Я... — Она нервно облизывала пересохшие губы.

— Я понимаю, что это не очень по-джентльменски, — медленно произнес Найтли, глядя с издевкой, как она пытается сказать что-то, — но ты помнишь, что случилось в последний раз, когда ты вернулась, чтобы проучить меня? Я-то очень хорошо запомнил это!

10

Флора была в такой ярости, что, выйдя из Дома Найтли, пошла, не разбирая дороги, в противоположную от стоянки автомашин сторону. В этот момент у обочины притормозил голубой «ламборджини».

— История повторяется, — услышала она насмешливый голос Брайана.

— Ничего подобного!

— Послушай, или ты садишься в мою машину, или я буду гоняться за тобой по улицам!

— Не будешь!

— Еще как буду. У нас с вами, мисс Лэтем, остался один невыясненный вопрос. — Он выключил двигатель и открыл левую дверцу автомобиля.

Флора с обреченным видом уселась рядом с ним.

— Умница, — бросил Брайан и снова завел мотор.

— Учти, я к тебе не поеду.

— Ну хорошо, мы выберем нейтральную территорию для нашего небольшого сражения. — И он подъехал к ночному ресторану, в котором они ужинали в первый раз.

Брайан внимательно оглядел ее: темно-синее жоржетовое платье в мелкий белый цветочек, вырез на груди в виде сердечка, высокие плечики, застежка на пуговицах.

— Мне кажется, ты похудела немного. Сильно переживала?

— Еще одно подобное слово, и я ударю тебя!

— Не будь смешной, дорогая, — холодно произнес Брайан.

Фло оглянулась вокруг и опустилась на стул. Ее лицо слегка порозовело.

Брайан сел напротив. Он заказал два бренди, те же самые блюда, которыми они угощались в прошлый раз, и бутылку вина.

— Может, ты объяснишь, что означает твое эмоциональное письмо, которое ты оставила на столе моей секретарши.

Фло выпила немного бренди, чтобы успокоить нервы.

— Оно не было эмоциональным. Я написала там правду, вот и все. Ты не человек, а машина. Для тебя на первом месте всегда будет бизнес. И мне действительно было не по себе, когда я думала о том, что могла оказаться на месте Сандры. Но я не удивлюсь, если вдруг окажется, что Сандра была не единственной твоей жертвой.

— Значит, ты все-таки влюбилась в меня?

— Нет. Я влюбилась в мираж, — с горечью произнесла Фло. — И хотя я не рискнула бы обвинять тебя в том, что и ты влюбился в меня, возможно, для тебя я тоже была миражом. К сожалению, я сама для себя была миражом.

— А что это означает? — тихо спросил Брайан.

— То, что я стала чувствовать с тобой, явилось для меня полной неожиданностью. Я даже не предполагала, что способна на такое, — сказала она наконец, — Но я не хочу во всем зависеть от тебя! Ты сам сказал мне, что тебя может устроить только независимая женщина, которая высоко ценит свою свободу.

— Ты всегда будешь независимой, Флора.

— А как быть с твоей бывшей женой?

— Скажи мне сначала, почему ты чувствовала себя виноватой из-за Сандры, — сказал Брайан, подозрительно взглянув на Флору. — Ты согласилась со мной однажды, что развод был самым лучшим выходом для нас с ней.

— Но Сандра рассказала мне о том, что продолжает испытывать к тебе сильные чувства. И я посоветовала ей, что надо делать.

— Когда это было?

— Сандра приходила в тот день, когда я...

— Сбежала? Это было в первое твое бегство.

Фло нахмурилась.

— Между прочим, один раз ты сам должен был уехать из дома внезапно.

— Ах да, я и забыл, — как бы удивившись, сказал Брайан. — И я был не совсем точен — Сандра сама говорила мне о вашем с ней разговоре. Но она сказала мне об этом только тогда, когда я пытался отговорить ее от этого брака.

— Продолжай, — сказала Флора после продолжительного молчания.

— Тогда я, пожалуй, лучше расскажу с самого начала о выборе, который сделала Сандра, — спокойно произнес Брайан. — Майкл Вентворт — не бедный музыкант с причудами. На самом деле он — высокоодаренный флейтист. Но он моложе Сандры на пять лет и, кроме того, пока не преуспел в финансовом отношении. Он жутко рассеян, неловок и не обладает никаким жизненным опытом. Он даже за собой не может толком присмотреть. Но он глубоко, тихо и застенчиво влюблен в Сандру.

— Дальше, — снова произнесла Флора и подумала, что ее голос прозвучал словно издалека.

— Сандра испугалась, — продолжил Найтли, — когда обнаружила, что отвечает ему взаимностью. Но она не могла пойти на эту связь, потому что он моложе ее, потому что она сама не чувствовала себя уверенной в жизни и, — Брайан развел руками, — потому что он — это не я.

— Я, кажется, начинаю понимать, — еле слышно промолвила Флора.

— Надеюсь, — ответил ее собеседник, — если учесть, что именно твои слова, сказанные ей в тот день, сумели сделать то, что не удавалось мне и другим. Сандра после разговора с тобой будто прозрела, поняла, что не может рассчитывать на любовь со стороны мужчины, пока считает себя его тенью. У нее появилась решимость, которая и позволила ей выйти замуж за человека моложе ее. Сандра поняла, что она может быть счастлива с ним, что с ним ей будет хорошо и спокойно. Она будет заботиться о своем музыканте, и это, кажется, то, что ей нужно.

Фло смахнула нечаянную слезу со щеки и сказала:

— Какой груз свалился у меня с души! Мне так не хотелось мешать вашему воссоединению.

— Означает ли это, что ты вернешься ко мне с чистой совестью?

— Нет, — прошептала она и отвернулась.

— Это потому, что ты веришь больше Биллу, чем мне?

— Откуда... как ты узнал об этом?

Он печально улыбнулся.

— Ты, возможно, не знаешь, дорогая, что Билл... ушел из компании!

— Знаю! И это одна из причин, почему... Но я не понимаю... — Флора замолчала.

— Тогда, Фло, разреши мне рассказать тебе о Билле, — сухо произнес Найтли. — Ты, возможно, помнишь тот день, когда я отругал Билла за три контракта, которые наша компания потеряла? Это случилось, пока я был в отъезде.

Флора растерянно кивнула.

— Так вот. Я не остановился на этом, а стал выяснять, почему это произошло. Оказалось, что кто-то из сотрудников «Найтли констракшн» передал нашим конкурентам детали наших условий на заключение тех злополучных контрактов. Я имел дело с предательством!

Флора изумилась:

— Билл?!

— Да. Мне пришлось провести расследование, чтобы убедиться в этом.

— Вот почему Билл говорил мне все те ужасные вещи... Когда я разговаривала с ним в последний раз, я не могла понять, зачем ему понадобилось знать, куда ты уехал.

— Он, конечно, уже начал подозревать кое-что, — сказал Брайан. — Тот звонок — помнишь, в нашу последнюю ночь с тобой? — был от сингапурского банкира, моего приятеля. Он сказал, что у человека, на которого мы с ним вместе вышли, есть точные доказательства предательства Билла. Кларк угодил в ловушку, которую я подстроил ему. Но тот человек не горел желанием покидать Сингапур. Более того, он мог передумать и скрыться, ничего не рассказав мне. А мне было крайне важно убедиться в том, что я не заблуждался в отношении Билла.

— Но почему?.. — спросила пораженная женщина.

— Почему Кларк пошел на это? Он получил за секретную коммерческую информацию приличную сумму денег. Но им двигали не только деньги. Билли, увы, — произнес Брайан без эмоций, — стал вначале завидовать мне, а потом наконец относиться ко мне с ненавистью. По крайней мере, он сам сказал мне об этом, когда я припер его к стенке неопровержимыми доказательствами. Он также заявил, что пошел на это, чтобы «поломать» мой роман с тобой, как он выразился. Билл сказал, что ему, как он считает, удалось добиться своей цели. И мне, дорогая Флора, — Брайан посмотрел ей в глаза, — очень трудно было не поверить Биллу, когда я прочел твое письмо и узнал, что ты уехала из Бризбейна, не дождавшись меня.

— Почему он ненавидел тебя так сильно? — спросила она почти с отчаянием.

— Элементарная зависть! Билл захотел выставить меня этаким монстром, который выгнал старого, заслуженного работника компании. Возможно, я и бываю властным и резким, но я стараюсь быть справедливым и всегда вознаграждаю честный труд более чем щедро.

— Но иногда, мой милый, ты все-таки напоминаешь мне асфальтовый каток. Я, кажется, уже говорила тебе об этом раньше, — заметила Флора.

— И в постели?

— Это... — Фло отпила вино и сверкнула глазами.

— Ниже пояса, ты хочешь сказать? — спросил он с легким удивлением. — Мне помнится...

— Прекрати, — прошептала Фло. Ее бросало то в жар, то в холод. — Как ты можешь вести себя так... Тебе доставляет удовольствие мучить меня?

— Нет, для меня удовольствие — это когда ты лежишь в моей постели и чувствуешь себя счастливой. Давай подойдем к решению этой проблемы с другой стороны. Почему бы тебе не выйти за меня замуж? Тогда мы будем проводить в постели больше времени, а следовательно, меньше ссориться.

— И сражаться друг с другом все то время, что мы будем вне ее? Нет уж, спасибо. Я ухожу. Не вздумай идти за мной!

— Нет, я не собираюсь бежать за тобой. Я только хочу сказать тебе следующее: я не знаю ни одной женщины, которая бы оказывала на меня такое же воздействие. Я не могу представить себе, чтобы те вещи, которые ты проделывала со мной, ты могла делать с кем-то еще. Кто знает? Может, под твоим влиянием я перестану быть машиной и стану нормальным человеком? Но к моему глубокому сожалению, я не могу в одночасье превратиться в того, кем ты рисуешь меня в своем воображении. Так что желаю удачи, моя дорогая. Возможно, настанет день, когда ты оглянешься назад и поймешь, что лучше было любить и потерять, чем наоборот. — С этими словами он поднялся со стула и с холодной вежливостью отвесил ей церемонный поклон.

Когда Брайан закончил свой монолог, она повернулась и вышла из ресторана.

На другой день у Флоры с утра раскалывалась голова от боли. Она не могла заставить себя встать с постели.

— Если бы только у меня не было ощущения, что я умираю, и если бы я не думала, что, возможно, совершила большую ошибку... — произнесла Фло вслух. Она положила подушки под спину и обхватила руками колени.

Если бы я могла не думать о том, какое наслаждение он дарил мне по ночам, и не вспоминать, что в постели он был похож не на асфальтовый каток, а на что-то совсем противоположное. Я даже не могу найти слова, чтобы описать это. Если бы мне не было так тоскливо и одиноко без него.

Она напомнила себе, что Брайан предложил ей выйти за него замуж. Почему весь мой праведный гнев ушел и я чувствую теперь только холод, пустоту и головную боль? — удивлялась Фло.

Она встала и походила бесцельно по квартире. Потом приготовила чашку кофе и, вытащив газету из почтового ящика, снова забралась в кровать. Ее внимание привлекла одна статья, где в заголовке мелькнула «Найтли констракшн».

Это оказался пресс-релиз Брайана, в котором сообщалось, что решение об уходе Билла Кларка из компании было принято по взаимному согласию обеих сторон. Что он, Брайан Найтли, желает Кларку, его жене и семье всего самого наилучшего и благодарит его за долгую службу в «Найтли констракшн».

Фло прочитала текст два раза. Она закрыла глаза. Но через пять минут снова выбралась из постели, приняла душ и оделась в брюки из легкой, почти прозрачной белой ткани и свободный бледно-голубой топ. Случайно бросив взгляд в окно, она с удивлением обнаружила, что на улице льет дождь.

Я даже не знаю, какая погода, горько усмехнулась она, надевая, тем не менее, белые мокасины на веревочной подошве. Я даже не понимаю, пришла я или ухожу.

Схватив ключи от машины, она выбежала из квартиры.

Флора нажала кнопку переговорного устройства у ворот. Ответила Мэри. Да, сказала она тусклым голосом, мистер Найтли дома и она сейчас откроет ворота. Мэри стояла на пороге дома, ожидая, когда Фло вылезет из машины. Домоправительница сообщила, что мистер Найтли находится в малой гостиной и мисс Лэтем может идти прямо туда.

Брайан стоял у окна с бокалом виски и смотрел на мокрый темнеющий сад. Плечи его были устало опущены вниз. Он даже не обернулся, когда гостья вошла в гостиную. Она тихо кашлянула. Брайан медленно повернул голову, увидев вошедшую, удивленно поднял брови.

— Мэри не... не сказала разве, что это я? — заикаясь, пролепетала Флора.

— Она вообще ничего мне не говорила.

Он замолчал.

— Ты не хочешь меня видеть?

— Ты, кажется, нашла в Мэри горячую союзницу, Флора, — ответил он. — Что касается твоего вопроса, то время покажет, я думаю. Выпьешь что-нибудь?

— Нет, нет, спасибо. Я приехала, чтобы объяснить кое-что.

— Пожалуйста. Присаживайся.

Фло сжала пальцы рук, почувствовав, как бешено забилось ее сердце, сделала короткий вдох и вдруг неожиданно спросила:

— Почему ты опубликовал пресс-релиз о Билле?

Брайан пожал плечами.

— У него жена и трое детей.

— Вот об этом я и пришла поговорить.

— О семье Билла? — удивился Брайан.

— Пресс-релиз показал мне, — начала Флора, — что несмотря на то, что ты можешь быть властным и жестким с людьми, в то же самое время... — Она сделала паузу. — Немного найдется мужчин, которые будут заботиться о своей бывшей жене так, как ты заботился о Сандре. Мало кто позволил бы Кларку уйти из компании с почетом после того, что он сотворил. Но ты дал ему такую возможность, потому что у него жена и дети. А Пэм, которой ты помог избавиться от ужасного человека...

— Неужели Пэм... — Он вопросительно взглянул на Флору.

— Да она готова умереть за тебя, — сказала Фло. — И теперь вот я...

— А что ты?

Она сделала шаг и опустилась на диван, на котором сидел Брайан.

— Я имею в виду то, как ты заботился обо мне, когда нас похитил Макхэм. Не воспользовался ситуацией на острове...

— И что же?

Ей показалось, что Брайан облегченно вздохнул. Он обнял ее за плечи, и вдруг Фло почувствовала, что по щекам у нее текут слезы.

— Когда тебя нет рядом со мной, это похоже на пытку, — говорила она сквозь слезы. — Вот что я имела в виду, когда говорила, что чувствую себя не в своей тарелке.

— Фло! — Брайан держал в своих объятиях ее дрожащее от рыданий тело и целовал ее волосы.

— Подожди, дай мне закончить. Я пыталась убедить себя, что могу обойтись без тебя, но в душе я понимала, что у меня ничего из этого не выйдет. Я мечтала, что, если бы ты когда-нибудь женился на мне, я была бы счастлива даже тем, что ты сможешь дать мне. Я была бы для тебя заботливой, любящей женой, помощницей в твоих делах, хорошей матерью для твоих детей. И для меня уже не имело бы значения, если бы ты отсутствовал иногда на днях рождения и спортивных праздниках наших детей, на годовщинах нашей свадьбы или просто на игре в гольф, потому что без тебя мне в тысячу раз хуже. Видишь, — продолжала Флора, — теперь я знаю, что есть вещи, с которыми я не могу справиться сама. Вот и все, — закончила она и положила голову ему на плечо. — Когда-то гордая, но явно наивная женщина по имени Флора Лэтем думала, что с ней такого не может произойти ни в коем случае. Но тем не менее случилось, — добавила Фло еле слышно. — Нет, это еще не все, — вдруг сказала она. — Я все еще не знаю, любишь ли ты меня. И думал ли ты о том, что время бежит, а у тебя нет никого, кому бы ты мог оставить «Найтли констракшн».

— Чья это идея?

— Сандры.

— Хочешь знать, что Сандра просила меня передать тебе?

Флора молча подняла к нему мокрое от слез лицо.

— Сандра сказала, что если бы ей пришлось выбирать для меня жену, она бы указала на тебя.

— Откуда она... Сандра же почти не знает меня?

— Нет. Но она хорошо знает меня и, очевидно, думала о тебе. Она понимает, что случилось бы с «Найтли констракшн», если бы я не женился на тебе и у меня не было бы детей, кому бы я мог все это завещать.

— Что? — прошептала Флора. — Что случилось бы?

— Я бы продал компанию.

— Брайан, — пролепетала она. — Но...

— Я знаю, — сказал он и привлек ее к себе. — Послушай, если бы человеку по имени Брайан Найтли сказали несколько месяцев тому назад, что для него женщина может значить то, что ты значишь сейчас для меня, я бы ни за что не поверил этому. Но когда я начал понимать, что чувствую к тебе, мне одновременно стала приходить в голову мысль, что ты, возможно, окажешься для меня недоступной. И это меня здорово завело. Потом, когда я уже считал, что сумел завладеть твоим сердцем, я сделал глупость — уехал от тебя. Возможно, это произошло потому, что от старых привычек нам очень трудно избавиться. Но я должен признаться тебе, что пытался подготовить себя к тому, что не смогу добиться тебя.

— О Боже, — прошептала Флора.

— Правда, — продолжал Брайан заниматься самобичеванием. — Когда я думал, что потерял тебя, меня охватила жуткая злость, к моему немалому удивлению. Очевидно, именно поэтому я набросился вчера на тебя как бешеный. Прости меня, любовь моя, мне жутко стыдно за все те резкие слова, которые я произнес в ресторане вчера. По правде говоря, перед тем как ты вошла сюда, я вспоминал, как ты занималась со мной любовью, как ты раздевалась передо мной. У меня было такое ощущение, что я сам перерезал себе горло — загубил собственными руками то, что было у нас с тобой.

— Брайан!

— Дай мне закончить, — мягко остановил он ее. — В свое время я мечтал о подобной любви. Мне хотелось встретить женщину, которая бы возбуждала меня, с которой я никогда бы не уставал, которая взяла бы меня за душу. И вот все это стало происходить со мной наяву, а женщиной моей мечты стала ты. Но здесь я столкнулся, правда, с кое-чем неожиданным. У меня поначалу было ощущение, что я влюбился в кусок мрамора. И у меня возникло желание разбудить тебя, высечь в тебе этот чудесный огонь, который горел бы только для меня. Но у меня появился и страх, — очень тихо сказал Брайан, — что я, возможно, не тот мужчина, которому суждено это сделать.

Я думаю, поскольку я очень долго ждал встречи с такой женщиной и уже потерял всякую надежду, я стал вести себя несколько цинично, когда это все-таки произошло. Кроме того, за все эти годы я привык компенсировать отсутствие любви другими вещами — чаще всего работой.

— Брайан, дорогой, — шептала она, и по ее щекам снова покатились слезы. — Неужели для тебя все это так и. есть на самом деле?

Он поцеловал ее пальчики.

— Я хочу сказать, что, несмотря на все мои чувства к тебе, я, вероятно, не смогу измениться за один день. Но, и это тоже правда, каждый раз, когда я буду уезжать от тебя, возвращение домой будет праздником.

— Если ты так настроен, то мы сможем свести до минимума наши расставания.

— Может, я не должна была столь пылко проявлять свои чувства, — смущенно сказала Флора некоторое время спустя.

— Почему?

— Ну, я не знаю, ведут ли себя так заботливые добропорядочные жены, — ответила она. — Я, конечно, еще не жена, но ты понимаешь, что я имею в виду.

— Я уверен, что заботливые жены поступают именно так, если, конечно, им не безразличны их мужья. Разве ты не это имела в виду, говоря о заботливых женах? — спросил Брайан, глядя на ее золотистое веснушчатое тело, длинные, стройные ноги и упругие тугие груди.

Фло улыбнулась и положила руки ему на плечи.

— Не совсем, но если ты не возражаешь...

Он засмеялся, сгреб ее в охапку и произнес не очень твердым голосом:

— Когда я с тобой, как сейчас, у меня такое чувство, словно я взбираюсь на покрытую снегом, освещенную ярким солнцем вершину, или лечу под парусом по голубому искрящемуся морю, или смотрю, как луна золотит поверхность тихой глубокой реки.

— Иногда ты говоришь такие прекрасные слова, — взволнованно сказала Флора.

— Когда ты выйдешь за меня замуж?

— Хоть завтра!

Брайан рассмеялся.

— Посмотрим, успею ли я организовать это торжество.

Их свадьба состоялась через четыре дня. Но десять месяцев спустя Брайан Найтли уже стоял во главе другой церемонии — крестин их первого ребенка. Их маленькая дочь, сказал он своей жене, имеет уже все шансы для того, чтобы стать очень похожей на свою мать.

— Почему ты так думаешь? — спросила Флора Найтли, с нежностью глядя на темноволосую малышку, которая мирно спала в своей кроватке после окончания церемонии.

— Я уже представляю себе, как она вырастет с такими же длинными ногами и таким же упрямым характером, как у ее мамы. Я чувствую, что время от времени она будет давать мне хорошую встряску. В ней уже сейчас это проглядывает.

Миссис Найтли засмеялась.

— Ты должен признаться, что ее мама уже давно не устраивала тебе никаких встрясок.

Брайан взял жену за руку и вывел за собой из детской.

— Не знаю, не знаю, — сказал он. — Ты стала прямо-таки образцом материнства. И если хочешь знать, я сегодня прошел через такую встряску!..

— Брайан, — она положила мужу ладони на грудь, — неужели для тебя до сих пор все это — лунное сияние и снежные вершины гор?

— Нет, — ответил он и, увидев испуг в глазах жены, добавил: — Это еще и спокойствие и определенность. Хотя до сих пор бывают минуты, когда только глядя, как ты просто идешь по комнате, я загораюсь так, что мне тут же хочется заняться с тобой любовью. Кстати, это я и собираюсь сделать прямо сейчас. Мне говорили, что хорошие, заботливые мамы отдыхают, когда их дети спят.

— Отдых? — прошептала Флора, озорно блеснув глазами. — А ты не путаешь мам с хорошими, заботливыми женами?

Брайан поцеловал ее.

— Ты поняла, что я хотел сказать?

— Нет...

— А то, что ты до сих пор даешь мне хорошую встряску.

— А для меня, — серьезно произнесла Фло, — находиться с тобой вдвоем, отдыхая или делая что-то другое, и есть настоящий праздник. Ты знаешь, у нас с тобой все так хорошо, что я не могу иногда поверить, что это происходит наяву. — Она прижалась к Брайану, и у нее подозрительно заблестели глаза.

— Как ты думаешь, я не ошибусь, если скажу, что мы созданы друг для друга? — спросил ее Брайан, губами осушая слезы на ее ресницах.

— Нет, нисколько, — ответила молодая женщина и, снова прижавшись к мужу, глубоко вздохнула от ощущения полного счастья.