/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Раскрой объятия

Эйлин Колдер

Луиз Кассиди, очаровательная сотрудница небольшого издательства, спешит на встречу со своим другом детства, ныне преуспевающим бизнесменом, Артом Салливаном. Она хочет поделиться с ним радостным известием –  предстоящей помолвкой с любимым человеком. Но действительность грубо разрушает ее надежды: вернувшись домой, Луиз застает возлюбленного в постели с другой женщиной. Арт пытается помочь девушке справиться с тяжелыми переживаниями. А потом оказывается, что все это время их связывала не только дружба...

«Милая Луиз!

Только что вернулись из свадебного путешествия. Медовый месяц получился просто дивный. Замечательно провели время. Любим друг друга — крепче не придумаешь. Об окружавших нас красотах даже не спрашивай, мы были слишком заняты собой.

Целую, Минни.

P.S. Слышала новость? Стан и Нора, кажется, объявили о своей помолвке. Позвони, когда выдастся свободная минутка, поболтаем».

Красочную открытку с голубками прислала подруга, на чьей свадьбе они с Артом впервые занялись любовью.

1

Сделает ли Стан мне предложение сегодня вечером? — спрашивала себя Луиз, крутя педали велосипеда. Накануне все шло к этому долгожданному событию. Но почему в таком случае она не парила в небесах от счастья, а наоборот, в ней исподволь нарастало ощущение непонятной тревоги, не имевшее ничего общего с той радостью, на которую она могла бы надеяться.

Они со Станом намеревались объявить о своей помолвке в день второй годовщины их совместной жизни. Так и будет! Ведь все у них хорошо, какие могут быть сомнения? И тем не менее... Собственная неуверенность расстроила Луиз.

В конечном счете, все складывается просто замечательно. Им по-прежнему интересно друг с другом, их чувства не потеряли остроты и свежести, так что, пожалуй, теперь они еще сильнее любят друг друга. Стан доволен своей нынешней работой, а ее вполне устраивает сотрудничество с небольшим издательством, выпускающим всевозможные справочники и рекламные проспекты. Кроме того, обоим нравится жить в этом городе...

Брюссель прекрасен, особенно теплым летним вечером, как сейчас. Величественные старые здания греются в лучах заходящего солнца, их мерцающие отражения купаются в водах реки. Многочисленные кафе, раскинувшие свои столики на тротуарах, постепенно оживают, наполняясь негромким жужжанием голосов вечерних посетителей. Вот и Луиз, немного возбужденная и разрумянившаяся в предвкушении приятной встречи со своим лучшим другом Артом Салливаном, наконец, торопливо миновала последний мост на пути к кафе, куда оба нередко заглядывали после работы.

Поскольку Арт уезжал по делам в Лондон, прошло уже более пяти недель с момента их последней встречи. Луиз соскучилась по его теплым внимательным глазам, заразительному смеху, и, чего уж греха таить, ей иногда так не хватало его здравых советов. С этим человеком она всегда чувствовала себя легко и непринужденно.

Арт заметил девушку, когда та переезжала через мост. Несмотря на большой и тяжелый рюкзак за плечами, Луиз держалась весьма грациозно и как всегда рулила одной рукой. Предпочитая быструю езду, она что есть сил крутила педали, и ее длинные темные волосы легким шлейфом развевались по ветру.

Притормозив, Луиз легко соскочила с велосипеда и прикрепила его цепью к ограждению. Серые брюки и хорошенький розовый топ на бретельках подчеркивали совершенство ее гибкой фигурки. Повернувшись, она заметила Арта, помахала ему, и улыбка осветила ее красивое — сердечком — лицо.

В свои тридцать два, она была всего на год младше Арта Салливана, Луиз выглядела максимум лет на двадцать. Надо же, почти совсем не изменилась со времени учебы в колледже, думал Арт, наблюдая, как она пробирается к нему между столиков.

— Привет, Лу! — Арт встал, наклонился и чмокнул ее в щеку, гладкую и мягкую, нежно пахнущую жимолостью. — Ты уже разочаровалась в «Армани»? — Он вспомнил о любимых духах Луиз, купленных в аэропорту ко дню ее рождения, но у них был иной аромат.

— Нет, что ты, обожаю по-прежнему! Просто эти — подарок Стана... — Луиз сбросила рюкзак и села напротив. — Ну как поездка?

А ты сегодня особенно хороша! — подумал Арт, любуясь ее нежной, как персик, кожей, зелеными, широко расставленными глазами, прелестной улыбкой. Да и вся она светилась переполнявшей ее радостью, о причине которой оставалось только догадываться.

— Путешествие несколько затянулось, но, в сущности, все прошло превосходно. — Он поднял руку, чтобы привлечь внимание официантки. — Представляешь, в лондонском представительстве фирмы царил полный хаос, документация велась кое-как, в отчетах никакой точности... Так что большая часть времени была потрачена на элементарное наведение порядка.

— Спорю, — Луиз рассмеялась, — они там вздохнули с огромным облегчением после того, как проводили тебя до трапа самолета. Ты ведь у нас очень взыскательный.

— В бизнесе иначе нельзя.

Подошла официантка, и Арт заказал два кофе.

Луиз вдруг заметила, что женщина в голубой блузке, расположившаяся за соседним столиком, бесцеремонно и с откровенным восхищением уставилась на него. Ничего удивительного, ее дружок невероятно привлекателен. Достаточно мимолетного взгляда, чтоб по достоинству оценить его броскую мужественную внешность. Он превосходно сложен и на все сто процентов выглядит удачливым бизнесменом, каковым, в сущности, появляется.

Кроме того, у Арта отличный вкус, вся его одежда явно «от кутюр». Сегодня же светло-бежевый пиджак и подобранная ему в тон рубашка с расстегнутым воротом особенно подчеркивали прямо-таки латиноамериканскую смуглость мистера Салливана. Луиз вдруг почувствовала гордость оттого, что этот красавец и умница — ее друг. И хотя в его жизни то появлялись, то исчезали другие женщины, на их отношениях это никак не отражалось. Как бы надолго они ни разлучались, легкость, доверительность и искренность их общения оставались неизменными.

— Надеюсь, в Лондоне ты занимался не только делами, — заметила Луиз после ухода официантки. — Ты ведь собирался показать Камилле местные достопримечательности?

— Все вышло не так, как хотелось бы...

— Что ты хочешь сказать? — насторожилась Луиз.

— А то, что нашим с Камиллой отношениям пришел конец.

— О, Арт, сочувствую! — Девушка откинулась на спинку стула. Сколько раз по аналогичному поводу ей уже приходилось выражать этому ловеласу свое соболезнование... Но сейчас столь неожиданный разрыв ее несколько удивил, хотя отнюдь не расстроил. В глубине души она и раньше полагала, что Камилле не заполучить Арта.

— Что поделаешь, к этому все шло, — он небрежно пожал плечами.

— Неужели у тебя действительно с ней все кончено? — с некоторым сомнением переспросила Луиз, удивляясь его спокойному тону.

— Да. И притом по взаимному согласию, — уклончиво пояснил Арт, но Луиз не поверила ни единому его слову. Камилла, обладающая яркой внешностью, роскошная блондинка с длинными ногами, относилась к Арту куда серьезнее, чем он к ней.

— Что же случилось? Она казалась такой счастливой перед вашим отъездом и явно предвкушала романтические прогулки с тобой по Лондону.

— Мы прекрасно провели время и расстались по-доброму, хотя оба, пожалуй, рассчитывали на что-то более основательное.

Еще бы! Камилла уж точно надеялась на глубокие и продолжительные отношения с ним. Скорее всего, он сам в очередной раз все подвел к неизбежному финалу. Луиз давно изучила характер и привычки своего вольнолюбивого друга, подобные ситуации повторялись и раньше. Как только очередная девушка Арта пыталась ближе подобраться к нему или всего лишь намекала на возможность более серьезного развития событий, он находил тысячу причин, чтоб незамедлительно отчалить... Пока Луиз размышляла, официантка принесла кофе.

— Поговорим о чем-нибудь другом, Лу...

— Жаль, Камилла так нравилась мне.

— И мне, — откликнулся Арт.

— Но, по всей вероятности, недостаточно?!

Арт ответил невпопад:

— Мы встречались довольно долго и, как мне казалось, оба были готовы пойти дальше...

— Вы встречались ровно пять месяцев, — резко прервала его Луиз. — Но, если подумать, может, ты прав, и это слишком долго для тебя. Да, Арт?

Он пристально взглянул на нее и улыбнулся.

— Мне и в голову не приходило заниматься всей этой арифметикой. По правде говоря, наш с Камиллой роман давно зашел в тупик, но понял я это несколько дней назад. А ты что, подсчитывала дни и месяцы?

— Не обольщайся, Арт! Я не собираюсь писать твою биографию для «Плейбоя», — нахмурилась Луиз. — Просто вспомнила, когда вы познакомились... Ты же тогда сам мне все уши прожужжал, восторгаясь тем, что ваши дни рождения и день знакомства совпали, вы даже усмотрели в этом какой-то знак свыше. Вот и все... Женщины не забывают столь оригинальные подробности, а тем более — ты мой друг, и мне не безразлично, что с тобой происходит.

— Вот как? — Арт сделал глоток кофе: — Не думаю, что Камилла стала бы заниматься такими подсчетами.

— Как бы там ни было, — откликнулась Луиз, — если исключить Эбби, все твои романы последних лет длились недолго. А Камилла даже побила рекорд Эбби.

— Полагаешь, я все еще страдаю по Эбби? — спокойно спросил Арт.

— Нет, я так не думаю... — Луиз вздохнула. Подобная мысль даже не приходила ей в голову. Его роман с Эбби закончился два года назад. Хотя он сам был явно опечален расставанием, Луиз именно Арта считала инициатором разрыва. — Но вряд ли я сильно ошибусь, если скажу, что ты вообще не желаешь связывать себя семейными узами.

— Это ужасно? — Арт усмехнулся.

Луиз с подозрением посмотрела на него.

— Надо же тебе когда-нибудь остепениться.

— А зачем?

— Ну, разве тебе не хочется обзавестись семьей?

— Если честно, то пока нет. Я даже подумываю, что разнообразие придает остроту жизни. — Он уловил выражение легкой растерянности на ее лице и снисходительно улыбнулся.

— На самом деле ты ведь так не считаешь.

— Ты права. Возможно, я слишком категоричен в своих суждениях. — Арт допил остывший кофе. — Но я предпочел бы остаться в одиночестве, чем вступать в брак с неподходящим человеком.

— Тут я с тобой совершенно согласна! — Она задумалась. А действительно ли они со Станом так уж подходят друг другу? Луиз ужаснул собственный вопрос. Но ведь существует что-то, вызывающее в ее душе неясную тревогу. В последнее время Стан явно нервничает, иногда замыкается в себе, подолгу не разговаривает... В такие минуты ей кажется, что между ними словно кошка пробежала. Возможно, он волнуется, потому что собирается сделать ей предложение, а это накладывает на него определенные обязательства. И чем дольше она размышляла, тем более вероятным представлялось то, что ее возлюбленный вот-вот решится на подобный шаг.

Сегодня утром Стан спросил, в котором часу она вернется с работы. Возможно, ему пришло в голову заказать столик в уютном маленьком ресторанчике. Он говорил с ней таким серьезным тоном... При мысли об этом Луиз улыбнулась. Да, что она, в самом деле! Все будет хорошо...

— Знаешь, Арт, а мне хотелось бы иметь семью, детей.

— У тебя еще есть время, — беспечно отозвался Арт.

— Ой, ли? — вздохнула Луиз. — Я была так занята своей карьерой, что все остальное откладывала на потом. Но, чувствую, больше тянуть не надо.

— Когда придет время, ты почувствуешь, что иначе жить нельзя, и все переменится.

Может, так оно и будет, если Стан сделает ей предложение. И все сомнения рассеются, как только он произнесет нужные слова.

— Ты всегда был немного фаталистом, да, Арт? Как и я, пожалуй. Например, я верю в то, что каждому из нас предназначен свой идеальный партнер. Притом другим он может и не показаться столь уж совершенным...

Арт покачал головой и рассмеялся:

— Здесь дело не в фатализме, Лу, а в романтизме.

— Есть такое понятие, как родство душ, — Луиз стояла на своем. — Посмотри на своих отца и мать, которые, до сих пор по-настоящему счастливы. По прошествии стольких лет они все еще очень любят друг друга.

— Да, действительно, — согласился Арт.

— Ты навестил их, пока был в Лондоне?

— Конечно! Родители передавали тебе самый сердечный привет.

Луиз улыбнулась. Члены семьи Арта, в том числе его старший брат и младшая сестра, — очень приятные в общении, дружелюбные и заботливые люди. Она не раз говорила своему приятелю, что ему страшно повезло. Ее собственное детство проходило в не столь теплой и надежной обстановке, хотя Луиз и была единственным ребенком. У отца никогда не было для нее свободной минутки, он вечно где-то пропадал. Когда девочке исполнилось десять лет, ее родители развелись, и матери, старавшейся возместить отсутствие отца, приходилось работать целыми днями. Поэтому Луиз много времени проводила в доме Арта. Его сестра Бетти училась с ней в одном классе, они дружили... Потом Бетти выросла, удачно вышла замуж и перебралась в Австралию.

— А как дела у вас со Станом? — неожиданно поинтересовался Арт.

— Все в порядке, — весело кивнула Луиз.

От того, как она это произнесла и как посмотрела ему в глаза, Арта охватила необъяснимая тревога. Не прошло и получаса, как они встретились, но куда-то напрочь исчезло то радостное свечение, которое шло от нее впервые минуты их свидания. И дело тут было, конечно же, не в Камилле. Нахмурившись, он осторожно спросил:

— Ты ведь хочешь что-то сказать мне, правда?

Луиз помолчала, она явно колебалась.

— Сегодня исполняется два года, как мы живем вместе.

— Поздравляю.

— Спасибо, — вздохнула Луиз.

— И? — Арт выжидательно смотрел на нее.

— Ну и ну! Я ничего не могу утаить от тебя, а? — Она покачала головой. — На самом деле рассказывать нечего, потому что я ни в чем не уверена... Однако у меня предчувствие, что сегодня вечером Стан сделает мне предложение.

Они помолчали. Луиз не терпелось узнать реакцию Арта на ее сообщение.

— Ты полагаешь, Стан предложит тебе выйти за него замуж?

— Нет, я думаю, что он собирается предложить мне стать управляющим его бизнесом, — саркастически произнесла Луиз. — Конечно же, замуж! Почему ты столь странно на меня смотришь? Неужели так трудно поверить, что Стан хочет посвятить себя мне.

— Нет, разумеется, нет. — Арт понял, что перегнул палку, позволив себе столь ироничный тон. — Просто... мне казалось, что в последнее время вы не очень-то ладили.

— Почему ты так решил?

— Не знаю. Может, все дело в моем дурацком воображении.

— Так вот: у нас все хорошо! — Луиз проглотила ком в горле и постаралась проигнорировать охватившее ее недоброе предчувствие. Не принимает ли она желаемое за действительное? И не совершит ли ужасной ошибки, сказав Стану «да»? — Признайся, Арт, если он все же сделает предложение, ты будешь рад за меня? — Внезапно Луиз почувствовала, что остро нуждается в его поддержке.

— Ты же знаешь, Лу, я... желаю тебе счастья. И конечно, буду рад за тебя! — чуть запинаясь, сдержанно ответил Арт. — Но... может быть, не стоит спешить? А, впрочем, вам виднее.

— Спасибо! — Луиз рассеянно улыбнулась, однако ее расстроил тон, каким все это было сказано. Еще подъезжая к кафе, девушка ощущала легкую тревогу. С той самой минуты волнение не только не покинуло ее, а еще больше окрепло. То ли история с Камиллой подлила масла в огонь, то ли странные неуверенные поздравления Арта сбили ее с толку... Как бы там ни было, Луиз испытывала сейчас почти паническое беспокойство, происхождения которого не понимала.

В ее воображении возникла живая картина ожидаемого события: Стан подходит к ней, в руках у него крошечная коробочка с кольцом. Он немного волнуется, серьезно и озабоченно, сквозь спадающие на лицо пряди волос глядит голубыми глазами, а потом говорит, наконец самые важные на свете слова...

— Не сомневайся, мы с моим милым Станом созданы друг для друга! — По ее губам скользнула нервная улыбка. — Знаю, ты считаешь его несколько легкомысленным, и в этом есть доля правды. Но у моего жениха, к твоему сведению, масса достоинств — это добрый, забавный и веселый человек, и, главное, он любит меня.

— Почему ты из кожи вон лезешь, Лу, пытаясь убедить в том, какой он замечательный и неповторимый? — с мягким укором в голосе прервал ее Арт.

— Вовсе нет! — Луиз нахмурилась. — Я просто хочу сказать, что мне он подходит, надеюсь, что я ему тоже. Мы вполне созрели для того, чтобы связать себя семейными обязательствами.

— Ну что же, если все именно так, то я очень рад за тебя.

Голос Арта прозвучал резковато. Луиз никак не могла понять выражения его глаз, и вдруг ее осенила догадка.

— Мне не следовало говорить о наших планах сегодня.

— Почему?

— Ты только что порвал с Камиллой, и настроение у тебя паршивое.

— Не связывай одно с другим. Да и мое состояние духа вполне сносное... Все в порядке, Лу. А за тебя я, безусловно, волнуюсь, ведь предстоит такой ответственный шаг. — Арт помолчал, какое-то время неподвижно глядя прямо перед собой, потом нежно накрыл ее руку своей большой ладонью: — Ну и счастливчик же этот Стан!

Его прикосновение и слова странно взволновали Луиз, заставили чаще биться сердце. На минуту-другую ей стало не по себе, как если бы она бежала куда-то и неожиданно потеряла направление.

Арт медленно убрал руку и взглянул на часы.

— Нам, пожалуй, пора. Тебя ждет незабываемый вечер, а меня кое-какие дела.

— Ты слишком усердно трудишься, — посочувствовала Луиз. — Старайся поменьше времени проводить за рабочим столом, найди красивую девушку и угомонись.

— Вряд ли это возможно. Я застарелый холостяк, — Арт ухмыльнулся и покачал головой. — А ты говоришь точь-в-точь, как моя матушка...

— Очень мудрая женщина, — прокомментировала Луиз. Настроение ее вновь улучшилось, тягостное предчувствие миновало, как солнечное затмение, и все вернулось на круги своя.

Арт подозвал официантку

— Я расплачусь, не беспокойся, — сказал он, увидев, что Луиз полезла в свою сумочку.

— Спасибо, тогда в следующий раз будет моя очередь.

Молодые люди встали и прошли между столиков к выходу.

— Доброго тебе вечера! — Арт наклонился и поцеловал ее в щеку. Девушка была не менее пяти футов семи дюймов, но рядом с Артом казалась маленькой.

Интересно, какого же он роста? Пожалуй, что-то около шести футов четырех дюймов, прикинула она.

— Утром я тебе позвоню и расскажу все-все.

— Надеюсь, твои ожидания оправдаются, держись молодцом. До встречи, Луиз!— Арт помахал ей вслед и направился к спортивному «Мерседесу» с откинутым верхом.

— Пока! — Луиз отстегнула цепочку от велосипеда и закинула рюкзак за спину. Выруливая на дорогу, она заметила, как сидевшая за соседним столиком женщина поднялась и подошла к Арту. Кокетливо улыбнувшись, она сказала ему что-то, и тот остановился...

Женится ли Арт когда-нибудь? — спрашивала себя Луиз, въезжая на мост. В один прекрасный день, несмотря на все его сопротивление, какая-нибудь женщина вскружит ему голову, и этот «застарелый холостяк» глазом не успеет моргнуть, как полностью подчинится ее влиянию... Но он и тогда, конечно же, найдет время для своих друзей. Во всяком случае, пройдут, наверное, долгие годы, прежде чем он решит жениться. Она же, обремененная к тому времени кучей детей, постареет и поседеет. Мужчинам позволительно мешкать — в них не так заметно тикают биологические часы.

Проезжая по берегу реки, девушка засмотрелась на детей, играющих у кромки воды. Ей хотелось остановиться, присесть на траву и долго слушать их милые веселые голоса, тем более, что в запасе оставалась еще куча времени. Но она устремилась дальше, хотя и обещала быть дома в половине восьмого. Обычно при встрече они с Артом не спеша выпивали по паре чашек кофе. Сегодня же, после долгой разлуки, их разговоры о Лондоне могли затянуться, по крайней мере на час-полтора. Но этого не случилось, и Луиз возвращалась домой гораздо раньше, радуясь тому, что у нее достаточно времени, чтобы успеть причесаться и переодеться до того, как вернется с работы Стан.

Не так легко было решить, что надеть сегодня? Ей не хотелось выглядеть расфранченной. Пусть она и догадывается о замыслах возлюбленного, но все же не стоит демонстрировать свою проницательность подчеркнуто торжественным видом. Ведь не исключено, что Стан так и не решится на столь важный шаг. Допустив возможность подобного развития событий, Луиз вдруг испытала странное облегчение. Не исключено, что ей самой нужно немного больше времени, чтобы привыкнуть к мысли о замужестве. То, что они поселились вместе, уже было для нее важным этапом. Брак же представлялся прыжком в бездонную пропасть.

Арт не очень-то радовался их предстоящей помолвке и, что говорить, никогда не питал особого расположения к ее жениху. Не то, чтобы он плохо отзывался о Стане... Соблюдая правила приличия, оба корректно вели себя друг с другом. Однако Луиз всегда помнила о более чем сдержанном отношении первого ко второму.

Невозможно, будучи друзьями на протяжении стольких лет совместной учебы в школе и колледже, не научиться разбираться в поведении друг друга. И Луиз замечала насмешливые искорки в темных глазах Арта, его далеко не снисходительную улыбку в присутствии Стана. Арт Салливан всегда заботился о ней, как о младшей сестре, и, доведись ему выбирать жениха для Луиз, он бы, конечно, никогда не остановился на кандидатуре Стана.

Они вообще олицетворяли полную противоположность характеров. Арт очень серьезно относился к своей карьере и своему бизнесу — управлению консультационной фирмой.

Стан расценивал любую работу исключительно как кабалу, жесткую необходимость для получения денег. За последний год он сменил три места, причем сам толком никак не мог объяснить, что же ему надо. Зато этот обаятельный лоботряс с ума сходит по року и в свободное от работы время играет в оркестре. С утра до ночи его одолевают крайне привлекательные, но малоосуществимые идеи, как-то полет на дельтаплане вокруг земного шара. Для Стана жизнь — это что-то вроде аттракциона «американские горки»... Как ни странно, это очень возбуждает Луиз.

Завидев свой дом, девушка поехала еще медленнее. Их квартира располагалась на первом этаже внушительного вида аристократического особняка, возведенного еще в восемнадцатом веке. За нее приходилось платить просто астрономическую сумму, которая была им явно не по карману. Однако Луиз сразу полюбила это удобное и уютное жилище, из окон которого виднелась сверкающая на солнце излучина реки. Поэтому она решила экономить на удовольствиях, лишь бы жить здесь.

В окнах гостиной горел свет, оказывается, Стан тоже вернулся домой немного пораньше. Пристегнув велосипед цепью к ограждению, Луиз взбежала по ступенькам и нетерпеливо распахнула дверь, которая мгновенно захлопнулась за ее спиной. Стук ее быстрых шагов по натертому паркету терялся под высокими сводами узкого коридора.

— Стан! — позвала она, входя в гостиную.

Хотя на улице еще не стемнело, в зале горели все настольные лампы, центральная люстра с какой-то особенной торжественностью освещала дубовую антикварную мебель, массивные напольные часы и бронзовую фигурку лукавого фавна в углу. Луиз выключила пару ламп по дороге в кухню. Там на столе в ведерке охлаждалась бутылка шампанского и стояли два бокала.

— Стан, милый, ты где? — Луиз вернулась в прихожую и услышала музыку, доносившуюся из спальни. Но не обычный, обожаемый Станом рок, а нежную романтическую мелодию.

Едва нажав на дверную ручку, Луиз вдруг остановилась и замерла. Оттуда, из спальни, доносился странный звук — как если бы кто-то шумно хватал ртом воздух.

Пересилив внезапную растерянность и парализующий страх, она резко толкнула дверь.

Стан сел в постели и с ужасом уставился на нее.

— Стан... Как же так, Стан!.. — увидев распростертую рядом с ним женщину и не веря своим глазам, пробормотала Луиз. Она стояла как вкопанная, от потрясения даже не в состоянии пошевелиться...

— Черт! — Стан нервно провел рукой по волосам, и его красивое лицо исказила гримаса вины. — Прости, дорогая! Прости!

2

Луиз сидела в полной прострации, наблюдая, как наступают сумерки.

Шокирующая сцена вновь и вновь возникала перед ее внутренним взором... Увидев ее, женщина — Стан называл ее Норой — вскочила, быстро натянула на себя майку с короткими рукавами, джинсы и скрылась в ванной комнате.

— Это сотрудница с работы, — пробурчал Стан, одеваясь.

То, как мгновенно преодолел он испуг, смущение и чувство вины, привело Луиз в ярость. Тысяча вопросов вертелась в ее голове, но она лишь проговорила дрожащим от гнева голосом:

— Убирайся немедленно вон!

— Вон? — Стан был потрясен, как маленький мальчик, которому сказали, что Рождество отменили. — Как это — вон?

— Вон из квартиры... и из моей жизни.

— Ну, Луиз, не надо... Нам нужно поговорить...

— Время разговоров прошло.

Она видела в окно, как эта парочка уезжала. Ее теперь уже бывший жених уложил чемодан и гитару в багажник красной спортивной машины.

Женщина с копной пышных соломенных волос села за руль. Машина резко рванула с места.

Луиз удержалась от слез, по крайней мере, сохранила достоинство и теперь радовалась, что сдержала свой гнев, взрыв эмоций не пошел бы ей на пользу. Но главное, она не допустила, чтобы эта... негодяйка испытала удовлетворение оттого, что Луиз сломалась.

Сейчас же, одинокая и безутешная, она маялась в опустевшей квартире и чувствовала, как вся буквально разбухает от слез. Что ей оставалось — терпеть несусветные муки, вновь и вновь переживая отчаяние и тоску, рыдать в подушку всю ночь напролет? Ну, нет! Она вскочила, схватила сумочку и вылетела из дома.

Луиз крутила педали, и сказочные огни мостов пролетали мимо, мягко мерцая в багряных сумерках. Влюбленные, держась за руки, направлялись к ярко освещенному ресторану. Именно здесь они часто, бывали со Станом. Еще сегодня днем Луиз строила радужные планы, представляя, как и сама вечером со своим возлюбленным усядется за угловой столик, откуда хорошо просматривается панорама города, и он сделает ей предложение.

Какая же она была глупая! Тот кошмар, с которым довелось столкнуться сегодня, возможно, длился не один день, просто она ничего не замечала. Идиотка! Спешила домой, наивно надеясь, что Стан обрадует ее своим решением. А когда заметила свет в квартире, то решила, что он так скучает, что не может дождаться ее возвращения... Теперь же все вокруг казалось ей чем-то нереальным, она как бы выпала из привычной жизни и оцепенела.

Девушка свернула на боковую улочку, встречный ветерок растрепал ее волосы и охладил разгоряченную кожу.

Луиз не соображала, куда направляется, пока не оказалась на дороге, ведущей к дому Арта, словно ею управляла неведомая сила.

Арт жил в бывшем, перестроенном под жилое помещение, складе. Одну половину занимал офис, другую — квартира. Девушка робко коснулась белой кнопки звонка и услышала, как громкие переливы отозвались в тишине дома. Но никто не открывал. Она продолжала звонить теперь уже почти беспрерывно, впадая в ужас оттого, что придется ехать обратно домой, где все теперь вызывает боль и ненависть. Где же он? Может, выпивает с той женщиной из кафе?.. Отчаяние нарастало, поэтому, услышав, наконец шаги, Луиз испытала сильное облегчение. Дверь распахнулась, из прихожей на порог хлынул поток мягкого теплого света.

Арт был в синих джинсах и голубой рубашке, его раскованная красота даже теперь бросилась ей в глаза. Никогда еще она не была так рада своему давнему другу.

— Ты спал? Извини, что побеспокоила...

— Нет, ничего, проходи. Если честно, я полагал, что ты распиваешь шампанское в каком-нибудь сказочном ресторане, любуясь кольцом с огромным бриллиантом. Что-то случилось? — Арт отступил в сторону, пропуская ее внутрь. Он тут же заметил, что она не переоделась, и обратил внимание на особую бледность ее лица. — Да что с тобой, Лу?

— У Стана есть любовница, — спокойный голос дался ей с большим трудом. — Я застала их в нашей постели.

Луиз не успела сообразить, что происходит. Только что она была сдержанна и почти невозмутима, но в следующий момент уже горько рыдала в его объятиях, и он прижимал ее к себе, стараясь успокоить.

— Все будет хорошо, — мягко шептал он, откидывая ее волосы с лица. — Ты это переживешь.

— Нет, не переживу, — всхлипывала Луиз. — Как этот человек мог так поступить со мной, Арт? Он сам подал идею — поселиться вместе, называя это прелюдией к нашему браку... Я не сомневалась ни на секунду, что сам факт совместной жизни обязывал нас хранить верность друг другу, думала, мы — подходящая пара и... Господи, какая же я наивная идиотка!

— Ну, перестань ругать себя! Дело вовсе не в твоей наивности.

— Как я могла жить с ним и ни о чем не догадываться? Но поверь, не возникало даже и намека на то, что он с кем-то встречается! — Луиз пыталась сдержать себя, но ее плечи вновь затряслись от рыданий... — Все эти возвышенные рассуждения о преданности такая глупость! Тебе я должна казаться настоящей дурой: сидела, утопала в пустых мечтах, надеясь, что он вот-вот сделает мне предложение в то время, как...

— Я вовсе не считаю тебя дурой. Напротив, очень умной и привлекательной женщиной, — мягко проговорил Арт.

— Ты просто хорошо относишься ко мне, — прошептала она.

— Дело не в этом, — Арт отстранился, между тем как ей хотелось оставаться в его объятиях подольше, они вызвали у нее чувство защищенности. Он слегка приподнял за подбородок лицо Луиз, внимательно вгляделся и, нежно прикоснувшись, смахнул с него остатки слез. Девушка удивилась, что сердце ее при этом как-то необычно дрогнуло. — Скажу тебе откровенно, Лу, он не достоин не то, что слез, а даже минуты твоего испорченного настроения.

— Да, наверное... — Ее голос дрожал, но, как ни странно, она думала уже не о Стане, а о ласковых прикосновениях Арта, которые оказались так приятны. Конечно, он по-дружески успокаивал ее, и объятия старого приятеля вряд ли походили на чувственную ласку. Но ей, так неожиданно потерявшей свою любовь, могло померещиться в этом нечто большее. Да, что со мной происходит? — нахмурилась Луиз. Видимо, она настолько расстроилась из-за Стана, что начала воображать невесть что. Арт провел ее в гостиную.

— Давай-ка выпьем чего-нибудь.

— Давай... — Луиз как бы заново оглядела знакомую комнату. Удобная ультрасовременная обстановка, при которой ничего лишнего, только простые синие диваны и несколько цветных ковриков на деревянном полу. Вместо штор — деревянные жалюзи, да и то постоянно открытые. Да, рациональный мужской подход к уюту.

— Извини, что внезапно нагрянула к тебе, — прошептала Луиз.

— Хватит извиняться! Ничего страшного, — Арт достал из бара бутылку и рюмки. Ей вдруг бросилось в глаза, какие широкие у него плечи и узкие бедра. Настоящий атлет, подумала Луиз. — Я рад, что ты приехала ко мне. Друзья для того и существуют. — Он протянул ей налитый коньяк. — Выброси все из головы и расслабься. Ты не одна, и все не так страшно, как сейчас кажется.

— Уверена, тебе мои беды ни к чему. — Луиз с трудом улыбнулась и посмотрела на рюмку. Обычно она не пила крепкие напитки. Изредка позволяла себе лишь бокал вина.

— Коньяк незаменим при сильном стрессе, — с отеческой заботой произнес Арт. — Выпей хоть глоток.

Луиз кивнула и присела на диван.

— Никак не могу поверить, что он устроил мне такое! — Она уставилась на темно-янтарную жидкость, в которой колыхалось ее крошечное отражение. — Он же говорил, что любит меня?..

Какое-то время царило молчание. Арт опустился на диванчик напротив и спросил:

— И где он сейчас?

— Я велела ему убираться, и он ушел.

— Вместе с женщиной?

Луиз кивнула.

— А кто она такая?

— Раньше я ее не встречала. — Луиз пожала плечами. — Стан проговорился, что они вместе работают. Какая-то Нора... Привлекательная блондинка лет девятнадцати.

— Тебе, пожалуй, радоваться надо тому, что узнала о ней сейчас. Он мог морочить тебе голову годами...

— Похоже, он спокойно водил меня за нос все это время, — пробормотала Луиз. — Теперь не сомневаюсь, что ни о какой настоящей любви с его стороны не могло быть и речи... — Она пристально посмотрела на Арта. — Ты знал?

— О чем?

— О том, что Стан изменяет мне? Наверное, знал. Поэтому и был так потрясен, когда я сказала, что он собирается сделать мне предложение...

— Что ты, Лу! Я и представления не имел. Арт возмущенно качнул головой. — Если бы знал, то сказал бы тебе.

— Неужели?

— Разумеется. Ты мне слишком дорога, чтобы я умолчал о столь важных вещах.

Луиз сделала глоток коньяка и почувствовала, как внутри разливается тепло.

— Ты не голодна? — тихо спросил Арт.

— Нет.

— И все же, хочешь, что-нибудь соображу? В морозилке есть бифштекс.

— Спасибо, но я, честно, не смогу ничего проглотить. Да и пора домой. — Она взглянула на часы и удивилась, стрелки показывали полночь. — Я и не подозревала, что уже так поздно. Тебе, да и мне утром на работу, — с вялым безразличием в голосе произнесла она и допила коньяк. — Пойду...

— Тебе необязательно уходить.

Луиз в недоумении уставилась на него. И даже не нашлась сразу, что ответить.

— Серьезно, Лу! У меня есть комната для гостей.

Луиз заколебалась. Ей была неприятна сама мысль о возвращении в пустую квартиру. К тому же ей пришлось бы менять постельное белье. От одной этой мысли ее чуть не затошнило.

— У меня нет ни пижамы, ни зубной щетки. Нет, лучше я поеду.

— Я одолжу тебе майку, а в ванной, у окна, в угловом шкафчике, есть совершенно новая щетка. — Арт улыбнулся, и в его темных глазах мелькнул лукавый огонек. — Разве ты сможешь пренебречь подобным предложением? Тебе оказана большая честь, знаешь ли... Я не одалживаю майки и зубные щетки кому попало.

Луиз невольно усмехнулась. Уговаривать ее не было никакой нужды.

— Мне не очень-то хочется туда возвращаться, — призналась девушка.

— И не надо. Пойдем, я провожу тебя в спальню. Хотя она нередко бывала в его доме, на ночь никогда не оставалась и наверх поднималась лишь раз, когда Арт только переехал и показывал ей свои апартаменты. Но сейчас, как только ее друг распахнул дверь и они оказались в полумраке перед большой двуспальной кроватью, Луиз охватило чувство неловкости и смущения. И тут же с новой силой перед глазами всплыла та кошмарная сцена и навалилось раздражение.

Арт включил торшер и бра, приоткрыл окно, и слегка застоявшийся воздух быстро сменился ночной свежестью. Луиз попыталась сосредоточиться на внутренней обстановке. Простая мебель в стиле шекер, спокойные альпийские пейзажи на стене придавали комнате изящество и располагали к отдыху.

— Здесь ванная. Найдешь там все, что тебе необходимо... — Он уже стоял в двери, но не торопился уходить.

У Луиз перехватило дыхание. Ей показалось, еще секунда и он обнимет и поцелует ее, чтобы по-мужски приласкать, а не только утешить. Возможно, он — сказочный любовник... Такой сексуально привлекательный, нежный и невероятно чуткий. Она отвернулась от него, смущенная собственными мыслями.

— Пойду за майкой, — обронил Арт.

Как только он вышел, Луиз присела на краешек кровати. Ее сердце билось, словно после забега на длинную дистанцию. Знал бы Арт, о чем она думает, он, вероятно, пришел бы в ужас. Он всегда относился к ней только как к сестре и другу.

Отражение Луиз в зеркале туалетного столика неотступно следило за ней. Выглядела она ужасно: мертвенно-бледная кожа, опухшие от слез глаза, взъерошенные волосы. Арт никогда не увлечется мною, я совсем не женщина его мечты. Он западает на очаровательных длинноногих блондинок... Нора ему подошла бы! — с горечью подумала девушка.

Луиз сильно сжала ладонями щеки. Что за ерунда лезет в голову? И так тошно без разнузданной игры воображения. Может, все дело в выпитом коньяке?

— Ты хорошо себя чувствуешь?

Услышав мягкий голос Арта, она вздрогнула.

— Да...

Он положил майку на кровать.

— Я бы приняла душ и легла. Ты не против? — Луиз старалась не смотреть на Арта.

— Конечно, нет. Чувствуй себя как дома. Через несколько минут Луиз уже стояла под прохладными тугими струями душа. Она понимала, что не в состоянии что-либо анализировать, однако старалась поскорее отделаться от того чувственного бреда, связанного с Артом, в который погрузилась, потеряв любимого. Все ее естество пребывало в шоке. Ведь она не могла жить без Стана! И вот, все кончено.

Выйдя из душа, Луиз обсушила тело полотенцем. Как долго длилась его связь? Знал ли о ней кто-нибудь из друзей? На прошлой неделе у них обедали Минни и Чарли. Помнится, Минни была очень сдержанна, что никак не вязалось с ее обычной общительностью. Поскольку Минни работает со Станом, значит, должна знать Нору.

Луиз стало не по себе. Чем дольше она размышляла, тем глубже убеждалась в том, что Минни все известно. Недаром же тогда, за столом, подруга бросала на нее сочувственные взгляды. Она чуть не застонала. Кто еще знал?

— Лу, я принес тебе перекусить. Девушка вздрогнула, услышав голос Арта в спальне. Завернувшись в полотенце, она приоткрыла дверь. Арт ставил чашку с кофе и тарелочку с сандвичем на ночной столик.

— Спасибо, но мне сейчас не до еды.

— Ты и так худышка. — Арт быстро оглядел ее, задержав взгляд на длинных стройных ногах. — Без еды тебе не обойтись. Давай-ка, порадуй меня и съешь все.

— Подожди минутку. — Она взяла майку с кровати и скрылась в ванной комнате. Неужели Арт действительно считает меня слишком худой, думала она, освобождаясь от полотенца и надевая хлопчатобумажную майку. Он, похоже, и в самом деле предпочитает женщин с более пышными формами. Камилла наделена ими в избытке.

Раздосадованная подобными мыслями, Луиз решила заняться своей внешностью. Майка с короткими рукавами была ей слишком велика и доходила почти до колен. Она наскоро просушила волосы феном, и те легли мягкими блестящими волнами. Затем придирчиво рассмотрела свое отражение в зеркале. Пожалуй, теперь вид немного получше: от холодной воды проступил легкий румянец, и глаза уже не такие опухшие. Не то, чтобы ее сильно беспокоило, как она выглядит в глазах Арта... Дело было, прежде всего, в женском самолюбии.

Когда Луиз вернулась в спальню, Арт сидел на постели и смотрел что-то по маленькому телевизору, возвышающемуся на стойке в дальнем углу комнаты.

— Как всегда, ничего интересного, — проворчал он, переключая каналы, и, бросив на нее мимолетный взгляд, снова уставился на экран.

Луиз уселась на постель, примостившись за его спиной, и осторожно взяла чашку с кофе.

— Не забудь о сандвиче. — Арт был заботлив и строг. — Тебя замучают кошмары, если не поешь.

— Они и так меня не минуют, — печально пробормотала Луиз. — Мне, наверное, приснятся Нора и Стан, направляющиеся рука об руку под венец.

— Это скорее походит на кошмар Стана, а не на твой, — сухо буркнул Арт.

— Твой страх перед браком не означает, что от него шарахаются все мужики, — язвительно отпарировала она.

— Так ты полагаешь, что Стан вдруг станет символом обязательности? Или эталоном верности?

Луиз пожала плечами и сделала глоток кофе.

— Я понятия не имею, как намерен поступить Стан. Сдается мне, что я его так и не раскусила, а теперь, тем более, знать не желаю.

Арт выключил телевизор и повернулся к ней.

— Проще смотри на вещи, Луиз. Увлечение Стана, в конечном счете не продлится и пары минут.

— Как это?

— А так, между нами говоря, он не может удержаться ни на одной работе. Что уж говорить о любовной интрижке.

— Мы прожили вместе два года. Стан не такой чокнутый, просто с работой ему не везло. Не было дела, которое могло бы по-настоящему его увлечь.

— Спорный вопрос, — парировал Арт.

— Ты никогда не замечал в нем ничего хорошего!

— Ну почему, кое-что бросалось в глаза...

— Во всяком случае, он не бездельник и время от времени пытался что-нибудь найти. Да и насчет брака не я затевала все эти разговоры! — Луиз нахмурилась. Они же с Артом почти никогда не спорили... Так, изредка, по мелочам расходились во мнении, но никогда не набрасывались друг на друга с такой нетерпимостью... — Конечно, кое в чем ты прав. На Стана не во всем можно положиться, но он старался быть обязательным. А у тебя, между прочим, после Эбби не было ни одной серьезной привязанности.

— Ты уже говорила сегодня об этом, — пробормотал Арт. — Согласен, мои любовные связи долго не длились, но, во всяком случае, я был честен со своими подружками, никогда их не обманывал и не изменял им.

— Знаю...

— Перестань идеализировать Стана, — прервал ее Арт. — Ты просто прячешь голову в песок. Ладно, время от времени он говорил, что любит тебя, но каждый может разглагольствовать о чувствах. В конце концов, важны дела. Реальная жизнь не похожа на твои розовые мечты. Луиз проглотила ком в горле.

— В общем-то, я это поняла сегодня, когда увидела Стана в постели с другой женщиной. — Ее глаза отчаянно сверкнули в свете лампы на ночном, столике.

— Извини, Лу, мне не следовало так говорить.

— Нет, ты прав, — задумчиво покачала она головой. — Я слишком романтична и понимаю это.

— В этой черте твоего характера нет ничего плохого,— губы Арта тронула легкая улыбка. — Только не оправдывай Стана, ладно? Это здорово злит меня.

— Он ведь никогда тебя не нравился? — спросила она с обидой в голосе.

— Да уж, — признался Арт.

Луиз прикусила губу и отвернулась.

— Ну-ну, Луиз! Согласись, порой ты и сама представления не имела, как себя вести с ним. Он был жутко непоследователен: то осыпал тебя розами, то обманывал твои ожидания.

Луиз собралась было заспорить и сказать, что Стан раньше никогда не подводил ее, но вдруг вспомнила, как в прошлом году он не явился на одну из ее редакционных вечеринок, сославшись на то, что задержался на репетиции оркестра. Как выяснилось позже, ударник заболел и репетиция не состоялась.

— Что же мне делать, Арт? — прошептала она, прислонившись к изголовью и вытянув на белом покрывале свои длинные загорелые ноги. — Я потратила два года жизни на этого человека... Что мне делать теперь?

— Побудь эгоисткой и подумай немного о себе. Останавливайся на том, что приятно и может доставить радость. Холостая жизнь — это выбор удовольствий по собственному усмотрению, — уверенно заявил Арт.

— В самом деле? — Луиз взглянула на свои ногти с аккуратным маникюром, но лак ей показался слишком бледным. — Честно говоря, такая вседозволенность меня немного пугает.

— Да причем здесь вседозволенность! Ты же не станешь воровать шарфики в ближайшем бутике и не устроишь заплыв в своем любимом фонтане на площади. Много и других, вполне пристойных и заманчивых развлечений. Тебе просто нужно выбраться из-под панциря обиды и боли. Так уж вышло, события свалились на тебя как снег на голову. Все будет хорошо! — Арт наклонился и взял ее руку. — Ничего, справишься и без Стана. Ведь до его появления жизнь не стояла на мертвой точке? Тебе всегда были присущи независимость и уверенность в себе. Черт возьми, Луиз, ты же из Лондона ради заманчивой работы самостоятельно перебралась сюда, где не знала ни одной души!

— Верно, но это было так давно и словно случилось с другим человеком.

— Каких-то два с половиной года назад... И ты осталась прежней. А сейчас речь идет всего лишь о разрыве с человеком, который тебя недостоин. Стоит ли так страдать по этому поводу!

— Надеюсь, ты прав, — неуверенно произнесла Луиз. — Пока же мне кажется, что в чем-то здесь есть и моя вина. Хотя... пора успокоиться, прошлого уже не вернуть.

— В любом случае не надо ничего возвращать, у будущего свои возможности.

— Может быть, — ответила девушка, глядя на его руку, накрывшую ее пальцы. Она где-то читала, что о характере человека можно судить по его рукам. У Арта они были большие, очень чуткие и ласковые. Создавалось ощущение, что им можно передоверить любую проблему и эти руки примут и успешно разрешат ее.

Луиз всегда только так воспринимала Арта: сильный человек, которого невозможно обескуражить. Стан, напротив, вызывал, чуть ли не материнское желание защитить его, оберечь от всевозможных неприятностей. Ее возлюбленный с готовностью сваливал к ее ногам свои бесконечные проблемы, и она, так или иначе находила необходимые решения. Долгое время она ни на минуту не сомневалась, что Стан нуждается только в ней, но эта роль, как выяснилось, вполне подошла и Норе. Хотя еще не известно, поняла ли его новая пассия, что от нее вскоре потребуется...

— Знаешь, Лу, есть одна небольшая хитрость, стоит ради спасения на нее пойти. Вспоминай только неприятные моменты, связанные со Станом, и ни в коем случае не зацикливайся на приятных. Так ты будешь чувствовать себя значительно лучше.

— Именно этот метод ты использовал, когда расстался с Эбби? — полюбопытствовала она, глядя ему прямо в глаза.

— Вроде того.

Луиз обратила внимание, что Арт, как будто утратил дар речи при одном упоминании Эбби. Всегда так было. Они могли говорить о ком и о чем угодно, но только не об этой его подружке. Истинная причина, по которой они расстались, так и осталась тайной за семью печатями.

— Эбби действительно любила тебя, — вдруг очень серьезно сказала Луиз. — Помню, она говорила мне об этом за несколько недель до вашего разрыва, но ее не покидало предчувствие, что у вас ничего не получится. Возможно, ей тогда казалось, что ты влюблен в другую.

— И что? — как бы нехотя спросил Арт.

— Я пыталась успокоить и разубедить бедняжку. Уверяла, что ты очень ее любишь. — Луиз задумчиво посмотрела на него. — Ты же не изменял ей?

Арт покачал головой.

— Что же случилось? Ты долго встречался с ней, Арт, был влюблен в нее... Так почему вы потеряли друг друга?

— Все это в прошлом, Луиз, и незачем его ворошить. Эбби, вероятно, вышла замуж и нарожала кучу детей, — пробормотал он.

— Пожалуй, — нахмурилась Луиз, — но...

— Дело в том, что мы все совершаем ошибки.

— Ты-то не ошибался, когда жил с Эбби, — печально прошептала Луиз. — Чего не скажешь о моей жизни со Станом, которая оказалась очень большой ошибкой. Теперь-то я это понимаю.

— Послушай, у меня тоже были ужасные любовные приключения. — Арт заговорил явно веселее. — Помнишь Христину Логан?

Луиз рассмеялась.

— Ну вот, я был уверен, что смогу развеселить тебя. — Арт оставил ее руки в покое. — Она же была чокнутой, а?

— Немного странной.

— Странной? Да она была страшно пугливой. И все же, когда я впервые встретился с ней, я посчитал ее красоткой.

— А все потому, что тебя привлекали лишь пышные формы, личность женщины тебя почти не интересовала.

— Неправда! — В темных глазах Арта прыгали чертики. — Еще как интересовала, я всегда хотел узнать их получше.

— Ты неисправим, — со вздохом заключила Луиз. — Только тем и занимался, что разбивал женские сердца. Как хорошо, что я не влюбилась в тебя.

— Интересно, почему? Как случилось, что я так и не включил тебя в свой триумфальный список?

Луиз пожала плечами. Она вдруг вспомнила, что полураздета. Майку вряд ли можно назвать благопристойным нарядом. Она доходила до колен, но очень тонкая ткань соблазнительно очерчивала ее грудь, что не могло ускользнуть от внимательного мужского взгляда.

— Ты — Близнец, а я — Стрелец. Мы бы не ужились, — с явным разочарованием произнесла Луиз и невольно облизала губы под его взглядом.

— Неужели ты до сих пор увлекаешься этими астрологическими штучками? — Арт ухмыльнулся.

— Можешь смеяться сколько угодно, но утром звезды подсказали, что я вступаю в фазу глубоких перемен.

— Выходит, что сегодня каждый Стрелец, вернувшись домой, обнаружил, что его партнер сбился с пути истинного?

— Не глупи, Арт. Перемены могут принимать множество форм.

— Вот именно, поэтому-то астрологи так часто и хвалятся своими успехами. В их прогнозах можно вычитать что угодно.

— Какой же ты скептик, — насупилась Луиз.

— А ты такая простофиля, когда дело касается суеверий.

— Мне нечего добавить, — Луиз пожала плечами. — Ты — Близнец, а я — Стрелец. Мы полные противоположности друг другу, и поэтому между нами не может быть настоящей близости.

Взгляд Арта снова остановился на ее губах.

— Я мог бы с легкостью развенчать твою теорию. — Было что-то опасно соблазнительное в его голосе, в том, как он на нее смотрел.

Луиз почувствовала, как кровь запульсировала по всему ее телу.

— Так почему бы тебе без лишних проволочек не попытаться переубедить меня? — Она надменно вскинула подбородок, и ее изумрудно-зеленые глаза лихорадочно блеснули.

— Потому что сейчас не время. — Арт отодвинулся от нее.

Луиз собралась уже было потребовать, чтобы он объяснил свой намек, но передумала, перехватив его взгляд. Иногда лучше оставить все как есть.

— К тому же дружба обычно длится дольше, чем, что бы то ни было еще, разве не так? — Арт бросил взгляд на свои часы. — Исходя же из того, что мы такие... противоположности во всех отношениях, все у нас будет хорошо, не так ли?

В его последних словах прозвучала едкая ирония, но она решила не обращать внимания.

— Что, уже поздно? — спросила она, словно не доверяла кромешной темноте за окнами.

— Почти час. Пора и баиньки.

— Пожалуй.

— Теперь-то ты в порядке?

— В порядке. — Луиз благодарно улыбнулась. — Ты прав — я сильная женщина и скоро приду в норму.

— Ничего не выйдет, если не будешь есть. — Арт кивнул на нетронутый сандвич на ночном столике. — Постарайся съесть хоть немного.

Луиз кивнула в ответ.

— Тогда до утра! — Он наклонился, обдав ее исходящим от него жаром и чуть пряным запахом одеколона. Сердце Луиз замерло, когда он поцеловал ее в щеку и, слегка коснувшись рукой плеча, передал через тонкую ткань ее коже волнующее тепло своей ладони. — Спи, дорогая, спокойно, — сказал он, вставая с постели.

Луиз проследила взглядом, как он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Она уже поняла, что ей не удастся сомкнуть глаз всю ночь.

3

Входя в квартиру, Луиз услышала, как зазвонил телефон. Не Стан ли? Прошло уже почти шесть недель с тех пор, как он оставил ее и не подавал весточки. В шкафах все еще висела его одежда, рядом с проигрывателем стояли его пластинки. Луиз ждала, что он свяжется с ней, чтобы забрать свои вещи. Скорее бы — ожидание предстоящей встречи угнетало, иногда становясь просто невыносимым. Она словно жила на ничейной земле: их связь прекратилась, а его присутствие все еще ощущалось. И каждый раз, когда звучал дверной или телефонный звонок, ее нервы напрягались, как при затяжном прыжке с парашютом.

Свалив свои покупки на рабочий столик в кухне, Луиз схватила трубку.

— Привет, Луиз, это Минни.

— А, привет, рада тебя слышать. — Она присела за стойку для завтрака, не зная, радоваться или расстраиваться оттого, что опять обманулась в своих ожиданиях. — Как поживаешь?

— Важнее, как поживаешь ты. — В голосе Минни прозвучало сочувствие, покоробившее Луиз. — Я так расстроилась, узнав о вашем разрыве со Станом.

— Особенно не переживай, уверена, это и к лучшему... — Луиз постаралась говорить жизнерадостно. Ей нравилась Минни, они дружили уже довольно давно, но она не забывала, что подруга работает вместе со Станом и может передать ему подробности их разговора.

— Так у тебя все хорошо? — Минни явно была удивлена.

Неужели некоторые предполагают, что я бьюсь в истерике и исхожу соплями? Если б она действительно беспокоилась обо мне, позвонила бы сто раз и раньше, подумала Луиз и почувствовала легкое раздражение.

— У меня действительно все в порядке, лучше и быть не может, — проникновенно повторила Луиз, стараясь донести голосом, как она счастлива, чего отнюдь не подтверждало ее отражение в зеркале напротив. Выглядела она не то что уставшей, а даже несколько изможденной.

— Ты молодец, Луиз! Прости, давно хотела позвонить, но все откладывала. Я вся истерзалась, поскольку дружила и с тобой, и со Станом... да и работаю вместе с Норой.

— Не бери в голову, Минни. Все уже в прошлом, и сейчас я в полном ладу с жизнью.

— Встречаешься с кем-нибудь?

Луиз задумалась на минуту: не будет ли передан весь разговор Стану?

— Вообще говоря, есть кое-кто на примете... — Сколько еще избитых фраз ей потребуется, чтобы достойно выходить из положения? Она горько усмехнулась.

— Великолепно! Послушай, чем у тебя заняты выходные на следующей неделе?

— Не знаю еще, пока не решила. — Оказавшись в затруднительном положении, Луиз не представляла, что и сказать.

— Превосходно, потому что мы с Чарли женимся! — Голос Минни звенел от счастья. — И я приглашаю тебя на свадьбу.

Луиз почувствовала, что летит в пропасть. Ей отчаянно захотелось узнать, будут ли на свадьбе Стан и Нора, но подобная заинтересованность никак не согласовывалась с ее собственным утверждением, что она «покончила со Станом». И Луиз ограничилась поздравлениями, пытаясь одновременно придумать, как отказаться от приглашения. Ну почему она сразу не сказала, что будет занята? Почему, черт возьми, не придумала, что едет в Париж или еще куда-нибудь?

— Я так рада за тебя, Минни, — изрекла она, в конце концов.

— Спасибо, Луиз! Я так боялась сообщить тебе эту новость. Все из-за вашего разрыва со Станом. Вы прожили с ним столько же, сколько и мы с Чарли, и, поверь, мне от всей этой истории стало как-то... не по себе.

— Ничего страшного, — искренне отозвалась Луиз. — Мало ли что случается у других, надеюсь, у вас все сложится благополучно.

— Хотелось бы верить, что так и будет. Как хорошо, что ты придешь! Я направлю приглашение по почте. Да, и приводи своего воздыхателя, если хочешь.

— Спасибо. — Луиз просто не знала, что еще сказать.

— Тогда до скорого. Пока.

Веселый голос Минни продолжал звучать в ее ушах, даже когда она положила трубку. Следовало сразу сказать, что ты занята, что просто забыла о другой важной встрече, зло выговаривала себе Луиз. Тебе же ни к чему встречаться со Станом и Норой. Это будет настоящая пытка. А с другой стороны, почему бы и нет?..

С Минни они сошлись еще до знакомства со Станом. Именно эта подруга Луиз пустила в ход все свои связи, чтобы устроить его на работу в свою фирму. Да и нечего ей стыдится, в отличие от Стана. Если у него и этой женщины есть хоть капля совести, то именно им следует воздержаться от появления на свадьбе.

Ей вдруг пришло в голову, что можно заявиться туда с Артом. Вот тогда действительно кое у кого полезут брови на лоб! И, что немаловажно, никто не посмеет жалеть ее, когда она явится под руку с таким роскошным мужиком. Они будут танцевать, слившись в объятиях и зачарованно глядя друг другу в глаза... Стану будет не до его высокомерных улыбочек.

Луиз поначалу пришла в восторг от такой мысли, но тут же прикинула, что действительность, возможно, жестоко расправится с ее грезами. Стану, скорее всего, теперь уже наплевать на то, как складываются ее отношения с другими мужчинами, даже если бы она встречалась с самим принцем Вильгельмом. А ее преданный дружок Арт, возможно, не пожелает играть роль пылкого влюбленного. Неудобно даже просить его об этом.

Взглянув на часы, Луиз принялась раскладывать покупки. Следовало поторопиться. Она пригласила Арта на обед, и он должен был появиться через час с небольшим.

Поставив мясо в духовку и накрыв стол, она занялась собой. Приняла душ, надела светло-голубую юбку и такой же топ, нанесла немного макияжа, чтобы скрыть темные круги под глазами, и подкрасила губы помадой поярче.

Неплохо, решила она, приглаживая рукой длинные темные волосы и отступая назад, чтобы оглядеть в зеркале себя в полный рост. Арта она не видела уже несколько дней. Он ездил по делам в Париж, и Луиз страшно соскучилась по нему. Ей казалось, что вряд ли бы удалось так стоически пережить эти страшные недели, если б не ее внимательный и отзывчивый друг. С ним она чувствовала себе гораздо лучше. Он часто приглашал ее в кино, в кафе и бары. Луиз, разумеется, понимала, что тем самым Арт пытается подбодрить ее, и очень ценила его усилия. Лучшей компании она не могла и пожелать.

Ее возбуждала перспектива провести сегодняшний вечер с ним. Луиз часто бросала взгляды на часы, высчитывая минуты до его появления и надеясь на то, что рейс не задерживается.

В спальне Луиз обратила внимание на стопку книг, оставленную Станом на комоде. Давно пора разобраться с его вещами, сложить их и вынести... Или хотя бы убрать с глаз долой. С платяного шкафа девушка сняла старый чемодан и засунула в него книги. В неожиданном порыве и с каким-то странным удовольствием побросала в его клетчатое нутро еще какие-то вещи: футбольные принадлежности, журналы, ужасные фотографии мотогонок. Луиз вошла в раж и уже закидывала в чемодан, что попадало под руку, даже отвертки, шариковые ручки и полуразгаданные кроссворды. Но в дверь позвонили.

Арт стоял на крыльце с роскошным букетом.

— Привет!

— И тебе привет, — кивнула она, чувствуя себя счастливой как никогда. — Ты как раз вовремя. Помоги, пожалуйста, отнести в коридор тяжелый чемодан.

— Вот как? Чей чемодан?

— Угадай с одного раза. — Луиз потянулась, чтобы поцеловать его в щеку, и уловила пьянящий запах лилий и мимозы. Арт слегка обнял ее и удерживал какое-то время.

— Ну как твои дела? — Он нежно посмотрел в ее глаза, внимательно оглядел ее лицо, подмечая втянутые щеки и легкие тени под глазами.

— В порядке. Как же я рада, что ты вернулся! — Луиз в мгновение ощутила, как по телу от его прикосновений прошел ток, а сердце учащенно забилось. Отстранившись, она быстро провела его в квартиру.

— Спасибо большое за цветы. — Она погрузила лицо в их приторное благоухание и глубоко вдохнула.

— Самое меньшее, что я мог сделать после того, как ты пригласила меня на обед. — Арт прижал руку к груди и поклонился с милой усмешкой. — Так, где этот чертов чемодан, который я должен вынести?

— В спальне. Можешь заняться им и позже.

Следуя за Луиз по роскошной квартире в столовую, Арт обратил внимание на то, что она явно похудела: светло-голубая юбка, обычно соблазнительно обтягивавшая ее роскошные бедра, сейчас просто болталась на ней.

— Какие новости? — поинтересовался он. — Слышала что-нибудь о Стане?

— Нет, ничего нового. Я решила упаковать его вещички на случай, если он заглянет сюда.

— На твоем месте я бы просто выбросил их, — пробормотал Арт.

— Я так не могу.

Почему бы и нет, удивился Арт, наблюдая за тем, как Луиз прошла в кухню, чтобы поставить цветы в воду. Не продолжает же она любить Стана после того, как он изменил ей? Она должна немедленно выкинуть этого парня из головы.

— Мне приходится паковать вещи еще и потому, что я намерена переехать, — обернулась Луиз, ставя вазу с цветами на буфет. — Эта квартира слишком дорога для меня одной, и уже пришлось отказаться от нее.

— Сочувствую, Луиз. Я же знаю, как она тебе нравится.

От его мягкого тона внутри у нее все болезненно сжалось, словно от сильного желания.

— Может, оно и к лучшему. — Луиз пожала плечами. — Здесь все наводит на воспоминания. Поэтому мне лучше поскорее переехать.

— Ты уже приглядела себе что-нибудь?

— Пока только просматривала объявления в газетах. На следующей неделе думаю заняться этим всерьез.

— Что же, если поиски затянутся, моя комната для гостей всегда в твоем распоряжении.

— Благодарю, но не хотела бы стеснять тебя, — сказала она несколько высокопарно и в то же время подумала: а интересно, каково было бы пожить у него?

Память услужливо подсунула ей все подробности той ночи, проведенной в его квартире. Луиз воскресила свои недавние ощущения, и когда они находились наедине в спальне, и когда спросонок услышав телефонный звонок и забыв, где находится, она выскочила из спальни и столкнулась с Артом — он стоял с полотенцем на бедрах, его кожа и волосы влажно блестели после только что принятого душа.

Луиз пролепетала тогда что-то нечленораздельное, с трудом оторвав взгляд от его роскошного, мужественного торса...

Сейчас, встретившись с ним взглядом, она почувствовала, как возбудилась от одних воспоминаний. Но, взглянув на часы, попыталась вернуться мыслью к действительности.

— Налей себе чего-нибудь, Арт. Я только проверю, что там у меня в духовке, и тогда ты мне расскажешь о поездке в Париж.

К ее возвращению Арт наполнил бокалы красным вином.

— Как у тебя на работе? — спросил он, передавая ей бокал.

— Все хорошо. Сейчас редактирую справочник по уходу за домашними животными.

— А это что за собрание сочинений? — Арт снял пиджак и повесил его на спинку стула.

— Очень славные романчики ужасов. Я просто наслаждаюсь ими. По сравнению с реальной жизнью это просто детские аттракционы. — Луиз улыбнулась, и в ее ярко-зеленых глазах проглянуло вернувшееся к ней хорошее настроение.— Но жанр оправдывает себя, и бывает, что они не дают мне заснуть.

— Такие увлекательные?

— Нет. Как только мне слышится какой-то шум, приходится зажигать свет. — Она выпучила глаза в притворном страхе. — Они пугают меня до потери пульса. Если так будет продолжаться и дальше, тебе придется поселиться на моем диване.

— В свое время я выслушивал разные уважительные причины от дам, желавших, чтобы я остался у них на ночь, но такой оригинальной пока еще не слыхивал, — ответил Арт, весело тряхнув головой.

— Не отравляй людям настроение, — рассмеялась Луиз.

Потягивая вино, она наблюдала за ним поверх бокала. Он выглядел загоревшим и в полном здравии.

— Вижу, в Париже стояла хорошая погода.

— Неплохая.

— Прокатился по Сене?

— Да, но только до ближайшего ресторанчика на левом берегу.

— Как мило. — Луиз насупила брови, подумав, а один ли он обедал там? — Непохоже на тебя, чтобы ты нашел время для развлечений в деловой поездке.

— Даже в деловой поездке приходится есть, — ухмыльнулся Арт. — Кстати, из кухни доносится очень аппетитный запах.

— Это всего лишь мясо. — Луиз пожалела, что не рискнула угостить его чем-нибудь более экзотическим. — Оно должно быть вот-вот готово. Не сесть ли нам за стол?

Пока она подавала обед, Арт включил проигрыватель и поставил спокойную музыку. Он чувствует себя как дома, отметила про себя Луиз. Но и за мебель его не примешь. Слишком внушительная внешность, от которой веет волнующей мужской силой.

Давно уже они не сидели так мило вдвоем. Здесь они обычно встречались на званых обедах, в окружении других гостей. Не потому ли Луиз чувствовала такое возбуждение и одновременно смущение в его присутствии?

— Ну как, что интересного в Париже? — спросила Луиз, когда они приступили к еде.

— Смотря, что считать интересным, — ответил он, пожав плечами. — Я познакомился там с менеджером компании, с которой веду дела.

— Что он за человек?

— На самом деле это женщина. Клод Амур. Очень привлекательная личность. С ней легко иметь дело.

— С ней ты и обедал? — поинтересовалась Луиз.

— Да.

Луиз представила своего приятеля прогуливающимся вдоль Сены с красивой женщиной и почувствовала укол ревности. От этого ощущения ей стало неуютно. Прошло уже более шести недель после его разрыва с Камиллой, напомнила она себе. Естественно, он вот-вот начнет ухаживать за другими женщинами.

Честно говоря, не было ничего необычного в собственническом инстинкте Луиз, если дело касалось Арта и его подружек. Всякий раз, когда в жизни Арта появлялась новая женщина, Луиз мучилась опасениями, что новая пассия подорвет их дружбу. Ей самой не нравилась эта черта собственного характера, и она боролась с ней, проявляя обычно чрезмерное дружелюбие по отношению к его подружкам. В конце концов, она желала счастья Арту и не имела никаких исключительных прав на него.

— Значит, с компанией дела в порядке? — Луиз постаралась сосредоточиться на деловом аспекте его поездки, показав тем самым, что мало интересуется его новыми знакомыми.

— Да, поговаривают даже о продлении моего контракта. Так что лучше и быть не может. — Еще какое-то время Арт рассказывал о своих делах в Париже, о фирмах, которые посетил. Пару раз мельком упомянул о Клод. Насколько Луиз могла понять, Арт питал особое уважение к этой женщине и хорошо с ней ладил. Но в силу характера ему вообще удавалось ладить почти со всеми.

Когда на улице сгустились сумерки, Луиз зажгла свечи на столе и комоде. Комната наполнилась мерцающим золотистым светом, отблески которого заиграли на лице Арта. Мощный подбородок, угловатые скулы, жесткая линия рта делали его притягательно мужественным. Но эти несколько грубоватые черты смягчались проникновенным взглядом великолепных карих глаз, обаятельной улыбкой, придававшей некую утонченность, если не аристократичность, его наружности. И если Клод настоящая женщина и сердце ее свободно, то вряд ли ей удалось увернуться от соблазна сойтись с ним поближе. Но поскольку Арта не привлекает брак, она лишь напрасно потеряет время, поспешила утешить себя Луиз. Как ни странно, но эта мысль успокоила ее.

— Для продолжения переговоров я должен буду поехать в Осло, а в следующем месяце мне, возможно, надо будет отправиться в США.

— Тебе не приходило в голову приобрести реактивный самолет? — Луиз улыбнулась и подлила ему кофе.

— Или переехать в США...

Луиз чуть не уронила кофейник.

— Ты это серьезно?

Арт лишь пожал плечами.

Ей страшно захотелось сказать ему, что он не может так поступить, бросив ее на произвол судьбы! Что она без него будет делать? И все же Луиз сдержалась, понимая, что не имеет права говорить подобные вещи.

— Я буду скучать, Арт.

Их взгляды встретились.

— В самом деле?

— Конечно, а ты сомневался?

— Ну пока толком ничего не известно, необходимость в переезде может и отпасть... — с несколько виноватым видом успокоил ее Арт. — Время покажет.

Пожалуй, ей и так повезло в том, что самый близкий друг именно сейчас, в трудную минуту, рядом. Европейские контракты побудили его в прошлом году перебраться в Брюссель, поскольку вся работа на протяжении двенадцати месяцев была сосредоточена здесь. Но теперь, когда он установил контакт с одной из ведущих американских фирм, не станут ли США следующей его остановкой? Дела Арта явно пошли в гору. Разумеется, услуги специалиста столь высокого класса повсюду пользуются огромным спросом. Предложения сыпятся одно за другим, остается лишь выбрать наиболее подходящее.

— Очень рада, что все у тебя хорошо. — Луиз немного успокоилась. Собственно говоря, что расстраиваться, с отъездом пока полная неопределенность... — Сегодня утром я заглянула в астрологический прогноз, и оказалось, самые радужные перспективы именно у твоего знака.

— В самом деле? — усмехнулся Арт. — Радость-то какая!

Луиз проигнорировала его сарказм. — Можешь смеяться, но этот парень из местной газеты очень точен в предсказаниях. В моем случае он всегда попадает не в бровь, а в глаз.

— Это, наверное, больно.

Луиз пристально взглянула на него и многозначительно сказала:

— Да, бывало и больно.

Арт пренебрег ссылкой на прошлое и спросил:

— А как насчет будущего? Не пообещал ли местный звездочет что-либо обнадеживающее относительно любви? Благоволят ли ей звезды? — Он поставил локти на стол, уперся подбородком в ладони и буквально пронзил ее взглядом. Язычки пламени горевших свечей отражались в его бездонных глазах, в этом было нечто завораживающее. Опомнившись, что открыто любуется своим другом, Луиз невольно покраснела.

— Любви для кого? — Она сделала глоток кофе. — Для тебя или меня?

— Для обоих.

Да уж, конечно! Нетрудно было сообразить, что этот хитрец попросту гадает, каковы его шансы на успех в отношениях с прекрасной Клод. Но она не попалась на эту удочку.

— О моей любовной жизни там ни слова. У тебя, я уже говорила, отличные перспективы.

— В самом деле? И что же конкретно?

— Забыла, дай-ка подумать... — Но ведь я прекрасно все помню, упрекнула себя Луиз. Бог мой, не бросится же Арт в объятия Клод из-за нескольких строк в гороскопе. И, пересилив себя, выпалила: — Кажется, в газете было что-то насчет нового умопомрачительного знакомства на вечеринке и страстной любовной связи...

— На вечеринке? — Арт усмехнулся. — Что ж, поскольку меня на столь заманчивое мероприятие никто не приглашал, то не на что и надеяться.

— Между прочим, мог бы составить компанию мне... — Слова слетели с ее языка прежде, чем она опомнилась. — Я приглашена на свадьбу Минни с Чарли.

— Минни ведь работает со Станом? — хмуро спросил Арт.

Луиз кивнула.

— Потому ты и хочешь пойти на свадьбу, надеешься с ним увидеться?

— Нет! Конечно, нет. Кроме того, если он и явится поздравить молодоженов, то вместе с Норой.

— Признайся, ты нуждаешься в моей моральной поддержке?

— Нет... Хотя, пожалуй, да! — Луиз нахмурилась, пытаясь понять, куда девалась непринужденность их общения. Арт смотрел на нее так, будто она показывала ему раздвоенный язык.

— Перестань думать о прошлом, Луиз, — очень серьезно сказал Арт.

— Хотелось бы... Но после разрыва со Станом прошло всего шесть недель, и я немного опасаюсь новой встречи с ним.

Арт ничего не ответил, просто продолжал буравить ее своими темными, вызывающими беспокойство глазами.

— Я и сама не рвусь на свадьбу, — поспешила объяснить Луиз, — но Минни так настаивала, что я не смогла придумать отговорку.

— И когда все состоится?

— На следующей неделе в выходные, а где именно, пока секрет. Минни обещала прислать приглашение по почте. — Луиз спокойно выдержала его взгляд.— Идти, не идти... Все не так просто, как кажется! Посуди сам, с Минни мы подружилась еще до того, как произошло знакомство со Станом. Так почему я должна отказывать ей? Мне ведь нечего стыдиться.

— Совершенно нечего.

— Но ты, однако, считаешь...

— Пусть мое мнение тебя не останавливает. Если уверена, что новая встреча тебя не расстроит, тогда иди.

— Не знаю, честно тебе скажу, каково мне будет увидеть Стана еще раз, — ответила Луиз. И, чуть запнувшись, добавила: — С тобой мне было бы спокойнее. Пожалуй, я не пойду одна.

— И в каком же качестве мне сопровождать тебя?

— Качестве? — Она непонимающе уставилась на него.

— Стоит заранее договориться, кто я... Твой друг или... уже любовник?

Луиз уловила, как ей показалось, интимные нотки в его голосе, и вопрос привел ее в замешательство.

— Ну... в качестве друга, конечно.

— Значит, если на вечеринке окажется красотка, обещанная мне по гороскопу, ты не станешь возражать против моих ухаживаний за ней?

Луиз почувствовала, что краснеет.

— Нет, конечно! — Произнося эти слова, она понимала, что лжет. Еще как будет возражать.

— Ладно, можешь на меня рассчитывать. Если, разумеется, не буду занят. Надо посмотреть мой рабочий график.

Что за тупость? — с досадой подумала Луиз. Мог бы и не выпендриваться, а просто улыбнуться и сказать: «Конечно, пойду с тобой, если не буду занят».

— Никакой романтики! Неужели ты настолько рациональный и предприимчивый человек?

— А ты, между прочем, говоришь раздраженно, — спокойно парировал Арт.

— С чего это мне раздражаться? Арт усмехнулся и лукаво взглянул на нее.

— Не знаю. Тебе не нравится либо сам факт, что я предприимчивый человек, либо то, что я намерен поухаживать на вечеринке за какой-нибудь красоткой.

— Чепуха! — Луиз встала и принялась убирать со стола. Ее злило, что Арт видит все насквозь. Что ж, такова, видимо, неприятная сторона долгого знакомства. Давние приятели подмечают за тобой мельчайшие оплошности и, не успеешь опомниться, как они уже с пугающей точностью анализируют любое движение твоих глаз.

Арт тоже поднялся, чтобы помочь ей отнести посуду на кухню.

— Поскольку ты всегда радовалась моим деловым успехам, вывод может быть только один: именно второе вызвало твое беспокойство.

— Если честно, Арт, то я и понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Думаю, ты заранее наметила, что на предстоящих торжествах мне необходимо сыграть роль твоего возлюбленного.

— Почему ты так решил? — Луиз нервно закрыла дверцу посудомоечной машины. — Ладно, тебя не проведешь, — неохотно признала она. — Мысль, конечно, безумная. Но уход Стана больно ударил по моему самолюбию, и захотелось утереть нос этому типу, показать, что могу быть счастлива и без него. И, что еще... кому-то дорога.

Арт пристально взглянул.

— Подобные игры чреваты серьезными последствиями.

— Разве? — У Луиз дрогнуло сердце. — Какими именно?

— Ну... — Арт пожал плечами, — я бы сказал, это все равно что бросить камешек в воду и наблюдать, как по ней расходятся круги.

— Что-то я тебя не понимаю.

— Ты обо всем подумала, Лу? Ведь рассчитывая вызвать ревность Стана...

— Какая потрясающая проницательность!

— Не надо, моя милая. Признайся, это же входило в твои расчеты? Предположим, Стан зайдется от ревности...

Луиз передернула плечами.

— Обратно я его не приму!

Арт, не скрывая своего скептицизма, ухмыльнулся.

— Не приму! — горячо повторила она. — Я уже никогда не смогу как прежде доверять Стану.

— А он воспользуется своим обаянием, принесет извинения...

— Ему ничто уже не поможет, — твердо заявила Луиз.

Арт поднялся и подошел к темному окну.

— И все же я считаю опасной твою игру.

— Но ведь ты примешь в ней участие, если я очень попрошу?

Арт хранил молчание.

— Арт, — насупилась она.

— Да я уже сказал: если буду здесь.

— Спасибо, — улыбнулась Луиз.

— Только не сетуй потом, что тебя не предупреждали. — Арт приподнял ее лицо, нежно коснувшись подбородка, и заглянул прямо в глаза. — Прошу тебя, еще раз все хорошенько обдумай, опасно играть чувствами.

— Боишься, что Стан побьет тебя? — Луиз попыталась обратить разговор в шутку, но все указывало на серьезность момента.

— Честно говоря, такой сценарий даже не приходил мне в голову. — Его губы скривились в усмешке.

— Еще бы! Стан и не поверит в то, что у нас мог возникнуть роман, — вздохнула Луиз, отстраняясь. — Пожалуй, ты прав. Он прекрасно знает, ты — мой лучший друг и в наших отношениях нет и намека на интимность.

— Знает ли? — холодно спросил Арт.

— Да ему и наплевать. Ты еще не видел Нору. Сногсшибательная девушка.

— В самом деле? Что ж, свое мнение я выскажу, когда увижу ее.

Луиз с тоской проследила взглядом за тем, как он прошел в столовую и взял свой пиджак.

— Уходишь?

— Пора, уже довольно поздно. Да, тебе помочь с чемоданом?

— Была бы очень признательна.

Луиз повела его в спальню, пытаясь сообразить, действительно ли в воздухе витает возбуждение или собственное воображение играет с ней злую шутку.

— Увидимся завтра в кафе после работы? — спросила она с непривычной для их отношений робостью.

— Завтра я буду жутко занят. Кроме того, опять предстоит деловая поездка. Позвоню тебе, когда вернусь. Не грусти!

Спальня тонула в полутьме, но Луиз и не подумала зажигать верхний свет. Она наклонилась, нервно задергивая молнию на чемодане, Арт в это время присел на краешек кровати и наблюдал за ней.

Ее лицо в мягком свете лампы на ночном столике казалось очень бледным, а вся фигура невероятно хрупкой. Сколько сил потеряла бедняга из-за этого ублюдка Стана, возмущался про себя Арт. Как же ему хотелось, чтобы она поскорее напрочь забыла своего несостоявшегося жениха.

— Хватит мучиться! Давай-ка я засуну чемодан в багажник и выброшу на какой-нибудь помойке, — решительно произнес Арт, помогая справиться с молнией на крышке.

— Нельзя так поступать с чужими вещами, — тихо отозвалась Луиз.

— Если бы они были ему нужны, он давно уже забрал бы их, разве нет?

Девушка молча пожала плечами.

Не следовало мне ничего говорить о Стане, упрекнул себя Арт. Прошло слишком мало времени, она не освободилась от воспоминаний, и ее рана еще не затянулась. Вопреки собственным рассуждениям, он чувствовал, как исподволь нарастает раздражение, вызванное саркастическим замечанием Луиз, что, мол, Стан даже вообразить не в состоянии то, что между ними может возникнуть интимная связь! Скажите пожалуйста, да кого интересует мнение этого ублюдка, от которого уже тошнит.

Раздражала и та старательность, с которой Луиз пыталась упаковать его вещички.

— Пусти, дай-ка я попробую. — Арт наклонился, повернул к себе чемодан и так резко дернул за молнию, что внутри что-то затрещало.

— Осторожно, Арт!

Он в ярости вскочил, пнул чемодан и, засунув руки в карманы, исподлобья взглянул на нее.

— Порой ты слишком мягкотела, не замечала этого за собой?

— Да нет.

— Ты должна навсегда вычеркнуть из памяти, что когда-либо существовал такой тип, как Стан Фрайт, и побыстрее избавиться от его паршивого барахла.

— Не указывай, что мне делать, — вскинулась Луиз. — Я в состоянии сама разобраться.

— Если бы ты старалась забыть этого обормота, то выбросила бы все его вещички в первую же помойку и не тратила время на изобретение способа вызвать его ревность.

— Не горячись, если имеешь в виду наше с тобой присутствие на свадьбе Минни, забудь о ней. Это была всего лишь неудачная идея. Все равно никто бы не поверил, что мы любовники.

— Так, это уже интересно! Сначала ты предполагала, что в наших близких отношениях усомнится один Стан, теперь круг возможных скептиков значительно расширился. Уж не пытаешься ли ты бросить мне своеобразный вызов?

— Нет, конечно. Послушай, давай не будем спорить. — Луиз никак не могла сообразить, какая кошка внезапно проскочила между ними. Обед проходил в приятной, непринужденной обстановке, и вдруг ни с того ни с сего они стали пикироваться, стараясь побольнее задеть друг друга.

— Хорошо, но учти, я обладаю даром убеждения, — предупредил Арт.

— Каким еще даром? — осторожно спросила Луиз, чувствуя, что ее окутывает жаркая волна смятения.

И тут она впервые поняла, с каким мастерством этот обаятельный покоритель женских сердец плетет свою тонкую чувственную паутину. Его взгляд медленно и откровенно остановился на ее губах. У нее конечно же была возможность отступить, когда Арт приблизился к ней, но она, как зачарованная осталась стоять, глядя на него снизу вверх.

— Ты правильно подумала... — Арт обнял ее за талию и привлек к себе.

Еще ни разу Луиз не оказывалась в такой близости к своему другу. Их губы почти соприкасались, и она, ощущая тепло его дыхания, уже отчаянно жаждала поцелуя. Чувства обострились до предела, и ее била внутренняя дрожь предвкушения.

Арт едва наклонился, и их губы соприкоснулись. Поначалу поцелуй был легким, нежным и обольстительным, но Арт не отпускал ее, его ласки становились все более требовательными и чувственными. Постепенно все тело Луиз охватила жажда, отметавшая всякое благоразумие. И вскоре девушка уже отвечала на его поцелуи с полным безрассудством.

Она, как во сне ощущала горячую мужскую ладонь, скользнувшую под блузку и погладившую ее голую спину. Груди налились тяжестью, и на нее нахлынуло страстное желание, чтобы руки Арта не останавливались и ласкали все ее тело.

Кровать была за спиной, и оставалось лишь упасть на нее и уступить вожделению, столь внезапно охватившему плоть. Луиз хотела его так сильно, словно мечтала об этом всю свою жизнь. Трезвый зов рассудка в одно мгновение был побежден опьяняющими доводами страсти, и она не могла не подчиниться им.

Когда же Арт вдруг отстранился от нее, Луиз чуть не задохнулась от потрясения. Как можно остановиться, удержаться в такой момент? Откуда взялся этот невозможный холодок отчуждения? Она с изумлением взглянула на своего друга и как на стену натолкнулась на его торжествующе-надменную улыбку победителя.

— Ну что, Лу, тебе самой это не кажется доказательным? Что уж говорить о беспричинных и нелепых сомнениях Стана...

В мягком баритоне улавливались снисходительные нотки, которые покоробили и больно задели ее, что было полным безумием. Поцелуй высвободил в ней бурю эмоций. Ладно, совсем ни к чему так распускаться. Арт — мой лучший друг, убеждала себя Луиз, но ничего не могла с собой поделать. Ее поразило то, что он мог целовать ее с такой страстью и ничего при этом не чувствовать.

Луиз пожала плечами и попыталась вновь обрести дар речи. Ей не хватало воздуха, дурман желания развеивался слишком медленно, а задетое самолюбие не позволяло ступить на тропу прежней непринужденной легкости общения.

— Тебе, пожалуй, не следовало так поступать со мной, — наконец выдавила она из себя.

Арт лукаво улыбнулся:

— Ты же бросила мне вызов...

— Ничего подобного!

— Я тебя предупреждал, что, играя с огнем, можно и обжечься.

— Даже не знаю, о чем ты говоришь, Арт. — Ее голос предательски дрожал.

— Еще как знаешь! — Арт поднял с пола чемодан. — Куда его отнести?

Смена темы застала Луиз врасплох.

— В прихожую. Там за дверью большой стенной шкаф. — Она стряхнула оцепенение и последовала за ним. Ей захотелось, как бы между прочим, произнести что-нибудь легкое, шутливое, остроумное, показав, что поцелуй уже забыт, что она сразу восприняла его всего лишь как милую шутку. Но так и не придумала, что сказать.

Арт с грохотом закинул чемодан на полку, повернулся и более чем сдержанно спросил:

— Теперь твоя душенька довольна?

— Разумеется...

— Вот и хорошо. — Он плотно прикрыл дверцу шкафа и словно припечатал ее ладонью.

Между ними явно нарастала неловкость. Наконец Арт сообразил, что несколько перебрал со своими вескими доказательствами, и, легонько коснувшись ее руки, сказал:

— Мы с тобой еще поговорим... И спасибо за обед.

Луиз наблюдала, как Арт подошел к своей машине, сел и завел двигатель... И даже ухитрилась весело помахать ему, когда тот проезжал мимо. Но как только он исчез из виду, ее улыбка слиняла.

Зайдя в ванную комнату, она пустила прохладную воду и стала рассматривать свое отражение в зеркале: губы все еще сохраняли легкую припухлость, а глаза отчаянно сверкали от навернувшихся слез.

4

Луиз металась на большой двуспальной кровати всю ночь.

«Ты пытаешься бросить мне вызов?» — слова Арта эхом раздавались в ее голове.

«Нет, конечно!» — неубедительно звучал ее собственный ответ.

Она продолжала, как наяву ощущать жар его чувственного поцелуя. Незавершенность ласки будоражила воображение и не давала заснуть. Никто еще ни разу, даже Стан, так головокружительно не целовал ее.

Луиз шептала в темноте его имя, ощущала его руки на своей обнаженной коже, чувствовала, как ее тело тоскует по нему в душной темноте ночи...

Пронзительно зазвенел будильник, и она открыла глаза. Сердце ныло, ночь опять не принесла долгожданного отдыха и внутреннего освобождения.

— Но это был всего лишь сон, — прошептала Луиз, пытаясь подбодрить себя. И все же не просто сон. Арт на самом деле поцеловал ее столь страстно и умело, что она теперь сходила с ума. Прошла неделя с того момента, как они расстались, за этот срок уже вполне можно забыть о событии незначительном, второстепенном. Луиз вновь закрыла глаза, пытаясь избавиться от мучительного возбуждения и одновременно какой-то гнетущей пустоты.

Нужно быть честной: в прошлом случались моменты, когда она спрашивала себя, каково это — поцеловать Арта. И всякий раз решала, что это будет здорово, но даже не могла и вообразить, насколько здорово.

Я не могу потакать своим низменным чувствам и рисковать дружбой с Артом... Наши отношения и без того прекрасны, не стоит губить их неосторожным поведением, сурово напомнила себе Луиз.

Да и вряд ли она прельщает Арта, он дал ей это понять после поцелуя. Слишком быстро он опомнился, слишком стремительно перешел к обычным приятельским отношениям.

Еще хорошо, что Арт уехал по делам на всю неделю. Было бы слишком унизительно для нее, догадайся он о том, как всего один поцелуй напрочь лишил ее покоя.

Ничего у них с Артом и не может получиться. Стоя под тугими струями душа и промывая волосы, Луиз мысленно перечисляла причины, почему у них ничего и никогда не выйдет. Они полные противоположности, и, Господи... Она хотела сказать, что он ей как брат, но эти слова даже мысленно не звучали убедительно.

Необходимо побыстрее все уладить. Но как? Вчера вечером, когда он сообщил по телефону о своем возвращении, у нее подскочило давление от одного звука его голоса! И уж полный восторг захлестнул ее, когда он предложил встретиться после работы в кафе.

— Сегодня скажу ему, что окончательно раздумала идти на свадьбу, — громко произнесла Луиз, нанося на тело нежный, с запахом липового цвета, крем.

На прошлой неделе доставили приглашение от Минни. Торжества по поводу бракосочетания состоятся в маленькой деревушке на побережье. Прекрасный повод, чтобы не ехать. Ей пришлось бы заказывать комнату в гостинице, заботиться о транспорте... Пожалуй, она сегодня же позвонит Минни и скажет, что не сможет присутствовать. Конечно же, ей недостает Стана, она чувствует себя одинокой и уязвленной... Да, да, в этом все дело! Она безумно боится вновь погрузиться в страдания, поэтому и происходит вся эта нелепость с Артом.

Настроение Луиз заметно улучшилось, когда она отправилась на работу. Стояло прекрасное свежее утро, обещавшее жаркий день. Нежно-голубое небо казалось только что вымытым. На тропинках в тени листвы попадались редкие велосипедисты. Крутя педали, она стремительно миновала мост, с которого открывалась чудесная панорама города. В эти ранние часы Брюссель еще казался немного сонным. Над водой стелился туман, но он непременно рассеется, как только пригреет солнце.

Звуки транспорта нарушали утреннюю тишину. С гортанными криками слетели с ветвей и шумно взметнулись над крышами птичьи стаи. Луиз вдруг почувствовала себя свободной от тоски, почти счастливой! — впервые после ухода Стана. Она посмотрела на часы — на работу еще рано. Вполне можно успеть заглянуть к Арту, чтобы сообщить о месте проведения свадьбы. В конце концов, это его дело — ехать туда или нет. А сейчас он распахнет дверь и предстанет перед ней привычным, добрым стариной Артом, просто другом... и не больше! Да, но, с другой стороны, если ввалиться с утра пораньше, он вполне может подумать, что у нее серьезные планы на его счет... После того, как она столь бурно отреагировала на поцелуй, ей следует вести себя поосторожней. Луиз вздохнула и решительно свернула в противоположную сторону.

В конторе царила обычная для понедельника суматоха: звонили телефоны, подносили кучу почты, а неисправность кондиционера предвещала духоту в течение всего рабочего дня. Луиз пренебрегла всем этим и решительно взялась за лежавшую на ее столе папку.

— Здесь дышать-то трудно, не то, что работать, — пожаловалась ее коллега Аделина, открывая окно.

— Электрик придет с минуты на минуту. — Луиз сделала несколько пометок и рассеянно спросила: — Как прошел уик-энд?

— И не спрашивай... Попала на кошмарную вечеринку. Все кругом кучковались, беспардонно сплетничая друг о друге. В конечном счете, там не оказалось ни одного подходящего мужика.

— Кошмар, — посочувствовала ей Луиз.

— А ты как отдохнула?

— Вполне спокойно и приятно.

— Слышно что-нибудь о Стане?

Луиз недовольно качнула головой. Не нравилось ей обсуждать свою частную жизнь на работе. Она не сразу сообщила о разрыве со Станом, а лишь тогда, когда директор объявил о предстоящем торжестве и пожелал уточнить, сколько всего будет народу.

— Значит, сейчас у тебя нет мужика? — поинтересовалась Аделина.

— Нет, если не считать Арта, — рассеянно ответила Луиз. — Но у нас чисто платонические отношения.

— Арт?

— Мой друг, бизнесмен.

— Ах да... И каков он?

— Очень славный парень.

— Красивый?

— Очень.

— Продолжай же, расскажи о нем побольше, — затараторила Аделина, не в состоянии сдержать мучительного любопытства.

— Ему тридцать три года, холост, удачлив в делах и невероятно обаятелен. Вот, пожалуй, и все.

— И между вами никакой романтики?

— Нет, представь себе. Он мой лучший друг, — отметая какие-либо подозрения, отрезала Луиз.

— В таком случае, не познакомишь ли меня с ним?

Явная заинтересованность коллеги заставила Луиз приглядеться к ней. Она вдруг сообразила, что эта привлекательная женщина — блондинка двадцати шести лет со сказочной фигурой и длинными ногами — вполне может увлечь Арта.

— Почему бы и нет? Обязательно познакомлю, — пробормотала Луиз, отнюдь не воодушевленная подобной перспективой. Однако при всей неотразимости Аделины Арт мог быть недоволен самой попыткой Луиз свести его с одной из подруг. — Только имей в виду, он часто уезжает из города по делам, и его трудно застать на месте.

— Ты уверена, что не заинтересована в нем сама? — неожиданно спросила Аделина.

— Нет, не дури, — поспешно откликнулась Луиз. — Между нами ничего нет. Кроме дружбы, разумеется... — Она почувствовала, что лепечет как ребенок. И даже испытала едва ли не панику, когда на нее вдруг накатило воспоминание о его поцелуе. Но Луиз отчаянно захотелось доказать себе и Аделине, что она говорит правду. — Послушай, я встречаюсь с ним в кафе после работы, хочешь пойти со мной?

— Еще бы! С удовольствием, спасибо.

Луиз напряженно улыбнулась и вновь сосредоточилась на работе. А что, гениальная мысль — заявиться в кафе с Аделиной! По крайней мере, это убедит Арта в том, что его старинная подруга не потеряла из-за него голову и не вынашивает никаких дурацких романтических планов. Все вернется в нормальное русло, и между ними восстановится прежняя добрая дружба.

— Не прошло и получаса, какая точность! — Сидя за крайним столиком кафе, Луиз увидела, как подъехал и припарковался мистер Салливан. Он легко вынырнул из своей спортивной машины, и, пока шел к ним, ее все больше охватывало странное напряжение. Ну брось, это же славный дружище Арт. Поцелуй забыт, когда-нибудь мы наверняка еще посмеемся над всем этим, успокаивала она себя.

— Черт возьми, какой потрясный мужик! — Аделина не спускала с Арта глаз, пока тот переходил улицу.

— А что я тебе говорила?

— Я уже втюрилась.

— Ты же еще совсем не знаешь его...

— Мне это и не нужно. Как я смотрюсь? — поспешно спросил Аделина, приглаживая рукой свои мелкие светлые кудряшки.

— Да прекрасные у тебя волосы, и вообще ты в порядке.

— Прошу тебя, Луиз, сделай одолжение, не засиживайся тут с нами за кофе.

Луиз нахмурилась.

— Ну, пожалуйста! Дай мне возможность побыть с ним наедине.

— Послушай, Аделина, я должна предостеречь тебя. Арт настоящий вольный стрелок. К браку он не готов и к тому же меняет женщин как перчатки.

— Моя милая, не волнуйся за меня, я уже большая девочка и сама могу позаботиться о себе.

Времени на ответ не осталось. Луиз подняла глаза и встретилась взглядом со своим другом. Несмотря на то, что теплое вечернее солнце согрело ее спину, между лопаток легким ознобом пробежали мурашки.

Аделина права — Арт настоящий красавец. Он заявился в светлом, великолепного покроя костюме. Белая рубашка с открытым воротом оттеняла его загар. Встретившись с ним взглядом, она опять потеряла покой и живо представила, как его рука ласкала ее обнаженное тело.

Бросив мимолетный взгляд на Аделину, Арт вновь посмотрел на Луиз и сказал с прохладной улыбкой:

— Привет, прости, я немного опоздал — сегодня пришлось побывать за городом.

— Ничего страшного, мы и сами только что пришли. — Луиз старалась говорить также непринужденно, как и он. — Познакомься с моей подругой, мы вместе работаем. Аделина, это — Арт Салливан.

— Привет! — Он не поскупился на чарующую улыбку.

Луиз отметила про себя, что Аделина впитала ее в себя, как цветок впитывает капли теплого летнего дождя после долгой засухи.

— Как идут дела в издательстве? — весело спросил он, отодвигая стул и садясь рядом с новой знакомой.

— Неплохо, если не считать испорченного кондиционера, — ответила Аделина. — Вы в них не разбираетесь?

— Разбираюсь и, будь я в городе, непременно и с удовольствием поспешил бы на помощь.

— Мы были бы так благодарны вам, — нежно промурлыкала Аделина и демонстративно положила ногу на ногу. Подол ее голубого платья задрался еще выше, обнажив стройные загорелые ножки, что не осталось незамеченным Артом. — Просто удивительно, как это вы до сих пор не побывали в нашей редакции. Заходите, и мы вам все покажем и даже угостим кофе. — Аделина бросила взгляд на Луиз. — Мы ведь устроим ему хороший прием?

— Непременно, если только в спешке ты не разольешь весь кофе. — Луиз вспомнила хаос, который царил в их офисе сегодня. Уж не спятила ли Аделина.

— Вы с Луиз занимаетесь одним делом? — небрежно спросил Арт. — Расписываете красоты экзотических курортов, заманиваете бедных туристов на завтрак к крокодилам?

Аделина рассмеялась неестественно громко.

— Нет, я редактирую проспекты, рекламирующие туристическое снаряжение и одежду. Ну и всякие там справочники вроде «Кухни народов мира».

— А дома вы пользуетесь своими рецептами?

— Не всеми — я очень хорошая кулинарка.

Луиз наблюдала, как застенчиво трепетали ресницы Аделины при взгляде на Арта. Она развернулась к нему всем корпусом. Если этот обольститель разбирается в языке тела, то ему должна быть понятна и выказанная Аделиной доступность. Считает ли он эту белокурую болтушку привлекательной? Хотел бы затеять с ней более близкие отношения? — гадала она. Похоже на это...

Подошла официантка и приняла их заказ.

— Так, где ты сегодня был? — поинтересовалась Луиз.

— На заводе Маннинга, посмотрел их оборудование.

Не дав подруге и слова сказать, Аделина восторженно выпалила:

— Вы говорите об Эрике Маннинге?

— Верно.

— Я очень хорошо знаю Эрика. Его дочь — моя старая подруга.

Луиз еле удержалась от улыбки. Аделина знала всех на свете. Словно только и делала, что сидела у телевизора и коллекционировала имена людей, как другой коллекционирует марки.

— Кстати, в субботу у нее день рождения, и отец устраивает для нее грандиозную вечеринку.

— Верно, — отозвался Арт. — Он и меня пригласил.

— Меня тоже. Ну, что за приятное совпадение! Нам просто предназначено встретиться еще раз, Арт. — Она снова наградила его кокетливым взглядом из-под полуопущенных век, взглядом, говорившим: «Я доступна, приди и возьми меня».

Луиз наблюдала за ней с невольным восхищением. Аделина напомнила ей сейчас кое-кого из персонажей старой поговорки: «Заходите в гости, пригласил паук муху». Эта бойкая девушка не обременяла себя стеснительностью. Арт непременно сбежит от нее, если она не поостынет.

Принесли кофе. В воздухе витало умиротворение, все наслаждались вечерним отдыхом и великолепной погодой. Предзакатное солнце розовым золотом подсвечивало кроны деревьев и струи небольшого фонтана. Луиз же никак не удавалось расслабиться. Арт и Аделина весело болтали и смеялись, а она все больше теряла душевное равновесие. Может, дело было в том, что она постоянно недосыпала и в душе и теле накопилась усталость? Однако кокетливое поведение и слишком уж восторженное хихиканье Адедины все больше выводили Луиз из себя. Взглянув на Арта и обнаружив, что внимание друга всецело занято Аделиной, Луиз принялась неспешно его разглядывать. Он всегда был неотразим. Еще в колледже девчонки теряли голову при его появлении, и она жутко гордилась тем, что он всегда среди них отыскивал именно ее.

Память увела Луиз в еще более далекое прошлое, когда в школе какой-то мальчишка прижал ее на игровой площадке и попытался поцеловать. Арт схватил парнишку за шиворот и пригрозил оторвать ему башку. Девушка невольно улыбнулась при этом воспоминании.

Она почувствовала, что Арт смотрит, подняла глаза, и у нее вдруг перехватило дыхание, как на каком-нибудь ярмарочном аттракционе.

— Она состоится в эти выходные, верно? — спросил Арт.

— Что? — Луиз смущенно заморгала. Чары, или как там еще назвать овладевшие ею чувства, развеялись, и она сообразила, что не слышала ничего из сказанного им.

— Аделина предложила, чтобы мы вместе пошли на вечеринку к дочери мистера Маннинга. Но я ведь сопровождаю тебя на свадьбу в предстоящий уик-энд, разве не так?

Луиз колебалась. Вот и предлог сказать: «Отправляйтесь с Аделиной на вечеринку. Мне совсем не хочется идти на свадьбу». Но получилось иное.

— Верно, — ответила она совершенно спокойно. — Нам необходимо забронировать гостиницу, поскольку свадьбу будут играть в одной деревушке на побережье. Если ты, конечно, не против.

— Согласен. — Арт пожал плечами, перевел взгляд на Аделину и беспечно добавил: — Ладно, отложим до следующего раза.

Аделина действительно смотрит на меня с упреком или у меня просто разыгралось воображение?

Луиз охватило чувство вины. Что случилось с принятым ею утром резонным решением не присутствовать на свадьбе? Следовало держаться подальше не только от Стана, но и от Арта, пока ее чувства хотя бы немного не придут в норму. Почему же она сейчас поступила вопреки здравому рассудку?

Луиз допила кофе и опять взглянула на Арта. Он приветливо улыбался ей.

— Утром мне позвонил брат, — сообщил он.

— Как поживает Лоренс?

— Как всегда перегружен работой. Мы говорили о рубиновой свадьбе родителей. Лоренс подумывает устроить для них вечеринку-сюрприз. Даже Бетти ради такого дела выберется из своей Австралии. Я тоже, конечно, полечу. Мы подумали, что ты — практически член нашей семьи, поэтому приглашаем тебя присоединиться к нам.

— С удовольствием! — Но счастливая улыбка слиняла с ее лица, как только она взглянула на Аделину. Та за спиной Арта яростно тыкала пальцем в наручные часики и подавала другие тайные знаки, давая понять, что Луиз пора уходить.

Можно было проигнорировать эти намеки — не хотелось ей уходить, и все! — но они уже как бы заранее договорились, и, останься Луиз сидеть дальше, Аделина сразу восприняла бы это как проявление эгоизма. Достаточно и того, что Арт согласился быть ее спутником на свадьбе. Она вздохнула и сняла со спинки стула свой рюкзак.

— Ты уже уходишь? Встретимся завтра на работе, может быть, починят, наконец кондиционер... — Аделине не удалось даже на мгновение скрыть свои чувства.

— Да, к сожалению, нужно бежать. В девять часов мне должны звонить по важному делу, боюсь не успеть домой. — Только это оправдание и пришло ей на ум. Оставалось лишь надеяться, что оно не прозвучало как наспех придуманное. — Спасибо за приглашение, Арт, еще поговорим о ваших семейных торжествах.

Разумеется, этот любитель блондинок и не намеревался уйти со мной, раздраженно подумала Луиз. Он с превеликим удовольствием останется здесь наслаждаться флиртом с Аделиной. И, главное, все это она превосходно организовала собственными руками!

Арт наклонился, собираясь поцеловать ее на прощание. Знакомый запах одеколона пробудил в ней дразнящее воспоминание о том страстном поцелуе. В смущении она непроизвольно отвернулась, и его губы лишь слегка коснулись ее волос.

— Не заказать ли нам еще? — услышала Луиз, уже уходя, голос Аделины.

— Почему бы и нет? — беззаботно ответил Арт. Он смотрел, как Луиз торопливо пересекает заполненную машинами набережную. В коротком легком платье цвета розовой фуксии она выглядела как-то особенно трогательно. Но в ее походке сквозила некоторая скованность. Арта насторожило и то, что она не оглянулась и не помахала, когда добралась до ограды, к которой прикрепляла цепью свой велосипед. Обычно оттуда Луиз прощально улыбалась или махала ему рукой.

— С Луиз все в порядке? — спросил он Аделину.

— Нормально, — не задумываясь, ответила та, затем засомневалась. — Разве что переживает из-за Стана. Мне кажется, поэтому она и торопится домой — думает, он может позвонить сегодня ночью.

— Понятно, — нахмурился Арт. — Неприятная новость.

— Почему? Разве вам не хочется, чтобы они помирились? — полюбопытствовала Аделина.

— Нет, — резко ответил Арт. — Не нравится мне этот тип и никогда не нравился.

— А! — Помолчав секунду, Аделина торопливо проговорила: — Что ж, она все еще любит Стана и очень страдает после его ухода. Поэтому, думается мне, будет лучше, если он вернется.

Луиз решила лечь пораньше. Приняла ванну, вымыла голову, скользнула под надушенную простыню. После всех этих бессонных ночей она должна была бы заснуть, лишь коснувшись головой подушки, но сон упрямо не шел. Стрелки на часах, едва слышно тикающих на ночном столике, показывали четверть одиннадцатого. Интересно, Арт все еще с Аделиной? Может, эта парочка отправилась в какой-нибудь ночной клуб? Или сразу к ней домой?

Луиз взбила подушку, перевернулась на другой бок. Их дела меня абсолютно не касаются, зло упрекнула она себя. Но не перестала думать об этом. И почувствовала себя очень одинокой.

Через несколько минут пронзительный звонок заставил ее вслепую потянуться за телефонной трубкой, и в спешке она свалила со столика книги и лампу.

— Алло?

— Привет, дорогая, это я. — В ее ухе громко прозвучал четкий голос ее матери. — Звоню, чтобы узнать, как ты поживаешь. Полагаю, о Стане нет никаких известий?

Луиз едва сдержала стон. Не было у нее настроения подвергаться усиленному допросу, на который явно настроилась ее мамуля. Мол, давай проанализируем ситуацию еще раз, подробно все рассмотрим и точно выясним, где и что пошло не так.

— Все по-старому, — пробормотала Луиз.

— Я всегда считала, что от него следует ждать только неприятностей.

— В самом деле? — Луиз уже жалела, что на прошлой неделе сообщила матери о разрыве. Новость сильно расстроила Магдален Кассиди. Луиз не помнила ее в таком гневе с тех пор, как отец оставил их. Мать пришла даже в большую ярость, чем сама Луиз, и ей стало еще хуже оттого, что ее неудачная связь так сильно огорчила мать.

Вот и сейчас, даже в разговоре по международному телефону, Луиз чувствовала, что мать вся кипит.

— Я поняла, этот парень далеко не подарок, еще тогда, когда ты проговорилась, что он играет в рок-группе. И если уж говорить честно, Луиз, то это должно было насторожить и тебя.

— Чем насторожить, мам? — устало спросила Луиз. — Для него это лишь хобби.

— Ну вот, ты опять его защищаешь...

— Ничего я его не защищаю.

— Будем надеяться. Тебе следует забыть о нем, Луиз.

— Ты говоришь как Арт.

— Как, кстати, поживает Арт? — Мать явно обрадовалась перемене темы.

— У него все хорошо. Мы только недавно пили с ним кофе.

— Отличный парень. Он все еще с Камиллой?

— Нет, они разошлись.

— В самом деле? Тебе бы найти кого-нибудь вроде него, с кем ты могла бы взяться за ум. Нельзя было связываться со Станом...

Луиз поспешила прервать попытки матери вернуться к этой теме.

— Послушай, мамуль, мне нужно идти — звонят в дверь. — Луиз скрестила пальцы, как бы молясь о том, чтобы ее не поразила молния за невинную ложь. В самом деле, не было у нее настроения для подобных бесед.

— Надеюсь, к тебе пришел не этот сукин сын...

— Нет-нет, Стан не осмелится явиться сюда. Я позвоню тебе завтра.

С каким же облегчением она положила трубку, выдернула телефонный провод из розетки и тут же со вздохом откинулась на подушки.

Мать права — не следовало влюбляться в Стана. Луиз закрыла глаза и попыталась расслабиться.

Несмотря на все усилия, сон не приходил. Час спустя она все еще пялилась в потолок или в свете ночника разглядывала завитки на обоях. И тут действительно позвонили в дверь.

Луиз даже вздрогнула в постели. Поделом тебе, не лги матери, бормотала она, накидывая пеньюар и моля Бога, чтобы это не был Стан. Одевшись, Луиз поспешила в прихожую и выглянула в боковое оконце. На пороге стоял мистер Салливан.

— Арт, что ты тут делаешь? — спросила она, распахивая дверь.

— Ты спала? — Он оглядел ее ночное одеяние, перевел взгляд на казавшееся возбужденным лицо с широко раскрытыми ясными глазами.

— Нет, просто бездельничала, смотрела телевизор. — Еще одна невинная ложь, мрачно подумала девушка. Ей страшно захотелось, чтобы Арт зашел в дом, но скажи она ему, что спала, он бы тут же вежливо откланялся.

— Мне только что звонила твоя мать, — пробурчал Арт, не дожидаясь ее приглашения и протискиваясь мимо нее в прихожую.

— Моя мамуля? — Луиз в изумлении уставилась на него. — Я разговаривала с ней совсем недавно. Зачем она звонила тебе?

— Она страшно разволновалась, потому что не могла дозвониться сюда больше часа. Решила, что нагрянул Стан и не дает тебе житья.

— Вот как? — У Луиз глаза полезли на лоб. — Какой вздор! И как же, по ее мнению, ты должен был бы поступить в таком случае? Вышвырнуть его отсюда?

— Не горячись, мисс Кассиди просто хотела убедиться, что с тобой ничего не случилось. — Арту явно было не до смеха.

— Как видишь, я в полном порядке, — пробормотала Луиз.

— Хорошо, тогда позвони матери и успокой ее. — Арт, казалось, пытался заглянуть в дверь спальни. — А почему твой телефон не отвечал?

— Я его отключила, решила хорошенько выспаться. — Луиз тряхнула головой, ее глаза засверкали. — Никак не могу смириться с тем, что мать позвонила тебе! Тоже мне старший брат!

— Ага, однако старший брат не так уж и интересуется твоими любовными увлечениями. Ты уж поверь мне, — парировал он, — если тебе так уж хочется валять дурочку со Станом, то это твое личное дело. Но нечего катить бочку на меня. Я зашел сюда по просьбе твоей матери. Вот и все!

— Не валяю я дурочку ни с кем. О чем ты вообще говоришь, Арт? — Луиз нахмурила брови. — Послушай, мне очень жаль, что тебе пришлось тащиться сюда из-за какой-то ерунды. Я на тебя не сержусь...

— Не сердишься? А я вот зол на тебя, — проворчал Арт.

— Зол на меня? — Луиз в недоумении уставилась на него. — Но почему? Что я такого сделала?

— Ты вот с важным видом рассуждаешь о том, что мать вмешивается в твои дела, а сама всего несколько часов назад проделала то же самое и со мной.

— Когда? Теперь-то я уж совсем ничего не понимаю.

— Имя Аделина ни о чем тебе не говорит? — насмешливо спросил Арт.

Вздохнув, Луиз наконец закрыла входную дверь.

— В самом деле, Луиз, твои своднические усилия мне совсем ни к чему, — раздраженно бросил Арт. — Ты поставила меня в дурацкое положение.

Так вот почему он так сердит! Луиз испытала облегчение.

— Вы что, не поладили с Аделиной? — Она с любопытством посмотрела на него. — Мне показалось, эта девушка тебе понравилась.

— Не в этом дело.

— Я всего лишь пригласила ее на чашку кофе. И больше ничего... — Луиз вдруг повеселела. — А тебе уже пора снова бегать на свидания.

— Пора? — Арт пришел в ярость и опалил ее взглядом карих глаз.

— Конечно! Между нами, Аделина чудесная девушка. Обаятельная, да и сотрудница отличная. — Луиз оглянулась на входную дверь. — Уж не ждет ли она тебя в машине?

— Не ждет. Я давно отвез ее домой.

— Вижу, вы с ней не поладили. — Луиз безразлично пожала плечами. — Может, ты и прав, необходимо время, чтобы отойти от предыдущего романа. Знаешь, как говорят: приходится поцеловать не одну лягушку, чтобы найти принцессу.

— Очень смешно! — Арт и не думал смеяться. Его глаза с напряженным вниманием следили за ней. — Однако я не говорил, что мы не поладили с Аделиной. Еще как поладили.

— О! — Луиз даже потеряла на время дар речи. Когда он вернулся к ней, ее голос прозвучал на целую октаву выше. — Я очень рада.

— И я рад, что ты рада, — произнес Арт. — Никогда больше не занимайся сводничеством, ладно?

— Можно подумать, у меня это вошло в привычку. Не могу понять, раз ты поладил с Аделиной, тогда чего ты злишься на меня?

— По той же причине, что и ты рассердилась на меня, решив, что лезу в твою частную жизнь.

— И вовсе я не думала, что ты лезешь...

— Как бы то ни было, — прервал ее Арт, — я вполне могу подыскать себе женщину и без твоей помощи.

— Да знаю я, — прервала его Луиз и озорно улыбнулась. — Забудем об этом, ладно? Проходи, я угощу тебя чаем.

— Спасибо, не хочу. Лучше возвращайся к своему гостю. — Его взгляд снова скользнул по двери, ведущей в спальню.

— К какому еще гостю? — Луиз тупо уставилась на него, но в следующее мгновение до нее дошло. — Я одна, Арт! Стана давно нет, ты забыл? — с сарказмом спросила она.

— Разумеется, не забыл. Но твои друзья и мать, похоже, считают его возвращение неминуемым.

— Неужели? Вы что же, говорили с Аделиной обо мне?

— Естественно, мы говорили о тебе. — Арт вдруг улыбнулся и задержал свой взгляд. Он откровенно наслаждался ее красотой, которую только подчеркивала ярость в ее глазах. — Так всегда бывает, когда сводишь своих друзей.

— Ну ладно... Ты, Аделина и моя мать можете держать свои мнения при себе. Не ваше это дело.

— Послушай, Луиз, мы сплетничали только потому, что любим тебя, — примирительно сказал Арт и был вознагражден еще более свирепым взглядом. — Ладно, ладно, понял, сдаюсь! — рассмеялся он. — Не волнуйся, не так уж долго мы с Аделиной перемывали тебе косточки.

О чем же они болтали, гадала Луиз.

— Теперь, когда мы во всем разобрались, можно рассчитывать на обещанную чашку чая? — Арт взглянул на часы. — Хочешь, поставлю чайник, пока ты звонишь матери?

— Ладно, — успокоилась Луиз, — давай, шевелись.

Она прошла в спальню, подключила телефон и набрала нужный номер, осматривая себя одновременно в зеркале туалетного столика.

Что же там произошло у Арта с Аделиной? Во всяком случае, он пока не влюбился в эту белокурую красотку. Иначе вряд ли стал бы попрекать ее и обвинять в сводничестве. Сидя за туалетным столиком в ожидании телефонного разговора, Луиз расчесала волосы щеткой, открыла флакончик с духами и провела смоченной подушечкой пальца за ушами и по шее. Пребывая в некоторой отрешенной задумчивости, развязала поясок пеньюара и расстегнула верхнюю пуговку на ночной рубашке.

Наконец Магдален Кассиди ответила на звонок. — Мам, все в порядке. — Наклонившись к зеркалу, Луиз слегка подкрасила губы. Нежно-коралловая помада сразу оживила лицо. — Я отключила телефон, хотела уснуть. Незачем тебе было беспокоить Арта.

— Арт не возражал, — тут же отреагировала мать. — Он настоящий джентльмен, очень обаятельный мужчина. Знаешь, Луиз, тебе бы заняться им вплотную. Чем больше я думаю об этом, тем...

— Я должна бежать, мам, — он у меня на кухне.

— На твоем месте я бы попыталась задержать его там подольше.

— Запихнула бы его в кладовку? Или припугнула бы венчиком для сбивания яиц, если бы он попытался улизнуть? — насмешливо прокомментировала Луиз.

— Ты прекрасно меня поняла. — Мать не собиралась шутить. — Конечно, Арт склонен разбивать сердца и не спешит остепениться. Его мать полагает, что он вряд ли когда-нибудь женится, слишком уж ему нравится наслаждаться свободой.

— Он такой, — прошептала Луиз.

— Я же думаю, что ты смогла бы очаровать его своей женственностью. Уверена, вы прекрасно подходите друг другу! Но решай сама — такая ли уж это хорошая идея. Не хочу, чтоб ты снова обманулась в любви.

— Спасибо, мам.

Ее матери иногда приходят в голову безумные идеи. Луиз усмехнулась, кладя трубку. Потом вновь присмотрелась к своему отражению в зеркале. Она вдруг заметила, что ее ночная рубашка расстегнута, а пеньюар соблазнительно распахнут. В ужасе она торопливо привела себя в порядок и даже стерла помаду бумажной салфеткой. Что, черт возьми, я задумала?

— Ты выпьешь чаю или кофе? — крикнул Арт из кухни.

— Чаю! — Взглянув последний раз в зеркало и убедившись, что выглядит вполне прилично, Луиз поспешила присоединиться к нему.

— Все в порядке? — спросил Арт, доставая из шкафчика чашки.

— Конечно. Я попросила ее не звонить тебе больше, но она не приняла эту просьбу всерьез.

— Да пусть звонит.

— На твоем месте я не поощряла бы ее прихоти, — пробормотала Луиз, передавая ему молоко из холодильника и садясь за стойку.

— Почему?

— Видишь ли, ее посетила фантастическая идея, будто мы с тобой... — Она смущенно умолкла, увидев, как Арт смотрит на нее.

— Что мы с тобой?

— Не бери в голову, — прошептала Луиз, пожав плечами. — Глупо даже повторять это.

Арт передал ей чашку и уселся напротив.

— Давай колись, — потребовал он. — Немного смеха мне бы не помешало.

— Она полагает... Ты же знаешь, она всегда была твоей самой большой поклонницей. — Луиз попыталась сбить его с толку.

— Еще бы, — улыбнулся Арт, наблюдая, как розовеет ее нежная кожа, высвечивая высокие скулы. Она явно прятала от него свои выразительные глаза под длинными темными ресницами.

Луиз выглядела сейчас удивительно привлекательной. Ее прямые, темные, пышные волосы и у Клеопатры вызвали бы ревность, а ее белое шелковое ночное белье выгодно оттеняло медовый загар ее кожи, подчеркивало соблазнительные формы ее тела, как она ни старалась прикрыть их.

— Она, похоже, вбила себе в голову, что мы превосходно подходим друг другу...

— А она права. — Арт взмахнул рукой и чуть этим своим широким жестом не отправил на пол чайник. В его глазах заплясали веселые искорки. — Мы идеальная пара и всегда хорошо ладили.

Луиз недоверчиво взглянула на него, стараясь понять, не дурачится ли он? Арт задумчиво уставился в одну точку, слегка приподняв левую бровь, потом едва заметно ухмыльнулся.

— Я же говорила, как это нелепо, — на всякий случай пробормотала Луиз, сбитая с толку его ухмылкой, его насмешливым тоном. — Даже мама была вынуждена признать мою правоту, когда я разгромила все ее доводы.

— Нелепо, — неохотно согласился Арт.

— Но в то же время посмотри на меня. Не такая уж я страшненькая.

— Я никогда этого и не утверждал! — Он стал задумчиво осматривать ее, словно она была выставлена в витрине магазина с ценником на голове, смутив ее такой откровенностью. Более того, она внезапно вновь осознала силу его сексуальности. Было нечто примитивное в том, как он примеривался к ней, трудно в такой ситуации не понять, что это игра. Но ее тело явно отреагировало на его выпад чувственным притоком адреналина.

— И вовсе ты не страшненькая, — шептал Арт.

— Вот здорово. Спасибо, — не удержалась Луиз от сарказма.

Арт снова ухмыльнулся, и она поняла, что он умышленно поддразнивает ее.

Луиз чуть не обожглась чаем, быстро поставила чашку и спросила, меняя тему:

— Как вы провели время с Аделиной?

— Славно. Мы пообедали в кафе. Ты же знаешь, там хорошо готовят, и выбор у них богатый.

Луиз не интересовало их меню.

— Собираешься встретиться с ней еще?

— Мы планируем кое-что на следующей неделе, как раз после свадьбы, на которую мы с тобой приглашены.

— А почему не на этой? — поинтересовалась Луиз.

— Завтра я опять уезжаю по делам и не вернусь до пятницы.

— Понятно. Но она хоть понравилась тебе? — Этот вопрос явно не давал ей покоя.

— Да, я уже говорил. — Арт допил чай и отставил чашку. — Кстати, мне самому заказать номера в гостинице на побережье или ты возьмешь этот труд на себя?

— Не волнуйся, я все сделаю. Ты ведь будешь очень занят.

— Ладно, тогда я заеду за тобой в субботу утром, без четверти одиннадцать.

— Заранее благодарю.

— Не надо. По мне, так ты спятила, собравшись на этот спектакль, — сухо бросил Арт.

— Стана, скорее всего, там и не будет. Арт искоса, явно недоверчиво посмотрел на нее.

— На самом деле ты так не думаешь. Луиз пожала плечами.

— Что ж, полагаю, ты понимаешь, что делаешь. — Арт встал. — Я пойду.

— Знаешь, если ты предпочтешь отправиться в предстоящий уик-энд на вечеринку к Эрику Маннингу, я все пойму, — выдавила из себя Луиз, провожая его к выходу.

— Как-нибудь в следующий раз, — беззаботно ответил Арт и оглянулся на нее. — Уж не про Аделину ли ты прочитала в моем гороскопе?

— Нет, — нахмурилась Луиз. — Ты же познакомился с ней в другом месте.

— Но мог бы и там, где распорядились звезды, если бы ты не перебила их планы и не притащила ее сегодня в кафе. — Арт усмехнулся. — Может, роковые силы судьбы действуют более таинственным образом, и нам с Аделиной просто суждено встретиться и неважно где.

— Я так не думаю, — Луиз без колебаний отвергла столь неприятную для нее теорию.

— Не думаешь? Удивительно. Я-то считал, что ты очень сильно веришь в судьбу.

— Верю... Но если твой гороскоп предсказывает встречу с женщиной на вечеринке, то не ищи ее в телефонной будке за углом. — Она распахнула перед ним дверь.

Арт приостановился и нарочито задумчиво произнес:

— Какое все же это тонкое искусство — созерцание звезд.

— Еще какое тонкое! — Луиз проигнорировала его насмешливый тон. — На самом деле, тебе просто необходимо составить подробный гороскоп.

Арт протянул руку, чуть приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.

— Значит, ты не считаешь Аделину женщиной моей мечты?

— Я этого не говорила. — Луиз ловко отстранилась. Прикосновение его руки вновь подняло в ней тщательно скрываемую волну желания.

— Верно, не говорила, — улыбнулся Арт. — Как ни странно, мне очень нравится теория неслучайных случайностей. Может, теперь и я обращусь к вашей пресловутой мистике...

Он заметил, как в ее ясных зеленых глазах промелькнула досада, и бархатистым голосом произнес:

— Спокойной ночи, Лу. Приятных тебе снов. Прежде чем она сообразила в чем дело, он наклонился и поцеловал ее прямо в губы. Лишь мимолетная ласка, но какая теплая, соблазнительная, чувственная... От нее у Луиз помутился разум.

Почему он так поступил? — потрясенно думала она, глядя, как он шагает к своей машине.

5

— Слышала что-нибудь об Арте? — как бы мимоходом спросила ее Аделина в пятницу.

— Нет. — Луиз внимательно посмотрела на коллегу. — А ты?

— Я разговаривала с ним вчера ночью.

— Да? — Сердце Луиз болезненно сжалось от ревности, и она отчаянно попыталась подавить ее. — Прекрасно! — весело воскликнула она. — И где же он?

— В Осло. Просил сказать тебе, чтобы ты не волновалась, — он вернется вовремя и вы отправитесь на свадьбу.

— Я и не волнуюсь, — пробормотала Луиз, запихивая какие-то бумаги в сумку. — Арт еще ни разу не подводил меня.

— Он ведь тебе вроде старшего брата? — уточнила Аделина. — Это здорово.

— Ты так считаешь?

— Но вы же сто лет дружите. Интересно, каким он был в юности? У тебя сохранились фотографии?

Ну и ну! Пропала Аделина, усмехнулась про себя Луиз.

— Сохранились, но они в Лондоне. Мать бережет снимки, часто просматривает их в альбомах. Наше детство — ее молодость. Так что вряд ли я смогу их у нее забрать.

— Какая жалость! — Аделина зашагала с ней в ногу, когда они вышли из офиса.

— Когда ты с ним встречаешься? — как бы, между прочим спросила Луиз, надеясь, что подруга не заметит ее назойливости.

— Во вторник вечером. Прямо не могу дождаться.

— Да всего-то несколько дней. Как бы то ни было, он позвонил тебе.

— А как ты сама? Все еще никаких новостей о Стане?

— Нет...

— Ну и ладно, самое главное — успокойся. Я и не волнуюсь, неожиданно для себя решила Луиз. Не увижу его больше и не надо.

— Тебе пора бы снова начать бегать на свиданки, — оживленно щебетала Аделина. Они прошли через вращающиеся двери помещения и оказались на солнцепеке. — Как раз вчера мы говорили об этом с Артом, и мне пришла в голову блестящая идея.

Луиз с подозрением покосилась на коллегу, гадая, что последует дальше.

— Я знаю одного парня, который может тебе понравиться. Его зовут Эмери, он холост, и я полагаю...

— Ну, нет! — Луиз моментально оборвала подругу.

— Да не будь ты такой консервативной. Мне кажется, Эмери заинтересует тебя. Он — дизайнер, занимается устройством парков.

— Никогда и ни за какие коврижки не пойду я на свидание «вслепую».

— Между прочим, Арт одобрил эту идею и сказал, что после свадьбы твоей подруги было бы неплохо пообедать вчетвером.

Ну Арт, дождешься ты у меня! — рассердилась Луиз. Надо же, всего несколько дней назад он осмелился отчитать ее за вмешательство в его личную жизнь!

— Соглашайся, будет весело, — убеждала Аделина, не любившая быстро сдаваться. — И смотрится этот парень неплохо...

— Если так, почему бы тебе самой с ним не встречаться? — ехидно поинтересовалась Луиз.

— Встречалась... Но что-то у нас не сложилось.

— Уж извини, но я на свидание с ним не пойду, нет настроения.

— Сегодня нет, а завтра появится. Не спеши отказываться, у тебя есть еще время подумать. Здорово было бы повеселиться в тесной компании!

Луиз старалась забыть о последней затее заботливой подруги и, мурлыча себе под нос, складывала вещи в дорожную сумку для поездки на уик-энд. Однако мысль о том, что Арт приветствовал эту затею и без колебаний согласился с Аделиной, подспудно раздражала ее. Мало того, что ей подсовывают какого-то «неплохо смотрящегося» Эмери, так еще и ждут от нее дружеского участия в их собственной интрижке!.. Да и что хорошего в коллективном свидании? Когда мистер Салливан заедет за ней, она, не колеблясь, выскажет ему все.

Луиз еще раз оглядела себя в зеркале. Утром она побывала в парикмахерской и сделала роскошную прическу. Но присутствовать на свадьбе ей все равно не хотелось. Как тут не бодрись, встреча со Станом вызывала определенные опасения. И к тому же слишком неровными и запутанными были в последнее время их отношения с Артом.

Натянув джинсы и коротенький топ, девушка едва успела вынести в прихожую дорожную сумку, и тут позвонили в дверь.

Она открыла. Арт в изумлении уставился на нее.

— Ух, ты! Потрясающая прическа! — Он даже присвистнул, искорки восхищения заиграли в его карих глазах.

— Спасибо, — улыбнулась Луиз. На нем были джинсы и синяя майка с короткими рукавами. Выглядел он отлично — пышущий здоровьем, загорелый, спокойный и расслабленный, чего никак нельзя было сказать о ней самой.

— Выпьешь кофе или сразу поедем? — спросила она, пропуская Арта в прихожую.

— Думаю, пора в путь. Дороги могут быть забиты — сегодня футбол. Успеем, прежде чем пойти в церковь, попить кофе в гостинице, не возражаешь? — Он подхватил ее сумку. — Ну и ну! Что у тебя тут? Кухонная раковина?

— Свадебный подарок — часы. Смотри, не урони!

— Уж не напольные ли? — поддразнил ее Арт.

— Ха-ха, очень смешно. — Луиз скорчила гримасу, и он рассмеялся.

— Знаешь что? Ты, несмотря на эту вот сексуальную прическу, совсем не изменилась со школьных лет.

— Можно подумать, ты сам превратился во взрослого дядю, такой же мальчишка!

— Поэтому женщины и находят меня неотразимым, — отпарировал он.

— Какая иллюзия, — насмешливо бросила Луиз. — Ты слишком задираешь нос, Арт.

— Неужели? — Он свел глаза к переносице. — Что ты, Лу, тебе показалось, мой нос, как всегда, на месте. — И, подхватив ее сумку, пошел к машине.

Действительно, неотразимый мужчина! Придется потолковать с Аделиной, намекнуть ей, чтоб оставила Арта в покое. Ему нужен твердый орешек. Женщины слишком легко падают к его ногам. Уж не потому ли они так быстро надоедают ему и этот ловелас без конца меняет свои привязанности. Ему недостает вызова, испытания.

Луиз вернулась в квартиру, проверила, все ли выключено, и выбежала к машине.

Стоял чудесный день, сияло голубое небо, теплый бриз накатывал с моря.

— Минни повезло с погодой, — заметил Арт, ведя машину в сторону магистрали. — Ты говорила с ней после получения приглашения?

— Да, обещала приехать и спросила, что им подарить.

— Не поинтересовалась, будет ли там Стан?

— Нет. Арт внимательно посмотрел на нее.

— Слышала о нем что-нибудь?

— Не слышала и не хочу слышать, — честно ответила Луиз. — Странное состояние: одна половинка меня не желает его видеть, а другая...

— А другая половина все еще влюблена в него?

Луиз не спешила с ответом.

— Не знаю, что и сказать о своих чувствах к нему, — наконец едва слышно прошептала она. — Я все еще очень злюсь на Стана, это точно. Если уж ему захотелось расстаться со мной, он мог бы набраться храбрости сделать это достойно. Полагаю, я заслуживаю более уважительного отношения к себе.

— Определенно заслуживаешь. — Арт скосил взгляд, Луиз с задумчивым видом рассматривала маникюр. — А не врезать ли мне ему? Моментальный нокаут сразу после завершения церковной службы, чтобы лишить его наслаждения выпивкой и закусками...

— Не валяй дурака, — нахмурилась Луиз.

— Признайся, хотя бы улыбку твою это бы вызвало?

— Драка на свадьбе?.. Неужели ты мог бы решиться на это?

— Честно говоря, он и нокаута не заслуживает.

— Пожалуй, ты прав. Наверное, мне пора начать встречаться с кем-нибудь еще, — задумчиво, как бы про себя, проговорила Луиз.

— Точно, с кем-нибудь понадежнее...

— Извини, но в отношении меня не смей даже и думать о каких-то заочных знакомствах, — набросилась она на него, вспомнив недавний разговор с Аделиной.

— Да, сногсшибательная подковырка со стороны человека, который только что, даже не предупредив заранее, пристроил меня к своей подружке, — насмешливо парировал Арт.

— То была просто... случайная встреча за чашкой кофе без всякой умышленной подготовки.

— О чем и речь, — съехидничал Арт. — А Эмери, похоже, славный парень.

Луиз заметила насмешливый блеск в его глазах.

— Наслаждаешься, да? Мстишь за попытку свести тебя с Аделиной?

— Так-так, а что ты советовала мне на прошлой неделе? — Арт откровенно ухмылялся. — Кажется, что-то насчет необходимости исцеловать нескольких лягушек в поисках своего принца?

— Не надо придираться к каждому моему слову, — смущенно буркнула она, и Арт расхохотался.

Неужели он, кроме шуток, предполагает, что я побегу на свидание с незнакомым мне парнем? — разозлилась Луиз. Теперь ясно, что тот поцелуй для него ровным счетом ничего не значил. Мой друг просто хотел отвлечь меня от тяжелых мыслей, он заботится обо мне, вот и все.

— Если честно, то пройдет немало времени, прежде чем я захочу вновь связаться всерьез с каким-либо мужчиной, — удрученно произнесла она.

Взглянув, Арт отметил застывшее на ее лице выражение глубокой грусти. Когда Аделина сообщила ему, что собирается познакомить Луиз со своим приятелем, он поначалу отреагировал без особого энтузиазма, но, однако, и не попытался отговорить ее. Ему была любопытна реакция Луиз. Была ли она сама готова завязать новое знакомство? Похоже, нет.

Арт сосредоточился на управлении машиной, и они вынужденно замолчали. Луиз взирала на ровный ландшафт, проносившийся за боковым стеклом. Он не вызывал у нее никакого интереса, пока машина не понеслась вдоль пестреющих цветами лугов. Крошечные ветряные мельницы окаймляли горизонт — их темные силуэты на фоне неба напоминали рисунки на голубом фаянсе.

Солнце перевалило за полдень, когда они наконец прибыли в чудесный прибрежный городок с мощеными улочками и причудливыми старинными постройками. Как только свернули за угол, Луиз увидела гостиницу. Открывшаяся глазу красота поразила ее. Это был древний и поистине величественный замок с башенками по бокам, остатками крепостного рва и подъемным мостом, превращенным в величавый парадный вход. Легкая дымка окутывала стены замка — возможно, с окружавшей здание болотистой местности поднимался туман, добавляя замку таинственности и романтики.

— Не гостиница, а настоящая находка, — отметил Арт, паркуя машину.

— Да, ты прав, но нашла ее не я, а Минни.

— Прекрасное место. Нужно будет запомнить на всякий случай. Пригодится, если я все же когда-нибудь соберусь связать себя узами брака.

Луиз изумленно взглянула на него. Арт никогда не говорил о браке, да еще так высокопарно, — он просто зеленел при одном упоминании об этом.

— Ты серьезно?

— Вполне. Я же не зарекался, как думают некоторые. Женюсь когда-нибудь... — Он выбрался из машины, чтобы достать багаж.

— Женишься, когда рак на горе свистнет?

— Что-то в этом духе, — кивнул он.

Под ногами скрипел гравий, Луиз шла, задрав голову, пораженная крутизной каменных стен. Здание вблизи оказалось еще более внушительным, нежели виделось на расстоянии.

Превосходный, багряных тонов ковер покрывал вестибюль, стены которого светились эффектными, на темы рыцарских поединков и охоты, витражами. Величественная изогнутая лестница вела на верхнюю галерею.

Луиз неспешно и с восхищением разглядывала все это, пока Арт любезничал с рыжеволосой регистраторшей, явно расположенной немного поболтать.

Знакомый голос окликнул Луиз, когда она раздумывала, не купить ли ей почтовые открытки в киоске у входа.

— Привет, Луиз, рад видеть тебя снова.

Она обернулась, увидела Стана и почувствовала, как бледнеет, как бешено заколотилось сердце в груди, словно пытаясь вырваться на свободу.

Ну, вот и свиделись! Луиз не ожидала столкнуться с ним так скоро и не успела соответствующим образом настроиться. Поэтому встреча так сильно подействовала на нее.

— Как поживаешь? — Его мягкий голос показался чужим.

Лицемер... Тебя это колышет? — подумала она с досадой. И презрительно оглядела его красивое лицо.

— Поживаю? Прекрасно, Стан, — холодно ответила Луиз и осталась довольной звучанием своего голоса, ибо в нем не было и намека на охватившее ее смятение.

— Вот и хорошо, — кивнул он, перевел взгляд на Арта, стоявшего к ним спиной у стойки портье, и спросил: — Ты приехала со своим дружком?

— Разве не ясно? А ты здесь с Норой?

— Да... Но я скучаю по тебе, Луиз...

— В самом деле? А я — нет. Между прочим, твои вещички упакованы и ждут, когда ты заедешь за ними. — О, небо, подумала она, как же приятно подпустить ему шпильку!

— Ну, Луиз, не будь такой! — Его синие глаза сузились, как если бы она причинила ему боль. — Я все еще люблю тебя...

Он что-то еще намеревался сказать, но в это время подоспел Арт.

— Привет! — В улыбке Стана мелькнула неуверенность, даже робость.

Арт ответил холодным кивком головы и повернулся к Луиз.

— Все в порядке, нас зарегистрировали. Поднимемся в номер или зайдем прежде в бар и чего-нибудь выпьем?— Он нежно обнял ее за талию и заглянул в глаза.

От того, как Арт произнес эти слова и дотронулся до нее, Луиз бросило в жар.

— Думаю, лучше подняться и немного передохнуть с дороги... Где здесь лифт?

Трудно было не почувствовать, что Стан следит за ними. Арт шел рядом, слегка наклонившись и придерживая ее за талию, и Луиз не могла не признать, что наслаждается его ласковым прикосновением.

— Ты в порядке? — спросил он, когда двери лифта отгородили их от вестибюля и Стана.

— Да. — Луиз прислонилась к зеркальной стенке, мысленно умоляя Арта не убирать руку.

— Говорил же я тебе, что не нужно сюда приезжать, — мрачно пробормотал Арт, обратив внимание на странный, лихорадочный блеск ее глаз.

— Доброму другу не полагается изрекать: «Говорил я тебе», — прошептала Луиз и улыбнулась, мгновенно взяв себя в руки и возвращаясь в нормальное состояние. — Как бы там ни было, вела я себя отлично. Предложила Стану забрать свое барахло.

— И что он ответил?

— Что скучает по мне. Интересно, как понимать его слова?

— Да никак! Меня совершенно не интересует, какой смысл этот тип вкладывает в свои запоздалые признания, да и тебя это не должно интересовать.

— Знаю, ты прав.

— И все же он тебя интересует. — Арт взволнованно вглядывался в ее глаза.

— Но не так, как ты думаешь. — Луиз сама поразилась твердости своего ответа. — К счастью, я не теряю душевного покоя. — Она гордо вздернула подбородок, и ее прекрасное лицо приобрело упрямое выражение.

— Знаешь, ты выглядишь потрясающе, когда сердишься! — улыбнулся Арт и коснулся губами ее макушки.

На какой-то миг между ними возникло сильное чувственное возбуждение, словно электрический разряд опалил воздух. Но тут же двери лифта раздвинулись, вернув их в обыденную реальность. Это всего лишь игра моего воображения, ошеломленно подумала Луиз, неслышно ступая по ковровой дорожке, уводящей их по лабиринту гостиничного коридора все дальше и дальше, как в темный лес. Всего-то десяток-другой шагов, но путь от лифта показался ей невероятно долгим.

Арт вставил ключ в дверь номера и открыл ее. Они вошли в роскошный люкс. Пол покрывали словно пронизанные солнечными лучами бледно-золотистые ковры, а здешняя мебель могла соперничать с дворцовой.

— Убеждена, я заказывала совсем другой номер... — Озадаченная Луиз прошествовала к окну.

Открывавшийся из него вид впечатлял: на долгие мили отсюда простирались золотистый пляж и море.

— Нравится? — спросил Арт.

— Просто сказка! — Луиз огляделась. Из гостиной вели две двери. Она открыла одну, за ней оказалась большая спальня с кроватью под балдахином на четырех столбиках. — Но... я не заказывала люкс.

— Его заказал я. Решил повысить наш статус, как только подошел к стойке регистрации, — беззаботно ответил Арт.

— Ну и ну, — Луиз вошла в дверь и присела на краешек кровати. — А где ты собираешься спать?

— Ты хочешь сказать, что мне здесь нет места? — поддразнил он.

И зачем смотреть такими невероятно сексуальными глазами? Ведь Стана поблизости нет, можно позволить себе передышку в вынужденном спектакле. Луиз чувствовала, что тает, как мороженое в тропиках.

— Извини, нет, — весело ответила она. — Эту постель я реквизирую для себя.

— Жаль, — проворчал Арт. — Пользоваться такой романтической спальней в одиночестве — явное расточительство.

Луиз понимала, что он поддразнивает ее, надеясь, что и ей не изменяет чувство юмора. И все же лучше бы он не делал этого. Неизвестно откуда возникшее сожаление болью отозвалось в сердце.

Почему меня обуревают такие неожиданные чувства к Арту? Что-то тут не так. Странно, даже после потрясения, вызванного встречей со Станом, Луиз была уверена, что вполне владеет собой, а тут...

— Кто знает? — беззаботно сказала она, пытаясь скрыть внезапно охватившее ее смущение. — Может, на свадьбе я встречу свой идеал и чуть позже упаду в его объятия?

— Ну, нет! — Арт покачал головой. — Ты сбережешь себя для встречи с Эмери. Терпеть недолго, свидание на следующей неделе. Пока же я разобью свой лагерь у твоей двери.

Луиз улыбнулась, но, несмотря на искорки в глазах, в ее улыбке проглянула уязвимость.

— Не волнуйся, Арт, уверяю тебя, что просто шучу. Пока что я стараюсь, если ты помнишь наш разговор, держаться подальше от мужчин. Так что стоять на часах у моего номера — напрасная трата времени.

В церкви все смотрели только на невесту и жениха. Они принесли клятвы верности, с любовью глядя друг другу в глаза. Минни с цветами в волосах, в изысканном кружевном платье, выгодно подчеркивавшем ее тонкую талию и ниспадавшем на пол многометровым шлейфом, выглядела прелестно. Чарли в элегантном темном костюме прекрасно оттенял нежное очарование своей невесты.

Луиз наблюдала за церемонией со слезами на глазах. Такое радостное событие и одновременно такое серьезное, что просто невозможно не растрогаться.

Внимание Арта постоянно переключалось с новобрачных на Луиз. Девушка казалась прекрасной в желтом, как лютик, платье и в кокетливо надетой набекрень широкополой соломенной шляпе. Она и в детстве была очаровательной малышкой, а сейчас превратилась в настоящую красавицу.

Он увидел, как Луиз достала из сумочки бумажный платочек и промокнула глаза. Та в свою очередь заметила его внимательный взгляд и улыбнулась мечтательной, трепетной улыбкой, от которой у него защемило сердце.

— Я не могу не плакать на свадьбах, — прошептала она.

Уж не заняты ли ее мысли Станом? — вдруг подумалось Арту, Не надеется ли эта наивная девочка, что все наладится и следующей парой новобрачных, дающих клятву верности, окажутся именно они?

В одно мгновение Арта охватила неудержимая злость на проклятого типа, сидевшего неподалеку за их спинами. Стан никогда ему не нравился, просто приходилось сдерживать себя. Луиз любила Стана, и Арт уважал ее чувство, хотя ему с трудом удавалось сохранять самообладание. Сегодня, застав их беседующими в вестибюле, он хотел подойти и сказать все, что о нем думает, но сдержался. Если они вдруг помирятся, его дружбе с Луиз будет нанесен непоправимый урон.

Мысль об их возможном примирении пугала Арта, и он не мог исключить такую вероятность. По словам Аделины, Луиз была подавлена разрывом куда больше, чем можно было представить по ее поведению. Когда же Стан обнаглел до того, что заявил, будто скучает по ней, стало ясно, что он вновь подбивает клинья. У Арта непроизвольно сжимались кулаки от одной мысли, что Луиз купится на душещипательную историю, на пару слезливо-пленительных фраз и вернется к этому негодяю.

Хотя Луиз — умная женщина и знает, что делает. Не примет она Стана обратно. Ей, как и любому человеку, после подобных потрясений необходим срок, чтоб прийти в себя, и все это время он намерен быть рядом.

Когда счастливая пара проследовала рука об руку по центральному проходу церкви, все присутствовавшие потянулись за ними на выход. Солнечный свет слепил и заставлял щуриться. В теплом послеполуденном воздухе весело перезванивались колокола, кто-то разбрасывал конфетти и делал фотографии.

В церковном дворе скопились десятки людей, и, только когда толпа начала расходиться, Луиз впервые увидела Стана с Норой.

Ее соперница нарядилась в светло-голубой костюм и зачесала завитые крупными локонами золотистые волосы наверх, обнажив стройную загорелую шею, украшенную ниткой жемчуга. На Стане был строгий темный костюм, рубашка идеальной белизны и синий галстук, который Луиз собственноручно подарила ему на прошлое Рождество. Кто бы мог подумать, что менее чем через восемь месяцев он напялит этот галстук, сопровождая другую женщину.

Стан оглянулся, и их взгляды встретились. Однако она не пожелала ответить на улыбку.

— Не пора ли на банкет? — Арт взял Луиз под руку.

— Да, пора. Служба прошла великолепно, ты не находишь? — стараясь забыть о Стане, весело спросила Луиз, когда они шагали к автостоянке. — Сплошное удовольствие.

— Вот как? — Арт бросил на нее холодный взгляд.

— В чем дело? Почему ты так посмотрел на меня?

— Просто я думаю, что ты вовсе не наслаждалась службой. Ты плакала.

— Со мной это всегда бывает на свадьбах — они очень трогательны.

— Ты не плакала на свадьбе моей кузины в прошлом году.

— Еще как... Ты просто не видел!

— Я что-то не помню.

— Наверное, потому, что слишком увлекся блондинкой, подружкой невесты.

Арт рассмеялся.

— Что ты, кстати, думаешь о Норе? — Луиз не могла сдержать охватившее ее любопытство.

— Я и не заметил ее.

— Да брось! Пропустить такую женщину!

— Хоть какую. Почему я должен разглядывать всех подряд? А вот кто-то не мог оторвать печальный взгляд от Стана...

Луиз стало больно от этих слов.

— Арт, не надеешься же ты, что я мгновенно забуду человека, с которым прожила не один год? Вполне нормально поинтересоваться, как он поживает, что за новая женщина рядом с ним.

Они сели в машину, и Арт молча завел двигатель.

— Разве ты никогда не думаешь о Камилле?

— Изредка, — признался он. — Но я не любил ее.

А я любила Стана? — неожиданно подумала Луиз. Она привыкла считать, что любила, иначе не поселилась бы с ним. Сегодня же, когда взглянула на бывшего возлюбленного на церковном дворе, поразилась тому, что видит незнакомца. Может ли настоящая любовь умереть так скоропалительно?

И все же теперь ясно одно: если, например, Арт никогда больше не заговорит с ней и она не сможет с ним встречаться, это ее совершенно раздавит. Со Станом все иначе. Он задел женскую гордость, причинил боль, расставшись с ним, она порой цепенела от безысходности, но вот ведь — уцелела. А сегодня, столкнувшись с ним, не почувствовала даже малейшего родственного отзвука в душе, словно с этим мужчиной жила не она, а совсем другая женщина. Фантастическое ощущение! Может, это просто шок?

Арт остановил машину у гостиницы-замка. Они посидели еще какое-то время, наблюдая, как подъезжают и проходят внутрь гости.

Потом увидели, как подъехал Стан. Он находился на пассажирском сиденье, а Нора — за рулем.

— Как нам следует вести себя? — спросил вдруг Арт, пристально глядя на Луиз. — Я буду твоим лучшим другом или любовником?

Вопрос ошеломил ее, и какое-то время она не могла подобрать ответ.

Арт склонил голову, в его глазах сверкнули веселые искорки.

— Я прекрасно справлюсь и с первой, и со второй ролью.

— Знаю, — робко улыбнулась Луиз. — Ты можешь ограничиться ролью лучшего друга, — поспешно добавила она, и ее щеки моментально порозовели. — Насчет второй роли... я поверю тебе на слово.

Арт протянул руку и отвел прядь волос от ее лица. Жест показался ей необычайно нежным, сердце девушки учащенно забилось, а телом овладело мучительное ощущение, о природе которого было весьма легко догадаться.

— В церкви ты думала о Стане?

— Не совсем. — Луиз поняла, что Арт не верит ей. — Послушай, вполне нормально вспомнить на чужой свадьбе свой собственный недавний роман, но воспоминание было лишь мимолетным. Я не сосредоточилась на нем.

— Так что слезы ты проливала не из-за него?

— Нет! — Она гневно уставилась на Арта. — Конечно же нет. Я говорила тебе, у меня на таких торжествах просто разыгрываются эмоции. — Знал бы ее друг, что Луиз и сама сильно засомневалась в том, что Стан действительно разбил ее сердце. И что она, скорее всего, никогда не любила его... или любила недостаточно сильно. Потрясло бы такое признание Арта?

Он заметил, как изменилось лицо Луиз.

— Знаешь, о чем я думал, сидя в церкви? — мягко спросил он. — Я думал, какая же ты красивая.

— Лесть откроет перед тобой все двери, — усмехнулась Луиз.

— Думай что хочешь.

Они помолчали. Луиз страстно желала, чтобы его слова не оказались очередной шуткой.

— Как бы то ни было, сегодня я абсолютно не расстраивалась по поводу Стана.

Арт наблюдал некоторое время, как Нора пытается заехать задним ходом в узкое пространство между двумя машинами на другой стороне автостоянки.

— Итак, мы просто друзья, никакой романтики, да? Ты не хочешь давать ему пищи для размышлений?

— Я уже говорила, — Луиз недоуменно пожала плечами. — Зная нас с тобой, зная нашу историю, Стан никогда не поверит в наш роман.

— А я продолжаю настаивать, что весьма убедительно могу сыграть более захватывающую роль.

— Хорошо, сделаем вид, что неожиданно оказались во власти романтических отношений. Только не перестарайся.

— Может, для подстраховки быстренько набросаешь для меня план или напишешь сценарий? — насмешливо спросил Арт.

— Полагаю, нужно действовать по принципу: «Чем меньше слов, тем больше толку»... — Луиз смолкла на полуслове, когда Арт склонился к ней.

— Что ты делаешь? — с изумлением воскликнула она.

— Действую по принципу «чем меньше слов», — прошептал он прямо-таки с сатанинской радостью во взоре. Даже не подумав отстраниться, он прижал ее к себе и поцеловал в губы.

У Луиз перехватило дыхание от столь внезапной ласки. Потеряв всякое ощущение реальности, она все больше погружалась в море страсти. Никогда еще и никому не удавалось одним лишь поцелуем так расшевелить ее эмоции. Луиз удивляло то, как вновь оживает ее тело трепещут губы, как все чувства воспламеняются от скрытого желания. Она исступленно хотела его в эти короткие секунды.

Когда же Арт отпустил ее, она была совершенно ошеломлена. Его лицо светилось радостью. Луиз показалось, что этот свет глубоко проникает в нее саму, освобождая от старой боли и вознося над прежними страданиями так высоко, как она и мечтать не могла. Силы и ощущение возможного счастья стремительно возвращались к ней. Оставалось поверить в них...

— Тебе когда-нибудь говорили, как здорово ты целуешься? — хрипло спросил он.

Луиз никак не могла совладать со своим дыханием.

— Нет, пожалуй. — Она поежилась от дрожи в собственном голосе, выдававшем всю степень ее потрясения.

Арт выглянул из окна машины.

— Полагаю, мы вполне добились своего.

— Чего добились?

— Теперь Стану есть о чем поразмышлять.

Эти прозаичные слова заставили Луиз спуститься с небес на землю. Она отстранилась от Арта и заметила, что Стан и Нора только что прошли мимо.

Неудачная идея, думала Луиз, пока ее новоиспеченный возлюбленный с решительным видом обходил машину, чтобы открыть для нее дверцу. Арт явно вошел во вкус разыгранной сценки. Стан всегда был ему противен, и он с превеликим удовольствием продемонстрировал, что тому уже ничего не светит. Как ни странно, но Луиз вспомнила его же слова: «Опасно играть чувствами».

Как же прав ты, мой милый, думала Луиз, выходя из машины и позволяя Арту взять себя под руку.

6

Огромный банкетный зал был переполнен. Луиз и Арт нашли свои места в конце одного из длинных столов и оказались в окружении друзей Минни, которых Луиз знала не очень хорошо.

— Генри Крафт, — напомнил о себе сосед, видя, как гостья пытается вспомнить его. — Мы познакомились на дне рождения Минни в прошлом году.

— Ах да, — улыбнулась Луиз. — А я...

— Луиз Кассиди, — договорил он за нее.

— А у вас хорошая память.

— На хорошеньких.

Он выглядит славным малым, подумала Луиз. Похоже, одного возраста со мной. Карие глаза, светло-каштановые волосы, обаятельная улыбка...

— В последний раз я видел вас с другом... Как же его звали?

— Стан. Мы с ним расстались.

— И я расстался со своей подругой, — разоткровенничался сосед. Но его искренность оказалась весьма утомительной. Когда все принялись за еду, он все еще продолжал рассказывать душещипательные подробности.

Сидевший напротив Арт кротко взирал на нее. Генри Крафт явно произвел на него неприятное впечатление, насмешливо подумала Луиз.

Она исподтишка следила за соседкой Арта, не юной, но довольно привлекательной блондинкой с прямыми и немного суровыми бровями, усиленно втягивавшей его в беседу и бросавшей на него откровенные взгляды.

Арт оказывает фатальное воздействие на женщин, отметила про себя Луиз. Он просто околдовывает их, даже не отдавая себе в этом отчета.

Согласившись еще на один бокал шампанского, девушка вполуха слушала Генри, сообщавшего прямо-таки зловещие детали своего расставания с любимой.

Наконец наступила очередь тостов, и Луиз облегченно откинулась на спинку стула.

Потом все поднялись из-за столов, так как зал стали готовить для танцев. В толпе Луиз снова заметила Стана, обратила внимание на то, что Минни усадила его в противоположном от нее конце зала, и мысленно поблагодарила подругу. Она очень надеялась, что в предстоящие несколько часов их дорожки не будут пересекаться слишком часто.

Арт обнаружил небольшой диванчик у окон, выходивших на залитый солнечным светом сад.

— Выпьешь чего-нибудь?

Луиз посмотрела на толпу у стойки бара и увидела там Стана.

— Нет, спасибо. Обойдусь пока.

Арт уселся поудобнее, вытянув вперед ноги.

— Как же я рад, что потерялся твой ухажер. У меня от него голова разболелась.

— Кого ты имеешь в виду? — Луиз отказалась от намерения проследить за Станом.

— Генри, — бесстрастно ответил Арт, и Луиз почувствовала вину за тайные мысли. — Он, похоже, здорово на тебя запал.

— Мне мой сосед показался просто очень одиноким. Бедный парень пережил такой ужасный разрыв.

— Да, я тоже слышал, — холодно согласился Арт. — Впрочем, его слышали все, сидевшие за столом.

— На самом деле весь стол следил, затаив дыхание, за твоей энергичной соседкой, пытавшейся закусить тобой на десерт, — не удержалась Луиз от колкого замечания.

— Во всяком случае, она забавна.

Прозвучавший в его голосе намек на чисто мужское одобрение другой женщины почему-то здорово рассердил Луиз.

— Иногда ты просто невыносим, — раздраженно бросила она. — Генри всего лишь нуждался в благодарном слушателе. Такое случается с человеком, у которого разбито сердце. Поскольку тебя еще ни разу не бросали, ты, полагаю, и понятия не имеешь об этом.

— Не понимаю, почему ты так рьяно защищаешь совершенно незнакомого типа? — развел руками Арт, откинувшись на спинку дивана. — Если хочешь знать, он вовсе не помнил твоего имени, а просто прочитал его на карточке.

— Твой любимый трюк? Арт усмехнулся.

— Ты неисправим, — рассмеялась Луиз.

— Так-то лучше. Мы же должны выглядеть влюбленными.

И снова от его проникновенных слов у нее дрогнуло сердце.

На помосте в другом конце зала музыканты настраивали свои инструменты, и кто-то притушил свет.

К ним подошел официант с шампанским на подносе. Арт передал ей бокал и предложил:

— Давай-ка расслабимся и будем наслаждаться праздником.

А действительно, каково было бы заполучить Арта в любовники? — подумала Луиз. Разве не приятно просто сидеть и болтать с ним, предвкушая, что ночью он займется с тобой любовью в роскошной кровати под балдахином? Луиз радовалась приглушенному свету, чувствуя, как от одних сокровенных мыслей разливается по телу живительное тепло.

Она тайком посмотрела на Арта. Есть что-то дико возбуждающее в том, как он смотрит на нее или улыбается в своей ироничной манере. Что, если начать флиртовать с ним и попытаться соблазнить?

Эта игривая мысль разгорячила чувства, но реальность тут же отрезвила ее. Нужно совсем спятить, чтобы пойти на поводу у такого искушения, стыдно даже помышлять об этом! Ведь тем самым она разрушит их длительную и столь ценную для нее дружбу. И ради чего? Ради любовных утех или, если повезет, короткого романа? Надеяться на нечто большое — значит заниматься самообманом. Также обманывались все остальные женщины, появлявшиеся в его жизни. Поэтому подобные идеи, если все взвесить трезво, совершенно лишены смысла.

Луиз с трудом отвела взгляд от Арта, когда заиграл оркестр и новобрачные вышли на первый танец.

Вот истинная любовь, завистливо подумала Луиз. В один прекрасный день такое счастье может выпасть и мне. Но в данный момент такая перспектива кажется весьма отдаленной.

Оркестр стал исполнять еще один медленный танец, и новые пары присоединились к молодоженам.

— Потанцуем? — предложил Арт. Не дожидаясь ответа, он перехватил у нее бокал с шампанским, отставил в сторону и, взяв за руку, повел к центру зала.

Какое-то время Луиз держалась скованно, не давая Арту слишком прижимать себя. Раньше она ходила с ним на дискотеки, но ни разу еще не танцевала медленные танцы. И сейчас не спешила попасть в его объятия, особенно после недавних своих раздумий.

Кто-то толкнул их, и Арт обнял ее, как если бы это было самым естественным в мире движением. Луиз мгновенно напряглась, стараясь сберечь спасительную дистанцию, но он мягко притянул ее к себе, и она почувствовала, как погружается в его пьянящее тепло и нежность. Луиз уткнулась лицом ему в грудь и постаралась расслабиться, испытывая настоящее блаженство. Прикосновение руки Арта к ее спине, ощущение желанного тела, тесно прижавшегося к ней, волновали кровь. Вот кто мне подходит, мечтательно подумала она.

Последовала еще одна неспешная тягучая мелодия, и они продолжали двигаться в ее ритме. Она почти забыла об окружающих, пока кто-то не толкнул их опять и не вырвал из грез.

Луиз отстранилась от Арта и посмотрела на него снизу вверх, чувствуя, как все сильнее заходится сердце.

— Не выпить ли нам еще? — мягко спросил Арт. Из нее чуть не вырвалось, что она хочет лишь одного — вернуться в его объятия, но это было бы слишком. И, кроме того, нельзя же быть такой непоследовательной: то она решает сберечь их дружбу, то сходит с ума от одних его взглядов...

— Почему бы и нет. Принеси что-нибудь на свое усмотрение.

В то время, как Арт отправился за напитками, к ней подошла Минни.

— Чудесный получился праздник, — сказала Луиз.

— Я наслаждалась каждой его минуткой. — Минни издала счастливый вздох. — А завтра Чарли увозит меня на Карибское море. Там мы проведем наш медовый месяц. — Она приложила палец к губам и прошептала: — Но мне не полагается это знать.

Луиз рассмеялась.

— Кстати, а что у вас с Артом? — поинтересовалась Минни. — Стан утверждает, что видел вас целующимися.

— Неужели? — Луиз пожала плечами. — Стану вообще-то до этого нет никакого дела.

— Точно, — согласилась Минни и, озорно сверкнув глазами, наклонилась к подруге. — Если ты пытаешься вызвать его ревность, то тебе это удалось. Она просто раздирает его.

— Меня совершенно не колышут его переживания, — честно ответила Луиз.

— Ну и молодец, одобряю! Твой Арт просто великолепен.

— Я тоже так думаю. — Луиз поискала взглядом и заметила его в баре, беседующим с женщиной, той самой блондинкой, которая сидела рядом с ним за столом. На ее глазах женщина написала что-то на салфетке и с улыбкой протянула Арту. Наверное, номер телефона, решила Луиз и ощутила весьма болезненный укол ревности.

— Еще увидимся, дорогая. — Минни упорхнула, а Луиз стало как-то не по себе.

Я люблю Арта, неожиданно подумала она. Просто схожу с ума по нему! Осознание этого пришло мгновенно, словно ниоткуда, появилось как бы само собой, полностью выводя ее из равновесия. Сейчас ей ничего не оставалось, кроме как смотреть на него сквозь разделявшую их толпу. Что же я за дурочка, упрекнула она себя. Почему до сих пор не осознала, как много он значит для меня?

— Привет, Лу!

Голос Стана донесся до нее как бы издалека, и она оглянулась, посмотрев на него безучастным взглядом.

— А, привет! — рассеянно отозвалась она, поскольку пребывала в расстроенных чувствах.

— Послушай, Луиз, я очень сожалею о случившемся. — В его голосе зазвучала настойчивость. — Не могли бы мы поговорить? Мне это просто необходимо, я хотел бы объяснить...

— Пожалуйста, не надо, Стан, — твердо прервала его Луиз.

— Но мне это нужно. Я очень много размышлял, пытаясь сообразить, почему у нас все пошло наперекосяк...

— Полагаю, все дело в Норе, разве нет? — Луиз не смогла удержаться от саркастической реплики.

— Нора появилась от безысходности. — Стан тряхнул головой. — Знаю, ты хотела, чтобы мы поженились, а я не был тогда готов к этому...

— Все это вздор, Стан, ты сам знаешь. Но я благодарна судьбе за урок, поскольку он позволил мне все увидеть в истинном свете и понять, что у нас с тобой никогда и ничего бы не получилось.

— Ты не можешь так говорить!

— Но ведь говорю.

— Это все из-за Арта? — Голос Стана стал жестче, он гневно прищурился. — Я чувствовал, что ты всегда неровно дышала к нему.

— Не было такого. Лишь недавно и совершенно неожиданно у меня возникли чувства...

— Да ладно, Луиз. Не пытайся обманывать обманщика. Я все отлично вижу. Всегда считал, что мужчина и женщина не могут быть просто добрыми друзьями.

— Еще как могут. Все равно тебя это теперь не касается, — сердито бросила она. — Оставь меня в покое, Стан.

— Тебе его не заполучить! — вдруг изрек он. — Этот парень боится брака больше, чем я.

— А я, может быть, и не желаю замужества, — парировала Луиз.

— Желаешь. Ты хочешь завести семью и...

— Послушай, Стан, не спорь со мной. Не пора ли тебе вернуться к Норе?

— Могу я навестить тебя на следующей неделе?

— Нет!

— Я поведу тебя в тот ресторанчик, который так тебе нравится.

— Нет, Стан!

— Скажем, в семь часов во вторник?

— Я не могу, — покачала головой Луиз.

— Да все ты можешь! Нам нужно обговорить кое-что, Луиз. — Он одарил ее нежной улыбкой, которую она знала слишком хорошо. Сейчас она уже не казалась неотразимой.

— Ты ведь любила меня, Лу, а я подвел тебя, — Стан протянул руку и коснулся ее лица. — Клянусь, я усвоил урок и, если ты только дашь мне шанс, никогда не повторю ничего подобного.

— Стан...

Он приложил палец к ее губам, заставив замолчать.

— Только вспомни, как нам было хорошо. Я позвоню тебе.

Стан растворился в толпе. Луиз машинально направилась в другую сторону. Она вдруг захотела уйти с вечеринки. Эмоции раздирали ее. Духота и шум рассеивали внимание, лишали способности серьезно анализировать ситуацию.

Выйдя в холл, она испытала огромное облегчение. Там было тихо и прохладно. Не останавливаясь, Луиз поспешила к лифтам. Один из них стоял открытый и пустой, она вошла и нажала кнопку своего этажа.

Стан прав, зло думала она, следя за мелькающими указателями этажей. Арт не желает брать на себя никаких обязательств. Любовь к нему принесет только сердечную боль, тем более что он — мой друг. Окажись я его любовницей, потеряю значительно больше, чем выиграю.

И вовсе я не влюблена в него, снова и снова убеждала она себя. Просто из-за Стана у меня депрессия.

Двери лифта раздвинулись, и она медленно побрела к своему номеру, терзаемая мыслями об Арте.

Лишь подойдя к люксу, Луиз сообразила, что у нее нет ключа. Оставалось вернуться назад. Но из другого лифта в это время вышел Арт.

— Забыла? — спросил он, показывая ключ.

— Верно. — Луиз никак не могла заставить себя посмотреть ему в глаза. Он поймет по взгляду или уже понял, как она относится к нему. Как быть, если он уже догадался?..

Мы так замечательно дружили, а что теперь? Я превратилась в одну из его несчастных воздыхательниц и в один миг растеряла все преимущества, главное из которых — душевная независимость. Нет, это следует прекратить! — лихорадочно убеждала себя она, чувствуя за спиной его дыхание.

Арт распахнул перед ней дверь.

— Почему ты исчезла, ничего не сказав?

— И вовсе я не исчезала... Там такая духота. А ты можешь вернуться на вечеринку. — В ее голосе прозвучал явный вызов.

Ничего не ответив, Арт последовал за ней в номер.

— Что же на этот раз сказал тебе твой красавчик, что ты так быстро сбежала? — шутливо поинтересовался он, наблюдая, как она прошла к мини-бару и наполнила высокий стакан кока-колой.

— Ты нас видел? — Луиз пыталась выиграть время. Ее рука дрогнула, и несколько капель напитка пролилось на полированную поверхность бара.

— Разумеется.

— Если честно, он пригласил меня на обед... на следующей неделе. Умоляет дать ему шанс, пытается объяснить свое поведение. Говорит, что был тогда не в себе.

— Он и сейчас, наверное, не в себе. — Арт насмешливо фыркнул. — Этот парень — ничтожество. Ты ведь не попадешься на его удочку?

— Не знаю, что и делать, — растерянно ответила Луиз. Но говорила она уже не о Стане. Стан канул в прошлое, и ей даже на минуту не пришло бы в голову возвращаться нему.

— О Боже, Луиз, открой же глаза. Стан любит только одного человека — себя. Сейчас он хочет вернуть тебя только из-за оскорбленного самолюбия.

— Спасибо за подсказку, — рассердилась Луиз. — Почему бы тебе не спуститься к своей поклоннице и не оставить меня в покое?

— Моя поклонница? — Арт не на шутку удивился.

— Да, та блондиночка, которая нацарапала для тебя на салфетке свой телефон.

Арт пожал плечами.

— Ты и сам не ангел, Арт, так что не придирайся к Стану.

— Я никогда не говорил, что я ангел, — холодно согласился он.

— Не говорил. — Луиз смутилась и почувствовала, как от обиды подступают слезы.

— Эй! — мягко позвал ее Арт и подошел поближе. — Не заблуждайся насчет Стана.

— Не заблуждаюсь. — Луиз уставилась на стакан с кокой, отчаянно стараясь взять себя в руки.

— Я бы этого не сказал. — Он решительно взял у нее стакан и отставил в сторону. Затем приподнял ее голову. Луиз почувствовала, что просто тает от одного его прикосновения. — Он того не стоит, Луиз.

— Ты повторяешься. — Ее губы скривились.

Интересно, что бы подумал Арт, узнав, отчего она в действительности расстроилась?

Возможно, нашел бы это забавным... для начала. Как смешно, даже закадычная подружка детства не удержалась и влюбилась в него, неотразимого! Но, что случилось бы потом?

Луиз заглянула в темную глубину его глаз. Она жаждала его поцелуев, его объятий, его любви. Но тут же в панике отпрянула и опять отчаянно попыталась сдержать слезы.

— Я знаю, тебе будет больно, Луиз, но я не верю, что Стан любил тебя когда-либо. И если ты вернешься к нему, тебе будет уготована всего лишь второстепенная роль.

— Ни на какую второстепенную роль я не согласна, — сердито отпарировала Луиз. — Более того, я серьезно подумываю о том, что лучше уж не выходить замуж никогда и ни за что на свете. Займусь своей карьерой и навсегда откажусь от мужчин.

— Не глупи, Лу! — Судя по голосу, Арта явно позабавили ее предстоящие планы. — В монахини ты совсем не годишься.

— Откуда тебе знать? — Она приподняла голову и смело встретила его взгляд.

— Я же мужчина и разбираюсь в таких вещах, — усмехнулся Арт.

— И ты всего не знаешь.

— Хорошо, подойдем с другой стороны. Одного поцелуя мне достаточно, чтобы понять — ты никогда не станешь монахиней.

— Не будь смешным!

Арт пригляделся к ней, заметил, что под платьем с большим круглым декольте ее груди двигались так, словно она с трудом сдерживала дыхание.

— Так я смешной? — тихо пробормотал Арт. — Поди-ка сюда.

— Зачем? — Луиз непроизвольно сделала шаг назад.

— Я докажу тебе, что на благословенной божьей земле тебе никогда не стать монахиней.

— Лучше... Лучше не надо!

— В чем дело? Боишься оказаться не правой?

— Нет!

Арт взял ее за руку, но она попыталась отстраниться от него.

— Ты — страстная женщина, Лу, и доказала это сегодня, когда поцеловала меня.

— Я лишь делала вид, что целую. — Луиз старалась говорить ровным, холодным голосом. — Чтобы завести Стана, и больше ничего.

— В самом деле? — Голос Арта уже не звенел игривыми нотками.

Похоже, она здорово задела его самолюбие.

Впрочем, ему это пойдет на пользу. Иногда он бывает слишком самоуверенным.

— А не проверить ли нам твои актерские способности еще раз? — вкрадчиво осведомился Арт. — Прямо сейчас, в отсутствии Стана.

В испуге она заклинала себя отказаться... Но, что плохого в одном мимолетном поцелуе? А вдруг на нее снизойдет спасительное разочарование?

Арт смотрел на ее губы, и Луиз затрепетала под проникновенным взглядом его бездонных глаз. Если он поцелует ее снова, обман раскроется мгновенно. Она не сможет изобразить холодность и безразличие, страсть пересилит рассудок и выявит все, что на самом деле творится в сердце.

— Мне твоя идея не по душе, Арт...

Эти панические слова были последними, которые она сумела сказать связно. Как только их губы встретились, ее охватило дикое возбуждение, и она окончательно потеряла разум.

Его губы поначалу слегка поддразнивали ее, а затем, когда она стала отвечать, вызвали у нее настоящее исступление.

И вот он уже целовал ее лицо, щеки, шею... все теснее прижимая к себе. Все это оказалось еще более ошеломляющим, чем во время поцелуя в машине или в ту давнюю ночь.

Легкая дрожь наслаждения пробежала по ее телу, когда руки Арта проникли под одежду, коснулись кожи, когда его пальцы стали нежно поглаживать ее тонкую талию и нерешительно подниматься выше по спине.

— Как давно я жаждал сделать это, — прошептал Арт ей на ухо.

Эти слова как бы подлили масла в уже бушевавший в ней огонь.

Его руки продолжали двигаться, поглаживая ее бедра. Подушечками больших пальцев он так волнующе и соблазнительно проводил по ее ребрам, что ее грудь заболела от желания более интимной ласки.

Комнату внезапно наполнил пронзительный звонок телефона, и они отпрянули друг от друга.

Телефон звонил и звонил, не переставая, а они лишь обменивались безмолвными взглядами, не делая даже попытки снять трубку.

— Если это была игра, тогда ты просто великолепная актриса, — прищурясь, хрипло произнес Арт.

Телефон перестал звонить, и в воцарившейся тишине Луиз услышала гулкое биение собственного сердца.

— Я не играла, — тихо ответила она, отказываясь от всякого притворства.

Арт одарил ее манящей, соблазнительной улыбкой, вызвавшей у нее душевную боль, и с решительным видом снова привлек ее к себе, чем возбудил еще больше. Луиз показалось, что мучительное желание еще сильнее сжигает ее.

Его руки сквозь тонкую материю гладили нежное девичье тело, дотрагивались до сосков, легкими прикосновениями приводя во все большее возбуждение.

Арт начал раздевать любимую. Нащупал молнию, расстегнул, и шелковое платье тут же соскользнуло на пол, оставив Луиз в кружевных трусиках и лифчике.

Было что-то дико порочное в том, что она позволяет ему раздевать себя, но охватившее ее чувство было столь эротичным, что Луиз не смогла отступить, не желала размышлять о последствиях, не хотела думать ни о чем, кроме его жарких рук и пылких взглядов.

Луиз задержала дыхание, когда Арт поцеловал ее снова. Этот чувственный поцелуй проник во все клеточки ее тела. Его пальцы перебирали кружева лифчика, касались тела так соблазнительно, что она жаждала еще более сильных ощущений. Луиз обвила его шею руками и ответила ему яростным требовательным поцелуем... Ему лишь оставалось подхватить ее на руки и отнести в спальню.

Нежно уложив девушку на постель, Арт расстегнул ее лифчик, быстро разделался с ее трусиками и принялся срывать одежду с себя.

У него просто сказочное тело, отметила про себя Луиз. Мощные плечи и руки, широкая и крепкая грудь, сужающаяся к плоскому мускулистому животу.

Сердце Луиз неистово заколотилось, когда Арт прилег рядом на роскошную постель.

Он мгновенно охватил жадным взглядом ее всю. Его ладони приблизились и, словно пламя от ветра, прикрыли ее тугие обнаженные груди, а пальцы с бесконечной нежностью стали трогать чувствительные соски. Ее охватило ощущение необузданного сексуального порыва, казалось невозможным испытать еще большее волнение. И тут губы Арта пришли на смену его пальцам, и сладкая обольстительная мука разлилась по телу.

Луиз запустила пальцы в его мягкие волосы, закрыла глаза, прерывисто дыша. Его руки с необычайной нежностью нащупали саму сердцевину ее женственности, ласкали ее, доводя до безумной страсти. Требовательные губы сомкнулись на ее губах. Луиз ощутила всю мощь его великолепного тела и словно впитала обнаженной кожей силу желания. Впиваясь ногтями в напряженную широкую спину, она бессвязно шептала, умоляя завладеть ею, быстрее высвободить едва сдерживаемое страстное желание отдаться ему целиком и полностью.

— Терпение, — тихо шептал Арт ей на ушко, нежно покусывая его мочку, поддразнивая Луиз каждым игривым движением тела.

— Я хочу тебя, Арт, — настойчиво прошептала она, но тут же почувствовала его в себе и пришла в почти нестерпимый экстаз, сдерживаясь из последних сил.

Поначалу его тело двигалось медленно, контролируя и притормаживая ее порывы. Он целовал ее глаза, пальцы ласкали груди. Луиз вытянула руки назад и ухватилась за столбики у изголовья.

— Ты такая красивая, Лу! — Губы Арта жадно скользили по ней, руки пылко гладили обнаженную плоть. И вскоре, потеряв контроль над собой, они погрузились в бесконечное блаженство.

7

Луиз проснулась в темноте и испытала настоящее наслаждение от приятной тяжести рук Арта, обнимавших ее. Он спал, и она слышала ровное биение его сердца, ощущала шелковистую гладкость кожи, тепло крепкого выносливого тела, нежно прижимающего ее к себе, словно инстинктивно защищающего...

Ей и раньше представлялось, что Арт великолепный любовник, но и в самых смелых мечтах она не надеялась испытать столь утонченное наслаждение... и столь всеохватывающую любовь. Никогда еще и ни с кем не переживала Луиз подобного блаженства и не чувствовала такого удовлетворения.

Если бы ей, как в сказке, предложили исполнить только одно заветное желание, она пожелала бы просыпаться каждое утро именно так — рядом с Артом. Разве это так уж невозможно? Она зажмурилась, постаралась заставить себя не думать о будущем или о возможных последствиях случившегося, а сосредоточиться на своих нынешних ощущениях.

Луиз повернулась лицом к любимому и стала целовать его, улыбающегося во сне. Сжав худенькое обнаженное тело, он страстно привлек ее и стал целовать в ответ и подтягивать с чарующим низким рычанием под себя. И снова они растворились друг в друге, охваченные желанием и наслаждением.

Солнечные лучи незаметно прокрались в роскошную спальню и высветили сброшенные с кровати золотые покрывала. Луиз открыла глаза и заморгала. Взглянула на соседнюю подушку — Арт крепко спал.

Она вспомнила, как ночью он раздел ее и принес сюда, как нежно, с какой бесконечной заботой занимался с ней любовью. Картина происходившего всплыла в воображении столь явно, что Луиз ощутила чувственное изнеможение. А что же дальше? — коварный вопрос возник сам собой. Со всех сторон их теперь обступало неизведанное море эмоций. И если раньше не существовало никаких сомнений, как вести себя и чего ждать друг от друга, то сейчас приходилось обдумывать каждое даже случайно брошенное слово. Кроме того, у нее возникло неизъяснимое ощущение явной потери.

Не стоит заблуждаться... Возможно, ей суждено стать всего лишь одной из тех женщин, которых Арт желает сравнительно недолго, а потом забывает напрочь. Но когда она наскучит ему в роли любовницы, будет ли это заодно означать и конец дружбы?

Взглянув на него, Луиз вновь захотела оказаться в его объятиях. Однако ей именно сейчас необходимо было поразмышлять на холодную голову. Еще какое-то время она смотрела на спящего Арта. Во сне этот сильный, уверенный в себе мужчина казался более уязвимым. Ей хотелось поцеловать его чувственно изогнутые губы, пробежаться пальцами по могучему торсу. Ее взгляд соскользнул на прикрытый простыней тугой и плоский живот. Желание прикоснуться к нему стало столь неодолимым, что она инстинктивно отодвинулась.

Луиз неслышно выскользнула из постели. Ее сердце учащенно билось, пока она копалась в своей дорожной сумке, доставая черные трусы для бега, розовую спортивную майку и тренировочный костюм. В чем она нуждалась, так это в легкой утренней пробежке, чтобы прочистить мозги и подумать о будущем. Гостиницу окружал обширный парк, а вдоль берега тянулась беговая дорожка.

Ровно в восемь она вышла из парадной двери гостиницы. Солнце уже взошло, но утро было прохладным и туманным, что как нельзя лучше подходило для пробежки. Луиз, следуя указаниям стрелок, выбралась на пляж, затем стянула заколкой волосы на затылке и резво побежала по дорожке.

В выходные дни она часто бегала трусцой, отчего заметно улучшалось ее самочувствие. Сегодня же душевный покой никак не хотел посещать ее. Она продолжала думать об Арте, спавшем на огромной кровати под балдахином, и жаждала снова очутиться рядом с ним.

Одно ей было совершенно ясно: она влюблена и разыгравшееся воображение здесь ни при чем. Это настоящая любовь. Ее нынешние ощущения, ни в какое сравнение не шли с тем, что она испытывала в отношении Стана. Вот в чем был корень ее сомнений по поводу брака с ним. Да, она испытывала к Стану нежность, их связывала взаимная привязанность. Но сейчас ее чувства к несостоявшемуся жениху в сравнении со свалившейся на нее новой любовью выглядели весьма бледно. Теперь Луиз понимала, что Арт именно тот мужчина, с которым стоило связать свою жизнь, она осознавала это с той поразительной уверенностью, которой никогда не испытывала по отношению к Стану.

Так что же делать теперь? Она должна так настроить себя, чтобы уже сегодня утром спокойно смотреть в его глаза.

Да, он не готов к браку и оставлял всех женщин, которые начинали относиться к нему слишком серьезно. Что же придумать, чтобы с ней все было по-другому?

Возможно, спасет то, что она знает его лучше, чем кто бы то ни было, ей известны его симпатии и антипатии. Например, не секрет, что он яростно паникует, когда женщина пытается давить на него. Так не поступить ли наоборот, притворившись, что для нее, как и для него, все это лишь милое, ни к чему не обязывающее приключение? Вести себя так, словно ночью все было замечательно, а большего нечего и ждать... Что там он говорил о Стане: «Он хочет вернуть тебя только из-за оскорбленного самолюбия...». Можно ли сказать то же самое об Арте? Если независимое и спокойное поведение не сработает, она, по крайней мере, попытается спасти их дружбу. Стоит попробовать.

Перед ней развернулся пляж, и Луиз остановилась, глубоко вдыхая свежий утренний воздух и наслаждаясь игрой солнечных лучей в набегавших на берег волнах. Жизнь снова стала прекрасной, полной обещаний.

В то же мгновение Луиз увидела Стана, бегущего в ее сторону, и непроизвольно застонала. Она повернулась в намерении сбежать, но Стан уже заметил ее.

— Доброе утро, Луиз! — весело крикнул он.

— Доброе.

— Я надеялся встретить тебя, противно бегать одному. — Он остановился рядом и уперся руками в колени, прерывисто дыша.

— А ты не в форме, — отметила Луиз.

Он косо взглянул на нее.

— Все потому, что мне не хватает твоего чуткого руководства. Я не бегал с тех пор, как мы расстались.

— Так бегай с Норой, — резко бросила Луиз.

Стан скорчил рожу.

— У нее новое увлечение, настоящая мания: как можно выше подпрыгивать на огромном резиновом мате, сидя при этом «по-турецки». Можешь меня представить за таким занятием?

Луиз молча смотрела на него, и ее губы кривились от смеха, когда она воображала себе эту картину.

— Не могу. Да и кто я такая, чтобы знать, на что ты способен?

— Можно, я пробегусь с тобой до гостиницы? — с надеждой спросил он, проигнорировав ее вопрос.

Но, судя по его раскрасневшемуся лицу, Стан не смог бы пробежать с ней на равных.

— Как хочешь. — Луиз взглянула на часы. — Следует поторопиться. Я хотела бы позавтракать перед отъездом.

Как ни удивительно, но к Стану, похоже, пришло второе дыхание, и какое-то время он бежал, не отставая. Погубила его попытка побеседовать на ходу.

Луиз не желала слышать о любви Норы к козьему молоку, о том, что ее холодильник заполнен здоровой пищей, поэтому, пробегая по гостиничному саду, прибавила скорости и оставила выдохшегося Стана далеко позади.

— Не забудь забрать свои вещички! — крикнула она на прощание. — Я скоро съеду из той квартиры, и их придется выбросить, если не потрудишься заехать за ними.

Когда она вошла в номер, Арт, одетый и готовый к поездке, говорил по телефону. Его сумка стояла у двери.

— Я закажу шампанское, — проговорил он тихим голосом, — а ты... — Он повернулся на звук открываемой двери и улыбнулся Луиз.

Сердце забилось быстрее, все ее тело пронизало теплое, восхитительно сладостное ощущение. Как же, черт возьми, сохранять спокойствие? — с насмешкой спросила себя Луиз.

— Привет! — Его взгляд обежал ее стройную фигурку, и она почувствовала себя незащищенной, словно была совсем голой.

— Привет!

— Подожди минутку. — С этими словами Арт вернулся к телефонному разговору. — Об обеде даже не волнуйся, — сказал он собеседнику. — Мы закажем его на дом.

С кем он говорит? Кто бы это ни был, звонок не походит на деловой.

Луиз тихо прошла в спальню и закрыла за собой дверь.

Смятые простыни на постели и собственная одежда на полу пробудили живые воспоминания о прошлой ночи.

Раздеваясь на ходу, Луиз направилась в ванную комнату. Помни, не проявляй эмоций, уговаривала она себя, стоя под тугими струями душа и подставляя под них лицо, словно могла таким образом освободиться от обуревавших ее непристойных мыслей о восхитительных чувствах, вызываемых у нее обнаженным телом Арта. Праздник закончился, впереди дела и необходимо поскорее освободиться от чувственных образов, заполонивших ее разум и сердце.

Луиз выключила душ и, не глядя, потянулась за полотенцем, когда в двери появился Арт. Она не успела прикрыть свою наготу и на мучительное мгновение застыла в смущении — какая глупость, ведь прошлой ночью он видел все. Во взгляде Арта промелькнула такая откровенная, чисто мужская заинтересованность, что Луиз вздрогнула всем телом, словно он прикоснулся к ней.

— Нужно было разбудить меня, — сказал он совершенно спокойно, словно привык видеть ее раздетой каждое утро. — Я расстроился, не увидев тебя рядом.

Луиз плотно завернулась в полотенце.

— Ты вышел бы со мной на пробежку?

— Может, и нет. — Его блуждающий взгляд не оставлял сомнений в направленности его мыслей.

Луиз отвернулась, стараясь сдержать охватившее ее желание.

— Извини, — улыбнулся Арт. — Помешал тебе, но я прежде постучал.

— Я не слышала. Ничего страшного. Просто надо было закрыть дверь.

— Хорошо, что не сделала этого, — с хрипотцой в голосе отозвался он.

Подойдя ближе, Арт обнял девушку и властно поцеловал в губы. Она почувствовала, что тает, и ее решение хранить спокойствие моментально испарилось.

Арт отстранился от нее и мягко сказал:

— Нам нужно поговорить о прошлой ночи.

— Понимаю...

Он с накатившей внезапно страстью стал покрывать поцелуями ее шею и, когда полотенце соскользнуло, грудь.

— Арт, остановись, милый, мы действительно должны поговорить, но... не так. — Луиз подхватила полотенце, не дав ему упасть на пол.

— Ладно, ты выиграла, но только потому, что я голоден и хочу успеть позавтракать до отъезда. Так что поторопись. — Он закрыл за собой дверь, и Луиз присела на край ванны, не в силах сдерживать дрожь в коленках.

— Бога ради, Луиз, — пробормотала она вслух, — возьми себя в руки! Ты же не хочешь оказаться в полной власти Арта, как другие женщины, которые уже потерпели фиаско.

В спальне зазвонил телефон, затем смолк, и Луиз предположила, что Арт взял трубку в гостиной.

Возможно, звонит администратор, напоминая, что они должны освободить комнату к одиннадцати часам, решила Луиз и принялась сушить свои волосы. Времени ей понадобилось немного. Она наложила легкий макияж, надела джинсы и бледную зеленовато-голубую рубашку, которая сексуально облегала ее формы. Бросив последний взгляд в зеркало и убедившись, что выглядит как нельзя лучше, Луиз побросала вещи в сумку и вышла из спальни. Арт стоял к ней спиной, глядя в окно.

— Только что звонил Стан, — сообщил он, не поворачиваясь.

— И чего он хотел? — насторожилась Луиз.

— Не знаю, он не сказал. Просто попросил тебя позвонить ему. — Арт наконец повернулся к ней. — Ты бегала с ним сегодня утром?

Что таится за этим вопросом? Он задал его, потому что заботится обо мне, или все гораздо серьезнее?

— Не совсем так, просто... — встретив его взгляд, Луиз пожала плечами. Может, ему не повредит задуматься о ее отношениях со Станом. Мысль о соперничестве может побудить его еще сильнее возжелать ее, еще активнее добиваться. Ведь Арту нравится, когда ему бросают вызов. — Ну, пожалуй, и так можно сказать.

— Значит, подружились опять?

Луиз всегда считала, что прекрасно понимает Арта. В прошлом, когда он перехватывал ее взгляд, она всегда точно знала, о чем он думал, возможно, потому, что и сама думала о том же. И они часто шутили по этому поводу. Но сейчас, когда это имело такое большое значение, ей нелегко было сообразить, что за мысли таились в его голове и что за чувства отражались в карих глазах.

— Не собираюсь утверждать, что все пошло по-прежнему. Но я все еще разговариваю с ним. — Поколебавшись немного, Луиз решила быть честной. — Однако больше всего беспокоят меня именно наши с тобой отношения, я имею в виду дружбу. Не хочу подвергать ее опасности. Боюсь, прошлой ночью мы здорово рисковали.

— Мы не школьники, Луиз, оба давно взрослые люди, — вздохнул Арт. — А вчера случилось то, что случилось.

Что он хочет сказать? Это я должна вести себя холодно, а не он.

— Безусловно... — К счастью, ее голос не прозвучал сердито, хотя и повысился на целую октаву.

— Не скрою, мне это очень понравилось, — нежно прошептал Арт.

В дверь постучали. Горничная пришла убрать номер. Выбрала же время, раздраженно подумала Луиз.

— Поговорим за завтраком, — тихо предложил Арт. — Я положу сумки в багажник.

Пока он выносил вещи, Луиз зашла в кафе и нашла столик на двоих у окна. Есть совсем не хотелось. Она нервничала, не знала, что делать. Все те конструктивные мысли, что посетили ее во время пробежки, исчезли, оставив один на один с непонятной реальностью.

Она все больше склонялась к тому, что прошлой ночью совершила ужасную ошибку. Не хотела она терять в Арте друга, но теперь, кажется, это уже произошло...

Выглянув в окно, она увидела, как он обходит здание, беседуя с девушкой, одетой в джинсы и короткий топ, который обнажал украшенный драгоценными камнями загорелый животик. Ей было лет девятнадцать, высокая и гибкая фигурка, заплетенные в косы белокурые волосы.

Спустя несколько секунд Луиз узнала в ней Нору, и сердце ее тревожно замерло. Как смеет Арт общаться с противником? О чем они говорят? Нору разговор, похоже, забавлял. Она смотрела на Арта так, как обычно смотрят на него все женщины. Луиз стало тоскливо.

К столику подошла официантка. Она заказала чай и вновь выглянула в окно, но Арт и девушка уже скрылись за углом.

Луиз взяла еще тосты и пила уже вторую чашку чая, когда к ней наконец присоединился Арт.

— Что так долго? — Она, пока он садился напротив, постаралась задать свой вопрос безразличным голосом.

— Я задержался, извини. Ты уже сделала заказ?

— Да. — Луиз пристально посмотрела на него.

Он не собирался сообщать, что говорил с Норой. Молчание затягивалось...

— Отсюда открывается прекрасный вид на сад, — ей хотелось расшевелить его.

— Да, действительно. — Арт улыбнулся и стянул кусок тоста с ее тарелки. — Я хочу получить полноценный завтрак, — добавил он, высматривая официантку. — Просто умираю с голоду.

Что случилось с теми нашими отношениями, когда мы все рассказывали друг другу? — спросила себя Луиз, внезапно сообразив, что вовсе не знает Арта так хорошо, как думала.

Она предостерегала Аделину, что Арт волокита, и не погрешила против истины. Он понимает толк в хорошеньких женщинах.

При мысли об Аделине Луиз сильно покраснела, поняв свою вину. Я же совсем забыла о подруге, сообразила она в смятении.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — тихо спросил Арт, внимательно вглядываясь в ее лицо.

— Нормально. Послушай, Арт, — в спешке выпалила она. — Насчет прошлой ночи... И все же, полагаю, мы совершили ошибку.

Арт прищурился, но не сказал ни слова.

— У меня мысли путаются и эмоции выходят из-под контроля. — По крайней мере, я не лгу, заверила она себя, вглядываясь в глубину его карих глаз и в испуге тут же немо крича себе при этом: «Что ты говоришь? Остановись, замолчи немедленно!».

— Я понимаю, Лу.

Ее удивил его мягкий голос. Спокойный и разумный, он остудил ее лихорадочные мысли.

— Ты так и не смогла отделаться от Стана. Вероятно, тебе еще рано завязывать новую любовную связь. Я так понимаю, что ты еще не избавилась от своих опасений.

— Понимаешь? — Луиз с бьющимся сердцем уставилась на него. Он просто проявляет понимание или также считает ошибкой прошлую ночь?

— Конечно, мы же старые друзья. И, как и ты, я не желаю разрушать нашу дружбу.

Луиз прикусила нижнюю губу.

— Так что нам делать? Просто забыть, что случилось ночью?

— Я полагаю, это невозможно. А ты? Будем вести себя как взрослые люди.

— Это как же? — растерялась она.

— Все очень просто, останемся друзьями.

Луиз с трудом сглотнула ком в горле. Вот и веди себя холодно после этого, зло подумала она. Я продержалась всего час, и все обернулось против меня.

— Хорошо, согласна! — Луиз отвернулась от него и посмотрела в окно.

Что ж? Я предложила выход, и он воспользовался им. Если следовать его опыту общения с женщинами, то это даже может пойти ему на пользу.

Подошедшая официантка приняла заказ Арта.

— Не понимаю, как ты можешь столько есть, — заметила Луиз, когда они остались одни.

— Просто разыгрался аппетит, — небрежно ответил он и удивился, что краска снова заливает фарфоровую белизну ее лица.

Она упрямо смотрела в окно. Арт внимательно изучал ее черты, вспоминая случившееся накануне, нежную красоту ее тела, жар ее поцелуев, и эта память терзала его. Ему хотелось сжать ее руку и сказать — забудем о завтраке, давай снова снимем наш номер. Однако он чувствовал, что, поступи он так, эта прекрасная женщина будет потеряна для него навсегда.

Солнечные лучи, косо падавшие на голову Луиз, высвечивали золотисто-красные оттенки ее блестящих каштановых волос и совершенство ее кожи. Она прятала глаза под длинными темными ресницами, и он живо ощущал ее ранимость. Случившееся ночью на его совести — нужно было вовремя остановиться. Беда в том, что он слишком сильно желал ее. Его терпение и самообладание просто не выдержали.

Теперь оставалось лишь отступить, дать ей время. Раз она охвачена разочарованием, не стоит предлагать ей постель. Черт побери, это не пойдет на пользу ни одному из них и погубит их дружбу.

— А что сказала тебе Нора в саду? — неожиданно спросила Луиз.

Арт насупил брови. Ему казалось, что ее недавнее смущение было вызвано воспоминаниями ночных любовных ласк, но оказалось, что эта глупышка по-прежнему не может отделаться от мыслей об этом подлом Стане.

— Нора?

— Да, девчонка с украшениями на животе, — сжато описала ее Луиз.

— На самом деле она очень умная женщина, — Арт явно рассердился.

— Откуда ты знаешь? — нахмурилась Луиз. — Она успела убедить тебя в этом, пока вы убирали сумки в машину? Неудивительно, что ты так задержался.

— Ни в чем она меня не убеждала, — беспечно ответил Арт. — Я познакомился с ней раньше, когда она работала в компании, с которой и у меня был контракт.

Только сейчас Арт обратил внимание на то, как ярко сверкают изумрудно-зеленые глаза Луиз.

— Почему ты не сказал мне об этом вчера?

— Я ее не узнал. — Арт налил себе еще чашку чая. — А вот она вспомнила меня.

Луиз не могла поверить, что какой-нибудь мужчина мог забыть Нору. Она ведь такая очаровательная.

— Так вы беседовали о работе? — не удержалась Луиз.

— Мы говорили не о Стане, если тебя интересует именно этот вопрос.

— Я спрашивала о другом.

Арт промолчал.

Луиз словно застыла, ошеломленная тем, что Арт знаком с Норой. Конечно же, он всегда питал слабость к блондинкам. Интересно, он находит ее привлекательной? Ревность и любопытство раздирали бедную девушку.

— Стан уверяет, что она помешана на здоровье.

— Вот как? Не может быть, она же не бегала трусцой сегодня утром.

— Не бегала. У нее новомодное увлечение — она предпочитает скакать по гостиной.

— Как интересно, — удивился Арт.

Луиз замолчала, насмешливо подумав — и это он считает интересным? И все же она получила ответ. Искрящиеся глаза Арта убедили ее, что он явно неровно дышит к этой девочке.

Официантка подала завтрак для Арта и еще один чайник со свежим чаем.

— Что собираешься делать с жильем? — спросил Арт, меняя тему.

— Через четыре недели я должна сдать его, и мне придется заняться поиском новой квартиры.

— Тебе помочь? Всю следующую неделю я буду здесь.

— Нет, спасибо, я справлюсь сама. — Слова ее прозвучали резковато.

Она злилась на Арта и еще больше на себя за то, что поинтересовалась его мнением о Норе.

На самом деле не имеет никакого значения, знает ли он Нору, находит ли ее привлекательной. Главное в том, что Арт сожалеет о прошлой ночи. Вот что причиняет особую боль.

— Позвони, если передумаешь. Я неплохо разбираюсь в недвижимости.

И не только в ней, бесстрастно подумала Луиз. И мне это прекрасно известно. А в своих неприятностях виновата я сама.

8

— Встречаешься сегодня с Артом? — спросила Аделина в понедельник.

Луиз надеялась, что сегодня речь об Арте не зайдет. Она старательно избегала разговоров с ней и намеревалась улизнуть, еще до того, как соперница успеет спросить о чем-нибудь. Но это оказалось невозможным — Аделина и не думала отпускать ее, не устроив форменного допроса.

— Мне не до прогулок, нужно срочно посмотреть несколько квартир.

— Ты ничего не рассказала о свадьбе. Хорошо повеселились? — поинтересовалась Аделина.

— Все было прекрасно. — Луиз даже не ожидала, что покраснеет так сильно. — А ты? Хорошо провела уик-энд?

— Все было здорово! Я побывала на той вечеринке.

Луиз рассеянно слушала болтовню подруги, а мысли ее постоянно возвращались к Арту.

На обратном пути они почти не говорили. Когда он внес ее дорожную сумку в квартиру,

Луиз не пригласила его передохнуть и выпить чего-нибудь, как поступила бы в других обстоятельствах. Она чувствовала себя неловко и неуверенно, прежняя легкость общения была утрачена, и она не знала, как ей поступать дальше.

— Завтра вечером я увижусь с Артом, — неожиданно сообщила Аделина, полностью завладев вниманием Луиз. — Во всяком случае, надеюсь, но он еще не позвонил мне.

— А обещал позвонить?

— Честно говоря, не помню, как мы договаривались. Что ж, позвоню сама.

Луиз принялась приводить в порядок бумаги на своем столе, складывать папки, стараясь не думать о свидании Аделины с Артом. Кроме того, усилием воли она постоянно выдергивала себя из навязчивых воспоминаний о ночи любви. С нарастающей силой ее терзали вина и раскаяние, но вопреки этим чувствам крепло и неодолимое страстное желание вновь оказаться в объятиях любимого.

— Надеюсь, он не укатил за границу? Во время нашего последнего разговора по телефону он был в Осло.

Луиз изобразила сочувствие.

— Его трудно бывает найти, правда? — легкомысленно заметила Аделина.

— Действительно трудно. — Луиз сложила в сумку рукопись, которую собиралась прочесть позже.

Ее сочувствие Аделине все еще окрашивалось угрызениями совести. Конечно же, не следовало отправляться на эту проклятую свадьбу. Нужно было прислушаться к голосу интуиции. Теперь она буквально загнала себя в угол. К тому же страшно неудобно перед Аделиной. Ведь она славная и открытая, такого человека особенно тяжело водить за нос. Господи, я же сама познакомила ее с Артом. О чем я только думала? — ругала себя Луиз.

— У тебя есть домашний телефон Арта? — неожиданно спросила подруга.

— Что? — Луиз безучастно взглянула на нее.

— Я подумала, что лучше позвонить ему домой. Луиз колебалась не более секунды. Если Арт не дал Аделине номер своего домашнего телефона, значит, он и не собирался делать это.

— Н-ну, — заикнулась она в нерешительности.

Аделина взирала на нее большими, по-детски доверчивыми глазами. Да, ради Бога, дай ты ей телефон, рассердилась на себя Луиз. Арт взрослый человек, сам разберется. Нельзя же отказать подруге в такой мелочи.

Лишь к десяти часам Луиз добралась до дома. Ноги болели. Она устала и проголодалась. Самое ужасное состояло в том, что так и не удалось подобрать ни одной подходящей квартиры.

Вставляя ключ в замок, она вдруг заметила, что прихожая освещена. Но у нее не было привычки оставлять свет включенным...

Наклонившись над перилами крыльца, девушка попыталась заглянуть в окно, но разглядеть что-либо под таким неудобным углом не удалось. Поэтому она перемахнула через перила и оперлась одной ногой на высокий цветочный горшок.

Прижав нос к стеклу, Луиз увидела фигуру мужчины, выходившего с пепельницей из кухни. Она так удивилась, что чуть не потеряла равновесие, и буквально за мгновение до того, как с грохотом свалились цветочные горшки, едва успела переметнуться на ступеньку.

Распахнулась парадная дверь, свет залил все вокруг, и к ней подскочил Стан.

— Луиз! Какого черта ты здесь делаешь?

— Готовлюсь в циркачки, разумеется, — насмешливо буркнула она и зло уставилась на него. — Но важнее другое, почему ты опять оказался тут? И как вообще попал в дом?

— У меня же остался ключ. — Он протянул ей руку и помог перебраться через кованые перила. — Тебя не было дома, а я решил забрать свои вещи. — Он так и не отпустил ее, продолжал стоять, жадно вглядываясь в ее лицо. — Луиз, я страшно соскучился по тебе. С Норой у нас ничего не получается.

— Извини, Стан, — ответила она с неподдельным сочувствием. — Но меня это уже не волнует. Между нами все кончено, и каждому из нас предстоит прожить свою отдельную жизнь.

Стан смиренно кивнул и ответил:

— Я всегда любил тебя, Луиз. И всегда буду сожалеть о своих ошибках.

Выехав из-за угла, Арт тут же увидел Луиз и Стана, стоявших на пороге квартиры и державшихся за руки. На его глазах они вошли в дом и закрыли за собой дверь.

Чуть дальше по улице нашлось место для парковки. Остановившись, Арт сидел, нетерпеливо барабаня пальцами по рулевому колесу и наблюдая за домом в зеркало заднего вида.

Стан не выходил. Вот и дал Луиз время оправиться от Стана, досадовал Арт. Она, как всегда, ослеплена.

Какое-то время Арт вспоминал их ночь любви, ее чувственное тело, ее реакцию на его поцелуи и ласки. Сердясь на самого себя, Арт завел двигатель и уехал. Эх, не надо было заниматься с ней сексом!

Он же понимал, что еще рано, и она не успела преодолеть свои, пусть и оскорбленные, чувства к предыдущему любовнику. Несмотря на самые добрые намерения быть у нее под рукой и помочь ей, он только страшно осложнил ситуацию. Терпение никогда не было отличительной чертой его характера и подводило, когда дело касалось Луиз. Оправданием служило лишь то, что оно слишком долго подвергалось серьезным испытаниям.

Однако теперь уже нет смысла задумываться над тем, что с ними случилось. Если же он сам желает сохранить дружбу, то должен уважать ее чувства и последовательно действовать дальше.

В офисе царила тишина — большинство служащих ушло на ланч. Даже телефон не звонил уже целых полчаса. Луиз перелистывала рукопись и проверяла свои пометки. Одно удовольствие работать в обеденный перерыв, думала она. Бросив взгляд на письменный стол Аделины, она удивилась, что и та не воспользовалась свободным временем.

Оказалось, ее коллега просто увлеклась журналом, предназначенным для новобрачных.

— Отличная статья о свадьбе на Рождество, — заметила Аделина, перехватив взгляд подруги. — Очень романтично!

— Вот как? — приглушенно отозвалась Луиз, затем перевела взгляд на испещренные замечаниями страницы и почувствовала, что утратила спокойствие и способность сосредоточиться.

Неужели Аделина всерьез расставляет силки на Арта? Внешне все так и выглядит. Может, стоит напомнить ей еще раз, что он не стремится к браку? Предостеречь, чтобы потом не пришлось вытягивать человека из депрессии? Взглянув еще раз на подругу, Луиз открыла было уже рот, но тут же и закрыла его. Меня это не касается, к тому же я буду выглядеть просто ревнивицей, сказала она себе.

Прошло почти две недели после свадьбы Минни, и все это время Луиз не виделась с Артом. Аделина же встречалась с ним, обедала, ходила в театр, провела вечер в клубе. Луиз старалась не задавать никаких вопросов и переводить разговор на другие темы при одном упоминании его имени. И все же трудно было сдерживать любопытство, не проявлять интереса. К несчастью, от рассказов Аделины ей становилось еще хуже, накатывала боль и глубокая опустошенность.

— Ну и как обстоят дела у вас с Артом? — выпалила как-то Луиз, уже не в силах более сдерживаться.

— Прекрасно. После работы мы встречаемся с ним за чашечкой кофе. Почему бы и тебе не присоединиться к нам?

— Нет, спасибо. Мне еще надо посмотреть несколько квартир. Просто интересно, как он поживает, вот и все.

Аделина взглянула на нее из дальнего конца комнаты и улыбнулась.

— Кстати о птичках. Ты и сама можешь расспросить его обо всем.

Луиз оглянулась. Арт неторопливо шагал по просторному помещению офиса.

Ее сердце дало несколько судорожных сбоев, когда их взгляды встретились. В темно-синем костюме и светло-голубой рубашке с расстегнутым воротом он, как всегда, выглядел уверенным в себе и необыкновенно красивым.

— Привет! Как поживаешь, Луиз? — остановился он перед ее столом.

— Прекрасно! А ты? — Она даже поежилась от страха.

Так перекидываются словами совершенно чужие люди. Но ведь они пережили восхитительную ночь в старинном замке! Внезапно ожили воспоминания о прикосновении его рук, о вкусе его поцелуев, о чувстве полного удовлетворения и абсолютного блаженства — и все это промчалось в памяти в каком-то бешеном ритме, отчего все ее существо охватил жар страстного желания...

— А что с поиском квартиры?

— Пока не нашла ничего подходящего. Задачка оказалась много сложнее, чем я рассчитывала, но я не унываю.

— Уверен, что-нибудь скоро подвернется. — Арт перевел взгляд на Аделину. — Я, пожалуй, не откажусь от кофе.

— Уже бегу. — Улыбнувшись, Аделина выскочила из-за стола, подошла к нему и поцеловала в щеку. От этой легкой фамильярности у Луиз в горле застрял ком. Еще совсем недавно именно она целовала бы Арта и совершенно спокойно улыбалась ему.

— А ты присоединишься к нам? — спросила Аделина подругу.

— Не откажусь, спасибо. — Луиз вернулась к своей работе, но тщетные потуги — каждой клеточкой своего организма она чувствовала любое движение Арта, примостившегося на краешке стола Аделины. Луиз заметила, что он взял и стал просматривать ее журнал. Интересно, как он воспримет столь красноречивую тематику, язвительно подумала Луиз.

— Как там Стан? — поинтересовался Арт.

— В порядке. — Луиз пожала плечами. — Все еще с Норой, насколько мне известно.

— В самом деле? А я слышал, они разбежались.

— Вот как? — Луиз ничего не знала об их судьбе. После той ночи, когда Стан заехал к ней и забрал свои вещички, она с ним больше не виделась. — Кто тебе сказал?

— Даже не помню.

— О чем это вы? — спросила Аделина, с трудом удерживая в руках три кружки кофе.

— Я спросил Луиз, слышала ли она, что Стан и Нора расстались.

Аделина поставила кофе перед Луиз.

— Если так оно и есть, может, вы с ним снова сойдетесь? — весело предположила она.

— И не подумаю! — резко ответила Луиз.

— Почему бы тебе тогда не познакомиться с Эмери? — не успокаивалась Аделина. — Мы могли бы поужинать сегодня вечером.

— Я уже говорила, что ищу квартиру и...

— Но есть-то все равно надо. Мы могли бы встретиться позже. Скажем, в девять. — Она принялась перелистывать адресную книжку. — Где-то здесь у меня записан номер телефона Эмери.

— Не звони ему, Аделина! — взмолилась Луиз.

— Успокойся и не будь такой букой, — беспечно ответила подруга. — Речь идет всего лишь об ужине, а не о свадьбе.

Луиз вновь встретилась взглядом с Артом. В его глазах плясали чертики. Это рассердило ее, но в то же время заставило взять себя в руки и сменить курс. Если он воображает, что бедная овечка напугана и боится выдать себя, тогда пусть катится на все четыре стороны.

— Что вообще представляет из себя Эмери? — внезапно спросила она.

— Я тебе говорила — он душка. Красивый, обаятельный... Уверена, тебе он понравится.

— А как же Стан? — негромко спросил Арт.

— А что Стан? — Луиз безразлично пожала плечами. — С ним давно покончено, и я могу теперь встречаться с кем пожелаю.

Аделина улыбнулась, взяла телефонную трубку и набрала номер. Луиз стала прислушиваться к тому, что она говорила.

— Ты на самом деле собираешься выйти в свет с этим Эмери? — неожиданно спокойно осведомился Арт.

Пожав плечами, Луиз хотела было сказать: «А тебе-то, какое дело?», но удержалась и лишь заметила:

— Может, я просто хочу развлечься?

— Хочешь заставить Стана подольше попотеть прежде, чем позволишь ему вернуться?

Луиз сердито уставилась на него.

— Тебя-то это совершенно не касается!

Аделина положила трубку и обвела взглядом Луиз и Арта.

— Эмери сегодня никак не может. Придется отложить на завтра.

— Завтра мне тоже подходит, — равнодушно согласился Арт. В его глазах Луиз заметила своеобразный вызов.

— Да, завтра будет чудесно, — с деланным весельем отозвалась и она.

Арт допил кофе, встал и небрежно простился.

— А сейчас, леди, я покидаю вас.

— Я тебя провожу, — поднялась Аделина.

Почему Аделина поплелась провожать его до выхода? Только чтобы поцеловать? Луиз представила себе, как они обнимаются в лифте, и у нее все похолодело внутри.

Уж не влюбился ли Арт в Аделину? Может быть. Почему-то заинтересовался журналом для новобрачных. Странно и то, что он заявился сюда в рабочее время, якобы просто, чтобы попить кофе. Луиз гнала от себя тяжелую мысль. Хватит придумывать! Арт панически боится брака. Так что он определенно не питает серьезных намерений.

Но здесь на память ей стали приходить рассказы о закоренелых холостяках, которые вдруг встречали своих избранниц и женились, не долго думая. Такое случалось не так уж редко.

Прошло немало времени, прежде чем Аделина вернулась и объяснила:

— Устроила Арту экскурсию по нашей конторе. Он ушел под большим впечатлением.

От чего? — задалась вопросом Луиз и вслух спросила:

— У вас завязывается что-то серьезное?

— Да, но с этим я могла бы и подождать, если понимаешь, что я имею в виду, — улыбнулась Аделина. — Беда в том, что есть кто-то еще, кто не выходит у меня из головы.

От удивления Луиз чуть не опрокинула кружку с кофе.

— Я думала, Арт действительно нравится тебе.

— Нравится! — Аделина снова взялась за журнал для новобрачных. — Волнующий мужчина, с ним забавно и порой, когда я смотрю на него, у меня сердце екает. Знаешь, о чем я говорю?

— Еще бы! Очень даже знаю.

— Но он ведь вольная натура, правда же? Одну неделю проводит в Осло, другую — в Лондоне. И женщины вешаются на него. Я знаю, что Арт не из тех, кто обзаводится семьей. Это и заставляет меня думать о другом парне.

Луиз вздохнула с облегчением, Арт по-прежнему не стремился бросить якорь в тихой гавани.

— Что за другой парень? — заинтересовалась Луиз.

— Ты его не знаешь.

— Так ты изменяешь Арту?

— Не то чтобы изменяю, — осторожно ответила Аделина. — Пока еще рано для этого. Просто пересматриваю сложившуюся ситуацию.

У Луиз не было возможности разобраться с происходящим, потому что снова зазвонили телефоны, люди начали наполнять офис, и на них вновь навалилась повседневная работа.

Какое же гнетущее дело — осматривать квартиры, думала Луиз, вернувшись в тот вечер домой. Или все потому, что понравившееся мне совсем не по карману?

Луиз прошла по гостиной, зажигая лампы. В прихожей она нашла две открытки. В первой мать шутливо предлагала: «Позвони все же, сообщи, как поживаешь». Вторая открытка была от Минни. В ней она коротко сообщала о своем возвращении из свадебного путешествия, а также о том, что недавно, по слухам, состоялась помолвка Стана и Норы.

Луиз нахмурилась. Тут что-то не так. Стан явно не выглядел счастливым в их последнюю встречу. И Арт уверенно утверждал, что парочка разбежалась.

Перечитывать эти послания у нее не было ни сил, ни желания. Стану давно уже не осталось места в ее жизни, так что ей теперь наплевать на его «шатания».

В данный момент она мечтала лишь о ванне и постели. Но неплохо было бы и поесть чего-нибудь. Луиз открывала и закрывала дверцы кухонных полок, но не находила ничего, что хотя бы отдаленно пробудило ее аппетит. Если продолжать в том же духе, то очень быстро можно превратиться в засушенное насекомое. Единственное преимущество такого отношения к еде — это плоский живот. Арт будет потрясен, если завтра я появлюсь в обтягивающем наряде и с бриллиантом в пупке, подумала Луиз и ухмыльнулась, представив изумленное лицо своего друга.

Она вдруг сообразила, что пялится в открытый холодильник, совершенно забыв, чем вообще занимается. Ее угнетали постоянные мысли об Арте... Как бы там ни было, ей страшно не хватает его. Раньше не представляло труда поднять трубку и поболтать с ним по телефону, а то и заехать домой под настроение. Теперь все изменилось. Что же делать?

Просто не думай о нем и все, строго приказала себе Луиз. Пройдя в гостиную, она взяла утреннюю газету. Перевернув несколько страниц в поиске хороших новостей, обнаружила раздел гороскопов. Судя по астрологическому прогнозу, Арт переживал не лучшие времена, дела шли плохо, и даже звезды не могли толком подсказать, как ему поступить. Луиз задумалась, чем можно помочь ему в столь непростой ситуации, но тут же притормозила свои порывы. Нужна ли ему ее помощь, если он увлечен Аделиной?..

Звонок в дверь нарушил тишину квартиры и прервал печальные мысли Луиз.

Она удивилась и обрадовалась, когда, отодвинув задвижки и открыв дверь, увидела на пороге Арта.

— Привет! — Луиз пристально взглянула на него, чувствуя, как сильно колотится сердце. В джинсах и светло-серой рубашке он смотрелся великолепно. Ей захотелось упасть в его объятия со словами: «Слава Богу, ты здесь. Я так скучаю по тебе!». Но она всего лишь сдержанно произнесла: — Что ты здесь делаешь?

— Неужели мне нужен повод, чтобы навестить тебя? — От недоумения у него поднялась бровь.

Сердце Луиз тут же оттаяло.

— Нет, конечно! — Отступив назад и шире распахнув дверь, Луиз пропустила гостя. — Просто мне показалось, что сегодня у тебя свидание с Аделиной.

— Она занята. Какие-то домашние дела.

Наверное, проблемы с тем ее парнем, который все еще нравится ей, подумала Луиз, не зная, сочувствовать ли Арту или сердиться на то, что он приехал сюда только потому, что больше некуда податься.

— Выпьешь чего-нибудь? — спросила Луиз, провожая его в гостиную.

— Спасибо, если можно, чаю.

Арт присел на диван, а она отправилась в кухню поставить чайник. Когда вернулась с чаем, он просматривал оставленную газету.

— Я смотрю, ты изучаешь свое будущее. Стрельцы, похоже, переходят в весьма положительную и романтическую стадию своей жизни.

— Все правильно. — Луиз поставила поднос на столик.

— И еще. В критической точке вашей диаграммы присутствует полнолуние. — Арт бросил на девушку быстрый взгляд. — Не означает ли это, что сегодня ночью Стан будет выть у твоей двери?

Он неторопливо оглядел ее стройную фигурку. В черных брючках и желтом топе она выглядела обольстительной... возможно, слишком обольстительной для спокойствия его духа.

— Признавайся, что, не складываются ваши со Станом дела?

Луиз резко повернула в его сторону голову, отчего с лица откинулась блестящая прядь шелковистых волос.

— Я уже говорила, у нас со Станом нет никаких общих дел.

— А какой у него знак зодиака? — поинтересовался Арт, вновь заглянув в газету. — Может, он подскажет, что можно сделать?

— Овен. И давай покончим с этим.

— Может быть, тебе следует начать именно с себя? — едва слышно пробормотал Арт, читая гороскоп и намеренно искажая его смысл. — Здесь говорится, что он нестабилен и страдает поносом.

— Не смешно! — рассердилась Луиз. Арт оставил ее выпад без внимания.

— А знаешь, тут любопытный материал. Я, пожалуй, начну читать его регулярно.

Луиз хотелось спросить, действительно ли у него сплошные неприятности, в том числе и с Аделиной, как утверждали звездочеты. Но подобный вопрос был бы равнозначен признанию, что его гороскоп уже внимательно прочитан, а ей не хотелось доставлять ему такое удовольствие. Он и так отличался безмерной самоуверенностью.

— Там не сказано, куда я могла бы переехать? — спросила она с легким сарказмом.— Мне не помешала бы помощь в жилищном вопросе.

Арт взглянул на нее и широко улыбнулся.

— Слушай, высмеивать гороскопы — это ведь вроде как мое занятие, а не твое. Уж не становишься ли ты циником, а?

— Нет, я всего лишь уставший человек, у которого к тому же и маковой росинки во рту не было.

Арт задумался.

— Я тоже еще ничего не ел. Не закусить ли нам пиццей? Тут совсем недалеко есть один прелестный итальянский ресторанчик.

Луиз уютно уселась напротив, поджав под себя ноги.

— Может, потом как-нибудь?

Арт заметил, что, отвергнув его предложение, она старательно прячет глаза. И он снова заглянул в гороскоп.

— Послушай-ка, здесь говорится, что Стрельцы, из опасения погибнуть от голода, не должны пренебрегать советами прекрасного высокого молодца.

— Там сказано, когда появится этот прекрасный высокий молодец?

Арт ухмыльнулся в ответ, и, как ей показалось, между ними протянулась ниточка прежних теплых и доверчивых отношений.

Он отложил газету.

— Так что скажешь? Поедем перекусим где-нибудь?

— Не такая уж и хорошая идея. — Луиз колебалась, стараясь сохранить благоразумие.

— Почему?

— Ну... Что на это сказала бы Аделина?

— А при чем тут Аделина? — рассердился Арт. — Я же предлагаю отведать пиццы, а не друг друга.

Заметив, как вспыхнули ее щеки, Арт посмотрел ей прямо в глаза:

— Аделина занята своими делами, а я голоден, как и ты. Так какие проблемы?

Луиз прекрасно поняла, что именно он хотел донести до нее. Они с Артом в прошлом частенько забегали в кафе или ресторан, выпивали и обедали, несмотря на то, что он встречался с другими женщинами, и ни о чем таком не задумывались. Но сейчас... Сейчас все стало иначе.

— Так поехали? — Арт допил чай, встал, подошел к ней, взял чашку и поставил на стол. — Я угощу тебя обедом, а ты расскажешь все об увиденных квартирах. — И он протянул ей руку.

Одну-две секунды она вглядывалась в магическую темноту его глаз, ощущая, что еще сильнее, чем раньше, жаждет его объятий. Все ее существо охватило необычайно сильное желание. Поэтому она вздохнула одновременно с облегчением и с разочарованием, когда Арт повернулся и взял со стола ключи от своей машины.

— Минутку, я приведу себя в порядок. — Луиз поспешила в спальню.

Странно, еще мгновение назад она чувствовала себя чрезмерно утомленной и, предложи ей кто-нибудь выйти в город, только застонала бы в ответ и отказалась бы наотрез. Но сейчас ее энергия восстановилась, переполняя восторгом и возбуждением. Она быстро провела щеткой по волосам и задумалась, не переодеться ли ей.

Пока Арт нетерпеливо поджидал ее в прихожей, его взгляд привлек встроенный шкаф, в который несколько недель назад он засунул сумку с вещами Стана. Поддавшись порыву, он от крыл его и заглянул внутрь.

Чемодан Стана, как бы насмехаясь над ним, все еще находился там. Арт быстро захлопнул дверцу, рассердившись на себя за глупую проделку.

— А вот и я! — Из спальни появилась Луиз, еще более очаровательная в простеньком, но весьма элегантном голубом платье.

Знала бы эта красотка, что мысли о ней постоянно будоражат его чувства. После проведенной вместе ночи он действительно никак не мог выкинуть ее из головы.

— Незачем было переодеваться, — обронил он, искренне жалея, что она это сделала. Возможно, брюки и топ меньше смущали бы его, меньше вводили бы в искушение,

Луиз расстроилась из-за прозвучавшего в его словах неодобрения.

— Тебе не нравится? — удивилась она, оглядывая себя в зеркале прихожей.

— Прекрасное платье...

Луиз продолжала пристально смотреть на него. Арт улыбнулся и прошептал с приятной хрипотцой в голосе, от которой кровь закипела в ее жилах:

— Просто потрясающее. А теперь поехали.

Они перешли через улицу и направились к его автомобилю. Это всего лишь ужин со старинным другом, напомнила себе Луиз. Но сколько бы раз она ни произносила про себя эти слова, ее не покидало ощущение, что это далеко не так.

9

С реки тянуло свежим ветерком. Лето прошло, подумала Луиз, устраиваясь поудобнее на сиденье спортивной машины.

Как только мощный мотор пробудился к жизни, они понеслись по городским улицам. Ведя машину, Арт постоянно косил взглядом на ее длинные ноги.

— Как дела на работе? — Луиз выбрала одну из привычных тем их бесед.

— Нормально. — Он, видимо, следя за дорогой, все же умудрялся как-то держать свою спутницу в поле зрения. И стоило только ей положить ногу на ногу, как его взгляд вновь соскользнул вниз и задержался на бедрах, туго обтянутых высоко задравшимся подолом.

Темнело. Зашлепали первые капли дождя. Арт включил «дворники», и только их размеренное движение по стеклу и мягкое шуршание шин нарушало тишину.

Луиз смотрела на его руки, державшие руль, вспоминая проведенную с ним ночь, то наслаждение, которое испытала в его объятиях.

— Ты в последнее время уезжал по делам? — поинтересовалась она, переведя взгляд на дорогу.

— Ненадолго, в Осло.

Она ждала продолжения, но его не последовало.

— Ты сегодня не очень-то разговорчивый.

— Все зависит от темы разговора. — Арт нашел на набережной место для парковки и не без тревоги взглянул на нее.

Что он имеет в виду? — заволновалась Луиз. Лишь бы не стал обсуждать случившееся с ними в ту субботу. Она сама еще не совсем пришла в себя и не горела желанием говорить сейчас об этом с якобы беззаботным видом.

Если Арт извинится, она почувствует себя униженной. Если скажет: «Ты была права — мы совершили ошибку. Но я рад, что мы можем предать ее забвению и общаться как прежде», то расстроится. Лучше уж совсем не затрагивать эту тему.

Луиз отвернулась к боковому стеклу. Дождь прекратился, и она заметила, что они остановились в одном из самых фешенебельных районов города.

— Пойдем, перекусим. — Арт потянулся к ручке дверцы.

Луиз вышла вслед за ним. Они пересекли тихую улочку и подошли к ярко освещенному входу в бистро под тентом в красную и белую полоску.

— Я ужинал здесь на прошлой неделе, и оказалось, что тут прекрасно готовят, — сообщил Арт, пропуская ее вперед.

Не приводил ли он сюда Аделину? — заподозрила Луиз.

Официантка усадила их за столик на двоих в самом центре. Горели свечи, навевая романтическое настроение. Пока она изучала меню, Арт заказал бутылку вина.

— Я не успела поесть до сих пор из-за поиска квартиры. А ты что можешь привести в свое оправдание? — спросила Луиз.

— Да так, был очень занят...

Не настолько уж и занят, раз навестил Аделину в офисе, подумала про себя Луиз, но удержалась от замечания.

Снова появившаяся официантка приняла заказ. Луиз решила отведать спагетти, Арт потребовал бифштекс и салат.

Луиз успокоил полумрак зала, и, набравшись храбрости, она задала, наконец тревожащий ее вопрос:

— Как дела у вас с Аделиной?

Арт сделал большой глоток вина.

— Неплохо.

— Неплохо? — Его беззаботность вызвала у Луиз улыбку. — Ты говоришь о вине или о женщине?

— О женщине, естественно. — Он усмехнулся. — Вино восхитительное.

— Арт! — Она взглянула на него с упреком. — Аделина все же моя подруга.

Он быстро поднял руки вверх.

— Шутка.

Так пошутил он или нет? Трудно сказать. Арт всегда вел себя как джентльмен, когда дело касалось его подружек. Даже когда они по-настоящему раздражали его или отношения не ладились, он воздерживался от серьезных упоминаний об этом.

Луиз с сомнением посмотрела на него.

— Я так понимаю, что ты влюбился и поэтому не навещал меня так долго.

— Ты тоже давно не была у меня, — резонно заметил Арт.

— Ну, сам знаешь, как бывает... — Луиз пожала плечами. — У меня действительно все время уходит на поиски квартиры.

Он внимательно всмотрелся в ее лицо и задержался взглядом на губах. Этот знакомый ей взгляд вызвал у Луиз внутреннюю дрожь.

— Итак, если не считать трудностей с поиском новой квартиры, все остальное у тебя в порядке? — спокойно спросил он.

— Да, конечно. — Не слишком ли весело я болтаю, насторожилась Луиз.

— И мы остаемся друзьями?

Вопрос встревожил ее.

— Естественно. Иначе и быть не может. А почему ты спрашиваешь?

В глазах Арта промелькнуло саркастическое выражение, и он сухо проронил:

— Просто интересуюсь.

Луиз с трудом удержала под контролем выражение собственного лица, пытаясь скрыть охватившее ее беспокойство. Она прекрасно понимала, что он намекает на проведенную вместе ночь. Скорее всего, ему не терпелось узнать, все ли еще бедная девушка находится под впечатлением его страстных ласк? Но Луиз не собиралась тешить мужское самолюбие. Спокойствие и только спокойствие, повторяла она себе и обрадовалась тому, что именно в этот коварный момент им подали заказанные блюда.

— Кстати, ты не забыла о рубиновой свадьбе моих родителей? — спросил Арт, когда они остались одни.

— Не забыла. — Луиз приветствовала смену темы, но оставалась настороже.

— Я собирался поговорить с тобой сегодня в офисе, но как-то не вышло. Думаю забронировать себе место на самолет. Сделать это и для тебя?

— Когда именно состоится празднование? — Луиз пыталась выиграть время, собраться с мыслями.

— Пятнадцатого следующего месяца, к счастью, в субботу.

Луиз очень хотела побывать на этой вечеринке, но не знала, прилично ли путешествовать вместе с Артом после совместно проведенного уик-энда.

— Аделина полетит? — поинтересовалась она.

— Нет, соберется только семья. Когда-то подобное замечание польстило бы ей, да и сейчас слышать такое было приятно. И все же в какой-то степени Луиз расстроилась. Ну, какой она член семьи! Роль младшей сестры ее теперь совершенно не устраивала. Это все равно, что с платьем, из которого выросла: как ни уговаривай себя втиснуться в него, оно будет трещать по швам.

— Я с радостью приеду на юбилей твоих родителей, — осторожно высказалась она. — Но тебе лучше одному забронировать место на рейс, а я как-нибудь доберусь туда сама.

— Какой смысл? Мы вполне можем полететь вместе, а также заказать номера в гостинице, где состоится празднование.

Он что, совсем спятил? Не предложение, а прямо сигнал тревоги. Опять ночью под одной крышей, опять ожидания или воплощение ожиданий, после которых новый кошмар переживаний и отчаяния...

— Нет, Арт, отправляйся без меня. Мне, чего доброго, в субботу утром придется поработать. — Луиз глубоко вздохнула и осмелилась встретиться с ним взглядом. — Серьезно, могут возникнуть непредвиденные дела, и нужно свериться с моим расписанием.

Или посоветоваться со Станом, рассвирепел Арт. Черт, порой она просто выводит из себя! Эта Луиз — самая уклончивая, самая упрямая, самая прекрасная женщина, какую он когда-либо знал.

— Хорошо, поговорим после того, как сверимся с твоим расписанием, — согласился Арт, стараясь не очень давить на нее. — А теперь расскажи о поисках квартиры. — Он легко сменил тему разговора.

Луиз поведала о своих мытарствах. Странно, осматривая дома, она едва не впала в настоящую депрессию, а сейчас, в разговоре с Артом, ее разбирал смех.

— Честно, там даже кухни нет, — описывала она последнюю из осмотренных квартир. — Ни плиты, ни раковины... выдраны все внутренности, поскольку помещение было превращено в современную художественную студию. Хозяин даже установил там печь для обжига керамических изделий.

— Итак, — рассмеялся Арт, — там куча посуды и никакой еды!

— Вот именно. Когда же я сказала, что просто не выживу без кухни, он сообщил, что на противоположной стороне улицы есть приличная китайская забегаловка.

— Да это же, Луиз, самое подходящее для тебя место. Подумай только обо всех этих булочках с запеченными в них предсказаниями судьбы!

Луиз расхохоталась.

— Ты прав. Завтра же позвоню ему и скажу, что передумала.

— Вот видишь! Стоит немного пораскинуть мозгами, и все становится на места.

Все хорошо, когда он со мной, думала Луиз, встретившись с ним взглядом. Вот он улыбнулся, и моя кровь тут же наполнилась достаточным количеством адреналина, чтобы растопить полярные ледяные шапки.

— Ты искала в этом районе? — спросил Арт.

Она покачала головой.

— Я видел здесь кое-что, способное тебя заинтересовать, — небрежно обронил он. — Заедем туда по дороге домой.

Краем глаза Луиз заметила поблизости официантку, явно ожидавшую нового заказа.

— Выпьешь кофе или пойдем? — спросил Арт. Она вовсе не хотела никуда уходить, не желала никакого посягательства реальности на ее фантастическое настроение, и все же время было позднее.

— Пора, пожалуй.

Арт подозвал официантку и оплатил счет. Когда они вышли на улицу, вновь пошел дождь. Под тентом Арт придержал ее за руку.

— Подожди здесь, я подгоню машину.

— Могу и пройтись, — возразила Луиз. — Всего лишь моросит, и я не растаю.

Арт хотел было заспорить, но она решительно пошла быстрым шагом. Машина стояла недалеко, но не успели они дойти и до середины улицы, как дождь припустил вовсю, обрушившись на них ледяным потоком.

— Нужно было послушать меня и подождать. — Арт схватил ее за руку, и они пробежали последние метры, задыхаясь от смеха.

Луиз радовалась, что не послушала его, взбодрившись от короткой пробежки, насладившись освежившей ее прохладой дождя и горячим прикосновением руки Арта.

Уже почти добравшись до машины, она оступилась. Арт приобнял, привлек ее к себе и распахнул перед ней дверцу. Она скользнула на сиденье.

— С тобой все в порядке? — поинтересовался он, садясь за руль.

Луиз автоматически кивнула, хотя ее сотрясала сильная дрожь.

— Да ты замерзла! — Арт протянул руку на заднее сиденье и достал свой пиджак. — Держи, накинь на плечи, — скомандовал он и запустил двигатель, чтобы включить в машине отопление. — Ну как, лучше? — спросил он через некоторое время.

Луиз кивнула, считая себя обманщицей. На самом деле ей не было холодно. Задрожала она, как только он прикоснулся к ней. Охватившее ее сильное желание ужаснуло ее саму.

Арт подал машину назад и медленно покатил по набережной. Потом вдруг остановился у весьма внушительного городского особняка.

— Вот об этом доме я тебе и говорил, — небрежно обронил он.

— Здесь есть квартира на первом этаже? — с надеждой спросила Луиз, настраиваясь на практический лад.

— Нет, на продажу выставлен весь особняк.

— Пожалуй, он великоват для меня и слишком дорог.

— Но осмотреть-то его стоит? — Арт залез в бардачок и извлек связку ключей. — В доме никого нет, — ответил он на немой вопрос в ее глазах. — Он принадлежит моему приятелю, а я сказал ему, что знаю, кого эти апартаменты могут заинтересовать.

— Я уже заинтересовалась, — прошептала Луиз, — но считаю это нереальным.

— Смотри, дождь стих, так давай хоть осмотрим его. — Арт поставил машину на место парковки.

Луиз оставила его пиджак на сиденье, и они вышли из машины. Подобный поворот событий несколько озадачил ее. Когда Арт упомянул дом, который мог ей подойти, она и вообразить не могла, что он привезет ее сюда сегодня же ночью. Но таков Арт! — усмехнулась она и проследовала за ним через парадную дверь. Ее друг просто непредсказуем.

— Кому принадлежит особняк? — спросила она, стоя в кромешной темноте прихожей, пока Арт нащупывал на стене выключатель.

Луиз сделала шаг вперед, споткнулась и чуть не упала.

Вспыхнул свет, и Луиз обнаружила, что стоит в очень элегантном холле с большой винтовой лестницей. Девушка оперлась на античное кресло, которое чуть не опрокинула.

— Какая красота! — воскликнула она, с трепетом оглядываясь. — Что за фантастический дом!

— Я так и подумал, что тебе понравится. — Арт выжидательно смотрел на нее, а она осторожно потирала ушибленную ногу.

— Сильно ушиблась?

— Нет, ударилась немного голенью. — Она еще раз огляделась. — Мне здесь очень нравится.

Сделав несколько шагов, Луиз распахнула дверь в гостиную — просторное помещение, прекрасно обставленное в традиционном стиле.

— Я в восторге, — прошептала она, следуя за Артом из комнаты в комнату, каждая из которых была великолепнее предыдущей.

На верхнем этаже размещались три спальни и две ванные комнаты.

Арт открыл дверь в большую спальню, в которой стояла кровать под балдахином на четырех столбиках. Она напомнила Луиз ту постель, в которой они с Артом провели ночь. Глядя на это чужое ложе, она вспоминала, как он занимался с ней любовью, как его опытные руки ласкали ее, возбуждая до лихорадочного состояния, как ее собственные руки вдруг вытянулись за голову и вцепились в столбики балдахина, когда она содрогалась и стонала в неудержимом исступлении. «Лу, ты так прекрасна! — простонал тогда Арт, находя ее губы и жадно целуя их, лаская все ее обнаженное тело...»

— Что скажешь? — Спокойный голос Арта вернул ее в настоящее время, и она была просто потрясена.

— Думаю... — Луиз с усилием оторвала взгляд от постели и решительно вышла, захлопнув дверь. — Это семейный дом. Мне такое жилье совсем не по карману. Я собираюсь найти небольшую квартиру с одной спальней. Предпочтительно на первом этаже, поскольку хочется иметь садик. — Она направилась в сторону лестницы.

— За домом есть чудесный, вполне уединенный сад с оградой. — Арт не торопясь шагал за нею. — Хочешь взглянуть? Там, кажется, есть уличные фонари.

— Ни к чему это, Арт. — Луиз вздохнула. — Может, в один прекрасный день, когда я соберусь замуж, этот дом и станет воплощением моей мечты... Но не сейчас. Все равно, спасибо за экскурсию, она определенно оказалась интересной.

Луиз открыла парадную дверь. Дождь вновь заливал тротуар.

— Подожди здесь, я открою машину. — Сказал Арт, выключая весь свет в доме. — Просто захлопни за собой дверь.

Она не стала спорить.

Во время поездки по городу Арт мысленно воспроизводил слова Луиз: «Может, в один прекрасный день, когда я соберусь замуж, этот дом и станет воплощением моей мечты. Но не сейчас».

Неужели она не может забыть об этом чертовом Стане? — сердился Арт. Он бросил взгляд на Луиз, сидевшую очень тихо с закрытыми глазами.

— О чем размышляешь? — внезапно спросил он.

— Интересно все же, почему ты показал мне этот особняк? У меня хорошо оплачиваемая работа, но одна я никогда не могла бы позволить себе подобное владение.

— Но он ведь тебе понравился? — уточнил Арт.

— Я была бы не в себе, если бы он мне не понравился, но...

— Дело в том, что я сам подумываю купить его, — грубовато прервал ее Арт. — Мне он представляется хорошим капиталовложением. За него просят весьма скромную цену.

— А! Понятно... — Немного ошеломленная, Луиз повернулась, чтобы взглянуть на него. — Собираешься сдавать его или превратить в меблирашки?

— Это приходило мне в голову, — бесстрастно ответил Арт. — Но еще предстоит хорошенько подумать, присмотреться к рынку недвижимости.

От одной мысли о превращении прекрасного семейного дома в меблирашки Луиз пробрала дрожь. С деловой же точки зрения проект вполне мог оказаться удачным.

— Тогда запиши за мной первый этаж, — наконец решила она.

— Сделка может считаться совершенной при условии, что ты не поселишь там Стана, — насмешливо ответил Арт.

— Полагаю, домовладелец не вправе проявлять подобную требовательность, — пробурчала Луиз. — Но в данном случае об этом даже и речи не может идти.

Арт включил «дворники», так как опять пошел дождь.

— Ты вообще-то видела его?

— Нет.

— С той самой свадьбы? — продолжал зондировать Арт.

— Нет, позже. Он заезжал ко мне за своими вещами.

Арт вспомнил сумку, остававшуюся в стенном шкафу в прихожей, и суставы его пальцев, лежавших на руле, побелели.

— Неужто он забрал все свои вещи? — Его слова были полны насмешки и недоверия.

— Конечно. — Луиз искоса, с досадой посмотрела на него. — Раз уж мы заговорили о Стане... Слышал, что они с Норой разбежались? — спросила Луиз, вспомнив, что он сказал ей сегодня в офисе и, что написала ей Минни.

— Я бы не стал выдумывать такое. Но мне показалось, что тебе на это наплевать.

— Действительно наплевать.

— Это ты так говоришь, — медленно и сухо произнес Арт.

— Я говорю правду, — насупилась Луиз.

Что-то в ее взгляде заставило Арта окончательно потерять терпение.

— Ну, Луиз, кого ты водишь за нос? Очевидно же, пройдет какое-то время и вы со Станом вновь окажетесь под одной крышей. А сейчас ты только и делаешь, что играешь во всякие игры.

— Не считай, что тебе известно все на свете только потому, что знаешь меня долгие годы, — напряженно проговорила Луиз, раздраженная такой самоуверенностью. — И не играю я ни в какие игры. Предпочитаю погулять немного. Иначе, как думаешь, почему я согласилась на свидание с Эмери?

Арт допускал, что она собралась на свидание с Эмери лишь для того, чтобы вызвать ревность Стана. Но ведь он мог и ошибаться.

Арт остановил машину у входа в квартиру Луиз.

— Во всяком случае, — тихо проговорила она, я слышала, что Стан и Нора объявили о своей помолвке.

— Как? — удивился Арт.

— Минни сообщила мне об этом. — Луиз пожала плечами. — Но она могла что-то неправильно понять.

Арт неожиданно для себя сообразил, почему Луиз выглядела такой расстроенной при осмотре дома... семейного дома.

— Черт возьми, Луиз, я прошу прощения. Я ведь ничего не знал.

— Все нормально, — беспечно отозвалась она.

Арт внимательно следил за ней, опасаясь, что Луиз расплачется, но та лишь насупила брови.

— Я больше не люблю Стана, и ты это знаешь, — гневно произнесла Луиз, очень прямо держа голову и сверкая в свете уличных фонарей зеленовато-золотистыми глазами.

На мгновение она напомнила ему ту Луиз, которую он знал еще ребенком. Арт вспомнил, как нашел ее плачущей на кухне спустя некоторое время после того, как отец бросил их.

— Все равно я его никогда не любила, — яростно заявила она тогда Арту, попытавшемуся, хоть как-то подбодрить ее.

Разумеется, она любила отца всем сердцем, просто таким образом боролась со своей болью.

Сейчас же ему страшно хотелось обнять ее, заверить, что все будет хорошо. Но он не осмелился. Просто понимал, стоит только начать... А это ни к чему им сейчас.

— Ты оправишься от Стана, — нежно подбодрил он Луиз. — Конечно, это займет какое-то время.

Луиз сердито взглянула на него и потянулась к ручке дверцы. Что толку говорить? Арт слышит только то, что хочет слышать.

— Увидимся завтра вечером. Спасибо за обед.

10

Пересмотрев несколько раз весь свой гардероб, Луиз так и не решила, какой наряд выбрать на сегодняшний вечер. Что надеть женщине на свидание «вслепую», на которое к тому же любовь всей ее жизни явится с другой?

Ни в коем случае не следовало соглашаться на эту вечеринку, думала она, в панике поглядывая на часы. Но ее задел намек Арта на то, что она до сих пор влюблена в Стана. Ей не терпелось доказать ему обратное, пусть поймет наконец этот доморощенный психоаналитик, что не так уж хорошо знает ее. В действительности она не отказалась бы даже шокировать его, устроив что-нибудь вроде легкого скандальчика. Луиз жаждала доказать, что никакая она не «младшая сестренка», не милая девочка, побочный член его разветвленного семейного клана.

Она — женщина, такая женщина, которую желают великолепные мужчины, а не только такие, как Стан.

Вконец расстроившись, Луиз уже не на шутку жалела, что приняла это дурацкое приглашение. Вдруг Эмери какой-нибудь урод? Или же ее саму не найдет привлекательной? В этом случае ей придется весь вечер любоваться, как Аделина с Артом строят друг другу глазки.

— Безумная ошибка, — шептала Луиз, роясь в гардеробе с отчаянием тонущей женщины, ищущей спасательный жилет. — У меня только полчаса до прибытия такси, чтобы привести себя в порядок и взять себя в руки.

В конце концов, ее выбор пал на повседневное легкое черное платье. Едва ли самый привлекательный наряд, но он подчеркивал стройность ее фигурки, а декольте было достаточно дерзким, оставаясь вполне пристойным.

Одевшись, Луиз осмотрела себя в зеркале и решила накрасить губы помадой поярче и наложить более темные тени на веки.

Этого вполне достаточно, решила она, взяла, украшенную бисером сумочку и проверила наличие денег. Сегодня она намеревалась сама заплатить за себя, не желая чувствовать себя обязанной Эмери или кому бы то ни было еще.

Они договорились встретиться в баре рядом с выбранным для свидания рестораном, поскольку Луиз не пожелала, чтобы Эмери заезжал за ней. Хотела приехать и уехать без посторонней помощи — так она сможет откланяться пораньше и улизнуть, ничем себя не связывая. Заказанное такси прибыло точно в указанное время, и Луиз выбежала, прихватив сумочку и пелерину.

Уже темнело. Пока такси ехало по городу, на мостах зажигались фонари. По необъяснимой причине она чувствовала себя особенно одинокой перед встречей с друзьями. Если не считать уик-энда с Артом, впереди ее ждало первое за два с половиной года свидание с новым мужчиной.

Такси остановилось, она вышла. В воздухе уже ощущалось дыхание осени, и Луиз порадовалась, что предусмотрительно накинула на плечи пелерину. Слетавшие с деревьев листья шелестели под ногами, пока она шла к бару.

Перед ней зашла большая компания шутивших и смеявшихся молодых людей, и Луиз вдруг остро осознала, что она совсем одна.

Может быть, ей следовало заехать за Аделиной и вместе с ней отправиться в город? Однако было уже поздно сожалеть.

Высоко держа голову, Луиз с видом гораздо большей уверенности в себе, чем она испытывала на самом деле, шагнула в дверь бара. Заведение оказалось шикарным: полированные деревянные полы, рассеянное освещение, огромные вазы с благоухающими цветами на длинной центральной стойке, уединенные кабинки, размещенные по периметру... Луиз вглядывалась в тени, надеясь отыскать знакомые лица.

И тут она у стойки увидела Арта. Ее сердце замерло, когда тот повернулся и призывно махнул ей.

— Привет! — Ей потребовалась вся сила воли, чтобы подойти и спокойно расслабленно улыбнуться.

— Привет! Выглядишь ты замечательно. — Он не спеша оглядел ее фигурку, словно запоминая каждую деталь. От этого взгляда всю ее плоть начал заполнять сильнейший жар, хотя лишь за минуту до того ей казалось, что она коченеет от холода.

— Спасибо. — Сам он смотрелся лучше не придумаешь. Его весьма элегантный, скорее всего итальянский костюм являл собой шедевр настоящего кутюрье.

— А где Аделина? — Она принудила себя рассуждать здраво.

— Эмери обещал заехать за ней. Похоже, ему в любом случае не миновать ее дом по пути сюда. Уверен, они будут с минуты на минуту. — Арт обернулся к подошедшему бармену. — Что будешь пить, Луиз?

— Не откажусь от стаканчика белого вина. Но следующий заказ за мной.

Арт приподнял брови в явной насмешке.

— Уж не собираешься ли ты следовать принципу: «За себя плачу сама»? Знаешь ведь, как я не люблю эти вечные споры из-за счетов.

— Я предпочитаю такой порядок, — отпарировала Луиз. — К тому же вчера ты оплатил наш обед. Да и я здесь не с тобой, не забыл?

Арт нахмурился — ему-то как раз хотелось, чтобы она была только с ним, выглядела она ошеломляюще красиво. Эмери влюбится в нее по уши. Одна эта мысль воспламенила его чувства, причинила боль. Он и думать не желал о Луиз, проводящей время с другим мужчиной. Дабы избежать подобной перспективы и повысить собственные шансы, он весело предсказал:

— Ну и повеселимся мы сегодня! Уверен, Эмери окажется отличным парнем.

Арт заметил промелькнувшую в ее глазах нерешительность. Она откровенно нервничала.

— У тебя все хорошо? — заботливо спросил он.

— Да, конечно.

— Эй! — Он взял ее за руку и повернул к себе. — Сейчас ты разговариваешь со мной. Так ты в порядке?

— Да нормально все. Так, немного побаиваюсь. — Луиз передернула худенькими плечами. — По дороге сюда я как раз сообразила, что иду на первое за долгие годы свидание, не считая Стана. Это все же немного пугает...

— Уверен, встреча пройдет отлично.

Встретившись с ним взглядом, Луиз поняла, что лжет не только ему, но и самой себе. Ей нет дела ни до того, что из себя представляет Эмери, ни до того, что последний подумает о ней. Именно Арт вызывал у нее трепет. Она сходила по нему с ума. Какая мука просто видеть его сейчас здесь. Быть с ним и не сметь прикоснуться к нему, знать, что он явился на свидание с Аделиной, — это ли не самая жестокая мука.

— Да будь Эмери хоть каким мужчиной, он немедленно очаруется тобой, — тихо прошептал Арт, протянул руку и коснулся ее щеки. Его пальцы скользнули вверх, погладив ее волосы. Мимолетная ласка вызвала у нее целый фонтан чувств.

Луиз быстро отвернулась, чтобы он не заметил, как сильно возбуждает ее этот жест.

— Я вовсе не хочу, чтобы он подпал под мое очарование, — смущенно пробормотала Луиз. — Хватит приятного вечера в хорошей компании.

— Попытка восстановить уверенность в себе?

— Можно, пожалуй, и так сказать. — Луиз сделала глоток вина, пытаясь собраться с мыслями.

Где же тот человек, который поможет Арту понять, что я — женщина привлекательная, привыкшая к вниманию со стороны мужчин.

— Тебя, наверное, ошеломило известие о намерении Стана обручиться? — неожиданно спросил Арт, выжидательно глядя на нее.

— В какой-то степени... Но это еще вилами на воде... Я буду, конечно, удивлена, если Стан действительно вступит в брак.

— Я тоже, — сдержанно согласился Арт.

— Как бы там ни было, это теперь не имеет никакого отношения ко мне. — Луиз глубоко вздохнула. — Знаешь, тебя это может удивить, но дело в том, что моя жизнь не связана со Станом. Теперь я сама себе хозяйка и собираюсь жить собственной жизнью, а значит, и снова бегать на свидания. И, разумеется, восстановить уверенность в себе. Кстати, за последние недели я получила целую кучу лестных предложений. И уже начинаю получать удовольствие от самой себя.

— Что ж, остается порадоваться за тебя! — рассеянно монотонным голосом произнес Арт.

Лгунья, лгунья, пронзительно звучало в ее голове, но она сохранила самообладание и выдержала взгляд Арта. Незачем было являться на это дурацкое коллективное свидание и играть роль дамы, оставшейся без кавалера. Теперь она просто вынуждена всеми путями доказывать, что все не так уж и плохо.

— На самом деле, — продолжила она, увлекшись темой, — такая жизнь доставляет удовольствие.

— Действительно, — спокойно согласился Арт. — Как ни парадоксально, но я только что пришел к той же мысли.

Пораженная услышанным, Луиз быстро переспросила:

— К той же мысли?

— В последнее время я всерьез задумываюсь над тем, что ты глубоко права. Пора остепениться, завести семью. В самом деле, непостоянство в любви начинает надоедать мне. — Его глаза медленно, задумчиво осматривали Луиз. — Я нуждаюсь в одной... верной женщине.

Луиз и в голову не приходило, что она услышит от него нечто подобное. Шок, как цунами накатил на нее, чуть не сбив с ног. Ведь это ей необходимо было доказать Арту, что он совсем не знает ее, а он взял и поменялся с ней ролями.

— Так что ты думаешь по этому поводу? — мягко спросил Арт.

Луиз с трудом пришла в себя.

— Естественно, желаю тебе добра.

Ее память высветила один из недавних летних вечеров, когда, сидя в кафе, она сообщила Арту, что Стан вот-вот собирается сделать ей предложение. Луиз вспомнила, как сдерживала дыхание в ожидании его реакции. Разумеется, она уже тогда любила Арта, а вовсе не Стана. Сейчас-то она понимает это. И надеется всей душой, что Арт возьмет ее за руку и скажет, что не может жить без нее, что хочет завести общий дом именно с ней и что она — любовь всей его жизни.

Луиз усмехнулась. Это действительно момент пробуждения — и предавший ее Стан здесь ни при чем. Почему она была настолько слепа?

Печальные мысли захватили ее, и она упустила момент, когда к ним присоединились Аделина с Эмери.

— Привет, дорогой, — Аделина стала на цыпочки и поцеловала Арта в щеку.

Ревность пронзила сердце Луиз. Она вспомнила свой разговор с Аделиной в офисе. Та явно не понимала, что подцепила Арта, что его выбор пал на нее. Быть может, решение Аделины не проявлять эмоций и намекнуть на другого претендента сработало в ее пользу, что и обмануло ожидания Луиз.

Но той, которую он не любит, никакие интриги в мире не помогут, уныло решила она.

— Привет, Луиз! — Аделина была в приподнятом настроении. Она, облаченная в светло-желтое платье, прекрасно сидевшее на ее пышненькой фигурке, вся светилась радостью.

— Позвольте представить вам Эмери. Эмери, познакомься с моей подругой Луиз и с Артом.

Луиз моментально освободилась от своих раздумий. Она совсем забыла о предстоящем событии. Теперь же постаралась проявить интерес и вежливо поздоровалась с мужчиной, шагнувшим к ней навстречу.

Аделина права. Эмери действительно красив. Примерно одного возраста с ней, высокий блондин с дружелюбной улыбкой. В обычных обстоятельствах — когда бы в ее сердце не было ощущения, что на него навешали свинцовые грузила, — она улыбнулась бы в ответ в ожидании приятного вечера. Пока же сумела выдавить из себя лишь жалкое приветствие.

Неожиданно освободилась ближайшая к ним кабинка. Аделина с Луиз тут же уселись, а мужчины отправились в бар за напитками.

— Ну, как тебе Эмери? — спросила Аделина, как только они остались одни.

— Смотрится весьма мило, — осторожно ответила Луиз.

— Я считаю его настоящим красавчиком, — безапелляционно заявила Аделина. — К тому же, он талантливый и весьма преуспевающий парковый архитектор. Я знакома с ним довольно давно. Он — фламандец, вырос и родился здесь.

Аделина смолкла на полуслове при появлении мужчин. Эмери уселся рядом с Луиз, а Арт — напротив, рядом с Аделиной.

Поначалу разговор шел на общие темы: погода, телепрограммы, футбольный сезон — видимо, недавно начавшийся. Луиз слушала, как Аделина и Эмери с восторгом обсуждали матч, состоявшийся в последние выходные, и поражалась тому, что подруга так интересуется футболом.

Встретившись взглядом с Артом, она быстро отвела глаза.

— Итак, Луиз, вы с Аделиной работаете в одной конторе? — Эмери сосредоточил все свое внимание на ней.

— Да, верно. А вы, как я поняла, проектировщик парков?

Она заставила себя придвинуться к нему поближе, чтобы шум общего разговора не мешал ей слушать.

— И неплохой, даже написал несколько книг по этой теме. Так я и познакомился с Аделиной — она редактировала одну из них, когда работала в другом издательстве.

— Надо же! — Луиз вдруг заинтересовал их разговор. — Мне самой нравится работать в саду. У меня всего лишь небольшой задний дворик, но я приложила немало сил, чтобы придать ему средиземноморский вид, ради чего пришлось не раз посетить цветочный рынок.

Они долго еще обсуждали преимущества различных растений, их выращивание в разных условиях. А он действительно приятный парень, решила Луиз, почувствовав к нему настоящую симпатию.

— Не перейти ли нам в ресторан? — предложила Аделина, когда Эмери наконец замолчал.

— Да, конечно. — Эмери любезно помог Луиз подняться из-за столика.

Выходя из бара, Аделина подхватила Эмери под руку, принялась расспрашивать о работе и очень внимательно выслушивала ответы. Луиз искоса взглянула на Арта, который, с одобрительной улыбкой заметил:

— Пока все хорошо.

Она невольно улыбнулась в ответ. Если Арт надумает жениться на Аделине, то ей придется привыкать к подобным вечерам.

— Да, Аделине в голову пришла неплохая мысль.

Небольшой и уютный ресторан был погружен в полумрак. Под джазовую мелодию на крошечной танцплощадке двигалось несколько пар.

Их проводили к столику в дальнем конце зала, и официант подал каждому меню.

Луиз снова оказалась сидящей напротив Арта. Она пыталась сосредоточиться на выборе блюд, но ей мешал непрекращающийся смех Аделины и Эмери, который, как бы подчеркивал молчание Луиз и Арта.

Луиз тайком, прикрываясь меню, бросала взгляды на подругу. Неужели Аделина кокетничает с Эмери? Луиз взглянула на Арта. Заметил ли он это? Но он делал вид, что полностью занят ассортиментом.

Когда официант принял их заказ, Эмери повернулся к Луиз и пригласил ее потанцевать. Она согласилась, новый поклонник встал и помог ей отодвинуть стул.

— Вы были когда-нибудь замужем, Луиз? — спросил Эмери во время медленного танца, старательно избегая столкновения с другими парами.

— Нет, не была. А вы? — Она чуть откинула голову, чтобы иметь возможность смотреть в его глаза.

— Был женат. Развелся около года назад. У нас двое малышей: дочка шести лет и сын четырех.

— Они живут в Брюсселе?

Эмери покачал головой.

— Они живут с матерью в Париже.

— Часто видитесь с ними?

— Стараюсь как можно чаще. Они проводят со мной часть уик-эндов и почти все школьные каникулы.

На ее глазах Арт с Аделиной поднялись из-за столика и рука об руку направились к танцплощадке. Она старалась не смотреть, как они слились в объятии.

— Аделина говорила, что вы раньше встречались? — Луиз заставляла себя смотреть только на Эмери.

— Верно. В то время я мучился из-за развода. И, честно говоря, было не до свиданий. Аделина очень сочувствовала мне. Она замечательный человек. — Эмери слегка оглянулся. — Сегодня она выглядит счастливой.

— Да, в самом деле. — Луиз обрадовалась, когда мелодия сменилась, и предложила вернуться за столик.

Вечер шел своим чередом, и все четверо мило беседовали на разные темы. Аделина была душой компании, становилась все общительней и смешливей.

Эмери оказался прав — от нее буквально исходили флюиды счастья. Может быть, Арт уже сделал ей предложение, осенило Луиз.

Когда им подали кофе, оркестр заиграл весьма приятную мелодию, и многие пошли танцевать.

— Сегодня собралась более энергичная публика, чем в прошлый раз, ты не находишь, Эмери? — спросила Аделина. — Помнишь ту ночь, когда мы веселились здесь и музыканты играли только народные мелодии? Да и у тебя тогда было не самое подходящее настроение.

— Да уж. Как насчет еще одного танца? Я постараюсь искупить свою вину.

Аделина кивнула, и они пошли танцевать. Арт посмотрел на Луиз и робко предложил:

— Присоединимся к ним? Каким-то чудом ей удалось изобразить почти безразличную улыбку.

— Если хочешь, — ответила она.

Но то был обман чистой воды. Когда она последовала за своим кавалером, ее чувства и отдаленно нельзя было бы назвать холодными.

Луиз пыталась удерживать хоть минимальную дистанцию между собой и Артом. Но сохранить ее оказалось невозможным из-за крошечного размера танцплощадки, до отказа заполненной парами. Луиз была вынуждена прижаться к нему, испытав при этом горьковато-сладкую истому. Машинально следуя ритму, она припомнила предыдущий их танец на свадьбе и то, что последовало за этим.

— Ты уже что-нибудь решила насчет поездки в Лондон? — поинтересовался Арт.

— Да. Я работаю утром и поэтому закажу билет на удобный мне рейс.

— Замечательно, — кивнул Арт. — А что ты думаешь об Эмери?

— Вполне приличный парень.

— Ты уже поинтересовалась его знаком зодиака?

— Нет. — Луиз не удержалась от улыбки.

— Знаешь, я где-то читал, что найти того, кто обладает совместимым с твоим знаком зодиака, гораздо сложнее, чем можно себе представить.

— Почему вдруг ты заинтересовался астрологией?

— Может, потому, что подумываю остепениться. Человеку не помешает максимальная помощь при выборе подходящей пары, как думаешь? — шутливо спросил он.

— Ты, пожалуй, прав. — Музыка сменилась, и Луиз, воспользовавшись случаем, отодвинулась от него. — Благодарю за танец, Арт.

Она украдкой бросила взгляд на их столик. Он был пуст — Аделина с Эмери все еще танцевали. И Луиз отправилась в дамскую комнату. Ей не хотелось оставаться наедине с Артом. От неожиданного разговора о его намерении обзавестись семьей ей стало не по себе. Может, он так шутил?

Аделина появилась в туалетной комнате чуть позже, в то время, как Луиз стояла у зеркала, подкрашивая губы.

— Ну и что ты думаешь? — напористо спросила Аделина. — Удачный получился вечер?

Луиз улыбнулась и постаралась придать немного восторга своему голосу.

— Да. Ты была права насчет Эмери — очень милый парень.

— Ему пришлось несладко с разводом, — кивнула Аделина, — но сейчас самое худшее уже позади.

— Он кажется вполне уравновешенным.

— Хочешь встретиться с ним еще?

Луиз покачала головой. Несмотря на то, что Эмери был ей симпатичен, у нее не возникло желания развивать отношения дальше. И как бы она ни храбрилась, все еще не была готова заводить новый роман.

Аделина кивнула и сжала руку подруге.

— Луиз, я должна кое-что сказать тебе.

— Что? — Луиз подавила приступ страха и приготовилась разыграть одну из главных в ее жизни сцен в том случае, если бы Аделина сообщила, что Арт сделал ей предложение.

Аделина явно колебалась.

— Может, я не должна ничего говорить, пока не буду уверена сама?

Эти колебания болезненно напомнили Луиз ситуацию, когда она нечто похожее сказала Арту, думая, что Стан собирается сделать ей предложение.

— Слушай, не держи меня в подвешенном состоянии, — настаивала Луиз, терзаемая любопытством.

— Просто за сегодняшним вечером кроется нечто большее, чем ты догадываешься. Я была честной не до конца. — Аделина переминалась с ноги на ногу в явном смущении.

Все правильно, подумала Луиз, испытывая холодный озноб в ожидании, что еще скажет подруга.

— Даже не знаю, как сказать, — продолжала мямлить девушка.

Дошло ли до Аделины, что я всем сердцем люблю Арта? Не боится ли она сообщить об их предстоящей свадьбе, зная, что это причинит мне немыслимую боль?

— Кажется, я догадываюсь, что именно ты собираешься сообщить, — выпалила Луиз, стараясь сгладить ситуацию, дабы им обеим не было так страшно.

— Догадываешься? — в изумлении уставилась на нее Аделина.

— Тебя выдало уже то, что на днях ты читала журнал для новобрачных, — улыбнулась Луиз. — Ты ведь любишь его?

— Неужели это так очевидно? — Глаза у Аделины стали большие как блюдца. — Знаешь, меня мучили сомнения. Все время твердила себе, что ничего у нас с ним не получится. Но... Да... Ты права, я люблю его. Честно говоря, с той самой минуты, когда впервые увидела его, я поняла, что влюбилась. Я просто не могла выкинуть его из сердца. Не могла спать по ночам, не могла даже рассуждать.

— Уже слышен звон свадебных колоколов, — улыбнулась Луиз. Улыбка получилась кривоватая, но храбрая, словно говорившая: «Через минуту я расплачусь, но сейчас искренне счастлива за тебя». — Мне снова придется приводить в порядок мою шляпку, выбить из нее накопившуюся пыль.

— Спасибо тебе, Луиз. Ты прекрасная подруга. Но не спеши опережать события. Я только чувствую, что он готов остепениться и что мы сумеем все уладить. Но стопроцентной уверенности у меня нет.

— Думаю, у вас все получится, — успокоила и обняла подругу Луиз.

— Так ты и вправду не имеешь ничего против? — осторожно спросила Аделина.

— Естественно, — пылко, может быть, даже слишком пылко ответила она. — Что скажешь о Лондоне? Ты собираешься на юбилей?

— На юбилей? — Аделина казалась озадаченной.

— На годовщину свадьбы родителей Арта.

Аделина прикусила губу.

— Думаешь, он рассчитывает на мое присутствие? Мне он этого не говорил.

— Может, тебе стоит поговорить об этом с Артом?

Аделина кивнула:

— Сегодня ночью у нас состоится долгий разговор. Обговорим с ним все-все.

Распахнулась дверь, и несколько женщин вошли в туалетную комнату. Луиз подхватила свою сумочку и поспешно предложила:

— Нам пора к нашим кавалерам. Иначе они решат, что нещадно перемываем им косточки.

— А мы и не думали об этом, верно? — рассмеялась Аделина.

Когда дамы вернулись за столик, мужчины были увлечены серьезным разговором. Аделина присела, а Луиз осталась стоять, поскольку вложила всю свою энергию в ту роль, играть которую дальше была не в силах.

— Вечеринка получилась на славу, — проронила она, глядя на часы, — но пора и честь знать.

— Я провожу вас до дома, — сразу предложил Эмери, но не успела Луиз ответить, как вмешалась Аделина.

— Давайте поедем в какой-нибудь клуб. Я готова танцевать всю ночь напролет.

Луиз тряхнула головой и снисходительно улыбнулась.

— Вы можете веселиться и дальше, но я просто должна покинуть вас. Нельзя ли попросить счет? — спросила она, бросив взгляд на Арта.

— Не волнуйся, счет уже оплачен, — ответил он.

Луиз сердито нахмурилась.

— Только не спорь, Лу. Ты же знаешь, как я этого не люблю. — Арт улыбнулся. — Здесь за углом есть стоянка такси. Может, пойдем?

К ужасу Луиз, все согласились с этим предложением и встали из-за столика. Она же надеялась исчезнуть незаметно. Вчетвером они вышли на прохладный вечерний воздух, свежесть которого была настоящим бальзамом в сравнении с удушливой атмосферой ресторана.

— Ты точно не поедешь в клуб, Луиз? — с надеждой спросила Аделина, пока они шли по безлюдному тротуару.

— Я просто не могу, — устало вздохнула та и взглянула на Арта, спокойно вышагивавшего между ней и Аделиной. Наверное, обдумывает предстоящий разговор со своей невестой, решила Луиз.

— Я тоже считаю, что на сегодня развлечений хватит, — сказал Арт. — Завтра мне лететь в Париж.

Внезапно разразилась гроза. Крупные капли ударили по мостовой, лица и руки словно кольнули ледяные иглы.

Луиз легко вышла из положения, укрывшись пелериной, а Аделина в своем легком летнем платье взвизгнула в испуге, когда оказалась посреди настоящего потопа.

Они бросились к стоянке такси. Эмери поддерживал Луиз под руку. Арт тесно прижал Аделину к себе, прикрыв ее своим пиджаком.

Луиз вспомнила о вчерашней ночи, о том, как ее любимый приобнял ее, когда они так же бежали под дождем. Она вдруг почувствовала, что вот-вот расплачется.

На стоянке было только одно такси. У Луиз упало сердце. Да кончится когда-нибудь этот вечер? — в отчаянии вопросила она небо.

Они уселись в машину, и Луиз в узком темном пространстве оказалась притиснутой к Арту. Она ощущала прижатую к ее бедру его ногу и никак не могла сосредоточиться на веселом разговоре, затеянном ее подругой.

Первую остановку таксист сделал у дома Луиз. Арт вышел и наклонился, чтобы помочь выйти и ей.

— Всем спокойной ночи и спасибо за чудесный вечер, — взволнованно сказала она.

Проигнорировав руку Арта, она самостоятельно ступила на тротуар и затем, даже не взглянув на него, поднялась по лестнице.

11

Странно все же, как любовный вирус может изменить человека, думала Луиз на следующий день, сидя за своим рабочим столом. Только что ты была вполне нормальным человеком, составляла список покупок, планировала предстоящие выходные, а в следующее мгновение уже становишься той ненормальной, которая зачитывается журналами для новобрачных и лихорадочно пытается подсчитать, сколько подружек невесты войдет в лимузин и сколько будет стоить тонна цветочных лепестков.. Настоящая болезнь!

Аделина страшно счастлива, Луиз еще ни разу не видела ее такой лучезарной — она просто сияет.

— Ты была права, все вышло удачно, — прошептала она на ушко Луиз в начале следующего рабочего дня. — Прошлой ночью он сделал мне предложение. Свадьбу мы планируем на Рождество.

— Надеюсь, ты будешь очень счастлива, Аделина, — тихо сказала Луиз.

— Мама чуть в обморок не упала, когда я позвонила ей сегодня утром. Она, похоже, немного расстроилась из-за того, что я не хочу устраивать свадьбу дома. Но ведь вся моя жизнь протекает теперь здесь.

Аделина ударилась в подробности самой свадьбы. Она уже решила, где пройдет венчание, а в магазине «Судьба невесты» присмотрела великолепное платье.

Луиз слушала внимательно, одновременно желая оказаться, как можно дальше отсюда.

— Одной подружкой невесты будет моя сестра, и я надеюсь, что ты согласишься стать второй, а?

— Я? — Луиз уставилась на нее, надеясь, что не выглядит такой потрясенной, какой себя чувствовала. Она даже представить себе не могла ничего более худшего, как выступить в роли подружки невесты на свадьбе Арта. Настоящий кошмар! Честно говоря, она была поражена просьбой Аделины. Не так уж давно они были знакомы. Аделина проработала в редакции всего шесть месяцев.

— Это будет значить так много для нас обоих, — подчеркнула Аделина, и Луиз вдруг решила, что все придумал Арт.

На столе Аделины зазвонил телефон. Потянувшись за трубкой, она жалобно попросила:

— Подумай хорошенько, ладно?

К счастью, Луиз была так перегружена работой, что у нее просто не оставалось времени ни на обмозговывание предложения Аделины, ни на мрачные размышления об упущенном собственном счастье. Только ко времени ланча Луиз оторвала голову от материала, который читала, и представила себя идущей за Аделиной по центральному проходу церкви, пока Арт ждал ее у алтаря. Даже вообразила, как он поворачивается и улыбается Аделине, бросив быстрый, пытливый взгляд на нее, подругу детства.

Нет, я не смогу, я просто не выдержу, окончательно решила она.

— В перерыв выбегу, чтобы присмотреть себе кольцо, — прошептала Аделина, проходя мимо Луиз с чашкой кофе.

— Разве Арт не в Париже сегодня?

— Кажется, он летит в семь тридцать вечера, но не уверена.

Луиз ехала на велосипеде с работы домой, когда ее вдруг озарило. Ее гороскоп точен в том, что она вступила в период больших перемен. В ее когда-то упорядоченной жизни все теперь явно перевернулось вверх тормашками. Арт женится. Стан же... Бог знает, где он вообще находится.

Хорошо хоть она избавлена от унизительного момента, когда пришлось бы отказываться от предложения Аделины. Подруга-соперница не вернулась на работу после ланча, взяв отгул до конца дня. Луиз прикинула: не потому ли, что Арт уговорил ее полететь с ним в Париж?

Денек выдался серенький — под стать ее настроению. Когда она свернула у моста к кафе, в котором обычно встречалась с Артом, заморосил мелкий дождь.

На тротуаре не было ни столиков, ни стульев, а за плотно запотевшими окнами люди превратились в собственные расплывчатые силуэты.

Луиз наклонила голову, смаргивая дождинки. К тому времени, когда она добралась до дома, дождь промочил ее тонкую одежду до такой степени, что она прилипала к телу и вызывала ощущение леденящего холода.

С какой радостью она влетела в прихожую и стянула с себя мокрую куртку. Затем по пути к спальне принялась освобождаться от остальной одежды. Слава Богу, сегодня — пятница, утешилась она, включая душ. Впереди целый уик-энд, чтобы прийти в себя.

Луиз успела принять душ и сушила волосы, когда позвонили в дверь. Первое ее побуждение было не открывать. Но, кем бы ни был звонивший, пальца от кнопки звонка он не отнимал.

Луиз накинула пеньюар и отправилась на разведку. И едва не упала в обморок, когда увидела на пороге Арта.

От одного его вида все ее чувства пошли вразнос. Что за насмешка над всеми теми суровыми и разумными словами, которые она вдалбливала себе сегодня, да чего там — и всю прошлую ночь, убеждая, что вовсе не любит его!

— Можно войти? — спросил Арт, поскольку она все еще держала его под дождем.

— Извини. — Луиз отступила в сторону. — Ты меня удивил. Думала, ты на пути в аэропорт.

— Точно, на пути. Времени в обрез. — Он так оглядел ее стройную фигурку, что Луиз поплотнее запахнула пеньюар.

Арт сунул руку во внутренний карман пиджака и извлек авиабилет.

— Я заехал, чтобы передать тебе.

— Что это? — не без опаски посмотрела на него Луиз.

— Билет на лондонский рейс на пятнадцатое. Вот, решил выкупить его сегодня.

— Но я...

— Знаю, что ты скажешь. — Арт сделал паузу. — Билет на вечерний рейс. Я посчитал, если даже тебе придется выйти утром на работу, на него ты все равно успеешь.

— Ты летишь тем же рейсом?

— Нет, до того времени я буду находиться в Париже. Вылечу из аэропорта Шарля Де Голля в аэропорт Хитроу. Мы прилетим примерно в одно время, так что сможем там встретиться, и я подвезу тебя в город.

— Хорошо... — В горле Луиз вдруг встал ком. — Спасибо.

— Ты хочешь сказать, что согласна? — сдержанно спросил Арт, наблюдая, как она кладет билет на столик в прихожей. — Ты так противилась моему желанию сделать заказ заранее, что я даже опасался, как бы ты не бросила мне его в лицо.

— Я не собираюсь бросаться в тебя билетами. — У Луиз просто не осталось сил спорить. Она взглянула на входную дверь. — Аделина ждет тебя в машине?

— Нет. — Арт нахмурился.

— Мне показалось, ты берешь ее с собой в Париж.

— Почему ты так решила?

— Просто предположила. — Луиз с трудом заставила себя взглянуть в его глаза.

В своем костюме Арт выглядел деловым и одновременно очень сексуальным. Мысленно она тянулась к нему, чтобы развязать его галстук, взъерошить ему волосы и попросить отнести себя в постель.

Это побуждение ужаснуло ее. Если раньше Арт был вне ее досягаемости, то теперь он окончательно стал ей не по зубам.

— Полагаю, я должна поздравить тебя, — якобы весело сказала Луиз, приподнялась на цыпочки и поцеловала в щеку. Немало силы воли и решимости потребовалось ей, чтобы пренебречь зовом собственной плоти, требовавшей большей близости — хотя бы обнять его за шею. — Скажи, что хочешь получить в качестве свадебного подарка.

— Может, хотя бы намекнешь, о чем вообще ты говоришь? — Арт решительно положил руку на ее талию, не давая ей отстраниться.

— Я говорю о вашей с Аделиной свадьбе, разумеется. — Луиз чувствовала, как ее опять затрясло в сильном ознобе. Ей стало невероятно стыдно за собственную слабость, но она ничего не могла с собой поделать.

— Что? — Арт выглядел настолько ошеломленным, что Луиз даже отпрянула от него и, как бы оправдываясь, добавила:

— Она сказала мне...

— Мне плевать на то, что кто-то сказал тебе. Полная чушь! Мы с Аделиной не собираемся вступать в брак, — решительно прервал Арт ее лепет. — Мы даже не встречаемся с ней.

Луиз уставилась на него так, словно он вдруг заговорил на неизвестном ей иностранном языке.

— Но она уверяла, что ты просил ее руки прошлой ночью. А в обеденный перерыв вы искали для нее обручальное кольцо.

Арт покачал головой.

— Я этого не делал.

Луиз высвободилась из его объятий.

— Ты хочешь сказать, что передумал? — Она тут же припомнила, какой счастливой выглядела Аделина утром, и расстроилась за подругу. — Но, как ты мог, Арт?

— В общем-то легко, — спокойно ответил он, пока его глаза изучали ее лицо, потом задержались на ее губах.

Луиз не смогла сдержать безумной радости, когда он с мягкой силой привлек ее к себе.

— И что же случилось?

— А случилось то, что ты все перепутала: Аделина выходит замуж не за меня, а за Эмери.

Совершенно ошеломленная, пытаясь восстановить в памяти утреннюю беседу с Аделиной, Луиз уставилась на него.

— Она же говорила мне, что собирается замуж...

— Верно, но за Эмери.

— Я-то думала...

— Теперь ясно, что ты вообразила себе! Однако, дорогая, ты ошиблась. — Его беспокойный и одновременно нежный взгляд скользил по ее лицу, словно искал ответ на свой затаенный вопрос.

Он действительно казался бледноватым и усталым, отметила Луиз, как если бы плохо выспался прошлой ночью.

— О, Арт! Я так сожалею...

— О чем?

— Я видела, что ты серьезно отнесся к ней. Догадывалась, что впервые женщина сразила тебя наповал, — ответила Луиз. — Наверное, с Эмери... это было настоящее потрясение!

— Ты пытаешься подбодрить меня? — сдержанно пробормотал Арт. — Так вот, у тебя это плохо получается.

— Извини. — Она насупилась, но тут же заметила веселые искорки в его темных глазах. Во всяком случае, он не утратил чувства юмора.

— Луиз, я не влюблен в Аделину, — твердо произнес Арт. — У нас было несколько свиданий с целомудренными поцелуями, но дальше дело не пошло.

— Но прошлой ночью ты объявил, что решил остепениться...

— И найти подходящую женщину, — закончил Арт за нее фразу. — Но ею оказалась не Аделина.

Луиз смотрела на него, не в силах совладать со своими чувствами.

— Прошлой ночью твоя подруга действительно сообщила мне, что влюблена в Эмери. Объяснила, что устройство ужина на четверых дало ей предлог позвонить ему лишний раз, не теряя при этом лица. Такие вот дела. — Арт пожал плечами. — Она понимала, что ты пока что не в настроении для серьезного свидания.

— Это правда. — Луиз встретилась с ним взглядом и мягко спросила: — А у тебя действительно все в порядке и ты не страдаешь?

— Все прекрасно. — Арт отвел выбившуюся прядь ее волос за ухо, легко коснувшись пальцами ее кожи. — Но если тебе хочется утешить меня, — вдруг добавил он, — я не стану возражать.

Луиз задумалась над его словами, склонив голову в сторону. Затем улыбнулась лукавой, дразнящей улыбкой.

— Как, по-твоему, я могу утешить тебя? — спросила она, сдерживая дыхание. — Так? — Ее руки взмыли вверх и крепко обвили его шею.

— Пожалуй, мы не должны так поступать, — прошептал он.

— Поскольку ты все еще переживаешь разочарование? — заботливо спросила она и вся потянулась вверх, чтобы снова поцеловать его.

— Нет, из-за того, что мне нужно успеть на самолет.

— Полетишь следующим рейсом...

— Уж не делаете ли вы, Луиз Кассиди, мне предложение?

Она чуть отстранилась и ответила без малейшего намека на сдержанность:

— Да, я совершенно определенно делаю тебе предложение.

Заглянув в его карие глаза, Луиз утвердилась в правильности своего решения. Да, он ее друг, она ценит их дружбу и ни за что на свете не хотела бы потерять ее. Но теперь она понимает, что должна дать их отношениям шанс стать еще глубже, развиться в нечто более прочное. Возможно, игра стоит свеч. Если не сделать решительного шага сейчас, то потом она будет корить себя за это. Луиз уже столкнулась с тем, как легко может потерять его.

Арт продолжал целовать ее, и каждый его поцелуй дурманил, потрясал, вызывал неистовую страсть, возбуждал все больше и больше.

— Я хочу тебя, Лу, — произнес он, обдавая горячим дыханием и лаская губами глаза, щеки, уши и шею... — Я очень хочу тебя.

Она стояла на цыпочках, натянутая как струна, отвечала на его ласки, и ее губы возбужденно прикипали к его губам.

Затем она почувствовала прикосновение к своей обнаженной коже его горячей руки, проникшей под пеньюар.

— Но... твой самолет — едва прошептала она.

— Забудь о нем, — Арт поднял ее на руки и бережно понес в спальню.

Проснувшись и лениво потянувшись в темноте, Луиз обнаружила, что лежит на кровати одна. Вся она еще была как в дурмане от исступленных любовных утех.

Арт любил нежно, не спеша, исследуя каждый потаенный уголок ее тела... Бурно восхищаясь, целуя и лаская ее, пока она, совершенно обессиленная, не успокоилась в его объятиях.

Даже сейчас одно воспоминание об этом снова наполняло ее опаляющим жаром страсти.

Она бросила взгляд на светящиеся часы на ночном столике. Почти полночь. Интересно, где же Арт? Он ведь не мог уехать, не предупредив?

Сев на кровати, Луиз включила лампу на ночном столике, затем дотянулась до пеньюара, собираясь на поиски. Она увидела свет, лившийся из гостиной в темную прихожую, и услышала низкий, бархатистый голос Арта.

Одетый, он сидел на подлокотнике кресла и разговаривал с кем-то по телефону.

— Если вам это удастся, вы будете просто душка, — тихо журчал его голос. — Вы — настоящий ангел. — В этот момент он поднял глаза и увидел Луиз, молча наблюдавшую за ним.

Арт устало улыбнулся ей.

— Ладно, Клод, поговорим позже. — Он положил трубку. — Извини, Луиз, я, наверное, разбудил тебя, хоть и старался вести себя тихо.

— Ты, случайно, не собирался уехать, не попрощавшись, а? — спросила она, подозрительно прищурившись.

— Конечно, нет! — Арт поднялся с кресла и приблизился к ней.

— Погоди, что за Клод? — спросила Луиз, стараясь не отвлекаться на вновь охватившее ее желание.

— Клод Амур — менеджер компании, с которой я в настоящий момент веду переговоры. Помнится, я рассказывал тебе о ней.

— Ах да. Ты еще ужинал с ней в ресторанчике на берегу Сены, — вспомнила Луиз и насупилась. — Сейчас почти полночь. Не поздновато ли для делового звонка?

— Там, где Клод, еще далеко до полуночи, — улыбнулся Арт. — Она в Америке. Завтра утром у меня должна была состояться важная встреча в Париже с одним из ее коллег, и я позвонил, чтобы узнать, сможет ли она отложить это свидание. — Он обнял Луиз. — Понимаешь, я собирался вовремя попасть туда, воспользовавшись более поздним рейсом. Как видишь, встал и даже оделся, а потом посмотрел на тебя в постели и решил, что не хочу в Париж, а хочу вернуться в сонные объятия этой красотки.

Луиз с улыбкой обвила его шею руками, вновь превращаясь в пленницу неодолимого желания.

— Приятно сознавать, что я оказываю на тебя столь благотворное влияние. А что вообще представляет из себя эта Клод? — несколько ревниво спросила она, развязывая его галстук и расстегивая рубашку.

— Ей около пятидесяти, очень милая...

— Обаятельная? — Рука Луиз замерла на застежке ремня Арта.

— Обаятельная, но не столь привлекательная, как ты.

— Ну, — Луиз рассмеялась. — Ты именно так и должен был сказать, поскольку я — та женщина, которая собирается заняться с тобой такой безумно страстной любовью, что, боюсь, ты даже забудешь, каким бизнесом занимаешься.

— Уже забыл, — заверил Арт, целуя ее запястья и маленькие ладони.

— Я все время вспоминаю ночь, которую мы с тобой провели в старинном замке, — прошептала Луиз, когда он опустил ее на постель.

— Одна из лучших ночей моей жизни, — очень серьезно ответил Арт.

— В самом деле? — Она посмотрела на него долгим взглядом. — Я так беспокоилась потом. Боялась, что мы разрушили нашу дружбу.

— Признаться, и я беспокоился о том же, — кивнул Арт. — Много раз до этого я хотел одного — заключить тебя в свои объятия и зацеловать до бессознательного состояния. Но тут же отступал, убеждая себя, что наши отношения слишком ценны, чтобы подвергать их утрате. Но это заблуждение, мы всегда оставались бы друзьями, несмотря ни на что. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы позволить исчезнуть из моей жизни.

— Что ты сказал? — спросила она трепетным голосом, едва осмеливаясь поверить в услышанное.

— Я сказал, что люблю тебя. Думаю, и всегда любил, просто не понимал, насколько сильно, пока ты не сообщила мне, что подумываешь выйти замуж за Стана, и тут-то меня проняло. Арт поцеловал ее, тесно прижав к себе.

— Я знаю, Стан причинил тебе большую боль. Знаю, ты еще не совсем пришла в себя...

— Нет, я покончила с ним, — резко прервала она его. — Арт, я тоже люблю тебя. — Луиз отстранилась и настойчиво посмотрела ему в глаза. — Я люблю тебя давно, просто не сразу осознала, что именно ты значишь для меня, хотя это было совершенно очевидно с самого начала. И только когда я представила, что проживу остаток жизни со Станом, меня осенило, что на его месте должен быть ты. Он оказал мне величайшую услугу, когда оставил меня, ведь я не любила его.

— Знаешь, что его чемодан до сих пор торчит в твоем стенном шкафу в прихожей? — резковато спросил Арт.

— Вот как? — Луиз улыбнулась и покачала головой. — Он, должно быть, забыл о нем, когда забирал остальные вещи. Я выброшу этот саквояж, если...

Арт закрыл ее рот поцелуем прежде, чем она закончила фразу, и Луиз вообще забыла, о чем говорила, поскольку они утратили чувство реальности в новом приступе страсти.

Луиз разбудил пронзительный звонок будильника. Она не сразу смогла сообразить, рабочий сегодня день или выходной? Полная потеря ориентации.

Луиз заморгала от ярких солнечных лучей, затопивших спальню, и вслепую нашарила кнопку на часах, чтоб прекратить затянувшийся звон. Но ее пальцы наткнулись на лежавший под будильником листок бумаги. Она с трудом села в постели, и на нее мгновенно нахлынули воспоминания о прошедшей ночи. Она прочитала с улыбкой:

«Убыл домой принять душ и переодеться.

Позавтракаем в кафе в десять.

С любовью, Арт.

P.S. Не опаздывай!»

Все еще улыбаясь, Луиз откинулась на подушки. Я влюблена, мечтательно думала она, вспоминая поцелуи Арта, то, как исступленно сливались в экстазе их тела. Взглянув на часы, она с визгом выскочила из постели.

Девять пятнадцать. Нет времени мечтать, надо поторопиться и принять душ.

Погода выдалась свежей и бодрящей. Небо ярко голубело. Создавалось впечатление, что дожди последних дней, как следует промыли все вокруг.

Луиз переехала на велосипеде через последний мост и бросила взгляд на кафе. На тротуар вновь были выставлены столики и стулья, но посетителей было немного. Она увидела ждущего ее Арта — он стоял, облокотившись на ограду набережной. Красивый, расслабленный мужчина под ярким солнцем.

— Доброе утро, дорогая!

Сердце Луиз заколотилось, когда Арт наклонился поцеловать ее. В отличие от других их встреч, сейчас его поцелуй был горячим и страстным.

— Доброе! — Луиз, застеснявшись, отстранилась от него.

— Как ты себя чувствуешь? — мягко спросил он, внимательно оглядывая ее лицо и всю ее ладную фигурку. На ней был простой, но весьма элегантный светло-голубой брючный костюм.

— Даже не знаю, — рассмеялась она. — Пожалуй, устала. Прошлой ночью некто совсем не дал мне поспать.

— Некто с тонким вкусом... — Арт снова поцеловал ее. — Завтрак нам подадут через минуту, но сначала я хочу, чтобы ты помогла мне с кое-какими покупками.

— Что за покупки? — в удивлении спросила Луиз.

— Я собираюсь купить маме к ее годовщине рубиновый кулон. Здесь за углом ювелирный магазин. — Арт взял ее за руку. — Хочу знать твое мнение.

Они, не спеша, держась за руки, подошли к витрине магазина. Луиз оглядела ряды сверкающих камней, потом спросила:

— Который из них тебе нравится?

— На самом деле, я хотел, чтобы ты взглянула на соседнюю витрину. — Арт потянул ее за руку и провел дальше. Перед ее глазами засверкали россыпи украшений с бриллиантами. Здесь самый богатый в городе выбор обручальных колец, — сказал он, отвечая на ее удивленный взгляд.

— Не знаю, что и сказать, — прошептала пораженная Луиз.

— Просто скажи «да», — посоветовал Арт, глядя ей прямо в глаза. — Я люблю тебя, Луиз, и прошу тебя стать моей женой.

Его лицо на секунду как бы затуманилось, поскольку на глаза набежали слезы.

Затем Арт обнял ее, тесно прижал к себе и спросил:

— Так что скажешь?

— Да! — Улыбаясь, Луиз потянулась, чтобы поцеловать его.

Долго еще они не могли оторваться друг от друга.

Спустя несколько дней они снова подъехали к тому прекрасному особняку, который так понравился в свое время Луиз. Они открыли дверь своим ключом и тихо, словно боясь вспугнуть неожиданно свалившееся на них счастье, вошли туда. Арт вел ее за руку, зажигая по пути свет, и Луиз на мгновение показалось, что они вновь превратились в детей и затеяли какую-то захватывающую и веселую игру.

— Кстати, — сказал Арт, будто услышав ее тайные мысли. — Наверху великолепная светлая комната, в ней всегда солнце. Думаю, она подойдет для детской.

КОНЕЦ