/ / Language: Русский / Genre:love_history

Разорившийся виконт

Эллисон Лейн

Юная Мелисса Стэплтон волею судьбы оказалась в царстве страстей и обмана. Как сложится судьба беззащитной девушки в этом мире лжи и порока? Об этом читатель узнает, дочитав книгу до конца.

1996 ruen Е.Мартынова372ca150-0f67-102d-ae6e-05a52be70666 love_history Allison Lane The Impoverished Viscount en Roland FB Editor v2.0 21 October 2009 OCR: Dinny; SpellCheck: Анн@ 522b4fdb-0f67-102d-ae6e-05a52be70666 1.0 Разорившийся виконт ОЛМА-Пресс Москва 1998 5-87322-729-2

Эллисон Лейн

Разорившийся виконт

Глава 1

Июль 1816

Леди Мелисса Стэплтон отложила в сторону свое шитье. Она так разволновалась, что не могла сделать ни одного, даже самого маленького, стежка. Ей следовало бы подняться наверх вслед за Беатрисой, потому что только вместе с ней девушка чувствовала себя в безопасности. Но так неприятно признать свой страх!

Стоял довольно жаркий летний вечер, но Мелисса вздрагивала при каждом взрыве хохота, доносившегося из бильярдной. Друзья ее брата, да и сам он, похоже, были в отличном настроении. Тобиас Стэплтон, седьмой граф в династии Дрэйтонов, девятый виконт Кендалл, четырнадцатый барон Стэплтон, явно не заслуживал столь громких титулов. Если бы его славные предки узнали, кто их теперешний обладатель, они наверняка бы перевернулись в своих гробах. Слабовольный, жалкий бездельник, Тоби совсем спился после того, как умер его отец. Сын называл шестого графа скрягой, потому что тот не разрешал ему покинуть родное поместье и переехать в Лондон. Узнав, что после смерти отца он остался без гроша, Тоби полгода сердился и ни с кем не разговаривал, а потом решил отметить окончание своей глубокой тоски и пригласил в гости трех старых школьных приятелей. С их приездом тихая и размеренная жизнь в Дрэйтонском поместье прекратилась.

Мелисса знала, что может искать защиты у своей кузины Беатрисы, американской родственницы по линии отца. Муж Беатрисы умер два года назад, оставив ей лишь легкую меланхолию. Наконец, решив, что смена обстановки пойдет ей на пользу и поможет хоть как-то развеяться, она приехала в Англию навестить своих незнакомых родственников. Но визит не был особенно удачным. Вскоре после ее приезда старый граф умер, оставив без присмотра двоих детей. Видя, что Мелисса никак не может смириться с потерей отца, Беатриса решила остаться еще на несколько месяцев, чтобы помочь бедняжке прийти в себя. Но теперь ей действительно пора было уезжать, и она намеревалась покинуть гостеприимный дом Стэплтонов недель через шесть.

А пока они с Мелиссой были вынуждены терпеть друзей Тоби.

Мистер Кроуфорд был не так уж и плох. Правда, у него был один недостаток: в свои двадцать пять лет он хотел выглядеть сдержанным и высокомерным джентльменом, но нередко все замечали его юношескую ранимость, особенно когда мистеру Кроуфорду напоминали, что его поведение оставляет желать лучшего. Мелиссе казалось, что если бы он не заострял внимание окружающих только на плохих своих качествах, то, возможно, завоевал бы, наконец, уважение старших друзей. В целом мистер Кроуфорд был довольно безобиден, хотя иногда его выходки раздражали.

С лордом Добсоном дела обстояли хуже. Надменный распутник, он только и делал, что пытался соблазнять служанок. Причем возраст этих женщин нисколько его не смущал. Даже Роза, которой уже перевалило за пятьдесят, то и дело жаловалась на его руки. Несмотря на то, что Мелисса просила Тоби хоть как-то урезонить друга, он отказывался это делать. Тогда Мелисса стала держать подальше от Добсона молоденьких служанок, но это создало новые трудности. В последнее время он стал непозволительно нежен с Беатрисой. В свои тридцать пять она была еще очень привлекательной, а ее золотисто-карие глаза имели одно милое свойство: когда Беатриса бывала в хорошем настроении, в них загорались восхитительные искорки. Но бояться за свою честь в доме собственной кузины – это уже чересчур!

Однако Добсон не являлся для них единственной угрозой. Самая серьезная опасность заключалась в поведении лорда Хефлина. Это был подлец и развратник с темным демоническим лицом, которое, как зеркало, отражало его сущность. Даже Тоби признавал за Хефлином репутацию соблазнителя невинных девушек. Кроме того, он даже извинился перед сестрой за то, что пригласил этого подлеца в свой дом, но положить конец ужасному сборищу отказался. Лорд Хефлин, похоже, был не прочь поухаживать за Беатрисой, иначе как можно объяснить его возмутительное поведение? Хуже того, он просто не давал прохода Мелиссе, оказывая ей всякие нежелательные знаки внимания. Часто, проходя мимо, Хефлин как будто случайно задевал ее рукой, а один раз даже провел ладонью по ее груди, когда она хотела выйти из комнаты, а он заслонил собой дверь. Прикосновение вызвало непонятный трепет во всем теле, напугало девушку, но в то же время всколыхнуло в ее душе странное чувство.

Мелисса хотела понять причину столь неожиданной реакции, ей необходимо было разобраться в своих чувствах, и она решила обратиться за советом к Беатрисе. У американцев в характере есть одна очень хорошая черта: они запросто ответят на все вопросы, которые в чопорном английском обществе считаются неприличными. Нередко Мелиссе помогала эта искренность подруги, и таким образом она стала понимать многие вещи, которые никто ей раньше объяснить не решался.

– Конечно, его поведение тебя шокировало, – согласилась Беатриса, внимательно выслушав рассказ девушки о недавнем своевольстве Хефлина. – Но ты ни в чем не виновата! Британцы считают верхом неприличия просвещать молодых девушек в столь щекотливых вопросах.

Мелисса густо покраснела.

– Леди не должны об этом говорить, – строго заметила она кузине.

– Ерунда! – фыркнула в ответ Беатриса. – Раз уж ты живешь в одном доме с такими мерзавцами, то должна постоянно держать себя в руках. Кроме того, тебе вовсе не повредит узнать кое-что о самих мужчинах. Этот Хефлин – опытнейший развратник, он способен соблазнить любую девушку, которая попадется ему на глаза. Но ему будет куда приятней иметь дело с какой-нибудь наивной дочкой лорда, чем со вдовой вроде меня. Пойми, его привлекает не столько сам разврат, сколько грубое насилие, он получает удовольствие, подчиняя себе очередную жертву против ее желания. Вот почему его поведение вызывает у тебя такой страх. Он – чудовище, и ты должна понять это и быть всегда начеку.

– Но тогда почему мне было приятно, когда он ко мне прикоснулся? – робко поинтересовалась Мелисса, чувствуя непреодолимое желание повторить случившееся.

– Это нормальная реакция твоего организма, – ответила Беатриса. – Человеческому телу приятны ласки. Но только не говори мне, что в приличном обществе такие вопросы не обсуждаются, – поспешно добавила она, заметив, что Мелисса уже открыла рот, чтобы сделать ей очередное замечание. – Я не знаю, в каком обществе они уместны, но у всех женщин мира абсолютно одинаковые тела, и происхождение здесь не играет никакой роли. Просто некоторые прикосновения вызывают в нас физическое возбуждение, вот, к примеру, когда Хефлин слегка касается твоей руки. Если ты вовремя это не поймешь, то мужчине удастся очень быстро тебя соблазнить. Но если ты уже знаешь о такой реакции твоего тела, то сможешь себя контролировать и ничего не случится. Иначе эти прикосновения могут сбить тебя с толку, и тогда твои эмоции возьмут верх над здравым смыслом. И никогда не путай физическое удовольствие с любовью.

– Ты считаешь, что кто угодно, даже этот противный Хефлин, может возбудить во мне желание? – тихо спросила Мелисса, сама испугавшись этой мысли.

– Да, особенно если он сделает это неожиданно, – согласно кивнула Беатриса. – Если ты знаешь, что он хочет с тобой сделать, то раздражение и брезгливость отобьют у тебя все желание. Теперь ты понимаешь, почему тебе жизненно необходимо иметь об этом представление? Конечно, в случае с Хефлином тебе следует держаться от него как можно дальше, только так ты будешь в безопасности. Случись что, у тебя ведь просто не хватит силенок противостоять его насилию. Будь осторожна не только с Хефлином, но и со всеми остальными. Общество, конечно, встанет на твою защиту, но только если ты постоянно будешь со мной или еще с кем-нибудь. Знаешь, Тоби мало печется о приличиях, а значит, тебе придется рассчитывать только на себя. Не попадайся Хефлину на глаза, никому не позволяй к себе прикасаться, но если ты когда-нибудь попадешь в беду, то знай, что есть только два способа остановить мужчину: либо резко ударить его локтем или кулаком в висок, либо согнуть ногу в колене и пнуть его прямо в пах.

– А что ты имела в виду, сказав о разнице между наслаждением и любовью?

Чтобы скрыть пылающее лицо, Мелисса сделала вид, будто увлеченно разглядывает портрет своей прабабушки.

– Физическое удовольствие затуманивает твое сознание, и тебе кажется, что это и есть любовь. – Беатриса пожала плечами. – На самом деле эти прикосновения несут в себе куда большую опасность, ведь даже безобидные, на первый взгляд, ласки могут привести к недопустимым поступкам.

– А как же тогда узнать, настоящая это любовь или нет?

– О, это всегда очень сложно. Ну, во-первых, вы оба – ты и твой избранник – должны принадлежать к одному обществу и иметь какие-нибудь общие интересы. А во-вторых, ты должна испытывать к нему не только физическое влечение. Поцелуи, конечно, вещь хорошая, но все-таки большая часть нашей жизни уходит не только на это. Если ты действительно кого-то любишь, то близость с другими мужчинами для тебя просто невозможна. Тебе неприятно, когда они к тебе прикасаются, потому что ты думаешь только о нем.

– Неужели у вас с мистером Стоксом все было именно так? – спросила девушка.

– Милый мой, как мне тебе не хватает, – прошептала Беатриса так тихо, что Мелисса не поняла, слышала ли она это или ей показалось.

– Ты его любила.

– Я буду молиться, Мисси, чтобы ты встретила человека, который подарил бы тебе хотя бы половину той любви которой одарил меня мой муж. Тебе будет хорошо со многими мужчинами, но высшее наслаждение ты испытаешь только от близости с любимым человеком.

Погрустив немного, они вернулись к обсуждению Хефлина. С тех пор, как он появился в Дрэйтоне, Мелисса постоянно чувствовала себя в опасности. Даже его знаки внимания не льстили девушке. Видимо, этого негодяя привлекла ее невинность. Несмотря на то, что Мелиссе было уже восемнадцать лет, ее тело оставалось чистым и непорочным. На вид ей вообще нельзя было дать больше четырнадцати. После недавно перенесенного гриппа ее лицо приобрело желтоватый оттенок, скулы заострились, а вокруг глаз образовались темные круги.

Послышался новый взрыв смеха. Беатрисе пора было уже вернуться. Мелисса нервно кусала губы, пытаясь уловить голоса, доносящиеся из бильярдной, и убедиться, что все четверо были там.

Говорить с Тоби было бесполезно. Он так любил азарт и непрекращающееся веселье, а с приездом гостей вино полилось в их доме рекой. Он много играл, но Мелисса подозревала, что он больше теряет, чем выигрывает. Вообще-то ее не удивляло, от кого он получил такой характер. Их покойный отец разбирался одинаково плохо как в земледелии, так и в экономике. Он унаследовал небольшое поместье, но ко дню своей смерти довел его до наихудшего состояния. Тоби даже не пытался что-то изменить. Вместе с отцом умерла и последняя надежда Мелиссы бывать в обществе. Никто из соседей, живущих поблизости, не нравился девушке настолько, чтобы она захотела выйти за него замуж. Она уже была готова смириться с этим и провести в Дрэйтоне остаток жизни, заботясь о своем безответственном братце и прячась от его нахальных друзей.

Смех стал громким и хриплым, что свидетельствовало о том, что мужчины опорожнили уже немало бутылок. Слуги ходили по струнке, соблюдая негласное правило: только лакеи-мужчины могли выполнять приказания изрядно напившихся джентльменов.

Девушка уже решила было вернуться к своему вышиванию, как послышались шаги возвращающейся Беатрисы. Находиться все время вдвоем – это было их единственным спасением от домогательств развратных друзей Тоби. Но в комнату вошла не Беатриса, а мистер Кроуфорд. Нетвердой походкой шел он к двери и уже почти добрался до середины гостиной, как вдруг заметил затаившуюся в кресле Мелиссу. Натянутая улыбка заиграла на его губах, и он, казалось, пытался скрыть за этой гримасой свое недовольство.

– Ну и ну! Неужели эта малышка, сестренка Тоби, сидит здесь одна? – произнес Кроуфорд, пытаясь справиться с икотой. – Совсем одна, – подчеркнул он. – Как вульгарно!

Внезапно его лицо приняло насмешливое выражение.

– Моя кузина сейчас вернется, сэр, – холодно ответила Мелисса. – И мне кажется, вам следует вернуться в бильярдную. Ведь вам не хочется, чтобы нас застали тут вдвоем?

– Разумеется, – сказал Кроуфорд и развернулся, чтобы выйти из комнаты, но, поворачиваясь, потерял равновесие и тяжело рухнул прямо под ноги бедной девушке.

Мелисса пронзительно завизжала, не успев вовремя отскочить в сторону. И тут тошнотворный запах бренди и кислого лука ударил ей в лицо. Пулей вылетев из гостиной, она взбежала вверх по лестнице и поспешно скрылась у себя в комнате.

Привлеченная шумом, к ней заглянула Беатриса.

– Господи, да что стряслось? – воскликнула она, увидев белое, как полотно, лицо девушки.

– Мистер Кроуфорд, – только и смогла выговорить Мелисса, чувствуя тошноту, подступающую к горлу.

– А, ну так это неудивительно, – проворчала Беатриса. – Я давно заметила, что его организм слишком восприимчив к алкоголю. Непонятно только одно: почему он никак не хочет с этим смириться и не прекратит пить?

– Что ты имеешь в виду?

– Он выпивает всего два стакана вина, а чувствует себя, как Тоби после двух бутылок бренди, – пояснила Беатриса. – Стараясь пить наравне со всеми, он страдает больше всех.

– Что за неуважение к нашему дому, он ведь пачкает ковры!

– Обычно он делает это у себя, – объяснила Беатриса, с сожалением разглядывая испорченное платье кузины. – Но в этот раз, видимо, не успел, хотя его лакей строго за всем следит и напоминает мистеру Кроуфорду, когда пора удаляться в комнату. Почему же сегодня так получилось?

– Он вошел в гостиную, буквально рухнул мне под ноги, и его вырвало.

Беатриса кивнула.

– Видимо, это произошло из-за встряски.

Наверное, он искал где-нибудь пустое ведерко для угля. Я считаю, что теперь нам лучше проводить вечера здесь, наверху, а соседняя комната может послужить нам гостиной.

– Но почему я должна прятаться в собственном доме?! – возмутилась Мелисса, и слезы покатились по ее щекам. – Как будто я в тюрьме!

– Да, это несправедливо, – прошептала Беатриса, успокаивая девушку. – Но ведь Тоби не переубедишь. Беда в том, что нам некуда деться, иначе мы бы завтра же покинули этот дом. Хефлин перешел все границы, он – ненормальный! Представь себе, он только что приставал ко мне в моей же собственной комнате. Мне пришлось окатить его ледяной водой, чтобы он наконец отстал.

– Хефлин очень опасен, Беатриса. Каждый раз, когда он приближается, меня охватывает такой ужас! – призналась Мелисса. – И он прекрасно знает, что в случае чего Тоби и пальцем не пошевельнет, чтобы меня защитить. Удивительно, почему он еще сразу не применяет силу? Или он хочет постепенно меня изводить и наслаждаться моим страхом?

– Наверное, ты права, – согласилась Беатриса. – Некоторые люди обожают такие вещи.

– Скорей бы уж они убрались отсюда!

– Но подумай, Мисси, даже если в этот раз тебе удастся избежать его ловушек, он может приезжать к Тоби еще и еще. Кто будет тебя защищать? Тоби не в счет. Я думаю, тебе необходимо покинуть этот дом.

– Но мне некуда больше идти, – запротестовала Мелисса. – К тому же, если я уйду, мне придется нанять компаньонку.

– Подумай хорошенько, – посоветовала ей Беатриса. – Все эти компаньонки – пустоголовые дуры, которые неспособны защитить даже себя, не говоря о такой девушке, как ты. Они же, как слуги, палец о палец не ударят, если понадобится уберечь тебя от хищников вроде Хефлина. Ты должна уйти отсюда.

– Но куда? Я почти никого здесь не знаю, кроме соседей, в школу я никогда не ходила, а выйти замуж мне сейчас, наверное, не удастся.

– Но должны же у тебя быть какие-нибудь родственники?

– У меня есть бабушка, но после маминой смерти она и знать нас не хочет.

– Это родственница по маминой линии?

– Да. Моя бабушка – вдова маркиза Каслтона. У них было двое детей. В последний раз она к нам приезжала, когда мне исполнилось восемь лет. Я помню, бабушка была немного надменной, хотя ко мне всегда относилась очень хорошо. Но потом она обвинила папу в маминой смерти.

– А что случилось на самом деле? Твой отец иногда писал нам, но в детали этого происшествия особенно не вдавался.

Беатриса помогла кузине переодеться и лечь в постель.

– В конце концов, бабушкины упреки привели к тому, что он сам в это поверил.

– Ты думаешь, отец действительно убил твою маму?

– Ну, почти. Нашей семье вечно не хватало денег, особенно в тот год, когда мне исполнилось десять лет. В результате много слуг было уволено, а наш единственный конюх оказался прикован к постели после того, как его лягнула лошадь. Поэтому папа сам правил экипажем, когда они с мамой возвращались с летнего бала в Линкольне. Дорога предстояла долгая, и дедушка тоже взобрался на козлы, чтобы составить папе компанию. Оба были немного навеселе, но денег на гостиницу не было. Так вот, я подозреваю, что папа задремал, хотя сам он никогда ничего не рассказывал. Когда они спускались с Букового холма, экипаж перевернулся. Дедушка, падая, ударился о камни и тотчас же умер. Мама тоже сильно разбилась, но прожила на три дня больше. Папа остался цел и невредим.

– Так, значит, поэтому твоя бабушка считает его виновным?

– Да. Она не приехала на похороны, прислав гневное письмо, в котором обвинила папу в маминой смерти и заявила, что никогда больше не будет с ним разговаривать.

– Знаешь, Мисси, она все-таки твоя единственная близкая родственница. К тому же прошло восемь лет, твой отец уже умер, так почему бы ей тебя не принять? Я очень боюсь за тебя. Как ты будешь жить, когда я вернусь домой? Нельзя оставлять тебя на попечении брата, да к тому же в компании столь бесчестных людей.

– Что ж, пожалуй, я ей напишу.

– Объясни ей все, пусть она войдет в твое положение. Я думаю, ей будет неприятно знать, что ее внучка вынуждена жить в таких ужасных условиях. Может, она смягчится и пригласит тебя.

– Ты права. Лучше я буду играть роль любящей внучки, чем оставаться здесь, – согласилась Мелисса. – Со мной ей будет веселее. Но я боюсь, что она не в состоянии меня содержать, ведь, насколько мне известно, она не намного богаче нас. Я хочу только одного: удачно выйти замуж, но ты понимаешь, я же не красавица, тем более у меня нет приданого. Нет, все-таки лучше терпеть капризы старой леди, чем отбиваться от распутных друзей моего брата.

– Разумеется. Напиши ей, и мы завтра же отправим письмо.

– Хорошо, но пока нам надо быть все время вместе.

Чарльз Монтроуз, виконт Расбон, вытер мокрое лицо и нахмурился. Ливень, похоже, усилился. Промокшая одежда уже не спасала, и он продрог до костей. Лошади всю дорогу спотыкались, и их хозяин боялся, как бы они, падая, не поранили друг друга. Он был согласен на любую, даже самую захудалую гостиницу.

Что он делает в этом Богом забытом крае? Ему никогда не нравился Дорсет. Другое дело Брайтон. Там собирались его друзья, а милая леди Раньон делала ему вполне недвусмысленные предложения, всячески намекая, что она не прочь видеть его в своей постели. Чарльз возлагал огромные надежды на шикарный номер в фешенебельной гостинице, как вдруг пришел этот вызов и нарушил все его планы.

Два дня назад он получил письмо, в котором сообщалось, что его бабка при смерти. Действительно, в свои девяносто семь лет она могла заболеть даже от простого сквозняка. Эта новость так расстроила Чарльза, что он без сожаления покинул друзей и развлечения и немедленно отправился в путь. Но его потрясло не столько известие о ее болезни, сколько то, что она намеревалась вызвать адвоката и пересмотреть свое завещание.

Два дня Чарльз мучился и проклинал все на свете.

Что теперь делать? Всю жизнь он считался ее единственным наследником. Чарльз знал, что бабка не одобряла его поведение, но никогда по-настоящему не принимал во внимание ее нравоучения. В конце концов, он человек свободный и может вести себя как хочет, прежде чем станет примерным мужем! Несмотря на прирожденную леность, Чарльз никогда и шиллинга зря не тратил. Все замечали, что он мало пил и не принимал участия ни в каких азартных играх. А имея перед глазами печальный пример отца, он и думать не смел о том, чтобы вкладывать куда-либо свои деньги.

Даже будучи стесненным в средствах, Чарльз тщательно следил за своим внешним видом. Всегда модно одетый, скромный, но элегантный, он никогда не влезал в долги. Бабушке следовало бы оценить это по достоинству.

Где-то впереди засветились огни придорожной гостиницы, и наш путник поспешно свернул с дороги. Часом позже он уютно устроился в небольшой комнате, где, по словам хозяина, стояла единственная во всей гостинице кровать. Удобно усевшись у камина, Чарльз предался тревожным мыслям. Страх и злоба душили его, когда он вспоминал последнее письмо своей бабки. Чертова старуха! Черт бы ее побрал вместе с отцом, который оставил его на попечение капризной и своенравной женщины! «Надеюсь, ты уже сгорел в аду, – думал молодой человек. – Там с тебя быстро собьют спесь, и ты не будешь таким надменным, каким был со мной».

Но Чарльз прекрасно понимал, что зря тратит время, посылая проклятия в прошлое. Сейчас надо было решать, как устроить свое будущее. Снова и снова перечитывал он письмо с тайной надеждой найти в нем что-то новое, но смысл был все так же предельно ясен.

Молодой человек нахмурился и налил себе еще бренди. Странное тепло разлилось по всему телу, и мысли о проклятом письме остались где-то далеко. Голова кружилась. Должно быть, хозяин гостиницы подсунул ему плохое, но довольно крепкое вино, которое обжигало пустой желудок. Поданный лакеем ужин так и остался нетронутым.

Леди Лэньярд явно не шутила. Она была не из таких, кто швыряет деньги на ветер. Чарльз думал обо всем этом, осушая бокал за бокалом. Он чувствовал неодолимое желание напиться. О, если бы он только мог вернуться в прошлое! Молодой человек вскочил со стула и нервно зашагал по комнате. Он сходил с ума от терзавших его мыслей и поначалу просто не замечал тревожного перешептывания в соседней комнате, пока голоса не стали громче и отчетливее.

– Ну конечно, Беатриса, мы не можем вернуться, – кричала какая-то девушка. – Но почему бабушке именно сейчас вздумалось съездить в Бат?

– Согласна, мы этого не ожидали, – отвечал ей другой, более взрослый голос. – Но у нас нет выбора. Не сидеть же в этой дыре еще две недели? В любом случае у нас нет больше денег. Или ты будешь просить пустить тебя в пустой дом?

– Я не вернусь! – выпалила девушка. – Лучше буду жить на улице! Тем более, нам действительно не хватит денег, чтобы съездить домой и обратно. Нельзя ли продать еще что-нибудь? Господи, ну что нам теперь делать? В Бат, что ли, поехать?

– Ну конечно, нет. Не думаю, что бабушка примет тебя с распростертыми объятиями, когда ты свалишься ей, как снег на голову. Успокойся и будь благоразумной, Мисси. Я уверена, Тоби за тебя заступится.

– Я вполне благоразумна, но ты же знаешь, он бывает безжалостным. И ты знаешь, чего он добивается. А из Тоби веревки можно вить. Его слово ничего не значит. Когда он имеет дело с друзьями, он совершенно беспомощен.

Чарльз вскинул голову и громко икнул в наступившей тишине. Похоже, кто-то сбежал из дому. Кто эта Беатриса? По всему видно, что она не служанка, потому что давала советы второй девушке. Обе говорили на безукоризненном английском, и Чарльз решил, что они принадлежат к высшему обществу. Как далеко им удалось скрыться? И что они будут делать эти две недели, ожидая возвращения бабки?

Внезапно безумная мысль возникла в его воспаленном мозгу. Не дав себе времени подумать, Чарльз бросился к дверям.

Отхлебнув глоток слабого чаю, Мелисса поморщилась и попробовала еду, принесенную на ужин. Последнее время все у них не ладилось.

Две недели они с Беатрисой ни на шаг не отходили друг от друга. Устроив наверху отдельную гостиную, они виделись с мужчинами только за обедом. Лорд Хефлин продолжал свои грязные домогательства, хотя присутствие Беатрисы его немного стесняло. Каждый вечер девушки запирались изнутри, и это тоже во многом помогало им избежать приставаний пьяных развратников. Но в целом атмосфера в поместье была накалена до предела. Тоби был все время чем-то обеспокоен, как, впрочем, и мистер Кроуфорд. Мелисса догадывалась о причинах такого настроения: вероятно, оба проигрались в пух и прах. Каждый день бедная девушка молилась только об одном – чтобы друзья Тоби скорее покинули их дом, но ее брат даже слышать об этом не хотел. В конце концов, Мелиссе стало ясно, что он и сам был бы рад от них избавиться как можно скорее. Когда придет время уезжать, они обязательно потребуют уплатить долги, а у Тоби просто нет на это денег.

Однажды утром дамы удалились в розовый сад. Им очень нравилась его строгая красота, к тому же там они могли спокойно заниматься своим вышиванием, не боясь, что им кто-нибудь помешает. После завтрака они любили посидеть там в одиночестве, так как мужчины редко просыпались раньше двенадцати. Поэтому когда Беатрису позвали на кухню, Мелисса осталась одна в полной уверенности, что ей ничего не грозит. Но буквально через пять минут в саду появился улыбающийся лорд Хефлин. Его глаза горели от вожделения.

– Милая леди Мелисса, вы так прелестно смотритесь на фоне распускающихся роз, – сладко прошептал он.

– Не думаю, – холодно ответила Мелисса и склонилась над своим рукоделием.

– Какая ты скромница, – сказал он, усевшись на скамейку рядом с девушкой.

Мелисса тотчас же встала и поспешила в другой конец сада.

– Ты меня боишься, радость моя? – спросил он, следуя за ней.

– Я не ваша радость, – отрезала девушка.

– Ну конечно же, моя. – Развернув Мелиссу к себе лицом, он сжал ее плечи.

Она попыталась вырваться из его объятий, но он держал ее слишком крепко.

– Пустите меня! – гневно потребовала Мелисса.

– Да не прикидывайся ты! В тихом омуте черти водятся, – пробормотал лорд Хефлин, пожирая ее глазами.

Внезапно он с силой притянул ее к себе и страстно поцеловал. Мелисса чуть не задохнулась от этого поцелуя, но еще хуже была предательская дрожь во всем теле. Ее нежная грудь трепетала под приятными ласками этого мужчины.

– Вот видишь, – торжествующе произнес Хефлин, снова прижимаясь к губам Мелиссы и обжигая ее страстью. – Ты хочешь меня не меньше, чем я тебя. С меня хватит твоих застенчивых взглядов! Я не могу больше ждать!

Девушка извивалась в его руках, пытаясь вырваться, но это только сильнее разжигало огонь его желания. Беатриса оказалась права. Он сильнее, поэтому и победил. Мелисса попыталась расслабиться, но ее тело продолжало сопротивляться.

– Наконец-то ты станешь моей, – хрипло шептал Хефлин.

Мелисса взвизгнула и вцепилась в его ненавистное лицо. Напрасно. Ей стали противны прикосновения этих требовательных рук, они больше не доставляли ей удовольствия. Слепая ярость росла в ее сердце. Как только он слегка ослабил объятия, девушка вспомнила советы Беатрисы и, согнув ногу в колене, со всей силы ударила Хефлина прямо в пах. Он застонал и бессильно рухнул на землю, а Мелисса опрометью бросилась к выходу.

Прошло довольно много времени, прежде чем Беатрисе удалось успокоить рыдающую девушку. Несмотря на то, что Мелисса еще не получила ответ на свое письмо к леди Каслтон, Беатриса настаивала на незамедлительном ее отъезде. Когда день уже клонился к закату, Мелиссе удалось уговорить подругу дать ей последний шанс, попросить брата защитить ее от Хефлина. Девушка подошла к двери его комнаты и уже подняла было руку, чтобы постучать, как вдруг услышала обрывки разговора между Тоби и лордом Хефлином.

– Понимаешь, у меня сейчас нет денег, – оправдывался Тоби. – Тебе придется подождать до урожая.

– Да ну? – произнес Хефлин, растягивая слова. – Судя по твоим делам, даже десять урожаев не покроют твой долг. Но я практичный человек, поэтому хочу предложить тебе сделку. Отдай за меня твою сестру, и мы будем в расчете.

– Ты хочешь на ней жениться? – удивился Тоби.

– Почему бы нет? Она такая глупая, что ее легко будет уломать. Мне ведь нужен наследник. Как только он родится, твоя сестра отправится в деревню, а я займусь своими делами.

Не в силах слушать дальше этот кошмар, Мелисса поспешила к себе.

– Хефлин просит моей руки! – прокричала девушка. – А Тоби согласится, я уверена. Но я скорей умру, чем стану жить с этим чудовищем. Я не могу больше!

– Успокойся, Мисси, – уговаривала ее Беатриса. – Расскажи все по порядку.

Мелисса собралась с силами начала свой рассказ:

– Я только что слышала, как Тоби признался Хефлину, что ему нечем заплатить долг. Тогда Хефлин предложил вместо денег отдать ему меня. Единственное условие, которое поставил мой брат, – чтобы Хефлин женился на мне.

Беатриса встревожилась.

– Он может тебя заставить?

– Ну конечно! Он ведь мой опекун, – ответила девушка и снова разрыдалась. – Что мне теперь делать?

– Прекрати истерику! Я не могу нормально соображать, когда ты так кричишь.

Мелисса затихла, а ее кузина принялась расхаживать из угла в угол, проклиная лицемерие английского общества.

– Как ты думаешь, у них все уже решено? – спросила она Мелиссу.

– Это зависит от Хефлина. Тоби не будет настаивать, пока Хефлин его не попросит.

– В таком случае у нас есть немного времени. Хефлин поиграет с тобой, как кошка с мышкой, а потом съест. Представь себе, как, должно быть, блестели его глазки, когда он говорил с Тоби о вашей семейной жизни!

– О Господи, нет! – прошептала Мелисса, вытирая платочком слезы.

– Спокойно, Мисси! – произнесла Беатриса. – Ведь еще ничего не решено. Поэтому мы сегодня же уедем отсюда.

– Но куда? Куда? – в отчаянии повторяла Мелисса, бессильно сжимая кулаки.

– К твоей бабушке, куда же еще? – невозмутимо ответила Беатриса. – После того, что произошло сегодня, она не сможет отказать тебе в помощи. Даже если она тебя не примет, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь.

– Нет, Беатриса, не думаю, что это возможно. Это же, по крайней мере, четыре дня езды. Они догонят нас, и тогда мне придется еще хуже, чем сейчас.

Беатриса присела к ней на кушетку.

– Ну, тогда мы уедем тайно. Сбежим. И конечно, не будем путешествовать под именем леди Мелиссы и миссис Стоке. Мы сделаем вид, что мы служанки или что-то в этом роде. Будем осторожны, закажем места на имя миссис Шарп и ее племянницы Генриетты Шарп. И еще мы изменим твою внешность.

Затея с побегом немного подняла Мелиссе настроение. Через минуту она с головой ушла в эту захватывающую игру.

– Да, а Бетси поможет это сделать. Недавно она рассказывала, что знает одно средство, которое красит волосы в темный цвет. Это нестрашно, потому что через несколько недель краска смоется.

– Отлично! Наденем эту ужасную одежду, и пусть все думают, что мы горничные.

Они продолжали обсуждать свои планы, даже когда Бетси намазывала Мелиссе на голову какую-то вязкую массу, от которой ее светло-русые локоны превратились в черные. Девушки решили взять с собой Бетси, чтобы не оставлять ее на растерзание разгневанного Тоби.

В тот вечер они ужинали наверху, чтобы никто ничего не заметил. Кучер, который ненавидел Тоби всей душой за то, что тот как-то раз напился и поколотил его, согласился подвезти их до Линкольна. Как только мужчины собрались за карточным столом, девушки незаметно выскользнули на улицу. Мелисса оставила записку, в которой объявляла, что уехала вместе с Беатрисой в Америку.

В дороге им постоянно приходилось делать пересадки, потому что они не могли нанять даже почтовый экипаж. Весь второй день своего путешествия они страдали из-за разбитых дорог и подозрительных попутчиков. Зато третий день оказался еще хуже, чем первые два. Приехав в дом леди Каслтон, они обнаружили, что она в отъезде. Затем выяснилось, что она не сразу вернется обратно, а заедет на пару недель погостить к друзьям в Бат.

Мелиссу трясло от страха. Неужели они должны провести в гостинице еще две недели? Им и в голову прийти не могло, что семидесятипятилетней старушке вздумается прогуляться в Бат.

Вернувшись в гостиницу, они как раз обсуждали свое положение, но никак не могли прийти к общему решению. Спор стал переходить в ссору, как вдруг кто-то резко постучал в дверь.

Беатриса открыла, и они увидели хорошо одетого молодого человека, который глупо им улыбался. По выражению его лица было заметно, что он изрядно пьян. Незнакомец протянул Беатрисе визитную карточку и отвесил низкий поклон.

– Виконт Расбон, к вашим услугам, – произнес он заплетающимся языком. – Я был в соседней комнате и невольно подслушал ваш обмен любезностями. Окажите мне услугу, и у вас появится жилье на эти две недели.

Глава 2

Окинув беглым взглядом комнату соседок, Чарльз почувствовал желание провалиться сквозь землю. Даме, которая внимательно изучала его визитку, на вид было около тридцати. Несмотря на скромное черное платье, подчеркивающее стройность ее фигуры, эта женщина невольно притягивала к себе взгляд. Светлые полосы легкими волнами обрамляли ее овальное лицо. Она была довольно красива, но вряд ли могла бы ему помочь.

Стыд и ужас были написаны на лице ее младшей подруги. Девушка лежала на кровати, когда Чарльз появился в дверях. Теперь она поспешно села, спрятав от его взгляда босые ноги. Ей было лет четырнадцать. Ее изящная, еще не оформившаяся фигурка терялась в складках просторного черного балахона, а темные волосы казались тусклыми и безжизненными. Испуганное, чуть желтоватое лицо и темные круги под глазами делали ее похожей на бездомного ребенка. Но, наверное, он судил слишком строго, ведь крохотную комнатушку освещали две тусклые свечки, и, может быть, поэтому девушка выглядела такой болезненной. Подойдет ли ему такая? Второй пристальный взгляд на ее плоскую грудь чуть было не обратил его в бегство. Надо было дождаться утра и потом рассмотреть хорошенько, что за женщины живут в этой комнате. Но он стоял здесь перед ними и отступать было уже поздно.

– Виконт Расбон, – прочитала старшая дама, явно озадаченная его появлением.

– К вашим услугам, – повторил он, – а вы…

– Миссис Шарп, – ответила женщина. – А это моя племянница, мисс Генриетта Шарп, – сказала она, указав кивком головы на сидевшую на кровати девушку, которая пыталась изобразить на своем лице некое подобие улыбки. Внезапно холодная враждебность засверкала в ее глазах.

– Что вам от нас нужно, милорд? – резко спросила Генриетта.

– Ну, это будет зависеть от вас.

Чарльз начал волноваться. Эта девчушка держалась так высокомерно, будто она была совершенно взрослой женщиной, и это сбило его с толку.

– Сколько лет мисс Шарп?

– Шестнадцать, – вызывающе заявила миссис Шарп.

– Ну, тогда все будет в порядке, – ответил Чарльз, пытаясь скрыть свое удивление. – Я занимаю соседнюю комнату. Как вы можете убедиться, перегородки между нами настолько тонки, что я случайно услышал обрывки вашего разговора, из которого я понял, что вам на какое-то время нужно жилье. Я хочу предложить вам небольшую сделку. Дело в том, что мне понадобится ваша помощь.

– И в чем же она заключается?

– Ну, это долго объяснять, – уклончиво ответил Чарльз, с надеждой поглядывая на кресло. Он чувствовал, что если сейчас же в него не сядет, то ноги его подкосятся, и он рухнет на пол. Давненько он так не напивался!

Заметив это, миссис Шарп жестом пригласила его садиться, несмотря на протестующие жесты своей племянницы.

– Мою бабку зовут леди Лэньярд, – неторопливо начал он. – Еще когда я пешком ходил под стол, она объявила меня своим наследником и все эти годы постоянно уверяла меня в том, что после ее смерти я стану владельцем значительного состояния. Я не виноват, но так уж случилось, что мое финансовое положение оставляет желать лучшего. Так что деньги моей бабки мне просто необходимы, ну, хотя бы для того, чтобы восстановить наше родовое поместье. На днях я получил письмо, в котором сообщается, что бабка при смерти. Она вызвала адвоката, чтобы переделать завещание, и теперь просит, чтобы я женился, если хочу получить что-нибудь в наследство.

Он замолчал, ожидая ответа, но его не последовало. Лицо миссис Шарп выражало живейший интерес, тогда как ее племяннице это все уже явно надоело. Чарльз почувствовал себя уязвленным, так как ему неприятно было объясняться перед столь неблагодарной аудиторией, но он все же рискнул продолжить рассказ, придав своему голосу больше нежности:

– У меня довольно много знакомых женщин, но я не хочу жениться ни на одной из них. Тем более, если даже я выберу себе невесту, то мы все равно сможем пожениться не раньше следующего месяца. Я же придумал вот что: попрошу бабку распорядиться таким образом, чтобы наследство перешло ко мне сразу же после регистрации брака. Но мое обещание будет звучать более правдоподобно, если я представлю ей будущую жену. Мне бы хотелось, чтобы мисс Шарп сыграла роль моей невесты, когда мы приедем навестить бабушку в последние дни ее жизни. Леди Лэньярд умрет со спокойным сердцем, а у меня будет время выбрать подходящую жену.

Генриетта казалась крайне удивленной.

– Да вы в своем уме? – прошипела она. – Думаете, я стану помогать вам в этом отвратительном фарсе? Ради вашего обогащения я не собираюсь участвовать в двухнедельном маскараде.

– Это ненадолго, уверяю вас, мисс Шарп, – произнес Чарльз умоляюще. – Я не представляю, как бабушке в голову могла прийти такая идиотская мысль. Нельзя же ожидать от меня беспрекословного повиновения и слепой готовности связать себя по рукам на всю оставшуюся жизнь. Такая поспешность не принесет счастья ни мне, ни моей жене, а только опровергнет любимую поговорку моей бабушки: «Быстро женишься – быстро пожалеешь». Я подозреваю, что она просто спятила, хотя вроде бы пока за ней ничего такого не замечалось. Но я же не могу рисковать своим будущим, вступая с ней в споры. Поэтому-то мне и нужна кандидатура на роль жены.

– И мы должны вам верить? – ехидно поинтересовалась Мисси. – А может, вы все это придумали, чтобы убрать с дороги другого претендента на наследство?

Ярость вспыхнула в глазах молодого человека.

– Я – джентльмен, мадам, – заявил Чарльз.

– А я знаю довольно много так называемых «джентльменов», которые не придают никакого значения этому слову, – настаивала Генриетта. – Эти «джентльмены»– самые мерзкие и бесчестные создания на свете. Есть еще какие-нибудь члены семьи, претендующие на наследство?

– Ни одного.

– У вас что, нет других родственников?

– Есть один кузен, но он достаточно богат и не нуждается в бабушкиной помощи. К тому же она его не любит.

Генриетта молча уставилась на тетю. У Чарльза мурашки по спине побежали от этого молчания. Зачем он связался с людьми, которые не понимают, что значит слово джентльмена? Он уже презирал себя за то, что приходится упрашивать этих оборванок.

– В чем же заключается ваш план? – наконец произнесла Генриетта.

– Вы сделаете вид, что являетесь моей невестой. Нам надо придумать, как мы познакомились, и быть готовыми представить бабушке наши планы на будущее. А кроме того, необходимо придумать вам подходящее происхождение. Вы встретитесь с леди Лэньярд всего пару раз, но, возможно, ей вздумается побеседовать с вами с глазу на глаз. Слуги все ей доносят. Может быть, ей станет лучше, но я не задержу вас больше, чем на две недели.

Генриетта, казалось, сосредоточенно обдумывала каждое его слово и только изредка поглядывала в сторону миссис Шарп. Она хотела услышать от своей тети слова одобрения или упрека, но та упорно молчала.

– Мне лично не по душе эта затея, – шепотом произнесла Генриетта.

– Если все, что рассказал лорд Расбон действительно правда, то его замысел не так уж плох, – возразила Беатриса.

– Но откуда же мы узнаем, правду он нам сказал или нет? Друзья Тоби часто прибегают к обману, когда чего-то хотят.

– А у нас есть выбор? – спросила Беатриса. – Куда мы поедем?

Генриетта закрыла лицо руками, чтобы не видеть больше глаза лорда Расбона. Он, видимо, расстроился. Надо отметить, что этот мужчина был прекрасно сложен и с иголочки одет. Костюм сидел на его красивой фигуре великолепно. Узкие брюки обтягивали длинные стройные ноги. Красивое лицо с прозрачно-голубыми глазами обрамляли светло-русые волосы. На нем была голубая рубашка, которая подходила к цвету его глаз, и скромный, но элегантный галстук. В довершение ко всему он был настолько высок, что входя в комнату ему даже пришлось нагнуться, чтобы не удариться головой о дверной косяк.

Зачем такому красавцу просить об одолжении первую встречную? Возможно, ему просто не хватит духу обратиться с такой просьбой к дамам своего круга. Но Генриетте не верилось, что после смерти бабушки он действительно займется поисками будущей супруги. Наверняка Чарльз просто хотел убедить старую даму в том, что он исполнит ее последнюю волю, и тем самым устранить все преграды для получения денег по завещанию. Имея дело с незнакомкой, ему легче будет потом от нее избавиться. Если обман обнаружится, то он может заявить, что невеста обманула его ожидания, но это никоим образом не отразится на репутации самой Мелиссы, так как она будет действовать под чужим именем.

Бояться было нечего. Чарльз не знал ее настоящего имени, так что она могла смело участвовать в этой авантюре. В один прекрасный день несуществующая Генриетта Шарп бесследно исчезнет, и лорд Расбон никогда ее больше не увидит. Неизвестно, примет ли ее собственная бабушка? Если нет, то ей придется уехать в Америку вместе со своей кузиной, так как здесь, в Англии, у девушки не было никаких шансов удачно выйти замуж. Тоби не станет выводить ее в свет, леди Каслтон – тоже. Отсутствие денег не позволит ей представить свою внучку светскому обществу. До того, как умерла мама, отец Мелиссы постоянно жаловался, что бабушка совсем не помогает их семье.

Расбон икнул, и по комнате распространился отвратительный запах бренди. Это напомнило Генриетте о всех злоключениях прошлого месяца и о распущенных джентльменах, с которыми ей больше не хотелось встречаться. Видно, тот, который сидел перед ними и рассказывал невесть что, оказался таким же пьяницей, как и ее брат Тоби.

– Умоляю, мисс Шарп, – внезапно его голос отвлек девушку от ее мыслей.

– Все-таки мне этот обман не по душе, – произнесла Мелисса, обращаясь к Беатрисе.

– Но попытка – не пытка, давай попробуем, – настаивала Беатриса. – Если он солгал, то мы в любой момент сможем уехать, раскрыв всю правду, хуже нам от этого не будет. А если нет, то все сложится как нельзя лучше, и каждый получит свое.

– Ты всегда такая расчетливая! – воскликнула Генриетта. – Но это уже чересчур. Я не могу поступить так подло!

– Что-то мне подсказывает, что ему можно верить, – задумчиво произнесла Беатриса. – А если нет, то ему же будет хуже.

– Скоро вы получите возможность убедиться, что все обстоит именно так, как я вам рассказал, – нетерпеливо вставил молодой человек.

Генриетта продолжала недоверчиво поглядывать на свою тетю. Все-таки Беатриса была права в одном: им действительно некуда больше идти.

– Хорошо, лорд Расбон, мы вам поможем.

– Благодарю вас обеих. – Он улыбнулся и вздохнул с облегчением.

– Не за что, – ответила Беатриса. – Так когда мы едем?

– Сразу же как только кончится ливень. Вы со мной позавтракаете завтра в восемь?

– Всего доброго, милорд, – сухо произнесла Генриетта.

Он встал и направился к выходу, но у самой двери резко обернулся.

– Раз уж вам придется изображать мою невесту, зовите меня Чарльз.

Помня о предательской тонкости стен, последовавший за его уходом спор вели шепотом. Мелисса боялась участвовать в предложенном ей маскараде. Больше всего она опасалась, что кто-нибудь все-таки узнает, что она никакая не Генриетта Шарп, и ее репутация будет окончательно уничтожена. Но было в лорде Расбоне кое-что еще, что-то страшное и неприятное, что отталкивало девушку. Чарльз напоминал ей Хефлина, от него исходила такая же сила, уверенность в собственной неотразимости и поразительная способность убедить любого в своей правоте. Его подчеркнутая вежливость тоже казалась подозрительной. Ведь это было просто глупо – выбрать первую попавшуюся девушку на роль своей жены.

Беатриса приводила самые веские доводы, чтобы доказать свою правоту, повторяя, что иного выхода у них просто нет. В крайнем случае, можно будет в любой момент покинуть дом Расбона, раскрыв его обман.

Но Мелиссу беспокоило то, что скажут о ней люди, если узнают, кто она на самом деле. Беатрисе в этом случае терять было нечего: она – независимая американка, и ее тут никто не знает. Но, в конце концов, девушка дала себя уговорить, согласившись, что эта возможность – их единственный выход из создавшейся ситуации.

– Доброе утро, Генриетта, – произнес улыбающийся лорд Расбон, когда дамы спустились к завтраку.

За улыбкой скрывалась гримаса недовольства. Проснувшись с тяжелой головой, Чарльз надеялся, что вчерашний разговор окажется просто кошмарным сном. Но нет, девушка в бледно-голубом платье сидела перед ним и выглядела еще хуже, чем вчера. Слабый лучик света, проникающий сквозь крошечное оконце, освещал ее полудетское личико. Сегодня оно казалось еще желтее, а тугой узел на макушке, в который она упрятала волосы, подчеркивал впалые щеки и острые скулы, Его прямо передернуло. Сможет ли он убедить бабку в том, что влюбился в это привидение?

– Доброе утро, ло… Чарльз, – поправилась Генриетта.

– Я смотрю, у вас еще и служанка?

– Да.

– Нам придется немного подождать, пока не приедет почтовый экипаж, в моем собственном для всех не хватит места, – сказал со вздохом Чарльз.

Усаживая женщин за стол, он снова поморщился: макушка Генриетты не доставала ему даже до плеча. Она была очень маленького роста, почти с ребенка, а ему всю жизнь нравились высокие женщины, чьи тела в постели соответствовали его собственному. К тому же он питал отвращение к полудетским угловатым фигуркам, а смотреть на ее кроткое личико было просто невыносимо.

За завтраком никто не проронил ни слова. К тому же еда была еще хуже, чем вчера ночью. Генриетта отказалась от нее, едва попробовав, миссис Шарп попыталась съесть чуть больше, зато Чарльз ел жадно, так как просто умирал с голоду. Вчера он так и не поужинал, только напился бренди, и теперь надеялся, что легкий завтрак поможет ему избавиться от похмелья.

– Я думаю, будет лучше, если мы скажем, что тебе семнадцать, – снова начал Чарльз, когда с едой было покончено. – Бабушке не понравится, что я женюсь почти что на школьнице.

– Разумно, – согласилась Генриетта.

– Ты в трауре?

– Мой отец умер семь месяцев назад.

– Это объяснит то, что ты пропускала всевозможные приемы, и станет причиной отсрочки нашей свадьбы. Давай скажем, что только после окончания твоего траура мы сможем объявить о нашей помолвке. Свадьба намечена на конец следующего сезона, а пока ты приехала в город, чтобы купить кое-какие безделушки для нашего будущего гнездышка.

– Как мы встретились? – спросила Генриетта, поставив на стол чашку.

Чарльз смотрел на Генриетту и надеялся, что она морщится от невкусного кофе, а не от его предложений.

– Может быть, я присутствовал на похоронах твоего отца?

– Навряд ли. На деревенские похороны, тем более в разгар зимы, приглашаются только ближайшие родственники и соседи. Где ты живешь?

– В Кенте.

– Ну, тогда это совершенно невозможно. Может быть, нас познакомил какой-нибудь общий друг?

– Какой же?

– Ну вспомни хоть одного, – усмехнулась Генриетта. – Я вряд ли знакома с кем-либо из твоего круга.

Как же это глупо с его стороны не вспомнить ни одного имени!

У девушки были довольно изысканные манеры, но она не могла принадлежать к высшему обществу. Только деревенщине придет в голову нарядиться в такое безвкусное платье. Голос ее ничем не отличался от других знакомых ему женских голосов, тогда как тетя говорила с каким-то легким, непонятным акцентом. Чарльз догадывался, что встретил их уже далеко от дома. Но Генриетта, по крайней мере, вела себя вполне благоразумно, совсем не так, как большинство ее легкомысленных и смешливых ровесниц.

– Нужно выдумать тебе подходящее происхождение, – сказал со вздохом Чарльз, проведя рукой по волосам. – Предположим, ты – дочь Элеоноры Харрисон, младшей дочери лорда Беверли. Он живет, как отшельник, и никто в округе никогда не видел его в лицо. Его поместье где-то в Йоркшире. Твой отец был младшим сыном приходского священника. Мать умерла сразу после твоего рождения. Ты почти ничего не знаешь о своем дедушке, лорде Беверли, так как он отвернулся от твоей мамы, когда она вышла замуж за человека, который не принадлежал к ее кругу.

– А кто этот Беверли?

– Барон.

– Хорошо, – согласно кивнула девушка. – Моего отца звали Говард Шарп. Я скажу, что состоятельный дядюшка оставил ему в наследство небольшое поместье. Пусть дядюшкой будет лорд Пурви – виконт без единого наследника, который тоже умер. А титул после его смерти отошел государству, таким образом, отец не смог получить его в наследство вместе с поместьем. Так как поместье приносило мизерные доходы, семья Шарп не могла бывать в обществе. Теперь давай придумаем, как мы познакомились.

– Это произошло недавно. – Чарльз сосредоточенно хмурил брови.

– Нет, лучше – до того, как умер мой отец, – возразила Генриетта.

– Не пойдет. Подумай, ведь тебе же только семнадцать, как мы с тобой могли встречаться, если год назад ты была еще ребенком?

Чарльз вскочил со стула и начал нервно шагать по комнате.

– Придумал! В феврале я ехал в гости к моим друзьям, но, проезжая через поле, моя лошадь наступила на кроличью нору, которая скрывалась под плотным слоем снега. Лошадь оступилась, и я вылетел из седла. Ты проезжала мимо и, узнав о том, что случилось, отвезла меня к себе, где я и оставался в течение нескольких часов, пока друзья не прислали за мной экипаж.

– А что, это было на самом деле? – спросила заинтересованная Генриетта.

– Вообще-то да. К счастью, лошадь не очень поранилась, а вот я получил сотрясение мозга и вывихнул запястье.

– А где это произошло?

– В Линкольншире. Ты знаешь тамошние места?

– Да, несколько раз я там проезжала.

– Отлично. Опиши свое поместье, если понадобится.

– В какой дом тебя потом отвезли?

– В дом Виллингфордов, недалеко от рынка Разена. Ты когда-нибудь там бывала?

Девушка согласно кивнула.

– Кажется, да. Это чуть севернее Линкольна?

«Пожалуй, у меня получится», – подумал Чарльз. Как интересно было узнать, что ребенок знает, где находится Линкольншир. Он поборол в себе дрожь, взглянув ей в лицо.

– Я был тронут твоей заботливостью и ангельским характером и часто приезжал к тебе поболтать, оставляя друзей. Следующий визит к ним я планировал в конце месяца, тогда же мы собирались устроить неофициальную помолвку. Если кому-то вздумается проверить мои поступки, то я действительно нигде не появлялся последнюю неделю июня.

На самом деле Чарльз снимал небольшую мансарду в Суонси и занимался тем, что продавал кое-какие вещи, чтобы обеспечить себе летний отдых в Брайтоне. С каждым днем его финансовое положение ухудшалось.

– Мы расстались в конце недели, – продолжил он. – И больше не виделись, пока я не привез тебя сюда, узнав о бабушкиной последней воле.

– Хорошо. Визит к твоей бабушке совпадает с окончанием моего траура. А теперь, милорд, расскажите мне все, что я должна знать о своем женихе.

– Чарльз, – поправил он девушку, – пожалуйста, Генриетта, будь добра называть меня по имени.

– Извини, Чарльз. Так что мне надо о тебе знать?

– Сначала ты мне расскажи о миссис Шарп.

– Я – невестка Генриетты, – спокойно начала Беатриса. – Я приехала их навестить после того, как погиб мой муж. Когда Говард умер, я осталась, чтобы как-то утешить бедняжку. Сейчас я сопровождаю племянницу в дом ее бабушки, после чего уеду к себе.

– А из какой части страны вы приехали, миссис Шарп?

– Не из какой. Я живу в Америке и через месяц намерена туда вернуться.

– Понятно, – сказал Чарльз.

Он продолжал шагать по комнате. От напряжения у него на лбу появилось несколько морщин. Ему следовало бы ускорить события в своем рассказе, ведь не мог же он за такой короткий срок съездить в Линкольншир и обратно после того, как получил бабушкин вызов. Тогда пришлось бы гнать свой экипаж во весь опор, чтобы за это время преодолеть такое значительное расстояние.

– У тебя остался еще кто-нибудь после смерти отца? – спросил он наконец.

– Только брат, – сурово произнесла девушка.

– Тогда зачем ты покинула дом?

– Мне нужна компаньонка, пока я не нашла себе подходящего мужа.

– Можем использовать это в нашей истории, – решил Чарльз. – Значит, до свадьбы ты будешь жить в доме твоей бабушки, которая будет у нас женой священника, а ныне вдовой. Кстати, лорд Беверли тоже вдовец. Итак, я сопровождал тебя к бабушке, когда пришла весть о болезни леди Лэньярд.

Чарльз поморщился. Уж слишком много народу приходилось впутывать в эту историю. Но выбора не было.

– Значит, мы скажем, что получили это письмо уже в дороге.

Кто-нибудь мог его доставить? Нет. Но бабушка об этом не узнает. Он договорится с Рэнфри и с Харпером. Огромное число людей узнает об их тайне. Если бы он об этом подумал вчера, прежде чем предлагать Генриетте эту сделку!

– Что еще я должна о тебе знать? – в третий раз спросила девушка, заметив, что он то и дело прикладывается к бутылке бренди.

– Мое полное имя – Чарльз Генри Монтроуз. Я – виконт, восемь лет назад унаследовавший этот титул от отца. В Кенте у меня есть небольшое поместье Суонси, но, как я уже упоминал, оно требует срочного восстановления. В Лондоне я снимаю комнаты, но собственного дома у меня там нет. Моя мать давно умерла, когда я был еще трехлетним ребенком. Отец больше не женился, и я остался единственным ребенком в семье.

– Чем ты интересуешься, Чарльз?

– Всеми видами спорта. И живописью, – робко прибавил он.

– Ты рисуешь? – Брови Генриетты поползли вверх от удивления.

– Немного.

– Тогда ты должен показать мне свои рисунки. Должно же у нас быть что-то общее!

– А ты тоже любишь живопись?

– Обожаю, – улыбнулась Генриетта.

– Ты умеешь кататься верхом? – спросил Чарльз.

– Умею, и довольно хорошо, хотя последние два года у меня не было подходящей лошади.

– А может, ты умеешь править экипажем?

– Да, и очень даже неплохо, но в последнее время править нам было нечем.

«Кто же эта загадочная девушка? – задумался Чарльз. – Как мог простой деревенский подросток хорошо править уже в четырнадцать лет? Скорее всего она просто преувеличивает свои способности. Надо бы проверить это но дороге в Лэньярд».

Генриетту мучило тревожное предчувствие. Она ощущала себя участницей какого-то мерзкого фарса. Как же глупо было согласиться на такую подлость! Она жила всего в каких-нибудь трех милях от дома Виллингфордов и теперь вспомнила все подробности февральского происшествия. На прием, который лорд Виллингфорд устроил в честь празднования Дня Святого Валентина, съехалось множество благородных семей. И если бы Дрэйтоны не носили траур, то они бы тоже там присутствовали. Так вот, почтенный лорд задумал две недели веселья и развлечений, надеясь, что его дочь заведет полезные связи среди молодежи и, может быть, даже найдет себе мужа, и, таким образом, отпадет необходимость участвовать в лондонском сезоне. Но единственным человеком, который завел хоть какую-нибудь связь, оказалась его собственная жена, которую застали в нежных объятиях одного из гостей. Разразился чудовищный скандал, после которого коварный соблазнитель поспешил покинуть гостеприимный дом Виллингфорда. Вскоре по округе поползли слухи, что дон Жуана звали лорд Расбон.

Генриетта с любопытством наблюдала, как Чарльз ходит из угла в угол, и пыталась угадать его мысли. Все складывалось намного сложнее, чем она себе представляла. Уж очень много людей было вовлечено в эту игру: она сама, Расбон, Беатриса, Бетси и слуга Расбона, кучер и камердинер. Чем больше народу участвовало в этом заговоре, тем меньше у них оставалось шансов на успех. Но ей надо было сосредоточиться на собственной роли. Двойной обман усложнял ее исполнение. Если у леди Лэньярд такие связи в обществе, она может узнать ее настоящее имя и раструбить об этом по всей округе. К тому же у нее не было оснований доверять Расбону: мало того, что вчера он напился, как свинья, так он еще продолжает пьянствовать утром. Генриетта Шарп должна остаться лишь плодом воображения, иначе он раскроет ее тайну и поставит под угрозу ее репутацию. Чтобы ее россказни звучали более естественно, можно добавить в них долю правды. Но, с другой стороны, если она перестарается и слишком ясно представит картину своей жизни, то кто-нибудь обязательно ее узнает, и тогда скандала не избежать. Хотя отец Генриетты не появлялся особенно часто и фешенебельных местах, большей частью по причине своей бедности, но Расбон водил дружбу со многими ее соседями. Еще был Тоби. Ее брат не учился в университете, но некоторые из его друзей вполне могли бы учиться вместе с Расбоном. Наверное, ей будет сложно рассказывать о своем прошлом, не рискуя проболтаться. Генриетта надеялась, что упоминание о ее соседе лорде Пурви не загонит ее в ловушку.

Лакей с экипажем наконец-то прибыл, и разговор прервался.

– Можно ехать, – объявил Расбон, когда слуга вышел. – Миссис Шарп, вы поедете со служанкой и камердинером в почтовом дилижансе, а мисс Генриетта сядет со мной и грумом в мой экипаж. Если мы хотим успешного завершения нашего плана, нам необходимо продолжить разговор. Тем более что мне не терпится проверить ваши навыки управления экипажем, моя милая.

Услышав это, Генриетта бросила на Чарльза гневный взгляд, но вслух ничего не сказала. Какой невыносимый тип! Как он посмел усомниться в ее словах? «Все правильно, он же принимает меня за простолюдинку, – успокаивала себя девушка, – так с какой стати он должен верить мне на слово?» Она тяжело вздохнула, представив, как трудно ей придется в эти две недели.

Глава 3

Экипаж лорда Расбона катил по грязной дороге. Генриетта и Чарльз ехали молча. Девушка ощущала странное беспокойство, сидя рядом с этим человеком. Разные мысли одна за другой проносились в ее голове, но она так и не смогла понять, как Чарльзу удалось уговорить ее на эту авантюру. Генриетта ненавидела ложь и презирала человеческую жадность. И тем не менее она едет с этим самонадеянным мерзавцем, чтобы помочь ему обманным путем получить состояние.

Проведя целый час наедине с Расбоном – грум устроился сзади, в экипаже, – девушка пришла к выводу, что ее спутник еще отвратительнее лорда Хефлина. И хотя, надо признать, он не предпринимал никаких попыток понравиться Генриетте или привлечь к себе внимание, все-таки она чувствовала, что он обращается с ней, как с недоразвитым ребенком, не имеющим никакого представления о том, что такое высшее общество и хорошие манеры. Она притворялась простушкой сколько могла, все время повторяя про себя: «Пусть он считает, что я принадлежу к низшему классу общества». Вряд ли он мог догадываться, как страдала эта девушка, вынужденная каждый день надевать старомодную широкополую шляпу, открывающую ее лицо лишь когда она поворачивала голову и прямо смотрела на собеседника. Несмотря на то, что характер у нее был довольно-таки уравновешенный, в конце концов, снисходительный тон лорда Расбон вывел ее из себя.

– Вы просто невозможны, милорд! – взорвалась Генриетта. Впервые после того, как они покинули гостиницу, он заметил, что его спутница кипит от гнева. – Я не младенец, и не надо со мной нянчиться! Я прекрасно владею хорошими манерами. Чем поучать меня, лучше бы рассказали побольше о вашей бабушке и остальных обитателях дома.

Он пристально посмотрел на девушку и расплылся в улыбке.

– Прости, Генриетта, но я же не знал, да и ты сама ничего не говорила, о своем аристократическом происхождении.

– Ты просто чудовище! Да за кого же ты меня принимаешь? За кухарку, что ли? Не только люди из высшего общества умеют красиво изъясняться. В основном они способны только на снисходительность и надменность.

– Ну хватит!

«Что за мегера!» – подумал Чарльз. Внимание девушки привлек жеребенок, прыгающий на дальнем лугу. Расбон тряхнул головой и постарался сдержать собственный гнев. В висках у него стучало, а отвратительный завтрак так и подпрыгивал в животе.

– Мы не можем позволить себе поругаться, дорогая, – сделал он попытку помириться и смягчить ее гнев. – Через пару часов мы приедем. А теперь покажи, как ты умеешь править. Надеюсь, лошади не устали.

– Да уж, прямо с копыт валятся, – огрызнулась Генриетта.

Тем не менее, она приняла из рук Расбона вожжи, обрадовавшись возможности поставить его на место. Скоро выяснилось, что она правит намного лучше, чем Чарльз, потому что грум, всю дорогу бормотавший себе под нос проклятия, сразу же затих.

– Какие послушные кобылки, – прошептала девушка. – Просто милашки!

– Следи за своей речью, – проворчал Чарльз, чувствуя, что скоро опять взорвется. – Настоящие леди так не выражаются.

Несколько минут он дулся, но, в конце концов, вынужден был признать, что она правит как заправский кучер. И каким бы ни было ее теперешнее положение, но учили ее настоящие мастера своего дела. Несмотря на то, что прошлое этой девушки до сих пор оставалось для него загадкой, он не стал снова начинать разговор о высшем обществе. Да она и не могла к нему принадлежать! Какая воспитанная леди будет говорить таким грубым голосом и размахивать руками, как ветряная мельница?

Он продолжал мучиться этими догадками, а экипаж тем временем выехал на каменистую дорогу. Давненько он так не страдал от чрезмерного опьянения и уже забыл, как это бывает неприятно. Было бы куда лучше провести все утро в постели и не набивать желудок той гадостью, которую подают во второсортных гостиницах.

Генриетта правила экипажем уже полчаса, но внезапно Чарльз потребовал вернуть ему вожжи. Как приятно вновь управлять четверкой отличных лошадей! Не зря ходили слухи о том, что у Расбона превосходные лошади, а он сам – первоклассный наездник. Но теперь ей было совершенно непонятно, как так случилось, что он выскочил из седла.

– Опишите получше вашу бабушку, милорд, – попросила Генриетта и повернулась, чтобы посмотреть в его глаза. Если бы не эта дурацкая шляпа, она могла бы без труда всю дорогу разглядывать своего спутника. – Расскажите мне, что еще должна знать ваша невеста.

– Во-первых, научись называть меня Чарльзом, – напомнил он.

– Хорошо, Чарльз, – со вздохом произнесла Генриетта. – Но мне трудно так обращаться к человеку, к которому я не испытываю ни малейшей симпатии.

Генриетта заметила, что ее слова опять разозлили Расбона, но не успела даже извиниться. Его лицо напоминало лицо мистера Кроуфорда в ту памятную ночь в Дрэйтонском поместье, когда она чуть не задохнулась.

– Стоять! – Чарльз резко осадил лошадей и, сунув вожжи в руки Генриетты, проворно соскочил на землю.

Через минуту его фигура скрылась в придорожной рощице, а в воздухе распространился знакомый тошнотворный запах.

Генриетта обернулась и приказала груму помочь Расбону. Слава Богу, что она не позавтракала! Теперь Генриетте стало ясно, почему еда показалась ей такой отвратительной. Скорее всего продукты были несвежими. Все ли в порядке с Беатрисой? Ее экипаж ехал чуть впереди.

Харпер помог лорду Расбону занять его место.

– Правь сама, – промычал Чарльз, развалившись на сиденье и закрыв глаза.

Он был похож на мертвеца.

– Итак, продолжим разговор о твоей бабушке, – процедила сквозь зубы Генриетта, когда ее спутник немного пришел в себя.

– В молодости она была потрясающе красивой, – начал он свой рассказ. – Высокая, голубоглазая, с пышными золотистыми волосами. Завтра я покажу тебе ее портрет. Он – достояние нашей семейной галереи. В свое время она была первой красавицей, но довольно-таки неплохо сохранилась и по сей день, хотя за последние два года ее здоровье сильно ухудшилось. Я был ее любимчиком, хотя она не всегда одобряла мои поступки.

– Ну конечно, у тебя, видно, всегда была склонность к подлым выходкам, – язвительно заметила Генриетта.

– Не больше, чем у всех остальных, – ответил Чарльз. – Брак с лордом Лэньярдом был уже вторым ее браком. Первый раз она была замужем за одним богатым предпринимателем. Детей у них не было, поэтому все свое богатство он оставил ей одной с условием, что, даже если ей вздумается еще раз выйти замуж, она не лишится этого наследства. Лорд Лэньярд был не менее состоятельным человеком. После его смерти все перешло их единственному сыну, а моя бабушка заявила, что свои деньги она намерена оставить дочери, моей матери. Через год после этого мама умерла, и так как бабушка недолюбливала моего отца, то пообещала сделать меня своим единственным наследником.

– Но почему?

– Если ты спрашиваешь, почему она не любила своего зятя, я тебе расскажу. Видишь ли, у моего отца была поразительная способность вкладывать деньги в предприятия, не приносящие никакой прибыли.

Генриетта хотела поинтересоваться, что стало бы с наследством, имей его отец побольше здравого смысла, но потом решила не ввязываться в их семейные дела.

– Опиши мне ее жизнь, – попросила она вместо этого.

– Пока она живет в Лэньярдском поместье и занимает отдельное от моего дяди крыло дома. У него четверо детей, двое из которых редко приезжают в поместье. Но Эдита, наверное, сейчас там. Ей пятнадцать лет. Познакомься с ней, но помни, что ты уже не ребенок, и не веди себя так, будто вы с ней ровесницы. Знаешь, она такая болтушка!

Откуда взялся этот дядюшка? Генриетта вопросительно посмотрела на Чарльза. Белое, как плотно, лицо молодого человека давало понять, что мысли его витают далеко отсюда. Не хватало еще, чтобы он запутался в своей родне. Сначала говорил, что у него есть только один брат, претендующий на наследство, а теперь выясняется существование какого-то дяди и его четверых детей. Интересно, сколько родственников будет у него еще через час? К лживости Чарльза Генриетта прибавила еще целый ряд пороков: пьянство, жадность, надменность, сомнительную интеллигентность и обжорство. А все остальные подробности он наверняка выдумал, чтобы ее разжалобить.

Но сейчас он страдал главным образом из-за несвежести завтрака. Еще четыре раза Харпер помогал бедному Чарльзу сойти и снова сесть в экипаж. В перерывах между этими остановками Генриетта пыталась узнать о нем как можно больше, так как опасалась, как бы он не провел в постели весь следующий день.

Из его ответов выяснилось, что бабушкино поместье находится в восточной части Брайд-порта, и Генриетта, таким образом, почти не отклонялась от своего собственного пути. Когда все закончится, им с Беатрисой придется только сменить экипаж и доехать до дома леди Каслтон.

Они продолжали обсуждать подробности февральского происшествия, повторяя имена и фамилии, когда экипаж, миновав массивные каменные ворота, легко покатил по ровным аллеям Лэньярдского поместья. Генриетта чувствовала себя так, будто ей действительно предстояло знакомство с семьей своего будущего мужа.

Великолепный ухоженный парк поразил воображение девушки огромными размерами и строгостью линий. Прошло еще несколько минут, прежде чем их взору предстал сам особняк. Увидев его, Генриетта прямо-таки раскрыла рот от изумления. Дом леди Лэньярд был, по крайней мере, в два раза больше ее родного Дрэйтонского поместья. К центральному зданию, выполненному в духе времен королевы Елизаветы, с двух сторон примыкали крылья в готическом стиле.

Несмотря на различие в стилях, уютно расположившийся в долине особняк смотрелся вполне гармонично.

Богатство его обитателей сразу бросилось в глаза Генриетте. Оно было и в изящном совершенстве парка, и в пышности садов, окружающих дом, и в самом поместье, сверкающем от лоска и роскоши. Видимо, простодушный лорд Расбон кое-что от нее скрыл.

Экипаж позади них тоже остановился, и грум выскочил, чтобы распрячь лошадей. Чарльз тоже соскочил на землю и помог Генриетте спуститься.

– Не грусти, любовь моя, – шепнул Чарльз, поднимаясь по лестнице навстречу внушительного вида лакею.

– Постараюсь, – ответила девушка с натянутой улыбкой.

– Это Мастере, – сказал Чарльз, кивком головы указав на лакея. – Дядя у себя?

– Он у леди Лэньярд, сэр.

– Я зайду к нему, как только переоденусь. Это – моя невеста, мисс Генриетта Шарп, а это – ее тетя, миссис Шарп. Надеюсь, моя комната в порядке?

– Да, милорд, – ответил лакей, ни одним мускулом лица не выдав своего удивления по случаю приезда нежданных гостей.

Чарльз повернулся к Генриетте.

– Отдохни с дороги, а потом попроси кого-нибудь проводить тебя в Красную комнату. Я встречу тебя там и познакомлю со своей бабушкой.

– Спасибо, Чарльз, – улыбнулась Генриетта и поспешила наверх.

Когда же Расбону станет лучше? На лбу его выступили капельки пота, а в глазах снова появилось беспокойное выражение.

Генриетте предоставили голубую, отделанную золотом комнату, где стояла самая удобная кровать из всех, которые ей приходилось раньше видеть. Беатриса занимала соседнюю комнату, выполненную в зелено-золотой гамме, а общая дверь позволяла им легко и быстро общаться друг с другом. Скоро в дверях появилась горничная с кувшином теплой воды в руках, за ней вошли Бетси и два лакея, несущие багаж. Ее старые, потрепанные чемоданы резко контрастировали с окружающей девушку роскошью.

– Беатриса, как ты себя чувствуешь? – спросила Генриетта после того, как приняла ванну и переоделась в свое лучшее платье. – Завтрак-то был несвежим.

– Да, я это уже поняла, – произнесла Беатриса и, тяжело вздохнув, опустилась на кушетку. – Но не беспокойся, мне уже лучше.

– Я ничего не ела, а вот вы с Расбоном страдаете.

– Поэтому-то мы и приехали одновременно.

– Я все-таки не должна была соглашаться на этот маскарад, – простонала Генриетта. – Я просто не смогу целых две недели обманывать эту наивную старушку леди Лэньярд.

– Но мы уже приняли решение, Мисси, – возразила Беатриса. – Смирись с этим. И в конце концов у нас своя выгода от этой сделки. Ты только представь, что бы с нами стало, если бы мы остались в этой ужасной гостинице? Мы никому не причиним вреда, так почему же мы должны идти на попятную?

Главным для Беатрисы было то, что теперь у них есть крыша над головой. Спор из-за наследства мало волновал ее.

– Ты знаешь, он никогда и ничего не упоминал ни о каком дяде, – заметила Генриетта. – А теперь выяснилось, что у этого дяди еще четверо детей.

Беатриса нахмурилась.

– Бетси выяснит, что творится в этом доме, – наконец произнесла она.

– Он говорит, что его дядя унаследовал состояние после смерти отца, а леди Лэньярд решила оставить все свои деньги дочери, то есть матери Чарльза.

– Разберемся.

– Да, кстати, ты помнишь тот скандал из-за леди Виллингфорд, который разразился в феврале? – спросила Генриетта, нервно шагая из угла в угол.

– Смутно. Я не обратила внимания, так как совсем не знаю, кто эти Виллингфорды. А что с ней случилось?

– Лорд Расбон ее соблазнил.

– Я понимаю, на что ты намекаешь. Но нам негде жить. Когда ты познакомишься с его бабушкой, постарайся понять, что у нее на уме. Несмотря на то, что Расбон говорит, будто видит ее насквозь, я не уверена, что она так наивна, как ему кажется.

– Ну и семейка! Все только и думают, как бы друг друга обмануть, – вздохнула Генриетта. – Надо надеяться только на себя, потому что, если я ошибусь и они узнают, кто я такая на самом деле, то я уже никогда больше не отделаюсь от дурной репутации.

«Достаточно того, что я удрала из дому и живу неизвестно где»– подумала она про себя.

Генриетта позвонила в колокольчик, и вскоре слуга открыл перед ней дверь в изящную Красную комнату. На стенах огнем пылал алый шелк. Итальянский потолок был украшен лепниной, рисунок которой повторялся на персидском ковре на полу. Алый и голубой цвета сочетались в обшивке кресел и кушеток. Генриетта увидела Расбона, который стоял у камина и задумчиво смотрел на огонь. Молодой человек выглядел ужасно, несмотря даже на великолепный голубой камзол, расшитый золотом. В лице его не было ни кровинки. Девушка надеялась, что они успеют познакомиться с бабушкой до того, как его скрутит очередной приступ тошноты.

– Отлично выглядишь, – выдавил из себя Чарльз, заметив, что девушка сменила платье и выпустила несколько локонов, чтобы придать своему лицу более нежное выражение.

И хотя платье не отличалось какой-то особой изысканностью, оно, по крайней мере, сидело на ней лучше, чем черный балахон. Будет нелегко объяснить бабушке, чем его пленила эта девушка. Она вполне сошла бы за гувернантку, если бы сама еще не была ребенком.

– Возьми это, – сказал Чарльз и сунул ей в руку маленькое колечко, украшенное изумрудами. – Раз уж мы с тобой помолвлены, ты должна его носить. Это, конечно, не самое подходящее кольцо для моей невесты, но я просто не в состоянии себе позволить более дорогое.

– Откуда у тебя женское кольцо? – спросила Генриетта и надела его на палец. Оно оказалось ей как раз.

– Это кольцо принадлежало моей матери, и я его взял в ее старой комнате. Надеюсь, бабушка его не узнает.

Генриетта не ответила. Она нехотя вложила свою ладошку в его руку, и они вышли из комнаты. Несколько коридоров Чарльз и его невеста прошли в полном молчании. Остановившись перед какой-то дверью, Чарльз тяжело вздохнул и постучал.

– Дядя Эндрю, – сказал он, приветливо улыбаясь почтенного вида джентльмену, который открыл им дверь.

– Проходи, Чарльз. Слишком уж долго ты до нас добирался! – ласково упрекнул его дядя.

– Ты же знаешь, какие у нас дороги! – вежливо ответил Расбон. – Погода просто невыносимая. Я не хотел знакомить вас с Генриеттой, пока она в трауре, но бабушкино состояние не оставляет нам другого выбора. Генриетта, это мой дядя, лорд Лэньярд. Дядя, познакомься – моя будущая жена, мисс Генриетта Шарп.

– Милорд, – прошептала девушка, присев в глубоком реверансе.

– Очень приятно, мисс Шарп. – Дядя был ошарашен и, казалось, не верил собственным ушам. – Скажите, давно ли вы знакомы с моим шалопаем-племянником?

Генриетту не смутила его грубость.

– Мы познакомились в феврале, милорд. Тогда он еще упал с лошади и сильно ушиб голову.

Лорд Лэньярд кивнул. Очевидно, он знал об этом.

– Бабушка в состоянии нас принять? – прервал Чарльз.

– Ей не терпится тебя увидеть.

– Ну, тогда извини. – Расбон взял Генриетту под руку и улыбнулся, взглянув ей прямо в глаза. – Идем, любовь моя.

На первый взгляд леди Лэньярд покачалась Генриетте очень слабой и хрупкой. Пока Чарльз шумно здоровался и выражал свои опасения по поводу ее болезни, Генриетта получила прекрасную возможность рассмотреть старушку, которая своей странной выдумкой вынудила внука пойти на обман. Правильные черты лица сохранили следы былой красоты, но волосы были белые, как мел. На коже также отразились последствия старости и болезни: кое-где она была прозрачна и тонка, но в некоторых местах ее покрывали нездорового цвета пятна и складки. Тем не менее, на ее лице морщин было не так уж и много для женщины, чей возраст уже давно перевалил за восемьдесят. Прозрачно-голубые глаза леди Лэньярд поблекли, но, когда она перевела свой взгляд на Генриетту, у девушки просто перехватило дыхание. Это не был взгляд больной умирающей старухи. В нем светился острый ум и холодная расчетливость. Но больше всего в ее глазах было гнева.

Но почему?

Несмотря на желание видеть своего внука женатым, она была явно недовольна его выбором. Или она обо всем догадалась? Если так, то их замысел обречен на провал. Но что бы там ни было на уме этой старушки, Генриетта собиралась сыграть свою роль до конца.

– Бабушка, это – мисс Генриетта Шарп, моя невеста, – голос Чарльза отвлек девушку от ее размышлений. – Генриетта, познакомься с моей бабушкой леди Лэньярд.

– Миледи, – испуганно прошептала Генриетта.

– Когда вы обручились? – внезапно спросила вдова.

– Официально мы еще ничего не объявляли, потому что мой траур закончится только к Рождеству, – заявила Генриетта.

– А как давно вы знакомы?

Генриетта слово в слово повторила историю, рассказанную дяде.

– У вас уже есть обручальное кольцо? – спросила леди Лэньярд, схватив руку девушки и подняв ее на свет.

– Нет. – Чарльз попытался придать своему голосу больше шарма. – Это просто небольшой подарок от меня в знак благодарности за оказанную мне честь быть женихом этой девушки. Настоящее кольцо я надену ей в декабре.

– Хм… – прошипела старушка. – Нельзя было раньше объявить о помолвке?

– Я не смела осквернять память моего отца, миледи, – тихо произнесла Генриетта. – Да и к тому же нам некуда спешить, мне ведь только семнадцать.

– Мне надо отдохнуть, – внезапно заявила леди Лэньярд. – Эта болезнь меня так изматывает. Чарльз, зайди ко мне, когда я проснусь. А после обеда я побеседую с мисс Шарп.

Они ушли рука об руку, и Генриетта подумала, сочувственно глядя на Чарльза, как хорошо он себя вел, скрывая свои мучения.

Как только дверь за ними закрылась, из смежной комнаты вышел сын леди Лэньярд.

– Ну как тебе все это? – спросила она сына.

– Она явно не из высшего общества, – ответил он приглушенным голосом. – Но на актрису тоже не очень похожа. Твои подозрения, кажется, необоснованны. Просто она еще очень молода, поэтому и выглядит почти как школьница.

– А ты поверил в то, что произошло зимой?

– Да, я что-то слышал об этом. Вполне возможно, что эта девушка была там. Но единственное, чего я не в силах понять, это как он мог ею увлечься? Она же совсем еще ребенок!

– Я тоже не понимаю. Знаешь, мой мальчик меня разочаровал, я всегда считала, что у него более изысканный вкус. И я не допущу, чтобы мое состояние растратили понапрасну. Ну ладно, еще рано делать выводы. А пока не спускай с них глаз. А еще разузнай получше о том происшествии. Кстати, где это было?

– Кажется, в Линкольншире, мама.

– Отлично. Я выясню, знает ли мисс Шарп тамошние места.

Капельки холодного пота выступили на лбу Чарльза, когда они с Генриеттой вошли в ярко освещенную залу.

– Тебе лучше прилечь, – ласково произнесла Генриетта. – Я сама найду дорогу в мою комнату.

Он молча кивнул и поспешно удалился в свою комнату. Оставшись одна, девушка решила навестить Беатрису. Узнав, что подруге стало легче, она подробно описала ей сцену знакомства с леди Лэньярд.

– Могу поклясться, старушка в бешенстве, – закончила Генриетта свой рассказ. – Ты была права насчет того, что она не так проста, как кажется Расбону.

– Надо получше узнать, что из себя представляет этот лорд Лэньярд, ее сын, – отозвалась Беатриса.

– Если она не оставит Расбону ни гроша, это будет ему отличным уроком.

– Будь осторожна, Мисси, – предупредила Беатриса. – Теперь ты должна быть вдвойне внимательна и не допускать ни одного промаха. Ведь, если план Чарльза провалится, он не долго думая обвинит в этом тебя.

Генриетта заволновалась. Такого поворота событий она не ожидала.

– Я должна буду явиться к леди Лэньярд сегодня после обеда. Что-то мне не верится, что это будет дружеская беседа.

– Следи за собой не только в ее присутствии. Расбон может превратиться в чудовище, если ты выведешь его из равновесия.

– Надо еще раз предупредить Бетси, – решила Генриетта. – Чтобы она случайно не проболталась.

– Я поговорю с ней, – пообещала Беатриса.

Вернувшись к себе в комнату, Генриетта попыталась лечь и расслабиться, но вошедший лакей сообщил, что Чарльз желает ее видеть.

– Дорогая, позволь показать тебе наше поместье. Я хочу, чтобы ты была здесь, как у себя дома.

– Спасибо, Чарльз. Ты всегда так заботлив. – Она улыбнулась так, чтобы лакей, стоявший у двери, заметил это. – Ты не хочешь отдохнуть, прежде чем пойдешь к бабушке? – спросила Генриетта, когда они остались наедине.

– Нет. Главное сейчас не это. Я чувствую, нам придется трудновато. Но клянусь, никогда в жизни не буду больше так напиваться.

– Но тебе плохо вовсе не из-за выпивки, – возразила Генриетта. – Ты знаешь, завтрак был несвежим, поэтому Беатрисе тоже плохо пришлось.

– Черт бы побрал эту гостиницу, – тихо выругался Чарльз.

– Ничего, это не смертельно, – насмешливо заметила девушка. – Через пару дней все пройдет.

Чарльз водил Генриетту по роскошным комнатам, рассказывая девушке увлекательные истории о происхождении их названий и о людях, которые в них когда-то жили. Но когда они вошли в оранжерею, он внезапно изменил тон.

– Ты слышала, что она сказала? Она желает побеседовать с тобой наедине, – напомнил он Генриетте.

– Ничего другого я от нее и не ожидала, милорд.

– Проклятье! – взорвался Чарльз, но затем, понизив голос, добавил: – Когда ты отучишься звать меня милордом? Ты что, совсем тупая?

– Полегче на поворотах! – прошипела в ответ Генриетта. – Да ты и не заслуживаешь такой нежности!

– Это я-то не заслуживаю?! – закричал Расбон, протягивая к ней руки, словно собираясь задушить. – Да я подобрал тебя на улице и привез в этот дом! А ты еще смеешь говорить мне, что я чего-то не заслуживаю?!

– Что за наглость! Я сделала тебе одолжение, если бы не я, не видать бы тебе этих денег, как своих ушей! Моя помощь нужна тебе больше, чем твоя мне.

– Если бы не я, ты бы жила на улице!

– Только две недели.

Чарльз бросал на Генриетту испепеляющие взгляды, и она вдруг испугалась, вспомнив о предостережении Беатрисы.

– Хватит нам с тобой ругаться, Чарльз, – сказала она примирительно. – Сейчас не время выяснять, кто кому больше должен. Если мы будем громко ссориться, то слуги донесут все бабушке.

Чарльз глубоко вздохнул и постарался взять себя в руки.

– Ты права, Генриетта, просто меня очень беспокоит, как пройдет ваша первая встреча. Помни, она очень хитра и проницательна, поэтому ты должна следить за каждым своим словом.

– Я поняла, что она достаточно умна. Это видно по ее глазам. Держу пари, что она уже что-то подозревает. Никогда больше не выбирай в жены таких невзрачных девушек, как я.

– Ни за что! Но ведь я безумно в тебя влюблен, милая. Помни об этом. Меня привлекает твоя душевная красота, – сказал он с кислой миной.

– Если ты будешь говорить об этом с таким видом, никто тебе не поверит, – резко перебила она. – У тебя такое лицо, будто ты принял слабительное.

Чарльз внезапно расхохотался.

– А что? Неплохо. Надо будет попробовать!

Она тоже улыбнулась, подумав о том, как этому человеку удается говорить ей слова любви, когда на самом деле он терпеть ее не может. Но его искренний смех немного испугал девушку. Она боялась незаметно для себя подпасть под действие его чар.

– Может, я был покорен твоим умением обращаться с лошадьми?

– Это звучит более правдоподобно. Я действительно неплохая наездница и умею править. Но теперь становится совершенно непонятно, как я могла тобой увлечься? Меня никогда не привлекала наглость, и я считаю, что почти все джентльмены – большие свиньи.

– Может, тебе не нравится, как я выгляжу? Однако все остальные женщины вполне довольны моей внешностью.

– А я презираю красавчиков, потому что все они эгоисты. Хотя, возможно, я и не права. Разве я похожа на пустоголовую дурочку, которой нужен только муж-красавец и его титул? Нет, так тоже не бывает. Как правило, этим девочкам нужны еще и деньги.

– Никто не знает о моем положении, – медленно произнес Чарльз, снова чувствуя раздражение.

– Да ну! Тогда неудивительно, что ты склонен к обману и ложь стала для тебя привычной. Но должно же быть в тебе хоть что-нибудь хорошее! Ты сказал, что любишь живопись?

– Люблю.

– И ты, наверное, изучал живопись в Королевской Академии?

– Естественно.

– Может быть, меня покорили твои восторженные отзывы о произведениях искусства, которые ты там видел? Если человек тянется к прекрасному, он не так уж и плох.

– Ты права. Позволь мне подняться с тобой. Пора обедать, – сказал Чарльз и вздрогнул при мысли, что скоро ему придется выдержать целый шквал бабушкиных гневных упреков.

За обедом Генриетта познакомилась с остальными членами семьи. Все приехали в этот дом, чтобы хоть как-то поддержать леди Лэньярд в эти нелегкие дни. Обсуждая ее недомогание и остальные новости, вся семья собралась перед обедом в Зеленом зале. Генриетта чувствовала себя неловко. У девушки не было подходящего наряда, и, даже надев свое лучшее платье, она выглядела просто нищенкой среди остальных роскошно одетых дам.

Едва она появилась в дверях, Чарльз тотчас же подошел и коснулся губами ее руки. Он притворялся влюбленным, и это было заметно. На самом деле Чарльзу было немного страшно.

– Наконец-то, любовь моя, – улыбнулся он, заглянув ей в глаза. – Пойдем, я познакомлю тебя с моей семьей.

Взяв Генриетту под руку, он подвел ее к лорду Лэньярду. Беатриса последовала за ними.

– С дядей Эндрю ты уже знакома. А это – его жена, леди Лэньярд, моя тетя Агнесса. Познакомьтесь – моя невеста Генриетта Шарп и ее тетя миссис Беатриса Шарп.

Леди Лэньярд было приблизительно пятьдесят лет, а собранные в пучок волосы придавали ее лицу чопорность. Генриетта никогда еще не встречала двух более серьезных людей, чем Лэньярды. В их глазах не было ни теплоты, ни дружелюбия, поэтому Генриетта несказанно обрадовалась, когда Чарльз подвел ее к другой группке людей у камина.

– Мой старший кузен Эдвард, его жена Жозефина и кузен Лукас, – представил Чарльз.

Эдвард был точной копией своего отца, его жена была так же неприступна, как тетя Агнесса, но Лукас, слава Богу, оказался более общительным. Элегантно одетый и такой же красивый, как и его брат, Лукас приветливо улыбнулся и одобряюще подмигнул смущенной Генриетте.

– Где ты прятал от нас мисс Шарп? Клянусь, я никогда не встречал ее в Лондоне, – заметил он Чарльзу.

– Естественно, она же была в трауре, – ответил молодой человек.

– Мы тоже скоро будем, – строго заметил Эдвард, взглянув на Лукаса так, что улыбка тотчас же исчезла с его лица.

Еще одна пара подошла познакомиться с Генриеттой.

– Это – моя кузина Шарлотта и ее муж сэр Гарри Раскин, – сказал Чарльз. – Они приехали еще позже нас и не успели отдохнуть с дороги.

Генриетта приветливо улыбнулась, но Шарлотта была настроена так же серьезно, как Эдвард. Вскоре девушка стала подозревать, что холодность была их семейной чертой.

Завязалась непринужденная беседа, и Генриетта почувствовала себя свободнее. Беатриса и лорд Лэньярд увлеченно обсуждали Америку, а Чарльз выслушивал добродушное подтрунивание кузена Лукаса.

– Означает ли это, что лондонским женщинам больше нечего бояться? – спросил он с легкой усмешкой.

– Лучше помолчи, – оборвал его раздраженный Чарльз. – Но, если честно, ты прав. Генриетта оторвет мне голову, если я поверну ее в сторону другой женщины. Придется стать примерным мужем, хочу я этого или нет.

– Ты это серьезно? – удивился Лукас.

– А ты еще что-то подозреваешь? – спросил Чарльз, прищурившись.

– Нет-нет! Что ты! – воскликнул Лукас, но в душе его поселились сомнения.

Генриетта продолжала беседу с Шарлоттой, краем глаза наблюдая за Чарльзом. Он оказался неплохим актером, сумев убедить всех в своей искренней любви к ней.

– Прошу прощения, – произнесла Беатриса, прервав мысли девушки. – Генриетта, лорд Лэньярд желает знать все подробности несчастья, которое случилось прошлой весной с лордом Расбоном.

Генриетта вздохнула и последовала за Беатрисой. Если лорд Лэньярд знал все детали того происшествия, то слышал ли он также и слухи о том, что заставило лорда Расбона так внезапно покинуть дом Виллингфорда?

Чарльз выбрал не самый удачный момент для представления Генриетты своей семье, так как все думали только о состоянии здоровья старой леди Лэньярд. К тому же он по-прежнему ничего не знал о прошлом Генриетты. Ей же всего семнадцать! Сумеет ли она произвести на бабушку хорошее впечатление? Пока она вроде бы вела себя как следует. Правда, Чарльза беспокоило то, что ее усадили за стол между дядюшкой и Эдвардом, в то время как сам он наслаждался обществом тети Агнессы и Жозефины. Но в остальном все шло как по маслу. Чарльз заметил, что Генриетте удалось вызвать улыбку на каменном лице Эдварда и даже чем-то рассмешить сурового дядю Эндрю. Чарльз пренебрег возможностью выпить рюмочку портвейна после обеда и поспешил за Генриеттой, чтобы проинструктировать ее перед предстоящим разговором с бабушкой. Но как только он присоединился к ней в гостиной, его расстроенный желудок вновь дал о себе знать. Таким образом, беседа не состоялась, а Чарльз был вынужден поспешно удалиться в свою комнату. Черт бы побрал эту проклятую гостиницу!

Беседа с леди Лэньярд прошла не так плохо, как представляла себе Генриетта. Теперь пожилая дама решила сменить гнев на милость. В ходе разговора выяснилось, что у леди Лэньярд в Линкольншире много друзей, и она довольно часто их навещает. К счастью, их поместье находилось далеко от дома Мелиссы, и девушка надеялась, что леди Лэньярд не попросит ее описать Дрэйтонское поместье. Достаточно того, что она упомянула о своем соседстве с Виллингфордами.

Генриетте почти не пришлось много выдумывать о своем прошлом. По возможности она старалась разбавить свой рассказ некоторыми событиями ее настоящей жизни, такими, как вечные ссоры с братом, который сделал ее жизнь в доме просто невыносимой. Это и послужило объяснением того, что Чарльз захотел сопровождать ее по дороге к дому леди Каслтон, где она должна была оставаться в ожидании свадьбы.

Генриетта подробно описала свою жизнь в родном поместье и пожаловалась на безобразное поведение друзей ее брата. Она разоткровенничалась настолько, что даже признала, что за ее теперешним женихом водились кое-какие грешки молодости, но объяснила их его неопытностью и заверила старую леди в том, что отныне он станет совершенно другим человеком.

Так прошел ее первый день в Лэньярдском поместье. Удовлетворив любопытство леди Лэньярд, девушка направилась к себе в комнату и тотчас же легла спать. Теперь ей стало ясно, что почтенная дама только выдает себя за тяжелобольную. И если так, лорд Расбон очень скоро окажется в ловушке. Но Генриетте не было никакого дела до его положения.

Глава 4

На следующий день Генриетта проснулась, как всегда, рано. Утреннее солнце светило так ласково, что девушке захотелось прогуляться по саду перед завтраком. И хотя строгость линий сада не очень понравилась Генриетте, она была рада возможности побродить в одиночестве и развеяться. Ряды стройных кипарисов окружали множество цветочных клумб, которые поразили девушку своей ухоженностью. Прогуливаясь по одной из аллей, она встретилась с другой юной леди.

– Кто ты? – удивилась незнакомка, оглядев Генриетту с головы до пят.

– Я – Генриетта Шарп, невеста лорда Расбона. А ты?

– Эдита Лэньярд, младшая дочь лорда Лэньярда. Ты не похожа на невесту. Слишком маленькая.

– Тем не менее, мне семнадцать лет.

– Правда? А мне вот только пятнадцать, – произнесла Эдита со вздохом.

Генриетта прекрасно поняла намек. Эдита была на редкость хорошо сложена, а ее округлые формы являлись предметом зависти любой девушки, чья фигура еще оставалась по-детски угловатой.

– Ты тоже не любишь шляпки? – спросила Эдита заговорщическим шепотом. – Я их просто ненавижу, но если мама увидит меня с непокрытой головой, то с ней случится истерика.

– Ну, обычно я ношу шляпку, – солгала Генриетта. – Но сегодня мне захотелось выйти сюда на минутку и погреться на солнышке, тем более что я не ожидала встретить кого-нибудь в этот ранний час.

– Знаешь, моя горничная знает одно чудесное средство, которое придает здоровый блеск даже таким тусклым волосам, как у тебя, – продолжила Эдита, неодобрительно оглядывая прическу Генриетты.

– Спасибо, – ответила девушка, явно озадаченная.

Действительно, волосы могут создать ей еще одну проблему. Окрасив их и спрятав под шляпку, она еще могла надеяться, что никто не догадается, кто она на самом деле. Но только не днем и не при ярком свете. От краски волосы стали мертвыми и тусклыми, и чей-нибудь острый глаз вполне может заметить эту маленькую хитрость. Теперешний цвет волос совсем ей не нравился, а носить шляпу в доме было бы слишком эксцентрично, и это наверняка привлекло бы всеобщее внимание. Поэтому надо избегать хорошо освещенных комнат, тем более что в гостиной всегда было мрачновато то ли из-за маленьких окон под потолком, то ли из уважения к умирающей леди Лэньярд. Если повезет, то все будет как прежде.

– Ты прости меня за откровенность, – поспешно извинилась Эдита, неправильно поняв опасения девушки. – Моя гувернантка вечно твердит, что у меня длинный язык. «Настоящая леди не должна плохо говорить о чьей-либо внешности», – передразнила она гувернантку.

– Прощаю. А твоя гувернантка разрешает тебе гулять одной?

– Конечно, нет! Но она вышла на минутку, и я не удержалась, чтобы не улизнуть, – рассмеялась девушка. – Чудесный денек, не правда ли? Я просто не могла упустить возможность насладиться такой красотой!

– Или возможность почитать что-нибудь запретное? – догадалась Генриетта, заметив уголок поспешно спрятанной книги.

Эдита снова рассмеялась.

– Вообще-то да. Я люблю хорошие книги, но мы с мисс Бекинс по-разному понимаем это слово.

«Готические новеллы», – решила Генриетта.

– Полагаю, она предпочитает книги несколько иного сорта, – сказала она вслух.

– Ну да. «Поучительные истории для молодых людей» – ее настольная книга. Но неужели ты и вправду невеста моего кузена? – спросила Эдита, восторженно глядя на Генриетту. – Тогда ты самая счастливая девушка на земле!

– Да, мы помолвлены, и я считаю себя самой счастливой. Он прекрасный человек, и к тому же у нас много общего.

– Ты любишь спорт? Теперь ты должна его полюбить, ведь Чарльз увлекается боксом и скачками. Он самый лучший наездник в мире! О, как бы мне хотелось, чтобы он взял меня с собой в Ньюмаркет! Может, ты замолвишь за меня словечко? – Голубые глаза девушки требовательно глядели на Генриетту.

– Едва ли мне это удастся. Тем более скачки – не самое лучшее развлечение и не самая подходящая компания для молодой девушки.

– Полагаю, проситься на бокс также безнадежно. Вот если бы я была мужчиной! – Эдита обреченно вздохнула. – Скажи, а правду говорят, будто в постели он ну просто Бог?

– Мисс Бекинс права. У тебя действительно длинный язык. – Генриетта залилась от стада румянцем. – Ты знаешь, что позволено помолвленным, а что нет? И еще попроси кого-нибудь научить тебя правилам хорошего тона. Я скажу твоим родителям, что они наняли плохую гувернантку.

– Прости, но я думала, ты знаешь о его репутации.

– Конечно, знаю! – заявила Генриетта. «О Боже, неужели это второй лорд Хефлин?» – ужаснулась она.

– Тогда что тебя так шокирует? – Глаза юной леди заблестели. – Он такой милый! Говорят, что его любили самые красивые дамы нашего общества, даже те, которые считали его негодяем. Но ни одна из них не побрезговала переспать с ним. А все из-за его огромного обаяния и не менее огромного… – Она осеклась, поняв, наконец, что переходит все границы. – Но ты права. Мне не следует говорить тебе такие вещи, ты ведь все-таки его невеста. Ну ладно, мне пора идти, а то Бекинс в наказание заставит меня весь день учить уроки.

– Которые ты ненавидишь всей душой, – сказала Генриетта насмешливо.

Она проводила глазами спешащую к дому девушку. В ее годы Генриетта была такой же непоседой. А книга действительно оказалась готической новеллой.

Но все рассказанное этой девушкой заставило Генриетту серьезно задуматься. Значит, инцидент с леди Виллингфорд был не единственным любовным приключением в его жизни, просто другие похождения ее жениха не получили такой шумной огласки. Итак, Расбон – развратник и негодяй, соблазнивший, по крайней мере, половину Лондона. Неудивительно, что он так уверен в своей неотразимости. И неудивительно, что бабушка не одобряла его поведение. Может быть, в глазах Эдиты он и был героем-любовником, но, на ее взгляд, он являлся отвратительным бабником. Тряхнув головой, Генриетта решительно зашагала к дому. Надо было предупредить Беатрису. Теперь у них стало одной проблемой больше.

Чарльз наслаждался легким завтраком. После последнего приступа своего недомогания он спал, как убитый, и, проснувшись, почувствовал себя другим человеком. Но как только он увидел Генриетту, хорошее настроение как рукой сняло. Когда она появилась в дверях, одетая в очередной бесформенный балахон черного цвета, который делал ее похожей на инвалида, Чарльз не смог не состроить недовольную гримасу.

– Ты не могла бы надеть что-нибудь получше? – прошептал он и тут же пожалел об этом, потому что девушка, видно, не понимала, что слуги могли все слышать.

– Ты знал, как я выгляжу, когда делал мне предложение, – резко ответила Генриетта. – И ты знаешь мое положение. У меня нет средств, чтобы обновить гардероб. Что, по-твоему, лучше – наплевать на траур и одеть мои собственные наряды или продолжать носить черные мамины платья?

– В конце концов, можешь ты одеться по нормальному? Сегодня бабушка, наверное, снова захочет тебя увидеть.

– Не издевайся надо мной, Чарльз, – приказала она. – Ты говорил, что моя внешность не имеет значения и что я тебе вполне подхожу. К тому же ты не видел меня ни в чем другом, кроме черных платьев, так что ж ты теперь жалуешься? Или ты меня тогда обманул? Ты так себя ведешь, будто тебе за меня стыдно.

Чарльз бесился, но не мог произнести ни слова, пока слуга не вышел из комнаты.

– Попридержи язык, – прошипел он, когда дверь за лакеем закрылась. – Все, что ты скажешь, будет передано моей бабушке.

– И тогда она узнает, что мы, как и все влюбленные, иногда ссоримся, – сказала девушка. – Наоборот, постоянная нежность вызовет подозрения. Я ведь просто молодая девушка, которую волнуют проблемы ее внешности и недостаток денег. Естественно, я считаю себя чем-то особенным, раз молодой красавец-лорд предложил мне стать его женой. Но, с другой стороны, ты всего лишь ограниченный и самодовольный глупец, который пытается скрыть свою развратную сущность, чтобы не отпугнуть наивную невесту. Если бы ты действительно меня любил, то никогда не стал бы критиковать мои наряды в присутствии слуг.

Слушая Генриетту, Чарльз весь кипел от злости. Он был готов задушить это жалкое существо, чтобы оно, наконец, замолчало.

– Ты просто дура! – заревел он. – Ни одна порядочная леди так себя не ведет!

– Мое положение тебя не касается! – прокричала в ответ Генриетта. – Или ты начнешь относиться ко мне, как к настоящей своей невесте, или я сейчас же выхожу из игры. Но запомни, я никогда не буду изображать послушную дурочку, готовую исполнять каждый твой каприз. Я не желаю быть твоей рабыней, даже если это необходимо для осуществления твоего плана.

– Ах ты, кляча! – закричал он и, схватив с подноса кофейник, что есть силы запустил им в стену.

Не в силах больше видеть и слышать девушку, Чарльз бросился вон из комнаты. Невоспитанная девчонка! Как она посмела унизить человека, который столько для нее сделал? А учитывая десятилетнюю разницу в возрасте, она просто обязана беспрекословно ему подчиняться. Должно быть, она сумасшедшая. Ничем иным невозможно объяснить ее возмутительное поведение. Она все-таки жила в деревне и была, наверное, дочерью какого-нибудь помещика. Но почему тогда эта несчастная деревенщина вела себя так заносчиво? Она была с ним так высокомерна, как будто занимала высшее положение в обществе.

Однако прогулка к морю немного успокоила его нервы. К полудню Чарльз даже признался себе, что его поведение было непростительным. Несмотря на происхождение этой девушки, он не должен был так ее унижать. Она совершенно права. Безусловно, она заслуживает лучшего обращения, ведь она гостья в доме бабушки и его будущая жена. Ему следует не обращать внимания на ее внешность, если они хотят удачно осуществить свой замысел. И он не должен забывать, что без наследства он навсегда останется в стенах своего поместья. Не будет больше ни приемов в Лондоне, ни скачек, ни бокса, ни возможности оказаться в постели с самыми обворожительными женщинами города. Но вряд ли можно будет обвинить в этом Генриетту. Он должен извиниться и ласково попросить ее о помощи, не прибегая более к обвинениям и спорам.

В конце концов, это только на пару недель. Облегченно вздохнув, Чарльз послал за Генриеттой лакея, сказав, что желает показать ей окрестности поместья. Они не должны ссориться на людях. Тем временем Чарльз почувствовал, что ему снова нехорошо. С тех пор как они с Генриеттой встретились, все пошло наперекосяк.

Генриетта, нахмурившись, помешивала ложечкой чай. Получив послание Чарльза, девушка гадала, хочет ли он извиниться за свое отвратительное поведение или просто его планы насчет нее изменились и он решил с ней распрощаться. Если повезет, то он признает, что был неправ, ведь ему хочется, чтобы все поверили в этот жалкий фарс. А вдруг он рассвирепел настолько, что решил вышвырнуть ее из дома своей бабушки?

Девушка надеялась, что прогулка пошла ему на пользу и он больше не сердится. Как бы то ни было, Генриетта признала, что ей хочется продолжать игру, несмотря на то, что сначала она испытывала отвращение к этому подлому обманщику Расбону и его затее. Лэньярдское поместье было на редкость красивым местом, а еда, которой в изобилии кормили Генриетту, была изысканна и приятна на вкус. Жизнь, которую Генриетта вела раньше, не шла ни в какое сравнение с жизнью в Лэньярдском поместье, хотя социальное положение девушки было выше положения Расбона и лорда Лэньярда. В сущности она была такой же лгуньей как и Чарльз. Ей просто не хотелось покидать этот райский уголок.

Съев двойную порцию завтрака, девушка поспешила к Беатрисе, чтобы обсудить последние новости.

Леди Лэньярд отодвинула свою тарелку и нетерпеливо подозвала стоявшего у дверей лакея.

– Итак, Джеймс? – произнесла она.

– Утром они устроили настоящий скандал, миледи, – доложил слуга. – Ему не понравилось ее платье, а она обругала его за это последними словами. – Лакей в точности повторил их диалог. – Затем он приказал мне выйти, и я не смог дослушать, чем кончился их спор, но не прошло и пяти минут, как он вылетел из комнаты совершенно разъяренный и громко хлопнул дверью.

– Спасибо, Джеймс, можете возвращаться к своим обязанностям.

После того как лакей вышел, она несколько минут сидела неподвижно, задумавшись и сурово сдвинув брови. Кем бы ни была эта девушка, характер у нее просто железный. Немногим дамам придет в голову оскорблять такого обаятельного мужчину. Леди Лэньярд едва ли знала еще какую-нибудь молодую девушку, которая могла бы произнести такие ужасные вещи в адрес своего жениха. Но Генриетта так скромна и застенчива. А ее служанка Бетси уже всему дому рассказала подробности их жизни в поместье, когда Генриетте приходилось вести все дела самой, не рассчитывая на поддержку старого отца и распущенного брата-бездельника. Да что и говорить, даже этот спор с Чарльзом доказывал ее бережливость. Леди Лэньярд ни на минуту не допускала, что ее распутный внук был влюблен в эту школьницу. Она была не в его вкусе. Старая леди не понимала также, как Чарльзу удалось уговорить Генриетту стать или только притвориться его невестой. Мысль о том, что Чарльз ее на это вынудил, отпадала сама собой, потому что тогда она бы просто не посмела поставить его на место. Генриетта не была похожа на девушек, которые смотрят на своих женихов с восхищением. Сначала, сразу же после их приезда, леди Лэньярд намеревалась наказать внука и оставить его без наследства, но теперь она была не уверена в правильности такого решения.

Чарльз хлестнул лошадь и погнал ее быстрым галопом через поле. Костюм для верховой езды, который надела Генриетта, был еще одним ужасным произведением искусства, хранящемся в ее гардеробе. Темно-коричневый бархат совсем протерся в некоторых местах, а швы кое-где морщили. Фигура девушки оказалась еще хуже, чем предполагал Чарльз. И снова она напялила эту мерзкую шляпу!

Но он преклонялся перед ее умением превосходно ездить верхом. Подсаживая девушку на прекрасного гнедого жеребца, он предупредил, что только опытные наездники справлялись с этим конем, а всех остальных он попросту сбрасывал на землю. Девушка поняла это предостережение как вызов и, отказавшись от дамского седла, стремительно поскакала по высоченным холмам. Несколько минут Чарльз молча наблюдал за ней, но, в конце концов, не смог удержаться, чтобы не похвалить девушку.

– Ты превосходная наездница, – нежно произнес он так, чтобы шедший впереди грум мог все слышать.

– Верховая езда – одно из моих любимых развлечений, – призналась девушка.

Некоторое время они ехали молча, пока лошади не устали от быстрой скачки. Чарльз помог Генриетте спешиться и повел ее за руку на вершину холма, откуда открывался прекрасный вид на Ла-Манш.

– Как красиво, – прошептала Генриетта.

День выдался на редкость солнечным и ясным, и только легкий туман прозрачным облаком поднимался из-за леса. Несколько рыбачьих лодок качалось на волнах, то отплывая в открытое море, то возвращаясь обратно в порт после ночного плавания. Где-то почти за горизонтом корабль медленно скользил по волнам, направляясь на запад, во Францию.

– Тебе тоже нравится? – тихо спросил Чарльз, теребя в руках носовой платок. Он подозревал, что простудился, когда несся во весь опор по влажным от росы полям.

– Как это может не нравиться? Я и не предполагала, что море окажется таким величественным. Я бы часами на него смотрела!

Генриетта взобралась на небольшой валун, как будто хотела получше разглядеть впечатляющее зрелище. Теперь она хотя бы была одного роста с Чарльзом.

Внезапно он почувствовал желание поцеловать ее, а присутствие грума давало ему прекрасную возможность беспрепятственно поддаться этому порыву. Он осторожно снял с ее головы шляпу и прижался губами к ее нежным губам. Но Генриетта тотчас же вырвалась из его объятий.

– Что ты себе позволяешь? – прошипела она.

– Тише, грум все видит, – напомнил ей Чарльз, обнимая за плечи. Но она продолжала вырываться.

– Ну все! Хватит дешевых сцен, милорд! – Несмотря на то, что она говорила это шепотом, по гневному выражению ее лица было ясно, что она вне себя от ярости. – И давайте без пошлостей!

– Разве это пошлость поцеловать собственную невесту?

– Да вообще-то чему тут удивляться? – Она запрокинула голову, завязывая ленты своей шляпки. – Все джентльмены одинаковы. Ты не лучше, чем какой-нибудь лорд Хефлин.

Чарльз был в шоке. Поначалу он не мог произнести ни слова в ответ, но затем пришел в себя и повернулся к груму спиной, чтобы тот не видел выражения его лица.

– Не смей даже сравнивать меня с этим… с этим мерзавцем, – медленно произнес Чарльз, отчеканивая каждое слово.

– Ну почему же? Твоя репутация не лучше.

– Повторяя сказанное тобой сегодня утром, хочу заметить, что мое прошлое не твоего ума дело, так что не делай поспешных выводов. Я никогда не позволял себе то, что вытворяет этот Хефлин, я имею в виду развращение девственниц. Но откуда ты его знаешь?

– Он заезжал к нашим соседям, – испуганно пролепетала Генриетта, чувствуя, что он так и не убрал руки с ее плеч. Она отвернулась к морю, делая вид, что наблюдает за полетом чаек.

– Он к тебе приставал?

– Пытался. Но мне удалось вырваться. После того случая я ни на минуту не оставалась одна.

– Спаслась от него, говоришь? – Он явно не верил. – Это как же?

Генриетта улыбнулась.

– Совершенно не дамским способом: с помощью двух ударов коленом в ваше самое уязвимое место.

– Бог ты мой! – вскрикнул Чарльз и зашелся громким смехом, переходящим в хриплый кашель. – Хотел бы я посмотреть на него в тот момент. Этот человек – сущий дьявол, и вдруг такое…

– Да, он действительно дьявол. Но берегитесь, милорд. Ваших домогательств я тоже не потерплю. Я не желаю быть игрушкой в руках мужчин.

Улыбка сошла с его лица, и он тяжело вздохнул.

– Я никогда не преследую загнанную дичь. Не имею такой привычки. Но и ты не забывай, что мы помолвлены. Я же не могу совсем тебя игнорировать. Как ты справедливо заметила утром, мы оба должны стараться как можно лучше сыграть наши роли. Раз уж я хочу убедить людей в том, что ты мне нравишься, то я не должен упускать ни малейшей возможности продемонстрировать свою любовь. Поэтому каждый случайный поцелуй будет доказательством нашей с тобой безмерной любви.

– Но тебе вовсе необязательно делать это на людях. Вполне достаточно того, что мы вот так украдкой поцеловались, грум все равно доложит об этом твоей бабушке. То, что происходит между нами, когда мы остаемся наедине, не должно стать ежедневным зрелищем для твоей родни. А так как я тебе не нравлюсь, да и ты, честно говоря, не в моем вкусе, то нам не следует продлевать мгновения нашего «счастья», а лучше бы поскорей вернуться домой.

Чарльз скорчил недовольную гримасу, но не отважился продолжать спор. Да из-за чего им спорить-то? Генриетта Шарп – дурнушка. Ей всего шестнадцать, фигуры у нее никакой, жизненного опыта тоже. Чарльз подумал, что этой девушке нужен не жених, а скорее нянька или компаньонка. Ему больше не хотелось целовать Генриетту.

Они оседлали лошадей и не торопясь поскакали в поместье. Теплые чувства, которые он испытывал, глядя, как она скачет на своем гнедом жеребце, почему-то исчезли. Взбираясь на самый высокий холм, она сказала что-то груму, и оба рассмеялись. Хотя смеялся только Билли, а Генриетта вскрикивала как-то по-ослиному. Так, по крайней мере, показалось Чарльзу. Еще хуже ему стало, когда они вернулись домой. Он поднял голову и посмотрел на свою невесту. Она не шла. Она шагала семимильными шагами, почти как грум, сопровождавший ее до дома. Может быть, ее и научили, как пользоваться ножом и вилкой, но обычной женской грации этой девушке явно не хватало. Тем не менее, она хорошо сидела в седле.

После обеда леди Лэньярд снова потребовала Генриетту к себе в комнату. Старушка была само очарование, и, несмотря на внутреннее волнение, вскоре девушка смогла расслабиться.

– Моя мать погибла, когда мне было десять лет, – ответила Генриетта на вопрос леди Лэньярд. – После ее смерти я почти перестала учиться. У семьи не было средств, чтобы нанять гувернантку, но одна наша соседка великодушно приглашала меня к себе, чтобы я могла учиться вместе с ее дочерьми. Я не очень хорошо знакома со светскими манерами, но уверена, Чарльз научит меня всему необходимому.

Той соседкой была леди Виллингфорд. Генриетту передернуло при воспоминании о ее дочерях – глупых, капризных девчонках. Общаться с ними было для нее пыткой. Большая часть этого года прошла в ссорах и постоянных стычках с дочерьми леди Виллингфорд. Тем не менее, леди каждый день безропотно провожала Мелиссу домой, и девочка считала ее самой доброй женщиной на свете. Но на самом деле леди Виллингфорд, отправив Мелиссу домой, посещала своего любовника, жившего неподалеку. После отвратительного скандала, который устроил бедный лорд Виллингфорд, Мелисса стала испытывать ненависть ко всякого рода обману. А теперь она сама ведет двойную жизнь и плетет про себя невесть что этой милой старушке.

– Может, тебе надо нанять компаньонку, чтобы ты чувствовала себя у нас, как дома, – предложила вдова, прервав воспоминания девушки.

– Я тоже об этом думала, но не уверена, что у бабушки хватит на это денег. Она совсем старенькая, а поместье приносит мизерный доход.

– Тогда я поговорю об этом с Чарльзом. Ему это ничего не будет стоить, поверь. Кстати, почему ты не живешь с братом?

– Он – бесхарактерный человек, попавший под влияние своих распутных друзей. Жить в этом доме без всякой защиты было просто опасно, и так как брат тоже не мог нанять мне компаньонку, у меня не оставалось другого выхода. Поэтому мне пришлось уехать. Теперь, когда тетя Беатриса собирается вернуться домой, переезд к бабушке будет для меня самым лучшим решением. Я знаю, что не буду ей обузой. С четырнадцати лет мне пришлось вести все дела в доме, так что я смогу помочь моей бабушке, если понадобится.

– Как вы познакомились с Чарльзом? – спросила леди Лэньярд.

Генриетта снова рассказала ей историю их знакомства. Неужели леди Лэньярд так забывчива? Но в ее умных глазах было столько проницательности, что такое предположение отпадало само собой. Может быть, она ждала от девушки какой-нибудь ошибки? Она явно что-то подозревала.

– Извини, Генриетта, что говорю тебе такие вещи, но мне как-то не верится, что Чарльз серьезно тобой увлекся. До тебя у него были совершенно другие женщины.

– Да, многих это удивило. Я тоже не могу поверить, что он любит меня так сильно, как говорит, – призналась Генриетта. – Вряд ли его привлекает мое искусство верховой езды или любовь к живописи. Кто бы мог подумать, что такой красивый и утонченный человек предложит руку и сердце мне, какой-то бедной родственнице? Я не модница, на вид мне нельзя дать больше четырнадцати лет, и я не знаю, как сложилась бы моя судьба, если бы не Чарльз.

– Тем не менее, не теряй надежды, – неожиданно подбодрила ее леди Лэньярд. – Я тоже довольно поздно оформилась. Когда твоя фигура начнет меняться, сама удивишься, как быстро ты догонишь своих ровесниц. Сейчас поймешь, о чем я говорю. Принеси-ка мне портрет, который лежит в выдвижном ящике комода.

Сбитая с толку Генриетта послушно исполнила приказание, и вскоре ее глазам предстал групповой портрет целой семьи.

– Это граф Уотс, леди Уотс и их четверо детей, – пояснила леди Лэньярд. – А это я. – Она указала на самую маленькую девочку лет тринадцати. Крепко стянутая корсетом фигурка была по-детски худой и плоской.

– Ваши сестра и братья выглядят намного старше, – заметила Генриетта.

– На самом деле у нас только два года разницы. Когда писали эту картину, мне было восемнадцать. Тут нечем гордиться, поэтому я запретила вывешивать этот портрет в нашей семейной галерее. Он был написан в честь моей помолвки. И хотя я не была еще готова к замужеству, мой отец решил выдать меня замуж за богатого фабриканта, который надеялся создать крепкую семью, женившись на совсем молоденькой девушке. Но не пойми все неправильно, – поспешила вставить леди Лэньярд, видя широко раскрытые от удивления глаза Генриетты. – Несмотря на то, что он был на сорок лет старше, Томас оказался прекрасным человеком, и мы с ним стали добрыми друзьями. Правда, мой отец долго не мог в это поверить и думал, что я просто притворяюсь перед ним и другими членами семьи. Но он был неправ. Попроси как-нибудь Чарльза проводить тебя в нашу галерею. Пусть он покажет тебе картину, на которой изображена я, но уже после свадьбы, когда мне исполнилось девятнадцать лет.

– Обязательно попрошу, миледи, – пообещала Генриетта. – И спасибо вам за поддержку. Я, наверное, слишком переживаю из-за своей внешности.

– Надо уметь извлекать пользу из всего, чем Бог тебя наградил, – торжественно подытожила леди Лэньярд. – Но никогда не трать свое время и энергию на то, чтобы это изменить. И еще, Генриетта, – голубые глаза сузились, будто старушка догадалась, чего боится девушка, – ты должна его остерегаться. Тем, у кого поздно происходит физическое развитие, обычно кажется, что на них мало обращают внимание. Поэтому ты должна быть осторожной и не наделать глупостей. Чарльз временами бывает таким милым.

– Благодарю вас, миледи. Я слышала, что про него говорят, но он знает еще лучше, что ничего от меня не добьется, пока мы не поженимся. Я способна на все для сохранения моего достоинства.

– Ну прямо как я, – ласково прошептала леди Лэньярд и улыбнулась.

– А теперь я вас покину. Вижу, вам необходимо отдохнуть, – решительно произнесла Генриетта.

Они попрощались, и Генриетта позвала горничную. Леди Лэньярд пристально посмотрела на портрет.

– Достань письма из левого ящика секретера и передай мне, – приказала она горничной. – И еще дай мне лорнет.

Генриетта довольно долго искала Чарльза и наконец нашла его в конюшне.

– Твоя бабушка попросила показать мне галерею, – храбро начала она. – Тебе бы следовало как можно быстрее это сделать, иначе, когда она начнет задавать мне вопросы, я не смогу ответить ни на один. Но вижу, тебе нездоровится.

Его нос приобрел красноватый оттенок, глаза слезились, а щеки пылали. Все симптомы начинающейся простуды налицо.

– Хорошо, – согласно кивнул Чарльз и закашлялся.

Осмотрев особенно внимательно ту картину, о которой ей говорила леди Лэньярд, Генриетта сделала вывод, что на портрете изображена совершенно другая женщина, настолько эта картина отличалась от той, которую ей показала сама леди Лэньярд. Гейнсборо написал ее портрет в полный рост на фоне пышной зеленой растительности деревенского пейзажа. Леди Лэньярд заметно подросла, ее тело кое-где стало приятно округляться, а грудь казалась просто роскошной. Даже в напудренном парике и довольно старомодном платье она была неотразима.

– Если бы я жил в то время, – произнес Чарльз, задумчиво разглядывая портрет. Он непроизвольно поднял руку и провел ею по щеке нарисованной женщины. – Как она красива! Впрочем, тогда она была так же капризна и требовательна, как и сейчас. Она предъявляла тысячи претензий к своему мужу и была чересчур самодовольной. Но красавицы могут себе это позволить.

Да, она действительно была привлекательной, согласилась Генриетта, но ей было немного обидно из-за его замечаний. Женщина на портрете была, как живая, и казалось, что в любую минуту она готова сойти с холста, а глядя на загадочную улыбку этой красавицы, можно было подумать, что она вот-вот рассмеется.

Чарльз все еще не мог оторвать взгляд от картины. Он, казалось, был поглощен этим зрелищем, и Генриетте никак не удавалось понять, что испытывал этот молодой человек. То ли любовь, то ли благоговейный трепет. Может, он боготворил эту женщину?

Генриетта невольно предалась мыслям о самой леди Лэньярд. Девушку, которой только недавно исполнилось девятнадцать лет, выдали замуж за пожилого мужчину. Она была дурнушкой, но нашла в себе что-то такое, от чего скоро превратилась в настоящую красавицу. Но что же это было? Самовлюбленность? Нет, она пришла к ней, когда ее уже боготворил весь Лондон. Из некрасивой и угловатой девушки она превратилась в роскошную женщину, которая управляла своим мужем, как хотела, и даже сделала так, что он оставил ей все свое состояние. Все это казалось какой-то волшебной сказкой.

Думая каждый о своем, они простояли несколько минут в тишине. Чарльз молча смотрел в лицо леди Лэньярд и не замечал ничего вокруг. Генриетте стало не по себе.

– Она прекрасна, – громко произнесла Генриетта. – Кто здесь еще?

Чарльз вздрогнул от неожиданности и рассеянно уставился на Генриетту.

– Это ее второй муж, седьмой барон Лэньярд, – пояснил он, указав на дородного мужчину средних лет.

На остальные картины она почти не обращала внимания, запомнив только, что мать Чарльза была совсем не похожа на его бабушку. Леди Расбон казалась такой же чопорной и строгой, как и ее брат.

К тому времени, когда они обошли всю галерею, Чарльз почувствовал себя совсем плохо. Он часто кашлял и чихал. Удалившись к себе в комнату, он провел там целых две недели, лежа в постели с сильнейшей простудой. Генриетта посылала ему ободряющие письма, так что слуги могли прочитать и донести леди Лэньярд, как ее беспокоит недомогание Чарльза. Но на самом деле ей была даже приятна эта неожиданная свобода. Чарльз же, хоть и продолжал показывать всем свою любовь к невесте, был явно недоволен тем, что две недели он не смог контролировать ее поведение.

Лорд Лэньярд резко изменил свое отношение к Генриетте и стал вести себя на редкость дружелюбно, отбросив всякие сомнения на счет ее прошлого. Лукас продолжал ненавязчиво флиртовать с ней, но делал это не серьезно, а так, что она вполне могла отвечать ему тем же. Слуги и те уже смотрели на нее, как на члена семьи, и не старались, как прежде, подслушать каждое ее слово. Леди Лэньярд беседовала с ней ежедневно, но уже без тени подозрения, а приветливо и по-дружески. Иногда она встречалась с Эдитой, но в присутствии взрослых девочка вела себя, как и подобает настоящей леди, и не обмолвилась больше ни словом о своем распутном кузене.

День Генриетты начинался с утренней прогулки. Она благодарила Бога за то, что он подарил ей счастье кататься на лошади, когда ей вздумается. Ее отец продал всех лошадей еще за два года до своей смерти, чтобы уплатить наиболее крупные долги. Девушка часто думала, что стало с Огненной Бабочкой, ее любимой лошадью. Она надеялась, что новый владелец полюбил ее так же, как она.

В общем жить в Лэньярдском поместье становилось с каждым днем все приятней и приятней. Ежедневная рутина всевозможных развлечений расслабляла настолько, что девушке было все труднее держать язык за зубами. Каждую минуту она могла проговориться и открыть всем свое подлинное имя.

Глава 5

Однажды утром после завтрака лорд Лэньярд зашел в комнату своей матери.

– Один мой друг рассказал мне о том происшествии у Виллингфордов.

– Ну и что? – спросила старая леди.

– Виллингфорд собрал гостей, чтобы найти жениха своей дочке. Праздник был рассчитан на две недели. Чарльз тоже был в числе приглашенных, но в тот день уехал куда-то по своим делам. Так вот именно тогда его лошадь сломала ногу, а он упал и вывихнул запястье. Какие-то сердобольные соседи подобрали его и привезли к себе, где он и оставался, пока Виллингфорды не прислали за ним экипаж. К сожалению, Найтсбридж понятия не имеет, кто эти соседи.

– Итак, мы все еще топчемся на одном месте, – сердито пробормотала леди Лэньярд. – Вполне возможно, что он просто выдумал историю знакомства с Генриеттой.

– Лично я думаю именно так, – заявил лорд Лэньярд. – Есть кое-что еще, о чем мы не знали.

– Что же?

– Чарльз не дождался конца праздника, а внезапно уехал примерно через неделю после его начала. Он, правда, утверждал, что у него в Суонси что-то случилось, но многие гости полагают, что дело обстояло иначе. Просто лорд Виллингфорд вышвырнул Чарльза из своего дома после того, как застал его в постели с леди Виллингфорд.

Глаза леди Лэньярд гневно засверкали.

– Мне надо поговорить с ним. – Она замолчала на минуту и задумалась. – Нет. Позови лучше мисс Шарп.

– Вы хотели меня видеть, миледи? – спросила Генриетта, войдя в комнату леди Лэньярд.

– Да, моя милая. Я только что услышала такую ужасную вещь про Чарльза, что хочу попросить тебя кое-что мне объяснить.

«Теперь-то что? Неужели кто-то подслушал нас в гостинице?» – ужаснулась Генриетта.

– Что же такое вам рассказали? – прошептала она еле слышно.

– Мой сын получил письмо; в котором его друг упоминает о том, что Чарльз раньше времени покинул тот праздник у Виллингфордов потому, что хозяин дома чуть ли не выгнал его на улицу. Так ли это было?

Генриетта заставила себя громко рассмеяться, а в голове ее с быстротой молнии носились разные мысли. Очевидно, они пытались разузнать, как Чарльз с ней познакомился. Интересно, что еще рассказал им этот «друг»? Ей не понадобится много времени для того, чтобы выдумать смесь из правды и лжи, опровергающую эти слухи. Если же и это не пройдет, они с Чарльзом скажут, что все это лишь досужие сплетни, придуманные, чтобы шокировать таких невинных девушек, как Генриетта.

– Да, было такое, – ответила, наконец, девушка. – Но Чарльз в этом не виноват, я уверена. Однажды леди Виллингфорд сама подошла к нему и поцеловала, а ее муж как раз появился в дверях и подумал невесть что. Чарльзу повезло, он еще легко отделался. Дело в том, что это был уже не первый случай, когда она наставляла рога лорду Виллингфорду.

– Как? Неужели леди Виллингфорд ему изменяет? – изумилась леди Лэньярд.

– Ну, я, по крайней мере, знаю много тому доказательств. О ней ходят легенды. Одно время она даже пыталась пользоваться мной, когда я была еще ребенком. Мужу она клялась, что едет присматривать за маленькой беззащитной девочкой, а на самом деле посещала сэра Вильяма.

– Какой ужас! А ты уверена, что Чарльз ни в чем не виноват?

– Конечно, нет. Вы же знаете его репутацию. Но еще лучше знаю леди Виллингфорд я. Она бы просто не позволила такому красавцу оставить ее без внимания. И она бы ни перед чем не остановилась, чтобы соблазнить Чарльза. Он же терпеть не мог ее пустоголовых дочерей и избегал их как только мог. Однако правила приличия не позволяли нам проводить вместе слишком много времени. Меня тоже поразило это известие, поразило настолько, что я даже отказывалась с ним встречаться какое-то время. Но он убедил меня в своей невиновности. А то, что было у него раньше с другими женщинами, то это было до меня, и я не имею права обижаться. Теперь он клянется, что любит только меня и что другие женщины его не интересуют. Я дала ему шанс исправиться, потому что убеждена: любовь способна изменить любого. Но поверьте, он проклянет тот день, когда появился на свет, если только посмеет меня обмануть. Я не прощу ему измены.

Леди Лэньярд понравилось это объяснение, и она разрешила девушке идти.

Генриетте требовалось срочно переговорить с Чарльзом, но он по-прежнему был прикован к постели. Она долго топталась в нерешительности у него под дверью, но наконец, убедившись, что поблизости нет слуг, осторожно заглянула в комнату Чарльза. Он был один, и солнечные лучи, проникающие сквозь плотные портьеры, ласкали его усталое лицо.

– Какого черта ты здесь делаешь? – хрипло прокричал он, вскакивая с постели.

– Замолчи и послушай, – прошептала Генриетта. – Твоей бабушке известно, почему ты покинул дом Виллингфордов в такой спешке.

– Что?! – завопил он, уставившись на Генриетту, как на сумасшедшую.

– Да замолчишь ты наконец? Она узнала, что Виллингфорд застал тебя со своей женой и выставил из дома. Я клялась, что ты всего лишь целовался с ней, не больше, а остальное придумали злые языки. Еще я сказала, что это она пыталась тебя соблазнить. Не уверена, что это правда, но, учитывая ее репутацию, вполне возможно. Ты провел у них девять дней, так что вы с ней, наверное, встречались уже не раз. Ну, Чарльз, расскажи, что еще ты успел натворить? Я сомневаюсь, что ты проводил все время, наслаждаясь обществом ее дочерей, ведь более интересной для тебя компании там не было. Виллингфорды ни за что бы не позвали кого-нибудь, кто был бы красивее их собственных дочерей. Честно говоря, я вообще не понимаю, почему тебя туда пригласили. Но хотя бы из-за этого скандала ты должен был поставить меня в известность о своих похождениях.

Он стоял, раскрыв рот от удивления, и не мог произнести ни слова.

– Генриетта, я… – начал было он.

– Успокойтесь, милорд. Меня нисколько не волнует, правда это или нет. Но вы могли бы предупредить меня, чтобы это не стало для меня такой неожиданностью. Конечно, я понимаю, что в приличном обществе не принято рассказывать невинным девушкам такие пошлости.

Не дожидаясь ответа, Генриетта тихо выскользнула в коридор, где, к счастью, не было ни души.

Оставшись один, Чарльз еще долго не мог прийти в себя. Его мысли беспорядочно путались, голова пылала, и казалось, что смысл сказанных Генриеттой слов так и не дошел до него. У Чарльза всегда было дурное предчувствие, что когда-нибудь этот скандал еще даст о себе знать. И вот, пожалуйста, бабушке все известно. Но, не дай Бог, ей вздумается узнать чуть больше! Найтсбридж также был в числе гостей, кроме того, он – лучший друг его дяди. Как было глупо с его стороны заводить интрижку с хозяйкой дома!

Генриетта была недалека от истины. Леди Виллингфорд и в самом деле повсюду следовала за ним в тот день, но он этому не противился. Стиснув руками голову, Чарльз с горечью вспоминал все, что произошло в тот день, как вдруг еще один вопрос возник в его воспаленном сознании.

Откуда Генриетте стало известно о похождениях леди Виллингфорд? Ни дядя, ни бабушка не могли бы ей этого рассказать. А еще она знала все подробности того праздника, хотя он, Чарльз, никогда не говорил ей, к примеру, зачем лорду Виллингфорду понадобилось его устраивать. Кто же эта девушка, и насколько хорошо она знает Линкольншир?

Не в силах более выносить сильнейшую головную боль, Чарльз тяжело опустился на кровать. Холодный чай из опрокинутой чашки струйками сбегал по простыне на пол.

* * *

– Как поживает лорд Расбон? – спросила Беатриса, когда Генриетта спустилась в гостиную выпить горячего шоколада.

– Прекрасно. Ему все еще нельзя выходить из комнаты. Но, если бы не болезнь, уверена, он бы уже что-нибудь натворил. Недавно он попытался насильно меня поцеловать и очень расстроился, когда я сказала, что он напоминает мне лорда Хефлина.

На этот раз реакция ее тела была во много раз сильнее, чем когда ее целовал Хефлин. Поэтому-то девушку так радовало, что Чарльз был не в состоянии подняться с постели. Теперь она была в безопасности.

– Не может быть! – воскликнула, смеясь, Беатриса.

– Боюсь, что может, – серьезно ответила Генриетта. – Надеюсь, они с Хефлином не такие уж близкие друзья, потому что он просто взбесился, когда я попыталась их сравнить.

– Что еще ты ему наговорила?

– Сказала, что все знаю о них с леди Виллингфорд.

– Ну, это не страшно, – с облегчением вздохнула Беатриса.

– Одно мне непонятно, – резко произнесла Генриетта. – Если он такой же матерый распутник, как и Хефлин, почему его так задело мое сравнение?

– Да не очень-то его это волнует, – ответила Беатриса. – Вчера вечером он подкараулил меня в оранжерее и пытался добиться моего расположения. Но он хотя бы не стал применять силу, когда я ему отказала.

– Ну, это уж слишком! – воскликнула Генриетта. – Ты – гостья в доме его бабушки, кроме того, ни один порядочный джентльмен не стал бы ухаживать за понравившейся ему женщиной таким образом.

– Да нет же! Ты неправильно все поняла, – возразила Беатриса. – Мне кажется, он просто вышел прогуляться и даже не знал, что в оранжерею зайду я. А потом он решил воспользоваться случаем и проверить, как я к нему отношусь. Теперь он это знает и не будет больше мне докучать. Но я рада, что ему не удалось силой добиться твоей любви.

– Ты так спокойна, как будто все, что он делает, в порядке вещей! Я, конечно, не знаю, может быть, у вас в Америке так принято, но в Англии это просто чудовищно. – Беатриса хотела было возразить, но Генриетта не дала ей вставить ни слова. – И не говори мне, пожалуйста, как много в нашем обществе неверных супругов, я это уже слышала. Мы – другое дело. Мы живем в доме умирающей женщины и заодно помогаем ему получить проклятое наследство. А эта идиотская попытка соблазнить тебя лишний раз доказывает, что он не только бабник, но еще и дурак. Честно говоря, я не знаю ни одного знакомого мне мужчину, кто мог бы по праву называть себя джентльменом. Все они думают, что это передается им по наследству вместе с титулом, и считают, что могут позволить себе все что угодно, прикрываясь своим званием джентльмена.

– Довольно странно слышать это от тебя, дочери графа. Кстати, ты тоже носишь его титул, – заметила Беатриса.

– Я ношу его по обычаю, а не по закону. Едва ли леди Мелисса обладает более сильной властью, чем господствующие в нашем обществе лорды. Я постоянно имела перед глазами пример отца, который знал, что его положение оставляет желать лучшего, но не хотел даже пальцем о палец ударить, чтобы хоть как-то изменить свою жизнь. Брат повел себя не лучшим образом. Так за что мы должны их уважать? Только за то, что они мужчины и имеют дальнее родство с каким-нибудь правящим монархом?

– Тебе не помешает съездить в Америку, – посоветовала Беатриса. – Идеи свободы и равенства у нас только приветствуются. Оставаясь здесь с подобными мыслями в голове, ты подвергаешь опасности свое доброе имя.

– Не бойся, Беатриса. У меня хватит ума, чтобы держать рот на замке в присутствии других, но тебе я могу не боясь излить душу. К тому же я вряд ли вообще когда-нибудь выйду замуж, так что о моих смелых идеях никто, кроме тебя, не узнает.

Когда врач разрешил Чарльзу подняться с постели, он сразу почувствовал, что Генриетта стала как-то сдержаннее в общении с ним. Она, хоть и вела себя достаточно вежливо на глазах у его родственников, но все-таки старательно избегала встреч наедине. Эта перемена немного сбила Чарльза с толку, но девушка продолжала сторониться его, так что ему никак не удавалось расспросить ее. Он подозревал, что причина холодности Генриетты крылась в его интрижке с леди Виллингфорд. Больше всего на свете он хотел знать, что еще известно этой девушке, но не представлял себе, как ее об этом спросить.

Наконец приехал адвокат леди Лэньярд и провел несколько часов, закрывшись со старой дамой в ее комнате. Чарльз слонялся по дому, не в состоянии присесть ни на минуту, и больше всего боялся, что, когда бабушке вздумается позвать его к себе, никто не сможет его найти. Она уже расспросила его о том скандале у Виллингфордов и, казалось, была вполне удовлетворена его версией случившегося. Однако Чарльзу было ясно: Генриетта знала о нем гораздо больше, чем бабушка, и это лишь подстегивало его интерес к ее прошлому.

Слуги тоже избегали Чарльза. После болезни он стал более нервным и придирчивым, а неуверенность в завтрашнем дне сделали его просто невыносимым. Его будущее было в руках Генриетты, но самое скверное заключалось в том, что он уже не мог ее контролировать. От этого с каждым днем его раздражение росло.

Еще никому не удавалось держать его в таком напряжении. Она обращалась с ним, как с капризным ребенком. Но больше всего его раздражало то, что она никак не хотела осознать, что его положение в обществе намного выше ее. Она совершенно не проявляла уважения ни к его титулу, ни к его изысканным манерам. Ее, казалось, не интересовали его увлечения, и она ни капельки ни завидовала тому, что он всегда так элегантно и модно одет. В те редкие минуты, когда ей не удавалось ускользнуть от него, она только и делала, что критиковала каждую произнесенную им фразу, да еще с таким видом, будто была, по крайней мере, дочкой какого-нибудь герцога. За всю свою жизнь он не слышал столько упреков в свой адрес, сколько получил от Генриетты за эти две недели.

Здравый смысл удерживал Чарльза от удовлетворения его обычных потребностей. Болезнь бабушки помешала ему остаться в Брайд-порте, но не смогла подавить все разгорающееся желание. Он не мог себе позволить приближаться ни к служанкам, ни к деревенским девушкам, потому что тогда его бабушка немедленно бы об этом узнала. Много лет назад она устроила Чарльзу из-за этого скандал, запретив раз и навсегда иметь дело с кем-либо из ее прислуги. Тогда он решился попытать счастья у миссис Шарп, надеясь, что она не только красивая и моложавая женщина, но еще и вдова, которая тоже имеет соответствующие потребности. Но она оказалась на редкость благоразумной особой, и ее отказ чуть не свел Чарльза с ума. А искать приключений на стороне было слишком опасно. Сколько раз ему чудом удавалось избежать таких скандалов, какой произошел тогда у Виллингфордов!

Чарльз знал, что Виллингфорд его подозревает, но, несмотря на это, продолжал встречаться с его женой. Однажды Виллингфорд слишком рано вернулся из Линкольна и застал в своей спальне Чарльза с наполовину раздетой леди Виллингфорд. Войди он хоть бы на пять минут позже, Чарльзу не пришлось бы потом долго лечить выбитую челюсть. В течение той недели он уже несколько раз украдкой встречался с Карлой. Эта женщина была великолепной любовницей.

Чарльз становился все нетерпеливее, его чувства обострились до предела. Сейчас у него уже не возникало желания поцеловать мисс Шарп. Мало того, что эта девушка никогда ему не нравилась, теперь она стала ему даже противна. А когда Чарльз видел, как она нервно грызет ногти, он чувствовал неодолимое желание ударить ее по рукам, чтобы навсегда избавить от этой дурной привычки. А еще она была единственной женщиной, которая так открыто давала ему понять, что его ухаживания ни капельки ей не льстят. Даже когда она позволяла ему целовать ей руку в гостиной, он чувствовал, как ее переполняет бессильная злость.

Так Чарльз продолжал без дела слоняться по дому, ожидая вызова от бабушки и размышляя о возмутительном поведении своей невесты. «Господи, поскорей бы все это кончилось!»

Наконец адвокат закончил составлять завещание, и леди Лэньярд тотчас же вызвала к себе Генриетту. Нервы Чарльза натянулись, как струна. Теперь его будущее находится в руках этой малолетки, этой выскочки из низших слоев общества. Нет, наверное, лучше бы не впутывать ее в эту затею, а придерживаться первоначального плана. Может быть, ему бы повезло, и он бы смог убедить бабушку в том, что когда-нибудь он обязательно женится, но только не сейчас. Но что сделано – то сделано, и теперь Чарльз был бессилен что-либо изменить.

– Нам надо серьезно поговорить, – начала леди Лэньярд, когда Генриетта вошла и опустилась в кресло. – Я убедилась, что моему внуку не найти лучшей жены, чем ты, но я хочу, чтобы ты кое-что себе уяснила.

– Что же, миледи? – спросила удивленная Генриетта.

– Тебе известно его финансовое положение.

– Да. Он с самого начала был честен со мной, – заявила девушка. – И его откровенность послужила причиной моего согласия на брак. Чарльз знал, что ему будет трудно содержать небогатую жену, но и это не отпугнуло его от меня.

– Он всегда знал, что когда-нибудь унаследует мое состояние.

Генриетта прикинулась крайне удивленной.

– Но я не потерплю, чтобы он продолжал свои фривольные выходки, – сурово сказала леди Лэньярд. – Его дед проиграл значительную часть нашего состояния. Он сделался ходячим анекдотом в Лондоне, проигрывая так часто, что это уже стало постоянной шуткой во всех клубах, которые он посещал. Любой, кто нуждался в деньгах, мог запросто их получить, сыграв партию с лордом Расбоном и не приложив ровно никаких усилий. Отец Чарльза, наученный горьким опытом моего покойного мужа, не пошел по его стопам, а наоборот, сделал все, чтобы возродить наше доброе имя и увеличить былое состояние. Именно поэтому он женился на Элси. Как же он ошибся! Хотя он не принимал участия ни в каких азартных играх, ему все же удавалось терять деньги, вкладывая их в абсолютно неприбыльные предприятия. Единственное, что он правильно сделал, это то, что он умер, не успев заложить Суонси. Чарльз говорит, что презирает своего отца, но пока не изъявил большого желания хоть как-то улучшить свое положение. Окончив школу, он переехал в Лондон и теперь прожигает там жизнь, пропадая в клубах и спортивных кружках, соблазняя всех женщин подряд и периодически устраивая скандалы их мужьям.

Генриетта ужаснулась, но ничего не сказала, только согласно кивнула головой.

– Первый муж научил меня бережно относиться к деньгам, – продолжала леди Лэньярд. – Мне кажется, ты разделяешь мои взгляды.

– Конечно, миледи. Я привыкла судить о людях по их характеру и уму, а не по размерам их кошельков. Вот, например, один наш сосед, лорд Митчелл, серьезно увлекался литературой, потом стал знатоком творчества Чосера и остальных средневековых писателей, а теперь даже завершил работу над своей книгой, которая, кстати, всем очень понравилась. Можно только позавидовать человеку, который стал для многих примером того, как можно выбиться в люди, не имея ни богатства, ни власти.

– Значит, я в тебе не ошиблась. Надеюсь, ты направишь Чарльза на правильный путь. Научи его с пользой проводить время. Сначала объясни, как управлять поместьем. Знаю, это будет нелегко, так как за восемь лет он ни разу не поинтересовался, все ли там в порядке. Когда он осилит это, придумай что-нибудь новенькое. Ты лучше меня знаешь, чем он интересуется и на что способен. Несмотря на близкое родство, он не очень-то любит меня навещать. Но я его просто обожаю. Он такой же обаятельный и жизнелюбивый, как моя дочь. Будь с ним осторожна, девочка.

– Обещаю сделать все возможное, миледи, – заверила ее Генриетта.

– Точно так же ты должна воспитать ваших будущих детей, – прибавила леди Лэньярд.

– Обязательно, миледи.

– Все мы должны оставить после себя что-то хорошее, – торжественно произнесла леди Лэньярд, и взгляд ее потеплел.

– Любимое изречение леди Тендере, – безотчетно произнесла Генриетта.

– Ты знала леди Тендере? – воскликнула старушка. – Она – моя бабушка.

– Да нет же, – солгала Генриетта. – Просто вы не первый человек, который ее цитирует. Несколько лет назад я встретила в Бате одну даму, которая часто упоминала об этой самой леди Тендере. Ее философия повлияла на мое собственное мышление.

Девушку охватила паника, когда она пришла к потрясающему заключению: ее бабушка, леди Каслтон, тоже внучка леди Тендере и, следовательно, кузина леди Лэньярд. А это значит, что Чарльз – ее троюродный брат. «Господи, но почему мне вечно суждено быть вместе с моими родственниками?» – в ужасе подумала Генриетта.

Из-за того, что она чуть было не выдала себя, повторив мамину любимую поговорку, леди Лэньярд могла бы усомниться в ее честности. Но, казалось, все обошлось, и этого наскоро придуманного объяснения вполне хватило, чтобы усыпить подозрительность старой леди.

Их беседа продолжалась еще больше часа. Почти все это время леди Лэньярд рассказывала Генриетте о леди Тендере, этой сильной и своенравной женщине, которая вею свою жизнь совершала только добрые поступки. Она была верной женой, обожала своих детей и проводила с ними много времени. Ее нравственные изречения передавались из поколения в поколение, и только Чарльзу немного не хватало мудрости леди Тендере. Его мать умерла, когда он был трехлетним ребенком, не дав ему нужного воспитания, а отец никогда не мог служить примером для подражания.

Чарльз набросился на Генриетту, как только она покинула комнату леди Лэньярд и, затащив в дальнюю неосвещенную комнату, где никто не мог их подслушать, принялся расспрашивать.

– Ты слишком долго была у бабушки, – начал он. – Чем тебе удалось так заморочить ей голову?

– Завидуешь? – торжествующе прошептала Генриетта. – Ты считаешь, что мне надо было уйти, не дослушав ее указаний? «Извините, миледи, но мне надоело сидеть тут, и к тому же ваш ненаглядный внук, наверное, боится, что я случайно расскажу вам, какой он негодяй, и разрушу таким образом все его планы». Мне надо было так поступить?

Такая горячность сбила Чарльза с толку, и он спокойно улыбнулся девушке.

– Простите, Генриетта Шарп. Я просто измучился от неизвестности.

– Видно, ты не умеешь ждать, – спокойно заметила Генриетта, расхаживая по комнате и разглядывая стены, увешанные старыми портретами бывших обитателей поместья. – Ничего, отрицательные эмоции пойдут тебе только на пользу.

– Ну зачем ты так! – воскликнул Чарльз.

– Или ты считаешь, что я способна нарушить клятву? – Ее голос снова стал резким. – Ну конечно, ведь твое мнение на мой счет так и не изменилось.

– Что ты! Я произнес это не подумав, клянусь. Просто я перенервничал, – заверил ее Чарльз. – Ты великолепно справилась со своей задачей, и я тебе безмерно благодарен. Но о чем же все-таки вы так долго говорили?

– Сегодня она предавалась воспоминаниям о детстве, рассказывала о своей бабушке, леди Тендере.

Чарльз облегченно вздохнул и усадил Генриетту в кресло, поближе к камину.

– А, ну тогда я зря волновался. И спасибо тебе за помощь. Она может быть ужасно надоедливой, но я все равно ее люблю.

Лживый эгоист, единственное, что он любит, так это ее деньги. Но, в конце концов, это уже его дело. Так или иначе, завещание составлено, и ей больше ни к чему продолжать этот маскарад. Но прежде чем расстаться с Чарльзом, ей хотелось предупредить его о некоторых вещах, которые она заметила, находясь в комнате бабушки.

– Не хочу тебя расстраивать, но мне кажется, что у тебя еще будут с ней проблемы, – предостерегла она Чарльза.

– Какие проблемы? – спросил он, резко обернувшись в сторону девушки.

– Когда ты в последний раз ее навещал?

– Вчера. И две недели назад. Но я же болел все это время.

– Ну и как она, по-твоему, выглядит?

Она видела, как у него задрожали руки.

– Мне сейчас не до шуток, мисс Шарп.

– Может, она и не проживет долго, но сомневаюсь, чтобы это недомогание окончательно убило ее, – решительно заявила Генриетта, глядя Чарльзу прямо в глаза. – Сейчас ей намного лучше, чем когда мы только приехали. А то, что ты, наконец, обретешь свое счастье, пробудило в ней желание жить. Она протянет еще не один месяц и даже год.

– Проклятье! – взорвался Чарльз и бросился прочь от Генриетты.

Добежав до двери, он неожиданно повернулся и пристально посмотрел на девушку.

– А ты уверена?

– Ну конечно же, нет. Я ведь не доктор, – возразила Генриетта. – Она – старенькая и очень хрупкая. Любое недомогание может закончиться для нее смертью, она не переживет, если, скажем, завтра узнает какое-нибудь ужасное известие. С годами человеческое тело изнашивается, и никто из нас не избежит этой участи. Но ты можешь быть уверен, что в ближайшие дни ничего страшного с твоей бабушкой не случится.

– И что нам теперь делать? – Его пальцы нервно постукивали по спинке кресла.

– Что значит «нам»? Это уже ваша проблема, милорд. Я свое дело сделала. Моя бабушка уже, наверное, вернулась и ждет меня в гости. Так что завтра я намерена уехать.

– Но что я ей скажу?

– Придумай что-нибудь.

– Ты не можешь бросить меня в такой ситуации, – возразил Чарльз, схватив Генриетту за руку. – Ты обещала дождаться того дня, когда я получу это проклятое наследство.

– Ты лжешь, – заявила девушка и вырвала от него свою руку. – Я такого никогда не говорила. Я обещала, что две недели буду прикидываться твоей невестой в обмен на крышу над головой. Я выполнила свое обещание, и ты не имеешь права удерживать меня здесь. И запомни: больше никогда я не буду помогать тебе ни в этом деле, ни в каких-либо других аферах.

– Не прикидывайся святошей, девочка, – произнес Чарльз. – Никто тебя не заставлял. И, раз такая необходимость возникла, ты поможешь мне еще раз.

Они стояли лицом к лицу, так близко, что она чувствовала на своей щеке его горячее дыхание.

– Ни за что, милорд. Я не ваша собственность, – серьезно повторила она, обеспокоенная новым, доселе незнакомым ей выражением его лица.

– А вот мне так не кажется, – прошептал Чарльз и внезапно, заключив девушку в объятия, страстно поцеловал ее.

На какое-то время Генриетта просто оцепенела от неожиданности и не могла сопротивляться. А когда он начал нежно ласкать языком ее полураскрытые губы, она и вовсе потеряла над собой контроль. Она испытывала совершенно новые ощущения, ни капельки не похожие на отвращение, которое внушил ей своим поцелуем лорд Хефлин. Руки Чарльза ласкали ее спину, и вскоре она целиком отдалась во власть его теплых объятий.

«Что я делаю? Он же меня презирает!» – ужаснулась Генриетта, но в ответ на его объятия сердце ее забилось в сумасшедшем ритме, пугающем своей новизной и необузданностью. Сделав над собой усилие, девушка вырвалась из его рук.

– Ах ты, подлец! – закричала Генриетта и влепила Чарльзу пощечину, от которой у него на щеке через минуту появилось багровое пятно. – Ты что, действительно думаешь, что я растаю от твоих поцелуев, и соглашусь продолжать эту авантюру? Так знай, ты ничего от меня не добьешься!

– Не надо больше никого обманывать, – торопливо произнес Чарльз, и Генриетте показалось, что голос у него дрожит. – Выходи за меня!

– Я скорей выйду замуж за черта, чем за того, кто женится из-за денег! – выпалила она, не отвечая на его нежные прикосновения. – Поищи другую дурочку. Уверена, ты найдешь какую-нибудь охотницу за титулом и состоянием, которая будет смотреть сквозь пальцы на твои эгоизм и лживость. Что касается меня, то знай, что я никогда не польщусь на это. Я ни за что не выйду замуж за такого жадного бездельника, как ты!

Отвернувшись от ошеломленного Чарльза, девушка опрометью кинулась вон из комнаты, чтобы как можно быстрее предупредить Беатрису об их незамедлительном отъезде. И никогда больше она не вернется в этом дом, в котором единственным достойным уважения человеком была леди Лэньярд. И как она могла целых две недели обманывать эту милую старушку!

Чувство собственной вины переполняло Генриетту. Как она позволила какому-то жалкому обольстителю заморочить себе голову настолько, что она была готова все это время лгать умирающей леди Лэньярд? Нет, он подтасовал факты, чтобы заполучить ее согласие. Но почему ее сразу не отпугнула его слава беспринципного распутника? Даже когда он несколько минут назад позволил себе недопустимую вольность, ее тело сопротивлялось только наполовину. А что она сделала, когда узнала, что он пытался соблазнить Беатрису? Ничего! Но почему? Да потому, что ей просто было удобно и хорошо в этом доме, и уезжать никуда не хотелось. Значит, она так же эгоистична, как и Чарльз. Грустная и пристыженная, Генриетта приказала Бетси собирать чемоданы, а Беатриса принялась обдумывать, как им лучше уехать из поместья, чтобы их след не привел к дому леди Каслтон.

– Как? Он твой кузен? – изумилась Беатриса, когда Генриетта пересказала ей весь разговор с хозяйкой дома.

– Боюсь, что так. А это еще сильнее, все усложняет. Понятия не имею, знает ли моя бабушка леди Лэньярд и смогу ли я чувствовать себя в безопасности у нее дома. Боюсь, как бы Расбон нас не выследил.

В конце концов, они решили продолжать путешествовать под именами мисс и миссис Шарп, по крайней мере, пока не доедут до Брайд-порта. Там они смогут без опаски открыть свои настоящие имена и продолжать свой путь, но уже не вместе. Было решено, что Мелисса с Бетси доедут в дилижансе до Эксетера, а потом снова встретятся с Беатрисой и уже вместе отправятся в дом леди Каслтон.

Некоторое время Чарльз стоял один в темной комнате. Что на него нашло? Он поступил с Генриеттой просто ужасно, но, с другой стороны, нельзя же было жениться неизвестно на ком. Как он мог так глупо вести себя? «Она же тебе нравится», – шептал ему внутренний голос. «Господи, еще немного, и я потеряю голову, – думал Чарльз. – Надо поскорей ехать в Брайд-порт».

Успокоившись, он навестил бабушку. На этот раз леди Лэньярд выглядела лучше, чем он себе представлял. Но ему удалось скрыть свое недовольство и разочарование. В разговоре с ней он упомянул, что Генриетта настаивает на отсрочке и что их свадьба уже назначена на рождественские дни. Еще он заметил, что ей хочется побывать в обществе и навестить некоторых друзей, прежде чем они поженятся.

– Кто за все это заплатит? – спросила леди Лэньярд.

– Ее бабушка, – ответил Чарльз.

– А с кем она будет путешествовать?

– С миссис Шарп, – прошептал Чарльз, надеясь, что леди Лэньярд уже забыла о том, что бабушка Генриетты всего лишь вдова богатого священника и не в состоянии оплатить поездку своей внучки в Лондон.

– Ну хорошо, – примирительно сказала леди Лэньярд, и улыбка озарила ее суровое лицо.

Чарльз вышел, размышляя над тем, удастся ли уговорить Генриетту, чтобы она разрешила проводить ее хотя бы до первой гостиницы.

– До свидания, дорогая, – прошептал он, помогая Генриетте выйти из экипажа перед Литтонской гостиницей. Он не видел ее с тех пор, как они расстались в той темной комнате. Даже сейчас он не мог как следует разглядеть девушку. Шляпа с огромными полями полностью скрывала ее лицо, а смотреть на него ей, видимо, не хотелось.

– Где можно тебя найти?

– В этом нет необходимости, – твердо заявила девушка. – У меня нет ни малейшего желания снова с тобой встречаться, и не надо меня искать. Довольно того, что я помогала тебе в этом фарсе, но больше я не хочу принимать участие в подобных авантюрах. Прощайте, милорд.

– Ты слишком жестока.

– А вы – слишком жадны. Для меня это был хороший урок на будущее, но ни за что в жизни мне бы не хотелось его повторить. Прощайте.

Чарльз с надеждой взглянул на Беатрису, но та только холодно попрощалась с ним и тотчас же отвернулась.

Глава 6

Апрель 1817

Леди Мелисса Стэплтон поднялась из-за стола и отпустила Виллис, свою новую горничную. Не так давно Бетси вышла замуж за одного из квартирантов своего дяди. Прежде чем отправиться на прием к Олмакам, Мелисса остановилась на минутку и еще раз посмотрела в зеркало. Лицо, которое она увидела, было совершенно другим, непривычным лицом, и Мелисса себя не узнавала.

Черная краска ее волос давно уже сошла, и даже обычный тускло-коричневый цвет сменился золотисто-русым. Теперь ее волосы блестели, как шелк, а светлые, почти белые пряди придавали ее головке медовый оттенок. Даже светло-карие глаза девушки, всегда такие грустные, приобрели мягкий янтарный блеск. Девять месяцев спокойной жизни сделали свое дело. Исчезли все признаки внутреннего напряжения и страха: тревожные морщинки на лице, испуганный взгляд, сутулые, вечно приподнятые плечи. Исчезла та детская худоба, которая так удручала девушку последние годы. Гладкая кремовая кожа свидетельствовала о том, что Мелисса тщательно следила за своей внешностью. Но самые большие перемены произошли с ее фигурой. Оказывается, леди Лэньярд была права. Мелисса изменилась до неузнаваемости: угловатость сменилась пышными формами, а ее грудь стала красивой и упругой, как у вполне взрослой женщины.

Леди Каслтон была крайне удивлена, когда Мелисса неожиданно появилась у нее в доме. Она только что вернулась из Бата и еще не успела прочитать письмо, в котором Мелисса извещала ее о своем визите.

Увидев бабушку, она предалась воспоминаниям о том далеком времени, когда леди в последний раз посетила их в Дрэйтонском поместье. Высокая и стройная, леди Каслтон выглядела не старше своих пятидесяти семи лет. Даже сейчас на ее лице почти не было морщин, а в молодости она, бесспорно, была первой красавицей. Но, с другой стороны, эта красивая женщина могла превратиться в тигрицу, отстаивая в споре свою точку зрения, и Мелисса опасалась, что бабушка будет слишком высокомерной с ней. Вот почему девушка до смерти боялась обращаться к ней за помощью, но другого выхода у нее просто не было, и она решила последовать философии леди Тендере и судить о людях по их поступкам.

Леди Каслтон оглядела внучку с головы до пят и нахмурилась.

– Выглядишь ты неважно.

– Не хуже, чем ваша кузина леди Лэньярд в мои годы, – возразила Мелисса.

– Вы с ней знакомы? – брови леди Каслтон поползли вверх.

– Недавно познакомились. Она, сказала, что была такой же в моем возрасте.

– Так же, как твоя мать и я. – Голос леди оставался ровным.

– Не знаю, – пожала плечами Мелисса. – Она умерла, когда мне было десять лет, и ей ни к чему было рассказывать мне такие вещи.

– Почему ты уехала из дома?

– Потому что стала всерьез опасаться за свою честь и достоинство. Тоби только и делает, что пьет и играет. Он развлекается в компании своих дружков, в числе которых и лорд Хефлин. Несколько раз мне удавалось избежать его домогательств, но в последнее время он перешел все границы. Тоби проиграл Хефлину значительную сумму и хочет выдать меня за него замуж, чтобы покрыть этот долг.

– Ну прямо как его отец, – пробормотала леди Каслтон.

– Знаете, бабушка, – решительно начала Мелисса, показывая свой собственный характер. – Может, на ваш взгляд, мой отец был не самым достойным джентльменом, но я не потерплю никаких упреков в его адрес. Я знаю, что он никогда вам не нравился и что вы пытались помешать ему жениться на моей маме. Также вы отказывали ему в помощи и обвиняли в маминой смерти. Вы можете думать все, что вам заблагорассудится. Но воздержитесь от ваших замечаний в моем присутствии, иначе мне придется подыскать другое, более спокойное прибежище. Он мертв и не может себя защитить, также как и я не несу ответственности за все его прегрешения, потому что больше не имею возможности как-то повлиять на его поведение. Так что впредь я попрошу вас уважать меня и мою память.

Леди Каслтон пристально посмотрела на внучку.

– Хорошо сказано, Мелисса. Ты унаследовала от своих предков все самое лучшее. Не будем больше возвращаться к прошлому. Давай лучше подумаем, как оградить тебя от опасности. Тоби – твой законный опекун?

– Да. В завещании отца было сказано, что после его смерти и у меня, и у Тоби должен быть опекун, пока нам не исполнится по двадцать пять лет. Теперь Тоби опекун уже не требуется, а все права на распоряжение наследством, включая и мое содержание, перешли к моему брату.

– Как ты узнала о том, что он замышляет?

– Я пошла к нему в кабинет, чтобы попросить выгнать из дома лорда Хефлина, как вдруг услышала их голоса, доносящиеся изнутри. Хефлин был вне себя от ярости, так как я снова его отвергла. Тогда он предложил Тоби отдать меня вместо денег, которые мой брат ему задолжал.

– И что ты сделала?

– Тогда мы с Беатрисой решили не дожидаться вашего ответа на мое письмо. Той же ночью мы сбежали из Дрэйтона. Я оставила Тоби записку, в которой сообщила, что не желаю выходить замуж за Хефлина и что вместе с Беатрисой отправляюсь к ней в Америку. Не подумайте, что я всегда такая страшная. Просто мне пришлось покрасить волосы и надеть этот ужасный балахон горничной, чтобы никто не догадался, кто я на самом деле. Мы путешествовали под вымышленными именами, потому что я боялась, как бы Тоби не вздумалось броситься за нами в погоню.

– Ты очень изобретательна, – заметила леди Каслтон и одобрительно кивнула. – Я пошлю к Тоби своего секретаря. Все, что ты рассказала, просто чудовищно, и я не потерплю, чтобы мой внук продавал свою сестру. Я постараюсь надавить на него, и тогда он выкинет эту идею из головы. Да, я тебя прекрасно понимаю: Хефлин действительно ужасен, его даже не принимают в обществе.

– Спасибо, бабушка. Прошу прощения, я очень устала, но обещаю вернуться сразу же после того, как что-либо узнаю о Беатрисе. Она мне так помогала все это время!

Наконец-то Мелисса получила возможность расслабиться и спокойно наслаждаться жизнью в этом доме, не испытывая постоянного страха быть униженной лордом Хефлином. Но вскоре возникли новые проблемы. Леди Каслтон оказалась не такой уж беспомощной старушкой, какой ее представляла Мелисса. И вовсе не из-за бедности она отказывалась помогать своему покойному зятю. И у нее было достаточно средств, чтобы присутствовать на всех светских сезонах в Лондоне. Леди Каслтон была достаточно богата и обладала всеми нужными связями в городе, так что самые свежие сплетни очень быстро достигали ее любопытных ушей.

В первый же день она без обиняков заявила Мелиссе, что следующий сезон они непременно должны провести в Лондоне. Мелисса попробовала было возражать, но очень быстро поняла, что леди Каслтон была не из тех, кто привык считаться с мнением окружающих. Да и к тому же как она могла объяснить свой отказ? Не рассказывать же ей про лорда Расбона! Чего доброго этой старушенции еще придет в голову заглянуть в гости к леди Лэньярд.

– Что же мне теперь делать, Беатриса? – целую неделю после их приезда девушку мучил один-единственный вопрос – Бабушка настоятельно просила меня появиться в обществе. Но как я могу поехать с ней в город после всего, что случилось?

– Ты боишься встретить там Хефлина?

– Конечно! Правда, я не думаю, что Тоби удастся меня заставить, но ты не хуже меня знаешь, что иногда Хефлина просто невозможно остановить.

– Что правда, то правда. Но я думаю, тебе не стоит из-за него переживать, если что – леди Каслтон сможет тебя защитить.

– А что если я встречу Расбона? Больше всего меня беспокоит именно он. Одно его слово – и я погибла. Раньше я просто об этом не думала, но ведь он проводит в Лондоне каждый светский сезон, так что теперь у меня появился еще один повод для опасений.

– Подумай, ну зачем ему тебя разоблачать? – спросила Беатриса, наблюдая за тем, как садовники подстригают кусты.

– Но если его попытка одурачить леди Лэньярд провалилась, то он обязательно обвинит в этом меня. Ведь он почти две недели был прикован к постели, а я проводила все дни в беседах с его бабушкой. Как раз перед моим отъездом мы из-за этого поссорились. Пожалуй, наше расставание оставило в его душе неприятный осадок.

– Почему? – удивилась Беатриса. Мелисса залилась румянцем.

– Он пытался заставить меня, продолжать этот маскарад. Я отказалась. Тогда он начал ко мне приставать и даже насильно меня поцеловал. Он потерял голову настолько, что стал всерьез предлагать мне выйти за него замуж. В ответ он услышал от меня все, что я о нем думаю. Я поставила этого наглеца на место и убежала. Он решил, что теперь может делать со мной все что захочет, но я свою роль сыграла и не собираюсь потакать его капризам. По крайней мере, я рада, что сбила с него спесь.

Беатриса внимательно наблюдала за выражением лица своей кузины.

– Но что-то мне подсказывает, Мисси, что тебя пугает не только его уязвленное самолюбие. Скажи, почему ты так боишься этого мужчину?

– Да, он опасен, – вздохнула Мелисса. – Но я боюсь его, потому что… он мне очень нравится. Я до сих пор не могу забыть его поцелуев, они пробудили во мне столько новых чувств! Помнишь, ты что-то говорила насчет физического влечения и любви? Так вот, боюсь, что между мной и лордом Расбоном существует именно такая связь. И, если мы когда-нибудь встретимся, я думаю, ему не составит особого труда снова свести меня с ума. Я боюсь, что именно это меня погубит.

Несколько минут Беатриса не могла ей ничего ответить, только покачивала головой и сосредоточенно морщила лоб.

– Думаю, он на это способен, – наконец произнесла она. – Когда мы уезжали, его терпение, похоже, лопнуло, ведь он целых две недели находился в таком напряжении. Немудрено, что он так на тебя набросился. Но теперь, я думаю, он не испытывает к тебе ничего, кроме чувства благодарности. В конце концов, ты справилась со своей задачей даже лучше, чем он ожидал.

– Ты и вправду так думаешь? – с надеждой в голосе спросила Мелисса.

– Конечно. Даже если вы и встретитесь в Лондоне, не думаю, что он захочет перед всеми тебя опозорить. Ведь это повредит в первую очередь ему, а не тебе.

– Я так не думаю. Чарльз не из тех, кто держит свои обещания. Ему ничего не стоит нарушить слово джентльмена и устроить мне невообразимый скандал.

– Ну и зачем ему это нужно? – рассудительно продолжала Беатриса, взяв девушку под руку и направляясь обратно в дом. – Я думаю, что твои опасения беспочвенны. Что бы ты ни говорила, Расбон все-таки считает себя настоящим джентльменом. Он, может быть, еще не так опытен, как какой-нибудь лорд Хефлин, но никогда не посягнет на честь такой невинной девушки, как ты. И хоть мне и не по душе все эти ваши английские правила, но, надо отдать им должное, с ними ты всегда будешь защищена от разных мерзавцев. Он – сын виконта и внук барона. А ты – дочь графа и маркизы. Так что твое положение выше его, и тебе нечего опасаться.

Мелиссу рассмешил такой расклад вещей.

– Не очень-то это поможет, ведь я всего-навсего слабая женщина. Но в чем-то ты права. Он не посмеет добиваться расположения леди Мелиссы так, как он делал это с бедной мисс Шарп.

На следующий день Беатриса уехала домой. Мелиссе было невыразимо грустно расставаться с подругой, так как она успела к ней привязаться за долгие месяцы, проведенные вместе.

Теперь Мелисса осталась одна в доме ее бабушки, который все называли «Замок Виндком». Девушку познакомили с ее дядей, маркизом Каслтоном, жена которого умерла три года назад. Это был очень спокойный человек, почти не проявлявший интереса к политике или государственным делам. После нескольких минут общения с ним Мелиссе стало ясно, что этот человек напоминает ей лорда Лэньярда: он был такой же надменный и чопорный. Кузины Элеонора и Кларисса, шестнадцати и четырнадцати лет, тоже жили в этом доме. В общем, новоявленные родственники Мелиссы вели себя очень корректно, стараясь ни словом, ни делом не обидеть девушку, и делали все возможное, чтобы она не чувствовала себя лишней в их дружной компании.

Леди Каслтон объявила всему дому, что намерена вывозить внучку в свет и тут же приступила к ее обучению. Ужаснувшись, что Мелиссе так не хватает светской утонченности, она серьезно занялась ее воспитанием: научила правильно и грациозно двигаться, красиво сидеть («Не сутулься! Колени и ступни держи вместе!»), показала, как вставать и садиться за стол и как надо держать руки, чтобы они не мотались при ходьбе из стороны в сторону. Особенно рьяно леди Каслтон шлепала Мелиссу по рукам, пытаясь отучить от дурной привычки грызть ногти, и очень скоро руки девушки стали похожи на руки настоящей леди. Постепенно голос Мелиссы становился более мягким и нежным, и очень скоро от резкой хрипоты не осталось и следа.

Она изо всех сил старалась следовать всем указаниям своей бабушки и делала удивительные успехи. Мама тоже хорошо воспитывала ее, но после ее смерти большую часть времени Мелисса проводила в конюшне, возясь с лошадьми, и постепенно переняла манеры и диалект простых дворовых людей. Тогда ей и в голову не могло бы прийти, что когда-нибудь такая знатная леди будет заниматься ее воспитанием.

Теперь, когда манеры девушки стали более или менее удовлетворительными, она уже не чувствовала себя чужой в кругу своих утонченных родственников. Каждый день она встречалась с разными людьми, общалась и даже немного флиртовала с некоторыми из них. Кузины обучали ее новым танцевальным па, а дядя великодушно предоставил ей право пользоваться его богатой библиотекой. После стольких лет невежества она была просто счастлива, что у нее появилась возможность учиться, и Мелисса с увлечением читала одну книгу за другой.

Замок Виндком располагался недалеко от Эксетера, в узкой долине, окруженной невысокими холмами. Зимой здесь было намного теплее, чем там, где раньше жила Мелисса, таким образом, она почти круглый год наслаждалась ежедневными верховыми прогулками и прекрасными деревенскими пейзажами. Еще ей было приятно узнать, что ее любимую Огненную Бабочку купил один друг дяди Говарда, который теперь был согласен перепродать ее леди Каслтон.

В марте они с Мелиссой приехали в Лондон. Первые две недели они посвятили пополнению скудного гардероба девушки и ежедневным посещениям самых знатных лондонских леди. Но, как только произошло официальное открытие лондонского светского сезона, у них не осталось ни одной свободной минуты. Сначала Мелиссу представили при дворе, и после этого они бывали, по крайней мере, в шести местах каждый день, начиная с утренних прогулок в саду и заканчивая посещением музеев, балов, светских раутов, вечеринок и музыкальных вечеров. Раньше двух они обычно не возвращались, поэтому Мелиссе удалось всего три раза покататься утром на лошади.

Но в Лондоне ей предстояли не только развлечения. Мелиссу продолжали мучить сомнения относительно порядочности лорда Расбона. При встрече он вполне может ее узнать и одним словом погубить ее незапятнанную репутацию. Но он так и не появлялся, и постепенно девушка начала успокаиваться и даже избавилась от привычки искать его взглядом среди гостей. Несмотря на это, ей очень хотелось узнать, где он и что с ним, но она не могла найти в себе силы спросить об этом ни бабушку, ни кого-либо еще. Она хотела было написать ему, но подумала, что это тоже ее погубит, если он раскроет кому-либо ее секрет. Но еще больше она боялась встреч с лордом Хефлином, хотя прекрасно знала, что его не принимают ни в одном приличном обществе. В Лондоне об этом человеке ходили ужасные слухи, и больше всего людей интересовало, почему он так долго не показывается в городе. Он старательно избегал всяких общественных мероприятий и не был в Лондоне с прошлогоднего сезона, поэтому все с нетерпением ждали появление этого человека. Что будет, если лорд Хефлин увидит ее здесь, в Лондоне? Вдруг ему задумается проучить ее за то унижение, которое она заставила его испытать?

Отбросив эти мысли, Мелисса еще раз взглянула на свое отражение и поспешила вниз.

Олмакский прием начался, как всегда, в атмосфере полнейшей торжественности. Леди Стэфтон и принцесса Эстер принимали гостей. Поздоровавшись с ними, Мелисса и леди Каслтон подошли к леди Стокли и ее младшей дочери Элене, которая в этом году тоже впервые была представлена обществу. Девушки познакомились еще зимой и с тех пор стали неразлучными подругами.

– Добрый вечер, Элена, – произнесла Мелисса, радостно улыбаясь. – Сегодня ты прекрасно выглядишь!

И действительно, нежно-розовое муслиновое платье удивительно гармонировало с цветом волос и глаз этой девушки.

– А ты, как всегда, лучше всех – ответила она.

В этот вечер на Мелиссе было белое шелковое платье, расшитое золотом и зеленым шелком. На стройной шейке красовалось жемчужное ожерелье, а в волосах – жемчужная диадема.

В залу вошел элегантный молодой человек, но, увидев его, Элена состроила недовольную гримасу.

– Ты уже слышала о лорде Торнхилле? Тогда сделай вид, что не знаешь его.

– Но почему?

Эдвин Моррис, лорд Торнхилл, был единственным наследником графа Уайта и часто появлялся при дворе, как и сама Мелисса. Хотя этот человек был еще очень молод, о нем ходили ужасные легенды, будто он умел как-то странно смотреть на женщин, долго, не мигая, поэтому в обществе распространились слухи, будто все Моррисы колдуны и сердцееды.

Элена внезапно смутилась.

– Наверное, мне не следует тебе об этом рассказывать.

– Нет уж, расскажи, – потребовала заинтригованная Мелисса. – Клянусь, это останется только между нами. Так что же он натворил?

– Возможно, это неправда, – понизив голос, начала Элена. – Но я поражаюсь, как людям удается скрывать такие вещи. Вчера ночью состоялся этот скандальный бал у Кейвендиша. Так вот, когда лорд Добсон вышел в приемную, то увидел там Торнхилла, который развлекался с двумя танцовщицами. Все трое были совершенно голые. Торнхилл забыл запереть за собой дверь, поэтому так и получилось.

– Элена! – воскликнула Мелисса. – Кто рассказал тебе такую мерзость?

– Сегодня днем я подслушала, как мой брат обсуждал эту историю со своим другом. Мне показалось, они даже завидуют Торнхиллу.

– Да уж, конечно! Не сомневаюсь, – прошептала Мелисса. – Но не вздумай об этом рассказывать кому-либо еще. Люди могут понять тебя неправильно, и тогда твоя репутация погибнет.

Элена покорно кивнула, но в глазах ее Мелисса прочла обиду. Видимо, девушка не очень хорошо понимала, почему ей надо хранить в тайне такую потрясающую новость.

– А, вот и лорд Рафтон, – со вздохом произнесла Элена.

Услышав это, Мелисса грациозно повернула голову в сторону самого горячего своего поклонника и улыбнулась ему самой обворожительной улыбкой.

– О, милорд! Добрый вечер, – сказала она. Джордж был одним из ее новых друзей, и за короткое время их знакомства Мелисса поняла, что он очень добрый и честный человек. И, тем не менее, она еще не могла решить, стоит ли ей позволить этому мужчине стать самым близким ее другом. Этот невысокий молодой человек часто смотрел на Мелиссу с восхищением, и девушка не могла не признать, что ей нравится его искренность и почти детская непосредственность.

– Моя драгоценная леди Мелисса, – произнес улыбающийся лорд Рафтон и пригласил Мелиссу на вальс.

– Мы не виделись, кажется, целую вечность, милорд. Расскажите, чем вы занимались все это время?

– Принимал гостей. Ко мне приехал друг, лорд Хартфорд, со своей женой. Так что весь вчерашний вечер я провел с ними. Вам они тоже понравятся, я уверен. Каролине просто не терпится с вами познакомиться.

– Сегодня они будут здесь?

– Может быть. Завтра открывается новая галерея, пойдем?

Джордж Рафтон, как и Мелисса, увлекался живописью.

– Я бы рада, но не могу. На завтра мы уже приглашены к леди Кавингтон. Может быть, в пятницу?

– Хорошо. Я поговорю с леди Каслтон. Хартфорды, наверное, поедут с нами.

Они продолжали кружиться в танце и обмениваться последними новостями. К сожалению, Рафтона привлекал только ум девушки. Он, казалось, даже не замечал, что его собеседница обладает довольно привлекательной внешностью, тогда как Мелиссе хотелось видеть в нем не только преданного друга, но еще и влюбленного в нее мужчину.

– Надеюсь, вы не забыли, что завтра мы с вами едем кататься в Гайд-парк? – спросил девушку следующий партнер по танцу, мистер Паркингтон.

– Конечно же, нет, сэр, – возразила Мелисса, очаровательно улыбаясь.

Этот человек ей нравился. Он был довольно привлекательным, высоким мужчиной с черными волнистыми волосами и серыми глазами, которые могли метать громы и молнии, если ему что-то было не по душе. Но этим вечером он был в отличном настроении и смотрел на Мелиссу даже ласковее, чем допускали правила хорошего тона.

– Как же я могла об этом забыть? Я с удовольствием составлю вам компанию, но только не завтра, а как-нибудь в другой раз.

– Ну хорошо. Вот увидите, вам понравится. Я до сих пор не могу поверить, что купил эту превосходную четверку. Теперь у меня лошади не хуже, чем у Хартфорда.

– А что, он тоже покупает дорогих лошадей?

– Он их разводит, – сообщил Паркинг-тон. – И у него, надо заметить, хорошо это получается. Признаюсь вам честно, красивей его лошадей я не видел. Правда, мне до сих пор не верится, что лорд Оглеторп продал его четверку с аукциона.

Мелисса удивленно посмотрела на Паркингтона.

– Ну, этот человек на мели, – объяснил он девушке. – Проигрался в пух и прах у Уайта в прошлом месяце. Ходят слухи, будто он продает все подряд, чтобы хоть как-то расплатиться с долгами. Так что вполне вероятно, что ему пришлось расстаться со своими прелестными лошадками, хотя этого, конечно, не хватит, и ему уже предлагают заложить имение.

Выслушав эту историю, Мелисса невольно вспомнила своего разгульного братца. Вряд ли ему удалось расплатиться с Хефлином.

– Надеюсь, у него нет семьи, которую надо содержать, – сочувственно заметила Мелисса.

– Только старушка-мать, но я думаю, у нее собственный доход, и она-то как раз не пострадает. Ну хватит о них. Вы собираетесь на «венецианский завтрак» к леди Борнслей на следующей неделе?

– В общем-то да, но не знаю, позволит ли мне бабушка.

– Можно вас сопровождать?

– Я подумаю.

Лорд Торнхилл пригласил ее на кадриль. Во время танца Мелисса раздумывала о том, что рассказала Элена. Она стойко сопротивлялась, не обращая внимания на его подмигивания и обаятельные улыбки, но лорд Торнхилл был явно не из тех, кто легко отступает перед трудностями. Ей было смешно наблюдать за стараниями этого человека и вспоминать его последнее приключение. История, которую она услышала, была крайне забавна, но правила хорошего тона не позволяли ей в открытую посмеяться над этим человеком.

Оркестр снова заиграл вальс, и лорд Рафтон пригласил Мелиссу во второй раз. Когда отзвучали последние аккорды, он поспешил познакомить девушку с Хартфордами. Двадцатилетняя леди Хартфорд оказалась на редкость обаятельной и разговорчивой женщиной, а ее муж был очень приятным джентльменом.

– Как вы находите Джорджа? – спросила леди Хартфорд, когда мужчины начали очередной политический спор.

– Он мой самый лучший друг, – призналась Мелисса. – Кроме этого пока ничего сказать не могу.

Леди Хартфорд засмеялась.

– По-моему, он просто прелесть. Мы дружим много лет, и я считаю, что ему уже пора жениться. Такой прекрасный человек заслуживает любви и счастья.

– Разумеется, – улыбнулась Мелисса. – Мы с кузиной часто обсуждали тему брака, пока она не вернулась к себе домой. Я лично не представляю себе, как можно выйти замуж без любви.

– Я знаю вашу кузину? – спросила леди Хартфорд.

– Сомневаюсь. Она – американка.

– А правда, что американцы позволяют себе прямо говорить все, что приходит им в голову?

– Не могу ответить за всех американцев, но что касается Беатрисы, то она научила меня многим вещам, о которых я бы никогда не узнала ни от одной англичанки, – ответила, краснея, Мелисса.

– Ага, – протянула леди Хартфорд, понимая, что имела в виду девушка. – Ну, удачи вам в поисках хорошего мужа. Вот, кстати, идет прекрасный кандидат.

Лорд Инглвуд пригласил Мелиссу на котильон, тем самым прервав их беседу. Этот высокий темноволосый молодой человек был наследником маркиза Торна и тоже добивался расположения Мелиссы. Но девушка старалась не давать ему ни малейшего повода, потому что своим высокомерием этот человек напоминал ей лорда Лэньярда.

Воспоминания о двух неделях вранья неожиданно нахлынули в этот вечер на Мелиссу. Она никак не могла отделаться от чувства вины, тяжело переживая свое поведение, и представить себе не могла, что скажут эти люди, узнай они, что она принимала участие в таком позорном фарсе. Возможно, общество никогда не простит ей такого обмана.

Глава 7

Лорд Расбон сидел, развалясь, в кресле своего кабинета и вертел в руках стакан виски. Погруженный в свои мысли, Чарльз не замечал ничего вокруг. А вода между тем уже просочилась в его комнату и соседствующую с ней библиотеку, затопив старинные ценности поместья и большую часть книг. К сожалению, уцелели только старинные молитвенники, к которым Чарльз никогда не проявлял ни малейшего интереса. Но на этом его проблемы не кончались. Несмотря на то, что Чарльзу удалось найти денег, чтобы починить крышу, внутри его дом продолжал медленно гнить.

Он даже представить себе не мог, что найдет поместье в таком плачевном состоянии.

Английский парк так разросся, что Чарльзу пришлось вырубить все деревья и посадить новые, озеро наполовину заросло сорняками и покрылось тиной, рыба в нем больше не водилась, дворовые постройки, простояв полвека без ремонта, постепенно разрушались. Но, похоже, все придется оставить по-прежнему. Графин с бренди был единственным, в чем он находил утешение.

Из семнадцати арендуемых ферм шесть были заброшены, поля, которые трудолюбивые люди вспахивали из года в год, их участки и постройки – все было запущено и разрушено. Остальные фермы находились на грани разрушения, непригодные для жилья хижины, как и все остальное, требовали незамедлительного ремонта.

Управляющий оказался человеком ограниченным и недальнозорким. Без применения севооборота почва истощилась. Даже лесные площади, которые в последние годы приносили Чарльзу основной доход, и те были вырублены. Скотину пришлось уничтожить, поскольку она уже не давала потомства. Не выращивались специальные посевы. Фруктовые сады пришли в полное запустение. Фабрики по производству шерсти отняли заработок у большей части деревенских работниц, оставив их на произвол судьбы. Расбоны даже не пытались облегчить положение своих крестьян, и Чарльз в этом отношении повел себя нисколько не лучше, чем его отец и дед.

Постепенно его мысли вернулись к маскараду, который он устроил прошлым летом. Сначала все казалось ему очень просто. Он решил, что подобный приказ его бабки возник от сильного желания управлять людьми, как прежде. Таким образом, он ухватился обеими руками за подвернувшуюся возможность заморочить старушке голову в последние дни ее жизни. Разумеется, он никогда бы не додумался до этого, не будь он пьян, но даже потом, когда его сознание окончательно прояснилось, он ни на минуту не пожалел о своем поступке. Ну разве можно найти настоящую невесту за такой короткий срок? И, тем не менее, молодой человек не мог не признать, что действовал глупо.

Генриетта Шарп. Ее образ тут же возник у него перед глазами – в последнее время он слишком часто вспоминал эту девушку. Все складывалось просто отлично. Она сыграла свою роль даже лучше, чем он ожидал, сумела предотвратить возможное несчастье из-за того скандала у Виллингфордов. И, хотя они поссорились в день расставания, она не предприняла ничего, чтобы открыть бабушке всю правду об их вымышленной помолвке. Впрочем, лучше бы она это сделала.

– Я одобряю твой выбор, – заявила леди Лэньярд в тот день, когда его невеста покинула их дом. Он пришел к ней рассказать о том, что хотела передать ей Генриетта перед отъездом. – Эта девушка вполне благоразумна и разделяет мои взгляды на некоторые вещи. Она тоже поняла, что ты впустую растрачиваешь лучшие годы своей жизни.

– Я так и знал, – согласился с ней Чарльз. – Мы с ней обсуждали, что можно сделать, чтобы вернуть Суонси прежний вид.

– Она была там?

– Еще нет. – Здесь ему следовало бы остановиться, но этот фарс стал уж очень правдоподобен. – Я намерен пригласить ее туда на недельку перед сезоном. Она увидит все своими глазами, даст нужные советы, и тогда самые тяжелые проблемы останутся в прошлом.

– Превосходно.

Как часто он жалел об этом разговоре! И бабка, и лорд Лэньярд надоедали ему своими ежедневными расспросами о том, как идут дела в поместье, а Чарльз не мог ответить ничего вразумительного, потому что проводил там слишком мало времени с тех пор, как покинул этот дом еще подростком, и редко разговаривал с управляющим. За последние четыре года нечастые поездки в Суонси предпринимались лишь для того, чтобы подыскать там что-нибудь на продажу, что служило основным источником его существования. Чарльз понимал, он должен был рассказать им обо всех трудностях, но гордость не позволяла ему это сделать.

Бабушка несказанно обрадовалась, когда узнала, что из Лэньярдского поместья ее обожаемый внук поедет прямо к Генриетте, и вручила ему для нее письмо. Каждый день ему приходилось либо изобретать новую ложь, либо пересказывать ей старую. В конце концов, ее накопилось столько, что Чарльз окончательно запутался в своих рассказах. Больше всего на свете он хотел снова заболеть, чтобы его оставили в покое хотя бы на неделю.

А Генриетта оказалась права, черт бы ее побрал! Леди Лэньярд совсем поправилась и, на удивление докторам, набралась сил до такой степени, что смогла встать с постели и присоединиться за обедом ко всей семье. Этим же вечером она подробно расспросила Чарльза о его планах на будущее.

На следующий день он уехал под предлогом того, что ему не терпится увидеть Генриетту. Леди Лэньярд надавала молодому человеку всяческих рекомендаций и посланий, а когда он пообещал все передать, она улыбнулась ему той таинственной полуулыбкой, которую Чарльз видел на портрете, и он искренне устыдился своих мыслей о ее скорой смерти.

Но спустя четыре месяца Чарльз уже не испытывал ничего похожего на раскаяние. Казалось, Господь сполна воздал ему за богохульство. Леди Лэньярд прислала новое письмо, в котором требовала, чтобы Чарльз и Генриетта непременно ее навестили. Ей, видите ли, хотелось встретить Рождество в кругу семьи, а еще она не могла понять, почему Генриетта до сих пор не отвечает.

С трепетом в сердце Чарльз протянул руку и взял со стола это послание. Бабушка обращалась к Генриетте так, будто она уже стала новым членом их семьи, задавала много вопросов и давала ценные советы. Стены кабинета содрогнулись от гнусных ругательств. Он вел себя, как последний идиот! Давно пора было бы прочитать и написать подходящий ответ. Но, с другой стороны, нельзя же послать письмо, не указав обратного адреса. Все было так запутано, что просто в голове не укладывалось.

А что если бабушка и вовсе не умрет? Чарльз понятия не имел, где искать Генриетту. Но даже если он ее найдет, нет никакой гарантии, что ей снова захочется повторить весь этот фарс. А ведь скоро Рождество! Они пообещали объявить о помолвке, как только закончится траур Генриетты по отцу. Несомненно, леди Лэньярд запланировала какой-нибудь праздник по этому случаю, что-то вроде помпезного приема или пышного бала. Он не мог представить Генриетту обществу до тех пор, пока не был готов на ней жениться. При одной мысли об этом Чарльз содрогнулся.

Ложь, хитрость, притворство. Когда же все это кончится? Но теперь уже было поздно во всем признаваться. Если правда откроется, он не получит ни пенни из будущего наследства. А, проведя четыре месяца в Суонси, ему меньше всего хотелось оказаться в таком положении.

Он провел дома адские две недели, строя план за планом и методично их отвергая. Наконец он придумал: Генриетта больна и не сможет поехать с ним к бабушке. Чтобы успокоить старушку, Чарльз написал ей письмо женским почерком, в котором Генриетта просила прощения за то, что не сможет встретить Рождество вместе со всей семьей, а заодно и за то, что заставила леди Лэньярд так долго ждать ответа. Ему снова пришлось солгать, но выбора у него не было. Чарльзу позарез нужны были бабкины деньги, его положение с каждым днем становилось все хуже и хуже. Чтобы хоть как-то справиться с нищетой, он уволил управляющего и большинство слуг, съехал с лондонской квартиры, но Суонси требовало куда больше денег, если он еще хотел получать от поместья прибыль. Единственным спасительным выходом было просить о помощи леди Лэньярд, описать ей свое положение и плачевное состояние поместья. Но, если она сердилась на отсутствие Генриетты, шансы на успех были слишком малы. Кроме того, он уже забыл о том, что рассказывал бабушке во время их последней встречи. Наверняка какую-нибудь очередную ложь, но беда в том, что сейчас он уже не в силах вспомнить какую именно.

Приехав в Лэньярдское поместье, он застал там печальную картину. Два дня назад во сне леди Лэньярд отошла в мир иной, позволив Чарльзу наконец-то спокойно вздохнуть и тут же устыдиться своих мыслей. Он искренне оплакивал свою бабушку, но и в дни траура его мозг не переставал лихорадочно соображать. Строительные проекты. Хороший управляющий. Больше слуг. Новая крыша. Ремонт. Украшения…

«Жадный!» – обвинение, которое однажды бросила ему в лицо Генриетта, стало характерной чертой его натуры. Да что она понимает? У него, в конце концов, есть свои долговые обязательства перед арендаторами и работниками, которые он не сможет выполнить без помощи бабкиного наследства. А чувство облегчения от благополучного разрешения проблем ничуть не уменьшило его сожаления по поводу смерти леди Лэньярд.

Правда, всю печаль как рукой сняло, когда приехал мистер Эндрюс и поставил Чарльза в еще более неприятное положение. Бесстрастный адвокат читал завещание леди Лэньярд таким тоном, как будто его ничуть не волновало, о чем в этом завещании говорится. Разделив небольшое количество денег между своими преданными слугами и остальными родственниками, вдова завещала «оставшуюся часть своего состояния моему любящему внуку, Чарльзу Генри Монтроузу, одиннадцатому виконту Расбону, при условии, что не позже чем через двенадцать месяцев после моей смерти он женится на своей невесте, известной мне как мисс Генриетта Шарп». Если же по какой-либо причине эта свадьба не состоится, то все его наследство будет отдано на нужды различных благотворительных учреждений, названия которых хранились у адвоката в специальной приписке к завещанию. Далее вдова изъявила желание уменьшить срок траура до трех месяцев. Но Чарльз, пребывая в состоянии шока, уже ничего не слышал. Он так и остался сидеть в кабинете, когда вся семья удалилась в библиотеку, и даже не заметил пристального взгляда лорда Лэньярда.

Так ему и надо. Чарльз начал носить траур, столкнувшись с невыполнимой задачей отыскать Генриетту и убедить ее выйти за него замуж. С того дня прошло уже четыре месяца, а Чарльз никак не мог решить, что же ему теперь делать: смириться или начать активные поиски девушки.

Первым делом он, естественно, справился в Литтонской гостинице, куда экипаж отвез Генриетту Шарп. Узнав, что девушка направилась в Брайд-порт, Чарльз немедленно последовал за ней, но там ее след потерялся. Он даже набросал портрет Генриетты и миссис Шарп, но и это не принесло ему ожидаемого результата. Миссис Шарп вышла очень хорошо, но с Генриеттой возникли проблемы. Чарльз никак не мог воспроизвести ее черты. Но даже если бы у него получилось, от этого все равно было бы немного толку. Вряд ли кто-нибудь вспомнил бы эту незаметную парочку, тем более что прошло уже пять месяцев после их путешествия. Никаких записей в гостиницах, никаких купленных на их имена билетов. И все же Чарльза не покидала надежда, что ее бабушка жила где-то в районе Брайд-порта. Но, хотя городок был небольшой, никто из опрошенных Чарльзом жителей не мог сообщить ему ничего о каких-либо Шарпах.

Затем он вернулся в ту самую гостиницу, где они впервые встретились, но, хотя ее, владелец прекрасно помнил тот ливень, он, к сожалению, не имел ни малейшего представления об отдельных путешественниках и даже не смог узнать самого лорда Расбона. Проследить ее путь в экипаже оказалось нелегким и безрезультатным делом. Как выяснилось, Генриетта наняла его в день, когда разыгрался тот самый шторм, но никто так и не смог вспомнить, каким образом она появилась в гостинице.

Вспомнив, что девушка часто упоминала о своем соседстве и знакомстве с Виллингфордами, Чарльз исколесил всю ближайшую местность, но никаких Шарпов там не нашел. Он выяснил, что лорд Пурви жил в Линкольншире, и подумал, что между ними может быть какая-то связь, но не смог найти никаких родственных отношений. Обыскав все гостиницы и расспросив всех владельцев почтовых дилижансов и экипажей, Чарльз бросил все и уехал домой.

С тех пор он безвылазно сидел в Суонси, приказав своему секретарю продолжать поиски, хотя он уже почти отчаялся найти эту таинственную девушку. Несколько месяцев он пытался выйти на ее тетю, проверив записи о пассажирских билетах на отбывающие в Америку корабли, но и эта попытка не увенчалась успехом. Затем Чарльз хотел отыскать имя ее отца в списках умерших, но, не зная его происхождения, это было довольно трудно. Он не нашел ни одного дворянина по имени Шарп, как не нашел он никого с титулом барона. Ему оставалось только рассчитывать на собственную интуицию, полагая, что Генриетта все-таки была дочерью какого-нибудь приходского священника или мелкопоместного дворянина. Но о них Чарльз не мог выяснить ровным счетом ничего, так как никто из его аристократического круга не общался с подобными людьми. А не зная точно, в какой части страны жила раньше эта девушка, Чарльзу оставалось только одно – надеяться на чудо.

Он подумал было найти еще какую-нибудь несчастную и выдать ее за Генриетту, но тут же отринул эту мысль. Ему надоело постоянно врать. К тому же из этого ничего не вышло бы, так как Эндрюс был знаком с Генриеттой. Чтобы заполучить это проклятое наследство, Чарльз готов был жениться даже на Генриетте, но использовать вымышленное имя он все же боялся. А что если все откроется? Тогда он, без сомнения, потеряет все. Даже если нет, то все равно он будет постоянно чувствовать себя не в своей тарелке, опасаясь, как бы его не выдали. Тем более что скрыть правду просто невозможно. Его семья прекрасно знает Генриетту. А благодаря его двухнедельному затворничеству из-за той болезни, они, должно быть, уже поладили с ней даже лучше, чем он сам.

Таким образом, теперь будущее предстало перед Чарльзом в безрадостном свете, так как надежды на наследство себя не оправдали. Его поместье разрушалось, но шансы хоть как-то исправить ситуацию были ничтожны. Одним большим глотком Чарльз осушил стакан и налил себе еще бренди. Он прекрасно понимал, что напиваться ему не стоит, потому что казна поместья давно опустела и у него не было средств, чтобы вновь пополнить ее. Но у него был слишком тяжелый день, чтобы пойти и спокойно лечь спать. С раннего утра Чарльз занимался тем, что сам высаживал молодые кустарники, и очень устал, потому что помочь ему было почти некому, а работа такого рода требовала, по крайней мере, в два раза больше людей.

Еще одна неприятная мысль возникла в глубине его сознания. И как он ни пытался ее отбросить, она навязчиво появлялась снова и снова. В последнем письме его бабушка прямо-таки требовала, чтобы Генриетта к Рождеству уже была представлена обществу как невеста Чарльза.

«Я считаю, что тебе не стоит продолжать носить по мне траур, когда откроется новый сезон, – писала она. – И я не хочу, чтобы из-за моей смерти твои планы как-то изменились. Поступай так, как было намечено заранее».

Ему следовало бы догадаться, что она хотела этим сказать, но на этом письмо еще не заканчивалось.

«Раз уж ты будешь сопровождать в городе милую Генриетту, заодно выполни мою просьбу. В этом году моя кузина Энни привезет с собой внучку, леди Мелиссу. Эта бедняжка не только потеряла отца, но и имела несчастье родиться сестрой лорда Дрэйтона. Скоро она будет представлена обществу, и я хочу попросить тебя об одолжении помочь ей освоиться в Лондоне и познакомиться с нужными людьми. Хотя Энни клянется, что она совсем не похожа на своего ужасного брата, я все же боюсь, что его репутация может запятнать ее имя».

Проклятье! Чарльз не имел ни малейшего желания терять время, развлекая какого-то ребенка, только ради того, чтобы угодить своей бабке. Да и как, интересно, он поедет в город? Ему и остановиться-то негде. Бедность не позволяла ему вернуться в Олбани, а если он будет жить в другом месте, это, несомненно, вызовет всеобщее внимание и массу сплетен. До последнего времени траур успешно объяснял его длительное отсутствие. Но объяснит ли он то, что молодой лорд так внезапно сменил место жительства?

Неожиданно для самого себя Чарльз почувствовал, что, хотя он вовсе не обязан выполнять бабкин приказ, ему почему-то очень хочется помочь этой леди Мелиссе. Но почему? Он ничем не обязан какой-то неизвестной троюродной сестре. Проследив свое родство с этой девушкой, Чарльз нервно вскинул руки и взъерошил волосы. Действительно, это его кузина. А леди Каслтон, должно быть, одна из тех чопорных матрон, которые вечно суют свой нос куда не надо. Но связь этой девушки с лордом Дрэйтоном беспокоила Чарльза куда больше. Он никогда не видел этого человека, но слышал о нем достаточно, чтобы понять, что тот из себя представляет. Поговаривали, будто он картежник и пьяница, готовый продать собственную мать, если это поможет ему отыграться. Ни одной девушке на свете не хотелось бы иметь такого недостойного уважения брата.

Мысли Чарльза снова завертелись вокруг Генриетты. Где она сейчас? Кто она? Он пытался вспомнить самые незначительные мелочи, связанные с этой девушкой. Был там какой-то Тоби. Генриетта упомянула его только один раз, в гостинице, когда Чарльз невольно подслушал их спор. Он мог быть ее братом, дядей или кузеном. Чарльз догадывался, что этот человек занимал довольно высокое положение в обществе. Еще она упоминала о каком-то брате, но Чарльз был почти уверен в том, что все, сказанное этой девушкой о ее прошлом, не больше чем выдумка. Непонятно зачем, но Генриетта хотела сбить его с толку.

Был еще лорд Хефлин – правда, одно упоминание о домогательствах этого человека было делом рискованным. Найти связь между этим человеком и Генриеттой будет скорей всего просто невозможно. Ведь не станет же униженный таким щекотливым образом лорд Хефлин рассказывать кому-то об этом досадном происшествии. К тому же не было никакой гарантии, что это произошло недавно. Такое могло случиться два или даже три года назад. Всем известно, что Хефлин ни за что не упустит возможность поразвлечься с невинными девушками.

Но одно дело найти Генриетту, а другое – уговорить ее стать его женой. Эта смелая в своих высказываниях девушка и понятия не имела о его переживаниях, хотя в глубине души Чарльз признавал, что смог бы ею увлечься, если бы не эти злобные выпады в его адрес и совершенно не женственные манеры. Но все же было в ней что-то чувственное, что-то такое, что притягивало Чарльза, как магнит. Будь она хоть немного красива, он, пожалуй, мог бы ухаживать за ней вполне серьезно. Подумав об этой возможности, Чарльз состроил недовольную мину. Ведь когда она ответила отказом на его предложение, он почувствовал настоящее облегчение. Тем не менее, эта девушка его возбуждала.

«Что за мысли!» – подумал Чарльз, отпив глоток вина. Их брачный союз просто невозможен. Чтобы стать его женой, ей непременно надо быть представительницей аристократического общества. Правда, в данной ситуации у него нет выбора. Если в течение восьми месяцев он на ней не женится, то остаток своих дней проведет в нищете.

Впрочем, ничего другого он и не заслуживал. Какое подлое коварство! Он, должно быть, спятил, придумав такой план. Даже если бы план удался, после всего этого у Чарльза язык бы не повернулся еще когда-нибудь называть себя джентльменом. Как дорого приходится платить!

«Ну что ж, пора вести себя, как порядочный человек», – решил для себя Чарльз, поднявшись в спальню. А первое, что он сделает, чтобы искупить свою вину перед бабкой, это исполнит ее последнюю просьбу. Он отправится в Лондон, продаст остатки семейной коллекции картин и предпримет последнюю попытку отыскать Генриетту. Может быть, кто-нибудь в городе знает что-либо о людях по фамилии Шарп.

Глава 8

Мелисса подскочила от резкого стука в дверь. Они с бабушкой намеревались пробыть дома до полудня, но ни часом позже.

– Леди Каслтон просит вас поторопиться, миледи, – доложила Виллис, быстро собирая непослушные волосы Мелиссы в тугой хвост на макушке и выбирая из него несколько прядей, которые длинными локонами падали девушке на лицо. – Лорд Расбон ждет в Золотой гостиной.

Мелиссу бросило в жар. Вот он, ее второй кошмарный сон. Его траур продлится еще несколько недель, и девушка поймала себя на мысли, что это ее беспокоит. Леди Каслтон придет в бешенство, когда узнает всю правду. Мелисса ее обманула, сказав, что приехала в замок Виндком прямо из дома. Хуже того, она просила бабушку судить ее в соответствии с ее собственными принципами. Сможет ли Расбон скрыть свое удивление, когда узнает ее? Она ведь не слишком-то изменилась.

«Как мне его приветствовать?» – гадала девушка, спускаясь вниз. Единственное, что она должна была сделать обязательно, так это пресечь всякие попытки вспомнить прошлое. Беатриса советовала ей ничего не предпринимать, а посмотреть, как он сам будет вести себя. Все же есть в нем хоть что-нибудь от джентльмена, чтобы дождаться, пока они останутся наедине, и только тогда начать возможные разговоры об их общем обмане. В конце концов, публичное разоблачение повредит ему больше, чем ей. Но Мелисса помнила, что лорд Расбон никогда не отличался сообразительностью, поэтому ее пугало то, что от неожиданности он может ляпнуть что-нибудь лишнее. В таком случае ей придется срочно сменить тему разговора и молиться, чтобы ее проницательная бабушка не придралась к оплошности Чарльза.

Интересно, изменился ли он? От воспоминаний о светлых волосах и голубых глазах этого человека сердце Мелиссы учащенно забилось. Немногие мужчины могли сравниться с ним по силе и красоте. Но девушка понимала, что зря тратит время, наслаждаясь воспоминаниями об этом человеке. Такой красавец не способен испытывать всепоглощающую страсть. Но она, по крайней мере, уже не будет той неотесанной крикливой девицей. Ее утреннее муслиновое платье в зеленую полоску выгодно подчеркивало все прелести стройной фигуры, а бледно-желтый цвет лент отражался янтарным блеском в глазах девушки и придавал ее русым волосам золотистый оттенок.

– Как же давно ты у нас не был, Чарльз, – жаловалась леди Каслтон, когда Мелисса подошла к дверям гостиной.

Это прозвучало так, будто бы они все еще обменивались приветствиями, но у Мелиссы сложилось впечатление, что Чарльз был не из тех, кто больше всего на свете дорожит семейными обязательствами.

– Я был в Суонси, миледи, – ответил он. Мелиссе показалось, что она услышала насмешку в его голосе. – Но бабушке захотелось, чтобы я был рядом с вами в этом сезоне, и вот я здесь.

– Милая Абигайль, – грустно произнесла леди Каслтон. – Как мне ее не хватает! Она была самой лучшей моей кузиной.

– Все мы скорбим о ней.

«А он не очень-то огорчен бабкиной смертью», – подумала Мелисса, уловив холодные нотки в тоне, которым были произнесены эти слова. Чтобы окончательно успокоиться, девушка глубоко вздохнула и грациозно пошла в комнату.

– А вот и Мелисса! – воскликнула леди Каслтон. – Мы говорили о моей кузине, леди Лэньярд. Это ее внук Чарльз, лорд Расбон. А это моя внучка, леди Мелисса Стэплтон.

Чарльз проклинал себя за то, что уступил просьбам своей бабушки. В глазах леди Каслтон уже появилась подозрительность. Отступать было слишком поздно, но он сделает все возможное, чтобы поскорее разделаться с бабушкиным приказанием и спокойно убраться восвояси.

Но, увидев входящую Мелиссу, он едва не задохнулся и даже толком не расслышал слова леди Каслтон. Она была копией его бабки, той, которую он видел на портрете. Высокая. Светловолосая. Соблазнительная, но в то же время невинная. Внезапно он почувствовал, как галстук душит его, не позволяя свободно дышать. Если мертвое изображение было столь прекрасно, то что говорить о настоящей, живой его копии?

Замешательство Чарльза длилось не больше секунды. Выступив вперед, он подвел девушку к стулу.

– Я и понятия не имел, что семья прячет такую красавицу.

– Вы слишком смело флиртуете, милорд, – прошептала она в ответ.

Чарльз был просто ошеломлен. Другими словами невозможно было описать его реакцию. Глаза Мелиссы были совсем близко, всего в нескольких дюймах от его собственных. Руки его дрожали от того, что он всеми силами сдерживал себя, чтобы не заключить эту девушку в объятия. Единственное, что он мог себе позволить, это лишь украдкой поцеловать ее руку. Усадив девушку, Чарльз нехотя отошел от того места, где сидела Мелисса, и, опершись на каминную решетку, попытался сосредоточиться на чем-нибудь другом. Глубоко вздохнув, он обратился к леди Каслтон с какими-то вежливыми замечаниями, тогда как на самом деле изо всех сил пытался вновь обрести самообладание.

Мелисса решила, что Чарльз сразу же узнал ее и удивился неожиданности этой встречи, но его приветствие прозвучало не более чем холодная формальность. Знакомая сеть обмана снова опутывала девушку, и она в гневе кусала губы. Это была уже не та ложь, что прежде. Поскольку оба они были соучастниками одной авантюры, теперь им лучше всего забыть об этом и навсегда оставить все воспоминания в прошлом.

Но почему леди Лэньярд попросила его их навестить? Она никак не могла знать правду. В таком случае он просто-напросто не смог бы получить ни пенни из ее завещания, а сплетни об этом распространились бы с быстротой молнии.

Внезапно до Мелиссы донесся голос Чарльза, и, отбросив свои догадки, она поняла, что говорит он уже довольно долго. Ей не следовало бы витать в облаках, привлекая тем самым внимание леди Каслтон, и давать почтенной даме повод для подозрений.

– Вашего сына здесь нет? – спрашивал Чарльз.

– Ты же знаешь, он терпеть не может Лондон, – отвечала леди Каслтон. – Он и не покажется в городе, пока не придет время вывозить в свет Элеонору. В этом сезоне ты его здесь уж точно не увидишь.

– Как я понимаю, лорд Дрэйтон – ваш брат? – заметил Чарльз, обращаясь к Мелиссе.

– Да, это так, милорд, – со вздохом произнесла девушка. – Но, к счастью, у него и в мыслях нет показаться в городе.

– Действительно, к счастью. Всем известно его пристрастие к вину и азартным играм. Это родство может сильно подпортить вам репутацию.

– Я уже все уладила, – вмешалась леди Каслтон. – Под моим покровительством Мелисса будет в безопасности. Но ваша помощь тоже приветствуется.

– Вас будет кто-нибудь сопровождать? – поинтересовался Чарльз.

– В этом сезоне – нет. Мои внуки живут где угодно, только не со мной. Эдвин все еще в Оксфорде, а Генри у себя дома, учится управлять поместьем. Будущей осенью он вступит во владение приусадебным участком Каслтонов.

– Да, непростое это дело. Большую часть прошлого года я провел, занимаясь примерно тем же.

– Вы занимаетесь управлением поместья? – спросила Мелисса.

Несмотря на его горячие заверения, Мелиссе казалось, что он неспособен на ведение дел в Суонси. Было бы намного правдоподобней, если бы он сказал, что, получив наследство, нанял хорошего управляющего, и это позволяет ему спокойно прожигать жизнь в Лондоне. Правда, Чарльз мог просто провести в поместье какое-то время, пока не закончится его траур, но он вовсе не был похож на убитого горем внука. Одет он был все так же элегантно, но не носил ничего черного. Жакет бутылочно-зеленого цвета хорошо сидел на широких плечах. Темно-желтые замшевые брюки плотно обтягивали длинные ноги Чарльза и уходили в отличные дорогие ботинки, а непослушные светлые кудри обрамляли красивое лицо. Даже его ленивая поза у камина не могла скрыть атлетического телосложения этого мужчины. Он мог бы стать примером для подражания всем светским людям, занимающимся спортом. Вспомнив о том, как она когда-то обнимала его, Мелисса неожиданно вздрогнула.

– Я обязан это делать, – ответил он, неожиданно сменив беззаботное выражение лица на серьезное. – Суонси никогда не было в хорошем состоянии, а теперь требует особого внимания.

– Вы любите работать? – спросила Мелисса.

– Даже больше, чем я думал, – признался он, удивившись ее вопросу и тому впечатлению, которое производила на него эта девушка. Ее чистый бархатистый голос приятно ласкал слух. «Нет, так не пойдет», – опомнился Чарльз. Он не посмеет совратить невинную девушку, тем более свою родственницу. И естественно, он не должен за ней ухаживать, потому что единственное, что было сейчас важно, это поскорее найти Генриетту.

– У моего дяди есть одна очень интересная книга об экспериментах Кока в Холкмен-Холле. Надеюсь, вы читали ее?

– Конечно, я изучил все подробности. Мой бывший управляющий не очень-то разбирался во всяких «новых штучках», как он их называл, таким образом, мне пришлось учиться самому.

В подтверждение своих слов Чарльз произнес несколько научных терминов, чем вызвал восторженный взгляд девушки и не менее умный ответный монолог.

– Как долго ты пробудешь в городе? – спросила леди Каслтон, когда подошел час приема гостей.

– Наверное, недели две. Поскольку вас некому сопровождать, я с удовольствием предлагаю свои услуги, – неожиданно для себя выпалил Чарльз, удивив тем самым и леди Каслтон тоже. Мелисса молча смотрела на него, ее лицо не выражало ничего, кроме равнодушия. Через секунду Чарльзу пришлось горько пожалеть о своем внезапном порыве.

– Это было бы чудесно, – согласилась леди Каслтон. – Сегодня вечером мы приглашены на бал к Сэфтонам. Но не мог бы ты сначала отобедать у нас?

– С удовольствием.

К великому огорчению Мелиссы, все решилось слишком быстро. Какую игру он ведет? Ему, без сомнения, не захочется продолжать их знакомство после того, как он исполнит последнюю волю своей бабушки. Возможно, он ждет подходящего момента, чтобы объясниться и навсегда забыть о прошлом. А может быть, он просто жаждет мести и хочет разоблачить ее на глазах у всего Лондона. Но такое даже представить было трудно. Он прекрасно знал, что она в долгу не останется, а, учитывая и без того сомнительную репутацию Чарльза, эта история окончательно погубит его, если их обман будет раскрыт.

Она не могла толком ответить ни на один его вопрос до тех пор, пока не появились первые приглашенные и лакей поставил перед ней чайный прибор. Через несколько минут комната наполнилась друзьями и поклонниками Мелиссы.

Позабыв о времени, Чарльз остался у них на целый день, решив, что положение дальнего кузена позволяет ему нарушить правила хорошего тона.

– Вы сегодня просто красавец, Джордж, – сказала с улыбкой Мелисса, когда часом позже лорд Рафтон учтиво склонился над ее рукой. – У вас новый жилет?

– Да, новый, – согласился Джордж и лукаво прищурился, оглядев Мелиссу с головы до пят. – Прекрасна, как всегда, прекрасна!

– Не преувеличивайте, а то я начну задаваться, – шутливо пригрозила она.

– Молчу. Кстати, вы слышали последнюю новость? Кэмбл объявил, что уходит со сцены.

– Не может быть! Без него будет скучно.

– Его последний выход состоится на следующей неделе. Вы не хотите пойти в театр?

– Очень хочу. Только поговорите с бабушкой. Кто еще с нами пойдет?

– Я думаю, надо позвать Хартфордов и еще какую-нибудь пару. Кого бы еще пригласить?

– Может быть, моего кузена? Он только что приехал в город. Вы знакомы? – Мелисса жестом указала на Чарльза, который обменивался комплиментами с леди Дебенхэм.

– Да, но я и понятия не имел, что он ваш родственник, – сказал Джордж, нахмурившись.

– Очень дальний. Наши бабушки были кузинами. Он здесь надолго не задержится, потому что у него сейчас траур. Но какое-то время Чарльз будет нас сопровождать.

Джордж продолжал хмуриться, но возразить Мелиссе не посмел.

А Чарльз тем временем не переставал любезничать с леди Дебенхэм, даже когда его глаза встречались с глазами Мелиссы. Что загадочного в этой девушке? Его подкупило не только ее поразительное сходство с портретом бабки. Он был уже не в том возрасте, когда увлекаются симпатичными мордашками и интересуются ежегодным наплывом молоденьких девушек, хотя девятнадцатилетнюю Мелиссу едва ли можно было поставить в один ряд со смешливыми семнадцатилетними девицами, которые устремлялись в Лондон к началу каждого нового сезона. Чарльз скривился, вспомнив, что Генриетте, должно быть, где-то около семнадцати лет. Леди Мелисса, окруженная толпой обожателей, вела себя легко и непринужденно.

Ему потребовалось лишь одно мгновение, чтобы понять, что происходит в этом доме. Несмотря на то, что Мелисса была несомненным украшением этого приема, расточая направо и налево лучезарные улыбки, а примерно семь джентльменов смотрели на нее с обожанием, эта девушка никому не отдавала предпочтения. Ей явно не хватало женской хитрости. Она не сталкивала своих поклонников, не устраивала среди них состязаний и не пыталась никого поднять на смех. Даже лорд Эмплай, по которому сходили с ума многие девушки, невзирая на его титул и небольшое состояние, и тот принимал участие в разговоре, смеясь и поддразнивая Мелиссу вместе со всеми.

Извинившись перед леди Дебенхэм, Чарльз поспешил к только что вошедшему Мэтту Кроуфорду. Они были давними приятелями.

– Здравствуй, Мэтт, – произнес Чарльз. Поздоровавшись с хозяйкой дома, друзья удалились в спокойный уголок. – Мы не виделись целую вечность!

– С осени ты отказался от своих обычных увлечений, – напомнил ему Мэтт.

– Моя бабушка тяжело заболела, – ответил Чарльз и пожал плечами. – Я бы и сюда не приехал, если бы она не попросила меня навестить свою кузину.

– И кто же эта кузина?

– Ну конечно, леди Каслтон. Поэтому-то я и здесь. Я приехал только вчера ночью.

– Так-так. – Мэтт подозрительно посмотрел на Чарльза. – Значит, прелестная леди Мелисса – твоя кузина. Я удивляюсь, как ты еще не заморочил ей голову. Она ведь в твоем вкусе.

– Ошибаешься, – солгал Чарльз. – Вовсе не в моем вкусе совращать девственниц, и ты прекрасно это знаешь. Раньше я вообще ее не видел. А уж брат этой девушки определенно не в моем вкусе.

– И не в моем, хотя одно время мы были друзьями, – признался Мэтт. – Прошлым летом я провел в его поместье почти месяц. Там были еще несколько моих знакомых, включая одного человека, который все время плутовал в картах. Ни за что не хотел бы еще раз там побывать.

– Кого ты имеешь в виду?

Мэтт молча замотал головой.

– Ты прекрасно знаешь кого, Чарльз. Но я не могу очернить его имя, не имея достаточно веских доказательств.

«Неудивительно, что леди Мелисса переехала к бабушке», – подумал Чарльз. Что-то подобное он уже слышал, но от кого вспомнить не мог. Чарльз надеялся, что девушка покинула дом сразу же после смерти отца. Но если она провела какое-то время в компании своего брата и его дружков, то ей не стоит об этом распространяться, так как вся эта история может очень сильно ей навредить. А интересно, кто этот карточный шулер? Отказ Мэтта назвать его имя был понятен, потому что мошеннику такое серьезное обвинение может обернуться изгнанием из общества. А, обвинив человека без доказательств, Мэтт может быть вызван на дуэль, и в этом случае пострадает его собственная репутация. Но нельзя оставить все как есть. Когда-нибудь он постарается уличить мошенника и привлечь его к справедливому суду. Ему не составит особого труда выяснить имена тех, кто участвовал в этом сборище.

– Да, она, несомненно, страдала от общения с этим слабым и распущенным дураком, – согласился Мэтт, непритворно жалея девушку. – Но ни один человек, который хорошо знает Мелиссу, никогда не станет ее этим попрекать. Она прелестная юная леди, из которой получится отличная жена.

– Ты говоришь, как влюбленный. Неужели ты имеешь на нее какие-то виды?

– Нет. Мы друг другу не подходим, но я считаю ее своей подругой.

Взгляд Чарльза вновь упал на леди Мелиссу. Лорд Рафтон собирался уходить, и в его глазах Чарльз увидел трогательную заботу о Мелиссе. В ее взгляде тоже была теплота. Рафтон слыл превосходным кавалером, который к тому же собирался унаследовать графство и внушительное состояние. Чарльз окинул взглядом остальных поклонников Мелиссы. Эмплай явно недостоин ее красоты. Торнхилла надо было отбросить сразу же: он не из тех, кто с годами способен остепениться. Паркингтон не мог серьезно за ней ухаживать: как младший сын барона, он был много ниже Мелиссы по положению.

Но когда в дверях появился лорд Граффингтон, Чарльз забеспокоился по-настоящему. Этот человек был еще одним страстным поклонником Мелиссы, но его ухаживания явно не нравились девушке. Прошлое графа Граффингтона пестрило грязными историями, и в числе неблаговидных поступков был не только необузданный разврат. Он вел себя очень грубо, и именно по этой причине его несколько раз выгоняли из публичных домов, хотя это и не было никем доказано. Чарльз знал об этом, поскольку однажды видел собственными глазами, как Граффингтона вытолкали взашей от мадам Филлет за то, что он избил одну из ее девиц.

Чарльз снова обратился к Мэтту.

– Ты пришел к такому выводу за то время, что она провела в городе? – спросил он.

– Конечно же, нет. Я знаю эту девушку много лет. Как я уже говорил, мы с ее братом раньше были друзьями.

«Как отбить ее у Граффингтона?» – мучился Чарльз, обсуждая вслух лошадей и скачки, которые состоялись в прошлом месяце недалеко от Давера. Неважно, серьезные намерения у этого человека или нет. Что он вертится вокруг нее? Даже одним своим присутствием этот мужчина может погубить ее незапятнанную репутацию. Но в голове у Чарльза ни разу не промелькнула мысль о том, почему его так беспокоит судьба этой девушки. Еще никогда он так не переживал за своих родственников.

Мэтт ушел, договорившись с Мелиссой покататься в парке на лошадях. А Чарльз не на шутку рассердился, заметив, как только что приехавший лорд Инглвуд отчаянно с ней флиртует. Этот был также недостоин такой девушки, как Мелисса: слишком прост и надоедлив. К тому же лорд Инглвуд обладал поразительной способностью портить настроение каждому, кто находился рядом с ним.

К вечеру Чарльз уже решил остаться в Лондоне до конца сезона. Он срочно распродал остатки картин из Суонси, съехал из дешевого отеля и потихоньку снял себе комнатушку в полуразвалившемся доме, единственное достоинство которого состояло в том, что он располагался недалеко от Мэйфэйра.

Во второй половине дня Мелисса могла наконец-то спокойно развлекаться, так как убедилась, что Чарльз вовсе не собирается раскрыть их тайну. Она нарочно не смотрела в его сторону, пытаясь сосредоточить все внимание на своих кавалерах. За две недели почти ничего не изменилось. Никто по-прежнему не вызывал в девушке ответного чувства, которое впоследствии могло бы перерасти в любовь.

Длинный список ее ухажеров возглавлял Джордж; ему доставалось чуть больше ее внимания и улыбок, но чувство, которое возникло между ней и этим молодым человеком, можно было назвать разве что чересчур близкой дружбой, но никак не любовью. Он держался подчеркнуто вежливо и ничем не давал Мелиссе понять, что она его интересует больше, чем просто друг. У него были ярко-голубые глаза, но Мелисса не могла влюбиться в этого коренастого рыжеволосого коротышку, особенно когда рядом был высокий блондин Расбон.

«Хватит!» – приказала она себе. Нельзя же уподобляться поверхностным дурочкам и судить человека только по тому, как он выглядит. Тем не менее, Мелисса вынуждена была признать, что Джордж ее ни капельки не волнует. Что касается Чарльза, то он, несомненно, затрагивал в ее душе какие-то струны, но она упорно отказывалась это признавать.

С лордом Граффингтоном она познакомилась недавно, но этот человек уже сумел ее заинтересовать. Он обладал прекрасным чувством юмора и не раз помогал Мелиссе перенести какое-нибудь скучное сборище, вроде того глупого мюзикла, который два дня назад устроила леди Остерли. Кроме того, на него было приятно посмотреть: высокий и светловолосый, с ласковыми карими глазами. Даже слишком ласковыми. И этот человек, и Хефлин, и Чарльз – все они немного пугали Мелиссу своей силой и мужественностью.

Остальные были в основном друзьями девушки, и она с радостью поддерживала эти отношения. Мелисса не стремилась выйти за них замуж, так же как и они не ставили себе целью жениться на ней, и мистер Кроуфорд как раз принадлежал к их числу. Хотя он не так уж часто навещал девушку, ей казалось, что он смотрит на нее, как на свою младшую сестру.

Чарльз ушел последним, пообещав вернуться к обеду. Что бы ни было на уме у этого человека, ей лучше держаться от него подальше. И хотя Мелисса относилась к нему вовсе не благосклонно, она не могла не признать, что испытывает к Чарльзу непреодолимое влечение. И еще она боялась, что эта игра зайдет слишком далеко.

– Не могу поверить, что вы позволили лорду Расбону нас сопровождать, – заявила она, когда ушел последний гость. – Всему Лондону известно, какой он развратник. Да одно его присутствие поднимет вокруг меня скандал!

– Ерунда! – усмехнулась леди Каслтон. – В молодости он действительно был несколько несдержан, но сейчас ему как-никак двадцать семь лет. Самое время остепениться и завести семью. Моя кузина оставила ему внушительное состояние. Кстати, я не вижу для тебя более подходящей партии.

– Ни в коем случае! – решительно заявила Мелисса, возмущенная ходом бабушкиных мыслей. – Я ни за что не выйду замуж за такого развратника, каким бы ни было его состояние! И не поощряйте его. Я не хочу потом разводиться.

Леди Каслтон согласно кивнула, но с такой загадочной улыбкой, что Мелиссе показалось, что бабушка хитрит. Что ж, теперь у нее будет одной заботой больше.

Сэфтонский бал, устроенный для того, чтобы молодые люди могли найти себе спутника жизни в доме одной из Олмакских патронесс, являл собой довольно жалкое зрелище. В этой унылой толкотне только один человек чувствовал себя превосходно. Им была сама леди Сэфтон. Чарльз выглядел менее счастливым, так как никогда не был поклонником таких свадебных аукционов и все еще думал о том, как бы понравиться своей кузине. Она, конечно, привлекательна, и мысли о ней неотступно преследовали Чарльза. А ему, как назло, надо гоняться за Генриеттой, а потом – и это будет самое сложное – ему предстоит как-то уговорить ее выйти за него замуж. Но что поделаешь, если его так тянет к этой девушке! Он часто замечал, что женщины, которые ему нравятся, почему-то напоминают ему молодую бабушку на портрете, а ее загадочная полуулыбка просто сводила Чарльза с ума. Это чувство завладело им с новой силой, как только он впервые увидел свою кузину.

– Надеюсь, первый танец – мой, – уверенно произнес Чарльз, поднимаясь с Мелиссой в бальную залу.

– Очень жаль, милорд, – извинилась улыбающаяся Мелисса. – Первый танец я уже обещала Джорджу.

Нахмурившись, он вырвал из рук Мелиссы бальную книжечку и очень удивился, не найдя почти ни одного свободного танца. Затем он торопливо нацарапал свое имя в двух клеточках, которые еще оставались незанятыми.

– Вы поразительно самонадеянны, – шутливо проворчала девушка, отчеканивая каждое слово.

Рафтон приближался, и Чарльзу ничего не оставалось, кроме как откланяться и со словами «увидимся позже» скрыться в толпе. Он чувствовал себя, как побитая собака. Это чувство было ему знакомо, только он никак не мог понять почему. Со стаканом пунша в руке он присоединился к группке своих приятелей, которые строили из себя утомленных и скучающих джентльменов, тогда как на самом деле развлекались, обсуждая каждую пару и отпуская вслед танцующим свои едкие шуточки.

Мелиссе не нравилось, что Чарльз мог быть таким властным, ведь он должен был помнить, что она ненавидит эту черту его характера. Именно она была причиной их частых стычек. Тем не менее, девушка постаралась унять свой гнев, не желая становиться объектом насмешек. К тому времени как Джордж подошёл к ней, она была совершенно спокойна.

Помня о правилах приличия, Мелисса могла позволить себе лишь вежливо улыбаться своим кавалерам. Почему общество решило, что скука – обязательное проявление хороших манер? Просто смешно устраивать какие-то увеселительные мероприятия, когда гости должны выглядеть так, будто им все это до смерти надоело. Иногда Мелисса просто не могла сдержать смех. Вот и сейчас, когда Джордж рассказывал ей забавную историю, она еле удерживалась, чтобы не расхохотаться.

– Она едва пришла в себя, – тихонько продолжал он. – Когда появилась белка – честно говоря, я их там ни разу не видел, – ближайшее дерево было в тридцати ярдах. Собака тут же рванулась за ней, совершенно не подумав о мисс Эйплтон, которая обмотала по глупости поводок вокруг запястья. Бедняжка и трех шагов не сделала, как вдруг споткнулась и шлепнулась прямо в клумбу, где с ней и случилась истерика. Представляете, из ее шляпы торчали анютины глазки, а на ухе висел плющ. Верный пес пытался успокоить хозяйку, щедро покрывая ее лицо слюнявыми поцелуями, но единственное, что ему хорошо удалось, так это окончательно опутать ее поводком. Чтобы освободить несчастную, пришлось позвать на помощь трех джентльменов.

Мелисса выскочила из комнаты и только тогда смогла расхохотаться.

– Вы хотите, чтобы я опозорилась, Джордж? – набросилась на него Мелисса, давясь от смеха. – Ну почему вы не рассказываете истории вроде этой, когда нас никто не видит?

– Простите, дорогая, – виновато произнес Джордж.

В ответ Мелисса лишь слегка стукнула его веером.

Двумя танцами позже она не смогла удержаться от улыбки, наблюдая за тем, как лорд Эмплай выделывал замысловатые па, танцуя кадриль. Несмотря на грузность, этот человек был удивительно грациозен, но в танцах явно не силен. Она уже отпустила комплимент в адрес его нового искусно расшитого жилета, на что он возразил, что будет выглядеть куда лучше, если наденет галстук более сдержанных тонов и несколько укоротит свой жакет. Впрочем, богатством гардероба лорд Эмплай похвастаться не мог, но он был умным и интересным собеседником. Сейчас он услаждал ее слух описанием телескопа из Гринвичской Королевской обсерватории. Его объяснения были очень просты и доступны. Из лорда Эмплая получился бы неплохой учитель. А когда он обсуждал что-то, что ему очень нравилось, его робость бесследно исчезала.

Когда Чарльз напомнил ей о своем первом танце, гнев Мелиссы, вызванный его нахальным поведением, вновь дал о себе знать. Он ангажировал ее на два вальса, танца, который девушка обычно старалась избежать, потому что он требовал слишком близко прижиматься к партнеру. В вихре вальса в ее душе поднималась волна странных ощущений, которые спокойно дремали в ней все оставшееся время. Она не умела скрывать свои чувства, поэтому не хотела зря поощрять никого из своих поклонников, пока окончательно не решит, на ком остановить свой выбор. До сих пор она танцевала вальс только один раз с Джорджем.

– Вы превосходно танцуете, – произнес улыбающийся Чарльз, кружась с ней по комнате.

– А почему это вас так шокирует? – резко возразила она. – И мне не нравится, что сегодня вы так бесцеремонно навязываете мне свое общество. Я вообще редко вальсирую, и эту привилегию еще надо заслужить.

Его брови медленно поползли вверх от удивления.

– Да вы как будто пуританка?

– Не совсем. Но вальс подразумевает собой некоторую близость, которую я не хочу поощрять, особенно с вами.

Внезапно его глаза вспыхнули каким-то странным огнем, в то время как на губах все еще играла натянутая улыбка.

– Но чем я вызвал такую ярость?

Он определенно не узнает ее. Какое счастье!

– Я вас не знаю, – сдержанно ответила Мелисса, гадая, как бы исправить свою оплошность. Ей не следует продолжать эту словесную перепалку, а то он, чего доброго, еще возьмет да и вспомнит Генриетту Шарп. Ее голос смягчился, теперь она поддразнивала этого мужчину: – И не уверена, что хочу узнать. Ваша репутация не позволяет мне считать вас моим другом.

– А я думал, все юные леди без ума от повес, – произнес Чарльз с улыбкой.

– Я не отношу себя к этим «всем юным леди». Что если вы такой же дебошир и развратник, как, например, лорд Торнхилл? Представьте, на балу вас застают в неглиже, развлекающимся с двумя дамами полусвета…

– Откуда вы об этом узнали? – спросил изумленный Чарльз.

– Боюсь, в городе не осталось ни одного человека, который об этом не знает. Многие джентльмены с завистью обсуждают подробности этого забавного случая.

– Да, теперь я вижу, что вы не жеманница, – вздохнул Чарльз. – Надеюсь, у вас хватит благоразумия не распространяться об этом.

Она прокляла себя за то, что забыла о правилах хорошего тона. Но рядом с Чарльзом она непроизвольно становилась прежней вульгарной Генриеттой Шарп.

– Конечно, милорд, но у вас тоже не хватило ума не вырывать у меня из рук бальную книжечку.

Он согласно кивнул.

– Но ведь не так уж и плохо танцевать со мной вальс?

– Напротив. – «Ты даже не представляешь, как это приятно», – подумала Мелисса. Но именно по этой причине ничего подобного больше не повторится. – Я чувствую себя неловко в вашей компании. Вы так неприлично на меня смотрите!

– Прошу прощения, леди Мелисса, – поспешно вставил он. – Впредь я буду себя сдерживать. Но вы так похожи на изображение моей бабушки в молодости, что я не знаю, как мне быть. Это кажется нереальным.

Так вот почему он смотрел на нее как завороженный. Это еще один довод в пользу того, что ей надо держаться от него как можно дальше. Узнав ее получше, он может догадаться, какую роль она сыграла в его жизни.

– Я понимаю ваше удивление, милорд. Но, бросая на меня такие взгляды, вы скоро станете предметом насмешек. Я не хочу, чтобы мое имя ставили в один ряд с вашим. Тем более что я совершенно равнодушна к бездельникам.

– Это было частью моей юности, – возразил Чарльз. – Последние девять месяцев я провел в своем поместье, работал, не покладая рук.

– Требования траура в расчет не принимаются, милорд. А по вам видно, что вы его совсем не чтите, раз танцуете сейчас здесь.

– Моя бабушка сама приказала прекратить траур через три месяца, – твердо заявил он. – Я ее очень любил и буду скорбеть о ней намного дольше, чем предписывает формальный траур. Но такова была ее последняя воля, и я ее исполняю.

– Прекрасно, милорд, я это ценю. Но хочу заметить вам на будущее, уважайте и меня. Не надо больше так своевольничать, а не то я не выдержу и сделаю вам выговор, пусть даже при свидетелях. И еще: я не буду с вами танцевать, если вы не прекратите ухаживать только за мной. Я не хочу выделяться, тем более с вашей помощью.

И действительно, за весь вечер Чарльз не танцевал ни с одной девушкой, кроме Мелиссы.

– Как скажете, леди Мелисса, – со вздохом произнес он.

Весь вечер Мелисса вспоминала об их разговоре, взвешивала и обдумывала каждое слово.

Внезапно девушка заметила на себе пристальный взгляд Чарльза. С тех пор как Мелисса покинула Лэньярдское поместье, она даже не вспоминала об этом портрете и никак не могла предположить, что похожа на леди Лэньярд. У него, должно быть, какое-то нездоровое влечение к этой картине. Мелисса вспомнила странное выражение его лица в тот момент, когда он как завороженный смотрел на портрет. Множество женщин, с которыми у лорда Расбона были какие-то отношения, обладали теми же внешними данными, что и леди Лэньярд– высокие, хорошо сложенные, светловолосые…

Неужели ее постигнет та же участь?

Глава 9

Ковент-Гарден был полон в день последнего выступления Кэмбла. Возбужденная публика с нетерпением ожидала появления своего любимца. И хотя Кэмблу было несвойственно демонстрировать перед зрителями накал страстей, который совсем недавно привнес в сценическое искусство Кин, он вошел в жизнь нескольких поколений как неотъемлемая часть самого театра. Педантичность, тщательно продуманная манерность и холодная риторическая речь служили отличительными признаками его успешной карьеры и ничуть не умаляли его популярности, даже когда он играл вместе со своей сестрой, несравненной Сарой Сиддонс. Но для прощального выхода на сцену он выбрал определенно превосходную роль – роль высокомерного и своенравного Караолана.

Мелисса наслаждалась пьесой, но остальная публика, как всегда, больше интересовалась друг другом, а не тем, что происходило на сцене. Настоящих любителей театра можно было по пальцам пересчитать, остальные же присутствовали здесь главным образом потому, что это составляло часть их ежедневных светских развлечений. Вообще-то эти люди пришли сюда только для того, чтобы потом в гостиных Мэйфэйра можно было похвастаться, что они тоже присутствовали на таком известном представлении.

Их ложа была заполнена до отказа. Чарльз преданно следовал за леди Каслтон, но краем глаза косился в сторону Мелиссы. Но что за нелепость! Наблюдая, как она смеется над очередной шуткой лорда Рафтона, Чарльз пытался понять, почему его так задевает ее поведение. У него ведь нет ярко выраженных недостатков – пьет и играет он в меру, с дамами всегда галантен и крайне редко заводит интрижки. Главным увлечением Чарльза были лошади, и этот общий интерес помог бы им с Мелиссой составить прекрасную пару. Два раза сопровождая ее на утренних прогулках, он уже отметил умение девушки кататься верхом. Она сидела в седле даже лучше Генриетты и была куда грациознее. Чарльз и представить себе не мог, что встретит девушку, в которой сочетались бы и женственность, и ловкость заправского наездника. Вдали от строгого лондонского этикета Мелисса показала себя первоклассной всадницей, а Огненная Бабочка была одной из самых сильных и красивых лошадей, которых когда-либо доводилось видеть Чарльзу. Его раздражение нарастало.

В последнее время он частенько замечал, что быстро выходит из себя по пустякам. Нагнувшийся к Мелиссе Джордж что-то тихо шептал ей на ухо, а Чарльз, наблюдая за ними, в бессильной злобе сжимал кулаки. Она ответила Джорджу какой-то шуткой, и оба рассмеялись. Чарльз демонстративно повернулся к лорду Хартфорду и вступил в оживленную дискуссию, предметом которой были, конечно же, лошади.

– Не смешите меня во время представления, – попросил Джордж, овладев собой после очередного взрыва хохота. – Я не хочу, чтобы ко мне приклеилась слава скандалиста.

– Но вы сами виноваты, – улыбнувшись, парировала Мелисса. – Если бы вы не стали меня сравнивать с Титанией, я бы никогда этого не сказала.

– Вы не хотите рискнуть своим добрым именем и поехать к Эстли на следующей неделе? Я обещал привезти моего крестника.

– Вы думаете, что я использую свое достоинство, чтобы отказаться от развлечений? – Она попыталась строго посмотреть на него, но смеющиеся глаза ее выдали.

В первом антракте она разговорилась с леди Хартфорд. Они быстро подружились. Каролина тоже высоко ценила образованность, помогала фронтовикам, которые еще остались в Лондоне спустя два года после битвы под Ватерлоо.

– Джордж пригласил тебя присоединиться к нам на будущей неделе? – спросила она Мелиссу.

– Да. А вы тоже едете?

– Разумеется. Джордж – крестный отец Робби. Мальчику три с половиной года, и он хочет посмотреть на дрессированных лошадей. Он уже хорошо ездит верхом, но я боюсь, как бы ему не пришло в голову самостоятельно повторить некоторые трюки. – Она состроила недовольную гримасу. – Но Томас дал слово, и мы едем.

Мелисса засмеялась.

– Подозреваю, что если он попробует скопировать их фокусы под присмотром Томаса, то очень скоро станет таким же опытным наездником, как циркачи. – Лорд Хартфорд был признан в обществе самым лучшим наездником, хотя Чарльз почти не уступал ни ему, ни Джорджу в искусстве верховой езды.

– Вы с Джорджем подходите друг другу, – серьезно проговорила леди Хартфорд. – Все эти годы он был такой хмурый.

– Но я тут совершенно ни при чем, – возразила Мелисса. – И я сомневаюсь, что он действительно изменился. Правда, после нашей встречи он стал чаще улыбаться, но мне кажется, это все показное. Он просто прикидывается веселым.

Леди Хартфорд, нахмурясь, внимательно изучала Джорджа, который шутил и смеялся с Томасом.

– Я поняла, о чем ты. Он как будто нарочно старается вести себя легкомысленно. Надо срочно переговорить с Томасом. Он должен знать в чем дело.

Теперь нахмурилась Мелисса.

– Но я ведь могу и ошибиться. Никогда себя не прощу, если мои необдуманные слова приведут к распространению необоснованных сплетен.

– Не выдумывай! – оборвала ее леди Хартфорд. – Об этом никто не узнает. Ты очень проницательна и просто помогла мне обратить на него внимание. Джордж – наш очень близкий друг, и я не посмею причинить ему боль. Но нелегко нести одному столь тяжкий груз. Тем более что ему больше не к кому обратиться за помощью. На то и нужны друзья.

– Надеюсь, у него нет серьезных проблем.

– Ты беспокоишься за него? – неожиданно спросила Каролина и тут же прикусила язык. – Прости мою дерзость, Мелисса. Но я не хочу, чтобы он страдал. Он тебя любит, я точно это знаю.

– Не извиняйтесь, Каролина, – со вздохом ответила Мелисса. – Я очень волнуюсь из-за него, но пока ничего решить не могу. – Голубые глаза промелькнули в ее воспоминаниях, но вместо ярких сапфиров, сияющих под рыжей челкой Джорджа, она увидела странные прозрачно-голубые глаза на красивом лице, обрамленном непослушными светлыми кудрями. Внезапно Мелисса рассердилась. – Как можно выбрать себе мужа за такой короткий срок? Этот брак не будет счастливым. А я еще не чувствую, что готова пойти на это с кем-либо из тех, кого я знаю, включая Джорджа.

– Ты, должно быть, помнишь, что лондонские сезоны были придуманы, когда браки заключались по расчету и для сохранения династии, – заговорила леди Хартфорд. – Это позволяло обеим сторонам получше узнать друг друга, прежде чем они подписывали свои брачные договоры. Дело в том, что даже сейчас многие союзы заключаются по тем же самым законам. А у тех, кто хочет жениться по любви, возникают серьезные проблемы.

– В таком случае как вам это, удалось? – спросила Мелисса. Она уже убедилась, что Хартфорды были настолько близкой парой, что иногда понимали друг друга без слов.

– На самом деле мы попали в дорожное происшествие и познакомились совершенно случайно, – рассмеялась леди Хартфорд. – Иногда случай может сыграть великую роль. Но не всем так везет. Прежде чем сделать свой выбор, как следует убедись, что это твое счастье, ведь тебе придется прожить с ним всю оставшуюся жизнь.

Мелисса кивнула. Что она чувствует по отношению к Джорджу? Он весел и умен, спокоен и почтителен. Он обладает покладистым характером и безупречной репутацией. Он был щедр, но не бросал деньги на ветер. Она даже представить его не могла опустившимся пьяницей, таким, как ее брат. Она искренне любила этого человека и не желала ему зла. Было ли это достаточным основанием для заключения брака? Его ухаживания так бросались в глаза, что казалось, будто он действительно хочет сделать ей предложение, а, принимая во внимание назойливость Джорджа, можно было предположить, что это событие не за горами. Мелисса не переставала оценивать свои чувства, даже когда начался второй акт. Справится ли она с ролью жены? Время от времени она украдкой бросала на него взгляды, неизменно отмечая его солидность и воскрешая в памяти всегда покровительственный тон Джорджа. Он ее ни разу не поцеловал. Вдруг Мелисса почувствовала, как по ее коже побежали мурашки. Но что это? Любовь или еще одно проявление безрассудной страстности ее тела, вызванное неприятным воспоминанием о мужчине, ласкающем ее грудь своими нежными руками?

Во время следующего антракта Чарльз решительно вывел Мелиссу из ложи, оставив Джорджа в скучной компании лорда Перегрина.

– Вам действительно нравится лорд Рафтон? – насмешливо поинтересовался Чарльз, уводя Мелиссу подальше от шумной толпы.

– Да, нравится, но вас это не касается, – ответила девушка.

– Вам с ним скучно.

– Да с чего вы взяли? – спросила Мелисса. – И как вам не стыдно судить остальных, в то время как сами вы безответственный бездельник с довольно сомнительной репутацией! Ни одна порядочная дама не согласится выйти за вас замуж.

– Что это значит?!

От его железного голоса и тяжелого взгляда ей стало не по себе. Мелисса и не подозревала, что его прозрачные глаза могут излучать столько ненависти. Они даже потеряли свою чистоту и теперь казались ей синевато-серыми. Она уже и думать забыла об этом их свойстве, потому что в Лэньярдском поместье оно было менее заметным: Их ссоры в основном происходили в темных, плохо освещенных комнатах. Может быть, поэтому сейчас он не смог ее узнать.

Но у Мелиссы совершенно не было времени, чтобы размышлять о прошлом. Она заметила, что часто выходит из себя в обществе этого человека. Но он не имеет права осуждать ее!

– Вы не очень-то преуспели в выборе друзей и ведете довольно праздный образ жизни, милорд, – парировала она. – А то, что вы каждый год во время сезона бездельничаете в городе, летом развлекаетесь в Брайтоне, а осенью резвитесь на охоте, не потерпит ни одна уважающая себя дама.

– Едва ли, – возразил он. – В этом году я пропустил фактически все мероприятия.

– Только потому, что вы были вынуждены ходить на задних лапках перед тяжелобольной бабушкой, – выпалила она в ответ, совершенно забыв о том, что леди Мелиссе ничего не известно о его делах.

Его брови поползли вверх от удивления.

– И что вам еще известно о моей бабушке?

– Они с леди Каслтон всегда были близкими подругами, – напомнила ему девушка. – Бабушкины глаза уже не те, что прежде. Поэтому я часто читала ей письма вслух.

Лживые слова выскочили сами собой, прежде чем Мелисса смогла их обдумать. Надо было заявить, что леди Каслтон сама ей об этом рассказывала. Ведь Чарльзу могло быть известно и то, что зрение пожилой дамы все еще оставалось удивительно острым.

Но у Чарльза появились свои собственные заботы. Судя по тому, как скривилось его лицо, ее удар попал прямо в цель. Обнаружилась еще одна неведомая Чарльзу сторона жизни леди Лэньярд. Должно быть, она продолжала свою обычную переписку в течение тех месяцев между его визитом и ее смертью. Он надеялся, что она сохранила в тайне их уговор и ничего не упомянула о его предполагаемой невесте. Ведь пока об их помолвке не было объявлено официально. Но что могла сказать бабушка о мисс Шарп? Чарльз так встревожился всеми этими ужасными подозрениями, что забыл, о чем собирался говорить со своей кузиной.

Девушка заметила, как досада исказила его лицо. Любопытно, размышляла Мелисса, давая волю своей фантазии. Чарльзу явно не нравится, что ей может быть все известно о том летнем визите. Но уж угрызения совести его, конечно, не мучают. Высокомерному лорду Расбону несвойственно жалеть о своих проступках. Он никогда не интересовался тем, что думают о нем простые смертные, так как считал себя непременно выше их. Значит, он и вправду боится, что всем давно известно о его так называемой «невесте». Его высокое положение обязательно пострадает, если люди узнают, что у него была возлюбленная. Но леди Лэньярд никому ничего не сказала. В основном посетителей лондонских гостиных волновал только вопрос, как покойная вдова распорядилась своим наследством, и никаких подозрений ни у кого не возникало. Даже леди Беатриса, которой уже все было известно, держала свой рот на замке.

Они вернулись в ложу, не проронив больше ни слова. Джордж взял руку Мелиссы и не отходил от нее ни на шаг, пока не закончилась пьеса и последовавший за ней фарс. Чарльз был настолько глубоко погружен в собственные мысли, что почти не замечал того, что происходило весь оставшийся вечер.

Выходя на следующее утро из модного магазинчика мадемуазель Жанетт, Мелисса столкнулась в дверях с другой юной леди, которая собиралась в него войти.

– Клара! – воскликнула удивленная Мелисса. – Когда ты приехала?

– Мелисса! Я и не знала, что ты в городе, – ответила мисс Розенхилл, оглядывая подругу с головы до пят. – Мы не виделись уже два года. Ты давно в Лондоне?

– С начала марта.

– Да ну? А я-то думала, что твой брат до сих пор дома.

– Он действительно там. Но ты, должно быть, знаешь, что в прошлом году я уехала из Дрэйтона и теперь живу у бабушки.

– Я забыла. Ты знаешь, прошлое лето я провела со своим дядей, а потом, даже не заезжая домой, вернулась к мисс Везерботтом в Школу молодых леди.

– Я слышала, что она просто чудовище, – прошептала Мелисса.

– Точно. В прошлом месяце папа, наконец, позволил мне вернуться домой.

– Но когда же ты приехала в город? Я что-то тебя не видела.

– Прошлой ночью. Родители отказались представить меня обществу в этом сезоне, сославшись на мой возраст и на отсутствие денег. Но тетя Шарлотта пригласила меня погостить несколько недель, вот я и приехала.

Хотя Кларе было только семнадцать, эта девушка выглядела намного старше своих лет. Ее семья жила недалеко от Дрэйтонского поместья, и две девочки были давно знакомы, хотя и не являлись, что называется, закадычными подругами.

– Мне пора возвращаться, – извиняющимся тоном произнесла Мелисса, уступая место парочке чопорных матрон, которые своими высокомерными взглядами пытались расчистить наполовину занятую дорогу. – Но я жду тебя и тетю завтра в гости. Мы будем дома. Наш адрес: особняк вдовы Каслтон в квартале Беркли.

– Непременно придем. Как приятно встретить знакомое лицо. Я ведь еще не освоилась в этом ужасном Лондоне.

– Это скоро пройдет.

Во время дневного приема, на котором она хозяйничала вместе с леди Каслтон, Мелисса то и дело предавалась размышлениям о неожиданном появлении Клары. Эта девушка была мила и благоразумна, из нее могла бы получиться прекрасная жена. Несмотря на упоминание о более чем скромном семейном бюджете, у Клары было хорошее приданое. Скорее всего отец отказывался вывозить ее в свет только потому, что боялся, как бы она не вышла замуж в первый же свой сезон, желая, таким образом, сэкономить деньги и не тратить их на повторное пребывание в Лондоне. Он всю жизнь считал каждое пенни, поэтому его дочь училась в Линкольне в школе мисс Везерботтом, единственным достоинством которой была низкая плата.

Этой же ночью Ворбартоны устроили настоящий маскарад. Двадцать лет назад леди Ворбартон открыла первый костюмированный бал, который был рассчитан прежде всего на невинных девушек. Традиционно приглашались только самые достойные люди из общества, что гарантировало прекрасным незнакомкам вечер веселья без угрозы для собственной репутации. В этом году хозяйка превзошла саму себя, оформив бальную залу так, чтобы она была похожа на лесную поляну. Деревья гигантских размеров упирались вершинами в потолок, их раскидистые ветви были украшены переливающимися гирляндами, а зеркала искусно усиливали общее впечатление. Изысканные букеты цветов и заросли папоротника окружали беседки, а веселые ручейки журчали в углах и альковах. Двери на террасу, украшенные по всей длине веточками диких кустарников, оставили открытыми на всю ночь для поддержания иллюзии девственного леса.

Под куполом залы красовалась богатейшая коллекция портретов. Древние греки и римляне, боги и богини, короли, королевы и другие известные правители, шекспировские персонажи, рыцари и французские придворные, испанские вельможи и русские князья, скандально известные пираты и отпетые мошенники, миловидные пастушки, цыгане и фрейлины – все они как будто тоже принимали участие в празднике.

Мелисса поправила рукой свою маску и таинственно улыбнулась леди Каслтон. Как ни странно, она не последовала совету бабушки, которая предлагала ей нарядиться Клеопатрой. Мелисса поступила так из боязни стать похожей на Генриетту, одевшись в платье черного цвета. Вместо этого она выбрала образ сказочной королевы по имени Титания. Виллис взбила золотистые волосы Мелиссы в пышную бесформенную копну, форма которой напоминала вздымающуюся пену золотой паутины, украшавшую ее наряд.

– Я и не ожидала увидеть что-либо подобное, – прошептала девушка, когда они с бабушкой поднимались по лестнице после того, как поздоровались с леди Ворбартон. Какой-то разбойник с большой дороги в черном маскарадном костюме усмехнулся, весело взглянув на Мелиссу прозрачно-голубыми глазами.

– Кошелек или жизнь! – прогремел он. – Вашу бальную книжечку, миледи, – потребовал он, но затем, поспешно исправившись, добавил: – Пожалуйста.

– Какой вежливый грабитель, – хихикнула Мелисса, хлопнув веером по его руке. – Но вам не осталось ничего, кроме контрданса после ужина.

– Уверен, у вас в запасе есть вальс. Меня убивает ваша жестокость, ваше величество, – взмолился он.

– А меня ваша самонадеянность, – парировала она. – Контрданс или, ничего, Чарльз.

Он скривился, но вынужден был покориться.

Вечер прошел почти как в сказке. Анонимность придавала ему еще больше волнующей таинственности, развеяв обычную светскую тоску. Где-то в темных уголках залы не смолкая звенел задорный смех, и даже самые чопорные молодые люди искренне наслаждались праздником.

Эмплай кружил Мелиссу в захватывающем ритме рила[1] отбросив робость и по возможности поддерживая беседу. Он прекрасно выглядел в костюме Генриха VIII и много шутил по поводу дородного сложения своего короля. Джордж получил право вальсировать с ней, и от его близости Мелисса испытывала странное покалывание по всему телу. Он был одет, как Лакинвар, и, глядя ему в глаза, девушка гадала, решится ли он произнести те самые заветные слова. От этой мысли у нее перехватило дыхание. Кажется, она наконец-то в него влюбилась. Все-таки Джордж этого заслуживает как никто другой.

Ужин прошел в обстановке всеобщего веселья. Гвоздем программы стал лорд Хизртон, передразнивший неудачливого мистера Баулиса. Этот джентльмен, желая произвести благоприятное впечатление на одну юную леди, нанял лошадь, которая оказалась для него слишком горячей и в разгар светского раута сбросила незадачливого наездника прямо в Серпентин.

Вспомнив о том, что по правилам маскарада в конце вечера все маски должны быть сорваны, Мелисса заметно погрустнела. Ведь разоблачение ожидало ее в любой момент. Прежде чем кто-нибудь уличит ее во лжи, ей следовало бы самой раскрыть свой обман, но она совершенно не представляла, как это сделать, не причинив себе вреда. Длинный список ее прегрешений пополнился еще несколькими случаями вранья, как высказанного вслух, так и мысленного. И не только ей самой, но и Чарльзу может навредить ее неправильное поведение в недавнем прошлом. Неважно, заслуживал он порицания или нет, но ей не хотелось брать на себя ответственность и раскрывать его недостойное поведение.

– Прогуляемся немного? – предложил Джордж после перерыва, когда, вернувшись в бальный зал, они увидели, что музыканты еще не готовы продолжить свою игру.

– Пожалуй, – согласилась Мелисса, так как в комнате было нестерпимо душно. Она надеялась, что, выйдя на террасу, отвлечется от этих тревожных мыслей.

Молодые люди подошли к перилам, но затем Джордж незаметно увлек ее в сад, чтобы они могли побыть там наедине. И хотя Чарльз назвал Джорджа скучным, Мелисса все же была убеждена в обратном. Разумеется, с дядюшкой Говардом ему не сравниться, но, с другой стороны, Джордж никогда не удерживает ее руку в своей слишком долго и не пытается сорвать с ее губ поцелуй, как поступил бы на его месте любой влюбленный человек. Все же Мелисса хотела бы, чтобы ее муж был менее сдержанным. Однако через минуту она поняла, что недооценивала его. Улыбающийся Джордж, глядя ей прямо в глаза, провел девушку вдоль террасы и, повернув в густые заросли сада, решительно притянул к себе.

– Как вы красивы сегодня, дорогая, – неожиданно прошептал он. В следующую секунду она почувствовала, как его мягкие губы ласкают ее собственные. Подчинившись его внезапному порыву, Мелисса ответила на его поцелуй и, обняв Джорджа, нежно ласкала руками его шею, в то время как он прижимал ее к себе все ближе и ближе. Губы Мелиссы дрожали, она вся трепетала от его поцелуев, но они никак не могли заставить девушку потерять над собой контроль. Внезапно с террасы донеслись голоса, и влюбленные поспешно отскочили друг от друга.

– Нам пора возвращаться, – вздохнул Джордж, с неохотой отпуская руку Мелиссы.

– Да, – только и смогла выговорить девушка, будучи не в состоянии думать о чем-либо другом.

Чарльз, вынужденный находиться подле леди Каслтон, метался, как зверь в клетке. За его натянутой улыбкой скрывался неистовый гнев, в любую минуту готовый выплеснуться наружу.

– Что вы себе позволяете? Разгуливаете по саду одна, без компаньонки! – вне себя от злости прошипел Чарльз, затащив Мелиссу в одну из заросших плющом беседок, которые окружали освещенную террасу.

– Да как вы смеете?! – взорвалась Мелисса. – Джордж – настоящий джентльмен! У него и в мыслях не было обидеть меня.

Чарльз взбесился. Стиснув ее за локоть, он выскочил на улицу и потащил Мелиссу в сад.

– Где ваше чувство собственного достоинства, кузина? – грубо осведомился Чарльз.

– А где ваше? – ответила она, с ненавистью глядя ему в глаза. – Только что вы совершили точно такую же подлость.

– Вы хотите сделать так, чтобы он вас скомпрометировал и заработал репутацию недостойного человека? – продолжал Чарльз, отказываясь признать свою несправедливость и неуместность своих обвинений. Рафтон так явно собирался сделать ей предложение, что у Чарльза не осталось никаких сомнений в том, что помолвка не заставит себя ждать.

– Вы, кажется, недооцениваете ни меня, ни наше общество, сэр. Да будет вам известно, нет ничего предосудительного в том, что девушка гуляет по террасе с мужчиной, заслуживающим доверия. Но вы, человек с темным прошлым, видимо, судите остальных по себе. Мне до сих пор непонятно, как леди Ворбартон могла включить вас в список приглашенных.

– Ведьма! – прошептал Чарльз побелевшими губами. – Когда повсюду такие женщины, как вы, неудивительно, что крепкие браки распадаются один за другим.

– Ну да! У вас ведь в этих делах богатый опыт, – парировала она, не обращая внимания на то, что переходит все границы. – Сколько чужих жен вы уже соблазнили?

– Мы обсуждаем ваше поведение, а не мое, Мелисса, – прорычал он, хватая ее за плечи. – Порядочные леди не исчезают неизвестно куда с посторонними мужчинами, если они, конечно, не хотят, чтобы о них вскоре поползли слухи.

– Глупости! И вы знаете это не хуже меня. Как вы смеете читать мне мораль, в то время как сами не соблюдаете никаких правил приличия?

– Я не потерплю, чтобы какой-то капризный ребенок задел честь моей семьи!

Он уже не соображал, что говорил. У него возникло непреодолимое желание хорошенько встряхнуть ее. Или задушить. Или овладеть ею. Чарльза переполняли эти чувства, пока он, наконец, не пришел в себя и не осознал, где находится.

– Честь семьи! Вы, лорд Расбон, не несете за меня никакой ответственности, – ледяным тоном напомнила ему Мелисса. – Мы с вами очень дальние родственники, так что вы можете не бояться, что своим поведением я причиню вам вред, даже если я буду вести себя, как распутница. К тому же если мое поведение действительно вызывающее, то бабушка очень скоро даст мне об этом знать. А в том, что я провела пару минут наедине с порядочным джентльменом, который к тому же просит моей руки, нет ничего непристойного. А теперь перестаньте вести себя, как осел, и проводите меня обратно в танцевальный зал.

Лицо Чарльза потемнело от злости. Легкий ветерок шевелил пышную копну ее золотых волос, ласкал бархатную кожу. Он понимал всю опасность сложившейся ситуации, но не мог препятствовать победе желания над долгом в борьбе, в которой воля должна была пересилить вожделение.

Застонав, он заключил девушку в объятия и жадно прильнул к ее губам, пытаясь раздвинуть их языком, чтобы ощутить сладость ее поцелуя. Через мгновение Чарльз, обезумев от страсти, уже ласкал руками ее спину и бедра.

Мелисса вырвалась из объятий Чарльза и залепила ему звонкую пощечину, от которой у него на лице осталось красное пятно.

– Хам! – сверкнув глазами, закричала девушка ему в лицо. – Подлец! Вот вы и оправдали свою репутацию! Как вы смеете целовать другую женщину? У вас же есть невеста!

– Что? – Он был явно шокирован.

Но что случилось? Мелисса ответила на его поцелуй, и ей это понравилось не меньше, чем ему. В голове Чарльза все перепуталось, руки его дрожали, он просто умирал от желания прижать ее к себе.

– Мне хорошо известно, что вы помолвлены с мисс Шарп, помолвлены уже несколько месяцев. Когда же свадьба?

– Откуда вы это знаете? – спросил он.

Неужели леди Лэньярд сказала? Но зачем? Глупый вопрос! Это же еще один способ заставить его жениться. Теперь у него не останется другого выхода, кроме как пойти под венец с этим жалким созданием, так что отрицать помолвку просто бессмысленно. Чарльз содрогался при одной мысли об этом.

– От вашей бабушки, разумеется. Она так обрадовалась, узнав, что вы наконец-то остепенились, что сразу же написала об этом своей кузине. Честно говоря, мне жаль эту девушку. Хороший муж из вас не выйдет.

– Хватит, леди Мелисса, хватит, – перебил Чарльз, стараясь говорить ровным голосом. – Я еще не женат, и мисс Шарп ни о чем не узнает. Но не пытайтесь отрицать, что вы наслаждались в эти секунды не меньше, чем я. – Он продолжал поглаживать ее руку, и ей действительно было приятно.

– Естественно, – согласилась Мелисса и тотчас же отдернула руку. – Ничего другого я и не ожидала от человека с такими глубокими познаниями. Но настоящий джентльмен не стал бы заставлять леди делать что-то против ее желания. А вы – мерзавец и развратник! Истории о вашей распущенности возникают повсюду, где бы вы ни появились. Как вы, должно быть, знаете, о скандале у Виллингфордов говорили еще очень долго после того, как вас с позором вышвырнули из их дома.

Он набрал в легкие побольше воздуха и собрался было все объяснить, но девушка не дала ему вымолвить ни слова.

– Вы думали, что мне ничего об этом не известно? Да я знакома с ними всю жизнь. Их поместье соседствует с домом моего брата. Если вы не поклянетесь впредь контролировать свои низменные желания, мне придется опозорить вас у всех на глазах и запретить вам появляться в доме Каслтонов. И вообще, вы собираетесь провожать меня обратно к бабушке или мне пойти одной и рассказать о вашем вероломстве?

Еле сдерживая ярость, он подчинился.

Проводив их домой, Чарльз вернулся к себе, налил стакан бренди и принялся размышлять над словами Мелиссы. Она, конечно, права. Он действительно перешел все границы, отчитав ее за то, что она провела пять минут наедине с Рафтоном. Возможно, этот мужчина целовал ее. Но все это не имеет значения, ведь они помолвлены. Что касается его собственного поведения, то оно было просто ужасным, а этот внезапный порыв и несдержанность теперь показались Чарльзу непростительными. И все же поцелуй Мелиссы глубоко запал ему в душу. Никогда еще не встречал он более страстной женщины, но даже это не объясняло в полной мере его влечения. Скорей всего Чарльза притягивала ее недоступность. Его будущее уже предопределено: жизнь, вернее сосуществование, с нелюбимой женой. Или она бросает ему вызов, пытаясь своей надменностью побудить его к борьбе за ее любовь. В любом случае он вел себя, как мерзавец.

Ее гневная отповедь неотступно преследовала Чарльза. Она знала о леди Виллингфорд. Какой позор! В течение той недели его благородство незаметно куда-то исчезло. И зачем только он принял приглашение Виллингфордов! И хотя Чарльза никогда не прельщали благопристойные сборища юных невест, это не оправдывало его поведения. Он оскорбил человека в его собственном доме, обидел его непростительным образом. Это была не какая-нибудь охота, устроенная для возможного флирта и знакомства с ветреными женщинами. Да и интрижка с Карлой была не единственным его прегрешением. То же самое произошло у него с женой Найтсбриджа, несмотря на то, что Чарльз прекрасно знал: этот джентльмен являлся одним из ближайших друзей его дяди. Раскрой Найтсбридж их связь, он бы немедленно написал об этом его бабушке, и тогда она бы не включила Чарльза в свое завещание. К тому же какой-то гость в доме Виллингфорда однажды чуть было не застукал его. Но самым отвратительным и обидным было то, что ни одна из них не оправдала его надежд.

Из-за этого поцелуя Мелисса до рассвета не могла сомкнуть глаз. Реакция ее тела оказалась настолько неожиданной, что она потеряла над собой контроль и ответила на ласки этого мужчины, прежде чем здравый смысл приказал ей остановиться. Но это возбуждение было только физическим. В будущем ей следует держать себя в руках и никогда не оставаться с ним наедине. Если это случится еще раз, она не устоит перед ним. Во время последнего разговора с Беатрисой она говорила правду. Чарльз действительно очень опасный человек, способный соблазнить ее без особого труда. А выбор ее костюма оказался пророческим: она стояла там, среди деревьев и испытывала вожделение к настоящему ослу.

Тем не менее, она не могла не отметить, что поцелуй Чарльза сильно отличался от поцелуя, который несколькими минутами раньше подарил ей Джордж. Бедняга Джордж! Он сильно проигрывал в сравнении с Чарльзом. Его поцелуй был нежным, приятным, но чрезвычайно вялым. До сих пор ей и в голову не могло прийти такое. Голос Беатрисы эхом звучал в ее сознании: «Когда ты полюбишь кого-нибудь по-настоящему, тебе станут неприятны прикосновения других мужчин». Бедный Джордж!

Чарльз неожиданно распахнул перед ней двери в мир наслаждения, мир, в который она отчаянно хотела войти. То, что она испытывала, было ужасно, но это было правдой. Она хотела продолжения, и не только поцелуев. Неправильное воспитание, вернее, его длительное отсутствие, сразу же выдали ее. Чарльз уже не в первый раз заставлял ее испытывать нечто подобное. Его объятия в роскошных апартаментах леди Лэньярд тоже вызывали у нее вожделение, но не такое сильное, как на этот раз в саду. «Никому не позволяй до себя дотрагиваться…» Но она позволила это и теперь чувствовала себя совершенно сбитой с толку. Интересно, неужели любой мужчина способен вызвать у нее такую реакцию? «Прикосновения возбуждают…» Может быть, она действительно распутница? Но разум Мелиссы отказывался принять это предположение. Джорджу так и не удалось разбудить в ней страсть, как бы ей этого ни хотелось. А нападки Хефлина не вызывали ничего, кроме отвращения и ужаса. Хуже всего было то, что подсознательно она понимала: Чарльз – тоже большой повеса и распутник.

Если бы Беатриса была здесь! Уж она бы нашла ответы на все эти вопросы. Очевидно, их предыдущая беседа не зашла достаточно далеко. Но Беатриса уехала, оставив ее одну перед возникшими проблемами, и самым печальным было то, что теперь Мелиссе было не к кому обратиться за помощью. Разумеется, она не могла посоветоваться ни с бабушкой, ни с Эленой, хотя они всегда были весьма откровенны друг с другом. Элене, без сомнения, никогда и в голову не приходили столь непристойные мысли. Она была порядочной девушкой, воспитанной в лучших традициях приличной семьи, и готовилась стать добродетельной женой для не менее достойного джентльмена, чего нельзя было сказать о Мелиссе Стэплтон.

Противоречивые мысли кружились в ее голове. Леди Каслтон утверждала, что настоящих леди никогда не посещают подобные мысли. Она говорила, что обязанность жены – удовлетворять потребности мужа, да так, чтобы у него не возникало никаких жалоб или недовольств по этому поводу, и что с помощью нежного и чуткого мужчины можно даже получить от этого удовольствие. В этом смысле брак с Джорджем мог бы оказаться просто превосходным, так как его объятия были полны нежности. Она не могла представить его грубым и жестоким, так же как и внушающим ей отвращение. Чарльз, однако, вовсе не соответствовал образу идеального мужа, потому что вызывал в девушке сильную волну возбуждения. Беатриса говорила, что это вполне нормальные ощущения, способные свести с ума любую женщину независимо от ее положения. «Господи, помоги мне! – молила Мелисса. – Я так запуталась! Ответь мне, неужели наслаждение – это грех?»

Чарльз мог быть чертовски привлекателен и достаточно опытен для того, чтобы одним своим прикосновением зажечь в ее теле огонь. Но он ненадежный, безответственный. Она никогда не простит ему того, как он одурачил леди Лэньярд, а теперь у нее появился еще один повод для недовольства. Только что Чарльз убил в ней всякую надежду стать счастливой с Джорджем. В лорде Рафтоне сочетались все свойства и черты, которые ей нравились, и он мог бы стать для нее чудесным мужем. «Но не любовником», – шептал ей внутренний голос.

На следующее утро к ней зашел Джордж. «Мне следовало бы этого ожидать», – призналась она себе, когда выяснила цель его визита.

– Дорогая моя Мелисса, – начал он дрожащим от волнения голосом. Золотая гостиная с двумя крошечными фигурками в ней казалась похожей на громадную холодную пещеру. – Вы, должно быть, знаете, как трепетно я к вам отношусь, поэтому я счастлив, что вы отвечаете мне взаимностью. Прошу вас, сделайте меня счастливейшим из людей и согласитесь стать моей женой.

– Лучше бы вы этого не говорили, Джордж, – вздохнула Мелисса, стараясь следить за своими словами и не обидеть его. – Вы правы, я к вам действительно очень хорошо отношусь. Но прошу вас, запомните, пожалуйста, эти слова, и пусть они навсегда останутся в вашем сердце. Я не та жена, которая вам нужна, дорогой. Я своевольна, и у меня острый язык. Вскоре вам надоест терпеть мои капризы. И хотя мы с вами друзья, мне все-таки не верится, что вы действительно меня любите. Подумайте, Джордж, – взмолилась она, робко положив руку ему на плечо. Гримаса боли исказила его лицо. – Подумайте о Каролине и Томасе. Можете вы честно признать, что испытываете ко мне то же самое?

Он нервно покусывал губу.

– Ну, не совсем…

– Вот и я тоже, – перебила его Мелисса. – Я люблю вас, но как брата, Джордж, даже сильнее, чем брата, если иметь в виду моего Тоби. Но это не одно и то же.

Джордж ссутулился.

– В один прекрасный день вы скажете мне за это спасибо, – заверила его Мелисса, после чего осторожно поинтересовалась: – Но почему вам так хочется жениться?

Он заметно оживился.

– Из-за отца, – прошептал он и поморщился. – На Пасху его разбил паралич, так что теперь он не может ни говорить, ни вставать с постели. Он все твердил, что хочет увидеть своего наследника. Я не мог обмануть его надежды.

– О Джордж! – Она положила его голову к себе на плечо, чтобы он мог спрятать внезапно выступившие слезы. Он крепко обнял Мелиссу, и она услышала его сдавленные рыдания, но через минуту Джордж уже держал себя в руках. – Простите, но вы достаточно умны и прекрасно понимаете, что нельзя связывать себя на всю жизнь брачными узами только для того, чтобы успокоить отца перед смертью.

– Знаю, – произнес Джордж. – Но вы так милы и добры… Я и вправду подумал, что мы могли бы стать чудесной парой.

– Понимаю. Вы уже почти готовы меня за это благодарить, – улыбнулась Мелисса. – Тем не менее, я могу вам помочь. У меня есть одна подруга, она только что приехала в город. Ей семнадцать лет, но поверьте, как только вы узнаете ее поближе, вам станет безразлична разница в возрасте, – поспешно прибавила Мелисса, заметив нетерпеливый жест Джорджа. – Если бы я не сказала вам, сколько ей лет, вы бы ни за что не догадались. Зная вас, я искренне надеюсь, что вы с Кларой подойдете друг другу. Приходите сегодня днем, и я вас познакомлю. И не волнуйтесь, она ничего не заподозрит. Я не стану ее предупреждать о вашем визите. Вы будете просто еще одним новым гостем. И последнее: я скажу ей только то, что мы были друзьями, и больше ничего. Надеюсь, мы останемся ими и впредь, – закончила она.

– Да, Мелисса. Мы будем друзьями. Возможно, даже более близкими, чем прежде. Конечно, вы правы. Без того чувства, которое объединяет Каролину и Томаса, брак станет унылым сосуществованием. Беда в том, что я позволил чувству долга усыпить мою обычную осторожность и интуицию. Спасибо, дорогая моя.

Крепко обняв ее напоследок, Джордж откланялся. А Мелиссе предстояло объяснить бабушке, почему она отказала такому порядочному джентльмену.

Глава 10

Следующие две недели Чарльз с восхищением наблюдал, как Мелисса купается в роскоши и богатстве. С каждым днем она становилась все более соблазнительной, заставляя его трепетать от одной только улыбки, обращенной в его сторону. Чарльз пытался разобраться в ее характере, подумать о том, что же раздражало его больше всего. Может быть, постоянное презрение к нему, но это не дало ровно никакого результата. Даже мысли, что он может скоро распрощаться со своим наследством, если не поспешит на поиски Генриетты, не смогли умерить все нарастающее желание. Но Чарльз не сдавался. Как только Мелисса выйдет замуж, он ее соблазнит, а потом просто выкинет эту девушку из головы.

Но кто же станет ее мужем? Рафтон, по всей видимости, избрал себе новый предмет обожания. Он все еще оказывал Мелиссе всевозможные знаки внимания, исправно танцевал с ней по два танца на каждом балу и приглашал в театры и оперетты. Но нельзя было бы не заметить, что он начал ухаживать за мисс Кларой Розенхилл. И, что самое удивительное, Мелиссу это вовсе не раздражало. Более того, казалось, что они с мисс Розенхилл подруги.

Чарльз был озадачен ее поведением. На маскараде у Ворбартонов она, казалось, почти была согласна принять предложение Рафтона. По крайней мере, в своей гневной тираде о его оскорбительном поведении она заметила, что их отношения не просто дружба. Ему пришлось горько пожалеть о своем внезапном порыве той ночью, так как это значительно снизило его шансы стать другом Мелиссы. Теперь он и предположить не мог, на ком она остановит свой взыскательный взгляд.

Лорд Эмплай продолжал ходить перед ней на задних лапках, но вел себя как-то несерьезно. То же самое делал и Паркингтон, хотя сама Мелисса всячески отклоняла его ухаживания. Но главная проблема заключалась в Граффингтоне. Глаза этого мужчины вспыхивали всякий раз, когда он смотрел на нее, и Чарльз представлял себе, как волна похоти поднимается в его черной Душе. Все это делало его собственное желание просто нестерпимым. Граффингтон действовал безошибочно, скрывал свои грехи и выставлял себя перед ней в самом лучшем свете. Но красота прелестной леди Мелиссы померкнет в браке с этим деспотичным развратником.

Чарльз пытался предупредить ее, но она то перебивала его, то нарочно не слушала, о чем он говорил. Своими попытками он добился новой беседы, которая закончилась еще хуже, чем его необдуманное нападение на маскараде. – Берегитесь Граффингтона, – однажды вечером посоветовал ей Чарльз, когда они танцевали кадриль. – Он вовсе не образец нравственности.

– Он довольно мил, – возразила Мелисса. – И обладает прекрасным чувством юмора.

– Это все игра, – сердито настаивал Чарльз, в то время как на лице его продолжала играть вежливая улыбка. Находясь рядом с этой девушкой, он всегда терял самообладание, а от его обычного шарма и обходительности не оставалось и следа. Еще ни одна женщина на свете не обращалась с ним, как с безмозглым шутом.

– Да вы как будто ревнуете, милорд.

– Вот еще глупости! Мне ревновать к последнему мерзавцу? Должно быть, ваша голова набита опилками.

– Я буду все решать сама, – огрызнулась в ответ Мелисса. – И еще я предпочитаю судить людей по их поведению и характеру, а не по сомнительным слухам, которые слышу от разных лжецов.

– Что?!

– Не будь вы отъявленным лжецом, вас давно бы вызвали на дуэль, – заявила она.

– Он настолько ужасен, что его даже несколько раз выгоняли из публичных домов, – тихим голосом сообщил Чарльз, проигнорировав ее последнее замечание. Ее глаза внезапно расширились, но смена фигур в танце отдалила их друг от друга, прежде чем она смогла ответить.

После окончания танца Мелисса тотчас же поспешила к бабушке, а во время котильона, который должна была танцевать с Чарльзом, и вовсе исчезла в дамской комнате.

Чарльз надеялся, что она не станет поощрять Граффингтона ему назло, но до конца уверен в этом не был. Положение было слишком опасным, чтобы рисковать. А его предостережение прозвучало, как угроза. Вместо того чтобы добиваться согласия, ему следовало бы подвергнуть сомнению ее способность видеть в безупречном с виду человеке все плохие черты, таящиеся за этой благопристойной внешностью. По крайней мере, теперь Мелиссе будет о чем серьезно подумать. Его совершенно не волновало то, что она, возможно, совершит ошибку, отдалившись от этого опасного мужчины. Несмотря на свою неспособность ухаживать за ней, он подсознательно чувствовал ответственность за эту девушку. Другого джентльмена, который бы позаботился о благонадежности ее поклонников, рядом с ней не было. Но он подошел к этому делу настолько неумело, что ему не осталось ничего другого, как самому отвадить Граффингтона.

Прошло несколько дней, и на приеме у Уайтов ему представилась такая возможность. Расположившись у карточного стола, он уже второй час наблюдал за игрой в фараон, игрой, которая нравилась ему еще с тех пор, как он узнал о ней в Оксфорде. В те времена за ним закрепилась репутация этакого добродушного студента, который снисходительно посмеивался над слабостями всех остальных. Это позволило ему приобрести интересную индивидуальность и дало возможность всегда быть рядом с друзьями, не рискуя своим добрым именем. Но на самом деле Чарльз избегал игр по причине того, что не мог себе позволить проигрывать.

– За прелестную леди Мелиссу, – проиграв в очередной раз, поднял свой бокал пьяный Граффингтон.

Чарльз скривился, но решил придержать язык за зубами до тех пор, пока не получил возможность увести Граффингтона подальше от гостей.

– Не смей произносить имя порядочной леди таким тоном, – сурово предостерег его Чарльз.

– Я собираюсь жениться на этой малышке, так какая тебе разница? – произнес заплетающимся языком Граффингтон. – Я сам могу постоять за честь моей жены.

– Да ладно тебе, Граффингтон. Неужели ты думаешь, что ее семья серьезно отнесется к твоим ухаживаниям?

– А почему бы нет?

– Позвольте мне быть откровенным, милорд, – холодно произнес Чарльз. – Семья Каслтон находится под моей защитой. А я очень хорошо осведомлен о вашей репутации и о том, как вы обращаетесь со своими женщинами. И кузину я вам не отдам. Кроме того, вы определенно ей не пара.

– Никогда не встречал девушки, которой бы я не подошел, – плотоядно хмыкнул Граффингтон. – К тому же у нее есть опекун, ее брат. Она именно такая жена, которая мне нужна. Дрэйтон никогда тебя не послушает.

– Неправда! Может быть, этот человек и лодырь, и пьяница, но ему не безразлична судьба его сестры.

– Х-ха! – фыркнул в ответ Граффингтон и, пошатываясь, направился обратно к карточному столу.

Возвращаясь в свою бедную комнатушку, Чарльз неожиданно для себя осознал, что Дрэйтон и в самом деле способен выдать свою сестру за первого попавшегося. Особенно если эта женитьба принесет ему выгоду. Должно быть, леди Каслтон добавит что-нибудь от себя к тому жалкому приданому, которое оставил Мелиссе ее отец. Таким образом, Граффингтон сможет безнаказанно продолжить свои ухаживания. Его финансовое положение было не лучше, чем у Чарльза. Несмотря на это, леди Каслтон не захочет уменьшить приданое своей внучки, но кто-то должен открыть ей глаза на этого негодяя. Если что-нибудь станет известно в обществе, то Мелиссе придется навсегда распрощаться со своей безупречной репутацией. Лгать в вопросах приданого считалось бесчестным.

Чарльз ненавидел себя за то, что ему придется пойти на низость, но иного выхода из создавшегося положения он не видел. Проронив слово тут, слово там, он вскоре заставит весь Мэйфэйр говорить о вероломстве лорда Граффингтона. Всем было прекрасно известно, что он не богат, а репутация жестокого злодея стала достоянием всего города еще до того, как в гостиных заговорили о позорных изгнаниях этого человека из публичных домов. В клубах только и обсуждали, как много девушек пострадало после вечера, проведенного с этим человеком. А власти, узнав обо всех этих разговорах, стали всерьез подумывать, не он ли виновен в недавних смертях нескольких проституток. У крайне высокомерного Граффингтона не осталось иного выбора, кроме как удалиться к себе в поместье и надеяться на то, что постепенно эта шумиха вокруг его имени утихнет.

Вздохнув с облегчением, Чарльз вновь задумался о том, как разыскать Генриетту. Но пределом его мечтаний все еще была Мелисса. Если бы она только не была так похожа на его бабушку! В этом портрете было нечто, привлекающее Чарльза, но он никак не мог понять что именно. Единственное; что его очаровало, это поразительное сходство Мелиссы с бабушкой.

Не ощущая усталости, Чарльз продолжал бродить по улицам, пытаясь направить свои мысли и чувства в нужное русло. В отличие от изображения на портрете, Мелисса была живой и юной. Ее ненапудренные волосы сверкали необыкновенным золотисто-медовым оттенком. Возможно, именно в этом и заключалось ее очарование. Современная манера одеваться и яркие краски возбуждали еще большее желание познать ту, образ которой раньше вызывал лишь скрытое любопытство. А как эта девушка отличалась от черноволосой и костлявой Генриетты! Неожиданно у него перед глазами пронесся образ Генриетты, грызущей ногти, и он содрогнулся.

Чарльз проклинал себя за то, что поддался воздействию чар этой красавицы. Но Мелисса выделялась среди остальных милых мордашек Лондона. И он был не единственным джентльменом, заметившим это. «Да она же просто распутница», – внезапно подумал Чарльз. Как мухи к сладкому, тянутся к ней мужчины. Это влечение усиливается еще и тем, что она, кажется, и понятия не имеет о том, почему так происходит. Значит, это все-таки вожделение.

Чарльз стал замечать, что его восхищают некоторые суждения Мелиссы, хотя зачастую она весьма неодобрительно высказывалась и в его адрес. Разве не прекрасное решение – судить о людях по их поведению и характеру? Не без труда пришлось Чарльзу согласиться и с тем, что человека характеризует не титул и не происхождение. Его дед-картежник и недалекий отец не совершили в жизни ничего, достойного похвалы. Значит, ни распущенный лорд Дрэйтон, ни садист Граффингтон не заслуживают уважения. Да и сам он тоже, кстати. Чарльз сильно ударил тростью по тяжелой ветви, которая свешивалась со стены сада.

Так не должно больше продолжаться. Отыскав Генриетту, он восстановит умирающее поместье Суонси и изменит жизнь его обитателей.

Чарльз вздрогнул. Образ тощей, острой на язык Генриетты померк рядом с образом его кузины. Злоба душила его, теперь она была четко направлена на Мелиссу. Зачем она мучит его, ведь ему во что бы то ни стало нужно разыскать Генриетту?! Кроме того, как он будет терпеть Генриетту, в то время как душой и телом тянется к другой?

Неожиданно, словно короткая вспышка яркой молнии, в голове у Чарльза пронеслась мысль, являющаяся ответом на все мучавшие его вопросы. Он любит Мелиссу. Он ничего не может с этим поделать. Черт возьми, да чем он заслужил такой удел?! Он должен отказаться от женщины своей мечты только для того, чтобы исполнить безумное желание властной старухи. Слезы показались в его глазах. Остаток ночи он провел, напившись у себя 'в комнате до бессознательного состояния.

Мелисса стояла у окна и задумчиво глядела, как потоки дождевой воды заливают площадь. Расбон оказался прав. Это просто несчастье – иметь такого мужа, как лорд Граффингтон. Ей не удалось разглядеть его подлинную сущность. Он прикидывался идеальным другом, который взахлеб рассказывал ей о своем поместье, уважал ее мнение и всячески демонстрировал свою заботу о других людях. Но все это было притворством. За его чарующей светской благопристойностью скрывалась душа высокомерного тирана. Этот человек оказался хуже Расбона.

Чарльз… Возвращаясь мыслями в прошлое, она не могла понять, зачем леди Лэньярд вздумалось проверять Чарльза таким способом. Конечно, она не думала, что он станет взывать к ее милосердию. Даже самые достойные мужчины не всегда готовы пойти на такое унижение. Может быть, она хотела просто посмеяться над Чарльзом? Может быть, на самом деле у нее и в мыслях не было отдавать состояние, которое было давно ему обещано? Но нет, она бы до этого не додумалась. Скорее всего, это план лорда Лэньярда. Как любая бабка, она волновалась за внука, а лорд Лэньярд, видимо, решил использовать ее сомнения насчет безответственного поведения Чарльза в своих целях и всячески старался вывести его из игры. Поведение лорда Лэньярда казалось нелепым, но жизнь не раз доказывала Мелиссе, что некоторые мужчины вполне способны на интриги.

Она вздохнула. Это все отговорки. Можно ли на самом деле доверять своей интуиции? Она и представить не могла, что этот мир окажется таким обманчивым. Несмотря на то, что особое значение здесь придавалось порядочности и честности, людям этого круга приходилось тщательно скрывать свои чувства за маской светской благопристойности. В Лондоне вовсе не было той светской непринужденности, о которой всегда мечтала Мелисса. Все эмоции жителей этого города прятались за непроницаемым панцирем отчужденности. Но за этой броней было очень удобно скрывать и правду, так что даже самый хитрый наблюдатель часто попадал впросак, пытаясь постигнуть чью-либо тайну. Все члены общества должны скрывать свои неблаговидные поступки. Значит, в том, что Чарльз годами утаивал от общества свое истинное финансовое положение, нет ничего предосудительного. То же самое делал Граффингтон, да и все остальные. Ей следует внимательнее прислушиваться к предостережениям Чарльза, ведь некоторые вещи, которые обсуждаются в различных клубах, никогда не станут предметом разговоров в респектабельных гостиных. Кроме того, теперь она убедилась еще и в том, что прошлое ее кузена действительно небезупречно. Иначе как бы он смог узнать о том, что Граффингтона не раз выгоняли из публичных домов?

Дождь усиливался. Вскоре он перешел в такой ливень, что Мелисса не могла разглядеть дом Гантеров на той стороне площади. Погулять сегодня не удастся. Но это даже к лучшему. Ей надо срочно избавиться от мистера Паркингстона. Он был довольно приятным джентльменом, но полюбить его Мелисса была не в силах.

Она вспомнила, что уже приобрела опыт в таких вещах, и грустно улыбнулась. В случае с Джорджем все произошло даже проще, чем она предполагала. По своей натуре Клара была мечтательницей. Теперь ни у кого не оставалось сомнений, что она безумно в него влюблена. Да и Джордж, казалось, отвечал ей взаимностью. Мелисса замечала взгляды, которыми они обменивались, и радовалась за них, хотя за себя ей было немного неприятно. Не то чтобы она ревновала, просто ей не удалось в свое время вызвать в нем столь сильное чувство. Поэтому она им чуть-чуть завидовала. Вот бы ей встретить такое понимание!

Леди Хартфорд тоже одобрила этот союз.

– Надеюсь, тебя не очень обидело, что он начал ухаживать за другой? – как-то раз осторожно поинтересовалась она, уединившись с Мелиссой в тихом уголке «египетской гостиной» леди Дебенхэм. Усевшись в самые неудобные кресла, которые только мог придумать человек, они были в полной уверенности, что никто не помешает их беседе.

– Ну конечно же, нет, – . прошептала в ответ Мелисса, а затем, не поборов искушения, прибавила: – Недавно он тоже предлагал мне свою руку, но я отказала. Болезнь отца заставляет его поторопиться с женитьбой. На следующий день я познакомила его с Кларой, и теперь он безмерно благодарен мне за то, что я спасла его от необдуманного поступка.

– А, вот оно что, – смягчилась Каролина. – До вчерашнего дня я и не представляла, в каком состоянии его отец. Бедный Джордж! Они так близки. Представляю, как тяжело будет Джорджу, когда это случится.

Мелисса рассеянно кивнула и снова начала искать в памяти человека, способного дать ей любовь, о которой она так мечтала. Внутренний голос шепнул ей: «Чарльз».

– Ерунда! – громко воскликнула Мелисса.

Несмотря на то, что она была не согласна с решением леди Лэньярд, девушка не могла простить Чарльзу его неблаговидное поведение. Человек, который опустился до обмана, чтобы с его помощью получить состояние и продолжать свой беззаботный образ жизни, не заслуживает уважения. К тому же он все еще продолжает развлекаться в городе, тогда как, по его собственному утверждению, его присутствие необходимо в Суонси. Две недели, которые он хотел провести у леди Каслтон, растянулись почти на целый месяц.

Леди Лэньярд всего лишь хотела, чтобы Чарльз доказал свою ответственность и добился успеха в жизни, а он все время ее обманывал. Значит, когда он говорил, что все полученные деньги пойдут на восстановление поместья, он был также неискренен. Возвратившись в город, он рассказал обо всех своих затруднениях, но не назвал ни одного решения кроме того, что собирается нанять другого управляющего. Но в своих связях он был необыкновенно осторожен. Ни одна живая душа не знала, кто его нынешняя пассия. На самом деле, замкнутость Чарльза казалась довольно-таки необычной и вызывала массу разных толков. Поразмыслив над этим, Мелисса неприлично фыркнула, точь-в-точь, как Генриетта. Вместо того чтобы охотиться за замужними женщинами, он, наверное, живет на деньги, добытые честным трудом, и выдает себя за этакого честолюбца.

Мелисса прекрасно знала обо всех недостатках Чарльза, но, несмотря на это, не могла избавиться от воспоминаний о его поцелуях. Щеки девушки залились от смущения румянцем, и она тотчас отпрянула от окна. Тяжелая портьера случайно коснулась ее груди, и Мелисса почувствовала, как по ее телу пробежала волна возбуждения. «Распутница, – обвинила себя Мелисса. – Как не стыдно!» Почему Чарльз оказывает на нее такое сильное влияние? Его назойливые ухаживания были ей даже неприятны, тем более что она подозревала о цели его преследований. Чарльз делал все возможное, чтобы ее соблазнить. Правда, он утверждал, что никогда не совращал девственниц. Но, учитывая его лживое прошлое, у Мелиссы не было никаких оснований доверять этому человеку. А особенно после того памятного нападения в саду она больше не рисковала оставаться с ним наедине. Теперь Мелисса чувствовала себя почти так же, как тогда в Дрэйтонском поместье, когда к ним в гости пожаловал лорд Хефлин.

Но думать о Чарльзе было бесполезно. К сожалению, этот человек, имеющий магическую власть над ее слабым телом, никогда не станет ее другом. Но это было не просто любопытство, вызванное откровенной беседой с Беатрисой и тем щекотливым происшествием с лордом Торнхиллом. Тряхнув головой, Мелисса взяла книгу и начала читать.

Но, как бы она ни старалась, фривольные мысли не оставляли ее в покое. Непринужденно болтая с Эленой на Брукфилдском балу, она неожиданно поймала на себе взгляд Чарльза. Он стоял далеко, примерно посередине залы, но даже с такого расстояния она смогла увидеть вожделение, горящее в его небесно-голубых глазах. Мелисса невольно напряглась. Воображение девушки уже рисовало всевозможные картины, в которых она видела, как его длинные, изящные пальцы ласкали ее, а сильные руки страстно прижимали ее к мускулистому телу.

Ужаснувшись, Мелисса тотчас же отвела от него взгляд. Она молилась, чтобы на щеках не выступил предательский румянец. Ей было стыдно из-за того, что эти непонятные желания преследовали ее. Ведь, наверное, остальные девушки не испытывали ничего подобного. Она окинула глазами комнату. Взять хотя бы элегантную леди Барбару, или капризную мисс Востэт, или пустоголовую леди Мэри. У них наверняка не такое буйное воображение. Должно быть, с ней что-то не в порядке. Беатрисе не следовало бы пробуждать в ней этот интерес.

Навязчивые идей о странных свойствах женского тела довели бедную девушку до того, что она стала считать себя каким-то уродом. Или распущенность Дрэйтонов наложила отпечаток на ее поведение? Она чувствовала, что проявляет к распутству столько любопытства, сколько способен проявить самый развращенный из мужчин.

Чарльз на минуту затаил дыхание. Перед глазами поплыли черные круги. Заставив себя сделать глубокий вздох, он вышел на улицу, где мог спокойно все обдумать. Поймав горящий взгляд Мелиссы, он чуть было не потерял сознание. В ее глазах он прочел желание и ужас. Она ощутила его страсть, ответила на желание и, казалось, как и он, пережила сильное душевное волнение.

В конце концов, он был готов задушить, ее. Ведь ему суждено всю жизнь быть рядом с отвратительной Генриеттой. Его тело протестовало, но он остался непоколебим. Он должен расстаться с Мелиссой и попытаться найти Генриетту. Он, конечно, сдержит свое обещание сопровождать кузину своей покойной бабки, но все новые предложения будет отвергать. Сердце Чарльза разрывалось от горя, но он не собирался отступать. Мелодичный смех Мелиссы ласкал его слух. И даже, вспомнив о грубом неприятном хохоте Генриетты, слыша который, Чарльз всегда испытывал омерзение, он твердо решил продолжать ее поиски.

Но вечер в театре, на котором среди прочих присутствовала и Мелисса, чуть было не пошатнул его намерения. Она надела шелковое платье зеленого цвета с глубоким декольте, которое выгодно оттеняло золото ее волос и необычный цвет глаз. Лента, опоясывающая стройную фигуру девушки чуть ниже пышной груди, притягивала к себе его взгляд, и на лбу Чарльза от волнения выступили капельки пота. Даже длинные стройные ноги Мелиссы, чьи очертания проступали там, где платье плотно облегало ее тело, не могли привлечь его внимания так сильно. Его пальцы нервно подрагивали от желания прикоснуться к этой восхитительной груди. Он хотел ласкать это нежное тело, и не только… Чарльз удивился таким смелым мыслям, возникшим в его сознании.

Он подумал, что избавится от этого наваждения, если проведет весь вечер рядом с одной соблазнительной вдовушкой, но это не помогло. Чарльз пришел в ужас, осознав, что его больше не интересует ее отчаянное кокетство. Он едва дотерпел до конца представления, чуть было не опозорившись. Но даже это не уменьшило его желания обладать Мелиссой.

Чарльз беспокойно метался из угла в угол в своей крохотной комнатке. А найдет ли он когда-нибудь Генриетту? Шансы отыскать эту девушку практически равны нулю. Месяцы усиленных поисков ни к чему не привели. Теперь Чарльза мучил другой вопрос: а не привидение ли она? Ну как может нормальный человек пропасть так внезапно, не оставив никаких следов? Если ее и в действительности не существует, значит, ему повезло.

Покинув комнату, он направился в сторону Зеленого парка. Что он будет делать, если ему придется жить в такой бедности, как сейчас? Сама мысль об этом была ужасна. Никакого Лондона. Никаких модных жакетов от Вестона. Никаких породистых лошадей. Никакого доступа в спальни светских дам. Но последнее обстоятельство огорчало его меньше всего. Теперь его не интересовал никто, кроме Мелиссы.

Суонси в ужасном состоянии. Но оно находится в центре Кента среди самых плодовитых земель страны. После необходимой тщательной обработки поля вновь станут урожайными. Он изучил достаточное количество книг и теперь знал, как надо управлять своим имением, и знал, что необходимо сделать для того, чтобы оно снова обрело процветающий вид. А еще он знал, во сколько это ему обойдется. Приданое Мелиссы покроет самые срочные расходы. Планы на будущее были довольно соблазнительны. Благородный риск потерять наследство должен быть вознагражден. А Мелисса ему обязательно поможет, потому что она самая добрая девушка на свете и любит помогать другим. Будущее неожиданно предстало перед ним в радужном свете.

Приняв такое решение, Чарльз широко улыбнулся молочницам, торговавшим свежим коровьим молоком. С удовольствием осушив кружку парного молока, Чарльз поспешил домой переодеться.

Мелисса с опаской оглядела Золотую гостиную, удивившись, что ни Виллис, ни леди Каслтон там нет. В комнате находился только Чарльз. Она ощущала его присутствие повсюду, даже в самых дальних уголках гостиной, и от этого ей стало трудно дышать. Мелисса и не подозревала, что в комнате может быть так жарко.

– Я позову бабушку, – заявила она.

– Она знает, что я здесь, – остановил ее Чарльз. – И она позволила мне провести несколько минут наедине с вами.

– Зачем? – В ее глазах появился страх, который остановил направившегося к ней Чарльза.

– Не бойтесь меня, Мелисса, – взмолился Чарльз. – Вы же знаете, я никогда не причиню вам вреда.

– Неужели?

– Конечно. Я люблю вас, милая, и хочу одного – чтобы вы стали моей женой.

Глаза девушки расширились от удивления. В пылающей голове хаотично носились беспокойные мысли. При этих словах ее сердце радостно забилось, но разум взял верх. Какую игру он теперь ведет? У нее было множество оснований не доверять этому человеку. «Не путай физическое влечение с любовью, – эхом прозвучало предостережение Беатрисы. – Испытываешь ли ты к нему еще что-нибудь, кроме вожделения?» Нет, Чарльз возбуждал в ее душе только такие чувства. Но связать себя с эгоистичным и бессовестным человеком было бы ошибкой. Жизнь ее отца можно было назвать лишь жалким существованием. Он был слишком ленивым, чтобы сделать что-нибудь полезное для своего поместья, и слишком недальнозорким, чтобы привлечь на свою сторону более знающих людей. Ее брат вырос слабовольным и распущенным. А Чарльз за короткий промежуток своей жизни показал столько легкомыслия, что запросто мог превратиться во второго Тоби.

Чарльз молча наблюдал за тем, как в ее душе борются эти противоречивые чувства. Его напряжение росло по мере того, как проходили секунды тягостного молчание.

– Дорогая, вас удивила моя прямота? Понимаю, я должен был произнести какую-нибудь помпезную речь, чтобы у вас было время ее обдумать. Но боюсь, все громкие слова вылетели у меня из головы. Я не знаю, что еще сказать.

Новый страх зашевелился в ее душе при виде просящего выражения его лица. Тогда, в гостинице, когда он пытался ее уговорить, у него было точно такое же лицо. Она не стала разоблачать себя, так как поняла, что он ее по-прежнему не узнавал. Но как только они поженятся, правда неизбежно откроется. Какова будет его реакция, когда он узнает о ее притворстве? Не то чтобы она сделала это умышленно, но она солгала, и не один раз, сначала умолчав о своем происхождении, а затем скрыв требование леди Лэньярд, которое вдова предъявила предполагаемой невесте своего внука.

– Милорд, – холодно начала Мелисса, – как же мы обручимся, если у вас уже есть невеста?

Чарльз совсем забыл, что Мелисса знает о его связи с Генриеттой. Проклиная себя за то, что в свое время он упрочил в ней эту уверенность, Чарльз начал лихорадочно искать подходящее объяснение, которое оправдало бы его вероломство.

– Это была неофициальная помолвка, – медленно начал он, наблюдая за выражением ее лица и пытаясь уловить хоть какую-нибудь реакцию. – Перед смертью бабушка захотела меня женить и выбрала мне в жены дочь одной своей подруги. Мы были едва знакомы до нашей встречи в Лэньярдском поместье, которая произошла прошлым летом. Она была слишком молода для того, чтобы публично объявлять о помолвке, потому что тогда ей было всего семнадцать. Бабушка согласилась на отсрочку и умерла со спокойной душой, зная, что мое будущее устроено как нельзя лучше. Но Генриетта встретила человека, которого действительно полюбила. Так как мы ничего не объявляли, я простил ей эту измену, и она вышла за него замуж. Между нами не было ничего, кроме дружбы. Я люблю вас и никогда не испытывал к ней ничего подобного.

«Как хладнокровно он лжет! – вскипела Мелисса. – Ни за что не поверю ни единому его слову». Вместо этого она твердо произнесла:

– Я сомневаюсь, что вы испытываете ко мне любовь, милорд, так как мы слишком плохо знаем друг друга. Вы придумали себе какой-то образ, утверждая, что я похожа на вашу бабушку. Но это несерьезно. Безрассудство скоро пройдет, и вы будете благодарны судьбе за то, что я не согласилась стать вашей женой. Я вам не подхожу, потому что мы с вами совершенно разные люди. А теперь, с вашего позволения, я должна приготовиться к дневному приему.

Она поднялась с кресла и, прежде чем он смог продолжить разговор, быстро вышла из гостиной. Едва вбежав в свою комнату, Мелисса залилась слезами.

Глава 11

Чарльз провел ужасную ночь. Не в силах уснуть, он беспокойно шагал из угла в угол своей каморки. Почему Мелисса ему отказала? Он мог поклясться, что эта девушка была к нему неравнодушна. Ведь даже кроме физического влечения, которое охватывало их обоих, где бы они не встречались, их соединяла более прочная связь. Обмен понимающими взглядами на Брукфилдском балу стал прекрасным тому подтверждением. Он не ощутил бы этого так сильно, если бы не прочел в ее глазах ответную страсть.

Генриетта! Проклиная себя за глупость, Чарльз взял графин и налил полный стакан бренди. Какого дьявола он затеял это дурацкое предприятие? С тех пор все пошло наперекосяк. В пьяном бреду его терзала одна и та же позорная мысль. Чарльз думал лишь о том, что бабушка унесла огромное состояние с собой в могилу и оставила его без наследства. Хуже того, женщина, которую он любил, все это время считала, что он навеки связан с другой.

Ну конечно! Какой же он все-таки глупец!

Чарльз много лет наблюдал за поведением своих друзей и смеялся над их необдуманными поступками, но, как видно, так ничему и не научился. Нельзя торопить события. С первого дня их знакомства Мелисса видела в нем лишь потенциального друга. А он был настолько озабочен поисками Генриетты, что совершенно не обратил на это внимания. Разумеется, после того как он подтвердил то, что у него есть невеста, Мелисса уже не могла думать о нем как о своем поклоннике. Он должен был сразу же опровергнуть эту ложь. Из-за своего сумасбродства он не смог достойно выйти из создавшегося положения. Прежде чем начать ухаживать за Мелиссой, ему следовало бы, по крайней мере, объявить о расторжении помолвки с Генриеттой. Но он настолько запутался в собственной лжи, что даже не мог вспомнить, как все происходило на самом деле.

Жизнь Чарльза превратилась в сущий ад. Со временем он понял, что не может жить без Мелиссы. Каждый раз, вспоминая, какую историю ему пришлось выдумать, чтобы объяснить этой девушке причины, по которым ему пришлось согласиться на помолвку с Генриеттой, Чарльз содрогался от ужаса. Эта сказка была настолько абсурдна, что, рассказав ее Мелиссе, Чарльз, сам того не желая, выставил себя каким-то безвольным кретином. Но теперь уже поздно что-либо менять. Будет только хуже, если он вдруг признается Мелиссе, что почти год назад сам придумал весь этот маскарад.

Итак, решено. Он поедет в Лондон и попросит у нее прощения за свою поспешность. Но что она имела в виду, сказав: «Мы совершенно разные люди»? Почему она решила, что он ей не пара? У них много общих интересов, не говоря уже о том, что их неодолимо тянет друг к другу. Она знает толк в лошадях и превосходно ездит верхом. Она любит живопись. Хотя его познания в этой области намного глубже. Ему нравилось, что она всегда готова прийти на помощь любому нуждающемуся. И это были далеко не все качества ее характера, которые приводили Чарльза в восторг. Она изучала сложную науку о том, как управлять поместьем. Так что, вполне возможно, она умеет это делать даже лучше, чем он сам. Наверное, именно поэтому она заявила, что они не подходят друг другу. Может быть, ей кажется, что он попросту несерьезный человек, раз не научился таким необходимым вещам. Она, в конце концов, и понятия не имеет, в каком плачевном состоянии он сейчас находится. Чарльз ворочался с боку на бок всю оставшуюся часть ночи и наконец решил снова попросить ее руки. Убедить Мелиссу выйти за него замуж было самой главной целью его жизни. Но нельзя было начинать ухаживания, не зная наперед, какие препятствия встретятся на этом пути. Чарльз не мог позволить себе ни новых ошибок, ни новой лжи.

Мелисса очень удивилась, когда Чарльз пришел к ней. Она тоже провела бессонную ночь, так как менее всего ожидала услышать от него такое предложение. Его признание в любви до сих пор звучало у нее в ушах, хотя в глубине души девушка не верила, что он сказал правду. Она считала, что он вообще не способен кого-то полюбить, потому что такой эгоист, как Чарльз, не мог испытывать искренние чувства к другим людям. Она еще могла поверить, что им руководили безрассудная страсть и, конечно же, вожделение. Но этого было недостаточно для создания семьи.

К сожалению, Мелисса больше не могла закрывать глаза на правду. Она тоже любила Чарльза. Но в его характере было столько неприятного, что она не хотела даже думать о возможном браке с ним. Девушка боялась не только за себя. Ее беспокоило еще и то, что Чарльз никогда не будет с ней счастлив. Она будет заставлять его самостоятельно управлять поместьем и вступить в благотворительные учреждения. Ему придется навсегда забыть о своих былых развлечениях и не флиртовать с другими женщинами, иначе она превратит его жизнь в пытку. Ни одному мужчине не придет в голову согласиться на такие перемены, но Мелисса не собиралась идти ни на какие уступки. Это значит, что они друг другу не подходят. К сожалению, Беатрисе не удалось предупредить девушку, что чувства не всегда подчиняются здравому смыслу. Если бы Мелисса узнала об этом чуть раньше, то наверняка смогла бы предотвратить эту безвыходную ситуацию.

– Не хотите покататься со мной в парке? – спросил он, поздоровавшись.

Мелисса нахмурилась. Он вел себя как самый что ни на есть порядочный джентльмен, но она все равно ему не доверяла. Но, в конце концов, в его экипаже ей ничего не грозит.

– Хорошо, милорд. Сегодня на редкость теплое утро.

К тому времени как они въехали в Гайд-парк, Мелисса окончательно расслабилась. Он продолжал непринужденно болтать о всякой светской ерунде, как будто их последней встречи вовсе никогда не было. Но у ворот Чарльз неожиданно подал кучеру какой-то знак, и тот ушел, оставив их наедине.

– Что это значит? – спросила Мелисса.

– Мне надо поговорить с вами, и без свидетелей, – произнес Чарльз с улыбкой, тогда как глаза его оставались серьезными. – Вам нечего бояться. Я не причиню вам вреда. К тому же, нет ничего предосудительного в том, что вы катаетесь в экипаже своего кузена, тем более что я исполняю обязанности главы вашей семьи.

– Ничего подобного. У троюродных братьев нет таких привилегий, – усмехнулась она. – К тому же я не могу целиком доверять человеку с такой репутацией, как у вас.

– Прошу вас, Мелисса, – взмолился Чарльз, – не надо ворошить прошлое. Я никак не могу успокоиться. Я просто должен понять, почему вы меня отвергли.

Она сердито взглянула в сторону Чарльза, но от его обычной надменности не осталось и следа. В ее хитрой головке промелькнуло излюбленное выражение кучера Джека: «Так-так, значит, упрямая скотинка пытается подмазаться». Была ли его безрассудная страсть так сильна, как хотелось Мелиссе? Или же он просто мстил ей за уязвленное самолюбие? Несмотря на то, что в парке было полным-полно народу, ей было страшно оставаться с ним наедине. Неудержимая волна томления поднялась в ней и едва не вырвалась за рамки внешней благопристойности. Сделав над собой нечеловеческое усилие, Мелиссе удалось взять себя в руки. Она хотела как можно быстрее завершить этот разговор, дав Чарльзу понять, что всякое ухаживание безнадежно. Грубая правда станет неплохим началом ссоры.

– Вы слишком сильно напоминаете моего отца и брата, – без обиняков заявила Мелисса. – Будучи людьми слабовольными, они растратили свою жизнь на легкомысленные поступки и гадости, вместо того чтобы позаботиться о семье или заняться поместьем. Отец был ленив. Хотя, надо отдать ему должное, он никогда не принимал участия в каких-либо безрассудных предприятиях или играх. У него, слава Богу, хватило ума понять, что он не может себе позволить проигрывать даже самые ничтожные суммы. Но он и пальцем не пошевелил, чтобы хоть как-то наладить жизнь своей семьи. Кроме того, ему не пришло в голову ни ознакомиться с современными сельскохозяйственными методами, с помощью которых его доходы могли бы значительно возрасти, ни построить коттеджи, аренда которых также повысила бы наше благосостояние. Единственным развлечением, которое он еще мог себе позволить, была его страсть к разведению лошадей. Представляю, как нелегко приходилось тем, кто занимался ведением его бухгалтерии! Они были вынуждены каким-то чудом изыскивать средства на всякую ерунду, вроде питания и одежды для его подрастающих детей!

Чарльз попытался представить себе эту красочную картину, которую описывала Мелисса, но она тотчас же заговорила снова, не дав ему возможности ответить.

– Мой брат унаследовал всю слабость своего отца, но при этом не перенял от него ничего хорошего, – решительно продолжала Мелисса. – Он не чувствует за собой никакой ответственности и не хочет учиться. Самый большой порок моего брата это страсть к азартным играм, которыми он и развлекается в компании так называемых друзей. У него абсолютно нет силы воли, таким образом, любой человек может всецело подчинить его себе.

– Как же вы выросли непохожей на него? – спросил он, когда она на минуту замолчала.

– Вам следовало бы знать, что женщины, в чьих жилах течет кровь леди Тендере, сильны духом и способны даже на самопожертвование ради того, чтобы этот мир изменился к лучшему. Насколько я знаю, ваша бабушка была одной из таких женщин. Как и мои бабушка и мама. Я ни за что не выйду замуж за человека, чьи цели так отличаются от моих собственных. Я имею в виду даже не отсутствие силы воли. Я узнала вас получше, и у меня сложилось личное мнение на этот счет. Мне кажется, вы не унаследовали от Расбонов ничего, кроме лени. Ваши единственные подвиги это те ошибки, благодаря которым вы приобрели соответствующую репутацию. Ваше поместье пропадает и разоряется, а вы тратите драгоценное время, бездельничая в городе. Назовите мне хоть один стоящий поступок, который вы совершили в своей жизни, чтобы помочь кому-нибудь из ваших друзей. А что вы сделали, чтобы получить свое собственное состояние?

– Вы несправедливы ко мне, – возразил Чарльз. – Последние месяцы я провел в поместье, разбираясь во всех проблемах и пытаясь найти им решение.

– Вот как? Не потому ли, что получили, наконец, свое долгожданное наследство? Можно было провести множество изменений, не потратив ни шиллинга. Почему вы не занимались этим прежде? Ответ очевиден: вы заботитесь только о себе и о своих сиюминутных капризах.

– Мое финансовое положение не изменилось, – сердито пробормотал он и дотронулся до руки Мелиссы, надеясь смягчить ее гнев.

Она тотчас отдернула руку, изумившись тому, что его прикосновение вызвало у нее легкое, но приятное ощущение. Даже плотные перчатки не смогли помешать ей ощутить трепет его пальцев. Страх оказаться во власти этого мужчины подогрел и без того бурный гнев, вызванный явными ошибками Чарльза и его отказом их признавать. Мелисса пришла в бешенство, и через секунду целый град упреков обрушился на перепуганного Чарльза.

– Это ваша самая большая ошибка, – зло прошептала она. Ее голос, который обычно был мягким, как бархат, стал вдруг резким и грубым: – Вы – лживый интриган! Ваши слова ничего не стоят! Я никогда не свяжу свою жизнь с обманщиком!

– Да что вы такое говорите? – испугавшись продолжения ее гневной тирады, Чарльз услышал в ее голосе какие-то знакомые нотки.

– Правду, сэр. «Мое финансовое положение не изменилось», – едко передразнила она. – Да вы всю жизнь были на мели, милорд, хотя довольно удачно это скрывали. В этом вы, конечно, преуспели. А это не что иное как ложь, сэр. Но обман – еще не самый гнусный поступок, который вы совершили. Помните, в какую мерзкую интригу вы втянули свою предполагаемую невесту? Как вы посмели оскорбить порядочную девушку, предложив ей сыграть роль вашей будущей жены? Кстати, до вчерашнего дня вы вполне удачно всех обманывали. И знаете, лорд Расбон, в моих глазах вы опустились так низко, как только может опуститься человек. У меня просто не хватает слов, чтобы высказать вам все, что я к вам испытываю.

– Но, Мелисса, я могу все объяснить, – возразил Чарльз.

– Неужели вы думаете, что я вам поверю? – спросила она, подняв на него глаза, полные слез и презрения. – Я никогда не выйду замуж за человека, к которому не испытываю элементарного уважения. Вами, сэр, руководит похоть, а это не очень-то ценится женщинами. Знаете, я сильно сомневаюсь, что вы будете уважать наш брак, потому что большую часть своей жизни вы провели, совращая чужих жен. Вы даже пытались соблазнить тетю бедной Генриетты, пока она гостила в доме вашей бабушки. Но самый большой ваш недостаток – это алчность. Вы воспользовались неопытностью бедной девушки и вовлекли ее в позорную авантюру для достижения своих меркантильных целей. Человек, который способен на такую низость ради денег, не заслуживает моего уважения. Я терпеть не могу притворства.

– Мелисса! – снова запротестовал Чарльз.

– Разговор окончен. А теперь отвезите меня домой. Выкиньте из головы все, что я вам наговорила, и оставьте меня в покое.

Она положила руки на колени и всю дорогу молчала, пока он не помог ей выйти из экипажа перед домом леди Каслтон. Чарльз подчинился ее приказу, но сделал это против воли, сдерживая рвущиеся наружу протесты и объяснения.

«Неужели она все-таки права?» – сотни раз спрашивал себя Чарльз. Почему он влюбился в женщину, которая не согласна с тем, как высшее общество оценивает его достоинства? Чарльз недовольно поморщился. Ответ на все эти вопросы напрашивался сам: его никогда не привлекали светские девушки.

Она считает его бездельником. Конечно, ярлык лентяя прочно прикрепился к нему. Она и понятия не имеет, насколько разносторонни его интересы. В его обществе принято поднимать на смех тех, кто занимается интеллектуальным трудом, поэтому он держал свои занятия в тайне. Стараясь не афишировать свои пристрастия, Чарльз много читал и чрезвычайно интересовался научными изобретениями, которые в последнее время появлялись довольно часто. Когда разрабатывался проект строительства новой железной дороги для запуска первого паровоза по Юстонской дороге, Чарльз увидел первый в мире поезд, и с тех пор его очень интересовали перспективы этого изобретения. Разумеется, паровоз не смог бы ходить по существующим в данный момент дорогам, потому что ему требовались стальные рельсы. Но стране было необходимо разработать более современную транспортную систему, при которой перевозка товаров не занимала бы так много времени, как при лодочном методе. Тем не менее, ой старался не заострять внимание своих друзей на этих увлечениях. Общество презирает тех, от кого разит «грязной работой».

Изменить точку зрения Мелиссы будет нелегко. Обвинения, которые она высказала в его адрес, оказались намного серьезнее, чем ожидал Чарльз. Мужчины в ее семье вели себя неподобающим образом, и их поведение привело к тому, что у Мелиссы сложилось ошибочное мнение о всех мужчинах в целом. Тем более что его собственная репутация не могла стать подтверждением обратного. Было бы намного проще, если бы он в свое время занял место в парламенте, но он даже не подумал что-то сделать. Чарльз тяжело вздохнул. Бесспорно, в некоторых обвинениях Мелиссы есть доля правды. Много дел он не довел до конца, хотя сначала имел такие намерения. Но он вовсе не собирался растратить свою жизнь по пустякам, совершая всякие легкомысленные поступки, как многие его приятели. Неужели, прежде чем остепениться и состариться, нельзя провести несколько лет, развлекаясь? Общество вполне допускает такую возможность. Он обязательно убедит ее в том, что прошлое было всего лишь частью его бурной молодости. Но только как это сделать?

Он начнет со своей ужасной репутации и заверит Мелиссу в том, что те дни остались в прошлом. Правда, это не очень-то приятная тема для разговора, но попробовать можно. Видимо, она придает огромное значение верности. Переубедить Мелиссу будет вдвойне сложно, так как она ни за что не поверит, что женщины, с которыми у Чарльза были какие-то связи, интересовали его только как любовницы. Более того, даже в постели они довольно быстро ему надоедали. А откуда он может знать, что она не наскучит ему точно так же? Каким будет ее первое возражение? Ответа он не знал, но был почему-то уверен, что такое просто невозможно. Кроме того, Чарльз не мог представить себя развлекающимся с другой, потому что с момента их встречи он навсегда забыл обо всех женщинах на свете. Эта мысль напугала его. Будущее без Мелиссы казалось довольно-таки мрачным. С первого же дня их встречи он почувствовал, что она самая страстная женщина из всех, с которыми ему доводилось встречаться. Никогда еще Чарльз не испытывал столь сильного влечения. «Никогда, кроме последнего дня, когда ты видел Генриетту», – шепнул ему внутренний голос.

Генриетта… Должно быть, в своих письмах к леди Каслтон его бабушка сообщала абсолютно все, что происходило в ее доме. Теперь не удивительно, что Мелисса считает его лжецом. Ей, наверное, известно каждое неосторожное слово, произнесенное Чарльзом и доложенное его бабушке. У него было непреодолимое желание сползти с кровати и спрятаться под ней. Теперь Чарльзу стало совершенно ясно, почему в завещании леди Лэньярд появился тот зловещий пункт. Как же глупо он себя вел! Бабушка была хитра, как обычно, и сразу же раскрыла его притворство. Бросив на Генриетту один только взгляд, она поняла, как эта девушка далека от женского идеала ее внука. Ну почему он не встретил тогда в гостинице Мелиссу? Чарльз всегда боготворил красоту и презирал застенчивых и нескладных подростков. Лучше бы он сразу отказался исполнять приказ леди Лэньярд. Он напрочь забыл ее нравоучения о вере в собственные силы. И о ей все же удалось ему отомстить, составив свое завещание так, чтобы он провел остаток своей жизни в окружении простых людей. Но это было именно то, чего он заслуживает.

Какая-то назойливая мысль неотступно вертелась в его голове, пока, наконец, не сформировалась в четкий вопрос. Откуда Мелиссе стало известно, что он пытался совратить миссис Шарп? Несмотря ни на что, его бабушка никогда бы не решилась написать об этом своей кузине. К тому же, узнав о том происшествии, она пришла бы в бешенство. Прознав о его неудавшейся попытке, леди Лэньярд не стала бы молчать. Чарльзу довольно часто попадало от бабушки, когда она узнавала о каком-нибудь из его «подвигов». И если бы до нее дошли слухи о том, что ее внук пытался соблазнить тетю собственной невесты, она непременно прожужжала бы ему все уши своими нотациями, и у него не осталось бы никакой надежды получить наследство. В то время его мало волновали возможные последствия таких рискованных поступков, так как он был слишком озабочен удовлетворением своих прихотей. Мелисса снова оказалась права. Чаще всего им руководила безрассудная страсть, а не здравый смысл. Надеясь приятно провести время, он совершенно забывал о самоконтроле. Но как же все-таки она об этом узнала?

«Непрекращающийся обман…» Роль Генриетты была коротка. Покинув дом леди Лэньярд, эта девушка, должно быть, тут же сбросила с себя маску притворства. Ну конечно, она сама и разболтала о том, где и как провела эти две недели.

Правда разнеслась по округе с быстротой молнии. Мелисса знала даже больше, чем леди Лэньярд. Значит, был только один ответ на вопрос, откуда она все это узнала. Должно быть, она знает Генриетту. Или же встречалась где-нибудь с Беатрисой, а это одно и то же. Господи! Он оставил всякую надежду отыскать Генриетту и предложил свою руку и сердце девушке, которая могла ему в этом помочь. Кроме того, Генриетта, должно быть, занимает довольно высокое положение в обществе. Она знала Линкольншир, потому что часто приезжала в Дрэйтонское поместье, а может, даже была дальней родственницей семьи Стэплтонов.

Ноги Чарльза подкосились, и он рухнул в кресло. Руки молодого человека тряслись нервной дрожью. Мелисса окончательно его отвергла. Генриетта была ключом к решению вопроса с наследством. Как же ему поступить?

«Разговор окончен», – напомнила себе Мелисса, когда слезы вновь подступили к глазам. Слишком уж много минусов было в его предложении. И хотя сердце девушки подсказывало, что она поступила неправильно, Мелисса намеренно игнорировала его сигналы. Нет, она не допустит, чтобы капризное сердце и похотливая душа руководили ее поступками. Она ни за что не согласится связать свою жизнь с неверным и безответственным человеком. Но даже если Мелисса выйдет за Чарльза и он узнает о ее бессовестной лжи, еще неизвестно, как он на это отреагирует. Наверное, Чарльз ей такого не простит. И уж тем более не захочет на ней жениться, если узнает, что она та самая Генриетта. Мелисса прекрасно помнила, что он никогда не испытывал к этой девушке ничего, кроме презрения.

Отбросив неприятные мысли, Мелисса попыталась сосредоточиться на своем наряде, в котором она собиралась поехать на бал к леди Вебберли. Чтобы побыстрее избавиться от этого неприятного состояния, ей надо просто окружить себя другими мужчинами. Возможно, ей это удастся. На балу Мелисса беззаботно смеялась над шутками Джорджа, флиртовала сразу с несколькими своими поклонниками и танцевала с целой дюжиной обаятельнейших мужчин. Правда, безудержное веселье было наигранным, но никто, кроме самой притворщицы, этого не замечал. Мелисса старалась думать только о развлечениях, и это довольно хорошо у нее получалось, так как Чарльза, к счастью, не было среди гостей.

Во время рила они с лордом Хартфордом расхохотались из-за того, что Мелисса довольно неловко исполнила последнее па. Когда смолкли последние аккорды, Хартфорд решил проводить девушку к леди Каслтон. И хотя на ее лице продолжала играть беззаботная улыбка, а в голосе все еще звучали милые дразнящие нотки, душа Мелиссы буквально ушла в пятки. На лестнице стоял не кто иной как лорд Хефлин. Победная улыбка кривила его рот.

Нестерпимое отвращение к этому человеку переполняло сердце девушки. Прошло довольно много времени, и она уже почти забыла страх, который испытывала при встречах с ним. Весь сезон он даже не показывался в городе. Убедившись, что в обществе этого человека не жалуют, Мелисса была уверена на все сто процентов, что он просто не посмеет обратиться к ней со своими грязными предложениями. Так что же он здесь делает? Зачем пришел на бал знакомств? Остальные гости, недоуменно глядя на Хефлина, задавались этим же вопросом. Несколько матрон, взяв за руки своих невинных дочерей, демонстративно отправились на другие, более пристойные празднества.

– Какой ужас! – лепетала разъяренная миссис Скотт.

– Меня не волнует, что он ее брат, – громко объявила леди Крэнфорд, бросая недовольные взгляды на хозяйку дома. Пристыженная леди Вебберли, не помня себя от страха, поспешила навстречу лорду Хефлину. – Приглашать его сюда было вовсе не обязательно.

А Хефлин тем временем лениво осматривал комнату, задерживая свой хищный взгляд на особо красивых девушках.

– Брат-то он брат, но не родной, а наполовину, – поправила ее леди Беатриса, обладательница самого длинного языка во всем Лондоне. Очевидно, ее феноменальная память хранила какую-нибудь щекотливую историю, связанную с этим родством. И все сразу же поняли, что завтра утром она обойдет тех, кто не присутствовал при этом событии, и сообщит им новость дня, не упустив ни малейшей детали. – Да к тому же младше леди Вебберли по крайней мере лет на десять. Судя по выражению ее лица, он явился без приглашения. Интересно, зачем? Он, должно быть, не больше двух часов в городе, – произнесла она, и в ее глазах появилось презрение.

Мелисса невольно вздрогнула, когда пронизывающий взгляд Хефлина впился в нее, но вскоре он перевел глаза на кого-то другого. Узнал он ее или нет? Что он с ней сделает? Этот человек явно не из тех, кто способен прощать оскорбления. Она унизила его не только как человека, но и как мужчину.

– Что у него с ногой? – шепотом поинтересовалась леди Дэбенхем, когда Хефлин начал спускаться с лестницы. Он опирался на трость и заметно припадал на правую ногу.

– Может, несчастный случай? – предположила леди Крэнфорд.

– Вот почему он так долго не появлялся в городе, – решила леди Беатриса. – Этот человек не любит показывать свои слабости.

– Тогда почему он появился здесь, не долечившись? – спросила наивная миссис Скотт, за что и была вознаграждена презрительным взглядом леди Беатрисы.

– Болезнь неизлечима, это же очевидно, – высказалась она с видом знатока. – Я должна разузнать, как и почему это случилось. Последнее время ни о каких происшествиях мне не рассказывали. – Она была явно обижена.

Мелиссу опять передернуло. Неужели это она его так повредила? Второй удар ее крепкого колена пришелся как раз по ноге, на которую теперь прихрамывал лорд Хефлин.

Тем не менее, она продолжала танцевать и строить глазки, пряча за очаровательной улыбкой свою тревогу. Несмотря на внешнее спокойствие, голова Мелиссы шла кругом от разных тревожных мыслей. Опасность подкралась незаметно. Его хромоту заметили все. Но он был обижен на Мелиссу не только из-за этого и явно имел к ней более серьезные претензии. Вдруг девушка заметила, как лорд Хефлин подошел к одному из ее приятелей. Взгляды, которые они бросали на Мелиссу, красноречиво указывали на то, что эти двое говорили именно о ней.

Мелиссе стало страшно. Хефлин не сводил с нее глаз. Даже находясь в глубине комнаты, она ощущала их огонь и безошибочно узнавала страсть и возбуждение хищника в этом взгляде. Безусловно, он явился для того, чтобы заставить Мелиссу дорого заплатить за ее безрассудство. В конце концов, от всех этих мыслей у нее разболелась голова, и она уговорила бабушку пораньше вернуться домой.

Рано утром леди Каслтон позвала Мелиссу к себе в комнату.

– Что у тебя с лордом Хефлином?:– строго спросила она.

– Ничего, бабушка, – замотала головой Мелисса. – Я уже говорила прошлым летом, что он один из друзей Тоби. И вы прекрасно знаете, почему я уехала из дома.

– Тем не менее, он сейчас внизу и хочет тебя видеть, – сказала леди Каслтон. – Когда я велела ему передать, что тебя нет дома, он заявил, что является твоим женихом и что мы не имеем права не пускать его в дом.

– А я-то думала, Тоби сдержит свое слово, – сдавленным голосом произнесла Мелисса. – Неужели они уже обо всем договорились?

Взяв со стола какой-то конверт, леди Каслтон вынула из него письмо.

– Я тоже так думала, но взгляни-ка на это.

Мелисса взяла листок, и чем дальше она читала, тем сильнее дрожали ее руки. Она едва различала то, что было в письме.

«Понятия не имею, как она догадалась, – писал Тоби. – Глупышка сопротивляется, но если тебе удастся ее заставить, я не буду против».

– Господи! – пролепетала Мелисса. В глазах бедной девушки заблестели слезы. – Именно так он отвечает, когда хочет отказать кому-нибудь в просьбе. Он никогда не говорит в открытую, что не согласен с чем-нибудь. Ты думаешь, что Тоби на твоей стороне, а потом выясняется, что у него на уме совсем другое.

– Ты говоришь правду, Мелисса?

– Ну конечно! Я подслушала, как они обсуждали предстоящую помолвку. Той же ночью мы с Беатрисой сбежали, оставив Тоби записку. Я написала, какой хам этот Хефлин, и наотрез отказалась от брака с ним. Так почему же он здесь?

– А вот лорд Хефлин, напротив, утверждает, что он не просто договорился с твоим братом, а ты сама поощряла его ухаживания, и что о приготовлениях к свадьбе тебе также известно.

– Значит, он не только развратник, но еще и лжец! – выкрикнула Мелисса, нервно расхаживая по комнате. – С тех пор, как я дала ему пинка за то, что он пытался меня соблазнить, мы с ним даже не разговаривали.

– Раньше ты об этом не упоминала, – обиженно заметила леди Каслтон, но в ее глазах промелькнуло любопытство.

– Я пошла на такую крайность от безысходности и горжусь этим, бабушка. Мне кажется, что в этом и кроется причина его настойчивости, так как он стал хромым, наверное, по моей вине. Теперь он жаждет мести. Но что же нам делать, если Тоби и вправду подписал все необходимые документы?

– Во-первых, надо выяснить серьезность сложившейся ситуации, – сказала леди Каслтон. – Идем, Мелисса.

Спустившись в гостиную, они увидели, как лорд Хефлин ковылял из угла в угол. При виде Мелиссы его глаза плотоядно заблестели. Даже в простеньком утреннем платье из нежно-зеленого муслина она была очень соблазнительна.

– Милорд, – холодно начала леди Каслтон, опустившись в кресло, – моя внучка отрицает все возможные соглашения с вами, и я ей верю. Никакой помолвки не было, да и быть не может.

Хефлин не на шутку рассердился.

– Свадьба была запланирована давно, – заявил он. – И она должна состояться в начале следующего месяца. Если Мелисса попытается отказаться, ее отвергнет общество.

– Когда вы вступили в это соглашение? – перебила его леди Каслтон. – Пока эта девушка находилась под моей опекой, я ничего не слышала ни о какой помолвке. Лорд Дрэйтон тоже ни словом не упомянул об этом, когда прислал ее ко мне около года назад.

– Мы подписали документы до того, как она покинула Дрэйтонское поместье, – заявил Хефлин.

– Неправда! – выкрикнула Мелисса, не в силах более сдерживать свой гнев. – Вы прекрасно знаете, что ни о какой свадьбе и речи не было. Я не вышла бы за вас замуж, даже если бы вы были единственным мужчиной на земле.

– Покажите нам эти документы, милорд, – потребовала леди Каслтон.

– Завтра утром я обязательно их принесу, – пообещал он, но обе женщины заметили, как его удивило это требование. Видимо, Хефлин не ожидал сопротивления. Не всякая леди посмеет возразить джентльмену. К тому же общество скорее поверит слову лорда, чем лепету семнадцатилетней девушки, несмотря на то, что репутация этого человека была далеко не безупречна.

– Если они действительно существуют, передайте их моему адвокату, – приказала леди Каслтон, назвав имя своего поверенного. – Всего доброго, сэр.

Борис принес шляпу и трость Хефлина. Тот с возмущением глянул в сторону Мелиссы и неохотно поплелся к выходу.

– И что теперь? – жалобно прошептала Мелисса. Девушка поняла, что этот разговор положил начало долгой и отвратительной войне.

– Как ты думаешь, Тобиас подписал эти бумаги? – спросила леди Каслтон.

– Сомневаюсь. Тоби не любит ссориться из-за пустяков, так как очень трудно соглашаться сразу с обеими сторонами. Скорее всего он пообещал меня Хефлину в обмен на то, что тот простит Тоби его долги. Но Тоби должен был прочитать мою записку, прежде чем принимать такое решение. Если бы Хефлин завел разговор о помолвке, Тоби отложил бы всякое обсуждение до тех пор, пока я сама не соглашусь принять его предложение. Возможно, Тоби придумал какое-нибудь объяснение моему неожиданному отъезду. Не договорившись окончательно о помолвке, он мог прервать прием и, не расплатившись с должниками, отложить обсуждение до тех пор, пока я не вернусь домой.

– Если бы Хефлин слегка надавил на твоего брата, то он бы, возможно, подписал документы.

– Но это же самый настоящий обман! Почему Хефлину понадобилось жениться именно на мне? Прошлым летом на меня было противно смотреть. Правда, он упомянул что-то насчет того, что после того, как я рожу ему ребенка, он запрет меня где-нибудь в деревне.

Леди Каслтон сосредоточенно хмурила лоб.

– Ты говорила, что ударила Хефлина достаточно сильно, чтобы повредить ему ногу?

– Да, хотя кое-что мне непонятно. Очевидно, он мог нормально двигаться, раз пришел в кабинет Тоби несколько часов спустя. Значит, рана загноилась впоследствии. Или она появилась по какой-то другой причине. – Мелисса замолчала, но потом решила, что надо быть предельно откровенной. – Думаю, что, не только это вывело Хефлина из терпения.

Она подробно рассказала бабушке о его все более настойчивых домогательствах, закончив свою историю подробным описанием решающей сцены в саду. Усмешка леди Каслтон быстро превратилась в недовольную гримасу.

– Ты уязвила его гордость, милая, – вздохнула почтенная леди, – сначала не ответив взаимностью на его ухаживания, а потом нанеся ему столь сильный удар в самое уязвимое место. Я много слышала о жестокости этого человека. Он не из тех, кто спускает с рук такие проделки.

Мелисса вздрогнула.

– И что мне теперь делать?

– Во-первых, надо серьезно заняться твоим братом. Если Тоби так слаб, как ты говоришь, то Хефлину не составит особого труда уговорить его на все что угодно. Он твой законный опекун, поэтому может силой заставить тебя выйти за Хефлина. Но мы должны помешать этому. Я немедленно пошлю в Дрэйтон Сондерса и прикажу привезти Тобиаса сюда в город. Мы должны быть уверены, что он не поступится твоими интересами ради достижения своих целей.

– Спасибо, бабушка, – со слезами в голосе прошептала Мелисса.

– Что означают все эти слухи насчет вас? – спросил Чарльз в тот же день, как только Мелисса вошла в гостиную.

– О чем вы говорите?

– Лорд Хефлин кричит на всю округу, что вы с ним помолвлены уже около года, – бесстрастно произнес Чарльз, но в его глазах девушка заметила еле сдерживаемый гнев.

– О Господи! – прошептала она. Вдруг ноги ее подкосились, и Мелисса безвольно рухнула на кушетку.

– Не хотите ли вы сказать, что он лжет?

– Разумеется, лжет!

– Тогда почему же он распускает эти сплетни?

– Это длинная история. – Мелисса вздохнула. – Он друг моего брата. Тоби задолжал ему крупную сумму. Вместо денег он предложил Хефлину меня, но я отказалась быть предметом этой гнусной сделки. Именно тогда я и покинула родной дом, отправившись искать защиты у бабушки. Тоби сообщил нам, что поводов для беспокойства больше нет. До сегодняшнего утра, когда Хефлин нанес нам визит, я его и в глаза не видела. Теперь он заявляет, что мы помолвлены, и грозит опозорить меня публично, если я вздумаю отказаться от его предложения.

– Вот нахал! – выругался Чарльз. Не удивительно, что у Мелиссы сложилось такое мнение о джентльменах. Как выяснилось, Дрэйтон был еще хуже, чем он себе представлял. И не удивительно, что ее так бесит слабоволие. Чего она только не натерпелась от своего безответственного брата! – Когда это произошло?

– В начале прошлого лета. Тоби устроил прием и пригласил своих дружков. Я не выдержала их общества и сбежала.

– Среди них был Мэтт Кроуфорд?

– Да. А что?

– Так, ничего.

Вернувшись в город, Чарльз пытался вычислить того шулера, который обманывал его друга, но так и не добился успеха. Мэтт отказывался назвать имя мошенника, а кроме него никто больше не посещал то сборище в Дрэйтонском поместье. Значит, Мелиссе известно что-то, чего он еще не знал. Но Чарльзу и в голову не пришло бы спрашивать об этом девушку, потому что она уехала задолго до того, как честная игра вышла из-под контроля. Должно быть, это Хефлин. Не могли в такой тесной компании собраться целых два шулера. Кроме того, раз Мелисса сказала, что ее брат задолжал Хефлину целое состояние, то этим мошенником вполне мог бы оказаться сам лорд Хефлин. Для Чарльза этого было достаточно. Теперь он нисколько не сомневался в том, что все сказанное Хефлином о его помолвке с Мелиссой – подлая клевета. Кроме того, его желание отомстить этому негодяю удвоилось из-за того, что Хефлин обидел не только его лучшего друга, но еще и любимую девушку.

– Думаю, теперь мне придется уехать в деревню, – произнесла со вздохом Мелисса. – После этого я вряд ли смогу оставаться в городе.

– Глупости! – При этих словах Чарльз посмотрел на Мелиссу, и их взгляды встретились. Он опять почувствовал ту странную нить, которая связывала их с Мелиссой, и понял, что, глядя на него, она испытывала то же самое. Но сейчас было не время продолжать обмен взглядами. – Вряд ли кто-нибудь поверит его россказням, Мелисса. Его репутация настолько чудовищна, что ни одна порядочная семья не станет поощрять его ухаживаний. Я пришел сюда не для того, чтобы ругать вас за то, что вы поощряете этого мерзавца. Единственное, чего я хотел, – это предупредить вас. Вы прекрасно знаете, что он лжет, и можете опровергнуть любую его историю.

– Я буду все отрицать, – решительно пообещала она. – А бабушка уже послала за моим братом. Надавив на Тоби, мы добьемся того, что он откажется от каких бы то ни было сделок с Хефлином.

Глава 12

Следующая неделя выдалась на редкость напряженной. Мелисса вздрагивала от каждого резкого звука, с трудом скрывая свою нервозность и пытаясь казаться, как всегда, веселой. Тоби еще не приехал, и с каждым днем в девушке крепла уверенность в том, что он действительно подписал эти бумаги. Все приличные дома Лондона демонстративно закрывали свои двери перед носом у Хефлина. К счастью, непрекращающийся дождь не позволял ежедневно кататься в Гайд-парке. Таким образом, даже там он не мог встретиться с Мелиссой. Тем не менее, выходя из дому, она постоянно испытывала страх столкнуться лицом к лицу с этим человеком. Леди Каслтон повсюду сопровождали два дюжих лакея, Чарльз кружился вокруг Мелиссы каждый вечер, но даже эти меры предосторожности не смогли успокоить ее нервы.

Она упорно опровергала все рассказы своего так называемого жениха, утверждая, что они просто плод его пьяного воображения. К тому же Хефлин подозрительно затих. Но его хватило ненадолго. Через несколько дней после перемирия разразился новый скандал. Впрочем, Мелисса уже была готова к нему и считала, что этот скандал далеко не последний в их войне.

С тех пор как Джордж стал ухаживать за Кларой, лорд Эмплай почувствовал себя хозяином положения и начал оказывать Мелиссе слишком откровенные знаки внимания. С тяжелым вздохом она отказалась от его приглашения прослушать лекцию о телескопах, сославшись на неотложные дела. Но его надо было все же удержать. Ей не хотелось снова давать отставку очередному жениху. Это могло стать достоянием общественности, так как Джеффри не обладал особо изысканными манерами и никогда не скрывал своих чувств. Если она откажет Эмплаю, то ее хорошая репутация может пострадать и она навсегда потеряет доверие этого человека.

Однажды на балу, заметив, как лорд Эмплай решительно направляется в ее сторону, чтобы пригласить на вальс, который она оставила свободным, Мелисса поспешно удалилась в дамскую комнату. Вестибюль был пуст, она беспрепятственно проскользнула в комнату и закрылась изнутри. Ну должен же быть хоть какой-то способ отвязаться от этого напористого человека! Пока Мелисса взволнованно ходила взад и вперед, голоса в соседней комнате стали такими громкими, что она могла прекрасно слышать каждое слово.

– Я не хочу, чтобы тебя считали синим чулком, Мэри, – произнес раздраженный голос. – Это тебя погубит! Ты поступила совершенно неприлично, спросив мистера Хемпбари, был ли он в Гринвичской обсерватории.

– Но, мама, ты же обещала! – запричитала несчастная Мэри. – Ты поклялась, что позволишь мне посетить обсерваторию, если я соглашусь провести этот сезон в Лондоне.

По мере нарастания спора глаза Мелиссы все больше расширялись. Подкравшись ближе, она прильнула к стене и увидела через щель леди Доннингтон и ее прелестную дочь, леди Мэри, которые стояли друг против друга и обменивались сердитыми взглядами. Услышав то, о чем они говорили, Мелисса крайне удивилась. Дело в том, что эта девушка всегда точно следовала глупым правилам приличия, которые так почитались в высшем обществе, в обществе, где вертелось несметное количество пустоголовых юнцов и образованность считалась признаком дурного тона. Очевидно, Господь услышал молитвы Мелиссы. Эта девушка как раз то, что надо. Оказывается, в Мэри уживались два разных человека – и синий чулок, и подающий надежды астроном. Более того, она всегда была застенчивой, а Джеффри как раз нравился такой тип женщин.

– Можно с тобой поговорить? – шепотом спросила она Элену во время ужина.

Элена согласно кивнула и попросила у матери разрешения встать из-за стола.

– Что случилось? – спросила Элена, крайне заинтригованная. Вместо того чтобы пойти в дамскую комнату, девушки отправились на улицу.

– Я не знаю, как вести себя с лордом Эмплаем, – честно призналась Мелисса. – Его ухаживания становятся все более недвусмысленными. Он прекрасный друг, и, тем не менее, я бы не смогла выйти за него замуж. Понимаешь, он не умеет держать язык за зубами, поэтому я не хочу открыто ему отказывать. Я хочу, чтобы он заинтересовался другой девушкой, и ты должна мне помочь.

– Ты хочешь, чтобы я начала строить ему глазки? – усмехнулась Элена.

– Конечно же, нет, – улыбнулась в ответ Мелисса. – Это принесет ему еще больше страданий. Я нашла ему потрясающую девушку, но ты должна убедить ее стать самой собой.

– И кто же она?

– Леди Мэри Данн.

– Ты шутишь? – воскликнула Элена. – Эта зануда – самая пустоголовая дурочка из всех, кого я знаю.

– Она просто хорошо справляется с этой ролью. Ее противная мамаша постоянно заставляет дочку вертеться в Лондоне и вбивает ей в голову, что если она будет слишком умничать, то останется в старых девах или, хуже того, станет изгоем в нашем обществе.

– Ты думаешь, она не любит сезоны? – поинтересовалась Элена.

– Вот именно. Эта девушка скорее отдаст предпочтение своим занятиям.

– А ты откуда знаешь? – удивленно спросила Элена.

– Недавно я подслушала ее спор с матерью. Мне кажется, эта девушка увлекается астрономией.

– Так вот почему ты решила подсунуть ее Эмплаю! – рассмеялась Элена. – Да он мне все уши прожужжал про эту астрономию! Но какова моя роль в этой игре?

– Ты должна помочь мне убедить леди Мэри в том, что требования ее мамочки слишком суровы. Она обязательно тебе поверит, ведь у тебя безупречная репутация. Затем нам останется только познакомить ее с лордом Эплаем и надеяться на чудо. Несмотря на то, что Мэри не слишком красива, я думаю, она заслуживает лучших кавалеров, чем эти самодовольные хлыщи, которые вертятся сейчас вокруг нее.

Девушки зашли в беседку, где леди Доннингтон оживленно беседовала со своими подругами. Элена незаметно присоединилась к ним и села рядом с мистером Доукинском, а Мелисса тем временем попыталась увести в сторонку леди Мэри.

– Я знаю, что ты увлекаешься науками, – прошептала Мелисса заговорщическим голосом. В глазах Мэри загорелись огоньки страха и любопытства. – Сейчас многие девушки интересуются серьезными вещами, – продолжала между тем Мелисса, – хотя не все выставляют это увлечение напоказ.

– Правда-правда, – подтвердила Элена. – Возьми хотя бы леди Хартфорд. Или леди Хартлей. Может быть, ты этого не знаешь, но с тех пор, как три года назад к нам приехала мадам де Сталь, ученость стала повальным увлечением среди нас, женщин.

– Но мама говорит, что я погибну, если мои интересы откроются, – запротестовала Мэри.

– И в чем-то она права, – деловито согласилась Мелисса. – Некоторые отсталые люди до сих пор этому верят, но их мнение не должно тебя волновать. Ты должна думать о будущем. Представь, что ты выйдешь замуж за человека, который не знает о тебе всю правду. Как ты считаешь, что он о тебе подумает, когда узнает твое истинное «я»? Рано или поздно это обязательно случится.

– А как ты будешь наслаждаться жизнью рядом с кем-нибудь вроде мистера Доукинса? – прибавила Элена.

Услышав такое, Мэри в ужасе вытаращила глаза.

– Вот именно, – поддакнула Мелисса. – Пойми, это твоя жизнь, а не мамина. Ты изучаешь астрономию, верно?

Девушка робко кивнула.

– Ты тоже?

– Честно говоря, нет, – уклончиво ответила Мелисса. – Меня больше интересуют вопросы управления поместьем, но не потому, что я собираюсь когда-нибудь этим заниматься. Просто, насмотревшись на то, как отец и брат загубили наше имение, я хочу выйти замуж за человека, который разбирался бы в этих делах.

Мэри с надеждой взглянула на Элену.

– Я тоже, – уверенно заявила та. – Мне бы хотелось заниматься благотворительностью, открывать школы для сельских жителей.

Мэри окончательно упала духом.

– Вам не о чем беспокоиться, леди Мэри, – улыбнулась Мелисса. – Мы знаем одного джентльмена, который обожает астрономию. К тому же он довольно часто посещает Королевскую обсерваторию.

– Правда?

– Можешь нам верить, – торжественно произнесла Элена, увидев, что лицо девушки прямо засияло от счастья.

– Самая что ни на есть правда, – согласилась Мелисса. – Он образован и начитан. Если ты обещаешь быть умницей, то я вас познакомлю. Знаешь, он очень славный, и я никому не позволю его обижать. Он переживает из-за своей внешности и пытается скрыть свои интересы. Кроме того, он не очень изящен, но зато скромен.

– Это меня не волнует, – заверила ее Мэри. – Красивые мужчины надоедают.

«Так вот почему она так смотрит на своих кавалеров», – подумала Мелисса. Зато как своевременно закончился этот разговор! Только что объявили вальс, и лорд Эмплай уже приближался к Мелиссе.

– Вы-то мне и нужны, – с ходу начала Мелисса, лишив его шанса пригласить ее на танец. – Вы знакомы с леди Мэри?

– Не имел такого удовольствия, – произнес Эмплай упавшим голосом.

– Какое упущение с вашей стороны! Леди Мэри, позвольте представить вам лорда Эмплая. Милорд, представляю вам леди Мэри Данн, дочь лорда Доннингтона. Вы как раз вовремя. Помогите нам решить одну проблему. Дело в том, что леди Мэри изучает астрономию. Так вот, она спросила меня о Королевской обсерватории, а я ничего не могу ответить, так как совершенно не помню ваше описание. Не могли бы вы помочь?

– С удовольствием, – ответил он искренне.

– Может, вы поговорите во время вальса? – посоветовала Элена, и ее предложение тут же осуществилось.

– Думаешь, у них что-нибудь получится? – спросила Мелисса, поднявшись наверх к леди Каслтон.

– Почему бы и нет? – сказала Элена.

Лорд Эмплай и его спутница кружились по зале и оживленно разговаривали.

Когда Мелиссе удалось отправить их танцевать второй вальс, она почувствовала себя так, будто тяжкий груз упал с ее плеч. В глазах молодых людей появилось восхищение друг другом.

Чарльз отдыхал в читальном зале Уайта, лениво перелистывая страницы. Все это время он только и делал, что ломал голову над тем, как лучше поступить с лордом Хефлином. Ситуация сложилась неправдоподобная. Чарльз и представить себе не мог, чтобы такой продажный человек, как Хефлин, осмелился просить руки порядочной девушки, которая к тому же презирает и ненавидит его всей душой. Даже если он собирался увезти и запереть ее в деревне, получив наследство, Чарльз не мог в это поверить. Должно быть, долги Тоби громадны. Но зачем Хефлину вымогать деньги у молодого Дрэйтона? Все вокруг прекрасно знали, что Тоби никогда не бывает в городе, потому что он беден. Так было, по крайней мере, уже тридцать лет. Хефлин учился в школе вместе с ним и должен был знать это. Чарльз мог только догадываться, что произошло между Хефлином и Мелиссой. Эта девушка – лакомый кусочек, и Хефлин ск