/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Рождественские ожидания

Энн Макалистер

Гэс и Мери полюбили друг друга еще в школе. Казалось, ничто не может помешать их союзу. Но Гэс не захотел связывать себя узами брака...

  ГЛАВА ПЕРВАЯ

  С того самого момента, когда док шлепнул его по попке в роддоме тридцать один год тому назад, Гэс был неугомонным, ужасно озорным мальчишкой, выросшим в жесткого, бесстрашного ковбоя.

  Не было дороги, на которой он хотя бы раз не сваливался с полудикой лошади, Не раз он получал удар копытом, пытаясь приручить необъезженного скакуна. Почти мистическое сочетание мужества и воли ковбоя плюс дарованное Господом упорство многие годы помогали ему доводить до конца все проклятые дела, за которые он брался.

  Это помогало ему участвовать в соревнованиях, несмотря на три сломанных ребра и плечо, которое он вывихнул в тот первый год, когда ему посчастливилось отправиться в Вегас на Национальный финал. Это позволило ему год назад в сентябре отправиться в Пендлтон и выиграть соревнования по скачкам на необъезженных жеребцах.

  Это поддерживало его на протяжении десятка лет.

  Но это не спасло его теперь, потому что впервые за тридцать один год у Гэса не осталось цели в жизни.

  Он был разбит, потерян, подобно кораблю без штурвала, компасу без стрелки.

  Впервые Гэс не знал, чего хочет или к чему стремится. Хуже всего то, что он даже не знает, как все произошло.

  Он знал лишь, что у него не осталось никаких желаний.

  И у него даже не осталось оправданий.

  Большинство ковбоев, участвующих в родео, прощались с карьерой из-за травм. В больницах врачи советовали им заняться чем-нибудь другим. Некоторые вешали свои шпоры на стену, когда первыми приходили к финишу. Выиграв свою золотую пряжку, они с удовлетворением удалялись.

  Гэс тоже получил свою долю травм, и доктора говорили ему, что он сможет разбогатеть, занявшись еще чем-нибудь. Но он никогда не соглашался с ними и всегда боролся за возвращение. Гэс выиграл достаточно золотых пряжек, включая самую большую, о которой мечтал каждый. Три года назад он стал чемпионом мира по верховой езде на диких лошадях. Но даже после этого он побеждал, сохраняя право на участие в соревнованиях, потому что по-прежнему в нем было стремление побеждать и по-прежнему в его груди бушевали огонь и страсть.

  А сейчас всего этого нет.

  Он стал замечать это в мелочах. Все те мили, которые он одолел в этом году, стали казаться длиннее. Удовлетворение от заезда на восемьдесят восемь миль не было полным.

  Оказавшись в конце привычного пути, Гэс как-то сник. Он затрачивал все больше сил на то, чтобы держать себя в форме.

  Будь в нем чуть больше энергии, он бы собрался в этом году на Финал. По крайней мере у него была бы цель.

  Но впервые за восемь лет он никуда не собирается. Сломанное в августе запястье положило конец такой возможности.

  Он поклялся себе, что примет участие в двух заездах в конце сезона.

  Но к середине октября его запястье было все еще в плохом состоянии, и врач сказал, что так рисковать - чистое безумие.

  Слова о том, что он сумасшедший, никогда прежде не останавливали Гэса.

  Но теперь это произошло.

  И когда Ной Тэннер и Таггарт Джонс пригласили его преподавать в их школе верховой езды в Элмере, он пропустил скачки в Миноте и Коровьем дворце и отправился в Элмер.

  У него возникло некое подозрение. Когда такой сорвиголова, как он, подумывает преподавать в школе - даже в школе верховой езды, вместо того чтобы отдать всего себя родео, что-то явно не складывается.

  Он приехал к Таггарту, думая, что разберется со всем на месте и через неделю отправится восвояси. Но все было не так.

  Уже почти месяц, как он здесь. Три-четыре дня учит оказывать первую помощь, а в остальное время помогает в работе на ранчо.

  Он чувствовал: что-то должно произойти.

  И произошло - только не с ним.

  Он был удивлен, узнав, что его брат, Джей Ди, через неделю женится. И Лидия Кочрейн объявила это во всеуслышание!

  Гэс даже не представлял себе Джей Ди женатым. Всю жизнь Джей Ди менял девушек, так же как лучший бык Таггарта - телочек, и не выказывал намерения остепениться - до тех пор, пока внезапно Лидия не прижала его к ногтю.

  Гэс удивлялся, что такая женщина, как Лидия - успешный адвокат - могла увидеть в таком упрямце, как его брат.

  К тому же Джей Ди не так привлекателен, как Гэс. Что бы там ни говорили его прежние подружки, нет у него ни обаяния, ни каких-либо иных привлекательных черт.

  Нет, сэр, Джей Ди просто чертовски удачлив.

  Он думает, что его брат удачлив, потому что тот собирается жениться!

  Ради бога, если брак - это так восхитительно, то почему же он сказал Мери, что ничего не получится, так как он не настолько стар, чтобы остепениться?

  Вероятно, ему не следовало все это говорить.

  Мери не приняла его объяснений.

  Думая о Мери, он испытывал чувство стыда.

  Он никогда не думал о Мери.

  Ну, почти никогда.

  В этом не было смысла. Он не видел свою бывшую невесту много лет. Последнее, что он слышал о ней, было то, что она переехала в Аризону, где собиралась поступать в колледж. Это было очень давно.

  Аризона? Колледж?

  Мери?

  Продолжай вспоминать, подумал Гэс, бродя вокруг домика на ранчо Джона. Все, что он знал, так это то, что очень долгое время держал себя в руках, даже думая о ней.

  Порой, когда ездил в Скотсдейл, Таксон или Виндоу-Рок на скачки, он вдруг задумывался о Мери, и ему казалось, что она пришла и наблюдает за ним - как в былые времена.

  Он действительно вспоминал подобные фантазии раз или два, после нескольких родео, в которых победил.

  Подобные мысли не успокаивают.

  А он снова думает о спокойствии!

  Гэс продолжал расхаживать, испытывая несомненную тревогу. С каких пор его вообще заботит спокойствие? Раньше такого не было.

  Но подобное случается, когда ты застрянешь непонятно где без дел. Он не поехал сегодня вечером с другими ковбоями в Элмер.

  «Капля росы» - это не шикарный ковбойский бар, но там он мог сыграть в бильярд, выпить кружку пива, а может, снять девицу, такую же одинокую, как и он.

  Что же с ним происходит? Гэс упал на узкую деревянную кровать и задумался.

  Он не мог вспомнить, что когда-либо испытывал чувство одиночества. Черт подери, он никогда в жизни не был одиноким! С ним всегда был его брат, приятели или целая стая женщин. Одиночество?

  Нет, он не одинок. Он просто... просто...

  Проклятье! Он спрыгнул с кровати. Ему нужен шум! Люди! Действие!

  Сейчас только десять часов. «Капля росы» еще не закрылась.

  Он вытащил из гардероба чистую рубашку, застегнул и заправил ее в брюки. Затем вытер манжетой золотую пряжку на ремне и накинул на себя короткую дубленку.

  Теперь Гэс почувствовал себя лучше. Он был полон планов.

  Как бы то ни было, «Капля росы» все же лучше!

  В нос ему ударил сигаретный дым. Громко звучала музыка. Несколько местных ковбоев сидели за барной стойкой. Большинство играли в карты или бильярд. Двое из наездников быков Таггарта тоже играли в бильярд. Трое других, которые днем вычищали с арены грязь, топили боль и горе в пиве. Парочка местных девиц болтали с ними. Когда появился Гэс, еще одна, повиснув на руке Стива Хаммонда, направлялась с ним к выходу.

  Проходя мимо, Стив показал Гэсу большой палец.

  - Не делай ничего, чего бы не сделал я, - сказал Гэс.

  Стив ухмыльнулся.

  - Не бойся. - Затем он обернулся к державшей его за руку женщине. - Немного найдется вещей, которые бы не сделал старина Гэс.

  Это точно. Гэс усмехнулся, когда позади него захлопнулась дверь.

  -  Эй, Гэс! - Один из играющих в бильярд ковбоев помахал ему. - Хочешь поиграть пара на пару?

  Гэс отпил пива, взял кий и присоединился к ним. Он старался вызвать в себе интерес. Гэс всегда все делал азартно, но было трудно сосредоточиться, когда все, кроме него, били по шару, косясь на наблюдающих за игрой девушек.

  Когда две из них склонились над столом, у него появилась надежда, что это может быть любопытным, но оказалось не так. Они играли плохо. Девушки просто хлопали ресницами и флиртовали, а его приятели отвечали им тем же.

  Гэс и сам тысячу раз поступал подобным образом. И никогда его это так не раздражало. Сегодня вечером его это просто достало.

  Он пытался заигрывать, но без особого успеха. Улыбка смотрелась неестественно. Шуточки были такими же пресными, как и пиво.

  Может, он заболевает?

  Но прежде чем он смог определить, не начинается ли у него жар, один из местных решил, что Гэс стоит слишком близко к его девушке.

  - Я не твоя девушка, Томми, - сказала она. Но Томми был достаточно пьян, чтобы поверить в это.

  - Я сказал, убери от нее свои руки. - И тут же последовал удар кулаком.

  О черт! - подумал Гэс. От удара его голова резко откинулась назад.

  Он размахнулся и крепко врезал ковбою по челюсти.

  - Задай ему, Гэс!

  -Давай, Том!

  После этого началась всеобщая драка.

  Через двадцать минут с подбитым глазом и двумя выбитыми зубами Гэс ехал на ранчо. И, несмотря на уверенность в том, что одарил его подбитым глазом и выбитыми зубами один из наездников быков, а не Томми, Гэс не жаловался.

  Какого черта!

  Он чувствовал себя прекрасно, хотя его и пошатывало, когда он покидал бар.

  В любом случае, подумал, вздыхая, Гэс, ему такое не впервой.

  -  Милый синяк, - заявил Таггарт, когда Гэс появился к завтраку. - Не думаю, что это проделки очередной дикой лошади.

  -  Нет, - проворчал Гэс, опускаясь в кресло рядом с дочерью Таггарта Бекки.

  -  Что произошло? - спросила она с расширившимися от волнения глазами.

  Гэс неуклюже пожал плечами.

  - Наткнулся на дверь, - невнятно проговорил он. Ему не следовало выходить к завтраку. Но он но придал синяку особого значения, хотя утром трое  или  четверо парней  заметили,  что  он, должно быть, хорошо провел время прошлой ночью.

  В былые деньки Гэс бы усмехнулся и согласился с ними. Сегодня же он только пожал плечами и направился к дому Таггарта.

  Он приходил сюда каждое утро к завтраку.

  - Это входит в сделку, - сказал Таггарт, когда Гэс только приехал. - Стоимость домашней еды вычитается из твоей зарплаты. Добро пожаловать на семейные трапезы.

  Таким образом Гэс стал как бы частью семьи, отыскивая внезапно куда-то запропавшие книги по математике для Бекки, разрезая на тонкие ломтики тост для Вилли и Эбби, трехгодовалых близнецов, и слушая всю их болтовню. Он чувствовал, что вскоре все это ему надоест и захочется вернуться к столь любимым ковбоями кофе и пончикам.

  И все же весь месяц он появлялся не только к завтраку, но и к обеду. Ему действительно нравилось это.

  -  Тебе нужно было немедленно приложить лед, - сказала жена Таггарта, Фелиция, ставя перед ним тарелку с яичницей с беконом. - У нас всегда его в избытке. В этих местах это профессиональная необходимость.

  - Это случилось вчера ночью? Ты мог бы позвонить. Я принесла бы тебе немного льда, -встрепенулась Бекки.

  Бекки была увлечена Гэсом так же, как тот завтраками.

  Он по-прежнему старался общаться с ней как с подростком.

  Она, естественно, не выглядела той малышкой, какой он ее помнил. Она уже доходит ему до подбородка, у нее длинные темные волосы.

  Гэс скользнул по ней взглядом и сказал грубовато:

  - Не такой уж я старик, чтобы не прихромать сюда за льдом, если бы это было нужно. Мой глаз в порядке. Я по-прежнему хорошо вижу, например овсяную кашу на твоем подбородке.

  Бекки поспешно вытерла лицо. От смущения у нее покраснели уши.

  - Я пошутил, - поспешно сказал он.

  - Ты же не хочешь идти на свадьбу к Джей Ди с подбитым глазом, - решила Фелиция.

  Гэс вообще не хотел идти к нему на свадьбу. Свадьбы никогда не интересовали его. Он совершенно отказался от них с тех пор... с тех пор, как увернулся от своей собственной.

  - Я принесу немного льда. - Бекки отодвинула свой стул так резко, что тот опрокинулся. Она поставила его на ножки, отчего теперь у нее покраснели еще и щеки.

  Гэс удивился такой неуклюжести, скорее свойственной мальчишкам-подросткам.

  Вздыхая, Бекки закончила накладывать лед в пластиковый пакет и обернула его в полотенце для посуды.

  - Вот, - она приложила все это к глазу Гэса. Их руки соприкоснулись, и лед выпал ему на колени. - Господи! Прошу прощения! Я...

  - Все хорошо, милая.

  Но Бекки, с пунцовым лицом, опустилась на колени, собирая лед. Вилли и Эбби нырнули под стол, чтобы помочь ей.

  -  Оставь это им, - сказал Таггарт, потянув Бекки за ступню. - Мы уходим.

  Бекки, стараясь не глядеть на Гэса, в смущении пролепетала:

  - Я не хотела... Ну, я... я надеюсь, глазу станет лучше, Гэс.

  Он ослепил ее улыбкой.

  - Не беспокойся обо мне. Ничего серьезного. Пока.

  Бекки вздохнула.

   -Да. Хорошо. Пока.

  Таггарт выставил ее за дверь.

  - У Бекки сейчас сложный период в жизни, - сказала Фелиция.

  Гэс сощурился.

  - В самом деле?

  В общем-то это касалось не только Бекки.

  Внутренняя вялость беспокоила его.

  Он ломал из-за этого голову целыми днями. Он пытался понять, почему у него нет такого напора, как у других наездников.

  Куда это ушло?

  Просто испарилось? Это нормально? За ланчем он спросил Ноя Таннера:

  - Это что, просто исчезло в тебе в один день? - В конце концов, Ной тоже становился однажды чемпионом мира по верховой езде.

  - Исчезло? - Ной нахмурился.

  - Желание ездить верхом. Я знаю, у тебя был несчастный случай и это все изменило... - Каждый на родео помнил автомобильную аварию сразу же после выигрыша золотой пряжки Ноем и Таггартом. Они отошли от дел спустя несколько месяцев. - Но до этого... ты когда-нибудь чувствовал... я не знаю... словно чего-то недостает?

  Ной покачал головой.

  -Нет.

  Но Таггарт сказал:

  -Да!

  Гэс с надеждой посмотрел на него.

  - Бекки, - сказал Таггарт. - Я был занят поездками, а ее со мной не было.

  - Может, и у тебя где-нибудь есть ребенок, - весело сказал Ной. - Как у меня.

  Его дочь, Сюзанна, стала большим сюрпризом для него, когда спустя семь лет он обнаружил, что является отцом.

  -  Господи, надеюсь, что нет! - Гэса будто ударили кулаком.

  Но он, несомненно, задумывался об этом. Начал задумываться - и беспокоиться. У него были женщины после Мери. Он не отрицает этого. Но он был осторожен - всегда - и уверен, что оба, он и она, в этом вопросе были застрахованы.

  Но что, если Мери... Нет, она не могла!

  Кроме того, он уже спрашивал. Он позвонил ей из Рино и спросил без обиняков:

  - Ты беременна?

  Она спросила:

  - Кто это? - Словно не знала! Словно у нее было много знакомых парней.

  Но он проигнорировал это и сказал:

  - Я просто хотел, чтобы ты знала: я женюсь на тебе, если ты беременна.

  - Иди к черту, Гэс, - на сей раз уже без всякого притворства сказала она.

  Из чего он заключил, что она не беременна.

  И ему стало легче дышать. И он легко дышал много лет. Но помнил, что Тесс не сказала о ребенке Ною...

  Что, если Мери не удосужилась сказать ему?

  Что, если у него ребенок - ребенок почти такого же возраста, как Бекки, и похожий на него? Что, если...

  Он отодвинул тарелку с чили.

  -Я что-то неважно себя чувствую.

  Гэс вышел на улицу и глубоко вдохнул ноябрьский бодрящий горный воздух. Он старался думать логично и разумно, несмотря на неприятно поразившие его слова Ноя.

  Мог ли у Мери быть ребенок?

  Несомненно, она бы ему сказала. Разве не так? Разве она не позвонила бы Джей Ди и не сказала бы ему, чтобы Гэс перезвонил ей? Не достала бы его из-под земли?

  Конечно, она бы все это сделала, заверил он себя.

  Мери любила его. Она не стала бы хранить подобное в секрете.

  Он вес еще ломал голову над этими вопросами, когда ему свистнул Ной.

  - Пора на занятия.

  Гэс провел день в разговорах о технике верховой езды, о том, что происходит, когда совершаешь ошибку, а затем еще и еще одну.

  Может, он задержался в одном месте слишком долго, наблюдая за последним наездником, совершающим заезд. Может, он по-сумасшедшему волнуется, проведя так много времени на одном месте. Может, ему следует отправиться в путь на юг, к солнцу, испытать себя на парочке родео в Аризоне.

  -Эй! Гэс!

  Он обернулся и увидел приближающуюся к нему Бекки.

  - Ты вооружена? - усмехаясь, спросил он.

  Она залилась румянцем.

  - Что? - Ее щеки еще больше покраснели. - Нет, - пробормотала она.

  Его усмешка стала шире. Ничто так не нравилось Гэсу, как поддразнить хорошенькую девчонку.

  - Что случилось?

  - Я подумала... э-э... может, ты подвезешь меня в школу?

  - Я думал, ты только что из школы...

  - Да, я... просто забыла. Я хотела потренироваться для ораторского турнира. Моя учительница сказала, что останется после занятий, чтобы послушать нас. Но я уже была в автобусе, на полпути домой, когда вспомнила это.

  - Похоже, что ты любишь школу, как и я когда-то.

  - Да, люблю, - быстро сказала Бекки. - Особенно английский.  И ораторское мастерство. Мне предстоит рассказать о том, как мы с отцом тренируем Домино.

  - Хотел бы я, чтобы в мою бытность в школе был такой предмет, - немного завистливо сказал Гэс. - Я бы с удовольствием произнес речь о езде верхом на полудикой лошади.

  - Ты бы мог сделать это в моем классе. Это было бы здорово. В восьмом классе. Ты знаешь, я перехожу в среднюю школу в следующем году?

  - Святый Боже! - Он действительно почувствовал себя стариком. - Думаю, скоро я попаду в дом престарелых.

  -  Не попадешь! Ты не старый! Я хочу сказать... ты не кажешься намного старше меня.

  Гэс надеялся, что это комплимент. Но не был в этом уверен. Он порасспрашивал ее об обучении Домино, и Бекки увлеченно рассказывала об этом по пути в Элмер.

  Он остановился перед школой. Бекки открыла дверцу, затем обернулась к нему.

  - Я буду там минут тридцать. - Она указала на класс на первом этаже. - Вот где я буду. Ты можешь встретить меня там. Я выйду, как освобожусь.

  Гэс улыбнулся.

  - А мне нельзя послушать?

  - Ты же не хочешь этого!

  - Я мог бы кое-чему поучиться.

  Бекки помолчала в нерешительности, затем пожала плечами.

  - Ну, если я не выйду через сорок пять минут, приходи и забери меня. Я буду готова уйти к тому времени.

  - Мне показалось, ты говорила, что тебе нравится этот предмет.

  - Да. Но у меня есть своя жизнь, ты же знаешь. И я не хочу заставлять тебя ждать. Может, мы выпьем по кока-коле, когда закончу. Я плачу, - быстро сказала она, ее щеки пылали. - Это значит, что я приглашаю тебя.

  Гэс рассмеялся.

  - Думаю, что могу съездить за парой бутылочек кока-колы. Я готов выполнить твои поручения. Если тебя не будет, когда вернусь, я войду и заберу тебя.

  Бекки лучезарно улыбнулась.

  - Увидимся! - Она побежала к школе, резко остановилась и, бросив на кого-то мимолетный взгляд, продолжила путь спокойно, словно желая произвести впечатление.

  Он посмотрел вокруг, чтобы увидеть, кого она пытается поразить. Там на лужайке была пара мальчишек,  подбрасывающих футбольный мяч и исподтишка смотревших на Бекки.

  Затем Гэс зашел в бакалею и купил продукты по списку Фелиции. Служащая, чья визитка гласила, что ее зовут Китци, была в баре прошлой ночью. Она засуетилась, увидев его подбитый глаз.

  - Я могла бы поцеловать его, чтобы ему стало лучше, - предложила она, моргая ресницами.

  Но стоило Китци хлопнуть своей жевательной резинкой и окинуть его «фирменным» взглядом, как Гэс поскучнел. Он потер затылок и отступил в сторону двери.

  - Я вроде как спешу.

  -  Ты можешь прийти ко мне вечером, сладенький, - сказала Китци. - Когда не будешь в такой жуткой спешке.

  Гэс одарил ее мимолетной улыбкой.

  - Не думаю, - пробормотал он, забирая молоко и хлеб и направляясь к двери.

  Во всяком случае, пришло время забирать Бекки. Он положил покупки на заднее сиденье и поехал к школе. Бекки еще не было, поэтому, припарковав грузовик, он выпрыгнул из него и вошел в школу.

  В ноздри ему ударил запах мела, лака и старых кроссовок. Он не был в школе с тех пор, как окончил ее. Казалось, что это было вчера или сто лет тому назад.

  Он ускорил шаг, подходя к классу, на который указала Бекки. Ботинки стучали о линолеум, и эхо раздавалось по коридору. Из самой последней классной комнаты он услышал девичий голос.

  Это была Бекки. Ее голос был чистым, сильным и искренним. Гэс подошел к двери и остановился. Бекки стояла перед классом с развернутым листочком, пальцы судорожно сжаты. Она подняла глаза и при виде Гэса запнулась.

  Он быстро поднял большой палец и ободряюще улыбнулся.

  - Действуй, - губами произнес он.

  Бекки кивнула, глубоко вздохнула и продолжила. Она еще раз взглянула на свой листочек, затем подняла взгляд и теперь уже рассказывала ему, рассказывала ему про Домино. О том, как она учила его, о том, как он научил ее.

  Это была хорошая речь. Черт подери, это была необычайно хорошая речь. И когда она закончила, Гэс вошел, восхищенно аплодируя.

  Он заметил сидящую за дальним столом белокурую женщину - судя по всему, учительницу Бекки. Ее лицо было абсолютно белым, она пристально смотрела на вошедшего.

  - Гэс? - хрипло спросила она.

  Он открыл рот от изумления.

  - Мери?

ГЛАВА ВТОРАЯ

  Произнеся его имя, Мери Маклин почувствовала резкую боль в животе, как будто сам Гэс, а не крутнувшийся внутри нее плод, ударил ее.

  Из всех мест, где она могла бы натолкнуться на Гэса Холта за последние двенадцать лет, восьмой класс в Элмере, Монтана, был наименее вероятным.

  Иначе она никогда бы не приехала сюда.

  Мери покинула Мюррей сразу же после отмены свадьбы, возвращения подарков и после того, как сожгла приглашения.

  Она не появлялась в Монтане до того, как приехала сюда три месяца назад. Она была в Аризоне, где жила со своей сестрой Рут и ее мужем Джеффом. Провела пару лет неподалеку от Финикса, сначала в колледже, затем преподавала в школе. Определенно она была там счастлива.

  Более или менее.

  Мери вернулась в этом году преподавать, потому что отчаянно нуждалась в некотором независимом пространстве. Ее жизнь изменилась. И хотя она нежно любит Рут и Джеффа, все же ей не хотелось, чтобы они вертелись вокруг нее каждую минуту.

  Рут и Джефф не были этим довольны. Они спорили с ней. Говорили, что она нужна им.

  Но Мери знала, что ей больше нужна ее собственная жизнь.

  - Но ребенок... - убеждали они.

  К счастью, доктор был на ее стороне. Она может ехать куда угодно, заверил он ее. Он понимал ее потребность иметь свою собственную жизнь, быть самой себе хозяйкой.

  - Но ребенок... - Рут и Джефф по-прежнему возражали.

  Но Мери не уступила. Она нашла работу в Элмере и решительно взялась за нее. Вернулась в Монтану. Вернулась домой.

  Теперь Мери старше, сильнее, мудрее. Она уже не та молодая дурочка, которая отдала свое сердце Гэсу Холту.

  - Это будет хорошо для меня, - убеждала она Рут и Джеффа. - И вы можете приехать, когда подойдет срок.

  - Мы даже не знаем, где находится Элмер! - недовольно произнесла сестра.

  Так же, как не знала тогда Мери. Она выяснила, что он уютно разместился у подножия гор, на западном краю долины Шилдс-Вэлли к северу от Ливингстона. Когда она приехала, ослепительные виды и высокогорный воздух оживили ее и заставили почувствовать себя моложе. Да, подумала она, правильно, что приехала. Она считала Элмер превосходным местом.

  До сих пор.

  До появления Гэса. Что он здесь делает?

  Больше всего ей хотелось быть вежливой и решительно-сдержанной с человеком, который давным-давно перевернул ее жизнь вверх дном...

  Гэс позвонил за неделю до свадьбы.

  -  Я не готов жениться, - без предисловий сказал он тогда.

  Мери, отсчитывающая дни до свадьбы, была ошеломлена. Естественно, она не поверила ему.

  - Что ты сказал? - слабо спросила она. - Что?

  Он повторил:

  -  Я не могу этого сделать. Когда я думал о том, чтобы остепениться... я не знал... что это такое удушающее чувство.

  - Удушающее чувство?

  - Это не означает, что я не люблю тебя, Мери, - искренне говорил он. - Просто представил, что могу с таким же успехом умереть, как и сейчас жениться...

  Это было несколько лет назад, напомнила она себе. Вечность назад. В другой жизни.

  Теперь это не имеет значения.

  Гэс подошел к ней, широкая ухмылка и подбитый глаз - некоторые вещи не меняются! - на его чрезвычайно красивом лице. Он теперь стал старше и худощавее, но лицо его было по-прежнему прекрасно. Она не хотела смотреть в его сторону, но не могла.

  - Бог мой, Мери! Что ты здесь делаешь? Как ты? Черт возьми, как я рад тебя видеть! Святый Боже, сколько лет!

  Все указывало на то, что он поступит так же, как всегда поступал, когда приходил домой: хватал ее, затем поднимал и обнимал так, что захватывало дух, и целовал...

  От этой мысли Мери застыла на месте. Затем вежливо протянула руку.

  - Привет, Гэс, - тихо сказала она и успокоилась, услышав свой сдержанный и вежливый голос.

  Он пристально посмотрел на нее, затем на протянутую руку и нахмурился.

  - В чем дело, Мери?

  Она не убирала руку. Пожми ее, черт тебя возьми! Мы просто знакомые, не более того. Она встретила его пристальный, упрямый взгляд.

  Гэс схватил ее руку. Его ладонь была мозолистой, жесткой, слегка шершавой, и Мери невольно вспомнила времена, когда эта ладонь касалась ее обнаженного тела.

  Что-то толкнуло ее изнутри, и она не думала, что это ребенок. Мери попыталась выдернуть руку.

  Гэс продолжал ее держать. Его грубые, теплые пальцы крепче сжали ее ладонь. Мери решила не пытаться высвободить свою руку из его железной хватки.

  Он по-прежнему улыбался той самой кривой улыбкой, которую она когда-то так сильно любила.

  -  Мери, Мери. Какое приятное зрелище для исстрадавшихся глаз.

  - Не сомневаюсь, - резко сказала она, самим тоном оберегая себя от его усмешки. От него!

  Гэс, все еще усмехаясь, дотронулся до своего глаза.

  - Напоролся на кулак. Ерунда.

  Разумеется. Гэс и Джей Ди еще юнцами были известны своей драчливостью. Мама Мери всегда называла их «эти хулиганы мальчишки Холт». «Держись подальше от этих хулиганов Холт», - говорила она.

  Но Мери, глупая Мери, влюбилась в Гэса.

  - Не могу поверить, что это ты. Я недавно думал о тебе! - восхищенно говорил он, в то время как ее ученики с любопытством смотрели на них.

  -  Не представляю, почему, - резко сказала Мери. - Я не думала о тебе. А, Сэм!

  Слава богу. Один из одноклассников Бекки, Сэм Бейкон, неуклюже стоял в дверях, ожидая своей очереди читать речь, и выглядел так, словно мечтал находиться где угодно, но не здесь.

  Мери очень хорошо знала, что он чувствовал.

  - Входи! Входи!

  Она наконец сумела вырвать руку из тисков Гэса и махнула Сэму, чтобы тот вошел.

  -  Вовремя. Бекки закончила, за ней приехали. Они уже уходят.

  Она еще раз махнула Сэму и успокоилась, увидев, как он крадучись входит в класс,

  - Хорошая работа, - живо сказала она Бекки, глядя мимо Гэса. - Последняя репетиция была превосходна. Намного лучше зрительный контакт.

  Бекки улыбнулась и мимолетно посмотрела в сторону Гэса. Это был мечтательный, жадный взгляд, подобный тому, каким Мери когда-то точно так же смотрела на него.

  Гэс ничего не заметил. Он по-прежнему смотрел на Мери.

  - Эй, Мери, как насчет...

  - Было приятно снова увидеться. - Мери перевела все внимание на Сэма: - Поднимайся на подиум. Я готова, готовься и ты,

  - Мери... - Гэс не уходил.

  -  Извини, Гэс. Я работаю. Сэм, - многозначительно сказала она, - я жду.

  Сэм подошел к подиуму и запихнул руки в карманы.

  - Ну, когда ты не будешь занята, - упорствовал Гэс.

  - Я всегда занята. Сэм? Они не узнают главного, если ты не начнешь немедленно.

  - Ты не можешь быть всегда занята! - возмутился Гэс.

  Она будет вечно занята, поклялась Мери, пристально глядя на Сэма.

  - Бекки ждет, Гэс. -Почему, господи, ребенок не начинает? - Давай начнем, Сэм. Я слушаю.

  Бекки надела на плечи лямки портфеля.

  - Пойдем, Гэс. Я думала, мы собирались выпить по кока-коле.

  Мери почувствовала его разочарование.

  - О, черт. Хорошо, пойдем, - сказал Гэс. Он последовал за Бекки из классной комнаты, но вдруг остановился и посмотрел на Мери. - Я вернусь.

  Мери здесь! В Элмере, надо же!

  Преподает в школе всего в паре миль от того места, где живет он. Гэс не мог в это поверить. Задумавшись, он чуть было не проехал мимо кафе.

  - Гэс? - голос Бекки, беспокойный и раздражительный, ворвался в круговорот его мыслей. -Гэс! Останавливайся!

  Он нажал на тормоз.

  - Прости. Задумался кое о чем.

  Задумался о том, как чертовски хорошо выглядит Мери. Несколько лет сделали ее еще более привлекательной. Ее волосы, по-прежнему белокурые и длинные, были зачесаны назад и аккуратно заколоты на затылке так же, как и прежде. И Гэс ничего не мог поделать с воспоминаниями о том, как ему нравилось распускать их, пробегать по ним пальцами, взъерошивать. Он любил целовать эти губы, эти восхитительные губы, которые сегодня были сердито сжаты, Он изумлялся тому, что до сих пор не может забыть ее улыбку, эти ямочки, появляющиеся в уголках ее губ...

  - Вот кафе.

  -Что?

  - Я думала, мы едем за кока-колой, - напомнила ему Бекки.

  - О. Точно. Да, конечно. - Гэс припарковал грузовик рядом с кафе. Он выпрыгнул, похлопал рукой по крылу и, улыбаясь, провел Бекки в кафе.

  Они сели за столик у окна, и Гэс со своего места мог видеть школу. Мери сейчас там. Если он повернет голову, то увидит ее классную комнату. Он повернул голову.

  - ...правда думаешь, что было хорошо?

  Он перевел внимание на Бекки.

  - Что?

  -  Что с тобой сегодня? Ты не услышал ни слова из того, что я сказала. Я сказала, ты действительно считаешь, что моя речь была хорошая?

  - Восхитительная. У вас новая учительница?

  - О, мисс Маклин? У-ух. Она из Аризоны. Ты знаешь ее?

  - О, да, - рассеянно сказал он. Гэс по-прежнему помнил ее как Мери, а не как мисс Маклин. Словно она повзрослела. Черт побери, она мисс Маклин. А он, значит, мистер Холт? Не слишком приятная мысль.

  Он почесал ухо.

  - Я знал ее еще ребенком. Твоего возраста, - сказал он после того, как они заказали напитки.

  -  Я не ребенок! - Бекки выглядела обиженной.

  - Верно. Прости. Ты нет. Наверное, мы были моложе тебя. Боже, да. Седьмой класс.

  Это было так давно... А казалось, только вчера.

  Бекки уже в восьмом. Седьмой для нее далекое прошлое. Она рассказывала о своей речи и о Домино, о его обучении, о том, как может помочь Гэс. Гэс не слышал ни слова из того, что она говорила.

  Он вспомнил седьмой класс. Думал о первом дне в средней школе, когда он и его лучший друг Слоун Галлахер швыряли друг другу портфель Лидии Кочрейн. Это приводило ее в бешенство, а Гэсу всегда нравилось доводить ее.

  Он вспомнил, как схватил портфель, брошенный ему Слоуном, и побежал. «Не поймаешь!» -выкрикнул Гэс и помчался за угол школы, где налетел на самую красивую девочку, которую когда-либо видел.

  Гэс сбил ее с ног.

  Он, заикаясь, извинился и, краснея как свекла, помог ей подняться. Она улыбнулась ему немного устало, достаточно искренне, но все же улыбалась, даже когда потирала ободранные локти.

  - Все хорошо, - сказала она. - Не беспокойся. Я в порядке.

  - Ты уверена? Ты немного испачкалась. - Он начал похлопывать по пятнам грязи и выбивать пыль сзади из ее джинсов. Но в момент соприкосновения его руки с нежным изгибом тела осознал, что делает, и от этого его лицо вспыхнуло.

  Ему было почти тринадцать. И его тело, которое он понимал и хорошо контролировал первые двенадцать лет его жизни, внезапно проявило интерес само по себе.

  Подбежал Слоун, за ним по пятам - разъяренная Лидия.

  - Эй! - кричал Слоун. - Сдаюсь... ох! - И он остановился как вкопанный, увидев красивую белокурую девочку. - Ух ты, - сказал он спустя минуту. Затем в изумлении открыл рот. Вот какой красивой она была.

  -  С тобой все нормально? - Лидия взяла портфель девочки и умело собрала его содержимое. - Не обращай на них внимания, - отстраненно сказала она. - Они идиоты. Я Лидия Кочрейн.

  Белокурая девочка улыбнулась.

  - Мери Маклин, - сказала она. - Я новенькая. Мы только недавно переехали сюда из Эбилина.

  - Маклин? Твой отец - новый директор школы? - восхитилась Лидия.

  Гэс испугался не на шутку.

  Дочь директора школы? Это из-за дочери директора его сердце бьется сильнее и ладони увлажнились, а тело ведет себя так, как никогда!

  О боже...

  - Не очень-то она обрадовалась, увидев тебя, - голос Бекки вернул Гэса к действительности.

  -  Она, вероятно, была удивлена. Давно она здесь преподает?

  Бекки покачала головой.

  - Только с этого года. Она получила место мисс Расмуссен, когда та уволилась. Слава богу. - Бекки облегченно вздохнула. - Мисс Расмуссен учила моего папу! Мисс Маклин намного лучше. Хотя и строгая. Не терпит никакого сумасбродства.

  Гэс улыбнулся. Его-то она терпела.

  Он был соткан из сумасбродств. В свое время, оправившись от шока, что его привлекла дочь директора, Гэс смеялся над ней, дразнил и раздражал ее при любом удобном случае.

  Так флиртуют мальчишки, когда они в средней школе.

  И Мери, которая всегда была намного серьезнее и благоразумнее, чем он, была очарована.

  Люди не уставали удивляться, что они увидели друг в друге.

  - Противоположности сходятся, - беззаботно говорила Мери.

  Одному богу известно, чем Гэс привлек ее.

  Он всегда удивлялся, что Мери нашла в нем. Она водила его в картинную галерею Мюррея. Она ходила с ним на верховую езду. Она сидела рядом с ним на качелях у своего крыльца и позволяла целовать ее, когда никто не видел.

  Она стала «девушкой Гэса».

  И постепенно красивая, уравновешенная, здравомыслящая Мери, которая никогда не увлекалась сумасбродными затеями и не охотилась за недосягаемым, начала делать самые безрассудные и отчаянные вещи.

  Она приняла его предложение!

  Его потрясло, когда она сказала «да».

  Если Мери была серьезным, надежным якорем, то Гэс был воздушным змеем, летящим по ветру, летящим необузданно и свободно.

  Когда они были вместе - с седьмого класса, - им всегда было весело. Головокружительное, восхитительное веселье. И когда Гэс делал предложение, он думал, что предлагает еще большее веселье - единственная разница в том, что они будут женаты и смогут весело разъезжать повсюду вместе.

  Это всецело завладело им, потому что он не очень часто бывал дома, тогда как Мери представляла их совместную жизнь несколько иначе.

  Она думала о семье, об уютном маленьком загородном доме и розовеньких и голубеньких детских одеяльцах.

  У нее были свои мечты.

  И они не имели ничего общего с его.

  Он обманул ее ожидания. И знал это.

  Он только не знал, как сказать ей об этом. Поэтому и не говорил.

  Мери была находчивее его. Гэс посчитал, что она поймет это сама.

  Он продолжал делать все, что бы она ни говорила. Соглашался и улыбался, приходя домой и сбегая так быстро, как мог.

  Гэс хотел, чтобы именно она порвала их отношения. Хотел, чтобы она сказала ему, что он слишком молод, слишком неугомонен для женитьбы. Он хотел, чтобы она все поняла, сама...

  Но со временем Гэс понял, что рассчитывать не на что, и за неделю до свадьбы решил сам порвать отношения.

  Получилось все хуже некуда. Он никогда не был особенно речист, да и междугородный телефонный разговор был не лучшим способом сказать ей, что он не может жениться.

  Гэс именно этим объяснил более чем прохладный прием, оказанный ему сегодня. Он же, едва увидев ее, почувствовал, как сильно забилось его сердце.

  Может, он до сих пор влюблен в нее?

  Слава богу, с этим покончено.

  Она увидела Гэса Холта - и уцелела.

  Не так уж все было плохо. Мери следовало сделать это несколько лет назад, вместо того чтобы откладывать, бояться увидеть его вновь.

  Но почему все валится из рук при звуке очередной проезжающей по улице машины?

  Глупо ждать, что это Гэс. Он, вероятно, уже за десять миль отсюда.

  Ведь это именно то, чего он хотел - свободы. Жизни без оков. Ни жены, ни семьи.

  Мери до сих пор поражалась, как она могла так ошибиться в нем.

  Она не хотела снова начинать думать о нем. Слишком уж тяжело все это ей далось.

  В конце концов она решила, что Гэс был прав. Если женитьба означала для него своего рода смерть, то они определенно не должны были жениться!

  Но она так сильно любила его.

  И даже спустя все годы это причиняло боль.

  В дверь постучали.

  Кого принесло в столь поздний час? Возможно, это Клорис, еще одна уволившаяся учительница. Клорис было под восемьдесят, она жила одна и иногда забывала, который час. Это случалось, когда ей хотелось что-нибудь сообщить.

  Мери открывала дверь Клорис и в пять вечера, и в пять утра. Однажды та заявилась среди ночи с тарелкой домашних имбирных пряников, ей необходимо было поделиться переживаниями и просто навестить кого-нибудь.

  Мери укуталась в халат и открыла дверь.

  Там стоял Гэс.

  Руки в карманах, по-прежнему улыбающийся той же насмешливой улыбкой, от которой у нее всегда все внутри переворачивалось.

  - Привет, - услышала она.

  Мери запахнула на выпирающем животе халат и скрестила на нем руки.

  - Привет. Уже далеко за десять.

  - Никак не мог решиться отправиться к тебе.

  -  Не стоило утруждать себя столь поздним визитом.

  -  Ты всегда говорила, что тебя не волнует, когда я приду.

  Черт, зачем ему помнить это? Когда она и Гэс были помолвлены и он колесил по всей стране, она сказала ему, что, когда бы он ни приехал, она будет рада ему, и неважно, который будет час.

  Никогда не поздно, говорила она ему. Какой же глупой она была!

  - Это было тогда, - отрезала Мери и попыталась захлопнуть дверь.

  - Не прогоняй меня, Мери.

   -Гэс, я не хочу...

  - Пожалуйста, - мягко сказал он. - Не надо.

  И прежде, чем она осознала, что он собирается сделать, он шагнул к ней, взял ее за плечи и жадно впился в ее губы.

  О господи! Только не это!

  Это все, о чем в тот миг она смогла подумать. Она сделала все от нее зависящее, чтобы забыть Гэса - забыть его шутки, его смех, его очарование. Но, главное, забыть его поцелуи.

  Она запретила себе вспоминать жадную теплоту его губ, настойчивое пламя языка, способное мгновенно растопить и обессилить ее.

  Почему же ранее, днем, она была уверена, что устояла?

  Потому что тогда он только говорил и улыбался.

  Не прикасался. Не целовал.

  Она резко отодвинулась.

  - Проклятье, Гэс!

  Он посмотрел на нее и победно усмехнулся.

  - Видишь, ничто не изменилось.

  - Ничего не изменилось? - Мери изумленно смотрела на него.

  - Нет. Ничего.

  У нее буквально отвисла челюсть.

  - Я изменилась.

  Он окинул ее ироническим взглядом.

  - Ты? Нет, ты не изменилась. Разве что стала немного старше и еще красивее, чем прежде. Но по-настоящему ты не изменилась.

  - Изменилась, Гэс.

  Он отрицательно покачал головой, и тогда она расцепила руки и позволила халату раскрыться.

  Его изумленный взгляд скользнул вниз. Он пристально посмотрел на ее живот.

  Краска схлынула с его лица. Он пошатнулся и отступил назад на крыльцо,

  - Мери? Ты беременна?

  Она очаровательно улыбнулась и закрыла перед его лицом дверь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

  Беременна?

  Мери беременна?

  Гэс, все еще оцепенев, стоял на ее пороге, с трудом осознавая только что увиденное. Он поднял руку, чтобы снова постучать в дверь, но тут же опустил.

  Если он постучит и она опять откроет, что он скажет?

  Она не может быть беременной! Только не Мери! Не его Мери!

  Это означает, что у нее был другой мужчина!

  А ты что, надеялся, что она будет тебя ждать? - свирепо спросил он себя.

  Вообще-то стыдно признать, но он почему-то надеялся на это. В конце концов, она любила его! А он любил ее!

  Ты бросил ее, напомнил он себе.

  Но... но... но..,

  Гэс кипел от злости, хмурился, был вне себя от отчаяния.

  Наконец прыгнул в грузовик, завел его и рванул с места.

  Он все пытался побороть мысли о том, что у Мери может быть кто-то другой. Старые инстинкты напрочь отвергали это. С другой стороны, он ведь видел ее живот...

  Еще днем его самым страшным ночным кошмаром была Мери, ждущая ребенка от него!

  Теперь еще хуже: Мери беременна от кого-то другого!

  От кого?

  Пальцы сжали руль. Он пристально смотрел на приближающиеся фары. Гэсу казалось, что полузабытое прошлое наезжает на него.

  Он снова задумался. Бекки назвала ее Маклин. Значит, она не замужем! Он почувствовал облегчение, но тут же вспомнил, что многие женщины сохраняют свои девичьи фамилии. Она могла быть замужем и оставаться миссис Маклин.

  Носит ли она кольцо?

  Он этого не заметил.

  В любом случае это не имеет значения. Он знал Мери. Она не забеременела бы, не будучи замужем. Это немыслимо. Невозможно...

  - Все о'кей? - поинтересовался Таггарт, который сегодня был на подхвате, Гэс отряхнул шляпу от пыли и похлопал ею по бедру, идя прихрамывающей походкой к ограждению.

  - Да, - проворчал он. - Лучше не бывает.

  Таггарт усмехнулся.

  - Всегда поучительно спикировать вот так с лошадки, - весело сказал он. - Даже лучшие могут дать маху.

  - Что тебе известно о Мери Маклин? - ворчливо осведомился Гэс.

  - О ком?

  - Учительнице твоей дочери! - Гэс сердито посмотрел на него. - Тоже мне заботливый папаша.

  -  Самый лучший на все времена, - оскорбленно возразил Таггарт. Затем усмехнулся: - Ну, так что насчет Мери?

  - За кем она замужем?

  Таггарт с удивлением посмотрел на Гэса.

  - Чем вызван такой интерес?

  Гэс осторожно вздохнул и постарался разумно все объяснить:

  - Мы давно знакомы, я и Мери. Я не видел се целую вечность. Увидел вчера, когда забирал Бекки. И она беременна! - Он замолчал, поняв, что у него слишком негодующий вид. - Просто интересно, кто ее муж. Кто-то, кого я знаю?

  - Сомневаюсь, - сказал Таггарт. - Она не замужем.

  -Что?

  - Она не замужем, - повторил Таггарт.

  - Она ждет ребенка! - заорал Гэс.

  - Ммм. Поведай об этом всему миру, - мягко сказал Таггарт, заметив несколько пар заинтересованных глаз.

  -  Я никому не говорил, - проворчал Гэс. - Она не замужем, и ты позволил ей преподавать в твоей школе?

  Медленная усмешка пробежала по лицу Таггарта. Он с иронией посмотрел на Гэса.

  - Теперь мы стали не в меру щепетильными?

  - Я не ханжа, — сквозь зубы произнес Гэс. - Просто... удивился.  Бекки сказала, что Мери здесь новенькая. Полагаю, ты взял ее на работу уже беременной, и я просто подумал, что школьный совет мог взволноваться, подумав о том примере, который она может подать своим ученикам, будучи не замужем.

  - Да, это обсуждалось, - сказал Таггарт. Он обратил внимание на следующего наездника, который был уже готов. - Фелиция входит в совет. Она посчитала, что будет правильно принять ее на работу.

  - Даже несмотря на то, что она незамужняя мать?

  - Черт, Гэс, ты действительно хочешь замучить меня этим вопросом?

  - Я просто хочу узнать: почему?

  - Спроси ее сам.

  - Фелицию?

  - Нет. Мери.

  Он не хотел этого делать.

  Гэс находился совсем рядом, где-то за ее спиной.

  Мери знала это, даже не оборачиваясь.

  Сам воздух как будто изменился, когда он вошел в класс. Шесть учеников пришли еще раз прорепетировать свои речи. Среди них была Бекки, и Мери вызвала ее первой, чтобы она была готова к тому времени, когда за ней заедут, в случае, если это будет Гэс.

  Это сработало.

  Бекки была готова. Но не уходила.

  Мери ощутила хорошо знакомое покалывание в затылке. Бекки улыбнулась кому-то в конце класса и стала собирать вещи.

  Затем остановилась, лукаво посмотрела, слегка нахмурилась и села обратно на стул.

  Мери тоже нахмурилась.

  Почему они не уезжают? Может, Гэс просто заехал сказать Бекки, что съездит по своим делам и вернется? Она глубоко вздохнула и успокоилась, ожидая, пока пройдет покалывание в затылке.

  Но легкая боль не проходила.

  Он был здесь. Всего лишь за ее спиной.

  Сэм Бейкон стоял за трибуной, глядя на нее в ожидании комментариев, которых у нее просто не было.

  -  Очень хорошо, - твердо сказала Мери. - Очень сильная подача, Сэм. Превосходно!

  Он явно не ожидал похвалы.

  - Вы считаете, что мне лучше убрать весь абзац об индейской резьбе по дереву, да?

  О боже.

  - Ну, - Мери не знала, что сказать, - скорее всего, так. Позволь мне... подумать об этом. - Сзади она услышала смешок Гэса. Она обернулась и пронзила его гневным взглядом.

  Тот весело усмехнулся и небрежно прислонился к дверному косяку, словно никуда не собирался уходить.

  - Бекки закончила, - сказала ему Мери. - Она может идти.

  - Мы послушаем, - весело возразил он.

  Мери прошла в конец класса и прижалась спиной к одному из книжных шкафов. Несмотря на неудобство, в этом было и преимущество: держать живот в поле зрения Гэса. Он мог хорошо видеть его каждый раз, глядя в ее сторону.

  Так же, как и она его.

  Изменилась не только она, но и он тоже. Все такой же худой, крепкий мальчишка с рыжеватыми волосами и живой улыбкой, каким она его помнила. Да, волосы вес такие же рыжеватые, она разглядела их из-под шляпы, и они даже ни капельки не выцвели. Улыбка теперь стала еще более смертоносной в своей мужской привлекательности. Но мальчишечье телосложение исчезло. Плечи Гэса стали шире, грудь сильнее. Он был по-прежнему стройным и крепким, ни капельки жира.

  Все такие же вылинявшие джинсы и рубашка и теплая куртка-дубленка. И знакомая шляпа, та самая фетровая и, как всегда, черная.

  - Работаешь под крутого парня? - спросила она его когда-то.

  Он усмехнулся и подмигнул.

  - Ты так считаешь?

  Как ни глупо, но в те времена Мери считала его самым лучшим. Но не теперь.

  Теперь она желала, чтобы он просто ушел.

  Мери всегда была худощаво-стройной. По крайней мере так она считала.

  В школе он обзывал ее костлявой, потому что знал, как она завидовала своей старшей сестре Рут.

  - Тонкая, - настаивала Мери. - Стройная.

  А сейчас ее трудно назвать костлявой, с животом, похожим на пляжный мяч. Но это никакой не мяч. Это ребенок.

  Ребенок какого-то другого парня.

  За которого она не вышла замуж.

  Почему?

  Он неоднократно пытался выведать правду у Таггарта или Фелиции. Но та ответила: «Ты должен поговорить с Мери».

  Гэс недовольно ворчал в ответ, но его любопытство было слишком сильным. Он сказал Таггарту, что заберет Бекки после занятий. Пришел и сел, полный решимости дождаться и спросить.

  Таггарт и Фелиция сказали правду. Мери не носила кольца.

  Но его-то кольцо она носила.

  Он помнил день, когда надел его на ее палец. Это был, по его словам, «самый маленький бриллиант в Монтане». А она сильно волновалась, обняла его и поцеловала.

  И Мери любила его, любила со всей безоглядностью невинной юности.

  Она подарила ему свою невинность.

  Ей было восемнадцать, ему девятнадцать. Для обоих это было немного страшно и прекрасно. Оба не понимали, что делают.

  Конечно, Мери полагала, что знает. А Гэс подчинился инстинкту.

  Он не знал тогда, что значит брать и отдавать. Все произошло быстро - слишком быстро - и как-то лихорадочно и суетливо. Он взял намного больше, чем отдал.

  И все же это было прекрасно.

  Она была прекрасна: лежащая на шерстяном одеяле на лугу, смотрящая на него, целующая его, прикасающаяся к нему.

  Он тяжело вздохнул.

  Девочка, читающая речь перед классом, внезапно замолчала и посмотрела прямо на него.

  Лицо Гэса стало ярко-красным.

  - В чем дело? - прошипела на ухо Бекки.

  Он удрученно покачал головой.

  -  Простите, - невнятно пробормотал он девочке, чью речь перебил, — Я... отвлекся.

  Гэс не взглянул на Мери. Не смог. Его лицо пылало.

  - Мы уходим, - шепнула Бекки.

  Но Гэс не сдвинулся с места. Не уйдет, пока не поговорит с Мери. Он твердо покачал головой.

  Гэс надеялся, что девочка последний оратор. Но нет, к трибуне направился худой, жилистый парнишка. Гэс вздохнул.

  Мальчик уронил записи, затем уронил карандаш. Ударился головой о трибуну. Гэс на этот раз подавил хихиканье.

  Мери ободряюще улыбнулась, кивнула и сказала мальчику, чтобы тот сделал глубокий вдох и успокоился и начал, когда будет готов.

  «Просто сделай, и покончи с этим», - сказал бы Гэс.

  Терпение никогда не было сильной стороной Гэса.

  Словно почувствовав это, мальчишка посмотрел на Гэса, затем быстро сглотнул слюну. Его лицо сильно покраснело.

  - Все хорошо, Рейс, - сказала Мери. - Просто начни.

  -Но он...

  - Он послушает, - сказала Мери сквозь зубы.

  Ребенок вздохнул и начал. Не успел он произнести первую фразу, как Гэс изумился, обнаружив, что мальчик на самом деле чертовски хорош. И он рассказывал о скачках на полудиких лошадях, обо всем, что хотел бы рассказать Гэс.

  Периодически бросая взволнованный взгляд в сторону Гэса, мальчик объяснял, как участвовать в скачках, как он готовился внутренне и физически, а Гэс сидел, понимающе кивая головой.

  Ребенок поднял взгляд, увидел, что тот кивает, и еще больше покраснел. Он заговорил быстрее, засунул руки в карманы, резко закончил и, даже не дождавшись комментария Мери, собрал вещи, подошел к парте и сел.

  Мери глубоко вздохнула.

  - Очень хорошо, Рейс. Очень много нужной информации. Понимаю, немного боязно говорить на эту тему с экспертом в аудитории, но, думаю, ты сделал действительно все хорошо, обдуманно.

  Гэс оглянулся в поисках эксперта и сразу понял, что все смотрят на него!

  Он быстро покачал головой; «Это не я!» Гэса обычно узнавали на родео. Ему это нравилось. Но здесь ему вдруг стало неловко. Особенно когда Мери посмотрела на него выжидающе, словно ему следовало сделать важные замечания.

  Она окликнула учеников.

  -  Для тех, кто с ним незнаком, Гэс Холт - один из первых наездников в Америке. И, судя по его реакции на твою речь, Рейс, я могу сделать вывод, что ты проделал очень хорошую работу. У вас есть еще какие-нибудь замечания, мистер Холт?

  «Мистер Холт»?

  Никто не называл Гэса мистером Холтом.

  - Очень хорошо. Твоя речь действительно хороша, - сказал он, глядя на покрасневшего до корней волос паренька. - Ты говорил все правильно. - Он жадно глотнул воздуха и поглядел на Мери. - Поужинай со мной вечером, - выпалил он.

  В комнате воцарилась абсолютная тишина. Ученики, все до единого, уставились сначала на него, затем, словно наблюдая за теннисным матчем, на Мери.

  Она в ошеломлении застыла и залилась краской, точно так же как минуту назад он.

  Гэсу было приятно увидеть это.

  - Спасибо, - наконец выдавила из себя она. - Но я не могу.

  Гэс молча смотрел на нее.

  - Хорошо, Том, - обратилась Мери к следующему ученику. - Твоя очередь. Остальные могут не задерживаться, - сказала она большой группе, имея в виду прежде всего Гэса. И они оба знали это.

  Но он продолжал сидеть.

  - Пойдем, - сказала Бекки.

  Он не шелохнулся.

  - Гэс? - раздраженно позвала девочка.

  Но он даже не взглянул на нее. Он продолжал смотреть на Мери, но та отвела взгляд, как будто боялась его, что весьма удивило Гэса.

  Не может быть! Разве он когда-нибудь давал ей повод?.. Причинял ей боль? Он впервые задумался о том, насколько часто, вероятно, это было.

  Жаль, что все изменилось, и дело не в беременности, а в том, что она даже не хочет поговорить с ним.

  В комнате повисла тишина.

  Бекки ждала.

  Мальчик, Том, стоял на трибуне, нервно поглядывая то на Мери, то на него.

  Гэс вздохнул и пристально посмотрел на Мери.

  - Хорошо, - невнятно буркнул он. - Извини.

  Затем повернулся и последовал за Бекки.

  - Гэс, - услышал он голос Мери и обернулся.

  - Что?

  Ее лицо побледнело. Она провела языком по губам и сглотнула слюну.

  - Приходи к восьми.

  Похоже, она сошла с ума.

  Зачем, спрашивала себя Мери, вышагивая по гостиной, зачем она сделала эту глупость и пригласила Гэса?

  Она не хотела его видеть!

  Она действительно не хотела его видеть!

  И тем не менее пригласила!

  Она забыла его. Полностью.

  Более или менее.

  При встрече она выдаст ему по первое число. Расскажет ему о ребенке, вежливо поинтересуется прошедшими годами, а затем пожелает спокойной ночи. И он уйдет.

  Она только надеется, что ее сердце не выпрыгнет из груди. Ей следует быть равнодушной и спокойной.

  Мери вздохнула. Она знала, что не сумеет быть равнодушной к Гэсу, даже будучи мертвой.

  Старые дубовые часы пробили восемь раз, и тут же раздался стук в дверь.

  Несмотря на то, что она сама пригласила его к восьми, этот стук испугал ее.

  Она выглядывала из окна каждую минуту, высматривая его грузовик. Но не видела света фар и ничего не слышала.

  Может, это не Гэс, с надеждой подумала она. Может, это Алиса или Клорис пришли ее навестить. Мери открыла дверь.

  Это был Гэс.

  Она нахмурилась.

  - Ты сказала, в восемь, - напомнил он ей.

  -  Я не слышала грузовика. Я не видела... - Мери замолчала. Она не собиралась рассказывать ему, что выглядывала в окно.

  - Ты не видела, как я вышагивал вокруг твоего дома? А я видел тебя.

  Ее лицо вспыхнуло. Значит, Гэс видел, как она украдкой высматривала его из-за штор.

  -  Что значит - вышагивал вокруг? Где ты был?

  - Я припарковался у кафе неподалеку. Слегка подкрепился. - Губы изогнулись в насмешливой улыбке. - И вот я здесь.

  - Подкрепился? - осторожно спросила Мери.

  - Кружкой пива, - заверил он ее. - Для храбрости.

  - С чего тебе понадобилась храбрость?

  Он так многозначительно смотрел на ее живот, что она вспыхнула и скрестила на нем руки.

  - К тебе это не имеет отношения, - сказала она.

  Он ничего не ответил, просто ждал.

  - Мы выйдем или я зайду? - наконец проговорил Гэс.

  - Выйдем?

  - Я пригласил тебя на ужин, - напомнил он.

  - А я отказываюсь. Я поела. А ты нет?

  - Нет. Ты можешь накормить меня. - Он одарил ее фирменной улыбкой Гэса Холта, очаровательной и многообещающей.

  -  Некоторые вещи никогда не меняются, - пробормотала она.

  - А другие, - сказал он, глядя на ее живот, - меняются. - Их взгляды встретились.

  Мери вздохнула.

  - Заходи.

  Гэс всегда думал, что будет готов пойти за Мери, за прекрасными изгибами ее тела куда угодно. Теперь, идя за ней по гостиной и столовой, он понял, что нет оснований менять это мнение. У нее по-прежнему были самые красивые ягодицы из всех, которые он когда-либо видел. В прошлом он любил подходить к ней сзади и прижимать ее к себе.

  Не лучшие мысли для данного момента, если он хочет сохранить хладнокровие.

  Он прокашлялся и посмотрел вокруг в надежде увидеть хоть что-то, что могло бы отвлечь его от Мери Маклин. Он пытался найти признаки мужчины, который стал ее семьей.

  Но ничто не указывало на это.

  Комната была маленькой и уютной, со стенами цвета спелых персиков и встроенными книжными шкафами, картинами Чарлза Рассела и с восточным ковром - все выглядело так, словно находилось здесь со времен постройки дома, восемьдесят лет назад. Все выглядело по-домашнему удобным и неизменным.

  Со слов Таггарта и Фелиции, Мери здесь живет только с этого лета.

  - Мне нравится твоя квартира, - наконец сказал он. И это была правда.

  - Мне тоже нравится. В таком городе, как Элмер, не много домов сдается в аренду. Мне повезло. Глава совета знала об этом доме, так как одна из прежних учительниц, Фелиция, была его владельцем.

  -  Фелиция владелица этого дома? - Гэс не мог скрыть удивление в голосе. Неудивительно, что она знает о Мери. И какого черта не сказала? Почему Таггарт не сказал?

  - Она унаследовала его от дяди, - продолжила Мери. - Одно время она жила здесь и была рада сдать в аренду другой учительнице, то есть мне. Хочешь еще пива? Для большей храбрости?

  Гэс рассеянно кивнул. Ему, наверное, следовало отказаться, чтобы голова оставалась ясной. Но когда Мери, открыв холодильник, наклонилась за бутылкой пива, Гэс решил, что отложит правильное решение на потом.

  Он зачарованно смотрел на нее, но Мери быстро выпрямилась и подала ему пиво.

  - Спасибо. - Он заметил, что она достала только одну бутылку пива. - У тебя больше нет? - Гэс нахмурился. Мери никогда много не пила, хотя и не была трезвенницей.

  - Я не пью. Теперь, - объяснила она и положила руку на живот, как если бы это было достаточным объяснением.

  У Гэса в голове вертелся вопрос: как она может быть заботливой к ребенку и потерять его отца?

  Или негодяй сбежал от нее?

  - Где он?

  Мери подошла к холодильнику, чтобы достать железную банку, но, уловив резкость в тоне Гэса, обернулась и внимательно посмотрела на него.

  - Кто - он?

  Гэс указал рукой на живот.

  - Отец, - чуть ли не выплюнул он бросил? Он не живет здесь?

  Мери поставила банку на стол, закрыла дверцу и повернулась к нему.

  -  Нет. - Ее голос был ровным, небрежным, почти равнодушным. - Не живет.

  - Итак, где же он? Ты не замужем.

   Она заморгала.

  - Откуда ты знаешь?

  - Таггарт сказал мне. Да я бы все равно узнал. Ты не носишь кольцо. Почему он не женился на тебе?

  - Он женат на другой.

  Меньше всего он ожидал такого ответа.

  - Что?

  Мери выложила содержимое банки в суп.

  - Это тушеное мясо с чили. Разогреть тебе?

  - Все равно. - Как может она говорить о еде, когда только что сказала ему, что спала с женатым мужчиной? - Это означает, что он женат?

  - Он женат, - сказала она. - Знаешь, это когда двое идут к священнику или мировому судье и клянутся в любви, уважении и нежности друг к другу до конца жизни. - Мери одарила его натянутой улыбкой.

  - Тогда почему, черт подери, он спал с тобой?

  Мери положила вилку и обернулась к нему, обхватив руками живот.

  - Почему, черт подери, - тихо спросила она, - я должна отвечать?

  Их взгляды встретились. Ее глаза были такими, какими их помнил Гэс: они смотрели открыто и невинно. Мери. Милая, непорочная, невинная Мери.

  Мери не пошла бы на это. Та Мери, которую он знал.

  Но она беременна.

  Гэс смущенно покачал головой. Он не мог ответить ей. Он знал, что не имеет права требовать объяснений.

  -  Прости. Мне не следовало спрашивать. - Он направился к двери.

  - Гэс.

  Он оглянулся.

  Мери улыбнулась, как ему показалось, немного печально, немного тоскливо.

  -Что?

  -  Проходи  и  садись.  Я приготовлю тебе ужин. И все объясню.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

  Она не начинала рассказывать до тех пор, пока его ужин не оказался перед ним на столе. Мери нарезала хлеб, смешивала сыр с ананасом для салата и обдумывала, как ему получше все изложить.

  Конечно, она не собирается рассказывать все.

  Она знала, как он нетерпелив. Всегда был таким. Но если нужно, умел ждать.

  Если считал, что оно того стоит.

  Сейчас Гэс не торопил ее.

  - Я могу приготовить тебе овощи, - предложила она. - У меня есть замороженный горох и стручковая фасоль.

  - Нет. Спасибо, - сказал Гэс.

  - Как насчет кофе? Только без кофеина. Или ты предпочитаешь еще пива?

  - Кофе, пожалуй.

  Мери поставила тарелку на стол, указав на стул.

  Гэс сел, но не приступил к еде. Он ждал, наблюдая, словно из партера, как она разливает по чашкам кофе. И наконец, поняв, что нет смысла дольше тянуть, подошла и села напротив него.

  - Ешь, - приказала она, - пока не остыло.

  Он взял вилку и кивнул.

  - Не знаю, с чего начать.

  - Чей ребенок?

  Она усмехнулась.

  - Моего шурина.

  Вилка со звоном упала на стол.

  - Что?

  - И моей сестры, - твердо продолжила Мери. - Ты помнишь Рут?

  Он внимательно посмотрел на нее, затем покачал головой.

  - Это ребенок Джеффа и Рут, - сказала ему Мери.

  - Разумеется, я не знаток биологии, но, - Гэс еще раз покачал головой, - не считаю, что настолько туп.

  Она улыбнулась.

  -  Ты всегда был очень хорош в биологии, Гэс. Это не... обычная биология. Это так называемая высокая технология. Я не мама. Я суррогатная мама. Я просто... вынашиваю их ребенка. Он изумленно смотрел на нее, не зная, верить этому или нет.

  -  Рут и Джефф женаты несколько лет. Они очень долго пытались завести ребенка. У Рут было семь выкидышей. Она может забеременеть, но не может выносить ребенка. Что-то не так с маткой. Доктора наконец посоветовали найти женщину, которая бы согласилась вынашивать ребенка. Итак, - она пожала плечами, — я вызвалась добровольно помочь.

  - Носить ее ребенка?

  Мери кивнула.

  -  Мне пересадили оплодотворенную яйцеклетку - Она улыбнулась. - Я инкубатор, вот и все.

  - Все? - Гэс выглядел так, будто упал с норовистого жеребца и ударился о землю головой.

  Мери протянула руку и пододвинула ему чашку кофе.

  -  Не такое уж большое дело, - отрывисто сказала она. - Просто... Рут моя сестра. Она хочет ребенка. Она и Джефф оба хотят ребенка. Отчаянно. А я в состоянии помочь.

  Мери не могла сказать ему, насколько сильно она хотела того же. Как сильно она хотела участвовать в чуде рождения - даже зная, что ребенок не ее.

  На протяжении нескольких лет после расторжения Гэсом помолвки Мери была уверена, что когда-нибудь  встретит мужчину,  за  которого выйдет замуж, и создаст семью. Но время шло, и хотя у нее случались свидания, почему-то нужный мужчина не появлялся.

  Ей почти тридцать один год, а она не стала ближе к своей мечте с того момента, как впервые влюбилась в Гэса.

  За прошедшие пару лет ее надежды потускнели.

  Она встречалась с множеством мужчин. И ни с кем не испытала тех чувств и внутренней связи, которые когда-то испытала с Гэсом.

  Мери начала думать, что такого мужчины просто нет.

  А если нет мужчины, значит, нет и детей.

  Поэтому, когда Рут, вся в слезах, поведала ей о том, что никогда не сможет выносить ребенка, Мери сказала: «Я могу сделать это».

  - Так это не... твой ребенок?

  - Нет. - Хотя порой Мери чувствовала, словно он ее. - Нет, - снова сказала она. - Это ребенок Рут и Джеффа.

  Она заставила себя сказать это. Она говорила так при каждом удобном случае.

  - Ты только... вынашиваешь, а затем отдашь?

  - Да, - твердо сказала Мери.

  Наступило долгое молчание.

  - Значит, ты не... - Гэс замолчал. Сглотнул. - Не было другого... - Он снова замолчал.

  - Не было другого чего? - спросила Мери.

  Но он не отвечал. Он смеялся. Это был странный, прерывистый смех.

  Мери осторожно наблюдала за ним. Она не хотела, чтобы Гэс так смеялся.

  - Ешь свое тушеное мясо, - сердито приказала она.

  Гэс ел, продолжая смеяться.

  Она его снова! Его!

  Его?

  Что это значит? Гэс прекратил уплетать мясо и задумался об этом.

  Открытие, что в жизни Мери не было другого парня, вызвало у него эйфорию.

  Невероятное облегчение. Мир вдруг стал понятным. Жизнь вошла в правильное русло.

  Потому что в ней была Мери.

  Он и не представлял, насколько хорошо просто сидеть с ней за столом, любоваться ею.

  Ну и что же это значит? Он хочет, чтобы она стала его женой?

  Он долго сопротивлялся. Даже мысли не допускал о браке. Единственный человек, с которым он когда-то думал об этом, была Мери. И однажды это вызвало у него панику...

  А теперь?

  Гэс подцепил вилкой немного мяса и положил его в рот. В это время у него в голове крутилось одно слово. Брак.

  Не сейчас, конечно.

  Он не думал, что Мери согласится на это прямо сейчас.

  Он поднял глаза и увидел напротив себя Мери, чашку кофе в ее руках, и ему понравилось то, что он увидел. Ему нравилось ощущать ее рядом. Теперь это уже не пугало его, как когда-то.

  Прошло достаточно времени после того, как он разорвал помолвку, когда при каждом упоминании слова «брак» он чувствовал на своей шее петлю.

  Тогда он не был готов жениться на Мери, его вообще не привлекали долгосрочные отношения с теми многими женщинами, которых он знал и которые предлагали познакомить его со своими родителями.

  После стольких лет он считал, что вряд ли когда-либо будет готов к этому.

  Он надеялся прожить жизнь сам по себе. Свободным, как вольная птица.

  Сейчас ему такая жизнь уже не казалась столь уж привлекательной.

  Гэс с аппетитом поглощал тушеное мясо. Снова представил себе Мери, сидящую рядом с ним не только вечером, но и в любое другое время. Не было больше внутри никакой паники.

  В этом было нечто поистине притягательное.

  Может, он наконец готов к браку?

  Вдруг он закашлялся. Мери подскочила и постучала ему по спине, протянула стакан воды и не отходила, пока он глотал воду.

  - Как ты? Дать еще воды? Принести тебе чего-нибудь?

  Все еще задыхаясь, Гэс покачал головой, затем прокашлялся.

  -Н-нет. Мне... мне хорошо. Просто... попало не в то горло.

  Он окинул ее быстрым взглядом, подумав, что бы она сказала, если бы он поведал ей о... Нет, пока не стоит.

  С ней нужно быть мягким и неторопливым, как с норовистой лошадью Джей Ди.

  Не стоит надеяться, что она примет его с распростертыми объятиями.

  Но Гэс хотел вернуться. Он хотел проверить, действительно ли паника исчезла. Хотел стать частью ее жизни. Хотел, чтобы она стала частью его самого.

  - Еще воды, Гэс? - Она все еще стояла рядом, беспокойно глядя на него. - Тебе что-нибудь нужно?

  - Это, - он наклонился и поцеловал ее в живот.

  Мери буквально подпрыгнула.

  Затем отпрянула к другой стороне стола и крепко вцепилась в спинку стула.

  -  Что ты себе позволяешь? - возмутилась она. Ее щеки стали красными, глаза - словно блюдца.

  Он улыбнулся.

  - Просто сказал «привет».

  - В этом не было необходимости! - Суставы ее пальцев побелели.

  Гэс пожал плечами.

  - Я просто хотел, чтобы ты знала: я счастлив за тебя, за него... или нее и за Рут и Джеффа.

  - Спасибо. - Мери выглядела все еще взбудораженной.

  - Эй, я и раньше целовал тебя туда, Мери, - нежно сказал Гэс.

  Ее щеки еще больше покраснели, и она обхватила себя руками, словно прячась за ними.

  - Это было давно.

  Гэс серьезно кивнул головой.

  - Слишком давно.

  - Не сказала бы, что слишком... Думаю, тебе лучше уйти, Гэс.

  - Ну же, Мери. Я вовсе не хотел разозлить тебя. Я просто хотел, чтобы ты и этот ребенок знали, что я рад.

  - Тебе лучше уйти.

  Она выглядела расстроенной. Гэс не хотел огорчать ее. Он знал, что беременной женщине вредно расстраиваться. Поэтому он кивнул и вышел из-за стола. Когда Гэс поднялся, Мери отступила еще дальше.

  Он нахмурился.

  - Я не хотел обидеть тебя, - сказал он, видя, что по какой-то непонятной причине она ведет себя так, словно боится его.

  Ее рука продолжала обнимать живот.

  - Нет, - с явной решимостью сказала Мери. - Ты не обидел меня.

  В этой решимости было что-то от клятвы. Он надел шляпу и затем натянул на себя куртку-дубленку.

  - Мясо было очень вкусное, Мери. Спасибо.

  - Не стоит благодарности. - Она не сдвинулась с места,

  Гэс окинул ее долгим взглядом. Она была красивее, чем когда-либо прежде. Беременность была ей к лицу. Он представил ее с его ребенком, и эта мысль вызвала у него не панику, а только счастливую улыбку.

  - Ты выглядишь прекрасно, - сказал он.

  Она пристально смотрела на него.

   -Уходи, Гэс.

  Он продолжал улыбаться, даже когда кивнул и направился к двери.

  - Я ухожу, - заверил он ее.

  Но я вернусь, сказал он себе, закрывая дверь.

  Потому что теперь он не собирается предоставить все на волю судьбы. В его жизни снова появилась цель.

  Мери.

  Будь он проклят.

  Проклят, проклят, проклят, думала Мери, ворочаясь в постели. Обычно толчки ребенка будили ее, но этой ночью ребенок был на удивление спокоен. А может, Мери просто ничего не замечала, так как была слишком взбудоражена.

  После ухода Гэса она попыталась привести в порядок бумаги. Но ей не удалось сосредоточиться. Затем решила посмотреть кино по телевизору. Тоже безуспешно. Она рассеянно поглаживала живот, не понимая, что же могло ее так затронуть.

  Ничего, кроме воспоминаний о губах Гэса.

  Как он мог до такого додуматься?

  Как он мог поцеловать ее в живот?

  Большинство мужчин, бросив только один взгляд на ее большой живот, тут же ретировались.

  Но Гэс не сбежал.

  Он наклонился и поцеловал ее в живот!

  Подобная интимность шокировала ее. И как бы она ни пыталась вычеркнуть это из памяти, она все равно не могла забыть этот поцелуй. Он просто выбил ее из колеи.

  Мягкое прикосновение его губ к животу вызвало у нее странное ощущение, которое должно было бы исчезнуть несколько часов назад, но этого не произошло.

  Так же как не исчезло воспоминание о его лукавой улыбке и искорках в темно-зеленых глазах. Она не хотела об этом думать, думать о нем, но ничего не могла с собой поделать.

  Не было мужчины более желанного, чем Гэс.  Не было мужчины, способного причинить ей большую боль, чем Гэс.

  Она положила подушку на лицо и закрыла глаза, как будто это могло ей помочь. Вот уже несколько лет Мери не может вычеркнуть из памяти Гэса Холта.

  Каким же образом она добьется этого сегодня?  

  Звонок телефона заставил ее встряхнуться. Было уже за полночь. Она сняла трубку.

  - Алло.

  - Привет. С тобой вcе нормально? - взволнованно спросила Рут.

  Мери глубоко вздохнула.

  - Конечно. Все хорошо. Почему должно быть иначе? - Она успокаивала Рут все шесть месяцев с тех пор, как они узнали о развитии беременности.

  - Я все время в тревоге, - сказала ей сестра.

  -  Перестань, - твердо ответила Мери. - Вcе хорошо.

  Просто жуть, как ее сестра так чутко понимает, что происходит в теле Мери, находясь за тысячу миль отсюда. Раньше она каким-то образом чувствовала дни, когда у Мери была очень сильная тошнота по утрам. И она позвонила, будучи уверена, что произошло что-то важное той ночью, когда Мери впервые почувствовала слабое шевеление ребенка.

  - Ты уверена? Я что-то почувствовала. Ничего не случилось?

  -  Ничего, - сказала Мери. - За исключением... Гэс здесь.

  Непонятно, зачем она это сказала?

  Может, ей просто необходимо поговорить с кем-то. И поддержка Рут была так кстати. Рут была скалой, на которую опиралась Мери, единственной, кто заверил ее, что ничего страшного не случилось, что нет ничего постыдного в отмене свадьбы. Она даже приехала из Аризоны, чтобы быть с ней. Именно она уговорила Мери уехать из Монтаны и поселиться с ней и Джеффом.

  - Гэс! Гэс Холт! Это ничтожество.

  - Он вовсе не ничтожество.

  - Не защищай его! - завелась Рут. - Он тебя бросил. Он бросил тебя у алтаря. Он струсил и сбежал!

  - Он не бросал меня, - поправила Мери. - И не сбежал от алтаря. Гэс позвонил мне за неделю до свадьбы.

  -  Чтобы сказать, что струсил и не сможет пройти через это.

  -Да, но...

  - Это то же самое, - твердо сказала Рут. - Я помню, как тебе было больно. Ты была разбита. Я не хочу, чтобы он снова причинил тебе боль.

  - Он этого не сделает. - Мери была уверена. Она сама не позволит. - Он здесь проездом.

  -  Не сомневаюсь, что этот его проезд ненадолго... Как наш мальчик? - спросила Рут, меняя тему и успокаиваясь. - У него был хороший день?

  - Да, - сказала Мери. Гэс поцеловал его. Но она не сказала этого. - С ним все хорошо.

  - А с тобой? - В голосе Рут звучала обеспокоенность, будто она опасалась чего-то непредвиденного. - Тебе на следует там оставаться, - сказала Рут в сотый раз. - Монтана далеко, тебе следует вернуться домой.

  - Мне нужно быть чем-то занятой, - ответила Мери и начала говорить о ребятах и их успехах. Она так долго рассказывала об этом, что Рут наконец остановила ее.

  -  Тебе пора спать, - сказала она. - Должно быть, уже поздно. Я позвоню тебе в воскресенье.

  - Хорошо, - согласилась Мери. Она повесила трубку и легла, уставившись в потолок. Попыталась думать о конкурсе ораторов, и тут ребенок толкнул ее там, где поцеловал Гэс.

  Она провела ладонью по животу.

  Гэс ни разу не был на конкурсе ораторов.

  Если бы его попросили об этом неделю назад, он ответил бы одним словом - нет.

  Но когда Бекки поинтересовалась, не хочет ли он послушать ее речь в субботу, он удивил ее и родителей, и даже самого себя, охотно ухватившись за предложение.

  - Ты не против? - Бекки изумленно смотрела на него.

  - Вовсе нет, - ответил он. - Ной сказал, что я ему не нужен в субботу, так почему бы и не пойти?

  И в самом деле. Он проведет целый день, наблюдая за Мери.

  Гэс видел Мери каждый день на протяжении недели, заезжая в школу за Бекки, как будто, кроме него, это некому было сделать. И он всегда умудрялся приехать пораньше, чтобы посидеть на задней парте и послушать. И посмотреть на Мери.

  Он попытался сделать больше. Позвонил ей на следующий день после того, как она рассказала ему о ребенке, и спросил, не желает ли она куда-нибудь вместе сходить поужинать.

  Нет, спасибо, ответила она.

  Может, она хочет посмотреть какой-нибудь фильм?

  Тот же ответ.

  Хочет сходить поужинать к Джонсам? Фелиция приглашает ее.

  Нет, большое спасибо.

  Она была занята в среду, четверг и пятницу. Может, она и ночью занята? - поинтересовался Гэс.

  Мери не желала никуда ходить с ним. Наконец прошлой ночью, когда он позвонил, она дала ему это понять со всей определенностью.

  - Я тебе не нравлюсь? - спросил он. - Когда-то нравился. Ты меня любила.

  - Это было когда-то, - сказала Мери. - В далеком прошлом.

  - Да, мы были детьми. С тех пор мы подросли. Ты могла бы дать мне еще один шанс.

  - Нет, - сказала она. - До свидания, Гэс. Не звони мне больше.

  Он знал, что не может упрекать ее. Он причинил ей боль.

  Но на сей-то раз он ничем ее не обидел! Несправедливо припоминать ему, каким дураком он был в девятнадцать лет, теперь, когда он стал зрелым мужиком. Ему уже тридцать один год. Но Гэс знал, что эти его рассуждения ни к чему не приведут.

  Приглашение Бекки на ораторское соревнование оказалось как нельзя кстати.

  Оно продлилось весь день и проходило в маленькой аудитории на территории университета Монтаны. Когда они приехали, Мери уже была там. На ней были голубой джемпер и белая блузка, что делало ее похожей на беременную и очень сексуальную монахиню. Длинные золотистые волосы собраны на затылке в несколько замысловатый узел.

  С ней уже было несколько учеников, и когда она заметила Бекки, то помахала ей рукой. При виде Гэса рука замерла.

  Гэс усмехнулся, в свою очередь сделал кистью приветственный жест и проследовал к креслам Таггарта и Фелиции.

  Он неделю наблюдал за тем, как Мери работала с группой учеников. Сегодня он увидел впечатляющий результат ее трудов,

  Она вселила уверенность в своих подопечных. Показала, как нужно работать, чтобы добиться желаемого.

  Мальчик по имени Рейс прошел долгую подготовку. От волнения у него побелели пальцы, которыми он вцепился мертвой хваткой в край кафедры. Зато он не выглядел беспомощным и бессловесным существом, каким вполне, как был уверен Гэс, мог бы оказаться, если бы не профессионализм Мери.

  Две семиклассницы были хороши. Так же, как и Том, мальчик похожий на борца, рассказавший о компьютерах и телекоммуникациях в двадцать первом веке.

  Но лучшей была Бекки. В этом не было сомнения. Он не удивился, когда победителем в ее категории была объявлена Бекки.

  Он гордился Бекки так же, как и Таггарт. И еще он гордился Мери, которая подготовила ее.

  Что он и сказал ей после, когда родители, ученики и учителя готовились уходить.

  - Ты просто молодец.

  - Я ничего такого не сделала, - сказала Мери, натягивая на себя пальто.

  Гэс взял его у нее, пытаясь ей помочь. Мери сердито посмотрела на него. Он просто держал пальто и ждал. Оно было ярко-красного цвета.

  - Я чувствую себя тореадором.

  Губы Мери тронула легкая улыбка. Затем ее руки скользнули в рукава пальто. Гэс поправил его на ее плечах, затрачивая на этот процесс куда больше времени и заботы, чем было необходимо. Ее волосы коснулись его щеки.

  Он вдруг почувствовал слабость в коленках.

  - Готовы пойти поужинать? - весело сказал Таггарт, держа на плечах Вилли, когда они направились к парковке. Пошел небольшой снег. - Поехали все праздновать. Вы тоже, мисс Маклин.

  - О, нет. Я не хочу мешать, - быстро сказала Мери. - Это вечеринка Бекки.

  - И Бекки будет очень рада, если вы присоединитесь к нам, - сказал Таггарт. - Не так ли? - Он поставил одной рукой Вилли на землю и обнял свою старшую дочь.

  Бекки энергично закивала головой.

  -  Да, пожалуйста, - с сияющей во все лицо улыбкой пригласила она.

  Гэс хотел было тоже присоединиться к приглашению Бекки, но вовремя понял, что это может вызвать у Мери дух противоречия. В конце концов ее уговорили другие присутствующие. Родители Таггарта, живущие в соседнем Боузмене и тоже приехавшие на конкурс, уговорили ее присоединиться к ним. И когда Фелиция сказала, что без Мери никуда не поедет, той пришлось согласиться.

  Они поехали в уютный ресторан. Гэсу не пришлось долго придумывать, как бы сесть рядом с Мери. Таггарт заказал большой круглый стол, за которым Гэс оказался между нею и Бекки.

  - Две самые красивые девушки в зале, - сказал он достаточно громко, чтобы они услышали.

  Мери неодобрительно посмотрела на него, но Бекки покраснела. Он протянул руку и дернул ее за длинную косу.

  - Ты сегодня восхитительна.

  Бекки просияла.

  - Спасибо.

  Он был внимателен и проговорил с ней по меньшей мере полчаса во время еды. Вполне достаточно того, убедил он себя, что Мери была рядом, что можно как бы случайно толкнуть ее коленом, коснуться пальцами, потянувшись за салатом из шинкованной капусты и яблочным соусом.

  Говорили о произнесенной Бекки речи, затем Таггарт поведал свою версию обучения Домино, в которой больше было историй его отца о тренировке лошадей. Потом Гэс рассказал о лошадях своего отца, Дэна, и Джей Дb.

  - Как поживает Джtй Ди? - спросила Мери.

  Впервые в этот вечер она проявила к беседе какой-то интерес. Гэс воспрял духом.

  -  Замечательно, - с готовностью сообщил Гэс. - Собирается жениться, и знаете на ком? На Лидии Кочрейн.

  Было видно, что это удивило Мери так же, как перед этим его самого. Казалось, Лидия не из тех женщин, которые могут связаться с таким головорезом, как Джей Ди.

  - Люди меняются, - объяснил он, встретив ее взгляд.

  Затем Вилли захотел поделиться своим сандвичем с Эбби, а та предложила ему немного французской жареной картошки фри, и Гэсу так и не удалось вернуться к интересующей его теме.

  Неожиданно Мери качнуло.

  - Ребенок толкается? - рассмеялась Фелиция.

  Мери  вспыхнула и кивнула головой.   Она приложила руку к животу.

  - Можно прикоснуться? - Глаза Вилли были похожи на блюдца. После него Эбби тоже захотела прикоснуться к животу Мери, а затем и Бекки.

  Гэс не мог не воспользоваться моментом. Он положил руку ей на живот прежде, чем она успела остановить его. Когда ребенок зашевелился, Гэс отдернул руку.

  - Вот это да! - восхищенно воскликнул он.

  Мери   засмеялась,   затем   быстро   отвела взгляд. Но не раньше, чем Гэс успел заметить блеск теплоты в ее глазах. Он был вне себя от радости.

  Когда они вышли из ресторана в завывающую вьюгу, все сложилось просто замечательно.

  - Тебе лучше поехать с Гэсом, - сказал Таггарт Мери, когда они шли к своим машинам.

  Но она покачала головой.

  - В этом нет необходимости. Все будет нормально.

  Гэс попытался было возразить ей, но за него это сделал Таггарт.

  - Только не в твоем драндулете, - сказал он.

  Даже Фелиция покачала головой.

  - Тебе не следует самой вести машину в такую ужасную погоду.

  Мери вcе еще колебалась.

  - Ничего, я как-нибудь...

  - Прекрати валять дурака, - решительно сказал Таггарт. - Несколько лет назад я сам чуть не гробанулся во время такой вот вьюги.

  - Он чуть не погиб, - с каннибальской лучезарностью сказала Бекки.

  Мери побледнела.

  - Не стоит рисковать, дорогая, - сказала мать Таггарта.

  - Тем более, что можешь взять с собой Гэса, -добавил его отец.

  Мери сурово посмотрела на Гэса. Это он во всем виноват.

  Но тот ответил ей невинной улыбкой.

  - Если ты предпочитаешь, чтобы я не...

  Она провела языком по губам, затем решительно сомкнула их и пожала плечами.

  -  Ладно, поехали, - пробурчала она. Затем неохотно добавила: - Спасибо.

  - Мы поедем впереди вас. Ты будешь видеть задние фонари, - сказал Таггарт Гэсу.

  Гэс улыбнулся и открыл для Мери пассажирскую дверцу.

  - Все будет хорошо, - пообещал он. - Не о чем беспокоиться.

  Мери вполголоса пробормотала что-то вроде «Посмотрим».

  ГЛАВА ПЯТАЯ

  - Ты не обязан делать это, - сказала Мери, когда он устроился на сиденье водителя.

  Их взгляды встретились. Ее глаза пылали негодованием.

  Гэс просто улыбался. Он устроился рядом с ней, протянул руку и пожал ее руку в перчатке.

  - Доверься мне, Мери. Я доставлю тебя до дома в целости и сохранности.

  Не глядя на Гэса, Мери высвободила свои пальцы из-под его руки и сплела их на животе. Это тут же отрезвило его.

  Он неожиданно осознал, что это не игра и в ней участвуют не только он и Мери.

  Он должен также довезти до дома ребенка, здоровым и невредимым.

  Он посмотрел туда, где, защищая живот, покоились ее руки.

  -  У тебя, случаем, не начинаются... эти, как его?.. Нет?

  Мери бросила на него быстрый удивленный взгляд.

  - Что, сейчас? Конечно, нет. Еще целых три месяца.

  - О. - Гэс облегченно вздохнул. - Тогда все в порядке.

  Гэс с большой осторожностью выехал с места парковки. У него был опыт поездок в плохую погоду. Он видел торнадо, снежные бури и ледники. Он пережил пыльные бури, наводнение и ураган в Луизиане. Он относился к этому как к своего рода вызову и получал от него огромное удовольствие.

  Но только не теперь.

  Что, если что-то случится? С машиной? С Мери? С ребенком?

  Раньше ему не приходилось испытывать чувство ответственности за другого человека, В этом новом для него чувстве было нечто отрезвляющее и внушающее страх.

  - Доверься мне, - беззаботно сказал он час назад.

  Но когда они, подпрыгивая и скользя, переехали на другую сторону опасного горного перехода, он усомнился, может ли она вообще доверять ему.

  Когда наконец они свернули на шоссе, ведущее в Элмер, Гэс чувствовал себя так, словно проехал на лошади восемь часов. А когда они свернули на Яблочную улицу, он с большим облегчением перевел дух.

  Как выяснилось, преждевременно.

  Машина ударилась о ледяную глыбу, когда он готов был остановиться. Их занесло в сторону, и глыба скользнула прямо на живую изгородь у дома Мери.

  - Ты как, нормально? - с опаской спросил он.

  Мери с неестественной оживленностью рассмеялась.

  -  Чудесно! Ты молодец! Спасибо! - И она крепко поцеловала его в губы.

  Гэс оторопел от неожиданности. О таком он не смел и мечтать. Но не успел он прийти в себя, как она тут же отпрянула.

  - Прости! Я не имела в виду...

  Он усмехнулся.

  - Не извиняйся.

  -  Я просто... просто... поблагодарила. Знаешь, я успокоилась.

  Как быстро она пошла на попятную.

  -  Ты можешь поблагодарить меня в любое время, когда захочешь. - Он стал снова склоняться к ней, когда неожиданно открылась дверца и появилась голова Бекки.

  - Все в порядке? Мой папа хочет знать, все ли у вас хорошо? - спросила она Мери.

  Все еще чувствуя жар на щеках, Мери обняла Бекки.

  - Да. Да, все хорошо. Мы просто...

  - ...целовались, - тихо сказал Гэс.

  Мери свирепо посмотрела на него.

  - Я уже выхожу.

  - Ты стукнулся об изгородь, - сказала Бекки Гэсу. - Ты в порядке?

  - В полном, - продолжал улыбаться Гэс. Он по-прежнему ощущал вкус губ Мери.

  Появился Таггарт. Он помог Мери выйти из машины и обратился к Гэсу:

  - О чем ты, черт побери, думал? Господи, ты наехал на изгородь!

  Гэс только усмехнулся.

  Мери взяла свой портфель с заднего сиденья и прижала его к животу.

  -  Он молодец. Он довез меня, - сказала она Таггарту, предусмотрительно не глядя на Гэса, -здоровой и невредимой. А теперь я пойду. Просто... - Она все еще не смотрела на Гэса, выдерживая характер. Затем метнула на него быстрый взгляд. - Спасибо. Спасибо за все. - И направилась к дому.

  Гэс пошел за ней.

  - У меня твои ключи.

  Она протянула руку за ключами, но он покачал головой, взял у нее портфель и предложил опереться на его руку.

  Мери сомневалась только мгновение. Присутствие Таггарта и Бекки не оставляло ей выбора. Взяв Гэса под руку, она позволила проводить себя вверх по ступеням до двери.

  - Спасибо, - тоном учительницы поблагодарила она.

  Гэс усмехнулся. Достал ключи и открыл ей дверь. Затем поставил внутрь портфель.

  -Вот так.

  Когда он выпрямился, их лица оказались всего в дюйме друг от друга. Гэс ощущал тепло ее дыхания на своей щеке.

  - Как насчет этого, Мери? - прошептал он.

  Она даже не притворялась, что не знает, о чем он говорит.

  - Это ошибка, Гэс. Я была переполнена признательностью.

  -  И только? - Гэс насмешливо приподнял бровь.

  -  Да. Это была всего лишь благодарность, Гэс. Не более. А теперь иди. Я тебя отблагодарила. И Таггарт ждет.

  - Подождет.

  - Гэс!

  Он отчаянно пытался придумать предлог, чтобы вновь увидеть ее. Он не должен терять такую возможность.

  - Ты помнишь, я говорил о свадьбе Джей Ди и Лидии? Так вот, она будет в следующие выходные. Ты не хочешь пойти?

  Сказав это, Гэс тут же понял, что не только теряет с трудом добытую благоприятную возможность, но и рост себе яму глубиной в сотню футов.

  Свадьба - любая свадьба - было последнее, куда хотела бы пойти с ним Мери! Слишком много горьких воспоминаний о том, что они не сделали, или о том, от чего он когда-то ушел.

  Гэс закрыл глаза и проклял свою глупость. Он готов был убить себя за это.

  - Забудь, что я сказал, - невнятно буркнул он.

  -  Спасибо, вряд ли. Передай Джtй Ди мои самые наилучшие пожелания.

  - Передам обязательно.

  Он отвернулся, затем снова повернулся к ней.

  - Я не ухожу, Мери, - решительно сказал Гэс. - Не теперь, когда снова нашел тебя.

  Она открыла рот, но он не собирался слушать ее возражения, не сейчас, когда она так поцеловала его!

  - Я буду поблизости, - твердо сказал он.

  - Гэс, я не хочу...

  -  Нет, ты хочешь. - Гэс прямо встретил ее взгляд. - Ты по-прежнему хочешь меня, Мери, И я хочу тебя.

  - Желание здесь ни при чем!

  - Что, черт подери, это значит?

  Она яростно покачала головой.

  - Ничего. Ты не поймешь!

  - Я попытаюсь. Давай, Мери.

  - Нет, Гэс. Спасибо и прощай.

  - Я не ухожу, Мери. Ты увидишь. Когда ты будешь готова осознать это, я буду поблизости.

  Когда она будет готова осознать это, он будет поблизости!

  Да как он смеет!!!

  Он будет поблизости! Эти слова угроза или обещание?

  Она хотела Гэса много лет назад. Сердцем она желала его все эти годы. Ужас в том, что она не доверяет ему. А именно в доверии все дело. Доверие - вот от чего зависят отношения. Так было у ее родителей, Рут и Джеффа, Таггарта и Фелиции.

  И Мери приняла решение, что если снова отдаст сердце мужчине, то только тому, которому она сможет полностью доверять.

  Гэс однажды разрушил доверие.

  Она не доверяет Гэсу.

  Она не могла прекратить думать о нем. Всю долгую неделю она вспоминала Гэса в далеком прошлом и Гэса в субботнюю ночь по дороге домой.

  Она опасалась, что не устоит против него в течение поездки. Но он был слишком занят, чтобы обращать на нее внимание. Все его внимание было приковано к дороге и машине.

  К счастью, это дало ей возможность украдкой наблюдать за ним.  

  Она обнаружила небольшой шрам на правой щеке, которого не было несколько лет назад.

  Может быть, длиной в дюйм, в форме полумесяца. От копыта? Рога? Разбитой бутылки?

  Она прикусила язык, чтобы не спросить его об этом.

  Гэс не появлялся с тех пор, как привез tе домой той ночью. Но оставался в ее мыслях и в снах всю неделю.

  Гэс мог не приходить в школу. Мог не звонить. Мог не появляться у нее дома. Он завладел ее мыслями.

  Это долго не продлится, убедила она себя. Однажды он уже ушел, и воспоминания сгладились. Несмотря на его слова, она была уверена, что Гэс ушел снова.

  «Утонченность» - этого слова не было в словаре Гэса.

  Он был из породы парней, которые берут то, что видят. Он флиртовал и поддразнивал, но не играл в игры.

  Гэс сказал Мери в субботу, что думает. Сказал прямо. Он хотел ее. Она хотела его.

  Так почему она не прислушается к своим чувствам, не признается, что он прав?

  Он и не ждал от нее звонка на следующий день. Она имела право заставить его немного попотеть. Гэс был готов уступить день, или даже два, чтобы она осознала тот факт, что ему уже не девятнадцать лет.

  Но наступил понедельник, а затем и вторник.

  Он хотел, чтобы Мери сделала первый шаг.

  Она не сделала его и в среду. В четверг Гэс начал понимать, что она не придет.

  Гэс был шафером и, услышав слова, произнесенные братом, ощутил странную, непонятную острую тоску, которой прежде не испытывал. Казалось, она пустила корни глубоко внутри него, и хотя он ощущал ее, тоска не была такой тяжелой, как когда-то.

  Интересно, что чувствуют произносящие слова брачной клятвы? Странно, но теперь ему не захотелось бы удрать из церкви.

  Может, из-за того, каким выглядит Джей Ди. Он был таким... чертовски счастливым!

  Гэс никогда не видел своего брата в таком приподнятом настроении.

  Джей Ди любил повеселиться, как и любой другой. Но все же, как и у многих, на его плечах висел некий оставленный жизненным опытом груз, который многие парни пытаются стряхнуть.

  Гэсу показалось, что единственным, кому удалось наконец стряхнуть с него этот груз, была Лидия, и она сделала это, любя его.

  Что, если он сможет убедить в этом же и Мери? Она когда-то любила его, а он по глупости отбросил ее любовь. Или, может, это и не было полной глупостью. Может, он просто не был к этому готов.

  Убедить ее будет непросто.

  Что-что, а флиртовать и очаровывать он умеет. Но с Мери это вряд ли ему поможет.

  Он решил спросить Джей Ди, как ему удалось это с Лидией, но из-за свадьбы не было ни времени, ни возможности. Брат был слишком поглощен своей невестой и предстоящим медовым месяцем.

  Может, Таггарт сможет помочь? В конце концов, ему, по-видимому, тоже пришлось потрудиться, чтобы снискать расположение Фелиции. Ему следует знать, как делаются подобные вещи.

  Но когда они вышли из конюшни, после возвращения Гэса поздно ночью, и он спросил Таггарта, тот почесал затылок и сказал:

  - Ухаживал за Фелицией? Нет, дело не в этом, - грустно усмехнулся он. - Меня вроде как окрутили.

  - Как это «окрутили»?

  - Бекки.

  - Что - Бекки?

  - Она считала, что мне нужна жена. И поэтому они с Сюзанной подыскали мне одну. А когда эти двое задумают что-то — берегись! - Он содрогнулся от воспоминания.

  - Каким образом?

  -  Они сводили нас вместе. Бекки перестала делать домашние задания, чтобы мне пришлось поговорить с ее учительницей. Они ходили за ней по пятам и знали, где она и когда приходит. Затем у Бекки появилась необходимость везде ходить со мной. Черт, я не мог купить буханку хлеба, или починить мой трейлер, или отдать книгу в библиотеку без того, чтобы не натолкнуться на Фелицию. Она думала, что я следил за ней!

  - Бекки придумала это?

  Таггарт утвердительно кивнул.

  Гэс задумался. С Мери едва ли такое пройдет. А так как у него нет чада, учащегося в восьмом классе, то играть роль заботливого родителя ему не с руки.

  - У тебя есть кто-то на примете? - спросил Таггарт.

  Гэс пожал плечами.

  - Может быть.

  -  Ну, попроси Бекки. Она профессионал, - весело сказал Таггарт. - Лучше, чем я.

  Просить Бекки помочь ему ухаживать? Об этом стоило подумать.

  В конечном счете, у него не осталось другого выбора. Он вызвался съездить по поручению в город днем в понедельник и выкроил время, чтобы подождать Бекки возле школы.

  Бекки пришла в восторг, когда увидела его грузовик. Гэс махнул ей рукой, и после секундного замешательства та подбежала и села в грузовик рядом с ним.

  Гэс прокашлялся.

  - Мне кое-что необходимо спросить у тебя, - наконец сказал он.

  Бекки повернулась к нему.

  - Спросить? О чем?

  - Таггарт... - начал было он и замолчал. Затем снова начал: - Твой папа... рассказал мне, как он и твоя мама, я имею в виду Фелицию, оказались вместе.

  Бекки тяжело вздохнула.

  -  Я была ребенком! - Ее лицо стало ярко-красным.

  - Он сказал, что ты проделала хорошую работу, - упорно продолжил Гэс. - Может... может, ты снова приложишь свою руку?

  Глаза Бекки округлились.

  -  Что? - Ее пальцы сжались. - Приложить руку? К чему?

  - Сватовству, - внес ясность Гэс, чувствуя себя круглым идиотом. - Для меня и твоей мисс Маклин.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

  - Ты и мисс Маклин? - изумилась Бекки. Ее щеки залил яркий румянец. - Но я думал1, она тебе даже не нравится.

  - Я говорил, мы знали друг друга.

  - Но...

  - Я был помолвлен с ней.

  - Ты с мисс Маклин?

  Гэс кивнул. Потершись плечами о спинку сиденья, он вновь посмотрел на дорогу.

  -  Давно. Мне было девятнадцать лет. И мы собирались пожениться, а я... я... отказался.

  - Ты бросил мисс Маклин? - удивилась Бекки.

  - Я не бросал ее! - рассвирепел Гэс. Бекки в испуге отшатнулась.  Прости, - сказал он более спокойным голосом. - Я не думал, что бросаю ее, я думал, что спасаю нас обоих.

  - Как это, спасаешь? - В голосе Бекки прозвучало удивление пополам с презрением.

  - Мы были слишком юными. Я был слишком молод. Я не был готов остепениться. Только не успел понять этого до помолвки, когда уже все начало валиться из рук. - Его губы искривила гримаса сожаления.

  Бекки насмешливо посмотрела на него, словно не совсем понимала, что он имеет в виду. Гэс вздохнул.

  - У меня было такое чувство, словно я задыхаюсь. Будто стены стали надвигаться на меня. Понимаешь, о чем я?

  Бекки почесала нос.

  - Думаю... да. Может быть. Я догадываюсь. Словно ты думал, что чего-то хочешь, а когда добился этого, тебя охватила паника?

  - Точно, - сказал Гэс и облегченно улыбнулся. - Как это ты так подметила?

  Бекки едва заметно улыбнулась.

  - О, думаю, такое случается с каждым.

  - Это-то и случилось со мной, - продолжил Гэс. - И я не видел ее несколько лет. До того дня, когда заехал за тобой.

  Гэс преодолевал заснеженную дорогу, свернувшую на сельскую узкую полосу, ведущую к ранчо. Затем провел рукой по лицу.

  - Она мне очень нравилась, - тихо проговорил он.

  - О! - Лицо Бекки стало алым.

  - Прости. Мне не следовало вываливать все это на тебя. Я просто пытался объяснить. Когда я увидел Мери снова, это было похоже на удар молнии. Словно ничего не изменилось. За исключением меня, - добавил он и усмехнулся. - Я повзрослел. Я пытался объяснить ей это, как мог. Но не сумел, - признался он. - Это правда. Проклятье, она ведь чувствует то же самое.

  - Неужели? - В голосе Бекки слышалось сомнение.

  Но Гэс был уверен.

  - Да, - решительно сказал он. - Мери любит меня. Я знаю это. И я люблю ее.

  Бекки ничего не сказала. Их грузовик подпрыгивал на сельской дороге, ветер бил по стеклам. Наконец она бросила взгляд в его сторону.

  -  Итак, - сказала она, - если мисс Маклин любит тебя, а ты ее, тогда в чем проблема?

  -  Проблема в том, что она не признает это. Она боится снова влюбиться. Боится, что я причиню ей боль.

  - А ты не сделаешь этого?

  - Нет! Я торчу здесь не для того, чтобы причинять ей боль. Я люблю ее. Мне просто... необходимо убедить ее. - Его пальцы сжали руль. - А я не знаю, как. Поэтому я подумал, может, раз ты смогла помочь отцу и Фелиции, то поможешь и мне.

  - Свести вас вместе?

  - Да.

  - Ты хочешь жениться на ней?

  - Я... - Гэс громко вздохнул, - да. Собираюсь.

  Это было похоже на клятву.

  Бекки пристально смотрела в окно. Ему было интересно, о чем она думает. Что, если она считает его полным идиотом?

  - Могу я попросить Сюзанну помочь мне? - наконец спросила она.

  Сюзанну? Он скривился. Еще одна юная леди будет знать, насколько он беспомощен. Ну и черт с ним. Главное - убедить Мери.

  - Конечно, - сдался он. - Почему бы и нет?

  Они решили, что тут нужен тонкий подход.

  -  Тонкий подход? - подозрительно спросил Гэс.

  Гэс не видел Мери с той самой ночи, как довез ее до дома в снежную бурю. Он приезжал и колотил в ее дверь после разговора с Бекки, но она не открыла ему.

  - Именно, - заявила Бекки. - Поговорю сегодня вечером с Сюзанной. Мы придем к тебе.

  Они придут к нему!

  Видимо, он сошел с ума, раз отдает любовь своей жизни в руки парочки подростков!

  Но Гэс вдруг подумал, что эти чертовы подростки знают намного больше о любви, чем он. Может, это дастся только девочкам.

  И все же он немного сомневался, когда днем во вторник, выследив его, они сообщили ему свой план.

  - Она придет на ужин в честь Дня благодарения, - сказала Бекки.

  - Как и ты, - продолжила Сюзанна.

  - Поэтому ты займешь мне место рядом с ней и...

  - Нет! - сказала Бекки.

  - Ты не можешь сидеть рядом с ней, - согласилась Сюзанна. - Это будет слишком очевидно.

  - О чем это вы? - выразил недовольство Гэс.

  - Именно это было нужно тебе с самого начала, - резковато сказала Сюзанна. - Доверься нам. Ты должен выглядеть рассеянным и совершенно расслабленным.

  -  Ты можешь сказать «привет», - сказала Бекки, - не более.

  - Не более? Это означает, что я не могу...

  Обе девочки завертели головами.

  - Нет!

  -Но...

  -  Доверься нам, - еще раз сказала Бекки. - Настанет время...

  Глаза Гэса сузились. Он осторожно посмотрел на девочек. Очень осторожно. На него смотрели две пары очень серьезных, мрачных глаз.

  -Доверься нам.

  Он вздохнул и кивнул.

  Они лучезарно улыбнулись.

  Когда Мери дала согласие пойти к Джонсам на обед в честь Дня благодарения, она не думала, что там будет Гэс.

  Теперь она не могла думать ни о чем другом.

  Конечно, он будет там. Она поняла это в понедельник днем, увидев его красный грузовик возле школы. Он вернулся.

  Она втайне надеялась, что он появится на ее пороге той ночью.

  Она легла немного позднее, чем обычно, не желая, чтобы он застал ее в ночной рубашке. Он не пришел, и Мери убедила себя, что успокоилась.

  Но после уверила себя, что он приедет к ней в среду. Или четверг.

  Но он так и не приехал ни в один из этих дней.

  И ночью в четверг она поняла почему. Он будет на ужине в честь Дня благодарения. Он наверняка задумал сесть рядом с ней, чтобы заставить ее почувствовать себя не в своей тарелке.

  Мери решила позвонить Фелиции и отказаться.

  Но не сделала этого, потому что тогда Гэс поймет, почему она не пришла, а она не собирается принимать его вызов.

  Она готовила два тыквенных пирога, которые обещала принести, когда пошел снег. Нужно позвонить и отказаться, снова подумала она. Все знают, что она плохо водит машину. Она не хотела застрять где-нибудь на сельской дороге.

  Зазвонил телефон.

  - Привет, - сказала Фелиция. - Не волнуйся из-за снега. Кое-кто хочет заехать за тобой.

  Гэс. Мери была уверена.

  - Действительно, в этом нет необходимости, - начала она. - Я не хочу никого затруднять. Не надо беспокоиться и приезжать за мной. У меня здесь есть дела.

  - Не глупи. Просто будь готова к трем, хорошо?

  Мери хотела сказать «нет». Она вздохнула и сказала: «Хорошо».

  Это будет Гэс. Она была уверена в этом.

  В пять минут третьего серый «форд» появился из-за угла и, въехав на Яблочную улицу, остановился перед ее домом. Вышел пожилой мужчина и направился к двери.

  -  Мистер Джонс? - Она изумленно открыла рот, узнав отца Таггарта.

  - Позвонила Фелиция и спросила, могу ли я и мама захватить тебя по пути на ранчо, - улыбнулся он.

  - О! Конечно. Я мигом. - Мери поспешно достала пироги, надела ботинки и пальто, чувствуя себя совершенно по-дурацки. Она была уверена, что это будет Гэс!

  Может, его вообще там не будет.

  У нее не было времени на раздумья. Пока они ехали на ранчо, мама Таггарта обернулась и засыпала ее вопросами о ее беременности, интересовалась, как она себя чувствует.

  Когда они приехали на ранчо, Гэс был уже там. Он ждал их, но вместо того, чтобы подойти к ней, помог Гэй пройти через сугробы к двери, пока девочки забирали пироги.

  День благодарения у Джонсов, как вскоре узнала Мери, - это шумное мероприятие.

  Кроме Таггарта, Фелиции, их детей, родителей Таггарта, его партнера Ноя Таннера и всей его семьи, там были двадцать четыре студента, приехавшие на праздничные каникулы, и три другие семьи из долины: Макколсы и две семьи Николсен, - затем Джеймисон, пожилой мужчина, и похожая на птичку пожилая дама, Мэдди Флетчер. Там были младенцы, едва начавшие ходить, и детишки постарше. Там были еще две беременные женщины, у одной из них, Николс, с густыми темно-рыжими волосами, живот был даже больше, чем у нее. И Бренна Маккол, художница, о которой была наслышана Мери. Похоже, что та отходила уже половину срока.

  Мери не знала, какой прием окажут ей эти беременные женщины. Некоторые находили странным то, что она вынашивает ребенка своей сестры. Но обе женщины встретили ее тепло и дружелюбно.

  - Нужно быть святой, - воскликнула рыжеволосая, - чтобы сделать такое для кого-то другого.-Кстати, меня зовут Поппи. А ты Мери?

  - Проходите и садитесь. - Тесс Таннер потащила обеих к софе.

  - Когда твой срок? - одновременно спросили они друг друга и засмеялись.

  -  Скоро. - Поппи усмехнулась. - В течение ближайших трех недель.

  -  У меня не раньше февраля, - призналась Мери. - Крупный ребенок.

  - Твой меньше, чем у меня, - огорченно сказала Поппи.

  - По мне, ты выглядишь замечательно, - сказал ее муж Шейн. Он сел рядом с Поппи на софу и, обняв ее одной рукой, прижал к себе, затем принялся массировать ей плечи.

  - Ах! - улыбнулась Поппи и выгнула спину. - Здесь. И немного пониже. Да, вот так. Мурр.

  Мери чуть не захныкала от зависти - и бессознательно обернулась в поисках Гэса.

  Позволит ли она ему когда-нибудь сделать то же самое ей!

  Нет. Она бранила себя за подобную мысль. Но ее глаза по-прежнему разыскивали его и нашли на другом конце комнаты, поднимающего пивной бокал с группой студентов, включая двух очень стройных и изящных девушек. С тех пор как она приехала, он ни разу не посмотрел в ее сторону.

  Плевать ему на нее.

  Плевать, присутствует она здесь или нет.

  Но это было вовсе не так.

  Он с трудом удерживал себя от того, чтобы не растолкать разделяющую их толпу и не занять место рядом с ней.

  - Вам не тяжело? - спросил он сквозь зубы Бекки, когда та принесла к столу чашу с клюквенным соком.

  - Ничуть, - не моргнув глазом ответила она.

  Но Гэс отнюдь не был так уверен. Ему не понравилось, что он оставил ее с Таггартом, когда тот помог ей выйти из машины. Ему не понравилось, что разрешил Шейну принести ей стакан молока. У него не возникло ни малейшего интереса ни к одной из докучливых девушек из класса верховой езды, которые уютно примостились возле него.

  Он стиснул зубы.

  Подошла Тесс и пригласила на кухню помочь с подливкой. Затем он наполнил стаканы водой и вытер разлитое Клеем Танкером молоко.

  Через некоторое время Гэс прошел через буфет, чтобы оказаться поближе к Мери. Но та была в другой комнате.

  Он кинул раздраженный взгляд на Бекки, но та улыбнулась и повернулась спиной, заговорив с Таком Макколом.

  Наблюдая за ними, Гэс вспомнил, как они с Мери стали встречаться.

  Они были не намного старше Бекки и Така.

  Оба выглядели такими невероятно молодыми! Как он мог думать о девушках серьезно в этом возрасте?

  В то время он денно и нощно думал о Мери. Частично это можно объяснить действием гормонов. Но было очень много девочек, которые могли бы успокоить то, что их учительница анатомии, миссис Плам, называла «мужскими потребностями».

  Но Гэсу нужно было нечто другое.

  Он должен был убедиться, что они не могут друг без друга, что они созданы друг для друга.

  Он и не представлял, насколько был непостоянен, насколько его влекли горизонты, этот манящий   своей   безбрежностью   неизведанный мир.

  Миссис Плам предупреждала их.

  -  Биология еще не все! - утверждала она. - Чувства не менее важны. Главное - это гармония. - Возможно, она сказала намного больше, чем позволяли школьные правила.

  Но не ее ученики.

  Или, во всяком случае, Гэс.

  Он был ребенком и вел себя соответственно.

  - Еда не так уж плоха, правда? - К нему подсела Фелиция и посмотрела на его нетронутую тарелку.

  - Неплоха, - заверил он ее. - Я бы сказал, потрясающая.

  - Но ты ведь даже не притронулся.

  Он покраснел.

  - Я поем. Я просто... задумался.

  Она похлопала его по колену и понимающе улыбнулась.

  Гэс покопался в своей тарелке и быстро взглянул на Фелицию, пытаясь решить, сказала ли Бекки Фелиции, что она сватает его.

  Но Фелиция больше ничего не сказала. Вместо этого она начала расспрашивать его о некоторых из его учеников. Видит ли он в ком-нибудь из них потенциал? Получает ли удовольствие от преподавания? Собирается ли вернуться к соревнованиям на следующий год?

  Он не знал, вернется ли к соревнованиям в следующем году, так что ему было сложно ответить.

  Черт, он не знает, что будет делать на следующей неделе.

  Фелиция опустошила свою тарелку и поднялась.

  - Как ты относишься к комнатным играм?

  Гэс изумленно посмотрел на нее.

  Мери никогда в своей жизни так много не смеялась.

  Гости разделились на команды и разгадывали шарады по названиям песен. Затем Мери наблюдала за ковбойской пантомимой «Тише! Послушайте ангельскую весть» и еще одной очень хорошей «Итси-Битси Тини-Вини Желтое-в-горошек Бикини».

  Затем Таггарт предложил другую игру, на этот раз и она попала в команду.

  -  Ты достаешь карточку, - объясняла она Мейсу, - и отдаешь ее своей команде, а другая команда догадывается о том, что написано в карточке, но ты не можешь говорить ни одного слова из написанных на ней. У тебя на это всего одна минута. Давай.

  Мейс посмотрел на карточку, затем на сидящую рядом с Мери на софе жену.

  - Ну же, - подгонял его брат, когда включили таймер. - Скажи что-нибудь! Время.

  Мейс не обращал на него внимания, его взгляд был прикован к Дженни.

  - Кем ты всегда хотела быть, кроме моей жены? - мягко спросил он.

  Лицо Дженни осветилось улыбкой.

  - Мамой.

  - Очко в нашу пользу.

  Некоторые слова были легкими. Некоторые сложными.

  Мери отгадала одно слово Ноя, канат, тогда как Гэс и несколько других ковбоев назвали аркан или лассо.

  - Скотоводы используют лассо, - возмутился Гэс.

  - Ной искал не это слово, - объяснила Тесс. - Последняя карточка. - Она протянула ее Мери.

  Господи!

  Какое-то мгновение Мери пристально смотрела на нее, не зная, что сказать. Фрукт вряд ли, но и не чернослив, не фиолетовый цвет, не сахар или фея.

  - Давай! - подстрекал Шейн.

  - Поторопись, - сказал Мейс.

  Она с отчаянием подняла взгляд и увидела вокруг нетерпеливые ожидающие взгляды. Ее глаза нашли Гэса.

  - Думаю, это относится к занятиям по здоровому питанию, - сказала она. - Биология - это не все!

  Последовала ошеломляющая тишина, Мери стала ярко-красной.

  - Что? - в один голос произнесли Ной, Мейс, Фелиция и Таггарт и еще несколько человек.

  - Что? - сказали Шейн и Поппи и Дженни со всеми остальными.

  Все, кроме одного.

  - Слива! - торжествующе сказал Гэс.

  Их глаза встретились.

  И Мери кивнула головой.

  -Да.

  Вечеринка в честь Дня благодарения была в разгаре. Последовало много других игр, затем музыка, под которую кружился Шейн со своей беременной женой, пока они не устали от смеха и не сели.

  - Я рожу ребенка прямо здесь! - предупредила Поппи, что отрезвило ее мужа.

  - Никогда!

  Поппи, улыбнувшись, кротко сказала:

  - Постараюсь этого не сделать.

  Шейн усадил ее на софу и положил ее ноги себе на колени.

  Глядя на это, Гэс захотел сделать то же самое для Мери. Наконец-то между ними установилась какая-то связь. Благодаря училке Плам (слива), кто бы мог подумать.

  - Как тебе пришло в голову, что это слива? - спросил Ной.

  -  У них общее прошлое, папа, - объяснила Сюзанна. - Как у тебя и мамы.

  - Не совсем, - поспешно сказал Гэс, испугавшись, что Мери не так воспримет это. Но, казалось, та вовсе не расстроилась. Она все еще улыбалась. Ему.

  Мери улыбалась в течение всего оставшегося вечера и задержалась намного дольше, чем предполагал Гэс. Но когда толпа сильно поредела, она тоже поднялась.

  - Мне действительно нужно уходить, - извиняющимся тоном сообщила она Фелиции и Таггарту. - Понимаю, твои родители остаются. Но, даже несмотря на то, что я приехала с ними, мне нужно домой.

  - Я довезу тебя, - поспешно сказал Таггарт.

  -  Нет! - выпалила Бекки и покраснела. - Я имею в виду... мне необходима твоя помощь с математикой.

  Таггарт изумленно посмотрел на нее.

  - Помощь? С математикой? Вечером?

  Бекки напустила на себя серьезный вид.

  - У меня много накопилось, и я не понимаю...

  Сюзанна толкнула ногой Гэса:

  - Действуй!

  Тот чуть не пропустил свою реплику.

  - Я отвезу тебя, - буркнул он и, увидев недоумение Мери, пожал плечами. - Я не силен в математике.

  Фелиция просияла.

  -  Замечательно. - Затем обернулась к своей падчерице и одарила ее улыбкой. - Мы, естественно, не хотим, чтобы у Бекки были проблемы с математикой.

  Лицо Бекки стало еще краснее. Она направилась к лестнице, затем остановилась и бросила быстрый взгляд на Мери и Гэса.

  - Спокойной ночи, мисс Маклин.

  Проходя мимо, Бекки коснулась руки Гэса.

  - Удачи, — прошептала она.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  Гэс открыл дверь грузовика и помог Мери сесть. Он наклонился и пристегнул ремень безопасности. Поля его шляпы коснулись ее щеки.

  - Прости.

  Мери провела языком по губам.

  - Все в порядке.

  Он обошел грузовик, завел двигатель, затем включил обогреватель на полную мощь.

  - Там сзади есть шерстяное одеяло, если хочешь.

  Мери покачала головой.

  - Мне хорошо, - улыбнулась она.

  Взгляд, которым он одарил ее в свою очередь, был серьезным.

  - Что-то не так? - спросила она. - Если ты не хочешь подвозить меня...

  - О чем ты говоришь? - перебил он ее.

  Она откинулась на спинку сиденья, глубоко вдохнула и медленно выдохнула, украдкой наблюдая за Гэсом. Он не отрывал глаз от покрытой снегом сельской дороги.

  - Это был прекрасный День благодарения, - наконец отважилась она.

  -Да.

  Они выехали на узкую, петляющую дорогу. Мир, казалось, утонул в серебряном, сером и черном полумраке. Только снег сверкал белизной в ослепительном свете фар. Она провела руками по животу.

  - Я объелась, - сказала она. - А ты? Такие чудесные блюда. И так много.

  - Да, много.

  -  Мне не следовало есть этот кусок пирога. Не знаю, почему не удержалась. Действительно, не было необходимости. - Она лепетала об ужине, гостях и об играх. Гэс изредка давал односложные ответы только на адресованные ему вопросы.

  Они подъехали к ее дому, и Мери нащупала под сиденьем замок ремня безопасности. Гэс помог ей расстегнуть его, затем выпрыгнул и обошел грузовик, чтобы подать ей руку.

  - Я сама, - запротестовала Мери, но была рада проявленному вниманию.

  Она вставила ключ в замок и повернула его, затем открыла дверь и обернулась, чтобы пожелать Гэсу спокойной ночи.

  - Можно выпить чашку кофе? - неожиданно спросил он.

  Она заморгала.

  - Я нуждаюсь в чашке кофе, - пояснил Гэс. - И нам нужно поговорить.

  -Но я...

  - О миссис Плам.

  - Миссис Плам?

  Он кивнул.

  - Кофе, - сказал он. - Затем поговорим. - Он обошел вокруг Мери и провел ее в дом, затем закрыл дверь и помог ей снять куртку.

  Она попыталась стащить с себя ботинки.

  - Стой спокойно, не дергайся, - приказал Гэс и, опустившись на одно колено, приподнял ее ногу и снял ботинок, Мери одной рукой держалась за колонну возле входа в гостиную, а другой за плечо Гэса. Оно было сильное, крепкое.

  Ее вдруг передернуло словно от озноба.

  Гэс поднял взгляд.

  - Холодно?

  - Нет. Да. Я не знаю.

  Он закончил с ботинками, затем достал мокасины, которые она носила дома, и вдел в них ее ноги. От прикосновения его пальцев она задрожала еще сильнее. Когда он поднялся, Мери быстро отступила. Но он только указал ей на софу.

  - Садись и закутайся в шерстяной платок. Я приготовлю кофе.

  -Но...

  - Пойди сядь.

  - Когда это ты стал таким? - проворчала она и села на софу, поджав под себя ноги.

  Гэс загадочно улыбнулся и скрылся на кухне.

  Поддразнивание и флирт хороши, когда ты молод и беззаботен. Тонкое и умелое обхождение - тоже неплохо. Он все еще не чужд этому.

  Но в конце концов все свелось к самому простому.

  К чему-то невероятно безыскусному.

  К непривычной дотоле открытости чувств.

  Гэс взялся за приготовление кофе, чтобы найти нужные слова. Они вертелись на кончике языка, по-прежнему неуловимые, как и тогда, когда они были в машине.

  Память тела - это одно. Душевная обнаженность - нечто другое. Он никогда не был силен в такого рода упражнениях. И в отличие от Бекки не мог репетировать.

  Гэс вдруг понял, что не хочет больше ждать.

  Понял, что такого момента больше не будет. Внезапно он понял, что ей сказать. Наконец сегодня вечером он действительно что-то понял.

  Гэс барабанил пальцами по стойке, нетерпеливо ожидая, когда закипит кофе. Кофе без кофеина. Плевать. Ему сейчас не нужен кофеин, у него достаточно решимости.

  Наконец кофе был готов. Он наполнил две кружки и принес в гостиную.

  Мери свернулась на кушетке и выглядела так, как будто заснула. Но когда он вошел, ее глаза широко открылись и она выпрямилась.

  - Нет, - сказал Гэс. - Расслабься. - Он протянул ей кружку, бросил шляпу на стул и сел на другом конце кушетки.

  Мери поднесла кружку к губам и сделала глоток, внимательно глядя на Гэса и не произнося ни слова.

  - Я думал о миссис Плам, - начал Гэс.

  Мери улыбнулась.

  -  Это было чудесно! Я рада, что ты вспомнил. Не уверена была, вспомнишь ты или нет. Но я не знала других слов...

  - Прежде ты думала о ней, - решительно перебил он ее, - Я думал о ней, когда наблюдал за Бекки и Таком.

  Гэс ощущал на себе ее пристальный взгляд.

  - Я думал о том, как они молоды - Бекки и Так, а также о том,- насколько молоды были мы, когда начали встречаться.

  Мери ждала, не проронив ни слова.

  - Я думал о том, что стояло между нами, - ты хотела дом и семью... а я хотел... секса. - Он выпрямился и в упор посмотрел на нее. - Дело было не только в сексе, Мери. Я любил тебя. Так сильно, как только мог. Но я не много знал о любви в те дни, хотя и полагаю, думал, что знаю. Но с тех пор я кое-что понял. И начал думать о миссис Плам. О том, что она говорила. - Он снова откинулся назад и почувствовал, как сжались пальцы ног внутри ботинок.

  - Что она говорила? - напомнила ему Мери. - Ты имеешь в виду, что биология еще не все?

  - Да, - подтвердил он. - Сейчас, оглядываясь в прошлое, я правда понял это. Когда тебе шестнадцать или семнадцать, ты ничего не хочешь знать, кроме секса, - пробормотал он, вспомнив, насколько сильны в нем были чисто животные побуждения.

  - Тебя переполняло... желание, - согласилась Мери со слабой улыбкой.

  - Ты права, - мрачно подтвердил Гэс. - А у тебя, как я теперь понял, это было по-другому. Я не знал до тех пор, пока мы не обручились.

  - О чем ты?

  - Я имею в виду, когда мы были помолвлены, я думал, что мы хотим одного и того же. Друг друга, понимаешь? Заниматься любовью, проводить ночи вместе. Вот о чем я думал, когда собирался просить твоей руки. Это то, что я подразумевал под любовью. - Он покачал головой. - Я не думал об этом... я не знал... об отношениях, - он путался в словах. - Не думал о внутренней связи. Или о том, чтобы быть вместе... всегда. Такое даже в голову мне не приходило.

  -  Неужели? - Она пристально смотрела на него, широко раскрыв глаза.

  - У парней все иначе, Мери. По крайней мере у большинства из них, когда им восемнадцать, девятнадцать лет. Они больше думают о том... - он почувствовал, что у него пылает лицо, - ну, ты сама знаешь, о чем они думают. Ты помнишь, о чем думал я. Затем, когда дело пошло к свадьбе и ты начала говорить о квартире и о сроке аренды, и если мы накопим деньги, то сможем купить немного земли, или если я, может быть, начну тренировать лошадей с Джей Ди и моим отцом...

  Даже теперь, вспомнив свои тогдашние чувства, он ощутил, как у него пересохло во рту и стало вдруг трудно дышать.

  - Покупка земли, необходимость остепениться - это не совсем то, о чем я тогда думал. В этом было, - он еще раз вздохнул, - не знаю... слишком много ответственности. И это, черт побери, испугало меня. Я подумал, что не хочу провести на ранчо всю свою оставшуюся жизнь. Я даже не знал, как выглядят Калифорния, Аризона, Луизиана. Я никогда не был и в половине тех мест, о которых мечтал! Не сделал и половины того, что хотел! Твои мечты, твои надежды... были не тем, чего хотел я.

  Двенадцать лет назад даже такое, не очень связное объяснение было ему не под силу.

  Но это было намного лучше и понятнее, чем его отчаянное: «Я не могу жениться. Я лучше умру» - или другие ужасные слова, звучавшие в телефонной трубке.

  -  Прости, - сказал он. - Сожалею, что был таким ничтожеством.

  Их глаза встретились лишь на мгновение. Затем Мери отвела взгляд и уставилась на пар, идущий от чашки с кофе.

  Наконец, как бы очнувшись, она заговорила тихим, едва слышным голосом:

  -  Я хотела умереть. От боли. От унижения. От стыда. От того, что так ошиблась в тебе! Я ничего не понимала. Я чувствовала себя преданной.

  - Ты и была предана.

  Но она покачала головой.

  - Нет. Ты был мальчишка. Не мужчина.

  Он вздрогнул от пронзительной правды ее слов.

  Мери, не заметив этого, продолжила:

  - И я... я тоже не поняла. Я думала... думала только о том, что ты говорил, что мы пара, что мы любим друг друга...

  - Так оно и было!

  -  И это означало, что мы собирались быть вместе навсегда. Что мы родим детей, будем строить жизнь вместе, строить дом вместе. Мне следовало понять. - Она покачала головой.

  - Как ты могла понять? Мы ведь были детьми!

  - И все же, - упрямо сказала она. - Мне следовало знать, - Она взглянула на него. - Мне следовало увидеть это в тот день, когда мы ходили получать разрешение на брак.

  - Мы не получили разрешение на брак.

  - Я знаю. Но мы же собирались. Мы ходили в здание суда, помнишь? Мы поднялись в кабинет и попросили бумаги, а ты не заполнил их.

  -  Из-за моей фамилии! Они хотели, чтобы я поставил внизу свою фамилию!

  - Точно. И ты этого не сделал. Ты хотел поставить свои инициалы.

  - Нет ничего плохого в инициалах. - Он свирепо посмотрел на нее. - Ничего плохого в Д. А.

  - Но это не твое имя.

  - Я не хочу его!

  - Почему?

  Он покачал головой и ничего не ответил. Он никогда не отвечал на этот вопрос. Его пальцы на ручке чашки побелели. Это был самый глубокий, самый темный секрет его жизни.

  - Неважно, - грубо сказал Гэс.

  Мери печально улыбнулась.

  - Очень даже важно, так как получается, что ты мне не доверяешь.

  -  Это неправда! - Он отставил чашку, вскочил с кушетки и зашагал по комнате. - Я доверяю тебе.

  -  Но не настолько, чтобы сказать мне свое имя.

  - Я не собираюсь носить его! Кроме того, это не так уж и важно. Всего лишь старое семейное имя, в котором нет ничего особенного.

  - Только не для тебя.

  Он сердито посмотрел на нее и провел рукой по волосам, сожалея, что она вообще завела этот разговор. Его имя ничего не значило. Он никогда им не пользовался. Неправда, что он не доверяет ей, он просто не видел смысла ставить его в документе.

  -  Но сейчас ты прав. Это больше не имеет значения, - сказала она. - Все кончено. Прошло. Забыто. Было кончено несколько лет назад.

  Он прекратил вышагивать по комнате. Покачал головой.

  -  Нет. Ничего не кончено. Это по-прежнему здесь. Между нами.

  - Желание, ты об этом хочешь поговорить?

  - Да. Оно по-прежнему здесь. Ты его чувствуешь так же, как и я.

  - Конечно. Это то, что миссис Плам называла биологией. Мы всегда будем это чувствовать.

  Он нетерпеливо покачал головой.

  - Не только это. Нечто большее.

  -  Что ты имеешь в виду под словом «большее»?

  - Это значит, что я хочу также и всего остального! Я хочу... внутренней связи. Обязательств. -

Он провел языком по губам. - Детей. Будущего. Доверия. Уверенности. Всего этого. - Он встретил ее пристальный взгляд с такой же настойчивостью, с какой смотрела она.

  - Всего... этого, - медленно повторила Мери.

   Он ударил кулаком себе в грудь.

  - Это и сейчас здесь. Со мной. То, что было у тебя все это время. По крайней мере я догадывался, что было, - искренне добавил он.

  - Ты догадывался?

  -  Ну, я не девушка, не так ли? Не знаю, что думают девушки. Но миссис Плам говорила об эмоциональных потребностях, о том, что они так же важны, как и биологические. И... наконец я понял это. Я никогда, правда, не понимал этого прежде. Но... теперь понял. У меня тоже есть чувства.

  Мери долгое время просто смотрела на него, не говоря ни слова.

  Гэс сжался под ее взглядом.

  - Это правда! - настаивал он. - Вот почему я здесь.

  - Потому что теперь ты чувствуешь то, что чувствую... чувствовала я, - поправилась Мери. - Ты так думаешь, - с сомнением добавила она.

  -  Да, я так думаю, - Гэс упрямо вздернул подбородок.

  -  И что это может значить? Ты хочешь жениться?

  Он быстро сглотнул.

  - Да, - сказал он. - Хочу.

  - На мне. - В ее утверждении все же прозвучал вопрос.

  -Конечно, на тебе!

  - Почему?

  - Потому что я тебя люблю. Когда мне было девятнадцать, я не знал, что это означает. Теперь знаю.

  - И что же?

  Он хмуро посмотрел на нее.

  - В каком смысле что?

  - Что означает любовь? - терпеливо спросила она.

  - Это означает... - Гэс замолчал. Провел языком по губам, пытаясь найти слова. - Это означает, - наконец сказал он, - ставить другого человека на первое место. Заботиться о нем больше, чем о себе. Хотеть для него самого лучшего.

  Он смело посмотрел в ее большие голубые глаза, такие решительные и настойчивые. Если это была проверка, то он дал Мери полный ответ, это уж точно.

  - Это означает быть вместе всегда. Даже когда и нелегко. Когда невесело. Когда порой чувствуешь себя не лучшим образом. Потому что быть рядом, быть с тобой стоит намного больше, чем все то, о чем я думал. - Гэс покачал головой. - Раньше я хотел совершенно другого. Тогда я не был готов. Сейчас готов. Могу поклясться в этом.

  Она пристально смотрела на него, не говоря ни слова. Затем сморгнула и слегка покачала головой. Ее взгляд опустился вниз, на крепко сжатую пальцами кружку.

  - Черт, - тихо проговорила она. - О черт.

  Гэс шагнул к стулу и сел прямо перед ней, положив руки ей на колени.

  - Что это значит? «О черт»?

  Она слегка пожала плечами и подняла на него неуверенный взгляд.

  - Это значит именно то, что я сказала. О черт. Я не хотела, чтобы ты задавал мне вопросы. Не хотела говорить тебе правильных слов. - Она отвернулась и не смотрела на него.

  - Мери?

  Она не ответила. Затем сильно тряхнула головой.

  - Нет, Гэс. Уходи.

  - Я люблю тебя, Мери.

  Она закрыла глаза.

  - Я хочу жениться на тебе. Хочу быть рядом с тобой. Я хочу, чтобы у нас было все то, о чем ты мечтала много лет назад.

  Она вырвала руки и скрестила их на груди так, чтобы он не смог до них дотронуться.

  - Нет, - с отчаянием в голосе сказала она. - Ты не можешь.

  - Могу, Мери. А ты?

  Она открыла глаза и прямо посмотрела на него.

  - Не могу, Гэс. Я не смогу вновь пройти через это. Я не доверяю тебе.

  Ее слова буквально оглушили его. Но ведь она права, подумал вдруг он. Почему, в конце концов, она должна ему доверять? Однажды она поверила ему, а он ушел от нее. Нет. Хуже. Он не просто ушел. Он предложил ей выйти за него замуж, а затем, когда испугался, хотя бы ради приличия не пришел, не объяснил все внятно и без утайки. Выпалил что-то по междугородному телефону...

  Гэс поднялся и посмотрел на нее, ожидая, когда она взглянет на него.

  Дождавшись, он натужно усмехнулся.

  - Вполне справедливо. Полагаю, мне просто необходимо научить тебя доверять мне, Мери.

  Мери услышала, как почти бесшумно закрылась входная дверь.

  Затем раздался звон старых часов. Потом стук захлопывающейся дверцы грузовика. Урчание заведенного двигателя.

  Она сделала глубокий отчаянный вдох. И не выпускала из себя воздух до тех пор, пока не вздрогнула до самых кончиков пальцев на ногах и поняла, что едва не задохнулась.

  Ребенок внутри живота слегка шевельнулся. Небольшой толчок реальности.

  Спасибо, Господи, подумала она, рассеянно поглаживая живот и еще раз сделав вдох и выдох.

  - Гэс, - пробормотала она. Казалось, его имя подрагивает на ее губах. - О, Гэс. Как ты мог? Как ты мог сделать со мной такое?

  Господи, пощади. Она не хочет снова влюбляться в него.

  Но голос разума противоречил потребности сердца. Ее разум мог быть жестким и холодным как сталь. Чего нельзя было сказать о ее сердце.

  В ту ночь, ложась спать, она испытывала страх.

  Он позвонил ей на следующее утро.

  -Я на минутку. Мы займемся лошадью сразу после короткого перерыва. Но я хотел узнать, как ты. - Его голос был мягким, заботливым.

  И Мери, которая бродила по комнате, уговаривая себя, что при свете дня его чары рассеются, ответила коротким:

  -  Хорошо. Мне нужно идти к моей соседке Клорис. Она бывшая учительница и одинокая. Ее семья приезжала на выходные, но уже уехала, поэтому она пригласила меня.

  - А меня она пригласила? Какой у нее номер?

  -  Ты не можешь позвонить кому-то, кого не знаешь, и напроситься на ужин!

  - Я не напрашиваюсь. Я попрошу ее пригласить меня.

  - Ну что ж, а я не дам тебе ее номер.

  - Хорошо, придется немного поднапрячься, - бодро сказал Гэс. - Увидимся вечером.

  -Гэс!

  Но он уже повесил трубку.

  Мери положила трубку и покачала головой. Как видишь, сказала она себе, он ничуть не изменился. Добивается своего любой ценой. Во всяком случае, он не будет ломиться к Клорис Стедмэн, в этом она была уверена.

  Как потом выяснилось, Клорис, очевидно, просто открыла дверь и впустила его!

  Он сидел в ее гостиной, развлекая ее и Эллис Бен историями о родео, когда появилась Мери. Он сразу же встал и помог ей снять куртку.

  -  Хотел заехать за тобой, - сказал Гэс, - но подумал, что ты уже здесь.

  - Боялся, что я не позволю прийти вместе со мной, - съязвила Мери, поправляя волосы и стараясь не реагировать на его ухмылку.

  - И это тоже, - согласился Гэс. - Прекрасно выглядишь.

  Восхищенные восклицания Клорис и Эллис были слышны с другого конца комнаты. Мери бросила на них грозный взгляд. Они лучезарно улыбнулись.

  - Так приятно, что твой молодой человек тоже смог прийти, - сказала Эллис. - Когда Клорис приглашала тебя, мы не знали, что он в городе.

  -  Он не мой молодой человек, - возразила Мери, собираясь сесть рядом с Эллис. - И он не в городе. Он живет у Таггарта.

  -  Это он нам рассказал. Он сказал, что Ной сообщил ему, будто есть много общего между школами в городе и теми, которые за его пределами и о которых он кое-что знает. Так что он может продлить свое пребывание здесь. Спорю, ты довольна! - Эллис сияла, а Клорис по пути на кухню подняла вверх большой палец.

  Глаза Мери округлились. Она обернулась к Гэсу.

  - Что значит «продлить пребывание»?

  Уголки его губ приподнялись.

  - То и значит. Я собираюсь остаться.

  - То есть жить здесь? Ты собираешься жить у Таггарта?

  - Да. Я подумал, может, мне следует обзавестись своим собственным жильем. - Его глаза смеялись.

  - Как насчет твоего знаменитого зуда в пятках? Как насчет дороги? Как насчет горизонта, к которому ты всегда стремился? Как насчет чувства удушья, когда задерживаешься на одном месте? - с ехидством припомнила ему она.

  - Горизонтами я сыт по горло, - легко сказал он. - Я уже не юноша, чтобы годами разъезжать по дорогам. Родео - удел молодых.

  - Ты не старый!

  -  Еще нет. Но и не молодею. Мне теперь больше по душе подушка и матрац. У меня болит шея оттого, что я провел слишком много ночей в своем грузовике. Пожалуй, пора остепениться, - с довольным видом заключил Гэс.

  Хотелось бы этому поверить, подумала Мери.

  В тот вечер он был на высоте. В искусстве очаровывать женщин, любых и любого возраста, Гэс Холт не имел себе равных.

  Он рассказывал истории о детстве Мери, отчего та краснела и пыталась толкнуть его ногой под столом. Она покраснела еще сильнее, когда случайно ударила по лодыжке Эллис и пожилая женщина изумилась:

  -О! Что это было?

  - Прости, - сконфуженно выдавила Мери.

  Гэс довольно засмеялся, а Клорис и Эллис переглянулись через весь стол и обменялись улыбкой заговорщиков.

  Мери решила сосредоточиться на еде. Нет смысла противиться обаянию Гэса. Силы слишком уж неравные.

  Она очень надеялась на то, что он ярко вспыхнет и быстро погаснет. Поэтому она просто будет сидеть и ждать. Что будет, то будет.

  Ей остается смеяться его шуткам, принимать с улыбкой его комплименты, благосклонно принимать его заботливое внимание. И когда после ужина он предложит проводить ее домой, она не станет возражать.

  Мери даже позволила себе порадоваться этому. Последнее время она стала с опасением ходить пешком, а дорожка между ее домом и домом Клорис была плохо расчищена.

  - Ты ее часто навещаешь? - спросил Гэс, когда они поднимались по ее ступенькам.

  -  Довольно часто. Клорис стала ощущать свое одиночество. Ее дети разъехались и живут в других городах. - Достигнув верхней ступеньки, Мери обернулась чтобы поблагодарить его и попрощаться, надеясь, что сможет воспрепятствовать его желанию подольше побыть в ее обществе.

  Но Гэс, как всегда, удивил ее.

  - Есть лопата? Дай ее мне. Я почищу тебе дорожку.

  Она хотела было отказаться, но подумала и согласилась:

  - Благодарю.

  Гэс спустился по ступенькам с лопатой. Мери закрыла за собой дверь и прошла в гостиную. Зазвонил телефон.

  - Я надеялась, ты приедешь на День благодарения, - сказала Рут. - Хочу посмотреть на тебя. Хочу увидеть, насколько ты пополнела.

  -  Весьма и весьма, - сказала Мери. - Пришлю несколько фотографий.

  - Это все-таки не то. Ты приедешь на Рождество или нет?

  - Доктор не советует. И погода непредсказуемая.

  - Тебе не нужно было уезжать. - Это уже стало чем-то вроде наваждения.

  - Мне нужна работа, и я хотела вернуться в Монтану, - в очередной раз заявила Мери.

  - И не хотела, чтобы я, так сказать, стояла у тебя над душой. - В уме Рут не откажешь.

  - Я думала, так будет лучше для нас обеих.

  - И, вероятно, была права, - согласилась Рут. - Но я до сих пор хочу, чтобы ты была здесь. С первого февраля я увольняюсь. Я сказала Джеффу, что мы поедем к тебе за неделю до срока. Если доктор решит, что это произойдет раньше, дай мне знать. Мы заказали билеты, но можем их и поменять. Я не хочу пропустить рождение ребенка. Не могу ждать. Я прошла специальный курс. Поэтому могу подготовить тебя.

  - Уверена в этом.

  За дверью послышались тяжелые шаги Гэса.

  - Ты еще не начала? - спросила Рут.

  - У меня еще два с половиной месяца на подготовку.

  Открылась дверь, и вошел Гэс. Его смуглое лицо раскраснелось, плечи и шляпа были покрыты хлопьями снега, а на губах знакомая обаятельная усмешка Гэса Холта. Он выглядел просто великолепно, не прилагая к этому никаких усилий.

  У Мери перехватило дыхание. Если у нее при одном его виде начинают дрожать коленки, то ей действительно не позавидуешь.

  - Мне нужно идти, - сказала она Рут. - Перезвоню попозже.

  - Но...

  - Позже, - пообещала Мери и повесила трубку. Ей понадобится весь ее ум, чтобы как-то сладить с Гэсом. Если бы Мери продолжила разговаривать с сестрой, то, оглянувшись, почти наверняка увидела бы Гэса в своей постели.

  Она глубоко вздохнула и одарила его «дружеской» улыбкой.

  - Ну что же, - деловым тоном сказала Мери. - Очень любезно с твоей стороны. Огромное спасибо.

  Улыбка Гэса стала еще шире.

  - Пытаешься выпроводить меня, Мери?

  - Да. - Она решительно улыбнулась. - Получается?

  Он засмеялся.

  - Я бы сказал, что да, - удивил ее Гэс.

  Он сделал пару шагов по кухне так, что его куртка скользнула по блузке Мери. Гэс подошел достаточно близко, чтобы она смогла увидеть биение пульса на его горле, достаточно близко, чтобы пересчитать каждый волосок на его лице. Она могла бы отойти, но сзади стоял стол,

  - Стой спокойно, - сказал он нежным и одновременно грубоватым голосом. Он дотронулся рукой до ее подбородка, а затем коснулся губами ее губ. Его нос был холодным, зато губы оказались теплыми, когда он с любовной нежностью приник к ее рту.

  Мери невольно застонала. Затем Гэс неожиданно сделал шаг назад и улыбнулся.

  - Люблю тебя, Мери.

  И пока она отчаянно попыталась восстановить свою растоптанную оборону, он уже ушел.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

  Самым трудным было уйти так, как это сделал он, не пользуясь своим преимуществом, не пытаясь заключить ее в объятия и целовать, целовать, целовать.

  - Не забывай об утонченном подходе, - сказала ему Бекки утром. Они с Сюзанной пришли посмотреть на учеников Гэса, и всякий раз, когда у него появлялось свободное время, они продолжали натаскивать его.

  -  Пока что ты все делаешь правильно, но будь осмотрителен и не считай, что уже уломал ее.

  -  Что значит «уломал»? Мне нужно совсем другое.

  - Но мисс Маклин пока не знает, чего хочет, - вставила Бекки.

  - Она хочет меня.

  - Но противится своему желанию, - объясняла Сюзанна, словно он провалился на экзамене по ухаживанию. - Ты должен сделать так, чтобы она захотела тебя на своих условиях и по собственной воле.

  - Каким образом? - Как, черт возьми, все это осуществить, если он вообще с ней не видится?

  Он вспомнил, как они договаривались о том, что было бы неплохо, если бы он напросился на ужин к Клорис Стедмэн.

  - Но это все, - сказала тогда Бекки. - Больше ничего. После ужина ты отправляешься домой.

  - Совсем ничего?

  - Ты можешь проводить ее, - сказала Сюзанна. - Вот и все.

  Итак, он сделал все, что они сказали, - более или менее. Он проводил Мери до дома. Уборка снега была небольшой импровизацией, однако довольно удачной.

  Слишком усердствовать, пожалуй, не стоит. Поэтому, когда внутренний инстинкт подсказал ему, что следует добиться большего, Гэс сделал то, что посоветовали Сюзанна и Бекки.

  Он отступил.

  - Ты уйдешь именно в тот момент, когда она меньше всего будет этого ожидать, - говорили они ему, глубокомысленно кивая головой, словно у этих писклявых свах имелись на все ответы.

  Итак, он ушел, надеясь, что его уход будет ей неприятен.

  Сам же продолжал неистово желать Мери.

  Гэс хотел вернуться в следующий же вечер, когда завершил свои занятия с учениками.

  - Нет, - решили Бекки и Сюзанна, буквально став на пути его грузовика. - Слишком рано.

  Гэс так не считал. Он почти не спал, все время думая о ней, вспоминая нежность ее губ и сожалея о том, как много упустил той ночью.

  Он хмуро посмотрел на стоявших между ним и его грузовиком девочек.

  - Сегодня суббота. Вечер свиданий! Я просто зайду. Как бы случайно.

  - Нет.

  - Может, она ждет меня.

  - Не ждет. Если только ты не сказал, что придешь. - Зеленые глаза Бекки обвиняли его.

  - Я этого не говорил. - Гэс напустил на себя праведный вид. Он не сказал девочкам, что поцеловал Мери. Им не понять, как трудно противостоять искушению. - Я даже не могу позвонить ей?

  -Нет.

  -Но...

  -Нет.

  Он бросил на них рассерженный взгляд. И это они называют помощью!

  - Вы должны думать о том, как соединить нас вместе, а не держать порознь, - пробурчал Гэс.

  Они посмотрели на него с невозмутимым видом.

  - Вам нравится видеть, как я страдаю, - пробормотал он.

  - Может, немного, - весело согласилась Сюзанна.

  - Нет, нам не нравится. Правда, - искренне сказала Бекки. - Я доведу это дело до конца, Гэс, -пообещала она. - Можешь не сомневаться.

  - Откуда ты знаешь? Это совсем не то, что ты сделала для своего старика. Откуда такая уверенность?

  - Мы женщины, - просто сказала Сюзанна.

  На это возразить было нечего.

  -  И сколько мне еще ничего не делать? - спросил он Бекки.

  - Недолго. Может, неделю.

  - Неделю ?

  Бекки пожала узенькими плечиками.

  -  Она почувствовала твою заботу, правильно? Поэтому она ждет, что ты придешь. Надеется. Желает.

  Так ли это? Гэс не был уверен.

  - Поэтому тебе нужно немного подождать, - объяснила Бекки. - Чтобы Мери забеспокоилась. А ты тем временем поможешь мне с домашними заданиями.

  Она скучала по нему.

  Это было неправильно. Смешно. В высшей степени глупо.

  Ей вообще не нужно думать о Гэсе Холте. Но Мери не могла не думать. Она очень много думала о нем.

  Вспоминала его поцелуй и его слова: «Люблю тебя, Мери».

  Ожидала услышать его шаги на ступеньках субботним вечером, после его занятий с учениками. Но вот уже почти десять, а Гэса все нет.

  Хотя он и не говорил, что придет. И все же Мери надеялась.

  Гэс сказал, что любит ее!

  Но Гэс как в воду канул.

  Хороша же его любовь.

  Он, вероятно, кутит со своими дружками в «Капле росы». Наплевать!

  И все же что-то заставило ее надеть куртку, вставить ноги в ботинки. Пожалуй, стоит пойти прогуляться. Тем более что ей пора вернуть журнал, позаимствованный в прошлые выходные у Эллис. Она его продержала у себя дольше, чем обещала.

  Дом Эллис стоял на улице позади «Капли росы».

  Гэс проделал удивительную работу, почистив тропинку к дому Клорис. Поэтому ей не составило труда дойти до Эллис. Но когда она оказалась на месте, свет в доме был уже выключен.

  Ничего удивительного, на часах почти одиннадцать. Что ж, придется оставить журнал возле двери Эллис, а затем продолжить свой моцион. Не так уж трудно обойти кругом Главную улицу и вернуться.

  И если она случайно заметит грузовик Гэса...

  Но грузовика Гэса нигде не было видно.

  Когда Мери проходила мимо ресторана, из его дверей, смеясь и толкая друг друга, вышли четыре ковбоя.

  - О, привет! - сказал один. - Как дела, мисс Маклин?

  Она узнала этого парня, он был на ужине в День благодарения у Фелиции и Таггарта. Мери улыбнулась.

  -Хорошо. Очень... хорошо. Вот... вышла прогуляться. Это входит в мою каждодневную зарядку. Полезно для ребенка.

  Все четверо кивнули головами.

  - Да, мэм.

  Они отступили назад, пропуская ее, словно она заразная.

  - Кстати, Гэс... приехал в город вместе с вами? - неожиданно для себя спросила она.

  - Нет, мэм, - ответил самый высокий. - Он остался у Таггарта. Сказал, что будет помогать Бекки делать домашнее задание.

  - Гэс? - У Мери буквально отпала челюсть.

  -  Да, мэм. Какой-то социальный проект, - сказал самый низенький.

  - Хм, весьма интересно, - улыбнулась ковбоям Мери.

  Те в ответ кивнули и удалились.

  Как-то не очень понятно. Но по крайней мере он не в «Капле росы». И почему-то от этого ей стало приятно.

  С чего бы это?

  Неважно, приятно, и все тут.

  В воскресенье вечером Бекки и Сюзанна наконец-то разрешили ему позвонить Мери.

  - Ты можешь пригласить ее, - сказала Сюзанна.

  - Пригласить?

  - На свидание, - спокойно объяснила та. - Ты ведь ухаживаешь за ней, вспомнил?

  -  Верно. - Гэс почесал затылок. Куда, черт побери, он может пригласить ее в Элмере?

  - Только не в Элмере, - заявила Бекки. - Лучше сводить ее на ужин в Ливингстоне. Или пригласить в кино.

  - Или в оба эти места, - великодушно сказала Сюзанна. - Давай действуй, позвони ей.

  Гэс решил позвонить и пригласить ее встретиться вечером в среду. Он отказался ждать до пятницы и наметил понедельник, но Сюзанна и Бекки сказали, что нужно дать Мери хотя бы пару дней.

  -  Привет, - сказал он, когда она подняла трубку. - Это я. Я подумал, ммм, может, ты хочешь поужинать и посмотреть кино? Мы можем съездить в Бозмен.

  Если бы он не пригласил ее так далеко за город, то Бекки и Сюзанна нашли бы дорогу в Ливингстон и стояли бы там, чтобы пронаблюдать, что он все делает правильно.

  - В среду? Я не могу, Гэс, - извинилась Мери. - Я только записалась на курсы будущих матерей в больнице.

  - Ты будешь обучаться тому, как рожать ребенка? - Ему это показалось странным, но другие думали, что ходить в школу, чтобы научиться ездить на полудикой лошади, тоже странно.

  - Дыхательная гимнастика, контроль за дыханием и все такое. Чтобы быть готовой, когда подойдет время.

  Он прикинул кое-что в уме.

  - Как ты доедешь туда? Я имею в виду, если дорога будет плохая? Я могу довезти тебя.

  -В общем-то...

  - Правда. В котором часу начало? Может, мы сперва поужинаем?

  Мери помолчала.

  - Спасибо, - решилась она. - Начало в семь тридцать. Это было бы просто замечательно.

  - Где мне подождать тебя?

  Небольшая приемная была забита кашляющими и стонущими людьми. Гэс решил подождать в грузовике.

  Мери оставила его на минуту, затем вернулась.

  -  Ну, - с вызовом сказала она. - Думаю, ты мог бы пойти со мной.

  Он сглотнул.

  - На твои занятия?

  Она лучезарно улыбнулась.

  - Почему бы нет?

  Гэс вскинул голову и усмехнулся.

  - Хочешь испытать меня, Мери?

  Риск был частью его жизни. Отсюда шрам на щеке и выбитый передний зуб.

  - Вовсе нет, - с подозрительной беспечностью ответила она.

  - Думаешь, я подожму хвост и сбегу? Как бы не так. Я согласен.

  Она должна была предвидеть последствия.

  Мало того что она, по сути, бросила вызов Гэсу, пригласив его вместе с собой на занятие в надежде поставить его в затруднительное положение. Но в дурацкой ситуации оказалась сама, когда инструктор приняла его за отца.

  С инструктором Мери познакомилась незадолго до того. Ее звали Кейт Блесингейм, и она работала с доктором, которого Мери выбрала своим акушером. Кейт была примерно того же возраста, что и Мери, но выше и стройнее - тем более теперь. У нее были длинные темные, заплетенные в косу волосы. Одета она была в джинсы и рубашку с длинными рукавами, из-за чего больше походила на работника ранчо, чем на акушерку.

  Доктор убедил Мери записаться в группу Кейт, и Мери согласилась, после чего они поболтали несколько минут о том о сем, не касаясь беременности Мери.

  Всему свое время.

  -  Послушайте, папочки, - деловито обратилась к мужчинам Кейт, окидывая взглядом чувствующих себя не в своей тарелке парней и останавливая его, к ужасу Мери, на Гэсе. – Очень хорошо, что вы здесь. Думаете, что будете сидеть и томиться снаружи, пока ваши женушки делают всю работу? Нет уж, господа. Теперь вам придется поработать вместе с ними. Итак, скиньте ваши пиджаки и приготовьтесь к серьезной работе.

  Половина мужчин стали снимать пиджаки. В том числе и Гэс.

  Пропади все пропадом! Почему он не сказал, что вовсе не отец?

  Почему не сказала она?

  Мери открыла рот... но ничего не произнесла.

  -  Так, леди, - продолжила Кейт. - Растянитесь на матрацах на полу. А вы, парни, встаньте на колени рядом с ними.

  Гэс опустился на колени рядом с Мери.

  -  Тебя это никак не касается, - прошипела она ему.

  Он улыбнулся.

  - А мне хочется.

  - Мне это совершенно не нужно! - Со стороны казалось, что ссорятся два ребенка.

  -  Какая-то проблема? - поинтересовалась Кейт,

  - Никаких проблем, - весело сказал Гэс.

  Мери вздохнула.

  - Все в порядке, - буркнула она.

  - Итак, джентльмены, - живо сказала Кейт. - Вы сможете оказать большую помощь, если будете знать, что чувствует жена. Поэтому я хочу, чтобы каждый положил руки на живот вашей дамы.

  Гэса не надо было упрашивать. Однажды его рука уже лежала на ее животе.

  Лицо Мери пылало. Она пронзила Гэса свирепым взглядом. Тот ответил ей невольной улыбкой.

  - Пока я буду рассказывать вам о том, чем мы будем заниматься следующие несколько недель, и показывать видео с настоящими родами, я хочу, чтобы вы продолжали держать руки там, где они сейчас. Я хочу, чтобы вы почувствовали напряжение, движение, толчки, если они произойдут. Это не совсем то, что чувствует мама, но думаю, это поможет вам кое-что понять,

  Кейт описала полный родовой процесс, сказала, чего им ждать, поведала, как правильно научиться дыхательной гимнастике, которая поможет, когда подойдет время, справляться с потугами и дискомфортом и тем самым облегчить роды.

  Все это время Гэс не снимал рук с живота Мери. Они ощущали удары двигающегося внутри маленького человечка. Его пальцы непроизвольно сжались и погладили вздымающийся и опадающий живот Мери.

  Она не знала, слышал ли Гэс, что сказала Кейт. Его внимание, казалось, было всецело сосредоточено на ее животе.

  - Как ты? - склонился к ее лицу Гэс.

  Мери отодвинула голову.

  - Все хорошо.

  - Ты уверена? - Он сел на корточки, снял одну руку с живота и приложил к ее лбу. - Ты горячая.

  - Здесь жарко! - С каждой минутой становилось все жарче.

  - Ты права, - тихо сказал Гэс, и Мери удивилась идущему от него жару.

  -  Хорошо, теперь устройтесь поудобней, - сказала Кейт, поставив кассету в видеомагнитофон. - Ребята, обопритесь спиной о стену, чтобы вы могли поддержать своих дам.

  Гэс тут же сел к стене и подтянул к себе Мери, уютно устроив ее меж своих ног.

  Мери стало не хватать воздуха, что не имело никакого отношения к ребенку.

  - Фильм длится всего двенадцать минут. Это очень короткие роды. Не лелейте надежд, такое случается редко. - Кейт засмеялась. - Но он даст некоторое представление о том, чего вам ждать. Держите ваши руки на своих дамах, джентльмены. - И она погасила свет и включила видео.

  Это были самые долгие и самые короткие двенадцать минут, которые помнила Мери. Она не знала, на что рассчитывала Кейт, привлекая ее внимание к экрану. Она думала лишь о Гэсе, и не только о его руках на ее животе, но и о щекотавшем ее ухо дыхании, о его бедрах, о том, что он крепко и сильно прижимается к ее спине.

  - Ну что ж, - тихо проговорил он ей на ухо, - весьма интересно. - Что-то, то ли его губы, то ли язык, коснулось се уха.

  Она отшатнулась.

  - Гэс!

  - Ммм. — Это было похоже на хриплое тигриное ворчание. На этот раз он куснул ухо.

  Она попыталась высвободиться.

  - Если ты считаешь, что это поможет тебе, ты ошибаешься. - Гэс еще крепче сжал ее, как бы подчеркивая смысл сказанного.

  Точно, подумала Мери и подавила звук, похожий не то на фырканье, не то на смех. Гэс тоже засмеялся и покрепче обнял ее.

  - Не дергайся. - Его голос ласкал ей слух.

  Мери застыла. Она пыталась сосредоточиться на видео. Пыталась забыть руки Гэса, тело Гэса, самого Гэса, прижавшего ее к себе.

  - Вы можете отключиться от всего внешнего, - постоянно говорила она своим ученикам. - Все дело в силе воли.

  Иногда, осознала она, никакой силы воли недостаточно.

  Наконец видео закончилось.

  - Хорошо, - сказала Кейт. - Давайте немного попрактикуемся. Затем вы сможете выполнить это дома, что и будет вашим домашним заданием на следующую неделю. Дамы, сделайте как можно более глубокий вдох. Давайте.

  Мери посмотрела на Гэса. Гэс посмотрел на Мери. Оба начали неудержимо смеяться.

  -  Так, хорошо. У нас здесь прекрасная расслабленная пара. - Кейт обратилась к ним: - Вот вы нам и продемонстрируете.

  - Но... — начала было Мери.

  Но Кейт собрала всех вокруг Гэса и Мери и стала показывать, как Мери должна дышать и как Гэс должен помогать ей, поддерживать ее, подсказывать ей.

  -  Отлично, - сказала она. - Превосходно, - похвалила Кейт, когда Гэс и Мери синхронно задышали. Она похлопала Гэса по плечу. - Вы настоящий самородок.

  - А то, - буркнул Гэс.

  -   Разумеется,  на следующей  неделе  тебя здесь не будет, - сказала Мери, когда они выходили на улицу. - Я и представить себе не могла, что такое произойдет. Прости. Я не подумала. Я думала, что ты... ты...

  Гэс улыбнулся. Они оба знали, о чем она думала. Только не о том, что действительно произошло.

  Это было в тысячу раз лучше, чем могло бы быть, если бы не его тело, до сих пор горящее неутолимым пламенем.

  Ничего, с этим я как-нибудь уж справлюсь, подумал Гэс.

  - Я обязательно вернусь сюда на следующей неделе, - проговорил он.

  -Но...

  - Я этого хочу, Мери. Мне там понравилось.

  - Потому что мы были... ты был... - Она посмотрела на свой живот, затем отвела взгляд.

  - Это, - сказал он ей, - чуть не свело меня с ума.

  - Вот поэтому-то я и сказала...

  - Теперь это не только биология, Мери. Я хочу вернуться. Я хочу быть там рядом с тобой. Хочу помочь тебе.

  - Но почему...

  - Потому что я люблю тебя, Мери.

  Она замолчала.

  Всю дорогу до дома оба хранили молчание.

  Он не знал, о чем она думает. Мери сидела, обхватив живот руками и пристально глядя прямо перед собой. Гэс сжал руль и велел себе держать рот на замке. Он думал о тысяче вещей, которые мог бы сказать ей, хотел попытаться убедить ее в том, что сказанное им - серьезно.

  Но почему-то решил, что, возможно, молчание будет более красноречивым. Нельзя заставить кого-то поверить, что ты любишь его. Нельзя убедить его полюбить тебя.

  Он это понял.

  Но как же все это трудно!

  Он проводил ее до двери, но, помня наставления Бекки и Сюзанны, заставил себя не напрашиваться в гости.

  Гэс сказал:

  - Полагаю, ты устала.

  -Да. Спасибо, что побыл со мной... там. Я не предполагала... - Ее голос снова оборвался. Она помолчала. Наконец подняла взгляд, и он увидел на ее лице выражение беспокойства, тревоги и какой-то беспомощности.

  У Гэса на мгновение сжалось сердце. Он так хотел, чтобы она поверила ему!

  Он прикоснулся к ее щеке. Затем наклонился и коснулся губами ее губ. Только на секунду, сказал он себе. Только попробовать. Только на мгновение.

  Но мгновение растянулось. Поцелуй стал крепче. Терзающее его желание нельзя было утолить легким прикосновением губ и нежной лаской.

  Он хотел...

  Но на этот раз важнее то, чего хочет Мери.

  Он тяжело задышал и, вздрогнув, отпрянул.

  - Я люблю тебя, - сказал он внезапно охрипшим голосом. - Я заеду за тобой в следующую среду. Хорошо?

  Мери судорожно вздохнула. Затем кивнула:

  - Спасибо, Гэс.

  - Мне это доставило удовольствие. — Он повернулся и ушел.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

  Итак, он намерен видеться с ней каждую среду.

  Неплохо.

  Но явно недостаточно.

  Однако теперь Гэс понимал, что не стоит перегибать палку. Вряд ли излишняя настойчивость приведет его к цели. Только не с Мери. И не теперь.

  И все же. Только один день в неделю! Нет, так не пойдет.

  - Ну, ведь будет еще рождественский карнавал, - сказала неуверенно Бекки.

  - Рождественский карнавал?

  - Раз в год проходит в Элмере. Сейчас официальное название «Зимние проделки», но рождественский карнавал — это то же самое, - объяснила Сюзанна. - Веселые песни. Шутки. Музыкальные номера. Танцы. И, конечно, рождественский спектакль. В общем-то, - она пожала плечами, - обычный рождественский карнавал.

  Гэс не был на рождественском карнавале с тех пор, как мама чуть ли не насильно отправила его в мюрреискую ковбойскую школу и вручила ему пастушью плеть, Так что у него возникли серьезные сомнения на этот счет.

  -  Зачем мне принимать участие в рождественском карнавале?

  -  Затем, что мисс Маклин руководит им, - сказала ему Бекки. - Может, ты наконец станешь нормальным благоразумным человеком.

  Невероятно, подумал Гэс.

  -  Хорошо, я пойду, - сказал он. - Но не думаю, что смогу поступать как благоразумный человек.

  -  Не беспокойся, - бодро сказала Бекки. -Мисс Маклин что-нибудь придумает. За ней дело не станет.

  На следующий вечер, когда Гэс появился в зале муниципалитета города Элмера, Мери показалось, что у нее начались галлюцинации. А когда он объявил, что приедет на прослушивание, чтобы чем-нибудь помочь, Мери не поверила своим ушам.

  - Зачем? - подозрительно спросила она. - Из-за меня?

  - В общем да.

  По крайней мере в этом он не стал лгать. Мери посмотрела на столпившихся позади него визгливых, шумных пятиклассников, которых собиралась за пятнадцать минут превратить в некое подобие ангельского хора.

  - Не только, конечно, - добавил Гэс. - Но с тех пор, как Таггарт сказал, что я могу работать у него, у меня действительно не много полных рабочих дней, даже вместе с дорожной работой. Я говорил с Джедом Макколом, собираюсь работать и у него. Поэтому раз уж я точно остаюсь здесь, то пора приобщиться к местной жизни.

  - Ты серьезно? - изумилась Мери.

  -  Естественно. Я говорил тебе, что собираюсь работать у Таггарта. Но сначала мне нужно было уладить кое-какие дела. После я подумал, что неплохо бы найти для себя кое-что поблизости.

  -  Здесь? - Она чувствовала, как сжалось ее сердце.

  - Ты ведь здесь.

  - Гэс, то, что я здесь, никак тебя не касается.

  - Ты так думаешь?

  - Да, думаю.

  Тут появилась Эллис.

  - О, Гэс, дорогой. Как мило с твоей стороны, что ты зашел! Просто здорово. У нас пока нет никого на роль Иосифа.

  - Нет! - одновременно выпалили Гэс и Мери.

  Глаза Эллис стали похожи на блюдца.

  - Нет? Но это такая прекрасная роль. Он может быть твоим партнером, Мери, и,..

  - Нет! - твердо сказала Мери. Ей было достаточно посещения с ним дородовых занятий. Ей не нужно было, чтобы он играл роль Иосифа, особенно после того, как она вынуждена была согласиться играть Марию, потому что Поппи была уже на сносях и вряд ли смогла бы принять участие в рождественском спектакле.

  -  Ты Мария? - Брови Гэса взлетели вверх. Казалось, он готов передумать.

  - Да, именно так меня зовут.

  -   Я  считаю,  что  это прекрасная  идея,  - вспыхнула Эллис.

  - Гэс не может играть, - решительно сказала Мери.

  - Почему же, я...

  - Нет!

  Надо было что-то придумать. Он не собирался отступать. Мери и прежде видела в его глазах этот огонек. Она найдет ему занятие, чтобы держать его подальше от себя.

  Дверь в коридор открылась, и Так Маккол громко выкрикнул:

  - Куда поместить кроликов, мисс Маклин?

  - Кроликов? - удивился Гэс.

  Мери улыбнулась. Она смеялась. Она сияла.

  - Гэс возьмет их, - ответила она мальчику.

  Гэс в недоумении посмотрел на нее.

  -  Ты будешь кроличьим ковбоем! - сказала ему Мери. - Ты заботишься о домашнем скоте, не так ли? - она не дала ему возможности возразить. - Значит, это как раз по твоей линии. Ты хотел помочь? Можешь ухаживать за домашним скотом. В данном случае домашний скот - это наши кролики.

  - Кто-нибудь слышал о рождественских кроликах? - потребовал ответа Гэс.

  - У нас в зале нет места для овцы, - объяснила Мери. - Но детям нравятся настоящие животные. Им это интересно. Они придадут спектаклю атмосферу достоверности. Ты ведь сам сказал, что хочешь помочь? - В ее взгляде он увидел знакомый ему вызов.

  Гэс забрал кроликов.

  Это означало, что придется держать в чистоте их клетки. Это означало, что пятьдесят детей детсадовского возраста будут ползать вокруг него, требуя помощи, когда он занят работой. Это означало показывать, всем и каждому, как следует держать кролика, нежно гладить, и - не приведи Господь! - не позволять проскользнуть им под сцену, или за занавес, или под огромную груду складных стульев, которые упадут, если он не будет внимателен.

  Он не стал упираться.

  Но его глаза сказали Мери, что будет и на его улице праздник. Он своего не упустит.

  Мери, казалось, постоянно на шаг опережала его.

  Она была Марией в спектакле о рождении Христа. Она была руководителем хора ангелов. Репетировала с пастухами, показывала, как говорить, как смотреть, как ходить. Она взяла на себя незавидную задачу выбрать младенца Иисуса из присутствующих детей и не оскорбить чувств всех остальных мам.

  Каждая ее минута была занята работой. У нее была мечта. Идеи. Она нарисовала декорацию, чтобы разместить ее на сцене, прежде чем кто-то успеет возмутиться по поводу ее творения.

  - Крестьянские ясли, - думала она вслух. - И грубо срубленная деревянная кормушка. Ничего особенного. Зато для детей это будет выглядеть вполне реально. Если только... - Она с надеждой посмотрела на Гэса.

  - Я сделаю ясли... и кормушку, - сказал тот. И он действительно сделал. В свободное от ухода за кроликами время он пилил, строгал, забивал гвозди и устанавливал на сцене декорации. И уголком глаза наблюдал за тем, как Мери металась от одного проекта к следующему, ободряла, помогала, смеялась, поддерживала.

  Когда Гэс замечал, что она вдруг останавливается и с болезненным видом потирает спину, он откладывал молоток, молча подходил к ней сзади и начинал растирать ей спину.

  В первый раз Мери от неожиданности чуть не подпрыгнула, издав нечто вроде тихого стона.

  - Тебе лучше присесть. - Его руки ритмично двигались вниз по напряженным мышцам спины, затем поднялись по позвоночнику и снова вниз.

  - Не могу, - выдохнула Мери. - Если сяду, засну. - Было уже поздно, и она провела весь день в школе.

  -  Зачем так надрываться? Это всего лишь обычный рождественский карнавал. И детям не нужны, например, «Ракеты».

  Это была группа младшеклассниц, которые приехали в последнюю неделю, отчаянно надеясь сделать танцевальный номер, если только Мери порепетирует с ними.

  - Это рождественский спектакль, - напомнил он, все еще нежно массируя ей спину, и она чуть ли не промурлыкала ему в ответ:

  -  Это городские празднования. Они становятся грандиознее с каждым годом.

  - Да уж, - пробурчал Гэс.

  Всю прошедшую неделю он строил ясли и кормушку и декорации для нескольких номеров из мюзикла.

  Он не поверил, когда услышал от нее об этом в первый раз.

  - Номер из музыкальной комедии.

  Он пристально посмотрел на нее:

  - Ты в своем уме?

  - Мы не можем ограничиться сценой рождения Христа из традиционной библейской истории.

  Он засмеялся.

  Но она продолжила совершенно серьезно:

  - У нас должны быть еще сцены, в которых участвовал бы каждый, кто захочет. Все возрасты. Вот зачем мы делаем «Серебряные колокольчики», «Зимнюю страну чудес» и «Снежного человека Фрости».

  -  Не могу поверить, - кипел он от злости, рассказывая об этом Бекки на следующий день.

  - Да нет, ничего особенного, - сказала Бекки. - Я сама однажды была Снежным человеком.

  Гэс совсем растерялся.

  Но он не уступит и докажет Мери, что прав.

  Разве для этого он собрал всех этих проклятых кроликов? Строил эти чертовы декорации? Появлялся каждый день после того, как заканчивал помогать Таггарту и Ною? Он считал для себя обязанностью довозить Мери до школы и приглашать ее на ужин или, приводя ее домой, самому готовить для нее.

  -  Не нужно тебе делать это, - каждый день твердила ему она.

  Он отмахивался от ее слов. Неправда. Нужно. Для нее. Для них обоих.

  Гэс отвозил ее на каждое занятие. Они даже не обсуждали это. Он заезжал за ней и приглашал на ужин в Ливингстон. Затем они вместе шли на занятия. Это стало само собой разумеющимся.

  Гэс и Мери. Всегда вместе.

  Гэс был в восторге, убеждая себя, что преодолел ее сопротивление.

  Он одолел се.

  Единственное, на что могла надеяться Мери, так это на то, что вся суета, все эти кролики и дети, хор ангелов, библейские старцы и парочка бывших учительниц со сватовством на уме одолеют его самого.

  Монтана не была излюбленным местом Гэса, Она была в этом уверена.

  Ему нравилось перемещаться в пространстве. Дорога манила его.

  И не важно, что он сейчас говорит.

  Но день сменялся другим, и вопреки ее надеждам и ожиданиям Гэс никуда не уезжал.

  Он появлялся в школе и регулярно приглашал ее на ужин или, когда она отказывалась, отвозил домой и там готовил. Мери и не думала, что он умеет готовить.

  Гэса не назовешь первоклассным шеф-поваром. Но он мог красиво накрыть стол. Даже цитировал отрывки о диетической пище для беременных женщин из книги, которую попросил у Кейт. Он даже стоял у нее над душой, пока она не выпьет все молоко!

  Мери не потворствовала ему. Наоборот, иногда она, не обращая на него внимания, разбирала бумаги во время еды. Это делалось не специально. Просто ей приходилась успевать и на репетициях, и в школе.

  Гэс говорил, что понимает ее, и упорно гнул свою линию.

  Ухаживал за кроликами, говорил о них ужасные вещи, называя их Легкая Закуска, Тушеное Мясо, Фрикасе и Гусиные Потроха, и пообещал разобраться с ними по-настоящему после того, как все закончится.

  Тем не менее он продолжал заботиться о кроликах и осторожно убеждал детей, что нельзя слишком крепко сжимать их. Не раз Мери заставала его, когда он показывал детям, как правильно держать кролика на коленях.

  Ее поражала его мягкость. Увидев его сидящим на корточках с ребенком и кроликом на коленях, Мери была в восторге, а Гэс, заметив ее, подмигнул.

  Она тут же вернулась к своей работе, но увиденное продолжало стоять перед ее глазами.

  Чем бы она ни была занята, работала ли с группой «Снежный человек Фрости», играла ли Марию, репетировала ли с неуправляемым хором ангелов или пыталась снять лампочки и повесить на рождественскую елку, Гэс был рядом с ней.

  Именно он молча протянул руку, забрал у нее лампочки и сказал:

  - Я это сделаю сам.

  Именно он вытер разбитый нос «волхву» Френки Стетсма после того, как тот запутался в халате отца и упал в кормушку.

  Гэс утихомирил ангельский хор и заставил их петь, и у него это получилось лучше, чем у нее.

  Гэс все делал с легкостью прирожденного лидера. Это удивляло ее. Он всегда казался таким ленивым, но сейчас работал организованно и четко. Ей уже стало казаться, что дети начнут приветствовать его, как какого-нибудь генерала: «Есть, сэр! Да, сэр!»

  Однажды вечером, после того как все ушли, Мери нашла Гэса сидящим на полу за кулисами.

  Кролик по кличке Тушеное Мясо ползал по его колену, а он почесывал у него за ушком. Гэс поднял взгляд, когда она вышла из-за декораций.

  - Надо же, какой ласковый, - пробурчала Мери, чувствуя, что сердцу стало тесно в груди.

  Гэс одарил ее одной из своих неотразимых улыбок, той самой, от которой она таяла еще в школе.

  - Только никому не говори об этом.

  -  Не буду, - сказала Мери неожиданно севшим голосом. Это из-за того, что сегодня ей пришлось слишком много говорить, постаралась убедить себя Мери.

  -  Ну что, пойдем? - Гэс встал, продолжая нежно убаюкивать в руках Тушеное Мясо.

  -  Я закончила. Но тебе не нужно идти со мной.

  Гэс положил Тушеное Мясо в клетку, затем поменял кролику воду.

  - Я думал, мы уладили эту проблему.

  - Я не ожидала...

  Он запер клетку, затем обернулся и схватил ее за руки.

  - Гэс! - запротестовала она.

  Но он упорно тянул ее к себе, пока ее большой живот не уперся в него. Гэс наклонился и коснулся ее губ. Настойчиво. Властно.

  -  Ожидай, - сказал он. Затем поцеловал ее, на этот раз по-настоящему.

  Она мечтала о нем всю ночь.

  Причиной был его поцелуй, напомнивший ей то, что она так сильно пыталась забыть, - физическую сторону любви Гэса.

  Этот поцелуй, подобно бензину, вылитому на тлеющие угли, вновь воспламенил Мери.

  В мечтах она занималась любовью с Гэсом.

  Не с девятнадцатилетним мальчиком, с которым она была помолвлена, не с подростком, которого когда-то любила. А с мужчиной, которым он теперь стал.

  С мужчиной, который так нежно держал Тушеное Мясо и который учил бесчисленное количество детей, как обращаться с кроликами. С мужчиной, вытершим расквашенный нос Френки и заботливо готовившим ей ужин.

  С мужчиной, который сегодня вечером поцеловал ее.

  Это был незабываемый, пугающий сон. Куда ушло ее равнодушие?

  Мери села на кровати. Ребенок шевельнулся и толкнул ее, несомненно пытаясь отвоевать побольше пространства.

  -  Бедняжка, - сказала она и погладила себя по животу. - Уже не долго. Чуть больше двух месяцев.

  Вдруг Мери поняла, что не хочет этого. Что же ей делать, когда родится ребенок? Доктор сказал, что необходимо быть готовой к потрясению.

  -  Это будет похоже на маленькую смерть, - откровенно заявил он. - Домой с ребенком придешь не ты, а твоя сестра.

  - Я всегда это знала, - ответила Мери. То же самое она сказала себе и сейчас. Но сказать не значило прекратить чувствовать пустоту, которая образовывалась при мысли о родах. - Так прекрати себя изводить, - проворчала она. - Поднимайся и начинай двигаться. Пора на работу.

  И она пошла на работу. Вела уроки. Сегодня вечером не было репетиции, потому что была среда, вечер дородовых занятий.

  Мери не была уверена, что сможет выдержать еще одно занятие. Только не после сна, который видела прошлой ночью!

  Может, Гэс не придет, подумала она.

  Ну да, как же.

  Когда она вышла из школы, он ждал ее возле двери. День выдался солнечный, и не было особенно холодно.

  -  Не нужно меня подвозить, - сказала она ему.

  - И тебе тоже привет. - Он улыбнулся ей, затем наклонился, избегая ее живота, и коснулся ее губ.

  -Гэс!

  - Что? - Он смотрел на нее невинными глазами.

  - Здесь же полно народа! Не знаю, зачем ты это делаешь, - проворчала Мери. - Чего ты хочешь?

  Он взял ее за руку и провел вдоль улицы к грузовику.

  - Ты знаешь, чего я хочу. Тебя.

  - В данную минуту, - не стала отрицать она. - Но ты не будешь хотеть меня всегда.

  - Буду, - решительно сказал Гэс. Он положил руку на запертую дверцу грузовика, заманив Мери в ловушку между собой и дверью. - Я вырос, Мери. Дай мне шанс.

  Она отвернулась, чтобы не видеть зеленую глубину его глаз.

  - Дай мне шанс, Мери, - повторил он.

  Ей стало трудно дышать.

  - Прошу тебя.

  Мери пожала плечами. Гэс провел рукой по ее волосам, затем еще раз поцеловал.

  - Моя девочка.

  Эта ночь в среду была не легче остальных.

  Гэс хотел обнимать и ласкать ее, но не смел. Это сводило его с ума. Он безумно хотел Мери.

  Но когда Гэс сказал, что она доводит его до сумасшествия, она не поверила.

  Они беседовали на парковке после занятий, и он пытался не потерять нить разговора, потому что, подобно всем парням, которые только что в течение целого часа обнимали любимую женщину, не мог думать о том, нужен ли Снежному человеку цилиндр или же сойдет и ковбойская шляпа.

  - Что? - спросил он ее в пятый или шестой раз.

  -  Ты слушаешь, Гэс? Что с тобой происходит?

  - Я хочу тебя. - Вот так. Решительно и просто.

  - Ты хочешь меня? Меня? - Мери посмотрела на него, затем на свой огромный живот. - Не говори ерунды.

  Он притянул ее поближе, чтобы она в точности услышала то, что он хотел сказать.

  -  О боже! - Ее глаза были словно блюдца. Щеки разрумянились. Это видно было даже в тусклом свете. Ее слегка трясло. - Маньяк какой-то, - с чопорным видом девственницы сказала она.

  Он засмеялся.

  - Я бы сказал: лишенец.

  - Ну, знаешь, в мире полно других женщин, - парировала она.

  - Нет, - сказал Гэс. - В мире есть только ты.

  - Не знаю, как можно желать меня такую, - сказала она, когда они возвращались в Элмер.

  Гэс не знал, что ответить на это. Только мертвый способен не возжелать Мери.

  - Большинству мужчин я совершенно безразлична, - продолжила она.

  - Ты проводила исследование?

  - Нет, не проводила. Мэт, парень, с которым я встречалась прошлым летом, как только я забеременела, сразу же сбежал.

  - Мэт идиот.

  - Он не мог представить меня беременной от другого мужчины.

  - Это его проблема, а не твоя.

  - Люди считают это неестественным.

  Гэс почесал затылок.

  - Я их понимаю. Меня это тоже заставило задуматься. Но не о том, что ты носишь чьего-то ребенка. Я подумал: а что, если ты принадлежала кому-то еще? Но когда узнал, что это не так, решил: это замечательно. В самом деле, - улыбнулся Гэс. - Я считаю, то, что ты сделала, просто замечательно. - Он взял ее за руку.

  - Не надо, Гэс, - взмолилась она.

  - Не надо чего?

  - Не будь таким милым. Не заставляй меня снова влюбиться в тебя.

  - Я хочу тебя, дорогая.

  Она молча и решительно покачала головой. Но руку не выдернула.

  Брось, Мери. Люби меня. Доверься мне. Пожалуйста, мысленно сказал Гэс, надеясь, что Мери услышит сердцем его слова.

  Двое библейских мудрецов подхватили в четверг ветрянку.

  Фрикасе в пятницу родила пятерых крольчат.

  Один из хора ангелов сломал в субботу руку.

  В воскресенье утром выпал обильный снег.

  А в воскресенье днем, всего за час до начала, Шейн, который должен был играть Иосифа, позвонил и сказал, что отвозит Поппи в больницу.

  - Ничего страшного, - сказала Клорис. - Мы справимся. Шоу должно продолжаться, несмотря ни на что!

  - Но кто еще знает эту роль? - взволновалась Эллис. Начали подходить ангелы. Снежный человек искал ковбойскую шляпу своего  отца, опасаясь, что мог забыть ее дома.

  - Гэс знает, - сказала Клорис.

  Она посмотрела на Гэса. Бекки посмотрела на Гэса. Все посмотрели на Гэса. А затем на Мери.

  - Это не такая уж существенная роль, - раздраженно сказала та. Она не хотела, чтобы Гэс играл роль Иосифа. - Ему только нужно промычать полные сочувствия слова и спросить, не найдется ли места на постоялом дворе. Давай позовем твоего отца, - обратилась она к Бскки. -Он сможет это сделать. Нам нужно, чтобы Гэс занимался кроликами.

  - Но... - начала было Бекки.

  - Позови своего отца! - отрезала Мери. Затем закрыла глаза, Господи, хоть бы перестала болеть спина!

  Она беспокоила ее весь день. Наконец Мери снова открыла глаза.

  - Извини, - сказала она Бекки, которая поняла ее беспокойство. - Я просто немного... устала. Не могла бы ты попросить своего отца? Пожалуйста. Мне действительно нужно... чтобы Гэс был занят другими делами.

  Причина была не только в том, что она не хотела играть вместе с Гэсом, а в том, чтобы Гэс держал все под контролем.

  Только Гэсу удалось одним взглядом успокоить разбушевавшихся ангелов. Только он мог следить за кроликами и шляпами ковбоев и за кучей других вещей, давая ей возможность руководить всем в целом.

  - Я позову папу, - сказала Бекки.

  Мери напряженно улыбнулась.

  -  Спасибо. - Она двигала плечами, пытаясь снять напряжение. - Хорошо, давайте все займем свои места.

  - Ты в порядке? - спросил Гэс, когда остальные разошлись.

  -  В порядке, - рассеянно ответила Мери. - Можешь последить за ангелами? Я не хочу, чтобы они все разбили себе носы, прежде чем начнут петь.

  - Я прослежу.

  -  Кой черт меня дернул вляпаться в это! - пробормотала Мери.

  По крайней мере сегодня ребенок не толкался. Он был очень спокоен, и это было хорошо, так как давало ей возможность, несмотря на боль в спине, немеющие плечи и напряженный живот, справиться со всем этим бедламом. Она слегка похлопала по животу,

  -  Ты сегодня очень хороший, - сказала она ребенку. - Потерпи еще. Осталось совсем немного.

  Где-то между «Снежным человеком Фрости» и «Серебряными колокольчиками» она начала понимать, как была права.

  Напряжение в животе резко увеличилось. Мери прикладывала к нему руку и пыталась ослабить неприятное ощущение, чтобы намекнуть ребенку, что сейчас не время стараться отвоевывать побольше пространства.

  Напряженность спала. Мери расслабилась.

  Она вошла в отдельную крошечную комнату отдыха, чтобы переодеться в костюм Марии, затем надела платок и остановилась перед зеркалом. Ну просто вылитая Мария.

  В дверь неистово колотили.

  -  Мисс Маклин! Я хочу пи-пи. - Это был Френки Стетсма. - Не могу терпеть, - пробормотал он, когда Мери открыла дверь, и промчался в ванную.

  Она покачала головой и пошла за кулисы, когда снова начались схватки. Все сильнее и настойчивее. Она приложила руку к животу.

  - Нет, - скомандовала она. - Слишком рано. Еще не время. Не сейчас.

  Ангелы толкались и дрались, пробираясь на сцену. По крайней мере обошлось без крови.

  Френки вернулся, втискиваясь в халат, укороченный и подшитый, чтобы не споткнуться в неподходящий момент.

  - Готов? - спросила Мери.

  - А если я снова захочу пи-пи?

  - Ты только что это сделал. - Появился Гэс, держа Тушеное Мясо и Ленч. Он передал их Френки.

  - Но если я снова захочу?

  - Это всего-навсего предстартовое волнение, - сказала Мери, когда вдруг начались схватки. На этот раз она не была готова и стала задыхаться.

  - Что не так? - потребовал ответа Гэс.

  - Н-ничего. - Стиснув зубы, Мери разгладила длинное платье и шаль на животе. Боль внезапно отступила. - Ничего не случилось.

  Гэс уперся в нее серьезным, пристальным взглядом. Положил руку рядом с ее рукой. Она попыталась отдернуть ее, но, несмотря на изумленное лицо Френки, Гэс упрямо не убирал свою руку.

  - Как долго? - спустя мгновение спросил он.

  Мери пожала плечами.

  - Какое-то время.

  - Сильно?

  -  Немного сильнее, чем обычно, - призналась Мери.

  - Какой промежуток между ними?

  - Я не засекала время,

  - Мери!

  - Мне некогда было смотреть на часы.

  -  Хорошо. Скажи мне, когда будет следующая. Иди сядь.

  - Я не могу сидеть! Мне нужно быть готовой к выходу.

  Тут она услышала Полли Макмастер, начальницу почтового отделения, которая начала читать вступление к рождественской истории.

  - Не нужно стоять здесь и глядеть на свои часы. Ты должен принести остальных кроликов!

  Гэс выругался, послав кроликов подальше. Френки удивленно смотрел на него. Мери стукнула Гэса ногой.

  - Иди к кроликам и успокой их. И выведи осла. Прекрати тревожиться из-за меня.

  Осел прибавил забот. С ним никогда не репетировали, но Таггарт заверил ее, что он сыграет свою роль безупречно.

  - У нас уже есть одна, - проворчал Гэс. - В упрямстве не уступит настоящему. - Он снял часы и протянул ей. - Засекай время. - И зашагал прочь.

  Через минуту вернулся, дал всем пастухам по кролику, затем сходил за ослом.

  Таггарт появился в чем-то, похожем на скатерть Клорис.

  - Шейн забрал с собой свой костюм, - проворчал он. - Это все, что осталось.

  Он подошел, чтобы подсадить Мери на спину осла, но Гэс сунул ему в руку поводок и сказал:

  - Я сам.

  Мери внезапно покачнулась. У нее снова начались схватки.

  - Готова? - спросил Таггарт.

  Мери ухватилась за спину осла. Гэс поддерживал ее. И она сжала его руку в своей, на сей раз с благодарностью.

  - Сколько прошло? - потребовал он.

  - Что? - вытаращил глаза Таггарт.

  - Четыре минуты, - сказала Мери.

  -   ...постановление  императора  Августина было провозглашено, - нараспев читала Полли.

  - Наш выход, - сказала Мери. - Пора.

  Таггарт удивленно посмотрел на нее.

  - Пойдем! - подгоняла она его. - Чем быстрее, тем лучше.

  Что-то в ее взгляде или тоне вывело его из оцепенения.

  - Правильно! - Он потянул осла вперед.

  Мери закрыла глаза и помолилась. Она даже не поняла, что все еще держит руку Гэса, пока все в зале не начали шептаться.

  Таггарт подошел к постоялому двору и начал барабанить в дверь.

  Она открылась, и высунулась голова Отиса Джеймисона.

  - Мест нет! - проворчал он и закрыл дверь.

  Таггарт снова начал стучать, когда Гэс сказал:

  - Проклятье, начинаются роды. Давай побыстрее закругляйся!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

  Она не может рожать.

  Не сейчас! Еще не время!

  Она не может рожать!

  До срока еще шесть с половиной недель. Он должен родиться ко Дню святого Валентина.

  Это все стресс, вызванный слишком напряженной работой. Все это время ее мысли были заняты песнями, ролями, детьми, домашними животными. И Гэсом.

  Она бросила на него быстрый взгляд. Гэс на большой скорости вел машину в Ливингстон. По его мрачной ухмылке она поняла, что он тоже волнуется.

  - Я не должна рожать сейчас, - сказала она, успокаивая то ли себя, то ли Гэса.

  Он взял ее руку в свою.

  -  Я тоже надеюсь, что нет, - хрипло сказал он.

  - Если это произойдет, - ее голос дрогнул, - если произойдет то, о чем я думаю, я могу потерять ребенка.

  - Ты не потеряешь ребенка, - с суровой решительностью сказал он и бросил на нее мимолетный взгляд. - Ты не потеряешь ребенка, - пообещал Гэс. - Мы этого не допустим.

  Она не знала, почему теперь поверила ему. Но абсолютная сила его убежденности приободрила се. Она вцепилась в его руку

  - Нет, - прошептала Мери. - Не допустим.

  Гэс надеялся, что она поверила ему. Хотя опасался, что сам себе не слишком-то верит.

  Что, черт подери, он знает о рождении ребенка?

  Он принимал роды у нескольких коров много лет тому назад, но это трудно сравнивать, Им не нужно помогать дышать. И они не держатся за твою руку, словно ты спасательный трос,

  О Господи, подумал Гэс. Всемилостивый Господь!

  Фелиция позвонила в больницу, чтобы предупредить, что Мери на пути к ним. Слава богу, доктор уже был там, когда они приехали.

  Так же как и Кейт. Она обняла Мери, улыбнулась и подняла большой палец, Взяла под локоть Гэса.

  -  Я отойду, покажу ему, где регистрация, - сказала она Мери, - и сразу же вернусь обратно.

  Когда она завела его за угол, ее улыбка увяла.

  - Что случилось? Как давно это продолжается?

  Он пытался рассказать ей. Пытался вспомнить все, на что она просила обратить внимание на занятиях. Сообщил все, что мог.

  Кейт выслушала. Кивнула головой. Ей были известны обстоятельства беременности Мери. Та поведала ей о них после первого занятия.

  Она знала, что Гэс не является отцом, но, казалось, понимала, что ему необходимо находиться здесь.

  - Хорошо. - Кейт сжала ему руку, и ее нежно-голубые глаза встретились с его взглядом. - Ты готов?

  Гэс прокашлялся и кивнул.

  - Думаю, как никогда.

  Кейт улыбнулась.

  -  Вот это я понимаю. Ты просто поддерживай ее. Мы не позволим, чтобы что-то случилось с малышом. - Кейт сжала его руку. - Или с Мери.

  Он был скалой. Ее скалой.

  Непоколебимый.  Твердый. Хладнокровный. Спокойный. Ее Гэс.

  Невозмутимый.

  - Спокойно, спокойно. Дыши вместе со мной. - Их руки сплелись воедино, их взгляды сплелись воедино. Все было так, словно в целом мире не было никого, кроме них.

  Мери знала, что без Гэса у нее бы не получилось. Гэс делает это вместе с ней.

  Они были единым целым. Мери слышит только его. Отвечает только ему.

  В нем ее сила. Она держала его руку, она сжимала его запястье. Наконец ребенок сделал последнее усилие и вырвался в этот мир.

  Она прогнула спину и услышала тоненький плач. Сначала слабый. Затем все более громкий и настойчивый.

  - Это мальчик! - сказал доктор.

  Мери и Гэс посмотрели друг на друга, улыбнулись и заплакали.

  Гэс никак не мог прийти в себя от неожиданности произошедшего. Он смотрел на крошечного малыша, завернутого в нежно-голубое одеяло и лежащего на руках Мери, и ему было трудно поверить, что все это правда, что он настоящий.

  Естественно, он чувствовал, как ребенок двигается. Умом он всегда понимал, что внутри Мери был этот... этот человечек... который ждет своего времени и который станет достаточно сильным, чтобы принять этот мир на своих условиях.

  Но он был таким крошечным, этот человечек.

  Таким невероятно маленьким. И таким прекрасным.

  Настоящее чудо.

  - Он истинный подарок, - хрипло сказал Гэс.

  Все, что произошло, было подарком. Не только ребенок, но и то, что Гэсу позволено находиться здесь, разделять эту радость, на которую он не имеет права, на которую, естественно, никогда не надеялся и которой не ждал.

  Гэс никогда раньше не испытывал чувства робости. Сейчас он понял, что это такое.

  Мери поглаживала нежный светленький пушок на головке ребенка, который однажды превратится в волосы.

  -  Назовем его Джонатаном, - мягко произнесла она.

  Это имя выбрали Рут и Джефф.

  -  Что означает «божий дар», - сказала она Гэсу с сияющими глазами.

  - Это имя длиннее его самого, - с нежностью произнес Гэс.

  Он поднялся и встал рядом с кроватью, чтобы посмотреть на них обоих. Затем наклонился и прикоснулся губами к се лбу.

  - Его следует назвать даром Мери.

  Мери слабо улыбнулась.

  - Наверняка его будут дразнить на школьном дворе.

  -  Он может пользоваться своими инициалами. Нет ничего плохого в М.Г. Он может говорить им, что назван в честь машины.

  - Как ты?

  Гэс состроил гримасу.

  - Я не был назван в честь машины.

  - А я так и не думала. - Она очень быстро разузнала, что его второе имя Август. Он не мог заставить себя назвать ей свое первое имя.

  - Не Додж? Не Даймлер? - дразнила она.

  Он покачал головой.

  - Ты когда-нибудь скажешь мне?

  -  Если ты выйдешь за меня замуж. - Слова вылетели сами по себе.

  Казалось, весь мир внезапно замер.

  Мери пристально смотрела на него. Она выглядела смущенной. И потрясенной.

  И Гэс, понимая, что сказал это не вовремя и слишком поспешно, готов был тут же пойти на попятную.

  - Ты знаешь, что я хочу жениться на тебе. Я говорил тебе, что люблю тебя. Всегда любил. Я просто раньше не понимал, что это значит. Признаю, что немного запоздал. Ну, может быть, слишком запоздал. Но когда я что-то узнаю, это остается со мной навсегда. Ты веришь мне?

  Мери не ответила. У нее сдавило горло, губы дрожали. Она опустила голову, чтобы смотреть на ребенка, а не на Гэса.

  Отсутствие ответа тоже ответ. И к сожалению, он его услышал.

  Гэсу стало трудно дышать, как будто ему ударили под дых.

  - Хорошо. Я понял, - через силу произнес он. Затем коснулся рукой ее волос. - Отдыхай, - сказал Гэс, - поспи немного. У тебя был тяжелый день.

  С болью в сердце он повернулся и медленно вышел из палаты.

  Она хотела сказать «да».

  Мери знала, когда смотрела, как он уходит, что хочет выйти замуж за Гэса Холта. Хочет, чтобы они вечно были вместе. Она хотела позвать его, но не смогла.

  Мери еще теснее прижала к себе Джонатана и молча заплакала.

  Она не отдаст Гэсу свое сердце. Однажды она уже сделала это.

  Если уж он изменился, то и она тоже. Мери уже не та юная наивная дурочка, что раньше.

  Ее охватил страх.

  Это было самое лучшее Рождество.

  Так сказали Рут и Джефф.

  Они привезли Джонатана в дом Мери в рождественское утро. Оживленные, веселые, радостные.

  - Как-никак семья, - сказала Рут.

  Они и были семьей. И Мери была ее частью. Важной частью.

  Но не неотъемлемой.

  Через день Рут, Джефф и Джонатан должны полететь домой в Финикс, и Мери вернется к своей прежней жизни.

  В некотором смысле.

  Все будет хорошо, убеждала она саму себя.

  У нее теперь есть друзья, свой круг любящих, заботливых людей, которые станут се семьей. У нее есть Эллис и Клорис. У нее есть Фелиция, Таггарт, Бекки и близнецы. У нее есть Дженни и Мейс Николс и их семья. Есть Шейн и Поппи и их новорожденная дочь Ханна, появившаяся на свет за несколько часов до Джонатана. Есть Джед и Бренна Маккол и их компания. Она обрела новую подругу в лице Кейт.

  С Кейт они будут смотреть видео субботними вечерами. Ездить в кино в Бозмен. Скакать верхом по холмам на ее ранчо, где она сможет, окинув взглядом долину и горы, сказать себе, что очень счастлива, что ей следует быть довольной. Мери была полна решимости стать счастливой.

  Она не будет скучать по Гэсу. Мери не рассказала Рут и Джеффу, что именно Гэс помог ей выдержать роды. Она не рассказала им, что он сделал ей предложение спустя несколько часов после родов.

  Она не думала об этом. Это причиняло ей слишком сильную боль.

  Мери ожидала, что он прибудет с ватагой приятелей, приехавших на Рождество, чтобы навестить Джонатана и его родителей, прежде чем вернуться домой в Аризону.

  Половина долины, казалось, нагрянула к ней. Клорис, Эллис и еще несколько горожан пришли днем. Но Гэс так и не появился.

  На следующий день после Рождества приехали все Джонсы, даже Уилл и Гей из Бозмена. И все Николсы, включая Поппи и новорожденную Ханну, которая была так же прекрасна, как и Джонатан, а также ее папа обещали непременно быть. Шейн сказал, что он уже надел свои ковбойские сапоги.

  - Ты увидишь, - говорил он, сияя отцовской гордостью, - у нее волосы такие же рыжие, как у мамы.

  Мери заметила. Она заметила все. Малышей. Детей. Парочки. Тепло, любовь и существующую между ними заботу.

  Но прежде всего она заметила, что нет Гэса.

  Она хотела спросить у Бекки, где он, но, казалось, не могла произнести его имени. Она ждала. Рано или поздно кто-нибудь вспомнит о нем. Как они могут не поговорить о Гэсе?

  Они говорили.

  Говорили о том, как много он сделал для карнавала, как забавен был со своими кроликами, как тяжело ему было построить кормушку, как внимателен он был к Мери.

  Таггарт рассказал Рут, что Гэс был рядом с Мери во время всего спектакля.

  - У Мери впервые появился телохранитель, - смеялся он.

  - Он был там, где ему следовало быть. Я был рад поблагодарить его, - сказал Джефф.

  Мери выпрямилась. Когда? Когда Джефф видел его? Когда Джефф поблагодарил его?

  Рут кивала головой, теснее прижимая к себе Джонатана.

  - Он приехал в больницу рано утром на Рождество и привез вот это Джонатану, - ответила она на ее молчаливый вопрос.

  Рут продралась сквозь груду рождественских подарков и подошла с пушистым черно-белым кроликом, который очень был похож на Тушеное Мясо.

  - Он сказал, что, это сувенир для Джонатана, - хихикнула она, и все улыбнулись.

  Мери тоже через силу улыбнулась и взяла кролика. Она хотела, чтобы все ушли поскорее домой и оставили ее одну.

  - Ты настоящий герой, - сказала ему Бекки.

  - Все так говорят, - согласилась Сюзанна.

  - У них очень слабое представление о героизме, - проворчал Гэс.

  Он вытащил вещи из гардероба, засунул одежду в спортивную сумку, мечтая лишь о том, чтобы Бекки и Сюзанна ушли.

  -  Ты помог появиться на свет Джонатану, - настаивала Бекки. - Ты отвез мисс Маклин в больницу и остался с ней, помогал ей во всем. Доктор Райан сказал, что без тебя все могло бы обернуться иначе.

  -  Кейт сказала, ты вел себя потрясающе, - вставила Сюзанна.

  Гэс пожал плечами.

  - Я сделал то, что от меня требовалось. Не больше. Любой сделал бы то же самое.

  - Ну, не каждый бы справился, - с негодованием сказала Бекки. - А ты смог! Куда это ты собрался? Почему не поехал вместе с нами повидать их? Теперь они с ребенком уехали. Но мисс Маклин по-прежнему здесь. Ты поедешь проведать ее или нет? Гэс! Почему ты пакуешь свои вещи? Что с тобой?

  Он устал. Покончил со всем этим. Сделал все, что мог.

  У него не осталось надежды.

  Возможно, он слишком торопился. Может, она не сказала бы «нет», если бы он подождал месяц, год, всю жизнь.

  Похоже, Мери больше никогда не будет ему доверять, несмотря ни на что.

  В отличие от родео, в жизни не бывает повторного заезда.

  Он закончил собирать сумку, застегнул молнию. Затем повернулся к сидящим на его кровати девочкам и объяснил все. Заставил себя сказать слова, которые надеялся никогда не произносить.

  - Я говорил, что причинил ей боль много лет тому назад. Мы собирались пожениться, а я струсил. Просто позвонил ей и сказал, что не смогу пройти через это. Я не мог представить себя мужем. Она любила меня, а я любил ее. Но все же не смог это сделать. - Он провел рукой по волосам. - Не понимал, от чего отказываюсь,

  Они молча смотрели, как он меряет шагами комнату. Гэс не собирался говорить об этом. Однако он попросил у них помощи. Они ее дали. И не их вина, что ничего из этого не вышло. Гэс хотел быть уверенным, что они знают об этом.

  -  Это моя вина. Вы, ребятки, пытались помочь. Увы, слишком поздно. Я сделал все, что мог, но увы. Нет так нет.

  - Но...

  Гэс покачал головой.

  - Все бесполезно. - Он улыбнулся. - Поделом мне. Теперь Мери не хочет меня. И кто может упрекнуть ее в этом? Я унизил ее, когда отказался жениться на ней.

  Бекки упрямо покачала головой.

  - Она по-прежнему хочет тебя!

  - Нет. Не хочет.

  - Откуда ты знаешь? - вскинулись девочки.

  -  Потому что я спрашивал. Я попросил ее выйти за меня замуж в тот день, когда она родила ребенка. Она ответила «нет».

  В их глазах застыло изумление. Они не верили своим ушам. Хотя, действительно, что тут скажешь?

  Гэс подошел к столу у окна и взял письмо, которое написал прошлой ночью. Он передал его Бекки:

  - Отдай это ей, хорошо?

  Бекки взяла его. Посмотрела на Гэса безмолвно, печально, и он увидел сочувствие в ее взгляде.

  - У меня есть кое-что для нее, - сказал он. - В моем грузовике. Передай это тоже, ладно?

  - Может, тебе лучше встретиться с ней? Сам  все отдашь.

  - Нет. - Гэс думал об этом и знал, что не сможет. Не было смысла тянуть дальше. Ходить вокруг да около. - Нет. Вы двое сделаете это для меня.

  Он улыбнулся, затем взял сумку и направился к двери.

  Они проводили его до грузовика. Подарок для Мери был в кабине. Гэс достал его и передал Бекки.

  Она удивленно посмотрела на подарок, затем на него.

  - Вы отдадите ей это сегодня вечером? - лукаво улыбнулся он.

  Обе кивнули головами:

  -Да.

  Он бросил сумку назад, затем пожал руку Сюзанне, крепко обнял Бекки и поцеловал ее в щеку.

  - Надеюсь, вы обе когда-нибудь повстречаете мужчину лучше, чем я.

  Бекки попыталась улыбнуться.

  -  Пока. - Гэс сел в грузовик и завел двигатель. Затем коснулся полей шляпы в освященном веками ковбойском приветствии и поехал в сторону заходящего солнца.

  Мери не хотела открывать.

  Она слышала колокольчик, но продолжала читать журнал. Рут и Джефф вместе с ребенком уехали утром. Она отвезла их в аэропорт в Бозмене. После этого вернулась в безмолвный дом с опустошенным сердцем.

  Вскоре жизнь снова поселится в нем. Мери знала это.

  Ей просто необходимо немного времени, немного тишины, чтобы прийти в себя.

  - Ты уверена, что с тобой будет все в порядке? - спросила Рут, прежде чем они взошли на борт.

  -  Со мной будет все хорошо, - заверила ее Мери. Она была спокойна. Решительна. Ей даже удалось изобразить беззаботную улыбку.

  Она пыталась сохранить эту улыбку по дороге домой.

  Но не могла справиться с нахлынувшими воспоминаниями о прошлом двухмесячной давности. О Гэсе. О каждом проведенном рядом с ним дне.

  Было ясное, яркое и солнечное утро. На небе ни одного облачка. Ей не следовало все так живо вспоминать.

  Но она вспомнила.

  Все, казалось, напоминало ей о Гэсе.

  И теперь, когда дверной колокольчик зазвенел во второй раз, дольше и настойчивее, она вдруг подумала: а что, если это вдруг Гэс?

  Он всегда приезжал в больницу один, чтобы повидать Джонатана и его родителей, прежде чем ребенка выпишут, потому что не хотел встречаться с ней. Мери была уверена в этом.

  Она твердила себе об этом сто раз,

  Она не хочет видеть его.

  В дверь продолжали упрямо звонить.

  Казалось, это будет длиться до тех пор, пока она не откроет. Она глубоко вздохнула и отбросила в сторону журнал. Затем открыла дверь.

  На крыльце неуверенно топтались Бекки и Сюзанна.

  -  Мы привезли вам подарок, - сказала Сюзанна.

  - От Гэса. - Бекки сделала шаг в сторону. Позади нее стоял щенок и смотрел на Мери, виляя хвостом.

  Мери заплакала.

  -  Не надо! - в один голос воскликнули обе девочки.

  - Если он вам действительно не нужен, - затараторила Сюзанна, - мой папа сказал, что мы подыщем для него хороший дом.

  - Но Гэс подарил его тебе. Он сказал, чтобы ты еще взяла и это, - Бекки протянула конверт.

  Мери взяла конверт и смахнула слезы, затем склонилась к щенку.

  - О, малыш, - пробормотала она, - какой же ты красивый!

  Это был золотистый ретривер примерно десяти недель от роду, и, когда Бекки отстегнула поводок, он вырвался вперед и начал слизывать слезы со щек Мери, заполнив ее руки своим мягким телом. Гэс знал, что ей захочется держать в доме живое существо.

  Все знали, что она одинока. Все спрашивали: «С тобой все будет хорошо?» Но только Гэс дал ей то, что заполнит ее пустоту.

  Только Гэс.

  Щенок извивался в ее объятиях. Наконец она отпустила его и позволила пробежаться по крыльцу. И еще раз бросила взгляд на конверт.

  - Вам, может быть, следует прочитать, - предложила Бекки.

  Дрожащими пальцами Мери открыла конверт.

  Содержание было кратким. По существу. В стиле Гэса,

  «Дорогая Мери, я подумал, что тебе необходим друг, чтобы составить тебе компанию. Я помню, как сильно ты любила Арло, когда я только познакомился с тобой. Замечательный был пес. Таким может стать и этот, если ты дашь ему шанс. Думаю, ты так и сделаешь.

  Я не упрекаю тебя за то, что ты не доверяешь мне. У меня был шанс. Я упустил его много лет назад. Я сделал тебе больно, о чем сожалею. Я люблю тебя теперь сильнее, чем когда-либо.

  Береги себя. Желаю тебе счастья. Ты этого заслуживаешь.

  Дарлинг Август Холт».

  Пальцы Мери дрожали. Она перечитала письмо и посмотрела на подпись. Провела по ней пальцем. Затем посмотрела на девочек.

  - Где он?

  - Он уехал, - сказала Сюзанна. - Сегодня днем.

  -  Он уехал в Луизиану, - сказала Бекки. - Преподавать у Джима Милбурна.

  - Когда он вернется?

  Бекки покачала головой.

  - Он не вернется. Папа сказал, что он собирается преподавать там. Он сказал, что для Гэса это будет лучше.

  - Нет, - сказала Мери и в глубине души знала, что это правда. - Это не так.

  Гэс никогда не был в Луизиане зимой.

  Город был намного красивее, чем летом. Холоднее. Суше. Хорошее место для приезжих.

  По крайней мере так казалось.

  Он приехал сюда, чтобы дать четыре семинара для наездников. Это было не сложно. Он делал это несколько раз с Ноем по нескольку месяцев подряд. Он может сделать это с завязанными глазами. Дать ребятам теорию, практику, ответы на вопросы. Но сейчас у него ничего не получалось.

  Вопросы ставили его в тупик. Ученики задавали простые вопросы, но Гэс не слышал их.

  Он думал о Мери, вспоминал Мери, грезил Мери.

  Все ли у нее в порядке? Скучает ли по Джонатану? Понравилась ли ей собака? Что она делает?

  - ...ты думаешь, Гэс?

  - ...верно, Гэс?

  - ...объяснишь это снова, Гэс?

  И он отвечал.

  - Что? Что ты сказал? Что?

  Прошлой ночью, во время последнего круга, он натянул подпругу и остановился, подумав о Мери. Послышался цокот копыт, широко распахнулась калитка, и выбежала лошадь.

  Гэс пообещал себе, что сегодня будет в лучшей форме. Сосредоточится. По-настоящему вникнет в дела.

  - Учи на примере, - всегда говорили Ной и Таггарт.

  Беда в том, что Гэс учил на плохом примере.

  Он отвлекся, увидев мелькнувшие вдалеке белокурые волосы, затем вскочил на жеребца и кивнул головой. Ворота открылись. Конь вылетел. И Гэс рухнул вниз. Хуже всего то, что он ударился головой.

  Еще он запомнил, что в больницу его привез Джим Милбурн.

  - Сотрясение, - сказал доктор, светя лампой в глаз Гэсу и спрашивая его имя, адрес и кто является президентом.

  Гэс подумал, что два ответа из трех не так уж плохо. Кроме того, в настоящее время он живет где придется, поэтому его неуверенность можно было понять.

  -  Хм, - сказал доктор. - Никакой верховой езды на сегодня. Отдохни.

  - У меня ученики.

  Но доктор был непреклонен, и Джим согласился с ним. Он отвез Гэса обратно на ранчо и остановился возле небольшого трейлера, который стал его жильем на время семинаров.

  Гэс тяжело поднялся по ступенькам, открыл дверь и замер на месте.

  На кровати сидела Мери.

  Может, у него от сотрясения начались галлюцинации?

  Гэс закрыл глаза. Прижал пальцы к вискам. У него дико разболелась голова. Наконец он открыл глаза. Она по-прежнему была там.

  - Мери? - едва слышно спросил он.

  Она обеспокоенно смотрела на него.

  - Они сказали, что ты ушибся. Сказали, чтобы я подождала здесь. Ты в порядке?

  Он в порядке?

  С тех пор как галлюцинация начала говорить, Гэс предположил, что с ним все хорошо. Но это также могло означать, что он оказался в более затруднительном положении, чем думал. Гэс покачал головой. Она продолжала болеть. Гэс пробежал языком по губам.

  -  Я... хорошо. Что ты... - Он все ждал, что она исчезнет.

  Но Мери поднялась и, улыбаясь, подошла к нему.

  Я приехала, чтобы поблагодарить тебя за подарок.

  - Подарок? Ах, да. Тебе понравился щенок? - Она проделала такой путь, чтобы поблагодарить его за собаку?

  - Очень, - сказала Мери. - Я назвала его Гэс. В честь тебя.

  Важная персона. В честь него названа собака!

  - Почему?

  -  Потому что теперь ты не будешь чувствовать себя обязанным называть наших сыновей в честь себя.

  Он внимательно посмотрел на нее. Его голова отяжелела. Мир закружился.

  Что она сказала? Она имеет в виду... Может, это не больше чем сон?

  -  Мери? - тихо сказал Гэс, покачиваясь от внезапной слабости.

  Она подхватила его и посмотрела ему в глаза.

  -  Ах, Гэс. Дарлинг Гэс. Собака замечательная. И я дала ей твое имя. Именно это я имела в виду, говоря о подарке.

  Его имя.

  Дарлинг Август. Боже. Даже теперь он не мог поверить, что его родители сотворили такое. Не важно, что это семейное имя. Не важно, что его прадед, носивший это имя, был чудесным человеком.

  - Святой, - говорила его мама.

  -  Ему пришлось стать святым. С таким-то именем, - ворчал Гэс. Он знал, что три или четыре бедных души тоже не могли отделаться от этого имени. Это было не важно.

  Важно то, что он не мог отделаться от него всю свою жизнь. Если и было имя, о котором не хочешь распространяться на детской площадке, если и было имя, из-за которого любой парень хотел умереть и быть погребенным так же, как и все его старые родственники, то его имя было первым в списке.

  - Почему? - донимал он мать.

  - Почему? - спрашивал он снова и снова отца.

  -  Потому что ты любимец, - говорила ему мама, улыбаясь и глядя на него влюбленными глазами.

  -  Это семейное имя, - упрямо повторял его отец, затем добавлял, почти извиняясь: - Я был тогда в Техасе, покупал лошадей.

  Гэс угрожал своему брату страшными карами, если тот кому-нибудь расскажет. Это был самый большой, самый темный, самый ужасный секрет. Он никогда никому не рассказывал. Никогда.

  За исключением Мери.

  Он доверил ей самую стыдную правду своей жизни.

  Так и быть, пусть будет подарок.

  От нее он готов принять даже это.

  - Я люблю тебя, - сказала Мери, обвила его руками и поцеловала. - Мне кажется, я не переставала любить тебя, - прошептала она.

  И Гэса уже не волновали отяжелевшая голова, звон в ушах и собственное имя. Он просто улыбнулся и прошептал:

  - Я тоже. Никогда не переставай любить меня, Мери, - еле слышно сказал он.

  - Не разлюблю никогда.

  Он был старый женатый мужчина.

  Ну, может, не такой уж старый. Тридцать один еще не старость. Но женатый. Гэсу это стало совершенно ясно.

  Прошло два месяца с тех пор, как он и Мери стояли на том же месте, на котором стояли Джей Ди и Лидия, и произносили свои клятвы.

  Радость видеть каждый день Мери, сжимать ее в своих объятиях, любоваться ее лицом - все это приносило огромное удовлетворение и наполняло жизнь смыслом.

  Он больше не мечтал о дороге, не скучал по путешествиям и не тосковал по тем местам, которых не видел.

  Он знал, все это в подметки не годится тому, что у него есть теперь.

  Гэс лежал на постели и с нежностью смотрел на жену. Мери надела одну из простых хлопковых ночных рубашек, в которых выглядела на удивление невинной и юной. Он улыбнулся, подумав, что внешность часто бывает обманчивой.

  Он знал огонь ее страсти. Знал жар ее любви.

  Он знал, что через несколько коротких минут девственная ночная сорочка полетит на пол. Но если ей хочется, чтобы он сам снял ее, для него это не составит труда.

  Она подняла руки, чтобы распустить волосы.

  - Позволь мне, - сказал Гэс и встал.

  Она улыбнулась ему в зеркале.

  - Не могу поверить, что ты опять хочешь сделать это.

  Он действительно хотел. Всегда. Ничто - ну почти ничто! - не доставляло ему такого удовольствия, как распускать волосы Мери.

  Она присела на кровати, а Гэс встал за ее спиной, Он ослабил резинку на косе и одним умелым движением освободил золотистые локоны. Затем стал целовать плечи жены, нежно покусывать ее шею.

  - Гэс, - запротестовала она.

  - Ммм? - Его губы ласкали ей ушко, а язык пробегал по его изгибам.

  -Гэс!

  -Да?

  - Тебе следует завершить невыполненное задание, - с видом превосходства сказала она.

  Он тяжело вздохнул.

  - Завершить задание? Что это значит? Ты даже в постели остаешься учительницей?

  Она повернула голову и улыбнулась. Гэс заметил свою любимую ямочку в уголке се рта.

  - Учитель всегда остается учителем, - сказала Мери. - К тому же я не единственный учитель. Ты тоже научил меня кое-чему, - покраснела она.

  - Стараюсь, - скромно сказал он и взял расческу. Ему нравилось расчесывать ее волосы, целовать ее шею.

  - Я... разочаровала тебя? - спросила она.

  Его рука замерла.

  - Разочаровала меня? - удивился он. - Как ты могла такое...

  Она с легким раздражением пожала плечами.

  - Я не слишком опытна.

  - Ну и слава богу.

  - Я уверена, что есть очень милые женщины, которые...

  - Я уверен, что есть, - перебил ее Гэс. - Но они не ты. Я не хочу никого, кроме тебя. Ты сводишь меня с ума. - Он отложил в сторону расческу и притянул Мери к себе. - Помнишь, когда мы были на занятиях, я точно так же держал тебя?

  - О... - Мери покраснела, - о да. - Она нежно обняла мужа.

  - Ты сводишь меня с ума. - Он целовал ее губы, ее нос, щеки и веки. - Спасибо, - сказал он дрожащим голосом. - Спасибо, что ждала меня, что помогла мне многое понять.

  -  Благодаря тебе я тоже многое поняла, - прошептала она.

  - Я люблю тебя, Мери, - Гэс вновь привлек жену к себе.

  Мери крепко прижалась к мужу.

  - И я люблю тебя, Дарлинг Гэс.

  Гэс улыбнулся, закрывая глаза. Не такое уж плохое у него имя, в конце концов!