/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Сладкое обещание

Энн Макалистер

Они встретились спустя два года после разрыва. Чарли и Кейт пo-прежнему любят друг друга, но между ними слишком много боли и обид, которые, кажется, они никогда не смогут преодолеть…

Энн Макалистер

Сладкое обещание

ПРОЛОГ

Говорят, перед смертью слух отказывает последним, поэтому Чарли сделал вывод: он еще не умер. Пока.

Свет становился все ярче. Чарли мог видеть его так же ясно, как и фигуры вдалеке — человеческие фигуры, темные силуэты на фоне светового пятна. Он попытался подойти к ним.

— Держите его, черт побери! — послышался грубый голос откуда-то издалека.

— Пытаюсь, пытаюсь! — в сознание Чарли проник второй голос.

— Давай же! Он теряет слишком много крови. Кажется, в него попало три пули, не меньше. Быстрей!

— Я быстрее не могу!

— Постарайся! Если мы его не удержим сейчас, все пропало.

Свет становился то ярче, то снова тускнел. Внезапно голоса послышались отчетливее. Чарли услышал звяканье металла.

— Вот так. Передай мне это!

— Да тут везде кровь, он просто истекает!

— Нажимай здесь, черт побери!

Свет снова стал ярче, а лица яснее. Чарли смог различить черты одного из мужчин. Отец.

Неужели это он? Этот молодой улыбающийся мужчина — его отец? Боже, ведь уже прошли годы и годы!

Мне было три годика, когда папа умер. Но вот он тут, стоит рядом с мамой, и оба улыбаются, обнимают друг друга, а рядом с ними — Люси.

Мать Чарли умерла, когда ему исполнилось десять, а сестра скончалась еще через пять лет.

Люс, черт, почему ты покончила с собой?

Чарли шагнул к свету и попытался заговорить с родными.

— Мы теряем его!

— Я знаю, знаю! Давай же еще раз!

Теперь Чарли едва различал голоса внизу. Они не имели никакого значения. Он пытался дойти до Люси.

Ему надо было так много сказать ей. Рассказать о том, что случилось с тех пор, как она ушла. О Джоанне, учительнице, которая приняла его в свою семью, не позволила ему умереть, вырастила его настоящим мужчиной…

По не успел Чарли и слова сказать, как увидел других людей: Чейза и Джоанну, увидел их детей: Эммерсона, Алекса и Энни.

Боже! Стоп! Они же не умерли! Не может такого быть!

Тогда…

Чарли огляделся кругом. Он тщательнее всмотрелся в лица, увидел своего лучшего школьного друга Герберта, Дешейна и Лопеса, — парней, с которыми дружил в институте, которые до сих пор живы и так же здоровы, как и раньше. Он увидел Гэби, с которой разговаривал на той неделе, и своих школьных друзей: Майлза и Сюзан Кавано, а также их сыновей: Патрика и Джеймса.

Чарли отвернулся от них и пошел дальше. Он искал еще одно лицо. Женское.

Где она? Кейт!

Чарли снова позвал ее. Ответа не было.

Кейт!

Все — и его отец, и мать, и сестра, и друзья, — все тихо стояли и молча смотрели на него.

Теперь Чарли подошел совсем близко к ним. Яркий свет слепил ему глаза. Вместо того чтобы поприветствовать свою семью, радостно обнять каждого, он прошел мимо, озираясь по сторонам.

Кейт!

По ему по-прежнему отвечала тишина.

Кейт тут не было.

Так значит, я умер и ее не будет рядом со мной в вечности?

Конечно, не будет! Откуда бы ей взяться после моей смерти, если она не была со мной при жизни?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Эйбук, Западная Азия

Больницы тут больше не было, одни развалины.

Таксист, который привез Чарли, покачал головой.

— А я вас предупреждал.

Чарли вспомнил: водитель и правда отказался везти его по указанному адресу, однако Чарли настоял на своем. Он ехал сюда через весь мир не для того, чтобы убираться восвояси, когда он так близок к цели.

Стояла изнуряющая жара. Учитывая недавнюю операцию, Чарли чувствовал себя не очень. Двадцать часов назад он покинул Лос-Анджелес, потерял время в Амстердаме, а потом в Стамбуле и только после этого наконец прибыл в Эйбук.

Такое длительное и изнуряющее путешествие, по словам врачей, непременно погубит Чарли, но он их не слушал.

— Вы убьете себя, — говорил один из докторов, — вы потеряли почти полтора литра крови! Вы едва ходите! По-моему, поездка на другой край мира — не самое умное решение.

Нет, думал Чарли, именно эта поездка и может меня спасти. Он собирался любой ценой найти Кейт.

Одна только мысль о ней была для Чарли живительной влагой, необходимой для жизни.

— Где находятся другие больницы?

Водитель махнул одной рукой в одну сторону, а другой — в другую.

Чарли выбрал одно из направлений. Он быстро порылся в словаре и нашел самое подходящее слово для обозначения понятия «ближе», потом вынул деньги и передал их водителю. Тот кивнул и завел машину.

За два года городок сильно изменился. Война утихла. Когда Чарли был здесь в последний раз, бои шли полным ходом.

Город до сих пор выглядел бедным, его жители, наверняка, с трудом сводят концы с концами.

Два года назад Чарли приехал сюда в качестве фотокорреспондента. Он любил свою работу и делал ее хорошо. Он снимал разрушенные войной города, лица убитых горем людей…

Работы Чарли участвовали в самых известных выставках мира, от Парижа до Лос-Анджелеса. Многие коллекционеры и частные галереи боролись за право владеть его фотографиями. Книга с его работами под названием «Жестокость» стала бестселлером прошлой весной, как раз когда он лежал в больнице.

Именно здесь меня чуть не убили… Сейчас Чарли вспомнил один из разговоров с Габриэлой, его агентом:

— Твоя книга — о самом главном, она трогает души людей, учит их быть милосерднее. В Эйбуке ты нашел нечто очень важное.

— Да, три пули, которые чуть не отправили меня на тот свет.

— Ну, да… — Взгляд Гэби затуманился. — Я так за тебя волновалась, чуть не поседела!

— А надо было радоваться: в случае моей смерти рейтинг книги подскочил бы в два раза, — подмигнул ей Чарли.

— Ну, я не настолько корыстна, — возразила Гэби. — Я правда очень за тебя переживала. Ты остался жив, вот настоящее чудо!

Чарли в этом нисколько не сомневался.

Но ведь не мог же я умереть, зная, что Кейт не будет рядом со мной в вечной жизни!

Он ни с кем не делился своими мыслями на сей счет, все равно его никто бы не понял.

Но в тот день, когда Чарли ранили, он видел яркий свет, видел свою семью — тех, кто умер много лет назад, и своих друзей, которые еще живы. Он знал: они будут вместе с ним в вечной жизни, которая обязательно наступит после смерти. И откровенно говоря, такая перспектива его радовала. За исключением одного факта: там не было Кейт.

Чарли оставил ее два года назад. Тогда его мало интересовали серьезные отношения, он не собирался заводить семью. Ему казалось: он поступает правильно.

Но это было до путешествия в загробный мир, которое перевернуло все взгляды Чарли на жизнь.

Удивительно, почему я искал Кейт? Неужели она так много для меня значила?

Сейчас он знал одно: необходимо ее найти.

Водитель помчался по полупустым улицам, мимо обгорелых, разрушенных домов. Они проехали то место, где в прежние времена Чарли и Кейт частенько гуляли. Одни развалины! Чарли закрыл глаза и помолился.

Когда он снова открыл глаза, его взору предстала очищенная от мусора улица. Справа он увидел недавно заложенный фундамент.

Водитель что-то сказал, улыбнулся и кивнул в ту сторону.

Чарли уловил пару слов: мир, надежда…

Ничего, кроме огромной ямы и пары бетонных блоков. Вот и вся надежда. Впрочем, для жителей разрушенного города это немало.

— Да, — проговорил Чарли, — да, — и прислонился головой к жесткой спинке сиденья. Он тоже надеялся. Надеялся найти свою Кейт.

Однако и в другой больнице ее не оказалось. Гуманитарный корпус, в котором она работала, уехал, сказал главный врач госпиталя.

— Они приезжали на время, пока тут шла война. — Он говорил на безупречном английском. — Больше, как видите, мы в их помощи не нуждаемся.

Чтобы не упасть, Чарли прислонился к стене. Ему стало дурно. Голова кружилась, ноги подгибались.

— Как насчет другой больницы? — спросил он. — Может, она там?

— Только в том случае, если она уволилась с работы и решила остаться у нас. — Главный врач покачал головой. — Но, я думаю, вряд ли. Для этого нужна веская причина.

У нее вполне могла быть такая причина.

— Как насчет приюта для бездомных? — В голосе Чарли прозвучала надежда.

Его собеседник выглядел удивленным.

— Бездомных?

— В той больнице были дети. — Чарли вцепился в край стола. — Раненые, потерявшие семью или брошенные. Вдруг она решила кого-то из них усыновить?..

Да, Кейт хотела тогда усыновить… удочерить одну четырехлетнюю девочку, раненную в руку. У малышки были самые красивые на свете глаза. Ее звали Рези.

Директор скрестил руки на груди.

— О сиротах я ничего не знаю, — он вынул документы, сверился с ними и дал Чарли три адреса. — Можете поискать там.

Схватив клочок бумаги, Чарли ушел. Ему срочно надо принять обезболивающее и поспать.

Но больше всего на свете мне нужно найти Кейт! Вес остальное подождет!

Чарли подозвал такси и дал водителю адреса. Они ездили от одного приюта к другому, в каждом Чарли описывал маленькую Рези и в каждом спрашивал про американскую медсестру Кейт Блезингейм. Везде ему отвечали лишь улыбками и пожеланиями скорее найти тех, кого он потерял.

Итак, ни Кейт, ни Рези…

Уже три дня Чарли находился в Эйбуке, и все это время он продолжал поиски. Он ездил от госпиталя к больнице, от приюта к приюту. Он побывал даже в посольстве и в редакциях газет. Короче, Чарли сделал все возможное. Если бы Кейт была здесь, он бы ее точно нашел.

Наконец Чарли окончательно выбился из сил. За последние дни он сильно сдал, его постоянно лихорадило. Пришлось признать: Кейт здесь нет.

Прошло столько лет! На что я только надеялся?!

Когда Чарли лежал в госпитале после операции, он поклялся себе, что непременно разыщет Кейт и скажет ей те слова, которые не решался сказать в свое время: выходи за меня.

Целых три месяца он надеялся и мечтал, и строил планы…

И вот он тут, а Кейт — нет. И что — теперь?

— Итак? — проговорила Гэби, глядя на Чарли сверху вниз. Она пришла в больницу проведать его. — И стоило оно того?

— Что именно? — Чарли не нужна была группа поддержки, и он предупредил об этом медсестру, которая с тех пор запрещала приходить в его палату непрошеным гостям. После бесплодных поисков он наконец вернулся в Лос-Анджелес и снова оказался в больнице.

Гэби никогда не слушает медсестер. Она уверена, что знает все лучше других. И вот теперь она склоняется над Чарли, как светлый ангел милосердия.

— Я о тех фотографиях, которые ты отснял!

Он отвернулся к стене.

— Я не снял ни единого кадра.

Наступила жуткая тишина. Гэби уставилась на Чарли.

Как такое возможно? Да Чарли жил только ради фотографий! И если он не снимал, это все равно что он умер.

— Тогда зачем ты туда поперся, скажи мне на милость?

Когда-то давно Чарли наверняка бы ответил: «Ни за чем» и тем самым пресек попытки Гэби залезть в его душу. Но с тех пор он стал другим человеком. Его взгляды на жизнь изменились. Кроме того, он был слишком слаб, чтобы протестовать и выдумывать нелепую ложь.

— Я кое-кого хотел найти, — пробормотал он.

О Кейт Чарли никогда никому не рассказывал, даже самым близким — Чейзу и Джоанне Вайтлоу, его приемным родителям. Возможно, сейчас он бы и рассказал, но их тут не было.

Чейз и Джоанна уехали с детьми путешествовать по Европе. Это была давно запланированная поездка. Чарли собирался поехать с ними, они должны были встретиться в Афинах, но Чарли ранили, и он оказался в больнице.

Узнав о случившемся, Джоанна чуть было не отменила поездку, но Чарли запротестовал. Он уверил ее: с ним все в порядке, и он вовсе не нуждается в сиделках…

Чарли не рассказал Джоанне и Чейзу ни о своей поездке в Эйбук, ни о том, что он снова попал в больницу…

А вот Гэби была тут как тут.

И почему я только открылся ей? Вероятно, она слишком хорошо знает мои слабые места. И теперь она просто выжидает.

Гэби плюхнулась в кресло и придвинулась к кровати.

— О ком это ты так сильно печешься? — Ее голос прозвучал неожиданно мягко. Она взяла Чарли за руку и нежно сжала.

Он качнул головой.

— Об одном приятеле… приятельнице, — сказал Чарли. — Это женщина, с которой мы были знакомы когда-то. Медсестра. — Он отвел взгляд. — Ее звали Кейт.

— Звали? — встревожилась Гэби.

Чарли сглотнул.

— Нет, нет, она не умерла. По крайней мере, у меня нет таких сведений. — Боже, он и думать об этом не мог! — Она просто… уехала.

— Куда?

— Не знаю, — Чарли судорожно вцепился пальцами в край одеяла. — Она работала медсестрой в одном гуманитарном корпусе, который выезжал в самые горячие точки планеты. В Эйбуке когда-то шли военные действия, там мы и встретились. Но теперь война закончилась. Вот Кейт и уехала. И никто не знает, куда.

— А ты пытался разузнать?

— Конечно. Я обзвонил все миротворческие организации США. Мне сказали, что никакой информации нет. Секретные сведения, понимаешь? — Его губы скривились в беспомощной улыбке.

— Ты знаешь адрес ее семьи?

— Нет. Но знаю, Кейт из Монтаны. Она частенько рассказывала мне о городке, в котором родилась. Это самое лучшее место на планете, говаривала она. — Чарли снова грустно улыбнулся.

Перед его мысленным взором предстала смеющаяся Кейт. Он услышал се слова:

— Ты непременно должен побывать у нас, Чарли, тебе понравится!

Он тогда сопротивлялся, как мог:

— Никогда! Я городской парень!

Но Кейт все настаивала. Она рассказывала Чарли истории о ранчо, на котором выросла, о стадах коров и телятах, о медведях и койотах, с которыми ей доводилось встречаться в лесу. Кейт вспоминала, как удила рыбу в заливе, как здорово там было купаться, как она объезжала лошадей… Чарли нравились ее рассказы, ему вообще нравилось проводить с ней время, наблюдать за ней. Ее лицо светилось, когда она говорила, ее оленьи глаза подергивались дымкой, а улыбалась она самой замечательной на свете улыбкой.

Все эти истории так разительно отличались от его собственной жизни! Ее воспоминания были такими счастливыми!

— Расскажи мне о своем детстве, — иногда просила Кейт.

Но Чарли в ответ только мотал головой и отвечал:

— Да я не помню.

И теперь — удивительно! — он так ярко помнил ее рассказы и так смутно свое собственное детство.

— Я поищу ее, — пообещала Гэби. — Выясню, где она может быть, и приведу ее сюда.

— Нет! — закричал Чарли. Гэби уставилась на него.

— Но я думала, она тебе нужна.

— Да, но… это я должен ее найти. — Он-то знал, скорее в аду начнется ледниковый период, нежели Кейт придет его навестить.

Гэби смотрела на Чарли и пыталась угадать его намерения. До сих пор ей удавалось это довольно легко.

Вернувшись из Азии, Чарли решил остановиться у себя, не желая никого утруждать заботами о своей персоне. Он говорил всем, что с ним все в порядке. Он притворялся. Но недолго. До появления Гэби.

Она сидела у его кровати, пока он спал, временами разговаривала с ним, тревожилась за него. Она его самый близкий друг. Эта связь выходит далеко за рамки деловых отношений.

Однажды, когда они только начинали работать вместе, Гэби со свойственной ей прямотой спросила Чарли: способен ли он на дружбу? И так же прямо он ответил: «нет». Он, конечно, знал: она имеет в виду не любовь, а именно дружбу, но даже на дружбу его тогда не хватало.

С тех пор Гэби ни на что не претендовала, она просто всегда была рядом.

Гэби снова сжала руку Чарли.

— Я найду ее, Чарли, — пообещала она. — И вернусь, когда у меня будет информация.

Пару дней спустя, выходя из кабинета физиотерапии, Чарли заметил ждущую его Гэби.

— Она из поселка Элмер, штат Монтана, — без предисловий начала она. — Это где-то в долине Шилдз. Дочь Уолтера Блезингейма, владельца ранчо «Рафтер ВБ», площадь ранчо не известна. На данный момент она работает медсестрой в Ливингстоне. Ближайший аэропорт — Боузмэн. Если тебе понадобится местечко, где остановиться, то у Бренны Макколл есть хижина, в полумиле от земель Блезингеймов.

Чарли оставалось только молча взирать на подругу. Гэби победно улыбнулась и пожала плечами.

— Что-нибудь еще?

— Как тебе это удалось? — Пульс Чарли участился в два раза. — Она там? В Монтане? В Ливингстоне?

— Живет с отцом, как сказала Бренна.

— Ты разговаривала о ней с Бренной?

Одно дело, я поделился своей сердечной тайной с Гэби, и совсем другое — со всем остальным миром!

— Не думай, твоей тайны я не раскрыла, — успокоила его Гэби. — Я всего лишь использовала Интернет. Когда оказалось, что Блезингеймы живут недалеко от Бренны, я решила расспросить ее. И глупо было бы этого не сделать: ведь мы с ней хорошо знакомы. Я помогала ей в организации ее выставки. Она пишет отличные акварели. Помнишь этих чернильных ковбоев, а?

Чарли медленно кивнул. На самом деле он никаких ковбоев не помнил, но это неважно. Важно только одно: Гэби нашла Кейт.

— Спасибо.

— Не за что. Но только не вздумай сбежать из больницы, — предупредила его Гэби. — Куда бы ты на сей раз ни собрался, сначала тебе надо выздороветь. Больной ты никому не нужен, учти.

Чарли усмехнулся. Жизнь для него снова обретала смысл. Кейт в Монтане!

— Конечно, как скажешь, — улыбнулся он.

— Вот так, Милли! Молодец, давай! Хорошо. Толкай. Продолжай. Толкай, толкай, толкай! — Кейт устроилась поудобнее. Сейчас появится младенец.

Сначала показались темные пушистые волосики, потом она увидела маленькую бровку, а затем сморщенное личико. Она всегда любила принимать роды, ей нравилось быть свидетельницей рождения новой жизни.

Милли Каллахан вцепилась пальцами в руку мужа, Кэша, и изо всех сил старалась следовать инструкциям Кейт. Они оба старались.

— Еще чуть-чуть, — приговаривала Кейт. — Молодец! Вот так.

И спустя мгновение на свет появился симпатичный черноволосый малыш.

— Вот он! — заплакала Милли. Подбородок ее дрожал, а слезы сами собой лились из глаз.

— Спаси нас, Боже! — твердил Кэш. По его щекам тоже струилась соленая вода. — Господи, у меня сын! Даже не верится! Боже, Мил, ты только глянь на него, какой он красивый!

Младенцы всегда такие — маленькие, хрупкие, красные и мокрые, ничего красивого в них нет, но Кейт могла часами любоваться на это чудо. Несмотря на кучу дел, которые еще предстояло переделать, она не могла оторвать взгляд от новорожденного. Еще она всегда радовалась за счастливых родителей.

Младенца, которого назвали Кэш Джеймс, запеленали в голубое одеяльце и передали счастливой Милли.

Милли только предстоит научиться быть матерью.

Слезы счастья подступили к глазам Кейт. Нет, никогда она не привыкнет к этому зрелищу. И всегда что-то внутри нее ломит от боли. Неужели ей не суждено вот так же…

Но ведь двадцать девять — еще не возраст, уверяла она себя. И временами ей удавалось поверить. И Стив тоже верил.

Стив Кармикл. Жених Кейт. Человек, которого она ждала всю свою жизнь.

Они хотели одного и того же: свой дом, семью, детей.

Троих, говорила она Стиву, но он шутливо возражал:

— Да найдем ли мы на них время, если нам некогда даже пожениться?

И Кейт казалось, он прав. Ее жених — врач-кардиолог, и сейчас работает в Боузмэне, но приезжает в Ливингстон два раза в неделю. В августе он получил преподавательскую должность в Денверском университете. Теперь он проводит там одну неделю в месяц.

Кейт тоже постоянно занята. Она — медсестра, которая работает не только помощницей двух врачей, но еще и принимает роды. Так же раз в неделю она ведет подготовительные курсы для беременных. А после того, как с ее отцом случился сердечный приступ, ей еще приходится вести дела на ранчо.

Кейт надеялась, что отец скоро поправится, но он выздоравливал очень медленно. Всегда веселый и энергичный, Уол Блезингейм теперь часами мог сидеть и смотреть в окно. Его как будто подменили. Весной Кейт пришлось нанять управляющего, и все-таки она еле-еле справлялась со всеми делами, а уж о свадьбе и подумать некогда.

— Не переживай, — утешал ее Стив. — Мы непременно поженимся. Уж на свадьбу я точно приеду. Нас ничто не разлучит, ведь мы так долго искали друг друга.

Аминь, приговаривала про себя Кейт. Действительно, она наконец-то нашла подходящего спутника жизни. Стив надежный, ответственный человек. Лучшего и не бывает.

— Мы отлично подходим друг другу, — добавлял он, обнимая ее.

И действительно, медика может понять только медик. Никому другому не объяснишь ненормированный график, бесконечные срочные вызовы: то сердечный приступ, то неожиданные роды.

Кейт и Стив радовались тем редким часам, которые проводили вместе.

Вот когда у нас будет семья, тогда мы все и на верстаем, думала Кейт. Правда, переезжать в Денвер ей совсем не хотелось. Она всегда мечтала жить на ранчо.

Впрочем, это мечты. Однажды Кейт уже доверила свои надежды и планы одному парню, и что же? Результат плачевный. Не стоит о нем и вспоминать. Этого человека в ее жизни больше нет. И точка.

Кейт тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли, и помогла Кэшу выйти из палаты, так он был взволнован. Милли осталась на попечение одной из медсестер, а Кейт и Кэш пошли в приемный покой. Когда они выходили, Кэш пожал Кейт руку.

— Боже, Кейт, даже не знаю, как мне тебя благодарить! Я самый счастливый парень на свете!

Кейт улыбнулась.

— В таком случае обещай мне вспомнить эти слова через неделю, когда проснешься в два часа ночи от крика своего сына.

Он усмехнулся и прижал руку к сердцу:

— Обещаю.

Они попрощались.

— Кейт! — позвала ее Джой О'Мира, секретарь в приемной.

— Что такое? — спросила Кейт.

Джой кивнула в сторону комнаты отдыха.

— Тебя там кое-кто ждет.

Боже, только не очередные роды, мысленно взмолилась Кейт. Вторые роды за день она не переживет. Она шагнула к открытой двери комнаты отдыха, и ее сердце замерло.

Высокий смуглый черноволосый мужчина поднялся навстречу ей из кресла. Свет упал на его угольные волосы и привлекательное лицо.

— Чарли?

Боже, пожалуйста, только не это!

Но это был именно он. Чарли Сикс-Элк собственной персоной, прямо здесь, в маленькой провинциальной больнице. Такой же красивый и сексуальный, как раньше.

— Привет, Кейт.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Чарли не знал, что сказать. По пути в Монтану он тысячу раз репетировал свою речь, но теперь, когда они с Кейт наконец встретились, слова застряли у него в горле.

Ему просто хотелось обнять ее крепко-крепко.

Кейт такая красивая! Она выглядит удивленной, точнее, шокированной. Оно и понятно. Она ведь совершенно точно мне не обрадовалась.

Кейт нервно облизнула губы.

— Чарли, — повторила она и непроизвольно сжала пальцы в кулаки.

— Полагаю, ты понимаешь, я здесь оказался не случайно.

— Понимаю, — довольно прохладно произнесла Кейт. Она уже взяла себя в руки. Ее щеки наконец порозовели, и от этого она стала только прекрасней.

— Ну вот, — замялся он. — Я приехал увидеть тебя.

Кейт разжала кулаки и положила руки в карманы.

— Только вот зачем?

Естественно, она не понимает цели моего визита, подумал Чарли. Он тяжело вздохнул и облизнул пересохшие губы. Боль в раненой ноге давала о себе знать. Все же он вылечился еще не до конца.

Чарли потер шею.

— Могли бы мы… поговорить где-нибудь?

— И о чем же нам разговаривать?

Кажется, все будет гораздо сложнее, чем я предполагал. Впрочем, чему тут удивляться? Разве я ожидал чуда?

Еще бы, это же я бросил ее, не сказав ни слова на прощанье! Просто ушел однажды и не вернулся. И ни одного письма не написал в течение этих лет. Как еще она должна ко мне относиться после такого?

— Мне нужно тебе кое-что сказать, — медленно проговорил Чарли. — Даже если ты ничего мне не ответишь. Я прошу, выслушай меня!

— И зачем мне это?

Он посмотрел ей прямо в глаза:

— Не знаю.

На мгновение Кейт задумалась. Выражение ее лица изменилось. Она закусила нижнюю губу и осмотрелась по сторонам.

Секретарь в приемной жадно ловила каждое их слово и даже не притворялась, будто не подслушивает. Чарли это не волновало, а вот Кейт — очень даже. Ей не нужны сплетни.

— Отлично, — бросила она. — Я выслушаю, но только в кафе. Тут есть одно, недалеко отсюда. Можем там выпить по чашечке кофе.

Кейт развернулась и пошла к выходу.

Пару секунд Чарли просто смотрел на нее, ловя каждое ее движение: поворот головы, взмахи руками, потом последовал за ней, стараясь слишком не торопиться и не подпрыгивать, как довольный пес при виде своего любимого хозяина.

Когда Чарли спустился по ступенькам больничного крыльца, Кейт уже стояла внизу, нетерпеливо подбрасывая на ладони связку ключей.

— У тебя есть машина? — спросила она.

Он кивнул в сторону:

— Там.

Кейт даже не повернулась посмотреть.

— А это моя. — Она указала на огромный старый красный «форд». — Идем. — Она повернулась и пошла вперед.

— Кейт!

— Что?

— Мне нужно… — Чарли замер на половине фразы. Он не мог объяснить, да и не было никаких объяснений, просто эмоции и желания. Те самые эмоции и желания, которые он впервые осознал, оказавшись на грани жизни и смерти.

— Что? — раздраженно бросила она.

Чарли понимал: ему не стоит так поступать, это неправильно, но он не смог удержаться

— А вот что. — Он быстро подошел к Кейт, обнял ее и прижался губами к ее губам.

Чарли целовал Кейт страстно, отчаянно. Ему казалось, он тонет в водовороте эмоций. Кейт снова рядом с ним, в его объятиях! Она — самая желанная женщина на свете. Ему хотелось раствориться в ней, но этого не получилось. Кейт стояла неподвижно, не отвечая на ласки Чарли, ее губы были плотно сжаты.

О, черт, черт, черт!

Но через минуту Чарли почувствовал, как губы Кейт стали теплыми и влажными. Она ему ответила! Он даже и надеяться не смел. Она любит его! Любила все это время!

Но счастье длилось доли секунды, а потом Кейт оттолкнула Чарли. Ее глаза горели яростью и болью.

— О Кейт! — воскликнул он, видя эту боль и не зная, что на это сказать. — Я не хотел тебя обидеть.

Она не шевельнулась, ее губы чуть приоткрылись.

— Так мы идем пить кофе или как? — Голос Кейт прозвучал резко и чуть хрипло.

Она меня не отталкивает!

Чарли чувствовал ее запах, она стояла так близко! Как я мог уйти от нее? О чем я только думал?! И как теперь мне объяснить ей этот поступок?

— Да, идем, — сказал он. Дыхание перехватило.

— Тогда шевелись, — холодно проговорила Кейт. Тон ее голоса слишком сильно контрастировал с болью в ее глазах, которую минутой раньше заметил Чарли.

Кейт развернулась и зашагала к машине.

Ее руки тряслись так сильно, что она попала ключом в замочную скважину только с третьей попытки. Сев в водительское кресло, она обеими руками вцепилась в руль. Дыхание толчками вырывалось из груди.

Чарли! Здесь! И даже поцеловал меня!

Слава богу, мне удалось сдержаться, когда он заключил меня в объятия. Я не сдалась.

Но чего мне это стоило! Чарли все такой же — сильный, высокий и красивый. Может быть, даже еще более сильный и красивый, чем я его запомнила. И запах все тот же: лайма и кожи, и терпкого одеколона… Чарли!

Воспоминания захватили Кейт, причинив ей боль и вызвав желание, о котором она давно уже и думать забыла.

Той ночью Кейт проснулась в кровати одна. Она решила: Чарли скорей всего срочно вызвали по делу. Кейт судила по себе, ведь и ее частенько вызывали на работу без предупреждения, она даже не успевала выспаться как следует. Поэтому Кейт даже удивляться не стала его внезапному уходу. Такое случалось и раньше. Когда работаешь так, как Чарли, никогда не знаешь, что тебя ждет в следующие несколько часов. Но через два дня Кейт поняла: Чарли ушел из ее жизни навсегда.

Почему? Этот вопрос она задавала себе сотню раз. Выкрикивала его в темноте, выплакивала сотни ночей подряд, но ответом ей была тишина.

Чарли не любит ее. Все просто. Для него это была всего лишь интрижка, такое случается: страстные ночи, романтические свидания под грохот орудийных залпов вдалеке. Так называемый военный роман. Никто ни за что не отвечает.

За день до ухода Чарли Кейт завела с ним разговор об их будущем: о браке, о семье… А когда она проснулась, его уже не было.

И вот теперь, два года спустя, он пришел и хочет поговорить!

Кейт не желала разговаривать с Чарли, выслушивать его оправдания, его ложь. Больше того, она не хотела чувствовать то, что почувствовала, когда он ее поцеловал.

Будь он проклят! Все давно кончено! У меня другой мужчина, и этот мужчина в сто раз лучше Чарли! И я непременно скажу ему об этом.

Не надо было соглашаться на просьбу Чарли о разговоре. Стоило выгнать его вон, и дело с концом. Зачем только я пригласила его на чашечку кофе? Впрочем, к лучшему. Если бы мы продолжили выяснять отношения в больнице, нас бы наверняка услышала Джой.

Джой неплохая девушка, но болтушка еще та. И еще она отлично знает Стива, и вероятней всего

передала бы ему о встрече Кейт с незнакомцем, да еще и от себя бы добавила разные несуществующие подробности.

А еще, не дай бог, Джой увидела наш с Чарли поцелуй и объятия. Вот тогда уж точно проблемы начнутся!

Об этом Кейт думать не хотела.

В зеркале заднего вида маячила небольшая спортивная машина, на которой Чарли следовал за ней. Неужели у него «порше»?

Ладно, я поговорю с ним. Я смогу это сделать. Просто поговорю, а потом уйду.

Кейт заранее знала: поступить так будет сложно, но не так сложно, как однажды ночью снова проснуться одной.

Кафе располагалось недалеко от больницы. Кейт припарковалась на стоянке и заглушила двигатель «форда». Она вышла из машины и подождала Чарли. Пальцы ее снова автоматически сжались в кулаки, и она с силой разжала их и опустила руки.

Дверца «порше» открылась, и из машины вышел Чарли. Он шел так, словно ему было больно наступать на ногу. Кейт отвела взгляд. Она не станет ни о чем его расспрашивать, ей же все равно.

— Ты отлично выглядишь, — сказал ей Чарли.

— А ты нет, — отозвалась она, оглядев его с головы до ног.

В больнице Кейт не успела как следует рассмотреть его и не заметила новых морщинок, появившихся на его красивом, мужественном лице. Эти морщинки напомнили ей о том, что прошло два года с тех пор, как она видела его в последний раз.

Кейт знала, это глупо, но не удержалась и купила книгу фотографий Чарли. На память, ведь там были снимки Рези. Ее милое личико красовалось на самой обложке. Кейт приобрела книгу именно поэтому.

Она знала, из Эйбука Чарли поехал в Африку, где начиналась новая война, и материала для фотосъемок было хоть отбавляй. И вот теперь он тут, улыбается ей одними губами, а в глазах — тревога.

— Да уж, — проговорил Чарли с некоторой горечью. Он придержал дверь кафе, и Кейт быстро проскользнула в помещение.

Если она когда-нибудь и мечтала о том, чтобы снова увидеть Чарли Сикс-Элка, то только не здесь, в ее родном городке. Раньше он никогда бы не приехал в Монтану, она-то знала. Помнится, он постоянно дразнил ее «деревенской девчонкой» и с некоторым даже презрением отзывался о ее детстве, проведенном на ферме. Хотя иногда ей казалось, за этими насмешками, скрывалась настоящая зависть.

Познакомившись с Чарли, Кейт решила: он вырос в резервации, как и многие индейцы, а потом покинул родные места. Впрочем, он об этом никогда не рассказывал.

— Паренек из Лос-Анджелеса, вот кто я, по рождению и по воспитанию, — частенько говорил Чарли и не добавлял больше ни слова о своей жизни.

Кейт смотрела на него, вспоминая о прошлом, которое, казалось, навсегда утратило свою прелесть.

Чарли заказал две чашки кофе: для себя и для Кейт.

— Будешь еще что-нибудь? — спросил он.

В ответ она покачала головой.

— Одно кофе с молоком, — сказал Чарли парню за прилавком.

Удивительно, он еще помнит, какой кофе я люблю, подумала Кейт. Лучше бы не помнил.

Пока Чарли платил, она пошла искать свободный столик. Слава богу, тут не оказалось ее знакомых, и не надо было от них прятаться.

Стоя у кассы, Чарли оглянулся и улыбнулся Кейт, а ей больше всего на свете хотелось закрыть глаза и никогда больше его не видеть. Она напряженно улыбнулась ему в ответ. Странно, снова удивилась она, увидев его медленную неуверенную походку, что-то неуловимо изменилось в этом человеке за последние два года. Обычно его походка была скользящей и плавной, словно шаг опасного зверя, теперь же… Все движения Чарли казались какими-то напряженными. Наверное, потому что у него в руках две чашки с кофе, и он боится его расплескать.

Дойдя до столика, за которым сидела Кейт, Чарли поставил одну чашку перед ней, а вторую напротив, и сел. Кейт заметила, как он при этом поморщился, словно от боли.

— Что случилось? — само собой вырвалось у нее.

— Пустяки. Бандитская пуля.

Интонация его Голоса поразила Кейт. Раньше он непременно продолжил бы шутку, но сейчас отчего-то молчал. Непохоже на него.

Чарли держался за чашку обеими руками, словно пытаясь согреться или словно чашка могла защитить его от чего-то неведомого и очень страшного.

Кейт подозрительно смотрела на него. На мгновение он прикрыл глаза, и ей показалось, будто он молится.

Произносит молитвы над чашкой кофе? Чарли? Как-то сомнительно.

Он открыл глаза и выдохнул:

— Поэтому я здесь. — Его пальцы с новой силой вцепились в чашку. — Потому что меня ранили. — Еще один тяжелый вздох. — Я чуть не умер. Вообще — то… — Уголок его губ дернулся. — Я и умер. Был в коме, как это принято называть. Я видел вечную жизнь. — Он помолчал, не сводя с Кейт глаз. — А тебя рядом со мной не оказалось.

Компания подростков, которая сидела за столиком в другом конце зала, громко засмеялась. За прилавком шумела машина для приготовления кофе. Все было так реально!

А Чарли говорит о каких-то странных вещах: о вечности, загробной жизни и… Что?

Кейт показалось, земля ушла у нее из-под ног. Гул в голове мешал думать. Она просто смотрела прямо перед собой. На столе передней стояла чашка нетронутого кофе.

Неужели он ждет от меня ответа? И что я могу на это сказать? Впрочем, нет, ответа он не ждет.

— Я не мог принять вечность без тебя, поэтому решил вернуться.

— К жизни? — оторопев, спросила Кейт, даже не успев подумать о том, как нелепо звучат ее слова.

Но Чарли кивнул.

Дрожащими руками Кейт налила в чашку с кофе молока, потом подлила еще и еще. Впрочем, какая разница, сколько молока в кофе? Ей непременно надо было занять себя хоть чем-нибудь.

Теперь Кейт медленно помешивала кофе ложкой. На Чарли она предпочитала не смотреть. Она знала: он разглядывает ее. Изучает.

Да как он смеет!

— Итак, — хрипло проговорила Кейт, — давай-ка проясним ситуацию. Тебя ранили. Ты умер. А когда попал на небеса или в ад, уж не знаю, где ты там был, ты не захотел оставаться там без меня, поэтому вернулся? — Теперь она смотрела ему прямо в глаза, сверля взглядом.

Чарли ни разу не моргнул.

— В общем, да, так. Я потерял много крови и чуть не умер. Я чувствовал, как меня везут в больницу, как оперируют. Я отчетливо слышал голоса врачей, которые боролись за мою жизнь. — Он помолчал, не ожидая от Кейт комментариев, потом продолжил: — И вдруг я увидел свет. Он был таким ярким, как солнце в конце длинного темного коридора. И потом его стало так много, он был везде. А затем я увидел людей. — Нa мгновение его взгляд встретился с ее.

Кейт невольно опустила взгляд.

— Я видел отца, — тихо проговорил Чарли. — И мать. И сестру.

— Которые умерли, — нетерпеливо перебила его она.

— А потом я увидел Чейза и Джоанну, и их детей. И многих моих друзей и близких знакомых, которые совершенно точно пока живы.

Кейт автоматически кивнула, хотя ровным счетом ничего не поняла.

— Там были все, кого я знал и любил, — между тем продолжал Чарли. — Но там не было тебя.

— Наверное, я просто не получила приглашения, — заметила она.

— Наверное.

— И тогда…

— Я решил тебя найти.

— Лучше скажи что-нибудь новенькое, — фыркнула Кейт.

— Я люблю тебя.

Боже, только не это! Только не это!

Ее словно мгновенно заморозили, она была не в силах двинуться с места, хотя больше всего на свете ей сейчас хотелось вскочить и убежать. Она со всей силы сжала руками чашку.

— Нет, — проговорила Кейт сквозь плотно сжатые зубы. — Не говори так.

— Это правда.

— Поэтому ты оставил меня посреди ночи одну?

Чарли мотнул головой и провел рукой по волосам.

— Тогда я еще ничего не знал. Я не хотел знать, — поправил он себя.

— Как мило с твоей стороны. — В ее голосе прозвучала горечь. — Но теперь я не желаю знать.

Кейт хотела было отодвинуть стул назад, но его ножки и спинка уперлись в стену. Она неуклюже вылезла из-за стола.

— Я иду домой, — сообщила она.

Чарли с трудом поднялся на ноги.

— Кейт, подожди! Ты даже кофе не допила. Выслушай меня до конца. Боже, я знаю, это подло с моей стороны — появиться после стольких лет, но… я не обманываю тебя!

— Пусть и не обманываешь, уже не имеет значения. Я не желаю тебя слушать! — С этими словами она направилась к двери.

Чарли последовал за ней, но не так быстро, как ему хотелось.

— Подожди, Кейт. Я знаю, я обидел тебя. Я был не прав и прошу у тебя прощения.

Она чуть помедлила, подняв голову вверх и смотря прямо перед собой, затем снова двинулась вперед и шла не оглядываясь, пока не дошла до своей старенькой машины.

— Хорошо, ты меня тоже прости. Но все кончено. Кончено! Прошло два года, Чарли!

— Это не так много по сравнению с вечностью, — тихо, слишком тихо проговорил он, и тон его был серьезным как никогда.

Кейт сложила руки на груди. Она дрожала. Холодный вечерний ветер ерошил ее волосы, пробирался за воротник. Ей не хотелось смотреть на Чарли, но она понимала: так надо, поэтому она повернулась и взглянула ему прямо в глаза.

Лучшая защита — нападение. Брат всегда говорил ей так.

— И что теперь, Чарли? Зачем ты здесь? Чего ты хочешь?

Казалось, он полностью уверен в себе и своей миссии. Спокоен, как никогда.

— Я хочу жениться на тебе, Кейт.

Не стоило спрашивать. Чарли лишний раз всколыхнул ее былые надежды и мечты. Но все давно улеглось, зачем начинать сначала?

— Я уже выхожу замуж, Чарли. За другого, — прошептала Кейт.

Мимо них, смеясь и задевая друг друга локтями, пронеслась стайка подростков. Вот они разошлись по своим машинам и со свистом укатили прочь.

Чарли не шевельнулся. Он открыл было рот, но не сказал ни слова. Потом наконец проговорил:

— Ты не можешь.

Ярость охватила ее.

— Еще как могу! Кто ты такой, чтобы мне указывать?

Он тяжело вздохнул.

— Я хочу сказать… ты же поцеловала меня… в ответ.

— Это ты поцеловал меня, забыл?

— А ты ответила.

— Неправда!

Черт, в общем, он прав. Но как? Угадал? Почувствовал?

Кейт покрепче обняла себя руками.

— Нет, — упрямо повторила она, пытаясь убедить в этом саму себя.

Чарли смотрел прямо ей в глаза.

— Кейт, — позвал он ее.

Она стояла перед ним, как ледяная статуя.

— Нет. Мне жаль, что тебя ранили, Чарли. Сочувствую. И ты правильно поступил, вернувшись из этой самой вечности. Но… я все равно выхожу замуж за другого.

— За кого?

— Какая разница? Ты все равно его не знаешь.

— А ты — знаешь?

— Да как ты смеешь?! Какое право имеешь вмешиваться в мою личную жизнь после двухлетнего отсутствия? Ты обидел меня, Чарли! Бросил, ничего не сказав! От тебя два года не было ни слуху ни духу! А я знаю, почему ты ушел, я же не дура! Тебе от меня ничего не было нужно, кроме забавного приключении, мимолетной интрижки. Свадьбы ты не хотел, семья тебе была не нужна. Ты не любил меня!

— Я…

— Ты не любил меня, — повторила Кейт. Пусть он только посмеет это отрицать. — Да, ты меня обидел своим уходом. Впрочем, я пережила. Я покончила с прошлым. Теперь у меня новая жизнь: отличная работа, ранчо. У меня есть жених, его зовут Стив. Он врач-кардиолог. И да, я знаю его! И еще — я его очень люблю! Он в сто раз лучше тебя!

Чарли не сказал ни слова, дал ей закончить. Это было так несвойственно ему.

— Возможно, — тихо сказал он, когда Кейт замолчала. — Но я люблю тебя. И ты тоже любишь меня. Если бы ты не… — Он поднял руку, останавливая слова, готовые сорваться с ее губ. — Ты бы не ответила на мой поцелуй.

— Ничего не могу поделать. Думай как хочешь, Чарли. Ты видишь то, что хочешь видеть, слышишь то, что хочешь слышать. Как всегда.

Кажется, слова Кейт попали в цель. Чарли поморщился. Мышцы его лица напряглись.

— Я люблю тебя, — повторил он. — И был не прав, оставив тебя. Я был полным дураком, — спокойно закончил он, однако эти слова дались ему нелегко. — Нe совершай моей ошибки, Кейт.

— Единственной ошибкой, которую я совершила, Чарли, — сказала она, — была моя влюбленность в тебя. Но все давно уже позади.

Этим вечером Чарли звонил Гэби.

— Когда свадьба? — понеслась она с места в карьер.

— Не смешно, — горько отозвался он.

— Значит, пока не договорились, — помедлила она.

— Ну, у Кейт своя жизнь, как она говорит. Правда, я намерен круто ее изменить. А для этого я хотел бы попросить тебя кое о чем.

Гэби уже догадалась.

— Ты говорила, будто у тебя в этих краях есть знакомые, у которых можно остановиться.

— Да, есть. Тебе понадобился домик поближе к Кейт? — засмеялась она, втайне радуясь за Чарли, ведь он не сдается.

— Точно. Я как раз подумываю над новым проектом, — поделился он с ней. — А для этого мне нужно ненадолго осесть в этих краях.

— Что за проект? — поинтересовалась Гэби.

— Пока я еще не придумал названия, но обычно оно приходит в процессе работы, — туманно ответил Чарли.

— Хорошо. Я дам тебе телефон своей подруги. Насколько я знаю, сейчас ее хижина как раз пустует. И перезвони мне. Расскажешь, как дела.

— Непременно. Спасибо, Гэби.

— Ладно, ладно, что только ни сделаешь для старого приятеля, — рассмеялась она. — Ты очень меня обяжешь, если назовешь в мою честь одну из своих дочерей.

Одну из?.. Дети… дети Кейт. И мои. Одна мысль об этом когда-то вгоняла Чарли в ступор, но не теперь. Теперь все изменилось.

— Вас слушают, — в трубке послышался сонный мужской голос, более чем недовольный.

Кейт поморщилась.

— Привет, Стив, это я. Прости, не посмотрела на часы. — Она глянула на старый будильник, стоящий на комоде. Два часа ночи.

— Ничего, ничего. Что случилось? — зевнул он.

— Просто… мне как-то одиноко, — ответила она и тут же поняла: не стоило так говорить.

Стив снова зевнул.

— Ну… Давай поговорим. Я всегда готов оказать тебе первую помощь, — неудачно пошутил он. — Как отец?

— С ним все в порядке, — разочарованно отозвалась Кейт. — Просто мне не по себе. Наверное, все из-за этих родов. Кэш и Милли Каллахан. У них родился мальчик.

— А… — Стив, кажется, улыбался. — Все ясно. Это гормоны. Как всегда.

— Видимо, ты прав, — печально проговорила она. Лучше думать так, чем сознаваться себе в том, что визит Чарли ее слишком взбудоражил.

Кейт не знала, надо ли ей сообщать Стиву о появлении Чарли, и решила пока молчать. Ни одному парню бы не понравилось, если бы его разбудили посреди ночи и рассказали о встрече с бывшим любовником.

— Мы могли бы увидеться как-нибудь, — предложил Стив. — Например, завтра утром. Я как раз буду в Ливингстоне.

— Завтра точно не получится, — спохватилась Кейт. — У меня на утро назначена важная встреча. Может, вечером? Например, можно сходить в кино.

— Отлично. Если твои гормоны все еще будут бушевать, я буду рад, — пошутил он.

— И я тоже, — не осталась в долгу она.

Оба рассмеялись, но Кейт было не очень-то весело.

— Ладно, кино так кино. Что-то еще?

Просто поговори со мной!

Но Кейт отлично знала: с ее стороны было бы жестоко дольше задерживать любимого мужчину и не давать ему спать. К тому же таким способом она все равно не прогонит мысли о Чарли.

— Нет, все нормально.

— Уверена? Хочешь, я приеду?

Кейт рассмеялась. От Стива до нее было сейчас добрых шестьдесят миль.

— Нет, нет. Увидимся завтра.

— Звони в любое время, — сказал он. — Ладно, до завтра. Я позвоню.

— Хорошо.

— Спокойной ночи. И пусть тебе приснюсь я.

— Да, да.

Правда, этой ночью Кейт спился не Стив, а Чарли.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Чарли все-таки снял хижину и на следующий день поехал туда вместе с Бренной, которая обещала показать ему кратчайшую дорогу. Еще она сдала ему временно свою старенькую машину, потому что в его «порше» было совершенно невозможно разъезжать по местным дорогам.

— Вы точно не против? — в который раз справился у Бренны и ее мужа Чарли.

— Все нормально, мы справимся, — сказал Джед, взглянув в сторону «порше».

Они-то, может, и справятся, а вот справится ли он, Чарли не знал.

Бренна вскочила на лошадь и взяла поводья. В последние полчаса она, не переставая, рассказывала Чарли о том, на какие луга и пастбища он мог бы отправиться, чтобы снять красивые виды.

— Безусловно, вы с Бэйби полюбите друг друга. Она смирная лошадка.

Бренна рассказала, как ладить с кобылой.

— И вообще, уверена, вам здесь очень понравится. Чего бы вы тут ни искали, вы это обязательно найдете.

Надеюсь, она права, подумал Чарли.

Устраиваясь в хижине, он размышлял, как ему реализовать свой план по завоеванию Кейт и убедить ее в своей любви. Правда, он так до конца и не понял, во что ввязался.

Бренна уехала. Чарли остался один. Совершенно один. Раньше ему было незнакомо такое состояние. Звенящая тишина, казалось, сводит его с ума.

Чарли ходил взад-вперед по хижине, наслаждаясь видом на долину Шилдс, которая раньше, по словам Бренны, называлась Сумасшедшей долиной.

— Почему? — поинтересовался Чарли.

— Когда-то тут жила женщина, которая сошла с ума от одиночества, — ответила она ему.

И вот когда день плавно перетек в вечер, а вечер в ночь, до Чарли начало доходить, почему бедняжка свихнулась. Вокруг на многие мили не было ни души.

Этой ночью Чарли не удалось заснуть. Было слишком тихо, непривычно тихо. А в такой тишине особенно хорошо думается.

Правда, хорошо было только вначале, потому что через некоторое время он чуть с ума не сошел от собственных мыслей.

В тишине особенно ясно слышались незнакомые звуки: ржание лошадей, мычание коров, странные шорохи, происхождение которых Чарли не знал. И лишь долго-долго прислушиваясь, он смог понять: это шумит ветер в соснах.

Он здесь, в стране Кейт, на земле, которую она называет домом.

Никогда еще Чарли так не мучился от бессонницы и поэтому, наконец заснув утром, проспал до полудня. Впрочем, проснувшись, он понял: от усталости не осталось и следа. Напротив, энергия в нем так и бурлила, он был готов к новым свершениям.

Чарли был тут совершенно один. Кроме ветра. Ветер стал его постоянным соседом, и постепенно Чарли научился слушать его. Ветер то мягко шелестел веточками кустов и деревьев, то гулко завывал по ночам в высоких соснах, отчего казалось, что это воет одинокое чудовище.

Постепенно Чарли понял, о чем рассказывала когда-то Кейт. Она рассказывала именно об этом ветре, об этой музыке ветра, о его разговорах и песнях, которые теперь очаровывали Чарли.

Чарли начал проникаться той звенящей тишиной, которая поначалу так его мучила. Он снова и снова вспоминал те истории, которые рассказывала ему Кейт, их персонажи представали перед ним, как живые.

Звуки ветра и воспоминания смешивались в голове Чарли. Теперь он ни за что не стал бы спорить с Кейт о том, где лучше жить. Он наконец-то понял ее.

Когда-то давно Чейз сказал ему:

— Чарли, тебе надо научиться ладить с самим собой, найти гармонию в себе.

Тогда Чарли лишь отмахнулся от этой поэтической чепухи, но теперь… Кажется, он понял: он пришел в этот край за Кейт, а нашел свою душу.

Первые несколько дней жизни здесь дались Чарли нелегко. Человек, которым он был прежде, так или эдак давал о себе знать, подговаривал убежать отсюда и вломиться в жизнь Кейт, как на тракторе. Но чем дольше он тут оставался, тем ясней осознавал: этот способ не подходит для Кейт, для налаживания с ней отношений.

Чарли вспоминал о том, как Чейз рассказывал ему о своем решении остаться в резервации.

— Мне было туго, и поначалу пришлось ко многому привыкать, но через это стоило пройти, чтобы узнать, кто я такой на самом деле.

Чарли тогда удивил рассказ Чейза. Он не мог понять, неужели Чейз говорит серьезно?

И вот теперь Чарли сам пересматривает всю свою жизнь.

В первые дни Чарли выбирался не слишком далеко, не позволяли ноющие боли в ноге. Прошла целая неделя, прежде чем он смог нормально ходить, хотя хромал все равно. Чарли оседлывал Бейби и пару раз они вместе выезжали на прогулку. И чем дальше он отъезжал от хижины, тем интересней ему становилось. Чарли хотел своими глазами увидеть все то, о чем ему рассказывала Кейт. В конце концов он решил оставлять Бэйби на конюшне или на пастбище и ходить пешком.

Чарли всегда нравились пешие походы. Можно увидеть столько интересного, и не только увидеть, но и сфотографировать!

Этот мир был совершенно другим, чем тот, к которому Чарли привык. Иногда ему казалось, будто он попал на другую планету. Воспитанный в городских джунглях, Чарли трепетал при виде далеких туманных гор, с интересом осматривал луга, на которых паслись лошади и коровы.

Он делал снимок за снимком, чувствуя себя ребенком, попавшим в кондитерскую лавку.

Большинство снимков Чарли напоминали фотографии, которые обычно печатают на страницах настенных календарей. Раньше он на такие даже и не смотрел, но тогда он искал другое: боль и страдание. Теперь ценил то, что видел перед собой. Он научился замечать и понимать истинную красоту.

Чарли любовался распускающимися цветами, полетом орла, который парит высоко в мрачных облаках, предвещающих бурю. Теперь он мог часами наблюдать за ползающими в траве муравьями.

Чарли возвращался домой под вечер, усталый и довольный.

Целую неделю Кейт прожила в тягостном ожидании. Ей постоянно казалось, будто стоит ей выйти из дома или из больницы, как она снова наткнется на Чарли. Любой телефонный звонок заставлял ее нервничать, она сначала вздрагивала и лишь потом брала трубку.

Но дни шли за днями, складываясь в недели, а Чарли все не было. Он никак не давал о себе знать. Кейт уже начинало казаться, будто встречу с ним она всего лишь выдумала.

— Что на тебя такое нашло? — спросил ее Стив во время их очередного телефонного разговора. — Зачем ты звонила мне посреди ночи?

— Ты был прав, это всего лишь гормоны, — печально ответила Кейт.

— Ну, тогда надо побыстрее назначать день свадьбы, — улыбнулся он.

— Да, — согласилась она. — Может, хотя бы встретимся на неделе?

Но на этот раз их желания, увы, не совпали.

Каждый день Чарли забирался в своих походах все дальше. Нога потихоньку заживала. Хотя врач сразу сказал ему, что теперь он будет хромать всю жизнь, с каждой новой вылазкой он чувствовал: ему все лучше. Мышцы крепнут, и он может выдержать довольно большой переход.

Помнится, раньше Чарли не часто ходил пешком. Да и зачем? Ведь у него всегда под рукой его дорогой «порше». Машина была его юношеской мечтой. У Чейза тоже был «порше», когда они с Чарли только познакомились. С тех пор мечта о такой же машине не оставляла Чарли, и как только у него появилась приличная сумма, первым делом он купил именно «порше».

Чарли никогда не мог понять, зачем Чейз продал машину, женившись на Джоанне. Теперь же он знал, почему Чейз вместо дорогого нарядного автомобиля купил удобный грузовичок: на такой машине можно ездить всей семьей.

Может, и я однажды поменяю свой «порше» на что-нибудь попроще?

Здесь, в Монтане, куда удобней такие грузовички, как красный «форд» Кейт.

Наверное, того же мнения придерживалась и Бейби, с которой Чарли по большей части общался в походах. Он все чаще брал лошадь с собой, и она просто шла рядом с ним, как послушная собачонка. Это было единственное существо, с которым Чарли разговаривал. Частенько он приходил к ней в конюшню под вечер и, угощая кусочком сахара, делился своими мыслями.

Конечно, у Чарли был мобильник, но по приезде в Монтану он его выключил. Если Гэби захочет с ним связаться, она всегда передаст весточку с Бренной.

Чарли не желал, чтобы его тут беспокоили. Теперь у него другая жизнь.

Еще полгода назад он бы здесь умер от скуки и наверняка уехал уже на второй день, теперь же он оцепил тишину и предоставленность самому себе. Ему здесь по-настоящему понравилось.

Несмотря на то, что Чарли не общался с Кейт, не видел ее и не знал, как с ней связаться, все равно он чувствовал ее через расстояние, их как будто соединяла сама природа, сам этот удивительный край. По ночам ему снились истории, рассказанные Кейт. Ее слова вспоминались ему снова и снова.

С каждым днем надежда Чарли крепла. Он знал: так или иначе он завоюет Кейт, расскажет ей о силе своей любви, убедит ее вернуться к нему. И еще — он верил: она его тоже любит.

— Мне не хотелось просить тебя об этом, Кейти, — проговорил отец Кейт. Сегодня он, казалось, не ложился спать, так и просидел всю ночь в своем кресле у окна. — Я знаю, это твой единственный выходной.

— Ничего, — отозвалась девушка. — По-моему, отличное времяпрепровождение.

— И тебе его будет очень не хватать, если ты переедешь в Денвер, — заметил отец.

— Когда я перееду в Денвер, — поправила она его. Но, впрочем, он прав. — Да, будет не хватать.

Кейт любила ранчо, любила работу здесь, любила вечера, которые она неизменно проводила, сидя на крыльце и наслаждаясь закатами.

— Может, тогда стоит уговорить Стива остаться здесь?

Она покачала головой.

— Он хочет жить в городе. Он любит преподавать.

— А ты чего хочешь, Кейт? — Бледно-голубые глаза отца неотрывно следили за ней.

Кейт тяжело вздохнула.

— Его, — твердо сказала она. — Я хочу его.

Когда Чарли первый раз увидел медведя, он испугался по-настоящему. Вот это был шок! До сих пор он видел этих зверей только в зоопарках и не сразу понял, что между ним и медведем нет никакого заграждения.

Это было одновременно и страшно, и невероятно красиво. Удивительное зрелище — дикое животное на свободе, в своей родной стихии.

Чарли спрятался в зарослях кустарника и стал наблюдать. Перед ним была взрослая медведица и парочка медвежат. Они ходили по берегу залива и чем-то занимались у самой воды. Присмотревшись, Чарли понял: медведица лапой ловит рыбу, а малыши пристально за ней наблюдают. Временами, вытягивая из воды рыбину, медведица бросала на медвежат полный заботы взгляд.

Чарли невольно улыбнулся, настроил фотоаппарат и начал фотографировать. Сначала он не понял, что именно происходит на бepeгy залива, а потом до него дошло: он видит урок, который медведица преподает своим детям: как ловить рыбу.

Чарли провел за камерой несколько долгих минут. Его больная нога уже давно затекла, но он этого и не заметил.

Сначала один медвежонок, потом другой приблизились к воде и стали делать такие же движения, как их мать. Какое-то время они шлепали лапами по поверхности, затем престали. Медведица показала снова. Один из медвежат чуть не упал в воду.

Чарли фыркнул от смеха. Он щелкал и щелкал затвором фотоаппарата до тех пор, пока не поймал самый замечательный момент: как медвежонок вытянул из ручья свою первую рыбку размером с собственную лапу.

Медведица одобрительно посмотрела на своих детей, потом развернулась и побрела в лес. Медвежата еще немного поплескались в воде и поторопились за ней.

Чарли хотел выпрямиться, но понял: его коленка не разгибается. Он выругался и попытался встать.

Был жаркий полдень, и мухи так и жужжали над ним. Он машинально от них отмахивался.

Чарли чувствовал: ему удалось нащелкать кучу замечательных, редких кадров. Несмотря на неразгибающееся колено, он не испытывал страха, только радость: он наконец-то снова может фотографировать. Вот бы и завтра ему удалось отснять что-нибудь интересное!

Погруженный в радостные мысли о перспективах, Чарли, наконец, смог подняться. Он едва смотрел, куда ступает, поэтому не заметил корягу у себя под ногами. Чарли споткнулся и упал. Годы спортивной подготовки даром не прошли: ему удалось сгруппироваться и защитить от удара камеру, зато не получилось уберечься самому. Он скатился вниз по крутому склону.

Еще не придя в себя от шока, Чарли попытался приподняться. Наконец ему кое-как удалось сесть. Из разбитой губы текла кровь. Все лицо было исцарапано. Рубашка порвана в нескольких местах. Однако ничего более серьезного с ним не произошло: переломов нет. Слава богу!

И вдруг Чарли пришло в голову: ведь он здесь один! Совсем. И если ему понадобится помощь, оказать ее будет некому.

Осторожно он поднялся на ноги. Колено болело жутко, поэтому он добрался до первого дерева и схватился за него обеими руками. Боже, снова эта боль! Она вернулась. Почему он был так неосторожен!

Необходимо срочно приложить к больному месту лед, как учил меня врач. Правда, льда у меня дома нет.

В маленьком холодильнике, который стоял у Чарли в хижине, не было морозилки.

Очень плохо. Ничего, я справлюсь. Ну, поболит нога немного, потом пройдет. Я потерплю.

Медленно и очень осторожно Чарли повернулся и побрел вниз по склону. Шел он долго. Когда он услышал шум ручья, то сначала подумал, ему мерещится.

Вода оказалась очень холодной. Не лед, но тоже подойдет.

Чарли отлично помнил этот ручей. В одну из своих вылазок он как-то случайно на него набрел. Он помнил также, что недалеко отсюда есть небольшой залив, вода в котором по-настоящему ледяная. Вскоре Чарли добрался до залива, миновал небольшую изгородь и направился к воде.

На берегу к дереву была привязана вороная лошадь. Рядом с ней валялась ковбойская одежда. Чарли взглянул на залив и заметил недалеко от берега человека. Незнакомец вышел из воды, и по его стройной гибкой фигуре сразу стало понятно: это не мужчина.

Чарли на мгновение замер. Он растерялся. Прямо к нему направлялась обнаженная женщина. А когда до него дошло, кто эта женщина, сердце его так и подпрыгнуло.

Ничего себе чувство юмора у Господа Бога!

Впрочем, уж кому-кому, а Кейт точно не было смешно, когда она вышла на берег, подняла голову и увидела Чарли Сикс-Элка. Больше всего на свете ей захотелось снова нырнуть в воду, но она сдержала этот порыв, не желая показать Чарли свою слабость, хотя на самом деле чувствовала себя хуже некуда.

— Что ты здесь делаешь? — удивленно спросила Кейт, но, заметив царапины па его лице, вскрикнула: — Что с тобой?

Кейт попыталась подобрать с земли свою одежду. К несчастью, Чарли подошел уже совсем близко. Он широко улыбался и бесцеремонно рассматривал фигуру Кейт.

— Прекрати! — выпалила она и возмущенно посмотрела на него. Она думала, он отвернется, а она в это время проскочит в кусты и там спокойно переоденется.

Но Чарли и не собирался отворачиваться.

— Может, все-таки отвернешься? — в конце концов не выдержала Кейт. — Это будет весьма благородно с твоей стороны.

Чарли лишь рассмеялся:

— Да ладно, Кейт. Я тебя неоднократно видал голой.

В общем-то, он прав.

Кейт покраснела, но гордо прошагала мимо Чарли, схватила рубашку и набросила ее на плечи. Ей бы сначала вытереться насухо, а потом одеваться, но она не взяла с собой полотенце. Хорошо хоть рубашка длинная.

Пока Кейт проделывала все эти манипуляции, Чарли пристально за ней наблюдал.

Эх, надо было ей именно сегодня пойти купаться! Впрочем, сегодня ее выходной. Целый день она провела на пастбище — хоть какое-то разнообразие после трудовой недели: операций, занятий с беременными и родов. Солнце пекло немилосердно. Она устала и вспотела, поэтому водные процедуры казались просто необходимыми.

Над вершинами гор собирались небольшие тучки, которые явно предвещали дождь, но он наверняка будет недолгим и придется весьма кстати. После дождя всегда очень легко дышится.

Да, купанье было ошибкой, и серьезной. Я вполне могла бы освежиться под дождем.

Застегнув рубашку на все пуговицы, Кейт победно улыбнулась Чарли. Он все еще смотрел на нее.

Когда-то давно ей нравилось, как он на нее смотрит. Его взгляд говорил ей о том, что она желанна и любима. И это ее согревало. Теперь же взгляд Чарли ее попросту бесил.

— И что ты здесь до сих пор делаешь?

Чарли кивнул в ту сторону, откуда пришел.

— Я остановился в одной хижине, за холмом. Знаешь, домик Макколов?

Кейт это известие не понравилось.

— Зачем?

— Ну… Из-за тебя.

Она выдохнула:

— Ты за мной шпионишь?

— Да нет же! Это было… — он противно усмехнулся, — чистым совпадением. Хм… и удачей. Мне же надо где-то жить, в конце концов, верно?

Нет, не верно! Он уже давно должен был уехать! Но Кейт не успела озвучить свою мысль, Чарли ее перебил:

— Оказывается, Гэби знает Бренну. К тому же пребывание здесь весьма полезно для моей работы.

— Что-то я не слышала, чтобы в окрестностях велись военные действия, — саркастически усмехнулась Кейт.

Впрочем, Чарли выглядит так, как будто только что вышел из-под обстрела.

— Ну да, если не брать в расчет войны, которая идет между нами с тобой.

— Между нами? — разозлилась Кейт. — Нет между нами ничего, даже войны! Запомни!

— Но у нас с тобой есть прошлое.

— Да. И оно — прошло.

— А я хочу, чтобы у нас было будущее.

— Нет.

— Давить на тебя я не стану.

О, неужели?

— Тогда что ты здесь делаешь? И не сочиняй больше байки насчет работы! Я прекрасно помню, ты снимаешь войны, трагедии, катастрофы, боль, остальное тебя не интересует.

— Все изменилось.

— Правда? Тебя вдруг заинтересовали закаты? Полевые цветочки? Заснеженные горные вершины? Не смеши меня! — прошипела Кейт.

Но Чарли не обиделся на ее выпад. Он вполне серьезно ответил:

— Я не совсем уверен в успехе, но сегодня мне удалось заснять кое-что интересное. Я наткнулся на семейство симпатичных медведей.

Она недоверчиво уставилась на него.

— Медведей?

— Да, у ручья я встретил именно медведей. Мать и двое детишек. Она учила их ловить рыбу.

Кейт ни за что бы не поверила собственным глазам, если бы сама увидела диких животных, а тут об этом говорил Чарли. Впрочем, на его лице восторга хоть отбавляй!

— И они напали па тебя? — усмехнувшись, спросила она.

Он посмотрел на свою одежду и улыбнулся.

— Да нет. — Чарли пожал плечами. — Я просто упал. — На мгновение его улыбка погасла, и Кейт заметила, как он смотрит на ее голые ноги. — Хм… как думаешь, не пора ли тебе надеть джинсы?

— Я уже давно бы это сделала, если бы ты на меня не пялился! — процедила она сквозь зубы, по так и не сдвинулась с места, продолжая смотреть на Чарли, пока тот, наконец, не отвернулся.

К счастью, пока Кейт стояла в одной рубашке, легкий ветерок успел обсушить ее влажную кожу, и джинсы натянулись почти без проблем.

— Все, — произнесла она.

— Да, я все же успел немного перевозбудиться, — рассмеялся Чарли. — Ты же меня знаешь.

Кейт сжала зубы, боясь сказать какую-нибудь гадость.

— В моих планах не было тебя соблазнять.

Улыбка Чарли стала шире.

— А тебе и стараться не надо.

Она ощутила на себе его наглый взгляд.

— У тебя губа разбита, надо обработать рану, — перевела она разговор на другую тему.

Он облизнул губы.

— Непременно так и поступлю, когда приду домой. Еще мне необходимо сделать компресс на ногу.

— Ты повредил ногу? — тоном профессиональной медсестры спросила Кейт.

— Наверное, когда упал. Ничего страшного, я так думаю. Но врач сказал, в таких случаях надо накладывать лед, а льда у меня нет. Поэтому я вспомнил про воду в этом заливе.

— Хорошо, тогда я оставлю тебя тут. — Она наклонилась за своими ботинками, затем направилась к лошади. Но не успела она сделать и пару шагов, как Чарли ее окликнул.

Кейт машинально повернулась к нему:

— Что?

— Останься.

Хм… И наблюдать за тем, как он будет лечить свою ногу?

— Не могу. У меня много дел, — быстро проговорила она.

Он покачал головой и улыбнулся.

— Ты просто боишься.

Кейт не поверила своим ушам.

— Боюсь? И чего же мне бояться?

— Вдруг ты поймешь, что до сих пор меня любишь? И хочешь, — медленно проговорил Чарли, но в его тоне слишком явно слышались вызов и провокация.

— Если ты намекаешь на то, что я боюсь увидеть тебя обнаженным, ты глубоко ошибаешься.

— Тогда докажи это.

И она попалась.

— Хорошо, останусь. Иди, раздевайся. Можешь даже снять джинсы прямо передо мной. Видишь, мне все равно.

Медленно, очень медленно руки Чарли потянулись к ремню на джинсах и начали его расстегивать.

Раньше Чарли никогда не задумывался над тем, красив он или нет. Многие женщины находили его весьма привлекательным, да и сам он был, пожалуй, доволен своей внешностью. Он чувствовал себя настоящим мачо и никогда ничего не стеснялся. Но теперь, после ранения, что-то в нем изменилось. На его ноге остался огромный шрам. Чарли все время помнил: теперь он — хромой навсегда.

На мгновение он смутился. Еще бы! Ведь рядом стоит Кейт и так вызывающе на него смотрит.

Рука Чарли застыла, так и не расстегнув молнию до конца.

— Ладно, так и быть, не стоит.

— Почему это? — удивленно спросила Кейт.

Он пожал плечами и кивнул в сторону надвигающихся туч.

— Скоро будет дождь. — Чарли заметил: облака быстро ползут в их сторону. — Тебе надо успеть домой.

Она даже не оглянулась.

— Еще не скоро.

— Не думай, что если я городской парень, то ничего не понимаю. Я могу определить, через какое время начнется дождь. Ты можешь вымокнуть и простудиться.

Но Кейт и глазом не моргнула. Вместо этого она подозрительно уставилась на него.

— Чарли, с тобой все в порядке?

— Конечно, черт побери! — возмутился он.

— А как же твоя нога?

— С моей ногой все нормально. Я уже говорил. Просто передумал купаться. Я не хочу, чтобы ты вымокла из-за меня.

Кейт не двинулась с места. Чарли пожал плечами.

— Ладно, отлично! Тогда оставайся, а я пойду. Представление окончено. Если ты решила остаться, это твои проблемы. Я ухожу.

Раньше, попади Чарли в подобную ситуацию, он бы нашел из нее другой выход, и уж во всяком случае, реши он сбежать, двигался бы он куда проворнее. Но теперь из-за ранения быстро ходить ему было сложно, и поэтому он развернулся очень медленно и так же медленно стал взбираться по склону холма. Когда же Чарли оказался почти на самой вершине, до него донесся крик Кейт:

— Говоришь, представление окончено? Это не я его начала!

Быть медсестрой — настоящая мука, ты как бы берешь на себя ответственность за чужое здоровье. Вот кто-то повредил ногу, и ты уже на всех парах несешься ему на помощь.

Если бы я не была медсестрой, говорила себе Кейт, то никогда бы не решилась бродить по лесу в поисках хижины, в которой остановился Чарли.

Наконец она нашла домик и постучала в дверь.

— Открыто, — отозвался Чарли.

Кейт повернула ручку, и дверь распахнулась.

Сказать, что Кейт удивилась, это не сказать ничего. Чарли лежал на кровати, до сих пор одетый в рваную грязную одежду. Увидев Кейт, он вскочил.

— Так, так… — протянул он.

— Привет, — кратко бросила она и окинула его взглядом с головы до ног: — Ты даже не умылся!

— То есть?

Кейт махнула рукой.

— Ты только взгляни на себя! Полный беспорядок. Здесь что, нет воды? Наверняка есть. Тогда почему бы тебе не помыться? Тебе совершенно не обязательно выходить на улицу. Поставил ванну поближе к кровати, снял рубашку и джинсы и — вперед. Все просто.

Произнося эту тираду, Кейт избегала смотреть в сторону Чарли. Открыв свой чемоданчик, она вытащила оттуда пластиковую бутылочку с антисептическим средством, бинты и мазь. Кейт старалась не думать о Чарли как о мужчине, в которого она влюблена, сейчас он — ее пациент.

— Ну… — начал было он, но она его перебила:

— Снимай джинсы и рубашку. Сейчас мы тебе быстро поможем. Я скоро вернусь. — Кейт вышла за дверь.

Когда она вернулась домой после встречи с Чарли, она не могла найти себе места от волнения.

— Что случилось? — заметив ее беспокойство, спросил отец. — Что-нибудь с лошадьми?

— С одним мулом, — кратко ответила она, и это было похоже на правду.

Выйдя на улицу из хижины Чарли, Кейт подошла к своему грузовичку и, вытащив из него морозильник, потащила его к двери. Она как раз поднималась по ступенькам, когда на крыльце появился Чарли.

— Боже, Кейт! — Он протянул руку, чтобы помочь ей.

— Все нормально. Отойди. — Кейт протащила тяжесть мимо него и установила на полу в комнате, затем открыла дверцу и вытащила пару кусков льда, обернула их полотенцем и, наконец, выпрямилась.

— Джинсы, Чарли, — напомнила она ему.

— Кейт, — еще раз попытался возразить он.

Она лишь подняла бровь.

— Или, может быть, теперь ты боишься?

Их взгляды встретились. Казалось, сейчас раздадутся удары грома и с потолка посыплются молнии.

Кейт уже начала сомневаться, а правильно ли она поступила, придя сюда?

Сжав зубы, Чарли выругался себе под нос и начал расстегивать ремень.

Кейт сжала в руках кусок льда, изо всех сил стараясь выглядеть равнодушной при виде обнаженного Чарли.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Черт, не так все должно было быть, не так!

Я-то мечтал соблазнить Кейт, и тогда мы оба оказались бы в одинаковом положении. А что происходит сейчас? Она снует вокруг меня, как самая настоящая докторша, копаясь в бинтах и мазях, и торопится, словно через час у нее свидание с тем самым, как его… кардиологом!

Ладно, ведь она действительно медсестра, и ей просто небезразлично здоровье старого приятеля, то есть мое.

Нет, не просто приятеля! Я же знаю, она до сих пор меня любит!

Но сейчас Кейт вела себя так, словно Чарли истукан, которого ей надо отполировать до глянцевого блеска.

Ну что ж, посмотрим, сколько продлится ее безразличие.

Чарли пытался не думать ни о шраме, который изуродовал его ногу, ни о своей расцарапанной груди. Он проводил время с пользой, наблюдая за Кейт.

Пока Чарли снимал рубашку и расстегивал ремень на джинсах, она ни разу не взглянула в его сторону. Она готовила ледяной компресс. Казалось, она даже не заметила бордового шрама на плече Чарли.

— Можешь приложить это к ноге, — сказала Кейт, когда компресс был готов. — А я пока обработаю твои царапины.

— А может, ты поможешь мне с компрессом? — ласково промурлыкал Чарли. Раньше Кейт любила, когда он говорил с ней таким нежным голосом, но на этот раз не сработало.

— Уверена, ты справишься. — Она посмотрела на часы. — У меня сегодня встреча со Стивом, мы идем в кино, поэтому надо поторопиться и успеть…

Стив. Опять этот Стив!

— Расскажи мне о нем, — попросил Чарли. Врага надо знать в лицо.

Кейт казалась удивленной.

— Ну, Стив высокий, темноволосый и очень красивый. Медицинскую степень он получил в Колумбии. Стив — врач-кардиолог, как я уже, кажется, говорила. Последние четыре года он практиковал в Боузмэне и одновременно работал в Ливингстоне. Но Стив любит преподавательскую деятельность, поэтому, когда его попросили занять место заведующего кафедры кардиологии в Денверском университете, он сразу же согласился. Это было в августе. — Она подняла подбородок. — И я перееду туда же этой осенью, после свадьбы.

Чарли сощурился.

— И когда же свадьба?

— Семнадцатого октября. Мы решили пожениться до начала снегопада. Так ты собираешься снимать свои джинсы или нет? — спросила Кейт. Она подбрасывала в руках обернутый в марлю кусок льда.

Все мысли о сопернике вылетели из головы Чарли. Изрядно смущенный, он принялся стягивать джинсы. Когда же он наконец их отбросил, то с вызовом взглянул на Кейт.

— Ужасно, правда? — спросил Чарли, когда она посмотрела в его сторону.

— О Чарли! — в ее голосе послышалось сочувствие, но не оно было нужно Чарли.

Кейт приблизилась к нему.

— А где конкретно болит? — спросила она, прикладывая руку к его ноге.

Чарли чуть не подпрыгнул на месте, такие ледяные были у нее ладони.

— Осторожней, женщина!

Кейт не обратила внимания на его протесты.

— Тише, — сказала она, поглаживая шрам. — Садись на стол.

Он нервно сглотнул, приказав себе молчать, и сделал, как она просила.

Кейт начала аккуратно ощупывать ногу Чарли, пытаясь выявить болезненный участок. Вскоре Чарли успокоился и стал дышать ровнее. Кейт стояла так близко, что он чувствовал ее запах, который за долгие годы успел позабыть. Нежные прикосновения ее рук сводили его с ума.

— Здесь? — Она нащупала больное место. — Я чувствую тут напряжение.

— Ммм, — промычал Чарли.

— Прости. Болит еще где-нибудь? — Кейт провела рукой по его боку, нежно массируя мышцы, потом спустилась чуть ниже.

Он снова издал стон, но стонал уже не от боли, а от наслаждения. Руками он вцепился в края стола и закрыл глаза.

Запах Кейт, казалось, наполнил всю комнату. Она пахла можжевельником и шалфеем и чем-то еще непонятным, может быть, горячими ночами, которые они с Чарли когда-то проводили вместе.

Боже, каким же я был дураком! Как можно было уйти от такой женщины?!

И теперь Чарли хотел наверстать упущенное, ведь еще не слишком поздно. Самое время!

Кажется, Кейт заметила, как отреагировало его тело на ее поглаживания.

— Так. Кажется, будет нужно целых два.

— Два чего? — Чарли очнулся, словно ото сна, и очумело заморгал.

— Два куска льда, — объяснила она, старательно отводя взгляд в сторону.

— Понятно, — пробормотал он севшим голосом. Ты нужна мне, Кейт! Ты, а не этот идиотский лед, пусть он даже снимает боль!

— Держи, — приказала она, затем провела рукой по губе Чарли. — Вымыть по крайней мере надо было!

— Я выпил виски, продезинфицировал, — объяснил он.

Кейт пожала плечами.

— Сиди смирно.

Она обработала все раны и царапины. На сей раз ее движения были быстрыми и точными.

— Эй, — вскрикнул Чарли, когда спирт попал в ранку.

— Не будь ребенком, раны надо обработать. И прекрати стонать!

— Не могу. \

— Но я ведь не так сильно нажимаю.

— Ну, так дело и не в этом, — произнес он и заметил, как Кейт покраснела. Она стала тереть сильнее. — Ой! — Теперь он вскрикнул уже от боли.

— Ну, все, — удовлетворенно проговорила Кейт. Чарли подвигал локтем, на котором была ссадина.

— Болит больше, чем до того, как ты начала все эти процедуры. Тогда вообще не болело.

— Но зато теперь инфекция в рану не попадет, — уверила она его.

Заметив, как прямо и напряженно Кейт держит спину, Чарли понял: он ей не безразличен, она тоже испытывает к нему сексуальное влечение.

— Спасибо, Кейт, — вдруг сказал он.

Она пошла мыть руки и, не оборачиваясь, бросила:

— Всегда пожалуйста.

Чарли больше всего на свете хотелось подойти к ней и обнять за плечи, но он не смог сдвинуться с места. Он так и сидел на столе, периодически издавая мычащие звуки и делая вид, что ему больно.

Наконец Кейт обернулась и дала совет:

— Лед надо держать по двадцать минут каждые несколько часов. Конечно, если нога будет болеть. Я привезла достаточно льда, тебе хватит до завтра.

— Хорошо.

— Врач рекомендовал тебе специальные упражнения для тренировки мышц?

— Да.

— И ты их делаешь?

— Пытаюсь.

— Продолжай в том же духе.

— Хорошо.

Кейт подозрительно посмотрела на Чарли. Он ей улыбнулся. Она отвела взгляд и вытерла руки об джинсы.

— Вот и отлично, — бросила она. — Оставляю тебя одного.

Улыбка на его лице погасла.

— И идешь в кино со своим женихом?

— Да.

Он прищурился и спросил:

— Собираешься обниматься в темноте?

— Чарли!

Смущение и злость Кейт лишь позабавили его.

— Прости. Знаю, знаю. Ты никогда не занимаешься подобными глупостями.

Она тут же вспомнила, как они ходили на один документальный фильм о политике, желая побыть вдвоем и всласть пообниматься, сидя в последнем ряду. У них не было выбора, потому что к Чарли приехали в гости друзья-журналисты и остановились в его квартире.

Кейт покраснела, и Чарли понял: она все помнит.

— Пока, Чарли, — процедила она.

— Пока. — Он проводил ее взглядом до двери. — Кейт?

Она повернулась.

— Помни обо мне.

— А сдается мне, любовные треугольники довольно забавны, если наблюдать их со стороны, — говорила на следующий день Мэри Холт, пришедшая на прием к Кейт. — Или даже четырехугольники…

Но Кейт слушала ее в пол уха.

— А? — спросила она.

— Все мужчины полигамны, — радостно продолжила Мэри. — Почти все, но не Гас.

— Да, — машинально ответила Кейт.

— Отношения между мужчиной и женщиной — интересная игра, не находишь? Ты можешь выбрать любую роль, например, быть для своего мужчины заботливой сиделкой.

Кейт отсутствующе кивнула.

— Да.

— Да ты ни слова не слышишь!

Кейт взглянула на нее.

— Прости. Я слушала твой пульс.

Гас Холт — супруг Мэри — отличный человек, заботливый и любящий муж. Мэри с ним очень повезло. К тому же дела на их ранчо идут хорошо.

Мэри и Гас давно мечтали о ребенке, но Мэри никак не удавалось забеременеть. И вот — случилось чудо! Сейчас Мэри на третьем месяце беременности и чувствует себя просто великолепно.

— У тебя все в порядке, — сказала Кейт. — И выглядишь ты замечательно.

— А вот ты нет.

Кейт заморгала.

— Что?

— Ты чем-то обеспокоена. — Мэри выпрямилась и села, подложив под спину подушку. — Это из-за отца?

Кейт покачала головой, делая заметки в карте Мэри.

— С отцом все в порядке.

— Тогда Стив?

Кейт подняла голову.

Мэри улыбнулась.

Кейт отложила ручку и сунула руки в карманы.

— Да все нормально со Стивом! — разозлилась она.

— Или было, когда вы с ним виделись в последний раз, — уточнила Мэри.

— Но он всегда так занят! И я тоже!

— Да, да, два самых занятых человека на земле, — иронично заметила Мэри. Она поднялась и оделась, потом положила руку на локоть Кейт. — Необходимо находить время друг для друга. Работа не волк, в лес не убежит.

— Но у меня столько дел! И тут, и на ранчо…

— Ну, если так и дальше пойдет, ты останешься одна.

— Что?

— Ты слышала, что. Может, я это только придумала, но мне кажется, ты решила сбежать из-под венца.

— Да с чего ты взяла?

— Ну, ты не слишком торопишься оформлять отношения.

— Ну, просто мы уже не подростки и умеем ждать.

Мэри поморщилась.

— Ясно, камень в мой огород.

— Нет, нет, — быстро проговорила Кейт, вспомнив, что Мэри и Гас влюбились друг в друга еще в школе. Гасу тогда пришлось нелегко, да и Мэри тоже. Они с трудом дождались совершеннолетия.

— Мы решили пожениться осенью. Октябрь очень подходит, — продолжила Кейт как ни в чем не бывало.

— Октябрь? — просветлела Мэри. — Так вы уже назначили дату?

— Да, можно сказать и так.

Кейт, конечно, придумала сказку про свадьбу в октябре, когда ее спросил об этом Чарли. Пришлось так поступить, чтобы не выглядеть полной дурой. Если бы она не назвала дату, он бы посмеялся над ней. Кроме того, чем больше она думала, тем больше убеждалась: пожалуй, семнадцатое октября — подходящий день.

Нет, не просто подходящий, а самый лучший! Именно к семнадцатому октября выпадает первый снег. Стив как раз управится в Денвере со своей работой, а я успею отдохнуть от дел на ранчо и как следует подготовиться к свадьбе. Кроме того, к тому времени станет понятно, сможет ли отец сам вести дела на ранчо.

— Когда? Где? Я могу чем-то помочь? — продолжила допрос Мэри.

— Семнадцатого октября, — твердо ответила Кейт. — А вот место проведения церемонии мы еще обсуждаем.

Стив был бы мною доволен. С тех пор как он подарил мне кольцо, ему не терпелось назначить дату.

И только сама Кейт колебалась, переживая за здоровье отца. Как могла она думать о переезде, пока отец болен?

Стив между тем говорил, что отец Кейт уже почти выздоровел и дальнейшие промедления бессмысленны.

Надо признать, Стив прав. Он будет рад, когда я объявлю ему о своем решении.

Сегодня вечером они собирались поужинать вдвоем. В кино они так и не сходили. Кейт просто позвонила Стиву, вернувшись от Чарли, и, сославшись на усталость, перенесла встречу на другой день.

— Что же, рада за вас, — проговорила Мэри, — я вам помогу, если понадобится.

— У тебя самой скоро дел будет невпроворот. Не забывай, ты готовишься стать матерью.

— Ну, у меня есть свободное время. В этом году я отпросилась у Полли и больше не помогаю устраивать рождественскую вечеринку, — рассмеялась Мэри.

— Я рада, — улыбнулась Кейт. — И кого она взяла вместо тебя?

— Не знаю. — Мэри пожала плечами. — Но хорошо, что это не ты, иначе ты бы совсем замоталась.

Внезапно Кейт стало грустно, ведь она в этом году покидает ранчо и переезжает в Денвер. На Рождество она будет уже там. Кейт привыкла к ежегодным праздникам, которые устраивают местные жители.

Здесь она ощущала себя принадлежащей к огромной любящей семье. Именно об этом Кейт так часто рассказывала девочке Рези и Чарли.

Она отмахнулась от непрошеной мысли.

— Возможно, на Рождество мы приедем сюда, это же не так далеко.

— Было бы замечательно, — сказала Мэри. — Буду ждать вас. Да и твой отец тоже обрадуется. Мы о нем позаботимся. — Она пожала Кейт руку.

— Знаю. Я передам твою карту Арлин, — сказала Кейт на прощанье.

И только тут Мэри поняла: Кейт тут не будет, когда она родит.

— Мне жаль, что не ты примешь моего ребенка, — проговорила она.

— Мне тоже. — Кейт грустно улыбнулась. — Но может быть…

— Нет, нет. Даже и не вздумай из-за меня откладывать свадьбу!

— Да уж… — усмехнулась Кейт.

— В любом случае помни, ты можешь на меня рассчитывать. Если понадобится помощь, смело звони. Мы так тебе обязаны!

— Спасибо.

Но Кейт точно знала, помощь ей не понадобится. Сейчас ее единственная проблема — Чарли, и тут ей придется справляться самой.

Чарли немного постоял, разглядывая пейзаж, прежде чем пойти по дорожке, ведущий к ранчо Блезингеймов.

Конечно, он обещал самому себе, что не будет настаивать и давить на Кейт, но ему же нужно вернуть ей морозильник.

Ведь это не давление, правда? Всего лишь доброе дело. Ей может понадобиться лед.

Кроме того, Чарли хотел рассказать Кейт о медведях. Сегодня он снова наткнулся на них. На этот раз они собирали какие-то ягоды, и это напомнило ему иллюстрации из детской книжки, которую он как-то читал детям Чейза и Джоанны. К тому же сегодня Чарли наконец проявил фотографии.

Кейт они точно понравятся.

Ему не терпелось поделиться с ней впечатлениями.

На этот раз Чарли ушел до того, как ушли медведи. Он решил быть осторожнее, да и нога болела.

Впрочем, сегодня я чувствую себя гораздо лучше.

И еще Чарли надеялся, что Кейт снова его полечит.

Чарли поставил морозильник на порог и постучал в дверь. На крыльце стояли резиновые сапоги, рядом примостились бидон для молока и стоика газет, придавленная тяжелым медицинским сундучком. Рядом валялись пустые канистры от машинного масла. Все выглядело так, словно кто-то бросил все здесь и ушел, причем совсем недавно.

Кейт? Не припомню, разве она разбирается в машинах?

Чарли постучал в дверь, немного подождал, затем заглянул в ближайшее к крыльцу окно, надеясь понять, есть ли кто дома. Стоял полдень, самый разгар дня. Лучшее время, чтобы застать хозяйку дома. Но кажется, открывать Чарли никто не собирался, да и машины Кейт поблизости не было видно.

Может, сегодня у нее курсы? Или она на очередных родах? Или на свидании со своим женихом-кардиологом?

Чарли скрипнул зубами и снова постучал, на этот раз громче.

Ответа по-прежнему не было. Сунув руки в карманы, он туда-сюда прошелся по крыльцу, потом пнул деревянный столбик.

Наверняка, если бы его сейчас видел Чейз, он бы упрекнул его в нетерпении.

Чарли вздохнул и начал спускаться по ступенькам. И вот когда он уже был на последней, дверь со скрипом отворилась. Чарли обернулся, и улыбка застыла у него на губах. Перед ним стоял пожилой человек.

— Чем могу помочь? — спросил незнакомец.

Пожилой мужчина был одет в потертые джинсы и линялую рубашку и походил на ковбоя из старых фильмов. Короткие когда-то черные волосы теперь казались посыпанными пеплом. Его узкое лицо выражало спокойствие и сосредоточенность. Образ настоящего ковбоя портили только домашние тапочки.

Выглядел незнакомец уставшим, словно он прилег поспать после обеда, а Чарли его разбудил. Глаза мужчины ничего не выражали. Казалось, этот человек давно уже ничему не радуется.

Чарли не ожидал встретить здесь отца Кейт. Конечно, он знал, что старик живет тут, но как-то забыл о нем. Он думал только о Кейт.

Интересно, Кейт рассказывала обо мне своему отцу? И как мне представиться?

— Привет, — сказал Чарли. — Я… это… приятель Кейт. Я остановился в домике Макколлов, и… вот… хотел вернуть Кейт ее морозильник.

Старик глянул на Чарли, потом на морозильник и проговорил:

— Ты работаешь на Отиса и Джед?

Кажется, Отис — отец Бренны Макколл? Чарли мотнул головой.

— Нет, не совсем. Я фотограф и просто снимаю здесь хижину.

Старик нахмурился.

— Художник?

— В некотором роде. Когда-то я занимался кое-чем другим. Снимал… разные не очень приятные вещи, войну например. — Чарли смутился. — Жестокость в разных ее проявлениях.

И тут лицо старика просияло.

— Так ты Чарли Сикс-Элк?

Удивившись такой неожиданной реакции, Чарли только кивнул.

Отец Кейт, очевидно, весьма довольный, вышел на порог и протянул руку.

— Кейт рассказывала о вас, — сказал он, и в его глазах впервые за весь разговор блеснула искорка интереса. — Но я не знал, что вы ее друг! — Он схватил Чарли за руку и дружелюбно потряс ее. — Как же я рад познакомиться! Проходите.

И поскольку пожилой человек уже тянул его внутрь, Чарли ничего не оставалось, как согласиться на столь странное предложение.

— Я отец Кейт, Уолт Блезингейм, — представился старик, проведя Чарли на кухню и усадив в удобное кресло.

— Рад познакомиться, мистер Блезингейм.

— Уолт, — поправил его старик.

— Уолт, — повторил Чарли. — Так вы говорили, Кейт упоминала обо мне?

— У нее есть ваша книга. Называется, кажется, «Жестокость»? Как насчет чашечки кофе? Хотите

остаться на ужин? Конечно, оставайтесь! Кейт никогда не простит мне, если я отпущу вас без ужина. — Он так быстро говорил, что Чарли и слова вставить не мог.

Пожилой джентльмен поставил чайник на плиту.

— У нее есть моя книга?

— Конечно. И надо сказать, это замечательная книга! — Уолт Блезингейм постучал пальцами по столу. — У вас отличное чутье!

— Э… спасибо. — Чарли смутился. Он и представить себе не мог, что отец Кейт будет так его нахваливать.

Чарли осмотрел кухню.

Странно тут оказаться, в месте, где живет и хозяйничает Кейт.

Чарли отлично помнил рассказы Кейт о дружных семейных ужинах за этим самым столом. Он провел рукой по его краю. Поверхность была слегка шероховатой. Чарли улыбнулся.

На редкость милая и уютная кухня! Немного похоже на обстановку в доме Чейза и Джоанны, хотя стиль совсем другой.

Уолт взял с полки коробку с печеньем и поставил ее на стол.

— Угощайтесь. Откуда вы приехали? Как оказались в хижине? Ведь тут у нас в Монтане о войне и не слышали. — Пожилой человек рассмеялся, потом с любопытством уставился на Чарли. — Так что же привело вас сюда?

Я хочу жениться на вашей дочери.

Хм… Возможно, не лучшее начало.

Чарли не знал, как ответить. Он взял печенье и откусил. Божественный вкус! Дожевав, он проговорил:

— Я приехал из Калифорнии, на время. Никогда не был в Монтане, вот и решил устроить себе небольшой отпуск. Я отлично помню рассказы Кейт…

Уолт просиял.

— Для отдыха, надо сказать, вы выбрали самое лучшее место. Нравится вам здесь?

— Да, — выдохнул Чарли, удивляясь, насколько он сейчас искренен. — Очень нравится.

— Хорошее печенье? — Уолт налил две чашки крепкого черного кофе. — Их Кейт пекла. Как вы познакомились с ней?

— Я делал снимки неподалеку от той больницы, в которой она работала.

— В Эйбуке? — Уолт качнул головой и поморщился. — Она не любит рассказывать о том времени, поэтому я решил: ей там пришлось не сладко. — Он сел напротив Чарли и взял чашку.

— Временами бывало, — подтвердил Чарли.

— Я был во Вьетнаме и знаю, как выглядит война. Но… Иногда Кейт вдруг становится такой мрачной, и тогда мне хочется ей помочь. Хотел бы я знать, как. Может, вы подскажете?

— Ну… — замялся Чарли. — Что конкретно вы хотите знать?

Уолт отодвинулся от стола.

— Пойду принесу вашу книгу.

Он вернулся минутой позже, неся с собой потрепанную, очевидно часто просматриваемую книгу.

— Кейт сказала мне, она купила ее из-за фотографии этой маленькой девочки, — пояснил Уолт. — Но она больше не хочет смотреть ее, — продолжил он. — По крайней мере у меня на глазах.

С чего бы это? Видимо, из-за меня. Книга напоминает ей обо мне.

— Она говорит, что знала эту девочку. — Уолт похлопал по обложке, на которой красовалось личико Рези.

— Да-а, — протянул Чарли и впервые за долгие месяцы заставил себя взглянуть на фотографию Рези. Он чувствовал себя очень виноватым перед этой маленькой девочкой, ведь он предал ее любовь, ее доверие, и, наверное, это уже ничем не исправишь. И все ради чего? Чтобы защитить самого себя от боли.

— Счастливая малышка, — сказал вдруг Уолт.

— Почему? — удивился Чарли.

— Да все просто. Любой обладатель такого светлого взгляда и такой улыбки счастлив. Я знаю, она потеряла и родных, и дом, но в конце концов…

У Чарли екнуло сердце.

— В конце концов?

Уолт выглядел удивленным.

— Вы не знали? Ее удочерили! И теперь у нее есть новый дом, новая семья.

Чарли уставился в стол.

— Кто… кто?

Уолт пожал плечами.

— Кто-то из друзей Кейт. Имени я не знаю. Кейт упоминала об этом вскользь, я не расспрашивал. Сказала, малышка просто счастливица. — Уолт провел пальцем по фотографии. — Правда, некоторые из этих детишек так и остались сиротами…

— Да. — Чарли вдруг почувствовал тревогу и грусть и в то же время как-то воспрянул духом, как будто с него сняли тяжкое обвинение.

Значит, Рези приняли в новую семью? И Кейт знает, где она живет?

Чарли пытался представить, кто бы мог удочерить девочку.

Кто-то из коллег Кейт? Из медперсонала? Может быть, ее приятельница по комнате, девушка из Тульсы, Джесси? Тот хирург, который каждый божий день своими руками творил чудеса? Нет, возможны тысячи вариантов! Я не смогу угадать.

Была ли рада Кейт? Она любила Рези, сама хотела ее удочерить. И моя вина в том, что ей это не удалось.

— Кейт скажет кто, я уверен, — произнес Уолт. — Ну, а теперь дайте-ка я накрою на стол. Кейт приготовила на второе отличное мясо, оно еще даже не остыло. Правда, я испытываю голод впервые за долгое время. Наверное, потому что меня посетил такой редкий гость.

— А Кейт? Она сегодня преподает? Или принимает роды?

— Не думаю, — ответил Уолт. Он расставил тарелки и положил на стол буханку хлеба. — Насколько я знаю, сегодня она встречается с этим доктором.

— С… женихом?

— Да. Его зовут Стив. Отличный парень. Правда, все время занят. Господи, он даже не приехал поздороваться со мной, когда был в городе, но он хороший врач. Столько людей от него зависит!

— Наверно, так и есть, — медленно проговорил Чарли.

— Наконец-то они нашли время для встречи, — продолжал Уолт. — Слишком заняты оба, видятся крайне редко. — Он внимательно взглянул на Чарли и передал ему полную тарелку мяса с овощами. — Кажется, вчера вечером это к вам ходила Кейт?

Чарли почувствовал, как его щеки запылали.

— Пару месяцев назад я получил огнестрельное ранение. До сих пор нога не прошла. А вчера я умудрился еще и упасть с холма. На Кейт я наткнулся неожиданно, она гуляла. Кейт решила помочь мне, принесла лед. У меня в хижине нет морозильника. Она меня просто спасла.

Уолт тепло улыбнулся.

— Да, узнаю свою Кейти. Уэс, мой сын, всегда называл ее не иначе как Кэти Бинт-Леди. Они в детстве носились по окрестностям как угорелые и часто приходили домой все в царапинах. Кейт всегда заливала раны Уэса йодом и зеленкой. Она до сих пор всех ставит на ноги.

Чарли было невыносимо это слышать. Неужели он все придумал и Кейт относится к нему только как к пациенту?

— Что же вы не едите? — спросил Уолт. — Может, потом расскажете мне подробней о своих фотографиях?

Ели они в уютной тишине. Мясо, приготовленное Кейт, удалось на славу. Такой вкуснятины Чарли еще никогда не ел. Поужинав, они прошли в гостиную и долго разговаривали обо всем на свете.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Стив обрадовался новостям.

— Отлично! — сказал он. — Наконец-то!

— День подходит? — Кейт мяла в руках салфетку, глядя на своего жениха через стол. Они сидели в кафе у Сэйджа. — Я имею в виду семнадцатое октября.

Стив улыбнулся:

— Да, конечно. Я каждый день борюсь со все возрастающим желанием жениться на тебе. Это просто смешно. — Он заглянул в свой ежедневник. — Отлично. Скажу на работе, что беру недельный отпуск. Мы сможем быстро куда-нибудь смотаться на медовый месяц, и я как раз вернусь к началу конференции, которая должна состояться в Йоханнесбурге. Лучше и быть не может! Теперь расскажи, как же ты решилась?

Честно говоря, Кейт не испытывала никакой радости.

— Я подумала, октябрь — подходящее время, — проговорила она. — Но я хочу сказать, если мы затеваем свадьбу, надо хорошо к ней подготовиться. Как думаешь? — Она ослепительно улыбнулась.

— Совершенно верно. — Стив протянул через стол руку и сжал ладонь Кейт. — Просто замечательно! Ты приедешь ко мне на следующие выходные, и мы найдем для нас квартиру.

Кейт удивленно уставилась на него.

— Что?

— Ты поедешь со мной, — сказал Стив. — На уикэнд. Мы вместе походим по агентствам недвижимости и подберем подходящее жилье. Ты сможешь переехать сразу после свадьбы.

Кейт казалось, ей послышалось. Она никак не может так быстро оставить отца без помощи!

— Посмотрим, — только и смогла пробормотать она.

— Да ладно! Планировать значит планировать! — подбодрил ее Стив.

— Но сначала надо спросить отца. Может, взять его с собой?

Стиву, кажется, не слишком понравилась эта идея, но он все равно кивнул. Если Кейт это радует, что ж, пусть будет так.

Она улыбнулась.

Папа слишком часто остается один. Ему тяжело справляться с делами на ранчо. Взять его с собой — отличная мысль. Тогда он непременно снова начнет есть, а то в последнее время он даже к еде потерял всякий интерес.

— Но ему все равно нужно привыкать жить одному, — напомнил ей Стив. — А если ты будешь продолжать все делать за него, ничего не выйдет.

— Но дело совсем не в этом! — возразила Кейт. — Папа совершенно один, а он не любит одиночество.

— Ну, пусть приглашает гостей и сам ходит в гости, навещает приятелей.

— Да, — машинально согласилась Кейт. Правда, убедить в этом отца невозможно, она уже неоднократно пыталась.

Бренна и Джед несколько раз приглашали Уолта к себе, но, пока Кейт не вызвалась идти с ним, он не соглашался. Гас и Мэри тоже приглашали, но Уолт так и не пришел. А сам он уже давно никого к себе не звал.

Как раз прошлым вечером Кейт предложила пригласить на ужин Отиса Джемисоиа, но Уолт отказался, сославшись на усталость.

— Может, в следующий раз, — неопределенно сказал он.

Каково же было удивление Кейт, когда она приехала вечером домой и увидела грузовик Отиса, стоящий рядом с крыльцом. Ну, наконец-то подумала она.

Открыв дверь, Кейт вошла в кухню, огляделась, и на ее лице расцвела улыбка. Очевидно, отец обедал, и не один, а в компании. Кейт заметила, что вся посуда перемыта, а на столе стоят две чашки. Кроме того она услышала мужские голоса, доносящиеся из гостиной.

Кейт влетела в комнату:

— Привет! Как я рада, Отис! — Но она тут же остановилась как вкопанная. Вместо Отиса перед ней сидел Чарли.

Отец, удобно устроившись в кресле за кофейным столиком, листал его книгу.

— А, Кэти, ты только посмотри, кто к нам пришел!

Чарли мило улыбнулся и поднялся.

— Привет! Снова принимала детишек?

— Что ты тут делаешь? — совсем другим тоном спросила Кейт.

Глаза ее отца расширились от удивления.

— Кейти, где только твои манеры?

Она проглотила дерзкий ответ, который уже был готов сорваться с ее губ.

— Я просто… удивлена… не ожидала увидеть его здесь, — пробормотала она, при этом бросив на Чарли полный ярости взгляд.

— Я принес обратно твой морозильник.

— Не надо было так волноваться.

— Ну, и еще хотел поблагодарить, и… — Тут он невесело усмехнулся. — Надо признаться, мне еще нужен лед.

— Учитывая, что ты добрался сюда сам, нога твоя в порядке, — ехидно заметила Кейт.

— Честно говоря, не совсем. А еще сегодня я встретил ту же семью медведей. Теперь у меня есть такие замечательные фотографии!

— И все равно…

— Вот, хотел поделиться с тобой этой новостью и заодно занести морозильник, — продолжил Чарли, улыбаясь самым наглым образом.

Его рассказ выглядел вполне правдоподобно, но Кейт была начеку. Уж ее-то не проведешь! В его глазах то и дело мелькали лукавые искорки, которые она так хорошо знала.

Впрочем, сейчас не до споров! Не перед отцом же выяснять отношения!

— Ну что же, спасибо, — ей не оставалась ничего другого, кроме как пожать плечами.

— Я пригласил Чарли поужинать со мной, — радостно заявил Уолт. Таким веселым Кейт давно его не видела. — И уже думал, вы с ним не встретитесь, поэтому я немного задержал его тут. Он рассказывал мне о фотографиях и о своей жизни.

Звучит весьма подозрительно. О чем это Чарли тут рассказывал моему отцу? И что отец рассказал обо мне Чарли?

— Ну… — замялась Кейт, — спасибо, что вернул мне морозильник. Если будет нужно, я снова принесу льда и…

— Да я как-нибудь обойдусь, — сказал Чарли. — Я правда хотел с тобой повидаться и поблагодарить. — Он пристально посмотрел на нее.

Она начала нервно перелистывать журналы, лежащие на кофейном столике.

— Всегда рада помочь, — ответила Кейт. — Но приезжать было необязательно. Ты наверняка устал.

— Но ведь я должен вернуть тебе твою собственность.

— Ну… ты бы мог оставить ее себе.

— Кейти сегодня сама не своя, — встрял Уолт. — Не слушайте ее. Она всегда помогает ближним. Не понимаю, почему она вчера ничего не рассказала о встрече с вами. — Он с подозрением уставился на дочь.

Кейт внимательно всматривалась в страницы журнала.

— Просто не сочла событие важным.

— Да уж. Наверное, встреча со мной не сравнится по важности с твоим свиданием, — произнес Чарли.

Глаза Уолта расширились от удивления.

— Мы со Стивом должны были пойти в кино, — быстро объяснила она отцу, пытаясь выкарабкаться из ситуации, в которую ее поставил Чарли. — Но Стиву вдруг позвонили. Срочный вызов. И я пошла домой. Зато сегодня мы с ним посидели в кафе. — Она вздернула подбородок.

Чарли взглянул на часы.

— Что-то ты рано со свидания, — заметил он.

— Не хотела оставлять отца одного, — раздраженно проговорила Кейт. — Я же не знала, что у него гости. Спасибо, ты составил ему компанию и развлек его, но теперь я пришла домой, поэтому оставаться дольше тебе смысла нет.

Отец поразился неожиданной и столь очевидной грубости своей дочери.

— Ничего, ничего, меня это нисколько не затруднило, — не остался в долгу Чарли. — Мы отлично провели время. Кроме того, я наконец-то побывал у тебя дома. — Он повернулся к Уолту. — Кейт так часто рассказывала мне о своем доме.

— Правда? — Уолт улыбался, как Чеширский Кот. — А мне ты ничего о Чарли не рассказывала, — упрекнул он Кейт.

— Ты тогда был не в том состоянии, чтобы развлекать тебя разными историями. Ты же находился в больнице, забыл?

— Ну, ладно, предположим… Но и когда я вышел из больницы, ты все равно ничего не рассказывала, — загремел Уолт. — Об этом парне я вообще ни слова не слышал!

Кейт, избегая взгляда Чарли, сказала:

— Да потому что не о чем рассказывать! — И добавила: — И потом, он так быстро исчез из моей жизни…

— Но сейчас вернулся, — ввернул Чарли.

— Не надолго, — прошипела Кейт. Потом она широко театрально зевнула, надеясь тем самым дать Чарли понять: ему пора уходить. Но когда тот и не пошевелился, она обратилась к отцу: — Я очень устала. Лучше я пойду.

Уолт с упреком взглянул на Кейт, но она словно бы не заметила. Кейт быстро поцеловала его в щеку и повернулась к Чарли.

— Спасибо, что вернул мне морозильник, — произнесла она.

— Приходи завтра на ужин.

Кейт уставилась на него.

— Ты о чем?

— Приходи завтра ко мне на ужин, — повторил он как ни в чем не бывало.

— Нет, спасибо.

Уолт выглядел смущенным.

— Кейти! — упрекнул он дочь.

— У меня много дел.

— Но это же твой старый друг!

— А у меня завтра вечером курсы для беременных, отменить которые я не могу.

— Можно встретиться после занятий, — предложил Чарли.

— Я закончу только в девять.

— Думаю, после девяти будет как раз. — Он улыбнулся самой вежливой улыбкой.

Уолт лишь рассмеялся, а Кейт рассвирепела.

— Я помолвлена, — прошипела она.

— И что же? Разве нельзя пообедать со старым приятелем? Твой жених будет против?

— Ему незачем об этом знать!

— Ну тогда… — Чарли развел руками. — Со старыми друзьями надо поддерживать отношения.

Кейт скептически посмотрела на Чарли.

— Друзьями? С каких это пор мы друзья?

— Ты же помолвлена. Так что мы с тобой только друзья.

Она по-прежнему сомневалась.

— Но тогда отец опять останется один и…

— И буду наслаждаться каждой минутой отдыха, — закончил за нее фразу Уолт. — Не надо думать о том, как я буду себя чувствовать, Кейти, дорогая. Со мной все в порядке.

И действительно, он выглядел счастливым, словно и не было никакой болезни.

Кейт удивленно смотрела на отца.

Неужели это все из-за Чарли? Не может такого быть!

— Но вполне вероятно, завтра тебе будет не так хорошо, как сейчас.

— Хм, — Уолт фыркнул. — Уверяю тебя, я уж как-нибудь выживу. Перестань артачиться и соглашайся на предложение Чарли.

Артачиться? Глаза Кейт буквально полезли на лоб.

Отец никогда в жизни так со мной не разговаривал. И потом, кто за ним ухаживал все эти месяцы? Не я ли? И вот тебе благодарность! А не он ли недавно упрашивал меня подольше оставаться с ним? Кто жаловался, что ему скучно одному?

А теперь он выглядит так, словно ему двадцать лет! Его глаза ожили и сверкают, как солнце в майский день!

— Отлично, — коротко сказала она. — Приходи к больнице в девять.

— А если я приду чуть раньше, я смогу заглянуть к тебе на курсы?

Кейт быстро заморгала.

— Ты хочешь посмотреть на беременных?

— Я до сих пор не видел столько беременных одновременно. Должно быть, любопытное зрелище, — усмехнулся Чарли. Вслед за ним рассмеялся Уолт.

— Ладно, можешь, — сдалась Кейт. — Я найду тебе работенку.

— Рассчитываю на это, — улыбнулся Чарли.

Всю ночь Кейт ворочалась с боку на бок. Она пыталась убедить себя в том, что это она переживает по поводу предстоящей свадьбы, ведь она никогда еще не выходила замуж и не планировала свадебных вечеринок. Слишком много вещей, о которых надо подумать: об организации приема, музыке, цветах, нарядах подружек невесты, списке гостей…

Как насчет Чарли? Может, пригласить его?

Эту мысль Кейт решительно отбросила. Но Чарли никак не шел у нее из головы.

Кейт переворачивалась с боку на бок, с живота на спину и обратно, колотила подушку руками. Ничего не помогало.

Отлично! Я приглашу тебя, и ты увидишь, как я выхожу замуж за Стива!

Чарли только кажется, что я ему нужна. Я интересна ему постольку, поскольку сразу не бросилась к нему на шею. Стоит мне только сказать «да», он потеряет ко мне всякий интерес и снова исчезнет, как это уже было пару лет назад, а я останусь у разбитого корыта.

Кейт не собиралась повторять своих ошибок. Она не скажет Чарли «да». К тому же она уже приняла предложение Стива.

Пусть Чарли убирается подобру-поздорову!

Зачем все-таки он приходил сегодня? Меня его визит совсем не обрадовал. А уж тем более меня не обрадовало его приглашение на ужин. Если бы я могла позвонить ему и отказаться, я бы так и сделала. Но телефона в его хижине нет, а мобильником он, кажется, не пользуется, да и номера я все равно не знаю.

Весь день Кейт провела как на иголках, надеясь, что Чарли все же передумает и не придет. Но ровно в семь вечера он уже стоял в дверях комнаты, в которой проходили занятия для беременных.

Один взгляд на него — и по телу Кейт побежали мурашки. Когда-то она думала, это и есть признаки любви, но теперь она знала: это всего лишь реакция ее тела на привлекательного мужчину, который оказался рядом. Ничего общего с любовью.

— Ты рано, — заметила Кейт.

— Не люблю опаздывать.

— На разминку для беременных?

— Хотел увидеть твою работу и тебя.

Она невольно покраснела.

— Не надо, Чарли, — упрекнула она его и прошла в комнату.

— Я говорю правду.

— Мы же друзья, помнишь? Ты сам сказал. А друзья… они просто друзья, и все.

Он пожал плечами.

— Что ж, друзья так друзья. — Чарли пошел за ней и поймал ее за руку. — Мы же всегда были друзьями, Кейт.

Были. Это я захотела других отношений, нe он. Именно я рассчитывала на нечто большее, чем просто дружба. Я ошиблась.

— Вот именно, — раздраженно проговорила она, — мы друзья.

— Отлично. Я подумал, возможно, я смог бы сделать пару снимков.

— Снимков чего?

— Твоих учениц.

Кейт удивленно уставилась на Чарли. Он шутит? Не похоже. Кажется, он совершенно серьезен.

— На днях я наснимал столько разных мам и детишек! — Он улыбнулся. — Может быть, даже есть удачные фотографии нескольких пап. Отношения — вот что теперь меня интересует.

— Отношения? — с сомнением произнесла Кейт. Слишком непохоже на Чарли.

Он кивнул.

— Именно так. Это очень интересно. Например, ты знаешь, чему мама-медведица учит своих медвежат? А сегодня утром я видел лосиху с детенышем. — Лицо Чарли осветила радостная улыбка. — Невероятно! — Неожиданно он смутился, словно внезапно осознав, как смешно звучат его слова, и пожал плечами. — Я вроде как начал новый проект. И уже вырисовывается кое-что определенное.

— Мамы и детишки? — сказала Кейт. Наверное, ее голос звучал чересчур насмешливо.

— Да. Собираю материал. Название придумаю позже.

— А я думала, у тебя уже давно выбрана одна единственная тема: жестокость.

— Была, — поправил ее Чарли. — Но в этом мире есть и другие не менее интересные вещи, и я собираюсь теперь исследовать их. — Он задумался. — Я достаточно насмотрелся на проявления жестокости. И другим людям показал. Именно об этом моя книга. Но после ранения… я стал думать о жизни, которую, в сущности, и не знал до сих пор. Оказалось, я жил только наполовину. Гэби сто раз говорила мне об этом, но я лишь отмахивался. И пришло время, когда я признал: она права.

Кейт удивил монолог Чарли. И тем не менее она с трудом могла представить себе Чарли, который снимает матерей и детишек. Это так сильно контрастировало с тем, чем он занимался до сих пор! Слишком резкий переход от негатива к позитиву, от смерти к жизни, от отчаяния к надежде, от тревоги к спокойствию.

— Хорошо, спрошу своих учениц, — согласилась Кейт. — Я познакомлю тебя с ними, и тогда посмотрим. У нас тут семь мам. — Она указала на стоящую в стороне группку женщин.

Когда будущие мамы узнали, что их будут фотографировать, они пришли в полный восторг, и все тут же сами перезнакомились с Чарли. Занятия начались, прерываясь только вспышками и щелчками фотоаппарата.

После того как все друг с другом попрощались и Чарли с Кейт остались одни, Кейт несмело подняла на Чарли глаза.

— Так мы идем ужинать?

Он кивнул.

— Куда ты хочешь пойти? Выбираешь ты, — сказал он.

— Тогда идем к Баррел, — проговорила она. — Отличное место для дружеских встреч.

— Но это же бар! — запротестовал Чарли.

— Откуда ты знаешь? — удивилась Кейт.

— Ну, я там успел пару раз побывать. — Он пожал плечами. — Но если ты хочешь, едем.

Кейт предпочла ехать на своей машине. Чарли ничего не оставалось, как сесть за руль своего автомобиля и следовать за ней.

В баре было шумно и весело. Где-то у противоположной от барной стойки стены полным ходом шла игра в бильярд, оттуда доносились громкие возгласы победителей и болельщиков. Почти все столики оказались заняты.

Кейт знала почти всех посетителей бара. Пока она здоровалась со знакомыми, Чарли высматривал свободное местечко. Многие друзья Кейт приглашали их с Чарли в свои компании, и ей приходилось вежливо отказываться, ссылаясь на то, что они очень давно не виделись и им надо побеседовать с глазу на глаз. Наконец Чарли приметил два свободных места и указал на них Кейт.

Она с тяжелым вздохом опустилась на стул.

— Мне понравились твои занятия, — проговорил Чарли, словно он сам был беременной ученицей. Звучало смешно.

— Хочешь сказать, идти рожать можно хоть завтра? — усмехнулась Кейт.

— Просто я узнал, как это сложно и какие вы сильные, женщины. Я ведь до сих пор никогда не видел роды и младенцев, недавно появившихся на свет.

Чейз как-то рассказывал Чарли о том, как ему пришлось присутствовать при рождении своих собственных детей, близнецов. Теперь настала очередь Чарли подробней познакомиться с этой стороной жизни женщин.

А ведь Кейт тоже когда-нибудь будет вынашивать ребенка.

— Это трудная работа, — тихо сказал Чарли.

Кейт лишь кивнула.

— Родить — не так уж сложно, гораздо тяжелее — поднять детей на ноги.

— Да уж, — улыбнулся он. — Стоит только посмотреть на мать-медведицу.

— Ты опять ее видел?

Чарли кивнул.

— Сегодня днем. Твой отец показал мне отличный наблюдательный пункт.

Она вздрогнула.

— Мой отец?

— Да. Он приходил в те места сегодня утром, когда я шел наблюдать за медведями. А в чем, собственно, дело? Тебе не нравится наша с ним дружба?

Но Кейт выглядела скорее смущенной, чем разгневанной.

— Да нет… Просто представить не могла, что папа может забраться так далеко. — Она покачала головой. — Ведь после выхода из больницы он почти не выбирался из дому.

— Мне казалось, прошел целый год.

— Так и есть. Папа был в больнице до начала октября. Я тогда надеялась, к весне он понравится, но этого так и не произошло. Он просто сидел у окна, глядя в одну точку или… — Она остановилась, так и не закончив предложение. — Папа пришел прямо к хижине? Он объяснил, зачем?

— Проверить стадо, так он сказал.

Кейт недоверчиво уставилась на Чарли.

— Он ведь не был за рулем, а? — Теперь она не на шутку встревожилась.

Чарли пожал плечами.

— Кажется, он управился с машиной на славу. Потом мы с ним проехались до ручья, затем добрались до пастбища, ну и еще немного прошлись пешком.

У Кейт отвисла челюсть.

— Он шел? Сам?

— Но он же не на пороге смерти, Кейт! — упрекнул ее Чарли, но в следующую минуту сам забеспокоился.

— Мне срочно надо ему позвонить, — сказала она. — Узнать, все ли с ним в порядке. Что такого ты ему вчера сказал, что сегодня он предпринял эту вылазку?

— Что я сказал ему?

Но Кейт уже не слушала Чарли. В два прыжка она оказалась у телефона, оставив Чарли одного за столиком.

Через пару минут Кейт уже сидела на месте. Изумлению ее не было конца и края.

— Папа сказал, с ним все в порядке, — призналась она Чарли. — Как будто это самая обычная для него вещь. Подумать только! А недавно он почти умирал.

Чарли пожал плечами:

— Рановато ты его хоронишь.

Но Кейт его не слушала.

— Просто так выйти из дома и пойти наблюдать за медведями? — Глаза Кейт подозрительно прищурились. — О чем вы там еще говорили?

— О медведях, — невинно ответил Чарли.

— И все?

Он немного подумал.

— О моей книге, — добавил он. — О Вьетнаме.

— Папа разговаривал с тобой о Вьетнаме?

— Да.

Как раз в этот момент подошла официантка и приняла заказ.

Кейт взглянула на Чарли и сказала:

— Но он никогда ни с кем не говорит о Вьетнаме.

Чарли пожал плечами.

— Просто иногда нужно уметь ждать. Понимаешь, должно пройти время… Ты же знаешь, я видел войну. Люди, побывавшие там, предпочитают молчать об увиденном.

Кейт кивнула.

— Да, но… — Она остановилась. — Твоя книга как раз об этом…. И что же папа рассказал?

— Просто говорил: мол, тогда, во Вьетнаме, все казалось другим: звуки, цвета… Мир был ярким, слишком ярким.

Чарли отлично это понимал. Когда он сам оказывался в местах ведения военных действий, мир обретал краски.

Официантка принесла им с Кейт по стакану пива, и он взял свой, крепко сжав его руками.

— Еще Уолт говорил о людях: о парнях из его отряда, о местных жителях, об учителе, которого он тогда встретил. Уолт спрашивал, близко ли я общался с теми людьми, с которыми меня тогда сталкивала судьба, удалось ли мне с кем-нибудь подружиться?

Глаза Чарли и Кейт встретились, и оба вспомнили, насколько близки они были.

Вдруг Кейт отвела взгляд. Она взяла свой стакан и притянула его ближе к себе, затем отвернулась и стала смотреть на играющих в бильярд.

Чарли провел языком по губам.

— Еще мы говорили о Рези.

Кейт показалось, где-то очень далеко один шар ударился о другой, и после этого наступила полная тишина.

Чарли положил руки на стол и пристально посмотрел на Кейт.

— А вот с тобой мы о Рези не говорили.

Кейт нервно сглотнула и с силой сжала бокал. Костяшки ее пальцев побелели. Она хотела пожать плечами, но не смогла.

Чарли было мучительно больно смотреть на Кейт. Это он сейчас должен чувствовать стыд, а не она.

— Зачем нам о ней говорить? — как можно спокойней проговорила Кейт.

— Рези много значит для нас.

— Для меня.

— Но и для меня тоже! — произнес Чарли и добавил: — Я всегда боялся признаться в этом.

Кейт выглядела удивленной.

— Твой отец сказал мне, ее удочерил кто-то из-твоих знакомых.

Она кивнула:

— Морз и его жена.

— Морз? Морз Гриффин? Этот равнодушный бродяга?

— Рези не оставила его равнодушным, — объяснила Кейт.

Чарли так и застыл на месте. Вот на кого бы он никогда не подумал! Морз Гриффин!

— Ты хочешь знать, все ли у них хорошо? — медленно проговорила Кейт. — Да, у них все хорошо. Они счастливы. Я тогда хотела удочерить ее, ты помнишь, но я была не замужем. А закон… В общем, есть определенные требования.

— Но Морз… он что, настолько изменился? — Чарли был поражен в самое сердце.

Кейт снова кивнула.

— Да, и он наконец-то смог подарить своей жене то, чего у нее не было, — ребенка.

— Хочешь сказать, они не могут иметь собственных детей? — наконец-то сообразил Чарли.

— Вот именно, — тихо проговорила она. — Иногда такое бывает. И для мужчин это еще ужаснее, чем для женщин. Они труднее это переживают.

Чарли еле перевел дух.

— Я недавно ездила к ним, — продолжила Кейт, и глаза ее вспыхнули. — Они еще усыновили мальчика, его зовут Трэвис Марк. Все четверо очень счастливы.

— И даже Рези? — удивился Чарли.

— Рези особенно. Ей уже почти семь, и осенью она пойдет во второй класс. Она уже большая девочка, вот ей и надоело быть единственным ребенком в семье. Она захотела братика или сестричку. — Из груди Кейт невольно вырвался смешок. — Она стала настоящей нянечкой для Трэвиса.

Чарли заметил в ее глазах странный блеск и почувствовал покалывание в собственных глазах. Он тяжело сглотнул.

— Значит, — наконец вымолвила Кейт, — ты сделал им большой подарок.

— Да, — промычал Чарли.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

У меня все получилось отлично! Все!

Кейт провела занятие на курсах для беременных, и глазом не моргнув, не показав свою слабость, не подав и вида, что что-то не так. Да и ужин в баре она выдержала на «отлично». Ей даже удалось о Рези поговорить и не выдать своих истинных чувств. Она акцентировала внимание только на положительных аспектах жизни девочки, а про саму себя не сказала ни слова.

— Привет, мисс Блезингейм, — окликнул Кейт приятный мужской голос.

— О. — Она оторвалась от газеты, которую пыталась читать, и увидела улыбающегося во весь рот Стива. Она убрала со лба прядь волос и тоже улыбнулась. — Привет!

— Рад, что застал тебя. — Он вынул из кармана сложенный вчетверо бумажный листок. — Вот.

Кейт взяла листок и развернула его:

— Что это?

— Список приглашенных. Это пока только начало.

Она пробежала глазами по тексту. Почти сотня имен!

— Начало, говоришь? — Кейт нервно сглотнула.

— Врачи из окрестных больниц и из Боузмэна плюс их жены плюс наш больничный персонал. Пара парней, с которыми я постоянно играю в гольф… Ну, еще мама попросила пригласить несколько человек, если быть точным, кажется, сто.

— Сколько?!

— Но ведь это не проблема, правда?

— Ну… да нет… Просто я… не думала еще об этом.

И слава богу! Одна только мысль о двух сотнях гостей приводит меня в ужас!

— Ничего, я помогу, — сказал Стив. — Да и моя мама обещала прилететь из Бостона в любое время, как только нам понадобится еще одна пара рук. Она в полном восторге от нашей затеи. Мама до последнего момента была уверена: я просто пошутил, как иногда делал это раньше. Но я уверил ее, что женюсь на самом деле, и она очень обрадовалась.

Кейт встречалась с матерью Стива только раз. Конечно, Кэролин Кармикл — отличный организатор, равных ей нет во всем мире, но…

— Хм, передай ей от меня спасибо. — Кейт выдавила улыбку. — Скажи, мы будем на связи. Но сначала мне надо кое-что проверить.

— Отлично. — Стив склонился и поцеловал свою невесту в макушку. — Не волнуйся, нам еще предстоит репетиция.

— Репетиция? — пробормотала Кейт.

Он усмехнулся.

— Это полностью на мне, как сказала моя мамочка.

— Что ж, отлично, я могу вычеркнуть из списка моих дел хотя бы репетицию свадьбы, — с энтузиазмом проговорила она.

Господи, какая еще репетиция? Они с ума посходили?

— Я позвоню тебе, когда список будет готов, — произнес Стив. — И тогда мы сможем… — Слава богу, он недоговорил, зазвонил его мобильный. — Очередной срочный вызов. Придется бежать. Поговорим позже. — Он снова наклонился и поцеловал Кейт в лоб, а потом поспешил в операционную.

Кейт сидела в коридоре, уставившись в список.

И где же я найду место, чтобы разместить две сотни ближайших друзей и родственников Стива? И чем я буду их кормить? И где они останутся на ночь?

Кейт всегда с достоинством встречала удары судьбы. Она привыкла решать проблемы посерьезней, чем эта. Ей приходилось принимать роды во время бомбежки, бинтовать раненых на поле боя и многое другое. Вот только она никогда не организовывала свадебных вечеринок.

Помимо всего прочего, Кейт совершенно не рассчитывала на то, что ее свадьба превратится в настоящее светское событие. Она всегда представляла себе скромный семейный ужин, на котором будут присутствовать только самые близкие люди — отец, братец Уэс, пара кузин, Чейз с Джоанной и еще пара друзей Чарли…

Чарли? Да при чем же здесь Чарли?

Стив! Ведь я думала про Стива, верно? И как это в мои мысли снова прокрался этот Чарли?! Ведь я собираюсь замуж за Стива!

Разозлившись, Кейт бросила газету и список в сумку и поднялась. Ее руки дрожали.

Мне срочно нужно глотнуть свежего воздуха.

Закончив заносить в ежедневник планы на завтра, Кейт собралась и поехала к Мэри Холт.

Мэри обещала помочь, а мне сейчас как раз нужна чья-нибудь помощь. Или хотя бы дружеская поддержка.

Взглянув на список, который передала ей Кейт, Мэри помотала головой.

— Двести человек? Не мой случай. Вечеринками с таким размахом я никогда не занималась. Непременно надо позвать Поппи и Милли, вот кто должен знать, что делать. Они настоящие профессионалы.

Поппи Николс держит цветочный магазин в Ливингстоне. Пожалуй, ее можно назвать экспертом в организации свадебных приемов. Но Милли?

— А разве не та свадьба, которую организовывала Поппи, закончилась дракой? — пробормотала Кейт.

— Ну, то была ее первая свадебная вечеринка, — со знанием дела сказала Мэри. — Это все Кэш испортил. Вторая вечеринка оказалась намного лучше.

— Ладно, все равно Поппи нам позвонить надо, — согласилась Кейт.

Мэри рассмеялась.

— Волнуешься? Думаешь, кто-то может сорвать твою свадьбу?

— Боже упаси! Вот только мамочка Стива…

— Но ты выходишь замуж не за мамочку, а за ее взрослого сына. Так ведь?

В груди Кейт кольнуло.

— Что ты хочешь сказать? — пробормотала она.

— Да не переживай ты насчет будущей свекрови! — Мэри похлопала ее но руке. — Все у тебя сложится просто отлично. А насчет свадьбы… Если волнуешься, то непременно купи один журнальчик, который продается в газетном киоске, он тебе поможет. Называется «Мини-март». Парочку номеров прочитаешь, и считай, ты эксперт по свадьбам. Там все-все расписано: и куда поехать на медовый месяц, и куда звонить, чтобы заказать свадебное меню, и даже есть адреса нескольких типографий, где можно напечатать приглашения.

— Правда? — улыбнулась Кейт.

Мэри права, мне не хватает знаний по подготовкам свадеб. Хм… Никогда в жизни не читала подобных журналов. Как это я допустила?

Мэри лишь усмехнулась и прижала руку к сердцу.

— Ты найдешь там все необходимое. Обещаю.

Интересно, а там есть советы, как побыстрее забыть любимого человека?

Голос на том конце провода был явно недовольным.

— Эй, это же я! — сказал Чарли.

Чейз простонал:

— Боже, с тобой все в порядке? — Его голос заметно смягчился, но все равно остался напряженным.

— Со мной все в порядке.

— Цел? Никаких ранений, надеюсь?

— Нет.

— Тогда, может, ты знаешь, сколько сейчас времени?

— Ну… прости.

В Монтане сейчас ранний вечер, а вот там, где остановился Чейз… Кто знает…

Сердце Чарли было разбито. Уолт приходил сегодня к нему в гости, он рассказал о том, что Кейт утром примеряла свадебное платье.

— Когда я женился, — жаловался Уолт, — у меня не было костюма.

Еще он поведал: на свадьбе будет больше сотни гостей, Кейт подумывает арендовать для приема самый большой в городе зал. Каждый гость получит индивидуальное приглашение.

— Надо же! — ворчал Уолт. — В приглашении написано мое полное имя. Странно. Меня никогда в жизни никто так не называл! Я сразу почувствовал себя очень важным господином.

Чарли расстроился.

Кажется, время, которое я дал Кейт на обдумывание моего предложения, работает против меня. Наверно, я зря надеялся на счастливый исход, и действовать все же придется. Например, я могу похитить ее и насильно привести к алтарю… Нет! Не годится!

Именно поэтому Чарли сейчас и звонил Чейзу — хотел посоветоваться, что же ему делать.

— Ну, ты как дикарь, в самом деле! — рассмеялся Чейз. — Только горцы пихают женщин в мешок и увозят из родного села. Хотя идея, надо сказать, не плохая.

— Но что-то же делать надо! — кричал в отчаянии Чарли.

— Погоди, — проговорил Чейз, и Чарли услышал, как тот будит Джоанну.

— Она передает тебе: она очень тебя любит, но все равно не станет разговаривать с тобой такую рань. У нас четыре утра, — с извинением в голосе произнес Чейз.

— Не стоило ее будить. Хотя мне больше не к кому обратиться, вы мои лучшие друзья, — произнес Чарли.

— Знаю, — ответил Чейз. — Итак, на чем мы остановились?

— Кейт занимается приготовлениями к свадьбе.

— Что же в этом плохого?

— Она выбрала в мужья не того парня, — простонал Чарли.

— То есть не тебя, — сделал вывод Чейз.

Чарли машинально кивнул.

Чейз может дать правильный совет, ведь когда-то он сам женил на себе Джоанну почти против ее воли, и в итоге они оба очень счастливы.

— Кто, как не ты, меня поймет? Ведь Джоанна тебя полюбила в итоге, — сказал Чарли. — Просто тогда она была еще слишком молодой, чтобы оценить тебя по достоинству.

— Хм, мальчик мой… Послушай старика и последуй моему совету: не заставляй леди насильно выходить за тебя, дай ей время подумать и увидишь, как все изменится. Вспомни, ты и сам пару лет назад не был готов идти под венец.

— Зато сейчас все изменилось.

— Да, но сейчас не готова она. Верно? Так было со мной и Джоанной, ты помнишь.

— Так, значит, ты снова советуешь мне подождать? — спросил Чарли.

— Да, пока просто жди и ничего не предпринимай, — произнес Чейз. — Ты увидишь, Кейт образумится. Надо дать ей время.

— А что, если… — Голос Чарли был полон отчаяния. — Она никогда не согласится?

— Помоги тебе Господь, — на прощанье сказал Чейз.

Все было бы гораздо проще, если бы не Уолт, который приходил к Чарли каждый божий день. Он то просил пройтись с ним посмотреть на стадо, то починить изгородь или сделать еще что-нибудь по хозяйству. То ему приходила в голову отличная мысль насчет новых фотографий, и он показывал Чарли потрясающий пейзаж, то вдруг загорался идеей научить Чарли бросать лассо и ловить жеребят.

Иногда Уолт приходил просто поговорить. Вообще-то они с Чарли разговаривали всегда, когда встречались: о ранчо, о покойной матери Кейт — Маржи, которая умерла десять лет назад, о самой Кейт, о ее брате Уэсе, о планах на будущее, о войне…

В конце концов Чарли понял: все разговоры с Уолтом сводятся к войне. Уолт рассказывал о тех местах, которые видел, о том опыте, который получил, о разных трагических или забавных случаях, о людях.

— Мы чуть было не поженились до Вьетнама, — вспоминал Уолт. — Но я отговорил Маржи. Сказал: не желаю, чтобы она сидела и жила моего возвращения. Вдруг меня убьют. Такую возможность я тоже допускал, хоть и не говорил этого вслух.

А Маржи наверняка страдала, понял Чарли.

— Я решил выждать, сынок, — продолжал Уолт.

Уолт и Чарли чинили сломанную изгородь. Теперь Чарли отлично знал, как это делается. Он неплохо справлялся.

Уолт продолжал свой рассказ, внимательно наблюдая за Чарли.

— Я там познакомился со многими людьми, женщинами в том числе. Как-то я общался с одной леди, учительницей. Ее звали Сью. Такая хорошенькая малышка. Она мечтала научиться говорить по-английски. Сказала, хочет переехать в Штаты, все расспрашивала о нашей жизни здесь. Я рассказывал.

Чарли опустил глаза.

Как и Кейт, которая рассказывала мне о жизни в Монтане. Любопытно, та вьетнамская девушка тоже была околдована рассказами Уолта?

— Эти рассказы облегчали мне жизнь вдали от родины, — признался Уолт. — Когда я вспоминал о доме, мне становилось гораздо легче. Кроме того, девушка была такой хорошенькой, прямо как Маржи, и часто смеялась. Это согревало меня. — Он покачал головой.

Уолт и Чарли закончили работу и оседлали своих лошадей.

— Да, Сью была настоящей красавицей, и она все время находилась рядом, а Маржи — так далеко, — продолжал свой рассказ Уолт. — Письма от Маржи тоже согревали меня, но мне тогда казалось: там, в США, совершенно другая жизнь, другой мир. Иногда я думал, Маржи наверняка давно нашла другого парня, — грустно закончил он.

Они медленно тронулись. Прохладный ветерок трепал их волосы, солнце жгло спины.

— А потом я получил отпуск на целую неделю, — продолжал пожилой джентльмен. — И эту неделю я провел на Гавайях. Настоящий рай! Я написал Маржи, мол, мы с ней можем встретиться там. — Он улыбнулся Чарли. — Знаешь, я ни секунды не верил, что она приедет, думал, она уже давно обо мне забыла. Ей тогда исполнилось всего лишь девятнадцать.

Лошади прокладывали себе путь в высокой траве. Уолт покачал головой.

— Но надо знать Маржи. Она написала мне в ответ: «Назови день, место, и я там буду». И через месяц это случилось, мы встретились на Гавайях. — Он присвистнул.

Чарли понял, что он имеет в виду. Из мира войны он попал в настоящий рай. Это как поменять один мир на другой. Невероятно!

— У нас было целых шесть дней, шесть солнечных дней. Все казалось таким нереальным и одновременно реальным. Мы поженились на Гавайях. Сначала медовый месяц, потом — венчание. — Уолт улыбнулся своим воспоминаниям, но его улыбка вскоре погасла. — А потом я вернулся на самолете во Вьетнам, а она — в Монтану, и я не видел ее еще целый год.

— Наверно, это было ужасно, — проговорил Чарли.

— И ты даже представить себе не можешь, насколько.

Кейт не хотела просить Чарли об одолжении. Кого угодно, только не его. Но Мэдди Флетчер позвонила с утра, и теперь выбора у Кейт не оставалось.

— Не знаю, сможет ли он прийти. Наверняка у него уже есть весь необходимый материал. — Кейт имела в виду те кадры, которые Чарли отснял па прошлом занятии. Впрочем, она-то знала: у него нет того, что ему нужно на самом деле — он не получил ее.

— Но он так понравился Энджи в прошлый раз, и теперь она чуть ли не сохнет по нему! А в ее положении это опасно. Он стал для нее супергероем каким-то! — продолжала Мэдди.

— Не упрашивай меня. Ей это не на пользу, — отрезала Кейт. Уж она-то точно знала, каким циничным может быть Чарли, если женщина ему не нравится.

А Энджи точно ему не нравится. Ему нравится кое-кто другой. А именно — я.

— Но она так его ждет!

— Не надо играть с огнем, — предупредила Кейт.

— Но мы и не играем, просто Энджи будет легче, если он окажется рядом, — настаивала Мэдди.

Кейт очень надеялась, что Чарли больше не придет. Нечего подавать ложные надежды молодой девушке, тем более беременной. Разочарование будет невыносимым.

А вдруг я просто ревную? Вздор! Через какой-то месяцу меня свадьба! И жених — Стив, а не Чарли! Я даже приглашения уже приготовила и назвала свою вечеринку «Свадьба, которая удивит всю Монтану».

Кейт уточнила список приглашенных, наняла официантов и поваров, переговорила с Поппи насчет цветов, обсудила с Полли Макмастер аренду самого большого в городе зала. Она прочитала все журналы об организации свадебных приемов, какие только нашлись в газетном киоске и городской библиотеке, и стала настоящим знатоком этого дела.

Оказалось все до ужаса просто и… скучно. Но все лучше, чем сидеть и мечтать о Чарли.

Стоп. А почему я должна о нем мечтать? Почему бы мне не помечтать о Стиве? Ведь это человек, которого я люблю и с которым проведу всю свою жизнь. Человек, который предложил мне на следующей неделе поехать в Денвер и подыскать нам квартиру.

— Мы отлично проведем выходные, — уверял он Кейт. — Целых два дня — наши!

Звучало довольно неплохо, но ей все равно по-прежнему не хотелось оставлять отца одного.

— Но ведь когда мы поженимся, тебе в любом случае придется это сделать, — напомнил ей Стив.

— Знаю, знаю. Но ведь папа только встал на ноги. Сейчас он как младенец, который заново учится ходить, а это требует времени.

Впрочем, Кейт умело скрыла тот факт, что теперь ее отец скачет по прериям, словно горный козел, будто и не было никакой болезни, и он не лежал в больнице.

— Так он наконец начал работать на ранчо? — спросил удивленный Стив. — И когда это произошло?

— Пару недель назад.

Как раз после того, как он познакомился с Чарли.

Кажется, они с Чарли теперь все время проводят вместе, и инициатива исходит исключительно от самого отца. И с этим я совершенно точно ничего не могу поделать.

А однажды Уолт сказал дочери:

— Я показал Чарли место, где в прошлом году видел медведей. — Он, кажется, очень гордился этим.

Кейт не знала, радоваться ей или печалиться. А в другой день отец удивил ее еще больше.

— Мы с Чарли ездили к горному озеру, я учил его чинить изгородь.

Чинить изгородь? Это еще что за новость такая?

— Кажется, у него золотые руки, — заметил Уолт. — И он многое знает о лошадях. А теперь еще много узнает о коровах. Этот парень быстро учится.

Да что такое происходит? Отчего это вдруг Чарли решил заделаться ковбоем? И почему отец так заинтересовался обычным городским фотографом?

Впрочем, вслух Кейт его об этом не спрашивала, не хотела говорить с ним о Чарли.

Кейт очень надеялась, что сегодня Чарли не придет, но совершенно не удивилась, увидев его у дверей прямо перед началом занятий.

Он стоял, прислонившись к стене, а на плече у него висел его фотоаппарат.

Кейт даже не стала спрашивать, как у него дела. Она и так знала: весь день он скакал с отцом по полям и лугам, проверяя стада и изгороди.

Чарли провел рукой по своим черным волосам, убирая со лба отросшую челку.

— Привет, — улыбнулся он.

Знаменитая улыбка Чарли. Улыбка, которая валит с ног всех женщин мира.

Как хорошо, что на сей раз Кейт сможет устоять.

— И тебе привет, — бросила она, улыбнувшись как можно официальней. — Энджи повезло, она так мечтала о твоем приходе.

Чарли склонил голову.

— О чем это ты?

— Лучше тебе не знать, — усмехнувшись, заметила Кейт.

— Вот и не надо тогда начинать, — ответил он. — Я однолюб. Ты не знала?

Она присвистнула.

— Не надо, Чарли. Не стоит. Я все про тебя знаю и не допущу, чтобы ты подавал надежды молодой девчонке, а потом обманул ее.

— Думаешь, так и будет? А вдруг получится иначе?

— Так уже было, и не трудись разубеждать меня. Ничего не выйдет.

В ответ Чарли лишь улыбнулся.

Урок прошел замечательно. Кейт пришлось сдаться. Чарли все время был рядом с Энджи, убеждая ее в том, что она сильная и сможет сделать все как надо. Кейт старалась не смотреть в их сторону. А после занятий, когда все разошлись, Чарли снова подошел к ней.

— Я скучал по тебе, — сказал он, — но твой отец загрузил меня работой на целую неделю. Да вроде бы и ты была занята, как я слышал.

— Да, перед свадьбой всегда много дел.

Кейт понимала: с ее стороны это настоящая провокация, в ее голосе слишком явно слышался вызов. Все равно, что помахать красной тряпкой перед мордой быка.

Чарли чуть было не принял игру, но вовремя спохватился. Он вдохнул и сказал:

— Твой отец учит меня ковбойскому делу.

— Слыхала уже. Уверена, тебе полезно.

— Сарказм тут ни к чему, Кейт.

Она лишь фыркнула.

— Нет, ты права, мне это и правда пригодится, — сказал Чарли. Если все же произойдет самое худшее, он сумеет бросить лассо, поймать ее за шею и оттащить от ее такого перспективного жениха. Впрочем, говорить об этом пока рано.

По дороге к выходу Кейт и Чарли молчали. Рыжеволосая секретарша с интересом их разглядывала.

— Спасибо за вашу помощь, — нарочито громко произнесла Кейт.

Чарли усмехнулся.

— Это вам спасибо. Всегда рад встрече.

Она насупилась.

— Чарли, я поблагодарила за помощь с Энджи.

— Нет. Я имел в виду нас с тобой.

— Нет никаких нас с тобой.

Секретарша навострила ушки.

— Ты собираешься лгать самой себе до самой свадьбы?

Чарли так и слышал скрежет зубов Кейт. Из ее глаз буквально сыпались искры. Если бы человека можно было убить одним взглядом, Чарли давно бы уже умер.

— Зачем ты это делаешь? — спросила вконец разъяренная Кейт.

— Затем, что я люблю тебя. И затем, что ты тоже меня любишь.

Секретарша, перегнувшись всем телом через стол, чуть не упала за стойку.

— Нет, не люблю!

Глаза секретарши вылезли из орбит.

— Проклятье! — прошипела Кейт. — Что ты наделал?!

— И что же я наделал? Это ведь ты сама кричишь.

— Потому что ты… потому что! — выпалила она.

— Потому что ты до сих пор любишь меня и боишься признать это! — твердо сказал Чарли, а

потом наклонился к ней и поцеловал так страстно, как только мог.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Совет — это всего лишь совет, но иногда так трудно ему следовать! Надо слишком много терпения.

Но что же мне все-таки делать? Ведь не могу же я, любя Кейт, просто сидеть и ждать, пока моя любимая совершает самую большую ошибку в своей жизни! А я уверен в ошибочности ее решения.

Так думал Чарли, вышагивая но своей комнате в хижине Макколлов. Накануне он еле сдержался, так хотелось ему увезти Кейт с собой.

Зачем я поцеловал ее, ведь обещал же себе потерпеть! Нет, мне было просто необходимо ее поцеловать!

Чарли и сейчас чувствовал в своих руках податливое тело Кейт, помнил запах ее волос и кожи. Но какая же это мука! Ему приходилось бороться с собой каждый раз, когда он смотрел на нее. Он всего лишь смотрел, а ему хотелось обнимать ее. Соблазн так велик! Она нужна ему как воздух!

Чарли бросился на кровать и застонал. Он так хорошо помнил ночи, проведенные с Кейт, их поцелуи…

Вчерашний поцелуй вернул мне силы. Теперь я знаю, зачем жить дальше.

На какое-то мгновение Кейт растаяла в моих руках, я уверен! Но это продолжалось только миг, счастливый миг. И потом она вдруг напряглась и отшатнулась.

— Будь ты проклят, Чарли! — закричала она. Глаза ее пылали огнем. Затем она развернулась и вылетела на улицу, оставив Чарли наедине с секретаршей — свидетельницей их поцелуя.

За этой сценой последовала тишина. Секретарша смотрела на Чарли с непередаваемым выражением на лице.

— Помогло? — внезапно спросила она.

Чарли сомневался. Возможно, своим поступком он лишний раз доказал, что он подлец и поступает нечестно. А это Кейт и так знает.

— Я передумала, — говорила Кейт по телефону Стиву. Она обеими руками держалась за телефонную трубку, словно та была спасательным кругом. — Я с радостью поеду с тобой в Денвер.

— Что… Кейт?

Кажется, я снова его разбудила.

Кейт взглянула на часы: два часа ночи. Она никак не могла заснуть, несмотря даже на то, что долго шагала по комнате, пытаясь забыть про Чарли и его проклятый поцелуй. Ее губы до сих нор горели огнем. Не помог и холодный душ, который она принимала дважды. Тело отказывалось подчиняться приказам разума.

Когда Чарли поцеловал Кейт в их первую встречу в Монтане, она убедила себя в том, что ответила на его поцелуй только из-за эффекта неожиданности. Это был всего лишь шок. Но сегодня… Она уже знала: Чарли хочет снова ее завоевать и не остановится ни переднем.

Каждый раз, когда они встречались, Кейт испытывала неловкость. Между ними словно пробегали электрические разряды. Кейт изо всех сил старалась себя контролировать, не давать Чарли ни малейшего повода…

Она не могла признаться себе в своих истинных чувствах. Чего она боится, ведь не его же?! И не себя самой. И не того факта, что, несмотря на все запреты, она по-прежнему ощущает физическое влечение к этому мужчине.

Всего лишь гормоны! И наш поцелуй стал тому доказательством. Во мне теперь бушует дикое желания, я такого себе и представить не могла. Господи, как же я разозлилась!

Кейт решила: если холодный душ и доводы рассудка уже не помогают, надо прибегнуть к помощи Стива.

Она даже не удосужилась взглянуть на часы.

Черт! И как мне только удается всегда звонить Стиву посреди ночи и будить его?

— Прости, — жалобно простонала Кейт. — Я и не знала, что уже так поздно. То есть рано.

Она услышала, как на том конце провода зевнули.

— Ничего. Все нормально. Что случилось? Почему ты передумала?

— Я просто… хорошенько все взвесила. — Кейт потерла рукой горящие губы. — И решила: ты был прав. Так будет лучше для всех. И для отца в том числе. Он должен привыкнуть к одиночеству. И лучше ему начать с этих выходных.

— Аминь, — усмехнулся Стив и добавил: — По правде, это к лучшему, Кейт. Ему надо снова браться за работу на ранчо, иначе он один не справится.

— К тому же он уже хорошо себя чувствует, — произнесла она. — И каждый день ему становится все лучше.

И все из-за Чарли!

— В таком случае твое решение весьма кстати, — ответил Стив. — И когда ты вернешься домой, то увидишь — отец отлично справляется и без тебя.

— Было бы замечательно.

— Я рад. Ты приняла верное решение. — Он снова зевнул. — Я не хотел искать квартиру без тебя. В конце концов, это же наш общий дом.

— Точно.

Да уж. Наш дом. Денвер. Миссис Стив Кармикл — так меня будут звать.

— Ладно, иди спать, — наконец сказала Кейт. — Прости, что побеспокоила тебя. Я просто хотела сообщить тебе новость.

— Целую, — отозвался Стив. — Поговорим завтра.

— Целую, — машинально повторила Кейт, повесила трубку и снова прижала руку к горящим губам.

Телефонный звонок выдернул Чарли из сладкого сна. Сначала он даже не мог понять, что это за звук, ведь во сне он занимался любовью с Кейт. Это было так сладко! Он позабыл обо всем на свете, а тут будильник. Или…

Чарли подскочил как ужаленный. Звонок раздался снова.

Кто бы это мог быть? Чейз или Джоанна, точно. Больше никто не знает номер моего мобильного. Или Уолт.

Он нажал на кнопку и рявкнул:

— Алло? Что там такое?

— Чарли? — отозвался женский голос.

Это не Джоанна.

Едва оправившись от шока, он ответил:

— Кейт?

— Энджи пришло время рожать.

Чарли замер.

— Что? Роды? Сейчас? — Он потер глаза. — Но ведь она должна родить только через две недели!

— Добро пожаловать в реальный мир, — усмехнулась Кейт. Ее тон был резким и не терпящим возражений, деловым и тревожным одновременно. — Дети не рождаются но расписанию.

— Но…

— Тебе приходить не обязательно, мы сами справимся. Я просто хотела, чтобы ты знал.

Безусловно, они справятся. Правда, за Энджи я все равно переживаю, она такая ранимая!

И все же Чарли овладел панический страх. Он посетил всего только два занятия, и так мало знает про роды! К тому же не он отец ребенка Энджи. Чарли приходил на курсы только ради Кейт и ради своих фотографий, а не ради Энджи. Но как-то так получилось, что судьба этой девушки стала его волновать.

Чарли потянулся за джинсами.

— Увидимся в больнице, — произнес он в трубку.

Если у Чарли до прихода в больницу и были мысли остаться дома, то все они исчезли, стоило ему открыть дверь.

Энджи лежала на кровати, по горло укрытая простынями. Ее темные глаза стали еще шире и темнее. Она явно была напугана.

— Чарли! Это совершенно неожиданно для всех нас! — Она чуть не выпрыгнула из кровати, устремившись к нему в объятия.

Притворное равнодушие и бодрость Энджи исчезли, остались только боль и страх. Ее тонкие руки

обвили шею Чарли, а щекой она прижалась к его груди. Он крепко обнял ее и погладил по растрепанным волосам.

— Эй, — мягко сказал он. — Все хорошо. Мы же проходили это. Мы готовы.

Он чувствовал, как она сотрясается от рыданий.

— Не готовы, — прошептала Энджи. — Еще не готовы.

— Нет, готовы, — убеждал ее Чарли, сжимая ее руку в попытке утешить и поддержать. Он заглянул в ее расширенные от ужаса глаза. — Ну же, вспомни: дети никогда не слушаются своих родителей, а? Добро пожаловать в ряды матерей!

Энджи всхлипнула. Чарли приподнял ее подбородок.

— Ты сможешь пройти через это, Энджи. Просто будь такой мамой, какой всегда мечтала быть. Делов-то!

Она нервно сглотнула и кивнула, затем облизала пересохшие губы.

— Больно? — мягко спросил Чарли. Он видел много боли, но никогда не присутствовал при родах. Все его знания по этому вопросу исчерпывались фильмами, которые показывала на курсах Кейт.

— Не очень, — призналась Энджи. — Только вот спина разламывается. Даже и не думала, что все будет именно так. Ночью я вдруг проснулась от боли. Простыня была мокрой. Я подумала: я просто обмочилась в кровати. Я встала и спустилась вниз. Мама услышала шум, прибежала ко мне н поняла: это отошли воды.

Чарли имел весьма слабое представление о самом процессе родов, но совершенно точно знал: после того как отошли воды, роды вот-вот начнутся, и нет пути назад.

— Ну, что ж, думаю, этот пацан решил побыстрей появиться на свет.

Энджи снова облизнула губы.

— Ага.

Позади них послышался шум шагов, и в комнате появились Мэдди и Кейт. Мэдди, увидев Чарли рядом с Энджи, явно обрадовалась. Кейт бросила на него только один взгляд, потом сконцентрировала все свое внимание на роженице.

— Давай-ка посмотрим, что тут у нас, — сказала она. Ее голос был по-прежнему спокойным и деловым, точно таким же, каким она разговаривала со своими пациентами в Эйбуке.

Чарли взглянул на нее.

Кейт отличный врач. Она одним взмахом руки может пресечь любую панику и хаос. Все, даже самые тяжелые больные, слушаются ее и стремятся ей помочь. Пациенты обожают Кейт. Они знают: с ней они точно не пропадут.

Энджи беспокойно взглянула на Чарли. Он сжал ее руку.

— Подожду снаружи вместе с Мэдди. Учти, мы рядом. И помни, мы с тобой.

— Я так рада, что ты пришел, — сказала ему Мэдди, когда они вышли в коридор. — Для меня это был настоящий шок. Энджи выполняла все как надо, все упражнения, и все шло по порядку, по правилам. Ты же сам ее видел, как раз вчера, — продолжала она. В ее голосе было столько тревоги!

Чарли понял: Мэдди тоже нуждается в поддержке и опоре. Из рассказов Уолта он знал историю се семьи. Они с мужем посвятили всю жизнь своему ранчо и своей дочери. Они бы все на свете отдали, лишь бы их Энджи была счастлива.

— Да, вчера она выглядела отлично, — согласился Чарли. — Надо бы спросить Кейт, но кажется, это самый рядовой случай.

— Кейт говорит, у подростков часто случаются преждевременные роды.

— Разве? У них такое бывает?

— Да, и обычно они справляются. — Мэдди дрожащей рукой убрала со лба прядь волос. — У Энджи хорошее здоровье, она сильная.

Кажется, она сама пытается себя в этом убедить.

— С ней все будет в порядке, — согласился Чарли. — И с ребенком тоже.

Когда вышла Кейт, она прежде всего посмотрела на Мэдди. Чарли словно не существовало.

— Она неплохо справляется. Правда, схватки еще не начались, но по всем признакам, уже скоро начнутся.

Мэдди буквально забросала Кейт вопросами. Чарли оставил их наедине. В его памяти были еще свежи воспоминания о том, как он сам лежал в больнице, и он знал, как сильно раздражают больного разговоры родных и врачей за его спиной. Энджи это тоже пугает.

Она была бледной, но страха в глазах поубавилось.

— Кейт говорит, все идет нормально, то есть в пределах нормы, — сказала Энджи Чарли, когда тот вошел в кабинет. Все же ее голос дрожал, хотя было видно: Кейт она доверяет.

— Да, то же самое она и нам сказала, — твердо произнес Чарли. Он подошел к Энджи поближе, взял за руку и почувствовал, как пальцы девушки вцепились в его запястье.

Так они и просидели какое-то время, в молчании.

Энджи ждала, Чарли тоже. Его нога болела. Что бы он ни делал, она все равно болела, но он всеми силами старался забыть о своей боли. Наконец вошла Мэдди и попросила:

— Сядь на стул, Чарли, и принеси еще один для меня, пожалуйста. — Она поставила стул у окна и вынула вязание.

— Это будет одеяльце для ребенка, — объяснила Мэдди. — Мне надо торопиться, работы еще много осталось.

— Вам не обязательно сидеть тут со мной, — сказала Энджи.

Мэдди подняла на нее глаза, оторвавшись от вязания:

— Почему это?

Энджи неопределенно махнула рукой.

— Ты и так устала. У тебя еще столько дел! — Она опустила глаза.

Мэдди улыбнулась:

— Все дела подождут. Я на всякий случай вызвала Таггарта Джонса, он присмотрит за ранчо. — Она снова улыбнулась. — Как хорошо, что есть добрые соседи, они всегда готовы прийти на помощь.

Энджи взглянула на Чарли. Он по выражению ее лица догадывался, о чем она думает. У нее нет и никогда не было друзей, таких, как он, готовых прийти на помощь, когда нужно.

Чарли сжал руку Энджи.

— Теперь у тебя есть надежный друг, — тихо проговорил он.

Она слабо улыбнулась, потом прижала его руку к животу.

— Чувствуешь?

Пальцы Чарли ощутили напряжение и пульсацию. Его глаза расширились.

— Ого! — Он не смог сдержать изумления.

— Да. — Энджи облизнула губы. — А завтра… то есть уже сегодня, ты расскажешь мне о себе, — попросила она.

— Верно. — Чарли потянулся. — Нет лучшего времени, чем «сейчас». Кроме того, что нам еще остается делать?

Обычно он редко кому рассказывал о себе. Хорошо его знали только Чейз и Джоанна, но ведь они были его приемными родителями, да еще пара друзей, среди которых Гэби. И вот еще Кейт.

Только Кейт, кажется, больше не доверяет мне. Да и как можно мне доверять, если однажды я ее предал? Любовь? А что любовь? Любовь — это как раз абсолютное доверие друг другу. Любовь — это когда с близким человеком можно поделиться своей болью, а не только радостью.

Чарли начал рассказывать Энджи о себе. Неплохая практика. Надо же с чего-то начинать. Вдруг с Кейт ему больше никогда не придется говорить о своей жизни.

Он рассказал девушке о своем отце, о матери, о Люси. Потом настала очередь говорить о Чейзе и Джоанне и о том, как они спасли ему жизнь.

— Они так не думают, — говорил он. — Но я-то знаю. Они просто не понимают, как близок я тогда был к гибели.

— Иногда мне тоже кажется, что я на краю гибели, — прошептала Энджи, и ее глаза встретились с глазами Чарли. Губы ее дрожали.

Он прижал пальцы к ее губам.

— Не говори так, — попросил он. — Если ты сама не захочешь, этого никогда не случится. А я тебе точно не позволю упасть.

Нo, несмотря на силу своих слов, Чарли теперь отлично понимал те чувства, которые испытывали Чейз и Джоанна, когда спасали его самого. Они пытались помочь ему, но не могли точно знать, получится у них или нет. А все потому, что он сам должен был присоединиться к их стараниям.

У него получилось, он выкарабкался.

Чарли улыбнулся Энджи своей самой лучезарной улыбкой.

Когда последовала новая схватка, девушка простонала:

— Все сильнее, Чарли!

— Ладно, — сказал он, — кажется, настала пора потрудиться.

Роды у Энджи начались спустя пять часов.

Кейт странно ощущала себя в палате. Обычно она чувствовала себя вполне комфортно и была полностью уверена в своих действиях, но сейчас рядом находился Чарли, и это ее смущало.

Кейт с самого начала очень хотелось, чтобы он не приходил, но Энджи настаивала. Кейт не смогла отказать ей в просьбе, девушка и так была слишком слаба. Энджи то и дело повторяла:

— Он сказал, он поможет. Он обещал быть со мной! Он обещал! — С каждым новым словом ее отчаяние все возрастало.

В конце концов Кейт не выдержала и позвонила Чарли.

Она не могла знать наверняка, придет ли он, и надеялась, что он не появится. Но он пришел.

Я-то думала, он делает это ради меня, ради встречи со мной, но я была не права: он тут целиком и полностью ради Энджи.

Кейт не ожидала такого поворота событий, но присутствие Чарли пошло Энджи на пользу. Девушка притихла и больше не боялась. С Чарли она чувствовала себя спокойней, уверенней. Он разговаривал с ней, не замолкая ни на секунду. Его мягкий голос напоминал журчание родника в жаркий полдень. Пусть Кейт не слышала и половины слов Чарли, это неважно, зато Энджи слушала его внимательно, о чем бы он там ни говорил.

Когда события стали развиваться стремительнее, а схватки усилились, Чарли придвинулся к Энджи поближе, взял ее руки в свои и мягко сжал. Он что-то тихо бормотал себе под нос, нашептывал, как колдун, убеждая и уговаривая девушку, словно малое дитя.

— Я не могу! — закричала Энджи. — Нет, нет!

— Давай, вдох-выдох, — говорил Чарли. — Работай со мной, Энджи!

Кейт видела: их взгляды не отрываются друг от друга.

Именно такого Чарли я когда-то полюбила, именно о таком муже мечтала.

Стоп. Нельзя сейчас думать о себе. Надо принимать роды.

— Поднатужься еще, — проговорила Кейт, — когда почувствуешь схватку, давай! Вот так. Толкай, толкай!

Энджи морщилась от боли, лоб ее покрылся капельками пота, лицо стало красным от напряжения, а костяшки пальцев побелели.

— Я не могу! Уфф! Нет, могу! — крикнула она, когда на свет появился влажный кричащий комочек.

Это была маленькая девочка. Кейт взяла ее на руки.

Энджи плакала, ее тело сотрясалось от рыданий.

— Не правда ли, она чудо? Какая же она замечательная! — Мэдди сияла от радости.

Какое-то время Чарли смотрел на ребенка с выражением растерянности на лице, потом он наклонился к Энджи и поцеловал ее в лоб.

— Вот и молодец, малыш, — прошептал он.

В этот самый момент Кейт очень сильно позавидовала девушке.

Денвер. Мне необходимо поехать в Денвер.

Кейт твердила это себе на протяжении следующих двадцати четырех часов.

Когда я окажусь в Денвере или на пути туда, я буду смотреть в будущее, а не в прошлое, и рядом со мной будет Стив, а не Чарли.

Все хорошо.

Кейт твердила это себе часами, как мантру, но иногда ей казалось: все бесполезно.

С утра Кейт встала рано, поцеловала на прощанье отца и пообещала вернуться вечером в воскресенье. Отец забеспокоился. Кейт убедила себя в том, что он просто боится оставаться один.

— Уверена, Чарли тебе поможет, пока меня не будет, — проговорила она.

Теперь, после того как я видела его рядом с Энджи, я в этом нисколько не сомневаюсь.

— Кстати, — обратилась Кейт к Чарли после родов, — если ты в выходные присмотришь за моим отцом, я буду тебе очень признательна.

Он улыбнулся ей той самой знаменитой улыбкой, которая покоряла сердца женщин. По спине Кейт побежали мурашки.

— Дело в том, что мы со Стивом едем сегодня вечером в Денвер, на выходные.

Его улыбка пропала, и этому Кейт была рада, но ее радость слишком сильно напоминала отчаяние.

— Кто такой этот Чарли? — как-то спросил ее Стив.

— Новый работник, которого нанял мой отец, — кратко ответила Кейт. Она сама очень удивилась, когда об этом узнала. Ее отец именно так и сказал: я нанял Чарли.

— Ты нанял Чарли? — воскликнула Кейт. — Зачем?

— Мне нужен помощник.

— Но он не ковбой.

— Он отлично умеет вкапывать новые столбы для изгороди, — гордо провозгласил Уолт. — И, кроме того, он отличный наездник. К тому же у него острое зрение. И потом, надо же ему где-то начинать работать.

Кейт вообще не понимала, зачем Чарли что-то там начинать, он ведь фотограф, у него уже есть профессия. Зачем ему учиться работать на ферме, ведь он все равно уезжает через пару дней. Пусть бы он уже побыстрее уехал!

— Ты будешь довольна, — проговорил отец. — Гас сказал, нам нужна помощь. Да и ты сама об этом не раз упоминала, дорогая. Ты очень устаешь на работе, я-то вижу.

— Да, но…

— Итак, я нанял Чарли, а ты можешь быть свободна.

Аллилуйя, хмуро пропела про себя Кейт. Но потом она попросту выбросила мысли о Чарли из головы.

Стив заехал за ней на ранчо. Они даже чаю не попили, сразу поехали в Денвер.

Кейт наблюдала, как ее дом остается позади. Да, надо смотреть вперед, и все самое лучшее еще случится. Но она почему-то в это не верила.

Миля пробегала за милей. Солнце садилось за горизонт.

Стив рассказывал про Денвер, говорил о своей новой работе, о больнице, о соседях, которые будут жить рядом с тем местом, где они купят себе квартиру,

Кейт за всю дорогу не проронила ни слова. Она много думала: об отце, о том, как он там без нее, об Энджи и ее малышке, о том, как сегодня они выписались из роддома и вместе с Мэдди поехали домой.

Энджи до сих пор до конца не пришла в себя после родов, а ей предстоит еще разыскать отца ребенка, Райана, и она должна связаться с социальным работником, Мартой.

Кейт что-то бормотала насчет удочерения, на случай если Энджи вдруг решит, что слишком молода, чтобы воспитывать ребенка.

— Тебе надо решить, с кем будет Чарлин, — говорила ей Кейт.

Да, и еще. Энджи решила назвать дочь в честь Чарли.

— Но это мой ребенок! — возмутилась она, когда Чарли принялся ее отговаривать. — Я могу назвать дочь как угодно, и я выбираю имя Чарлин.

Но Кейт знала: Энджи совершенно точно будет для краткости звать малышку просто Чарли.

— Милая моя Чарли! — бормотала счастливая молодая мамочка, и Кейт снова ей втайне завидовала.

Впрочем, она гнала от себя недостойные мысли, хотя это было сложно. Она с трудом слушала Стива. Ее не интересовала ни его работа, ни его квартира. Ей было все равно, где им предстоит жить.

Кейт вспоминала, как Чарли держал на руках малышку. Он гладил ее нежную щечку большим пальцем.

— Какая ты хорошенькая! — приговаривал он. Если бы Кейт могла себе это позволить, она бы

разрыдалась.

— О чем ты думаешь? — вдруг спросил ее Стив.

— Что? — словно очнувшись ото сна, отозвалась Кейт.

— Я хочу видеть тебя счастливой, — сказал он. — Но, по-моему, у нас проблемы.

Она беспомощно покачала головой. Слова давались ей с трудом.

— Я не знаю… Думаю… нам надо серьезно поговорить.

Вечером за ужином Кейт попыталась найти нужные слова, чтобы объяснить свои чувства.

— Мне кажется, нам надо немного подождать, — произнесла она.

— Подождать? — удивился Стив. — Ты хочешь сказать… насчет квартиры? Ну… ты можешь на меня положиться. Мы можем пока просто снять квартиру, а не покупать. Я…

— Я нe про квартиру, я про нашу свадьбу.

Он замолчал. Его рука с вилкой замерла на полпути ко рту.

— Про свадьбу?

Кейт беспомощно пожала плечами.

— Я просто… не уверена.

— Во мне?

— Нет! В самой себе! — в отчаянии воскликнула она. — Все дело в том, что я не знаю, как мне поступить.

Стив медленно покачал головой.

— По поводу'?

— По поводу своей жизни. Любви. Я не знаю, чего хочу на самом деле.

Это звучало так глупо и так фальшиво! Кейт ощущала себя плохой актрисой.

— В последнее время я была постоянно занята. Я много работала: в больнице и на ранчо, волновалась за отца. У меня даже не было времени как следует подумать! Все эти планы… Думаю, я еще не готова, — подытожила она.

— Ага. — Стив потер подбородок. — Еще не готова. — Он загадочно улыбнулся. — Предсвадебная лихорадка. Ясно.

— Да! — выдохнула Кейт, словно найдя достойную причину. Потом покачала головой. — Что-то в этом роде. Прости. Видишь ли, я пока не совсем уверена и поэтому не могу выйти за тебя замуж. Понимаешь?

Стив кивнул.

— Просто… пока мы не приехали сюда, я не могла этого понять. Зато теперь все стало ясно, — пробормотала она. — Тебе ведь тоже не нужна женщина, которая не знает, чего хочет.

Но Стив ничего не ответил, просто взял руку Кейт в свою и надел ей на палец обручальное кольцо, которое она машинально сняла в начале разговора.

— Надень. Носи до тех пор, пока все окончательно не решишь. Так будет лучше для всех.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Я тут думал о Вьетнаме, — произнес Уолт, когда они с Чарли продвигались на лошадях к очередному стаду.

— Ага, — отозвался Чарли, хотя сам размышлял совсем о другом. Предмет его мыслей касался Уолта только косвенно.

Между тем пожилой джентльмен продолжал:

— Вспоминал людей, которых когда-то знал. Интересно, как они сейчас? — Он замолчал.

Чарли понимал: нужно что-то сказать, но он не находил нужных слов. Ему бы и самому очень хотелось увидеть некоторых их тех людей, которых он знал раньше. Например, Кейт.

Помнится, когда Кейт принимала роды у Энджи, на меня она даже не взглянула, хотя я так старался облегчить страдания малышки! В основном Кейт разговаривала с Мэдди, а со мной даже словечком не обмолвилась!

Кейт не разговаривала с Чарли с того самого момента, как позвонила ему и сообщила о преждевременных родах Энджи. Она старательно избегала Чарли, и даже если ей нужно было что-то ему сказать, она передавала это через третьих лиц.

Вчера Энджи выписалась из роддома, и Чарли ездил ее встречать. Кейт, как всегда, была погружена в работу, она крутилась вокруг Энджи, давая разные советы. Мэдди тоже в свою очередь получила порцию советов по уходу за молодой мамой. Напоследок Кейт сказала:

— Если что-нибудь понадобится, непременно звоните. Правда, в эти выходные меня в городе не будет, лучше свяжитесь с доктором Феррис.

— И куда же ты едешь? — спросил Чарли.

Но она просто бросила:

— Пока. Попытаюсь вовремя вернуться из Денвера. Мы со Стивом хотим присмотреть нам квартиру. Надеюсь, еще тебя застану. — И даже не взглянув в его сторону, ушла.

Всю ночь Чарли не сомкнул глаз, представляя себе, как Кейт проводит ночь со Стивом. Его одолевали воспоминания: о ее поцелуях, о прикосновениях рук… Память Чарли подсовывала ему самые волнующие мгновения, самые возбуждающие образы. Он страдал от жгучего желания.

На следующее утро около шести к Чарли приехал Уолт, и Чарли понял, что не он один пропел бессонную ночь. Видимо, Уолт тоже переживал за Кейт. Его седые волосы были всклокочены и торчали из-под ковбойской шляпы в разные стороны. Под глазами залегли тени.

— Как вы себя чувствуете? — озабоченно спросил Чарли. Он боялся, как бы в отсутствие Кейт с ее отцом чего не случилось.

— Не слишком хорошо спал. Все думал, — ответил пожилой джентльмен.

Уолт начал пересказывать свои мысли, но Чарли пропускал все это мимо ушей. Опять про Вьетнам. Наверное, Уолт слишком долго молчал и теперь, встретив подходящего собеседника, никак не может остановиться. Чарли понимал: старику непременно надо выговориться, и он давал ему такую возможность, тем более, что ему это почти ничего не стоило.

Сам же Чарли до поры до времени свои тревоги решил оставить при себе. Тяжелый физический труд помогал ему отвлечься от мыслей о Кейт. Не вмешиваться в ее жизнь оказалось слишком тяжело.

Сегодня Чарли решил навестить Бренну и Джеда. И если они даже и удивились его приходу в десять вечера, то не подали виду.

— Ага, прибыло подкрепление! — обрадовалась Бренна и передала Чарли малыша, которого держала на руках.

Ребенка звали Хэнк. По сравнению с новорожденной дочкой Энджи он казался Чарли уже большим и вполне самостоятельным. Но Чарли все равно нервничал, когда брал его на руки.

— И что мне делать?

— Погуляй с ним по комнате, — посоветовала Бренна.

— Хм… Почему бы и нет? — смущенно пробормотал Чарли.

Джед поднялся с дивана и налил Чарли пива. Теперь Чарли держал Хэнка в одной руке, а в другой — стакан.

Подпрыгивающая походка Чарли быстро убаюкала малыша, он мирно положил свою головку на плечо Чарли и через некоторое время тихо засопел.

— Кажется, у тебя неплохо получается, — подмигнул Джед.

Бренна кивнула.

— Может, отдать тебе Хэнка на воспитание?

Чарли усмехнулся. Малыш вздрогнул и проснулся.

— Не возражаю, но думаю, ему это на пользу не пойдет.

Джед и Бренна обменялись взглядами.

— А ты не хочешь устроить свое собственное гнездышко? — спросила проницательная Бренна.

Чарли с сомнением пожал плечами. Как он может сказать наверняка, ведь единственная женщина, которая ему нужна, уехала в Денвер с другим мужчиной.

Кажется, Бренна догадалась о том, что на душе у Чарли не все спокойно.

— Вот тебе испытание. — Она отвела его в детскую комнатку и показала колыбельку Хэнка. — Можешь уложить его, не разбудив?

— Ну, у меня довольно большой опыт общения с детьми, я помогал воспитывать детей Чейза и Джоанны, — отозвался Чарли.

И вот сейчас, укладывая чужого малыша в кроватку, он вдруг понял, чего лишил себя пару лет назад. Каким же глупцом он был! Но ничего, он непременно теперь исправится. Лишь бы Кейт поверила ему!

— Отличная работа, молодец, — похвалила его Бренна.

Когда они вернулись в комнату, Джед с уважением посмотрел на Чарли.

— Настоящий гений! — похвалил он.

Чарли оставался у них до полуночи. С Бренной они разговаривали о предстоящей выставке, которую готовила Гэби, с Джедом и Отисом — о стадах, которые они все вместе перегоняли сегодня на новые пастбища. С Таком Чарли говорил о машинах и рисунках Така. И это было гораздо лучше, чем носиться туда-сюда по пустой комнате в далекой хижине, отрезанной от всего мира, и думать о том, где сейчас Кейт и хорошо ли ей в объятиях Стива.

Внезапно Чарли понял: ему совершенно не хочется возвращаться в Калифорнию. Он привык к деревенскому стилю жизни, к ежедневным многочасовым прогулкам, к этим людям…

— Устал? — подавив зевок, спросила Бренна.

Чарли испуганно покосился на часы. Уже далеко за полночь, а тут все привыкли вставать ни свет ни заря. Он резко вскочил на ноги.

— О, простите, простите! Я даже не подумал… я просто… — Он пожал плечами.

— Что ты, что ты! Мы всегда рады тебя видеть. Жаль, ты раньше не приходил, — проговорила Бренна. — Но мы же знаем, у тебя есть свои дела. — Она протянула Чарли руку и тепло улыбнулась.

Может быть, Гэби рассказала ей о причине моего приезда?

Внезапно Чарли понял: ему все равно, знает ли Бренна о его любви к Кейт.

— Спасибо, — поблагодарил он.

Чарли спал урывками: то просыпаясь, то засыпая снова. Ему снились сны, в которых было только отчаяние. Он проснулся уставший и невыспавшийся.

Воскресенье оказалось еще хуже, чем суббота. Уолт разбудил Чарли на рассвете.

— Ладно, ладно, встаю, — бормотал Чарли.

Уолт сказал ему по телефону, что у него есть дела дома, и попросил выехать на пастбища в одиночку.

— Только не смей валяться в постели весь день! — предупредил он. — Я верю в тебя. Нужно подлатать изгородь в районе реки.

Для Чарли доверие Уолта было тяжелее самой тяжкой кары.

Уолт мне верит! И как мне к этому относиться?

Сегодня Чарли мог полностью отдаться своим мыслям о Кейт, и никто не сбивал его рассказами о Вьетнаме.

Она вернется сегодня. Я приеду завтра и увижу ее. А если она скажет мне, что они со Стивом уже заплатили за квартиру, что тогда мне делать?

Сражаться до конца? До самого алтаря? Неужели мне придется силой заставлять ее выйти за меня, а не за него? Или тактично отступить, признав поражение?

Нет, эти вопросы не требуют ответа. Не в моих правилах отступать. И в то же время я желаю Кейт только счастья.

Чарли манила мысль позвонить Чейзу и посоветоваться, как быть дальше, но, немного подумав, он решил: Чейз наверняка скажет все то же самое: ждать, только ждать.

Правда, Чейз может быть и прав.

Чарли начинал понимать: есть вещи, которые он сам должен решать для себя, и одна из таких вещей — как убедить любимую женщину снова ему поверить.

С починкой изгороди Чарли закончил где-то около пяти часов и вернулся назад в хижину. Он миновал тот самый залив, где когда-то встретил Кейт, и даже не остановился искупаться. Ему не нужны были дополнительные болезненные воспоминания.

По дороге домой Чарли любовался пейзажами и наслаждался тишиной, которую нарушало лишь щебетание птиц и стрекотание кузнечиков. Теперь он знал, отныне эта страна — его дом, он не сможет жить вдали.

Если бы только рядом с ним была Кейт!

Уже наступили сумерки, когда Чарли услышал шум мотора. Это была машина Уолта.

Чарли как раз варил кофе. Он знал: старик тоже любит вылить кофейку ранним вечером. Чарли не терпелось поделиться с Уолтом своими достижениями. Кроме того, за целый день молчания он успел соскучиться по человеческому голосу.

Вот машина остановилась, и шум мотора стих. Открылась дверь.

— Кофе уже готов, — крикнул Чарли. — У кого-то очень хороший нюх, — добавил он, когда в дверном проеме показалась человеческая фигура.

— Огромное спасибо, — послышался в ответ женский голос.

Чарли вздрогнул. Перед ним стояла Кейт.

Это была плохая идея, очень плохая идея. Идея, которая родилась от чистого отчаяния, и ни от чего больше.

Но это была единственная идея, которая у Кейт возникла, и с этим стоило считаться.

Теперь не время отступать.

В ту самую минуту, когда Кейт проехала через ворота и поднялась по холму, она поняла, что отступать действительно поздно.

Чарли слышал шум мотора ее машины. Он ждет гостей. Она не могла просто развернуться и уехать.

Могла, конечно, но никогда бы себе этого не простила.

Слишком долго Кейт игнорировала свое желание. Настала пора разрешить проблему. Дальше так продолжаться не может.

Конечно, во всем виноват Чарли, и поэтому именно он должен мне помочь.

Кейт набрала в легкие побольше воздуха и ответила:

— Да, это я. — Она решительно вошла в комнату.

Чарли пристально смотрел на нее.

Кейт стояла так близко к нему, что легко могла разглядеть блеск, появившийся в его глазах.

Только не это, мысленно простонала она. Она боялась, он начнет злорадствовать по поводу ее появления.

— Эй, — произнес Чарли, улыбнувшись во весь рот, но Кейт не улыбнулась в ответ. Его улыбка мгновенно исчезла, брови сошлись на переносице. — Что случилось? Что-то с Уолтом?

— Что? Нет, нет. Конечно, нет. Я… — Она неуверенно провела рукой по волосам. Казалось, этот машинальный жест о многом сказал Чарли. — Его не было дома, когда я приехала. И я даже не знаю, где он. И я была этому рада. Значит, отец оправился от болезни. Он в состоянии сам заниматься хозяйством. И еще это значит: мне не обязательно отчитываться перед ним в том, как прошли выходные со Стивом. Он не увидит моего растерянного лица и не спросит, почему я такая грустная.

— Тогда… в чем дело? — Чарли не на шутку встревожился.

Отлично! Мне уже надоело волноваться за все одной. Пусть и он разделит мое волнение.

Кейт положила руки в карманы крутки, не зная, с чего начать. Просто выпалить все, пришедшее на ум? Или все же начать издалека?

— Кофе хочется, — вдруг ляпнула она. Может быть, на данный момент это было самым лучшим решением.

Чарли сначала заморгал, потом решительно кивнул.

— Ах да, заходи же! — Он прошел в комнату, приглашая гостью.

Комната показалась Кейт слишком маленькой, даже меньше, чем в прошлый раз. И почему-то все ее внимание сосредоточилось на кровати, словно тут не было другой мебели и других вещей, на которые стоило посмотреть.

Чарли между тем налил кофе в две чашки. В джинсах и ярко голубой рубашке с длинными рукавами, с растрепанными волосами, спадающими на лоб и плечи, он казался таким привлекательным, как никогда раньше.

Неожиданно Кейт поймала себя на мысли: а он неплохо приспособился к деревенской жизни, такое ощущение, будто он давно здесь обосновался. Словно это его родной дом, и уезжать он вовсе не собирается.

В прошлый раз все было иначе. Чарли казался здесь абсолютно чужим. Домик жил своей жизнью, а Чарли — своей. Теперь все изменилось, и это странным образом волновало Кейт.

Ей, может, и хотелось ненавидеть Чарли; чтобы он вдруг оказался негодяем и подлецом, чтобы у нее появилось основание сбежать от него за тридевять земель. Но… все было так хорошо! Даже слишком.

Чарли даже молоко добавил в кофе, как Кейт любит!

Он подвинул к ней чашку:

— Держи. Ты, кажется, пьешь с молоком?

— Спасибо, — буркнула она и коснулась пальцами чашки. Чашка была горячей и мгновенно обожгла руки.

Распитие кофе — отличный повод потянуть время.

Присутствие Чарли сильно смущало Кейт. Она предпочитала избегать его взгляда и смотреть в чашку с кофе. Вдоволь налюбовавшись на черную ароматную жидкость, она принялась разглядывать обстановку в комнате.

Кейт никак не могла подобрать нужные слова, способные описать происходящее в ее голове. Наконец она подняла глаза и выпалила:

— Я хочу быть с тобой.

Чарли обдало жаром с головы до головы. Этого он никак от Кейт не ожидал. Он так стремительно поднялся со стула, что кофе расплескался. Щеки Чарли вспыхнули. Он открыл было рот, но так ничего и не ответил. Его грудь часто вздымалась и опускалась. Казалось, Чарли борется со своими противоречивыми желаниями. Одновременно его переполняли радость и облегчение.

Кейт не могла смотреть на эту борьбу. Она по-прежнему крепко сжимала в руках чашку. Наконец она прошептала:

— Прости, я другое имела в виду.

Чарли выдохнул.

— Да? И что же? — Его голос был тихим и мягким. Даже не глядя на него, Кейт знала: он больше не улыбается.

Она бессильно прислонилась к стене, пытаясь найти хоть какую-то опору.

— То есть… мне кажется, нам надо как-то прояснить наши отношения.

Чарли уставился на нее.

— Прояснить… что?

— Наши отношения! — Кейт махнула рукой, словно этот беспомощный жест мог как-то ей помочь. — Я больше так не хочу. Меня изводят тяжелые мысли! Я не могу этого выносить! В выходные я пыталась найти квартиру для нас со Стивом, но… все время думала только о тебе.

— Какая досада! — с усмешкой произнес Чарли.

— Вот именно. — Кейт закусила губу. — Но так не может продолжаться! Я выхожу замуж за Стива, поэтому должна любить его, а не тебя.

— А может все проще? Может, не надо выходить за Стива, раз ты любишь меня? А?

Зачем я это сказал? Я же поклялся не давить на Кейт!

— Но я не знаю, что делать! — почти кричала она. — Разве ты не видишь?!

Кейт вскочила на ноги и стала в волнении расхаживать но комнате, пиная мебель. Чарли встал у нее на пути и остановил ее. Она тяжело вздохнула и посмотрела ему в лицо.

— Я сказала Стиву: пока я не разберусь в себе, я не могу выйти за него. Мне надо подумать. По-моему, это единственный выход.

— И ты пришла ко мне проверить свои чувства?

— Не совсем. Я пришла сказать тебе: ты наконец добился своего, поэтому оставь меня, уйди из моей жизни! — решительно заявила Кейт. — Думаю, так будет лучше.

— Правда? — Чарли в изумлении приподнял бровь.

— Да, — подтвердила она. — Таким образом и я избавлюсь от своего наваждения.

Он молча смотрел на нее.

Ведь именно этого я так долго ждал. Кейт сама пришла ко мне и теперь предлагает переспать с ней. И все.

Чарли медленно покачал головой. На его лице появилась улыбка, затем пропала.

— А что, если я не хочу уходить из твоей жизни, Кейт? — тихо сказал он. — Я люблю тебя. Знаешь, спасибо за предложение, но мой ответ — нет.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Со стороны могло показаться: Чарли сошел с ума. Любимая женщина сама пришла к нему, предлагает заняться любовью, а он отказывается. Как еще это можно объяснить?

Когда-то Чарли мог об этом только мечтать, но сейчас все так резко изменилось. Ему нужно не только это, не только секс. Он хочет настоящей любви, чтобы Кейт его любила. Однако она предлагает совсем другое.

Когда Чарли отказался, Кейт просто развернулась и ушла, а он остался стоять. Один. Он стоял, прислонившись к почтовому столбу, вцепившись в него обеими руками.

— Черт побери! — выкрикнул он.

Не так все должно было пройти. Не так!

Услышав его отказ, Кейт побледнела и быстро заморгала. Очевидно, она испытывала боль. Поставила чашку на стол, развернулась и направилась к двери.

Спустя десять секунд Чарли обнаружил себя возле почтового столба. Он стоял замерев, как ледяная статуя. Ему казалось, он умер.

Через некоторое время Чарли услышал рев мотора. Кейт завела свой грузовик. Наверно, она в ярости, подумал Чарли.

— И ничего с этим не поделать, — тихо прошептал он.

Спустя минуту машина скрылась за холмом. Шум мотора затих.

Чарли ждал и слушал. Через пару минут не осталось ничего, кроме тишины. И в этой тишине он был один.

Чарли медленно разжал пальцы и отодвинулся от столба. И тут он увидел: его руки дрожат. Он сжал пальцы в кулаки и сунул руки в карманы. В глазах защипало, а в горле запершило. Он сглотнул. Боль все нарастала.

Нет. Эту битву я выиграю. По-своему. Хватит! Я был честен до конца, а Кейт все равно ушла.

Хватит с меня плохих идей! Ведь это совсем не в моем стиле! Чего я добилась? Теперь меня мучает жуткая обида.

Эмоции наплывали на Кейт волнами. Сначала гнев. Она не могла поверить, что Чарли сказал ей это.

Совсем на него не похоже. Спасибо, нет! Словно я предложила ему десерт на ужин. Спокойно и почти безразлично, хотя и вежливо.

Боже мой, ведь это была всего лишь вежливость! Нет, спасибо, мисс Блезингейм, я не хочу заниматься с вами любовью.

Щеки Кейт до сих пор пылали.

Обида пришла потом. Последний раз она так сильно обижалась два года назад, и тоже на Чарли. Тогда он просто ушел ночью, оставив ее одну.

А самое худшее то, что я не поняла этого сразу: он ушел не на время, а навсегда. Оказывается, я такая дура!

Самым ужасным было чувство стыда, оно преследовало Кейт очень долго.

На этот раз я сама поставила себя в глупую ситуацию: я пришла к Чарли, как девица легкого поведения, и предложила себя. Что может быть хуже? И получила отказ.

Естественно! А чего еще я ждала? Что он согласится?

Кейт испытывала жгучую боль. Слезы, застилающие глаза, мешали ей вести машину.

Впрочем, я это заслужила. Но как же мне не хочется в таком состоянии показываться отцу! Лучше мне притвориться, будто я устала и легла спать. Я не выдержу вопросов о том, как я провела выходные. И уж тем более я не собираюсь рассказывать отцу о происшедшем сегодня. С папой разговаривать о Чарли точно не стоит.

Кейт в темноте пробралась в свою комнату. Она бросилась на кровать и, колотя подушку руками, разрыдалась. Она оплакивала свою глупость и свое желание.

Как я только могла хотеть этого человека?!

Только с первыми лучами рассвета Кейт сумела немного успокоиться. Теперь она лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок.

Кажется, я действительно совершила великую глупость. И как же я сразу не догадалась! Чарли не отказывался от меня, он отказался провести со мной одну ночь! Не потому, что не любит. Наоборот! Он меня любит!

Губы Кейт задрожали, по ее щекам снова побежали слезы, они лились все сильнее и сильнее.

И самой большой глупостью с моей стороны было не поверить ему.

— Ты выглядишь ужасно, — сказал Стив, когда Кейт приехала к нему в понедельник днем.

Да у нее просто времени не было думать о таких пустяках, как внешность! Из-за бессонной ночи она еле держалась на ногах. Хорошо, что она вообще выбралась из дома.

А совершить эту поезду было необходимо. Ведь теперь Кейт совершенно точно решила вернуть Стиву его обручальное кольцо. Нет смысла давать ему напрасную надежду.

Кейт разрывалась между поездкой к Стиву и своей работой. Ей несколько раз звонили из больницы: у одной из ее пациенток начались роды. В конце концов она решила отложить встречу со Стивом на некоторое время.

Еще никогда за всю свою врачебную практику Кейт не чувствовала себя настолько не готовой к работе, но все же она смогла взять себя в руки. Пожалуй, то, что я отложила поездку, будет на пользу. Я пока все равно не знаю, как сообщить о моем решении Стиву.

Кейт знала только одно: она не выйдет замуж за Стива. Она любит Чарли.

Приходится признать, Чарли был прав, а я — нет. Самое главное, я вовремя это поняла.

— Да я и чувствую тебя ужасно, — подтвердила Кейт. Она пыталась улыбнуться, но губы не слушались ее.

— Что случилось? Что-то с отцом?

Почему все всегда сразу думают о папе? Нет, с ним теперь все в порядке, Чарли вылечил его депрессию.

— Дело не в отце, — сказала Кейт. — Дело во мне. — На этот раз ей удалось спять кольцо с пальца почти моментально. — Я не могу выйти за тебя.

— Вообще?

Она кивнула.

— Именно так.

— Но в чем дело? В чем я виноват? — начал было Стив, но Кейт прервала его.

— Дело не в тебе, а во мне. И еще кое в ком, — добавила она, желая быть честной до конца. Ведь секретарша в больнице слышала ее ссору с Чарли, а значит, могла рассказать о ней Стиву.

— В ком?

— В том человеке, который приехал сюда из-за меня.

— И ты его любишь?

— Сначала я этого не поняла.

— Но потом…. — Он зло усмехнулся. — Наконец-то поняла?

Казалось, Стив вовсе не был расстроен, наоборот, вздохнул с облегчением. Может, ей показалось?

— В таком случае, хорошо, что я переехал в Денвер, — проговорил он.

— Да, так лучше. Там ты сможешь встретить кого-нибудь… кто… кого ты полюбишь. И кто больше, чем я, заслуживает твою любовь.

Стив не успел ничего ответить, зажужжал виброзвонок его телефона. А через минуту зазвонил телефон Кейт.

Молодые люди понимающе улыбнулись друг другу. Стив положил кольцо в карман и пожал Кейт руку.

— Береги себя, Кейт, — только и сказал он.

Она на мгновение удержала его руку в своей, потом отпустила.

— Хорошо. И ты тоже. — Кейт видела, как Стив уходит, и радовалась тому, что хоть раз в жизни поступила правильно.

Ведь он тоже заслуживает счастья. Незачем портить ему жизнь. Теперь его будущее принадлежит ему.

А ее будущее было словно в тумане.

— Впечатляет. Впрочем, неудивительно, — приговаривала Гэби, рассматривая новые фотографии Чарли. — Я знала, у тебя на уме какой-то новый, необычный проект, но я не ожидала, что это будет так грандиозно! — Она посмотрела на него сверкающими от радости глазами. — Они просто великолепны!

— Ага.

Некоторые из снимков обещали стать настоящими сенсациями. Весь проект в целом был невероятно сильным: медведицы и медвежата, лосихи и лосята, лошади и жеребята. И под конец — Энджи и ее малышка.

Но самым любимым снимком Чарли оставался снимок большого семейства Бренны. Целых три поколения на фотографии. И все улыбаются, радуясь новому дню.

Семья. Любовь. Забота. Поддержка. Один взгляд на снимок, и боль пронзала его сердце.

Вот чего я хочу и чего у меня нет. Пока нет. Или… Может, никогда не будет?

После того как Кейт ушла от Чарли, оставаться в Монтане больше не имело смысла.

Кто знает, наверное, сейчас она со Стивом. А если и не с ним, то с кем-нибудь еще. Но не со мной.

— Мы можем их выставить на следующей неделе, — проговорила Гэби и улыбнулась.

— Что? — удивился Чарли. Это было невероятно! Обычно организация показа нового проекта занимает несколько месяцев. Он уставился на подругу, не веря своим ушам.

Она рассмеялась.

— Ну, пусть выставка будет не целиком твоя. У меня друг на следующей неделе выставляет свой близкий по тематике проект. Там же можно будет разместить и твои снимки. Отобрать самые лучшие, они наверняка найдут свою аудиторию, поверь мне.

— Ты уверена, что твой приятель не будет против? — Чарли улыбнулся в ответ.

Гэби была уверена.

— Ничего, потерпит. — Она мотнула головой. — Кроме того, так получилось, что не все стены зала заполнены. Свободное место есть, я знаю. Так что если ты вывесишь свои фотографии, то сделаешь ему одолжение.

— Ну… тогда не знаю…

Гэби приняла ответ Чарли за согласие и принялась отбирать лучшие снимки. А у Чарли не было сил с ней спорить. У него вообще не было никаких сил.

Чарли вернулся пару дней назад, и с тех пор ему ничего не хотелось. Он только смотрел на океан, но даже это не успокаивало его, как прежде. Океан после красот Монтаны казался ему неинтересным.

Да, Чарли по-прежнему нравилось смотреть на горизонт, но равнинный ландшафт его больше не привлекал. Теперь ему нравились горы. Возвышающиеся снежные пики, сбегающие с вершин горные ручьи.

Чарли не радовался возвращению домой. Еще никогда его так сильно не раздражала городская суета: шум машин, гомон людей.

Господи, здесь так много людей! Слишком много. И еще — здесь нет Кейт.

Каждый раз мысли Чарли останавливались на Кейт.

Надо перестать думать о ней. Надо оставить ее в прошлом. Больше я ничего не могу поделать.

Ведь у меня была возможность побыть с ней наедине! Она сама предлагала. Надо было подумать получше!

— Ладно, — сказал он Гэби. — Я помогу тебе. Подготовка к выставке непременно должна отвлечь меня от навязчивых воспоминании и вернуть к привычному образу жизни.

Когда Гэби закончила сортировать снимки, она пригласила Чарли пойти на кухню выпить по чашечке кофе.

— Что-то ты не очень счастлив, — заметила она.

Он лишь прикрыл глаза.

— Женщина из Монтаны, — догадалась Гэби.

— Да, и она до сих пор в Монтане, — тихо произнес Чарли. — А я здесь.

— Ах, Чарли! — Она положила ладонь на его руку.

Он отмахнулся:

— Я переживу.

Гэби коснулась его щеки.

— Конечно, Чарли. Когда-нибудь.

Я смогу пережить. Смогу забыть Чарли.

Я должна это сделать. У меня просто нет выхода. И каждую ночь я буду засыпать одна в своей холодной постели. И так ночь за ночью. А сны будут сниться тревожные.

Каждый день Кейт буквально заставляла себя вставать и выходить к пациентам. Она как и прежде принимала роды и вела курсы для беременных, а когда хватало сил, загружала себя работой на ранчо.

С тех пор как Чарли уехал, дел заметно прибавилось.

Она-то не удивилась отъезду Чарли, а вот отец, тот да, удивился.

— А я думал, он решил остаться тут, — качал Уолт головой. — Я же говорил ему, что у него золотые руки.

— Он же фотограф, отец. У него уже есть работа.

— Но у него и тут неплохо получалось, — проворчал старик. Внезапно он выпрямился и расправил плечи. — Я был так рад его появлению здесь. С ним я мог поговорить о том, о чем столько лет молчал.

Кейт его не слушала, она думала о Чарли.

Сегодня, придя домой, Кейт застала Уолта, пакующего вещи в чемодан.

— Папа? — Она остановилась в дверях его комнаты.

Он вздрогнул, и на его лице появилась неуверенная улыбка.

— О Кейти! Ты уже дома!

— А ты… куда ты? Собрался в поездку?

Странно. Еще недавно она была рада, отец стал таким самостоятельным! Но она и представить себе не могла, что он решит отправиться в дорогу.

— Не думай, я не собирался уходить, ничего не сказав тебе, — признался Уолт, укладывая в чемодан рубашку.

— Ну, и все же? — Кейт выдавила улыбку. — Конечно, конечно. Ты собираешься в Лас-Вегас? На выходные? Навестить тетю Рейчел?

Боже, только не в Калифорнию, только не к Чарли!

Он выпрямился и посмотрел ей прямо в лицо.

— Я еду во Вьетнам.

— Что? — У нее отвисла челюсть. — Зачем?

— Перед моим отъездом нам надо серьезно поговорить. Я бы хотел кое-что тебе рассказать. Присядь.

И Уолт поведал дочери повесть о своей любви к вьетнамской девушке по имени Сью.

— Я встретил ее там, на войне. Мирная жизнь казалась такой нереальной, реальными были лишь

наши чувства. Не знаю, любила ли она меня так же сильно, как я ее. У нас завязались отношения. От Маржи я получал только письма, а Сью… Она была рядом. Она так хотела утешить молодого одинокого американца!

У Кейт сжалось горло, в глазах защипало, сердце заколотилось сильнее. История, как две капли воды похожая на ее собственную… Чарли…

— И больше ты ее никогда не видел? — спросила она, глотая слезы. — Ты собрался к ней?

— Нет. — Отец отвернулся. — Она умерла пару лет спустя после моей демобилизации.

— Но тогда…

— У нее был ребенок. — Призрак улыбки тронул его губы.

Кейт была не в силах пошевелиться. Хорошо еще, что она сидела, а то бы упала. Она смотрела на отца так, словно видела его впервые в жизни.

Ребенок? Так значит, мой папа смог оставить эту девушку одну с ребенком?

И еще это значило: у нее есть брат или сестра, родственник, с которым ей предстоит познакомиться.

— А… — Кейт сглотнула. — Кто-нибудь еще знал?

Уолт покачал головой.

— Кейти, жизнь полна неожиданных поворотов. Я тогда даже не догадывался о беременности Сью, поверь.

— Боже…

Отец вздохнул.

— Да. И когда она сообщила мне об этом, я тотчас предложил свою помощь, но она отказалась, сказав, что хочет сохранить ребенка. Я не настаивал и оставил все как есть, женился на твоей матери. — Он тяжело вздохнул, словно то решение до сих пор его тяготило.

— А что же тогда сейчас случилось? Почему ты передумал? — спросила Кейт.

— Сердечный приступ… я тогда многие свои поступки пересмотрел.

Так вот почему он был таким задумчивым!

— И решил: я не могу оставить этот мир, так и не повидав своего сына… или дочь. Пусть я когда-то поступил неправильно, теперь я хочу все исправить и за все извиниться, если это возможно.

Кейт пыталась себе представить, как все эти годы мог страдать ее отец, держа в себе такую тайну, ведь у него даже друга не было, с которым можно обсудить сложившуюся ситуацию.

— Я решил сделать это, когда ты принесла книгу Чарли, на обложке которой была та девочка.

— Девочка? Рези?

Уолт кивнул.

— Мы с Чарли обо многом переговорили за это время и многое обсудили: близких людей, войну, жизнь и смерть…

Кейт кивнула. Да, Чарли много знал о смерти, о страдании. Ее горло сжалось.

— Не знаю, что из этого получится, конечно, но попытаться хочу. — Отец посмотрел ей в глаза. — Я не хочу умереть, не попытавшись. Вечность — это слишком долго.

Как всегда, Гэби была на высоте. Вечер открытия удался на славу.

Конечно, это показ Натана, не Чарли, и именно его имя будет пестреть на первых страницах модных газет и журналов.

А Натана, казалось, мало заботила вся эта шумиха. Он даже как следует не приоделся к церемонии открытия, на нем были обычные синие джинсы и простая рубашка с расстегнутым воротом. Он стоял все с тем же наполовину полным бокалом шампанского, который полчаса назад поднесла ему Гэби.

Вот к Натану подошли журналисты, и Гэби застонала.

— Ничего, он справится, — успокоил ее Чарли.

— Думаешь? — Она, кажется, не поверила. — Ему совершенно не до этого, как и тебе было пару месяцев назад.

Чарли отлично мог себе представить, ведь он до сих пор не сумел забыть Кейт.

Среди гостей на выставке были также Чейз и Джоанна вместе с их многочисленными детьми.

— Пап, глянь, тут же медведи Чарли! — звонким голоском позвала отца семилетняя Энни.

Чарли обвел взглядом все семейство: Чейз, Джоанна, Энни, Эмерсон и Алекс. Неожиданно Джоанна подтолкнула кого-то вперед.

Кейт?

Чарли заморгал и помотал головой. Наверное, ему почудилось. Такое могло только почудиться. Он закрыл глаза.

И все-таки это была Кейт. Чарли почувствовал сильную боль в груди.

— Эй! — прозвучал у него над самым ухом голос Гэби. — Ты пролил шампанское.

Он взглянул на бокал и поставил его на поднос.

Кейт стояла рядом с Джоанной, и с этим ничего нельзя было поделать. Она смотрела на него, улыбаясь. Открытая веселая улыбка. Глаза ее странно сияли.

— Простишь меня?

— За что?

Губы Кейт дрожали.

— Я была полной дурой. Я не доверяла тебе, потому что просто боялась.

А теперь боялся и он сам, боялся поверить этому чуду.

— Чего боялась? — пробормотал Чарли.

— Любви. Я ведь люблю тебя, — сказала она, и ее слова прозвучали как клятва. — Боже, Чарли, я ведь тебя люблю! Еще я верю: ты тоже меня любишь!

Неожиданно между ними возник один из журналистов.

— Мистер Сикс-Элк, я вас искал. У меня пара вопросов насчет резкой смены вашей тематики.

— Я…

Кейт смотрела на него, и любовь светилась в ее глазах.

— Ведь вы же раньше снимали страдания и жестокость, верно?

— Я…

Кейт подалась вперед, к Чарли, словно на ее пути не было никакого журналиста.

— Я так удивился вашему отъезду, — продолжал тем временем журналист. — И тем более удивительно, что вы вернулись с совершенно другой темой и новыми проектами. Это так обнадеживающе, так ново, так освежающе! — Он старался найти подходящие слова.

— Я…

— Не могу, — сказала за Чарли Гэби, подходя к журналисту и беря его под руку. — Извините, я агент Чарли, и вы можете обсудить все со мной.

Журналист был лишь немного сбит с толку, но тут же переключился на Гэби.

Теперь они вместе. Навсегда! Чарли наконец держал Кейт в своих объятиях.

— Как же я люблю тебя! — не переставала повторять она.

Теперь их сердца бились в унисон.

— Как ты нашла Чейза и Джоанну?

— Все просто. Через Бренну. Главное, я решила быть с тобой. Остальное не составило труда, — рассмеялась Кейт.