/ Language: Русский / Genre:detective,

Сломать Стену

Эд Макбейн


Макбейн Эд

Сломать стену

Эд МАКБЕЙН

СЛОМАТЬ СТЕНУ

Когда Ричард Дадье подошел, чтобы дать свой пятый урок английского языка, дверь в 206-ю аудиторию была заперта. Он подергал несколько раз ручку, вгляделся в стеклянную дверную панель, а потом жестом показал Серуби, чтобы тот открыл ему дверь. Серуби, сидящий на месте у двери, невинно пожал плечами и осклабился. Ричард снова почувствовал смешанное ощущение страха и отвращения, которое ощущал перед каждым уроком.

"Спокойно, - сказал он себе. - Успокойся".

Он сунул руку в карман и вставил большой ключ в замочную скважину. Распахнув рывком дверь и ударив ею о выступ в стене, он поспешно прошел к своему столу.

Высокий фальцет откуда-то с дальних парт тут же взвизгнул:

- Дэдди <Папочка! (англ.)>!

Ричард Дадье занялся учебником, не глядя на класс. Он до сих пор помнил, что, когда в первый раз называл им свое имя: "Мистер Дадье", то выговаривал его нарочито четко. Один из парней выкрикнул: "Дэдди!" - и класс одобрительно загудел. С тех пор к нему и пристало это прозвище.

Он быстро оглядел класс, выкладывая карточки, проверяя присутствующих. Как обычно, половина отсутствовала. Он втайне был даже этому рад. Чем их меньше, тем легче с ними справляться.

Наконец Ричард перевернул последнюю карточку и подождал, пока ребята успокоятся, хотя прекрасно знал, что сами по себе они не успокоятся никогда.

- Протянув руку вниз, он вытащил тяжеленную книгу из своего портфеля и, взвесив ее на ладони, без предупреждения бросил ее на стол.

- Молчать! - заревел он, словно раненый бык. Класс, простонав, погрузился в молчание, явно пораженный внезапной вспышкой гнева.

"Сейчас, - подумал он. - Сейчас я на них надавлю. Удивление плюс фактор внезапности плюс превосходство. Как на войне. Целый день я веду военные действия. Смешно!"

- Задание на завтра, - бесстрастно провозгласил Ричард. Послышался гул. Грегори Миллер, семнадцатилетний темноволосый здоровяк с ленивой ухмылочкой и тяжелым взглядом светлых глаз, сказал:

- Вы слишком много работаете, мистер Дэдди. От этого прозвища Ричарда передернуло, и он почувствовал, как крошечные иголки дурного предчувствия поползли вверх по его позвоночнику.

- Успокойся, Мюллер, - сказал Ричард, чувствуя удовлетворение от того, что переврал его фамилию. - Задание на завтра. В "Новых горизонтах"...

- В чем? - переспросил Ганиган.

"Мне следовало бы предвидеть, - напомнил себе Ричард. - Мы ведь только два месяца учимся по этому учебнику. Разве можно ожидать, что они запомнят его название? Нет, конечно".

- В "Новых горизонтах", - повторил он нетерпеливо, - в синей книжке, по которой мы учимся в этой четверти. - Он помолчал, чтобы взять себя в руки. Так вот, в этой самой синей книжке, - продолжал он тихо, - прочтете первые десять страниц "Армии муравьев в джунглях".

- Здесь, в классе? - уточнил Хеннеси.

- Нет. Дома.

- Господи! - пробормотал Хеннеси.

- Это на странице двести семьдесят пять, - пояснил Ричард.

- На какой? - выкрикнул Анторо.

- На двести семьдесят пятой.

- Какая страница? - спросил Леви.

- Двести семьдесят пять, - ответил Ричард. - Боже мой, да что это с вами?

Он быстро развернулся и размашисто написал цифры на классной доске, медленно повторяя число:

- Двести семьдесят пять.

Услышав позади себя злорадный смешок, он быстро повернулся. Все ребята сидели с невозмутимым видом.

- Завтра будет небольшой тест по домашней работе, - зловредно предупредил он.

- Что, еще один? - лениво осведомился Миллер.

- Да, Маллер, - подтвердил Ричард. - Еще один. Он одарил его гневным взглядом, но Миллер только осклабился ему в ответ.

- А теперь, - продолжал Ричард, - приготовьтесь к тесту, который я обещал вам вчера.

По классу пробежал ропоток.

"Быстро, - подумал Ричард. - Пользуйся преимуществом. Наноси удар. Не жди. Всегда опережай их на шаг. Действуй быстро, и они не поймут, что происходит. Занимай их, чтобы у них не было времени на озорство".

Ричард принялся писать тест на доске. Он повернул голову и рявкнул через плечо:

- Все учебники убрать! Финли, раздай листки. "С ними можно только так, думал он. - Я все вычислил. Единственный способ справиться с этими чудовищами - давать им контрольную каждый Божий день. Чтобы у них на пальцах были мозоли от писанины".

- Начинайте немедленно, - деловитым тоном сказал Ричард. - И не забудьте шапку.

- Что это еще за шапка такая? - удивился Баско.

- Фамилия, класс, предмет, фамилия преподавателя, - устало пояснил Ричард.

"Семьдесят два, - подумал он. - Семьдесят два раза я повторил это с тех пор, как начал здесь преподавать два месяца назад. Семьдесят два раза!"

- А кто наш преподаватель? - спросил Баско. Его физиономия выражала решительное недоумение.

- Мистер Дэдди, - совершенно отчетливо произнес Воута. Воута был ширококостным, мускулистым, длинноногим семнадцатилетним подростком. Волнистые светлые волосы свисали на его прыщавый лоб. Выражение его глаз было по-мужски серьезным, а улыбка - по-мальчишески простодушной. И он был дружком Миллера. Ричард не забывал об этом ни на секунду.

- Ваш преподаватель - мистер Дадье, - объяснил Ричард Баско. - И между прочим, Вито, - он поедал взглядом Воуту, - тот, кто неверно напишет мою фамилию в шапке, лишится десяти баллов, - Еще чего! - возмутился разозленный Воута.

- Я тебя предупредил, - бросил Ричард.

- Ну и как же пишется "Дэдди"? - спросил Воута, и простодушная улыбка снова появилась на его губах.

- Решай сам, Воута. Не мне же нужны лишние десять баллов! Ричард в сердцах слишком сильно нажал на мелок. Он сломался надвое, и Ричарду пришлось взять еще один кусочек мела с полочки на доске. Громко скрипя мелком, он дописал оставшееся задание к тесту.

- И никаких разговоров! - предупредил он и, усевшись за стол, принялся подозрительно следить за классом. Недоуменная гримаса исказила лицо Миллера.

- Я не понял первого вопроса, преп, - заявил он. Ричард откинулся на спинку стула и посмотрел на доску.

- Все очень просто, Мильцер, - сказал он. - На доске всего десять слов. Некоторые написаны правильно, а некоторые не правильно. Если ты считаешь, что слово написано неверно, исправь его. Если считаешь, что правильно, просто перепиши.

- М-м-м-м, - задумчиво протянул Миллер, и его глаза загорелись. - И как же написано второе слово?

Ричард снова отклонился, посмотрел на второе слово и начал было:

- Д-и-с... - потом оборвал себя и произнес недвусмысленно:

- Пиши как хочешь. У тебя же контрольная, а не у меня! Миллер широко ухмыльнулся:

- Ну я же не знаю, преп!

- Узнаешь, когда получишь оценку, Миллер. Ричард отругал себя за то, что правильно произнес фамилию парня. Он уселся поудобнее у доски и посмотрел на класс.

"Ди Паско наверняка будет списывать. Он будет списывать, а я не смогу его поймать. Он такой ловкий! Знает Бог, как я хочу его поймать! И как это ему удается? Где у него шпаргалка? На манжете? Где? Вероятно, он ее в ухо запихал. Мне что же, его обыскивать? Нет, что толку? Он родную мать перехитрит. Прирожденный мошенник. И шпана. Шпана, - размышлял Ричард. - Даже я их теперь так называю. Все они шпана и бездельники. Я должен сообщить Хелен, что не выдержал. Или подождать, пока не родится малыш? Может быть, лучше пока не лишать ее иллюзий? Пускай думает, что я пробую найти с ними общий язык, все еще пытаюсь. Что там говорил Солли Кляйн?

- Система образования - это настоящая выгребная яма. Он стоял в учительской рядом с доской объявлений, тыча своим коротким указательным пальцем в Ричарда.

- А наша работа - сидеть на ее крышке и смотреть, чтобы этот мусор не вываливался наружу.

Тогда Ричард улыбнулся. Он был новичком и думал, что сможет их чему-нибудь научить. До сих пор чувствовал, что сможет вылепить из этого дерьма что-нибудь путное.

Лу Саволди, преподаватель электротехники, тоже улыбнулся и заметил:

- Солли - большой философ.

- Да-да, философ, - улыбнулся Солли. - Знаю одно: я преподаю тут слесарное дело вот уже двенадцать лет и только один раз я нашел нечто ценное в этом дерьме. - Тут он театрально кивнул. - Ведь никто сознательно не выбрасывает ничего ценного в помойку.

Тогда чего мне-то беспокоиться? - размышлял Ричард. - Чему их можно научить? Зачем зарабатывать себе язву желудка?"

- Не подглядывай, Баско, - предупредил он. "Все шпаргальщики потенциальные воры. Солли прав. Мы не должны допускать их до улицы. Лучше бы они для этого дела наняли полицейских. Вот было бы смешно, - размышлял он, если бы не было так чертовски серьезно. Как долго можно возиться с мусором, чтобы не впитать в себя его запах? От меня уже воняет".

- Хорошо, Баско, неси сюда свой тест. Я лишаю тебя пяти баллов, неожиданно сказал Ричард.

- Почему это? Что я такого сделал?

- Неси сюда контрольную!

Баско нерешительно поплелся вперед и бросил свой листок на учительский стол. Он стоял, засунув большие пальцы рук за пояс своих хлопчатобумажных рабочих штанов, пока Ричард выводил на его контрольной большую пятерку с минусом ярко-красным фломастером.

- Это еще за что? - спросил Баско.

- За подглядывание.

Баско выхватил свой листок и принялся с омерзением его изучать. Он скорчил гримасу и медленно поплелся к своему месту.

Когда он проходил мимо Миллера, тот посмотрел на учительский стол, встретился взглядом с Ричардом и с издевкой произнес:

- Птенчик!

- Что? - спросил Ричард. Миллер сделал изумленное лицо.

- Вы со мной разговариваете, преп?

- Да, Миллер. Что ты только что сказал?

- Я ничего не говорил, преп, - улыбнулся Миллер.

- Принеси мне свою контрольную, Миллер.

- Чего ради?

- Неси сейчас же!

- Я спросил: чего ради?

- Я слышал, что ты сказал, Миллер. А я говорю: неси мне свой листок. И побыстрее. Сию же секунду!

- Не понимаю, почему, - настаивал на своем Миллер, и улыбка стала исчезать с его лица.

- Потому что я так сказал!

Ответ Миллера прозвучал медленно и отчетливо:

- А что, если мне неохота?

И морщинка пересекла его лоб.

Остальные парни, сидящие в классе, вдруг стали проявлять интерес. Головы, склоненные над контрольными, приподнялись. Ричард почувствовал, что все взгляды направлены на него.

"Конечно, они на стороне Миллера. Жаждут его победы. Хотят, чтобы Миллер выказал мне открытое неповиновение".

Этого позволить он не мог.

Он решительно прошел по проходу и встал рядом с Миллером. Тот бросил на него вызывающий взгляд.

- Встань, - сказал Ричард, стараясь, чтобы его не выдал голос.

"У меня голос дрожит, - сказал он про себя. - Я чувствую, как у меня дрожит голос. Он издевается надо мной, пялится своими угрюмыми глазками. Я должен контролировать свой голос. Это действительно смешно. Подумать только, у меня голос дрожит!"

- Вставай, Миллер!

- Не понимаю, мистер Дэдди, почему я должен это делать, - ответил ему Миллер. Он произнес прозвище нарочито отчетливо.

- Встань, Миллер. Встань и произнеси мою фамилию правильно.

- Вы что, не знаете собственную фамилию, мистер Дэдди? Рука Ричарда сама собой вытянулась и схватила Миллера за воротничок рубашки. Ричард рывком поставил Миллера на ноги, чуть было не оторвав ему воротник. Миллер ростом был лишь на пару дюймов ниже Ричарда. Он стоял, пытаясь высвободиться.

Рука Ричарда еще сильнее вцепилась в воротничок. Он услышал тихий треск разрывающейся материи, пристально посмотрел в полные ненависти глаза и спокойно сказал:

- Произнеси мою фамилию правильно, Миллер. Повисла жуткая тишина. Ни звука. Ричард слышал только свое учащенное дыхание.

"Мне следует его отпустить, - думал он. - Но чем это может закончиться? Как далеко я зашел? Надо от него отвязаться!"

- Вы хотите, чтобы я произнес вашу фамилию, сэр? - переспросил Миллер.

- Ты меня слышал.

- Да пошел ты, мистер Дэдди, в...

Кулак Ричарда выскочил, словно на пружине, и ударил мальчишку прямо по губам. Ричард почувствовал, как костяшки пальцев проскребли по твердым зубам, увидел кровь, выступившую у Миллера на верхней губе тонкой алой полоской, увидел, как глаза того сначала расширились в удивлении, а потом моментально сощурились в бездонной, темной ненависти.

И тут появился наводящий ужас нож, которого никто не ожидал. Длинный и блестящий, нож отражал бледный солнечный свет, косо падающий сквозь высокие школьные окна. Ричард инстинктивно попятился, уважительно взирая на острое лезвие.

"И что теперь? - подумал он. - Теперь выгребная яма превращается в яму для гроба. Мусор переполнил мусорный бак, Теперь я, мертвый и окровавленный, буду лежать на полу в классе, пока этот идиот будет резать меня на ленточки. Теперь..."

- Что ты собираешься делать, Миллер?

"Мой голос совершенно спокоен, - удивился Ричард. - Я наверняка напуган, а мой голос звучит совершенно спокойно. Невероятно!"

- Подойдите чуть поближе и увидите! - буркнул Миллер, и кровь окрасила его зубы в красный цвет.

- Отдай мне нож, Миллер!

"Мне все это снится, - настаивал голос в голове Ричарда. - Наверняка кажется. Это просто веселая, шумная шутка. Утром я умру со смеху. Я умру..."

- Подходите! Получите, что вам причитается, мистер Дэдди! Ричард сделал шаг к Миллеру и увидел, как рука подростка размахнулась, описав угрожающую дугу. Взгляд Миллера был тяжелым и беспощадным.

Тут, совершенно неожиданно, краем глаза Ричард заметил какую-то цветную вспышку. Сзади него кто-то есть! Он инстинктивно повернулся, и его кулак врезался прямо в желудок мальчишке. Когда тот упал на пол, Ричард понял, что это был дружок Миллера - Воута. Воута свернулся в тугой клубок, со стонами катающийся по полу, и Ричард решил, что опасность миновала. Он быстро развернулся к Миллеру с довольной улыбкой на губах.

- Отдай мне нож, Миллер. И сейчас же!

Он посмотрел мальчишке в глаза. Миллер показался ему огромным и опасным. На лбу у него выступил пот. Дыхание - прерывистое и учащенное.

- Отдай мне нож, Миллер, или я наставлю тебе синяков! Он стал медленно подходить к мальчишке.

- Отдавай нож, Миллер! Давай его сюда! Интонация его голоса гипнотизировала, тая угрозу. Казалось, весь класс затаил дыхание. Ни один не двинулся с места, чтобы помочь Воуте, грудой лежащему на полу, схватившись за живот. Время от времени он стонал, корчась от боли.

"Надо следить за Воутой, - решил Ричард. - Возможно, он просто прикидывается. Мне нужно держать ухо востро".

- Отдай нож, Миллер. Отдай!

Миллер перестал отступать, осознав наконец свое преимущество, поскольку оружие было в его руках. Он опробовал действие кнопки, нажав на нее пару раз, а потом принялся резать воздух перед собой. Согнув спину, низко опустив голову и размахивая ножом, он двинулся в наступление. Ричард замер на месте, выжидая. Миллер осторожно приближался, не сводя глаз с горла Ричарда, его рука с ножом беспрерывно двигалась, угрожающе описывая дугу. Лицо исказила жуткая кровавая ухмылка.

"Стул, - вдруг вспомнил Ричард. - Стул. Я возьму стул и с размаху ударю его. В подбородок. Нет. В грудь. Но только стремительно. Мне нужно действовать быстро, одним броском. Выжидай. Еще не время. Жди. Давай, Миллер! Подходи! Давай!"

Миллер остановился и пристально вгляделся в лицо Ричарда. Он снова ухмыльнулся и начал по мере приближения тихо приговаривать, почти шепотом, словно размышляя вслух:

- Видите нож, мистер Дэдди? Видите это хорошенькое лезвие? Я тебя им тихонечко порежу, мистер Дэдди. Сперва ударю ножичком один разок, потом второй. Я тебя славно покромсаю. Так, что тебя больше никто на свете не узнает, мистер Дэдди. - Он подходил все ближе, размахивая ножом. - Тебя еще никто никогда не резал, мистер Дэдди? Ты ни разу не резался острым ножом? Этот ножичек очень острый, мистер Дэдди. И я тебя им порежу. Я порежу тебя сейчас, чтобы ты больше никогда нам не надоедал. Никогда больше.

Ричард стал потихоньку пятиться по проходу. Мысли проносились у него в мозгу с невероятной быстротой. "Я заставлю его подумать, что отступаю. Дам ему почувствовать уверенность. Пустой стул есть в третьем ряду. Рядом с Ганиганом. Я приведу его туда. Надеюсь, на этом месте никто не сидит. Во всяком случае, там никого не было, когда я проверял присутствующих. Посмотреть я сейчас не могу. Я нащупаю его рукой. Нужно сохранять невозмутимое выражение лица. Давай, Миллер, иди за мной! Иди за мной, чтобы у меня появилась возможность раскроить твой гадкий череп надвое! Давай, давай, бездельник! Один из нас должен проиграть. А я не собираюсь быть проигравшим".

- Нет, сэр, мистер Дэдди! Вы больше никогда не будете нам надоедать. Больше никаких тестов, больше никакого шума. Только лицо, мистер Дэдди. Я порежу только лицо, чтобы никто и никогда не захотел на вас смотреть.

"Еще один ряд, - вычислял Ричард. - Еще только один ряд. Протянуть руку. Размахнуться. Еще. Один. Ряд".

Весь класс затаив дыхание следил за двумя фигурами. Миллер теснил Ричарда по длинному проходу, чуть было не наступая на носки его туфель, и ждал, когда Ричард упрется спиной в классную доску. Воута снова принялся кататься по полу и стонать.

А Ричард считал шаги: "Еще чуть-чуть. Еще один.., еще..."

- Вам не следовало меня бить, мистер Дэдди, - издевался Миллер. - Учителям нельзя бить учеников, мистер Дэдди. Нет, сэр, это невежливо...

И тут стул обрушился прямо Миллеру в грудь, выбив из нее воздух. Удар был быстрым и сильным, как укус змеи. Ричард повернулся, словно хотел обратиться в бегство, и тогда его руки крепко вцепились в стул. Он разрезал воздух ровной мощной дугой, а Миллер инстинктивно закрыл лицо руками. Стул обрушился ему на грудь, отбросив его назад. Он вскрикнул от боли и удивления. Тогда Ричард бросился вслед за стулом ему на грудь. Он прижал плечи Миллера к полу коленями и принялся безжалостно бить его по лицу.

- Вот тебе, вот тебе! Вот! - приговаривал он сквозь сжатые зубы.

Миллер мотал головой из стороны в сторону, пытаясь избежать града ударов, посыпавшихся на его щеки.

"Нож! - вдруг вспомнил Ричард. - Где нож? Что он сделал с..."

Солнечный свет отразил холодный блеск металла, и Ричард тут же посмотрел вверх. Над ним возвышался Воута, крепко зажав в кулаке нож. Он улыбался своей мальчишеской улыбкой, его гнилые зубы скалились на прыщавом худом лице. Он с ненавистью сплюнул на Ричарда, а потом последовала цветовая неразбериха синева стали, желтизна волос Воуты, красная кровь на губе Миллера, коричневый деревянный пол и серый твид костюма Ричарда. Класс хором вскрикнул, а с губ Миллера сорвалось шипение.

Ричард нанес Воуте удар ногой, почувствовав, как жесткий кожаный ботинок попал мальчишке по коленкам. Миллер уже был на ногах и нетвердыми шагами подбирался к руке Ричарда. Ричард вдруг почувствовал приступ боли в плече, которая быстро спустилась вдоль руки. Ткань подалась с резким треском, и кровь обагрила серый твид.

Ричард с пола увидел нож, сверкнувший в руке Воуты, который приготовился нанести следующий удар. Он увидел твердо сжатые кулаки Миллера и звериное выражение на лице Воуты, а потом снова занесенный нож, острый и грозный, теперь окровавленный. Кровь капала с него на коричневый холодный деревянный пол.

Шум стал громче, и Ричард мысленно представил себе римскую арену. Он попытался встать и почувствовал, как боль разливается по его правому предплечью, когда он инстинктивно схватился за рану.

"Он порезал меня, - подумал он в панике. - Воута порезал меня".

Шум и крик достигли уже дикого крещендо, руки двигались с ужасной быстротой, глаза горели расплавленной яростью, тела корчились, и ненависть сметала всех и вся в потных, неловких и тесных объятиях.

"Вот оно, - подумал Ричард, - вот оно!"

- Оставь его, болван ненормальный! - орал Серуби. "Кого оставить? удивился Ричард. - Кого же? Я ведь не..."

- Подлый змееныш! - вопил Леви. - Грязный, подлый змееныш!

"Пожалуйста, - мысленно молил Ричард. - Пожалуйста, быстрее. Пожалуйста".

Ричард сквозь пелену боли увидел, как Леви крепко схватил Миллера и толкнул к доске. Правая рука Ричарда горела огнем. Он разглядел Баско среди двигающихся и дерущихся тел, того самого Баско, которого он уличил в том, что тот шпаргалит. Баско ударил учебником по руке Воуты, держащей нож. Нож упал на пол со странным звуком. Рука Воуты потянулась за ним, но Ди Паско наступил на нее каблуком своего ботинка. Нож исчез в неразберихе рук, но его больше не было у Воуты. Ричард продолжал смотреть на пустое коричневое пятно на том месте, где лежал нож.

"Кто воспользуется шансом теперь? - думал он. - Чья теперь очередь резать учителя?"

Миллер пытался оторваться от доски, к которой прилепил его Леви. Браун, негр, охаживал Миллера кулаком по носу. Он одной рукой удерживал голову своего более рослого одноклассника, а другой яростно молотил его.

В перепутанных мыслях Ричарда мелькнуло смутное подозрение. Он наблюдал за происходящим словно сквозь туман.

Воута с трудом поднялся на ноги и бросился на Ричарда. Казалось, перед ним встала твердая стена из тел Серуби и Гомеса, которые бросились ему наперерез и отбросили назад. Они оба кинулись к Воуте и, держа за руки, принялись молотить кулаками.

"Они дерутся за меня! Нет, - возразил себе Ричард, - нет. Но да, они дерутся на моей стороне! Против Миллера. Против Воуты. За меня! Господи, они со мной!"

Он заморгал глазами, неловко поднимаясь на ноги.

- Давайте.., давайте отведем их вниз, к директору, - сказал он тихо.

Анторо пододвинулся к нему, и его глаза расширились, когда он увидел лиловатый разрез, проходящий по всей длине рукава Ричарда.

- Вот это порез, братцы! - сказал он.

Ричард слегка дотронулся до своего предплечья левой рукой. Рубашка и пиджак окрасились в буровато-красный цвет, а на ощупь были скользкими и влажными.

- Мой брат однажды получил такую же рану, - вставил Ганиган.

Мальчишки все еще держали Миллера и Воуту, но похоже, эти хулиганы их уже мало занимали.

На мгновение Ричард почувствовал укол паники. На какое-то самое короткое жуткое мгновение он подумал, что парни вовсе не приходили ему на помощь, а просто увидели возможность подраться и не захотели ее упустить. Но он отбросил эту мысль и с трудом начал подбирать слова.

- Я.., я думаю, их лучше отправить к мистеру Степлеру, - еле выговорил он.

Он смотрел на ребят, пытаясь прочесть по их лицам, ища в их глазах то, что сказало бы ему, что он наконец достучался до них, что ему удалось пробиться сквозь стену. Но ничего не увидел. Их лица не выражали ровным счетом ничего, а в глазах не наблюдалось никаких эмоций.

Он подумал, нужно ли их благодарить. Если бы знать! Если бы он только знал нужные слова! Слова, которые могли бы помочь ему закрепить успех.

- Я.., я.., отведу их вниз. Полагаю.., вы.., вы можете идти на обед.

- Это точно подлый удар, - сказал Джулиан.

- Можете идти на обед, - повторил Ричард. - Я хочу отвести Миллера и Воуту...

Мальчики не двинулись с места. Они стояли с серьезными лицами, задумчиво смотря на Ричарда.

- ..к.., к.., директору, - закончил предложение Ричард.

- Чертовски подлый удар, - сказал Гомес. Баско еле выговорил, медленно подбирая слова:

- Может быть.., нам лучше забыть про директора, а? Может, мы все просто пойдем обедать?

Ричард увидел, что на лице Миллера появилась ухмылка, и усталая печаль перехватила ему горло.

Он не стал притворяться, что понимает. Он знал одно: только что они дрались за него, а теперь, следуя какому-то непостижимому кодексу, снова объединились против него. Но он знал, что нужно делать, и надеялся, что в конце концов они поймут, почему он так поступает.

- Хорошо, - твердо сказал он, - давайте пойдем на перемену. А этих двоих я отведу вниз.

Он подтолкнул Миллера и Воуту вперед, ожидая встретить сопротивление новой стены - стены противодействующих тел. Вместо этого парни расступились перед ним и пропустили их. Ричард шел с высоко поднятой головой. Еще несколько минут назад он счел бы это признаком того, что стена между ними сломана. Но это было несколько минут назад.

Теперь же он вовсе не удивился, услышав за спиной высокий фальцет;