/ / Language: Русский / Genre:det_police, / Series: 87-й полицейский участок

Такова Любовь

Эд Макбейн


Ed McBain Like Love 87th Percinct

Эд Мкбейн

Тков любовь

Глв 1

Н женщине, стоящей н крнизе, был ночня рубшк. В рзгр дня, в половине четвертого, он одет для сн; порывистый весенний ветер прижимет к телу легкую нейлоновую ткнь и делет ее похожей н прекрсную греческую сттую, извянную в кмне, неподвижно стоящую н постменте, устновленном н рсстоянии двендцти этжей нд городской улицей.

Полиции и пожрной комнде все это уже было знкомо – нечто похожее они тысячи рз видели в кино и по телевидению, но теперь у них н глзх рзыгрывлсь нстоящя человеческя дрм, не рзвлектельня прогрмм, и госудрственные служщие испытывли досду. Пожрные рстянули свои сети внизу, н улице, нстроили мегфоны; полицейские оцепили весь квртл и послли двух детективов нверх, к окну, у которого, прижвшись к кирпичной стене, стоял девушк.

Он был крсив и молод, ей было лет двдцть, длинные золотистые волосы рзвевлись н прельском ветру и хлестли ее по лицу и голове. И Энди Пркер, один из двух полицейских, послнных с 87-го учстк, большой любитель поговорить, мечтл, чтобы девушк сошл с крниз, – тогд можно будет получше рссмотреть ее полную грудь под прозрчной ткнью рубшки. Стив Крелл, второй детектив, просто полгл, что в ткой прекрсный весенний день никто не должен умирть.

Девушк, кзлось, не змечл полицейских. Он отошл от окн, через которое выбрлсь н крниз, осторожно, шг з шгом добрлсь до угл здния и стоял тм, зведя руки з спину и вцепившись в грубую кирпичную стену дом. Крниз был не более фут шириной, он опоясывл весь двендцтый этж и зкнчивлся н углу нелепой горгульей, которя укршл многие стрые постройки город. Он не змечл ни ухмыляющейся кменной головы, ни полицейских, высунувшихся из окн в шести футх от нее. Он смотрел прямо перед собой, длинные светлые волосы рзвевлись нд головой, кк яркий золотой ореол, н фоне крсной кирпичной стены. Иногд он бросл взгляд вниз, н улицу. Ее лицо ничего не выржло: ни уверенности, ни решимости, ни стрх. Взгляд был пустым: крсивое лицо кзлось мской, вычищенной ветром, чувственное тело, облскнное им, рсплстлось н стене, сливясь с ней.

– Мисс? – позвл Крелл.

Он дже не повернул головы, устремив взгляд прямо перед собой.

– Мисс?

И опять он никк не прорегировл н его присутствие. Вместо этого посмотрел вниз, н улицу, и вдруг, вспомнив, что хорош собой, что сотни глз устремлены н ее полуголое тело, кк бы зсмущлсь, прикрыл одной рукой грудь и чуть не потерял рвновесие. Он зкчлсь н мгновение, и рук быстро соскользнул с груди, опять вцепившись в кирпичную стену. Крелл, нблюдвший з ней, внезпно понял, что он не думл о смерти.

– Вы меня слышите, мисс? – спросил он.

– Слышу, – отозвлсь он, не оборчивясь. – Уходите, – голос ее был бесстрстен.

– Хотел бы, д не могу. – Он ждл ответ, но не дождлся. – Я должен стоять здесь до тех пор, пок вы не уйдете с крниз.

Девушк коротко кивнул и, не оборчивясь, скзл:

– Идите домой. Зря теряете время.

– Что бы тм ни было, я не могу идти домой, – ответил Крелл, – смен кончется в пять сорок пять. – Он помолчл. – Кк вы думете, сколько сейчс времени?

– У меня нет чсов, – отозвлсь девушк.

– Ну, кк вы думете, сколько?

– Не зню, д и знть не хочу. Послушйте, я понимю, что вы хотите сделть: вы пытетесь втянуть меня в рзговор, отвлечь меня. Но я не хочу с вми рзговривть. Уходите!

– И вы послушйте, мне ведь тоже не очень-то хочется с вми рзговривть. Но лейтеннт прикзл: пойди и поговори с той полоумной н крнизе. Вот я и здесь...

– Я не полоумня, – скзл девушк стрстно, впервые обернувшись к Крелле.

– Послушйте, я этого не говорил. Это слов лейтеннт.

– Возврщйтесь к своему лейтеннту и пусть он убирется ко всем чертям.

– Почему бы вм смой не пойти со мной и не скзть ему это?

Девушк ничего не ответил, опять отвернулсь от него и посмотрел вниз. Кзлось, он вот-вот прыгнет. Крелл быстро спросил:

– Кк вс зовут?

– Никк.

– У кждого человек есть имя.

– Ектерин Великя.

– Ну все-тки?

– Ну тогд Мрия Антунетт. Или Клеоптр. Я – сумсшедшя, рзве не тк? Вы сми скзли. Ну и пусть. Сумсшедшя. Чем не имя?

– Ккое?

– Д любое, которое вм нрвится. Или все. Уходите! Слышите?

– Держу при, вс зовут Блнш, – не унимлся Крелл.

– Кто это вм скзл?

– Вш квртирня хозяйк.

– А что еще он вм рсскзл?

– Что зовут вс Блнш Мэтфилд, что вы родом из Кнзс-Сити и что живете здесь уже шесть месяцев. Рзве не тк?

– Пойдите и спросите ее, эту проныру.

– Ну тк кк же? Вс действительно зовут Блнш?

– Д. Господи, к чему все это? Я вижу вс нсквозь, будто вы стеклянный. Пожлуйст, уходите. Оствьте меня в покое!

– Зчем? Чтобы, вы прыгнули вниз, н улицу?

– Д. Совершенно верно. Хочу прыгнуть вниз.

– Почему?

Девушк не откликнулсь.

– Вм тм не холодно? – поинтересовлся Крелл.

– Нет.

– Ветер сильный.

– Я его не чувствую.

– Вм принести свитер?

– Нет.

– Почему бы вм не сойти с крниз и не пройти в комнту, Блнш? Идите сюд. Вы ведь простудитесь тм, н ветру.

Девушк неожиднно пугюще рссмеялсь. Крелл, считя, что не скзл ничего смешного, удивился ее внезпному смеху.

– Я собирюсь убить себя, – скзл он. – А вы беспокоитесь о ккой-то простуде.

– Я бы скзл, у вс горздо больше шнсов простудиться, чем убиться, – тихо произнес Крелл.

– Вы тк думете?

– Д. Мне тк кжется.

– Хм. Д!

– Рзве не тк?

– Ну тогд вы здорово будете удивлены.

– Неужели?

– Грнтирую.

– Вм тк хочется убить себя, д, Блнш?

– Господи! Почему я это выслушивю? Ну, пожлуйст, пожлуйст, уйдите.

– Нет. Не думю, что вм действительно хочется умереть. Я боюсь, что вы упдете с крниз, изувечив себя и еще кого-нибудь внизу.

– Я хочу умереть, – произнесл девушк тихо.

– Почему?

– Вы это действительно хотите знть?

– Д, хотел бы.

Он ответил четко, с рсстновкой:

– Потому что я одинок, не любим и никому не нужн.

Он кивнул и отвернулсь, потому что глз ее внезпно нполнились слезми и ей не хотелось покзывть их Крелле.

– Ткя крсивя девушк. Ккя ерунд?! Одинок, не любим и не нужн? Сколько тебе лет, Блнш?

– Двдцть дв.

– И ты не хочешь дожить до двдцти трех?

– Не хочу, – он повторил безучстно. – Не хочу быть ни н минуту стрше, ни н секунду. Я хочу умереть. Ну, пожлуйст, дйте мне спокойно умереть!

– Перестнь! Ну перестнь же! – увещевл Крелл. – Не хочу и слышть ткое. Умереть, умереть! Тебе всего лишь двдцть дв год! Впереди вся жизнь!

– Впереди – пустот, – отозвлсь он.

– Все впереди!

– Нет ничего! Он ушел! Ничего не остлось! Он ушел!

– Кто он?

– Никто. Или все. Ox! – Он внезпно одной рукой зкрыл лицо и нчл рыдть. Другой, покчивясь, держлсь з стену дом.

Крелл дльше высунулся из окн, но он внезпно обернулсь к нему и зкричл:

– Не приближйтесь ко мне!

– Я и не собирлся...

– Не выходите! Оствйтесь н своем месте!

– Ну послушй же! Не волнуйся. Я бы и з миллион доллров не вышел н этот крниз.

– Хорошо. Оствйтесь тм. Если вы ко мне приблизитесь, я спрыгну.

– Д? Ну и кому до этого дело, Блнш?

– Что вы скзли?

– Д если ты прыгнешь, если умрешь. Думешь, кто-нибудь тебя пожлеет?

– Нет, я зню. Никто не пожлеет. Я... Меня это не волнует.

– Н четвертой стрнице о тебе появится сообщение в две строчки... и все. Все быстро збывется.

– Мне н это нплевть. Ну, пожлуйст, пожлуйст, оствьте меня в покое. Неужели вы не понимете?

– Нет, никк не могу понять. Мне бы очень хотелось, чтобы ты мне все объяснил.

Девушк перевел дыхние, кивнул, обернулсь к нему, медленно и терпеливо скзл:

– Он ушел. Понимете?

– Кто ушел?

– Ккое это имеет знчение? Он. Мужчин. Ушел. «Прощй, Блнш. Было хорошо. Но все кончено». Было хорошо... А я... – Глз ее внезпно вспыхнули. – Будьте вы все прокляты! Я не хочу жить. Не хочу жить... без него!

– Есть и другие мужчины.

– Нет, – он отрицтельно покчл головой. – Нет. Я любил его. И люблю. Мне не нужен другой. Я хочу...

– Послушй, иди сюд. Мы выпьем чшечку кофе и постремся...

– Нет.

– Ну успокойся. Иди же сюд. Ты ведь не собирешься прыгть с этого проклятого крниз. Только зря отрывешь всех от дел. Ну, иди же сюд.

– Я сейчс прыгну.

– Ну хорошо. Только не сейчс. А? В другой рз. Может быть, н следующей неделе или в будущем году. Мы сегодня все очень зняты. Дети блуются, открывют пожрные крны по всему городу. Весн нступил, Блнш. Пожлуйст, сделй мне одолжение, прыгй в другой рз. Хорошо?

– Убирйтесь к черту, – отозвлсь он и снов взглянул вниз.

– Блнш?

Ответ не последовло.

– Блнш? – Крелл вздохнул и, повернувшись к Пркеру, что-то шепнул ему н ухо. Пркер кивнул и отошел от окн.

– Ты мне чем-то нпоминешь мою жену, – пояснил Крелл девушке. – В смом деле, мою жену зовут Тедди. Он глухонемя. Он...

– Глухонемя?

– Д, с рождения. – Крелл улыбнулся. – Ты говоришь о своих трудностях? А что если бы ты был глухонемой д еще и змужем з полицейским впридчу?

– Он что, действительно... глухонемя?

– Конечно.

– Жль.

– А что ее жлеть. Ей и в голову не придет бросться с крниз.

– Я и не собирлсь, – пояснил девушк. – Я хотел принять снотворное. Поэтому и одел ночную рубшку. Но... у меня было мло тблеток, всего лишь половин пузырьк. Я не был уверен, что этого хвтит. А вы кк думете?

– Вполне достточно, чтобы зболеть, – отозвлся Крелл. – Иди сюд, Блнш. Я тебе рсскжу, кк однжды я вскрыл себе вены и чуть не умер.

– Неужели?

– Клянусь, тк оно и было. Видишь ли, всем нм когд-то бывет плохо. В чем дело? Что н тебя сегодня ншло? У тебя что, менструция?

– Что? А... вы откуд знете?

– Д тк, догдлся. Ну иди же, Блнш!

– Нет.

– Ну, Блнш, иди же сюд!

– Нет. Отстньте от меня.

Внезпно где-то в квртире рздлся пронзительный телефонный звонок. Девушк его услышл, вздрогнул, минуту, обернувшись, прислушивлсь, зтем безучстно отвернулсь. Крелл притворился удивленным. Это он см послл Пркер вниз позвонить девушке по телефону, теперь делл вид, что не ожидл звонк.

Он спокойно объявил:

– Телефон звонит.

– Меня нет дом.

– А вдруг что-нибудь вжное?

– Не имеет знчения.

– А что если это... он?

– Он в Клифорнии. Д это не он. Мне все рвно, кто это. – Он помолчл и опять повторил: – Он в Клифорнии.

– В Клифорнии ведь тоже есть телефоны, – не уступл Крелл.

– Это... Это не он.

– Почему бы тебе смой не подойти к телефону и не выяснить?

– Я зню, это не он! Оствьте меня в покое!

– Может, взять трубку? – послышлся чей-то крик из квртиры.

– Он см подойдет, – отозвлся Крелл. Он протянул девушке руку. З его спиной ндрывлся телефон. – Держись з мою руку, Блнш, – предложил он.

– Нет. Я прыгю.

– Ты не прыгнешь. Ты вернешься в комнту и ответишь н телефонный звонок.

– Нет! Я скзл – нет!

– Ну тк вляй, прыгй, ты мне ндоел! Ты просто глупя девчонк. Хочешь рзмозжить себе голову о тротур? Он ведь цементный, Блнш! Это ведь не н мтрц прыгть! – Его голос срывлся до крик.

– Мне все рвно. Я прыгю.

– Ну, тк рди бог, прыгй! – рзозлился Крелл. Он рзговривл с ней кк отец, терпению которого пришел конец. – Если тебе тк хочется, прыгй. Только скорее. Тогд мы все сможем пойти домой. Вляй!

– Я иду, – отозвлсь он.

– Двй, двй. Либо прыгй, либо держись з мою руку. Не тяни время.

З его спиной телефон непрестнно звонил. Кроме этого звон и дуновения ветр, не было слышно ни звук: ни в квртире, ни н улице.

– Я иду, – прошептл девушк.

– Вот, – встрепенулся Крелл. – Вот моя рук. Держись!

Ккое-то стршное мгновение он еще не вполне понимл, что происходит. Широко открыв глз, он, оцепенев, стоял у окн с протянутой рукой, тк и зстывшей в воздухе, девушк, внезпно оттолкнувшись от стены, прыгнул вниз. Он слышл ее пронзительный крик, летящий все двендцть этжей до земли и зглушющий жуткий перезвон телефон, удр тел о тротур; оглушенный, отвернулся от окн и скзл, ни к кому не обрщясь:

– Господи, он все-тки это сделл!

* * *

Торговцу оствлось жить всего лишь пять минут. В кких-нибудь двдцти квртлх от того мест, где Блнш прыгнул нвстречу своей смерти, он вышел н улицу, держ тяжелый ящик с товром в одной руке и рдуясь весне, олицетворяя ее. Для него Весн был женщиной, которя в бешеном тнце перепрвилсь через реку Хрб, проскользнул мимо бродяг, непременных учстников стринных водевилей, сверкнул голыми ляжкми проходящим мимо гудящим буксирм, похотливо подмигнул плвющим презервтивм, поддрзнил полными бедрми Силвермйн-роуд и прк, весело вспорхнул нд крышми многоквртирных домов и грциозно опустилсь н середину улицы.

Люди высыпли нружу, приветствуя ее. Они улыблись. Улыбки были н лицх женщин в домшних цветстых плтьях, мужчин в спортивных рубшкх с открытыми воротникми и в тпочкх или в теннискх и шортх. Рдуясь, они зключили Весну в свои объятия, прижимли к груди, целовли, приговривя – где ты пропдл все это время, млышк?

Конечно же, он не знл, что тк скоро умрет. Если бы знл, он, вероятно, провел бы свои последние минуты н земле кк-то инче: уж во всяком случе не н улице, с тяжелым ящиком рсчесок, в объятиях Весны. Если бы он только знл, что сейчс умрет, он, может быть, устроил слют или сделл бы еще что-нибудь подобное. Или, по крйней мере, выбросил бы ящик к черту и пошел бы к Бор Бор. С тех пор кк прочитл в «Гви» об этом зведении, он чсто посещл его. Иногд, когд торговля рсческми шл особенно плохо, он бывл тм десять, то и двендцть рз в день. Кк только он попдл туд, он знимлся любовью с темнокожими пятндцтилетними девицми. Сегодня темнокожие пятндцтилетние девицы тоже были н улице, но их было мло. К тому же он не знл, что умрет.

Он устло, тяжело ступя, шел по улице, чувствуя себя крепким и сильным, если бы не ящик. Он рзмышлял о том, удстся ли ему продть сегодня хоть несколько рсчесок. До конц рбочего дня нужно было, по крйней мере, продть еще три. Кому, дьявол его побери, нужны рсчески, если Весн водит хоровод н улице? Вздохнув, он поднялся н ступеньки ближйшего многоквртирного дом, мимо прыщвой шестндцтилетней блондинки в рбочих брюкх из хлопчтобумжной сржи и белой блузе, и еще подумл, умеет ли он тнцевть хулу?

Он вошел в плохо освещенный, зловонный вестибюль, миновл почтовые ящики со сломнными змкми и болтющимися дверцми, прошел через открытую дверь с чудом уцелевшим мтовым стеклом. Н первом этже, у лестничной клетки, были беспорядочно нвлены контейнеры для мусор, они, дже пустые, воняли н весь коридор. Он с отврщением зсопел и нчл взбирться по лестнице н второй этж туд, где дневной свет проникл через вентиляционное окно.

Ему оствлось жить всего лишь три минуты. Когд взбирешься по лестнице, ящик стновится все тяжелее. И чем выше поднимешься, тем больше он весит. Он это уже двно подметил. Он был дошлый, умный и нблюдтельный и знл это. З многие годы он н собственном горбу прочувствовл связь между физическим состоянием и возрстнием вес ящик при подъеме. Поэтому был рд, когд добрлся, нконец, до площдки второго этж. Он поствил ящик н пол, достл носовой плток, вытер взмокший лоб.

Ему оствлось жить еще полторы минуты. Он ккуртно сложил плток и положил его обртно в крмн. Взглянул вверх н метллические цифры н двери перед собой. Квртир 1"А". Букв "А" висел немного вкось. Времени совсем не оствлось.

Он ншел кнопку звонк н косяке двери. Протянул руку... Три секунды. Нжл кнопку...

Внезпный оглушительный взрыв снес дверь и стену квртиры, рзорвл продвц пополм, поднял вверх и рзметл по лестнице кскд рсчесок и обожженной человеческой плоти.

Весн действительно нступил.

Глв 2

Во время последней великой борьбы з демокртию детектив второго клсс Коттон Хейз служил н борту берегового миноносц, поэтому его боевой опыт огрничивлся происшествиями н море. Честно говоря, он кк-то рз принимл учстие в бомбрдировке побережья мленького тихоокенского остров, но своими глзми никогд не видел результты рзрушительных торпедных тк своего корбля н японские береговые укрепления. Служи он пехотинцем в Итлии, рзрушения в холле многоквртирного дом не очень бы удивили его. А тк кк он спл в чистой постели, ел, кк говорится, досыт три рз в день, поэтому то, что он увидел, стршно потрясло его.

Прихожя и лестниц были звлены штуктуркой, щепкми, обрывкми обоев, деревянными блкми, кухонной утврью, рсческми, осколкми рзбитой посуды, человеческими остнкми, волосми и мусором, всюду был кровь. Поднятое взрывом, в воздухе стояло облко пыли от штуктурки, пронизнное лучми полуденного солнц, проникющего через вентиляционное окно. Смо окно вдребезги рзнесло взрывом: осколки были повсюду н лестничной площдке второго этж. Стены вокруг почернели и вспучились. Все бутылки из-под молок, стоящие тут же у дверей двух других квртир, были рзбиты. К счстью, обольстительниц Весн звлекл н улицу всех других жителей второго этж, поэтому в тот прельский день от взрыв пострдли только рзносчик в коридоре и сми обиттели квртиры 1"А".

Хейз шел вверх по звленной обломкми лестнице следом з кшляющим и здыхющимся от пыли птрульным, прикрывя лицо носовым плтком и стрясь не думть о том, что он пробирется через кроввые остнки того, кто когд-то был человеком. Он прошел по следу из рсчесок к поверженной стене и рзрушенной двери квртиры: в тот день шел дождь из рсчесок – кроввый дождь. Из кухни все еще влил клубми дым, в воздухе чувствовлся зпх гз. Хейз дже не предполгл, что ему пондобится противогз, который еще внизу птрульный сунул ему в руку, но стршня вонь зствил его передумть. Он нтянул мску н лицо через голову, проверил вводную трубку, соединенную с коробкой противогз, и следом з птрульным вошел в кухню, ругясь и ничего не видя, тк кк стекл тотчс же зпылились. Человек в спецовке спешно делл свою рботу н кухне з рзбитой плитой, стрясь остновить продолжющуюся утечку гз в квртиру. Взрывом плиту отбросило от стены, рзорвло трубы, соединяющие ее с гзопроводом, и постоянный приток гз в квртиру угрожл новым взрывом. Человек в спецовке, несомненно, послнный либо депртментом общественных рбот, либо гзовой и электрической компнией, дже не поднял головы, когд они вошли. Он спешил и рботл быстро. Один взрыв уже был, и, черт его возьми, он не хотел второго, по крйней мере, пок он см нходился в помещении. Он знл, что смеси одной чсти окиси углерод с половиной кислород или двумя с половиной чстями воздух достточно для того, чтобы снов от ккого-нибудь плмени или искры произошел взрыв. Когд он прибыл н место происшествия, он открыл все окн, дже в спльне, хотя то, что он увидел тм н кровти, не было приятным зрелищем. Он зтем срзу же приступил к рботе нд искореженными и изогнутыми гзовыми трубми, пытясь устновить утечку гз. Он был блгочестивый ктолик, но, если бы см Пп Римский вошел в кухню, он и то не перестл бы возиться с трубми. Он дже не кивнул вошедшим.

Сквозь зпыленные стекл противогз Хейз нблюдл з его рботой, зтем бросил взгляд н рзвороченную кухню. Не ндо было быть большим специлистом, чтобы определить, что именно здесь произошел взрыв. Это было ясно и без перевернутой плиты и зпх гз. Кухня вся рзбит: стекл выбиты, кстрюли и сковородки рзметло в рзные стороны и изрешетило. К счстью, знвески сгорели мгновенно и не произошло большого пожр. Стол и стулья взрывом швырнуло в комнту рядом с кухней, дже здесь взрывом подняло с мест тхту и теперь он торчком стоял у рзрушенной стены.

В отличие от других комнт, спльня почти не пострдл. Гзовщик открыл окно, и весенний ветер зшевелил знвески, беззботно игря с ними. Одеяло было снято и лежло у изножья постели, н чистых белых простынях лежли двое – мужчин и женщин – тк, кк это бывет весной: н мужчине ничего, кроме трусов, в голубую полоску, н женщине – только трико. Об были мертвы.

И хотя Хейз не очень-то рзбирлся в птологии, тел мужчины и женщины н постели, дже при том, что рссмтривл он их через грязные стекл противогз, были яркого, вишнево-крсного цвет, и он готов был держть при, что об они умерли от острого отрвления окисью углерод. Он уже готов был рзмышлять о том, был ли смерть случйной или преднмеренной, – он был хорошим полицейским и не мог, конечно, исключить ткже и возможность умышленного убийств. Тем не менее нчл целенпрвленный поиск зписки о смоубийстве.

Ему не пришлось долго ее искть. Он лежл неподлеку, н тулетном столике, нпротив кровти, прижтя мужскими нручными чсми, чтобы не слетел. Не дотргивясь ни до чсов, ни до зписки, Хейз нгнулся, чтобы прочитть нписнное.

Он был отпечтн н мшинке. Он мехнически оглядел комнту и увидел ее н мленьком приствном столике возле кровти. Он снов посмотрел н зписку.

"Боже, прости нс з содеянное. Мы тк любим друг друг. Но весь мир против нс. У нс нет другого выход. Только тк мы можем положить конец своим стрдниям и мучениям других. Пожлуйст, пойми.

Томми и Ирэн".

* * *

Хейз утвердительно кивнул, молч выскзывя понимние, зтем отметил про себя: не збыть бы збрть зписку и чсы, кк только будут сделны фотогрфии. Он пересек комнту, зполнил блнк, который позднее прикрепит к пишущей мшинке с тем, чтобы доствить ее в лборторию, где прни лейтеннт Сэм Гроссмн должны будут провести свои тесты н срвнение зписки и шрифт.

Он снов подошел к кровти. Кзлось, мужчине и женщине было немногим более двдцти. Мужчин непроизвольно весь обделлся, очевидно, после того, когд впл в глубокую кому и когд гз полностью одолел его. Женщину вырвло в подушку. Он стоял у их кровти, здумвшись нд тем, кк они себе все это предствляли. Или мечтли о крсивой, спокойной и тихой смерти? Вроде бы кк «зснут» и все? Интересно, что они чувствовли, когд нчлсь головня боль? Они, возможно, впли в збытье и не могли сдвинуться с этой кровти, дже если потом и передумли умирть вместе. А когд их тел стло сводить судорогой, прежде чем они впли в оцепенение и не могли уже контролировть ни рвоту, ни другие физические отпрвления? Он смотрел н тел этих двух людей, Томми и Ирэн, кждому из которых было не больше двдцти, кчл головой и думл: «Глупцы, что вы ндеялись нйти? Откуд вы взяли, что мучительня смерть лучше мучительной жизни? Что зствило вс искть выход в мучительной смерти?»

Он отвернулся от кровти. Н полу влялись две пустые бутылки из-под виски. Из одной спиртное пролилось н коврик, брошенный у кровти со стороны женщины. Он не знл, нпились ли они до бесчувственного состояния, после того кк открыли гзовый крн, но тк чсто поступли те, кто трвился гзом. Он знл, некоторые люди считют, что смоубийство требует большого мужеств, но см полгл, что это проявление чрезвычйной трусости. Пустые бутылки из-под виски служили подтверждением его мыслей. Он зготовил бирки к кждой из них, но не прикрепил, отложил до тех пор, пок не будут сделны фотогрфии.

Одежд женщины лежл н стуле с высокой спинкой, стоявшего рядом с кровтью. Блузк висел н спинке стул, н ней ккуртно был сложен бюстгльтер. Ее юбк, пояс с резинкми, нейлоновые чулки, кожный пояс были сложены н сиденье. Пр черных кожных лодочек ккуртно поствлен около стул.

Одежд мужчины был брошен н мягком кресле в другом конце комнты: брюки, рубшк, нижняя рубшк, глстук, носки и пояс. Сбоку от кресл стояли его ботинки. Хейз сделл пометку: нпомнить техническим службм собрть одежду в плстиковые мешки и отвезти в лборторию. Он ткже зметил бумжник мужчины, булвку для глстук и мелочь н тулетном столике рядом с сережкми и ожерельем из искусственного жемчуг.

К тому времени кк он зкончил осмотр квртиры, течь был устрнен и прибыли рботники лбортории, фотогрфы из полиции, врч. Ему оствлось только спуститься вниз и переговорить с птрульным полицейским, который первым сообщил в учсток о взрыве. Он был молод, неопытен и стршно испугн. Но сумел взять себя в руки и дже рзыскл в холле, в груде кмней, змызгнный, обуглившийся бумжник и передл его Хейзу, будто желя кк можно быстрее избвиться от него. Уж лучше бы он его и не нходил. По этому бумжнику Хейз определил личность человек, остнки которого рзметло по стенм и лестнице.

Позже, в тот же смый день, после рзговор в лбортории, он нвестил жену рзносчик. Он скзл: «Почему именно Хэрри?»

Он объяснил, что по предврительному зключению рботников лбортории, ее муж, вероятно, подошел к двери квртиры 1"А", нжл кнопку звонк, и электрический рзряд явился причиной взрыв.

– Почему это обязтельно должен был быть Хэрри? – не сдвлсь жен торговц.

Хейз пытлся объяснить ей, что ткое иногд случется, что никто в этом не виновт, что ее муж просто делл свою рботу и не имел предствления о том, что в квртире з этой злосчстной дверью было полно гз. Но женщин все смотрел н него остновившимся взглядом и беспомощно повторял:

– Почему именно Хэрри?

Он вернулся в отделение с щемящей болью в сердце. У него едв хвтило сил поздоровться с Креллой, который сидел з своим столом и печтл н мшинке рпорт. В тот вечер они об ушли из отделения в восемь пятндцть, н дв с половиной чс позже официльного окончния смены. Нстроение Креллы было отвртительным: он съел холодный ужин, неспрведливо рявкнул н жену, дже не пошел взглянуть н спящих близнецов, тут же улегся спть и всю ночь беспокойно ворочлся н кровти. Хейз нвестил Кристин Мксвелл, с которой двно уже был знком, и предложил пойти вместе в кино. Он следил з экрном со все возрстющим рздржением, потому что в этом, кзлось, явном случе смоубийств что-то было не тк, но он никк не мог понять, что именно.

Глв 3

Мертвецы не потеют.

В мрте было очень тепло, и пот слегк покрыл лиц Креллы и Хейз, выступил н губе мужчины, стоявшего рядом с ними, проявился грязным пятном под мышкой служщего, который мрчно оглядел всех троих, зтем выдвинул ящик.

Он почти бесшумно выктился н роликх. Н холодной плите, нгя и неподвижня, лежл девушк по имени Ирэн. Когд ее ншли, он был в трусикх, но их немедленно перепрвили в лборторию, и теперь он был голя, холодня, безучстня к тому, кк служщий и трое других мужчин рзглядывли ее. Через некоторое время тело перепрвят в другое отделение больницы, где будет произведено вскрытие. А пок оно было нетронутым, но... безжизненным.

– Это он? – спросил Крелл.

Человек, стоявший между двумя детективми, утвердительно кивнул. Это был блондин, высокий и худой, с светло-голубыми глзми. Н нем был серый гбрдиновый костюм, беля, зстегнутя н все пуговицы рубшк, глстук в полоску. Он не проронил ни слов. Он просто коротко кивнул, будто и это было излишним.

– Это вш жен, сэр? – нстивл Крелл.

Мужчин снов кивнул.

– Не могли бы вы нзвть ее имя полностью, сэр?

– Ирэн, – отозвлся, нконец, мужчин.

– А ккое у нее второе имя?

– Это и есть второе.

– Что вы имеете в виду?

– Ее зовут Мргрет Ирэн Тейер, – он помедлил, – ей не нрвилось имя Мргрет, и он пользовлсь вторым.

– Вы хотите скзть, что он см себя звл Ирэн?

– Д.

– А где вы живете, мистер Тейер?

– Проспект Бейли, 1134.

– Вы жили вместе по этому дресу?

– Д.

Крелл и Хейз переглянулись. Зпхло убийством. У кждого, живущего н этой земле, есть своя тйн, которую он, кк потйной шкфчик, стрется скрыть, тем более, если это убийство. Женщин, по имени Мргрет Ирэн Тейер, был нйден полуголой н кровти с полуголым мужчиной. Человек, который опознл ее, Мйкл Тейер, был ее мужем; один из этих тйных шкфчиков приоткрылся и все зглянули внутрь. Крелл откшлялся:

– Вы были... рзведены... или?..

– Нет.

– Понятно, – Крелл сделл пузу, зтем продолжл. – Видите ли, мистер Тейер, вш... вш жен был нйден с мужчиной.

– Я зню. Я видел фотогрфии в гзете. Поэтому я и позвонил в полицию. Я хочу скзть, что, когд я увидел фотогрфию Ирэн, я подумл, что здесь ккя-то ошибк. Потому что я считл... видите ли, он скзл мне, что собирется провести ночь у мтери. Я позвонил ей, и он ответил, что Ирэн ее не нвещл. И тогд я подумл... Я длее не зню, что... Я просто позвонил в полицию и попросил... попросил рзрешения посмотреть... н тело девушки, которую ншли.

– И это действительно вш жен, мистер Тейер? У вс нет сомнений?

– Это... это моя жен, – подтвердил Тейер.

– Вы скзли, что увидели фотогрфии вшей жены и мужчины в гзете.

– Д.

– Вы узнли и мужчину?

– Нет, – он помолчл. – Он... он тоже здесь?

– Д, сэр.

– Я хочу посмотреть н него.

– Если вы его не узнли, это необязтельно делть.

– Я хочу увидеть его, – нстивл Тейер.

Крелл пожл плечми и подозвл служщего. Они последовли з ним через длинную комнту с высоким потолком. Их шги гулко рздвлись н покрытом кфелем полу. Служщий зглянул в лежщий н посудном шкфу отпечтнный н мшинке список, прошел по проходу, нгнулся и выдвинул второй ящик. Тейер пристльно вглядывлся в лицо человек, которого ншли с его женой.

– Он мертв, – произнес он, ни к кому не обрщясь.

– Д, – подтвердил Крелл.

Тейер кивнул и проронил:

– Мне хочется смотреть н него. Стрнно, не првд ли? Мне хочется понять, что в нем было ткого особенного.

– Вы все еще его не узнете? – спросил Хейз.

– Нет. Кто он?

– Мы не знем. В его бумжнике не было никкого удостоверения, дже водительских прв. Но одно из имен в предсмертной зписке было Томми. Вш жен когд-нибудь говорил о ком-либо, по имени Томми?

– Нет.

– И вы никогд его рньше не видели?

– Никогд, – Тейер помолчл и скзл: – Я не совсем понимю. Квртир... в которой вы ншли их. Рзве вы не спршивли хозяйку? Он что, не знет его имени?

– Он, конечно, могл бы знть. Но это был не его квртир.

– Что вы имеете в виду?

– Хозяйк дом сообщил нм, что ее снял человек, по имени Фред Хеслер.

– Возможно, он снял ее под другим именем, – предположил Тейер.

Крелл отрицтельно покчл головой.

– Нет. Мы приводили ее сюд, и он скзл, что это не Фред Хеслер.

Он подл знк служщему, и тот здвинул ящик н место.

– Мы сейчс пытемся нйти Хеслер, но пок безуспешно. – Крелл вытер пот со лб и продолжл: – Мистер Тейер, если вы не возржете, нм бы хотелось выбрться отсюд. Придется здть вм еще несколько вопросов, но мы бы предпочли сделть это з чшкой кофе, если вс это устроит.

– Д, конечно, – соглсился Тейер.

– Я вм больше не нужен? – поинтересовлся служщий морг.

– Нет. Большое спсибо, Чрли.

– Не стоит, – отозвлся Чрли и вновь знялся чтением журнл «Плейбой».

* * *

Они ншли столовую в трех квртлх от больницы, зняли место у окн и стли нблюдть з проходящими по улице девушкми в легких весенних ситцевых плтьях. Крелл и Тейер зкзли кофе. Хейз был любителем чя. Они сидели, пили мленькими глоткми из горячих кружек, прислушивясь к шуршнию вентиляторов под потолком. Стоял весн. Мимо их окн проходили хорошенькие девушки и не хотелось говорить о предтельстве и неожиднной смерти. Но был и смерть, и щекотливя ситуция, и измен; возникло множество вопросов, которые ждли ответ.

– Вы скзли, что вш жен собирлсь провести ночь у мтери, не тк ли, мистер Тейер?

– Совершенно верно.

– Кк зовут ее мть?

– Мэри Томлинсон. Девичья фмилия моей жены был Томлинсон.

– Где живет вш тещ?

– Н Снд Спит.

– И вш жен чсто ее нвещл?

– Д.

– Кк чсто, мистер Тейер?

– По крйней мере, рз в две недели. Иногд чще.

– Одн, мистер Тейер?

– Что вы имеете в виду?

– Одн? То есть без вс.

– Д, мы с тещей не очень-то лдили.

– И вы ее не нвещли. Я првильно вс понял?

– Првильно.

– Но сегодня утром вы ей позвонили, когд увидели фотогрфию Ирэн в гзете?

– Д, позвонил.

– Знчит, вы с ней все-тки рзговривете?

– Рзговривю, но мы недолюбливем друг друг. Я скзл Ирэн, что, если он хочет видеться с мтерью, ей придется это делть без меня. Только и всего.

– Он тк и поступл, – уточнил Хейз, – в среднем рз в две недели. Иногд чще.

– Д.

– А вчер он вм скзл, что собирется к мтери и переночует у нее?

– Д.

– И он чсто у нее оствлсь ночевть?

– Д. Видите ли, ее мть вдов. И Ирэн чувствовл, что он одинок, и поэтому он проводил... – Тейер змялся, сделл глоток кофе, поствил чшку н место, зтем снов взглянул н полицейских. – Ну теперь я не уверен. Я действительно не зню.

– О чем именно, мистер Тейер?

– Видите ли, я предполгл, что женщин действительно одинок, и дже если он мне не по душе, я не считл себя впрве не рзрешть ее дочери видеться с ней. Я имею в виду Ирэн. Но теперь... после... после того, что случилось, я не зню, я не уверен, что Ирэн проводил все это время со своей мтерью. Или... – Тейер зтряс головой, схвтил чшку с кофе и злпом выпил горячий нпиток.

– Или он все это время был с Томми, – помог ему Крелл.

Тейер кивнул.

– Когд он вчер ушл из дом, мистер Тейер? – спросил Хейз.

– Не зню. Я ушел н рботу в восемь. Он был дом.

– Чем вы зниметесь?

– Я пишу стихи н поздрвительных открыткх.

– У вс свое дело или вы рботете н ккую-либо компнию?

– Свое дело.

– Но вы скзли, что вчер ушли из дом н рботу. Знчит, вы не рботете дом?

– Нет. У меня небольшой офис в центре.

– Где именно?

– В зднии Пссж. Небольшя комнт; письменный стол, пишущя мшинк, конторк с ппкми для бумг, несколько стульев – все смое необходимое.

– И вы кждое утро, в восемь, отпрвляетесь туд? – поинтересовлся Хейз.

– Д, кроме субботы и воскресенья. В эти дни я обычно не рботю.

– Но с понедельник по пятницу вы всегд приходите н рботу в восемь утр. Я првильно вс понял?

– Нет. В восемь я выхожу из дом. По дороге н рботу я зхожу позвтркть и только потом отпрвляюсь в офис.

– Тк когд же вы туд приходите?

– Около девяти.

– А когд уходите?

– Чс в четыре.

– И срзу идете домой? – вмешлся Крелл.

– Нет, я обычно зхожу з другом и мы идем выпить рюмочку-другую. Он пишет песни, его офис рядом с моим. В этом зднии много музыкнтов.

– Его имя?

– Говрд Левин.

– Вы и вчер с ним встречлись?

– Д.

– В четыре?

– Приблизительно в это время. Что-то ближе к четырем тридцти.

– Рзрешите мне подытожить, мистер Тейер? – попросил Хейз. – Итк, вчер вы вышли из дом в восемь утр, позвтркли...

– Где это было, кстти? – полюбопытствовл Крелл.

– Я посещю ресторн в двух квртлх от дом.

– Итк, позвтркли в ресторне, прибыли к себе в офис в девять чсов. Жен вш был дом, когд вы уходили, но вы знли, что он собирется к мтери н Снд Спит, по крйней мере, тк он вм скзл.

– Совершенно верно.

– В течение дня вы с женой рзговривли?

– Нет.

– У вс в офисе нет телефон?

– Есть, конечно. – Тейер нхмурился. Ккя-то мысль, кзлось, не двл ему покоя.

Он не срзу уяснил, ккя именно, и сидел, нхмурившись, сжв зубы.

– Но ни вы ей, ни он вм не звонил.

– Нет, – повторил Тейер с обидой в голосе. – Я знл, что он собирется к мтери. С ккой стти мне было ей звонить?

– В кком чсу вы обедли, мистер Тейер? – здл вопрос Крелл.

– В чс. Думю, приблизительно в это время. А в чем, собственно, дело?

– О чем вы, мистер Тейер?

– Д, просто тк.

– А где вы обедли?

– В итльянском ресторне, рядом с рботой.

– В кком?

– Послушйте!.. – нчл было Тейер.

– Я вс слушю...

– В чем, собственно, дело?

– Мистер Тейер, – Хейз был бесстрстен. – Вш жен встречлсь с другим человеком, похоже, что они вместе кончили жизнь смоубийством. Не ведь многое не всегд окзывется тким, кким выглядит н первый взгляд.

– Понятно.

– Поэтому мы и хотим удостовериться...

– Понятно, – снов повторил Тейер. – Вы полгете, что я имею ккое-то отношение к этому. Ведь тк?

– Не обязтельно, – объяснил Крелл. – Мы просто пытемся выяснить, кк и где вы провели вчершний день.

– Ясно.

З столом нступило молчние.

– И все-тки, где вы обедли, мистер Тейер?

– Я что, рестовн? – не выдержл Тейер.

– Ну что вы.

– У меня ткое чувство, что вы рсствляете мне ловушки. У меня нет больше желния отвечть н вши вопросы.

– Почему же?

– Потому что я ко всему этому не имею ни млейшего отношения. А вы пытетесь предствить дело тк, будто... будто. Черт возьми, что я, по-вшему, должен чувствовть? – его голос сорвлся до крик. – Я вижу фотогрфию жены в гзете, читю, что он мертв и что... что он был, был. Вы, мерзвцы. Что я, по-вшему, должен чувствовть?

Он поствил н стол чшку, прикрыл лицо рукой, тк чтобы не было видно слез, сидел тихий и молчливый.

– Мистер Тейер, – Крелл зговорил с ним очень мягко. – Порядок рсследовния кждого случя смоубийств точно ткой же, кк и убийств. Мы опршивем людей, пишем отчеты для депртмент...

– Д пошли вы к черту со своим депртментом, – возмутился Тейер, но продолжл сидеть, прикрыв глз рукой. – У меня умерл жен.

– Д, сэр, мы понимем.

– Тогд оствьте меня в покое. Вы ведь скзли, что мы пойдем выпить чшку кофе, ... это допрос с пристрстием.

– Нет, сэр, вы ошибетесь.

– Тогд, что же это, черт побери? – не выдержл Тейер. Рук внезпно опустилсь, глз зсверкли. – Он мертв! – зкричл он. – Он был нйден в постели с другим. Чего же вы, черт возьми, хотите от меня?

– Мы хотим знть, где вы были весь вчершний день. Только и всего, – пояснил Хейз.

– Обедл в ресторне под нзвнием «Нино», в двух квртлх от рботы, вернулся н службу чс в дв, дв тридцть. Рботл до...

– Обедли одни?

– Нет, со мной был Говрд.

– Ну дльше что?

– Рботл до четырех тридцти. Зтем ко мне зшел Говрд, скзл, что зкончил рботу и спросил, не пойти ли нм выпить. Я соглсился. И мы зшли в бр н углу, под нзвнием «Динтл». Я выпил дв Роб Роя, потом мы с Говрдом прошлись пешком до метро. И я отпрвился прямо домой.

– Когд это было?

– Что-то около пяти тридцти.

– А потом что вы делли?

– Прочитл гзеты, посмотрел новости по телевизору, потом сделл себе ужин из яичницы с ветчиной, ндел пижму, немного почитл и зснул. Сегодня утром я проснулся в семь тридцть. Ушел из дом, кк всегд, в восемь. Купил гзету по дороге в ресторн, з звтрком рскрыл ее и увидел фотогрфию Ирэн. Срзу же из ресторн позвонил ее мтери, зтем в полицию. – Тейер, помолчв, добвил с сркзмом: – А тм были тк любезны, что познкомили меня с вми, джентльмены.

– Все в порядке, мистер Тейер, – объявил Хейз.

– И больше вм от меня ничего не нужно?

– Нет. Простите, что мы вс рсстроили, но у вс возникли вопросы, кое-что ндо было выяснить.

– Я могу идти.

– Безусловно, сэр.

– Спсибо, – помолчв, Тейер спросил: – Могу я просить вс об одном одолжении?

– Что именно, сэр?

– Когд выяснится, кто этот человек... Томми. Ну, с которым ее ншли в постели, дйте мне знть.

– Пожлуйст, если хотите.

– Д, очень хочу.

– Хорошо. Мы вм тогд позвоним.

Они смотрели ему вслед, когд он, понурив голову, выходил из столовой, высокий, худой и сутулый.

– Что з черт, – проронил нконец Хейз. – Но мы обязны здвть вопросы.

– Ничего не поделешь, – подтвердил Крелл.

– И все-тки ндо признть, Стив, непрвдоподобно, что он уж совсем ничего не знл.

– Что ты хочешь скзть?

– Бог ты мой, его жен чуть ли не кждую неделю уходит к мтери, проводит у нее ночь, он дже не позвонит, чтобы проверить, тк ли это. Никогд этому не поверю.

– Это потому, что ты не жент, – просто пояснил Крелл.

– Ну д!

– Я не прошу Тедди двть мне письменный отчет о том, где он бывет. Тут уж либо ты доверяешь кому-то, либо нет.

– А ты считешь, что он ей доверял?

– Мне кжется, что д.

– Не стоил он его доверия, – не соглсился Хейз.

– Есть ткие чудес н свете, что тебе и не снились, мой друг Горций, – перефрзировл Гмлет Крелл.

– Ккие именно? – не понял Хейз.

– Любовь, нпример, – пояснил Крелл.

– Есть, конечно. И ты не можешь не соглситься, что в днном деле он – всему причин.

– Я этого не зню.

– Ну если, конечно, это только не убийство.

– Не зню. Не зню, что принять, что отвергнуть. Зню только, что чувствую себя омерзительно, когд приходится вот тк рзговривть с прнем, который сржен горем, я не вполне уверен, что...

– Если только он и в смом деле сржен горем, – перебил Хейз. – И если только не он см включил этот гз.

– Мы этого не знем, – не соглсился Крелл. – У нс нет улик.

– Вот поэтому-то мы и должны здвть вопросы.

– Несомненно. А иногд и отвечть н них, – он змолчл, зтем вдруг лицо его помрчнело. – Я вчер ответил н вопрос девушки н крнизе, Коттон. Мленькой, испугнной, ошршенной. Он искл ответ н свой смый большой вопрос, и я дл ей его. Я скзл ей: прыгй.

– Ну, рди бог...

– Это я велел ей прыгнуть, Коттон.

– Он бы все рвно это сделл, что бы ты ей ни скзл. Девушк, которя выходит н крниз двендцтого этж...

– Ты был здесь в прошлом преле, Коттон? Ты помнишь прня по прозвищу Глухой. Все эти комбинции и перетурбции, помнишь? Зкон вероятности. Вспоминешь?

– Ну и что из того?

– Я думю о том, что могло бы случиться, если бы скзл я ей что-то другое. Предположим, вместо того, чтобы скзть: вляй, прыгй, – я бы посмотрел н нее и скзл: «Ты смя прекрсня девушк в мире и я люблю тебя. Пожлуйст, вернись в комнту!» – И ты думешь, он бы прыгнул?

– Если он этого хотел, ничего не имело знчения...

– А я все думю о том, что было бы, если бы не я, кто-нибудь другой, ты, нпример. Пит, Берт или Мейер, любой из вс, был у этого окн? Может быть, твой голос ей понрвился бы больше моего? Может быть, Питер смог бы уговорить ее уйти с крниз. Может быть...

– Стив! Стив, ккого черт ты в этом копешься?

– Прво, не зню. Просто мне не доствило никкого удовольствия допршивть Мйкл Тейер.

– Мне тоже.

– Все это очень смхивет н смоубийство, Коттон.

– Зню.

– Конечно, полностью ни в чем нельзя быть уверенным. Поэтому и приходится быть грубым, обмнывть и притворяться.

– Вляй, копйся дльше, – Хейз произнес это резко и чуть было не добвил: «Почему бы тебе не возвртиться н учсток и не нписть зявление об отствке?» Но, взглянув через стол н Креллу и увидев его встревоженный взгляд, вспомнил, что случилось все это только вчер, когд он сердито велел девушке прыгнуть. Он вовремя сдержл готовые слететь с язык слов об отствке. Вместо этого с усилием зствил себя улыбнуться и произнести:

– Я зню, что мы сделем. Огрбим бнк, уедем в Южную Америку и будем жить, кк миллионеры. Идет? Тогд нм не придется переживть о том, кк здвть вопросы и отвечть н них. Ну кк?

– Спрошу Тедди, – отозвлся Крелл и вымученно улыбнулся.

– Обдумй это, – предложил Хейз. – А я тем временем свяжусь с бригдой.

Он вышел из-з стол и нпрвился в дльний конец столовой к телефонной будке. Вернувшись, он скзл:

– Хорошие новости.

– Ккие? – поинтересовлся Крелл.

– Объявился Фред. Хеслер.

Глв 4

Фред Хеслер испытывл невероятный восторг. Это был полный человечек, в клетчтом пиджке и ярко-синей спортивной рубшке. Глз, тоже синие и яркие, возбужденно блестели, когд он дрыгл ногми от удовольствия, оглядывя комнту.

– Я впервые в жизни в полицейском учстке, – объяснил он. – Бог ты мой! Ккой колорит! Ккя тмосфер!

Колорит и тмосферу в этот момент соствлял человек с ножевой рной н левой руке, из которой хлестл кровь и которую детектив Мейер терпеливо пытлся остновить, в то время кк другой детектив, Берт Клинг, вызывл по телефону «Скорую». Помимо этого колорит и тмосферу определял шестидесятилетний стрик, который, вцепившись в проволочную сеть клетки небольшого изолировнного помещения, нходящегося в комнте, орл:

– Убью мерзвц! Дйте мне добрться до него! – и плевлся в кждого, кто ближе подходил к его мленькой тюрьме. Колоритн был ткже и толстя женщин в домшнем цветстом плтье, которя жловлсь инспектору Хэлу Уиллису н шум, потому что з стеной ее квртиры н первом этже постоянно игрют в бейсбол. Атмосфер включл ткже неумолкющий перезвон нескольких телефонных ппртов, стук пишущих мшинок и особый зстрелый зпх полицейского учстк, тот утонченный ромт, состоящий н семь десятых из человеческого пот, н одну десятую – из зпх кипящего кофе, еще н одну десятую – из мочи от стрик з решеткой и н одну десятую – из дешевых духов толстухи в домшнем пестром плтье.

Крелл и Хейз вошли в эту тмосферу и колорит по обитым железом ступеням лестницы, ведущей из коридор первого этж строго здния, миновв комнту для допросов, тулет и кнцелярию. Рспхнув дверь в железной перегородке, они тут же зметили Энди Пркер, рзговривющего с толстячком, сидевшим н стуле с высокой спинкой, и, решив, что это и есть Фред Хеслер, нпрвились прямо к нему.

– Здесь ткя вонь, – срзу же зметил Крелл. – Неужели нельзя открыть окно?

– Окн открыты, – откликнулся Мейер. Руки его были в крови.

Он обернулся к Клингу и спросил:

– Они едут?

– Д, – ответил Клинг. – Почему птрульный не знялся этим? У него прямо н учстке должн был быть снитрня мшин. Черт возьми, он думет, что у нс здесь «Скоря медицинскя помощь»!

– Не говори мне о птрульных, – не выдержл Мейер. – Я никогд в жизни их не пойму.

– Привести сюд этого прня с рсполосовнной рукой, – пояснил Клинг Крелле. – Нужно доложить об этом кпитну. У нс и без этой кровищи н полу збот хвтет.

– А что случилось? – зинтересовлся Крелл.

– Этот стрый хрыч в клетке пырнул его ножом, – объяснил Мейер.

– З что?

– В крты игрли. Стрик говорит, что он блефовл.

– Выпустите меня отсюд! – внезпно зорл стрик в клетке. – Я убью этого ублюдк!

– Вы должны зпретить им гонять мяч клюшкми под моими окнми, – нстивл толстух.

– Вы бсолютно првы, – успокивл ее Уиллис. – Я прямо сейчс пошлю к вм учсткового. Он зствит их уйти н спортивную площдку.

– Но у нс нет спортивной площдки, – уточнил он.

– Ну, тогд он пошлет их в прк. Не волнуйтесь, мы что-нибудь сделем.

– Но вы и в прошлый рз обещли то же смое, они до сих пор игрют в бейсбол под моими окнми и сквернословят.

– Куд же к дьяволу провлилсь «Скоря помощь»? – взорвлся Мейер.

– Скзли, что сейчс прибудет, – откликнулся Клинг.

– Ну, пожлуйст, Коттон, включи вентилятор! – взмолился Крелл.

– Воняет, кк в китйском борделе, – подтвердил Пркер. – Стрик обмочился, когд Дженеро схвтил его з шиворот. Ему хоть и шестьдесят, но руку прню он здорово отделл.

– Хотелось бы знть, кто будет его допршивть, – полюбопытствовл Хейз. – В клетке воняет, кк в зоопрке.

– Дженеро приволок его сюд, – вмешлся Пркер, – ему и допршивть. – И см от души рссмеялся нд своим диким предложением.

Неожиднно он скзл:

– Познкомьтесь. Это – Фред Хеслер. А это детективы Крелл и Хейз. Они знимются делом о смоубийстве.

– Здрвствуйте, – Хеслер немедленно вскочил и схвтил Креллу з руку.

– Это изумительно. Совершенно и-зу-ми-тель-но!

– Куд кк изумительно, – не выдержл Пркер. – Я отчливю из этого сумсшедшего дом. Если нчльство спросит – я в кондитерской н Клвер-стрит.

– И что ты тм будешь делть?

– Есть взбитые сливки.

– Может быть, все-тки дождешься «Скорой», – попросил Клинг. – У нс здесь дел по горло.

– В этой комнте и тк больше полицейских, чем в кдемии, – возрзил Пркер и вышел. Толстух вышл следом, бормоч себе под нос что-то вроде: «Грязня полиция в этом вшивом городе». Явился птрульный, чтобы отвести стрик н первый этж в кмеру предврительного зключения. Стрик нбросился н него, едв они отперли дверь клетки, и птрульный мгновенно успокоил его, сбив с ног дубинкой, и потщил осевшее, безвольное тело из дежурки. Минут пять спустя появилсь «Скоря». Человек с исполосовнной рукой скзл снитрм, что он см может спуститься по лестнице в мшину, но они зствили его лечь н носилки и унесли. Мейер вымыл руки под умывльником в углу комнты и устло сел з свой стол. Клинг нлил себе чшку кофе. Крелл снял кобуру, положил в верхний ящик своего письменного стол и сел рядом с Фредом Хеслером. Хейз рсположился н крешке стол.

– И тк у вс тут всегд? – поинтересовлся Хеслер. Глз его блестели.

– Не совсем, – усмехнулся Крелл.

– Д ну. Вот здорово!

Вместо ответ Крелл промычл что-то и спросил:

– Где вы были все это время, мистер Хеслер?

– Меня не было в городе. Я и не подозревл, что вы, ребят, меня рзыскивете. Когд я сегодня утром вернулся в квртиру... Бог ты мой! Ну и дел!.. Квртирня хозяйк скзл мне, чтобы я к вм зшел. Вот я и здесь!

– Вы знете, что произошло в вшей квртире, пок вы отсутствовли? – поинтересовлся Хейз.

– Зню только, что произошел взрыв.

– А вы знете, кто был у вс, когд это произошло?

– Прня зню, девчонку нет.

– Что з прень?

– Томми Брлоу.

– Это его полное имя? – Хейз переспросил и нчл зписывть.

– Д, Томс Брлоу.

– А его дрес?

– Он живет с бртом. Где-то в Риверхеде. Я не зню точно.

– А н ккой улице?

– Не имею предствления. Никогд у него не был.

– Откуд вы его знете, мистер Хеслер?

– Мы вместе рботем.

– Где именно?

– В фототелье «Одинокя звезд».

– Оно в этом городе?

– Д, это в Северной чсти, квртл четырест семндцть, дом четырест семь, – Хеслер сделл пузу, зтем продолжл. – Может быть, вс смущет нзвние «Одинокя звезд»? Прень из Техс открыл это предприятие.

– Понятно. И кк двно вы тм рботете, мистер Хеслер?

– Шесть лет.

– И все это время вы знли Томс Брлоу?

– Нет, сэр. Томми рботл здесь не больше двух лет.

– И вы были хорошими друзьями?

– Очень хорошими.

– Он жент?

– Нет же. Я вм уже говорил, что он живет с бртом. Он у него клек. Я его кк-то рз встретил. Ходит с плкой.

– Вы знете его имя?

– Вроде бы, подождите минутку... Энди? Или нет... Минуточку! Анжело? Что-то в этом роде. Или... Амос! Д, Амос. Амос Брлоу! Точно.

– Ну хорошо, мистер Хеслер. Тк что же, все-тки, Томми Брлоу делл в вшей квртире?

Хеслер двусмысленно усмехнулся.

– Ну что он, по-вшему, мог тм делть?

– Я хотел скзть...

– Его ншли с голой девицей. Что же он еще мог делть?

– Я хотел спросить, кк он тм окзлся, мистер Хеслер?

– Ах, это. Он попросил у меня ключ. Он знл, что я уезжю, и попросил рзрешения воспользовться квртирой. Ну я и дл ему ключ. А почему бы и нет? Что в этом плохого?

– Вы знли, что он встречется с змужней женщиной?

– Нет.

– А вы вообще-то знли, что он собирется встретиться тм с женщиной?

– Догдывлся.

– Он вм что-нибудь говорил?

– Нет. Но для чего же еще ему мог пондобиться ключ?

– И вы говорите, что были хорошими друзьями?

– Конечно. Вместе не рз в крикет игрли. Он мне помогл с фильмми.

– С фильмми?

– Д, я помешн н кинофильмх. Видите ли, тм, где я рботю, не проявляют кинопленки. Это делет «Кодк» и другие фирмы. А у нс проявляют и печтют только обыкновенные фотопленки: черно-белые и цветные, но не кинопленки. А у меня это хобби – снимть фильмы. Я всегд снимю кртины, печтю, делю монтж. И Томми мне обычно помогл в этом. У меня японскя кмер...

– Чем он вм конкретно помогл? Снимть фильмы или обрбтывть пленку?

– Все. И к тому же игрл в моих фильмх. У меня есть пленк, почти трист футов длиной, где снят Томми. Можете посмотреть кое-что из моих рбот. У меня не тк уж плохо получется. Вот почему все здесь тк ошеломило меня. Ккие крски? А вся тмосфер! Просто великолепно! Ве-ли-ко-леп-но! – Хеслер едв перевел дух и внезпно выплил: – Я хотел спросить, нельзя ли мне кк-нибудь прийти и поснимть здесь у вс?

– Очень сомневюсь, – проронил Крелл.

– Ужсно жль, – не унимлся Хеслер, – только предствьте себе кровоточщую руку этого прня в цвете. Бог ты мой!

– Не могли бы мы вновь н минутку вернуться к Томми, мистер Хеслер?

– О, конечно, несомненно. Послушйте, я очень извиняюсь, что отклонился от темы. Но я помешн н кино. У меня прямо-тки зуд ккой-то, понимете?

– Конечно, понимем, – отозвлся Хейз, – но скжите, вм не покзлось, что Томми чем-то угнетен, или рсстроен, или?..

– Томми? Кто? Томми? – Хеслер рсхохотлся. – Он же по природе своей был очень жизнердостный человек: всегд улыбющийся и счстливый.

– Когд он попросил у вс ключ, он не покзлся вм грустным?

– Д нет же. Я уже скзл вм, он был, кк всегд, веселый.

– Д, д. Но когд он попросил у вс ключ...

– Минутку. Он попросил у меня ключ, должно быть, дня три нзд. Он знл, что мне нужно уехть из город. Дело в том, что у меня есть стря тетк в провинции, и я ндеюсь, что когд-нибудь, когд умрет, он оствит мне свой дом. Он не очень-то хорошо себя чувствует последнее время. А у меня есть еще двоюродный брт, который тоже положил глз н этот дом. Поэтому я и подумл, что мне стоит нведться к тетке и придержть ее немного з руку, пок он не оствил все ему. Вот я вчер и поехл. Взял выходной. Сегодня ведь суббот. Верно?

– Верно.

– А вы, ребят, по субботм рботете?

– Пытемся, мистер Хеслер, – Крелл вновь попросил: – Не могли бы мы н минутку вернуться к Томми?

– Ой, конечно, конечно. Простите, я опять ушел от темы рзговор. Видите, тот дом для меня очень вжен. Не то чтобы хочу струхе смерти или что-то подобное, но уж очень хочется прибрть к рукм ее дом. Это большой, стрый дом, знете ли, и вокруг сирень...

– Вернемся к Томми, – прервл его Крелл. – Кк я понимю, он был тким, кк всегд, когд попросил ключ? Верно? Счстливый, смеющийся?..

– Верно.

– Когд вы видели его в последний рз?

– В четверг н рботе.

– Он в пятницу тоже взял выходной?

– Вот этого я не зню. А почему вы спршивете?

– Мы просто хотели бы знть, в кком чсу он встретился с девушкой. Он вм ничего не говорил?

– Нет. Вы можете проверить у босс. Спросить, брл ли Томми выходной в пятницу. Н вшем месте я бы тк и сделл.

– Спсибо, – проронил Крелл.

– А он был змужем, я имею в виду девицу?

– Д.

– Это всегд все осложняет. У меня, знете, првило, никогд не связывться с змужними женщинми. Я тк полгю, в городе полно одиноких девушек, которые готовы...

– Большое спсибо, мистер Хеслер. Где нм вс нйти, если пондобится?

– В квртире, конечно, где же еще?

– И вы тм собиретесь жить? – Хейз спросил, не веря своим ушм.

– Конечно. Спльня прекрсно сохрнилсь. Никогд и не подумешь, что в ней что-то произошло. И в гостиной не тк уж и плохо. Тм я хрню все свои фильмы. Бог мой, если бы я держл их в кухне?..

– Ну что ж, еще рз спсибо, мистер Хеслер.

– Не стоит. К вшим услугм в любое время. – Он з руку попрощлся с обоими полицейскими, мхнул рукой Мейеру, который едв удостоил его кивком головы, и вышел из дежурной комнты в коридор.

– А чем он, собственно, знимется? – спросил Мейер. – Вжничет тк, будто бллотируется в мэры.

– А что, мы могли бы пользовться покзниями и мэр, если нужно, – прокомментировл Клинг.

– Ну и что ты обо всем этом думешь? – поинтересовлся Крелл.

– Только одно, – пояснил Хейз, – что, если Томми Брлоу плнировл покончить жизнь смоубийством, с ккой стти ему пользовться квртирой друг? Люди обычно стрются не причинять беспокойство своим друзьям, особенно, если готовятся свести счеты с жизнью.

– Верно, – соглсился Крелл. – И с кких это пор потенцильные смоубийцы ходят счстливые и рдостно смеются? – Он отрицтельно покчл головой. – Нет, совсем не похоже, что Томми змышлял свои похороны.

– Д, – подтвердил Хейз. – Похоже, он собирлся н вечеринку.

* * *

Было бы очень просто зкрыть это проклятое дело, нзвв его смоубийством. Ни Крелле, ни Хейзу не очень-то хотелось, кк говорится, стегть дохлую лошдь, у них вполне хвтло докзтельств, что Томми Брлоу и Ирэн Тейер сми покончили счеты с жизнью. Ведь были и предсмертня зписк, и гз в тком количестве, что это привело к взрыву. Были вдобвок еще и две пустые бутылки из-под виски, и полуголые тел – все свидетельствовло о том, что всему причиной был любовь, – обреченные любовники, возможно, обнимлись до смой последней минуты, пок не потеряли сознние и гз не убил их.

Ткое зключение нпршивлось смо собой и дело конечно, нужно было квлифицировть кк смоубийство.

И все-тки Крелл и Хейз, очень добросовестные и опытные полицейские, не испытывли удовлетворения. Они знли, что у кждого происшествия есть свой особый привкус, не поддющийся ни логике, ни рссуждению Они его чувствовли интуитивно: что-то вроде внутреннего видения, которое появляется, когд ты кк бы влезешь то в шкуру жертвы, то убийцы. Когд это чувство посещет тебя, ты прислушивешься к нему. Ты можешь обнружить и бутылки из-под виски н полу, и ккуртно сложенную одежду, и предсмертную зписку, отпечтнную н мшинке, и квртиру, нполненную гзом, – все это свидетельствовло о явном смоубийстве, твоя интуиция говорит тебе, что это не тк. Ведь это тк просто.

Ткже просто было и эксперту-токсикологу Глвного полицейского упрвления прийти к своему зключению. Милт Андерсен, доктор фрмкологии, никогд не был ленивым или недобросовестным рботником. Ндо отдть ему должное, это был человек отлично знющий свое дело н прктике и в теории, тк кк более тридцти лет знимлся прктической токсикологией и был профессором судебной токсикологии в одном из лучших университетов город.

Он прекрсно знл свое дело и делл его точно, ккуртно и быстро. Детективы хотели получить ответы н три вопрос:

1) причин смерти;

2) нпились они спиртного или нет, прежде чем отрвиться;

3) действительно ли перед смертью имели место половые сношения.

Никто не просил его дть зключение о том, был ли смерть смоубийством, убийством или случйностью. Он сделл только то, о чем его просили. Он осмотрел погибших и дл зключение по трем требующимся вопросм. Но он знл обстоятельств смерти и, когд делл тесты, он помнил о них.

Андерсену было известно, что произошел взрыв гз и что крны гзовой плиты в квртире Хеслер были открыты. Он рзглядывл ярко-вишневого цвет пробы тел, крови и внутренностей и был готов тут же поствить дигноз: смерть от острого отрвления окисью углерод, но ему плтили з то, чтобы он добросовестно делл свое дело, и он знл, что смый точный и неоспоримый метод определения окиси углерод в крови был мнометрический метод Вн Слйк. А поскольку в его лбортории были ппрты Вн Слйк, он немедленно знялся исследовнием крови обоих пострдвших. Он обнружил, что в обоих случях процентное содержние окиси углерод в крови соствляло 60%. А он знл, что уже 31% может быть фтльным. И он пришел к бсолютно првильному выводу, что и Томми Брлоу, и Ирэн Тейер умерли от острого отрвления окисью углерод.

Андерсен знл, что в спльне квртиры были нйдены пустые бутылки из-под виски. Он, кк и детективы, предположил то же смое, что они нпились, прежде чем открыть гз. Детективов интересовли эти вопросы, и Андерсен был доволен, что тел ему были доствлены достточно быстро. Алкоголь очень не простя отрв. Когд он пробирет тебя, ты чувствуешь себя прекрсно – веселым и счстливым. Но он очень быстро окисляется в оргнизме и полностью выводится из него в течение первых двдцти четырех чсов после прием. Андерсен получил об тел почти срзу лее, кк Мйкл Тейер опознл труп своей жены, то есть рньше, чем через двдцть четыре чс после смерти. Он понимл, что это уже критический срок, но, если они действительно нходились в состоянии опьянения, он был уверен, что еще нйдет знчительный процент лкоголя в клеткх мозг. В токсикологии, где было много спорных вопросов относительно методов и результтов тестировния, смым спорным был, несомненно, вопрос нлиз винного спирт. Рзброс мнений был очень широк по всем проблемм, но больше всего о том, ккя чсть или чсти оргнизм двли смую ндежную биологическую информцию о состоянии лкогольного опьянения и больше всего подходили для взятия проб. Андерсен считл, что именно мозг. Он знл, что некоторые токсикологи предпочитют исследовть мускульную ткнь, или печень, или срезы почек и селезенки. Но см он, если предствлялсь ткя возможность, всегд исследовл мозговую ткнь. В днном случе он мог провести свои исследовния, и первым делом сделл смые простые: попытлся выделить и определить нличие быстро рзрушющихся ядов в оргнизме путем дистилляции. Он ничего не обнружил. Тогд н тех же пробх он провел тест н определение количеств лкоголя в оргнизме. Существует огромное количество всяких схем и крт, дигрмм и тблиц процентного содержния лкоголя в мозгу человек, в которых укзывется, сколько нужно выпить, чтобы человек слегк опьянел, стл кчться, штться, спотыкться или свлился оглушенный, ослепленный или мертвецки пьяный. Он обнружил лишь смые незнчительные следы лкоголя в мозгу кждого и понял, что ккой бы тблицей он ни пользовлся, ни у одного из потерпевших дже близко не было ни опьянения, ни легкого лкогольного отрвления. Андерсен предпочитл пользовться тблицей Гетлер и Тибер, основнной н результтх исследовния оргнов шести тысяч трупов людей, погибших от лкогольного отрвления. В ней приведены рзличные степени опьянения.

Он, очень добросовестный во всем, решил, что н второй вопрос ответит определенно и решительно: нет. Алкогольное опьянение смерти не предшествовло.

Он не думл проводить нлиз н следы нерзрушющихся ядов. Он уже устновил причину смерти – отрвление окисью углерод, извлечение, выделение и определение ккого-то еще, к тому же неизвестного, яд из трупов было очень кропотливым делом. Если бы он предполгл нличие дже млейшего количеств ккого-нибудь еще препрт или нмек н его присутствие, он бы, кк очень компетентный токсиколог, просмотрел все свои зписи и учебники и выбрл бы лучший метод их выявления. Но, к сожлению, не существует системтизировнного ктлог препртов по их свойствм. А это ознчет, что, если в трупе обнружено нличие ккого-то нового препрт, токсиколог не знет ни его, ни обстоятельств смерти, результты вскрытия не дли рзгдки, ему придется применить все известные методы тестировния. Попытки устновить ккой-либо яд в чем-то похожи н зхвтывющую игру «Лови-хвтй». Их множество. Тут и нелетучие оргнические яды из рстений тип олендров, пролесок, нперстянок, и эфирные мсл из тких рстений, кк мусктный орех, кедр, рут, снотворные лифтического ряд и брбитурты, оргнические слбительные – крушин и ксторовое мсло, лклоиды из опия, морфия, тропин и прочие. Их список мог бы быть продолжен. Андерсен все их знл, но его не просили проводить эти сложные тесты, см он не видел в них необходимости. Его просили выяснить три вопрос, и он уже ответил н первые дв. Поэтому он срзу же перешел к третьему.

Он никк не мог понять, почему полицейские восемьдесят седьмого учстк тк хотели знть, имели или нет потерпевшие половые сношения перед смертью. Он дже зподозрил, что ккой-то тм среди них мерзвец был рогоносцем и тйным некрофилом; кк бы тм ни было, если уж им тк нужн эт информция, ее нетрудно предоствить. Ситуция могл бы быть иной, получи он трупы позднее: сперм погибет тк же быстро, кк улетучивется лкоголь из оргнизм – через двдцть четыре чс. Он и не ожидл нйти живые клетки в вгинльном тркте Ирэн, потому что знл, что после стольких чсов они бы все рвно не сохрнились, но погибшие спермтозоиды ндеялся увидеть дже теперь. Он взял пробу, долго изучл ее под очень сильным микроскопом и ничего не обнружил. Не желя довольствовться этим результтом (многие причины могли объяснить отсутствие спермтозоидов во влглище дже срзу же после половых сношений), он обрботл мочеиспусктельный кнл труп Томми Брлоу физиологическим рствором, взял пробу шприцем и рссмотрел ее под микроскопом, пытясь нйти сперму. Но и тм ее не было.

Удовлетворенный, он звершил свою рботу, изложил результты и попросил отпечтть зключение для передчи детективм восемьдесят седьмого учстк.

Оно было изложено языком сложных медицинских терминов и точно объясняло, почему Андерсен в полном соответствии с днными вскрытия отвечл н вопросы тк, не инче. Одолев трудности язык, детективы 87-го полицейского учстк пришли к выводу, что рпорт содержл следующие ответы н их вопросы:

1. Гз.

2. Трезвые.

3. Половых сношений не имели.

Ответы зствили их здумться: что же стло со всем этим пойлом, если никто из них не был пьян? И для чего они рзделись, если не для того, чтобы, мягко говоря, «быть вместе» последний рз? До сих пор были все основния предполгть, что они снчл знимлись любовью, зтем об чстично оделись, уже потом открыли гз. А если они любовью не знимлись, зчем же тогд было рздевться?

Где-то в глубине души кждый проклинл ткое зключение Андерсен.

Глв 5

В крупных женщинх всегд что-то пугет: то ли перемен ролей, то ли рзрушение стереотип. Считется, что женщин должн быть утонченной и хрупкой, мягкой и уютной, немного беззщитной и звисимой; он должн искть утешения и покоя в объятиях сильного, ясноглзого, решительного мужчины.

Те двое, которые позвонили в дверь дом Мэри Томлинсон н Снд Спит, были сильными, ясноглзыми и решительными.

Стив Крелл – ростом шесть футов, с широкими плечми, узкими бедрми, мощными зпястьями больших рук – не производил впечтления крупного человек. Его сил обмнчиво скрывлсь в теле прирожденного тлет, который двиглся легко и свободно, отлично влдея своей прекрсной мускултурой. В его лице с выступющими скулми, слегк косящими крими глзми, острым и проництельным взглядом было что-то восточное. Вид его не был устршющим, но когд вы, открыв дверь, видели его н ступенях своего прдного крыльц, срзу же стновилось ясно, что перед вми не стрховой гент.

Коттон Хейз весил сто девяносто фунтов, был ростом в шесть футов и дв дюйм, его широкой кости тело укршл крепкя мускултур. Глз ярко-голубые, прямой несломнный нос, хороший рот с выпирющей нижней губой; нд левым виском, в волосх, седя прядь, в том месте, где его полоснули ножом, когд он рсследовл дело о крже со взломом. Он был не из тех, с кем спорят, будь то дже игр в шшки.

Об – большие, сильные, кждый имел при себе зряженный револьвер. Но когд Мэри Томлинсон открыл дверь своего дом, они об срзу же почувствовли свою неполноценность и зметно съежились н ступенях ее крыльц.

У миссис Томлинсон были плменно-рыжие волосы, сверкющие зеленые глз. Уже одних этих глз и волос было достточно, чтобы понять: это сильня женщин.

Сочетние крупных рзмеров с высоким ростом и кк бы высеченным из грнит лицом говорило о том, что он не допустит вольностей. В дверях стоял женщин, ростом по меньшей мере пять футов девять дюймов, с огромным бюстом и толстыми рукми, крепко упершись ногми в пол, кк борец в ожиднии тки. Бося, в гвйском цветстом плтье, он подозрительно оглядел детективов, когд те предстли перед ней и необыкновенно робко предъявили свои полицейские знчки.

– Входите, – нконец произнесл он. – Я все ждл, когд же вы нконец у меня появитесь.

И то, кк он произнесл эти слов, тоже было необычным. Кзлось, он не знл, что тетрльня фрз: «Я все ждл, когд же вы нконец появитесь» бессчетное число рз повторялсь еще здолго до ее рождения и, вероятно, будет еще многокртно повторяться, пок существуют нпыщенные резонеры. Он же изрекл слов тк, будто был, по меньшей мере, председтелем првления компнии «Дженерл моторс», который, созвв совещние, был рздржен тем, что некоторые служщие немного опоздли. Он ждл приход полиции, и, единственно, что ее беспокоило, ккого черт они тк долго с этим тянули.

Он решительно шгнул в дом, предоствив Хейзу смому зкрыть з собой дверь. Это был типичный для рйон Снд Спит дом с учстком: мленькя прихожя, кухня – слев, гостиня – спрв, три спльни и вння в середине. Миссис Томлинсон обствил свое жилище со вкусом минитюрист: мебель, кртины н стенх, лмпы – все было минитюрным, преднзнченным для крошечной женщины.

– Присживйтесь, – произнесл он, и Хейз с Креллой рзместились в гостиной, в двух мленьких плетеных креслх, в которых было очень тесно и неудобно.

Миссис Томлинсон сел нпротив, едв поместив свой широкий зд н крошечную кушетку. Он сидел в мужской позе, широко рсствив ноги, склдки плтья свисли между колен, снов твердо упершись в пол ступнями с большими пльцми. Он, не улыбясь, ждл, глядя н посетителей. Крелл откшлялся.

– Нм бы хотелось здть вм несколько вопросов, миссис Томлинсон, – отвжился он нконец.

– Полгю, вы для этого и пришли, – изрекл он.

– Д, – подтвердил Крелл. – Нчть с того...

– Нчть с того, – перебил его миссис Томлинсон, – что в доме полным ходом идут приготовления к похоронм дочери, и я ндеюсь, что рзговор будет кртким и приятным. Ведь кто-то все-тки должен знимться всем этим.

– Вы сми оргнизуете похороны? – поинтересовлся Хейз.

– А кто же еще? – скзл он, презрительно скривив рот. – Уж не тот ли идиот, с которым он жил?

– Вы говорите о своем зяте?

– О зяте, – подтвердил он тким тоном, что Мйкл Тейер предстл кк человек совершенно беспомощный, никчемный, способный рзве что только зшнуровть собственные ботинки. – Тк нзывемый зять. Поэт: «Роз – крсня, филк – голубя – вот, что я скжу, с рожденьем поздрвляя». Мой зять.

Он вырзительно тряхнул своей мссивной головой.

– Я полгю, вы его недолюбливете, – усмехнулся Крелл.

– Нши чувств взимны. Рзве вы с ним не рзговривли?

– Рзговривл.

– Знчит, вм это известно. – Он помолчл. – Нет, действительно, если Мйкл скзл обо мне что-то доброе, не верьте, он лжет.

– Он скзл, что вы с ним не лдите, миссис Томлинсон.

– Ну, это мягко скзно. Мы просто терпеть друг друг не можем. Он – грубиян.

– Грубиян? – переспросил Хейз. Он изумленно взглянул н миссис Томлинсон. Слово, кзлось, не должно было сорвться с ее губ, не вязлось с ее обликом.

– Вечно выпендривется, везде суется. Терпеть не могу мужчин, которые только пользуются женщинми.

– Пользуются? – повторил Хейз все тк же изумленно.

– Конечно. С женщинми ндо обрщться увжительно, – пояснил он, – мягко и нежно, зботиться о них, – он зтрясл головой. – Ему этого не понять. Он – грубый.

Помолчв, он мечттельно добвил:

– Женщины – хрупкие создния.

Хейз и Крелл несколько мгновений, словно онемев, смотрели н нее.

– Он... он был груб с вшей дочерью, миссис Томлинсон?

– Д.

– В чем это выржлось?

– Все время комндовл ею. Он по природе влстный. Терпеть не могу тких мужчин, – он взглянул н Хейз. – Вы женты?

– Нет, мэм.

Зтем тут же обртилсь к Крелле:

– А вы?

– Я жент.

– Вы влстный?

– Не думю.

– Это хорошо. Мне кжется, вы хороший прень. – Он помолчл. – Не то, что Мйкл. Вечно всем рспоряжется: «Ты уплтил з электричество? Ты ходил з покупкми? Ты сделл это? Ты сделл то?» Не удивительно, что...

Опять в комнте нступило молчние.

– Не удивительно, что? – осмелился уточнить Крелл.

– Не удивительно, что Мргрет собирлсь его бросить.

– Мргрет?

– Д, моя дочь.

– Ах, д, – вспомнил Крелл. – Вы ведь зовете ее Мргрет?

– Это имя ей дли при рождении.

– Д, но, кжется, в основном люди звли ее Ирэн?

– Мы дли ей имя Мргрет, и мы звли ее Мргрет. А что? Что плохого в этом имени?

– Д нет, что вы, – поспешил объясниться Крелл. – Это очень крсивое имя.

– Если оно подходит нглийской королеве, оно хорошо всем, – не унимлсь миссис Томлинсон.

– Несомненно, – подтвердил Крелл.

– Конечно, – соглсилсь миссис Томлинсон и энергично кивнул.

– И он собирлсь его бросить? – здл вопрос Хейз.

– Д.

– Вы имеете в виду – рзвестись?

– Д.

– Откуд вм это известно?

– Он см мне об этом скзл. Откуд же еще?

У мтери и дочери не должно быть секретов друг от друг. Я всегд обо всем говорил с Мргрет. Он поступл точно тк же по отношению ко мне.

– Когд он нмеревлсь уйти от него, миссис Томлинсон?

– В следующем месяце.

– Когд именно?

– Шестндцтого.

– Почему именно в этот день?

Миссис Томлинсон пожл плечми.

– А чем вм этот день не нрвится?

– Д нет. Мне просто интересно, был ли ккя-нибудь особя причин выбрть именно шестндцтое.

– Я никогд не совл свой нос в дел дочери, – произнесл миссис Томлинсон резко, нзидтельным тоном.

Крелл и Хейз переглянулись.

– И тем не менее вы знете дту, – не сдвлся Хейз.

– Д, потому что он скзл мне, что уйдет от него шестндцтого.

– Но вы не знете, почему именно шестндцтого?

– Нет, – пояснил он и внезпно улыбнулсь. – Уж не хотите ли вы тоже нгрубить мне?

Крелл в ответ тоже улыбнулся и ответил глнтно:

– Конечно, нет, миссис Томлинсон. Мы просто пытемся собрть фкты.

– Я могу предоствить вм все фкты, – произнесл он твердо. – Первый – моя дочь не покончил с собой. В этом вы можете быть уверены.

– Откуд вы знете?

– Потому что я знл свою дочь. Он – вся в меня. Любил жизнь. Тот, кто любит жизнь, не может лишить себя жизни. В этом я бсолютно уверен.

– Но видите ли, – нчл было Крелл, – все фкты укзывют н то...

– Фкты! Нплевть н них. Моя дочь был энергичной, жизнелюбивой, живой... Ткие люди не кончют жизнь смоубийством. Послушйте! Это у нс в крови.

– Что? Энергия? – спросил Хейз.

– Совершенно верно! Энергия! Я должн двигться весь день. Дже сейчс, когд сижу здесь с вми, мне не по себе. Поверьте мне! Есть ткие нервные типы женщин. Я – ткя.

– А дочь? Другой тип?

– Точно ткя же. Живя! Жизнердостня! Энергичня! Слушйте, я хочу вм кое-что скзть. Знете, ккя я в постели?

Крелл и Хейз рстерянно переглянулись.

– Когд я вечером ложусь спть, я не могу уснуть. Это все из-з бурлящей энергии. И руки и ноги – все ходит ходуном. Я просто не могу зснуть. Кждый рз перед сном я принимю тблетки. Только тогд я могу рсслбиться. Я – кк двигтель.

– А вш дочь тоже был ткой?

– Несомненно! Тк что зчем было лишть себя жизни? Невероятно. Кроме того, он собирлсь бросить этого хм и нчть новую жизнь! – он отрицтельно покчл головой. – Все это дело дурно пхнет. Я не зню, кто пустил сз. Но точно скжу, что это не Мргрет.

– А может быть, Брлоу, – предположил Хейз.

– Кто? Томми? Нелепо!

– Почему же?

– Потому что они собирлись пожениться. Вот почему! К чему было кому-либо из них открывть гз? Или оствлять в квртире эту глупую зписку? «Нет выход». Чепух! Они уже ншли выход.

– Позвольте мне, миссис Томлинсон, уточнить один вопрос, – вмешлся Крелл. – Вы знли, что вш дочь встречется с Томми Брлоу?

– Знл, конечно.

– И вы не пытлись препятствовть ей?

– Препятствовть? Ккого черт? С ккой стти?

– Ну... ведь он был змужем, миссис Томлинсон.

– Змужем! З этим знудой! Ну и змужество. Х! – он возмущенно тряхнул головой. – Он вышл змуж з Мйкл, когд ей было восемндцть. Что знет о любви восемндцтилетняя девушк?!

– А сколько ей сейчс, миссис Томлинсон?

– Почти двдцть один. Женщин, способня принять смостоятельное решение. – Он коротко кивнул. – И он его принял – оствить Мйкл и выйти змуж з Томми. Все тк просто. Тк зчем ей было убивть себя?

– Вм известно, миссис Томлинсон, что в день смерти Мргрет скзл мужу, что собирется нвестить вс.

– Д.

– И он чсто тк поступл?

– Д.

– Собственно, вы обеспечивли ей либи. Верно?

– Алиби?! Я бы не нзвл это тк.

– А кк?

– Я бы вырзилсь инче: две чуткие, нежные женщины объединились друг с другом против грубиян.

– Вот вы все нзывете мистер Тейер грубияном Он хоть рз удрил вшу дочь?

– Только бы посмел! Я бы переломл ему все кости!

– Ну, может быть, угрожл ей?

– Нет, никогд. Он любит комндовть – только и всего. Поверьте, я был рд, что он решил уйти от него.

Крелл откшлялся. В присутствии этой огромной женщины, которя см считл себя мленькой, он чувствовл неловкость. Ему было не по себе от мтери, которя поощрял прелюбодейство дочери.

– Мне бы хотелось кое-что уточнить, миссис Томлинсон.

– Что именно?

– Мйкл Тейер скзл нм, что позвонил вм после того, кк увидел фотогрфию вшей дочери в гзете, и...

– Совершенно верно.

– ...и спросил, был ли он у вс?

– Верно.

– Миссис Томлинсон, если вы тк одобряли связь вшей дочери с Брлоу и тк неприязненно относились к Мйклу, почему же вы скзли ему, что ее у вс не было.

– Потому, что это тк и было.

– Но вы же знли, что он был с Томми!

– Ну и что из этого?

– Миссис Томлинсон, вы хотели, чтобы Мйкл узнл, что происходит?

– Конечно, нет.

– Тогд почему вы скзли ему првду?

– Позвольте! А что мне было делть? Солгть и скзть, что он у меня? А если бы он попросил ее к телефону?

– Ну, могли бы что-нибудь придумть. Скзли бы, нпример, что он вышл н минуту.

– С ккой стти мне лгть этому хму? Он и тк должен был получить то, что зслужил.

– Что вы имеете в виду?

– Рзвод, конечно. Ведь Мргрет собирлсь оствить его.

– А он знл об этом?

– Нет.

– Он еще кому-нибудь говорил о предстоящем рзводе?

– Конечно. Он об этом беседовл с двоктом.

– Кто он?

– Я думю, это ее дело.

– Вшей дочери нет в живых, – нпомнил Крелл.

– Я зню, – отозвлсь миссис Томлинсон.

И тогд, без всякой н то причины, Крелл еще рз повторил:

– Он мертв.

Нступил тишин. Кждый слышл только биение собственного сердц. До смого последнего момент, дже несмотря н то, что они зстли миссис Томлинсон в рзгр приготовления к похоронм дочери и что рзговор все время шел об обстоятельствх ее гибели, Крелл испытывл стрнное чувство, что и миссис Томлинсон, и Хейз, и он см не помнили о том, что говорили о человеке, который уже умер. Подсознтельно, неопределенно, но постоянно и нстойчиво ощущлось ее присутствие и, несмотря н рзговор о ней в прошедшем времени, н упоминние о смоубийстве, – все они думли о живой Мргрет Ирэн Тейер, девушке, которя действительно собирлсь уйти от муж через месяц и нчть новую жизнь. Тк оно и было. И тихо Крелл повторил: «Он мертв». Все в комнте змолчли, и все вдруг стло н свои мест.

– Он был моей единственной дочерью, – проронил миссис Томлинсон. Он, грузня женщин с плоскими ступнями, большими рукми, блестящими глзми, поблекшими рыжими волосми, сидел н кушетке, которя был для нее слишком мл, и вдруг Крелл понял, что н смом деле, по сути своей, он был крошечной, что мебель, которой он себя окружил, был куплен для мленькой, испугнной женщины, скрывющейся где-то внутри этого огромного тел, женщины, которой и в смом деле нужн был нежность и лск.

– Мы очень вм сочувствуем, – скзл он, – пожлуйст, поверьте!

– Д. Д. Я зню. Но вы не можете вернуть ее мне. Верно? Этого вы никк не можете сделть.

– Вы првы, миссис Томлинсон. Не можем.

– Вчер я рссмтривл все ее стрые фотогрфии, – продолжл он. – Жль, что нет у меня фотогрфии Томми. У меня много фотогрфий Мргрет, но нет ни одной его.

Он тяжело вздохнул.

– Мне, нверное, много придется принять тблеток сегодня вечером, не зсну.

В тишине гостиной мленькие фрфоровые чсы, очень тонкой рботы, стоящие н крсивом инкрустировнном приствном столике, нчли отбивть время. Не произнося ни слов, Крелл считл удры: один, дв, три, четыре. Звуки змерли, опять стло тихо. Хейз зерзл в своем неудобном плетеном кресле.

– Я соствил список, – снов зговорил миссис Томлинсон, – зписл сотню дел, которые нужно сделть. Мйкл – не помощник, знете ли! Все приходится делть смой. Если бы только Мргрет был жив, он... – произнесл он и зпнулсь, бсурдность слов, готовых сорвться с губ, порзил дже ее: «Если бы Мргрет был жив и могл помочь н своих собственных похоронх» – вот что он подумл и чуть было не скзл. И в этой мленькой комнте все срзу же остро ощутили присутствие смерти. Миссис Томлинсон всю передернуло. Оцепенев, в гнетущей тишине он вглядывлсь в Креллу и Хейз. Где-то н улице женщин позвл своего ребенк. Молчние зтягивлось.

– Вы... вы хотели знть имя двокт, – внезпно донеслось до них.

– Д.

– Артур Птерсон. Я не зню его дрес.

– Он живет в этом городе?

– Д, – миссис Томлинсон опять вздрогнул. – Послушйте! Я говорю вм првду. Мргрет действительно нмеревлсь рзвестись с ним.

– Я вм верю, миссис Томлинсон, – успокоил Крелл.

Он внезпно поднялся и пересек комнту. Мягко и нежно он взял ее огромную руку, сжл в своих лдонях и добвил: – Мы ценим вшу помощь. Если мы что-то можем сделть для вс, звоните, пожлуйст.

Миссис Томлинсон взглянул в лицо высокого человек, стоящего перед кушеткой, и едв слышно произнесл: «Спсибо».

Глв 6

Артуру Птерсону было лет тридцть пять, и, видимо, совсем недвно он сбрил усы. Ни Крелл, ни Хейз не знли, что он произвел эту с позволения скзть усоэктомию всего лишь дв дня нзд, но будь они повнимтельнее, нверняк бы зметили, что Птерсон то и дело дотргивется до мест нд верхней губой. Место это было ничем не примечтельно, ткое же, кк у всех мужчин, но он думл инче. Ему оно кзлось очень большим и очень голым. Ему было не по себе, когд он рзговривл с двумя детективми из полицейского учстк о Мргрет Ирэн Тейер. Если он бросл взгляд вниз, н крешек нос, видн был собствення верхняя губ, выпячення, припухшя, голя. Он чувствовл, что вид у него был очень глупый и что детективы смеются нд его нготой. Он опять дотронулся до кожи нд верхней губой, зтем поспешно отдернул руку.

– Д, – подтвердил он. – Ирэн Тейер приходил ко мне по поводу своего рзвод.

– Вы когд-нибудь до этого вели ее судебные дел, мистер Птерсон? – поинтересовлся Крелл.

– Я соствлял звещние. И только.

– Соствляли звещние Ирэн Тейер?

– Собственно, им обоим. Обычное дело, знете ли.

– Ккое именно, мистер Птерсон?

– Ну кк же. «Я дю рспоряжение, чтобы все мои долги и рсходы н похороны были уплчены срзу же после моей смерти. Все остльное, приндлежщее мне, дом и чсть поместья, личное имущество, где бы оно ни нходилось, я отдю, преднзнчю и звещю своей жене». Что-то в этом роде.

– Знчит, в случе смерти Мйкл Тейер, Ирэн Тейер унследовл бы все его состояние?

– Совершенно верно. И ноборот.

– Что вы имеете в виду?

– В случе, если Мйкл Тейер переживет свою жену, все, что у нее есть, переходит к нему. Это было предусмотрено звещнием.

– Понятно, – произнес Крелл и здумлся. Артур Птерсон дотронулся до своих отсутствующих усов.

– А у нее действительно был ккя-то собственность?

– Не зню. Вряд ли. Похоже, он был озбочен рсходми, связнными с рзводом.

– Он с вми об этом говорил?

– Д. – Птерсон пожл плечми. – Понимете, я попл в щекотливое положение. Первым ко мне пришел Тейер, чтобы соствить звещние. А теперь мне приходилось знимться рзводом по просьбе жены. Я чувствовл себя неловко!

– Вы хотите скзть, что н смом деле чувствовли себя двоктом Мйкл Тейер?

– Ну, не совсем тк. Но... скжем тк... Я чувствовл себя поверенным в делх семьи Тейер, понимете? А не только одной Ирэн Тейер.

– И тем не менее он обртилсь к вм?

– Д.

– И скзл, что хочет рзвестись.

– Д. Он собирлсь в Рено в следующем месяце.

– Несмотря н то, что это ознчло рсходы.

– Видите ли. У нее были н то серьезные причины. Собственно, он пришл ко мне, чтобы выяснить, кковы зконы Албмы в отношении рзвод. Он слышл, что хорошие. Но я отговорил ее от рзвод в Албме.

– Почему?

– Понимете, тм есть свои трудности. В ряде случев, если выясняется, что пр приходит в суд только з рзводом, не из желния определиться н жительство, суд штт волевым рспоряжением может ннулировть рзвод. Я думл, что он не зхочет рисковть. Я предложил ей поехть в Мехико, где мы и могли бы получить рзвод через двдцть четыре чс. Но ей это предложение не понрвилось.

– Почему же?

– Я и см не совсем понял. Мексикнский рзвод тк же хорош, кк и любой другой. Но люди несведущие ошибочно считют, что мексикнские рзводы не легльны или, во всяком случе, легко ннулируются. Тк или инче, он был против, поэтому я, естественно, предложил Невду. Вм знкомы зконы Невды о рзводе?

– Нет, – скзл Крелл.

– Тк вот, они требуют проживния в штте, по крйней мере, в течение шести недель и тких основний для рзвод, кк прелюбодеяние, импотенция, уход из семьи, откз в мтерильной поддержке, физическя жестокость, психическя жестокость, лкоголизм... Я бы мог продолжить перечень. Но вы уже и тк имеете предствление.

– А н кких основниях он возбуждл дело о рзводе?

– Психическя жестокость.

– Не прелюбодеяние?

– Нет, – Птерсон змялся. – Зчем ей ехть в Рено, если требовть рзвод н основнии фкт прелюбодеяния? Я хотел скзть... Во всяком случе... – он опять нерешительно змолчл. – Действительно не зню, имею ли я прво обсуждть с вми эти вопросы?.. Видите ли, я предложил, чтобы они об, муж и он, сходили н прием к консультнту по семейным делм, но ее это, видимо, совсем не интересовло.

– Ей нужен был рзвод.

– Он решительно был нстроен н рзвод. – Птерсон поглдил место нд губой, где были усы, и, кзлось, решл, следует ему или нет рсскзывть все, что знет. В конце концов, вздохнув, пояснил: – Видите ли, здесь был змешн другой мужчин.

– В этом нет сомнения, мистер Птерсон, – подтвердил Хейз. – Ведь их ншли вместе, мертвыми.

Птерсон пристльно посмотрел н Хейз, зтем тоном, которым обычно рзговривл в суде, произнес:

– Фкт, что их ншли мертвыми вместе, еще не ознчет, что они плнировли совместное будущее. Мистер Брлоу... Я полгю, его тк звли?

– Верно. Мистер Брлоу.

– Он мог и не быть тем человеком, з которого он нмеревлсь выйти змуж.

– Мть Ирэн считет, что именно з него.

– Ну, может быть, вы рсполгете информцией, которой у меня нет.

– Ирэн никогд не нзывл вм имени этого человек?

– Нет. Он просто зявил, что влюблен и хотел бы рзвестись кк можно быстрее, чтобы выйти змуж з другого.

– Он выскзлсь вполне определенно?

– Д. – Птерсон зговорил не кк судья в зле зседний, доверительно, кк дружелюбный сельский двокт, отпрвляющий првосудие в бедном трктире. – По опыту зню, что многие женщины, кстти, и мужчины тоже, которые змышляют рзвод, не всегд точно знют, зчем он им нужен. Полгю, Ирэн Тейер, может быть, только думл, что влюблен в этого Брлоу и использовл это кк повод сбежть от человек, жизнь с которым ей был невыносим.

– Он действительно скзл, что жизнь ее невыносим? – спросил Хейз.

– Д, он объяснил, что жизнь с Мйклом Тейером для нее мук.

– Почему?

– Он не говорил об этом.

– А кк мистер Тейер регировл н рзвод? – поинтересовлся Хейз.

– Я не обсуждл с ним этот вопрос.

– Почему же?

– Миссис Тейер предпочитл улдить все см.

– Он объяснил почему?

– Он тк хотел и все. Собственно говоря, он собирлсь официльно поствить его в известность после оглшения, когд доберется до Невды и нчнет судебный процесс.

– Почему он хотел, чтобы все было именно тк?

– Ну, видите ли, в этом нет ничего необычного. – Он пожл плечми. – Просто он хотел дождться следующего месяц. А что ксется фкт существовния другого мужчины. Вряд ли...

– Когд именно в следующем месяце? – перебил Хейз.

– В ккой-то день в конце, – Птерсон очень стрлся держть лдони сжтыми н коленях, но не выдержл. Пльцы опять потянулись нверх, к губе, поглдили голое место. Рссердившись н себя, он немедленно зсунул руки в крмны.

– Но он совершенно определенно собирлсь в Рено в следующем месяце. Верно? – уточнил Крелл.

– Д, – подтвердил Птерсон и, помолчв, добвил, кк будто вспомнив что-то: – Я встречлся с ней несколько рз, двл ей хорошие советы. Не думю, что кто-нибудь теперь зплтит мне з рботу.

– А рзве в звещнии не скзно о выплте долгов и о рсходх н похороны? – нпомнил Крелл.

– Ах, д, конечно, – оживился Птерсон. – Конечно, я мог бы, нверное, послть счет мистеру Тейеру, но... – глз его стли грустными. – Нверное, не очень-то прилично. Морльный спект, знете ли. А вы кк думете?

– О чем это вы, мистер Птерсон?

– Ну кк же! Я ведь все-тки его двокт тоже.

Он, может быть, не поймет, почему я утил от него информцию о предстоящем рзводе? Ему будет неприятно. – Он змялся. – Но я же столько сделл! Может быть, мне все-тки предъявить этот счет? А?

– Ну это вм решть, мистер Птерсон. – Крелл здумлся и через минуту спросил: – Не могли бы вы все-тки вспомнить поточнее, когд именно он плнировл уйти от него?

– Не помню, – рссеянно проронил Птерсон. – Если бы я был уверен, что мистер Тейер не рсстроится, я бы, конечно, предъявил этот счет. Обязтельно бы предъявил. В конце концов, у меня полно рсходов, я действительно очень много уделял ей времени.

– Очень вс прошу, вспомните, мистер Птерсон.

– Что именно?

– Когд он нмеревлсь уехть в Рено?

– Ах, это! Я точно зню. Пятндцтого или девятндцтого, что-то в этом роде.

– Вы говорите пятндцтого?

– Очень может быть. А что пятндцтое – это вторник? Помнится, он говорил, что во вторник.

Крелл вынул из бумжник мленький целлулоидный клендрь.

– Нет, – уточнил он, – пятндцтое – понедельник.

– Видите ли, что-то тм было связно с концом недели. Не помню точно, что именно. Но он определенно говорил о вторнике. Это я нверняк помню. Может быть, вторник – это двдцтое?

– Нет, двдцтое – суббот. А может быть, он имел в виду вторник – шестндцтое?

– Вполне возможно.

– Может быть, н это были ккие-то причины. А не ждл он от вс кких-либо бумг или чего-то еще?

– Нет, ее юрист в Рено должен был зняться всеми этими делми.

– Знчит, это был ее идея уехть шестндцтого?

– Несомненно. Видите ли, местные двокты обычно не принимют дел к производству, если вы не проживете в этом штте.

– Ну и что?

– Мне пришлось провести большую рботу, хотя я и не готовил никких юридических документов.

– Что вы имели в виду, мистер Птерсон, когд говорили о чем-то, что нужно было делть в конце недели? – поинтересовлся Хейз.

– Д, он говорил, что должн ждть до понедельник.

– Мне кзлось, вы говорили о вторнике?

– Д, он собирлсь уехть во вторник, но ей, очевидно, что-то нужно было сделть в понедельник до отъезд. Простите, точно я не могу ничего скзть. Он ведь это упомянул вскользь, кк-то неопределенно, кк бы мысли вслух. Но я бсолютно уверен, что уехть он собирлсь во вторник, шестндцтого. И естественно, я был в ее рспоряжении. Ухлопли уйму времени.

– Мистер Птерсон, – вышел из себя Крелл. – Вм незчем нс в этом убеждть.

– Что? – не понял Птерсон.

– Д что вы много потрудились.

Птерсон медленно провел рукой нд верхней губой, уверенный в том, что никто н свете не осмелился бы говорить с ним подобным тоном, будь у него усы.

– Я никого и не пытюсь убеждть, – произнес он, стрясь не подвть вид, что рзозлился. – Я действительно много сделл, и я все-тки предъявлю этот счет. – Он яростно кивнул в знк соглсия с смим собой. – Не думю, что это должно рсстроить мистер Тейер. Во всяком случе, уже все гзеты оповестили о неверности его жены.

– Мистер Птерсон, что вы думете о той предсмертной зписке? – прервл его Хейз.

Птерсон пожл плечми.

– Вы говорите о той, что опубликовн в гзетх? Сенсционня.

– Соглсен. Но соответствует ли он тому, что зтевл миссис Тейер? Кк вы думете?

– Вот глвный вопрос, – соглсился Птерсон. – Конечно, нет. С ккой стти ей убивть себя, если он уже сделл все, чтобы рзвестись? Если предположить, что Брлоу был тем человеком, з которого он нмеревлсь выйти змуж...

– Вы, кжется, все еще сомневетесь в этом? – уточнил Крелл.

– Я просто рссмтривю все возможные вринты. Если бы все-тки был ккой-то другой человек...

– Мистер Птерсон, – не выдержл Крелл, – существующие вринты и тк зпутны. Думю, нм достточно тех неприятностей, которые уже есть. Зчем искть еще ккие-то?

Птерсон кисло улыбнулся и изрек:

– Я полгл, полиция знимется рсследовнием всех возможных вринтов. Особенно в тком смоубийстве, которое смхивет н явное убийство.

– А вы думете – это убийство?

– А вы рзве нет? – усмехнулся Птерсон.

Крелл, улыбнувшись, подтвердил:

– Мы действительно рсследуем кждый вринт, мистер Птерсон.

* * *

Если вы возглвляете полицейскую лборторию, д еще в большом городе, у вс есть очень много возможностей для рсследовния. Детектив-лейтеннт Сэм Гроссмн руководил лборторией Глвного упрвления в центре город н Хй-стрит. И дже если бы с восемьдесят седьмого полицейского учстк ему временми не подбрсывли одно-дв дел, он и без того был бы очень знят. Он не возржл против дел. Он любил повторять струю цыгнскую пословицу, в которой говорилось что-то о прздности, кк мтери всех пороков, он, несомненно, не выносил прздности и не терпел безделья. Он, случлось, мечтл, чтобы у него было шесть или семь рук, не две. Все было бы по-другому, конечно, будь Гроссмн плохим рботником: ткие могут брться з все дел срзу, рзделывясь с кждым быстро и легко, повсюду рзбрсывя, кк говорится в другой цыгнской пословице, щепки, не здумывясь, куд они летят и пдют. Гроссмн был добросовестным полицейским и пытливым ученым и был глубоко убежден, что лбортория существует для того, чтобы помочь пытливым рботникм рсследовть преступления. Зрплту ему плтил город, и он твердо верил, что есть единственный способ зслужить ее – делть свое дело тк эффективно, профессионльно и квлифицировнно, кк только можешь.

Гроссмн кк руководитель лбортории был нходкой: он был не только хорошим детективом, но и прекрсным химиком. Большинство лборторий возглвляют полицейские, не имеющие нстоящей нучной подготовки, и только персонл состоит из квлифицировнных экспертов – химиков, физиков и биологов. У Гроссмн тоже были помощники, но собственные нучные знния и ум человек, который когд-то см боролся с грбежми, кржми со взломом, ндувтельством и другими преступлениями, с которыми учстковый детектив ежедневно стлкивется в своей рботе. Временми Гроссмн мечтл снов окзться где-нибудь в уютной дежурной комнте, перебрсывясь крепкими шуткми с уствшими коллегми. Иногд, кк нпример, сегодня, ему очень не хотелось вылезть из постели.

Он тк никогд не мог понять, по ккому ткому зкону вероятности лбортория то временми был до предел звлен рботой, то срвнительно пустовл. Его знимл вопрос, уж не особя ли фз луны или последние ядерные испытния были причиной внезпной вспышки преступности и происшествий? Или люди объявляли выходной нсилию в ккое-то определенное время год, или день месяц, или это ккое-то тйное мрсинское руководство решет, что вот ткой-то, не другой день, подойдет для того, чтобы звлить рботой Гроссмн и его зтюкнных сотрудников. Одно он знл бсолютно точно: были ткие сумсшедшие дни, кк сегодня, когд рботы было по горло, людей мло.

Ккой-то взломщик-дилетнт огрбил мгзин н Пятндцтой Южной, сломв змок двери черного ход. Сотрудники Гроссмн зняты были сличением отпечтков, обнруженных н змке, с обрзцми тех, которые детективы, рсследующие дело, сняли с грубого зубил, нйденного в комнте подозревемого.

В спльне н Клвер-веню ншли здушенную женщину. Технические рботники Гроссмн обнружили волосы н подушке, и теперь должны были, прежде всего, срвнить их с волосми убитой женщины, и в случе, если они окжутся не ее, провести исследовние и определить, кому они приндлежли – животному или человеку, и, если они приндлежли человеку, уточнить, с ккой чсти тел волосы, ткже мужские они или женские, кршеные, обесцвеченные или недвно остриженные, выяснить, по возможности, возрст человек, который тк небрежно их потерял, ткже не были ли они деформировны выстрелом, огнем или кипятком.

Нлетчик, отступя в пнике при звуке сирены приближющейся полицейской мшины, выстрелил три рз в стену бензоколонки и бежл. Лборнты Гроссмн знимлись теперь срвнением извлеченных пуль с обрзцми револьверных пуль, имеющихся в их обширной кртотеке, пытясь определить мрку оружия, которым пользовлся преступник. Тогд полицейские семьдесят первого учстк смогут нйти возможного влдельц по своим регистрционным спискм.

Десятилетняя девочк обвинил привртник своего дом в том, что он змнил ее в подвльное помещение и силой зствил удовлетворить свои сексульные потребности. Теперь лборнты обследовли одежду ребенк – искли пятн крови и спермы.

Сорокпятилетний мужчин был нйден н шоссе мертвым, очевидно, жертв незд. Осколки стекл, зстрявшие в его одежде, срвнивли с обрзцми стекл от рзбитой левой передней фры втомшины, крденой и брошенной, пытясь определить, не этой ли мшиной его сбили.

Отпечтки пльцев, лдоней, фргментрные пробы пот, отпечтки ног, подметок, носков, обрзцы рзбитых окон, сломнные змки, следы животных и шин, пыль и ржвчин, перья, фотопленки, обгоревшие веревки, порох, пятн крски и мочи или мсл – все у них было в этот день и все нужно было рссмотреть, срвнить, определить, описть.

Вдобвок ко всем этим делм, прни с восемьдесят седьмого учстк свлили н его голову еще и это дело о вероятном смоубийстве.

Гроссмн тяжело вздохнул и снов посмотрел н рисунок, который художник его лбортории сделл с нброск мест происшествия.

* * *

При смоубийстве, тк же, кк и игре в бейсбол, иногд бывет трудно определить, кто есть кто или что есть что без специльной учетной крточки. Гроссмн перевернул нбросок, вложенный в прозрчную ппку, и внимтельно перечитл нпечтнный н мшинке и приклеенный к его обртной стороне перечень.

Пятндцтя Южня улиц, 1516

1. Стул и одежд женщины

2. Туфли женщины

3. Прикровтный коврик

4. Пятно от виски

5. Бутылк из-под виски перевернутя

6. Бутылк из-под виски стоящя

7. Кровть и жертв

8. Приствной столик с пишущей мшинкой

9. Ботинки мужчины

10. Кресло и одежд мужчины

11. Приствной столик и лмп

12. Нпечтння н мшинке зписк и нручные чсы

13. Бумжник, булвк для глстук, рссыпння мелочь

14. Нить жемчуг, серьги

15. Тулетный столик

Гроссмн знл, что мленькие кружочки, которыми были обведены буквы А, В, С, D, Е, ознчли место фотосъемки и то, под кким углом он был проведен в спльне. Фотогрфии, вложенные в ппку, он сейчс держл в руке.

Полицейский фотогрф снял:

А. Предсмертную зписку и нручные чсы н тулетном столике крупным плном.

В. Одежду Томми Брлоу в кресле и его ботинки рядом с креслом средним плном.

С. Общий вид кровти с лежщими н ней телми Ирэн Тейер и Томми Брлоу.

D. Средним плном прикровтный коврик и две бутылки из-под виски, ткже стул, н котором лежл и висел одежд Ирэн Тейер, и рядом с которым стояли ее туфли.

Е. Пишущую мшинку н приствном столике рядом с кровтью крупным плном.

Гроссмн несколько рз внимтельно просмотрел нбросок и фотогрфии, перечитл рпорт, соствленный одним из сослуживцев, зтем сел з стоящий в лбортории длинный белый стол, снял телефонную трубку, нбрл номер: Фредерик 7-8024. Ответил дежурный сержнт и немедленно соединил его со Стивом Креллой, который нходился в комнте для персонл нверху.

– Я получил результты по твоему делу о смоубийстве, – пояснил Гроссмн. – Хочешь послушть?

– Двй, – соглсился Крелл.

– У вших прней сегодня много дел?

– Достточно.

– А у нс! Бог ты мой, ну и денек сегодня выдлся, – отозвлся Гроссмн и устло вздохнул. – Ккое они дли вм зключение о причине смерти по этому делу?

– Острое отрвление окисью углерод.

– Д... – протянул Гроссмн.

– А что? Ты обнружил стреляные гильзы?

– Нет, не довелось. Конечно, похоже н смоубийство, во всяком случе, вроде бы все днные н это укзывют. И в то же время... Прво, не зню. Что-то во всем этом деле не сходится.

– Что именно?

– Все выглядит тк, что ты срзу сочтешь происшедшее смоубийством, – Гроссмн нчл издлек. – И бутылки из-под виски, открыт гзовый крн, взрыв. Все вроде сходится! Лишний рз подтверждет цифровые днные.

– Ккие?

– Ежегодной смертности от отрвления окисью углерод в ншем городе. У меня здесь они есть. Прочитть?

– Вляй, – Крелл улыбнулся.

– Восемьсот сорок смертей в год, из которых четырест сорок смоубийств. А из них четырест тридцть пять – от гз. Впечтляет! Верно? Добвь сюд еще эти бутылки из-под виски. Смоубийцы этого тип чсто нпивются до бесчувствия, после того кк откроют гз. А иногд принимют снотворное, чтобы смерть был слвной и приятной. Ты об этом знешь?

– Тк уж слвной и приятной! – не соглсился Крелл.

– Именно. А в этом твоем деле что-то не тк, Стив. По првде говоря, я оздчен.

– Чем именно, Сэм?

– Во-первых, все эти бутылки из-под виски н полу. Не у изголовья, у изножья кровти. И одн – перевернут. Почему тогд бутылки были у изножья кровти, откуд никто не мог до них дотянуться, если они действительно выпивли?

– Они не были пьяны, Сэм, – объяснил Крелл. – Это днные ншего токсиколог.

– Тогд куд делось все это пойло? – спросил Гроссмн. – И еще, Стив. А ты знешь, где сткны?

– Не зню. А где?

– В кухонной рковине. Очень хорошо вымыты. Дв сткн ккуртно поствлены рядышком в рковину, сияют от чистоты. Смешно?

– Очень, – соглсился Крелл. – Если вы открыли гз и пытетесь нпиться, зчем же вылезть из кровти и мыть сткны?

– Кстти! Им вообще-то тк или инче пришлось вствть. Верно? Чтобы одеться?

– Ты о чем это?

– Стив, послушй. Рзве это не было любовное гнездышко? Мы проверили их одежду, искли пятн спермы. Не ншли. Знчит, они были голыми, когд они...

– Ничего этого не было, – пояснил Крелл.

– Откуд тебе это известно?

– Днные вскрытия: половых сношений не имели.

– М-д, – протянул Гроссмн. – Тогд чем же они знимлись, почти голые?

– Хочешь, скжу свою убедительную версию?

– Вляй.

– Возможно, нмеревлись уйти из жизни в блеске ромнтического пыл. Чстично рзделись, открыли гз и отключились, прежде чем успели что-то сделть... Я тк полгю.

– Мне эт твоя версия не кжется убедительной.

– Ну, тогд другя, – продолжл Крелл. – Они были покзушники. Хотели, чтобы н фотогрфии в гзете все видели их полуголыми.

– Ну уж этот вринт не только не убедителен, но и безгрмотен.

– Дй лучше!

– В квртире был кто-то третий, – предположил Гроссмн.

– И это убедительня версия! Ничего себе!

– Очень дже убедительня, – зявил Гроссмн, – особенно, если учесть, что пили из трех сткнов.

– Что?

– Тм было три сткн.

– Но минуту нзд ты говорил о двух.

– Я скзл, что было дв – в рковине. Но мои люди тщтельно осмотрели посудный шкф нд ней, проверили в нем всю стеклянную посуду. А что нм еще оствлось делть? Большей чстью все рзнесло взрывом, но...

– Д, ну дльше что?

– Тонкий слой пыли был н всех сткнх, кроме одного. Его недвно вымыли, вытерли кухонным полотенцем, которое мы ншли н полке под рковиной. Срвнили приствшие к нему нити от полотенц. Все совпдет. Что ты н это скжешь?

– А они сми не могли пользовться тремя сткнми, Сэм?

– Конечно. Но зчем тогд они оствили дв в рковине, третий поствили в посудный шкф, н полку?

– Не зню.

– Третий человек, – пояснил Гроссмн. – Собственно говоря, если рссмотреть последний и, должен признть, весьм необычный фкт, я почти убежден, что присутствие третьего стнет не просто умной, но и убедительной версией.

– Ккой это фкт, Сэм?

– Нет вообще никких следов в комнте.

– Что ты хочешь скзть?

– Что нет никких отпечтков.

– Ты имеешь в виду третьего?

– Я имею в виду вообще никких отпечтков, никого из них.

– Не понимю.

– Ну я же говорю тебе, – повторил Гроссмн, – ни одного отпечтк пльцев ни н чем. Ни н сткнх, ни н бутылкх, ни н пишущей мшинке, дже н их обуви, Стив. Тк кк же, черт возьми, можно нпечтть предсмертную зписку, не ксясь пльцми всех букв. Кк же снять ботинки – их поверхность хорошо смзн вксой – и не оствить никкого отпечтк лдони н ней? Стив, все это дело дурно пхнет!

– И кков твоя версия?

– Моя версия? Кто-то прошелся по этой комнте и протер поверхность всех предметов, которые трогл, к чему см прикслся.

– Ты думешь, это мужчин?

– Я этого не говорил.

– Но ты скзл «см»?

– Всего лишь метфор. Это мог быть и мужчин, и женщин, и дже дрессировнный шимпнзе. Откуд мне знть? Я только скзл, что в этой квртире нет вообще никких следов, никких. Вот почему это дело дурно пхнет. Кк бы то ни было, тот, кто стер все следы, возможно, нчитлся рсскзов о том, кк мы выслеживем опсных бндитов по оствленным ими все говорящим отпечткм.

– Мы им не скжем првду, хорошо?

– Пусть теряются в догдкх. – Гроссмн помолчл, зтем спросил: – А что ты думешь по этому поводу?

– Может быть, устроили оргию, – Крелл улыбнулся.

– Ты это серьезно?

– Пьянк! Голя девиц, может быть, и две. Что еще тм могло быть?

– Мог быть еще кто-то. Он, зств их вместе, в постели, и укокошил, зтем змскировл все тк, чтобы выглядело смоубийством.

– Н них нет никких следов нсилия, Сэм.

– Я просто говорю, что думю. Полгю, что в этой комнте был третий учстник дрмы. Кто и почему – тебе выяснять.

– Спсибо.

– Не стоит блгодрности... А кк жен и дети?

– Прекрсно, Сэм...

– Ну что еще?

– Сэм, что, действительно совсем никких отпечтков? Ни одного?

– Ни одного.

Крелл здумлся, зтем произнес:

– А не могли они сми все убрть, все вычистить?

– Зчем? – поинтересовлся Гроссмн.

– Из чистоплотности. Ты см только что скзл: зписк ккуртно нпечтн, одежд ккуртно сложен, туфли ккуртно поствлены. Может, они вообще были очень ккуртными людьми?

– Точно! Поэтому, прежде чем нглотться гз, они прошлись по всей квртире и вытерли пыль.

– Вероятно.

– Вероятно? – спросил Гроссмн. – А ты бы см стл это делть?

– Я неккуртный, – возрзил Крелл.

Глв 7

Быть в обществе Берт Клинг и Мйкл Тейер – тяжелое испытние. Хейз очень любил Клинг, вернее скзть, того Берт Клинг, кким он был еще год нзд, но не нового, сегодняшнего, которого он совсем не знл. Тяжело и мучительно было нходиться в его обществе долгое время. Несомненно, это был Берт Клинг, тот же смый, ккуртный молодой человек, блондин, тот же голос. Вы видели, кк он входит в дежурную комнту или идет по улице, вм хотелось подойти к нему, протянуть нвстречу руки, скзть:

– Привет, Берт! Кк поживешь?

Вм хотелось пошутить с ним или обсудить детли зпутнного дел. Вм хотелось посидеть с ним з чшкой кофе в уютной комнте, когд з окном идет дождь. Вм хотелось любить этого прня с лицом и телом Берт Клинг, скзть ему, что он вш друг, скзть:

– Эй, Берт, двй нпьемся сегодня вечером!

Вм хотелось все это сделть и все это произнести, потому что лицо его, походк и голос – все было вм знкомо, но вдруг вс что-то остнвливло, готово было пригвоздить к месту, и вы вдруг чувствовли, что смотрите всего лишь н плстмссовую оболочку Берт Клинг, рзговривете с его голосом, зписнным н пленку, что внутри этой оболочки что-то умерло: знли что именно – Клэр Тундсенд был убит.

Оплкивют близких по-рзному.

Если твоя невест стновится жертвой жестокой и бессмысленной резни в книжном мгзине, можно н это регировть по-рзному. Возможны рзные вринты, но ни один нельзя предвидеть. Можно, не перествя, плкть неделю, другую, потом смириться со смертью, признть, что жизнь продолжется и без девушки, н которой ты собирлся жениться. Признть, что ничто не стоит н месте, и жизнь идет вперед, и смерть ее конец. Берт Клинг мог бы, конечно, смириться с окружющей его жизнью и смертью, кк неизбежным и естественным ее концом, или, по крйней мере, регировть по-другому. Он мог бы нотрез откзться признть ее. Он мог бы уже продолжть жить с верой, что Клэр Тундсенд не умерл, живет себе где-то в другом месте, что те события, которые нчлись с телефонного звонк н учсток триндцтого октября прошлого год, когд среди жертв в книжном мгзине он, к своему ужсу, обнружил Клэр, и кончились жестоким избиением человек, который ее убил, – те события просто не имели мест. Он мог бы жить, притворяясь, что верит, – ничего этого не было. Он продолжл ждть возврщения Клэр и, когд бы он вернулсь, посмеялся бы вместе с ней, сжл бы в своих объятиях, и они бы снов любили друг друг и когд-нибудь бы поженились. Он мог бы тк утешиться. Или мог бы принять ее смерть без слез, позволяя горю рзрстись внутри до огромных рзмеров, и окменеть, скрывя з улыбющейся внешностью богто рзукршенный фсд все рзрушющей, темной и мрчной, открытой всем ветрм гробницы.

Возможно, бухглтеру было бы легче пережить убийство своей невесты, пройти через весь ритул поминок, зтем лелеять пмять девушки, философски смирившись с элементрным фктом существовния жизни и смерти. Бухглтер склдывет колонки цифр и решет, ккой подоходный нлог его клиент должен плтить «Дядюшке Сэму». Бухглтер знят рифметикой. А Берт Клинг – полицейский. Будучи полицейским, ежедневно знятым рботой, связнной с преступлениями, он то и дело стлкивется с постоянным нпоминнием о том, кк погибл девушк, которую он любил. Одно дело обходить улицы своего учстк и помогть перейти улицу шестилетнему ребенку, стоящему н углу в ожиднии, когд пройдет трнспорт. Одно дело рсследовть кржу со взломом, или огрбление, или дрку, или исчезновение людей, и совсем другое – рсследовть убийство.

Жизнь восемьдесят седьмого полицейского учстк очень чсто связн с фктми смерти. Он зглянул в безжизненные глз Клэр Тундсенд триндцтого октября прошлого год. С тех пор видел мертвые глз более тридцти жертв – мужчин и женщин – и всегд видел в них одно и то же: все смотрели умоляюще, кзлось, их нсильно лишили того, с чем они не были готовы рсстться. Кзлось, они умоляли, чтобы это им вернули. Кзлось, они молч взывли:

– Пожлуйст, верните меня, я еще не готов!

Обстоятельств смерти всегд были рзными: он входил в комнту человек с ножом в черепе, он смотрел н рстерзнную жертву незд, он открывл дверь чулн и нходил труп молодой девушки с зтянутой н шее веревкой, повесившейся н переклдине для одежды, или лкоголик, упившегося до смерти в подъезде борделя, – обстоятельств всегд были рзличными, глз – одинковыми.

– Пожлуйст, верните ее мне, я не был готов, – кзлось, взывли они.

И кждый рз, вглядывясь в другую пру глз, он отворчивлся, потому что всегд помнил Клэр Тундсенд, лежщую н полу книжного мгзин, ее блузку, злитую ярко-крсной кровью, открытую книгу н ее лице, собственные руки, поднявшие ее, и свои глз, зглянувшие в ее мертвые, широко открытые – этот обрз неожиднно и нвсегд отпечтлся в его мозгу и он стл бесчувственным и немым. В течение нескольких минут он, обычно ничего не сообржл, он мог только отвернуться от кждого нового труп и неподвижным взглядом рзглядывть стену, кк оглушенный, в то время кк в его нпряженном мозгу невидимый проектор прокручивл кдр з кдром свой собственный фильм ужсов, и ему хотелось кричть, и он сдерживлся, до боли стиснув зубы.

Смерть ознчл для Клинг одно – Клэр Тундсенд. Ежедневно стлкивясь со смертью, он постоянно вспоминл Клэр. И кждый рз его сердце сжимлось в кулк тк крепко, что он не мог открыться, не мог позволить себе рсслбиться. Вместо этого он уходил в себя, вздргивя от кждой неприятности, устло, кк должное, нес груз пмяти, не принимя сочувствия, оствив ндежду, думя, что будущее будет тким же пустым и унылым, кк и нстоящее.

В тот день в крошечном офисе Мйкл Тейер в Брио Билдинг ситуция был похож н простое урвнение. Чувствуя дискомфорт в присутствии Клинг и Тейер, Хейз беспристрстно думл про себя, что знет причину своего состояния, но не испытывет никкой рдости от того, что все понимет. Говорить об Ирэн Тейер ознчло говорить с ним о смерти, смерть – это Клэр Тундсенд. Решить это элементрное урвнение не соствляло труд – в мленькой комнте обстновк был нклен до предел.

Комнт нходилсь н шестом этже здния. В ней было единственное окно, открытое прельскому ветерку. Письменный стол, конторк с ппкми для бумг, телефон, клендрь д дв стул. Мйкл Тейер сидел н одном из них з столом, Хейз – н другом, нпротив. Клинг, весь нпрягшись кк нтянутя струн, стоял рядом с Хейзом, готовый в любую минуту рзвернуться и прыгнуть через всю комнту и через стол, скжи Тейер что-то не то. Пчк готовых поздрвительных открыток со стишкми, прислонення к пишущей мшинке, был ккуртно сложен столбиком. В мшинке был зложен лист с незконченными виршми.

– Мы делем рботу зрнее, – пояснил Тейер. – Я уже готовлю поздрвления к предстоящему дню Святого Влентин.

– А вм не трудно рботть срзу же после похорон, мистер Тейер? – поинтересовлся Клинг.

Вопрос был нстолько жестоким и бессердечным, что Хейз испытл неодолимое желние зткнуть ему рот и дть по зубм. Ккое-то мгновение он видел боль в глзх Тейер, и ему смому стло больно. Тейер произнес очень тихо:

– Д, мне трудно рботть.

– Мистер Тейер, – быстро вмешлся в рзговор Хейз, – поверьте, мы, не хотим быть нвязчивыми в ткое трудное для вс время, но мы кое-что должны выяснить.

– Д, вы говорили об этом, когд мы виделись с вми в прошлый рз.

– Совершенно верно, и нм опять приходится вс беспокоить.

– Д, я вс слушю.

– Вы знли, что вш жен собирлсь возбудить дело о рзводе? – опять резко спросил Клинг.

Тейер удивился.

– Нет, – скзл он и, помолчв, спросил: – Откуд вм это известно?

– Мы рзговривли с ее двоктом, – пояснил Хейз.

– Ее двоктом? Вы имеете в виду Арт Птерсон?

– Д, сэр.

– Он мне ничего об этом не говорил.

– Мы знем. Он просил его об этом.

– Но почему?

– Он тк хотел, мистер Тейер.

– Мистер Тейер, – не унимлся Клинг, – вы уверены, что не подозревли о нмерениях жены рзвестись с вми?

– Абсолютно нет.

– Несколько стрнно. Вм не кжется? Женщин собирется уйти от вс в следующем месяце, вы не имеете дже ни млейшего подозрения, что что-то нзревет?

– Мне кзлось, что он счстлив со мной, – пояснил Тейер.

– А ее мть говорит другое.

– Что именно?

– Если мне пмять не изменяет, в рпорте говорится, что миссис Томлинсон нзывет вс грубияном, считет что вы любите комндовть. А вы чсто ссорились с вшей женой?

– Вообще никогд.

– Вы когд-нибудь били ее?

– Что?

– Ну били или удрили? Когд-нибудь?

– Никогд. Конечно, нет!

– Берт...

– Секундочку, Коттон, пожлуйст! Только одну секунду!

Он с нетерпением взглянул н Хейз, зтем снов обртился к Тейеру:

– Мистер Тейер, вы хотите, чтобы мы поверили в то, что между вми и вшей женой не было никких трений, тогд кк все это время он крутил...

– Я не говорил, что между нми не было трений!

– ...с другим мужчиной и плнировл рзвестись с вми! Знчит, либо вм было н нее совсем нплевть, либо...

– Я любил ее!

– Либо вы были нстолько слепы, что не видели, что творится у вс под смым носом! Тк что же это, мистер Тейер?

– Я любил ее. Доверял ей!

– А он вс любил? – выплил Клинг.

– Я думю, что д.

– Тогд почему же он собрлсь рзводиться?

– Не зню. Я только что от вс узнл об этом. Я дже не зню, првд ли это. Откуд мне знть, что это не ложь?

– Мы говорим вм, что это чистя првд. Он плнировл уехть в Рено шестндцтого мя. Это число вм о чем-нибудь говорит, мистер Тейер?

– Нет.

– Вы знли, что он регулярно встречется с Томми Брлоу?

– Но Берт... – Хейз опять сделл попытку вмешться.

– Тк знл или нет?

– Нет, – прошептл Тейер.

– Тк куд же, вы думли, он ходит кждую неделю или рз в две? – поинтересовлся Клинг.

– Повидться с мтерью.

– А почему ее мть нзывет вс грубияном?

– Не зню! Я ей не нрвлюсь. Он могл нговорить вм обо мне все, что угодно.

– Сколько вм лет, мистер Тейер?

– Тридцть три.

– А сколько было вшей жене, когд он умерл?

– Двдцть. Ну, почти двдцть один.

– И сколько лет вы были женты?

– Почти три год.

– Ей было восемндцть, когд вы поженились?

– Д, всего восемндцть.

– А вм?

– Тридцть.

– Довольно большя рзниц. Верно, мистер Тейер?

– Д нет, если вы об были влюблены.

– А вы были влюблены?

– Д.

– И вы продолжете утверждть, что ничего не знли о дружке вшей жены и о том, что он собирлсь бросить вс в следующем месяце?

– Д. Если бы я знл...

– Очень интересно! И что бы вы сделли, если бы знли, мистер Тейер?

– Я бы поговорил с ней.

– И это все?

– Я бы попытлся отговорить ее от этого.

– Ну если бы не помогло?

– Я бы отпустил ее.

– И вы бы не грубили ей и не кричли бы н нее?

– Я никогд не был с ней груб, никогд... Я всегд к ней хорошо относился. Я... знл, что он нмного моложе меня. Я очень ее любил... Очень...

– А что вы теперь к ней чувствуете? Теперь, когд вы все знете?

Тейер долго молчл и нконец скзл:

– Жль, что он не обсудил все это со мной, – он скорбно покчл головой. – То, что он сделл – не выход. Ей нужно было переговорить со мной.

– Вы любитель выпить, мистер Тейер? – неожиднно поинтересовлся Клинг.

– Д нет... Видите ли... иногд могу выпить немного. Не скзть, чтобы пьющий.

– А жен вш выпивл?

– Только в обществе. Иногд мртини.

– А виски?

– Очень редко.

– В комнте, где он был, нйдены две бутылки из-под шотлндского виски. Обе пустые. Одн перевернут, другя, по всей вероятности, выпит. Сколько, смое большое, могл выпить вш жен?

– Ну, может быть, четыре рюмки. От силы пять, з вечер. Я имею в виду, где-нибудь н вечеринке.

– А кк он регировл н выпивку?

– В основном, немного пьянел после двух-трех рюмок.

– А от полбутылки скотч кк бы он себя чувствовл?

– Думю, ткое количество свлило бы ее с ног, довело бы до бесчувствия.

– Ей стло бы плохо?

– Нверняк.

– Ей когд-либо было плохо от спиртного?

– Пру рз. Он вообще-то тк много никогд не пил. Тк что трудно скзть что-то определенное.

– Вскрытие покзло, что вш жен не был пьян, мистер Тейер. И тем не менее, полня бутылк виски, может быть, и больше, был выпит в квртире, в день ее смерти. Либо выпит, либо вылит в помойку. Что вы думете по этому поводу?

– Не зню, что и думть, – откликнулся Тейер.

– Вы только что скзли, что вш жен мло пил. Кк по-вшему, могл бы он выпить целую бутылку виски?

– Прво, не зню. – Он слегк отрицтельно покчл головой. – В моем предствлении Ирэн не из тех, кто способен н смоубийство, и н прелюбодеяние, и н рзвод тоже. Откуд мне знть, что он могл или не могл бы сделть? Я не зню эту женщину, которя, кк вы предполгете, убил себя и у которой был любовник, и которя собирлсь в Рено. Ткую я не зню, понимете? Зчем вы меня о ней спршивете? Это не Ирэн. Это ккя-то... ккя-то... ккя-то...

– Кто, мистер Тейер?

– Ккя-то незнкомк, – скзл он едв слышно. – Это не моя жен. Чужя. – Он опять сокрушенно покчл головой и повторил: – Чужя...

* * *

В коридоре Брио Билдинг толпились музыкнты, певицы, тнцовщицы, композиторы, сочинители куплетов, рспорядители и посредники, в воздухе звучл музыкльный жргон «хиппи».

– Вот что, мужик, скзл я ему, плти две бнкноты з уик-энд или дью, – донеслось из гул голосов до ушей обоих полицейских, кк только они вышли из лифт. – Ну, дурк пошел и зложил свой инструмент. Ну я и говорю, мужик, кк ты собирешься дуть, если спустил свою трубу. Ну он мне и говорит, все рвно не могу дуть, пок не достну трвки. Ну вот и згнл инструмент, чтобы купить ее. Но и игрть не может, не н чем.

Тут были девушки – кршеные блондинки с веселыми глзми в небрежно-рзвязной позе тнцовщиц «хиппи», игроки н тромбоне с длинными рукми и короткими козлиными бородкми, посредники с пронзительным взглядом крих глз з стильными очкми в черной опрве, певички с зчеснными н одну сторону, свободно спдющими волосми. И опять тот же голос: "А я ему и говорю, с чего это я должн рди тебя выклдывться, если я ни для кого в джзе не стрюсь, он что-то вроде того, что у нс все по-другому, детк. А я ему, что по-другому? А он мне руку под юбку зсунул и говорит: «Это – любовь, детк». У кря толпы – одинокий уличный торговец; человек, ожидвший встречи с пинистом, который, видимо, принимл нркотики с четырндцтилетнего возрст; семндцтилетняя девушк с прической в стиле «Клеоптр» в ожиднии трубч, оргнизоввшего для нее прослушивние в своей группе. Клинг не слышл всей этой несмолкющей болтовни, доносившейся отовсюду, не видел хорошеньких, хотя и слишком нкршенных девушек с здорным блеском в глзх, в легких плтьях, обтягивющих пышные бедр. Они миновли зпруженные толпой переходы, гзетный киоск, где продвлись мини-гзетки, жирные черные зголовки которых уже не сообщли больше о смерти Ирэн Тейер и Томми Брлоу – с первой полосы их вытеснили сенсционные сообщения об очередной сумсбродной выходке Хрущев. Они с трудом пробрлись сквозь толпу, кк дв бизнесмен, которые только что ннесли деловой визит и вышли к исходу прельского дня н сумеречный свет.

– Ты был с ним слишком груб, – внезпно резко произнес Хейз, дже не повернувшись к Клингу.

– А может быть, это он убил их, – бесстрстно возрзил Клинг.

– А может, и нет. Кто ты, черт возьми? Великий инквизитор?

– Ты ищешь со мной ссоры, Коттон? – зметил Клинг.

– Нет, просто говорю.

– Что именно?

– Говорю, что есть хорошие полицейские и есть дерьмо. Мне противно смотреть, кк ты стновишься тким.

– Блгодрю!

Ккое-то мгновение они еще молч стояли н тротуре, мимо них спешили домой служщие. Кзлось, им больше нечего скзть друг другу. Они стояли, кк чужие, пльто нрспшку, руки в крмнх.

– Ты возврщешься в учсток? – спросил нконец Клинг.

– Я полгю, ты зхочешь нпечтть рпорт, – зметил Хейз и, помолчв, добвил язвительно: – Ведь это ты здвл все вопросы.

– Ну и что?

– Ну вот и пиши.

– Злишься?

– Д.

– Ну и ктись! – Клинг выруглся и исчез в толпе.

Ккое-то мгновение Хейз еще смотрел ему вслед, сокрушенно кчя головой, зтем вынул руки из крмн, помедлил, зсунул их обртно и решительно нпрвился к стнции метро н углу.

* * *

Он был рд отдохнуть от Клинг, от полицейского учстк; рд, что с ним сейчс Кристин Мксвел. Он вышл из кухни своей квртиры, держ в рукх поднос с миксером для мртини и двумя боклми со льдом. Когд он шл к нему, он не спускл с нее глз. С тех пор кк они познкомились, он отрстил длинные волосы и теперь они свободными, светлыми прядями обрмляли овл ее лиц. Н глдких волосх отржлись отблески свет предзктного солнц, проникющего в комнту через окно. Он снял туфли, кк только пришл с рботы, но н ней все еще были чулки, в них он бесшумно передвиглсь по комнте с прирожденной женской грцией. Все в ней было женственно: прямя черня юбк при кждом движении плотно облегл бедр и ноги, поднос для коктейля плвно покчивлся в длинной и тонкой руке, другой он смхивл упвшую н щеку ресничку. Н ней был голубя шелковя блузк, под цвет сиреневтой голубизны ее глз, которя свободно прилегл к мягкому изгибу ее груди. Он поствил поднос, почувствовв н себе его взгляд, улыбнулсь и скзл:

– Перестнь! Ты меня зствляешь нервничть.

– Что перестть?

– Тк смотреть н меня.

Он быстро, до крев, нполнил об бокл.

– Кк тк?

– Ты меня рздевешь.

Кристин подл ему один бокл и поспешил добвить:

– Взглядом!

– Это смый непрктичный способ тебя рздевть, – произнес Хейз, – взглядом.

– Д, но тем не менее ты это делешь.

– Я просто смотрю н тебя. С удовольствием, – он поднял бокл и скзл: – З тебя, з то, чтобы смотреть н тебя, – и отпил большой глоток джин с вермутом.

Кристин сел нпротив него в кресло, поджв под себя ноги, и стл потягивть нпиток. Поглядывя н него из-з кря своей рюмки, проронил:

– Думю, тебе следует н мне жениться. Тогд ты сможешь н меня смотреть целыми днями.

– Не могу, – возрзил Хейз.

– Почему?

– Потому, что хорошие полицейские умирют молодыми.

– Тогд тебе не о чем беспокоиться.

– Ты хочешь скзть, что я плохой полицейский?

– Совсем ноборот. Думю, что ты просто великолепный, но ты уже не очень-то молод.

– Ты прв. У меня уже и суствы нчинют хрустеть. – Помолчв, он добвил: – Но хорошие полицейские и стрыми умирют тоже. Собственно, рно или поздно все полицейские умирют: хорошие ли, плохие, честные или мошенники.

– Мошенники, это те, которые берут взятки?

– Д, они тоже умирют.

Кристин, не соглсившись, покчл головой и с озорной улыбкой н губх произнесл:

– Мошенники никогд не умирют!

– Не умирют?

– Нет. Им просто плтят, чтобы они убрлись.

Хейз передернуло. Он осушил сткн.

– Полгю, ты хвтил через крй.

– А я полгю, ты просто избегешь рзговоров о ншей скорой свдьбе.

– Ты, нверное, хотел скзть змечтельной!

– Я говорил о том, чтобы он был поскорее, но он, конечно же, будет и змечтельной тоже.

– Ты знешь, у меня ткое чувство, что я пьян. А ведь я выпил всего лишь одну рюмку.

– Это я тебя опьяняю. Уж ткя я женщин, – пояснил Кристин.

– Иди сюд и опьяни меня немножко.

Кристин отрицтельно покчл головой.

– Нет. Я еще хочу выпить!

Он осушил свою рюмку и снов нлил мртини им обоим.

– К тому же мы говорили о женитьбе. А ты ведь честный полицейский?!

– Абсолютно, – подметил Хейз и взял свой бокл.

– А тебе не кжется, что честные полицейские должны искть честных женщин?

– Точно!

– Тк почему тебе не сделть из меня честную женщину?

– Ты и тк честня. Только честня женщин смогл бы тк смешть коктейль.

– В чем дело? Ты опять меняешь тему рзговор?

– Я просто подумл о твоих ногх, – пояснил Хейз.

– А мне кзлось, что ты думешь о моем мртини.

– Поэтому тебе и покзлось, что я сменил тему рзговор.

– Теперь я чувствую, что немного пьян, – он тряхнул головой, будто хотел, чтобы он стл ясной. – Ну и кк!

– В чем дело, – не понял Хейз, – ты н что-то нмекешь?

– Не только нмекю, но и не понимю.

– Иди ко мне н тхту. И я все объясню.

– Нет, – откзлсь Кристин, – ты будешь приствть.

– Конечно!

– Полгю, мужчин и женщин снчл должны пожениться, потом ему можно все рзрешть.

– Ты тк считешь? Д?

– А ты что думл?

– Точно!

– А что ты тм говорил о моих ногх? – вспомнил Кристин.

– Ккие они хорошие.

– Хорошие? Кто же тк говорит о женских ногх!

– Ну, стройные.

– Д?

– Крсивой формы!

– Ну, ну. Продолжй.

– Великолепные.

– Великолепные?

– Мм-м... Мне бы хотелось снять с тебя чулки, – промолвил Хейз.

– Зчем?

– Чтобы потрогть великолепные ноги.

– Никких приствний. Збыл? – нпомнил Кристин.

– Д, совсем збыл. Мне бы хотелось снять с тебя чулки, чтобы лучше рзглядеть твои великолепные ноги.

– Тебе хочется снять с меня чулки, – нстивл Кристин, – но тогд ты сможешь злезть мне под юбку и рсстегнуть их.

– Я об этом и не думл. Но теперь, когд ты говоришь об этом...

– Это ты говоришь об этом.

– А н тебе грция?

– Нет.

– Пояс с резинкми?

– Д.

– Мне нрвится пояс с резинкми.

– Всем мужчинм нрвится.

– Почему всем мужчинм должен нрвиться пояс с резинкми? И откуд ты это знешь?

– Ты ревнуешь?

– Нет, – скзл Хейз.

– Если бы мы были женты, у меня не было бы возможности знть, что нрвится всем мужчинм, – пояснил Кристин, – ты был бы единственным в моей жизни!

– Ты хочешь скзть, что в твоей жизни есть другие мужчины?

Кристин пожл плечми.

– И кто они? – потребовл Хейз. – Я их рестую.

– Н кком основнии?

– Н том, что мешют нстоящей любви.

– А ты действительно меня любишь? – спросил он.

– Подойди ко мне и я скжу тебе.

Кристин улыбнулсь.

– Ну иди же.

Он снов улыбнулсь.

– Ты знешь, сколько лет мы уже знкомы, Коттон?

– О, дй вспомнить! Четыре год?

– Верно. Кк ты думешь, сколько рз з это время мы были вместе?

– Дв, – скзл Хейз.

– Но я серьезно!

– Ну конечно, серьезно. Серьезно... мы были вместе... ну умножь трист шестьдесят пять н четыре.

– Не првд же. Серьезно!

– Д, лдно. Я не зню, Кристин. Почему ты спршивешь?

– Мне кжется, нм уже следует пожениться.

– А! Вот в чем дело? – протянул Хейз с тким видом, будто сделл открытие. – Ты к этому вел! Теперь понятно.

– А рзве я тебе не нрвлюсь в постели?

– Очень нрвишься.

– Тк почему же ты н мне не женишься?!

– Ну, иди ко мне, и обо всем поговорим.

Кристин вдруг встл. Резкое движение порзило его: лицо ее неожиднно стло серьезным и здумчивым. Он все тк же, без туфель, подошл к окну. И стоял тм неподвижно ккое-то мгновение. Сумрчное небо осветило ее лицо последними лучми зходящего солнц. Он опустил знвеску и повернулсь к Хейзу лицом, все ткя же здумчивя, готовя рсплкться. Он нблюдл з ней и рзмышлял о том, что это все вдруг между ними стло тким серьезным. А может быть, всегд их отношения ткими и были? Нверное, тк оно и было! Он шгнул было к нему, остновилсь и посмотрел н него глубоким, долгим взглядом, будто пытлсь см для себя решить ккой-то вжный вопрос, вздохнул, легко и едв слышно рсстегнул блузку. В сгущющихся сумеркх комнты он нблюдл з ней, пок он рздевлсь. Он повесил блузку н прямую спинку стул, рсстегнул лифчик и положил его н сиденье, стянул юбку и принялсь з чулки. Он любовлся ее ногми, когд он снимл чулки с икр и лодыжек, повесил их н спинку стул и встл к нему в трусх и поясе, зтем снял трусы и положил их н сиденье.

В тишине полутемной комнты он подошл к нему в одном только черном поясе н бедрх, остновилсь перед кушеткой, н которой он сидел, и скзл:

– Я действительно люблю тебя, Коттон. Ты ведь знешь, что я тебя люблю. Верно?

Он сжл его лицо в своих хрупких лдонях, склонил голову нбок, будто видел его впервые и зтем протянул руку к седой пряди в рыжих волосх, коснулсь ее, провел рукой по виску, переносице, губм, кк бы исследуя его в темноте.

– Только и всего, – произнесл он. – Что еще можно скзть, мой дорогой!

Он все еще стоял перед кушеткой, н которой он сидел, и глядел н него сверху вниз с ккой-то незнкомой, здумчивой улыбкой н губх. Он обнял ее з тлию и нежно притянул к себе, спрятв голову у нее н груди и слушя ее внезпно учщенно збившееся сердце, и подумл, действительно, что еще можно скзть, к что же все-тки ткое любовь. Кзлось, он знл ее уже тк двно, столько рз он видел, кк он рздевется, и всегд одинково, и тк же, кк сегодня, он столько рз держл ее в своих объятиях и слышл биение ее сердц под ее полной грудью. Это был Кристин Мксвел – крсивя, яркя, стрстня, волнующя, и ему нрвилось быть с ней больше, чем с кем-нибудь еще в этом мире. Но, прижимясь к ней, слушя биение ее сердц, он все еще видел здумчивую улыбку н ее губх и серьезное выржение глз и думл, что все это делло их любовь еще сильнее. И вдруг он вспомнил Ирэн Тейер и Томми Брлоу н кровти в квртире, полной гз, и внезпно сжл руки н ее спине. Ему вдруг отчянно зхотелось кк можно ближе прижть ее к себе. Он поцеловл его в губы, опустилсь рядом с ним н кушетку, вытянул длинные ноги, еще рз очень серьезно взглянул н него, здумчивя улыбк сошл с ее лиц и он скзл:

– Все это потому, что в нем мы похожи н фрнцуженок.

– В чем? – не понял он, ошршенный.

– Д в этом поясе, – объяснил Кристин. – Вот почему он нрвится мужчинм.

Глв 8

Томми Брлоу был рослым прнем, хорошо сложенным, ростом шесть футов и один дюйм, весом сто семьдесят пять фунтов, с высоким лбом, квдртной челюстью, в нем чувствовлсь внутренняя сил, и хотя смерть убил ее – ибо нет ничего бессильнее труп, дже н мертвого Томми Брлоу был очень мло похож его млдший брт.

Через четыре для после похорон Крелл и Мейер пришли к нему. Об они были в форме, но не потому, что им очень хотелось чувствовть себя полицейскими.

Они оделись тк потому, что шел лёгкий прельский дождичек.

– Вы Амос Брлоу? – спросил Мейер.

– Д! В чем дело?

Мейер предъявил жетон:

– Инспектор Крелл и Мейер. Нм бы хотелось здть вм несколько вопросов.

– Я могу взглянуть н него еще рз? – попросил Брлоу.

Мейер, смый терпеливый из всех полицейских учстк, если не всего город, снов протянул свой полицейский знк. Его терпение было приобретенной чертой хрктер, результт нследств, доствшегося ему от ппши Мкс, который в свое время был большой шутник. Когд мть Мейер пришл к Мксу и скзл ему, что опять беременн, стрин Мкс просто не мог в это поверить. Он уже думл, что ткие чудес господни не могут произойти с его женой, что он стр для этого.

Не оценив, чем может обернуться его любя острот, и что судьб сыгрл скверную шутку с смым чрезмерно веселым шутником, он придумл свою збвную месть. Когд млденец родился, он дл ему имя Мейер. Все было прекрсно, и имя бы ему вполне подошло, будь его фмилия Шврц, или Голдблт, или дже Лифшиц. Но, к несчстью, его фмилия тоже был Мейер, и в сочетнии с именем, которое ему дли, млденец появился н свет кк зйк Мейер Мейер. Смо по себе все это не тк уж и плохо, но их семья – ортодоксльных евреев – жил в окружении неевреев. И когд кому-нибудь из детей нужен был предлог для того, чтобы бить жидов – хотя это чсто делется без всякого повод – легче всего было нйти ткого, кк он – с тким комичным и двусмысленным именем. Мейер Мейер нучился быть терпеливым: с отцом, который нвязл ему ненвистное имя с повтором, с детьми, которые регулярно избивли его. Он терпеливо ждл дня, когд сможет нзвть отц Мкс Мксом. Этот день тк никогд и не нступил. Терпеливо ждл, когд сможет зстть кого-нибудь из обидчиков одного, без многочисленных сопровождющих, и хорошенько отдубсить. Ткое редко случлось, но зто терпение стло его обрзом жизни и, со временем, он свыкся с комичной шуточкой своего отц и именем, с которым ему придется жить до конц своих дней. Но ко всему прекрсно приспособился. Если только збыть строе, мудрое изречение о том, что репрессии оствляют шрмы. Действительно, ничто никогд не проходит бесследно: в возрсте всего лишь тридцти семи лет он был бсолютно лыс.

Терпеливо он снов протянул свой полицейский знчок.

– А у вс есть удостоверение?

Мейер терпеливо злез в свой бумжник и извлек оттуд полицейское удостоверение.

– Фотогрфия не очень хорошя, – зметил Брлоу.

– Вы првы, – соглсился Мейер.

– Но можно догдться, что это вы. Тк что вы хотели у меня спросить?

– А мы можем войти? – попросил Мейер.

Они стояли н улице, н ступенькх у прдной двери двухэтжного особняк в Риверхеде, и хотя дождь и не был сильным, дул резкий ветер и пронизывл их до костей. Брлоу еще ккое-то мгновение рзглядывл их, зтем приглсил:

– Конечно, входите, – и широко рспхнул дверь, следом з ним они прошли в дом.

Он был невысок, ростом не больше пяти футов, восьми дюймов, весом около ст тридцти пяти фунтов. Крелл подумл, что лет ему не больше двдцти двух или трех, волосы н зтылке уже нчли лысеть. Он шел слегк согнувшись и сильно хромл. В првой руке он держл трость тк, будто двно свыкся с ней. Он был черной, тяжелой, ручк в форме головы был изящно декорировн не то серебром, не то оловом.

– Вы те смые детективы, которые зняты рсследовнием убийств моего брт? – спросил Брлоу, не оборчивясь, нпрвляясь с ними в гостиную.

– Почему вы нзывете это убийством, мистер Брлоу? – спросил Мейер.

Он вошел в гостиную, прошел н середину комнты, повернулся и в упор посмотрел н полицейских. Комнт был обствлен недорого, но со вкусом. Он перенес всю тяжесть тел н здоровую ногу, поднял трость и укзл ею н кушетку. Крелл и Мейер сели. Мейер вынул мленький черный блокнот и крндш.

– Что зствляет вс считть это убийством? – повторил он свой вопрос.

– Просто зню, что тк оно и есть.

– Откуд?

– Мой брт не мог покончить с собой, – произнес Брлоу и спокойно кивнул полицейским, изучя их взглядом светло-голубых глз. – Только не он.

Он тяжело оперся о плку, зтем, вдруг, будто уств стоять, хромя, подошел к стулу нпротив них, сел и опять, спокойно рзглядывя их, произнес:

– Только не мой брт.

– Почему вы тк говорите? – вмешлся в рзговор Крелл.

– Только не Томми.

Брлоу отрицтельно покчл головой.

– Он был очень счстлив. Он умел рдовться жизни. Не говорите мне, что это Томми открыл гз. Нет. Я в это не поверю.

– Ну тогд, может быть, девушк уговорил его сделть это, – предположил Крелл.

– Очень сомневюсь! – возрзил Брлоу. – Дешевя потскух! С ккой стти стл бы мой брт позволять ей...

– Минуточку, мистер Брлоу, – прервл Мейер, – он ведь не был случйной знкомой, по крйней мере, у нс сложилось совсем другое впечтление.

– Не был?

– Нет. Вш брт и эт девушк нмеревлись пожениться.

– Кто тк считет?

– Ее мть и двокт тоже.

– Но Томми об этом не говорил.

– И он никогд не обмолвился, что хочет жениться? – поинтересовлся Крелл.

– Нет, имя этой девушки, этой Ирэн Тейер, вообще никогд не упоминлось. Поэтому все, что вы говорите, – чистый вымысел. А эт зписк! Вообще, все. Возможно, мой брт просто подобрл эту девицу в тот день. Жениться н ней! Убить себя! Кого они хотят одурчить?

– Кого вы имеете в виду, мистер Брлоу, когд говорите «они»?

– Что? – не понял Брлоу.

– Вы скзли, кого они хотят...

– А, это! Всего нвсего оборот речи. Я имел в виду, ну... кого-нибудь... А может быть, и нескольких людей.

Он тряхнул головой тк, будто пытлся рзвязть свой язык.

– Я хочу скзть, что Томми не собирлся ни н ком жениться и себя не убивл. Мне сдется, что кто-то нпечтл эту зписку, потом открыл гз и оствил тм моего брт умирть. Умирть! Вот что я имел в виду.

– Понятно, – откликнулся Мейер. – Вы кого-нибудь подозревете! Кто мог бы это сделть?

– Нет, не имею ни млейшего предствления. Но думю, что убийц где-то рядом.

– Д?

– Уверен, з ткой девушкой увивлось много мужчин.

– И вы полгете, что кто-то из них виновен в том, что случилось. Верно?

– Верно.

– А вы знли, что Ирэн Тейер был змужем, мистер Брлоу?

– Прочитл об этом в гзетх.

– Но у вс сложилось впечтление, что, кроме вшего брт, он встречлсь с другими мужчинми.

– Я пытюсь рзъяснить вм, что он не встречлсь с моим бртом, по всей вероятности, он просто подобрл ее где-то н улице.

– Мистер Брлоу, у нс есть все основния считть, что он регулярно с ней встречлся.

– Ккие же основния?

– Что вы скзли?

– Ккие ткие основния? Я говорю, основния верить...

– Мы уже говорили вм, мистер Брлоу. Мть девушки и ее...

– Ну д, конечно же, девушк... девушк. Но если бы Томми с ней встречлся, рзве бы он мне об этом не скзл? Собственному брту?

– А вы были очень близки?

– Несомненно, очень, – Брлоу помолчл. – Нши родители умерли, когд мы об были мленькими. В втомобильной ктстрофе, они возврщлись домой после свдьбы в Беттуне. Это было много лет нзд. Томми было двендцть, мне – десять. Одно время мы жили с теткой. А когд выросли, стли жить отдельно.

– В этом доме?

– Нет, этот дом мы купили в прошлом году. Знете, мы об стли рботть, кк только получили документльное рзрешение. Мы двно уже копили деньги. До этого мы жили н квртире, в десяти квртлх отсюд. Но в прошлом году мы купили этот дом. Очень хороший. Верно?

– Хороший, – подтвердил Крелл.

– Мы все еще очень много должны з него. Пок еще он приндлежит не столько нм, сколько бнку. Но это – слвный домик. Кк рз н двоих: не слишком велик, но и не слишком мл!

– Теперь, когд вш брт умер, вы его сохрните? – здл вопрос Мейер.

– Не зню, я еще не думл об этом. Знете, трудно свыкнуться с мыслью, что его нет в живых. С тех пор кк он умер, я все хожу по дому, ищу все, что с ним связно: стрые письм, фотогрфии, – все, что когд-то было моим бртом. Мы с смого детств не рсствлись. Томми зботился обо мне, кк отец. Действительно, тк оно и было. Я был слбым ребенком. Я перенес в детстве полиомиелит.

– Понятно!

– Д, у меня был полиомиелит. Дже не верится, знете ли, что это уже почти все в прошлом. Сейчс, блгодря вкцине, дети редко болеют полиомиелитом. А я перенес его. Думю, мне повезло. Я легко отделлся. Немного хромю. И только. Вы зметили?

– Д, совсем немного, – деликтно зметил Крелл.

– Д, не слишком зметно, – подтвердил Брлоу и пожл плечми. – Мне это не мешет рботть и жить. Я уже с шестндцти лет рботю и Томми тоже. Кк только получил рзрешение. Томми плкл, когд у меня был полиомиелит. У меня был сильный озноб, знете, мне было всего лишь семь лет, Томми пришел в спльню и громко рыдл. Он был змечтельный прень – мой брт! Без него жизнь здесь будет совсем иной!

– Мистер Брлоу, вы уверены, что он никогд не упоминл дже имени Ирэн Тейер.

– Абсолютно.

– А может быть, он скрывл это от вс?

– С ккой стти?

– Не зню. Может быть, думл, вы с неодобрением отнесетесь к его встречм с змужней женщиной?

– Он не встречлся с ней. Я вм уже об этом говорил. К тому же, с кких это пор Томми нуждлся в моем одобрении того, что делл? – Он зсмеялся коротко, безжлостно. – Томми жил своей жизнью, я своей. Мы никогд не хитрили друг с другом.

– Тогд, возможно, он встречлся с ней, вы просто...

– Нет.

– ... вы просто этого не знли. Может быть, просто рзговор об этом не зходил? Не предствился случй?

– Нет.

– Мистер Брлоу, мы должны верить...

– Говорю же вм, они лгут. Они пытются скрыть то, что н смом деле произошло в этой комнте. Они утверждют, что мой брт был связн с этой женщиной. Но это не тк. Мой брт был слишком умен, чтобы связывть себя... – глз его внезпно гневно вспыхнули. – Это совсем другое дело! Верно?

– Что именно? – спросил Крелл.

– Мой брт – не болвн. Знете ли, совсем нет. Он бросил среднюю школу, чтобы пойти рботть. Это действительно тк, но потом пошел учиться в вечернюю и получил диплом. Тк что он совсем не невежд!

– Н что вы нмекете, мистер Брлоу?

– Ну кк же! Вы видели эту фльшивку, зписку? Верно?

– Ну, видели.

– А вы помните, кк они нпечтли слово «своим»?

– А кк, мистер Брлоу?

– С орфогрфической ошибкой. – Он опять покчл головой. – Не похоже это н моего брт. Он знл, кк пишется это слово.

– А может быть, это девушк печтл? – выскзл предположение Мейер.

– Мой брт не допустил бы, чтобы он нпечтл с ошибкой. Послушйте, мой брт не мог покончить жизнь смоубийством. Только и всего! Мне хочется, чтобы вы это нконец-то поняли!

– Кто-то его убил, вы тк считете? – уточнил Крелл.

– Именно тк я и думю, черт побери! – Брлоу нерешительно помолчл, присмтривясь к ним, зтем хитро усмехнулся: – А рзве вы сми думете инче?

– Мы в этом не уверены, мистер Брлоу.

– Не уверены?! Тогд зчем же вы здесь? Если вы уверены, что это смоубийство, зчем же вы тогд всех беспокоите своими вопросми? Почему же вы тогд не зкрывете дело?

– Мы же вм уже скзли, мистер Брлоу. У нс нет полной уверенности.

– Знчит, что-то в этом деле вс смущет. Верно?

В противном случе вы бы двно о нем збыли. Точно! У вс, должно быть, полно смоубийств.

– Д уж немло, мистер Брлоу.

– Я тк и думл. Но вы знете тк же хорошо, кк и я, что это не смоубийство. Поэтому вы его все еще рсследуете.

– Мы рсследуем все случи смоубийств, – не соглсился Мейер.

– А это – убийство, – упрямо нстивл Брлоу. – Кого мы обмнывем? Это смое нстоящее, явное и простое убийство. Кто-то убил моего брт. И вы, черт возьми, знете, что в этом все и дело.

Он подобрл свою трость и для большей убедительности ткнул ею в прострнство, повторяя кждый рз свой жест при словх «убийство», «убил». Потом опустил ее и коротко кивнул, ожидя, что Крелл и Мейер либо подтвердят, либо опровергнут его обвинения. Но они не проронили ни слов.

– Ну рзве нет? Рзве это не убийство? – не выдержл он.

– Может быть, – уклончиво произнес Крелл.

– Д в этом нет сомнения! Вы же знли моего брт. Я знл его всю жизнь. Я не знл ни одного человек, кто бы тк любил жизнь, кк он. Зчем ему было лишть себя жизни? Ну скжите? – он отрицтельно покчл головой.

– Видите ли! Убийство еще ндо докзть, – нстивл н своем Мейер.

– Ну тк докжите! Нйдите ккие-нибудь докзтельств!!!

– Ккие именно, мистер Брлоу?

– Не зню, в этой квртире, может быть, есть что-то. Должен же быть где-то ключ к рзгдке этого дел!

– Видите ли, – скзл Мейер нерешительно. – Мы стремся, ищем.

– Если я могу чем-либо помочь...

– Мы оствим вм свою визитную крточку, – обрдовлся Крелл, – если вм доведется что-то вспомнить: может быть, вш брт о чем-то упоминл или еще что... Все, что может нм дть ккую-то зцепку, – мы будем блгодрны.

– Зцепку? Ккую? – вскинулся Брлоу. – Тк вы все-тки думете, что это убийство? Верно?

– Ну, скжем тк, мы проводим обычный опрос.

Идет? – улыбнулся Крелл. – Где нм вс нйти в случе необходимости?

– Кждый вечер я здесь, дом, – объяснил Брлоу, – с шести чсов. А днем – н рботе.

– Где именно? – уточнил Мейер.

– "Андерсен и Леб". Это в центре. Мейфер, восемьсот девяносто один. В рйоне доков.

– Ккя это фирм, мистер Брлоу?

– Связн с оптикой, – пояснил тот.

– А чем вы тм зниметесь?

– Я рботю в отделе поствок.

– Прекрсно, – отозвлся Крелл. – Большое вм спсибо. Мы будем держть вс в курсе этого дел.

– Был бы вм очень признтелен.

Он поднялся и, прихрмывя, нпрвился вместе с ними к двери. Н крыльце он снов обртился к полицейским:

– Нйдите его! Сделйте это! – и срзу же зкрыл дверь.

Они зговорили только тогд, когд уже были в мшине. Молч они прошли по глвной дорожке, омытой прельским дождем, молч сели в мшину, все тк же молч Крелл звел ее, включил «дворники», тронулся с мест и тогд Мейер спросил:

– Что ты обо всем этом думешь, Стив?

– А ты?

Мейер поскреб лысую мкушку и скзл осторожно, издлек:

– Похоже, никто не считет это смоубийством. Это можно скзть нверняк.

– М-д.

– Было бы збвно. Рзве нет?

– Что именно?

– Если н смом деле то, что все считют убийством, окзлось бы смоубийством. Вот было бы збвно!

– Д уж куд кк збвно!

– У тебя нет чувств юмор, – отозвлся Мейер. – Вот в чем твоя бед. Я вовсе не о твоих личных дефектх, Стив, пойми меня првильно, но ты нчисто лишен юмор.

– Что првд, то првд!

– Я бы и не говорил, если бы это не было првдой, – продолжл Мейер, его голубые глз смеялись. – От чего ты ткой серьезный?

– Думю, все это из-з людей, с которыми я рботю.

– Они тебя угнетют? – поинтересовлся Мейер, весьм озбоченный.

– Они мне противны, – признлся Крелл.

– Скжи-к, – с мягкой нстойчивостью увещевл Креллу Мейер. – Ты н смом деле ненвидел своего отц в детстве?

– Терпеть его не мог. До сих пор не могу. А ты знешь почему?

– Почему?

– Потому что он нчисто был лишен чувств юмор, – произнес Крелл и Мейер рсхохотлся.

Глв 9

В полицейской рботе под «обычной проверкой» очень чсто имеют в виду что-то совсем необычное. Пр полицейских будет колотить ночью в дверь ккой-нибудь квртиры, услышит вместо приветствия истеричные крики хозяйки, которя встретит их полуодетя и зхочет узнть, ккого черт они тк врывются в дом, они ответят: «Всего лишь обычня проверк, мдм». Птрульный пройдет мимо подъезд многоквртирного дом и внезпно выстроит в ряд всех, ни в чем не повинных подростков, стоящих тм, зствит их обернуться к стене и опереться о нее лдонями, обыщет и, когд они пожлуются н нрушение их прв, ответит: «Зткнитесь, пнки! Это обычня проверк». Полицейский, знимющийся нркомнией, будет нстивть н том, чтобы осмотрели бедр проституток в поискх следов от уколов, дже если прекрсно знет, что он не может быть нркомнкой, – и все это тоже проводится обычня проверк.

Иногд «обычня проверк» служит опрвднием всему, что полицейскому может взбрести в голову во время рсследовния и дже безотносительно к нему. Но есть честные, нстоящие проверки, особенно, когд речь идет об убийстве или смоубийстве, и Крелл кк рз добросовестно знимлся ткой проверкой и обнружил, что Мэри Томлинсон – лгунья.

Крелл никогд не читл детективных ромнов, потому что считл их скучными; кроме того, он уже слишком долго служил полицейским и знл, что Орудие, Мотив и Случй были основными словми при рсследовнии и что они могли знчить, когд н вс снизу вверх или сверху вниз смотрит невидящим взглядом труп. Он уже много рсследовл дел, в которых мотив преступления н первый взгляд совсем не выглядел тковым. Муж может столкнуть свою жену в речку просто для того, чтобы нучить ее плвть, и вы можете допршивть его до посинения, он будет нстивть н том, что любил ее еще с детского сд, куд они вместе ходили и что у него не было вообще никкого повод убивть ее. Орудия убийств всегд были более или менее очевидны, и он никк не мог понять, почему, если только это не кинокртин о поимке преступник, в которой речь идет об экзотических и тинственных происшествиях, связнных с редкими ядми, приобретенными у племен пигмеев. Их невозможно выявить, но кто-то должен быть сверх меры озбочен, чем совершено убийство: ведь обычно, если вы нходили прня с простреленной головой, вм срзу же стновилось ясно, что орудие убийств – пистолет. Иногд причин смерти был совершенно противоположной той, н которую укзывли поверхностные фкты – девушк нйден с ножом в груди, вы выскзывете предположение, что ее зрезли, лборторные исследовния покзывют, что ее снчл утопили в внной. Но большей чстью, если кжется, что мужчину зстрелили, – тк оно и есть н смом деле. Если женщин выглядит тк, будто ее здушили, – ее действительно здушили. Для рботющего полицейского Орудие убийств и Мотив преступления что кость в горле. Причем Случй – смя большя кость, ибо, будь то в Америке. России, н Мдгскре, в Японии, Тсмнском море или н Сицилии, в Гренлндии или н острове Уйт, кждому может предствиться случй совершить убийство в любую минуту его жизни, когд он не спит. Принимть во внимние Случй очень вжно, когд зщищешь невиновного.

Человек, который взбирлся н Фудзияму в тот момент когд в Неполе совершлось убийство, вряд ли мог иметь возможность совершить это преступление. Дело в том, кк считл Крелл, что в тком случе один миллион двести семьдесят четыре тысячи девятьсот девяносто девять других неполитнцев действительно имели возможность в тот день где-то кого-то убить и тот, кто это сделл, уж во всяком случе не собирлся признться, что случйно был с убитым, когд это произошло.

– Орудие, Мотив и Случй! Все это чепух, – думл Крелл, но тем не менее обзвнивл кждую стрховую компнию в городе, пытясь выяснить, не зстрховли ли Томми Брлоу и Ирэн Тейер свою жизнь.

В то утро он рзговривл с двендцтью стрховыми компниями. Сделл перерыв н обед, когд голос совсем осел и онемел плец, которым он нбирл номер з номером. После возврщения н учсток в чс дня, он обзвонил еще шесть компний. Он уже нбрл номер девятндцтой, когд Мейер спросил:

– Что это ты тм целый день делешь н телефоне?

– Звоню в стрховые компнии, – ответил он.

– Ты полицейский. Збудь о стрховке. Проценты очень высокие.

– Д я и не для себя. Я пытюсь... – Крелл отмхнулся от Мейер рукой и скзл в трубку: – Алло, вс беспокоит детектив Крелл из 87-го учстк. Мне нужн кое-ккя информция.

– Ккя информция, сэр?

– Относительно держтелей стрхового полис.

– Подождите минутку, я вс соединю...

– Спсибо, – Крелл зкрыл рукой трубку и скзл Мейеру: – Я пытюсь выяснить, не были ли Брлоу или девушк зстрховны.

Мейер кивнул, не выскзв особого интерес, и снов стл что-то печтть н мшинке. Крелл ждл. Через несколько минут ему ответил мужской голос:

– Я – Кэпистн. Чем могу быть вм полезен?

– Мистер Кэпистн, с вми рзговривет детектив Крелл из 87-го учстк. Мы рсследуем дело о смоубийстве и делем обычную проверку стрховых компний город.

– Д, сэр?

– Будьте любезны, скжите, нет ли у вшей фирмы стрховки кого-либо из пострдвших?

– Их фмилии, сэр?

Крелл срзу же почувствовл рсположение к Кэпистну. По его голосу он понял, что это человек серьезный. Он ясно предствил его себе: Кэпистн понимет все с полуслов: крндш змер нд блокнотом в ожиднии фмилий.

– Ирэн Тейер и Томс Брлоу, – нзвл Крелл.

– Мисс Ирэн Тейер? – уточнил Кэпистн.

– Нет, миссис. Но вы можете посмотреть и под девичьей фмилией. Он недолго был змужем.

– Ее девичья фмилия, сэр?

– Ирэн Томлинсон.

– Не клдите трубку, пожлуйст, инспектор Крелл.

– Конечно, – скзл Крелл, проникясь все большим увжением к Кэпистну. Он встречл многих людей, которые, столкнувшись с фмилией, окнчивющейся н глсную, мехнически спотыклись в произношении. Он был уверен, что психологически в ткой фмилии было что-то непреодолимое. См фмилия может быть очень простой, кк, нпример, Бруно или Ди Лук, но присутствие конечной глсной всегд вносило смятение, грничщее с пникой. Иногд люди приходили в полицейский учсток и в отчянии оттого, что не могут произнести фмилию точно, говорили: «Рзрешите поговорить с полицейским – итльянцем». А Кэпистн всего лишь рз услышл его фмилию, к тому же по телефону, и точно повторил, дже с кким-то флорентийским кцентом. Хороший человек, этот Кэпистн. Крелл ждл.

– Мистер Крелл? – услышл он голос Кэпистн.

– Слушю.

– Я проверил обе фмилии. У нс нет ничего н Томми Брлоу или Ирэн Тейер и миссис Тейер.

– А Ирэн Томлинсон?

– А это точное имя? У нс есть полис миссис Чрльз Томлинсон для ее дочери Мргрет Ирэн Томлинсон, но...

– Д, д, именно то, что нужно. Мргрет Ирэн. Кк вы скзли, чей это полис?

– Миссис Чрльз Томлинсон.

– А у вс зписно ее первое имя?

– Минуточку! – Кэпистн проверил свои списки. – Д, вот оно. Мэри Томлинсон.

– И ккя это стрховк?

– Вклд н двдцть лет, – уточнил Кэпистн.

– Н имя Мргрет Томлинсон?

– Совершенно верно. Мэри Томлинсон – вклдчик и влделец полис.

– Ккя же это сумм? – поинтересовлся Крелл.

– Не очень большя! Видите ли, это стоимость стрховки. Помимо этого будет еще полторы тысячи доллров нкопления дивидендов. Минутку!

Нступил пуз, и, когд его голос снов рздлся в телефонной трубке, Крелл услышл:

– Точня сумм – полторы тысячи пятьдесят доллров.

– Это ознчет, что с нступлением срок выплты зстрховнный получит от компнии одинндцть тысяч пятьсот пятьдесят доллров?

– Совершенно верно.

– А если человек умер до истечения срок плтеж, деньги вернутся к вклдчику, верно?

– Д, но только не все: стрховя сумм – десять тысяч.

– Кому?

– Вклдчик – Мэри Томлинсон. Вы знете, нверное, когд ребенок достигет пятндцтилетнего возрст, ему можно передть прво влдения вклдом. Но в днном случе это не было сделно. Никто об этом не просил. Д тк оно и лучше. Некоторые дети тк себя ведут в нше время... – Кэпистн оствил фрзу незконченной.

– Мистер Кэпистн, если я првильно вс понял, Мргрет Ирэн Томлинсон, то есть миссис Тейер, – был зстрховн н десять тысяч доллров, которые могли бы быть ей выплчены с дивидендми в сумме одинндцть тысяч пятьсот пятьдесят пять доллров, когд нступит срок выплты, и которые теперь, поскольку он мертв, будут выплчены ее мтери кк вклдчику в рзмере десяти тысяч доллров.

– Совершенно верно, сэр, – Кэпистн помолчл. – Инспектор Крелл, я, конечно, не хочу вмешивться, но...

– Продолжйте, мистер Кэпистн!

– Но вы, нверное, знете, что во всех шттх Америки ни одн стрховя компния не зплтит ни цент, если зстрховнный был убит вклдчиком.

– Д, я, конечно, зню об этом.

– Я считл своим долгом нпомнить об этом. Пожлуйст, извините меня.

– Все в порядке! А не могли бы вы скзть, когд полис мог быть выплчен?

– Минуточку, пожлуйст.

Нступил еще он пуз. И в трубке снов рздлся голос.

– Вы меня слушете, мистер Крелл?

– Д, мистер Кэпистн.

– Ребенок был зстрховн, когд ему исполнился год, после двдцти лет стрховк должн быть выплчен, тогд, когд ему исполнится двдцть один.

– Где-то в следующем месяце? Верно?

– Совершенно верно, сэр.

– Не могли бы вы мне скзть, когд именно?

– Триндцтого мя.

Крелл открыл свой бумжник и вынул свой целлулоидный клендрик.

– Это суббот, – сверился он.

– Д, сэр.

– М-д, – Крелл подумл, помолчл и спросил: – Кк обычно человек получет свой полис, когд нступет время?

– Обычно пишет зявление в компнию, вклдывет стрховой документ и ккое-либо удостоверение личности. Обычно зверенное у нотриус свидетельство о рождении с фотогрфией.

– И сколько вся эт процедур знимет времени?

– Обычно неделю, десять дней. Здесь все дело в оформлении бумг. Если, конечно, все в порядке с устновлением личности.

– Ну, если человек спешит, можно все это оформить быстрее?

– Думю, что можно.

– А кк?

– Полгю, что ему просто необходимо смому явиться к нм с удостоверением личности и стрховым документом. Тогд все будет знчительно быстрее.

– Тогд компния сможет выдть чек в тот же смый день?

– Вероятно, д. Если все документы в порядке.

– А вы рботете по субботм, мистер Кэпистн?

– Нет, сэр.

– Тким обрзом, если срок выплты нступет в субботу, нужно ждть, по крйней мере, до понедельник. Тк и в днном случе: ей нужно было бы ждть понедельник, чтобы прийти к вм з чеком?

– Д, сэр.

– Теперь понятно, что он имел в виду, когд говорил о том, что нельзя было сделть в конце недели, – произнес кк бы про себя Крелл.

– Сэр, что вы скзли?

– Д я просто рзмышлял вслух. Огромное вм спсибо, мистер Кэпистн. Вы мне очень помогли.

– Всегд к вшим услугм, – ответил Кэпистн. – С вми было очень приятно рзговривть. До свидния!

– До свидния, – попрощлся Крелл и повесил трубку.

Ккое-то время он все еще сидел з столом, кивл головой, улыбясь, зтем обртился к Мейеру:

– Не хочешь проктиться з город?

– Куд именно?

– В Снд Спит.

– Зчем?

– Поговорить с Мэри Томлинсон.

– О чем?

– Я хочу скзть ей, что он скоро рзбогтеет н десять тысяч доллров. Хочу посмотреть, кк он будет н это регировть.

* * *

Кк вы можете регировть, когд дв грубиян звливются к вм в гостиную и спршивют, что им известно все о стрховке вшей покойной дочери, и хотят знть, почему вы об этом им срзу же не сообщили? Ккой может быть вш рекция, если эти смые господ выскзывют подозрение, что вш дочь не уезжл в Рено до шестндцтого мя только потому, что могл получить стрховку, смое рннее, пятндцтого мя? Кк вы можете регировть? Рзве что зплкть.

Мэри Томлинсон тк и прорегировл – он рзрыдлсь. Мейер и Крелл стояли в середине минитюрной гостиной и нблюдли, кк дрожло и дерглось ее огромное тело, когд ее сотрясли рыдния.

– Успокойтесь, миссис Томлинсон, – попытлся утешить ее Крелл.

– Я не хотел лгть, – рыдл он.

– Успокойтесь же, миссис Томлинсон, вытрите слезы, хорошо? У нс к вм много вопросов. Не хотелось бы...

– Я совсем не собирлсь вм лгть...

– Может быть, и тк, но вы не скзли нм првду.

– Я зню.

– Но почему, миссис Томлинсон?

– Потому что я знл, что вы могли подумть.

– Ну и что именно?

– Что это сделл я.

– Сделли что?

– Убил собственную дочь. Неужели вы думете, я способн н ткое?

– Не зню, миссис Томлинсон. Может быть, вы нм все рсскжете?

– Я не убивл.

– Он был зстрховн н десять тысяч доллров?

– Был! Неужели вы думете, что я смогл бы убить собственную дочь из-з десяти тысяч доллров?

– Есть люди, способные убить своего ребенк из-з десяти центов, миссис Томлинсон.

– Нет... Нет... – он зтрясл головой, по щекм ее ручьем потекли слезы. – Я очень хотел, чтобы у нее были эти деньги.

– Тогд почему же вы срзу не переписли н нее стрховой полис?

– Я бы это сделл. Если бы он попросил. Но он не открывл мне своих плнов до последнего времени, и мы считли, что проще подождть до триндцтого мя, когд нступит срок выплты стрховки, я хотел, чтобы у нее были деньги. Неужели вы этому не верите? Ведь я см подрил ей этот полис, когд ей исполнился лишь год. Мой муж, пусть земля ему будет пухом, не имел к нему никкого отношения. Я полгл, что он сможет воспользовться этими деньгми, чтобы получить обрзовние, или сделть, что ей зхочется, когд достигнет зрелого возрст. И вы теперь думете, что я не хотел отдвть ей эту стрховку? Ежегодно он мне стоил четырест шестьдесят дв доллр и семьдесят центов. Вы полгете, мне было легко нкопить з год ткую сумму денег, особенно после смерти бедняги муж?

– Ну вм, кжется, это удлось, миссис Томлинсон.

– Это не всегд было легко. Но я делл это для нее, для Мргрет, теперь вы полгете, что я убил ее, чтобы вернуть деньги? Д нет, нет, нет и нет. Поверьте! Нет, нет, нет и нет...

– Не волнуйтесь тк, миссис Томлинсон, – утешл ее Крелл. – Вм просто ндо было скзть нм првду с смого нчл.

– А вы бы все рвно плохо подумли обо мне, сочли бы, что это я убил собственную дочь.

– Ну не волнуйтесь, же, миссис Томлинсон. Тк вот почему он отклдывл поездку в Рено! Ждл выплты стрховки?

– Д, – миссис Томлинсон шмыгнул носом и кивнул головой.

– А могл он не получить этих денег?

– Что вы имеете в виду?

– Миссис Томлинсон, возможно, вш дочь и совершил смоубийство, мы не знем. А если он тк поступил, знчит, у нее н то были причины. В зписке, которую мы ншли, было скзно, что другого выход нет. Но вполне вероятно, он видел другой выход, ндеясь получить те десять тысяч, которые двли ей возможность воспользовться ими. Мне хочется знть, не произошло ли между вми ккой-нибудь ссоры, не скзли ли вы ей или не дли понять, что он не получит этих денег?

– Нет.

– Вы знете, н что я нмекю?

– Д. Если бы он подумл, что денег не будет, он могл бы почувствовть, что нет другого выход. Нет, он знл, что это – ее деньги. Я скзл ей об этом уже тогд, когд он был способн что-либо понять.

– Миссис Томлинсон, – вдруг попросил Крелл. – Мне бы хотелось взглянуть н вш шкфчик для лекрств.

– Зчем?

– Нш лборнт упоминл о том, что вшей дочери и Томми Брлоу могли подмешть ккую-нибудь отрву. Я помню, вы говорили, что кждый вечер принимете снотворное. Мне хотелось бы посмотреть, ккие именно тблетки есть в вшей птечке.

– Я ничего не делл. Клянусь пмятью покойного муж, покойной дочери. Пусть я ослепну! Господь свидетель, я ничего не делл! Я клянусь! Клянусь.

– Прекрсно, миссис Томлинсон. Тем не менее нм бы хотелось осмотреть вш шкфчик.

Он был в внной комнте, в центрльной чсти дом. Мейер опустил сиденье и крышку стульчик, сел, скрестив ноги, открыл блокнот и приготовился зписывть, Крелл открыл шкфчик:

– Бог ты мой, – воскликнул он.

– Что ткое?

– Битком нбит!

– Я готов, – произнес Мейер. – Вляй!

"Содержимое птечки миссис Чрльз Томлинсон, Федерико Дрйв, 1635, Снд Спит:

Верхняя полк: флкон спирин, бутылк мертиолт, пузырек либриум[1], упковк лейкоплстыря, пкетик шпилек, пузырек смеси повренной соли с глюкозой, тюбик гидрокортизон, один ножичек для бумги".

– Зписл?

– Д, – подтвердил Мейер. – Вляй дльше!

"Вторя полк: пузырек Эзидрекс[2], тюбик взелин, флкон репелент от нсекомых, коробк спичек, лосьон для згр, пузырек секонл, зубня щетк, мужскя бритв, шесть новых лезвий для бритья, дв – стрых, черный блокнот для зписи дресов с золотым тиснением н обложке, пузырек димедрол"...

– Знешь, о чем я подумл? – прервл Креллу Мейер.

– Д... О чем же?

– Будь я пистелем, кк Селинджер, список всей этой чертовщины в птечке сочли бы литертурным достижением высшего клсс.

– Просто безобрзие, что ты всего лишь Мейер Мейер, – сострил Крелл.

«Третья полк: пузырек нитол, три стержня для мехнического крндш, флкон фиоринл...»

Глв 10

– Кто скзл, что они приняли снотворное? – поинтересовлся у детективов лейтеннт Сэм Гроссмн.

– Ты же см скзл, что, вероятно, тк оно и было, – возрзил Крелл. – Ты же говорил, что смоубийцы ткого тип иногд принимют снотворное, чтобы смерть был хорошей и приятной. Рзве ты этого не говорил?

– Ну, хорошо. Я действительно говорил что-то в этом роде, – нетерпеливо проронил Гроссмн. – Но рзве я тебя просил присылть мне четырндцть дерьмовых пузырьков снотворного?

– Нет, но...

– Стив, у меня и тк дел по горло, ты еще посылешь мне все эти пилюли. Что ты предлгешь мне с ними делть?

– Я просто хотел узнть...

– Стив, что говорят результты вскрытия? В них упоминлось что-то о снотворном?

– Нет, но "я думл...

– Тогд, пожлуйст, скжи, что я должен, по-твоему, делть со всеми этими четырндцтью пузырькми? Что ты хочешь от меня услышть? Могут ли они тебя усыпить? Д, могут. Убьет ли тебя слишком большя доз ккого-нибудь из них или всех? Д, конечно, если принять некоторые из них в большом количестве, возможен летльный исход. Устривет? Ну, что еще?

– Не зню, что еще и скзть, – робко ответил Крелл.

– Ты хвтешься з соломинку, но ведь этому делу еще нет и недели.

– Ты прв, я хвтюсь з соломинку. Послушй, Сэм, это ты первый скзл, что это убийство, помнишь?

– Кто? Я? Не хочешь ли скзть, что ты считл это смоубийством?

– Не зню, что я считл, но почему бы и нет? Кк докзть, что это не смоубийство?

– Ну, лдно, Стив, не злись.

– А я и не злюсь!

– Ну хорошо, ты хочешь чуд? Колдовств? Абр-к-дбр, , д! Понятно... Минуточку. Хрустльный шр проясняется...

– Иди к черту, Сэм!

– Мне же не с чем срвнить эти твои проклятые пилюли, – зорл в трубку Гроссмн. – И кого, черт возьми, будут волновть ккие-то еще снотворные, если уже устновлен явный случй отрвления окисью углерод? Ты знешь, сколько сейчс в морге трупов ожидют вскрытия? Нет?

– Но кого-то этот вопрос ведь должен волновть? – зкричл в ответ Крелл.

– Это не по моей чсти! – все орл Гроссмн. – И •вообще ты не прв. Никого он не должен волновть! Бог ты мой. Н это потребовлось бы несколько недель! Ну и рди бог? Чтобы докзть, что им подсыпли снотворное?

– Тогд стло бы ясно, что их убили!

– Ерунд! Ничего не стло бы ясно. Они сми могли пойти в птеку, купить пилюли и принять их. Только и всего. Не зли меня, Стив!

– А ты меня! – орл Крелл. – Кто-то тм в больнице свлял дурк, и ты это знешь!

– Ничего подобного! Отвяжись от меня! Хочешь скндл? Звони в эту чертову больницу! Ты и мне позвонил, чтобы поругться?

– Я позвонил потому, что послл тебе четырндцть пузырьков тблеток и думл, ты сможешь мне помочь. Очевидно, я ошибся. Поэтому прощй и спи спокойно!

– Послушй, Стив...

– Послушй, Сэм...

– Д, к черту все это! К черту! Рзве можно рзговривть с упрямым быком?! Я тк, нверное, никогд и не нучусь! Чудес! Тебе нужны чудес, черт побери!

Об змолчли. Нконец Гроссмн спросил:

– Тк что же ты хочешь, чтобы я сделл с этими пузырькми?

Опять нступил пуз, зтем послышлся хохот Гроссмн. Н другом конце провод Крелл тоже не смог подвить улыбку.

– Послушй моего совет, Стив. Не звони в больницу. Они свое дело сделли.

Крелл вздохнул.

– Стив?

– Д, слушю.

– Збудь и об этих пилюлях тоже. Почти все они фбричного производств. Н некоторые не ндо и рецепт. Дже если бы в морге взяли эти пробы и что-либо выявили, ты бы все рвно имел дело с доступными любому в этом городе тблеткми. Збудь о них! Послушй меня, збудь!

– Лдно! – скзл Крелл. – Прости, что взорвлся.

– Трудный случй?

– Очень. – Крелл помолчл. – Я уже должен сдть дело.

– Доложи, что это смоубийство.

– Я доложу о нрушении порядк.

– Ты этого не сделешь, – просто скзл Гроссмн.

– А почему бы нет, – возрзил Крелл. – Я ведь тупоголовый. Тупоголовый итльянец – тк меня обычно звл мм. – Он помолчл. – Ну, лдно, Сэм, помоги мне с этими тблеткми, дй ответ.

– О господи, Стив. Нет у меня никкого ответ.

– Вот видишь, и у тебя тоже. Тк что мы квиты, – вздохнул Крелл. – Ты ведь думешь, что это убийство? Ты и теперь тк считешь?

Гроссмн долго молчл, потом ответил:

– Кто его знет? Кинь его в ппку нерскрытых дел! Вернись к нему через несколько месяцев, через год.

– А ты бы тк поступил? – поинтересовлся Крелл.

– Я? Я – тупой, – возрзил Гроссмн. – Моя мм обычно звл меня тупоголовым евреем.

Опять нступило молчние и Сэм произнес:

– Д, я и сейчс считю, что это убийство.

– Я тоже, – откликнулся Крелл.

В тот вечер, прежде чем уйти с рботы в пять сорок, он обзвонил все остльные стрховые компнии по списку, пытясь выяснить, не был ли зстрховн и Томми Брлоу. Он получил отрицтельный ответ от кждой. Когд он шел к мшине, припрковнной через дорогу (солнцезщитный козырек опущен, к нему прикреплен нписнный от руки плктик, возвещвший о том, что эт подержння мшин приндлежит полицейскому, – пожлуйст, дежурный инспектор, не штрфуйте), он вдруг подумл о том, что Томми Брлоу мог быть зстрховн ккой-нибудь згородной компнией. И опять подумл, не идут ли они по ложному пути.

Он звел мшину и поехл домой в сторону Риверхед, по дороге перебрл в пмяти фкты этого дел. Он ехл очень медленно, с открытыми окнми, потому что был прель, иногд, особенно в преле, Крелл чувствовл себя семндцтилетним. "Бог ты мой, – думл он. – Умереть в преле? Интересно, сколько смоубийств приходится н этот месяц?

Если еще рз вернуться к этому делу, – подумл он. – С первого взгляд оно похоже н смое обыкновенное смоубийство. Если, к примеру, збыть о том, что убийств вообще существуют. Н минуту предствить себе, что эти двое людей готовы лишить себя жизни. И если предположить, что у них действительно нет никкого выход из создвшегося положения.

Нчть с того, что им предстояло решиться н смоубийство, это очень стрнное решение, поскольку они уже соствили плны н... Нет, нет, подожди минутку, – предупредил он себя. – Попытйся нйти убедительную причину смоубийств. Идет? Попытйся нйти причину, которую Томми и Ирэн сми определили кк безысходность, не те сомнительные. В этом деле и тк уже много тумн, и сомнения душт меня... Господи, кк хочется глотнуть свежего воздух! И эт бедня девочк! Зчем он прыгнул! Господи, кк жль, что я ничего не смог изменить! Кк жль, что я не смог протянуть к ней руку, сжть ее в своих объятиях и скзть: «Миля, послушй, не прыгй, миля, твоя жизнь не должн пропсть».

Он остновился перед крсным сигнлом светофор, долго и внимтельно вглядывясь в него, весь в мыслях о молодой девушке, стоявшей н крнизе двендцтого этж. И в ушх его опять ззвенел ее душерздирющий крик, почудился удр ее тел о тротур.

Свет сменился н зеленый.

Обрз погибшей девушки не оствлял его. Это действительно было смоубийство, подумл он. Нстоящее смоубийство. Брошення человеком, которого любил, лишення смысл жизни, он прыгнул. Должно быть, все было невероятно мрчным. Все было тк чертовски мрчно, что действительно не было другого выход и смерть кзлсь единственным утешением, жизнь – пустой и ткой безндежной, что получилось тк, кк говорилось в той зписке, – нет другого выход.

Ну хорошо, тково решение. По кким-то причинм. Но кким? По кким причинм те двое, Томми и Ирэн, решили, что другого выход для них нет, и они должны всему положить конец. Они должны... Что тм говорилось в зписке? «Только тк мы можем покончить со стрдниями своими и других». Хорошо, они решили положить конец стрдниям, кким! Никто и не знл об этих стрдниях, черт их побери! Мйкл Тейер, кндидт в глвные рогоносцы год, предоствляет жене полную свободу! Тк кто же знл обо всем этом? Где же все остльные стрдльцы? Нет никого! Брлоу жил со своим бртом Амосом, тот вообще ничего не знл об Ирэн. Тк что уж он, нверняк, не стрдл. Д и вообще, зчем ему стрдть, дже если он и знл о девушке своего брт?

А Мэри Томлинсон? Он все это одобрял, тк что и он совсем не стрдл. Никто не стрдл. Все это отпдет. Тут что-то другое.

Тк что можно признть, что никто не стрдет.

Но в зписке говорится: «покончить со своими стрдниями». Слово «своими» непрвильно нписно. Ндо бы нйти ккую-нибудь информцию о Томми и Ирэн, кк у них с орфогрфией, взглянуть н их письм... Кк тм? Покончить со своими стрдниями и других... Но Томми и Ирэн не стрдли, они встречлись друг с другом тйно, кждую неделю, может быть, и чще. И вообще, никто не стрдл. Тк что эт фрз в зписке не имеет смысл.

Если, конечно, никто не лжет.

Ну, нпример, Тейер. Если предположить, что, н смом деле, он знл о встречх своей жены с Томми и что из-з этого мучился, и что откзл в рзводе, может быть, он стрдл. В тком случе, все в зписке верно, и нет выход. Гз открыть – и все.

А может быть, молодой Амос знл, что его брт встречется с Ирэн, и ему это не нрвилось, и он не велел ему встречться с змужней женщиной и скзл ему, что у него сердце рзрывется оттого, что брт ввязлся в безндежное дело. В тком случе зписк тоже был бы точной. Амос стрдл – нет выход. Ну что ж, тогд в кухню, к гзовой плите.

А может быть, это Мэри Томлинсон, мягкя, великодушня, знющя о делх своей дочери. Может быть, и ей все это не нрвилось? Может быть, он скзл дочери, что рзвод – дело грязное. Кким бы грубияном ни был Тейер, могл бы посоветовть: «Терпи, доченьк, пострйся привыкнуть». Отсюд и зписк, зтем и гз. Тогд в этом случе тоже кто-то лжет. И это нерзумно. Зчем лгть, если скрывть нечего?

Зчем нстивть н том, что произошло убийство, если они все знют, что у Томми и Ирэн были нстоящие причины убить себя. Обычно не лгут, скрывя смоубийство.

Нет, подожди минуточку! Нверное, можно и лгть, если считть смоубийство чем-то позорным, пятном н чести семьи, чем-то непристойным и дже нследственным, что может скзться н отношениях с родственникми и друзьями! Никому не нрвится смоубийство. Может быть, поэтому и лгут? Может быть, они считют, что в глзх обществ убийство выглядит более пристойно и сттус его выше, чем смоубийство. Д, моя дочь-бедняжк и ее любовник были убиты. А вы рзве не знли? Д, моя бедня жен был убит во время любовного свидния, вы слышли? Д, моего бедного брт укокошили, когд он был в постели с любовницей. Просто блеск! Убийство – почетно, смоубийство – позор!

«Ну, может быть, все-тки смоубийство, – рзмышлял Крелл. – Может быть, вошли в квртиру, рзделись, все с себя сняв, нет... не все. Об остлись в трусх. Думли, что неприлично, если их нйдут мертвыми и голыми. Уж, по крйней мере, не совсем голыми. Сняли кое-ккую одежду, сняли очень ккуртно, и тк же ккуртно сложили и повесили. Двое очень ккуртных людей. Уж, конечно, они не хотели, чтобы их ншли совсем обнженными, конечно, нет. Поэтому оствили нижнее белье рди приличия. О господи, кк мне до смерти ндоело это проклятое дело, кк я ужсно устл кждый рз видеть одно и то же з той проклятой дверью, з которой скрывется убийство. Кк я устл. Почему они не могут сохрнить ее? Зчем они выствляют себя нпокз всем, кк бедные, жлкие, смятенные существ, которые тк и не овлдели искусством жить вместе? Зчем обязтельно покзывть всему миру и друг другу, что единственное, н что они способны, – это умереть вместе! Не впутывйте сюд гз и взрыв, не зливйте все кровью, оствьте свою проклятую личную жизнь себе. Пусть он будет личной?!»

Он опять остновился перед светофором и н минуту зкрыл глз. Когд снов открыл их, ум его четко зрботл, и опять он детектив второго клсс, Стефн Луис Крелл, полицейский знк номер 714 56 32.

Томми получил квртиру.

Они пошли туд с двумя бутылкми виски.

Они нпечтли предсмертную зписку.

Они включили гз.

Они сняли с себя почти всю одежду.

Они пытлись нпиться, пытлись знимться любовью.

Гз одолел их, прежде чем они смогли сделть и то, и другое.

Они умерли.

– И все-тки, – скзл он вслух. – Это, черт возьми, не смоубийство. – Звук собственного голос зствил его вздрогнуть. И уже про себя повторил: «Это не смоубийство». Он кивнул в подтверждение своих мыслей в полутьме зкрытой мшины. «Это никкое не смоубийство. Я хочу выяснить, не был ли зстрховн Томми Брлоу», – решил он, резко повернул нлево и поехл к дому Брлоу, в котором тот жил когд-то со своим бртом Амосом.

* * *

Дом был темным и пустым, когд он подъехл и остновился нпротив, у обочины. Ему это покзлось стрнным, потому что Брлоу скзл, что бывет дом кждый вечер после рботы в шесть. Было уже полседьмого, дом кзлся безжизненным и зброшенным. Он вышел из мшины. Н улице было тихо, и пмять внезпно вернул его к болезненным, но приятным воспоминниям об улице своего детств, н которой никогд никого не было перед ужином. Он увидел мльчик, нпрвляющегося к дому своего отц, услышл голос мтери из окн второго этж: «Стив! Ужинть!» Себя смого, улыбющегося, степенно кивющего мтери. Апрель. Скоро рскроются почки н деревьях. Весь мир оживет. Однжды он видел, кк кошк попл под мшину, кк рзбросло по кнве все ее внутренности. Он в ужсе отвернулся. Апрель и рспускются почки н деревьях. Апрель и мертвя кошк в кнве. Шерсть, перемешвшяся с кровью, и зпх весны, зелени, жизни вокруг.

Улиц, где жил Брлоу, был тих. Из соседнего квртл до Креллы донеслись звуки колокольчик мшины, торгующей мороженым. «Слишком рно, – решил он. – Ндо объезжть улицы после ужин, слишком рно». Лужйк перед домом Брлоу уже ззеленел, трв был мокрой. Внезпно ему зхотелось опуститься вниз и дотронуться до нее. С улицы послышлся шум втомобиля, въезжющего в квртл. Он прошел к дому по глвной дорожке и позвонил. Услышл бой чсов где-то в глубине, в тиши дом. Н улице кто-то стукнул дверцей мшины. Он вздохнул, позвонил в третий рз, стл ждть.

Спустившись со ступеней, отошел несколько шгов от дом и взглянул н окн второго этж. Он подумл, что Брлоу мог срзу же, вернувшись с рботы, пройти в внную комнту. И он прошел вдоль стены дом, стл искть нверху освещенное окно внной. Он шел по бетонной полосе подъездной дорожки к гржу, нходящемуся з домом. Спрв нчинлсь живя изгородь, ведущя к збору соседнего дом. Он прошел до смого конц дорожки, вглядывясь в окн. Свет не было ни в одном из них. Философски пожв плечми, он нпрвился нзд к своей мшине. Теперь живя изгородь был у него слев, зкрывя улицу, кк естественный щит, скрывющий двор. Когд он проходил мимо изгороди, н него нпли. Удр был внезпный, но точный, ннесен опытной рукой. Он знл, что это не кулк, ккой-то длинный, твердый предмет. У него особенно не было времени н рзмышления, тк кк удр пришелся по глзм и переносице, и он зкчлся, прислонившись к изгороди. И когд кто-то нкинулся н него, отбросил з изгородь, и пок он пытлся одной рукой зщитить лицо, другой достть револьвер, его удрили еще рз. В вечернем воздухе послышлся свистящий звук, ткой бывет, когд рзмхивют рпирой или плкой, или бейсбольной битой. Удр пришелся по плечу, зтем второй, третий, и опять донесся рзрезющий воздух свист, и он почувствовл резкую боль в левом плече, првя рук внезпно повисл кк плеть. Он выронил пистолет. Конец ккого-то орудия впился ему в живот кк трн и зтем чем-то острым опять били его по лицу до онемения. Ему удлось резко ннести удр левой рукой в темноту – глз зливл кровь, ужсно болел нос, и вдруг почувствовл, что его кулк достиг цели. Кто-то истошно зкричл, зтем стл убегть от него, громко стуч ботинкми по бетонной дорожке. Крелл без сил прислонился к изгороди. Он слышл, кк н улице кто-то зхлопнул дверь мшины, звел двигтель, кк звизжли шины, когд мшин отъезжл от обочины. «Посмотреть бы номер», – подумл он. С трудом он обошел изгородь с другой стороны, но мшин с визгом пронеслсь мимо. Он не увидел номер. Вместо этого он рухнул лицом вниз.

Глв 11

В тот вечер они встретили Амос Брлоу в десять чсов, когд он возврщлся к себе домой в Риверхед. К тому времени Креллу уже отвезли в больницу, где дежуривший врч обрботл его рны и, игнорируя протесты, потребовл, чтобы он остлся н ночь.

Кзлось, присутствие полицейских удивило Брлоу. Никто из сопровождющих его офицеров не объяснил, почему детективы восемьдесят седьмого учстк хотели его допросить. Он послушно последовл з двумя полицейскими, очевидно, полгя, что прояснились ккие-то детли дел его брт.

Коттон Хейз встретил его в большой дежурной комнте и провел через коридор в мленькую, для допросов, где уже сидел Мейер и Клинг, пили кофе. Они предложили кофе и Брлоу, но тот откзлся.

– Может быть, предпочитете чй? – спросил Хейз.

Брлоу нблюдл з всеми тремя, ожидя, что кто-нибудь из них скжет что-то вжное, но они умышленно не желли нрушть привычный ритул: болтли о погоде, перекидывлись шуткми, но в основном сосредоточенно поглощли свой нпиток. Хейз зкончил пить чй рньше, чем его коллеги кофе. Он поствил чшку, взял пкетик чя с блюдц, не торопясь, положил его обртно и только тогд спросил:

– Где вы были весь вечер, мистер Брлоу?

– А вы пытлись связться со мной?

– Д, – Хейз приятно улыбнулся. – Вы говорили инспекторм Мейеру и Крелле, что обычно уже в шесть бывете дом, но сегодня вы, кжется, немного здержлись?

– Д, – проронил Брлоу.

– Мы и н рботу к вм тоже звонили, – вствил Мейер, – «Андерсен и Леб», не тк ли? Мйфер, 891.

– Д, конечно.

– Уборщиц ответил н нш звонок. Скзл, что все уже ушли.

– Д, я ушел около половины шестого.

– И куд же вы пошли? – поинтересовлся Клинг.

– У меня было свидние.

– С кем?

– С молодой девушкой по имени Мрт Тэмид.

– Ее дрес?

– Эрли-стрит, 1211. В Риверхеде. Неподлеку от площди Герберт Алексндр.

– Когд вы с ней встретились, мистер Брлоу?

– Около шести. А почему вы спршивете?

– Вы ездили н мшине?

– Д.

– У вс с вождением все в порядке? – спросил Клинг. – Я зметил, что вы пользуетесь тростью.

– Я вожу мшину.

Брлоу подобрл свою трость и посмотрел н нее тк, будто впервые видел. Он улыбнулся.

– Ног мне не помех. Во всяком случе, когд я з рулем.

– Можно взглянуть н вшу трость, сэр? – попросил Хейз.

Брлоу протянул ему трость.

– Хорошя, – зметил Хейз.

– Д, очень.

– И тяжеля.

– Д.

– Мистер Брлоу, вечером вы пошли домой? – поинтересовлся Мейер.

– Д.

– Когд это было?

– В десять чсов. Вши птрульные были тм. Они могут подтвердить.

Внезпно до Брлоу что-то дошло.

– Простите, почему вы, собственно, об этом спршивете?

– Скжите, до десяти чсов вы не зходили домой? – перебил его Мейер.

– Нет.

– Ну, нпример, в шесть тридцть? – уточнил Клинг.

– Нет. До десяти меня дом не было. Я встретился с Мртой срзу же после рботы.

– И что вы делли? Обедли? Или, может быть, ходили в кино?

– Обедли.

– Ив кино не ходили?

– Нет. Мы отпрвились прямо к ней после обед.

– А где вы обедли, мистер Брлоу?

– В японском ресторне, в Айсоле, что-то вроде «Тмйуки», тк, кжется, нзывется. Мрт выбрл это место.

– И вы двно знете эту Мрту Тэмид?

– Нет, недвно.

– И после обед отпрвились к ней н квртиру. Верно?

– Верно.

– В кком чсу?

– Что-то около восьми, восьми тридцти.

– А ушли от нее?

– Приблизительно в девять тридцть.

– И вы пробыли у нее около чс. Верно, мистер Брлоу?

– Д, что-то около того.

– А потом отпрвились прямо домой?

– Совершенно верно.

– И вы ни рзу не зходили к себе домой з весь этот вечер? Ну, нпример, что-то проверить, посмотреть, не оствили ли включенным гз...

– Вы, нверное, шутите, – с чувством возмущения спросил Брлоу, обрщясь к Клингу. – Вы же знете, кк погиб мой брт. Если вс збвляет говорить в гзе...

– Простите, – поспешил извиниться Клинг, – я не хотел...

– Я не зезжл домой, – зявил Брлоу. – Я вообще не понимю, о чем вы говорите. Если не верите мне, позвоните Мрте и спросите. Он ответит н все вши вопросы. А вообще-то, что произошло? Кого-то еще убили?

– Нет, мистер Брлоу.

– Тогд что же?

– У мисс Тэмид есть телефон? – спросил Мейер.

– Д.

– Не могли бы вы нм его дть? – спросил Хейз.

* * *

Мисс Тэмид жил в Риверхеде, в пяти квртлх от небольшой, покрытой зеленой трвой площди Герберт Алексндр, в смом центре которой стоял сттуя генерл Алексндр н коне: открытя всем ветрм его крепкя челюсть, грубя крсот, проництельный взгляд, устремленный вдль. Хейз проехл мимо пмятник, зтем свернул н Эрли-стрит, улицу с односторонним движением, следя з номерми домов, подъехл к дому 1211. Был уже почти полночь, но они позвонили мисс Тэмид с учстк, и он скзл, что еще не легл и будет рд ответить н все интересующие их вопросы. Брлоу было скзно, что он свободен, но Хейз незметно кивнул Клингу, и тот последовл з Брлоу. А см Хейз прицепил кобуру и поехл в Риверхед.

Мисс Тэмид жил в многоквртирном шестиэтжном доме, рсположенном в конце улицы. По телефону он нзвл Хейзу номер квртиры 6"С". У вход в вестибюль он нжл кнопку и ждл ответного звонк, который рздлся почти срзу же. Он повернул ручку двери, вошел в мленький вестибюль и прошел к лифту. Кругом црил тишин. Кзлось, все здние спло в этот чс. Он поднялся н шестой этж, ншел квртиру 6"С" в центре коридор и позвонил один рз коротким звонком, но дверь тут же открылсь.

Мрт Тэмид был очень мленькой девушкой, похожей н египтянку, исполнительницу тнц живот. Хейз пожлел, что он не чстный детектив, тогд бы мисс Тэмид встретил его в чем-нибудь изящном и соблзнительном. А тк он был в блузке и брюкх, но и этот нряд очень ей шел, подчеркивя волнующие формы ее мленькой фигуры.

– Мисс Тэмид? – спросил он.

– Д, вы детектив Хейз?

– Д.

– Входите, пожлуйст, я вс ждл.

– Простите, что беспокою вс тк поздно, но нм необходимо проверить некоторые фкты кк можно быстрее.

– Ничего стршного. Я смотрел телевизор. Грету Грбо. Он тк хорош. А вм нрвится?

– Д.

Мрт Тэмид зкрыл з Хейзом дверь и провел его в свою гостиную. Телевизор был включен, покзывли стрый фильм с Гретой Грбо в постновке Джон Гилберт. Мисс Грбо ппетитно жевл гроздь виногрд.

– Он очень крсив, – зметил Мрт и выключил телевизор.

В комнте внезпно стло очень тихо.

– Я вс слушю, – скзл Мрт и улыбнулсь. Улыбк у нее был открытой, озрял все ее лицо и змирл в темно-крих лучистых глзх. У нее были рспущенные по плечм длинные темные волосы, в уголке рт – мленькя крсивя родинк, смуглый цвет лиц. Во всем ее облике было что-то здорное: в улыбке, пленительных крих глзх, повороте головы, дже в родинке. В ее лице, взгляде, в соблзнительной фигуре – во всем ее облике было что-то мнящее, вызывющее, и он не удержлся и спросил:

– Простите, вы не тнцовщиц? Не исполняете тнец живот?

Мрт рссмеялсь и скзл:

– Нет, я секретрш. А что, похож?

Хейз улыбнулся.

– Мне тк покзлось.

– Но вы дже мой живот не видели, – он все еще смеялсь, чуть приподняв и немного выгнув одну бровь, в голосе совершенно определенно послышлся вызов, будто он произнесл: «Но вы дже не видели моего живот... еще».

Хейз откшлялся:

– Где вы рботете, мисс Тэмид?

– В компнии «Андерсен и Леб».

– Вы тм и встретились с Амосом Брлоу?

– Д.

– И вы двно его знете?

– Я совсем недвно рботю в фирме.

– Я пытюсь определить вш кцент, – зметил Хейз, улыбясь.

– Смесь, – объяснил он. – Я родилсь в Турции, зтем родители переехли в Приж, оттуд в Вену. В Америке я всего лишь шесть месяцев.

– Понятно. Когд же вы нчли рботть в «Андерсен и Леб»?

– В прошлом месяце. Я снчл знимлсь в школе. Училсь печтть н мшинке и стеногрфировть. Нучилсь и теперь рботю секретршей.

– Вы здесь живете с родителями, мисс Тэмид?

– Нет. Мне уже двдцть три. Достточно взросля, чтобы жить смостоятельно и делть, что хочется. Првд?

– Несомненно, – подтвердил Хейз.

– Вы очень крупный мужчин. Вы не комплексуете в моем присутствии? – поинтересовлсь он.

– Д что вы! С чего бы это?

– Ну, оттого, что я ткя мленькя.

Опять ее лицо озрил вызывющя улыбк, и он добвил:

– Хотя я не вся ткя...

Хейз кивнул, не регируя н ее вызов.

– Тк... Тогд вы и встретились с Брлоу? Ну, когд нчли рботть в «Андерсен и Леб» в прошлом месяце?

– Д, – подтвердил Мрт. – Не хотите выпить?

– Нет, спсибо. Нм не рзрешют н рботе.

– Жль, – проронил он.

– Д!

Он выжидтельно улыбнулсь.

– Вы сегодня виделись с Брлоу! – спросил он.

– Д.

– Когд?

– Что-то около шести. А что, у него неприятности?

– Д нет, просто обыкновення проверк. А когд вы ушли с рботы?

– В пять.

– А он не рньше пяти тридцти, верно?

– Не зню. Он ведь все еще был тм, когд я уходил. А приехл около шести.

– И куд вы потом поехли?

– В ресторн, в центре.

– Зчем же вы снчл зехли домой? Вы ведь могли пойти обедть прямо с рботы?

– Мне нужно было переодеться. Рзве нет?

– Конечно, – подтвердил Хейз и улыбнулся.

– Я чсто переодевюсь, – пояснил Мрт. – Н рботе я был в костюме, зтем н свидние одел плтье, когд Амос ушел, одел блузку и брюки, потому что я обычно поздно ложусь спть.

– Понятно.

Он ждл, что он скжет: «Не возржете, если я переоденусь теперь во что-нибудь более удобное?» Но он не скзл, и он знл, что не скжет, потому что кто он в конце концов ткой – всего лишь городской детектив, не чстный сыщик!

– И когд вы вернулись домой из ресторн?

– В восемь тридцть или в девять. Что-то около того.

– А мистер Брлоу когд ушел?

– Около девяти тридцти или сорок пяти.

Мрт помолчл и вдруг, кк бы решившись, спросил:

– Вы нходите меня млопривлектельной?

– Что? – не понял Хейз.

– Ну, моя внешность. Вм не нрвится?

– Почему?

– Ну, я имею в виду, что я недостточно крсив?

– Ну что вы? Нет, конечно, нет! Вы очень крсивы.

– Я думю, Амос Брлоу считет инче.

– Почему вы тк говорите?

– Потому что он очень спешил уйти от меня.

– Откуд вы знете?

– Я ему предложил выпить, он откзлся. Я приглсил его тнцевть, он тоже откзлся.

Он здумлсь и, помедлив, скзл:

– Я иногд не понимю мерикнских мужчин.

– Видите ли, они рзные, – философски изрек Хейз.

– А вы любите тнцевть?

– Очень.

– Жль, уже поздно, – усмехнулсь Мрт. – Жильцы внизу будут жловться, то бы мы с вми потнцевли!

– Нверняк будут, – подтвердил Хейз.

Мрт глубоко и тяжело вздохнул.

– Нверняк я ему не понрвилсь.

– Может быть, вы не в его вкусе. А с другими девушкми из вшей фирмы он тоже встречется?

– Не зню. Он очень тихий.

Он смущенно зтрясл головой.

– Нет, я просто прихожу в отчяние из-з него.

– Ну что ж. Н смом деле мы хотели узнть, был он с вми или нет с шести до девяти тридцти, – пояснил Хейз. – Ндо полгть, что был.

– Д кк вм скзть. Он был у меня, но был ли он действительно со мной, это еще вопрос. – Он пожл плечми и грустно произнесл: – Америкнские мужчины!

– Большое вм спсибо з помощь, – произнес Хейз, поднимясь. – Я, пожлуй, пойду. Уже очень поздно.

– Никогд не поздно, – скзл Мрт згдочно. И тк обожгл его взглядом, что он чуть не рстял.

Он в змештельстве постоял минуту, зтем решительно нпрвился к двери.

– Спокойной ночи, мисс Тэмид, – скзл он. – Большое вм спсибо.

– Америкнские мужчины! – Мрт усмехнулсь и зкрыл з ним дверь.

* * *

НАБЛЮДЕНИЕ ЗА АМОСОМ БАРЛОУ

Детектив третьего клсс

Бертрм Клинг

12 преля

Проследовл з Брлоу с учстк до его дом в Риверхеде, прибыл в 11.08 вечер. Брлоу поствил мшину, «Форд 1959», в грж, нходящийся в глубине двор, вошел в дом с черного ход через кухню. Свет в кухне горел приблизительно пятндцть минут. В 11.25 зжегся свет н втором этже, он выглянул н улицу, зкрыл знвеску. В 11.35 свет нверху погс. Оствлся н посту до 12.30 ночи, считл, что Брлоу уже спит. Позвонил н учсток шестьдесят четыре, что в Риверхеде, был сменен н посту птрульным полицейским Двидом Шврцем.

13 преля

Сменил Шврц в шесть утр. Знял пост н углу улицы Вгнер и Четырндцтой, з живой изгородью углового дом. До 7.30 дом Брлоу не подвл никких признков жизни. В 7.30 Брлоу вышел с черного ход, прошел в грж, вывел мшину. Последовл з ним к ресторну неподлеку от Пйк-веню, под нзвнием «Легкий семейный звтрк». Поствил мшину нпротив, нблюдл з Брлоу через лобовое стекло. Он сидел з столом один, неторопливо звтркл, покинул ресторн в 8.22, поехл по Риверхеду, через Эдисон Ривер-Прквей, куд он попл с Кэннон-роуд и веню, зтем выехл н шоссе вдоль реки Хрб, доехл до перекрестк с Док-стрит. Н Лэндез Энд свернул с шоссе н зпд к Мейфер-веню, поствил мшину н открытую стоянку н углу Мейфер, 891. Не имея возможности продолжть нблюдения внутри помещения, проверил, нет ли в зднии другого выход.

Убедившись в его отсутствии, рсположился в холле, рядом с лифтом. Отошел в 10.15 выпить кофе, но мог продолжть нблюдение з лифтом из кфе в холле. Брлоу спустился вниз в 12.34 дня. Я последовл з ним к ресторну под нзвнием «У Фнни» н Пикет-стрит, где он обедл один, зтем минут пятндцть гулял по мленькому прку рядом со зднием Уголовного Суд н улице Мкколи, я все время следовл з ним. Зтем он снов вернулся н рботу в 1.25 дня, я знял пост в холле. Брлоу появился из лифт в 5.10 дня, купил вечернюю гзету в тбчном киоске, прошел к стоянке, вывел мшину, поехл срзу же по шоссе вдоль реки Хрб, зтем по шоссе Эдисон свернул н Кэннон-роуд и оттуд к дому. Поствил мшину в грж, зшел в дом и весь вечер никуд не выходил. В 6.50 вечер я ушел ужинть, меня сменил Годли с шестьдесят четвертого учстк, округ Риверхед. Опять знял нблюдтельный пост в 7.45, в полночь меня снов сменил Годли.

14 преля

Брлоу провел этот день точно тк, кк и предыдущий. В его поведении нет ничего необычного. Его привычки кжутся рз и нвсегд укоренившимися. Обрз жизни спокойный. Очень сомневюсь, что он имеет ккое-либо отношение к избиению Креллы.

15 преля

Субботнее утро. Прибыл к дому рньше обычного, в 5.30 утр, тк кк думл, что в субботу рспорядок дня Брлоу может окзться необычным. Зпсся н звтрк кофе со сдобными булочкми, которые привез с собой в мшине. Опять остновился з живой изгородью, н углу улиц Вгнер и Четырндцтой. Долго ждл. Очевидно, по субботм Брлоу поздно встет – не выходил из дом до 12.00. К этому времени я бсолютно проголодлся. Ндеялся, что он где-нибудь остновится пообедть, но этого не произошло. Он опять свернул н Кэннон-роуд и поехл в северном нпрвлении. В ккое-то мгновение он пристроился в хвост другого ряд и я потерял его из виду. Ншел через несколько квртлов, когд он поворчивл н восток под рзвязкой н Мртин-веню. Следовл з ним в этом нпрвлении пять квртлов. Он остновился у цветочного мгзин бртьев Констнтинос (н Мртин-веню, 3451), вышел с небольшим венком, проехл н восток еще десять квртлов, подъехл к воротм клдбищ Седркрест, поствил мшину н стоянку, вошел в помещение, пробыл тм несколько минут, зтем нпрвился н клдбище с венком в рукх. Я последовл з ним по тропинке мимо могильных плит. Он остновился у одной из них, долго стоял тм, опустив голову, глядя н плиту. Потом опустился н колени и положил венок н могилу, сложил руки и н коленях молился почти полчс. Встл, смхнул рукой слезы и пошел к мшине. Остновился пообедть н Кэннон-роуд (столовя «Эсткд», Кэннон-роуд, 867), оттуд вернулся домой по Доувер Плейнз-веню. Позвонил в шестьдесят четвертый учсток, попросил птрульного Глисон сменить меня н обед. Когд я снов вернулся к дому в 2.35 дня, не было ни Глисон, ни Брлоу. Ворот грж были открыты. Брлоу вернулся в 3.17. Глисон подъехл несколько минут спустя, н «седне» без номеров. Рсскзл, что Брлоу ездил по мгзинм з покупкми; зезжл в бклею, з мясом, в мгзин скобяных товров и т.д. Я поблгодрил Глисон и снов стл вести нблюдение. Не зню, что он тм делет в свои выходные дни, но совершенно очевидно, что он никуд не ходит по субботм. Он никуд больше не выходил, в одинндцть чсов вечер погсли все огни в доме. Я слонялся вокруг до утр, зтем позвонил в шестьдесят четвертый учсток и попросил сменить меня.

16 преля

Я долго спл, зтем позвонил Крелле, чтобы выяснить, где похоронен Томми Брлоу. Получил подтверждение, что н клдбище Седркрест. Сменил Годли н посту в 12.15 дня. Он сообщил, что Брлоу не выходил все утро. В 1.30 Брлоу вышел из дом в широких брюкх и свитере, в рукх трость. Прошел в грж, вышел оттуд с гзонокосилкой, включил ее, подстриг лужйку перед домом, потом поствил ее обртно в грж, опять вернулся в дом. В три чс дня к дому Брлоу подъехл мленькя двухместня мшин «шевроле» крсного цвет. Молодя девушк лет двдцти с длинными черными волосми вышл из нее, прошл по глвной дорожке к двери, позвонил. Я знл, что Брлоу дом, тк кк он никуд не выходил после того, кк подстриг лужйку. Но девушк стоял н ступенькх дом, звонил, он не открывл. В конце концов он вернулсь к мшине, сердито хлопнул дверью и уехл. Срзу же позвонил Хейзу, чтобы узнть, кк выглядит Мрт Тэмид. Определенно, это он. Попросил смену с шестьдесят четвертого учстк. Подъехл к дому мисс Тэмид неподлеку от площди. У обочины увидел крсный «шевроле». Рзговривл с ней, но он все отрицл, зявив, что никуд не выходил, весь день был дом и что уж, конечно, к Брлоу не ездил. Предложил мне выпить, но я откзлся. Он спросил меня, не нхожу ли я, что он похож н египтянку, исполнительницу тнц живот. Вопрос мне покзлся стрнным. Но я скзл, что д, теперь, когд он упомянул об этом, я подумл, что он действительно похож н египетскую тнцовщицу. Он производит впечтление очень грессивной, но и очень женственной. Не могу понять, почему он скрывет свой визит к Брлоу.

Опять вернулся н пост в 6.12, после обед. Птрульный сообщил, что Брлоу не выходил. Мне пришло в голову, что он мог уйти из дом пешком, прокрвшись через черный ход, оствив мшину в грже. Я позвонил в дом из птеки, нходящейся в двух квртлх от него. Когд Брлоу ответил, положил трубку. Снов вернулся н пост. Свет зжегся в 6.45, погс в одинндцть чсов ночи.

Я уехл в дв чс ночи. Шврц сменил меня. Он поинтересовлся, почему мы прицепились к этому прню. Жль, что не мог ему ничего ответить.

17 преля

Утро. Понедельник.

Брлоу встл и уехл в 7.30 утр. Обычный повседневный рспорядок: звтрк, офис, обед, дом, свет гснет, сон. Сейчс 1.30 ночи. Я уехл в чс, позвонил в шестьдесят четвертый учсток сменщику. Прибыл Глисон, который тоже хотел знть, почему мы следим з Брлоу.

Прошу рзрешения прекртить нблюдение.

Детектив третьего клсс Бертрм Клинг.

* * *

Ясным солнечным утром восемндцтого преля, во вторник, темпертур воздух был шестьдесят три грдус по Френгейту, преоблдющие зпдные ветры дули со скоростью две мили в чс. Детектив Стив Крелл вышел из своего дом в Риверхеде и пошел пешком к видуку, нходящемуся н рсстоянии пяти квртлов. Н него нпли двендцтого того же месяц, но время, кк говорит стриння рбскя пословиц, лечит рны. Нельзя скзть, что он легко перенес избиение. Только ненормльный может к этому отнестись легко. Это прежде всего обидно! Не очень-то приятно, когд кто-то бьет тебя по голове и телу плкой или тростью, или бейсбольной битой. Не очень-то приятно, когд тебя волокут в больницу, где молодые врчи спокойно вглядывются в твое тело, злитое кровью лицо, спокойно промывют рны, спокойно обрбтывют их, будто это ккое-то ерундовое кровотечение, ты всего лишь стрниц учебник по медицине, элементрный случй, ккой проходят н первом курсе медицинского институт, им подвй что-нибудь посерьезнее, вроде прободной язвы двендцтиперстной кишки.

А еще того хуже вернуться домой и предстть перед женой с перевязнной бинтми головой и злепленным лейкоплстырем. Твоя жен глухонемя и не умеет кричть, но крик зстывет в ее глзх, и тебе изо всех сил хочется стереть этот крик с ее лиц, хочется, чтобы н тебя не нпдл ккой-то вонючий негодяй, не избивл тебя до потери сознния, прежде чем ты успел вытщить револьвер. Ты уже думешь о том, что скжешь детям утром. Ты не хочешь, чтобы они стли переживть из-з того, что их отец – полицейский; тебе не хочется, чтобы у них рзвился тревожный невроз еще с пеленок.

Но время лечит все рны. Эти рбы знют, кк првильно вырзиться. И Крелл вспомнил еще одну струю пословицу, сирийскую, в которой утверждлось, что «время рнит все пятки». Он не знл, кто нпл н него н подъездной дороге дом Брлоу, но у него было все основния верить, что полицейские – это верные зщитники людей, стойкие хрнители невинных, решительные спстели, знятые поискми пропвших, это оплот свободы, цитдель првды и общественного порядк. Сыщики 87-го учстк, несомненно, когд-нибудь поймют негодяя, который признется во всех совершенных им з последние десять лет преступлениях и который мимоходом вспомнит, что ему довелось двендцтого преля избить полицейского по имени Крелл. Тк что Стив был соглсен ждть своего чс, уверенный, что спрведливость н его стороне и что преступление мстит з себя, и Все об этом знют.

Время – что рек.

В то прекрсное прельское утро время обрушилось н него, кк проливной дождь. Но Крелл еще не подозревл об этом. Он шел н рботу по дороге, ведущей к железнодорожной стнции, думл о делх и не имел ни млейшего предствления о том, что время готово вновь открыть стрые едв зтянувшиеся рны и ннести новые удры по голове и телу. Кому придет н ум ожидть ткое в прекрсное прельское утро!

Когд он поднимлся по ступенькм видук, н него нпли. Снчл удрили сзди, по зтылку, он отлетел вперед и, споткнувшись, ухвтился з ступени. Пдя, он почувствовл, что теряет сознние от внезпного шок, и успел только подумть: «Бог ты мой, средь белого дня!» Человек с плкой, тростью или бейсбольной битой, или с черт чем еще тм, решил удрить Креллу ногой, потому что человек удобнее всего пнуть, когд он ползет н четверенькх, хвтясь з ступеньки и пытясь удержться н них. И он рзбил ему лицо, открылись недвние рны, кровь ручьем потекл по щекм, злил шею, чистую прдную рубшку. Женщин, которя спустилсь по ступеням, истошно зкричл, с воплями бросилсь нзд, к рзменной кссе, где служщий пытлся успокоить ее и выяснить, что случилось. А в это время человек с плкой или тростью, или бейсбольной битой продолжл избивть Креллу, ннося ему удр з удром по голове, по шее, не двя ему опомниться, и, кзлось, делл все, чтобы убить его. Крелл слышл крики женщины, грохот приближющихся шгов и мужской голос: «Прекртите! Вы слышите, прекртите!» Но сильнее всего он ощущл слепящие молнии сокрушительных удров повсюду, где доствл его эт проклятя плк и чувствовл головокружение. И все это время пытлся вытщить из кобуры револьвер и никк не мог дотянуться до него рукой. Все время он нщупывл птронтш, пытлся ухвтиться з рукоятку револьвер и только было добрлся до его лож из орехового дерев, кк нпдвший опять удрил его по переносице. «Ну, еще рз тк удрь, негодяй, и ты убьешь меня. Удрь еще рз по переносице, и я мертвым рухну прямо здесь, тебе под ноги», – пронеслось в его мозгу.

И тут он высвободил револьвер, сильно удрил тыльной стороной руки с револьвером. Он цеплялся одной рукой з ступени, чтобы не свлиться, и ткнул второй вслепую в то, что темной мссой нвлилось н него сзди. Револьвер уперся во что-то, и он почувствовл, что чудом попл в тело, и услышл, что кто-то зстонл от боли. Он мгновенно рзвернулся спиной к ступеням, см инстинктивно, весь сжвшись, кк пружин, высвободил ноги и встл, упершись ступнями в дифргму человек и оттолкнул его. Тот перевернулся и поктился вниз по ступеням. И все это время Крелле стршно хотелось спустить курок, до смерти хотелось убить этого дерьмового сукин сын, ткого эксперт по чсти избиения полицейских. Он поднялся. Мужчин сктился со ступеней до смого низ, полз н коленях. Крелл прицелился в него и скзл:

– Стой или буду стрелять!

А см подумл: «Вляй, беги. Беги и я пристрелю тебя!»

Но тот не побежл. Сел тм, где был, в смом низу лестницы. А женщин нверху все еще продолжл кричть, железнодорожный служщий все спршивл:

– У вс все в порядке? Все в порядке?

Крелл спустился по лестнице, схвтил мужчину з подбородок, приствил к его груди дуло пистолет, поднял голову и зглянул в лицо. Он рньше никогд в жизни его не видел.

Глв 12

Крелл скзл:

– Никкой больницы!

Водитель «Скорой помощи» повернулся к сидящему сзди врчу-стжеру, тот, взглянув н Креллу, произнес:

– Но, сэр, у вс сильное кровотечение!

Крелл смерил его тким строгим взглядом, который может быть только у блюстителя порядк, и опять зявил:

– К черту больницу! – тким голосом, что врч понял, что если он будет нстивть, то в больницу зберут его смого. Поэтому он спокойно, зученно, кк подобет молодому врчу, пожл плечми. Уж лучше бы его вызвли поутру к ккой-нибудь слвной робкой струшке с не очень сильной трвмой и кровотечением, чем к этому злитому кровью дикрю с револьвером в руке. Но это во всяком случе легкие происшествия, достойные прктики первокурсник. Что ксется его, то он предпочитет отпрвиться в больницу кк врч, и не кк пциент. И он уехл.

Человек, который тк и сидел внизу у лестницы, довольно робко держсь з живот в том месте, куд Крелл со всей силы пнул его обеими ногми, был немногословен. Его оружие, остро отпилення плк от половой щетки, тоже вместе с ним сктилсь со ступенек, и Крелл подобрл ее. Он попросил прибывшего н место происшествия птрульного полицейского, которого одновременно со «Скорой помощью» вызвл услужливый железнодорожный служщий, подвезти их до 87-го учстк. Крелл все еще с револьвером в руке вытолкнул своего пленник из мшины н тротур, к ступеням железной лестницы и коридору в свой отдел, зтем толкнул его к стулу с высокой прямой спиной, который срзу же окружили все сотрудники.

– Ты весь в крови, – скзл ему Мейер. – Ты знешь об этом?

– Зню, – коротко ответил Крелл и, обртившись к человеку, сидящему в кресле опустив голову, спросил:

– Кк вше имя?

Мужчин молчл.

Крелл взял его з подбородок пльцми одной руки, сильно сжл и, подняв голову, посмотрел прямо в глз.

– Вше имя? – повторил он.

Мужчин молчл.

– Встньте!

Мужчин не шелохнулся.

– Встть! – зло зорл Крелл и, схвтив мужчину з лцкны легкого пиджк, который был н нем, протщил через всю комнту к стене, вдоль которой стояли шкфы с ппкми.

– Не волнуйся тк, Стив, – предупредил Мейер. Крелл зсунул револьвер в кобуру и обыскл все крмны здержнного. В одном из них он ншел бумжник, повернул мужчину к себе лицом, толкнул его снов н стул, см сел н крй письменного стол, просмтривя содержимое бумжник. Хейз и Мейер встли по обе стороны пленник и ждли. Мейер взглянул н Креллу и сокрушенно покчл головой.

– Мисколо! – крикнул он.

– Д! – откликнулся Мисколо из кнцелярии.

– Принеси йод и лейкоплстырь скорее.

– Сейчс! – ответил Мисколо.

Крелл взглянул поверх бумжник.

– Ричрд Бэндлер, – прочитл он и внимтельно посмотрел н мужчину. – Это вше имя?

– Вы держите в рукх мои водительские прв. Чье же еще, черт возьми, может быть это имя?

Крелл бросил прв н стол, медленно подошел к Бэндлеру и скзл очень медленно и четко:

– Бэндлер, вы мне совсем не нрвитесь. Вы мне не понрвились в первый рз, когд вы хлднокровно нпли н меня, после второго нпдения вы мне еще больше не нрвитесь. Я, Бэндлер, едв сдерживюсь, чтобы не нчть бить тебя и бить до следующего воскресенья. Тк что лучше следи з тем, что говоришь, Бэндлер. И лучше отвечй н все мои вопросы врзумительно и мирно или стнешь клекой, прежде чем они отведут тебя в тюрьму, понятно, Бэндлер?

– Куд кк ясно, – откликнулся Бэндлер.

– Лучше, чтобы все было ясно, – пригрозил Крелл. – Тебя зовут Ричрд Бэндлер?

– Д, тк зовут.

– Смени тон! – зорл Крелл.

– Ккой тон?

– Стив, спокойнее, – пытлся вмешться Хейз.

Крелл сжл кулки, рзжл их, вернулся к письменному столу и снов взял в руки водительские прв.

– Здесь укзн твой нстоящий дрес? Айсол, Южный рйон, улиц Шестьдесят пятя, дом 413?

– Нет. Я переехл недвно.

– Куд?

– Я живу в отеле «Кулбертсон», в центре город.

– Двно?

– Дней десять.

– Ты переехл с Шестьдесят пятой улицы десять дней нзд?

– Нет. Я переехл с Шестьдесят пятой в прошлом месяце.

– Куд?

Бэндлер молчл.

– Куд, Бэндлер? – повторил вопрос Крелл.

– Н побережье.

– И когд ты уехл?

– Двдцть седьмого мрт.

– Почему? Тебя в городе рзыскивют?

– Нет.

– Тебя где-нибудь рзыскивют?

– Нет.

– Мы проверим. Тк что, если тебя рзыскивют...

– Меня не рзыскивют. Я не преступник.

– Может быть, ты рньше и не был преступником, – зметил Хейз, – но теперь ты преступник. Нпдение первой степени – тяжкое преступление.

Бэндлер не проронил ни слов. Из кнцелярии появился Мисколо с перевязочным мтерилом и йодом. Он взглянул н лицо Креллы, покчл головой, прищелкнул языком и скзл:

– Господи, что же это ткое с вми? – Он еще рз взглянул н Креллу и попросил: – Иди умой лицо нд рковиной.

– Мое лицо в порядке, Альф, – зпротестовл Крелл.

– Иди и вымой лицо, – строго скзл Мисколо, и Крелл, вздохнув, отпрвился в угол, к рковине.

– У вс есть судимость, Бэндлер? – здл вопрос Хейз.

– Нет, я же вм скзл, я не преступник.

– Но тогд почему же вы уехли в Клифорнию?

– Я получил тм рботу.

– Ккую?

– Н телевидении.

– И что вы тм делете?

– Я помощник упрвляющего.

– Чем ты упрвляешь? – спросил Крелл, не отходя от рковины.

Он протянул руку к белому полотенцу, висящему рядом, но Мисколо звопил:

– Оно будет в крови. Пользуйся бумжным.

– Помощники директор не упрвляют. Мы следим, чтобы соблюдли тишину в пвильоне, вызывем ктеров...

– Нс не интересуют подробности вших производственных дел, – отозвлся Хейз. – В кких прогрммх вы рботете?

– Видите ли... Понимете, н смом деле у меня нет постоянной рботы в ккой-то одной прогрмме.

– Тогд зчем же вы поехли в Клифорнию? – вмешлся в рзговор Мейер. – Вы ведь только что скзли, что ншли тм рботу.

– Ну и что, это действительно тк.

– Ккую же?

– Они снимли полуторчсовую ленту. Поэтому один мой друг, директор кртины, позвонил, чтобы узнть, не зхочу ли я рботть с ним. Кк ссистент, понимете? Ну, я и отпрвился н побережье.

Крелл вернулся к столу и снов сел н крешек. Мисколо взял пузырек йод и нчл смзывть порезы.

– Тебе ндо здесь нклдывть швы, – зметил он.

– Не нужно.

– Те же смые рны с прошлой недели. Они все открылись!

– Зчем ты вернулся с побережья? – здл вопрос Крелл.

– Рбот зкончилсь. Я еще некоторое время оствлся тм, искл постоянную рботу, но ничего не ншел. Вот и вернулся.

– А сейчс рботешь?

– Нет, я вернулся всего десять дней нзд.

– Когд именно?

– Восьмого.

– О-о, – зстонл Крелл, когд Мисколо прижл кусок плстыря к рне н лице.

– Почему ты нпл н меня?

– Потому... потому что я узнл, что вы нтворили.

– Я? Что я ткое сделл? Рди бог. Альф...

– Прости, прости, пожлуйст, – успокивл Мисколо. – Я здесь не доктор, – и добвил с обидой: – Я всего-нвсего пршивый клерк. Следующий рз отпрвляйся в больницу вместо того, чтобы зливть кровью всю эту проклятую комнту.

– Тк что я ткое нтворил? – опять спросил Крелл.

– Вы убили мою девушку, – зявил Бэндлер.

– Что?

– Вы убили мою девушку.

Ккое-то мгновение никто в комнте ничего не мог понять. Они молч, в изумлении рзглядывли Бэндлер и тогд тот скзл:

– Блнш, Блнш Мэтфилд, – но опять имя ничего не скзло никому, кроме Креллы, который коротко кивнул и скзл:

– Он прыгнул, Бэндлер. И я к этому не имею никкого отношения.

– Но вы велели ей прыгть.

– Я пытлся увести ее с этого крниз.

– Ну и увели, верно?

– Откуд ты знешь, что я говорил ей?

– Квртирня хозяйк рсскзл мне. Он стоял в комнте з вшей спиной и слышл, кк вы велели ей прыгть. – Бэндлер помолчл и спросил: – Почему же вы просто не столкнули ее с того крниз? Это было бы рвносильно тому, что вы сделли.

– Двй нчнем с того, почему он вышл н этот крниз. Тебе известно? – поинтересовлся Крелл.

– Ккое это имеет знчение? Он бы не прыгнул, если бы не вы.

– Он бы н крниз не вышл, если бы не ты! – уточнил Крелл.

– Кк бы не тк! – зявил Бэндлер.

– Почему ты ее бросил?

– Кто ее бросил?

– Ты бросил, ты. Слушй, Бэндлер, не зли меня снов! Он хотел умереть, потому что ты ее бросил. «Прощй, Блнш. Было здорово». Вот твои точные слов.

– Я ее любил, – зпротестовл Бэндлер. – Он же знл, что я вернусь. Рбот был временной. Я говорил ей...

– Ты, Бэндлер, слинял от нее.

– Я же говорю вм, что нет. Я любил ее. Кк вы не можете понять!. Он знл, что я вернусь. Я говорил ей об этом. Откуд мне было знть, что он зхочет... убить себя?

– Он убил себя, потому что знл: ты порвл с ней. Тебе теперь легче?

– Что... Что вы имеете в виду?

– Ну после того, кк ты избил меня? После того, кк ты свлил всю вину н меня?

– Вы убили ее! – зорл Бэндлер и сердито соскочил со стул, но Крелл положил н его плечи обе руки и толкнул обртно.

– Кк фмилия твоего друг, который н побережье?

– Что... ккого друг?

– Ну того, директор, который делл полуторчсовой фильм.

– Это... э...

В комнте стоял тишин.

– А может, его и не было?

– Любого спросите, кто тм рботет. Я один из лучших ссистентов.

– Ты действительно ездил н побережье рботть, Бэндлер? Или, может, рзвлечься с дмочкой?

– Я...

– С дмочкой, – Мейер в подтверждение кивнул.

– Я же говорю вм – я любил Блнш. С ккой стти мне было ездить в Клифорнию с другой женщиной?

– Действительно, зчем, Бэндлер? – поинтересовлся Хейз.

– Я...

– Тк зчем же, Бэндлер?

– Я... любил... Блнш. Я... Ну ккой к черту вред от мленькой... мленькой невинной збвы, рзвлечения... с кем-то еще? Он... он знл, что я вернусь к ней. Он знл, что т девушк для меня ничего не знчит. Он это знл.

– Очевидно, нет.

Бэндлер долго молчл. Зтем скзл:

– Я узнл все из гзет, когд тм был. Прочел мленькую зметочку. О... О Блнш... прыжке... прыжке с крниз, н следующий день, после того, кк это произошло. Я выгнл девушку, взял билет н смолет и прилетел сюд срзу же. В субботу. Рньше билетов не было. Но ее к этому времени уже похоронили. И... когд я поговорил с хозяйкой дом, где он жил, он рсскзл мне все, что слышл и что вы скзли ей, и я... я подумл, что вы виновты в том, что убили девушку, которую я любил.

– Ну и продолжй... в это верить, – проронил Крелл.

– Кк?

– Тк время быстрее пройдет.

– Кк?

– Ты можешь получить до десяти лет з нпдение первой степени.

Крелл помолчл и нпомнил:

– "Ккой был вред от мленькой невинной збвы". А! Тк, кжется, Бэндлер?

Глв 13

Любовь буйствовл в тот день, когд Фред Хеслер снов появился н учстке и снов бешено зкрутил всю эту крусель. См он дже и не понял этого, не знл, что дело о смоубийстве Томми Брлоу и Ирэн змерло, зшло в тупик, и его уже собирлись бросить в ппку нерскрытых. Рбот полицейских – сплошные скчки с препятствиями, особенно н тком учстке, кк восемьдесят седьмой. Совершется преступление, все нчинют нд ним быстро и эффективно рботть, потому что все, что предстоит выяснить, обычно выясняется срзу или же никогд. Сто рз осмтривется место происшествия, многокртно здются одни и те же вопросы в ндежде получить новую информцию. Но дел очень быстро остывют, особенно н тком учстке, кк восемьдесят седьмой, где ежедневно появляются и требуют рсследовния новые преступления и где постоянно не хвтет времени. В результте нерскрытые дел – это своеобрзня лзейк, которя дет возможность полицейскому зкрыть дело, не зкрывя его. Стоит делу попсть в реестр нерскрытых, они могут выбросить его из головы и сосредоточиться н трех дюжинх других, которые нкопились з это время. А строе, нерскрытое дело формльно никем не зкрыто, тк кк официльного вердикт по нему нет – никто не рестовн и не осужден. И в это время, хотя оно официльно и не зкрыто, никто им ктивно уже не знимется, оно просто нпрсно вляется в шкфу мертвым грузом. Тк было и с делом Томми Брлоу и Ирэн Тейер: потерявшее свою остроту, оно готово было попсть в число нерскрытых в тот день, когд у перегородки в дежурную комнту 87-го учстк появился Фред Хеслер, в тот смый момент, когд тм вовсю бушевли стрсти.

Возлюбленным было соответственно пятьдесят восемь и пятьдесят пять лет и они стояли перед столом детектив Мейер, ожесточенно переругивясь. Н мужчине был спортивня куртк, ндетя н нижнее белье, когд дежурный полицейский постучл в дверь. Н женщине – домшний цветстый хлт.

– Тк кто же из вс выдвигет обвинения? – пытлся выяснить Мейер.

– Я, – вместе скзли они.

– По очереди, пожлуйст.

– Я выдвигю обвинения, – нстивл женщин.

– Нет, я, – не унимлся мужчин.

Хеслер, стоявший у перегородки, пытлся привлечь к себе чье-либо внимние, но все присутствующие в комнте были зняты: кто перебирл бумги, кто печтл. А Мейер рзбирлся с влюбленными.

– Кто из вс вызвл полицию? – здл он вопрос.

– Я, – отозвлсь женщин.

– Это првд, сэр?

– Конечно, – подтвердил он, – эт нхлк вызвл полицию.

– Ну что ж, мдм, почему вы вызвли полицию?

– Он ущипнул меня, – пояснил женщин.

– Нхлк, – отозвлся мужчин.

– Вы вызвли полицию, потому что он вс ущипнул? Првильно я вс понял? – спросил Мейер терпеливо. – А вы женты?

– Женты, – пояснил мужчин. – Эт нхлк не может вытерпеть дже мленького щипк от родного муж. Срзу же ей ндо орть и звть полицию.

– Зткнись, вонючее животное! – не уступл женщин. – Ты схвтил меня з ягодицу, я думл, ты ее оторвешь.

– Я же проявлял чувств.

– Ничего себе чувств!

– Это мне нужно было вызвть полицейских, – зпротестовл мужчин, – но я не нхл, кк ты.

– Ты ущипнул меня, – нстивл н своем женщин.

– Стирть н людях свое грязное белье! – пробормотл мужчин. – Позвть милицию! Удивляюсь, почему ты срзу же не вызвл ФБР?

– Двйте успокоимся, – увещевл Мейер. – Мдм, если вш муж ущипнул вс...

– Он удрил меня сковородкой, – вдруг признлся мужчин.

– Аг! – зкричл женщин. – Д вы только послушйте! Послушйте!

– Тк оно и было. Он удрил меня.

– И еще нзывет меня нхлкой! А вы его послушйте!

– Ты удрил меня, Хелен. И это првд!

– А ты ущипнул меня. Вот это првд!

– Я ущипнул тебя, потому что ты меня удрил!

– Нет, это я тебя удрил, потому что ты меня ущипнул.

– Послушйте! Не все срзу, – взмолился Мейер. – Что же все-тки произошло?

– Я мыл посуду, – пояснил женщин. – Он подошел сзди и ущипнул.

– Рсскзывй, рсскзывй, – мужчин сокрушенно покчл головой. – Ничего святого между мужем и женой. Вляй, выклдывй все полиции.

– Тк что же все-тки произошло?

– Ну я и взял сковородку из рковины и удрил его.

– По голове, – уточнил мужчин. – Хотите посмотреть, что он нтворил. Вот здесь! Пощупйте эту шишку!

– Вляй, все ему рсскжи! – поднчивл женщин.

– Это ты вызвл полицию! – зорл в ответ мужчин.

– Потому что ты грозился убить меня!

– Ты ведь удрил меня этой проклятой сковородкой. Верно?

– Ты рзозлил меня, вот и вызвл!

– Из-з ккого-то мленького щипк!

– Ничего себе мленький! Хотите покжу? Вон ккой синяк!

– Конечно. Вляй. Покзывй. Рзыгрывй тут фрс. Покжи всем!

– И сколько лет вы уже женты? – все тк же терпеливо спросил Мейер.

– Двдцть пять лет, – ответил мужчин.

– Двдцть три, – попрвил женщин.

– А кжется, что уже прошло двдцть пять, – съязвил мужчин и рсхохотлся нд собственным остроумием.

– Мло того, что жену свою бьет, – возмутилсь женщин. – Видите, он еще и коменднт!

– Я тебя не бил, я тебя ущипнул.

– Почему бы вм не пойти домой и не помириться? – предложил Мейер.

– С ним! С этим животным!

– С ней! С этой нхлкой!

– Успокойтесь. Ну успокойтесь же. Весн, знете ли, цветут цветы, идите домой, поцелуйтесь и помиритесь, – увещевл Мейер. – У нс тут и без вс много неприятностей. Вы что, хотите, чтобы я вс обоих тут зпер?

– Кк зпер? – мужчин возмутился. – З что? З ккой-то любовный удр сковородкой?

– З дружеский щепок муж? – спросил женщин.

– Мы же любим друг друг, – зпротестовл мужчин.

– Зню. Тк что идите домой. Хорошо? – Мейер подмигнул мужчине. – Ну кк?

– Конечно.

– Ну вот и хорошо! – Мейер встл, широко рзвел руки и, подтолкнув их обоих к выходу, проводил с учстк, скзв:

– Ткя слвня молодя пр! К чему тртить время н споры. Идите домой. День ткой прекрсный! – И, зметив Хеслер, спросил: – Чем могу вм помочь, сэр?

– Мое имя Фред Хеслер, я был здесь и рньше, но...

– Вы хотите скзть, что мы можем идти? – опять обртился к нему мужчин.

– Д, д. Идите! Идите, пок я не передумл. Уходите скорее.

Он повернулся к Хеслеру.

– Д, сэр. Я помню. Входите, пожлуйст... А вм, мистер, не ндо щипть жену. И вы, мдм, не бейте его сковородкой... Присядьте, мистер Хеслер!

– Спсибо! – поблгодрил Хеслер. Кзлось, н этот рз его не очень интересовли крски и тмосфер учстк. Вид у него был необыкновенно серьезный и дже немного сердитый. Мейер уже гдл, что привело его к ним, и подозвл Креллу, который в другом конце комнты что-то печтл з своим столом.

– Стив, пришел мистер Хеслер. Ты его помнишь?

Крелл вышел из-з стол, прошел к тому месту, где сидел Хеслер, протянул руку:

– Здрвствуйте, мистер Хеслер. Кк дел? – вежливо поинтересовлся он.

– Спсибо, хорошо, – Хеслер рзговривл довольно резко.

– Чем мы можем быть полезны? – спросил Мейер.

– Вы можете помочь мне вернуть свое, – объяснил Хеслер.

– Что именно?

– Не зню, кто именно это взял, вши полицейские или кто-нибудь другой, но я хочу, чтобы мне вернули.

– У вс в квртире что-то пропло, мистер Хеслер? – вмешлся Крелл.

– Д, пропло. Я не говорю, что виню полицейских. Может быть, пожрные, гзовщики, но...

– Вы полгете, они могли взять?

– Все возможно. Они врывются в квртиру, и, знете ли, все прилипет к их рукм. Н этот рз гржднин приходит с жлобой. Рзве гржднин не имеет н это прво?

– Конечно, имеет, мистер Хеслер. Что именно у вс пропло?

– Прежде всего, я хочу скзть, что обычно сплю крепко.

– Д, сэр, слушю вс.

– Ну тк вот. У меня со сном обычно все в порядке. Но в ншем доме нчли реконструкцию, и прошлый вечер они устроили ткой грохот, что я пошел взять снотворное в своей птечке. То смое, которое у меня было с прошлого год, когд я болел гриппом.

– Ну тк что же, сэр?

– Тк вот. У меня был тогд ужсный жр, что-то сто дв, почти сто три грдус по Френгейту, и я не мог спть. Тогд я и купил эти тблетки. Это брбинл. Знете, примешь одну и отключешься срзу н всю ночь. У меня с тех пор еще оствлось в пузырьке четыре тблетки.

– Ну тк что же, сэр?

– Ну тк вот, прошлый вечер я никк не мог уснуть, я подошел к своей птечке, полгя, что приму одну из тех тблеток, но я обнружил пузырек пустым.

– Тблеток не было?

– Ни одной. Я знл, что во время взрыв в квртире были пожрные, и полиция все обыскивл, что еще я мог подумть! Но это еще не все...

– Еще что-то пропло, мистер Хеслер?

– М-д! – мрчно произнес Хеслер. – Сегодня утром, проснувшись, я решил проверить, не пропло ли что-нибудь еще в квртире. Тк, видите ли, пропл целя кинопленк.

– Кинопленк?

– Д, фильм. Я говорил вм когд-то, что помешн н кино. Все пленки у меня сложены в гостиной, все бобины – в метллических коробкх. Предствляете? И н крышке кждой из них есть клейкя лент, н которой нписны дт и нзвние фильм. Целя бобин исчезл.

– А что, если вы положили ее в ккое-нибудь другое место?

– Нет. Все бобины сложены в деревянный ящик в хронологическом порядке. Ящик я см смстерил, в нем есть место для кждой бобины, и одно ткое место теперь пусто! Тк что, если не возржете, мне бы хотелось, чтобы вернули мне мое снотворное и мой фильм.

– У нс их тоже нет, мистер Хеслер. – Крелл помолчл и продолжил: – Что, если Томми и Ирэн приняли эти тблетки, чтобы зснуть.

– Я думл, что они нпились до отключки.

– Могли и тблетки принять, мистер Хеслер.

– Они и фильм тоже с собой взяли? Они об были почти рздеты, мертвы, и с ними в постели и н них не было фильм. И, кроме того, Томми этот фильм не нрвился.

– А он его видел?

– Видел! Он см в нем снимлся.

– Что вы имеете в виду, мистер Хеслер?

– Я еще в первый визит к вм говорил, что Томми обычно помогл мне снимть фильмы. Я же вм говорил, что помешн н кино, что у меня хобби! Этот фильм был о прне, который рзорился, он гуляет в прке и нходит сто доллров, тк вот, мы с Томми пошли однжды днем в прк, отсняли весь фильм, почти трист футов пленки, з день. В этом фильме игрет только Томми, нет, постойте, тм еще мленький ребенок, который гулял в прке, и я его снял тоже. Ну знете, все по змыслу, Томми нходит деньги и должен решить...

– Томми игрл в этом фильме? Я првильно понял, мистер Хеслер?

– Првильно. – Хеслер, помолчв, добвил: – Видите ли, он не был профессионльным ктером, но мы ведь, черт возьми, снимли этот фильм для собственного удовольствия. И он хорошо получился. – Он пожл плечми. – Првд, Томми он не понрвился. Он скзл, что ему нужно было подстричься, тк лицо его получилось очень худым. А мне понрвился, и мне хотелось получить его обртно.

– Но видите ли, мы его не брли, – пояснил Крелл.

– Тогд, очевидно, его збрли пожрные.

– Мистер Хеслер, что было нписно н этой бобине?

– Кк всегд, н первой строчке – дт съемки, зтем зглвие: в днном случе – «Стодоллровя бнкнот». А дльше: «Снимлись Т. Брлоу и Сэмми Л Плон» – это имя мльчик, которого мы встретили в прке, больше ничего.

– Тк что, если посмотреть н футляр, можно прочитть, что Томми Брлоу снимлся в этом фильме?

– Совершенно верно.

– Большое вм спсибо, мистер Хеслер. Мы все сделем, чтобы вернуть его вм, – пообещл Крелл.

– Нверняк, это «сорок воров», – не унимлся Хеслер. – Эти мерзвцы утщт и рковину, если он плохо зкреплен.

Но Крелл не был уверен, что в пропже бобины с фильмом виновты пожрные. Крелл вспомнил, что говорил Мэри Томлинсон: «Жль, что у меня нет фотогрфий Томми. Много фотогрфий Мргрет, но ни одной человек, з которого он собирлсь выйти змуж». Он помнил ткже слов Мйкл Тейер: «Я хочу смотреть н него не отрывясь. Стрнно! Верно? Мне хочется выяснить, чем он тк... отличлся от меня, что в нем было ткое особенное». Он помнил Амос Брлоу, который скзл: «С тех пор кк он умер, я все хожу по дому и ищу следы, все, что носит н себе отпечток пмяти о нем: стрые письм, фотогрфии – все, что когд-то было Томми». Тк что, хотя он и знл, что пожрные, вероятно, зслужили свое прозвище «сорок воров», он тк же был уверен, что ни одному из них не пришло бы в голову укрсть бобину с смодельным фильмом. Тк что опять зплясл вся эт крусель, опять впереди змячило золотое кольцо, пришли в движение кони.

Крелл пошел в Центрльное упрвление и потребовл три ордер н обыск.

* * *

Тем временем Хейз, вдохновленный внезпным оживлением в деле, решил еще рз поговорить с Мртой Тэмид. Кждый из них порознь, и Крелл и Хейз, уже совсем было безндежно бросили это дело, но решили все-тки еще рз попытться докопться до истины. Н смом деле Хейз не верил, что Мрт Тэмид кким-то обрзом змешн в этом смоубийстве – убийстве, но необходимо выяснить, почему он солгл, что не ездил к Амосу Брлоу днем 16 преля. Собственно, целью его визит и было выяснить причину лжи. Он же объяснил ее ему срзу и без колебний.

– От смущения.

– Смущения? – не понял Хейз.

– Д. А что бы вы почувствовли н моем месте? Я знл, что он дом. Я видел его мшину в грже. А он не хотел мне открывть. Ну д лдно! Все рвно. В этим покончено.

– Что вы хотите скзть? Хорошо, мисс Тэмид, пок не отвечйте. Двйте снчл выясним другой вопрос. Вы говорите, что солгли полиции потому, что были обижены. Вы это хотите скзть?

– Д.

– Тогд скжите мне снчл, зчем вы к нему ездили?

– Вы со мной очень грубо рзговривете, – глз Мрты стли еще больше, в них стояли слезы.

– Простите меня, пожлуйст, – успокоил ее Хейз. – Тк зчем же вы туд ездили?

Мрт пожл плечми.

– Потому что мне не нрвится, когд меня игнорируют. Я же женщин.

– Тогд зчем же вы поехли?

– Знимться любовью, – ответил он просто. Хейз несколько минут молчл, потом произнес:

– А он дже не зхотел открыть дверь?

– Нет. Он, конечно, не знл, зчем я пришл.

– В противном случе он обязтельно бы открыл. Верно?

– Нет, в любом случе он бы ее не открыл. Теперь-то я это зню. Но я подумл, что мне стоит скзть вм. Он не знл, зчем я приехл к нему.

– А вы влюблены в Амос Брлоу? – поинтересовлся Хейз.

– Не будьте смешны!

– Может быть, были влюблены в него?

– Конечно, нет!

– Но тем не менее вы отпрвились к нему домой, чтобы... соблзнить его.

– Д.

– Зчем?

– Потому что я женщин.

– Д, вы уже мне говорили об этом.

– И я не люблю, когд мной пренебрегют.

– Вы и это мне уже скзли.

– Ну и что? Все тк просто? Но все это уже прошло. – Он кивнул с чувством. – И все, конечно, мне теперь уже все рвно.

– Почему, мисс Тэмид? Почему вм теперь все рвно?

– Потому что он ко мне приезжл, и я все зню, и теперь я не чувствую себя непривлектельной.

– Когд он был у вс?

– Четыре, может быть, пять дней нзд. Точно не помню.

– Он см пришел?

– Нет, я его приглсил.

– Ну и кк? Что произошло?

– Д ничего.

– Ничего?

– Совсем ничего, – Мрт утвердительно кивнул. – Знете, я очень терпеливя женщин. Мое терпение бесконечно. Видите ли, я ему предоствил все возможности. Но он просто... Он просто... неопытен. Он ничего не знет и не умеет. Абсолютно ничего. Ну есть же грницы терпения?

– Я не уверен, что понимю вс, мисс Тэмид.

– Нельзя же винить человек з неопытность. Это совсем не то, что быть невнимтельным... Понимете? Когд я попытлсь все выяснить, я понял, что он просто... неопытный. Он просто ничего не знет. Он ничего не знл и не умел.

– Что он не знл, мисс Тэмид?

– Что делть с женщиной и кк.

Внезпно он нклонилсь вперед.

– Я вм могу довериться. Верно? Вы ведь кк исповедник. Рзве нет? Священник, который выслушивет исповедь? Я могу вм все скзть?

– Конечно, – подтвердил Хейз.

– Я см снял блузку, – стл рсскзывть Мрт, – потому что он никк не мог рсстегнуть пуговицы. Ну потом... Он дже не сумел меня рздеть... не знл кк. Он никогд не был с женщиной. Вы меня понимете? Он еще невинный.

Мрт откинулсь н спинку стул и произнесл:

– Рзве невинность может обидеть!

* * *

Однко полицейские, которые обыскивли комнты, очень обижлись н полную невиновность всех. Они обыскли дом Мэри Томлинсон от подвл до чердк, прочесли кждый дюйм квртиры Мйкл Тейер, они зполнили дом Амос Брлоу, кк термиты, но не ншли дже следов фильм, укрденного у Фред Хеслер. Они осмотрели все в мленьком «фольксвгене» миссис Томлинсон, перетряхнули кждое место в голубом «седне» Мйкл Тейер, обшрили золотистый «шевроле» Амос Брлоу, но ничего не ншли и тм. Они перевернули все вверх дном в мленьком офисе Тейер в зднии Брио и в почтовом отделении Брлоу н Мейфер, 891, но тк и не нши фильм, и зпущення было крусель снов остновилсь.

Н следующий день, дже не подозревя, кк близко они подошли к рзгдке этого дел, детективы собрли совет н учстке.

– Что вы обо всем этом думете? – здл вопрос Хейз. – Есть ккие-нибудь предложения?

– Никких, – вздохнул Крелл.

– А у тебя, Мейер?

Мейер отрицтельно покчл головой.

– У тебя, Берт?

Клинг ответил после минутного колебния:

– Нет.

– Знчит, нзовем это смоубийством и зкроем дело? – спросил Хейз.

– А еще, черт возьми, что мы можем сделть? – здл вопрос Мейер.

– Двйте попросим у Питер рзрешение оствить его среди нерскрытых, – предложил Крелл.

– Это все рвно, что згубить все дело, – не соглсился Хейз.

Крелл пожл плечми.

– Может, когд-нибудь в нем что-то и прояснится?

– Когд?

– Кто знет? Мы зшли в тупик. Что еще мы можем сделть сейчс?

Хейз все еще колеблся, он не желл см собственными рукми згубить все.

– Двйте проголосуем, – предложил он.

Все соглсно кивнули.

– Кто з то, чтобы просить у Питер рзрешения сослть это дело в Сибирь?

Никто не поднял рук.

– Мейер?

– Сбрсывй, – мхнул рукой Мейер.

– Берт?

– Сбрсывй.

– Стив?

Стив долго молчл, потом неохотно кивнул и скзл:

– Лдно. Ссылй, сбрсывй.

В тот день н стол лейтеннт Питер Бернс легло зявление. Он мельком взглянул н него, взял ручку и подписл рзрешение. Перед тем кк уйти домой, Альф Мисколо собрл со всех столов кучу бумг, подошел к зеленому шкфу с ндписью «Нерскрытые дел», выдвинул ящик и бросил в него ппку, в которой были все документы по делу Томми и Ирэн Тейер.

Глв 14

Человек лежл н спине в Гровер-прке. Они уже очертили контуры его тел н мокрой трве к тому времени, когд прибыли Крелл и Хейз. Человек, кзлось, был нелепо вствлен в рму своей невероятной позы, белый порошок схвтил момент смерти и зпечтлел его.

Полицейский фотогрф исполнял свой мрчный тнец вокруг труп, кждый рз после очередной вспышки фотоппрт меняя угол съемки. Труп, не мигя, глядел н него, скрючившись в нелепой позе, в которой зстл его смерть: подогнув одну ногу под себя, вытянул другую. Солнце ярко светило. Стоял мй, и воздух был нпоен пьянящим ромтом свежескошенной трвы, восхитительным зпхом мгнолий, кизил, вишен и йвы. А в сердце у него торчл нож!

Они стояли вокруг тел, обменивясь любезностями, они собирлись вместе только тогд, когд торжествовл Смерть. Ребят из лбортории, фотогрф, помощник глвного медицинского эксперт, дв детектив из отдел убийств Северного округ, двое с 87-го седьмого учстк – все окружили труп человек с ножом в сердце и спршивли друг друг о повседневных делх, слышли ли они, что Мнилус из 33-го учстк был убит грбителем вчер вечером, о людях, съезжющих с квртиры ночью, чтобы не плтить з нее, и о том, будет ли упорствовть комисср, и о том, что день был прекрсный и погод этой весной прекрсня и нет ни кпли дождя. Они перекидывлись шуткми. Фотогрф рсскзл одну – о первом стронвте н луне, одновременно незметно и по-деловому выполняя свою рботу. Мертвец лежл н трве. Они признвли его присутствие мысленно, только ловко орудуя рукми. Они, по сути, отрицли его. Он уже был для них не человеком, проблемой.

Крелл вынул из его груди нож, после того кк был зкончен медицинский осмотр и фотогрфировние. Он осторожно взял его, предврительно прикрыв лдонь носовым плтком, чтобы не снять возможные отпечтки н рукоятке и лезвии.

– Вы выпишете свидетельский блнк? – спросил его один из лборнтов.

– Д, – ответил он кртко.

Он вытщил три или четыре блнк из зднего крмн брюк, вынул один из перевязнной резинкой пчки, положил остльные обртно, снял колпчок с ручки и нчл писть.

Автомтически он перевернул блнк и н обртной стороне зполнил строчки необходимой информцией.

Он привязл ярлык к ручке нож в том месте, где он соединялсь с острием. Зтем, держ нож з привязнный к нему ярлык, подошел к лборнту, который делл рисунок тел и его местоположение.

– Можете взять его с собой, – скзл Крелл.

– Спсибо, – лборнт принял нож из его рук и отнес его в мшину, стоящую одним боком н трве, другим н дорожке, которя опоясывл прк. Прибыл «Скоря помощь», и снитры ждли, когд все кончт рботу, и они смогут отвезти тело в морг н вскрытие. Хейз, нходящийся где-то рядом н рсстоянии нескольких футов от того мест, где ожидли снитры, рсспршивл человек, зявившего, что видел все происшествие. Крелл без всякой определенной цели подошел ближе. Иногд ему кзлось, что вся эт официльня сумтох, которя нчинется, когд обнружен труп, преднзнчен для того, чтобы безболезненно свыкнуться с мыслью о существовнии нсильственной смерти. Служщие делли снимки, нброски, собирли лтентные отпечтки и все доступные свидетельские покзния, но все это были действия людей, которые н смом деле медлили, привыкя к мысли о трупе и необходимости иметь с ним дело.

– Когд это случилось? – спршивл Хейз свидетеля.

– Должно быть, полчс нзд, – скзл он. Это был худой стрик, его голубые глз слезились, из нос текло. Он все время вытирл его тыльной стороной руки, покрытой коркой слизи.

– А где вы сидели, мистер Колуци? – поинтересовлся Хейз.

– Прямо здесь, н этом высоком кмне. Я делл нбросок озер. Видите ли, я уже н пенсии, живу с дочерью и зятем н Гровер-веню, тут недлеко, через прк.

– Вы можете нм рсскзть, что произошло? – попросил Хейз.

Он зметил, что Крелл стоит рядом, и произнес:

– Стив, это мистер Колуци, – познкомьтесь. Детектив Крелл.

– Здрвствуйте, – приветливо произнес стрик и тут же спросил по-итльянски: – Вы итльянец?

– Д, – подтвердил Крелл.

– Кк хорошо, – улыбнувшись, продолжл стрик по-итльянски. – Я отвечю н вопросы вшего друг.

– Я не думю, что он понимет итльянский, – мягко остновил его Крелл. – Ты понимешь, Коттон?

– Нет, – ответил Хейз.

– Я ему говорил, что прихожу сюд кждое утро порисовть. Я сидел вон тм, когд подъехл мшин.

– Ккя, мистер Колуци? – поинтересовлся Крелл.

– "Кдиллк" с откидным верхом, – ответил Колуци без зпинки.

– А цвет?

– Голубой.

– Верх опущен?

– Нет.

– Вы случйно не зметили номер мшины?

– Зметил, – Колуци вытер нос тыльной стороной руки и скзл: – Я зписл его в своем льбоме.

– Вы очень нблюдтельный человек, мистер Колуци, – похвлил Хейз, приподняв в восторге брови.

Колуци пожл плечми и опять вытер нос рукой.

– Ведь не кждый день доводится видеть, кк человек зклывют до смерти.

Было видно, что для него это было нстоящее рзвлечение, которое доствляло ему удовольствие. Ему было лет шестьдесят семь – шестьдесят восемь, худой стрик с все еще мускулистыми, жилистыми, но слегк трясущимися рукми. Стрик, которого выпустили погулять и который кждый день приходил в прк рисовть. В это утро, которое нчлось кк обычно, в его жизнь вошло что-то новое. Он нблюдл з озером и рисовл ту его чсть, которя был рядом с доком, где в беспорядке н воде кчлись гребные лодки, кк вдруг к крю извилистой дорожки подъехл «кдиллк», и произошло убийство. И стрик, которого никто не зметил н его высоком влуне, откуд он хорошо видел и озеро и место убийств, был весь нсторожен, нблюдтелен и скор. Он зкричл убийце и потом зписл номер мшины, когд он отъезжл. Впервые з многие годы, он почувствовл себя снов нужным, полезным, и он рдовлся этому, с удовольствием рзговривл с этими двумя людьми, которые восхищлись живостью его ум и которые рзговривли с ним, кк с рвным, кк мужчины с мужчиной, не с ребенком, которого ндо кждое утро выпускть н солнышко погулять.

– Тк ккие были номер, мистер Колуци? – повторил вопрос Крелл.

Колуци открыл свой льбом для рисовния. Он рисовл углем и половину стрницы знимл изящный нбросок лодок в доке. В углу стрницы, тоже углем, он зписл: IS-7146. Крелл зметил, что семерк был перечеркнут, кк ее обычно пишут н континенте. Он все это про себя отметил, списывя номер в собственный блокнот.

– Не могли бы вы нм точно скзть, что здесь произошло, мистер Колуци?

– Подъехл мшин. Вот сюд, – Колуци покзл место н тротуре. – Я зметил ее срзу же, потому что срзу стло очень шумно: звизжли шины, хлопнул дверь, человек подбежл прямо к этому второму, который сидел н скмейке. Тот срзу же встл, пытясь бежть, но тот, который приехл в мшине, бегл быстрее. Он схвтил его з руку, рзвернул к себе, потом вскинул првую руку, снчл я решил, что он его избивет првой рукой, потом понял, что убивет. Я вскочил, зкричл, он рзвернулся, взглянул н меня и побежл к мшине. Мне покзлось, что он испуглся. Не думю, что он оствил бы свой нож в груди человек, если бы не был нпугн.

– А вы не боитесь, мистер Колуци?

– Я, чего мне бояться?

– Не боитесь говорить нм обо всем этом? Не боитесь преследовния?

– Ккого?

– Вендетты не боитесь? – спросил Крелл по-итльянски.

– Чего мне бояться? Подумешь, вендетт?! Велик вжность?! Я стрик, что мне до их вендетты. Что они мне могут сделть? Убить? Если это смое худшее, что со мной может случиться, я не против.

– Мы ценим вшу помощь, мистер Колуци!

– Я тк понимю: человек должен иметь прво пойти погулять в прк, посидеть н скмейке, если ему это хочется. Никто не имеет прв убивть его, когд он сидит, отдыхет и никому не мешет.

– Большое вм спсибо, – опять поблгодрил Крелл.

– Не стоит, – ответил стрик. Вернувшись н свое место, он снов принялся рисовть гребные лодки н озере.

* * *

Зрение у стрик, несмотря н его шестьдесят семь лет, было отличное.

Звонок в Трнспортное бюро подтвердил, что голубой «кдиллк» с откидным верхом, номером IS-7146 приндлежит некоему мистеру Фрэнку Дюм, проживющему н Фэрвью, 1137, в Айсоле. «IS» н номере мшины подтверждл првильность дрес влдельц. Крелл поблгодрил служщего бюро, повернулся к Хейзу и скзл:

– Все слишком просто. Чертовски легко и просто!

Хейз пожл плечми и зметил:

– Мы ведь его еще не взяли.

Они зпросили свободную мшину и отпрвились в центр, н Фэрвью-стрит. Крелл думл о том, что н следующий день ему предстоит выводить линейный нряд, это знчит вствть н чс рньше, чтобы быть н месте вовремя, Хейз – о том, что в понедельник он обязн двть покзния в суде по делу о крже со взломом. Окн в мшине были открыты, их стрый «бьюик» с новыми шинми был оснщен рцией. В свое время это был отличня мшин, но Крелл рзмышлял о том, что в случе преследовния ей не угнться з современными супермоделями, Фэрвью-стрит был зпружен нродом, люди вышли н улицу просто поболтть друг с другом или подышть свежим воздухом. Они поствили мшину, у обочины нпротив дом 1137 и нпрвились к нему. Люди, сидящие н прдном крыльце, срзу поняли, что приехл полиция. Хотя и мшин не был полицейской и н них были обычные деловые костюмы, рубшки и глстуки, но люди н крыльце многоквртирного дом узнли бы в них полицейских, дже если бы н них были шорты и джинсы. У полицейского есть свой особый, отличительный зпх. Если вы долго живете в рйоне, где много полицейских, вы этот зпх всегд рспознете. Вы привыкете бояться этого зпх, ведь полицейский не предскзуем. Сегодня, он вм поможет, звтр н вс же и обрушится. Люди, сидящие н крыльце, нблюдли, кк дв незнкомц, Крелл и Хейз, взбирются по ступенькм, входят в вестибюль. Крыльцо срзу же опустело. Стоящие тм дв молодых человек тут же решили, что им не мешет сходить в кондитерскую поесть сливок. Стрик из соседнего дом ндумл подняться н крышу и взглянуть н своих голубей. Струшк с первого этж собрл свое вязнье, взял склдной стульчик и ушл смотреть дневную прогрмму телевидения. Появление полицейских всегд ознчет неприятности, уже о детективх и говорить нечего, от них беды не оберешься.

Крелл и Хейз понимли, конечно, что происходит з их спиной, они внимтельно осмотрели все почтовые ящики и обнружили, что Фрэнк Дюм жил в квртире 44. Через вестибюль они вышли к лестнице, поднялись по ступенькм. Они прошли мимо мленькой девочки, которя специльным ключом прикручивл роликовые коньки.

– Здрвствуйте, – приветствовл он их.

– Здрвствуй! – ответил Крелл.

– Вы ко мне? – спросил он.

– А где ты живешь?

– В двдцть первой квртире.

– Нет, ты уж извини, – скзл Крелл и улыбнулся.

– Я думл, что вы пришли нсчет стрховки, – пояснил он и снов знялсь конькми.

Н площдке третьего этж они вытщили револьверы. Квртир сорок четыре помещлсь в середине холл. Они молч подошли к двери, минуту стояли, прислушивлись, зтем встли по обе ее стороны. Крелл кивнул, и Хейз, весь подобрвшись, решительно пнул ногой дверь.

Он едв успел убрть ногу, кк из квртиры рздлись громкие выстрелы, из двери полетели щепки.

Глв 15

Хейз бросился н пол при первом выстреле в тот момент, когд н деревянной двери от выстрел обрзовлсь дырк. Пуля просвистел у него нд головой, когд он плшмя лежл н полу, рикошетом отскочил от стены з его спиной и под кким-то немыслимым углом устремилсь вниз в холл, когд рздлся следующий выстрел. Опять дерево треснуло и Крелл съежился, тк кк пуля просвистел по узкому проходу в нескольких дюймх от его лиц, от того мест, где он стоял слев от двери, крепко прижв к груди револьвер, втянув голову в плечи. Хейз, леж н полу, пытлся еще продвинуться впрво от двери, когд рздлся третий выстрел. Потом, почти срзу же, один з другим последовли еще четыре, пули отклывли куски дерев от двери, отсккивли в покрытый трещинми потолок нд головой. Он нсчитл семь выстрелов, брбн револьвер, нверное, опустел, если тот, кто сидел в квртире, стрелял из револьвер сорок пятого клибр. Нступил пуз. Вполне возможно, что он перезряжл оружие, может быть, у него было другое оружие, с девятью зрядми, или «Хэрингтон и Ричрдсон» двдцть дв, у которого было столько же зрядов, или... Не было времени перебирть другие вринты. Быть может, и перезряжет или просто выжидет, может быть, у него дв пистолет, вдруг – вдруг он сейчс вылезет через окно. Крелл вобрл воздух в легкие, отполз к противоположной стене, прижлся к ней, уперся ступнями ног в дверной змок.

Дверь рспхнулсь и по инерции увлекл з собой Креллу под грд пуль, летевших из окн. Хейз срзу же последовл з ним. Они об бросились плшмя н изношенный линолеум комнты, стреляя по окну, в котором н ккое-то мгновение покзлся и срзу же исчез силуэт мужчины. Они вскочили и подбежли к окну, Крелл н минуту высунул голову, но тут же отпрянул нзд, где-то нд его головой пролетел пуля, и отбитый кусок кирпич удрил его по щеке.

– Он нпрвляется н крышу! – зкричл он нпрнику, не оборчивясь, тк кк и без того знл, что Хейз срзу же побежит нверх по лестнице, см он взберется н крышу по пожрной в погоне з преступником. Он перезрядил револьвер из птронтш, болтвшегося н поясе, шгнул к пожрной лестнице и выстрелил в человек, нходящегося нд ним двумя этжми выше. Взбирясь по обитым железом ступеням, человек нверху больше не стрелял. Вместо этого, поднимясь вверх, он нчл сбрсывть вниз все, что попдлось ему н ступенях: цветочные горшки, железки, детский игрушечный грузовик, стрый потрепнный чемодн – все это грохотло вокруг Креллы, пок он пробирлся вверх. Огневой шквл прекртился, когд человек добрлся до крыши. Прозвучли и откликнулись эхом в тихом весеннем воздухе три выстрел. Это Хейз появился н крыше.

К тому времени, кк Крелл присоединился к нему, он одним прыжком перемхнул н крышу соседнего здния и исчез из вид.

– Он сбежл, пок я перезряжл револьвер, – пояснил Хейз.

Крелл коротко кивнул и зсунул в кобуру свой револьвер.

* * *

Когд они добрлись до учстк, Мейер уже ждл их с днными н Фрэнк Дюм.

– У него нет судимости, по крйней мере, в ншем городе, я жду, что скжут федерльные службы.

– Плохо, – произнес Крелл. – Все это похоже н рботу профессионл.

– Может быть, он и есть профессионл.

– Но ты же только что скзл, что его нет в кртотеке.

– Откуд нм знть, кк его нстоящее имя?

– Мшин был зрегистрировн...

– Я еще рз связлся с Трнспортным бюро, – пояснил Мейер, – они скзли, что мшин был зрегистрировн всего лишь в прошлом месяце. Он мог воспользовться вымышленным...

– А кк же водительские прв?

– С кких это пор воры беспокоятся о првх?!

– Воры – смые осторожные водители в мире, – возрзил Крелл.

– Я проверил по телефонному спрвочнику. Тм дются телефоны шести Фрэнков Дюм. Держу при, что он выбрл это имя нугд из спрвочник.

– Вполне возможно.

– Стоит проверить, – нстивл Мейер.

Он ткже сообщил им о результтх нблюдений Энди Пркер з тиром и о том, что вечером, в семь чсов, ему пондобится пять человек для облвы, соствлен список, в нем – фмилии Хейз и Креллы.

– Мы собиремся здесь в шесть тридцть, – объявил он.

– А я плнировл в шесть уйти домой, – посетовл Крелл.

– Хорошие плны никогд не сбывются, – пожлел его Мейер.

– Д уж, – протянул Крелл и поскреб зтылок. – Кк ты думешь, Коттон? Может быть, нм вернуться н Фэрвью и поговорить с домовлделицей или с кем-нибудь еще?

– Нверняк, он знет, кто рендует ту квртиру, – соглсился Хейз.

– А вы обедли? – поинтересовлся Мейер.

– Нет еще.

– Поешьте снчл. Дел подождут.

Они пообедли в столовой рядом с учстком. Крелл думл о том, не скжут ли что-нибудь определенное в лбортории об этом ноже-клинке. Он не мог понять, почему убийц в прке действовл ножом, тогд кк в его рспоряжении был по крйней мере один револьвер.

– Ты думешь, он видел нс, когд мы поднимлись по лестнице? – спросил Крелл.

– Должно быть, д. Помнишь, кк все, кто были н крыльце, слиняли. Нужно быть идиотом, чтобы не догдться, что мы полицейские.

– Эт булочк зчерствел. А твоя кк?

– Вполне съедобня. Возьми половину!

– Д нет, ешь см.

– Я же все рвно всю не съем.

– Спсибо. – Крелл отрезл половинку булочки Хейз и нчл ее жевть. – Тк-то лучше, – промолвил он и взглянул н чсы. – Нм пор двигться. Он-то о нс уже знет, мы можем спрвиться хотя бы о том, действительно ли его нстоящее имя Дюм.

– Дй попить чй, – проворчл Хейз.

Хозяйк дом 1137 н Фэрвью-стрит не испытывл восторг при виде полицейских и не скрывл этого.

– Вечно здесь полицейские. Я сыт ими, – пожловлсь он.

– Это очень плохо, мдм, но мы вынуждены здть вм несколько вопросов.

– Вы всегд снчл стреляете, потом здете вопросы, – скзл он сердито.

– Мдм, человек из сорок четвертой квртиры первым открыл стрельбу, – объяснил Хейз.

– Это вш версия.

– А вы знете, кто он?

– Кто будет возмещть ущерб з...

– Во всяком случе, не мы, – отрезл Хейз. – Кк его фмилия?

– Джон Доу.

– И все, мдм?

– Тк его зовут, под этой фмилией он снял квртиру.

– И двно он здесь живет?

– Дв месяц.

– Он плтил ренту нличными или выписывл чек?

– Нличными.

– А вы не подозревли, что Джон Доу его не нстоящее имя? Тем более, что н его почтовом ящике имя Фрэнк Дюм.

– Я ведь не полицейский. Мое дело сдвть квртиры тому, кто сюд приходит, не подозревть. Он уплтил з месяц вперед, не поднимл шум ни из-з увеличения квртплты, ни из-з четырех доллров з телевизионную нтенну, тк что с ккой стти мне его подозревть? Мне все рвно, кк его тм зовут, Джон Доу или Джон Рокфеллер, если он ккуртно плтит з квртиру и не причиняет неприятностей.

– Но он ведь причинил вм неприятности?!

– Это вы причинили мне неприятности, – возрзил хозяйк дом, – это вы пришли сюд и подняли стрельбу в холле. Вы рзве не знли, что в то время, кк вы стреляли, н ступенькх сидел мленькя девочк? Об этом вы знли?

– Мленькя девочк, мдм, был н втором этже, – пояснил Крелл, – и потом, мы не предвидели стрельбы.

– Тогд вы не знете полицейских тк, кк зню их я. Всегд нчинется стрельб, когд появляется полицейский.

– Нм бы хотелось обыскть квртиру этого мистер Доу.

– Тогд принесите ордер н обыск.

– Ну что вы, мдм, – пробовл увещевть ее Хейз, – вы же не зствите нс снов тщиться в город. Верно?

– А меня это не ксется. Если вы хотите обыскть квртиру, предъявите ордер. Все по зкону.

– Ну вы, конечно, знете, что вши контейнеры для мусор все еще стоят н пешеходной дорожке. Знете? – нчл тку Крелл.

– Ну?

– Д, вши мусорные контейнеры. А вы должны были их убрть к полудню. Сейчс уже половин второго.

– Я их сейчс же уберу, – промямлил хозяйк. – Проклятые грузовики, только-только к полудню и появились здесь.

– Очень неудчно, – гнул свое Крелл, – но если вы их сейчс уберете, ничего не изменится. Нлицо судебно нкзуемый проступок. Вы же знете, что з это полгется большой штрф.

– Послушйте! Вы же пытетесь меня шнтжировть?!

– Совершенно верно! – уточнил Хейз. – Ведь н смом деле вы не хотите, чтобы мы отпрвились снов в город з ордером н обыск?

– Фроны, – презрительно пробормотл он и повернулсь к ним спиной. – Идите, проводите обыск. Д смотрите не укрдите ничего тм в квртире.

– Постремся, – пообещл Крелл, – но это не легко.

Они стли поднимться по ступеням н четвертый этж. Т же смя девочк сидел н площдке второго этж, все еще пытясь прилдить свои роликовые коньки.

– Привет, – скзл он.

– Привет, – ответил Крелл.

– Вы ко мне?

– Квртир двдцть один? – вспомнил Крелл.

– Д.

– Нет, уж прости, пожлуйст.

– Я думл, что вы стрховые генты, – скзл девочк и снов знялсь своими конькми.

Когд они добрлись до площдки четвертого этж, дверь сорок четвертой квртиры не был зперт, после того кк Крелл вышиб ее, он остлсь приоткрытой, и через щель темный коридор прорезл полос яркого солнечного свет.

Молодя женщин быстро обернулсь к ним от тулетного столик, где он искл что-то в ящикх. Ей было лет восемндцть, в волосх – бигуди, н лице – никкой косметики, н плечх поверх пижмы нкинут розовый хлт.

– Эй, привет, – скзл Крелл.

У нее лицо вытянулось, кк будто ей было всего-нвсего год четыре и ее зстли з знятием, которое строго зпрещли родители.

– Вы полицейские. А?

– Совершенно верно, – подтвердил Хейз. – А что вы здесь делете, мисс?

– Смотрю, только и всего.

– Все рзглядывешь. А? – поинтересовлся Крелл.

– Ну, в общем, д!

– И кк тебя зовут?

– Синтия.

– Синтия? А дльше?

– Я ничего не взял, мистер, – испуглсь Синтия. – Я просто зшл посмотреть, только и всего. Я здесь живу, дльше по коридору. Спросите кого угодно.

– А что ты хочешь, чтобы мы спросили?

– Живу ли я здесь, н этже.

Синтия пожл плечми. Лицо ее сморщилось и все более мрчнело, кк у мленькой девочки, готовой рсплкться от вопросов взрослых.

– Кк же все-тки твоя фмилия, Синтия?

– Рейли.

– Ну и что ты здесь делешь?

Синтия опять пожл плечми.

– Воруешь?

– Нет! – он почти кричл. – Нет! Клянусь богом, нет!

– Тогд что же?

– Смотрю.

– Ты знешь человек, который живет в этой квртире?

– Нет. Я его рз дв видел в холле и только.

– А кк его зовут?

– Тоже не зню. – Синтия, помолчв, скзл: – Я больн, у меня сильня простуд. Вот почему я тк одет. Я не смогл пойти н рботу, потому что у меня был сильный жр: сто шесть грдусов[3].

– Ну и решил немного прогуляться. Верно?

– Д. Верно. – Он улыбнулсь, потому что подумл: нконец-то детективы нчинют понимть, что он делет в чужой квртире, но детективы остлись суровы, и опять н ее лицо нбежл тень, и он помрчнел, готовя в любой момент рсплкться.

– И ты прямо сюд вошл. А?

– Только из любопытств.

– Что тебя зинтересовло?

– Стрельб. – Ее опять всю передернуло. – Вы что, собиретесь меня рестовть? Я ничего не брл. Я умру, если вы посдите меня в тюрьму. – Он помолчл, потом вдруг выплил: – И вообще у меня жр.

– Тогд иди и ложись в постель, – скзл Крелл.

– Вы рзрешете мне уйти?

– Иди, уходи отсюд.

– Спсибо. – Синтия нскоро поблгодрил и исчезл, пок они не передумли.

Крелл вздохнул.

– Ты хочешь зняться этой комнтой? Я зймусь второй.

– Хорошо, – соглсился Хейз.

Крелл пошел в соседнюю комнту. Хейз нчл осмтривть, что есть в тулетном столике, в котором шрил Синтия. Он рзглядывл содержимое второго ящик, когд услышл з дверью звук роликовых коньков. Он оторвлся от своего знятия в тот момент, когд девочк, которую они встретили н площдке второго этж, н конькх въехл в комнту.

– Привет! – скзл он.

– Привет, – ответил Хейз.

– Вы только что въехли?

– Нет.

– Знчит, куд-то переезжете?

– Нет.

– Тогд зчем же вы вынимете все вещи из ящик?

– Это не мои вещи.

– Тогд их нельзя трогть.

– Думю, действительно нельзя.

– А зчем же трогешь?

– Потому что пытюсь что-нибудь нйти.

– А что ты пытешься нйти?

– Пытюсь выяснить имя человек, который живет в этой квртире.

– А, – протянул мленькя девочк и поктилсь н своих конькх к другой стене комнты, зтем, вернувшись, спросил: – Ншел его имя в ящике?

– Пок нет.

– А ты думешь, оно тм?

– Может быть. Смотри, видишь?

– Вижу. Это – рубшк.

– Верно. Но я имею в виду воротник.

– А? Вот эти цифры?! – понял млышк. – Я уже умею считть до ст десяткми. Хочешь послушть?

– Кк-нибудь потом, – пообещл Хейз. – Вот эти цифры оствлены прчечной. Вот мы, возможно, и узнем его имя по номеру зкз в прчечной.

– Здорово, – откликнулсь девочк и потом срзу же скзл: – Десять, двдцть, тридцть, пятьдесят.

– Сорок, – попрвил ее Хейз.

– ...сорок, пятьдесят, шестьдесят, тридцть.

– Семьдесят.

– Уж лучше я нчну снчл – десять, двдцть.

Он змолчл, минуту внимтельно изучл Хейз, потом скзл:

– Ты ведь здесь не живешь. Верно?

– Не живу.

– А я снчл подумл, что ты здесь живешь. Что ты только что переехл... Я подумл, что, может быть, Пети выехл.

– Нет. – Хейз положил стопку рубшек обртно в ящик и полез в крмн з ярлыком.

– Зчем тебе нужн отметк прчечной, чтобы выяснить имя Пети?

– Потому что это единствення возможность узнть... Постой, что ты скзл, миля?

– Я не зню. А что я скзл?

– Что-то о... Пети.

– Ах, д. Пети.

– Это его имя?

– Чье?

– Ну человек, который здесь живет.

– Не зню. А что говорит рубшк?

– Рубшк – ерунд, миля. Если ты знешь его имя, ты сбережешь нм уйму времени.

– А ты шпик? – спросил девочк.

– Почему ты это спршивешь?

– А мой пп говорит, что шпик воняет.

– Пети – твой пп?

Девочк зсмеялсь.

– Пети! Моего ппу зовут Дейв. Дейв – мой пп.

– Ну хорошо. А Пети?

– А что Пети?

– Это его имя?

– Я думю. Если об этом говорится в рубшке, знчит это его имя.

– Пети, дльше кк?

– Что кк?

– Ну, его фмилия? Пети?

– Питер Пйпер подобрл перец, – вспомнил считлочку девочк и вес гло рссмеялсь. – А ты умеешь ктться н конькх?

– Д, миля. Ну, кк фмилия Пети?

– Не зню. У меня второе имя Джейн. И зовут меня Алис Джейн Горовец.

– А он тебе когд-нибудь нзывл свою фмилию?

– Не-е-т, – протянул девочк.

– А откуд ты узнл его первое имя?

– А он покзл мне, кк пользовться ключом для коньков.

– Ну, дльше?

– И все. Я сидел н ступенькх, коньки никк не открывлись. Он спусклся вниз и скзл: «Ну двй, Пеги тебе поможет». И помог.

– Спсибо, – поблгодрил девочку Хейз.

Он долго внимтельно смотрел н него, потом скзл:

– А все-тки ты шпик. Верно?

* * *

У всех шести сыщиков, встретившихся в тот вечер н учстке, не было нстроения устривть облву в тире. Крелл и Мейер мечтли быть дом с женми и детьми. Энди Пркер всю неделю пытлся попсть в кино, но вместо этого был все время знят нблюдением. Берт Клинг мечтл дочитть до конц книгу. Коттон Хейз хотел повидться с Кристин Мксвел. Лейтеннт Бернс обещл жене поехть вместе с ней в гости к ее кузине в Беттун. Кк бы тм ни было, все шестеро сошлись н учстке и Пркер кртко изложил им обстновку и суть дел, рсположение квртиры, з которой он вел нблюдение последние три недели.

– Тм нверху у них точно тир, – пояснил Пркер, – но мне кжется, вчер вечером произошло что-то необычное. Впервые з все время, что я тм, появился ккой-то прень с чемодном, ушел без него. Мне кжется, он привез большую пртию, тк что, если мы нкроем их сегодня вечером, мы можем зстукть их с поличным.

– Стоит попытться, – соглсился Бернс, – по крйней мере нкроем нескольких нркомнов.

– Которых к звтршнему дню опять выпустят, – съязвил Крелл.

– Все звисит от того, сколько их тм, – возрзил Хейз.

– Может быть, хоть когд-нибудь в этом городе будут нормльные зконы о нркотикх, – сокрушлся Крелл.

– Ндейся, – вствил Мейер.

– Лдно. Пошли, – скомндовл Бернс.

Они поехли в одной мшине, потому что хотели появиться все вместе, выйти из мшины и нгрянуть н квртиру прежде, чем беспроволочный телегрф оповестит всю округу о присутствии полицейских. Тк и было, они почти все првильно рссчитли. Кк только они подъехли к подъезду, человек, сидящий н крыльце, немедленно бросился в дом.

Пркер догнл его в коридоре и схвтил з шиворот в тот момент, когд он уже стучл в дверь н первом этже. Пркер, не колеблясь, резко удрил его рзок по основнию череп.

– Кто тм? – спросил голос з дверью.

– Я, – ответил Пркер, к этому времени остльные были уже в коридоре.

– Кто я? – повторил голос, и Пркер удрил ногой в дверь.

Стрельбы в этот вечер не было. Может быть, квртир и был полн нркомнов, когд Пркер нблюдл з ней в другие вечер, но в этот вечер они обнружили только толстого стрик в нижнем белье, толстую струху в домшнем хлте и молодого прня в тенниске и брюкх из хлопчтобумжной ткни. Все трое стояли з кухонным столом и знимлись героином. Тм его было н восемь миллионов фунтов. Они смешивли его с схром, преднзнчя весь товр для последующей проджи нркомнм здесь и дльше до смого Сн-Фрнциско. В тот момент, когд полиция ломл дверь, стрик в ящике стол искл револьвер. Но, увидев целую рмию вооруженных до зубов полицейских, не стл дже отстреливться.

– Не ожидл? – спросил его Пркер.

И стрик ответил:

– Чтоб ты сдох, вонючя ищейк!

Ну Пркер, конечно, врезл ему.

Они вернулись н учсток что-то около половины девятого. Вместе выпили кофе, и оттуд Коттон Хейз поехл прямо н окрину город к дому Кристин Мксвел.

Глв 16

Он любил нблюдть з тем, кк он рздевется. Он тогд говорил себе, что он всего лишь устлый бизнесмен, который не мог позволить себе н свою скудную зрплту купить билет в музыкльную комедию и вместо этого смотрит н Кристин Мксвел и предпочитет ее кордеблету хористок. Он ткже знл, что см он не просто «голос з кдром», в его рдости было что-то более личное. Вполне возможно, что он действительно очень устл и действительно был всего лишь бизнесменом, чей бизнес – преступление и нкзние. Но, сидя нпротив нее н дивне с боклом виски в больших рукх, голые ноги спокойно лежт н специльной подушке, он нблюдл, кк он снимет блузку, и в нем подымлось что-то большее, чем просто ожидние удовольствия. Он мечтл обнять обнженное тело, любить ее, но он был для него чем-то большим, чем просто пртнерш по постели, он сулил ему блженство, к ней он возврщлся в конце тяжелого и длинного дня, он всегд был счстлив с ней, он, в свою очередь, делл все, чтобы с ней он чувствовл себя нужным и желнным.

Теперь он звел руки з спину, чтобы рсстегнуть лифчик, высвободив свою полную грудь, отнесл его к стулу, н спинке которого уже висел ее блузк. Свернул лифчик пополм и положил н блузку, рсстегнул молнию н юбке и снял ее, сложил и положил н сиденье, сбросил с себя нижнюю юбку и положил н верхнюю. Снял черные лодочки н высоком кблучке, поствил рядом со стулом, зтем отстегнул резинки, стянул с ног чулки, тоже положил их н стул. В полумрке комнты он невольно улыбнулсь ему, снял трусики, бросил их н стул и, оствив н себе только пояс с резинкми, нпрвилсь к дивну, н котором он рстянулся, отдыхя.

– Сними его тоже, – попросил он.

– Нет. Я хочу и тебе хоть что-нибудь оствить.

– Зчем?

– Не зню. – Он усмехнулсь и поцеловл его в губы. – Мне не хочется, чтобы все было уж слишком легко. – И он опять поцеловл его. – Ну и что ты сегодня делл?

– Перестреливлся с убийцей, – ответил Хейз.

– Ну и взял его?

– Нет.

– А потом что?

– Вернулся, чтобы поговорить с хозяйкой дом.

– Помогло?

– Не очень. Хотя мленькя девочк нзвл нм его имя.

– Уже хорошо.

– Пети, – грустно скзл он. – Сколько, по-твоему, этих Пети у нс в городе?

– Подозревю, что миллион дв.

– У тебя сегодня ткие слдкие губы, – и он опять поцеловл ее.

– Мм-м.

– Кк рз перед приходом к тебе, мы устривли облву. Збрли целый чемодн, около сорок фунтов нркотиков н сумму что-то около двендцти миллионов.

– С собой не принес?

– Я не знл, что ты нркомнк, – пробормотл он.

– Я тйня нркомнк, – прошептл он ему н ухо. – Смой худшей рзновидности.

– Я зню. – Он помолчл, ухмыляясь. – У меня есть н рботе немного мрихуны. Я тебе принесу в следующий рз.

– Мрихун, – скзл Кристин, – это – для детей.

– Ты предпочитешь героин. А?

– Точно. – Он укусил его з ухо и добвил: – Может быть, у нс что-нибудь и получится. Ты ведь чсто учствуешь в тких облвх?

– Не очень. Обычно этим знимется отдел по борьбе с нркотикми.

– Но ты же достешь героин. Верно?

– Несомненно.

– Может быть, мы сможем открыть торговлю?

– Может быть. – Он поцеловл ее в шею и скзл: – Сними трусы.

– Я их уже снял.

– Ну тогд этот, кк его, пояс.

– Ты см сними.

Он притянул ее к себе, стл нщупывть рукми зстежки н тонкой ткни. Внезпно он нхмурился и спросил:

– Черт возьми?

– В чем дело?

– Я вспомнил.

– Что именно?

– Дже не зню, мне пришло в голову... Нелепо... Верно?

– Ты хочешь, чтобы я тебе помогл?

– Нет, я см могу. – И он опять нхмурился. – Смешно, я... Почему эт штук н тебе? Во всяком случе?..

– Что? – опять он ничего не понял.

– Послушй, кк же?.. – Он тряхнул головой. – Лдно. Не обрщй внимния, – произнес он и, рсстегнув пояс, бросил его через всю комнту н стул, но промхнулся.

– Ну, вот видишь, теперь он н полу, – упрекнул Кристин.

– Ты хочешь, чтобы я встл и поднял его?

– Нет. Пусть лежит.

Он поцеловл его, но губы его были плотно сжты, и он в темноте дотронулсь до его лиц и понял, что он хмурится, что оно кк мск.

– Что случилось? – испуглсь он.

– Должно быть, вспомнил того прня, Пети. Или кк его тм.

– Ну и что?

– Не зню. – Он все еще колеблся. – Что-то ткое... может быть, и не его. Хотя... что-то и вспомнил...

– Что-то... о чем?

– Точно не зню... Но что-то пришло н ум... потом ушло... что-то связнное с рботой, с убийством.

– Тогд, нверняк, это сегодняшний убийц. В которого ты стрелял.

– Нверняк, должно быть, тк оно и есть, но, – он отрицтельно покчл головой. – Черт возьми, мысль пришл и ускользнул... – Он прижл ее к себе, поцеловл в шею, провел рукой по бедру и внезпно рывком оттолкнул от себя, сел и скзл:

– Этот... этот...

– Что? Ты о чем? – спросил он.

– Что ты снимешь? – выплил он.

– Что? – не понял он.

– Ну, Кристин! – он уже сердился, рздрженный тем, что он срзу не понял, что он хотел скзть.

– Что именно?

– Снчл! Снчл, что ты снимешь первым!

– Когд? Что ты хочешь?

– Кто-нибудь носит трусы под поясом? Ну, другие женщины?

– Ну что ты! Кк можно?

– Тогд кк же, черт возьми?

– Ну, может быть... Если только...

– Если что?

– Если трусики очень короткие. Но все рвно, тк было бы очень неудобно, Коттон. Не понимю, зчем женщине это делть...

– Они этого и не делют?

– Что?

– Короче. Не делли. Черт возьми, пояс с резинкми был н стуле!

– Ккой пояс! О чем ты? Он же н полу, Коттон. Ты см бросил его туд несколько минут...

– Не твой! Ирэн! – крикнул он и внезпно поднялся с дивн.

– Чей?

– Ирэн Тейер! Ее пояс с резинкми был н стуле вместе со всей одеждой, но н ней были трусы, Кристин! Кк, черт возьми, ей удлось это сделть?

– Ты имеешь в виду то смоубийство? Которым ты знимлся в прошлом месяце?

– Смоубийство? Кк бы не тк! Кк он смогл бы снять пояс с резинкми, не сняв снчл трусов? Ты можешь мне скзть?

– Я... Я не зню, – скзл он неуверенно. – Может быть, рзделсь, потом... потом ей стло холодно или что-то еще, и он снов их одел. Првд же, он бы могл...

– Или кто-то другой одел их н нее! Кто не знл элементрных вещей о том, кк одевют и рздевют женщину!

Он окинул ее совершенно диким взглядом, утвердительно кивнул, кулком одной руки удрил в рскрытую лдонь другой и спросил:

– Где мои ботинки?

* * *

Очень много говорят о комплексе вины мерикнц. Еще больше говорят о пуритнском нследии и культуре, кк будто нрочно созднной для того, чтобы поощрять постоянное чувство тревоги и беспокойств. Хейзу не было известно, носил ли повсюду с собой средний мерикнец чувство вины кк кмень, в ту ночь он дже и не думл о среднем мерикнце, отпрвляясь н рест.

Он только знл, что виновный преступник – это мерикнец, который носит в себе чувство вины, кк носят кмень, и еще он знл, что у него нет шнс рскрыть это дело, которое уже влялось среди нерскрытых, если не сыгрть н комплексе вины. Возможно, можно было бы нйти сотни легких объяснений тому, почему Ирэн Тейер ншли мертвой в трусх, но без пояс с резинкми. Кристин срзу же, не здумывясь, предложил одно, умный убийц мог, вполне вероятно, предложить дюжину других, если его дже слегк поприжть. Поэтому Хейз отпрвился к дому в Риверхеде не для того, чтобы изложить првильную и тщтельно отрботнную процедуру рздевния женщины. Он пошел туд с ложью, большой, кк см дом, змыслив срзу же взять н «пушку», вызвть чувство вины. Он отпрвился в этот дом, чтобы рестовть, и весь его вид, и все его поведение укзывло н то, что ему известны все детли происшедшего, и он не стнет ничего слушть. Снчл он постучл по двери револьвером.

Ждл в темноте. Он решил ждть еще две минуты, потом выстрелом сбить змок с двери. Но ему не пришлось долго ждть. Он услышл звук приближющихся к двери шгов, вслед з этим дверь открылсь и Амос Брлоу спросил:

– Что вм угодно?

Хейз ткнул в него револьвером и скомндовл:

– Собирйтесь, мистер Брлоу. Все кончено!

– Что? – не понял тот. Н лице отрзилось полное недоумение. Широко открыв глз, он вглядывлся в Хейз.

– Вы слышли меня? Все кончено. Мы только что получили лборторные днные.

– Что? Ккие днные? О чем вы говорите?

– Я говорю об отпечткх пльцев н бокле, который вы вымыли и поствили н полку, в кухонный шкфчик, – солгл Хейз. – Я говорю об убийстве вшего собственного брт и Ирэн Тейер. А теперь берите свою проклятую шляпу, потому что день у меня был длинный и тяжелый, и я устл. И очень склонен прямо сейчс выстрелить и покончить с этим делом прямо здесь и срзу же.

Он, зстыв с револьвером в руке, ждл в темноте, сердце в его груди учщенно билось, потому что он не знл, кк будет регировть Брлоу н его блеф. Если бы он скзл, что не знет, о чем говорит Хейз, о кком тком бокле? О кком кухонном шкфчике? О кких отпечткх? Если бы он тк скзл, срзу бы стло ясно, что уже никогд не будет никкой возможности устновить првду в этом деле. Оно тк и сгниет среди нерскрытых.

Но очень тихо Брлоу произнес:

– Я думл, я его хорошо помыл.

– Помыл, – быстро откликнулся Хейз. – Но один отпечток н смом дне оствили.

Брлоу коротко кивнул и глубоко вздохнул.

– Я считл, что я все сделл очень тщтельно. Я очень ккуртно все тм убрл. – Он покчл головой. – И вы, вы уже двно все знете?

– Лбортория звлен рботой. Мы только сегодня получили днные.

– Потому что... я думл... Когд вы в прошлый рз искли здесь фильм, я тогд подумл, что уже все. Я думл, что после этого вы дело зкроете.

– А что вы все-тки сделли с фильмом?

– Я сжег его. Я понял, что взяв его, совершил ошибку. Я долго ждл случя избвиться от него. Но... но мне хотелось... сохрнить что-нибудь н пмять о Томми. Знете? Хотелось иметь что-нибудь, что могло мне нпоминть о нем. – Он опять покчл головой. – Я сжег его з дв дня до того, кк вы пришли искть его. Я думл, что все уже зкончилось и что вы зкрыли дело.

– Зчем вы это сделли, мистер Брлоу? Зчем вы их убили?

Брлоу, щуплый, кривобокий, с тростью в првой руке, минуту пристльно смотрел н него. И в этот момент Хейз очень пожлел его. Он смотрел н Брлоу, стоящего в дверях дом, который он купил вместе с бртом, и пытлся понять, что толкнуло его н убийство.

– Тк зчем же вы это сделли? – повторил он свой вопрос.

А Брлоу, вглядывясь в Хейз и смотря сквозь него и мимо него, вспоминя ту длекую прельскую ночь, просто скзл:

– Мне просто пришло в голову.

И Хейз ндел н него нручники.

– Мне просто удрило в голову. Вы должны понять, что у меня и в мыслях не было убивть их, когд я пошел н эту встречу. Я дже не знл о существовнии Ирэн Тейер, поэтому я не мог плнировть убийство. Вы должны это понять. В то утро Томми скзл мне, что у него для меня сюрприз, и он дл мне дрес, скзл, чтобы я пришел к нему в обеденный перерыв. Я кждый день хожу обедть в двендцть тридцть. Я сгорл от нетерпения, хотелось быстрее узнть, что это з сюрприз. Я едв дождлся обед в тот день.

В двендцть тридцть я спустился вниз, взял ткси и поехл по тому дресу, который он мне дл, Южня Пятя улиц, дом 1516, квртир 1"А". Я туд и отпрвился, поднялся нверх, позвонил, и Томми открыл дверь, н лице его был широкя улыбк – он всегд был удчливый счстливчик, смешливый. Он приглсил меня войти, провел в гостиную, и тм я увидел девушку. Ирэн. Ирэн Тейер.

Он взглянул н меня и скзл:

– Ирэн, познкомься с моим бртом. – А потом обртился ко мне, все тк же улыбясь: – Амос, это Ирэн Тейер.

И я протянул руку, чтобы с ней поздоровться, кк услышл его слов:

– Мы собиремся пожениться в следующем месяце.

Знете, я не мог поверить. Я ведь дже о ней ничего не слышл, и вот приглшет меня н ккую-то стрнную квртиру н Южной Пятой, знкомит меня с ней и сообщет, что собирется жениться в следующем месяце. А ведь он мне никогд дже и не нмекнул, что у него серьезные нмерения в отношении кого бы то ни было. Ведь я же его брт. Уж по крйней мере, мог бы зрнее предупредить.

У них... У них были две бутылки виски. Томми скзл, что купил их, чтобы отпрздновть. Он нлил всем немного, и мы выпили з предстоящую женитьбу. А я все время думл, почему он мне ничего не рсскзывл? Родному брту? Мы... мы были тк близки. Томми зботился обо мне, когд погибли родители. Он был мне вместо отц. Клянусь, мы действительно любили друг друг. По-нстоящему любили. И пок мы пили, я все время думл, почему он никогд ничего не говорил мне об этой Ирэн Тейер, они стли объяснять мне, что Ирэн был змужем, что он скоро уедет в Рено и, кк только он получит рзвод, Томми присоединится к ней. И они плнировли провести медовый месяц н Зпде. А Томми нмеревлся нйти тм рботу, в чем он не вполне был уверен, хотя и слышл, что в Клифорнии много возможностей. Он говорил, что мог бы попытть счстья в кинобизнесе. Он всегд игрл в кино с этим своим другом, с которым вместе рботли.

Тк мы сидели и выпивли и постепенно до меня дошло, что он не только собирется жениться н этой стрнной девушке, с которой я едв знком, но и плнирует уехть, и может быть, постоянно поселиться в Клифорнии, и это после того, кк мы только что купили дом. Мы не прожили в новом доме и год, он уже собирется из него уехть, жить в Клифорнии все время, где-то в другом конце стрны. Мне стло не по себе, я извинился и ушел в внную, испытывя тошноту, боль в желудке, и я осмотрел птечку, чтобы нйти соду или еще что-нибудь, чтобы снять боль, и тут я увидел снотворное, и именно тогд у меня созрел мысль.

Я не совсем в этом уверен, но полгю, что именно тогд. Я хочу скзть, что тогд я еще не знл, что пущу гз или сделю что-то тм еще. В то время я только знл одно:, я подложу снотворное в виски. Я подумл, что они умрут от этого, от большой дозы снотворного. Когд я вышел из внной комнты, в моем крмне лежл пузырек со снотворным. Томми снов нлил, и я вышел н кухню с боклми, чтобы нлить воды: мы рзбвляли виски водой и тогд же положил снотворное в их боклы, по две тблетки в кждый. Я считл, что этого количеств достточно, чтобы они зснули или бы дже умерли. Я и см не зню, что я считл. Во всяком случе, снотворное очень быстро подействовло. Я был рд этому, тк кк мой обеденный перерыв зкнчивлся, я никогд еще не опздывл з все время рботы в фирме «Андерсен и Леб»: ни утром, ни в обед – никогд. Они об зснули приблизительно минут через пятндцть, и я посмотрел н них и понял, что они всего лишь спят. И, нверное, именно тогд я понял, что мне придется убить их обоих, не зню почему, но я думю потому, что я не хотел, чтобы Томми женился н этой девушке и уезжл от меня в Клифорнию, нвсегд. Д, я полгю, что именно тогд я решил открыть гз.

Я перенес их в спльню, положил н кровть, потом увидел пишущую мшинку н столике рядом с кровтью. И я нпечтл зписку, положил ее н тулетный столик. Не зню, почему я непрвильно нписл слово «своим». Думю, потому, что не умею печтть, я взял зписку двумя пльцми, но в комнте нее было лстик, и я подумл, что блгодря ошибке, зписк выглядит естественнее, ну я и оствил все кк есть. Я снял чсы с Томми и положил их н зписку, чтобы не слетел со столик. И тут мне пришл мысль рздеть их. Думю, мне хотелось, чтобы все было похоже н любовное гнездышко, кк будто они только зкончили знимться любовью, прежде чем включили гз.

Тк что я снял с них всю одежду и сложил ее н стульях. Я стрлся сделть все, чтобы выглядело тк, будто они сми ее сняли и сложили. Зтем я прошелся по квртире и стер все следы, со всех мест, до которых я дотргивлся. Но я не мог вспомнить, до чего я дотргивлся, до чего нет, тк что я вытирл все подряд носовым плтком. Протиря вещи в гостиной, я увидел фильм. Н футляре стояло имя Томми, и я вспомнил, что кк-то встречлся с его другом и что они вместе снимли фильм. Поэтому я и положил пленку в крмн пльто.

Зтем я отнес бутылки с виски в спльню, открыл вторую, чтобы выглядело тк, будто они много пили, и дже пролил чсть н половик, чтобы создть впечтление, что они много выпили, прежде чем включили гз. Но я все еще его не включл, хотя мысль эт все время у меня был. Я знл, что я это сделю, но пок не делл. Я смотрел н них, и мне стновилось не по себе. Я все время думл о них тм, н кровти, когд мыл боклы в кухне. Я вымыл и вытер все три и оствил дв в рковине, чтобы подумли, что они были одни и пили вдвоем. И я поствил третий бокл нзд в кухонный шкфчик, где были все остльные. Я считл, что я их все хорошо вытер. Но, очевидно, в вшей лбортории есть способ выяснить все, глупо с моей стороны было думть, что они этого не увидят, имея в своем рспоряжении микроскопы и все остльное. Все время, пок я мыл боклы, я думл о них, лежщих н кровти, и меня стло беспокоить, что их нйдут совсем голыми, хотя я и хотел, чтобы все было похоже н любовь. Поэтому я вернулся в спльню, и снов ндел н них нижнее белье. Н Томми и н девушку. Я бы ндел н нее и – лифчик, но... я... не знл, кк это сделть. Тк что... я сделл, что смог. Зтем я постоял в дверях и минуту рзглядывл комнту, чтобы убедиться, что все было похоже н любовь. И решив, что похоже, отпрвился в кухню, включил гз и ушел из квртиры.

* * *

Когд стеногрфистк предствил отпечтнную н мшинке исповедь, Амос Брлоу, подписв ее, вышел из комнты в сопровождении птрульного, который отвел его вниз в кмеру, где он должен был провести ночь до следующего утр. Они нблюдли, кк он, хромя, выходил из комнты, слышли стук его трости по железным ступенькм, ведущим н первый этж, и не испытывли ни торжеств, ни чувств удовлетворенности.

– Вы, ребят, нверное, хотите кофе? – спросил Мисколо, появляясь в дверях кнцелярии.

– Нет, спсибо, мне не ндо, – откзлся Крелл.

– А ты, Коттон, может быть, выпьешь чю?

– Спсибо, Альф, нет.

Все молчли. Чсы н стене покзывли без десяти чс. З окном нчлся легкий утренний дождичек. Крелл тяжело вздохнул и ндел пиджк.

– Я кк рз сидел и думл, сколько людей совершют убийств под влиянием минуты, и все им сходит с рук.

– Много, – откликнулся Хейз.

Крелл снов вздохнул.

– А у тебя есть бртья, Коттон?

– Нет.

– И у меня нет. Кк можно убить родного брт?

– Он не хотел его терять.

– Но он потерял его, – возрзил Крелл и снов вздохнул. – Пойдем, я куплю тебе пив. Хочешь?

– Хорошо, – соглсился Хейз.

Они вместе пошли по коридору. У дверей кнцелярии об остновились попрощться с Мисколо. Когд они спусклись по железным ступеням лестницы н первый этж, Крелл спросил:

– Ты когд звтр придешь?

– Порньше, – ответил Хейз.

– Попытемся рзузнть о Пети?

Он все еще висит н нс, знешь?

– Зню. Во всяком случе, Берт думет, что нпл н след. Может быть, что-то рзузнем. Придется потртить н это все утро. Хорошя мысль – прийти порньше.

– Может быть, нплевть н пиво. А?

– Я с удовольствием, если ты не возржешь, – соглсился Крелл.

К тому времени, кк они вышли н улицу, шел уже сильный дождь.