/ / Language: Русский / Genre:sf / Series: Свобода

Земля свободы

Энн Маккефри

Еще недавно Кристин Бьорнсен была студенткой колледжа в родном Денвере, штат Техас, но все изменилось, когда Земля подверглась нападению из космоса. Как и миллионы людей, Крис попала в рабство. Потом — побег, пять месяцев в джунглях планеты Бареви, поимка, тюрьма и никакой надежды на лучшее. Или еще не все потеряно?

Энн Маккефри

Земля свободы

Глава 1

Неужели лето на планете Бареви длится круглый год? Кристин Бьорнсен пробыла здесь уже девять месяцев, и за все это время температура практически не менялась. Четыре месяца Кристин держали в рабстве в единственном, судя по всему, городе планеты, а остальные пять она наслаждалась свободой, правда, весьма относительной — в джунглях. Из города Кристин сбежала на украденном флиттере.

Ее туника без рукавов была сделана из цельного куска прочного материала, но вряд ли она могла защитить Кристин от холодов. Эта одежда — неприлично глубокий вырез, юбка едва прикрывает бедра — очень походила на коротенькое платьице, что красовалось на девушке тем весенним утром, когда корабли каттени обрушились на Денвер. Денвер стал одним из пятидесяти городов, разбросанных по всему миру, которые захватчики выбрали для демонстрации своей силы. Секунду назад Кристин шла в колледж — а в следующее мгновение очутилась среди тысяч ошеломленных и перепуганных денверцев, заталкиваемых вверх по трапу в огромный космический корабль. Рядом с такой махиной «Куин Элизабет» показалась бы игрушечной шлюпкой!

В черной утробе корабля пленников усыпили газом без запаха, и проснулись они уже в загонах для рабов на Бареви, где их собирались продать.

Крис выбросила косточку от горугруши в ближайшие заросли багряных колючек. Из кустарника тотчас посыпался дождь крошечных шипов. Девушка засмеялась. Можно поспорить, что на перевооружение молодым побегам понадобится меньше пяти минут. Старым кустам, как уже успела выяснить Крис, требовалось больше времени.

Она рассеянно потянулась за следующей горугрушей — ничто со старой доброй Терры не могло сравниться с ними по вкусу. Крис жадно впилась в крепкую красноватую мякоть, и густой сок потек по подбородку, капая на загорелую грудь. Девушка смахнула капли и одернула тунику. Наряд хорош для загорания, но что, если наступит зима? И не пора ли заняться сбором орехов и сушением горугруш? Крис сморщила нос, глядя на полусъеденный фрукт. Весьма вкусно, однако диета из одних горугруш заставляла задуматься и о других жизненно необходимых продуктах. Наблюдая за животными, девушка составила некоторое мнение о том, что можно есть. Курс по основам выживания еще не стерся из ее памяти, и она провела несколько тестов. Пища, поедаемая наземными животными, вызвала у Крис сильные раздражительные реакции, зато крылатые твари навели ее на дополнительные источники съестного. На кухне «хозяина» девушке приказывали покупать совсем другие продукты, но вряд ли дорогие фрукты и овощи росли в джунглях. Зато в реке водились маленькие рыбки с желтой чешуей: источник белка и одновременно хорошая тренировка.

Тут внимание Крис привлек низкий гул. Она встала, балансируя на ветке дерева, раздвинула листья и вгляделась в безоблачное небо. На западе виднелись две из многочисленных лун Бареви. А под ними ныряли и пикировали точки, сверкавшие в солнечных лучах.

— Мальчики затеяли очередную охоту, — пробормотала Крис и, улыбаясь, откинулась на ствол, чтобы насладиться зрелищем.

В джунглях водились по-настоящему гигантские, свирепые твари, от которых девушка, словно настоящий Тарзан, спасалась на деревьях и лианах. Пришлось изрядно попотеть, но с помощью инструментов из флиттера Крис проложила между деревьями подвесные мосты из лиан, ведущие в ее любимые места сбора пищи, а также к реке. Все пути бегства пролегали по воздуху.

До того как ей удалось «отлучиться без спросу», Крис не просто занималась домашним хозяйством. Она неплохо выучила язык бареви — смесь слов из шести-семи языков, на которых говорили рабы. На этом языке «хозяева» отдавали приказы. Крис собрала некоторую информацию о каттени, захвативших Землю. Во-первых, сами они прилетели на Бареви с какой-то тяжелой планеты, находящейся ближе к центру Галактики. Каттени были наемниками-исследователями, состоящими на службе у огромной федерации. Бареви они колонизировали недавно, хранили там награбленные богатства и в результате превратили планету в увеселительный центр для команд своих громадных космических кораблей. Проведя столько лет в невесомости космоса и на планетах с меньшей силой тяжести, захватчики не захотели возвращаться домой в мрачный, давящий мир. За время своего короткого рабства Крис не раз слышала, как каттени хвастались, что умрут в любой точке Галактики, но только не на Каттене. Глядя на их «развлечения», легко было поверить, что каттени действительно заканчивали жизнь молодыми и далеко от Каттена.

Здоровенные хищники бродили по нетронутым равнинам и джунглям Бареви, и каттени считали, что нет лучшей забавы, чем встретиться один на один с динозавроподобным монстром, причем имея при себе только копье. Правда, так захватчики развлекались лишь в тех случаях, когда не ссорились друг с другом по поводу выдуманных обид и оскорблений. Двое друзей Крис, тоже рабы, были затоптаны во время очередной бессмысленной потасовки «хозяев».

За время пребывания в долине Крис стала свидетелем шести схваток между динозаврами и каттени. Привыкшие к большой силе тяжести на своей родной планете, здесь захватчики совершали поистине невероятные маневры. Шансы несчастных тварей были меньше, чем у быков на корриде, и Крис всего однажды видела, как жертве удалось слегка зацепить охотника.

Флиттеры приблизились, и девушка вдруг поняла, что это не похоже на обычное развлечение. Во-первых, одна точка значительно опережала остальные. И, судя по вспышкам, отстающие стреляли в «лидера»!

Жертва и охотники достигли долины, где пряталась Крис. Внезапно из хвоста преследуемого флиттера вырвалось облако черного дыма. Нос машины задрался, потом флиттер крутануло на одном месте — и он спикировал. Полет закончился ударом о нагромождение валунов на берегу реки, совсем рядом с убежищем девушки.

Затем Крис увидела, как кто-то на четвереньках ползет от разбитого вдребезги флиттера. От изумления она перестала дышать — с трудом верилось, что даже каттени может выжить в такой катастрофе. Широко раскрыв глаза, девушка наблюдала, как пилот пытается встать на ноги, затем, спотыкаясь, бредет от валуна к валуну, чтобы убраться подальше от дымящихся обломков.

Вспышка ошеломляюще яркого пламени — и прогремел взрыв, Свист разлетающихся осколков был слышен даже в убежище Крис. Безмозглые заросли колючек, через которые она недавно пробиралась, выбросили в ответ тысячи своих ядовитых шипов.

Клубы дыма скрыли спасшегося человека. Другие флиттеры добрались до места крушения и теперь кружили над ним, словно рой гигантских злобных пчел, снижаясь, ныряя туда-сюда в попытках что-нибудь различить.

Полуденный ветерок разогнал черные облака, и Крис снова увидела человека, который, пошатываясь, удалялся от разбитого флиттера. Он еще раз споткнулся, упал и больше не шевелился. В небесах гигантские пчелы продолжали, злобно жужжа, кружить в дыму. Возможно, они спорили, погибла ли их жертва.

«Как правило, каттени не охотятся друг на друга, — подумала Крис, с изумлением обнаружив, что спускается со своего насеста. — Да, они грызутся, как ирландцы, но преследовать своего так далеко за городом? Что он натворил?»

Катастрофа произошла слишком далеко, чтобы различить черты пострадавшего. Он мог оказаться сбежавшим рабом, совсем как Крис, и если и не человеком, то представителем одной из порабощенных рас, живших на Бареви. Тот, у кого достало мужества угнать флиттер, не заслуживал смерти от хлыстов каттени.

Крис спустилась по склону, держась подальше от многочисленных зарослей колючек, заполонивших местные леса. Иногда она воображала, что колючки охраняют горугруши, ведь эти растения встречались только вместе.

На краю отвесного обрыва Крис отыскала лиану, которую привязала сюда специально для быстрого спуска. Оказавшись на берегу реки, девушка добралась до плоских камней, лежавших за широкой заводью под маленькими водопадами. По камням Крис перешла на другой берег, спустилась в ущелье, пересекла еще одну заросшую колючками поляну — и оказалась прямо над тем местом, где в последний раз видела человека из флиттера.

Прижимаясь к бурым скалам, цветом почти не отличимым от ее собственной кожи, девушка добралась до неподвижного тела. Она едва не наступила на него в клочьях черного дыма, принесенного ветром.

Наклонившись, чтобы осмотреть пострадавшего, Крис узнала изорванную униформу, когда-то серую с желтым.

— Каттени! — яростно вскрикнула она.

Презрительно поддев плечо пилота ногой, девушка попыталась перевернуть его. Тщетно! С тем же успехом можно было пытаться перевернуть один из валунов у реки. Крис опустилась на колени и повернула голову каттени, дернув за густые сине-серые волосы. Может, он мертв?

Вспыхнувшая было надежда тут же погасла. Каттени дышал. Ссадина на виске, скорее всего, и являлась причиной его бессознательного состояния.

Для каттени пилот оказался почти хорош собой. Лица большинства захватчиков грубы и тупы, но этот обладал прямым аристократическим носом, хотя такой носище показался бы большим даже слону. Рот раненого был широкий, хорошо очерченный. А «хозяин» Крис имел толстые, выпяченные губы. Девушка знала, что многие каттени пристрастились к сексуальным забавам с земными женщинами.

Внезапно внимание Крис привлекло шипящее щелканье со стороны места катастрофы. Чертовы идиоты стреляли по горящим обломкам!.. Девушка снова посмотрела на бесчувственного мужчину, гадая, что же он мог натворить, чтобы заслужить такую ненависть. Преследователи явно жаждали заполучить его, причем мертвым.

Шквальный огонь стер в порошок остатки флиттера, пожар погас. Ветер разносил от обломков пепел и едкую вонь.

Раненый зашевелился и даже попытался привстать, потом со стоном опустился на землю. Крис увидела, что флиттеры кружат над плато ниже места крушения.

Небось хотят скрыться с места преступления!

Крис сказала себе, что совершенно нелогично помогать каттени хотя бы потому, что поблизости находятся другие представители его расы. Тем не менее она решила уничтожить любые знаки, которые могли бы помочь преследователям. Сначала шел голый камень. А там, где начиналась грязь, все следы скрывал толстый слой пепла. В конце концов, это было в интересах Крис: если каттени начнут искать свою жертву, они могут наткнуться и на нее.

Когда она вернулась, пилот уже стоял на ногах, тяжелые руки плетьми свешивались по бокам. Он тщетно щурился и моргал. Крис попробовала вести его за руку, но это оказалось все равно что пытаться заста-, вить гору идти.

— Давай, Магомет, — мягко понукала девушка. — Пойдем, ты же хороший мальчик Пойдем к реке, окунемся. Холодная вода мигом приведет тебя в чувство.

Послышались отдаленные голоса, и Крис нервно подпрыгнула. Господи, каттени уже поднялись на скалу! Она совсем забыла, что они удивительно быстро двигаются на планете с меньшей силой тяжести.

— Они приближаются. Иди за мной, — сказала девушка на языке бареви.

Раненый снова застонал и потряс головой. Он повернулся к Крис, растерянно щуря желтые глаза. Ей так и не удалось привыкнуть к желтым зрачкам с черными радужками.

— Сюда! Быстро!

Крис потянула каттени за собой. Если он не сдвинется с места, придется его бросить. Добрым самаритянам на Бареви не место.

Крис дернула раненого за руку, и тот, похоже, наконец-то решился. Наклонившись вперед, каттени сжал ее плечо, словно тисками. Так, все еще опережая преследователей, они добрались до берега реки. И только тут Крис поняла, что полубессознательный человек вряд ли осилит переправу из камней.

Судя по раздающимся сзади крикам, другие каттени прочесывали скалы. Снова вцепившись в раненого, девушка потащила его к подножию водопадов.

— Если ты не умеешь плавать, это чертовски плохо, — сказала она мрачно.

Бросив руку каттени, Крис отошла назад и, разбежавшись, столкнула его в воду. Затем нырнула сама прямо рядом с ним и, увидев, что раненый тонет, схватила его за густые волосы. Слава богу, в воде даже массивным каттени можно было управлять. Приложив всю свою силу и умение пловца, Крис подняла голову «Магомета» на поверхность и смогла удержать там за подбородок.

По счастливой случайности, они вынырнули между дугой водопада и скалой, и теперь водяная завеса скрывала их от преследователей. Как раз в тот момент, когда каттени начал вырываться из захвата Крис, на пустоши рядом с водоемом показались пятеро охотников. «Магомет» моментально насторожился и, прекратив сопротивляться, тихо барахтался рядом с девушкой.

Каттени спорили друг с другом, и, судя по всему, каждый отдавал спутникам собственные приказы.

Не отводя глаз от компании на берегу, «Магомет» вывернулся из рук Крис. Девушка и раненый старались как можно меньше шевелиться, хотя водопады и скрыли бы волны от их движений.

После яростного спора один из каттени перемахнул через широкий водоем фантастическим, на взгляд Крис, прыжком. Затем он и второй охотник двинулись вниз по течению, внимательно осматривая оба берега и время от времени безо всяких усилий перепрыгивая через булыжники размером с добрый катер. Трое других преследователей, не прекращая перебранку, направились туда, откуда пришли.

Как показалось Крис, минула целая вечность и она успела промерзнуть до самых костей, прежде чем беглец коснулся ее плеча и кивнул в сторону берега. Когда девушка поняла, что он собирается вернуться, она настойчиво затрясла головой, показывая в другую сторону.

— Безопасно! Туда! — Крис попыталась перекричать шум водопадов. Раненый нахмурился. — У меня там флиттер, в нем можно спрятаться.

Она показала пальцем направление — и, ошеломленно осознав собственные слова, уставилась на каттени.

— О господи!..

Беглец изумленно поднял брови, и в течение какого-то момента Крис отчаянно надеялась, что он не понял ее. Но, конечно же, он понял, и в полумраке желтые глаза блеснули новым интересом.

«Он похож на огромного льва», — подумала девушка и чуть не задохнулась от страха.

— Ты помогла каттени, — сказал раненый глубоким, рокочущим голосом на языке бареви. — За это ты не должна страдать.

Крис совсем не была уверена в правдивости его утверждения. Попытавшись выбраться из реки, она поняла, что ничего не чувствует от холода и усталости. А каттени, напротив, легко выпрыгнул из воды. Он посмотрел вниз, на тщетные попытки Крис вылезти на берег, и раздраженно нахмурился. Затем без видимых усилий схватил девушку за плечо своими длинными пальцами и просто выдернул ее из воды. Крис едва не упала, и каттени поддержал ее.

Дрожа, девушка посмотрела на него. Боже, он был огромен — самый высокий каттени из всех, что ей встречались до сих пор. От отца-шведа Крис унаследовала высокий рост — пять футов десять дюймов — и смотрела на большинство захватчиков сверху вниз. Но на этого каттени ей пришлось смотреть снизу вверх. А его плечи! Они шире, чем ковш грейдера.

— Где флиттер? — отрывисто спросил каттени.

Крис показана направление, злясь, что так беспрекословно повинуется ему и что не может заставить зубы не стучать, а тело не дрожать, Девушка непроизвольно вскрикнула от боли, и раненый ослабил хватку.

— Через колючки поведу я, — сказала Крис. И дерзко добавила: — Или, быть может, шкуре каттени колючки нипочем?

К ее удивлению, он усмехнулся в ответ:

— Возможно, тебе повезло, что это не так.

Отворачиваясь, Крис поняла, что никогда раньше не видела улыбающегося каттени. Она заметила, что беглец осторожно ступает точно по ее следам. Хорошо, что у него не больше желания беспокоить заросли с их ужасными крохотными шипами, чем у нее самой.

Они преодолели уже половину пути к спрятанному флиттеру, когда услышали в отдалении громкие голоса каттени.

«Магомет» остановился и наполовину припал к земле, инстинктивно изогнувшись так, чтобы не коснуться ближайших зарослей. Он прислушался, и, хотя Крис не могла разобрать слова преследователей, каттени, очевидно, понял их. Безрадостная усмешка изогнула его губы, а в глазах блеснул огонек, испугавший Крис.

— Похоже, они идут сюда. Быстрее! — произнес он тихим голосом.

Крис припустила рысью — петлявшая тропа не позволяла двигаться быстрее. Когда они добрались до лощины перед густыми зарослями, девушка остановилась.

— Где? Ты заблудилась? — спросил каттени.

— За этими кустами. Смотри. И когда я скажу бежать, беги!

Он скептически наблюдал, как она собирает маленькие камешки. Тщательно прицелившись, Крис швырнула целую горсть широким жестом слева направо, считая выбросившие шипы кусты, чтобы убедиться, что они все потревожены. На всякий случай девушка бросила еще одну горсть камешков. Ни один куст не шелохнулся.

— Беги!

Реакция беглеца была такой молниеносной, что он наполовину пересек открытое место, когда она только добралась до буквы «г». Крис рванулась за каттени.

— У нас есть пять минут, прежде чем они перевооружатся.

Что-то похожее на уважение промелькнуло на лице пилота. Крис нетерпеливо дернула его за руку и начала прокладывать путь среди зарослей, продвигаясь по своему обычному маршруту. Кода они преодолели последний поворот и каттени увидел флиттер, нос которого покоился в ветвях колючих зарослей, беглец издал что-то похожее на смешок.

Крис распахнула дверцу флиттера и царским жестом пригласила его внутрь. Каттени сразу направился к панели управления и повернул главный переключатель.

— Полбака топлива, — пробормотал он и с любопытством изучил остальные показатели.

Посмотрел вверх, на прозрачную крышу, замаскированную переплетенными ветками с листьями, потом на кровать, которую Крис соорудила для себя на полу, на посуду, сделанную из деталей, найденных девушкой в отсеках флиттера.

— Так, значит, это ты угнала личный транспорт командира, — проговорил каттени, пристально глядя на Крис.

Крис вскинула голову.

— По крайней мере, я посадила его целиком, а не по кусочкам!

В ответ на это он отрывисто усмехнулся.

— В кусты?

— Так и было задумано!

— Ты этого нового вида?

— Я с Земли! — высокомерно ответила Крис, но, конвульсивно вздрогнув, испортила впечатление.

— Тонкокожий вид, — заметил каттени.

Он посмотрел на ее грудь, заметил беспорядок в одежде и медленно провел пальцем по плечу Крис. Его прикосновение оказалось неожиданно легким, словно перышко.

— Мягкая, — рассеянно проговорил он. — Я еще не пробовал женщин с Земли…

— И с меня не начнешь! — выдохнула Крис, отпрыгивая как можно дальше, насколько позволяла тесная кабина флиттера.

Смущение на лице каттени сменилось раздражением.

— Начну, если захочу.

— Я спасла тебе жизнь!

— Поэтому я и собираюсь соответственно вознаградить тебя.

— Изнасиловав?

Крис нащупала и схватила тяжелый металлический инструмент. Конечно, вряд ли такая «зубочистка» причинит каттени вред, но сдаваться без боя она не собиралась. Любовник-каттени ей нужен в самую последнюю очередь.

— Изнасиловав тебя?

На его изумление было забавно смотреть.

— Неужели ты считаешь, что женщины с Земли падают в счастливый обморок от одной только перспективы, чтобы их поимели такие, как ты? — спросила Крис тихим, угрожающим голосом и поудобнее перехватила инструмент.

— Пока ни одна не жаловалась…

Внезапно каттени замолчал и пригнулся. Снаружи донеслась грубая ругань. В следующий момент одна его ручища закрыла рот Крис, а другой он прижал ее к себе, словно муху к липкой бумаге. Инструмент безвольно повис в руке девушки. Никто из них не подумал закрыть дверь флиттера, и звуки, с которыми кусты выбрасывали свои шипы, были отлично слышны внутри. За ними последовали громкие недовольные восклицания и новые проклятия. Крис могла видеть только лицо катгени и его левый глаз, пляшущий со злобной радостью.

Резкий голос отдал грубую команду, и даже Крис поняла, что ее можно приблизительно перевести как; «Убираемся отсюда! Здесь никто не проходил».

«Магомет» слегка подвинулся и, глядя девушке в глаза, убрал руку от ее рта. Этот жест можно было частично расценить как вызов. Крис в ответ посмотрела на каттени. Он прекрасно знал, что она потеряет гораздо больше, если закричит.

Они стояли так, пока звуки диких джунглей вновь не заполнили заросли вокруг флиттера. Затем каттени отпустил Крис и вновь огляделся.

— Эта машина исчезла пять месяцев назад. Почему ты до сих пор одна? Или поблизости есть кто-нибудь еще?

Он выглянул в наполовину закрытое окно, всмотрелся в заросли.

— Здесь только я. — Крис так и не выпустила металлический инструмент и сейчас лихорадочно размышляла, сможет ли она ударить настолько сильно, чтобы каттени лишился сознания. — Почему те, другие, так хотят тебя схватить?

— А! — Раненый беспечно пожал плечами. — Тактическая ошибка. Мне пришлось убить их главного. Он оскорбил эмасси. — Наконец-то Крис разобрала это странное слово. — Я был один, поэтому предпочел сбежать.

— «Тот, кто дрался и сбежал, в день другой ответ держал?»

— На следующий день, — рассеянно поправил каттени.

— На следующий день?

— Точно. По Закону каттени ссора может длиться только до того же часа следующего дня. Мне надо всего лишь отсидеться.

— И они не будут поджидать тебя?

Он яростно потряс головой.

— Это против Закона! Иначе мы, каттени, очень быстро истребили бы друг друга.

— Ты действительно хочешь сказать, что если они не найдут тебя до завтрашнего полудня, то будут вынуждены сдаться?

Каттени кивнул.

— Несмотря на то, что ты убил их лидера?

Он явно удивился.

— Схватка была честная!

— А я и не подозревала, что вы, каттени, умеете драться честно!

— Однако мы умеем, — с недоумением ответил он. Затем его лицо прояснилось, и каттени ухмыльнулся. — Ты хочешь сказать, что с нашей стороны было нечестно захватить вашу планет)?

— Именно!

Каттени уселся в кресло пилота, удобно расположив мускулистые руки на подлокотниках. Негодование Крис явно забавляло его.

— На вашей планете нет систем обороны. Было до умиления приятно вас захватывать.

— Ты, судя по всему, специалист в этом деле?

— В очень прибыльном деле, поверь мне. Чем ты питаешься? — спросил он, и Крис услышала совершенно неуместный звук, доносящийся из живота «Магомета».

Внезапно она осознала, что желудки каттени тоже могут бурчать от голода. Как ни странно, эта мысль немного успокоила девушку.

— В лесу много съедобных растений, а еще я ловлю рыбу в реке.

— Неужели?

— Я принадлежу к Изобретательному виду, — сказала она. — С пропитанием у меня нет никаких проблем.

Каттени уважительно наклонил голову.

— У тебя есть какие-нибудь запасы?

Крис не рискнула приближаться к каттени на расстояние вытянутой руки, поэтому просто кивнула. На панели управления позади раненого стояла корзина.

— Здесь горугруши и корни какого-то белого растения, которые вполне съедобны.

Каттени повернулся, и Крис увидела, что он сморщил нос и вздохнул.

— Такая пища, — заметила она, — конечно, недостойна каттени, привыкшего к лучшим яствам Галактики, но она хотя бы утихомирит твой желудок. Иначе он может выдать нас.

В отличие от некоторых каттени, он не стал запихивать в рот целую горугрушу. Потом взял в другую руку корешок, чей сладкий вкус напоминал морковь, и по очереди аккуратно откусывал то от одного, то от другого. Прикончив горугрушу, каттени повернулся к Крис и поднял брови в молчаливом вопросе.

— Спасибо, я как раз ела, когда увидела воздушный бой.

— Воздушный бой?

— Земной термин, означающий сражение истребителей в воздухе.

— Истребителей?

— А еще мы летали в космос, — гордо сообщила девушка и задумалась, запустило ли САК[1] хоть один из своих аппаратов, когда каттени вторглись в космическое пространство Земли.

— Ах да, конечно! Примитивные машинки. Правда, пилотируемые храбрыми бойцами.

Сердце Крис упало. В последнее время ответы очень часто оказывались совсем не теми, что ей хотелось услышать. Один из рабов, захваченных в Чикаго, рассказывал, что в корабли каттени были выпущены ракеты «земля—воздух». Но главы государств не спешили занимать оборонительную позицию, не зная, кто или что вторглось в атмосферу Земли. Они слишком долго медлили. Этот парень, Билл, слушал новости на своем «Уокмэне»,[2] пока его не загнали в корабль каттени. Из разговоров пленники выяснили, что не все крупные города подверглись налету и разграблению — ровно столько, чтобы земляне осознали превосходство захватчиков. Не слишком хорошее утешение для тех, кого захватили, но вполне достаточное, чтобы сохранить чувство собственного достоинства.

— Большинство из ваших кораблей мы разоружили и посадили, — продолжал «Магомет». — Они неповоротливы, хотя, судя по всем признакам, ваша техника двигалась в правильном направлении.

— Спасибо.

Он вопросительно поднял брови.

— За что?

— Такая похвала для примитивных дикарей!

Каттени откинулся назад и громко захохотал.

— Тише! Тебя услышат! Ты ржешь, как осел!

— А ты разговариваешь, как настоящая каттени!

— Это следует расценивать как комплимент?

— Можно и так.

В его желтых глазах мерцали искорки смеха, которых Крис никогда не видела у других каттени.

— Ты не похож на других.

— На каких других?

— На других каттени, которых я встречала.

— Конечно, нет. Я — эмасси, — со сдержанной гордостью заметил он.

— И что же это такое?

— Высокое звание. — Небрежно махнув испачканными соком пальцами в сторону города, из которого сбежала Крис, он низвел остальных каттени до уровня подчиненных. — Я приказываю, они повинуются, — добавил он, чтобы внести окончательную ясность.

— А эти, пытавшиеся убить тебя? Повиновались?

— Они исполняли последнюю волю своего главного. — Каттени пожал плечами и беспечно улыбнулся. — Он хотел, чтобы я заплатил за его смерть… Неважно. К завтрашнему полудню все вернется на свои места. А теперь…

Когда он начал подниматься, Крис поняла, что медлить больше нельзя.

Сжимая обеими руками металлический инструмент, она, точно заправский каратист, прыгнула на каттени и со всей силы ударила его по голове. Тот со стоном упал на пол.

Неужели мертв? Напуганная тем, что смогла отнять жизнь, пусть даже у надменного врага, Крис опустилась на колени рядом с бесчувственным телом и ощупала его шею. Из раны на голове хлестала кровь. Раз у него есть кровь, то должны быть и вены; он похож на большинство гуманоидов, значит, есть и пульс на шее. Пульс действительно был! Не слабое трепетание, как ожидала Крис, а размеренное, сильное биение под ищущими пальцами. Руки девушки быстро стали липкими от крови, по-прежнему текущей из раны.

Так не пойдет, подумала Крис. Мерзкие мелкие насекомые прилетят на запах крови — и во флиттере станет невозможно находиться.

Для начала девушка перевязала рану впитывающей материей, которую нашла в одном из отсеков флиттера. Затем тщательно смыла остатки крови с лица каттени и протерла сероватую кожу соком горугруши, чтобы отбить запах. Этой маленькой уловке она научилась на своем собственном печальном опыте.

Когда каттени упал, одна из его массивных ног зацепилась за кресло. Крис решила, что у нее нет повода унижать достоинство любого другого живого существа, если она сама так возражала против унижения своего собственного. Девушка обладала сильно развитым чувством справедливости. Она могла ударить, чтобы защитить себя, но теперь ей казалось, что следует устроить недавнего врага как можно удобнее. Как долго он будет оставаться без сознания? И что сделает с ней, когда очнется? Надо будет процитировать ему основной Закон каттени. Правда, скорее всего, он не распространяется на рабов или не-каттени.

Девушка облазала флиттер в поисках чего-нибудь, чем можно было бы связать раненого, и обнаружила моток крепкой веревки, но для огромного, сильного каттени этого было явно недостаточно. Лучше бы подошли цепи, которых, конечно, не нашлось.

Крис села в кресло пилота и еще раз обдумала сложившееся положение. День был утомительный. И он почти закончился. Ну хорошо, а что, если вернуть его туда, откуда он явился? С наступлением темноты поток флиттеров, возвращающихся в город, заметно возрастает, и, скорее всего, похищенную машину никто не засечет — через пять-то месяцев! А как долго каттени разыскивают беглецов? Двадцать четыре часа? Каттени эмасси — возможно, но беглых рабов — маловероятно. Если кто-нибудь вообще заметил ее исчезновение.

Крис включила панель управления, проверяя, действительно ли бак с топливом наполовину полон.

Она не помнила, сколько было на датчике, когда украла флиттер, но маленькие летательные аппараты, судя по их широкому распространению, представляли собой весьма экономное средство перемещения.

Крис знала координаты города — отсюда до него было два часа лету. И, конечно же, ей хватит горючего, чтобы вернуться обратно! В любом случае от «Магомета» надо избавиться. Она отвезет его в пригород, там бесчувственное тело — не такая уж большая редкость. Конечно, не туда, где в грязи и нищете живут рабы и прихлебатели. Но в городе множество площадей, на которых каттени устраивают тренировки и собрания. Крис была на одном или двух вместе с поваром, который считал, что такие зрелища способствуют поддержанию дисциплины. Ей хватило единственного взгляда на запоротого до смерти преступника, чтобы желание убраться от такой дисциплины как можно дальше вспыхнуло с новой силой.

Крис действительно крупно повезло с посадкой, совершенно незапланированной, хотя она и уверяла «Магомета» в обратном. Крис не смотрела на альтиметр и не заметила, что равнина вокруг города сменилась холмами. Она ощутила, как что-то проскребло по брюху флиттера, запаниковала и спикировала. В результате, прежде чем Крис смогла исправить свою ошибку, машина оказалась в самой гуще колючих зарослей, и потревоженные злобные кусты обстреливали ее шипами со всех сторон. Впрочем, это оказалось очень кстати. Крис непоколебимо верила, что все происходит к лучшему — только не всегда успеваешь дожить до этого. Запустив двигатель, Крис вывела флиттер из скрывавших его зарослей.

Она направила флиттер к юго-западу, но сначала записала координаты своего убежища. Возвращаться придется днем, иначе ей ни за что не найти эти заросли. Примятые ветки уже успели расправиться.

Огни города служили лучшим указателем, чем навигационные приборы. По колеблющейся стрелке одного из них Крис догадалась, что это компас. Наверняка во флиттере был и автопилот, однако пока она не знала, как его включить. Каждый день, сопровождая повара в поездках на рынок, девушка наблюдала за ним и запомнила основные принципы управления. А потом, увидев однажды командирский флиттер, не удержалась от соблазна. Подобно Оскару Уайльду, Крис могла противостоять всему, кроме искушения. Очень ей пригодилось знание английской литературы! Здесь она смогла выжить только благодаря навыкам, полученным на дополнительных занятиях вроде ориентирования и карате. А мать так смеялась над ней!

Крис посмотрела на «Магомета», тот не шевелился. Кровотечение прекратилось.

«Ночью этот город даже красив», — подумала девушка. Прожектора освещали некоторые из наиболее необычных строений. Конечно, если не смотреть на огромные, угрожающие здания, в которых разместились Штаб-квартиры каттени. Они высились в центре города Бареви, как одномачтовые суда. Казалось, город полон света, хотя, быть может, лишь из-за того, что Крис находилась в темноте за его пределами.

А вот пригороды были освещены весьма скудно, и она поняла это, когда попыталась найти место для посадки. Крис решила лететь, пока не заметит площадь для собраний. Их обычно окружали невысокие деревья, дававшие тень для зрителей. Там будет достаточно пространства для приземления. Как ни странно, очень мало флиттеров направлялось в город параллельным курсом. Зато наблюдалось огромное количество больших военных флиттеров, разлетавшихся из Штаба.

Что-то происходит, осознала Крис, наконец приземлившись и открыв дверь кабины. Снаружи доносился грозный шум. Конечно, далекие звуки часто кажутся более пугающими, чем есть на самом деле. Просто надо поторопиться и свалить отсюда как можно быстрее.

Крис достала найденную во флиттере веревку и обвязала ее вокруг ноги Магомета. Затем из другого конца веревки сделала петлю вокруг приземистого ствола ближайшего дерева. Ей удалось справиться с ногами каттени, а вот зад его застрял в дверном проеме.

Девушка была так поглощена пропихиванием и вытягиванием бесчувственного тела, что не заметила, как приблизился шум. И свет. Даже на темной площади стало светлее. Посмотрев вниз, на аллеи, ведущие к месту собраний, она увидела огни. Факелы? И ропот, действительно устрашающий. Что творится в городе Бареви?

Звук заставил Крис удвоить усилия. Туловище Магомета, должно быть, весило не меньше полутонны, потому что она не могла даже сдвинуть его с места. А шум определенно двигался в ее направлении, как и поток флиттеров. Чертыхаясь, напрягая все свои силы, упираясь ногами в кресло пилота, девушка снова и снова пыталась сдвинуть «Магомета».

Шум и свет ворвались на дальнюю часть площади для собраний. Лучше запихнуть каттени обратно и исчезнуть!

Крис сняла с ног пленника веревку и уже начала затаскивать их обратно во флиттер, когда услышала низкий рокот тяжелого летающего аппарата. Поток воздуха пронесся над ее головой. От напряжения девушка дышала часто и тяжело, поэтому не успела прикрыть нос и рот, почувствовав сладковатую знакомую вонь. Крис рухнула прямо на ноги своей жертвы, удивляясь, как она могла быть настолько глупа, чтобы рискнуть драгоценной свободой ради повелителя каттени!

Глава 2

Неописуемая вонь множества испуганных существ, свист плетки и вскрик вернули Крис к ее привычному ночному кошмару. Она лежала между двумя теплыми потными телами, ее щека прижималась к ледяному полу, а колени касались подбородка — неуклюжая и неудобная поза. Девушка задумалась о том, сколько она пробыла без сознания. Быть может, ей просто не хотелось понимать, что она находится в клетке каттени. Было темно, хотя и не так, как на транспортном корабле. Крис не знала, радоваться этому или огорчаться.

Девушка осторожно шевельнулась. Такое впечатление, что неприкрытые руки, ноги и лицо сплошь покрывали синяки и царапины. Холодная стена немного смягчала боль в зудящей щеке.

Как только глаза Крис привыкли к полумраку, она заметила какое-то движение. Комната с низким потолком вмещала огромное количество различных созданий, и девушка не могла даже прикинуть размеры помещения, но потом увидела две двери, а за ними — свет. Пленников гнали к этим выходам.

Снова засвистели плети каттени, соседи Крис начали подниматься и выстраиваться в шеренгу, следуя примеру других. Стараясь дышать неглубоко, чтобы не чувствовать окружающей вони, Крис с радостью присоединилась к ним.

Кто-то справа застонал от боли. Девушка увидела существо женского пола, дески, такую хрупкую, что, казалось, легчайшее прикосновение непременно что-нибудь ей сломает. Должно быть, они гораздо выносливей, чем выглядят, подумала Крис, иначе им бы ни за что не перенести столь жестокого обращения.

Поблизости свистнула плетка, и Крис пригнулась. Иногда высокий рост только мешает. Зато ей удалось поднять и удержать на ногах шатающуюся дески.

«Замашки доброго самаритянина тоже мешают жить. Я не могу помочь всем!.. Поэтому помогаю тем, кому могу».

Девушка положила обе руки на тоненькие, как спички, плечи дески, чтобы поддерживать ее на пути от стены туда, куда их гнали, — к дверям.

Итак, ее — и «Магомета» — поймал патруль каттени. Ну, скорее всего, его-то здесь нет. Вряд ли солдаты могли принять «Магомета» за одного из рабов, которых они усыпляли газом. Да, Крис, как всегда, безошибочно рассчитала время — и в результате вернулась к тому, с чего начала. То есть, конечно, не совсем, но разница столь незначительна, что о ней можно было даже не упоминать. С другой стороны, если удалось сбежать один раз — значит, удастся и во второй. Главное — не падать духом!

Они приблизились к выходу, и Крис смогла разглядеть струи воды, заполнявшей соседнюю комнату. Один из массовых душей, которыми каттени отмывали пленников. Перед дверью возникла небольшая заминка — охрана срывала с рабов одежду. Девушка стиснула зубы. Некоторые аспекты этой процедуры вызывали дикое отвращение, но однажды, в лагере рабов, она уже справилась с собой — и осталась жива. А главное — снова вдохнула свежий воздух. Все лучше, чем зловоние, царившее за спиной.

Раздеть ее оказалось несложно. Каттени просто разрезал тунику Крис спереди, дернул и толкнул ее вперед, в горячие брызги. Вода била снизу, сверху и со всех сторон — и это было здорово. Пахла жидкость ненамного лучше, чем та комната, из которой пришла Крис, зато в ней явно присутствовали дезинфицирующие средства. Девушка быстро шла вперед, глядя прямо перед собой, чтобы ничего не разглядеть. От горячей воды поднимался туман, поэтому и так ничего не было видно, только зеленые, серые и других оттенков тусклые тени, бредущие сквозь клубы пара.

Затем они оказались в сушилке, под струями воздуха, почти невыносимо горячего для загрубевшей от дезинфекции кожи, зато на теле Крис не осталось ни капли воды. Небольшая заминка — и ей всучили узел, повелительным жестом приказав проходить дальше. Девушка быстро влезла в одежду. Она не имела ни малейшего понятия, как каттени определяли размеры, однако все подошло. Странные комки, заменявшие у каттени обувь, обернулись вокруг ступней и буквально через несколько мгновений приняли их форму. Очень удобно, когда надо подобрать обувь для огромного количества ног разных размеров и форм. Еще Крис досталось тонкое термоодеяло, которое она свернула и обязала вокруг левого плеча.

Одевшись, девушка присоединилась к шеренге, идущей через очередную дверь, за которой ей дали кружку и сверток толщиной сантиметров в восемь, размером с ладонь. Как и остальные, Крис спрятала сверток под одеяло. Затем ее увлекли в помещение, где волосатые пятнистые ругарианцы разливали по кружкам дымящуюся жидкость. А потом — слава богу! — она наконец-то оказалась на свежем воздухе, на огромной площади для собраний, огражденной силовым полем. Вдоль поля вышагивали каттени, то и дело взмахивая плетками, чтобы пленные не забывали, кто они и где находятся.

Заметив, что у стен по периметру расположились пришедшие первыми, Крис пробралась в центр — еще одно место, относительно недосягаемое для ударов плетей, — и принялась за суп. Он был горячий и жидкий — живот девушки радостно приветствовал оба этих качества, тем не менее суп являл собой очередной пример безвкусной пищи, предназначавшейся исключительно для заполнения желудка. Крис обратила внимание на то, что некоторые развернули свертки, в которых находились сухие пайки — такие обычно раздавали в кварталах рабов, Быстрота поглощения этих пайков свидетельствовала о нерегулярности питания многих пленников. Правда, Крис сильно подозревала, что если каттени дали им эти пайки на будущее, то лучше не трогать их как можно дольше. Каттени ничего не делали из милосердия — только из целесообразности.

Металлический лязг закрывшихся дверей пронесся над безмолвной толпой. Крис подумала о дальнейшем развитии событий. Мытье и пища обнадеживали. А вот разговоры в таких местах никогда не вселяли надежды. Девушка успела заметить представителей всех известных ей видов, которых она видела в городе Бареви. Сама она находилась в группе землян, но до сих пор никто не обменялся с ней даже словом. И все избегали смотреть друг другу в глаза.

Над пленниками опять засвистели плети. На сей раз их гнали к восьми проходам, через которые можно было попасть на трап. Однажды Крис уже видела такие трапы, и ее охватило мрачное предчувствие.

Низкий, испуганный ропот нарастал среди тех, кто уже шел по трапу; порой доносились отдельные крики ужаса, но повернуть назад никому не удавалось — проход был узким и огороженным. Каттени с шокерами подгоняли пленников. Шокеры били больнее, чем плети; с другой стороны, прикончить зазевавшегося легко могло и то и другое.

Перемещаясь вместе с потоком тел к трапу, Крис разглядела поверх голов темное помещение. Подойдя еще чуть ближе, она почувствовала едкую смесь запахов металла и горючего и поняла, что пленников сажают в какое-то транспортное средство, стоящее рядом с блоком обработки. Надо отдать должное каттени: они умели добиваться своей цели. Да, это вам не Волшебный мир Уолтера Диснея!

Мысли Крис прервал шокер, рассекший воздух прямо перед ее носом. Люк впереди закрылся. Трап, на котором стояла девушка, с мягким урчанием опустился на уровень ниже, и перед ней открылся новый люк Поднялся шокер, и Крис нырнула в корабль. Вместе с вошедшими через другие семь входов она быстро пробралась к дальней стене низкого отсека и, усевшись на пол, наконец-то получила возможность рассмотреть своих товарищей по несчастью.

Увидев примечательную фигуру «Магомета», влезающего в люк, девушка чуть не вскрикнула от изумления. Впрочем, времени удивляться почти не было. Не успела Крис устроиться поудобнее и поглубже засунуть в одеяло свой паек, как внезапно осознала, что ей очень тяжело держать глаза открытыми. Странная усталость охватила все тело. Оглядевшись, девушка поняла, что подобное творится не только с ней. Значит, в суп что-то подмешали. Некоторые пленники падали сразу около входа, другие отпихивали их в сторону. Кто-то ухитрялся проползти несколько футов в поисках свободного места.

«Опять все сначала», — только и успела подумать Крис.

* * *

Она очнулась. На теле, похоже, не было ни одного живого места. Болела голова, сильно пересохло в горле, тошнило от голода. И снова ее окружали теплые тела. Однако воздух был свежий, не зловонный, — и легкие девушки радовались этому.

Веки слиплись, и Крис с большим трудом смогла открыть глаза. Открывшаяся картина заставила ее снова быстро закрыть их и строго сказать себе, что пора прийти в чувство.

Крис лежала в поле, покрытом телами. И явно не на Бареви — на Бареви нет такого сиреневого неба.

Где-то справа шел ожесточенный спор. По крайней мере, до нее доносились громкие мужские голоса и странное хрюканье и ворчанье. Кроме того, Крис слышала тихие стоны и вздохи. Не одна она очнулась после этого проклятого супа.

Девушка с усилием приподнялась на локте, морщась от боли в одеревеневших мышцах. Моргая от попавшей в глаза пыли, Крис осторожно повернула голову в сторону разговора. Группа мужчин спорила о груде ящиков. Несколько фигур вскарабкались на них, и солнце сверкало на лезвиях ножей. На земле стояли преимущественно представители инопланетных видов: гоблиноподобные, приземистые турсы — они никогда не отличались сговорчивостью, а их язык скорее походил на хрюканье, — несколько волосатых ругарианцев и зеленокожих ильгинцев.

До сих пор Крис никогда не видела, чтобы рабам давали ножи. Так почему же это сделали сейчас? Чтобы заключенные перебили друг друга и победителям больше досталось? Не очень похоже на правду, даже учитывая нравы каттени. Вот только самих каттени вокруг не наблюдалось.

Крис села, обратив внимание, что большинство окружающих ее существ уже пришли в себя, но явно плохо представляли, что делать дальше. Она все еще не заметила ни одного каттени, даже «Магомета», хотя уж он-то должен быть здесь, ведь его тоже загнали на транспортное судно.

— У тебя всего две руки! — донеслось до девушки.

Потом эти слова повторили на языке бареви. Следующую фразу сопровождали соответствующие жесты:

— Ты взял целых три ножа. Хватит! Уходи! Исчезни! Отвали! Убирайся!

Последнее было сказано по-английски. Американцы! Крис улыбнулась, чувствуя дурацкую гордость за своего соотечественника. Она наблюдала за происходящим, пока кучка инопланетян не отошла от ящиков. Они поднялись на холм и скрылись из виду. Внезапно девушка обнаружила еще одну вещь. Не только небо было неправильным — таких деревьев она тоже никогда не видела. Будто совсем без листьев, только какие-то ершики для чистки бутылок, причем не совсем зеленые.

Увидев поблизости кучку людей, склонившихся над чем-то подозрительно похожим на ручей, девушка осознала, что ее мучает жажда. Люди зачерпывали кружками воду и торопливо пили. Тут Крис поняла, что пальцы левой руки мертвой хваткой сжимают кружку, в которой еще виднелись остатки супа с наркотиком.

Надо будет отмыть посудину, прежде чем делать хотя бы один глоток. И, кстати, не стоит сразу пить очень много. Хотя вроде бы никто из пьющих не выказывал признаков отравления. Наблюдать за ними становилось все невыносимее. Она должна промочить горло!

Крис с трудом поднялась, не выпуская кружки из рук, — и чуть не упала на лежащее рядом тело. В последний момент она успела подставить руку и опереться о выпирающее костлявое бедро.

— Прошу прощения, — машинально сказала Крис.

Никто не отозвался. На ощупь тело было холодным и застывшим. Девушка испуганно вгляделась в изможденное лицо с впалыми щеками. Дески — и, судя по открытому рту и безжизненным глазам, очередная жертва жестокой индустрии каттени.

— Бедняга! — пробормотала Крис, содрогнувшись, и поспешила к ручью.

Девушка шла кратчайшим путем, пока не обратила внимание, для чего некоторые люди используют воду. Тогда она свернула и взобралась на ближайший холм. Приблизившись к ручью, Крис увидела, что он вытекает из странных высоких зарослей, спускается по полю и исчезает за деревьями. По мере приближения к журчащему потоку ее ноги все увереннее ступали по земле.

Только жесточайший самоконтроль не дал Крис упасть на живот и погрузить лицо в живительную влагу. Вода была божественно прозрачна, она мягко струилась по камням. Такое дно быстро очистит поток от грязи. Кроме того, раз каттени высадили пленников рядом с водой, скорее всего, они предварительно сделали анализы. Никто из пьющих ниже по течению до сих пор не умер… хотя то, что они делали с водой… Тем не менее ручей перед Крис был все еще чист. Она присела на корточки и вымыла кружку, внеся свою лепту в загрязнение природы.

Набрав совсем немного воды, девушка смочила потрескавшиеся губы, затем прополоскала холодной свежей водой пересохший рот. Горло тоже требовало влаги. Крис, сделала маленький глоток, и вода тонкой струйкой просочилась в пищевод, а потом прохладно опустилась на дно желудка. Тело настаивало на продолжении. К этому моменту вкусовые сосочки ожили и пришли к выводу, что вкус воды намного превосходит все, что Крис доводилось пить дома в Филадельфии или в Колорадо. Превосходная, кристально чистая вода из горного родника.

Среди людей ниже по течению вспыхнула громкая ссора. Именно ссора, а не спор, потому что в стороны полетели кружки с водой. Несколько человек отделились от группы, отпивая из кружек и наблюдая. Крис тоже пила и смотрела. Она не собиралась присоединяться к какой бы то ни было компании, по крайней мере, до тех пор, пока не выяснит некоторые детали. Например, где они? Зачем они здесь? Следят ли за ними каттени? Что, помимо ножей, находится в ящиках? Крис намеревалась добыть хотя бы один нож Лучше два — и спрятать один в ботинке. Тот самый осмеянный курс выживания включал в себя уроки затачивания, использования и метания ножей. Кроме того, парни на ящиках были людьми!

Жажда немного утихла, и в животе у Крис забурчало. Она вытащила из одежды свой паек и аккуратно открыла его. Так вот почему им раздали пищу заранее! Чтобы они съели ее по прибытии! А вода прилагается. Крис не представляла себе, сколько еще придется обходиться без пищи, поэтому отломила треть плитки и аккуратно сгрызла ее, запивая водой из ручья. Закончив с едой, она почувствовала себя значительно лучше.

Девушка встала и осмотрелась с вновь вспыхнувшим интересом. Между рядами тел, напоминавших жертв катастрофы, передвигалось множество фигур. Поле площадью не меньше двух акров было заполнено различными существами.

Крис снова отхлебнула из кружки — воистину настоящая вода! — и начала пробираться к ящикам, осторожно огибая лежащие тела. Разглядев наконец эти ящики, она поняла, что вокруг них собралось довольно много людей — в основном земляне, причем среди них были женщины.

Это обнадеживало.

— Сторожите, парни? — осведомилась Крис, подойдя поближе и приветливо махнув рукой.

Она давно привыкла к реакции на ее высокую, стройную фигуру. Совсем не вредно быть блондинкой, к тому же достаточно привлекательной. Пока мужчины отпускали стандартные банальные шуточки и намеки, Крис улыбалась и пила из кружки, держась на безопасном расстоянии.

— Кто-нибудь представляет себе, где мы и что они с нами сделали? И что в ящиках? — спросила девушка.

Теперь она видела, что большинство контейнеров вскрыто и их содержимое исследовано. Крис заметила не только ножи, которых здесь, судя по всему, было великое множество.

— Ножи, топоры, — сказал один из мужчин. На вид ему было под сорок, и в его внушительной фигуре чувствовалась военная выправка. У него на поясе висело целых два ножа, а судя по тому, как вздувались на лодыжках его штаны, еще два он засунул в ботинки. Термоодеяло, набитое всяким добром, топорщилось на груди. — Несколько аптечек с бинтами и этой оранжевой дрянью, которую кэты сыплют на все, что кровоточит.

— Значит, ты за старшего?

Он махнул рукой, и вниз спрыгнул второй землянин, тоже вооруженный до зубов. В руке парень держал нож и протягивал его Крис рукояткой вперед.

— Показать тебе, как с ним обращаться, красотка? — спросил он, окинув девушку плотоядным взглядом.

— Ты имеешь в виду — вот так? — сказала Крис, беря нож.

Она секунду-другую взвешивала его в руке, отыскивая центр тяжести, а потом швырнула в ближайший ящик. Нож глубоко вошел в материал и замер, тихонько вибрируя.

— Стой! — Мужчина отпрыгнул, подняв руки. Крис уловила блеск лезвия в руке военного наверху. — Не хотел обидеть тебя, сестренка!

— Без обид, — весело ответила Крис и выдернула нож На лезвии не было ни царапины. — Хорошая сталь.

— Это не сталь, — сказал военный, садясь на корточки, чтобы оказаться на одном с Крис уровне. Он протянул безоружную руку. — Приятно видеть женщину, которая знает толк в ножах. Чак Митфорд.

— Армия? — поинтересовалась девушка.

— Флот, — решительно поправил он, как поступил бы на его месте любой морской пехотинец.

— Крис Бьорнсен. Где тебя захватили?

— В последний раз? — с горечью уточнил Митфорд. — Или ты имела в виду — на старой доброй Земле?

— И то и другое, — сказала Крис, потягивая воду, оставшуюся в ее кружке после демонстрации боевого искусства.

— Какие-то проклятые идиоты подняли бунт на одном из дисциплинарных собраний, — прорычал военный, по-южному растягивая слова. Потом покосился на второго мужчину. Казалось, тот сейчас взорвется. — Хорошо, хорошо, среди забитых насмерть несчастных кретинов были земляне, но чертовски глупо нападать на каттени, даже если численный перевес на нашей стороне.

Военный издал горловой звук отвращения.

— Мы из многих вышибли дух, сержант! — возмущение второго прорвалось-таки наружу.

Митфорд действительно ведет себя как сержант, подумала Крис и решила, что из него получится хороший союзник.

— А теперь погляди, где мы оказались! — рявкнул в ответ военный. — Арни никогда не сталкивался с превосходящим противником. Думает, храбрость — это все, что нужно для победы над диктаторами! — И, не обращая внимания на реплику Арни, добавил: — Я был в увольнении в Лаббоке, штат Техас, когда нас окружили. От моей семьи не осталось ни следа.

Военный умолк.

— Денвер, — сказала Крис и повернулась к Арни: — А ты?

— Колумбия.

До сих пор Крис не встретила никого из Филадельфии, поэтому продолжала надеяться, что с ее семьей все в порядке.

— Я возьму аптечку?

— Конечно. — Митфорд пошел по ящикам, а девушка следовала за ним снизу. Арни держался от Крис на безопасном расстоянии. — Неплохо, если бы кто-нибудь присмотрел за таким снаряжением. — Митфорд показал на еще один ящик с ножами, а у следующего контейнера остановился, вытащил из него аптечку и передал Крис. — Вот. Но здесь нет еды, так что сохрани то, что у тебя есть, пока мы не выясним, что и как на этой планете.

— Я так и планировала, — ответила девушка.

Придется отрезать кусок одеяла и сделать ножны и сумку. Митфорд дал ей компактную аптечку, уже снабженную широким наплечным ремнем.

— Лекарств маловато. По-моему, кэты просто не пользуются ими. Крепкие, гады!

— Эй, сержант! — закричал мужчина, бегущий к ним. Он ткнул пальцем назад. — Здесь каттени! Он просыпается. Убьем ублюдка, пока не пришел в себя!

Проревев, чтобы все присоединялись к нему, Митфорд спрыгнул на землю, уже держа в руке нож.

— Подождите, — сказала Крис, вытягивая руки. — Если каттени здесь, значит, он такой же пленник, как и мы!

— Ну и что? Он — кэт, а кэтов надо убивать! — выкрикнул Арни, пробегая мимо нее.

Крис припустила за ним, пытаясь догнать возглавлявшего толпу Митфорда.

— Сержант, я видела одного каттени в том же отсеке, в котором находилась сама. Он хороший парень!

— Хороших каттени не бывает! — огрызнулся Митфорд, махнув кулаком.

— Бывают! — огрызнулась в ответ Крис. — И если это тот, о ком я думаю, не убивайте его!

— Ты хочешь слишком многого, детка!

— Хотя бы не сразу! Пораскинь мозгами, черт побери! Он много знает об этом месте. Если, конечно, у вас там в ящиках не завалялось несколько путеводителей!

Митфорд остановился так неожиданно, что трое мужчин врезались ему в спину. Прищурившись, он уставился на Крис.

— Откуда тебе так много о нем известно, детка?

— Я видела, как за ним охотились другие каттени! Они сбили его, разнесли упавший флиттер и обыскали все вокруг, пока не убедились, что пилот сгорел к чертовой матери вместе с флиттером!

— Тогда почему же он до сих пор жив? — поинтересовался Арни.

— Потому что я подумала, что он — сбежавший раб, как и я, и спрятала его под водопадами, пока охотники не убрались. Только потом нас все равно поймали, — вполне правдиво ответила Крис. — Когда я очнулась в камере, то решила, что его освободили. Каттени не должны враждовать дольше двадцати четырех часов. — Митфорд при этих словах отрывисто кивнул. — Должно быть, они действительно его ненавидели, раз отправили сюда вместе с нами. Так что, убив его, вы только сделаете за каттени грязную работу. — Митфорд нахмурился, и Крис поняла, что с ее стороны было очень умно сказать это. — Черт побери, парни, они уверены, что мы убьем его! Так давайте сначала выясним, что он знает. А потом вы можете разорвать его на клочки.

Крис старалась, чтобы ее голос звучал бодро, в глубине души отчаянно надеясь, что «Магомет» покажет себя достаточно полезным и его не тронут. Она подумала, как странно с ее стороны защищать каттени, но… он был не такой, как другие.

— Конечно, нам пригодится любая информация об этом месте, — неохотно согласился Митфорд, опасливо оглядываясь. — Уж больно здесь все аккуратно для необитаемой планеты. И я бы предпочел выяснить, с чем нам предстоит иметь дело, раньше, чем мы влезем в большие неприятности, вооруженные одними ножами да аптечками.

Затем Митфорд подошел к человеку, обнаружившему каттени, и тот указал нужное направление. Это действительно был «Магомет». Крис опустилась рядом с ним на колени и, повернув его тяжелую голову, нашла место, куда пришелся ее удар. На месте раны остался шрам.

— Ох-хо-хо, — сказала девушка.

— Что? — спросил Митфорд.

«Магомета» окружили. Выражения лиц и ножи в руках мужчин не предвещали ничего хорошего.

Крис показала на шрам.

— Я ударила его сюда. Й рана почти зажила. Долго мы добирались до этой планеты.

— Убьем его, пока он не проснулся! — прорычал Арни и подался вперед, занеся руку с ножом.

— Нет! — При звуке голоса Митфорда Арни замер. — Девчонка права!.. Если он, конечно, сможет говорить. Ты ведь не хочешь сказать, что он знает английский?

На этот раз в его взгляде появился какой-то намек на уважение, и Крис поняла, что сперва он счел ее игрушкой «Магомета».

— Он говорит на языке бареви, мы поймем.

Девушка выплеснула остаток воды из своей кружки в лицо каттени, и тот закрылся рукой и неловко шевельнулся. Когда его нога кого-то коснулась, каттени отдернул ее и одним гибким движением вскочил — руки прижаты к бокам, глаза настороженно осматриваются, — готовый защищаться от вооруженных ножами противников.

— Тише! — сказала Крис, выходя из толпы. — Помнишь меня?

Он мельком взглянул на нее, потом его глаза снова вернулись к Митфорду. Хотя руки сержанта были пусты, «Магомет» сразу узнал в нем лидера. Крис мысленно поставила ему высший балл за сообразительность.

— Да. Ты угнала командирский флиттер, — сказал он на языке бареви.

— Это сделала ты?! — взвизгнул Арни. — Сучка!

Он чуть не сбил Крис с ног. Изо рта Арни отвратительно пахло, но девушка не сдвинулась с места и холодно посмотрела на взбешенного парня сверху вниз, в который раз благословив лишние дюймы, что сделали ее юность почти невыносимой.

— Меня выпороли из-за тебя! — Арни сдернул с плеча одежду и продемонстрировал красные рубцы на коже. — Вместе с другими пятьюдесятью несчастными! На дисциплинарном собрании! Она такая же, как каттени! Неудивительно, что она хочет оставить его в живых!

— Брось, Арни, — сказал Митфорд, подняв правую руку. — Разберемся с ней позже, а сейчас давай выясним, что же знает этот мерзавец.

Во рту у Крис снова пересохло, она перепугалась до потери сознания. Нельзя позволить им вот так убить «Магомета»! Крис чувствовала себя в долгу перед ним хотя бы потому, что подвергла его опасности, прежде чем истекли двадцать четыре часа. Девушка не сомневалась: именно поэтому он оказался здесь. Она случайно сказала правду. Каттени действительно ненавидели его и желали ему смерти.

— Эй, сержант! — крикнул кто-то через поле, и все обернулись.

На некотором расстоянии от них достаточно большая группа людей целеустремленно двигалась к ящикам. Требовалось подкрепление.

— Идем, ты! — рявкнул Митфорд «Магомету» и кивком показал, что каттени должен следовать за ним. — И ты тоже! — мрачно бросил он в сторону Крис.

Крис подумала о запоздалом извинении перед Арни и решила даже не пытаться. Арни не похож был на человека, способного простить, и она могла только ухудшить положение. «Магомет» не шелохнулся, а когда двое мужчин замахнулись на него ножами, проигнорировал их и знаком велел Крис идти впереди. Она быстро скользнула перед ним, вызвав удивленные высказывания мужчин.

— Посмотрите, как хорошо он знает ее! — похотливо произнес один.

— Она ведь врезала ему, верно?

— Да, но до или после, Мёрф?

— До, Мёрф, — ответила сама Крис, заставив свой голос звучать как можно резче. Это было не очень сложно, учитывая, как сильно она была напугана. Ситуация складывалась просто омерзительная. — И так будет с каждым, у кого возникнут грязные идеи.

Глядя прямо перед собой, девушка, стараясь идти уверенно, направилась к ящикам.

Добравшись туда, Митфорд оставил двух людей сторожить ее и «Магомета» и смотреть за ящиками, пока он разбирается с вновь прибывшими. Сержант вскочил на свой «постамент» и, скрестив руки на поясе, начал речь:

— Я здесь, чтобы проследить за честным распределением этих припасов. Так что подходите по одному.

Он повторил свои слова на языке бареви, причем так бегло, что Крис удивилась.

Арни взялся помогать Митфорду, однако кое-кто из сидевших без дела мужчин направился к Крис и «Магомету».

— Так что с кэтом?

— Митфорд собирается допросить его, — ответил один из охранников, стройный и высокий — выше Крис и почти одного роста с каттени.

— Хорошо! Мёрф, помоги-ка Арни со снабжением! — крикнул Митфорд, спрыгивая вниз. — А теперь, кэт, расскажи мне, почему мы должны оставить тебя в живых?

— Что тебе нужно знать? — дипломатично спросил «Магомет» на бареви ровным голосом.

Волна облегчения захлестнула Крис. Слава богу, ему хватило ума сообразить, в какой опасной ситуации он оказался!

— Где мы. Кто здесь живет. Опасные животные. Что можно есть. — Митфорд похлопал по одеялу, в которое был завернут его паек. — Запасов хватит ненадолго!

«Магомет» сухо откашлялся, пытаясь прочистить горло. Крис понимала, что ему хочется пить не меньше, чем любому другому, но он не осмеливается просить о такой милости. Скорее всего, это привело бы к противоположному результату.

— Эй, Басс, дай мне кружку! — резко приказал Митфорд одному из праздных наблюдателей с кружкой в руке.

— Что? Дать кэту воды?

— Да, если это поможет ему рассказать нам то, что мы хотим знать! Давай сюда! Ты пьешь уже целый час!

— Ну ничего себе!.. — Тем не менее Басс расстался с кружкой. — Только верни!

«Магомет» достал свою собственную кружку и, кивнув Бассу, взял у Митфорда воду. Сделал небольшой глоток, прополоскал рот, потом отпил еще.

— Эта планета обследована. Я кое-что помню, хотя читал не все.

— И что же ты успел прочесть?

— Длинные дни, мягкий климат, другие… — он замолчал, пытаясь подобрать слово, — разумные виды не обнаружены. Три вида смертельны. — Каттени снова отхлебнул из кружки и указал на поле. — Лучше уйти отсюда. Открытые пространства опасны.

— Тогда зачем же нас здесь выбросили? — подал голос Арни с груды контейнеров. — Чтобы нас всех перебили?

— Нет, — покачал головой «Магомет». — Чтобы жить и сражаться. Так каттени заселяют планеты — не самые приятные.

Он допил воду, запрокинул голову и потряс кружку, чтобы не пропустить ни одной капли. Затем выпрямился, медленно окинул взглядом присутствующих и наконец снова посмотрел на Митфорда.

— Почему тебя отправили вместе с нами? — спросил сержант.

«Магомет» наградил его долгим взглядом.

— Скажи снова, — удивил он всех, заговорив на ломаном английском.

— Ты тоже здесь, — перефразировала вопрос Крис. — Почему?

Не глядя на нее, каттени пожал плечами.

— Я убить. Я убегать. Меня… поймали. День не прошел.

Он снова пожал плечами.

— Ты убил другого каттени? — поинтересовался Митфорд и, когда «Магомет» кивнул, добавил: — И тебя отправили в ссылку?

— День не прошел.

— Тот закон, о котором ты говорила? — спросил Митфорд у Крис, и девушка утвердительно наклонила голову. — Почему ты убил каттени?

«Магомет» коротко фыркнул. Судя по выражению лица, он считал, что ему не поверят.

— Он оскорбить эмасси и убить четырех сильных рабов без причины.

— Рабов? Таких, как мы?

«Магомет» кивнул.

— Слишком умен, — проворчал Арни. — Соображает, что надо сказать, чтобы остаться в живых.

— Вряд ли он врет, — медленно произнес Митфорд. — Я кое-что слышал в день того бунта. Какието кэты охотились за кэтом-капитаном, убившим командира их патруля.

— Командира патруля, — повторил «Магомет» последние слова. — Я убить. Не умный… — Его губы дернулись, затем он добавил: — Кэт.

Внезапно донесся какой-то шум.

— Вниз! Все вниз, тихо! — закричал «Магомет», плашмя бросаясь на землю.

Сам по себе его голос был вполне убедителен.

— Выполнять! — прошипел Митфорд и яростно замахал людям на ящиках. — Вниз, кретины! Лежите тихо!

Шум становился все громче и громче, он разрывал барабанные перепонки. Некоторые попытались встать, но вновь упали, зажимая уши. Двое дески, достававшие себе ножи, застонали и укрылись за ящиками.

Вначале все увидели тень, а за ней — огромное существо, налетевшее с запада, словно ураган, и теперь кружившее над полем с ужасным визгом. Внезапно оно резко спикировало вниз — и какой-то несчастный издал безумный вопль. Подхватив жертву, летучий монстр скрылся из виду. Вскоре отголоски криков замерли вдали. Крис успела заметить короткую борьбу, болтающиеся руки и ноги — и все кончилось. Странный звук резко оборвался.

— Что за… что это было? — пробормотал Арни.

— Смертельно. — «Магомет» показал в сторону деревьев на верхнем краю поля. — Наблюдатель? — полуспросил, полупредположил он. — Поднял бы тревогу?

— И много здесь таких тварей? — спросил Митфорд.

— Не знаю. Одного недостаточно? — издевательски поинтересовался «Магомет».

— Да уж… Мёрф, у тебя громкий голос, ты и Тальони будете часовыми. Кто-нибудь видел, кого она схватила? — обратился сержант к людям у дальнего конца ящиков.

— Похоже, одного из наших.

— Очень может быть. В нас мяса побольше, чем в дески. — Митфорд повернулся к костлявым созданиям, все еще стонавшим за ящиками. — Вы, дески, знаете, что это за тварь? — спросил он на языке бареви.

Оба дески затрясли головами, но убрали руки от ушей.

— Звук вредит ушам дески, — заметил «Магомет», поднимаясь на ноги и отряхиваясь от пыли. — Они лучше слышат. Пошли их наблюдать.

— Хорошая идея, кэт.

Митфорд отдал приказ. Дески попытались ускользнуть, но сержант позвал Мёрфа и Тальони и велел им сопровождать новоиспеченных часовых.

«Магомет» издал короткую трель звуков, и дески мгновенно подчинились.

— Ты говоришь на языке дески? — спросил Митфорд у каттени.

— На дески, ильгинском, турском, ругарианском, — ответил каттени. — На анг-лиисском плохо, — добавил он по-английски. — Лучше говорить медленно.

— Отлично, это нам подходит! — сказал Митфорд. Оглянувшись на инопланетян, он кивнул упорствующему, недовольному Арни: — Не думаю, что мне удалось бы донести до них мою мысль.

«Магомет» наклонил голову:

— Проще не говорить… а приказывать.

Митфорд коротко усмехнулся.

— Чертовски хорошо сказано, кэт. Думаю, пока мы не будем тебя убивать.

— Спасибо, — и «Магомет» слегка поклонился.

— Имя? Звание? — спросил сержант, игнорируя неодобрительное бормотание. Когда оно стало громче, он свирепо обернулся: — Слушайте, вы так сильно просили меня принять командование! Так не мешайте мне отдавать приказы! И я хочу сказать, что этот ублюдок нужен нам живым — пока он не доказал обратного, естественно. Кстати, если вы не обратили внимания, он уже успел спасти ваши шкуры от летучей твари! Кому не нравится, может убираться! Я ясно выражаюсь?

Шепот стих, и Крис почувствовала, что ее колени дрожат от облегчения. От пережитого волнения во рту снова пересохло.

— Итак, — Митфорд выжидающе повернулся к «Магомету», — имя, звание.

— Зейнал, эмасси, — ответил тот.

Крис, однако, знала, что на языке каттени «капитан» звучит по-другому.

— Митфорд, сержант. Я старше по званию, — соврал Митфорд не моргнув и глазом, и Крис закашлялась, чтобы скрыть смех.

— Я иду за водой, — сказала она сержанту и, не дожидаясь разрешения, ушла.

— Вода — это хорошо, — Заметил «Магомет»-Зейнал ровным голосом.

— У меня еще остались к тебе вопросы, эмасси Зейнал!

— Теперь просто Зейнал.

Услышав поправку, Крис ухмыльнулась, однако каттени направился прямо к ручью.

— Ты ведь не позволишь ему просто так уйти? — проскулил Арни.

— «Просто так»? Он всего лишь хочет пить. Куда еще, по-твоему, ему деться? Хватит, пора за работу! Скажи спасибо, что я не приказал тебе лично принести ему воду! — Равнодушно пропустив мимо ушей проклятия Арни, Митфорд продолжил: — У нас тут очередная партия клиентов. Давайте покончим с этим до возвращения летучих монстров!

— Я не понимаю, почему ты веришь всему, что говорит кэт! — начал Арни. — И ты отпустил эту сучку с…

— Прекрати, Арни!

Крис выпила две полные кружки воды и только потом пошла обратно к ящикам. Зейнал… Интересное имя. Он опередил ее и теперь направлялся к Митфорду, который осматривал неподвижные тела, все еще лежавшие на поле. Каттени ловко справился с очень сложной ситуацией, заодно сняв с крючка и Крис. Она увидела, как Зейнал ненадолго задержался возле ближайших тел, и бесстыдно навострила уши, пытаясь уловить, что же он говорит Митфорду. Правда, его грохочущий бас и так разносился на несколько миль окрест.

— Здесь мертвые.

— Каттени ожидали несчастных случаев?

— Нест-част-ных с-лут-чаев?

— Мертвецов.

— Долгое путешествие сюда. — Зейнал коснулся шрама на голове. — Некоторые слишком слабые. Они ничего не почувствовали.

— Наверное.

— Нехорошо оставаться здесь, рядом с мертвыми, — сказал каттени. — Не только летающая опасность.

— Как много ты знаешь об этом месте? — подозрительно спросил Митфорд.

Зейнал глубоко вздохнул. Крис увидела на его лице сожаление — по крайней мере, он не стеснялся своих чувств, а этим могли похвастать немногие каттени, которых она встречала. Конечно, когда язык подводил, это был единственно возможный способ общения.

— Недостаточно, — печально ответил Зейнал. — Когда я тоже здесь.

Митфорд коротко хохотнул.

— Туфелька не по ноге, а?

— Скажи еще раз?

Митфорд махнул рукой.

— Значит, мы оставим мертвых здесь… Уж лучше распланировать все заранее на всякий случай. Большинство гоблинов ушли, и я не могу сказать, что мне жаль. Эти ребята опасны сами по себе! Если дески действительно так хорошо слышат, я за то, чтобы взять их с собой. Что еще они умеют делать?

Крис заметила, что Зейнал очень внимательно слушает слова Митфорда. Один раз он кивнул, как будто уловив смысл сказа иного.

— Дески умеют многое. Ты называешь турсов гоблинами? О, они годятся для самой тяжелой работы. Ненавидят всех, кроме турсов.

— Это точно, — угрюмо согласился Митфорд. — Руги, по крайней мере, пытаются ладить с остальными. — Он кивнул в сторону сбившихся в кучу ругарианцев, которые пили воду и жевали свои сухие пайки. — Ничего не имею против ильгинцев, но они воняют.

— Воняют?

Митфорд зажал нос.

— Да, у нас тут настоящая сборная солянка! И еще дети! — Несколько мальчишек действительно болтались позади ящиков. Крис, слишком обеспокоенная судьбой Зейнала, только сейчас обратила на них внимание. — Собраться и двинуться отсюда будет непросто. И куда мы пойдем? Ты знаешь?

— В холмах безопаснее. — Зейнал показал на предполагаемый север. Солнце этой планетарной системы еще не достигло зенита.

— Так ли? Крылатая тварь прилетела оттуда.

— Лучше оставаться в скалах. Твари из… — каттени нагнулся и похлопал по земле, — вылезают в темноте. Очень плохие. — Он качнул головой, чтобы подчеркнуть сказанное. — Лучше не смотреть.

— Какая-то дрянь выползает из-под земли по ночам?

— Да. — Зейнал изобразил рукой волнообразное движение, а потом сжал пальцы в кусающем жесте. — День достаточно длинный, чтобы идти. Найти скалистое место.

— А есть ли на этой планете пещеры? Безопасные места в скалах?

— Камни правильные, — сказал Зейнал, пиная один из них ногой. Крис решила, что это известняк. — Я вспомню больше.

Он потряс головой, будто пытаясь извлечь из памяти информацию.

— В любом случае я бы предпочел переместиться в какое-нибудь удобное для обороны место, — заметил Митфорд и вскочил на ящики. — Эй, вы, волосатые! Слушайте меня! — проревел он точно на плацу. Дески снова закрыли уши руками и прижались к земле. — Ночью здесь будет небезопасно. Мы двинемся в холмы и найдем пещеры, чтобы укрыться там.

— Ты веришь ему?! — возопил Арни, подбегая к Митфорду и дергая его за штанину. — Ты слушаешь кэта?!

— Я слушаю любого, кто говорит дело, а так как он — единственный, кто хоть что-то знает об этой планете, я не собираюсь разбрасываться информацией, Арни. Но тебя никто не заставляет делать то, что тебе не нравится! Понял? — Митфорд снова повысил голос. — Сначала вы, ребята, — он ткнул пальцем в Басса, Мёрфа и еще нескольких человек, прохлаждавшихся за ящиками, — займетесь телами. Вытащите и принесете сюда тех, кто дышит, — я имею в виду всех, а не только людей! Попробуем привести их в чувство. Я бы не бросил даже свою тещу, учитывая, какие твари бродят здесь по ночам!.. Давайте, шевелитесь! Крис, тебя это тоже касается! И возьми с собой кэта!

— Если бы у нас была фляга или что-нибудь еще для воды… — начала Крис.

Зейнал хлопнул по одному из пустых контейнеров. Они оказались сделаны из какого-то пластика и достаточно вместительны. Каттени опрокинул контейнер и вытряхнул остатки упаковки.

— Я понесу, — сказал он и, кивком головы велев Крис следовать за ним, направился к ручью.

— Хорошая идея, — пробормотал Митфорд и приказал двум ближайшим дески опорожнить еще один наполовину пустой ящик.

— Сержант, что делать с кружками? И одеялами? Быть может, накрыть трупы? — спросил Басс.

— Забирайте! — крикнул в ответ Митфорд. — Им они уже ни к чему, а нам еще пригодятся!

Все — и дески в том числе — принялись за работу. Когда Зейнал, даже не запыхавшись, принес контейнер с водой, тела были пересчитаны и на поле остались только мертвые.

Живых привели в сознание и сообщили им о сложившейся ситуации. Солнце достигло зенита. Крылатые твари прилетали снова, но чуткие уши дески заранее уловили их приближение, и все успели прикинуться покойниками. Издавая невыносимый визг, существа улетели ни с чем.

Лишние одеяла разорвали на полосы и сделали грубые ремни, чтобы тащить ящики, — Митфорд не хотел оставлять на поле ничего полезного. Он даже приказал снять с мертвых одежду и обувь. Это решение встретило неодобрение, но сержант все-таки настоял на своем.

Увидев готовые к отправлению колонны, Крис испытала прилив уважения к Митфорду. А еще она радовалась, что попыталась спасти Зейнала, потому что он мог утихомиривать недовольных не только словами. Дополнительным плюсом демонстрации силы являлось то, что теперь мало кто попытался бы убить его.

Многие из недавно пришедших в себя были очень слабы, поэтому Митфорд дал каждому из них по напарнику и заявил, что снимет шкуру с любого, кто «обронит» своего спутника по дороге.

— Каковы потери? — спросил сержант у Басса, который занимался подсчетами.

— Восемьдесят девять, — ответил долговязый парень. — В основном — дески, несколько пожилых людей и двое детей. Это примерно десять процентов, если предполагать, что в каждом из восьми рядов было по сто тел. Живых у нас пятьсот восемьдесят два. Я еще не сортировал их по видам.

— Забудь! — фыркнул Митфорд. — В дерьме все равны. Итак, начинаем операцию «Бодрый старт».

Басс добродушно хмыкнул.

— Вечно вы, вояки, носитесь со своими операциями!

Митфорд удивленно поднял брови.

— Это поддерживает боевой дух!

— Ладно, пусть будет бодрый старт! И новое освобождение! — ответил Басс, покосившись на Зейнала.

Митфорд вышел к верхнему краю поля и, подбоченясь, рявкнул:

— Внимание! Мы снимаемся! Вы, — он ткнул пальцем в толпу, — становитесь в колонну по четверо. У нас девять водоносов, рассредоточьтесь по всей колонне. Теперь те, кто с напарниками. Кричите, если возникнут проблемы, но постарайтесь продержаться. Не стесняйтесь звать на помощь, если вам она нужна! Басе, будешь прикрывать колонну с тыла. Возьми Камбера, Доделла, Эскера, Мови, Теско и троих из этих, — Митфорд кивнул на ругарианцев, а потом махнул в сторону Басса. — В дерьме все равны, не забывайте!

— Да, сержант! Операция «Бодрый старт»! — Бассу явно понравилось название. — Давайте, шевелитесь!

Митфорд дал Зейналу знак присоединяться к нему, и они рысью помчались туда, где люди начали выстраиваться в колонну. Сержант махнул им широким, ободряющим жестом.

— НАЧИНАЕМ ОПЕРАЦИЮ «БОДРЫЙ СТАРТ!» — достиг всех ушей его оглушительный рев.

Глава 3

Крис оказалась в паре с хрупкой рыжеволосой девушкой. Патти-Сью очнулась одной из последних. Она часто кашляла, но ее не лихорадило, поэтому Крис решила, что так проявляется аллергическая реакция на наркотик, который им подсыпали в суп. Большую часть времени Патти-Сью кляла себя за То, что служит обузой. Такое самоуничижение страшно раздражало Крис, по природе уверенного в себе и целеустремленного человека. Патти была родом из Детройта; больше ничего о себе она Крис не рассказывала. Всякий раз, когда Крис пыталась завязать разговор или задать вопрос, девушка начинала кашлять. На пятый раз Крис наконец поняла намек. Она сомневалась, что Патти-Сью дотянет до убежища.

Крис встала в колонну сразу за одним из контейнеров с водой, который несли два ругарианца. Вокруг вообще были одни ругарианцы, и сначала Патти держалась так близко к Крис, что пару раз даже наступила ей на ногу. Крис рассчитывала, что крепкие ругарианцы помогут ей с Патти, если вдруг возникнут проблемы. Она также заметила, что некоторые мужчины с интересом поглядывают на рыжеволосую девчушку.

Надежда умирает последней, подумала Крис, впрочем почти не сомневаясь, что Патти отвергнет любые знаки внимания со стороны противоположного пола.

Ноги Крис устали от долгого подъема, зато на верхней точке девушка увидела, что следующий отрезок пути лежит под горку, через другое поле. Открывшийся вид почему-то насторожил ее, но, только наполовину спустившись с холма, Крис поняла, в чем дело, — поле было точно такого же размера, как то, на котором их сбросили. И по краям росли точно такие же деревья… Пейзаж казался слишком монотонным. Все выглядело чересчур аккуратно для предположительно необитаемой планеты. А Зейнал ведь не сказал, что планета необитаема. Он точно говорил, что здесь есть опасности, но не смог вспомнить, какого рода, — только что это «смертельные» твари. По новому полю тоже протекала речушка. Искусственные ручьи? А вон еще одно поле с другой стороны, как две капли воды похожее на остальные. И так по всей планете?! А где же пасущиеся стада? Жвачные животные, для которых создали эти поля? Быть может, они из числа тех самых «смертельных» существ?

Вдалеке Крис разглядела предгорья. Господи, до них еще так далеко!.. Обернувшись через плечо, девушка увидела извивающуюся колонну шириной в четыре человека. То, что Митфорду удалось организовать столь разношерстную компанию, говорило о нем как об опытном руководителе. Конечно, плетки каттени сумели привить некоторую способность к повиновению. Большинство людей еще не успело прийти в себя после рабства и думать самостоятельно; на это, безусловно, и рассчитывал сержант.

Во что бы то ни стало надо спасти как можно больше жизней, сказала себе Крис.

Постепенно девушка обнаружила, что беспомощность Патти-Сью возмущает ее. Она предпочла бы сейчас идти в голове колонны, вместе с Митфордом и Зейналом, и видеть, что ждет впереди. Или даже отправиться на разведку. Крис любила быть первой, а не покорно следовать за другими.

К тому времени, как местное солнце наполовину спустилось к горизонту, Крис уже приходилось буквально тащить Патти-Сью, особенно на подъемах. На спусках было попроще, разве что Патти часто спотыкалась, непрерывно извиняясь за причиненное неудобство и рассказывая Крис, как мило с ее стороны все терпеть. Крис крепко стискивала зубы, чтобы не попросить Патти-Сью заткнуться и просто идти.

Раз в час они устраивали пятиминутный привал, чтобы отдохнуть и попить воды, хотя как Митфорд отсчитывал время, оставалось загадкой. Наверное, благодаря военному прошлому у него в голове тикали часы или какой-то встроенный таймер. Как бы там ни было, девушка только приветствовала короткие передышки.

Каттени, безусловно, знали толк в хорошей обуви! Плавясь от тепла тела, бесформенные обертки так плотно прилегали к коже, что, хотя ноги Крис и устали, она не натерла ни одной мозоли. Мышцы яростно протестовали, да и чего еще можно было ожидать после нескольких месяцев безделья? Упругость давно ушла из шагов каждого, особенно водоносов, хотя Митфорд и следил, чтобы они регулярно менялись.

Затем по колонне разнеслась весть, что сейчас будет часовой привал на еду. А тем, кто уже съел свой паек, остается только потуже затянуть пояса. Сегодня с ними никто не поделится.

Крис съела еще одну треть пайка до начала перехода, поэтому сейчас сжевала половину оставшегося. И заставила Патти-Сью съесть всю плитку, кормя ее понемножку. Девочка действительно смертельно устала, бледные щеки ввалились, а дыхание стало редким и поверхностным. Крис показалось, что она слышит хрип в легких Патти, но это могло являться следствием долгого отсутствия нагрузок.

Когда прозвучал сигнал подниматься, Крис с Патти сидели на краю довольно густых насаждений. Насаждения — вот самое подходящее слово, растения — деревья или что-то еще — стояли аккуратными рядами. Судя по всему, здесь росло несколько разных видов. А мягкая, рыхлая почва — какое отдохновение после твердой земли на полях, несмотря на их травянистый ковер! Действительно странно обнаружить такие вещи на необитаемой планете.

Хотя Зейнал не сказал, что она необитаема, снова напомнила себе девушка.

Крис подняла Патти-Сью на ноги. Девочка так устала, что у нее не осталось сил даже извиняться. Крис обернула слабую, тонкую руку Патти вокруг своей талии, взяв ее ладонь в правую руку, а левой поддерживая девочку. Так, шатаясь, они шаг за шагом продвигались вперед.

К следующей остановке Крис задыхалась и обливалась потом. Она забрала у Патти одеяло, кружку и сверток с пищей, чтобы избавить девочку от любой ноши. Теперь Крис перераспределила собственное снаряжение и, когда раздался приказ двигаться дальше, подняла Патти себе на спину. Это был самый простой выход из положения. Нести бедняжку оказалось гораздо проще, чем пытаться удержать ее на ногах.

Теперь она двигалась гораздо быстрее — они уже успели сильно отстать от водоносов. Внезапно Крис почувствовала, что кто-то дотронулся до ее плеча, и, обернувшись, увидела мужчину с голубыми глазами и прямыми светлыми волосами.

— Эй, мадам, давайте я возьму ее. Вам не стоит так напрягаться.

— Почему? Она, конечно, не моя родная сестра, зато почти ничего не весит, — ответила Крис, не сбавляя шага, но благодарно улыбнувшись молодому человеку.

— Не беспокойтесь, — сказал парень, протягивая руки. — Вы возьмете мои пожитки, а я понесу девочку-.

Почувствовав его прикосновение, Патти, издала перепуганный всхлип и изо всех оставшихся сил вцепилась в Крис.

Крис вышла из колонны.

— Вот что я скажу тебе. Ты можешь взять мои вещи, и это упростит дело. Но не думаю, чтобы Патти-Сью хотела видеть поблизости мужчину.

На секунду парень негодующе уставился на Крис, явно обидевшись, что она углядела в его предложении какой-то скрытый смысл.

— Ты наверняка слышал, какой популярностью у кэтов пользовались женщины с Земли.

— О боже! Я не подумал об этом. — Он вспыхнул от смущения. — Джей Грин, Денвер.

— Крис Бьорнсен, и меня тоже поймали в Денвере. — Крис опустила Патти на землю. Девочка вцепилась в ее ноги, все еще всхлипывая и бормоча невнятные мольбы. — Все в порядке, все хорошо. Я понесу тебя. Ты ведь мой напарник, правда?

Крис сняла скатанные одеяла и свой паек, оставив кружки и еду Патти.

— Привет, Патти-Сью, — сказал молодой человек, наклоняясь к ней. — Я — Джей Грин, и я только хочу подсадить тебя на спину Крис. Немного помочь ей. Хорошо?

— Давай, Джей, — посоветовала Крис и чуть не была задушена Патти, которая буквально прыгнула из рук Джея на спину девушки.

— Ух ты! — тихо произнес Грин. — Впечатляет!

Крис переместила девочку в более удобное положение, снова почувствовав, как выпирают из слабого тела тонкие кости.

— Давай вернемся в строй. Очень скоро мы станем хвостом, которым виляет собака.

— Не волнуйтесь, мадам! Я не отойду от вас далеко!

— Конечно, нет! Пока у тебя мое пропитание — точно не отойдешь!

Последний отрезок этого героического марша оказался в гору. Они взбирались по усыпанному камнями склону, и Грин часто подхватывал Крис, чтобы уберечь от падения. Девушка так сосредоточилась на том, чтобы удержать равновесие, что не замечала, куда они идут, пока не добрались до места. С широкой гряды в сгущающихся сумерках открывался фантастический вид на лоскуты полей и живые изгороди, тянувшиеся на многие мили. Заодно Крис увидела всю колонну. Путники опускались на землю прямо там, где стояли, не в состоянии двигаться дальше или думать о неудобствах этого убежища.

— По-моему, не самое подходящее место для лагеря, — сказал Грин, оглядевшись. Он очистил небольшое пространство от камней и гальки и указал на него Крис. — Хотя здесь не хуже, чем где-либо еще.

На сей раз Патти слишком устала, чтобы скулить, когда Грин очень осторожно снял ее со спины Крис. Девушка протяжно вздохнула от облегчения, потом доплелась до ближайшего свободного клочка земли и села, издав еще один громкий вздох. Грин передал ей одеяла и еду, а сам расчистил участок поблизости.

— Дай мне кружки, и я принесу воды, — предложил он, и девушка благодарно согласилась.

О господи, у нее не было сил даже добыть себе воды!

Когда Джей вернулся, они усадили Патти-Сью, и Крис снова покормила ее и вымыла лицо девочки, а потом и свое собственное.

— Эй, да среди этого сброда затесался Прометей! — воскликнул Грин, кивая в сторону начала колонны.

От изумления и облегчения Крис даже вскрикнула. Почему-то вид огоньков, продвигающихся, покачиваясь, в их сторону, вселял надежду и уверенность. На глаза навернулись слезы, девушка прикусила губу и отвернулась от Грина. Ей не хотелось портить впечатление опытной и привычной к невзгодам путешественницы.

Когда факельщики наконец-то добрались до них, уже окончательно стемнело. Патти спала, положив голову на колени Крис. Почти ни у кого не осталось сил, чтобы разговаривать или выражать недовольство, только от тесного кружка дески иногда доносились странные шуршащие звуки. Ругарианцы свернулись в мохнатые шары, а лица закрыли одеялами. Крис настолько устала, что не могла даже заснуть, болели мышцы на спине и затекла шея. Она пошевелила плечами, пытаясь хоть как-то размять их. Потом почувствовала, как руки Грина начали массировать ей спину, и ее охватил прилив благодарности.

Едва Крис успела задремать, как показались факелы. Митфорд, Зейнал, Тальони и двое незнакомых ей мужчин совершали обход колонны.

Ты в порядке, Бьорнсен? — спросил Митфорд, легко коснувшись рукой ее плеча.

— Она полдня тащила на себе напарницу, — встрял Грин.

— Заткнись! — слабо запротестовала Крис. — Девочка почти ничего не весит!

— И она твоя напарница, — добавил Митфорд, кивая. — Знаю, препаршивый лагерь… — За его спиной Зейнал беседовал с разбуженным факелом дески. Вначале глаза инопланетянина были широко раскрыты от беспокойства, затем, к концу разговора, он заметно расслабился. — Ничего лучшего мы не нашли. Зейнал и еще двое хотят сходить на разведку, посмотреть, нет ли поблизости пещер. Он думает, что здесь мы будем в безопасности. Ты ведь Джей Грин?

— Так точно.

— Можешь продержаться еще немного и не заснуть?

— Конечно. — Грин неловко поднялся на ноги.

— Отлично. Присмотри пока здесь, Разбудишь Басса, как зайдет вторая луна, — знаешь его? Отлично. — И Митфорд кивнул на луны, только-только показавшиеся на небе. Одна из них была значительно больше другой и опережала свою товарку. — У этой планеты их пять. Весьма полезно при отсутствии других ориентиров.

Сержант повернулся в сторону долговязого Басса, вышедшего из темноты вместе с остальными из тыловой команды.

— Понял? Сменишь Грина. Камбер, Басс разбудит тебя, ты дежуришь до захода четвертой луны, а затем будишь Мови. Не жульничать и не путать заходы! Слышали меня?

— Слушаем и повинуемся! — ответил Басс, снимая перед Митфордом воображаемую шляпу.

— Я оставлю вам факел, — сказал Митфорд и передал свой Джею Грину. — Его не хватит на всю ночь — ночи здесь длинные, — но все лучше, чем ничего.

— Прекрасно!

Митфорд направился назад, к голове колонны. Зейнал смерил Крис долгим взглядом, а затем, развернувшись, устремился за сержантом.

Крис завернулась в одеяло и как можно удобнее устроила Патти — для этого пришлось убрать парочку камней. Одеяла каттени оказались удивительно хороши! И наконец-то девушка чувствовала себя достаточно отдохнувшей, чтобы заснуть.

* * *

Пока Митфорд, Зейнал, Тальони и другие устало пробирались к голове колонны, сержант думал, правильно ли он поступил, оставив каттени в живых. Ему нравилось, как парень держался среди людей, которым совершенно не за что было любить его. Кроме того, Митфорд понимал, что наилучший шанс убить Зейнала они упустили на поле, когда кэт поднялся на ноги. Этот ублюдок был страшно сильным, и даже Митфорд не одолел бы его в одиночку. Естественно, ребята вроде Арни, слишком близко знакомые с плетками каттени, могли в благоприятный момент организовать суд Линча, но когда ты знаешь жертву и убийцу, есть способы избежать резни. Митфорду уже приходилось бывать в подобных ситуациях.

Кроме того, здоровяк обладал чертовски полезной информацией — например, насчет пяти лун. Умышленно ли он выдавал эти перлы по частям? Или, быть может, уже разработал искусный план? Годы в армии научили Митфорда выявлять лжецов и симулянтов, и Зейнал явно не принадлежал к их числу.

Большую часть жизни Митфорда, а точнее, с того момента, как он в шестнадцать лет обманным путем записался добровольцем, ему сопутствовала удача: в лагере новобранцев, во Вьетнаме, в двух увеселительных прогулках по Кувейту… до тех пор, пока его не захватили инопланетяне — в гамаке на веранде родительского дома.

Мысли Митфорда лениво вернулись к вопросу: оказала ли его часть на Земле хоть какое-то сопротивление. Сообщения из старого мира были редки и противоречивы — еще одна причина сделать лучше тот мир, в котором они застряли. И если для этого необходим живой кэт, он, Чак Митфорд, проследит, чтобы кэт выжил.

Интересно, как та высокая блондинка, Крис Бьорнсен, встретила кэта? Она не лгала, но рассказала далеко не все. Впрочем, девушка достаточно умело выпуталась из сложившейся ситуации и помогла спасти кэта от смерти. Чувствуется сильный характер! Вообще, Бьорнсен — хороший человек, судя по тому, как она целый день тащила эту несчастную перепуганную девочку.

Тальони снова споткнулся — и на сей раз не отбросил поддержавшую его руку кэта. Быть может, Зейнала все-таки примут, хотя Митфорд сильно сомневался в этом. Слишком много враждебности по отношению к каттени. Надо придумать способ использовать кэта, держа его на расстоянии. К примеру, отправить на разведку — должны же они исследовать земли, на которых им предстоит поселиться. Послать с ним Бьорнсен — и две проблемы с плеч долой. У него их и так хватает. Конечно, пока все шло хорошо, но как он вообще умудрился попасть в такую ситуацию? Сколько раз Митфорд напоминал себе первое правило выживания: не высовываться!

— Ты говорил, что работаешь на эоси? Значит, каттени — не главные? — спросил он Зейнала на бареви.

— Нет. Эоси. Эмасси получают приказы. Эоси правят Галактикой.

«Похоже, кэту эти командиры совсем не по душе», — подумал Митфорд, заметив стиснутые зубы Зейнала — знак протеста, если не откровенного возмущения.

— «Эмасси» — не то слово, которым, я слышал, у вас называют капитанов, — вежливо продолжил сержант.

Глаза Зейнала блеснули в лунном свете, когда высокий кэт посмотрел на него сверху вниз.

— «Эмасси» — одно из слов, обозначающих капитана. — Зейнал презрительно скривил губы. — Особого капитана. Ты, наверное, слышал «тудо» и «драсси».

— Ага. «Тудо» — на земле, а «драсси» — в космосе, правильно? — Митфорд подумал, что этот каттени был несколькими рангами выше других, с которыми ему доводилось встречаться. — И кто же забросил нас сюда? Тудо, драсси или эмасси?

— Драсси по приказу эоси.

И это, судя по всему, кэту тоже не нравилось.

— Значит, ты убил тудо…

— Как я уже говорил тебе, — спокойно ответил Зейнал, но в его голосе зазвучала сталь.

— Обычная проверка.

Зейнал ухмыльнулся.

— Знай, что у эмасси нет причин врать.

Первая луна высоко поднялась над холмами и безжалостно светила им в глаза, озаряя каменистый путь и помогая обходить спящие тела. Несмотря на свои размеры, Зейнал оказался весьма проворен. Конечно, каттени привыкли к большей силе тяжести, но это не мешало некоторым из них проявлять чертовскую неуклюжесть и давить случайных свидетелей во время своих ссор.

— Нас оставили одних, чтобы мы начали заселять здешние места?

— Да.

— А когда будет ближайшая проверка?

Зейнал некоторое время шел молча, потом поднял два пальца.

— Как знать. Сбросят больше заключенных, если мы выживем. Затем проверят через полгода или год. Как мы здесь.

— Ты относишь себя к «нам»?

Митфорд сомневался, что ему нравится этот намек на единение. Фигурально выражаясь, кэт отнюдь не был в одной лодке с людьми. Или все-таки был?

Зейнал фыркнул.

— Я сброшен. Я оставаться. Я не против вас. Я с вами, — произнес он по-английски.

— Отлично, — кивнул Митфорд. И после короткой паузы добавил: — Но не жди, что все обрадуются.

Каттени усмехнулся.

— Эмасси нигде не рады. Я переживу.

Почему-то Митфорд ни на секунду не усомнился в словах Зейнала. Сержант уже видел несколько возможностей использовать его, особенно если тот действительно недолюбливает эоси, которые заправляют всем.

— А если мы выживем, пришлют других бунтарей?

— Бунтарей?

— Да, бунтарей, — сказал Митфорд, — людей вроде нас, тех, кто восстает против господства каттени.

Лицо Зейнала осветила широкая улыбка.

— Хорошее слово — бунтари. Оно мне нравится.

— Может быть, ты и сам немного бунтарь?

— Может быть.

Митфорд уловил в этом коротком ответе раздражение и удивился.

— Обсудим позже, — произнес Зейнал. И гораздо громче добавил: — Ты хорошо говоришь на бареви.

— Я выжил, эмасси. А быстрое изучение местного языка весьма способствует выживанию. Я неплохо знаю пять-шесть земных языков, освоить бареви оказалось совсем несложно.

— Верно.

— Незамысловатый язык для незамысловатого народа?

На сей раз Зейнал тихо рассмеялся. Но больше они не разговаривали, потому что по мере приближения к началу спящей колонны усталость добралась даже до них.

«Да, — снова подумал Митфорд, — мне нравится этот немного бунтарь».

Убедившись, что выставленный им часовой не уснул на посту, сержант с облегчением расстелил на земле одеяло.

— Зейнал, если вспомнишь что-нибудь еще из того отчета, дай мне знать, — сказал он, опускаясь на землю.

— Хорошо, — ответил каттени.

Глава 4

Утро было отнюдь не добрым. Тело Крис снова болело во всех мыслимых и немыслимых местах — за ночь камешки, на которых она спала, оставили множество чувствительных отметин. Когда девушка помогла подняться Патти, оказалось, что та с трудом держится на ногах. Но ничего не поделаешь, надо было двигаться дальше.

Крис спустилась к камню, который кто-то уже использовал для аналогичной цели, хотя потом и забросал свои следы грязью. Она поступила так же. Наверху ее поджидал Грин с кружками, полными воды.

— Боже, все бы отдал за чашечку кофе! — сказал он, улыбаясь Крис поверх своей кружки.

— Ты совершенно прав!

Крис подумала, что ей нравится его улыбка. Неужели для того, чтобы встретить такого славного парня, необходимо было оказаться на этой проклятой планете? Крис также обратила внимание на его ужасающую худобу. На руках виднелись зажившие порезы и царапины, а ладони покрывали мозоли.

— Ты действительно угнала командирский флиттер?

Крис вздохнула.

— Да! Но я бы никогда так не сделала, если бы знала, что учинят каттени!

— Ерунда! — Грин улыбнулся еще шире. — Одна только мысль, что кто-то из наших способен на такое, поддерживает многих!

— Не считая тех, кому пришлось долго общаться с плетками.

Крис содрогнулась, как будто по ее спине прошелся хлыст. Она испытала на себе оружие каттени два раза, и этого было предостаточно.

— Кэты запугивали нас, землян, при любом удобном случае, — заметил Грин. — Мы оказались более крепким орешком, чем они думали. Они снова поймали тебя или как?

— Нет. — Крис произнесла слово нарочито медленно, чтобы подчеркнуть свою досаду. — Я не рассчитала время. Отправилась на прогулку в город как раз в тот момент, когда пустили газ, чтобы подавить тот бунт. Кстати, из-за чего он начался?

— О, мы попытались сорвать одно из очередных милых дисциплинарных собраний! В результате вышло столпотворение. Ни здравого смысла, ни причины — просто желание крушить все, что подвернется под руку.

Прикончив остатки своего пайка, Крис кивнула и облизала пальцы.

Раздалась команда двигаться.

Утро Патти-Сью продержалась на собственных ногах, а потом опять свалилась. Она извинялась так долго, что Крис крепко сжала зубы, чтобы не рявкнуть. Попробуй игнорировать все эти извинения и самоосуждения, когда губы девочки находятся всего в нескольких дюймах от твоего уха! Грин помогал как мог, беззаботно рассуждая о том о сем, и его ни к чему не обязывающая болтовня успокоила Патти. Напарник Грина, ругарианец, молчал, останавливался и шел дальше, когда это делал землянин, а во всем остальном казался совершенно невосприимчивым к внешним раздражителям.

— Кем ты был на старой доброй Земле? — спросила Крис, чтобы чем-то занять время.

— Специалистом по компьютерам. Естественно, на Бареви меня заставили копать, рыть и подметать. Правда, не из-за предрассудков. Такую работу выполняли все, кто подходил по размеру. — Грин согнул руку и продемонстрировал результат. — Между нами говоря, это лучше, чем сидячий образ жизни перед экраном. Никогда раньше я не был в такой форме! — И он, бросив критический взгляд на хрупкое тело Патти, начал в третий раз за утро: — Ты уверена…

— Уверена, уверена.

Патти-Сью то ли заснула, то ли впала в коматозное состояние. Крис обнадеживало только то, что кожа девочки оставалась прохладной, а не пылала от лихорадки.

Полдень прошел в одном бесконечном усилии держаться вертикально и переставлять ноги. Они трижды карабкались на скалы… Крис надеялась, что разведчики Митфорда приносят ему точные сведения, потому что спускаться с последней скалы ей совершенно не хотелось. Пришлось сделать из одеяла ремни для бесчувственной Патти-Сью. Крис исцарапала ноги и ободрала кончики пальцев. В контейнерах каттени отсутствовали тысячи необходимых вещей. Перчатки, веревки, альпинистское снаряжение, плитка шоколада — Крис мечтала о них, и не только. Иголки и нитки! Бинты!

В колонне было три падения, один путник сломал ногу. Дески, несмотря на хрупкую внешность, почти скользили по поверхности скалы.

Это может пригодиться, заметила Крис и удивилась, что еще способна думать о чем-то, кроме того, что надо идти дальше.

И когда ее мужество иссякло до беспросветного отчаяния, пришли новости: голова колонны добралась до цели.

* * *

Крис добралась до места, даже не сознавая того. Во-первых, девушка споткнулась, а когда прислонилась к скале, все же успела посмотреть вниз, на дыру, в которую чуть не упала. Одного взгляда оказалось более чем достаточно, чтобы испугаться до смерти. Во-вторых, Крис настолько устала, что не могла остановиться.

— Я возьму ее, — произнес мужской голос, и она почувствовала, как тяжесть Патти-Сью исчезает с плеч.

Кто-то взял Крис за руку и увел от скалы, нагнув ее голову, чтобы она не ударилась о низкий вход. Темнота внутри неожиданно осветилась. Запаха не было.

но рубиновое сияние походило на настоящий огонь. Позже девушка узнала, что Зейнал перепробовал несколько видов древесины, пока не нашел тот, что горит. Он также обнаружил другое топливо, например высохший помет, который можно было собирать на ходу. Помет вонял, однако давал тепло и свет, в которых они все так нуждались.

Кто-то взял кружку Крис, она запротестовала, но не успела разозлиться, как кружка уже вернулась, полная воды.

— Пойдем, — сказали ей, и чья-то рука мягко подтолкнула девушку в нужном направлении, по узкому проходу среди раскинутых ног и обуви.

Крис повернула направо, затем налево, затем снова направо, наклонилась, чтобы войти в маленькую пещеру. В центре, в кругу блестящих камней горел костер. Дым поднимался вертикально вверх; Крис, задрав голову и чуть не потеряв при этом равновесия, не смогла разглядеть потолок.

— Сюда. — Ее провели к костру, туда, где не было ног и ботинок. — Садись.

Рука мягко надавила на плечи Крис, и она охотно села.

Почувствовав, что кто-то шарит по ее одеялу, девушка попыталась оттолкнуть руки.

— Спи в одеяле.

Странная фраза привлекла внимание Крис, и она заморгала, пытаясь разглядеть лицо перед собой. Это был Зейнал. Никто больше не мог оказаться таким большим. Тогда все в порядке. Крис ведь в долгу перед ним. Или он перед ней?

— Ложись, — сказал Зейнал, и она с радостью подчинилась.

Потом Крис почувствовала, как ее заворачивают в одеяло… Какой странный кэт… Нет, некрасиво так называть его. Каттени. Может, «тени» будет не так грубо?..

На этой мысли Крис отключилась.

* * *

Митфорд проснулся внезапно, безотказные внутренние часы разбудили его по прошествии привычных шести часов. Тьма стояла кромешная, и ему потребовалась секунда, чтобы осознать, где он находится. Митфорд осторожно приподнялся на локте, оглядывая спящих: Тальони, Мёрфи, Доделл и — ну конечно! — огромная черная тень широкоплечего каттени.

Хотя Митфорд старался держать себя в форме (не считая вынужденного сна на корабле), вчерашнее напряжение оставило свои следы и на нем. Что делать! Завтрашний день может принести новые пакости, и лучше начать его, с чем бы там ни пришлось столкнуться.

Митфорд еще раз обругал себя за то, что оказался в дрянной компании, но, черт побери, как иначе было организовать такое разношерстное стадо? Его кровь вскипела, стоило увидеть, как они спорят, кто сколько ножей возьмет и кому нужно больше одеял. По счастливой случайности, сержант знал некоторых грабителей, будучи с ними в одном бараке на Бареви, поэтому ему удалось заручиться их поддержкой с помощью намеков и убеждений. Митфорд терпеть не мог жадных и ненавидел задир. Поэтому он вмешался, взял под контроль контейнеры и организовал раздачу вещей. Следовало помнить, что одно влечет за собой другое. Правда, никто не оспаривал его лидерство. Возможно, несогласные просто ушли.

И, черт побери, после двадцати семи лет на флоте он знал, как сделать из сборища клоунов настоящую команду! Благодаря ему не один зеленый юнец стал отличным воякой! И в том числе несколько женщин! Для начала все здесь выполняли приказы, от которых не удалось бы увильнуть, а в будущем можно будет постепенно установить более демократическое правление — конечно, когда удастся добиться нормальной организации и независимость станет возможной. Сейчас же лучше держаться вместе и использовать имеющихся под рукой полезных инопланетян. Митфорд был рад избавиться от турсов — мрачных, вечно спорящих ублюдков, да и с ильгинцами на Бареви тоже не всегда удавалось ладить. Большинство из них ушли, что не могло не радовать.

Итак, убежище найдено, хотя Митфорд до сих пор плохо представлял себе, от кого здесь придется защищаться. Подземное озеро, обнаруженное разведчиками, обеспечит необходимым запасом воды. Кэты, то есть каттени, еще не скоро прилетят проверить, как идут дела. Но если он хочет в будущем наладить с ними контакт, ему понадобится посредник. На данный момент для этого годился только Зейнал.

В любом случае, во время своей вылазки с Тэгом и Мёрфом Зейнал нашел время поохотиться и принес кое-что из местной фауны, а потом доказал съедобность добычи, съев кусок прямо сырым. Митфорд предпочел свою часть предварительно зажарить, и, по его мнению, то, что он прожевал и проглотил, на вкус ничем не отличалось от нормального мяса. Животные сидели на скалах целыми стаями (или стадами) и не обратили ни малейшего внимания на приближающихся людей, за что и поплатились. Очевидно, раньше эти твари не встречались с человеком.

Таким образом, они обнаружили источник белка, способный заменить пайки каттени. Вода, убежище, еда. Совсем неплохо — за два дня в новом мире. По натуре Митфорд был оптимистом, хотя редко позволял себе такую роскошь.

Вчера во время перехода ему удалось поговорить с сотней мужчин и женщин. Весьма обнадеживало то, что многие оказались специалистами в чертовски полезных вещах. Руки Митфорда машинально полезли в карман, где обычно хранились блокнот и карандаш, — и в который раз сержант шепотом выругался. Кружки, одеяла, ножа и топора явно недостаточно. Правда, на курсе выживания у него не было и этого, но Митфорд привык к лишениям. А эта компания — нет. Ему не хватало карандаша и бумаги. Он запоминал факты только после того, как записывал их. Джерри Кэпстан, геодезист из «Колорадо-парк сервис», не сомневался, что они найдут, чем писать, и уже обнаружил в скалах залежи сланца. «Идиотский способ записывать распоряжения на день, — подумал Митфорд, — но, черт побери, что же делать?» Например, старый прораб в Лаббоке до сих пор использовал грифельную доску и мел в качестве доски объявлений для своих водителей.

Мёрфи был механиком, умел обращаться со сварочным аппаратом и заверил Митфорда, что ему достаточно огня, чтобы превратить лишние ножи в необходимые инструменты.

Женщина, шагавшая рядом с Мёрфи, услышав их разговор, подняла голову.

— Я гончар, Сэнди Арсон… Представляю, о чем вы подумали, — она улыбнулась сомнению, отразившемуся на лице Митфорда, — что я занимаюсь всей этой ерундой с претензией на искусство. Но я умею делать кувшины, кружки, тарелки и другие нужные вещи. Конечно, в том случае, если на планете есть глина.

— Учтем, — сказал Митфорд, зная, что такие простые штуки, как кувшины и тарелки, весьма помогают поддерживать моральный дух.

И теперь в холодных предрассветных сумерках сержант планировал свои дела на день. Хорошая горячая пища в желудках также способствует оптимизму. Поэтому самое главное на сегодня — охота. Следующее — детальное изучение окрестностей и пещер. И факелы, чтобы осветить уже обследованные коридоры.

Тот ботаник может заняться поиском съедобных растений. Вдруг найдутся и ягоды!

А еще есть два шахтера, их надо отправить на поиски залежей руды.

Выставить патрули, занять всех, а Арни, пожалуй, займется уборными. При этой мысли Митфорд улыбнулся. И все недовольные присоединятся к Арни. С таким количеством людей совершенно необходима надлежащая гигиена.

Хорошо хоть, что все они здоровы — больные остались лежать на поле.

Митфорд отправился будить тех, кого вчера отметил как имеющих охотничий опыт. Надо послать их на поиски древесины, из которой можно сделать луки, стрелы и дротики. Сам он в детстве был первоклассным стрелком, попадал в кролика за сорок ярдов.

А как там звали того парамедика?.. Да, Мэтт Даргл! Черт, хорошо бы все-таки обзавестись писчими принадлежностями!

Митфорд растолкал Тальони, Мёрфи и Зейнала и приступил к раздаче поручений на день.

* * *

— Ее разбудило зловоние. Крис начала кашлять и никак не могла остановиться. И не только она — кашляли все вокруг. Затем по пещере пронесся поток холодного чистого воздуха, и девушка попыталась снова заснуть. Еще слишком рано, снаружи темно.

Снаружи! Тут Крис окончательно проснулась и села, чтобы выяснить, где же она находится.

Оказалось, в пещере. Костер прогорел до углей, и кто-то пытался оживить его, подложив топлива, от которого и поднималась ужасная вонь.

— Я бы предпочла темноту, — пробормотала Крис, осознав, что люди вокруг нее продолжали спать.

Рядом она различила хрупкое тельце Патти-Сью. Крис разозлилась на себя. Она даже не подумала о своей напарнице, просто свалилась и заснула. Зейнал? Зейнал. Хм-м… Крис огляделась, но среди спящих его не было. Она решила поспать еще, но тут поняла, что сначала неплохо было бы найти уборную.

— Где туалет? — спросила Крис у фигуры, возившейся с костром.

— Ближайший? — Мужчина задумался. — Гм. Налево, а затем — в третий проход справа.

— А я увижу, куда идти?

— Да, конечно.

Хотя на стенах действительно висели факелы, Крис ориентировалась скорее не по указаниям, а по запаху, Увиденное потрясло девушку. Сколько же она проспала?

Зубная щетка! Крис с тоской вспомнила об удобных маленьких мешочках, которые раздавали в самолетах в бизнес-классе, с зубной щеткой, расческой и пилочкой для ногтей, не говоря уже о зубной пасте, освежителе дыхания и гигиенической салфетке. На обратном пути девушка прошла мимо «своей» пещеры — она почуяла еду. Пахло восхитительно, по крайней мере, если сравнивать с тем, что им довелось есть в последний раз.

Доверившись обонянию, Крис шла мимо боковых ответвлений, ведущих в пещеры со спящими людьми. Случайно свернув не туда, она оказалась в тупике, где пахло совсем не едой, а тошнотворной смертью. Наконец нюх вывел ее к источнику запаха, в самую большую пещеру. Все внутри так и кипело, мужчины, женщины и инопланетяне сновали туда-сюда. Девушка не понимала причину переполоха, пока не увидела группу мужчин, победоносно размахивавших своей добычей. Они вернулись с охоты, и, хотя животные напоминали бесхвостых крыс-переростков, Крис готова была забыть про сходство, если над кострами жарились именно эти твари.

Она подошла к ближайшему огню и остановилась у камня, на котором лежали два прожаренных куска.

— Как мне встать в очередь? — спросила Крис у темнокожего повара.

— На твоем месте я бы не церемонился, — ответил он с улыбкой. — Не обращай внимания на внешность — на вкус они хороши, а кэт заверил, что мы не отравимся.

— Ясно.

Крис как можно небрежнее потянулась за… мясом? Едой? Поднеся кусок к губам, она незаметно лизнула его. Вкус подтвердил, что «это» необходимо ее желудку, каковы бы ни были последствия. Крис откусила, втянув воздух, чтобы охладить слишком горячую для зубов пищу, потом хорошенько разжевала жесткое мясо. Божественно, ее желудок прямо-таки пел от благодарности.

— Только по одному в руки, — сообщил смуглый мужчина, осторожно проверяя ножом куски на вертеле.

— Понятно. У меня еще есть сухие пайки, чтобы заполнить оставшееся пустое пространство, но горячее…

Она сделала паузу, чтобы откусить еще, а заодно и указать на предмет обсуждения.

— Мы называем это мясом, — ухмыльнулся повар.

— Ладно, как бы оно там ни называлось, но попало в самую точку. Спасибо…

Крис вопросительно замолчала, чтобы повар назвал свое имя.

— Барт, — представился он. — А ты — Крис.

— Откуда ты знаешь?

— Ты два дня тащила на себе девочку, а еще ты знакомая кэта.

— Ой! — Такой известности Крис не ожидала. Немного смутившись, она оглянулась, но не увидела ни Зейнала, ни Митфорда. — А где сержант и кэт?

— Снаружи. Думаю, охотятся и заодно смотрят, не найдется ли поблизости других пещер. — Повар наморщил нос. — Здесь для нас недостаточно места. По-моему, неплохо было бы развернуться. Только никто не хочет, — сказал он дружелюбно.

— Хорошо бы у нас была проточная вода!

— А у нас и есть, только дорога туда — не послеобеденная прогулка!

— Да?

— Подземное озеро и река. Наверное, питает те ручьи, которые мы видели.

Крис облизала толстую кость, которая скрывалась под мясом.

— Разломай ее — мозг тоже очень вкусный.

Крис тщательно исследовала кость, не испытывая особого желания следовать совету.

— Мозг — одна из лучших частей, — серьезно сказал Барт. — Наступи на нее, а потом высасывай содержимое.

Чтобы не показаться привередливой, девушка послушалась его, и, надо заметить, мозг оказался совсем не плох! Она удостоверилась, что высосала все из обеих половинок, а затем огляделась.

— В костер, — произнес Барт. — Мы сжигаем все, что можем найти.

— Вот почему так воняет, — улыбнулась Крис.

— Да, что правда — то правда!

Крис бросила объедки в огонь, и они, затрещав, вспыхнули. Ее окатила волна запаха. Девушка облизала пальцы, предпочитая запомнить вкус мяса. Затем отвязала от пояса кружку.

— А где питьевая вода?

— Вон там.

Барт кивнул в сторону. Крис разглядела ряд контейнеров, стоящих у стены пещеры.

Не успела она сделать первый глоток, как женщина с неровно подрезанными темными волосами похлопала ее по руке.

— Ты случайно не умеешь свежевать и потрошить животных?

— Ага, — ответила Крис с гораздо большей готовностью, чем испытывала на самом деле.

Но она действительно свежевала белок и кроликов на практике по выживанию, а сейчас выпал отличный шанс показать свои навыки.

— Я — Сэнди, и я ни черта в этом не понимаю! Я была гончаром.

— А я — Крис…

— Да, я в курсе. — Улыбка женщины стала еще шире. — Ты знаешь кэта, а еще ты два дня несла свою напарницу.

«Неужели эти факты уже стали общественным достоянием?» — размышляла Крис, идя за Сэнди к выходу из пещеры. Она и не заметила, когда охотники успели вытащить наружу свою добычу. Несколько людей свежевали и потрошили животных, используя большие камни в качестве разделочных столов. Двое мужчин и две женщины поблизости вскрывали внутренности и спорили об анатомии.

— Кишки — они и в космосе кишки, и я не понимаю, почему бы нам не использовать их, — горячилась одна из женщин, показывая на длинный волокнистый тяж серого цвета.

— Индейцы ведь делают из этого тетивы для луков?

— Наверное. Уж не из нейлона, это точно!

Найдя себе место, Крис поймала брошенную Сэнди тушку. Мягкое, безвольное, но крепко сложенное тельце. Шкура оказалась неожиданно приятной на ощупь, хотя тусклый серо-коричневый цвет явно не походил на привычные земные расцветки. Повертев животное на камне и внимательно рассмотрев его, Крис так и не обнаружила причину смерти. Потом она заметила размозженную голову. Слишком маленькая рана для дубинки и тем более — для широкого лезвия топора. У этой твари было четыре ноги, толстое, округлое туловище и очень короткая шея, которая заканчивалась тупым обрубком, служившим головой. Крис вздохнула, оглянулась на своих соседей, чтобы посмотреть, как они управляются с такой работой, перевернула зверька на спину и начала снимать шкуру.

В нем оказалось больше мяса, чем в кролике или в белке, — толстые ляжки и хорошо развитые плечи. Не успела девушка закончить с первым животным, как Сэнди бросила ей следующего. Так прошло все утро. Казалось, охотники перебили всю местную фауну! Попадались и какие-то другие твари со скользкими на ощупь крыльями. На крыльях мяса не было, однако Крис велели не выбрасывать их.

— Ты успела поесть? — поинтересовалась Сэнди.

— Да, похоже, мне достался кусок одной из таких толстых тварей.

— Если бы у нас был котел, чтобы сварить их, мы могли бы приготовить и остальное, — заметила Сэнди с печальной улыбкой. — Боб-Травник, — и она ухмыльнулась при виде озадаченного выражения на лице Крис, — разбирается в земных растениях. Так вот, он нашел здесь какие-то съедобные корешки. По крайней мере, так считает кэт. Он съел их и обошелся без поноса, но ведь кэты могут есть все, что угодно! Некоторые их деликатесы загнали бы человека в туалет на целый день!

Тут в голову Крис пришла интересная мысль. Она снова присела на корточки.

— А есть ли здесь какие-нибудь естественные отверстия? С дном, чтобы не протекали?

— Зачем?

— Ну, из них могут получиться настоящие котлы. Наполняешь такую дыру водой, потом бросаешь туда чистые горячие камни. Вода кипит, а вместе с ней и то, что туда положишь!

— Думаешь, получится?

— Я сама не пробовала, но по теории должно. Основное отличие от котла лишь в том, что котел можно перемещать.

— В какой варварской стране ты подсмотрела такую штуку?

Крис рассмеялась.

— У старых ирландцев, когда была на юге Ирландии. Это просто аттракцион для туристов, однако гид клялся, что рабочие на полях по-прежнему пользуются такими «горшками», если не хотят тащиться домой.

— Н-да, я никогда… — начала Сэнди и умолкла, задумчиво покачивая головой.

— Эй, детка, ты нашла себе занятие! — раздался веселый голос, и, оторвавшись от очередного распотрошенного животного, Крис увидела идущего к ней Джея Грина.

В каждой руке он нес по связке птицеподобных существ. Судя по всему, им свернули шеи.

— Привет, Джей! Скажи, а как ловят этих тварей?

— На этой планете силки тоже работают! — ответил он, явно довольный. — Может, даже лучше, чем на других. Мне повезло, эти птицы глупее индеек! Они набрасываются на все съедобное, особенно на крошки от сухих пайков.

— Ты умеешь ставить силки?

— «Semper paratus»,[3] как сказали бы бойскауты! — скромно произнес Джей. — Я сделал парочку, а Митфорд показал нам, как пользоваться рогаткой. Потрясающий стрелок. — В его голосе явно звучало уважение. — Ничего эластичного не нашлось, но немного практики и точное движение запястья — и ты почти всегда попадаешь в цель. Эти скальные наседки слишком тупы, чтобы бояться, поэтому они просто сидят — и умирают молодыми! Эй, а ты неплохо обращаешься с ножом!

— Ага! — весело согласилась Крис. — Теперь твоих?

Она потянулась за его связкой, затачивая кончик ножа о камень.

— Так точно, сударыня! — отрапортовал Джей и, демонстративно держась подальше от затачиваемого ножа, положил тушки на дальний край ее «стола».

Солнце грело вовсю, и Крис остановилась, чтобы вытереть рукавом пот со лба. Она неожиданно осознала, что работает уже очень долго, что у нее болит шея, а одежда покрылась пятнами крови. Кровь же всегда привлекает насекомых. По крайней мере, на Земле и на Бареви.

Закончив с очередной скальной наседкой, Крис встала и передала результат своей деятельности на дальнейшую обработку.

— Я хочу вымыться, попить и немного отдохнуть, — сказала Крис.

Сэнди объяснила ей, как найти подземное озеро. Факелов на стенах прибавилось, поэтому Крис не спотыкалась даже на самых неровных участках. Дойдя до конца пути, она увидела сплетенную из лиан веревку с узлами, чтобы легче было спускаться. Девушка посмотрела вниз и разглядела песок, который смягчил бы прыжок с двухметрового обрыва. В свете факела Крис заметила сильное течение, но она хорошо помнила, что глубже всего бывают тихие воды. Крис легла на живот и сделала быстрый глоток. Вода имела привкус соды, который тем не менее не был неприятным. Девушка погрузила лицо в поток и глотнула еще. И тогда желание смыть с себя пот и грязь последних дней стало невыносимым.

Сначала Крис благоразумно убедилась в том, что веревка достаточно длинна, чтобы держаться за нее в процессе мытья. После этого она сбросила обувь и одежду и, не выпуская из руки веревку, погрузилась в воду. Холодно, зато так приятно! Крис вымылась как можно тщательней, насколько это возможно с одной свободной рукой и без мыла. Хотя одеяло и не впитывало влагу, Крис вытерлась им, а потом отмыла кровавые пятна с рукавов и переда своей одежды. Затем, не обращая внимания на сырость, оделась и уже завязывала башмаки, когда услышала приближающиеся голоса. Поднявшись наверх, Крис пустилась в обратный путь, чувствуя себя освеженной и отдохнувшей.

Она прижалась к правой стене, и мимо нее проследовала спускавшаяся к реке группа.

— Лучше держаться за веревку, — произнес один из мужчин, — кэт говорил, что здесь сильное течение.

— Боже мой, все бы отдал за бритву!

— Заточи нож, приятель! — ответил кто-то другой со смехом. — Первопроходцы всегда так поступают.

Вернувшись в пещеру для сна, Крис увидела, что там осталась только одна Патти-Сью. Девочка все еще спала. Крис подумала, что, быть может, стоит принести еды и заставить Патти поесть, потом решила, что сон важнее. Если принять во внимание усердие охотников, наверняка для Патти найдется кусочек, когда она проснется. Только как долго дичь будет просто болтаться поблизости и безропотно умирать? Им предстоит прокормить очень многих.

Внезапно мысли Крис прервали громкие возгласы и радостные крики. Она отправилась в главную пещеру с намерением выяснить причину шума. Все казались очень довольными. Барт ухмылялся с таким видом, как будто только что выиграл в лотерею.

— Что случилось, Барт?

— Нашли пищу! Горы еды!

Тут Барт вспомнил о своих обязанностях и бросился переворачивать куски мяса над костром, пока они не обуглились.

— Где? То, что мы сможем есть?

Крис обнаружила, что голодными глазами смотрит на подрумянившееся Мясо.

— Похоже на то, иначе почему все стали бы так орать? — пожал плечами повар.

Крис направилась туда, где можно было различить отдельные выкрикиваемые слова.

— Горы еды! Что-то вроде склада в одной из пещер! Как силосная яма! Там были другие двери, которые мы не смогли открыть… пока! Наверное, все это хранилось здесь веками! И никого поблизости, ни следа, только трещины в камне, будто там проехало что-то огромное.

Сквозь толпу возбужденных людей Крис пробралась в переднюю часть пещеры, надеясь встретить кого-нибудь, кто знает подробности. «Пещера-склад» немного беспокоила ее. Это означало, что информация Зейнала не соответствует действительности. Для чего запасать пищу, если ее некому съесть?

— Тест на порезе быстро все прояснит, — говорил какой-то азиат уверенным голосом. — Он сработал для пойманных вами тварей, а также для корней и ягод.

— А подойдет ли этот метод для ругарианцев и дески, Мэтт? — услышала Крис голос Митфорда.

— А вот этого я не знаю, сержант! Я лечил людей!

— Зейнал, ты можешь спросить у них?

Митфорд перешел на бареви.

— Да, я спрошу.

Крис увидела движение в толпе вокруг сержанта. Зейнал отправился задавать вопросы.

— Отлично! Слушайте меня! — В громком голосе Митфорда снова зазвучали командные нотки. — Мне нужны добровольцы… ты, ты, ты и ты. Закатайте рукава. Будем проводить тест.

Внезапно столпотворение рассеялось — немногие хотели попасть в число «добровольцев», когда Митфорда посетит еще какая-нибудь светлая мысль.

— Нашли только пищу? — спросила Крис.

— А этого мало? — с раздражением поинтересовалась какая-то женщина.

— Конечно, еда никогда не помешает, но нам необходимо столько вещей, чтобы обжить это место…

— Обжить? Вот смех-то! — фыркнула та, отодвигаясь подальше от Крис.

— Еда тоже может оказаться очень смешной, — рядом с девушкой возник Грин, — если мы не сможем переварить ее!

— А кто-нибудь имеет представление, откуда здесь такие запасы? — спросила у него Крис. — И что произойдет, если три медведя вернутся домой и обнаружат Златовласку?

— Зейнал не имеет ни малейшего понятия. Он настаивает, что в отчетах каттени эта планета названа необитаемой…

— То есть на ней нет чувствующих форм жизни?

— М-м… Да, он делал такую оговорку, — ответил Грин, а затем улыбнулся. — Все чертовски испугались, наткнувшись на металлические двери посреди пещеры! Даже сержант!

— И как же они попали внутрь?

Грин снова усмехнулся.

— У нас здесь есть ребята с чрезвычайно интересными навыками.

Крис улыбнулась в ответ.

— Где находятся эти таинственные пещеры?

— Полдня пути от лагеря, так что не беспокойся. И никакой дороги — ни туда, ни оттуда. Каким образом внутрь затащили провизию, совершенно непонятно. Должны же были остаться хоть какие-то следы! Сержант отправил туда исследовательскую группу. В любом случае сегодня вечером будет собрание, на котором он все объяснит. Быть может, нам даже удастся еще поесть! — Грин облизнулся, и Крис поняла, что тоже облизывается, втягивая носом блуждающие по пещере дразнящие ароматы. — Я бы съел такую тварь целиком!

— Ты ведь еще не прикончил свой паек?

— Нет, черт возьми, и, надеюсь, ты присмотришь за своим. Как я уже говорил, среди нас есть парни — и девушки — с весьма интересными наклонностями.

— О боже! Патти-Сью! — воскликнула Крис и, увернувшись от столкновения с Грином, бросилась в пещеру, где продолжала спать девочка.

По пути она притормозила возле Барта, чтобы спросить, не даст ли он ей порцию для Патти.

— Я могу рассчитывать, что ты отдашь еду именно ей и никому больше? — спросил повар, сурово глядя на Крис.

— Да, — торжественно ответила девушка и нашла камень, на котором можно было нести горячее мясо.

Патти так и не проснулась. Сверток с ее пайком исчез. Кто-то перевернул девочку, чтобы добраться до него. Крис рассердилась, а потом решила, что Патти-Сью должна хоть немного думать. Не решившись положить мясо на грязный пол, Крис нагнулась и потрясла девочку за плечо. Ее реакция — размахивание руками и брыкание — оказалась весьма неожиданной, и Крис пришлось проявить чудеса ловкости, перекидывая горячее мясо из одной руки в другую, чтобы не уронить его.

— Эй, Патти! Спокойней, детка! Иначе я уроню твою еду. Она горячая! — крикнула Крис, пытаясь увернуться от молотящих конечностей.

— Крис? — прерывающимся голосом спросила Патти и прекратила месить воздух. — О-о-о-о! Как ты меня напугала!

— Я не хотела. Давай, садись. Это горячее! Воспользуйся рукавом…

Патти подвернула слишком длинный край рукава и, используя его в качестве прихватки, взяла у Крис мясо. Крис начала тщательно облизывать пальцы, а девочка с подозрением изучала пищу.

— Не спрашивай, что это, названия еще не придумали, зато на вкус просто прелесть! К тому же мясо горячее!

— Не думаю, что мне удастся съесть что-либо… — вздохнула Патти и протянула кусок обратно Крис.

— Так не пойдет, детка! Ешь. Представь себе, что это жареный цыпленок, которого обычно готовила твоя мама…

— Нет уж, она совершенно не умела готовить! — Это были первые слова о себе, которые Крис слышала от Патти. Зажмурившись, девочка откусила крошечный кусочек. — Ой! Совсем неплохо! — Открыв глаза, она начала есть с видимым удовольствием. — Или, быть может, мне только кажется, потому что я так долго не ела?

— Патти, ты ведь не прятала свой паек? — спросила Крис.

Патти подняла глаза, и ее лицо вытянулось.

— Нет, а зачем? Никто ведь…

Свободной рукой она беспокойно ощупала одеяло. Осознав, что сверток исчез, Патти начала трагически причитать и чуть не уронила мясо. Крис направила ее дрожащую руку обратно ко рту.

— Ешь, а я поделюсь с тобой. Ничего страшного. Нашли пещеру-склад с продовольствием!

— Пещеру? С продовольствием? — Патти, казалось, оцепенела от страха. — Значит, в этом мире тоже живут каттени?

— Нет, если верить нашему живому эксперту-каттени…

Глаза Патти округлились от ужаса.

— Каттени…

— Ешь! — настойчиво сказала Крис. — Вместе с нами сбросили одного каттени, и он неплохой парень. Он тебя не побеспокоит…

— О!.. О!.. О!..

Не прекращая постанывать. Патти вернулась к мясу.

Крис, конечно, слышала о привередливых едоках, но Патти-Сью побила все рекорды.

* * *

Крис так и осталась с Патти-Сью — не только из-за того, что девчушка смертельно пугалась каждого шороха в коридоре, каждой тени, заслонявшей пламя факела в их уютном убежище, но и потому, что сама страшно устала. Ее руки и ноги ныли от усилий, затраченных при разделке мяса, а еще она умудрилась пару раз порезаться, и теперь ранки болели. Потом Крис вспомнила про аптечку и намазала царапины оранжевой жидкостью, ощутив кратковременное жжение. Зато дезинфицирующее средство каттени снизит возможность заражения.

Крис предложила Патти-Сью пойти окунуться, но стоило ей рассказать про дорогу и условия мытья, как девчушка свернулась клубочком, подтянула колени к груди и опять застонала.

— Лучше перестань стонать! — не выдержала Крис. — Мне-то все равно, но здесь есть другие, кому это не понравится. Мы все в одинаковых условиях — вонючие, испуганные и подозрительные.

— Но… — прошептала Патти-Сью, подняв на Крис расширенные, страдающие глаза и явно снова собираясь начать то ли извиняться, то ли оправдываться. Затем она надолго умолкла. — Ты права. Я трусиха. Всегда ею была и, думаю, останусь до конца жизни. И я не буду просить прощения за то, что я такая, какая есть.

Крис уже пожалела о своем раздражении.

— Дорогая, мы все такие. Напуганные, я имею в виду.

— Ты все еще моя напарница?

Жалкий голос и умоляющий взгляд действительно тронули Крис, остававшуюся равнодушной к бесконечным извинениям.

— Тебя изнасиловали, детка? — спросила девушка, присаживаясь рядом с Патти на корточки.

Патти-Сью конвульсивно содрогнулась и взглянула на Крис глазами, полными боли.

— Заметно, да?

— Ну, конечно, не родимое пятно или клеймо, — ответила Крис как можно дружелюбней. — Но тебя выдает то, как ты шарахаешься при звуке мужского голоса, завидев тень или кого-нибудь совершенно безобидного вроде Джея Грина, который всего лишь хочет помочь тебе. Я не утверждаю, что в нашей компании не найдется парней, которые не прочь, ну, ты понимаешь, — потому что ты очень милая и привлекательная. Но сейчас, дорогая, ни у кого просто нет сил. Все они уходят на борьбу за выживание в этом сумасшедшем мире. Так что почему бы тебе не встряхнуться? Я буду рядом с моей старой доброй напарницей столько, сколько смогу. Правда, полагаю, мне дадут какое-нибудь задание… — «Или я свихнусь, приглядывая за тобой!» — добавила Крис про себя, — и мне придется куда-нибудь отправиться. Поэтому давай я познакомлю тебя с людьми — с женщинами! — которые позаботятся о тебе, когда меня не будет.

Слушая объяснения Крис, Патти-Сью дрожала все сильнее и сильнее, и девушка поняла, что она борется с первоначальной реакцией на новости.

— А теперь пойдем… и возьми с собой одеяло. У нас, конечно, найдутся другие, но лучше держать вещи при себе.

Трясущимися руками Патти ухитрилась свернуть одеяло и перекинуть его через плечо, как Крис. Продолжая нервничать, она следом за Крис вышла в коридор, беспокойно озираясь при звуке голосов, доносящихся из соседних пещер, и практически наступая девушке на пятки. Когда они вошли в главную пещеру, Патти остановилась, хватая ртом воздух при виде такого количества людей, перемещающихся туда-сюда или сидящих на корточках возле костров и беседующих с поварами в ожидании еды.

Крис с изумлением увидела, что темнота за аркой выхода расцвечена мерцающим светом факелов и костра. По-видимому, Митфорд считал такую иллюминацию вполне безопасной.

— Не тревожься, Патти, — сказала девушка, направляясь к выходу. — Снаружи все освещено, прямо как на Рождество. Пошли, подышим свежим воздухом и займем хорошие места для собрания.

В большой пещере пахло не только готовящейся пищей, и другие запахи оказались отнюдь не столь вкусны и аппетитны.

— О-о-о… — простонала Патти, съеживаясь от страха.

— Все равно придется, детка, если ты, конечно, не планируешь провести остаток жизни в зловонии.

— Если ты уверена…

И все равно Патти-Сью не осмеливалась сдвинуться с места.

— Давай, по-моему, я знаю, где нам сесть!

Крис надеялась, что темнота скроет от Патти свидетельства использования камней в качестве скотобойни.

Она прошла вперед, Патти следовала за ней. Крис надеялась, что девчушка не споткнется и не сбросит их обеих с выступа, располагавшегося над большим костром. Пламя освещало сидевших вокруг людей.

— Эй, да у нас места прямо на балконе! — заметила девушка. — Передний ряд, центр!

С этими словами она села, а Патти-Сью прижалась к ней с правой стороны.

Крис попыталась различить у костра знакомые лица. Она с легкостью отыскала Зейнала, расположившегося рядом с Митфордом. Прямо за ними сидели Басс, Мёрфи, ругарианец и двое дески, а дальше — те, кого Крис смутно помнила, но не по именам.

Патти испуганно выдохнула, неожиданно сильно сжав руку Крис, и девушка поняла, что к ним кто-то идет.

— Спокойно, — шепотом пробормотала Крис. Она узнала незнакомца. — Это всего лишь Джей Грин, и он славный парень. Привет, Джей! Ты знаком с моей напарницей? Патти-Сью, это Джей Грин, большой спец по силкам. Присоединяйся! Ты будешь нашим телохранителем!

Крис тут же пожалела об этих словах, потому что Патти-Сью тесно-тесно прижалась к ней. Девушка строго сказала себе, что у Патти есть причины нервничать, особенно если ее неоднократно насиловали. В конце концов, именно вероятность такого развития событий заставила Крис отважиться на кражу флиттера и побег.

Грин сел достаточно далеко от Крис. Она улучила момент и повернулась к Патти-Сью.

— Ты мне так руку сломаешь. Успокойся! — прошептала она и почувствовала, как сжавшиеся пальцы немного ослабили хватку. Крис прямо-таки физически ощущала, каких усилий стоило Патти отпустить ее. — В чем дело, Джей? Ты что-то услышал?

— Ага, — ответил он, и его белые зубы сверкнули в свете факелов. — Похоже, мы здесь не одни!

Руки Патти снова вцепились в Крис.

— Я знаю, — сказала она и на сей раз просто разжала пальцы девочки, вернув ее руки обратно на колени и похлопав по ним напоследок.

— Я имею в виду, что мы не единственные бродяги, высаженные на эту планету, — пояснил Грин.

— Серьезно? Пожалуй, неудивительно, — ответила Крис. Ну почему именно на нее повесили такую обузу, как Патти-Сью?! — На нашем поле сбросили всего пять-шесть сотен человек. Не похоже на эффективное избавление от лишней рабочей силы. Но в транспортный корабль влезает очень много, там было два уровня, если не больше. Может, они очистили все камеры на Бареви? Вот тогда путешествие сюда действительно можно было бы назвать экономически оправданным! Еще люди?

— Ну, — пожал плечами Грин, — я не уверен, что кто-нибудь знает это.

Патти-Сью тихо всхлипнула.

— Не бойся, Патти! — сказала Крис. — Ты ведь не с ними, а с нами, в безопасности! Правда, Джей?

— Как у самого Господа за пазухой! — ответил тот теплым, уверенным голосом, и Крис, широко улыбнувшись ему, подняла вверх большой палец на левой руке. — На самом деле, дальше — больше. Но пока мы можем обмениваться информацией и держаться вместе, чтобы решать задачи, которые нам подкидывает эта планета, все отлично.

— Еще какие-нибудь сплетни?

— Например?

— Выяснила посланная Митфордом группа, как провиант попал в пещеру?

— Нет, — качнул головой Грин. — Зато нашли другие склады, выдолбленные в сплошной скале. И долины с полями и разными штуками. Вот там… — Крис быстро махнула ему рукой, пока он не успел сказать что-нибудь, от чего Патти опять разнервничается. — …там обнаружили стоянку огромных машин, — закончил Грин.

Раздался приглушенный шум голосов, и все трое увидели, что люди выходят из пещеры и идут к костру или ищут места на уступе.

— Как ты думаешь, с чего мы начнем — с национального гимна или с молитвы? — насмешливо поинтересовалась Крис у Джея.

— Не думаю, что наш добрый сержант глубоко религиозен, — ответил тот.

— Спасибо ему за это большое. — Крис почувствовала, как Патти просто окаменела от возмущения, услышав такую дерзость. — Нам нужен реалист!

— Согласен!

В этот момент Чак Митфорд встал и поднял руки, призывая собравшихся к тишине.

— Говорит Митфорд, если вдруг кому-нибудь не видно, — начал он зычным командирским голосом, и эхо в ущелье негромко повторило его слова. — Несколько групп отправились на рекогносцировку — или на разведку, если кто-то из вас незнаком с армейским жаргоном. Мы обнаружили пещеры-склады с продовольствием, которого хватит на годы. Мы не знаем, кем — или чем — сделаны эти запасы, но вряд ли они заметят, что мы что-то забрали или заберем в будущем, при условии, что мы будем действовать организованно. К счастью, у нас есть несколько ботаников, и они определили, что некоторые местные растения, ягоды и корни съедобны. А вода здесь, как вы все уже успели выяснить, превосходная! Кроме того, ведется поиск новых убежищ, чтобы мы не теснились, как сардины в банке…

— Скорее как сардины в транспортном корабле! — с шутливой горечью вставил какой-то мужчина, и все засмеялись.

Улыбаясь в свете костра, Митфорд поднял руку.

— Мы также выяснили, что здесь… высадили и другие партии. Пока мы не встретились, но если кто-нибудь наткнется на них, пошлите своего напарника обратно за подмогой. И не приводите сюда никого! Даже других землян. — Он помолчал, чтобы слушатели осознали его слова. — Мы знаем друг друга по переходу и примем любого, кто попросит об этом, но, думаю, после проверки.

Над толпой пронеслось согласное бормотание.

— И больше никаких инопланетян… — раздался чей-то голос.

— Так не пойдет, — сурово возразил Митфорд, вперив взгляд в сторону говорившего. — Я хочу прояснить этот вопрос здесь и сейчас. Не знаю, где-вы были на Бареви, но я видел, что некоторым инопланетянам досталось не меньше моего. — Он ткнул себя пальцем в грудь. — И некоторые умеют то, чего не умею я! Мы начинаем все заново на этой планете, так давайте забудем всю эту чепуху! Идет?

Его предложение встретило громкий одобрительный ропот.

— Для тех из вас, кто не в курсе, сообщаю: пещеры нашли дески. Я не уверен, что люди их увидели бы. Они лазают, точно пауки, на которых и похожи. Только дески — тоже гуманоиды, и я не хочу больше слышать, как их называют пауками. Понятно? Их так же, как и нас, забрали с родной планеты. Поэтому обращайтесь с ними, как обращались бы с любым из своих, потому что они тоже наши! Я достаточно ясно выражаюсь?

Громогласный ответный вопль немного успокоил Крис. Она попыталась вычислить тех, кто не приветствовал это заявление.

— Дески нес ребенка Мэй Фрэмбл и не подумал ныть. — Глаза Митфорда метали громы и молнии в тех, кто жаловался. — Так что помните, они здесь вместе с нами и делают свою часть работы. И ругарианцы — одни из нас по той же самой причине. Они добыли больше животных, чем люди. Первоклассные стрелки! Есть еще одна вещь, которую надо прояснить прямо сейчас! Любой мерзавец, которого поймают при краже еды или уличат в обладании бóльшим, чем ему полагается, — лишится всего и будет чистить уборные в течение месяца. — Сержант окинул взглядом людей вокруг костра и на уступе. — У нас практически нечего красть, но воровства мы здесь не потерпим. Ни при каких обстоятельствах! — Митфорд скрестил руки на груди, показывая безоговорочность своих слов, — Все меня поняли?

— А кто это назначил тебя главным, Митфорд? — осведомился раздраженный мужской голос.

— Вы!

Сержант вздернул подбородок и посмотрел туда, откуда прозвучали слова недовольства.

Крис показалось, что тот же человек возражал против инопланетян. Сначала она подумала, что это хорек Арни, но он не осмелился бы на такое. Он из тех, что действуют исподтишка, за твоей спиной. И крадут еду у спящих девочек.

— Хочешь на мое место? Вперед!

Митфорд сделал вид, что уходит от костра.

Тут же послышались громкие протестующие голоса людей, а дески и ругарианцы — к радости Крис — начали махать руками и лапами.

— Я много лет занимался тем, что заставлял работать в команде гораздо более разношерстную публику, приятель, — в устах Митфорда безобидное обращение прозвучало хуже грязного ругательства, — так что, если ты не можешь переплюнуть мои двадцать семь лет службы, причем пятнадцать из них — в качестве главного сержанта, лучше заткни пасть. Кому еще не нравится, как я руковожу этим чертовым ансамблем? Нет таких? Отлично! Значит, в ваших головах еще что-то осталось. Мне самому все происходящее нравится не больше, чем вам, но я взялся за дело и буду заниматься им, пока мы не выясним, что есть что на этой планете! Так что слушайте! Необходимо исследовать окружающую территорию, чтобы обезопасить базовый лагерь от всяких сюрпризов. Вы знаете, что сбросили не только нас, и кое-кому может понравиться наша загородная резиденция. — По толпе прокатились смешки. — Конечно, у нас особо нечего отнимать на данный момент. — И Митфорд сделал паузу, которая подразумевала, что у него много идей по усовершенствованию. — Но мы справимся — если нас оставят в покое. Итак, два пункта… — Он поднял вверх пальцы. — Во-первых, часовые — глядящие в оба и сменяющие друг друга, даже если такого приказа не поступало. Во-вторых, если вы услышите, как я или часовой кричит: «Тревога!» — сержант приложил ладони ко рту, закричал, и ближайшие к нему люди подались назад, — бегите со всех ног с ножами наготове. Вечная бдительность — цена свободы, друзья мои. — Лицо Митфорда стало очень серьезным. — Мы проиграли на Земле, но, черт побери, я не собираюсь проигрывать и здесь! Когда нас выбросили на том поле, мы снова стали свободными! И я намереваюсь остаться свободным!.. Ну, что вы сделаете, если услышите сигнал тревоги?

Наклонив голову, сержант приложил руку к уху.

— Прибежим к папочке! — выкрикнул какой-то остряк, спрятавшийся в тени.

— Надеюсь! Кроме того, нам нельзя болеть, а это подразумевает уборные в строго отведенных местах. Там, где нет естественных глубоких отверстий, их необходимо вырыть. И каждый раз после посещения бросайте туда немного песка — он сдержит запах. Каждое утро охотники должны совершать вылазки. Необходимы добровольцы для дегустации пищи, другие — для ее приготовления. По дороге сюда я успел поговорить с некоторыми, но теперь мне необходимо знать, есть ли у нас химики, медики или хотя бы люди, прошедшие курс по основам выживания. Работать должны все. И никаких обманов с пропуском своей очереди! Будете чередоваться. Когда собрание закончится, те специалисты, с которыми я еще не беседовал, собираются у костра. Охотники, получите поручения у этого ругарианца — его зовут Слав, и он лучший метатель из всех, кого я видел со времен Лу Герига.[4]

— Сержант, так вы еще не родились, когда играл Лу Гериг! — высказался очередной шутник.

— Зато я видел его в записи! В общем, охотники — со Славом. Завтра понадобятся новые разведывательные группы, так что если хотите поразмяться, — раздался хохот, — обращайтесь к Зейналу.

— Ты веришь кэту?!

— И намерен верить ему дальше! — Тон Митфорда пресек любые возражения. — Его сбросили сюда так же, как и всех нас, а я недостаточно смелый, чтобы спросить почему.

Снова раздался удивленный ропот, но сержант продолжал:

— Мне нужны двадцать человек для еще одной вылазки за зерном. Лучше поднимите руки сами, пока я не начал назначать.

Желающих оказалось значительно больше двадцати.

— И последнее. Среди нас больше мужчин, чем женщин. Некоторых из них насиловали каттени. Мы — люди! И в этом лагере никто не потревожит женщину.

При первом упоминании изнасилования Патти-Сью застонала и попыталась вжаться в Крис. Обняв девочку, Крис почувствовала, что Патти трясет.

— А если девушка изнасилует кого-нибудь из нас? — заорал все тот же весельчак, и сидевшие поблизости женщины сердито зашикали на него.

— Ну, если тебе не удастся это предотвратить, расслабься и получай удовольствие… приятель!

Горечь и презрение в одиноком женском голосе резко контрастировали с веселыми словами.

— Я лично имел в виду любое насилие мужчины над женщиной, — сказал Митфорд, поднимая вверх руки. — Но это касается и женских приставаний. — Тут он сделал паузу и криво усмехнулся. — Я говорю на тот случай, если у кого-то еще остались силы после такого долгого дня.

— Вот видишь, Патти-Сью, — успокаивающе прошептала Крис, мягко похлопывая по руке, сжимавшейся и разжимавшейся на ее предплечье. — Он тоже так считает.

— Он, может, и считает, но что, если…

— Никаких «что если», Патти-Сью! — как можно тверже сказала Крис. Хорошо, что Митфорду нужны разведчики! Завтра она сможет отвязаться от этой прилипалы и заняться чем-нибудь более примечательным, чем потрошение скальных наседок, — Ты все слышала.

Но Патти все равно продолжала стонать, несмотря на свое обещание не делать этого.

— А теперь я готов выслушать толковые вопросы, предпочтительно те, на которые можно ответить, — объявил Митфорд. — У меня будет свой кабинет, и если я занят, говорите с Бассом. Зейнал, назначаю тебя переводчиком для наших инопланетян просто потому, что ты лучше говоришь на бареви. Доделл, встань, и ты тоже, Мёрфи. Будете капралами. Есть жалобы? Обращайтесь к ним. Они разберутся и примут соответствующие меры… если возможно.

— Сержант Митфорд? — Мужчина встал, чтобы его было видно. — Кто-нибудь знает, зачем нас сюда сбросили?

— Зейнал говорит, что так каттени заселяют планеты. Они возвращаются через некоторое время и смотрят, выжил ли кто-нибудь.

— Значит, мы так и останемся здесь?

— Я этого не говорил, — мрачно заметил Митфорд. — Для проверки им придется приземлиться. И нет никаких гарантий, что потом взлетят именно они.

Послышались полный надежды шепот и приглушенные замечания.

— И это очередная причина дружить с единственным каттени, оказавшимся на нашей стороне, — продолжил Митфорд. — Еще вопросы?

— Так кто же обрабатывает землю на этой планете?

— Хороший вопрос, и ответ на него мне неизвестен.

— А кэту?

— Наш союзник-каттени, — Митфорд замолчал, чтобы все уловили полное название расы Зейнала, — тоже не знает, потому что его сведения об этой планете почти так же разрозненны, как и наши… за исключением того, что ему известно об опасных тварях. Вне лагеря держите глаза и уши открытыми. Или перед смертью хотя бы успейте рассказать об увиденном или услышанном!

— Вот спасибо, сержант!

По толпе пробежала волна смеха.

— Все в необыкновенно хорошем настроении! — сказала Крис Грину.

— Полный желудок удивительным образом меняет виды на будущее!

— А какая-то сволочь стащила паек Патти-Сью, — сообщила девушка.

— Это меня не удивляет, — тихо отозвался Грин. — Но мы добудем для нее новый. Или у тебя пища будет в лучшей сохранности?

— После того что Митфорд сказал насчет обладания большим, чем полагается?.. Спасибо, нет!

— Ой! Ладно, вряд ли она снова останется без пайка. Может, вам с Сэнди поменяться напарниками?

— Это, конечно, мысль, — ответила Крис, заранее зная, что поступить так ей не позволит совесть. — Но с какой стати я должна вешать на нее эту девочку?

— Сэнди — сильная и присмотрит за Патти, — сказал Джей. — В любом случае кому-то придется за ней присматривать, потому что она всего лишь нервный ребёнок.

Крис вздохнула. Решения, решения. Но она не собиралась остаться навсегда привязанной к пещере и лишиться «разминки». А еще ей удалось в одиночку выжить на Бареви, поэтому девушка была уверена, что окажется полезной в качестве разведчика или добытчика еды здесь, на… где бы они ни находились.

Даже не успев додумать мысль до конца, Крис встала.

— Эй, сержант! А как называется эта планета?

Митфорд посмотрел наверх, пытаясь разглядеть ее в темноте за пределами света костра.

— Бьорнсен? Зейнал, ваши парни дают планетам названия?

Зейнал вышел на свет.

— Только номера.

— Может, Баунти? — выкрикнула какая-то женщина.

— Алькатрас?

— Будьте оптимистами! Эльдорадо!

Обмен мнениями и названиями перерос в шум. Митфорд некоторое время не вмешивался, затем поднял руку.

— Мёрфи обнаружил что-то типа мела. Он положит его перед входом, и те из вас, кто умеет писать, — раздались смешки, — могут предложить свое название. Решим этот вопрос завтра, прямо здесь, — сержант показал на костер, — после доклада о наших новых достижениях. Поняли меня?

— Поняли! — грянуло в ответ изо всех углов.

Слово эхом отдалось в ущелье.

— Отлично! Часовые, занять свои места! Вас сменят после восхода первой луны. РАЗОЙДИСЬ!

— Пошли, Патти-Сью, — сказала Крис, поднимаясь. — Я хочу найти Сэнди и посмотреть, где она спит. Так ты узнаешь, куда идти завтра.

Патти-Сью снова вцепилась в ее руку.

— Завтра? Ты уйдешь? Куда? Ты не можешь меня бросить!

— Могу, солнышко, и брошу! — ответила Крис. — Все с тобой будет в порядке. Слышала Митфорда? Никто тебя не побеспокоит.

— А если…

— Патти-Сью, заткнись! — решительно сказала Крис, встряхнув девочку. — Я не собираюсь круглосуточно с тобой нянчиться!

— О…

— Да, мисс Патти, — произнес Грин успокаивающим тоном, не делая ни одного движения в ее сторону, — ты будешь в полной безопасности. Мы с Сэнди должны составить опись имеющихся запасов. Для записей придется использовать стены, и у меня есть кусок найденного Мёрфи мела. А ты можешь стать нашим секретарем. Ты ведь этим занималась на Земле?

— Секретарем? — В голосе Патти появились уверенные нотки. — Да, я была секретарем. И неплохим, но…

— Считай, что тебя только что приняли! — заявил Грин так радостно, что Крис была готова расцеловать его.

— Митфорд сказал, что всем нашим навыкам можно найти применение, Патти-Сью, — заметила она, обняв девчушку и ведя ее по уступу ко входу в пещеру. — Мы просто найдем Сэнди. И нам лучше поторопиться, иначе упустим! Она хороший человек.

— Но ведь ты — моя напарница! — прошептала Патти-Сью дрожащим голосом.

— Да, я была ею, — совесть не позволила Крис соврать, — на время перехода. Однако путешествие закончено. Кроме того, Сэнди — хороший повар, а дружить с поварами, знаешь ли, весьма полезно. Пошли!

Сэнди дожаривала последнюю дневную добычу.

— Остатки получат часовые, — сказала она, вглядываясь в искаженное ужасом лицо Патти и ласково улыбаясь. — Ну, девочка, посиди-ка здесь, рядом со мной. — Она прямо-таки силой усадила Патти. — Иди, Крис! А мы пока познакомимся.

Надо отдать Сэнди должное — она и глазом не моргнула от перспективы взвалить обузу в виде Патти на свои плечи. Перед тем как поспешно ретироваться вместе с Грином, Крис услышала, что женщина рассказывает девчушке о своей дочери примерно одного с ней возраста и о доме на Земле.

— Нельзя же возиться с ней вечно, — произнес Джей, пока они шли к костру.

— «И отпуска нет на войне!» — продекламировала Крис, вспомнив Киплинга.[5]

— М-м?

— Забудь. Видишь сержанта или Зейнала?

— Думаю, они за костром.

Спускаться вниз оказалось проще, чем карабкаться наверх. Крис заметила, что в скале успели вырубить широкие, удобные ступеньки.

Пришлось подождать своей очереди — недостатка в добровольцах для разведки и охоты явно не наблюдалось. Может, как-нибудь в другой раз она отправится в пещеры и увидит те хранилища собственными глазами.

— Сержант, найдется для меня местечко в разведке на завтра? — поинтересовалась Крис, когда Митфорд оглянулся и заметил ее. Увидев поблизости Грина, он нахмурился. — О, я оставила Патти-Сью с Сэнди. Зато у меня есть опыт выживания!

— Да уж, на Бареви ты себя показала, — заметил Митфорд, но на какое-то мгновение девушке почудилось, что у сержанта на ее счет имеются другие планы.

— Такие навыки пригодятся в любом месте. — Крис усмехнулась. — А еще я сегодня неплохо отдохнула, потроша дичь!

Митфорд медлил, пока не заметил, что на него смотрит Зейнал.

— Пойдешь с нашим другом. С ним безопаснее.

— Мне?

— Поверь, детка. — Слова больше походили на рычание. — Встречаемся на заходе последней луны. Зейнал знает, где тебя найти.

Сержант начал поворачиваться к стоявшим за спиной Крис.

— Сержант, кто-то украл у Патти еду, пока она спала.

Митфорд кивнул Джею Грину.

— Напиши на пайке ее имя, Грин, и держи среди других запасов. Если повезет, она снова научится общаться с мужчинами. Следующий!

И сержант посмотрел на людей, терпеливо дожидавшихся своей очереди. Крис и Джей отошли от костра.

— Даже не знаю, обижаться или нет, — шутливо прошептал Джей.

— По крайней мере, теперь ее паек в надежных руках, и она не останется голодной.

— Патти-Сью всегда накормят! — торжественно пообещал Грин.

* * *

Крис забрала Патти, стараясь не обращать внимания на взгляд девочки, в котором читалось, что она явно сомневается в возвращении Крис. Сэнди спросила, в какой пещере они живут, и предложила перетащить туда свою постель.

Крис отвела Патти к контейнерам с водой для питья, потом в уборную и показала ей, как справляться с этой важной проблемой.

Возле стены в пещере крепко спала, похрапывая, какая-то женщина. Крис велела Патти ложиться рядом. Там осталось место для Сэнди и, быть может, для кого-нибудь еще. Так как шум разбудил бы их всех, Крис наклонилась над женщиной, потрясла ее и предложила поменяться местами. Женщина сонно согласилась, и Патти благодарно вздохнула, устраиваясь поудобнее.

Крис отключилась практически мгновенно. И, насколько она помнила, даже ни разу не повернулась во сне.

Глава 5

От вида, открывавшегося с вершины скалы, перехватывало дыхание — а Крис оно было совершенно необходимо после подъема, предпринятого Зейналом и его группой. На запад от них расстилались большие аккуратные поля, исчерченные ручьями, блестевшими, словно сверкающие ленты, в лучах утреннего солнца. Поля казались бескрайними. На некоторых паслись травоядные, только на таком расстоянии их не удавалось разглядеть подробнее. К югу раскинулся огромный водоем, но океан это или озеро — было непонятно.

Группа также получила задание охотиться, и Зейнал коротко сказал, что лучше заниматься этим подальше от лагеря. Все опытные охотники согласились с ним. Сначала некоторые ворчали насчет каттени, однако через час умолкли, потому что Зейнал несся сломя голову, а восемь людей, оказавшихся в его отряде, из чистого упрямства не могли позволить себе отстать от ругарианца Слава и двух дески, Зива и Кускуса.

Слова Митфорда о незаменимости дески подтвердились, когда эти длинные, тонкие создания буквально втекли на скалы. Казалось, будто у них не ноги, а присоски, хотя, конечно же, никаких присосок не было и в помине. Дески крепко держали веревки, которые сбросили для остальных. Зейнал первым из гуманоидов вскарабкался наверх, каким-то образом во время совершенных ими пяти восхождений каттени каждый раз поднимал Крис — и каждый раз ухмылялся, аккуратно ставя ее на твердую землю. И девушке странным образом нравилось его постоянное внимание, особенно учитывая тот факт, что он оказался на этой планете исключительно по ее вине.

День на Ботанике — так Крис решила для себя называть планету — был длиннее, чем на Земле или Бареви, поэтому они шли довольно долго, пока солнце не достигло зенита. Тогда Зейнал объявил привал на обед. Сухие пайки шли легче под воду, поэтому все напились из последнего встреченного ручья. Крис, свесив ноги через край площадки, на которой они остановились, жевала и смотрела по сторонам, пытаясь понять, чем и для кого засеяны поля. Насколько хватало взгляда, землю возделывали или использовали как пастбище, хотя Зейнал снова и снова повторял, что планета необитаема. Чьих же рук это дело и зачем? Урожай хранили в пещерах; может, обитатели планеты живут глубоко под землей? Это объяснило бы отсутствие городов. Правда, Крис совсем не хотелось встречаться с троглодитами![6]

Линия холмов — к ней принадлежал и тот, на котором они отдыхали, — тянулась дальше, уходя на восток. Митфорд вел колонну на север, через ущелья, до самых пещер. Но в этих пещерах не было следов каких бы то ни было обитателей, ни прошлых, ни настоящих, даже диких животных, явно предпочитавших леса и заросли.

В тот момент ругарианец Слав издал странный крик и, привлекая всеобщее внимание, показал многосуставной мохнатой рукой на север. Крис повернулась — и не увидела ничего, кроме аккуратного лоскутного одеяла полей.

Прикрывая глаза от солнца, Зейнал всмотрелся и что-то невнятно пробормотал ругарианцу, ответившему коротким утвердительным кивком.

Каттени повернулся к остальным.

— Слав увидел странное… не животное.

Быстрыми жестами он очертил в воздухе куб.

— Люди? — спросила Крис, подумав, что наличие геометрических объектов может свидетельствовать о новой высадке и очередных пострадавших.

А ей отнюдь не хотелось, чтобы к ним присоединился кто-нибудь еще, чьи нужды необходимо принимать в расчет.

Поле находилось достаточно далеко, зато они пересекли два небольших лесочка, где парни с рогатками подстрелили несколько птицеобразных тварей и достаточно скальных наседок, чтобы все мероприятие можно было назвать охотой. Крис упросила одного из охотников дать ей рогатку, когда она будет ему не нужна. Добравшись до второго леса, девушка выбрала мишень и начала подкрадываться к ней.

— Подожди, пока не увидишь стаю, — посоветовал Камбер. — Тогда, если промажешь в одного, сможешь подстрелить кого-нибудь еще.

— Ты вселяешь надежду, — ответила Крис.

— А ты?

Камбер вопросительно наклонил голову, в его глазах явно светился намек.

— На этот счет — нет, приятель, я надежду совсем не вселяю! — резко сказала Крис, однако улыбнулась.

Она бы предпочла ускользнуть вперед, к Зейналу, только это была не самая лучшая идея, так что Крис отстала и поравнялась с дески. На шее у каждого висело по связке наседок, сраженных их меткой рукой. Охотились они не хуже, чем лазали.

Кубы действительно оказались контейнерами каттени, один из них даже не открывали. Найденные в нем одеяла Зейнал разделил между охотниками, чтобы доставить в лагерь. На поле виднелись маленькие засохшие лужицы коричневого цвета. Крис испытала прилив жалости к павшим здесь «от руки неизвестного противника», как написали бы в последних сводках.

Собирая свою охапку одеял, Крис увидела, что ругарианцы рыщут по полю, в то время как Зейнал приказывает остальным рассредоточиться и обыскать границы.

— Думаешь, их сцапали летучие твари? — спросил у нее Камбер.

— Очень может быть. Но всех? И контейнеры открыты.

— Или твари из-под земли выползли в темноте и высосали трупы, — не отставал Камбер, явно желая увидеть впечатление от своих слов.

— В этом мире своя система утилизации, — ответила Крис. — Ни мусора, ни осколков, ни бутылок из-под кока-колы или пустых аэрозольных баллончиков.

— Чего?

Камбер, похоже, воспринимал все дословно, и шутки ставили его в тупик.

Раздался крик человека, осматривавшего границы поля, и, конечно же, все ринулись посмотреть, что он нашел. Оказалось, следы кого-то крупного существа, продиравшегося через заросли.

— Такое впечатление, что кто-то в панике бежал отсюда, — покачал головой Камбер.

Полоса отступления (или бегства) продолжалась и на следующем поле.

Внезапно один из ругарианцев вскрикнул.

— Он говорит: тише, — сказал Зейнал на бареви низким голосом.

Слав жестикулировал ножом, и Крис ясно расслышала баревийское слово «горячий».

— Горячий металл? — спросила она, подходя к людям, собравшимся вокруг Слава.

— Горячий металл? — переспросил ругарианец.

Другие тоже вытащили ножи, изображая, что лезвие горячее.

— Уиссс.

Ругарианец показал вниз и глубоко вдохнул.

— Он чувствует горячий металл, — сказала Крис.

Зейнал снова принял командование на себя, приказав всем спрятаться за живой оградой, а Славу и еще одному мужчине — отправиться на разведку.

— Горячий металл? Фермеры пришли посмотреть, кто вторгся на их поля? — предположила девушка, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Кто-то ведь должен был появиться, — пессимистично провозгласил Камбер.

— А у нас только ножи!

Возвращающиеся разведчики ненамного опережали неуклюже ползущую за ними «тварь». Только она не преследовала их, а направлялась к вышерасположенным полям. Штуковина скользила на воздушной подушке, перелетая через изгороди, и, пока Крис и остальные зачарованно смотрели, добралась до поля с урожаем, где переключилась на другой режим: теперь она опрыскивала посадки.

— Вот это да! — От изумления говоривший поднялся в полный рост. Соседи тут же потянули его обратно, под защиту кустов. — Это всего-навсего фермерская техника. По-моему, я вижу еще одну, она поливает другое поле!

Осторожно оглянувшись, все убедились в его правоте.

— Теперь надо посмотреть поближе, — сказал Зейнал на бареви и на этот раз кивнул не только Камберу, но и Крис со Славом. — Не вставайте. Передвигайтесь тихо. Неизвестно, что еще умеют делать эти машины.

— А я бы попридержал лошадей! — заметил кто-то. — Кэты вечно куда-то торопятся!

Крис польстило то, что ее выбрали как человека, чье мнение О машине может оказаться полезным. Пригнувшись к земле — способ передвижения Зейнала был ближе к четырехногому хождению, чем все виденное девушкой раньше, даже в фильмах про войну, — они пересекли поле, на котором высадили группу недавних поселенцев. Отсюда разведчики могли видеть верхнюю часть третьей машины, равномерно поливавшей растения.

— Вот почему поля имеют чертовски правильную форму! — пробормотал рядом с Крис Камбер. — Машинам не приходится огибать углы.

— Весьма эффективно, — прошептала в ответ Крис.

Зейнал замахал им рукой, и они увидели, как он приложил палец к губам. При этом напоминании Крис скорчила гримасу. Машины, сами по себе выполняющие работу, могут оказаться запрограммированы и на другие действия.

Когда они подобрались к дальней изгороди, Зейнал жестом велел еще теснее прижаться к земле. Подавив стон, Крис опустилась на живот и поползла.

Сквозь просветы между толстыми стволами растений наблюдатели уставились на машину, которая сейчас находилась на другом конце поля. Она балансировала на воздушных подушках, продолжая опрыскивать урожай. Крис механизм напомнил Далека из старого фильма про доктора Кто.[7]

«Уничтожить! Уничтожить!» — почудился ей голос Далека, и девушка подумала, что он очень подходит к моменту. Что разбрызгивала машина — удобрения или инсектициды? Так или иначе, она почти закончила работу. Однако, добравшись до последнего угла, машина развернулась и пошла прямо на них.

Зейнал подал сигнал вжаться в густую изгородь. Крис слышала приближение машины, одновременно пытаясь слиться с переплетающимися корнями. Ей казалось, что она провела в таком положении долгие часы.

Раздалось щелканье, жужжание и тому подобный шум, который так походил на звуки из «Доктора Кто», что Крис чуть не рассмеялась.

Затем машина «перепрыгнула» через изгородь, и они ощутили поток горячего металлического воздуха. Машина двинулась дальше по полю, не трогая обломки контейнеров, но, без сомнения, «осматривая» их.

Еще один прыжок — и она исчезла, к счастью, не свернув на поле, где находились остальные охотники, постаравшиеся спрятаться как можно лучше.

— Эта штука опасна, — сказал Камбер Зейналу, и тот кивнул.

— Забираем остальных и уходим, — произнес он, подчеркнув последнее слово.

Слав, внимательно слушавший каттени, поднес руки ко рту и издал пронзительный звук.

Ему ответил такой же вопль Зива.

— Сказать. Идти.

Слав показал наверх, откуда они пришли.

— Отлично!

И разведчики направились обратно, по дороге прихватив остальных охотников.

Затем последовало одно из предупреждений дески — они быстрыми жестами изобразили летучих тварей, — и все снова замерли на месте. Пять существ, появившихся с востока, снизились над полем и тщательно обследовали его. Ничто не шелохнулось, и хищники, лишенные добычи, с протестующими криками пронеслись над затаившими дыхание охотниками и улетели вниз по склону.

— Здорово! — тихо, с уважением произнес Камбер. — Чертов агрегат поднял тревогу!

— Нас машина не видела, — задумчиво сказала Крис, — значит, у нее есть какие-то сенсоры, потому что она точно указала наше местонахождение. Как Далек.

— Как что? — Камбер явно никогда не смотрел старые научно-фантастические сериалы.

— Робот с замашками убийцы.

Один из мужчин ухмыльнулся и изобразил гнусавым фальцетом:

— Уничтожить! Уничтожить!

— Эй, прекрати! — потребовал кто-то нервным шепотом.

— Что он сказал? — тихо спросил Зейнал по-английски.

— Машина сообщила о нашем присутствии, — ответила Крис, сопровождая слова жестами. — Быть может, она регистрирует тепло. Узнала, что мы в кустарнике, потому что наши тела излучают тепло.

Зейнал кивнул.

— Надо хорошо следить. Теперь идем в пещеры. Охотимся. Но все время наблюдаем. — Каттени позвал Слава и Зива и отдал им быстрые указания. — Они лучше слышат, — объяснил он Крис.

Оба ругарианца заняли места по краям группы, и Зейнал скомандовал трогаться.

* * *

Дорога домой была еще тяжелее, учитывая все спуски, которые необходимо было преодолеть с добычей. Выяснилось, что кровь шестиногих травоядных, пасущихся на полях, тоже красная. Двух животных убили и свежевали прямо на месте, а мясо разделили между охотниками, чтобы отнести в пещеры. Лишним одеялам тоже нашлось хорошее применение, особенно они пригодились вечером, когда после захода солнца появились насекомые.

По-видимому, у дески было сильно развито чувство направления, и они вели группу в сумерках. Еще никогда Крис так не радовалась лагерным кострам!

При виде нагруженной команды другие охотники разразились аплодисментами. Не успела девушка избавиться от своей ноши, как Зейнал тронул ее за руку и жестами предложил отправиться с ним на доклад к Митфорду. Камбер и Слав тоже оказались там.

— Камбер говорит, что ты опознала эти машины, Крис, — произнес Митфорд. Он выглядел очень усталым.

— Я? Не совсем так. Это какие-то роботы.

— Они передвигаются, не касаясь земли?

— На воздушной подушке.

— Хм-м. Высокие технологии… И тепловые датчики?

— Ну, скорее всего, тех летучих тварей позвала машина, — ответила Крис. — И так как их прилетело пять, думаю, машина засекла пять наших тел в кустарнике. Впрочем, любой другой пришел бы к таким же выводам, — скромно закончила девушка.

— Зато ты многое помнишь из детских фильмов. Думаю, ты права, Бьорнсен. А теперь идем, ты тоже, Камбер. Сегодня у нас есть хлеб! — Сержант усмехнулся. — Один из химиков обнаружил залежи бикарбоната натрия. Хлеб совсем не плох на вкус — если проголодаться и не обращать внимания на песок в муке.

Не успела Крис дойти до главной пещеры и встать в очередь за куском хлеба, как ее нашла Патти-Сью. Девочка бросилась на шею Крис и разрыдалась.

— Эй, Патти, со мной все в порядке, — сказала Крис, пытаясь унять истерику.

Ее спасла Сэнди.

— Вот видишь, я же говорила, что Крис может за себя постоять!

Патти убедили ослабить мертвую хватку. Отступив назад, она посмотрела на свою одежду, перепачканную той же грязью, что покрывала Крис.

— О боже! Что это?

— Кровь, наверное, — пожала плечами девушка.

— Господи!

Патти отпрянула от Крис, как от прокаженной.

— Думаю, мне не помешает ванна, — весело заявила та и, взяв хлеб, съела его по дороге к подземному озеру, где собиралась привести себя в порядок.

Не только она мечтала вымыться. В воде уже плескались несколько человек. Кто-то привязал на спуске новые веревки. Оставив обувь, паек и одеяло возле других пожитков, дожидавшихся хозяев, Крис ухватилась за свободную привязь и бросилась в воду. Обернув веревку вокруг запястья, девушка сняла одежду и тщательно прополоскала ее. Вода была бодряще холодной, и Крис ощутила прилив сил. На берегу она вытерлась одеялом и обернула его вокруг себя на манер саронга. Затем отжала одежду и отправилась в обратный путь. Крис не сомневалась, что со сном сегодня проблем не возникнет.

И верно — до тех пор, пока ее не разбудил Зейнал. Была середина ночи, и все вокруг крепко спали, особенно Патти-Сью, которую хватил бы удар, если бы она, проснувшись, увидела рядом каттени.

В мерцающем свете горевшего в коридоре факела Крис увидела, как Зейнал коснулся пальцем губ, призывая к тишине. Невольно застонав — она слишком устала от вчерашних усилий, — девушка протерла глаза. Зейнал протянул руку — и Крис уже стояла на ногах. Улыбаясь, она последовала за каттени. Он так и не отпустил ее руку. Девушка не возражала. Она подумала, что ее определенно тянет к Зейналу, и не только из-за того, что он выше ее. За последние дни он проявил столько достоинства и такта, что самый рьяный ненавистник каттени не нашел бы, в чем его упрекнуть. Митфорд доходчиво объяснил толпе, как важен для них Зейнал. Впрочем, Крис подозревала, что когда эйфория превратится в утомительную рутину, начнутся проблемы.

— Проблемы? — прошептала она на бареви, выбравшись из комнаты. — Ты так и не ложился?

— Никакой опасности, — прошептал Зейнал.

Они выбрались наружу. Третья луна только начинала свой путь по небосклону. В свете костра Крис разглядела лица, и одно из них принадлежало Митфорду.

— Прости, что разбудили тебя, Бьорнсен, — сказал сержант с улыбкой и махнул, чтобы она подставила кружку. Только сейчас Крис поняла, что неосознанно взяла с собой все пожитки — одеяло, кружку и пищу. — Если верить моим внутренним часам, рассвет давно наступил.

— Ты человек привычки? — улыбнулась в ответ Крис, пробуя теплую жидкость.

Это был какой-то травяной чай — большое достижение по сравнению с простой горячей водой.

— Присаживайся, — продолжал сержант, и девушка села на камень справа от него. — Я хочу, чтобы ты отправилась с Зейналом, Славом и дески Ку и выяснила, что за сюрпризы приготовила нам эта планета. Один из умников говорит, что по всем признакам, — Митфорд показал на стены ущелья, — весной нас может затопить. Следы высоко стоящей воды и царапины от деревьев на скалах, причем выше, чем может достать человек. Я хочу, чтобы вы прошлись вокруг, насколько далеко можно уйти за один дневной переход, и составили карту. Зейнал владеет картографией. И, кстати, делает успехи в английском. Наверняка был офицером. — Сержант понизил голос. — Ты знаешь его и, похоже, сможешь найти общий язык со Славом и Ку, поэтому ты будешь представлять людей в этой группе. Если, конечно, у тебя нет возражений.

— С инопланетянами ожидаются проблемы?

— А когда их не было? — цинично спросил Митфорд. — Я доверяю тебе, Бьорнсен, — добавил он мрачным шепотом. — Ты доказала свои способности.

— Спасибо, сэр!

Крис почувствовала себя гораздо уверенней от неожиданной похвалы.

— Да и каттени не даст тебя в обиду.

— Спасибо, сэр, — повторила она на сей раз с кривой улыбкой.

Возвысь, чтобы низвергнуть. Хорошо хоть сержант не оказался отъявленным женоненавистником, как многие бывалые солдаты, о которых ей доводилось слышать.

— Возьми на всех дополнительное продовольствие у Грина. Похоже, дески не переваривают красное мясо и им нужно что-то другое, хотя я не представляю, как это выяснить. — Митфорд вздохнул. — Вот еще одна причина, по которой я посылаю одного из них с вами. Питайтесь получше, не экономьте! — Он так неожиданно наставил на нее толстый указательный палец, что Крис подалась назад. — У нас хватает добытчиков. Возможно, пайки не такие вкусные, как зерно с полей, но в них содержатся все необходимые вещества. Возьми дополнительные одеяла и сменную одежду. Все понятно?

— Понятно, сержант!

Рука Крис была уже на полпути ко лбу, когда она осознала, что сержант может не одобрить такого поведения, даже если это инстинктивная реакция на его манеру держаться.

— Отлично! — Он улыбнулся, заметив прерванный жест. — Зейнал, добудь продовольствие и снаряжение. И не торопитесь.

«Не торопитесь» на военном жаргоне означает «быстро». Очень скоро они уже выбрались из ущелья и, освещенные первыми лучами восходящего солнца, держали путь в неизведанные края.

Зейнал задал темп и держал его постоянным вне зависимости от местности. Но, как и Митфорд, когда день полностью вступил в свои права, он объявил привал.

В первую очередь каттени завязал узел на тонкой полосе ткани, оторванной от одеяла. Похоже, у него их был полный карман. Счетная веревка? У них ведь нет письменных принадлежностей, и даже Зейналу не под силу тащить с собой кусок скалы, чтобы мелом отмечать на нем пройденные мили. Или километры, раз уж они на военной операции?

— Зейнал, что ты считаешь? — спросила Крис.

— Шаги, чтобы знать расстояние, — ответил он на бареви.

— А-а… — Это объясняло постоянный темп. — А как каттени называют мили или километры? В чем вы измеряете расстояние?

— Мой… след…

Зейнал попробовал перейти на английский.

— Правильнее говорить «шаг», — поправила его Крис.

— Шаг — это один плег у каттени.

— Плег — как бег, — сказала девушка, придумывая для себя мнемоническое правило. — Шагни, пожалуйста.

— Хм-м-м, — повиновался Зейнал.

Крис с усилием смогла сделать такой же шаг.

— Н-да. Больше метра. Ладно, надо дать тебе передышку.

— Хм-м-м-м, — снова сказал Зейнал, быстро моргая в попытках понять, что она имеет в виду.

Крис изобразила смысл своих слов жестами. Он наконец понял и улыбнулся.

— Один плег почти равен метру. Один плег — один метр, — произнесла она.

Слав и дески тоже наблюдали, и, судя по выражениям их лиц, им было интересно. Поэтому Крис, махнув ругарианцу, предложила ему сделать шаг. Его шаг равнялся ее, зато шаг дески оказался гораздо больше, ведь он походил на паука с длинными ногами. Крис попыталась заставить Слава сказать, как звучит плег на ругарианском, но безуспешно. С дески она тоже потерпела неудачу. Оба бесстрастно повторяли «плег, плег».

«Чтоб вам пусто было!» — подумала Крис, улыбнулась и похлопала каждого по плечу, а потом снова села на землю в надежде использовать оставшееся время для отдыха. Она так и не поняла, возражали ли они против уроков английского или по какой-то непонятной причине упорно цеплялись за бареви. И ругарианец, и дески говорили без интонаций, но ведь и каттени, которых встречала Крис, разговаривали так же. Бареви был более ритмичным и выраженным, чем те языки, на которых Зейнал обращался к Славу и Ку.

Снова отправившись в путь, они добрались до очередного плато и устроили на нем второй привал. Зейнал завязал еще один узел. Когда он сказал Крис, скольким плегам равен каждый узел, она вычислила, что они делают чуть больше четырех миль в час… в том случае, если Зейнал объявляет привалы раз в час. Во время следующего перехода каттени считал шаги, а Крис минуты. Возможно, она пропустила несколько, отвлекшись на дески, который осматривал растения — те, что прижились на плато, потому что там не было ни полей, ни живых изгородей. Но как раз в тот момент, когда Крис решила, что они идут уже целый час, Зейнал объявил привал.

— Вот это да, приятель! У тебя в голове часы? — спросила она, пока он завязывал третий узел.

Зейнал вопросительно поднял бровь, и его лицо стало совсем похоже на человеческое.

— Боже мой, как каттени определяют время? — пробормотала Крис себе под нос, пытаясь вспомнить, уж не носит ли он на запястье какое-нибудь цифровое устройство, как бывалый космический странник.

— Время, — Зейнал уцепился за это слово. Потом постучал себя по голове. — Время здесь. Точное время.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что в твоем мире дни и ночи длятся столько же, сколько на Ботанике?

Оставшиеся минуты отдыха они провели в попытках понять друг друга.

— Полный оборот планеты не такой долгий, как здесь, — выдал каттени на данный момент свою лучшую фразу на английском.

— Парень, ты быстро учишься!

— «Парень» — это хорошее слово по отношению ко мне?

— Ну да, — ответила Крис, улыбаясь. Ей нравилось его чувство юмора — она-то думала, что каттени оно недоступно. — Ты — мужчина, я — женщина. А парень — это молодой мужчина. Я использую это слово в переносном смысле, так что в данном случае оно означает не то, что должно.

Зейнал улыбнулся так учтиво, что Крис до самого конца привала сомневалась, понял ли он ее объяснения.

Становилось жарко. На песчаном плато не было тени, потому что здесь росли только гибкие растения со странными листьями, непохожие на пустынную растительность Земли — по крайней мере, на поросшие кустарником окрестности Лас-Вегаса и Солт-Лейк-Сити. Ку продолжал на ходу осматривать растения и даже разноцветные клочки земли. Крис так хотелось пить, что, казалось, язык распух во рту и прилип к гортани; во время очередного отдыха где-то в середине дня у нее не осталось никакого желания шутить с Зейналом. Остальные устроили «ленч», откусив по большому куску от своих пайков, но Крис сомневалась, что ее слюны хватит на жевание, не говоря уже о проглатывании пищи.

— Откуси и жуй, станет легче, — дружелюбно сказал Зейнал и перекатил еду из-за щеки за щеку, показывая, что он еще не глотал.

Девушка попробовала маленький кусочек и обнаружила, что какой-то ингредиент пищи способствует образованию слюны. Хоть она и съела меньше других, зато почувствовала себя немного лучше.

Они продолжили путь; плато постепенно спускалось, перешло в местность, сильнее заросшую растительностью. А еще там был ручей. Крис с трудом подавила желание прыгнуть в него; вместо этого она смочила рот и горло живительной влагой.

— Боже мой, все бы отдала за флягу!

— Что это за «боже», которого все зовут? — поинтересовался Зейнал. — Еще один «парень»?

Он спросил это своим сочным гортанным голосом, и Крис начала хихикать, Ей часто говорили, что у нее заразительный смех, — действительно, время от времени она «заражала» весь класс. Каттени смеялся совсем по-человечески. Слав вскинул голову и нахмурился, а Ку оцепенел от ужаса, как будто решив, что с Крис случился удар или припадок.

— Сейчас я не буду отвечать на этот вопрос, Зейнал, — проговорила Крис, когда ей удалось усмирить смех. — Бог — не парень! Я объясню тебе в другой раз, если в нашем распоряжении будет несколько лет.

Зейнал сдвинул брови, не понимая, о чем она говорит.

«Один — один, — подумала Крис. — Пусть так и будет!»

Утолив наконец свою жажду, она достала остаток пайка и доела его. Теперь девушка готова была идти дальше, однако Зейнал не спешил уводить группу из этого симпатичного местечка, потому что вдоль ручья росли новые виды растений, и Ку с рвением приступил к исследованиям. Он вернулся, неся что-то в руках, и впервые показал найденное Крис.

— По-моему, похоже на водяной кресс, — сказала она, рассматривая стебель и лист. — Ты можешь это есть?

Дески кивнул, запихнул стебелек в рот и с явным удовольствием начал жевать. Крис осторожно откусила кусочек, ощутила, как немеют губы и десны, и, погрузив лицо в ручей, тщательно прополоскала горло. Она почувствовала руки Зейнала на своих плечах — он поддерживал ее. Крис долго полоскала рот, стараясь не проглотить воду, пока ощущение полностью не исчезло.

— Спасибо, Зейнал, — произнесла она и увидела, как обеспокоены все ее спутники. — Ничего, я в порядке… Все твое, Ку!

Дески энергично кивнул и демонстративно прижал остатки растения к груди.

— Не делай так больше! — строго сказал Зейнал.

Они снова отправились в путь и шли до тех пор, пока Крис не начала сомневаться, что сможет долго терпеть боль в ногах, от которой не спасали ботинки-обертки. А ей-то казалось, что она в хорошей форме!.. Она тащилась за двумя инопланетянами — товарищами, быстро поправила себя Крис, — и рассматривала мех на ногах ругарианца. В обуви каттени его ноги выглядели весьма забавно, и у него не было мускулов, но девушка видела какое-то напряжение и расслабление при каждом шаге Слава. Шагал он скорее вбок, чем вверх и вниз, как люди. А перед ним шел Ку, и его ноги, казалось, состояли из одних костей без мышц, только с сухожилиями — или тем, что заменяет у дески сухожилия. Крис попыталась представить анатомию своих спутников, мысленно снять с них кожу — и потерпела неудачу. Биология никогда не числилась среди ее любимых предметов. О эти зияющие пробелы в образовании!

«Ну да ладно, нет ничего лучше, чем учиться на собственном опыте», — рассудила Крис.

Через некоторое время она наконец получила возможность остановиться и сесть на обломок скалы. Рядом, окруженный камнями, пылал маленький костер, а поблизости возвышалась пирамида из валунов.

Какое странное сооружение, изумленно подумала девушка. Затем, сквозь навалившуюся пелену усталости, она услышала журчание ручья. Вода! Крис привстала — и тут же ее усадили обратно и дали большой лист.

— Пей!

Она схватила лист, почувствовав его толщину, и нашла «носик», из которого можно было пить. Вода оказалась ледяной и божественной на вкус.

— Еще? — спросил Зейнал, чьи очертания вырисовывались в тени.

Крис предприняла очередную попытку встать.

— Я сама могу добыть себе воду!.. О-о-о!

Мощная рука Зейнала снова усадила Крис на камень, и она поняла, что совершенно беспомощна.

На сей раз девушка пила небольшими глотками и разглядывала место, в котором они оказались. Неужели здесь кто-то обтесывал скалы?

Оглянувшись, Крис увидела Слава и Ку, долбивших дыру в скале недалеко от костра. Они находились на скальной плите, граничащей с новыми полями, на высоте метра от земли. Растения с большими листьями образовывали полог, затеняя часть скалы. Из крошечного озера вниз, к полю, бежал ручей. Крис обратила внимание, что поле засеяно.

Оглянувшись, она с изумлением поняла, что мужчины делают в скале котелок. В дальнем конце лагеря лежали тушки скальных наседок и других маленьких животных, которых девушка раньше не встречала. Крис лениво подумала, что снимать с них шкуру будет весьма утомительно. За дело взялся Зейнал, причем внутренности он швырял вниз, на поле.

— Зейнал, — позвал Слав, кивнув на порядочного размера дыру, которую они выдолбили в скале.

— Вода, — ответил Зейнал, и Слав вместе с Ку, сорвав с деревьев несколько крупных листьев, отправились к потоку.

Когда до края «котелка» оставалось около десяти дюймов, Зейнал бросил в воду мясо, а Ку добавил какие-то корни, похожие на те, что использовали в пещере. Затем каттени, ловко орудуя раздвоенной на конце цалкой, перетащил в импровизированный котелок раскаленные камни.

Крис, в восторге от применения своей идеи на пракгике, захлопала в ладоши. Она набрала камней и положила их в костер. Наверное, чтобы приготовить пищу, понадобится много камней.

Когда они собрались есть и веточками, словно китайскими палочками, перенесли мясо из котла на листья, уже стемнело и взошла первая луна. Конечно, щепотка соли сделала бы блюдо еще вкуснее, но, как бы там ни было, сухие пайки — даже сверхпитательные — не могли сравниться с горячим мясом.

Каждый съел сколько смог, и Ку прикрыл горшок плоским камнем, потирая руки, как любой человек после хорошо проделанной работы.

— Слав, заход первой луны, — сказал Зейнал. — Затем Крис, до второго захода. Я — до третьего, Ку — последний.

Никто не возражал, и Крис была счастлива поспать достаточно долго, чтобы восстановить силы. Она сходила к ручью, напилась, а потом, развязав обувь, погрузила в воду распухшие, усталые ноги. Вначале девушка стиснула зубы от боли, но вскоре истерзанная плоть слишком замерзла, чтобы посылать в мозг сигналы. Она терпела холод так долго, как только могла, а потом поковыляла обратно к костру. Отек вроде бы спал; впрочем, Крис все равно ничего не чувствовала. Ку и Слав куда-то отлучились по необходимости, а вернувшись, стали устраиваться на ночлег!

Крис развернула одеяла, расстелила их и улеглась, повернувшись замерзшими ногами к костру. Поблизости была свалена целая куча сушняка, чтобы поддерживать огонь до утра.

И неважно, что нечего было постелить на твердую скалу, — она слишком устала. На секунду Крис задумалась о пройденном ими за день расстоянии, но она не обратила внимания, сколько узлов оказалось на веревке Зейнала. В любом случае хороший сон исцелит многие недуги!..

Слав разбудил ее, и Крис сразу заметила, что первая луна еще не села. Зато в ее свете она увидела, как возбужден Слав — мех на его голове стоял дыбом. Он уже разбудил Зейнала. Показав вниз, на поле, ругарианец жестом позвал их за собой. Что бы там ни случилось, таиться было незачем.

Слав просто махнул рукой и посмотрел на них, ожидая реакции.

Крис чуть не вырвало. Зейнал молча наблюдал за… тварями — тварями с длинными щупальцами и скользкой щетиной, но совсем лишенными тела, если только оно не находилось под землей. Твари сгрудились вокруг внутренностей, которые каттени выбросил на поле. От них уже почти ничего не осталось — создания не мешкали, и вскоре травяной покров был снова девственно чист. Быть может, ей просто почудились эти извивающиеся, корчащиеся уродцы, что пировали внизу?

Зейнал кивнул, как будто ожидал увидеть нечто подобное.

Крис с трудом сглотнула. Неужели именно это произошло с теми, чью кровь они обнаружили на втором поле? И с телами, оставленными там, где она проснулась?

— Хорошая работа, — тихо произнесла девушка. — Местные мусорщики! Сохраним наш район чистым! И это, Зейнал, отнюдь не «слова-парни».

Его зубы блеснули в лунном свете.

— Ты знал? — спросила Крис.

— Мышление.

— Мысль, ты хочешь сказать?

— Мыслить, мысль?

— Точно.

— Ложись спать. Концерт окончен.

И где Зейнал подцепил это выражение? Удивляясь, Крис вернулась к теплым одеялам. Вздохнув, она подумала, что, быть может, не стоит засыпать — лучше сменить Слава и дать ему отдохнуть подольше, но тут же отключилась и спала без сновидений, пока ее не разбудил Слав. Луны на небе не было.

Неся свою вахту, Крис мерила шагами периметр скалистого плато. Интересно, по этой ли причине Зейнал разбил здесь лагерь? Или из-за котелка, который можно выдолбить в камне? Не исключено, что и в скалах могут водиться омерзительные существа. На поле больше ничего не двигалось. Крис даже захотелось снова бросить вниз мусор и посмотреть, что будет.

Ночь и тишина давали широкий простор воображению, и Крис пришлось заставить себя думать о хорошем: она жива, сыта и в такой же безопасности, как и все остальные, даже если загадки и аномалии этой планеты не располагают к душевному спокойствию. Чтобы забыть о плохом, девушка стала размышлять о походах, в которые ходила, в надежде вспомнить какие-нибудь хитрости. Каменный котелок оказался хорошей идеей! Нож, топор, кружка и одеяло — маловато для жизни. Конечно, они неплохо справляются, но им не хватает стольких мелочей! Ведро для воды, сковорода и пара вилок пришлись бы очень кстати. И почему ее армейского ножа нет под рукой именно сейчас, когда она так в нем нуждается?! Да она отдала бы за него такой же из чистой платины!

Правда, в пещерах остались лишние ножи. Быть может, кто-нибудь сможет сделать из них другие полезные инструменты?

В животе у Крис забурчало. Чертова планета! Здесь сбилось даже обеденное время! Девушка медленно съела половину сухого пайка. И вполовину не так вкусно, как жареное мясо!

Несмотря на столь оптимистичные мысли, Крис была рада, когда пришло время будить Ку.

* * *

На следующее утро Зейнал разогрел остатки ужина, и все с радостью наполнили опустевшие за ночь желудки. Они подчистили остатки, обмакивая в бульон очередной паек.

Крис поинтересовалась у Зейнала, сколько они прошли за вчерашний день, и он показал ей веревку с узелками. Девушка уважительно присвистнула — сорок километров, настоящий подвиг, учитывая все спуски и подъемы, которые пришлось преодолеть. Ее ноги, снова вымытые в потоке, явно знали, как много они прошли. Быть может, не стоило спрашивать? Крис почувствовала себя усталой при одной только мысли о том, как далеко она забралась.

Зейнал загасил костер и сложил из оставшихся от котелка камней пирамиду, а потом дал сигнал трогаться.

— Куда мы направляемся?

— Круг, — ответил он, обвел широкую дугу и в конце указал пальцем на пирамиду. — Смотрим, что ищется.

— Что обнаружим, найдем, увидим, узнаем.

Крис никогда не представляла себя в роли педагога, но чувствовала непреодолимое желание поправить Зейнала. Слава богу, он все схватывал на лету.

Они сошли с плато и двинулись через поле. Зейнал умерил свой темп по сравнению со вчерашним, хотя и ненамного. Может, у него тоже болят ноги? Часто ли космические солдаты ходят пешком?

Ку отыскал в кустарнике какие-то зеленые шары и быстро съел их, счастливо мурлыкая себе под нос. Зато Слав с отвращением свернул верхнюю губу, тем самым совершенно заворожив Крис, — ругарианец действительно скатал свою губу в трубочку, обнажив при этом частокол неровных зубов. Девушка снова удивилась: как им с такими зубищами удается не повредить губы изнутри?

Все держались настороженно, посматривая назад и вверх, особенно на открытых пространствах. Крис подумала, что им бы не помешало зеркало заднего вида. Сосущие твари выползали по ночам, зато днем высматривали пропитание среди движущихся предметов крылатые патрули.

Поля, казалось, никогда не кончатся. Ручьи попадались так часто, что фляжка, о которой мечтала Крис, в сущности, и не требовалась. Они не видели ни дорог, ни мостов, ни эстакад — ничего, кроме маленьких крутых горок из камней, выраставших будто прямо из-под земли. На большинстве каменных холмиков ничего не росло, хотя на некоторых уместились кустики, а над парой даже возвышались почти деревья, в которые превращались кусты, если им удавалось протянуть достаточно долго.

Потом они наткнулись на только что сжатые поля. Уборщики урожая исчезли бесследно, и понять, откуда они пришли или куда ушли, было невозможно. И хотя пришлось отклониться от намеченного круга, разведчики отправились по следам жатвы.

Сначала они услышали звук и едва успели укрыться, перед тем как механический агрегат перелетел через кусты на соседнем поле.

— Остаемся или бежим? — хрипло прошептала Крис Зейналу.

Тот пожал плечами, вжался в кусты и замер. Девушка последовала его примеру, поморщившись, когда ветки впились в чувствительные места.

Запахло горячим металлом и чем-то еще, скорее всего — горючим, и Крис подумала: «Кто производит топливо, не говоря уже о самих машинах? И когда эта штука уедет? Или, — при этой мысли девушка оцепенела от ужаса, — она ждет подкрепления? Может, машины здесь обучаются?»

Очень осторожно вытянув шею, она выглянула сквозь забавную листву кустарника и обнаружила, что Далек не сдвинулся ни на йоту. Он просто парил с другой стороны изгороди.

Крис толкнула Зейнала и, когда он медленно повернул голову, подняла брови в немом знаке вопроса. В этот момент Ку, и прежде встревоженный, напрягся. Дески посмотрел на поле и очень осторожно указал направление. Выходит, к ним что-то двигалось. Летуны всегда обрушивались сверху. Что же поднимается на холм? Стоит ли попробовать скрыться? И удастся ли — при том, что на расстоянии вытянутой руки механический монстр?

Крис все это не нравилось.

И стало нравиться еще меньше, когда Ку издал стон и с волнением указал на склон холма.

Твари двигались так быстро, что Крис едва уловила отблеск на солнце, — а они уже были рядом… и стреляли в них маленькими дротиками. Она почувствовала укол и моментально потеряла сознание.

Глава 6

Рука, трясущая ее за плечо, пробудила Крис от оцепенения, вызванного отравленным дротиком.

— Крис, просыпайся.

Голос Зейнала.

— Дай мне поспать…

Все тело ныло, и она та-а-а-ак устала…

— Нет уж! Или мы идбм сейчас, или не идем.

При этих словах Крис вспомнила недавние события и вскочила так быстро, что едва не ударила головой склонившегося над ней Зейнала.

Вокруг царила темнота, но девушка разглядела Слава и Ку, а затем странный топот, тяжелое дыхание и запахи животных навели ее на очередную мысль. Их заперли в хлеву? Сочли за скотину?

Крис даже не знала, смеяться или негодовать.

— Воды?

Зейнал передал ей полную кружку, и девушка смочила пересохший рот.

— Спасибо. — Закончив пить, Крис встала и протянула кружку каттени, но он кивнул на пустую петлю на ее ремне. — О да. Спасибо еще раз! — Девушка ощупала сверток с пайками и одеяла. Все на месте, в целости и сохранности. Она с облегчением вздохнула, а потом, осознав размер здания, поинтересовалась: — И как же мы отсюда выберемся?

— Сюда. — Зейнал взял ее за локоть и развернул в нужном направлении. — Осторожно…

Крис чудом не споткнулась о спящее животное — одно из тех, что издавали долгие звуки «лу-у-у!». Она яростно заморгала, пытаясь приспособиться к темноте, и сделала несколько быстрых шагов, чтобы догнать Зейнала, Ку и Слава.

— Ну конечно же, главный вход, — пробормотала Крис, осознав, куда они направляются.

Очень большие двери. И как их открыть? Нет ни ручки, ни замка, ни кнопки…

Раздался тихий лязг, щелчок, довольное ворчание Зейнала — и дверь с грохотом отъехала в сторону.

— Пошли, — сказал каттени, пряча в ботинок свой нож, и Крис с остальными, не тратя времени даром, выскользнули наружу.

Без сомнения, они оказались на свободе. Их недавняя тюрьма представляла собой одно из многочисленных зданий, выстроившихся в длинный ряд и казавшихся темным пятном на фоне более светлого неба. Крис увидела звезды, но лун не было.

— Держись.

Зейнал взял ее за правую руку, а на левой сомкнулись сухие пальцы Ку.

Слав, лучше других видевший ночью, возглавил отряд.

Они обошли огромный двор по кругу и только потом остановились.

— Есть где спрятаться? — спросил у Слава Зейнал.

Ругарианец покачал головой.

— Наверх? — тихо произнес Ку и указал на склад контейнеров, мимо которого они проходили.

— Может, когда взойдет луна, будет лучше видно? — предположила Крис.

Зейнал кивнул, и они вернулись к складу. Здесь опять пригодились рост и вес каттени — он по очереди подсадил спутников на уровень первых контейнеров. Затем они втроем втащили Зейнала. Операция повторялась, пока каттени не решил, что они забрались достаточно высоко, чтобы их не заметили с земли.

«Заметил — кто?» — подумала Крис, но не стала озвучивать свой вопрос. В конце концов, здесь было достаточно места, чтобы все могли лечь, хотя Зейнал остался сидеть, прислонившись к контейнеру и, очевидно, намереваясь сторожить.

— Разбуди меня, я тебя сменю, — сказала ему Крис и улеглась на жесткую поверхность.

Как странно, размышляла она, что такая простая вещь, как матрас, теперь кажется далеким воспоминанием.

Затем девушка почувствовала, что кто-то тянет ее, подавила инстинктивный порыв к сопротивлению — только Зейнал обладал такими сильными руками — и позволила положить свою голову к нему на колени. Стало гораздо удобнее. Каттени немного передвинул ее и, кажется, погладил, а потом скрестил руки на груди. Крис подсознательно радовалась, что никто, кроме Слава и Ку, не видел этой заботы. Она потерлась головой о ногу Зейнала, жалея, что у него такие твердые мышцы. Да, он действительно выше всяких похвал!

«Спокойно, девочка! — сказала себе Крис. — Но почему мне уютней с ним, чем с кем бы то ни было еще, даже с Джеем Грином?..»

* * *

Солнце, светящее прямо в глаза, разбудило Крис быстрее, чем любой сигнал тревоги. Девушка лежала к нему лицом, в отличие от Ку и Слава, которые предусмотрительно повернулись в другую сторону. Голова Зейнала покоилась на скрещенных руках, и он дышал достаточно громко, чтобы назвать эти звуки храпом.

Она уже собралась будить его, но тут ее внимание привлекло движение внизу. Машины жужжали, скрипели, тарахтели и издавали все мыслимые и немыслимые звуки, за исключением разумной речи. Крис отодвинулась от Зейнала — он так ни разу и не шелохнулся с тех пор, как вызвался служить подушкой, — подобралась к краю и, посмотрев вниз, вздрогнула, обхватив себя руками. Прошлой ночью они забрались гораздо выше, чем ей думалось, — над ними располагался всего один ярус контейнеров. А контейнеры выглядели так, будто их, активно использовали: царапины на боках, местами заплаты — явные свидетельства неосторожной упаковки и распаковки. Только кто их упаковывал и распаковывал? И где их опустошали? И что в них сейчас находится?

Из одного здания поднимался мощный поток дыма и запах, который было невозможно ни с чем перепутать. Крис уже сталкивалась с ним однажды, когда проезжала мимо мясоперерабатывающей консервной компании в пригородах Денвера. Скотобойня? Она располагалась как раз напротив тех похожих на хлев строений, где они находились прошлой ночью. Словно в подтверждение ужасной догадки Крис, двери одного из хлевов распахнулись, и странные машины с длинными выдвижными «руками», плюясь электричеством, погнали к скотобойне его обитателей — шестиногих травоядных и еще кого-то, меньшего размера. Не подозревающие о надвигающейся кончине создания поскакали в здание.

Крис пыталась забыть о жалости, но не видела и не слышала ничего, кроме заходящих в скотобойню животных. Двери захлопнулись, из здания понеслись звуки, которые ей не хотелось осмысливать. Девушка зажала уши руками.

— Они запасают и мясо, — произнес рядом с ней Зейнал.

Отчаянно нуждаясь в поддержке после увиденного, Крис прижалась к нему лицом. Он был теплым, живым и почти человеком. К удивлению девушки, Зейнал обнял ее, поглаживая руками, чтобы успокоить и вернуть отвагу. Крис поразило, что каттени способен утешать.

Затем, когда открылись двери следующего хлева, все резко изменилось. Потому что среди обитателей хлева оказались люди — слабые, шатающиеся, прикрывающие глаза от яркого солнца, которое почти неприлично освещало происходящее теплыми, веселыми лучами. Их тоже гнали длиннорукие машины, плюющиеся электричеством. Но, в отличие от животных, люди сопротивлялись.

Пока Зейнал будил Слава и Ку, некоторые пленники попытались убежать. Машины явно не привыкли к такому выражению протеста. Точнее, убежать хотели все, явно подозревая, что ожидает их впереди.

— СЮДА! — проревел Зейнал, яростно размахивая руками.

Кто-то заметил их, показал вверх и позвал остальных. И хотя Крис совершенно не представляла себе, чем помочь всем этим людям — ведь разведчики сами не знали, как спастись, — сейчас самым важным казалось вырвать пленников из лап машин.

Отряд начал спускаться по контейнерам, на которые они вчера с таким трудом забрались. В конце концов, лезть вниз было проще, чем вверх.

Люди ринулись по проходу, где их встречал Зейнал, властно приказавший спутникам оставаться на крыше нижнего контейнера. Увидев, как каттени складывает руки, девушка поняла: он собирается забрасывать людей на контейнер. Крис, Ку и Слав подсаживали их на следующий уровень, торопя взбираться как можно выше, подальше от машин. В результате организовался своеобразный «лифт» для беглецов — людей, дески, ругарианцев, троих зеленых ильгинцев и двоих турсов, или гоблинов, таких маленьких, что Зейнал просто-напросто зашвырнул их наверх.

В панических попытках поднять пленников с земли Крис заработала немало синяков, порезов и так сильно повредила правую руку, что пришлось действовать левой. Затем потребовалось срочно втаскивать Зейнала — машины заметили беспорядок. Очевидно, они пересчитывали выходящих из хлева, а теперь цифры не сошлись. Обнаружилась недостача. Зато удалось спасти больше двадцати обреченных!

Чтобы дотянуться до протянутых сверху рук, Зейналу пришлось подпрыгнуть.

Тем временем в проходе появилась странная щелкающая машина.

— Лезьте! — скомандовал каттени тем, кто еще оставался на нижнем уровне. — Ищут тепло. Идем туда, где холодно.

Они карабкались, пока не добрались до самой вершины. И сбились в кучу, со страхом озираясь вокрут. Сложенные одинаковыми штабелями контейнеры тянулись до самого горизонта. Акры контейнеров — насколько хватало взгляда.

— Сплошные чертовы запасы! — пробормотал один из мужчин, и в его голосе отчетливо сквозили истерические нотки.

— И мы почти к ним присоединились! — добавил другой.

— Внизу есть кто-нибудь еще? — спросил Зейнал, и Крис заметила, как тяжело он дышит — впервые за весь поход.

— Черт побери, нас обстреляли эти летучие орудия, а потом мы видели только проклятый хлев!

— Эй, да это же кэт! — обвиняюще крикнул первый мужчина.

— Кэт или нет, но он только что спас наши шкуры. Спасибо, приятель! — сказал второй, пожимая Зейнал у руку.

Спасенный был с ног до головы в грязи, и легкий ветерок, дувший на вершине этого грандиозного склада, разносил зловоние вокруг. Крис чуть не задохнулась.

Большинство людей уселись на контейнеры, что бы прийти в себя после бегства.

— Мое имя Зейнал. Мы исследуем. А вы?

— Для кэта ты неплохо говоришь по-английски, — заметил второй мужчина.

— Это Крис Бьорнсен, Слав и Ку, — продолжил Зейнал.

Потом он замолчал, чтобы остальные тоже могли представиться.

Их история походила на историю группы Крис, вот только с ними не оказалось сержанта Чака Митфорда. Поле, куда их сбросили, атаковали летучие твари, хотя дески и пытались предупредить об опасности. Оставшиеся разбились на маленькие группки по двое-трое — и на следующее же утро их окружили уборочные машины. В хлеву они пробыли несколько дней, но выжили благодаря пищевым пайкам, которые к настоящему моменту почти закончились. Некоторых затоптали насмерть животные, по непонятной причине впавшие в панику на вторую ночь их заключения.

— Вот почему от нас так воняет, — сказал Ленни Дойл, хрупкий темноволосый мужчина с приятным открытым лицом и славной улыбкой.

Первого говорившего звали Дик Эренс, и он до сих пор с хмурым подозрением косился на Зейнала.

Эренс был выше Крис, сильно сутулился, кривил рот и смотрел на всех весьма сердито.

— Зейнала сбросили сюда вмесге с йами, — объяснила Крис, равнодушно пожимая плечами, чтобы снять напряжение среди прибывших, — и я понятия не имею почему. Но он здесь и не раздумывая рискнул своей головой, чтобы спасти вас. Так что остынь, дружок.

Дик Эренс неохотно затих, но Крис видела, как он поглядывает то на нее, то на каттени.

— Итак, вернемся и проверим, остался ли кто-нибудь в этих сараях? — спросил у Зейнала Ленни.

— А с какой стати он решил спасать нас, людей? — угрюмо подал голос приземистый мужчина, явно уроженец Италии.

Зейнал опустил голову — похоже, так он размышлял, — взглянул на солнце, потом, не сводя с него глаз, медленно сделал круг. И бросил несколько отрывистых слов Славу, который утвердительно кивнул.

— Слав поведет в лагерь, — сказал каттени. — Машины учатся…

— Да, и вдруг здесь водится агрегат, способный лазать по штабелям, точно паук? — вставил Эренс.

— У вас есть еда? — спросил Зейнал.

— А что ты называешь едой? — поинтересовался Эренс.

— Эренс, засохни, — отмахнулся Ленни. — Машины нас не ищут. У нас есть кружки, ножи и пайки. Воды нет.

Зейнал снова посмотрел на солнце.

— Понял, — сказал Ленни. — Значит, так, я пойду к краю и проверю, чем занимаются наши механические друзья. Вчера они, наверное, обработали другую группу. Мы пару раз слышали крики. — Он судорожно вздрогнул. — А пока можно устроить небольшой перерыв.

— Там очень много сараев, — покачал головой Эренс.

— Вернемся и увидим, — отрезал Зейнал.

— Эй, подождите-ка… — запротестовал Эренс, поднимая руку.

«Ему не нравится ни идея, ни озвучивший ее», — подумала Крис и мысленно записала Эренса в «трудную» категорию.

— Тогда иди со Славом, — ответил каттени, безразлично пожимая плечами. — Здесь есть на что посмотреть и что разузнать.

Он жестом показал, что имеет в виду информацию о машинах и их работе.

— Ты сможешь открыть двери хлева снаружи? — спросила Крис.

Зейнал кивнул.

— Запросто. — Тут он ухмыльнулся. — Животные не отпирают двери. Это делают люди. И каттени.

Ленни громко рассмеялся и подтолкнул локтем злобного Эренса.

— Еще и чувство юмора!.. Ну так что, сходить и посмотреть? Я успел напиться как раз перед тем, как нас вытурили из нашего прелестного обиталища.

Зейнал согласно наклонил голову, и Ленни припустил рысцой туда, откуда они все пришли.

— Эй, братец, я с тобой! — помчался за ним еще один мужчина.

— Братья Дойл держатся вместе!.. Я — Джо Латторэ, — представился коренастый итальянец, с улыбкой кивая Крис и Зейналу. — И что же мы будем делать, если наткнемся на других людей и инопланетян, запертых вместе со скотом?

— Вытащим их оттуда.

Зейнал присел на корточки, развернул одно из лишних одеял и, вытащив нож, начал резать ткань на полоски. Чтобы сделать веревки, моментально поняла Крис.

— Да, веревки нам не помешают, — произнес Латторэ и взял одно из розданных одеял.

Резать оказалось совсем непросто, учитывая прочность материи. Крис была вынуждена остановиться: ее запястье разболелось и грозило окончательно выйти из строя. Но с помощью веревок втаскивать людей на контейнеры будет гораздо легче. Конечно, в том случае, если механизмы не обнаружат, куда делись беглецы, что тоже весьма вероятно.

К тому моменту, как они сделали достаточно длинную, крепкую веревку, вернулись Дойлы. Они не увидели ничего, кроме дыма от обрабатываемых растений.

— Что-то мне это не нравится, — пробормотал Джо. — Плохо, когда тебя путают с едой. Почему они не распознали людей?

— Куда им! — ответил Ленни. — Я вообще не понимаю, как они во всем этом разбираются. Мы просидели в сарае четыре или пять дней, и никто не обращал на нас внимания, даже не заглядывал в главную дверь. А когда ее открыли, мы не смогли выбраться из-за шестиногих тварей, которых загоняли внутрь. В результате там можно было только стоять! И тут — трах-тибидох! Нас собрались пустить на отбивные! Должно быть, они начали — ну, обработку — вчера. Если, конечно, мы слышали человеческие крики.

Ленни снова содрогнулся.

Крис заметила, что Зейнал обдумывает эту информацию. И как, во имя Господа, разведчики каттени умудрились пропустить такие сооружения?! Неужто они проглядели ряды контейнеров? Разве что — тут Крис вспомнила царапины и прочие свидетельства неаккуратного обращения — контейнеры были новыми, недавно наполненными? Но кем? И для кого?

— Проверим, остались ли там еще люди, — произнес Зейнал, очевидно приняв какое-то решение. — Поможете? — Он оглядел недавно спасенных.

Остаться и помочь решили десятеро, в том числе братья Дойл и, к удивлению Крис, Эренс. Другие ушли за Славом, заверившим Зейнала, что найдет пещерный лагерь. Он повел группу на северо-восток. С ним отправились двое дески — следить за летунами и бродячими механизмами, с которыми лучше не встречаться. Это снова напомнило Крис и остальным о мерах предосторожности: не спать на голой земле, не попадаться уборочным машинам и замирать при приближении летучих тварей.

«Простые домашние правила!» — весело подумала Крис.

Спустившись, Зейнал и его спутники решили осмотреть сараи. Предварительно они обсудили тот факт, что беглецов никто не искал.

— Они ведь не ищут шестиногих, — сказал Ленни. — Так почему же должны искать нас?

— Но мы… мы люди! — возразил Эренс.

Найнти, брат Ленни, усмехнулся.

— Ты что, успел представиться? Откуда машинам знать, что мы другие?

— То есть нас принимают за животных?

Эренс был в ярости.

— Не очень-то льстит самолюбию, а? — весело заметил Ленни.

— Просто еще одно теплое тело, братец! — саркастически ответил Найнти. — Любое теплое тело сгодится! — Если оно сосчитано.

— Так машины и узнают, — сказал Зейнал, — тепло.

— Верю! — произнес Ленни. — И движение!

— На этой планете нет… людей, — добавил Зейнал.

— Ага, — задумчиво ответил Ленни. — Думаю, ты прав. Хотя я всегда считал, что роботы должны защищать людей.

Он лукаво покосился на Крис.

— Нет, если их не запрограммировали.

— И кто же — или что — запрограммировал этих? — поинтересовался Ленни.

В ответ Крис могла только пожать плечами.

Пройдя по контейнерам до ближайшего хлева, они забрались на крышу и через лопасти одного из вентиляторов заглянули внутрь. Там оказалось пусто. В воздухе стоял безошибочный запах какого-то дезинфицирующего вещества.

— Ну и вонь! — поморщился Ленни.

— Может ли существовать полностью механизированная фермерская планета? — Крис повернулась к Зейналу, который все еще лежал на крыше и вглядывался в пустое помещение. — Сколько здесь континентов?

— Четыре. Два больших, один поменьше и один совсем маленький.

— А мы на каком?

Зейнал пожал плечами.

— Как вышло, что он так много знает? — спросил у Крис Найнти, ткнув пальцем в сторону каттени.

— Он видел рапорт. Но, к сожалению, не вчитывался в него, — ответила она и состроила гримасу. — То, что он вспомнил, уже пару раз спасло нам жизнь.

— Нам — это кому?

Крис рассказала, и Ленни, услышав описание Чака Митфорда, подмигнул брату.

— Старые вояки никогда не переведутся!

— Митфорд не старый, — вступилась за сержанта Крис. — Нам очень повезло, что мы его встретили, — нас никто не поймал!

Ленни бросил на девушку странный взгляд.

— Ты уверена?

Зейнал поднялся.

— Осмотрим все.

Быстро оглядев двор и удостоверившись, что внизу ничего не движется, а скотобойня прекратила дымить, они приступили к обследованию других сараев. Всего их оказалось двадцать, и половина благоухала дезинфектантами. В трех других находились только животные. Разведчики кричали в вентиляционные отверстия — сначала осторожно, потом, убедившись, что все тихо, с меньшей опаской. Но травоядные на все вопросы отвечали только: «Лу-у-у-у!»

— Н-да, — с отвращением произнес Ленни, — я всегда недолюбливал коров!

— Это не коровы, — возразил Эренс. — Совершенно на них не похожи!

— Да? Просто они лу-коровы, а не му-коровы, — заметила Крис, а Ленни и Найнти захихикали.

— Тем не менее это не коровы! — упорствовал Эренс. — Коровы дают молоко. А у этих тварей нет ничего похожего на вымя, только две лишних ноги!

Зато следующий хлев приветствовал их удивленными и ликующими воплями. Среди лу-коров виднелись силуэты прыгающих от радости людей.

— Эй, успокойтесь! — настойчиво крикнул им Эренс, нервно озираясь.

Ленни Дойл подобрался к краю крыши, осмотрел тихую улицу и жестом показал, что все в порядке.

— И что мы им скажем? — поинтересовался Эренс, не глядя на Зейнала.

— Мы вернемся ночью. Пусть сидят тихо.

— До ночи еще далеко.

— Будем наблюдать.

— Можно спустить вниз веревки и вытащить их, — предложил Эренс.

— Гораздо проще открыть ночью дверь и выпустить всех, — твердо сказала Крис, которой совсем не хотелось втягивать наверх неопределенное количество тяжелых тел. — Как сделали мы.

— Ночью лучше, — подтвердил Зейнал, кивая.

— Почему? Машинам плевать, ночь на дворе или день. Они же не спят! — упорствовал Эренс.

Зейнал пробормотал что-то себе под нос.

— Не ездят по ночам. Не могут.

— Почему?!

Крис подумала, что Эренс специально затеял этот спор, рассчитывая найти ошибки в плане Зейнала.

— Вероятно, машины работают на солнечных батареях, — сказала она, быстро прикинув такую возможность. — Солнечная энергия? — спросила девушка у каттени, и тот, улыбаясь, подтвердил, что она нашла правильное объяснение.

— Ух ты! — Глаза Найнти расширились. — Ага, у них есть такие забавные экраны! По крайней мере, у уборочных. А ведь точно! За все время здесь еще ни разу не шел дождь!

Зейнал ухмыльнулся:

— Здесь очень сильные дожди. Местами. Посмотрим, кто там. — Он кивнул на оставшиеся сараи.

Люди обнаружились еще в четырех. Им тоже сказали о приближающемся спасении, предупредили об осторожности и посоветовали отдохнуть, потому что бегство будет не из легких. Некоторые протестовали, но Крис, говоря за Зейнала, — это казалось более дипломатичным, — заверила их, что для отсрочки есть весомые причины.

Затем отряд вернулся на крышу одного из пустовавших сараев. Вытащив вентиляционную решетку, Ленни Дойл — самый стройный из мужчин — решил пробраться внутрь, чтобы удостовериться в отсутствии датчиков. Его опустили достаточно низко, и, раскачиваясь на конце веревки, он внимательно огляделся.

— По-моему, все чисто. Ничего похожего на датчики, — громким шепотом сообщил Ленни оставшимся на крыше — Опустите меня. Мне срочно нужна ванна, а еще туалет. Крис, прошу прощения!

Следующей спустили девушку. Она услышала, как мужчины расширяют люк, чтобы в него пролез Зейнал.

В сарае стояло несколько десятков корыт для животных, из некоторых вышли бы вполне пристойные ванны. В настенных кормушках лежал какой-то сухой корм, и Крис подумала, что на сене можно с удобством поспать до восхода луны.

Зейнал, Эренс и Дойлы тщательно осмотрели пустое строение в поисках датчиков, благодаря которым машины могли бы узнать, что в сарай кто-то вселился.

Пока мужчины мылись, Крис собрала большую охапку сена, чтобы приготовить себе место для сна. Ей совсем не нравилось, какие плотоядные взгляды бросает на нее Эренс. Крис подумала, что он хитер и неискренен и при случае это обязательно проявится. Впрочем, такого случая она предоставлять не собиралась.

Именно в этот момент Эренс и подошел к ней. С его длинных волос все еще капала вода. Конечно, Крис не хотела с ним ссориться, но ей не понравилось, как по-хозяйски он себя вел — словно собирался улечься на ее охапку сена.

— Эй, приятель, найди себе другую постель! — как можно убедительней сказала девушка.

— Детка, я всего лишь подумал, что тебе понравится хорошая компания! Не могу сказать, что я прихожу в восторг при виде такой милой девушки в обществе кэта! Или ты сама так решила?

— Я вызвалась идти в патруль, если ты это имел в виду. — Тон Крис недвусмысленно давал понять, что иных толкований она не приемлет.

— И много в вашем лагере таких?

— Эренс, отвали! Я устала и хочу спать… в одиночестве! — Девушка подчеркнула последнее слово. — Исчезни!

— Эренс, здесь свежее сено! — позвал Ленни, указывая на кормушки.

На лице его сияла дружелюбная улыбка, но было ясно, что он не сдвинется с места, пока Эренс не отойдет.

Когда ее наконец оставили в покое, девушка улеглась на свою охапку, такую удобную, что Крис моментально заснула, несмотря на приглушенные голоса мужчин.

* * *

Митфорд совершал обход лагеря, очень довольный достижениями последних двух дней. Охотники принесли много дичи, и женщины хотели высушить мясо на солнце.

«Нет отходов — нет потерь» — вот, пожалуй, лучший на сегодня девиз.

В течение всего долгого дня возвращались разведывательные отряды и приносили маленькие сокровища. Например, мелкий песок, который можно было использовать в часах.

— Как в тех, по которым следят за вареным яйцом!

— Стекла нет.

— Зато есть скорлупа от орехов! Вырезать маленькое отверстие — и через него будет сыпаться песок. Перевернуть. Нет ничего проще!

— На то, чтобы перевернуть эту чертову штуковину, потратится пара лишних секунд!

— Эй, а как насчет солнечных часов? На верхушке скалы, прямо под постом часовых, есть подходящее плоское место!

— Ага! И как мы их откалибруем?

— Слушай, ты ведь инженер! Вот и придумай! Сто двадцать один, сто двадцать два, сто двадцать три — это все еще секунда, даже здесь!

Около полудня возник переполох, и в «кабинет» Митфорда ворвались пятнадцать разъяренных женщин, волочащих Арни. Из разбитого носа мужчины текла кровь. С волос женщин капала вода, и сержант мгновенно догадался, что Арни снова подсматривал.

— Предупреждение не помогло! — крикнула разгневанная Сэнди Арсон, пиная Арии. — Грязный извращенец, вот он кто! А если его отправляют чистить уборные, так он еще и без проблем узнает, когда мы идем мыться! Его надо приковать к скале, или, богом клянусь, я наточу нож и…

Внезапно Митфорда осенила блестящая идея.

— Думаю, нам удастся охладить пыл малютки Арнольда Шермана, Джек Лемасс, ко мне! — проревел он.

— Есть! — Мужчина, вырезавший что-то из кусков различных деревьев, собранных в ближайшей рощице, одним прыжком оказался перед Митфордом. — Звали?

Сержант заметил, что большинство людей пребывают в хорошем настроении и используют свои способности, придумывая разные усовершенствования. Гвоздей не было, но Джек Лемасс, ранним утром ходивший на охоту, не сомневался, что им удастся сделать стулья, столы и другие полезные вещи из больших деревьев.

— Да! Как думаешь, сможешь сделать пару колодок?

— Колодок?

Джек изумленно склонил голову.

— Колодок?! — воскликнула Сэнди и расхохоталась. — Эй, а это здорово! Можно будет бросать в него тухлые яйца — если, конечно, мы их здесь найдем. — Она снова шлепнула *Арни, но все женщины уже радостно улыбались, представляя себе его незавидное будущее. — Джек, сделай их как можно более неудобными, хорошо?

Джек приступил к попыткам обмерить Арни, и тот, охваченный самыми черными предчувствиями, заверещал.

— Дамы, все в порядке! — сказал Митфорд. — Извините за причиненное беспокойство.

— Спасибо, сержант! — ответила Сэнди и, уловив его намек, выпроводила женщин из «кабинета». — Леди, нас ждет работа!

— Знаешь, Джек, возьми-ка ты его с собой, — посоветовал Митфорд, — и пусть он тебе помогает. Постарайся, чтобы все подошло; я подозреваю, он проведет в этих колодках кучу времени. Да, Арни?

— Я только смотрел, — заныл Арни. — Я ничего такого не делал!

— Этого достаточно. Заткнись и радуйся, что я не приказал тебя выпороть.

— Меня пороть?! — Голос Арни сорвался. — Ты же человек, американец! Ты не можешь!

Его явно охватила паника.

— Тогда скажи спасибо, — ответил Митфорд, повышая голос, чтобы слышали все, кто находится поблизости, — потому что в дальнейшем таких, как ты, мы будем просто бросать в поле — на съедение падальщикам. И не думай, что я не посмею. Посмею!

Брови Джека чуть не вылезли на лоб, он тихо присвистнул.

— Ладно, Арни, нам пора!

Старомодные колодки не могли причинить ощутимый вред мужчине — или женщине. Митфорд размышлял об этом, беря очередную грифельную доску и записывая колодки как меру устрашения. Зато они докажут, что у администрации есть зубы, которые она не боится пускать в ход.

Поздним вечером, после вечерней трапезы, прибыли еще два патруля. Один обнаружил в скалах соль, которая улучшила бы вкус пищи, а другой — геологи, и шахтеры — нашел залежи железа и меди и принес с собой образцы. Митфорд пообещал, что организует группу, которая вместе с Мёрфом начнет рыть шахты. Мёрф ушел, счастливо бормоча что-то себе под нос.

«С каждым днем дела идут лучше и лучше!» — подумал Митфорд, увидев дальнейшие перспективы развития. Еще несколько месяцев — и никто не узнает в них тех унылых бродяг, что очнулись на чужой планете меньше недели назад.

* * *

Когда наступила ночь, Крис и остальные проснулись. Зейнал показал Дойлам и Эренсу, как он открыл замок лезвием ножа.

— Ага, старый трюк! — заметил Ленни и, увидев недоумение на лице Зейнала, добавил: — Я потом объясню.

— Еще один «парень»? — спросил каттени у Крис.

— Еще один… кто? — переспросил Ленни.

— Я потом объясню, — со смехом ответила Крис.

Интересно, что сказал бы Эренс, если бы узнал, что его обществу она предпочтет общество каттени — в любое время дня? Или ночи?

«Тихо, девочка», — мысленно сказала себе Крис, тем не менее уж больно часто приходила ей в голову эта идея.

Они выскользнули из сарая, и Зейнал аккуратно прикрыл дверь. Замок щелкнул. Потом команда направилась к первому из хлевов с людьми, и каттени отпер его.

— О боже! Я уж думал, вы сбежали и бросили нас! — выкрикнул какой-то мужчина, его громкий голос в ночной тишине звучал поистине оглушительно.

— Тс-с-с: с! — хором прошептали освободители.

— Тебя услышат чертовы машины. — сказал Эренс. — За мной. И тихо!

Пока Крис спала, был придуман план спасения. Двое ведут каждую группу к контейнерам и отправляют наверх по заранее привязанным веревкам. Зейналу и Крис досталась последняя группа, потому что только каттени умел открывать двери.

Среди людей, которых освободили Крис и Зейнал, находились две женщины, причем одна из них была хромая и старая, а другая — на последних месяцах беременности и двигалась крайне неуклюже. С беременной от стресса началась истерика.

— Конечно, плохо, что моего Джека убили на Бареви, но я, по крайней мере, надеялась, что у меня будет ребенок, чтобы о нем заботиться, — начала она со слезами в голосе. — А потом это ужасное дисциплинарное собрание, и я ничего не сделала, только стояла там, где мне сказали, а потом пустили газ, и я молилась, чтобы Грсподь не покинул нас и нас всех спасли, и вот мы спасены, и я просто не могу в это поверить! О, вы так добры! Вы рисковали ради нас жизнью!

Крис не удавалось прервать это словесное излияние. Патти-Сью хотя бы временами умолкала!

— И как мы ее поднимем? — напряженным шепотом спросила девушка у Зейнала, когда они шагали по дороге к контейнерам.

— Я понесу. Не тяжелая. Большая.

— Только не давай ей заметить, что ты — каттени! — посоветовала Крис, радуясь, что скудное освещение скрывает предательскую серость его кожи.

Как выяснилось, беременная женщина, Анна Боллингер, создала еще не много проблем. Некоторые совсем ослабли; помимо Анны, пришлось тащить еще четверых, потому что их мышцы сдались после третьего «подъема».

Тем не менее в конце концов все тридцать пять человек оказались наверху и двинулись на северо-восток, куда ушел Слав. Шли медленно, как будто спасение и подъем отняли все их силы.

Иногда, размышляла Крис, устало тащась рядом с Зейналом, удается сделать хорошую мину при плохой игре. Руки ныли, запястье болело, хоть она и перевязала его полоской одеяла, голени были исцарапаны и ободраны, пальцы на ногах сбиты, а мышцы на руках и спине, похоже, никогда уже не придут в норму. А еще девушка мечтала о корыте, чтобы с головой окунуться.

К восходу первой луны они не добрались даже до конца контейнеров. Крис снова подумала об их содержимом — если, конечно, там не лежали разделанные лу-коровы — и о том, для кого же машины делали припасы.

* * *

Вскоре пришлось устроить привал. Анна и Жанет, пожилая хромоногая женщина, совершенно не могли идти. Когда выяснилось, что большинство доели пайки в ожидании спасения, Зейнал немедленно распорядился, чтобы патрульные поделились с ними своими запасами. Пришлось жевать сухие плитки без воды, и это превратило приятное занятие в утомительную работу. Один из турсов набросился на свою порцию так, будто не ел несколько недель.

— Он не знал, что кэты сбросили для нас пищу, — сказал Ленни. — Мы с Найнти поделились с ним.

— Чертовски мило с вашей стороны, — заметила Крис, — особенно учитывая то, что вы не имеете ни малейшего понятия, когда нам в следующий раз удастся поесть.

— О, я рассчитываю на какое-нибудь внезапное счастливое происшествие! — проказливо улыбнулся Ленни.

— Слушай, почему твоего брата зовут Найнти?

— Э-э… Ну, мы, понимаешь ли, ирландцы…

— Я заметила.

Новая улыбка.

— И у нас есть такая поговорка: что-то замечательное, веселое — это девяносто.[8]

— И мы имеем в виду вовсе не цену, — раздраженно вставил Найнти. — Мне нравится веселье… пабы и все такое. Боже, даже «Гиннесс» сейчас показался бы нам просто великолепным!

— Найнти, я ведь просил тебя! Я вынесу все, что угодно, кроме твоих упоминаний о «Гиннессе»! — Впервые за длинную трудную ночь Крис поняла по голосу Ленни, что он готов сорваться. — Извини, Крис.

— Так вот, меня зовут Найнти, потому что я всегда ищу, где бы хорошо повеселиться! — закончил Найнти и проводил последний кусочек своего пайка грустным взглядом.

— Чертовы ирлашки! — пробормотал Эренс.

Крис заметила, что он устроился с другой стороны от нее, подальше от братьев Дойл.

— Позволь, я объясню тебе одну вещь, Эренс, — обратилась к нему девушка. Она совершенно не собиралась спасать его «положение в обществе», просто это высказывание пробудило в Крис чувство справедливости. — Мы все здесь заодно — люди, дески, ругарианцы, ильгинцы и турсы. И — в особенности — единственный представитель наших недавних захватчиков. Его забросили на богом забытую планету вместе со всеми нами, и он командует отрядом, который только что спас твои кости и потроха. Так что без фанатизма. Понял?

— Ты хорошо его знаешь?

Похотливый голос Эренса делал намек неприкрытым.

Ленни и Найнти отреагировали одновременно, но Ленни был ближе. Он рванулся вперед и оказался нос к носу с Эренсом.

— Если Крис говорит, что кэт — хороший парень, значит, так оно и есть, Эренс. А теперь прекрати нытье! Он освободил тебя, и если ты хочешь уйти и жить сам по себе, мы даже не вспомним, что когда-либо встречались с тобой!

Эренс притих, а Крис пододвинулась поближе к братьям Дойл.

— А куда кэт… — начал Найнти, оглядываясь вокруг.

— Его зовут Зейнал, — укорила Крис.

— Хорошо-хорошо, так куда же Зейнал ведет нас?

— В лагерь, основанный нашим мудрым сержантом Митфордом. Это цепь больших пещер с подземным озером. Милое местечко. Там отличная охота. Как у вас с рогатками?

Ленни усмехнулся.

— Перед тобой — один из величайших ирландских охотников на кроликов!

Найнти фыркнул.

— У тебя была винтовка, — он, ухмыляясь от уха до уха, наклонился к Крис, — с телескопическими линзами и глушителем!

— Зато когда я один раз — или два — по странной случайности не попадал с первого раза, я стрелял снова — а короткохвостые и не подозревали о моем присутствии! И уж если я наметил себе цель, мне ни к чему ни глушитель, ни линзы!

— А еще мы нашли огромный склад зерна, — продолжила Крис, — поэтому у нас есть даже хлеб!

— И как далеко идти?

Ленни оглянулся на Анну и Жанет.

— Не знаю… подождите минутку. — Краем глаза девушка заметила, что Зейнал внезапно встал и куда-то всматривается. Проследив за его взглядом, Крис разглядела в лунном свете несколько фигур, шагающих к ним по склону за контейнерами. — Это Слав! Или он летел стрелой, или наш лагерь не так уж далеко отсюда.

Слав вернулся с двумя другими ругарианцами и четырьмя людьми и принес с собой жареную скальную наседку, бездрожжевой хлеб и глиняные сосуды с водой, которые хотя и протекали, но все еще содержали достаточно воды, чтобы каждому хватило. Кроме того, они захватили веревки и одеяла.

— Сержант говорит идти. Мы пришли, — сказал Слав на бареви, ухмыляясь Крис и Ку своей зубастой улыбкой.

Мясо разделили на всех.

Ленни и Найнти съеденное явно понравилось. А вот Анну пришлось упрашивать поесть — наверное, из-за усталости. Зато Жанет сказала, что она ест все, даже шестиногое. Им обеим выделили две кружки с водой.

Именно тогда Зейнал обратил внимание на перевязанное запястье Крис.

— Повредила?

— Просто растянула. Ерунда, — ответила она, чувствуя себя с перевязанным запястьем немного глупо.

— Пойдешь с Пессом. Вперед. Доложить сержанту.

— Думаю, у него полно вопросов, — заметила Крис, радуясь, что вместе со Славом к Митфорду пришли люди, которые могли описать ему ситуацию. — Но я должна остаться и помочь женщинам.

— Нет, — твердо сказал Зейнал. — Много помощи. Тебе, — и он ткнул в нее пальцем, — лучше доложить.

— Ладно.

Крис, внутренне нахмурившись, уступила. Действительно, людей, чтобы помочь двум женщинам, здесь больше чем достаточно, а дески и ругарианцы помогут с транспортировкой.

Хотя Ленни и Найнти сопротивлялись и говорили, что они тоже хотят остаться, Зейнал отправил их вместе с Крис. Она не удивилась, что он также отправил Эренса, Джо Латторэ и других мужчин, рвавшихся посмотреть на великий лагерь, про который им столько рассказывали.

Чувствуя себя ожившей после мяса и воды, Крис заверила Анну и Жанет, что они совсем недалеко от спасительных пещер.

— У нас есть медики, — сказала она Анне.

— А лекарства? — с надеждой спросила та.

— Ну, если удалось испечь хлеб, думаю, сейчас наступает черед пенициллина! — шутливо ответила Крис.

Судя по всему, Анна рассчитывала на обезболивающее, ведь ей скоро предстояли роды. Девушка быстро покинула женщин, боясь новых вопросов, на которые у нее не было ответов.

Не обращая внимания на ноющие ноги и лодыжки, Крис держалась прямо за Пессом. Эренс сначала пристроился рядом, но девушка не пришла в восторг от такой компании и на все его попытки завязать разговор что-то невнятно мычала себе под нос, пока он не понял намек. Бормоча проклятия насчет неблагодарных сучек и мужеподобных баб, Эренс отстал.

Крис подумала, разумно ли было с ее стороны так вести себя. Впрочем, Эренс, похоже, принадлежал к тем людям, которых надо почаще ставить на место. Его замашки раздражали девушку. Уж лучше отбить охоту, чем устраивать публичный скандал!

В свете второй луны они успешно преодолели два долгих подъема, причем Эренс не прекращал ныть по поводу ночных маневров. К заходу третьей луны даже Песс сбросил темп. Но когда ругарианцы достигли начала ущелья, он воспрял духом — и Крис с изумлением узнала местность, по которой она впервые передвигалась в полуобморочном состоянии, таща на себе Патти-Сью. Ориентиры, указывающие путь домой, всегда ободряют.

— Почти пришли, парни! Последний рывок! — крикнула она через плечо и постаралась распрямиться.

К лагерю, неузнаваемо изменившемуся за четыре дня их отсутствия, подошли на рассвете. Миновав последний поворот, Крис остановилась, разглядывая нововведения и сержанта Чака Митфорда на том же месте, где она в последний раз видела его, — на «командном посту».

Пост, кстати, тоже усовершенствовали. Очаг расширили — по-видимому, для того, чтобы жарить здесь мясо, — и там весело пылал огонь. Вокруг центрального «стола» Митфорда, тоже расширенного, полукругом стояли камни. С одной стороны стола лежала груда листов сланца, испещренных меловыми пометками, но сержант писал на чем-то тонком, похожем на бумагу, используя деревянный предмет, невероятно напоминающий карандаш!

На высших точках ущелья стояли часовые; ступени в главную пещеру обтесали и снабдили перилами. С другой стороны ущелья Крис заметила что-то вроде средневековых колодок — две пары, причем в одной находился человек, но его голова свешивалась на грудь, и девушка не могла разглядеть лица. Судя по силуэту — Арни. Интересно, какую гадость он совершил, чтобы заслужить такое наказание? Новое слово в дисциплине!

Крис просто не успела разглядеть остальные новшества, потому что ее увидел Митфорд. Улыбнувшись, он помахал ей рукой, предлагая присоединиться.

Когда она подошла, сержант нагнулся и поднял весьма недурной кувшин, обернутый чем-то вроде странной циновки. Из его горлышка струился пар.

— Бери камень, Крис, и расскажи мне, что вы с каттени успели натворить, — произнес Митфорд, жестом предлагая девушке достать кружку, чтобы наполнить ее. — Горячее, да и не так уж плохо на вкус. Я бывал в местах, где кофе гораздо хуже.

— Разве первая группа не, рассказала тебе? — спросила Крис, дуя на темную жидкость.

— Я говорил со всеми, Бьорнсен, — ответил Митфорд, слегка нахмурившись.

Она скрыла свое смущение, сделав глоток из кружки.

Тепло было не единственным достоинством напитка — он имел странный мятный привкус, моментально избавивший Крис от сухости во рту. И если бы ее руки не были заняты кружкой, девушка снова попыталась бы отдать Митфорду честь.

Не обращая внимания на усталость, мешавшую подбирать нужные слова, Крис дала подробный отчет об их походе. Она подчеркнула опасность ночных «мусорщиков», упомянула о многочисленных зерновых полях и о том, что машины работают на солнечных батареях. Услышав это, Митфорд кивнул и сделал короткую запись.

— Вы нашли, из чего делать бумагу, сержант? — прервала Крис свой доклад.

— Кора. Уж не знаю, как долго на ней продержится грифель… даже карандаш сделали! — Улыбаясь, он поднял толстый стерженек. — Один из геологов обнаружил залежи графита. Кора гораздо лучше, чем сланец. Не расслаивается и не крошится. Расскажи подробнее про солнечные батареи.

— Ты уже слышал о них?

— Патрули, ходившие к амбарам, видели их на машинах. По ночам стоят, не шелохнутся, и тогда можно выносить запасы. Продолжай. Расскажи о спасательной операции. Пришедшие первыми были совсем выжаты и сказали только, что их спасли.

Он подлил ей горячего напитка.

— Я говорила тебе, как я рада, что мы оказалась в одной команде, сержант? — поинтересовалась Крис с благодарной улыбкой.

— А-а. — Скромно потупившись, он отмахнулся от ее слов. Затем его рот расплылся до ушей. — Ты еще не знаешь, что я приготовил для тебя на завтра!

— Завтра уже наступило, сержант, — сказала Крис, стараясь ответить дерзкой улыбкой, несмотря на усталость. Питье помогло, но его действие продлится недолго. — С нами еще тридцать пять спасенных. — Она оглядела лагерь. — Мы сможем разместить их?

— Разместим всех, кого найдем. К нам прибились еще несколько человек, с юга. То ли они выбирали правильные поля, то ли им просто повезло. Очень обрадовались, наткнувшись на наш лагерь. Нам понадобятся все возможные силы, чтобы начать наступление.

— На… Что?!

Крис, потеряв дар речи, уставилась на Митфорда.

— Ты же не думаешь, что я собираюсь провести остаток жизни в этом навозонакопителе? — проворчал он.

Крис тряхнула головой. Сержант казался таким рассудительным! И он собирается выбраться отсюда?

— Но об этом позже. Есть ли среди новичков кто-нибудь особо полезный?

— По-моему, да, хотя опрос я не проводила. Там две женщины: одна на последнем месяце беременности, а другая — постарше и не слишком хорошо передвигается. Зейнал отправил меня вперед. — Митфорд кивнул, и Крис, обернувшись, увидела отставших членов ее группы. — Двое впереди — хорошие парни, ирландцы, братья Дойл. Сразу за ними — Джо Латторэ, с ним все в порядке. — Она замолчала, разглядев за спиной итальянца Эренса.

— А тот высокий?

Крис медлила, и Митфорд вопросительно поднял брови.

— Зовут Дик Эренс, — наконец сказала она нейтральным тоном.

С этим я познакомлюсь лично, — понимающе улыбнулся Митфорд. — Тебе надо отдохнуть, девочка. На ближайшие двадцать восемь часов освобождаю тебя от службы. — Он показал вверх, и Крис увидела солнечные часы. — Удобнее, чем считать песчинки. Грубо, конечно, и не по Гринвичу, но лучше, чем ничего!

В голосе сержанта звучала гордость.

— Все как дома, — промолвила Крис, с улыбкой разглядывая остроумное изобретение.

— Не думаю, что сутки, длящиеся двадцать восемь часов, лучше, чем те, к которым мы привыкли!

— А колодки? Твоя идея?

Не отрываясь от записей, Митфорд усмехнулся.

— У нас тут слишком много лич-нос-тей, — произнесенное по слогам, это слово прозвучало как эпитет, — и иметь с ними дело отнюдь не просто. Отдыхай, детка.

Он дружески хлопнул Крис по руке и кивнул в сторону пещеры.

Девушка была на полпути к ступеням, когда сержант позвал вновь прибывших. Услышав свои имена, Дойлы сильно удивились, а Эренс обвиняюще посмотрел в сторону Крис.

Поднявшись, она заметила другие нововведения: рабочие места вдоль уступа, над входом — надпись мелом: «Пещера, милая пещера!» Там, где желающие писали названия для планеты, осталось только подчеркнутое слово «Ботаника». Крис улыбнулась. Теперь у дома было имя!

Внутри утренняя вахта разводила костры, водружала на треноги глиняные горшки и расставляла слегка кособокие чашки для каши. Крис заметила возле костров посудины, наполненные каким-то веществом, похожим на крупную соль. На уступах красовались другие горшки и кувшины — Сэнди Арсон постаралась на славу.

— Крис!

Девушка очутилась в объятиях Патти-Сью, прежде чем ей удалось уклониться от рыдающей девочки.

— Я же говорила тебе, что с ней все будет в порядке! — произнесла Сэнди, подойдя к ним и с трудом оттаскивая девочку. — Сейчас она уставшая и грязная, и не надо над ней причитать… Бедняжка Патти не сомневалась, что Митфорд послал тебя на верную смерть, — добавила Сэнди.

— Наоборот, это мы спасли людей от смерти! — сказала Крис. — И среди них — женщина, которая особенно нуждается в помощи. Беременная, Анна Боллингер. Сэнди, у нас есть врач, который мог бы осмотреть ее, когда она придет? Они на пару часов позади.

— Сделаем. Хочешь есть, Крис?

— Я не так давно съела паек, зато не откажусь от ванны.

— Я добуду чистую одежду, а твою постираю, пока ты будешь спать! — Патти изо всех сил старалась быть полезной.

— Патти, ты дежуришь на завтраке.

— Я знаю, знаю! — бросила девочка на полпути к груде материи, сложенной в одном из углов пещеры. — Я только хочу познакомить ее со всеми нововведениями!

Сэнди подняла руки, сочувственно улыбнулась Крис и вернулась к своему котлу. Тот протекал, и жидкость с шипением капала в огонь, но даже эта примитивная посуда была лучше, чем никакой посуды вообще.

— Печь для обжига здесь не построишь? — спросила девушка, осознав, что глину могли сушить только на солнце.

Сэнди блаженно улыбнулась.

— Ничего. Мёрф сделает мне меха, такие же, как для своей кузницы, а Джек-Гвоздь нашел хорошее, твердое дерево, которое дает жаркий огонь. — Она комично ухмыльнулась при виде Крис, отгоняющей руками дым от лица. — Иди мойся.

Всю дорогу к озеру Патти плясала вокруг Крис, рассказывая, что они нашли глину и что ей удалось сделать чашку — а может быть, даже две, — которые высушили на солнце, и что им нужна настоящая печь для обжига, и что поблизости от пещеры есть поле с очень вкусными корнеплодами, похожими на картошку, только дески нельзя их есть, иначе они тяжело заболеют. Крис поморщилась, поняв, что забыла сказать Митфорду о находке Ку — растении, которое съедобно для дески.

Дорога к озеру была хорошо освещена. Когда они с Патти добрались до берега, девушка увидела ведущие вниз деревянные ступени, ряд крючков для одежды и грубую камышовую корзину со странными стручками, напоминавшими кошачьи хвосты.

— Откуда камыш? — спросила Крис, обратив внимание на корзину.

— О, Боб-Травник нашел! И еще кучу полезных вещей! Он руководит двумя патрулями.

— А это что такое? — Крис показала на стручки.

— Сейчас увидишь!

Патти захихикала, предвкушая изумление девушки.

Тут Крис заметила, что на воде покачивается плот, а к озеру даже успели прорубить лестницу. Она сбросила грязную, провонявшую одежду и скользнула в воду.

— Держи! — Патти подала ей овальный стручок. — Это, конечно, не совсем мыло, а еще от него портится кожа, зато хорошо отчищает грязь и устраняет запах.

От стручка исходил странный травяной — почти вяжущий — аромат, что было особенно приятно после вонючей одежды. Девушка тщательно вымылась и выбралась из воды.

Патти с таким видом, как будто демонстрировала величайшее достижение всех времен и народов, открыла один из «кошачьих хвостов». Внутри оказались пушистые белые волокна.

— Ваше полотенце, мадам! — Она улыбнулась при виде изумления Крис. — Удобная штука, отлично впитывает воду. Использованные мы складываем в другую корзину, и, когда они высыхают, получается хорошая растопка. Здорово, правда?

Хихикая, Патти подала Крис чистую одежду.

— Думаю, двадцативосьмичасовой день нам просто необходим, иначе не успеем со всем управиться, — пробормотала себе под нос Крис.

Теперь, чувствуя себя освеженной, она была готова отправиться на отдых, в котором так отчаянно нуждалось ее тело. Крис зевала всю дорогу до пещеры. Та, кстати, тоже изменилась: появились кровати, сложенные из веток и устланные «кошачьими хвостами».

Крис легла, повернулась на правый бок, с облегчением вздохнула, почувствовав, что наконец ее измученные ноги покоятся на чем-то мягком, и заснула, не успев даже заметить, как Патти с любовью укутывает ее одеялом.

Глава 7

Крис разбудил аромат жарящегося мяса. Пустой желудок уже давал о себе знать. Она услышала дружелюбные приглушенные голоса и, воодушевленная, выбралась из просевшей под ее весом лежанки. В пещере спал еще один человек, и Крис, как можно тише обувшись, выскользнула в коридор.

Ни Сэнди, ни Патти в главной пещере не было, зато она увидела Барта и направилась к нему в надежде добыть еду.

— Крис! — улыбнулся повар в знак приветствия. — Ты молодец! — И он положил порцию готовящейся еды на почти круглую глиняную тарелку.

— Я? Почему? — спросила девушка, улыбнувшись в ответ. Барт подал ей деревянную вилку, и она изумленно ойкнула. — Все домашние удобства налицо!

— Прогресс!.. Я имел в виду спасение всех этих людей, пойманных машинами.

— А-а! Так их спас Зейнал. Он догадался, как открыть двери.

— Да, но вот я спросил у себя: а как он догадался?

— Ой, Барт, прекрати! — Крис немедленно приступила к своему любимому занятию. — Ну, догадался, и что? Может, я тоже смогла бы открыть их, имея под рукой булавку или кредитную карточку. Дверные замки — это дверные замки. Для каждого найдется своя хитрость. Зейнал разгадал секрет и открыл двери. Главное, мы успели освободить остальных, прежде чем их убили.

— Я слышал… — с сомнением начал Барт.

— Слухи далеко не всегда правдивы! Кто тебя проинформировал?

Барт смутился.

— Один из парней, пришедших вместе с тобой.

— А его случайно не Эренс зовут? — поинтересовалась Крис презрительным тоном. — Следующий раз ты услышишь, как он подбивает нас не подчиняться Митфорду, потому что тот — рабовладелец, надсмотрщик, посылающий нас на смерть; да что он вообще о себе думает, этот сержант?! — Крис обвела рукой организованную кухню, горшки и прочую утварь, контейнеры с водой, людей, занятых своими обязанностями. — Я бы сказала, что Митфорд сделал из нас хорошую команду. Эренс возмутитель спокойствия, и он занимается этим с того самого момента, как мы вытащили его из хлева.

Барт взирал на Крис, явно огорошенный ее тирадой, и девушка улыбнулась.

— Барт, ты слишком умен, чтобы попасться на эту удочку, А еда слишком хорошо пахнет, чтобы оставлять ее стынуть. — Она уселась на подходящий камень и начала поглощать пищу. — Теперь могу ли я сообщить тебе факты — ничего, кроме фактов, — о великом спасении из скотобойни? Не думай обо мне плохо только из-за того, что я защищаю парня, который спас от смерти сорок пять человек — сорок шесть, если с ребенком Анны все будет в порядке.

По выражению лица Барта Крис поняла, что плохо думает он совсем не о ней, и решила, что пора все расставить по местам.

Она все еще отвечала на вопросы повара, когда появился Джей Грин.

— Крис, тебя зовет сержант, — сказал он.

— Потрясающая еда, Барт.

Крис встала и огляделась в поисках места для грязной посуды.

Повар улыбнулся:

— Как выйдешь, сразу налево. Работает сам Эренс!

— Хороший выбор! — заметила девушка и пошла за Джеем.

— Я отнесу, — предложил Грин, забирая у нее тарелку. — Тебе совсем ни к чему встречаться с Эренсом.

— Почему? Он говорит про меня гадости? Или про Зейнала?

Джей фыркнул.

— Не беспокойся. Митфорд разберется.

— Лучше бы мы оставили его на сосиски!

— Если будет продолжать в том же духе, скоро познакомится с колодками.

— Что только утвердит его мнение обо всей нашей дерьмовой компании!

— Кого это заботит?

— Кстати, о заботе. — Они вышли на яркий солнечный свет и увидели Митфорда — по-прежнему на том же самом месте, где Крис оставила его добрых — она сверилась с солнечными часами — девять часов назад. — Он когда-нибудь отдыхает? — Задав этот риторический вопрос, Крис продолжила: — Как чувствует себя Анна Боллингер, наша беременная леди?

— Док говорит, все будет в порядке. Правда, она тоскует по мужу. — Джей прищелкнул языком. — Жанет взяла ее на себя как особое задание. Жанет вместе с Патти-Сью. Эту девочку изнасиловали?

— Подозреваю, что да.

— Она ничего не говорит?

— Пройдет еще немало времени, прежде чем Патти сможет рассказать, что с ней произошло. Она тебе нравится?

— Милое дитя, — ответил Джей, качая головой.

— Не торопись!

— Я это уже понял!

Крис спустилась вниз по ступеням, а Джей свернул налево, к контейнерам, где Эренс неуклюже вытирал посуду «кошачьими хвостами».

Колодки пустовали, и Крис пожалела, что не поинтересовалась у Джея, что натворил тот мужчина. Может, потому Грин и спросил, изнасиловали ли Патти-Сью? Не зря Митфорд говорил о наказании.

Крис услышала за спиной шаги и, обернувшись, увидела Зейнала, а позади него — Слава и Ку. Все трое выглядели чистыми и отдохнувшими.

— Что это вы, ребята, так рано вскочили? — спросила девушка.

— Я спал достаточно, — ухмыльнулся в ответ Зейнал, и в его таинственных желтых глазах сверкнул веселый огонек. — Слав и Ку хорошо отдохнули. Много сделать.

— Много дел, — машинально поправила его Крис и затем поспешно добавила: — Но ты действительно быстро учишься!

— Надо учиться, — ответил каттени, улыбаясь еще шире.

— Ммы фсе учимся, — прошипел Слав. — Привет, Крисссс.

В этот момент дески на верхних наблюдательных точках просвистели тревогу и скользнули вниз, скрывшись из виду.

— Летуны? — тревожно крикнул кто-то.

Вся активность в лагере немедленно замерла. Люди, находящиеся на открытом пространстве, бросились в пещеры.

Крис посмотрела на небо, поворачиваясь, как Зейнал, Ку и Слав, чтобы осмотреть горизонт.

Ку издал странный, пронзительный звук, и сверху эхом донесся ответ.

— Большая вещь, — сказал дески, как можно дальше раскидывая руки и вращая глазами. — Пло-о-о-о-о-охая. Плохая, плохая, плохая, плохая, — снова и снова повторял он, тряся головой, а затем плотно зажал уши. Но пытаться спрятаться от звука, становившегося все громче и громче, словно на тебя несется сразу дюжина поездов, и каждый лязгает, и громыхает, и нуждается в капитальном ремонте, было все равно что пытаться криком прогнать эту опасность. Кости и зубы Крис начали вибрировать. Дрожал даже камень под ногами.

Девушка хотела спросить, откуда идет звук и что его издает, но ее просто никто бы не услышал.

Сначала появилась тень. Длиннее и шире, чем ущелье, она накрыла даже соседние холмы. Тень приближалась, и наконец они увидели тупой нос «левиафана»; который рычал, рокотал и заставлял трепетать.

Hoc корабля явно смотрел вниз, и Крис быстро подсчитала, что он находится в нескольких тысячах футов от земли, закрывая собой солнце, точно гигантский зонтик размером с остров. Здоровенный остров, с буграми, дырами, круглыми дисками, с бесчисленными прутьями, беспорядочно торчащими по всему корпусу, даже с огромными дверями длиной в несколько акров. Казалось, он проползал над ущельем целую вечность. Привыкшие к звуку люди снова высыпали наружу, с изумлением разглядывая чудовище, Любопытство взяло верх над первоначальной паникой.

Крис с остальными ринулась к ближайшему уступу. Митфорд, Зейнал, Джей Грин, Слав, Ку и Дойлы шли первыми, за ними — десяток других мужчин и женщин, желающих получше разглядеть судно.

— Оно направляется в сторону скотобойни!

Девушке удалось перекричать слегка утихнувший шум.

— Ага, — задумчиво ответил Митфорд, теребя нижнюю губу. Судя по выражению его лица, он напряженно размышлял. — Узнаешь, Зейнал?

Не отводя взгляда от неба, каттени медленно покачал головой.

— У нас нет таких больших кораблей. — Похоже, на него размер судна произвел не меньшее впечатление, чем на остальных. — Странная…

Он покрутил рукой, пытаясь подобрать нужное слово.

— Форма? — предположил Джей.

Зейнал снова покачал головой, изображая руками бугры и прутья, торчавшие из корабля.

— Ах, эти штуки. Да, на кораблях, на которых вы захватили Землю, не было ничего похожего.

— Нет. — Зейнал улыбнулся Джею. — Слишком большой, нехорошо.

— Думаю, существуют разные точки зрения на сей счет, — добродушно ответил Джей.

Вскоре корабль скрылся из виду — но не вышел из пределов слышимости. В полуденном воздухе раздался звук переключения передач — или что там можно было переключить, — и шум изменился.

— Не хотел бы я поднимать такую махину с земли. — Митфорд вздохнул. — Как им это удается?

Сержант вопросительно посмотрел на Зейнала, но тот в ответ снова пожал плечами и покачал головой.

Впервые Крис увидела на лице каттени тревогу. Она сглотнула.

— Если бы мы не вытащили этих ребят вчера…

Митфорд кивнул:

— Ты молодец, Бьорнсен.

— Сержант, все сделал Зейнал, — быстро сказала Крис.

Митфорд одобрительно похлопал ее по плечу.

Никто так и не ушел с неудобного уступа. Вновь послышались звуки переключения — и махина рванула ввысь, появившись в поле зрения с задранным кверху носом. Крис испытала благоговейный трепет перед технологиями, способными давать такую мощь. Конечно, это была не такая изящная, красивая конструкция, как «Дискавери» или «Челленджер», с дельтовидными крыльями, обшитыми сверкающим металлом. Чудище имело треугольную форму и тупой нос.

— Не хотите ли быстренько пробежаться туда? — спросил Митфорд.

— Конечно, хотим, — ответила Крис, хотя ее явно не звали.

— Крис, ты в отгуле.

— Значит, они тоже! Только я все равно пойду.

Мне так же любопытно, как и всем остальным. Не могу поверить, что корабль сожрал все, что там стояло, и тихонько свалил!

Приложив руки ко рту, Митфорд прокричал стоявшим внизу людям:

— Доделл, пошли отряд в зернохранилище! Проверьте, осталось ли там что-нибудь!

— О боже! — простонала Крис, снова почувствовав их уязвимость.

А ведь она сама привела новые рты, которые надо было кормить!

— Не волнуйся, — хмыкнул Митфорд, — у нас полно запасов.

В итоге отбыли две группы. Крис показалось, что путь до скотобойни занял в два раза меньше времени, чем в первый раз. Все контейнеры исчезли, а на их месте красовались груды исковерканных железок.

«Это объясняет выбоины и царапины», — подумала девушка, все еще потрясенная тем, какое количество груза принял на борт корабль.

Каким образом — транспортерами? «Подняли на лебедке!» — пришла в голову Крис идиотская мысль, и девушка начала истерически смеяться.

— Крис, все в порядке? — Речь Зейнала совершенствовалась не по дням, а по часам. Должно быть, у него феноменальные способности к языкам. Почему-то это успокоило Крис больше, чем его слова или рука, которую он положил ей на плечо. — Проверим сараи.

— Как?

Крис обвела рукой пустое пространство, на котором раньше громоздились контейнеры. До первых изуродованных железяк оставалось метров шесть или семь. Внезапно из-за перемены обстановки девушка почувствовала себя странно дезориентированной.

Зейнал показал на скалистое плато, и Крис поняла, что и склад контейнеров, и сараи были выстроены на голых камнях. Очевидно, зернохранилище тоже было вырублено в сплошной скале. Значит, даже для важных целей не использовали ни дюйма плодородной земли. И если так обстояли дела на всей планете, то это огромное достижение.

«А теперь, — мрачно подумала девушка, — сюда явились люди, чтобы все испортить».

Сараи были пусты, продезинфицированы и готовы к приему следующей партии пленников. Возможно, их сбросили на планету как раз в разгар жатвы и заготовки? И как часто этот монстр увозит запасы? Раз в месяц? И какое здесь сейчас время года? Погода вроде весенняя, но зерно на полях почти готово к уборке. Крис слышала, что его уже собирают, — значит, сейчас осень?

Она поняла еще одну интересную вещь: похоже, хозяева машин столь же всеядны, как и гуманоиды. И им требовалось такое количество пищи, что они создали специализированные машины, которые выращивали съедобные растения и скот и заботились об урожае. Кроме того, у них оказалось под рукой несколько планет, и одну целиком — или частично? — выделили под фермерские угодья. Уборочная техника и остальные агрегаты свидетельствовали о необычайно развитой технике. Даже Зейнал не узнал корабль, а ведь каттени много путешествовали и проводили собственные исследования! Их разведывательная служба сочла планету необитаемой. Неудивительно, если на ней нет никого, кроме машин. Только неужели каттени не заметили работающую технику? Ведь не проводили же они наблюдения исключительно по ночам! Или, быть может, они прилетали в редкий период бездействия? «Зимой»? Крис обладала весьма скудными познаниями о фермерском деле, тем не менее догадывалась, что бездействия там почти не бывает — всегда найдутся вещи, о которых приходится заботиться круглый год. Интересно, какая на Ботанике зима?

Затем Зейнал жизнерадостно пожелал осмотреть «ангары», где странные машины с множеством непонятных приспособлений безмолвствовали в ожидании указаний к действию.

— Они не узнают людей! Нет проблем! — сказал каттени и настолько удивил Крис этим выражением, что она даже не успела открыть рта, а он уже очутился в здании.

Одна из находившихся в ангаре машин была подвешена к каркасу, который мерцал и мигал. Обслуживающий механизм? Крис пожалела, что в группе нет никого с инженерным образованием, С другой стороны, кто же думал, что им удастся подобраться так близко? Ох, еще не помешал бы кусок коры и карандаш — зарисовать все виды механизмов, припаркованных в нескольких ангарах. В последнем из больших сараев лежали груды мешков… с чем? Рассуждая логически — скорее всего, с семенами или удобрениями. Интересно, их привез «левиафан», забравший мясо?

Воспользовавшись ножом, Крис вскрыла некоторые мешки и взяла образцы содержимого. Действительно, в некоторых лежали семена, а в других, судя по запаху, удобрения.

К восходу первой луны патруль вернулся в лагерь. Девушка совсем не чувствовала себя усталой, но Ку и Слав явно хотели отдохнуть. Так или иначе, ей и Зейналу сначала предстояло доложить о результатах Митфорду.

— Бьорнсен, они не забрали зерно, — немедленно сообщил Митфорд, однако Крис отметила, что выглядит он подавленным. — Что вы обнаружили?

Пока девушка рассказывала, поделившись в том числе и своими предположениями насчет принесенных образцов, Зейнал, взяв несколько больших листов коры, что-то быстро рисовал на них. Пару раз Крис теряла нить повествования, увидев его аккуратные зарисовки различных машин, стоявших в ангарах. Митфорд же, в то время как карандаш Зейнала летал по листу, украдкой изучал лицо каттени.

Рисунки вышли удивительно точными. Внимательно осмотрев свою работу, Зейнал молча внес несколько исправлений.

«А ведь с нами все время был инженер!» — подумала Крис.

Похоже, каттени оказался значительно талантливее, чем они предполагали.

— Вот.

Зейнал передал листы Митфорду.

— Эй! Боб-Травник, Кэпстен, Мэси! Быстро ко мне и захватите рисунки из хранилища! — проревел Митфорд, а затем одобрительно улыбнулся Зейналу и Крис. — Тут целая армия этих штуковин. Зато теперь понятно, как их выключить.

— Зачем? — выпалила Крис.

— Так же, как и ты, Бьорнсен, я думаю, что вся эта пищевая промышленность служит гуманоидам — похоже, они потребляют ту же пищу, что и мы. Однако, — отрывисто продолжал сержант, — судя по всему, мы столкнулись с крайне высокоразвитой расой. — При этих словах Крис яростно закивала. — Тот корабль совершал какую-то периодическую проверку. Значит, они осуществляют постоянное слежение, хотя мы и не нашли центральный контрольный пункт.

Крис подумала о том, какую часть сказанного понял Зейнал. Каттени слушал очень внимательно. Она чувствовала его напряжение. Странно, что ей не противно касаться Зейнала; он ведет себя так деликатно, так нежно, совсем не похоже на некоторых парней с нахальными лапами.

— Итак, если мы начнем портить машины, кто-нибудь появится, чтобы посмотреть, в чем дело, — подвел итог Митфорд.

— И мы запросто одолеем их? — поинтересовалась Крис, которую приводила в ужас сама мысль о том, чтобы захватить корабль столь чудовищных размеров.

Особенно учитывая то, что их единственным оружием были ножи, топоры, дротики и луки со стрелами.

У девушки вырвался смешок.

— Не смейся, Бьорнсен. Существует много способов проникнуть на космический корабль. Кроме того, я рассчитываю, что разведывательное судно будет меньшего размера и с живой, а не механической командой. Машины хороши для однообразной работы, а оценка ситуации требует мозгов.

— И что тогда?

— Все по порядку. Сначала вызовем разведчиков.

На этом Митфорд остановился и крикнул повару, чтобы тот принес две порции еды. Должно быть, услышал, как у Крис бурчит в животе.

— Пока вы отсутствовали, мы тут немного пораскинули мозгами, так что я введу вас в курс дела. Зейнал, Бьорнсен, — кивнув обоим, сержант повернулся к другим патрульным: — Ку, Слав, идите перекусите. И спасибо. Да, Ку, Боб-Травник набрал для тебя той зеленой гадости, которая тебе понравилась.

Ку кивнул и вместе с ругарианцем кратчайшим путем направился к пещере. Митфорд проводил его взглядом.

— Теперь, ребята, пайки дают только дески, ильгинцам и турсам. Остальные могут есть местную пищу. — Покорный вздох сержанта свидетельствовал о его неподдельном беспокойстве. Он был главным и хотел сохранить всю команду, особенно тех, кто обладал такими способностями, как дески. — Повара готовят для патрулей что-то вроде пеммикана, так что вы не будете беспокоить машины, воруя их стада. — Сержант улыбнулся. — Как ты назвала этих тварей, Крис? Лу-коровы?

— Я думала, мы должны беспокоить машины! — заметила Крис, желавшая окончательно прояснить этот вопрос.

— Мы планируем беспокойство, — снова улыбка, — но я не хочу, чтобы кого-нибудь из наших ребят подстрелили. Эй, друзья, — обратился Митфорд к вновь прибывшим. Кэпстена и Мэси Крис раньше не видела, но они, похоже, знали ее и Зейнала. Сержант передал рисунки по кругу. — Зейнал нарисовал машины, припаркованные возле скотобойни. По-моему, они отличаются от тех, что в зернохранилище.

— Высокоспециализированные механизмы, — заметил Сью, листая рисунки. Затем он передал их Кэпстену.

Позже Крис узнала, что старший мужчина был разработчиком специального оборудования.

— Смотри, они все работают на солнечных батареях! — показал Сью на разнообразные плоские пластины, укрепленные на машинах. — Как я и говорил! Экологически чистый, возобновляемый источник энергий. Естественно, каттени решили, что планета необитаема! Они, наверное, сканировали ее на предмет живых видов, а эти механизмы не живые! Здесь должны быть коллекторы и аккумуляторы, а где. Да, наверное, вот эти блоки… Хм-м…

— Неужели в облачную или дождливую погоду они просто выключаются? — спросила Крис, пытаясь запомнить, как выглядят солнечные батареи на разных видах машин.

— Мы здесь уже десять дней, и до сих пор не было ни одного дождя, — вздохнул Митфорд, разглядывая ущелье со следами водяных потоков на склонах.

Зейнал тоже осмотрел лагерь и улыбнулся.

— Много сделано за десять дней.

— Хорошо для боевого духа, — кратко ответил сержант, но потом улыбнулся комплименту. — Теперь у нас есть настоящие рогаточные снайперы — скальную наседку подстрелят с двадцати пяти метров… Можно ли разбить солнечные панели камнями?

Сью задумался, однако Кэпстен покачал головой.

— Надо выяснить, из чего они сделаны. Важно повредить достаточно большую поверхность, тогда панели не соберут необходимое количество солнечной энергии.

— Быть может, — остроумно предложила Крис, — стоит попрактиковаться в художественной стрельбе грязью? Я не видела в ангарах моек!

Зейнал бросил на нее быстрый взгляд — он не понял намека, и девушка жестами объяснила ему. Каттени, улыбаясь, кивнул. Сью, похоже, идея тоже понравилась, и даже Кэпстен скривил губы в ироничной улыбке.

— Здесь много ручьев, так что в грязи недостатка нет, — с энтузиазмом заговорил Сью. — А солнце ее быстро высушит!

— Грязь ночью. И никаких машин днем! — передернув плечами, предложил Зейнал.

— Хорошая мысль, Зейнал! — ухмыльнулся Митфорд. — Разоружим их на корню!

— Подождите-ка минуточку! — вмешался Кэпстен. — У них должны быть аккумуляторы — чтобы включаться по утрам. Их тоже надо уничтожить.

— Так и сделаем! — весело ответил Митфорд. — Интересно, сколько машин нам придется вывести из строя, прежде чем кто-нибудь явится с инспекцией?

Обсудив этот вопрос, все согласились, что план надо проработать до мельчайших подробностей. Митфорд отправлял на разведку не только отряд Зейнала, и одна группа до сих пор не вернулась. Он пока не беспокоился — они ушли на север, далеко от скотобойни. С другой стороны, для обслуживания таких обширных земель должны существовать и другие ангары. С наблюдательных постов были видны многочисленные цепи холмов, и за каждой могли скрываться машины, обрабатывающие близлежащие поля.

— Зейнал, — спросила Крис во время короткой паузы, — сколько пленников может перевезти корабль каттени за один раз?

Зейнал, почти извиняясь, пожал плечами.

— Не знаю. Мне не нужно это знать.

— Ну хорошо, они сбросили не только нас. Других вы только что освободили, — с неожиданным раздражением сказал Митфорд. Остальные мрачно кивнули. Вздохнув, сержант продолжил: — Один из патрулей столкнулся с кучкой каких-то бешеных; спаслись только двое наших ребят, причем одного сильно порезали. Предположительно, на них напало около тридцати человек. Поэтому очень важно, чтобы все патрули выставляли на ночь часовых. Вот что я скажу вам: следующий раз тревога поднимется именно из-за этих бродяг! Мёрф уже сделал металлический треугольник, который разбудит мертвого.

— Но ведь мы в состоянии отбиться? — испуганно спросила Крис. Даже мысль о том, что их лагерь уязвим для изгоев, ее угнетала.

— Не сомневайся! — ответил сержант так твердо и с такой знающей улыбкой, что Крис расслабилась.

Уж, наверное, Митфорд позаботился не только о комфорте, но и о безопасности. — Проверяют ли тех, кого сбрасывают? — спросил он у Зейнала.

— Не сразу. Через полгода, — перешел тот на бареви, чтобы точно выразить промежуток времени.

— Полгода, — по-английски пробормотала Крис, и, уловив новое слово, каттени кивнул.

— Они привезут новых пленников? — поинтересовался сержант, и Зейнал снова кивнул.

— Людей сбрасывают во многих местах. — Он сделал широкий жест. — Много раз, чтобы заселить планету.

При этих словах сердце ёкнуло не только у Крис. Сколько, по расчетам каттени, выживут? И если никого — вычеркнут ли они планету из своих списков? Хороший способ колонизации! Крис даже в голову не пришло подсчитать количество людей в камере перед посадкой; здесь, в лагере, их больше, чем несколько сотен. Теперь они знали о судьбе заключенных по крайней мере из четырех других отсеков. А сколько изначально погрузили на корабль? Учитывая все это, не лучше ли пока воздержаться от контактов с хозяевами машин?

— Ладно, сделаем, что сможем, — сказал Митфорд. — И будем исследовать земли настолько тщательно, насколько это возможно в сложившихся обстоятельствах. Зейнал, знаешь еще что-нибудь о том, как заселяют планеты?

— Я больше был в космосе, — ответил каттени, широко раскинув руки, чтобы подчеркнуть свое неведение.

— Н-да, значит, у каттени так же, как и в любой другой армии? — шутливо произнес Митфорд. — Левая рука не ведает, что творит правая?

Крис объяснила слова сержанта озадаченному Зейналу, и тот, уловив смысл, улыбнулся.

Когда Митфорд наконец отпустил их, Крис направилась по дну ущелья к ступеням. Стены в «кухне» украшали нарисованные растения, разделенные на несколько групп. Одна называлась «Люди» и состояла из подгрупп, которых надо избегать и, наоборот, собирать. Надпись «Дески» над другой группой растений была тщательно прорисована готическими буквами, а под ней виднелось примечание: «калий? кальций?»

— Эй, привет! — рванулся наперехват Дик Эренс.

— Эренс, не сейчас.

Крис свернула в сторону, чтобы обойти его.

— Эй, детка, я всего лишь пытаюсь быть дружелюбным!

Эренс преградил ей путь.

— Я тоже, но сейчас хочу скорее лечь спать.

Его глаза расширились.

— Я тоже хочу! — Он попытался обнять ее.

Она вывернулась.

— В одиночестве, Эренс!

— Крис…

Услышав за своей спиной голос Зейнала, девушка одновременно обрадовалась и встревожилась. Повернувшись, она шагнула навстречу каттени.

— Да?

— Поговорим о завтрашнем патруле? — спросил Зейнал.

Позади девушки Эренс пробормотал что-то себе под нос, затем послышался удаляющийся хруст шагов по песчаному полу.

— Спасибо, Зейнал! Ты спас мне жизнь!

Каттени задумчиво посмотрел на нее.

— Он тебе не нравится?

— Нет! — тряхнула головой Крис.

— Я так и думал.

— Присматривай за ним, Зейнал. Он опасен.

— Почему?

Ее слова явно позабавили каттени.

— Он тебя не любит.

— Потому что ты любишь?

Крис покачала головой.

— Во-первых, потому, что ты — каттени, а во-вторых, Эренс возомнил, что он Лучше тебя. И совершенно неотразим.

Зейнал с непонимающим видом слегка сжал ее руку, прося объяснения.

— Не уверена, что мне удастся передать нюансы, — сказала Крис, улыбаясь ему.

Желтые глаза казались гораздо симпатичнее, чем привычные голубые. А еще ей нравились прикосновения Зейнала, в то время как от Дика Эренса прямо мурашки бежали по коже.

— Ню-ан-сы?

Положив руку ему на грудь, Крис почувствовала слабое биение его сердца — у каттени все-таки были — сердца.

— Я потом объясню. А сейчас я слишком устала.

Но когда каттени повернулся, девушка схватила его за руку.

— Пойдем со мной! Я не хочу, чтобы Эренс снова выскочил из-за угла!

— С удовольствием, — ответил Зейнал, и Крис заметила в его глазах огонек, заставивший ее задуматься над тем, как же потом избавиться от этого эскорта.

Вот если бы она не чувствовала себя такой уставшей, тогда, быть может… Она тряхнула головой. Неподходящий момент.

Так, рука об руку, они дошли до ее пещеры.

— Спи спокойно, Крис.

— Так и будет, не сомневайся!

К ее величайшему удивлению, перед уходом Зейнал взъерошил ей волосы. Прежде чем девушка смогла отреагировать, он был уже в коридоре.

— Я слишком устала даже для поцелуя на ночь, — уныло пробормотала Крис, рухнув на кровать.

* * *

На следующий день патруль Крис включал Зейнала, Ку, Слава и братьев Дойл. Перед ними поставили задачу найти и обезвредить как можно больше машин, начиная с тех, что стояли возле скотобойни. Лучше всего, сказал Кэпстен, если удастся снять солнечные батареи. Но их также можно было разбить или замазать грязью — и то и другое выведет механизмы из строя.

На сей раз все были прекрасно экипированы. Веревки, сплетенные из лиан, в отличие от «одеяльных», не натирали кожу. Каждый вооружился рогаткой, мешочком маленьких камешков подходящего размера (их собирали те немногие дети, что оказались в лагере), копьем с кремниевым наконечником и сумкой, наполненной новой, экспериментальной пищей, Крис успела попробовать ее, когда Джей Грин раздавал питание, и пришла к выводу, что это определенно шаг вперед по сравнению с прессованными пайками каттени — по крайней мере, по части вкуса. Патти-Сью заботливо выдала Ку и Славу пайки. По-видимому, девочка спокойно общалась с инопланетянами мужского пола, хотя она ни разу не взглянула на Зейнала.

— Мы не знаем, обеспечит ли вас пеммикан необходимыми питательными веществами, но вы можете охотиться, — заметил Джей.

* * *

Зейнал держал курс западнее их первого маршрута, который закончился пленением, и они шли с хорошей скоростью. Вечером отряд сделал привал на вершине небольшого холма. И вдруг пошел дождь. Причем не мягкий, моросящий, а ливень как из ведра. Разведчики забились под импровизированный тент, сделанный из одеял, которые немного защищали от стремительных потоков воды. По подсчетам Крис и братьев Дойл, дождь лил около часа (им показалось, что прошла целая вечность), а потом прекратился так же внезапно, как и начался.

— Как будто кто-то выключил душ, — пробормотал Ленни, высовываясь из-под мокрого укрытия. — Эй, на небе — ни облачка, только что вышла первая луна! Ее ни с чем не перепутаешь — такие кратеры!

Одеяла оказались еще и водоотталкивающими: внешняя сторона была слегка влажной на ощупь, а внутренняя — совершенно сухой.

— Удивительная ткань! — заметил Найнти, теребя в руках край своего одеяла. — Снимаю шляпу перед производителями! Умеют каттени делать вещи!

— Долговечные вещи, — подчеркнула Крис и обернулась к Зейналу, внимательно изучавшему землю внизу. — На что ты смотришь?

— Ни на что.

— Ты чем-то встревожен?

— Да, — ответил каттени и улегся. — Твоя вахта, Крис. Разбуди Слава. Слав, разбудишь Ку, Ку — Дойлов. Вы разбудите меня. — Найдя сухую сторону своего одеяла, он укрылся и подложил руку под голову. — Я посплю, потом лучше думается.

Чего бы он ни боялся, это, по крайней мере, не давало им расслабиться во время вахты.

«Быть может, — подумала Крис, — именно этого Зейнал и добивался, говоря про скрытую угрозу».

Так и не привыкшие к более длинным дням и ночам, они все проснулись до восхода. Используя оставшийся сухой помет, развели огонь, нагрели воду из близлежащего ручья и бросили в нее сухие травы, превратив кипяток в ароматный чай, которым запили пеммикан. Бывали и худшие завтраки.

Когда отряд добрался до следующего хребта, Зейнал вскарабкался на самую высокую точку и, осмотрев окрестности, показал вправо, загадочно произнеся:

— Холмы.

— Неужели машины поработали над каждым склоном? — Крис приходилось почти бежать, чтобы не отставать от Зейнала, снова ведущего патруль вниз.

— Увидим, — ответил каттени с улыбкой.

К полудню, пройдя по гребню хребта до голой скалы, путники добрались до еще одного тихого, но заполненного ангара.

— Думаешь, они сами устраивают себе перерывы на ленч? Заливают внутрь масло и смазку? — спросил Ленни, разглядывая запертые двери непонятного сооружения. — Очередное зернохранилище?

Он махнул в сторону соседних полей, покрытых коричневой соломой и обрезанными стебельками.

— Посмотрим.

Склады оказались пусты, в них не было ни следа зерна или других запасов.

— Кораблик неплохо поработал, раз успел побывать и тут, — высказался Ленни.

— Давно, — возразил Зейнал.

Он провел пальцем по полу, и все увидели толстый слой пыли.

— О? Здесь тоже сократили фермерские дотации? — весело спросил Найнти.

Комплекс состоял из пятнадцати зданий, и Зейнал велел проверить каждое. Последнее было заполнено рядами неподвижной техники. Машины не выглядели пыльными, но, когда Найнти попытался войти внутрь, Зейнал схватил его за руку и показал на длинные прямоугольники, размещенные на восточном скате крыши.

— Солнечная энергия.

— Ага, — сглотнув, ответил Найнти. — Думаешь, нас засекут? Как воров?

— Вряд ли, — заметил Ленни. — От чего им защищаться на этой планете? Они даже не подозревают, что мы здесь! И опасны!

Зейнал рассмеялся.

— Опасны. Для них.

Затем он махнул Найнти, сцепил пальцы и замер. Найнти, пожав плечами при мысли о том, что каттени придется поднять его немалый вес, поставил ногу на подставленные руки и вскарабкался Зейналу на плечи, откуда можно было рассмотреть панели.

— Эй, — спустя несколько секунд произнес ирландец, — думаю, их можно снять. — Схватив панель, он слегка пошатнулся, но каттени быстро восстановил равновесие, и Найнти оторвал панель от держателей. — Легкая установка, простая замена! Никаких проблем!

Он передал вниз все четыре панели, а потом изучил устройства, по которым энергия передавалась дальше.

— Эх, жаль, не успел пообщаться со спецами по солнечной энергии, они привезли какие-то агрегаты в Дублин перед самым нашим отъездом.

— Вас захватили не в Ирландии? — удивилась Крис, почему-то считавшая, что братьев поймали именно там.

— Нет, мы работали на стройке в Детройте. Платили немного, но все лучше, чем пятьдесят фунтов пособия по безработице.

Найнти аккуратно спрыгнул с плеч Зейнала и присоединился к брату, Славу и Ку, подозрительно рассматривавших секции.

— Сколько энергии запасают эти штуковины? — спросил Найнти. — Будем ждать до темноты? Но тогда мы ничего не увидим!

— Может, они работают в энергосберегающем режиме, — предположил Ленни. — У них ведь нет оружия.

— Дротики, — ответил Зейнал и всмотрелся в темноту ангара в поисках воздушной угрозы.

— Я не вижу никаких датчиков, — сказал Ленни, проводя рукой по краю двери. — Ни следа охранных устройств — по крайней мере, тех, что я знаю. Здесь должны быть…!

Ку прервал задумчивое молчание, прошествовав прямо внутрь, к задней стене темного ангара. Развернувшись, он поднял длинные руки с паучьими пальцами, как бы говоря остальным: «Вуаля!»

— Отлично! — воскликнул Найнти. — Посмотрим, удастся ли нам испортить эти мощные агрегаты!

Он подскочил к борту ближайшей фермерской машины, нащупал пальцами ног выступы, вскарабкался наверх и дотянулся до солнечных батарей.

— Ловкость рук — и никаких усилий! — крикнул ирландец, вырвав из креплений первую, а затем и вторую панель. Всего их оказалось семь. Покончив с машиной, Найнти посмотрел вниз, на Зейнала. — Босс, что дальше?

Зейнал поднялся на борт и встал на цыпочки, чтобы заглянуть в отверстия, оставшиеся от батарей. Крис затаила дыхание, страстно надеясь, что ничего не включится и не ударит каттени. Из своих отрывочных воспоминаний девушка совершенно не помнила, какие части машины светились, когда она работала.

Зейнал вытащил какую-то деталь и, хмыкнув, передал ее Крис. Затем вместе с Найнти они принялись снимать обшивку. Похоже, даже Слав получал удовольствие от происходящего.

— Просто, — заключил каттени, посмотрев внутрь. — Это, — он коснулся куба длиной с вытянутую руку, — коллектор энергии, — и вытащил его.

— Хм-м, обычный комбайн! — ухмыльнулся Найнти. — Замаскированный под супертехнику!

— Ну, если его обслуживают другие машины, значит, он легко раз-би-ра-ет-ся, — сказал Ленни, произнеся последнее слово почти по слогам.

Зейналу без труда удалось отключить от куба провода и разъемы. Проворчав что-то себе под нос, каттени отсоединил деталь.

— Быть может, пригодится в лагере? — предположила Крис.

— Зачем? — фыркнул Найнти. — У нас нечего включать!

— Но если у нас будет источник энергии, может, инженеры смогут собрать из всего этого что-нибудь полезное!

— Зачем? — повторил Найнти.

— Что с тобой? Ты не любишь технический прогресс? — вмешался Ленни.

— Митфорд захочет, — сказал Зейнал. — Потом принесем в лагерь.

Он снова оглянулся, его глаза сузились.

— В чем дело?

— Нет штук с дротиками.

Внезапно Ку показал вверх и издал звук, заменявший дески смех. Задрав головы и чуть не свернув себе шеи, они наконец увидели высоко под потолком летающую машину.

— Неудивительно, что мы не нашли ни одной в скотобойне! Мы ни разу не посмотрели наверх! — рассмеялась Крис.

— Надеюсь, она в таком же состоянии, как и комбайн, — заметил Ленни. — Ее ведь программировала машина? Я хочу сказать, она ведь не начнет стрелять?

— Надеюсь!

Пришлось устроить настоящее цирковое представление: Найнти вскарабкался на плечи Зейналу, Ку — на плечи Найнти, и тогда им удалось дотянуться до летающего агрегата. В попытках снять его живая лестница угрожающе раскачивалась, а Крис и Ленни плясали вокруг, готовые сыграть роль подушек, если кто-нибудь сорвется.

В конце концов, чтобы вырвать машину из креплений, Ку просто повис на ней. Так, вместе, они и упали. Ку, прижав механизм к своей тощей груди, озадаченно кудахтал. Ленни и Крис, ринувшись ловить дески, врезались друг в друга. Им все-таки удалось подхватить его, хотя Крис и получила по носу одним из крыльев летающего аппарата. Перед ее глазами закружились звезды, по лицу потекла кровь, но девушка продолжала поддерживать хрупкое тельце Ку, пока они не опустили его на землю.

Отпустив дески, Крис увидела торчащие по краям крыльев острия усыпляющих дротиков и судорожно вздохнула. Она чуть не наткнулась прямо на них! Опустившись на землю, девушка откинула голову назад, чтобы остановить кровотечение.

Мужчины хотели разбить зловещий агрегат на мелкие кусочки.

— Ни в коем случае! — сказала Крис. — Давайте лучше поищем резервуар с анестетиком!

— Зачем? — спросил Ленни. — По натуре я совсем не злопамятный, но как подумаю о том, что произошло с некоторыми жертвами этих агрегатов…

— Я имею в виду медицинское применение обезболивающего, Ленни. Это снотворное. Оно может нам пригодиться.

— Ах да…

Они очень осторожно разобрали устройство, а затем и все остальные машины, сложив разные детали в аккуратные кучки.

— Не хотелось бы тащить все это назад, — заметил Ленни, задумчиво изучая гараж.

— Позовем людей. Эренс сильный, — ответил Зейнал, злорадно улыбаясь Крис.

— Вот он будет тебе благодарен! — фыркнула девушка и улыбнулась в ответ.

— Этот козел только и годится для таскания тяжестей, — вставил Найнти, с сомнением разглядывая детали. — Но скажите мне, а безопасно ли оставлять все это здесь?

Зейнал пожал плечами.

— Машины выключены!

— Это верно, — произнес Найнти, все еще обеспокоенный.

— В гараже нет электричества! — напомнила ему Крис.

— А что, если у них есть какой-нибудь сторожевой патруль, проверяющий, чтобы они работали, и все такое? — поинтересовался Найнти.

После секундной заминки Зейнал ухмыльнулся.

— Это нам и надо.

— Да, думаю, ты прав, — поскреб в голове Найнти. — Но, быть может, стоит разбить все это, чтобы они не смогли собрать их?

— Спрячем! — немного подумав, ответил Зейнал.

Чтобы спрятать панели и кубы в таком месте, откуда их не видно ни с воздуха, ни с земли, пришлось оттащить детали на некоторое расстояние. Это заняло остаток дня. Ночь отряд провел в бездействующем гараже, спасаясь от очередного проливного дождя. Добытых скальных наседок — Крис сама себя удивила, подстрелив одну из рогатки с первой же попытки, — поджарили на костре. Глядя на обрушивающиеся с неба потоки воды, патруль поужинал.

* * *

За семь дней, отведенных Митфордом на разведку, они обнаружили и обезвредили еще четыре стоянки, в том числе — одну пустую скотобойню. Там группа и заночевала, устроив себе постели из сена, а снаружи хлестал дождь. Он лил каждый вечер, продолжался около ласа, и отряд предпочитал прятаться от его яростных атак.

— Этот дождь не может быть естественным! — заявила Крис на четвертую ночь. — Именно по ночам, когда машины в безопасности стоят в ангарах!

— Фермерство здесь так хорошо организовано, что я не удивлюсь, если они управляют и погодой, — ответил Найнти. — А было бы здорово, если бы дождь не мешал футболу… — задумчиво добавил он.

— Нашел о чем думать! — с напускной суровостью укорил его брат.

— Значит, где-то на планете есть пункт управления, — произнесла Крис, оглядываясь на Зейнала. Тот кивнул. — Только где? Мы ведь не можем ходить на большие расстояния пешком. И даже не знаем, на каком мы континенте! Ведь не знаем? — спросила она у каттени.

Тот покачал головой, вздыхая и всячески демонстрируя огорчение из-за недостатка информации.

— Ну, если мы продолжим разбирать ангары, может, нам вскоре посчастливится встретить местных землевладельцев. Быть может, даже раньше, чем мы хотим. — Рука Крис непроизвольно скользнула к ножу на поясе. — Нож — это, конечно, хорошо, но явно недостаточно для войны с такой техникой!

— На планете нет интеллекта, — пожал плечами Зейнал.

— Хочешь сказать, к нам прилетят машины? — Крис эта идея совсем не понравилась. — Или новые летающие дротики?

— Мы здесь в ловушке, — сказал каттени, явно прокручивая в голове различные возможности. Потом конвульсивно вздрогнул. — Мы осторожны. Мы следим. — Зейнал издал несколько гортанных звуков, обращаясь к жевавшему дески. Ку кивнул и показал на свои длинные уши, а потом, к изумлению Крис, поднял один из двух противопоставленных пальцев в знакомом жесте.

— Быстро схватывают, — пробормотал Ленни и в ответ поднял большие пальцы на обеих руках.

Ку с энтузиазмом кивнул и продолжил жевать.

Во время этой «беседы» Крис наблюдала за лицом каттени и пришла к выводу, что он тоже заметил перемену в дески. Хотя Ку продолжал ходить на разведки, карабкался он уже не так легко и, по мнению Крис, стал еще более тощим и эфемерным. Он все время пробовал какую-то новую зелень, корни или похожие на орехи штуки, которые находил в зарослях и рощицах. На стволах некоторых деревьев росло что-то вроде грибов. Ку пробовал все подряд, но, когда остальные уплетали скальную наседку, он медленно жевал сухой паек. Дважды Зейнал просил его не экономить — в лагере было много пищи. То есть Крис думала, что Зейнал говорит ему именно это.

Утром шестого дня Слав определил, в какой стороне находится дом. Крис испытывала благоговейный страх перед его уверенностью: они столько раз поднимались и спускались, обходили скалы и петляли, что девушка не имела ни малейшего представления о том, где же лежит их лагерь.

Глава 8

На восходе четвертой луны, три дня спустя после ухода пяти разведывательных групп, сержант просматривал планы перестройки сараев, предложенные оказавшимися в лагере тремя архитекторами. Обору- I дование в скотобойне полностью разобрали, хотя вряд ли люди, знающие, для чего использовалось это здание, согласятся жить там.

Внезапно Митфорд услышал шепот одного из часовых:

— Сержант, сюда что-то приближается!

— Я-то тут при чем? Выясняй!

Тем не менее Митфорд одной рукой потянулся за копьем, а другой вытащил из ножен нож.

— Кто идет? — крикнул часовой.

В ответ раздались вопли, отнюдь не похожие на пароль. Часовой пригнулся.

— Черт! Сержант, это не наши!

Спрятавшись за уступом, он яростно заколотил по металлическому треугольнику, размещенному рядом с его постом.

— ТРЕВОГА!

— Рейни! Черт побери! Откуда они идут? — проревел Митфорд — НАПАДЕНИЕ! НАПАДЕНИЕ! ВСЕМ ЗАНЯТЬ СВОИ МЕСТА!

К счастью, несмотря на то, что многие ушли на разведку, в лагере в любое время суток бодрствовала горстка людей.

— Спускаются в ущелье, сержант! — Копье ударилось о скалу прямо рядом с Рейни, и он присел.

Из темноты посыпались новые копья. Нападавшие целились в источник света — костер, горевший рядом с «офисом». Припав к земле, Митфорд рванулся вперед. В колодках завывал Эренс, требуя, чтобы его немедленно освободили. Две стрелы и копье стукнулись о камень рядом с ним.

— Вперед! — крикнул сержант мужчинам и женщинам, высыпавшим из главной пещеры с копьями и ножами наготове, в точности как их учили.

С мрачным удовлетворением Митфорд подумал, что уж теперь-то никто не будет возражать против тренировок. Но сколько человек напало на лагерь?

Он осторожно двинулся вперед — и заметил первых атакующих на краю освещенной площадки. Хорошая драка — вот чего ему так не хватало! Увидев цель, сержант приостановился и метнул копье в приближающегося человека. Копье пронзило противнику грудь, и он рухнул как подкошенный. Теперь и часовые схватились за оружие, выпуская стрелы и метая в толпу копья. Один из нападавших увидел Митфорда и заорал.

Сержант достойно встретил безумную атаку. У противника было два ножа, зато он ничего не знал о настоящей схватке и бешено молотил руками по воздуху в надежде, что хоть один нож достигнет цели. Митфорд присел, подобрался сбоку и всадил нож прямо между ребрами нападавшего. Мужчина издал ужасный, завывающий, полный отчаяния вопль, оружие выпало из его ослабевших рук, и он рухнул на землю. Митфорд, так и оставшийся на четвереньках, быстро выдернул нож и бросился на следующего. Боковым зрением он видел, что его люди наступают. Затем брошенный сверху камень ударил сержанта в плечо, и Митфорд, пошатываясь, прижался к стене ущелья.

— Эй, смотри, куда бросаешь! — проревел он, а потом заметил рядом с собой Барта, Тальони и женщину, подозрительно похожую на Сэнди Арсон.

Все кончилось очень быстро. У нападавших не было четкого плана. Они увидели огни и почувствовали запах пищи, а потом напали в тот момент, когда решили, что все спят.

На земле осталось четырнадцать тел, еще трое получили раны, которые надо было зашить. На восходе солнца в лагерь приползли три женщины, прося о помощи. Они были в ужасном состоянии — не только истощены до предела, но также избиты и неоднократно изнасилованы. Митфорд одобрительно наблюдал, как Патти-Сью заботливо ведет одну из женщин — девушку, еще совсем ребенка, — на кухню, где та нормально поест, наверное, впервые с тех самых пор, как их сбросили.

Из защитников ранили только пятерых, причем двоих — «дружественным огнем» из камней. Плечо сержанта болело, но он не стал говорить об этом Мэтту Дарглу, у которого и так хватало хлопот с зашиванием ножевых ранений. Еще один человек споткнулся в темноте и сломал ногу. Пока ему накладывали лубки, он безостановочно проклинал свою неуклюжесть.

— Простите, сержант, — сказал он, когда Митфорд заглянул в лазарет проведать раненых.

— Это ты был прямо за мной там, в ущелье, Барт? — спросил Митфорд, увидев чернокожего мужчину, которому Мэтт зашивал рану на руке. — Я же учил вас быть бдительными!

— Но они целились в тебя! — ухмыляясь, ответил Барт.

— Значит, ты спасал мою шкуру? Молодец!

Сержант с благодарностью сжал его плечо.

Схватка взбудоражила весь лагерь, и повара приготовили ранний завтрак. Митфорд воспользовался этим и снова прочитал лекцию о необходимости бдительности.

— Хорошая реакция, быстрая, ребята, но враг вообще не должен был войти в ущелье! Думаю, стоит немного расширить охраняемую площадь.

— А может, соорудим несколько ловушек, сержант?

— Нарисуйте схему, — одобрительно кивая, согласился Митфорд.

— Как ты думаешь, не оставили ли мы лагерь без защиты, отправив такое количество людей на разведку? — спросила Сэнди.

— Нет, когда ты в нашем авангарде! — отпустил грубоватый комплимент сержант.

— Это ведь и мой дом, — пожала плечами Сэнди. — Кроме того, нас всех тренировал ты!

— Вы, кажется, были недовольны? — улыбнулся Митфорд.

— Ладно, ладно, сдаюсь! — Она замахала руками. — Надо признать, мы стали чересчур самоуверенными.

— Теперь мы лучше осведомлены, — Митфорд огляделся. — Черт, мне нужен отряд мусорщиков.

— Имеешь в виду — похоронный отряд? — переспросил Доделл, отрываясь от заточки своего ножа.

— Нет, мусорщиков. Я хочу, чтобы эти тела разбросали по крайней мере по четырем полям, Доделл.

— Ох, сержант! — застонал тот, протестуя против негласного назначения на такую работу.

— Мы же не хотим, чтобы наш лагерь провонял этой падалью? Ты, ты, ты, ты и ты, — Митфорд собрал целую бригаду. — Давайте поскорее, пока не взялось за дело солнце.

Как только сержант вернулся в свой «офис», намереваясь описать происшествие, начал ныть Эренс:

— Вы бросили меня беспомощным умирать, я даже не мог защититься! И еще называете себя цивилизованными людми!.. Думаешь, ты такой большой босс!

Митфорд подошел прямо к Эренсу и схватил его за волосы, чтобы тот не мог отвести глаза.

— Слушай, ты, маленький кусок дерьма! Будешь продолжать — и я выкину тебя заживо вместе с покойниками.

Эренс судорожно вздохнул.

— Ты не посмеешь!

— Неужели? Только дай мне повод! Всего один!

Митфорд понимал, что его ярость по большей части обусловлена реакцией на неожиданное нападение и выброс адреналина в кровь. Конечно, не следует терять над собой контроль и вымещать гнев на Эренсе, но уж лучше на нем, чем на ком-то другом.

— Эй, сержант, успокойся! — Хотя голос Эренса дрожал, звучащие в нем примирительные нотки заставили сержанта отпустить его волосы. — Ты ведь не собираешься убивать меня. Не сейчас. Я тебе нужен.

— Мне… ты?

— Да, я. — Похоже, Эренс улыбался. — Как я уже говорил тебе, я — технический гений. Я могу заставить технику работать, когда все остальные опускают руки. И мне не нужны никакие инструкции, чтобы понять, как все устроено. Это дар. Дома, в Штатах, я делал большие деньги, предлагая руководителям способы усовершенствования их продукции. Слушай, я знаю, что ты обсуждал с Кэпстеном и другими. Они все просто канцелярские крысы. Только я способен осуществить эти идеи! Ты же не хочешь лишиться настоящего таланта? Освещение в пещерах! Горячая вода! Удаленные предупреждающие устройства!

— Удаленные? Как ты собираешься это сделать?

Митфорду действительно хотелось использовать Эренса. Если, разумеется, он не пустое место, а годен на что-то полезное.

— Можно поместить солнечные панели — и аккумуляторы, естественно, — вокруг лагеря, — Эренс взмахнул закованными руками, — и сделать круг из, скажем, легкой проволоки. Кто-нибудь задевает проволоку — включается тревога. Элементарно!

— А ночью?

Покачав головой, Эренс отмел возражение.

— Аккумуляторы накапливают достаточно энергии, чтобы работать по ночам. Иначе как бы эти машины запускались? Я хочу сказать, все очень просто!

Поразмыслив, Митфорд решил, что идеей стоит поделиться с Маком и Спиллером.

— Да, все очень просто. А теперь — замолчи. Пока.

— Ага, только я хочу, чтобы меня сегодня же выпустили из этого… приспособления, — потребовал Эренс.

Сержант наградил его долгим взглядом, затем указал на солнечные часы.

— Не раньше, чем солнце окажется на первом делении. Тогда будет ровно сутки, как тебя посадили за приставания к маленькой китаянке.

Еще раз пристально посмотрев на заключенного, Митфорд отправился в «офис». Он почти пожалел о том, что Мак, Спиллер и Джек-Гвоздь сочли идею Эренса достойной изготовления пробного экземпляра. Ребята собирались использовать принесенные со скотобойни детали.

За несколько минут до вечернего дождя в лагерь вернулась команда Зейнала. Часовые приветствовали их, строго потребовав пароль.

— Пароль? — крикнула в ответ Крис. — Какой пароль? Вы же знаете нас! Черт побери, это Крис Бьорнсен, Зейнал, братья Дойл, Ку и Слав! Теско, не будь таким зловредным!

— Крис, это моя обязанность! Пока вас не было, на лагерь напали.

Впрочем, по улыбке часового было заранее ясно, что атака провалилась и никто не пострадал, по крайней мере сильно.

Миновав пост Теско, отряд поспешил в пещеры, торопясь узнать подробности происшествия.

Увидев, что сержанта нет на его обычном месте, Крис схватила за руку первого попавшегося человека. Им оказался подросток, которого, насколько она помнила, спасли из сараев.

— Пит, где Митфорд?

— Внизу, — ответил мальчик. — Слышали, что на нас напали?

— Да, но хотелось бы уточнить детали.

— Кто? Что? — спросил Ленни.

— А, просто несколько голодающих бродяг. Сержант возглавил контратаку! Это было что-то! — Глаза парнишки так и сверкали от восхищения. — Прямо за ним неслись Барт и Сэнди Арсон. Я почти все пропустил. — Его лицо разочарованно вытянулось. — Часовые обрушили вниз кучу стрел и камней. — Тут Пит не смог удержаться от улыбки. — Задели даже наших — сержант назвал это «дружественным огнем». Мы убили четырнадцать подонков и оттащили их тела туда, — Пит бурно замахал руками в попытках показать значительное расстояние, — чтобы порадовать мусорщиков.

— А наши сильно пострадали? — спросила Крис, оглядываясь на пустующий «офис».

— Пустяки! Сломанная нога и пара порезов. А еще сержант подобрал леди, которых обижали плохие парни.

Взгляд Крис случайно скользнул по колодкам. В них никого не было. Неужели атака и Эренса, и Арни научила хорошим манерам?

— Смерть посягателям на наш Скалистый лагерь! — И Пит выбросил вверх руку со сжатым кулаком.

— Скалистый лагерь? — ошеломленно переспросила Крис.

— А почему нет? У скалы, которая защищает нас!

— Да, но ведь тебя зовут Питер!

— Ну и что?

Мальчик прищурился.

— «Питер» значит «скала», дорогой!

— Ой, а я и не знал!

— А ты знаешь, где сейчас сержант? — поинтересовалась Крис.

— Конечно! За мной! — Пит махнул им и устремился вперед. — Он устанавливает удаленные предупреждающие устройства!

— Он… что?

— Их сделал Эренс! Неплохо получилось! И они работают!

— Эренс?

Крис в изумлении посмотрела на Зейнала.

— Чудеса не кончаются! — ухмыльнулся Ленни. — Значит, он еще не совсем испорчен.

— Чтобы построить мир, сгодится все, — сказал Митфорд, встретивший отряд на полпути к охранным устройствам.

— Но Эренс?..

— Меня он тоже удивил. — Сержант провел их в маленькую пещерку, которую, с тех пор как начались Дожди, называл своим «внутренним офисом». — Пит рассказал вам о нападении?

— Можно, мы допросим тебя, сержант? — рассмеялась Крис.

— Потом. Сначала расскажите о своих открытиях.

Вы в порядке?

— Все отлично! — ответил Ленни.

— Только Ку сильно ослабел, — тихо, не глядя в сторону дески, сообщила Крис. Митфорд поморщился. — Для них ничего не нашли?

— Мэтт Даргл пришел к выводу, что им не хватает витамина С, калия или кальция, и мы ищем источники. — Лицо сержанта посуровело. — Сейчас только трое дески в состоянии ходить с отрядами на поиски пищи. — Он повернулся к Зейналу. — У тебя есть идеи?

— Дески всегда была нужна особая пища. Ее на Бареви привозили. Я не знаю, что именно. — Каттени вздохнул. — Дески — хорошие парни!

— Полностью с тобой согласен. Что касается Эренса… Хотите — верьте, хотите — нет, он действительно технический гений!

— Мы слышали.

— Установил по периметру лагеря несколько предупреждающих устройств — на случай, если некоторые решат, что им ничего не стоит захватить Скалистый лагерь… — Митфорд улыбнулся, заметив, что они уже слышали про название лагеря. — Эренс и Спиллер считают, что нам удастся приспособить солнечные батареи для получения горячей воды, освещения и отопления. Зейнал, в тех отчетах упоминалось про зимы? — В глазах сержанта сквозила неподдельная тревога. — Про снег, или половодья, или еще что-нибудь?

Зейнал уставился на свои большие руки, словно пытаясь прочитать там ответ. Затем, печально вздохнув, покачал головой.

— Мои люди плохо исследовали. Они не увидели многого из того, что сейчас видим мы. Но на этой планете есть воздух и еда для большинства из нас. — В его голосе слышалось молчаливое извинение за неэффективную разведку каттени. — Все основное. Воздух, вода, пища для выживания. И благодаря тебе мы неплохо справляемся.

Митфорд кивнул.

— Ну, тогда, учитывая, что машины выключены после сбора урожая… Наши фермеры говорят, что твоих лу-коров, Крис, зимой не сгоняют в стада. Похоже, нам предстоит пережить зиму, что бы она нам ни готовила!

— Сержант, если все машины выключены, быть может, нам стоит перебраться в здания? У нас ведь есть все необходимое, чтобы приспособить их для жилья, — заметила Крис.

— Такой вариант рассматривается в качестве альтернативного, — сказал Митфорд. — Некоторые люди боятся мародеров и чувствуют себя безопаснее здесь, в лагере. Они будут возражать. А теперь дайте мне поговорить с Дойлами. Вы, двое, отдыхайте!

Когда Крис и Зейнал добрались до главной пещеры, чтобы получить горячий суп и бездрожжевой хлеб, снаружи еще барабанил дождь. Хлеб оказался настолько хорош, что девушка не выплюнула даже твердые комки.

Никого из дежурных Крис не знала, поэтому села есть вместе с Зейналом. Она старалась не замечать косых взглядов, которые на них бросали окружающие, только это плохо удавалось. Девушку совсем не Удивляло, что к Зейналу до сих пор относятся враждебно. Может быть, именно поэтому Митфорд продолжал посылать их на разведку. С глаз долой — из сердца вон.

Крис тихо вздохнула, но каттени услышал и вопросительно посмотрел на нее. Она ободряюще улыбнулась и, отломив кусок хлеба, начала собирать из кривоватой чашки остатки густого, наваристого супа. Улыбнувшись в ответ, Зейнал последовал ее примеру.

Вымыв посуду, они вернули ее на полку.

— Пойду проведаю Ку, — сказал Зейнал.

— Я тоже… — Но когда каттени отрицательно покачал головой, Крис решила, что в первую очередь следует окунуться. — Передай ему мои наилучшие пожелания.

— Пожелания?

— Теплое приветствие.

— О! Это не «парень»!

— Нет! — Крис улыбнулась.

— Ты когда-нибудь объяснишь мне про «парня»?

— В любое время, дружище! — рассмеялась девушка. — Твой английский галопом несется вперед!

— Галопом? — нахмурившись, Зейнал пытался уяснить смысл сказанного.

— Это я тоже объясню. Я — мыться, — попрощалась Крис.

Вода в подземном озере была слишком холодной, чтобы долго барахтаться. Девушка быстро вылезла и вытиралась, когда услышала голоса.

— Эренс прав. Откуда нам знать, что кэт — не шпион? Может, у него есть передатчик? Или он посылает сообщения через машины из ангаров?

— Брось, Баркер! — Торопливо одевавшаяся Крис узнала сочный голос Джо Латторэ. — Господи, ну зачем кэтам шпионить за нами? И в любом случае он — не обычный кэт! Я видел много пижонов из высшего сословия. Наш — один из таких.

— Тогда почему он здесь?

— Эта цыпочка Бьорнсен сказала мне, что он убил капитана патруля и его поймали раньше, чем истекли сутки.

— Ну да! А кто таскается везде за этим кэтом?

— Ты же слышал, что сказали братья Дойл! Между ними ничего нет.

— Они просто осторожны, вот и все!

— Прекрати! Кэт рисковал своей шкурой, чтобы спасти нас, и я ему благодарен — по крайней мере, до тех пор, пока не появится чертовски веская причина благодарности не испытывать. А Эренс тоже хорош! Я знаю людей его типа и вот что скажу тебе: если бы я подбирал людей для совместной работы, Эренса ни за что не взял бы!

Крис отступила как можно дальше в тень. В ее душе рос страх за Зейнала. Знает ли Митфорд про такие настроения против каттени? Очень может быть — и именно поэтому все время отправляет Зейнала на разведку.

— И когда же Митфорд собирается покончить с ним? Говорил, что как только вытянет из ублюдка всю полезную информацию. Сдается мне, он уже это сделал!

— Может, потому и держит кэта подальше от лагеря? В надежде, что кто-нибудь его прикончит?

— В следующий раз он может и не вернуться, — со злобным смешком произнес новый голос. — Нам здесь кэты не нужны!

— Ой, ребята, вы меня достали! Совершенно ни к чему убивать полезных людей, если можно их использовать!

Один из мужчин сиганул в воду, и беседа прервалась.

— Ч-ч-ч-черт! Ну и холодина! Яйца отморозишь!

— А у тебя они есть?

Крис поморщилась и прекратила слушать комментарии, становившиеся все более циничными и пошлыми. Мужские сплетни гораздо хуже женских! Она присела на корточки и прижалась спиной к холодному камню. Оставалось только ждать. К счастью, не выдержав долго в ледяной воде, мужчины вскоре вылезли та берег и оделись. Крис выждала достаточно долго, чтобы компания добралась до верхних коридоров, и сама вышла из пещеры.

Она помедлила у «офиса» Митфорда, но там собралась целая толпа, люди возбужденно переговаривались, разглядывая чертежи, и Крис направилась в свою пещеру. Пора спать.

* * *

За время ее последнего похода кто-то вытащил из матраса часть веток, поэтому ночной сон оказался совсем не таким приятным, как она надеялась. Тем не менее Крис проснулась еще до рассвета, чувствуя себя вполне отдохнувшей. Она пришла в главную пещеру, где лили горячий травяной чай те, кто собирался проверять силки или отправляться на охоту. С кружкой в руках девушка бродила между ними в надежде найти Джея или Сэнди. В вопросе Зейнала они на ее стороне. Крис не представляла себе причину, по которой Митфорд может казнить каттени. И неправда, что его «подсадили» сюда, чтобы следить за пленниками! Зейнал оказался здесь, потому что другие каттени хотели поквитаться с ним.

Ни Сэнди, ни других своих знакомых Крис не обнаружила. Отыскав свободный камень недалеко от выхода из пещеры, она в ожидании Зейнала уселась и стала разглядывать людей, приходивших за завтраком. Девушка подумала о Ку. Не надо было позволять ему участвовать в затее с летающей штукой — это падение ему еще аукнется, хоть они с Ленни и поймали его.

Внезапно Крис услышала рокот и отдаленные крики часовых. Выскочив наружу, она попыталась понять, что производит такой грохот. Что бы это ни было, оно еще находилось довольно далеко, но звук был страшно похож на уборочную машину. Очень большую машину, Только все уже убрали. Ведь так?

— Где Митфорд? — крикнул кто-то, и несколько охотников бросились на поиски.

Крис побежала за Зейналом.

Она врезалась прямо в него и, отскочив, ударилась головой о камень. Рука каттени поддержала девушку за плечо.

— Еще один большой корабль! — выдохнула Крис, показывая наружу.

Все еще держа девушку, каттени увлек ее за собой и другими, взбудораженными общей паникой.

И снова — теперь в темноте — все, кто мог, вскарабкались на ближайшие скалы, всматриваясь в направлении приближающегося воздушного корабля.

— Думаете, они прилетели, чтобы разобраться? — спросил кто-то. — С нами, сломавшими их машины?

— Зейнал? — позвал Митфорд.

— Здесь.

— Есть соображения?

Крис увидела, как каттени наклонил голову, внимательно прислушиваясь к звуку.

— Это двигатели каттени, — произнес он.

Затем указал на большое, подсвеченное бегающими огнями судно, выплывшее из предрассветного сумрака. Даже Крис уловила разницу между первым огромным кораблем и этим. Корабль каттени был гораздо меньше, если, конечно, огни очерчивали его периметр. Зейнал еще секунду наблюдал, затем ткнул пальцем в сторону скотобойни.

— Туда.

— Г-г-господи… Что они делают?

— Есть ли вероятность того, что они сбросят новых пленников, Зейнал? — спросил Митфорд.

— Да. Большая вероятность. — Он начал спускаться. — Кто со мной?

— Я не отпускал тебя, приятель! — резко бросил сержант.

— Только быстрые бегуны, — сказал Зейнал, не обращая внимания на Митфорда. — Они должны разгрузиться.

— Да, но ты-то успеешь добраться до них и улететь вместе с ними, не так ли? — жестко ответил Митфорд, появляясь из темноты и хватая каттени за руку.

У Крис перехватило дыхание. Вдруг сержант все-таки не будет возражать против публичной расправы над Зейналом? Ей не хотелось, совсем не хотелось смотреть, как его убивают! Он слишком нравился ей!

— Не делай глупостей, сержант, — сказала девушка. — Я пойду с ним.

— Конечно, пойдешь! — загадочно произнес Митфорд.

Тут им пришлось замолчать, потому что шум пролетающего корабля заглушил все слова. Зейнал снова посмотрел на судно и кивнул:

— Транспорт. Больше людей. Мы должны попробовать. Еще ночь! — И, схватив Крис за руку, поволок ее вниз.

— Попробовать что? — крикнул сержант, и Крис эхом повторила его вопрос, но каттени уже мчался по ущелью в том направлении, куда улетел корабль, и тащил девушку за собой.

Сзади доносились какие-то противоречивые и путаные приказы, однако Зейнал несся вперед. В первые секунды Крис думала, почему он так настаивал на ее присутствии, а потом пришлось сосредоточиться на том, чтобы не отстать. И ей это удавалось! На Ботанике девушка стала гораздо выносливей, чем раньше. Она услышала, как за ними бегут другие, проклиная темноту и плохую дорогу, и снова сосредоточила внимание на движениях Зейнала и тропинке под ногами.

Вырвавшись далеко вперед, Зейнал дал ей несколько мгновений передышки. Потом они спустились с горного хребта. Огней корабля видно не было.

— Они сядут там же, где оставили нас? — спросила Крис.

— Хорошо бы, — ответил каттени. — Там ничего.

Очевидно, он имел в виду, что пустое поле — неплохое место для сбрасывания очередной порции бессознательных тел. Крис задумалась, сколько времени это займет. Быть может, каттени просто сбрасывают тела и не возятся с каждым по отдельности? Затем она очень живо вспомнила, что происходит в этом мире с лежащими на полях живыми существами. Понятно, почему Зейнал так торопится. До рассвета еще далеко. Успеют ли они предотвратить трагедию?

Каттени снова пустился в путь, и Крис последовала за ним, ни на секунду не забывая, что от поля до пещер они добирались два дня. Удастся ли им оказаться на поле прежде, чем улетит корабль? В любом случае они должны попытаться. Или, быть может, Зейнал рассчитывает привлечь внимание людей с одного из холмов?

Они вскарабкались на склон, и Зейнал остановился, причем настолько резко, что Крис налетела на него.

— Эй, предупреждай, когда…

Голос девушки прервался — она поняла, что огни находятся гораздо выше, чем должны быть на садящемся корабле. Зейнал выругался, крутанулся на месте и посмотрел на проделанный ими путь, направив руку по траектории корабля, будто пытаясь отложить направление в сознании. А потом бросился вниз по склону, цепляясь за землю и соскальзывая.

Покачав головой, Крис помчалась следом, помедлив только один раз, когда рев двигателей сообщил ей, что судно вышло из зоны гравитации планеты. Из дюз вырвался яркий огонь, напомнивший девушке взлет ракет с мыса Кеннеди. Она бы еще посмотрела, но надо было торопиться за Зейналом.

Через несколько секунд они встретились с остальными.

— Корабль уже разгрузился! — выдохнула Крис, хватаясь за кого-то, чтобы сохранить равновесие. — Там! Мы должны прийти раньше, чем мусорщики всех сожрут!

— Кэт поэтому так торопится?

— Черт, да он хотел улететь с ними и сбежать с этой проклятой планеты! — задыхаясь, произнес другой мужчина.

— Думайте, что хотите, только помогите нам! — крикнула Крис через плечо, пытаясь угнаться за Зейналом.

Снова пробираясь через ущелье, они действительно собрали подмогу. На небе затеплился рассвет, и теперь было лучше видно, куда ставить ногу. Когда тропинка раздвоилась — правая бежала прямо вниз, в ущелье, а левая взбиралась на уступ, — Зейнал махнул Крис, что надо доложить Митфорду. Сержант стоял в своем «офисе»; когда он увидел на холме девушку и каттени, его руки легли на пояс с оружием.

— Срочно нужен Став, — добавил Зейнал и понесся дальше.

— Что, черт побери, происходит?

Крис остановилась и, упершись кулаками в колени, попыталась набрать в легкие воздуха.

— Нужен Слав. Корабль улетел. Он уже разгрузился. Мы должны как можно скорее добраться туда, или нас опередят мусорщики!

— Вперед!

Митфорд сорвался с места, выкрикивая имена Слава, Песса, Теско, Сью и Доделла. Крис бросилась вслед за Зейналом.

Она догнала его возле одного из ручьев, где каттени остановился глотнуть воды. Солнце еще не взошло, воздух дышал прохладой, но Крис взмокла от напряжения и сомневалась, что продержится до конца.

— Митфорд пришлет подмогу. Далеко?

Зейнал потряс головой.

— Корабль набирает высоту. — Он посмотрел вверх, на светлеющее небо. — Повезло.

Крис надеялась, что это действительно так, но что успеют натворить мусорщики? Достаточно ли такого слабого освещения? Уберутся ли они туда, где обычно отсиживаются днем?

Девушка наконец-то отдышалась, упала на живот и погрузила разгоряченное лицо в ледяную воду. Она прополоскала рот, но почти ничего не проглотила.

Крис и Зейнал одновременно вскочили на ноги. И побежали.

На самом деле они набрали хорошую скорость — теперь, когда у Крис открылось второе дыхание. Она постаралась не думать о том, что сделают мусорщики с полем, полным превосходных, сочных, живых тел. Такие мысли были совсем некстати. По крайней мере, теперь все в лагере знают, что Зейнал хотел спасти людей, а не удрать с планеты. Правда, Крис не стала бы его винить, если он действительно надеялся на бегство. Взял бы каттени ее с собой? Эта мысль тоже оказалась не к месту, но девушка уже начала размышлять… Никогда раньше она не встречала мужчину, который относился бы к ней как к равной и ни разу не пытался пристать — с того самого дня, когда Крис «успокоила» его в своем флиттере. Из разговоров на кухне она знала, что по физиологии каттени походят на земных мужчин, но, как сухо заметила одна из женщин, два вида несовместимы и не могут дать потомства. Значит, у каттени и человека никогда не родится ребенок.

Правда, Зейнал не делал никаких похотливых намеков. А ведь Крис хорошо знала такие «страстные» взгляды. Зейнал обращался с ней по-другому, чем с патрульными-мужчинами, но всегда с уважением, которое казалось девушке необычным и, быть может, предназначенным только для нее. Каттени сознавал, что находится в компании подозрительных, агрессивных, а иногда просто невыносимых гуманоидов исключительно по вине Крис. Странно, хотя каттени были «поработителями», дески и ругарианцы, похоже, не испытывали к Зейналу враждебности.

Крис не знала местности и с облегчением увидела, как восходящее солнце прогоняет прочь тени. Теперь было меньше шансов споткнуться. Она боялась только одного — травмы, с которой не справятся их скудные аптечки первой помощи. Или неизвестной, смертельной инфекции. Антисептик каттени вовсе не являлся панацеей от всех опасностей. И обезболивающее из дротиков еще может пригодиться.

Зейнал взбежал на холм, передвигаясь на особенно крутых участках зигзагом. Подождал Крис и вытянул руку. Через два поля она увидела кубики контейнеров каттени и участки земли, покрытые неподвижными телами. С такого расстояния девушка не могла понять, поработали ли здесь мусорщики.

Поднеся руки ко рту, каттени издал странный крик. Ему ответили, и Крис подумала, что это кто-то из следующих за ними инопланетян. Зейнал удовлетворенно кивнул и начал спускаться. Этот склон холма покрывали колючие заросли, цепко хватавшие их за одежду. Девушка порадовалась, что ее кожа закрыта тканью. Зейнал, наскочивший на толстую ветку, вытащил топорик и отрубил ее. Даже отделенные от материнского растения колючки продолжали кусаться.

— Осторожно, — произнес каттени, предупреждающе подняв руку. — Сначала руби, — показал он на кусты впереди.

— Тебе помочь?

— Иди вниз. Торопись! — настойчиво замахал Зейнал в сторону поля, скрывшегося за очередным подъемом. — Топай, кричи.

Крис медлила еще мгновение, но блеск желтых глаз все-таки заставил ее сдвинуться с места. Каттени остался выпутывать колючки из одежды. Девушка, достав топорик, рубила и выкорчевывала кусты и без задержек добралась до открытого пространства, покрытого жнивьем от собранного урожая. Обернувшись назад, она увидела, что Зейнал наконец освободился от ветки. Крис помчалась вперед, пересекла поле, ловко перепрыгнула через невысокую живую ограду в дальнем его конце и побежала через следующее поле. Послышались крики, и она понеслась еще быстрее, издавая ковбойские вопли, которые так любила в детстве. У следующей изгороди девушка остановилась, набрала полную горсть камней и перемахнула через кустарник. Чуть не приземлившись прямо на чье-то лицо. Человеческое. Все лежавшие на поле были людьми. И на некоторых успели напасть мусорщики.

Сначала Крис, не переставая кричать, бросила широкой дугой камни. Затем кинулась вдоль длинной стороны поля, прыгая как можно тяжелее и громче, вопя и завывая. Добравшись до верхней границы, она остановилась. В центре поля не было видно мусорщиков, и девушка продолжила свой громкий путь по периметру, делая паузы, только чтобы отдышаться и смочить слюной пересохший рот. Пройдя две стороны, она увидела подоспевших людей и жестами велела им двигаться в противоположном направлении.

Потом Крис заметила, что некоторые люди просыпаются, и отправилась помогать им. Каттени снова сбросили свой груз возле воды, и девушка собрала кружки, чтобы принести попить и облегчить состояние несчастных.

Доделл начал открывать контейнеры, извлекая аптечки и одеяла, а остальные пытались помочь тем, на кого напали мусорщики. Крис была так занята, что не сразу заметила отсутствие Зейнала.

— Теско, а где Зейнал? — спросила она.

— Видел его сзади.

Теско неопределенно ткнул пальцем за плечо, опускаясь на колени, чтобы напоить едва живую женщину.

Крис, успокоившись, направилась к следующей группе. Это оказались дески. Быстро осмотрев поле, девушка моментально поняла, что никто не собирается помогать инопланетянам. Конечно, Крис не сказала бы, что ей очень нравятся турсы, которые отказывались пить воду до тех пор, пока она не сделала глоток и не поставила кружку на землю. Пусть сами решают, что делать. Троих ильгинцев сильно поранили, и, прежде чем кто-либо успел остановить их, они покончили с собой — судя по всему, проглотили собственные языки и задохнулись. Их кожа из темно-зеленой стала почти черной. Другие ильгинцы перетащили тела к живой изгороди. На ильгинских «лицах» не отражались эмоции, и Крис не могла понять, расстроены они или нет, но как можно быстрее принесла им одеяла и ножи, а также показала аптечки.

Из лагеря подошли новые люди, и с ними — Митфорд. Увидев его вне «офиса», Крис удивилась и вместе с тем обрадовалась. Тут она поняла, что до сих пор не видит Зейнала.

— Сержант, вы видели Зейнала?

— Я — нет, — ответил Митфорд, хмуро изучая поле, на котором приходили в себя все новые и новые люди.

— Вы шли через заросший колючками холм?

— Нет, нас встретил Сью и предупредил, чтобы мы обошли его. А в чем дело?

Крис не ответила и, схватив аптечку, побежала назад, огибая спящих. Она пронеслась через поле, теперь хорошо освещенное утренним солнцем, одним махом перепрыгнула через кустарник и поспешила к колючему холму. Кусты не были похожи на баревийские, но там, где она недавно прорубила себе дорогу, теперь красовались нетронутые заросли. И никаких следов Зейнала.

Конечно, если кто и умел оставаться целым и невредимым, так это Зейнал, и все же Крис по-настоящему испугалась за него. Раз его нет на поле, значит, он до сих пор где-то здесь. И если эти колючки настолько ядовиты, что могут свалить каттени, он наверняка искал воду. Заросли недостаточно высоки, чтобы спрятать Зейнала, и в любом случае Крис заметила бы его серо-коричневую одежду. Вода!

На полях, возделываемых машинами, всегда есть вода. Раз здесь убирали урожай, значит, где-то поблизости ручей. Девушка прислушалась и наконец уловила четкий звук бегущей воды. У подножия холма виднелись кусты с ромбовидными листьями. Вроде бы они растут по берегам ручьев.

До Крис донесся низкий стон — такие обычно непроизвольно срываются с крепко сжатых губ. Осознав, что заросли Ботаники могут быть опасны, девушка осторожно раздвинула листья-ромбы — и увидела Зейнала, лежащего в маленьком ручейке. Ручеек бежал по камням, вокруг которых теснились кусты. Один ботинок каттени валялся поблизости, а штанина на правой ноге была закатана до колена, открывая рану.

— Боже! — выдохнула Крис, увидев на внешней стороне мускулистой икры огромную опухоль.

Склонившись над Зейналом, девушка в первую очередь проверила, нет ли признаков заражения крови. Правда, заметить их на серой коже каттени было непросто. Его кровь, такая же красная, как и человеческая, свернулась и стала почти черной. Только сейчас, разглядев размер повреждения, Крис поняла, что он просто вырезал шип из своей ноги.

— О черт! — пробормотала девушка и невольно вздрогнула.

Потом достала из аптечки антисептик и, глубоко вздохнув, вылила весь пузырек прямо в дыру, которую Зейнал проделал в своей ноге.

— Арррр!

Зейнал сел, его правая рука взметнулась для удара, левая — для защиты.

Крис отпрянула.

— Зейнал, это я! Я пытаюсь помочь!

Его взгляд, совершенно безумный от боли и тревоги, остановился на лице девушки, и каттени все же узнал ее.

— Ты пришла, — еле слышно произнес каттени и, совсем ослабев, откинулся на землю.

Глаза Зейнала закатились, веки затрепетали — словно у южной красавицы, упавшей в обморок, — и он потерял сознание.

— Я правильно поступила, Зейнал?

Крис потрясла, вернее, попыталась тряхнуть его за плечо, чтобы привести в чувство. Тщетно. Отыскав упавшую аптечку, она подумала, что еще можно сделать. От опухоли хорошо помогает холодный компресс. Учитывая, сколько она вылила туда антисептика, попавшая вода вряд ли повредит ране.

В аптечке лежало несколько кусков какого-то материала, которые Крис, тщательно намочив, положила на ногу Зейнала. Он слабо застонал, но не скорчился от боли, и девушка решила продолжать в том же духе. Из одного из принесенных одеял она соорудила подушку, вытащила из неожиданно приятных, мягких на ощупь волос Зейнала листья и камешки и накрыла каттени другим одеялом.

Ее нашел сам Митфорд. В ответ на крики Крис вылезла из-за кустов. Позади сержанта она увидела колонны новых иммигрантов, направляющиеся к лагерю. Митфорд, не раздумывая, принял их, хотя вряд ли прибытие новых четырех-пяти сотен душ стояло на повестке дня первым пунктом.

— В чем дело, Крис? — спросил он, подбегая к ней.

И как ему удается поддерживать форму при таком количестве сидячей работы?.. Ее мнение о сержанте поднялось на еще одну ступень.

— Предупреди, чтобы люди держались подальше от этих колючек, — сказала девушка, настойчиво показывая в сторону холма. Но колонны, похоже, избрали более извилистый путь, в обход негостеприимного склона. — Зейнал там, внизу, с раной от шипа. Он вырезал шип из собственной ноги, а потом свалился от яда. Надо сделать носилки, чтобы отнести его в лагерь.

Митфорд поморщился и почесал затылок, оглянувшись на своих новых подопечных.

— Я понимаю, ты хочешь сначала отвести их, но он столько сделал…

Крис сама удивилась горечи в своем голосе.

— Тише, Бьорнсен, тише. Я вовсе не собираюсь бросить его здесь. Он чертовски полезен! — По тону сержанта девушка уловила, что Зейнал может быть полезен, но отнюдь не любим, и поняла, насколько правдивы некоторые слухи. — Мы все в одной лодке, — Митфорд криво улыбнулся, — или на одной планете, вот только эта новая партия совсем некстати! — Он глубоко вздохнул.

— Я не хотела добавить тебе проблем! — извинилась Крис.

— Черт побери, Бьорнсен! Ты — не проблема!.. Продержитесь, пока я не разберусь с этим стадом? — Одной рукой сержант сжал правое плечо Крис, а другой стянул с себя одеяло и бросил на землю. Потом освободился от сумки. — Пища, огонь и прочая ерунда. Где он?

Девушка отвела его к лежащему на земле Зейналу. Митфорд приподнял временную повязку и даже слегка отпрянул при виде раны, потом дернул себя за нижнюю губу и аккуратно опустил материю.

— Действительно скверно. Надеюсь, он вырезал весь шип. Да, думаю, так оно и есть. — В голосе сержанта явно слышалось одобрение. — Черт, ему так, должно быть, неудобно, — добавил Митфорд и вместе с Крис вытащил тяжелое тело каттени из воды. Девушка быстро расчистила место, расстелила два одеяла, и они уложили раненого.

Потом Митфорд осмотрелся вокруг, ударил ногой корни кустов.

— И на чем только растут? Сплошная скала… Зато на вас не нападут мусорщики.

— Они вылезают по ночам, — начала Крис и внезапно поняла, что, возможно, действительно наступит ночь, прежде чем прибудет помощь.

— Здесь топливо и несколько спичек, которые сделал Камбер. Мы ведь, знаешь ли, нашли серу.

— Здорово!

Крис задумалась, можно ли найти сере медицинское применение.

— Я пришлю за ним носилки. Если Сможешь, собери еще топлива. — Сержант посмотрел на распростертое тело Зейнала. — Надеюсь, у него не начнется бред.

— Я справлюсь, сержант, — ответила Крис, сжав зубы.

— Удачи, Бьорнсен! Ты ведь из тех, у кого все получается!

Глядя, как Митфорд выбирается из зарослей, девушка почувствовала себя лучше. Он верил в нее. Сержант был скуп на похвалу, и хотя он мог специально сказать это, чтобы подбодрить ее, Крис надеялась, что Митфорд и в самом деле так считает.

Вернувшись к раненому, девушка приготовилась к долгому ожиданию, прекрасно понимая, что о благополучии Зейнала в лагере будут печься далеко не в первую очередь. Она сменила компресс, радуясь прочности ткани, а потом смочила губы каттени.

Отравленных людей надо предохранять от обезвоживания. Губы Зейнала разомкнулись, как будто он действительно нуждался в жидкости, и девушка по каплям влила воду ему в рот. Раненый жадно проглотил. Добрый знак. Его лоб и щеки были теплыми, но не горячими. Возникал только один вопрос: какова нормальная температура тела каттени? С одной стороны, девушка радовалась, что и каттени не полностью защищены от природных опасностей. С другой, ей было страшно жалко, что Зейнала уложил какой-то идиотский шип.

Глава 9

Джей Грин, Слав, братья Дойл, мужчина, которого Крис не знала, и — к ее удивлению — Ку появились к восходу второй луны. Зейнал начал сильно потеть, и девушка пыталась сбить жар компрессами. Он был такой большой и так сильно метался, что ей едва удавалось его удержать. Тревога Крис росла. Иногда она слышала непонятные шорохи и боялась, что в скалистую лощину осмелятся проникнуть мусорщики. Время от времени девушка топала ногами, чтобы напугать их. Эти трусливые твари приходили только за недвижными жертвами.

Услышав голоса, Крис почти вскрикнула от облегчения. Она свалила в кучу топливо и разожгла небольшой костер, чтобы указать путь.

— Крис, это доктор Дэйн. — Джей подтолкнул врача к кустам. — Он даже лечил каттени.

— Слава богу! — выдохнула Крис, озабоченно таща доктора к Зейналу и снимая с его ноги компресс.

В мерцающем свете костра рана выглядела еще ужасней.

— Добрый день, — сказал Дэйн с заметным австралийским акцентом и, проницательно взглянув на девушку, опустился на колени рядом со своим пациентом. — Он неплохо поработал! — Врач ловко сжал края зияющего отверстия. — Я бы сказал, в ране ничего не осталось. Крепкие типы эти каттени!.. Вылила весь-пузырек, да? — Дэйн улыбнулся Крис. — Молодец!

— Это единственное, что у меня было… — ответила она, внезапно обратив внимание, что нервно сжимает и разжимает пальцы.

— Ты все сделала правильно. — Мужчина ощупал кожу Зейнала, положил руку ему на грудь, потом на пульсирующую вену на шее. — А говорили — несокрушимый! Теперь надо перенести его в лагерь… Что такое?

Дэйн выпрямился и в свете костра увидел Ку, который припал к земле, сжимая что-то в кулаке.

Рука дески дрожала — от усталости, поняла Крис и преисполнилась глубокой благодарности к инопланетянину, желавшему, несмотря на собственное плачевное состояние, помочь раненому каттени.

Ку рассматривал светло-серую ветку с колючками, точнее — молодые побеги на ней. Судя по всему, даже на этой богом забытой планете растительность подчинялась определенным законам ботаники. Прежде чем девушка успела что-либо сказать, Ку запихнул побег в рот и принялся жевать с явным удовольствием и облегчением. Затем подпрыгнул, разворачиваясь, и бросился в сторону холма, при этом его движения казались значительно энергичнее, чем в последние дни.

— Что все это значит? — спросил удивленный врач.

— Думаю, Ку обнаружил что-то необходимое для своего питания, — радостно объяснила Крис.

— Пища для одного — яд для другого, — философски заметил Дэйн. — Ну, давайте вытащим отравленного бедолагу обратно, к цивилизации. Точнее, к тому, что организовал Митфорд, — с одобрением добавил он.

— Старые добрые умелые янки! — ухмыльнулся Джей.

— Эй, а как насчет ирландской импровизации? — возмутился Ленни Дойл, развязывая веревки.

— Думаешь, они его выдержат? — спросил Найнти, переводя взгляд с массивного тела Зейнала на носилки и обратно.

Чтобы положить бессознательного каттени на носилки, потребовались усилия всех мужчин; Крис поддерживала ноги раненого. Для безопасности Зейнала привязали разорванными на полосы одеялами — обратный путь в лагерь предстоял нелегкий.

Крис загасила костер и, собрав остатки топлива в мешок, последовала за спасателями. В ярком свете большой луны, карабкавшейся по небосклону, Ку сосредоточенно и осторожно обрывал верхушки колючих кустов, а потом складывал их за пазуху.

— Это то, что ты искал, Ку? — крикнула Крис. — Давай я тоже буду собирать!

— Не-е-е-е-ет! — Ку настойчиво покачал головой. — Пло-о-о-о-охо для лю-ю-ю-ю-дей!

Для выразительности он помахал в воздухе одной рукой, другой продолжая ощипывать побеги.

Девушка попыталась вспомнить, сколько дески было среди последних «иммигрантов», но внезапно поняла, что от напряжения и усталости просто не в силах думать. Она пристроилась за носильщиками, радуясь, что долгая и тревожная вахта наконец-то закончилась.

* * *

Когда наступила очередь Крис нести носилки — она сама настояла на этом, — Леон Дэйн рассказывал ей интересные и удивительно приятные новости. Земля противостояла каттени — что было совершенно неожиданно.

Излюбленный способ каттени покорения планет — внезапное нападение и захват целых городов — обычно полностью лишал население способности сражаться. Но только не землян! Сопротивление началось почти сразу, как только в огромные транспортные корабли начали грузить заложников. Леон Дэйн остался в Сиднее и, пользуясь профессией врача, передавал важную информацию очень активной группировке в Голубых горах. Он вызвался лечить каттени, с которыми, несмотря на толстую шкуру, все-таки иногда случались несчастные случаи, убившие бы человека на месте.

— Когда знаешь слабости своих захватчиков, появляется неплохая возможность нанести ответный удар. — Дэйн улыбнулся Крис. Они как раз пересекали второе поле. — К сожалению, каттени совсем не просто вывести из строя. На них не действует ни одно из земных токсических веществ — я пробовал. Конечно, только чтобы посмотреть клиническую реакцию… Зато, помяни мое слово, они способны перерезать друг друга во время своих коротких суточных вендетт! — Врач уважительно присвистнул, — То и дело приходилось их зашивать.

— Хорошо, что ты согласился помочь Зейналу! Он — жертва одной из таких вендетт.

— Правда? И его сбросили вместе с вами?

Крис кивнула — разговаривать и одновременно удерживать угол тяжелых носилок оказалось непросто.

— А как поймали себя? — спросила она у врача.

— Ха! Необходимо было устроить бунт в определенном месте в определенное время, и больница направила туда меня. Нас усыпили газом… Кэты не задают вопросов, у них все легко и понятно. Но вот сослать одного из своих на необитаемую планету… — Дэйн изумленно покачал головой. — Что же он натворил?

— Убил командира патруля, — ответила Крис. — Из своего укрытия я видела погоню.

— Ты пряталась?

Крис усмехнулась.

— На Бареви.

— Бареви? — Врач ухмыльнулся. — Звучит по-аборигенски!

— Звучит! По крайней мере, в отношении каттени. Бареви — один из их главных штабов. Большой город и космопорты. Центр торговли рабами. А еще там заправляются корабли каттени. Наблюдая за парнем, который считался моим хозяином, я выяснила, как управлять маленьким флиттером, — и одним прекрасным вечером присвоила его. — Девушка улыбнулась Леону. — В джунглях было вполне терпимо, пока он, — Крис кивнула на Зейнала, — не свалился мне на голову. Я решила отправить его обратно — и меня поймали. Усыпили газом во время облавы.

— Хм-м.

— Ему кое-что известно об этой планете — достаточно, чтобы спасти нас от мусорщиков и летучих тварей.

— Каттени не слишком-то расщедрились со снабжением, — мрачно заметил Дэйн.

— По словам Зейнала, именно так они ведут колонизацию. — Быстро взглянув на него, Крис подумала, не обидится ли врач на ее следующее замечание: — По-моему, у вас, австралийцев, схожая история… Мы проголосовали и решили назвать планету Ботаника.

— Неужели? — Леон Дэйн удивленно посмотрел на нее, потом улыбнулся. — Что ж, Австралию — по крайней мере, окрестности Сиднея — осваивали заключенные.

— Они проделали отличную работу!

— Я понял намек, Крис Бьорнсен! И у них тоже почти не было необходимых вещей. Среди нас хотя бы много специалистов.

— А инопланетян много? Дески, турсы, ильгинцы, ругарианцы?

Леон пожал плечами.

— Я больше занимался людьми. Хотя заметил в пещере-лазарете несколько странных существ. Тощих, как жерди, похожих на того, что отправился с нами на помощь тебе.

— Дески. Им здесь плохо. В пище не хватает какого-то необходимого компонента.

— Так вот зачем этот малый собирал колючки?

— Надеюсь!

Тут Ленни и Найнти заявили, что они достаточно отдохнули и готовы снова взяться за носилки. Крис охотно поменялась с ними местами, хотя потом совесть мучила ее всю дорогу до пещер.

* * *

Когда спасатели добрались до лагеря, Митфорд, Мёрф, Грин и Доделл, освещенные многочисленными факелами, все еще расспрашивали новых жильцов. Всходила третья луна. Несмотря на поздний час — или, наоборот, слишком ранний? — в лагере кипела оживленная деятельность. В воздухе витал аромат только что поджаренного мяса.

Носильщики, не заходя в главную пещеру, направились в одно из небольших помещений.

— Лазарет, — ответил Ленни на вопрос Крис, — и вполне обустроенный.

Но ирландец почему-то избегал смотреть ей в глаза, и девушка встревожилась.

— Я останусь с ним, — твердо сказала она. — Ему понадобится…

— Тебе, — Леон Дэйн ткнул пальцем в Крис. — нужен отдых!

В ярком свете факелов она внезапно заметила, что врач — мужчина очень привлекательный, лет тридцати пяти, худощавый, как многие австралийцы.

— Я лучше отдохну с… моим напарником, — возразила девушка.

Дэйн бросил на нее такой взгляд, что она почувствовала потребность защищаться.

— Значит, так, да?

— НЕТ! Не так! — Теперь в голосе Крис зазвенела ярость. — Однако именно я втянула его во все это — и останусь с ним!

— Очень мило с твоей стороны, сестричка, — произнес врач, одобрительно стиснув руку девушки. — Но о нем позаботятся, пока ты, — и он снова ткнул в нее пальцем, — будешь спать!

Пещерка оказалась маленькой, и каждому входящему приходилось наклонить голову, иначе он мог раскроить себе череп. Однако внутри было достаточно просторно, даже для Зейнала, когда он поправится. Слово «когда» Крис произнесла как можно уверенней, хотя каттени лежал слишком тихо. Носилки опустили на заготовленное возвышение из накрытых одеялом веток. У другой стены стояла еще одна постель, и девушка с тоской посмотрела на нее. Обернувшись, она увидела, что Дэйн снова осматривает рану и проверяет у Зейнала пульс.

— Справится. Крепкий, ублюдок!.. А ты, — врач кивнул сначала на Крис, потом на кровать, — отдыхай. Я послежу за ним ночью. — Он улыбнулся. — До сих пор ни один каттени не умер у меня на руках!

Девушка не спешила выполнять приказание, и Дэйн, подтолкнув ее к кровати, силой уложил на ветки и накрыл одеялом.

— Спи!

Крис действительно заснула. Пару раз за ночь она вскакивала, разбуженная каким-то движением, но это оказывался Дэйн, осматривающий пациента.

Наконец девушка проснулась окончательно, с наслаждением потянулась и поняла, что все-таки выспалась.

Вдруг раздался низкий стон, и она, мгновенно вскочив, оказалась рядом с Зейналом. Его поврежденная нога, прикрытая только компрессом, выглядела вдвое больше нормальной. Крис робко прикоснулась к коже каттени и едва не обожглась. Компресс давно высох и прилип к гноящейся ране.

— Господи! — пробормотала девушка и, выбегая из пещеры, ударилась лбом. — Ч-черт!!!

— Бывает! — сочувственно сказал Ленни, поднимаясь со скамеечки поблизости от входа.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Крис, проводя рукой по поцарапанной голове.

На пальцах остались капельки крови.

— Стараюсь не расшибить свой череп, как это только что сделала ты! — ухмыльнулся в ответ ирландец.

Он быстро отвел глаза, и Крис поняла, что Ленни находится здесь совсем по другой причине.

— Вы думали, я брошу его умирать? — поинтересовалась она.

— Эй, не надо на меня бросаться! Мне нравится этот большой парень! — произнес Ленни. — Просто Митфорду не нужны неприятности.

— Вроде мятежа на Ботанике, да?

— Да! — эхом отозвался ирландец, совершенно запутанный странными словами Крис. — Слушай, — поспешно добавил он, — скоро снова придет Дэйн. Иди завтракай, а я побуду здесь, пока ты не вернешься.

— Это просто смешно! Зейнал столько сделал для лагеря, а теперь его приходится охранять!

— Слушай, Крис, я не совсем охранник, скорее санитар, — смутился Ленни. — Ну, на тот случай, если ему вдруг потребуется помощь. Понимаешь?

— Похоже, я становлюсь параноиком. — Крис немного расслабилась. — Что говорит Дэйн?

Ленни пожал плечами:

— Я не спрашивал, я просто вызвался помочь. — Он кивнул на вход с другой стороны туннеля. — Здесь много пациентов. Да, кстати, пока нас не было, миссис Боллингер родила мальчика! Прекрасного, большого парня!

Крис с облегчением вздохнула.

— Такие хорошие новости очень кстати!

Ленни задорно ухмыльнулся, затем слегка подтолкнул девушку к выходу из туннеля.

— Давай. Ешь. В любом случае у тебя сегодня выходной, ведь твой напарник болен.

На этот раз Крис не уловила в слове «напарник» никаких скрытых намеков. Она могла спокойно оставить Зейнала на попечение Ленни.

Девушка выделила минутку заглянуть в разные отделения «лазарета» и увидела множество незнакомых лиц. Некоторым, похоже, пришлось совсем несладко.

Анна Боллингер сидела на «кровати» и кормила своего малыша. Девушка прошла бы мимо, но Анна заметила ее и помахала рукой.

— Как каттени? Я слышала, он тяжело ранен, — сказала женщина. Затем, нахмурившись, жестко спросила: — Так как?

Крис, стоя «в дверях», начала отвечать, одновременно удивляясь перемене в голосе Анны. У молодой матери были все основания испытывать благодарность к Зейналу.

— Пытаясь спасти людей от мусорщиков, он напоролся ногой на шип и был вынужден вырезать его, — спокойно произнесла девушка.

Анна поежилась.

— Какой кошмар! Передай ему наилучшие пожелания! — Она влюбленно посмотрела вниз, на крошечное существо. — Если бы он не помог мне, я никогда не родила бы ребенка. — Женщина вздохнула. — Просто я рада, что… Я хочу сказать… С ним все будет в порядке?

— Да, Анна, и спасибо за пожелания. Я передам ему, — ответила Крис и, бредя к выходу, размышляла о том, что она, похоже, сама придумывает проблемы.

Если верить солнечным часам, время близилось к полудню. К удивлению девушки, Митфорда в «офисе» не было, хотя там расположились другие люди, согнувшиеся над каменным столом и занимающиеся какими-то своими делами. Крис не смогла узнать ни одного лица. Некоторые просто сидели на солнце с закрытыми глазами — девушка различила азиатов и смуглых уроженцев Восточной Индии. Над их головами, прибитый к южной стене ущелья, реял флаг из шкур скальных наседок, демонстрируя нескончаемую доблесть лагерных охотников. Как далеко им приходилось теперь заходить, чтобы прокормить всю эту орду?

Крис вздрогнула — не из-за холода, ведь светило яркое солнце, а из-за беспокойства. Как быть со снабжением? Например, хватит ли шкур, чтобы сшить каждому теплую одежду к зиме?

И если день на Ботанике длится двадцать восемь часов, то сколько же длится месяц? Год? Долго ли до весны? Сколько еще людей сбросят каттени на эту несчастную планету? И как они справятся с потоком «иммигрантов»?

Крис была голодна, а в таких случаях жизнь всегда видится в мрачных тонах.

Когда она вошла в пещеру-кухню, ее окликнула Сэнди:

— Привет, детка! Иди сюда, для таких, как ты, у меня припасено угощение! Только что из печки!

— Таких, как я? — тихо переспросила Крис, присаживаясь на корточки рядом с Сэнди.

Быстро оглядевшись, она заметила приветливые улыбки на лицах.

— Да, ты ведь героиня! Не слышала об этом? — Сэнди подмигнула Крис, держа в руках кувшин, пока девушка поспешно отвязывала от пояса кружку. — Ты и Митфорд, который защищал ущелье, точно берсерк! — Женщина поставила на камень глиняную тарелку, почти идеально круглую. На тарелке лежали жареный кусок наседки, подрумяненный хлеб и какие-то кругляшки. — Не совсем картошка, но очень похожа.

Сэнди подала Крис изящно вырезанную вилку.

Девушка с улыбкой повертела ее в руках.

— Это, конечно, не столовое серебро, но все лучше, чем есть с ножа, рискуя порезаться. — Сэнди наполнила свою кружку и села рядом с Крис. — Как кэт… прошу прощения, Зейнал?

— Не знаю. Его нога ужасно распухла.

— Иногда используют хлебные припарки. Моя бабушка с их помощью очень здорово справлялась с ожогами и воспалениями. — Сэнди ободряюще похлопала Крис по колену. — Каттени, они ведь живучие. Представляю себе, как он вырезал шип из собственной ноги!.. — Она прищелкнула языком. — И у нас теперь много врачей, а также других специалистов. Судя по всему, большинство из Сиднея. Из Ботанической бухты на Ботанику!

Она снова засмеялась.

— Да, это здорово! — ответила Крис, пробуя поджаренный клубень. По виду и вкусу он действительно напоминал сладкий картофель. — Скажи, помогли ли дески листья от этих колючек?

Сэнди кивнула.

— Когда Ку объяснил, что он хочет, мы приготовили чай и напоили даже самых больных. — Выражение ее лица изменилось. — Ты знаешь, трое умерли, пока вас не было.

— Вот как? — Крис перестала жевать. — Они выглядят такими хрупкими…

— Так и есть, если они не получают необходимой пищи, — мрачно сказала Сэнди. — Их кости ломаются даже от неловкого прикосновения! Знаешь, кто помогает ухаживать за ними? Патти-Сью!

Крис действительно удивилась.

— Она ненамного тяжелее их, и у нее легкая рука. Девчушка сама вызвалась. — Сэнди скорчила гримасу. — С дески и даже ругарианцами она, знаешь ли, чувствует себя в безопасности!

— А Джей Грин?

Сэнди хихикнула.

— Дело продвигается очень медленно, но именно он предложил Патти заботиться о дески. У нее хорошо получается, только после каждой смерти девочка слишком сильно убивается.

— На Бареви им давали те же пайки, что и нам! Я думала, этого достаточно, — произнесла Крис.

— По словам Ку, им также давали некую добавку, благодаря которой их кости не размягчались. Думаю, какое-то производное кальция. А здесь такого нет… разве что колючки заполнят эту брешь. Он выглядит лучше, но ведь он еще молодой.

— Я понятия не имела… И никогда не спрашивала…

— Ладно, не переживай! За всем не уследишь. — Сэнди потянулась за прикрытым котелком, висевшим с одной стороны очага. — Вот, специально для Зейнала. Что-то вроде бульона; я постаралась приготовить его как можно более похожим на куриный. Питательно и не слишком мерзко на вкус. Может, тебе удастся влить в него хоть чуть-чуть. Леон говорит, раненые каттени иногда страдают от обезвоживания. Похоже, это единственное, что способно их подкосить.

Крис, глубоко тронутая и успокоенная, поблагодарила Сэнди.

— Ты знаешь Эренса?

— Ага.

В голосе Сэнди не слышалось радости.

— Он здесь?

Сэнди зло усмехнулась.

— Здесь! Похоже, ему не везет. Хотя какая-то польза от него все-таки есть, Он настоящий гений во всем, что касается приспособлений и механизмов. Не беспокойся о нем.

— Я беспокоюсь не о нем. Меня тревожит его болтовня.

— Забудь.

Крис еще раз поблагодарила Сэнди и отправилась обратно в лазарет. Заметив нагруженных охотников, возвращающихся в лагерь, она ненадолго остановилась и с радостью увидела огромное количество туш и связок рыбы. Надо было спросить у Сэнди, сколько людей сбросили каттени. Ведь ее патруль нашел еще одно скопление пустых сараев.

* * *

Ленни исчез, а в маленькой комнатке толпились люди. Леон сидел там же, и Крис решила, что это медицинский персонал. Стараясь привлекать как можно меньше внимания, она проскользнула внутрь, на сей раз не забыв пригнуться, и огляделась в поисках места для чашки с горячим бульоном. В этот момент Леон встал.

— …Конечно, самое простое, но лучше у нас пока ничего нет. А, Крис! — Девушка увидела, как сильно врач устал, хотя его карие глаза так и сверкали на мрачном лице. — Используем хлебные примочки, чтобы избавиться от инфекции. Очень повезло, что вам удалось найти способ печь хлеб на этой проклятой планете. — Он улыбнулся. — Здесь столько изобретателей! Это она нашла то обезболивающее… если, конечно, мы придумаем, как извлекать его без потери эффективности. — Коллеги Леона тоже заулыбались, некоторые кивали Крис. — Ты присмотришь за ним? Дежурство Ленни закончилось.

— Конечно, — ответила девушка. — Сэнди приготовила для него бульон.

— Я догоню вас, — сказал Леон, и врачи двинулись в коридор, осторожно нагибаясь при выходе. — Бульон — это о-о-очень хорошо! Когда я занимался каттени в Сиднее, обезвоживание представляло собой большую проблему. Влей в него столько, сколько сможешь; главное, чтобы проглотил. Можно просто воду. — Он показал на покрытый капельками влаги кувшин на полу. — Питательные вещества из бульона ему тоже нужны. Каттени большие, сильные и крепкие, но им надо поддерживать обмен веществ.

— Я присмотрю за ним.

— Отлично. — Леон перевел глаза на листок бумаги из коры. — Кто следующий?

— Тот, с переломом ноги, — ответил один из оставшихся мужчин, тоже сверяясь с записями.

Все ушли, и Крис наконец смогла разглядеть ногу Зейнала, покрытую припарками. Склонившись над ним, она почувствовала запах теплого хлеба. Каттени не шевелился, его дыхание было медленным и тяжелым, а широкая, твердая щека на ощупь оказалась такой же горячей, как и прежде.

Прополоскав бывший компресс, девушка обтерла лицо Зейнала. Затем взяла ложку и поднесла к губам каттени воду. Тот автоматически лизнул и проглотил. Крис терпеливо споила Зейналу полкружки, потом снова обтерла ему лицо, руки и грудь. Одежды на нем не было, и девушка не удержалась от соблазна проверить, насколько правдивы сплетни про каттени.

Зейнал оказался совсем не таким мускулистым, как представляла себе Крис. Его тело — по любым меркам — было очень красивым. Удивляясь своим мыслям, девушка покачала головой. «Ну и что такого, если меня восхищает красивое мужское тело? Ничего ужасного — в том случае, детка, если ты не представляешь себе его рядом со своим! Тихо! Успокойся!» — строго сказала себе Крис. И прикоснулась к коже Зейнала. На ощупь она оказалась мягкой, совсем не такой, как можно было бы предположить по ее серому цвету. Девушка выдохнула, пытаясь справиться с внутренней дрожью.

«Никак возжелала каттени? Ну ты и дрянь!»

И все-таки она не смогла противостоять соблазну снова дотронуться до него. Крис пригладила шелковистые серые волосы, мягкие, как у ребенка. Когда Зейнал спал, черты его лица выглядели еще аристократичнее, особенно по сравнению с теми каттени, которых помнила Крис. Да, он определенно высокого происхождения! Девушка так привыкла к внешности Зейнала, что теперь он не казался ей инопланетянином. Хм-м-м. Ну, уж лучше так, чем буйная ксенофобия!

В промежутках между обтираниями — Крис удалось дать каттени немного остывшего бульона — девушка ложилась на соседнюю кровать и дремала. Она задумалась, знает ли Зейнал, что они изо всех сил пытаются помочь ему? Он так и не пошевелился, даже когда ему ставили горячие примочки.

* * *

Раздавшийся снаружи приглушенный шум сообщил Крис о том, что в лазарете что-то происходит. В дверной проем просунул голову Ленни:

— Он, может, и не ест, но ты должна!

Прежде девушка даже не осознавала, насколько пуст ее желудок.

— И чем кормят? — весело спросила она.

Ухмыляясь, Ленни вытащил из-за спины тарелку, прикрытую глиняной крышкой.

— Все не так уж плохо! — произнес он и снял крышку.

— О боже! Выглядит вполне по-человечески! — приятно удивилась Крис.

На тарелке красовались вареные клубни, кусок птицы (судя по форме крыла) и двойная порция овощей.

— То, что доктор прописал! Оставляю это тебе! Ой! — Ирландец снова возник в дверях. — Сегодня вечером общее собрание, по звуку гонга!

— Гонга? — переспросила девушка, но Ленни уже не слышал ее.

Она с аппетитом поела. Еда оказалась превосходной. Пайки и походная пища, несомненно, были весьма питательны, зато настоящая, разнообразная еда… Вот это настоящая цивилизация!

Когда Крис закончила трапезу, в пещеру торопливо вошел Леон, отдохнувший и посвежевший.

— Поспала? Рассказывай!

— Пил и воду, и бульон, а еще я обтирала его. Но он не шевелится, — тихо закончила девушка и выжидающе посмотрела на Леона Дэйна.

— Хм-м-м. И не должен. Настоящий мужик из разряда «улыбайся-и-терпи»! Из тех, что страдают молча. Думаю, он совсем не так бессознателен, как тебе кажется. Зейнал?

Врач наклонился к каттени, положил руку ему на лоб, потом — на артерию с левой стороны шеи. Проверил температуру, ощупал бедро.

— Хм-м-м-м.

— Твои «хм-м-м-м» становятся все длиннее, — саркастически заметила Крис.

— Когда сомневаешься, задумчивое «хм-м-м-м» вселяет уверенность.

— М-м-м?

— «М-м-м» тоже сгодится! — Леон, сняв примочку, аккуратно осматривал рану. — Да, похоже, работает.

— Правда? — Крис пододвинулась к нему, пытаясь увидеть, что же обнадежило Леона.

Мерзкая дыра выглядела… более здоровой, вот, пожалуй, единственное слово, которое пришло на ум девушке. Миленький красный цвет вместо неприятного багрового. И опухоль определенно спала, теперь можно было различить колено.

— Я с тобой согласна.

— Продолжай обтирать его… Ага, очнулся! — внезапно добавил врач, когда Зейнал уставился на них широко распахнутыми глазами.

— Мне надо отлить, — отчетливо произнес каттени.

Леон со смехом поднял стоящую в ногах кровати посудину хитроумной формы. Крис, до сих пор не замечавшая ее, поспешно ретировалась.

Врач вышел из пещеры, неся в руках посудину и посмеиваясь себе под нос.

— Все будет в порядке. Уже в порядке. Не забудь про сегодняшнюю встречу!

— И давно ты проснулся, Зейнал? — робко поинтересовалась Крис.

— Включаюсь и выключаюсь, — ответил каттени, зажмурившись.

Но он протянул руку, а когда девушка взяла ее, снова открыл глаза. От его взгляда в груди Крис родилось какое-то непонятное чувство, такое сильное, что потекли слезы.

Зейнал очень нежно улыбнулся. Его кожа все еще пылала.

— Я знал, что ты здесь. И по воде тоже. Мило, очень мило с твоей стороны.

— Вовсе нет, — девушка накрыла его руку своей, — ты… мы — напарники. Мы присматриваем друг за другом.

Его глаза широко раскрылись.

— Напарники?

— Ну, я не знаю более подходящего слова. Я не дам тебе упасть.

— Это я понял. — Зейнал выпустил ее руку и снова закрыл глаза. — Воды? Я могу пить еще. — Его губы растянула слабая улыбка. — Вкусная вода.

— Мы называем это бульон.

— Хорошо.

Крис кормила его и радовалась.

* * *

На встречу собралось много народу, хотя Крис и не увидела некоторых из ближайших помощников Митфорда, ругарианцев и Дойлов. Пришли все пациенты, способные добраться до уступа перед лазаретом: Анна с малышом, больные с переломами. Отсутствовал только Зейнал.

Крис расстроилась, но не стала возмущаться. Каттени действительно был слишком болен, чтобы двигаться, а она могла говорить за него — и вступиться в случае необходимости. Только почему же она чувствует такую потребность защищать каттени?

Патти-Сью сидела рядом с Джеем Грином. Крис присоединилась к ним, откинувшись на скалу слева от Джея.

— Что стряслось?

— Очередной урок по поднятию боевого духа и обсуждение последних новостей!

— Что за последние новости? — поинтересовалась Крис и, понимая, что парень специально искушает ее, бесхитростно улыбнулась.

— Группа, которую нашли вы с Зейналом, — не единственная, что сбросили той ночью. Митфорд выслал разведывательный отряд посмотреть, сколько полей «засеяли».

— Еще люди?

Последняя группа «иммигрантов» и так переполнила пещеры. Что же они собираются делать?

Раздался звук сигнального треугольника, и толпа замолчала. Митфорд встал, дожидаясь полной тишины.

— Отлично, ребята, слушайте меня! Есть новые сброшенные. — Он молчал, пока не стих шепот. Крис различила голоса, полные возмущения, тревоги и удивления. — По-моему, это добрый знак — в свете тех рассказов, которые я слышал. Подчинить старую добрую Землю оказалось не так-то просто, как рассчитывали каттени! — По толпе пробежал одобрительный ропот. — И они пополнили ряды наших специалистов четырьмя врачами, восемнадцатью медсестрами, отличными охотниками из Австралии и другими незаменимыми людьми! В число коих входят профессиональные повара, так что в будущем нас ждет роскошная кухня! Еще лучше, чем сейчас!

— Несмотря на количество ртов, которые надо прокормить? — крикнула какая-то женщина.

Митфорд отмахнулся от ее слов.

— У нас есть целая планета, чтобы охотиться, и огромные запасы зерна!

— Приближается зима…

— А вместе с ней — Рождество! И у нас будут обогреватели из солнечных батарей. А теперь успокойтесь. Чтобы решить жилищные проблемы, необходимо переселиться в здания! Как вам известно, они пустуют и явно предназначены для нас!

— Но машины…

— Разобраны! — В голосе Митфорда появились командные нотки. — «Ботани-Хилтон», или «Шератон», или как там его, безопасен, прочен и, — тут он сделал паузу, — просторен! Наши архитекторы все распланировали, и, думаю, вы удивитесь, насколько удобно там жить!

— Не уверен, что мне понравится жить рядом с машинами…

— Самые тихие соседи, каких только можно себе представить! — возразил сержант, и среди собравшихся раздался смех. — Теперь у нас много техников, мы даже телефонную сеть себе организуем! Все машины переделаем под свои нужды!

— Ага! А что произойдет, когда спохватятся их хозяева?

Мужчина говорил с легким акцентом.

— Насколько я помню, доктору Кто всегда удавалось ускользнуть от техники — и нам тоже удастся! — пошутил Митфорд, и наградой ему был новый взрыв смеха. — Серьезно говоря, наша популяция растет, и мы рады каждому! Мы все здесь в равных условиях! Я хочу, чтобы вы это поняли! — Он ждал ответа, и, к облегчению Крис, раздались искренние дружеские крики. — В численности наша сила, особенно если под рукой такое количество специалистов, способных улучшить жизнь! Мы справимся. Черт побери, всего шестнадцать дней назад нас бросили на произвол судьбы в дикой местности, а сейчас у нас уже есть ложки, и вилки, и хорошая еда! Кроме того, мы решили некоторые насущные проблемы наших собратьев-инопланетян. Зейнал и Крис Бьорнсен нашли растение, которое, судя по всему, поможет дески. Хотя Зейналу и пришлось поплатиться.

Эти слова вызвали аплодисменты и веселый смех, и Крис радовалась сразу по двум причинам: во-первых, потому, что Зейналу начали доверять, во-вторых, из-за дески.

— Говорят, что мы, янки, можем сделать все из ничего. А теперь, когда к нам присоединились австралийцы, дела пойдут еще лучше! Утром на доске объявлений будет вывешен список дежурств и нарядов. — Сержант показал в сторону главной пещеры. — Не забудьте посмотреть! За расселение отвечает Теско, за распределение на работу — Доделл. Если понадоблюсь я, обращайтесь к моему помощнику Камберу. На сегодня все, ребята! Р-р-разойдись!

Собравшиеся засмеялись, и сержант исчез в темноте за костром.

— Привет, Патти-Сью! — Крис нагнулась через Джея, чтобы поговорить с ней. — Я слышала, ты очень помогла дески!

Патти собственническим жестом взяла Джея за руку, и Крис поняла, что перепуганная девчушка постепенно превращается в самоуверенную молодую женщину.

— Делаю, что могу, — ответила она, растягивая слова.

— Ты сотворила чудеса!

Джей погладил ее пальцы.

— Вы собираетесь переселяться? — спросила Крис у Патти и посмотрела на Джея.

Он пожал плечами:

— Еще не знаем. Завтра будет видно.

* * *

Посреди ночи Крис разбудил шум. Зейнал тоже проснулся и, приподнявшись на локте, попытался выглянуть в коридор.

— Не смей вставать с кровати! — Укладывая его, девушка коснулась щеки каттени и заметила, что он уже не такой горячий. — Тебе лучше. Не навреди! Я пойду посмотрю.

Крис рассказала Зейналу о собрании, упомянув слова Митфорда про лекарство для дески.

— Зато теперь они знают, что хотя бы один каттени — хороший парень.

Каттени фыркнул в ответ.

Крис не стала добавлять, что остальные могли рассуждать и по-другому.

Обувшись, девушка выскользнула в коридор.

— Отлично! — Один из новых врачей-австралийцев схватил ее за руку. — Нам нужна любая помощь!

К очередным переселенцам не пришли Крис с Зейналом, и некому было распугать мусорщиков. Многим покалечили руки и ноги. И большинство из них говорило на языках, которых Крис не понимала, — славянских или скандинавских. Английский знали немногие.

Когда Леон отправил ее за аптечками и дополнительными помощниками, девушка увидела, что ущелье переполнено людьми, упавшими прямо там, где они остановились, слишком уставшими, чтобы сделать хоть один шаг. Но на кухне пылал огонь, Сэнди, Барт и другие возились у очагов, а на «складе» Джей и Патти-Сью раскладывали запасы. Джей моментально выполнил просьбу лазарета.

Крис спохватилась только на восходе третьей луны и, войдя в крошечную пещеру, где лежал Зейнал, наткнулась на три тела, принесенные в ее отсутствие.

К счастью, все трое крепко спали, хотя Крис и заметила, как сверкнули при ее появлении глаза каттени.

Никто больше не следовал расписанию дежурств, вывешенному на доске объявлений в главной пещере. Новые отряды отправили помогать отставшим, охотиться, за дополнительными запасами зерна из хранилища. Джей жаловался, что за топливом и ветками для постелей приходится уходить далеко от лагеря.

К полудню всех прибывших накормили и нашли им места, где можно было расстелить одеяла.

Наконец вернулись ругарианцы, которых возглавлял Слав. Они принесли сброшенные с новой группой контейнеры. Митфорд решил называть этих «иммигрантов» классом «С». Все утро потратили на вытягивание информации из тех, кто хоть как-то говорил по-английски. На сей раз сбросили русских, норвежцев, шведов, датчан, болгар, итальянцев и нескольких греков. Мысль о том, что столько наций противостоят каттени, взбодрила весь лагерь.

— Ну зачем они отправили сюда тех, кто даже не говорит по-английски? — причитал какой-то мужчина.

— А кто их спрашивал? — ответил более сообразительный. — Ничего! Черт побери, я знаю пять фраз дески и девять ругарианских. Как-нибудь осилю еще пять языков. Хотя бы до тех пор, пока они не выучат английский.

К вечеру население лагеря достигло тысячи пятидесяти двух — значительно больше, чем могли вместить пещеры, даже если использовать все имеющееся пространство.

Те из класса «С», кто говорил по-английски и не был ранен, ушли селиться в здания скотобойни; их вели Сэнди, Джо Латторэ и Теско.

— Они не знают, что там произошло, и я не собираюсь рассказывать им, — поделилась Сэнди с Крис, пакуя горшки и утварь. — Организую готовку. Двадцать сараев, да?

Теперь на кухне негде было присесть, и возле каждого очага кипела круглосуточная работа. Запах немытых тел — смесь страха и пота — забивал более аппетитные ароматы жареного мяса и свежего хлеба.

Когда Сэнди и ее отряд отбыли, свободного места, по мнению Крис, так и не прибавилось. Она вернулась в лазарет с бульоном, за которым выходила. Зейнал больше обрадовался новостям, чем пище, но поел достаточно жадно. Опухоль на ноге почти спала, рана очистилась. Все-таки в голени по-прежнему зияла внушительная дыра, и Леон объяснил, что Зейналу не следует много двигаться.

Зейнал тем не менее двигался вовсю, помогая поднимать пациентов, которых переодевали или переносили на новое место. Он делал больше, чем следовало, но Крис не могла все время присматривать за ним — слишком многим требовалась помощь. Приходилось заботиться о раненых, а у врачей был небольшой выбор дезинфицирующих средств — только жидкость каттени. Одна капля мощного анестетика усыпляла пациента на целый день. С медицинской точки зрения это было неблагоразумно, зато приносило облегчение изувеченным больным.

— Мусорщики, конечно, порядочные гады, зато хоть кусают чисто, — заметил Леон, когда Крис помогала ему перевязывать чью-то руку.

Плоть действительно была срезана очень чисто, будто скальпелем, вот только пациент лишился мышцы и вряд ли когда-нибудь сможет пользоваться рукой.

— Да, зараз могут полруки отхватить! — пробормотала девушка себе под нос, убедившись, что больной в бессознательном состоянии.

Леон только вздохнул и продолжил осмотр. Крис сама удивлялась своей выдержке, ведь ей приходилось иметь дело с отвратительными порезами. И, в отличие от остального временного персонала, ее ни разу не вырвало.

Завершив перевязку, Крис с Леоном прошли в начало лазарета. Внутрь задувал легкий ветерок, и воздух в пункте оказания медицинской помощи, пустовавшем впервые за несколько дней, казался чище и свежей.

— Тебе, — девушка взяла Леона за руку, — надо поесть и отдохнуть. Необязательно в таком порядке. — Она глубоко вдохнула. — Пахнет неплохо!

По-прежнему держа врача за руку, Крис повела его в кухню.

— Ненавижу деловых женщин! — слабо запротестовал Леон, покорно тащась мимо занятых домашней работой людей на уступе.

Ниже, в своем «офисе», Митфорд и Эскер по-прежнему расспрашивали здоровых людей из последней партии, хотя, судя по выражению их лиц, дело двигалось медленно. Перед ними сидели две блондинки-скандинавки.

— Большинство скандинавов говорит по-английски, — заметил Леон.

— Те, кого ты встречал в Сиднее, или те, что живут в Осло, Бергене или Копенгагене?

Врач устало усмехнулся.

— Я всегда мечтал попутешествовать годик-другой.

— Ну так представь себе, что путешествуешь!

Крис уже начала скучать по Сэнди, однако на раздаче пищи дежурил Барт.

— У меня никогда не было такой напряженной работы! — воскликнул повар, когда Крис с Леоном подошли к нему. Закатив глаза, он вытер лоб клочком пуха и бросил его в огонь. Пламя зашипело. — Я все время готовлю!.. Что вам угодно? У нас есть суп на первое, просто суп и — главное блюдо! — суп! Даже с крекерами! — Барт показал квадратики из пресного теста. — Хлеб закончился, а новое тесто еще не подошло.

— Ну что ж, думаю, я буду суп! — сказала Крис, беря одну из чашек, сложенных стопкой возле очага.

— А я в таком случае рискну и попробую суп! — произнес Леон.

Барт, ухмыляясь, налил две порции.

— Только не спрашивайте, из чего он! — напоследок предупредил повар, когда врач с девушкой направились к уступу, чтобы насладиться трапезой.

— Уже страшно! — засмеялась Крис.

Суп оказался вкусным, с резковатым привкусом. В нем плавали кусочки какого-то мяса. Приятное тепло разлилось по желудку, и Крис чувствовала себя ожившей — до тех пор, пока не увидела Зейнала, осторожно идущего к офису Митфорда.

— Какого черта? Он соображает, что делает? — ахнул Дэйн.

— Явно не лежит в постели и не бездельничает! — взорвалась Крис.

Она резко вскочила, прекрасно понимая, что не следует бежать за каттени, но в то же время тревожась, что его рана откроется. Зейнал спускался очень осторожно, и девушка успокоилась. Однако что за срочное дело к Митфорду заставило каттени рисковать? Дело, которое он не мог доверить Крис?..

Что бы Зейнал ни говорил сержанту, тот слушал очень внимательно. Крис и Леон доели и вернулись в лазарет, а каттени все еще находился в «офисе» Митфорда.

Тем же вечером, когда Крис ухаживала за пациентами, размещенными в ее пещере, — никто из них не говорил по-английски, — девушку нашел Эскер.

— Митфорд хочет поговорить с тобой, Крис. И с тобой, Зейнал.

Он исчез, прежде чем Крис успела задать ему хоть один вопрос, но, судя по его интонациям, неприятностей не предвиделось. В конце концов, Зейнал о чем-то долго разговаривал с сержантом. Быть может, Митфорд принял решение? Если, конечно, было чего решать!

Как всегда в это время дня, Митфорд сидел у костра. Рядом с ним стоял кувшин с напитком, а в руке сержант сжимал полную кружку. В другой руке он держал палочку и поправлял ею костер.

— Зейналу пришла в голову безумная идея послать сигнал «SOS» каттени, когда они в следующий раз прилетят. — Митфорд, прищурившись, смотрел на Крис. — Он думает, что на этом высадки не кончатся. — Сержант вздохнул, представив себе очередной наплыв людей. — Лично меня не тянет обращаться к ним за помощью. Но нам действительно нужны медикаменты и правильное питание, для дески. Колючек недостаточно, по крайней мере для старших, хоть они и помогли Ку. Я не хочу никого терять — ни людей, ни инопланетян.

Он нахмурился.

— И как нам связаться с ними? — спросила Крис, поворачиваясь к Зейналу.

— Оставим послание на поле, — ответил тот и развернул кусок коры, на котором были написаны — или скорее нарисованы — четыре сложных иероглифа.

— Как? Мы еще не открыли краску…

Каттени мимолетно улыбнулся девушке.

— Земля темная под…

Он помахал рукой, пытаясь найти нужное слово.

— Жнивьем? Травой? — предположила Крис.

— Неважно. Снимем поверхность, оставим голую почву.

Это казалось хорошей идей, только Крис в чем-то разделяла нежелание Митфорда налаживать контакты с каттени.

— Оставим послания на многих полях. — Зейнал махнул на север. — Они знают, что мы живы. Они привозят других, которые им не нужны.

— Они знают, где мы? — встревожилась Крис, хотя Митфорд, судя по всему, не беспокоился.

Зейнал кивнул.

— Тепловые датчики. — Его губы растянулись в улыбке. — Вот почему они пролетают над нами.

— Н-да, может быть, — заметил Митфорд. — Ублюдки!

На лице Зейнала появилось озадаченное выражение, и Крис снова поразилась тому, как улыбка меняет лицо каттени. Он был очень похож на человека, только белые зубы странно контрастировали с серой кожей.

— Узнали, что мы живыми высаживают все новые и новые группы!

— Да, вот только они еще не знают о существовании Хозяев машин!

Зейнал покачал головой:

— Сенсоры находят теплые тела, не технику.

— Хм-м-м, — протянул Митфорд, помешивая в костре палочкой.

— Ку еще слаб, но молод. Старшие все хуже и хуже, — настойчиво произнес Зейнал по-английски, а затем, волнуясь, перешел на бареви: — Каттени везде захватывают пленников, но о них хорошо заботятся.

О ругарианцах, дески, турсах и ильгинцах, землянах. Здоровые лучше работают. Просьба о подходящей пище вполне приемлема.

— А им не покажется странным, что мы пишем на языке каттени? — поинтересовалась Крис, кивая на берестяное послание.

Зейнал снова широко ухмыльнулся.

— Они знают, что люди умны, — ответил он по-английски. — Чертовски умны, поэтому они и сбросили их здесь. Ку и Песс — хорошие ребята. Их нельзя потерять. — Теперь каттени горячо обращался к Митфорду: — Я работал с дески и ругарианцами раньше. Хорошие ребята! Мы спасем их?

— Ты быстро осваиваешь английский, Зейнал, — медленно произнес Митфорд. Крис поняла, что он колеблется. Сержант долго смотрел на каттени. — И дески заслуживают спасения. Твои парни просто сбросят необходимое? — Зейнал кивнул. — И не начнут разбираться? — Отрицательное движение головой. — Почему?

Каттени рассмеялся.

— Вы создаете проблемы. Они… — Зейнал замолчал, и Крис почти физически почувствовала, как он перебирает слова, подыскивая подходящие. — Будут действовать наверняка. Я тоже.

— Хочешь сказать, ты не воспользуешься возможностью удрать с Ботаники? — спросил Митфорд необычайно кротким голосом. Догадывался ли Зейнал, что его искусно допрашивают?

— Они не забирают назад то, что сбросили, — философски пожал плечами каттени.

Митфорд поморщился:

— Значит, нам не удастся реквизировать один из их кораблей?

Зейнал обдумал вопрос и решительно покачал головой.

— Они осторожны, — он ухмыльнулся, — особенно с вами, землянами.

— Откуда ты знаешь?

Каттени широко улыбнулся, и его зубы блеснули в пламени костра.

— Узнал еще раньше, на Бареви. Много разговоров. Сейчас слышу от новичков. Я верю в это. Вижу, как вы работаете.

— Спасибо, приятель, — саркастически ответил Митфорд, хотя его явно позабавили слова Зейнала. — Зачем же им оказывать нам такое одолжение?

— Я скажу тебе зачем. — Каттени напрягся, и Крис почувствовала, что сержант слишком надавил на него, как будто не вполне доверял. — Нужны здоровые, чтобы… освоить эту планету.

Внезапно Зейнал схватил кусок коры с символами и, водя по ним пальцем, начал объяснять:

— Это значит «сбросить». — Он показал на замысловатый крючок в центре первого иероглифа. — Это — «пища». — Его палец переместился на соседнюю завитушку. — Это — «дески». Следующий иероглиф — «близкая смертельная опасность». Четвертый — «лекарства от инфекций». Всего четыре. Просто сделать, просто прочитать с большого расстояния.

Голос каттени был холоден и тверд.

— Ладно, ладно! Я верю тебе! — замахал руками Митфорд. — Но надо же убедиться!

— Это теперь и мой народ, — заметил Зейнал, распрямляя плечи, словно для того, чтобы принять на них часть ноши сержанта.

— Мы все теперь один народ! — ответил Митфорд, причем так свирепо, что Крис отпрянула. Сержант, заметив это, улыбнулся ей. — Более того, мне начинает нравиться этот сброд!.. Итак, когда ты сможешь отправиться в путь, Зейнал?

— На рассвете…

Крис начала возражать, но Митфорд ее остановил:

— Если он считает, что может, значит, может. Дески нужно правильное питание. Крис, ты пойдешь с ним. Сколько нужно народу, чтобы вырезать сообщение?

Зейнал махнул рукой, показывая, что пойдет один.

— Чушь, приятель, — раздраженно бросил Митфорд. — Чтобы закорючки были заметны с большой высоты, тебе понадобится помощь. Я-то знаю. Однажды занимался этим во Вьетнаме. Даже «SOS» требует много времени. — Сержант повернулся к Крис с почти тоскливым выражением на лице. — Ты случайно не говоришь на каком-нибудь скандинавском языке? Я могу послать с вами только новых ребят; одновременно придется ввести их в курс событий. И еще отправлю одного, который знает английский и будет объяснять остальным, что делать. Годится?

— Годится, сержант.

Крис встала, поняв, что их отпускают. Зейнал протянул Митфорду руку, и тот вполне охотно пожал ее.

— Ты не пожалеешь, — сказал каттени, поднимаясь.

— Искренне надеюсь, — ответил Митфорд. — Эскер соберет патруль с первыми лучами солнца.

Глава 10

На следующее утро Зейнал шел медленно, тем не менее раненая нога, похоже, его не беспокоила. Как только отряд покинул лагерь, Крис вдруг поняла: прошлой ночью оба мужчины — быть может, непреднамеренно — ни слова не упомянули о том, что случится, если Хозяева машин появятся раньше каттени. Конечно, близится зима… И все-таки казалось неправдоподобным, чтобы все механизмы выключались с окончанием урожайного сезона. Наверняка на планете существует какой-нибудь управляющий, или контролер, или надсмотрщик Быть может, на другом континенте? Как бы там ни было, что-то должно «бодрствовать» круглый год. И теперь, когда солнечные панели отключены, что-то зарегистрирует отсутствие ответа из ангаров. И решит проверить.

Но ведь именно этого они и хотели? Или планы Митфорда уже изменились? Ведь он стал главным человеком на Ботанике.

* * *

Несмотря на беспокойный сон — двое пациентов из их пещеры все время метались, и поспать практически не удалось, — Крис и Зейнал поднялись задолго до рассвета. Они поели — Барта на, кухне не было, другой повар, зевая, сообщил, что он спит, — и отправились получать продовольствие для путешествия. Тут к ним подошел Эскер, ведя за собой шесть человек: пятерых мужчин и одну девушку, ростом почти не уступавшую Крис. Увидев Крис, она явно испытала облегчение.

— Я говорю по-английски, — произнесла девушка. — Я зваться Астрид. А это — Оле, Ян, Оскар, Бьорн и Питер. Мы жили рядом с Осло. Эскер велел нам идти с вами копать?

— Да, копать, — ответила Крис и обнадеживающе улыбнулась. Работа действительно предстояла странная. Девушка пожала каждому руку. — Это Зейнал, наш командир.

— Нами командует каттени? — удивленным шепотом спросила Астрид.

— Хороший парень. Если бы не он, вас бы съели!

— Прошу прощения?

— Мусорщики. Твари, вылезающие по ночам, — и Крис, сложив пальцы в виде пасти, «укусила» себя за другую руку.

Астрид отпрянула.

— Я не всегда понимаю, — извинилась она. — Но мы пока живы! Мы поможем выжить другим?

— Именно! Мы отправим сообщение, чтобы спасти дески.

— Кто-нибудь прочитает? — Астрид была потрясена. Один из мужчин произнес короткую фразу на удивительно плавном — норвежском? — языке. Она быстро ответила и снова повернулась к Крис. — Не верю!

— Уж поверь! Мы вырежем на земле символы, чтобы их заметили с воздуха.

— О! — выдохнула Астрид и объяснила своим спутникам.

Те энергично закивали.

— Крис? — Девушка узнала одну из австралийских медсестер, спешащую к ней. Медсестра размахивала сделанным из одеяла мешком. Теперь этот материал использовали везде — от поварских передников до тентов. — Вот, возьмите на перевязку. — Она обвиняюще посмотрела на каттени. — Может, ты и супермен, только кровь из тебя все равно течет!

Медсестра всунула в руку Зейнала мешок и, развернувшись, выбежала из пещеры.

Виновато улыбаясь, Зейнал убрал мешок в другой, большего размера, который нес за плечом.

— А теперь пошли, — произнес каттени, поднял руку и резко махнул в ту сторону, куда лежал их путь.

Быть может, он подсмотрел жесты Митфорда во время их первого путешествия?

Крис, успокоенная поведением Зейнала, жестом велела норвежцам следовать за ней. Так они и ушли, как единый, слаженный отряд.

Конечно, Зейнал не задал такой же темп, как во время первого их с Крис патрулирования, — ему было тяжело идти. К привалу Крис поняла, что норвежцы не станут обузой. Наверное, все долгие норвежские зимы они катались на лыжах. Девушка продолжала наблюдать за Зейналом, пытаясь заметить признаки того, что раненая нога дает о себе знать. Затем Крис поняла, что каттени