/ / Language: Русский / Genre:sf_action / Series: Бестселлеры Голливуда

Робокоп II

Эд Нэха

Существование киборга-суперполицейского не даст покоя как преступникам, распространяющим смертельный наркотик, так и кое-кому из «власть имущих». Ученые конструируют новый, более мощный вариант робота-полицейского… Новый киборг неожиданно становится неуправляемым и начинает крушить все подряд. Обычные полицейские справиться с ним не в силах…

Эд Нэха

Робокоп II

ЧАСТЬ I

Наш мир — это комедия для мыслящих и трагедия для чувствующих.

Хорас Уолпол

ГЛАВА 1

Он был полицейским. Хорошим полицейским. Когда-то его звали Мёрфи. В те давние времена, когда он был человеком, его звали Алекс Мёрфи, но время и обстоятельства изменили всё. Теперь он был больше, чем человек, но вместе с тем и меньше.

Будущее поддержания правопорядка — вот как его называли. Отчасти человек, отчасти машина, он был запрограммирован так, чтобы служить обществу.

Благодаря способностям кибернетиков, которые вырвали из лап смерти изрешечённые пулями останки и впихнули их в крепкий бронированный панцирь, мир его сводился к соблюдению очень лаконичных правил.

- Директива Первая: Служить общественной безопасности.

- Директива Вторая: Поддерживать правопорядок.

- Директива Третья: Защищать невиновных.

Огни Старого Детройта мерцали на шлеме Робокопа, который катил на своём ТурбоКруизере по лабиринту ухабистых, полупустых улиц. Ветхие руины перемежались с домами и магазинами, всё ещё продолжавшими бороться за существование; судорожно гудели неоновые вывески, едва держались на петлях двери. Повсюду жители и хозяева магазинов устанавливали мощные металлические ворота, пытаясь уберечь свою собственность от воров.

«Напрасные усилия», — подумал Робо. Преступность наводняла город. И город начинал в ней тонуть.

Он остановил ТурбоКруизер и вышел. Посмотрел на полную луну, которая, пробиваясь сквозь смог, ласкала город сверху, разливая вокруг нездоровый зелёный свет.

- Она сделана из гнилого сыра, папа, — услышал Робо где-то в глубине души голос мальчонки. Существо, состоявшее наполовину из Мёрфи, наполовину ставшее роботом, с трудом сдержало боль. Когда-то у него были сын, жена, дом. Он потерял это всё, став первым и — на сегодняшний день — единственным киборганическим стражем порядка. Он всё ещё пытался примирить прежнюю душу с новыми механизмами, управляющими его организмом. Случались минуты, тогда чувство одиночества доводило его до отчаяния.

Он был единственным в своём роде.

Более того, он знал об этом.

Робокоп подошёл к почти опустевшему бару и заглянул внутрь. Под светящимся экраном телевизора дремал бармен. Робо остановился в дверях, безразличный к несущейся из кабака вони перегара и мочи. Посмотрел на экран телевизора.

На экране появился стоящий автомобиль. Похожий на ласку воришка прижался к пустой машине и аккуратно сунул лом между рамой окна и дверью. Раздался треск. Замок отворился. Вор проскользнул внутрь и с довольной улыбочкой на потном лице занял место у руля. Ремень безопасности сёк грудь преступника, словно щупальце разгневанного животного. Тот всё ещё улыбался. «Что это за выдумки?» — казалось, недоумевал он. Потом возникли другие щупальца. Щёлк, щёлк, щёлк. Они связали вору руки, ноги, тесно прижали к сиденью. Преступник бессильно метался, вытаращив от страха глаза.

- Ты взломал неподходящий замок, — раздался голос из приборного щитка. — Добро пожаловать в мир новейших изобретений из области защиты автомобилей.

Робокоп фыркнул, когда по окнам автомобиля и стискивающим тело мужчины ремням каскадом брызнули электрические искры.

Вор глухо вскрикнул и потерял сознание, а его тело продолжало нервически дёргаться от ударов электрических импульсов высокого напряжения.

Довольный рекламщик, одетый хуже торговца подержанными машинами, подошёл к автомобилю и открыл дверцу. Щупальца скользнули в свои укрытия, а поджаренное тело вора рухнуло на землю.

- Магна Вольт, — лучезарно сообщил рекламщик. — Последнее слово в области охраны автомобилей. Никаких докучливых сирен, раздражающих соседей. И нет никакой нужды беспокоить полицию.

Он перешагнул через дымящееся тело и, усевшись за руль, повернул ключик.

- И даже не разряжает аккумулятора.

Робокоп смотрел, как в финале автомобиль уносит торговца вдаль по прекрасно освещённой улице.

Следующая сцена. Вечерние новости. На экране появилась пара дикторов, вот уже много лет делающих отчаянные усилия, демонстрируя, кто из них чаще пользуется зубной пастой. Джесс Перкинс, питающая особое пристрастие к облегающим костюмам блондинка с шароподобной причёской, как правило, в данном соревновании побеждала, хотя, по мнению Робо, большая часть мужской аудитории была в равной степени потрясена и тем, что находилось у неё пониже подбородка. Всего на шаг от неё отставал Кейзи Вонч, подстриженный коротким ёжиком азиат, ширины улыбки коего было вполне достаточно, чтобы там могла расположиться карта города Детройт.

А на фоне этой пары кинокадры показывали бушующий ад. Тропические деревья, казалось, вяли на глазах.

- На амазонской атомной электростанции взорвался реактор, — сообщил Кейзи со своей неразлучной улыбкой манекена. — Как раз в эту минуту гибнет самый большой не свете массив джунглей. Экологи говорят об экологическом бедствии.

- Они только тем и занимаются, — засмеялась Джесс.

Картинка сменилась и Робо зажмурил глаза, когда на экране появилась знакомая неуклюжая фигура. Механическая громада полицейского робота тип 209 маркировала по улицам города. Одна из его ног угодила в выбоину на пороге. Гигантская горбатая конструкция, подёргивая округлым торсом на паре конечностей, закрутилась и замахала руками, оканчивающимися стволами двадцатимиллиметровых пушек.

- Наиболее важной новостью у нас в стране, — сообщила Джесс, — можно считать тот факт, что генеральный прокурор Маркус одобрил применение боевого модуля ЭД-209 в пяти американских городах, несмотря на повсеместные жалобы на его аварийность. Кейзи?

Джесс послала Кейзи задорную улыбку.

А тот ещё не успел прогнать с лица предыдущую.

- Последние новости о забастовке полицейских в Детройте — после специального правительственного сообщения.

Затем на экране появился бородатый мужчина, одетый в нечто, напоминающее адмиральский мундир. Это главный врач страны — Э. Эдвард Эдвардс. Изобразив на лице удивлённую мину, он отложил сигарету и устремил взгляд в камеру.

- Дамы и господа, — раздался голос из-за кадра, — говорит главный врач Соединённых Штатов. Соотечественники, — произнёс он озабоченным тоном, в то время как из ноздрей его продолжала подниматься струйка дыма, — мы стоим перед лицом кризиса здравоохранения. И только вы можете положить этому конец. Новый синтетический наркотик превратил уже каждого десятого жителя Детройта в неизлечимо больного человека. И наркотик этот разносится по всей стране, словно лесной пожар.

Бородатый мужчина поднял пальцами маленькую пластмассовую ампулку.

- На улицах, в школах это называется НУКЕ. Стоимость одной такой ампулки невысока.

Главный врач уступил место на экране оживлённой сцене, изготовленной, по всей видимости, личностью с дрожью в руках и крепким похмельем в сознании. Два огромных пальца стиснули ампулу НУКЕ. Из пластика выскочила маленькая иголочка и погрузилась в вену на шее человека. Потом на схеме было показано, как наркотик проникает прямо в систему кровообращения, дабы привести отдельные части мозга в наркотическое одурение.

- Это правда, что, воспользовавшись им, вы почувствуете себя сильным, — продолжал главврач, — уверенным в себе, словно стоите на вершине мира, но берегитесь… Хотя отдалённые последствия ещё не определены, мы знаем одно: НУКЕ превращает человека в наркомана быстрее, чем какое-либо иное из известных прежде средств.

Главный врач показал на клетку, в которой, словно резиновый мячик, прыгала, отскакивая от стенок, белая крыса.

- Эта крыса получила эквивалент одной порции НУКЕ около пяти часов назад. Её эйфория была краткой. Теперь она страдает от страшного наркотического голода. Не дайте втянуть себя, как она. Не позволяйте, чтобы ваши дети стали похожи на эту крысу. Берегитесь НУКЕ.

Главврач снова облокотился о стол, сталкивая при этом пепельницу.

- Спасибо. Желаю вам всего хорошего сегодня и всего наилучшего завтра.

Робо продолжал смотреть на экран. Туда снова вернулись Джесс и Кейзи, а за ними, фоном, появился большой полицейский значок, на котором были выписаны красные буквы, складывающиеся в слово ЗАБАСТОВКА.

— По прошествии четырёх месяцев, — провозгласил Кейзи, — лишь горсть наших полицейских продолжает забастовку, требуя лучших условий от Омни Кенсумер Продактс — «Оу-Си-Пи», корпорации, которая заключила с городом контракт на финансирование городского Департамента Полиции и управление им. Сегодня переговоры зашли в тупик, и потому копы взбесились.

На экране возникла группка полицейских, пикетирующих отделение полиции в Старом Детройте.

Один из них, уже немолодой, повернул к камере лицо, несущее на себе печать многолетней службы на «вредных» улицах:

— «Оу-Си-Пи» сократила нашу зарплату на сорок процентов. Нам заблокировали пенсии. А теперь и вовсе не хотят с нами разговаривать. Одному Богу известно почему, но кажется, что они просто хотят, чтобы мы бастовали. Хотят, чтобы город разлезся по швам.

В этот момент задремавший бармен пробудился и, бросив на экран равнодушный взгляд, выключил телевизор. Робокоп стоял в дверях, обрамлённый лунным светом. Бармен поднял глаза.

- Ну, как дела. Робот? — спросил он голосом, скорее напоминающим вздох.

Робокоп кивнул головой.

- По-старому, — проговорил он,

— Да, — согласился бармен. — Эти новости, скажу я тебе, чертовски действуют на нервы. Я тут прожил всю жизнь — и никогда ещё не было тёк паршиво. У молокососов, которые колются этой гадостью, при себе больше артиллерии, чем я видел за всю службу во Вьетнаме. Детки, которые должны сидеть по домам и выдавливать прыщи, нажимают на спуск. А это, должен тебе сказать, вредит бизнесу. Никто вокруг не выходит на улицу, чтоб не наткнуться на наркоту и бандитов. А теперь ещё и полиция забастовала, — наконец он подуспокоился и добавил: — Только без обиды, Робо.

- О чём речь, — ответил Робокоп, сжимая зубы. Он повернулся и посмотрел в густую от смога ночь. — Желаю приятного вечера, — добавил он.

- Ну, да, — лицо бармена искривилось гримасой.

- Столько-то я, пожалуй, ещё проживу.

Чувствуя жжение в желудке, Робо двинулся к ТурбоКруизеру. С усилием сдержал гнев. Не только его мир — его внутренний мир — разлезался по швам, но и весь мир вообще — мир всех людей. Он влез за руль автомобиля. К этим мыслям он ещё вернётся позже, в более подходящее время.

А сегодня вечером он был просто копом. Фараоном, которому нужно было исполнять свой долг.

И никто ему в этом не помешает.

ГЛАВА 2

Длинный лимузин полз по бесконечным улицам Детройта. Сидящий сзади мэр Сирил Кузак не был человеком счастливым. Молодой, чернокожий, он был избран представителем народа — человек, вышедший из трущоб Старого Детройта и устремившихся наверх.

И вот теперь он был наверху, но — непонятно почему — всё ещё должен был поднимать голову, чтобы посмотреть на тех, кто стоит выше него. А это наполняло его отвращением.

Он провёл пальцем со лацкану своего костюма за тысячу долларов. У него были все символы власти, но он оставался бессилен. И если в том заключалась какая-то ирония, мэр Кузак отнюдь не считал её забавной.

Он взглянул на ночное небо. Вдали, на верхушке тёмного, спиралью вздымавшегося вверх небоскрёба, над спящим городом светилась эмблема «Оу-Си-Пи». Лимузин Кузака двигался в её направлении.

Сидящая рядом с Кузаком фигура зашевелилась. Безукоризненно одетый, застёгнутый на все пуговицы советник Джордж Поулос откашлялся, словно желая сказать мэру: перестань мечтать. Подумай о делах.

Кузак пробормотал что-то в ответ, когда автомобиль остановился у входа в штаб-квартиру «Оу-Си-Пи». За окнами машины несколько рабочих смывали из шлангов вехою надписи, намалёванные на корпусе выключенного ЭДа-209.

«Дерьмовый мусорный ящик», — с бешенством подумал мэр. Он повернулся к Поулосу.

- Запомни, — предостерёг он советника, — я здесь не для того, чтобы клянчить милостыню.

Поулос знал эту песню.

- Конечно, нет.

- В здесь для того, чтобы требовать действий, — сообщил Вузах, словно пытаясь убедить самого себя. — В пришёл, чтобы заставить их действовать.

Мужчины двинулись к главному входу с здание и приблизились к лифту, который должен был доставить их к апартаментам шефа «Оу-Си-Пи» — седовласого деспота, которого все называли попросту «Ста сих».

В лифте Кузак кипел от злости. У него есть, что сказать этому старому пердуну. Кем ос себя, чёрт возьми, считает, если позволяет себе лезть в город Кузака, в ела его полиции и жителей?

Они вышли из лифта. Лучезарный меледой клерк по имени Джонсон отворил ворота, ведущие в святая святых шефа. Он любился, словно кретин. Наступил очередной кризис, но, чёрт возьми, он пережил под боком у старика не осин кризис. По сути, он и продвигался вперёд благодаря тому, что умел в эти кризисы не впутываться. Кузек с миной Марса вошёл в салон, напоминающий фантастическую версию обеденного зала времён рыцарей круглого стола. Да тут бы хватило даже места на то, чтобы поиграть в кегли. Кузак, продолжая морщить лоб, быстренько подсчитал стоимость содержания стоге помещения. Пожалуй, это букет побольше его заработка за последний ссек

Физиономия Джонсона продолжала светиться разлюбезной улыбкой.

- Не могу сказать, что факт моего прихода к вам, Джонсон, составит честь моему учреждение, — пробормотал Вузах.

- Приношу свои искренние извинения за это мелкое неудобство, ваше превосходительство, — галантно ответил Джонсон.

Поулос возвёл очи к небу и вслед за Кузаком вошёл с комнату. Возле стола, опираясь на него, стоял Хольцганг, адвокат с физиономией игрока в покер. Старик восседал на своём тронном месте, повернувшись лицом к окну, и задумчиво рассматривал расположенный снизу город. Пи малейшим жестом не выдал он того, что заметил присутствие гостей.

Кузак продолжал разыгрывать свес партию с Джонсоном.

- Мелкое? — повторил он удивлённо и гневно. — Проторчать двадцать минут в пробке — это не мелочь, особенно если ты мэр большого города.

Из груди старика вырвался вздох отчаяниях Вузах не обратил на него внимания. Поулос опустился на стул и повернулся к Джонсону.

- Перейдём к делу, хорошо? — начал он. — Когда вы намерены платить полицейским, чтобы те вернулись на работу?

Адвокат змеёю вполз на стул напротив Паулоса.

- Мы не благотворительная организация. Долг города нам превысил тридцать семь миллионов долларов.

Челюсть мэра с лёгким стуком упала вниз.

- Вы должны слегка подождать…

Адвокат пожал плечами.

- Сроки есть сроки. Извините.

- Каким чудом мы в подобной ситуации сможем достать такие деньги? — вопросил Кузак.

Старик повернулся вместе с креслом и впервые посмотрел на собравшихся. На его устах играла слабая усмешка.

- Нет такого чуха, — сказал он, и губы его расплылись в широкой улыбке.

Кузак бросил взгляд на Джонсона.

- О чём он, чёрт побери, говорит?

- А я вовсе и не ожидал, что вы заплатите, — объявил Старик.

Хольцганг отворил лежащую перед ним папку с бумагами и вытащил из неё пачку документов.

- Обращаю ваше внимание на условия контракта, ваше превосходительство. В случае несоблюдения вами обязательств, «Оу-Си-Пи» получает исключительное право на получение всех активов города.

Кадык Кузака неистово заплясал. Поулос побледнел. Он выхватил документы из рук Хольцганга, сглотнул слюну и повернулся к мэру.

- Ты это подписал? Идиот! — заверещал он.

Кузек попытался сохранить своё лицо.

- Не называй меня идиотом, я мэр.

Хольцганг ловко изъял документы из дрожащих рук Поулоса. Улыбнулся мэру.

Кузак затрясся от злости.

- Вы говорите, что мы задолжали вам с одной выплатой, и вы можете отнять у нас активы?

Хольцганг кивнул головой, старик был в полном восторге от себя.

- Может мы так и поступим. Приватизируем город.

- Вы сознательно саботировали нашу платёжеспособность, — произнёс в ярости кузек.

- Это было нетрудно, — ответил Хольцганг.

В глазах Кузака появился проблеск понимания.

- И забастовка полиции — это ваша работа, сучьи вы дети! Хотите, чтобы Детройт развалился, чтобы вы просто смогли прибрать его к рукам.

Джонсон захихикал, полуобернувшись к старику.

- А я — то думал, он никогда этого не сообразит.

Кузак слишком разозлился, чтобы чувствовать страх.

- Вы знаете, сколько людей погибает на улицах? Вы… да вы просто банда убийц!

Хольцганг откашлялся.

- В бы посоветовал вам воздержаться от подобных выражений. Они могут довести вас до суда.

- Наклал я на всё это! — завопил Кузак во всё горло. Обернулся к старику. — Эй, вы, старый хрыч! — и не успел никто моргнуть и глазом, как Кузек вскочил и бросился к старику, который бесстрастно наблюдал за ним. Поулос ухватил мэра за плечо и потащил к двери.

- Успокойся, — предостерёг он. — Пошли отсюда.

Кузак перестал сопротивляться.

- Я в порядке, я в порядке.

Он послал троице из «Оу-си-Пи» улыбку победителя избирательной кампании.

- Господа… ещё окно… — и вдруг снова рванулся к старику. — Сесть мне на вас, мы ещё дадим вам по заднице!

Поулос рывком вытащил мэра из помещения. Старик радостно захохотал на своём троне.

- Получше старайтесь, ваше превосходительство, получше старайтесь.

Джонсон подошёл к старику.

- Если мне будет позволено выразить своё мнение, сэр, то я бы сказал, что вы делаете здесь историю. Это очень смелый шаг.

Старик снова обратился к виду за окном.

- Это эволюция, Джонсон. Не более. Именно это и есть будущее. Дутые, чванливые избранники опустили эту страну на колени. И ответственный частный бизнес должен снова встать на ноги. Это моя мечта, Джонсон.

- Поздравляю вас, сэр, — произнёс Джонсон, удаляясь из комнаты и уводя с собой Хольцганга. — Это был мастерской пример планирования, работа настоящего провидца.

Старик кивнул головой.

- Это само собой разумеется, Джонсон.

Больше старик не обращал внимания на покидающих комнату мужчин. Он смотрел на горок. Когда-то это был великий город. И снова станет великим. Он всегда считал Детройт своим городом. Теперь тот и в самом деле станет принадлежать ему.

Его город… И только его.

ГЛАВА 3

Многими этажами ниже поднебесной квартиры Старика, в районе, называемом Старый Детройт, как всегда, дарил ад. Это повторялось каждую ночь. Беднейшие, полностью лишённые надежды жители начинали охоту друг на друга.

Среди гудков охранной сигнализации, отражающихся эхом на пустых улицах, толкая перед собой тележку для покупок, тащилась старая бабка. На тележке, у которой остались лишь три исправных колеса, было погружено всё её достояние: три дюжины мятых консервных банок, которые она, быть может, продаст утром на ближайшем рынке — если, конечно, выживет ночью.

Правой рукой женщина прижимала истрёпанную сумочку. Это единственное, что осталось у неё от былых времён, от былой жизни. От времён, когда её считали человеком. От времён, когда она любила и была любима. Теперь она погружалась в бездну отчаяния. Она делала всё, что было в её силах, чтобы удержаться на поверхности. Когда-то её звали Мэгги. Сейчас в её мире имена перестали существовать.

Женщина застыла, когда писк тормозов оторвал её от воспоминаний. Автомобиль, полный весёлых пьяных подростков, врезался в её тележку. Банки покатились по улице. Женщина упала, а машина двинулась дальше под аккомпанемент хора радостных воплей.

Лёжа на тротуаре, женщина осмотрелась. Он почувствовала боль. Да, это была боль, к которой она уже успела привыкнуть. Она медленно поднялась.

- Сукины дети, — пробормотала она.

Её драгоценные консервы всё ещё волчками крутились по улице. Она нагнулась, чтобы подобрать их. Удар, нанесённый неизвестно откуда, поразил её в солнечное сплетение. Старушка согнулась пополам, а молодой вор в длинном грязном тренировочном костюме вырвал сумочке у неё из-под мышки, ломая ей руку.

Женщина, рыдая, опустилась на тротуар, желая, чтобы холод этой ночи проник ей в сердце и раз навсегда закончил муку.

Вор, сунув сумку себе под руку, словно регбист свес мяч, помчался по улице, минуя группку смеющихся девиц лет десяти с безобразно размалёванными лицами. Последняя из девчонок вытянула ногу в сетчатом носке и подставила её воришке. Тот споткнулся и рухнул в гору картонных ящиков.

- Курва! — успел прокричать он и врезался головою в асфальт. Потерял сознание. Проститутки налетели на него, словно гиены, роясь в карманах и украденной сумочке.

- Курвы, — снова пробормотал он.

- Вызови легавых, — ответила с гримасой одна из шлюшек.

Вытащив из кармана злополучного грабителя ампул- ку с НУКЕ, она издала радостный крик. Поднесла ампулу к шее. Чик. Через секунду она уже была объектом зависти всех своих подружек.

Банда юных шлюшек двинулась дальше по улице, оставляя вора стонать в луже собственной слюны на холодном асфальте Старого Детройта. Они миновали старомодную драку битыми бутылками, которую вели между собой две пьяные пары; ставкой была бумажка в пять долларов. Прошли мимо автомобиля, стоящего на опустевшей улице, приветствуя зазывными стонами сидящего за рулём молодого человека по имени Базз.

- А ну, валите! — приказал он им. — Я занят.

— Играешь в карманный биллиард? — хихикнула одна из девиц, после чего все они двинулись дальше.

- Шлюхи! — крикнул им вслед Базз. Он нервно взглянул на другую сторону улицы, где находился оружейный магазин. На его глазах здание сотряс взрыв.

Базз сжался на сиденье, когда обломки стекла и металла дождём забарабанили по корпусу его машины. Он завёл мотор.

- Давно пора, вашу мать, — пробормотал он.

Базз остановил автомобиль у входа в полуразрушенное здание, быстро пробежал внутрь, уворачиваясь от языков пламени.

- Здорово! — захохотал он.

Из превращённого в руины помещения трое его приятелей — Бред, Флинти Чёт — бежали ему навстречу, увешанные пистолетами, винтовками, автоматами, связками гранат. Чёт, напоминающий хомяка из комикса про мутантов, размахивал особенно любимым своим оружием — ящиком снарядов «Стингер».

- Ты только посмотри! — орал он. — Я в армию вступил!

Тут в помещении раздался пронзительный стон и Базз обернулся.

- Что такое, чёрт возьми…

За разбитым прилавком растянулся на полу окровавленный хозяин магазина. Базз одарил его злой ухмылкой.

- И что это у нас тут?

Хозяин неуверенным жестом поднял окровавленную руку. Базз достал пистолет и щёлкнул затвором. Он перенёс взгляд с оружия на лежащего мужчину.

- Круто выглядят эти пульки, — сказал он. — Что это такое, Старик?

- Бронебойные, — покорно объяснил раненый. Потом понял, что означает выражение лица Базза. — О, Боже…

- А мне нравится эта пушка, — сообщил Базз.

- Пожалуйста, бери её и иди.

Базз усмехнулся в ответ.

- Спасибо, папаша, сейчас так и сделаю.

Он поднял пистолет и послал пулю в лицо мужчины, превращая его в алый пудинг, украшенный осколками костей.

- Классные пульки, — кивнул Базз. — Очень эффективные.

Он услышал за собой шум и обернулся с ухмылкой, когда стайка уличных воришек стала вливаться в магазин через разбитые двери в поисках добычи.

- К нам гости, — сказал Базз.

- Воры поганые, — прорычал Чёт.

И вся четвёрка открыла огонь по воришкам, свалив шестерых на землю, а остальных обращая в паническое бегство.

- Никогда рядом не оказывается легавого, когда он действительно нужен, — со вздохом заметил Базз. — Сматываемся.

Бандиты выскочили из магазина и направились к автомобилю. И в этот момент тишину пустынной улицы разорвал вой сирены.

- Аааа, — произнёс Базз.

- Вот сука, — присвистнул Чёт, — не верю.

- Это копы, старик, — добавил Флинт.

- Копы бастуют, дурак, — ответил Чёт.

- А это что, не слышишь? — спросил Флинт.

- Скорая, — предположил Чёт. — Наверно…

Четверо бандитов застыли в тусклом отблеске приближающихся фар. Они стояли, пораскрывав рты, словно хорьки, застигнутые вспышкой света, и глазели на приближающийся ТурбоКруизер, с огромной скоростью мчащийся в их сторону.

- Зараза! — выругался Чёт, целясь ракетой «Стингер» в автомобиль. — Сейчас мы этого раздолбая притормозим.

Трое его приятелей разразились радостным хохотом, когда Чёт выпустил снаряд из орудия, напоминающего базуку.

«Стингер» с воем пролетел над улицей, врезаясь в капот Круизера. В мгновение ока машина потонула в огне, а взрывная сила подбросила её высоко в воздух.

- В десяточку! — заорал Базз.

Автомобиль рухнул на землю и покатился по улице. В воздух взметнулся каскад раскалённых обломков металла. Наконец Круйзер остановился и повисла тишина.

- Повеселимся, — предложил Базз.

Приятели стали добивать останки машины, раз за разом стреляя по её исковерканному корпусу то из одного, то из другого оружия.

Но где-то в глубине этого ада вдруг обнаружилось движение.

Бандиты прицелились и с любопытством повытягивали головы. Почти незаметно из-за огня и дыма отворились двери со стороны водителя.

- Что — то мне почудилось, — пробормотал Базз.

- Мне тоже, — сказал Чёт.

На покрытую огнём улицу ступила тяжёлая металлическая нога. Из автомобиля выкарабкалась сверхестественная огромная фигура в шлеме, напоминающая помесь старинного рыцаря и современного хоккеиста.

- Сволочь! — простонал Флинт. — Это ОН, Старик, этот самый Роботип.

- Прибей сучьего сына! — приказал Баэз.

Бандиты, испуганно тараща глаза, подняли оружие и засыпали наступающего киборга градом пуль.

Но Робокоп шёл медленно и уверенно. Пока пули, не причиняя ему вреда, отскакивали от металлической поверхности, он опустил правую руку и пальцы его сомкнулись на висящем в кобуре у пояса пистолете с «Авто-9».

Робо обвёл взглядом пространство, активизируя своё прицельное устройство. Четверо бандитов неподвижно застыли перед ним. Робо быстро вычислил наилучшую траекторию, поднял пистолет и трижды выстрелил. Особых проблем процедура эта у него не вызвала.

Сперва упал Чёт, — вывалив на колени внутренности своего живота.

Базз, у которого вместо сердца образовалась дырка, подлетел высоко в воздух. Его тело рухнуло на крышу автомобиля и, проехавшись по ней, свалилось на тротуар с противоположной стороны, а сердце упало на мостовую в том месте, где ещё пару секунд назад стояли его ноги — и, громко плюхнувшись, ударилось об асфальт.

Бред тоже вокруг перестал стрелять — один из выстрелов Робо попал ему в лоб, прорубая с обратной стороны черепа канал, по которому стекал мозг. Тело Бреда шмякнулось на тротуар, словно мешок дерьма.

Робе повернулся к оставшемуся бандиту, к дрожащей медузе по имени Флинт.

- Полиция, — произнёс Робо.

Флинт уронил оружие.

- Старик, это уж чересчур.

Он сунул руку в карман и вытащил ампулу НУКЕ.

- Ничего не могу поделать, старик.

Он поднял ампулу к шее. Невероятно ловким и быстрым движением Робо рванулся вперёд, хватая парня за запястье. Он моментально спрятал оружие в кобуру и вырвал ампулу из руки сопляка, после чего расколол наркотик в ладони.

Робо посмотрел на остатки ампулы, анализируя её содержимое. Наркотик. Запрещённый. Синтетический. Нейротоксичный.

Он поднял извивающегося Флинте высоко в воздух.

- Кто делает эту отраву?

- Не знаю, — завыл сопляк.

Робо повторил вопрос голосом, который казался почти столь же металлическим, как и вся его фигура.

- Кто… это… делает?

- Не знаю, Старик. Я только знаю, где его достают. Робо медленно опустил на землю дрожащего бандита.

- Прекрасное начало, — сказал он. — А теперь у тебя есть право не отвечать на вопросы…

ГЛАВА 4

Мощные ноги Робокопа со скрежетом ступали через океан пустых ампул из-под НУКЕ. Каждый шаг отбрасывал вверх осколки твёрдых пластмассовых сосудиков. Улица, осматриваемая им сквозь робовизию, производила впечатление обычной, если вообще подобную улицу можно назвать обычной.

«НУКЕ-атируй меня» и «НУКЕ — король», гласили лозунги, написанные на стенках светящейся краской. В каждом закоулке валялись бродяги, дрожа во сне и пытаясь укрыться от холода влажного ночного воздуха. Повсюду полно было мусора и брошенных, обгоревших скелетов машин. Витрины магазинов забиты досками.

Всё вокруг напоминало, скорее, кладбище.

«Впрочем, — пришёл к выводу Робо, — это и есть кладбище».

Где-то вдалеке у него за спиной и даже за пределами поля восприятия его сенсорной системы, в сторону того же квартала двигался огромный «Харли-Девидсон». Голова мотоциклиста была скрыта каской, а сама машина разукрашена черепами и свастиками. Водитель спокойно съехал по насыпи. Мотоцикл, ворча, остановился, а его металлическая подпорка выпустила небольшой снопик искр.

Фигура в шлеме вытащила из кармана куртки компьютерную карту и стала внимательно её рассматривать.

Водитель прекрасно знал, куда он попал. Знал он и то, куда собирается дальше.

А гораздо дальше Робо продолжал маршировать опустевшими улицами. Он остановился перед руинами старого итальянского ресторана, скромного семейного заведения, закрывшегося пару лет назад, забитого досками и размалёванного красочными граффити. Робо повернул лицо налево, потом направо и привёл в действие тёрмограф. Поблизости было какое-то тепло. Он сконцентрировался на трубе брошенного дома. В глазах Робо труба светилась ровным потоком пульсирующего тепла.

Робо обошёл ресторан сбоку, внимательно оглядывая окрестности. Поблизости был припаркован большой серебристый лимузин. «Странно», — подумал Робо. Дорогой автомобиль с мёртвом районе показался ему явно не на месте. Робо подошёл к служебному входу в ресторан и осторожно покачал доски, которыми тот был забит, следя за тем, чтобы скрип вытягиваемых гвоздей не производил слишком большого шума.

Он медленно приоткрыл двери. Прислушался. Из глубины дома доносился слабый отголосок звучащей там музыки. Осторожно ставя ноги на прогнившие доски пола и усиливая чуткость своего слуха, Робо двинулся внутрь. Музыка доносилась из того места, где некогда располагалась кухня ресторана. Робо напряг слух. На кухне что-то варилось. Запахи и звуки, проникающие оттуда, явно не имели связи с традиционной кухонной обстановкой.

Робо остановился у тяжёлых металлических дверей, отделяющих его от кухни. Он тихо постучал. Открылось маленькое прямоугольное окошко, в котором появилось удивлённое лицо. Робо быстро оглядел кухню. Там расположилось химическое предприятие. Женщины с латиноамериканскими и восточными лицами переливали наркотик из больших канистр, украшенных надписью НУКЕ, в маленькие ампулки. Другие размещали заполненные ампулы в контейнеры. Одна из женщин занималась парой детишек. Атмосфера, как её оценил Робо, радостной и свободной, почти как в те времена, когда ресторан ещё был семейным делом.

— Ох, сука! — воскликнул стражник с той стороны дверей. — Только не сегодня.

Робо ударил кулаком в двери, разбивая их. Он схватил охранника за горло и подтащил того к отверстию. Голова стражника ударилась о металлическую поверхность двери и мужчина, уронив оружие, сполз на землю. Припомнив многочисленных подростков, которых ему приходилось отскрёбывать с улиц Детройта после того, как те до одурения накачивались наркотиками, Робо одним толчком снёс двери с петель. Работницы с писком разбежались по сторонам. Полдюжины других охранников начали напропалую палить из своих Калашниковых. Женщины с криком искали, где спрятаться.

В замешательстве Робо остановился посреди этого балагана. Когда он смотрел на перепуганных женщин, в мозгу его появлялась Первая Директива: служить общественной безопасности.

Он должен защищать женщин.

Робо двинулся вперёд. Стражник, стоящий с обратной стороны, открыл огонь, посылая серию в металлический панцирь полицейского. Робо мгновенно выхватил пистолет и уничтожил охранника одним выстрелом. Пролетев по воздуху, тот с треском рухнул среди бесчисленных ампул.

Робо обернулся на звук, раздавшийся у него за спиной. Перейдя на робовидение, он взглянул на маленькое окошко, отделяющее кухонное помещение от конторки позади. За окошком парнишка с провалившимся лицом поднял небольшой переносной компьютер и проворно запихивал его в карман своей великоватой куртки.

Одетая в синтетику черноволосая женщина скривилась и поспешно захлопнула сумку. Робокоп переключился на архивную функцию, а потом наблюдал, как парень с девушкой бросились к запасному выходу. Там их встретило какое-то мрачного вида пугало. Мужчина этот напоминал хорошо одетый скелет: его выступающий подбородок украшала седоватая бородка, а макушку — сдвинутый набок цилиндр. На тело его было напялено нечто, напоминающее сшитый по мерке, хотя и малость подпорченный смокинг. «Наверно, их шеф», — решил Робо.

Он внимательно присмотрелся к одежде всей троицы. Весьма недешёвая. Даже в чём-то не без шика. Явно не на месте в этом заведении. Робо всё ещё обмозговывал сей вид, когда троица исчезла из вида, а в помещения вновь разразился ад. В кухню ворвалась ещё парочка стражей, паля из боевых карабинов. Робо слегка развернул пистолет и засадил одному пулю между глаз.

Снаружи что-то взревело.

«Двигатель автомобиля, — решил Робо. — Нет, слишком визгливо. Мотоцикл».

Когда Робо пришёл к этому выводу, то появился и сам мотоциклист с тяжёлым шлемом на голове, Робо инстинктивно дёрнулся назад, когда мотоциклист нажал спуск своего орудия. Пуля отбросила на стену второго стражника, пославшего по пути на небо струйку крови в воздух. А очередной охранник уже метил в мотоциклиста из автомата. Мотоциклист ворвался на кухню, на шаг опережая посланную ему вдогонку волну раскалённого свинца. Робо, развернувшись на пятке, мгновенным выстрелом свалил стражника с ног.

Возле ресторана мотоциклист стащил с головы тёмный шлем, открывая коротко стриженную гривку льняных волос и слегка подкрашенные помадой губы. Сотрудница полиции Энн Льюис подняла микрофон.

- Я нашла Мёрфи, — проговорила она. — А тут у нас неплохой цирк.

Тем временем Робо на кухне сеял всё большую панику. Единственный уцелевший стражник, хлюпая носом, схватил двух заплаканных женщин. С лёгким смешком прижал он их к себе, заслоняясь от выстрелов работника правопорядка.

- Теперь меня не достанешь, жестянка, — затрещал он. — Я читал в газетах. Знаю, чего ты можешь, а чего не можешь. Вот я тебя и надул, мешок с болтами. Открутил я тебе гайку. Видишь? Получилась шутка. Со смеху подохнуть.

- Нет, — мягко ответил Робо. — Не со смеху.

Стражник застыл, сбитый с толку.

Робо бесстрастно анализировал ситуацию, активизируя сетку своего робовидения. Одновременно он переключился на функцию наводки. Он наклонял голову то влево, то вправо, стараясь рассчитать траекторию выстрела, который поразил бы преступника, не угрожая при этом жизни заложниц. Но сколь не пытался он сконцентрироваться, его компьютеризированные органы чувств не принимали потенциальной стратегии действия. Куда бы ни пробовал прицелиться Робо, на пути у него всё время оказывались женщины. Охранник стал потеть и переставлял дуло своего автомата от головы одной женщины к голове другой. Робо заморгал глазами. В его сознании крутилась Третья Директива: Защищать невиновных.

Охранник захохотал.

- Вали с дороги, жестянка. Соображаешь? С дороги. Небось, крутишь сейчас свой номер с защитой невинных, а? Я знаю.

Стражник, хохоча, откинул голову назад. Робо тоже взглянул на потолок. И теперь в его робовидении вся сцена предстала в ином свете. Внезапно он увидел эту сцену сверху. Скорректированная его внутренним компьютером, в прицеле сформировалась оптимальная линия атаки.

Робо широко улыбнулся.

- Да, ты прав, — сказал он. — Ты меня победил.

Снаружи здания он заметил слабое движение.

- Льюис! — крикнул он. — На землю.

Льюис упала на землю в ту самую секунду, когда Робо выстрелил из своего мощного «Авто-9». Пуля ударилась о противоположную стену помещения, потом отрикошетила от второй и третьей — и наконец вонзилась в тело охранника.

Выпустив из рук стонущих женщин, тот рухнул, как колода. Робо подошёл к Лыоис:

— У тебя всё в порядке?

- Мёрфи, — ответила Льюис, пытаясь встать, — я тебе, как твой старый партнёр и механик, не говорила случайно, что ты, браток, полный идиот?

Робо покопался в памяти:

— С 9:15 вчерашнего дня — нет.

- Давно нужно было, — ответила Льюис с улыбкой.

- Нам следует заняться преступниками, — сообщил Робокоп, направляясь к тропинке у служебного входа. — Там, снаружи, ещё одна машина.

- Соображаю, — пробормотала Льюис, выходя из ресторана вслед за Робокопом.

В глубине поперечной улицы тёмноволосая амазонка по имени Энджи и худосочный тип, которого звали Каин, слезли на заднее сиденье лимузина. Их шофёр, Катцо, личность размером с корову, только гораздо глупее, прикусил губу.

- Где Хоб? — спросил Катцо.

- Этот парень просто неисправим, — пробормотал Каин.

Внезапно по крыше лимузина загрохотали кулаки. Каин медленно опустил окошко. Над дверцей склонилась рыдающая женщина среднего возраста.

- Впустите меня, умоляю, впустите меня!

- Это было бы для нас чересчур затруднительно, вздохнул Каин. — Тут и так уже три человека, а мы ещё четвёртого ждём.

- Правда, — добавила Энджи, сладко улыбаясь. — Ничего не поделаешь. У него клаустрофобия.

- Это правда, — сообщил Каин перепуганной женщине. — Мне очень жаль.

Каин кивнул Катцо, показывая жестом на женщину. Горилла в форме шофёра вытащила из кармана небольшой пистолет и, прицелившись, выпустила кусок свинца женщине в голову. Та замертво упала на тротуар.

Приземляясь чуть ли не в объятия удивлённого Робокопа, из заднего выхода ресторана вылетел Хоб с компьютером. Он остановился и улыбнулся. Робо застыл. У него за спиной мчалась Льюис. Мальчишка прицелился в Робо из серебристого «Автомата», и Робо сразу переключился на функцию наводки. Но прицел его тут же смазался, едва в нём появились контуры парнишки.

- Не можешь стрелять в ребёнка, а, железка? — захихикал Хоб. Робо стоял не двигаясь.

- Мёрфи! — резко крикнула Льюис, приближаясь.

Хоб нажал на спуск. Робо, всё ещё потрясённый видом улыбающегося ребёнка со смертельным оружием с руке, принял выстрел в лоб. Пуля отскочила от его шлема, оставляя явную вмятину. Робо закачался и чуть не упал на колени.

- Мёрфи! — снова крикнула Льюис. Робо потряс головой, чтобы собраться с мыслями. Записанный голос Хоба эхом отзывался в его ушах, словно заигранная грампластинка. «Не можешь стрелять в ребёнка, а? Не можешь стрелять в ребёнка, а? Не можешь стрелять, железка».

Робо зажмурил глаза, погружаясь во мрак, а Хоб побежал в сторону ожидающего его автомобиля. Он вскочил не заднее сиденье и машина рванулась с места, оглушительно взвизгнув шинами. Робо медленно выпрямился.

- Преступник, — прошептал он. — «Малолетний преступник…»

- Ничего себе, дела, — сказала Льюис, пытаясь скрыть своё беспокойство. — Я пошла за кофе. «И стоило мне отойти на пять…»

- Пятнадцать, — поправил Робо.

- Пятнадцать минут! — крикнула Льюис. — И я должна потратить всю оставшуюся ночь, пытаясь тебя найти. — Энн Льюис взглянула на борозду, процарапанную на шлеме Робо, стараясь не выдать своего беспокойства. — Потом мне, конечно, нужно было раздобыть мотоцикл. «Ангелы» не проявили особого понимания. Выглядели, как живое опровержение теории Дарвина.

Тело Робо пронзила дрожь. Он застыл, замыкаясь в себе.

- Тебе не нужно было сюда приезжать, Льюис.

- Да, я знаю. Этот участок для фараонов заказан, впрочем, как и большая часть города.

Он повернулся к ней спиной. Льюис вытянула руку и осторожно провела пальцем по вмятине на шлеме.

- Это больно, Мёрфи? — спросила она кротко.

Робо покрутил головой. Теперь он не был способен чувствовать боль. Он не был теперь способен… Льюис убрала руку.

- Господи, ведь тот, что тебя подстрелил, был просто сопляком. Ему не больше десяти-одиннадцати лет.

- Они используют… детей, — ответил он тихо.

Его охватила грусть — и не только потому, что он открыл этот факт, что был его свидетелем. По сути — это не было и грустью. Грусть стала для него чувством неизвестным. Это было… интеллектуальное разочарование. Человеческая раса вырождалась — вот почему он чувствовал это разочарование.

Льюис отвернулась.

- Что за сукины дети, — сказала она. — Мы ведь не можем стрелять в детей. Мы не можем даже отправить их за решётку; максимум — послать в исправительный дом. А на кой чёрт? Для них это булка с маслом. Через пару часов они смываются — и… — Эй, посмотри-ка, Мёрфи, — Энн наклонилась. Робо посмотрел ей через плечо. Она подняла что-то, напоминающее плитку шоколада, но коробочка была набита маленькими ампулами НУКЕ.

- Ты только на это посмотри… Упаковано, как шоколад, чтобы можно было продавать детям на стадионах за деньги, предназначенные на завтрак. Сволочи.

Робо молча развернулся и двинулся по улице, оставив недоумевающую Энн Льюис позади.

- Мёрфи! — позвала она.

Робо продолжал топать в тёмную влажную ночь.

- Мёрфи! — повторила Льюис. — Чёрт тебя дери, Мёрфи! — сказала она, помолчав, и пустилась за ним трусцой. — Только не пытайся сделать какую-нибудь глупость. Да отвечай же ты, Мёрфи!

Робо исчез в облаке тумана и пыли в ту минуту, когда подъехал ТурбоКруизер. Из окна показалась голова офицера Данте.

- Что за проблемы? — спросил он.

- На сегодня проблемы закончены, — ответила Льюис.

- А где твой напарник? — спросил Данте.

- Это уже завтрашние проблемы.

ГЛАВА 5

Первые лучи утреннего солнца, пробившись сквозь тучи над городом, осветили управление полиции Старого Детройта цветом зрелого апельсина. Здание напоминало скорее Аламо, чем полицейский участок. Его старые кирпичные стены испещрены были следами пуль. Большинство ТурбоКруизеров, стоящих на улице перед участком, покрывали сотни вмятин и царапин.

Несмотря на то, что лишь занимался рассвет, группа унылых полисменов собралась с транспарантами на пикет. Робо направил свой автомобиль к въезду в подземный гараж, легко маневрируя среди бастующих. Навстречу ему неслись крики: «штрейкбрехер!». Рядом с Робо сидела Льюис. Она молчала.

Коп из числа пикетирующих подбежал к машине со стороны Льюис. Он скривил физиономию в ироничной гримасе и кивнул на Робо:

— Его-то я понимаю. У него нет выбора. Но никогда не думал, Льюис, что и ты станешь штрейкбрехером.

Льюис ответила такой же гримасой.

- А я — то считала тебя копом, Стеф. Боюсь, что мы оба ошиблись.

Робо прибавил скорость и автомобиль с тихим урчанием спустился по помосту. Стеф со злостью погрозил им вслед кулаком.

- У профсоюзов есть чёрные списки, Льюис! — заорал он. — Мы этого свинства не забудем!

- Терпеть его не могу, — сказала Льюис.

- Его речь тоже не составит честь департаменту, — согласился Робо.

В отделе регистрации задержанных отражался весь тот хаос, в который погружён был город. Добровольцы из числа гражданского населения пытались управиться с телефонами. Камеры предварительного заключения лопались по швам от задержанных, которые, все до одного, были невинными жертвами фальшивых обвинений. Где- то позади сдуревшая женщина выла свою безумную мантру.

Льюис и Робо вошли в помещение. Мимо них входили и выходили нетвёрдым шагом раненые полицейские. Льюис сняла с себя форменную куртку.

- Дом, семейный очаг, — вздохнула она, поворачиваясь к Робо. — Мне нужно искупаться. Встретимся попозже.

- Спасибо, что одолжила машину, — кивнул головой Робо.

- А для чего же нужны партнёры? — улыбнулась она и вышла в переполненную раздевалку.

Если снаружи отделение напоминало Аламо, то и его раздевалка явно вызывала в мыслях ассоциации со знаменитой бойней. С тех пор, как началась забастовка, те несколько полицейских, которые продолжали выходить на работу, взвалили себе на плечи больше, чем могли поднять. Их противники на улицах имели численное преимущество и были лучше вооружены, поэтому копы являли собой лишь подобие маленького кусочка пластыря на гноящейся ране, в которую превратился сейчас Детройт.

Льюис медленно расстёгивала пуговицы, наблюдая измождённых полисменов обоих полов, забинтовывающих свои раны, а потом, пошатываясь, отправлявшихся в душевые. Она отстегнула ремень с оружием и повесила его на дверцу шкафчика.

Мимо неё сильно постаревший сержант Рид провёл окровавленного полисмена. В другом углу комнаты Рид заметил санитарку.

- Вызови «скорую», чёрт возьми! — заорал он. — Сами мы ему не поможем.

Однако когда он обернулся к молодому, с трудом стоящему на ногах молоденькому полицейскому, черты его лица прояснились.

- Всё будет в порядке, Месник, — он взглянул на пригожего пухленького полисмена, надевающего куртку, а потом бросил взгляд на часы: — Сегодня ночью это уже вторая смена, Даффи, — сказал он. — Больно много ты на плечи себе взвалил.

Тот пожал плечами:

— Тяжёлые времена требуют крепких ребят, сержант. Нормально.

Тихо насвистывая, Даффи зарядил пистолет, сунул его в кобуру и вышел из комнаты. Льюис проводила его подозрительным взглядом, а потом обернулась к Риду:

— Впервые вижу, чтобы Лажжи так вкалывал, сержант.

Рид кивнул.

- Робо вернулся с тобой, Льюис? — спросил он.

- Да. Пошёл в архив. Сравнивает свои записи с картотекой.

- Господи, — пробормотал Рид. — Следи за ним, хорошо? Мне бы меньше всего хотелось, чтобы он превратился в облако пара, воюя с двадцаткой бандюг зараз.

- Ясно, — пообещала Льюис.

Внизу, в компьютерной лаборатории, Робо шагал вдоль ряда терминалов и мониторов. При виде его техники замолкали. Они всё ещё не могли привыкнуть к этому гигантскому металлическому копу, бродящему по отделению.

Робо подошёл к большому компьютеру, вытянул вперёд правую руку и вытащил из неё тонкий металлический щуп, служащий для подключения к компьютеру — весьма пугающего вида приставку, чем-то напоминающую кинжал. Робо воткнул его в гнездо терминала. Когда он начал передавать записанные в его памяти сцены, монитор оживился.

Появились лица Каина и Энджи. Робо сосредоточил своё внимание на этих лицах и остановил сцену. Потом на правом мониторе вызвал целую серию снимков из полицейского архива. Он просматривал тысячи их в убыстрённом темпе, сравнивая глаза, рты, носы и формы черепа.

ПОДОБНЫХ НЕ ОБНАРУЖЕНО — сообщил компьютер.

Удивлённый Робо перенёс на экран взбешённое ангельское личико Хоба, целящегося из пистолета ему в

голову. Затем ещё раз запустил серию полицейских снимков. Сперва появились глаза,' потом рот, и наконец — нос и всё лицо.

ХОБ МИЛЛС: ВОЗРАСТ 12 ЛЕТ, ПОСЛЕДНИЙ РАЗ БЫЛ ЗАМЕЧЕН В ХЕМТРЕМК ГРАУНД ЗИРО ВИДЕО АРКЕЙД.

Техник в очках с толстыми стёклами остановился рядом с Робокопом. Он смотрел на экран, когда Робо снова повернул вытянутую руку, желая вызвать из памяти компьютера материалы о Хобе.

ДОСТУП ЗАПРЕЩЁН — сообщил компьютер.

- Бьюсь о заклад, что адвокат этого маленького засранца организовал засекречивание его дела, — сказал техник. — Видать, этот дерьмюк занимается устранением неудобных людей.

Робо молча вытащил щуп из компьютера, спрятал его в ладони и вышел из лаборатории, так и не произнеся ни слова.

- Помнишь времена, когда дети были просто всего лишь детьми? — крикнул техник вслед удаляющемуся Робо.

Робо снова двинулся к центральному залу отделения. Проходя мимо переполненных юными преступниками и наркоманами камер, он заметил, что их там было с дюжину, хотя камера предназначена была лишь для шести арестантов.

- Эй, вон идёт Роболом! — заверещал один.

- Пожри дерьма, железка! — крикнул другой.

- Эй, Робозад! — добавил третий. — Ты давно не трахал водосточных труб?

Робо резко повернулся и зло посмотрел на сопляков. Те сразу же затихли, поражённые взглядом его холодных голубых глаз. Они явно перепугались. В мгновение ока Робо понял, что перед ним обычные молокососы.

Ом прошёл вдоль раздевалки. Остановившись на секунду у дверей, Робо заглянул внутрь. Под душем стояла Энн Льюис. Робо молча смотрел на её нагое тело. Льюис испуганно обернулась и поймала его взгляд. Мгновение он стоял неподвижно в дверях, а потом повернулся и зашагал дальше. Льюис обеспокоенно вышла из-под душа и быстро переоделась в чистую форму.

Она выскочила из раздевалки и подбежала к небольшой комнатке, наполненной компьютерной аппаратурой, которую Робо называл «домом». На большом кресле, подключённом к мониторам, массивной фигуры киборга не было.

Льюис нервно осмотрелась. Главный техник Робокопа, Так Акика, верещал что-то в телефон. Его напарница, Линда Гарсиа, нетерпеливо стучала на компьютере.

- Что за дерьмо, — прошипела она.

- Не парализуй нашей работы! — рявкнул в трубку Так. — Мы часами возимся над этой программой! Это пережиток! Ты нанял нас, чтобы обслуживать и анализировать Робо. Нет, я не перестану… Я и так сдерживался последние двадцать пять… Алло, алло!…

Он бросил трубку.

- Вот курва! — повернулся он к Гарсиа. — Придётся нам как-то справляться со старой программой.

- Сличение новых данных продлится целые недели, — угрюмо ответила Гарсиа.

- Какие-нибудь проблемы? — спросила Льюис.

- А, обычные перебранки с «Оу-Си-Пи», — Так вздохнул, поворачиваясь к своим приборам. — Они относятся к Робо так, словно это уже история. Не хотят дать ни гроша на модернизацию его программы.

Льюис взглянула на пустое кресло:

— Как у него дела? Последнее время он выглядит довольно странно.

- Если бы у меня была соответствующая программа, я мог бы написать отчёт о его ВДГ.

- БДГ?

- Быстрые движения глаз. Это случается в определённой фазе снов, — ответил Так.

- Не улавливаю.

- Нашему парнишке снятся сны, — ответил Так. — Хочешь посмотреть?

Он нажал одну из кнопок на клавиатуре компьютера, установленного возле монитора. Экран засветился. На нём появлялись и гасли друг за другом миллионы картинок, складывающихся в какой-то причудливый коллаж.

Высоко в воздух взлетел футбольный мяч. Его поймала пара рук. Затем на картинке появилось заднее сиденье автомобиля и руки, ласкающие девушку. Потом возникла визжащая и размахивающая палкой монахиня. Снег покрывал деревья. Через лазурное небо прокатился гром. Убийца, Кларенс Бодикер, поднял оружие и выпустил прямо в экран кусок раскалённого свинца.

- Что это? — спросила Льюис, сдерживая дрожь.

- Жизнь Мёрфи, — объяснил Так. — Он проделал невероятную работу, реконструируя свою человеческую память. Мы видим здесь все фрагменты, наблюдаемые с его точки зрения.

- Потрясающе, — сказала Льюис.

Так кивком выразил согласие с её словами и нажал другую клавишу.

- Последнее время его, однако, занимали три главные темы.

На экране молодая женщина, выйдя из-под душа, вытиралась полотенцем. Она была обнажена и, казалось, отгоняет камеру, строя туда разные забавные гримасы.

- Его жена, Эллен, — сказал Так.

На экране появились руки, подбрасывающие вверх младенца.

- Его сын, Джимми, — добавил Так.

Полисмен в шлеме замахнулся на преступника и свалил его на землю.

Полисмен снял шлем. На экране появилось улыбающееся лицо Энн Льюис.

Фигура Льюис уступила место извивающейся на кровати Эллен, которая занималась любовью с невидимым Мёрфи.

- Его жена, ребёнок и ты, — прошептал Так. Льюис почувствовала, что краснеет.

- Выключи это, хорошо?

Так выключил. У Льюис задрожали губы.

- Боже, он по-настоящему страдает.

- Маловероятно, — ответил Так. — Они были весьма требовательны, производя операции по реконструкции отдельных участков его мозга. Эмоциональный спектр практически отсутствует.

- Тогда зачем же он вообще раскапывает свои воспоминания? — спросила Льюис.

- Не знаю, — ответил Так. — Может, ему попросту любопытно.

Льюис бросила на учёного взгляд исподлобья.

- В нём гораздо больше человека, чем тебе кажется, — решительно смазала она.

Она повернулась и вышла из комнаты, оставляя позади сбитых с толку Така и Гарсиа.

- Что с ней происходит? — спросил Так.

- Она — полицейский, — ответила Гарсиа. — Чего же ещё ты хотел знать?

ГЛАВА 6

Робокоп вёл свой ТурбоКруизер по красивому предместью Детройта. Посмотрел на старательно подстриженную живую изгородь и цветочные клумбы. Как же далеко казалось всё это от кошмаров Старого Детройта!…

Он внимательно оглядел улицу. Мальчонка лет двенадцати выскочил из дома и подбежал к почтовому ящику. На ящике виднелась надпись: «Мёрфи».

Робокоп притормозил.

Мальчик поднял взгляд.

Что-то больно укололо Робо внутри. Мальчонка блестящими глазами смотрел на автомобиль.

Робо захотелось спрятаться от взгляда ребёнка. Он нажал газ и быстро поехал дальше. Мальчишка, которого звали Джимми, повернулся и побежал к дому, спотыкаясь по дороге о велосипед.

- Мама! — крикнул он. — Мама! Дай фотоаппарат!

Из аккуратно выкрашенного дома высунулась обеспокоенная Эллен.

- Что случилось?

При виде обеспокоенного лица матери Джимми вздохнул и бросил, пробегая мимо:

— Ерунда, я сам его возьму.

- Что случилось, Джимми? — спросила мать. Джимми выбежал из дома, привинчивая к камере объектив.

- Робокоп! — крикнул он, подбегая к велосипеду. — Он был тут. Прямо возле дома.

Джимми влез на велосипед и помчался по улице, яростно нажимая на педали и пытаясь догнать ТурбоКруизер. Эллен смотрела ему вслед.

Лицо её побледнело, тело ослабло и Эллен опёрлась на дверную раму. Но не такая опора нужна была ей.

А за много миль отсюда одинокий полицейский ТурбоКруизер мчался навстречу вырисовывающимся вдали очертаниям Детройта. Его водитель, сжав на баранке металлические ладони, старался уехать из этого предместья как можно дальше. Он до предела выжал газ.

Но никогда не уедет он достаточно далеко.

Никогда.

ГЛАВА 7

В «Оу-Си-Пи» что-то заваривалось. Сплетни о деятельности научно-исследовательского отдела охватили кабинеты, как пожар. Пока ещё никто не мог сказать, произойдёт ли в научно-исследовательском отделе что-то замечательное либо нечто ужасное. Тем не менее все пребывали в состоянии крайнего возбуждения. Вслед за слухами неизменно возникал Старик — а его уже давно не видали в состоянии такой ярости. На это стоило посмотреть.

Но на доктора Джульетт Факсс не производили впечатления ни сплетни, ни перспектива встречи с тем, кто желает нажить себе изжогу. У неё была своя программа действий. Она высокомерно вышагивала по коридору, а её длинные чёрные волосы волнами ниспадали по плечам. Обладая алебастровой белизны кожей и тёмными глазами, Факсс отличалась тем типом красоты, за которую мужчины идут на смерть. А Согласно некоторым сплетням, гуляющим по «Оу-Си-Пи», такие вещи случались на самом деле.

Факсс не обращала на это внимания. Женщины всегда завидуют красоте других, а мужчины всегда пытаются извратить то, чем они не смогли обладать.

Факсс шагала по одному из огромных коридоров «Оу — Си-Пи». Стоящие там витрины представляли продукцию фирмы. Её нагнала пожилая ассистентка, Дженни.

- Добрый день, Дженни, — сказала Факсс. — Что у нас нынче утром?

Дженни заглянула в записную книжку:

— Не приедет генерал Гонзага: у них там государственный переворот. Но есть один джентльмен из частного сектора, интересующийся оборонной робототехникой.

Факсс пожала плечами и вошла в большой, безупречной чистоты выставочный зал, где были представлены все модели настоящих и будущих триумфов «Оу-Си — Пи». Высокий угловатый мужчина в надетом набекрень цилиндре и черноволосая женщина, разодетая словно эстрадная звезда, рассматривали стенды. Факсс нахмурила брови. Отлично: только этого ей нынче и не хватало. Пары клоунов.

Дженни подала Факсс компьютерную сводку:

— Вот подтверждение его платёжеспособности.

Факсс усмехнулась при виде банковского свидетельства. Парень по имени Каин мог позволить себе швырять деньгами.

- С финансовой точки зрения он вполне приемлем, — признала она. — Так что я возьмусь за это дело.

- Да, доктор Факсс, — ответила Дженни, замедляя шаг.

Факсс приклеила к лицу дежурную улыбку торгового агента и бодрым шагом вступила в зал.

Каин и Энджи миновали витрину, представляющую модель робота ЭД-209 в натуральную величину и остановились возле подобного же монумента Робокопа. Энджи толкнула Каина локтем. Тощий мужчина обернулся и поприветствовал Факсс широкой дружелюбной улыбкой.

- Добрый день, мистер Каин, — сказала Факсс.

Каин слегка поклонился:

— Доктор, вы выглядите сегодня чудесно.

Энджи не разделяла восхищения Каина:

— Симпатичная блузочка.

Факсс понимала, в чём дело.

- Извините, мы имеем удовольствие быть знакомы?

Энджи вытащила из чёрной кожаной сумочки миниатюрную электронную записную книжечку.

- Джульетт Факсс, доктор медицины и психологии, выпускница Гарвардского университета, три года частной практики, в настоящее время директор отдела продажи в отделе Средств Безопасности «Оу-Си-Пи».

Факсс вопросительно склонила голову на бок:

— Чем могу быть вам полезна?

Энджи кивком показала на статую Робокопа:

— Мы хотим взять одного из этих.

Факсс тихо рассмеялась:

— Боюсь, что мы ничем не сможем вам помочь.

- Эй, — наморщила лоб Энджи, — мы в состоянии заплатить.

- Я в этом не сомневаюсь, — согласилась Факсс, — но даже если бы мы и могли предложить вам нечто подобное, то это не было бы предназначено для частных покупателей.

Энджи послала в сторону Факсс ядовитый взгляд, после чего наклонилась к Каину:

— Мне кажется, что тебе следовало бы иметь собственное государство, чтобы получить Робокопа.

Каин не давал сбить себя с панталыку.

- Пусть этим займётся тот, у кого есть соответствующие возможности.

Энджи сделала запись в своём филофаксе, а Каин посмотрел на Факсс и ухмыльнулся:

— Мне нужно владеть собственной страной, чтобы вести войну, дорогой доктор.

- «Оу-Си-Пи» предан делу поддержания мира, а не войны, — подчеркнула Факсс.

Каин издал ядовитый смешок.

- Вы хотите сказать, удержанию статус кво — то есть, держанию людей за морду. Вы ведь некогда были психологом. Исцелителем.

Он повернулся к Энджи:

— Видишь, Энджи? Так, как я и говорил. Деньги сделают всё.

Факсс бешено посмотрела на Каина. Их взгляды встретились. Она с трудом сдерживала ярость. Повернувшись к Каину спиной, она показала образчики кибернетического оружия размером поменьше.

- Частному сектору мы предлагаем прекрасное поколение роботизированных систем безопасности.

Каин не двинулся от модели Робокопа.

- Почему вы создали только одного Робокопа? — спросил он.

- Мне не совсем ясно, почему вы… — начала Факсс.

- Я имею в виду то, — сказал Каин, показывая на модель, — что главное, в чём вы для этого нуждаетесь, — это мозг. А в мире полно мозгов.

Факсс пыталась скрыть своё беспокойство:

— Что? О чём вы говорите?

- Мозги, — сказал Каин, показывая пальцем на свою голову. — Единственный способ производства разумных роботов. Поэтому вы подождали, пока коп… мммм… — он щёлкнул пальцами. Энджи снова заглянула в свой блокнотик.

- Мёрфи, — сказала она. — Алекс Дж., застреленный во время исполнения служебных обязанностей.

По лицу Каина пробежала хитрая усмешка:

— Вы использовали его мозг. Вы просто воткнули его в эту шикарную коробку.

Факсс была полностью ошеломлена. Кибернетическая техника, используемая вовремя производства Робокопа, принадлежала к числу секретной информации. Энджи, казалось, угадала её мысли.

- У нас всё это есть в наших компьютерах, — сказала она, пожимая плечами. — Никакой тайны тут нет.

- Вы хотите сказать, что проникли в наши архивы памяти? — задохнулась Факсс.

Каин жестом оскорблённой невинности поднял и опустил свои костлявые плечи:

— Ну, это не я сделал. Есть люди, которые делают это за меня.

Каин склонился к модели Робокопа, изучая табличку с кратким описанием оригинала.

- Энджи? — спросил он. — Что тут написано?

Каин отодвинулся, чтобы Энджи смогла тихо прочитать ему на ухо напечатанные там слова. Он кивнул головой, потом обратился к Факсс:

— Вот видите? У меня даже есть люди, которые за меня читают.

- Мне кажется, что у вас есть люди, которые делают за вас почти всё, что угодно — холодно ответила Факсс.

- Никаких «почти», — с улыбкой сказал Каин. — Энджи сравнила информацию на табличке с тем, что содержится у нёс в документах. Тут нет ничего, о чём бы мы прежде не знали.

- Не считая одной мелочи, — добавил Каин.

Энджи кивком головы показала на Факсс:

— Ты должен её об этом спросить.

- Сколько ЭТО будет жить? — обратился Каин к Факсс.

- Интересный вопрос, — призналась Факсс. — Все его элементы, конечно, можно заменять.

- А следовательно, — продолжил Каин, — если никто не уничтожит его мозга, он может жить вечно.

Факсс на минуту задумалась.

- Мы считаем, что эта конструкция может функционировать ещё очень, очень долго.

Беседа внезапно прервалась, ибо в кармане у Факсс раздался настойчивый писк. Факсс вытащила карманный радиопередатчик. Лицо её застыло.

- Слушаюсь, сэр, — произнесла она. — Немедленно.

Она обернулась и вышла, бросив Каину через плечо:

— Прошу извинить меня, мистер Каин, мне нужно идти. Сейчас меня заменит моя ассистентка Дженни — она сообщит вам информацию, которой, возможно, нет у вашей юной спутницы.

Каин посмотрел ей вслед, продолжая лыбиться, как маньяк. Эта дамочка явно любит свои игрушки. Но и Каин тоже любит игрушки. И он подумал, что у них много общего.

ГЛАВА 8

Старик яростно шествовал по одному из блестящих коридоров глазной квартиры «Оу-Си-Пи». Джонсон с помрачневшей физиономией и вспотевший служака по фамилии Шенк пытались не отставать от него. Из лифта вышла доктор Факсс и молча присоединилась к этой небольшой процессии. Дела обстояли неважно. Шенк, чья левая рука висела на перевязи, хаотически жестикулировал правой.

- Сэр, — произнёс он жалобно, — я ещё раз подчёркиваю, что многое нужно в этом проекте сделать, прежде чем мы будем готовы.

- Пять месяцев, мистер Шенк, — отрезал Старик низким сильным голосом, — и девяносто миллионов долларов. Я бы хотел посмотреть, чем вы можете похвалиться.

Шенк кивнул головой, как марионетка на скверных ниточках.

- Мы знаем, в чём заключается проблема. Дело не в технологии, а в кандидатах.

- О чём, чёрт побери, вы говорите? — рявкнул Старик, не стараясь скрывать дрожащих губ.

- Я считаю, что мог бы вам показать это, сэр, если бы вы захотели…

Шенк открыл двери, ведущие в кибернетический лабиринт. Старик вошёл внутрь, за ним Джонсон и Факсс подошли к видеомагнитофону. Шенк вставил кассету с записью.

- Это что такое, чёрт возьми? — гневно вопросил Старик. — Кассета? Девяносто миллионов долларов за кассету?

- Сейчас всё станет ясно, сэр, — ответил Шенк. Старик, Факсс и Джонсон смотрели на экран, где появился Шенк, гордым жестом указывающий на мощные металлические двери. Когда они раскрылись, в комнату вошёл блестящий тёмный киборг. Техник старался следовать за каждым его движением, всё ещё трудясь с небольшим сварочным аппаратом над грудью робота. Другой техник пытался поправить мёртвый, напоминающий лицо, облик киборга. Серия электрических импульсов наконец оживила лицо и его черты приобрели выразительность и даже индивидуальность.

- Самая прогрессивная способность ас уничтожению, управляемая уникальной комбинацией органических и цифровых систем, — сообщил Шенк. — С любой точки зрения прогресс по сравнению с оригиналом.

Всё более набирающее выразительности лицо киборга издало тихий стон и искривилось в маску боли и потрясения.

- Дамы и господа, — театральным тоном произнёс Шенк, — с величайшим удовольствием представляю вам Робокопа II

Киборг задрожал, оттолкнул от себя техника, вырвал у него из рук сварочный аппарат и направил его голубоватое пламя себе в лицо. Из черепа у него посыпались искры. Когда голова киборга взорвалась, разбрасывая по сторонам куски плоти и микросхем, оба техника отскочили в стороны.

Старик сидел с каменным лицом. Шенк подмотал ленту. Следующая сцена. Перед запечатлённым на плёнку Шенком стоял следующий киборг — будущее городского правопорядка.

- Дамы и господа, вот Робокоп II.

На сей раз полностью завершённый киборг пустым взглядом осмотрел зал. Его глаза задержались на блестящем кусочке металла. Киборг склонился, посмотрел на своё отражение, с ужасом вздрогнул, отчаянно застонал и, подняв металлические руки, сорвал себе голову с плеч долой.

Шенк снова подмотал ленту. Глаза Старика превратились в узкие щёлки. Он кипел от бешенства.

На экране материализовался третий киборг. На сей раз Шенк дошёл до середины своей речи, когда киборг оглядел своё массивное тело.

— … с гордостью могу представить… — говорил с экрана Шенк.

Киборг, потрясённый своей металлической фигурой, с рычанием выхватил пистолет.

- Эй! — завизжал на экране Шенк. — Погоди, Старик!

Киборг выстрелил ему в плечо, и Шенк с кибернетиком, завертевшись волчками, упали на компьютер. Остальные присутствующие в зале рухнули на пол, когда киборг начал палить во все стороны. Наконец, видимо довольный переполохом, который он произвёл, робот поднёс оружие к виску и проделал в своём черепе дырку.

Шенк выключил магнитофон. Все сидели молча, а по лицу Факсс блуждала слабая улыбка. Шенк истекал потом — работникам мелиорации пришлось бы с ним здорово потрудиться. Старик свирепо смотрел на него.

- Итак, я слушаю, мистер Шенк.

- Мы пробовали всё, — выдавил из себя Шенк. — Но кажется, что дело тут… в общем, существует какой- то эмоциональный фактор, с которым мы не можем справиться.

Старик не верил собственным ушам.

- Роботы с эмоциональными проблемами?

- Не роботы, сэр, — поправил Шенк, — киборги. Кибернетические организмы. Мы используем живую ткань и, откровенно говоря, в этом-то и заключаются все наши проблемы. Дело не в технике. Мы пытались установить, в чём затруднение — использовались только те части мозга, которые контролируют моторные функции — однако каждый раз… мм… ну, вы сами видели.

- Все кандидаты были безупречны, — сказал Старик. — Уважаемые работники полиции. Я лично читал их дела. Не понимаю, каким чудом…

- Вы позволите мне кое-что предположить, сэр? — вмешалась Факсс.

- Разумеется, доктор… эээ…

- Работники полиции могут быть для наших целей не лучшими кандидатами, — сказала Факсс.

Старик явно не понимал. Факсс в позе искусительницы склонилась в сторону деспота, позволяя, чтобы он втянул носом запах её духов.

- Работники полиции — они, в общем и целом… очень macho[1], - продолжила она. — Они гордятся своей силой. Они активны сексуально. Нетрудно понять, что, когда они обнаруживают, что теперь они всего этого лишены, у них появляется самоубийственное настроение.

Джонсон сморщил лоб:

— Но мы ведь убираем из них всё это. Мы не используем тех частей мозга, которые определяют их как личность.

Факсс пожала плечами:

— То либо другое, однако, продолжает оставаться. Посмотрите, господа, на Мёрфи. Он смог обрести не только свою человеческую память, но также и однозначное ощущение собственной личности.

- Тогда почему же Робокоп не совершил самоубийства? — спросил Джонсон.

- Ах, — сказала Факсс, улыбаясь и скрещивая свои смуглые ноги. — Он сделает это. Всё на это указывает. Вы только посмотрите на то, какие бессмысленно рискованные действия он предпринимает. Ведь этого нет у него в программе.

Джонсона явно не обнадёживало направление, которое принимал разговор.

- Со всем присущим мне уважением, доктор Факсс, должен заметить, что ваши знания касаются маркетинга. А то, что мы тут видим, явно не относится к продукту, готовому для продажи. Мне кажется, что мы должны обратиться к мнению экспертов.

Факсс пожала плечами: — Быть может, вы и правы. Не собираюсь утверждать, что являюсь экспертом в области робототехники. Я полагаю только, что, как объяснил мистер Шенк, наша проблема заключается не в технике, но касается человеческого фактора.

Старик улыбнулся ей:

— Каковы бы ни были ваши мысли, я выслушаю их с величайшим интересом. Джонсон закатил глаза, а Факсс продолжала:

— Если бы можно было найти другой объект — тот, для кого подобная перспектива может быть даже желательной…

- Но каким образом мы могли бы найти таких людей? — спросил Старик.

- Тут потребуются отборочные тесты, — пояснила Факсс, — но людей, о которых я упоминала, достаточно. По сути, я даже познакомилась с некоторыми из них.

- Я не знаю никого, кто хотел бы стать роботом, — буркнул Джонсон.

- Киборгом, — поправил Шенк.

- Заткнитесь, мистер Шенк, — сказал Старик.

- О'кей, — ответил Шенк.

Факсс показала рукой на множество технических приспособлений, собранных в комнате.

- Наверно, жаль портить зазря эффекты этой серьёзной и дорогой работы, правда? И наверняка стоимость тестов будет значительной. Меня не покидает мысль о том, что с точки зрения «Оу-Си-Пи» это было бы весьма плодотворно.

Старик кивнул головой и встал.

- Разумеется, плодотворно. Поэтому начинайте немедленно.

Он пружинящим шагом двинулся к двери. Повернулся и кивнул головой доктору Факсс:

— Обо всём прошу докладывать мне лично.

Факсс улыбнулась и ответила с кивком:

— Спасибо, сэр.

Джонсон молча вышел за Стариком из комнаты. Со Стариком случилось нечто, не вызывающее у Джонсона великой радости. Впервые в жизни Джонсон испугался. Он знал, к чему могут привести проводимые без надлежащего внимания эксперименты с робототехникой. Результат всегда был одинаков: проливалась кровь. Может, именно её запах почувствовал он теперь в ноздрях?

ЧАСТЬ II

Нужно прощать врагов, но лишь после того, как они повешены.

Генрих Гейне

ГЛАВА 9

Энн Льюис сидела в бедном, неопрятном кафе, попивая кофе. Над её головой сквозь тучи понемногу пробивались звёзды. Повернувшись лицом к окну, Льюис наблюдала Граунд Зиро Видео Аркейд на противоположной стороне улицы. Она улыбнулась, когда маленькая фигурка Хоба гордо вступила в озарённое светом заведение. Льюис поднесла к губам микрофон.

- У тебя была верная информация. Юный щенок как раз сейчас вошёл внутрь.

Она спрятала микрофон в карман, продолжая наблюдать за входом. Вдруг от удивления открыла рот. Через входные двери туда беззаботно вошёл работник детройтской полиции Эмброуз Даффи, облачённый в полное обмундирование. Льюис вновь вытащила микрофон.

- У нас проблемы, Мёрфи. Там Даффи. Он только что вошёл. Да, Даффи. Полицейский Даффи. Не знаю, какого чёрта он там делает.

Она спрятала микрофон, бросила на стол банкнот и медленно двинулась ко входу в галерею.

Внутри было так же, как и каждый день вечером. Длинное строение кишело малолетками, стремящимися избавиться от денег. Многочисленные ряды видео освещали интерьер фантастической феерией красок. Детки разного возраста набивали себя жратвой или, словно стадо изголодавшихся акул, атаковали автоматы.

Сквозь эту электрическую оргию шагал полицейский

Даффи. К нему подрулила танцующей походкой девчонка лет шестнадцати в облегающей майке с надписью «НУКЕ-атируй меня».

- Может, в один прекрасный день вы предоставите мне шанс, мистер начальник? — сказала она со смехом. У неё были мёртвые, одуревшие от наркотиков глаза.

Даффи ответил улыбкой и двинулся дальше. Он заметил маленького Хоба, который, в окружении полных восхищения ровесников, вцепился в видеоигру. Даффи положил руку на плечо мальчишки.

- Пора немного пройтись, говнюк, — произнёс он. Хоб не протестовал, когда Даффи, схватив его за шиворот, отволок в угол галереи. Остальные дети с удивлением следили за ними округлившимися глазами.

Хоб начал верещать:

— Я чистый, мужик, я чистый!

Один из приятелей Хоба, напоминающий тень мальчонка по имени Мунсон, незаметно покинул играющих и молча вышел из здания, устремившись за Хобом и Даффи. Даффи оттащил Хоба в боковую аллейку и швырнул его на землю. Мунсон из укрытия наблюдал за этой сценой.

Хоб удостоверился, что никого поблизости нет, и только тогда встал, отряхивая пыль со своих дорогих брюк.

- Ладно, Даффи. Господи, оставим в покое этот реализм, правда? Ты мне шмотки испачкал — да и вообще.

- Ну уж, — ответил Даффи, расслабляясь. — Поучи меня.

Хоб подмигнул Мунсону:

— Ну-ну-ну, посмотрим, кто у нас проголодался.

Даффи проигнорировал Мунсона.

- Ну, давай. Мне нужно возвращаться в отделение.

Мунсон с Хобом обменялись взглядами. Второй кивнул головой. Мунсон вытащил позолоченный дозатор НУКЕ. Глаза у Даффи загорелись.

- В отделение… — усмехнулся Хоб, желая потянуть время. — Ну, и как там обстоят дела? Случилось чего такого, о чём мне стоило бы знать?

- Множество, — кивнул головой Даффи, а из его рта чуть не потекла слюна. — Снимают патрули из района от Хемтремк до Хайленд парка, Они просто оставляют эти сектора. Хотите туда войти? Там будет чисто.

Полицейский, как загипнотизированный, пялился на дозатор.

- Ну, давай.

Хоб улыбнулся:

— Чёрт возьми, мы ведь друзья, верно?

- Верно, — согласился Даффи и его лицо задёргалось. Мунсон протянул ему дозатор. Неуклюже манипулируя толстыми пальцами, Даффи открыл дозатор, вынул ампулу и поднёс её к шее.

Внезапно он обнаружил, что его ослепляет мощный луч света, вырывающегося из фар ТурбоКруизера, стоящего в глубине аллейки. Даффи не видел водителя, но он услышал стук открывающейся дверцы и мощный удар металлической ступни по асфальту.

- Вот сука! — выкрикнул Даффи.

Мальчишки застыли, когда между ними и пучком света появилась огромная фигура Робокопа, который громоподобным голосом провозгласил:

— Никому не двигаться. Вы арестованы!

Пойманная безжалостным светом фар троица рассеялась. Хоб и Мунсон рванули в галерею видеоигр, а полицейский Даффи развернулся и бросился по аллее в противоположном направлении. Робокоп посмотрел на галерею, прекрасно зная, что внутри находится его напарница, готовая поймать пару удирающих мальчишек.

Поэтому он двинулся по аллее за Даффи, который, со свистом вдыхая воздух, остановился у стены. Нервно осмотревшись, Даффи заметил металлическую лестницу и начал поспешно карабкаться по ней. Его толстые руки калечились о неровные кирпичи стены. Низу доносился стук шагов киборга.

Хотя он был и крупным мужчиной, Даффи карабкался по лестнице с проворством укушенной в зад обезьяны. Вскоре в поле зрения его появилась крыша и Даффи облегчённо вздохнул. Он протянул руки, чтобы ухватиться за край, и тут почувствовал, что лестница задрожала. Даффи испуганно посмотрел вниз. А там Робокоп, протянув руку и ухватившись за основание лестницы, резко дёрнул, вырывая вмурованные в стену крепления. Даже не пытаясь помочь себе другой рукой, Робо ещё раз рванул лестницу вниз и все удерживающие её крепления выскочили. Даффи почувствовал, как лестница выскользает из его рук. Он оторвался от проржавевших ступеней, и его массивное тело, пролетев по воздуху, приземлилось в кучу мусора, насыпанного под стенкой. Робо отбросил лестницу.

- Дай мне шанс, — простонал Даффи, напрасно пытаясь отыскать потерянную ампулу. — Старик, я ничего не могу с собой поделать. Я превратился в наркомана. В наркомана.

Его рывком подняли на ноги.

Он смотрел в закрытое забралом лицо Робокопа, пытаясь разобрать, что говорит выражение этого лица. Даффи сглотнул слюну. Вид Робо не сулил ему ничего доброго.

Тем временем в галерее испуганные Мунсон и Хоб продирались через толпу к выходу. Со всех сторон мерцали фантастические отблески света, а металлическая музыка, несущаяся из огромных колонок, оглушала. Хоб остановился первым, Мунсон с разбегу налетел ему на спину.

- Эй! — закричал Мунсон. — Какого чёрта…

Перекрывая дорогу, Льюис, согнувшись, направляла на них свой пистолет.

Хоб и Мунсон украдкой обменялись взглядами. Хоб зловеще опустил руку к бедру. Льюис оглядела толпу.

- Прочь с дороги! — рявкнула она детям. Но музыка полностью заглушила её крик.

Перед носом у Льюис появилась девчонка в майке с надписью «НУКЕ-атируй меня».

- Чёрт бы тебя подрал! — заорала Льюис. — Я ведь сказала: вон отсюда!

Девчонка стояла на месте, уставившись на Льюис своими остекленевшими глазами.

- О, Господи, — прошептала она. — Легавая.

Льюис рванулась вперёд, отталкивая девчонку в сторону. Затем осмотрелась. Хоб с Мунсоном исчезли. Собравшаяся в галерее толпа закружилась, подхватывая Льюис. Она спрятала пистолет в кобуру, затянутая в водоворот подростков.

Впереди от неё Хоб спрятался за монитором.

Льюис пробивалась сквозь толпу, пытаясь распознать Хоба и Мунсона в море отупевших лиц. Внезапно она заметила, что глаза паренька, стоящего прямо перед ней, расширились. Взгляд его был устремлён в какую-то точку, находящуюся у неё за спиной. Она развернулась и увидала, как из-за автомата выскочил Мунсон, замахиваясь на неё ножом. У Льюис не было времени доставать оружие. Она схватила парня за руку и с силой крутанула. Нож упал на пол.

Льюис со злостью толкнула Мунсона и одному из автоматов. Выкрикивая ругательства, тот врезался лицом в монитор.

В этот момент она услыхала за спиной подозрительный звук — и прежде, чем успела обернуться, Хоб вскарабкался на игровой автомат и прыгнул вниз, приземляясь прямо на спину Льюис, с ловкостью профессионала обхватывая её тело ногами. Он вытащил из кармана удавку и, забросив тонкий, как проволока, шнурок на шею Льюис, начал затягивать его.

Когда Льюис свободной рукой попыталась перехватить шнурок, Мунсон, которого она всё ещё продолжала удерживать, начал вырываться, Льюис яростно толкнула его вперёд с такой силой, что лицо Мунсона раскололо экран. Парень застонал.

Льюис поднесла обе руки к удавке. Ничего не вышло: шнурок был слишком тонок. Он уже успел погрузиться глубоко в шею девушки. Льюис с удвоенной энергией бросилась назад, поперёк помещения. Хоб, прицепившись к её шее, словно обезьяна, хохотал и затягивал удавку.

Льюис с размаху навалилась на игровой автомат с противоположной стороны зала, и Хоб принял этот удар на себя. Юный бандит был полностью ошеломлён. Он дёрнулся вбок и ударился головой о край стола. Из его горла вырвался отчаянный крик. Он ослабил хватку и инстинктивно потянулся руками к голове. Потом упал навзничь, перевернулся и остался лежать у ног Льюис, потеряв сознание. Льюис боролась с удушьем. Она опустилась на колени и пыталась схватить ртом воздух.

Тут она услышала писк.

Льюис подняла голову и, словно сквозь дымку, заметила Мунсона, который поднимал окровавленное лицо от экрана монитора.

Ребёнок-призрак разразился смехом раненого животного и, вытягивая вперёд свой нож, стал приближаться к Льюис. Она потрясла головой, чтобы прочистить мозги. Руки её дрожали слишком сильно, чтобы пытаться достать оружие.

Мунсон заскулил себе в нос, перебрасывая оружие из руки в руку. По его лицу пробежала злобная гримаса.

И в этот момент он обнаружил, что его ноги болтаются в воздухе.

- В чём дело?! — взвизгнул он, когда огромная ладонь, сжавшись у него на шее, легко, словно былинку, подняла его в воздух.

- Пусти меня, пусти меня, — запищал Мунсон.

- Как хочешь, — отвечал Робокоп.

Он подбросил парня вверх. Мунсон пролетел поперёк галереи и обрушился на жужжащую и сверкающую стену огней. Его тело заскользило по лампочкам и проводам, извлекая оттуда сноп искр. Удары тока пронзили мальчишку, и он без сознания свалился на землю.

Свет в зале замерцал, и через несколько секунд всё помещение погрузилось в темноту и тишину.

Девчонка в майке с надписью «НУКЕ-атируй меня» огляделась вокруг.

- Ого, — молвила она, — ничего себе бардак.

Робо склонился над напарницей:

— Всё в порядке?

Льюис кивнула и, опираясь на него, поднялась. Левой рукой она массировала шею.

- Да, — прошептала она, — наверно, я уже никогда не смогу выступать в опере.

Робо кивнул головой.

- Огромная утрата, — сказал он серьёзным тоном.

- Я всегда любила в тебе чувство юмора, Мёрфи, — ответила Льюис.

Робо головой указал на валяющихся без сознания парней.

- Пойдём, — сказал он. — Самое время убрать мусор.

Она подошла к Хобу:

— Но это лишь верхушка огромной кучи дерьма.

Робо смотрел на Хоба.

- Знаю, — ответил он бесстрастно. — Знаю.

Энн Льюис бросила взгляд на Робо. Она не любила, когда он так охотно соглашался с нею. Это заставляло её нервничать. И, как правило, не без причины.

ГЛАВА 10

Ночная смена уже падала от усталости, когда в отделение вернулись Льюис и Робо. Робо посадил на скамейку закованного в наручники, но всё ещё ведущего себя вызывающе Хоба.

- Сиди здесь, — сказал он.

- Та-та-та, — ответил с гримасой Хоб.

Робо исчез в глубине помещения, а Льюис отвела Даффи к столу регистрации задержанных. Обслуживающая регистрацию Эстевез устало подняла глаза.

Даффиг которого ломало от наркотического голода, трясся, словно лист. Льюис протянула руку и подтолкнула к столу заодно и Хоба. Эстевез оглядела арестантов. Стоя рядом, они выглядели, как гусиное яйцо и запятая.

- Весёлая ночка, да? — сказала Эстевез.

- У тебя есть пять минут, чтобы дать мне позвонить, иначе мой адвокат доберётся до твоей задницы, сука, — проинформировал Льюис юный Хоб.

На неё это не произвело ни малейшего впечатления. Она осторожно ухватила правое ухо парня большим и указательным пальцами руки. Потом дёрнула так сильно, что Хоб чуть не перевернулся.

- Садись, пельмень, — сказала она.

Хоб надул губы. Льюис повернулась к Эстевез:

— Дай мне на пару минут Даффи, прежде чем его запрёшь.

Эстевез вздохнула:

— Льюис, ты ведь знаешь правила.

- Плевать мне на всё, — заявил Даффи, лицо которого к тому времени приобрело уже зеленоватый оттенок.

- Знаешь, кто это, Эстевез? — спросила Льюис, начиная терять терпение. — Это коп-наркоман. Он знает в этом деле все дыры. Знает, кто такие НУКЕрсы и где их искать.

Эстевез грустно улыбнулась:

— Правила есть правила, Льюис. Извини.

Лицо Льюис внезапно прояснилось.

- Но, согласно правилам, прежде чем отправиться в коробку, он может сходить в сортир, — заявила она, улыбаясь Эстевез, и толкнула Хоба в сторону ожидающего уже полисмена. Потом схватила Даффи за плечо и подтолкнула вперёд.

- Пора сделать пи-пи, Даффи, — прошептала она.

Когда они проходили мимо Хоба, тот окинул Даффи холодным взглядом.

- Держи пасть за зубами, — посоветовал парень дрожащему полисмену, — или заплатишь.

- Иди, поиграй в песочнице, сосунок, — сказала Льюис, похлопывая взбешённого Хоба по голове.

Когда Льюис оттащила извивающегося Даффи к туалету, у дверей собралась группка полицейских. Льюис обвела коллег взглядом:

— Эй, может вы дадите человеку на минуту заняться личной жизнью?

Полицейские стали недовольно расходиться.

Льюис пинком открыла дверь в мужской туалет и, подтащив Даффи к писсуарам, воткнула его задницей в один из них.

- Эй! — сказал он, немного подумав.

- НУКЕ, Даффи, — прошептала Льюис сквозь стиснутые зубы. — Кто его делает и где?

- Я наркоман, — сказал Даффи, отчаянно копаясь в своём мешочке эвфемизмов. — Лыоис, мне очень плохо. У меня кишки горят, как в огне, а желудок…

- Разрывается? — Льюис вонзила кулак в солнечное сплетение полицейского. Даффи согнулся пополам, приглушённо застонав. Льюис ухватила его за волосы и рванула их вверх так, что затылок ударился о ручку для спуска воды. Писсуар наполнился водою, равно как и брюки Даффи.

- Холллллодно, — пробормотал тот.

- Кто и где, ты, паршивый сукин сын? — спросила Льюис, обхватив голову одуревшего коллеги рукой.

Даффи начал плакать.

Но Льюис держалась крепко. Она знала, что он расколется. Он был у неё в руках.

Несколькими минутами позже Льюис стояла перед сержантом Ридом. Рид, огромный мужик с немалым темпераментом, уставился в некую точку над головою Льюис. Она уже видела когда-то у него такой взгляд. Это был нехороший знак. Она чувствовала себя футбольным мячом, по которому через секунду ударит нога спортсмена.

- Лезешь на рожон, Льюис, — начал Рид, голос которого постепенно набирал силы. — За такой номер в сортире тебя могут отстранить от работы.

«Может, это было бы и неплохо», — подумала Льюис. Она решила попытать счастья.

- Дай мне группу захвата. Завтра сможешь отстранить.

- Уже утро, — ответил Рид, вставая со стула и поворачиваясь к подсвеченной карте на стене. На карте Детройт был разбит на сектора, а каждый из них на подсектора. Многие из участков обозначены были красной буквой «X».

- Ты с ума сошла? — спросил Рид. — У нас в распоряжении меньше одной четверти наших сил.

Он стал водить пальцем по карте.

- Мы не можем пойти ни в Кесс Коридор… ни в Пингри Парк… ни в Поул Таун.

Он указал на участок карты в глубине сектора, называемого полицейскими «Запрещённой Территорией».

- И мы ни черта не ходим к Ривер Руж. Мы отказались от этой помойки ещё до забастовки. Если твоя банда сидит аккурат там, то она вооружена до зубов. Они нас сожрут и выплюнут. Даже мешки для трупов не потребуются. Чтобы нас оттуда вынести, нужно будет приготовить контейнеры для мусора.

Рид снова повернулся к Льюис, и его лицо искривила болезненная гримаса.

- Я не могу рисковать, Льюис. Мы просто должны дождаться окончания забастовки.

- Сержант, — сказала Льюис умоляющим тоном, — банда именно там, на старом автомобильном заводе. Даффи был так добр, что сказал мне об этом.

- Ясно, — скривился Рид.

- Чёрт возьми, — продолжала Льюис. — Они заставляли Даффи информировать их о каждом нашем шаге. Наверняка среди нёс есть и другие их шпики. Если мы будем выжидать, то проиграем.

- Я не собираюсь проигрывать тебя либо кого другого в акции, у которой столько же шансов, как у снежка в аду, — Рид прервал свою речь на полуслове, уставившись на двери.

Там стоял Робокоп, подобный чудесно вырезанному гранитному монументу. Рид сглотнул слюну. Он понял, что киборг слышал весь разговор.

- Как дела, Робо? — пробормотал Рид.

Робо развернулся на пятках и, показав сержанту спину, двинулся по коридору. Рид бросился за ним.

- Нет! — заорал он в затылок киборгу. — Ты туда не пойдёшь! Это приказ!

Робо даже не замедлил шага.

Льюис протиснулась рядом с сержантом и побежала вперёд. Рид схватил её за руку и резко дёрнул к себе.

- Послушайте, полицейский, — сказал он, раздувая ноздри от бешенства, — если он хочет позволить убить себя — ладно. Но тебя он с собой не возьмёт. Разговор окончен.

- Но он — мой партнёр, — возразила Льюис. — Я могу ему понадобиться.

- Если он отправится к Ривер Руж, то в партнёры ему потребуется морской десант.

Льюис кивнула. Рид был прав. Дело ясное: Робокоп отправился на самоубийство.

ГЛАВА 11

Район квартала Ривер Руж являл собою маленький кусочек ада в чреве гордого некогда города. Уже десяток лет назад он превратился в трущобы, а теперь, когда «Оу-Си-Пи» взяло под свой контроль полицейские силы, окончательно опустился на дно.

Он напоминал линию фронта.

Руины сожжённых и разбомблённых домов и магазинов жалко торчали из земли. Улицы, словно оспой, покрыты были следами взрывов и залиты реками мусора.

Оборванные бродяги сидели, глазея опустошёнными глазами в останки дверей давно покинутых домов.

Перед последним оплотом цивилизации, пестрящим многочисленными надписями зданием Армии Спасения, несколько нищих заняли очередь за бесплатным обедом.

ТурбоКруизер Робокопа, ворча, продвигался по уродливым улицам. Робо смотрел на жалкие остатки человеческого общества, которое всё ещё населяла этот район. Что-то в глубине души у него сжалось, и он стиснул зубы.

Робо понимал, что с ним что-то происходит.

Он менялся.

Он должен был сдерживать свои мысли и… бежать от них… чтобы сохранять функциональность.

Управляемый компьютером разум советовал ему сохранять объективность. Он не должен чувствовать.

Пустая бутылка врезалась в лобовое стекло Круизера. Неподалёку эхом пронёсся смех. Кварталами двумя впереди раздался тихий треск. «Выстрел» — пришёл к выводу Робо.

За разрушенными домами тянулись широкие пустыри, которые в сочетании с котлованами, вырытыми под фундаменты так и не построенных домов, образовывали голый лунный пейзаж. Пустыри поросли сорняками. Когда-то здесь жили люди, но дома их давно были снесены, а новых построено не было. Теперь в целости сохранилась лишь пустая скорлупа подвалов — тайники, берегущие гниль и плесень от безжалостных лучей смертоносного солнца.

Робо ехал в сторону старого промышленного центра района Ривер Руж, в прошлом процветающего места, где рабочие проводили всю жизнь, производя товары для жаждущих клиентов и принося взамен ожидающим семействам конверты с зарплатой. Сперва на заводах работали отцы, потом сыновья, потом сыновья сыновей.

Всё это минуло. Заводы стали закрывать в начале восьмидесятых, когда президентствовал бывший актёр средней руки. Дефицит национального бюджета спиралью устремился к небу, а страна неумолимо катилась к пропасти. Это привело к возникновению мегакорпораций, фирм типа «Оу-Си-Пи», которые попросту приняли на себя функции правительства, которое брало долги то там, то здесь. К концу девяностых правительство страны превратилось в фикцию, а свои условия диктовали миллиардеры, живущие в шикарных пентхаузах.

Робо вёл Круизер мимо дряхлых складов, уничтоженных течением лет. Он не заметил никаких признаков человеческой жизни. Робо нажал педаль тормоза. Он заметил впереди ряд полицейских заграждений, запрещающих вход на этот участок представителям закона.

На таблицах с надписью: ВХОД ЗАПРЕЩЁН, виднелись также другие тексты, нарисованные светящейся краской: УБИРАЙТЕСЬ К ЧЁРТУ; ПОЛИЦИИ ТУТ НЕ МЕСТО, ДЕТКИ; ПОПРОБУЙ — УМРЁШЬ.

Робо стиснул зубы и выжал газ до упора, прорываясь сквозь блокирующие дорогу заграждения и оставляя у себя в кильватере фонтан разлетающихся деревяшек.

Машина въехала в промышленный комплекс, известный под названием «Ривер Руж». Когда-то, в девяностых, он был назван бездарным президентом «величайшим промышленным комплексом мира». Он тянулся на несколько миль. Затем он скорчился, когда через два года американская промышленность получила удар карате от Японии и её полных энтузиазма союзников: свободных стран Восточной Европы. Рабочая сила за границей тогда была дешёвая. А тут профсоюзы стояли на ушах, чтобы добиться как можно больше привилегий и денег. В течение года они были разбиты и поделены. Американская экономика начала падать, и не было в стране политика, который сумел бы поставить её на ноги.

Робо посмотрел на комплекс Ривер Руж, сверкающий в блеске утреннего солнца, словно мёртвая рыба. Грустный, пустой, преданный.

ТурбоКруизер казался лишь точкой по сравнению с возносящейся к небу гигантской искривлённой конструкцией. Колёса машины загрохотали по мёртвым многие годы рельсам железнодорожной ветки, а потом глухо прокатились сквозь разрушенный пустой склад. Автомобиль осторожно проскользнул по боковым улочкам, населённым теперь лишь сорняками и крысами.

Сидя за рулём, Робо обводил взглядом унылый пейзаж, отыскивая что-то… хоть что-то, хоть какой-то признак жизни, признак активности.

Ряд за рядом просматривал он пустые залы заводов. И вдруг застыл. Он сконцентрировал свой взгляд на силовой станции, скрытой за старым заводом телеаппаратуры.

Он почувствовал движение.

ТурбоКруизер выскочил из боковой улочки и повернул в сторону этой «обессиленной» станции.

Тремя кварталами далее Робо остановил машину. Он посмотрел на станцию. Её окружала увенчанная колючей проволокой металлическая сетка. Таблицы с облупившейся краской гласили: «СИЛОВАЯ СТАНЦИЯ "ХОКУСАИ": ПРОДАЁТСЯ ПОЛНОСТЬЮ ЛИБО ЧАСТЯМИ. ВСЕ ВОПРОСЫ — КОМПАНИЯ "КРЕДИТЫ КОККИМИ" (312-555-6309)» и «ВХОД ВОСПРЕЩЁН И СУДЕБНО НАКАЗУЕМ».

Робо вышел из Круизера и двинулся в сторону ограждения.

Он осмотрелся и заметил большие металлические ворота, закрытые на проржавевшие запоры.

Робо подошёл к ограде. Что-то пробормотав, он сорвал запоры, поднял правую ногу и вышиб ворота, которые упали с тихим металлическим стоном. Робо вернулся в Круизер, завёл мотор и въехал на огороженный участок.

Далеко сверху четверо мужчин молча разглядывали пришельца. Один из них кивнул своим товарищам.

Робо двигался в сторону станции. Он поднял голову. «Что-то тут не так», — подумал он. Раздался грохот и автомобиль подскочил вверх. Робо почувствовал, как давление вжимает его в сиденье: под автомобилем взорвалась мина.

- Пластиковая, — прошептал Робо, наблюдая, как правое заднее колесо пролетает за окном.

Автомобиль охватили языки пламени. Робо вздохнул. Ему это уже надоело. Из-за поднимавшихся с земли клубов дыме появились фигуры четвёрки охранников. Когда взорвался бензобак, Робо ловко выскользнул из автомобиля. Гриб огня и дыма рванулся к небу, словно вознесённый в гневе кулак. Робо кубарем скатился к обочине дороги. В течение нескольких секунд машина превратилась в почерневший скелет. Четверо гангстеров, подняв автоматы, проскочили через клубы дыма.

- Вот мы тебя и достали, — захохотал один из них.

- Не совсем, — ответил Робо, поднимаясь с земли с пистолетом в руке. — Бросайте оружие. Вы арестованы.

Тот факт, что Робо выжил после взрыва, привёл охрану в полное замешательство.

- Даю вам последнюю возможность, гады, — объявил Робо бесстрастным тоном.

Из проходящего за спиною у Робо канала высунулся пятый охранник и подмигнул приятелям. Вытащив из кармана гранату, он вырвал из неё чеку и швырнул гранату в киборга. Робо почувствовал тепло тела бандита и тепло его оружия. Он резко повернулся и дважды выстрелил — один раз повыше, другой — пониже.

Граната разорвалась в воздухе.

Четвёрка стражей принялись палить в Робо из своих автоматов. Чувствуя, как пули отлетают, не причиняя никакого вреда, от его металлического тела, Робо спокойно выстрелил четыре раза. Первый бандит отлетел к стене завода и красной кляксой стёк на бетон.

Второй почувствовал, как катится по спирали вверх по металлическим ступеням, по которым он только что спускался.

Третий выронил оружие и потянулся руками к тому месту, где секунду назад находилась голова. Но там ничего не оказалось. И тело опустилось на землю, всё ещё шаря руками в поисках утерянной личности.

Четвёртый охранник бросился в атаку, даже не сообразив сразу, что от его позвоночника осталось уже лишь воспоминание, удаляющееся от остальной части тела в обратном направлении. Когда же он наконец это понял, то обнаружил, что у него слишком мало крови и плоти для того, чтобы попытаться исправить положение. Бесформенным тюком свалился он к ногам Робо.

- По-моему, арест принёс бы вам гораздо больше удовольствия, — заметил Робо, продолжая шагать к покинутой станции.

Он вошёл через разбитые двери сбоку и оказался среди мрачного лабиринта труб и старых котлов. Робо поднял свой пистолет. Он почувствовал присутствие неясных фигур, украдкой передвигающихся по проходам. Робо напряг слух. Тишина. Босые ступни на ржавеющем металле. Он остановился возле одного из котлов. Охватил при помощи робовидения помещение, одновременно усиливая звуковосприятие.

Сконцентрироваться помешало ему громкое шипение. Робо повернулся — и очутился нос к носу с… перепуганным бездомным котом, который, выгнув спину и вытянув вперёд лапы с выпущенными когтями, защищал своё право на обладание мёртвой окровавленной мышью. Робо кивнул коту головой и двинулся дальше. Его металлические ступни стучали по замусоренному полу. Каждый шаг казался оглушительным.

Робо подошёл к большим старым металлическим дверям. Толкнул их. Двери поддались, издавая глухой звук, напоминающий предсмертный кашель старушки.

Робо оказался в недрах станции. С пола подскочили несколько голубей и, поднимая шум, усиливаемый рецепторами звуковосприятия, взлетели к потолку и вылетели наружу сквозь сеть разбитых, загаженных окон.

Робо застыл.

Настроив робовидение на предельную чувствительность, он исследовал пространство вокруг. Тут громоздились ряды давно забытых гигантских машин. Он не чувствовал ни малейшего движения, не считая голубей, которые всё ещё ворковали и радостно какали у него над головою. Снова промелькнула какая-то тень. Робо обернулся. Кто-то вздохнул. Робо наклонился. Немного перепуганный голос. Плач.

Он прицелился в тень.

Никаких новых звуков не последовало.

Робо слегка расслабился. Из-за одного из агрегатов, подняв руки высоко вверх, показалась тёмноволосая девушка, одетая в чёрную кожаную куртку.

Это была Энджи.

- Не стреляйте в меня! — крикнула сна умоляющим голосом. — Я не делаю ничего плохого.

- Ладно, согласен, — ответил Робо. — Но прошу не двигаться.

Робо двинулся к девушке, не подозревая, что на его голову направляется рамка прицела.

- Я не делаю ничего плохого, — заливалась слезами Энджи.

Робо попытался успокоить женщину:

— Не волнуйтесь, я в этом уверен.

Высоко над агрегатами за бронебойным ружьём, укреплённым на привинченной к полу треноге, присел ка корточках Хоб. У него за спиной, равнодушно скрестив ноги и улыбаясь, расположился Каин. Он похлопал Хоба по плечу. Тот обернулся и улыбнулся. Каин иронически отдал ему честь, приложив руку к цилиндру.

Хоб снова повернулся к прицелу, готовый нажать на спуск. Робо приближался к Энджи.

- Я не собираюсь вас обижать, мисс, — сказал он, — но хотел бы задать несколько вопросов.

В этот момент его левая рука взорвалась. Робо обернулся и издал первобытный рёв, когда из обрубка посыпались искры. Его ладонь, всё ещё сжимающая пистолет, со стуком упала на пол.

Энджи усмехнулась.

- Выстрел в десятку, — откомментировала она.

Робо повернулся обратно, потому что юный приятель

Хоба, сопляк по имени Чеккерс, выскочил из-за Энджи, сжимая в руках оружие, какого Робо до сих пор ещё не встречал.

- Как дела? — крикнул Чеккерс, прежде чем открыть огонь.

Большая металлическая пуля, управляемая проводом, ударила в грудь Робо и разорвалась, вонзая три острых, как бритва, шипа в его торс.

Робо зашатался и попятился.

- Пора подтянуть его к берегу, — сообщил Чеккерс. Он стал манипулировать кнопками, расположенными на его оружии. Ззззап! — из аккумулятора, укреплённого на поясе Чеккерса, к груди Робокопа понеслись электрические заряды.

Робо запрокинул голову назад, как смертник под гильотиной, а его тело затряслось, когда электрические импульсы проникли в нервную систему. Он высунул язык и завыл, словно вампир.

Каин свесился сверху и приподнял цилиндр перед металлическим полисменом.

- Готов? — спросил он бесстрастным голосом Чеккерса.

- Нет ещё, — ответил Чеккерс, усиливая напряжение.

Каин спрыгнул сверху и с безразличным выражением на лице двинулся в сторону подпрыгивающего Робо.

Робо упал на колено. Он посмотрел вверх на лица Каина, Хоба и Энджи; в нём нарастал гнев. Испустив дикий крик, он собрал всю силу своей воли и вырвал шипы из груди. С ненавистью глядя на троицу мерзавцев, он воткнул шипы в нафаршированный проводами обрубок руки. Произошло короткое замыкание в контактах, посылая электрический заряд в обратном направлении. Аккумулятор на бедре Чеккерса тут же взорвался. Чеккерс, из живота которого рванулся столб пламени, спиралью взлетел вверх. Каин махнул головой кому-то стоящему в тени.

В этот момент крюк огромной лебёдки ударил Робо в грудь, отбрасывая его на грязный фабричный пол. Робо ошеломлено повернул голову, настроился на полное робовидение. К нему опускался гигантский магнит. Перед глазами у Робо вспыхивали и разлетались белые точки, а рядом с ним появлялись тревожные слова: «СОСТОЯНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ СИСТЕМЫ. ИСПРАВНОСТЬ 43 %… 37 %… 20 %…»

Когда огромный магнит соприкоснулся с его грудью, Робо потерял сознание. Потом металлическое чудовище подняло тело Робо с пола высоко в воздух.

В кабине крана сидел напоминающий гориллу Катцо и управлял магнитом.

Каин протопал вслед за магнитом, уносящим Робо в сторону. Он остановился, чтобы помочь Чеккерсу встать.

- Всё в порядке?

- Да, — кивнул головой сопляк, — только живот чертовски болит. Этот гад легавый играл нечестно.

- Все они, легавые, такие, — ответил Каин.

Чеккерс снова кивнул головой и куда-то заковылял. Магнит опустил тело Робо к спусковому каналу.

Чеккерс, Энджи и бандит по имени Джиллетт опустили на тело Робо тяжёлые металлические колодки, прижимая его руки и ноги к каналу. Магнит поднялся вверх и исчез. Голова Робо задвигалась вперёд и назад. Сознание возвращалось к нему. Охваченный бессильной яростью, Робо стал метаться, выть и стонать.

- Спокойно, спокойно, — посоветовал Каин, щегольски сдвигая цилиндр на левый глаз.

Над телом Робо собралась небольшая армия бандитов. Они повытаскивали всевозможные инструменты и встали наготове, ожидая от Каина приказа приступить к операции.

Каин склонился над головой Робо.

Тот смотрел на него отсутствующим взглядом.

- Я на тебя не обижаюсь, — произнёс Каин. — Я знаю, что у тебя не было выбора. Тебя программируют, а ты исполняешь. Но ты привёл к нарушению равновесия моих планов, моего образа жизни. Мы не можем позволить, чтобы здесь появлялась полиция. Это попросту невозможно.

Внезапно, вспыхнув от злости, Каин разогнул своё костлявое тело.

- Я на тебя не обижаюсь, хотя понимаю, что ты можешь на меня обижаться, — он снова сладко улыбнулся неподвижному киборгу. — Но будь уверен, я тебе это прощаю.

Каин ухватился обеими руками за тяжёлый лом, поднял его вверх и опустил на голову Робо. Удар — раз, раз, и ещё раз, удар, удар, удар. Колошматя ломом по круглому шлему Робо, Каин завыл. И ещё раз, и ещё, и ещё. Всё больше, и больше, и больше. Уничтожить, уничтожить, уничтожить. Наконец Каин остановился — ему уже не хватало дыхания.

Энджи выступила вперёд, чтобы принести облегчение своему утомлённому шефу.

Он оттолкнул её, глядя на поверженного Робокопа.

- Прощай, — произнёс он, рыдая, — прощай.

Робо расширившимися глазами смотрел в потолок фабричного зала. Он был парализован. Сознание беспорядочно металось у него в голоде, когда Каин попятился, бросил лом и приказал остальным занять свои места.

В живот Робокопа вонзился буромолот.

Робо закричал. И снова потерял сознание, уже не увидев, как дрели и автогенный аппарат закружились вокруг в смертельном танце.

ГЛАВА 12

С наступлением сумерек линии пикетов, окружающие отделение полиции в Старом Детройте, утонули в кроваво- красном полумраке. Ощущение солидарности полицейских было нарушено писком шин приближающегося автомобиля.

Машина остановилась, подалась назад, и задняя дверца её открылась. Полицейские разом обернулись, когда удар металла об асфальт зазвенел у них в ушах. На улицу упала бесформенная груда железа; автомобиль набрал скорость и мгновенно исчез из виду. Полицейские подбежали к металлической глыбе. Один из них, по имени Уаиттейкер, ухватился и перевернул её. Это был Робокоп. Руки и ноги его держались на слабых ниточках проводов, а глаза мёртво смотрели в оранжевое небо. Робо не подавал никаких признаков жизни.

- Боже мой, — прошептал Уаиттейкер, — они разобрали его на части.

Стоящие позади него забастовщики обменялись взглядами, полными чувства вины. Они побросали транспаранты и окружили раздавленную кучу металлолома. Потом подняли Робо и внесли его в отделение, словно процессия, хоронящая своего коллегу.

В отделении воцарилась тишина.

Прошёл час. Город снова превратился в ад. Через два часа жизнь вернулась в норму.

В отделении царил обычный забастовочный хаос. Телефоны бессильно дребезжали. Обескураженные добровольцы глядели на них, как на готовящихся к броску змей. Рид сидел у себя за столом и орал что-то в трубку. Старая окровавленная женщина на стуле напротив бормотала:

— Но Роберт ничего не ест. Просто ест то, что ест, и не меняет одежду, и молчит.

- Боже, — кричал какой-то доброволец, — и у него нож? И что ты будешь делать? Что? Я? К чёрту! Я не могу ничего советовать. Я не полицейский.

Рид рявкнул в трубку:

— Прошу вас, попытайтесь сохранять спокойствие. Они не смогут взломать этот замок. Вы хорошо их рассмотрели? Всё в порядке. Попытайтесь не волноваться. Мы пришлём патруль сразу, как только будет возможно. Если вы не будете вешать трубку… Да, пожалуйста. Некоторые из нас всё ещё работают. Спасибо. Мы вас тоже очень любим.

У стола Рида появилась Льюис и треснула кулаком у него перед носом:

— Рид!

Рид прикрыл ладонью микрофон:

— Льюис, что ты тут делаешь, чёрт возьми. Это не твоя смена.

- Я слышала, что произошло с Мёрфи, — крикнула Льюис, — и я считаю, что ты несёшь за это личную ответственность.

Она посмотрела на Рида со злостью и, словно буря, вылетела из кабинета. Зазвонил другой телефон. Рид вздохнул и поднял трубку:

— Да. Полиция. Да. Всё ещё полиция.

Льюис кинулась к комнатёнке, где обитал Робо. Войдя туда, она остановилась как вкопанная, а глаза её с ужасом расширились.

Робо сидел на своём троне.

Глаза его были открыты. Однако в них не было жизни. Он тупо глядел в пространство. Тело Робо висело на тросах, из него капала какая-то жидкость. Шлема на нём не было. От его милого некогда лица осталась лишь маска куклы, окружённая электрическими проводами. Из глазниц свисали трубки и кабели. Так Акита и Линда Гарсиа метались среди приборов.

- Он жив? — спросила Льюис.

- Спинной мозг способен к жизни, — признался

Так, — но все цепи, связанные с medulla spinalis, искромсаны на куски.

Льюис почувствовала, как на глаза её наворачиваются слёзы.

- Прошу вас, говорите по-английски. Он… жив?

Гарсиа вздохнула и повернулась к ней:

— Его сознание… ну, мы всё ещё получаем кое-какие сигналы. Слабые. Однако, если нам удастся их поддержать, то, может, мы сможем его восстановить.

- Может? — повторила Льюис.

- Если достанем запчасти, — сказал Тёк, — но это, в связи с бюджетными сокращениями «Оу-Си-Пи», кажется маловероятным.

Льюис закрыла глаза:

— Что, чёрт возьми, ты имеешь в виду? «Оу-Си-Пи» опять что-то выдумывает?

Так пожал плечами:

— Говорят, что кончился гарантийный срок.

- Гарантийный срок?! — крикнула Льюис.

- Они наложили запрет на пересылку запчастей, — старалась объяснить Гарсиа.

Льюис взорвалась:

— Чтоб им сдохнуть! Ведь это же не какой-то кусок металлолома, это же мой напарник!

- Слушай, — тихо произнесла Гарсиа, — я же не хочу с тобой ссориться. Мы делаем всё, что в наших силах.

Льюис почувствовала, как замирает её сердце и слабеет тело.

- Я понимаю, извини. Вы не могли бы дать мне список того, что нужно, чтобы привести его в порядок?

- И зачем? — пробормотала Гарсиа. — «Оу-Си-Пи» не оплатит ни одной чёртовой…

- Просто сделайте мне этот список, — холодно повторила Лыоис.

- Будет готово через час, — ответила Гарсиа с сочувствующей улыбкой.

Льюис прошла мимо пары смущённых кибернетиков и склонилась над застывшим лицом Робо.

- Держись, дорогой, — сказала она, почти касаясь губами его губ. — Мы поставим тебя на ноги.

Потом обернулась и вышла из комнаты.

- Эта дама сошла с ума, — заметил Так.

- Факт, — согласилась Гарсиа.

- Даже хуже, чем сошла с ума, — добавил Так.

Гарсиа улыбнулась:

— Значит, она тебе тоже нравится?

Акита уставился на Робо жалким взглядом:

— Да, чёрт возьми, мне она очень нравится.

Льюис вышла из комнаты Робо со слезами на глазах.

Она вошла в центральный зал отделения и резко остановилась. Сидя за своим столом, Рид беседовал с обалдевшим, тупо смотрящим на него, полицейским Даффи. Даффи выводил из отделения плохо одетый адвокат, напоминающий портовую крысу в полиэтиленовой упаковке.

Пошатываясь, Даффи остановился возле Льюис:

— Привет, детка, рад тебя видеть.

Адвокат оттащил его в сторону.

Льюис подошла к Риду:

— Сержант, что здесь, чёрт побери, происходит?

Лицо Рида ничего не выражало.

- А чего ты, спрашивается, ожидала, Льюис? Ты не сообщила ему об имеющихся у него правах, выдавила из него признания и считаешь, что мы можем его смело задерживать?

Даффи захихикал и подмигнул Льюис:

— Повезло тебе, что я такой милый парень. Тебя следовало бы отстранить от работы за то дерьмо, в которое ты меня впихнула.

Рид исподлобья посмотрел на крысообразного адвоката:

— Заберите-ка его отсюда к чёртовой матери.

Человечек кивнул и потащил Даффи за собой. Рид повернулся к Льюис.

- Хорошая работа, полицейский:

— Заткнись, сержант, — сказала Льюис, выходя. — У меня есть дела поважнее.

- Никуда не лезь! — зарычал Рид. — Всему своё время и место.

- Иди на хрен, — тихо ответила Льюис.

- Что? — спросил Рид

— Я же сказала: иди на хрен. Кажется, я сейчас схвачу грипп.

- Схватишь чего похуже, если начнёшь лезть во весь этот хлам из «Оу-Си-Пи», политику и прочие истории, о которых не имеешь ни малейшего понятия, и понятия иметь не должна.

- Ты считаешь, что я на что-нибудь подобное способна? — крикнула Льюис через плечо, выскакивая за двери отделения.

ГЛАВА 13

Перед больницей тихо остановился автомобиль. Бледная зеленоватая луна тусклым светом освещала землю.

Из задней дверцы автомобиля выполз Каин. Он был явно недоволен. Джиллетт обошёл автомобиль сзади. Мужчины вытащили из багажника теле оглушённого и всё ещё одетого в полицейскую форму Даффи и потащили его в приёмные покои, где того раздели догола, напичкали обезболивающими препаратами и бросили на носилки, которые санитары с каменными лицами потащили в операционную.

Оттуда Катцо жестом руки отправил их обратно и установил носилки посреди помещения. Даффи привязали к столу и тело его прикрыли простынёй.

Даффи медленно приходил в сознание. Лицо его было разбито, а глаза заплыли настолько, что казались и вовсе закрытыми.

С потолка ярко светили лампы. Даффи прислушался. Шаги. Они приближались. Всё ближе и ближе. Тело его налилось тяжестью.

В зал вошли Каин и Энджи. Они были одеты в халаты. Энджи спокойно подошла к другим носилкам. Катцо вышел из помещения.

Каин, сверкая своим врачебным халатом, остановился возле Даффи.

- Не могу поверить, что ты рассказал легавым, где находится мой штаб, Даффи. Я просто поверить не могу.

И это ты, человек чести, человек, на груди у которого значок.

Даффи с усилием попытался улыбнуться.

- Я ничего не сказал. Это неправда. Господи, Каин, это неправда.

Каин кивнул и захихикал:

— А наш малыш снова врёт, Энджи.

Девушка пожала плечами. Улыбка исчезла с лица Каина.

- Лжёт, причём прямо в глаза.

Энджи обернулась к Даффи.

- Просто стыдно, — сказала она сурово. — Достаточно было того, что эта сука сунула тебя в сортир и врезала по хлебалу, чтобы ты выдал, где у нас хаза? Мы всё знаем, Даффи. Или ты считаешь себя единственным легавым, которого мы держим на привязи?

Энджи отвернулась от неподвижного полисмена. Она подняла покрывало с соседнего столика. Столик этот был уставлен всевозможными хирургическими инструментами. Их гладкие поверхности блестели в свете люминесцентных ламп.

Даффи заскулил. Каин наградил его сочувствующей улыбкой:

— Извини, малыш.

- Господи Боже мой, — простонал Даффи, — ну простите же меня.

Каин пожал своими костлявыми плечами и провёл рукой по заросшему подбородку.

- Мне очень жаль, что ты так поступил, — сказал он. — Ты заставил меня страдать, — и добавил, обратившись к Энджи, которая ласково ощупывала инструменты: — Прекрати. Можешь пораниться.

Даффи не обратил внимания на его раздражение:

— Не убивай меня, Каин, прошу тебя, старик. Я всё что угодно сделаю. Всё что угодно.

Каин сладко улыбнулся:

— Я не верю в месть, Даффи. Если б это было возможно, то я бы тебя даже отпустил. Но моя жизнь… Что поделаешь, всё это не так просто. У меня нет той свободы, которой обладает большинство людей. От меня зависит так много народа… А ты, из-за своей глупости, подвергаешь всех их опасности.

- Пожалуйста, не убивай меня, стонал Даффи.

Каин отошёл от стола и уселся на большом стуле.

Энджи подбежала и стала гладить его. Он кивнул ей с серьёзной миной, после чего обратился к Даффи.

- Нет, я тебя не убью, — произнёс он нараспев. — Не убью. Я никогда не убиваю.

В операционную вошёл небритый мужчина среднего возраста. Энджи улыбнулась и вручила Каину пачку ампул. Каин улыбнулся в ответ и вынул оттуда одну ампулу. Он передал её мужчине, тот воткнул её себе в шею и подошёл к Даффи.

- Нет, — повторил Каин, — я никогда не убиваю. Есть люди, которые делают это за меня.

Небритый свирепо взглянул не Даффи и взял скальпель.

В мгновение ока он разрезал простыню, покрывающую тело полицейского.

Даффи вздохнул. Кожа его была даже не поцарапана.

Небритый взял другой скальпель.

Каин спокойно смотрел, как лезвие погрузилось в пухлое тело Даффи. Когда полицейский заверещал, он отвернулся.

Энджи вообще не обращала внимания на всю эту сцену. Она прижала ампулу с НУКЕ к шее и пребывала в состоянии благостного отупения.

Каин продолжал наблюдать за операцией. А почему бы и нет? Последнее время по телевизору не показывали ничего увлекательного.

ГЛАВА 14

Отделение полиции Старого Детройта погружено было в тусклые отблески лунного света. За столом утомлённо сидела Эстевез. Полицейские, входя в здание или возвращаясь домой после службы, бросали в коробку из-под сигар монеты и банкноты. В помещении появился Рид. Эстевез кивнула ему головой и встала со стула. Она поспешно пристегнула оружие.

- Ночная служба? — спросил Рид

— Нет, — ответила она с гримасой, потом вытащила несколько долларов и бросила их в коробку из-под сигар. — Иду на танцы.

Рид спокойно кивнул головой.

В помещение, пошатываясь, вошёл молодой полисмен с окровавленным лицом. Он посмотрел на коробку:

— Это для Робо?

Рид кивнул.

- Да, — ответил он. — Льюис считает, что, если у нас появятся деньги, «Оу-Си-Пи» придётся продать нам запчасти.

Молодой полисмен бросил деньги в коробку и, пошатываясь, вышел.

Эстевез со злостью посмотрела ка Рида.

- Сволочи! — выругалась она. — Ни хрена их не волнует Робо или кто-нибудь из нас. Они проделали со мной такой же номер, когда меня ранили в колено. Сказали, что бюллетень недействителен до тех пор, пока они не определят точно…

- Хочешь, чтобы и на тебя скинулись? — спросил Рид.

- Нет, милостивый сударь, — прошипела Эстевез. — Я никогда не была так тяжело ранена, как этот парень. Чёрт возьми, это то же самое, что вырвать у человека сердце.

Рид постоял молча, потом взглянул на дверь. В отделение вошёл Уаиттейкер, глава стачкома. С виноватым видом сжимал он в руках свою полицейскую фуражку. Она была наполнена деньгами.

Рид со злостью посмотрел на него:

— Сюда можно входить только работающим копам, Уаиттейкер.

Эстевез тоже недовольно сморщилась:

— Иди бастовать, если ни на что другое не способен.

Уаиттейкер проигнорировал их реплики и подошёл к столу. Он опорожнил фуражку, бросая деньги в коробку, и угрюмо посмотрел на Рида.

- Будь добр, сержант, окажи мне одну услугу, — прошептал он. — Скажи Робо, что бастующие полицейские тоже думают о нём. И они надеются, что это поможет. Господи, мы же всё равно остаёмся копами — и те, что в отделении, и те, что стоят перед ним.

Он повернулся и вышел из здания.

Рид посмотрел на коробку, наполненную деньгами.

- Чёрт бы тебя… — пробормотал он.

Полицейские в отделении молчали. Даже на преступников, сидящих за решётками, это произвело впечатление.

Эстевез надела шлем.

- Ну, а теперь, когда все эти слезливые банки закончились, я пошла.

- Будь осторожна, — предостерёг Рид.

- Я всегда осторожна, — ответила Эстевез. — То есть, кого должны остерегаться попы?

- Только других копов, — прошептал в ответ Рид.

ГЛАВА 15

Солнечный свет вливался сквозь огромные окна личного пентхауза Старика на вершине небоскрёба «Оу-Си-Пи». Щёлкнул рубильник. Золотистые шторы отрезали доступ света.

Старик, сидя в глубокой японской ванне, положил влажный палец на кнопку дистанционного управления. Он слегка нахмурился, когда стук в дверь долетел до его ушей. Старик вздохнул:

- Да, Джонсон, входите. Входите.

Огромные позолоченные двери отворились внутрь и в проёме появился Джонсон. Он осмотрелся. Комната была заполнена буйной тропической растительностью.

Джонсон подошёл поближе:

— Добрый день, сэр.

- День добрый, Джонсон, — Старик вздохнул. — Что случилось?

- Извините, что побеспокоил вас так рано, — начал Джонсон, очки которого запотели от пара, поднимающегося из ванны, — но…

- Но что? — спросил Старик.

- Но, — продолжил Джонсон, — мне кажется, что мы можем оказаться перед лицом серьёзного кризиса.

Старик кивнул.

- Ну что ж, — сказал он, — мне кажется, что за многие годы я уже научился тому, что кризисы появляются и исчезают. А в чём дело сейчас, Джонсон, дорогой мой мальчик?

- Тут начинаются проблемы, — осветил Джонсон.

- Где?

- В нашей позиции относительно Робокопа: она становится серьёзной проблемой в отношении связи с общественным мнением. Все шесть телестанций обвиняют нас в том, что мы выбрасываем Робокопа на свалку.

Старик равнодушно кивнул.

Джонсон скрипнул зубами и продолжил:

— Я знаю, что доктор Факсс считает, будто настал подходящий час, чтобы изъять из обращения нынешнего Робокопа. И мне кажется, что при своём опыте в области маркетинга она отдаёт себе отчёт в том, какой ущерб она причиняет тем самым имиджу нашей корпорации.

Доктор Факсс, всю одежду которой составляло только небольшое полотенце, обвязанное вокруг бёдер, высунулась из двери соседней спальни, но Джонсон её не заметил.

- Но, — продолжал несчастный клерк, — я могу лишь поставить под вопрос обоснованность решения о поручении ей руководства созданием Робокопа II. Я боюсь, что у неё существуют какие-то собственные планы, которые не соответствуют деятельности нашей компании.

Джонсон чуть не подавился, когда скромно одетая доктор Факсс появилась в поле его зрения.

- И что же это за планы, мистер Джонсон? — спросила она сладким голосом.

Джонсон открыл и закрыл рот, не сумев извлечь оттуда ничего, кроме слабого невнятного звука.

Факсс позволила полотенцу опуститься пониже.

- Дело в том, что мне прекрасно известны все проблемы, касающиеся Робокопа, и у меня готово решение их.

Старик захохотал в ванне:

— Да, Джонсон. Мы с Джульетт это уже обсудили. И я рассчитываю, дорогой, что вы поможете нам воплотить в жизнь её идеи.

Джонсон кашлянул. Он почувствовал тяжесть в животе.

- Разумеется. Я в вашем распоряжении.

Старик выловил из пены надувную резиновую утку.

- Что ещё, мой мальчик?

- Ничего, — пробормотал Джонсон. — Больше ничего.

Он с яростью посмотрел на женщину. Чтоб она сдохла!

Старик глубже погрузился в ванну, потащив за собою уточку.

- Вот и отлично, — улыбнулся он. — А теперь будьте так добры, закройте за собой двери.

Джонсон утёр с лица пот и попятился к дверям. Он ударился о них спиною, потом вышел из комнаты, согнувшись чуть ли не пополам.

Когда двери за ним закрылись, Джульетт Факсс скинула полотенце и прыгнула в ванну. Старик улыбался, а с губ его чуть не капала слюна.

Через перу секунд его резиновая уточка выскочила из воды.

ГЛАВА 16

Доктор Джульетт Факсс молча сидела в своём кабинете, глядя на залитый солнцем пейзаж. Специалисты по кибернетике раздражённо стояли рядом, держа в руках большие листы с чертежами. Факсс нарочито старалась игнорировать их. За спиной у неё появилась Дженни, ассистент по административным вопросам.

- Здесь Льюис из полиции, — сообщила она.

Факсс кивнула и обернулась на стуле, когда в комнату вошла Энн Льюис, одетая в гражданский костюм. Под мышкой она несла толстую пачку бумаг с техническими рисунками. Факсс молча, жестом руки, попросила её подойти. Затем обернулась к раздражённым сотрудникам.

- Очень интересно, господа, — произнесла она. — Я уверена, что Пентагон примет это во внимание, если вы сумеете снизить себестоимость в пределах трёхсот пятидесяти миллионов. На сегодня всё.

Оба работника выскочили из кабинета. Льюис напряжённо остановилась у стола Факсс.

- Пожалуйста, — улыбнулась ей та, — присаживайтесь.

Льюис опустилась на стул.

Факсс посмотрела на рисунки:

— Извините, что заставила вас ждать. Это те самые заявки?

Льюис кивнула. Факсс взяла рисунки и стала досматривать их.

- Я не подозревала, что повреждения столь многочисленны.

- Мы собрали деньги, — сказала Льюис. — Если этого не хватит, мы соберём ещё.

- Сколько у вас сейчас? — спросила Факсс.

- Несколько тысяч, — ответила Льюис. — Но это из двух отделений.

Факсс криво усмехнулась.

- Боюсь, что нескольких тысяч не хватит. Один только шлем стоит… впрочем, это мелочи.

Льюис покраснела. Она поднялась со стула:

— Послушайте. Я достану больше. Скажите сколько — и я достану.

Факсс откинулась на спинку стула:

— Расслабьтесь, — тепло улыбнулась она Льюис. — Я сумела убедить своё начальство, что мы не можем отказаться от крупнейшего достижения нашей фирмы, — сказала она. — Вы получите запчасти и лучший технический персонал… и более современную программу, которую подготовила лично я.

Льюис смотрела на женщину округлившимися глазами.

- Вы исправите его?

Факсс снова улыбнулась:

— Исправим.

На глазах у Льюис выступили слёзы:

— Спасибо, доктор. Спасибо.

Факсс кивнула, продолжая излучать тёплую улыбку.

- Мы все его здесь любим, знаете. Я вижу, что и у вас к нему особое отношение.

- Он мой напарник, — сказала Льюис. — Для полицейских это много значит.

- Вы очень заботливы, — заметила Факсс. — Для многих людей это гораздо важнее, чем привлекательность или интеллигентность.

Льюис тряхнула головой, стараясь собраться с мыслями. Она понимала, что тут должен таиться какой-то подвох, и ей хотелось разозлиться, но она была слишком сбита с толку, чтобы суметь разжечь в себе искру гнева. Она медленно встала со стула, Факсс сделала то же, а потом, протянув руку, ухватила Льюис за кисть.

- Мы начнём немедленно, — сообщила она, улыбаясь. — Так что можете сообщить своим коллегам добрые вести.

Льюис вышла из кабинета. Ока не понимала, что же произошло в комнате у Факсс.

Когда Льюис вышла, Факсс нажала кнопку внутренней связи:

— Всё сделано, сейчас я приду.

Она подошла к двери и подождала, пока Льюис сядет в лифт и спустится вниз. Только после этого она вышла из кабинета.

Несколькими минутами позже Факсс уже выступала в конференц-зале «Оу-Си-Пи» на совещании с группой работников компании, среди которых находился также и хмурый Джонсон.

- Поведение Робокопа, — говорила она, — определяется его программой, набором его директив. Пришла пора усовершенствовать программу. Поэтому я бы хотела услышать замечания каждого из вас на этот предмет.

Польщённые работники переглянулись. Дженни, стоя рядом с Факсс, приготовилась записывать. Из группы вышла одна из сотрудниц:

— Я всегда считала, что Робокоп должен был бы с большей симпатией относиться к женщинам.

Факсс кивнула:

— Это интересно, спасибо.

- Он всегда принимает субъективные решения, — заметил лысый мужчина. — Я считаю, что необходимо, чтобы Робокоп принимал решения объективные.

- Отлично, — прокомментировала Факсс.

- Не мог бы он в большей степени заняться проблемами охраны окружающей среды? — спросил кто-то другой.

- Я не вижу причин, почему этого не могло бы быть, — согласилась Факсс.

- И вся эта стрельба, которую он тоже больно любит, — застонала очередная сотрудница. — Я никогда не видела, чтобы он сделал что-нибудь действительно полезное — ну, например, посетил сиротский приют.

Джонсон вздохнул.

- Или помог коту слезть с дерева, — добавил он саркастически. — Или ходил по домам и собирал взносы на Красный Крест.

Факсс окинула Джонсона ледяным взглядом:

- Отлично, мистер Джонсон. Средства массовой информации будут в восторге. Огромное спасибо. Джонсон сжался в кресле.

«Почему она не спишет его вовсе? — подумал он. — Ведь она же только о том и мечтает».

ГЛАВА 17

Сержант Рид сидел за столом, стиснув руками голову. Две дюжины задержанных ожидали регистрации. За два прошедших дня застрелили шесть полицейских. Кризис на улицах Детройта нарастал с каждым часом. Рид отодвинул от себя книгу учёта, встал и двинулся по коридору. За ним следовала полусонная Эстевез5 — Это не работа для полицейских, — сказал Рид со злостью. — Это просто куча говна, Эстевез. Весь город расползается по швам. Только что из Гросс Пойнт звонил Паркхауз, умолял помочь.

- Гросс Пойнт? — заморгала глазами Эстевез. — Ведь это же богатый район. С чего это им нужна наша помощь?

- Они потеряли двух копов за сорок восемь часов, — пробормотал Рид. — Банда засранцев палила из противотанкового ружья. Там теперь такие же джунгли, как и в каждом другом месте.

Рид обернулся к Эстевез:

— Подежурь за меня у телефона, ладно?

Эстевез кивнула и вернулась в центральный зал отделения. Рид двинулся дальше, в комнатёнку Робо.

Реконструированный Робокоп важно сидел на своём кресле. С укреплённым на голове шлемом он выглядел, как новый. Так Акита и Линда Гарсиа, сидя за компьютером, проводили тесты.

Ладони Робо расслабились.

Его голова повернулась вбок. Ноги естественным движением поднялись вверх и опустились вниз.

Рид гневно глянул на пару кибернетиков:

— Он должен был быть готов час назад. На улице происходит полное безумие. Что-нибудь не в порядке?

- Нет, — ответил Так, нажимая клавиши управления. — Это новая программа «Оу-Си-Пи». Большая программа. Её сто лет приходится вводить.

- Готово, — объявила Гарсиа.

Рид обернулся к Робокоп у. Металлический гигант медленно поднялся с места.

Сержант усмехнулся:

— Как дела, Мёрфи?

В ответ Робо серьёзно улыбнулся:

— Отлично, потрясающе. Спасибо, что спросил.

Робо вышел из помещения. Шаг его был свободен, как никогда прежде. Ошеломлённый Рид с удивлением посмотрел на экспертов. Они заморгали глазами с недоумением.

Робо вышел из отделения, радостно помахав бастующим полисменам.

- Здравжелаю! — закричал он весело.

- Что? — не понял Уайттейкер.

Полчаса спустя сирена охранной сигнализации разорвала тишину ленивого дня. По улице эхом понеслись крики, сопровождаемые звуком бьющегося стекла.

Немолодой хозяин радиомагазина, шатаясь, прошёл через демонстрационный зал; с головы его капала кровь. Он пригнулся, когда какой-то предмет пролетел мимо по воздуху, чуть не задев его и так уже разбитый лоб. Молодой жулик в бейсбольном костюме засмеялся, прыгнул на прилавок и стад опорожнять кассу.

- Пожалуйста! — умоляющим голосом произнёс старик.

- Иди на хрен, — заржал сопляк, запихивая деньги в карманы.

Полдюжины его приятелей, тоже одетых в бейсбольную форму, били аппаратуру битами. Они выбирали самые дорогие аппараты и оттаскивали их к выходу. За ними спешил одуревший тренер с огромным телевизором в руках.

- Сматываемся! — заорал он.

Тренер и его команда вышли из магазина, собираясь грузить товар в небольшой серый пикап. Они уже начали было погрузку, как вдруг тренер застыл словно вкопанный. Навстречу им двигался полицейский ТурбоКруизер. Тренер выхватил пистолет.

- Мать вашу! — крикнул он. — Легавые!

Тренер выстрелил в приближающийся автомобиль.

Энн Льюис успела пригнуться, прежде чем пуля разбила лобовое стекло. Девушка выскочила из машины и покатилась по земле. Взбешённый тренер одну за другой стал посылать пули в её сторону. Льюис заползла за машину и достала оружие. За рулём невозмутимо восседал Робокоп.

Когда он, наконец медленно выползать из машины, тренер всё еще продолжал стрелять.

- Вот зараза, ребята, — сказал один из юных бандитов, — это же Робокоп.

Воришки прервали погрузку и все как один подняли руки вверх.

Робо неподвижно стоял возле автомобиля.

Льюис выскочила и спряталась за его металлической фигурой.

Тренер палил как сумасшедший.

Льюис слышала, как от Робокопа со звоном отлетают пули.

- Двигайся, Мёрфи, — проговорила она, — проснись, сделай что-нибудь.

Робо не двигался с места.

Тренер всё ещё стрелял.

Льюис подняла пистолет.

Тренер перестал стрелять.

Тренер перестал дышать.

Тренер перестал жить. Он со стуком упал на землю. Половина его команды спряталась в магазине.

- Мотаем через задний выход, — предложил один из мальчишек.

Льюис выстрелила из-за спины Робо.

- Спасибо за помощь, партнёр. Я это очень ценю.

Шестеро воришек помчались в глубь дома и попытались открыть задние двери. Те были заперты. Они повернулись, чтобы бежать обратно, но тут обнаружили, что дорогу им преградила крайне обозлённая Льюис, направив в их сторону пистолет.

- Вылезайте, голубчики. Быстро.

Льюис вывела из магазина стайку мальчишек, толкая их одного за другим на витрину.

Робо поднял тело мёртвого тренера высоко в воздух и внимательно посмотрел на него.

- Ты арестован, — сообщил он.

- Он же мёртв, Мёрфи! — воскликнула Льюис.

- У тебя есть право не отвечать на вопросы, — проинформировал останки Робокоп.

- Ручаюсь, что он воспользуется твоим советом, — крикнула Льюис.

- У тебя есть право получить адвоката! — рявкнул Робо трупу, на окровавленном носу которого стали собираться мухи.

- Ты же читаешь права мёртвому, Мёрфи! — снова крикнула Льюис.

Робо посмотрел на неё, а потом снова перевёл взгляд на труп. Он отпустил его.

- Извините, — пробормотал он. — У меня… проблемы.

Робо посмотрел на группку юных преступников. В своём робовидении он обнаружил новые директивы:

ПРИСУТСТВИЕ ДЕТЕЙ. ФУНКЦИЯ ОБРАЗЦОВОГО ПРИМЕРА. ДИРЕКТИВА СЕДЬМАЯ: ПРОПАГАНДИРОВАТЬ ГРАЖДАНСКОЕ ДОСТОИНСТВО. ДИРЕКТИВА ДЕВЯТАЯ: СДЕРЖИВАТЬ ВРАЖДЕБНЫЕ ЧУВСТВА. ДИРЕКТИВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ: ИСКАТЬ РЕШЕНИЕ, НЕ ПРИМЕНЯЯ ФИЗИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ.

Робо улыбнулся, отодвинул Льюис и собрал мальчишек вокруг себя. В эту минуту из дверей магазина появился окровавленный владелец.

- Так вот, ребята, — начал Робо, — это было нехорошо.

Льюис обменялась с владельцем магазина недоуменными взглядами.

Детки обалдели.

Робо продолжал свою лекцию. Когда он говорил, лицо и тело его слегка подрагивали.

— Потому что, понимаете ли, деструктивное поведение приводит к…

Робо дёрнул головой вверх.

- У вас должны быть положительные…

Его губы задрожали.

- Нельзя поджарить омлет, не разбив несколько… яиц… яиц…

Один из мальчишек заметил:

- Усраться можно. Да этот тип какой-то трахнутый.

- Грубая лексика способствует проявлению грубых… грубых… эмоций, — произнёс Робо.

- Катимся отсюда, — посоветовал один из воришек остальным.

Мальчишки рванули в сторону и, миновав Льюис, исчезли в глубине улицы.

- Убегают! — простонал хозяин магазина.

Он затрясся и посмотрел на Робо:

— Ты позволил им сбежать. Что с тобой, чёрт возьми, происходит?

- Эй, — ответил Робо, — ты проявляешь враждебность.

- Враждебность? — рявкнул владелец. — Они расколотили мне весь магазин, а ты тут проповеди читаешь. Ты паршивый железный дерьмюк, да я должен…

Робо ухватил владельца магазина за глотку и поднял в воздух. Тот стал задыхаться.

- И желаю вам всего самого хорошего, сэр, — сказал Робо, ставя торговца обратно на землю.

Робо достойным шагом вернулся к машине и уселся за руль.

- Ты идёшь, Энни? — позвал он.

Его более чем удивлённая напарница кивнула головой и уселась рядом.

- Куда теперь, Мёрфи?

- Туда, куда направит нас провидение, — ответствовал Робо, отправив свой крейсер в путешествие со скоростью добрых двадцати миль в час.

После нескольких минут странствия в таком черепашьем темпе Льюис начала терять терпение.

- Прибавь газу, Мёрфи. Люди семьёй быстрее успевают обзавестись, чем ты квартал проедешь.

- Здесь скорость ограничена до тридцати пяти, — объяснил Робо. — А я должен подавать обществу хороший пример, Энни.

- Да иди ты со своей «Энни», — огрызнулась Льюис. — Меня так никто не называет с тех пор, как я в школу пошла. И кроме того, я никогда… ты никогда… — она обернулась к Робо. — Мёрфи, Ты бы никогда меня так не назвал. Это всё «Оу-Си-Пи» свои номера откалывает, верно? Они ведь что-то с тобой сделали, да? Переставили у тебя всё в голове.

Робо ехал дальше.

- Я чувствую себя прекрасно. Кстати, я не говорил, что тебе очень идёт эта причёска?

Льюис откинулась на сиденье:

— Чёрт возьми, спасибо.

- И луна сегодня ночью красивая, правда? — продолжал Робо.

- Сейчас день, — заметила Льюис.

- Это неважно, — ответил Робо. — Важна сама мысль.

- Господи! — вздохнула Льюис. — Возвращаемся в отделение. Это всё, да?

Робо нажал на тормоз. Льюис по инерции полетела вперёд, ударившись о приборную доску.

- Боже, Мёрфи, мать твою! — закричала она. — Ты чуть мне лицо не разбил!

Робо молча вышел из машины.

Он подошёл к группе детей, играющих вокруг открученного противопожарного гидранта. Робо прошагал сквозь гейзер воды, протянул руку и закрыл кран.

Дети в недоумении уставились на него.

- Почему? — спросил один из них. — Мы просто немного поиграли. У нас нет денег, чтобы пойти в бассейн или в другие такие места.

Робо повернулся к детям:

— Сохранение наших природных ресурсов — это обязанность…

По его телу пробежала судорога.

- Катящийся камень…

Ещё одна судорога.

— …стоит двух.

Третья судорога.

Ребятишки захихикали, глядя на трясущегося от судорог Робокопа. Один из них, постарше, подкрался сзади и, вытащив из кармана флакон с краской, написал на спине у Робо: «Дай мне в зад».

- Иди, потрахайся с холодильником, — посоветовала одна из девочек.

- Грубый язык способствует грубым эмоциям, — заметил Робо, низко склонившись к ребёнку. Девочку вырвало, а по его телу пробежала очередная судорога.

- Следует всегда следить за рационом питания, — начал Робо.

Парнишка брызнул краской ему в лицо.

Робо застыл как соляной столб, а группа стоящих неподалёку людей со смехом следила за проделками кружащих вокруг представителя закона детишек.

Льюке вышла из машины и, размахивая пистолетом, подошла к ним.

- Хватит, сопляки. Цирк окончен. Разошлись, пока я вам мозги не повышибала.

- Сука, — пропищала маленькая девчушка, отскакивая назад.

Льюис подставила ногу. Девчонка споткнулась и рухнула физиономией в лужу.

- Плохо на ногах стоишь, — усмехнулась Льюис. Она взяла Робо под руку и повела к автомобилю.

Внезапно Робо застыл. Он резко развернулся, выхватывая пистолет. Льюис вздрогнула, когда в воздухе прозвучали три выстрела.

С другой стороны улицы к стене прилип парень с сигаретой во рту; пули Робо оставили отметины вокруг его головы.

Парень смотрел на них широко раскрытыми от страха глазами, а рот его отворился в беззвучном крике. Сигарета секунду повисела на нижней губе, потом упала на землю.

Робо спрятал пистолет и дружелюбно помахал парню:

— Спасибо, что бросили курить! — прокричал он.

Льюис снова подхватила Робо под руку и оттащила его к машине.

- Садись справа, — сказала она. — Я поведу.

- А почему? — спросил Робо.

- Ты тормозишь, когда видишь животных? — спросила Льюис.

- Конечно, — ответил Робо.

- Придерживаешься правой стороны, за исключением тех случаев, когда собираешься обгонять? — задала Льюис очередной вопрос.

- Конечно, — ответил Робо.

- С этой минуты, — решительно произнесла Льюис, — я буду вести машину, я буду диктовать условия и я буду арестовывать. И так будет до тех пор, пока я не приведу тебя к лучшему психиатру для роботов.

- Как хочешь, Льюис. Я не шовинист. Понимаешь?

- Понимаю.

- А, кстати, я тебе не говорил случайно, что тебе страшно идёт эта причёска?

- Да, — вздохнула Льюис, трогаясь с места, — говорил.

Робо довольно кивнул головой:

— Так я и думал.

ГЛАВА 18

Робо спокойно сидел на своём троне. Толстый кабель соединял его шею с подставкой кресла. Линда Гарсиа, бормоча под нос ругательства, отчищала его шлем от краски. Так Акита подозвал обеспокоенную Льюис к монитору.

На экране появлялось всё больше и больше директив.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ТРИ:

СДЕРЖИВАТЬ ВРАЖДЕБНЫЕ ЧУВСТВА.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ:

ПООЩРЯТЬ ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ:

ПОДАВЛЯТЬ АГРЕССИВНЫЕ ЭМОЦИИ.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ:

ПООЩРЯТЬ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ СЕМЬ:

ПРОБУЖДАТЬ ГРАЖДАНСКОЕ СОЗНАНИЕ.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ:

ИЗБЕГАТЬ ДЕСТРУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ:

БЫТЬ ДОСТУПНЫМ ДЛЯ ОБЩЕСТВЕННОСТИ.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ СОРОК:

УЧАСТВОВАТЬ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

ДИРЕКТИВА ДВЕСТИ СОРОК ОДИН:

ИЗБЕГАТЬ МЕЖЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ.

Список робототехнических «да» и «нет» растянулся до бесконечности Льюис сморщилась.

- Чёрт побери, в чём тут дело?

- Новые директивы, — ответил Так, — ограничивающие систему управления Робо. Их сотни. Бедняга от этого может свихнуться.

Гарсиа кивнула, продолжая стирать краску.

- Он просто не может этому противостоять. Ему вбили в голову всю эту чушь. И он должен подчиняться. Так он сконструирован и запрограммирован.

- Уберите это, — приказала Льюис: — Всё.

- Не можем, — вздохнул Так. — Здесь не можем. У нас нет аппаратуры, которая бы для этого годилась. Боюсь, что ему придётся носить всё это в себе, пока «Оу-Си-Пи» не признает разумным произвести поправки.

- Вот что они с ним сделали, — сказала со злостью Льюис. — Мы не дождались от них никакой помощи. Ты же понимаешь это, Так.

- Энн, — грустно произнёс Таи, — я ничего не могу сделать. Мне очень жаль.

- Ты хочешь мне сказать, что нет возможности привести Робо в порядок? — спросила Льюис. — Я не верю.

- Ясное дело, что возможности такие есть, — согласился Так. — Можно вымонтировать полностью черепные участки, но это приведёт одновременно к полному отключению системы поддержания жизни…

Линда Гарсиа сползла с лесенки, стоящей рядом с троном.

- Или можно пропустить через него несколько тысяч вольт и молиться, чтобы выдержала изоляция, а живые ткани не прожарились, как бифштекс.

- Чего бы мы ни захотели сделать, — сказал Так, — это связано со слишком большим риском. Мы можем его просто уничтожить.

- Убить? — спросила Льюис.

- Уничтожить, если принять во внимание, что это всё же машина, — сообщил Так. — Или убить, если принять во внимание, что он всё же и человек.

Робо вдруг резко ожил.

- Что, черрр… — начал Так.

Робо вырвал кабель за головы. Все счётчики и мониторы замерли.

- Эй, подожди! — взвизгнула Гарсиа.

Робо посмотрел на Така, Гарсиа и Льюис. Глаза его были стальными. Он встал с кресла и вышел из комнаты.

Льюис попыталась его догнать.

- Эй, Мёрфи, куда, по-твоему, ты идёшь?

Робо шагал впереди, расталкивая с пути полицейских.

Не замедляя шага, он подошёл к выходу и покинул отделение.

Льюис остановилась у дверей.

- Ох, Мёрфи, — прошептала она. — Бедный Мёрфи, вернись. Здесь ты в своей семье. Пойми это, наконец. Поверь. Вернись. Я люблю тебя, мешок ты железный.

ГЛАВА 19

Оказавшись на улице, Робо махнул рукой бастующим полицейским, потом обошёл здание. Уайттейкер подошёл к своему коллеге по имени Стеф.

- Мёрфи начинает сходить с ума, — вздохнул он. — Говорят, что сегодня утром он пошёл в камеру к малолеткам и устроил им часовую лекцию о нормах гражданского поведения.

- А по-моему, — ответил с гримасой Стеф, — так пусть будет одним штрейкбрехером меньше. Тем быстрее начальство подчинится нашим требованиям.

- Нет, — запротестовал Уайттейкер, — Мёрфи не штрейкбрехер.

- Что-то тут не сходится, Уайттейкер, — сказал Стеф. — Я не припомню, чтобы он бастовал вместе с нами.

- Он же машина, Стеф, — ответил Уайттейкер, — Что ему скажут, то и делает.

- Тогда каким же чудом он может сойти с ума? — парировал Стеф. — Разве машина может свихнуться? Он просто паршивый штрейкбрехер. Это ясно, как Божий день.

- Эй, что там происходит? — произнёс Уайттейкер.

Робо остановился и посмотрел в глубь дорожки, бегущей вдоль отделения. Потом пошёл дальше. Уайттейкер кивнул Стефу и, вместе с несколькими другими полицейскими, они выскочили из группы пикетчиков и устремились вслед за Робо.

- Куда он, чёрт возьми, собирается? — спросил Уайттейкер.

- Ты меня спрашиваешь? — ответил Стеф. — Это ведь ты же у нас специалист по машинам.

Робо подошёл к большому трансформатору, стоящему возле здания. Тот был огорожен проволокой, на которой висела таблица с надписью: «ОПАСНО: ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ!» Робо поднял руки, ухватился за сетку и разорвал её надвое.

Потом вцепился в металлическую заслонку трансформатора и сорвал её тоже.

- Эй! — закричал Стеф. — Уходи оттуда, Мёрфи! Эта штука опасна!

Робо сунул руки в трансформатор. Застывшие поблизости полицейские закрыли глаза, когда на дорожку вырвался сноп искр. Тело Робо тряслось, голубые молнии электрических разрядов полыхали между его телом и трансформатором. Он откинулся назад и закричал, когда часть его приборов охватил огонь. Электричество продиралось до самого нутра Робо. Льюис выскочила из отделения и выбежала на дорожку. Там стоял Робо, стонущий от боли.

- Мёрфи, — вздохнула Льюис, мчась по дорожке мимо полицейских.

- Не прикасайся к нему, Льюис! — закричал Стеф, бросаясь вслед за ней и резким толчком толкая на землю.

- В чём там, чёрт возьми, дело? — спросил один из оставшихся возле отделения пикетчиков. — Ох, мать моя, полицейский в опасности!

Пикетчики побросали транспаранты и побежали к аллейке.

- Разве мы не можем ничего сделать? — выдавила Льюис, глядя на содрогающееся тело Робокопа.

Заметив кучу досок, Льюис оттолкнула Стефа и. схватив одну из них, подбежала к своему напарнику. Замахнувшись доской, словно бейсбольной битой, она ударила Робо по корпусу.

Руки его оторвались от трансформатора, который в тот же момент взорвался. Сила взрыва отбросила Льюис на землю. Робо перелетел через дорожку и ударился о стену напротив трансформатора. Он медленно сполз вниз. Его обгоревшее тело дымилось. Робо лежал без движения. Льюис подбежала к нему и вытянула руку, желая прикоснуться к его груди. Она почувствовала жар.

- Господи! — воскликнула она, отдёргивая обожжённые пальцы. — Принесите носилки! — крикнула она.

- Отнесём его обратно.

Стеф обернулся к толпе остолбеневших полицейских.

- Слышите? — рявкнул он. — Пошевеливайтесь!

Через несколько секунд возле полицейского участка не осталось уже и следа забастовки. Четверо мужчин ринулись в здание и притащили на дорожку носилки.

Неподвижное тело Робо всё ещё излучало жар. Мужчины опустили носилки.

- Он слишком горячий, — предупредил Стеф. — Не прикасайтесь к нему. Берите его через куртки.

Льюис, Стеф и Уайттейкер сняли куртки и обмотали ими ноги Робокопа. Они медленно подняли тяжёлые металлические конечности, а другие полицейские подсунули под них носилки.

- Почему, чёрт возьми, он сделал этот идиотизм? — спросил Стеф.

Льюис старалась сдержать слёзы.

- «Оу-Си-Пи» набило его идиотскими программами, они полностью его уничтожили. Они сделали из него осла, а не полицейского. И он поджёг себя, чтобы избавиться от этих директив.

- Он ждал — не дождался того дня, когда сумеет снова вернуться на работу, — сказал Уайттейкер. — Он видел, как обстоят дела на улицах, и хотел вернуться.

Стеф заморгал глазами:

— Что ты хочешь этим сказать?

- Просто то, что Мёрфи любил свою работу и считал, что её нужно исполнять.

Стеф опустил взгляд на Робо.

- Чёрт побери, Мёрфи, ты и вправду особого типа задница, — он обернулся к остальным полицейским. — Порядок. Нам нужна будет помощь, чтобы дотащить носилки. Мёрфи весит с тонну.

Несколько полицейских подбежали к носилкам и ухватившись за них, где только возможно.

- Раз, два, подняли, — скомандовал Стеф.

Ругаясь и сопя от усилий, полицейские медленно подняли носилки. Потом, слегка пошатываясь, двинулись к двери участка, топча по дороге разбросанные транспаранты.

Внезапно тело Робо снова задёргалось.

Зараза, крикнул Стеф. — Он сейчас свалится!

Тело Робо сотрясла сильная судорога. Полицейские повалились на стороны, а Робо сполз на землю Стукнувшись о тротуар, он медленно сел.

Робо посмотрел на полицейских и перешёл в рабочую функцию.

Увидев вокруг удивлённые лица коллег, он заметил на внутренней части своей маски надпись: СПИСОК ДИРЕКТИВ.

Его компьютеры поискали в памяти, а потом появились слова: ДИРЕКТИВ НЕ ОБНАРУЖЕНА.

Робо медленно встал и постоял без движения.

- Как твоя рука? — сказал он затем, обращаясь к Льюис.

- Немного жжёт, — ответила она. — Ничего особенного. А ты как себя чувствуешь?

Робо сжал левую руку в кулак.

- Свински, — и, отвернувшись, пошёл вперёд.

- Что тебя грызёт, Мёрфи? — спросил Уайттейкер.

- Каин, — ответил Робо, останавливаясь и поворачиваясь к полицейскому. — Каин меня грызёт.

- А кто, чёрт возьми, такой этот Каин? — спросил Стеф.

- Ты слишком много времени провёл в пикетах, — ответила Льюис.

- Так кто ж такой Каин? — снова спросил Стеф.

- А как ты думаешь, кто производит НУКЕ? — сказала Льюис.

Робо двинулся в сторону ожидающего ТурбоКруизера.

Стеф взглянул на Льюис:

— Чёрт, он же не может просто…

Льюис пожала плечами.

Стеф рявкнул в сторону удаляющейся спины Робо:

— Ты же не можешь идти на этого сучьего сына один, Мёрфи! Он разорвёт тебя на куски, как в прошлый раз.

- А, чтоб тебе! — сказал Уайттейкер, направляясь к другому Круизеру.

Робо продолжал шагать. За ним устремился только Уаиттейкер. В душе Робо царил хаос. В нём нарастал гнев Он жаждал мести. Но не только за то, что сделал с ним Каин. Он пытался разобраться в своих мыслях. Он был полицейским. Хорошим полицейским. Дети. Повсюду вокруг него дети. Они попадали во всякие истории, потеряли себя, лишены были опеки. Дети… будущее… их юные лица ожесточались, их души переполнял яд. Будущее планеты принадлежит детям. Их нужно защитить.

— Эй, Мёрфи! — позвал Уаиттейкер. — Если не имеешь ничего против, я пойду с тобой.

— Не имею, — ответил Робо.

Остальные копы — те, что ещё несколько минут назад пикетировали отделение, — двинулись к своим, давным-давно стоящим без движения, автомобилям.

- Самое время снова вести себя, как полицейские, — произнёс один из них.

Стеф стоял, моргая глазами.

- Зараза, — сказал он, — это же безумие. Профсоюз нас сожрёт. У них есть списки.

А про себя подумал: «Я всегда считал, что профсоюзом руководит банда свиней».

Он перебежал улицу.

- Уайттейкер, погоди. Ты никуда не поедешь без напарника.

Уайттейкер уселся за руль своего ТурбоКруизера и завёл мотор. Стеф занял место рядом с ним.

- О'кей, Мёрфи, — пробормотал Стеф. — Двигаем всем цирком в дорогу.

ГЛАВА 20

Робокоп и Льюис возглавляли небольшую кавалькаду автомобилей, двигающихся по улицам Старого Детройта. Люди выбегали из домов, чтобы поближе разглядеть эту обнадёживающую картину.

- Что, чёрт побери, происходит? — спросил у остановившегося таксиста продавец хотдогов.

- Копы, — ответил удивлённый таксист. — И без транспарантов.

- Ну-ну-ну, — произнёс продавец, приветствуя взмахом руки караван машин.

- Добро пожаловать! — крикнул кто-то. — Вперёд, полиция! — запищала старая дама, поднимая кулак, сжатый в знак солидарности. Полицейские не останавливались. В нескольких милях от них, в районе Ривер Руж, Каин и Энджи на своём лимузине, за рулём которого сидел Катцо, остановились перед огромным зданием пивзавода «Токугава». Дюжина бандюг Каина с Хобом во главе уже ожидала их там.

Энджи посмотрела на высокое здание.

- Красиво, — сказала она, улыбаясь.

Каин вытащил из кармана нотариальный акт.

- Он наш. Куплено. Вылезаем из мрака, дорогуша. Теперь, для разнообразия, выйдем на солнце с поднятой головой.

- Не усёк, — сказал Катцо, устремляясь за Каином, Энджи и Хобом в здание.

Внутри здания было просторно, и если бы не толстый слои пыли, интерьер его напоминал бы декорации научно-фантастического фильма. Огромные резервуары стояли рядом друг с другом, наверху извивалась паутина труб.

- Пиво? — сказал Катцо. — Никак не усеку.

- Снизим объёмы алкоголя, — сообщил Каин, усмехаясь, — чтобы продемонстрировать нашу преданность делу общественного здравоохранения.

- Собираешься снова восстановить это дело? — спросил Катцо, чьи мясистая физиономия превратилась в один большой вопросительный знак.

- На полную производственную мощность, — захохотал Каин.

- Будешь делать пиво? — выспрашивал Катцо.

- Мы даже возьмём на работу прежний персонал, — ответил Каин. — Будем им хорошо платить. Мы начнём легальное дело и не будем подвергаться никаким подозрениям.

- А почему мы хотим делать пиво? — не успокаивался Катцо.

- Боже! — сказал Хоб, мелкое личико которого выражало бескрайнее удивление. — Ну и дурак же ты. Это прикрышка. Легавые будут искать в другом месте.

Катцо заморгал, всё ещё не до конца соображая. Каин вздохнул:

— Пойдём дальше.

Он подошёл к большой, покрашенной в белый цвет двери напоминающей размерами ворота банковского хранилища. Хоб вышел вперёд и набрал на клавиатуре электронного замка длинную комбинацию цифр. Дверь с грохотом открылась.

- Пожалуй, сейчас ты поймёшь, — сказал Каин, проводя компанию внутрь.

Тем временем кавалькада полицейских машин въехала на площадку перед пивзаводом. Вооружённые до зубов копы выскакивали из автомобилей и бегом мчались к зданию.

- Ну, как тебе это? — спросил Каин, показывая Катцо второй зал пивзавода.

Там внутри стояли два бронированных грузовика, древний дачный прицеп образца начала пятидесятых годов и ещё один большой крытый грузовик с открытой задней дверью. На полу лежали большие бочки, соединённые трубами с чем-то, находящимся внутри грузовика.

- Это, моё солнышко, — сообщил Каин, — сердце нашего нового предприятия.

Каин остановился возле грузовика. Тот был наполнен современнейшим лабораторным оборудованием.

- НУКЕ, — просиял Каин, — производится именно тут. Каждый его компонент будет рождаться здесь.

- Сделано в Америке, — добавила Энджи, подмигивая.

- Мы докажем, что эти слова снова будут что-то значить, — сказал Каин патетически, обнимая рукою широкие плечи Катцо.

- УУУУУ — заулыбался Катцо. — У меня просто камень с сердца упал. А я уж было подумал, что мы тут пиво будем варить.

- Это мощная аппаратура, — сказала Энджи, с уважением глядя на приборы. — Мы сможем производить здесь целые горы НУКЕ.

- Верно сформулировано, — ответил Каин. — Мы будем развиваться всё дальше. От города к городу. Это станет подобно революции. Всеобщая совесть для всех. Всеобщее счастье.

- Ну и, — сообщил Хоб моргающему Катцо, — упадут розничные цены.

Катцо продолжал моргать.

- Чем больше мы сделаем, тем дешевле будет НУКЕ, — сказал Хоб. — Но мы и гораздо больше его продадим.

- Классно! — выдавил из себя Катцо. Хоб склонил голову в сторону двери и прислушался.

- Тсссс, — прошептал он.

- Что? — спросил Катцо.

- Заткнись, — оборвал его Хоб. — Там что-то слышно.

Рядом со святыней Каина в главный зал пивзавода проскальзывали полицейские.

Во главе их шёл Робо. Пользуясь своим робовидением, осматривал он окружающее пространство.

Льюис шагала рядом с Робо, не зная, что её голова находится в самом центре прицела спрятавшегося на высокой галерее снайпера. Она прошла мимо котла и исчезла с линии огня. Её место занял Стеф.

Робо анализировал положение. Глаза его расширились. Он шагнул вперёд и толчком повалил Стефа на пол.

- Эй! — крикнул Стеф.

Робо выхватил «Авто-9», поднял оружие и выстрелил вверх. Выстрел застиг притаившегося бандита врасплох. Пуля прошла сквозь прицел его винтовки, пробила правый глаз снайпера и засела у него в мозгу.

Бандит отлетел назад и с воплем рухнул вниз.

Стеф поднялся, и в этот момент в огромном зале словно по мановению волшебной палочки, стали появляться новые охранники.

- Рассредоточьтесь! — крикнул Стеф.

Стрельбу тут же услышали в соседнем помещении пивзавода. Четвёрка гангстеров застыла на месте.

Энджи подбежала к окну:

— Это легавые!

Морда Катцо покраснела:

— Мы не готовы. Что нам делать?!

Каин подошёл к окну и выглянул наружу. Во дворе пивзавода шла настоящая битва, и копы смешивались со стреляющими наугад бандитами. Из худосочного тела Каина вырвался долгий вздох.

- Спокойно, — предостерёг он. — Формула НУКЕ у нас есть. Мы можем начать производство и в другом месте. Катцо, расставь людей по постам и сопротивляйся, пока сможешь. Их для того и учили.

Катцо заколебался:

— Я не хочу возвращаться в тюрягу. Серьёзно.

Каин похлопал Катцо по плечу, подталкивая его к двери.

- Друг мой, никакие тюремные стены не задержат тебя надолго. Мы заботимся о своих людях. А теперь — в бой, Катцо.

Катцо кивнул, как рвущийся в драку боксёр, и с «Узи» в руках выскочил из зала.

- А теперь валяем отсюда к чёрту, — сказал Каин Энджи и Хобу.

В главном цехе Катцо созвал своих людей, перегруппировал их и расставил в укрытиях за тяжёлой пивоваренной машинерией.

Полицейские, которые уже несколько недель не имели практики, делали всё, чтобы не попасть под пули.

Стеф с Уайттейкером присели за цистерной.

- Что ж, — сказал Стеф, — на этих пикетах мы, по крайней мере, поднакачали ноги.

- Можем их проверить, — предложить Уайттейкер. Они выскочили из укрытия и помчались навстречу бандитам. По полу вокруг них забарабанили пули. Они открыли ответный огонь, устраняя из боя троих противников. Потом спрятались за следующей цистерной. Коллеги повторили их тактику и стали приближаться к бандитам.

Гангстеров быстро припёрли к стене.

Стеф показал на потолок. Он поднял оружие, прицелился и послал на головы бандитов каскад электроприборов.

Бандиты рассыпались. Большинство из них тут же повалились под огнём полицейских.

- Окружите участок и атакуйте снаружи, — приказал Стеф, оглядывая поле боя.

Вместе с Уайттейкером он вывел полицейских на улицу к погрузочному помосту.

Робо осматривался на дворе, не обращая внимания на стрельбу вокруг. Каин был где-то рядом. Робо чувствовал это.

Во втором помещении пивзавода Энджи отражала атаки полицейских огнём из автомата. Юный Хоб, сморщившись от напряжения, посылал выстрел за выстрелом из своего «Узи».

«Если мы не сумеем их прикончить, — рассуждал он, — я расколочу им машины».

Губы Хоба искривились усмешкой. Он прицелился в стоящие на дворе ТурбоКруизеры.

Робо усилил чувствительность звукоулавливателей. Он ясно услышал голос Хоба. «Где мальчишка, — пришёл он к выводу, — там должен быть и Каин». Он обошёл здание. Остальные полицейские цепочкой последовали за ним.

Робо шагал вперёд. Внезапно он остановился и напряг слух. Из здания донёсся шум.

Ворота у погрузочного помоста взорвались и изнутри прямо на Робо выскочили два бронированных грузовика.

В первом из них Энджи выжала газ до предела. Робокопа ударило радиатором и он свалился под колёса автомобиля.

- Мёрфи! — крикнула Льюис, бросаясь вместе с остальными полицейскими вслед за Робо.

Сидящий во втором грузовике Хоб швырнул на помост баллон со слезоточивым газом. Ударившись о землю, баллон взорвался и газ поплыл прямо на подбегающих полицейских. Хоб бросил второй баллон, потом ещё один — и, наконец, полицейские потонули в искусственном тумане. Качаясь, они выползали из опасного участка с трудом втягивая воздух и кашляя.

Робо подскочил, когда второй грузовик с рычанием проносился мимо. Он быстро проверил своё состояние. Ничего не было повреждено.

Рядом ожил ещё один двигатель. Включив термовидение, чтобы проникнуть взглядом сквозь клубы газа, Робо заметил за рулём большого «Харли-Девидсона» одного из сообщников Каина.

Бандит пытался вырваться из здания вместе с грузовиками.

- На этот раз не выйдет, — произнёс Робо, когда мотоцикл с рёвом рванулся вперёд.

И Робо тоже рванулся вперёд.

Он рассчитал момент, когда мотоцикл окажется рядом, и появился в нужной точке парой секунд раньше. Стиснув левую руку в кулак, он вовремя поднял её.

Кулак угодил в голову проезжающего мотоциклиста и повалил того на землю. Недолго думая, Робо поднял мотоцикл и вскочил на сиденье. Он прибавил газа и, набирая скорость, стал удаляться от пивзавода.

Остальные бросились за ним.

- Он никогда их не догонит, — произнёс Стеф, вытирая слёзы. — У грузовиков было слишком большое преимущество при старте.

- Догонит, — ответила Льюис. — Он такой, что догонит.

- Пойдём, — сказал Уайттейкер, показывая на разбитые двери. — Посмотрим, не приготовил ли Каин для нас каких сюрпризов.

Льюис, Стеф, Уайттейкер и ещё один полицейский, по имени Меркел, вошли в тайное логово Каина.

Посередине стоял большой грузовик. Полицейские обошли его сзади. Двери, ведущие внутрь, были открыты.

Стеф жестом показал коллегам, чтобы они не приближались. Он осторожно подошёл и заглянул внутрь, где и обнаружил готовую к действию пластиковую бомбу.

- Ложись! — крикнул он, мгновенно разворачиваясь, и упал на землю в ту самую минуту, когда грузовик взорвался.

Огромный огненный кулак пробил потолок помещения, расшвыривая над головами лежащих куски металла.

Льюис закашлялась от дыма. Меркел подполз к Стефу и оттащил потерявшего сознание коллегу от бушующего огненного пекла, разразившегося там, где ещё минуту назад стоял грузовик.

И тут, как по волшебству, появился Катцо.

- Эй, легавые!

Уайттейкер поднял голову. Огромный башмак Катцо вонзился ему в живот и полицейский, застонав от боли, заскользил по полу.

За спиной у Катцо вскочила Лыоис. Детина резко развернулся и выстрелил. Грохот выстрела прокатился по залу. Пуля попала в закрытую бронежилетом грудь Льюис. От силы удара она задохнулась и отлетела назад. Джиллетт, правая рука Катцо, выскочил с другой стороны огненной стены и, ухватившись за запястье Льюис, вышиб из её руки пистолет. Он потащил вырывающуюся девушку к горящему грузовику.

Меркел, подняв взгляд от неподвижного Стефа, прицелился и дважды выстрелил в Катцо. Тот рассмеялся, когда пули просвистели мимо его уха, не причинив никакого вреда. Вытянув оружие, он бросился вперёд и стал избивать полицейского рукояткой.

Тем временем Льюис боролась с Джиллеттом, который всё ближе толкал её к огню. Ей удалось с силой ударить ногой бандиту в пах. Джиллетт застонал и разжал руку.

Катцо поднял пистолет. Заметив это, Льюис толкнула Джиллетта прямо под выстрел — и Катцо с удивлением обнаружил, что всаживает один за другой три пули в грудь своего не менее удивлённого приятеля. Весь залитый кровью, Джиллетт упал на пол пивоварни.

- Ну что ж, — философски рассудил Катцо, — по крайней мере ничего хуже с ним уже не случится.

Он оглядел зал. Льюис стояла в одиночестве. Её фигуру освещало вырывающееся из грузовика пламя. Катцо рассмеялся и поднял пистолет.

Как на стрельбище. Он нажал на спуск. Щёлк. Катцо недоуменно глянул на своё оружие. Патроны кончились? Зараза! Ну ладно. Катцо отбросил пистолет и выхватил из-за пояса два больших ножа. Он перебросил их из руки в руку с ловкостью опытного бойца.

Льюис наклонилась и тоже выхватила из сапога нож.

- Значит, будем на ножах, — сказала она с улыбкой.

Катцо приближался к Льюис с поразительной для человека его облика грацией. Он взмахнул ножом. Лезвие рассекло пояс девушки. Катцо снова бросился вперёд, и на щеке удивлённой Льюис появилась тонкая царапина.

- На ножах, — засмеялся Катцо. — А мне ничего другого и не надо. По крайней мере, когда имеешь дело с дамочками.

Чувствуя себя уже победителем, Катцо яростно взмахнул рукой, но Льюис подняла правую руку и блокировала удар бандита. Она присела, и её рука с огромной силой рванулась вперёд. Лезвие погрузилось в грудную клетку Катцо точно между рёбрами. Изо рта бандита вырвались произнесённые бесстрастным тоном слова:

— Вот сука…

Льюис медленно распрямлялась, одновременно поворачивая нож. Она чувствовала, как лезвие проникает в сердце противника. Она приблизила своё лицо почти вплотную к его лицу и смотрела, как ошеломлённый бандит умирает.

- Пожалуй, не слишком долго удалось тебе пожить в Детройте? — спросила Льюис.

На лице Катцо застыла мёртвая гримаса. Льюис вытащила нож. Грузное тело бандита пошатнулось и с шумом упало на пол.

Льюис повернулась к Уайттейкеру, всё ещё лежащему на земле. Он махнул рукой, успокаивая, что у него всё в порядке. Льюис подбежала к Стефу и Меркелу. Обоим здорово досталось, но и они были живы.

- Эй! — крикнула Льюис в разбитые двери стоящим снаружи полицейским. — Вызовите скорую! У нас двое раненых!

ГЛАВА 21

Два грузовика с рычанием неслись среди трущоб, окружающих Ривер Руж. Энджи с Хобом обменялись довольными улыбками.

- Полисмены — дураки, — подвела итог Энджи.

Хоб кивнул:

— Точно так.

В другом грузовике Каин сжимал баранку, чувствуя одновременно злость и триумф. Он позаботится о том, чтобы Робокоп заплатил за этот номер смертью. Миллионы долларов коту под хвост! Помешали осуществиться его мечтам. Это непорядок. Америка — страна неограниченных возможностей. А какое такое преступление совершил Каин? Он просто хотел подзаработать пару долларов.

Размышления Каина прервал шум мотора. Он нервно оглянулся. К грузовику приближался мотоцикл, за рулём которого сидел Робокоп. Каин прибавил газу. Без результата. Мотоцикл был всё ближе. Вскоре Робо оказался уже на уровне кабины грузовика и медленно стал его обгонять.

Каин выругался. Он крутанул влево, пытаясь отбросить Робокопа на стену пустующего здания. Угадав намерение Каина, Робо добавил скорости и выскочил из-за грузовика. Каин со злостью рявкнул, когда грузовик с разгона выпрыгнул на тротуар и врезался в стену. Вращая руль, Каин сумел снова вывести машину на улицу.

Он посмотрел налево, потом направо. Нигде ни следа ни Робо, ни мотоцикла. Каин довольно хмыкнул.

- Да я его раздавил, как клопа, — вздохнул он облегчённо.

Грузовик на полной скорости ворвался в жилые районы Старого Детройта. Обогнав грузовик на три квартала, Робо резко свернул и влился в поток машин, ловко проскальзывая между ними. Он выскочил на небольшую аллейку, снова свернул и опять очутился на улице. С противоположного её конца появился грузовик Каина. Сидящих за рулём гангстер хмуро засопел при виде металлического блюстителя порядка, мчащегося ему навстречу на огромной скорости. Ни малейших сомнений: он шёл на таран.

- Отлично, башка железная, — сказал Каин, снова прибавляя газ. — Самое время тебе почувствовать, как бывает больно.

Грузовик нёсся прямо на Робо.

Тот заскрипел зубами.

«Это за детей, — говорил он себе. — За будущее». И ещё прибавил скорости.

Каин рассмеялся:

— Будет несложно.

Мотоцикл врезался в капот грузовика и тело Робо взмылось высоко в воздух. Бронированный грузовик раздавил мотоцикл вдребезги. Каин снова засмеялся. Но тут же настроение его испортилось. Пролетев по воздуху, тело Робокопа обрушилось на ветровое стекло, разбивая его вдребезги и вонзаясь в верещащего Каина. Металл столкнулся с телом. И это была неравная борьба.

Грузовик, волоча зацепившийся снизу мотоцикл, со стоном катился вперёд, оставляя позади фонтаны искр, высекаемых металлом о бетон. Он проехал, виляя, ещё сотню метров, а потом завалился набок и с треском рухнул на тротуар. Задние двери шумно распахнулись, и оттуда поднялась в воздух туча банкнотов. Миллионы долларов бумажками мелкого достоинства.

- Ого, мать твою! — заорал какой-то алкоголик, хватая двадцатидолларовую купюру. — Баксы с неба сыпятся!

В кабине грузовика что-то пошевелилось. Металлическая ладонь вырвала дверцу со стороны водителя и на улице появился Робокоп. Не обращая внимания на бродяг, вырывающих друг у друга деньги, он пошёл своей дорогой.

«Теперь придётся заполнять кучу бумаг», — подумал он.

ГЛАВА 22

Джонсон, доктор Факсс и Старик молча сидели в квартире последнего. Доктор Факсс, застыв как каменное изваяние, положила ладонь на руку Старика. Джонсон притворялся, что не видит этого.

В комнате болтал телевизор. Шла реклама. Миловидная дама в бикини стояла возле высокого зеркала, в котором отражалось яркое солнце. На фоне её аппетитных форм появились слова «ЛОС АНДЖЕЛЕС», а диктор произнёс:

— Говорят, что двадцать секунд под калифорнийским солнцем — сейчас, когда мы потеряли озонный слой, — слишком много.

Девушка улыбнулась, взяла баночку и стала втирать в свою грудь чёрную, похожую на смолу, мазь.

- Но так было, пока не изобрели «Сан Блок 5000», — объявил диктор. — Достаточно втереть в тело полкилограмма этого препарата и… — девушка легла у края бассейна, — и тебе хорошо много часов. До свидания на пляже.

После рекламы на экран вернулись ведущие новостей: Джесс Перкинс и Кейзи Вонг. Лица их озаряли дежурные улыбки.

Старик напрягся, когда в кадре появилась фигура Робокопа, окружённая радостными полисменами.

- Забастовка полиции подошла к концу, — сообщила Джесс. — Завершилась очень сложная акция. Полицейские из Детройта под предводительством Робокопа уничтожили фабрику, производящую НУКЕ и схватили таинственного короля банды НУКЕ, о котором известно что ныне он балансирует на грани жизни и смерти в медицинском центре «Оу-Си-Пи».

Затем на экране возникли кадры с мэром Кузаком в главной роли. Посреди переполненного судебного зала он пытался придушить Джонсона. Джонсон растирал синяки на шее.

- А теперь остальные местные новости, — продолжала Джесс, — мэр Кузак заработал себе неважную репутацию за агрессивное поведение, явившееся следствием провала попытки заблокировать переход власти в городе к компании «Оу-Си-Пи». Оперативный директор «Оу-Си-Пи», Дональд Джонсон, комментирует это следующим образом…

На экране появился Джонсон, хриплым шёпотом сообщающий журналистам:

— Дело в том, что «Оу-Си-Пи» не может оплачивать счета за некомпетентную администрацию. Однако мы можем сделать для города очень многое, как только мэр Кузак и те люди, которые заварили эту кашу, отойдут с дороги.

- Хорошо сказано, — заметил Старик, выключая телевизор, когда на экране появилась очередная реклама.

- Спасибо, сэр, — улыбнулся Джонсон. — В наших планах ничего не изменилось.

- Кое-что изменилось, — сообщил Старик. — Мне не нравится, что полиция вернулась на работу.

- Это ещё может оказаться для нас выгодно, сэр, — с улыбкой сказала доктор Факсс.

Джонсон скривился. Старик был в руках этой женщины. Это заметно и невооружённым глазом.

С тех пор, как полиция вернулась к работе, в общественном мнении мы будем выглядеть вполне благоприятно, — заметила Факсс.

- Но мы и являемся вполне благоприятной для общества компанией, — сказал Старик. — Мы лишь желаем избавить Америку от жира, вернуть ей жизнеспособность.

- Но не все такие провидцы, как вы, — снова улыбнулась доктор.

- Вот в этом-то и проблема нашей страны, — подчеркнул Старик.

Джонсон поудобней примостился на кресле. Сейчас снова последует речь. Факсс продолжала улыбаться Старику с миной, преисполненной обожания. И в этой улыбке было нечто такое, от чего по спине Джонсона пробежали мурашки.

ГЛАВА 23

На опустевшей стоянке возле медицинского центра «Оу — Си-Пи» стояла бронированная машина. Сидящая рядом с Хобом Энджи передала ему бинокль.

- Третий этаж, — прошептала она. — Четвёртое окно слева.

Хоб нервно поднял бинокль.

- Он там, — сказала Энджи. — Видишь? Свет ещё горит.

- Ну и что с того? — ответил Хоб. — Нам не нужно сюда приезжать. Нас могут выследить.

- Мы должны заботиться о своих, — прошептала она. — Он так говорил.

- Он много чего говорил, — ответил Хоб, возвращая бинокль. — Сматываемся отсюда.

- Он нас прибьёт, если мы не попробуем его вытащить, — с упором произнесла Энджи.

Хоб опустил голову, словно собираясь вздремнуть.

- Никого он больше не прибьёт. Ты слышала новости? Да, чёрт возьми, так или иначе, он уже, наверно, давно помер.

Губы у Энджи задрожали:

— Да, но… Не знаю.

Хоб повернулся к ней. Лицо его потяжелело, а в глазах вспыхнул огонь. Такой огонь Энджи прежде видела только в глазах Каина.

- Теперь ты будешь делать только то, чего хочу я. Езжай.

Энджи молча кивнула, подчиняясь настояниям Хоба.

Когда они отъехали, весь свет на третьем этаже погас. Весь, за исключением того окна, за которым лежал Каин,

Он лежал неподвижно, опутанный паутиной аппаратуры, поддерживающей жизнь в теле. Широко раскрытые глаза смотрели на блестящие приборы. «Забавно», — подумал Каин. Сперва машина сделала ему ЭТО, а теперь машина ему помогала. С правой стороны ровно посапывало искусственное лёгкое. Слева монитор регистрировал ритм его сердца. Он услышал, как двери открываются, и устремил взгляд в том направлении.

С ангельской улыбкой в помещение вошла доктор Факсс. Она осторожно глянула через плечо, чтобы удостовериться, что никто её не видел, затем тихо прикрыла за собой двери. Не переставая улыбаться, она закрыла дверь на задвижку и подошла к кровати.

- Однако вам и досталось, — ласково произнесла она. — Но у меня для вас хорошие новости: ещё есть шанс.

Каин подозрительно рассматривал её. Он попытался что-то сказать, но не смог.

Факсс продолжала улыбаться.

- Есть шанс прикоснуться к вечности…

Каин заморгал.

Факсс вынула из сумочки радиотелефон и набрала номер.

- Доктор Велтман? Боюсь, что ваш пациент умер… Да, я совершенно уверена. Подготовьте свидетельство о смерти и соберите операционную бригаду. У нас только шесть минут, потом клетки станут бесполезны.

Каин с ужасом посмотрел на женщину. Да она с ума сошла! Он попытался пошевелиться на кровати, но убедился, что слишком крепко привязан к ней. Факсс старательно прикрыла его одеялом, запечатлев на вспотевшем лбу материнский поцелуй.

- Теперь, — прошептала она, — будь хорошим мальчиком и расслабься.

После чего отключила искусственное лёгкое. Глаза Каина расширились. Он захрипел. По телу его пробежала судорога, голова надулась, и казалось, что вот-вот она взорвётся.

Вырвав руку из сплетения проводов и трубок, Каин попытался схватить женщину. А та даже не старалась увернуться. Она спокойно смотрела, как ладонь Каина замерла на полпути, вздрогнула и упала на постель

Через несколько секунд кардиограмма Каина была ровной, как автострада.

Доктор Факсс повернулась к зеркалу, поправила блузку и волосы. Потом вернулась к двери к открыла её.

В палату ворвалось несколько санитаров с носилками. А пару минут спустя в операционной группа хирургов собралась вокруг неподвижного тела Каина. Факсс с удовольствием наблюдала эту сцену из предназначенного для студентов зала анатомического театра. Главный хирург, доктор Велтман, никогда прежде не проводил столь сложной операции.

Глазные яблоки и зрительные нервы, равно как и мозг, были осторожно извлечены из тела и помещены в большой сосуд с какой-то жидкостью. К сосуду подключили аппаратуру, поддерживающую жизнедеятельность.

Два часа спустя доктор Велтман поднял взгляд на Факсс и кивнул. Он снял маску и улыбнулся. Факсс быстро спустилась в операционную.

- Успешно? — спросила она.

- Успешно, — подтвердил Велтман.

К нему подошёл санитар.

- А что мы будем делать с этим? — он указал на лежащую на столе отрезанную и безглазую голову Каина. Череп его зиял пустотой.

Велтман пожал плечами:

— На помолвку.

Санитар собрал то, что осталось от головы Каина, и выкинул в корзину.

- Не хотите выпить, доктор? — предложила Факсс хирургу.

- С удовольствием, доктор, — ответил Велтман.

В сопровождении операционной бригады они вышли из зала.

Из оставшегося у них за спиною сосуда вслед им смотрела пара глаз, а находящийся рядом мозг пылал яростью.

Сущность Каина — его разум, его воспоминания, его зрение — различала сквозь слои жидкости фигуры Факсс и Велтмана.

Каин был жив.

Жив!

ГЛАВА 24

Вместе с окончанием забастовки жизнь на полицейском участке вернулась в норму, а это означало, что каждые шесть-семь десятых секунды тут начинался форменный бедлам. В приёмном зале, состоящем из дюжин комнатёнок, отделённых друг от друга стенками толщиной в листок бумаги, измученные копы принимали жалобы от возбуждённых граждан. Льюис сидела за клавиатурой компьютера, неумело вводя в память данные из своих записок. К ней подошёл Робокоп.

- Слушай, Мёрфи, как насчёт того нападения на винный магазин на прошлой неделе… ты помнишь адрес?

- Северное Митсубиси, 633, - не задумываясь, ответил Робо.

- Отлично, — сказала Льюис, снова склоняясь над клавиатурой. — Взяли заложника. Это какой код?

- Бейкер Аллен, 3, подраздел 12.

- Спасибо, — Льюис нажала не ту клавишу. — Вот зараза!

К Робо подошёл Стеф.

- Мёрфи, тебя сержант хочет видеть.

Робо кивнул и молча отошёл.

Льюис глянула на Стефан.

- В чём там дело?

- А кто его, чёрт возьми, знает? Рид говорит, что это личный вопрос. Может, ты скажешь, что это значит?

- Стеф пожал плечами, удаляясь в свою комнатёнку.

- Не выношу бумажной работы.

Робо шагал по коридору, но внезапно остановился услыхав знакомый голос. Женский голос. Голос Эллен Мёрфи, жены погибшего Алекса Мёрфи.

- Всё в порядке, Том, я знаю, где это. Я сама возьму.

Эллен Мёрфи вышла из кабинета, держа в руке пустую кофейную чашку, и, повернувшись, наткнулась прямо на Робо. Она посмотрела в его тёмные глаза. Робо стоял неподвижно. Он почувствовал, как впервые с тех пор, когда, последний раз вздохнув, перестал быть человеком, у него разрывается сердце.

- Извини, — сказал он негромко.

К Эллен подбежал её адвокат, Том Делани. Он нахмурился и покрутил головой.

Меж тем на сцене появился ещё один юрист. По лбу его струился пот. Это был Хольцганг, представитель «Оу-Си-Пи».

- Чёрт бы его… — пробормотал он.

- Вы говорили, что она, его не увидит, — повернулся Делани к Хольцгангу.

Хольцганг бросил взгляд в сторону стола, за которым сидел Рид. Тот нервно барабанил пальцами по доске.

- Подождём, Эллен.

Рид встал и вывел побледневшую Эллен. Шагая по коридору в соседнее помещение, она продолжала оглядываться на Робо.

- Меня зовут Том Делани, — сообщил адвокат Робокопу. — Я адвокат и представляю вдову полицейского Алекса Мёрфи. Нам нужно поговорить. Это важно.

Делани вывел Робо из кабинета. Хольцганг поспешил за ними.

- Я ваш представитель от имени «Оу-Си-Пи», Робокоп. Ничего не говорите ему. Ни слова!

Делани уселся на стуле. Робо и Хольцганг продолжали стоять.

- Вы следили за миссис Мёрфи? — спросил Робокопа Делани.

Киборг молча смотрел на него.

- Соседи видели, как в течение двух последних месяцев вы проезжали мимо её дома несколько раз.

Хольцганг обернулся к огромной фигуре Робо:

— Не разевай рта!

Робо окинул маленького человечка яростным взглядом. Ноги у Хольцганга затряслись, когда Робо с упором заявил:

— Я буду… разевать… рот!

Делани наслаждался происходящим.

- Я ни в косм случае не хотел бы вмешиваться в дела жены и мужа, но…

Хольцганг затрясся от бешенства.

- Это не Алекс Мёрфи, — заявил он, тыча пальцем в металлическую грудь Робо. — Это продукт, созданный «Оу-Си-Пи», в котором использованы некоторые неврологические элементы из останков Мёрфи. Мёрфи подписал разрешение на использование этих элементов после его смерти, — Хольцганг пронзил Робокопа гневным взглядом. — Вот так ты и скажешь. Перед телекамерами! Перед магнитофоном! Чтобы подобные афёры больше не повторялись.

Игнорируя разбушевавшегося Хольцганга, Робо слушал, что говорит Делани.

- Мы беспокоимся о пенсионных привилегиях. Понимаете, «Оу-Си-Пи» нам угрожает.

Робо резко повернулся, со злостью посмотрев на Хольцганга. Тот не уступал.

- Мы требуем от тебя заявления. Будешь с нами сотрудничать — всё в порядке, жена Мёрфи и его ребёнок получат все привилегии, полагающиеся семье погибшего полицейского. Устроишь бучу — фига с маслом они получат. Нуль без палочки.

Робо зарычал и сделал шаг в сторону Хольцганга, но сдержался и укротил нарастающий гнев. Делани встал.

- Извините, — сказал он примирительно, — но для всех заинтересованных будет лучше, если вы пойдёте нам навстречу. Лучше для неё. Лучше для вашего сына.

«А что со мной?» — подумал Робо.

- Я пойду… вам… навстречу, — ответил он.

Хольцганг отправил Делани жестом ладони. Адвокат миссис Мёрфи исчез, а его место занял оператор с видеокамерой.

По коридору шла Льюис с пачкой бумаг под мышкой. Она заметила Робо и стоящих рядом с ним мужчин.

- Всё в порядке, — сказал Хольцганг. — Сейчас мы с этим покончим. Ты готов?

Робо кивнул:

Льюис заглянула в кабинет Оператор включил камеру, Хольцганг стал задавать Робокопу вопросы.

- Справедливо ли назвать вас машиной, в которой использованы элементы живых тканей?

- Да, — ответил Робо.

- То есть, — улыбнулся Хольцганг, — вы не человек?

- Я не человек, — согласился Робо.

- Таким образом, вы признаёте, — продолжал Хольцганг, — что не обладаете никакими правами, присущими человеческому существу?

Робо стиснул зубы и молчал.

- Я требую ответа, — сказал Хольцганг.

Робо молчал.

- Прекрати снимать, Джон, — попросил Хольцганг оператора. Потом посмотрел на Робо. — Послушай, я догадываюсь, что ты не больно меня любишь. Быть может, даже считаешь меня полной сволочью. Но ты ошибаешься… серьёзно ошибаешься…

Робо двинулся к выходу. Хольцганг, чуть не наступая ему на пятки, рванулся следом.

- Это как раз ты настоящий сукин сын, — доказывал Хольцганг. — Ты представляешь, сколько неприятностей доставляешь тем самым этой бедной женщине? — он выхватил из сумки картонную папку и сунул её в руки Робо: — Посмотри на её бумаги, — сказал он с гримасой. — Ну, почитай!

Робо просматривал документы, а Хольцганг скакал вокруг.

- Всего несколько месяцев назад миссис Мёрфи не выходила из спальни. Она даже стала носить одежду мужа, чтобы чувствовать его близость. Потом были терапевты, гипнотизёры, гомеопатия, акупунктура и священники из церкви. Только недавно она начала смиряться с утратой мужа. Вернулась на работу. И теперь ты устраиваешь ей эти паршивые номера!

Руки Робо задрожали. Хольцганг решил нанести последний удар:

— Ты разрываешь её на куски, понимаешь? И за что? Что ты можешь ей предложить? Общество? Любовь? Мужскую любовь? Или ты считаешь, что обладаешь всем тем, что могло бы вернуть ей мужа?

Робо аккуратно закрыл папку и вернул её Хольцгангу.

- Нет, — сказал он тихо. Потом кивнул оператору. — Можете снимать дальше.

Хольцганг начал сначала:

— Считаете ли вы, что что-либо даёт вам право на обладание теми же правами и привилегиями, которые присущи, согласно кодексу, человеческому существу?

— Нет, вздохнул Робо. — У меня нет никаких прав.

- Вы просто машина.

- Я… машина.

- Ничего более.

- Ничего более, — бесцветным голосом повторил Робо.

- Достаточно, — сказал Хольцганг, и оператор выключил камеру. — Теперь можешь идти со мной.

Льюис втиснулась в тёмную нишу, когда Хольцганг провёл Робо в кабинет, где сидела смертельно бледная Эллен. Рядом с ней находился Делани.

- Алекс! — крикнула Эллен, вскакивая со стула.

Робо стоял молча, неподвижный, как статуя.

- Ты не узнаёшь меня, Алекс? — зарыдала Эллен.

Робо тупо смотрел на неё.

- Ты не узнаёшь меня? — повторила Эллен.

Хольцганг подтолкнул Робокопа:

— Отвечай.

Робо не спешил отвечать. Эллен положила руки на грудь Робо в том месте, где билось бы сердце Алекса Мёрфи.

- Алекс, — плакала она. — Неважно, что с тобою сделали… Неважно. Неважно.

Робокоп уставился в стену над головой Эллен, избегая её взгляда.

- Извините. Я вас не знаю.

Потом он повернулся и вышел из комнаты. Заплаканная Эллен, потрясённая новой утратой мужа, бессильно упала на стул.

Делани мягко взял её под руку и вышел из отделения к ожидающему такси.

Робо одиноко стоял в опустевшем кабинете и смотрел, как они отъезжают.

ГЛАВА 25

Робокоп неподвижно сидел без шлема на своём троне. Так Акита прекратил попытки вывести на монитор показания различных систем Робо: на экране не появлялось ничего. Так вышел из помещения, бормоча проклятия.

Робо продолжал сидеть на своём месте. В дверях появилась Льюис. В коричневой бумажной сумке она несла еду.

- Можно тут перекусить? — спросила она. Робо тупо глазел в пространство.

Льюис пожала плечами, села напротив него и вытащила из пакета бутерброд.

- Знаешь, что меня особенно бесит? — спросила она, откусив кусок. — Вот это самое свинство, которое устроил тот сукин сын. Это же чистой воды шантаж. Ведь тебе даже не платят за работу, которую ты делаешь.

Левая ладонь Робо начала постукивать по металлическому подлокотнику. Льюис признала этот жест вполне человеческим. Он выражал сдерживаемую ярость.

- Я понимаю, тебе пришлось всё это сказать, — говорила Льюис, — но это неправда. Всё не так, как они говорят. Ты не такой, как они утверждают. Ты не машина, — она посмотрела глубоко в глаза Робо. — Ты гораздо лучше.

Ладонь Робо стиснула подлокотник, сминая металл. Он без слова встал, схватил шлем и выскочил из комнаты. Льюис отбросила бутерброд.

- Ну вот, мило поболтали.

Она побежала вслед за Робо и услышала, как взвизгнули шины и его ТурбоКруизер отъехал от здания.

- Зараза, — пробормотала Льюис.

Несколько минут спустя машина Робо остановилась возле свалки металлолома. Робо вышел из автомобиля и подошёл к огораживающей участок сетке. Он ухватился за неё и разодрал сильным рывком. Затем вошёл на свалку и затянул за собой разорванную сетку.

Робо молча зашагал сквозь кладбище искорёженных машин и останков домашней утвари. Вокруг возвышались подъёмные краны, поднимающие своими мощными магнитами разбросанный металлолом.

Робо наблюдал, как они подхватывают огромные куски металла и грузят его на транспортёр, который посылает металл к воющей, пищащей машине, превращающей его в мелкую стружку.

Робо обвёл свалку взглядом.

Металл.

Потом опустил взгляд на свои руки.

На минуту он и сам показался себе заржавевшим, забытым, бесполезным.

Он представил себе, как мощные магниты несут его старое покоробленное тело на транспортёр. Тот двинулся — и стонущая машина проглотила тело Робокопа, разрывая его на куски своими вертящимися, острыми, как бритва, зубами. Клочья тела рухнули в брюхо чудовища, где перемешались с обломками тостеров, газовых плит и газонокосилок.

- Эй! — раздался позади голос.

Робо заморгал. Через свалку пробиралась Лыоис. Робо отвернулся от неё, продолжая рассматривать транспортёр.

Лыоис не на шутку разозлилась. Она подняла с земли длинную трубу и, кипя от ярости, подошла к Робо.

- Мёрфи! — рявкнула она. — Какого чёрта ты тут делаешь? А ну, отвечай!

Робо не оборачивался.

- Отвечай, говорю! — крикнула Льюис. Она остановилась в нескольких сантиметрах у него за спиной; она понимала, что смотрит он на линию транспортёра.

- Что, жалко себя до чёртиков? — сказала Льюис, скорчив гримасу. — Ещё раз повторяю: отвечай, чёрт подери!

Она размахнулась и ударила трубой. Трах! Труба угодила в спину Робокопа. Ни малейшей реакции. Тот даже не пошевелился.

- Плевать мне на то, что ты молчишь! — заорала Льюис и ударила его снова. Робо медленно повернулся и посмотрел на неё лишённым всякого выражения взглядом. Лицо Льюис налилось кровью.

- И не пытайся полоскать мне мозги, как всем прочим. Я тебя знаю. Я знаю, кто ты такой.

Взбешённая вялым обликом Робокопа, она снова взмахнула трубой. Робо поднял руку, схватил трубу, вырвал её из рук у Льюис и отбросил в сторону. Девушка кинулась на него с кулаками, но, ударив, вскрикнула от боли и отдёрнула руку.

- Сильно ушиблась? — спросил Робо.

- Заткнись, — ответила Льюис. — «Сильно ушиблась?» Господи, ты даже не знаешь, как нужно разговаривать с женщинами! Чёрт с тобой. Нравится тебе эта машина? Ну и давай, полезай в неё, скотина.

Она отвернулась и хотела уйти. Робо поднял руку и притянул её к себе. Она с удивлением отодвинула голову. Их лица находились так близко, что казалось, они собираются поцеловаться.

- Ты хочешь что-нибудь сказать? — спросила Льюис.

- Да, — кивнул Робо.

Внезапно он отпустил её. Не отрывая взгляда от его глаз, она сделала шаг назад.

Робо склонил голову, словно стойкий оловянный солдатик.

- Спасибо за заботу, — произнёс он, миновал смущённую девушку и направился к автомобилю. Он сел за руль и уехал, оставив Льюис на свалке.

Она вздохнула и, обходя груды металла, двинулась к своей машине.

- Чёрт бы побрал этих мужиков, — выругалась она.

ГЛАВА 26

Скорчившись на большом кресле, Хоб уставился в экран телевизора, пожирая из тарелки жареную картошку, обильно сдобренную маслом и кетчупом. У него за спиной, растянувшись на диване, Энджи потягивала шампанское. Она чувствовала себя сильнее и моложе, чем когда-либо за последние годы.

- Может, я и дурак, — произнёс Хоб, скривившись, — но даже мне кажется, что всё это идиотизм, — прокомментировал он происходящее на телеэкране.

Энджи кивнула.

В телепрограмме на эстраде, установленной перед рядом телефонов, скрипач-акробат доигрывал бездарную интерпретацию знаменитой песни «Born to be wild». Телефонистки с унынием глазели на аппараты, ни один из коих не звонил. Растянутый на стене транспарант гласил: ТЕЛЕМОСТ «СПАСЁМ НАШ ГОРОД». Когда скрипач извлёк из своего инструмента последнюю скрипучую ноту, на эстраду выскочил пылающий энтузиазмом мэр Кузак. Он хлопал в ладоши, словно желая согреться.

- Спайк Стжелецки из Линдена, штат Нью Джерси, дорогие дамы и господа! — восхищённо воскликнул он. — Бывший житель Детройта выступил во имя Детройта.

А теперь и вы сделайте что-нибудь для нашего города. Телефонные линии свободны и ждут ваших жертвоприношений. Данте столько, сколько сможете. Удержим наш славный город на плаву, верно?

Один из телефонов зазвонил. Телефонистка, с унылым видом жующая резинку, неторопливо протянула руку, чтобы поднять трубку, но Кузак опередил её.

- Привет, как дела? — затараторил он в микрофон. — У телефона мэр.

Из телефона затрещал старый женский голос.

- Я всю жизнь прожила в Детройте, поэтому немедленно высылаю доллар.

Улыбка застыла на физиономии Кузака.

- Да, мадам. Огромное спасибо.

Он повернулся к таблице с результатами:

— И какое у нас теперь положение, Джилли?

Потрёпанная временем дамочка, движения бюста которой при каждом её шаги ставили под сомнение законы земного тяготения, подошла к электронному табло. «МОТАУН ТРЕБУЕТ 37 985 300 ДОЛЛАРОВ». Цифры исчезли и появился следующий текст: «НА ДАННУЮ МИНУТУ СОБРАНО 4 800 ДОЛЛАРОВ 75 ЦЕНТОВ».

Кузак цеплялся за свою улыбку, как тонущий за спасательный круг.

Хоб повернулся к Энджи. Он улыбался — в его голове зародилась любопытная идея. Он склонился над округлой грудью Энджи и что-то прошептал ей на ухо.

Она с радостью согласилась и набрала номер. Хобо весело смотрел, как мэр Кузак разворачивается, услышав очередной звонок.

Кузак схватил трубку.

Энджи тяжело задышала в микрофон:

— Господин мэр?

- Да, это мэр, — ответил сияющий Кузак. — Не будете ли так любезны приглушить звук своего телевизора.

Хоб приглушил звук, когда Энджи, продолжая астматически дышать, прошипела в трубку:

— Господин мэр, сегодня для вас счастливый день.

Увидев, как заблестели глаза мэра, Хоб расхохотался.

Ничего, оно покажет «Оу-Си-Пи», что значит стоять на дороге у него и его друзей.

Полчаса спустя в штаб-квартире «Оу-Си-Пи» разразилась буря.

Джонсон подбежал к лифту, когда вызванный Стариком советник Поулос вышел из кабины, не имея ни малейшего представления о том, что происходит. Джонсон энергично пожал ему руку.

- Сюда, господин советник. Вы только посмотрите на то, что может предложить «Оу-Си-Пи».

Он потащил Поулоса к стендам с выставленным на них кибернетическим оружием. Мягко говоря, Поулос был сбит с толку, когда Джонсон стал один за другим показывать ему экспонаты.

- Ну знаете, мистер Джонсон, — сказал Поулос, — мне кажется, что я навряд ли смогу связывать своё будущее с работой в мэрии.

- Никто этого и не считает, — радостно ответил Джонсон. — Зато в «Оу-Си-Пи» вас ждёт интересная работа. Если, разумеется, ваша информация стоит моего времени.

Поулос заморгал.

- Конечно, стоит. Мне кажется, мэр нашёл способ выкарабкаться из своих проблем. Кажется, он нашёл мецената, который заплатит за город.

- Что?! — Джонсон сглотнул слюну. — Ещё одна корпорация?

- Насколько я понимаю, нет, — ответил Поулос. — Но это явно какой-то крупный бизнес. Крайне зажиточный тип.

Джонсон снова с трудом сглотнул. «Чёрт побери!» — подумал он. Если Детройт вырвется из лап Старика, то и от его, Джонсона, задницы только клочья полетят.

Мужчины двинулись дальше. Временами Джонсон поднимал голову к потолку. Бывали минуты, когда он жалел, что не стал священником, как того хотела его матушка.

ЧАСТЬ III

Быть может, наш мир — это лишь ад какой-нибудь другой планеты.

Олдос Хаксли

ГЛАВА 27

Доктор Факсс с тревогой смотрела ни извивающиеся линии энцефалограммы, возникающие на экране монитора, подключённого к системе сложных медицинских приборов. С не меньшим беспокойством вглядывался в них и стоящий рядом гений кибернетики, доктор Шенк.

- Нужно ещё раз проверить контакты, — сказал он нервно. — Тут появляется нечто такое, чего я не ожидал. Мозг показывает наркотическое истощение.

- Именно поэтому я его и выбрала, — улыбнулась доктор Факсс. — Включайте.

Шенк колебался.

- Включайте, — настаивала Факсс. Шенк послушно кивнул головой и нажал кнопку. На чёрном экране монитора возник белый овал. Постепенно он стал превращаться в лицо: в посмертную компьютерную маску Каина. На лице открылись глаза. Они огляделись вокруг.

В металлическом компьютерном чреве пробудилась душа и впервые она почувствовала ужас вечного ада. Рот Каина отворился и застыл в беззвучном крике.

- Он страшно страдает, — заметила Факсс. — Теперь вы убедитесь в преимуществах использования людей, зависимых от наркотиков.

Пальцы Факсс пробежали по клавиатуре.

Из живота возлежащего на столе металлического существа выдвинулся подающий механизм. Факсс улыбнулась и сунула ему порцию НУКЕ. Механизм схватил наркотик и скрылся в чреве существа. В комнате послышались звуки заработавшего насоса.

Пальцы Факсс снова коснулись клавиатуры. Она протянула руку к животу киборга и забрала опустошённый контейнер.

- Отлично, хватит. Теперь ты себя чувствуешь лучше?

Голографическое изображение лица Каина на мониторе успокоилось и расслабилось. НУКЕ принёс ожидаемый результат.

- Вот видите, мистер Шенк? Чуточку НУКЕ — и все проблемы позади.

Оба они отскочили назад, когда над монитором шумно захлопнулись металлические створки Теперь почти трёхметровую фигуру венчала лишённая каких-либо индивидуальных черт голова робота.

— Скажите им, что мы готовы к демонстрации, — сказала Факсс Шенку.

Она с восхищением смотрела на новое достижение робототехники. Теперь перед ней находилось идеальное сочетание робота с абсолютно послушной личностью наркомана по имени Каин.

— Они будут потрясены, — произнесла Факсс, представляя себе возможности своей будущей карьеры.

Металлический монстр подождал, пока учёные не выйдут из помещения Затем он медленно поднялся со стола, неуверенно встал на ноги и отворил металлические пластины, скрывающие его компьютеризированное лицо. На экране появились нечёткие очертания физиономии Каина.

Он посмотрел на своё чёрное гладкое тело. Раздвижной механизм в форме буквы «X» на груди скрывал органы питания. Нормально. На теле слова «ОПАСНО — АТОМНАЯ ЭНЕРГИЯ НЕ ПОДХОДИТЬ».

Киборг посмотрел налево и направо. Мощные руки его оканчивались тройными захватами. Впереди — четыре фары: по одной на каждом плече и под мышками. А кроме того — поскольку голова его способна была разворачиваться вокруг оси на триста шестьдесят градусов — фары поменьше располагались ещё и на спине Так. Теперь у него достаточно сил, чтоб добраться до этих свиней.

Его левая рука заканчивалась дубинкой, а та — восьмимиллиметровым пулемётом. Заряды подавались через грудь. Если ему не хотелось забивать противника насмерть, он мог спрятать дубинку и вместо нёс выбросить семиметровое гибкое щупальце, которое захватывало врага и притягивало его к телу робота.

После этого Каин занялся своей спиной. Под правой лопаткой у него оказалось двуствольное двадцатимиллиметровое орудие. Он напряг спину. Орудие приподнялось и выдвинулось из-за плеч, направленное в стену напротив. «Неплохо придумано», — подумал Каин.

Кроме того, на спине у него был укреплён щит, который, в случае необходимости, перемещался вперёд, прикрывая грудь от выстрелов. Это тоже понравилось Каину.

Он начал впадать в блаженное состояние — это НУКЕ растекался но его системам. Каин напряг свои мощные ноги. Слегка спотыкаясь, прошёлся по лаборатории. Он заметил, что ноги снабжены рессорами. Кроме того, каждая нога украшена была двойными когтями, загнутыми вверх до лодыжек: клешни рака, способные схватить и, если нужно, раздавить.

Инстинктивно Канн почувствовал расположенные в его теле гидравлические насосы. Он произвёл действие, которое, в случае, если бы он был человеком, можно было бы назвать глубоким вдохом, и обнаружил, что его торс вырос почти на фут. Он вдохнул ещё раз и заметил, как голова поднялась еде на фут. Вот это да! Теперь в нём было уже три метра тридцать сантиметров.

Он повернул торс.

Описал дугу.

Напряг грудь.

Открылись заслонки, обнажившие пусковые установки ракетных мини-снарядов.

Компьютерная физиономия Каина искривилась усмешкой.

Не нужно им было делать ему таких гадостей.

Он не прикоснётся к вечности… По крайней мере, не таким образом.

Но к кое-кому он очень хотел прикоснуться.

Лицо Каина исказилось гримасой. Его вовсе не волновало претворение в жизнь дальнейшей программы.

* * *

В другом конце города лимузин Кузака перекатился через заброшенную железнодорожную ветку и остановился у полуразвалившихся ворот. На заднем сиденье расположились: лыбящийся мэр, обеспокоенный Поулос и совсем уж перепуганный адвокат Даррен Томас.

Кузак наклонился к водителю:

— Ты уверен, что это тут?

Шофёр кивнул.

- Вы же сказали: третий поворот направо от автострады Тойота — Форд. Если вы хорошо расслышали, то значит, мы на месте.

- Конечно, я хорошо расслышал, — улыбнулся Кузак. — Я даже записал.

Глаза мэра несколько расширились, когда у ворот появился неплохо одетый и немало поцарапанный тип и жестом пригласил их во двор фабрики.

- Езжай туда, куда он показывает, — приказал шофёру Кузак.

Водитель пробормотал что-то под нос и медленно двинулся за проводником.

- Ну, не знаю, — заявил Поулос. — Чертовски странное место для встречи с меценатом.

- Не будь слишком поспешен в оценках, — ответил мэр. — Он красиво одет и красиво причёсан.

Машина угодила в выбоину и застряла. Водитель прибавил газа и из-под задних колёс брызнула вверх грязь.

- Мне это не нравится, — прошептал Поулос. — Надо сваливать отсюда, пока ещё можно.

- Я знаю, что делаю, — уверил его Кузак, вылезая из застрявшего автомобиля. — Пошли.

Кузак, а за ним Томас и Поулос вошли через открытые ворота на фабрику. Внутри их встретил другой, столь же прекрасно одетый и столь же мерзкого вида, гражданин.

- Если у нас есть при себе деньги, то пора припрятать их в носок, — буркнул Поулос.

- Это было бы свинство, — ответил Кузак, протягивая руку и дружелюбно подмигивая встречающему. — Как поживаете? Бьюсь о заклад, что вы связываете с этим городом огромные планы. Чёрт побери, в нём кроется великий потенциал.

Не реагируя на сей взрыв энтузиазма, человек повернулся и повёл недоумевающее трио в глубь помещения.

С той стороны огромного зала одиноко блестела светлая точка. Под низко свисающей лампочкой стоял небольшой стол, рядом с ним расположились ещё четверо мужчин. За столом, прислушиваясь, что шепчет ему на ухо юный Хоб, сидел напоминающий бухгалтера тип, нажимая на клавиши компьютера. С другого конца стола Энджи, выставив на всеобщее обозрение все прелести своих ножек, чистила ногти.

Мэр со своей компанией подошли к столу.

Хоб отослал бухгалтера кивком головы, и тот исчез где-то сбоку.

Кузак приблизился.

- Может, кто-нибудь из вас мог бы мне помочь? Я ищу мистера Хоба.

Энджи соскользнула со стула и остановилась за спиной мальчика, водрузив грудь ему на голову. Она показала вниз.

Хоб кивнул мэру.

- Прошу садиться, господин мэр, — пропищал он. — Принесите немного колы, — обратился он к охране.

Кузак уселся перед Хобом, который спросил:

— Сколько денег вам нужно?

Мэр нервно рассмеялся.

- Ну что ж, наши нынешние долги «Оу-Си-Пи» составляют…

Советник Поулос уселся рядом с мэром.

- Тридцать семь миллионов четыреста восемьдесят тысяч двести одиннадцать долларов.

Хоб пожал плечами.

- Тридцать семь миллионов четыреста восемьдесят тысяч двести одиннадцать долларов. Кажись, вы крупно завязли в дерьме?

- Нам требуется любая помощь, которую мы можем получить, молодой человек, — криво улыбнулся Кузак.

- Знаете, что я скажу? — сообщил Хоб. — Я предложу пятьдесят. Так, на всякий случаи.

- Пятьдесят тысяч? — спросил, расцветая, мэр.

- Не будьте идиотом, — ответил Хоб. — Пятьдесят миллионов.

- Чёрт возьми, — простонал Поулос. — Надо сматываться отсюда.

Он встал и повернулся. Кузак поколебался, потом тоже встал.

- Господи, чего только люди не выдумывают, чтобы со мною встретиться.

Кузак почувствовал, как в спину его упёрлась «Беретта», которую сжимал в руке элегантный бандит.

Хоб повернулся влево.

- Покажите парню.

В круг света въехала бронированная машина, и четверо охранников отворили её задние двери. От пола до потолка громоздились внутри кипы денег.

У мэра отвалилась челюсть.

- Это…. это… сто… сто… лько… де… нег!…

- Итак? — пожал плечами Хоб. — Пятидесяти хватит?

Кузак кивнул.

- Да, да, хватит, — он посмотрел на своих ошеломлённых товарищей. — Вы считаете, хватит? — и вновь обернулся к Хобу: — Да, решительно хватит мистер Хоб.

Хоб расхохотался.

- Отлично. Значит, теперь мы уже знаем, как разрешить ваши проблемы. Поэтому поговорим о моих.

Адвокат Томас оттащил Кузака в сторону.

- Прошу извинить нас, — улыбнулся он Хобу, а потом повернулся к мэру: — Господи, Сирил, ведь эти люди — преступники.

- Зачем клеить на людей ярлыки? Терпеть этого не могу, — прошипел Кузак.

Он снова вернулся к Хобу и уселся на стул.

- Я уверен, что нам удастся добиться взаимопонимания, — уверил он мальчишку. — Но мы не можем капитулировать в нашей войне с преступностью. Я проиграл бы выборы… а я не считаю, что этого кто-нибудь бы хотел.

Хоб пожал плечами.

- Война с преступностью нам не мешает. Я говорю о бизнесе. Вы представляете, сколько людей на меня работают?

- Ну, понимаете ли, — признался мэр, — я никогда не задумывался об этом с такой точки зрения. Вы… быстрый молодой человек.

Хоб ткнул пальцем в сторону мэра. Кузак перегнулся через стол, и Хоб сказал с гримасой:

— Думаете, я треплюсь? Не можете себе представить, как случилось, что я руковожу тут делами?

- Я стараюсь придерживаться широких взглядов, — ответил мэр с улыбкой.

- Слушай, мужик, — сказал Хоб, внезапно нахмурившись. — Они делают, что я им прикажу, потому что не могут производить НУКЕ без меня. Я единственный из живых людей, знающий формулу.

- Он видел её только раз, — сказала Энджи. — Вот он какой. Видит и помнит каждую мелочь.

- Фотографическая память, — добавил мэр.

- Математическая, — поправил Хоб. — Теперь, что касается вашей воины с преступностью. Вы хотите её выиграть? Мы даём вам единственный шанс.

- Как это? — выдавил из себя Кузак.

Именно этот момент выбрала Энджи, чтобы погрузить себе в шею ампулу с НУКЕ.

- Послушайте его, — посоветовала она. — Он всё это отлично продумал.

- Почему люди совершают преступления? — спросил Хоб.

- Ну, в основном… — заколебался мэр, — ну, полагаю, что из-за наркотиков. Многие принимают наркотики.

Хоб покрутил головой.

- Потому что им нужны наркотики — наркотики, которые стоят слишком дорого. А НУКЕ — это высокое качество и низкая цена. А если вы перестанете наступать нам на пятки, мы сможем производить ещё дешевле.

- И безопасней, — вмешалась Энджи.

- И безопасней, — согласился Хоб. — Мы никого не заставляем покупать наш товар. Не рекламируем его, как делают то, что производят сигареты и спиртное.

- Оставьте нас в покос, — сказала Энджи, — и каждый, кто захочет, получит НУКЕ.

- То есть, — завершил Хоб, — конец преступности, и вы станете тем мэром, который принесёт в Детройт мир.

Кузак повернулся к Поулосу, стоящему рядом с побледневшим лицом.

- А он прав, — сказал он, — после чего обратился к адвокату: — Как ты считаешь, он прав?

Совещание прервал скрежет тормозов. Собравшиеся посмотрели в сторону боковой стены, которая сперва затряслась, а потом рухнула, пропуская внутрь лучи солнца.

В отверстии пробитой стены стоял робот трёхметровой высоты. Чёрный как ночь. Разъярённый, как чёрт.

Монстр захохотал — и его леденящий кровь в жилах смех эхом прокатился по залу. Робот выпустил очередь из пулемёта. Пули расколотили лампочку.

Собравшиеся пытались разбежаться по сторонам. Металлическое чудовище включило свои фары.

- Боже! — завопил Поулос. — Что это за страшилище?!

Собравшиеся в зале бандиты повыхватывали оружие и, освещённые ослепительным светом прожекторов, открыли огонь по роботу. Пришелец легко прошил их всех пополам одной единственной очередью.

Лишь один из бандитов, вооружённый автоматом АК-47, успел выпустить смертоносную, казалось бы, очередь в гигантского монстра. Но пули, не причиняя тому ни малейшего вреда, отлетали от его массивной груди. Бандит спрятался за печью. Десяток крупнокалиберных пуль вонзился в печь, та взорвалась, превратившись в огненный столб, а через несколько секунд от бандита остался лишь подрагивающий скелет, остатки же тела лужей расползлись по бетонному полу.

Перепуганный Хоб нырнул под стол.

Энджи убежала в угол и съёжилась среди стоящих там механизмов.

Она вытащила из сумочки ампулу НУКЕ и попыталась воткнуть её себе в шею. Но рука её так сильно дрожала, что ампула упала на пол.

— Чтоб тебя черти взяли, — выругалась Энджи.

Кузак и его товарищи ползли по полу, минуя изуродованные останки гангстеров.

Поулос и Томас решили попытать счастья. Пони вскочили и побежали. Свет прожекторов метнулся в их сторону. Очередь.

Томас рухнул на пол, разрезанный на шесть кусков.

Поулоса вырвало, и, когда свет от фар проплыл над его головой, он бросился на пол. Выполз из фабрики и кинулся к автомобилю.

Пули засвистели у него над головой, попали в машину и убили водителя.

Поулос почувствовал, как кусок свинца вонзается ему в спину. Потрясённый, он смотрел, как из раны на животе вытекают его внутренности, потом замертво свалился на капот автомобиля.

Энджи продолжала прятаться в углу здания. Она нашла другую ампулу НУКЕ и воткнула её в шею. И сразу почувствовала себя значительно лучше. Струящийся из чудовища свет остановился на ней. Она застыла, не смея вздохнуть. Монстр двигался к ней, его тело посапывало и поскрипывало своими гидравлическими мышцами Свет прожекторов побледнел.

Энджи подняла взгляд на голову чёрного великана.

Заслонки на его лице раздвинулись.

Энджи увидела призрачное лицо Каина.

Она смотрела на него в состоянии наркотического недоверия, потом улыбнулась и сказала:

- Каин, старик. Ты классно выглядишь. Чёрт возьми, неплохой костюмчик.

Она шагнула в сторону привидения.

Навстречу ей двинулась огромная когтистая лапа. Энджи протянула свою руку.

- Правда. Нужно только слегка привыкнуть, — сказала она заплетающимся голосом. — Но будет классно. Мы с Хобом всегда будем о тебе заботиться… как и прежде.

И когда Энджи схватилась за протянутую лапу, другая клешня монстра-Каина обвила её шею и сомкнулась на горле, после чего медленно подняла девушку вверх.

Речь Энджи превратилась в бульканье.

Когтистая клешня сжалась. Нечто безголовое упало на бетон. Высоко сверху металлические пластины, скрывающие лицо чудовища, захлопнулись.

Монстр снова повернулся и включил прожектора.

Дрожащий Хоб, всё ещё сидящий под столом, поднял вверх глаза, полные слёз. Потом, со всей прытью, на которую был способен, помчался к бронированной машине, наполненной деньгами. Он нырнул внутрь и захлопнул за собою тяжёлые двери.

Сидя в темноте, он услышал грохот выстрела. Это один из его элегантных телохранителей открыл огонь, целясь в спину чудовища. Каин обернулся и одним движением плеч превратил стрелявшего в пыль.

Мэр Кузак полз по полу к решётке сточной канавы.

Тем временем Каин обнаружил бронированный автомобиль. Он поднял грудь и направил огонь всего своего арсенала на машину. Та стала оседать.

Внезапно робот заметил движение слева. Кузак пытался поднять решётку, закрывающую сток. Он застыл на мгновение, когда сноп света остановился на полу возле него. Потом, с криком ужаса, Кузак оторвал решётку и нырнул вниз. Вокруг по бетону застучали пули.

Мэр упал в густую тёмную грязь. Когда он услышал свист пуль над головой, ему было не до того, чтобы размышлять о химическом составе окружающей жижи, хотя он и прекрасно знал, из чего состоят ныне воды реки Детройт.

Мэр бросился бежать. Чёрт возьми, лучше уж умереть от рака, чем от пули в голове. Рак всё-таки когда-нибудь научатся лечить.

А в миле от фабрики одинокий Робокоп продирался на своём автомобиле сквозь уличную пробку. Он думал о жизни, которая осталась позади. Он думал о жизни, которая впереди. Он думал о том мире, от которого отказался, пав жертвой шантажа.

На приборной доске зазвучал динамик:

— Семнадцатый, у нас сильная перестрелка на Кадиллак Авеню и Тойота — Форд Экспрессуэй. Мы не можем дать тебе поддержки. Действуй на собственный риск.

- Принял. Выезжаю, — ответил Робо в микрофон.

Он ещё не знал, что его ожидала встреча с братом, рождённым в лабораториях «Оу-Си-Пи». Сильным братом. Братом по имени Каин.

ГЛАВА 28

Робо медленно въехал во двор развалившейся фабрики. Он остановился возле искорёженного автомобиля мэра. Крыша машины была промята. Водитель кровавой тряпкой свисал из разбитого окна. Робо обошёл тело советника Поулоса, не зная, чего ожидать ему внутри здания. Он подошёл к разрушенной стене и остановился.

В зале он заметил Хоба. Щуплое тело мальчишки окружали рассыпанные банкноты. Хоб дрожал, и глаза его были полны ужаса, известного только маленьким детям.

Увидев свет, Хоб обернулся. Он был уверен, что это Каин возвращается, чтобы добить его.

- Нет! — крикнул он.

Робокоп подошёл к грузовику. Хоб облегчённо вздохнул.

- Привет, — сказал он.

- Привет, — ответил Робо.

Хоб посмотрел на окружающие его следы побоища:

— Очень погано.

Робо присел рядом с мальчишкой. Парень дрожал, но любой ценой старался не потерять сознание. Он ухватился за Робокопа. Робо обнял парнишку.

- Попробуй успокоиться, — сказал он. — Я вызову «скорую».

- Нет! — крикнул Хоб. — Пожалуйста, не уходи. Я боюсь. Мне холодно. Не уходи. Не уходи.

Робо поглядел на мальчика, потряс головой, чтобы собраться с мыслями.

- Я не оставлю тебя… сынок.

На лице у Хоба появилось подобие улыбки:

— Спасибо.

- Что здесь случилось? — спросил Робо.

- Я устраивал одно важное дело, — пропищал мальчишка, — а потом что-то сюда влезло…

- Что?

- Огромный механический тип. Просто огромный. Больше тебя, — Хоб ухватил Робо за руку, голова его упала назад, глаза помутнели. Потом на секунду к нему снова вернулось сознание. — Я ведь умру, знаешь, — произнёс он, кивком указывая на свою грудь.

Робо взглянул на красное пятно, расползающееся по груди ребёнка. В душе киборга нарастала боль. Однако он сдержал это чувство. Ведь он был машиной. Без прав. Без чувств.

- Я умру, — повторил Хоб. — Но ты ведь знаешь, как это, правда?

Робо грустно кивнул:

— Да… да, знаю.

Хоб выпрямился. С его искривившихся губ потекла кровь.

- Это просто паршиво, — прошептал он снова, а потом упал и застывшим взглядом уставился в пространство.

Робо издал звук, сильно напоминающий плач.

Он поднял мальчика и прижал его к себе.

«Чёрт бы побрал этот мир, — подумал он. — Чёрт бы его побрал».

ГЛАВА 29

На экране телевизора Джесс Перкинс и Кейзи Вонг светились своими неизменными улыбками.

За спиною Кейзи возникли кинокадры. Укутанный в длинные одежды шейх и унылый премьер Израиля сидели друг против друга по разным концам стола.

- Израильский премьер Ядир решительно отклонил предложение Объединённых Арабских Эмиратов выкупить за шесть триллионов долларов Святые Земли, — начал Кейзи. — Переговоры продолжаются, но каждая из сторон заявляет, что расхождения во взглядах носят чисто идеологический характер.

Далее, для разнообразия, появилась сценка из криминальной хроники. Несколько полицейских охраняли кипы окровавленных банкнотов.

- И снова большие деньги, — защебетала Джесс, — но теперь уже в местных новостях. Сегодня было конфисковано около пятисот миллионов долларов, но государственный прокурор не позволяет воспользоваться ими обанкротившемуся городу.

На экране возникли нашпигованные пулями тела Поулоса и Томаса.

- Да, — с нажимом сказала Джесс, — это деньги НУКЕ, конфискованные на месте побоища. Среди жертв — советник Поулос и главный юрист города, Даррен

Томас. Быть может, город собирался заключить сделку с королями наркобизнеса? Мэр Кузак?

На экране появился вечно румяный мэр Сирил Кузак, гордо выступающий возле мэрии перед толпой журналистов.

- Это были люди, служившие нашему городу не покладая рук. Я не стану комментировать всех этих обвинений. однако я обещаю жителям Детройта: мы не будем жалеть усилий, чтобы тщательно изучить этот вопрос.

Камера вновь представила цветущего Кейзи, который в этот вечер прилагал особые усилия, чтобы победить Джесс в соревновании по улыбчивости.

- Но, — сказал он, цедя слова, — на следствие может уже не остаться времени. По крайней мере, на следствие, которое провела бы администрация. Город, не имея доступа к конфискованным миллионам НУКЕ, не имеет, вместе с тем, и шансов избежать перехода под контроль «Оу-Си-Пи».

На экране возникло изображение Гражданского Центра Детройта, красивого стоэтажного небоскрёба.

Его заслонила голова Кейзи.

- «Оу-Си-Пи» пригласила средства массовой информации на участие в церемонии, которая состоится в Новом Гражданском Центре по поводу официальной приватизации Детройта.

Джесс рассмеялась:

— Это будет неплохая тусовка. Так что, до свидания, Кейзи.

- Мы все там увидимся, Джесс, — ответствовал Кейзи.

Металлические пальцы выключили телевизор. Робо сидел молча.

У него впереди ещё много работы.

ГЛАВА 30

Робо направил автомобиль к воротам «Оу-Си-Пи». Затормозил. Они с Льюис выскочили из машины. Свежеотполированный ЭД-209, направив на них стволы пулемётов, торчащих из его конечностей, двинулся навстречу.

- У вас с собой огнестрельное оружие, — рявкнул он. — Предъявите пропуск. У вас есть десять секунд, — его яйцеобразная фигура продолжала топать вперёд. — У вас осталось ещё пять секунд.

Льюис улыбнулась.

- Проваливай, — заявила она.

- Спасибо за сотрудничество, — сообщил робот, поворачиваясь и удаляясь в обратном направлении.

- Трудно поверить, что они всё ещё производят эти тупые куски железа, — пробормотала Льюис, двигаясь рядом с Робо ко входу в здание.

- Это наименьшая из наших проблем, — буркнул Робо, вваливаясь в двери.

- Охохо, — сказала Льюис. — Не думаю, что мы поступаем в соответствии с правилами.

- Единственное правило, которое я в данном случае припоминаю, содержится в Библии, — ответил Робо.

- И неплохое, — заметила Льюис, поспешая за ним. — Только я, кажется, забыла, в чём там соль. Вроде, один из двух вариантов заканчивается очень неинтересно.

Наверху, в ванной своего кабинета, доктор Факсс гордо и с удовольствием поправляла макияж, одновременно щебеча в телефонную трубку:

— Да, дорогой. Конференция несколько затянулась. Генерал обожает звучание собственного голоса, вот он и не мог никак остановиться… Ха-ха-ха… Да. Сейчас приду. Пока.

Её ассистентка, Дженни, неуверенно шагнула в двери ванной.

- В чём дело? — со злостью посмотрела на неё Факсс.

Дженни с трудом раскрыла рот:

— Извините, что помешала, но… только что из лаборатории звонил мистер Шенк. Это насчёт Робокопа.

Факсс издала звук, напоминающий шипение кошки: и выскочила из ванной; когда она зашагала по коридору, каблуки её туфель вышибали искры из каменного пола.

- Гадская машина, — выругалась она под нос. Завыла тревога. Факсс ворвалась в лабораторию, пробежала мимо валяющихся на полу без сознания охранников.

Над головой у неё раздался голос из компьютера:

— Тревога. Нарушение системы безопасности на третьем уровне.

Возле Шенка стояла пара полицейских.

- Это частная собственность. Вы нарушаете закон, — провозгласила Факсс.

Робо подошёл к компьютеру. Льюис, держа в руке пистолет, остановилась возле него.

Шенк повернулся к Факсс:

— Он нарушает закон.

Льюис подошла поближе:

— Да. Сегодня действительно день полон неожиданностей. Каковы будут пожелания?

- В чём тут, собственно, дело? — с яростью выдавила Факсс.

Робо выдвинул из своей руки щуп и вставил его в компьютер.

Льюис сладко улыбнулась:

— Похоже, что вы подсунули нам робота-убийцу. И мы не могли найти лучшего места, чтобы начать расследование.

- Этот компьютер содержит секретную информацию, — простонал Шенк. — Вы будете наказаны.

Экран засветился разноцветными огоньками. Шенк засмеялся:

— Ты никогда не раскроешь защитного кода, Робо Я сам его изобрёл.

Робо повернул свой щуп. На экране стали появляться данные.

- Боже мой, это невозможно, — пискнул Шенк. — Это невозможно.

- Останови его, — рявкнула Факсс.

Шенк подбежал к клавиатуре и стал выстукивать сигналы. Робо равнодушно посмотрел на него. Затем слегка повернул щуп. На мониторе Шенка появилась изображённая в стиле компьютерных игр фигурка Робокопа. Компьютерный коп поднял пистолет и выстрелил. Экран Шенка заполнил нарисованный взрыв. После чего на нём возникли слова: «ВАЛИ, ПРИДУРОК».

Шенк послушался приказа.

«ИГРА ЗАКОНЧЕНА» — вспыхнули на экране перед потрясённым учёным слова.

Где-то вдали застучали тяжёлые шаги. Льюис подбежала к двери и через плечо обернулась на Робо.

- Ладно, я этим займусь, — и она выбежала в коридор, по которому неуклюже топал ЭД-209.

- Не двигайся, — остановил её гигант. — Я уполномочен применить силу.

Льюис вздохнула. Старый номер. Она проскользнула между его слоноподобных ног. ЭД-209, пытаясь схватить её, закачался, потерял равновесие и упал. Он валялся на полу и мяукал, словно кот.

- Жалкое зрелище, — шепнула Льюис и вернулась в лабораторию.

Робо всё ещё был подключён к базе данных компьютера. Он изучал схемы вооружения и механизмы действия Каина. Потом обернулся к Шенку и Факсс.

- Это Каин, — буркнул он.

Льюис взглянула на пару учёных.

- Вы что, ошалели, паршивые засранцы?

Робо снова крутанул щуп, вытащил его из компьютера и, повернувшись, двинулся к выходу. Шенк задрожал, когда понял, что все данные, прежде содержащиеся в компьютере, были стёрты.

- Нет, — простонал он. — Ты стёр всю документацию. Ты не можешь так поступить.

Робо насмешливо отдал ему честь.

- Как раз это-то я и сделал, — и он двинулся к выходу.

Факсс побежала за ним.

- Считай свои последние секунды, придурок. Это уже переходит все границы. Мы выключим тебя. Тебя заменят. Ты устарел. От тебя одни проблемы.

Робо глянул через плечо, и лицо его исказила кривая усмешка.

- Только попробуйте, — ответил он.

ГЛАВА 31

В недавно построенном Гражданском Центре шло празднество. Жители города, не привыкшие к таким торжествам, толпами собрались у полицейских заграждения, Журналисты штурмовали вход в здание.

Лучи прожекторов отражались от фасада небоскрёба и устремлялись в небо.

Джесс Перкинс, с микрофоном в руке, улыбалась в камеру:

— Опрошенные нами на месте празднования жители города выразили надежду, что «Оу-Си-Пи» сдержит свои обещания «улучшить условия жизни в центре автомобилестроения».

Ко входу в здание подъехал чёрный лимузин.

Из него вышли Джонсон и Старик, отталкивая от себя репортёров.

Журналисты обрушивали на них залпы вопросов:

— Является ли «Оу-Си-Пи» владельцем города?

- Будете ли вы проводить выборы?

- Делает ли этот факт всех нас работниками «Оу-Си-Пи»?

- Не является ли это сознательной попыткой низвержения мэра?

Джесс Перкинс пробилась вперёд:

— Почему вы не идёте в мэрию?

Старик молчал, но его физиономия излучала улыбку, достигающую чуть ли не окраин Детройта. Потом он вдруг решил раскрыть рот:

— Минутку. Я отвечу на ваш вопрос, милейшая. Мэрия — это загнивающий символ дурного управления и коррупции..

Словно подчёркивая его слова, прожектор остановился на эмблеме «Оу-Си-Пи», украшающей фасад здания.

- Это чудесное строение, — продолжал Старик, — Гражданский Центр «Оу-Си-Пи» — наш дар новому городу.

За толпой журналистов, не замеченная никем, продиралась машина мэра Кузака.

На Старика нашла охота поговорить.

- Эта новая резиденция властей Детройта — наш дар его гражданам, — провозгласил он сияя. — Разве можно найти лучшее место для новых стартов?

Кузак угрюмо сидел на заднем кресле автомобиля, наблюдая происходящее на экране телевизора, встроенного в расположенную перед ним стенку. Он глянул на своего нового референта, молодого человека, стремительно барабанящего по клавишам компьютера. Кузак вздохнул.

- «Новые старты», — сказал он со злостью. — Я ещё покажу этому старому пердуну новые старты. Он у меня стартует из этого города вон. «Оу-Си-Пи» утонет в буре популистских тенденций. Как там с моей речью?

- Почти закончена, — ответил юноша. Автомобиль резко затормозил, толкая Кузака вперёд.

- Какого чёрта?…

Машину окружила дюжина охранников из «Оу-Си-Пи».

- Вы что это делаете, будьте добры сказать? — спросил Кузак.

- Пожалуйста, проезжайте на стоянку. Три квартала вниз по Либерти, налево, — ответил Кузаку один из охранников.

- Произошла ошибка, — сообщил Кузак. — Чёрт побери, я мэр!

- Извините, сэр, мы впускаем только журналистов. Для вас было зарезервировано место на стоянке тремя кварталами дальше.

Кузак сполз на сиденье. Водитель двинулся в указанном направлении. Мэр повернулся к стучащему на компьютере.

- Видишь, какое дерьмо. Меня, мэра, заставляют парковаться за три квартала!

- Вот именно, — согласился референт, — мы это используем.

- Нет! — прорычал Кузак. — Я не хочу, чтобы это было в моей речи!

К автомобилю подбежал телеоператор. Кузак выдавил из себя улыбку, и лимузин отъехал.

Внутри небоскрёба Старик стоял на трибуне, достойной Муссолини.

- Итак, — говорил он, — дорогие мои друзья, через несколько минут «Оу-Си-Пи» и погружённый в отчаяние город Детройт объединятся в новом героическом начинании. — Старик нажал на кнопку, раскрывающую занавес. — Я хотел бы продемонстрировать вам, что это будет на практике означать.

Атмосфера была наэлектризована.

Занавес медленно раскрывался, а Старик обводил толпу сияющим взором.

- Порой просто надо начать… хотя бы с малого., чтобы всё получилось. И мы хотели бы добиться успеха На месте Детройта мы построим совершенно новый город.

Стоящий поблизости оркестр встретил его слова торжественными фанфарами. Наконец занавес раздвинулся до конца. Глазам собравшихся открылся макет Детройта будущего. В небо возносились многоэтажные шпили. Стройные, элегантные, красивые. Старик прошёлся перед экспозицией, оживлённо жестикулируя.

- Вот пример, который я хочу показать всему миру, — объявил он. — Мы приветствуем вас в таком городе, каким он должен быть… И будет… В руках ответственной, частной корпорации.

Заблестели вспышки, затрещали камеры. Собравшиеся пораскрывали рты.

Кузак убедился, что унылый охранник провёл его за кулисы.

- Отвали, — буркнул ему мэр.

- С особой сердечностью мы приветствуем мэра и бывшую администрацию, — продолжал Старик.

- Мы вовсе не бывшие! — заорал Кузак.

Всё тот же охранник вытолкнул мэра и его референта на сцену. Старик протянул руку, но мэр проигнорировал его жест.

- Ваше превосходительство, — произнёс Старик, улыбаясь.

Кузак гневным взглядом окинул макет города и подошёл к микрофонам.

- Вам придётся уничтожить дома многих жителей, чтобы это построить. Отобрать их жилища.

- Только для того, чтобы создать блистающие чистотой, безопасные квартиры, — ответил Старик. — А теперь прошу вас занять место.

- Тут нет пространства для дворов, в которых мы привыкли играть с детства, — бросил Кузак, указывая на макет.

- В наши времена дворы превратились в такое место, откуда исходит зло, — возразил ему Старик. — Пожалуйста, не предавайтесь ностальгии.

- А как быть с демократией? — крикнул Кузак. — Вас никто не выбирал.

- Каждый может купить акции «Оу-Си-Пи», — улыбаясь, ответил Старик, — и стать владельцем кусочка города. Разве можно найти более демократическое решение?

Кузак повернулся к телекамерам:

— Ведь это надувательство. Люди этого не выдержат.

- Вы не следили за последними результатами изучения общественного мнения, — вздохнул Старик. — Пожалуйста, садитесь.

Кузак упал на стул, а Старик снова улыбнулся толпе.

- Приблизительно год назад мы дали городу Робокопа. Сперва он справлялся хорошо, но в последнее время ситуация ухудшилась. Нам требуются новые решения проблемы борьбы за правопорядок. Нам нужен такой механизм, который сможет противостоять преступнику… Мы также должны располагать достаточной огневой мощью, чтобы решить эту задачу.

Старик показал головой себе за спину.

За блистающим макетом Детройта возник гигантский силуэт.

По толпе пронёсся вздох.

В зале послышалось монотонное гидравлическое шипение. Это Каин двинулся вперёд.

- Дамы и господа, — обратился к собравшимся Старик, — с огромной гордостью имею честь представить вам: вот… Робокоп II.

Отыскав взглядом стоящую неподалёку Факсс, Старик одарил её сияющей улыбкой. Она улыбнулась и ответ, хотя и несколько нервно.

Огромное механическое чудище совершенно потрясло мэра Кузака, забормотавшего себе под нос:

— Сволочи, маньяки, убийцы.

- Что-нибудь не так? — спросил референт.

- Не могу поверить в эго дерьмо, — бормотал мэр. — Они же просто бандиты.

Гигантское создание напоминало хорошо смазанный, готовый к бою танк. Старик триумфально улыбался.

- Он будет работать двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Вся страна захочет приобрести это устройство, а производить его мы будем именно здесь, в Детройте. Появятся новые рабочие места, которыми все мы будем гордиться. Мы докажем, что слона «Сделано в Америке» снова обретут смысл. — Старик повернулся к мэру: — Стоит ли нам говорить здесь о том, что принесло городу ваше правление? Нужно ли нам анализировать уровень развития промышленности, за который мы могли бы быть благодарны вашей администрации? — Старик вытащил из-под трибуны серебристый контейнер и поднял его вверх. — В одном этом контейнере хватит НУКЕ, чтобы превратить в наркоманов всех жителей целого квартала города. Ежедневно тут производится сто таких ёмкостей.

Старик нажал кнопочку сбоку контейнера. Крышка отворилась и глазам собравшихся предстали ряды ампул НУКЕ.

- Эти продукты производятся в современных лабораториях, где нынешние рабы изготавливают отраву для наших близких, любимых, друзей, наших детей Я говорю: этому нужно положить конец. Я говорю: пришло время покончить с этой заразой. Робокоп II разыщет любую лабораторию, любого посредника — и раз и навсегда очистит наш город от НУКЕ.

Голова Каина с внезапным интересом повернулась в сторону выступающего. Старик не обратил на это внимания.

- Когда наш парень включится в работу, то положение быстро нормализуется.

Металлический монстр издал неожиданный рёв. Заслонки на его лице отскочили в стороны, открывая изголодавшуюся физиономию Каина. Чудовище вытянуло свою клешнеобразную лапу и ухватило контейнер. Поражённый Старик не выпускал коробку из рук.

- Что ты делаешь, сынок, — прохрипел он?!

- Пошёл в задницу! — зарычал Каин, вырывая контейнер из рук Старика. На пол посыпался град ампул.

Собравшиеся, полагая, что всё это лишь заранее отрепетированная шутка, разразились смехом.

Киборг гневно погрозил в воздухе кулаком и заревел. Потом, вращаясь всем корпусом, обвёл взглядом собравшихся. Старик со страхом попятился. К нему подбежала Факсс. Он схватил её за руку.

- Зачем он это делает? — спросил Старик. — Что случилось?

- НУКЕ! — выкрикнула Факсс. — О, Боже мой!

- Что?! — кипя гневом, спросил Старик.

- Ничего, ничего, — поспешно произнесла Факсс.

Монстр заскрежетал и принялся уничтожать макет

города, размахивая своими массивными конечностями. Потом шагнул вперёд и стал топтать железными ногами модели зданий.

- Ты должна его выключить! — заорал Старик.

- Я не могу, — ответила Факсс. — Но всё в порядке, ничего не случится.

В зал, направляя на разбушевавшееся чудовище стволы автоматов, ворвались охранники «Оу-Си-Пи».

Факсс, заметив оружие, выскочила на эстраду.

- Не стреляйте! — взвизгнула она. — Он не вооружён. Он не опасен. Каин зарычал на охранников. Факсс вставила пульт управления киборгом и принялась нажимать подряд все кнопки, назначение которых ей удалось припомнить. Монстр двинулся вперёд и зарычал. Факсс развернулась, собираясь броситься обратно. Чудище кинулось на неё. Факсс закричала, роняя на пол пульт. По залу пронёсся грохот выстрела. Пуля отскочила от тела Каина, не причиняя ему вреда. Он обернулся и увидал Робокопа с противотанковым ружьём в руках.

Монстр поднял свои напичканные оружием руки. Направил прицел на Робо. Но ничего не произошло.

Чудовище опустило взгляд. Оружие было не заряжено.

Робо выстрелил ещё раз.

Пуля расплющилась о грудь Каина, не оставляя на теле даже следа. Монстр заревел и топнул ногой по помосту,

И тут он заметил упавший пульт. Он опустил руку, схватил прибор и нажал кнопку «ВООРУЖИТЬ».

Каин захохотал и снова поднял руки. Он принялся стрелять во всё, что двигалось либо стояло на месте Разлетались на куски стулья, стены покрывались дырками.

Робо упал на пол и быстро перевернулся, не позволяя Каину прицелиться. Монстр поймал Робо на прицел как раз в ту минуту, когда тот вновь собирался выстрелить. Пуля попала прямо в ружьё, разбив его, прежде чем Робо успел нажать на спуск.

Робо отлетел назад и с силой врезался спиной в стену, руки его тряслись, над грудью поднимался дым.

Он был контужен. И контужен серьёзно.

Робо пытался дотянуться до пистолета. Его пальцы судорожно сжимались.

В этот момент по металлическому чудовищу открыли стрельбу охранники. Каин развернулся и выпустил очередь по приближающимся мужчинам. Охранники, журналисты, гости — все слились в единый поток панически мечущихся, пронзаемых пулями людей. Взрывались телекамеры, гасли лампы.

Из глубины компьютерной головы Каина раздался демонический смех. Монстр снова перенёс своё внимание на Робо. Тяжело топая, он заковылял к полицейскому.

Робо потряс головой, стараясь сосредоточиться. Направил прицел на пушку Каина. Монстр поднял свою смертоносную лапу.

Робо зажмурился и послал очередь. Вытянутая рука чудовища взорвалась.

Взбешённый монстр взревел, но продолжал шагать вперёд, паля куда попало изо всех своих орудий. Он жаждал крови. Он жаждал мести. Он вовсе не хотел быть тем, кем стал. Он перебьёт всех, кто не позволил ему обрести власть над этим миром.

Из руки Каина рванулось навстречу Робо извивающееся щупальце. Тот попробовал увернуться, но щупальце настигло его и отбросило к коридору.

Робо помчался по коридору. Бывали минуты, когда он жалел, что стал полицейским. Тяжело дыша, он нёсся вперёд.

«Мёрфи, — подумал Робо. — Я Алекс Мёрфи. Доблестный ирландец. Железный горшок».

Его ноги заработали с удвоенной энергией.

К зданию с воем мчались ТурбоКруизеры, доставляя к месту происшествия армию полицейских.

Лыскс, Стеф и Уайттейкер готовили штурм здания. Стеф кричал в мегафон:

- Покиньте территорию, здесь находиться опасно!

А внутри здания Робо продолжал бежать, уворачиваясь от Каина, который скакал за ним, вышибая двери и проламывая стены.

Робо заскочил в большой грузовой лифт и стал лихорадочно нажимать на кнопки. Ничего не происходило.

Ударив с размаху своим металлическим кулаком, он пробил стенку лифта и по тросам вскарабкался на крышу кабины. Ухватившись за кабель, Робо стал разрывать толстый стальной трос, удерживающий кабину лифта. Он оставил лишь несколько проволочек, чтобы кабина не рухнула вниз.

Монстр приближался к лифту, но не стрелял, наслаждаясь мыслью о том, как он сейчас разделается со своей жертвой.

Робо неподвижно застыл на крыше кабины. Чудовище наклонилось, чтобы пролезть в двери. На его мониторе расплывалась ухмыляющаяся физиономия Каина.

Монстр подскочил, норовя схватить Робо.

Но полицейский отклонился и вытянул вперёд искрящийся провод высокого напряжения.

Монстр налетел на провод, и его отбросило назад.

Робо разорвал трос до конца, и тот, спружинив, подбросил полицейского вверх.

Не ожидавший такого поворота событий Каин подлетел к потолку кабины, когда та, освобождённая от удерживающего её каната, рухнула вниз.

Робо тем временем висел, уцепившись за кабель, который тащил его всё выше и выше.

Наконец он с силой ударился о мотор лифта на самом верху устройства. Руки полицейского погрузились глубоко в механизм.

Когда кабина достигла дна шахты, снизу донёсся оглушительный грохот.

Робо облегчённо вздохнул, но тут услыхал странный звук.

Он посмотрел вниз.

Металлическое чудище уцелело и теперь, цепляясь когтями, медленно взбиралось наверх.

Туда, где беспомощно висел Робо.

Каин приближался, всё быстрее и быстрее двигая конечностями.

Робо вырвал руку из механизма и шнырнул своё тело на поднимающегося монстра.

Глянув вверх, Каин попытался прижаться к стене. Но слишком поздно. Робо ногами треснул его по лбу, и тело чудовища отлетело в сторону.

Пробив дыру, оба они вывалились из огромного здания наружу.

Пустота. Полная пустота. Освещённая звёздами ночь и пропасть внизу.

Металлический монстр зацепился когтями за стену здания. Внизу виднелись похожие на муравьёв полицейские машины и толпящийся народ. Падение означало верную гибель.

Робо сполз по спине чудовища и ухватился ему за ноги. Потом упёрся ногами в стену

— Конец, Каин, — сказал он. — Теперь полетим вниз. Вместе полетим.

Монстру всё труднее было удержаться. Он зарычал.

- Чёрт тебя побери, — произнёс Робо, всё сильнее упираясь ногами в стену и стараясь раскачать нижнюю часть тела чудовища.

Наконец Каин рявкнул и потерял опору.

Оба Робокопа полетели на землю.

Звёзды молча смотрели на них.

По собравшейся снизу толпе прокатился единый вздох.

Прекрасно различимые на фоне неба металлические фигуры неслись вниз.

Всё затихло. Было слышно лишь, как со свистом разрезают воздух металлические тела.

Свист превратился в вой падающей бомбы.

Толпа отшатнулась. Льюис стояла возле своей машины, наблюдая, как груда металла мчится к земле. Она поднесла руку к побледневшему лицу.

- Мёрфи, — прошептала она. — О Боже мой, нет, нет…

Вой всё усиливался, по мере того, как металлическая масса приближалась к земле. Операторы прильнули к видоискателям своих камер.

Каин заскулил. Робо стиснул зубы и с каменным выражением лица смотрел на надвигающуюся землю. Потом протянул руку, ухватился за парапет окна и, описав Дугу, словно огромный маятник, они вместе с противником проломили стену здания. Перепуганные рабочие разбегались во все стороны. Часть здания обрушилась.

Робо не отпускал металлического монстра, молотящего его всеми конечностями.

Внизу, у входа в здание, полиция вместе с охраной «Оу-Си-Пи» возводили баррикады, а наверху два металлических существа, нанося друг другу удары, проломили очередную стену и рухнули на крышу новой крытой автостоянки. Пробили крышу и раздавили стоящий под ней автомобиль. Пробили пол стоянки и с грохотом приземлились на пол подвального этажа.

Всё это время Робо неустанно лупцевал Каина. Массивный металлический монстр яростно извивался. Они катились, сокрушая расставленные вокруг шкафы с аппаратурой. Разбили предупредительную таблицу с надписью: «ОПАСНО. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГАЗОПРОВОД».

Пол задрожал.

Стали рушиться стены.

Монстр ухватился когтями за голову Робо. Робо застыл, когда электрические разряды проникли ему в череп. Монстр поднялся и швырнул Робо на стену подвала. Потом подхватил его ослабевшее тело и кинул его на газопровод. Каин захохотал, выпуская из тела короткую дополнительную лапу, из которой высунулась горелка, направленная на забрало Робокопа. Робо попытался вырваться из цепких когтей трёхметрового рычащего чудовища и откатиться в сторону.

Горелка приближалась к глазам Робо. Тот, ухватившись за неё обеими руками, крутанул, что есть силы, и направил огонь на ближайшую трубу. Огонь расплавил металл, и из трубы с шипением вырвался огненный шар.

Больше Робо ничего не видел.

Снаружи полицейские и зеваки бросились в стороны, когда из подвала здания вырвался огромный пылающий гриб.

Все окружали огонь и дым.

За спиною выли сирены.

Из ближайшего люка вырвался ещё один огненный шар. Вырвался и погас.

Закопчённая рука ухватилась за решётку изнутри и выпихнула её наружу.

Из люка появился Робо. Он поднялся, качнулся и упал лицом на землю. Льюис подбежала к нему, когда из подвала здания показалась сильно пострадавшая фигура Каина. Полицейские и охранники открыли по ней огонь.

Чудовище ошеломлённо зашаталось и послало в сторону нападающих очередь, свалив на землю дюжину из них.

Эллен Мёрфи, пришедшая вместе с соседями посмотреть на спасение города, закрыла телом своего сына.

Неподалёку взорвался полицейский автомобиль, выбросив вверх сноп огня, дыма и град осколков.

А с балкона неподвижно взирал на всё это Старик.

- Это может нанести ущерб «Оу-Си-Пи», Джонсон, — обратился он к вспотевшему помощнику. — Соберите лучших журналистов. Мы должны показать общественному мнению, что не имеем отношения к происходящему.

- Понимаю, — ответил Джонсон и поспешно удалился.

Внизу продолжал бесноваться монстр.

Льюис, отвернувшись от тяжело раненного Робо, заметила пустующую полицейскую бронемашину. Она влезла в кабину.

Чудовище обстреливало толпу, убивая и полицейских, и штатских. Стеф получил пулю в лоб. Из головы его брызнул мозг. Стеф упал на руки потрясённого Уайттейкера.

- Ох, Стеф, — простонал Уайттейкер, медленно опуская на землю тело убитого коллеги; только потом, схватив автомат, он послал очередь в махину ошалевшего чудовища. Монстр обернулся, прерывая стрельбу при звуке приближающихся сирен. Льюис мрачно усмехнулась за рулём бронированного автомобиля, направляя его на гиганта. Чудовище зарычало и прошило машину пулемётной очередью. Льюис пригнулась за рулём. Вокруг неё свистели пули.

- Насрать на тебя, Франкенштейн! — заорала она, когда машина с разгона вонзилась в живот монстра.

Каин выпустил ещё две мини-ракеты, поражая ими очередные два автомобиля.

Льюис пинком открыла дверцу машины, пробившей теле чудовища, и бросилась на землю.

Монстр вырвал машину у себя из живота и с оглушительным грохотом обрушил её на землю. Автомобиль взорвался.

Ослеплённый пламенем, Каин засмеялся.

А за стеной огня и дыма к нему полз Робокоп.

Льюис подбежал к нему:

— Это чудище невозможно остановить, Мёрфи. Тебе не удастся.

- Это единственный способ. Приготовься, — улыбнулся ей Робо.

Льюис кивнула и отбежала.

Обозревая окрестности, из огня медленно выползла фигура монстра.

С другой стороны, прикрытый изувеченным автомобилем, появился Робо. Монстр послал в него очередь но попал в машину. Чудовище бросилось в атаку, но вдруг застыло, уставившись на обломки автомобиля. Оттуда появилась рука. Рука Льюис, сжимающая коробку НУКЕ.

Каин заворожённо смотрел на наркотик.

Из-за автомобиля высунулась Энджи.

- Это НУКЕ, Каин. Много НУКЕ. И всё оно — твоё. Иди. Тебе весь хочется, Каин.

В животе Каина открылся приёмник питания. Монстр рванулся к Льюис.

- Да! — воскликнула девушка, протягивая металлическую коробку. — Тебе ведь очень плохо! Тебе ведь так хочется! Иди сюда.

Монстр приближался к девушке. Через несколько секунд он был уже рядом.

— Ну вот, — сказала Льюис. — Всё это — твоё.

Монстр потянулся за коробкой. И в этот момент Льюис подбросила её высоко вверх. Каин засопел, глядя, как контейнер летит по воздуху.

Льюис отскочила от монстра и скрылась за машиной. Чудовище выбросило щупальце, подхватило коробку и прижало его к механизму питания. В этот момент Каин повернулся к остальным спиной.

Робо запрыгнул на автомобиль, затем скакнул вверх и приземлился на хребет монстру

Почувствовав, что кто-то мешает ему принять наркотик, Каин заметался.

Льюис наблюдала за битвой.

- У тебя обезьяна на шее? — спросила она, думая: «Всё так, как ты говорил. Это его доконает, Мёрфи. Господи, надеюсь, что ты не ошибался».

Монстр попытался схватить Робо. Один из его когтей разорвал Робо шею, оттуда хлынула жидкость. Коготь погрузился глубже.

Робо закричал.

Он умирал.

Робо включил робовидение. «ТРЕВОГА. ПОВРЕЖДЕНИЕ СИСТЕМЫ: ИСПРАВНОСТЬ 44 %», — прочитал он.

Чудовище направило на Робо горелку, но Робо ухватился за неё свободной рукой и вырвал из тела монстра Посыпался фонтан искр.

Чудовище ошалело, заметавшись, словно раненый носорог.

Робо отрывал со спины Каина защитную пластину.

Чудовище рванулось назад, обрушивая Робо на уличный фонарь, который с треском свалился. То же самое чуть не случилось и с Робо. Однако он удержался.

Наконец защитная пластина оторвалась от спины монстра. Робо вонзил кулак в его обнажённую электропроводку.

Монстр упал на лапы и задвигался на четвереньках то вперёд, то назад, как упрямый мул. Робо продолжал держаться на спине у чудища, и его ноги подлетали высоко вверх.

Робо молотил кулаками по проводам. Из затылка Каина полыхнула вспышка.

И в тот же момент создание угодило одним из своих когтей в голову Робокопа. Из разбитого тела полицейского вытекала драгоценная влага.

Робо орал.

Монстр выл.

Вот к чему всё это приводит. Брат против брата. Эксперимент против эксперимента.

Робо думал о детях.

О ДЕТЯХ.

О БУДУЩЕМ.

Робо яростно завопил и погрузил руку в затылок монстра, вырывая провода, куски человеческой плоти к мозга. Он чувствовал, как через его вытянутую руку несётся электрический ток. Робо пытался закричать. Его голос прорвался наружу слабым шёпотом.

- Прощайте, — прошептал он.

Робо свалился со спины чудовища и безвольно рухнул, теряя сознание. «Ради детей» — была его последняя мысль.

Глаза его закрылись, когда Каин зашатался, и с леденящим кровь в жилах воем бухнулся на мостовую. Подбегали полицейские и зеваки, вдали выли сирены «скорой помощи».

С балкона продолжал следить за происходящим Старик. Вид у него был крайне подавленных. Рядом стояли Джонсон и адвокат Хольцганг.

Хольцганг вздохнул:

— Теперь хлынет целое море судебных дел. Из-за случайных смертей, повреждений и гибели имущества.

- Это всего лишь деньги, — ответил Старик. — А вот как насчёт уголовных дел?

- Я уверен, что обвинения будут направлены против всех ответственных.

- А значит, и против меня, — выдавил Старик.

Адвокат решил промолчать. Старик переваривал его слова.

Джонсон поднял лицо вверх:

— А если бы всё это было делом только одного человека? Человека, у которого был собственный план, противоречащий целям нашей компании?

Старик посмотрел на Джонсона, а молодой помощник тем временем продолжал:

— Женщины, которая не любила играть в команде, которая не оправдала нашего доверия.

Старик кивнул, взвешивая слова Джонсона.

- Конечно, — заметил он, — нам потребуются доказательства справедливости этого утверждения.

- Сэр, — ответил Джонсон просияв. — даже если таких доказательств не существует, я уверен, что мы сможем их найти.

Старик улыбнулся в ответ.

- Я тоже уверен, что вы это сможете. Уверен, Джонсон.

- Спасибо, сэр.

В этот момент на сцене, пошатываясь, появилась Факсс и умоляющим взором посмотрела на Старика. Потом подбежала и обняла его.

- Ох, Боже, — сказала она, — это было ужасно. Я думала, что он меня убьёт.

Старик смотрел в пространство у неё над плечом.

- Да, Джульетт, но это уже позади, — он поглядел на Джонсона. — Так что займись этим делом. И лучше возьмись за него немедленно.

Джонсон кивнул и, улыбаясь, вышел из помещения.

* * *

Внизу, на улицах, началась уборка. Ошеломлённый

Робо сидел на углу, качая головой из стороны и сторону Льюис принесла ему пистолет.

- Один говнюк нашёл его на тротуаре и собирался слямзить.

Робо схватил пистолет и посмотрел вверх.

Над ним стоял мэр Кузак.

- Это великий день для нашего города, Робо, — радостно заскулил он.

Робо встал и повернулся к Кузаку и группе журналистов. Кузак прильнул к его плечу и обнял рукой.

- Благодаря лучшему работнику полиции из всех, когда-либо служивших этому городу, болото корпоративной алчности теперь уничтожено.

Робо обвёл взглядом толпу. Там, за спинами репортёров, его пытались разглядеть Эллен с ребёнком.

Робо встретился взглядом с глазами Джимми.

И крутанул пистолетом вокруг пальца, как давний телегерой Джимми, Ти. Джи. Лазер.

Робо крутанул пистолетом ещё раз, теперь размахнувшись посильнее, и только потом опустил оружие в кобуру. Он увидел, как захлопал Джимми. Мальчишка знал. Джимми знал.

Робо кивнул ему головой и только тогда заметил, что на его руку опирается утомлённая Льюис. Она улыбнулась ему. Его пальцы медленно опустились к ладони девушки и слегка пожали её. Робо перевёл взгляд на продолжающего болтать мэра.

- Детройт снова принадлежит людям. Нам.

Робо естественным движением обнял Льюис за талию. Она посмотрела на него с улыбкой, хотя и слегка удивлённо.

Мэр тем временем щебетал:

— И этот парень — символ.

Льюис рассмеялась каким-то своим мыслям. Пальцы Робо ловко отцепили у неё с пояса наручники.

- Ты идиот, — прошептала она.

Робо поднял наручники.

- Да! — воскликнул мэр. — Он символ!

- Ничего подобного, — ответил Робо, защёлкивая наручники на запястьях поражённого мэра. — Я простой

— Хороший коп, — добавила Льюис, улыбаясь.

Робо улыбнулся тоже.

Ведь, в конце концов, он и не хотел быть никем другим.

Эпилог

Робокоп молча сидел в своём ТурбоКруизере, всматриваясь в сырое серое ночное небо.

Пора возвращаться в отделение. Он помнил об этом. Он должен сидеть на своём троне, позволяя паре кибернетиков изучать его импульсы.

Но сегодня у него не было на это охоты.

Он смотрел в небо и размышлял.

Он думал о том, что будет с Эллен и Джимми.

Думал о том, действительно ли Эллен знает, что Алекс Мёрфи всё ещё живёт на свете. Причём совсем неплохо, в гигантском теле, созданном из металла и человеческой плоти.

Он думал об Энн Льюис.

Своей напарнице.

Станет ли она ему когда-нибудь чем-то большим чем просто напарницей?

Но в основном размышлял он о себе Человек он или машина? Если человек, то чертовски крепкий. А если машина, то чертовски слабая, полная эмоций и несовершенств.

Робо завёл мотор и повёл свой автомобиль в ночь. Чёрт возьми, да плевать, что он такое.

Главное — он знал, кто он такой.

Он Алекс Мёрфи. Коп. Сын копа.

А может, когда-нибудь окажется, что и отец копа.