/ Language: Русский / Genre:children / Series: Семейная библиотека

Сказочные повести. Выпуск пятый

Ефим Чеповецкий

Семейная библиотека — серия отличных детских книг с невероятными историями, сказочными повестями и рассказами. В первую книгу серии вошли три повести: Ефим Чеповецкий — «Приключения шахматного солдатика Пешкина» Владимира Муравьева «Приключения Кольки Кочерыжкина» Георгия Балла «Топотун-Карапун и тайны моего детства»

Сказочные повести. Выпуск пятый

Е. Чеповецкий

Приключения шахматного солдата Пешкина

ГЛАВА ПЕРВАЯ

О тех, кто жил на письменном столе Коли Пыжикова

На столе школьника Коли Пыжикова, как и на всяком письменном столе, стояли разные вещи. Когда людей в комнате не было, они оживали, беседовали между собой и решали всякие важные вопросы.

Конечно, не каждый мог это видеть. Для того чтобы подглядеть, как оживают вещи, нужно знать, откуда и как на это дело смотреть.

На столе было множество разных предметов, но только некоторые из них заслуживали особого внимания.

Например, глобус. Этот житель стола считал себя великим всезнайкой и знаменитым путешественником. Не было на земном шаре ни одного материка, ни одной страны и даже маленького острова, где бы он не побывал, потому что все они были нарисованы прямо на нем.

Старинный чернильный прибор очень гордился своим благородным происхождением. Однако вел он себя весьма странно. Стоило опустить ручку в одну из чернильниц, как та немедленно начинала плеваться кляксами и при этом никогда не просила прощения. Зеленое сукно, которым был обит стол, напоминало фотографию оборотной стороны Луны со всякими неизведанными морями, вулканами, горами и пустынями, и чернильницы считали это своей личной заслугой. Короче, каждый гордился чем мог.

Но наибольшим уважением здесь пользовались шахматы.

Дело в том, что Коля Пыжиков собирался стать шахматным чемпионом. Он очень завидовал Ботвиннику, Смыслову, Талю — самым знаменитым шахматистам, но сыграть с ними партию-другую ему так и не пришлось: как-то не выпадало свободного времени.

Зато со своим соседом, Петей Петушковым, он сражался ежедневно. При этом оба игрока делали такие замысловатые ходы, что даже шахматные короли теряли головы.

У шахмат Коли Пыжикова была нелегкая жизнь. О ней следует рассказать отдельно.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Шахматное царство-государство

В большой полированной коробке с крышками в белую и черную клетку жили две вражеские армии. Во главе их стояли короли и королевы. Солдаты и офицеры были вооружены до зубов, туры — неприступны, как крепости, а кони — норовисты и выносливы.

Хотя в наше время принято называть королев ферзями, а офицеров слонами, Коля предпочел оставить за ними старинные звания. Шахматы были его собственностью, и он имея право поступать с ними так, как ему вздумается.

И странное дело. Стоило только игрокам уйти из комнаты, как в воинственном шахматном государстве наступал мир: ни о какой войне не было и речи. Короли с королевами ходили друг к другу в гости, устраивали веселые праздники и карнавалы, катались верхом на боевых конях. Белые офицеры танцевали по очереди с черной королевой, а черные — с белой. Никто никого не сбивал и не объявлял мата.

Солдаты тоже жили мирно. Они играли в домино, в кошки-мышки, а если и устраивали борьбу и клали друг друга на лопатки, то после этого пожимали руки и оставались друзьями.

В шахматном государстве были свои строгие правила и свой особый язык.

Если какой-нибудь офицер хотел пригласить королеву на танец, он должен был подойти к той клетке, на которой она стояла, и вежливо сказать: «Разрешите, ваше величество, пригласить вас на тур вальса». На шахматном языке это звучало так:

— Гранд плиссе, рахада вальсэ!

Соглашаясь, королева кивала головой и строго говорила:

— Гарда ля соль, тура дэ мозоль! — что значило: «Только предупреждаю, не будьте слоном и не наступайте мне на ноги!»

Когда же начинался общий танец, все брались за руки, кружились и пели:

Е-два, Е-четыре,
Станем дружно,
Круг пошире!
Эф-шесть, Цэ-семь —
Будет весело нам всем!

Самым большим уважением в коробке пользовались короли И это неудивительно. В шахматных государствах короли играют большую роль. Не то, как известно, живой король: будь на его голове хоть три золотые короны, в наши дни — он не фигура. Кроме того, шахматные короли устойчивей всяких других королей, потому что у них в пятках находится тяжелый свинец.

Вот такой была жизнь в шахматном царстве-государстве, когда в комнате не было людей. Но стоило игрокам расставить на позиции шахматные армии, как тут же начинался жестокий бой, гае поведение фигур зависело от того, кто ими управлял.

К примеру, черный король, которого звали Смоль, он едва-едва ходил и, даже убегая, мог сделать только один шаг назад или в стороны. Поэтому ему всегда приходилось прятаться за спины своих солдат или за юбку королевы. — Зато королева могла забегать далеко вперед, решать важные военные вопросы и вертела королем как хотела. Собственно говоря, она и была самой главной фигурой при короле.

Кони были как кони. Во время сражений они шарахались в стороны: скакнут на две клетки и обязательно бросятся вправо или влево. Ну что с них возьмешь? Ведь при нынешней военной технике коням только и остается что держаться в стороне.

Офицеры в шахматной армии были очень легкомысленны, они никогда не ходили по прямой — шатались по косым линиям и увивались вокруг королевы.

А солдаты были, как все солдаты: для них приказ есть приказ, и отступать они не могли.

Многие фигуры стремились к высшему званию. По шахматным законам доблестный солдат, достигший противоположного края доски, мог достичь любого воинского звания и даже получить титул королевы. Не зря у шахмат существовала поговорка: «Плох тот солдат, который не мечтает стать королевой».

Белая армия была отделана под орех, и этот цвет считался защитным цветом. А с королем дело обстояло так. В одном из сражений он потерял свою корону. Король без короны — не король, и Коля назвал его генералом.

Конечно, он остался самым главным, но теперь к нему все обращались просто по званию — генерал. И, хотя был он грузный с виду, военная кость держала его прямо. Спал он, если надо, в окопах, ел из походного котелка, а солдат называл «пешками». В общем, был «гроза врагу, отец солдатам». Говорил прямо, словно рубил с плеча. И если случалось ему в обществе держать речь, то сразу было видно: генерал!

Именно в его армии и нес службу наголо бритый, в атаках битый, победами знаменитый шахматный солдат, по фамилии Пешкин, деревянной гвардии рядовой.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Как чиж спасал храброго солдата

Пешкин, на первый взгляд, ничем не отличался от остальных солдат.

Ведь в армии все воины на одно лицо, особенно когда стоят в строю.

Но тот, кто был знаком с ним поближе, мог бы многое о нем рассказать.

Солдат Пешкин был отлично выточен из крепкого дуба. Если бы он был настоящим человеком, о нем говорили бы: «Ладно скроен, крепко сшит». Всегда подтянутый, стройный, он весело поблескивал среди остальных солдат. Не случайно Коля ставил его всегда впереди генерала. Пешкин был надежен в бою, и, если случалось, что противник его сбивал, Коля тут же снова ставил его на доску вместо уцелевшего воина, приговаривая.

— Моего Пешкина ни штык, ни пуля не берут!

Он так полюбил деревянного солдата, что на его круглой лысой голове карандашом пририсовал глаза, нос и отличные усы. Правый глаз у солдата был широко раскрыт, а левый всегда лукаво подмигивал. Казалось, Пешкин вот-вот скажет какую-нибудь веселую солдатскую прибаутку Совершать добрые дела он считал своим долгом и самоотверженно шел на любое задание. Когда Коля делал уроки и под окном кудахтали куры, Пешкин не задумываясь летел через окно в атаку и разгонял шумных сплетниц. Когда захромал обеденный стол, солдат смело подставил под короткую ножку свою круглую голову и простоял там, пока не пришел столяр.

Да, у твердого солдата было мягкое сердце. Он никогда не забывал оказанных ему услуг и всегда платил добром за добро.

Однажды в погожий день Коля Пыжиков и Петя Петушков решили сыграть партию шахмат в саду, на воздухе. Доска была положена на траву, и на ней, согласно шахматному уставу, расставлены обе армии. Под яркими лучами солнца воины смело шли в атаку. На доске то и дело раздавалось бодрое поцокивание солдатских сапог и конских копыт, а игроки потирали руки и приговаривали:

— Так-с, теперь мы, значит, вашего слона — пехотой!

— Да-с, а мы, значит, вашу пехоту кавалерией!..

В самый разгар боя солдат Пешкин совершенно честным путем преградил дорогу Петиной черной королеве. Ни вперед ей шагнуть, ни назад Выхода нет. Но, поскольку Петя не очень-то уважал правила игры и обладал к тому же необычайной ловкостью рук, он незаметно утащил Пешкина с доски и бросил его в траву.

— Где мой Пешкин? — сердито спросил Коля Пыжиков.

— А я почем знаю! — сказал Петя Петушков. — Он твой, ты его и ищи.

Коля начал искать солдата. Зная повадки своего противника, он далеко от доски не уходил и все время поглядывал на нее.

— Давай помогай!

— Не хочу!

— Знаю я, чья это работа!

— А ты докажи!

— Докажу!

— Докажи!

— Докажу!..

Игроки сошлись чуб в чуб, и шахматное сражение стало переходить в настоящее.

А между тем Пешкин попал в пренеприятнейшее положение. Сад после недавней поливки был весь в лужах. Солдат с лету угодил в одну из них и оказался по грудь в воде. Вокруг лужи росла густая трава, и солдат не видел, что творится впереди него, позади и по сторонам. Но Пешкин духом не пал.

— Ни мат, ни шах, а вода в ушах. Ну и положеньице, — бодро произнес он, гладя на свое отражение в воде и расправляя чудесные усики. — Вот это, значит, сел в лужу! Теперь без посторонней помощи отсюда не выбраться…

Две лягушки проскакали мимо, но не решились беспокоить военного человека. Кто знает, может, он в засаде сидит?

Печально закончилась бы его история, если бы в это дело не вмешался чиж, обыкновенный чиж, житель птичьего государства. Взъерошенный, он летал по саду и орал во все горло:

— Чив-чив-чивереки! Чив-чив-чиверуки! Чудо, чудо! Моя чижиха снесла три яичка! У меня будут три сына или три дочки! Чив-чив-чивереки! Чив-чив-чиверуки!..

И все живое радовалось этому событию. Солнце взлетело высоко в небо и сияло там, как жар-птица.

— Стрик-стрик! — пели стрекозы перед носом чижа.

Жирные червяки выползли из нор и давай растягиваться, как гармошки, туда-сюда, туда-сюда — камаринскую наигрывать, а муравьи в пляс пустились.

Видел это и Пешкин из своей лужи и, хоть погибал он средь белого дня, а тоже думал: «Эх, радуется пичуга, радуется! А я уж, видно, отмаршировал свое по шахматной доске».

Только он так подумал, как услышал голос чижа:

— Эй, солдат, солдат, ты как сюда попал?

— Буль-буль-бубуруль! — ответил Пешкин.

Вода дошла уже до самого носа, и из слов получились одни пузыри.

— Эй-эй, — закричал чиж. — Да ты, никак, тонешь?!

— Буль, — кивнул головой Пешкин, и пузыри снова заплясали по луже.

— Солдат тонет! Солдат тонет! — закружил чиж над лужей. — Эй, кто там живые, сюда, на помощь!

И только когда он трижды прокричал «на помощь!», трава зашевелилась и недалеко от лужи показалось пушистое существо на четырех лапах. Это был кот Василий, который жил у Пыжиковых на кухне. Он первым услышал крики чижа и примчался к месту происшествия.

Не думаете ли вы, что кот Василий собирался спасать Пешкина? Нет. Его интересовало совсем другое. Поэтому, подкравшись к луже, он спрятался в густой траве, чтобы чиж его не заметил.

— Эй, кто ж это там? Скорей сюда! — закричал чиж, когда услышал, как за его хвостом зашевелилась трава, но на помощь никто не спешил.

Чиж прыгнул в лужу и протянул солдату крыло. Но в этот же миг кот всей своей тушей навалился на чижа. Вода в луже закачалась и подбросила Пешкина вверх.

— Разбойник! Разбойник! — закричал Пешкин. — На помощь!

Но было поздно. Кот с чижом в зубах уже сидел на крыше. Как раз в эту минуту Коля Пыжиков заметил своего любимца и вытащил его из лужи.

— Пешкин, Пешкин нашелся! Ура!

Солдат продолжал кричать, но Коля его не слышал. Голос солдата от долгого пребывания в воде сел и был не громче комариного писка. Впервые в жизни заплакал солдат от обиды. Слезы катились по его лицу, но Коля не мог их видеть — Пешкин был мокрым от макушки до пят.

Коля торопился к шахматной доске и даже не заметил, как, медленно кружась в воздухе, падали с крыши чижиные перья.

Петя Петушков исчез, оставив свою армию на произвол судьбы. Коля сделал ход конем, потом еще один — другим конем, объявил мат и смахнул черные фигуры с доски. Это была грандиозная победа, но и она не принесла Пешкину радости. В эти минуты храбрый солдат не рад был даже своему спасению. Перед его глазами все еще кружились чижиные перышки.

Много времени прошло с тех пор; много было сделано на шахматных полях рокировок, шахов, матов и даже один пат. Коля Пыжиков выиграл у Пети Петушкова матчи на первенство комнаты, дома и двора. Пыжиков присвоил себе звание гроссмейстера двора, а Петушков наконец-то научился правильно ходить конем. В саду, в новых гнездах, уже запищали желторотые птенцы. И только тогда удалось Пешкину отомстить коту Василию за гибель своего спасителя. Храброму солдату суждено было прославиться далеко за пределами шахматного царства-государства. Но это уже особая история, о которой следует рассказать подробно.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Каким наукам обучают в птичьих школах

Из распахнутых дверей и окон школы вырвался на простор громкий, веселый звонок Он бежал без оглядки, как озорной босоногий мальчишка, чтобы целое лето не возвращаться в школьные стены. Это был последний звонок в учебном году для ребят и первый звонок для учеников птичьей школы, которая помещалась на крыше десятилетки. Так уж повелось, что, когда кончались занятия у ребят, учебный год для птенцов только начинался.

Птичьи школы называются летными, и главный предмет для оперившихся малышей — это умение летать. По этой науке даже отличнику-десятикласснику из обычной десятилетки можно было смело поставить двойку, потому что если он и совершал полеты, то только носом вниз, с перил или забора, а самому захудалому птенцу-первокласснику ничего не стоило подняться выше дерева.

Птичья школа как раз находилась на крыше десятилетки, и это было просто здорово! Летом птенцы свободно могли залетать в пустые классы, клевать мел, заглядывать в чернильницы, прыгать по партам. Но все же птичьи учителя предпочитали проводить занятия на свежем воздухе, на крыше, что обычным ученикам строго запрещалось. А скажите, кто из мальчишек не мечтал в летний день забраться на крышу своего дома, чтобы из-под ладони озирать окрестности, гонять голубей да, наконец, просто погреться на солнце, почувствовать высоту?! Да-да, почувствовать высоту. Ведь каждый человек немножечко птица. Будь у какого-нибудь мальчишки хоть самые маленькие крылышки, его ни за что не удалось бы удержать на земле — летал бы с утра до ночи. Но — нельзя! О крыше не могло быть и речи. Это было другое государство. Отсюда начинались владения птиц.

Каждый год в начале лета птицы становятся хозяевами на земле — столько их разводится в лесах, садах, огородах, на каждой крыше и мостовой. Посмотрите, как важно по центральным улицам расхаживают голуби! Так важно, что даже трехтонные и пятитонные грузовики сбавляют ход и почтительно объезжают их. Ну чем не хозяева?

В такое время птичьи хоры гремят на все голоса. Тут тебе и тенора, и басы; и в одиночку поют, и дуэтами, и квартетами — прямо звон в ушах стоит. Людям просто повезло, что птицы поют, а не говорят, иначе от их болтовни болела бы голова.

Такой шум и веселье как раз и объясняется тем, что у птиц начинается учебный год.

— Чив-чив-чивиринь! — несется со всех сторон.

На птичьем языке это значит: дети, в школу собирайтесь!

И птенцы торопятся в школу. Они уже давно сбросили желтый пух, который заменял им детсадовские песочники, и надели новую школьную форму, сшитую из перышек. У всех птенцов, даже у мальчишек, на груди светлые фартучки: у одних белые, у других — серые, у третьих — желтые.

Вот они группками торопятся в свои классы, смеются, чирикают, шалят и вытягивают вверх свои шеи, чтобы казаться постарше. Ну, совсем как первоклассники. Одни скачут на двух лапках, другие попеременно — то на правой, то на левой. Это, наверное, девочки. Они на ходу играют в прыгалки, только нам эта прыгалки не видны, уж очень они тоненькие, не толще волоска.

Но вот начинаются уроки. В птичьих школах проходят всего три предмета, три науки. Два предмета веселых: пение и полеты. А третий — серьезный: трудовое воспитание, или как добыть пропитание. Ловить мошек, искать червячков и гусениц — на птичьем языке называется «заморить червячка».

Арифметику проходят только кукушки. Они учатся считать от одного до тысячи трехсот сорока трех, а потом — наоборот. Эти добрые птицы думают, что чем дольше они считают, тем дольше живут люди на земле.

Талантливые певцы — соловьи, скворцы, иволги и пеночки — поступают в школы для одаренных детей. Там их обучают пению и нотам старые профессора-соловьи и готовят из них лесных артистов.

Все птенцы — прилежные ученики. Еще не было случая, чтобы кто-нибудь из них оставался на второй год. А научился птенец летать и добывать себе пищу — долой с родительского иждивения!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Почему чижика назвали Пыжиком, а Колю Пыжикова — Чижиком

Говорят, беда за бедой идет, да еще беденка за ручку ведет, или: пришла беда — открывай ворота. У птичьих гнезд, как известно, ворот не бывает, но и их беда не минует. Погиб чиж, спасая солдата Пешкина, и осталась чижиха, по имени Чика, одна с тремя яичками в гнезде. Не успела она оплакать верного друга, как прилетела новая беда.

Подрались между собой озорные воробьи и выбросили случайно из ее гнезда два яичка. Поплакала чижиха, поплакала и с тройным усердием начала высиживать оставшееся яичко. И вот от большого тепла, которым она окружила свое единственное яичко, вскоре вылупился чижонок — сын. Это был крупный, отличный птенец, как две капли воды похожий на всех желторотых чижей. Мать была счастлива. Птицы расчирикали эту весть по всему саду, и жители его поздравляли чижиху.

— Вы только взгляните на него! — говорила чижиха соседке-синице. — Вылитый портрет покойного отца! Такой же рослый и умный! Он уже сам просит пить!

— Пи-ить, пи-ить! — запищал голый птенец, похожий на отца.

— Очень удачный ребенок! — сказала синица.

— Что вы, он просто замечательный! Разве вы когда-нибудь видели такого птенца! Посмотрите, какой он желторотыш! У него на хвосте уже есть одно перышко! Да он красавец!..

«Ну, положим, мой сын в сто раз желторотее и красивее», — подумала синица, но вслух говорить этого не стала, чтобы не обидеть чижиху…

Чижик рос как на дрожжах. Скоро на нем появились перышки. Они были блестящие, упругие и непослушные, как сам птенец. Тяжело приходилось чижихе с сыном.

— Не ешь холодного червяка! У тебя может заболеть горло!.. Не смей выходить из гнезда, а то прилетит баба-сова и спрячет тебя в темное дупло!

Но чижик ничего не боялся. Он рос неслухом. А наказать его, клюнуть разок-другой чижиха не решалась. Как же — единственный сын!

— Вы уже дали имя своему сыну? — спросила однажды синица.

— Нет еще. Вы знаете, я хочу его назвать Чичириком. Так звали его дедушку. У чижика такие же перышки, только еще в тысячу раз лучше!

— Ничего нет противнее птичьих имен! — заметил дождевой червяк. — Уж если этот чижик действительно такой крупный и сильный, то его следует назвать Ужом!

— Чепуха! — сказал старый пень. — Лучшего имени, чем Трухля, во всем свете не найдешь!

Но тут синица перебила их и сказала:

— А я вам хотела предложить другое имя.

— Какое? — заинтересовалась чижиха.

— Смотрите, какой ваш сын напыженный! Не находите ли вы, что он очень напоминает Колю Пыжикова? Такой же непоседа, и перышки торчат, как вихры у мальчишки. Так не назвать ли вам его Пыжиком?

— Пыж-жик! Пыж-жик! — загудел рядом шмель, и тотчас же со всех сторон послышались птичьи голоса:

— Чижик-Пыжик!

Птицы так громко и радостно выкрикивали новое имя, что Коля Пыжиков, бросил начатую с Петей Петушковым партию шахмат, выбежал во двор и стал искать, кто бы мог его звать.

Это было не случайно, он не ослышался. Дело в том, что по странному совпадению ребята в школе называли Колю Пыжикова Чижиком, только кричали ему не Чижик-Пыжик, а наоборот — Пыжик-Чижик. Коля стоял посреди двора и прислушивался. Волосы у него на голове торчали во все стороны, на носу была чернильная клякса, рубаха выбилась из штанов. Он долго оглядывался, но во дворе, кроме птиц, стрекоз и кузнечиков, никого не было. И он пошел обратно.

— Ну что, разве я неправа? — спросила синица, — заметив, что чижиха любовалась Колей.

— Конечно, я согласна! — защебетала чижиха. — Мне нравится Коля. Он действительно очень похож на моего чижика. Пусть же моего сына тоже зовут Пыжиком!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

О том, как Пыжик учился летать

Скоро чижик пошел в летную школу, в первый класс. Забот у чижихи прибавилось вдвое. Попробуй усадить такого птенца за уроки! Беда, да и только!.. Ему бы кувыркаться да шалить, а учителя своего требуют.

Мать все хозяйство забросила, за собой не следит — вместе с сыном уроки учит. Старательно учит, будто ей самой их задали. Теперь она и правила, и стихи на память знает, а вот хозяйством заниматься разучилась. То, глядишь, червячок недосолен, то вместо зерен простых камешков с птичьего базара принесет, то у торговки-воробьихи сдачу получить забудет.

А гнездо-то, а гнездо! Сплошной беспорядок. Пух из постели повыбивался, стены прохудились. А сама-то, а сама! Страх один. Перышки не разглажены, лишние не повыщипаны. В таком виде она и учит с Пыжиком уроки.

— Что тебе на сегодня задали?

— Упражнения на полеты. Нужно три раза облететь вокруг дерева.

— Ну, так лети.

— А я не хочу.

— Почему?

— Мне сперва нужно найти вот такую резинку. — И Пыжик развел крылья, показывая, какой длины должна быть резинка.

— Ах ты, дрянной мальчишка! — догадалась чижиха. — Ты хочешь сделать себе рогатку!

— У всех есть, а что я, хуже?

— Тебя за это схватит баба-сова!

— А я ей выстрелю в глаз!

— Что мне с тобой делать?! — заламывала крылья чижиха. — Ну, ты хоть червячка съешь. Я его разжевала, тебе только проглотить осталось.

— А ты сделай за меня упражнения, тогда проглочу.

— Хорошо, хорошо, я сделаю. А ты ешь и смотри!

И чижиха принялась летать вокруг дерева. Летает и считает:

— Раз… Два… Три.

— Правильно! — сказал Пыжик. — На пятерку!

— Гм, — ухмыльнулась соседка-синица. — Что это вы, уважаемая Чика, такими пустяками занимаетесь?

— Это вовсе не пустяки! — ответила чижиха. — Это мы с сыном делаем домашние задания.

А на следующий день Пыжик приносил из школы двойку.

— Безобразие! — жаловалась синице чижиха. — Вы свидетельница, вы сами видели, как мы с Пыжиком делали домашнее задание! И вот вам, пожалуйста, — двойка! Какие несправедливые учителя!.. Ах, бедный Пыжик, все тебя, маленького, обижают!

— Обижают… — захныкал сынок, который уже стал ростом со взрослого чижа.

— Ну ладно, не плачь. Поди ко мне, крошка, я тебя поцелую! — И она хотела обнять сына.

Но Пыжик терпеть не мог нежностей. Он передернул крыльями, да так неловко, что столкнул мать с ветки. Все вокруг рассмеялись. А одуванчики так тряслись, что все поголовно растеряли свой пух и остались нагишом.

Чижиха провалилась в густые заросли крапивы и лопуха. Она больно обожглась и хотела поскорее выбраться, но услышала интересный разговор, который происходил между крапивой и лопухом, и задержалась.

Дело в том, что крапива и лопух были всеми признанные ученые педагоги. Они давно занимались наукой о том, как следует воспитывать детей, но советовали это делать по-разному и без конца спорили.

— Нужно жечь, нужно сечь! Нужно жечь, нужно сечь! — упрямо твердила крапива и показывала, как это следует делать. Ладони ее были усеяны густым жалящим волосом и сплошь покрыты грубыми мозолями.

А лопух безразлично махал своими лопоухими листьями и лениво повторял:

— Э-э, и так сойдет, э-э, и так вырастет! Сколько у меня знакомых лопухов, и все так выросли. Некоторые даже стали еще большими лопухами, чем я.

Пока продолжался этот ученый спор, Пыжик сидел на высокой ветке и вертел головой. Вдруг перед его носом пролетела стрекоза. Он хотел схватить попрыгунью, да сорвался с ветки. Сорвался, замахал крыльями и полетел. Да, да, полетел! Неровно, припадая то на одно, то на другое крыло, но полетел.

— Ай! Ай! — закричала чижиха. — Что ты делаешь! Ты же летишь! Ты разобьешься!

Но голос ее потонул в шуме.

— Еще рраз! Еще рраз! — затрещали в траве кузнечики.

— Четче! Четче! Четче! — закричали воробьи.

Пыжик снова взлетал, шлепался на землю, но упрямо рвался в воздух.

Все тут же бросились поздравлять чижиху.

— Ч-чудесно! Ч-чудесно! — защебетала соседка-синица. — Оччень, оччень способный!

— Еш-шобы, еш-шобы, — одобрительно жужжал шмель. — Первые в ж-ж-жизни шшаги, шшаги!

— Поздрр-ав-лаю! Поздрр-ав-лаю! — залаял дворовый пес Лука, который из будки все это видел. — Помню, когда впервые пошел Коля Пыжиков, сколько радости в доме было. Уж я-то знаю, как нелегко на двух задних ходить! Сам пробовал, сам… Да, много мне тогда вкусных вещей со стола перепало! — И он звучно облизнулся.

Чижиха успокоилась и, важно нахохлившись, обвела всех гордым взглядом: дескать, иначе и быть не могло, ведь это мой сын!

Она тут же решила послать повсюду телеграммы и полетела к кусту малины, где был главный паучий телеграф. Отсюда во все концы тянулась густая паутина. По ней передавались всякие новости.

Чижиха быстро настрочила телеграмму:

БОЛЬШОЕ СОБЫТИЕ ТЧК МЫ УЖЕ ЛЕТАЕМ ЧИЖИК КРАСОТА ПЕРЕРОС ПАПУ РАДА СКАЗАТЬ НАРОДУ В ГОРОДЕ И ЛЕСУ ВАША ЧИКА

Но старый паучий телеграф перевирал все слова, и те, кто получили телеграмму, читали:

БОЛЬШОЕ БИТИЕ ТЧК МЫ УЖЕ ТАЕМ НИЖЕ У КОТА ПЕРЕКОС ЛАПЫ НАДА СМАЗАТЬ ВОДУ В ОГОРОДЕ КОЛБАСУ ВАША ЧИКА

Всякий понимал это по-своему, и все радовались.

Прочитав слова «нада смазать», двери радостно заскрипели. Они решили, что все дверные завесы наконец-то будут смазаны.

Фикус, обнаружив в телеграмме слово «воду», захлопал своими широкими листьями. Он изнывал от жажды и думал, что его немедленно польют.

Мыши в подполье подняли радостную возню:

— Опасность миновала! — кричали одни. — У кота перекос лапы!

А другие кричали:

— В огороде выросла колбаса!

Один солдат Пешкин правильно расшифровал телеграмму. Он был опытным связистом и разгадывал телеграммы даже посложней, чем эта.

«Точно, у чижихи большая радость! — подумал Пешкин и тут же начал себя ругать: — Эх, и черствая я душа! Как же это до сих пор не навестил семью своего спасителя?! Нет мне за это прощения!.. Сейчас же пойду к генералу, попрошу увольнительную и лично принесу чижихе свои поздравления».

Он направился в штаб главного шахматного командования. Пешкин был любимым солдатом генерала, и тот его принял сразу.

— А-а, здравствуй, Пешкин. Как живешь? — сказал генерал, отрываясь от важных бумаг.

— Разрешите доложить, важное сообщение! — сказал солдат, приложив руку к пилотке и громко щелкнув о доску свинцовой пяткой.

— Докладывай.

— Свершилось, значит, товарищ генерал. Полетел Пыжик! Пичуга мала, а звезду догнала… Стало быть, птенец отличник летной подготовки! Вот как, товарищ генерал.

— Постой, дорогой, постой, — начал припоминать генерал. — Не тот ли самый птенец, отец которого…

— Он самый и есть. Так точно, — печально покачал головой Пешкин. — Меня спас, сам погиб…

— Вспоминаю, вспоминаю, как же! Так чего же ты от меня хочешь?

— Да вот, навестить бы мне чижиху… Стало быть, увольнительную бы мне… вот что…

И тут Пешкин совершил ошибку. Генерал был стариком добрым, но увольнительные любил раздавать сам, а когда просили — отказывал. Он считал, что это необходимо для большей строгости, для авторитета.

— Увольнительной, дорогой, сегодня дать не могу. Сам понимаешь — положение шаховое. С минуты на минуту могут прийти Коля и Петя — и начнется война! Ясно?

— Так точно. Ясно! — отчеканил Пешкин. Что мог он еще сказать?

Но генерал и не думал совсем огорчать Пешкина. Он лукаво подмигнул ему, похлопал по плечу и произнес:

— А не лучше ли отшлепать чижихе поздравительную за моей, генеральской, подписью! А? Каково?

— Премного вами благодарны! — радостно рявкнул Пешкин.

И генерал послал чижихе телеграмму:

САД ЯБЛОНЯ НОМЕР ШЕСТЬ ГНЕЗДО ЧЕТЫРЕ ТЧК АТАКУЕМ ПОЗДРАВЛЯЕМ ОТВОЮЕМ ПОЛЕТАЕМ ПУЛЯ ДУРА ШТЫК МОЛОДЕЦ ТЧК ГЕНЕРАЛ Ф-5.

«Ф-5» означало клетку на шахматной доске, где находился в это время генеральный штаб.

Телеграмма была немедленно доставлена чижихе и зачитана вслух. Чижиха еще больше надулась и заважничала.

Вдруг в небе что-то загудело, засвистело, и синеву прочертили длинные белые полосы. Потом эти полосы стали выписывать в небе восьмерки, круги и другие замысловатые фигуры. А впереди этих полос, как серебряные самопишущие перья, неслись и сверкали острокрылые птицы.

Все в саду притихли и с удивлением уставились в небо.

— Чему вы удивляетесь? — сказала чижиха. — Разве не знаете — этот воздушный парад назначен сегодня в честь моего Пыжика!

Никто не стал возражать, а Пыжик запищал:

— Мама, мама, я тоже так хочу!

— Что ты, милый, так высоко? — ужаснулась чижиха. — Там холодно, ты простудишься! Это только люди могут так высоко и быстро летать, а ведь ты — птица… И вообще, на сегодня хватит. Ты устал. Пойдем лучше домой.

Соседка-синица пошла провожать чижиху. Она ласково положила ей крыло на плечо и сказала:

— Ну, милая, скажу вам как мамаша мамаше: теперь у вас самое трудное… — и, помолчав секунду, добавила: — впереди!

— Да, — согласилась чижиха. — Конечно, когда ребенок начинает летать, покоя матери не знать, того и гляди, птенец залетит не туда, куда надо.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Пыжик знакомится с сыном важного индюка

Чижиха совсем потеряла покой. Ночью через каждый час просыпалась и лап-лап крылом — на месте ли сын. А Пыжик то и дело рвался из гнезда — «Летать! Только бы снова летать! Все равно куда!» — других желаний у него не было.

И мать, не откладывая, начинала поучать сына:

— Сиди спокойно и слушай, что говорит мама. Наше птичье государство самое большое на свете: все небо наше, все леса и сады. Но запомни главное — в людские гнезда нам, птицам, залетать нельзя.

Она указала крылом на двухэтажное здание, которое стояло в глубине сада, и окна его были широко раскрыты. Это был дом, в котором жил Коля Пыжиков, жили шахматы. Чижиха вдруг содрогнулась, крепко зажмурила глаза и чуть не свалилась с ветки. Из окна выскочил кот Василий и шмыгнул в траву. Уж она-то его хорошо знала. Это от его лап погиб отец Пыжика.

Кот вечно бегал по крышам и искал, с кем бы поцапаться. Одна щека у него была разодрана, на спине вырван клок шерсти, а на хвосте зияли боевые шрамы. Василий любил сквернословить, носил ухо набекрень, плевал сквозь зубы и, говорят, даже курил. И, хотя собственными глазами никто этого не видел, все верили. От такого пройдохи можно было ожидать чего угодно. Но самое страшное было то, что этот верзила любил обижать младших, показывать на них свою силу и храбрость. Ему бы за решеткой сидеть, да жаль — на котов законов не придумали…

Чижиха даже побоялась произнести его имя и только громко повторила:

— Туда нельзя!

Сказав эти слова, птичья мама совершила ошибку, какую делают все мамы на свете. Стоит любой из них сказать своему сыну: «Туда нельзя!», как он полетит именно туда, а не в другое место.

Чижиха очень волновалась. «Главное, — думала она, — чтобы моему Пыжику достались хорошие друзья, чтобы дурных примеров ему не подаваем».

А чижик вообще ни о чем не думал. Прыгая с ветки на ветку, с каждым днем залетал он все дальше от родного гнезда. Не хотел он дружить ни с чижатами, ни с сыновьями птицы синицы.

И вот сидел как-то чижик на ветке и скучал, соображал, чем бы таким заняться. Вдруг слышит, снизу какая-то странная песня доносится. Не то птичья, не то не птичья — слов не понять:

Бир-бир-бар,
Бир-бар-будл,
Бадл-дудл-Берлыдан.

Посмотрел он, а по земле странная птица расхаживает. Крыльями не машет, шея голая, с клюва красный лоскуток свисает. Идет и под свою песню приплясывает.

Бир-бир-бар,
Бир-бар-будл…

Так и дергается весь, будто его лихорадка трясет. Не видал еще Пыжик такого существа.

А был это индюшонок, сын своего папы-индюка, по фамилии Берлыдуля-Берлыдан. Сам он, конечно, тоже носил эту фамилию и очень гордился ею.

Папа-индюк был важной птицей: возле самого дома вертелся, из хозяйских рук пищу принимал. И ведал он во дворе всеми птичьими песнями и полетами, хоть сам ни летать, ни петь не мог. Вот и ходил он по двору сердитый, важный, словно надутая до предела камера: толкни — лопнет. А какие бы сложные вопросы ни решал, всегда одно говорил: «Берлы, берлы», — и точка.

Индюшонок с виду был весь в отца, только совсем уж никаким делом не занимался. Шатался целыми днями по двору, приплясывал и на всех свысока поглядывал.

«Вот это красавец, — думал Пыжик. — А пляшет-то как ловко!» И он тоже попробовал поплясать на ветке. Но ничего не вышло.

«Вот подружиться бы с ним, тогда и скучать не пришлось бы», — подумал он и прочирикал:

— Эй-эй, приятель! Лети ко мне в гости!

Индюшонок остановился, посмотрел наверх, смерил чижика взглядом и отвечает:

— Бир-бир! Этого еще не хватало! Стану я к тебе на ветки летать. Может, еще мошек с тобой ловить?! Мы, индюки, не такие птицы, мы не летаем, не поем, только пищу клюем!

«Ишь ты какой! — подумал Пыжик. — Как интересно!» Спорхнул вниз, на землю. Поравнялся с индюшонком, пошел рядом. Ходит, пыжится, шею вытягивает, чтоб хоть сколько-нибудь на него похожим быть.

— Давно бы так, — сказал юный Берлыдан. — Если хочешь важной птицей стать, имей со мной дело!

— А какой ты породы? — спросил Пыжик.

— Индюшачьей! Я — индюк!

— Чендюк?

— Футы-нуты, не чендюк, а ин-дюк!

— Я и говорю — чен-дюк.

— Чепуха! — сказал индюшонок. — Ты даже говорить-то правильно не умеешь. Только чик-чик да чирик…

— А-а я умею летать, — робко похвалился Пыжик..

— Э-э, летать не модно! Надо танцевать!

— А как?

— Вот так Смотри и учись! — И индюшонок начал припевать:

Бир-бир-бар,
Бир-бар-будд,
Бадл-дудл-Берлыдан.
Раз, Джаз,
Утки-дудки,
Бадл-дудл-барабан.

Эх, и трясло же индюшонка! Чуть надвое не переломило Ноги он выше головы задирал, головой мотал, как пустым шариком. Пыжик не удержался и тоже пустился в пляс, а поскольку новой песенки не знал, запел свою старую:

Чижик-Пыжик, где ты был

Скоро вокруг танцоров пыль столбом поднялась, и плясали они до тех пор, пока Пыжик не свалился на землю.

— Ну как? — с трудом переводя дыхание, спросил индюшонок.

— Здорово! — сказал Пыжик. — Я еще ни разу так не плясал!

— Это что! Это — пустяки! — Вошел в азарт Берлыдуля. — Я и не такое знаю, я совсем по-заграничному могу!

— Давай! Давай! — в азарте заорал Пыжик.

Индюшонка еще сильнее затрясло, а из его клюва, как горох, посыпались иностранные слова:

Эйнс, цвей —
Три редиски,
Вери-Мери,
Дэр, ди, дас.
Бром, ром,
Виски-миски,
Крабы-жабы,
Кислый квас!..

Не выдержал Пыжик такого темпа и язык высунул, Берлыдуля все плясал, пока не грохнулся как подкошенный и закатил глаза.

— Умирает! Спасите! — запищал Пыжик и, набрав из лужицы воды, брызнул на индюшонка.

Берлыдуля и не думал умирать. Он отряхнулся, вскочил на ноги и сказал:

— Я, кажется, поставил рекорд по заграничным танцам!

— Конечно, конечно! — согласился Пыжик. Ему стало очень весело. — А что мы еще будем делать?

— Что еще? — переспросил индюшонок, но предложить ничего не успел.

Он вдруг радостно подпрыгнул, что-то берлыкнул и ухватил с земли пестрый лоскуток.

— Берлы-берлы! Смотри, какая красивая тряпочка! Это очень модная тряпочка! Мы, индюки, любим пестрые вещи! — Он тут же приладил ее к хвосту и спросил: — Правда, она мне к лицу!

Хвост был далеко от индюшачьей головы, и Пыжик ничего по этому поводу не мог сказать. Однако, чтобы не терять дружбы с индюшонком, пообещал:

— Когда у меня будет цветной лоскуток, я тебе его обязательно подарю.

— Если очень захочешь, сможешь мне сегодня подарить.

— Но у меня же нет.

— А я тебе покажу, где взять.

— Покажи!

И индюшонок потащил Пыжика к дому. Он показал на раскрытое окно и сказал:

— Там, в человечьем гнезде, много цветных тряпочек, даже заграничные есть! Достанешь — будешь мне первым другом!

— А разве туда можно? Мама сказала «нельзя!».

— «Мама, мама»! — передразнил его индюшонок. — Значит, ты — маменькин сыночек. Значит, ты — трус! Нет, я вижу, из тебя индюка не выйдет!

Пыжику не захотелось прослыть трусом, и, кроме того, его очень разбирало любопытство: какое оно, это человечье гнездо? Он почувствовал, как внутри у него сработала маленькая пружинка, та самая пружинка, что у всякого мальчишки сидит внутри и толкает куда не положено.

Он взмахнул крыльями и в тот же миг очутился на подоконнике.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Как выглядит человечье гнездо и что в нем произошло с Пыжиком

Пыжик сидел на подоконнике и вертел головой, словно это была не голова, а пропеллер. Он с любопытством разглядывал человечье гнездо, ибо так же, как ребята любят смотреть из окон на улицу, птенцы любят заглядывать через окна в квартиры. Для Пыжика это было вроде посещения музея. Все, что он видел в квартире, он видел впервые. К стенам были прибиты картины, на которых нарисованные птицы висели вниз головой и не шевелились. С потолка опускалось какое-то дерево, а на его ветках росли круглые стеклянные шары. Пыжик, конечно, не знал, что это люстра… Он спокойно уселся на одну из веток странного дерева, посмотрел сверху на стол. Там стояли стаканы, блюдца, хлебница, солонка, а посреди стола на тарелке лежала дюжина яиц.

«Здесь скоро вылупятся чижики!» — подумал Пыжик и слетел вниз. Над столом носились вкусные запахи, и Пыжик почувствовал, что хочет есть. «С чего бы начать?» — подумал он и подскочил к фарфоровой мисочке, в которой заманчиво поблескивали белые кристаллики. Пыжик клюнул раз, другой.

Но что это?! Язык начало жечь, дыхание сперло, и соленая горечь потекла прямо в горло. Хорошо, что поблизости оказалась лужица сладкого чая.

Но жажда открытий была сильнее страха, и уже через секунду Пыжик клевал крупицы пшенной каши вперемешку с белыми крошками.

Вдруг он услышал, как по комнате разливается приятная негромкая музыка:

— МУРР-УРР. Мурр-урр, мурр-р-р…

«Кто же это поет?» Чижик осмотрел всю комнату, но нарисованные птицы продолжали висеть вниз головой и молчали.

Тогда он перескочил на диван и услышал пение совсем близко. Рулады плыли и перекатывались, обволакивая его сладкой дремой. Пыжику захотелось спать, и он чуть было не скатился на пол. Вдруг на диване он заметил что-то пушистое, круглое, живое. Белый мех с черными пятнами вздымался и оседал в такт песне.

Чижику стало любопытно.

— Что это, что это? — зачирикал он и подскочил ближе.

Пение прекратилось.

Теперь ему очень захотелось зарыться клювом в теплый, пушистый мех.

Он сделал шаг вперед, еще шаг… Но тут же получил сильную затрещину, которая, к счастью, пришлась по клюву.

Пыжик испуганно запищал и отскочил назад. В следующее мгновение его ослепили два круглых зеленых огня и, как только он взмахнул крыльями, чтобы взлететь, тяжелая когтистая лапа ударила по крылу. Пыжик жалобно запищал и скатился на пол. Летать он больше не мог — крыло было перебито. Он с криком заметался по комнате.

Воробьи на подоконнике подняли страшный шум.

— Эй, эй, наших бьют! Наших бьют! — кричали они, но ни один из них не пришел Пыжику на помощь.

В эту минуту в окно влетела отчаянная чижиха. Она сразу поняла, что произошло, и не задумываясь ринулась на помощь сыну. Пыжик метался по полу, увертываясь от когтистых лап, а чижиха летала вокруг, пытаясь отвлечь на себя внимание свирепого хищника. Но кот даже не поднимал головы.

Тогда она начала бесстрашно клевать его в голову, в спину. Василий закричал, стал на задние лапы и начал махать ими в воздухе, отгоняя чижиху.

Пыжик метнулся в угол и увидел перед собой открытую дверцу. Она вела в небольшую клетку, стенки которой были сделаны из тонкой проволоки. У Пыжика не было времени раздумывать, что это и зачем здесь стоит. Он вскочил в клетку, задел головой кусочек колбасы, который висел на крючке, пружинка распрямилась, и дверца, крякнув, захлопнулась.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

О том, какую котовасию затеял кот Василий, и о решительном мышонке Пике

Как только дверца мышеловки захлопнулась — а это была именно мышеловка, — за решеткой моментально появилась оскаленная морда кота и два свирепо горящих глаза. И все же Пыжик немного успокоился. Ему даже показалось, что на свободе находится он, а страшный зверь попал за решетку.

Кот Василий в недоумении стоял перед мышеловкой. Сквозь частые прутья нельзя было просунуть лапу, и Василий зловеще шипел, выгибал спину дугой и вполголоса по-кошачьему ругался:

— Три мышиных хвоста! Куриная лапа! Как же это я упустил чижонка?! Позор! Позор!..

Он бегал перед мышеловкой и ворчал себе под нос:

— Если мышеловку оставить здесь, то придет Коля и выпустит мою добычу. Да-да, я знаю этого мальчишку! Вечно он всех жалеет. Даже своего белого мышонка не дал мне загрызть. Нет-нет, оставлять его здесь нельзя!.. А-а, знаю, знаю! Отнесу-ка я мышеловку в сад к своему дружку пауку Лапоногу! Нечего ему, лодырю, бездельничать! Только и делает, что свои антенны по кустам развешивает да всех опутывает. Отнесу ему — пусть сторожит, а я пойду поищу инструменты, чтобы открыть мышеловку и вытащить птенца… Нет, милый, от меня не уйдешь! — подмигнул он Пыжику и, взяв мышеловку в зубы, потащил ее к дверям. Ноша была тяжелой, и Василий от напряжения злобно шипел.

Возле дверей он подхватил мышеловку передними лапами, поднялся на задние и всем телом навалился на дверь. Дверь отворилась, и Василий скрылся за ней. По саду он тащил свою ношу медленней, потому что очень устал. Он и толкал мышеловку мордой, и волочил за собой, не замечая птиц, которые с криком носились над ним.

Скоро на солнце засверкала паутина, а затем показался куст малины, на котором жил знаменитый связист-телеграфист Лапоног.

Когда в комнате стало тихо, в норке, возле которой стояла мышеловка, засверкали маленькие бусинки. Это светились глаза мышей. Потом наружу высунулась острая мордочка. Она пошевелила усиками и скрылась.

Оказывается, за всем, что происходило в комнате, с волнением следили мыши. Когда мышеловка исчезла, в подполье поднялась шумная и радостная возня. Мыши плясали и пищали:

— Ура! Ура! Мышеловки нет!

— Опасность миновала!

— Вперед, в поход!..

Теперь они свободно могли разгуливать по квартире. Особенно радовались молодые мыши. Они даже начали выбегать из норы, но сразу возвращались обратно.

И тут раздался голос старой мудрой мыши Усыши, которую прозвали так за непомерно длинные усы. Она знала всех жителей сада и дома, и никакие события не проходили мимо ее любопытного носа. Усыша ударила толстым хвостом по доске и сказала:

— Тише! Угомонитесь, крохоборы! Чего расшумелись, чему обрадовались? Мышеловка захлопнула сына доброй чижихи Чики, отца которого съел кот Василий. Птенцу грозит опасность! Нам нужно всем подумать, как выручить его.

В норе стало тихо, только мышиные глаза сверкали в темноте, как маленькие карманные фонарики.

Мыши начали быстро крутить усами и носами. Так они делают всегда, когда думают. Потом стали поднимать хвосты и просить слова.

Одни предлагали подсыпать коту отравленные макароны, которые хозяйка насыпала в их нору. Другие говорили, что надо Василию к хвосту привязать пустую консервную банку, как это делал Коля. Тогда кот начнет гонять по двору, чтобы отвязаться от нее, и забудет про Пыжика. Ни одного предложения Усыша не одобрила. Тогда мыши еще сильней закрутили носами и усами, но больше ничего придумать не смогли.

— Стойте, — сказала Усыша. — Я знаю, кто может спасти сына чижихи Чики.

— Кто? Кто? — послышалось со всех сторон.

— Его может спасти только храбрый шахматный солдат Пешкин!

— Пешкин! Пешкин! — закричали все. — Только он может спасти Пыжика! Слава мудрой Усыше!

Мыши давно знали о подвигах деревянного солдата. Они вообще знали все подробности из жизни шахмат. Не подумайте, пожалуйста, что они сами умели играть в шахматы. Нет. Просто однажды в нору провалился белый шахматный слон и пролежал там двое суток. Делать ему было нечего, и он рассказал им о вечных шахматных войнах, о том, как Петя Петушков, противник Коли Пыжикова, научил черные фигуры мошенничать, и о подвигах доблестного солдата Пешкина.

Мышата слушали затаив дыхание. Они сами любили играть в войну, только эта игра называлась у них не «мышиная война», а «мышиная возня». И все они, конечно, хотели быть солдатами, как Пешкин.

Белого слона, который был в чине офицера, беспокоило только то, что на шахматной доске его могли заменить простой бумажкой. Такая замена очень унизила бы его офицерское достоинство. Но что он мог поделать? Закатиться-то он закатился, а назад, наверх, выбраться не смог. Мыши могли бы сразу ему помочь, но уж очень интересны были его рассказы. И, только прослушав их все до конца, на третий день они выкатили слона из норы.

Коля два дня искал пропавшую фигуру и был очень удивлен, встретив ее возле мышиной норы.

— Вот чудеса! — сказал он, поднимая слона. — Я ведь здесь искал, но его раньше не было. И вдруг появился!

Да, Коля многого еще не знал о своих шахматах и узнает все только тогда, когда сам прочитает эту книгу…

В общем, все мыши согласились с тем, что спасти Пыжика может только доблестный солдат Пешкин. Но Пешкин жил в соседней комнате, на Колином столе, а дорога туда была небезопасна.

По старым мышиным законам, дневные прогулки по квартирам запрещались.

Днем это место мыши уступали людям. И правильно делали, потому что если бы и те и другие стали днем расхаживать по комнатам, то в домах началось бы столпотворение, мыши наталкивались бы на людей, люди — на мышей, и все это кончалось бы сплошными неприятностями.

И все же молодые мышата наперебой просились в опасный поход.

— Не спешите! — одерживала их старая Усыша. — Вы забыли, чем кончаются такие прогулки, забыли, как пропали ваши братья Мик, Шуш, Миса и Мисуса, храбрые сыновья доброй Мамауши и старого Папахвоста!.. Не торопитесь, нужно все как следует обдумать!..

Больше всех волновался мышонок Пик. Он впервые видел птичку, и ему было очень жалко ее.

— Я, я пойду спасать летающего мышонка Пыжика! — кричал он.

— Замолчи, глупыш, птенец вовсе не мышонок.

— Как, разве Пыжик не мышка? А я думал, что он такой же мышонок, как я, только с крылышками. Пустите меня, тетя Усыша, пустите!

— Сиди на месте, есть и постарше тебя!

Зная упрямство малыша, старая мышь наступила лапой ему на хвост, чтобы тот не сбежал.

«Я уже не маленький, а мне даже пикнуть не позволяют, — рассердился Пик. — Ходи и держись за тетушкин хвост. Вот возьму и убегу, всем докажу, что я уже самостоятельный!»

Пик собрал все свои мышиные силенки и вырвал хвостик из-под Усышиной лапы. Не успела Усыша оглянуться, как Пик шмыгнул к выходу из норы. Оглянувшись, помчался он в соседнюю комнату, где жили шахматы.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Почему на шахматной доске прекратились военные действия, и как мышонок Пик нашел солдата Пешкина

В комнате, где жили шахматы, никого не было. Доска лежала на столе, и фигуры стояли на ней в полном беспорядке. По всему было видно, что недавно закончилось очередное сражение. Над полем боя царила тишина. Солдаты двух вражеских армий мирно переговаривались между собой и обменивались табачком.

Как правило, перемирие наступало тогда, когда те, кто играет в шахматы, сами дрались между собой или играли в другие игры.

Как раз сегодня и произошла драка между Колей Пыжиковым и Петей Петушковым. Они создали на доске такое сложное положение, что разобраться в этом можно было не иначе, как кулачным путем. Во всяком случае, так считали сами игроки.

А случилось вот что. Коля решительно продвинул вперед свою королеву и объявил:

— Мат!

— Как бы не так! — закричал Петя. — Вовсе и не мат.

— Уходить королю некуда? Некуда! Заслонить его нечем! — торжествовал Пыжиков.

— А вот есть чем! — сказал Петя и загородил короля чернильницей.

— Убери чернильницу, это не по правилам!

— А вот есть такие правила, я знаю! — упорствовал Петя.

— Убери!

— Нет, не уберу!

— Убери!

— Не уберу!..

Петя так махал руками, что столкнул чернильницу с доски, и та посадила на зеленое сукно две большие кляксы. Впоследствии эти пятна были названы «морем печали». Коле очень сильно досталось от отца.

Конечно, после этого продолжать игру обычным путем не имело смысла, и она перешла в рукопашный бой, который закончился во дворе.

Когда мышонок Пик по шнуру от настольной лампы забрался на стол и попал на поле сражения, то прежде всего столкнулся с черным офицером. Он вежливо обнюхал его и спросил:

— Простите, не вы ли случайно будете храбрым солдатом Пешкиным?

— Убирайся вон, грубиян! — заорала фигура. — Разве ты не видишь, что я офицер, а не солдат?!

— И-извините! — запищал Пик и отскочил в сторону, на край доски.

Прямо перед ним стоял солдат в аккуратной защитной гимнастерке и старательно чистил свои сапоги, чистил и напевал:

Ну-ка, щетка-мастерица,
Потрудись, дружище,
Чтобы мог солдат побриться,
Глядя в голенища.

И сапоги действительно сверкали, как два зеркала.

Пик подошел поближе. В одном из голенищ отразились его розовые уши, нос и дрожащие усы.

Солдат поправил гимнастерку, пригладил пшеничные усики и спросил:

— С кем имею честь?

— Я… я Пик… мышонок Пик.

— Пик? — что-то припоминая, пробормотал солдат. — Нет, не знаем таких.

— Да вы и не можете меня знать, — пропищал Пик. — Я сегодня впервые из норки вышел.

Воин показался ему очень симпатичным, и усы у него были совсем не страшные, маленькие.

— Какое же дело у тебя? — спросил солдат.

— Я ищу храброго солдата Пешкина. Может быть, вы скажете мне, как его разыскать?

— Может, да, а может, нет — нам не просто дать ответ.

Солдат сказал так потому, что был очень бдительным. Разведка вражеского короля могла подослать кого угодно, чтобы выпытать военную тайну.

— Но он мне очень нужен! Тетушка Усыша сказала, что только он может спасти Пыжика! — продолжал Пик.

— Говоришь, тетушка Усыша? Это, случайно, не тетушка нашего слона?

— Нет-нет, это моя тетушка, а вашего слона я знаю. Это он рассказал нам о храбром солдате Пешкине, когда закатился в нашу нору.

— Ясно, валяй дальше!

— Я вам все расскажу, только вы пообещайте, что отведете меня к Пешкину.

— Это могу пообещать, он недалеко.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Храбрый солдат Пешкин отправляется в поход

Пик рассказал все, как было. О том, как кот Василий перебил Пыжику крыло, как гонялся за ним по комнате и как унес мышеловку в сад к пауку Лапоногу.

— Фу-фу! Те-ерпеть не могу этого кота! — закончил он. — От него за три версты кошатиной пахнет! Если б вы его только знали…

— Как же нам его не знать! Мы его отлично знаем, — сказал Пешкин. — Еще когда Василий котенком был, то и дело закатывал нашего брата под буфет или под кровать. А одного офицера разбойник однажды в сад уволок и катал его там, как простую деревяшку. У него и сейчас все обмундирование исцарапано… Ах ты, старый мурло, Е-два, Е-четыре! — чертыхнулся Пешкин. — Ну, погоди, отольются тебе наши слезы!

— А наши, мьшжины, тоже? — спросил Пик.

— Точно, и ваши, — подтвердил солдат.

— Ведите же, ведите же меня скорей к храброму Пешкину! — запищал Пик.

— Вести, говоришь?.. А ты повертись вокруг своего хвоста по команде «кругом» и найдешь его.

Пик быстро схватил зубами свой розовый хвостик и сделал один круг.

— Ну, я уже повернулся? А где же Пешкин?

— Прямо перед тобой и стоит, разве не видишь? — И солдат приложил руку к нацарапанной на его голове пилотке.

— Так это вы и есть храбрый солдат Пешкин?!

— Так точно — гвардии рядовой! Насчет «храбрый» не нам судить, а вот что Пешкин — генерал подтвердит.

— Ой, товарищ солдат, так идемте скорей! Ведь Пыжик там пропадет!

— Эх, беда, сразу пойти не могу, — покачал головой Пешкин. — Увольнительной нет! Шахматная служба строгая, у нас правила что устав! Прежде всего надо по начальству доложить, а лучше бы самому генералу. Короче, ты беги домой, а я уж тут сам все улажу. — И Пешкин, четко повернувшись кругом, направился в штаб.

В штабе главного шахматного командования шла напряженная работа. Сам генерал с офицерами разбирал запутанную ситуацию, которую создали горе-игроки Коля и Петя. Офицеры и генерал отлично изучили все шахматные защиты: и староиндийскую, и голландскую, и все другие, но защиту с помощью чернильницы, которую придумал Петя, — «чернильную защиту», они еще не знали. Просто никто в мире еще не применял такой защиты.

Пешкин явился в штаб и по всем правилам шахматной игры обратился к генералу:

— Разрешите обратиться, товарищ генерал.

— Слушаю тебя, Пешкин, — отрываясь от своих важных дел, сказал генерал. — Докладывай, с чем пришел?

Пешкин коротко и ясно рассказал генералу обо всем, что услышал от Пика, и закончил так:

— Жаль птенца, только-только летать научился.

Пыжиком его звать, товарищ генерал.

— Как же, как же, помню, матери его поздравительную телеграмму посылал, — сказал генерал. — Хороший парень, только больно горячий… — и, встав со стула, добавил: — Хоть и не время, а выручать нужно! Вот что, Пешкин, поручаю это тебе. Спасешь птенца — к награде представлю!

— Слушаюсь, товарищ генерал. Только мне бы в помощь несколько ребят…

— И то верно, — сказал генерал. — Сколько же просишь?

— Ни много ни мало — пять.

— Пять, Пешкин, не могу. Сам понимаешь — черные каждую минуту могут атаку начать. Бери двух — и точка.

— Есть взять двух! — по уставу отчеканил Пешкин, а про себя подумал: «Просил бы восемь — дал бы четыре. Все генералы одинаковы».

Когда все было готово к походу, Пешкин вдруг обратился к жителям стола:

— Где же искать в саду этого паука Лапонога? Сад большой, а географической карты, как на грех, у меня нет.

— Спросите у глобуса, — забулькали чернильницы.

Но глобус пренебрежительно покачал своей круглой головой и сказал:

— Такие мелочи, как сад, на мне не указаны, пусть сами ищут.

— И поищем, и найдем! — воскликнул Пешкин. — Язык да ноги найдут дороги!

Солдаты спрыгнули на пол, и вскоре раздалась команда:

— В затылок равняйсь! Прямо перед собой шагом марш!

И по паркету четко зацокали солдатские сапоги, подбитые для устойчивости свинцом. Потом послышалась бодрая строевая песня:

Коль была б у нас гармошка —
Веселей была б дорожка,
А коль гармошки не найти,
Так нам и с песней по пути!
Е-два, Е-четыре,
Тверже ногу,
Шаг пошире!
Без потерь
И в нужный час
Будет выполнен приказ!

Скоро песню услыхали в саду, на тропинке, которая вела к кусту малины.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Как шпионы подслушали секретный разговор Пика с Пешкиным и что из этого вышло

Как только солдаты генерала сошли с доски, во вражеской армии началось оживление.

Прежде всего нужно сказать, что половина фигур этой армии были шпионами и лазутчиками и занималась только тем, что подслушивала да подглядывала за каждым солдатом противника. Шпионы забирались на чужие позиции, шныряли по окопам противника и вертелись перед генеральским штабом.

Но наиболее пронырливыми были два шпиона. Прозвище одного из них было Длинноухий, другого — Головешка. Длинноухий получил свое прозвище за то, что на его деревянной голове были пером нацарапаны треугольные висячие уши, как у ищейки, но ни носа, ни глаз, ни рта не было. У Головешки был отбит череп, отчего был он на полголовы ниже всех других солдат. Однако это не мешало ему считаться лучшим шпионом.

Головешка давно приметил мышонка Пика и немедленно повел за ним наблюдение. С одной стороны, это было простое любопытство, а с другой — очень подозрительным показался розовый длинный хвост. Он принял его за шпагу и рассуждал так: «Если бы это существо с усами не было военным, оно не носило бы такой длинной шпаги. Во-вторых, это существо все время что-то вынюхивает, причем так старательно, что усы все время ходят ходуном».

Шпион начал неотступно следовать за мышонком, чуть ли не наступая ему на хвост. Когда же он подслушал разговор Пика с Пешкиным, сомнений больше не оставалось.

— Ну, миленький Пешкин, — забормотал шпион, — теперь я в покое тебя не оставлю, все узнаю и донесу своему королю. Уж он меня без награды не оставит… Так, так. Сейчас нужно разыскать Длинноухого и вместе с ним перебраться в штаб генерала, чтобы все до конца подслушать!..

Позади послышался тихий свист Длинноухого.

— Где ты шатаешься? — зашипел на него Головешка. — Идем вдвоем. Одна голова хорошо, а полторы лучше! — Он щелкнул себя по отбитому черепу и на секретном шпионском языке добавил: — Уша на макуша и все подслуша!

Затем они пробрались к штабу и все узнали, потому что ни генерал, ни Пешкин из истории спасения Пыжика не делали секрета.

— Вперед, к королю! — скомандовал Головешка. — За наше чрезвычайное донесение нам окажут самые высокие почести!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Как король наградил шпионов

Левый уголок доски считался королевским дворцом. Над ним нависал голубой абажур настольной лампы и проливал на шахматную доску приятную голубизну. Тут же стоял знаменитый чернильный прибор, медные части которого напоминали золоченую ограду вокруг дворца. Перевернутое пресс-папье, обтянутое двадцатью слоями промокашки, считалось королевскими покоями и служило постелью. Простыни из промокашки были замечательным изобретением: какая бы неприятность ни случалась ночью с королем, промокашка всегда оставалась сухой.

Комнаты королевы находились возле граненых чернильниц. Ведь это были зеркала, а королева была женщиной и без них не могла обходиться. Она была большой модницей, но все ее платья были только черного цвета. Тут же находилась и знаменитая черная пудра, которой пользуются только черные королевы.

Запыхавшись, Длинноухий и Головешка примчались к королевскому дворцу, но стража не хотела их пропускать.

— Не ведено! — твердили солдаты. — Король почивает!

Король действительно собирался уснуть после сытного обеда, а королева примеряла новые наряды. Вечером они собирались дать бал.

Король за обедом поел лишнего и никак не мог уснуть. Он вертелся на своем высоком ложе и охал:

— Ох, подпирает! Ох, разрывает! Ох, колики донимают!..

И тут он услышал шум, который подняли шпионы, пытаясь проникнуть в покои дворца. Король вызвал дежурного офицера.

— Что за шум? Почему шум? Распустились, даже королю не дают покоя!

Офицер доложил, что это шумят шпионы его высочества — Длинноухий и Головешка, что у них какая-то важная весть.

— Впустить, все равно живот болит — спать не могу!

Шпионов впустили.

— Что заставило вас нарушить мой тихий час? — сказал король. — Если вы снова будете городить чепуху, не стоящую хода пешки, я велю вас окунуть в чернильницы головами вниз!

— О нет, ваше королевское высочество! — наперебой заговорили шпионы.

— Эта весть доставит вам удовольствие.

— Удовольствие? — удивился король. — Может, меня и колики в животе пройдут?

— Пройдут, непременно пройдут! — угодливо сказал Головешка.

— Даже сладко в животе станет! — добавил Длинноухий.

Король слез с промокашки на доску.

— Скорей, скорей говорите!

Шпионы посмотрели по сторонам — не подслушивают ли их — и хором сказали:

— Чижик, по имени Пыжик, попал в мышеловку!

— Ух ты, как интересно! — воскликнул король. — Чижик, и вдруг в мышеловку! Ха-ха-ха!.. Кажется, колики начинают у меня проходить. Валяйте дальше, дальше!

Головешка сильно наступил Длинноухому на ногу, дав этим понять, чтобы он молчал, а сам продолжал:

— А генерал, чтобы выручить птенца, послал в сад храброго солдата Пешкина и еще двух солдат… Мышеловку с чижиком сторожит сам паук Лапоног!..

— А-а-а, Пешкин! — закричал король. — С этого бы и начинали! — Он стал потирать руки, строя в уме какие-то коварные планы.

— Ну, как ваш превосходный живот еще не разлилась в нем сладость? — залебезил Головешка.

— Надеюсь, вы не забудете наши старания и наградите нас? — согнувшись в три погибели, спросил Длинноухий.

— Конечно, конечно, награжу! — не глядя на шпионов, воскликнул король. — Вы будете очень довольны.

— Спасибо, спасибо! — закланялись шпионы.

— Я велю не окунать вас вниз головой в чернильницу! Разве это не замечательная награда?!

— Замечательная, — грустно ответили шпионы. — Вашей щедрости нет границ.

— Не стоит благодарности, вас еще не окунули. Да понимаете ли вы, какую чудесную военную операцию мы теперь совершим?! — сказал король и начал вслух соображать: — Значит, ушли в сад — раз! Трое солдат — два! Среди них знаменитый Пешкин — три!.. Здесь на доске мы войну проигрываем — четыре! Но если истребим вражеских солдат там, в саду, то перевес будет на нашей стороне! — И, приняв важную позу, затопал и закричал: — Поднять! Мобилизовать! Приказать! Послать! Объявить! Учредить! Убить! Истребить!.. Всех офицеров ко мне!

Во дворе поднялся страшный переполох. В королевскую опочивальню спешили штабные офицеры, бежала королева, скалывая на ходу булавками недошитое платье. Даже один конь в панике вскочил на королевскую постель.

Бежал и придворный лекарь с тюбиком клея на тот случай, если у короля отвалится деревянная голова с короной.

— Не нужно лекаря — моя голова на месте! — закричал король. — Усилить охрану! — Потом снова забрался на постель и объявил: — Закрытый военный совет объявляю открытым! Слушайте мой королевский приказ! Пункт первый: немедленно выслать вдогонку за неприятельскими солдатами отряд из трех наших бойцов во главе с верховым офицером! Пункт второй: противника догнать, истребить! Солдата Пешкина доставить живым или мертвым! Пункт третий: поскольку мы теперь обязательно победим, то приказываю готовиться к балу! Задача ясна?

— Так точно! — ответили штабные офицеры.

— Всех ко мне! — приказал король.

Когда солдаты и офицеры стали в круг, король начал читать считалочку, чтобы честно выбрать участников похода:

Энэ, бэнэ,
Шах и мат.
Я солдат,
И ты солдат.
Начинается поход.
Кто пехота — тот пойдет!

Но сколько раз ни повторял считалочку, выбор падал на него самого.

— Не может быть, я, наверное, ошибаюсь, — сказал король и поручил эту работу коню.

Конь четырежды повторил считалочку и отобрал себя, офицера и трех солдат.

Спустя минуту черный офицер верхом на коне и трое солдат покинули шахматную доску.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

О старом связисте пауке Лапоноге

Паук Лапоног был знаменитым связистом-телеграфистом. Куст малины, на котором он жил, считался главным центром связи… Высокие ветки служили антеннами, и от них тянулись линии во все концы сада: на телеграфные столбы и в дома. На Лапонога день и ночь работали пауки-монтеры, добавляя новые и новые линии. Паутину им экономить не надо было, она им доставалась даром — ведь они тянули ее прямо из своего нутра, все делали, как говорится, на живую нитку, по новейшему слову паучьей техники. А техника была так сложна, что простофили-мухи, не разбираясь в ней, то и дело попадали в паутину. Стоило мухе на самой дальней подстанции попасть в сети и поднять жужжание, как сигнал по паутине моментально попадал на центральный куст, и Лапоног спешил к своей жертве.

Были у него свои подстанции и в скучных человеческих канцеляриях, где мухи носились целыми стаями. Особая линия тянулась в кухню, где жил дружок паука — кот Василий. Здесь в углу висел старый репродуктор «Рекорд».

Он давно был испорчен, и весь его рупор густо обтянут паутиной. Отсюда и поступали важные сигналы от Лапонога к Василию и обратно.

Сегодня Лапоног с утра был не в духе. Толстая зеленая муха, которую он заманивал целый час, порвала его лучшую антенну и улетела. Правда, эта муха через несколько минут попала на ленту-липучку, которая висела на окне. Но туда Лапоног не осмелился лезть, потому что сам мог погибнуть. Липучки стали серьезными соперниками паука, и это тоже его сильно раздражало.

Когда кот Василий притащил мышеловку со своим пленником к кусту малины, Лапоног чинил свои порванные антенны. Он был так зол, что даже не ответил на приветствие старого друга, только проронил:

— Ходишь, бездельник, да песни поешь!

— Я не бездельник, — обиделся Василий. — Сидел бы сложа лапы — не имел бы такой добычи!

— Какой такой добычи?! — все еще не глядя на кота, спросил паук Лапоног.

— А ты не поленись да посмотри.

— А ты подойди поближе.

— Очень мне нужно в твоей паутине путаться… Я уже давненько не имел такой добычи! — гордо произнес кот.

Лапоног съехал на паутине вниз.

— Э-те-те! — произнес он, увидев мышеловку. — Да это, никак. Пыжик?!

— Угадал, — ответил Василий.

— Здорово ты его упаковал! Ну что ж, отличная добыча. Давай попируем.

— Но-но, — перебил Василий. — Какой скорый! Ты сначала заработай.

— Заработать? — удивился паук. — А что я должен делать?

— Дело пустячное, — сказал Василий, усаживаясь на мышеловку. — Сиди да охраняй эту клетку, пока я вернусь. У птенца здесь много друзей — того и гляди, прибегут и выпустят.

— Ну когда это было, чтобы от меня, Лапонога, кто-нибудь сбегал?! — надулся паук, но тут же вспомнил зеленую муху, которая недавно сбежала от него (а это видели все соседи) и закашлялся. — Гм-гм… Не беспокойся, я его паутинкой, паутинкой окручу, самой что ни на есть прочной, — и тут же принялся опутывать мышеловку с Пыжиком.

— Действуй и ни мур-мур. Ясно? А я пойду. Есть у меня там кое-какие важные делишки. «Знаем, воришка, твои делишки!» — подумал паук Лапоног, но вслух сказал:

— Желаю удачи! Василий погладил лапой мышеловку, осмотрел ее — в надежном ли месте стоит — и побежал в кухню искать какой-нибудь инструмент, чтобы открыть мышеловку.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Как, сидя в мышеловке, можно стать знаменитым

Да, Пыжику сейчас сочувствовали все жители сада. Цветы ромашки (их называли тут Маши-Ромаши) носили ему воду Они выискивали самые крупные студеные росинки и, надев их на коромысла из стебельков травы, подносили Пыжику. Даже бабочки-капустницы, которым ни до чего, кроме капусты, нет дела, обмахивали его рану своими крыльями-веерами.

Были и такие герои, которые тут же пытались освободить пленника. Отважный шмель, охранник цветочной клумбы, с воинственным кличем «жжу-жжу-жжулик!» бросился на паутину Лапонога и начал ее рвать. Но паутина была крепка. Храбрый шмель запутался в ней и повис, связанный по рукам и ногам.

А между тем Пыжик чувствовал себя не так уж плохо. Крыло болело меньше. Он даже забыл, что находится в плену, и с любопытством разглядывал сложное устройство паучьего телеграфа. Линии вокруг мышеловки становились все гуще и гуще.

Дело в том, что телеграф Лапонога еще не знавал такой перегрузки.

Жизнь в саду протекала скучновато, и мало кто беспокоил главного связиста телеграммами и телефонными разговорами. А тут вдруг такое событие: Пыжик в мышеловке!.. Телеграммы неслись из конца в конец, звонки раздавались ежеминутно. «Как чувствует себя пленник?», «В каком состоянии мать пострадавшего?», «Когда ожидается приход кота?» — запрашивали любопытные. Многие телеграммы посылались прямо на имя Пыжика. «Крепись, мы с тобой!» — писали скворцы. «Не шевели раненым крылом!» — советовали сердобольные голуби. Паучки-монтеры совсем забегались и запутались, налаживая повреждения. А сам Лапоног недовольно ворчал:

— Ишь, как разошлись, ни минуты покоя нет! Подумаешь, какая важная птица этот Пыжик!..

Вокруг мышеловки толпились комары — корреспонденты местных газет. Тут были представители «Зеленого листка», газеты «Вечерний звон», журнала «Отец и птенец» и другие. Корреспонденты наседали на пострадавшего и донимали всевозможными вопросами. Одни спрашивали, каково его здоровье.

Другие интересовались, захватил ли Пыжик с собой учебники, чтобы готовить домашние уроки. Третьи просили рассказать биографию. Корреспонденты записывали ответы в блокноты и немедленно отправляли в свои редакции.

А Пыжик давно позабыл о грозящей ему опасности. Он даже начал храбро покрикивать: «Что мне кот?! Что мне кот?!», а про себя думал еще такое: «Вот я уроки в школе пропускаю, а причина у меня уважительная и к директору вызывать не будут!» И еще думал о том, что стал известным на весь сад и одноклассники ему теперь завидуют.

Скоро Пыжику стало скучно и захотелось с кем-нибудь поболтать. Тут и помог паучий телеграф.

Одному монтеру-паучку удалось протянуть паутинку сквозь мышеловку и опутать ею лапу Пыжику. Птенец пытался высвободить лапу и поминутно дергал ею. У него и в мыслях не было, что эта паутинка была началом линии, которая через весь сад вела прямо в дом и попадала в мышиную нору.

Когда Пыжик шевелил лапой, паутинка натягивалась и на другом конце дергала щепочку. «Пик, пик!» — пищал щепочка. Это и был телефонный звонок. В мышиную нору редко кто звонил, и поэтому все ее жильцы переполошились.

— Пик, Пик, тебя вызывают к телефону! — закричал мышата.

Пик немедленно прибежал и приложил ухо к щепочке.

Неужели вы не верите и думаете, что мышонок ничего не слышал? Отлично все слышал. Разве вам самим не случалось, намотав нитку на две катушки, переговариваться с дружком из другой комнаты? Покрутишь катушку, и на другом конце слышно, как скрипит нитка. А ведь этот телефон был устроен точно так же.

Мышата окружили Пика:

— Ну что, что ты слышишь?

— Я слышу «пик-пик» и слышу «чик-чик».

Паутинка сильнее дернула щепочку, и та очень громко сказала: «Чик-жик! Чик-жик».

— Чижик! Чижик! — запищали мышата.

— Да, — важно сказал Пик. — Это он меня вызывает! Я ему нужен по одному важному делу… — и так быстро выбежал из норы, что тетушка Усыша даже не успела спросить куда.

Поглядеть на пленника прибегали, прилетали и приползали издалека. Не случись эта история, Пыжик никогда не увидел бы странного забавного зверька, который стоял по ту сторону решетки и внимательно его разглядывал. У зверька были большие розовые уши, усы и тонкий длинный хвост. А вот крыльев совсем не было. Вместо того чтобы чирикать, он все время попискивал и дрожал от кончика носа до самого кончика хвоста.

Это, конечно, был мышонок Пик, но Пыжик еще этого не знал.

— Ты кто? Ты кто? — спросил он зверька.

— Я Пик, мышонок Пик.

Пыжик ничего не ответил. Пик тоже не знал, с чего начать разговор, и, вздохнув, сказал:

— А ты сидишь в нашей мышеловке…

— Если это ваша, — ответил Пыжик, — я могу немедленно уступить тебе свое место. Пожалуйста!

— Попробуй уступи! — с вызовом сказал Пик. — Ну, уступай же! Почему ты не уступаешь?

Пыжик клюнул решетку и ничего не сказал.

— Ага, не можешь, не можешь! — торжествовал мышонок. — Нечего было и хвастаться.

— Я и не хвастаюсь, — ответил Пыжик. — Только все-таки не каждому приходится попадаться в мышеловку.

— Ну и что! — сказал Пик. — Подумаешь — герой! Сидишь за железной решеткой, и тебя никто не может сцапать, а меня может кот схватить или другой зверь. Мало ли их тут. Нас, мышей, только люди боятся. Колина мама однажды увидела в кухне тетушку Усышу и упала в обморок…

— Значит, вы очень страшные звери.

— Страшные, — сказал Пик, но вдруг задрожал, словно хотел сбросить с себя шкурку, и пропищал: Ой, ой! Сюда идет какой-то страшный зверь! Спасайтесь кто может!

Он исчез так быстро, как будто его здесь и не было.

Через секунду Пыжик услыхал знакомую песню:

Бир-бир-бар,
Бир-бар-будл,
Бадл-дудл-Берлыдан!..

А вскоре показался и сам индюшонок. Он шел и, как всегда, приплясывал.

— Эй, эй, чендюк! Эй, эй, Берлыдуля! — заметался в мышеловке Пыжик. — Это я, чижик! Разве не узнаешь?

Индюшонок остановился, посмотрел через решетку на пленника, берлыкнул что-то и уже приподнял левую ногу, чтобы идти дальше, но Пыжик снова закричал:

— Погоди, выручи меня! Ведь я из-за тебя попал в клетку. Я хотел тебе достать заграничный цветной лоскуток… Я твой лучший друг — чижик! Помнишь, мы даже вместе плясали!

— Берлы, берлы, не знаю я никакого чижика! Много вас здесь по саду летает! И вообще, мне некогда, я приглашен на танцы, я тороплюсь!

Пыжик прижался к решетке и жалобно захныкал:

— Э-э-эй, крабы-жабы… Ты хоть маме моей скажи, что я здесь!.. Э-э-эй, это нечестно, нечестно!

Но индюшонок уже не слышал Пыжика. Он побежал на танцы.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

О том, как прошло родительское собрание в птичьей шкале

Чижиха металась по саду и призывала всех на помощь. Она уже знала, что ее сын попал в беду из-за дружбы с индюшонком. И вот, несмотря на обиду, она полетела к индюку-папе, важной птице, Берлыдуле-Берлыдану, просить его содействия. Но Берлыдуля ее не принял. Он в этот день разгребал какую-то важную кучу и ни с кем даже разговаривать не хотел.

Все птицы возмущались и в один голос говорили, что должна помочь школа. Особенно настаивала на этом соседка-синица, потому что была членом родительского комитета.

Оказывается, в школе не сидели сложа руки. Это стало известно, как только секретарь директора школы сорока приколола к дереву объявление, да еще сама растрещала об этом по саду. В объявлении было сказано:

Сегодня в час дня в птичьей школе состоится родительское собрание.

На повестке дня один вопрос:

СЛУЧАЙ С ПЫЖИКОМ И КТО В ЭТОМ ВИНОВАТ.

Родителей просят явиться без опоздания по адресу:

улица Крапивы, дуб № 6, пятая ветка

Директор Филипп Филин

Все родители прибыли вовремя — уж очень нашумела в саду история с Пыжиком. На большой пятой ветке, где проводились все школьные собрания, свободных мест не было. Чижиха сидела на первом сучке и очень волновалась.

Наконец из большого дупла появился филин. Это была важная толстая птица с огромными очками на клюве. Никто не знал, хорошо или плохо он руководит школой, но зато за версту было видно, что это директор. Филин протер свои очки, зевнул и сказал, что сегодня на собрание приглашены знаменитые ученые-педагоги крапива и лопух, а поскольку их еще нет — начинать неудобно.

— Подождем, — пробормотал он и вздремнул за председательским столом.

Однако ни через полчаса, ни через час ученые-педагоги не явились. Это объяснялось очень просто. Спор крапивы и лопуха пустил такие глубокие корни, что они даже на минутку не смогли вырваться в школу.

Птицы зашумели и разбудили филина.

— Пора начинать! Пора начинать! — кричали они.

Филин проснулся, нацепил на клюв очки и заявил:

— За все, что случилось с Пыжиком на улице, школа не отвечает, и никакого индюка и кота-хулигана я не знаю!

Птицы еще больше возмутились. Тогда директор сказал:

— Единственное, что мы можем сделать, — это дать Пыжику хорошую характеристику, хотя он ее не заслужил… Бумага с круглыми печатями иногда помогают.

Секретарь сорока тут же написала характеристику, а филин ее подписал.

Вот что в ней было написано:

Характеристика

на ученика птичьей школы

ПЫЖИКА.

Дана для предъявления

уважаемому коту Василию с усами.

Ученик птичьей школы Пыжик является хорошим учеником (уже умеет летать). На уроках ведет себя примерно: не зевает и не ловит мошек. Участвует в общественной жизни класса и по утрам зубной щеткой чистит клюв.

Дирекция школы просит уважаемого кота не съедать Пыжика ни на завтрак, ни на обед, ни на ужин.

Директор птичьей шкалы Филипп Филин (печать)

Бумага выглядела очень солидно, но чижиха не захотела ее брать, потому что все равно побоялась бы вручить ее коту. Кроме того, кот был неграмотен. Она расшумелась и улетела искать спасителей ненадежней. Чижиха еще не знала, что на выручку ее сына к кусту малины спешил храбрый солдат Пешкин со своими друзьями-однополчанами. Столпотворение вокруг куста малины продолжалось. И, хотя телеграф был перегружен работой, Лапоног сегодня ликовал. Сети вокруг мышеловки стали такими густыми, что в них то и дело кто-нибудь попадал.

— Эх, и богатый денек удался! — приплясывая на своих проводах, приговаривал Лапоног. — Даже силач шмель и тот ко мне угодил!

Лапоног на радостях одну за другой слал телеграммы коту Василию:

ТОРОПИСЬ ТЧК БУДЕМ ПИРОВАТЬ ТЧК УГОЩУ МУХАМИ ТЧК ОБНИМАЮ ВСЕМИ ЛАПАМИ ТЧК ТВОЙ ЛАПОНОГ.

Телеграммы были очень многословные, потому что платил, за них пауку не нужно было ни копейки: это был его собственный телеграф.

— Жжу, жжу, жжу! Погоди радоваться! Посмотрим еще, чья возьмет! — трубил шмель и продолжал вырываться из паутины.

Но скоро вдалеке послышалась строевая тесня. Это солдат Пешкин со своими гвардейцами шел спасать Пыжика.

Ну-ка, братцы, левой, левой!
Славной гвардии солдат
Королю и королеве
Может сделать шах и мат!
Мы известны в целом мире,
Мы умеем воевать:
Мушку в прорезь — Эф-четыре,
Слон Дэ-восемь, конь А-пять!

Пешкин запевал, а солдаты подхватывали, и песня лихо неслась над травой и цветами, поднимая в воздух бабочек и стрекоз.

Равнение в строю было образцовым, выправка отличная, глаза сверкали.

Любо-дорого было смотреть на гвардейцев.

— Кто такие?

— Откуда?

— Куда идут? — спрашивали жители сада и спешили посмотреть на солдат.

Молодые муравьи с завистью поглядывали на воинов. Они то забегали вперед, то пристраивались сзади, совсем как мальчишки, когда по улице проходит полк с оркестром. А солдаты шли по строго заданному курсу. Они ступали аккуратно, чтобы не примять ни листика, ни травинки, хотя в саду не было объявлений «За хождение по траве — штраф 100 рублей!»

Солдаты прошагали половину дорога и скоро достигли бы цели, если бы… Если бы не происшествие, которое заставило их задержаться.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

О первом боевом задании солдата Новичка

Черный офицер верхом на коне и трое солдат спешили выполнить приказ короля. Задача их была сложной. Нужно было незаметно, в обход, выйти на дорогу, ведущую к кусту малины, и врасплох напасть на Пешкина и его солдат. Напасть и уничтожить. Король Смоль за эту нечестную операцию обещал офицеру высокую награду, и тот торопил своих солдат.

— Скорей, лодыри! Пошевеливайтесь! Вперед!

И солдаты шли вперед. Хуже обстояло с самим офицером. Он хоть и ехал верхом на боевом коне — все время отставал и топтался на месте. Виноват был конь. Он привык скакать по клеткам, а в саду клеток не было. Поэтому он вертелся, становился на дыбы и все время норовил повернуть назад к шахматной доске. Как ни чертыхался офицер, как ни пришпоривал коня — ничто не помогало. Солдатам все время приходилось делать привалы и поджидать своего командира.

Вдруг конь заржал и криво, зигзагами поскакал вперед. Он увидел клетки. Не подумайте, что в саду была шахматная доска, — нет. Просто на песчаной площадке были начерчены классы: такие же классы, какие рисуют мелом на асфальте. Играли в них веселые девочки — Ромашки и Синеглазки.

У всех у них было только по одной тоненькой ножке, и поэтому они никогда не нарушали правил — не становились на черту второй ногой. Прежде чем бросить битку, они, зажмурив глаза, читали на память стишки:

Битка, битка,
Падай метко,
Угоди в четвертый класс,
Ты отличную отметку
Заработаешь у нас;
Выручай меня и Зойку, А не то
Получишь двойку! —

а потом уже прыгали.

«Ага, — подумал офицер. — Эти классы заменят моему коню клетки, и, таким образом, я смогу верхом добраться до дорога, по которой идет Пешкин».

Девочки так были увлечены игрой, что заметили черного коня только тогда, когда он вскочил на первую клетку.

— Назад! Назад! — закричали они. — Это не по правилам!

— Какие там еще правила?! — возмутился офицер. — Куда ни повернись, всюду правила! На доске — правила, в саду — правила! Может, и вы всякие задачки решаете?

— Решаем, — ответили девочки. — Только не на этих классах, а в школьных.

— С дороги! — заревел офицер. — Не нужны мне правила и задачки!

Конь, лихо заржав, начал скакать по классам. Конечно, он вовсе не собирался играть с девочками — зачем коню классы? Он затоптал им все линии и, дойдя до последней клетки, помчался к другим классам.

Так офицер и конь догнали своих солдат и очутились недалеко от дороги. Но здесь задержался сам офицер. Дело в том, что конь завез его в чудесный королевский хмель, из которого варят крепкое, пьянящее пиво. А какой офицер не любит пива? Таких, пожалуй, нет. И офицер не устоял перед такой крепостью — сдался. Он соскочил с коня, привязал его к веточке хмеля и сказал солдатам:

— Вот что, солдаты. Один из вас должен пойти в разведку и пронюхать, не идет ли по дороге Пешкин. Э-э-это сделаешь ты! — И он ткнул пальцем в грудь молодого солдата, по прозвищу Новичок.

Это прозвище дали солдату не случайно. Всего три дня назад он был призван в армию короля Смоля, взамен пропавшего без вести, закатившегося неизвестно куда солдата.

Новичок был самодельной фигурой. Его Коля Пыжиков выстругал из сосновой палки и покрыл не лаком, а простой акварельной краской. Поэтому Новичок еще не имел надлежащего армейского лоска да и пороха по-настоящему не нюхал.

— Это будет твоим боевым крещением! — сказал офицер Новичку. — Иди да смотри не заблудись. А вы, — он указал на остальных двух солдат, — ступайте в боевое охранение и не возвращайтесь, пока не позову… Я тут должен проверить, хорошо ли созрел королевский хмель.

Солдаты разошлись, а офицер тут же прихватился к хмелю. Он рвал листики и высасывал из них горькую пьянящую влагу. Конечно, не отставал от него и конь — ему ведь на роду написано питаться зеленью. Этим делом они оба и занимались. Ну, а что из этого вышло потом, мы узнаем, когда хмель ударит обоим в голову.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

О том, как нечестно поступил конь со своим офицером

Скоро офицер так насосался хмеля, что стал распевать песни и плясать.

Конь тоже стал хорош. Он сорвался с привязи и начал весело ржать и пританцовывать на задних ногах.

— И-ги-га-ги! — ржал конь.

— О-го-го-го! — откликался офицер.

Кончилось это тем, что офицер возомнил себя конем, а конь — офицером.

Конь начал стегать хвостом скачущего на четвереньках офицера, а потом вскочил ему на спину и пришпорил.

— Седло! Седло на меня надень! — кричал офицер.

— Вперед! — понукал конь. — Хватит, наездился на мне, теперь я покатаюсь. Узнаешь, какова лошадиная жизнь!

Ноги у офицера подгибались, но он все же бежал вперед. А конь все сильнее пришпоривал офицера. Он то пускал его в галоп, то заставлял прыгать через кочки и разные препятствия. Уж он-то отлично знал школу верховой езды и старался не пропустить ни одного упражнения. Офицер падал на колени, а конь хлестал его, подымал и заставлял снова скакать. И только когда перед ним оказался забор и офицер свалился в полном изнеможении, конь слез с него, легко перемахнул через препятствие и помчался куда глаза глядят.

Когда офицер пришел в себя, то понял, что стряслась беда.

«Что делать? Что делать? — соображал он. — Мало того что я потерял солдат, так еще и конь от меня сбежал! Если я вернусь без коня, король голову снимет!.. Нет-нет, я должен поймать его!» И офицер попробовал перепрыгнуть через забор.

Не тут-то было. Сколько ни делал он попыток, перепрыгнуть не смог. Во-первых, он отяжелел от хмеля, а во-вторых, его тянул вниз тяжелый свинцовый груз, который находился в пятках.

Тогда он пошел вдоль забора и шел до тех пор, пока не обнаружил в нем узкую щель. Не задумываясь, он полез в нее головой. Офицер забыл, что, как и всякая шахматная фигура, он снизу шире, чем вверху. Долез до половины и застрял. Ни вперед, ни назад. Кряхтел, пыхтел, но ничего сделать не мог. Голова и плечи торчали с одной стороны, а все остальное — с другой. Тогда он начал кричать — звать на помощь:

— Караул! Застрял! Помогите! Спасите!

Он кричал, пока не охрип, пока, утомленный, не заснул в щели забора.

Его солдаты остались далеко позади и не слышали призывов о помощи. Но кое-кто услышал. По тропинке, приближаясь к забору, шагала колонна из трех солдат. Это был Пешкин со своими подчиненными. Когда до них донеслись вопли офицера, Пешкин сказал:

— Братцы, стой, лес густой — всякое может случиться!.. Никак, кто-то бедствие терпит!

— Так точно, терпит, — ответили солдаты.

— Стало быть, приказ будет такой. — И Пешкин распорядился: — Вам — привал, мне — аврал. Ждите, пока не явлюсь! — и пошел туда, откуда доносились крики.

Когда Пешкин очутился возле забора, вокруг уже царила тишина, прерываемая храпом, как будто где-то из мешка горох на пол сыпался. Осмотрелся Пешкин, видит — никого.

— Неужели забор храпит?! — произнес он тихо и начал его обследовать.

— Вот задача!.. — и вдруг наткнулся на офицерскую голову, торчащую из забора. — Этот еще как сюда попал? — удивился Пешкин. — Впрочем, игры сейчас нет — на фронте передышка. Я ведь тоже зачем-то здесь. Стало быть, и он не зря сюда забрался! Только вот зачем?.. Ага, понимаю! Это, наверное, козни короля Смоля. Он послал сюда офицера, чтоб исподтишка напасть на нас и уничтожить… Ясно! Ну ничего, сейчас я ему, как смогу, помогу, а ребятам своим прикажу, чтобы были бдительными, потому что здесь еще, наверное, и королевские солдаты шарят… Так-так, раз голова здесь, стало быть, и ноги есть. Иначе как бы ей самой так далеко зайти?!

Он еще раз оглядел офицера и сказал:

— Прямо скажем, положение, как с таблицей умножения! За такую стойку — офицеру двойку!

Пешкин имел дело со школьником Колей Пыжиковым, поэтому солдатские поговорки у него часто чередовались со школьными.

Сказав это, Пешкин легко перемахнул через забор. Тут он обнаружил все остальные части офицера.

— Ну что ж, пора выяснить, зачем он сюда пришел. — И Пешкин шлепнул его по самому широкому месту.

— Караул! Спасите! — послышалось с той стороны забора.

— Живой, бродяга, — рассудил Пешкин и снова перемахнул на другую сторону, туда, где торчала офицерская голова.

Офицер увидел солдата и от страха так завертел головой, что она чуть не отвинтилась. Меньше всего он ожидал здесь встретить своего противника. Он хотел снова заорать, но передумал и попытался сделать вид, что очень обрадовался старому знакомому.

— К-какая приятная встреча! — заикаясь, проговорила голова.

— Весьма возможно, — ответил Пешкин, приложив руку к пилотке. — Чем изволите заниматься?

— М-м-м-м, отдыхаю, — ответила голова. — Приятно здесь… знаете, воздух, цветы…

— Что верно, то верно, — подтвердил Пешкин. — Ну, и как — удобно устроились?

— Ничего, — неуверенно сказала голова.

— Тогда не буду мешать. Желаю приятно отдохнуть! — Пешкин откозырнул и повернулся кругом.

— Эй, эй, не торопись, приятель! — закричал офицер.

— А я как раз тороплюсь, — на ходу бросил Пешкин.

— Всего одну минуточку, одну минуточку!

— Ну, если минуточку, тогда можно.

— Видишь ли, я уже отдохнул и хотел бы… ну, это… отсюда выбраться.

— Желаю удачи.

— Спасибо… Но я, видишь ли, сам не могу… застрял немножко. Ты помог бы, а уж я в долгу не останусь.

— Зачем же, я и так помогу. — И Пешкин направился к голове.

— А ты меня не прихлопнешь? — спросила голова.

Пешкин и не думал убивать офицера. Он был честным солдатом и уважал правила игры, как и Коля Пыжиков. Колю можно было обвинить во многих легкомысленных поступках (он же был живым мальчиком!), но обвинить в нечестности или обмане никто не мог. Таким же был и Пешкин.

— Не прихлопну, не бойся, — сказал он. — Я уважаю шахматные правила. Ведь мы с тобой не на доске, мы в саду встретились.

— Конечно, конечно… Тяни, пожалуйста, за голову, не жалей!

— Не беспокойся, не пожалею! — сказал Пешкин и начал изо всех сил тянуть голову к себе. — Ну как? — через некоторое время спросил он.

— Ох, ничего… ничего не выходит… Ты бы лучше с той стороны протолкнуть попробовал.

— Можно и с той.

Пешкин и с места толкал, и с разгону, и ногой вышибал. Забор шатался, трещал, офицер кряхтел, стонал, но по-прежнему торчал в заборе.

— Эх, уж больно широковата у тебя нижняя часть! — утирая пот, сказал Пешкин. — Один выход остался…

— Ой, какой? — спросил офицер.

— Развинтить да по частям и перекатить на ту сторону.

— Я согласен, — вздохнул офицер. — Разбирай!

Пешкин засучил рукава, поплевал на руки и принялся за работу. Сначала отвинтил зад, потом голову. Голова скатилась вниз, туловище Пешкин вытолкнул из щели рукой, а потом, сказав: «Валяй на последнюю парту!», прокатил нижнюю часть.

— Ну, вот и все в порядке, так сказать, в лучшем виде! — любуясь своей работой, произнес Пешкин.

— То есть, как это — в лучшем виде? — сердито спросил офицер, пересчитывая свои разрозненные части.

— А чего же больше желать? Теперь ты на свободе и можешь продолжать отдых, хоть вместе, хоть по частям: как пожелаешь.

— Но я требую, чтобы ты меня собрал! Я приказываю! — заорала офицерская голова.

— Нет уж, от приказов уволь, у меня свои командиры есть, — сказал Пешкин. — Когда просил — помог, а раз приказываешь — ухожу.

Офицер уже не мог сдержать своего гнева, голова его орала и каталась по траве.

— Посажу! Убью! Вот погоди, встретимся еще на доске!

— Обязательно встретимся, и не раз, — спокойно ответил Пешкин. — А пока — до свидания. У меня дела поважней: живую душу выручать надо! Вот выполню приказ, а потом и за тебя возьмусь. Так что потерпи малость. До скорой встречи! — И Пешкин пошел к своим солдатам, оставив на траве разобранного офицера.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

О чем думал Новичок в разведке, о веселой красавице Маше-Ромаше и целебных каплях «выпьюс-окрепнус»

Новичок хоть не участвовал еще в боевых шахматных операциях, трусом не был. Да и откуда ему было знать, что такое страх? Все свое детство провел он в дремучем лесу, на стволе своей матери-сосны. Жил под открытом небом и не боялся ни темной ночи, ни ухающих криков совы, ни грома, ни молний. Ветры трепали его упругие колючие вихры, ливни окатывали с головы до ног, а солнце немилосердно жгло, закаляя молодое тело. Вот и сейчас, идя в разведку, он чувствовал себя здесь как дома, среди родных и друзей. А может быть, ему казалось, что он в пионерском лагере, который раскинул свои палатки в сосновом лесу. Идет пионерская игра, он, разведчик отряда, ищет противника и незаметно пробирается в густой траве. Эти мысли могли ему передаться от Коли, которому вспомнился пионерский лагерь, когда он вырезал Новичка из пахучей сосновой ветки. Все могло быть, ведь в мысли другого не заглянешь.

День удался на славу, и все живое ликовало. В воздухе над сосновым солдатом, как вертолеты, замирали стрекозы, кузнечики прыгали прямо к его ногам, и ленивые жуки не спешили уйти с его дороги.

Новичок в душе был поэтом и мечтал писать стихи о солнце, о ветре, и об отважных и добрых лесных жителях. Но сейчас он старался об этом забыть, потому что был солдатом и хотел добросовестно выполнить приказ командира.

Вдруг невдалеке от него послышался поющий веселый, звонкий голос. Песенка приблизилась, и Новичок расслышал ее слова:

Тинь, тинь,
Тень-тень,
На дворе хороший день,
Я бегу, бегу бегом
По дорожке босиком;
Шишки на дорожках
Колют мои ножки,
Шишечки зеленые,
А ножки закаленные!

Новичку очень понравилась песенка, и ему захотелось узнать, кто поет.

Он осторожно раздвинул траву и выглянул на тропинку, ту самую тропинку, по которой должен был пройти Пешкин со своими солдатами. Но по тропинке вприпрыжку бежала девочка. Ее загорелые босые ножки были запылены, глаза весело блестели, а ветер развевал лепестки белой юбочки. Это была Маша-Ромаша, одна из тех девочек, которые хороводами и песнями утешали пленного Пыжика.

Маша-Ромаша была очень хороша, так хороша, что даже деревянное солдатское сердце не могло устоять перед ее красотой. Новичку она так понравилась, что ему захотелось тут же дернуть ее за косичку, а потом, взяв за руку, побежать рядом вприпрыжку.

«Нельзя мне! — в последнюю минуту решил Новичок. — Ведь я — солдат и нахожусь при исполнении служебных обязанностей».

Только он так подумал, как с другой стороны появились три воина. Маша-Ромаша остановилась, перестала петь, но не удрала. А солдаты подтянулись, выровняли строй и четче взяли ногу. Когда они поравнялись с Машей-Ромашей, солдат, который шел первым (а это был Пешкин), лукаво подмигнул своему войску, выкатил грудь колесом и лихо затянул:

Шли солдаты по панели,
Армия, бригада ли, —
Все красавицы глазели,
С окон чуть не падали.

Песня оборвалась, и Пешкин скомандовал:

— Армия, слушай мою команду! На красавицу равняйсь! Ать-два!

Солдаты, как один, повернули головы к Маше, и в тишине гулко и воинственно застучали сапога: «Шах-мат, шах-мат!»

«Да как они смеют насмехаться над беззащитной и безоружной девочкой!» — возмутился Новичок и хотел выйти из укрытия, чтобы заступиться, но не сделал этого. И не потому, что испугался, а потому что Маша-Ромаша ни чуточки не обиделась. Она только спросила:

— А вы меня бить не будете?

— Еще не знаем, — ответили солдаты.

— А я вас не боюсь, не боюсь! — сказала Маша. — Куда выйдете?

— Так что, красавица, находимся в походе, а куда идем — военная тайна! — ответил Пешкин.

— А вы все-таки скажите! — настаивала Маша. Она была девочкой, а девочки все любопытны.

Пешкин посмотрел на своих солдат и, подмигнув, ответил:

— Проделали мы немалый путь и не мешало бы нам водицы хлебнуть.

Он потрогал свои светлые усики и выставил вперед правую ноту. Сапог заблестел на солнце, как зеркало. В сверкающем голенище отразились и небо, и облака, и деревья, и цветы. Маша не удержалась и, заглянув в голенище, поправила свои кудри.

Пешкин стоял перед ней подтянутый, бравый и бесстрашно смотрел ей в глаза. По всему было видно, что это бывалый воин. Даже Новичок залюбовался храбрым солдатом. Эх, если бы он был таким же бравым и бывалым воином, он бы тоже сейчас стал перед ней и тоже посмотрел бы прямо в глаза. Но он был новичком, неотесанным, без блеска — простой деревяшкой…

Мысли Новичка перебила Маша-Ромаша. Она сказала:

— Вы нехорошие, скрываете от меня свою тайну, а у меня от вас тайны нет… Ага!

Ей не терпелось поскорей рассказать новым знакомым, зачем она сюда прибежала.

— Любопытно, — заметил Пешкин. — Очень даже любопытно.

И Маша рассказала:

— Вот здесь, — она протянула руку туда, где росла сочная высокая трава, — течет родничок. Его вода целебная, лекарственная. Наши врачи ее называют «выпьюс-окрепнус» и прописывают всем детям по три капли перед едой. Эту воду я ношу Чижику-Пыжику, которого сторожит злой паук Лапоног.

— Так вот оно что! — переглянулся Пешкин со своими солдатами. — Стало быть, нам с тобой, красавица, по пути. Да и неплохо бы приложиться к родничку, потому как нам, солдатам, «выпьюс-окрепнус» перед горячим делом иногда разрешается.

Все трое направились к родничку и, наклонясь над ним, сделали по три глотка, то есть по три капли, как советовал врач. Маша-Ромаша сорвала тонкий стебелек, опустила в родничок один его конец, потом другой, и на нем повисли крупные сверкающие капли.

Когда все вышли снова на тропинку, Пешкин сказал Маше-Ромаше:

— Разрешите помочь.

— А ты не разольешь? — спросила Маша.

— Мы и не с такими поручениями справлялись! — ответил Пешкин и переложил коромысло на свое плечо.

Новичку очень хотелось пить, но он давно забыл об этом. Он готов был расколоться на мелкие щепочки, только бы очутиться на месте Пешкина или хотя бы идти с ними радом. Ему уже давно понравился смелый генеральский солдат. «Они вместе идут делать доброе дело, — думал Новичок. — А я должен им помешать, предать честного солдата!.. Почему они все так стараются помочь какому-то Пыжику? Что там происходит?.. Вот пойду и посмотрю!» — решил Новичок.

Может, ему не столько хотелось узнать, что происходит с Пыжиком, сколько еще раз посмотреть на веселую девочку Машу-Ромашу. Но он себе в этом не признавался.

Пешкин и Маша-Ромаша шли рядом по тропинке и о чем-то болтали, а позади топали солдаты.

Новичок пригнулся и поспешил вперед, где перебежками, где по-пластунски, чтобы незамеченным добраться до того места, куда торопились солдаты и Маша-Ромаша.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

О том, как крот оказал офицеру медвежью услугу

Все это время черный офицер лежал разобранный под забором и ничем не мог себе помочь. Голова чертыхалась, ругалась и наконец утихомирилась.

Вдруг земля зашевелилась, и снизу что-то начало толкать и подбрасывать. Наконец почва прорвалась, комья земли полетели в разные стороны, и на поверхности появились две когтистые лапы и усатый нос. Офицерская голова откатилась в сторону, а рядом раздался чей-то бас:

— Темная ночь!.. Удрал дождевик, кирпич ему на пути!

Эти слова сказал крот и наполовину высунулся из норы.

«Почему „темная ночь“, когда вокруг так светло? — подумала офицерская голова. — А впрочем, какая разница, что думает о солнечной погоде этот зверь. Раз он черный, то мне не стоит его бояться». И голова сказала:

— Приветствую черного брата!

— Это что еще за родственники у меня объявились? — спросил крот, разнюхивая воздух.

— Ты черный, и я черный, — сказала голова.

— И ты под землей живешь?

— Нет, не живу под землей, но сейчас я готов сквозь землю провалиться.

— Ага, наверное, от тебя тоже жирный червяк сбежал?

— Зачем — червяк, у меня конь сбежал! Понимаешь?

— Стал бы я из-за коня переживать! — усмехнулся крот. — Вот червяк-дождевик — это стоящая вещь!.. Сейчас поймаю его! — И крот начал опускаться вниз.

— Тьфу! — плюнула офицерская голова, но тут же закричала. — Стой, стой, погоди! Не лезь в свою нору!

— А зачем я тебе понадобился? — остановился крот.

— Я доблестный офицер шахматного короля Смоля! Слыхал ли ты о таком?

— Как не слыхать?! Слыхал. Когда под Колиным домом ходы свои рыл, мне мыши про его разбойные дела рассказывали. Старый мошенник!

Офицеру очень не понравились слова крота, но все же он произнес:

— Помоги мне! Ты разве не видишь, что я на три части разобран?

Крот о своей слепоте умолчал и спросил:

— И часто это с вашим братом случается?

— На войне все бывает. Может и на сто частей разорвать.

— Что же я должен с тобой делать?

— Собрать, свинтить.

— Ладно, сейчас, — проворчал крот.

Потом стал щупать вокруг себя землю. Нашел все три части, сгреб их и начал свинчивать.

— Я доложу королю Смолю о твоей услуге, и он тебя щедро наградит! — пообещал офицер.

— Обойдемся без его щедрости, — сказал крот, колдуя над офицером. Потом усмехнулся: — Все в порядке, воюй дальше!

Офицер встал и почувствовал что-то неладное. Голова вроде была на месте, ноги тоже, а вот в середине было не так, как прежде: все внутренности переместились. То, что раньше было вверху, теперь внизу, и наоборот.

— Что ты со мной натворил?! — закричал офицер.

— Что сделал, того не переделаю. Я слепой — с меня взятки гладки! — и полез в нору.

— Стой, стой, старая землечерпалка! Погоди, это тебе так не пройдет! — Офицер бросился было вслед за кротом, но остановился, потому что в животе сильно заурчало.

Крот знал, что делал. Ощупав туловище офицера, он определил, где плечи, где живот, а потом к животу приладил голову, а к плечам тяжелую свинцовую подставку.

Теперь у офицера все время было желание стать вниз головой, потому что фигура его была перевернута и сердце уходило в пятки.

В таком виде он и пошел разыскивать своих солдат. Однако солдаты сами обнаружили своего офицера. Целый час они болтались без дела. Из-за укрытия они видели Новичка, который неотступно следовал за Пешкиным и Машей-Ромашей. Но ведь им не было приказано следить за Пешкиным, и они решили немного отдохнуть и перекинуться в кости. Они б и продолжали бездельничать, если бы на них неожиданно не наскочил взбесившийся черный конь.

Обнаружив, что конь без седока, солдаты поймали его, уселись на него верхом и поехали на розыски офицера. Поэтому им и удалось первым обнаружить его.

— Где вы шатались, чертовы деревяшки, тура вам в бок? Аш-шесть, Эф-восемь! — выругался офицер на шахматном языке. — Пешкин уже был у меня в руках, а вы куда-то исчезли!

Он открыл было рот, чтобы еще что-то сказать, но в перевернутом туловище так заурчало, что конь испугался и стал на дыбы. Солдаты свалились на землю, потом вскочили на нога и доложили, что готовы в любую минуту принять бой — была бы только команда.

Поскольку воевать было не с кем, офицер спросил:

— Где Новичок?

— Находится в разведке, — доложили солдаты. — Мы видели, как он бежал за Пешкиным и его солдатами.

— Бежал, говорите?! Ах вы, ротозеи! Так ведь Новичок может перебежать к нашему противнику, изменить своему королю! Он же недостаточно черный!

— Так точно, — сказали солдаты. — Мы до этого не додумались.

— Хватит! — рявкнул офицер и стал вниз головой. Так ему было легче.

Потом снова перевернулся на ноги и вскочил на коня.

— Вперед! За мной! Мы должны немедленно поймать Новичка!

Офицер поскакал в сторону, где рос куст малины, а солдаты побежали следом за ним.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

О том, как Новичок попал в сети паука Лапонога

Новичок все шел и шел, по временам раздвигая густую траву. Он хотел еще разок взглянуть на Машу-Ромашу. Колючие шипы кустарника царапали его лицо и тело. Гвоздь, торчащий из пня, сорвал с него черную кожицу, и на этом месте появился белый шрам. Вдруг он услышал могучий гуд: «Гу-у-у! Жж-у-у!»

Новичок поднял голову и увидел большого шмеля, пойманного паутиной.

Шмель гудел натужно, как трактор, который пытается сдвинуть с места тяжелый прицеп. Но паутина его не отпускала.

— Куууда леззэешь! Куууда! — загудел шмель, когда Новичок очутился рядом с паутиной. — Увяззнешь! Увязззнешь!

Шмель предупреждал деревянного солдата, но тот не слушал его. Он упрямо продирался вперед, пока не запутался в цепких нитях паутины. Зато теперь он видел мышеловку и пленника, который чирикал и бил клювом в проволочную решетку. Мышеловка была густо опутана паутиной, и, если бы даже дверца ее была открыта, вырваться из нее все равно было бы невозможно.

Птенец был совсем молодым, и, хотя он беззаботно чирикал, Новичок понял, что положение его очень опасно. Ему стало жаль беднягу. Сам он начал рвать паутину, но чем больше вертелся, тем больше запутывался. Деревянное сердце солдата стучало, как колотушка, а на лбу выступили капельки древесной смолы.

— Увяззз! Увяззз! — гудел шмель. — Вот сколько сегодня несчастий из-за птенца! Глупый Пыжжж! Иш-шь, сидит героем да поглядывает по сторонам!..

И Пыжик действительно чувствовал себя героем дня. Еще бы! Все вокруг хлопочут, волнуются, говорят только о нем. Телеграф Лапонога продолжал слать телеграммы во все концы сада. Паутина тряслась и звенела от перегрузки. Гусеницы распечатали эту весть на свежих листиках. Это был специальный выпуск газеты «Зеленый листок», которую расхватывали и жевали все насекомые. Пыжик был в центре внимания и, забыв о грозящей ему опасности, гордился своей славой. Он даже начал храбро почирикивать: «Чив-чив! Чив-чив!» Дескать, вот я каков!

— Пой, пой, дуралей! — потирая лапы, говорил паук Лапоног. — Теперь твоя песенка спета! Придет кот Василий, и мы с ним закатим знаменитый пир, какого не знавал еще этот сад. — И паук одну за другой слал депеши коту Василию.

Но кот Василий не отзывался и не появлялся в саду. Он уже давно был бы здесь, если бы сам временно не попал в переплет, в плен, из которого выбрался чудом.

Но об этом после.

Паук Лапоног, подсчитывая жертвы, ползал по своим владениям и наткнулся на Новичка.

— Это еще что за чурбан?! — заорал он. — Вон отсюда! Только место зря занимаешь! Сюда угодила бы парочка жирных мух… Вон! Вон!

Но Новичок уже перестал бороться с паутиной — устал. Если бы он и вырвался, то сейчас, первым делом, бросился бы выручать Пыжика. Он твердо решил не возвращаться к королю Смолю. Но пока что обессиленный сосновый солдат висел на паутине и ожидал своей участи. Здесь и застали его офицер и солдаты. Они стояли в укрытии и гадали, зачем Новичок забрался в паутину.

— Он это сделал умышленно! — проскрипел офицер. — Он просто удирал от нас. Он нарочно залез в паутину, чтоб мы не могли к нему подойти. Но мы его выудим, вырвем оттуда! Вперед!..

Они бросились к Новичку, но… Здесь мы вынуждены приостановить рассказ и вернуться в дом, чтобы узнать, что произошло на шахматной доске во дворце короля Смоля и по какой причине задержался кот Василий.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

О том, какой бал закатил король Смоль, и чем он закончился

Во дворце короля Смоля бал был в полном разгаре. Король не сомневался в победе и веселился вовсю. Танцующие пары так лихо отплясывали на шахматном паркете, что из чернильниц вылетали фонтаны брызг. Королева не пропускала ни одного танца. Бесстрашные офицеры подходили к ее величеству и с поклоном, вежливо приглашали на очередной танец.

— Гранд плиссе, рахада вальсэ! — говорили они.

И королева, как всегда, отвечала:

— Гардэ ля моль, тура да мозоль!

А потом кружилась со своим кавалером.

Сам король Смоль хватал гостей за руки и пел:

Е-два, Е-четыре,
Станем дружно,
Круг пошире!
Эф-шесть, Эф-семь,
Будет весело нам всем!

И фигуры танцевали до упаду. Когда же всех пригласили к столу, который был не чем иным, как Колиным пеналом, гости начали произносить громкие хвалебные речи, прославляя мудрого, храброго короля Смоля и мужество его жены королевы. Ораторы превозносили небывалую в истории шахматных войн хитрость короля. Они разбирали сложные комбинации, зашиты, вилки, которых и в помине не было, а неправильные ходы Пети Петушкова считали вершиной шахматной науки.

Когда ораторы смолкали, гости хором кричали королевской чете:

— Физкульт-тура! Физкульт-тура!

Придворные подхалимы договорились до того, что заявляли, будто все удачные атаки и военные комбинации мудрый король придумал своей собственной деревянной головой.

Веселье продолжалось, и гости уже кричали:

— Да здравствует славная победа!..

Но в штабе генерала не дремали. Разведка работала четко. Генерал по-своему собирался чествовать своего противника, черного короля. Фейерверк из пушек и массовая атака — чем не подарок для зазнавшегося вояки Смоля?!

Война есть война, и праздновать на ней положено только достойные победы. Но если в мирные дни запрещено нарушать покой веселящихся, то на войне это дозволено.

Штабные офицеры генерала с трудом разобрались в запутанной ситуации, которую создали на доске Коля и Петя, и предложили план наступления.

Когда из генеральских тур дали залп по дворцу и солдаты начали атаковать королевскую охрану, в зале началась паника. Гости бегали из угла в угол и прятались друг другу за спины.

— Спокойно! Спокойно! — кричал король Смоль. — Танцуйте и веселитесь! Ничего страшного не может произойти, наши доблестные войска надежно охраняют мои покои. Генерал не может сейчас начать наступления, потому что отправил в дальний поход своего самого храброго солдата Пешкина и еще двух солдат! — И тут он раскрыл перед всеми свой план, рассказал о том, что вслед за ними послал верхового офицера и трех черных воинов, которые уже давно, наверное, покончили с солдатами противника.

Когда же снова загремели генеральские туры и послышалось «ура», суматоха во дворце еще больше усилилась.

Гости в панике сталкивались друг с другом деревянными головами, отчего в комнате стоял беспрерывный треск. Черные офицеры, которые еще недавно бесстрашно танцевали вальсы и польки, сейчас все, как один, прятались за юбку королевы. Король Смоль забрался за Колин пенал и боялся высунуть оттуда свою корону.

Плохо пришлось бы королю Смолю и его армии, если бы именно в это время не явились Коля и Петя. Они уже успели помириться и собирались продолжать партию. Но фигуры на доске были в страшном беспорядке.

— Видишь, к чему приводит нечестная игра! — сказал Коля.

— Ладно, я же дал слово, что больше не буду ошибаться! — Петя никогда не употреблял слово «мошенничать».

Когда же игроки попытались продолжать партию, то выяснилось, что многих фигур не хватает.

— Что же это значит?! Даже Пешкина нет! — удивился Коля. — А ну, выворачивай карманы!

Петя вывернул все карманы наизнанку. На столе образовалась гора всяких вещей. Тут были и гвозди, и части от металлического конструктора, и акварельные краски, и два грецких ореха, и старый билет в кино, и спичечная коробка с майским жуком, и почерневшая от времени конфета-тянучка, и лента от пишущей машинки, и почтовые марки, но шахматных фигур не было.

— Ну что, нашел? — спросил Петя.

— Эх, — почесал в затылке Коля. — Но где же все-таки Пешкин, где конь, офицер и новый солдат, которого я сам недавно сделал?..

Ребята обшарили все углы, даже на шкафу искали, но недостающих фигур нище не было. Тогда они пошли в столовую. Искали там.

— Послушай, где мышеловка? — спросил Коля.

— Что я, мышей ловлю, что ты у меня спрашиваешь? — обиделся Петя.

— Стой, стой, стой! — спохватился Коля. — Знаю, чья это работа! Знаю, кто мои фигуры всегда закатывает!..

Кот Василий в это время находился на кухне. Может, он давно нашел бы нужное средство, чтобы открыть мышеловку, но обжора наткнулся на помойное ведро и в нем обнаружил щучьи головы — остатки обеда. Василий не мог пройти мимо этой находки. В его зубах хрустели рыбьи кости, а сам он думал о том, что в брюхе еще найдется место и для птенца.

Когда на кухне появились Коля и Петя, Василий спокойно домурлыкивал вторую щучью голову. За этой работой и застали его игроки.

— А ну признавайтесь, ваше мурлычество, чьи проделки? — спросил Коля, склонившись над обжорой.

Но тот даже не соизволил ответить, только облизнулся и выгнул спину дугой.

— Не признаешься? — закричал Коля. — А я все по твоим глазам вижу, шкода!

— Давай-ка я с ним поговорю, я с котами ловко справляюсь, — предложил Петя. — Сейчас проведу следствие, а потом вынесу приговор.

Но Коля знал, как Петя обращается с котами, и не захотел поручать ему этого дела. Он сам схватил Ваську за шиворот, потрепал, бросил в чулан и захлопнул дверь:

— Вот посидишь тут, пока фигуры не найдутся, тогда будешь знать, как отмалчиваться!

Васька взвыл, а потом голос его приглушила закрытая дверь.

— Нарисуем недостающие фигуры на бумаге и будем продолжать, — сказал Коля.

Петя согласился, и игра была продолжена.

А между тем из чулана все громче неслись вопли Василия. Кот метался в своей тюрьме и искал выход.

— Рыбья кость! Мышиные уши! — ругался он. — Если я тут просижу еще полчаса, кто-нибудь выпустит Пыжика… Ай-яй-яй, пропадет такой обед! Такой Пыжик! Ай-яй-яй!..

И он бросался на дверь чулана, царапая ее когтями.

Но Коля и Петя зажали уши и продолжали игру.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Как подчиненные короля Смоля судили Новичка

С помощью коня офицеру и солдатам удалось вырвать Новичка из паутины.

Они оттащили его подальше от мышеловки под широкие листья лопуха.

— Будем судить по всем правилам! — сказал офицер. — Именем короля! Я буду прокурором, вы, — он указал на солдат, — судьями, а конь — защитником.

Солдаты дружно рявкнули:

— Слушвашвысблаг! — что значило: «Слушаемся, ваше высокоблагородие!»

Конь в знак согласия щелкнул копытами и тряхнул гривой. Затем офицер спрятался за кочку, напустил на себя великую важность и, выйдя оттуда, сказал басом:

— Встать, суд идет!

Солдаты взяли руки по швам, а конь заржал.

— Нечего ржать! — крикнул офицер. — Это вам не комедия, а королевский суд. И потом нас может услышать Пешкин. — Он пугливо посмотрел по сторонам и кивнул головой судьям: — Продолжайте!

Но солдаты стояли «смирно» и молчали. Тогда офицер махнул рукой и взял слово сам:

— Именем короля Смоля судится солдат Новичок за измену присяге!

— Но я ведь ничего такого не сделал! — хотел оправдаться Новичок.

— Как это — ничего?! Вместо того чтобы доложить мне, где находится противник, ты бежал за ним. Ты хотел сдаться в плен и перейти на его сторону. Но тебе мешал черный цвет, и ты начал стирать с себя нашу благородную черную краску. Посмотрите, на его груди белая полоса!

Новичок прикрыл рукой шрам. Только сейчас он заметил, что от него откололась щепочка и обнажила белое сосновое дерево. Это случилось тогда, когда он бежал за Машей и Пешкиным.

— Доказательство налицо, и оправдания тебе нет!.. Ваше слово, судьи! — сказал офицер и ткнул солдатов кулаками в бока. — Говорите: какую придумаем казнь?

— Рррасстрелять! — рявкнули хором судьи.

— Затоптать! — сказал защитник конь.

— Нет, нет! — замахал руками офицер. — Это не казнь для соснового солдата. Я придумал штуку пострашнее. Мы эту щепку расколем! Да, да, расколем на четыре части, чтобы его и склеить нельзя было…

Солдаты разбежались в разные стороны искать орудие для казни.

Именно в это время Пешкин со своими солдатами и Маша-Ромаша подошли к мышеловке.

— Здесь Пыжик! Спасите его! — взмолилась Маша.

— Затем мы сюда и шли, — сказал Пешкин, разглядывая мышеловку, опутанную паутиной.

Но вдруг листья на кусте затряслись, и сверху послышалось громкое шмелиное жужжание:

— Я вижжу, вижжу! Ужже осудят!

— Кого там еще судят? — оглянулся Пешкин.

Но Маша успела уже все заметить.

— Скорее! Скорее! Смотрите, что они с ним делают! — крикнула она и потащила Пешкина к месту казни.

— Да это, никак, вояки короля Смоля?! — удивился Пешкин. — И Новичок тут?! Э-э, да они его вроде хотят расколоть?!

Офицер и конь с двух сторон держали Новичка, а солдаты тащили к ним старый заржавленный перочинный нож.

— Нет, я этого так не оставлю! — решительно сказал Пешкин. — Пока кота Василия нет, надо выручать беднягу!

— Вот я им сейчас задам! — закричала Маша и хотела туда бежать, но Пешкин преградил ей дорогу.

— Нет уж! Воевать — дело мужское, солдатское! — и скомандовал: — Солдаты, вперед! В атаку!

Но Маша была из тех девочек, которые не боятся драк и, если нужно, могут за себя постоять и дать сдачи. Она сказала так:

— Девочки на войне бывают медицинскими сестрами. Если кого-нибудь из вас поцарапают или ранят, я перевяжу!

Пешкин ничего не сказал, потому что ему хотелось, чтобы Маша была рядом.

— Делают свое черное дело! — зло прошептал он. — А ведь их-то четверо: офицер, конь и двое солдат!.. Да, голыми руками их не возьмешь!..

— А я знаю, а я что-то знаю! — сказала Маша-Ромаша. — Тут недалеко стоит какая-то пушка и копье рядом лежит. Пойдемте я покажу.

То, что Маша назвала «какой-то пушкой», оказалось Калиной чернильницей-невыливайкой, а копье — простой ручкой с заржавевшим от времени пером. Видно, Коля когда-то здесь потерял их. Трава выросла, стала густой, и найти их он не смог.

— Так это же учебные орудия моего Коли Пыжикова! — сказал Пешкин. — Мы их применим против нашего врага. Как говорится: «Где смекалка и сноровка, там и палка что винтовка!..»

Пешкин наклонил невыливайку и заглянул в нее.

— Это отличная крупнокалиберная пушка-гаубица! Заряжена отличными чернилами! Сейчас как шарарахнем по врагу — за год не отмоются! — и покатил чернильницу на позицию.

Маша, взяв ручку наперевес, словно это было копье, подражая Пешкину, сказала:

— Пригодится эта ручка, тоже остренькая штучка!

Когда пушка-невыливайка была установлена и жерло ее направлено на врага, Пешкин предложил:

— А что, ребята, если мы им десант в тыл забросим, а?

— Отличная мысль!

— Здорово придумано! Только как мы туда перелетам, если у нас ни истребителей, ни бомбовозов нет?

— Все будет, — сказал Пешкин и зашептал что-то на ухо Маше-Ромаше.

Она захлопала в ладоши и куда-то исчезла. Не прошло и минуты, как она вернулась назад, ведя на поводках двух майских жуков.

— Чем не бомбовозы?! — сказал Пешкин. — А ну-ка, братцы, хватай жуков за лапы!

Солдаты выполнили приказание, а Маша и Пешкин начали щекотать жуков под крыльями, как будто заводили моторы. Жуки загудели и взвились в воздух. Таким образом, десант из двух солдат был заброшен в тыл противника.

Пешкин скомандовал:

— Приготовиться к бою!

— А как же мы будем стрелять из чернильницы, если она невыливайка? Из нее ведь ни одной капельки не выльется! — воскликнула Маша.

— Эх, Маша ты Ромаша! — покачал головой Пешкин. — Сразу видно, что ты плохо знакома со школьными принадлежностями. Где ты видела невыливайку, чтобы из нее не проливались чернила? Все зависит от того, какому ученику она в руки попадет. У иного школьника из невыливайки выливается вдвое больше чернил, чем может поместиться. Даже учителя удивляются! А вот, говорят, есть ученики, у которых простые чернильницы ни капли не проронят. Правда, я таких учеников еще не встречал…

В это время до них донесся голос офицера:

— Именем короля…

Это он отдавал приказание казнить Новичка.

— Скорей, скорей! — затопала ножками Маша. — Стреляй!

Пешкин схватил тяжелый сучок и крикнул:

— Орудие, слушай мою команду! Прицел — Е-четыре, трубка — Цэ-восемь!

— Огонь! — и изо всех сил ударил сучком в дно невыливайки. Раздался звон, и в расположение противника полетела густая струя чернил.

— Ой! Ой! Спасайте! — послышалось с той стороны.

— Прямое попадание, — скромно сказал Пешкин.

— Ура! — захлопала в ладоши Мали и принялась скакать на одной ноге.

Тотчас же «ура» послышалось с противоположной стороны.

— Наш десант действует! — сказал Пешкин и, схватив Колину ручку, бросился вперед, выкрикивая: — За мной, в атаку! Вперед!

Маша побежала следом за Пешкиным. Когда они примчались к месту расправы с Новичком, то офицера, коня и двух черных солдат уже не было. Они позорно бежали, бросив свою жертву.

Новичок стоял на пеньке, и у его ног лежал обломок ножа, которым собирались его расколоть на четыре части. Он был цел и невредим, хотя и ранен чернильным снарядом в лоб и в нос. Но это было не страшно. Такие ранения можно встретить у многих учеников. И ничего — живут.

Новичок был готов ко всему. Но теперь ему не страшно было умирать. Перед ним была красавица Маша. Новичок поднялся на ноги, смело посмотрел в глаза Пешкину и сказал:

— Ну, теперь я готов.

— К чему ты готов? — спросила Маша.

— Я готов умереть, ведь я ваш враг, я — черный солдат!

— Черный, говоришь? — улыбнулся Пешкин. — Это дело поправимое, — и толкнул Новичка в дождевую лужицу.

Вода в ней сразу потемнела. Когда Новичок вылез из воды, он стал совершенно неузнаваем. Черная акварельная краска смылась, и тело его приобрело цвет соснового дерева. Конечно, он еще не стал таким, как Пешкин и другое генеральские солдаты, но черным он уже тоже не был.

— Браво! Браво! — радостно захлопала Маша в ладоши и, осмотрев Новичка с головы до ног, сказала: — Знаете, этот цвет вам больше к лицу!

Новичок опустил глаза и хотел поблагодарить Машу, но Пешкин опередил его:

— Не время. Впереди опасное дело!

И они пошли вперед.

Маша держала за руки Пешкина и Новичка, а солдаты сзади несли Колину ручку, оружие, которое могло пригодиться в новом деле.

Новичок был счастлив. Он знал, что на его лбу и носу чернильные пятна, но это не смущало его. Может быть, по ним Маша догадается, что он поэт. Ведь все начинающие поэты пишут стихи чернилами, а старые печатают на машинке. Он крепко сжимал руку девочки и думал о том дне, когда сможет подарить ей свои первые стихи.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

О том, как был спасен Пыжик, наказаны паук Лапоног и кот Василий

Когда вдали показалась мышеловка, Пешкин дал команду приближаться незаметно. И он не ошибся. Только они залегли в траву, как птицы подняли переполох:

— Идет! Идет!

— Кот! Кот! — закудахтали куры.

Все приподняли головы и увидали, как над травой, изгибаясь, медленно плыл толстый хвост Василия. Только счастливый случай помог ему выбраться из чулана. У Коликой мамы сильно болела голова: у нее была болезнь, которая называется «мигрень», и при этой болезни ни в коем случае нельзя в доме мяукать. А Василий орал так громко, что слышно было даже на улице.

Мама искала крикуна под кроватями, под шкафом и, наконец, нашла его в чулане.

— Вон отсюда! Вон!.. — Она вышвырнула кота во двор.

Василию только это и нужно было. Он стал пробираться к мышеловке, медленно, с оглядкой, чтобы снова не попасть в какую-нибудь историю.

Как раз в это время Пешкин приготовился освобождать пленника.

— Вперед! — скомандовал он.

Шахматные солдаты и Маша бросились к мышеловке. Колиной ручкой рвали они паутину. Острое перо, как бритва, рассекало нити. Когда мышеловка была освобождена от паутины, солдаты с разгона вклинили ручку между дверцей и стенкой мышеловки.

— Эх, раз, еще раз! — кричали они, проталкивая ручку вперед.

Пешкин вскочил в образовавшуюся щель и раздвинул ее своим телом. Мышеловка скрипнула и открылась. Лапоног бросился вниз и уцепился всеми лапами за дверцу. Солдаты направили на него перо, чтобы раз и навсегда покончить с пауком. Но в это время послышался мощный гуд. Это шмель вырвался из паутины.

— Я шшам! Я шшам! — шипел он от злости. — Жжулик! Жжжулик! В жживот ему, в жживот!

Он жужжащей бомбой налетел на паука Лапонога и вонзил ему в брюхо острое ядовитое жало. Лапоног дернулся раз, другой и, скрестив лапы, замертво свалился на землю.

В ту же минуту чижиха и синица подхватили под крылья Пыжика и, подняв в воздух, усадили на самую высокую ветку дерева. Теперь ему ничего не угрожало. Пыжик был спасен.

В эту минуту мышонок Пик, забыв обо всякой опасности, выскочил из-за листика и чуть сам не угодил в мышеловку.

— Посторонись, братец! — сказал Пешкин. — А вы, солдаты, покрепче держите дверцу, чтобы раньше времени не захлопнулась.

Пик встал перед Пешкиным на задние лапы и спросил:

— А вы меня, дяденька Пешкин, узнали?

— А как же, узнал. Ты — Пик-мик или Мик-пик. Так, что ли?

— Так, так, — сказал мышонок и быстро-быстро закрутил носом. — Вы слышите, слышите: уже пахнет котом Василием! Он идет сюда!

— Я твоему носу верю. Да только ты убирайся подальше, а то, не ровен час, угодишь коту в зубы.

— А я не боюсь кота. Я хочу вам помочь с ним расправиться!

— Ишь ты какой! — удивился Пешкин, и в его голове тут же созрел хитроумный военный план. Он посмотрел на дрожащего мышонка и сказал: — Ладно, в обиду тебя не дадим. А если хочешь нам помочь, то выходи на дорожку. Появится кот Василий, покрути перец ним хвостом и лети прямо мимо мышеловки, мимо ее открытой дверцы. Понял?

— По-о-онял, — стуча всеми зубами, ответил Пик и встал туда, куда приказал солдат.

— Все по местам! — распорядился Пешкин и сам спрятался за мышеловкой.

Кот Василий еще издали почуял неладное. Отбросив всякие опасения, он ринулся вперед. Когда же в конце дорожки он увидел Пика, то от неожиданности встал на задние лапы и зашипел:

— А-а, и ты тут?! Вот я тебе сейчас!..

Но Пик полетел к мышеловке. Василий за ним. Когда кот пробегал мимо дверцы, Пешкин махнул рукой, и солдаты отпустили ее. Дверца щелкнула, и по всему саду прокатилось: «Мяу-у!»

Это мышеловка прихлопнула хвост Василию.

Загремело дружное «ура». Кот, злобно шипя, пытался высвободить свой хвост, но безуспешно. Пружина мышеловки была надежной. Пик бесстрашно прыгал перед самым носом Василия.

— Так тебе, разбойнику, и надо! Ворюге — по заслуге! — сказал Пешкин и кольнул Василия пером в спину.

Кот жалобно замяукал и бросился бежать к дому. За ним, гремя, тащилась мышеловка.

Но и это еще не конец истории. Ведь никто из вас не знает, чем завершилась война между армией черного короля Смоля и армией генерала.

Так узнайте.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

О том, каким торжеством был отмечен подвиг солдата Пешкина

Коля Пыжиков и Петя Петушков продолжали игру. Петя сдержал свое слово: играл честно и даже делал успехи. Но в комнате стало жарко, и ребята решили перейти в сад. Они положили шахматную доску на траву и снова расставили фигуры. Теперь на клетках белело много бумажек. Это были нарисованные фигуры, положенные взамен пропавших.

Игра была азартной, и ребята не замечали, что творится вокруг.

А в саду происходило необычайное.

Весть о спасении Пыжика и новых подвигах храброго солдата Пешкина облетела все кусты и унеслась далеко за пределы сада. Со всех концов слетались птицы, чтобы поздравить чижиху.

Пыжик сидел на ветке и с видом героя смотрел по сторонам. Ничего, пусть погордится. Придет время, и ему будет стыдно даже вспоминать о своем «подвиге» и о том, что дружил с индюшонком. Зато можно с уверенностью сказать другое это происшествие было наукой посильней, чем тысяча маминых предупреждений, вроде «туда нельзя!» или «этого не смей!»

Кроме того, это был полезный пример для многих птенцов. Разве вы теперь часто видите, чтобы птицы залетали в ваши окна? Нет!.. То-то же.

Но что было, то было. И торжество в саду продолжалось. Кто мог петь — пел, кто мог плясать — плясал. Храбрый Пешкин все время танцевал с красавицей Машей-Ромашей, и все любовались чудесной парой.

Пляска была с запевками. Маша взмахивала платочком, лихо топала ножкой и, гордо проплывая мимо Пешкина, бросала в него лукавую частушку:

Пешкин, Пешкин, ты герой,
Ты, как статуя, не стой,
Не греми медалями —
Похрабрей видали мы.

Всякого воина задели бы такие слова, но Пешкин был не из тех, кто остается в долгу. И, мигом сочинив свою частушку, он в упор стрелял ею в Машу:

Эх ты, Маша-простокваша,
Как затянешь — звон в ушах;
Голосок мне твой не страшен,
Объявлю тебе я шах!

При этом он делал шаг вперед, решительно брал Машу за руку и вел ее в следующий танец. Партнером он был завидным: плясал легко, пристукивал каблучками и никому не наступал на ноги. Фигуры, которые он выделывал, были не чем иным, как шахматными ходами. Они всех приводили в восторг, и каждый старался ему подражать. Когда же начался общий танец — сама собой возникла песенка:

Ну-ка, дружно станьте в ряд,
Спойте в лад,
Спойте в лад,
Шах вперед и шах назад
Пляшет наш солдат.

Новичку тоже посчастливилось протанцевать с Машей один танец. Вот здесь-то он и прочитал ей свои стихи. Новичок теперь говорил только в рифму. Когда он приглашал Машу на танец, то поклонился и сказал:

Раз, два, три, четыре, пять —
Пошли, Маша, танцевать!

А Маша ему ответила:

Пожалуйста
Можалуйста.

Новичок все свои стихи аккуратно нацарапал на березовых листиках и сшил в тетрадку, очень похожую на сборник настоящего поэта. На самом первом листике белыми буквами было написано слово «Ромашки» — название сборника, и все его стихи, от первого до последнего, были посвящены одной Маше-Ромаше. Он выбрал лучшее из стихотворений и нараспев, дрожащим голосом прочитал:

Ты мне всех цветов дороже,
И тебя красивей нет,
Даже солнышко похоже
На тебя, как твой портрет.
Ты не мямля, ты не плакса,
Не боишься ты мышей,
Ни одной чернильной кляксы
Нет на рожице твоей.

Последние две строчки, в которых говорилось о кляксах, были не совсем точными. После пальбы из невыливайки два больших синих пятна украсили Машин лоб и нос, но Новичок не видел клякс, ведь он смотрел ей прямо в глаза. Может быть, другим девочкам и понравились бы эти стихи, но Маша втайне считала себя мальчишкой, и поэтому ей больше понравились солдатские частушки Пешкина.

Однако настоящее веселье началось, когда явился сам генерал со своими адъютантами. Он поздоровался со всеми присутствующими за руку и подошел прямо к Пешкину. Он произнес короткую речь, обнял Пешкина, поблагодарил за службу и прикрепил к его груди медаль за геройство. Потом попросил разрешения остаться на празднике, поскольку имел в запасе пару свободных минут.

Генерал сам был когда-то солдатом, поэтому не гнушался простой компании и, когда снова грянула музыка, пустился вприсядку.

Вскоре появились мыши: тетушка Усыша с мышатами. Их было тринадцать, и они танцевали танец, который назывался «тринадцать хвостов». Потом качали Пика и кричали ему «ура», потому что он тоже был героем.

Были тут и знаменитые ученые-педагоги крапива и лопух. Они хоть и продолжали отстаивать разные взгляды на воспитание, все же в честь такого события наградили друг друга почетными грамотами.

Не было на этом веселье только индюка, по фамилии Берлыдуля-Берлыдан и индюшонка. Они считали, что это не их компания, и не явились. Впрочем, так всегда считают именно те, кого не приглашают в честное, хорошее общество.

Долго длилось в саду веселье. Здесь-то как раз, когда все закончилось, и обнаружили недостающие фигуры Коля и Петя.

Фигуры были водворены на место, на шахматную доску, где и был завершен разгром армии короля Смоля.

Однако на доску вернулись не все. Не вернулся Новичок. После купания в луже цвет его стал другим, таким, как у всякой мокрой деревяшки. Да он теперь и сам не стал бы служить черному королю, даже если бы ему обещали генеральские погоны.

В шахматную гвардию генерала он тоже поступить не смог. Там все солдаты были в строю. Их всего восемь, девятый — лишний. Поэтому Новичок был списан в запас до нужного часа. Он стал поэтом и пошел на культурный фронт. Теперь он служил под началом книжной этажерки и заменял ей недостающую ножку.

Как только он приступил к своим обязанностям, этажерка перестала накреняться, и вся ее литература поднялась на должную высоту.

На этом и заканчивается вся история.

Знаю, теперь вы спросите, как я о ней узнал? Ведь для того чтобы быть свидетелем подобных приключений, нужно знать, откуда и как смотреть на вещи.

Отвечу.

Тот, кто рассказал вам эту историю, в дни знаменитых событий сам служил в шахматной гвардии генерала и находился при нем в должности адъютанта. Честное фантазерское.

Владимир Муравьев

Приключения Кольки Кочерыжкина

Часть первая

Колька и старый дуб

Колька проснулся и, не открывая глаз, прислушался. В доме было тихо. Лишь часы громко тикали за стеной.

«Наверное, еще рано», — подумал Колька и перевернулся на другой бок. Но спать больше не хотелось. Он встал, потянулся, подошел к окну.

Было ясное солнечное утро — настоящее летнее утро, хотя до лета оставалась еще целая неделя.

Вдали, в самом конце улицы, Колька увидел ребят с портфелями и ранцами. Ребята шли в школу.

— Эх, опять проспал! — проговорил он с досадой.

Ноги — в брюки, тетради — в портфель, фуражку — на голову, булку — в рот, — и через три минуты Колька был уже на улице.

— Ребята-а! Подождите меня-а!..

За поселком сразу начинался лес.

Между деревьями в прозрачной тени вилась чистая, как будто подметенная, тропинка. То там, то здесь, пробившись сквозь негустую листву, падали на нее солнечные зайчики. Попрыгав немного на одном месте, они затевали веселую гонку по всему лесу: заглядывали в доверчиво растопыренные кленовые листья-ладошки, взбегали вверх по белым стволам берез, прыгали по хрупкой кислице и, словно озорные мальчишки, лезли в каждую лужу.

— Ребята-а! Ого-го-о! — кричал Колька на бету.

Но ему отвечало лишь эхо: «Го-го-о!»

— Эй! — крикнул Колька еще громче.

«Эй! — подхватило эхо. — Эй! Эй!»

Колька остановился и прислушался. Эхо, словно прячась, перебегало от дерева к дереву и из-за каждого покрикивало: «Эй! Эй! Эй!»

Колька свистнул и запел во все горло:

Не слышны в саду даже шорохи,
Все здесь замерло до ура-а!

Эхо повторяло за ним каждый звук.

Но скоро Кольке надоело кричать. Он поглядел на пустую тропинку, почесал в затылке и задумчиво сказал:

— Уроки небось уже начались. Значит, спеши не спеши — все равно опоздал. — Потом он достал из кармана новенький перочинный ножик, раскрыл его, повертел на ладони и оглянулся вокруг. — Ну-ка, попробуем, как режет.

Колька подошел к тонкой березке, которая была ростом чуть-чуть повыше его самого, осмотрел ее со всех сторон и — раз, раз — резанул березку под корень. Потом слизнул с тоненького пенька сладкую каплю сока и принялся выстругивать рогатку. Нож оказался очень острый. Калька стругал, стругал рогатку и перестругал.

Тут ему на глаза попалась толстая осина. Ее гладкая темно-зеленая кора блестела, как только что вытертая классная доска. Колька выбросил испорченную рогатку, примерился и вырезал на осине большими кривыми буквами:

ЗДЕСЬ БЫЛ КОЛЯ КОЧЕРЫЖКИН

Полюбовался Колька надписью, положил ножик в карман и пошел дальше не по тропинке, а прямо по лесу, шурша сухими прошлогодними листьями и наподдавая ногами опавшие сучки и шишки.

Возле пушистой черемухи он остановился.

«Наломаю-ка черемухи в школу — будет букет», — решил Колька и полез на дерево.

Он ломал одну ветку за другой, и скоро под черемухой вырос огромный белый ворох, а сама черемуха стала похожа на растрепанную метлу.

Потом Колька забрался еще выше, схватился за тонкую вершинку и повис на ней, весело дрыгая ногами. Черемуха задрожала, изогнулась, а Колька поплыл к земле, как на парашюте.

Вдруг ствол треснул, как будто ойкнул от боли, и Колька полетел кувырком прямо на свой букет. Хрустнули тонкие веточки, снежным облаком поднялись белые лепестки.

Сломанная черемуха склонилась к земле и уж больше не поднялась. А Колька встал на ноги, отряхнулся и с сожалением посмотрел на испорченный букет. Он уже собрался идти дальше, как вдруг услышал укоризненный голос:

— Нехорошо, Колька Кочерыжкин. Стыдно.

Колька так и остановился с поднятой ногой. Он осторожно поглядел направо, налево, обернулся назад. Вокруг стояли деревья — липы, березы, осины, елки, на повороте, прямо против Кольки, раскинул могучие узловатые ветви старый дуб, а больше никого не было видно.

— Кто это… говорит? — тихо спросил Калька.

— Я говорю, Старый Дуб. Стыдно, Колька Кочерыжкин. Зачем ты срезал березку, зачем испортил кору на осине безобразной надписью, зачем сломал черемуху? Ты загубил понапрасну три дерева, лишился их сам и отнял у людей.

Колька, опомнившись, с досадой проговорил:

— Вот еще новое дело! Подумаешь!.. Да по мне — хоть бы совсем деревьев не было.

Старый Дуб возмущенно взмахнул ветвями и сердито сказал:

— Ах так! Ну, тогда запомни, Колька Кочерыжкин: с сегодняшнего дня у нас, у деревьев, с тобой дружба врозь. Обходись без нас как знаешь.

Начинаются неприятности

— Ну и ладно, обойдусь, не заплачу, — бормотал Колька, бредя по тропинке. — Подумаешь — дружба врозь. Тоже мне друзья нашлись.

Только он это сказал, как в лесу потемнело. Черная туча закрыла солнце, и в ту же минуту хлынул дождь.

Колька скорей под елку, как под крышу, а елка раздвинула свои густые ветви-лапы, и опять над ним открытое небо. Колька под березу, а береза подняла мокрые ветки да как тряхнет ими — попал Колька под два дождя сразу.

Понял он, что в лесу ему не укрыться от дождя, и со всех ног бросился бежать к школе.

Вот один поворот, вот другой, а вот и ручей. Летом в нем только воробьям купаться, а тут разбурлился, разлился — не то чтобы широко, но не перешагаешь и не перепрыгнешь.

Колька — к мостику.

А мостик — две дощечки — выскочил прямо из-под ног.

Прыгнул Колька через ручей, не допрыгнул и — бух в воду. Вымок до нитки да еще зачерпнул воды в портфель и в карманы. А туча пронеслась дальше. Снова засверкало солнце, и уже через несколько минут все вокруг просохло. По лесу вновь забегали веселые солнечные зайчики.

Один Колька уныло брел по тропинке, мокрый, встрепанный и скучный.

Пройдя немного, он свернул с тропинки в кусты и вышел на поляну.

На краю поляны росла большая ольха. Одна ее ветка, склонившись, протянулась через всю поляну.

Калька снял с себя мокрую одежду: рубаху, брюки, майку, трусы — и повесил на ветку сушиться.

Одежда сохнет. Калька греется на солнышке и слушает, как, раскачиваясь на тоненьких ветках, две синицы ведут оживленный разговор.

Вдруг над Колькиной головой что-то просвистело, рассекая воздух. Калька протянул руку за трусами, но трусов не было. Он оглянулся и с ужасом обнаружил, что вся его одежда исчезла.

— Это вы утащили? — замахнулся Колька на синиц. — Сейчас же отдайте, а то вот сделаю рогатку…

— Рогатка! Рогатка! У него рогатка! — испуганно заверещали синицы, улетая. — Спасайтесь!

Колька посмотрел вверх и увидел свои трусы. Замечательные, красивые — синие с красной каемкой и карманом, — они висели высоко-высоко среди зеленых листьев, как флажок на новогодней елке. А рядом с трусами на выпрямившейся ветке покачивалась вся остальная Колькина одежда.

Колька разбежался, подпрыгнул, стараясь ухватить свисавшую брючину, но не достал. Подпрыгнул еще раз и опять не достал.

Он хотел влезть на дерево, да не тут-то было.

Ольха росла среди густого кустарника, и добраться до нее оказалось не просто. Сунулся Колька спереди — там, как часовые, стоят коренастые колючие елочки. Сунулся справа — обожгла крапива, сунулся слева — оцарапал малиновый куст, зашел сзади, а там и малина, и крапива, и еще какие-то кусты с маленькими листьями и с большими колючками. С какой тут стороны подойти?

Вдруг сверху послышалось:

— Тут-тут-тут.

— Где тут? — спросил Колька, подняв голову и увидел на соседней сосне длинноносого черного Дятла в красной шапочке и с книжкой под крылом. Дятел перестал стучать носом по сосне и поглядел на Кольку.

— Здравствуй, мальчик, — сказал он и вежливо приподнял свою шапочку.

— Ты здоров?

— Здоров, — буркнул Колька. — А тебе-то что?

— Как — что? Я — главный лесной врач. Ну, раз ты здоров, полечу дальше. Мне сегодня предстоит еще осмотреть десять осин, пять берез и двадцать одну черемуху.

И теперь, уже с соседней березы, понеслось его быстрое — тут-тут-тут.

— Ишь стучит, и горя ему мало, а тут прыгай нагишом! — рассердился Колька. Он в сердцах схватил палку и запустил в Дятла. — Кыш! Врач какой нашелся!

— Безобразие! — крикнул Дятел и улетел, возмущенно щелкая клювом.

Неожиданная помощь

Колька сел на пень, опустил голову и задумался: «Что же теперь будет? Как достать одежду?»

А когда он поднял голову, так ничего и не придумав, то увидел перед собой трех жуков с длинными крепкими носами, из-под которых росли пушистые усы. Один жук был большой и важный, другой — поменьше, третий — совсем маленький, целая жучиная семья: жук, жучиха и жучонок. Жуки стояли на задних лапках и шевелили усами.

— Здравствуй, Коля, — сказал жук. — Я — Большой Долгоносик. Есть еще Малый Долгоносик, так мы даже не родственники, а всего лишь однофамильцы. Спасибо тебе, Коля, ты спас нашу семью от верной смерти. Если бы не ты, этот Дятел нас склевал бы.

— Ты здорово кидаешься! — пискнул жучонок.

— Чего там… — махнул Колька рукой. — Вот если бы я по-настоящему прицелился, тогда бы ему не поздоровилось.

Жуки заговорили наперебой:

— Молодец! Одно слово: молодец.

— Милый мальчик!

— Правильный парень!

Колька выпятил грудь и задрал кверху нос. Но, задрав нос, он увидел плывущие по голубому небу белые облака, а под облаками свои трусы и брюки. Они уже совсем высохли и с легким шуршанием покачивались на ветерке.

Колькин нос сразу опустился к земле, от его бравого вида не осталось и следа.

— Что с тобой, приятель? — спросил Большой Долгоносик. — У тебя такой вид, будто тебя вдруг опрыскали жидким дустом.

— Штаны, — печально сказал Колька и показал вверх.

Жуки задрали головы.

— Ой-е-ей, куда ты их повесил! Не всякий жук может забраться на такую высоту.

Колька вздохнул:

— Это не я. Это Ольха утащила мою одежду. Такая вредная. И все они, деревья, вредные. Старый Дуб даже ругать меня вздумал, а я ему говорю: «Подумаешь, какой выискался! Цыц!»

— А он? — ахнули жуки.

— А он, понятно, разозлился и говорит «Теперь у нас, у деревьев, с тобой, Колька Кочерыжкин, дружба врозь».

— Неужели? Не может быть!

— Вот провалиться мне на этом месте!

— Но из-за чего же он так на тебя?

— Да из-за ерунды. Ну подумаешь, срезал ножиком одну березу на рогатку.

— А кору на осине кто попортил? А черемуху кто сломал? — прошелестела Ольха. — И все это за какие-нибудь полчаса!

— Какой герой! — в восхищении закричали жуки. — Нам за год не совершить столько подвигов. А ты — за полчаса.

— Да я бы еще не то сделал. Только бы вот одежду достать.

— А ты срежь Ольху, — посоветовал Большой Долгоносик, — под корень.

— Я бы срезал, да ножик в брюках остался, — вздохнул Колька.

— Тогда сломай ее.

— Я бы сломал, да подойти не могу, выросли вокруг всякие колючки и не пускают.

— А ты по земле, под ветками, — пискнул жучонок.

— Не говори глупостей, — строго сказала жучиха. — Коля большой. Он даже больше папы. Ему под ветками не пролезть.

Большой Долгоносик на минуту задумался и вдруг громко воскликнул:

— Мы тебе поможем, Коля! Мы заставим Ольху отдать тебе твои штаны. Жди меня здесь, я скоро вернусь.

Когда Большой Долгоносик вернулся на полянку, за ним спешили три других жука.

— Это мои двоюродные братья, — сказал жук, — мы грызем кору, а их профессия — вжик-вжик — пилить и рубить ветки. Они жуки-дровосеки.

Братья-дровосеки — черные, рослые, похожие друг на друга — в один голос крикнули: «Привет!» — и бегом устремились к ольхе.

Они быстро взобрались на вершину, и через мгновение сверху послышался шорох, а вслед за ним треск ветки.

— Эй, смотрите, чтобы ветка со штанами упала на поляну, а не в крапиву! — крикнул Долгоносик.

— Будь елок! — ответили братья-дровосеки.

Трусы и брюки закачались. Ветка, на которой они висели, дрогнула и с шумом упала к ногам Кольки.

Колька подхватил свою одежду и радостно запрыгал.

— Спасибо! — крикнул он. — Вы — хорошие жуки!

Дровосеки спустились с Ольхи.

— Привет! — сказали они и убежали.

— У них всегда очень много работы, — пояснил Большой Долгоносик, — поэтому им некогда разговаривать. Им всегда приходится спешить, чтобы успеть обрезать молодые ветки, пока дерево не выросло.

— Вот бы их в нашу Пионерскую рощу, — сказал Колька, — там бегать нечего — все деревья молодые. Их только в прошлом году посадили.

— И ветки на них совсем мягкие? — спросил Большой Долгоносик.

— Совсем мягкие.

— И листья сочные? — заинтересовалась жучиха.

— Сочные.

— А роща большая? — снова спросил жук.

— Большая.

— А сторожей в ней много?

— Каких сторожей?

— Ну, лесников.

— Лесников там ни одного нет. Она ж ребячья, пионерская. Ее наши пионеры посадили.

— Значит, ее сторожат эти пионеры?

— Они все в школе. Да и чего ее сторожить?

— Коля! — громко воскликнул Большой Долгоносик. — А далеко она, эта роща?

— Да нет, за нашим поселком. Десять минут ходу. Сначала прямо, потом налево, потом направо, потом опять прямо.

— Прямо… опять прямо… — повторил Большой Долгоносик, — а там роща. Молодая роща! И ее никто не сторожит! Направо, потом налево…

Он завертелся на месте, замахал лапками.

— Идем! Идем скорее!

— Куда? — удивился Колька.

— К нам в Короедск, к Главному Короеду.

— Куда-куда?

— В Короедск, в наш жучиный город!

— Да мне в школу надо.

— Тут недалеко. Понимаешь, я… Понимаешь, ты… Молодая роща… Идем! Ты только про рощу расскажешь — и все. А уж мы тебе тоже когда-нибудь пригодимся.

— Ну ладно, — согласился Колька. — Пошли.

— За мной! — крикнул Большой Долгоносик жучихе и жучонку и быстро побежал вперед, то скрываясь в траве, то нарочно забираясь на кочку, чтобы Колька лучше его видел.

Жук обегал лужу, а Колька ее перешагивал. Жук нырял под свалившееся дерево, а Колька перелезал сверху. Далеко позади остались жучиха с жучонком, но Большой Долгоносик совсем забыл о них — он бежал все быстрее и быстрее и только приговаривал:

— Тут недалеко! Тут недалеко!

Наконец, вынырнув из-под последней поваленной елки, жук громко крикнул:

— Вот мы и пришли!

Короедск

О городе Короедске нельзя было сказать, что он утопал в зелени, хотя со всех сторон его окружали деревья и даже домами его жителям служили стволы деревьев.

Но что это были за деревья! На елях и соснах почти не осталось хвои, и их голые сучья были похожи на ржавую проволоку. Листва на березах была редкая и чахлая, а сквозь проеденные дубовые листья виднелось небо и соседние деревья. По стволам, по веткам, по листьям ползало великое множество жуков и гусениц, и повсюду летали толстобрюхие бабочки.

Подойдя ближе, Колька увидел, что во всех стволах деревьев проделано бессчетное множество круглых и продолговатых отверстий и все вокруг осыпано желтыми, мелкими, как пыль, опилками.

— Не правда ли, красиво? — с гордостью спросил Большой Долгоносик. — А ведь когда мы пришли сюда, здесь ничего не было — ни дорог, ни жилищ, В листве и хвое можно было просто заблудиться.

Сначала Кольке показалось, что в Короедске стоит мертвая тишина, но, прислушавшись, он различил глухой, ни на секунду не прекращающийся шум. Где-то пилили и сверлили. Только он не мог понять, откуда доносятся эти звуки: они раздавались и справа, и слева, и сверху, и снизу, как будто пилили и сверлили в каждом дереве.

— А где это пилят? — спросил Калька.

Большой Долгоносик рассмеялся:

— Везде. Тут тысячи пильщиков. Жители нашего города работают от зари до зари.

— Что же они делают?

— Дырки.

— Зачем?

— Как — зачем? — в свою очередь удивился Большой Долгоносик. — От дырок сохнет дерево, а на этом свете нет ничего вкуснее сухого дерева. Вот съедим этот лес, пойдем в другой. Съедим его — переселимся дальше. Так и проходит наша жизнь в упорном труде.

— Неужели это все сделали вы, жуки? — спросил Колька, оглядываясь вокруг.

— Мы! — с гордостью ответил Большой Долгоносик.

На деревьях-домах Короедска почти не было листвы, но и те редкие листья, которые остались, висели неподвижно, как неживые. И вдруг Колька заметил, что на одном чахлом тополе листья шевелятся. Вот один листик дрогнул, приподнялся и свернулся в трубочку, потом дрогнул другой и тоже свернулся. На некоторых ветках уже все листья были свернуты и висели, как сосульки.

— Здорово он свертывает листья! — кивнул Колька на дерево.

— Кто?

— Вон тот тополь.

— Тополь? — возмутился Большой Долгоносик. — Тополь ничего не умеет.

Это работают наши жуки-трубковерты.

— А для чего они это делают?

— Строят дома для своих детей. Сделают такую трубочку и больше никаких забот: и крыша над головой у жучонка, и еды полно — ешь что хочешь: хоть пол, хоть стены, хоть потолок. Хитрые эти трубковерты. Только скоро придет конец их хитростям. Видишь, как мало листьев везде осталось?

Они подошли к старой корявой осине.

— А тут кто живет? — спросил Колька, вцепившись руками в большой гриб-трутовик и стараясь оторвать его от осины.

— Что ты делаешь?! Что ты делаешь?! Остановись! — закричал Большой Долгоносик.

— А что особенного, ведь это же поганка.

— Какая поганка?! Полезнейший гриб!

Колька разжал пальцы.

— Нахал! — проворчал опомнившийся от страха Трутовик. — «Поганка»! Хотя бы постыдился своего невежества!

— Ладно, не ворчи, старик, — проговорил Большой Долгоносик. — Мальчик обознался.

— «Обознался, обознался»… Невежа твой мальчик, вот кто.

— Ну, завелся, теперь его не остановишь, — шепнул Большой Долгоносик Кольке. — Старики любят поворчать. Но ты на него не обижайся. Этот старикан добрый и приносит нам большую пользу, не то что всякие там белые грибы или опята да маслята.

— А я всегда думал, что белые и маслята — полезные грибы, — сказал Колька.

— Полезные? Ты их не знаешь! Они с деревьями дружбу водят.

— Дружбу? С деревьями?

— Во-во, с деревьями. У грибов полно корешков, а в корешках всякая еда. Встретится грибной корешок под землей с корнем дерева и давай его своими запасами кормить. Мне про это один знакомый жук-корнегрыз рассказывал. А он все своими глазами видел.

— Вот здорово! — воскликнул Колька. — Значит, белый гриб кормит елку?

— Кормит, — сокрушенно покачал головой Большой Долгоносик, — и елку, и березу, и сосну, и липу. Очень вредный гриб. Вот Трутовик — другое дело: он сам из деревьев соки вытягивает да еще, глядишь, приведет за собой гниль. А дерево с гнильцой каждому по зубам, даже самому маленькому жуку. Вот он какой полезный гриб Трутовик! А ты говоришь — поганка…

Самый ученый жук

Пройдя еще немного. Большой Долгоносик остановился и беспокойно завертел головой: Главного Короеда почему-то не было на его обычном месте — большой сухой елке, где он, по своему высокому положению, жил один.

— А где же Главный Короед? — растерянно проговорил Большой Долгоносик. — Куда же он мог подеваться?

— Ну, я вижу, тут дело долгое, я пошел, — сказал Колька и повернулся, чтобы уйти.

— Коля! — закричал Долгоносик. — Листочки! Веточки! Роща!

Вокруг Кольки и жука стали собираться обитатели Короедска.

— Что? Что случилось? Какие листочки? Какие веточки?

— Молодые! — отвечал Большой Долгоносик. — Целая роща! Коля сказал. Это совсем недалеко — прямо, направо, налево. Простому жуку не запомнить. А Главного Короеда нет. А Коля спешит.

Первым понял обстановку юркий жучок серовато-зеленоватого цвета — Ольховый Листоед.

— Колю надо задержать, — шепнул он Долгоносику, — а Главного Короеда надо найти.

— Задержать? Как?

— Показать ему что-нибудь очень интересное.

— Что же? Что?

— Сейчас я узнаю, — сказал Ольховый Листоед и повернулся к мальчику. — Коля, что ты любишь?

— Ну, футбол… А еще интересные сказки.

— Футбол… Сказки… — повторили все вокруг.

— Сказки! — воскликнул Ольховый Листоед. — А ты знаешь сказки Типографа?

— Какого типографа?

— О, Типограф — наша гордость! Самый ученый жук в лесу. Он на каждом дереве что-нибудь пишет. Да еще как пишет! — Ольховый Листоед наклонился к Большому Долгоносику и шепнул: — Веди его скорее к Типографу, а я побегу искать Главного Короеда.

— Пойдем, Коля, к Типографу, — сказал Долгоносик. — Как он пишет! Ах, как он пишет!

Большой Долгоносик быстро побежал между деревьями, потом остановился возле одной елки, постучал лапкой по стволу. Из круглого окошечка наверху выглянул маленький хмурый жучок.

— Кто там? — ворчливо спросил он.

— Это я и Коля, — ответил Большой Долгоносик. — Мы пришли, чтобы почитать твои сказки.

— Знаю я эти сказки, — опасливо поглядывая на Кольку, сказал Типограф и, спрятавшись, добавил: — Я занят!

Но Большой Долгоносик постучался снова.

— Ольховый Листоед велел. «Веди, говорит, скорее к Типографу». Я и привел.

— Ольховый Листоед? — переспросил жучок.

— Честное короедское. Ольховый Листоед.

Немного помолчав, Типограф ответил:

— Ну, тогда ладно. Сейчас выйду.

Окошко закрылось, и вскоре хмурый жучок стоял внизу перед Колькой и Большим Долгоносиком. На нем был новый яркий галстук, завязанный пышным бантом.

— Очень рад вас видеть, — сказал Типограф и важно кивнул. — Прошу.

Кора на деревьях, окружавших жилище Типографа, посохла и отвалилась, а их голые стволы были источены узорами. Все узоры были похожи один на другой: длинная линия посередине и отходящие от нее в обе стороны линии покороче с кружочком на конце.

— Это для маленьких — сказка про личинку Елового Усача, — объяснил Типограф, показывая на один из узоров.

— Очень хорошая сказка, — заметил Большой Долгоносик. — Бывало, в личинках, как услышу ее, сразу засыпаю.

— Тут вот для более взрослых — про войну муравьев и гусениц, — продолжал Типограф.

— А эта сказка как называется? — спросил Колька, проводя пальцем по хитрой извилистой дорожке, проложенной пониже.

— Это не сказка. Это правда, — ответил Типограф. — А называется эта правда «Слава, слава древоточцам! Как они съели дом».

— Жуки-древоточцы, значит, — пояснил Большой Долгоносик.

— Дом? — удивился Калька. — Целый дом? Как же они его съели?

— Очень просто, — сказал Типограф. — В труху источили. Весь — от пола до потолка.

— Неужели маленькие жуки могут съесть дом?

— Ха! Чего там — дом! Один раз, говорят, жуки целую деревню съели и еще мост через реку в придачу. Я про это тоже написал. Только с другой стороны елки.

— У нас в поселке есть доска для газет, так на нее газеты тоже с двух сторон наклеивают, — сказал Колька. — Кто хочет, с одной стороны читает, кто хочет — с другой. Совсем как у вас.

Типограф с презрением передернул усами.

— У нас не читают, тут живут одни невежи. Все сплошь неграмотные. Мне приходится самому и писать и читать. А ты… то есть вы… умеете читать?

— Умею, — ответил Колька.

— Тогда я вам покажу кое-что поинтереснее. Я там написал так уж написал! Про самого Главного Короеда. Пошли, тут недалеко. А тебе, дорогой, — повернулся он к Большому Долгоносику, — не стоит с нами ходить, ты все равно ничего не поймешь.

— Ладно, — согласился Большой Долгоносик. — Я тут подожду.

Типограф поправил бант и пополз вперед, приговаривая:

— Вы не пожалеете времени и сил, потраченных на эту экскурсию. Вы увидите самое лучшее мое произведение. Смотреть на него надо сверху. Вот хотя бы с этой елки. Ползите, то есть лезьте за мной.

Типограф стал взбираться вверх. Калька за ним.

— Вон оно! — с гордостью произнес жук, показывая куда-то в сторону поселка. — Видите?

Колька изо всех сил вглядывался в ближайшие сухие стволы и наконец честно признался:

— Нет, не вижу.

— Да вон, на осине. На зеленой осине такое белое. Видите?

Тут Колька разглядел, что показывал ему Типограф, и рассмеялся:

— Про какого же там Главного Короеда? Там написано: «Здесь был Коля Кочерыжки». Я, значит. И надпись я вырезал.

Типограф смутился, завертелся и чуть не свалился вниз.

— Умоляю, говорите потише! Я не знал, что это ваше. Я думал, это ничье. Я уже всем сказал, что это я написал там про Главного Короеда.

— Но ведь все равно все придут и увидят, что это не про Короеда.

— Нет, нет! — замахал лапками Типограф. — Они ничего не увидят, они же не умеют читать. По правде говоря, я тоже не умею, но я не виноват, что все думают, будто я ученый. Сам Главный Короед всегда советуется со мной. А что будет со мной теперь?

Типограф заплакал. По его банту покатились слезы.

Коле стало жалко жука.

— Ладно, пусть эта надпись будет твоя, — сказал он. — А я, если захочу, еще что-нибудь вырежу.

— Пусть моя? — закричал Типограф. — Ты… То есть вы, дарите ее мне?

— Дарю.

— Насовсем?

— Насовсем.

— И никому не скажете, что ее выгрызли вы?

— Никому.

— Вот спасибо! Вот спасибо!

В это время показался Большой Долгоносик. Он бежал, радостно подпрыгивая: наконец-то нашелся Главный Короед. Оказывается, он перебрался из Короедска, из своей ели, в загородную сосну, чтобы городской шум не мешал ему думать.

Когда Калька с Большим Долгоносиком скрылись за деревьями, к Типографу вернулась его обычная уверенность и надменность.

— Этот Коля умеет читать, — небрежно сказал он окружившим его жукам. — Глядишь, поучится и, может быть, даже писать научится.

Колька становится короедом

— Стой, Коля! — с почтительной дрожью в голосе проговорил Большой Долгоносик, подведя Кольку к толстой блестящей сосне с единственной зеленой веткой на сухой вершине. Этим она отличалась от всех остальных сосен, на которых не было ни одной зеленой иголки.

Сосна Главного Короеда была вся в круглых отверстиях и напоминала небоскреб с тысячью окошек.

Колька заглянул в одно окошко и увидел в углу круглой норки, устланной мелкой древесной пылью, большого черного жука, который спал, покрывшись своими длинными усами.

— Он спит, — сказал Колька.

— Что ты! — возмутился Большой Долгоносик. — Он никогда не спит. Он думает.

Долгоносик тоже заглянул в окошко и со вздохом продолжал:

— Он очень много думает, потому что нам, жукам, с каждым годом становится жить все труднее и труднее. Птицы нас клюют, муравьи на нас нападают, в землю зароешься — землеройки выкапывают, а уж о людях и говорить не приходится. Вот он и думает, почему это все заступаются за деревья, хотя давно известно, что деревья на то и существуют, чтобы их ели мы, жуки.

Большой Долгоносик осторожно тронул лапкой Главного Короеда за плечо.

Тот медленно повернулся к гостям.

— Человек! — вскрикнул он, увидев Кольку, и, поджав лапки, как дохлый, упал на спину.

— Это хороший человек, — сказал Долгоносик. — Это Коля!

Главный Короед приоткрыл один глаз и недоверчиво посмотрел на Кольку.

— Не может быть, — сказал он. — Я живу на свете уже пятый год и ни разу не слышал про хорошего человека. Все они одинаковые, все против нас.

— А этот за нас. У него с деревьями дружба врозь.

Главный Короед открыл другой глаз и поглядел на Кольку.

— Дружба врозь, говоришь?

— Врозь, — подтвердил Калька.

— Что же он делает? — опять повернулся Главный Короед к Большому Долгоносику. — Грызет, пилит, объедает листья или подтачивает стволы?

— Он режет, обдирает и ломает. Всего за полчаса он срезал березу, ободрал кору с осины и сломал черемуху.

— О! — воскликнул Главный Короед и поднялся на нога. — Тогда пусть он живет в нашем городе.

— А еще, — продолжал Большой Долгоносик, — он принес нам чудесную новость.

— Какую же новость?

— Великолепную новость! Есть еда, свежая еда, и ее никто не сторожит.

— Еда? — оживился Главный Короед.

— Да, да! — громким радостным эхом отозвался Большой Долгоносик. — Еда! Много еды!

— Тогда говори скорее, мальчик! — воскликнул Главный Короед.

— Рассказывай про Пионерскую рощу, — сказал Долгоносик, кивнув Кольке. — Ну, рассказывай.

— А чего про нее рассказывать: торчат прутья с листьями, даже палки хорошей в этой роще не вырежешь.

Главный Короед, несмотря на всю свою важность и на то, что всегда говорил только басом, радостно взвизгнул.

Колька действительно попал в Короедск с сообщением о Пионерской роще как нельзя более кстати. Если взрослые жуки-короеды могли кое-как обходиться сухими стволами и пнями, то жучат и разных гусениц надо было кормить свежими листьями и молодыми мягкими веточками. А их-то в Короедске давно уже не хватало. Кроме того, была еще одна причина, почему обрадовался Главный Короед. Но про нее знал только он один и пока держал в тайне.

— О Коля, ты сам не понимаешь, какое важное известие ты нам принес! А что, правда, в этой роще нет людей?

— Я ж объяснил вон ему, — кивнул Колька в сторону Большого Долгоносика. — Роща — пионерская, а все пионеры в школе.

— Где? Где она, эта роща? Как туда проползти?

— Сначала надо идти прямо…

— Прямо, — повторил Главный Короед.

— После свернуть налево…

— Налево, — повторил Главный Короед.

— После повернуть на тропинку…

— На тропинку.

— Тропинка выведет прямо на дорогу, а там уж и рощу видно.

— Видно.

— Очень простая дорога, — сказал Колька.

— Простая, — согласился Главный Короед. — Значит, прямо, налево, а там уж и рощу видно.

— Да нет. Сначала прямо, после налево, после будет тропинка, после…

Ну ладно, если уж вам так хочется в рощу, я могу вас туда проводить.

— Проводить! — обрадовался Главный Короед. — Конечно, проводить!

Пока Колька разговаривал с Главным Короедом, вокруг них собрались все обитатели Короедска. При последних словах они радостно зашумели.

Главный Короед поднял вверх усы и лапу, и шум стих. Бабочки-монашенки опустили головы, трубковерты уселись на ветки, старый Майский Жук, страдавший одышкой, старался не дышать, замерли братья дровосеки.

Главный Короед сказал:

— Его нужно наградить.

Все зашумели одобрительно.

— Но чем его наградить? — спросил Главный Короед.

— Надо найти ему эту, как ее… красную землянику, — сказал Долгоносик.

Главный Короед посмотрел на него с презрением.

— Ха! Как ты мог предложить такое, чего ни один из нас даже в рот не возьмет.

— Я уступлю ему большой трухлявый пень, который нашел только вчера, — сказал Древоточец.

— Мало, — отозвался Главный Короед.

Все снова замолкли, а Главный Короед задумался. Он думал гораздо дольше прежнего. Все ожидали в почтительном молчании.

— Уж он придумает что-нибудь совершенно замечательное, — шепнул Большой Долгоносик Кольке, — чего ни один из нас не сможет придумать.

Главный Короед шевельнул одним усом. Это означало, что ему в голову пришла умная мысль.

— Во-первых, нашего друга Колю из уважения к его заслугам мы будем отныне считать короедом.

— Ура! — закричали вокруг.

— Но это еще не все, — продолжал Главный Короед. — Я ему дарю шишку с той самой елки, на которой жил Монохамус.

— Я же говорил, что он придумает что-нибудь совершенно замечательное! — в восторге воскликнул Большой Долгоносик.

— А зачем мне шишка, на которой жил какой-то Монохамус? — спросил Колька.

Большой Долгоносик возмущенно зашевелил усами.

— Чт-то т-ты г-говоришь! — заикаясь от негодования, проговорил он.

— А чего?

— Он не знает, кто такой Монохамус! Наш великий Монохамус! — закричали жуки, бабочки и гусеницы. — Он не знает того, что знают самые юные личинки!

— Цыц! — остановил их Главный Короед. — Если он не знает, кто такой Монохамус, то я ему расскажу о нем. Слушай, Коля. Наш великий Монохамус славен тем, что нашел этот лес и основал Короедск. Когда-нибудь я сам расскажу тебе о всей славной жизни и деяниях великого Монохамуса, а теперь пошли в Пионерскую рощу. Веди, Коля!

— Нет, сейчас я не могу, мне надо в школу. Потом у нас матч на первенство школы. Так что сегодня я не могу, а вот завтра пойдем. Встретимся после уроков и пойдем. Ясно?

— Завтра так завтра, — согласился Главный Короед. — А сегодня мне надо еще подумать. Я иду думать, не шумите и не беспокойте меня.

И Главный Короед уполз обратно в свою сосну.

Часы, которые умеют только тикать

Колька никак не мог сообразить, сколько времени он находится в лесу — то ли час, то ли два часа. Дедушка как-то умел определять время по солнцу. Колька взглянул на солнце и зажмурился. Перед глазами завертелись красные круги. Как дедушка видит время, когда даже самого солнца не видно?

— Сколько сейчас времени? — спросил Колька Большого Долгоносика.

— Какого времени?

— Ну, десять сейчас или полдесятого?

Долгоносик в недоумении повел усом:

— Не знаю.

— Ну конечно, откуда в лесу часы! — вздохнул Колька.

Но Большой Долгоносик, обиженный его пренебрежительным тоном, с достоинством проговорил:

— Зато у нас есть Жук-часовщик.

Колька обрадовался: раз есть часовщик, значит, должны быть и часы.

— Где он, ваш часовщик?

— Вон в том бревне. Вся его родня и он сам всегда живут в домах у людей, а сегодня он как раз гостит у нас, в лесу.

Колька, не дослушав Долгоносика, подошел к бревну. Оттуда доносилось громкое, отчетливое тиканье: тик-так, тик-так, тик-так.

— Эй! — позвал Колька, постучав по бревну. — Сколько там у тебя натикало?

Колька прислушался. В бревне тикало по-прежнему. Колька постучал по бревну сильнее.

Тиканье смолкло. Из другой дырочки высунулся Жук-часовщик.

— Разве я плохо тикаю? — спросил он.

— Хорошо, — ответил Колька. — Скажи, сколько сейчас времени?

— Этого я тебе сказать не могу, — ответил Жук-часовщик и скрылся в своем бревне.

Опять послышалось тиканье: тик-так, тик-так, тик-так.

Колька застучал по бревну изо всех сил. Снова в круглой дырочке появился жук.

— Ну дай хоть взглянуть на твои часы, — сказал Колька.

— У меня нет часов, — сердито ответил жук. — Часы бывают у людей, потому что люди не умеют тикать. А мне они не нужны, я сам когда захочу, тогда и тикаю: тик-так, тик-так, тик-так. Хорошо я тикаю?

— Ладно, я пошел в школу, — решительно сказал Колька. — До свиданья.

— Не забудь, что ты обещал повести нас в Пионерскую рощу, — напомнил Большой Долгоносик.

— Как договорились: ждете меня завтра после уроков, — ответил Колька.

— Будем ждать! Приходи скорее! — кричали ему вслед жуки, бабочки и гусеницы.

Часть вторая

Колька грозит

Колька попал в школу лишь на самый последний урок. Да и тот уже начался, когда он подошел к двери своего класса.

Дверь была немного приоткрыта. Колька просунул голову в щель и спросил:

— Иван Семенович, можно войти?

— Кочерыжкин? — удивился учитель.

— Да я… понимаете… — пробормотал Колька. — Понимаете…

— Хорошо, ты мне потом объяснишь, — сказал учитель, — а пока садись на место.

Колька по стенке пробрался к своей парте и сел радом с Мишкой Зайцевым.

— Чего за мной не зашел? — шепнул он, толкая Мишку вбок.

— Я заходил, у вас дверь была заперта, — так же шепотом ответил Мишка. — Постучал — никто не открывает. Ну, думаю, ты уже ушел…

— Это мама захлопнула, а я спал.

— Здоров же ты спать! Три урока проспал…

— Да нет, встал-то я давно. Со мной, понимаешь, тут одна история приключилась. Спасибо, Большой Долгоносик выручил.

— Кто?

— Большой Долгоносик, жук такой.

Мишка хмыкнул.

Но тут учитель постучал карандашом по стопу:

— Кочерыжкин, Зайцев, не разговаривайте!

Ребята притихли. Иван Семенович все время погладывал на них, и волей-неволей пришлось отложить разговор до более удобного времени.

Колька раскрыл тетрадку, взял ручку, обмакнул перо в чернила и только принялся рисовать на промокашке рожи, как ручка выскользнула у него из руки и в перемазанных пальцах осталось одно перышко. Колька бросил перышко и взялся за карандаш. Но карандаш с треском разломился, черный грифель скатился под парту и разбился на мелкие кусочки. Потом под парту юркнула тетрадка, и за ней туда же поползли пенал и учебники. Вдобавок Колька почувствовал, что парта вдруг начала сталкивать его с сиденья. Он изо всех сил уцепился руками за сиденье и за крышку, а ногами уперся в подставку. От напряжения Колька надулся и засопел.

— Что с тобой? — испуганно спросил Мишка.

— Н-не знаю… Это, наверное, он…

Старый Дуб Иван Семенович строго взглянул на Кольку и сказал:

— Кочерыжкин, мало того, что прогулял три урока, ты еще безобразничаешь! Выйди из класса и отправляйся домой. Скажешь родителям, что сегодня вечером я зайду к вам.

— Ив-ван С-семенович… — заикаясь и смотря в пол, проговорил Колька.

— Ив-ван С-семенович…

— Уходи сейчас же, — сердитым шепотом сказал терпеливый, залипли чернилами классный пол, — сил моих нет держать тебя. Уходи, а не то вопьюсь в пятки всеми своими занозами!

С опаской гладя на пол, Колька полез под парту собирать тетради и учебники, но они никак не давались ему в руки. Наконец, красный, растрепанный, он вылез из-под парты и, закрывая опустевший портфель, в котором уже не было ни книг, ни тетрадей, ни пенала, а остались только три гвоздя, гайка, ножик и шишка с елки, на которой жил великий Монохамус, тихо сказал:

— Мишка, будь другом, захвати тогда мои учебники.

— Ладно, — ответил Мишка.

Колька махнул рукой и поплелся из класса. Выходя, он почувствовал, с каким злорадством подтолкнула его в спину и захлопнулась за ним классная дверь.

— Ну ладно, погоди, деревяшка несчастная! — погрозил ей Колька кулаком. — Я на тебя и на парту жуков-древоточцев напущу. Вот сейчас возьму и пойду в Короедск. Провожу этих жуков в Пионерскую рощу, а потом сюда приведу.

Неприятное известие

Старый Дуб грелся на солнышке, широко разметав тяжелые узловатые ветви. Он стоял один посреди поляны, а вокруг него в почтительном отдалении росли другие деревья.

Ближе всех к Старому Дубу подступала дружная стайка молодых дубков, его внуков и правнуков. Листва на молодых дубках была светлее, и листья меньше, чем у Старого Дуба, но так же, как у него, они были собраны на ветках в крепкие пучки, словно сжаты в кулаки.

За дубками, вылезая чуть ли не на самую тропинку, росла беспокойная и болтливая Осина. Чуть колыхнется где-нибудь ветка, а она уже шелестит всеми своими листьями:

— Что? Что? Что?

За Осиной, добродушно взирая на свою болтливую соседку, росли молчаливая Пихта и толстая ветвистая Береза.

С другой стороны поляны, там, где она опускалась к овражку. Плакучая Ива свесила свои длинные ветви, а против нее, на пригорке, подняв к солнцу загорелые медно-красные сучья, возвышалось самое высокое дерево в лесу — Высокая Сосна.

Старый Дуб немного задремал. Но вдруг до него донесся какой-то шорох, и тут же, быстро взмахивая крылышками, на дубовый сук опустился взъерошенный Воробей.

— Чирик! Это я! Важное известие!

Все хорошо знали шумный, взбалмошный и легкомысленный характер Воробья, поэтому Дуб не особенно верил в то, что известие было действительно важным.

— Ну, что там случилось? — спокойно спросил Старый Дуб. — Опять пожар у ласточек?

Для того чтобы всем стало понятно, почему Старый Дуб вдруг заговорил про пожар, необходимо рассказать один случай из жизни Воробья.

Однажды весной (правда, это было в первую его весну) Воробей вылетел утром из гнезда и увидел, что над всеми крышами в поселке трепещет красное пламя. Воробей переполошил весь лес.

— Пожар! Пожар! Пожар! У голубей пожар! У ласточек пожар! У всех наших соседей пожар! Я сам видел!

Птицы, бросив все свои дела, помчались спасать соседей. Но когда они прилетели в поселок, то оказалось, что никакого пожара нет. На всех улицах поют и пляшут люди, а птицы смотрят на них с крыш и еще подпевают.

— Где же пожар? — спросили Воробья.

— Вот, — показал Воробей на трепещущие на ветру алые языки. — Все горят и ничего не замечают!

Птицы рассмеялись.

— Да ведь это же флаги! Сегодня у людей праздник — Первое мая.

Обычно Воробей сердился, когда ему напоминали про пожар, но на этот раз он как будто не услышал насмешки. Оглянувшись по сторонам и даже не пригладив взъерошенных перьев, Воробей быстро зашептал:

— Уф! Колька!.. Уф! Кочерыжкин!.. Уф! Беда!.. Колька… Жуки…

— Ничего не понимаю, — сказал Старый Дуб. — Говори внятнее.

— Колька!..

— Ну и что — Колька?

— Собирается в лес.

— Пусть приходит. Ты слышал, как его Ольха оставила без штанов? Ха-ха-ха!

— А жуки?

— Что жуки?

— Жуки идут с Колькой.

Дуб перестал смеяться. Кажется, Воробей спешил не зря.

— Отдышись и расскажи все по порядку, — сказал Старый Дуб.

Воробей почесал крылышком в затылке и собрался с мыслями.

— Начну с самого начала. Я живу в школе под потолочной балкой, а живя в школе, чего не наслушаешься. Я уж ко всему привык, а сегодня вдруг слышу. Калька говорит… Нет, начну не с этого. Прилетел я домой…

— Начни лучше сразу с того, что ты услышал, — перебил его Старый Дуб.

— Ну ладно, — согласился Воробей. — Сижу я в своем гнезде и слышу, Колька Кочерыжкин говорит: «Я пойду в Короедск и сегодня же приведу жуков в Пионерскую рощу!..»

— Как?! — воскликнул Старый Дуб. — Не может быть!

— Честное слово! А еще он грозил привести жуков в школу, чтобы они сожрали парту и дверь.

— Не может быть, чтобы школьник вел короедов в лес и в школу.

— Он грозил, — пискнул Воробей. — Я своими ушами слышал.

Тревога в лесу

Старый Дуб был самым старым деревом в лесу Он простоял на своей поляне так много зим и лет, что давно уже бросил их считать. Но зато и повидал он на своем долгом веку больше всех других деревьев. Была у него стариковская привычка завязывать на память узелки. Если надо было запомнить что-нибудь очень важное, он завязывал на суку большой узел, если не очень важное — завязывал узелок поменьше на какой-нибудь ветке. С годами узлов набралось так много, что у Старого Дуба не осталось без узла ни одной веточки.

Деревья, птицы, звери и даже лесники в трудную минуту обращались к нему за советом.

Старый Дуб выслушал Воробья и задумался.

«Если Колька правда поведет короедов, то Пионерской роще грозит страшная беда, и надо скорей поднимать тревогу, — подумал он. — Но с другой стороны, что-то не помнится такого случая, когда человек пошел бы заодно с короедами. Нет, такого никогда не бывало».

В лесу было тихо. Ни людских голосов, ни птичьего щебета. Даже неутомимый Дятел не выстукивал свое привычное «тут-тут-тут». Дятел отдыхал, закончив утренний облет больных, а все другое птицы улетели — кто в дальний ельник шелушить шишки, кто на болото клевать перезимовавшую клюкву.

Старый Дуб посмотрел вокруг себя и обратился к окружавшим его деревьям:

— Друзья, послушайте, что я вам скажу. Сейчас ко мне прилетал Воробей. Он говорит, что Колька Кочерыжкин собирается вести короедов в Пионерскую рощу.

Деревья встрепенулись и замерли. Всем вспомнились те давние времена, когда в окрестных лесах бесчинствовали заклятые лесные недруга — всякие короеды, листоеды, корнегрызы. Они объели всю листву, обгрызли кору, источили стволы. Но однажды в лес пришел человек. Он поднял упавший лист, который подгрызли гусеницы, глянул на стволы, изъеденные жуками, покачал головой и сказал: «Эк разгулялись, лесные разбойники, сколько лесу попортили». И начал человек гнать короедов. Перебил он их бесчисленное множество, а те, что в живых остались, уползли в глушь, к Гнилому Болоту, и уж много-много лет не показываются.

Первой нарушила тишину Плакучая Ива.

— Что поделаешь, — вздохнула она, — уж если и люди стали помогать жукам, видно, наступил наш конец.

— Не люди, а один Колька Кочерыжкин, — возразил Старый Дуб.

— Все равно, нам остается лишь одно — плакать. — И Ива заплакала.

— Замолчи! — прикрикнули молодые дубки. — Надоело смотреть, как ты вечно плачешь. Целый пруд возле себя наплакала — хоть купайся!

— Может быть. Воробей что-нибудь напутал? — сказала Береза.

— Конечно, напутал. Напутал, напутал, — быстро заговорила Осина. — Разве вы не знаете Воробья? Разве не знаете? Разве не знаете?

— Воробья-то мы знаем, — согласилась молчаливая Пихта, — но и короедов знаем тоже. Нет дыма без огня, видать, короеды что-то затевают. А тут еще этот Колька…

— Самое лучшее — выдать ему за такие проделки двойную порцию березовой каши, он и опомнится, — сказала Береза. — Вот, помню, однажды, лет двести тому назад…

— Это было слишком давно, — проговорил Старый Дуб, — теперь березовую кашу не употребляют.

— Не употребляют, — вздохнула Береза. — А зря: березовая каша очень полезная для таких безобразников, как этот Колька.

— Иголками его, иголками, — наперебой заговорили елки.

— Нет, лучше колючками, колючками, — подхватили Боярышник и Шиповник.

— Тише! — остановил их Старый Дуб. — Я все-таки думаю, что это напрасная тревога. Не может быть, чтобы человек стал заодно с короедами. Подождем, посмотрим. Следите за всеми дорогами и тропинками, особенно за теми, что идут со стороны Короедска.

Где находятся уроки?

Жуки сидели и ждали Кольку.

Время шло. Солнце поднялось совсем высоко. Те жуки, которые были на солнышке, оказались в тени и начали мерзнуть. А те, которые устроились в тени, очутились на солнце, и им стало жарко.

Жуки теряли терпение.

— Ах, как бы хорошо сейчас погрызть молодой березовый листик! — мечтательно проговорила одна такая гусеница.

— А наверное, в Пионерской роще есть и дубки, — вздохнула другая.

— Да замолчите вы! — прикрикнул Большой Долгоносик. — И без ваших разговоров живот подвело.

— Когда же придет Коля? — наконец спросил Ольховый Листоед, самый нетерпеливый из всех.

— Он сказал: завтра, — ответил Главный Короед.

Бабочка-монашенка взмахнула серыми крылышками:

— Ничего не понимаю. Он сказал: завтра. А завтра уже наступило, опять есть хочется.

Надо сказать, что у бабочек и жуков завтра наступает гораздо быстрее, чем у людей. Сами они маленькие, и потому дни у них тоже коротенькие.

— Завтра уже наступило, а его нет, — повторила Бабочка-монашенка. — Ничего не понимаю.

Подождали еще.

Тех жуков, которые с самого начала были на солнышке, снова осветило солнце, а жуки, которые прежде сидели в тени, опять оказались в прохладе.

— А не сидим ли мы здесь напрасно? — проговорил Ольховый Листоед. — Ведь Коля сказал: «Ждите меня после уроков». Мы его ждем здесь, а он нас ждет в каком-то другом месте. После этих самых уроков.

— Правильно! — воскликнул Главный Короед. — Пока мы здесь торчим, он уже, наверное, давным-давно прошел эти самые уроки и ждет нас после них.

— А что такое уроки? — робко спросила Монашенка Ольхового Листоеда.

— Гм, уроки… это… это… — замялся Ольховый Листоед. — Это тебе объяснит Главный Короед.

Все посмотрели на Главного Короеда.

— Уроки — это уроки, — важно ответил Главный Короед. — Знать надо.

Стали выяснять, где же находятся эти самые уроки и что находится после них. Почти все короеды знали только свой Короедск и никогда не выходили за его пределы. Бабочки летали по округе больше и дальше. Перебивая друг друга, они принялись описывать окрестности Короедска. Оказалось, что если идти по дороге, то будет поворот направо, после поворота направо — поворот налево, после поворота налево — полянка, а после полянки начинались неизвестные места, куда бабочки никогда не летали.

— Конечно, надо ползти туда, — сказал Главный Короед. — После полянки начинаются уроки, а после уроков нас ждет Коля.

— Ползти! Ползти! — подхватили жуки, гусеницы и бабочки.

Один Ольховый Листоед с сомнением покачал головой:

— Надо еще подумать, ползти или не ползти. Ведь лес — не Короедск. Кто знает, что там, в лесу…

Но жуки, гусеницы и бабочки в нетерпении уже двинулись вперед.

— Без меня уходят! — удивился Главный Короед. — Так они и рощу без меня сожрут.

— И без меня! — возмутился Ольховый Листоед.

— Не бывать этому! Вперед! — закричал Главный Короед.

Они подхватились и, обогнав всех, зашагали во главе нестройной шумной толпы обитателей Короедска.

Короеды прошли поворот направо, потом поворот налево, миновали полянку. После полянки никаких уроков не было.

— Ну, куда же теперь идти? — оглянувшись вокруг, спросил Главный Короед. — Где эти уроки?

— Я полагаю, что надо послать вперед разведчика, — сказал Ольховый Листоед. — Он разузнает, где тут находятся уроки, а мы подождем его здесь.

Предложение Листоеда всем понравилось.

— Пошлем Бабочку-монашенку, — продолжал Ольховый Листоед. — Ей на крыльях передвигаться лете и быстрей, чем всем нам.

— Я бы полетела, — сказала Монашенка, — но у меня очень слабая память, и я ни за что не сумею запомнить правильную дорогу. Давайте попросим пойти Главного Короеда.

— Нет, нет, — возразил Главный Короед, — я не могу оставить свой пост. В разведку должен идти кто-нибудь из вас. Но это должен быть умный и ученый жук. Пусть будет разведчиком Типограф. Он самый умный среди вас и лучше других сумеет все разузнать.

— Конечно, Типограф! — одобрительно зашумели все.

Так Типографу пришлось идти в разведку.

Типограф уходит в разведку, а жуки встречаются с Колькой

Пока был ольховый лес, Типограф шел все время прямо. Но вот сбоку показалась елка, и он со всех ног устремился к ней.

Типограф залез на елку и, не мешкая, принялся за свое привычное дело: выгрыз в коре одну длинную полосу снизу вверх, потом четыре поперечных полоски вправо.

Свежая кора была очень вкусна. Полюбовавшись своей новой работой, Типограф сказал:

— Пусть это обозначает. «Я здесь хорошо поел».

Он еще раз взглянул на полоски и пополз дальше, к другим елкам.

Пока Типограф лазил по елкам, жуки отдохнули и с нетерпением поглядывали на кусты, за которыми скрылся разведчик. Наконец им надоело ждать, и они решили идти за ним вслед. Скоро жуки добрались до первой елки, на которой Типограф оставил следы своего пребывания. Все сразу заметили надпись.

Главный Короед с важным видом поглядел на длинную полосу и на все поперечные:

— Тут написано: «Идите вперед».

— Мы и так знаем, что надо идти вперед, — сказал Ольховый Листоед. — Наверное, Типограф написал что-нибудь более важное, например: «Не ходите вперед, там опасность».

— Если бы была опасность, он вернулся бы назад, — заметил Большой Долгоносик. — Скорее всего, тут написано: «Поворачивайте направо».

— А почему не налево? — спросила Монашенка.

Поднялся жаркий спор.

Но Главный Короед твердо повторил:

— Тут написано: «Идите вперед».

И все двинулись вперед за Главным Короедом.

Главный Короед отличался одной особенностью: когда он шагал правой ногой, то шаг у него получался длиннее, чем когда он шагал левой, и поэтому при ходьбе он всегда отклонялся влево. При недалеких прогулках это ему не мешало. Но тут Главный Короед, сделав круг, в конце концов опять привел всех на ту же самую полянку, с которой они вышли. Ни он сам, ни тем более другие жуки, бабочки и гусеницы не догадывались, что они вернулись назад.

— Опять поляна! — воскликнул Ольховый Листоед. — Уж не заблудились ли мы?

— Мы не заблудились, а вышли куда надо, — возразил Главный Короед. — Сейчас будут уроки. — И тут он увидел Кольку.

Колька шел в Короедск, и его мучила горькая обида на несправедливость.

Ведь как не хотел он сегодня опаздывать в школу, бежал, чуть не задохнулся, — и все равно опоздал. И на уроке вел себя хорошо, даже с Мишкой не стал разговаривать, а Иван Семенович все равно выгнал его из класса и теперь еще будет родителям жаловаться. А за что? Разве он виноват? А парта тоже хороша! И пол, и дверь, да и та ольха, что одежду утащила… Одни жуки как люди поступили, помогли.

— Я же говорил, что Коля ждет нас в условленном месте! — закричал Главный Короед. — Ура!

Жуки радостно подхватили:

— Ура! Ура! Ура!

— Видите, я был прав, — сказал Главный Короед. — Я совершенно правильно прочитал надпись Типографа. Я, а не вы.

— Но где же тогда сам Типограф? — спросил Ольховый Листоед. — Если он указал путь, то прежде всего сам должен был прийти в это место.

Но теперь уже никому не было дела до Типографа. Главное, они нашли Кольку.

— Коля, корпривет! — закричал Главный Короед. — Корпривет!

— Что? — переспросил Колька.

— Короедский привет. В общем, здравствуй!

— Привет, жуки! А я к вам иду. Только чего вы сюда забрались?

— Ты сам сказал, чтобы мы ждали тебя после уроков. Извини, что запоздали. Мы впервые в этих местах, — сказал Ольховый Листоед. — Но мы пришли. Теперь веди нас в Пионерскую рощу.

— Я свои обещания всегда выполняю, — сказал Колька и бодро скомандовал: — Жуки, слушай мою команду, стройся и шагом марш!

Жуки хотели опять ползти напрямик, но Колька, чтобы не идти мимо Старого Дуба, повел всех в обход, вдоль реки.

Первая встреча с Бревном

Рядом с Колькой с одной стороны вышагивал Главный Короед, с другой, оттеснив в сторону Большого Долгоносика, семенил Ольховый Листоед. А вокруг сновали жуки, залетали вперед и вились над головой бабочки, сзади торопились гусеницы, от спешки наступая своими задними ногами на свои же передние.

— Вот что, жуки, — сказал Колька, — я хочу попросить вас об одном деле.

— Проси, для тебя все сделаем, — заверил Главный Короед.

— Если сумеем, и если это нам по зубам, — добавил Ольховый Листоед.

— Ну, это вы умеете! Надо пожрать кое-какую деревянную мебель.

— Деревянную — можно, — сказал Главный Короед. — Кабы мы не жрали дерево, то давно бы сдохли.

— А ради тебя будем стараться в десять раз больше, — добавил Ольховый Листоед.

— Ну ладно, значит — договорились, — сказал Колька.

В это время откуда-то с реки донесся тихий взволнованный голос.

— Ну пожалуйста, пустите меня!.. Пустите!..

— Эй, кто там? — спросил Колька, останавливаясь.

— Помогите!.. — позвал тихий голос, и послышался негромкий плеск воды.

— Пошли, пошли скорей, — заторопил Кольку Главный Короед.

Но Колька решительно свернул с дороги.

— Чудак! — сказал Главный Короед.

Колька вышел на берег небольшого залива, отделенного от реки длинной песчаной косой. Посреди залива плавало большое Березовое Бревно. Оно поворачивалось то в одну, то в другую сторону, но неизменно натыкалось или на берег, или на косу.

— Что тут случилось? — громко спросил Колька.

— Я плыву на бумажную фабрику и вот застряло, — ответило Бревно. — Здесь такой узкий выход. Помогайте мне выбраться на открытую воду.

— Сейчас помогу, — сказал Колька и стал разуваться.

— Коля, что ты делаешь? — спросил Главный Короед.

— Разуваюсь.

— Зачем?

— В воду полезу. Видите, бревно застряло, надо помочь.

— Бревну? Помочь? — в один голос воскликнули Главный Короед, Большой Долгоносик и Ольховый Листоед. — Ты собираешься помочь Бревну?!

— Плюнь, — сказал Главный Короед.

— Брось, — посоветовал Ольховый Листоед.

— Пошли скорее в рощу, пока ее никто не съел, — заключил Большой Долгоносик.

Но Колька уже закатал брюки до колен, влез в воду, повернул Бревно и изо всех сил подтолкнул его. Бревно, в последний раз задев косу, вышло на открытую воду.

— Спасибо, — сказало оно, — если бы не ты, пришлось бы мне до будущего половодья торчать в этом заливе.

— Ну, теперь пошли дальше, — сказал Колька, вылезая на берег.

— Наконец-то, — проворчал Главный Короед. — Сколько времени потеряли.

— Ладно, — ответил Колька, — теперь идем прямо в рощу.

Воробей ничего не напутал

Первой заметила надвигающуюся опасность Высокая Сосна. Ей с холма был виден небольшой отрезок дороги, ведущей от школы в поселок и затем в Пионерскую рощу. Не так уж много, по совести говоря, но другие деревья не видели и того, и поэтому Сосна была самым осведомленным деревом в лесу.

Сначала Сосне показалось, будто на дорогу упала тень от небольшой тучи. Но небо было совершенно ясное, без единого облачка. Потом она увидела Кольку Кочерыжкина и рядом с ним жуков.

— Я вижу, — тихо сказала Сосна.

Весь лес замер в тревожном ожидании, но Сосна молчала.

— Ну, что там, говори, — сказал Старый Дуб.

— На дороге — Колька Кочерыжкин и с ним видимо-невидимо жуков, бабочек и гусениц.

Голос у Сосны дрогнул.

— Они направляются к нам! — воскликнула она. — Ах, нет, они повернули к поселку.

Теперь не было никаких сомнений: Воробей говорил правду и ничего не напутал.

— Позовите ко мне Дятла, — сказал Старый Дуб. — Он, наверное, сидит у ручья и читает свою книгу.

По лесу от дерева к дереву пронесся взволнованный шелест.

— Дятел, Дятел! Тебя зовет Старый Дуб! Тебя зовет Старый Дуб!..

Редкий вид лесного вредителя

В радости жуки забыли про своего разведчика. А Типограф все бродил и бродил по лесу. Переползая от елки к елке, он не только позабыл, в какую сторону ему нужно идти, но и не помнил, с какой стороны пришел. Типограф заблудился. Но он полз, надеясь, что как-нибудь выползет к дому.

Вдруг за деревьями он услышал разговор. Типограф стал осторожно подкрадываться: может, там есть кто-нибудь, кто не откажется показать дорогу к дому.

Он выполз как раз на поляну к Старому Дубу и остановился, прислушиваясь.

— Теперь ты знаешь, зачем мы позвали тебя, — говорил кому-то Старый Дуб.

— Да, дело серьезное, — послышался голос из-за куста, и Типограф узнал Дятла. — Но пусть эти злодеи жуки не радуются раньше времени. Я слетаю в дальние леса и позову на помощь всех птиц.

Услышав это, Типограф разумно решил, что ему лучше не показываться в обществе, где его считают злодеем, и притаился. Ему было все хорошо видно и слышно.

— Только вот не знаю, что делать с Колькой Кочерыжкиным, — вздохнув, продолжал Дятел. — Мне еще ни разу не попадался такой вредитель. Все мои знакомые ребята — и мальчики и девочки — живут с лесом в дружбе.

И вдруг Дятел обрадованно воскликнул:

— Как же я забыл про Профессора! Вот у кого надо спросить. Уж он-то, конечно, посоветует, что нам делать с Колькой.

— Да, да! — подхватил Старый Дуб. — Лети скорее к нему в город!

— Но тогда я не успею слетать за птицами. Надо к Профессору послать кого-нибудь другого.

— Я слетаю к Профессору в город, — откликнулся Воробей.

— Ты? — удивился Старый Дуб.

— Я. Правда, я никогда не бывал у Профессора, но я узнаю у городских воробьев, где он живет, и передам ему все что нужно.

— А если вдруг тебе на пути попадется рассыпанный овес, что ты будешь делать?

— Клевать, — быстро ответил Воробей и тут же поправился: — То есть не буду клевать, а полечу прямо к Профессору. Честное слово!

Воробей клялся так горячо, что Старый Дуб наконец согласился.

— Ладно, лети и передай Профессору, что я зову его по очень важному и очень срочному делу. Понял?

— Понял. Ты зовешь его по очень важному и очень срочному делу.

— Правильно. Лети.

Воробей и Дятел взмахнули крыльями и полетели в разные стороны: один — в город к Профессору, другой — в дальний лес за птицами.

Жуки видят Пионерскую рощу

Дорога сворачивала к поселку. Лес кончился, и дальше расстилались поля.

Колька остановился и показал вдаль, за поля, где до самого горизонта сверкала светлой молодой листвой Пионерская роща.

— Вот она!

Жуки и гусеницы подняли головы, бабочки взлетели вверх, чтобы лучше разглядеть Пионерскую рощу.

— Какая большая!

— Какая молодая!

Отталкивая друг друга, жуки устремились вперед.

— Пустите меня! Пустите меня! — кричал Большой Долгоносик. — Я имею право! Я привел Колю в Короедск.

Главный Короед довольно приговаривал:

— Хорошо, хорошо, хорошо… Здорово!

— Но меня одно беспокоит, — сказал Ольховый Листоед. — Я боюсь.

— Чего ты боишься? — перебил его Главный Короед. — Лес большой.

— Вот именно, я боюсь, что мы не сможем скушать такой большой лес.

Главный Короед рассмеялся и, наклонившись к Листоеду, тихо сказал:

— Ладно, так и быть, открою тебе тайну: с часу на час в Короедске должны вылупиться из яичек гусеницы Непарного Шелкопряда. Много тысяч милых, прожорливых гусениц, сильных и голодных как вояки. А мы их в Пионерскую рощу — пожалуйте кушать! Вот так.

И вдруг Главный Короед поперхнулся, подпрыгнул, выскочил вперед и встал перед своей армией.

— Стой! — повелительно приказал он. — В Пионерскую рощу мы не идем! Все назад, в Короедск!

Бабочки, жуки и гусеницы оцепенели. Было похоже, что все короедское войско вдруг впало в зимнюю спячку.

— П-почему? — наконец выдавил из себя Ольховый Листоед, единственный из хуков, не потерявший дара речи.

— А потому, что если они дорвутся до рощи, их оттуда не оттащишь, пока все не сожрут, — шепнул Главный Короед.

— Ну и п-пусть едят на здоровье.

— Дурак.

— Я?

— Ты. Кто же еще! Что будут есть гусеницы Непарного Шелкопряда, если эти сейчас съедят Пионерскую рощу?

— Так, так. Понятно. Я тоже думаю, ни в коем случае нельзя съесть рощу сейчас.

Ольховый Листоед поднял вверх две лапки и закричал:

— Стойте! Стойте! Поход в Пионерскую рощу откладывается! Так велел Главный Короед! Ура!

Но бабочки, жуки и гусеницы все еще находились в оцепенении, и «ура» осталось без ответа.

Главный Короед сначала рассердился, потом растерялся. Он пробежал по безмолвным рядам и остановился против Большого Долгоносика, который застыл на одной лапке: приказ застиг его в тот самый момент, когда он, подпрыгнув, собирался пробраться вперед по спинам и головам.

— Эй! Очнись! — крикнул Главный Короед.

Большой Долгоносик не шевелился. Тогда Главный Короед толкнул его в бок. Большой Долгоносик качнулся и свалился на спину, не подавая признаков жизни.

— Что с ним случилось? — удивился Колька.

— Что с ним? — воскликнул Главный Короед.

— Он оцепенел от горя, — ответил Ольховый Листоед.

— А ты почему не оцепенел?

— Потому что мне это горе не в горе. У нас же с тобой и без рощи полно запасов. Будь у них запасы, они бы тоже не огорчились.

Ольховый Листоед говорил сущую правду. Несмотря на то что в Короедске даже самые юные жучата жили впроголодь. Главный Короед и Ольховый Листоед каждый день могли наедаться и свежей листвы, и зеленой хвои, и молодых веточек. В Короедске имелись зеленые запасы, которые всем жукам и гусеницам было запрещено трогать и даже смотреть на них запрещалось.

— Ну и голова у тебя! — обрадовался Главный Короед и, вскинув вверх усы, громко начал выкрикивать:

— Слушайте! Слушайте! Слушайте! Сегодня! всем! будет выдано из короедских зеленых запасов! столько еды, сколько каждый может съесть! А роща от нас не уйдет!

— Чего ж вы рвались-рвались, а теперь назад? — удивленно спросил Колька.

— Мы — потом, — ответил Главный Короед.

— Есть важная причина, — пояснил Ольховый Листоед.

— Какая причина?

Ольховый Листоед что-то ответил, но, так как очнувшиеся жуки, гусеницы и бабочки подняли оглушительный крик, Колька смог расслышать только обрывки нескольких слов: «Мы ждем… непар… шелк…»

Колька переспросил:

— Что?

Но Ольхового Листоеда уже не было рядом, а всем остальным было не до Кольки и не до его вопросов.

Колька попадает в плен

— Ура! Будем есть зеленые запасы, будем веселиться! — кричали жуки, гусеницы и бабочки.

— Веселиться! — подпрыгивал от радости Большой Долгоносик. — Есть и веселиться! Коля, идем с нами.

— Я бы пошел, да мне домой пора, опоздаешь к обеду — мать ругаться будет.

«А может, все-таки сходить на пять минут? — подумал он. — Посмотрю немного и пойду домой».

Так как пользоваться запасами зеленой листвы и свежей хвои могли только Главный Короед и его ближайшие помощники, то простые короеды даже не знали, где находятся эти запасы и как они выглядят. Но все были уверены, что они велики и вкусны необычайно. Ведь не станет же Главный Короед питаться какой-нибудь дрянью.

Главный Короед и Ольховый Листоед повели жуков к зеленым запасам. Колька еле успевал за своими проголодавшимися друзьями. Ему приходилось гораздо труднее, чем им. На каждом шагу попадались поваленные, источенные и изгрызенные деревья. Колька, чтобы не отстать от короедов, прыгал через ямы и лужи, взбирался на кочки, подлезал под ветки, а кое-де даже полз на четвереньках.

Наконец выбрались на небольшую поляну, где, сиротливо прижавшись друг к другу, стояло несколько берез, елочек и сосенок. Были они свежие, зеленые и только слегка объеденные.

— Вот наши короедские запасы зеленой листвы и свежей хвои! — громко объявил Главный Короед. — Ешьте их! Пусть каждый съест столько, сколько в него влезет!

Жуки не заставили повторять приглашение. Скрежеща крепкими челюстями, они устремились на деревья. Извиваясь и припадая брюхом к коре, поползли вверх по стволам зеленые, серые, полосатые и пятнистые гусеницы. В один миг возле Кольки не осталось ни одного жука, ни одной гусеницы.

Со всех сторон поляну окружали мертвые черные стволы засохших деревьев. Лишь эти несколько березок, елок и сосенок напоминали о том, что где-то есть настоящий зеленый лес. И вдруг они задрожали, зашевелились каждой веточкой, каждым листом, каждой хвоинкой. Посыпались на землю клочки объеденных листьев. Казалось, деревья плакали. Скоро сквозь поредевшую листву стали видны чернью голые сучья, такие же страшные, как деревья, окружавшие поляну.

Колька с ужасом смотрел на эту картину. Ему вдруг стало тоскливо и жутко, и он отвернулся.

Только когда на березах осталось совсем немного листьев, а на елках и соснах всего несколько сучков с зеленой хвоей. Главный Короед скомандовал:

— Довольно! Ишь обрадовались, дуст вас опрысни! Марш с деревьев!

Жуки, каждый прихватив кусочек листа или одну-две хвоинки — кому что было по силам, — нехотя спустились с деревьев.

Аппетит, как известно, приходит во время еды, а аппетит у жуков был гораздо больше, чем они могли ухватить из зеленых запасов.

Большой Долгоносик съел свою добычу, потом жучихину, а потом и отложенный жучихой для жучонка пучок совсем молоденьких сосновых иголочек. После этого он повернулся к Кольке:

— Помнишь, ты говорил, что где-то что-то надо съесть?

— Что? — переспросил Колька. Он еще не пришел в себя от страшной картины, которую только что увидел, и потому не сразу понял, о чем его спрашивают.

— Ты говорил, надо мебель какую-то съесть, — повторил Большой Долгоносик.

— Какую еще мебель? А-а, это про парту. Пятая парта в третьем ряду. Я на нее сел, а она мне как поддаст! Я чуть на пол не свалился.

— Так, так, — зловеще проговорил Большой Долгоносик.

— Не беспокойся, Коля, — сказал Главный Короед. — Можешь рассчитывать на нас. Эй, точильщики, древогрызы, древоточцы, вы справитесь с этой партой?

— Справимся! Справимся! — закричали жуки.

— Боюсь, одной парты им всем не хватит, — заметил Ольховый Листоед.

— Пусть жрут все парты! — воскликнул Главный Короед. — Все парты, все столы, все полы, все стены! Пусть всю школу превратят в труху!

— Всю школу не надо, — сказал Колька. — А то где же учиться?

Главный Короед, не слушая Кольку, воинственно выкрикивал:

— Школу в труху! Поселок в труху! Все в труху!

— В труху! — вторили ему жуки.

Что тут началось!

Жуки прыгали, щелкали челюстями, топорщили усы и кричали один громче другого:

— В труху! В труху!

Колька заткнул уши пальцами и тоже закричал:

— Я не хочу, чтоб поселок превратился в труху! И чтобы школа — тоже не хочу!

Жуки сразу замолкли.

— Ну, что ты? Что ты? Дома-то ведь деревянные, а у тебя с деревьями дружба врозь — чего тебе их жалеть? Пусть они все рассыплются в труху, — сказал Большой Долгоносик.

— Хитрый какой — «рассыплются»… Где же мы тогда жить будем? У нас вот изба только недавно поставлена.

— Подумай, что ты говоришь! — возмутился Большой Долгоносик. — Ты говоришь так, как будто ты не короед.

Колька топнул ногой.

— Никакой я не короед! Придумали тоже!

Ольховый Листоед отозвал в сторону Главного Короеда и Большого Долгоносика.

— Слышали? — тихо спросил он, указывая на Кольку.

— Да-а, — проговорил Главный Короед. — Еще никто никогда не отказывался от славного и почетного имени короеда.

— А я давно заметил, что этот Коля как-то странно себя ведет, — сказал Ольховый Листоед. — С того самого раза, как он бросился помогать Бревну. Ведь, кажется, ясно: попало Бревно на мель — пусть гниет. А он что сделал?

— Он не дал ему сгнить, — ответил Главный Короед.

— Значит, он помог дереву, и поэтому он — изменник.

— Правильно! — воскликнул Главный Короед. — И кто только назвал его короедом! Это ты, Большой Долгоносик, виноват.

— Я ничего… Я подумал… Ведь Коля все-таки показал нам путь в Пионерскую рощу…

— Ну и что? Теперь мы сами знаем этот путь, а твоего Колю за такие дела надо гнать из Короедска. Иди сейчас же к нему и скажи, чтобы он убирался отсюда.

Но Колька уже сам подошел к жукам.

— Я ухожу домой, — сказал он.

— Уходи, — ответил Ольховый Листоед.

— А в какую сторону мне идти?

— В какую хочешь.

Жуки в одно мгновение разбежались в разные стороны и скрылись в своих норках и дырках. Поляна опустела. Колька остался один.

Было тихо, и вокруг, как сторожа, черной стеной стояли угрюмые обглоданные деревья.

Часть третья

Колька пропал

Когда кончился последний урок. Мишка Зайцев слазил под парту, собрал в свой портфель Колькины книжки, тетради и понес их к нему домой.

Дверь ему открыла Колькина мама.

— Коля дома?

— Нет, еще не приходил из школы. Небось опять гоняет в футбол. Увидишь его, скажи, пусть сейчас же вдет домой.

— Ладно, скажу, — ответил Мишка и побежал на соседнюю улицу, где ребята обычно играли в футбол.

Но Кольки среди игроков не было. Не было его и среди болельщиков.

— А где Колька? — спросил Мишка у вратаря.

— Почем я знаю? Небось дома садит. Он сегодня не выходил. Хочешь, становись на мое место?

В другое время Мишка, конечно, встал бы, но то, что Кольки не было ни дома, ни на футболе, начало его беспокоить.

«Из школы ушел, домой не приходил… Наверное, боится, что мать ругать будет, — решил Мишка. — А может, он в лесу заблудился? Какой-то он сегодня чудной».

Мишка забежал домой, бросил портфель и отправился на поиски друга.

Прежде всего надо обследовать дорогу из школы в поселок, не остались ли там, на дороге, Колькины следы. Мишка шел по лесу, внимательно смотрел вокруг и время от времени кричал:

— Колька-а! Где ты-ы!

Колька не отзывался. Следов тоже не было.

Вдруг впереди, между деревьями, Мишка увидел человека. Это был невысокий седой старичок с белой бородкой, в серой шляпе и светлом пальто. Легко опираясь на палочку, он быстро уходил от дороги вглубь леса.

— Дедушка, вы не встречали здесь мальчика? — окликнул его Мишка.

— Нет, не встречал, — ответил старичок, останавливаясь.

— Понимаете, у меня друг пропал, Колька Кочерыжкин.

— Как пропал? Где?

— Здесь, в лесу.

— В лесу никто не пропадает, — ответил старичок и поднял вверх палец.

— Запомни, юноша. Это говорю тебе я — Профессор Лесных Наук. А теперь объясни, что случилось с твоим другом.

— Понимаете, он из школы ушел, а домой не пришел. Факт, заблудился.

— Заблудился — это другое дело. Но не пропал. Если он действительно заблудился, то мы его обязательно отыщем. Сначала я должен выяснить, зачем меня звал Старый Дуб. А потом мы примемся за поиски твоего друга. Подожди меня тут иди, если хочешь, пойдем со мной.

— Я уж лучше пока поищу Кольку, — сказал Мишка, — сбегаю вон за те кусты к речке.

— Хорошо, сбегай к речке, — согласился Профессор.

Кольку Кочерыжкина профессор берет на себя

Профессор спешил. Он знал, что Старый Дуб не стал бы его тревожить по пустякам.

Увидев Профессора, Старый Дуб качнул ветвями.

— Здравствуй, — сказал Профессор, приподнимая шляпу. — Что случилось? Какое у тебя ко мне важное дело?

— Беда, — ответил Старый Дуб.

— Беда? — встревожился Профессор. — Какая беда?

— Жуки и гусеницы готовятся напасть на Пионерскую рощу.

— Постой, постой! Разве они забыли, что люди запретили им появляться в лесу? Разве они больше не боятся птиц?

— Наверное, боятся. Но все птицы разлетелись по своим делам: кто в дальний ельник шелушить шишки, кто на болото клевать перезимовавшую клюкву. Ведь уже много лет жуки и гусеницы не показываются у нас. А в Пионерскую рощу жуков ведет человек — второклассник Колька Кочерыжкин.

— Не может быть! — воскликнул Профессор.

— Я тоже думал, что не может быть. Но мы сами видели Кольку Кочерыжкина во главе короедского войска. Всего какой-нибудь час тому назад он вывел жуков на край леса и показал им Пионерскую рощу.

— Так, значит, жуки уже в роще?!

— Нет, они посмотрели на нее и почему-то повернули обратно.

Профессор нахмурился.

— Так, — сурово проговорил он. — Безусловно, только какая-то случайность помешала сегодня короедам дойти до Пионерской рощи, и они обязательно повторят свой поход. Но когда?

— Мы этого не знаем, — ответил Старый Дуб.

— Да, конечно. И я тоже не знаю, — сказал Профессор. — Это знают только жуки и Колька Кочерыжкин. Поэтому прежде всего необходимо заняться им. Да уж не тот ли это Колька Кочерыжкин, который заблудился в лесу?

— Ничего он не заблудился, — ответил Старый Дуб. — Он ушел с жуками в Короедск.

— Хорошую же компанию выбрал себе этот мальчишка! — совсем рассердясь, сказал Профессор и добавил: — Кольку Кочерыжкина я беру на себя. Он не скроется от меня даже в Короедске.

Колька смотрит книгу, которую оставил ему Дятел

Колька, обняв портфель, сидел под обглоданной березкой, которая еще совсем недавно была с листвой и называлась короедскими зелеными запасами. Он с тоской посматривал вокруг себя и старался сообразить, в какой стороне находится дом.

Сначала ему казалось, что он пришел сюда справа, потом показалось, что вовсе не справа, а слева. Деревья были похожи одно на другое, и вид у них был хмурый и неприветливый.

Колька устал и проголодался. Время обеда давно прошло. «Скоро наступит вечер, а там и ночь, — подумал он и испугался: — Неужели придется ночевать в лесу?» В отчаянии Колька опустил голову на колени и всхлипнул.

В тишине над черными вершинами елей раздалось торопливое хлопанье крыльев. Колька поднял голову и увидел длинноносую птицу с книгой под мышкой. Он сразу узнал Дятла, в которого утром запустил палкой.

— Что ты тут делаешь, мальчик, и почему ты плачешь? — спросил Дятел.

— Я забыл, в какой стороне дом, — всхлипывая, пожаловался Колька.

— Ай-яй-яй, — сочувственно покачал головой Дятел, а про себя подумал: «Это хорошо, что Колька не знает, как выбраться к поселку, значит, он не сможет провести жуков в Пионерскую рощу. Надо его задержать, пока я слетаю за птицами».

Дятел спустился на самую нижнюю ветку и сед перед мальчиком.

— Слушай меня, — сказал он. — Сейчас я очень спешу и не моту тебе помочь. Но я скоро вернусь и тогда займусь тобой. Сиди здесь и жди меня. А чтобы тебе не было скучно, посмотри вот это. — И Дятел передал Кольке свою книгу. — Только смотри не потеряй.

Колька вытер нос, раскрыл книгу на первой странице и прочел: «Что растет в лесу, или Миллион волшебных превращений».

— А-а, сказки? Это я люблю.

— Сказки, да не совсем, — загадочно ответил Дятел и улетел.

А Колька перевернул еще одну страницу и принялся читать.

Он узнал много удивительных вещей. Узнал, что сосна может превратиться в меховую шубу, елка — в кожаные ботинки и в резиновый мяч, осина в бумагу и в щелк. Даже сосновый пень и тот мог стать куском мыла. И вообще получалось, что чуть ли не каждая вещь дома и в школе когда-то была елкой, березой или каким-нибудь другим деревом и росла в лесу.

Колька закрыл книгу и лег на спину, положив портфель под голову.

Ярко светило солнце. Голые объеденные деревья почти не давали тени, и Кольку быстро разморило. Он лежал, смотрел в голубое небо и считал проплывавшие облака: одно, другое, третье… Считал-считал и не заметил, как уснул. А когда он уснул, то ему приснился сон.

Сон, приснившийся Кольке

Снилось Кольке, что он идет по дороге через Пионерскую рощу. Сверкают на солнце листья и молодая хвоя. Березки задорно потряхивают золотистыми сережками, а любопытные еловые шишки высовывают из-под веток свои красные носы.

И вдруг Колька увидел среди зелени красно-синий пузатый мяч. Мяч подпрыгнул и выскочил на дорогу, но, заметав Кольку, покатился обратно. Колька бросился за ним, приговаривая:

— Не убежишь! От меня еще ни один мяч не убегал!

— А я не мяч, я — береза! — крикнул тот и на глазах у Кольки превратился в пушистую березку.

Березка качнула ветвями, и на них, взмахивая страницами, как крылышками, затрепыхались белые тетрадки; потом тетрадки исчезли, а вместо них от ветки к ветке протянулись, заструились шелковистые нити, сплетаясь в сверкающее полотно.

Неожиданно, откуда ни возьмись, на дороге показался Главный Короед. За ним, как черная туча, двигалось короедское войско.

— Коля! Корпривет! — крикнул Главный Короед. — Хор-р-роша рощица!

— Что такое? — в страхе воскликнула березка. — Откуда вы взялись?

— Нас привел сюда Коля, мальчик-короед.

Жуки и гусеницы уже хозяйничали в роще. Посыпалась листва, затрещали ветки, пушистая березка, которая только что красовалась перед Колькой, превратилась в уродливый тощий скелет, похожий на мертвые стволы Короедска.

— Что вы делаете? Не смейте! — закричал Колька и в ужасе проснулся.

Вторая встреча с Бревном

Вокруг стояли черные сухие деревья и не было никакой Пионерской рощи. Колька вздохнул с облегчением: «Значит, жуки не сожрали березку». Но он сейчас же подумал, что они все равно нагрянут в рощу, и тогда…

Колька вскочил на ноги. Куда же запропастился Дятел? А может, он его обманул, может, он совсем не прилетит? Нет, ждать больше нельзя. Надо выбираться из Короедска! Надо бежать к леснику, звать на помощь людей. Надо остановить короедов.

Колька схватил портфель, вытряхнул из него шишку великого Монохамуса, положил туда книгу и бросился вперед.

Он бежал напрямую — через валежины, через сухие ельники — и огляделся только тогда, когда очутился в самом обычном лесу. Лес был незнакомый.

«Не в ту сторону надо было бежать, — с досадой подумал Колька. — Придется вернуться».

Чтобы не попасть снова в Короедск, Калька решил обойти его стороной и стал забирать правее. Впереди между деревьями сверкнула река.

«Вот хорошо! — обрадовался Колька. — Если пойти по берегу, река обязательно выведет к поселку».

Идти было трудно. Лес подступал к реке так близко, что прибрежные ивы и березы полоскали свои ветки в воде. Колька то и дело спотыкался о корни и кочки и поминутно нагибал голову, чтобы не задеть за нижние ветви деревьев.

Вдруг он услышал с реки знакомый голос:

— Коля!

— Кто там?

— Это я. Березовое Бревно. Я опять застряло.

— Ладно, сейчас помогу.

Колька спустился к воде и оттолкнул Бревно от берега.

— Садись на меня. Раз уж нам с тобой по пути, я тебя подвезу, — сказало Березовое Бревно.

— Вот это здорово! — обрадовался Колька и тут же уселся на Бревно верхом.

Они плыли, минуя заводи, мимо ольшаников и склонившихся над водой ветел.

В одном месте Колька услышал, как чей-то голос, похожий на голос Мишки Зайцева, позвал его.

— Мишка! — крикнул Колька, вглядываясь в берег.

Но с берега никто не отозвался.

«Послышалось», — подумал Колька.

Тут Бревно как раз вышло на стрежень и, уносимое течением и подгоняемое ветром, помчалось вперед еще быстрее.

У Профессора появляются надежды

— Я займусь этим мальчишкой. Я сам займусь этим мальчишкой, — хмуря брови, повторял Профессор.

Он уже застегнулся на все пуговицы и собрался уходить, когда к Старому Дубу подбежал Мишка. Он размахивал руками и кричал:

— Я видел Кольку! Я видел Кольку! Он плыл по речке верхом на Березовом Бревне.

— На Березовом Бревне? — переспросил Дуб. — Как же Бревно позволило ему сесть на себя? Раз дружба врозь — значит, врозь.

— Здравствуйте, — послышалось сверху, и на нижнюю ветку опустился Дятел.

— Здравствуй, — ответил Профессор. — Но почему у тебя такой огорченный вид?

Дятел вздохнул:

— Я лишился моего самого ценного сокровища — книги, которую вы мне подарили.

И он рассказал, как встретил в лесу заблудившегося Кольку Кочерыжкина и как оставил ему книгу, чтобы задержать его до своего возвращения.

— Интересно, — сказал Профессор. — Продолжай, пожалуйста.

— Возвращаюсь назад — пусто: ни книги, ни мальчишки. Он убежал, бросив короедскую шишку и унеся с собой мою книгу.

— И после этого Березовое Бревно еще катает его! — воскликнул Старый Дуб.

— Погоди, старина, не возмущайся, — остановил его Профессор. — Тут что-то не так. Возможно, Березовое Бревно имело свои причины нарушить твой приказ.

Профессор остановился и обвел взглядом стоявших вокруг.

— То, что Колька убежал из Короедска и взял с собой кишу, а короедскую награду бросил, и то, что теперь его везет Березовое Бревно, вселяет в меня определенные, весьма приятные надежды. Однако очень странно, что Колька движется не к поселку, а в противоположную от него сторону.

— Он заблудился. Я же говорил, он заблудился! — воскликнул Мишка. — Ой, теперь его унесет неизвестно куда.

— Не волнуйся, Миша, — успокоил его Профессор. — Река делает здесь довольно большую петлю, и если пойти напрямик мимо болота, то можно успеть к следующему повороту.

— Я тоже с вами, — сказал Мишка.

— Нет, — ответил Профессор. — Ты оставайся. Вдруг Коля поймет свою ошибку, прежде чем доплывет до поворота? И, если он появится здесь раньше меня, задержи его до моего возвращения.

Колька обнаруживает свою ошибку

Лес кончился, и теперь река текла среди лугов.

— Скоро поселок, — сказал Калька, глядя вперед.

— Какой поселок? — удивилось Березовое Бревно. — Я его давно уже проплыло, еще до того, как мы с тобой встретились.

— Проплыло?! — в ужасе воскликнул Колька.

— Да.

— А мне надо в поселок. Скорее, скорее назад!

Легко сказать, назад. Бревно радо было бы помочь Кольке, но не могло же оно плыть против течения.

Бревно в растерянности закружилось на месте и пошло к берегу.

Едва оно коснулось берега, Калька прыгнул на сушу.

— Раз нельзя плыть, я пойду обратно пешком.

— Далековато, конечно, — сказало Бревно, — река тут очень петляет. Но завтра к полудню ты будешь дома.

Колька был в отчаянии.

— К полудню уже будет поздно. Короеды уже сожрут Пионерскую рощу, школу, поселок.

— Короеды? Рощу?

— Да. Никто про это не знает. Один я знаю. Надо скорее звать людей на помощь. Я бегу.

— Стой! — остановило его Бревно. — В поселок есть прямой и короткий путь.

— Где?

— Через болото. Но там нет ни дорога, ни тропинки, там всюду ямы и черная трясина. Будь осторожен, не верь болоту и все время держись ближе к деревьям.

— Держись ближе к деревьям, — прошелестели прибрежные осины, ивы и березы, которые слышали весь разговор.

В Гнилом Болоте

Сначала вокруг был лес как лес. Потом лес поредел, вместо крепких, высоких стволов появились маленькие сгорбленные деревца. Начиналось болото. На рыжих кочках топорщился мох и лежали бледные, вытянувшиеся ниточки клюквы с розоватыми цветами. Сосенки и березки росли здесь редкой прерывистой цепочкой. Колька петлял, прыгая с кочки на кочку, выбирая те из них, на которых рос хоть какой-нибудь кустик: шаг вправо, шаг влево, шаг вперед… Конец болота уже совсем близок — вот он! Впереди снова зеленел самый настоящий лес, а деревца все уводили в сторону.

— И чего тут петлять? — рассердился Колька. — Пойду напрямик. Вон сколько кочек ведут прямо к лесу.

И Колька ступил ногой на ближнюю пустую кочку. Кочка под ним качнулась и опустилась вниз, так что он чуть не упал, потеряв равновесие.

Вокруг следующей кочки стояла вода, но Колька решительно прыгнул вперед и в то же мгновение почувствовал в ботинках холодную воду. Колька обернулся назад, хотел вернуться на сухое место. Он уже приготовился прыгнуть, но под ногами не было никакой опоры: зыбкая кочка с бульканьем погружалась вниз. А из-за реденького ивняка, между кочек и сгорбленных деревьев к Кальке поползли темные струи воды. Вот первая струя, как змея, обвила Колькины нога. Калька рванулся раз, другой. Но чем больше он рвался, стараясь выбраться, тем глубже погружался в трясину.

— А, и ты тоже из этих самых друзей леса? — приговаривало Гнилое Болото. — Может быть, и ты собираешься бороться против меня? Много таких было. Вон, видишь этих уродов, что сгорбились на концах? Они тоже хотели победить болото, да не вышло. Смотри, мальчишка, как я поступаю с теми, кто меня рассердил.

В тот же миг черные струи окружили ближайшую кочку, на которой росла сосна, и размыли, растащили ее по травинке. Сосна задрожала, рухнула, и ее покрыла черная вода.

— Вот и все, — сказало Гнилое Болото. — Ха-ха-ха!

Колька рванулся изо всех сил, — но с места не тронулся. Холодная трясина крепко держала его за нога.

— Пусти! — закричал он в отчаянии.

— Как бы не так, — ответило Гнилое Болото.

Колька уже хотел заплакать, позвать на помощь, но тут он увидел на краю болота невысокого седого старичка. Размахивая палкой, старичок спешил прямо к нему.

— Держись, мальчик! Держись!

Росшие на болоте деревца и кусты наклонились и легли от кочки до кочки, как мостки, прямо ему под ноги.

Старичок добрался до Кольки и протянул ему руку.

— Вылезай сюда.

Колька подтянулся и влез на качающиеся живые мостки.

— Зачем ты полез в болото? — спросил старичок, как только они выбрались на сухое место.

— Очень надо было. Спасибо, дедушка. К поселку — туда?

— Туда, туда.

— До свидания, дедушка. Я поеду.

— Постой. Ты не Колька Кочерыжкин?

— Колька. А что?

— Как раз ты мне и нужен, Колька Кочерыжкин. Рассказывай все без утайки: когда ты собираешься вести короедов в Пионерскую рощу?

Колька покраснел.

— Я не поведу короедов в рощу… Я теперь за деревья, а не за короедов…

— Отрадно слышать, — сказал старичок. — Тогда давай познакомимся. Я — Профессор Лесных Наук. Конечно, у меня есть и имя, и отчество, и фамилия, но они — как бы это сказать — несколько трудны для запоминания и произношения. Еще ни один человек в мире не смог их выговорить правильно. Поэтому я предпочитаю, чтобы меня называли просто Профессор. И ты можешь называть меня так же. Ну-с, значит, теперь Пионерская роща в безопасности?

— Нет! Нет! Ведь я уже показал короедам дорогу! Они найдут Пионерскую рощу без меня. Если мы их не опередим, то все пропало!

— Мы их должны опередить, — строго проговорил Профессор. — На какое время назначен поход?

— Главный Короед говорил, что они пойдут завтра утром.

— Утром? Понятно. Тогда нам надо спешить, ведь в нашем распоряжении только вечер и ночь.

У Старого Дуба

Когда Профессор и Колька вышли к Старому Дубу, там их уже ожидали, кроме Мишки, лесник Федот Федотыч, Дятел, Воробей и три муравья из трех самых больших муравейников.

— Друзья, — сказал Профессор, — положение тяжелое. Коля говорит, что в поход на Пионерскую рощу собирается весь Короедск в полном составе — и Главный Короед, и Ольховый Листоед, и дровосеки, и трубковерты. А скажи, Коля, не видел ли ты среди них таких лохматых серых гусениц с желтыми, синими и красными бородавками на спине?

— Нет, лохматых не было, — подумав, ответил Колька.

— Это хорошо, — сказал Профессор. — Очень хорошо. Гусеницы Непарного Шелкопряда страшнее всех остальных.

Затем Профессор дал каждому поручение. Дятлу поручил встретить птиц из окрестных лесов, леснику Федоту Федотычу — собрать лесную охрану и выкопать на пути короедского войска ловчую канаву, Мишке Зайцеву — оповестить юннатов всего поселка.

— А мне что делать? — спросил Колька. — Всем дали поручения, а мне не дали.

— Тебе надо отдохнуть после путешествия, — ответил Профессор. — Иди спать. Спокойной ночи.

— Я не хочу спать, — сказал Колька и тут же зевнул. — Я совсем не хочу спать, — повторил он тише и почувствовал, что глаза его слипаются.

Старый Дуб коснулся веткой его плеча.

— На-ка тебе на память знак наших друзей. — И он протянул Кольке золотистый дубовый листок.

— Итак, — сказал Профессор, — к восьми часам утра все друзья леса собираются в Пионерской роще. Я тоже там буду.

Профессор, Колька и Мишка расстались на улице поселка. Профессор пошел на станцию. Мишка — к юннатам, а Колька — домой.

Он так хотел спать, что на все расспросы матери только и смог ответить: «Расскажу завтра». Колька быстро разделся, лег в постель и заснул. Дубовый лист, полученный от Старого Дуба, он положил под подушку.

Часть четвертая

Наутро

Когда Колька проснулся, он первым делом сунул руку под подушку. Дубовый лист лежал на месте: значит, все, что случилось вчера, было правдой, а не сном.

Колька начал вспоминать все по порядку, от срезанной на рогатку березки до последнего разговора у Старого Дуба. Перед ним встало озабоченное лицо Профессора, когда тот спрашивал про волосатых гусениц с разноцветными бородавками — про этих, как их, Непарных Шелкопрядов.

— Непарные Шелкопряды… Непарные Шелкопряды… — повторял Колька. — Где-то еще я слышал про них…

И тут он вспомнил радостно прыгающее на краю леса короедское войско, Ольхового Листоеда… Что же он все-таки ответил тогда на Колькин вопрос?

— Ждем… непар… шелк… — в раздумье повторил Колька и вдруг воскликнул: — Ждем Непарных Шелкопрядов! Вот что он ответил! Как я раньше не догадался об этом!

Колька быстро вскочил, оделся и выбежал на улицу.

Что делать? Куда бежать? Кого предупредить? Профессор в городе. Лесник где-то в лесу. А Старый Дуб? Уж он-то, конечно, на своем месте. Скорее к Старому Дубу!

Увидев Кольку, Старый Дуб качнул могучей ветвью и спросил:

— Почему ты пришел сюда, а не в Пионерскую рощу?

— Я не пришел, а прибежал. Я вспомнил: Ольховый Листоед говорил, что они ждут Непарных Шелкопрядов. Потому и в Пионерскую рощу вчера не пошли…

Старый Дуб нахмурился.

— Не видишь ли ты летящих птиц? — спросил он Высокую Сосну.

— Нет, птиц я не вижу, — ответила Высокая Сосна.

— А что происходит на дороге?

— Дорога пуста.

— Коля, ты… — сказал Старый Дуб.

Но тут его перебила Высокая Сосна:

— На дороге показались жуки. Над жуками летят бабочки и еще кто-то. У них нет крыльев, но они летят.

— Это гусеницы Непарного Шелкопряда, — сказал Старый Дуб.

— Разве гусеницы умеют летать? — спросил Колька.

— Умеют, — ответил Старый Дуб. — Они покрыты длинными волосками, а на конце каждого волоска у них маленький пузырек с воздухом, и они летят на них, как на воздушных шариках.

— Значит, они такие маленькие и легкие?

— Хоть они и маленькие, но необычайно прожорливые. Они не доберутся до Пионерской рощи, если не подкрепятся в пути. Короеды обязательно остановятся Здесь, в нашем дубняке, чтобы покормить их.

Плакучая Ива ахнула:

— Ах! Мы пропали! Все люди в Пионерской роще, и нас никто не защитит…

— Я буду вас защищать! — сказал Колька.

Короедское войско приближалось. Впереди бодро шагал Главный Короед, и его усы лихо топорщились. Рядом с ним семенил Ольховый Листоед. Он не мог делать такие же большие шаги и поэтому, стараясь не отстать, время от времени пускался вприпрыжку. Он выбивался из сил, он уже не мог говорить и только часто-часто дышал.

Но тут летучие гусеницы Непарного Шелкопряда сначала потихоньку, а потом все громче и настойчивее стали требовать:

— Есть!

— Есть! Есть!

— Есть! Есть! Есть!

— Шелкопрядики… уф… хотят… кушать, — задыхаясь, пролепетал Ольховый Листоед. — Надо… остановиться.

— Ерунда, — отмахнулся Главный Короед. — Кто ест в пути? Дойдем до Пионерской рощи, там поедят.

— Они не долетят.

— Долетят.

Но тут несколько гусениц свалилось на землю.

— Они уже падают! — закричал Ольховый Листоед.

Главный Короед недовольно оглянулся и проворчал:

— Придется останавливаться и кормить их.

— Да-да, они еще очень слабы. Они еще слишком малы для такого дальнего похода, — отдуваясь, проговорил Ольховый Листоед. — Мы просто вынуждены остановиться.

Главный Короед поднял вверх один ус, что означало: «Остановиться всем!»

В рядах короедского войска поднялся шум.

— Мы уже пришли?

— Мы уже в Пионерской роще?

— Где Пионерская роща? Я ее не вижу, — сказал самый низкорослый жучок — Полосатый Щелкун.

— Ты ее не видишь, потому что мал ростом, — ответила Бабочка-монашенка. — И вообще ты видишь только то, что не дальше твоего носа.

Когда обиженный Щелкун уполз, она тихо сказала подруге:

— А ведь правда что-то не похоже на Пионерскую рощу. Тогда почему же мы стоим?

— Вон ползет Дубовый Усач. Надо у него спросить. Эй, Усач, почему мы стоим?

— Гусениц Непарного Шелкопряда надо кормить, — ответил Дубовый Усач. — Потому и встали.

— А долго мы будем стоять?

— Не знаю. Некогда мне с вами болтать, надо искать еду для Шелкопрядов. — И Дубовый Усач уполз.

Вернулся он очень скоро. Бабочки-монашенки даже не успели обсудить услышанную от него новость.

— Тут недалеко, на опушке, хорошенький дубнячок, — сказал Усач. — Наши гусеницы вполне могут там перекусить.

Колька вступает в бой

Жуки свернули с дороги к дубняку, но вскоре остановились: путь им преградила канава, которую вырыли лесники.

Главный Короед повел удивленно усами:

— Вчера этой ямы здесь не было. Откуда она появилась?

Ольховый Листоед заглянул вниз и чуть не свалился.

— Это не просто яма, — сказал он, немного оправившись от испуга, — это ловушка. Ловчая канава.

— Пусть будет ловчая канава, — проговорил Главный Короед, — нам она не страшна.

— Вам она не страшна — вы ее перелетите, а как же переберемся мы, которые не умеют летать? — спросил Сосновый Долгоносик.

Но ответа он не услышал, так как от высоты у него закружилась голова и он свалился прямо на дно.

— Придется искать обходного пути, — сказал Главный Короед. — Ведь не окопали же люди этой проклятой канавой весь лес.

Жуки двигались по одной стороне канавы, а Колька, прячась за кустами и деревьями, шел по другой. Он слышал, как поскрипывали жесткие надкрылья жуков, как лязгали их тяжелые челюсти. А по временам все эти звуки заглушал настойчивый крик голодных гусениц Непарного Шелкопряда:

— Есть!

— Есть! Есть!

— Есть! Есть! Есть!

Деревья на краю опушки слышали все это и замерли в тревоге.

— Я вижу конец канавы! — крикнул Ольховый Листоед.

— Вперед! — сказал Главный Короед и первым повернул к лесу.

Навстречу ему из-за кустов выступал Колька.

— Коля! — воскликнул Главный Короед. — И ты здесь? Какая удача! Давай, Коля, ломай скорее ветки и носи их нашим гусеницам.

— Я не буду ломать ветки, — сказал Колька.

— Коля, опомнись, — воскликнул Ольховый Листоед, — ведь ты же короед!

— Я не короед, я — человек, — ответил Колька. — Убирайтесь-ка отсюда.

Он сорвал с головы фуражку и принялся размахивать ею. В короедском войске поднялась паника.

— У него опрыскиватель! — закричали жуки.

— Лесники! — закричал Ольховый Листоед, упал на спину, поджал лапки и притворился мертвым. А когда короедское войско побежало вдоль канавы обратно к дороге, Ольховый Листоед вскочил и тоже пустился наутек.

Колька не предполагал, что ему так легко удастся отразить атаку короедского войска. Но его радость была преждевременна.

Возвращение Типографа

Улетая и убегая, жуки и гусеницы подняли невероятный шум. Этот шум разбудил Типографа, который всю ночь бродил по лесу и заснул только на рассвете.

Ему давно надоело бродить одному. Он уже не надеялся, что отыщет дорогу к дому и увидит своих родственников и друзей. И вдруг знакомые звуки.

Типограф со всех ног побежал туда, откуда доносился шум.

Когда он выбрался из леса, короедское войско уже скрылось, и на опушке, возле молодых дубков, был один Колька.

Типограф обрадовался ему, как жуку.

— Здравствуй, дорогой Коля! — льстивым голосом воскликнул Типограф, подползая к Кольке.

— И ты с ними? — сурово спросил Колька.

— С кем?

— С жуками, которые хотели объесть листву на этих дубах?

Типограф быстро сообразил, что Колька почему-то поссорился с жуками.

— Ах, какое безобразие! Как они смели! Все жуки трусы и невежи. Это говорю я, а мне ты можешь поверить. Они всегда готовы залезть на чужое дерево и забрать добычу прямо из-под носа. Помню, нашел я однажды чудесную елку. Раз нашел, значит, мне и жить в ней. Но тут, откуда ни возьмись, нагрянули усачи, и в один миг моя отдельная елка превратилась в коммунальную квартиру!..

— Все вы хороши, — махнул рукой Колька. — Одно слово — вредители.

Типограф испугался, что ему сейчас достанется, как досталось другим, он тихо охнул и дрожащим голосом пролепетал:

— Нет, нет, нет! Лично я — не вредитель. Я даже не жук. Я только похож на жука. Я не ем дубовых листьев. Вот спроси у этих дубков, обгрыз я когда-нибудь хоть один дубовый лист.

— Да, — подтвердили молодые дубки, — этот жук никогда не ел дубовых листьев.

— Вот, слышишь? — подхватил Типограф. — Я вовсе не вредный, а, наоборот, полезный.

— Ну ладно уж, иди сюда. Все-таки вдвоем веселее, — сказал Колька. — Вдруг короедское войско возвратится до того, как все подоспеют.

— А кто должен подоспеть? — насторожился Типограф.

— Как — кто? Птицы, лесники с ребятами, Профессор Лесных Наук.

Типограф поежился: встреча с птицами не сулила ему ничего хорошего.

«Надо уносить ноги, пока цел», — подумал Типограф и спросил:

— Дятел тоже обещал прилететь?

— Конечно. Ты с ним знаком?

— К-как же! — ответил Типограф. — П-правда я с ним д-давным-давно не в-виделся, н-но мы с ним б-б-близкие д-д-друзья.

— С кем ты там беседуешь? — вдруг спросила молодая Осинка.

— Да тут встретился один знакомый жук, — ответил Колька.

— Как же его зовут?

— Типограф.

— Не слышала о таком. А ты, бабушка Береза?

Береза покачала ветвями:

— Нет, не знаю.

Типограф притаился ни жив ни мертв. «А вдруг они спросят у елки? — со страхом думал он. — Тогда мне конец. Уж елки-то расскажут, как они от моих рисунков засыхают на корню… Нет, надо бежать, пока не поздно».

Типограф юркнул за куст, прополз под опавшим листом и со всех ног бросился за убегающим короедским войском.

Короедское войско бежало, летело, ползло, катилось, прыгало, ничего не видя вокруг, не разбирая дорога. Но Типограф был напуган больше самой трусливой букашки и поэтому несся еще быстрее.

Вскоре он обогнал гусениц, потом жуков и очутился впереди всех.

— Эй, Типограф, ты откуда? — окликнул его Главный Короед.

— От Дятла спасаюсь.

— Как — от Дятла? Ведь там Колька с опрыскивателем.

— И лесники, — добавил Ольховый Листоед.

— Никаких лесников там нет. Один Колька, у него нет ничего, кроме фуражки.

Главный Короед побежал медленнее.

— А ты не врешь?

— Нет, нет, не вру.

— Ты сам видел?

— Конечно. И Колька мне сказал, что нас только двое. То есть он и я.

Я убежал, а он остался.

— Постой, постой! — Главный Короед остановился и грозно поднял усы. — Он и ты. Значит, ты поднял такой тарарам и напугал нас? Отвечай, негодяй!

Типограф задрожал:

— Я н-не п-пугал… Я… То есть он… То есть не я и не он… То есть он один…

— Ничего не понимаю, — проворчал Главный Короед. — Он и ты или не ты?..

Короедское войско, видя, что его предводитель остановился, мало-помалу начало приходить в себя, и все, что только что бежало, летело, прыгало и катилось, приостановило свое стремительное движение и окружило Главного Короеда и Типографа.

— Ты или не ты? — продолжал Главный Короед грозный допрос.

— Я, то есть не я… — лепетал вконец запутавшийся Типограф. Он совсем растерялся.

— Я слышала, как он сам говорил, что он не жук, а только похож на жука, — сказала маленькая гусеница. Она была очень медлительная и, когда Типограф разговаривал с Колькой, еще не успела убежать далеко от опушки.

— М-да, я давно это подозревал, — грозно проговорил Главный Короед. — Он не жук. Настоящие жуки не умеют читать, а он умеет даже писать.

— П-п-п-простите… П-п-п-пощадите… Я с-с-сейчас все объясню… Я — жук. Честное слово, я жук!.. Я притворился, что я не-не жук! Я тоже неграмотный!

Неожиданно за Типографа вступился Ольховый Листоед.

— Уважаемый Главный Короед, — проговорил он, выступая вперед, — бедный Типограф слишком волнуется. Позвольте мне сказать за него. Типограф говорит, что он притворился. Но во время военных действий притворство носит другое название — военная хитрость. В последнем сражении я тоже прибегнул к военной хитрости. Вы видели, как я ловко притворился мертвым?

— Ишь ты! — удивился Главный Короед. — А я не думал, что наш Типограф такой хитрый. А ведь правда, он мне сообщил важную новость. Оказывается, Колька один на всю опушку, один на весь лес, и у него нет опрыскивателя.

— Да, да, — подтвердил Типограф, — совершенно один, и у него нет опрыскивателя.

— Странно, почему мы этого не заметили, — задумчиво сказал Главный Короед. — А вот Типограф заметил. Молодец, Типограф. А теперь в обратный путь. Мы все-таки накормим наших Шелкопрядов.

Три минуты на размышление

Прошло довольно много времени с тех пор, как Типограф скрылся за кустом.

— Эй, Типограф, ты где? — позвал Колька.

Типограф не отзывался.

Тогда Колька наклонился и заглянул под куст. Там никого не было.

— Убежал! — удивленно воскликнул Колька. — Оставил меня одного, а еще говорил, что полезный.

— Жукам никогда нельзя верить, — заметила Осина, — кроме того, я сомневаюсь, чтобы он был полезным.

— Подождите! — вдруг воскликнула Пихта. — Как вы говорите — Типограф?

— Да, Типограф, — подтвердил Колька.

— Тогда я его знаю. Вреднейший жучонка. Спросите о нем у любой елки, его все знают. Сколько елочек он изгрыз!

— Эх, и провел же он меня! — с досадой сказал Колька. — Небось жуки нарочно подослали его ко мне шпионить.

В это время издали донесся глухой шум. Это возвращалась короедская армия. Вот показался Главный Короед, вот Ольховый Листоед, а рядом с ним Жук-часовщик и Типограф. Они остановились немного поодаль. Главный Короед громко крикнул:

— Мы знаем, что ты здесь один и что у тебя ничего нет, кроме фуражки.

Сдавайся! Иначе мы тебя искусаем, изгрызем, источим, как сухой пень. Даю тебе три минуты на размышление.

Главный Короед присел на задние лапы и приказал:

— Тикай, Часовщик! А ты, Ольховый Листоед, считай.

Жук-часовщик принялся тикать, а Ольховый Листоед считать.

— Одна минута… Одна минута с половиной… — Время от времени он спрашивал Кольку: — Ты думаешь?

— Даже и не думаю, — отвечал Колька.

— Зря. Я тебе все-таки советую подумать. Две минуты… Две минуты с половиной… Три минуты… Сдаешься?

— Нет, — твердо ответил Колька.

— Тогда пеняй на себя, — сказал Главный Короед, и все четыре жука скрылись за кустами, где находилось короедское войско.

Военная хитрость

— Есть! Есть! Есть! — на разные голоса вопили гусеницы Непарного Шелкопряда. Они почуяли запах дубовой листвы, увидели дубовую рощицу, сверкающую молодой зеленью с красными искорками совсем молоденьких листочков, и уже не хотели слушать никаких уговоров.

— Вперед! Вперед! — закричал Главный Короед и пополз на Кольку, выставив, как пики, свои усы.

— Вперед! Вперед! — подхватил Ольховый Листоед. — Чего же вы не летите?

Тяжелые майские жуки поднялись в воздух. За ними двинулись дровосеки и древоточцы. Бабочки-монашенки взмахнули крыльями и, толкаясь, полетели реденьким серым облачком. Гусеницы принялись деловито отмеривать шаги: раз — передние ноги вынесли вперед голову, два — хвост подтянут к голове. Мелкие короеды, сомкнув черные блестящие спины, шли сплошной черной колонной.

Хотя все отряды двинулись одновременно, прежде всех подлетели к Кальке майские жуки. Первый жук стукнул Кальку прямо в лоб и свалился на землю. Кожа на Колькином лбу сразу покраснела. Ему было больно. Но когда идет бой, разве обращают на это внимание? Колька даже не потер лоб. Он сорвал с головы фуражку и принялся ею сшибать жуков. Жуки налетали и справа, и слева, и спереди, и сзади. Колька только успевал поворачиваться. Его заслуженная фуражка, не раз заменявшая футбольный мяч, так и мелькала в воздухе. Теперь она стала грозным оружием. Атака была отбита.

Бабочки, увидев валяющихся повсюду в траве майских жуков, в испуге разлетелись в разные стороны.

А когда подоспели дровосеки, древоточцы и мелкие короеды, Колька взялся за палку.

— Вперед! — кричал Ольховый Листоед.

— Вперед! — пискнул Типограф.

Колька замахнулся палкой, и короедское войско откатилось назад.

— Надо всем вместе! — кричал Главный Короед. — Всем вместе!

Но было поздно. Расстроенная армия была не способна на новый штурм.

— Хоть бы ты провалился сквозь землю! — со злобой глядя на Кольку, воскликнул Главный Короед.

— А что, если он действительно провалится? — хитро усмехнувшись, спросил Ольховый Листоед.

— Не говори глупостей! — оборвал его Главный Короед.

— Мои слова не так уж глупы, — обиделся Ольховый Листоед. — Надо напустить на мальчишку проволочников и корнегрызов.

Главный Короед махнул лапой:

— Уж если короеды ничего не смогли поделать, то проволочники и подавно не смогут.

Но Ольховый Листоед поднялся на цыпочки и что-то зашептал Главному Короеду на ухо.

Главный Короед слушал, слушал, потом радостно воскликнул:

— Правильно! Позвать ко мне проволочников и корнегрызов!

Колька сидел на пеньке, отдыхая после битвы с майскими жуками. Вдруг он почувствовал, что пенек слегка зашевелился. Колька встал и осмотрел его со всех сторон. Пенек стоял как стоял.

«Наверное, показалось», — решил Колька и снова уселся на пень.

В ту же минуту земля под его ногами стала проваливаться.

Колька хотел вскочить на ноги, но было поздно: проволочники и корнегрызы уже подрыли землю, подгрызли корни, и он вместе с пнем провалился в яму. Комья земли посыпались за шиворот и в ботинки, мелкая пыль запорошила глаза.

— Молодцы проволочники! Молодцы корнегрызы! — услышал Колька радостный голос Главного Короеда.

Пока Колька выбирался из ямы, пока протирал запорошенные пылью глаза, короедская армия ринулась мимо него в лес, и лохматые гусеницы поползли вверх по стволам молодых дубков и принялись есть листья.

Вдруг до Кольки донесся испуганный крик бабочки:

— Синицы!

— Синицы! Синицы! — подхватили остальные. — Они склюют наших гусениц!

— Синицы! — крикнул Колька. — Эй, синицы, сюда!

Но синицы не слышали его, они спешили, как было условленно, к Пионерской роще.

Быстрая стая промелькнула над лесом и скрылась.

И снова гусеницы принялись за свое злое дело. Их было так много, что на каждый лист приходилось по три, а то и по четыре гусеницы.

— Все пропало! — чуть не плача, сказал Колька. — И никто не знает, что мы здесь попали в беду.

Профессор вспоминает о Непарных Шелкопрядах

Профессор имел обыкновение про все, что он делал или видел, о чем слышал или думал, подробно записывать в толстую тетрадь. Потом он перечитывал свои записи и делал пометки.

Пометки были разного рода: короткие и длинные.

Когда Профессор писал одну букву «О», он радостно улыбался, потому что эта буква обозначала слово «Отлично». Он писал ее, когда все, что нужно, было сделано хорошо и до конца.

Иногда в тетради появлялась пометка из двух букв «Н. П.». Написав эти буквы, Профессор морщил лоб и прикладывал ко лбу указательный палец: «Н. П.» обозначало «Надо подумать».

Хмурился он и тогда, когда писал три буквы «М. С. Л.».

Это значило: «Можно сделать лучше». Профессор не любил плохо сделанных дел, и буквы «М. С. Л.» очень редко встречались в его тетради. А если и попадались, то вскоре, после того как они были написаны, в тетрадке появлялись сразу две пометки: «П» и «О». Первая значила: «Переделано», а что значила вторая, вы уже знаете.

Была и еще одна пометка. Ее Профессор сделал всего раз или два в жизни. После этого он целую неделю ходил больной и называл себя дураком и болваном. Эта пометка состояла из целых десяти букв: Г. Б. О. П. Н. Б. Д. С. Н. Т. и означала: «Глупость! Безобразие! Очень плохо! Надо было делать совершенно не так!».

Профессор любил короткие пометки и очень не любил длинные.

Проводив Кольку, Профессор сел на поезд и вернулся домой. Дома он развернул свою толстую тетрадь в зеленом переплете и описал все, что произошло за этот богатый событиями день. Описал прилет Воробья, Колькины приключения и разговор у Старого Дуба, записал он и все, что было там решено.

Окончив писать. Профессор перечитал написанное и с удовлетворением поставил букву «О».

— Отлично! Конечно, отлично! — приговаривал он. — Коля из врага стал другом леса. Против нападения короедского войска приняты меры.

И вдруг Профессор задумался и, зачеркнув «О», написал «Н. П.».

— Надо подумать, все ли нужные меры приняты? — сказал он сам себе и сам себе ответил: — Нет, не все. Мы не учли, что на Пионерскую рощу все же может напасть Непарный Шелкопряд. Может быть, Коля просто не заметил лохматых гусениц.

И Профессор, зачеркнув «Н. П.», написал «М. С. Л.».

— Конечно, это дело можно было сделать лучше. Необходимо было сделать лучше.

Профессор достал с полки самую толстую книгу, быстро пролистал ее, потом схватил листок чистой бумаги и стал быстро писать столбики мелких цифр. Он прибавлял, отнимал, делил, умножал целую ночь и, наконец, когда уже наступило утро, вывел крупными буквами: «Сегодня гусеницы Непарного Шелкопряда выползают из яичек».

— Что я наделал! — воскликнул Профессор. — Как я мог это забыть! Коля потому их и не видел, что они только сегодня должны появиться на свет.

Профессор перечеркнул только что написанные им три буквы «М. С. Л.» и, разбрызгивая чернила и ставя кляксы, через всю страницу начертил огромную, жирную, возмущенно кричащую каждой буквой, каждой точкой надпись: «Г. Б. О. П. Н. Б. Д. С. Н. Т.!!!»

Поставив последний восклицательный знак. Профессор схватил шляпу и выбежал на улицу.

Почему их нет в Пионерской роще?

Для Кольки время тянулось необычайно медленно. Никогда он не думал, что минуты могут быть такими длинными.

Зато Профессору никогда не казалось, что время летит так быстро.

«Только бы успеть, только бы успеть», — думал он, сидя в вагоне поезда, и не менее трех раз в минуту смотрел на часы.

Ему казалось, что поезд едет слишком медленно. На первой же станции он подошел к машинисту.

— Товарищ машинист, — сказал Профессор, — вы не можете ехать побыстрее?

— Поезд вдет точно по расписанию, гражданин, — ответил ему машинист.

— Но понимаете, если я опоздаю, то гусеницы съедят Пионерскую рощу.

— Не волнуйтесь, гражданин, — сказал машинист, — я вас прекрасно понимаю. Мы поедем так быстро, как только может паровоз, и даже еще быстрее. Гусеницы не должны съесть Пионерскую рощу.

Машинист повернул ручку, паровоз загудел и помчался вперед так быстро, как только мог, и даже еще быстрее. Весь путь от станции до Пионерской рощи Профессор бежал бегом.

— Непарный Шелкопряд! — крикнул он, увидев людей у Пионерской рощи.

Он был так взволнован, что даже не поздоровался, хотя всегда был очень вежливым и никогда не забывал говорить «здравствуйте», «пожалуйста» и «спасибо».

— Где Непарный Шелкопряд? — спросили лесники и юннаты.

— Здесь! У вас!

— У нас никого нет, — ответил лесник Федот Федотыч. — Ни одного жука, ни одной гусеницы.

— Сегодня гусеницы Непарного Шелкопряда выползают из яичек! — воскликнул Профессор. — Недаром жуки назначили поход на сегодня. Чтобы накормить гусениц, им надо много молодой листвы!

— Нет, не было здесь ни жуков, ни гусениц, — повторил Федот Федотыч.

Профессор хлопнул себя ладонью по лбу:

— Понимаю! Для молодых гусениц путь от Короедска до Пионерской рощи слишком велик. Они обязательно должны подкрепиться в дороге. А где они могут найти себе пищу? Конечно, в дубовой роще, возле Старого Дуба. Надо спешить туда.

Профессор поглядел на часы и схватился за голову:

— Они бесчинствуют в дубняке уже полчаса! Представляю, что там сейчас творится. Скорее, скорее туда!

Победа

Колька был в отчаянии.

— Все пропало! — твердил он. — Все пропало!

Так прошла целая минута, а может быть, две. Наконец он опомнился и с криком бросился к деревьям. Схватив ближайший дубок за тонкий ствол, Колька тряхнул его что было силы. Гусеницы дождем посыпались вниз.

— Так вас! Так вас! — кричал Колька, бегая от дубка к дубку.

Вдруг как будто хлопья снега залепили ему глаза.

«Бабочки», — догадался Колька и замахал руками, разгоняя их.

В ту же минуту он почувствовал, как кто-то клюнул его в ухо. Бабочки вмиг разлетелись, и Колька увидел Воробья.

— Ах, извини! — пискнул Воробей. — Я никак не предполагал, что кто-нибудь находится в этой стае.

— Ничего, мне не больно, — сказал Колька. — Скорее принимайся за гусениц.

— Гусеницами заняты кукушки, — ответил Воробей и полетел догонять улетавшую бабочку.

Колька поглядел на дубки и увидел в их густых ветвях множество синиц, кукушек и разных других птиц. С громкими криками они прыгали с ветки на ветку и одну за другой склевывали с листьев толстых лохматых гусениц с бородавками на спинах.

— Молодцы! — крикнул Колька. — Клюйте их, а я займусь жуками.

С дальнего конца лужайки на Кольку надвигалась черная жужжащая туча. Колька встал, крепко, как моряк во время шторма, расставил ноги и приготовился грудью встретить атаку.

— Эй! Короеды! Подходи, кто не боится!

Но короедское войско не останавливалось, казалось, никто не видел и не слышал Кольку.

Жуки действительно не слышали и не видели его. Их гнал вперед непреодолимый страх, такой страх, какого они не испытывали еще никогда.

Типограф споткнулся и сломал лапку.

— Подождите меня! — кричал он.

Никто, конечно, не обращал на него внимания. Тогда Типограф ухватился за проползавшего мимо него Майского Жука. Но жук неожиданно поднялся в воздух. Типограф, не удержавшись, полетел вниз и провалился в какую-то глубокую щель.

Черная туча налетела на Кольку и пронеслась дальше. Только тут Колька увидел, что от дороги и из леса идут люди с дубовыми листьями на фуражках, кепках, беретах, платочках, с такими же дубовыми листьями, какой дал Кольке Старый Дуб.

Вон идет Профессор, вон лесник Федот Федотыч, вон учитель Иван Семенович, а вон Мишка Зайцев и за ним еще много-много ребят — наверное, вся школа. Колька увидел многих своих одноклассников. А вон ребята из четвертого, из пятого, из шестого классов. А вон даже из другой школы. Как много у леса друзей!

Профессор бросился к дубкам и остановился.

— Какое счастье! Гусеницы почти не повредили их. О, да я вижу, тут была настоящая битва! Смотрите, сколько жуков валяется вокруг!

И тут Профессор увидел Кольку.

— Это ты сражался здесь? — спросил он.

— Я, — ответил Колька.

Профессор крепко пожал Колькину руку. Ребята окружили их. Все смотрели на Кольку с уважением. Колька смутился и покраснел.

— Уж не жар ли у тебя, Коля? — участливо спросил Профессор. — У тебя ничего не болит?

— Побаливает, — переминаясь с ноги на ногу, ответил Колька.

— Что? Голова? Горло?

— Нет, спина.

— Колет? Ломит? Стреляет?

— Кусает.

— Гм, странно. Никогда не слышал, чтобы были боли такого характера, развел руками Профессор.

— Позвольте, это, кажется, по моей части, — послышалось с дерева.

Все посмотрели туда, откуда раздался голос, и увидели Дятла.

— Это, кажется, по моей части, — повторил Дятел и слетел на Колькино плечо.

Он ловко запустил длинный клюв мальчику за шиворот и вытащил оттуда маленького темно-коричневого жучка.

— Типограф? — удивился Колька.

— Он самый, — сказал Дятел.

— Как ты попал ко мне за шиворот?

— Д-дорогой друг, — начал Типограф, — к-куда же мне еще было деваться? Все вредные, а я один — полезный…

— Хватит врать, — оборвал его Дятел. — Знаем мы, какой ты полезный.

Он подбросил Типографа вверх и склюнул его на лету.

— Вот и все, — сказал Дятел. — Я же говорил, что это по моей части.

Быстрые синицы собрали с листьев всех гусениц, поползни и пищухи вытащили всех забившихся под кору короедов и полетели дальше, туда, куда в панике убежали жалкие остатки короедского войска — в Короедск.

Георгий Балл

Торопун-Карапун и тайны моего детства

Часть первая

Звезды

Мой отец уходит на войну

Когда я был маленький, папа читал мне старинную книгу. Переплет ее был красный с золотом. Книга рассказывала о джипах, волшебных садах и волшебной лампе. Однажды я остался один в квартире. Забрался в свой любимый угол за шкафом, задернул розовую занавеску с длинноклювыми птицами и открыл переплет книга. Я увидел золотую дверь. Да, книга тоже оказалась волшебной: вместо букв и страниц передо мной была золотая дверь. Я тихонько толкнул дверь и вошел. Там, за дверью, был сад. На деревьях висели диковинно большие яблоки, апельсины и лимоны. Запах их чудесно переплетался с запахом шиповника. Я хотел пройти по саду, чтоб увидеть дворец джинна, но не решился.

С тех пор я часто отворял золотую дверь и свободно проходил через сад все дальше и дальше — в эту большую и прекрасную книгу. Я стал прятать свою волшебную книгу от взрослых. Только укрывшись за шкафом и задернув розовую занавеску с птицами, я открывал ее.

Так было и в тот памятный день: я прошел через сад, ветки с лимонами расступились, за ними обозначались голубые башни дворца. Вот он — дворец джинна. Я стал медленно подходить к дворцу. Я уже видел стены и узорные ворота, их украшали драгоценные камни всех оттенков, от ярко-алых до темно-зеленых.

Вдруг я услышал голоса. И не сразу понял, кто говорит. Я узнал голос моего отца. И сразу же дворец и сад исчезли. Я вышел из-за шкафа. Посреди разбросанных вещей в комнате стояли мой отец и мать.

— Где ты пропадал?! — раздраженно спросила мать.

— Я читал книгу.

— Отец уходит. Началась война.

— Война? Вот здорово! — закричал я.

— Глупый, — сказала моя мама и начала собирать вещи.

А я бросился к отцу, прижался к его кожаному ремню с медной пряжкой, на которой была звезда.

Мой отец всегда был военным. И слово «портупея» мне было легко произносить, потому что я его слышал множество раз, — это такой тонкий ремешок, его надевают через плечо, чтобы можно было сбоку носить саблю. Я с детства привык к запаху ремней, начищенных сапог и к тому, что всегда в коридоре у нас висела шинель. Отец не носил никакой другой одежды, кроме военной.

И я знал, что такую одежду мой отец носит не зря. Он пойдет воевать, если начнется ВОЙНА. Мы, ребята, конечно, не понимали, что происходит в мире, но чувствовали: война надвигается, она уже близко…

Я выбежал на улицу. И небо мне показалось особенным: оно словно потемнело. По улице торопливо проходили люди. Взрослые. Они были очень серьезны. Из раскрытого окна в нашем дворе слышались суровые, строгие звуки маршей. Все было не таким, как в праздник. Потому что…

Потому что… началась ВОЙНА!

Теперь всякая одежда на взрослых мужчинах, которые торопливо проходили по нашей улице, казалась мне ВОЕННОЙ. И тогда мне вдруг захотелось стать взрослым. Я побежал домой. Когда мама открыла мне дверь, я увидел, что шинели нет в коридоре.

— Где папа, он уже ушел?

— Он скоро вернется.

— Я пойду за ним. Он не мог далеко уйти. Не мог!

И тут мама заметила, как я вырос за этот час. Она сказала:

— Сынок, ты уже большой. Ты все понимаешь. Не торопись… Вот что оставил тебе отец. — И она протянула мне ремень. Это был старый военный ремень отца. — Храни его, — прошептала мне мама и заплакала.

Я ухожу из дому

Мама увидела, как я вырос за один час, и попросила меня не торопиться. Но я-то как раз очень торопился. Я хотел догнать моего отца, потому что он мог уйти без меня на войну. Я уже знал, что фашисты напали на нашу страну. Рано утром их самолеты бомбили наши города, и наши стали отступать. Но я верил, что наши остановятся, они должны остановиться. И потом они помчатся вперед — «Ура! Ура-а-а!», — а впереди всех будет мой отец.

Отец так и ушел на войну, не взяв меня с собой. Хотя я уже вырос, хотя я уже стал большим…

Шли дни. Пришла холодная военная осень. А наши все еще не наступали.

И тогда я принял решение. Я об этом никому не рассказывал, даже маме.

Вечером мама пришла с работы, а я сказал, что очень устал и хочу спать.

— Ну ложись, — сказала мама. — Ложись скорее.

— А ты посидишь со мной?

— Ладно, — сказала мама. Она, конечно, не догадывалась, что это будет последний наш вечер во время войны.

Я быстро разделся и лег.

Над моей кроватью висели старинные часы с кукушкой. Из коричневого домика выглянула кукушка, закуковала тихонько: «Ку-ку! Ку-ку!» Мама погасила свет, села ко мне на кровать, протянула руку к моей голове и начала ее гладить, чтоб я быстрее заснул.

— Мамочка, — прошептал я, — ты видишь, я уже вырос, и мне пора к папе… на войну.

— Ах ты мой торопыга-торопушечка! — говорила мама. — Подожди еще немножко, спи пока. Засыпай скорее. Ты же хотел спать, не разговаривай.

Я не стал спорить, а притворился, что засыпаю. Мама тихонько встала, вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Я еще полежал. Прислушался: мама занялась уборкой. Тогда я быстро поднялся и, не зажигая света, начал одеваться. Я подпоясался старым ремнем, который подарил мне папа, и осторожно подобрался к книге с золотым переплетом. И чтобы лучше рассмотреть ее, отодвинул тяжелую, плотную занавеску, закрывавшую окно. Свет от прожекторов освещал ночное небо. Я прислушался: где-то далеко гудели самолеты. Все было спокойно пока. Мама за стеной гремела посудой.

Мне захотелось проститься со сказочным садом. Я склонился над книгой.

Приподнял переплет и увидел золотую дверь. Да, я опять увидел золотую дверь. Я дернул за ручку. Дверь скрипнула, пропуская меня…

Я вышел на узкую улицу. Фонари не горели, а свет луны придавал домам таинственный и страшный вид. В канаве вдоль каменных стен, прятавших сады, журчала вода.

Вдруг сзади послышался топот коней. Чтобы не быть раздавленным, я кинулся в канаву. И вовремя. Мимо промчался всадник в золотом развевающемся плаще. За ним ехали двое, но не так быстро. Они негромко переговаривались.

— Противник наступает, — сказал один из всадников.

— Да, бой тяжелый будет, — ответил другой.

Они проехали, так и не заметив меня. Я полез по канаве и все еще надеялся, что опять выйду в тот сказочный сад, но кругом были незнакомые дома, темные, без огней… А в голове стучало.

«Значит, и сюда война добралась». Я повернул назад.

Прощай, сказочный сад!

Прощай, волшебная книга!

Ночью, когда мама заснула, я ушел из дому.

Долго блуждал по темному городу, пока не выбрался на пустырь. Я решил, что там меня не найдут, лег на траву и незаметно для себя заснул.

Я спал, пока не рассвело. А когда я открыл глаза, то увидел, что тоненькие травинки держат огромное солнце. И я вспомнил, как сюда попал, раздвинул руками траву, но солнце не упало, а еще выше поднялось. «Может быть, я еще сплю?» — подумал я. Я закрыл и снова открыл глаза: трава и солнце не пропадали. И тогда я окончательно понял: я не сплю. Вот только найду ли я дорогу назад? Назад? Да я и не хочу ее искать. Я навсегда ушел из дому. НАВСЕГДА!..

Это я понял ясно. И все же думал: когда-нибудь я снова встречу маму и папу, и мы будем жить вместе, как раньше, и никакая война нам не помешает, и все будет хорошо…

Успокоенный, я поднялся и зашагал по тропинке. Тропинка повела меня, пробираясь среди огородов, через оврага, поросшие бурьяном. Я нырял вместе с нею в овраг и снова выбирался наверх, цепляясь за кусты.

Когда я услышал гудки паровоза, то очень обрадовался. Я понял, куда мне надо было бежать, и я побежал…

Потом я перелезал через какие-то рельсы, полз под вагонами, пока кто-то не схватил меня за плечо. Огромный человек в плаще склонился надо мной:

— Ты куда?! — услышал я грозный голос.

— Пустите!

Я вырвался и побежал. Вслед мне засвистели, загудели паровозы. Я добежал до запасного пути, нырнул под вагон, лег на шпалы, зажал уши руками, скрючился. Там я пролежал, как мне показалось, несколько часов. За мной никто не приходил, и я вылез из своего убежища.

Я увидел, что лежал под вагоном с тесом. И тут мне пришла в голову прекрасная мысль: там наверху можно сделать домик, а когда вагон тронется, то поедет и домик. И домик сам привезет меня на войну. Я вскарабкался наверх, держась за железные поручни, и там наверху увидел домик, вернее, нору среди досок. Из норы вылез мальчик и сказал:

— Уходи отсюда! Это мой дом.

Я заплакал.

— Эй, ты, не реви, — сказал мальчик. — Слышишь?

Я слышал и плакал, плакал и не мог остановиться.

— Ладно, полезай ко мне, — позвал мальчик.

Я полез к нему в домик, и слезы лились у меня по щекам. Я плакал и радовался, потому что был уже не один.

Я открываю моему товарищу заветную тайну

Я был не один в этом кофе — среди свистков, среди колес, — не один, нас стало двое. Мальчика звали Витей. Он дал мне кусок хлеба, ломоть черного хлеба, и половину соленого огурца.

— Ешь, — сказал он. — Не плачь. Чего ты? Я не прогоню тебя.

Я перестал плакать и стал есть. Мой новый товарищ был черноглаз и очень худ. Тонкие пальцы перепачканы смолой от досок. Он был постарше, чем я. И так же, как я, ушел из дому следом за отцом. А матери у Вити не было.

— Я отцов сын, — сказал он, — и к отцу пробираюсь.

— А как же ты найдешь?

— Найду.

Там, среди теса, мы сидели в домике. У нас были стены из теса, и крыша из теса, и если бы пошел дождь, то он не замочил бы нас.

Я съел хлеб и огурец и немножко согрелся. Мне захотелось рассказать Виге про свою волшебную кишу. Я сказал, что знаю одну тайну.

— Поклянись никому не рассказывать.

— Клянусь, — сказал Витя.

— Нет, не так. Скажи: клянусь небом и землею, солнцем и водою, всем, что светит, всем, что греет, всем, что ходит, и всем, что летает, — клянусь!

Витя повторил всю клятву, и я еще попросил его для верности три раза вдвинуть через левое плечо. И тогда я сказал торжественно:

— А теперь слушай. Давно-давно, может быть тысячу лет назад, а может, еще больше, один мальчик нашел на свалке старую железную лампу. Может быть, даже не на свалке, а где-нибудь на чердаке или в подвале, теперь трудно сказать, потому что это было очень давно. Сверху лампа была заржавлена, а внизу что-то было желтое, будто лампа светилась. Мальчик поднял лампу и тихонько потер ее рукавом… И сейчас же земля в подвале задрожала, и появился огромный джинн. Ноги у него были как столбы, а в его карманах свободно могли поместиться сто пятьдесят лошадей и даже больше, а голова его уходила в небо. И он сказал с неба глухим голосом: «Я твой раб, и ты можешь мне приказывать что захочешь, и я все сделаю».

Конечно, мальчик сначала очень испугался, а потом приказал построить дворец. И джинн сразу ему построил дворец. Мальчик стал жить в этом дворце, а потом, когда мальчик заснул, у него кто-то украл лампу. Мальчик все хотел найти ту железную лампу, но так и не нашел. И вот если бы…

Я посмотрел на Витю, потому что он был теперь моим товарищем, самым близким, дорогим товарищем, которому я открываю мою заветную тайну.

— Вот если бы нам найти ту лампу! Нужно чуточку потереть ее — и появится джинн. И мы скажем ему: «Не надо нам ни дворцов, ни золота, ни серебра, а лучше помоги разгромить фашистов». Он как выскочит из-под земли, да как начнет их швырять да крошить, они только будут пищать от страха. А джинн будет хватать их самолеты, их пушки и — трах, трах! — об землю. А потом о нас узнают все в мире. И все будут говорить: «Смотрите, вот эти два мальчика помогли победить врагов». И нас наградят орденами: тебе дадут орден и мне дадут орден.

Витя на это усмехнулся:

— А мне-то за что орден? Ведь это ты придумал.

— Ну и что ж? Мы с тобой теперь как братья, потому что ты поклялся. И пускай нам дадут все поровну. Согласен?

Витя почесал в затылке.

— Давай еще поклянемся быть навеки братьями, — предложил я.

— Ну, это можно.

И мы поклялись, что всегда, во веки веков, будем братьями.

Мы с Витей ищем ход в подземелье

Так мы стали с Витей во веки веков братьями. И начали жить вместе в домике среди теса на железнодорожном вагоне.

В тот вечер, когда я открыл Вите тайну и мы стали с ним братьями, в тот вечер, когда мы лежали на досках около своего домика, я показал на звезды:

— Видишь эту самую яркую звезду? — шепотом спросил я.

— Ну? — тихо отозвался Витя.

— А теперь, — сказал я, — сложи указательные пальцы крест-накрест. — И я показал, как это сделать. — Подними руки над головой и подведи под малиновую звезду, понятно? Теперь пальцы опусти вниз, и куда покажет правый палец, там и находится волшебная лампа.

Мы с Витей сделали кресты и увидели, что лампа находится совсем недалеко. Правда, Витя думал, что лампа находится в каменном складе, на стенке которого написано: «Не курить!», но я показал дальше, где торчали крыши двух домов и за ними сад. Витя снова посмотрел через крест на звезду, опустил крест вниз, и его правый палец тоже указал на крыши двух домов.

Утром следующего дня мы отправились на поиски лампы, а утро было дождливым, пасмурным. На глинистой дороге привокзальной улицы ноги наши разъезжались, ботинки мои промокли, и я замерз. Еще с ночи я не мог отогреться. Внутри у меня все дрожало.

Мы пробирались вдоль забора.

— Вот этот дом, — прошептал Витя.

И в эту же секунду мы услышали глухое злобное рычание. За забором загремела железная цепь, заскрипела проволока, и рычание перешло в глухой лай.

— В этом доме, — сказал я. — Видишь, где сарай.

— Ага, — проговорил Витя, стуча зубами от холода.

— Так оно и должно быть, — сказал я и, глядя на дрожащего Витьку, сам костенея от холода, объяснил: — Эта собака должна охранять вход в подземелье.

— Давай придем сюда завтра, — сказал Витя. — А сейчас пойдем на вокзал, погреемся.

— Пойдем, — согласился я.

В вокзал нас не хотели сначала пускать, но Витька сказал, что мы отстали от поезда, и дяденька нас пропустил. В зале ожидания было трудно пройти между скамейками, чемоданами и спящими людьми.

Витя вдруг поднял голову и тоненько запел:

— «Помню городок провинциа-а-альный…»

— Ты чего? — испугался я и дернул его за рукав. — Замолчи.

— Дурак, хлеба надо просить, — и опять запел: — «Тихий, захолустный и печа-альный…»

У Вити было очень худое лицо и жалобный голос, и сразу какая-то тетка, до глаз закутанная платком, поднялась с чемодана, пошарила в кармане широкого плаща, что-то там отломила и подала нам кусочек черного хлеба. И еще дали ломоть. И еще. А молоденький солдат протянул кусок сала. Витька пел, а я брал эти куски, собирал их и видел только руки, только руки дающие, а на лица не глядел. Мне было стыдно за себя, а еще больше за Витьку, за этот его тонкий голос. Потом я взглянул на него и тогда увидел его глаза. Его далекие и строгие глаза, когда он пел.

Вечером в домике из теса Витя сказал:

— Мне эту песню мать пела, когда я был маленький. А мотивов всяких — ух сколько у меня! Я по радио все запоминаю.

И он тихонько запел, подражая разным инструментам, а потом все они соединились и получился целый оркестр, и я не понял, как это у него вышло.

Теперь я, взрослый дяденька, часто слушаю то, что напевал мне в ту холодную осень мой замерзший, мой голодный друг Витя. Все это имеет прекрасные названия: адажио, соната, скерцо… И меня удивляет по сей день, как он мог так много помнить. И это так же, как тогда, примиряет меня с единственной песней, которую он пел ради хлеба и которой научил меня.

С той поры мы часто пели, собирая хлеб, хоть маленькие кусочки, хоть корочки, у людей, что сидели на чемоданах, на мешках, на сумках в общей толчее, среди гула тысяч голосов, у пассажиров, ожидающих поездов, а поезда не приходили, потому что шли военные составы… Иногда они останавливались. И военные щедро давали нам хлеба и даже колбасы. Я разучил «Городок»; и когда Витя запевал «Помню городок…», я изо всех сил старался громко кричать, чтоб было длиннее и жалостливее: «… провинци-аа-а-льный…»

Пробираться в сад за лампой утром или днем было опасно, и мы пришли туда вечером. Мы подкопали под забором руками и палками, но немного, потому что послышался злобный лай собаки. А в следующий вечер мы проделали большой лаз, кинули туда на всякий случай кусочек колбасы, и лай прекратился.

— Кто полезет первый? — спросил я.

— Чей верх, тот и первый.

Я кинул палку. Витя поймал, потом я обхватил ее радом, потом он поставил свой кулак рядом с моим, потом я поставил кулак, потом снова Вита. Я высвободил одну руку и накрыл палку ладонью: мне лезть.

— Дай-ка мне с собой колбасы, — попросил я.

Витя дал мне колбасы и хлеба, и я полез под забор. Раздалось рычание, и огромный лохматый пес кинулся на меня. Я вывалился обратно.

— Ну, чего? — спросил Витя.

— Овчарка, наверно, — сказал я, тяжело дыша. — Чуть не вцепилась в меня…

В этот вечер мы больше не рисковали, ушли к себе в свой домик на вагоне.

А в следующий вечер лил дождик, но мы все равно пошли к забору. Земля намокла, ноги расползались на глинистой дороге, и я рад был, что не мне лезть.

— Может, сперва приручим собаку получше? — сказал я.

— Нет, — вздохнул Витя. — Тут один солдат так говорил: «Плюнул на руки, не хватайся за ухи». Давай хлеб.

Прежде чем стать на коленки перед лазом, он долго уговаривал собаку, которая рычала за забором.

— Песик, хороший… не трогай нас. Мы тебе ничего плохого не сделаем. Бери хлеб, а колбасы принесем в другой раз…

Собака рычала. Когда она стала рычать не так грозно, он полез в дыру, держа перед собой хлеб.

И вдруг я услышал:

— Давай сюда не бойся!

Я полез в дыру. И с удивлением увидел, что Витя спокойно гладит морду и шею небольшой собаки, привязанной нацель.

— А это, наверно, другая, — сказал я. — Та была лохматая, прямо чудовище, честное слово!

Витя засмеялся.

— Нет, правда, — обиделся я. — Так бывает в заколдованных местах…

Я дал собаке еще хлеба, и мы пошли искать вход в подземелье.

Идти нам было недалеко. Рядом с домом мы увидели дверь погреба, и я понял, что это и есть вход в подземелье.

Три каменных ступеньки. Мы осторожно спустились… Я толкнул дверь.

Она скрипнула, подалась… и вдруг раздался страшный грохот. Витя закричал и бросился назад, я — за ним. Завыла собака, заскулила, земля дрожала под нашими ногами. И пока мы выбирались на улицу, еще слышались взрывы, небо светилось. Мы бежали, оглушенные, испуганные, к своему вагону. А когда прибежали, то увидели, что на путях стоит военный состав, а нашего вагона нет. Мы побежали к вокзалу. Рядом с вокзалом горел дом. Ночь над ним то раскалялась докрасна, то тускнела, и видны были на красном черные подвижные фигурки людей… и вдруг — белые халаты санитаров с носилками. И еще носилки, и на них кто-то лежал… Я отвернулся.

— Гады… — сказал Витька каким-то другим, взрослым голосом. — Гады фашистские!

Мы не решались подойти ближе. Но теперь, когда глаза наши привыкли к темноте и свету, мы увидели, что и часть вокзального здания рухнула и что возле развалин тоже много красноармейцев и… и опять санитары с носилками.

Витька схватил меня за руку.

— Я больше не буду искать лампу. Может, и лампы никакой нет. А фашисты есть. Я поеду на фронт. Ты как?

— И я!

Мы побежали к военному поезду. Кто-то крикнул, что в конце состава сажают призывников и гражданских. И мы со всеми побежали к концу состава. Там уже была такая страшная толкучка, что трудно было понять, кто все-таки садится в вагон. Витька закричал, что у него отец там, и ринулся вперед, я за ним. Какой-то военный стоял на площадке, расставив руки, и кричал, что никого больше сажать не будет. Но нас с Витей пропустил. Поезд тронулся. Мы думали, что едем на фронт. Хоть не нашли лампу, зато едем на фронт. Но на первой же станции нас с Витей высадили и отправили в детскую колонию. Так мы оказались в маленьком городке Ташино…

Мы собираем звезды

Детская колония… Динь-бом! — звонила церковь в маленьком городке Ташино. Да. С маленькой колокольней. Детская колония — снега, сугробы. Конечно, была и осень. И черная дорога через лес. Но я почему-то помню зиму. Первую военную зиму. В нашем городке Ташино все было как в песне. В той песне, что мы с Витей пели на вокзале:

Помню городок провинциальный,
Тихий, захолустный и печальный,
Церковь и базар,
Городской бульвар…

Да, помню этот базар по воскресеньям. И городской бульвар — маленький такой, снегом засыпанный. Лежал всюду снег, снег. Суровая тогда была зима. Моя мама вскоре, как я убежал, ушла на фронт. И от нее не было вестей.

Мы жили не в самом городке, а рядом — может, километра полтора или два — в лесу. Среди леса стояли бревенчатые дома леспромхоза. Там и разместилась наша детская колония. Это были два дома. В одном доме жили мальчики, в другом — девочки. На крышах домов снег, под окнами сугробы, и лес у самых стен, и тропинка. Ночью ее засыпает снегом, а утром мы ее протаптываем. Идем в городок наш — Ташино. Там у нас столовая и школа. Утром еще темно. А возвращаемся вечером — опять темно. Звезды светят. И в первые зимние дни я боялся: пойдем назад из Ташина, а тропинку потеряем, заблудимся в лесу, не вернемся домой.

Отцы наши, а у кого и матери были далеко: в армии, на фронте. А мы шагали по лесу один за другим, один за другим. И уж не помню, кто это придумал. Кто-то придумал. Наверно, тот, кто больше всех смотрел на небо и видел, как падают звезды. Когда мы возвращались из Ташина, шли по лесу, у нас была такая игра — собирать звезды. Идем, идем, вдруг кто-нибудь крикнет «Чур, моя звезда!», и мы все смотрели на небо, кричали: «Чур, моя! Чур, моя!»

Мы собирали звезды в большую корзину. Они обжигали нам пальцы. Мы дули на руки, говорили: «Какие горячие! Фу! Фу!»

Звезды шевелились, потому что были еще живые. Дома мы наклеивали их на бумагу. Красили их в красный цвет, чтоб они были еще ярче. Ярче звезд на небе. И писали на бумаге слова: «Дорогой папочка! Мы живем хорошо!..» Это были наши письма на фронт. В начале письма — красная звездочка. А еще мы писали, как живем, что на обед нам дали кашу. И каши очень много, целую тарелку. А еще мы рисовали картинки. Чаще всего танки, самолеты. А однажды я нарисовал белочку. Она сидела на ветке. Мы ее, правда, увидели еще утром, когда шли в Ташино, только я ее нарисовал красным карандашом и ветку тоже красным. Хотя та белка, которую мы видели, была уже по-зимнему серой.

Зимними вечерами мы любили сидеть у печки.

Возле печки

В печке горел огонь. Дверца у печки открыта, в комнате от этого все освещено: и ребята, что сидели прямо на полу, и часть стенки, и кровати. Дрова у нас были хорошие, березовые — дружно горели. Кора на поленьях скручивалась от жара. А мы, бывало, сидим и смотрим, и теплое дыхание печки шевелит наши волосы. Но самое удивительное наступает, когда прогорят дрова и остаются угли. Тогда надо немножко дунуть в печку — и родится голубенький человечек. Он сначала очень смешной, беспомощный. Он машет голубенькими ручками, прыгает с уголька на уголек. И он греет ручки об угольки, а потом убегает в темный, темный лес. Да, там далеко есть и лес. И в нем живут голубенькие человечки.

Однажды кто-то из ребят принес патроны и бросил в печку. Набрал их, наверно, на полигоне, недалеко от Ташина. Сначала ничего, но потом патроны стали взрываться, и стало страшно, как будто к нам приблизилась война.

А вообще про войну мы, ребята, говорили редко. Вот раньше, давно, еще до войны, тогда часто говорили. А сейчас нет. Мы, конечно, читали письма с фронта, показывали их друг другу, но все же о войне старались не говорить.

Первый из нас получил письмо о гибели отца Валя Шевчук.

Валя был молчаливый белоголовый паренек. Он все время читал или рисовал. А когда поднимал глаза, всех удивляло, какие они круглые и синие.

Раньше, когда Валя только что приехал в колонию, наши ташинские задиры дразнили его. «Девочка Валя!», «Валя-Валентина!»

Но он оказался парнем настоящим: никогда и ни на что не жаловался; по своей охоте ходил пилить бревна для печки; когда погас свет, починил проводку.

Однажды Валя Шевчук показал нам свой альбом. Вернее, не весь альбом, а те листочки, где были нарисованы ташинцы. Ох и здорово получилось у него! Особенно Витька — ну прямо как живой! Только я, по-моему, не очень похоже вышел: нос коротенький, волосы взъерошенные, валенки драные. Нет, я все же не такой. Но я не обиделся на Валю. Ничуточки!

А как он пел! Они с Витей всегда запевали в два голоса, а уж потом остальные подхватывали. Я хорошо помню одну их песню:

На опушке леса
Старый дуб стоит… —

начинал Валя тихо-тихо, как будто рассказывал.

Мы все замирали… И тут вступал Витя — голосом ровным, похожим на звук скрипки или еще на крик лесной птицы, пролетающей мимо:

А под этим дубом
Партизан лежит.

И мы видели, мы ясно видели, что произошло там, за лесом, и еще за полями..

— «…Партизан лежит», — тихо вторил Валя.

А Витька уже дальше, дальше вел нас вглубь горестных и непоправимых событий:

Он лежит не дышит,
И как будто спит,
Кудри золотые
Ветром шевелит.

Валя тихонько вторил:

— «Ветром шевелит».

И точно на нас дул этот ветер, что проносится над полями, где сражаются наши отцы. Так мы чувствовали, так понимали эту песню. А еще я гордился моим другом Витей.

С Витей мы были неразлучные друзья. И койки наши стояли рядом. Витя давно не получал никаких писем и ничего не знал об отце. Он вырос и еще больше похудел. Он редко смеялся и разговаривал негромко. Но ребята его слушались. И не только потому, что он был сильнее многих. У него характер был твердый, я так думаю. И потом, все любили, как он поет и как изображает оркестр.

Но Витька любил и почудить. Помню, отрывал у своего пальто пуговицы и бросал их в печку — посмотреть, загорятся ли. Многое из той жизни в Ташине забылось, а вот как Витька бросал пуговицы в огонь, хорошо помню.

Когда мы приходили с улицы, то снимали валенки и ставили рядом с печкой. Сушили. Но не очень близко, чтоб не попал уголек. И однажды, когда дрова уж прогорели, я показал Вите:

— Смотри! Вон там, видишь, черное болото. А на краю болота стоит маленький домик. В домике светится зеленый огонек. В домике все зеленое: зеленый стол, зеленая кровать, зеленая лампа…

— Как до войны, — вздохнул Витя.

— А знаешь, кто там живет? — шепотом спросил я.

— Нет, — тоже шепотом ответил Витя.

— Там живет Зеленый Кузнечик. И он пока спит.

— А что он будет делать, когда проснется? — спросил Витя.

Письма

Витя спросил: «А что будет, когда проснется Зеленый Кузнечик?»

Но тут кто-то из ребят закричал, уж не помню кто:

— Витька, тебе письмо!

Витя вскочил с полена — он сидел около печки на полене, — и мы тоже все повскакали, закружились вокруг Вити:

— Смотри, «Полевая почта».

— От отца! От отца! — закричали с разных сторон.

И уж не помню, Витя ли читал или кто другой, только письмо это помню хорошо.

«Дорогой Витя! Я воюю очень далеко, там, где всегда холодно, где на горах лежит снег. Я воюю на море. Море это очень холодное. Я воюю на подводной лодке. Мы топим корабли фашистов.

Утром, когда мы возвращаемся к себе на базу, домой, мы стреляем в воздух. Один залп — это один потопленный транспорт. Два — это два потопленных транспорта. С нами вместе воюет мальчик, его зовут Шурик. Он еще не матрос, а юнга — сын флота. Мы его все очень любим. Все наши подводники шлют тебе привет. И просят, чтобы ты уповал на победу. Тебе шлет привет юнга Шурик».

Витя наклеил красную звезду на бумагу. И мы все вместе написали Витиному папе ответ:

«Дорогой папа и юнга Шурик! Мы живем хорошо. И мы уповаем, раз вы нам велели, хотя мы не знаем, что это значит. Мы все шлем привет юнге Шурику, отважному моряку и сыну флота. Пусть он нам пришлет фотографию.

Твой навеки сын Витя. И его товарищи».

Письма… Письма… Я помню эти письма-треугольники с адресами «Полевая почта», они, как птицы с обожженными войной крыльями, летели к нам, ребятам, у которых не было радом отцов и матерей.

А мы в Ташине, в детской колонии, не забывали, что идет война, ни на минуту не забывали. И когда разговаривали, и когда смеялись, и когда рассказывали сказки (мы тогда много рассказывали сказок. Сядем около печки, рассказываем).

Теперь я знаю, что значит слово «уповать», это слово очень старое, можно сказать старинное, и значит оно — надеяться, не терять надежду.

«Уповать на победу» — верить в победу. Ах, как нам хотелось скорее увидеть эту победу, чтоб скорее вернулись наши матери и отцы, чтоб не погибли они…

…Была поздняя ночь, а мы с Витей не могли заснуть. На койке у окна плакал Валя Шевчук. Он закрывал голову подушкой, но все равно мы слышали, как он плакал. И не спали. И не решались подойти к нему. Я сказал Вите:

— Давай подбросим в печку полешек.

Огонь разгорелся снова.

Желто-красное пламя. Пламя! Где-то там, за лесом, и еще за лесом, и за речкой, за палями, оно было страшное, оно было — война. Охваченные пламенем, кружились деревья, тянулись ветками к небу. А с неба падали черные бомбы, и дрожала земля, горела земля.

— Вроде заснул… — кивнул Витя на Валину кровать. И вдруг зашептал:

— Проклятые фашисты! Проклятые фашисты!..

— Эх, пацанам трудно на фронт попасть!

И вот тогда, в тот поздний вечер, мы размечтались с Витей об удивительном человеке:

— …Он захочет и станет большой-большой — до неба…

— А захочет — станет маленький, меньше муравья, хоть куда пролезет!

Малюсенький такой — не углядишь.

— И чтоб смелый, никого не боялся…

— Ну, это ясно!

— И сильный, как…

— Ага… как схватит рукой дом — поднимет, как дунет — все враги разлетятся. А смеяться начнет, так земля задрожит. Он смеяться любит…

— И чтоб добрый был…

— И чтоб белочек любил и этих… кошек или там… жуков малюсеньких.

— И чтоб никогда не умирал…

— Да. Никогда не умирал.

Мы этого очень хотели с Витей, и я спросил:

— А как ты, Витьк, думаешь: будут такие люди, а?

— Будут, конечно, только не скоро — лет через сто, а может, через тысячу…

— А вдруг мы его встретим пораньше, а?

Мы засмеялись, и Витя сказал:

— Ладно, закрывай печку, пошли спать.

Часть вторая

Капитан ведет корабль

Вторая Перезвонная

Вига сказал, что не скоро — через сто, а может быть, через тысячу лет… Так он сказал тогда — я помню. Теперь прошло много лет. Я теперь вырос, стал взрослым дяденькой. И живу не в маленьком городке Ташино, а в большом городе, на улице Большая Почтовая.

У меня — вот смешно! — выросли борода и усы. Конечно, удивительно, после того как я был совсем-совсем маленьким.

Теперь я как-то уже привык, что стал дяденькой. И все кругом привыкли, так что, наверное, удивились бы, если бы я вдруг опять стал мальчиком.

Нет, я об этом и не думаю, — дяденька и дяденька, очень даже хорошо.

Только вот одно неудобство — борода чешется. Ничего тут страшного нет, можно почесать бороду; да она у меня небольшая: так, не борода, а бородка. Я ее гребешком расчесываю — у меня такой маленький гребешочек есть. Расчешу бородку и — фу! фу! — продую его и положу к себе в боковой карман костюма. У меня, конечно, есть и костюм, и галстук, и даже голубая фетровая шляпа. Когда здороваюсь, я теперь снимаю голубую фетровую шляпу и говорю: «Здравствуйте!» И никто, решительно никто, не удивляется, что я такой взрослый и вежливый.

Да, но не об этом речь. А приближается то, к чему я вел рассказ.

У меня на столе зазвонил телефон (он зеленый и всегда стоит на столе). Я снял трубку:

— Алло! Я слушаю.

Взрослый голос проговорил в трубку:

— Здравствуйте! Не хотите ли поехать сегодня за город?

Это звонил мой знакомый, абсолютно взрослый человек, приглашал к себе в гости. А у меня в городе была уйма дел, и я стал отказываться. Но чтоб не огорчать знакомого, я сказал, что вряд ли вырвусь, но постараюсь.

Заметили, какие у меня появились слова? «Вряд ли», «постараюсь». Так говорят взрослые. И я так тоже говорю, потому что я дяденька, дяденька с усами и бородкой).

Целый день я не думал о приглашении. А к вечеру странное, удивительное чувство (взрослые слова!) охватило меня: мне показалось, в этот вечер что-то должно случиться. Вечером я сел в электричку и поехал за город. Сумерки еще не сгустились. Но когда поезд тронулся вдоль перрона, зажглись огни. Сырой воздух пожелтел. Да, я забыл сказать, что была весна.

Электричка набирала скорость. Я сидел около окна. Смотрел. Там, за окном, отступали дома, многоэтажно-каменные дома. Они не могли успеть за поездом, они отставали, они оставались вместе с улицами, людьми, машинами. А поезд мчался дальше. Я глядел на остающийся город. В тот вечер — да, честно скажу — я ждал удивительной встречи, что-то должно было случиться. И я прижался лицом к стеклу, потому что быстро стало темнеть.

Электричка вырвалась из города, и там, за окном, открылись поля, подступил черный лес. Я уже плохо все различал, стало совсем темно. А я все прижимался лицом к окну, уже не надеясь увидеть, а может быть, только услышать, что мне шепчут поле и лес. Темнота стукалась в стекла вагона, оставляя блестящие капли на стекле. Дождь. Пошел дождь…

Вдруг я различил — дождь зашептал: «Жди… жди…» Колеса вагонов застучали: «Жди… жди…» И было так приятно, что они говорят со мной очень просто, как с маленьким: «Жди… жди…»

На одной из платформ я сошел, а электричка поехала дальше. Тускло светили фонари. Я шел по размокшей дороге вдоль деревянных заборов. Тени деревьев пересекли мне дорогу. Справа от дороги стояли березы. Я искал улицу с удивительным названием «Вторая Перезвонная». Рядом с длинными тенями деревьев я заметил коротенькую тень. Посмотрел направо и увидел девочку.

— Ты здешняя? — спросил я.

Она засмеялась.

— Где ты живешь, девочка?

Она показала на березу.

— Ты спустилась с дерева, да? Но ты же не зверек.

— Нет, я зверек. Я зверек и девочка. Разве вы не видите?

Я внимательно пригляделся. При тусклом желтом свете фонаря стояла девочка в красном пальтишке, без шапочки. Рыжие волосы ее блестели, на них лежали капельки дождя.

— Очень неуютно тебе жить на дереве? — спросил я.

— Да. Был дождь.

— А не скучно? Что ты там делаешь, на дереве?

— Слушаю, как растут листья. Играю.

— А-а-а! Ты думаешь меня удивить. Нет. Когда-то, когда я был маленьким, я уже знал девочку, которая живет на дереве.

— А вы давно были маленьким?

— Тысячу лет назад.

— Тысячу лет? Как давно.

— Скажи, девочка-зверек, ты не знаешь, где здесь улица Вторая Перезвонная?

— Знаю. Я вам покажу. Закройте глаза.

— Ты смеешься! Как же я увижу, если закрою глаза?

— Так ненадолго. А сначала наступите на камень. Вон у вас под ногами камень.

Я наступил на камень, закрыл глаза.

— Повернитесь, — услышал я голос девочки. — Поднимите голову. Открывайте глаза.

Я открыл глаза. На зеленом заборе, прямо передо мной, висела табличка: «Вторая Перезвонная»..

Сзади я услышал смех. Быстро обернулся. Никого не было. В желтом свете фонаря стояли березы, темные их тени пересекали мне дорогу.

Здравствуй, печка!

Тени берез пересекали мне дорогу. Нужный мне дом был радом. Во мне еще звучал голос девочки-зверька и этот смех, будто он был уже мне знаком. «Куда она исчезла? И неужели правда, что она и девочка и зверек и так быстро прыгнула на дерево и спряталась там в листьях? Нет, это шутка или сказка». Так я успел подумать, когда дверь дома открылась.

— Здравствуйте, я вас давно жду.

Передо мной стоял мальчик.

— А где твои родители?

— Папа и мама скоро придут. Они раньше вас ждали. А мне сказали, если вы приедете, чтоб я вас занимал.

— Ну что ж, — сказал я чуть насмешливо улыбаясь, — занимай меня. — Я снял свою голубую шляпу, пальто и вошел в комнату.

— Если хотите, можете включить телевизор или посмотреть журналы — они на столе.

— Спасибо.

«Очень любезный мальчик, хороший, воспитанный», — подумал я.

Мне хотелось согреться, я озяб в дороге, и, словно догадавшись, мальчик сказал:

— Садитесь к печке, погрейтесь.

Я огляделся и увидел печь. Что-то знакомое, родное было в этой беленой стене. «Печка» — какое тихое, теплое слово.

— Здравствуй, печка! — шепотом сказал я. — Когда-то очень давно, может быть тысячу лет назад, я с тобой встречался. Помнишь, печка?

— Что вы сказали? — спросил мальчик.

— Так… ничего… А дровами какими топите? Березовыми?

— Березовыми, — ответил мальчик. — Я могу принести два палена. И мы можем посидеть на них около печки. Или вы хотите на стуле?

— Нет, нет. Я на полене. А ты любишь сидеть около печки?

— Ага.

— Раньше я тоже любил, а теперь я живу в большом доме.

— Ну, я пойду принесу. У нас дрова в сарае, во дворе.

— Тебе не помочь?

— Что вы, я привык.

Мальчик ушел. А я наклонился, чтоб открыть дверцу печки, и тут услышал: «Ку-ку! Ку-ку!..»

Я оглянулся. Над диваном висели часы с кукушкой. Радом с коричневым домиком на желтой перекладине сидела пестрая птичка.

Я подошел к дивану.

— Эй, кукушка! Прошло тысячу лет. Разве ты не устала? Пора тебе отдохнуть, дружок.

«Ку-ку! Ку-ку!»

— Ты уж совсем-совсем старенькая, а кукуешь еще весело.

«Ку-ку! Ку-ку!»

— Вам нравится? — Это спрашивал мальчик. Он стоял с поленьями в руках.

— Да. Нравится. Раньше у меня тоже были такие часы.

— А где они сейчас?

— Погибли. В дом попала бомба.

— Во время войны?

— Да, тогда еще.

Мальчик бросил поленья. Мы сели радом с печкой. Я открыл дверцу. Как только дверца распахнулась, там вспыхнули голубые огоньки.

— Похожи на цветы, правда? — спросил мальчик.

— И на голубеньких человечков. Они прыгают с уголька на уголек. Видишь, машут голубенькими ручками. Горячо им. Ну-ка, подуй!

— Фу-фу-фу-у-у! Бегите, человечки! — крикнул мальчик.

— О-о! Горячо. Убежали. А один упал, спрятался за уголек.

— Ага!

— Остальных не догонишь. Они убежали далеко-далеко в темный лес. Ты знаешь, что там есть и лес, и болото?

— Черное болото.

— Да. Непроходимое. А за болотом стоит домик.

— Маленький домик.

— Зеленый. Это домик Кузнечика.

— Да. И Кузнечик, когда просыпается, зажигает огонек.

— Ты знаешь домик Зеленого Кузнечика?

— Конечно, знаю.

— Послушай, как-то глупо получилось, но я до сих пор не спросил, как тебя зовут.

— Меня зовут Торопун-Карапун.

— Как? Как ты сказал?

— Торопун-Карапун. Так называет меня мама. И так все меня зовут… Смотрите, смотрите, в домике на болоте загорелся огонек!

Странно: ведь меня в детстве мама тоже так называла. Очень странно!

— Ой, ну смотрите же, какой красивый огонек!

— Да, да, — очнулся я от воспоминаний. — Это в домике Зеленого Кузнечика. Он уже проснулся. Слушай, Торопун-Карапун, давай погасим свет. И посидим около печки в темноте.

До встречи, капитан!

Мы погасили свет и пододвинули поленья ближе к печке.

— Давай бросим туда немножко бересты, — прошептал я.

— Ага, давайте.

Не знаю почему, но мы стали разговаривать шепотом. Торопун-Карапун бросил в печку несколько кусков коры. Кора почернела на углях, потом сразу вспыхнула. Красные отсветы пламени заиграли на лице Торопуна-Карапуна. И вдруг, сам не знаю отчего, я тихо запел:

Помню городок провинциальный,
Тихий, захолустный и печальный.
Церковь и базар,
Городской бульвар…

— Это что, очень старая песня? — шепотом спросил Торопун-Карапун.

— Да, очень.

И я рассказал Торопуну-Карапуну о своем друге Вите, о детской колонии, о маленьком городке Ташино.

— Ну-ка, брось еще береста.

И когда береста вспыхнула, я сказал:

— Я хочу вернуться…

— Куда? — тихо спросил Торопун-Карапун.

— Туда. — Я махнул рукой через плечо. — Там осталась тайна.

— Тайна? Ой, говорите же!

— Что говорить? Это осталось там, в моем детстве. Понимаешь? У меня в детстве было много тайн, но как теперь к ним доберешься? Они остались там, в моем детстве. Прошло много, очень много лет. Видишь, я стал дяденькой. У меня усы и бородка.

— Ну и что? Подумаешь, усы и бородка. Если хотите, я вам помогу.

— Ты мне поможешь попасть в мое детство?.. Послушай, Торопун-Карапун! Еще ни одному человеку в мире никогда, ни при каких обстоятельствах не удалось снова вернуться в детство. Часы не ходят назад. Нет, это невозможно.

— А я могу!

— Что ты можешь? Ты же мальчик.

— Ну и что! Я могу сразу быть большим и маленьким. Захочу — сразу вырасту до неба, а захочу — буду меньше муравья.

— Стой, Торопун-Карапун! Молчи. Я вспомнил! С моим другом Витей, там, в Ташине, мы когда-то хотели встретить такого человека. Он и большой и маленький. И сильный. И добрый. И чтоб никогда не умирал. Мы сами хотели быть такими же…

И я вспомнил, как мы сидели возле печки, там, в детской колонии, и мечтали, и был жар от печки, и горячо нам было от слов; они, как тучи, носились тогда над нашими головами, над нашими пылающими лицами…

— Чтоб он был большой и маленький, — повторил я.

— Ну конечно, — сказал Торопун-Карапун. — Я буду капитаном. И поведу туда корабль.

— А туда плывут на корабле?

— Никогда раньше об этом не думал. А что если попробовать? А? Рискнуть, а? Знаешь, Торопун-Карапун, я, пожалуй, уж не дождусь твоих родителей. Я, пожалуй, пойду. И давай встретимся с тобой. Ну, через неделю, ладно? Я приеду к тебе, ТОЛЬКО К ТЕБЕ, ТОРОПУН-КАРАПУН. Вот это будет здорово — отправиться в путешествие!

— Не забудьте захватить карту.

— Какую еще карту?

— Как же я поведу корабль без карты? Вы должны поместить на карте все ваше детство, все тайны должны отметить.

— Ладно. Я попробую. Послушай, Торопун-Карапун, не забудь закрыть трубу в печке, а то мы с тобой весь жар упустим.

— С вами, наверно, будет очень трудно, — вздохнул Торопун-Карапун.

— Что трудно?

— Отправиться в путешествие, вот что.

— Нет уж, теперь не отступай. А мне все равно, кем плыть — хоть боцманом, хоть поваром.

— Ну ладно, приходите через неделю, тогда и решим.

— Значит, до встречи, капитан!

— До встречи!

Мы пожали друг другу руки. Рука капитана была твердой. И у меня, как свет в окне, мелькнула надежда.

Карта

У меня мелькнула надежда. И постепенно, пока дни сменяли друг друга, как часовые на посту, я стал готовиться к путешествию в детство. Но как туда найти дорогу? И что взять с собою? Я ничего не знал. Никто еще не плавал в свое детство.

Я смотрел в окно. Из нашего окна виден огромный тополь. Скоро по нашей улице Большой Почтовой ветер понесет белый тополиный пух. И улица станет белой. А когда пушинки попадают в лужи, они сразу превращаются в белые кораблики. Да, я теперь ясно представлял эти белые кораблики с белыми парусами! На любом из них Торопун-Карапун и я могли бы отправиться в далекое путешествие. Но у нас не было карты. А ведь я обещал Торопуну-Карапуну принести ее.

Оставались всего один день и одна ночь до нашей встречи. А карты не было.

Карта… Какая ты? Где тебя найти, карта? Ты ведь не просто карта моего детства, а карта ТАЙН моего детства.

Я ходил по комнате, садился в черное кожаное кресло, дергал бородку, снова вставал. Подходил к окну. Смотрел на тополь. Огромные его ветки тянулись к моему окну.

— Ну что, старина, — шептал я тополю, — где мне найти карту? Ничего не могу придумать. Ничего.

Я сел за письменный стол. У меня большой письменный стол, очень старый, одна ножка у него слабо держится. Я ее пробовал столярным клеем закрепить и прибивал гвоздями. Но гвозди гнулись, — очень прочное, сухое, старое дерево. Ничего не получалось. Я придвинул стол к самому окну, и краем крышки он теперь упирается в подоконник и не качается.

Сверху вся середина стола покрыта зеленым сукном. Я люблю теплоту этого сукна. И вот я положил большой лист бумаги на сукно. Взял синий карандаш и красивым почерком (мне нравится писать буквы красиво, чтоб буковка к буковке) старательно написал в верхней части листа:

Карта тайн моего детства.

Написал. И задумался…

Я сидел в кожаном кресле. У меня прекрасное кожаное кресло. Старое, уже потершееся. На подлокотниках медные головы львов с раскрытыми пастями. Я люблю гладить ладонями львов, тереть их медные гривы.

— Ну что, братишки? — шептал я. Потому что львы мне были как братья.

Я давно к ним привык. И гладил их, ласкал ладонями. — Подскажите, какой должна быть эта карта. Подскажите, братики!..

А львы с раскрытыми пастями молчали. Молчал тополь. Молчали львы. Я был один. Совсем один. И некому было мне помочь.

Наступил вечер. А я еще ничего не сделал. Какой же должна быть эта карта? Какой?

Я лег спать. И почему-то у меня далеким, далеким заревом еще светилась надежда. Не знаю, не гасла надежда — и все.

Ночью мне приснился Зеленый Кузнечик. Он появился на зеленом сукне стола. Мне показалось, что он вышел из-за розовой раковины. Эта океанская раковина была привезена моим отцом, когда он в юности матросом плавал на корабле «Федон».

Розовая раковина влита в маленький постамент из темной лавы. Посреди раковины поднимается медный штырь. Я не знаю, зачем торчит этот штырь, но я очень привык к розовой раковине, и она всегда стоит у меня на столе.

И вот в ту, последнюю перед встречей с Торопуном-Карапуном ночь, оттуда, из-за розовой раковины, вышел Зеленый Кузнечик. Я не удивился.

— Здравствуй, Зеленый Кузнечик!

— Здравствуй! — ответил он. Зеленый Кузнечик со мной разговаривал на «ты», просто, как в детстве.

— Ты знаешь, Зеленый Кузнечик, я никак не могу составить карту тайн моего детства.

— А ты не торопись. Время еще есть. И постарайся вспомнить… ну… твое детство. Закрой глаза, помолчи и…

Я закрыл глаза — и вдруг вспомнил… Да, да, вспомнил!

Я тогда болел. У меня была свинка. Это такая болезнь, так называется. Я лежал