/ Language: Русский / Genre:love_sf / Series: Привет. Я - вампир

Привет. Я - вампир

Евгения Савицкая

Что делать, если однажды к вам в аську постучится неизвестный. Незнакомец утверждает, что он самый настоящий вампир. Как вы поступите — удалите контакт, отправите в игнор или попытаетесь узнать, кто на самом деле скрывается под странным ником?

Евгения Савицкая

Привет. Я — вампир

I

— Привет. Я — вампир.

Узрев подобное сообщение от неизвестного контакта, постучавшегося в мою аську, я поперхнулась, закашлялась, утирая слезы, и протерла глаза, удивляясь оригинальности неизвестного мне спамера. Сначала рука потянулась к мышке, чтобы удалить неизвестного, но внезапное любопытство пересилило раздражение. Не каждый день к тебе приходят подобные сообщения. Не ответить на подобное заявление было не возможно.

— Привет! А я — добрая фея! — я со злостью настрочила ответ и нажала кнопку отправить.

Если этот умник решил оригинальным образом подшутить надо мной, то он выбрал неудачное время суток — два часа ночи. Я широко зевнула, отставила кофе подальше от клавиатуры и приготовилась ждать ответа.

— Я серьезно, а ты издеваешься, — появилась фраза в окошке аськи, от которой веяло печалью с легким налетом горечи и обиды.

Я поморщилась и откинулась на спинку стула, потирая усталые глаза — работать до глубокой ночи — это вам не шутки. Еще раздражал неизвестный, который к слову запросил авторизацию. Даже ник соответствовал его странному первому сообщению заявлению — Носферату.

— Я тоже серьезно! — уже теперь я психанула не на шутку.

Боже, это надо быть совсем идиоткой, чтобы отвечать на подобные сообщения. За этим грозным ником скорее всего скрывается прыщавый подросток, вздумавший клеить девчонок на романтический образ вампира.

— Фей не бывает. В этом я уверен, — отписался загадочный собеседник.

Ну, точно подросток!

— Ага, вампиров тоже! — последовал мой въедливый ответ.

— Уверенна?

— Конечно!

— Вот так всегда, когда говоришь правду, тебе не верят, — я даже услышала грустный вздох и не вольно поежилась.

— Знаю-знаю, а когда врешь — верят. Наверное, слишком часто врешь! — нравоучительно изрекла я.

Почувствовав некоторое превосходство над собеседником, я успокоилась и приготовилась к интересной беседе.

— Моя жизнь среди людей — сплошная ложь. Вот… в кои веки сказал правду, — появилась фраза от Носферату.

Этот ответ мне не понравился, но я уже окончательно решила проучить скучающего подростка, вздумавшего шутить надо мной. Я, скрипнув зубами, придушила вздымающуюся в душе досаду, и яростно застучала по клавишам:

— Угу, конечно! Мой тебе совет — поменьше читай Майер!

— Я вообще книги о вампирах не читаю, — моментально ответил Носферату.

— Странно, в твоем возрасте читать подобные книги — самое оно, — я напечатала ответ и решительно нажала кнопку «отправить».

Сообщение ушло, а я продолжала ухмыляться во весь рот — все, клиника, пора завязывать с ночной работой. Теперь весь этот странный разговор не воспринимался всерьез. Работа отошла на второй план. Устало помассировав указательными пальцами виски, я широко зевнула и уставилась на список моих контактов, в котором Носферату висел серенькой ромашкой в самом конце списка. Авторизировать новоиспеченного знакомого я пока что не собиралась, а в душе зарождался знакомый азарт.

— Что тебе известно о моем возрасте? — в окошке появился ответ от Носферату.

Я быстренько зашла в меню аськи, вызвала список меню и окошко информации о контакте. Инфы о контакте не было вовсе, и заполнена графа ник — Носферату. Заинтригованная, я покусала нижнюю губу и чуть помедлила с ответом.

— Пытаешься нагнать туман загадочности? — наконец-то выдала я.

Подобной фразой я особенно гордилась — завернуть подобную руладу в два часа ночи для меня было особым подвигом.

— Нет, просто интересуюсь, — последовал сдержанный ответ Носферату.

— Ты — подросток, возможно, гот, который косит под вампира. Таким образом, клеишь девчонок!? — мое терпение лопнуло.

Теперь хотелось послать неизвестного собеседника и с чувством выполненного долга лечь спать.

— Ты такая проницательная. Я восхищен? — ответ Носферату взбесил меня.

— Послушай, что тебе от меня нужно? — застучала я по клавишам, закипая от гнева.

В этот миг мне представился образ озабоченного подростка, который забавляясь, переписывается со мной. Скрипнув зубами, я долго ждала ответ.

Наконец-то он пришел:

— Я просто хотел пообщаться…

В этой фразе было столько грусти, что я невольно замерла на месте, но затем выругалась и еще раз напомнила, что со мной болтает подросток, повернутый на вампирах.

— Больше не с кем?

— Да.

— Что же так? Нет друзей?

— Есть, но их мало и они такие, как я…

— То есть? Готы?

— Вампиры…

— Значит, ты все-таки считаешь себя вампиром? — уточнила я.

— Да. Я уже сказал. Люди тоже очень интересны. Просто они не знают насколько.

— Все, хватит издеваться!

— Я не издеваюсь!

— Ты — псих!

— Никогда не считал себя психом. Люди всегда бояться принять то, что их пугает.

— Все! Достал! — я со злостью отправила ответ, вышла из аськи и вырубила компьютер.

Кофе уже остыл, настроение было хуже не куда, а этот ночной разговор с Носферату оставил после себя неприятный осадок. Я торопливо разделась и провалилась в спасительный сон.

II

Следующий день я промоталась, как бешеная белка в колесе. По вине вчерашнего незнакомца, статью я так и не допечатала, за что получила втык от Колесникова. Главред с утра был на взводе, и досталось не только мне, а и всему отделу моды и гламура нашего желтенького журнальчика. В конце рабочего дня настроение упало ниже плинтуса — я была одна. Как же остро чувствуется одиночество, когда его ненавидишь. Одна шла домой, в свою тесную однокомнатную квартирку, ужинала, включала компьютер и целый вечер проводила перед монитором. Лишь бы не думать, не вспоминать тот роковой вечер и последний взгляд любящих глаз…

Вот так вот и сегодня — снова дома, за столом и упорно набираю статью, претендующую стать главным пособием для скучающих домохозяек по удержанию мужа. С удивлением я поймала себя на мысли, что время от времени смотрю на зеленую ромашку, словно ожидая сообщения от ночного собеседника. Как бы там ни было, сам Носферату хранил упорное молчание, а вот узнать в сети он или нет, я не могла — контакт был все еще не авторизирован. Даже первые несколько секунд всерьез раздумывала над тем — стоит ли мне авторизировать оригинального Носферату или нет. Сумев вовремя удержаться, я выругалась сквозь зубы и пошла на кухню заваривать кофе. Вот дожила — общаюсь с малолетками! Это все одиночество и непрекращающееся чувство вины, которое потихоньку подтачивает меня.

Весь вечер я добросовестно набирала статьи для журнала и время от времени ловила себя на мысли о том, что подсознательно жду дальнейшего развития событий. Когда была поставлена точка в последней статье, я устало откинулась на спинку стула и развернула контактный лист аськи. Носферату все еще был серенькой ромашкой. Горько вздохнув, я покачала головой и пошла, делать себе новую порцию кофе. Несмотря на то, что было почти двенадцать ночи, спать я не хотела — это все действие кофеина, который поглощаю в немереных количествах.

Говорят, что когда тебе плохо, у тебя горе, нужно окунуться куда-то, чтобы вытеснить сосущее чувство тоски и одиночества, иной раз помогает работа, но — ненадолго. Вскоре становиться еще хуже, ненавистное чувство вновь овладевает мной и хочется выть на луну. Я вернулась с большой кружкой кофе и уселась на стул. В этот момент послышался характерный звук аськи, когда приходит сообщение. Я буквально подпрыгнула на месте и с немым удивлением уставилась на мигающее окошко внизу экрана.

Развернув значок, я прочла сообщение от Носферату:

— Привет.

Я буквально застыла на месте. С одной стороны меня не покидало двоякое чувство раздражения и облегчения, но с другой — мне надоело чувство одиночества. Я не знала, что ответить и продолжала хранить молчание. Зато, мне наконец-то удалось авторизировать контакт, теперь Носферату висел в списке зелененькой ромашечкой.

— Ау, ты здесь? — Носферату продолжал писать, и этот факт ставил меня в тупик — другой бы после вчерашнего не стал даже и здороваться.

— Привет. Да, я здесь, — молчать было невежливо, особенно, если только что я авторизировала собеседника.

— Я вчера неправильно начал наше знакомство, — через некоторое время мне пришел ответ.

— Верно. Так нормальные люди не знакомятся, — с некоторой долей ехидства заметила я.

— А как люди знакомятся?

— А ты вроде не знаешь?

— Можно сказать, что я забыл.

— Хорошо, я напомню…

В этот момент мне живо представился одинокий подросток, которого возможно никто не понимает. Он живет в своем мирке, возможно у него нет друзей и он также одинок. Я на несколько минут зависла, рассматривая окошко аськи с перепиской. В этот момент замигало новое сообщение.

— Почему молчишь? — Носферату обеспокоился моим молчанием.

— Для начала надо представиться, — терпеливо напечатала я и нажала кнопку «отправить».

Сообщение ушло, но Носферату внезапно замолчал, хотя был все еще онлайн. Я отлипла от монитора и взяла чашку. К моему огорчению внезапно обнаружилось, что кофе уже давно остыл. А так как я не люблю холодный, то пришлось идти на кухню и подогревать чашку с напитком в микроволновке. Варить новый у меня не было желания. За окном была ночь, и редкие желтые квадраты хаотично рассыпались в доме напротив. Кто-то, также как и я не спит… Надеюсь, что этот кто-то не одинок и счастливее меня…

Звон микроволновки отвлек меня от грустных мыслей. Вытащив кофе, я вернулась к компьютеру. Мой пост так и остался без ответа, хотя мой странный собеседник был в сети. Первый глоток кофе немного приободрил меня. Упорное молчание Носферату навело на мысль, что со мной общался подросток, и когда дело дошло до нормального знакомства, он струсил. Криво ухмыльнувшись, я решила не ждать ответа от вампиреныша, так я его про себя окрестила своего ночного собеседника. Я записала набранные статьи на флешку, вырубила компьютер и легла спать с неприятным чувством.

III

Я твердо решила удалить загадочного Носферату из списка контактов и всю дорогу домой думала об этом. Но каково было мое удивление, когда я запустила аську и увидела сообщение Носферату, оправленное мне в оффлайн:

— Извини, был занят. Надеюсь, мы продолжим нашу беседу следующей ночью?

— Ага! Продолжим, если ты захочешь, — прорычала я и со злостью вышла из аськи с твердым намерением если не удалить этот контакт, то, по крайней мере, не общаться с Носферату.

Вечер только начинался, но я уже с тоской думала о том, что мне предстоит бессонная ночь. Сегодня был тот редкий вечер, когда работы на дом не было, а чем мне еще заняться, даже не представляла — телевизора у меня не было, книги все перечитаны, да и от самих любовных романов тошнит. Часы показывали без четверти десять, но сна не было, ни в одном глазу. Завтра — суббота, и перспектива свободных выходных меня угнетала. Хотя раньше было все не так. Были дни, наполненные счастьем, любовью и заливистым детским смехом, и мне казалось, что этому блаженству не будет конца. Но как я ошибалась — пьяный водитель отнял мое счастье, погубив моих родных и себя самого. Жуткая авария, отнявшая всю мою семью, статьи в газетах, фото, сочувствующие глаза и горькое чувство вины. Я даже сменила город, порвала с прежней жизнью, но от боли не убежать и не спрятаться.

Одиночество — вот мой удел. Пока не затянуться раны и не станет легче… Быть одной — легко и тяжело одновременно. Легко — можно всегда молчать, тяжело — некому сказать ни слова, когда боль становиться особенно невыносимой. Я закрыла глаза и опустила лицо на скрещенные на столе руки. Перед глазами стояла ужасная картина — Юра лежит в луже крови на дороге, а на обочине — обнявшиеся близнецы, бледные и беспомощные. Они еще дышали, но скорая помощь так и не довезла детей. Мои дети умерли у меня на руках… Боже, как же тяжело… Пронзительно звенит тишина и маленькая квартирка пугает холодом, словно здесь живет мертвец, а не человек. Боль ласково накатывает, опустошая душу… Иногда не хочется жить…

Я резко выпрямилась, распахнула глаза и потянулась мышкой к иконке запуска аськи. Как тебе не стыдно, Ленка, вон, сколько пережила, а ведешь себя как маленькая. Человек же извинился, а ты решила, молча его игнорировать. Интересно, а он действительно был занят или все врет? Хоть что-то отвлекло меня от мучительных раздумий. Я всерьез озадачилась и мучительно ожидала запуска программы. Мой старенький компьютер работал медленно и годился лишь для набора текстов. Наконец аська загрузилась и показала, что в сети несколько контактов моих сотрудников. Самого Носферату в сети не было, зато зеленой ромашечкой висела моя лучшая подруга Ирина. Она два года назад уехала в Израиль на заработки, затем удачно вышла замуж и осталась там на ПМЖ. Ирка уже увидела меня в сети и моментально напечатала сообщение:

— Привет, Ленчик!

— Привет, Ирусь! — я тут же напечатала ответ, полный фальшивого энтузиазма.

Ира знала о моей трагедии, очень сочувствовала, даже прилетала на похороны, и старалась поддержать меня, хоть общались мы с ней редко.

— Как работа? — начался стандартный обмен любезностями.

Я не винила подругу — так бывает, у каждого своя жизнь…

— Нормально, сейчас работаю в журнале «Лазуритовая леди», — отрапортовала я.

— Вот и отлично! У меня с Давидом тоже все отлично! Я сейчас в декретном отпуске! Уже второго ребенка ждем! — безудержная радость подруги чувствовалось на расстоянии.

Я в очередной раз чувствовала себя дрянью, которая завидует чужому счастью. В уголке правого глаза беспомощно повисла одинокая слеза — единственное свидетельство моего горя. Я редко плачу, но сейчас мне обидно и горько. Кто решает, кому жить, а кому — нет?

— Поздравляю! — печатаю я безжизненные слова и отправляю сообщение.

— Спасибо, Ленуся, уверенна, ты еще найдешь свое счастье, — эти слова кажутся мне дежурными и вызывают раздражение.

Я торопливо смахиваю слезинку с ресниц, в ушах звенит счастливый смех моих сыновей. В этот момент в сеть входит Носферату. Я затаилась, но Ире ответ все же настрочила:

— Поживем — увидим.

— Вот увидишь, все наладиться, — Ирка словно почувствовала мое состояние и теперь в открытую утешала меня.

— Привет, — прислал Носферату.

Я промолчала, так как закрыла лицо руками, пытаясь унять слезы, рвущиеся истеричными рыданиями наружу. Услышав, что пришло еще одно сообщение, я посмотрела на экран через щелочку между пальцами, решив, что это написала Ирка.

— Мы вчера так и не договорили. Ты права надо представиться. Меня зовут Денис, друзья зовут меня Дэн, — на экране настойчиво мигало сообщение от Носферату.

Я, молча, вытерла глаза, пытаясь унять внутреннюю дрожь. Ответ Дэну-Носферату я так и не набрала. Зато открыла окошко с перепиской Ируськи и некоторое время смотрела на ее улыбающееся личико на аватарке.

— Спасибо, Ируська, за поддержку. Мне уже лучше, я вроде как начинаю жить, — быстро набрала я и отправила.

— Ау! Ты здесь? — это уже Дэн.

Дэн — дурацкое подростковое прозвище! Я криво ухмыльнулась — настроение было паскудным и захотелось все выплеснуть на постороннего человека. Правда, я была не уверенна в другом — психика мальчика может не выдержать такой истерички, как я.

— Привет. Я была немного занята, — бодро застучала я клавишам и тут же отправила сообщение.

— Чем, если не секрет? — последовал аккуратный вопрос.

Стиснув зубы, я продолжала упорно печатать правду. Что тут скажешь — идиотка.

— Я плакала.

— Из-за чего?

Вот настырный!

— Зачем тебе? — изумилась я.

— Наверное, ты плачешь не просто так. Есть же какая-то причина?

— Ах, если ты об этом, то будь спокоен — я не истеричка, — заверила я, хотя дрожащие руки и губы говорили обратное.

С силой нажав кнопку «Enter», я перешла к окошку подруги.

— Пока, Ленусик! Удачи тебе! — прочла я радостное сообщение подруги

Ирка уже вышла из сети. Я мысленно пожелала ей удачи и закрыла окошко с перепиской.

— Я уверен, что не истеричка. У тебя что-то случилось? — настойчиво вопрошал Носферату.

— Случилось, — нервное напряжение давало себе знать дрожью внутри живота, скрутило внутренности, и я до боли закусила губу.

Теперь, мне уже не хотелось делиться своим личным с человеком, который не удосужился заполнить информацию о себе и даже поставить аватарку.

— Что? — Дэн был настойчив,

Это настораживало и пугало одновременно. Захотелось тут же удалить его контакт.

Носферату словно почувствовал мое смятение и тут же прислал следующее:

— Я не лезу к тебе в душу, просто иногда хочется выговориться…Я могу дать тебе такой шанс….

— Ты меня не знаешь, и я тебя, — заметила я.

— Верно, но иногда тяжесть одиночества невыносима, — загадочно ответил Дэн.

Я удивилась — как подросток, который, по моему мнению, со мной общается, так тонко почувствовать меня?

— Что ты знаешь об одиночестве? Мы ведь выяснили, что ты подросток, — осторожно спросила я.

Мое сообщение ушло, и Носферату долго не отвечал, словно мучительно обдумывал ответ. Прежде чем он ответил, я успела накапать себе валерьянки и залпом ее выпить.

— Кстати, я уже давно не подросток. Поверь, я много знаю об одиночестве, — мне пришел внезапный ответ, когда я совсем потеряла надежду на то, что Дэн мне вообще ответит.

— Ой, только не надо мне втирать вчерашнюю вампирскую чушь! — отмахнулась я.

— Не буду. Сегодня мы будем говорить о тебе. Как тебя зовут? — напечатал Дэн.

— А что по нику не понятно? — изумилась я.

В аське я была Леночка, а других прозвищ я не признавала.

— Итак, Елена, что с тобой стряслось, что ты чувствуешь себя такой одинокой?

— У меня погиб муж и дети. В автокатастрофе, — впервые я писала правду.

Я обреченно смотрела в окошко, где черным по белому написано то, что вгоняло меня в депрессию последнее время. Зато теперь мне по-настоящему удалось взглянуть в глаза страху, боли и отчаянию.

— Мне очень жаль. Сочувствую, — ответ Дэна был лишен эмоций.

Хотя, как буквы в электронном мессенджере могут передать эмоции. Не видно глаз собеседника и выражение его лица. Руки задрожали, по щекам побежали слезы. Ярость буквально захлестнула меня. Как он мог вот так вот ответить! Холодно, безразлично, словно я рассказывала о погоде за окном.

— Нет. Тебе ни капельки не жаль, а в буквах я не вижу сочувствия. Писать о личном абсолютно чужому человеку — дурость, — я со слезами на глазах напечатала ответ и отправила сообщение Дэну.

Не дожидаясь от него ответа, я быстро вышла из аськи. Успокоительное начало привычное действие и теперь меня охватило равнодушное оцепенение. На автомате мне удалось раздеться и завалиться спать.

IV

Следующий день встретил меня ярким солнцем и мучительным чувством вины. После вчерашнего неприятного инцидента жутко болела голова, и я испытывала, как минимум неприятное чувство неловкости. Поэтому после завтрака я решила, прямо с утра зайти в аську — возможно Носферату в сети. Но меня ожидало жестокое разочарование — Дэна в сети не было. Он так ничего мне не написал в оффлайн. Моя злая фраза неловко повисла в истории сообщений, а незнакомец даже не удосужился мне ответить. Хотя, тут ничего не попишешь — сама виновата. Я раздраженно закрыла программу и выключила компьютер. Досада на саму себя не давала мне сосредоточиться на домашней работе. Я начинала осознавать, что поступила себя как полная идиотка и истеричка со стажем. Спустя какое-то время на меня снизошло понимание того, что Денис, скрывающийся под кричащим ником Носферату, возможно мне никогда не напишет.

Вечером я уже была перед компьютером с большой чашкой зеленого чая. Я терпеливо ждала его до двенадцати ночи, неутомимо шныряя по просторам интернета. К моему огорчению, ромашка напротив ника Носферату продолжала оставаться красной. Вообще-то сегодня все контакты моего немногочисленного списка были не в сети — выходной день и все нормальные люди отдыхали. Этот факт еще больше угнетал меня. Разочарованно я вышла из программы и торопливо выключила компьютер. Чтобы меня не мучили кошмары, я выпила на ночь снотворное и моментально провалилась в тяжелый сон.

Следующий вечер не принес мне должного облегчения — Носферату все еще был не в сети. А мне пришлось признаться самой себе, что видимо таинственный вампиреныш не хочет общения со мной и попросту избегает меня. Но удалить контакт, у меня даже рука не поднялась — видимо, на что-то надеюсь. Тяжесть одиночества с неимоверной силой давила на мои плечи, в этот момент я остро почувствовала то, что никому не нужна в этом мире. Даже вечерняя прогулка по городу не принесла мне прежнего удовольствия, когда мне хоть на несколько часов удавалось стать частью толпы. Люди… Вокруг меня были сотни людей, но моя душа все равно оставалась одинокой и неприкаянной. Толпа для меня была лишь иллюзией жизни. На самом деле мое тело лишь только существовало, а душа давно умерла. Я горько скривилась, вспоминая, как упорно гнала мысль о самоубийстве, но что-то все-таки останавливало меня от этого шага. Пришлось вернуться домой, в свое единственное убежище — домой. После убойной дозы кофе, я решила выбросить из головы странного человека по имени Денис и, несмотря ни на что, продолжать жить дальше.

Это настроение мне удалось пронести через весь день понедельника, несмотря на выговор Колесникова, три ошибки в статье о модных сумочках и злые сплетни Инессы. В журнале никто толком не знал о моей личной жизни, а этот факт давал уйму пищи для наших красавиц — Инессе и Ларе. Многих болтовня за спиной раздражала или злила, зато меня радовала — значит, я все еще жива, раз интересую других людей. Боевой пыл был полностью утрачен, когда я пришла домой поздно вечером с кипой бумаг в сумке и обнаружила, что Дэн в сети. Мои руки мелко задрожали от волнения, статья о неверности мужей была забыта и теперь я мучительно раздумывала над тем, что написать Носферату. Сам же загадочный Денис упорно молчал, хотя был в сети. Напомнив себе о том, что именно я грубо оборвала разговор, когда он согласился меня выслушать. Я набралась смелости и открыла окошко сообщений.

— Привет, — набрала я дрожащими пальцами и тут же отправила, не давая себе времени опомниться.

Носферату молчал, но я уже не останавливалась и упорно терзала свою клавиатуру.

— Дэн, извини. Я не должна была срываться на тебе. Ты согласился выслушать меня, а я разоралась, как истеричка. Просто мне так больно вспоминать прошлое, что проще замкнуться в себе и никого не подпускать. Поэтому я одна. До сих пор.

Я еще раз перечитала свою исповедь, проверила ошибки и отправила Дэну. В душе боролись странные чувства, а ответ незнакомца я ждала с огромным нетерпением. Наконец-то аська оповестила, что Носферату печатает сообщение. Через минуту мне пришел ответ.

— Привет, Лена. Ты меня тоже извини, я специально не выходил в сеть последние два дня, хотя мучился ужасно.

Я насторожилась.

— Почему?

— Знаю, что поступаю с тобой не слишком честно.

В полном шоке я зависла на целую минуту, рассматривая последний пост от Носферату. В этот момент в моей голове роилась сотня вопросов, предположений и догадок. Поэтому, я глубоко вдохнула и напечатала:

— В чем это проявляется?

— Я выдаю себя за того кем уже давно не являюсь. Но мы так и не договорили о тебе. Тебе тяжело говорить о себе потому, что ты была не готова. Ты сегодня готова? — ответ Носферату насторожил меня.

В этот миг я окончательно поняла, что со мной общается явно не подросток. Но вот кто?

— Да. Готова.

— Отлично. И если тебе надо уйти, просто попрощайся. Ок??

— ?

— Я так понимаю, что мы договорились.

— Да. Прошло уже полтора года. Наверное, мне нравится растравлять свои раны. Они до сих пор кровоточат…

— Давай не будем о крови. Это мое слабое место.

— Ты боишься вида крови?

— Скорее наоборот.

— Денис, ты меня пугаешь. Ведь ты, правда — Денис?

— Да, меня давно так никто не называл… Но мы снова отвлеклись.

— Точно. Я не знаю, зачем тебе вообще пишу? Мы ведь не знакомы. Даже не видели друг друга ни разу. Возможно, никогда и не увидимся…

— Если это тебя волнует, могу прислать свое фото.

— А оно точно будет твое? Просто не хочется получить очередное изображение актера или модели, вышедшее из Фотошопа.

— Лена, я пришлю свое фото, но уже завтра.

— Почему завтра? — я искренне насторожилась.

— Мне еще надо сфотографироваться.

— Неужели у тебя нет ни одного фото, даже самого плохонького?

— Нет. Зачем оно мне?

— Ну, если знакомишься по интернету, то оно просто необходимо.

— Никогда еще не знакомился таким образом.

— Все бывает в первый раз!? — я немного развеселилась, сосущее чувство одиночества отступило на задний план.

Конечно, я не воспринимала всерьез заявления Носферату о том, что у него нет фотографии. Скорее всего, парень себе цену набивает.

— Надеюсь, что и ты мне пришлешь свое фото, — пришло сообщение о Дэна.

— Конечно, пришлю и тоже завтра! Мах на мах!

— Согласен.

— Предупреждаю — я не красавица!

— У меня тоже есть свои недостатки.

— Во внешности?

— Нет, больше в характере.

— Я тоже не подарок?

— Я заметил…?

Я сладко потянулась, и устало откинулась на спинку стула. Часы на компьютере показывали далеко за полночь, а нетронутая кипа бумаг лежала перед компьютером. Впервые за последнее время на душе стало светлее и легче. Начало клонить в сон. После нескольких зевков, я твердо решила идти спать.

— Уже буду отключаться. Мне завтра, а точнее сегодня, на работу. Пойду спать.

— Хорошо. Как принято говорить?

— Спокойной ночи.

— Да… Спокойной.?

V

Прошло две недели. Все в моей жизни шло своим чередом — днем я работала, а ночами общалась с Денисом, окончательно забросив ночную работу. К слову, он оказался очень интересным собеседником. Денис был умен, невероятно начитан, и, казалось, знал многое в этой жизни. Если раньше я считала его недалеким подростком, то теперь он казался мне умудренным жизнью старцем. Несмотря на то фото, которое он мне прислал в прошлый понедельник. Я частенько любовалась его мужественным бледным лицом и проницательными небесно-голубыми глазами. К моему огромному облегчению Дэн имел привлекательную внешность, но скорее это исходило изнутри. Черты его лица были неправильными, но даже квадратный подбородок нисколько не портил его, а говорил лишь об упрямом характере.

С тех пор этот загадочный брюнет занимал все мои мысли. Теперь мне хотелось увидеть его воочию. Время от времени я ловила себя на мысли, что слишком часто думаю о Денисе. Намного чаще, чем положено для переписки по интернету. Конечно, Носферату иногда не выходил в сеть, и мне приходилось коротать время за работой, которую я предусмотрительно брала на дом. Несколько дней подряд я тоже не выходила в аську после строгого выговора, устроенного мне Колесниковым. В итоге, я разгребала несколько ночей завалы перед выходом очередного выпуска журнала. Зато когда вышла в аську, то Дэн забросал меня встревоженными сообщениями. Было приятно — волнуется …

Я едва дождалась конца рабочего дня и уже по привычке летела домой к компьютеру, забыв напрочь о своем одиночестве. Впервые за последнее время, я по-настоящему жила, хоть многое общение в интернете не считают нормальным. Да, пусть у меня было жалкое подобие жизни и пусть онлайн, зато мне больше не снились кошмары по ночам, я перестала принимать успокоительное и антидепрессанты. Появился вкус к жизни, интерес к собственной внешности. Теперь вместо забитого худющего существа в зеркале была довольно-таки привлекательная женская особа. На щеки вернулся румянец, в глазах появился мечтательный огонек, а на прошлых выходных я наконец-то обновила свой гардероб. Весна вступала в свои права не только в городе, а и в моей душе.

Я с удобством уселась перед компьютером и сделала первый глоток горячего чая. Еще было довольно рано и у меня оставалось время, чтобы спокойно поработать. Колесников последнее время был неумолим, Инесса и Лара поговаривали, что журнал хотели закрыть, а это значит, что мне грозила безработица. Этот факт меня уже не особо заботил — теперь я точно знала, что не пропаду. В тот момент, когда я поставила точку в конце статьи о целлюлите, в аську постучался Носферату. Я улыбнулась при одной только мысли о загадочном бледном брюнете. В общем-то, бледность его лица и странный цвет глаз наводил на определенные размышления, особенно после просмотра фильма «Интервью с вампиром». Конечно, в вампиров я не верила, а сам Дэн информацию о себе он так и не заполнил, аватарку не выставил, а это подогревало интерес к его особе.

— Привет!? — Дэн не заставил себя долго ждать.

— Привет!? — ответила я, а мой смайлик был призван передать мою искреннюю радость.

— Занята?

— Нет. Уже закончила статью. Теперь пью чай.?

— Как прошел день? — теперь мы с Дэном примерно так начинали нашу беседу.

Частенько я рассказывала Денису о своей работе, статьях, главреде. Спрашивать, как прошел мой рабочий день, у него постепенно вошло в привычку.

— Понедельник — день тяжелый, — напечатала я прописную истину.

Зато подумала, что хорошо бы нам встретится. Привлекательное лицо Дэна не давало мне покоя и как магнит притягивало к себе восхищенный взгляд.

— А как твой день прошел? — этот вопрос был неизменным на протяжении последней недели.

— Я — сова и сплю до вечера, — Носферату ответил на мой вопрос впервые.

Почувствовав странное волнение, я отставила кружку с недопитым чаем и придвинула к себе поближе клавиатуру.

— Ты работаешь по ночам? — осторожно начала я.

Вот оно — женское любопытство во всей красе!

— Да, я веду ночной образ жизни, — просто ответил Дэн.

— Ты прямо вампир! А днем спишь в гробу? Избегаешь прямых солнечных лучей и пьешь кровь из бокала? Все это видела я недавно фильм «Интервью с вампиром», — с ноткой иронии напечатала я.

— Ну и как? — осторожно поинтересовался Дэн.

— Впечатлило. Особенно, когда Лестат своего подопечного учил охотиться. Слава Богу, что это все неправда, — я беспечно отстучала клавишами и отправила собеседнику.

Носферату молчал на протяжении пяти минут, а я кусала губы, раздираемая сомнениями. Что-то было не так, но вот что, я не знала. Дэн молчал, хотя был в сети. Возможно, у него появились неотложные дела, или он вынужден отлучиться, ведь он работает по ночам. С этой мыслью я ушла на кухню делать бутерброд с сыром и колбасой. Даже успела неторопливо съесть его. Когда я вернулась с первой порцией кофе, внизу настойчиво мигало сообщение от Носферату:

— Несмотря на то, что ты отвергаешь правду о моей сущности, я — вампир.

Я ошеломленно читала сообщение от Дэна. Внезапно все те странности, которые я замечала за ним в последнее время, теперь сложились в единую картину. Холодок пробежался по спине. Подсознательно я давно поверила загадочному брюнету, но глаза требовали доказательств.

— Ты, правда, вампир? — дрожащими пальцами я напечатала вопрос.

— Да. Правда. Я говорил тебе всегда правду с самого начала, — последовал спокойный ответ.

— Уф, это тяжело принять, — заметила я.

— Я знаю. Вам, людям, всегда тяжело принять то, что выходит за обычные рамки.

— Дэн, ты говоришь так, будто ты…

— Да, Ленчик, я НЕ человек.

— Капец, — хотела выразиться более емко, но воспитание взяло верх над эмоциями.

Я не выдержала полученной информации. Вышла из аськи по-английски. Дэн на меня в обиде, как пить дать.

VI

Моя натура заключалась в следующем — я всегда заедала стресс и на зависть Ируське оставалась стройной. Подруга всегда говорила, что такой обмен веществ, как у меня, мечта любой женщины. Старательно пережевывая бутерброды с ветчиной, я придирчиво рассматривала фото Дэна, служившей мне заставкой на рабочем столе. Кто бы мог подумать, что передо мной лицо самого настоящего вампира. Интересно, а у него клыки есть? Хотя по фото и не скажешь — Денис был серьезен, а в голубых бездонных глазах застыла грусть. Я запустила аську и застыла, медитируя над кружкой кофе и последним бутером. Меня не было в сети несколько вечеров подряд — выход журнала. Я освободилась ближе к выходным.

— Лена, скажи хоть что-то? Почему ты молчишь? — это Дэн не выдержал затянувшегося молчания, хотя оба были в сети.

— Я в шоке. Щас жую бутерброды, поэтому молчу, — доверительно сообщила я вампиру, набирая сообщение с бутербродом в зубах.

— Уф, я уж было подумал, что ты сильно расстроилась и не желаешь со мной общаться, — ответ Носферату мне польстил.

Запихнув в рот последний кусок бутерброда, я вытерла руки о домашнюю футболку и деловито притянула к себе клавиатуру.

— Что толку закрывать конюшню, если лошадь уже сбежала? Я с тобой общаюсь две недели. И что? — философски заметила я.

— Меня удивляет другое — почему ты испугалась с самого начала нашего общения, если сама же просила на сайте Nosferato кого-то из мне подобных написать тебе в аську или позвонить на мобильный?

Я с удивлением перечитала сообщение Дэна и зависла над ним на добрых пять минут.

— Какой еще сайт? Я не лажу по подобным сайтам! — обеспокоенно настрочила я, когда наконец-то до меня дошел весь смысл сообщения от Носферату.

— Могу дать ссылку! — с готовностью ответил Дэн.

— Давай, — хмуро ответила я.

Я тут же получила ссылку на интернет-ресурс, посвященный вампирам, оборотням и другой нечисти. Там было не одно объявление, потрясшее меня до глубины души, в которых придурочные вампироманки призывали вампиров войти в их жизни, испить крови, написать в аську, позвонить и прочие глупости. По черному фону сайта потеки алой крови, а в колонках кто-то надсадно стонал, нагоняя жуткую атмосферу. Я вырубила звук, дабы сберечь нервы себе и соседям. Самым примечательным было то, что некая Элен давала номер аськи, мой номер аськи, зато контактный номер мобильного был другой, и это радовало.

— Блин, Дэн, неужели ты думаешь, что я сижу на подобных сайтах!? Мне что шестнадцать лет? Жуть какая! По фону течет кровь реками! Бр-р-р-р! Я бы не стала здесь даже регистрироваться! — я настрочила вампиру гневное сообщение.

— А сколько тебе лет, Ленусь? — кто сказал, что только женщины любопытные создания.

— Женщинам не принято задавать подобные вопросы! — гневно ответила я, хотя в душе было приятно.

Я тут же схватилась за свой мобильник, с желанием вытрясти душу из этой самой Элен. Пятиминутный разговор с шестнадцатилетней вампирской фанаткой прояснил ситуацию — девочка перепутала одну цифру в номере аськи. Она тут же обещалась исправить и с надеждой спросила — стучались ли ко мне вампиры. Я ответила «нет» и положила трубу, предварительно посоветовав малолетней дурочке удалить объявление из интернета.

— Лена, ты все еще здесь? — уже давно мигало сообщение от Дэна.

— Уже да. Только что узнала, та девушка, которая давала объявление просто ошиблась в номере аськи.

— Выходит она по ошибке дала твой номер? — удивился Дэн.

— Да. Выходит, что так. Но зачем тебе было писать неизвестной девушке? Ей всего-то шестнадцать!

— …!!

Видимо у Дэна тоже воспитание не позволяло высказаться. Я улыбнулась.

— И все же, сколько тебе лет?:) — осторожно поинтересовался Дэн.

— Много будешь знать — скоро состаришься.

— Я уже никогда не состарюсь.

— Что? Вообще?

— Да. Вообще.

— Мне жаль.

— Мне тоже. Ты не представляешь, как я хочу быть просто человеком.

— Поэтому ты общаешься со мной?

— Да. Я как бы живу твоей жизнью.

— А ты разве не живешь?

— Это не жизнь, а существование.

— Дэн, до того, как я познакомилась с тобой, я тоже существовала. Денис, не важно, кто мы — люди, вампиры. Важно, как мы поступаем с другими…

— Леночка, значит, мы кое-чему научили друг друга…

— Ты не жалеешь, что ошибся номером аськи?

— Глупая, я этому радуюсь.

В горле застрял комок невыплаканных слез. Я мельком взглянула на заставку рабочего стола. Теперь глаза Дэна были синими и задумчивыми. В этот момент мне остро захотелось наконец-то увидаться с Дэном. Все, надо заговорить об этом, и мне все равно, что он вампир…

— Денис? — робко начала я.

— Ленусь, извини, я ухожу по делам. Давай поговорим следующей ночью. Ложись спать, — я долго читала торопливый ответ Дэна.

Вампир уже давно вышел из аськи, а я продолжала тупо пялиться на его фотографию. Боже, что Дэн со мной делает? Если это пресловутый вампирский гипноз, то он очень силен, даже на расстоянии. Что будет со мной, если мы встретимся? А может быть этого никогда не будет…

VII

Следующие три дня прошли в гнетущей неизвестности — Дэн не выходил на связь, и я терялась в догадках. Колесников бесновался, по редакции поползли слухи о моем новом любовнике, но мне было все равно. Я очень скучала по Дэну и спасала меня лишь работа по ночам. Теперь я писала статью о диетах, наворачивая бутеры слоновьими дозами, а на ночь даже компьютер не выключала, с нетерпением ожидая, что Денис мне вот-вот напишет. В мои сны вернулись кошмары, наполненные страхом, болью и бесконечной пустотой. Было такое чувство, будто я попала в какой-то вакуум, и не было сил из него вырваться. В эти страшные дни мне было одиноко, как никогда.

В томительном ожидании прошел еще день, зато Колесников дал мне возможность развеяться до позднего вечера. Короче говоря, объявил для всей редакции аврал. Конкуренты украли главную статью номера о личной жизни Зверева, его карьере и фотографии до пластических операций. Все были единогласны в одном — в этом деле явно не обошлось без шпионов. В итоге главред был настолько зол, что получила пилюлей даже типография. Зато мысли о Дэне испарились в считанные секунды после доходчивого монолога Колесникова, призванного вдохновить нас на работу. И вдохновил-таки! Мы летали по офису подобно пчелкам, и уже к полуночи все было готово.

Что такое не везет и как с этим бороться — это была моя последняя здравая мысль, когда Инесса и Лара опередили меня и удобно разместились в машине главреда вместе с его замом и секретаршей. А я так и осталась стоять на пустой парковке, пытаясь унять клокочущую в себе ярость. Все места в авто Колесникова были заняты, а сам главред проблеял извинения и выразил надежду на то, что у меня есть деньги на такси. Да, деньги у меня были всегда. Колесников вызвал мне такси, извинился еще раз и, под недовольные вопли Инессы и Лары, уехал прочь. На улице было темно и сыро, ветер трепал ветви деревьев. Мне было до жути страшно и одиноко на пустующей стоянке, освещенной одним-единственным фонарем. Я раздраженно шипела про себя ругательства, адресованные Колесникову и остальным сотрудникам, так бесстыже бросивших меня на произвол судьбы.

Я не знала, сколько прошло времени, может секунда, а может и несколько минут. Чтобы хоть как-то согреться, мне пришлось закутаться в свое жиденькое пальтишко и перейти под фонарь, чтобы таксист сразу меня заметил. В этот миг передо мной промелькнула смазанная тень, так будто неизвестных двигался с неимоверной скоростью. Я невольно отшатнулась, когда темная фигура на долю секунды задержалась напротив меня, но затем метнулась прочь, подхваченная ветром. Когда мимо меня пронеслась еще одна тень, я буквально отскочила назад и вжалась спиной в фонарный столб. Послышался тихий хруст, словно кто-то ломился через сухие кусты, а затем все стихло.

Лампочка беспомощно замоталась, и желтый круг света заметался по серому асфальту. Как только я немного отмерла, тень вернулась, расположилась напротив меня и материализовалась в мужчину среднего роста, облаченного в черное драповое пальто. Густая тень скрывала лицо неизвестного. Я задрожала от страха, мало ли какие маньяки тут водятся, и с огромной надеждой посмотрела в сторону въезда на парковку. Такси все еще не было, и надежда уйти со стоянки целой и невредимой, таяла подобно утреннему туману.

— Лена?! — меня отвлек сочный глубокий баритон незнакомца в пальто, и я шарахнулась от него в сторону, пытаясь безуспешно спрятаться за фонарным столбом.

— Не бойся меня, — успокаивающе прошептал мужчина и шагнул на свет.

Фонарь осветил бледное лицо, обрамленное короткими темными прядками, нереально голубые глаза, квадратный подбородок — все это показалось мне до боли знакомым.

— Это я, Денис, — продолжал говорить мужчина, но он оставался на своем месте.

Конечно! Это же мой новый знакомый из аськи! Тем более что его фотографию я рассматривала с завидной регулярностью. Вот, сбылась моя мечта — наконец-то встретилась с таинственным собеседником.

— Вот ты какой, Носферату, — обалдело прошептала я, по-дурацки улыбаясь мужчине напротив.

— Я тоже рад тебя видеть, Лена. Живой, — послышался приятный баритон.

Дэн вернул меня улыбку, в моей душе в этот миг что-то изменилось, но в этой ситуации мне было не до лирики. Поэтому свои романтические ощущения я отодвинула на второй план. Чай, не школьница, чтобы млеть при виде симпатичного мужчины.

— А что ты тут делаешь? — это был мой самый идиотский вопрос.

Дэн опять улыбнулся и просто ответил:

— Вообще-то мимо проходил, увидел старого знакомого и решил вмешаться. Как вижу, что не зря…

Я покрутила головой по сторонам, но никого кроме нас двоих никого не было и это меня сильно удивило.

— Но тут никого нет, и не было, — озвучила я свои мысли.

Денис отрицательно покачал головой и снисходительно улыбнулся. В этот момент я почувствовала себя маленькой и несмышленой.

— Вообще-то был. Он стоял напротив тебя и…. В общем, я не хотел, чтобы этот ползучий гад кого-либо обидел. Мы так быстро передвигались, что ты видела лишь тени, но все равно испугалась, — скомкано пояснил Денис.

Он смотрел на меня смущенно и в тоже время виновато, словно извинялся за то, что напугал меня. Чтобы хоть как-то отвлечь меня, Денис продолжал говорить:

— Леночка, как ты здесь оказалась так поздно и одна?

Онемев от изумления, я упорно молчала и оставила его вопрос без ответа. Похоже, пропустила что-то интересное. До меня в этот момент начал доходить смысл сказанного Дэном и вновь накатила волна страха. Как же я могла забыть! Денис — вампир! И тот ползучий гад видимо тоже! Боже мой, да я была на волоске от смерти и даже не подозревала об этом. Наверное, испуг был написан на моем лице. Дэн прекрасно это увидел и теперь застыл на месте, над чем-то мучительно раздумывая.

— Этот ползучий гад тоже вампир и он хотел… — шепотом спросила я.

Денис утвердительно кивнул, затем он робко прибавил:

— Леночка, не бойся…

— Я не боюсь, — буркнула я.

Теперь мой взгляд был прикован ко въезду на стоянку. Боже, почему так долго нет такси?

— Мне даже сюда слышно, как колотиться твое сердце и запах адреналина в твоей крови, — прошептал Дэн, а его глаза блеснули ледяным хищным блеском.

Я невольно дернулась от страха, спина покрылась холодной испариной, а сердце заколотилось еще сильнее.

— Я же говорил тебе. Я — НЕ человек, — обреченно заметил Носферату.

— Да, говорил, — пролепетала я. — Но одно дело общаться виртуально, а другое — встретиться лицом к лицу с вампиром в темном переулке.

— Я не обижу тебя.

— Я знаю. Да, ты защитил меня. Что с тем гадом ползучим?

— Он… умер, — прошелестел Дэн, а на его лице было написано страдание.

Мне стало понятно, что тот гад умер не своей смертью. Припомнив сухой хруст, я невольно поняла, что к чему. Меня буквально передернуло.

— Капец…, — далее я высказалась, не стесняясь продемонстрировать свой словарный запас.

— Лена, законы расы вампиров очень суровы — либо ты, либо тебя. Я хотел держаться от тебя подальше, насколько это вообще возможно. Я всегда знал, что потеряю тебя до того, как обрету. Человеку не место возле вампира, — в его красивом голосе звучала обреченность.

Голубые глаза наполнились болью. Денис смотрел на меня словно в последний раз. Он прощался со мной навсегда. В этот миг наши застывшие фигуры осветили фары — это подъехало долгожданное такси. Дэн отступил в тень и прошептал:

— Прости…

— Спасибо тебе, Дэн, — в ответ прошептала я и юркнула в салон.

— Ей, а ваш приятель разве с вами не едет? — прогудел таксист.

— Какой приятель? — поинтересовалась я.

Водила удивленно осмотрел пустую парковку, проморгался, а я впервые за все время улыбнулась.

VIII

Я твердо решила забыть Дениса и вычеркнуть его из своей жизни. Правда, еще хотела удалить его из аськи, но затем передумала. Лишь только убрала заставку на рабочем столе, а саму фотографию удалила с компьютера. Зачем она мне, если нам не быть вместе. Я потеряла его до того, как мы смогли обрести друг друга? Но это пустяки. Я не могла вычеркнуть его из жизни, забыть, стереть воспоминания единственной нашей встречи — все это было вышей человеческих возможностей. Постепенно боль, обида, одиночество отступили, а меня охватила знакомая апатия. Когда не хочется жить, дышать… Теперь мне было все равно. Я сломалась — потерять во второй раз кого-то, ставшего таким близким за такое короткое время, было выше моих сил. Плакать я больше не могла, просто лежала на кровати, вперив глаза в темный потолок. Ну, здравствуй, дорогая депрессия, давно не виделись…

На следующее утро я не пошла на работу — просто позвонила Колесникову и сказала, что заболела. Главред, услышав мой убитый голос, без вопросов разрешил остаться дома и посоветовал отлежаться. Впервые, я с ним была полностью солидарна, и этот факт отметила про себя с горькой усмешкой на устах. Двигаться не хотелось, впрочем, я ничего не хотела. Так и пролежала на не разобранной кровати, рассматривая потолок, поблекшие старенькие шторы на окне. В голове крутилась лишь одна мысль — почему я, почему именно я опять попалась в сети неразделенной любви. Сначала умерший муж, затем вампир… Разве вампиры существуют? Боже, как больно, когда твой привычный мир разбивается вдребезги и разлетается на кусочки. Даже когда я общалась с Носферату, было интересно, забавно, необычно. Но когда сталкиваешься лицом к лицу с этими опасными созданиями ночи, молись остаться живой и невредимой.

Это какая-то насмешка судьбы, словно она решила вдоволь поиздеваться надо мной. Вдох-выдох, вдох-выдох… Боже, почему мне опять так больно… почему меня опять бросают… Сначала муж, близнецы… Затем Дэн…Замкнутый круг. В голове полная каша и звенит один вопрос — почему он вампир? О, Господи, почему мне так не везет? Опять слезы? Я думала, что все уже выплакала в прошлый раз. Так, надо быть сильной. Но, для кого? Опять одна, как перст. Боже… Я медленно уплываю из реальности. Снова перед глазами покореженная машина, лужи крови, а посредине дороги знакомая мужская фигура, скорченная от боли, застигнутая врасплох смертью. Я осторожно обхожу тело и заботливо заглядываю в лицо. Нет, это не Юра. Это лицо Дениса. Пергаментные веки дрожат, лицо бледнее обычного, губы искривлены в гримасе боли. Меня передергивает от внутренней дрожи. Крик застрял в пересохшем горле. Вырывается лишь тихий всхлип. В этот момент голубые глаза распахнулись, и на меня смотрит голодный вампир. Дэн вскочил с места, сгруппировался, его тонкая верхняя губа задрожала и поползла вверх, обнажая длинные белоснежные клыки. Горло сжимает спазм, слезы жгут глаза и, но мое тело замерло, как парализованное. Еще миг, и я стану ужином вампира…

Дернулась и проснулась. От сердца отлегло — это был сон. На самом деле, Дэн никогда не нападет на меня. Быстро утерев слезы, я обвела глазами комнату, утопающую в сиреневых сумерках. Опять стемнело… Какой сегодня день? Долго ли я спала? Впрочем, все это уже неважно… Ужасно пересохло горло. Надо встать и хотя бы выпить воды. Со сна ноги заплетались, не слушались, и меня водило из стороны в сторону от слабости. С огромным трудом я добралась до темной кухни, включила свет. Прихватив чашку, я вяло плеснула воды из чайника и медленно ее выпила. Машинально открыв холодильник, я лично убедилась в том, что еще чуть-чуть и там повеситься мышь, маленький кусочек колбасы и плавленый сырок были не в счет. Подавив рвотный спазм, я захлопнула дверцу холодильника. Мои глаза остановились на початой банке растворимого кофе. В этот момент, мне пришла в голову отличная мысль — выпить кружку кофе.

Сделав первый жадный глоток обжигающего напитка, я устроилась в кресле перед компьютером и бесстрастно наблюдала за тем, как загружается аська. Мое сонное оцепенение нарушил звук приходящего сообщения. Еще некоторое время я понаблюдала за мигающим значком сообщения. Мне было страшно открывать послание, опасаясь, что это от Носферату. Но я ошиблась — сообщение было от Ируськи. Подруга радостно сообщала мне в оффлайн, что она родила близнецов и вернулась из больницы домой. Прикусив до боли губу, я старалась сдержать жгучие слезы, только физическая боль мало чем помогла. При одной только мысли о том, что мои близнецы уже ни когда не назовут меня мамой, душевная боль усилилась во стократ. Закрыв лицо ладонями, я разрыдалась вслух, более не заботясь о том, что подумают соседи. В этот момент сердце разлетелось на мелкие кусочки, а душа вновь умерла… Боже, за что мне это все?

Тихие слезы плавно перешли в истерику, поэтому я не скоро собрала себя в кучу и накапала успокоительного. Запах валерианы резко ударил в нос, и мне наконец-то удалось успокоиться. Что тут попишешь — даже мой любимый оказался вампиром, который вынужден держаться от меня подальше ради моего же блага. Наверное, Дэн тоже неравнодушен ко мне, раз так беспокоиться о моей безопасности. Осознав этот факт, мне стало еще паскуднее на душе. Едва сдержав слезы, и то благодаря лекарству, я умылась и вернулась к недопитому кофе. Несколько глубоких вдохов и выдохов, мои пальцы быстро набрали дежурные фразы поздравлений, пожеланий здоровья малышу и его маме. Да, Иришка будет в восторге! Чтобы не быть голословной, я нашла в интернете открытку для молодых мам и отправила ее по электронке.

Пока я была занята поздравлениями, в аську зашел Носферату. Да, что тут скажешь, для вампира девять часов вечера, можно сказать, раннее утро. Я криво ухмыльнулась и продолжила рыскать по просторам интернета. Дэн упорно молчал, хотя был в сети. В этом случае было два варианта — он удалил меня из списка своих контактов или просто игнорирует. Сжав губы, я решительно свернула контактный лист аськи, чтобы не мозолить себе глаза и не травить душу. Хотя время от времени невольно ловила себя на мысли, что скучаю без Дэна, и рука сама тянется к мышке, чтобы открыть окошко с нашей перепиской. Перед компьютером я просидела до двух часов ночи, Денис мне так ничего не написал. Выходит, он остался верен своим благородным принципам. Уже сейчас я была готова послать к черту его идиотские принципы и умолять быть со мной. Сегодня мне было все равно, кто он и чем там питается. Будь он хоть гиппопотамом в крапинку, я все равно его люблю. Написать Дэну мне не позволяли уже мои принципы и слабое чувство самосохранения. Что ж, я окончательно утвердилась в том, что мы больше никогда не увидимся. Спазмы снова сжимали горло, мешая дышать. Моя последняя призрачная надежда разбилась вдребезги. Горько осознавать то, что он даже не поборолся за меня…

Все, надо идти спать. Возможно, мне станет легче. Только вот желательно ничего не чувствовать и не ощущать, не видеть кошмаров… Хотя, это легко устроить… Снотворное… У меня где-то было снотворное… Так где в этом доме лекарство? Дрожащими руками я отодвинула ящик и на пол полетели различные пузырьки, коробочки, пластинки с какими-то таблетками. Ах, вот оно — снотворное! Я любовно смотрела на беленькие таблетки и дрожащей рукой высыпала их на ладонь… В глазах стоят слезы, а в голове звенела одна мысль о Дэне. Сколько таблеток пить? Разве это важно? Все равно никому до меня нет дела — я не нужна ему. Почему мы не можем быть вместе? Почему все так сложно? Да, какая разница? В рот летят таблетки, и я запиваю их противную горечь водой. На душе облегчение — сейчас станет легче, душа перестанет болеть. Я просто посплю…

IX

— Девушке нужно несколько дней отлежаться. Соблюдать постельный режим и диету, — донесся до меня ворчливый женский голос.

С огромным трудом я выбралась из липких тенет забвения. Назойливые чужие голоса мешали моему спокойствию и самым бесцеремонным образом возвращали меня в жестокую реальность. Я хотела прогнать чужаков, но сильная слабость не позволяла мне этого сделать.

— Что все так серьезно? — отозвался взволнованный мужской голос.

Знакомый голос… Денис?! Он рядом? Может я в раю? Хотя, нет, вампиров туда не пускают, они вроде бы порождение зла. Может в аду? Нет, я же чувствую свои руки, ноги и знакомую тупую ноющую боль в области сердца. Жива… В принципе, я умирать не собиралась… Странно…Почему все так переполошились?

— Да, очень серьезно. Эта дурочка себе желудок сорвала. Теперь ей разрешаются только каши на воде, минимум соли и обильное питье. Что за молодежь пошла, чуть что, сразу травить себя. Из-за чего она так? — бубнила женщина.

— У нее горе, — лаконично ответил Дэн.

«Спасибо тебе, мой хороший, что не стал распинаться перед незнакомкой. Она чужая, она не поймет…» — мысленно поблагодарила я Дениса.

— Есть, кому побыть с ней? — поинтересовалась незнакомка.

— Хорошо, доктор, я побуду, — сухо ответил Денис.

— А кто вы ей? Друг? Жених? — допытывался любопытная женщина.

Она совсем сбрендила? Какие женихи! И это у кого — у меня? Не смешите! Я хотела пренебрежительно фыркнуть, но не смогла. Проклятая слабость! Что случилось?

— Друг, но достаточно близкий, — отрывисто сказал Денис.

Я физически ощущала, что он чем-то недоволен. Интересно, что я успела натворить? Наверное, поэтому Дэн рядом… Стоп! ОН у меня дома! От этой мысли мое тело, словно прошило током.

— Вам лучше побыть с ней некоторое время, иначе случится рецидив, — сочувственно пробубнила незнакомка. — Как только ей станет лучше, пусть покажется гастроэнтерологу. Мой вам совет — сводите девушку к психологу.

Дэн что-то торопливо ответил женщине, а затем входная дверь захлопнулась. В квартире повисла такая тишина, что даже я слышала, как стучит мое собственное сердце. Неужели Дэн ушел? С огромным трудом и не с первого раза мне наконец-то удалось открыть глаза. В комнате горел приглушенный свет, за окном было все еще темно. Я обеспокоенно посмотрела в сторону дверного проема. В этот момент на пороге единственной комнаты бесшумно возник Денис. Он опять был в своем неизменном драповом пальто. Дорогие модельные туфли, начищенные до зеркального блеска, идеально выглаженные стрелки на брюках и аккуратно зачесанные назад черные волосы — все это завершало облик мужчины-мечты.

— Леночка, зачем ты это сделала? — голос Дэна был тих и как никогда печален, а в его голубых глазах застыло странное выражение одиночества.

— Что именно? — с огромным трудом прохрипела я.

У меня было такое чувство, будто в рот засыпали песок. Я умоляюще посмотрела на Дэна и прошептала:

— Дай мне попить… Просто воды, пожалуйста…

Денис кивнул и моментально исчез из моего поля зрения. Я неловко поерзала в постели, устраиваясь поудобнее и натянула одеяло до самого подбородка. Дэн не заставил себя долго ждать. Всего короткий миг, и он уже протягивал мне полную кружку воды. Всего на миг наши пальцы соприкоснулись, но Дэн ловко отдернул руку. Вопреки бытующему мнению, кожа вампира не была ледяной, а просто немного прохладной. Денис быстро отошел на безопасное расстояние и с тревогой наблюдал за тем, как я устраиваюсь с кружкой в кровати. От моих движений одеяло сползло и теперь едва прикрывало грудь, но Денис, как настоящий джентльмен, смотрел мне в лицо.

— Спасибо, что не дал засохнуть, — с кривой усмешкой поблагодарила я Дэна и с жадностью припала к чашке.

— Зачем ты хотела себя убить? Если бы я не поспел во время, то…, — Денис не договорил, а его бледное лицо исказило страдание.

Я хмуро посмотрела на серьезного вампира. Он держался от меня на почтительном расстоянии. Его светлые глаза слегка потемнели. Взгляд был внимательным, цепким, но в тоже время — немного отстраненным. Он терпеливо ждал ответа.

— Я не собиралась себя убивать, — удивленно ответила я. — Просто выпила снотворное…

— Просто! — внезапно вскипел Дэн. — Ты хоть знаешь, сколько ты выпила таблеток?!

Я удивленно уставилась на вампира.

— Не ори на меня, — огрызнулась я, совершенно забывая, что передо мной вампир, а не обычный мужчина.

Теперь его глаза потемнели, а черты лица заострились. Заметив изменения во внешности, я испуганно залепетала:

— Мне надоело каждую ночь видеть кошмары, аварию, мужа в луже крови, умирающих сыновей.

Глаза привычно защипала. Ну вот, кажется опять истерика…

— Прости, я испугался за тебя, — вампир сразу сник.

Его глаза вновь вернулись в своему прежнему цвету. Дэн быстро переместился поближе ко мне и аккуратно забрал у меня из рук пустую чашку.

— Значит, ты опять спас меня? — тихо спросила я.

Денис теперь стоял надо мной и просто смотрел на мое безвольное тело. В этот миг я почувствовала себя ничтожеством, жалким человеческим обломком с покореженной судьбой.

— Нет, это врачи скорой помощи тебя откачали. Я всего лишь вовремя оказался рядом. Снова, — ответил Дэн.

Его ровный голос теперь был лишен всяких эмоций. Я испуганно посмотрела на Дэна. Этот голос напугал меня еще больше, чем неожиданная вспышка гнева.

— Как ты попал в мою квартиру? — изумленно поинтересовалась я.

— Тебе лучше не знать, — загадочно отозвался Дэн.

Внезапно вампир вздрогнул всем телом, затем метнулся к окну и приоткрыл штору. Уже начал светлеть восток. Дэн резко задернул штору и обернулся ко мне.

— Через час рассвет. Я не могу здесь долго оставаться. Скоро мне нужно будет уходить, — отрывисто сказал вампир и с головокружительной скоростью заметался по комнате.

Через секунду перед диваном, где я лежала, очутился низкий журнальный столик, на нем кружка, графин с водой, список предписаний врача, больничный лист, и кое-какие лекарства.

— Дэн, куда ты? — беспомощно застонала я. — Врач сказала, что меня нельзя оставлять одну!

— Я домой, понимаешь, Леночка, домой. По иронии судьбы мы с тобой живем в одном городе и кстати недалеко.

Мне оставалось одно — удивленно ахнуть и прикрыть рот ладошкой. Вот так новость! Вампиры живут среди нас, и никто об этом не догадывается!

— Обещай, что не будешь творить глупости? — требовательно сказал Денис.

Я вздохнула. Теперь вампир навис надо мной и сверлил мое лицо внимательным взглядом.

— Ты опять бросаешь меня? — заныла я, бессовестно пользуясь положением больной.

— Нет, не бросаю. Как я могу теперь тебя бросить, особенно после того, что случилось, — рассеянно сказал Денис.

— Ты про передозировку таблетками? — поинтересовалась я.

— Нет, про то, что я чувствую тебя на расстоянии, — терпеливо пояснил он.

— В смысле? — я озадачилась из-за странных слов вампира.

— У нас ментальная связь — очень редкое явление, — пустился в объяснения Дэн. — Обычно это бывает между двумя вампирами, но чтобы между человеком и вампиром — никогда.

— Ничего себе! — восхищенно выдохнула я. — Значит, мы с тобой крепко связаны.

Дэн вымученно улыбнулся, кивнул и умоляюще прошептал:

— Леночка, обещай мне, что больше никогда не станешь убивать себя!

— Хорошо… Дэн, повторяю еще раз, для тех, кто в танке — я не собиралась травить себя, и это вышло случайно.

— Отлично. Так, что еще не хватает. Вода есть… Ах, да еще еда. У тебя каша есть? — задумчиво сказал вампир, обращаясь ко мне.

— Смотря какая, — ответила. — Овсянка точно.

— Врач сказала, что тебе можно только кашу без соли и несладкий чай, — вампир вел себя как профессиональная сиделка, что я невольно улыбнулась.

— Мило, гадость, какая — каша без ничего! Что даже сахарку нельзя добавить, — захныкала я, почувствовав на себе искреннюю заботу.

— Я так понимаю, что ты сама себе это не сваришь, — резюмировал Денис, рассматривая мое тело под одеялом.

— У меня нет ни сил, ни аппетита.

Денис обреченно вздохнул.

— Где каша и подходящая кастрюля? — уже деловым тоном спросил у меня Дэн.

— Ты что? Собрался кашу варить? — выпалила я и удивленно уставилась на лицо вампира.

— Да, — простодушно ответил Денис. — Буду варить. Перед уходом я тебя еще покормлю.

— Но, — смущенно запротестовала я. — Могу и сама поесть.

— Уверен, что ты просачкуешь. Не будешь кушать — умрешь, а я хочу, чтобы ты осталась жива-здорова, — спокойно заметил вампир и тут же осведомился. — Где у тебя каша и кастрюли?

— В шкафчике, слева от дверей, — прошептала я.

Денис деловито кивнул и мгновенно испарился из комнаты.

Я блаженно зажмурилась и закуталась в одеяло. Забота Дэна рождала во мне давно забытые чувства безмятежности и защищенности. Приятно…

X

Я отвела взгляд от тарелки, которую принес Дэн, и посмотрела на вампира. Он стоял в противоположной стороне комнаты и с огромным интересом смотрел, как я поглощаю кашу. К моему удивлению то, что он сварил, можно было есть. Конечно, я морально подготовилась к тому, что вампир подаст мне неудобоваримую бурду, но кулинарные способности Дэна превзошли все мои ожидания.

— Ты так смотришь на меня… Неужели подсыпал мне цианистого калия, чтобы я не мучилась? — съехидничала я, усиленно пережевывая еду.

Теперь я наедалась, и хорошее настроение постепенно возвращалось ко мне, пусть и ненадолго. Дэн даже не улыбнулся над моей неудачной шуткой. Он неодобрительно поджал губы и покачал головой.

— Просто так странно наблюдать за тобой как ты ешь, — пояснил он и поспешно прибавил. — Что скажешь? Есть можно?

Вся его фигура выдавала все то напряжение, которое он в данный момент испытывал. На бледном лице застыло выражение любопытства и смущения. Голубые глаза светились искренней надеждой. В этот момент он здорово напоминал мне мою покойную маму. У нее было именно такое же выражение лица, когда она нам с папой впервые готовила новое блюдо, и мы всей семьей его пробовали. Улыбнувшись приятным воспоминаниям детства, я тихо вздохнула. Как жаль, что эти прекрасные дни, наполненные теплом и светом прошли. Денис все еще ждал, что я скажу насчет его стряпни.

Я коварно улыбнулась своему спасителю и лукаво протянула:

— Ну-у-у… Что тут скажешь, не плохо. Правда, соли маловато, и сахарку даже не подсыпал, — капризным тоном пробубнила я и с удовольствием растянулась под одеялом.

Денис напряженно улыбнулся, метнулся ко мне, забрал грязную, тарелку, стараясь не касаться моих пальцев. Он даже успел слетать на кухню и помыть тарелку. Затем он притащил кастрюлю с кашей, обмотанную толстым полотенцем и водрузил ее на подставку. За ней последовала чистая посуда.

— Это чтобы ты поела в течение дня, — хмуро пояснил Дэн. — И не вздумай увиливать — приду и проверю количество каши.

Теперь он избегал смотреть на меня. Что с ним? Может на него так действует приближение рассвета? Хотя нет. Денис все еще надеется на простую благородность. Ведь он не обязан за мной ухаживать.

— Дразнить вампира — это самоубийство, а такого заботливого — верх свинства, — я наконец-то сжалилась над ним и одобрительно прибавила. — Даже удивляюсь тому, как вампир, который не есть человеческую пищу, смог приготовить такую замечательную кашку. Денис, ты — золото!

Денис настороженно замер около меня. Бледное лицо Дэна расплылось в широкой клыкастой улыбке. Я невольно отшатнулась. Вблизи увидеть вампирский оскал — картина не для слабонервных.

— Извини, — виновато пробурчал он. — Все время забываю, что при смертных улыбаться нельзя.

— Дэн, спасибо, — тепло поблагодарила я вампира и улыбнулась. — И ты можешь при мне улыбаться — я привыкну, вот увидишь.

Денис сокрушенно покачал головой и метнулся к окну. Восток уже пламенел всеми оттенками бордового и розового, а первые робкие солнечные лучики пробивались сквозь листву тополей. Дэн быстро задернул занавеску и отскочил от окна. Вампир заметался по комнате, вероятно, что-то обдумывая.

— Дэн, что не так? — робко спросила я.

— Уже взошло солнце. Я не могу теперь выйти.

— Это из-за меня? Прости, — покаянно прошептала я. — Я невольно задержала тебя.

— Не смей говорить так! — рыкнул на меня Дэн и снова метнулся к окну.

Повторный осмотр восхитительного восхода ничего не дал. Природа медленно просыпалась, и утро постепенно входило свои права. Птичий гам был слышен даже через закрытые наглухо окна. Денис словно примерз к щелочке между штор и заворожено смотрел на восход.

— Денис! — окрикнула я вампира.

Дэн вздрогнул и повернулся ко мне лицом, там, где падали первые лучи солнца теперь была ярко-красная полоса. Словно к тому месту приложились раскаленным прутом. Я невольно вскрикнула. Он улыбнулся мне с выражением муки на лице, а в глазах, таких чистых, как весеннее небо, мелькнула боль.

— Вот что будет, Леночка, если я выйду на солнце, — с горечью прошептал Дэн. — Солнце нас завораживает и убивает. Мы — проклятые существа, призванные жить в вечном мраке.

— Ты можешь остаться на день у меня, — робко предложила я.

Дэн упрямо мотнул головой и плотно сжал губы.

— А что!? Это вариант! — взвилась я.

— Нет, не вариант, — глухо отрезал вампир.

Теперь на его лице была обреченность и упрямство.

— Почему? — изумилась я.

— Потому.

— А я не могу отпустить тебя на солнце! — с жаром начала я. — Это же форменное самоубийство.

После еды я заметно окрепла и обрела силы. Теперь мне удалось сесть в постели, и, не смотря на то, что грудь едва прикрывала белая маечка.

Денис страдальчески скривился и печально заметил:

— Лена, не ведаешь, что предлагаешь мне.

— Денис…. — прошелестела я.

Вампир обреченно вздохнул.

— Дэн, ты спас меня! Помог. Так позволь мне помочь тебе, — умоляюще прошептала.

— За свои сто пятьдесят четыре года я не встречал такой упрямой девчонки, — вздохнул вампир.

— Прозвучало как комплимент, — ответила я. — Объясни мне по-человечески, почему ты не можешь остаться, и тогда мы решим, как быть в данной ситуации.

Денис вздохнул.

— Во-первых, солнце, — пояснил он. — А во-вторых…

Он замолчал и, закрыв глаза, практически простонал:

— А во-вторых, после сна я голоден и могу напасть на тебя.

— Да-а-а-а, — озадаченно протянула я, закутываясь в одеяло. — Серьезная дилемма.

— Да, поэтому я попытаюсь вернуться домой, пока солнце не так высоко. Постараюсь не смотреть на него и все.

— И все? Ты уже опалил лицо и это только первые лучики! Нет, я сказала, ты никуда не пойдешь!

— Не командуй старшими! — рявкнул Дэн.

Я скорчила обиженную мордочку и посмотрела на вампира глазами, полными слез. Мой маневр удался, и он покаянно пробубнил:

— Леночка, прости, не хотел пугать тебя. Просто не для того, я тебе жизнь спас, чтобы потом…

Он оборвал себя на полуслове и замолк.

— Должен быть выход, — прошептала я.

Дэн кивнул и задумался.

— У тебя санузел раздельный? — внезапно выдал он, после продолжительного молчания.

— Да, — проблеяла я, хотя лично не понимала — причем тут санузел. — Ты хочешь в туалет? Разве вампиры ходят туда?

Дэн вздохнул и закатил глаза.

— Я не для этого. Думаю залечь в ванной. Есть запасной матрац, подушка и одеяло?

Я неуверенно кивнула и указала на шкаф, где на дне хранились указанные вещи. Дэн деловито откопал то, что ему надо.

— Лена, я закроюсь там. И еще просьба — перед закатом не ходи перед ванной и не ищи со мной встречи, даже если ты услышишь, что я проснулся, — предупредил Дэн. — Я сам к тебе приду.

— Спокойного тебе дня, — пролепетала я, напуганная предостережениями вампира.

— И тебе, — кивнул Дэн и исчез из комнаты с охапкой постельных принадлежностей.

Мне было слышно, как вампир готовиться ко сну. Затем возня прекратилась — Дэн видимо уснул. Присутствие в квартире вампира нисколько меня не страшило, а даже наоборот — успокаивало. Вскоре, усталость взяла свое, и я даже не заметила, как уснула сама.

XI

Пронзительный звонок мобильного телефона грубо вырвал меня из сладких объятий Морфея. Я сначала даже не сообразила что к чему, и когда окончательно проснулась, то мелодия звонка проиграла несколько раз. Звонил Колесников и любезно справлялся о моем самочувствии. Его скрипучий голос был насквозь пропитан фальшью и равнодушием. На самом деле ему не было ровно никакого дела до меня. Просто не на кого было сбросить приличный кусок работы, который я тянула по вечерам. Скривившись от наигранного сочувствия главреда, я сообщила ему о своем больничном. Колесников не на шутку испугался — скоро выпуск номера, а половина статей так и не написаны. Он тут же залебезил, начал просить, чтобы я взялась хотя бы за статью об алкоголизме в стране, обещал, что ко мне заедет Лара и привезет статистику и все необходимые материалы. Мне пришлось разочаровать шефа — у меня постельный режим и надо неукоснительно его соблюдать.

В этот момент я окончательно узнала главреда с плохой стороны — Колесников начал шантажировать меня увольнением, испорченной репутацией журналиста и полной безработицей, а так как идти мне было некуда — пришлось, скрипя зубами согласиться. Боже, и почему я такая мягкотелая и бесхарактерная? Колесников бойко закончил разговор тем, что посулил мне премию в этом месяце и обещанием, что Лара заедет ко мне после работы и у меня еще будет время отлежаться. Я мельком глянула на часы. Было всего лишь без четверти двенадцать. В моем распоряжении было еще уйма времени прежде чем придет ненавистная мне Лариса — подхалимка и подпевала Инессы.

От слабости меня все еще шатало, зато появился аппетит. Еще раз, возблагодарив Дэна за проявленную заботу, я поела кашу, выпила горячего чаю без сахара и умылась на кухне. В ванной комнате царила гробовая тишина. Сколько не прислушивалась под дверью, то было так тихо, что я даже засомневалась в присутствии в моей квартире вампира. Лишь только закрытая изнутри дверь говорила о том, что мне не приснилось появление Дэна в моей крошечной квартирке. Запоздало вспомнив предостережения Дениса, я вернулась в постель с намерением еще поспать.

В следующий раз меня разбудил пронзительный звонок в дверь. Шепотом, ругая шефа, я скатилась с дивана и, не смотря на слабость в ногах, поплелась открывать неизвестному гостю. На пороге стояла вездесущая Лара с пухлым пакетом в руках. Ее большие серые глаза пытливо осматривали тесную прихожую, заставленную мебелью. В этот момент я услышала возню в ванной и поспешила увести гостью в комнату, плотно прикрыв за собой дверь. Прибраться мне так и не удалось, зато я с запозданием заметила, что уже приближался закат. В комнате было несколько мрачно, и я раскрыла шторы, впуская свет догорающего дня. Облачка на темно-синем небе были окрашены в лиловые и бордовые оттенки. Солнце пылало над горизонтом и у меня еще были все шансы спровадить сотрудницу до того, как последний лучик догорит в багряном мареве заката и голодный вампир выйдет из моей ванной.

Когда Инессы не было рядом, эта сероглазая девушка становилась тихой, скромной и очень воспитанной, но это было до поры до времени. Я была больше чем уверенна, что все мои слова и поступки Лара передаст Инессе, и они обе еще вдоволь обо мне посплетничают. Цепкие глаза Ларисы с нескрываемым любопытством рассматривали обстановку единственной комнаты в квартире. Минимум мебели создавал ощущение пространства и Ларе это понравилось.

— Не плохая у тебя квартирка, уютно, мило, — продолжала сотрудница.

Лариса доброжелательно улыбнулась и принялась выкладывать гостинцы на журнальный столик.

— Как твое самочувствие? — поинтересовалась Лара. — Кстати, это тебе от всех нас.

Она указала на апельсины, яблоки, печенье и сок. Я огорченно вздохнула, прекрасно понимая, что пока что мне этого всего нельзя, но пришлось промолчать.

— Если честно, то не очень, — нейтральным тоном ответила я.

— А что с тобой стряслось? — круглое лицо сотрудницы светилось неуемным любопытством.

— Отравление и приступ гастрита, — не моргнув, соврала я, глядя в невинные глаза Ларисы.

Лара расстроилась или сделала вид, что расстроилась. Теперь она виновато перевела взгляд с меня на гостинцы.

— Прости, я не знала, что у тебя проблемы с желудком. Колесников решил, что у тебя грипп.

Я скривилась, словно от зубной боли, но любезно усадила сотрудницу в кресло, а сама расположилась в постели, как пободает больному человеку. Лара с интересом рассматривала завалы на моем журнальном столике, но вслух ничего не сказала. Девушка лишь с сочувствующим видом вздохнула, достала из пакета скоросшиватель и протянула его мне. В папке были материалы для статьи. Я обреченно вздохнула — тут же работы на целую ночь!

— Мы бы не простили тебя помочь, если бы не аврал, — Лара совершенно верно истолковала мой вздох и теперь активно защищала своего обожаемого главреда.

— Ну, да, конечно, у нас аврал каждую неделю, — буркнула я и отшвырнула от себя папку. — Я буду работать всю ночь, а я, между прочим, на больничном! Ко мне ночью скорая приезжала. Но я так понимаю, что Колесникову все по барабану!

Скоросшиватель приземлился на пол с глухим шлепком. В этот момент я больше всего опасалась, что Дэн выйдет из ванной и мне будет тяжело объяснить Ларе наличия клыков у моего нового знакомого. Черт, когда же она уйдет!

— Лена, прости, просто тебя и заменить-то некем после сокращения, — виновато пролепетала Лариса, оправдываясь передо мной. — У нас все пашут за двоих. Ты же сама знаешь, что Колесников не скупиться на премии. Главред никогда нас не обижал…

— Я знаю, — буркнула я, слишком хорошо понимая, что девушка права.

— Вот и отлично! Лена, помни это! — Лара призвала меня к труду и с этими словами встала с кресла. — Мне пора домой. У самой тоже висит еще ненаписанная статья.

Слава Богу! Сотрудница решительно двинулась на выход, и мне пришлось топать за ней в прихожую. Лара неторопливо оделась, попутно рассказывая последние новости в редакции. Послышался едва различимый вздох в ванной. Дэн проснулся! Чтобы как-то замаскировать непонятный для сотрудницы звук, я закашлялась.

— У тебя точно не грипп? — с подозрением спросила девушка.

Теперь Лара стояла на пороге одетая и с вещами в руках. В этот миг послышалась возня, шорох и все стихло, словно вампир прислушивался к нам.

— Нет, — отрезала я. — Сказала же — желудок!

В этот момент мне остро захотелось собственноручно выпихать назойливую девицу за дверь.

— Ладно. Пока! Зайду завтра утром за статьей, — на прощание сказала Лара, и я слишком поспешно закрыла входную дверь, надеясь, что я успею скрыться в своей комнате, прежде чем вампир выйдет на охоту.

В ванной послышался щелчок открываемой двери, скрип петель и шорох шагов. Я напряглась, буквально превратилась в слух и с запозданием осознала свою оплошность — все еще была в прихожей, а голодный вампир навис надо мной.

XII

«Раз, два, три, четыре, пять… Кто не спрятался — я не виноват…» — очень некстати промелькнули слова из детской считалочки, когда я заглянула в черные глаза своей собственной смерти.

Черты бедного лица заострились, небесную радужку поглотил абсолютный мрак, клыки удлинились до невероятных размеров — вот она, темная сторона вампира. Денис зачарованно замер на месте, взирая на меня, словно на самый желанный обед в мире. Да, что сегодня за день такой? Теперь я узнала заботливого Дэна с плохой стороны, и поверьте, это было однозначно страшнее, чем разъяренный Колесников. Я испуганно сжалась и отпрянула к стене. Вытянув руки вперед, будто это может защитить меня от голодного вампира, я пролепетала:

— Дэн! Это я — Лена… Слышишь?… Эй, я невкусная…Честное пионерское!

Денис шумно выдохнул, закрыл глаза и сжал пальцы в кулаки. В этот момент он отчаянно боролся с жаждой крови… Моей крови… Я судорожно сглотнула, чувствуя, как от страха колотится сердце где-то в районе горла. В этот миг его ноздри затрепетали, улавливая мой запах. На лице было отсутствующее выражение.

— Дэн! — пискнула я, все еще не оставляя надежды на то, чтобы образумить голодного вампира.

Самое обидное было то, что он потом же будет мучиться из-за чувства вины. Стиснув зубы, я оттолкнулась от стены, и смело шагнула навстречу Денису. Уперевшись ладонями в его грудь, мне удалось легонько оттолкнуть его тело от себя.

— Все. Поиграли и хватит! Мне пора в постельку, — как можно тверже произнесла я.

Громкий голос и мои движения отвлекли Дэна от поисков бьющейся жилки на моей голой шее. Бледные веки задрожали, и глаза медленно открылись. Вампир взглянул на меня темно-синим затуманенным взором, в глубине зрачков промелькнуло узнавание. Дэн замер на месте, стараясь не вдыхать воздух вокруг меня, и процедил:

— Уходи! Быстро!

Я шагнула в сторону двери, ведущей в комнату, стараясь не бежать, а идти спокойным шагом, насколько это было возможно. Своим побегом я могла сама же спровоцировать охотничий инстинкт хищника. Мне почти удалось прогнать страх и унять сердцебиение. Тело, лишенное адреналина, закачалось, а ноги стали ватными. Сделав неудачный шаг, я запнулась ногой о дорожку на полу и неловко повалилась прямо в руки Дэну. Всего на миг я почувствовала сильные руки Дениса на своей талии, тяжелое хриплое дыхание в шею и дрожь во всем мускулистом теле вампира. Ситуация была более чем щекотливая. Затем все произошло с головокружительной скоростью — Дэн издал страшный рык и отпихнул меня в сторону. Я не удержалась на ногах и упала на ковровую дорожку, зацепив плечом вешалку для верхней одежды. Удар несколько оглушил меня, и теперь я смотрела на вампира затуманенными от боли глазами. Внезапно, на моих глазах Дэн превратился в густой туман. Сизые плотные клубки дыма просочились сквозь щель в форточке и исчезли в густых сиреневых сумерках. Боже, я, что в бреду? Или здравствуйте, галлюцинации?

Не знаю, сколько я пролежала на полу в прихожей и когда окончательно пришла в себя, то моя тушка уже основательно подмерзла в одном халатике. Я встала, потирая ушибленное место, и встала перед зеркалом, обнажив плечо. На молочно-белой коже расплылся чудовищный лиловый синяк до самой лопатки. Я скривилась от ноющей тупой боли и вернула халат на место. Меня радовало другое — это я еще легко отделалась. Настроение было паршивое. От одной только мысли, что я опять была на грани смерти, мне становилось плохо. Одиночество вновь вернулось ко мне. Уже давно стемнело, и ночь вступила в свои законные права. Я подошла к окну. За тонким стеклом, переливаясь мириадами огоньков, шумел ночной город. Где-то там, по улицам ходит Дэн в поисках своей очередной жертвы. Открытие, что мой знакомый вампир очень опасный хищник, питающий человеческой кровью из живых людей, неприятно поразило меня, оставив на душе горький осадок. Работать совершенно не хотелось, но разъяренный Колесников был не хуже голодного вампира. Поэтому я зашторила окно, включила настольную лампу, компьютер и засела за работу.

Статья не пошла с самого начала — первые абзацы выходили какие-то ершистые. То слова были слишком общие, совершенно не захватывали внимание читателя, то слишком было много сухих фактов, подкрепленных одной статистикой. Вспоминать об алкоголизме на жизненных примерах своих родственников или знакомых совершенно не хотелось. Это как ворошить прошлое, словно запакованное и сложенное на чердаке старье. Я уже и кашу себе разогрела, и чай выпила, и печенюшку сжевала, но все равно ничего не выходило. Часы на стеллаже упрямо тикали, показывая половину двенадцатого ночи, а статьи все не было. Когда я уже дошла до наивысшей точки кипения, на кухни послышались знакомые мягкие шаги. В комнату вплыл Дэн собственной персоной. Его лицо хранило несколько виноватое выражение, которое впрочем, сразу же испарилось при виде моего страдающего тела на баррикадах желтой прессы.

— Не понял?! Почему ты за компьютером? А ну-ка марш в постель! — рыкнул Дэн и грозно встал надо мной.

Его бледное лицо заметно порозовело, на щеках заиграл румянец. Вампир теперь выглядел цветущим и помолодевшим. Теперь я точно понимала, отчего такая разительная перемена.

— Вижу, охота прошла удачно, — лучшая защита — это нападение.

Денис опять смутился, и в его глазах мелькнула обида, смешанная с болью.

— Я этим занимаюсь не по своей воле, — голос вампира был глухим.

Мне стало совестно. Да, как можно быть такой свиньей — парень мне жизнь спас и не раз, а я ехидничаю. Даже сейчас он озаботился моим здоровьем… А я что?

— Прости, я не хотела тебя обижать, — прошептала я. — Я испугалась, что ты меня…

В комнате взметнулся ветер, и вампир уже вплотную стоял передо мной. Голубые прозрачные глаза были печальны. В этот миг, мне стало его искренне жаль.

— Ты сильно ударилась? — прошептал Дэн и осторожно провел теплой ладонью по плечу. Боль отдалась в позвоночник, и я тихо всхлипнула.

— Прости. Я не хотел. Иди сюда.

Денис осторожно поднял меня со стула, прижимая к себе. Теперь его радужки оставались голубыми, дыхание было ровным и глубоким, но самое главное — я услышала ровное сердцебиение, пусть не такое быстрое, как у людей, но зато его сердце билось! Это открытие несказанно порадовало меня. Слава Богу, он живое существо, а не одна из форм нежити.

— У тебя бьется сердце, — удивленно прошептала я, а Денис замер со мной на руках посреди комнаты.

— Да, а что тебя так удивляет?

— Ну…, — я запнулась и решила ответить до конца. — Просто везде считают, что вампиры — ожившие мертвецы.

Густой раскатистый хохот грянул по комнатке, отражаясь от стен.

— Тише, — прошипела я и задергалась в крепком захвате сильных рук. — Соседей разбудишь.

Дэн буквально затрясся от смеха, немного запрокинув голову назад. Белоснежные клыки матово блеснули в неярком свете настольной лампы. Но в этот раз я не испугалась, а просто прижалась к вампиру и пристыжено смотрела на него.

— Что смешного? — пробурчала я.

— Прости, милая, давно так не хохотал, — прошептал Дэн, оправдываясь.

— Это не я придумала. Это в кино такое показывают.

— Забыл, что ты веришь фильмам, — сквозь смех ответил Денис.

— Я вообще-то и правды о вас не знаю, — парировала я и строгим взглядом зыркнула на Дэна. — Положи меня, откуда взял!

— Я обязательно тебе расскажу, но позже, — мелодичный баритон успокаивал и завораживал. — А теперь займемся твоим плечом.

Денис осторожно уложил меня на живот.

— Прости, мне надо взглянуть, — извиняющимся тоном прошептал убаюкивающий голос вампира.

Я почувствовала, как он спустил халат и как его теплые пальцы нежно массировали ушибленное место.

— Там огромный синяк, — прошептала я.

— Ничего, скоро ничего не будет, — успокаивающе прошелестел голос Дэна, и я почувствовала, как потихоньку мое сознание уплывает по теплым волнам небытия.

В этот миг меня не волновало покалывание кожи на спине, прикосновения рук вампира и горячее дыхание, обжигающее шею. Когда я пришла в себя, то была полностью одета и лежала под одеялом. Напротив меня на корточках сидел Дэн и с тревогой заглядывал мне в лицо.

— Как ты?

— Уже лучше, — ответила я и с удивлением отметила про себя тот факт, что уже больше ничего у меня не болело. — Странно. Плечо больше не болит. Что ты сделал?

— Ничего особенного, просто наложил обезболивающую мазь, — ответил Дэн и улыбнулся, стараясь не показывать клыков.

— Спасибо, — с благодарностью прошептала я и осторожно пожала его руку.

Вампир резко выдернул ладонь из моей руки, выпрямился и отошел в сторону письменного стола. Он с интересом рассматривал скоросшиватель и перелистывал материалы в нем. Я недоуменно уставилась на Дениса. Чудной какой-то этот вампир. То мазью плечо натирает, то когда его берут за руку — дергается.

— Что это? — поинтересовался он, указывая на папку.

— Это для статьи. Колесников велел написать за ночь, — ответила я.

Дэн нахмурился и недовольным тоном процедил:

— А ты сообщила ему, что ты на больничном и что тебя едва вытащили с того света?

Я уже начала закипать, какого черта он лезет не свое дело.

— Нет, забыла сообщить о таблетках и о своем знакомом вампире! — огрызнулась я и хмуро выглядывала из-под оделяла.

— Боюсь, тебе не поверят, — с усмешкой продолжал Денис. — А послать главреда ты не пробовала?

Он увидел мою недовольную физиономию, он поспешно прибавил:

— Ну, ну, не злись, Ленчик, просто ты сама даешь себя эксплуатировать.

В этот момент меня прорвало, и Денис узнал много чего нового о Колесникове, опостылевшей работе и то, как тяжка и неблагодарна работа журналиста желтого издания. Отдельно я посвятила высказыванию на тему алкоголиков и ненаписанной статьи. После моей десятиминутной эмоциональной тирады, вампир со вздохом заметил:

— Не написана статья, а уже два часа ночи?

Я утвердительно кивнула.

— Лена, ты обратилась по адресу. В начале двадцатого века я работал в одной газетенке в Киеве, так что могу помочь. Будь спокойна, к рассвету статья будет готова.

— Денис, даже не знаю, отчего ты так добр ко мне? — растроганно прошептала я. — Ты прямо мой ангел-хранитель…

XIII

Денис Ковальский (Дэн)

Мягкой поступью я неотступно следовал за парнем от самого гнусного притона в городе. Резкий ветер рвал на хрупкой мальчишеской фигурке болоньевую круточку, безжалостно трепал широкие грязные джинсы, а густая весенняя грязь сыто хлюпала под неверными шагами молодого подонка. Я втянул носом аромат, который шлейфом тянулся за ним на добрых несколько метров. Слава Богу, сегодня он не кололся. Скорее всего, денег на дозу нет, а наркодиллеры в долг давать больше не желали. Следующий глубокий вдох принес череду ярких вспышек перед глазами, и страшные картинки из прошлого парня быстро замелькали в моей голове. Я не ошибся и шел по верному следу. Такой поддонок определенно заслуживал наказания, хотя убивать я его не собирался, а следовало бы. Вооруженное нападение на женщину ради ее кошелька, мобильного и драгоценностей, затем было жестокое изнасилование, а после несчастную просто прикончили — это был еще не весь список злодеяний мелкого паршивца. За свои пятнадцать лет парень успел натворить немало дел, но в этом были виноваты наркотики и те уроды, которые в первый раз дали попробовать своего зелья.

О да…Самое то! Лично я определился с выбором ужина на сегодня. Я хищно оскалился и тихо зарычал, предупреждая остальных своих собратьев, что жертва занята. Несколько темных фигур, держащихся в тени, моментально превратились в туман…. Парень шел вперед, шатаясь от резких порывов, иногда останавливаясь. Но он даже не представлял, что за ним попятам идет самый настоящий хищник. Да, я был бесшумной тенью своей жертвы, ночным спутником и провожатым. Дикий необузданный голод гнал меня на звук ритмично бьющегося человеческого сердца. В очередной раз жертва завернула за угол, и мы оказались в темном переулке. В этот миг мне стало ясно, что пора заканчивать охоту. Я превратился в густой туман и загородил проход наркоману. Парень грязно выругался, но продолжал двигаться через дымку. Когда моя жертва потеряла всякий ориентир и сделала несколько неверных шагов, загоняя себя в тупик, я позволил внутреннему зверю вырваться наружу. Материализовавшись перед наркоманом, я широко улыбнулся во все тридцать два и, выпуская клыки во всю длину, потянулся к жертве. Я решил не гипнотизировать парня — пусть помучается. Когда тебя наживо кусает вампир — это очень больно. Мальчишка что-то дико заорал, замахал руками, будто отгоняя меня, как назойливую муху. Меня это рассмешило — смертные иногда такие забавные. В больших глазах парня мелькнул дикий страх. Я молниеносно схватил жертву и одним махом обнажил шею. Аппетитная жилка билась всего в нескольких сантиметрах от моего жадного рта.

«Все, пора заканчивать» — подумал я и погрузил клыки в податливую плоть смертного.

Когда я насытился, то мальчишка был без сознания. Мне пришлось изрядно его потрясти, чтобы наконец-то ресницы затрепетали и глаза раскрылись. На меня взглянули блекло-серые глаза. Взгляд постепенно стал осознанным. Жертва тихо ахнула, и глаза невольно округлились. В них плескался животный страх.

— Тш-ш-ш, — прошептал я, наклоняясь к самому уху мальчика. — Уже все позади…

Я внимательно посмотрел в глаза парню, сфокусировался точно в его зрачках и тихо прошептал:

— Ты никогда не будешь принимать наркотики. А сейчас ты пойдешь домой, ляжешь спать и завтра утром ничего не вспомнишь. Внушаю тебе отвращение к пагубным привычкам. Ты понял?

Парень заворожено замер, послушно внимая слова внушения. На последней фразе он утвердительно кивнул, соглашаясь со мной.

— Хорошо…, — удовлетворенно прошептал я. — Иди…

Парень отодвинулся от меня и с отсутствующим выражением лица пошел своей дорогой. Я еще некоторое время следил за его покачивающейся фигурой до тех пор, пока он не растаял в ночи. Сыто зевнув, я блаженно зажмурился, вытащил платок и тщательно вытер губы — не хватало мне еще щеголять по улицам с окровавленным ртом. Да, это просто моветон какой-то. Усмехнувшись, я оттолкнулся от грязного асфальта и взмыл над крышами домов…

* * *

Если бы я умер вместе со своей женой и детьми во время эпидемии скарлатины, то никогда бы не узнал, что такое автомобили, электричество, интернет и спутниковое телевидение. Бешеный ритм жизни в современном мире очень раздражал, но чтобы выжить, мы были вынуждены приспосабливаться. Я постоянно учился чему-то новому, овладевал все новыми профессиями, работал в различных сферах. Поначалу меня все это спасало от гнетущего одиночества, но вскоре новизна бессмертной жизни притупилась. За свои сто пятьдесят лет я просто устал от постоянного одиночества. Мне ни на секунду не удавалось забыть прошлую жизнь. Ту жизнь, когда я был счастлив, имел семью и хотел умереть стариком в окружении своих внуков. Жаль, что моим мечтам так и не суждено было сбыться.

Я горько скривился. Все эти долгие годы я постоянно вспоминал свою покойную жену и любимых сыновей. В человеческой жизни я безумно любил Клару и дорожил каждым прожитым с ней днем. Я до сих пор помню нашу первую встречу. В тот день лил проливной дождь, и вся мостовая была залита глубокими лужами. Молоденькая девушка шла позади всех и трогательно приподымала подол нарядного платья. Весна уже вступила в свои права, окропив город первой майской грозой. Небо постепенно расчистилось, и первый солнечный лучик упал именно на молоденькую незнакомку. Это и привлекло к ней мое внимание. В тот момент я сидел в карете и скучающим взглядом рассматривал прохожих с зонтиками. Всего на миг незнакомка подняла глаза и на меня взглянули бездонные серо-зеленые озера. Удивительная девушка — одним взглядом влюбить в себя известного всем повесу и бабника… Я тепло улыбнулся своим воспоминаниям. Через год мы с Кларой поженились. У нас родились близнецы — Ваня и Вася. Все было отлично, до тех пор, пока к нам в городишко не пришла смерть в обличии больной бабки. Всего за несколько дней я потерял все — горячо любимую жену и сыновей. Как жаль, что я тогда не умер…

Да, и как можно было принимать помощь от странного незнакомца… Кто же знал, что передо мной был сам дьявол в человеческом обличии… Это был вампир, столь древний, что никто из смертных себе об этом и помыслить не может… Он видел все — как зарождались и рушились цивилизации, велись войны среди богов на Олимпе, как пали языческие боги и власть над планетой вновь перешла Единому Богу и его ангельскому войску. Меррав был одним из Первейших, супругом самой Лилит — королевы вампиров… Меррав предложил мне вечную жизнь и посулил, что душа любимой Клары сделает свой круг и непременно возродится снова. Это обещание было слишком заманчивым для меня… Я был убит горем и не ведал, на что себя обрекаю… Глупец… Как жаль, что я тогда не умер… Но когда я осознал кем стал, то было слишком поздно. Я был бессмертным, вампиром… Меррав стал моим Наставником, учителем, проводником в мир расы вампиров.

Мой Наставник не один год вдалбливал в меня правила поведения вампиров. Правда, с самого начала я был очень даже против своей новой вампирской ипостаси, ужаснувшись последствий своей первой трапезы. Меррав искренне не понимал моего сопротивления неизбежному и моего странного желания быть человеком. Наверное, лучше бы мне умереть в свое время, чем скитаться бессмертным существом по миру. Наставник учил меня, что полное одиночество — удел вампира. Он был добр ко мне всегда — когда я пытался покончить с собой или когда превратился в кровожадного монстра. Наставник помогал мне и наконец, с его помощью я укротил своего внутреннего зверя. Теперь я не убиваю людей ради забавы. Я научился сохранять жизни своим невольным кормильцам, и это хоть как-то успокаивало мою совесть.

Наверное, я самоубийца. Начать общаться со смертной на равных, хоть и виртуально — было верхом безрассудства. Меррав считал это моей очередной прихотью и фактически не вмешивался в мои дела. От расправы меня спасало лишь высокое положение Меррава и его доброе отношение ко мне. Одно из правил — вампиры должны жить в тени человечества. Хотя судя по последним веяниям моды на вампиров — кое-кто решил выйти из этой самой тени. Интернет — великая вещь, а моя собеседница была неординарной личностью. Ее боль чувствовалась даже сквозь те колючие фразы, которые писала Лена в окошке сообщений. Но даже личная трагедия не смогла сломать эту смертную — девушка оказалась стойким оловянным солдатикам. Жаль, что я вампир… Был бы я человеком, то непременно сделал ее своей. Правда собеседница упорно не желала верить мне, а так обидно, что впервые мне удалось сказать правду кому-то из смертных, а мне не поверили… Жаль, очень жаль, что мы так и не увидимся. Ощущение одиночества и пустоты, наконец, отступило, но я знал — это мираж, самообман. Мы никогда не сможем быть вместе — моя жажда крови когда-нибудь победит…

Елена с каждым днем удивляла меня все больше и больше. Теперь я переписывался с девушкой из любопытства, нежели от скуки. Ужасная трагедия сделала ее глубже, вдумчивее, намного интереснее и это выгодно выделяло ее среди других смертных. Теперь Леночка для меня стала скорее другом, нежели ужином. Даже наши схожие судьбы значительно повлияли на мое отношение к ней — жалость, сочувствие, симпатия. Мда… Не самый лучший арсенал чувств к потенциальной жертве. Но когда я увидел фотографию Лены на мониторе, то понял — это знак. На меня смотрело бледное подобие Клары — те же серо-зеленые глаза, чувственные губки и молочно-белая кожа. Конечно, фото не могло поразить меня настолько, как наша совершенно случайная встреча…

Как говорят, человек предполагает, а Бог располагает. В моем случае — вампир. Я торопливо шел на встречу с заказчиком моего нового романа-боевика «Выстрел вслепую», когда заметил одинокую женскую фигурку девушки. Незнакомка зябко куталась в свое пальтишко. В ее фигуре была такая обреченность, надломленность и глубокое одиночество, что я невольно споткнулся и замер на месте. Не знаю, что во мне перевернулось в тот момент, но появления одного из моих собратьев напротив ее одинокой фигурки внезапно возмутили меня. Нет! Только не она! Эта смертная достойная долгой и счастливой жизни. Но у Лиса были другие планы на девушку. Мой давний недруг плотоядно облизывался, рассматривая тонкие запястья незнакомки. Издав шипящий звук, я сорвался с места и понесся на Лиса, не заботясь о последствиях. Я был сильнее, несмотря на то, что еще был молод, а мой создатель — Меррав. Лично я могу дать фору любому противнику, даже намного старше себя. Схватка была недолгой — голова Лиса полетела с плеч…Печально, что пришлось убить собрата, пусть садиста и кровожадного монстра.

Мой устоявшийся мир с оглушительным треском обрушился, когда на меня посмотрели удивительные серо-зеленые глаза… Такие родные и знакомые. Неужели, Клара? Но это невозможно! Моя любимая жена умерла! Недоумение сменилось восторгом и внезапным чувством давно забытого поклонения и обожания. В это мгновение я забыл, как дышать, жить, двигаться. Сердце замерло в груди, но всего не миг, а затем забилось лишь только для одной этой незнакомки. Я с наслаждением вздохнул аромат ее кожи… И так, приступим…Девушка напугана и не мудрено… Как ее зовут? Елена… Яркие картинки из ее прошлого быстро замелькали перед глазами — страшная смерть ее семьи, одиночество и общение по аське с Носферату. Черт! Это же моя виртуальная собеседница и она жутко напугана.

Теперь я точно уверен, что Леночка — очередное воплощение души Клары. Присланная девушкой фотография была всего лишь бледным подобием Елены. Это неожиданное открытие окрыляло меня и вселяло надежду. Та, которую я так ждал, наконец-то, вернулась в этот мир. Следом за эйфорией наступила глубочайшая депрессия. Я встретил ту, которую любил и люблю, но теперь я — монстр и Елена в опасности всякий раз, когда она рядом со мной. Нам никогда не быть вместе! Как жаль, что я НЕ человек. Меня раздирала такая дикая боль, что сначала я испугался. Волны сильных отрицательных эмоций накатывали на меня, но источником их был кто-то другой. Я насторожился. Беспокойство нарастало и вскоре мне пришлось искать того, с кем у меня установилась такая прочная ментальная связь. К моему огромному удивлению это была Елена, и она была в беде.

Я испытал огромное облегчение и счастье, когда густые ресницы девушки затрепетали, веки открылись и на меня взглянули серо-зеленые глаза. Она увидела меня, и ее бледные щеки заметно порозовели. В радужках плескалась такая безмерная горечь, что я невольно вздрогнул. Теперь я хотел одного — оградить Леночку от всех опасностей мира, даже от самого себя. Нет, не так — от себя самого в первую очередь. Леночка очень одинока и не заслужила на то, что ей пришлось пережить. Я желал ей самого наилучшего — мужа и детишек. Мне больно отталкивать ее от себя, но так будет лучше… Я знал, что понравился ей больше, чем просто друг. Она увидела во мне мужчину. Трагедия заключалась в том, что я не смогу дать того, чего ей так хочется. Жаль, что я не человек…

Уже занималась заря, когда я шел от Лены. Мы практически всю ночь убили на то, чтобы написать эту треклятую статью об алкоголизме. Хотя я ловил себя на мысли, что безумно хочу прижать к себе эту хрупкую девушку к себе и нежно целовать ее чувственные чуть пухлые губы. Мы только что расстались, а я уже скучал по ее наигранно-гневным взглядам и капризным выходкам. Мне нравилось наблюдать, как она накручивает на палец локон, когда задумывается, как грызет колпачок ручки, или быстро стучит по клавишам своими тонкими пальчиками. Даже не вериться, что мне придется уйти… Но так будет лучше… Наверное…Хотя лично я не знаю, как мне жить без Елены…

XIV

Статья, написанная вместе с Дэном, внезапно произвела ажиотаж не только среди моих коллег, а и читательниц. Самые настойчивые звонили в редакцию и благодарили Колесникова за то, что многие их мужья, горькие пьяницы, бросили пить, когда прочли статью. В итоге весь тираж журнала вмиг разошелся по городу всего за один день. Даже пришлось дополнительно допечатывать экземпляры, так как многие реализаторы попросили увеличить тираж. Об этом я узнала буквально сразу, как только переступила порог редакции. Сотрудники окружили меня, словно дети Ленина, и наперебой рассказывали все новости, произошедшие после недельного отсутствия на рабочем месте. Даже Инесса растаяла и подошла ко мне. Сзади высокой блондинки маячила улыбающаяся Лариса. Эта странная перемена в отношении ко мне насторожила, и моя интуиция меня не подвела.

После летучки Колесников попросил меня зайти к нему в кабинет. Шеф долго и пространно рассуждал о том, что я, как журналист, вышла на другой уровень и наконец-то доросла до того, что мне уже можно доверять серьезные темы. Правда у меня зародился встречный вопрос, какие серьезные темы может поднимать наш журнал, рассчитанный на домохозяек? Главред об этом загадочно молчал, но пообещал, что впредь не станет грузить меня мелкой работой, а будет давать только крупные проекты. Колесников был просто чудо — он сдержал слово и выдал мне неплохую премию. Теперь стало понятно, отчего Инесса внезапно залебезила передо мной — она почуяла шефское расположение к моей особе и решила этим воспользоваться. Ха! Не на ту напали! После того, как я засунула деньги в кошелек, то первым делом отшила Инессу и со спокойной совестью пошла пить зеленый чай.

В данный момент меня волновала совсем не сотрудница, а тот странный эффект, который произвела статья. Любопытство росло с каждым часом, проведенным на рабочем месте. Я уже догадывалась, что если существо способно превращаться в туман, следовательно, вампир обладает еще другими талантами. Я не отбрасывала вариант массового гипноза — от сотрудников до читательниц вместе с их горе-пьяницами. Вспомнив некоторые вампирские фильмы, я сразу же утвердилась в мысли о том, что Денис однозначно обладает гипнотическими способностями. Кольнула неприятная мысль о том, что вампир мог спокойно гипнотизировать меня и делать со мной, что ему вздумается. Я ни разу об этом даже не догадывалась. Может это и был тот пресловутый гипноз? Или это особый вампирский шарм, когда на тебя западают окружающие?

Я не знала, как объяснить мое внезапное влечение к нему, больше похожее на зависимость. Подобные чувства я испытывала впервые, и даже моя любовь к покойному мужу была совершенно не такой. Иной раз я даже ловила себя на мысли, что уже не осознаю себя отдельно от Дэна — словно мы с ним единое целое. В ту ночь, когда мы вместе писали статью, я чувствовала крепкую связь между нами. Нет, это была не любовь… То, что возникло между нами — не было банальной страстью или тем чувством, которое люди называют «любовь». Мы ощущали себя одним целым, словно давно потеряли друг друга, а теперь, наконец, обрели… А то, что мои чувства взаимны, я просто знала.

Я медленно очнулась от своих грез. Чай уже давно остыл и чашка сиротливо стояла на пустом обеденном столе. Коллеги разошлись по своим рабочим местам — перерыв на чай закончен и в редакции закипели обычные трудовые часы. Я допила холодный крепкий чай и со вздохом пошла к своему рабочему месту. Перед тем, как с головой погрузится в рабочие дела, я дала себе зарок — непременно расспросить обо всем у Дэна. С облегчением вздохнув, я торопливо открыла ворд и уселась править уже готовую статью.

Незаметно подкрался вечер. Медленно догорало солнце на западе, и я заворожено смотрела в окно. Где-то в этом городе просыпается голодный Дэн. С огромным удивлением я осознала, что до встречи с Денисом моя жизнь текла вяло и бесцветно, словно какое-то черно-белое кино. Я просто существовала и ничего не замечала вокруг. Я не видела, как прекрасен рассвет, закат, мириады звезд на темно-синем бархатном небе, и просто плыла по течению. Но теперь я жила! Жила по-настоящему! Было куда спешить, радоваться встрече с близким тебе живым существом, пусть даже это НЕ человек. Одиночество слишком жестоко. Кто побывает в его ледяной хватке, навсегда будет ценить присутствие близких людей в жизни. Так и я. Обретя Дэна, я не желала его терять, не смотря на то, что наши отношения невозможны…

В этот вечер меня ожидало разочарование — Дэн не вышел на связь и не пришел ко мне домой. Я начала волноваться — вампира не было видно уже двое суток. Просидев за компьютером до полуночи, дольше я не выдержала, зевнула и пошла спать. Все последующие дни, до самой пятницы, текли скучно и однообразно. Правда Колесников загрузил меня серьезной, по его мнению, работой и когда я приходила домой, то была настолько измотана, что хватало сил чтобы поужинать и лечь спать. Теперь я даже была не в курсе — где Дэн и приходил ли он. Даже если и заглядывал ночью, то он врядли захотел будить меня. Если в начале недели отсутствие Дениса просто беспокоило, то теперь в пятницу я начала серьезно за него опасаться. Плюс еще главред меня обрадовал — он взвалил на меня новую статью с намеком на подобный эффект как от предыдущей. Я вылетела из кабинета Колесникова подобно пробке из-под шампанского. Моя пятая точка чуяла неприятности, а признаться в том, что статью об алкоголизме писала не я, у меня просто духу не хватило. Мое откровение грозило увольнением. Скривившись, я окончательно осознала, что Дэн мне просто необходим по многим причинам — начиная от личных, заканчивая профессиональными.

Настроение упало ниже плинтуса — я с детства ненавидела быть от кого-то зависимой. Унылые размышления прервала веселая Инесса. Блондинка продолжала пытаться, как ни в чем не бывало общаться со мной, не замечая моего полного неприятия всей сложившейся ситуации. Я устало подняла голову и посмотрела на сотрудницу. Девушка растянула алые губы в улыбочке, кстати, получился хищный оскал, и дружелюбно проговорила:

— Елена, завтра исполняется пять лет нашему журналу и Колесников поручил именно мне заняться организацией корпоратива. Главред решил устроить нечто грандиозное…

С огромным удивлением я внезапно осознала, что за собственными переживаниями и тревогой совершенно забыла о столь знаменательной дате для нашего желтенького журнальчика. В этот момент в комнату вошел сияющий Колесников. Даже не верилось, что лысоватый невысокий мужичок, который был вечно хмурым и недовольным, теперь сияет как ясно солнышко.

— Уважаемые коллеги, — торжественно начал он. — Как вы знаете, что завтра у нашего журнала юбилей, и я приглашаю всех вас в ночной клуб «Сахара» на празднование юбилея. Встречаемся завтра у входа в клуб ровно в 21.00. Просьба не опаздывать.

Среди сотрудников пронесся веселый смех и аплодисменты. Колесников смешно поклонился и снова исчез в своей берлоге. Со смесью радости и предвкушения чего-то интересного, я откинулась на спинку кресла.

Я не любила ночные клубы, громкую музыку, пьяные танцы и мигающий стробоскоп. В другое время я бы просто не пошла в «Сахару», но теперь все было по-другому. Я так устала от одиночества, тишины, давящей на барабанные перепонки, что захотелось развеяться, надеть новую красивую одежду и впервые после смерти моих близких по-настоящему повеселиться. С этими мыслями я долго и упорно рылась в гардеробе. Лихорадочно меряя наряды один за другим, мне вдруг пришло в голову прикупить себе кое-что завтра днем. Специально для праздника. Заодно зайду в салон, где из меня наконец-то сделают нормального человека. Впервые за все это время я задорно улыбнулась, предвкушая шопинг и развлечения. В поисках подходящей одежды незаметно пролетел вечер и подошло время ложиться спать. Дэна как всегда не было в аське, несмотря на то, что уже было за полночь, он так и не появился. Его молчание я начинала расценивать по-другому — вампир решил навсегда исчезнуть из моей жизни. Одиночество вновь стучалось в мою дверь, но теперь я не желала его впускать. Может оно и к лучшему, что он ушел. Ведь наши отношения сами по себе невозможны. Вместо острой боли в сердце, которая стала такой привычно, в груди было пусто. Да, в моей душе вакуум. Уже лежа под одеялом, я мысленно пожелала Дэну доброй ночи и безмятежно уснула.

Новый день встретил меня ярким весенним солнцем, льющимся через окно в комнату. Памятуя о выходном, я еще некоторое время повалялась в постели, нежась в лучах утреннего солнышка. Вставать совершенно не хотелось, и только мысль о неотложных делах, заставила меня скатиться с дивана. После завтрака я направилась планомерно наводить красоту. Не для Дэна или какого-либо мужчины, а именно для себя. Кто же знал, что подобное занятие так расслабляет и поднимает настроение. Когда я вернулась домой, нагруженная пакетами из магазина, а главное — красивая и ухоженная, солнце неумолимо клонилось к закату. Еще чуть-чуть и где-то далеко Дэн медленно откроет свои небесно-голубые глаза. Воспоминание о бледном лице обаятельного вампира мое сердце кольнуло горькое чувство невыразимой тоски. В данный момент я испытывала странную смесь сожаления и облегчения. Жаль, что он НЕ человек. И как же хорошо, что он сумел удержаться подальше от меня. Так как лично у меня такой силы воли не было и в помине.

Уже битый час я крутилась перед огромным зеркалом, рассматривая свою фигуру, затянутую в черный шелк облегающего платья. Короткая юбка выгодно подчеркивала стройные ноги в лаковых сапожках. Раньше я бы никогда не надела нечто подобное — черный цвет казался мне траурным и символизировал для меня смерть. Но не теперь ничто из одежды не смотрелось на мне столь роскошно, как этот наряд. Мои густые русые волосы были красиво завиты в крупные локоны и аккуратно уложены в сложную прическу. Парикмахер клятвенно обещала стойкий эффект. Даже на следующий день. Темно-красная помада дела губы аппетитнее, сочнее. Но все-таки визажист сделал акцент на моих глазах, сделав их изменчивую радужку светло-зеленого цвета. Еще раз, оглядев себя в зеркало, я потянулась за телефоном. Чтобы не трястись в нарядной одежде в общественном транспорте, я решила вызвать такси.

Когда я подъехала ко входу в ночной клуб, то часы на мобильном показывали без двух минут девять. Народу перед клубом было много и, судя по всему, для всех вечер только начинался. К моему огромному удивлению в ночник пришли все, даже Колесников с супругой — расфуфыренной дамочкой средних лет. Колесникова высокомерно смерила презрительным взглядом мое скромное пальтишко. Я лишь мысленно усмехнулась, представляя себе реакцию этой дамочки на мое новенькое платье. К всеобщему разочарованию Колесников поскупился, чтобы нанять отдельный зал только для нашего журнала. Нам предстояло отдыхать в общем зале, с той разницей, что наши столики, сдвинутые буквой «П», располагались в отдельно отгороженной зоне с уютными кожаными диванчиками, вместо стульев.

Грохот музыки вначале оглушил меня, а мигающий стробоскоп ослепил, но вскоре я привыкла к атмосфере клуба. С появлением нашей гурьбы в зале произошел небольшой ажиотаж — все с интересом пялились на нас, словно оценивая. Инесса вышагивала впереди всех, здорово напоминая мне цаплю. Я не смогла сдержать улыбки при виде глупой блондинки. Лара, как верный оруженосец, понеслась за своей подругой, когда Инесса отправилась искать администратора. Вскоре энергичная блондинка появилась с миловидным парнем лет двадцати двух. У него была потрясающая фигура, растрепанные каштановые волосы, хотя это выглядело так, будто он только вышел от стилиста, и глубокие серые глаза. Администратор сдержанно улыбался, наблюдая за тем, как Инесса буквально юлит перед ним и усиленно строит глазки.

Вскоре все расселись по местам, были произнесены первые тосты, причем Колесников с трудом перекрикивал громкую музыку. В глубине души я ругала Инессу — как она могла устроить корпоратив в ночном клубе, но вскоре мое раздражение улеглось, когда алкоголь мягко расслабил меня. Вот и первые ласточки полетели на танцпол. После еще одного бокала вина, Инесса и Лара потянули меня танцевать, а заводная музыка не давала никакого шанса им сопротивляться. Не знаю, сколько мы там плясали, забыв о времени, но внезапно в жаркий угар быстрых танцев некстати вклинилась медленная мелодия. Краем глаза я увидала, как Инессу пригласил какой-то молодой красавчик мажористого вида, а Лара покорно поплелась с танцплощадки. Я тоже решила последовать ее примеру. В этот момент меня отвлек низкий мужской голос:

— Вы не возражаете, если мы потанцуем?

XV

Мою талию властно обнимали сильные руки незнакомого мужчины. Я буквально тонула в жарком гипнотическом взгляде светящихся в полутьме глаз. Незнакомец был невероятно изящен и высок, но вместе с тем очень силен. Его красивое бледное лицо с резкими чертами было словно выточенными из мрамора. На высокий лоб подали темные пряди волос. В какой-то миг у меня возникло довольно-таки странное желание — мягким движением пальчиков убрать челку со лба незнакомца, затем провести по скуле и узким плотно сжатым губам. Нет, это определенно не могло быть мое желание. Странное наваждение длилось всего секунду, а затем я стряхнула это давящее чувство, словно душное покрывало. В этот миг глаза незнакомца блеснули яркой вспышкой, а затем вновь погасли. Мужчина прижал мое безвольное тело к себе и, обдавая ухо жарком дыханием, зашептал:

— Меня зовут Влад, а вас как, милое создание?

Его голос был невероятно мелодичным, бархатным и завораживающим, с хриплыми нотками, придающими его владельцу невероятную сексуальность.

— Лена, — растерянно проблеяла я.

Как ни странно, мужчина услышал мой ответ, несмотря на громкую музыку. Он спокойно кивнул, словно принял мой ответ к сведению. Хотя лично у меня создалось впечатление, что мое имя его нисколько не заботит, а заговорил он лишь только из надобности.

— Какое красивое имя — Елена, — промурлыкал Влад.

Я почувствовала, как мягкие длинные волосы щекочут мое лицо, а сам мужчина дышит около моей шеи. На миг я замерла в кольце сильных рук мужчины, а затем нервно дернулась, пытаясь высвободиться.

— Что вы делаете? — возмущенно прошипела я.

— Вы сразили меня наповал своей красотой, — страстно прошептал Влад. — Можно я приглашу вас, Елена, за свой столик?

Влад лучезарно улыбнулся, пытаясь успокоить меня. Хотя мужчина произвел обратный эффект. В этот миг меня словно окатило ледяной водой из ушат.

— Нет!

Незнакомец отчетливо зарычал. Я буквально отшатнулась от Влада — я уже где-то слышала подобный рык. Страшная догадка пронзила мой мозг — голодный вампир. Твою… Да у меня крыша окончательно уехала и записки не оставила. Танцевать с голодным вампиром — все равно, что плавать в море с акулами!

Слава Богу, медленный танец уже закончился, и мы остановились друг напротив друга. Незнакомец нехотя выпустил меня из объятий. Я едва удержалась на ногах, хотя коленки все еще дрожали от страха. Мне сразу стало ясно, что передо мной не Дэн, и миндальничать со мной этот тип не будет. Закусив губу, я пыталась подавить крик ужаса, рвущийся наружу. Паника гнала меня к своим коллегам и когда я уселась за стол рядом с Инессой и Ларой, немного успокоилась. Громкая болтовня сотрудниц, самые свежие сплетни и самое грязное белье журнала — все это вернуло мне чувство реальности.

Когда я в очередной раз обернулась назад, то узрела, что Влад сидит в одиночестве. Скупой свет бра освещал его стройную фигуру, облаченную в сиреневую рубашку и строгие брюки. Вся его поза дышала властью и уверенностью в себе. Он был дьявольски притягателен и не менее опасен. Его фиалковые глаза внимательно следили за каждым моим движением. В этот миг я почувствовала себя дичью на охоте. Влад заметил, что я в упор смотрю на него, и сделал умильную мордочку, безумно влюбленного юноши. Хотя догадывалась, какого рода интерес был у него ко мне. Я резко отвернулась и скривилась как от зубной боли.

— Красавчик, правда? — пьяным голосом пробурчала мне на ухо Инесса. — Чего нос воротишь? Лично я бы такого потискала!

Я лишь хмыкнула и не удостоила Инессу ответа. Сотрудница что-то еще буркнула и, пьяно покачиваясь, пошла на танцпол. Да… Смотрю блондинке много и не надо. Я с опасением перевела взгляд на Влада. Вампир все еще сидел там же и внимательно гипнотизировал стакан с виски, в пепельнице дымилась сигарета. Я была уверенна, что незнакомец не пьет алкоголь и совершенно не курит. Скорее всего, это спектакль, демонстрация того, что он как все — пьет, курит и отдыхает как человек.

Темноволосый хищник с непроницаемым лицом рождал во мне давно забытое чувство страха. В этот момент блеснули глаза фиолетовым огоньком. Мои инстинкты уже во весь голос орали мне, чтобы я бежала со всех ног подальше от существа, с которым только что танцевала. От Влада веяло леденящей душу опасностью. Я напряглась, стараясь не паниковать раньше времени.

Конечно, одно дело — Дэн, пусть голодный и в моей квартире, но другое дело абсолютно чужой вампир с явно выраженным охотничьим инстинктом. Присутствие посторонних людей немного успокаивало и вселяло надежду. Вампир не станет меня трогать при свидетелях, скорее всего он терпеливо дожидается того момента когда я останусь одиночестве. Как я понимала, то этому хищнику доставляло удовольствие загонять жертву в тупик, а затем потреблять ее. По спине прогулялся хлипкий холодок. В этот миг мне было жаль, что я даже не знаю как вызвать своего личного вампира. Дэн непременно спас бы меня в этой ситуации, но его я уже не видела почти неделю и понятия не имела, где он. Подавив горестный вздох, мне пришлось отвлечься от своих тяжких дум — пришла подвыпившая Инесса. Блондинка активно искала Лару, чтобы сходить вместе в уборную.

Лично я уже давно слышала зов природы, но из-за Влада боялась даже на шаг отойти от стола и сотрудников. Поэтому я пошла вместе с Инессой. Столик Влада оказался пустым, а это меня несказанно обрадовало. Возможно, вампир устал ждать и нашел жертву посговорчивее, тем более с такой-то внешностью. Уборная клуба поражала размерами и роскошным кафелем под черный мрамор. Помещение было чистеньким и без неприятных запахов. Я оставила Инессу возле зеркал, а сама уединилась в одной из кабинок. Поначалу, сотрудница болтала всякую чушь про администратора. Послышался хлопок двери и мягкие шаги. Инесса глупо хихикнула, затем невпопад сказала, что ей надо возвращаться в зал. Я услышала стук каблучков — сотрудница покинула уборную. Мной постепенно овладевало беспокойство.

— Кто здесь? — взволнованно крикнула я.

Ответом мне было гнетущее молчание. Меня буквально передернуло от страха, и я крадучись вышла из кабинки. Сидеть там уже не было никакого смысла. Осторожно ступая по скользкой плитке, я медленно подошла к зеркалу. Тишина настораживала, пугала и шестым чувством я ощущала, что в уборной не одна. Я мыла руки, когда рядом со мной материализовался Влад. Его фиолетовые глаза торжествующе сияли, а красивый рот был искривлен в хищном оскале. Кровожадный монстр без проблем отражался в зеркале, опровергая всевозможные мифы о вампирах.

— Здравствуй, Елена, — ласково промурлыкал Влад и откинул с моей шеи волосы.

Я замерла, чувствуя, как колотится в груди сердце. Вампир с наслаждением вдохнул мой аромат. Чувствуя отвращение к происходящему, меня буквально передернуло. Влад негромко рассмеялся колючим смехом, пробирающим до самых косточек. Но именно этот смех дал мне возможность отвести взгляд от зеркала, резко развернуться лицом к мужчине и отпихнуть вампира от себя. Бледное лицо исказилось яростью, а фиолетовые глаза почернели от жажды. Дальше я мало что соображала и действовала на одних голых инстинктах. Мое тело дрожало от адреналина. Я молниеносно выскочила из уборной в полутемный коридор.

— Помогите! — дико заорала я, но пьяные подростки даже не обратили на меня внимание.

В меня словно вселились демоны. Вместо того чтобы вернуться в зал, я интуитивно побежала по служебному коридору, надеясь на адекватную помощь персонала клуба. Хотя, кто уходил живым от вампира? Наверное, только мне одной повезло с Дэном! Ах, Денис, дорогой мой, где ты? Стук каблуков заглушал ковролин на полу, а Влад вообще двигался бесшумно, дав мне фору в пару-тройку метров.

Я ломилась во все двери, но везде было закрыто. Лишь только самая последняя в коридоре двустворчатая дверь была открыта. Возможно, тут мне помогут, ведь не зря именно отсюда веяло покоем и надежной защитой. Влад издевательски хохотал, играя со мной, словно кошка с мышью. Я уже задыхалась, выбившись из сил. Последний бросок, и я влетела в незнакомую комнату. Помещение было освещено мягким светом, создавая уют. Смазанным пятном справа я увидела пылающий огонь в камине. Ноги уже ступали по мягкому ковру с длинным ворсом. Дверь за спиной тихо закрылась, я вздрогнула, почувствовав себя мышкой в мышеловке. Подняв глаза, я увидела перед собой большой письменный стол. В глубоком кресле сидел мужчина в темно-синем деловом костюме. Его поза была властной, полной достоинства, и даже когда он что-то торопливо писал. Я сразу осознала, что передо мной хозяин этого заведения. Его фигура мне была отдаленно знакома… Неужели это… Времени на раздумья не было. Надо было действовать без промедлений.

— Помоги…те, — обессилено выдохнула я.

XVI

Мужчина оторвал взгляд от письменного стола и на меня взглянули знакомые голубые глаза. В этот момент я почувствовала, что ноги меня больше не держат. Дэн!? Неужели это Дэн? Кабинет покачнулся перед глазами. Я почувствовала, как мое разгоряченное лицо обдал прохладный ветерок. Дэн как всегда оказался рядом и во время. В груди защемило сердце от невыразимой нежности к этому вампиру.

— Что? Как ты…Ах, Леночка…, — с болью в голосе прошептал Денис и заботливо подхватил меня на руки.

В этот миг в кабинет вломился Влад. Его длинные волосы были взлохмачены, глаза дикие, а огромные клыки некрасиво торчали из перекошенного рта. Меня буквально передернуло от страха. Я испуганно пискнула и уткнулась лицом в шею Дэна. Денис осторожно поднял меня на руки. Влад выпучил глаза. В фиалковых радужках плескался неконтролируемый страх.

— Влад, ты что-то хотел? — властным тоном поинтересовался Дэн у моего преследователя.

В этот момент мой спаситель усаживал меня на кожаный диван возле камина.

— Э-э-э, — проблеял Влад. — Извините, босс, не знал, что эта симпатичная девушка ваша добыча.

Денис нахмурился и грозно взглянул на вампира с фиалковыми глазами. Влад как-то сразу сник, словно его сдули. Клыки сразу же исчезли под верхней губой, а на бледном лице было виноватое выражение. Я моментально приободрилась, осознав, что именно Дэн хозяин положения. Мои губы растянулись в победную улыбку. Из вредности я тут же подала голос:

— Он на меня напал в туалете. Я едва ноги от него унесла.

Влад побледнел еще больше и начал отступать к дверям. Дэн выпрямился и теперь он казался мне выше вампира с фиалковыми глазами.

— Простите, хозяин, не знал, что эта смертная неприкосновенна. Я не слышал подобных распоряжений.

— Не думал, что до этого дойдет, — со вздохом пробормотал Дэн.

Он осторожно положил руку на мое плечо и слегка оттянул платье, показывая голую кожу. Влад выдохнул, выпучив глаза, и задрожал от страха.

— Простите, не признал, вашей Охранной Печати, господин Дэн, — Влад уже раболепно растянулся в ногах своего хозяина. — Если возжелаете, то накажите меня.

С интересом я повернула голову и увидела на плече странный вензель черно-красного цвета. Взгляд упал на Влада, все еще ожидал своего наказания. Весь лоск и элегантность моментально слетели с этого вампира, словно шелуха. Я скривилась и отвернулась от униженного Влада. В этот момент отвращение к нему было слишком сильным, чтобы спокойно наблюдать за своим обидчиком.

— Я не стану тебя наказывать. Просто будь в следующий раз внимательнее, — грозно рыкнул Дэн таким ледяным тоном, что у Влада задрожали поджилки. — И другим передай, что подобная ошибка может плохо кончится!

Влад усиленно закивал головой и ретировался за дверь. Я все еще продолжала подозрительно рассматривать Печать.

— Как она у меня тут оказалась? — взволнованно воскликнула я, указывая на татуировку. — Я не согласна, чтобы у меня были рисунки на теле, как у бывалого боцмана!

Властность, уверенность в собственных силах и ледяное спокойствие в этот момент куда-то улетучились. Передо мной стоял прежний Дэн. Его чувственные губы чуть подрагивали от едва сдерживаемого смеха.

— Тш-ш-ш, милая, не надо так кричать! Я поставил Печать в ту ночь, когда я лечил твое ушибленное плечо, — голос вампира был нежным и ласкающим.

Я нахмурилась. Такой поворот событий меня определенно не устраивал.

— Поверь мне — это же для твоего блага. Не хотел, чтобы тебя кто-нибудь съел, — успокаивающе прошептал Дэн.

Теперь он сидел рядом со мной на диване настолько близко, что я невольно заволновалась.

— Она не работает! — продолжала возмущаться я. — А меня все-таки чуть не съели.

— Прости, солнце, это моя оплошность. Сейчас проверю, все ли с ней в порядке, — Денис осторожно запустил ладонь под платье и провел подушечками пальцев по коже.

Мое тело отреагировало двусмысленно — соски затвердели, а внизу живота завязался тугой узел. Я закусила губу, чтобы не застонать. Покалывание кожи на плече, говорило о том, что вампир определенно что-то делает со мной.

— Денис, что ты делаешь? — прошелестела я, и мой голос предательски задрожал, выдавая мое желание.

— Корректирую энергетическую информацию и делаю Печать невидимой, — с готовностью ответил Дэн бесстрастным тоном. — Ты же не хочешь иметь татуировки на теле.

Вампир словно не замечал моего состояния, и поэтому пришлось призвать всю свою выдержку, чтобы не накинуться на мужчину с поцелуями. Дэн спокойно закончил то, что начал и встал с дивана. Теперь вампир стоял перед камином и заворожено смотрел на огонь.

— Теперь я твоя собственность? — озвучила я свои самые страшные опасения.

Денис слабо улыбнулся и отрицательно покачал головой.

— Нет, конечно! Но мог тебя сделать своей рабыней, подчинить сознание гипнозом, но мне это не нужно. Ты свободна, но защищена от посягательств других вампиров. Теперь только я имею право пить твою кровь.

— А ты никогда не манипулировал моим сознанием? — с надеждой спросила я.

Дэн горько усмехнулся и ответил:

— Нет, никогда. Клянусь. Ты веришь мне?

— Да.

— Хочу, чтобы ты доверяла мне…

— Я доверяю…

В этот миг в дверь постучали. Дэн напрягся, а нервно оглянулась назад. Створки распахнулись, и в кабинет вплыл представительный мужчина. Незнакомец был крупного телосложения, но его немаленькие габариты не мешали ему двигаться с непередаваемой грацией. С первого взгляда поняла, что передо мной вампир. Мужчина выглядел старше средних лет, и в этот момент я почувствовала, как мне в лицо повеяло силой. Я буквально затрепетала, а кожа на плече немного нагрелась. Дэн уже стоял перед гостем, а я с интересом наблюдала за странной сценой.

— Здравствуй, Дэн, — голос незнакомца был завораживающим и безумно сексуальным.

— Здравствуй, Меррав, — с готовностью ответил Денис.

— Сын, познакомь меня с твоей очаровательной дамой, — величественно промолвил Меррав.

У Дэна буквально отняло дар речи. Да, кстати, у меня тоже. Вот так значит этот красивый зрелый мужчина — отец Дэна или его создатель. Я буквально примерзла к дивану.

За считанные мгновения вампир оказался около меня.

— Позвольте представиться… Меррав — Наставник и учитель Дэна. А вас как зовут, милая барышня?

XVII

Я беспомощно оглянулась на Дэна. Его бледное лицо было непроницаемым, а в глубине голубых глаз плескался неподдельное опасение. Я перевела взгляд на Меррава и покорно ответила:

— Меня зовут Лена.

— Елена? Красивое имя, — промурлыкал Меррав таким проникновенным голосом, что я невольно задрожала.

Вдоль позвоночника пробежалась сладострастная дрожь. На секунду мне стало страшно. Все приемы, которые испытывал на мне Влад, были сущими пустяками по сравнению с тем арсеналом, которым владел Меррав. Вампир галантно взял мою руку и с изящным старомодным поклоном поцеловал мое запястье. В этот момент мне в лицо пахнуло ароматом луговых трав под жарким июльским солнцем, липовым медом и малиновым вареньем. Словно на миг я окунулась в далекое лето. Тем временем вампир жадно вдыхал воздух вокруг меня.

— Изумительный аромат, — произнес Меррав тоном великосветского льва и посмотрел мне в глаза. — Я знал, что у Дэна отличный вкус. Хвалю, сын. Наконец-то, ты научился ставить Охранные Печати.

Я невольно поежилась, прекрасно понимая, в каком качестве меня одобрили. Денис тоже это понял и нахмурился. Мой вампир попытался еще что-то прибавить, но Меррав величественным жестом велел ему замолчать. Дэн покорно опустил голову вниз, видимо четко соблюдая вампирские правила.

— Не могу поверить, ты, наконец, решил воспользоваться привилегией высших вампиров. Завел себе личную кормилицу, — голос Меррава был глубоким и бархатным. — Дэн, ты взрослеешь. Похвально.

Необычайный тембр ласкал кожу, успокаивал, лишь только циничные слова выдавали истинное значение его фразы. В этот же миг, наваждение вампирских чар тут же спало, и Меррав теперь смотрел на меня с любопытством натуралиста, наблюдающим за повадками дикого животного. Нет, уж дорогой товарищ вампир, я вам не корм, а ЧЕЛОВЕК! Я гордо задрала подбородок, и смело взглянула в лицо старшему вампиру. Конечно, подобный жест с моей стороны был глупостью. Уголки чувственного рта вампира насмешливо дрогнули, и на его чопорной физиономии расплылась самая издевательская улыбка. Черные глаза Меррава оставались бесстрастными, словно сама адская тьма посмотрела на меня.

— Вижу, Елена возмущена, — голос Наставника теперь был ровным. — Девушка, ты забываешь, что я уже давно НЕ человек и столько веков, что даже и забыл — насколько я стар. Смертная, почувствуй на себе хоть сотую долю моей мощи.

— Нет! — вскрикнул Дэн и кинулся ко мне.

Меррав шевельнул указательным пальцем, и Денис замер в прыжке. Вампирская Сила буквально оглушила меня, но все длилось доли секунды, затем старший вампир угомонился и просто смотрел мне в глаза, словно хотел прочитать мои самые сокровенные мысли. Дэн в этот же момент ожил.

— Меррав, прекрати гипнотизировать Лену. Все равно ничего не выйдет — на ней Охранная Печать, — Дэн возмущенно вклинился в нашу безмолвную дуэль наших взглядов.

Меррав обаятельно улыбнулся, демонстрируя немаленькие клыки и, как ни в чем не бывало, уселся на диван рядом со мной. Весь его облик дышал царственностью, мощью и непомерным достоинством. Я во все глаза смотрела на создателя Дэна и все никак не могла отделаться от странной назойливой мысли. Денис меж тем уселся на диван между нами и осторожно обнял меня за плечи, привлекая к себе. Меррав стремительно обернулся. Его черные как ночь глаза изумленно смотрели на меня и Дэна, словно он еще раз проверял, то, что внезапно заметил. Все его эмоции отразились во взгляде всего на миг, и то лицо оставалось спокойным и безмятежным.

— Я так понимаю, Дэн, что Елена тебе не просто кормилица, пусть и особенная, личная…, — задумчиво протянул он, все еще сканируя проницательным взглядом пространство вокруг наших тел.

— Совершенно верно, Наставник, — сдержанно отозвался Денис. — Меррав, обещай, что не обидишь Елену.

— Странные у тебя желания, сын мой, как для вампира. Выпей ее и дело концом, — цинично предложил Наставник и ухмыльнулся мне.

Меня буквально передернуло. Я инстинктивно прижалась к Дэну.

— Наставник, ты же не хочешь, чтобы со мной что-то случилось? — с вызовом спросил Дэн.

Теперь его глаза пылали ярко-голубым пламенем. Денис подался вперед всем телом. Теперь он вел себя, как задиристый мальчишка.

— Нет, что ты, — обнадеживающе заметил Меррав. — Но Елена боится меня. Я ее понимаю. За все века моей долгой жизни я утратил всякие моральные ценности. Иной раз мне поражается моя драгоценная супруга.

— Если ты хоть пальцев тронешь Леночку, то погибну я и это не шутки, — яростно заявил Дэн.

Меррав легкомысленно улыбнулся и расхохотался глубоким низким смехом. Впервые. Искренне. Я насупилась и посмотрела на Наставника исподлобья. Меррав вновь переместился в комнате.

— Очаровательно, — старший вампир теперь беззаботно устроился за столом Дэна и уложил свои стройные ноги в шикарных туфлях на блестящую столешницу. Вся эта поза дышала сексуальностью, грацией и невероятным пренебрежением к присутствующим. Хотя, такой вампир мог себе позволить подобное поведение. Негодование постепенно зрело во мне, но приходилось сдерживаться ценой невероятных усилий.

— Хм, любопытно. Никогда не встречал такого. Ментальная связь со смертными — скорее из области фантастики, — лениво протянул Меррав и достал из внутреннего кармана сигару.

Вампир не спеша прикурил от золотой зажигалки, инкрустированной драгоценными камнями. Кабинет постепенно начал заполнять аромат дорогого табака. Меррав довольно зажмурился и затянулся еще раз.

— Простите за мою слабость. Не могу отказать себе в некоторых вещах — алкоголе, хорошем табаке и молодой горячей крови, — доверительно сообщил нам Наставник.

Я невольно поморщилась от омерзения. Слишком хорошо в этот момент мне стало понятно, что передо мной настоящий монстр в человеческом обличии. Неужели и Дэн может стать таким или он уже такой?

— Вот именно. Ментальная связь! Абсолютная! У меня создалось впечатление, что мы с Еленой — одно целое, — с жаром гнул свою линию Дэн.

— Ну что я изверг какой-то, — добродушным тоном отозвался древний вампир. — Конечно, я ее не трону. С такой-то отменной Охранной Печатью! Я все-таки вампир и чту законы, которые создал для нашей расы. Но ты, же понимаешь, что теперь либо девчонка с тобой, либо она не жилец вообще?! Ты нарушил первый закон вампиров — смертные никогда, слышишь — НИКОГДА не узнают о нашей расе!

Дэн побледнел как полотно и стиснул зубы. До меня еще пока что медленно доходило сказанное Мерравом. Еще никто не угрожал мне столь ласковым тоном, и это определенно сбивало с толку.

— Теперь Лена со мной, — с готовностью ответил Дэн.

Меррав скривился и пренебрежительно отозвался:

— Сын мой, не для смертной девчонки я готовил тебя, а для правящего дома. Если ты оставишь Елену здесь и сейчас, то мы замнем инцидент.

— А то что?! — Дэн грозно нахмурился.

Теперь он аккуратно высвободился из моих рук и стал напротив Меррава. Вся его поза была угрожающей, словно он весь ощетинился. Клыки теперь угрожающе торчали из-под верхней губы.

— Ничего, — отрезал Меррав и со знающим видом прибавил. — Вот увидишь. Жажда тебя победит, и ты еще вспомнишь мои слова.

— Я хочу быть лучше, чем просто кровососущий монстр! — запальчиво вскрикнул Дэн и заметался по кабинету.

У меня создалось впечатление, что Денис безмерно страдает в этот момент. За все его сто пятьдесят лет он так и не примирился со своей сущностью, живя на стыке двух миров. Наставник уже переместился к Денису и теперь нежно обнимал его за плечи, заглядывая в глаза своему созданию. Я закусила губу и с тревогой продолжала наблюдать за происходящим.

— Ты — вампир, и с этим ничего не поделать, — примирительно ответил Меррав. — Сын, оставь эту смертную. Я даже ничего с ней не сделаю, если она поклянется молчать. Дэн, поверь, тебя ждут более высокие дела, нежели прозябание вместе с этим ходячим пакетом крови.

Дэн вырвался из рук Наставника и отступил всего на шаг.

— Нет, Наставник, я не оставлю Елену…, — прошептал голубоглазый вампир и отрицательно покачал головой. — Неужели я не могу быть просто счастливым! Ты всегда подавлял меня, внушал, что одиночество — вот мой удел! Но это не так! Она понимает меня и принимает таким, каков я есть!

— Глупец! — прошипел Меррав и гневно сверкнул глазами. — Ты сам все поймешь, но будет слишком поздно! Какое к черту счастье? Ты смешон!

Наставник жутко расхохотался и подлетел ко мне. Его руки прошлись по моему лицу и волосам.

— Денис Ковальский, погляди-ка на свою даму. Красавица, правда? Разве она так не похожа на кое-кого? — льстиво промурлыкал Меррав и его руки заскользи по мне. — Какая кожа…. Кровь с молоком, светло-зеленые глаза — редкий оттенок среди смертных, а локоны… мммм

Меррав зарылся носом в мои прокуренные локоны и шумно вдохнул. Я невольно отшатнулась.

Дэн угрожающе зарычал:

— Наставник, оставь в покое Леночку и убери от нее свои руки! Мы уходим!

— Не так быстро! — отозвался Меррав.

— Нет, нам пора! — настаивал Денис.

Теперь оба вампира стояли надо мной, и я невольно вжалась в спинку дивана. Денис опомнился первым. Он взял меня за руку и резко поднял с места.

— Дорогая, мы уходим, — буднично сказал Дэн, словно мы были на обычных посиделках в гостях. — Попрощайся с моим папочкой.

— Прощайте, — послушно прошелестела я.

От обилия информации у меня кружилась голова, а в ушах звенело.

— Ты ей так и не сказал? — тихо спросил Меррав, когда мы стояли на пороге кабинета.

— О чем? — настороженно спросила я и повернулась к мрачному Дэну.

— О том, милая, что не зря он выбрал тебя и ментальная связь тут не причем. Ты похожа на кое-кого, — невзначай обронил Меррав.

— То есть?

— Спроси у своего Ромео, — небрежно ответил Наставник.

Мне в лицо пахнул ветер, за спиной зловеще хлопнула дверь, и мы с Дэном остались наедине.

— О чем это он? На кого я похожа? — я обернулась к Денису и начала наступать на растерянного вампира.

XVIII

Окружающий мир перестал для меня существовать. Теперь все сосредоточилось на голубых глазах вампира, полных невыразимой боли и страданий. Дэн только что окончил свое невеселое повествование о своей прошлой жизни. Мы сидели друг напротив друга и молчали. В этот момент я даже не знала, что сказать Денису. С одной стороны, я слишком хорошо понимала всю ту боль, которую он испытывал на протяжении долгого времени. Это как непрекращающаяся агония, душевные муки, которых не унять, а особенности вампирской психики не давали передышки. Как объяснял мне Дэн, то вампиры испытывают все эмоции, только намного острее и сильнее чем смертные. Но с другой стороны — мне было очень больно.

«Меня не любят! Во мне видят лишь двойник любимой женщины» — эта мысль грохотала в мозгу.

Хотелось зажать уши и не слышать тех жестоких слов, произнесенных Дэном, но пришлось спокойно дослушать вампира до конца. Когда Денис замолк, я с серьезной миной встала с дивана и пошла к дверям.

— Куда ты, милая? — поинтересовался Дэн.

Вампир обернулся ко мне лицом с выражением крайнего удивления. Я хотела гордо ответить что-то невероятно умное, но не успела. В этот миг, мой привычный мир с оглушительным звоном рухнул, а осколки завертелись перед глазами, как бешеная карусель. Свет моментально померк. Я пришла в себя уже на коленях Дэна. Его прохладные руки массировали мне виски.

— Как ты? — нежно прошептал он мне и обаятельно улыбнулся. — Пришла в себя?

Я нервно сглотнула и попыталась подняться, но в ушах пульсировала кровь.

— В первый раз упала в обморок. Нервы, — морщась, прошептала я.

— Ты меня напугала, — покаянно произнес Денис. — Леночка, прости, что я так вывалил все на тебя.

Его голубые глаза смотрели мне в лицо с нежностью. Он начал медленно наклоняться к моему лицу, его чувственные губы приоткрылись, и в этот миг стало ясно, что Дэн хочет поцеловать меня. Я невольно отшатнулась от вампира, зажмурилась и отрицательно покачала головой, отказываясь от долгожданного поцелуя. Денис вовремя понял мой жест, и было слышно, как он откинулся на спинку дивана, скрипнула кожа под его спиной, и надо мной пронесся тихий вздох.

— Прости, трудно принять, что в тебе видят лишь только покойную жену, — срывающимся шепотом произнесла я и мой голос оборвался. — Я хочу, чтобы любили именно меня…

Я почувствовала, как по щекам текут слезы. Впервые мне было так тяжело, но не в первый раз умирала надежда. В горле застрял комок, а сердце болезненно сжалось в груди.

— Понимаю, ты хочешь, чтобы любили именно тебя, а не память о Кларе, — прошелестел Дэн.

Я утвердительно кивнула. В глазах стояли слезы. Внутри меня стремительно образовывалась пустота, которую ничем не заполнить.

— Возможно, я люблю тебя? Ты подумала об этом? Твою душу? — вопрошал Денис, а его голос дрожал и срывался от переживаемых эмоций.

— Ты уверен? Можешь с точностью сказать, что любишь по-настоящему?

— Леночка, видишь, я называю тебя по имени, и никогда не называл Кларой, — прошелестел Дэн. — Как я могу тебе сказать с точностью, когда любил по-настоящему, а когда это была лишь влюбленность? Разве я могу об этом знать?

Я обреченно вздохнула. Дэн прав — ведь никогда не узнаешь с точностью настоящие чувства или нет.

— Я любил Клару, а теперь люблю тебя. Что это меняет? — продолжал вампир, осторожно вытирая батистовым платком мои слезы.

— Уже ничего. Ее призрак стоит между нами, — бесцветным тоном сказала я.

— Глупости, это ты себе только что это придумала, — решительно возразил Денис и отрицательно покачал головой.

— Это просто слова, — отстраненно заметила я.

Я хотела верить словам Дэна, но не могла. Нет. Не хотела уже верить в это. Если все-таки Денис ошибается, то позже будет вдвойне больно.

— Это верно, — со вздохом отозвался Дэн. — Нынче слово «люблю» — пустой звук. Люди затерли его до дыр…Ведь тебе нужны поступки.

— Тогда почему ты ничего не рассказал мне сразу? — прошептала я. — Ты мне вообще ничего не рассказывал о себе? Если бы я обо всем знала, что возможно мне было бы легче.

— Я хотел тебя оградить от мира вампиров.

— Этот мир уже постучался ко мне в дверь. Я бы приняла любую правду из твоих уст, а не от посторонних. Тем более — от твоего Наставника.

— Ты уверенна, что приняла бы это? — тихий баритон Дэна был невероятно серьезен.

Он настойчиво смотрел мне в глаза, пытаясь прочитать мои мысли.

— Похоже, после слов твоего Наставника, у меня нет выбора, — обреченно прошептала я.

— Выбор есть всегда. Я приму наказание, а ты останешься жить, — сдержанно сказал Дэн.

Его голос был твердым. Вампир был уверен в своей правоте.

— Какое наказание?

Я осторожно выпрямилась и села прямо. Голубые глаза Дениса были спокойны и полны решительности.

— Того, кто посмел открыть тайну вампиров смертному, ожидает смерть, — глухо сказал Дэн и резко вскочил с дивана.

Я удивленно смотрела на прямую спину вампира.

— Что?!

— Что слышала, — жестко отрезал Дэн и более мягким тоном прибавил. — Лена, тебе пора домой.

— Ты прав, — пролепетала я.

Мы столкнулись в дверях. Дэн был подавлен и молчал. Я неловко загородила ему проход и остановила вампира.

— Дэн…

— Да, милая…

— Дай мне время. Я должна переварить сегодняшние новости. Пока ничего не делай, пожалуйста!

— Леночка, невозможно иметь все и сразу, — тихо сказал Дэн.

— Ты все решил, да? — жалобно спросила я.

Денис тихо вздохнул, привлек меня к себе и зарылся носом в мои локоны.

— Раз ты так просишь, то пока что отложу явку с повинной, — промурлыкал он, с удовольствием вдыхая мой запах. — Только одно «но».

— Какое «но»? — подозрительно прищурилась я, заглядывая в искрящиеся смехом глаза Дэна.

— С тебя поцелуй. Настоящий!

— Что? Прям сейчас?

— Нет. Сейчас я отвезу тебя домой.

С притворным облегчением я вздохнула и со смехом обняла вампира в ответ. Это были наши первые искренние объятия. Как же хорошо рядом с ним. В этот миг все тревоги отступили. Я отчетливо поняла, что как бы там ни было, то уже никогда не смогу быть без Дэна…

XIX

Корпоратив прошел на «ура», а в понедельник Инесса пришла в редакцию бледная и с темными кругами под глазами. На ее белоснежной шейке красовался ядовито-алый шарф, явно не вписывающийся в ее деловой стиль. Мне было ясно, что блондинка впопыхах повязала его. В этот момент ко мне и закрались определенные мыслишки по поводу явно вампирского клуба и шеи Инессы. Как только я уселась на свое рабочее место, ко мне подплыла она и Лара. Инесса буквально излучала самодовольство, ее блеклые глаза лихорадочно сияли.

— Какая же ты дура, Ленка, — победно выдала она мне. — Прогнать такого мужчину.

Я оторвалась от созерцания скоросшивателей с материалами новой статьи. Откровенно говоря, мне было не до любовных похождений Инессы. Блондинка уже давно была совершеннолетней, а ее пьяные выходки в клубе меня не заинтересовали.

— Какой еще мужчина? — хмуро поинтересовалась я, пытаясь сообразить, о чем это она.

Лариса за спиной своей подруги покрутила у виска пальцем и выразительно взглянула на Инессу. Блондинка ничего не заметила, а я едва сдерживала истерический хохот.

— Длинноволосый шатен, — с придыханием выдала она. — Из клуба «Сахара».

— Ну? Мало ли всяких шатенов было в клубе?

— Таких как он, мало, — с воодушевлением продолжала Инесса. — Его зовут Влад. Ему тридцать лет и он заместитель хозяина клуба. Вот мне уж повезло — жирный кусок я отхватила.

Я хмыкнула и перебила сотрудницу:

— Послушай, милочка, у меня работы завались, а ты со своими мужиками. Мне до твоей личной жизни нет никакого дела.

— После работы он за мной заедет, — выпалила Инесса и с видом королевы поплыла к своему столу.

— Не обращай внимания, — зашептала мне Лара, когда ее подруга уже была на полпути к заветной цели. — Инесса уже как второй день сама не своя. Думаю, что она под кайфом, а этот Влад — жуткий тип. У меня от него мороз по коже.

«Да-а-а, знаем мы этот кайф… Вампирский гипноз называется… И еще укусы на шее…» — размышляла я.

Хотя мне была неприятна эта заносчивая блондинка, но мне было ее искренне жаль — стать едой и забавой для вампира — тихий ужас, одним словом. Инесса уже уселась за свой стол, в комнате наконец-то все угомонились, и работа в редакции потекла в прежнем русле.

Мои мысли целый божий день были в одном направлении — Дэн и наши странные отношения. Горький осадок так и остался после нашего позднего разговора в кабинете Дениса. Его слова вызывали беспокойство, но явная решимость принести в жертву ради моей жизни. Даже одна мысль о том, что Дэну причинят боль, доводила меня до безумия. Нет, я была не готова расстаться с Денисом, но сама, же и понимала, что наши отношения не имеют никакого будущего. Весь вчерашний день я провела в тяжких раздумьях. Наверное, уже слишком поздно было что-то менять, но безысходность ситуации угнетала меня. Еще и Колесников…

Главред мне мягко намекнул о том, что ждет в среду на своем столе готовую статью, подобную той серьезной вещи об алкоголизме. Из этого всего вырастала еще одна проблема, причем очень серьезная — мне позарез нужен был Дэн. Телефона я его не знала, а как работает наша пресловутая ментальная связь — тоже не в курсе. Поэтому решила воспользоваться проверенным методом — написать в аську. В итоге, я проваляла дурака весь день, и убежала с работы раньше всех. Колесников терпел ради статьи, увеличения тиража и пламенных речей читательниц, названивающих ему весь день.

Впрочем, вечер у меня удался — на парковке встретила Влада и его роскошную спортивную машину с откинутым верхом. Как для ранней весны и позднего вечера — было весьма креативно. Я невольно засмотрелась на бордовые розы в руках Влада и притормозила напротив длинноволосого шатена. Мужчина был облачен в черный кожаный пиджак, шелковую алую рубашку и черные брюки классического покроя. Теперь его волосы были зачесаны назад и убраны в аккуратный хвост. Услышав мои осторожные шаги, Влад стремительно обернулся и узрел меня собственной персоной. Уже знакомый мне вампир, как ни в чем не бывало, любезно поздоровался со мной и даже предложил подвести. Еще чего! Я гордо вскинула подбородок, благо могла себе это позволить, и уверенно зашагала прочь, окунаясь в густые сиреневые сумерки.

В лицо уже отчетливо пахнуло весной, запахом нагретой земли и остреньким ароматом молоденьких листиков тополей. Даже не верилось, что уже весна по-настоящему вступила в свои права. Правда, по вечерам было еще прохладно. По пути домой я постоянно думала о Дэне и мысленно молила выйти в аську. В увесистом пакете лежали материалы по наркомании, а я даже не знала, как мне попросить вампира помочь мне. Ситуация вырисовывалась не очень приятная, учитывая то что мы вчера так и не виделись, а в асе его упорно игнорировала. Боюсь, что Дэн обиделся и не захочет меня видеть. Эх, ну почему все так сложно? Почему меня угораздило быть похожей на его покойную жену Клару? Может я такая закомплексованная? Я горестно вздохнула и, не раздеваясь, села за компьютер. Как всегда мой древний агрегат долго загружался, а мне же надо все и сразу, то это очень напряженный и нервный момент. В итоге, первой не выдержала я. Плюнув нас все, пошла переодеваться и готовить себе ужин.

Когда я вернулась к своему верному компьютеру, то была готова танцевать канкан от счастья. Носферату сподобился написать первым:

— Привет, Леночка.

— Привет, Дэн, — мои пальцы радостно порхали по клавишам, набирая сообщения вампиру.

— Леночка, звала меня?

— Да.

— Что-то хотела?

— Мне неудобно об этом говорить…

— Какие глупости, милая! Ты можешь мне говорить все, что угодно.

— Эх… Прости, что вчера не писала, — я покаянно шмыгнула носом.

— На это были веские причины, — моментально отозвался Денис.

Я буквально почувствовала на своих волосах дыхание Дэна, а на душе стало тепло-тепло. В этот миг мне захотелось, что бы этот странный вампир был со мной всегда и все равно, что наши отношения невозможны… Это все не важно… Ведь…Я люблю его…

— Ты уверенна? — спросил Носферату.

— Ты о чем?

— О тех чувствах, которые ты мне передала.

— Да.

— Но как ведь твои чувства к твоему покойному мужу, отцу твоих детей? — последовал осторожный вопрос.

— Денис, все это было в прошлом. Ты — настоящее.

— Вот видишь. Клара ведь тоже прошлое, а ты — настоящее.

— Спасибо тебе за то, что ты есть.

— Я люблю тебя. Именно за то, что ты так не похожа на Клару.

— Денис?

— Да, любимая?!

— Я люблю тебя, Денис Ковальский.

— Запомнила мое настоящее имя?

— Да.

— Приятно.

— Не спорю…?

— Нам еще многое надо будет решить.

— Да, я знаю. Почему все так сложно, Дэн?

— Это жизнь, милая. Жизнь. Так, что ты собственно хотела?

— Помоги мне плиз со статьей!

— Оу! Это уже тянет на несколько поцелуев!

— Я не отказываюсь! Но боюсь, что буду целовать тебя всю ночь.

— Лично я «за»!

— Проказник!

— Да! Я большой и страшный серый волк!

— Ой-ой-ой! Я не боюсь!

— Очень на это надеюсь. Ты мне еще поцелуи обещала! Настоящие!

— Те, что с языком? — теперь я посмеивалась во весь рот.

— Точно! Большая девочка!

— Не то слово!

— Хорошо, я зайду к тебе часика, скажем, через полтора.

— Что так долго?

— У меня еще дела, — сдержанно ответил Дэн.

— Какие? Это секрет?

— Не то чтобы…

— Если мы вместе, то правило первое — всегда говори так, как оно есть.

— Оу, Леночка, уже правила!

— А как же без них.

— Молодец. Ладно. Значит только правда, и ничего, кроме правды?

— Верно, Дэн. Так, что там за дело? Связано с Мерравом?

— Нет. Это скорее связано с питанием.

— Ты голоден?

— Очень!

— Ну, так… это… иди…

— Я услышал твой зов и пробудился раньше.

— Прости, милый, что разбудила.

— О, Леночка, я нисколько не жалею. Прочитать в аське твои признания в любви. Идиотский компьютерный век!

— Прости!

— Хочу услышать их лично от тебя… Услышать, но не прочитать.

— Хорошо. Жду.

— Жди. До встречи.

— Пока.

— Пока.

— Я попрощался первым и значит тебе отключаться.

— Не-а, кто первый прощается, тот и выходит первым!

— Вот черт! Кто придумал эти правила?

— Не знаю, Дэн. Ладно! Давай! Иди!

— Иду!

XX

Дэн выглядел по-мальчишески задорно и беспечно — черные блестящие волосы растрепаны, голубые глаза лихорадочно блестели, а рукава темно-синей рубашки аккуратно закатаны до локтей, обнажая невероятно сильные руки. Вампир уже давно снял верхнюю одежду, и теперь его куртка небрежно лежала на моем стареньком диванчике. Дэн писал по-старинке и не признавал сразу же набирать текст на компьютере. Поэтому сам вампир вооружился остро заточенным карандашом и лихорадочно записывал свои мысли на бумагу, время от времени просматривая материалы в скоросшивателе.

Вокруг нас был настоящий творческий беспорядок: валялись скомканные листы бумаги с неудачными начинаниями статьи, заметки, моя кружка с недопитым холодным кофе, ручки и карандаши. Я также не сидела без дела и быстро перепечатывала записи Дениса, переделывая под свой стиль и попутно анализируя статистику. Мы лихорадочно корпели над работой и, не смотря на то, что материалов было уйма, справились к часу ночи. Наконец-то заветная точка была поставлена. Сохранив материал в памяти моего верного железного друга, я с облегчением откинулась на стул.

— Мне стоит поучиться у тебя писательскому мастерству, — с некоторой долей зависти произнесла я и повернулась к Дэну.

— Не завидуй, — парировал вампир и лукаво рассмеялся.

— А чему завидовать-то, — со смехом заявила я и обвела рукой пространство вокруг нас. — Бумага даже на полу. После такого творчества впору генеральную уборку делать.

— Я помогу, — клятвенно пообещал Дэн и с лукавой улыбкой прибавил. — Леночка, с тебя должок.

— Да? — удивленно спросила я. — Что прямо сейчас?

Мне удалось скорчить умильную мордочку и наивные круглые глазки. Дэн рассмеялся и одобрительно сказал:

— Молодец, хорошая попытка! Но не надо увиливать, милая…

— А поговорить?

Денис слабо улыбнулся и осторожно привлек меня к себе.

— Эх! Раз ты отказываешься меня целовать, значит, будем говорить, — с притворным сожалением протянул Дэн.

Я улыбнулась и взглянула на вампира снизу вверх.

— Хочу знать о тебе все, — отстраненно начала я. — Ведь мне ничего не известно ни о тебе, ни о вампирах в целом.

— Леночка, нам ночи не хватит, чтобы я смог рассказать тебе обо всем, — заметил Денис.

— Это верно, — согласилась я. — Но мир вампиров реален и я угодила в него по самое немогу.

Дэн грустно улыбнулся и печально заметил:

— Как я хотел уберечь тебя от этого адского мрака. Боюсь слишком поздно.

— Ничего не поздно, — горячо возразила я и тут же тихо попросила. — Расскажи мне об особенностях вампиров.

Дэн болезненно поморщился.

— Леночка, тебя напугал Наставник. Понимаю, ты хочешь знать, с чем столкнулась.

— Я должна знать! Имею право! Меррав прав — мне не выйти из этого мрака живой и невредимой и я с тобой! — с жаром проговорила я, прижимаясь к вампиру всем телом.

На миг мне стало страшно. Наставник, по сути, прав. Вампир и человек не могут быть вместе длительное время. Наступит страшный час, и Дэн не справится со своей жаждой. Он…

— Лена! — Денис ощутимо встряхнул меня за плечи. — Перестань! Слышишь! Я никогда, слышишь, никогда не стану пить твою кровь!

— Никогда не говори никогда, — всхлипнула я и спрятала мокрое лицо на шее возлюбленного.

— Леночка, прекрати! Я расскажу тебе все, что ты пожелаешь, — сдался Дэн. — Ты уже связана со мной.

Впрочем, он особо и не сопротивлялся. Он улыбнулся одними уголками губ, а ярко-голубые глаза оставались печальными, полными боли. В этот миг мне стало невыразимо душно от нахлынувшей тоски, боли и горечи. Эмоции Дениса. Боже, как же тяжело.

— Хорошо, итак начнем своего рода интервью с вампиром, — с притворной улыбкой проговорила я.

Теперь мы устроились на диване, а я расслабилась в кольце сильных мужских рук. Мне уже удалось справиться с сильными эмоциями, бушевавшими во мне.

— Задавай вопросы — я отвечу, — с готовностью ответил Дэн.

Вампир приосанился, в этот миг появился налет властности, а усталость сквозила в каждом его жесте. От его фигуры повеяло холодом. За миг Денис преобразился и словно стал чужим.

— Позер! — процедила я и слезла с его колен. — Ведешь себя как ребенок!

Дэн подарил мне озорную улыбку и пригладил волосы.

— Хорошо, итак, начнем. Насчет солнца мы выяснили. Меррав боится солнечного света?

— Не совсем. Наставник может выходить днем и солнце его не завораживает, — с горечью ответил Денис и поморщился. — Это меня пугает. Он — Древнейший, как и Лилит… Над ними солнце не имеет власти. Меррав может спокойно прийти к тебе, а я не смогу ничего сделать…

— Меррава пока что на горизонте не видно, — сдержанно заметила я. — Думаю, что днем он слабый.

— Это верно, — согласился Денис.

— Вампиры питаются только кровью? — выпалила я весьма щекотливый вопрос. — Или могут употреблять человеческую пищу?

— Только человеческая кровь и свежая, — неохотно отозвался Дэн. — Мы не едим человеческую пищу. Она нам совершенно не нужна.

Он устало откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза. Я знала, что спать он не собирался. Наверное, там ему было легче. Пусть.

— А что насчет распятий, сна в гробу, святой воды или чеснока? — продолжала я свой допрос.

— Это все мифы. Ты уже знаешь, что для сна мне нужно помещение без окон, и еще — ни каких гробов!

— Фу, какая гадость! — фыркнула я и сморщила носик.

— Согласен. Тем более что я не мертвец, а просто существо иной формы жизни, — с умным видом заявил Дэн.

— Это радует, — с облегчением вздохнула я.

— Допрос окончен? — лениво поинтересовался Денис.

Вампир открыл одни глаз и пытливо посмотрел на меня. Я усмехнулась при виде его комичного вида.

— Еще один вопрос и самый главный!

— Валяй.

— Ты — вампир, я — человек, и как нам быть с этим всем?

— Леночка, иди ко мне, — нежно прошептал Дэн и протянул ко мне руки.

Я послушно переползла с дивана на его колени. Устраиваясь поудобнее, я терпеливо ждала, когда вампир ответит на мой вопрос, но Дэн молчал. В комнате воцарилась гнетущая тишина. Каждый думал о своем и боялся озвучить опасения вслух. Я это чувствовала, но ничего не могла поделать.

— Денис, — я робко подняла глаза.

Слушать тишину мне было больше невмоготу. Голубые глаза вампира смотрели с выражением горького сожаления. Я была уверенна, что в этот миг его раздирали противоречия.

— Да, Ленусь, — голос Дэна был низким с хриплыми нотками.

— Скажи, Меррав ведь прав? Да? — я с трудом выдавила из себя эти страшные слова. — Не молчи, пожалуйста!

— Скажем так — он не врал, — наконец выдавил Денис и болезненно поморщился. — Повторяю — я не трону тебя. Леночка, ты для меня слишком много значишь…

— Как память о Кларе? — я прикусила язык, но было поздно — эти ядовитые слова

уже вырвались из моих уст.

Бледное лицо Дэна окаменело, мускулистое тело напряглось, а руки разжались.

— Ты ведь не простила мне этого? Верно? — отстраненно процедил вампир ледяным тоном.

В его больших глазах мелькнула неподдельная обида.

— Прости, Дэн, это непросто принять. Я пытаюсь! Дай мне время! — взмолилась я, отчаянно кусая губы от обиды.

Чувство уязвленного самолюбия не давало мне покоя последние сутки. Только острая тоска по возлюбленному притупляла эту боль. Когда Дэн был продолжительное время рядом, то все эти чувства вздымались по мне, напоминая о том, что я — всего лишь двойник Клары. Как ни крути, но Дэн по-настоящему обратил на меня внимание, когда увидел на парковке. Вампир сам мне это сказал.

— Лена! А сколько мне тебе дать времени? День, два, год? — взвился Дэн. — А может, ты это будешь помнить всю жизнь? Я думал, что мы этот вопрос сегодня выяснили. Оказалось, что нет!

Я слезла с колен вампира, и устало забилась в угол дивана. В глазах застыли слезы, но мне не хотелось плакать при нем.

— Я не прошу много, — обиженно прошептала я. — Разве я много хочу? Думаешь легко любить того, кто любить саму память о бывшей жене! Разве не так! Ты со мной лишь из-за этого!

— Ты не можешь забыть о Кларе. Ты хочешь, но не можешь, — горько проговорил Дэн и встал с диванчика.

— Вот видишь, — с горечью пролепетала я. — Клара! Всегда она! И будет так! Хоть ты твердишь мне, что любишь! Но кого ты пытаешься обмануть, Дэн?

— Мне лучше уйти, — чужим голосом отозвался Дэн.

— Как хочешь…, — помертвевшими губами прошептала я. — Только не делай глупости…

Денис энергично надел куртку и застегнул молнию.

— Нет, что ты. Это было бы слишком легко. Тем более, что вампиры теперь не оставят тебя в покое, — устало ответил Дэн.

Его гнев уже улегся, уступив место апатии. Уже стоя в дверях комнаты, Дэн обернулся ко мне и тихо сказал:

— Прощай… Если мы больше не увидимся, знай — я рядом…

Я схватила подушку и с криком швырнула ее в мужчину:

— Ну и вали! Все вы мужики такие — чуть, что сразу в кусты!! Ненавижу тебя!

Вампир легко увернулся от моего снаряда, снисходительно пожал плечами и бесшумно выскользнул из комнаты. Я повалилась ничком на диван и громко зарыдала, совершенно не стесняясь соседей.

XXI

Колесников был на седьмом небе от счастья, когда статья о наркомании лежала у него на столе в среду и ровно в девять утра. Главред радостно потирал ладошки, а его маленькие глазки лихорадочно блестели. Он быстро читал статью, а я покорно сидела на стуле перед его рабочим столом. Широкий сноп света вливался в окно кабинета Колесникова и немилосердно слепил мне глаза, поэтому я щурилась, когда смотрела на главреда.

— Что ж, Елена, великолепно, — подытожил изучение текста довольный Колесников. — С такой статьей можно смело увеличить тираж.

Я кисло улыбнулась шефу и продолжала тупо пялиться на стену над головой главреда. В этот момент мне было абсолютно все равно. Уже на следующий вечер я с горечью осознала, что неправа. Упорно передавала по связи Денису раскаяние, боль утраты, острое одиночество, но вампир так и не ответил. Даже в аську не зашел. Как же глупо вышло… Мной овладели пустота, одиночество и полная апатия. Все из-за Дэна и моего длинного языка. Зато лично для себя четко осознала, что, если любимый вампир где-то рядом, то это еще ничего не значит. Неужели я действительно его по-настоящему потеряла? Все эти двое суток о вампире не было ни слуху, ни духу, а у Влада спрашивать о нем я как-то не решалась.

Вампир с фиалковыми глазами продолжал регулярно встречать Инессу после работы с неизменным букетом роз. Весь офис ей завидовал по-черному, даже ее верная подруга Лара. Инесса порхала на крыльях любви, а точнее на энергии, которую дает вампирский гипноз. Сначала человек чувствует подъем сил, затем следует упадок, последняя стадия — полное истощение, как физическое, так и энергетическое. Сотрудницу мне было искренне жаль. Никто из людей не заслуживал подобной участи, но вот как помочь блондинке я не знала. Инесса не была мне настолько близкой подругой, впрочем, она вообще не была подругой, чтобы вот так вот запросто подойти к Владу и потребовать отпустить свою жертву.

Вот и сегодняшний вечер не был исключением. В конце рабочего дня, мне удалось улизнуть пораньше. Я не спеша вышла из здания редакции, и пошла коротким путем, намереваясь пройти через парковку, но мне дорогу перегородил огромный черный джип с тонированными окнами. Дверца незамедлительно открылась, и передо мной предстал Влад собственной персоной. Не нужно еще раз повторять, что выглядел вампир сногсшибательно, но, слава Богу, он был совершенное не в моем вкусе.

Я подняла глаза и обрушила все свое раздражение на Влада:

— Глаза разуй! Ты меня чуть не задавил!

— Добрый вечер! — спокойно поздоровался со мной вампир.

Его голос был с хриплыми нотками. В мановение ока, Влад оказался напротив меня. Теперь я невольно засмотрелась на его стройную, как у эльфа фигуру.

— Черт! В какой вампирской школе всех вас учат так разговаривать? — раздраженно прошипела я. — Выключи свои вампирские фокусы!

— Я не могу этого сделать. Это как бы встроенная функция, — самодовольно процедил Влад и растянул губы в издевательской усмешке.

— Мило! Кстати, ты рано приехал! Инесса сегодня работает до семи вечера, — злобно прошипела я и попыталась обойти вампира. — Чего встал? Дай пройти!

— Я не к ней приехал, — вкрадчиво промурлыкал вампир и подошел ко мне вплотную. — А к тебе, милая добыча!

В лицо пахнуло терпким морозным ароматом хвойного леса. Я невольно поежилась и отодвинулась от опасного вампира.

— Интересно, зачем это я тебе понадобилась? — пробормотала я и во все глаза уставилась на вампира.

— Мой шеф хочет с тобой поговорить, — сохраняя маску любезности, промурлыкал Влад. — Поэтому велено тебя забрать с работы и доставить в ночной клуб «Сахара».

— С какой это радости! — моему возмущению не было предела. — Если Дэну надо, то пусть сам заезжает за мной! Помнится мне, что у него тоже есть очень красивый джип, только белый!

Влад холодно улыбнулся и отрицательно покачал головой.

— Меня подослал не Дэнис Ковальский.

До меня медленно доходил смысл сказанных слов. Я молча взирала на вампира с фиалковыми глазами.

— Мы теряем время! — раздраженно прошипел мужчина.

— Я никуда не поеду, пока ты мне не скажешь, кто тебя подослал! — упорствовала я, пытаясь оттянуть нежелательную посадку в страшный джип.

Влад с любезной усмешкой, больше похожей на гримасу, отворил переднюю дверцу джипа и ледяным тоном процедил:

— В машину! Живо!

— С какой это радости? — взвизгнула я, когда стальные пальцы вампира сомкнулись на моем запястье.

Глаза Влада сверкнули алым пламенем. Моя спина похолодела, колени задрожали от дикого неконтролируемого страха. Вампир ловко воспользовался этой заминкой. Не прилагая особых усилий, мужчина подхватил меня на руки и посадил меня в машину.

— Отвали от меня, урод! — теряя терпение, уже заорала я. — Дэн с тебя шкуру спустит, если со мной что-то случится!

Как назло парковка была абсолютно пуста, и заступиться за меня было некому. Паника нарастала, достигая критических пределов. Дико озираясь, я брыкалась в сильном захвате рук вампира, когда он ловко пристегивал меня к креслу штурмана крепкими ремнями безопасности.

Влад злобно оскалился и прошипел:

— Успокойся, человечка, никто тебя не тронет. Просто кое-кто хочет с тобой поговорить…

Я задыхалась, сердце колотилось в горле, а грудную клетку стягивали ремни, мешая дышать. В этот миг мне пришло в голову поменять тактику, раз мое сопротивление ничего не дало. Дверца тихо захлопнулась. Влад деловито уселся за руль и завел машину.

— Ты хоть понимаешь, что это называется «похищение человека»? — беспомощно прошептала я.

Мне пришлось успокоиться и взять себя в руки. Теперь я спокойно смотрела перед собой, когда вампир лихо вырулил на проспект.

— Да? Мне пофигу как это называется, — грубо ответил вампир, но когда он увидел мой насупленный взгляд тут же растянул губы в заискивающей улыбке.

— Уверяю тебя, Елена, ОН тебя и пальцем не тронет, — тихо заверил меня Влад.

— Я так понимаю, что спрашивать кто это ОН — бесполезно, — прошептала я, судорожно сжимая пальцы.

— Верно мыслишь, — одобрительно отозвался вампир с фиалковыми глазами.

Последнее слово осталось за мрачным Владом. Мужчина вел машину уверенно и аккуратно, но гнал безбожно, словно мы спешили на пожар. Сначала я хотела сделать ему замечание, но вскоре передумала и лишь мысленно молилась, чтобы мы не попали в аварию.

Когда мы остановились перед черным входом в «Сахару», я невольно выдохнула и обрадовалась, что мы доехали без происшествий. Не успела я отстегнуться, как Влад уже галантно открыл дверцу и вытащил меня из машины.

— Какая галантность! — не удержалась я, прошипев на ухо своему похитителю.

— Галантность? — парировал Влад и смерил презрительным взглядом мою жалкую тушку взглядом. — Едва ли… Просто неохота, как в прошлый раз бегать за тобой по всему клубу.

Затем он грубо поставил меня на ноги и бесцеремонно потащил к двери. Я скривилась, фыркнула и даже не удостоила ответом этого нахала и грубияна. Лично мне было понятно, что этот гад мстит мне за ту неудачу в клубе. Влад быстро провел меня по короткому темному коридору и втолкнул в ярко-освещенную комнату. К моему удивлению это не был кабинет, а скорее гостиная. Около камина, спиной к нам стоял высокий мужчина. Он безмятежно ворочал поленья кочергой, затем он отложил ее на специальную подставку и, не оборачиваясь, сказал:

— Ну, здравствуй, Елена… Влад ты свободен.

Голос мне был определенно знаком. Я напряглась, понимая, что передо мной явно не человек. Мужчина медленно повернулся ко мне лицом.

— Меррав!? — растерянно прошептала я и вздрогнула от нахлынувшего страха.

XXII

— Да — я, — с довольным видом проговорил Наставник и грациозно подошел ко мне. — Удивлена?

В этот момент мне с трудом удалось взять себя в руки. Даже как-то не верилось, что мужчина в черном строгом костюме и есть Наставник Дениса. Неужели мой возлюбленный был прав?

— Значит ОН — это вы, Меррав! — растеряно прошептала я.

Я судорожно сглотнула и оглянулась по сторонам. Влад уже давно испарился из комнаты.

Сама гостиная была оставлена в золотистых и голубых тонах. Мебель была неимоверно дорогой и красивой. Я снова посмотрела на Меррава.

— Верно, — охотно отозвался Наставник.

— Но зачем? — удивленно выдохнула я.

Древнейший растянул губы в холодной улыбке и сделал пригласительный жест рукой в сторону уютного мягкого уголка.

— Прошу, присаживайся, — вежливо произнес Меррав. — Я велел Владу привести тебя.

— То есть силой привести, — ехидно уточнила я.

Увидев, что я не двигаюсь, вампир осторожно взял меня за руку и повел к дивану.

— Неважно, — отмахнулся Меррав и с милой улыбочкой продолжил. — Елена, я пригласил тебя не случайно.

Я вопросительно подняла бровь и неимоверной силой воли придержала поток ругательств, рвущихся наружу.

— Понимаю, что ты недовольна, — продолжал Меррав.

— Это мягко сказано! — раздраженно буркнула я.

— Девочка, тебя не учили, не перебивать старших? — въедливо заметил Наставник.

— Старших?! — взвилась я. — Понимаю, но вы не старший. Вы — древнее ископаемое! Те, кто на кладбище вам прогулы ставили, уже давно и благополучно померли!

Меррав криво ухмыльнулся и покачал головой. Весь его чопорный вид дышал неодобрением и высокомерием. Боже, какой же он надутый индюк!

— Я думал, что ты особа здравомыслящая, а не какая-то дешевая истеричка, — тихо заметил Наставник.

Я устало вздохнула и ответила вампиру снисходительным тоном:

— Ладно, ладно. Все, молчу в тряпочку. Говорите, что вам от меня нужно.

— Вот это деловой разговор! — одобрительно сказал Меррав. — У меня к вам особое предложение, Елена. Позвольте его вам изложить?

Я неуверенно кивнула, хотя мне до ужаса хотелось отчаянно зажать уши руками и спрятаться под диван. К огромному сожалению это я сделать не могла. Поэтому приходилось спокойно сидеть на месте, изображая заинтересованность.

— Я прекрасно знаю и вижу, что у вас с Денисом, моим воспитанником, действительно настоящая связь. Это не разорвать, не убрать и вам обоим придется с этим жить. Вся трагедия в том, что если ты еще раз погибнешь, то Дэн больше не выдержит и умрет тоже…

— Что значит «еще раз погибнешь»? — бесцеремонно перебила я Меррава, хотя вампир нисколько не обиделся.

— Твоя душа уже жила и не раз. В прошлой жизни ты была женой Дэна. И в позапрошлой, и так повторялось много поколений. Вы — те самые легендарные Идеальные половинки, — терпеливо пояснил Меррав.

— Значит, он все это время любил меня, а не Клару? — изумленно выдохнула я. — Моя душа воплощалась не в одной жизни… Естественно, меня называли разными именами.

— Да, — подтвердил Меррав. — Только тебя и никого другого. В этом воплощении твоя душа оказалась накрепко связана с душой Дэна.

Внезапно меня посетило облегчение и неимоверная радость. Внутри груди разлилось приятное тепло. Кто бы мог подумать, что все оказалось так просто.

— Почему? — спросила я.

— Потому, что он вампир, — отозвался Меррав. — Произошел сбой, ты оказалась рядом с другим мужчиной, равновесие было нарушено. Вселенная не терпит дисбаланса — твой муж и дети вскоре погибли, чтобы ты, наконец, обрела Дениса.

— Капец…, — прошептала я, чувствуя, как от переизбытка эмоций кружится голова.

— Если умрешь ты, то умрет и Дэн, — продолжал Наставник.

— Я не хочу, чтобы Денис умирал, — растерянно прошептала я.

— Я тоже. Он — мой сын! — с жаром продолжал Меррав.

Я насторожилась. Что-то мне подсказывало, что Наставник печется о Дэне не как о своем сыне, а своем преемнике, птенце, в которого вложено слишком много сил. В данный момент Денис был для него чемоданом без ручки — и неудобно, и выкинуть жалко. Я сдержанно улыбнулась своим мыслям и тихо поинтересовалась:

— Это к чему вы клоните?

— А к тому, милая, что тебе надо стать вампиром. Я согласен провести Обряд Перехода, — великодушно произнес Наставник с широкой улыбкой. — Разве ты не хочешь жить вечно и всегда быть с Дэном?

Из всего того, чего бы мне хотелось в жизни, стать вампиром — было самое последнее. Дэн постоянно говорил о своей сущности с превеликим отвращением. Да, и меня саму напрягало то, что солнца я больше никогда не увижу, надо будет пить кровь и жить во тьме. При одной только мысли об этом, меня буквально выворачивало наизнанку. Но я решила пока что не выдавать своих истинных чувств. Мне пришлось сохранить безмятежное выражение лица и спокойно ответить:

— Меррав, значит это и есть ваше особое предложение? Я вас правильно поняла?

Наставник важно кивнул и ответил:

— Верно, Елена. Вы меня правильно поняли.

«Так, спокойно, дыши, Ленка, дыши!» — я мысленно подбодрила себя.

— Хорошо. Спасибо за предложение. Я обдумаю! — тоном великосветской львицы ответила я и поднялась с дивана.

Меррав улыбнулся обманчиво мягкой улыбкой и нежно проворковал:

— Нет, милая Елена, боюсь, что вам придется решать прямо сейчас.

— Как? — изумилась я. — Вы не оставляете мне выбора!

— Выбор есть всегда, милая, — промурлыкал Наставник. — Но вы, же понимаете, что важно сделать его правильным…

Я сжала пальцы в кулаки, пытаясь унять нервную дрожь в животе.

— А если я не соглашусь? — я озвучила свои настоящие мысли. — Вы же не убьете меня?

Меррав хищно улыбнулся и в тот же миг оказался около меня. Приобняв за плечи, он привлек меня вплотную к себе и страстно поцеловал меня в шею.

— М-м-м-м, какой изысканный аромат, — прошелестел он таким интимным шепотом, а меня бросило в дрожь. — Поверь мне, Леночка, лучше тебе быть вампиром и законной парой Денису, чем моим запасным пакетиком с кровью…

Я попыталась освободиться от цепких рук Наставника. Меня буквально трясло от отвращения.

— Дэн не допустит этого, — я цеплялась из последних сил за эту спасительную соломинку.

— Ой, какая неприятность, — прошептал Меррав. — Денис сейчас в Мельбурне. Поехал туда по моему поручению. Так, что он далеко и сейчас некому заступиться за тебя.

Я закрыла глаза, чувствуя, как горячие слезы отчаяния потекли по щекам. Черт, ведь Дэн обещал быть рядом со мной.

— Не стоит так расстраиваться, милочка, — прошептал Меррав и провел языком по моей голой шее. — Еще все поправимо…

Я даже не заметила, как оказалась без пальто и кофточки. Теперь я лежала на диване в одном бюстгальтере и джинсах. Надо мной нависал Меррав. Его черные глаза с жадностью смотрели на пульсирующую жилку на моей шее.

— Одно твое слово, прекрасная Елена, и ты будешь вечно молода и красива, — продолжал дерзкий искуситель.

Я зажмурилась, чтобы не видеть алые огоньки в глазах вампира. Так страшно мне не было ни разу в жизни. Даже ужас смерти моей семьи несравним с этим мгновением. В данный момент решалась моя судьба, жизнь и, похоже, я проигрывала…

В этот миг послышался шум за дверью, звуки борьбы и низкое рычание. Широкие двустворчатые двери резко распахнулись, и в комнату стремительно влетело маленькое торнадо. В стороны полетели статуэтки со стеллажа, отлетела кочерга, а затем чье-то тело с глухим неприятным стуком приземлилось около нас. Это был Влад с перепачканным кровью лицом. Он застонал, и я увидела, как из его бока потекла кровь.

— Простите, Наставник, я не удержал его, — прохрипел Влад, едва шевеля разбитыми губами.

Темная тень материализовалась в разъяренного Дэна. Его глаза полыхали адским пламенем, изо рта торчали огромные клыки. Мой голубоглазый спаситель был зол, как черт, и таким его мне еще не доводилось видеть.

— Меррав, отойди от нее, — ледяным тоном велел мой верный рыцарь. — Слышишь! Она не будет вампиром. Я не позволю ей стать монстром!

Что-то в голосе Дэна заставило Наставника отпрянуть от меня, а я кое-как села на диване, прикрывая руками грудь в полупрозрачном лифчике.

— Браво, сын! Вот это скорость! Не ожидал, что ты ослушаешься меня, — похвалил Меррав с гадкой улыбочкой.

— Да, ты прав, я никуда не ездил, — холодно обронил Дэн. — Я обещал Лене, что буду рядом и сдержал обещание…

Он подошел ко мне, поднял кофточку с пола и протянул ее мне. Вспомнив нашу последнюю встречу, я густо покраснела от смущения и радости нашей встречи. Что тут скажешь… Идиотка…

Меррав злобно зыркнул на Влада и весь его гнев хлынул на него. Вампир с фиалковыми глазами вскрикнул, корчась от боли, которую причиняла Сила Древнейшего. Влад запрокинув голову, заорал так, что у меня заложило руки, а из рук выпало пальто. Дэну пришлось самому одевать меня, чтобы поскорее уйти из этой комнаты пыток.

Крики Влада прекратились, и властный голос Меррава буквально прогремел в тишине:

— Влад, дорогой мой, подойди ко мне.

Вампир не осмелился ослушаться своего господина. Он выпрямился и, шатаясь, подошел к Наставнику. Меррав резко обхватил талию Влада и привлек к себе. К моему огромному удивлению Древнейший начал целовать в губы Влада, поглаживая мускулистые ягодицы темноволосого вампира. От подобной картины, у меня просто челюсть упала на пол. Влад покорно отвечал на поцелуи своего хозяина.

— Капец, вот гомосятина! — вырвалось у меня.

Дэн фыркнул и подхватил мое безвольное тело на руки. Последнее, что я увидела, как Меррав с воодушевлением слизывал кровь с лица Влада, а тот даже глаза закрыл от удовольствия.

XXIII

Когда мы переступили порог квартиры, был уже поздний вечер. Теперь мое надежное убежище выглядело холодным, пустым и неприветливым. Денис лихорадочно заметался по комнате. Я устало опустилась на диван и прикрыла глаза, откидываясь на спинку дивана. Меня вновь охватила апатия. Я так устала от всего того, что происходило в моей жизни последнее время. Все, что я до этого знала, оказалось не больше чем иллюзия. Настоящий мир был совершенно не такой, каким его привыкли видеть другие люди. С глаз упала пелена, и все предстало в реальном свете. Увиденное ужаснуло меня и теперь мне безумно хотелось вернуть то неведение, в котором я жила всю свою жизнь. Жаль, что это невозможно.

— Леночка, собирайся! — голубые глаза вампира лихорадочно блестели. — Мы уезжаем прямо сейчас!

Я чувствовала всю его нервозность, тревогу и злость одновременно. Я сжала пальцы в кулаки, сдерживая бессильную ярость. В этот момент меня не покидало чувство, что мой уютный мирок рушиться, и мне было не под силу это остановить.

— Мы уезжаем? — удивленно спросила я.

— Что тебя так удивляет? — с интересом осведомился у меня Дэн. — Или ты планируешь ехать сама?

— Я не планировала никуда ехать! — буркнула я, скидывая опостылевшие шпильки и устраиваясь на диване с ногами.

— Значит, поеду с тобой я, — дерзко заявил вампир. — Кто же будет оберегать тебя, если не я?

— Но…, — я буквально задохнулась от удивления. — Ты хочешь ехать со мной после того, что я тебе наговорила?

— Милая, поверь, твоя жизнь мне дороже, чем эти глупые ссоры, — вампир снисходительно улыбнулся, и в этот миг я в полной мере ощутила его немалый возраст и опыт.

Его голос был мягким, с хриплыми нотками, но самое главное — без намека на обиду. В моей памяти была все еще свежа наша последняя ссора. В данный момент я испытывала как минимум неловкость. Сама же кричала о том, что ненавижу Дэна, кидалась в него подушкой. Но теперь не могла отказаться от помощи вампира. Прикусив губу, я пыталась сдержаться, чтобы не заплакать от стыда.

— Прости, что наговорила тебе столько всего, — виновато пролепетала я. — В тот момент я была сама не своя…

Денис мягко улыбнулся, а чувство облегчения нахлынуло на меня. Мне уже было не ясно — чье это было чувство.

— Значит, ты не ненавидишь меня? — в баритоне послышалась робкая надежда или мне это померещилось?

— Нет, конечно, нет, я…

Мой дрожащий голос сорвался, когда Дэн приложил указательный палец к моим губам и страстно зашептал:

— Нет, милая, я хочу услышать эти заветные слова в нормальной обстановке, а не впопыхах…

Его дерзкий палец прошелся по моим пересохшим губам. Я невольно вздрогнула и беспомощно прошептала:

— Ах, да, точно, мы же уезжаем…

— Да, мы уезжаем, — уже спокойным голосом отозвался Дэн, выделяя местоимение «мы».

Я поморщилась и выпрямилась на диване.

— Но, Денис, зачем нам убегать? — жалобно заскулила я, все еще желая оставить, так как есть. — Думаешь, это выход из создавшейся ситуации?

Хотя надо давно было признать самой себе, что в моей жизни уже давно все не так, как прежде. Настоящим тайфуном Дэн ворвался в мою судьбу и перевернул все с ног на голову. Он смел все преграды, которые я построила за годы своего одиночества. Этот вампир оставил меня беззащитной перед этим жестоким миром. Хоть одно радует — он не бросил меня на произвол судьбы.

— Леночка, поверь мне — это ненадолго, — Дэн метнулся ко мне на диван и осторожно обнял меня за плечи.

— При желании, твой Наставник нас хоть из-под земли достанет, — устало прошептала я, и в этот миг буквально задрожала всем телом — до меня дошел весь ужас положения.

— Спокойно, милая. Я своего создателя знаю. Ему надо дать время остыть, — убежденно ответил Дэн.

На его бледном лице застыло выражение собственной убежденности. Я невольно прильнула к сильному плечу вампира, чувствуя поддержку. Сильные мужские руки всего на миг обняли меня, а прохладные губы коснулись моей щеки.

— Пора собираться, Лена, — прошептал Дэн, обдавая мое ухо жарким дыханием.

— Меррав нас в порошок сотрет, если поймает, — прошептала я.

— Леночка, поверь мне, так будет лучше. Где была твоя спортивная сумка, которую я видел в шкафу?

— Я ее переложила. Теперь она в коридоре за вешалкой.

Вампир уже вернулся в комнату с моей дорожной сумкой в руках. Его лицо выражало решительность, губы были плотно сжаты, а синие глаза метали молнии.

— Собирайся, — коротко и властно велел Дэн.

Он поставил сумку на диван рядом со мной и открыл дверцу шкафа. Я неохотно встала со своего места и решительно двинулась в сторону Дэна. Но вампир уже метнулся к окну, зашторил его и выключил свет. Теперь комнату освещал свет бра, прибитого к стене над кроватью. Когда-то раньше я там читала — эта мысль неприятно резанула меня по сердцу. Распускать нюни мне было некогда, и обреченно вздохнув, я решительно нырнула вглубь шкафа.

— Бери минимум вещей, — посоветовал Дэн. — Если чего-то не будет хватать, то мы докупим.

— Дэн, куда мы поедем? — поинтересовалась я, увлеченно перебирая свое белье.

Денис тактично отвернулся, когда в моих руках оказались кружевные черные трусики и корсет. Когда-то этот гарнитур мне подарил Юра на годовщину свадьбы. Я невольно вспомнила тот день, когда ждала мужа с работы. Он еще заехал за близнецами в детский сад и уже ехал домой. Я планировала уложить сыновей спать и подарить ночь любви… Но вместо этого была боль, слезы и осознание невосполнимой утраты… Перед глазами поплыли знакомые кадры вечерней дороги… Как я задыхаясь бежала к месту аварии в домашнем халате и тапочках… Боже, почему прошлое никогда до конца не отпускает?

— Леночка? — нежный голос Дениса вовремя вырвал меня из плена горьких воспоминаний.

Вампир осторожно тряс меня за плечи, а голубые глаза с тревогой заглядывали мне в лицо. Белье выпало из ослабевших рук, а Дэн незамедлительно поднял его с ковра. Почему я его не выбросила вместе с остальными вещами? Обессилено уткнувшись носом в белоснежную рубашку Дэна, я с облегчением вдохнула терпкий аромат мужского тела.

— Что с тобой? — в этих простых словах сквозило столько беспокойства, что мое сердце невольно сжалось. — Неприятные воспоминания из-за корсета?

Я судорожно сглотнула и подняла на глаза, полные непролитых слез. Взгляд Дэна был испытывающим, словно он хотел понять, что я в этот момент чувствую.

— Да, — прошептала я, забирая белье из рук вампира. — Это длинная история.

— Если хочешь, то можешь мне рассказать, — тихо прошептал Денис, поглаживая мои волосы.

Еще с детства этот простой жест дарил мне ощущение защищенности, а в надежных объятиях вампира все тревоги и вовсе отступали. В этот момент мне хотелось понять, что я чувствую, когда настоящее и прошлое столкнулись, но не могла.

— Не сейчас, милый, — я осторожно высвободилась из объятий. — Надо собираться и ехать.

Дэн кивнул и вновь вернулся к окну, наблюдая за тьмой, притаившейся за тонким стеклом. Я продолжила с удвоенной энергией собирать необходимые в дороге вещи.

— Дэн, куда мы собственно едем? — я бесцеремонным образом нарушила тягостную тишину в комнате, застегивая молнию на сумке.

— В дом моего друга. Он находится довольно далеко и нам надо уложиться за ночь. На рассвете я уже должен спать в укрытом от солнца месте, — спокойно ответил Дэн и тут же прибавил. — Ты надень удобную одежду, а я пока что раздобуду нам машину. Ехать на моей — слишком опасно.

— Ну, да, твой белый джип такой незаметный, — с кривой усмешкой заметила я, вытаскивая из шкафа джинсы, ветровку, свитер под горло и сапоги на шнуровке.

— Через минуту жду тебя около подъезда! Не задерживайся! — с этими словами Дэн при мне растворился в воздухе и серой дымкой просочился через полуоткрытую форточку.

XXIV

В моей жизни еще никогда такого не было — нестись на бешеной скорости по трассе в неизвестном направлении, да еще на угнанной машине и вместе с вампиром. Кто бы мне раньше об этом сказал, то лично я бы в ответ только покрутила пальцем у виска и посоветовала обратиться к врачу. Происходящее было слишком реально. Да, слишком реально — Дэн выбросил свой телефон в реку, когда мы переезжали через Днепр, а проехав примерно метров сто, сделал тоже самое с моим. В этот момент мне пришлось распрощаться с мыслью, чтобы позвонить Колесникову и взять отпуск за свой счет. Жаль, что меня уволят, но жизнь дороже. Я с тревогой смотрела на светлеющий восток, моля Бога, чтобы мы успели в укрытие. За всю ночь мне удалось поспать всего несколько часов — я постоянно просыпалась от гула двигателя чужой машины. Свой белый джип Дэн без тени сожаления оставил на стоянке перед моим домом. Сколько раз за эту мучительную ночь, я смотрела на Дениса, любуясь его бесстрастным лицом, освещенным приборной панелью. Время от времени вампир бросал на меня пытливые взгляды. Только сейчас я заметила, что его голубые глаза светятся в темноте зеленоватыми огоньками, напоминая мне кошачьи. С удовольствием я смотрела, как сильные пальцы Дэна сжимают руль. На миг мне показалось, что вот-вот и он его сломает.

Денис был чрезвычайно внимателен во всем, что касалось меня, и эта поездка не была исключением. Несмотря на дикую спешку, вампир нашел время, и мы заехали в круглосуточный супермаркет за продуктами для меня. Лично мне было как-то неудобно, когда мы вдвоем бродили по пустому залу среди полок с различной снедью. Причем сам Дэн подвергал тщательному рассмотрению каждый товар, что я складывала в корзинку.

— Дэн, тебе то что? — не выдержала я, когда возлюбленный забраковал очередной продукт из полуфабрикатов. — Ты даже не ешь!

— Я беспокоюсь о твоем здоровье, Леночка, — ласково промурлыкал Дэн, привлекая меня к себе. — Забыла, что ты все еще на диете?

— Мне уже можно есть все, но в разумных пределах, — пробурчала я и решительно направилась в отдел с молочными продуктами. — Я не собираюсь на диете всю жизнь сидеть. Пожалуй, еще творога возьму или молочка?

— Бери все, — посоветовал Дэн и сам же начал энергично накладывать продукты в корзинку, которую нес.

— Э-э-э! Я же лопну! — запротестовала я, когда Дэн с энтузиазмом двинулся к полкам с мюсли, и в корзину полетело несколько пачек завтраков.

Дэн лукаво улыбнулся и дерзко притянул меня к себе.

— Тебе надо хорошо питаться, — промурлыкал он, зарываясь носом в мои волосы.

— Я так и поняла — ты откармливаешь меня! Специально!

— Да ну? — вампир скептически посмотрел на меня. — Зачем это мне?

— Это чтобы я в двери не входила. Сам же будешь стройным и красивым, — шутливо парировала я и ловко вывернулась из объятий вампира. — Денис, нам надо еще воды минеральной купить и по коням!

— Эх, и то верно. Жаль, что мы торопимся, — разочарованно вздохнул Дэн и покорно пошел следом за мной. — Милая, с тобой приятно делать самые обычные вещи.

Сонливость кассирши как рукой сняло, когда Дэн с очаровательной улыбкой расплачивался за покупки. Девица смущенно краснела и бросала на вампира призывные взгляды. Мне было забавно наблюдать за тем, с какой злостью она посмотрела на меня после того, как узрела пухлую пачку денег в бумажнике моего спутника. Взгляды кассирши не возымели ровно никакого значения, Денис спокойно расплатился и, прихватив два огромных пакета с едой, быстро пошел к выходу из магазина.

К моему огромному облегчению — мы успели вовремя. Когда первые лучи утреннего солнца выглянули из-за горизонта и осветили сонную улицу, я с силой захлопнула входную дверь и с невыразимым облегчением облокотилась спиной о косяк. Дэн, нагруженный моим багажом и продуктами, с необычайной легкостью прошел вглубь темного холла.

— Леночка, я отнесу на кухню продукты и положу что надо в холодильник, — сказал он, а его голос эхом прошелся по пустым комнатам первого этажа. — А твои вещи занесу в одну из спален. Но если ты хочешь, то можешь выбрать комнату.

— Мне все равно, — я равнодушно ответила Дэну.

Судя по всему, дом пустовал. Об этом свидетельствовали чехлы на мебели и толстый слой пыли на полу. Гостиная, куда я забрела, была огромной и мрачной. На больших окнах висели плотные черные шторы, не пропускающие ни единого солнечного лучика. Мне сразу стало ясно, что мы пожаловали в настоящее обиталище вампира. Интересно, а где сам хозяин? Неужели спит в подвале? А что — вариант и классика жанра. В гостиную едва слышно проскользнул Дэн. Он обеспокоенно смотрел на меня. Только теперь я заметила, что его лицо выглядело уставшим, под глазами залегли темные тени, делая его схожим с классическим вампиром.

— Леночка, что-то не так? — голос Дениса был полон тревоги.

— Не-е-ет, — проблеяла я и поежилась от неприятного чувства. — Здесь никого нет?

— Верно, — промурлыкал Дэн и шагнул ко мне. — Владлен уехал кататься на лыжах в Альпы.

Я удивленно приподняла бровь.

— Весной?

— Весной, — утвердительно сказал Дэн. — Там еще лежит снег.

— А он, этот Владлен, из вашего клана? — настороженно поинтересовалась я.

— Нет. Владлен из дружеского нам клана.

— Ему ничего не будет за то, что мы прячемся в его доме? — обеспокоенно прошептала я. — Вдруг Меррав и его накажет?

— Милая, не бойся, Владлен сохраняет нейтралитет, — ободряюще проговорил Денис. — Конечно, если нас найдут, то пострадаем мы, а не он.

— Ясно. Надеюсь, что Владлен не явится пока мы тут? — мне совсем не улыбалось встретиться лицом к лицу с чужим вампиром.

— Не беспокойся, родная. Владлен обычно возвращается в Украину в середине мая. Так, что у нас в распоряжении целых полтора месяца, — успокоил Дэн. — Идем, нам пора отдыхать. Я проведу тебя в спальню.

— Денис, но как же ты? — обеспокоенно прошептала я, когда мы стояли перед дверью моей временной спальни.

Вампир невесело улыбнулся. Его бледное лицо выглядело еще больше изможденным. Судя по всему, мой возлюбленный остро нуждался в отдыхе.

— Спасибо тебе…

— За что? — моему удивлению не было предела.

— За то, что беспокоишься обо мне.

— И все же, — настаивала я. — Где ты будешь спать?

— Владлен оборудовал спальню в подвале, — с улыбкой ответил Дэн. — Леночка, умоляю, не спускайся туда на закате. Я приду к тебе сам… Обещаешь?

Я утвердительно кивнула, соглашаясь с Дэном.

— Вот и славно. Отдыхай, Леночка. Спокойного тебе сна, — прошептал Дэн.

Всего на миг, его полные губы прикоснулись к моим губам в коротком и нежном прикосновении. Я даже зажмурилась, приготовившись к длительному поцелую. Но меня ожидало разочарование — в лицо пахнул ветерок и коридор моментально опустел.

— И тебе спокойного сна, Дэн, — прошептала я, уверенная в том, что вампир услышал мой шепот.

Разочарование — единственное, что в этот момент я ощущала. Мне не оставалось ничего другого, как просто зайти в спальню и тихо притворить за собой дверь. Не раздеваясь, я улеглась на огромную кровать поверх покрывала и моментально провалилась в сон.

XXV

Сгорая от любопытства, я осторожно приоткрыла тяжелую скрипучую дверь и вошла в большую комнату. Мне уже удалось обойти весь немаленький дом вдоль и поперек, позавтракать или пообедать, что больше подходит по времени. Теперь без моего внимания оставалась лишь только самая дальняя комната в конце коридора. Переступив порог которой, мне стало ясно, что передо мной не простая комната, хотя с первого взгляда этого не скажешь. Через щель между портьерами пробивались багряные лучи закатного солнца, в которых танцевали пылинки. Сама комната была погружена в приятный полумрак и выглядела несколько мрачной. Вся мебель стояла в чехлах, картины на стенах были завешены пыльными отрезами плотной ткани, а дорогие позолоченные обои казались тусклыми. Посредине комнаты стояло нечто, с очертаниями, смутно напоминающими рояль. В этот миг, мне почудилось, что именно эту комнату любит хозяин, словно дух старого вампира витает даже когда он в отъезде. Поддавшись странному порыву, я быстрым шагом подошла к окну и отдернула портьеры из темно-зеленого бархата. Яркий поток солнечного света хлынул в помещение, преображая его буквально на глазах.

Поежившись от неприятных ощущений, я подошла к первой из картин, висевших на стене. Осторожно дернув за материю, перед моими глазами предстал неизвестный светловолосый мужчина средних лет одетый в костюм восемнадцатого века. Его пронзительные стальные глаза смотрели пристально и в самую душу, а горделивая осанка говорила о благородном происхождении неизвестного. Надменная линия губ, чуть приоткрытых в полуулыбке, заставляла инстинктивно дрожать. Мне оставалось лишь только восхищаться мастерством неизвестного мне художника. Передо мной был портрет настоящего вампира, столь старого, что даже его сила веяла от картины. Скорее всего, на картине был изображен сам Владлен или как его там зовут по-настоящему.

Я невольно попятилась от портрета, и чтобы сгладить неприятного впечатление от увиденного перешла к соседнему полотну. Следующая картина изображала пасторальный сельский пейзаж с голубым небом, светлой зеленью и лимонным солнышком, освещающим красные черепичные крыши и колокольню. Полюбовавшись на летний пейзаж, так я постепенно поснимала со всех картин чехлы, открыв для себя бесценные полотна неизвестных художников. Впрочем, до этого я мало интересовалась живописью. Позолоченные рамы полотен буквально заиграли в солнечном свете, невероятно преображая хозяйскую комнату. Надеюсь, Владлен не убьет меня, но остановиться было не в моих силах. Улыбнувшись, я шагнула к последней нераскрытой картине, висящей в самом дальнем углу зала.

Дернув пыльную материю на себя, я зажмурилась, чихнув от пыли. Когда я вновь открыла глаза, то на меня смотрели выразительные глаза Дэна. Я удивленно протерла глаза, но нет, это не сон и не галлюцинации. На меня действительно смотрел Дэн, заключенный в темно-красную раму. Голубые глаза, полные жизненной силы и огня, буквально прожигали меня насквозь. Чем дольше я смотрела на возлюбленного, тем больше находила различий — костюм средины девятнадцатого века со стоячим воротничком, чуть длинноватые волосы, причесанные по моде тех времен, бакенбарды и бесшабашная мальчишеская улыбка. В этот миг меня будто ударила молния — передо мной был портрет Дэна, когда он был еще человеком. Легкий румянец на щеках, яркие губы и беззаботный взгляд — лицо юноши, полного жизнелюбия. Теперешний Дэн был лишь бледным подобием этого счастливого человека, взирающего на меня из темной рамы. Я невольно отшатнулась от полотна и попятилась назад.

Нащупав рукой какой-то стульчик, я неловко уселась на его мягкое сидение и медленно отвернулась от нарисованного Дэна. Его светлый костюм, аристократичное лицо резко выделялось на темном фоне. Сразу было ясно, что на портрете Денису Ковальскому было не более двадцати, а сейчас он выглядит на двадцать пять. Я резко отвернулась, прикусив губу и с огромным трудом сдерживая слезы. Боже, целых пятьдесят лет ему двадцать пять! И так будет всегда. Целую вечность! Нет, это не справедливо. Вот она плата за то, что шаришь по чужим вещам! Зачем Меррав вмешался в наши с Дэном судьбы? Почему ему вздумалось играть в Бога? Я обессилено облокотилась о какую-то поверхность, покрытую чехлом. Что это? Любопытство в который раз одолело меня. Сгорая от стыда, я сдернула материю и на солнце блеснула черная лакированная поверхность. Рояль? Да. Удивительно, сейчас я сидела за роялем.

Я неторопливо открыла крышку, и пальцы сами собой легли на черно-белые клавиши. В душе взметнулось узнавание, дикая тоска по музыке. Я закрыла глаза, отдаваясь на милость бушующим во мне эмоциям. Первые аккорды были робкими, мои пальцы заново узнавали и привыкали к инструменту, заставляя рояль просыпаться от тяжелого и долгого сна. Через несколько секунд, мне удалось вспомнить всю ту науку, которую вкладывали в меня учителя в музыкальной школе. Пальцы уже жили отдельной жизнью, легко порхая над клавишами. Я совсем не помнила, какую мелодию играла, музыка шла от души, словно она хотела высказаться с помощью рояля. Слава Богу, инструмент был настроен, значит, Владлен регулярно на нем играл, но это не имело значения. Музыка нарастала, бушевала в комнате, бурлила и звала куда-то…

Я так увлеклась, что совершенно потеряла счет времени, изливая свои чувства в музыке. Боже, как же я давно не играла… С того самого дня, когда погибла моя семья. Я помнила, как безжалостно продала дом и свой рояль вместе с ним. Как жаль, что я не играла. Мне становилось легче, слезы тепли по щекам, а я настойчиво пыталась представить себе Дэна человеком. Ах, как жаль, что он вампир…Чей-то тяжелый всхлип вернул меня в реальность, я испуганно замерла и открыла глаза. Солнце уже зашло, а небо все еще пламенело багряными красками, освещая меня фантастическим светом. Но меня привлекло другое. На фоне закатного неба резким контуром выделялась чья-то темная, сгорбленная от непомерных страданий, фигура. Без сомнения это был не кто иной, как Дэн. Он стоял перед окном. Вампир оперся обеими руками об оконный переплет, и казалось, не дышал вовсе. Мое сердце сжалось от горькой жалости.

— Дэн…, — дрожащим голосом прошептала я и поднялась с табуретки. — Прости, я тебя разбудила…

— Просто играй, Леночка, — умоляюще прошелестел вампир. — Не останавливайся…

Его голос был хриплым, полным невыразимой муки. Я невольно задрожала, словно от холода. В этот миг Дэн с силой сжал кулаки, и оконная рама жалобно хрустнула в сильных пальцах вампира. Я сделала первый шаг к возлюбленному, чтобы как-то утешить его. Он во время оглянулся на меня. В моих жилах застыла кровь. На меня взглянули чернильно-черные глаза без зрачка, а в них дрожали бордовые огоньки жажды…

С огромным трудом мне удалось обуздать страх перед темной стороной возлюбленного. Пальцы дрожали от страха, а липкий пот заструился по спине. Только бы не выдать себя.

— Хорошо, — проговорила я и покорно уселась за рояль.

Пальцы вновь запорхали по клавишам, рождая новую мелодию, но более спокойную, чем предыдущая. Не знаю, сколько прошло времени, но когда я вновь открыла глаза, то уже совсем стемнело, а Дэна вообще не было в комнате. Наверное, так будет лучше…

Игра на рояле окончательно опустошила меня. Я чувствовала себя совершенно разбитой и вернулась на кухню. Это помещение было оборудовано по последнему слову техники. Светлый кафель на стенах, белоснежная плитка на полу, светло-синяя кухонная мебель — все дышало вкусом и роскошью. Моему удивлению не было предела — Владлен обставил ее с такой изысканностью, словно готовил сам и употреблял человеческую пищу. Порывшись в холодильнике, я нашла готовую пиццу, купленную с боем в супермаркете. Готовить ничего не хотелось, поэтому я сунула ее в микроволновку и поставила чайник на плиту, намереваясь заварить себе чай. Звякнула микроволновка. Машинально извлекла дымящуюся пиццу. Устроившись за столом, я начала с жадностью поглощать свой поздний ужин. Горячий терпкий напиток унял внутреннюю дрожь и наконец, я смогла расслабиться, привалившись спиной к стене. Хорошо… Люблю крепкий чай… Странно, что он вообще водится у вампира. Может быть, Владлен водит к себе девушек, сперва отпаивает, а потом пьет их кровь… А кухня — для отвода глаз?

Мои размышления прервал тихий мелодичный смех. Я моментально открыла глаза и буквально подпрыгнула на своей пятой точке от неожиданности. На пороге кухни стоял Дэн. Его кожаный плащ средней длины сидел на нем как превосходно. Вампир был сыт и доволен. Его лицо сияло внутренним магнетическим светом. Вот они — вампирские чары в полной силе. Я невольно вздрогнула и отвела взгляд на пиццу. Не хватало мне поддаться на его гипноз.

— Нарушаешь диету? — строим тоном поинтересовался Дэн и в мановение ока оказался около стола. — Придется мне это изъять!

— Нет! — вскрикнула я, прикрывая свой ужин руками. — Не отдам!

Денис вздохнул с притворным сожалением и убрал руки от пиццы.

— А что я? — захлопала я глазами, запихивая в рот немаленький кусок пиццы и, с набитым ртом продолжила. — А я ниф-ф-его! М-м-мм ф-фкусно!

— Я вижу, — с усмешкой заметил Денис и уселся за стол напротив меня. — Ладно, ешь! Не доставать же мне еду из твоего желудка?

— Ф-ф-фпасибо! — я с благодарностью пробубнила и вернулась к своей еде.

— Где ты научилась так играть? — спросил Дэн после минутного молчания. — Ты мне никогда не говорила об этом.

Я тщательно прожевала пиццу, выпила несколько глотков чая и тихо ответила:

— Я играю с детства. Училась в музыкальной школе, но после смерти Юры и близнецов, уже не смогла играть. Поэтому продала дом вместе с мебелью и роялем…

Дэн помрачнел. В его глазах мелькнула острая боль, словно он страдал вместе со мной. Впрочем, оно так и было.

— Прости, я не хотел тебе напоминать о прошлом, — покаянно сказал он.

Вампир грациозным движением откинул черную прядь со лба. Я невольно вновь засмотрелась на Дэна. На его щеках вновь играл румянец, глаза были того же безмятежного голубого цвета, только вот чего-то не было в его идеальном облике. Того, что было в лице нарисованного Дэна-человека. Я невольно задрожала, понимая, что коснулась запретной темы, которую навсегда закрыл Денис Ковальский.

— Получается так, что мы волей-неволей сталкиваемся с прошлым, — прошептала я и уткнулась в чашку с чаем.

— Видела мой портрет в гостиной Владлена? — тихо прошептал Дэн и, подавшись вперед, взял мои пальцы в свои ладони.

— Да, видела. Ты красивый… Даже когда был человеком, — я подняла глаза на вампира и взглянула на него, едва сдерживая слезы. — Прости…

— Откуда ты узнала, что я там изображен человеком, — пораженно выдохнул Дэн.

— Там ты явно моложе, — смущенно прошептала я. — Ну… Я точно не знала… Просто почувствовала…

Дэн терпеливо выслушал мои скомканные пояснения, нежно поглаживая мои дрожащие пальцы. Этот простой жест поддержал меня и придал сил.

— Почему он у Владлена? — смело спросила я и взглянула на Дениса.

— Я отдал картину, чтобы уничтожить ту память, которая оставалась у меня о моей прошлой жизни… Хотя мне больше всего на свете хочется быть человеком.

Глаза Дэна затуманились, а в уголках глаз дрожали прозрачные слезы. Впервые я видела, как мужчина плачет. Я не выдержала и подлетела к Денису, порывисто обнимая его голову и прижимая поближе к сердцу. Его руки моментально обвили мою талию и с силой сжали мое тело. Я едва сдержалась, чтобы не закричать. Сейчас надо быть сильной не только морально, но и физически. Вампир положил голову мне на грудь, закрыл глаза и с облегчением прошептал:

— Какое у тебя сильное, но вместе с тем доброе сердце… Ах, Ленуся…

Я гладила дрожащими пальцами его мягкие волосы, утешая словно ребенка, целовала его лоб, скулы, нос. Я взяла обеими ладонями его бледное искаженное мукой лицо и впервые поцеловала его сама… Ресницы Дэна затрепетали, губы жадно приоткрылись, а руки властно усадили меня к себе на колени. Теперь я оказалась во власти возлюбленного. От одной этой мысли меня моментально бросило в жар, а тело задрожало от предвкушения. Уже не раздумывая, я дерзко провела языком по нижней губе, пробуя на вкус губы Дэна. Вампир глухо застонал и залепил мне рот головокружительным поцелуем…

XXVI

Я медленно плавилась в жарких волнах страсти, сжигающей нас дотла. Мы поддались нашему порыву и уже были не в силах остановиться. Боже, я даже не подозревала до этого момента, как хотела этого безупречного мужчину, идеального любовника, моего вампира… Мое тело превратилось в размягченный воск под умелыми пальцами Дэна. Его горячий влажный язык жадно исследовал мой рот и заигрывал с моим язычком. Со сладким стоном я выгнулась в объятиях вампира, мысленно умоляя возлюбленного продолжить эту сладостную пытку. Горячие пальцы Дениса оставляли пылающие следы на лице и шее. В следующий миг, я почувствовала, как он подхватил меня на руки, и мы понеслись куда-то на неимоверной скорости. Вампир не прерывал поцелуя, когда нежно уложил меня на кровать. Где мы находились в данный момент, уже не имело ровно никакого значения. Низ живота постепенно наливался тяжестью.

Я оказалась без кофточки, а Дэну пришлось расстаться со своим плащом. Умелые руки мужчины легко поглаживали разгоряченную кожу на спине. В висках гулко стучал пульс, а сердце казалось, выпрыгивало из груди. Еще никогда в жизни я не получала такого удовольствия от поцелуя и ласк. Запустив пальцы в густую шевелюру Дениса, я довольно заурчала и прильнула всем своим изголодавшимся телом к любимому. Вампир глухо зарычал мне в рот и, не прерывая страстного поцелуя, рывком стащил с меня лифчик. Вампир оторвался от моих влажных губ и начал не спеша прокладывать жаркую цепочку легких поцелуев по шее к груди, медленно и мучительно спускаясь все ниже и ниже. Их моего горла вырвался требовательных рык, а пальцы начали с трудом освобождать возлюбленного от рубашки. Я застонала, выгнувшись навстречу долгожданным жарким губам, сомкнувшимся на моем соске. Гибкий язык Дэна сначала поиграл с одним соском затем с другим. Закусив губу, я закричала, чувствуя, как пальцы Дэна продолжали исследовать мое тело, скользя вниз по животу. Стиснув зубы, мне удалось расстегнуть рубашку Дэна и стащить ее с вампира. В темноте комнаты мне было плохо видно Дэна, и я страстно выдохнула:

— Как жаль, что я не могу тебя видеть …

Вампир легонько хлопнул в ладоши и спальню осветил мягкий свет прикроватных светильников. Немного прищурившись от света, я привела пальчиками по мускулистой груди, любуясь прекрасным телом вампира. Я прошлась взглядом от широких плечей мужчины до черной дорожки волос, теряющейся под джинсами с низкой посадкой. Я судорожно сглотнула при виде внушительной выпуклости в паху Дэна. Глаза Дэна мерцали голубым сиянием, а его губы были растянуты в дерзкую улыбку, словно он лицезрел самую обворожительную картину в мире. Я осознала, что вампир восхищается мной, и это открытие очень меня смутило.

— Что? — не выдержала я.

Мой голос был дрожащим и срывающимся. Я понимала, что опытный мужчина увидел мою реакцию на его тело. Судя по всему, мое неприкрытое восхищение невероятно льстило ему.

— Ты прекрасна, любимая… Как всегда…, — страстно прошептал Дэн и тут же запнулся.

Я улыбнулась, понимая, что он хотел сказать. Теперь при упоминании о его прошлом, мне было всего лишь грустно, но не больно. Да, и как можно ревновать к самой себе, пусть и в другой жизни. Я скажу ему, но позже, сейчас только поцелуи. С глухим рыком я притянула его лицо к своим губам, и мы вновь начали прерванный головокружительный поцелуй. Мои руки нежно гладили кубки пресса, спускаясь к пряжке ремня. Дэн зарычал и властно вдавил мое податливое тело в перину. Я задыхалась, когда мужчина с легкостью стащил с меня трусики и на миг замер с тихим восторженным вздохом. Я заерзала, пытаясь привлечь к себе внимание возлюбленного. Дэн подарил мне самую порочную улыбку и накрыл губами мой гладко выбритый лобок. Меня пронзила молния, голова поплыла в жарком угаре. Уже ничего не имело значения, кроме этого умелого языка в самом сокровенном уголке моего тела. Еще чуть-чуть и я достигну высоты, чтобы сорваться с нее вниз и разбиться на тысячи осколков.

Я почувствовала, как губы Дэна отоврались от моего лона, и нежные поцелуи возобновились с прежней силой. Меня затрясло, когда я услышала звон расстегиваемого ремня. Дэн медленно стягивал с себя джинсы. Мое терпение лопнуло. Я резко поднялась и стащила с вампира джинсы и боксеры. Уставившись на восставшую плоть своего мужчины, я нервно сглотнула и протянула руку к этому великолепному органу. Но Дэн с ласковой улыбкой уложил меня на спину и раздвинул мои ноги. Вампир вошел в меня медленно и осторожно, чувствуя, какой он огромный для меня, несмотря на то, что мой возлюбленный уже достаточно хорошо меня подготовил. Я сжала кулаками покрывало и, запрокинув назад голову, сладострастно застонала. В этот миг меня заполонило восхитительное чувство наполненности. Дэн с глухим рыком начал двигаться во мне. Сперва медленно, осторожно, с тревогой поглядывая на меня, но потом, когда я привыкла к его размеру, увеличил темп. Мы двигались как одно целое, с рычанием, стоном, поднимались вместе на самую вершину блаженства. Мы парили в небесах, лаская друг друга, чтобы в какой-то миг упасть вниз, разлетевшись осколками по Вселенной. Мы одновременно забились в конвульсиях с оглушительными криками, будто умирали и рождались вновь…

— Дэн, я люблю тебя, — прошептала я, когда мы уже лежали мокрые от пота и изможденные.

— Я тебя тоже, люблю, Леночка, — нежно прошептал Денис, и его губы вновь накрыли мои, терзая в жадном поцелуе.

Ах, мой ненасытный вампир… Мы совершенно забыли об осторожности, а зря. В этот момент, я вздрогнула от неожиданности, когда клыки оцарапали нижнюю губу. Мой рот моментально наполнился солоноватой кровью. Дэн дернулся и с глухим рычанием прервал поцелуй. Мне с трудом удалось поднять веки. На меня смотрели черные глаза вампира, а его сильные руки сжимали в стальном захвате. Хриплое дыхание срывалось с губ Дэна, он резко разжал объятия. Вампир уже стоял возле окна. В этот миг мне стало холодно и одиноко. По щеке поползло слеза. Нет, я не боялась, просто так было больно за Дениса, за нас…

Жажда схлынула также быстро, как и возникла. Дэн повернулся ко мне и его глаза вновь стали голубыми.

— Ах, Ленчока, умоляю тебя, только не плачь, — срывающимся голосом прошептал он.

Повеяло ветерком и вот мой нагой мужчина опять рядом. Я вновь лежу в его надежных объятиях. Сладко потянувшись, я уткнулась носом в грудь Дэну. Мне очень хотелось спать. Денис это прекрасно понял. Он осторожно укутал меня покрывалом и погасил свет.

— Спокойной ночи, любимая, — прошелестел он на ухо.

Я лишь только утвердительно качнула головой. На ответ у меня уже не было сил. Находясь на грани между сном и реальностью, я почувствовала, как Дэн напрягся, затем послышался звон стекла, и кто-то едва слышно прыгнул в спальню.

— Какая идиллия, — послышался мерзкий голос Влада. — Извините, голубки, что потревожил вас, но у меня есть приказ Меррава доставить вас обоих к нему.

XXVII

— Что? Не ожидали меня так скоро увидать? — вещал Влад ехидным тоном. — Так знайте, что от господина Меррава никогда не спрятаться и не скрыться!

Дэн смачно выругался и резко выпустил меня из объятий. Опять зажегся свет. Я с трудом разлепила глаза и узрела насмешливого Влада. Его прищуренные глаза, презрительно прошлись по нагому телу Дэна и по моей скорчившейся под покрывалом фигурке. На его смазливой роже медленно растекалось самолюбие.

— Не думал, что ты докатишься до секса с едой, — едко заметил вампир с фиалковыми глазами.

— Заткнись, — грубо оборвал Дэн. — Я молчу про то, что ты спишь с Наставником, чтобы он продвигал тебя по службе…

— Фу! Гомосятина! — теперь уже я очнулась от ступора и насмешливо взирала на опешившего Влада.

— Молчать! — рявкнул он на меня.

Лицо незваного гостя приобрело выражение крайней обиды, губы плотно сжались, а на скулах заиграли желваки. Влад был в бешенстве. Я расплылась в солнечной улыбке и смерила вампира с ног до головы. Короткая кожаная куртка и штаны сидели на нем как влитые и облегали как вторая кожа. Дэн между тем спокойно натянул на себя джинсы и теперь возился с ремнем.

— Не смей орать на мою жену, — грозно рыкнул Денис.

Влад по привычке сжался, но затем понял, что именно он является хозяином положения, и снова приосанился. Он смотрел на Дэна с взглядом победителя.

— Как ты нас вообще нашел? — удивленно спросил Денис. — Ты же не знаешь ничего о Владлене!

Его фигура казалась расслабленной, но впечатление было обманчивым, и Влад об этом прекрасно знал. Вампир с фиалковыми глазами пристально наблюдал за моим возлюбленным, понимая, что застать нас врасплох, это еще не все.

— А мне ничего и не надо знать. Меррав — твой наставник, — издевательски протянул Влад и хищно улыбнулся. — Или ты забыл?

Его длинные клыки матово блеснули в тусклом свете. Я испуганно сжалась на кровати, с тревогой ожидая развязки происходящего. Дэн выразительно застонал, признаваясь в собственном бессилии.

— Дэн? — мой голос был слабым, а я старалась изо всех сил, чтобы он не дрожал. — Скажи мне, что он имеет в виду?

Денис устало вздохнул и опустил глаза. Его голос был глухой, а я чувствовала опустошенность и невероятную усталость.

— Наставник при желании может узнать, где находится его птенец. Тем более что такой сильный, как Меррав.

— Выходит, мы зря убегали, — растерянно прошептала я. — Он бы все равно нас достал?

— Я надеялся выиграть для нас время, — огорченно произнес Дэн и виновато произнес. — Прости меня, Леночка, что заставил пройти через такое. Я ошибся…

Фигура Дэна сгорбилась от груза непомерных страданий, а плечи опустились. Судя по всему, возлюбленный корил себя за свою слабость.

— Так вот, мои дорогие голубки, Наставник дал тебе, Дэн, несколько часов форы. Было забавно наблюдать за твоими жалкими потугами, спасти этот пакетик с кровью, — ледяной голос Влада был способен заморозить целую тонну льда.

— Так ты всего лишь шел за нами по пятам? — спросила я, покусывая дрожащие губы.

Влад самодовольно кивнул и мерзко ухмыльнулся. Денис тем временем уже застегивал рубашку

— Отличная попытка, Дэн, — холодно отчеканил вампир, поблескивая фиалковыми глазами. — Мне велено доставить вас к Мерраву.

— Нет, мы никуда не пойдем, — обронил Дэн, зашнуровывая свои дорогие модельные туфли. — Что будешь делать?

— Выпью ее кровь, а затем обращу! — зарычал Влад, теряя терпение. — И гуляйте себе дальше.

— Нет! — яростно выдохнул Дэн.

Мой вампир ловко перехватил Влада в прыжке и повалил на толстый ковер, туда, где валялись осколки стекла и обломки рамы. Послышался хруст, шум борьбы и рычание вампиров. Я похолодела, когда увидела, что Влад побеждает. Дэну не повезло — он упал прямо на огромный кусок выломанной рамы. Теперь острая деревяшка торчала из живота Дэна, а из разбитого виска хлестала кровь, заливая скулу и бровь. Я закрыла ладошкой рот, подавляя крик ужаса, рвущегося наружу. Влад как истинный хищник вцепился в горло Дэну. Из порванной артерии фонтаном брызнула кровь, орошая все вокруг. Закусив губу, я с трудом подавила крик отчаяния и боли. Мой возлюбленный потерял сознание… Всего на миг, который грозил стать решающим. Доля секунды, и Влад уже вытащил кинжал и метил прямо в сердце. Еще чуть-чуть и он убьет Дениса! От важности такого момента вампир задрожал. Наверное, он осознал, что убивает сына самого Меррава. Наступило время действовать. Мое время…

Я уже заприметила длинный осколок стекла и постепенно подбиралась к нему. Наконец-то я завладела им и судорожно сжала его в ладони. Руку обожгла боль. Кажется, я порезалась до крови. Ну и пусть. Запах крови донесся до ноздрей Влада и хищник в нем взыграл. Он моментально оказался надо мной и потерял всякую бдительность. Его клыки уже были на миллиметр от моей шеи. С едкой улыбкой, я резко вогнала длинный осколок стекла точно в сердце.

— Сдохни, тварь! — яростно прошипела я и с омерзением отпихнула от себя обмякшее тело со стеклянными глазами.

Вампир с огромным удивлением распахнул глаза и в немом вопросе уставился на меня. Влад умер моментально. По моему мнению, этот гаденыш так и не понял, что его убила человечка, жалкий пакетик с кровью. Едко ухмыльнувшись этой мысли, я скатилась с кровати и, не обращая внимания на острые осколки, свою собственную наготу, подползла к вампиру. Губы Дэна были белее полотна, он практически не дышал, из раны на шее продолжала хлестать кровь.

— О, Боже! Дэн! — я затормошила его за плечо, и надрывный крик вырвался из моей груди. — О нет, Дэн! Не покидай меня… НЕТ!

Казалось, каждый вздох может оказаться последним. Я внимательно прислушивалась к хрипам в груди любимого, глотая слезы. Стащив кусок покрывала, я с отчаянием, граничащим с безумием, зажала рану на шее, мечтая остановить кровь.

«Думай, думай, Ленка!» — мысленно подбадривала я себя.

Боже, как можно думать, когда на руках умирает любимый. Опять, почему это происходит со мной… Почему? Боже, в чем я виновата перед тобой и за что мне такая кара. Так, не раскисать! Что я могу еще сделать? Искусственное дыхание? Нет, это врядли. Я беспомощно огляделась… Слезы бежали по щекам, оставляя соленые дорожки. Внезапно взгляд упал на мои окровавленные ладони. Конечно! Дэн ведь вампир, и даже в любых фильмах показывали, что кровь исцеляет и восстанавливает вампиров. Должно сработать. Я нашарила острый осколок и безжалостно полоснула по венам. Приложив кровоточащее запястье к губам Дэна, я тихо умоляла вампира пить… По его бледным щекам потекли темно-вишневые капли. Я увидала, как дернулись ноздри мужчины, улавливая запах крови, затем губы дернулись, приоткрылись, а через время в мою плоть вонзились острые клыки. Я вскрикнула от боли, закусила губу и замерла на коленях перед возлюбленным.

Разгромленная комната качалась перед глазами. Сознание грозило покинуть меня. Мне приходилось держаться из последних сил, чтобы не провалиться в небытие. Попытавшись забрать у вампира свою вкусную руку, я потерпела полную неудачу. Глаза Дэна медленно раскрылись, и на меня взглянула адская бездна. Я обреченно задрожала, осознав, что могу распрощаться с жизнью. Тихо всхлипнув, я уткнулась в засыпанную стеклянной крошкой грудь своего любимого мучителя и палача. Сознание возвращалось ко мне вспышками: Денис оставил мое запястье в покое и просто лежал на том же месте, обнимая меня за талию и у нас не было никаких сил пошевелиться, затем мы продолжали лежать, а Дэн слабым голосом шептал мне на ухо извинения.

Я с трудом подняла голову и прошелестела:

— Тебе не за что извиняться, милый. Я жизнь отдам за тебя…

Денис страдальчески застонал и начал двигаться, с шипением пытаясь вытащить из себя дерево.

— Больно? — заботливо спросила я и, пошатываясь, поднялась на руках.

— Очень, — прошептал Дэн, и рывком выдернул из себя дерево. — Но его надо вытащить, иначе ткани не заживут.

— Ужас, — прошептала я, глотая слезы. — Не переживай, милый, все будет хорошо.

Дэн с готовностью кивнул, обреченно вздохнул и собрался для решительного рывка. Но претерпел неудачу — боль, как хищный зверь, продолжала терзать его тело. Возлюбленный согнулся пополам и дико закричал.

— Дэн! Дэн! — взвилась я. — Скажи, что так и должно быть!!

— Нет! — прохрипел Дэн, извиваясь в конвульсиях. — Леночка, что-то не так….

— Что? Чем я могу помочь?

— Ты уже достаточно помогла, — прошелестел Дэн и закрыл глаза. — Скоро рассвет…

— Дэн! Дэн! — всхлипывала я над страдающим вампиром. — Помоги мне, я перетащу тебя хотя бы в коридор.

Денис с огромным трудом приоткрыл глаза и посмотрел на меня. В голубых радужках плескалась непомерная боль. Мужчина хотел что-то ответить, но не успел — очередной спазм скрутил его безвольное тело. Острая боль лишила чувств Дэна, и его небесные глаза вновь закрылись. Я несколько раз пыталась сдвинуть тело возлюбленного с места, но все безуспешно — Дэн был слишком тяжел для меня, а я — слишком слаба. С горечью я оглянулась на розовеющие облачка на востоке. Никогда в жизни мне не приходилось с таким ужасом и обреченностью ждать рассвета. Всхлипывая, я легла на Дэна и обхватила слабыми руками его содрогающееся тело. Если на рассвете Дэн умрет, то я тоже оборву свою никчемную жизнь… Мне без него не жить…

Сердце Дениса колотилось в грудной клетке как бешеное, но дикая боль не отпускала, накатывая на его тело волнами. Я молилась по пятому кругу, умоляя Бога послать ему покой и умиротворение. Дэн сильно вспотел, зато раны уже затянулись так, что шрамов, даже не осталось. Первые лучи солнца коснулись моего нагого тела, Дэн, словно чувствуя рассвет, оглушительно закричал, сердце сделало несколько неровных ударов, и смолкло, а с губ сорвался последний вздох… Я безутешно зарыдала на теле любимого, мысленно проклиная свою несчастную судьбу. Мне пришлось отползти от Дэна, чтобы достать ножик, оброненный ныне покойным Владом. Как завороженная, я смотрела на игру первых утренних лучей на гладком лезвии, прикидывая как лучше лишить себя жизни. Мир без Дэна померк. После того, как я познала его, то на меньшее уже не согласна. Все… Пора… Я вновь вернулась к телу возлюбленного, решительно занесла блестящее лезвие над грудью, определяя месторасположение сердца.

— Дэн, любимый, я иду к тебе, — прошептала я непослушными губами и, закрыв глаза, мысленно попрощалась с жизнью…

XXVIII

— Гха-а-а…! — внезапно Дэн шумно выдохнул и хрипло задышал, словно долго пробыл под водой.

Я резко отшвырнула от себя нож и во все глаза уставилась на Дениса. Возлюбленный с огромным трудом поднял веки. На меня удивленно смотрели голубые глаза, но уже не такого насыщенного оттенка. Теперь они были светлее и уходили в серый тон. Я осторожно приложила ухо к груди возлюбленного и услышала мерное сердцебиение. Но главное было другое — Дэн спокойно лежал в лучах солнца. Он поморщился, заслонил ладонью глаза от ярких лучей, а затем с удивлением уставился на саму руку. Кожа приобрела легкий золотисто-кремовый оттенок, но не была красной и обожженной, как тогда в моей квартире.

— Что за черт? — голос Дэна был удивленным, но без малейших хриплых ноток, так, обычный мужской низкий голос.

Я счастливо рассмеялась и осторожно обняла Дэна. Сначала он дернулся от меня. Только теперь я заметила, что моя грудь перепачкана кровью. Я смутилась и прикрыла свою наготу руками.

— Нет, нет, милая, — пролепетал он. — Все нормально. Я не чувствую жажды… А учитывая, что я лежу на солнце и никаких ожогов… Это вообще странно…

— Все равно надо вставать, — сказала я и, пошатываясь, сначала поднялась на колени, а затем на ноги.

По икре потекла струйка крови. Ну вот, опять порезалась. Дэн пристально смотрел на мою ногу, затем его глаза удивленно распахнулись. Он принюхался, поморщился.

— Что?

Денис осторожно снял указательным пальцем капельку крови и отправил ее в рот. Но вместо того, чтобы сглотнуть, выплюнул кровь обратно.

— Фу, какая соленая гадость!

Внезапно меня озарила одна потрясающая идея…. Не может этого быть, конечно, но стоило проверить.

— Дэн, вставай! Я в душ, а потом поедим!

— Поедим?! Мне теперь кровь противна! — обиженно буркнул Денис и осторожно поднялся с осколков. — Что со мной не так?

— Не знаю, но мы это непременно выясним, — ласково заверила я возлюбленного. — Кстати, труп Влада надо закопать, а то завоняет весь дом. Владен нас на куски порвет.

Дэн с озадаченным выражением лица стоял над телом бывшего зама.

— Это ты его убила?!

Возлюбленный нахмурился.

— Да…, — честно ответила я, заворачиваясь в замызганное покрывало.

— Сама? — удивлению Дениса не было передела.

— Угу…

— Но как?! Вампира убить крайне сложно и только четким ударом в сердце, — воскликнул Дэн и возбужденно заходил по комнате.

— Просто я сильно разозлилась, — с лучезарной улыбкой ответила я.

Мужчина уже не обращал никакого внимания на косые лучи утреннего солнца, погруженный в тяжкие раздумья. Он остановился напротив окна и растерянно осмотрел поломанные рамы и осколки стекол.

— Плохо. Все очень плохо, — растерянно пробормотал Дэн и беспомощно поглядел на меня. — Меррав нас прибьет за Влада. Он ведь был его любовником.

— Да, но он первым на нас напал, — прошептала, помимо воли любуясь, как солнечные лучики заблудились в иссиня-черной шевелюре возлюбленного.

— На тебя, — уточнил Дэн. — Я защищал тебя.

— На меня или тебя — какая разница! — с жаром произнесла я.

— И то верно! — согласился Дэн, расстегивая порванную и заляпанную кровью рубашку.

— Милый, — я осторожно шагнула к Денису. — Давай решать проблемы по мере поступления.

Возлюбленный обреченно вздохнул и, морщась, стащил с себя лохмотья. Его тело было чистым и без единого шрама.

— Тело просто ломит от боли. Странно. У меня такого никогда не было.

— Что? Совсем?

Дэн обернулся ко мне и отрицательно покачал головой. Я осторожно присела на краешек необъятной кровати и задумчиво теребила спутанные локоны. Все, что произошло с Дэном за последние часы, наталкивало на определенные размышления.

— Знаешь, а у меня есть определенные догадки насчет того, кем ты стал…

Дэн с удивлением посмотрел на меня и робко ждал ответа. Его ресницы затрепетали, выдавая растерянность и беспомощность. Таким мне еще никогда не видела, и это было очень странно. Властный и уверенный в себе вампир превратился в растерянного и беспомощного… человека?

Я бросила осторожный взгляд на растерянного Дэна. Мужчина с удивлением смотрел на свои руки, пытаясь понять и осознать, что произошло за эту ночь. Я закусила губу, чтобы не рассмеяться от внезапно посетившей меня мысли. Нет, не может быть! Или может? В этом мире столько всего странного, что у меня поневоле кружиться голова.

— Идем в душ, любимый, — нежно проворковала я и взяла его за руку. — А после решим, что с этим всем делать.

Дэн подавленно кивнул и послушно пошел следом. Его шаги теперь не были мягкими, неслышными, словно у хищника на охоте. Теперь я отлично слышала движения возлюбленного. Зато Денис с каждой минутой понимал, что с ним что-то не так. Паника постепенно передавалась и мне. Возлюбленный постоянно озирался, будто подмечал для себя то, что было не доступно до этого. Когда мы зашли в темную ванную, Дэн отчаянно запаниковал.

— Леночка, я ничего не вижу, — раздался над моим ухом его взволнованный шепот.

— Я тоже ничего не вижу, — простодушно заметила я и начала шарить рукой по стене. — Где тут выключатель?

— Да? Но я, же ВАМПИР! — громко возмутился Дэн. — И мне положено видеть в темноте!

— И то верно. Я как-то забыла об этом, — виновато пробормотала я, мучаясь в поисках выключателя. — Лучше помоги включить свет. Теперь он нужен нам обоим.

Следующие несколько минут прошли в упоительных поисках выключателя, когда мы оба сталкивались руками, лбами и прочими частями тела. Дэн уже рычал от злости, чувствуя свою странную беспомощность. Меня же все это веселило. Как только вспыхнул свет — я таки нашла заветную кнопочку — Дэн нелепо взмахнул руками и прищурил глаза. С каждой секундой я уверялась еще больше — передо мной человек… Не может быть! В душе, я уже давно отплясывала канкан. Улыбнувшись своим светлым мыслям, я перевела взгляд на Дэна. Возлюбленный застыл посреди ванной комнаты и затравленно смотрел по сторонам.

— Что? Что не так? — не выдержала я растерянного вида Дениса.

— Леночка, я не вижу! Я не вижу, так КАК БЫЛО раньше! — задыхаясь, прошептал он, закрыл лицо руками, и теперь его голос звучал глухо и отчужденно. — У вампиров острое зрение, слух, обоняние, но теперь все по-другому.

Дэн попытался быстро пройтись от двери до душевой кабинки, но потерпел поражение. Он устало прислонился к прозрачной дверце и закрыл глаза. Лоб покрыла испарина, ресницы затрепетали.

— Со мной однозначно что-то не то…, — обреченно подытожил он. — Даже не знаю, что и думать.

— Не волнуйся, мы все выясним, — уверенно сказала я и подошла к Дэну, роняя на кафельный пол замызганное покрывало. — А теперь в душ. Надо смыть всю эту кровь…

XXIX

Это было такое долгожданное счастье. Оно свалилось на нас так неожиданно, что мы просто не знали как реагировать. Всего на миг мне даже стало страшно, что возлюбленный не справится с выпавшим на его долю очередным испытанием. Но я верила, что мы непременно преодолеем и я помогу Дэну. Да, я смогу. Ведь сегодня же смогла отвлечь возлюбленного хотя бы на время от проблем. При воспоминаниях о тех мгновениях, проведенных в душевой кабинке, мои щеки зарделись, и я перевела взгляд на мрачного Дениса.

— ЧЕЛОВЕК!? — изумлению Дэна не было предела. — Я — человек!!

— Да, человек, — прошептала я и утвердительно качнула головой.

— Такого просто не может быть! — прохрипел Дэн и растерянно закрыл лицо ладонями.

Его порывистый жест был таким человеческим, растерянным, что у меня невольно защемило сердце. Вся фигура Дэна выражала страдание. Широкие плечи поникли. Я прикусила губу, когда увидела, что Дэн о чем-то раздумывает, взвешивает и прикидывает. Он до сих пор не мог окончательно принять те изменения, которые произошли с ним на рассвете. Хотя уже был полдень. Мы сидели вдвоем на поляне с прошлогодней травой и песком. Нас заливали лучи весеннего солнца, а Дэн все еще не мог поверить в то, что он может спокойно находиться днем и под открытым небом.

Подумать только! Денис вновь стал человеком! Голова шла кругом от всех этих событий, и не только у меня… Денис был подавлен, и казалось в его глазах застыло затравленное выражение. И не мудрено — из могущественного существа, превратится в обычного человека безо всяких сверхспособностей.

— Денис, разве ты не хотел стать человеком? — осторожно шепчу я, прижимая губы к его уху.

Возлюбленный вздрогнул от моего интимного шепота и медленно повернулся ко мне. В небесных глазах застыла странная смесь выражения тревоги и радости. Горькая улыбка тронула его чувственные губы, а в глубине зрачков затаилось странное выражение, которое я не смогла прочитать.

— Я рад, милая, очень, — прохрипел он дрожащим голосом. — Но остается еще Меррав, и нам с ним не справится…

Его реплика повисла между нами, а множество моих слов застряли в горле. Сжимая губы, я пыталась прогнать то настойчивое теплое чувство, которое поселилось в моей груди, но не смогла… Ведь было волшебное утро во всех смыслах. Я не могла поверить нашему с Дэном счастью, когда мы сидели на залитой солнцем кухне Владлена и уплетали за обе щеки завтрак. Именно об этом я мечтала долгими темными ночами. Жить с любимым под одной крышей, каждый день просыпаться в утренних лучах, с аппетитом завтракать и торопливо убегать по своим делам, а вечером собираться за ужином и делиться впечатлениями проведенного врозь дня. Вот, моя мечта сбылась! Разве это не чудо?

Я улыбнулась, вспоминая, как мы счастливые вышли из душа. Лицо Дэна было розовым от горячей воды и моих страстных ласк. Первым делом, я потащила Дэна на кухню. Он недоумевал, но все-таки подчинился. Я решила накормить возлюбленного по моему разумению вкусной и здоровой пищей. Первую ложку мюсли, Дэн съел с явным отвращением. Возлюбленный не дышал и морщился, скорее по привычке, нежели по собственным ощущениям. Я наблюдала за ним затаив дыхание. Дэн прожевал и решительно отдал мне тарелку с молочной кашей, и попросил себе что-то другое. Опытным путем мы с Дэном определили, что мюсли с молоком ему не нравятся, зато пришлись по душе яичница-глазунья с жареной колбасой, крепкий кофе без сахара, твердый сыр, шоколад. Теперь он удовольствием съел человеческую пищу, сокрушенно замечая, что запасов еды на двоих теперь нам явно не хватит. Нет, я не могла сокрушаться о том, что Дэн стал человеком…

— Дэн, — прошептала я.

— Да, любимая, — возлюбленный заключил меня в объятия.

— Ты ведь не жалеешь?

— Нет, что ты, глупенькая, — ласково промурлыкал Денис, привлекая меня к себе. — Я безмерно счастлив.

Дэн широко улыбнулся. В золотистых лучах блеснул белоснежный ряд зубов безо всяких вампирских клыков. Я ответила возлюбленному ликующей улыбкой.

— Денис, мы со всем справимся. Я ведь с тобой.

— И я с тобой, Леночка, — нежно прошептал Дэн, целуя мою открытую шею. — Ах, какое блаженство целовать тебя, любимая, и не испытывать желания выпить твою кровь.

— Так было всегда? — прошептала я, зарываясь пальцами в его густые волосы.

— Да. Всякий раз, когда ты была рядом, — с грустью прошептал Денис. — И я рад, что это прекратилось.

Теперь мы сидели с закрытыми глазами, подставив ветерку наши счастливые лица. Над нами мирно щебетали птицы. Солнышко, по-весеннему теплое уже пригревало кожу, даря необычайное тепло и ощущение легкости. Я приоткрыла глаза и невольно залюбовалась безмятежным выражением лица Дэна. Казалось, он уже окончательно принял то, что произошло с ним, и теперь наслаждался новым для себя состоянием. С улыбкой я потерлась носом о рубашку Дэна и с блаженством зажмурилась…

— Святые угодники! — послышался удивленный мужской голос. — Ах, эти неугомонные мальчишки опять подрались из-за еды! Спешу сюда, думая, что мой сын умер, как и Влад… Но нет же… Вот, зашел забрать тела и что я вижу! Да… Дэн. Впечатлен! Хоть ты и сошел с моего радара, но не умер! Это такое облегчение!

Музыкальный тембр с хриплыми нотками был мне определенно знаком, и прежде чем я смогла понять, кто к нам пожаловать, в душу закрался страх. Мы одновременно открыли глаза и уставились на говорившего. Чуть поодаль в густой тени многовекового дуба стоял Меррав собственной персоной. Его черные с багряными бликами глаза взирали на Дэна со странным выражением благоговения. Возлюбленный насторожился и осторожно задвинул меня за свою спину. Решимость защищать меня позабавила Меррава и древнейший издевательски улыбнулся.

— Здравствуй, Меррав! — сухо поздоровался Дэн с бывшим Наставником.

— Ну, здравствуй, сын! — голос древнейшего был безразличным и лишенным всяких эмоций.

Меррав, как всегда, был облачен в безукоризненный черный костюм и белоснежную рубашку с золотыми запонками. Вампир хищно втянул носом воздух и утробно зарычал:

— Это все-таки произошло! Елена сделала тебя человеком!

— Не подходи ближе, — предупредил Дэн.

— Не стану. Тем более что я не могу продолжительное время стоять под прямыми солнечными лучами, — спокойно отозвался Меррав с мерзкой улыбкой, словно он делал нам одолжение. — А нам надо поговорить…

Я незаметно вышла из-за спины Дениса и гордо встала рядом с ним. Возлюбленный притянул меня к себе, словно я была ему моральной опорой.

— Да, надо, — устало подтвердил Дэн.

— Дэн… Дэн… Дэн…, — промурлыкал вампир и начал прохаживаться вдоль границы света и тени. — Ты хоть и стал человеком, но все также слепо защищаешь свою девицу. Неужели тебе нравится быть беспомощной и слабой козявкой?

— Не жалуюсь, — твердо ответил возлюбленный. — Лучше прожить короткую жизнь в солнечном свете, иметь детей и состариться в окружении внуков, нежели жить в вечной тьме, чувствуя в душе абсолютную пустоту и могильный холод.

— Дэн, кстати, это она сделала тебя таким, — серьезно заявил Меррав.

— Да? — скептически отозвалась я. — И каким образом?

Меррав вскинул бровь и обернулся ко мне:

— Надо же! Пакетик с кровью заговорил!

— Меррав, полегче на поворотах! — угрожающе рыкнул Дэн и весь собрался, словно для прыжка.

Теперь я невольно залюбовалась возлюбленным. Его хищным взглядом, угрожающим блеском в голубых глазах и плотно сжатыми губами. Продолжительная жизнь в ипостаси вампира наложила определенный отпечаток, который так просто не стереть.

Древнейший одобрительно кивнул и произнес:

— Горжусь тобой, сын. Мое воспитание не прошло даром. Тяжело признаться себе, что ты, Дэн, не создан для вампиризма и жизни во тьме. Ты — есть свет, суть света и тебе уготована жизнь в солнечных лучах…

Я невольно заслушалась красивыми речами вампира. Да, что тут скажешь, умеет мужик речь толкнуть. Но возлюбленный прекрасно знал Меррава и не купился на эти слова. Его широкие густые брови грозно сошлись на переносице.

— Поближе к делу! — хмуро бросил Дэн.

Меррав издевательски расхохотался и грациозно облокотился о ствол дерева.

— А, между прочим, я не просто так предлагал обратить Елену в вампира, — беззаботно продолжал Наставник.

— В смысле? — вновь встряла я.

— Все дело в твоей крови. Я ведь знал, что когда-то Дэн не удержится и выпьет ее.

Денис с огромным удивлением замер на месте.

— Что с моей кровью? — напирала я.

— Все дело в тех наночастицах, которые содержаться в твоей крови, — со вздохом начал Меррав. — Как я тебе говорил, что ты и Дэн — Идеальные Половинки. Но я тебе кое-чего не рассказал. Твоя кровь лекарство против вампиризма для твоей Половинки, то бишь, Дэна. Когда твоя кровь попала в организм моего создания, то начался процесс перестройки клеток вампира в клетки человека. Это очень длительный и болезненный процесс…

Меня передернуло при одной только мысли о тех мучениях, которые пришлось пережить возлюбленному.

— То есть, если бы я сразу выпил крови Лены, то давно бы стал человеком? — вскипел Дэн.

В этот миг я остро почувствовала себя обманутой, словно меня лишили чего-то важного или просто обворовали. Думаю, то же почувствовал и Дэн. Я буквально в последний момент схватила возлюбленного за руку и удержала на месте. Он необдуманно кинулся на вампира, совершенно забывая о том, что он уже человек. Мой жест не укрылся от Меррава, и хитрая улыбка расплылась на его холеном лице.

— Верно, но мне это не выгодно, — проговорил Наставник. — Я хотел, чтобы ты был моим преемником, а Елена заняла место рядом с тобой. Это бы устроило меня.

— Но меня не устраивало! — воскликнул Дэн и с перекошенным от сильной муки лицом прошептал. — Отец?

Меррав заметно дернулся, поморщился, словно от зубной боли, и ровным тоном отозвался:

— Что, сын?

— За что ты так со мной? Ты ведь знал, как я хотел быть просто человеком.

— Я думал, что так будет лучше, но я признаю, что ошибался…

— Меррав, ты отпустишь нас? — в этот момент Дэн задал наш главный вопрос.

Я затаила дыхание и с огромной тревогой ждала ответа Древнейшего. Меррав в мановение ока стоял перед нами, а яркое полуденное солнце играло бликами на его бледной, почти синюшной коже. Тонкие губы Наставника растянулись в широкую улыбку и обнажились огромные клыки. Я невольно вздрогнула, и моя рука инстинктивно нашарила руку Дэна. Мы переплели наши пальцы в замок и замерли, ожидая приговора Древнейшего из вампиров.

— Я видал многое, обратил тысячи людей в вампиров. Но не видел, как обращают хоть одного вампира в человека. Елена, вы удивили меня: такая отвага, самопожертвование и любовь… Дэн, и ты меня тоже — ты сохранил искру человечности во тьме. Для этого надо иметь особое мужество. Жаль, что слишком поздно я это понял. Если судьбе было угодно, чтобы Дэн стал вновь человеком, то я не в силах противиться ее мудрому решению. Тьма отказалась от Дениса Ковальского, значит, тому и быть. Вы свободны, дети мои…

Голос Меррава был тихим, проникновенным и торжественным. Словно вампир произносил какую-то древнюю клятву. Как только он замолк, мои колени задрожали, я привалилась плечом на Дэна. Возлюбленный вовремя подхватил меня под руку.

— Мы можем идти, отец? — пролепетал Дэн, удивленный таким поворотом событий.

— Да, можете, — подтвердил Меррав и вложил что-то металлическое в его руку. — Это ключи от моей машины. Уезжайте из страны пока все не уляжется. В бардачке найдете карточки, деньги и документы. Пусть это будет моим свадебным подарком. А я пойду в дом за телом Влада…

— Спасибо, — с неимоверной благодарностью прошептала я.

Меррав печально кивнул и исчез с поляны. Мы больше не теряли даром времени и, взявшись за руки, устремились прочь.

XXX

— Госпожа Ковальская, я могу вас поздравить! — с лучистой улыбкой проговорила врач. — Вы беременны!

Полная женщина лет пятидесяти в белом халате и колпаке что-то быстро записала в карточке и отложила ручку. Теперь ее маленькие карие глаза доброжелательно смотрели на меня. Я застыла на месте, а моя ладонь невольно метнулась на живот. Пусть он был еще плоским, но там уже теплилась новая жизнь.

— Не может быть, — прошелестела я и удивленно уставилась на врача.

— Очень даже может, — женщина ободряюще погладила меня по руке. — Уже восемь недель. И, кажется, у вас будет двойня…

Двойня… Близнецы… Мои сыновья… Вася и Ваня… Они опять вернулись… Тепло приятно разлилось в груди, а на губах расплылась самая счастливая улыбка. Я догадывалась о том, что беременна в последние недели, но сильно боялась окончательно поверить нашему с Дэном счастью.

— … нужно пройти еще кое-какие анализы. Я выпишу направления. Узи точно покажет двойня там или нет, — продолжала врач.

Ее голос звучал глухо — женщина склонилась над столом и усердно писала.

— Вот, возьмите, — проговорила она и отдала в руки ворох бумаг. — Чуть позже можно будет узнать пол малышей. Вот ваш муж обрадуется, если будут мальчики…

— Будут мальчики, — утверждающе заявила я и улыбнулась. — Но в любом случае Денис будет счастлив.

— Если отец счастлив двойне, то вам очень повезло, — улыбнулась врач.

Я встала, прошла к дверям и, обернувшись к женщине, прошептала:

— Я знаю, что мне повезло, и вы даже не представляете как…

Когда за моей спиной захлопнулась дверь кабинета, я перевела взгляд на мужчину, терпеливо ожидающего в полутемном больничном коридоре. При звуке моих шагов он нервно обернулся и голубые глаза выразительно сверкнули при моем появлении.

— Что сказал врач? — неподдельная тревога звучала в его низком голосе.

Пусть мой муж был лишен вампирского обаяния, но все равно оставался весьма привлекательным мужчиной. С лучезарной улыбкой я подошла к Дэну и по-хозяйски взяла его под локоть. Сидящие на лавочках женщины вздохнули. Казалось само разочарование, отражаясь от крашеных стен, прокатилось длинным коридором. Я едва сдержалась, чтобы не расхохотаться.

— Мы беременны, — с придыханием промурлыкала я, едва касаясь губами уха возлюбленного.

Дэн застыл на месте, внимательно заглянул мне в глазах. Мы стояли на лестничной клетке. Вокруг нас с недовольным ворчанием сновали люди, но в этот миг нам было не до них.

— Что ты так на меня смотришь? — со смехом проговорила я и помахала листиками перед носом Дэна. — Вот заключение от врача.

Дэн выхватил бумаги из моих рук и начал сосредоточенно перечитывать записи.

— Двойня? — пораженно выдохнул он. — У нас будет двойня?!

— ДА! — прошептала я. — Вася и Ваня.

— Ты уже решила, что будут мальчики?

— По-другому и быть не может, — убежденно заявила я, когда мы медленно спускались по лестнице на первый этаж.

— Но с чего ты взяла, что и сейчас будет? — прошептал Дэн.

— Я знаю, — многообещающе ответила я. — Я знаю, что у нас родятся мальчики, мы проживем долгую человеческую жизнь, состаримся вместе, будем радоваться взрослым сыновьям, баловать внуков и…

— Т-с-сссс, милая, — прошептал Дэн. — Не стоит рассказывать все наши планы. Ведь возможны поправки…

— Но, — робко пролепетала я.

— Но самое главное, что мы вместе и любим друг друга, — успокаивающе проговорил Денис и открыл передо мной дверь.

Истинный джентльмен. Сразу видно, что он родился в девятнадцатом веке. У современных мужчин такой неуловимой галантности нет и в помине.

— Верно, — выдохнула я и на миг замерла перед мужем. — Куда мы сейчас?

— Жить долго и счастливо! — с готовностью ответил Дэн.

Он обнял меня за талию, и мы вместе шагнули в густые сумерки. Вечерний город жил своей привычной бурной жизнью. Мы сразу же окунулись в толпу. Впервые за последнее время, мне не было страшно — лишь только потому, что рядом со мной был Дэн и он крепко держал меня за руку. Кто бы подумал, что ошибка в одной цифре номера аськи может оказаться такой роковой и счастливой! Мне оставалось лишь благодарить судьбу за то, что вернула мне Дэна… моего Дэна…

Конец

14.03.2011 г.