/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Тень сомнения. Синеглазка.

Эмма Радфорд

Что происходит, когда встречаются двое молодых, или не слишком молодых, людей, а мимо пролетает скучающий Амур? Конечно же, божественное чувство вспыхивает в их сердцах! Правда, путь к счастью не всегда прост, бывает, что влюбленные поочередно страдают то от холодного равнодушия, то от ревности, то от непонимания. Но если любовь истинна, она добра и великодушна, она сметет все преграды, все взрывы несогласия и научит прощать…

Эмма Радфорд

Тень сомнения

Синеглазка

1

Каждый год губернатор Квебека устраивал роскошный бал в своем богатом доме. Представители деловых кругов города съезжались сюда, чтобы встретиться с нужными людьми, заключить сделки, обменяться мнениями о последних новостях в сфере бизнеса, да и просто поболтать и отдохнуть. В это время их дочери и сыновья флиртовали, танцевали и веселились от души.

Это был мир красоты, элегантности, изысканных манер и ослепительных туалетов, мир, недоступный для простых смертных. Среди людей бизнеса и банковского капитала не последнее место занимал друг хозяина дома, богач банкир Джеймс Холден, явившийся на бал со своей прелестной дочерью Лилианой. Ее прозвали «синие очи» за прекрасные огромные глаза, опушенные длинными ресницами и сияющие как два сапфира.

Прошло немало времени. Банкиру захотелось посмотреть, что делает его дочь. Он поискал ее глазами в танцевальном зале. Потом обошел другие помещения дома. Лилианы нигде не было. Дочь банкира Джеймса Холдена исчезла!

Сильнейшая боль просто разрывала голову. Лилиана с трудом разлепила глаза и обнаружила, что лежит на чужой кровати, закутанная во что-то длинное и воздушное. Протянув руку, чтобы распутать облепившую ее тело ткань, она поняла, что это ее собственное бальное платье, измятое так, будто его жевали.

Лилиана привскочила на постели, объятая ужасом. У нее бешено застучало в голове. Девушка спустила ноги на пол и осторожно попыталась встать. Что случилось? Где она оказалась этой ночью после бала в доме губернатора? Понемногу мысли прояснялись, и возвращалась память. Она вспомнила, что вышла на веранду, подышать свежим вечерним воздухом. Тишина и безлюдье… Вдруг метнулись рядом две черные тени. Лилиана не успела крикнуть. Рот ей чем-то заткнули, и она потеряла сознание.

Нет, это не кошмарный сон. Ее похитили! Накачали наркотиками! И именно поэтому у нее так болит голова.

Лилиана увидела себя мельком в зеркале на противоположной стене комнаты и испугалась. Искусно уложенная на затылке корона из рыжевато-золотистых волос распалась. Косметика, которой она пользовалась, чтобы подчеркнуть свои «самые синие глаза Квебека», как их окрестила пресса, была настолько размазана, что она выглядела как пьяная. Ее прекрасное без бретелек платье из бледно-голубого шифона, которое превосходно оттеняло цвет ее глаз, уже никуда не годилось. Лилиана попыталась получше вспомнить, что произошло после борьбы на веранде, но в памяти обнаружились провалы.

В комнате, где она сейчас находилась, окна не существовало. Убежать было нельзя. Лилиана подошла к единственной двери и медленно, осторожно попыталась повернуть шарообразную ручку. Дверь оказалась запертой. Но присутствие духа не покинуло девушку. Она прислонила ухо к двери в надежде что-то узнать: кто похитил ее и каковы условия ее возможного освобождения. Отчетливо различались голоса в соседней комнате. Говорили двое мужчин. От содержания их разговора холодные мурашки пробежали по спине девушки.

— Я считаю, что стоит поразвлечься с леди, пока мы можем. Майки не собирается отпускать ее, если даже губернатор смягчит приговор Кертиса, как он об этом просил, и Кертис будет выпущен.

Глен Кертис! — в отчаянии подумала Лилиана. Мне следовало об этом знать!

Человек, случайно застреливший мать Лилианы во время неудавшегося покушения на ее отца пару лет назад. Кертис хвастался, что не задержится надолго в тюрьме, потому что мафия, возглавляемая Майклом Лоузи, найдет способ освободить его. Лилиана стала заложницей в смертельной игре.

— Хотелось бы знать, что чувствуешь, когда трахаешь леди, — продолжал все тот же мужчина. — Мне до чертиков хочется увидеть знаменитые синие глазки, когда я буду «накачивать ее», прежде чем Майки сделает то, что грозился, говорю честно! — Из горла преступника-похитителя вырвался отвратительный булькающий звук. — После этого она превратится в кучу дерьма!

— Могу представить лицо губернатора, когда он прочел это письмо, — произнес второй мужской голос, как решила Лилиана, с мексиканским акцентом. — «Отмени завтра к полудню приговор Глену Кертису, или я выколю „самые синие глаза в Квебеке“, посмотрим, что тогда скажет твой дружок Холден! Поплачет о дочке!» Готов биться об заклад, что мужик стал белым как призрак! — Раздалось мерзкое хихиканье.

— Майклу не понравится, если вы тронете девушку! — решительно вмешался в разговор третий голос.

— Ну, Майкла-то здесь нет, — возразил один из бандитов. — Я согласен с Паулино. Я «за», чтобы мы побаловались с девицей, пока можем! Но я хочу иметь ее первым!

— Я буду с ней первым! — заявил Паулино. — Эта идея мне первому пришла в голову.

— Ты очень груб с женщинами. Мне ничего не останется! — Диас явно не желал упускать своего.

— Говорю вам обоим, оставьте девушку в покое, — снова произнес третий.

— Черт возьми, Крис, ты же не собираешься испортить нам праздник, правда? Кроме того, мы с Диасом вместе сильнее, чем ты. Не воображай, что твое возражение помешает нам!

Вновь прозвучал пронзительный смех.

— Сделай шаг к той двери, и мы посмотрим! — ответил человек, которого назвали Крисом, голос прозвучал угрожающе.

Сердце Лилианы било тревогу. Девушка осознала, в какой она опасности. Ее собирались ослепить! А перед этим еще и изнасиловать! В любую минуту Паулино и Диас могли вломиться к ней в комнату, наплевав на мужчину, который пытался ее защитить. Но не для себя ли? Кто он, этот Крис? Кем бы он ни оказался, сейчас это была единственная преграда между нею и теми двумя, жаждавшими надругаться над ней.

Лилиан осмотрелась вокруг в поисках чего-либо, похожего на оружие. Ее взгляд остановился на лампе с тяжелым фарфоровым основанием, стоявшей на тумбочке возле кровати. Из нее могла получиться хорошая дубина. Девушка быстро вытащила штепсель из розетки и сняла абажур. Потом пододвинула стул к одной стороне двери и взобралась на него, чтобы ударить лампой сверху. Она ждала. От страха у нее перехватывало дыхание.

Затаившись, дрожа всем телом, Лилиана смотрела, как дверная круглая ручка начала медленно поворачиваться.

Она обрушила лампу на голову мужчины, появившегося в дверях, который со стоном свалился у ее ног. С открытым от ужаса ртом она смотрела на второго, заполнившего дверное пространство. Он был огромен.

— Что, черт возьми, происходит? — оторопело произнес верзила.

Лилиана воспользовалась замешательством этого чудовища, ударила и его изо всех сил той же лампой. Когда он вывалился назад в коридор, девушка соскочила со стула и стремглав бросилась мимо него. К несчастью, бандит, лишь оглушенный, протянул руку в последний момент и схватил ее за подол. Платье затрещало у талии, но выдержало. Он стал подтягивать ее к себе, как пойманную арканом телку.

— Ты сделала мне одолжение девочка, избавившись от Паулино. Теперь ты в моем распоряжении!

Лилиана царапалась и кусалась, но бесполезно. Бандит обхватил ее одной рукой за талию и крепко прижал к своей груди.

— Отпусти меня! — кричала она.

Он покачал своей косматой головой:

— Не так быстро, детка. Я еще должен прийти в себя после твоего «приветствия». Я хочу тебя прямо там, где ты находишься!

Девушка ударила насильника ногой по голени, и только тогда до нее дошло, что она босая. Должно быть, она потеряла свои «шпильки» во время похищения. Этот удар причинил ей большую боль, чем ее противнику, она вскрикнула, а он издевательски засмеялся.

Лилиана перехватила взгляд третьего мужчины. Именно его, должно быть, звали Крисом. Он невозмутимо наблюдал за тем, что происходит. Его полуприкрытые веками глаза были переполнены презрением и ненавистью, губы кривились в гримасе отвращения. Она не могла оторвать своих глаз от него даже тогда, когда Паулино крепко прижимал ее тело к себе.

На его подбородке виднелся шрам. В мочке одного уха сверкал бриллиант, а чуть ниже закатанного рукава черной рубашки красовалась какая-то мрачная татуировка. Черная щетина, покрывавшая его лицо, не скрывала угловатости черт. Все это вместе отнюдь не делало человека красавцем. Лилиана в мгновение ока оценила незнакомца как такого же бандита, как и первые два. Продолжая отчаянно вырываться, она старалась освободиться от хватки мексиканца. Диас оторвал у нее лиф от платья, обнажив белый жесткий корсет.

— Сопротивляйся, сука! — прошипел он низким, скрипучим, словно от ржавчины, голосом. — Я люблю, когда женщина сопротивляется!

Лилиана не стала разочаровывать его. Разъяренная и напуганная, она вцепилась ногтями в лицо мерзавца, оставляя на щеках кровавые царапины. Затем, схватив его за волосы, с силой рванула их. В ответ он ударил ее по лицу открытой ладонью, и из прикушенной губы у нее полилась кровь.

Тогда только наконец вмешался Крис. Он схватил и отбросил мексиканца. Освободившись от хватки Диаса, Лилиана полетела мимо него и сильно ударилась о стену. На мгновение ее оглушило, и она опустилась на пол.

— Я говорил тебе, чтобы ты оставил ее в покое!

Потрясенная, девушка смотрела, как в угрожающей позе он встал напротив Диаса, такой же высокий, как мексиканец, но тощий по сравнению с толстым, как бочка, противником. Облегающие фигуру черные джинсы четко обрисовывали тело Криса, состоящее, казалось, из одних мускулов. Он сжал кулаки, на щеках играли желваки. Карие глаза казались почти черными, и в этих глазах не было жалости. Они выражали угрозу. Всем своим видом этот мужчина давал понять, что не потерпит насилия над девушкой. И по-своему он в эту минуту был прекрасен.

— Не вмешивайся в это, Крис, — проворчал Диас. — Женщина — моя!

— Она принадлежит Майклу Лоузи. Он спустит с тебя шкуру, если ты будешь продолжать то, что сейчас делаешь. Оставь ее!

Глаза мексиканца запылали гневом.

— Убирайся с моей дороги!

Крис не сдвинулся ни на дюйм.

В руке бандита появился нож с автоматически выбрасывающимся лезвием. Лилиану затрясло, когда она услышала резкий металлический щелчок.

— Убирайся с моей дороги!

Крис отрицательно покачал головой.

Диас с ножом в руках сделал бросок вперед, намереваясь захватить противника врасплох. Крис схватил запястье руки, державшей нож, как раз тогда, когда он уже коснулся его груди. Резко повернул кисть нападавшего в сторону, поэтому нож лишь скользнул по его груди, прорезав рубашку и глубоко процарапав кожу, вместо того чтобы вонзиться в тело.

Девушке пришло в голову, что она может спастись, пока двое мужчин заняты смертельной схваткой. Она медленно двинулась спиной к двери, не отрывая глаз от разворачивающейся перед ней драмы. Казалось маловероятным, чтобы Крис победил. Противник, казалось, превосходил его своей мощью.

Лилиана тихонько кралась к двери, заставляя себя не думать, что Крис, вероятно, погибнет из-за того, что пришел ей на помощь. Он был преступником, таким же, как те двое. Если Диас не убьет его, остаток своей жизни он проведет в тюрьме за попытку ее похищения.

Лилиана ухватилась за круглую ручку и приоткрыла дверь всего на какой-то дюйм, когда кто-то схватил ее и решительно эту дверь захлопнул.

Вся во власти ярости и страха, она повернулась, готовая вцепиться ногтями в лицо схватившего ее человека. Это оказался Крис. Диас лежал на полу. Из его груди торчал нож.

Ее затошнило при виде мертвого человека. Но лицо Криса не отражало никаких чувств: ни отвращения, ни угрызений совести. Ничего!

Лилиана, запинаясь, едва смогла пролепетать:

— Он мертв?

— Да.

— Что ты собираешься делать со мной?

— Будь я проклят, если знаю! — зло пробормотал он в ответ. — Но нам лучше убраться отсюда к черту! Молчи, когда мы будем в коридоре. — Он открыл дверь и потянул ее за собой.

Но Лилиана была слишком напугана. Этот спаситель — небритый мужчина с серьгой в ухе, с собранными хвостом черными как смоль волосами и татуировкой на руке не вызывал доверия. Его образ совершенно не соответствовал ее представлению о благородном рыцаре в блестящих доспехах, спасающем прекрасную принцессу.

— Отпусти меня! — взмолилась она. — Я ничего не буду говорить о тебе!

— Смотри, Синие Глазки! — раздался громкий крик, и на пороге появился Паулино, очнувшийся от удара лампой, который так искусно нанесла ему Лилиана. — Эй, куда это вы собрались? — поинтересовался бандит. Его еще шатало. Но мельком взглянув на тело Диаса, он выхватил пистолет из кобуры, спрятанной под пиджаком, направил его на Криса, а следовательно, и на Лилиану, стоящую рядом. — Ах ты сукин сын! — завопил он на Криса.

Девушка крепко зажмурилась, увидев смертоносное дуло пистолета прямо перед собой. Она ждала звука выстрелов. Но возле ее уха несильно прогремел лишь один.

Паулино растянулся на полу в дверях. На бежевом ковре вокруг его тела растекалось пятно крови.

Лилиана в ужасе перевела взгляд на Криса, у которого в руке был пистолет с глушителем. Он хладнокровно вернул смертоносное оружие за пояс джинсов.

Девушка не могла прийти в себя, голова кружилась, к горлу подступала тошнота, ее отчаянно тянуло погрузиться в темноту беспамятства. Но Лилиана понимала, что если сейчас потеряет сознание, то может не увидеть никогда дневного света. Было так мало шансов, что спасший ее бандит не воспользуется плодами своей победы над двумя своими сообщниками.

— Ты в шоке, — сказал он, констатируя факт. Оттащив Лилиану на руках к кушетке, он заставил девушку сесть и нагнуть голову к коленям, используя известный способ избавления человека от головокружения. Когда она попыталась подняться, он приказал: — Оставайся так! — Затем выглянул в коридор, чтобы убедиться, не нашлось ли любопытного или просто глупого, пожелавшего лично разобраться, почему шумят в соседнем номере. — У нас немного времени! Возможно, кто-нибудь позвонит властям и расскажет о стрельбе.

Лилиана боролась с тошнотой, глубоко дышала, пытаясь успокоиться. Крис ходил взад и вперед по ковру и что-то бормотал себе под нос. Он снял телефонную трубку и снова бросил ее на место.

— Проклятье! Пусть все летит к черту!

Она наконец внимательно взглянула на разъяренного человека, стоящего напротив нее, расставив ноги и упершись руками в бока.

— Кажется, у меня нет выбора, — произнес он. — Давай пойдем!

— Пойдем куда? — спросила Лилиана, стараясь придать твердость своему голосу.

— Послушай, Синеглазка. Когда я говорю «прыгай!», ты спрашиваешь только: «Как высоко?» Поняла? — Он схватил с одного из стульев черный кожаный пиджак и натянул его на себя.

— Если ты отпустишь меня, — попросила Лилиана, — я расскажу отцу, что ты спас меня от этих двух негодяев.

— Черта с два я тебя отпущу. Майкл Лоузи снова похитит тебя. Или застрелит тебя, или твоего отца, или кого-нибудь из членов вашей семьи. Ему нужна сделка. У тебя нет никакого выбора. Ты идешь со мной!

— Куда?

— Черт, просто делай то, что тебе говорят! — Он ухватил ее за руку и буквально сдернул с кушетки.

Лилиана попыталась вывернуться и освободиться, но ничего не получилось: Крис рванул ее так, что она упала в объятия своего защитника, успев заметить направление его восхищенного взгляда. Лиф ее платья во время борьбы с Диасом разорвался. И теперь ее грудь была почти обнажена, ее прикрывало только нижнее белье.

Крис выругался.

— Ты не можешь нигде появиться в таком виде, не привлекая больше внимания, чем я хочу. — Он снял свой пиджак и передал ей. — Надень на себя.

Пиджак был теплым и сохранял запах хорошего мужского одеколона. Но длинная юбка бального платья, неимоверно измятая, босые ноги — в таком виде нечего было и думать показаться на людях!

— Мне кажется, что твой пиджак полностью не решит проблемы, — заявила Лилиана.

Крис скептически осмотрел свою подопечную.

— Ты права. Нам следует воспользоваться боковой лестницей и спуститься незаметно в гараж. Он находится в подвальном этаже. — Крис снова схватил девушку за руку и потащил за собой. — Если ты закричишь, я должен буду заставить тебя замолчать. Ты понимаешь?

Лилиана молча кивнула. Без сомнения, он сделает так, как обещал. Ее мозг судорожно метался в поисках способа избавиться от этого не внушающего доверия человека. Но никто не появился на лестничном марше. Девушка понимала, что, конечно, он догонит и схватит ее, если она вздумает бежать. Они почти уже спустились до гаража, у нее не осталось времени на раздумье. Она решилась рискнуть в надежде, что кто-нибудь услышит и придет ей на помощь, набрала побольше воздуха в легкие и закричала что есть мочи.

— Черт бы вас побрал, леди! Я предупреждал!

Лилиана успела заметить приближающийся кулак, у нее лязгнули зубы, когда он ударил ее по лицу. Она была оглушена, но сознание не потеряла. Крис опять выругался, подхватил ее на руки, перебросил через плечо, как это делают пожарные, и осторожно двинулся в гараж.

2

Кристофер Финч просто скрежетал зубами от ярости. Как скверно все оборачивалось! Никто не предполагал, что такое может случиться. Он надеялся, что ситуация будет разворачиваться совсем по другому сценарию. Но Паулино и Диасу пришла «светлая» идея изнасиловать дочь банкира Холдена. Допустить этого он не мог. Поэтому и вмешался.

Восемнадцать месяцев секретной работы полицейского агента в качестве члена местной мафии полетели насмарку.

Он проклинал всех этих испорченных молоденьких богатых девиц, таких как Лилиана Холден, которые считают, что на них не распространяются правила, обязательные для всех остальных. Они думают, что недоступны для подонков, скитающихся по темным закоулкам мира, и что им ничто не может угрожать. А ведь ей сообщили, что Майкл Лоузи что-то собирается предпринять против губернатора или ее отца-банкира. Крис подвергал себя огромному риску, когда сам звонил в особняк банкира, чтобы их предупредить.

На телефонный звонок ответила Лилиана, поэтому он знал, что ей известно об опасности. Так будь она проклята, коли сама проигнорировала его предостережение и пошла после этого на благотворительный бал, устроенный губернатором, большим другом ее отца. И даже высокомерно отказалась от услуг охранника.

Крис невольно восхитился ее мужеством. Никаких слез у избалованной мисс Лилианы Холден. Только сжатые кулачки, ногти и борьба. К сожалению, сейчас она все усложнила своим пронзительным криком после его предупреждения вести себя тихо. Только бог знает, какие могут быть последствия, когда станет известно, что он ударил ее, дочь видного лица в городе.

Черт, ведь он не хотел соглашаться сначала на это назначение! Но шеф следственного отдела убедил его, что кто-то же должен делать такую работу. Детектив, посланный с секретным заданием, лучший друг Криса, лейтенант Артур Чейз, был найден мертвым в багажнике собственной машины. Шеф имел основание считать, что естественной заменой Артура должен стать он, Крис Финч. Он вырос среди банд Квебека вместе с Артуром и знал жизнь города отнюдь не с лучшей стороны. У него на руке с юношеских лет красовалась татуировка. Он владел воровским жаргоном. Проколотое ухо и пиджак черной кожи довершали маскировку. Никто в мафии не подозревал, что Кристофер Финч в действительности является лейтенантом городской полиции.

Он был уже близок к тому, чтобы арестовать Майкла Лоузи за убийство своего друга, но теперь все его усилия оказались напрасными. Некоторым утешением служило сознание, что он может выступить в суде по обвинению Лоузи в похищении дочери банкира. Но сначала нужно было поймать преступника, а это становилось все более трудным делом. У бандита имелось в запасе тайных укрытий больше, чем у гремучей змеи.

Крис просто не знал, что же ему сейчас делать. Вопреки всему он надеялся, что смог бы продолжить свою секретную деятельность. Но после того, что он сотворил с Паулино и Диасом, и с учетом того, что дочь банкира, известная всему городу красавица, находится под его опекой, шансов на это оставалось очень мало. Ему нужно было связаться с начальником своего отдела и выяснить, как ему поступить дальше. В любом случае, было бы проще прятать девушку где-нибудь в безопасном месте до тех пор, пока они не арестуют Майкла Лоузи.

Детектив посадил Лилиану на сиденье для пассажиров в черном «ягуаре». Машина была его собственной и как нельзя лучше подходила для роли, которую он играл, поэтому Крис и воспользовался ею. Он увидел, что девушка приходит в себя, и похлопал ее легонько по щеке.

— А ну, возьми себя в руки! Нам нужно поговорить!

Крис мог бы рассказать ей, кто он на самом деле. Может быть, тогда она станет помогать ему. Хотя даже это нельзя было гарантировать. Избалованная дочка богача, привыкшая отдавать распоряжения окружающим ее людям и действовать самостоятельно, вряд ли будет слушаться приказов другого человека. Но Крис был полон решимости контролировать ситуацию, даже если она и существо из другого мира и у нее необыкновенные синие глаза. Не говоря уже о прочих женских достоинствах, не заметить которые было просто невозможно.

Он и сейчас уже испытывал неукротимое желание прижаться своими губами к ее нежному рту и прочувствовать, действительно ли он так восхитителен, как кажется.

Черт, глаза у нее поистине прекрасны! Широко расставленные, с густыми ресницами, они казались настолько огромными, что человек мог утонуть в них как в озере. Самые синие в Квебеке. На самом деле они были не просто синими, а своеобразного василькового оттенка. Но определенно уникальными и абсолютно ослепительными.

Кстати, черты ее лица выглядели довольно ординарными. Нос маленький и прямой. Рот большой. Губы пухлые. Подбородок немного выдавался, что придавало девушке высокомерный вид. Внимание мужчин привлекала ее стройная и пропорционально сложенная фигура, а масса красиво уложенных золотистых волос и в самом деле походила на королевскую корону. Говорили, что она пользовалась своими глазами, чтобы ставить мужчин на колени и добиваться своего. Ну что ж, эти синие звезды его не покорят! Не тут-то было!

Крис почувствовал угрызение совести, когда в ее взгляде появилось осуждение, за которым последовали и слова:

— Ты ударил меня!

Он пожал плечами.

— В этом ты сама виновата. Я предупреждал, чтобы ты не кричала!

Лилиана лишь плотнее запахнула пиджак.

Видимо, девушка заметила, как он смотрел на нее. Должно быть, теперь размышляет, какие у него намерения. Черт, он не возражал бы оказаться с ней в постели! Какой мужчина не хотел бы? Но она дочь банкира, а он из бедной семьи, вырос в той части города, куда эта красотка никогда не заглядывала.

— Послушайте, Синеглазка, мы все-таки должны поговорить!

Она ничего не ответила. Крис закрыл дверцу машины и стал обходить ее спереди, чтобы сесть на место водителя. Но не прошел и половины пути, как Лилиана ударом открыла дверцу и побежала, крича во всю силу своих легких.

Крис поймал ее, не успела она пробежать и двадцати футов. Оба они упали и покатились, пока не были остановлены бетонной опорой в темном углу гаража. В результате он оказался на ней. На такую ситуацию его тело отреагировало мгновенно и автоматически.

Крис почувствовал замешательство. Какой стыд! Он ведет себя как похотливый подросток, впервые почувствовавший под собой женское тело, а не как рассудительный профессионал тридцати шести лет от роду.

Девушка поняла, что это там так твердо упирается в низ ее живота. И вновь в ней проснулся страх. От тяжести навалившегося на нее Криса ей стало трудно дышать. А между тем темные глаза мужчины пылали еле сдерживаемым гневом.

— Черт бы тебя побрал, я должен… — Он не закончил фразу. Его глаза тревожно оглядели гараж, проверяя, кто мог слышать ее крик.

Едва шевеля губами, с трудом хватая ртом воздух, девушка прошептала:

— Пожалуйста… пожалуйста… Мне… трудно дышать!

Он ослабил свой вес, приподнявшись на руках, но не отпустил ее.

— Почему ты ведешь себя так глупо, Синеглазка? — Он явно решил отказаться от почтительного обращения «мисс Холден».

Увидев пару, вышедшую из лифта и направившуюся к своей машине, девушка почувствовала новый прилив надежды.

— Ни звука! — прошипел Крис ей в ухо.

Но Лилиана уже открыла рот, чтобы закричать. И Крис впился в него губами.

В его поцелуе не было ничего чувственного. Он был грубым, рассчитанным на то, чтобы заставить ее молчать, пока эта парочка не уедет. Девушка старалась сбросить его с себя всеми силами, пыталась укусить. Его тело по-прежнему придавливало ее к холодному бетонному полу, нижнее белье на спине задралось, ей было больно и очень страшно.

Завелся мотор, и пронзительно взвизгнули шины. Чужая машина уехала. Крис взял обе ее кисти в одну свою руку, а другой закрыл ей рот, чтобы она молчала.

— Посмотри на меня! — потребовал он и силой повернул ее лицо к себе. — Через секунду я отпущу тебя. Если ты закричишь, мне придется успокоить тебя прежним способом, ничего не поделаешь. — Крис медленно убрал руку и внимательно посмотрел на нее.

В «самых синих глазах» появились слезы. Они делали ее глаза светящимися и еще более привлекательными. Он вновь почувствовал возбуждение и, стараясь его преодолеть, быстро поднялся, протянул ей руку, чтобы помочь встать. Но девушка оттолкнула его и с трудом сама встала на ноги.

Крис собрался было начать свои объяснения, когда эта ненормальная вновь побежала. Он снова поймал ее, прижал к бетонной стене и раздраженно прошипел:

— Черт бы тебя побрал, я полицейский, детектив. Выполняю секретное задание! Ты свободна. Ты меня слышишь? Ты свободна!

— Полицейский?!

Крис кивнул.

Боже мой! Словно камень свалился у Лилианы с души!

Тело девушки обмякло, и она привалилась к своему спасителю. Ручьем полились слезы, хотя она и старалась сдержать их. Крис был в нерешительности, стоит ли ему пытаться успокаивать ее. Ведь такого рода действия могли быть ею истолкованы превратно. А у него уже и так накопилось достаточно сложных проблем, и прежде всего необходимость объяснить случившееся своему капитану. Но Лилиана так душераздирающе всхлипывала, что невольно Крис пожалел ее.

Казалось естественным заключить плачущую девушку в объятия и шептать успокаивающие слова ей на ухо. Его тело снова отозвалось на притягательную близость молодой женщины. Крису никогда не приходилось иметь дело с девушками из высшего общества. Но, к сожалению, оказалось, что его телу это совершенно безразлично. Оно реагировало в соответствии с первозданной потребностью мужчины в женщине. Крис прижал девушку к себе чуть сильнее и почувствовал прикосновение двух упругих холмиков к своей мускулистой груди.

А Лилиана со вздохом облегчения обхватила детектива, под рукой у нее оказались его волосы, завязанные сзади хвостом, шелковистые и густые. Она затрепетала, почувствовав успокаивающее прикосновение губ Криса к своему лбу. В это время он шептал нежные слова утешения. Конечно, она сознавала, что нравилась ему, и этому не мешала совершенно неуместная обстановка.

Теперь, когда Лилиана больше не испытывала страха за свою жизнь, она поняла, что возбуждение мужчины ей отнюдь не безразлично. И дело здесь было не только в том, что этот человек не оказался бандитом. Однако он ведь и не принадлежал к числу людей ее круга. Тогда зачем ей все это? Все-таки надо было разрядить создавшуюся обстановку как можно скорее. Ей, леди, не следовало иметь дело с простым полицейским.

— Теперь вы можете меня отпустить, — сказала она.

— Что? — Крис неохотно разжал объятия.

Слезы в ее глазах высохли, и их сменило выражение холодной сдержанности. Перед ним вновь была дочь богача, особа из высшего общества, которую пресса окрестила «ускользающей ледяной принцессой», потому что она никогда не появлялась дважды с одним и тем же мужским эскортом.

Крис схватил недоступную мисс за руку и решительно направился снова к своей машине. Естественно, она начала сопротивляться.

— Куда вы меня тащите?

Услышав в ее голосе своенравные нотки, Крис холодно бросил:

— Туда, где вы будете в безопасности.

— Я требую, чтобы вы отвезли меня домой!

— Боюсь, что прямо сейчас это невозможно.

Лилиана уперлась ногами в пол, и он вынужден был остановиться. Ему не хотелось, чтобы его обвинили потом в применении силы.

— Я настаиваю, чтобы вы разрешили мне позвонить отцу прямо сейчас и сообщить ему, что со мной все в порядке.

— Не здесь! — Предвидя ее возражения, Крис пояснил: — Все еще сохраняется опасность, что здесь может появиться один из головорезов Майкла Лоузи.

Девушка остановилась в нерешительности, оценивая то, что он сказал.

— Хорошо, я поеду с вами! Но мы остановимся сразу же там, где будет безопасно, и я позвоню своему отцу. Согласны?

— Согласен! — Конечно, представление о том, что считать безопасным местом, у них было различное. Но Крис полагал, что сейчас не время поднимать спор об этом.

«Ягуар» был такой машиной, которая, по мнению Лилианы, должна иметься у секретного агента. Элегантная. Быстрая. Темная. Безусловно, у нее появился интерес к этому человеку в результате его превращения из «плохого парня» в «хорошего».

Крис на этот раз более осторожно подсадил Лилиану в машину. Захлопнул за ней дверцу и сел с другой стороны. Мотор с ревом завелся, а потом мягко заурчал, когда он стал выезжать из гаража. По главной улице города они выехали на основную магистраль и здесь увеличили скорость.

Лилиана щурила глаза от яркого солнца. Она было успокоилась, но этот детектив вез ее куда-то уж очень далеко, и тревога снова вернулась к ней.

— Вы куда едете?

— Я уже говорил вам, туда, где Лоузи не сможет найти вас!

Лилиана возмутилась:

— Вы и не думали останавливаться, чтобы я позвонила! — Она потянулась к дверной ручке.

— Даже и не надейтесь выпрыгнуть! — проговорил он. — Все может кончиться тем, что вы будете серьезно ранены или даже погибнете. Уж поверьте мне!

— Поверить вам? Сначала вы меня ударили, потом навалились как зверь и грубо тащили за руки, словно я преступница, а теперь везете бог знает куда и угрожаете ужасными последствиями, если я попытаюсь отказаться от вашего милого общества. Приведите хоть одно доказательство, почему я должна верить вам?

— Я спас вам жизнь!

На мгновение наступила тишина.

— Да, это хороший довод, — не без сожаления согласилась она.

— Послушайте, я не могу подвезти вас близко ни к особняку губернатора, ни к дому вашего отца, пока не переговорю с моим шефом. Может быть, у Лоузи есть люди, которые наблюдают за этими местами. Я не хочу, чтобы они видели, как я подвожу вас домой. Я должен найти место, где мы могли бы оба спрятаться.

— Почему вам нужно прятаться? — Лилиана задрожала от внезапной ужасающей мысли: — Вы лгали, говоря, что вы детектив?

Его губы сложились в горькую улыбку.

— Нет, я детектив, это правда. Но есть маленькая деталь, которую никто не принимает в расчет.

— А что это такое?

— Майкл Лоузи придет в ярость, когда узнает, что я убил его брата.

— Его брата?!

— Паулино — его родной брат.

— О боже, как это ужасно!

Лилиана, оцепенев, замерла в углу машины. Тем временем Крис углубился на запад по дороге, ведущей к холмистой местности. Повисла долгая томительная Тишина. Девушка машинально смотрела в окно, отсчитывая мелькавшие мили. Ее взгляд скользнул по человеку, управляющему «ягуаром». Может быть, она просто не смогла материально заинтересовать его, чтобы он отвез ее к отцу?

— Не сомневаюсь, что мой отец щедро вознаградил бы вас, если бы вы просто доставили меня домой.

— Вы уверены, что стоите этого?

Она обиделась.

— Что вы имеете в виду?

— Мне достоверно известно, что вас предупредили о возможном нападении и просили, чтобы вы не выходили из дому вчера вечером. Почему вы не послушали?

— Это не ваше дело!

— Вы сделали это моим делом, когда дали себя похитить!

— Я обещала посетить бал. И должна была идти.

— Поэтому вы вели себя своевольно? Ведь так поступают капризные, избалованные богатые девочки, правда?

— Капризная, избалованная… — Лилиана с трудом подавила в себе вспышку гнева. Она не собиралась унижаться и спорить с человеком, у которого серьга в ухе и татуировка на руке. — Вы ничего обо мне не знаете!

— Я знаю то, что прочел в газетах.

Лилиана невольно рассмеялась.

— Я подозревала, что вы глупый. А теперь получила доказательство.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Любой, кто верит тому, о чем читает в газетах…

— Является глупцом? — прервал он ее. — Но сейчас у меня есть шанс составить собственное мнение о вас. По крайней мере, одно, о чем пишут журналисты, справедливо. У вас самые синие глаза, которые я когда-либо видел. А по вашему поведению я склонен верить, что и в другом, о чем я читал, есть какая-то толика правды.

— Вы хотите сказать, что я испорченная и развращенная дочь могущественного человека, которой во всем потворствовали? — спросила Лилиана с возмущением. Об этом недавно появилась статья в отделе светской хроники городской газеты. Девушка бросила на своего спутника испепеляющий взгляд, полный презрения: — Внешность может быть обманчива!

Он усмехнулся.

— Согласен!

С возрастающей тревогой она заметила, что Крис свернул с автомагистрали на извилистую грязную дорогу, которая затенялась дубами, и снова спросила:

— Куда мы едем?

— В частное владение, где можно воспользоваться телефоном.

— Помните, вы обещали, что я смогу поговорить с моим отцом!

Крис остановил «ягуар» перед небольшим деревянным домом с крытым крыльцом и кирпичной трубой. Домик был не покрашен. Доски давно растрескались от непогоды и ветра. На фасадной стороне было огромное окно, по одну сторону от которого находилась дверь.

— Прошу, выходите! — предложил он.

Девушка продолжала сидеть в машине.

— Ну что же вы? — удивился он. — Кроме нас здесь никого нет!

Лилиана не шелохнулась.

— Что это за место?

Крис вышел из машины и открыл дверцу.

— Вы выйдете сами или мне придется вытаскивать вас оттуда силой?

Лилиана высунула одну босую ногу из машины и поморщилась от боли, наступив на маленькие острые камни, которыми была усыпана подъездная дорога. Не успела она сделать и двух шагов, как Крис подхватил ее на руки. Она инстинктивно уцепилась за его плечи. Мускулы под рубашкой были твердыми как камень. Они встретились взглядами. В глазах мужчины промелькнуло удивление.

— Вы не такая тяжелая, как я думал!

Она вспыхнула от оскорбления, скрытого в комплименте. Ее рост был пять футов и десять дюймов. И никто не считал, что она тощая. Крис был, пожалуй, всего дюймов на шесть выше ее. Он донес ее до крыльца и поставил на ноги.

Лилиана его даже не поблагодарила: в конце концов, ведь это не ее вина, что она оказалась без туфель.

Крис открыл дверь и слегка подтолкнул ее. Лилиана вздернула подбородок, отодвинула от себя его руку и царственно, точно королева, прошествовала в дом. Ей показалось, что он проворчал что-то, но она решила не удостаивать его ответом.

Ее взору предстала скудно обставленная комната: старая кожаная кушетка и покрытое необработанной шкурой кресло возле кирпичного камина, грубый журнальный столик. Пол из твердых пород дерева был начищен до сверкающего блеска, но на нем не было никаких ковриков. Так же, как не было никаких занавесок ни на одном из окон.

Из гостиной она увидела кухню. В ней находился небольшой деревянный стол и два простеньких стула с прямыми спинками. Оставалось предположить, что еще одна дверь ведет в спальню и в ванную при ней. Для чего-нибудь другого места не было.

Она повернулась к своему спасителю. Крис наблюдал за нею, стоя со сложенными на груди руками.

— Теперь что?

— Теперь мне нужно позвонить в несколько разных мест.

Лилиана поискала глазами телефон, но ничего не увидела.

— Не отсюда, — заметил он. — Мне придется поехать в город.

— А что мне прикажете делать, когда вы уедете?

— Ждать меня здесь!

Лилиана, с неимоверным трудом преодолев в себе раздражение, сумела выдержать рассудительный тон.

— А почему мне нельзя поехать с вами?

— Я не вправе рисковать, вы можете обратить на себя внимание. Здесь вы будете в большей безопасности.

— Я всегда могу надеть солнечные очки, — парировала она.

— У меня нет подходящей пары. У вас есть?

Очевидно, что у нее тоже их не было.

— Вам будет здесь безопаснее, — повторил он.

— Безопаснее? — переспросила она, и голос ее зазвенел. — А что, если один из людей этого вашего Лоузи найдет меня здесь? Я же абсолютно беззащитна!

Крис фыркнул:

— Я бы не сказал этого. Вы неплохо выступили в гостинице.

— Вы понимаете, что я имею в виду! — твердо заявила она. — Я знаю, что мне готовил этот бандит. Ваш разговор я слышала через дверь! — Выдержав паузу, девушка добавила: — Поверьте, теперь я по-настоящему напугана.

Крис какое-то мгновение был в нерешительности, а потом сказал:

— Вам нечего бояться, если вы останетесь здесь!

Лилиана посмотрела на него. Посмотрела внимательно: с длинными волосами, серьга в ухе, татуировка.

— Я впервые вижу вас. Да и внешность ваша не внушает доверия. Можно ли верить, что вы искренне стоите на страже моих интересов?

— Кто-то недавно уверял меня, что внешность может быть обманчива…

— Я не останусь здесь одна, — заявила девушка решительно. — Как только вы уйдете, я вернусь на дорогу.

— Ну а вот это уж совсем плохо!

Крис сделал быстрое движение — схватил ее за руки и заломил их назад. Каким-то образом у него оказалась веревка, и он связал ей руки, проделав это не слишком грубо. Потом подтолкнул к двери в комнату, которая, как она и предполагала, оказалась спальней, взял ее на руки и положил на кровать, чтобы связать щиколотки.

— Вы должны находиться здесь, пока я не вернусь обратно.

— А как долго это продлится? — Она задыхалась от гнева и унижения, оба эти чувства переполняли все ее существо.

— Не дольше, чем потребуется вам для того, чтобы освободиться от этих пут, — ответил Крис, словно читая ее мысли. — Просто лежите тихо, и все будет хорошо! На обратном пути я привезу вам что-нибудь поесть.

Лилиана неожиданно осознала, что умирает с голоду. Прошло почти двадцать четыре часа после того, как в последний раз она ела. Но она отказалась удовлетвориться костью, которую он ей бросил.

— Мой отец потребует лишить вас звания, когда узнает, как вы со мной обращались. Всю вашу оставшуюся жизнь вы будете выписывать повестки за неправильную парковку машин.

— Мне очень неприятно делать это, — сказал он, завязывая ей рот наволочкой. — Не думаю, что кто-нибудь услышит вас здесь, если вы закричите, но я не могу рисковать!

Потом он ушел. Она слышала, как зашуршали камешки на подъездной дороге, машина отъехала. Лилиана немедленно испытала на прочность свои путы, но они были крепкими. Она стала осматривать комнату в надежде найти какой-нибудь режущий предмет и освободиться. До нее дошло, что он не привязал ее к кровати. Поэтому она скатилась с кровати и, с трудом поднявшись, запрыгала по комнате.

Кристофер пребывал в нерешительности. Может, было бы удобней в конце концов доставить дочь банкира домой. Однако он понимал, что это не решило бы ничего. Лоузи просто избрал бы для мести другого члена семьи губернатора или банкира. Нет, все должно быть кончено, пока бандит считает, что Лилиана все еще находится у кого-то из его головорезов.

Финч был зол на себя за то, что не нашел другого пути освободить женщину, кроме как убив брата Лоузи. Но у него не было выбора. Зато теперь у него есть женщина, чтобы вести переговоры с бандитом с ее помощью. И какая женщина!

Лилиана Холден была именно такой девушкой, о которой он всегда мечтал! Всегда, когда позволял себе мечтать. Высокая. С пышными формами. И мягкой кожей. И необыкновенной красоты глазами.

Его мужское естество снова отреагировало на воспоминание о ее теплых грудях. Он выругался про себя. С тем же успехом он мог бы сделать предметом своих желаний одну из звезд кино. У него такие же шансы на интимные отношения с синеглазой дочерью богача.

Телефонная будка находилась в маленьком местечке недалеко от его дома. Там же были автозаправка, магазин и почтовое отделение. Люди останавливались здесь, чтобы залить в бак бензин, закупить продукты, направляясь на охоту в холмистые районы или к многочисленным речкам, чтобы проплыть вниз по течению на надувных лодках. Крис не приезжал сюда ни разу за все восемнадцать месяцев, что пробыл в банде Майкла Лоузи, и поэтому был вполне уверен, что Лоузи не сможет выследить его здесь.

Он позвонил в особняк губернатора, предполагая, что в это время именно там, ввиду чрезвычайности обстоятельств, находится его шеф. Потребовалось какое-то время, чтобы объяснить, кто звонит. Капитана позвали к телефону.

— Я скомпрометирован, — доложил Крис.

— Черт, — последовала пауза, а затем: — Дочь мистера Холдена в безопасности?

— Она у меня!

— Где?

— В моем доме.

— Что случилось?

— Мне пришлось убить брата Лоузи.

— Возвращайся, Кристофер. Игра проиграна!

Крис отрицательно покачал головой, хотя капитан Эшер не мог сейчас видеть его.

— Нет, капитан! Я провел восемнадцать месяцев с этими ублюдками не затем, чтобы все пошло прахом! Думаю, я еще могу достать их главаря. Но мне нужно что-то решить с дочерью мистера Холдена. Есть ли такое место, куда я мог бы переправить ее?

Последовала длинная пауза. Крис слышал, как капитан Эшер обсуждает возникшую ситуацию с теми, кто был рядом с ним.

— Кристофер, ты меня слушаешь?

— Да, сэр!

— Позвони Лоузи и сообщи, что хочешь договориться с ним о дочери банкира. — Капитан долго говорил, излагая Крису детали своего плана. Когда он закончил, Крис решился возразить шефу:

— Мне план не нравится. Я бы мог лучше устроить все без женщины.

— С тобой она в безопасности. О Лоузи позаботимся мы.

— Бандит не пойдет на переговоры, если не увидит меня лично.

— Ты позвонишь ему. Предложишь переговоры. Потом сиди спокойно с мисс Холден.

— Думаю, мисс Холден будет счастлива возвратиться скорее домой.

— У нас нет выбора, лейтенант.

— Но, сэр…

— Не трать попусту свой пыл и не спорь. Решение принято. Мисс Холден остается с тобой.

Крис услышал, как кто-то еще взял трубку.

— Говорит Джеймс Холден. С кем я говорю?

— У телефона лейтенант Финч, сэр, — ответил Крис.

— Как чувствует себя моя дочь? — спросил банкир. — С ней все в порядке? — Крису послышалось волнение в голосе отца девушки. Мне снимут голову — будет так, как она сказала, подумал он.

— С ней все в порядке, господин Холден!

— Она не ранена?

— Нет, сэр! Она так же прекрасна, как о ней пишут газеты. — И такая же своевольная, про себя выругался Крис. Почему я сказал об этом? Я сам добиваюсь, чтобы с меня сняли погоны и отправили куда-нибудь подальше отсюда.

Холден издал слабый вздох облегчения.

— Благодарю вас, лейтенант Финч. Позаботьтесь о ней ради меня и моего друга губернатора!

— Слушаюсь, сэр! Я позабочусь, сэр!

Трубку снова взял капитан.

— Я свяжусь с тобой, Крис, когда мы захватим бандита. До этого на тебе лежит забота о мисс Холден.

— Слушаюсь, сэр! — Крис подождал сигнала отключения, потом с шумом повесил трубку. Через секунду он снял ее вновь и набрал другой номер.

Когда Майкл Лоузи взял трубку, Крис насмешливо спросил:

— Ты что-то потерял, приятель?

— Где она?! — завопил бандит.

— У меня.

— Что случилось?! — Крис ничего не ответил. — Я спрашиваю, что случилось?

— Они не оставили мне выбора.

— Девчонка принадлежит мне. Я хочу ее.

— Я собираюсь предложить тебе сделку, Майкл.

— Ты привезешь ее ко мне сейчас, и я, может быть, сохраню тебе жизнь. — Таков был ответ взбешенного бандита. — В противном случае я выслежу тебя, будь уверен! И убью и тебя и девчонку!

Крис все же ухитрился передать Лоузи условия капитана Эшера. А было решено сделать так: когда бандит явится на место переговоров, там его будут поджидать сотрудники правоохранительных органов, чтобы арестовать.

— Девчонка останется у меня для страховки. Ты получишь ее, когда появишься с деньгами, — добавил Крис.

— Ты уже труп, Финч! — снова заорал в трубку Лоузи.

— Если я не верну ее тебе в целости и сохранности, ты не сможешь выторговать у губернатора помилование Глену Кертису, — напомнил ему Крис.

Он повесил трубку телефона, выслушав угрозы Лоузи, который пообещал ему медленную и мучительную смерть. Потом Крис купил все необходимое, действуя очень осторожно, чтобы не привлекать лишнего внимания, и тщательно следя, чтобы за ним никто не поехал.

Наконец он свернул на дорогу, ведущую к его дому, и вскоре остановился у крыльца. Наступило время объяснить Лилиане ситуацию. Крис прошел прямо в спальню, где оставил девушку.

Там никого не было.

3

Если бы в ее распоряжении имелась хоть какая-нибудь обувь, думала Лилиана, то она смогла бы добраться до основной дороги. Но огромные ботинки, которые она нашла в стенном шкафу, совершенно не годились.

Она спряталась за дерево, когда увидела «ягуар», возвращающийся по пыльной дороге. Через одну-две секунды Крис узнает, что она ушла, и пойдет разыскивать ее. Бежать не было смысла. Особенно в этих проклятых ботинках. Но она и сама не была уверена в том, что хочет убежать, хотя пребывание под охраной Криса ничего общего не имело с веселым приключением.

Девушка потерла плечо, которое ушибла, когда свалилась с высокой кровати. На запястьях образовались порезы от кухонного ножа. Его она использовала, чтобы освободиться от пут. Да, глупо пытаться бежать. По всей вероятности, ее отец потребовал ее возвращения, и Крис будет просто вынужден немедленно отвезти ее домой.

Она еще не решила, будет ли жаловаться на то, как этот лейтенант обращался с ней. На его совести был не один синяк у нее на теле. Она осторожно подвигала нижней челюстью, припухшей и болезненной.

— Совершаете приятную прогулку?

Лилиана вся напряглась. В голосе Криса звучала издевка. Она медленно повернулась и встретилась с ним взглядом. Увидев веселые искорки в его глазах, девушка стиснула зубы. Ей захотелось влепить нахалу пощечину.

— Вы выглядите как маленькая девочка, вырядившаяся в одежду своего отца!

На Лилиане был надет оранжевый хлопчатобумажный свитер университета в Квебеке, огромных размеров мужские джинсы и злополучные ботинки. Джинсы она подпоясала обрывком веревки, которой прежде были связаны ее руки.

— Это все, что я смогла найти!

— Если бы вы были немножечко терпеливее, я бы решил вашу проблему. Кое-что я купил для вас в поселке.

— Мне это не потребуется, поскольку вы ведь собрались отвезти меня домой, — сказала Лилиана возможно более твердым голосом.

Он покачал головой.

— Боюсь, что нет!

— Но мой отец…

— Я разговаривал с ним лично. Он находится в доме губернатора. Они оба согласны, что вам будет безопаснее оставаться со мной, пока бандита не поймают.

Девушка чуть не разрыдалась.

— А сколько на это потребуется времени?

— До завтра, если нам повезет.

— А если нет?

— Об этом будем беспокоиться тогда, когда наступит время.

Крис протянул руку и осторожно дотронулся до синяка у нее на подбородке.

— Прошу извинить меня за это. — Лилиана молча отдернула голову. Его взгляд стал холодным. — Я делал свою работу самым лучшим из известных мне способов. Если бы вы обратили внимание на предупреждения, которые вам были сделаны…

— Меня никто не предупреждал ни о чем подобном!

— Вам говорили, что бандиты готовят нападение.

Лилиана закусила губу.

— Я не думала…

— Люди вашего сорта никогда не думают, — заявил Крис.

Лицо девушки вспыхнуло от ярости.

— Это не моя ошибка!

— Но наверняка, черт возьми, и не моя тоже! Я провел восемнадцать долгих отвратительных месяцев среди подонков, стараясь собрать достаточно информации, чтобы доказать, что именно Майкл Лоузи приказал убить моего друга. Благодаря вам процесс над бандитом за это преступление теперь не состоится. — Последовала долгая пауза. — Вот так! И ваши объяснения тут не помогут, Синеглазка!

— Не называйте меня так!

— У меня есть на это основание — средства массовой информации окрестили вас «леди с самыми синими глазами в Квебеке».

— Мои глаза не имеют никакого отношения к тому, кто я.

— Да, вы высокомерны и не хотите нам помочь изловить бандита.

— Как вы смеете…

— Вы готовы вернуться в дом?

Лилиана вздернула подбородок и, прихрамывая, двинулась в сторону дома. Ей мешал порез на подошве левой ноги, который она получила, шагая босиком по острым камням дороги.

— Что-нибудь с ногой?

В голосе Криса девушка уловила нотку беспокойства, однако ответила надменно:

— Ничего, что могло бы вас касаться!

Но не успела она и шага сделать после этих слов, как Крис подхватил ее на руки. Лилиана невольно обняла его за шею, чтобы не упасть. Посмотрев на его лицо, девушка обнаружила, что глаза мужчины закрыты, а ноздри широко раздуваются. Он крепко держал ее за плечи и под коленками, прижимая к себе, и это совершенно лишило ее мужества. Взгляд Лилианы остановился на его губах.

— Что, по-вашему, вы делаете?.. — Голос ей не повиновался, она откашлялась и начала вновь: — Что, по-вашему, вы делаете, мистер?.. Как ваша фамилия, между прочим?

— Финч, — ответил Крис. — Я подумал, что могу отнести вас, — добавил он и направился к домику. Взгляд его был устремлен вперед.

— Вам никогда не приходило в голову, что я скорее пошла бы пешком, чем согласилась принять вашу помощь?

— Мне в голову приходит масса вещей, когда я думаю о вас. Например, насколько хорошо вы себя чувствуете в моих объятиях. Какими будут ваши синие глазки, когда я буду заниматься с вами сладкой, сладкой любовью.

Дочь богача Холдена не стала утруждать себя просьбой объяснить ей подробнее, что он имеет в виду. Ей не хотелось усложнять обстановку. И обняла его за шею она потому только, что боялась упасть, а вовсе не потому, что ей это доставило удовольствие. И прислонилась щекой к его шее просто потому, что так ей было удобнее, а вовсе не потому, что ей приятно вдыхать запах его кожи. Так она думала. А так ли это было на самом деле?

Когда они добрались до домика, Крис усадил ее на крыльцо и предложил оливковую ветвь мира.

— Послушайте, если нам предстоит быть вместе в течение ближайших двадцати четырех часов, мы должны заключить мир!

— А я и не знала, что идет война.

— Прекрасно, Синеглазка! Я и не собирался вести артобстрел противника, и если вы тоже этого не хотите, то и ладно, — заключил Крис со смехом.

— Подождите! — Лилиана положила руку на предплечье Криса и тут же отдернула руку, коснувшись татуировки, изображающей какое-то чудище.

Его губы сложились в насмешливую улыбку.

— Это не то, к чему вы привыкли, не правда ли?

Синие глаза засверкали гневом.

— Не могу понять, почему вы так упорно желаете оскорбить меня? И должна добавить: это не принесет ничего хорошего вашей карьере!

— Это что, угроза, Синеглазка? — тихо спросил Крис, присмирев в предчувствии подобного нежелательного финала.

— Это довольно глупо в сложившихся условиях, — согласилась она. — В конечном счете я в вашей власти в течение ближайших двадцати четырех часов. Кажется, осторожность лучшая половина доблести. Мир? — Она протянула Крису руку.

Большая рука мужчины накрыла ее изящную ручку. Какой же он огромный и какой сильный! — подумала девушка. Его ладонь и концы пальцев были шершавыми, словно он много работал руками. Возможно, Крис занимался физическим трудом в свободное время. Она о нем знала очень мало, можно сказать, почти ничего.

— Вы можете переодеться, пока я приготовлю нам что-нибудь поесть.

Лилиана юркнула в спальню и закрыла за собой дверь. Удивилась, как ей подходят купленные им джинсы, не говоря уже о теннисных туфлях. Но решила, что пойдет лучше босиком, пока не найдет пластырь для ранки на ноге. Натянула майку, на груди которой был изображен мертвый зайчик с предупреждающей надписью: «Дорога убивает!» — и направилась в кухню.

Крис пришел в смятение, увидев, как плотно обтянули новые джинсы ее бедра. А майка определенно представляла собой опасность. Девушка, очевидно, сняла лифчик, мягкие округлости ее грудей за хлопчатобумажной тканью заставили его задрожать от вожделения. Он нахмурил брови, увидев, что девица вышла босая. Вид пальцев ног, подогнутых на твердом деревянном полу, делал ее похожей на беззащитного ребенка. Но она была взрослой, зрелой женщиной. И он отреагировал на нее соответственно — как взрослый здоровый мужчина.

— Туфли не подошли? — спросил Крис севшим голосом, который удивил его самого. Он повернулся к плите, потому что даже плотная ткань джинсов не могла скрыть силу его желания.

— Я подумала, может быть, у вас найдется пластырь.

Несмотря на его смущение, она подняла голую ступню и поставила ее на стойку рядом с ним. Показала ранку на подошве.

— Видите?

Кто бы мог подумать, что лодыжка может так возбуждать желание! Крис уставился на ее ногу, онемев от восторга. Он еще не видел подобной красоты. Потом с трудом заставил себя вспомнить о картошке, которая у него жарилась на плите.

— Пластыря у меня нет. Когда поеду завтра в поселок, куплю.

— Полагаю, что мне придется до тех пор ходить босой. — Лилиана убрала ногу на пол, пошевелила пальцами: — Ощущение прекрасное, — призналась она. — Даже не могу вспомнить, когда в последний раз я ходила босиком! Нет, вспомнила!

К облегчению Криса, девушка прошла к кухонному столу и села. Он наклонился к печке и с преувеличенным вниманием принялся проверять, как жарятся бифштексы.

— Мне было шесть лет. Мать и отец взяли меня с собой на пляж. Мама была беременна Карлом, это мой младший брат, и мне тогда разрешили бегать взад и вперед по песку босой. Мне понравилось это.

— Это было давно? — отозвался Крис.

— Да, давно. Это было несколько последних беззаботных дней у моей семьи. В тот год отец начал заниматься политикой. А потом я уже подолгу его не видела.

Разговор об отце Лилианы напомнил Крису, кем она была, и почему ему следовало соблюдать дистанцию. Если ему повезет, то он выберется из этой ситуации не более чем с выговором. А если уступит своему желанию, нельзя будет даже сказать, какими могут оказаться последствия. Однако дьявольски трудно было помнить, как велико расстояние между ними, когда девушка удобно устроилась на кухонном столе, закинув руки за голову, отчего ее груди приподнялись и натянули майку до отказа. Ее правая голень была перекинута через левое колено. Поза была невероятно сексуальной!

Он опять стал проверять бифштексы.

— Эти почти готовы. Какие вы любите?

— Мне розовый!

Это слово вызвало в памяти различные вещи, о которых лейтенант Крис Финч предпочел бы не думать: губы, краснеющие щеки, соски грудей. Черт с ней, Финч, выбрось эту женщину из головы! Она недосягаема! Ты понял это?

— А у вас есть вино? — спросила она.

Крис посмотрел на Лилиану в недоумении.

— Оно подошло бы к бифштексу, — пояснила она. — Я люблю сухое красное вино с бифштексом.

Крис фыркнул.

— У меня есть пиво.

— Светлое?

Он откровенно рассмеялся:

— Черт, Синеглазка, а вам не нужно ли еще колы?

Ее милая рожица отражала разочарование, но она все же не стала капризничать, просто добавила:

— Я не привыкла пить пиво, но светлые сорта кажутся на вкус неплохими.

— Потерпите, вам не придется долго находиться в моем обществе, — пробормотал Крис.

— А где вы жили раньше? Ведь не здесь же! — поинтересовалась Лилиана.

— На задворках Квебека.

— Именно там у вас появилась эта татуировка?

Крис поднял руку и посмотрел на нее, словно татуировка только что появилась там.

— Да.

— Можно мне взглянуть на нее?

Он протянул к ней руку. Девушка поднялась со стола и подошла ближе. У него перехватило дыхание, когда она провела кончиками своих пальцев по очертаниям странного животного.

Потом она взглянула на него своими синими сапфирами, поймав его, словно оленя в свет автомобильных фар.

— Означает ли это изображение что-нибудь особенное?

— Это связано с обрядом вступления в члены банды, в которой я бегал еще ребенком. — Он погладил предплечье, отчего кожа внезапно покрылась мурашками, и при этом отодвинул ее руку.

— Вы были членом уличной банды? — От удивления глаза ее стали круглыми.

— Да.

— Что? Я имею в виду… каким образом…

— Бифштексы готовы, — сказал Крис. — Садитесь, и я принесу вам ужин.

Крис понимал, что ей интересно его прошлое, но она только так и могла относиться к нему — как высшее существо к человеку из низов общества — с любопытством и недоверием. Он пришел к заключению, что не стоит с ней откровенничать, рассказывая о своем детстве.

На протяжении всего ужина ему удалось думать о вещах, которые отвлекали его от мыслей о девушке, сидящей напротив него за столом. Она ела так, словно умирала от голода, и вовсе не походила на разборчивую богачку. Эта леди очистила тарелку с таким удовольствием, что он был приятно удивлен.

— Это восхитительно! — заявила Лилиана, когда закончила есть.

Она не предложила помыть тарелки, правда, Крис и не предполагал, что такое возможно. Дочери банкира не приходится ведь получать наряды по кухне. Он собирался позаботиться о посуде сам. Но, черт возьми, он устал! И к тому же ведь он все готовил! Поэтому решился.

— Вы найдете средство для мытья посуды под раковиной.

Девушка какое-то время смотрела на него невидящими глазами, пока не поняла, на что он намекал.

Крис добавил:

— Я готовил, вам мыть посуду! Не возражаете?

— Думаю, что это справедливо, — сказала она, встала и начала убирать со стола.

Ее готовность сделать часть работы снова приятно поразила Криса. К сожалению, он не мог сидеть и ждать. Его мать не разрешала ему этого, когда он был маленьким, а теперь он не мог заставить себя бездействовать, наблюдая, как трудится женщина, которая родилась, что называется, с серебряной ложкой во рту.

— Я отскоблю сковородки, — предложил он. — Вы вымоете все остальное, а я вытру.

— Хорошо.

Она очень неловко, но старательно мыла посуду, не скрывая, что эта работа ей незнакома.

— Не думаю, чтобы вам приходилось мыть посуду слишком часто!

— Нет, не приходилось, — ответила она, слегка усмехнувшись. — Я и не знала, как это интересно!

— Интересно?

Он почувствовал, как его тело напряглось, когда увидел, как она, засучив рукава, трет тарелку губкой, скрытой под горой белой пены. Потом она несколько раз провела рукой внутри кофейной чашки. У Криса горели щеки. Он никогда не предполагал, что мытье посуды может быть таким чувственным занятием. Он бросил полотенце на стойку и направился в гостиную.

— Остальное можно поставить в сушилку, — сказал он. — Я зажгу камин. На улице становится прохладно.

Крис встал на колено перед камином и прижался лбом к холодному камню. Через двадцать часов он будет свободен от нее. Он просто должен продержаться до тех пор. Крис разжег огонь. И скоро поленья стали потрескивать. Обернувшись назад, увидел, что Лилиана сидит скрестив ноги на кушетке за ним.

— Это чудесно! — сказала она.

Слишком чудесно, подумал Крис. Огонь заставил сверкать ее сапфировые глаза. Бросил теплые отсветы на кожу. Крису, однако, больше нравилось, когда девушка препиралась, спорила с ним. По крайней мере, тогда это постоянно напоминало ему, что он имеет дело с дочерью банкира, с этой ледяной принцессой, избалованной и надменной, привыкшей к льстивым заверениям, что у нее самые синие глаза на свете. А сейчас она казалась простой и доступной.

Он сел у камина и скрестил ноги. Между ними сохранялась дистанция.

— На что похожа жизнь, когда ты находишься в центре внимания? — спросил Крис.

— Вам бы она не понравилась.

Он удивленно поднял брови.

— Почему?

— Люди, которые ничего о вас не знают, всегда выносят суждения на ваш счет слишком уж смело, часто беспардонно привирая.

— Да, мне бы это не понравилось! Я предполагаю, вы понимаете, когда о вас судят несправедливо?

— Я не такая, как обо мне пишут газеты, — подтвердила Лилиана.

— А о чем они пишут?

— Я не высокомерна, во-первых. И не бессердечна, во-вторых. — Крис не очень-то поверил, но ничего не сказал. — У меня бывает недоступный вид, потому что я не испытываю радости, имея дело с дураками.

— Понимаю.

— Не думаю, что понимаете, — возразила она с холодком в голосе. — Во мне есть другая сторона, которую никто никогда не видел. Моя личная.

Крис улыбнулся. Если она и верила сама в то, что в ее характере нет высокомерия или бессердечия, — это означало лишь одно: она не очень ясно разбиралась в себе.

— Мне кажется, что я пока не встретился с такой женщиной.

— Вы и не встретитесь, — парировала дочь богача самым надменным тоном. — Я устала. Пожалуй, я пойду теперь в постель, — и, повернувшись к нему спиной, величественно направилась в спальню, восхитительно демонстрируя свой задний фасад в облегающих джинсах.

Крис стиснул зубы. Еще восемнадцать часов. И тогда она уйдет. И ему никогда уже не придется опекать ее. Он остался на месте, пока не удостоверился, что она закрыла дверь спальни. Тогда он поднялся и устроился на кушетке, соорудив себе постель из подушки и вязаного шерстяного платка. Перед тем как заснуть, он долго лежал с открытыми глазами, глядя на огонь.

Между тем Лилиана никак не могла расслабиться. Она не хотела выключать лампу, но лампа была мощная и заливала комнату ярким светом. Когда она попробовала остаться в темноте, это оказалось слишком страшным. Обступали воспоминания. О ее похищении. О пробуждении в номере отеля. И о смерти двух преступников, которых Крис вынужден был убить. Ей хотелось скорее поехать домой, вернуться к нормальной жизни, которую она вела перед тем, как все это произошло.

Девушка возвращалась мыслями к тому, что говорил Крис о ее характере. Если она и относилась к людям презрительно, то это объяснялось их обращением с ней, как с бездушной разряженной куклой, а она была женщиной из плоти и крови. Или это были люди, которые кичились своей собственной значимостью и ожидали, что она с благоговением падет к их ногам. Кое-кто из них был больше заинтересован в финансовом и политическом могуществе ее отца, чем в ней самой.

Крис не подпадал ни под одну из этих категорий. Его не пугало ее положение. И в его объятиях она отнюдь не была каменной. Могущество ее отца не оказывало на него никакого воздействия. Ее удивило и обескуражило, что этот человек, казалось, делал все, что мог, чтобы игнорировать ее.

Тяга к нему удивила ее саму. В конечном счете он был членом банды, каким-то образом ставшим лейтенантом городской полиции. И только наполовину выглядел таковым.

Роль внешности! Как же она велика! Лилиана, о которой судили по ее внешнему виду, с ужасом поняла, что и сама судит о Крисе по тем же критериям. А ведь он, несомненно, более содержателен, чем об этом можно было судить, разглядывая его татуировку и серьгу в ухе. Но что же ее так влекло к нему?

Может быть, она нашла этого мужчину таким привлекательным именно потому, что он жил в другом мире, вырос в бедных кварталах города? Он был опасен, обладал властью другого рода, нежели ее отец. Обаяние тайны действует безотказно, будоражит воображение. Несомненно, Крис Финч — сильный человек. И он чаше подвергался опасности, чем любой политик, бизнесмен или финансист, в одного из которых она обязана была влюбиться. Таковы уж законы ее мира! Но она жаждала поддаться влечению, которое чувствовала к этому человеку. Он же ясно старался дать ей понять, что не испытывает к ней интереса.

Это был абсолютно новый опыт для Лилианы Холден, дочери банкира, наследницы огромного состояния. Обычно люди раболепствовали перед ней и старались завоевать ее расположение. Отказывала им она — они же ей ни в чем не отказывали. Лилиана тяжело переживала унижение. Этот парень нанес ей оскорбление. Он отвергал ее — что было невероятно! Но уязвленная в своей гордости, девушка недолго предавалась чувству обиды. Оно тут же вытеснилось раздражением и решимостью.

Обычно она использовала свои прекрасные глаза для того, чтобы получить все, чего ей хотелось. Крайне редко ей не удавалось добиться своего. Сейчас она не столько желала интимной близости с Крисом, сколько ей хотелось взять маленький реванш и утвердиться в своем «я». Нужно заставить Криса признаться, что он хочет ее, а потом отвергнуть его домогательства.

Лилиана подсчитала, что у нее имеется около семнадцати часов, чтобы поставить Кристофера Финча на колени.

4

Лилиана проснулась от странных глухих стуков — очевидно, ударов топора по дереву. Она встала с кровати, подошла к окну, на котором не было никаких портьер, и выглянула на задний двор дома.

Она увидела Криса. На нем не было ничего, кроме поношенных джинсов. Но он был выбрит. И девушка с удивлением отметила, что он почти красив. Его волосы, не собранные в хвост, прилипли ко лбу и влажными прядями рассыпались по оголенным плечам.

Он колол дрова так энергично, что его мускулистый торс блестел от пота. Она заметила покрывшийся корочкой порез возле ребер, куда его ударил ножом Диас. Это была не единственная отметина на его теле. Возле ключицы был шрам, напоминавший зажившую рану от пули. Интересно, подумала она, получил ли он этот шрам еще ребенком, когда был в банде, или уже работая полицейским.

Крис остановился и вытер лоб пестрым платком, который вытянул из заднего кармана джинсов.

Тут он заметил, что на него смотрят из окна.

Лилиана отпрянула назад, чтобы ее не было видно. Потом поняла, что это глупо, поскольку он уже увидел ее. Она глубоко вздохнула, открыла окно и высунулась наружу — через вырез майки перед Крисом мелькнула полуоткрытая грудь девушки.

— Доброе утро! — окликнула она его.

— На кухне есть кофе и кукурузные хлопья, — отозвался Крис и снова замахал топором.

С ней почти отказывались разговаривать!.. Мысль о том, как поставить Криса на колени, вертелась в голове Лилианы с назойливостью мухи, противно жужжащей возле ее уха, все более и более уподобляясь мысленному диалогу двух противоречивых сторон ее «я»:

— Итак, он полагает, что может игнорировать меня?

— Ты по-детски рассуждаешь об этом, Лилиана.

— Разве?

— Человек просто делает свою работу.

— Этот полицейский оскорбил меня!

— Он не производит впечатления человека, который стал бы раболепствовать перед какой-либо женщиной.

— Да, но за прошедшие семь лет никто не называл меня запросто Синеглазкой и никто так смело не обращался со мной, а я ведь неровня этому полицейскому.

Лилиана сняла с себя майку слишком большого размера, в которой спала, и быстро ополоснулась под душем. Потом натянула другую майку, надела джинсы и теннисные туфли, которые ей купил Крис, подложив тряпочку под стопу, чтобы не болела ранка.

Обычно за завтраком она не ела ничего, кроме тоста и кофе. Но красочная коробка кукурузных хлопьев с сахаром выглядела очень соблазнительно. Она насыпала их в миску, залила молоком и, к своему удивлению, съела с большим аппетитом. Доедая кукурузные хлопья, она принялась прикидывать, как бы ей лучше осуществить свой план:

— Ты все-таки собираешься соблазнить этого парня?

— А как еще мне унизить его?

— Как насчет интеллектуальной дискуссии?

— Ну, пожалуй, здесь я могу и проиграть.

— Но это безопаснее, чем лезть в логово льва.

— Возможно, он и выглядит как лев, но когда я рядом с ним, он ведет себя как ягненок, хотя этот ягненочек и очень даже смелый.

На протяжении ряда лет Лилиану всегда окружала мужская свита, в претендентах на ее внимание недостатка не наблюдалось. К сожалению, на Криса ее чары не подействовали. Впервые ей нужно было предпринять что-то, а не просто моргать длинными ресницами, чтобы привлечь человека. Поскольку все остальное у нее было обычным, она не было уверена, что еще что-то сможет использовать, помимо своих знаменитых очей, в качестве приманки.

Через черный ход Лилиана вышла во двор. Она грациозно шествовала по дорожке, хромота исчезла. Волосы завязаны хвостом на затылке, что делало ее намного моложе и доступнее. На лице — никакой косметики. На вид ей можно было дать около двадцати, и она выглядела невинной, как дитя. Но Крис знал, что это невозможно. Женщина, подобная Лилиане Холден, просто не могла столь долго оставаться нетронутой. Не то чтобы это как-то волновало его, поскольку он не собирался ей навязываться. Но он не имел права осуждать ее.

— Могу я чем-нибудь помочь? — спросила Лилиана.

— Да, перенесите несколько поленьев отсюда в дом, а остальное я уже сделал!

— С радостью! Но, может быть, нам немного прогуляться сначала?

Крис бросил взгляд на ее ноги.

— А вы сможете идти в этих туфлях?

— Если не смогу, я просто сброшу их и пойду босиком.

Крис заметил, что Лилиана избегает смотреть на него. Он отложил топор и вытер грудь, спину и под мышками рубашкой, которую снял, когда начал работать.

На лице девушки засиял обворожительный румянец.

Наверняка она впервые видит человека, работающего без рубашки! — подумал Крис. Но ей явно понравился его вид, поэтому он быстро просунул руки в закатанные рукава ковбойки из шотландки и застегнул ее всего на две пуговицы.

— Готов сопровождать вас.

Девушка озорно улыбнулась. Вдалеке виднелась рощица ореховых деревьев. Они росли вокруг пруда, явно достаточно глубокого, чтобы можно было купаться. Лилиана направилась туда. Крис шел за ней, размышляя, почему она так неожиданно стала столь дружественно относиться к нему. Он не думал, что она изменила свое мнение о нем с прошедшего вечера, поэтому, естественно, воспринял ее перемену с тревогой.

Он не спускал с нее глаз. При ходьбе Лилиана соблазнительно покачивала бедрами. Это волновало так же, как и запах незнакомых духов. Он вдруг понял, что, если бы она шагнула со скалы, он не задумываясь последовал за ней. Таким мощным оказалось ее обаяние, что он почти потерял голову. Солнечные лучи творили нечто волшебное с ее волосами, высвечивая различные их оттенки — от красно-золотистого до каштанового. Лицо девушки сияло от удовольствия; полуприкрыв глаза и откинув голову, она наслаждалась солнцем.

Криса уже начало всерьез тревожить то, с какой силой все его существо отзывалось на малейшие проявления ее чувственности. Работая детективом, он привык моментально давать характеристики людям, основанные на их действиях. Походка Лилианы говорила ему, что ей нравится чувствовать себя обворожительной женщиной и что она очень самоуверенная особа. Выгоревшие на солнце волосы — что она любила много бывать на воздухе. А манера, с которой она повернула свое лицо к солнцу, сказала ему, что она оптимистичный и эмоциональный человек, готовый с распростертыми объятиями принять все, что предлагает жизнь.

Он попытался представить Лилиану Холден, основываясь на том, что читал об этой леди из высшего общества, и на своем опыте общения с ней. Картины не совпадали.

— О чем вы задумались?

Крис не сразу понял, почему его спутница остановилась. Она пристально смотрела на него, упершись руками в бока. Внезапно ему пришло в голову спросить:

— Почему вы не замужем?

— Не думаю, что это вас касается!

— Конечно нет. Я просто удивился, почему такая красивая девушка не нашла себе мужа и не завела семью.

— А у меня уже есть семья.

Крис нахмурился.

— Не понимаю!

Лилиана повернулась и направилась опять к деревьям. Крис пошел за ней следом.

— После того как пять лет назад Глен Кертис убил мою мать, мне пришлось отвечать за воспитание своего младшего брата Карла и сестры Мейджи, — пояснила Лилиана.

— Мне кажется, этим должен заниматься ваш отец.

Она обернулась и горько улыбнулась ему.

— У него нет времени. Он много работает и относится к своим обязанностям очень серьезно. На обедах я выступаю также в качестве хозяйки. В общем, нетрудно понять, почему у меня нет времени искать мужа.

— Мне бы и не пришло в голову, что вы сами должны его искать, скорее он — вас, — откровенно признался Крис.

Лилиана искоса посмотрела на мужчину, и сердце его запрыгало.

— Я не встретила ни одного человека, о котором мне было бы интересно что-нибудь узнать! — сказала она и сделала паузу. — До вас!

Крис остановился как вкопанный. Он привык держать свои чувства при себе, но ему потребовались огромные усилия, чтобы на его лице не отразилось удивление.

— Мне в это трудно поверить!

— Вы… другой!

Крис ухмыльнулся.

— Понимаю. Неужели вас обворожили мои длинные лохмы, татуировка? И вообще весь мой бандитский вид?

— Ну знаете! Нечего меня подлавливать подобным образом! — возмущенно возразила Лилиана. Румянец на ее лице подтвердил, что он попал в точку. — Уверена, что вы более содержательны, чем можно судить по вашей внешности, — проговорила она, усугубляя свою ошибку.

Крис громко рассмеялся.

— Я пыталась сделать вам комплимент!

— Ну вы уж никак не могли бы меня оскорбить такой тусклой фразой!

— Мне хотелось сказать, что, по-моему, я еще не видела настоящего Кристофера Финча, и мне интересно, что же скрывается за фасадом «плохого человека»!

— Того, что вы видите, вполне достаточно.

Она покачала головой.

— Повторяю, я убеждена, что вы более интересный человек, чем можно судить по первому впечатлению, и намерена узнать до конца дня, что собой представляет лейтенант Кристофер Финч.

— Какой в этом смысл? — спросил Крис. — После того как я верну вас вашему отцу сегодня во второй половине дня, мы больше никогда не увидим друг друга.

— Необязательно это должно быть именно так, — произнесла Лилиана спокойным голосом.

— Какую комедию вы разыгрываете, Синеглазка? Чего именно вы хотите от меня?

Она загадочно посмотрела на него своими потрясающими глазами, и сердце у него заколотилось. Он не желал быть подверженным их влиянию так же, как та высокопоставленная свора, которая боготворила «самые синие очи в Квебеке». Но тут же мечтательно представил себе, как он, просыпаясь, каждое утро видит эти глаза — и так до конца своей жизни. Он потряс головой, стараясь отогнать наваждение.

— Ну так что же? — переспросил Крис. — Чего вы от меня хотите?

— Вы мне понравились, — выпалила она. — Мне казалось…

— О нет! Только не это! Я не буду, повторяю, не буду связываться с дочерью банкира. Господи, ведь я обязан охранять вас!

Он не понял, как это произошло, но Лилиана, сделав несколько шагов, приблизилась вплотную к нему, положила руки ему на грудь и взглянула в его глаза, приоткрыв губы.

— Хочу, чтобы вы поцеловали меня. — Ее голос стал чуть хриплым.

Крис сжал Лилиану так сильно, что у нее едва не затрещали косточки. Но нельзя, нельзя целовать эту женщину! Приятное приключение для него обернется большими неприятностями.

— Вы не должны делать этого!

— Почему не должна?

— Потому, что вы — это вы, а я — это я!

— Это не очень-то веский довод, чтобы лишать себя удовольствия.

— Тогда я приведу вам еще несколько. Я вырос в дворовой банде, а вы — среди знати. Я жил чуть ли не под забором, а вы — в роскошном особняке. Мы случайно оказались сейчас вместе. Вы не посмотрели бы на меня, если бы жизнь не столкнула нас.

Ее глаза вспыхнули, и она ткнула указательным пальцем ему в грудь.

— Вздор. Единственное, что имеет значение, — нравлюсь ли я вам так же, как вы мне. Вы согласны?

Он отпустил ее и в смятении провел рукой по волосам.

— Хорошо, вы мне нравитесь! Именно это вы хотели услышать?

Лилиана широко улыбнулась.

— Это лишь начало!

— Но запомните, что вы сами напросились!

Крис схватил ее и наклонил голову, чтобы найти ее губы. Он жаждал еще взять в ладони ее груди, жаждал с тех самых пор, как увидел их. Просунув руку под ее майку, Крис ощутил пальцами их нежную округлость. Она издала протестующий звук, но изогнулась в его объятиях, не пытаясь вырваться. Другой рукой Крис притянул ее ближе к себе и прижался к ней напряженной плотью, обтянутой тканью джинсов. Когда он наконец отпустил ее, на лице Лилианы появилось выражение удивления.

Он отошел на шаг назад и, дрожа, выдохнул:

— Ты к этому стремилась, Синеглазка? Ты должна знать, чего можешь добиться, когда в следующий раз появится желание поиграть со мной! — Своего голоса Крис не узнал: он скрежетал, как ржавые ворота.

— Я не… я не имела в виду… — Она рассчитывала точно на такую реакцию, которую получила. Только дуэль оказалась более опустошительной для нее, чем она себе представляла. Лилиана чувствовала себя разбитой. Ошеломленной. Возбужденной. И ей было страшно поддаться своим желаниям из-за боязни последствий.

— Теперь ты знаешь разницу между нами. Я не играю, Синеглазка!

— А я играю, по-твоему?

— А разве нет?

— Я не думала о различиях между нами, когда ты целовал меня.

— Это хорошо, потому что, когда я смотрю на тебя, то забываю обо всем на свете. Я вижу лишь женщину и мечтаю, как она будет задыхаться от страсти в моих объятиях, хотеть меня так же сильно, как и я ее. Ну как, Синеглазка? Ты готова к этому?

Лилиана повернулась и побежала к дому так быстро, как ей позволяли ноги. Крис замер, лихорадочно осмысливая происшедшее:

— Ты полный идиот, Финч! Ведь она просила тебя об этом! И ты должен был дать ей это. Почему ты отпугнул ее?

— Она не знает, что затевает. Я бы обманул ее, воспользовавшись ее невинностью, если она действительно еще девушка.

— Она сама пришла к тебе.

— Она женщина, которая совершенно не знает, чего хочет.

— У тебя был шанс заняться с ней любовью, а ты упустил его!

— Да. Иногда выпадают такие благоприятные возможности. Но голову нельзя терять!

От того, что Крис вроде бы поступил благоразумно, он не стал чувствовать себя сколько-нибудь лучше. Он направился в сторону пруда, расположенного среди ореховых деревьев. Ему нужно было окунуться, чтобы охладить свой пыл. Он не помнил случая, когда бы его могла так взволновать какая-нибудь женщина. Почему это оказалась именно она? У них не было ничего общего. У них двоих не было абсолютно никакого будущего. Он не принадлежал к тому типу людей, которые гонятся за призрачным счастьем.

Лилиана, несмотря на то что сама спровоцировала мужчину на активные действия, все же оказалась не готовой к столь быстрой и сокрушительной реакции Криса на ее сексуальные заигрывания. Она привыкла к более цивилизованным мужчинам, которые спрашивали разрешения, довольствовались малым, смирялись с отказами. Крис честно предупредил, что она сама будет отвечать за все, и добился того, чего хотел.

Правда, она пыталась сопротивляться, но не очень энергично. Фактически она готова была принять все то, что он мог бы предложить ей. И должна была признать, что он столько же отдавал, сколько и брал.

Тогда почему же ты убежала, Лилиана?

Ответ на это оказался простым. Ее напугали сильные чувства, которые возбудил в ней Крис. Она не могла объяснить, почему ее влечет к этому полицейскому. Она только знала, что хочет, чтобы его руки обнимали ее, хочет сама обнять и крепко прижаться к нему. Что же ее могло привлекать в человеке, подобном ему?

Он не преуменьшал опасности, не играл с нею. И Лилиана думала, что сможет подразнить льва и остаться целой и невредимой. Но у этого зверя оказались острые зубы и длинные когти, с помощью которых он мог просто уничтожить ее.

Она вспомнила алчное выражение глаз мужчины, когда он взял в руку ее грудь. Было невозможно забыть вкус его губ, его языка, слишком легко проникшего в ее рот. Когда он тесно прижимал ее к себе, ее бедра сладостно изнывали от толчков его плоти и предвкушали более восхитительные ощущения.

В средней школе Лилиана дурачилась, увлекалась мальчишками и позволяла за собой ухаживать, но никогда не «проходила всего с самого начала до конца». Однако слова матери, что нужно беречь себя до замужества, ей запомнились. Поскольку Лилиана считала, что встретит своего будущего мужа в колледже, казалось, что ждать оставалось недолго.

Потом убили мать, и ее жизнь коренным образом изменилась. В течение последних пяти лет она жила как монашка, давшая обет безбрачия. Возможно из-за этих лет воздержания девушка так бурно прореагировала на Криса. Или, может быть, гормоны взрослой женщины оказались более сильными, чем гормоны подростка. Но она знала одно: то, что она чувствовала с этим мужчиной, намного превосходило все, что она когда-либо испытывала в прошлом.

Лилиана была смущена. Возбуждение еще не улеглось, и она не знала, каким должен быть ее следующий шаг. Может быть, самое лучшее заключалось в том, чтобы вовсе не предпринимать никаких шагов. И позволить самому Крису определить характер их взаимоотношений на оставшуюся часть дня. Очень неприятно проигрывать сражение, однако в рискованных случаях лучше отступить, пока еще можно.

Следующий час Лилиана перевозила дрова на ручной тележке в дом и размышляла, куда подевался Крис. Когда он вернулся, она поняла, что он, должно быть, ходил купаться. Волосы у него были мокрые, а на коже блестели капельки воды. У нее возникло острое желание попробовать на вкус его кожу и слизнуть с нее эти капли. Она с трудом заставила себя остаться на месте.

— Ты искупался?

— Да.

Какую-то секунду они молча смотрели друг на друга. Потом Крис сказал:

— Подходит время, когда я должен позвонить. Если нам повезет и Лоузи уже арестован, ты сможешь поехать домой.

Лилиана разрывалась между стремлением поскорей вернуться домой и желанием провести больше времени с Крисом. Ее притягивало к нему как магнитом.

Он сильно отличался от людей, с которыми она обычно встречалась. Если ей сейчас не удастся выяснить, каков на самом деле Кристофер Финч, то после того как он подвезет ее к парадному входу родного особняка и попрощается с ней, она не сможет сделать этого уже никогда. От этой мысли ей стало очень больно.

— У тебя не возникнет никаких сумасшедших идей, пока я буду отсутствовать, — например, пойти погулять по дороге, — правда? — спросил Крис.

— Нет. Я буду ждать здесь.

— Больше часа мне не потребуется. Здесь ты будешь в безопасности. — Он протянул руку и заботливо отвел непокорный локон ей за ухо. В то же мгновение он осознал, что делает, и отдернул руку. Но секунду спустя схватил ее голову руками и крепко поцеловал в губы. — Будь здесь, когда я вернусь!

— Непременно буду!

5

Лилиана вышла на крыльцо, услышав, что Крис заглушил мотор «ягуара».

— Какие новости?

Лицо его сделалось серьезным.

— Этот мерзавец Лоузи ускользнул из ловушки, подготовленной ему. Капитан думает, что он мог успеть улететь в Южную Америку.

— И что тогда?

— Капитан говорит, чтобы мы оставались пока здесь.

— Как долго?

— До тех пор, пока Лоузи не будет обезврежен или не станет известно наверняка, что он покинул страну.

— Но на это могут уйти недели!

— Будем надеяться, что все кончится через несколько дней.

Лилиана сама удивилась, что не испытывает большого разочарования. Наоборот, у нее возникло приподнятое настроение. Появилось еще несколько дней, чтобы выяснить о Кристофере Финче все, что ей нужно. Еще несколько дней, чтобы разобраться в источнике беспорядочных чувств, вспыхнувших в ней так внезапно.

Но Крис тщательно избегал ее в оставшееся время дня. Непонятно, как у него это получалось, ведь оба они должны были есть и спать в одном доме. Ему удалось сделать так, что ей пришлось поесть раньше него и пойти спать до того, как он вернулся после поздней прогулки перед сном.

Лилиана лежала в кровати, продолжая размышлять. Может быть, Крис прав и им лучше бы не знать друг друга? Она попыталась представить себе, как познакомит Кристофера со своим отцом и скажет, что этот человек ей дорог. И совершенно отчетливо предположила, что отец мог ей ответить. Он бы сказал, что она страдает от своего рода синдрома похищенной женщины, которая влюбилась в человека, спасшего ее от бандитов. Что она, как девочка, потеряла голову, влюбившись в человека из другого мира, что ее притягивает новизна и необычность ситуации…

Но нет, это не могло быть ни чем иным, кроме безрассудной страсти. Ведь она знала этого человека всего сорок восемь часов. И не была даже уверена, нравится ли он ей. Одно несомненно: физически ее неудержимо тянуло к нему.

Ей пришло на ум, что это необъяснимое чувство можно преодолеть, если выяснить, к какому типу мужчин он действительно принадлежит. Индивидуальные особенности личности обязательно проявляются даже в мелочах, и он может стать неприемлемым для нее в качестве любовника. Ее тяга к нему мгновенно исчезнет под тяжестью непривлекательных черт его характера.

Однако ее план требовал, чтобы она находилась постоянно в компании Криса, открывая неприятного человека, скрывающегося под маской замечательного «хорошего парня». Это означало, что ей нужно было найти способ помешать Крису исчезнуть до того, как она задаст ему несколько вопросов. Она решила встать утром рано и приготовить завтрак, который он, конечно, не откажется разделить с ней.

Крис проснулся от запаха жарившегося бекона.

— Завтрак готов! — крикнула из кухни Лилиана. — Иди, получай!

Крис не был жаворонком. Его голова начинала работать только после того, как он смывал под душем паутину сна. Ему требовалось выпить несколько чашек кофе перед тем, как начать новый день. Поэтому он воспринял приглашение выйти к столь раннему завтраку с беспокойством. Нужно было собраться с духом, чтобы продолжать общаться с мисс Лилианой Холден.

Накануне ему удалось избежать контакта с дочерью банкира. Но, насколько он мог судить о намерениях Лилианы, ему не позволят еще раз повторить прежний маневр. Крис устало провел рукой по заросшему подбородку. Ему не удалось хорошо выспаться, поскольку всю ночь он провел в мечтаниях, воображая во всех красочных подробностях, на что могла бы быть похожа ночь любви с этой удивительной девушкой.

Он с трудом поднялся, сбросив вязаный шерстяной платок с голых ног. Ладонями протер глаза, которые покалывало, словно в них попал песок. Может быть, если бы он позволил мисс Холден увидеть его в самом непривлекательном виде, это обескуражило бы ее? И охладило?

Крис усмехнулся. Если мисс хочет, она его получит. Во всей красе!

Он натянул джинсы, но не стал застегивать молнию. И джинсы небрежно повисли на его бедрах. Крис направился в кухню, на ходу почесывая грудь. Взлохмаченные волосы, на щеках и на подбородке — щетина. Хорош, нечего сказать!

Крис подошел к двери в кухню и ухватился за притолоку, чтобы не упасть от удивления:

— Как?.. Кофе уже готов?

Лилиана повернулась к нему, и он едва не расхохотался, увидев выражение ее лица. В нем отражалась вся гамма чувств — от разочарования до восхищения. Ясно, что она была рада его появлению и согласию присоединиться к завтраку. Так же ясно, что она никогда не видела за утренним столом мужчину в столь неприличном виде.

Отпустив притолоку, он сделал три шага к столу и сел. Стол оказался сервированным «фарфоровой посудой и серебряными приборами» — его разрозненными тарелками, кружками с отбитыми краями и столовыми приборами из нержавеющей стали — таким образом, как полагалось по высшему этикету. Он поставил локти на стол, уперся подбородком на сцепленные пальцы и с удивлением уставился на эту белоручку, так лихо орудующую на кухне. Лилиана налила ему в кружку кофе.

— Благодарю!

— Как тебе поджарить яичницу? — спросила она.

— Чуть-чуть.

Девушка разбила два яйца на сковородку, где жарила бекон. Он заметил, что она внимательно следила за яйцами, словно они могли куда-то убежать, и совершенно не обращала внимания на его присутствие на кухне.

— Это приятный сюрприз! — отметил Крис.

Она робко посмотрела на него через плечо.

— Я подумала, что таким путем могу хоть в какой-то незначительной степени отплатить тебе за то, что ты сделал для меня!

Крис буркнул в ответ:

— Ты мне ничего не должна. Я просто выполняю свою работу.

— Может быть. Но я не могу не думать, что могло бы случиться со мной в отеле, если бы тебя там не оказалось.

Он видел, как дрожали ее руки, но подавил в себе желание встать и успокоить ее. Черные рыцари не успокаивают белокурых леди! Так что синеглазой красотке придется самой справиться с собственными эмоциями.

— Я подумала, может быть, нам пойти погулять к пруду после завтрака? — предложила девушка.

Крис прекрасно понимал, почему ему хочется проводить с ней время. Но почему она определенно хотела быть с ним — не поддавалось никакому здравому осмыслению. Он ведь уже предупредил ее, что могло бы случиться, если бы она проявила интерес к его ухаживаниям. Черт возьми, ей опять захотелось этого! Ну что ж, она большая девочка и понимает последствия игры с огнем. А почему бы ему, черт возьми, и не насладиться ею, пока есть возможность!

Он не сделал бы такого вывода, если бы полностью освободился ото сна.

Прошла уже почти минута после того, как Лилиана предложила ему прогуляться с ней к пруду, и наконец он ответил:

— Да, я согласен пойти погулять. — В конечном счете от него ведь требовали, чтобы он не выпускал ее из поля своего зрения.

— Ты считаешь, что я могу искупаться?

Крис сделал глоток горячего кофе и закашлялся, когда перед его взором возникла яркая картина обнаженного тела Лилианы со стекающими по коже каплями воды. И в ожидании этого чуда у него все напряглось в паху.

— Конечно, почему нет!

Лилиана поставила перед ним тарелку с отлично приготовленной яичницей, беконом и тостом. Он с восхищением взглянул на нее.

— Некоторое время в колледже я изучала французскую кухню. Мы готовили очень много блюд с яйцами, — объяснила она, усаживаясь перед собственной тарелкой на другой стороне стола.

Они ели в неловкой тишине, которую девушка наконец нарушила словами:

— Я часто задаю себе вопрос, каким образом человек, входивший в уличную банду, смог в конце концов стать лейтенантом?

Крис почти никому не рассказывал свою историю. Возможно, если бы Лилиана узнала правду о нем, она отступилась бы и оставила его в покое. Может быть, порция реальных фактов излечит ее от заболевания?

— Мой отец умер, когда мне было два года, — начал он. — Мать пошла работать официанткой в закусочную при стоянке грузовиков за пределами города. У нее не было родни, поэтому она брала меня с собой на работу и держала за стойкой. Я вроде и вырос там.

— На стоянке грузовиков?

Губы Криса скривились в усмешке, когда он увидел выражение ужаса и неверия на лице молодой женщины. До нее наконец-то дошло, что они находятся на разных полюсах Земли.

— Это было не такое уж плохое место. Водители грузовиков полюбили меня. Но никто из них не оставался на стоянке долго, поэтому я не мог привязаться ни к одному из них. Проблемы начались, когда мне стукнуло пятнадцать. Однажды на стоянке грузовиков появилась банда «Звери», членом которой я и стал в конечном счете. Я был в восхищении от них. Ее члены говорили на своем жаргоне и выглядели хладнокровными. И что самое главное — они были как одна семья. А мне в то время как раз нужна была компания. Я страдал от отсутствия сверстников. Поэтому и вступил в банду. Мне нужно было сделать кучу вещей, пройти вступительные обряды, прежде чем я стал ее членом. В основном это было мелкое воровство, бессмысленные разрушения и тому подобное. Например, члены банды бьют тебя и смотрят, как ты это терпишь.

— Ужасно!..

Крис пожал плечами.

— Эти обряды — не шутка. Но после испытаний я становился одним из них, поэтому казалось, что все оправдано. Когда меня приняли, я сразу же сделал татуировку.

Машинально он погладил кончиками пальцев звериную морду на руке.

— Не стоит говорить, что могло бы случиться со мной, если бы моя мать не вышла замуж за полицейского. — Крис улыбнулся своим воспоминаниям. — Роджер Копли появился на стоянке грузовиков с целью расследования цепи мелких краж в местном супермаркете. В ту же минуту, когда он встретился взглядом с матерью, они влюбились друг в друга. Я никогда не видел ничего подобного! Пару месяцев спустя Роджер стал моим приемным отцом. Можно сказать, что моя преступная жизнь закончилась довольно неожиданно. Он установил в семье строгие порядки и заставил меня им следовать. Вынудил расстаться с бандой, засесть за учебу. Сейчас, когда я оглядываюсь назад, могу сказать, что он был очень хорошим человеком. А в то время я ненавидел его всей душой.

Короче говоря, неделю спустя после того, как я окончил университет и получил диплом юриста, его убили при исполнении служебных обязанностей. — Крис сделал паузу и с сожалением вздохнул. — Я даже не понимал, что люблю его, пока не услышал эту жуткую новость. — Он отвернулся, чтобы Лилиана не видела, как у него на глаза навернулись слезы. — Я чувствовал себя несправедливо обиженным, ведь я потерял его как раз тогда, когда начал ценить. Особенно плохо то, что я не успел дать ему это почувствовать. И пришел к заключению, что единственный путь отблагодарить его за все, что он сделал для меня, — это самому стать полицейским!

К счастью, служба в качестве детектива дает естественную базу для деятельности перебежчиков и одиночек вроде меня. Я пошел на службу в полицию и сразу же, как только это стало возможным, заявил о том, какого рода делами предпочел бы заниматься. — Крис жестом показал, что повесть окончена. — Вот все, что я могу рассказать о себе!

Да, Крис жил, стараясь вознаградить своего приемного отца за беспокойство, которое сам ему причинял. В течение всех этих лет он не мог простить себе то омерзительное поведение, которым досаждал человеку, так его любившему. Правда, мать уверяла Криса, что его приемный отец простил его задолго до своей смерти.

— А где сейчас твоя мать? — спросила Лилиана.

— Она умерла два года назад.

— Поэтому ты совсем один?

— У меня нет семьи, если это тебя интересует.

— А почему ты не женился?

— Думаю, потому, что не мог найти стоящую женщину.

— Что она должна собой представлять?

— По-настоящему я не думал об этом. Совершенства, как такового, не существует. Поэтому мне кажется, что я буду довольствоваться женщиной, которую полюблю, и которая ответит мне тем же!

— Звучит довольно просто!

— Не многие женщины мечтают иметь мужем офицера правоохранительных органов!

Лилиана кивнула.

— Мне кажется, они не хотели бы закончить жизнь вдовами. Я могу понять это.

— И согласна с этим мнением?

— Моя мать погибла от насилия. Каждый день я живу в страхе, что какой-нибудь вероломный убийца убьет моего отца. Поэтому… нет, я не думаю, что выйду замуж за человека, жизнь которого будет подвергаться постоянной опасности.

Крис редко задумывался о своей смерти, точнее редко позволял себе задумываться, поскольку это могло бы помешать ему в работе. Однако он не отрицал, что профессия у него опасная. Он не мог осуждать женщину, которая учитывала бы это обстоятельство, когда пришло время выбирать мужа. Даже если это прямо исключало его из числа претендентов.

Пока они разговаривали, Крис съел все, что было перед ним, и выпил вторую чашку кофе. Когда Лилиана принялась убирать со стола, он поднялся и отобрал у нее свою тарелку.

— Ты готовила — я убираю, помнишь?

Она бросила на него быстрый благодарный взгляд из-под полуопущенных ресниц, а потом сказала:

— Пойду переоденусь во что-нибудь, в чем смогу плавать.

Криса занимало, что же она сможет найти в качестве купальника. Он был вознагражден, когда девушка вернулась в кухню через несколько минут: у нее был такой вид, что у мужчины просто дух захватило.

Лицо Лилианы выглядело свежим и невинным, когда она быстро взглянула на него синими глазами, прикрытыми темными густыми ресницами. Губы у нее слегка приоткрылись. Он увидел, как поднимается и опускается ее грудь под натянутой майкой: на ней явно не было бюстгальтера. Ее шелковистые волосы золотой гривой рассыпались по плечам и просто умоляли, чтобы руки мужчины схватили их и притянули близко к себе их хозяйку. Майку она завязала узлом над отрезанными как можно выше джинсами, открывавшими ее загорелые стройные ноги.

Такая экипировка была рассчитана на то, чтобы возбудить воображение мужчины. Крис отвернулся к мойке, чтобы она не могла видеть, как его тело отреагировало на брошенный ею вызов.

— Я закончу здесь через минуту, и мы сможем пойти, — сказал Крис голосом, севшим от волнения.

— Я подожду тебя на крыльце.

Крис мысленно поблагодарил девушку за передышку и постарался хоть немного прийти в себя. Затем он вернулся к мысленному спору с самим собой:

— Тпру, мой мальчик! Эта сексуальная маленькая сирена — дочь банкира!

— Она также очень соблазнительная женщина.

— Которая не знает границ!

— Почему?

— Ты прекрасно понимаешь почему! Повтори себе: она не посмотрела бы на тебя во второй раз, если бы обстоятельства сложились иначе! Какое будущее может быть у вас друг с другом?

— А что, если просто немного повеселиться?

— С дочерью богача? Ты в себе, парень?! Подумай о последствиях!

Крис снова попытался представить себе возможные последствия любовных игр с мисс Лилианой Холден. Разум отказывался служить! Лучше скрежетать зубами и терпеть боль неудовлетворенной страсти. Это ведь самое правильное решение.

Его решимость продлилась лишь до возвращения Лилианы в мокрой майке после ее первого заплыва. Соски ее грудей затвердели и явно обозначились под майкой. А он стал похож на одного из тех идиотов-подростков, которые участвуют в пляжных шалостях с девушками. Но ведь он разумный взрослый человек, который знает, что лучше не поддаваться искушениям такого рода!..

Когда Лилиана, стоявшая по колено в воде, окликнула его:

— Почему ты не присоединяешься ко мне? — он пробормотал какое-то проклятие в ответ и остался на месте. — Уверяю тебя, вода не очень холодная, — поддразнила она.

Может быть, это как раз то, что ему нужно, подумал Крис, — окунуться в холодную воду. Он сдернул свою черную рубашку, снял ботинки и носки. Потом прямо в джинсах вошел в ледяную воду. Сначала он сознательно не хотел приближаться к Лилиане. Но только до тех пор, пока она не стала спиной вперед отдаляться от Криса, призывно глядя ему в глаза. Она должна была знать, как это действует на мужчину: охотник не может удержаться от преследования.

Дразнящая улыбка на ее лице сменилась замешательством, когда она увидела, что он бросился к ней.

— Крис… Крис…

Она повернулась и устремилась к берегу, тогда он опять последовал за ней. Он настиг ее уже на лужайке и повалил на траву. Они несколько раз перевернулись, пока он не пригвоздил ее к земле.

Лилиана не сопротивлялась, а просто лежала, тяжело дыша. Глаза у девушки широко открылись. Их взгляды встретились. Крис ждал, что она подаст хотя бы знак, чтобы он освободил ее. Такового не последовало!

Тогда Крис прижался ртом к ее губам, словно пробуя их на вкус. Сильнее притиснул ее к земле, и она изогнула свое тело ему навстречу.

— Синеглазка, если ты не хочешь этого, скажи прямо.

— Я хочу тебя, Крис. Пожалуйста, не останавливайся! — Лилиана уже решила, что ее первым мужчиной будет именно этот — сильный, страстный и такой желанный.

Через секунду он помог ей освободиться от мокрой майки и шортов, а через другую высвободился из своих джинсов. Он устроился между ее бедер, потом поднялся на локтях, чтобы взглянуть ей в лицо.

— Ты такая красивая! — Прилив крови окрасил ее щеки и шею. Глаза закрылись, ресницы черным опахалом выделялись на фоне бледно-розовой кожи. — Посмотри на меня, Лилиана!

Девушка сильнее зажмурилась, она не хотела, чтобы сейчас играли какую-то роль ее необыкновенные глаза. У нее имелись и другие достоинства, и ему следовало принять ее всю целиком — такую, как она есть. Она медленно приподняла веки и сквозь прищур увидела восхищение, одобрение и нежность в его взгляде.

Он провел концами пальцев по ее щекам, а затем по ее раскрытым губам. Казалось, что его темные глаза пробуравят ее. Лилиана страстно желала, чтобы Крис понял, что она невинна, но желает его, немного испугана, но взволнованно ждет неизвестного.

Они больше не разговаривали. Он гладил ее кожу, нежную, словно самый тончайший шелк. Наконец приник губами к одному из сосков ее груди, одновременно лаская ее тело.

Лилиана закусила губу, чтобы не закричать, но не смогла подавить гортанные стоны наслаждения. Она не представляла, что это может происходить подобным образом, не предполагала, как может реагировать ее тело на прикосновение сильной мужской руки. Его губы начали свое движение от груди вверх по ее шее, затем к уху, даря ей не изведанное ранее наслаждение. Она вся затрепетала от желания, когда он зубами чуть-чуть прикусил ей плечо.

— У тебя такая мягкая кожа! — пробормотал Крис. — А твои волосы! — Он мягко собрал их в пригоршню и оттянул ее голову слегка назад, чтобы освободить шею для поцелуев.

Девушка, потрясенная переполнявшими ее ощущениями, отвечала ему страстной жаждой близости: запустила пальцы в волосы Криса и старалась как можно дольше удержать его губы там, где они находились, а ее тело изгибалось ему навстречу. Он чуть не умер от восторга, когда она крепко прижалась к восставшему мужскому естеству.

Вторжение в ее лоно произошло быстро. Она вся напряглась и вскрикнула.

Крис замер. Но не отпрянул от нее. Поднялся на руках, чтобы посмотреть Лилиане в лицо. В уголках ее глаз он заметил слезы.

— Ты должна была сказать мне, — проговорил Крис хрипло.

— А ты бы стал делать это, если бы я сказала?

— Черт, нет!

— Тогда я рада, что смолчала!

Крис глубоко вздохнул.

— Я сделал тебе больно!

— Сейчас это прошло. — Она еще чувствовала напряжение и боль, но уже вполне терпимую. И она знала, что самое худшее позади. — Пожалуйста, не останавливайся!

Крис бормотнул:

— Не собираюсь…

Лилиана приложила пальцы к его губам, чтобы заставить его замолчать, а ее глаза молили о том, чего она так страстно хотела. Она приподнялась, чтобы заменить пальцы губами. Ее язык прошелся по его рту и, когда он раскрыл его, проник внутрь. Она застонала от нетерпения, тогда Крис опрокинул ее назад, и их тела начали двигаться синхронно в извечном ритме. Его движения сначала были медленными и осторожными, но когда она стала отвечать ему, он начал погружаться в ее лоно все глубже, получая безграничное удовольствие и сам даря его. Темп нарастал, пока их тела не содрогнулись в момент кульминации и Крис обессиленно не склонил голову ей на грудь.

Последствия!..

Мысль о последствиях, пришедшая в голову Лилиане, когда она лежала в полном изнеможении, жадно хватая воздух, просто ошеломила ее. Они не использовали никаких противозачаточных средств. Он-то должен был вовремя вспомнить, да и она тоже, какие опасности таит в себе секс без предохранения.

— Ты?.. У тебя?..

— Сейчас говорить об этом немножко поздно, Синеглазка, ты так не считаешь? — произнес Крис, догадавшись, что встревожило ее. — Но не бойся, что ты можешь схватить что-нибудь плохое от меня. Остается беременность… Как считаешь, сейчас благоприятные для этого дни или нет?

Лицо Лилианы сделалось пунцово-красным. Она от смущения не знала, куда девать глаза.

— У меня только… — И вдруг решившись, выпалила: — Сейчас мне трудно забеременеть.

Он притянул ее ближе к себе и не отпускал.

— Во всяком случае, благодарение Богу и за это! — Он долго молчал, а потом вдруг спросил: — А почему именно со мной?

— Это не то, о чем ты думаешь.

— А о чем я думаю?

— Что это просто какая-то прихоть.

— Разве нет?

Лилиана замолчала. Так вот как считал Крис: что ей просто захотелось заняться сексом с ним из любопытства? Что ей наплевать на него как на человека? Но, действительно, что еще он мог думать? Они были незнакомыми людьми. Вероятность продолжения какого-либо рода отношений между ними, после того, как она вернется в свой дом, была крайне мала. Почему она разрешила все этому мужчине? И не только разрешила, а сама подстрекала его к тому, что произошло?

— Я не знаю, что это такое, не могу объяснить. Мне кажется, я хотела узнать, могу ли я заставить тебя захотеть меня! И не понимала, пока… пока ты не схватил меня, что мне самой хотелось быть схваченной. А потом… — Она пожала плечами. — Я не сожалею о случившемся. Я испытываю по отношению к тебе чувства, которые оказались… — Более сильными, чем она готова признаться себе, не говоря уже о том, чтобы признаться Крису! Она не осмеливалась сказать о любви. Это было абсурдом, учитывая все обстоятельства.

— Никаких сожалений?

Она покачала головой.

— Когда-нибудь это должно было случиться, а…

Крис скатил ее с себя и через мгновение был на ногах.

— А я тебе просто удобен, — закончил он твердым голосом. — Не обманывай себя, что я какой-то там важный сверхсекретный агент. Я всегда был человеком, который привык ходить переулками, а не широкими улицами. Нельзя зачеркнуть мое прошлое так же, как нельзя избавиться от татуировки на руке. И если тебе это безразлично, Синеглазка, я могу и дальше «быть удобным»!

Но говоря эти слова, казалось бы, равнодушным тоном, Крис чувствовал непривычное стеснение в груди. Он все бы отдал, чтобы такая женщина, как Лилиана, принадлежала ему, чтобы он мог всегда любить ее. Ему казалось чудовищным, что какой-то другой мужчина будет прикасаться к ней и заниматься с ней любовью. Но, к сожалению, он не мог ни на что рассчитывать. Ситуация, в какой они оказались, возникла по воле случая. Как он мог вообще подумать о возможности сделать предложение дочери банкира?

Крис пришел в ярость, когда осознал, в какое положение попал по милости Лилианы. Она не предупредила его, что он первый мужчина в ее интимной жизни. А он, разумеется, совершенно не думал о последствиях, о которых должна думать любая женщина, сохранявшая свою девственность так же долго, как Лилиана. Крис понимал, даже если этого не понимала она, что девушка из высшего общества не выйдет замуж за бывшего члена банды, за человека с татуировкой на руке и с серьгой в ухе. Ее окружение будет шокировано при виде подобного супруга блестящей представительницы светской элиты.

— Ты должна была подождать, пока появится подходящий для тебя человек, Синеглазка, а не терять свою невинность со мной.

Я оскорбила его, подумала Лилиана, он, конечно, ответил тем же. Она попыталась как-то исправить положение:

— Я не имела в виду…

— Я знаю свое место, мисс Холден! Вопрос в том: знаешь ли ты?

— А теперь остановись хоть на минутку, Кристофер Финч! — воскликнула она. — Ты не можешь своей татуировкой или длинными волосами отпугнуть меня! У тебя все равно не бандитский вид.

— Разве?

— Да, вот так! — Она ткнула указательным пальцем ему в грудь. — Там внутри у тебя сидит человек, который заставляет мое сердце биться сильнее, человек, от которого у меня перехватывает дыхание!

Во время ее речи Крис едва не поддался искушению вновь заключить ее в объятия. Но он уже натянул на себя мокрые джинсы, что в значительной мере помогло ему остудить свой пыл и удержаться от подобной глупости.

— Одевайся!

— Я не позволю тебе пренебрегать мной! — запальчиво бросила Лилиана, протянула руку, желая помешать ему застегивать джинсы. — Я хочу, чтобы именно ты занимался любовью со мной, Крис. Ты!

Крис схватил ее за руки, чтобы она больше не прикасалась к нему. Его тело было словно в огне. Он понимал: если позволить ее аргументам поколебать его решимость, он сгорит первым. Если он разрешит себе поверить ей, то станет думать об их совместном будущем, а он и так представлял себе его довольно хорошо.

— Одевайся! Я не могу оставлять тебя здесь одну!

Он пристально смотрел, как она надевала шорты и натягивала промокшую майку через голову. Тонкая хлопчатобумажная ткань нисколько не скрывала ее прелестей. И он чувствовал, как все внизу у него напрягается при виде ее груди. Как только Лилиана оделась, Крис схватил ее за руку.

— Идем!

— Как я могу заставить тебя поверить, что говорю искренне?! — воскликнула Лилиана, а он все тянул ее за собой.

— Мне следовало бы знать себя лучше и не терять контроль над собой, — пробормотал он.

— Я обязательно позабочусь о тебе! Я…

Он резко дернул ее за руку и остановился.

— Не смей употреблять такие слова! Ты не представляешь себе, что значит заботиться о ком-нибудь, кроме себя! Ты точно такая, как тебя называют газеты: пара синих глаз и ничего больше!

— Откуда ты знаешь, что я чувствую? — заплакала Лилиана. — Почему ты ведешь себя, как бесчувственное, равнодушное животное?

— Ну вот, теперь я уже животное? А что же ты представляешь собой, леди? Ты просила и получила от меня то, что ты хотела.

— О, ты… ты!.. — Лилиана так разъярилась и обиделась, и к тому же слезы заливали ее лицо, что не могла подыскать достаточно подходящего резкого эпитета, чтобы ответить этому наглецу.

— Кто ты такая, чтобы судить обо мне, — продолжал он меж тем с презрительной усмешкой. — Ты не жила собственной жизнью. Ты заменила хозяйку в доме своего отца и мать своим брату и сестре. Но ты, вероятно, не знаешь, что значит быть самой собой, потому что, повторяю, у Лилианы Холден нет ничего, кроме пары прелестных сапфировых глаз, самоуверенности и эгоизма!

Крис представил ее уж таким пустым и никчемным существом, что Лилиана просто задохнулась от горькой обиды. Так вот по какой причине он отвергает ее!

— А ты никогда не избавишься от своих корней! — зло бросила она. — В глубине души ты всегда будешь гангстером!

Они стояли, свирепо глядя друг на друга. Каждый отчаянно не желал казаться таким человеком, которого в нем хотел видеть другой. Что бы произошло, если бы они встретились в других обстоятельствах, обойдясь без обидных ярлыков, просто мужчиной и женщиной, без скрывающих лицо масок?..

— Эй, вы, двое, что там у вас за проблемы?

Лилиана и Крис обернулись с открытыми от удивления ртами и увидели на крыльце человека в полицейской форме.

Первым пришел в себя Крис.

— Капитан Эшер? Что вы здесь делаете?

— Майклу Лоузи не удалось обмануть нас. Он и не думал лететь в Южную Америку. Один из наших информаторов засек его и дал нам знать. Мы взяли его два часа назад. Теперь вы можете возвращаться домой, мисс Холден.

Лилиана поглядела на Криса. В глазах ее читалась боль.

— Я могу ехать домой?

— Да, мисс, — подтвердил капитан. — Ваш отец ждет вас. Могу вас подбросить на своей машине.

— Я сам доставлю ее по назначению, — возразил Крис, тем самым давая понять Лилиане, что они закончат свой разговор по дороге. Только что им оставалось сказать друг другу?

Девушка зажала рот ладонью, чтобы рыдания не вырвались наружу, и бросилась в хижину.

— Что ты, черт возьми, сделал с этой женщиной? — спросил капитан Эшер.

Полюбил ее, подумал Крис. Просто полюбил!

Капитану он ничего не ответил.

6

Вспоминая с горькими чувствами обвинения, которые каждый предъявил друг другу, оба — и Лилиана и Крис продолжали молчать во время первой половины пути до Квебека. В голове молодой женщины калейдоскопом мелькали мысли:

— Все кончилось слишком быстро.

— И все же я не такая, как он думает.

— А он более умный, чем я представляла себе.

— Может быть, стоит пристальнее посмотреть на себя.

А Крис мысленно вторил ей:

— Может быть, стоит пристальнее посмотреть на себя и понять, что у меня в душе.

— Никогда раньше я не осознавала, насколько основательно заняла в семье место матери после ее смерти, — начала Лилиана едва слышным голосом. — Сначала, когда она умерла, отец чувствовал такое опустошение, что не мог выполнять свои семейные обязанности. Я заполнила нишу. Думала, что скоро освобожу ее, но оказалось, что эта роль мне подходит. Я чувствовала, что нужна. И действительно была нужна. А теперь… не знаю. Карл и Мейджи уже достаточно взрослые и возмущаются, когда я пытаюсь обращаться с ними на правах матери. А мой отец… Мне кажется, что ему не хватает смелости дать почувствовать, что он больше не нуждается в моей помощи.

— Ты думаешь, он может сейчас обойтись без тебя?

Она скорчила презрительную гримасу.

— Отец в прошлом году нанял новую секретаршу, которая со всем хорошо справляется.

— Замечательно.

Лилиана испугалась, что Крис поймет все не так.

— По крайней мере, я уже осознала, что мне нужны перемены в жизни. А ты? Как ты себя чувствуешь в ботинках своего приемного отца, Крис?

Он пристально смотрел на дорогу, избегая встречи с ее взглядом.

— Ты ведь критиковала меня не для видимости, правда, Синеглазка?

Разумеется, она была права: наступило время ему самому разобраться, занимался ли он своей работой в память о приемном отце… или она нравилась ему самому.

В течение многих лет, немного кривя душой, Крис уверял себя, что стал полицейским, воздавая должное человеку, так много для него сделавшему. Но в конечном счете ему все же нравилось то, чем он занимался. У него это хорошо получалось. Работа давала удовлетворение, предоставляя ему самостоятельность, которой он очень дорожил. А кроме того, благородная цель — избавлять общество от подонков и бандитов — воодушевляла его.

Но не виделась ли теперь роль полицейского несовместимой с представлениями о том, каким должен быть муж у такой женщины, как Лилиана Холден? Он никогда не разбогатеет. На первом месте у него всегда будет долг. Хотя он всячески лелеял бы Лилиану, сделайся она его женой, неизбежны случаи, когда из-за своей работы он не смог бы уделять ей достаточно внимания. Его могут даже убить. Он не хотел думать, что она будет чувствовать, если подобное случится.

Лилиана украдкой наблюдала за Крисом и размышляла, какими качествами должна обладать его жена. Она красивая, но что еще она может предложить мужу? У нее довольно большой опыт по организации и ведению хозяйства, но вряд ли жене детектива понадобятся такие навыки. Ее пугала мысль, что он живет одним днем. Ее сердце замирало при мысли об опасности, неразрывно связанной с избранной им профессией.

Жизнь с таким человеком, как Крис, никогда не будет легкой. Но теперь она понимала, почему ее мать терпеливо переносила все тяготы, выпадавшие на долю жены политического деятеля. Любовь просто не оставляла другого выбора.

Лилиана смотрела прямо вперед. Отрезок пути к дому становился все короче. Ее отношения, если их можно было так назвать, с Крисом закончились, едва успев начаться. Она возвращалась в свой мир. А он — в свой. Их пути, вероятно, не пересекутся вновь без усилий с одной или обеих сторон. Первый шаг она хотела бы предоставить право сделать ему. Возможно, это выглядело старомодным, но она не желала подвергать свое самолюбие опасности отказа, если бы вздумала первой проявить активность. И все же именно она решилась начать.

Когда показался особняк банкира, медлить было уже нельзя, и Лилиана задала тот главный вопрос, который сверлил ей мозг:

— Увижу ли я когда-нибудь тебя вновь?

— А с какой целью?

Лилиана уставилась на свои руки, сцепленные на коленях.

— Мне кажется, что мы что-то начали у пруда.

— Если будут последствия, обязательно позвони мне!

Молодая женщина зло посмотрела на этого человека с каменным сердцем.

— Ты знаешь, что я думала не об этом. А теперь не стану звонить, даже если буду ожидать тройню!

— Так не пойдет, — возразил Крис спокойно. Он мельком взглянул на нее, а потом сконцентрировал свое внимание на дороге. — Я имею в виду тебя и меня. Я полагаю, что разница в положении на социальной лестнице имеет большое значение. Ты принцесса, живущая в башне из слоновой кости, а я…

— Сказочный принц! Ты мог бы им быть!

Крис покачал головой и рассмеялся.

— Кто когда-нибудь слышал о сказочном принце с татуировкой? Можешь ли ты себе представить, что сказал бы твой отец, если бы увидел нас вместе?

— Ему было бы все равно!

Крис скептически усмехнулся, а Лилиана тут же поспешила добавить:

— По крайней мере, мы могли бы подождать, пока он тебя не узнает.

— Мы оба понимаем, что внешние обстоятельства играют роль, Синеглазка. Подумай, какой лакомый кусок получит пресса, если мы появимся вместе на публике.

— То, что печатается в газетах, не должно действовать на нас.

— А как насчет твоих друзей? Что они скажут?

— Если они не смогут принять тебя таким, каков ты есть, они не будут долго моими друзьями.

Крис вздохнул.

— Нет, ничего не получится, Синеглазка. Мы очень разные.

— Мы оба хотим одного, — настойчиво продолжала Лилиана. — Любить того… кто любил бы нас. Ничто другое не имеет значения!

— Теперь я понял, что ты и вправду жила в башне из слоновой кости. У тебя не хватит сил и выдержки, черт возьми, пережить все нападки, которые обрушатся на нас со всех сторон. На меня — за то, что я забыл свое место, и на тебя — за то, что ты спустилась со своего. Подумай о заголовках в газетах: «Самые синие глаза в Квебеке выходят замуж за бывшего головореза из банды!» или «Полицейский похищает дочь банкира».

— Если ты не хочешь меня, так и скажи!

— Ведь речь идет совсем не об этом — хочу ли я тебя! Я чертовски хочу тебя! Я просто пытаюсь здраво взглянуть на вещи!

— Если ты уже принял решение, я не думаю, что смогу изменить его, — ответила наконец Лилиана. — Но я заявляю тебе, что ты ошибаешься! Если ты решишь, что хочешь меня так сильно, что можешь бороться за меня, ты знаешь, где меня найти!

Она выскочила из машины и побежала к двери особняка прежде, чем он смог остановить ее. Крис вздохнул, он знал, что должен был сказать ей в ответ. Она не права! Они не смогли бы жить вместе. Он не прекрасный принц! Он обыкновенный человек. У него нет ничего, кроме свободы и нескольких шрамов, которые он получил на своей опасной работе. Когда синеглазая дочь банкира оправится от травмы, забудет, что ее похищали, что она оказалась заложницей в страшной борьбе с бандитами, а потом впервые в жизни занималась любовью, она будет рада, что этот парень с изящным поклоном удалился из ее жизни.

Лилиана бросилась в объятия своего отца. И с облегчением всхлипнула, когда его руки надежно обхватили ее.

— С тобой все в порядке, девочка?

— Со мной все хорошо, папа, — удалось ей сказать между всхлипываниями. — Это просто… это ужасно! Как много крови и те двое убитых, и Крис… О, папа!

— Знаю, дорогая. Знаю. Теперь тебе будет хорошо. Ничего плохого с тобой больше никогда не произойдет. Я прослежу за этим.

Лилиане послышались нотки угрызений совести в голосе ее отца. Ведь он не смог уберечь ее! А теперь любящий отец захочет, чтобы она жила в позолоченной клетке. И она никогда не увидит больше Криса. Это наверняка! Словно неведомая тяжесть сдавила ей грудь. Неожиданно блестящая идея мелькнула в голове Лилианы, и она решилась.

— Если бы не лейтенант Финч, со мной обошлись бы очень жестоко: бандиты угрожали изнасиловать, а после ослепить меня, перед тем как убить. Он спас меня, папа. Можем ли мы сделать что-нибудь для него? Каким-то образом отблагодарить его?

— Ну, наверное. Мне нужно подумать.

— Могли бы мы устроить какую-нибудь церемонию, а также пригласить его на ужин, правда?

Внимательный взгляд отца вызвал предательский румянец на щеках дочери.

— Кажется, у тебя сложились достаточно хорошие отношения с этим Финчем?

— Он же спас мне жизнь! — повторила она.

— Гм.

Лилиана затаила дыхание.

— Хорошо. Я переговорю с капитаном Эшером и скажу, что стоит объявить благодарность этому полицейскому.

— И мы пригласим его на обед.

— Конечно. Почему нет?

Кристофер Финч засунул палец за воротничок рубашки под смокингом и попытался его несколько ослабить. Он чувствовал себя фермерским конягой в табуне породистых лошадей. Вместо простых ботинок на нем были выходные черные лакированные туфли. Подстриженные волосы курчавились на шее. Никакой серьги в ухе, а татуировка скрылась под рукавом рубашки. Он выглядел как большинство мужчин, приглашенных в особняк банкира на обед.

Только все это казалось ненастоящим. Другие гости чувствовали себя удобно в привычной для них одежде. Они непринужденно улыбались и беседовали о пустяках. Крис знал, что если откроет рот, то скажет что-то не так. Он плохо себя чувствовал в чужом окружении.

От своего шефа он узнал, что идею устроить прием в его честь подала Лилиана, якобы для того, чтобы отблагодарить за все, что он совершил.

— Я просто делал свою работу, — запротестовал Крис.

Капитан даже и не собирался принимать от подчиненного отказ.

— Ты идешь на обед в качестве гостя мистера Холдена, и я не хочу ничего больше знать!

И вот он здесь. Принаряженный, запакованный в смокинг. И жаждущий как можно скорее отсюда убраться.

— Привет, незнакомец!

Крис повернулся, и у него перехватило дыхание! Он уже немного забыл, как она красива. На ней было платье того же фасона, как то, в котором ее похитили. Только на этот раз черное. Шею украшало жемчужное ожерелье.

Лилиана улыбнулась ему, словно интуитивно понимала направление, которое приняли его мысли. Выражение ее глаз вызвало у него желание перенести ее куда-то далеко и целовать без конца. Но он довольствовался тем, что взял протянутую ему ладонь и задержал в своей руке. Ласково погладил запястье. Ее пульс резко скакал под кончиками его пальцев.

— Прошло столько времени, — с трудом проговорил Крис, преодолевая спазм в горле.

— Три недели и два дня.

— Ты считала?

— А ты нет?

Мужчина улыбнулся.

— Три недели, два дня и восемь часов.

— Я скучала по тебе! — Лилиана не могла оторвать глаз от любимого. Накрахмаленная белая рубашка красиво оттеняла его загорелую кожу. А смокинг подчеркивал ширину плеч. Он выглядел изысканным, однако не менее опасным. В первый раз в своей жизни Лилиана невероятно нервничала на светском приеме. Она не знала, как поступать, и старалась уловить настроение Криса.

А он не обращал внимания на ее попытки апеллировать к чувствам, которые сейчас только мешали. Оркестр в дальнем конце зала заиграл вальс, и он спросил:

— Может быть, потанцуем!

— Да, я люблю танцевать!

Он умело повел ее в вальсе. Этот танец он знал потому, что вальс был популярен в провинциальных барах. Везде его танцевали одинаково. Лилиана двигалась необычайно легко, и они свободно кружились по залу.

— Я не знала, что ты можешь так хорошо танцевать!

— Есть много вещей, которых ты обо мне не знаешь!

— Буду рада узнать.

Крис глубоко вздохнул.

— Это неповторимый момент, правда? Позвольте мне представиться. Меня зовут Кристофер Финч. Я полицейский. Вырос на городской окраине. Работаю детективом. И мне нравится то, что я делаю.

— Счастлива с вами познакомиться, мистер Финч, — ответила Лилиана, изображая смущенную улыбку.

— Прошу, зовите меня Крис.

— Буду рада… Крис. Меня зовут Лилиана Холден. Утверждают, что у меня самые синие глаза на свете. Но люди ошибаются. Они вовсе не синие. Они…

— Цвета лаванды, — закончил за нее Крис. — А чем вы были заняты в последние две недели, мисс Холден?

— О, пожалуйста, называйте меня… Синеглазка.

— С удовольствием. Ну так чем же, Синеглазка? — Нежная ласковая улыбка заиграла на губах мужчины.

— Я разговаривала с отцом. Мне предстоит еще закончить свое образование. Понимаете, по семейным обстоятельствам мне не удалось защитить диплом и стать журналистом.

— Тогда вы будете одной из тех, кто пишет, вместо той, о которой пишут.

— Эта мысль приходила и мне в голову, — заметила Лилиана с озорной улыбкой.

— А я как раз мог бы перевестись в этот район, — ответил Крис.

— В качестве детектива?

— Да. Как одну из наград за спасение дочери видного члена общества мне предоставили право выбора места своего нового назначения. Кстати, меня повысили. Поэтому я думал о том, что пора обзавестись собственным домом и подыскать себе жену.

— О?!

— Вас случайно не заинтересует такая ситуация?

— Пожалуй, я могла бы подумать о вашем предложении. Если только вам не противно, просыпаясь каждое утро, видеть рядом самые синие глаза на свете.

— Нет! — ответил Крис, прижимая ее к себе и наклоняя голову к ее губам. — Я вовсе не против!

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.