/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Любовь прекрасной дамы

Несносная девчонка

Элизабет Роллс

Джек Гамильтон решает жениться. Однако найти избранницу не так-то легко. Он хочет брака по любви, а не по расчету. Неожиданно в его поместье появляется Крессида Брамли. Своенравная девица вызывает у Джека весьма противоречивые чувства.

2003 ruen И.Ирская404519ef-715a-102a-98fe-19ab0d4120de love_history Elizabeth Rolls The Chivalrous Rake en Roland FB Editor v2.0 19 September 2009 OCR: Dinny; SpellCheck: vesna 1da3c809-f669-102c-954e-11bc7d3ebbf3 1.0 Несносная девчонка Радуга Москва 2005 5-05-006182-2

Элизабет Роллс

Несносная девчонка

Глава первая

Джек Гамильтон сердито смотрел в спину удалявшегося доктора. Он всегда считал, что убивать гонца, принесшего плохие вести, невежливо и неразумно, но сейчас склонен был понять тех, кто считает это правильным.

Месяц! Целый проклятый месяц! Да и охотничий сезон к тому времени почти закончится. А ему что прикажете делать? Играть в кости, когда вокруг сплошные охотничьи угодья?

Джек заметил сочувственный взгляд камердинера Финчема и выругался себе под нос, досадуя на собственную непростительную ошибку – не удержал лошадь, поскольку правил одной рукой. Марк просто высмеет его, когда узнает. Может быть, не сообщать Марку о происшедшем? Но он тотчас отбросил эту мысль. Не хватало еще графу Резерфорду проделать в середине зимы длинный путь в Лестершир лишь для того, чтобы узнать, что хозяин поместья не в состоянии ехать на охоту.

Джек утешал себя тем, что, если он напишет приятелю, то ответное подшучивание Марка останется только на бумаге, а письмо можно и не читать. Он потянулся к бокалу с бренди больной рукой и громко выругался.

– Э… мистер Гамильтон…

Джек поднял голову.

Доктор стоял у открытой двери и сочувственно улыбался.

– Неплохо было бы держать руку на перевязи, пока не срастется ключица.

– На перевязи?! – Джек не поверил своим ушам. – Что, черт побери, это означает?

Доктор Уилберфорс с готовностью пояснил:

– Это – кусок материи для фиксирования руки…

– К черту перевязь! Я знаю, как она выглядит! – взревел Джек. – С чего вы решили, что она мне нужна? Я не ребенок!

– Разумеется, сэр.

Умиротворяющий тон доктора не успокоил Джека, да и Финчем к тому же с трудом удерживался от смеха.

– Просто я видел, как джентльмены, такие как вы… энергичные… обычно забывают о своей травме и пользуются больной рукой. А перевязь поможет помнить…

Джек хмыкнул.

– Я буду вспоминать об этом каждый раз, когда увижу, как жиреют от безделья мои верховые лошади. Премного благодарен!

– Очень хорошо, сэр. – Доктор едва заметно улыбнулся. – Жаль, что вам пришлось прибегнуть к моим услугам.

– Во всем виноват я сам. Благодарю вас, Уилберфорс, и передайте привет жене.

Доктор, который лишь недавно женился, заулыбался.

– Спасибо, сэр. Поспешу домой. Доброй ночи. Не расстраивайтесь – по крайней мере вы не сломали себе шею.

Доктор дружелюбно помахал рукой и ушел.

Джек снова протянул – теперь уже осторожно – руку к бокалу с бренди и сделал глоток, надеясь, что настроение улучшится. Но это не помогло. Болела голова, ныло плечо, и жизнь казалась отвратительной.

– Не желаете ли лечь спать, мистер Джек? – спросил Финчем, подбирая охотничий сюртук и рубашку.

Джек уставился на него.

– Спать? В это время? Разве ты не слышал, что сказал доктор? Я сломал ключицу, а не шею, Финчем! – И выхватил из рук камердинера сюртук.

На этот раз тот заулыбался во весь рот.

– Сломай вы себе шею, сэр, то я бы хоронил вас. Давайте, помогу. – И, невзирая на протесты Джека, он облачил его в сюртук.

Как хорошо, подумал Джек, что тесным сюртукам он предпочитает просторные, так как любит одеваться без посторонней помощи. Но все же плечо прострелила боль.

– Спасибо, – сказал Джек, удержавшись от ругательства. – Пожалуй, не буду путаться у тебя под ногами и пойду в библиотеку.

Надо написать письмо Марку. Несомненно, он и Мэг будут рады остаться в своем поместье Олстон и наслаждаться двухмесячным сыном. Наверное, они приняли приглашение только потому, что пожалели его.

Забрав с собой бренди, Джек направился в библиотеку. Настроение не улучшилось. Скорее всего, Марк и Мэг говорят о нем приблизительно так: «Бедный старина Джек. Заперт один у себя в Лестершире».

Господи! Да что с ним творится? Видно, стукнулся головой сильнее, чем казалось. Конечно, Марк и Мэг посещают его не из жалости, а потому, что они – его друзья. У него нет более близкого друга, чем Маркус Лангли, граф Резерфорд. Даже женитьба не нарушила их дружбы.

Он уселся за заваленный бумагами письменный стол и неловким движением протянул руку к перу и бумаге. Перо необходимо было очинить, он тихонько выругался и достал ножик.

«Дорогой Марк! Тебя, несомненно, это позабавит, но я обязан предупредить…»

Он закончил писать и сложил письмо. Счастливчик Марк! Такая жена, как Мэг, а теперь еще и сын. Чего еще желать человеку?

Нахмурившись, Джек смотрел на огонь в камине. Непонятно почему, но библиотека, которая всегда казалась ему уютной, сейчас выглядела неприглядной и холодной.

Состояние внутренней пустоты он заметил, когда вернулся с крестин наследника Марка. В Олстоне царило оживление даже после того, как разъехались гости. Таким Джек помнил Олстон, когда в детстве бывал там. Женитьба Марка и рождение первенца преобразили дом.

Марк не страдал бы от того, что сломал ключицу и вывихнул плечо, усмехнулся Джек.

Как ни хотелось Джеку признаваться самому себе, но истинная причина его раздражительности крылась в том, что ему нужна жена. Он понял это давно. Его уже не удовлетворяли разнообразные любовные связи. Но найти свою избранницу не так-то легко.

Последние четыре светских сезона он искал такую молодую леди, стараясь не привлекать к себе особого внимания и не прибегать ни к помощи честолюбивых мамаш, пытавшихся всучить ему своих глупеньких дочек, ни, разумеется, к помощи светской матроны Салли Джерси, которая могла бы познакомить его с богатой наследницей.

Джек хотел брака по любви, а не по расчету, поэтому был очень осмотрителен. Настолько осмотрителен, что ни девушки, ни их матери ни о чем не догадывались. Но дело кончалось тем, что приглянувшаяся ему девушка принимала предложение другого джентльмена, пока он раздумывал, поухаживать за ней или нет. Он не очень расстраивался. Собственно, ни к одной кандидатке он не испытывал ни малейшего интереса.

Он задумчиво потягивал бренди. Конечно, желание и страсть – плохие советчики, когда дело касается выбора невесты, поскольку выявляют в человеке его самые слабые стороны, лишают самообладания и здравого смысла. Но есть же более надежные способы поиска жены? Почему он мучается? В чем загвоздка?

Приятно прийти домой, где тебя ждет жена, с которой можно беседовать вечерами, а не утыкаться носом в книгу. Хорошо, когда кто-то согреет твою постель… и душу. Симпатичная, милая, общительная девушка смягчила бы его раздражение из-за сломанной ключицы и не нарушила бы заведенного им жизненного порядка. Кто-нибудь, вроде Мэг…

Джек поморщился. Что, черт возьми, взбрело ему в голову? Не хватало еще сохнуть по жене лучшего друга! Но он не мог не признаться себе в том, что, если бы Мэг не была уже замужем за Марком, то, возможно, он стал бы за ней ухаживать. Она воплощала в себе все то, что ему нравилось в женщине. Нежная, очаровательная, преданная. Легкий нрав, элегантная красота и чувство собственного достоинства. И высокая. Маленькие женщины обескураживали его. Конечно, Мэг не всегда с ним соглашалась, но с Марком у нее тоже бывали споры и достаточно бурные.

Следует заранее определить, что тебе нравится в женщине, и только после этого выбирать жену. Все должно быть продумано.

Однако пока что осуществить это Джеку не удалось. Он насупился, фыркнул, взял в руки книгу, но читать не мог…

Итак, каков же вывод? Ему нужна молодая леди, похожая на Мэг. Это понятно. Но Мэг – единственная и неповторимая. И она замужем. И безумно любит его лучшего друга.

Подходящую девушку надо искать где-нибудь еще. И в этом году, приехав в Лондон, он изо всех сил постарается отыскать такую, поскольку маловероятно, что желанная леди сама отыщет его на просторах Лестершира.

* * *

Спустя два дня ветреным утром Джек шел через сад, возвращаясь после прогулки по лесу. Слегка присыпанные снегом голые, кривые ветви деревьев выглядели мертвыми и не радовали взор. Джеку весь мир казался унылым и мрачным. Даже старинный особняк выглядел непривлекательным, словно внутри он пуст, хотя вообразить такое было совершенно нелепо – в доме полно слуг, и все они одержимы желанием уморить его своими заботами.

Прошедшая ночь была ужасной, а встав с постели, Джек почувствовал себя еще хуже. Он и не представлял, насколько неудобно жить со сломанной ключицей, не говоря уже о боли в плече. Каждый шаг напоминал о том, что его верховые лошади наслаждаются неожиданным отдыхом.

По крайней мере ему удалось вырваться на свежий воздух, подальше от слуг с их бесконечными горячими отварами, подушками и сочувственными взглядами. Надо будет незаметно прокрасться в библиотеку. Ему осточертели посетители. Соседи отличились ужасающей бестактностью, сообщив о потрясающей охоте с гончими два дня назад. И совсем не обязательно, чтобы его временное увечье рассматривали как своеобразный дар, посланный исключительно для того, чтобы какая-нибудь жеманная девица с матримониальными устремлениями дарила мистеру Гамильтону «специальную мазь от ушибов». Если так будет продолжаться, то за последствия он не ручается. В конце концов он приказал Эванзу не пускать к нему никого хотя бы несколько дней, так как будет весьма трудно объяснить, почему он засунул склянку с мазью прямо в лиф молодой леди. С такими мыслями Джек обогнул ограду и столкнулся с особой, которая шла ему навстречу. Он отшатнулся, и с губ сорвалось богохульное и весьма красочное восклицание.

– Черт возьми, мисс! – уже чуть тише произнес Джек. – Вы что, не видите, куда идете? – Он осторожно пощупал плечо – кажется, все на месте и болит там, где должно болеть.

Но когда он хорошенько разглядел покрасневшую девушку, то у него заболели совсем другие, неподобающие места. Господи! Он – взрослый мужчина тридцати шести лет, а не зеленый юнец, чтобы так взволноваться!

– Осмелюсь заметить – это вы несетесь так, словно собираетесь проломить кирпичную стену, – последовал ответ.

Джек никогда раньше не встречал эту девушку, но что-то в ней показалось ему знакомым. На него сердито смотрели зеленые, цвета мяты, глаза. Темные брови выразительно изогнулись. Он оглядел старомодный, промокший насквозь темно-красный плащ и забрызганные грязью ботинки. Рыжие, с бронзовым отливом волосы растрепаны. Наверное, когда они высохнут, то станут золотисто-каштановыми.

Джек в полном недоумении молчал. Ну и дела! В собственном саду его чуть не сбила с ног молодая леди! Да кто она такая, черт побери? И почему его охватила ошеломляющая потребность взять ее за подбородок и вытереть запачканный вздернутый носик? А еще лучше – поцеловать.

Кем бы она ни была, она не имеет права бродить по его владениям! И к тому же вызывать у него желание, словно у двадцатилетнего юноши. Да ему сейчас и не до этого – сильно болит плечо.

– В Лестершире все мужчины так грубы? – вежливо осведомилась она.

Терпение Джека было на пределе. Она еще и оскорбилась! Да ведь это она налетела на него!

– Выбранный вами красочный эпитет я могла бы простить, учитывая определенные обстоятельства, но вы хотя бы извинитесь за то, что так выражаетесь в присутствии леди, – заявила она.

Джек смерил ее свирепым взглядом. Ну и мегера! Он был уязвлен и взбешен.

– Естественно, я извинился бы перед леди, – нарочито растягивая слова, произнес он. – Но вы должны меня простить – я не разглядел таковой в особе, которая без приглашения бродит по моему саду. Я дал указания слугам – меня нет дома. Может быть, вы все же вернетесь в свою карету?

Его взгляд задержался на гневно сверкавших глазах девушки, на ее покрасневших щеках. Он был почти уверен, что под старым плащом скрывается ладная фигурка. Что-то в ее осанке наводило на эту мысль… Она дрожала от пронизывающего ветра. Как родители позволили ей гулять в такую погоду?

– Уверяю, что теплая карета вас согреет намного лучше, чем я, – добавил он.

Щеки у нее сделались пунцовыми. Прищурив зеленые глаза, она спросила:

– Вы – мистер Джонатан Гамильтон?

– Имею честь им быть.

Она фыркнула и стала похожа на разгневанного эльфа.

– Если это так, то папа, очевидно, что-то перепутал.

Сделав это уничижительное замечание, она резко развернулась и направилась к дому.

Джек последовал за ней. Он шел, не спеша и смог оценить изящество ее плавной походки, пока она не свернула на подъездную аллею. С задумчивым видом Джек направился к боковой двери. Если повезет, ему удастся проникнуть в библиотеку незамеченным. А имя незваной гостьи он выяснит позже.

Неожиданно зимний день преобразился. Ветки деревьев ажурным рисунком выделялись на фоне облаков, гонимых ветром. Дом тоже вдруг ожил, его желтые каменные стены приветливо заблестели. Джек ускорил шаг, забыв про боль в плече.

Его внимание привлекло деликатное покашливание. Джек оторвался от книги и недовольно посмотрел на дворецкого. Неужели тот заметил, что он не все утро провел в библиотеке?

– Меня нет дома, Эванз. Ни для кого. Кажется, я ясно выразился.

– Да, сэр. Я, конечно, всем отказывал, но теперь, когда вы вернулись с прогулки…

– Никаких «но», Эванз. Меня нет дома. Прогулка? Какая еще прогулка? – И он снова уткнулся в книгу, надеясь, что Эванз удалится.

Но слуга был таким же надоедливым, как и боль в проклятой ключице.

– Прогулка по лесу, сэр. Если бы вы соизволили сообщить, какие комнаты миссис Робертс должна приготовить…

Джек уставился на дворецкого.

– Какие комнаты?

– Вот это миссис Робертс и хочет знать, – упорно продолжал Эванз. Настойчивости ему было не занимать, так как он служил в поместье Уикем еще до того, как теперешний его хозяин сменил детское платьице на штанишки.

Джек рассердился.

– Какие еще гости, Эванз? Разве я кого-нибудь жду?

– Доктора Брамли, сэр. И…

– Брамли?! Преподобный Эдвард Брамли? Родственник отца? – с облегчением воскликнул Джек. Доктор Брамли не может иметь отношения к маленькой нахалке в саду. Это просто совпадение. Отложив книгу, он спросил: – А что, черт возьми, он здесь делает? Собирается у нас остановиться?

– Э… да. Молодая леди, кажется, думает…

– Молодая леди? Эванз, возможно, ты забыл, что преподобный Брамли старше моего покойного отца. Конечно, если законы природы изменились… – Он замолк и похолодел от ужаса. А вдруг доктор Брамли и эта наглая особа, которую он встретил в саду?..

– Нет, сэр, – утешил его Эванз. – Законы природы не изменились. Мисс Брамли – его дочь.

Услыхав это, Джек все же усомнился в устойчивости законов природы. Он смутно помнил, что доктор Брамли был рассеянным, непрактичным ученым и закоренелым холостяком. Единственные женщины, пробуждавшие его интерес, являлись героинями греческих трагедий. Представить себе, что доктор Брамли произвел кого-нибудь на свет, было просто немыслимо.

– Боже мой! И они остановились у нас?

Мысленно он уже готовил слова извинения.

– Да, сэр. Пригласить доктора Брамли?

– Давно следовало это сделать!

Эванз быстро вышел, но Джек успел заметить улыбку на лице дворецкого. Интересно, почему неожиданный визит пожилого священника так развеселил Эванза? Джек осторожно поднялся на ноги.

Почти тут же дверь распахнулась.

– Доктор Брамли, – объявил Эванз.

Первой мыслью Джека было, что дальний родственник почти не изменился. Все такой же маленький, худой, с рассеянной улыбкой. Морщин, правда, стало больше, а волос – поменьше.

– Доктор Брамли, как приятно вас видеть, сэр. Прошло, должно быть, лет двадцать пять с тех пор, как вы были здесь в последний раз.

Старик, не мигая, смотрел на Джека.

– Господи! Вы ведь Джек, не так ли? Вы очень похожи на вашего дорогого батюшку.

Джек улыбнулся.

– Рад это слышать. Что привело вас сюда, сэр? Устраивайтесь у камина. Вы, наверное, продрогли.

– Да, признаюсь, что в двуколке было немного холодно. Да и на крыше пассажирского дилижанса не намного теплее. Но там по крайней мере у нас был багаж. А, вот теперь лучше! – Он протянул руки к огню.

– Двуколка! Дилижанс! Какого черта вы там оказались? И причем здесь ваш багаж?

Доктор Брамли рассеянно посмотрел на Джека и потер ладони.

– Дилижанс? Право не знаю, милый мальчик. Обо всем позаботилась Крессида. Ей даже удалось уговорить хозяйку, чтобы мне постелили постель в курительной комнате. А что касается багажа, то хозяйка настояла, чтобы мы все оставили в трактире.

– Крессида? – громко спросил Джек, а остальное произнес мысленно: «А как понимать постель в курительной трактира? Боже праведный!»

– Вы не знакомы с Крессидой? – Доктор Брамли недоуменно сдвинул брови. – Хм… Двадцать пять лет говорите?.. Думаю, что не знакомы. Ей только девятнадцать… или двадцать? Ну, неважно. Двадцати пяти еще нет, в этом я уверен.

– И она – ваша дочь?

А где же, черт возьми, провела ночь она? Доктор Брамли непонимающе заморгал.

– Ну, да… У меня есть все причины полагать, что она – моя дочь.

– Полагать? – Даже принимая во внимание рассеянность старика, Джек был совершенно потрясен. – Ради бога, как все это произошло?

Доктор Брамли воспринял вопрос буквально.

– Э… а… ну, в общем, обычным путем. – И окинул Джека на удивление пронзительным взглядом. – По крайней мере уж вам-то это известно.

Джек почувствовал, как краска заливает ему щеки. От недосыпания и ноющей боли в плече у него, очевидно, помутился рассудок, если он задал священнику такой возмутительный вопрос.

А гость тем временем продолжал:

– Да. Я немного ошибся в расчетах. Не ожидал, что это произойдет столь быстро… и… э… просто…

Лысина доктора Брамли стала малинового цвета. Джек засомневался, что виной тому жаркий огонь, и перевел разговор в несколько иное русло:

– Я не знал, что вы женились, сэр.

– Я не собирался, но у Амабель были большие неприятности – девушку выгнали со службы… только потому, что молодой негодяй стал ее домогаться… А мне все равно требовалась экономка… поэтому брак оказался самым лучшим выходом из положения.

Единственное, что Джек смог понять из сказанного, – доктор женился из жалости.

– Кто это – Амабель?

– Амабель? – Брамли удивился. – Разве я не объяснил? Она была моей женой. Умерла, бедняжка. – Он покачал головой и добавил: – Она – мать Крессиды.

Джек спросил:

– Где она теперь?

Доктор Брамли выглядел совершенно сраженным.

– А… в могиле, мой мальчик. Разумеется, в могиле. Я отслужил панихиду. Всем занималась Крессида.

Да, подумал Джек, дражайший родственник ни на йоту не изменился за прошедшие двадцать пять лет.

– Я… хотел спросить, где Крессида? То есть, мисс Брамли?

– А! – с видимым облегчением произнес старик. – Она куда-то исчезла. Видите ли, я задремал в гостиной – у камина было так тепло. А когда слуга пригласил меня к вам, она отобрала у меня свой плащ и исчезла.

– Отобрала плащ? – Этого Джек понять не мог.

– Да. Она отдала его мне, когда мы ехали в двуколке. Насильно закутала меня. Представляете? Священник в красном плаще. Ужасно глупо!

Джек подавил улыбку. Вот бы взглянуть на это зрелище! Но, по крайней мере, у негодной девицы хватило ума укутать бедного старого отца. А вот здравого смысла, чтобы нанять более подходящую карету, чем двуколка, у нее не нашлось. Что касается поездки из Корнуолла на крыше пассажирского дилижанса зимой, то об этом он с ней еще поговорит. И багаж она где-то оставила…

– Сэр, почему, скажите на милость, вы мне не написали? Я с радостью выслал бы за вами карету прямо в Корнуолл.

Доктор Брамли изумился.

– Но я писал. Это я помню… Возможно письмо затерялось. Вам лучше спросить Крессиду, мой мальчик. Такими делами занимается она.

Мисс Крессида Брамли сидела на полу у камина в гостиной, куда ее привел суровый на вид дворецкий. И зачем только они уехали из Корнуолла?

Почему мужчинам достаточно бросить на нее всего один взгляд, чтобы решить – с такой можно не церемониться? Наверное, из-за веснушек, вздернутого носа или, может быть, из-за рыжих волос?

И почему она так глупо себя повела, устроив перепалку с высоким темноволосым джентльменом в саду? Кем еще он мог быть, кроме как ничего не подозревающим и, вероятно, не радушным хозяином? Очевидно, он уже вернулся и пригласил к себе отца. Остается только надеяться, что преподобный доктор Брамли произведет лучшее впечатление, чем его дочь.

Но все равно он не должен был грубить. Хотя она и столкнулась с ним, но не так уж сильно и ударила. Он такой огромный, что трудно причинить ему боль. Даже у Эндрю, который был очень высок и хорошо сложен, не столь широкие плечи.

При мысли об Эндрю ей стало горько. Зачем вспоминать? Правда, это послужит ей уроком: джентльмены именно так смотрят на девушек ее происхождения и положения, и их признаниям в любви не стоит доверять. Это-то она запомнит, а остальное забудет, так как теперь придется привыкать к новым условиям.

Она с любопытством оглядела гостиную. Из рассказов отца она сделала вывод, что мистер Джонатан Гамильтон немыслимо богат. Но он явно не тратился на модную обстановку. Даже неискушенной Крессиде было ясно, что большая часть мебели и убранства не менялась по крайней мере лет семьдесят-восемьдесят. Вдовствующая леди Фэрбридж заклеймила бы эту обстановку как «ужасно неэлегантную».

Но комната не выглядела убогой. Мебель, возможно, и была старомодной, но превосходного качества и блестела от полировки, а кресла, видно, совсем недавно обили заново. Поэтому-то она и устроилась на полу – чтобы не испачкать мокрым платьем удобные мягкие сиденья.

Комната Крессиде понравилась. Строгая и простая мебель была в ее вкусе, а вот в Фэрбридж-Холле она чувствовала себя скованно, боясь вздохнуть, чтобы что-нибудь не испортить.

Возможно мистер Гамильтон – один из тех грубоватых помещиков, которые не любят перемен и новомодных веяний. Он, наверное, круглый год торчит в сельской глуши и поэтому его не очень обременит присутствие рассеянного ученого священника и его дочки. Однако в саду он произвел впечатление элегантного человека, несмотря на толстый плащ, скрывавший костюм. А может, она хочет принять желаемое за действительное? Крессида вздрогнула. Какая досада, что ей пришлось оставить все их вещи в залог на постоялом дворе, чтобы одолжить двуколку. Она даже не может сменить промокшее платье! Хорошо хоть удалось надеть на отца свой плащ, чтобы он не вымок в дороге. Это ее оплошность – она не уследила за тем, как он отдал собственный плащ нищему бродяге. Значит она сама виновата в том, что промокла и продрогла. И выходить в сад в сырой одежде не следовало.

А сейчас ей предстоит расположить к себе хозяина, которому она с удовольствием влепила бы пощечину. Остается только надеяться, что у него хватит родственных чувств, чтобы позволить им остаться, пока она не придумает, как поступить дальше.

– Придется одолжить платье у экономки, – пробормотала она, глядя на прыгающие языки пламени.

– Замечательная мысль, мисс Брамли, – послышался знакомый голос.

Крессида хотела встать, но потеряла равновесие и шлепнулась на пол. Она смотрела на хозяина, понимая, как унизительно выглядит. Судя по выражению его лица, мистер Гамильтон тоже так считал.

– Конечно, было бы лучше принести ваш багаж, но я не сомневаюсь, что миссис Робертс с удовольствием найдет что-нибудь подходящее.

Он шагнул к ней, а у Крессиды пересохло в горле. Она и не представляла, что человек может быть таким высоким.

Замшевые брюки обтягивали длинные мускулистые ноги. Забрызганные грязью изящные сапоги сшиты из дорогой кожи. Словно зачарованная, она подняла глаза. Этот джентльмен, видно, не любит узкую приталенную одежду, но, тем не менее, над его сюртуком просторного покроя поработал первоклассный портной.

Волнуясь, она перевела взгляд на его лицо и встретилась с насмешливой и немного презрительной улыбкой. Казалось, что от темно-серых глаз под черными бровями не укрылась ни одна мелочь ее жалкого наряда. Тут только до нее дошло, что она сидит на полу, словно грязный щенок. Крессида попыталась подняться, и ее сразу же подхватила сильная рука. Ее как будто ножом пронзило, когда длинные пальцы сомкнулись на локте.

– Я сама могу…

В этот момент, еле слышно охнув, он внезапно отдернул свою руку и девушка, пошатнувшись, снова очутилась на полу, при этом больно ударилась.

– Вот проклятье! – вырвалось у нее. Крессида покраснела. Такие слова не к лицу не только дочке священника, но и любой молодой леди, особенно в присутствии джентльмена. Тем более, что она совсем недавно сделала ему выговор за употребление похожего выражения.

– Совершенно верно, мисс Брамли.

Это было сказано таким нарочито вежливым тоном, что у нее зачесались ладони от желания влепить пощечину. Да он просто снисходит до нее! Ну и негодяй.

Хозяин уверенным жестом протянул ей другую руку. Что случилось? Ведь он только что не удержал ее. Мало того, что она ушибла копчик, так еще и выглядела по-дурацки.

Крессида посмотрела на Гамильтона, полная решимости сказать все, что она о нем думает, но болезненная гримаса на его побелевшем лице поразила ее.

– Сэр? Вы… здоровы?

Он сжал губы.

– Все в порядке, мисс Брамли. Небольшой вывих плеча.

Ей стало стыдно. Неужели она настолько сильно толкнула его? Да нет, у нее голова не доходит до его плеча.

– Мистер Джек!

Крессида повернулась на огорченный возглас и увидела дворецкого, которого раньше не заметила, так как мистер Гамильтон заполонил собой все пространство.

– Почему вы не послушались доктора Уилберфорса и не надели перевязь? Так вы все время будете забывать про больную руку.

Крессида немного успокоилась. Значит он получил травму раньше.

– Ох, Эванз, замолчи. Пойди и отыщи миссис Робертс. Попроси ее подобрать какое-нибудь из своих платьев для мисс Брамли.

– Простите, сэр?

– Ты ведь слышал, что я сказал. А, понятно, что тебя смущает.

Он окинул оценивающим взглядом фигуру Крессиды.

Словно я кобыла! – подумала она.

Не обращая внимания на его протянутую руку, она встала сама и расправила юбки. Крессида уже хотела извиниться за то, что ненароком причинила ему боль, но не успела, так как Гамильтон произнес:

– Хм. Да, Эванз, подойдет самое маленькое из платьев миссис Робертс. И найди какой-нибудь шнур, чтобы его подвязать.

– Слушаюсь, сэр. – Дворецкий вышел. Крессида, глубоко вздохнув, повернулась к хозяину. Тот смотрел на нее с легкой улыбкой. Девушка теребила завязки плаща и переступала с ноги на ногу в промокших туфлях. Как же ей холодно, и как она устала! И как мало у них с отцом прав просить гостеприимства у этого человека. Она даже не может сказать ему всю правду, не нарушив волю отца… А если и скажет, то поймет ли он и не выгонит ли их? Она не может рисковать. Папа и без того устал. Возможно, потом она объяснит мистеру Гамильтону, что случилось. Ведь отец лишился прихода по ее вине. Она уедет, как только найдет себе место. Остается надеяться, что сплетни сюда не дойдут.

– Мисс Брамли?

– Сэр?

– Не могли бы вы все же объяснить, чем вызван этот… визит?

Их взгляды встретились. В его глазах она не увидела ничего, кроме ледяного равнодушия. Но он запнулся на слове «визит» – значит, предполагает, что их пребывание может затянуться.

Папа – это ее семья. И у нее есть обязанности перед ним. Крессида покраснела, так как, несмотря на его рассеянную ласковость, она всегда сознавала, что мешает ему и что он прекрасно обошелся бы без нее. Мистеру Джонатану Гамильтону она, несомненно, тоже не нужна.

– Обстоятельства вынудили моего отца отказаться от прихода в Корнуолле. – По крайней мере, это – хоть частица правды, а всю правду ему лучше не знать. – Он… ему некуда больше ехать.

– Понятно.

Что может быть понятно?

– Естественно я не возражаю против вашего визита, – растягивая слова, произнес Джек. – Это оживит мое скучное существование. Но я весьма оценил бы письмо от вас с изложением ваших намерений. Ваш отец считает, что вы посылали такое письмо. Получив его, я сегодня утром отправил бы за вами карету.

От саркастических ноток в его голосе Крессида была готова ринуться в атаку, но, когда он упомянул о письме, у нее едва не отвисла челюсть.

– П… письмо?

– Да. Ну что-то в этом роде: «Дорогой кузен Джек, мы с вами никогда не встречались, но я хотела бы сообщить вам, что мы с отцом собираемся приехать к вам на длительное время. Ждите нас тогда-то. Искренне ваша… э… кузина Крессида».

– Простите меня, – тихо вымолвила она. Почему, о боже, она не настояла на том, чтобы самой отправить это проклятое послание? А ее родственник, разумеется, подумал, что она нарочно не написала, чтобы у него не было возможности им отказать.

Крессида видела, как Джек насмешливо улыбается, и рассердилась. А он, вопросительно подняв брови, ждал ответа. У нее были наготове всевозможные неподходящие слова, но она вовремя прикусила язык, напомнив себе, что «блаженны кроткие, ибо они наследуют землю».

– Когда прибудет ваш багаж?

– Когда за ним пошлют, – отрезала девушка.

– Да?

Гнев захлестнул ее.

– Да! Я сочла, что неуместно давать указания вашим слугам, не переговорив с вами.

Она на мгновение закрыла глаза и повторила про себя молитву, которую отец написал для нее на тот случай, когда ее взрывной характер заявит о себе: «Господи, дай мне душевное равновесие…»

– Конечно, – задумчиво произнес хозяин, – можно было бы нанять закрытый экипаж и не подвергать пожилого человека неудобствам долгого путешествия из Корнуолла на крыше дилижанса, не говоря уже о постели в курительной трактира «Колокольчик».

– Осмелюсь сказать, – произнесла Крессида, в душе гордясь тем, что говорит сдержанно, ~ если вы закончили, я очень хотела бы переодеться.

Она не могла забыть, как хозяин постоялого двора не поверил ее заверениям, что мистер Гамильтон их ждет: «Мистер Джек – настоящий джентльмен, и его гости обычно не приезжают на крыше дилижанса…»

Только благодаря доброте его жены удалось устроить отца на ночь в курительной комнате, а Крессиде хозяйка разрешила лечь в постель служанки, которая в ту ночь была у родителей. Однако просто так одолжить двуколку они отказались – пришлось оставить в залог багаж.

– Конечно вам надо сменить одежду, мисс Брамли. Уверен, миссис Робертс ждет вас, – раздался голос Джека. – Само собой разумеется, что вы и ваш отец можете оставаться у меня ровно столько, сколько пожелаете, – вежливо продолжил он. – Но учтите – я веду холостяцкий образ жизни. Компаньонки для вас здесь нет, и это может привести к некоторым неловкостям.

Крессида застыла.

– Вы очень добры, сэр. Надеюсь, наше пребывание не будет долгим. Я… рассчитываю на место для папы, соответствующее его знаниям и сану, а сама собираюсь найти место гувернантки или компаньонки. Поэтому не следует беспокоиться, что я слишком долго буду пользоваться вашим гостеприимством и тем самым причиню вам чрезмерные неудобства.

– Черта с два вы уедете! Ни вам, ни доктору Брамли нет нужды носиться по окрестностям в поисках работы. Вы оба – желанные гости. Я хотел только сказать…

Крессида тут же прервала его:

– Мы не собирались задерживаться здесь. Папа, возможно, и согласился бы остаться у вас на содержании, но не я. Всего доброго, сэр.

– Я не собираюсь платить вам пенсию, мисс Брамли. Уверен, у вас впереди долгие годы активной жизни, – насмешливо произнес Джек.

Она вспыхнула.

– Согласна. Но могу ли я предложить вам, сэр, последовать совету вашего дворецкого и носить руку на перевязи? Это поможет мне не забывать о вашей немощи.

Джек от неожиданности приоткрыл рот, а Крессида покинула комнату. Все-таки последнее слово осталось за ней!

Глава вторая

Джек сидел в кресле у камина в библиотеке и не мог собраться с мыслями. Багаж семейства Брамли прибыл, и гости ужинали в своих комнатах. А он пребывал в таком состоянии, будто его придавило упавшим деревом. Каким образом эта девица заставила его совершенно потерять самообладание? Будь все проклято! Раньше он не замечал за собой такой вспыльчивости – больное плечо, правда, раздражало, – но мисс Крессида Брамли вывела его из себя моментально. Заносчивая девчонка!

Он хмыкнул. Она тоже не очень-то высокого мнения о нем. Интересно, что заставило доктора Брамли оставить свой приход? Конечно, он рассеянный мечтатель и, вероятно, не очень хороший священник, но едва ли за подобные недостатки можно лишиться прихода.

Он не видел доктора Брамли двадцать пять лет. В его памяти запечатлелся добрый джентльмен, который почти все время проводил в библиотеке, и его приходилось чуть ли не силой вести в столовую. Ученый затворник и книжный червь. Как мог такой человек стать причиной скандала, стоившего ему места? И как, черт возьми, какой-то женщине удалось оторвать его от книг и заставить на себе жениться? Более того – произвести на свет ребенка. Что ж, по крайней мере поиск ответа на все эти вопросы отвлечет его от ноющего плеча. А пока что надо придумать, каким образом убедить доктора Брамли и его упрямую дочку остаться, причем сделать это, не ущемляя их гордость.

Джек был погружен в размышления, когда раздался негромкий стук в дверь.

– Войдите.

Появился пожилой худощавый слуга.

– Добрый вечер, мистер Джек.

– Привет, Клинтон. – Джек улыбнулся старшему конюху. – Проходи к огню.

– Спасибо, сэр. Я забрал багаж из «Колокольчика» и порасспрашивал кое о чем, как вы хотели.

Джек кивнул. Противно, конечно, выведывать о своих гостях на стороне, но ему не хотелось огорчать доктора Брамли, а задавать лишние вопросы Крессиде – дело бесполезное. Ко всему прочему противная девица действовала ему на нервы. Он злился на нее… и на себя, так как ему было неприятно сознавать, что она его волнует.

– Садись, дружище. – Джек указал конюху на кресло. – Так что ты узнал?

Клинтон, покраснев от удовольствия, пристроился на краешке сиденья.

– Благодарствуйте, сэр. Ну, они приехали на пассажирском дилижансе, как и говорила молодая леди, – сказал он и засмеялся. – Кажись, кучеру она приглянулась.

Джек замер и его охватило бешенство.

– Что?

Если ее оскорбили, или кучер позволил себе лишнее…

Заметив удивленный взгляд Клинтона, Джек совладал со своей яростью.

– Да это я к слову, – заторопился Клинтон. – Просто, когда дорога стала совсем дрянной, джентльменам предложили идти пешком. Ну, а мисс Крессида заявила, что выйдет сама, а не отец. У кучера тоже есть дочка, и он этого не допустил. И конюху Сэму велел хорошо с ней обходиться.

– А ты не выяснил, почему они вообще оказались в пассажирском дилижансе?

– Да они, видать, сидят на мели, – пожал плечами Клинтон. – Хозяин даже не захотел дать им двуколку и потребовал оставить в залог ихний багаж. Он просит вам передать, что сожалеет и за двуколку денег не возьмет. А его жена сжалилась над мисс Крессидой и разрешила ей лечь спать со служанками, а ее отца уложили в курительной.

– Понятно, – произнес Джек. На этот раз он понял все. А также то, что выставил себя полным дураком. Мало того – надменным самодовольным хлыщом. И все из-за того, что ясные глазки Крессиды Брамли перевернули ему душу.

– Вроде все, сэр, – сказал старший конюх и замялся.

Джек поднял бровь.

– Выкладывай, Клинтон. Я тебя не уволю за это – обещаю.

– Знаю, сэр. Не хотелось бы говорить чего-либо против вашего родственника, мистер Джек, но преподобный, кажется, обуза для мисс Крессиды. Сэм говорил мне, что старик не в себе и ей самой пришлось обо всем позаботиться. Она очень расстроилась, когда он отдал бродяге не только плащ, но и последние деньги.

Крессида молча вынесла его упреки. Почему она не оборвала его? Из-за мягкости характера? Едва ли! Эта маленькая строптивица, которая в саду отчитала его за грубость, не похожа на женщину, покорно подставляющую щеку.

– Хорошо, Клинтон. – Джек кивнул, отпуская слугу. – Спасибо. Я загляну утром посмотреть, как поживает Огненный. – Сунув руку в карман, он извлек полкроны. – Возьми. За неприятное поручение.

Клинтон покраснел и неохотно взял монету.

– Да что вы, мистер Джек! Зачем? Я не прочь поболтать с Сэмом. Премного вам благодарен, сэр…

Снова раздался стук в дверь. Наверное, Клинтон забыл что-то сказать…

– Войдите. О, добрый вечер, доктор Брамли.

Старик, получив свои вещи и приодевшись, выглядел намного опрятнее, чем раньше.

– Ой-ой-ой! – оживленно воскликнул он. Глаза его восторженно загорелись при виде множества книг.

Джек подавил улыбку, наблюдая, как Брамли рассматривает галерею вдоль стен библиотеки.

– Это – новое?

Джек кивнул.

– Да. Отец построил ее как раз перед своей кончиной. Он беспокоился о том, что маме приходится лазать вверх-вниз по приставным лестницам, а она беспокоилась о нем… И на галерее можно разместить книги, которые он приобрел на аукционе в 1812 году.

– Ну и ну! – пробормотал доктор Брамли. – Я поздно узнал об аукционе, а то непременно приехал бы в Лондон. Моя жена перепутала дату. Подумать только – с молотка пошел «Декамерон», а я упустил возможность его купить!

– Его приобрел Бландфорд, – сказал Джек, не уточняя, что уплаченная сумма составила более двух тысяч фунтов. Господи! А люди считают пагубным чрезмерное увлечение азартными играми! – Вы упомянули вашу жену. Я никогда не считал вас человеком, который помышляет о браке, – заметил он.

– Да? – Доктор Брамли был занят рассматриванием книги. Аккуратно поставив ее на место, он переспросил: – Вы говорите – помышлять о браке? Я никогда об этом не думал и не собирался жениться. Но я не выношу несправедливости и не могу мириться с лицемерием. А с Амабель поступили именно таким образом. Ее отец был моим другом, а когда он умер, она стала гувернанткой. Хозяйский сын преследовал ее своими ухаживаниями. Осмелюсь предположить, что вы представляете, как это происходит. В результате ее выгнали без рекомендации. Ей некуда было идти и не к кому обратиться. Поэтому я взял ее к себе… и в конце концов женился на ней. Тогда мне казалось, что это наилучший выход. – Он задумался. – Я и сейчас так считаю. Видите ли, я не очень-то практичный человек.

– Я это заметил, – согласился Джек. Доктор Брамли, взяв в руки два томика, нахмурился.

– А почему эти книги стоят рядом?

Джек едва не расхохотался. У старика такой вид, словно он застал кого-то за неблаговидным занятием.

– Отец умер, не успев разобрать новые приобретения и составить каталог.

– Боже! Они еще не описаны? – доктор Брамли произнес это так, будто подобное упущение являлось самым страшным грехом.

– Не до конца, сэр. Отец начал, а я продолжил, но у меня не хватает времени.

Брамли непонимающе смотрел на Джека. Неужели у человека могут существовать более значимые дела, чем его библиотека?

– Ну, ну. Я поработаю здесь, пока мы живем у вас. Крессида обязательно мне поможет.

– Да, конечно, – согласился Гамильтон. – Жаль, что она не написала мне о вашем приезде.

– Не написала? – Старик сосредоточенно наморщил лоб. – О нет, конечно, написал я. Вот поэтому-то я сейчас и пришел. – Он сунул руку в карман, вытащил запечатанный конверт и смущенно передал его Джеку. – Приношу свои извинения. Просто не могу понять, почему Крессида вернула его мне, а не отправила сама. Очень странно, и я бы сказал… необдуманно. Но лучше поздно, чем никогда.

Джек не стал объясняться по поводу неотправленного письма, просто взял его, мысленно попросив прощения у Крессиды.

– Описывать библиотеку мистера Гамильтона? – Крессида не смогла скрыть своего неодобрения. – Но, папа, ты же сказал, что у него огромная библиотека, а мы не собираемся задерживаться здесь. Нам не следует его обременять. – Она осторожно поставила чайную чашку – разговор происходил за завтраком.

Отец одарил ее ангельской улыбкой.

– Теперь все изменилось. Если я описываю библиотеку, то тем самым оказываю ему услугу. В конце концов, это одно из самых прекрасных частных собраний в стране. Мой долг – привести его в порядок.

– Но, возможно, он не хочет составлять каталог библиотеки, – предположила Крессида.

– Разумеется, хочет, – прошипел с набитым ветчиной ртом старик. – Я и помыслить не смею о том, чтобы уехать, пока все не закончу.

– Хорошо, папа. Надеюсь, что смогу заняться починкой его одежды, дабы оплатить свое содержание.

Не стоит сетовать на отца. Раз ему удалось найти для себя подходящее занятие, то он и думать не станет о том, чем ей грозит пребывание в доме холостяка. Папа, конечно, в состоянии понять, что прилично, а что – нет, но лишь в том случае, если напрямую столкнется с этим.

Крессиде вдруг расхотелось есть стоящую перед ней яичницу с беконом. Она не желает стать предметом чьей-то благотворительности. И в особенности мужчины. И в особенности мистера Джонатана Гамильтона!

Отец чихнул, и она забеспокоилась.

– Папа, ты простудился?

Он кивнул.

– Вчера было довольно прохладно. Но не волнуйся – это пустяки. Я уверен, что скоро буду вполне здоров. Библиотека займет все мои мысли.

– Хорошо, папа. Мы останемся здесь.

Отец, скорее всего, преувеличивает размеры библиотеки. Через несколько недель опись наверняка будет закончена, а затем они подыщут какое-нибудь место для отца. У Крессиды улучшилось настроение. Если их хозяин даст Брамли рекомендательное письмо, все сложится хорошо.

Спустя полчаса, оглядывая ряды книг в библиотеке, Крессида по-иному оценила объем работы. Несколько недель? Господи! Да на это уйдут годы! Ясно, кто будет карабкаться вверх-вниз по лестницам и чихать от пыли, пока отец в блаженном состоянии просматривает стопку за стопкой.

Многие старинные тома чуть не падали с полок, тянувшихся от пола до потолка, другие беспорядочно лежали на галерее и антресолях. Крессида разглядела и современные издания. У камина стояло большое бюро, на котором громоздились кипы книг, а к нему было придвинуто очень изношенное, но удобное кресло.

Эта старомодная комната была обставлена просто, как и остальные помещения в доме. Крессида подумала о том, что мистер Гамильтон, возможно, не так уж богат, как считал ее отец. Нет, наверное, дело в другом. Дом не запущен, и в нем полно слуг, поддерживающих образцовый порядок, а хозяин производит впечатление состоятельного человека. Да и поместье очень обширное, к тому же не единственное.

– Если он на самом деле хочет, чтобы каталог был составлен, то тем самым мы отработаем свое содержание, но нам придется пробыть здесь не один год, – пробормотала она.

– О, уверяю вас, мне это необходимо.

Крессида резко обернулась, зацепилась мыском туфли за край ковра и поскользнулась. Она почувствовала, как ее подхватили крепкие, словно железные тиски, руки и прижали к широкой груди. Восторженное волнение охватило все тело. Потрясенная, она заглянула в блестящие темно-серые глаза, затем перевела взгляд на губы. Странное ощущение охватило девушку – она буквально таяла. Испугавшись того, что с ней происходит, Крессида с силой вывернулась из мужских объятий и сердито произнесла:

– Сэр, вы ведете себя глупо! Почему вы не носите руку на перевязи?

Джек приоткрыл рот.

– А… перевязь…

– Ну, конечно. Как же вы можете поправиться, если постоянно задеваете плечо?

Гамильтон невразумительно прохрипел что-то. Наконец он еле слышно вымолвил:

– А… плечо.

Теперь в замешательство пришла Крессида.

– Ну разумеется. Если вы не вывихнули что-нибудь еще.

Он побагровел и сдавленным голосом произнес:

– Оно забинтовано.

– Прошу прощения, – натянуто сказала она. – Надеюсь, что не причинила вам боль.

– К черту мою окаянную руку! – огрызнулся Джек. – Сейчас это меня волнует меньше всего. Насколько я понял, вы возражаете против того, чтобы остаться.

– Да, – ответила она. – Возражаю.

– Вы весьма откровенны.

Крессида пожала плечами.

– Вы действительно хотите, чтобы был составлен каталог вашей библиотеки? Папа решил, что это его долг как ученого. Но прямо заявляю вам, что на работу уйдет не один год! – Она жестом указала на бесчисленные полки. – Чья это была идея: ваша или его? А кто, как вы думаете, будет ему помогать? Сам он слишком стар, чтобы карабкаться по лестницам.

– Ну, я, разумеется, помогу…

– С вашим плечом? – Она заметила, как Джек покраснел, и это доставило ей удовлетворение. – Оно, насколько я поняла, было вывихнуто. А ключица сломана, поэтому…

– Ради бога! Послушать вас и моих слуг – так я обречен остаться инвалидом навеки.

– Судя по тому, как вы постоянно терзаете свою несчастную руку, вам грозит именно это! – Она постаралась не обращать внимания на легкую улыбку, смягчившую резкие черты лица, и на веселый огонек, промелькнувший в его глазах. Ну почему он такой привлекательный? Лучше бы был старым, толстым и лысым! Тогда она не чувствовала бы себя, словно кошка, которую гладят против шерстки. – Каталог огромная работа! Уж поверьте мне. – Крессида с недовольным видом снова оглядела библиотеку. – Если вы хотели это сделать, то почему не наняли библиотекаря?

– Именно это я и сделал, – ответил Джек. – Очень рад, что вы одобряете мой поступок.

– Тогда что же будет делать папа?

– Я только что видел вашего отца в столовой. Он согласился занять место библиотекаря, – заявил этот невыносимый человек. – Он очень рад, что мы пришли к соглашению.

– Это… постоянная должность?

Для отца это то, что надо… если только тут не пахнет благотворительностью.

«Ты больше не нужна папе», пронеслось в голове. Независимость порой может иметь налет горечи.

– Уверяю вас, мисс Брамли, что моя библиотека не исчезнет, – сухо ответил Гамильтон. – Я регулярно ее пополняю, собираю старые книги и рукописи, а также последние новинки. Ваш отец будет просто неоценим.

– Но не в оценке современных поэтов! – воскликнула Крессида. Ее вдруг охватило ощущение ненужности.

– А кого ваш отец относит к современным поэтам? – спросил Гамильтон.

– Всех, кто творил позднее XVI века, – без запинки ответила Крессида.

– Понятно. – Он попытался скрыть улыбку. – Замечательно. Я поручу вам «современную» поэзию, а заодно и романы.

Она воздержалась от готового вырваться отказа и машинально кивнула. Нет смысла спорить с учеными людьми. Они редко слышат кого-нибудь, кроме себя. Хотя Джек… мистер Гамильтон не похож на тех ученых мужей, с которыми она встречалась. Но внешность может быть обманчивой. В любом случае, если папа получил такой пост, она может заняться устройством собственной жизни. Он, наверное, даже не заметит, что дочь уехала.

Выходит, она никому не нужна. От этой мысли Крессида вздрогнула. А мистер Гамильтон не спускал с нее глаз.

– Что с вами, мисс Брамли?

Ну не признаешься же ему в минутной слабости! Она переменила тему.

– Полагаю, если я не стану скакать по всем этим лестницам, то это сделаете вы, – сказала она. – Прекрасно. Какое-то время я поработаю помощницей у отца.

А всего через несколько недель ей исполнится двадцать один год и она станет независимой.

– Ничего подобного вы делать не будете, – отрезал хозяин. – Если вы имеете в виду мое плечо, оно мне не помеха. А вот молодым леди не пристало карабкаться вверх-вниз по лестницам!

– Разумеется не пристало, – вспыхнула Крессида. – Молодые леди поднимаются и спускаются с достоинством и весьма грациозно. И они не потерпят, чтобы совершенно посторонние джентльмены указывали им, как себя вести!

Только выпалив все это, Крессида сообразила, что Гамильтон опять вывел ее из себя. В чем дело?

– Прошу прощения, мисс Крессида.

Теперь его голос прозвучал вежливо, даже смиренно, без малейшей насмешки.

Она не могла, вспомнить, чтобы кто-нибудь когда-нибудь принес ей извинения.

– Прошу прощения, кузина, – повторил он. – Так обычно поступает джентльмен, когда обижает леди.

Он все-таки насмехается над ней. Это ему с рук не сойдет!

– Позвольте сказать вам кое-что, мистер Гамильтон. Мне ничего от вас не нужно. Ничего! Даже ваших притворных извинений! Вы меня слышите? Я предпочла бы, чтобы вы не называли меня кузиной. Наше родство очень дальнее. Поскольку я буду помощницей отца, то в некотором отношении окажусь у вас на службе и хотела бы, чтобы наши отношения оставались официальными.

Его гнев был равнозначен ее вспышке.

– Позвольте напомнить вам, моя девочка, что слуга, который заговорил бы со мной так, как вы, немедленно был бы уволен! – Темно-серые глаза сверкали, а губы побелели от ярости. – Я действительно хочу, чтобы был составлен каталог моей библиотеки, и, разумеется, заплачу доктору Брамли за его знания и опыт, но вы и ваш отец – мои гости! И члены моей семьи. А вас я буду называть так, как захочу, черт возьми, кузина Крессида!

Крессида поняла, что проиграла, но это не удержало ее от последнего «залпа».

– Речь, достойная истинного джентльмена. Всего хорошего, мистер Гамильтон. Я спрошу папу, когда он хочет начать работу, а пока что помогу экономке чинить одежду.

Джек уставился на дверь, которая захлопнулась прямо у него перед носом. Он не помнил, когда кто-нибудь его так осаживал. Правда вчера он тоже получил от нее выговор и еще не успел извиниться, а тут… Что за черт! Почему она выводит его из равновесия? И эта ее отвратительная привычка всегда оставлять за собой последнее слово. Такая и святого доведет до богохульства.

А он, уж точно, не святой. Тянущая боль в паху была тому свидетельством. И это происходит всякий раз, когда он ее видит. Ему хочется заключить ее в объятия и зацеловать до беспамятства. Не говоря уже о других неприличных вещах, которые он хотел бы проделать с ней. А она ведь молодая леди, находящаяся под его покровительством или… у него на службе, как изволила выразиться глупенькая маленькая гордячка. Можно подумать, что она работает горничной!

Крессида мгновенно доводит его до состояния возбуждения. От одной только мысли об этом Джек застонал. Господи, она создана, чтобы доставлять наслаждение. Когда она поднимает голову, то губы ее слегка приоткрываются и ему приходится взять на вооружение все свое самообладание, чтобы не завладеть ее ртом. Губы у нее пухлые и розовые, теплые и влажные, словно малина. Когда он об этом думает, у него все тело ломит.

А догадывается ли она о том, как действует на него? Неужели он совершенно осознанно повторяет собственную ошибку?

Он вспомнил Селину. Господи, с тех пор прошло более пятнадцати лет. Не успел он появиться в Лондоне, как Селина Пилкингтон свела его с ума. Сколько раз он «случайно» заставал ее одну, а сколько раз она то подворачивала щиколотку, то нечаянно теряла туфельку, то спотыкалась во время танца и ее мягкие груди вроде невзначай задевали его руку. Она не хотела быть скомпрометированной, но хитрости ей было не занимать.

К концу сезона он настолько сильно влюбился, что уже был готов сделать предложение, наплевав на молчаливое осуждение родителей. Его заставил одуматься Марк. Они даже подрались, а после Марк, не стесняясь в выражениях, объяснил, что мисс Пилкингтон твердо знает, чего хочет, и никогда не теряет туфли, если рядом нет Джека.

«Она водит тебя на поводке, словно щенка, старина. Всем известно, что дочка леди Пилкингтон не продешевит. Ведь ты – желанная добыча, хоть у тебя и нет титула».

В результате кулачный поединок с Марком спас Джека. С подбитым глазом и распухшей губой он уехал на несколько дней в деревню, чтобы привести себя в порядок. Три дня переросли в три недели и Джек понял, что не был по-настоящему влюблен в Селину Пилкингтон.

Когда он вернулся в Лондон, мисс Пилкингтон завлекала в свои сети виконта Рипли и спустя несколько недель было объявлено о помолвке. Узнав об этом, Джек вздохнул с облегчением.

Джеку претили всяческие уловки. И если мисс Крессида Брамли думает, что сможет обмануть его своими ужимками, то сильно ошибается.

Господи! Да она не похожа на Селину. Почему его гложет червь подозрительности? Крессиде мало что известно о мужских страстях и о дразнящих играх хитроумных молодых леди. И, насколько Джек может судить, ей он совсем не нравится. Где это видано, чтобы женщина, решившая соблазнить мужчину и женить его на себе, будет осыпать его базарной бранью лишь потому, что он слегка над ней подтрунил?

Конечно, это было бы объяснимо, если бы он понравился ей до того, как совратил…

Совратил? Откуда такое полезло в голову? У него нет никакого желания совращать приличных девушек, не говоря уже о родственнице, пусть и дальней. Тогда придется на ней жениться, и будь он проклят, если женится на девушке только потому, что не может держаться от нее подальше.

Вместо этого он собирается перекинуть ее через колено и отшлепать, если застанет за штопкой.

Крессида, не останавливаясь, добежала до своей комнаты. Там она в задумчивости уставилась на кружащиеся за окном снежинки. Она оказалась в ловушке и повторяет собственную ошибку – ей затмил разум привлекательный мужчина.

Сейчас Джек Гамильтон ведет себя как подобает джентльмену, а что будет, если он поймет, что нравится ей? Конечно, его сдерживает то, что она – гостья и родственница, но это до тех пор, пока он не узнает правду.

Эндрю с ней не церемонился. Почему же Джек поступит по-другому? Очевидно, в глазах джентльмена она не заслуживает большего.

Ее опыт призывает к осмотрительности. Самое лучшее – держаться подальше от Джека… мистера Гамильтона, пока она не найдет приличное место службы. А папе и здесь хорошо. О нем позаботятся намного лучше, чем она. Занятый составлением каталога, он и не заметит ее отсутствия.

Крессида приблизилась к окну, чтобы посмотреть на снегопад, который усилился, застилая белым покровом леса и сады. Как же холодно в этом мире! Следует поблагодарить Эндрю за то, что открыл ей эту истину.

Глава третья

Утром в воскресенье Крессида вошла в столовую. Джек встал. Она, видно, приготовилась посетить церковь, так как в руках у нее были плащ, а также библия и молитвенник. Сегодня она выглядела намного опрятнее, волосы заплетены в косы и уложены в гладкую прическу без единой выбившейся пряди или завитка.

– Доброе утро, кузина. – Он полностью владел собой, да и она, должно быть, переборола свое раздражение. – Если не возражаете, я продолжу завтрак? – И снова уселся.

Его улыбка была встречена с холодной вежливостью.

– Разумеется, нет. Доброе утро, сэр. Мой отец еще не спускался? Он собирался пойти сегодня в церковь.

Джек сделал глоток кофе.

– Доктору Брамли нездоровится. Он…

– Ему хуже?

Куда подевалась холодность? Прямая, дерзкая девушка, несомненно, очень любила отца.

– Нет повода для волнения, – заверил ее Джек, – но ему лучше пока не выходить. Я пообещал, что провожу вас в церковь.

Мисс Крессиду Брамли это сообщение совершенно не обрадовало.

– Я… я не уверена, что пойду туда, – сказала она.

Джек сердито взглянул на нее. Чем он опять ей не угодил?

– Неужели? – равнодушно произнес он. – Тогда почему вы взяли библию и молитвенник?

Ее взгляд был не менее сердит.

– Я могу и сама прочитать молитвы, сэр, так что нет нужды…

– В плаще? – Он насмешливо взглянул на плащ, висящий у нее на руке. – Кузина, со мной вы будете в полной безопасности. Деревня Ратби совсем близко, а закрытая карета и пара горячих кирпичей у ног на этот раз не дадут вам замерзнуть.

Краска залила ей щеки.

– Не стоит растравлять рану, сэр. Я прекрасно сознаю, что должна была оставить папу в трактире и одна ехать в двуколке, но…

Джек чуть не подавился.

– Что вы сказали?

– Я сказала, что мне следовало оставить папу в трактире. – Она посмотрела на него, как на недоумка. – Он не простудился бы, если бы я…

– Ехала зимой одна, в открытой коляске по незнакомой дороге! – закончил за нее Джек. – Ради бога, сядьте и позавтракайте, пока я вас не отшлепал.

Он поздно сообразил, что таким образом не приглашают к трапезе. Крессида сощурила зеленые глаза, и они превратились в льдинки.

– Разумеется, я охотно воспользуюсь столь любезным предложением.

Она прошествовала к столу и села.

– Кофе? – спросил немного смутившийся Джек. Почему его вдруг охватило такое сильное желание оберегать ее? В конце концов, она справилась с двуколкой и добралась до дома без помощи доктора Брамли, который, насколько Джек мог об этом судить, не умел управляться с лошадьми, да и дороги не знал. Если и родилась на свет женщина, способная постоять за себя, так это Крессида Брамли.

– А чаю можно?

Он удивился.

– Конечно. – Он встал и принес чайник. От ее прически пахло розовой водой, и этот летний запах обволакивал и манил к себе. Джек резко опустил чайник на стол и отошел – ему вдруг стало трудно дышать. – Итак, церковь… – произнес он, справившись с дыханием.

Крессида прервала его:

– Незачем причинять себе столько неудобств, сэр. Я останусь дома на случай, если папе что-нибудь понадобится. А если захочу посетить церковь, то в состоянии дойти туда пешком. Я проезжала через Ратби, направляясь сюда. Это недалеко.

Джек взял себя в руки.

– Кузина, я не язычник и полон желания пойти в церковь. А поскольку старший конюх, скорее всего, не позволит мне управлять экипажем, мы поедем в закрытой карете. – Он постарался не думать о том, каково ему будет, когда они сядут рядом. – За вашим батюшкой присмотрят слуги.

Это раздосадовало Крессиду. Нахмурившись, она стала покусывать нижнюю губу. Он заскрежетал зубами, ожидая получить вежливый отказ.

– Что ж, в таком случае все устроилось, – неохотно согласилась девушка.

Служба закончилась, и они вышли из церкви. Джек вежливо произнес:

– Уж и не припомню, когда я так наслаждался гимном, кузина. Благодарю вас.

Широко раскрытые зеленые глаза смотрели на него с изумлением.

– Очень красивая мелодия, правда? Но я не понимаю, за что вы меня благодарите – ведь музыку выбрал пастор.

– Я имею в виду ваш голос, кузина. Он очень красив. – А про себя Джек подумал: как характерно для женщины напрашиваться на больший комплимент.

– Мой голос? В нем нет ничего особенного.

Теперь удивился он. Она действительно так считает? Да ее нежный голосок можно сравнить с пением жаворонка!

Джек вовремя опомнился, чтобы поздороваться с пастором и представить ему Крессиду. Прихожане толпились на крыльце и вертелись под ногами, чтобы разузнать, кто его сопровождает. Он был абсолютно уверен, что приезд семейства Брамли не прошел незамеченным.

– Моя родственница мисс Брамли, пастор. Они с отцом гостят у меня.

Подошел сосед с женой и дочкой. Джек подавил стон. Девица Станоп была наиболее вероятной претенденткой на роль миссис Джек Гамильтон. За нее уже все решила мамаша. Она богата, хорошо воспитана. Земли семейства Станоп очень удачно расположены близ его поместий, и, поскольку Джек до сих пор не женился, можно предположить, что все эти годы он ждал, когда мисс Станоп подрастет.

– Привет, Джек. Как ваше плечо, мой мальчик? Рад видеть вас бодрым, – басом прогудел сквайр. – А кто это? Кузина, говорите?

Джек разозлился, увидев на румяном лице сэра Уильяма Станопа явный интерес. Его жена презрительно оглядела поношенный плащ Крессиды и про себя заклеймила девушку как бедную родственницу, не представляющую опасности для ее матримониальных планов.

Стиснув зубы, Джек представил ей Крессиду. Он разъярился, глядя, как жена сквайра снисходительно протягивает два пальца в знак приветствия, и незаметно бросил взгляд на Крессиду, не сомневаясь, что она осадит леди Станоп, но услыхал тихий и почтительный голос:

– Для меня честь познакомиться с вами.

Джек был поражен. Неужели это та самая строптивица, которая изругала его при первой встрече и затем постоянно перечила? Он не стал прислушиваться к язвительному внутреннему голосу, напомнившему ему о том, что его собственное поведение за последние два дня не могло произвести на Крессиду благоприятного впечатления.

Сэр Уильям продолжал что-то бубнить и Джеку пришлось ответить:

– Именно так, сэр. Но в этом сезоне я уже не охотник. Если дать волю моим слугам, то они уложат меня в постель с горячей грелкой в ногах.

Кивая время от времени на замечания сквайра о лечебном действии припарок для раненой лошади, Джек уловил обрывок разговора между Крессидой, леди Станоп и ее дочерью.

– Так откуда вы, мисс Брамли? Из Корнуолла? А, это около Сейнт-Остела. У меня там живет кузина. Она очень удачно вышла замуж…

К своему ужасу, Джек услышал слова «место гувернантки или компаньонки», произнесенные Крессидой неестественно вежливым тоном. Он обернулся и увидел, как нос леди Станоп задрался еще выше.

– Мне необходимо быть совершенно уверенной в том, что ваши рекомендательные письма безупречны, мисс… э… Брамли.

Мисс Станоп тоже внесла свою лепту, заявив:

– О, у меня нет таких знакомых. Это весьма унизительное занятие.

Джек прищурился.

– Моя кузина шутит, леди Станоп, – вмешался он. – Ей совершенно ни к чему искать место гувернантки. Доктор Брамли будет помогать мне навести порядок в библиотеке, и мисс Брамли, само собой разумеется, останется вместе с отцом.

У леди Станоц. был такой вид, словно она съела лимон.

– Без компаньонки, мистер Гамильтон? Осмелюсь заметить…

Но тут вмешался сэр Уильям:

– Пустая болтовня, моя дорогая, Джек – человек чести. А у девушки есть отец. Он ведь священник, не так ли? Он частенько приезжал сюда, когда Джек был еще мальчишкой. Они – одна семья. Ничего страшного.

Но леди Станоп это не убедило.

– Ну, разумеется, никто и не помышляет о чем-то неприличном, но в обществе на такие вещи смотрят косо.

– Я уверен, леди Станоп, что ваше мнение очень много значит. – Слова чуть не застряли у Джека в горле, но он добился своего – польстил даме, намекнув на ее влияние в свете. Не мешкая, он закрепил свою победу: – Мне очень жаль, что, пригласив к себе родственников, я рискую либо репутацией мисс Брамли, либо своей собственной.

Сказав это, он попрощался и повел Крессиду к карете.

Крессида хранила молчание до тех пор, пока не захлопнулись дверцы экипажа, а лошади не двинулись вперед. Только тогда самообладание оставило ее.

– Что вы имели в виду, заявив леди Станоп, что мне не нужна работа?

– Именно то, что сказал, – ответил Джек не допускающим возражений тоном.

«Господи, дай мне душевное равновесие…» – Крессида начала произносить свою обычную молитву.

– Я считаю, что вы находитесь под моим покровительством.

– Покровительством?! – Душевное равновесие тут же рухнуло.

– Под покровительством! – крикнул Джек. – Вы – моя родственница…

– Очень дальняя.

– И, тем не менее, родственница! – повторил он. – Ваш отец собирается остаться у меня в доме. Я не могу допустить, чтобы его дочь самостоятельно пробивала себе путь в жизни! Вы не имеете ни малейшего представления ни о тех опасностях, с которыми столкнетесь, ни о том, как их избежать.

– Я прекрасно могу сама о себе позаботиться!

– Вам не положено это делать, – проворчал Джек.

– А как вы собираетесь пресечь сплетни леди Станоп? – поинтересовалась Крессида.

Его усмешка вывела бы из себя и святую.

– Я уже это сделал. – Он сидел с самодовольным видом лисы, пробравшейся в курятник. – Леди Станоп навряд ли станет сплетничать, так как иначе самый выгодный местный жених будет вынужден сделать предложение бедной родственнице, а не ее дочке.

Крессида сделала глубокий вдох, затем еще один. Затем сосчитала до десяти. Немного успокоившись, она мысленно изъяла все неприличествующие леди выражения из того, что собиралась сказать, и, сделав для уверенности еще вдох, начала:

– Могу ли я узнать, почему вы вообразили, будто я приму ваше любезное предложение? – Она сама удивилась, как сладко прозвучал ее голос.

– О, у меня нет сомнений в том, что вы откажетесь. Вначале.

Забыв про манеры леди, Крессида бросила на него свирепый взгляд.

– Откажусь. Будьте уверены.

Джек выразительно изогнул брови, вызвав у нее сильнейшее желание его ударить.

– В таком случае вам повезло, что леди Станоп не успела сообразить, что вы не в своем уме, а иначе вашей репутации пришел бы конец раньше, чем мы дошли до кареты.

Ее репутация была загублена еще до отъезда из Корнуолла, но ему не следует об этом знать.

– Объясните, почему нежелание выходить за вас замуж является свидетельством потери рассудка?

Джек пожал плечами.

– Очевидно потому, что я считаюсь завидным женихом.

– Вы – самонадеянный фат! – вырвалось у нее. Как он смеет намекать, что она ухватится за первое же предложение? – Не все женщины рассматривают богатство как главную причину для брака. Некоторые считают, что уважать мужа важнее, чем интересоваться его кошельком!

– Вы хотите сказать, что не уважаете меня?

– Позвольте объясниться, – с раздражением произнесла Крессида. – Мне трудно относиться с уважением к мужчине, который предлагает перед завтраком выпороть меня. А посему я желаю мисс Станоп получать радость от вашего общества, сэр. Вы, несомненно, замечательно поладите! Ни за что на свете не стану мешать столь угодному небесам союзу.

Джек Гамильтон на мгновение удивленно замер, глядя на девушку, а затем откинулся на подушки сиденья, заливаясь громким хохотом.

– Это все, сэр?

– Хмм? Да, спасибо, Финчем. Сегодня ты мне больше не понадобишься.

– В таком случае, спокойной ночи, сэр.

– Спокойной ночи.

Дверь за Финчемом закрылась и Джек улегся в постель. Для него было немыслимо, чтобы камердинер еще и в постель его укладывал. Хватит того, что он помог ему раздеться.

Джек осторожно устраивался на мягких подушках, стараясь отыскать положение поудобнее. Ему действовал на нервы горячий кирпич, обернутый во фланель, который положили в постель. События нынешнего утра преследовали его. И Крессида…

Он не мог вспомнить, когда так сильно жаждал обладать женщиной. Однако недопустимо совратить благородную девушку, живущую в его доме, к тому же родственницу. Он может только на ней жениться. Но мисс Крессида Брамли вовсе не является той девушкой, с которой он мечтал бы вступить в брак.

Да она сведет его с ума! Дерзкая, несдержанная на язык, слишком уж независимая и чертовски вспыльчивая – для гармоничной домашней жизни, к которой он стремился, она определенно не подходит, как бы сильно он ее ни хотел. Джек сжал зубы. Пылкая страсть, по его мнению, не является веской причиной для женитьбы.

Правда, ему с ней весело. А эта острота насчет уважения к мужчине, который предлагает выпороть ее перед завтраком? Он улыбнулся. Она парировала его выпад, и он получил по заслугам.

И все же Крессида не девушка его мечты, поэтому лучше держаться от нее подальше. Джек нахмурился. Не приближаться к ней… Это нетрудно осуществить, особенно если не разговаривать с ней и не смотреть на нее. Но вот как быть с мыслями? Они продолжали напоминать о том, что он лежит в постели… один.

Открывая дверь в библиотеку, Джек призвал на помощь все свое самообладание, чтобы не смотреть исподтишка, как Крессида поднимается и спускается по приставным лесенкам. Он сотни раз твердил себе, что беспокоится, как бы она не оступилась, а он должен быть готов броситься ей на помощь. Но Гамильтон лгал сам себе и знал это. Его привораживали стройные лодыжки и округлые икры, мелькавшие под юбками. Он постоянно благодарил Бога за то, что доктор Брамли находится здесь же, в другом конце библиотеки. Конечно, старый джентльмен вряд ли заметил бы что-нибудь, но его присутствие хоть как-то помогало Джеку обуздывать свои желания.

Джек вошел в библиотеку и застал очаровательную домашнюю сценку: доктора Брамли не было, а Крессида сидела в кресле у камина, поджав под себя ноги, и шила. От тепла ее обычно бледные щеки раскраснелись. Пламя бросало отблески на темно-рыжие волосы. Сегодня она не уложила их в прическу. Локоны свешивались на плечи, наполовину скрывая тонкий профиль.

Какие густые и шелковистые! Вот бы запустить в них руки…

Джек замер, вспомнив, как, бывало, заставал Селину одну… Но тут он заметил, что именно Крессида шьет.

– Что, черт возьми, вы делаете? – закричал он, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Крессида, уколовшись, от неожиданности ойкнула. Рубашка, которую она чинила, упала на пол вместе с рабочей корзиночкой, а пуговицы, нитки и булавки разлетелись в разные стороны.

Джек подошел к ней и, нагнувшись, поднял рубашку, но Крессида мгновенно выхватила ее.

– Да как вы смеете! – закипая от гнева, выкрикнула она.

– Это мой дом, – отрезал он, успев заметить пыльное пятно у нее на носу. – Я вправе делать то, что мне нравится. К тому же имеются служанки, чтобы чинить мое белье.

– Вам повезло, сэр.

Джек задыхался от желания хорошенько ее потрясти… или поцелуем смахнуть пыль с носика.

– Если я еще раз застану вас за починкой моих… – Он протянул руку к рубашке.

К его удивлению, девушка, не споря, отдала ее. Ха-ха! Может, она начинает понимать, что его нельзя изводить насмешками?

– Неужели вам нечего сказать, Крессида? – не удержался Джек.

– А вы позволите? – нежным голоском осведомилась она.

– Не говорите ерунды, – проворчал он. Она улыбнулась, а он напрягся.

– Вероятно, вам будет немного тянуть в плечах, но, осмелюсь предположить, белошвейка сможет выпустить швы. И рукава, разумеется, удлинит. Правда, я не совсем уверена, не будет ли давить ворот… – Глаза Крессиды светились подобно зеленым льдинкам. – И, конечно, – тут ее голос зазвучал совсем сладко и вкрадчиво, – вполне возможно, что ваша голова вообще не пролезет в вырез.

Джек заподозрил недоброе. Черт! Неужели…

Он развернул рубашку, и ругательство застряло у него в горле. Она была слишком мала для него.

– Может, вы одолжите папе одну из ваших рубашек, пока я сошью ему другую, раз уж вам по совершенно необъяснимой причине так понравилась эта, сэр?

У Джека запылало лицо. Ни разу за все свои тридцать шесть лет он не чувствовал себя настолько глупо. И не помнил, когда в последний раз краснел. Если вообще краснел.

– Я… я прошу прощения, Крессида, – с трудом выдавил из себя Джек. – Это… я подумал, что это моя рубашка… и что вы…

– Что я собираюсь ее испортить? Разорвать на лоскутки? Или зашить рукава?

– И вы зашили бы рукава? – спросил Джек. Она тоже покраснела.

– Я бы скорее зашила вам рот, – получил он в ответ. – И можете не извиняться. Вы постоянно меня ругаете. А теперь, если не возражаете, отдайте мне папину рубашку – я закончу ее штопать.

Он вернул рубашку и опустился на колени подле кресла. Черт, а ведь она права. Он действительно ругается. И сам не знает, почему.

«Прошу прощения, кузина, но я бранюсь оттого, что не могу уложить вас к себе в постель».

Да, такое извинение не подойдет.

– Что вы делаете, скажите на милость?

– Собираю ваши вещи. – Джек прикусил язык, чтобы не вырвалось очередное проклятие, так как уколол булавкой палец. – Господи! Сколько же у вас этих окаянных… то есть ужасных булавок?

– Понятия не имею, – ответила Крессида. – Почему бы вам их не пересчитать? Они обычно лежат вон в той коробке. – Она указала на маленькую деревянную коробочку и потянулась к ней.

Джек тоже потянулся к коробке и они чуть было не столкнулись лбами. Их взгляды встретились. Джек замер. Какие у нее длинные ресницы! Зеленые глаза смотрят сердито и… удивленно. Они так близко друг от друга, что он ощущает ее легкое дыхание на своих губах. Он опустил глаза и понял, что совершил ошибку. Мягкие изогнутые розовые губы приоткрылись. Неужели они вкуса малины? Джек поднял руку и провел кончиками пальцев по щеке, затем по атласной шее. Он и не представлял, что у женщин может быть такая тонкая кожа. Ему необходимо коснуться ее губ, почувствовать, как они трепещут в такт с биением его сердца. Попробовать лишь разок…

А у Крессиды от ужаса перехватило дыхание. Она отшатнулась, вскочила на ноги и толкнула его. От неожиданности Джек потерял равновесие и свалился на пол. Боль пронзила плечо, словно в него вцепились острые когти.

– Чертовщина! – Он прикрыл глаза и стиснул челюсти, чтобы не выругаться еще хуже. К горлу подкатилась тошнота, и он старался глубже дышать. Боль и тошнота отступили, но зато зародилось подозрение – а не поймала ли она его на крючок?

– Сэр?

Джек открыл глаза: над ним склонилась Крессида. Теперь она смотрела на него не с ужасом, а с беспокойством. Наверняка притворяется, решил он.

– Вам плохо? Очень больно?

– Нет, не больно, – соврал Гамильтон.

– Позвольте, я вам помогу.

И прежде чем он успел возразить, девушка опустилась на колени, подсунула правую руку под его левое плечо и попыталась усадить. Теперь его пронзила совсем другая боль, так как она задела его грудью. Черт бы побрал эту девчонку! Из-за нее он опять возбудился. Он ведь ей не нравится, но, тем не менее, она приманивает его к себе так же, как это делала Селина. А он все равно не может ничего с собой поделать и каждый раз заглатывает приманку.

Крессида почувствовала, как у нее снова горят щеки. Что с ней, Господи? Он совершил ошибку, хотел извиниться, а вовсе не собирался ее целовать. Ведь ясно, что он невзлюбил ее. Ей, должно быть, привиделся мягкий блеск его глаз и едва уловимая улыбка, отчего замерло сердце.

– Мне очень жаль, – сказала она. – Я… не так вас поняла.

– Не так поняли? – Джек удивился. – Что не так поняли?

Крессида слишком поздно сообразила, что угодила в западню.

– Я… нет… ничего, – пробормотала она.

– Ничего? – Он, кажется, полностью овладел собой и теперь, машинально потирая плечо, с самоуверенным видом уселся около камина.

– Не трогайте плечо, – напомнила Крессида. – Вы снова сделаете себе больно.

Тут только она почувствовала, что ее рука крепко сжата. Девушка задрожала и хотела выдернуть руку.

– Отпустите меня!

– Отпущу, когда скажете, почему вы растерялись.

Большой палец его руки легонько поглаживал ее запястье.

Крессида продолжала дрожать.

– А вы обещаете отпустить меня и не смеяться, если я скажу? – Она ведет себя, как идиотка, но эту сцену надо поскорее закончить, пока не вернулся отец и не застал их вдвоем на полу.

– Даю слово джентльмена, – заверил ее Джек. Она с трудом перевела дух.

– Я… я… ну… я подумала, что вы собираетесь меня поцеловать.

– Вы решили, что я вас поцелую? – ровным голосом переспросил Джек.

– Да.

– Могу я поинтересоваться, с чего вы это взяли? – так же спокойно поинтересовался он.

– Я… я не знаю… просто у вас был такой вид… будто вы… – Она замолкла, сгорая от стыда и смущения.

Джек стал осторожно подниматься на ноги. Крессида протянула было руку, чтобы помочь ему.

– Не надо! – крикнул он, но она, не послушавшись, обхватила его за плечи.

Он мгновенно отодвинулся.

– Больше этого не делайте, мисс Брамли, – сказал он. – Я – крепкий орешек.

О чем он? И почему «мисс Брамли»? Джек уже несколько дней называет ее Крессидой, она злится на него за это, а сейчас ей стало обидно, что она снова превратилась в мисс Брамли.

– Не… не помогать вам? Почему? Вы упали по моей вине. Я привыкла помогать папе, когда его мучает подагра.

Ей показалось, что еще мгновение – и он взорвется. Неужели предложить помощь – неприлично?

Но прозвучал совершенно неожиданный ответ:

– Потому что вы были правы.

Права? В чем? В том, что он хотел ее поцеловать? И тут Крессида все поняла. Он настолько сильно невзлюбил ее, что не может вынести, когда она до него дотрагивается, желая помочь.

– Я собирался вас поцеловать.

От такого заявления у Крессиды все смешалось в голове.

– Почему? – вырвалось у нее.

– Джентельменам иногда изменяет чувство меры. Находиться в доме холостяка не всегда бывает безопасно.

Ее пронзила боль.

– В следующий раз, когда чувство меры снова вам изменит, предлагаю вам выйти из дома и окунуться в сугроб на пару часов. А пока что я благодарю Бога за то, что я не в вашем вкусе.

Подхватив в ярости юбки, девушка устремилась к двери.

– Крессида!

Она обернулась.

– Идите к дьяволу! И я предпочитаю быть мисс Брамли! До свидания, сэр.

Дверь за ней со стуком захлопнулась и у Джека вырвался стон. Его следовало удушить еще в колыбели! Если бы мать и сестра узнали, каким дураком он себя выставляет, то наверняка исправили бы это упущение сейчас. Как он может объяснить свое смятение Крессиде, когда сам не понимает, что с ним творится?

Джек подошел к подоконнику, где часто сидела Крессида. Там лежали две книжки Он взглянул на верхнюю. Хмм. Миссис Рэдклифф.[1] Не в его вкусе. Затем взял в руки вторую. Господи! «Жизнь Нельсона» Саути.[2] Эклектичное произведение. Он усмехнулся – Крессида непредсказуема. Но почему она не взяла книги с собой в спальню? Ответ был подобен удару: в его доме она чувствует себя нежеланной гостьей. На ум пришло множество мелочей, говоривших о том, что девушка остро сознает свое положение бедной родственницы. Она никогда ничего не уносит в свою комнату. И никогда не пошлет за служанкой, чтобы та разожгла камин, так что, если он хочет, чтобы в ее комнате было тепло, то либо должен сам этим заняться, либо послать слугу. Но если он сейчас зайдет к ней, то она наверняка чем-нибудь в него запустит. И правильно сделает. Джек пересек комнату и дернул за шнур звонка. Взгляд упал на знакомые фигурки, стоящие на каминной полке. Он удивился – чего-то не хватало. Присмотревшись, он понял – нет маленькой китайской лошадки. Куда она подевалась? Прошлым вечером она стояла на месте.

Глава четвертая

Крессида ворвалась в спальню и захлопнула дверь. Затем уселась на кровать и сжала кулаки. Она не заплачет. Ни за что. Ей не о чем плакать. Если только… о несостоявшемся поцелуе.

Она подошла к туалетному столику и уставилась в зеркало. Волосы уже не такие яркие, как раньше, а скорее, темно-рыжие. Поскольку сейчас зима, то веснушек – по сравнению с летом – почти не видно. Но вот нос! Как же она ненавидит свой вздернутый нос! Но с этим ничего не поделаешь – так же, как и с зелеными глазами. И она поправилась, а в некоторых местах даже чересчур. Бархатное платье было сшито для шестнадцатилетней костлявой девчонки, и теперь формы выпирают наружу. Наверное, надо прикрыть вырез кружевом…

Крессида сердито смотрела на свое отражение. Вот так-то! Она совсем непривлекательна и целовать ее – значит проявить дурной вкус. Ну и Бог с ним! Она пыталась убедить себя, что это к лучшему, когда раздался осторожный стук в дверь.

– Кто… кто там?

Если это Джек… Она поискала, чем бы в него запустить.

– Это Нелл, мисс. Я пришла разжечь камин.

Дверь открылась, и появилась розовощекая служанка. Улыбнувшись Крессиде, она сказала:

– Хозяин подумал, что вам, наверное, холодно, и велел мне развести огонь в камине.

Крессида от неожиданности приоткрыла рот. Служанка, приняв молчание за знак согласия, быстро развела огонь.

– Вот и все, мисс. Хозяин просил узнать, не желаете ли чаю. Я принесу.

Чай. В спальню. Она не помнила, чтобы кто-нибудь после смерти мамы хлопотал вокруг нее.

Я…. не знаю, право…

Служанка снова улыбнулась.

– Тогда отдыхайте, мисс. А чай я принесу позже.

Она сделала книксен и ушла. Крессида смотрела ей вслед и пыталась представить, как ответила бы мать Эндрю, леди Фэрбридж, если бы служанка разговаривала с ней вот так запросто. Еще труднее было вообразить, чтобы служанка осмелилась обратиться к леди Фэрбридж подобным образом.

Но почему Джек послал служанку позаботиться о ней? Противный подозрительный голосок шептал, что он делает это, чтобы втереться к ней в доверие. Нет, на него это не похоже – ведь она ему не нравится.

Скинув туфли, Крессида устроилась на постели и натянула на себя покрывало. Продолжая раздумывать над случившимся, она задремала.

Когда девушка проснулась, в комнате было уже темно. Зевая, она села и увидела, что огонь в камине все еще ярко горит. Странно – он давно должен был бы погаснуть. Наверное, пока она спала, Нелл подбросила дров в огонь. Ей стало тепло на душе от того, что кто-то – пусть даже служанка – позаботился о ней. Она потянулась и спустила ноги с кровати. Взгляд упал на кресло – там лежала ее рабочая корзинка. Крессида наморщила лоб. А что лежит поверх корзинки? Она подошла поближе и увидела… подснежники и книги, которые читала в библиотеке. Букетик, перевязанный серебристой ленточкой, лежал поверх томов, а под ним виднелся листок бумаги. Дрожащими пальцами она взяла записку, осторожно развернула и прочитала:

«Моя дорогая Крессида! У вас есть все основания сердиться на меня. Я вел себя недостойно. Надеюсь, я собрал все булавки, но забыл их сосчитать.

Пожалуйста, примите мои извинения.

Джек.»

О подснежниках – ни строчки. Но это и не нужно. Она поднесла цветы к лицу и вдохнула их свежесть. Ей еще никто никогда не преподносил цветы. Хотя Эндрю как-то подарил дорогой букетик, скорее всего действуя по прихоти. А Джек с больным плечом вышел в холодный зимний день. Он поступил так потому, что обидел ее. И книги прислал те самые, которые она не решилась взять из библиотеки. Он что, хочет показать, что она желанна? Как соблазнительно поверить этому! А если это приманка? В прошлый раз она ошиблась, и чем все кончилось? Неужели она поставит под удар то положение, которое сейчас занимает отец? Нет, теперь все по-другому. Когда Эндрю пытался ее обольстить, то это происходило в весьма, с его точки зрения, неудобной обстановке – на глазах у всей округи. У Джека преимущество – она живет в его доме. У него много возможностей, чтобы соблазнить ее…

«Ой, не будь такой простофилей! Зачем, скажи на милость, это нужно Гамильтону? Ты ему нисколько не нравишься. Он всего лишь сказал, что хотел тебя поцеловать, а ты бог знает что вообразила. Ну, у мужчин бывают неожиданные порывы. И мама об этом говорила».

Негромкий стук в lверь нарушил ее размышления.

– Войдите.

Нелл просунула голову в щелку.

– Вы проснулись? Принести чаю?

– Это было бы замечательно. И спасибо за то, что снова разожгла огонь. А мою рабочую корзинку принесла ты?

– Я, мисс? Нет. Я была в буфетной, помогала миссис Робертc. – Служанка улыбнулась и ушла.

В ее комнате был Джек. Но это неприлично! И опасно.

«Я не смогла бы позвать на помощь. Я помню, что произошло, когда папа решил выяснить о намерениях Эндрю».

Нет! Она не желает плохо думать о Джеке Гамильтоне. Просто ее мучают подозрительность и враждебность. И все потому, что красивый мужчина признался в своем желании ее поцеловать и принес ей букетик подснежников в знак извинения за свою бестактность. Он – джентльмен до мозга костей. Как она может поверить в то, что он поведет себя подло? Лишь потому, что вошел в ее комнату? Но это его дом, в конце концов. Он побывал в комнате женщины, когда та спала, и это, конечно, верх неприличия, но между неприличием и непорядочностью существует огромная разница.

Но для Крессиды безопаснее вести себя так, будто она уверена в его непорядочности. Во что бы то ни стало необходимо держаться от него подальше.

* * *

Джек ерзал на стуле и старался вникнуть в то, что говорит доктор Брамли по поводу средневековых рукописей. У него болело все… кроме плеча, особенно, если он не задевал больную руку. Причина его мучений сидела на противоположном конце обеденного стола и нехотя ковыряла вилкой в тарелке. Он, должно быть, рехнулся, когда принес ей цветы. И все из-за того, что ему показалось, будто негодная девчонка по-настоящему обиделась.

Ну, разумеется, он ошибся. Если бы она обиделась, то не сидела бы сейчас в зеленом бархатном платье, которое обычно надевала к обеду. Платье, как нарочно, было сшито так, чтобы любоваться на женские прелести, а крошечный кружевной воротничок, прикрепленный у выреза, вместо того, чтобы прикрыть грудь, привлекал взор.

Весь вечер она почти не смотрела в его сторону, но дала понять, что прочитала записку и приняла его извинения. Девушка укрылась за стеной молчания и вежливо отвечала только тогда, когда он к ней обращался.

Ее отец, казалось, не замечал натянутой обстановки.

– Знаете, милый мальчик, эта рукопись слишком орнаментальна, чтобы…

Джек с трудом заставил себя внимательно вслушаться в слова доктора Брамли.

– А что об этом думает Крессида? – спросил он. Теперь ей придется ответить по существу, а не отделываться «да» или «нет».

Она сложила салфетку и подняла голову.

– Что думаю я? Я думаю, что мне пора избавить джентльменов от своего общества и оставить наслаждаться портвейном.

Черт бы ее побрал! Джек встал. Крессида тоже встала и подошла к отцу.

– Спокойной ночи, папа.

Он рассеянно взглянул на нее.

– Спокойной ночи, дорогая. Ты поставила настойку опия у моей постели?

Джек заметил, что девушка озабоченно нахмурилась. Даже если Крессида доводит его до безумия, он не может отрицать, что к отцу она относится с любовью и заботой.

– Да, папа, поставила, но ты не думаешь?..

– Спасибо, дорогая. Ты же знаешь – мой желудок…

Она наклонилась и поцеловала его.

– Хорошо, но всего несколько капель. Спокойной ночи.

Крессида направилась к двери, а взор Джека был прикован к ней: гибкой линии спины, грациозным изгибам бедер и талии. С этим надо что-то делать. Наверное придется воспользоваться ее рекомендацией и окунуться в сугроб. Это поможет лучше, чем горячая грелка в ногах. Страсть отвлекает мужчину от других сторон брака: общих интересов и приятных, дружелюбных отношений. Он не должен вспоминать, какой беззащитной выглядела девушка, когда спала, подложив под щеку ладонь, и как уютно устроилась под одеялом, которое он аккуратно подоткнул со всех сторон.

Вот проклятье! Ему вообще не следовало заходить к ней в комнату!

– Что это у вас, черт побери?

Голос Джека отвлек Крессиду от ее занятия. Она недовольно подняла голову. Как характерно для него – нарушить заведенный порядок, к которому она уже успела привыкнуть. Три дня Крессида старательно избегала встреч с этим несносным человеком и совершенно не ожидала увидеть его сейчас, так как обычно после завтрака он отправлялся погулять.

Он, несомненно, решил, что она роется в его личных вещах. Но в этой коробке оказалось столько всего интересного, что она устроилась на подоконнике, разложив вокруг себя старые бумаги. Папа плохо спал прошлую ночь, его немного лихорадило, и Крессида настояла, чтобы он остался в постели.

– Вы ведь хотели, чтобы все документы были разобраны, не так ли? – спросила она.

– Да. – Джек с удивлением посмотрел на коробку. – Но это шкатулка моей прабабушки. Там нет ничего заслуживающего внимания.

Типично мужское замечание!

– А вам не приходит в голову, что без женщин мужчины могли бы умереть с голоду? – спросила девушка. – Я заметила, что вы любите варенье. Вот несколько рецептов: сливовое варенье, желе из мушмулы, даже айвовая пастила. Хотя не думаю, что айва здесь приживется – слишком холодный климат. И вам очень нравится, когда мебель блестит, а судя по тому, что в доме пахнет лавандой, возможно для полировки используется как раз этот рецепт. – Она помахала листочком.

Джек уставился на нее, а Крессида продолжала:

– Здесь прабабушкины хозяйственные книги. Вы можете прочитать о всех ее расходах, о том, как ведется дом, кто прибудет с визитом, даже какое платье она наденет в честь приезда герцога Ратлендского. Это чудо какое-то… Вы узнаете, как они жили, развлекались, что им подавали на завтрак.

Джек помнил свою прабабушку – она умерла, когда ему было лет десять. На завтрак ей непременно подавали яичницу с ветчиной. Однажды утром она велела служанке принести вместо этого чашку чая и спустя пять минут умерла, не успев ничего больше сказать.

Он смотрел на бумаги, которыми был усыпан подоконник. Некоторые из них исписаны ее тонким неровным почерком. Джек и думать забыл о старой даме и вот теперь вспомнил. Они с Нэн ужасно любили бегать к ней в гости. Она обычно ворчала, как много они всего съедают, и тут же, весело на них поглядывая, подкладывала на тарелки пирожки и печенье. Господи, он почти помнит запах особенного ароматного печенья, еще теплого – прямо из духовки. Мальчик всегда удивлялся тому, откуда ей было знать, когда они придут, и как она успевала приказать испечь печенье. Лишь спустя годы он сообразил, что боковая дверь, через которую они с Нэн выбегали из дома, была хорошо видна из гостиной старушкиного особняка, находящегося в полумиле.

Джек подобрал листки и стал их просматривать. Он поднял голову и заметил пристальный взгляд Крессиды.

– Вы что-нибудь ищете? – спросила она. Он покраснел.

– Она… у нее был рецепт ароматного печенья, – сказал он и смущенно замолчал. Невозможно передать словами то, как на него подействовали мысли об этом печенье. Оно напомнило о детстве, о рыбалках вместе с Нэн, о том, как они учились ездить верхом и как бегали в гости к прабабушке.

Крессида сосредоточенно стала перебирать кипу бумаг.

– Нет, это не то. Я раскладываю записи по темам: например, настойки из трав… – Она спокойно посмотрела на Джека. – Здесь есть один рецепт мази из окопника. Ее полезно втирать в плечо.

– Мой камердинер уже взял мазь у миссис Робертс, – с улыбкой откликнулся Джек.

Крессида улыбнулась в ответ, и у него сделалось тепло на душе.

– Что ж, хорошо. В таком случае у меня нет повода беспокоиться. Так… здесь средства для чистки утвари… А, вот оно – печенье со специями. Хм. Корица, имбирь, мускатный орех. – Глаза ее заблестели. – То самое?

– Э… да. Да, это оно. – У Джека аж слюнки потекли.

Крессида бросила на него проказливый взгляд.

– А теперь послушайте. – И, подражая дребезжащему старческому голосу, она произнесла: – Сказать повару, чтобы замесил двойную порцию – Джек и Нэн ужасные обжоры.

Смеясь, Крессида слезла с подоконника и направилась к двери.

– Вы куда?

Джеку вдруг стало одиноко. Она с улыбкой обернулась.

– К себе, разумеется. Почерк вашей прабабушки трудно разобрать. Я перепишу рецепт и отдам поварихе. К вечернему чаю у вас будет ароматное печенье. – И с грустью добавила: – Такие мелочи очень важны. Каждый раз, когда я надеваю мамино украшение, то думаю о ней. Мне кажется, с печеньем произойдет то же самое. Возможно, ваши правнуки однажды вспомнят о нем.

С этими словами девушка ушла, а Джек молча уставился ей вслед. Каким образом ей удалось выразить все это словами и превратить рецепт печенья в важную часть семейных традиций, словно оно – герб над камином?

Он хотел было тоже порыться в шкатулке, но что-то его остановило. Раз Крессиде это интересно, то его вмешательство может ей не понравиться. Пусть сама разбирается. Но не на подоконнике – ей необходим письменный стол. Джек оглядел библиотеку. Отцовское бюро, которое использует он, стоит у камина и завалено книгами и бумагами. Есть еще стол для доктора Брамли. На нем тоже полно документов, рукописей и книг.

Маленький столик в бывшей материнской гостиной! Он прекрасно подойдет. У него откидывается одна сторона, и он не займет много места.

Джеку вдруг ужасно захотелось поскорее ее увидеть… и чтобы она напомнила ему о необходимости держать руку на перевязи. Он решительно дернул за шнур звонка. Надо перенести стол сюда до ее возвращения.

Крессида с удивлением взирала на изящный письменный столик красного дерева, придвинутый к подоконнику. Все ее бумаги были аккуратно разложены. Откуда он взялся?

Деликатное покашливание прервало ее размышления.

– Стол стоит на удобном месте, мисс Крессида?

Она обернулась и увидела Эванза, который улыбался ей с видом доброго дядюшки.

– О, да! Но…

– Хозяин убедил нас, что стол поставлен правильно, но если хотите его передвинуть…

Откуда Джек знает, что она очень любит залитый светом подоконник? Теперь она сможет там читать, а если нужно что-нибудь записать, пересядет за стол…

– Нет, что вы! Все замечательно, – заверила она Эванза. – Но кто переложил мои бумаги? – Девушка провела рукой по стопкам.

Эванз засмеялся.

– Это сделал мистер Джек. Не позволил нам ни до чего дотронуться. Он рассказал, как вы нашли рецепт печенья старой леди Кейт. – Эванз задумчиво улыбнулся. – Я-то помню это печенье, а вот повариха – нет. Она – новенькая, появилась здесь всего двадцать лет назад, но, думаю, она справится.

Крессида с трудом удержалась от смеха. Двадцать лет, а кухарку до сих пор считают новенькой.

– А вы, Эванз, сколько лет здесь?

– Я, мисс Крессида? Я здесь родился. Мой отец был дворецким у деда мистера Джека. Когда я был мальчишкой, леди Кейт овдовела и жила отдельно. Она готовила это печенье еще для отца мистера Джека и мисс Нэн. – Он смущенно заморгал. – Ну… если стол не надо передвигать, я пойду в буфетную.

Крессида уселась за стол и растерянно уставилась на аккуратные стопки бумаг. Он сам все разложил! Дрожащими пальцами она дотронулась до маленькой медной чернильницы. Он обо всем подумал: песок в коробочке, чернила, перья. И лампа.

Почему? Почему Джек проявил такую заботу? Крессида вспомнила, как он сидел с ней на подоконнике, в какой пришел восторг, когда она нашла рецепт. Она всегда чувствовала, что его к ней тянет, но не обращала на это внимания, твердя себе, что он ее невзлюбил, что он властный и недоброжелательный. Но что властного в человеке, который радовался словно мальчик, предвкушая угощение и пытаясь это скрыть? «Недоброжелатель» отыскал для нее письменный стол и поставил на него все необходимое. Девушка вздрогнула: как бы не совершить ошибку от таких знаков внимания. Он просто проявил доброту.

У Крессиды вырвался стон. Ну что плохого в том, что он добр? Это привлекательная черта характера, в особенности если в ней нет оттенка снисходительности. Но влюбиться в мистера Джека Гамильтона было бы величайшей глупостью.

От мысли, что она может ему понравиться, ей стало теплее. Даже ноги согрелись. Как странно! Она ведь далеко от камина, и в этом углу обычно зябко.

Удивленная Крессида нагнулась и заглянула под стол. Она не поверила своим глазам – там стоял медный ящик с отверстиями: старомодная грелка для ног. У нее дрогнуло сердце.

Джек направился в библиотеку. Он хотел, чтобы Крессида первой обнаружила стол. Теперь же ему было любопытно посмотреть, как она к этому отнеслась. Все ли мелочи он учел?

– А, мистер Джек. Вот вы где, – отвлек его голос Эванза.

Дворецкий произнес это чересчур торжественно, и Джек насторожился.

– Да, Эванз? В чем дело?

О боже! У Эванза всегда такое выражение лица, когда заявляются посетители.

– Это Станопы, сэр.

Черт! Эванз обращался к хозяину «сэр», когда хотел напомнить ему о его обязанностях.

– Ну хорошо! – пробурчал Джек. – Куда ты их провел?

У дворецкого был столь возмущенный вид, что Джек тотчас пришел в себя.

– Прости, Эванз. Конечно, в гостиную. Я сейчас же иду туда. Позаботься о чае. – Вдруг его осенило. – Кстати, скажи мисс Брамли, что у нас посетители и что мы будем пить чай в гостиной.

Визит Станопов пройдет веселее, если рядом будет Крессида. К тому же неплохо продемонстрировать леди Станоп, что он считает мисс Брамли членом семьи, а не бедной родственницей.

Визит начался неудачно, так как леди Станоп решила немного подтолкнуть Джека к тому, чтобы он поухаживал за ее дочкой.

– Сейчас считается модным, чтобы леди сами управляли экипажем. Можем ли мы с сэром Уильямом воспользоваться нашей долгой дружбой и попросить вас, если вы, конечно, не возражаете, показать милой Элисон, как править лошадьми?

Джек подумал, что на его лице наверняка отчетливо написано – он очень даже возражает. Ему приходилось наблюдать, как «милая Элисон», сидя в седле, натягивает удила. При мысли, что она причинит боль его драгоценным лошадям, он уже открыл рот, собираясь уклониться от чести стать ее учителем, как принесли печенье, бутерброды и лепешки. Он знал, что сэр Уильям обожает печенье и однажды умял целое блюдо.

Но куда подевалась Крессида? Если она сейчас же не появится, то печенье исчезнет. Сэр Уильям уже успел съесть три штуки.

– Не забывайте, леди Станоп, об опасностях, подстерегающих юную леди, которая правит сама.

Джек не знал, как отвлечь сэра Уильяма от печенья.

– А вы не попробовали лепешек, сэр? С черносмородиновым вареньем? Оно в этом году получилось на редкость удачным.

Господи, да он говорит в точности, как его мать!

Сэр Уильям замахал руками.

– Не суетитесь вокруг меня, мой мальчик. С меня вполне хватит и печенья.

Джек с досадой наблюдал за тем, как печенье исчезает во рту сэра Уильяма. Интересно, сколько еще ему удастся слопать? Обычно подобные визиты не длились более получаса. Скосив глаза на позолоченные часы, стоящие на камине, Джек подсчитал, что остается по крайней мере еще минут пятнадцать, а значит, скоро исчезнет все до крошки.

– А где же ваша маленькая кузина мисс… Брамбли? Кажется так ее зовут? – подала голос леди Станоп.

– Мисс Брамли, – холодно поправил ее Джек. – Полагаю, в библиотеке.

– А, понятно, – протянула дама. – Очень разумно. Конечно, ей приличнее пить чай там. У меня была кузина, которой приходилось напоминать об этом.

От предположения, что мисс Брамли намеренно указывают на ее место, Джек чуть не задохнулся. Стараясь не нарушать правил вежливости, он произнес:

– Я обычно пью чай в библиотеке, и, разумеется, удобнее, чтобы домочадцы следовали моему примеру.

Он перевел разговор на лондонский светский сезон и спросил, когда Станопы собираются переехать в столицу.

– А, что касается этого… Я еще не решила, когда мы поедем, – доверительно сказала леди Станоп. – Прошлый сезон был просто замечательным и милая Элисон имела успех… большой успех. Вы были так добры и танцевали с ней. Однако она переутомилась, и в этом году мы поедем попозже.

У Джека заныло плечо при мысли о предстоящих танцах с мисс Станоп. Он мгновенно решил, что проведет сезон в Лестершире. В любом случае весной в деревне приятнее, чем в Лондоне.

– А вы, сэр? Когда вы будете в Лондоне? – Мисс Станоп, хлопая ресницами, бросила на него томный взгляд.

Джек забыл о своей природной честности.

– О, при первой же возможности, мисс Станоп. – Он почти ощутил, как меняются планы семейства Станоп. Прекрасно! Он займется приготовлениями к отъезду и даже переберется в городской дом, если нужно. Но, как только Станопы устроятся в Лондоне, сразу же вернется. Сейчас же главное – отвлечь сэра Уильяма от печенья. А тут еще мисс Станоп протянула руку к блюду. Господи! Надо поскорее отделаться от непрошеных гостей.

– Боже мой! Снова эта негодная мышка! Вот нахальная попрошайка!

Раздался визг, девица Станоп в ужасе отшатнулась и опрокинула столик. По ковру разлился чай и рассыпалось оставшееся печенье.

Визит тут же завершился. Мисс Станоп и ее матушка, дабы избежать новой встречи с мышкой, удалились с такой скоростью, что Джек подумал: уж не принести ли ему на всякий случай в дом несколько зверьков. На конюшне они, несомненно, водятся…

Джек с извинениями проводил гостей и, вернувшись, оглядел убытки. Ничего страшного – разбилась только чашка с блюдцем, а блюдо уцелело, хотя часть печенья разломалась. Джек сложил ароматные кусочки на блюдо и отправился в библиотеку, раздумывая о пользе и вреде мышей.

Глава пятая

Крессида подняла голову, услыхав, как Джек вошел в библиотеку. Она замерла, ожидая увидеть за его спиной семейство Станоп. Затем ее взгляд упал на блюдо у него в руках. Что он несет? Печенье? И к тому же улыбается своей неотразимой улыбкой, от которой у нее подпрыгивает сердце. Несмотря на грелку у ног, по телу пробежали холодные мурашки. Она не должна в него влюбляться. Не должна!

– Ваши… посетители ушли?

Что у нее с голосом? Неужели он дрожит только потому, что появился Джек?

Гамильтон уселся на подоконник и поставил рядом блюдо.

– Слава богу, они ушли, – сказал он, вытягивая длинные ноги. – А вы – трусиха. Я едва спас печенье для вас.

Для нее? Спас?

– Я… решила поставить на полки те книги, с которыми папа закончил работать. – Отчасти это правда, но книги она расставила за десять минут. Крессида спохватилась и торопливо выговорила: – Я должна поблагодарить вас за письменный стол, сэр. Весьма признательна.

– Да? – Его голос ласкал слух.

– Да, конечно. Очень признательна, – повторила Крессида, стараясь не придавать значения тому, как приятно у нее на душе. – Вы… вы очень добры. И продумали все мелочи.

Он снова улыбнулся, а она растаяла от радости. Какая же искушающая у него улыбка!

– В таком случае садитесь со мной рядом и угощайтесь печеньем. Расскажите, что еще вы нашли в шкатулке леди Кейт.

Крессида поборола смятение. В конце концов, он и раньше сидел с ней на подоконнике – и мир не рухнул. Опасен не Джек, а ее глупые фантазии. Надо всего лишь помнить, что он просто добрый человек, и тогда все будет в порядке.

– Я нашла рецепт абрикосовой наливки, – ответила девушка.

– Странно, – заметил он. – Прабабушка терпеть не могла наливок. Она пила исключительно бренди. Возьмите печенье.

– Спасибо. – Крессида взяла одно печенье и сразу почувствовала терпкий запах мускатного ореха. – О! Это – то самое?

Подняв глаза на Джека, девушка увидела его напряженный, пылающий взгляд. Она поняла, что сейчас произойдет, почувствовала всеми фибрами души. В мозгу предостерегающе стучало: беги! Но ее подвело сердце – оно млело и не позволяло уйти. Она осталась. Джек наклонился и нежно коснулся ее губ. Крессида замерла и, охнув, приоткрыла рот. Огромная ладонь обхватила ее подбородок и запрокинула голову. Крепкая рука обняла Крессиду. У нее перехватило дыхание, и она застыла, объятая жаром, а он водил языком по ее губам. Она интуитивно прильнула к нему и пошире раскрыла рот.

Джек не ожидал такой податливости. Господи, какая же она сладкая! И этот дрожащий рот, покорно раскрывшийся от прикосновения его губ… Такое любому мужчине трудно вынести. Он застонал от удовольствия. Голова у него закружилась. Она такая же сладкая и душистая, как печенье, как лето. Она – воплощение желания. И это желание нахлынуло на него подобно жаркой волне. Он был потрясен и с огромным трудом выпустил Крессиду из объятий, пока эта волна не потопила его. Тело заныло и одеревенело, протестуя против требований долга чести. Тяжело дыша, Джек не сводил с нее глаз. Он не собирался ее целовать, но устоять перед невинной улыбкой было выше его сил. Как теперь извиняться?

– Простите меня, сэр.

Крессида встала и, ничего больше не сказав, вышла из библиотеки. Джек не верил своим ушам.

«Простите меня, сэр»? Что это значит?

У себя в комнате Крессида приняла твердое решение: она должна избегать Джека. Постоянно. И никогда больше не оставаться с ним наедине. И не потому, что боится его – она боится себя. Крессида дотронулась до губ. Какое удовольствие она только что испытала! Она-то считала, что целует мужчина, а женщина просто принимает поцелуй. Но Джек приглашал ее разделить с ним эту радость.

Она нервно теребила бахрому шали. Вот Эндрю… Тот силой пытался заставить ее подчиниться его прихотям. А Джек… Здесь опасность кроется в ее собственном желании принять все, что он может предложить. Девушка испытывала к нему не только физическое влечение. Ей нравилось быть рядом с ним, шутить, смеяться, беспокоиться о его руке. От беспокойства всего один шаг до любви. Но этот же шаг ведет к пропасти. В глубине души она знала, что уже готова на все. Необходимо любым способом удержаться. Одно дело, когда тебя толкают к краю, и совсем другое – прыгнуть вниз самой.

Джек недовольно смотрел на пустой угол около окна. Крессида больше не работала за письменным столом и не сидела на подоконнике. И больше не читала книги для собственного удовольствия. Она приходила в библиотеку только затем, чтобы помогать отцу. Даже завтракала у себя в комнате. Чаем и гренками. Да она умрет с голоду! Обычно по утрам у нее бывал хороший аппетит, а теперь она перестала спускаться в столовую.

Джек понимал, почему: доктор Брамли часто вставал поздно и Крессида не хотела оставаться наедине со своим хозяином.

«Простите меня, сэр». Он не мог забыть эти слова.

Не следовало целовать ее. Но ведь она ответила! При воспоминании о мягких, податливых губах у Джека все заныло внутри. А потом Крессида испугалась.

Может, она вообще не хочет, чтобы он ее целовал, и избегает его, чтобы этого не случилось? Да ей достаточно просто сказать ему.

Джек в ярости зашипел. Черт! Он должен быть благодарен Крессиде за то, что она не искушает его своим присутствием. Но как же, черт возьми, он скучает по ней! Она больше не порхает по лестницам, не спорит о том, как правильнее расставить книги на полках. Он не слышит ее смеха… Ему ее не хватает, и все тут!

Желание поцеловать ее не проходило, не говоря уже обо всем остальном. Гамильтон не понимал самого себя, так как никогда страсть не управляла им. Он ловил себя на том, что огрызается на всякого, кто попадается под руку. А происходит это из-за постоянного напряжения и бессонных ночей.

Может, отец знает, где она? Джек осторожно задал этот вопрос доктору Брамли, но тот окинул изумленным взглядом библиотеку и промямлил:

– Разве ее здесь нет? А… да, действительно нет. Минутку. Она вроде бы говорила о прогулке или еще о чем-то… Но она приготовила достаточно книг, так что работы мне хватит, поэтому, милый мальчик, не волнуйтесь.

У Джека чуть было не вырвалось ругательство. Крессида отлично знает, что он несколько часов по утрам занимается делами поместья и лишь потом появляется в библиотеке. Поэтому она спускается сюда пораньше, готовит как можно больше книг для отца и успевает исчезнуть до прихода хозяина. Такая тактика достойна аплодисментов. Но для начала девушка заслужила подзатыльник. Правда, прежде придется ее разыскать.

Куда отправилась Крессида, не знал никто. Правда, Эванз утешил Джека сообщением, что мисс Крессида тепло одета. Он должен найти ее и сам в этом убедиться. Это его долг как хозяина и главы семьи. Да провались все к дьяволу! Он просто хочет ее видеть.

Джек отправился на конюшню. Плевать на возражения Клинтона. Он прикажет оседлать лошадь и отправится на поиски.

Тихонько ругаясь себе под нос, Джек свернул в сторону конюшни. Тот обворожительный поцелуй… Он никогда ничего подобного не испытывал. Господи, ему всегда представлялось, что целовать невинную и неискушенную девушку просто скучно. Но когда Крессида, поколебавшись, коснулась его губ, охватившее его желание было подобно удару и едва не свело с ума…

А где, черт побери, Клинтон? Но лучше сначала он навестит своего коня, а уж потом позовет конюха.

– Дэнни, не позволяй ему толкать меня носом. Я почти закончила. В следующий раз не принесу сахар.

Не ожидая услышать этот голос, доносившийся из стойла раненой лошади, Джек замер. Что здесь делает Крессида?

– Правильно, мисс Крессида. У Огненного длинный нос.

Господи! Да это Дэниел, младший сын Клинтона. Чем же сия парочка занимается?

Послышался приглушенный смех, и у Джека бешено заколотилось сердце.

– Очень длинный. И волосатый. Без твоей помощи я бы не справилась. А у меня для тебя сюрприз.

Последовало смущенное бормотание.

– Да я и не помышляю предлагать тебе деньги, Дэнни. Подожди минутку…

Наступило долгое молчание.

– Ну вот. Готово.

Джек услышал звук рвущейся бумаги.

– Как думаешь, твоим родителям понравится?

– Вот это да, мисс Крессида! Ну в точности я! Я и не знал, что тоже получусь. Думал – только старина Огненный. Что ж вы мне ничего не сказали?

Крессида засмеялась.

– Тогда бы у тебя был неестественный вид.

– Отпустить Огненного, мисс?

– Сначала я уберу альбом. Все в порядке. Ах, ты, большой слюнявый дурачок!

Джек заглянул в стойло и увидел Дэнни Клинтона, который держал в руке лист бумаги. А Крессида сидела на перевернутом ведре и кормила сахаром его любимую верховую лошадь.

– Доброе утро, мистер Джек, – тоненьким голоском выкрикнул Дэнни.

У Крессиды вырвалось слабое «ох», и она обернулась. Огненный зажевал быстрее и стал толкать девушку, требуя еще сахара.

– Привет, Дэнни, – ответил Джек, входя в стойло. Повернувшись к Крессиде, он сказал: – Вот вы где, моя дорогая. Ваш отец беспокоится.

Она удивленно подняла брови, услыхав явную ложь.

– В самом деле? Это произошло до или после того, как вы обратили его внимание на мое отсутствие?

– Посмотрите, мистер Джек, – с восторгом произнес Дэнни, – что мисс Крессида нарисовала для мамы и папы. – Он с гордостью показал набросок.

– Боже мой! – воскликнул Джек.

Сходство было поразительное. Крессиде непонятно каким образом удалось всего несколькими штрихами передать непоседливость мальчика и его любовь к лошадям. Перепачканная рука благоговейно гладит блестящий нос животного. А лошадь… Крессида разглядела в сильном, резвом коне доброго гиганта, нерешительно сующего нос в карман мальчишки.

Джек отдал рисунок Дэнни и посмотрел на Крессиду – она собирала рисовальные принадлежности. Он смог увидеть только ее покрасневшую шею. По крайней мере девушка тепло одета. Если бы она была в тонком муслиновом платье, обрисовывающем округлые бедра, он этого не вынес бы.

– Скажи своей маме, Дэнни, что я велю вставить рисунок в рамку, если она захочет, – предложил Джек.

Дэнни раздулся от гордости.

– Ух ты! Картина на стене? До свидания, мистер Джек! До свидания, мисс. Спасибо вам!

Крессида тем временем сложила свои вещи и выпрямилась. Она раскраснелась, а Джек мог думать только об одном – разрумянится ли она еще пуще, если он ее поцелует. Сначала, конечно, нежно, но когда она опомнится от изумления и ответит на его поцелуй, то… Он знал, что страсть захлестнет его, стоит ему коснуться ее рта.

– Вы искали меня? Папе нужно принести еще книг?

От ее вопроса Джек опомнился.

– У вашего отца достаточно книг. И хотя я недоумевал, куда вы подевались, на конюшню зашел, чтобы проведать Огненного. Ведь это по моей вине у него поранена нога.

– В таком случае не буду вам мешать, – сказала Крессида и пошла к двери.

Но он поймал ее за кисть. Девушка сжалась. Надо выдернуть руку. Но как это сделать, не причинив ему боли?

– Сэр, вы ведете себя нечестно.

– Нечестно, Кресс? Почему?

– Вы держите меня правой рукой и прекрасно знаете, что, если я попытаюсь вырваться, то сделаю вам больно.

– Знаю, разумеется, но иду на риск, моя дорогая. Иногда риск бывает оправдан. Скажите – у вас много рисунков?

– Не очень, – отрезала девушка. – Я давно не рисовала.

Отпустит он ее или нет?

– Моя мама любила рисовать, – сказал Джек. – Кажется, она до сих пор этим занимается.

Нежные нотки, прозвучавшие в его голосе, поразили Крессиду.

– Ваша мама еще жива?

Он удивился.

– Да. Она большую часть года проводит в Лондоне.

– Не здесь?

Джек покачал головой и с усмешкой объяснил:

– Мама считает, что, если мне нужна хозяйка в доме, то я должен жениться. Но особняк для нее всегда готов. На Рождество она приезжала вместе с моей сестрой леди Барраклаф, ее мужем и всей семьей. Слава богу, они отбыли до того, как я сломал ключицу.

– Простите, я не поняла…

– Устроили бы жуткую суету, – пояснил Джек. – Хуже, чем вы вместе со слугами.

– Я не устраиваю суеты, – сквозь зубы процедила Крессида.

– Разве? Тогда почему вы не хлопнете меня по плечу и не вырвете руку? Или это не входит в ваши планы?

Какие планы? О чем он? Девушка быстро нашлась:

– Вам незнакомы хорошие манеры и обычная порядочность?

– Сдаюсь. Мама с сестрой одобрили бы ваш ответ.

Что ей до того? Родственницы знатных женихов обычно равнодушны к дочерям обнищавших священников.

– Вам еще что-то нужно узнать? Если нет, то будьте так добры и отпустите мою руку. Огненный, сейчас же прекрати!

Гнедой, отчаявшись получить еще сахара, стал зубами стягивать с ноги повязку.

Джек выругался, отпустил Крессиду и шагнул к коню. Ухватившись за недоуздок, он приподнял его голову.

– Тебе придется потерпеть еще немножко, старина.

Крессиде следовало бы убежать, но слишком велико было искушение поддеть Джека.

– Ну и ну! – сказала она. – Он ведет себя, как некий джентльмен, не желающий носить перевязь.

Джек, лаская Огненного, бросил на Крессиду сердитый взгляд.

– Не вижу никакого сходства.

– А я вижу, – не унималась девушка, – и не одно: упрямство, нежелание слушаться советов, любопытство, разумеется. Продолжать?

Джек покачал головой и в его глазах промелькнул дерзкий огонек.

– Я должен указать на одну отличительную особенность.

– Какую? – сладким голосом пропела Крессида, не заметив скрытого подвоха.

– Огненный – мерин, – с улыбкой пояснил Джек.

Крессида почувствовала, как вспыхнули щеки. Она поняла, что он имеет в виду.

– Здесь осталось много маминых рисунков, – как ни в чем не бывало продолжал Джек. – Кстати, она рисовала папиных любимых верховых лошадей. Хотите на них взглянуть?

Крессида пришла в ужас и разозлилась. В памяти всплыли материнские слова, и она даже услышала мамин голос: «А больше всего, моя девочка, остерегайся, когда джентльмен предложит тебе посмотреть его… картины, какие-нибудь предметы искусства или фамильные драгоценности».

Мама никогда не уточняла, к чему это приведет. Она была уверена, что Крессида знает, как должна реагировать благовоспитанная молодая леди.

И Крессида ответила ледяным голосом:

– Как мило с вашей стороны. Но если показ ваших, к примеру, гравюр подразумевает определенное предложение, то я, к сожалению, вынуждена отказаться от подобной чести – я ее не заслуживаю.

У Джека от удивления приоткрылся рот, что доставило ей огромное удовольствие. Он, видно, не рассчитывал, что она вовсе не глупенькая мисс, которую легко обмануть. Хотя она и не знает, почему гравюры или драгоценности могут представлять опасность.

– Не будь вы дочерью вашего отца и моей гостьей… – От злости Джек задыхался. – Я бы перекинул вас через колено и отшлепал как следует за подобную пошлость!

– Как вы смеете!..

Он бесцеремонно прервал ее:

– А если бы вы были мужчиной, то вызвал бы вас на дуэль. – Неожиданно он схватил ее за плечи, притянул к себе и поцеловал. Так же порывисто отпустил и отстранился. – Вот это уже точно потеря рассудка, а не чувства меры! – хрипло произнес Джек и вышел из конюшни, хлопнув дверью.

А трясущаяся Крессида привалилась к стене.

Джек, уходя, едва ответил на приветствие Клинтона. Да, тема лошадей оказалась небезопасной. Если он не возьмет себя в руки, то рано или поздно кого-нибудь придушит. Скорее всего, Крессиду. Либо соблазнит ее. Господи! Он опять думает о том же. И еще о том, что она хочет женить его на себе. У нее хватило наглости намекнуть, что он почти совратил ее. Чем, черт возьми, он это заслужил?

Он прибавил шаг и направился к дому по дорожке, обсаженной кустами лаванды. Обычно он прогуливался медленно, наслаждаясь благоуханием. Но не сегодня. Лавандой пахла одежда Крессиды, и это привело его в ярость.

Джек никогда не совращал невинных девиц и никогда не играл с чувствами благородных девушек, которые могли ожидать от него предложения руки и сердца. Так далеко он не заходил. И уж точно никогда не позволял себе проводить сравнения между жеребцами и меринами. Его любовные похождения ограничивались куртизанками. Были тайные связи и со светскими дамами. Скандалов Джек не боялся, поскольку светское общество обожало пикантные истории. Просто он всегда считал, что главное в любовной связи – взаимное удовольствие. Такой жизненный опыт совершенно не подготовил его для общения с Крессидой.

Джек обогнул дом и застыл на месте. Черт! Снова экипаж! Он надеялся, что гости его не заметили. Эванз не соврет, сказав, что не знает, где хозяин. Но гнедые… Превосходные чистокровные лошади показались Джеку знакомыми.

Однако голова его была занята другими, более насущными делами. Что с ним стряслось, раз он раздумывает о совращении Крессиды Брамли? Выходит, он либо вдруг превратился в страшного негодяя… либо собирается на ней жениться. Жениться на ней?! На вспыльчивой скандалистке, которая выводит его из себя и заставляет произносить такие слова, какие он никогда в жизни и не помышлял сказать благовоспитанной девушке. Не говоря уже о том, что ему хотелось с ней сделать.

А все-таки эти гнедые очень уж знакомы…

Что может быть хуже, чем брак с Крессидой Брамли? Да она перевернет вверх дном всю его размеренную жизнь. Но поскольку Кресс ни в коей мере не соответствует образу женщины, на которой ему хотелось бы жениться, то будет разумнее, если он займется восстановлением своего душевного равновесия.

К черту эти мысли! Лучше посмотрим на этих валлийских гнедых. Они нисколько не хуже упряжки Марка… Джек присмотрелся повнимательнее. Господи! Да это же гнедые Марка!

Словно в тумане, Джек наблюдал, как один из его лакеев бросился к карете и откинул ступеньки. Затем появилась высокая, атлетическая фигуpa графа Резерфорда. Спрыгнув на землю, он протянул руки и ему передали крошечный, завернутый в шали сверток. Марк одной рукой прижал к груди бесценную ношу, а другую протянул жене. Они приехали втроем. С малюткой Джоном, крестником Джека.

– Марк! Мэг! Что вы здесь делаете?

Марк со смехом сказал:

– Наносим тебе визит. Ты не рад?

– Чердак для тебя найдется. Привет, Мэг, дорогая. – Он заключил графиню в крепкие объятия.

– Джек! Сейчас же опусти меня, медведь ты этакий! Забыл о плече?

– Боже мой, – простонал Джек. – Появилась еще одна женщина, которой не дает покоя мое проклятое плечо.

Он опустил Мэг и шаловливо подмигнул другу.

– Не возражаешь против такого обращения с твоей женой, старина?

– Мэг знает, как обходиться с дураками! Если она просто треснет тебя по плечу, то считай, что тебе повезло.

– Ой, перестаньте, – вмешалась графиня. – Джек, что за идиотское письмо ты прислал Марку? Неужели мы ездим сюда только ради охоты?

– Идите скорее в дом, – поторопил их Джек. – Моему крестнику холод не понравится. Как он?

– Спит, – сообщил Марк. – И делает это достаточно долго, а если его разбудить не вовремя, то очень сердится.

– Как и его папочка? – пошутил Джек. Марк озорно заулыбался.

– За нехватку сна я получаю определенное вознаграждение. И все же давай отнесем его в дом и посмотрим, какую детскую приготовила ему экономка. Мы приехали бы раньше на несколько дней, но решили не спешить в дороге, чтобы он не устал и не замерз.

До Джека дошел наконец смысл слов Марк.

– Постой! Ты сказал, что она приготовила детскую? Разве вас ждали?

– Конечно, – улыбнулась Мэг. – Я написала миссис Робертс, что мы сегодня приезжаем.

– Великий Боже! – изумился Джек. – Никто из слуг и словом не обмолвился! Это просто мятеж! Они дождутся, что я всех уволю без рекомендаций!

– Когда уволишь, дай мне знать – мы с радостью их примем, – весело заявила Мэг.

Глава шестая

Крессида тупо смотрела на дверь своей спальни, надеясь, что ей не придется спускаться вниз. Граф и графиня, близкие друзья Джека. Ее бросило в жар, когда она вспомнила, как в последний раз попалась на глаза виконтессе. А графиня наверняка еще более высокомерна. Особенно, если наслышана об интриганке мисс Брамли.

Может быть, передать через служанку, что у нее болит голова? Если она просидит здесь еще немного, снедаемая сомнениями, то голова обязательно разболится. Как она встретится с Джеком за обедом после их разговора на конюшне? Присутствие графини пугало еще больше.

Крессида вздохнула. Сидеть здесь, трясясь от страха, бесполезно. Если верить тому, что сообщила прислуживающая ей горничная, владения Резерфорда находятся далеко от Корнуолла. Маловероятно, что до них дошли тамошние сплетни.

Крессида встала и оправила платье. Оно, конечно, старомодное, перешито из маминой накидки, но другого у нее нет. Мягкий, темно-зеленый бархат еще не потерял блеск, а кружева цвета слоновой кости, приколотые к глубокому вырезу, освежали наряд.

Графиня, уж конечно, будет усыпана бриллиантами подобно матери Эндрю, леди Фэрбридж. А у нее ничего нет, кроме маминого ожерелья из металлических цветочков. Крессида с печальной улыбкой вынула украшение из шкатулки.

Крессида незаметно вошла в гостиную, сердясь на себя за то, что волнуется.

«Какое тебе дело до графа и графини? Почему тебя беспокоит их присутствие?»

Она не увидела графиню – ее заслонила крупная фигура Джека. Он смеялся над чем-то сказанным ею. Она, разумеется, нравится ему больше, чем бестактная маленькая родственница, подумала Крессида.

Первым на нее обратил внимание граф – высокий, с рыжеватыми волосами и светло-серыми глазами.

– Добрый вечер. Вы, как я понимаю, мисс Брамли. Джек вместо того, чтобы нас познакомить, поглощен флиртом с моей женой. Поскольку вы с ним родственники, я позволю себе сделать это без него. Я – Резерфорд. – И с дружелюбной улыбкой Марк протянул ей руку.

– Добрый… добрый вечер, милорд.

От прикосновения его ладони к своей Крессида не испытала никакого трепета, хотя он так же красив, как Джек.

В ответ на его улыбку она нерешительно улыбнулась.

– Учтите, я не кусаюсь, – сказал он.

– Д…да?

О боже! Неужели она не способна вымолвить что-нибудь поумнее? А Марк засмеялся.

– Точно не кусаюсь, мисс Брамли, что бы вам ни наговорил обо мне Джек.

Крессида почувствовала, что краснеет, но, заметив равнодушный взгляд Джека, похолодела. Почему каждый раз, когда они рядом, ей кажется, что весь мир перевернулся? И почему его сегодняшнее поведение не внушает ей отвращения? Любая уважающая себя дочь священника была бы возмущена.

Джек отодвинулся, и она увидела графиню Резерфорд, которая с интересом смотрела на нее голубыми с поволокой глазами и улыбалась.

«Да она не старше меня! И смотрит так, будто рада познакомиться».

– Мэг, позволь представить тебе мою дальнюю родственницу мисс Крессиду Брамли. Мисс Брамли, это леди Резерфорд.

Леди Резерфорд с удивлением взглянула на Джека, приоткрыла рот, собираясь что-то сказать, затем передумала и протянула Крессиде руку.

– Здравствуйте, мисс Брамли.

Крессида, смутившись, пожала ей руку, вспомнив, что леди Фэрбридж никогда не протягивала более двух пальцев тому, кого считала ниже себя.

Граф обратился к Крессиде.

– Я-то думал, что знаком со всеми родственниками Джека, включая вашего отца. Ровесников я называю по имени и для вас не собираюсь делать исключение.

– Ты очень любезен, Марк, но, боюсь, мисс Брамли предпочтет придерживаться строгого этикета. Ей не нравится даже намек на фамильярность. – Холодный тон Джека больно резал слух.

Пытаясь перевести разговор на другое, Крессида, оглянувшись, спросила:

– А папа еще не спускался? Наверное, мне следует пойти за ним.

Потом она пришлет служанку сказать, что у нее разыгралась мигрень и она вынуждена лечь спать.

– Доктор Брамли удалился к себе, – сообщил Джек. – Ему нездоровится.

– О, в таком случае прошу меня извинить. Я должна подняться к нему.

– У него есть все необходимое, – оборвал ее Джек. – Я об этом позаботился. Если ему что-нибудь понадобится, он позовет служанку.

– Спасибо, – сухо поблагодарила Крессида. – Но если папы здесь нет, то и мне не стоит…

– Ерунда, ~~ заявила леди Резерфорд. – Не оставите же вы меня одну с этими джентльменами, мисс Брамли. Сейчас начнутся бесконечные разговоры о какой-нибудь дурацкой мельнице или о последних гонках парных двухколесных экипажей, в которых Джек участвовал.

Чудесная улыбка леди Резерфорд смягчила сердце девушки.

Спустя два часа Крессида вместе с леди Резерфорд вышла из столовой. Она была изумлена и очарована. С такой высокородной дамой она никогда прежде не общалась. Графиня старалась изо всех сил втянуть мисс Брамли в общую беседу. А с какой стати граф Резерфорд запросто болтал с ней о приходских делах и о том, как они сочетаются с обязанностями землевладельца? Неужели она им понравилась? Трудно поверить. Но если они узнают правду, то миледи придет в ужас, а милорд и близко не подпустит ее к своей жене.

В коридоре леди Резерфорд с улыбкой сказала Крессиде:

– Прошу меня извинить, мисс Брамли. Я должна подняться наверх.

– Конечно, миледи, я прекрасно понимаю, – вежливо ответила Крессида.

– Не думаю, что понимаете, – улыбнулась ее светлость. – Мне нужно покормить Джона. Я еще не отняла его от груди.

Крессида была поражена.

– Вы сами его кормите?

Девушка смутилась и покраснела. Кто она такая, чтобы задавать подобные вопросы графине? Но леди Резерфорд лишь улыбнулась.

– Конечно. Я знаю, что это не модно. Но замечательно. Дома я приношу его в библиотеку после обеда, а Марк сидит рядом. Боюсь, для бедняги Джека это было бы слишком тяжелым испытанием. – Она заразительно засмеялась. – Могу себе представить его лицо.

– Вам нравится Дж… мистер Гамильтон? – спросила Крессида и вздрогнула, вдруг представив, как она нянчит ребенка Джека, а он сидит рядом.

Мэг кивнула.

– После Марка я больше всех привязана к нему. Он очень добрый, и у него душа рыцаря. А теперь я пойду. Увидимся утром. Надеюсь, вашему отцу станет лучше. Спокойной ночи, мисс Брамли. Я позволю себе больше не спускаться, так как после кормления Джона ужасно хочется спать.

– Спокойной ночи, – ответила Крессида и медленно направилась в библиотеку.

Интересно, что испытываешь, когда кормишь ребенка? Она не могла понять, почему леди Фэрбридж считала кормление грудью отвратительным занятием. Но если так, то зачем Господь дал женщинам грудь?

В библиотеке горел огонь в камине, а шторы были задернуты. Сейчас она выберет себе книгу и пойдет спать, но прежде проверит, как там папа. Крессида, зевая, подошла к высокому окну и немного раздвинула шторы. Над лесом висела полная луна, серебряный свет освещал покрытые снегом деревья и сады. На небе поблескивали звезды. Крессида узнала созвездие Ориона и Большую Медведицу, находить которые ее научила еще мама. Ребенком она была уверена в том, что звезды – это окна в раю, через которые смотрят Бог и ангелы. Крессида уселась на подоконник и плотно задернула шторы.

А если мама наблюдает за ней сверху? Что она подумает о своей глупой дочке? Наверняка расстроится.

«Ухаживай за папой, дорогая. Он очень добрый, но такой рассеянный. Он всегда очень хорошо ко мне относился и я старалась отплатить ему тем же».

А вот она, Крессида, поставила отца в такое положение, что он был вынужден защищать дочь от ужасных последствий ее поведения. И это стоило ему прихода. Но здесь он вполне счастлив. Мистер Гамильтон… Джек позаботится о нем. Пусть он и грубиян, но папу любит. Как было бы славно, если бы он и ее полюбил. Но она должна – до того, как уедет – предупредить его об одной маленькой отцовской странности. Джек, несомненно, поймет. В конце концов, папа не делает это намеренно.

Луна продолжала светить в окно, звезды блестели на небе… и Крессида задремала.

Она проснулась, дрожа от холода, и услышала голоса.

– Я думал, ты наверху с Джоном, но Люси сказала, что он сразу заснул, а ты спустилась в библиотеку взять книжку.

Господи, да это граф Резерфорд!

– Да. А я думала, что ты беседуешь с Джеком. Где он? – А это уже говорит миледи.

– Он поднялся к себе. Иди сюда, милочка.

Крессиду удивил хриплый, гортанный голос графа. Он с любовью смотрел на жену за обедом… Но что происходит сейчас? Может, ей следует выглянуть, чтобы они знали, что не одни здесь? Крессида не знала, как поступить. А вдруг они обнаружат ее, спрятавшуюся, словно ребенок, за шторами?

– Мэг… О боже, как я хочу тебя. Поцелуй меня снова…

Послышались стон и прерывистое дыхание. Потрясенная Крессида просунула нос между портьерами и разинула рот.

Лорд Резерфорд сидел в кресле у камина, держа графиню на коленях. Боже, что он делает? Он так страстно ее целует, словно вот-вот откусит ей нижнюю губу. И миледи это, кажется, нравится. Она прижалась к графу и запустила руки ему в волосы. А эти звуки похожи на всхлипывание, но явно от удовольствия. Великий Боже, да он гладит ей грудь, Крессиду бросило в жар, ее охватило желание – как тогда, когда Джек поцеловал ее. С Эндрю все было по-другому. Он испугал девушку, грубо требуя удовлетворения своих желаний. Если бы она не вырвалась из его рук, то попала бы в ужасную беду, от которой папа уже не спас бы.

Широко раскрыв глаза, Крессида смотрела, как граф осыпает поцелуями шею жены. Вот его губы спускаются все ниже и ниже… А как это могло быть у нее с Джеком?

– Марк?

Граф поднял голову.

– Еще?

– Да, о да…

– Ах ты, маленькая распутница.

Нежные поцелуи переместились на грудь, рука – на бедро и скрылась под тяжелой бархатной юбкой. У Крессиды перехватило дыхание при мысли о том, что Джек может вот так же ее ласкать. Она почувствовала слабость в ногах, а графиня тем временем поудобнее устраивалась в объятиях мужа.

– Мэг, любимая. Ты такая… теплая…

Крессида сидела, прижавшись к окну. Ей не следует здесь находиться. Неудивительно, что девушкам почти ничего не говорят о брачном ложе. От того, что ей удалось подглядеть и услышать, заболело и горело от жара все тело.

– Пойдем, дорогая, нам пора. Если мы задержимся…

А дальше последовали пылкие, полные любви слова лорда Резерфорда, прямо говорившие о том, чего он хочет.

У Крессиды горели щеки и тряслись колени. Только бы они не обнаружили ее!

– Марк, – раздался хрипловатый голос графини. – Это же не наша библиотека. Что, если войдет Джек?

В ответ последовал смех.

– Любовь моя, не искушай меня. Но старину Эванза точно хватит удар. Пойдем, шалунья. Пора спать. Дай-ка я поправлю твои юбки.

– А твой галстук?

– Ты опять его сорвала, бесстыдница?

– А ты разбросал мои заколки по полу.

– Дурочка, я утром все подберу. Если Джек их обнаружит, то ему будет о чем задуматься.

– Что касается Джека…

– Да, душечка? Это твоя сережка?

– Да, моя. Как ты думаешь, чем удручен Джек?

– У него крапивная лихорадка.

– Что?

– Крапивная лихорадка. В штанах. Хватит беспокоиться о нем – позаботься обо мне. Пойдем в постель.

Крапивная лихорадка! Что имеет в виду Резерфорд? Крессида продолжала подглядывать в щелку.

Они наконец вышли из библиотеки, плотно закрыв за собой дверь.

Подождав для верности несколько минут, Крессида вылезла из своего убежища. Она смотрела на кресло, в котором только что сидели граф и графиня и… представляла Джека на месте Резерфорда. Но зачем думать о том, каково было бы ей оказаться у Джека на коленях?

Она отвернулась к книжным полкам. Надо расставить все те книги, с которыми кончил работать папа, а затем выбрать себе что-нибудь почитать в постели. Со стопкой книг в одной руке девушка стала подниматься по лесенке и тут же наступила на подол юбки. Чтобы не упасть, Крессида ухватилась за лестницу, а книги рассыпались по полу.

– Черт! – Она приподняла юбку и осторожно спустилась вниз. Эта юбка была намного длиннее, чем у других платьев, и почти касалась пола.

Крессида заткнула подол за пояс. Она одна, и некому упрекнуть ее за неприличный вид.

Крессида снова собрала книги, поднялась по лестнице и стала заполнять полки. Вергилий, Гораций, Катулл. Овидий? У отца было несколько книг Овидия, но он не разрешал ей их читать Почему? Она с любопытством раскрыла одну. «Наука любви». Папа любил повторять, что многие классические произведения – неподходящее чтение для женщин.

Но чего она боится? Это всего лишь книга. Какой от нее вред? Крессида решительно открыла том и начала перелистывать страницы. Очень скоро она поняла, почему отец включил Овидия в запретный список. Девушка была потрясена советами, которые давно умерший поэт давал мужчинам, добивавшимся расположения женщин. Боже праведный! Да это свод правил для любовников! Крессида с интересом отметила, что поэт так же, как и лорд Резерфорд, считал, что женщинам следует наслаждаться любовью наравне с мужчинами. Затем она прочитала, что советует поэт женщинам, желающим, чтобы их соблазнили. Когда же она дошла до некоторых весьма красочных и подробных описаний, щеки у нее запылали.

– Что, черт побери, вы здесь делаете да еще в такое время? – раздался гневный голос.

Крессида пошатнулась, не удержалась на хлипкой лестнице и соскользнула вниз. Джек, ругаясь, бросился вперед и она упала ему на руки.

Гамильтон пришел в библиотеку, чтобы взять книгу – желательно что-нибудь скучное и напыщенное, навевающее сон. Меньше всего он ожидал увидеть предмет своих мечтаний сидящим на лестнице с задранными выше колен юбками. Ножки, которые он в своих пылких фантазиях представлял стройными, таковыми и оказались. Он не предполагал, что испугает Крессиду своим восклицанием, а теперь надо немедленно опустить ее на пол… пока он не поцеловал мягкие розовые губки.

Любой человек с твердым характером, не говоря уже о человеке чести, уже сделал бы это. Очевидно, он не обладает ни честью, ни характером, потому что продолжает держать девушку на руках, а она испуганно смотрит на него, словно он сейчас ее укусит.

– Джек! Вам не кажется, что надо отпустить меня? Ваше… ваше плечо…

Она наконец назвала его Джеком! И так доверчиво прижалась к нему.

«Ты – законченный осел! А может, она поджидала тебя и намеревалась сделать что-нибудь в этом роде?»

Он опустил Крессиду на пол, но рук не разжал, а переместил их на ее плечи. Она смотрела на него широко раскрытыми, удивленными глазами. Волнение выдавала только дрожь. Кресс облизала губы, их влажный блеск оказался таким притягивающим, что Джек не устоял. Возможно, поцелуй даст ответ на мучивший его вопрос: как далеко она зайдет?

– Мне не следует этого делать, – прошептал он.

– Чего не следует? – не поняла Крессида, продолжая дрожать.

– Этого. – Он медленно и с жадностью припал к ее рту.

Она получила достаточно предупреждений и понимала, чего он хочет. У нее была возможность уйти, но она не ушла.

Сначала его поцелуи были нежными, легкими и дразнящими. Одной рукой Джек держал ее за подбородок, приподняв лицо, а другой прижал к своей груди вместе с книгой Овидия. Когда он осторожно прикусил ее нижнюю губу, девушка ахнула, и книга упала на пол. Изощренные советы были забыты, и Крессида инстинктивно ухватилась за плечи Джека, чтобы устоять на ногах от вспыхнувшего желания. Жар его пылающего тела передался ей, приглашая к ответному поцелую. Она приоткрыла губы и с наслаждением вздохнула. Длинные пальцы Джека ласково, словно крылышки бабочки, касались кожи, оставляя ощущение приятного покалывания. Джек мог не помнить стихов Овидия, которые она только что прочитала, но сущность их, несомненно, была ему известна. Ладонь гладила нежную кожу на ее затылке, заколки вылетели, а волосы каскадом локонов рассыпались по плечам. Губы Джека пробежали по шее подобно огненной струйке и задержались на ложбинке у горла. Крессида чувствовала его мужскую силу и знала, что если бы он захотел, то в один миг овладел бы ею. Испуга не было. Она прильнула к Джеку, ощущая жар и крепость его тела. Крессида вздрогнула, когда очень медленно рука Джека переместилась с ее талии на грудь. Большой палец задел сосок, который тут же зажгло. Она вскрикнула от неожиданности, но Джек заглушил крик поцелуем. Нежно проведя языком по ее нижней губе, он снова заставил Крессиду открыть рот. Все ее тело обдавали жаркие, приятные приливы. Он продолжал гладить ее грудь через плотную бархатную материю. Кончики сосков набухли и горели. Послышался треск рвущейся ткани – это он оторвал старое, прикрепленное к вырезу лифа кружево. Сей звук прозвучал как предостережение. Но Крессида млела от желания. Это так непохоже… конечно же, непохоже на то, что уже было…

«Дурочка, тебе кажется, что все по-другому? Только потому, что он действует ласково, не применяя силу? Он соблазняет тебя, а результат будет тот же».

Необходимо его остановить. Давно пора остановить.

«А если он не захочет? А если ты не сможешь остановить его?»

От этой мысли Крессида пришла в ужас и похолодела. А в это время длинный палец Джека проник под корсаж и стал ласкать шелковистую кожу на груди. Девушка в отчаянии вскрикнула:

– Нет! Пожалуйста, отпустите меня!

Крессида хотела его оттолкнуть, но поняла, что у нее не хватит сил.

Джек почувствовал ее отчаяние, ее протест и не осмелился удержать Крессиду на тропе, ведущей к упоительному восторгу. Вначале он хотел проучить ее, показать, куда ведет кокетство. Но его намерение переросло в желание научить девушку наслаждаться страстью. Ответ на свой вопрос Джек получил – она зайдет достаточно далеко, чтобы свести его с ума. Он отпустил ее и глубоко вздохнул. Стараясь говорить равнодушным голосом, он произнес:

– Возможно, это покажет вам… – Он не закончил. – Крессида, что с вами?

Она молчала и смотрела куда-то сквозь него. Лицо у нее было бледное и искаженное, словно ей привиделся ночной кошмар. Джеку даже показалось, что она сейчас упадет в обморок. Он протянул к ней руку, она взглянула на него, пришла в себя и отскочила.

– Нет!

Страх, прозвучавший в ее голосе, поразил его, а она развернулась и убежала.

Джека охватили стыд и раздражение. Пусть она хотела подразнить его, все равно он должен был проявить больше самообладания и не пугать ее. Но действительно ли она сознавала, что делает? Внутренний голос подсказывал – нет. А если и сознавала? Существуют иные способы объяснить девушке, что ее уловки неприемлемы. Ладно, он разберется с этим утром, а сейчас пойдет спать, вот только возьмет что-нибудь почитать. Взгляд упал на оброненную ею книгу. Обложка показалась ему знакомой… Ошеломленный, Джек поднял книгу и прочитал заглавие. Точно! Он сунул ее на полку, словно она жгла ладонь. От этого чтения не заснешь. Гамильтон уже хотел уйти, как что-то хрустнуло у него под каблуком. Посмотрев под ноги, он увидел заколки, выпавшие из рыжих волос Крессиды. Утром он их вернет. Если Крессида пользуется советами Овидия, то чем быстрее он выскажет ей свое мнение, тем лучше. Джек прищурился. У него созрел другой план. Он преподаст мисс Крессиде Брамли урок, который ей долго не забыть.

Глава седьмая

– Что, папа?

Крессида откинула завиток со лба и повернулась к отцу.

– Эта книга из другой стопки, и ее надо поставить вон туда. – Брамли указал на полки, расположенные подальше.

Девушка со вздохом потерла глаза, которые от бессонной ночи покраснели и горели. А волосы то и дело падали на лицо, потому что не хватило заколок. Это ее раздражало, поскольку напоминало о бесстыдном поведении предыдущем вечером.

– Прости, папа.

Крессида спустилась в библиотеку рано утром, чтобы поискать заколки, но не нашла их. Это ее удивило.

Крессида уныло занялась книгами. Взглянув на отца, поглощенного работой, она не удержалась от улыбки – его могло отвлечь от книг разве что землетрясение.

А что она скажет Джеку? Крессида закусила губу. Прошлым вечером она повела себя, как самая настоящая распутница. Если бы Джек не был человеком чести… Она вздрогнула, представив, что могло произойти. Эти мысли мучили ее всю ночь.

«Он мог бы взять тебя силой. Но ему не нужна была сила. Если бы он не отпустил тебя, ты бы уступила».

По позвоночнику пробежала дрожь. Но почему он так страстно ее целовал? Нет. Это невозможно. Она должна выбросить из головы глупые грезы. К тому же она не смогла бы принять его предложения, не рассказав, почему они покинули Корнуолл. И даже если после этого он не откажется от нее, она не может принести ему в приданое свое запятнанное имя.

Услыхав у себя за спиной громкое покашливание, она обернулась… и ухватилась за лестницу, чтобы не упасть. Пропади все пропадом! Почему он подкрадывается к ней?

– Не могли бы вы уделить мне несколько минут, кузина?

– Несколько… минут?

– Да. Наедине.

– Нет, – отрезала Крессида и, растерявшись, зачем-то добавила: – Спасибо. Я не думаю, что это… было бы безопасно. То есть, нам не следует оставаться наедине после… после…

Что еще сказать?

«После того, как вы меня поцеловали? После того, как мы поцеловались? После того, как вы чуть не соблазнили меня?»

– Моя милая кузина, я хвалю вас за мудрое решение, но вполне достаточно, если мы отойдем в другой конец библиотеки. Присутствие вашего отца – гарантия тому, что вы не пострадаете. Я лишь возвращу то, что вам принадлежит.

Он поднял руку с одной-единственной заколкой.

Крессида чувствовала, как заливается румянцем. Казалось, у нее пылают не только щеки и шея, но все тело. Она покорно спустилась вниз, молясь, чтобы он не вздумал ей помочь.

Джек провел ее в дальний угол библиотеки.

Пробившиеся сквозь тучи лучи солнца осветили окна, выходящие на север. Какой холодный свет! Ладонь Крессиды, лежащая на изгибе локтя Джека, тоже была холодной. Но от него исходил жар, который почему-то не грел.

Джек остановился у окон как раз рядом с ее письменным столом и она вопросительно посмотрела на него. Отбросив церемонии, он взял ее руки в свои и потер большим пальцем по ладони, от чего приятные ручейки разбежались по ее телу. Крессида, испугавшись, попыталась отдернуть руку, но он крепче сжал ладонь.

– Крессида, вы были совершенно правы, прекратив вчерашние… э… действия, – начал Джек. – С моей стороны, было несвоевременно ускорять события, не обсудив их с вами.

«Какие действия? Какие события?»

– Мне следовало прежде поговорить с вами, но я не сумел сдержаться.

«Боже мой! Да он собирается делать предложение! Если он думает, что скомпрометировал меня…»

– С моей стороны было недопустимо зайти столь далеко. Вы, естественно, захотите узнать, каковы мои условия и разумно подойти к этому вопросу. Ваш отец, конечно, не одобрит…

– Почему папа не одобрит? – Крессида словно издалека услышала свой голос.

Джек улыбнулся.

– Крессида, моя дорогая! Большинство священнослужителей не одобряют такого шага своих дочерей. Я не сделал бы подобного предложения, если бы вы недвусмысленно не дали мне понять, что оно будет принято. – Его улыбка раздирала ей душу. – Я прекрасно понимаю, что я, вероятно, у вас первый мужчина. Если это так, я с радостью воздам вам должное.

– Что… что именно вы предлагаете, сэр? – еле двигая губами, выдавила девушка. Безжалостный ответ был очевиден, но сердце отказывалось принять страшный удар.

– То, что вы станете моей любовницей, – спокойно произнес Джек. – Моя дорогая, ничто человеческое мне не чуждо. После ваших соблазнительных уловок, я посчитал бы себя глухим и слепым, если бы не поддался вашим чарам…

– Крессида? – послышался удивленный голос доктора Брамли.

– Д… да, папа?

– Вчера здесь лежал экземпляр книги Овидия. – В голосе отца прозвучали тревожные нотки.

– Я… э… а… Она должна быть… – Крессида запиналась.

– А, вот она. Вижу. Но как она там оказалась? Спасибо.

Покрасневшая девушка повернулась к Джеку.

– Уверен, что вы нашли Овидия поучительным, – задумчиво произнес он. – А воплотить теорию в практику – еще более поучительно.

~ Вы… вы считаете, что я захочу стать вашей любовницей?

Мир рухнул, разбившись на мертвенно-холодные осколки льда. Эндрю опозорил ее и унизил. От сознания того, что Джек такого же низкого о ней мнения, она похолодела, но этот холод, проникший в душу, спас ее – иначе сердце разорвалось бы.

Он пожал плечами.

– Это очевидно. Если бы вы были девушкой с большими связями или не такой умной, то я решил бы, что вы собираетесь женить меня на себе… но в вашем случае…

Она знала ответ наизусть.

«Связей у тебя нет, а есть сомнительная репутация матери. И приданого нет, нет даже красоты, чтобы прельстить мужчину… Вот что получается, когда позволяешь чувствам взять верх над разумом. И в результате – еще один мужчина уверен, что ты станешь его любовницей».

– Крессида, – удивленно произнес Джек. – Неужели вы могли подумать, что я предложу вам брак? – Он негромко рассмеялся. – Нет, моя дорогая, это невозможно. Я вам искренне сочувствую.

И он четко обрисовал, чего она может от него ждать… и что он ждет от нее. Каждое слово больно ранило.

– Нет. – Дрожащим голосом Крессида прервала его монолог по поводу финансовых отношений.

– Вам этого недостаточно? Мы, разумеется, можем еще раз обсудить условия.

Его безразличный тон вернул Крессиде самообладание. У нее будет время поплакать от разочарования, а сейчас, как бы ни было тяжело, она даст этому самонадеянному мерзавцу отпор, который он никогда не забудет. Гордость у нее еще есть.

– Сэр, – сказала она, стараясь говорить так же равнодушно, как и он, – прошлой ночью я все обдумала и пришла к выводу, что роль вашей любовницы мне не подходит. Мне это не по вкусу. Хотя ваше предложение весьма щедрое, я поищу что-нибудь получше.

С дрожью в голосе ей удалось справиться, но что делать с краской, залившей щеки и шею? Чтобы скрыть это, Крессида нагнулась, якобы поправляя туфлю. К своему ужасу она почувствовала, как глаза наполняются слезами. Надо поскорее бежать отсюда.

– Сэр, будьте так добры – отдайте мои заколки. Мне бы хотелось аккуратно причесаться.

Она посмотрела на него и тут же пожалела об этом – ее прострелил пронзительный взгляд серых глаз.

– Мисс Брамли, если я замечу, что вы пытаетесь завлечь в свои сети моего ближайшего друга графа Резерфорда, можете быть уверены – на следующее утро вы будете изгнаны из этого дома.

Крессида вышла из себя. Да как он осмеливается предположить, что она способна на подобную низость? Но если он о ней такого мнения, то она поможет ему в этом утвердиться.

– О? – медовым голосом произнесла девушка. – Вы считаете, что он мною заинтересуется? У меня создалось впечатление, что лорд Резерфорд влюблен в свою жену и едва замечает других женщин, но если вы думаете…

– Доброе утро, Джек. Доброе утро, мисс Брамли.

Они оба обернулись. У Крессиды отхлынула кровь от лица и ее затошнило – перед ними стояла графиня Резерфорд, которая даже не потрудилась заколоть волосы, которые спускались почти до талии.

– Я ищу свои заколки, – пояснила она и слегка покраснела.

Крессида вздохнула с облегчением, поняв, что ее светлость не могла их услышать. Подойдя поближе, графиня сказала:

– О, Джек, ты их нашел, – и покраснела сильнее.

А лицо Джека сделалось багровым.

– Они не… Я хочу сказать, что они…

– Это мои заколки, – прервала его Крессида и протянула руку. Стоило ей дотронуться до его ладони, как заколки полетели на пол.

А Джеку показалось, что пальцы Крессиды обожгли его. Больше всего ему хотелось заключить ее в объятия и зацеловать, чтобы она поняла, что принадлежит ему.

Она, оказывается, подумывала о том, чтобы стать его любовницей, и его предложение нисколько ее не смутило! В глубине души он был обижен. А то, что она передумала, задело Джека еще больше. Он был вне себя от гнева.

– Давайте я вам помогу. – Мэг нагнулась и стала подбирать заколки вместе с Крессидой. – Мисс Брамли? Вам плохо?

– Нет, ничего. Просто пылинка попала в глаз. Благодарю вас. Ваши заколки, наверное, лежат у камина.

Она выпрямилась и быстро пошла к двери, но, видно, недостаточно быстро, так как блеснувшие на кончиках ресниц слезы скатились по щеке. Джек это увидел, и его охватило чувство вины. В душе зародилась ужасная догадка: а что если он совершил непоправимую ошибку?

– Кресс! – Он шагнул к ней, но его остановила маленькая ручка.

– Ты, очевидно, уже достаточно наговорил.

Джек обернулся – на него смотрели голубые глаза Мэг, но сейчас взгляд был не добрый, а жесткий.

– Мисс Брамли причешется без твоей помощи, Джек, – заметила она, – а поскольку я застала вас в разгар ссоры, то она, скорее всего, предпочтет выплакаться без твоей помощи.

– Черт возьми, Мэг! Ты не знаешь, что…

– Не знаю, – ответила она, – и не хочу знать. Пока не хочу. А сейчас мне нужно отыскать свои заколки.

– Крессида, дорогая. – На них с недоумением смотрел доктор Брамли. – А, это не Крессида. – У доктора был такой вид, словно он сделал открытие. – Она ушла?

Джек лишился дара речи и лишь кивнул.

– Я подумал, она может знать, куда исчезли маленькая лошадка из жадеита и Будда из слоновой кости, – пояснил доктор Брамли.

Джек нахмурился и посмотрел на пустое место, где всегда стоял Будда. Он разозлился. Если это сделал кто-то из слуг, то… Нет. Невозможно. Фигурки могла случайно разбить служанка, а потом побоялась признаться.

Мэг собрала свои заколки и теперь перед зеркалом укладывала волосы.

– Ты говоришь о китайской лошадке, Джек? – поинтересовалась она.

– Да.

Эту лошадку отец подарил ему в день совершеннолетия. Одно дело, если кто-то нечаянно ее разбил, но если украл… Он гневно сжал губы. Кто бы это ни был, он будет уволен без рекомендации.

И еще надо решить, как быть с Крессидой. Ее слезы убедили Джека в том, что он поступил, как совершеннейший дурак. Неужели он действительно предложил благородной, добродетельной девушке стать его любовницей? От ужаса по спине пробежали холодные мурашки.

Крессида стояла, глядя на дверь гостиной и призывая на помощь все свое мужество. Чего бояться? В худшем случае графиня скажет «нет», но после сегодняшнего предложения Джека она должна рискнуть. Теперь выбора у нее нет.

Сделав глубокий вдох, Крессида открыла дверь и вошла.

– Леди Резерфорд?

Вначале Мэг не ответила, зачитавшись, затем подняла голову. Крессида отметила, что роскошные каштановые кудри были красиво заплетены и уложены на голове.

– О боже! Простите, мисс Брамли. Часто, когда ко мне обращаются, называя мой титул, я не сразу понимаю, о ком идет речь.

Крессида удивилась. Как может миледи забыть о своем высоком положении?

– Чем могу быть вам полезна, мисс Брамли? Пожалуйста, садитесь.

Крессида, волнуясь, подошла поближе.

Около кресла графини стояла большая плетеная корзинка, в которой лежал виконт Брандон – наследник графа Резерфорда.

Крессида устроилась на краешке кресла около камина и нервно сжала кулачки. Она целый час репетировала свою речь. Собравшись с духом, она начала, стараясь говорить тихо, чтобы не разбудить младенца:

– Леди Резерфорд, не могли бы вы дать мне письменную рекомендацию как гувернантке? Если я продемонстрирую вам свое знание французского и итальянского, умение рисовать и музицировать… ну, и все остальное, что положено знать гувернантке, вы поможете мне?

Графиня улыбнулась.

– Если вы станете быстро и свободно говорить со мной по-французски или по-итальянски, то мне, вероятно, придется призвать на помощь мужа, чтобы он перевел сказанное. Нисколько не сомневаюсь, что в рисовании и музыке вы меня тоже превосходите.

– Не может быть. – Крессида не могла скрыть своего удивления. – Я считала, что все…

– Что все молодые леди, богатые и благородного происхождения, образованны? – Голос леди Резерфорд звучал весело и немного смущенно. – Понимаете, меня не воспитали так, как положено воспитывать будущую графиню, и не обучили всему, что вы считаете обязательным. Немало денег из приданого я потратила после свадьбы на учителей. В результате Марк узнал об этом и велел направлять счета лично ему. – Она засмеялась. – Так что кое-кто сочтет мою рекомендацию не внушающей особого доверия. Попросить принести нам чаю?

Она напишет рекомендацию! Несмотря на слова леди Резерфорд, Крессида была уверена, что поручительство графини сыграет свою роль.

– Может, мне следует сказать тьё?[3] – Леди Резерфорд снова засмеялась. – Я занималась языками вместе с дочкой моей невестки. Если мы начнем разговаривать друг с другом по-французски, то моя рекомендация будет иметь больший вес. – Она дернула за шнур звонка.

– Только по-французски, миледи? А по-итальянски? – осмелилась спросить Крессида.

– А вы не отказались бы? Я в любом случае напишу рекомендацию, если вы того хотите, и вовсе не собираюсь вас шантажировать. Это плата…

– Нет! – воскликнула девушка. – Я не могу брать с вас деньги, леди Резерфорд.

– Зовите меня Мэг. Вы – кузина Джека, а мы – он, Марк и я – называем друг друга по именам.

– Не думаю, что мистер Гамильтон захочет обращаться ко мне по имени, – сказала Крессида и тут же поняла, что это неправда, так как, предлагая ей стать любовницей, Джек, разумеется, собирался покончить с церемониями.

Леди Резерфорд заметила, что у Крессиды горят щеки.

– Это его проблемы, а не наши. Если вы опять назовете меня «леди Резерфорд», я не дам вам рекомендацию.

Из корзинки послышался недовольный крик.

Крессида, словно околдованная, наблюдала, как леди Резерфорд опустилась на колени и взяла на руки сына, шепча нежные слова. Как ей захотелось оказаться на ее месте! При виде женщины, которая ловкими пальцами расстегивала лиф платья и устраивала ребенка у груди, Крессида ощутила почти физическую боль.

– Вы на самом деле хотите стать гувернанткой? – спросила графиня.

– Не очень, – призналась Крессида. – Но теперь, когда папа устроен… Видите ли, мой выбор невелик. Я… я не могу постоянно жить здесь.

– Хм. Полагаю, что так. У людей полно предрассудков, – пожала плечами Мэг.

– Вам подать подушку? – предложила Крессида.

– Да, пожалуйста.

Осторожно, чтобы не потревожить младенца, девушка подложила подушку под спину леди Резерфорд.

– Так удобно, миледи?..

Голубые глаза выразительно сверкнули.

– Мэг.

«Она действительно хочет, чтобы мы были друзьями!»

– Мэг.

– Замечательно. Так намного удобнее, – сказала графиня. – Когда Джон насытится, мы поручим его заботам моей горничной и погуляем, пока опять не пошел снег. И вы расскажете, что именно следует написать в рекомендации. По-французски, конечно.

– Или по-итальянски, – добавила Крессида. Мэг засмеялась.

– А теперь привяжите эту ленточку на ручку двери в коридоре, чтобы Джек и лакеи не вошли сюда.

Джек посмотрел на список и выругался. Помогая доктору Брамли, он незаметно проверил всю библиотеку и обнаружил, что многие маленькие, но очень ценные вещицы пропали. Его не волновала их стоимость, но это были семейные реликвии, подарки, напоминавшие об отце и деде. Однако сентиментальные соображения отступали перед болью от того, что его предали те, кому он доверял. Он мог бы грешить на служанку, вытиравшую здесь пыль, но сейчас в библиотеке царит такой беспорядок, что она, скорее всего, подумала, что фигурки на время убрали.

«Но она все же могла их взять, решив, что никто не заметит».

Он аж заскрежетал зубами. Ему претила подозрительность, но ведь кто-то их взял. Надо спросить у Эванза или у миссис Робертс. Может быть, они спрятали вещицы для сохранности.

«И не сказали тебе? Тогда почему не убрали все статуэтки?»

Джек обернулся. Он настолько погрузился в невеселые размышления, что не заметил, как подошел Марк, вернувшийся с верховой прогулки.

– Привет. Хорошо покатался? А где Мэг?

Марк улыбнулся.

– В саду. Гуляет с твоей кузиной. Болтают по-французски. Должен заметить, она весьма бегло говорит.

Джек кивнул.

– Да, она говорила, что делает успехи.

Марк бросил на него удивленный взгляд.

– Я о мисс Брамли, а не о Мэг.

Доктор Брамли поднял голову от письменного стола.

– Бегло? Крессида? Да, конечно. Моя жена, бедняжка Амабель, считала, что очень важно хорошо знать французский и итальянский. Крессида еще неплохо поет. Амабель была гувернанткой и обучила ее всему необходимому.

– И латыни она ее обучила? – поинтересовался Джек.

– Э… нет. Это сделал я. И греческому тоже. Она так быстро все схватывает. Правда, ее взгляды частенько меня озадачивают, но порой влияют весьма благотворно. Хотя я предупредил ее, что окружающие могут не согласиться с ее мнением. И конечно, ей не разрешалось читать наиболее… откровенные тексты.

А Джек подумал: разве такой девице, как Крессида, требуется разрешение?

Доктор Брамли снова углубился в свой каталог, а Марк с насмешливой улыбкой сказал:

– Полагаю, Мэг и мисс Брамли посвящают французскому дневные часы, а вечерние – итальянскому, когда мы с тобой проводим время за портвейном. Интересно, когда же они занимаются латынью?

Джек хмыкнул.

– Будем надеяться, что никогда. Иначе ты обнаружишь Мэг пристроившейся на лестнице в библиотеке, за чтением Овидия.

– Да ну? Значит, мисс Брамли именно так потеряла свои заколки? Очень мило. А ведь Овидий подходит под разряд «откровенных текстов», не так ли?

– Вы спрашиваете, мистер Гамильтон, не убрала ли я статуэтки? – Бетси в ужасе смотрела на Джека, так как для прислуги самое страшное – быть уличенной в краже. – Нет, что вы, сэр. Я думала, вы сами их спрятали, раз сейчас передвигают все книги. Миссис Робертс я сказала… – Голос у нее задрожал. – Пожалуйста, сэр, я… ни за что…

– Ты говорила об этом с миссис Робертс? – спросил Джек, не сводя с Бетси пристального взгляда. Слава богу! Выходит, Бетси не виновата.

Экономка подтвердила слова служанки.

– Бетси сказала мне про фигурку лошадки, мистер Джек. Это было несколько дней тому назад. Она решила, что вы сами это сделали. Я ничего не заподозрила, сэр. Она – порядочная девушка.

– Да, мистер Джек, я тоже так считаю, – согласился с экономкой Эванз.

Джек улыбнулся:

– Я понимаю. Спасибо, Мэри. Спасибо, Эванз. И тебе спасибо, Бетси. Припомни, ты часто замечала, что фигурок недостает?

У Бетси вырвался облегченный вздох.

– Да, сэр! Почти каждое утро, – с готовностью сказала она. – Я всегда осторожненько смахиваю с них пыль. Они – мои друзья, и я с ними разговариваю, как с живыми. – Девушка покраснела. – Простите, сэр, я такая глупая.

– Вовсе не глупая, Бетси. Я тоже их люблю. А теперь иди и не волнуйся. Я тебя не подозреваю. Никто из слуг не узнает о нашем разговоре. И ты тоже помалкивай.

– Да, сэр. Спасибо, сэр, – захлебываясь, произнесла Бетси.

Джек взглянул на экономку и дворецкого.

– Если Бетси заметила, что по утрам вещи исчезают, то мне ничего не остается, как незаметно пройти в библиотеку после того, как ты, Эванз, потушишь свечи.

Эванз со вздохом кивнул.

– Хорошо, мистер Джек. Ума не приложу, кто мог на это решиться. Просто сумасшедший какой-то. Даже если кому-нибудь из слуг понадобились деньги, то ему стоило лишь попросить меня или Мэри обратиться к вам. – Он покачал головой. – Но чтобы ночь за ночью…

– Когда я узнаю, кто это, ему не поздоровится! – рассвирепела миссис Робертс. – Ничего себе! Красть! И в вашем доме!

Глава восьмая

Джек с мрачным видом воззрился на дверь в гостиную. Никогда прежде он не чувствовал себя неуютно в собственном жилище. Он никак не мог решиться войти. Но сделать это придется. Не извиняться же через массивную дверь! Он знал, что Крессида в гостиной вместе с Мэг. Последние два дня она вообще не появлялась в библиотеке, и ее отцу помогал Джек вместе с Марком. Они встречались только в столовой. Гамильтон проверил, не висит ли на ручке двери ленточка.

Наконец он вошел и увидел Крессиду, на коленях которой спал его крестник. Мэг сидела, поджав ноги, на диване и старательно что-то шила. Кажется, платье.

– А, привет, Джек. Я нашла это на чердаке. – Мэг указала на коричневый бархат. – Старое платье. На него ушел, пожалуй, не один ярд материи. Неудивительно, что у наших бабушек имелось всего два или три платья. Ведь они, должно быть, стоили целое состояние. Ты не возражаешь? – Она снова склонилась над шитьем.

Изумленный Джек покачал головой. Мэг перешивает платье? Ну и ну!

– Мэг, ты уверена, что коричневый цвет тебе к лицу?

Не поднимая головы, та ответила:

– Господи, Джек! Причем здесь я? Крессида будет выглядеть в нем сногсшибательно. Зеленое платье ей идет, но между шестнадцатью и двадцатью годами девушки меняются. А швы, как их ни выпускай, делу не помогут. Ей необходимо новое платье, и это – моя благодарность за беседы на французском и итальянском, поскольку Крессида не берет платы.

Джека словно обожгло. Он-то считал, что Крессида носит облегающее платье, чтобы выставить на обозрение свои прелести. Ему и в голову не приходило, что у нее нет другого. И она отказалась взять у Мэг деньги. Какой же он идиот!

Он повернулся к девушке, – и сердце его замерло. Она держала на руках его крестника и, склонив к младенцу голову, с нежностью его баюкала. Джек был потрясен и сражен. Он захотел, чтобы это был его ребенок. Сын и наследник. Его и Крессиды.

А пока что предстоит извиниться.

– Э… Кресс…

Она медленно подняла голову. Господи! Если можно убить взглядом, то он уже лежал бы мертвым на ковре. Джек торопливо поправился:

– Мисс Брамли, не хотите ли пойти погулять?

По ее виду было ясно, что она посылает его к черту, но улыбнулась девушка учтиво.

– Нет, благодарю вас. Сэр.

Он сжал зубы, стараясь не смотреть в сторону Мэг, которую явно заинтересовало происходящее. Но как же извиниться за свое наглое предложение, если он не может остаться с Крессидой наедине?

– Я бы хотел поговорить с вами без свидетелей, – сказал он, надеясь, что Мэг поймет намек и удалится.

Та намек поняла, однако, склонившись над шитьем, заявила:

– О, Джек, не обращай на меня внимания.

– Мисс Брамли. – Он сделал еще одну попытку.

Взгляд зеленых глаз был непримирим.

– Все, что вы хотите мне сказать, можно сделать в присутствии леди Резерфорд, – тихо ответила Крессида и опустила глаза.

Джек оторопел, но взял себя в руки. Если эта хитрюга хочет, чтобы он приносил унизительные для него извинения в присутствии других, то она…

Джек сжал кулаки, глядя на блестящие рыжие волосы, убранные в аккуратный пучок. Пальцы кололо от желания погладить Крессиду по голове. А она даже не желает на него взглянуть!

– Мисс Брамли… Крессида… – начал Гамильтон и почувствовал, что его душит галстук. Он с раздражением попытался ослабить узел. – Я… я вчера утром выставил себя круглым дураком. То, что я сказал… предложил… низко. Мои… мои слова… были оскорбительны, и я приношу свои глубочайшие извинения.

– У вас снова случилось помутнение рассудка? – спросила Крессида.

Джек кивнул.

– Хорошо, – натянуто продолжала она. – Должна заметить, виноваты не вы один. Я… я прекрасно сознаю, что мне тоже не хватило благоразумия… Если мое…

– Нет! – Джек бросил на нее гневный взгляд и тихо произнес: – Крессида, не надо пытаться взять на себя вину за мое поведение. Понятно?

Она молча кивнула, а он отвернулся и быстро вышел вон, но успел заметить в глубине зеленых глаз боль, которую его извинение только усугубило. У девушки был вид раненого существа, которое дрожит, не ожидая ничего, кроме страданий.

Часы на каминной полке напомнили Крессиде, что уже пять утра. В это время молодой леди – если она в своем уме, – полагается лежать в постели, а не сидеть в холодной библиотеке перед незажженным камином. В день своего рождения к тому же. Крессида придвинула ноги ближе к грелке под столом и поплотнее укуталась в шаль. Она еще раз перечитала объявление. Что ж, место гувернантки станет подарком к дню совершеннолетия. Зевая, она взяла лист бумаги и начала составлять ответ. Глаза щипало. Наверное, все-таки надо лечь. Нет, она не могла заснуть всю ночь и теперь сон может подождать. Она решительно окунула перо в чернильницу.

– Кто здесь?

Крессида вздрогнула от громкого крика.

– Ой, это вы, мисс! Господи, я-то подумала, что здесь тот самый вор!

Обернувшись, Крессида увидела служанку, вооруженную тряпками, ведром и щетками.

– Вор? О чем ты? Тебя ведь зовут Бетси, да?

Та кивнула.

– Да, мисс. Я сперва не разглядела, что это вы. Я такая глупая, но после того, как у мистера Джека пропали эти фигурки… Я уж хотела выбежать в коридор и закричать.

Крессида замерла от ужаса.

– Ничего так и не нашлось? – осторожно спросила она.

– Нет, мисс. Такие миленькие фигурки. Мистер Джек очень расстроен. Миссис Робертс говорит, что лошадку ему подарил отец на день рождения. Сначала мистер Джек подумал на меня, но мистер Эванз и миссис Робертс за меня заступились.

Бетси продолжала болтать, но Крессида уже не прислушивалась. Ее трясло от страха. Что делать? Она не может допустить, чтобы в краже обвинили слуг.

– Мисс, разжечь огонь в камине? – спросила Бетси.

– Огонь? Нет, спасибо, Бетси.

Надо решить, как поступить в ситуации с пропавшими вещами.

Бетси кончила уборку и ушла, а Крессида, забыв про письмо, продолжала неподвижно сидеть за столом, уставившись на камин, где служанка все же развела огонь.

Крессида признала горькую правду – она влюбилась в Джека Гамильтона, в человека, который не может на ней жениться. В его окружении одной любви для брачного союза мало. У невесты должно быть приданое, чтобы увеличить богатство и влияние мужа. А у нее ничего нет. И помимо всего, невеста должна иметь безупречную репутацию. Ее же репутация запятнана.

– Боже мой! Что теперь вы задумали?

Откуда-то издалека долетел голос Гамильтона.

Она, должно быть, задремала. Открыв глаза, Крессида увидела Джека, который держал в руке ее рекомендацию с таким видом, будто ему лично нанесли оскорбление.

– Какого черта! Это еще что такое? – прорычал он, махая драгоценным документом у нее под носом.

Она, разозлившись, выхватила у него бумагу, но ответила сладким голосом, зная, как это его раздражает:

– Рекомендация, необходимая для получения приличного места.

– Приличного? – Он чуть не задохнулся. – Вы не нуждаетесь в том, чтобы стать гувернанткой!

– Нуждаюсь, – спокойно ответила девушка, готовясь к ссоре. Это лучше, чем думать о том, как красивы его потемневшие от гнева глаза.

– Зачем вам это нужно? – рявкнул Джек.

– Потому что это единственное, чему я обучена. И хотя место гувернантки не столь щедро оплачивается, как то, что предложили вы, оно больше мне подходит.

Ей показалось, что сейчас он ее задушит.

– Я уже извинился. Я не допущу подобного дурачества!

– А как вы намерены помешать мне?

– Вам запретит отец, и вы обязаны ему повиноваться. По закону.

– Начиная с полуночи я уже совершеннолетняя, – бросила Крессида. – Я могу последовать его совету из уважения и привязанности, но вы от меня повиновения не дождетесь!

О, черт! – Крессида прикусила язык. Она меньше всего хотела привлечь внимание к своему дню рождения.

– Что значит «начиная с полуночи»?

Этот негодяй замечает все.

– Вас это не касается! – огрызнулась она. Внезапно его гнев утих.

– Сегодня ваш день рождения, – произнес Джек таким тоном, что у нее сжалось сердце. – Вместо того, чтобы проснуться в радостном предвкушении подарков, вы сидите здесь и занимаетесь проклятыми объявлениями, зная, что ваш отец, скорее всего, даже не вспомнит о вашем празднике.

– Это… это не так, – с трудом вымолвила девушка. – Мне… все равно. – Голос у нее прерывался. Она еле сдерживала слезы. – Я спустилась сюда пораньше, чтобы никто не помешал мне написать письмо. Мне и в голову не пришло, что вы рано встаете.

– Я пришел кое-что проверить.

Проверить, не пропали ли вещи? О боже! Что ей делать?

– Мне лучше уйти.

– Кресс, вы могли бы уже усвоить, что вам нечего меня бояться!

Слезы жгли ей глаза.

– Я знаю, что вы не станете силой принуждать меня к чему-либо. – Схватив недописанное письмо и рекомендацию, Крессида выбежала из библиотеки.

Гувернантка! Боже праведный! Джек представил, чем все закончится. Большинство дам неохотно нанимают молодую и привлекательную особу, так как опасаются за своих сыновей и мужей. Поэтому хозяйки часто нагружают гувернанток непосильной работой.

О чем только думала Мэг, когда писала свою проклятую рекомендацию? Крессиде не нужна работа – ей нужен человек, который будет о ней заботиться. Муж. Сам он не может предложить ей выйти за него, хотя все его существо взбунтовалось при этой мысли. Пускай выходит за другого. Кто-то же должен сделать Крессиду счастливой. Может подойти викарий с мягким, покладистым характером, которого не смутит ее ученость. Единственное препятствие – отсутствие приданого. Джек, нахмурившись, сел. Ответ очень прост: приданое ей даст он. Но примет ли она этот дар? Сомнительно. Она чертовски горда. Он задумчиво барабанил пальцами по столу. Надо найти способ обеспечить Крессиду.

А пока что сегодня день ее рождения. Доктор Брамли наверняка об этом забыл. Что ж, по крайней мере один подарок она получит. Что ей может понравиться? Женщины любят украшения, а на ней Джек видел только ожерелье из металлических цветочков. Может, бусы слоновой кости, которые он привез из путешествия несколько лет назад?

– Вот она наконец!

Крессида вошла в гостиную и застыла при словах графа Резерфорда. Неужели она опоздала? Сегодня она потратила на свой туалет больше времени, чем обычно. Новое платье выглядело так красиво, что девушка попробовала по-новому уложить волосы.

Его светлость пошел ей навстречу и предложил руку.

– Примите поздравления с днем рождения, дорогая. Джек сказал, что вы стали совершеннолетней.

Кресс оторопела и взглянула на Джека – на его губах играла непонятная улыбка.

К ней подошла Мэг и, склонив голову набок, осмотрела платье.

– Хм. Сидит хорошо. А это – последний штрих. – И на плечах девушки оказалась кружевная накидка. – Вот так. Просто чудесно. С днем рождения, Крессида.

Надо что-то сказать, учтиво поблагодарить, но слова застряли в горле. Со смущенной улыбкой приблизился отец.

– Прости, моя любимая девочка. Я забыл про твой день. Хорошо, что Джек напомнил. Но у меня есть для тебя подарок.

Он сунул руку в карман и извлек маленький овальный предмет. Крессида была не в силах что-либо произнести, так как узнала резную миниатюру из слоновой кости, на которой была изображена ее мать молодой девушкой. Дрожащими руками она взяла подарок.

– И у Джека тоже кое-что есть для тебя, – продолжал отец. – С моего разрешения, ты можешь принять это.

– Это мелочь, – пробормотал Гамильтон. – Небольшое украшение.

Крессида осторожно положила мамину миниатюру на столик и раскрыла врученную Джеком коробочку.

Ожерелье. Бусинки в виде розочек. Слоновая кость. Подарок Джека.

Крессиду охватил ужас. Она не должна принимать этот подарок. Папа ничего не понимает.

Ее мучения прервал Джек.

– Позвольте мне.

Умелые пальцы сняли мамино украшение и надели на нее ожерелье из слоновой кости. Крессида задрожала, когда кончики его пальцев, застегивая подарок, задели кожу на затылке.

– Готово. – Его голос прозвучал почему-то хрипло и сдавленно.

– Джек, я не могу принять…

– Можете. Мы с вашим отцом все обсудили. Ничего неприличного тут нет.

Крессида не стала продолжать. Она объяснит ему, но не здесь и не сейчас. Подошел Резерфорд.

– Я не ваш кузен, и поэтому не могу ничего вам подарить, однако хочу присовокупить к подаркам приглашение: Мэг и я будем польщены, если вы приедете в Лондон и остановитесь у нас на время светского сезона.

Полгода назад подобное приглашение привело бы ее в восторг, а сейчас девушка смогла лишь пробормотать уклончивую благодарность.

Утром предстоит объясняться с Джеком.

Джек, зевая, пытался поудобнее устроиться в кресле. Шел уже четвертый час, а он так и не отправился спать. Кресло оказалось неприспособленным для сна. Да и на своей огромной и мягкой кровати он тоже не заснул бы. Стоило ему закрыть глаза, как он представлял себе Крессиду гувернанткой, которой отдает приказы бессердечная хозяйка, либо ему рисовались картины, в которых присутствовали мужчины.

Он запустил пальцы в и без того растрепанные волосы. Если Крессида что-то вбила себе в голову, ее не переубедить. Господи, неужели придется предложить выйти за него замуж?

«А так ли это плохо? Тебе она нравится. С ней не будет скучно».

У него и без брака нет от нее покоя. Она перевернула его размеренную жизнь. Может, ему не нужно спокойствие?

Джек снова заерзал в кресле. Не отправиться ли спать, забыв про вора? Вот только как найти способ убедить Крессиду принять от него приданое… или его самого.

Щелканье дверной ручки прервало его размышления. Дверь открылась, и кто-то вошел. Она! Что ей понадобилось так поздно? Скудный отблеск свечи, которую она принесла, не позволял разглядеть, что девушка делает. Джек хотел было встать и обнаружить свое присутствие, как увидел у нее в руках… фигурку из слоновой кости.

Гамильтон был потрясен и взбешен. Проклятье! Он сидит здесь и придумывает, как дать ей приданое, а эта негодяйка уже успела сама себя обеспечить! Сейчас он ее уличит.

– Моя дорогая, если вы зажжете лампу, вам легче будет сделать то, что вы собираетесь.

Глава девятая

Девушка едва не выронила сумочку, услышав леденящий душу голос. От страха у нее перехватило дыхание.

– Дж…Джек?

Крессида дрожащими пальцами стала засовывать обратно в сумку фигурку тигра.

– Именно он. Позвольте вам помочь.

– Н… нет, – запинаясь, пробормотала она. Джек взял канделябр и зажег от ее свечи.

– Теперь все видно. – Протянув руку, он взял у нее сумочку, вытащил оттуда тигра и с насмешкой произнес: – Как странно, а вечером у вас в руках было ожерелье.

Она увидела выражение его прищуренных глаз – безжалостное и гневное.

– Я… я могу объяснить… – начала Крессида. Но он ни за что не поверит.

– Разумеется, можете, – холодно сказал Джек. – Только кому: мне или судье?

Судье!

– Нет! – выкрикнула она. Боже! Что угодно, но не это! Ее могут повесить, в лучшем случае – отправить на каторгу. Горло сдавило от ужаса. – Джек! Прошу вас! Вы должны выслушать…

Крик замер у нее на губах. Невозможно сказать правду. Она не осмелится. Особенно, пока он в такой ярости. Может, когда успокоится…

– Выслушать? Вас? После того, как вы втерлись в мой дом, а затем ограбили меня? – Слова врезались в нее подобно ножу. – Вы запутались в собственных хитростях. А жаль – могли бы заполучить приз и побогаче.

Она с трудом соображала, что он говорит, и переспросила:

– Приз?

– Да. Сначала обольстительные уловки, затем неожиданный приступ скромности – тут уж вы постарались для леди Резерфорд – и, возможно, я предложил бы вам нечто большее, чем carte blanche[4] и ожерелье.

Она, задыхаясь, смотрела на него, как кролик на удава. Джек железной хваткой поймал ее за кисть и притянул к себе.

– Вы пытались меня ограбить. Что вы можете предложить за то, чтобы я не обратился к судье?

Крессида могла бы сказать правду… Ужас охватил ее – будет еще хуже. Она себя оправдает, но какой ценой? Дрожа, она выдавила:

– Есть только одно, чем я обладаю и чем вы можете воспользоваться.

На его губах появилась презрительная усмешка.

– Если только вы уже не откупались подобным образом. – Он прищурился. – Я не ошибся? Поэтому ваш отец был вынужден отказаться от прихода?

Крессида не ожидала такого обвинения и пришла в ярость.

– Ах вы негодяй! – Свободной рукой она вкатила ему звонкую пощечину.

Джек выругался и поймал ее руку.

– Ваш праведный гнев запоздал, Крессида. Вы уже предложили себя в обмен на мою снисходительность. Ведь ставки высоки: каторга либо виселица, или…

У нее потемнело в глазах, и все вокруг закружилось. Девушка из последних сил боролась с дурнотой. Джек внезапно отпустил ее, и она, шатаясь, ухватилась рукой за стол, чтобы не упасть.

Снова раздался голос Гамильтона:

– Вы мне отказываете? Готовы пожертвовать жизнью ради… чести?

Она закрыла глаза, чтобы спастись от подступающей тошноты, от презрения, прозвучавшего в его голосе, когда он произнес слово «честь».

– Интересно, вам приходило в голову, что могло бы случится с бедняком или со слугой, которых обвинили бы в вашем преступлении? Вы подумали о своем отце?

Крессида не могла больше этого выносить.

– Пожалуйста… прекратите. Я… не отказываю вам. Если вы желаете… компенсации… – Он не узнает правды, так как, узнав, выгонит их вон. – Позвольте мне уехать… Я найду работу… и для отца тоже. Он не переживет…

Последовало молчание, тяжелое и чреватое бурей.

– Убирайтесь!

Крессида встретилась с его холодным взглядом.

– Я не насилую женщин. Убирайтесь, – повторил Джек, – пока я не передумал. Но знайте: ваш отец не пострадает из-за вас, а вы не покинете этот дом. Теперь, когда мне известно, что вы собой представляете, вам придется вести себя прилично. И я не допущу, чтобы вы воспользовались рекомендацией Мэг. Если вы посмеете это сделать, я позабочусь, чтобы ваши хозяева узнали правду. Убирайтесь, пока я еще в состоянии владеть собой.

Она выбежала из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Джек опустился в кресло и со стоном обхватил голову руками. Его словно разорвали на куски. Кресс – лгунья и воровка. И искусная актриса. Маленькая интриганка обвела его вокруг пальца, а он – полный дурак, раз допустил это. А пока что надо поставить на место ее вечерний «улов». Он взял в руки тигра, и вдруг его осенило. Не может быть! После обеда тигр стоял на столе доктора Брамли в библиотеке. Но Крессида не заходила туда. Сомнения нахлынули на Джека подобно ледяным волнам. О, ужас! Как фигурка могла оказаться у нее? Трясущимися пальцами он раскрыл сумочку и заглянул внутрь – там лежали свертки, перевязанные тесемками. Он наугад развязал первый – на ладонь упала китайская лошадка. Боже! Зачем воровке приносить награбленное добро сюда? Решила вернуть, поскольку струсила, поняв, что ее раскусили? Но как к ней попала фигурка тигра?

Они все сидели после обеда в библиотеке. Все, кроме Крессиды, которая отправилась к себе. И тигр стоял на месте. Джек был уверен в этом. У него перед глазами вырисовывалась вся картина происшедшего: Марк смотрит на Мэг и смеется ее словам. Доктор Брамли сидит за своим столом, рассеянно перебирая бумаги. Он случайно опрокидывает фигурку, затем поднимает ее и вскоре отправляется спать.

Крессида не могла взять эту вещь. Джек облегченно откинулся на спинку кресла. Благодарение богу! Но за что? За то, что он обвинил ее в воровстве? За то, что грозился силой сделать своей любовницей? Его пронзила дрожь от собственной жестокости.

Взять тигра мог только один человек, а это означает, что Крессида хотела исправить содеянное и принесла вещи обратно. Она не доверяла Джеку и рисковала жизнью и честью, лишь бы скрыть от него правду.

Гамильтон стал медленно разворачивать свертки и ставить фигурки одну за другой на стол. Теперь он понял, почему Крессида была так удручена, когда он подарил ей ожерелье слоновой кости, и почему сразу после обеда ушла к себе. Она старательно завернула все его бесценные фигурки, чтобы они не побились, а затем, дождавшись ночи, принесла их сюда, где они всегда стояли.

Оставив фигурки на столе, Джек поднялся наверх. Он не помнил, как очутился у двери в комнату Крессиды. Может, постучать? Сказать, что он во всем разобрался, извиниться? Вдруг послышался сдавленный странный звук. Она рыдала. И как горько! Наверное, уткнулась лицом в подушку. Он замер, едва дыша. Снова раздалось рыдание. Джек дотронулся до дверной ручки, но не решился побеспокоить ее и без сил прислонился к стене.

Из-за двери снова раздался приглушенный плач. Джек закрыл глаза, стараясь отогнать образ задыхающейся от слез Крессиды. С горечью он вспомнил, о чем думал до ее появления в библиотеке. Он вдруг понял, насколько она ему нужна. Не так уж и плохо, что она перевернула его жизнь. Черт! Он не может больше отрицать, что любит ее. Его тело раньше, чем разум, подсказало ответ, таившийся в сердце. Она – его нареченная. Только ее он хочет холить, лелеять, оберегать от невзгод и владеть ею.

Любовь! Это слово настолько приелось, что начало утрачивать свое значение и казалось Джеку простым и бесцветным. Но то, что ощущал он, было наполнено горячим биением жизни и пылкой страстью. Он не мог подобрать нужных слов, чтобы описать свою любовь. И вот всего за полчаса он умудрился навсегда отвратить от себя Крессиду. Она не поверит его признанию после того, что произошло.

Доктор Брамли поднял на Джека изборожденное морщинами лицо, на котором был написан ужас.

– Вы… вы говорите, что все было у Крессиды? Что вы поймали ее? Но… она не могла… Джек. Уверяю вас…

– Сэр, я видел, как она принесла взятые статуэтки обратно, – мягко прервал его Джек. – Но я точно знаю, что взять тигра она не могла. Он ведь стоял на вашем столе прошлым вечером? Помните?

Старик покачал головой – то ли от смущения, то ли отрицательно.

– Я спрашиваю, – продолжал Джек, – как фигурки оказались у Крессиды, и почему она вернула их обратно, не сказав мне о том, что она их обнаружила?

– Наверное, их взял я, – сказал доктор Брамли. Джек подозревал, что так оно и было, но все же признание его огорошило.

– Вы хотите сказать?..

Казалось, доктор Брамли постарел лет на десять. Лицо его посерело и сморщилось.

– Это все проклятая настойка опия. Я пью ее из-за колик в желудке, чтобы уснуть ночью.

Джек смотрел на него с недоумением. Он знал, что старик пьет настойку опия, но ее многие принимают. Правда, его мать отказывалась от этого снадобья, она говорила, что потом ей снятся кошмары и случаются провалы в памяти.

– Простите, мой мальчик, я часто бываю забывчив, а опий это усугубляет. И еще проклятая привычка вертеть в руке безделушки. Я и не замечаю, как кладу их в карман.

– Но потом вы их там обнаруживаете, сэр?

– Скорее всего – нет. Раньше моя жена обычно находила пропавшие вещи у меня в спальне. Я зачем-то складывал их в саквояж. Дома это было не так уж важно. Я и не думал, что это может со мной случиться где-нибудь еще. – На Джека смотрели испуганные глаза. – Когда Амабель умерла, все стало намного хуже. Понимаете, она присматривала за мной. Как Крессида сейчас. Но это не одно и то же. Я… я очень любил ее, несмотря на обстоятельства нашей женитьбы.

Старик так разволновался, что теперь желудочных колик ему не миновать. Джек мысленно выругался. Выходит, он ввязался в печальные семейные дела. Что делать? Прежде всего надо успокоить старика.

– Сэр, перестаньте волноваться, – ласково произнес он. – Как вы сами сказали, дома подобные мелочи не имели значения, а сейчас ваш дом здесь. Я все объясню прислуге. Если что-нибудь еще пропадет, мы знаем, у кого спросить.

Джек налил в бокал бренди.

– Вот, выпейте. Вам не о чем беспокоиться.

Сделав маленький глоток, доктор Брамли задал вопрос, которого боялся Джек:

– Что вы сказали Крессиде?

– Я… я сначала подумал на нее. Пригрозил, что она предстанет перед судьей.

«Или ляжет ко мне в постель». Брамли сморщился.

– И тогда, полагаю, она сказала вам правду.

Неужели старик так плохо знает свою дочь?

– Нет, – ответил он. – Доктор Брамли, вы не представляете, как я был взбешен. Не буду вас расстраивать, перечисляя то, что я наговорил вашей дочери, но она ничего не объяснила и предпочла вынести мой гнев. Крессида дала понять, что вор – она.

– Она… так поступила? – Доктор Брамли, дрожа, закрыл лицо руками и пробормотал: – Великий Боже, что я сделал!

– Сэр, – Джек был в отчаянии, – вы не виноваты.

– Джек, вы должны знать еще кое о чем, – сказал старик. – О причине, по которой мне пришлось отказаться от прихода и покинуть Корнуолл.

Джек выбежал из библиотеки с побелевшим и искаженным от ярости лицом. Если он когда-нибудь встретится с этим ублюдком Эндрю Фэрбриджем, то красавчик виконт пожалеет о том дне, когда появился на свет. Он выпорет его хлыстом, изобьет до полусмерти!

Каким же надо быть подлецом, чтобы сначала обнадежить благородную девушку обещанием жениться, а затем предложить ей стать его любовницей и сделать это в отсутствие ее отца! Грудь сдавило, когда он представил, что увидел доктор Брамли, придя домой. Крессида боролась с Фэрбриджем. Джек грубо выругался.

Нетрудно вообразить, в какое неистовство пришла леди Фэрбридж, когда приходской священник явился к ней и потребовал, чтобы ее сын женился на Крессиде. Брак Эндрю с бесприданницей, не имеющей никаких связей, не входил в ее планы.

Голос Брамли продолжал звучать в ушах Джека.

«Я хотел защитить ее. Она умоляла меня не ходить к ним. Сказала, что скорее умрет, чем выйдет замуж за такого человека, но я ее не послушался. Началась метель, и мне пришлось провести ночь в их доме, а утром дворецкий обнаружил у меня в кармане табакерку. Он видел, как я ее взял. – При этих словах на глаза старика навернулись слезы. – Они сказали, что, если я буду настаивать на женитьбе, то меня арестуют за кражу…»

Эти люди лишили Брамли прихода и постарались опозорить Крессиду, распустив слухи о том, что она – расчетливая, непорядочная и доступная особа.

У Джека окаменело лицо. Он вызовет Фэрбриджа на дуэль! На шпагах. Он вырвет извинение у этого негодяя, изрубив его на куски.

Он повернул за угол и столкнулся с Мэг.

– Джек! Что с тобой? – воскликнула она. – Несешься, словно ополоумевший бык. Ты здоров? Выглядишь ужасно. Ты видел Крессиду? Эванз сказал, что она давным-давно куда-то ушла.

Джек похолодел.

Она не могла уйти! Она ни за что не оставит отца, особенно сейчас, когда ему нужна защита.

– Джек? – долетел до него голос Мэг. – У тебя болит плечо?

Плечо не болело. Удар был нанесен чувству собственного достоинства… и сердцу. Джек пришел в бешенство, узнав о поведении Фэрбриджа, но то, что он сотворил прошлой ночью, еще хуже.

– Я найду ее, Мэг. Это моя вина. Мы… мы поссорились.

Мэг, кажется, не удивилась и неодобрительно произнесла:

– Понимаю. Вот почему Эванз сказал, что она была расстроена.

Джек устремился на конюшню. Как бы ни возражал Клинтон, он поедет верхом.

– Черт возьми, мистер Джек, сэр. Доктор сказал, чтобы вы целый месяц не садились на лошадь.

Джек сурово посмотрел на конюха.

– Он говорил только об охоте. Так что седлай Перикла и побыстрее.

Взгляд старшего конюха был не менее суровым.

– А мне он сказал, чтобы я не смел седлать вам коня, вот что он сказал! Ишь чего… – он не договорил, заметив младшего сына. – Ну-ка убирайся отсюда, Дэнни.

– Катись ты к черту, Клинтон! Мисс Крессида ушла из дома несколько часов назад и одному Богу известно, куда. Мне необходимо ее найти.

Джек посмотрел на небо. Вот-вот пойдет снег или дождь.

Клинтон заколебался.

– Мисс Крессида? Так бы и сказали. Я сам за ней поеду, а вы…

– Нет. – Джек произнес это таким тоном, что Клинтон замолк.

Бросив взгляд на хозяина, он со вздохом сказал:

– Говорите, Перикла седлать? Хорошо, сэр. Но вы уж объясните доктору…

– Мисс Крессида пошла в лес, – выпалил Дэнни.

– Да?

– Да, сэр. Я ее видел, когда выгуливал Огненного. Это было два часа назад. Знаете поляну, где растут подснежники? Она была там.

Спустя пять минут Джек ехал верхом и думал о том, что найти Крессиду – это полдела. Самое трудное – уговорить ее остаться и занять то положение, которое он решил ей предложить.

Глава десятая

Дул пронизывающий ветер, но Крессида, хотя и с трудом, ускорила шаг. Простые прочные ботинки шлепали по грязным лужам, образовавшимся после вчерашнего дождя. Не следовало заходить так далеко, но ей было совершенно необходимо все обдумать в одиночестве.

Джек счел ее соблазнительницей, собиравшейся заловить его в свои сети, и при этой мысли у нее по щеке скатилась слеза. И еще он думает, что она воровка. Не надо его винить – он ведь поймал ее прямо с фигурками и безделушками. Что ему оставалось думать? Было бы легче пережить это, если бы он ей не нравился. Но он ей нравится, да так сильно, что и не сравнить с Эндрю. Тогда она приняла за любовь увлечение.

Она в ловушке. Придется сказать Джеку правду – другого выхода нет. И лучше поскорее с этим покончить. Впереди девушка разглядела упавшую ветку, переступила через нее и зацепилась подолом плаща. Сучок треснул под каблуком, Крессида потеряла равновесие, поскользнулась и упала в грязь. Резкая боль пронзила лодыжку.

Джек посмотрел на нависшие над головой тучи. Будь они прокляты! Вот-вот пойдет снег. Он пришпорил Перикла и поскакал галопом, не обращая внимания на колющую боль в плече. Плащ из плотной, ворсистой ткани защищал Джека от холода и сырости, но не от грязи. Скользкая тропинка требовала постоянного внимания, но он сосредоточенно вглядывался вперед, ища Крессиду среди деревьев. Ее следы вели все дальше от вырубки в лесу, где росли подснежники.

Что-то холодное и мягкое упало на лицо. Черт! Снег. Джек снова пришпорил Перикла. И вдруг между серых стволов деревьев мелькнуло что-то красное. Джек резко натянул поводья. Сердце подпрыгнуло. Она!

Крессида хромала и опиралась на палку. Господи! Джек заставил коня перейти на рысь.

Крессида вскинула голову и увидела, кто едет ей навстречу. Она замерла, затем споткнулась и упала на грязную, глинистую тропку.

– Кресс!

Джек спрыгнул с Перикла и мгновенно очутился подле нее.

– Сэр, не стоит беспокоиться. – Девушка говорила усталым, безжизненным голосом. – Не подумайте, что я убежала.

– Кресс, ради бога! Я приехал вовсе не потому, что решил, будто вы убежали. Неужели вы думаете, что я силой заставлю вас вернуться? – Голос у него прерывался. – Я должен был вас отыскать и сказать, что видел сегодня утром вашего отца. Он рассказал мне о том, что произошло в Корнуолле.

– Он вам все рассказал? – У Крессиды дрожал голос.

– Все, – подтвердил Джек. – И то, что вы ничего не воровали. Но это я уже и так знал.

Сильные руки приподняли намокший тяжелый подол и спустили чулок. Крессида вцепилась в юбку и оттолкнула Джека.

– Кресс, я просто хочу посмотреть, не сильно ли вы повредили ногу. Вот и все.

– И все?

– Да. – Он расшнуровал ботинок. – Сейчас холодновато, чтобы резвиться с девушками в лесах.

Она отдернула ногу и еле сдержала крик.

– Я сделал вам больно? – Его длинные пальцы осторожно ощупали опухшую лодыжку.

Закусив нижнюю губу, Крессида ответила, подавив дрожь в голосе:

– С моей ногой ничего не случилось.

– Хм. – Джек продолжал поворачивать ее ступню в разные стороны. – Ничего не случилось, говорите? – Он надел ботинок и туго зашнуровал. – Тем не менее, нам нужно поскорее вернуться домой. Там я перевяжу вам ногу. У вашего отца случится удар, если он узнает, что вас нет дома. – Он подхватил ее на руки, и она вскрикнула. – Нам надо добраться до дома, пока не повалил снег.

– Вы не рассердились на папу? – вымолвила девушка.

– Нет, не рассердился.

Крессида боролась с желанием склонить голову на его широкое плечо. Навсегда.

– Я рассердился только на вас, – сказал Джек, усаживая ее в седло.

Она вздрогнула, когда Гамильтон сел сзади и взял поводья, обхватив ее при этом руками.

– Сэр, я… я в состоянии идти. – Не может же она сидеть – почти лежать – в его объятиях! Она готова запеть от радости, хотя знает, что не нравится ему и он на нее сердит.

– Черта с два можете. Я намерен вернуться домой до темноты, – отрывисто произнес Джек.

Она замерла, а он взял поводья в одну руку, другой расстегнул плащ и запахнул полы на груди Крессиды.

– Что вы делаете? – выдохнула она.

– Хочу быть уверенным, что вы не упадете и что нам с вами тепло. – С этими словами он застегнул пуговицы на плаще, который укрывал их обоих, и его рука крепче сжала ей талию. – Кресс, почему прошлой ночью вы не сказали мне правду?

– А как вы сами думаете? – прошептала она.

– Да потому, что решили, будто я потащу вашего отца к судье. Так?

– Вы… вы ведь не сказали папе о том, что вы… предложили мне?

– Нет, конечно.

У Крессиды вырвался облегченный вздох. Если папа ничего не знает, то не станет требовать от Джека, чтобы он на ней женился.

– Значит, все уладилось, – сказала она.

– Нет, Крессида, не все. Я должен знать – вы были очень сильно влюблены в Фэрбриджа?

Крессида вздрогнула и закрыла глаза.

– Тогда мне казалось, что очень сильно. – Она не могла продолжать, не могла объяснить, как девичье восхищение красивым виконтом переросло в слепое увлечение. Эндрю умел очаровывать.

– Вы поверили в его обещание жениться?

– Да.

– Моя дорогая, это было маловероятно, – мягко произнес Джек.

– Не растравляйте рану, – резко ответила она. – Неужели вы думаете, что я с легкостью этому поверила? Что девушка, далеко не красавица, без связей и без приданого, может привлечь богатого и влиятельного джентльмена? Вначале я не придавала значения тем знакам внимания, которые он мне оказывал, но в конце концов он признался мне в любви.

– Он сделал вам предложение? – (Крессида кивнула.) – А потом что?

– Он сказал, что, поскольку мы помолвлены, то можем встречаться чаще. Наедине. Я приходила к ним каждый день для занятий французским с его младшими сестрами, так что это было не трудно осуществить. А после урока Эндрю провожал меня домой. Он целовал меня. Мне это не очень нравилось, а он говорил, что я слишком щепетильна, но после свадьбы он меня вышколит. И вот тогда я задумалась, действительно ли хочу выходить за него, и стала его избегать. Я думала, он меня забудет.

– Он говорил о браке в ту ночь, когда пришел к вам в дом?

– Он сказал, что его мать отказывается дать согласие и ему придется уговаривать ее. Что он хочет меня и что, если я буду в положении… если у него должен будет появиться наследник, то она смирится…

– Что?! – взревел Джек и так крепко обхватил Крессиду, что ей показалось будто ее сжали железные тиски.

– Я возмутилась и поняла, что он меня дурачил. Я отказалась, а он… он… – Продолжать не было сил.

От ее сдавленного шепота у Джека застыла кровь в жилах. То, что он услышал от доктора Брамли, привело его в ярость. Но это! Эндрю Фэрбриджу не жить! Стараясь обуздать свой гнев, он сделал глубокий вдох и почувствовал запах розовой воды. Это пахли волосы Крессиды, и ему захотелось прижаться щекой к ее шелковистым волосам, на которых звездочками блестели снежинки. Он легонько коснулся губами ее макушки и услыхал всхлип.

– Когда папа узнал, что… что лорд Фэрбридж говорил со мной о браке, то отправился прямо к нему с требованием жениться на мне… – сказала Крессида.

– Остальное я знаю, – прервал ее Джек, чтобы избавить от повторения столь болезненной истории. – Ваш отец принимает настойку опия и случайно положил в карман табакерку. Это увидел дворецкий, и леди Фэрбридж поставила его перед выбором: либо суд, либо отказ от своих требований.

Наступило молчание. Наконец Крессида вымолвила:

– Да. Так оно и было.

По ее тону Джек понял – она что-то утаивает.

– Что еще?

– Н… ничего.

– Скажите, милая моя. – Нежное обращение вырвалось у него само собой.

Она вздрогнула и тихо ответила:

– Оказалось, что Эндрю я не нужна. Чтобы заставить папу отказаться от прихода, он хотел погубить меня.

– Что?!

– Он снова пришел ко мне спустя два дня. Тогда уже все жители деревни знали, что случилось. Я… не могла выйти из дома… меня оскорбляли. Вот почему… письмо, которое папа написал вам, так и не было отправлено. Сама я сделать это не могла, а он забыл. Когда пришел Фэрбридж, папа отдыхал…

– Что произошло? – Джек не узнал собственный голос.

– Фэрбридж велел передать отцу, что он должен отказаться от прихода… что мое поведение… и то, что отец украл… – Крессида всхлипнула. – Потом выяснилось, что его младший брат недавно был посвящен в сан и семья искала для него место. Я же сыграла им на руку. Он предложил мне стать его любовницей. Я так разозлилась, что схватила кочергу и…

– Ударила его, – закончил Джек.

– Не совсем так. Он ее перехватил, но кочерга была горячей.

Джек представил, как Крессида отбивается от негодяя раскаленной кочергой, и почувствовал хотя бы небольшое удовлетворение. Но если она отказалась стать любовницей Фэрбриджа, тогда почему?..

– Прошлой ночью, – произнес он, старательно подбирая слова, – когда я потребовал от вас… Черт! Крессида, мне ведь вы не отказали!

– Дело касалось папиной судьбы, и вы очень разгневались.

– Я повел себя не лучше Фэрбриджа, но, клянусь, я никогда бы не осуществил ни одной угрозы. Просто… – Сейчас не время и не место для такого разговора. Ей необходимо согреться, поесть и поспать, а ему нужно собраться с мыслями. – Главное, что вы в безопасности. Завтра мы все обсудим, а сейчас приедем домой, перевяжем вам ногу и вы сможете лечь спать.

Она в ответ лишь кивнула, и они оба замолчали. Тишину нарушали только хлюпанье подков да фырканье Перикла, когда ему на нос падали снежинки. Джек крепче прижал к себе Крессиду. Ее тело обмякло, и он понял, что она заснула.

Первое, что он сделает, вернувшись, – сожжет проклятую рекомендацию, которую написала Мэг. Будущей миссис Джонатан Гамильтон не пристало наниматься в гувернантки.

Глава одиннадцатая

– Нет.

– Черт возьми, Крессида! Я хочу, чтобы вы стали моей женой, а не любовницей!

Она, не дрогнув, смотрела на него, упрямо задрав подбородок и сжав губы.

– Нет. Я не выйду за вас замуж.

Джек выругался, но про себя. Он не мог понять ее отказа. Как же защитить ее и сделать счастливой, если она не выйдет за него? Фэрбридж запятнал репутацию девушки, спасти которую может только удачный брак. Если она станет его женой, то злые языки ее не достанут.

– Кресс, это единственный способ сберечь вас.

– Почему вы хотите сберечь меня?

– То есть как почему? – Джек растерялся. Неужели она не понимает? – Я-то думал, что это очевидно.

– Боюсь, что нет, сэр.

Он сжал кулаки. Сэр! Она держит его на расстоянии!

– Видите ли, – продолжала Крессида, – я не понимаю, почему вы считаете, что я нуждаюсь в защите и почему защищать меня должны вы.

Спокойно! – приказал себе Джек.

– Душечка, Фэрбридж вас не погубил, но уж точно испортил репутацию. Ваше доброе имя опорочено. Высшее общество наверняка уже знает эту историю. Вы не найдете место гувернантки.

Крессида побледнела.

– Понятно. А почему защищать меня должны вы?

Это был хитрый вопрос.

– Мое поведение по отношению к вам было отвратительным. Я вас оскорбил, дважды предлагая стать моей любовницей… – Джек заскрежетал зубами. Сейчас не стоит объяснять свою ошеломляющую страсть. Она наверняка с подозрением это воспримет. Что касается любви, то он не представляет, как найти убедительные слова, но все же постарается. – Крессида, вы – член моей семьи. Наши отцы дружили. Чувство долга требует, чтобы я сделал вам предложение. И вы должны знать, что… небезразличны мне. Мы отлично уживемся.

Вот! Он произнес то, что хотел! В какой-то мере…

Крессида вздрогнула. Она все поняла и пришла в отчаяние. Это дело его чести, и не более того. Он добр и благороден. Чего еще желать? Но она слишком сильно его любит, чтобы позволить жертвовать собой.

Проглотив подступившие слезы, она ответила:

– Вы выполнили свой долг, сэр. Однако, поскольку моя репутация пострадала до нашей с вами встречи и обстоятельства этой истории не имеют к вам ни малейшего отношения, то…

Брань, вырвавшаяся у Джека, привела ее в ужас, который она не смогла скрыть. Он покраснел.

– Прошу прощения, Крессида. Но то, что вы заявили, абсолютная… – Он вовремя спохватился. – Сущий вздор.

– Нет, не вздор.

– Душечка…

– Нет! Я не согласна! Я… я не могу!

Крессида в отчаянии сжала кулачки. Против его нежности она беспомощна. Доброту и благородство она еще в состоянии выдержать, но не нежность. Ее решимость может рухнуть, и дело кончится тем, что она разрыдается в его объятиях и признается в любви. И тогда он ее ни за что не отпустит, так как почувствует себя вдвойне обязанным. Но она не может заманить Джека в ловушку его же собственной порядочности.

– Пожалуйста, Джек, больше не просите меня. Я не вынесу.

От этих слов, произнесенных шепотом, у него чуть не разорвалось сердце. Обойдя стол, он поднял Крессиду на ноги. Желание поцеловать ее было так же велико, как необходимость дышать. Джек закрыл глаза, изо всех сил стараясь справиться с наваждением. Ее нужно утешить и поэтому вместо того, чтобы заключить Крессиду в пылкие объятия, он осторожно прижал ее к себе, коснувшись щекой волос и гладя по голове. Затем потянул ленту и распустил волосы. Рука утонула в прохладных, шелковистых прядях.

Вначале она напряглась, затем, охнув, прильнула к нему. Джек твердил себе, что вот сию минуту он ее отпустит, но Крессида так уютно устроилась в его руках, доверчиво прижавшись теплой, мягкой грудью. На этот раз он ее не испугает и не будет торопиться. По крайней мере до того, как испросит у ее отца согласия на их брак.

Сквозь сюртук, жилет и рубашку Джек ощущал ее тепло. Он застыл, но все же не удержался и провел рукой по щеке Крессиды. Его бросило в жар, когда он представил, как она касается лицом его голой груди. Дрожащими пальцами он дотронулся до уголка ее рта. Господи! Какие у нее нежные и податливые губы! Разве такое выдержишь? Он приподнял ее подбородок и не почувствовал сопротивления.

Но тут Крессиду охватил стыд, и она отвернулась.

– Нет. Пожалуйста, позвольте мне уйти.

Он опустил руки.

– Крессида…

А она уходила от него, распрямив плечи и подняв голову. Тихо стукнула закрывшаяся за ней дверь.

Он должен ее остановить! У Джека вырвался стон. А зачем ей оставаться? Ведь он сделал все возможное, чтобы унизить ее, и в довершение предложил брак по расчету.

Господи, какой же он слепец и дурак! Джек не ожидал, что любовь настолько мучительна. Он, конечно, предполагал, что будет испытывать страсть, но не это же неистовое желание овладеть девушкой любой ценой.

Нет. Не любой ценой. Не за счет спокойствия и счастья Крессиды. Он отдаст правую руку, лишь бы избавить ее от страданий. И даже жизнь отдаст. Зачем ему жить без нее?

Он заставил себя мыслить разумно. Крессиде необходимо выйти замуж, и для этого ей нужно познакомиться с подходящими женихами. Но, за исключением его самого, в Лестершире таких не много найдется.

Лондон! Придется отправить ее в Лондон и ввести в свет. Она – его кузина и подруга леди Резерфорд, поэтому ее примут в обществе. Фэрбриджи, несомненно, там тоже будут. Эндрю он заставит молчать, но о дуэли с этим ублюдком придется забыть, так как это породит сплетни и нанесет ущерб Крессиде. Самая большая проблема – деньги. Ей нужен приличный гардероб, чтобы вращаться в свете. И главное – приданое. Не многие подходящие женихи готовы сделать предложение девушке без средств. Значит, приданым ее обеспечит он. Достаточным для удачного брака, но не слишком большим, чтобы не привлечь охотников за деньгами. Особых убытков его доход не понесет. Джек вздохнул, понимая, в чем заключается трудность – Крессида никогда не примет от него приданого. Она может взять деньги только у отца. Значит он должен ее обмануть.

Мысли Джека нарушил спокойный и сочувственный голос.

– Как я понимаю, твое предложение не было встречено с восторгом.

Джек повернулся к Марку.

– С чего ты взял, что она мне отказала?

Марк, поколебавшись, ответил:

– Обычно девушки не плачут, приняв предложение одного из самых богатых джентльменов в графстве. Я знал, что ты хотел увидеть ее сегодня утром, а домыслить остальное не представляло труда.

– Она плакала? – Джек остолбенел. Марк кивнул.

– Могу я чем-нибудь помочь, старина?

– Мне нужна помощь, чтобы выдать ее замуж.

Марк от неожиданности закашлялся.

– Прости, что ты сказал?

– То, что ты слышал.

– Будь я проклят, если что-нибудь понял.

У Джека иссякло терпение, и он гаркнул:

– Мне кажется, что это очевидно, черт возьми! – И, спохватившись, со стоном произнес: – Марк, ради бога, прости! Не обращай на меня внимания. Такая путаница…

– Любовь – всегда путаница, – заметил друг. – Но могу тебя заверить: если она выйдет замуж за кого-нибудь другого, то легче тебе не будет..

Джек промолчал, но в душе согласился. Но что это меняет? Крессида и думать не желает о браке с ним, а он не может ее принудить.

А пока что надо думать о приданом для Крессиды. После того как они с приятелем обсудили все детали и Марк пошел искать Мэг, Джек вспомнил слова друга:

«Видишь ли, старина, не стоит жертвовать собой. Как только ты дашь ей возможность познакомиться с другими молодыми людьми, начинай сам за ней ухаживать. Если она увидит, что ты делаешь это по велению сердца, то… Знай – ни одной женщине не понравится, если ей делают предложение из чувства долга».

Перед Джеком забрезжила слабая надежда.

– Боже праведный! – воскликнул доктор Брамли, держа в рукав письмо. – Как такое могло случиться?

– От кого это, папа? – поинтересовалась Крессида.

– От юридической конторы «Чадуик и Симмз». – Доктор Брамли посмотрел на Джека. – Мистер Симмз сообщает, что ведет ваши дела.

– Совершенно верно, сэр. Пару недель назад я упомянул ему в письме, что сейчас вы живете здесь.

– Понятно. Но это просто удивительно.

– Что удивительно, папа? – терпеливо спросила Крессида.

– Письмо, конечно. Я даже не знал, что он умер. Как печально. Все стареют. Но чтобы Моруэлл!

– Кто такой Моруэлл?

– Если вы имеете в виду Терстона Моруэлла, то он – дальний родственник, он умер в прошлом году, – пояснил Джек. – Мой отец часто рассказывал о поездке на континент, которую вы втроем предприняли.

Доктор Брамли кивнул.

– Мы были очень дружны, но такого я не ожидал! Господи! Да я не знаю, что делать с такими деньгами!

Крессида чуть не уронила лепешку.

– Деньгами?

Доктор Брамли помахал письмом.

– Он оставил мне десять тысяч фунтов! Только подумай, скольким несчастным я могу теперь помочь!

Крессида подавила стон. Неужели папа никогда не станет думать о собственном благополучии?

– Сэр, у меня есть одно предложение, – заявил Джек. – Если вы хорошенько подумаете, то увидите, что возможность удачно вложить деньги находится совсем рядом.

– Да?

– Отдайте деньги Крессиде, если они вам не нужны. Тогда ей не придется наниматься в гувернантки, а я и Резерфорд сможем взять ее в Лондон и вывести в свет… С приличным приданым она удачно выйдет замуж.

У Крессиды закружилась голова. Он что, сошел с ума? Лондонский высший свет! Если Фэрбриджи прослышат, что она в Лондоне, они ее изничтожат. А папе деньги необходимы.

Однако доктору Брамли сия мысль очень понравилась.

– Разумеется! Я об этом не подумал. Деньги пойдут на приданое. Как замечательно! Значит, все решено. – Он радостно улыбнулся Крессиде. – Уверен, ты будешь счастлива, дорогая.

Крессида вздохнула. С трудом сохраняя спокойствие, она откусила большой кусок. С полным ртом ей не придется говорить неприятные слова отцу и Джеку. С папой объясняться бесполезно, а Джеку она выскажет все позднее.

Девушка нашла Джека в конторе, где он провел все утро с управляющим. Сейчас он наконец-то остался один.

– Войдите, – ответил на стук знакомый голос, от звука которого по спине пробежала дрожь.

Она расправила плечи и, подавив волнение, вошла. Все, что ей предстоит, это высказать Джеку отрепетированные за прошедшие три часа слова. А ему придется их выслушать. Все очень просто.

Он улыбнулся, увидев ее, и то, что казалось таким простым, сразу сделалось сложным. Сможет ли она держаться уверенно, когда он вот так смотрит на нее? Тем не менее, Крессида решительно начала:

– Деньги нужны папе, а не мне.

Черт возьми! Эти темно-серые, чуть прищуренные глаза ее смущают.

– Вы, как всегда, изъясняетесь прямо и открыто, Крессида, – заметил Джек.

Она покраснела до корней волос.

– Я хотела сказать…

– Что беспокоитесь о благополучии отца, если наследство он отдаст вам. И что вам приданое ни к чему, так как выходить замуж вы не собираетесь и в Лондон ехать не хотите, боясь встретиться с Фэрбриджами. Я все учел?

У Крессиды защипало от слез глаза, и она молча кивнула. Он ничего не упустил, все перечислил. Ей остается одно: убежать, прежде чем она поддастся искушению сказать ему, что сожалеет о своем отказе принять его предложение.

– На все ваши возражения есть ответы, – мягко произнес Джек. – О вашем отце здесь заботятся. Я немного переделал свое завещание, чтобы его обеспечить – он получит пенсию и право жить в доме.

– Понимаю. – Какой он щедрый и добрый! Иметь такого мужа мечтает любая женщина. – И все же я не могу поехать в Лондон. Не хочу выходить замуж.

Она не может заставить себя выйти за кого-то другого, даже если ей и сделают предложение, что весьма сомнительно.

Это опасение Джек сразу же рассеял:

– С десятью тысячами фунтов вы – желанная невеста. Охотников за приданым вы не прельстите, а предложение от респектабельного человека наверняка получите.

– Вы не подумали о моей репутации.

– Поверьте мне, Крессида, – твердо произнес Джек, – если Фэрбридж осмелиться пикнуть, я заставлю его замолчать. Надолго.

Ужас, подобно холодной черной волне, захлестнул Крессиду. Он хочет вызвать Фэрбриджа на дуэль! А Фэрбридж отличный стрелок.

– Джек, нет, вы не должны. – Слова застряли в горле, когда она представила раненого, умирающего Джека.

– Не тратьте на него сочувствие, Крессида. Он не пожалел ни вас, ни вашего отца.

Неужели он подумал, что она беспокоится об Эндрю?

– Пожалуйста, Джек, я не хочу, чтобы вы его вызывали… – Голос у девушки дрожал. Она боялась расплакаться и признаться ему в любви. Тогда пути назад не будет.

– Ваше присутствие в Лондоне не даст мне это сделать, – тихо сказал он. – Менее всего я бы хотел вызвать толки. Дуэль – последнее средство, если Фэрбридж станет болтать. Но он не осмелится. Я уж постараюсь, чтобы он понял, чем рискует, если заговорит.

– Но…

– Крессида, вы не можете оставаться здесь.

Боль пронзила ее. Он хочет, чтобы она уехала!

– Я понимаю. – Кресс старалась говорить равнодушно. – Что ж, хорошо. Когда я должна ехать?

Он ответил так же безразлично:

– Марк и Мэг собираются домой. Они предлагали вам поехать с ними. Через пару недель, когда откроется сезон, они возьмут вас с собой в Лондон.

Он действительно желает поскорее от нее отделаться.

– Поднимайтесь к себе, Крессида, – прозвучал, словно из бездны, хриплый голос Джека. – Я распоряжусь, чтобы вам принесли обед в комнату.

– Спасибо, – безжизненным голосом ответила она, приказав себе не плакать.

Джек смотрел, как Кресс уходит, борясь с желанием кинуться к ней, схватить и задушить поцелуями. Она выглядит такой уставшей, будто из нее по капле вытекает жизнь. Благодарение Богу, что она согласна ехать в Лондон! Джек с угрюмым видом вернулся к делам поместья, хотя обычно эта работа приносила ему удовлетворение. Сейчас у него на уме было только одно – он встретил девушку, посланную судьбой, и, как дурак, отказался от нее.

Крессида бродила по саду и глотала слезы. Она поедет в Лондон и постарается развлечься, но искать женихов не собирается. Когда закончится светский сезон, она подыщет для себя домик в деревне, и папа будет иногда ее навещать. На скромную жизнь у нее достаточно денег. Боль со временем наверняка утихнет. А если нет? Это уже не имеет значения. Сейчас она должна вести себя так, будто с прежним покончено.

Глава двенадцатая

– Мэг, вы уверены, что такой вырез приличен? – Крессида смущенно смотрела на свое отражение в зеркале. Неужели это она? Да, у нее элегантный вид, она даже красива. Шуршащий сине-зеленый шелк придал блеск глазам, но вот декольте непривычно глубокое.

Невестка Мэг, леди Диана Карлтон засмеялась, а Мэг, сверкнув глазами, спросила:

– Скажите, если бы вы увидели такой вырез на платье другой женщины – моем, к примеру, – вы бы сочли это скандальным?

Крессида призадумалась. Как раз прошлым вечером на Мэг было платье с глубоким вырезом, и это выглядело очень красиво. Лорд Резерфорд не скрывал восторга – его обычно холодные серые глаза блестели, стоило ему задержать взгляд на наряде жены.

– Итак?

Крессида улыбнулась:

– Нет, не сочла бы. Но вы – графиня.

– Такое платье не подошло бы семнадцатилетней девушке для первого выхода в свет. Но вам двадцать один год, вы обеспеченная женщина и к тому же кузина Джека Гамильтона, – заметила Мэг и повернулась к леди Диане. – Правда, Ди?

Леди Диана кивнула.

– Платье просто превосходное.

– Восхитительно, мадемуазель, – внесла свою лепту модистка.

Крессида сдалась. Если три женщины одобрили платье, то кто она такая, чтобы спорить?

* * *

Джек с неодобрением смотрел на танцующих. Почему раньше он не обращал внимания на то, какие неприлично глубокие декольте носят сейчас дамы? Бесстыдницы! Да им грозит воспаление легких. А вот он, видно, оделся слишком тепло. У него кровь закипает при виде того, в каком платье Крессида шествует по бальным залам Альмакса в сопровождении известных лондонских повес.

Интересно, о чем думала Мэг, когда заказывали это платье для Крессиды? Считается, что компаньонки должны заманивать женихов, выставляя напоказ достоинства своих подопечных, но она явно перестаралась, так как лиф платья едва прикрывал соски, вызывая у него страстное желание впиться в них губами. Сжав кулаки, он внимательно и хмуро оглядывал залу. Хорошо хотя бы то, что Крессида еще не получила от дам-патронесс разрешения на вальс. Он сойдет с ума, если увидит, как она, буквально вываливаясь из платья, кружится в объятиях какого-нибудь вертопраха.

Музыка замолкла. Джек ревниво наблюдал, как Крессида идет под руку с лордом Парбери, который считался его другом. Но что, черт побери, этот человек себе позволяет? Он флиртует с ней, а она смеется его шуткам! Просто заливается. Черт! Джек никогда раньше не слышал, чтобы Парбери изрек нечто остроумное.

Но по крайней мере она счастлива. Мэг удалось преобразить печальную, удрученную девушку, и ее место заняла прежняя, дерзкая Крессида, которая кокетничает с самыми завидными холостяками… за исключением мистера Джека Гамильтона.

И, о ужас! Леди Станоп с дорогой Элисон направляются к нему. Господи! Не хватает еще танцевать с этой девицей! Джек быстро отошел в сторону и оказался около Крессиды и лорда Парбери.

– Я провожу мисс Брамли к леди Резерфорд, Парбери. У тебя, не сомневаюсь, есть и другие партнерши.

Парбери любезно улыбнулся.

– Но не такие обворожительные, как твоя маленькая кузина, Джек, дружище. Позволь тебя поздравить с прелестной подопечной.

– Она не моя подопечная!

– Я не его подопечная!

Джек и Крессида хором и с горячностью опровергли слова лорда Парбери. У Джека появилось огромное желание придушить пэра Англии прямо в главной зале самого модного в Лондоне «рынка невест».

– Разумеется, старик, – примирительно ответил Парбери. – Но ты уж очень смахиваешь на заботливого опекуна. Берешь уроки у Резерфорда? Я заметил, что он непревзойден в роли ревнивого мужа. Мисс Брамли, препоручаю вас заботам вашего кузена. Уверен, что он вернет вас в целости и сохранности леди Резерфорд. Может быть, вы согласитесь покататься со мной как-нибудь в парке?

Крессида, как показалось Джеку, слишком уж охотно согласилась:

– С большим удовольствием, милорд.

– В таком случае я заеду за вами. – Парбери галантно поклонился. – Ваш покорный слуга, мисс. Будь здоров, Джек.

Он ушел, и Джек остыл, но ненадолго, так как Крессида нарочито смиренно спросила:

– Мистер Гамильтон, чем вам не угодил лорд Парбери?

– Повеса и бездельник! – прошипел Джек.

– Что? И он тоже? Но Мэг заверила меня, что он ваш друг. – Крессида вызывающе посмотрела на Джека. – А почтенных друзей у вас нет?

Джек не знал, чего ему хочется больше: стукнуть ее или запустить пальцы за вырез платья.

Он замешкался и пришел в себя, лишь услыхав сзади голос леди Станоп:

– Наконец-то! Дорогой мистер Гамильтон! Я знала, что вы, конечно, захотите увидеть милую Элисон!

У леди Станоп был вид охотника, настигшего добычу. Из-за ее спины выглядывала дочь.

– А, это вы, мисс Брамли. Как странно. Я только что имела разговор с кузиной. – Леди Станоп сверлила Крессиду взглядом. – Моя кузина живет в Корнуолле. Оказывается, леди Фэрбридж вас хорошо знает. – У дамы злобно поблескивали глаза.

Джек загорелся в предвкушении схватки. Сейчас он покажет этой самонадеянной корове!

– Да, разумеется, леди Станоп. Отец мисс Брамли упоминал это имя. Не будете ли вы любезны передать матери его светлости мое желание продолжить выяснение одного дела с ее сыном?

Леди Станоп поняла, что ей лучше не ввязываться в опасную игру, и поспешила удалиться.

– Джек! Пожалуйста… – Крессида схватила его за рукав. – Она знает! Они, должно быть, говорили про меня. Я боялась, что так и будет! Пожалуйста, позвольте мне уехать.

Он посмотрел на ее испуганное лицо.

– Скажите, Кресс, если бы не Фэрбриджи и леди Станоп, вы бы получали удовольствие от лондонской жизни?

Она взглянула на него, как на сумасшедшего. Глупый вопрос. Какая женщина не закружится в вихре светской суеты, не насладится магазинами, оперой, болтовней на приемах?

– Ну конечно, радовалась бы. Чудесно приезжать в Лондон на недельку-другую, но разве дома не лучше?

У Джека дико заколотилось сердце, но он не успел ответить – помешал чей-то голос:

– Привет, Джек, дружище! Это твоя маленькая кузина? Я слышал, что она прелестна. Мисс Брамли, позвольте представиться – лорд Данвил. У вас не осталось свободного танца?

Мэг наблюдала за тем, как Джек прогнал лорда Парбери.

– Что с ним происходит? – возмущенно воскликнула она, повернувшись к леди Джерси.

– Кто поймет этих мужчин? Леди Станоп он тоже прогнал, но это ему можно простить. Надоедливая особа.

Несмотря на раздражение, Мэг засмеялась, но тут же нахмурилась, увидев, что Джек готов вступить в рукопашную с безобидным лордом Данвилом.

– О господи, – вздохнула леди Джерси. – Интересно наблюдать, как милый Джек сражается на два фронта.

Мэг засмеялась и бросила на приятельницу выразительный взгляд.

– Салли, у вас нет желания кое во что вмешаться?

Королева высшего света, а также заядлая сплетница, и глазом не моргнула.

– С удовольствием, дорогая. Что вы имеете в виду?

Мэг ангельски улыбнулась.

– Леди Джерси, вы не находите поведение моей протеже безукоризненным? А вы ведь патронесса бала, так почему бы вам не воспользоваться своей властью? – Она взглядом указала на Джека. – Следующий танец вальс, не так ли?

Леди Джерси сдержанно улыбнулась.

– Да, леди Резерфорд. Весьма подходящий случай.

Взгляды дам встретились – обе прекрасно поняли друг друга.

– Миледи, мой танец. Привет, Салли, – раздался сзади бас.

Мэг обернулась и увидела Марка. Она подавила смех, поняв по его лицу, что от него не укрылись их уловки.

– Хм. Можно задать вопрос или лучше сделать вид, что я ничего не знаю? – он поцеловал руку Мэг.

– Лучше притворись, – с улыбкой ответила та. – Но посмотри на Салли…

Марк перевел взгляд на леди Джерси, которая направилась сквозь толпу к своей жертве, и изумленно произнес:

– Господи, неужели она это сделает?

– Джек, милый, – проворковала леди Джерси, – это просто чудесно, что ты здесь! И мисс Брамли! Моя дорогая, надеюсь, вы не скучаете – ведь вы не пропустили ни одного танца. Леди Резерфорд и все ваши доброжелатели должны быть в восторге от такого успеха.

Крессида покраснела, а Джек с опаской посмотрел на леди Джерси. Что, черт возьми, задумала Салли?

– Мисс Брамли, было бы жалко нарушить череду ваших танцев, но следующий танец – вальс. Поэтому я рада вам сообщить, что вы доставите всем огромное удовольствие, если тоже потанцуете. – Она, как показалось Джеку, коварно улыбнулась. И тут заиграл оркестр. – Боже мой, какая досада! Я не успела найти для вас подходящего партнера. Но, может быть, мистер Гамильтон окажет услугу?

И леди Джерси величественно удалилась, довольная тем, что перехитрила Джека, который понял, что, выиграв несколько сражений, он проиграл кампанию.

– Сэр, нет никакой необходимости танцевать со мной. Я прекрасно понимаю, что вам этого совершенно не хочется. Будет лучше, если вы проводите меня к леди Резерфорд.

От безразличного тона Кресс у него сжалось сердце. Он снова ее обидел! Она заметила его нежелание танцевать с ней.

– С большим удовольствием, – хрипло произнес он и… пригласил на танец.

Боже, как приятно держать ее в объятиях, ощущать под рукой тонкую талию! Он улыбнулся ей и, послав к черту все свои сомнения, закружил Крессиду, одарив лучезарной улыбкой леди Станоп и милую Элисон. Пусть доложат об этом Фэрбриджам.

– Но… но вы же согласились отвести меня к Мэг, – запротестовала она, старательно глядя на верхнюю пуговицу его жилета.

– Если вы обернетесь, – и Джек уверенным движением раскрутил ее, – то убедитесь, что Мэг танцует с Марком. Но не подражайте им, – предупредил он, видя, что граф Резерфорд, как обычно, до неприличия крепко прижимает к себе графиню и шепчет ей что-то на ухо – наверняка всякие приятные глупости.

Крессида легко, словно пушинка, кружилась в его объятиях в такт с музыкой, и он с трудом удерживался от того, чтобы не прижать ее к себе еще крепче.

Почему, танцуя с Джеком, она испытывает совсем иные ощущения по сравнению с теми, что испытала, когда танцевала с учителем танцев или с графом Резерфордом?

Вначале Крессида стеснялась, но быстро привыкла и с легкостью вальсировала с синьором Ридольфо и с Марком. Но совсем иное – танец с Джеком. Ни учитель, ни неотразимый красавец граф Резерфорд не вызывали у Крессиды волнения. Марк шутил с ней, давал советы, но сердечко ее было спокойно. Теперь же сердце ее так бешено колотилось, что заглушило страшные мысли об угрозе леди Станоп. Девушка смутно сознавала, что эта дама и леди Фэрбридж могут ее погубить, но… Руки Джека надежно защищали ее от неприятностей, его сильное тело излучало жар, и у нее внутри все пело. Груди почему-то горели, и ей хотелось прижаться к нему, чтобы унять это жжение. Она чувствовала себя под защитой и… в большой опасности.

В зале вдруг стало жарко и душно. А она-то боялась, что замерзнет в легком платье с таким огромным вырезом. Но если раскраснеться, как она сейчас, то и статуя расплавится. Крессида бросила взгляд на Джека – его лицо было напряжено и сурово, словно он отгородился от чего-то неприятного.

– Вас что-то беспокоит? – спросила она. Вопрос застал его врасплох.

– С чего вы взяли? Нет!

Но краска, залившая ему щеки, выдала его.

– У вас такой вид, словно что-то болит. Я подумала – может быть, плечо…

Продолжая кружить ее, Джек покачал головой и поймал веселый взгляд Марка. Граф Резерфорд прекрасно знал, какая часть тела его друга болит.

Танец подходил к концу, и Джек, к своему большому неудовольствию, увидел, сколько джентльменов не сводят глаз с Крессиды. Салли Джерси благословила девушку на вальс, и мужчины горели желанием пригласить ее. Чтобы избежать осады половины мужского населения Лондона, Джек повел Крессиду в буфет.

– Бокал лимонада, Кресс, – предложил он.

Ему тоже не помешало бы выпить прохладительного. Но тут раздался томный голос и Джек насторожился, готовый дать отпор.

– Мисс Брамли, как приятно встретить вас здесь. Я сначала не поверил, когда мама сказала мне, что вы в Лондоне.

Джек почувствовал, как ладонь Крессиды стиснула его руку. Девушка обернулась. Лицо ее было бесстрастно, и она спокойно ответила:

– Добрый вечер, лорд Фэрбридж.

Джек, сдержав гнев, окинул виконта взглядом. Кулачный бой в Альмаксе невозможен, но скрыть презрение он не смог:

– Моя кузина упомянула о вашем с ней знакомстве, Фэрбридж. Прошу учесть то обстоятельство, что теперь она находится под моим покровительством. Надеюсь, леди Станоп вам это передала.

Прямая угроза, прозвучавшая в голосе Джека, потрясла Крессиду. Ни разу, даже когда он был очень на нее разгневан, она не слышала этих опасных ноток. А его глаза! Они стали похожи на кремень, холодные и беспощадные Она считала его выдержанным, воспитанным джентльменом, вероятно, не разглядев скрытую непримиримость его характера.

Лорд Фэрбридж, очевидно, этого тоже не знал, как не заметил того, что у Джека прищурены глаза и сжаты кулаки.

– Она ваша кузина, Гамильтон? – осведомился виконт, смахивая пылинку с рукава. – Мисс Брамли никогда про это не упоминала. – Он одарил Крессиду чарующей улыбкой. – А как здоровье вашего отца, мисс Брамли? Надеюсь, он поправляется?

Этот человек интригой лишил отца прихода и грозился отправить его на каторгу.

«Он и сейчас может это сделать, если почувствует себя оскорбленным».

Крессида испугалась. Джек и Резерфорды, возможно, смогут спасти ее репутацию, если Эндрю распустит слухи, но стоит ему пойти на Боу-стрит[5] и тогда уж отца ничто не спасет.

Крессида заставила себя улыбнуться и вежливо ответила:

– Мой отец вполне здоров, милорд. В следующем письме я напишу ему, что вы о нем справлялись.

– Вы замечательно выглядите, мисс Брамли.

Фэрбридж оглядел ее с головы до ног, и Крессида пожалела о том, что уступила Мэг и согласилась на такое глубокое декольте. Со стороны могло показаться, что двое завидных кавалеров флиртуют с ней, но она ощущала себя ягненком, который прячется от пасти волка за огромной овчаркой.

– Мисс Брамли, могу ли я проводить вас к моей маме? – спросил Эндрю Фэрбридж. – Она очень хочет возобновить знакомство. И не окажете ли мне честь, потанцевав со мной? – Он произнес это таким тоном, что было ясно – честь оказывает он.

Пока Крессида собиралась с духом, вмешался Джек:

– В другой раз, Фэрбридж. Я обещал сопроводить кузину к ее компаньонке. И к тому же танцевальная карточка мисс Брамли на сегодня заполнена. Но я не сомневаюсь, что леди Резерфорд будет рада принять леди Фэрбридж у себя на Гросвенор-сквер.

Фэрбридж был поражен.

– Графиня Резерфорд?

Только глупец мог счесть улыбку Джека дружелюбной.

– Да, Фэрбридж. Надеюсь, вам и вашей матери это кое-что прояснит.

Твердая рука Джека уводила Крессиду. Какое облегчение! Возможно, в дальнейшем, встречаясь с Фэрбриджем, она будет чувствовать себя увереннее, хотя это маловероятно. Важно убедить Джека в том, что присутствие Эндрю ее нисколько не волнует. Сквозь тонкую ткань перчатки она чувствовала, что рука Джека напряглась и сделалась твердой, как железо, а когда она подняла на него глаза, то увидела, что скулы у него окаменели. Девушка со страхом подумала, что он вполне может использовать малейший повод для дуэли. Перед глазами снова возникло видение мертвого либо искалеченного по ее вине Джека. Ей стало трудно дышать, но она заставила себя произнести:

– Как приятно увидеть знакомое лицо. Вы так любезны, сэр. Неужели леди Фэрбридж сможет нанести визит?

К ужасу Крессиды леди Фэрбридж нанесла таки визит на следующий день. Крессида сидела одна в гостиной дома Резерфордов, когда появился дворецкий и сообщил, что приехала эта дама.

– Я, разумеется, сказал, что ее светлость занята, но она выразила желание увидеть вас.

Крессида растерялась. Мэг была наверху – она кормила Джона. Что делать? Конечно, можно попросить Делафилда сказать, что она тоже занята. С другой стороны, лучше наедине поговорить с леди Фэрбридж и заверить ее, что она не интересуется ее сыном и не хочет его больше видеть. Нет смысла прятаться.

– Пожалуйста, скажите леди Фэрбридж, что я дома, – наконец ответила девушка.

Ей не пришлось долго ждать.

– Леди Фэрбридж. – Делафилд закрыл дверь за этой мегерой и Крессида встала.

– Здравствуйте, мэм. Садитесь, пожалуйста.

Леди Фэрбридж вырядилась в вычурное платье из желтого и пурпурного атласа.

– Дорогая мисс Брамли! Мы так удивились, когда услышали, что вы в Лондоне! Что же вы не написали мне об этом? Но появление старых друзей всегда приятно! А как здоровье вашего милого папы? Он излечился от своего недомогания?

Крессида не могла поверить тому, что слышит, и едва не лишилась дара речи.

– Я… э… он хорошо себя чувствует. Я не думала…

А ее светлость продолжала как ни в чем не бывало:

– Конечно, Эндрю был в восторге, встретив вас прошлым вечером. Я понятия не имела, что мистер Гамильтон ваш родственник. А как поживает его милая матушка? Очаровательная женщина, не правда ли? Она в Лондоне?

Леди Фэрбридж удобно расположила свои пышные формы на диване и жестом пригласила Крессиду сесть с ней рядом, а та сделала вид, что не заметила этого. Она объяснила, что леди Анна Гамильтон гостит у дочери в Йоркшире, а заодно осведомилась, не желает ли леди Фэрбридж чаю.

Леди Фэрбридж снова указала Крессиде на диван и ей пришлось сесть, но устроилась она как можно дальше от своей гостьи.

– Вам с сахаром, мэм?

– Крошечный кусочек, дорогая. Благодарю вас. – Леди Фэрбридж взяла из рук Крессиды чашку. – Как вам повезло! Я все знаю. Это маленькое наследство очень кстати.

Откуда ей известно? Они ведь никому ничего не говорили.

Леди Фэрбридж залилась смехом.

– Ну-ну, дорогая! Не стоит удивляться. В деревне подобные вещи не утаишь. Моя кузина, леди Станоп, рассказала мне.

Она продолжала трещать, перечисляя выгоды, которые сулит девушке приличное приданое, и Крессида, содрогаясь в душе, поняла, что это означает: дочка священника превратилась в завидную дебютантку, за которой охотятся знатные холостяки и их мамаши. Неужели десять тысяч фунтов – достаточная приманка, на которую может клюнуть даже виконт? Наверное, сплетники преувеличили размер приданого.

– Но наследство невелико, – сказала она. – Всего десять тысяч фунтов.

Леди Фэрбридж эта сумма нисколько не смутила.

– Конечно, невелико, дорогая. Но оно очень кстати. – Она заговорщицки улыбнулась. – Я, разумеется, знаю, какая девушка нужна Эндрю. Мне очень важно, чтобы он обзавелся семьей и чтобы у него появился наследник. Поэтому в браке необходим правильный выбор.

С появлением леди Резерфорд разговор перешел в другое русло.

Мэг не переставала удивлять Крессиду. Теперь она являла собой блистательную хозяйку дома. Она была обворожительна и приветлива, но в то же время сдержанна и умело избегала настырных вопросов леди Фэрбридж, не упуская случая дать понять, что Крессида – ее близкая подруга.

Наконец, леди Фэрбридж встала, собираясь уходить.

– Я была так рада повидать вас, Крессида, милочка. Не проводите ли меня до кареты?

Крессида пришла в ужас и не сумела быстро придумать отговорку. Пока они шли к парадной двери, леди Фэрбридж болтала о том, с каким вкусом обставлен особняк, а в холле, с деланным смехом произнесла:

– Милая Крессида, надеюсь, вы забудете нашу маленькую размолвку. Дорогой Эндрю… Я и не думала, что он так постоянен в своей привязанности! Но он не изменил своего решения, поэтому я больше не возражаю и рассчитываю на то, что вы его простите и… и, ну, вы понимаете.

У Крессиды к горлу подступила тошнота. Она уже была готова дать резкую отповедь, но, увидев лакея, который с невозмутимым лицом открывал дверь, спохватилась. Только бы до Джека не дошел хотя бы намек на этот разговор. Придется придумать способ избавиться от домогательств Эндрю. Она заставила себя улыбнуться и сказать на прощание какие-то ничего не значащие слова.

Крессида вернулась в гостиную. Мэг сидела на диване и обмахивалась газетой.

– Ух! Зачем она льет на себя столько духов? Но по крайней мере уже одна мамаша с завидным сынком вас обхаживает! Правда жаль, что это именно она.

– Разве все матери так поступают?

Мэг засмеялась.

– Обычно они беспокоятся о младших сыновьях, которых надо удачно женить. Но вы можете дать ему понять, что не собираетесь отвечать на его ухаживания. Или я попрошу Марка это сделать. Джека лучше не вмешивать – он последнее время чересчур нервный.

Крессида замялась.

– Мэг, я думаю, что сейчас будет лучше не отвергать ухаживания лорда Фэрбриджа. Марк может проговориться Джеку, а тот не заставит себя долго ждать.

– Вы уверены? – с беспокойством спросила Мэг.

– О, да, – улыбнулась Крессида. – Не стоит обижать леди Фэрбридж. Я думаю, что теперь Эндрю отнесется ко мне более уважительно. Беспокоиться не о чем.

Спустя месяц Джек сидел в библиотеке «Брукса»[6] и постепенно закипал от злости. Марк до сих пор не появился. Черт побери, где его носит? Наверняка два часа возится со своим галстуком!

– Ты не спешишь, – проворчал он, когда приятель наконец появился.

– Сплетни не утихают, – сказал Марк, не обращая внимания на сердитый тон Джека, и уселся в кресло. – Две или три дамы интересовались, как долго Мэг будет опекать мисс Брамли.

– Клянусь, я его убью! – заявил Джек.

– Тише!

Этот негодующий возглас раздался из другого угла комнаты, где несколько завсегдатаев вели политическую беседу за дружеской игрой в кости.

– Ты мешаешь игре, старина, – заметил Марк, – а может, даже политике страны, хотя, как мне кажется, первое чревато более серьезными последствиями.

Несмотря на гнев, Джек рассмеялся:

– Да ты пытаешься меня отвлечь.

– Кажется, мне это удалось, – ответил Марк. – Бросая вызов Фэрбриджу, ты, возможно, получишь удовлетворение, но Крессиде не поможешь, так как тем самым подтвердишь слухи.

– Согласен. Пожалуй, придется придумать другой повод, чтобы всадить в него пулю. Что ты предложишь?

– Только без экспромтов.

– Черт возьми, Марк! – Голос Джека звучал кровожадно. – Ты сам едва не высек хлыстом Уинтерберна, когда тот пытался увести у тебя из-под носа Мэг! А мне предлагаешь сидеть и ждать, когда ублюдок Фэрбридж погубит Крессиду?

Марк помолчал, затем спокойно сказал:

– Джек, возможно, на этот раз он действительно хочет жениться. Обстоятельства изменились. Ты не думаешь, что его прельстило приданое?

Джеку стало тошно. Сначала ему и в голову не приходило, что Фэрбридж отважится снова преследовать Крессиду. Она его не поощряла, но и не расхолаживала. Девушка улыбалась ему, танцевала с ним и гуляла в парке, как и с десятком других поклонников. Но остальные кавалеры оказывали внимание не только Крессиде, а Фэрбридж – исключительно ей.

Затем поползли слухи, собственно, просто предположения, что мисс Брамли не совсем та, за кого себя выдает, и что «бедняжка Джек Гамильтон и Резерфорды были обмануты». Ничего определенного, что дало бы возможность отомстить.

Мысль о том, что Крессида может принадлежать другому, ужасала Джека, а когда он думал, что этот другой – Фэрбридж, ему становилось дурно.

Джек сделал большой глоток бренди и немного расслабился. Собственная беспомощность его бесила. Если бы только она вышла за него замуж! Они сейчас сидели бы дома, в библиотеке! Правда Джек сомневался, занимались бы они разбором и описанием книг. Скорее перешли бы к практическому изучению Овидия. Джек застонал. Он жаждал ее любви.

Марк сделал знак лакею.

– Еще бутылку бренди, пожалуйста. И бокал.

– Благодарю, – угрюмо произнес Джек. – Раз я ничего не могу изменить, то напьюсь.

Марк усмехнулся.

– Сомневаюсь, что треть бутылки свалит тебя с ног.

– Треть? Что ты хочешь сказать? А, привет Тоби. – Джек заставил себя приветливо улыбнуться шурину Марка. – Я и не знал, что вы в Лондоне.

Сэр Тоби Карлтон уселся в кресло и, поморщившись, бросил взгляд в дальний угол.

– О боже. Как бы они не переусердствовали. Одновременно игра и политика. – И, повернувшись к Джеку, ответил: – Я приехал сегодня утром.

Несмотря на мрачное настроение, Джек с улыбкой заметил:

– У вас хватило энтузиазма зайти в «Брукс», не успев появиться в городе?

Сэр Тоби указал на Марка.

– Вините его. Он прислал мне письмо, в котором просил немедленно приехать, а если я этого не сделаю, то он сам меня привезет. Не успел я появиться, как новое распоряжение – зайти в «Будлз»[7] и заучить наизусть содержание книги ставок за последний месяц.

Джек с недоумением посмотрел на Резерфорда.

– Книга ставок «Будлза»? Зачем тебе это понадобилось? Причем здесь Тоби?

– Потому что он член клуба, а мы с тобой – нет, – объяснил Марк. – Джек, очнись. Я хотел узнать, есть ли в книге что-нибудь, имеющее отношение к Крессиде. Здесь, как и следовало ожидать, ничего не оказалось. Никто, если он в своем уме, не сделает запись о заключенном пари в книге ставок «Брукса», так как ты можешь это увидеть. И в «Уайтсе»[8] тоже ничего нет.

– Я и там состою членом, – заметил Джек.

– Правильно, – согласился Марк.

– Но почему ты считаешь, что, если о Крессиде ходят сплетни, то может появиться запись о заключенных пари?

Марк пожал плечами.

– Можно это предположить, однако Тоби ничего не нашел.

Тоби покачал головой.

– Ничего. Если не считать пари на то, что некий мистер Дж. Г. сделает в этом году предложение девушке с инициалами К. Б.

Громовой крик Джека «что?!» потонул в раскатах смеха Марка.

– Какая наглость! – прорычал Гамильтон. – И надо же, чтобы эта запись появилась в «Будлзе»!

– Тихо! – зашикали на них.

– В общем, безобидное пари, – заметил Тоби, наливая себе бренди. – Никаких мерзких инсинуаций. Всего лишь предположение, что у джентльмена может появиться невеста с этими инициалами.

Джек утих и задумался.

– Значит, если в клубах пока не сплетничают, то маловероятно, что слухи распространил виконт. Тогда кто? – Вдруг он понял. – О господи! Конечно, леди Фэрбридж!

А это уже хуже. И намного хуже. Слухи в клубах могут нанести вред репутации женщины, но их можно прекратить, пригрозив кое-кому. А вот если на Крессиду ополчатся светские дамы, ей конец – ее никто не будет у себя принимать, перед ней захлопнутся двери салонов, а возможность выйти замуж станет весьма призрачной. Черт! А он ничего не может предпринять. Ведь не бросишь вызов леди Фэрбридж.

Джек сжал кулаки. Будь проклята эта женщина! Неужели она не видит, что Кресс не интересуется Фэрбриджем? Что она, насколько это возможно, избегает его и ни разу не танцевала с ним вальс? Зачем леди Фэрбридж видеться с Крессидой, если она не одобряет ее отношений с сыном и хочет погубить репутацию девушки?

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил Марк. – Меня все это озадачило – зачем леди Фэрбридж распускать злобные сплетни, если она наносит визит на Гросвенор-сквер, словно Крессида ее хорошая знакомая?

Джек задумался.

– Все очевидно. Крессида Брамли, дочь обедневшего священника, как невеста совершенно неприемлема. Но Крессида Брамли, наследница десяти тысячи фунтов, – подходящая невеста для ее сынка.

Каково лицемерие?! Джек разъярился. А вероломство лорда Фэрбриджа? Он явно намерен не вмешиваться, пока его мамаша шантажом пытается заставить девушку вступить с ним в брак.

– Тебе стоит еще кое о чем задуматься, Джек, – сказал Марк.

Джек вопросительно посмотрел на него.

– Не забывай, что леди Станоп – кузина леди Фэрбридж. Они очень дружны.

Джек выругался, а Тоби, наморщив лоб, переспросил:

– Станоп? Это сосед Джека, у которого дочь на выданье? Интересно.

Да, леди Станоп будет рада встать на пути Крессиды, особенно, если призом является Джек Гамильтон.

Итог подвел Тоби:

– Если они опорочат имя мисс Брамли, девушке ничего не останется, как выйти замуж за единственного человека, который сделает ей предложение. Таким образом, путь для дочки Станопа к Джеку свободен.

Марк покачал головой.

– Такое объяснение не подходит. Я точно знаю, что мисс Брамли уже отказала одному весьма завидному жениху. Тогда она была бедна и знала, что больше предложений не последует. А сейчас… В отличие от других девушек своим наследством распоряжается только она, так что может и не выходить замуж.

– Ага, – произнес сэр Тоби. – Но известна ли эта особенность подопечной Джека леди Фэрбридж?

– Она не моя подопечная, – огрызнулся Джек.

– Тихо! – раздалось со всех сторон. Тоби приподнял брови и произнес:

– Что ж, это даже хорошо. Обычно, когда человек женится на собственной подопечной, на такой брак смотрят косо. Но нам лучше уйти, чтобы завсегдатаи не обвинили нас в неуважении. – Он оглядел безукоризненный вечерний костюм Джека. – Ди просила меня приехать на бал к леди Рагби. Насколько я понял, Мэг тоже там будет… с мисс Брамли.

Джек проворчал что-то невразумительное – это было расценено Марком и Тоби как знак согласия, – встал и направился к двери.

– Ди не преувеличивает? – тихо спросил сэр Тоби у Марка.

– Что именно?

– То, какое действие оказывает любовь на нашего обычно невозмутимого друга?

Марк дождался, когда Джек вышел, громко хлопнув дверью, чем вызвал всеобщее негодование, и усмехнулся:

– Хорошо я не упомянул о том, что в книге ставок «Брукса» его женитьба намечается на этот год.

– Да? – заинтересовался Тоби. – А кто сделал такую запись?

– Я, – сказал Марк. – А Парбери был рад поспорить, что это произойдет уже в следующем месяце.

Глава тринадцатая

Несмотря на великолепие бала у леди Рагби и ласковый прием, который оказала ей хозяйка, вечер стал для Крессиды сплошным наказанием, поскольку ее не оставлял своим вниманием лорд Фэрбридж.

Вальса удалось избежать, но пришлось станцевать два контрданса. После второго танца он заметил, что девушка сильно раскраснелась, и сказал:

– Я провожу вас на террасу. Не стоит беспокоить леди Резерфорд.

– Благодарю вас, милорд, но мне совсем не душно.

Неужели он думает, что она не в своем уме? Или что Мэг и Ди не предупреждали ее не выходить с кавалером на террасу? Тем более – с Фэрбриджем.

Она хотела отдернуть руку, но Эндрю удержал ее. Вот сейчас, уж точно, следует дать ему отпор, но Крессида с унынием подумала, что лорд Фэрбридж глух к любым намекам. К сожалению, более откровенные способы его отвадить неприемлемы. Не ударишь же его кулаком в нос прямо в бальной зале леди Рагби! Хоть бы он перестал ее донимать, и тогда, возможно, слухи прекратились бы. Наверняка их распускает леди Фэрбридж. Неужели эта отвратительная женщина не понимает, что Крессида, скорее, подпишет брачный контракт с самим дьяволом, чем с ее бесценным сынком?

Окружающие, конечно, заметили, что они с Эндрю стоят рядом и что он с видом собственника держит ее за руку.

– Милорд, вы забыли о том, что леди Фэрбридж может быть недовольна вашим вниманием ко мне.

– Мама? Моя милая Крессида, боюсь, вы неправильно ее поняли. – Голос Фэрбриджа прозвучал покровительственно.

Крессида спрятала руку в складках ярко-зеленого шелкового платья и сжала кулачок.

– Мама не только не возражает против того, чтобы я за вами ухаживал, но она рада этому.

Рада? Может, кто-то другой распускает слухи с том, что мисс Брамли совсем не та особа, за которую себя выдает? Кто этот сплетник?

Крессида понимала, что кое-какие сплетни дошли до Джека, так как с его лица не сходила болезненная гримаса, когда он видел ее. И в этот вечер, приехав к Рагби вместе с Марком и сэром Тоби, он смотрел на нее точно так же. Как тяжело думать о том, что Джек зол на нее. Наверное, он считает дни, когда сможет сбыть ее с рук. К сожалению, большинство джентльменов, которые с ней танцевали, не собирались жениться. Она им, несомненно, нравилась, они посылали ей букеты и приглашали на прогулки в парк. Они беззастенчиво флиртовали, но ни один не дал понять, что хочет сделать ей предложение. Для Крессиды это не имело значения, так как она не хотела выходить замуж… за них. Единственным человеком, который ухаживал за ней явно с серьезными намерениями, был мерзкий лорд Фэрбридж.

Она должна от него отделаться! Крессида с презрением посмотрела на Эндрю, а он заявил:

– В конце концов, вам нужно выйти замуж, но никто кроме меня не стремится сделать вам предложение, правда?

– Боюсь, что вы ошибаетесь, сэр. Мне не нужно выходить замуж.

– Вы в этом уверены, дорогая? Вам, кажется, нравится лондонское общество. Будет крайне обидно, если вы вдруг не понравитесь Лондону. А когда же вы соберетесь замуж?

О, Господи, спаси ее от властных и самоуверенных мужчин!

– Никогда, – наигранно улыбнувшись, ответила Кресс. – Я хорошенько подумала и решила, что пока не затихнут ужасные слухи, я не могу принять предложение ни от кого.

– Что? Но никто про это и не вспомнит, как только вы выйдете за меня замуж.

Она печально вздохнула, а Эндрю сердито и подозрительно взглянул на нее.

– У вас нет выбора, дорогая.

– Счастливое одиночество – вот выбор, – бросила девушка.

– Но не для женщины, желающей добра своему отцу.

Это было сказано вкрадчивым тоном, и Крессида вздрогнула