/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Первый поцелуй

Эмили Роуз

Джоанна с оптимизмом смотрит в будущее. У нее есть любимый человек, за которого она собирается выйти замуж, иметь детей и вести нормальную семейную жизнь. Дональд Фрейзер давно сделал ей предложение, но Джоанне хочется проверить их чувства. Когда-то ее родители разошлись, и девушка боится повторить судьбу матери. И как раз в тот день, когда Джоанна решила ответить Дону согласием, он сообщил ей, что помолвлен с другой… Джоанна в отчаянии, но ее сестра Ева считает, что лучшее лекарство от несчастной любви — новая любовь…

Эмили Роуз

Первый поцелуй

1

Зажатая на заднем сиденье автомобиля переносной детской кроваткой с трехмесячной Стефани, корзиной с огромной персидской кошкой, целым набором сумок и пакетов с одеждой и игрушками, Джоанна вытянула шею, чтобы увидеть место, где должна была провести лето.

Коттедж «Розмарин» с трех сторон был окружен яблоневым садом, а от дороги отделялся живой изгородью из боярышника и падуба. Стены домика были белыми, крыша — из красной черепицы, у дверей росли мальвы, а у калитки — кусты розмарина, которые дали название коттеджу.

Джоанна была очарована.

— О, Ева, — обратилась она к сестре, — здесь прелестно! Как на картинке в календаре.

— Я почувствовала, что он в твоем вкусе, когда мы с Мартином впервые увидели его. Дети, вы можете выйти, — сказала довольная Ева.

Мэнди и Стивен, семи и пяти лет от роду, ехавшие на переднем сиденье вместе с матерью, с радостными криками выскочили из машины и бросились к зеленой калитке в живой изгороди.

Джоанна медленно выбралась из автомобиля, волоча за собой корзину с кошкой.

— Мы похожи на передвижную мастерскую! — весело сказала она, глядя на перегруженную машину с коляской Стефани и велосипедом Стивена на крыше, в то время как из неплотно закрытого багажника высовывались чемоданы.

— Да, у нас с собой все, кроме кухонной плиты, — добродушно согласилась Ева.

— Кстати, о кухонных плитах, что из себя представляет здешняя? — спросила Джоанна, разминая затекшие мышцы.

Ее сестра заявила, что коттедж полностью электрифицирован, несмотря на его несовременный вид.

— Я помогу тебе вынуть малышку, — сказала она. — Разве Стефани не ангел? Всю дорогу не пикнула.

Они осторожно вынули кроватку с ребенком.

— А как с водопроводом? — продолжала Джоанна.

Она не сомневалась в пригодности их нового дома для жилья, зная, что если муж кузины счел его достаточно хорошим для своей семьи, он будет более чем приемлем и для нее.

— Современная ванная комната и все удобства, — ответила Ева. — И никаких фей в глубине сада, если ты этого боишься! Зато есть сточная яма, которую желательно осушить. Это может сделать муниципалитет, если заплатим, или мы сами бесплатно.

Джоанна засмеялась. Сама мысль, что ее элегантная кузина собирается заниматься чем-то столь низменным, как сточная яма, была слишком нелепой, чтобы принимать ее всерьез.

— Ну хорошо, — засмеялась Ева, — возможно подвернется какой-нибудь услужливый мужчина, который сделает это за нас.

Такое было более чем возможно.

Ева никогда не стремилась вскружить мужчинам голову, это происходило само собой. Красивая, высокая, с черными волосами, она была доброжелательной и веселой. Проявляла внимание к любому человеку, встречающемуся у нее на пути, и, если ее дружеский интерес воспринимался как нечто большее, никто не бывал удивлен и огорчен этим больше, чем сама Ева.

Пока ее муж находился поблизости, подобные истории заканчивались благополучно. Но Ева, предоставленная самой себе, неизбежно оказалась бы в достаточно затруднительном положении. Поэтому, когда Мартину пришлось на шесть месяцев отправиться за границу по делам фирмы, Джоанна, выросшая вместе с Евой, — их матери были родными сестрами — была приглашена составить ей компанию и помочь с детьми.

— Ты же знаешь, как обычно бывает с Евой, — сказал Мартин извиняющимся тоном.

Джоанна понимающе кивнула.

Его лицо выразило облегчение, и он продолжил:

— Одна американская пара снимет наш дом в Хэмпстеде, а мы пока переселимся в коттедж в Эссексе. Будет полезно какое-то время пожить в провинции… Я не смогу платить тебе баснословное жалованье, но предлагаю отдельную комнату, место за столом и немного денег. Что ты на это скажешь?

— Я как раз собиралась уйти с работы, так что с радостью поживу в деревне.

Джоанна с оптимизмом смотрела в будущее. С прежней жизнью покончено навсегда. К концу своего пребывания здесь она наконец скажет Дональду «да».

Он хотел, чтобы их помолвка состоялась во время пасхальных каникул, но Джоанна попросила подождать. Будучи единственным ребенком в распавшейся семье, она хотела быть уверенной в своих чувствах, прежде чем решиться на такой шаг.

Дональд работал учителем подготовительной школы на Южном побережье, поэтому они могли встречаться только во время школьных каникул. И Джоанна была лишь рада этому, поскольку у них была возможность проверить свои чувства.

Кошка в корзине мяукнула, вернув девушку к реальности.

— Бедная киска! — сочувственно сказала та. — Скоро ты будешь свободна.

— Надеюсь, Перкинс не сбежит, — заметила Ева. — Я хотела оставить ее дома, но у американцев оказался пудель, не выносящий кошек. К тому же дети так умоляли взять ее с собой.

Они подошли к дому. Ева достала ключ и открыла дверь.

Внутри коттедж был так же привлекателен, как и снаружи, — белые стены и темные балки, дубовый обеденный стол, кресла. Столовая соединялась аркой с гостиной. Портьеры вишневого цвета ярко выделялись на фоне стен. Каменный пол был застелен выцветшим голубым ковром.

Стивен вскочил на кресло-качалку, стоящую у окна, и начал раскачиваться, в то время как Мэнди нетерпеливо пританцовывала перед ним, дожидаясь своей очереди.

— Сейчас же прекратите! — скомандовала мать. — Я не хочу, чтобы все здесь пришло в негодность сразу после нашего вселения. Мэнди, закрой Перкинс в спальне, пока мы будем переносить вещи из машины. Стивен, будешь помогать нам.

— Я хочу мой велосипед! — завопил мальчик и стремительно выскочил в сад, бросив раскачивающуюся качалку.

Ева беспомощно посмотрела на Джоанну. Та засмеялась.

— Думаю, что я выживу, — безмятежно сказала она.

Джоанна была невысокой и тихой. Она никогда не позволяла эмоциям одерживать верх над рассудком, следуя совету матери. Мать когда-то полюбила веселого энергичного отца Джоанны вопреки голосу разума, и жизнь заставила ее пожалеть об этом. Их брак не удался. В детской памяти Джоанны запечатлелись тягостные сцены ссор, а однажды отец, как обычно, ушел утром на работу и больше не вернулся. Это больно ранило девочку: она любила обоих родителей.

— Этого следовало ожидать, — поджав губы, сказала тогда мать. — Ни одному мужчине нельзя доверять. Все они одинаковы. Никогда не позволяй сердцу опережать ум, милая.

Поэтому Джоанна держала свое сердце в узде, не доверяя эмоциям, свойственным юности. Она хотела выйти замуж, иметь детей и вести нормальную семейную жизнь, но этому препятствовали неудачный жизненный опыт ее матери и ее несчастливая судьба. «Я живу только ради тебя, — сказала мать, когда ее дочь стала взрослой. — Только пока ты со мной, Джоанна…» Это был психологический шантаж. Девушка оставалась с матерью, постепенно превратившейся в инвалида и требующей особого внимания именно тогда, когда Джоанне нужно было встречаться с молодыми людьми своего возраста.

Хорошенькая, с карими глазами и светлыми волосами, хотя и не такая яркая, как кузина, Джоанна не испытывала недостатка в поклонниках, но эгоистическая властность матери удерживала ее от каких-либо серьезных отношений.

— Пусть лучше все остается как есть, дорогая. Хорошая работа, удобная, очаровательная маленькая квартирка. И мы с тобой вдвоем…

Джоанне не нравилась ее работа, а квартирка постепенно становилась похожей на тюрьму. Ей хотелось приобрести специальность, позволяющую работать с детьми, но это означало оставить дом и мать, поэтому она окончила курсы стенографии и машинописи и устроилась на работу в одну из фирм.

Год назад мать умерла. Отец с новой семьей жил за границей. Так в двадцать два года Джоанна оказалась совершенно свободной и могла вести себя так, как считала нужным: заводить друзей-мужчин, любить… выйти замуж…

Ева все еще бродила по гостиной.

— Интересно, кто поставил в вазу цветы? Вероятно, женщина, присматривающая за домом. Она оставила ключ под ковриком, как договаривались. Не забыть бы поблагодарить ее, когда мы увидимся… — Ева повернулась и ударилась головой о низкую балку.

Джоанна сочувственно вскрикнула.

— О, Ева! С тобой все в порядке?

Та уныло потерла голову.

— Скоро я на собственном опыте научусь, где надо наклоняться!

— Идите скорей! — завопил с улицы Стивен. — Я не могу все делать один.

Вчетвером они усиленно трудились, пока весь багаж не был разгружен.

— Это одна из тех ситуаций, когда необходим мужчина, — признала Джоанна.

— Мне мужчина нужен постоянно, — мрачно заявила Ева.

Джоанна поспешила сменить тему, надеясь отвлечь кузину от ее мыслей:

— Я сразу же подниму чемоданы наверх.

В Хэмпстеде был Николо, слуга-итальянец, помогающий Еве в домашней работе, и, разумеется, преданный Мартин. Ева не привыкла обслуживать себя, но зато умело справлялась с детьми.

— Ты позаботься о Стефани, а я займусь остальным, — сказала Джоанна, хватаясь за сумки и свертки. — Пусть Мэнди и Стивен помогут тебе.

Но на помощь детей рассчитывать не приходилось. Они бросили собственные вещи в центре гостиной, слишком возбужденные, чтобы заниматься таким скучным делом.

— Пойдем на разведку! — закричал Стивен и моментально исчез, Мэнди бросилась за ним.

Коттедж был спланирован достаточно оригинально: комнаты первого этажа располагались анфиладой, а винтовая лестница прямо из гостиной вела на второй этаж, где находились четыре спальни: по две с каждой стороны маленькой площадки.

Ева выбрала для себя самую большую, с крохотной смежной комнаткой для малышки. Джоанна сказала, что они с Мэнди поселятся в спальне напротив, где стояли две кровати, а Стивену досталась небольшая комната под скатом крыши.

— Это все напоминает мне дурацкие фарсы, когда артисты мечутся из одной спальни в другую, — сказала Джоанна, когда они с Евой поднимались по винтовой лестнице с переносной детской кроваткой, в которой спала малышка.

— Только там это не было так забавно, — заметила Ева.

— Нас ожидает скромная жизнь, — рассмеялась Джоанна. — Покой, тишина и никаких мужчин, которые имеют склонность все усложнять. Блаженство!

Ева приняла довольно скептический вид.

— Неужели ты всерьез считаешь, что отсутствие мужчин — блаженство?

— Конечно, это не совсем так. Но я согласна немного подождать.

— Ты имеешь в виду Дональда?

— Возможно.

— Надеюсь, Дон не в обиде на меня за то, что я притащила тебя сюда.

— Разумеется, нет. Почему он должен на тебя обижаться?

— Вы и так редко видитесь, а теперь, когда он приедет домой на летние каникулы, тебя не будет в городе.

— Он рассчитывает провести большую часть своего свободного времени именно здесь.

— О, прекрасно! — Ева явно почувствовала облегчение. — Это устроит нас обеих. Я имею в виду наличие мужчины в доме. — Глаза ее затуманились, и она быстро отвернулась, чтобы Джоанна не увидела выражение ее лица.

Шесть месяцев в этом захолустье без Мартина… как она сможет это выдержать?

Джоанна высунулась из окна и увидела, что Мэнди и Стивен находятся уже за пределами окружающего коттедж сада.

— Дети уже в соседнем саду, — сообщила она вошедшей в ее комнату Еве.

— Они не должны туда ходить! Это частное владение. Сад принадлежит фермеру, выращивающему фрукты, и не имеет никакого отношения к коттеджу! Позови их, Джоанна!

Дети, услышав окрик, подбежали к живой изгороди. Они выглядели обиженными.

— Но мы не сделали ничего плохого!

— Вы нарушили границы частного владения, — заявила Ева. — Этот сад принадлежит великану, который ест детей!

Стивен и Мэнди захихикали.

— Ты шутишь! — крикнул мальчик.

— И тем не менее вы не должны играть там. — Голос матери зазвучал строже. — Мистер Маннинг очень не любит, когда вторгаются на его территорию. Так что бегите обратно. Мне хочется посмотреть, как вы будете перепрыгивать через канаву. Я не уверена, что это у вас получится.

Хитрость помогла. Дети наперегонки кинулись к дому.

— Там совсем как в сказке, — сказала Мэнди. — Много-много деревьев. Деревья без конца. — Девочка была очень впечатлительна. — Думаю, что я нарисую картину: великан стоит посреди деревьев. — И она скрылась в доме, чтобы разыскать в вещах принадлежности для рисования.

— Если хочешь написать Дональду до того, как мы будем пить чай, у тебя еще есть время. Последняя почта приходит к половине шестого, почтовый ящик на стене дома, обращенной к дороге. Если у тебя нет марки, я дам.

Джоанна поблагодарила кузину, но заявила, что ей ничего не нужно. Она уже сообщила Дональду новый адрес, и теперь была его очередь писать ей.

— Может быть, он позвонит после чая, — с надеждой произнесла она.

Джоанна достала фотографию Дональда и поставила на туалетный столик. Она вгляделась в молодое худощавое лицо с глубоко посаженными глазами и беспорядочно рассыпавшимися волосами. Дональд не был красавцем, но в его высокой подвижной фигуре было что-то привлекательное. Слишком старательный и серьезный для своих двадцати четырех лет, он совершенно не походил на большинство знакомых Евы. Именно это и привлекло к нему внимание Джоанны. К тому же ей импонировала мысль стать женой школьного учителя. Она представляла, как будет проявлять материнское внимание к маленьким мальчикам, тоскующим по родному дому, и приглашать их к себе на чай.

Девушка продолжала распаковывать вещи с радостным оживлением, вызванным предвкушением счастья. Быть без пяти минут невестой — состояние, полное очарования. Она убрала в гардероб последнее из летних платьев, когда внизу скрипнула садовая калитка и Мэнди весело закричала:

— Почтальон! Тебе письмо, Джоанна!

Джоанна спустилась по ступенькам, сопровождаемая напутствием Евы:

— Помни о балке!

Джоанна старалась не потерять голову из-за Дональда, но, судя по всему, была влюблена по-настоящему. Последнее время он был очень занят, писал не слишком часто. Но Джоанна всегда подчеркивала, что он должен считать себя свободным до тех пор, пока она не примет решение, помня об эгоизме своей несчастной матери и зная, что требовать слишком много — неразумно.

Когда брак ее родителей распался, преданность Джоанны без остатка досталась матери. Но со временем она поняла, что вина могла лежать на обеих сторонах. Ее мать, превосходная домохозяйка, ожидала в ответ такого же отречения ради семейного очага от жизнерадостного и веселого мужчины. Она не прощала отцу даже малейшей оплошности. Джоанна искренне печалилась о смерти матери, которую очень любила, но ей не хотелось во всем быть похожей на нее.

Стивен с проказливым видом стоял в открытой двери гостиной.

— Где мое письмо? — Джоанна огляделась по сторонам.

— Его взял Стивен, — сказала Мэнди, занятая рисованием.

Мальчик похлопал конвертом у себя за спиной.

— В какой руке, Джоанна?

— Не шали, Стивен. Ну, хорошо, э-э… в левой.

— Неправильно! — крикнул он, радостно подпрыгивая. — Если хочешь его получить, подойди и возьми. — Стивен повернулся и опрометью кинулся вон из дома, промчался через лужайку, перепрыгнул через канаву и, миновав живую изгородь, оказался в запретном фруктовом саду.

Поборов раздражение, Джоанна устремилась за ним. Стивен был озорником, но сейчас она вряд ли была способна оценить его шутку.

Преследуя проказливого племянника, девушка одним прыжком одолела канаву, но трава на другой ее стороне оказалась неожиданно скользкой. Пытаясь сохранить равновесие, Джоанна с треском вломилась в живую изгородь, споткнулась о кочку на другой стороне и покатилась по тропинке навстречу приближающемуся трактору.

Человек на тракторе опрыскивал фруктовые деревья; остановив машину, он закричал:

— Какого черта вы здесь делаете!

Джоанна почувствовала себя в глупейшем положении. Она поднялась на ноги, отряхивая испачканную юбку, щеки ее горели. Ни одна женщина не захотела бы предстать перед посторонним мужчиной в подобном виде, и она сразу же почувствовала неприязнь к незнакомцу.

Он был очень загорелым, с рыжими волосами. А его ярко-голубые глаза свирепо смотрели на нее сверху вниз, как будто она была червяком в одном из его мерзких яблок. Отвратительный представитель местного мужского населения!

— Я пыталась поймать своего племянника, — начала она, оглядываясь в поисках Стивена, который уже спрятался.

— Надеюсь, вы понимаете, что вторглись в чужие владения?

— Прошу прощения. Стивен просто озорной ребенок. Этого больше не повторится.

— Да уж, лучше не надо. Мне не нравится, когда резвятся на моей территории. Предполагаю, что вы одна из новых арендаторов коттеджа «Розмарин». Что ж, в будущем держитесь подальше от моей собственности, и не будет никаких проблем.

— Мне кажется, что вы поднимаете шум из-за пустяков, — сказала Джоанна, смело встречая устремленный на нее взгляд. — Мы не причинили вам никакого вреда.

— В наши дни люди считают, что могут делать на чужой территории все, что им вздумается, — снова вспылил мужчина. — Устраивать пикники, оставлять мусор, разбитые бутылки, ломать деревья, воровать фрукты… У меня нет времени стоять здесь. Я вас предупредил. — Он завел мотор, и трактор тронулся с места так резко, что девушка вынуждена была отскочить, чтобы не быть раздавленной.

Грубиян, подумала Джоанна. Противный, неотесанный, невежественный грубиян!

Когда Джоанна вернулась в коттедж, Ева сидела в кресле-качалке и кормила из бутылочки Стефани. Мэнди все еще рисовала, а Стивен дипломатично не показывался на глаза. Но письмо лежало на стуле напротив входной двери.

— От Дональда, — перехватив вопросительный взгляд кузины, счастливым голосом сказала Джоанна, забыв о недавней стычке с грубияном в фруктовом саду.

С письмом в руке она поднялась по скрипучим ступеням в свою комнату, чтобы спокойно прочесть его.

Когда Ева, уложив малышку, спустилась вниз, Джоанна сидела за столом.

— Пока все идет неплохо. Стефани, слава богу, уснула. Считаю, что сегодня мы хорошо справились со всеми делами. Даже старушка Перкинс, похоже, угомонилась.

— Зато владелец соседнего сада поднимает чудовищный шум своим трактором, — заметила Джоанна. — Боже, как бы он не побеспокоил Стефани.

— Шум никогда не будил ее, а вот ступеньки могут.

— Ступеньки?

— Они скрипят, особенно одна, на повороте. Стреляет, как из пистолета. Надо быть поосторожнее. — Она посмотрела на Джоанну и поинтересовалась: — Хорошие новости от Дональда?

— Думаю, можно сказать и так. — Джоанна уже поставила на стол блюдо с салатом-латуком из местного магазина.

Ева накануне сделала заказ по телефону, и по прибытии они обнаружили, что все продукты доставлены.

— Дональд помолвлен и собирается жениться, — сдержанно сообщила Джоанна.

— Помолвлен? Ах, дорогая, я так рада! — Ева бросилась обнимать кузину. — Я знала, что это произойдет.

— Он помолвлен, но не со мной, — таким же ровным голосом пояснила девушка. — Это новая помощница сестры-хозяйки. Ей всего девятнадцать. Зовут Кейт.

Лицо Евы стало пунцовым от возмущения.

— Крыса!

У Джоанны перехватило дыхание то ли от смеха, то ли от желания разрыдаться.

— Дональд надеется, что я ничего не имею против. Он все еще очень меня любит…

— Но это же невероятно! На Пасху он просто сходил по тебе с ума, — взвилась Ева. — Никогда бы не поверила, что Дональд способен на такое. Мне казалось, у него гораздо больше ума. — Она заключила сестру в объятия. — Не расстраивайся, милая. Если Дон такой непостоянный, он не стоит твоей любви.

Джоанна сжала руку кузины.

— Не будь такой ласковой со мной, а то я разревусь.

Сердце Евы кипело от злости на обманщика. Ева чувствовала и свою вину, поскольку именно она познакомила их. Дональд был сыном ее соседки по Хэмпстеду. Никто не был доволен больше, чем Ева, когда Дональд заинтересовался Джоанной. Ева была счастлива в браке и желала того же кузине. Дональд Фрейзер казался идеальной партией. И вот теперь такое!

— Проклятье! Проклятье! Проклятье! — тихо выругалась Ева. Она не могла понять, какие чувства скрываются за ставшим похожим на маску лицом Джоанны.

Измена любимого человека, возможно, не стала бы катастрофой для других девушек, но для Джоанны, и так чрезвычайно настороженно относящейся к мужчинам, это могло обернуться настоящей трагедией.

Ужин закончился. Ева и Джоанна убрали посуду, показали Перкинс ее знакомую корзинку и позволили немного погулять в саду, потом отправили старших детей спать.

Ева болтала, всячески избегая того, что занимало их обеих. Ей очень хотелось «перемыть все косточки» Дональду, она чувствовала, что и для Джоанны было бы лучше выговориться.

Но кузина отказалась обсуждать этот вопрос.

— Тут не о чем говорить. Я сама настояла на том, чтобы Дональд считал себя свободным до тех пор, пока мы не увидимся снова. Хорошо, что он встретил эту девушку сейчас, а не тогда, когда мы были бы уже женаты.

И Джоанна перевела разговор на свою стычку с сердитым владельцем сада.

— Надеюсь, не все наши новые соседи окажутся столь невоспитанными, — закончила она.

Ева живо отреагировала на ее слова.

— Не беспокойся! Оставь этого мужчину мне. Я его обработаю!

— Но, Ева…

— Не волнуйся, я не стану совершать никаких безрассудных поступков. Просто рада услышать, что недалеко живут крепкие и здоровые существа мужского пола. Помни о сточной яме!

— Но не можешь же ты просить об этом его!

— А почему бы и нет?

— Он из тех типов, кто может посоветовать тебе проделать эту работу самой.

— Посмотрим, — улыбнулась Ева и пошла приготовить им по чашечке чая перед сном.

Поднявшись к себе в комнату и наконец-то оставшись одна, Джоанна позволила себе расслабиться. Она взяла фотографию Дональда и пристально посмотрела на нее. Девушка не плакала. Ее бедная мама с годами стала плаксивой, и Джоанна научилась сдерживать слезы и скрывать свои чувства. Но сейчас она ощущала себя так, будто ударилась об одну из низких балок коттеджа и еще не полностью пришла в себя.

Девушка посмотрела в маленькое зеркало на туалетном столике, и ей показалось, что она видит в нем незнакомку. Видимо, мамочка была права: ни одному мужчине нельзя верить.

Долгое время она лежала без сна, слушая ровное дыхание Мэнди и доносящиеся из окна непривычные ночные звуки: жутковатый крик совы, шум деревьев, отдаленный лай собак.

Когда она наконец забылась тяжелым сном, ей приснился кошмар. Она стояла в длинном коридоре, наблюдая за идущими вереницей маленькими мальчиками. Она знала, кто они такие — дети из школы Дона, которым она хотела стать матерью. Призрачные мальчики растаяли в воздухе, как ее мечты о счастливом браке, и вместо них появился Дональд в черной развевающейся мантии. Но когда он приблизился и взглянул на нее, она увидела не Фрейзера, а сердитого молодого человека из фруктового сада с коричнево-красным загорелым лицом, сверкающими голубыми глазами и огненными волосами.

Подойдя к ней, он крикнул:

— Будут проблемы! Вы поняли? Будут проблемы!

Она попыталась ответить, но не смогла. Огромная тяжесть навалилась на нее сверху. Девушка в страхе проснулась и обнаружила Перкинс, свернувшуюся у нее на груди. Джоанна погладила ее теплое, пушистое тельце и заснула снова, убаюканная дружелюбным мурлыканьем.

2

Несмотря на беспокойную ночь, утром Джоанна выглядела как обычно. Она спустилась вниз в клетчатых брюках и бледно-желтом свитере, подходящем по цвету к волосам.

Еву поразила выдержка кузины.

Она сама разразилась бы потоками слез и только потом постаралась бы взять себя в руки, успокоиться. Ева и сама поплакала в постели прошлой ночью, расстроенная мыслью о том, что Мартин далеко от нее. Но, проснувшись, почувствовала себя удивительно посвежевшей. Все напряжение последних дней исчезло, и она была готова справиться со всеми трудностями новой жизни.

Дети, щебечущие как ласточки, сбежали вниз, требуя завтрак. Стефани крепко спала. Кошка, выпущенная в сад, благополучно нашла дорогу назад.

Ева ощущала себя полной сил и оптимизма. Да, Дональд Фрейзер поступил отвратительно, но в море полно другой рыбы. Накрывая на стол, она с надеждой выглянула в окно, надеясь увидеть соседа-фермера. Его описание, данное Джоанной, заинтриговало Еву. Кожа цвета красного дерева, голубые глаза, огненные волосы. Звучит многообещающе, подумала она.

Но его сад оставался безжизненным. Одни аккуратные ряды деревьев с уже сформировавшимися яблоками. Ева успокоила себя мыслью, что еще успеет с ним познакомиться. Она намеревалась завязать контакты с новыми соседями, потому что любила людей и быстро уставала от собственного общества.

Ей не пришлось долго ждать. Они с Джоанной как раз собирались отдохнуть после утренних дел, когда скрипнула калитка. Пухлая маленькая женщина с быстрыми блестящими глазами и седыми коротко подстриженными волосами, одетая в цветастое льняное платье и пурпурную кофту, подпрыгивая на ходу, поспешила через лужайку к открытой двери коттеджа. Она остановилась на мгновение, чтобы заглянуть в коляску, где спала Стефани, а затем решительно двинулась дальше.

— Есть кто-нибудь дома? — тихо спросила она.

Она представилась как Мэйбл Смит.

— Мисс Мэйбл Смит, — добавила она. — И никаких сожалений. Если судить по некоторым бракам, только к лучшему, что я не замужем! Какое у вас милое дитя. Личико, как у ангела… — Она сделала паузу, чтобы перевести дыхание.

Ее пригласили войти, радуясь возможности познакомиться с одной из соседок.

Мисс Смит не требовалось просить дважды. Она торопливо прошла вперед, жадно впитывая каждую черточку облика двух молодых женщин, потом перевела взгляд на окно, сквозь которое были видны Мэнди и Стивен, играющие в мяч.

— Как приятно видеть здесь молодую семью, — вздохнула она. — Мне не нравится, когда «Розмарин» пустует. Я живу в коттедже «Торп» — вниз по улице на противоположной стороне. Возможно, вы обратили на него внимание.

— Дом с очаровательным садом! — воскликнула Джоанна. Она восхитилась растущими там цветами и обратила на него внимание Евы в день приезда.

— Как это трогательно с вашей стороны. Боюсь, некоторые здесь завидуют моим «зеленым пальцам». — Она протянула им корзинку с зеленым горошком. — Мой, домашний. Свежее не бывает. Я собрала его полчаса назад. Вы любите горошек?

— Это нам? — в восторге воскликнула Ева. — Как мило. Большое спасибо. Садитесь, пожалуйста. Нам бы очень хотелось побольше узнать о здешних людях.

— Сожалею, что меня не оказалось рядом, когда вы прибыли, — начала мисс Смит, усаживаясь. — Я люблю встречать вновь прибывающих в деревню, но вчера мне пришлось поехать в Карчестер, чтобы проверить глаза. Я разбила очки для чтения — села на них, представляете! — а оказавшись в городе, осталась переночевать у своей старой знакомой. Увидев, как миссис Род открывает коттедж, я поинтересовалась, не ожидаются ли вскоре новые жильцы, поэтому и позволила себе заглянуть сюда с цветами и папоротником…

Кузины тепло поблагодарили ее за добрососедское внимание.

— Букет выглядит так приветливо, — сказала Джоанна, мрачно подумав, сможет ли она когда-нибудь смотреть на эти цветы, не вспоминая при этом Дональда.

— Останьтесь с нами на чашечку кофе, мисс Смит, — пригласила Ева. И с надеждой взглянула на Джоанну, которая тут же направилась в кухню.

Когда девушка вернулась, мисс Смит говорила о владельце их коттеджа.

— Алан Маннинг такой приятный мужчина. Вы, разумеется, знаете его. Возможно, вы даже его друзья?

Ева сказала, что она и ее муж только однажды встречались с мистером Маннингом, когда приезжали посмотреть коттедж, поэтому едва ли могли претендовать на знакомство с ним, а кузина Джоанна вообще никогда его не видела.

— Он художник, — продолжила мисс Смит, принимая чашку кофе, протянутую Джоанной. — Талантливый человек. Как жаль, что так случилось с его женой.

— А что с ней?

— Сошла с ума, бедняжка. — Мисс Смит взяла кусок шоколадного бисквита. — Пришлось поместить ее в клинику.

— О боже! — Обе они выглядели сочувствующими и заинтересованными одновременно.

— Говорят, у нее произошел нервный срыв, но все мы знаем, что это значит, — доверительно сообщила маленькая женщина, с удовольствием отпивая кофе.

— Мистер Маннинг сказал, что его жена больна и почти не выходит, — заметила Ева. — Надеюсь, она выздоровеет. Теперь понятно, почему они оставили коттедж и перебрались в Лондон.

— Бедняга. Он живет в меблированных комнатах, чтобы быть ближе к жене. Ходили слухи насчет него и той рыжеволосой девицы из «Яблоневого сада». Именно в этом и заключается истинная причина моего визита к вам. Думаю, будет лучше, если я вас предупрежу.

— Предупредите? — Глаза Евы изумленно расширились.

— Не вступайте ни в какие отношения с семьей Хадсонов. Это невозможные люди, начиная с бабушки и заканчивая маленьким сыном этой девицы Кристины. Она называет себя миссис Уилсон, но никто никогда не видел ее мужа.

— Вы думаете, что она на самом деле не замужем? — спросила Джоанна.

Мисс Смит была шокирована.

— Дорогая моя! Никогда не произносите этого вслух. Хадсоны буквально разорвут вас на части. Они ужасно гордые и вспыльчивые.

— Простите, я думала, вы намекаете именно на это.

— Около шести лет назад Кристина сбежала из дома. Через год вернулась обратно с ребенком, но о его отце ни разу не упоминалось. Я никогда даже не помышляла поинтересоваться этим. Но вы должны признать, что тут есть что-то странное. Ларри, ее младший брат, просто бездельник. А что касается старшего, — тут она указала пальцем в сторону открытого окна, откуда доносился шум работающего трактора, — то он представляет собой истинную опасность!

— О, мисс Смит! — рассмеялась Ева, — пожалуйста, не беспокойтесь. Мы в состоянии сами позаботиться о себе, уверяю вас. Хотя все равно, спасибо.

Серьезное лицо Мэйбл Смит вспыхнуло. Она не разделяла беззаботности Евы.

— Я считала, что мой долг предостеречь вас, — сказала она. — Вы две беззащитные девушки, живете здесь одни. А старший брат, который занимается садом, пользуется плохой репутацией в отношении женщин. У Джейка Хадсона, — провозгласила мисс Смит, — нет ни манер, ни денег, ни моральных принципов.

Ее слова были прерваны шумом, доносящимся снаружи. Затем в открытых дверях появился сам Джейк Хадсон. Мисс Смит побледнела и осела в кресле.

Джоанна инстинктивно встала, чтобы оказаться между высоким мужчиной и испуганной маленькой женщиной.

Владелец сада держал Стивена за ухо, а Мэнди за плечо.

— Этот парень залез на одно из моих деревьев и сбрасывал яблоки сестре, — гневно объявил он и подтолкнул детей вперед сильнее, чем намеревался. Стивен упал на колени.

Глаза Джоанны гневно сверкнули.

— Нет никакой необходимости в подобной жестокости. Они же еще совсем маленькие.

Голубые глаза мужчины встретили ее взгляд.

— Я предупреждал вас. У меня и так много проблем с непрошеными гостями в уик-энды, чтобы я стал терпеть подобное дополнение. Дети, которым позволено расти без присмотра, становятся хулиганами.

Ева грациозно поднялась со своего места.

— Не могу с вами не согласиться. Боюсь, они немного отбились от рук. Видите ли, мой муж сейчас за границей, и им недостает отцовского контроля.

Мужчина смутился. Джоанна с удовольствием увидела, что он захвачен врасплох. Великолепно сработано, Ева!

Джейк молчал. Он ожидал отпора возмущенной матери, а вовсе не поддакивания восхитительно красивой женщины.

По-прежнему владея ситуацией, Ева повернулась к детям.

— Мэнди, Стивен, попросите прощения у мистера Хадсона и обещайте больше никогда так не делать, — сказала она.

Стивен пнул ножку стула носком сандалии.

— Яблоки были плохие, — угрюмо пробормотал он. — Маленькие и кислые.

— Я сказала ему, что они неспелые, — вставила Мэнди и благонравно добавила: — Я пошла за ним, чтобы заставить его вернуться, но он начал рвать яблоки и кидать их мне, а потом прибежала большая черная собака и не позволила нам тронуться с места, пока не пришел он! — Девочка покосилась на Хадсона из-под длинных темных ресниц. Мэнди была миниатюрной копией своей матери со свойственным той обаянием.

Пока она говорила, выражение лица мужчины смягчалось, потом он снова сжал губы и отвернулся.

В гостиной коттеджа он казался Джоанне еще больше, чем в саду. Ему приходилось наклонять голову, чтобы не задеть балки. На нем была вылинявшая голубая рубашка, подчеркивающая голубизну его глаз, и сомнительного вида штаны цвета хаки. Тем не менее он ухитрялся выглядеть довольно привлекательно, невольно признала девушка, хотя ей не очень нравился подобный тип мужчин. На ее взгляд, он был слишком агрессивен и явно чувствовал свое превосходство.

Мисс Смит, минуту назад расписывавшая его в черном цвете, теперь, казалось, стремилась завоевать его расположение.

— Доброе утро, Джейк, — любезно сказала она. — Еще один, прелестный день, хотя ты, должно быть, предпочел бы дождь, поливающий яблони. Надеюсь, с твоей бабушкой все в порядке?

Мужчина, казалось, не слышал ее, и негодование Джоанны вспыхнуло с новой силой. Оскорбляет бедняжку, игнорируя ее…

Джейк Хадсон снова повернулся к детям.

— Ну? — грозно потребовал он. — Я жду.

— Нам так жаль, — мило проговорила Мэнди, бессознательно подражая матери.

— А мне — нет, — сказал Стивен и снова пнул ногой стул.

— Не попадайтесь мне больше в моем саду, — сурово проговорил Джейк. — Понятно? Иначе… — И, повернувшись, он шагнул из коттеджа прямо в залитый солнцем сад.

Лабрадор Принц, ожидающий его снаружи, радостно вскочил и помчался впереди хозяина под злобным взглядом зеленых глаз Перкинс, сидящей на ветвях грушевого дерева.

— Этот человек — просто грубиян, — сказала Джоанна немного громче, чем хотела.

— Но какой потрясающий экземпляр, — вздохнула Ева. — Какие мускулы! Ты заметила?

— Он не в моем вкусе, — сухо парировала Джоанна, все еще сохраняя верность мальчишескому очарованию школьного учителя. — Лично я предпочитаю ум мускулам.

— Вы думаете, он слышал? — встревоженно спросила мисс Смит, когда дети выбежали в сад.

— Что слышал?

— То, что я говорила.

— О нем, вы имеете в виду? — слегка улыбнулась Джоанна. — На вашем месте я бы не беспокоилась об этом.

— А я беспокоюсь. Мне не хотелось бы, чтобы он подумал, будто я распространяю сплетни…

Она вылезла из кресла и в волнении принялась застегивать кофту не на те пуговицы.

— Я просто считала своим долгом предупредить двух милых молодых особ о несомненной привлекательности для женщин этого человека. Его имя связывали со многими девушками, но у него никогда не было серьезных намерений. О боже! Надеюсь, я не наговорила слишком много.

— Не придавайте этому большого значения, мисс Смит, — мягко сказала Джоанна, помогая женщине застегнуть кофту. — Вы правильно сделали, что поставили нас в известность.

— Мне кажется, — сказала Ева, — вы упомянули двух братьев, сестру и бабушку. Где они живут?

— В коттедже, который называется «Яблоневый сад». Прелестная старинная усадьба, но несколько запушенная. Родители погибли в автокатастрофе, когда дети были совсем маленькими. Их вырастила бабушка и до сих пор руководит ими. Дед удачно играл на бирже и оставил неплохое состояние. Но старая дама не потратила ни пенни. Она настоящая скряга. — Мисс Смит полностью пришла в себя. — Когда она умрет, каждый из детей получит свою часть денег, но сейчас без ее разрешения они не могут к ним притронуться. «Яблоневый сад» не очень приятное место для визитов. Там ссорятся прямо при гостях. Хотя все они при случае могут быть очаровательными, именно здесь и таится опасность. Советую вам не иметь дела с Хадсонами, если вы дорожите спокойной жизнью.

— Кому нужна спокойная жизнь? — сказала Ева, когда мисс Смит ушла. — Мы должны познакомиться с этими людьми, Джоанна. Этот Джейк — нечто! Я обожаю ярких мужчин, но они встречаются так редко.

— Ева! Помни, что ты замужем.

— Как будто я забываю об этом! Нет никакого вреда от того, что я восхищаюсь мужчиной на расстоянии.

— Да, пока он остается на расстоянии, — согласилась Джоанна.

— Он полностью доминировал на сцене, — продолжала Ева. — Я просто обожаю, когда меня подавляют.

— О, Ева, когда же ты повзрослеешь! Как ты можешь восхищаться таким грубияном?

— Не знаю как, но могу.

— Несмотря на то, что он жестоко обошелся с детьми?

— Даже в этом случае. В конце концов Стивену нужна твердая мужская рука. Детям не повредит, если они будут относиться к великану из сада с должным почтением.

Перед калиткой остановился маленький красный фургон, и из него выпрыгнула девушка в белом. Она оказалась бакалейщицей.

— Здравствуйте. Я Мэри Браун. Мы содержим небольшой магазин напротив церкви. Надеюсь, вы нашли продукты, ожидающие вас. Когда вам что-нибудь понадобится, звоните. Хотите, чтобы я регулярно заезжала к вам за заказами?

Ева ответила, что они были бы очень признательны за это. Мэри сказала, что в случае отсутствия хозяек будет оставлять продукты на заднем дворе, как делала это для Маннингов.

— Нам было так грустно услышать о его жене. Она в самом деле сумасшедшая? — спросила Ева.

— Не больше, чем многие из нас! Догадываюсь, что вы получили эти сведения от маленькой леди, живущей через дорогу. Миссис Маннинг — невротичка, но не сумасшедшая.

— Как хорошо, — с облегчением вздохнула Ева. — А этот красивый представитель мужского пола, владелец сада, действительно опасен для женщин?

Мэри рассмеялась.

— До сегодняшнего дня он ни разу не напал на меня! Но мы с родителями сами чужие здесь. Отец приобрел магазин менее шести месяцев назад. Это совершенно новое для нас начинание. Ему хотелось жить за городом, а мама мечтала иметь магазин, поэтому мы продали дом в городе и переселились сюда. А Хадсонов я едва знаю. Они не устраивают приемов, а я слишком занята, чтобы посещать общественные мероприятия.

После маленькой мисс Смит с ее намеками эта девушка казалась свежей, как морской бриз.

После отъезда Мэри Браун прибежала Мэнди с тяжелым складным ножом, который нашла в траве.

— Должно быть, его потерял великан! — восторженно воскликнула она. — Можно мне поискать его?

— Я не хочу, чтобы кто-либо из вас снова появлялся в том саду, — сказала Ева, забирая у девочки нож. — Понятно? Мы сами отнесем его днем. Мне любопытно взглянуть на «Яблоневый сад» и познакомиться с его обитателями.

— Как? — воскликнула Джоанна. — После предупреждений мисс Смит?

— Именно после них. Ничто не может быть столь возбуждающим, как предупреждение не делать чего-либо! Ты можешь не ходить, если не хочешь.

Джоанна вспомнила свое обещание Мартину и поняла, что ей тоже придется пойти.

— Если ты воображаешь, что я всерьез интересуюсь Джейком Хадсоном, то выбрось это из головы, дорогая. Тебе не о чем беспокоиться.

— Пока нет. Но что, если он влюбится, а здесь нет Мартина, который оградил бы тебя от неприятностей. Не поощряй этого мужчину, Ева. Пожалуйста. Он может неправильно понять тебя.

— Я иду туда, потому что хочу увидеть остальных членов семьи. Вот и все, — отрезала Ева.

В саду не было никаких признаков присутствия Джейка. И Ева была рада, потому что у них появлялся повод зайти в дом. Туманные намеки мисс Смит заинтриговали ее. Еще бы, старший Хадсон — гроза местных женщин, потом младший брат, похоже, достаточно легкомысленный, сестра с маленьким ребенком и таинственным прошлым и властвующая над всеми старуха…

— Возможно, маленький мальчик подойдет в приятели Стивену, — с надеждой сказала она.

Джоанна признала, что ей любопытно увидеть старый дом, а вот на самонадеянных мужчин у нее никогда не было времени. Ева только улыбнулась в ответ.

Они шли по извилистой деревенской улочке. Стефани мирно спала в коляске. Проходя мимо коттеджа «Торп», они увидели, как на одном из окон шевельнулась занавеска.

— За нами следят, — сообщила Джоанна. — Мисс Смит будет ужасно раздосадована, если узнает, что мы пренебрегли ее многозначительными предупреждениями.

— Мы просто возвращаем утерянную собственность, — с достоинством возразила Ева. — Это наш долг.

Она чувствовала, что для Джоанны знакомство с новыми людьми будет лучшим выходом. Уверенная в своей любви к мужу, Ева не разделяла опасений Джоанны. Ей нравились мужчины, и она не скрывала этого, хотя явно недооценивала впечатления, производимого на них. Она была заинтригована Джейком Хадсоном, и в то же время она считала, что для Джоанны лучшим противоядием от неудачного романа было бы новое увлечение. Даже если ее не интересует Джейк, общение с ним могло отвлечь ее от грустных мыслей. Поэтому, спускаясь по узкой улочке, Ева была вполне довольна собой.

Вскоре они подошли к высокой каменной стене с металлическими воротами, распахнутыми настежь. И перед ними предстал дом Хадсонов, увитый розами. Сад вокруг дома был живописным, но неухоженным, мощенные камнем дорожки нуждались в прополке, лужайки были не подстрижены. Центральная дверь под красивым портиком была открыта и являла взорам широкий темный холл.

На траве валялся детский велосипед, на подъездной дорожке стояла машина, но вокруг не было ни души.

— Мы вряд ли можем войти в незнакомый дом все вместе без приглашения, — сказала Ева, утрачивая самообладание. — Я с детьми подожду здесь, пока ты вернешь им нож.

Такая перспектива совсем не понравилась Джоанне.

— Ты боишься великана? — спросила Мэнди. — А я — нет. Не думаю, что он причинит нам зло.

— Он уже причинил зло мне, — обиженно возразил Стивен. — Схватил меня за ухо.

Но Ева не обратила на их слова никакого внимания.

— Мы присоединимся к тебе, дорогая, если наше присутствие будет желательным.

Мэнди вызвалась пойти вместе с Джоанной. Они по тропинке направились к дому. Когда Джоанна подняла руку, чтобы позвонить, откуда-то изнутри послышались голоса. Разговор шел на повышенных тонах. Где-то хлопнула дверь, и до них донесся голос Джейка:

— Где ты был? Я велел тебе опрыскать нижний сад! А ты даже пальцем о палец не ударил… Как только я поворачиваюсь к тебе спиной, ты обо всем забываешь!

— Ну, хватит, Джейк, — послышался другой, не столь грубый голос. — У меня были дела в Карче-стере.

— Дела? Какие дела? Пока я плачу тебе, ты или работаешь на меня, или убираешься! Понятно?

Дверь захлопнулась, звук шагов отозвался в каменной галерее и затих на заднем дворе.

— Великан снова не в духе, — прошептала Мэнди.

Девушка в изумрудного цвета свитере и черных брюках показалась в дверях. У нее были голубые глаза и шапка непокорных рыжих волос. Увидев Джоанну с девочкой, она резко остановилась.

— Вы кого-то ищете?

— В общем, да. Мы принесли вот это. — Джоанна протянула ей складной нож. — Мы… моя кузина, ее дети и я — новые жильцы коттеджа «Розмарин». Мэнди нашла нож на нашей лужайке. Мы подумали, что он принадлежит мистеру Хадсону.

Девушка равнодушно взяла нож.

— Похож на нож Джейка, — сказала она. — Спасибо. Я передам ему. — Она не пригласила их войти в дом.

Из комнаты, расположенной слева от входной двери, вдруг раздался властный голос:

— Кристина? Кто там? С кем ты разговариваешь?

Девушка заколебалась, пробормотала: «Извините», подошла к двери и просунула туда голову.

Мэнди решила вернуться к маме, и Джоанна собиралась последовать за ней, когда рыжеволосая девушка вдруг вернулась.

— Бабушка хочет вас видеть, — сообщила она.

Джоанна начала говорить что-то относительно Евы и детей, ожидающих ее на улице, но старая женщина снова сердито крикнула:

— Кто бы там ни был, пригласи их войти, Кристина. Нечего стоять там и бормотать… Входите, я говорю!

— Вы не возражаете? — спросила девушка. — Только на одну минуту. Бабушка сегодня не в настроении, с ней очень трудно.

Джоанна последовала за ней в комнату бабушки. Парчовые занавески были вылинявшими, ковер потертым, и, хотя стулья обили веселым цветастым ситцем, все это в целом производило впечатление достойной бедности.

На первый взгляд в комнате никого не было, но потом девушка увидела маленькую женскую фигурку в кресле у камина и спаниеля, прижавшегося к ее ногам. Серебристые волосы дамы были уложены узлом на затылке. Но, несмотря на свою миниатюрность и хрупкость, она очень напоминала старшего внука. Такое же дерзкое лицо, те же пронзительно-голубые глаза.

— Ну? — резко спросила она. — Кто вы? Я не видела вас раньше.

Девушка представилась, объяснив причину своего визита. Старая дама отрывисто проговорила:

— Останьтесь на чашку чая. Кристина, иди распорядись.

Джоанна объяснила, что ее кузина и дети ждут снаружи, поэтому она не сможет остаться.

— Пусть они тоже зайдут.

— Но нас довольно много, — возразила она.

— Люблю встречаться с новыми людьми. Я их так редко вижу. Молодежь ходит в деревенский клуб или к соседям, а я остаюсь одна, и меня некому развлечь. Для них я лишь обуза… Они ждут не дождутся, когда я умру, чтобы запустить руки в мои деньги и промотать их… Но этот день еще не настал.

— Перестань, бабушка, — сказала Кристина.

— А из-за чего же был сейчас весь этот крик? — продолжала старая дама, повернувшись к внучке.

— Джейк просто распекал Ларри, как обычно.

— Джейк запугивает парня, — возмутилась старуха. — Я не хочу этого… — И она сердито застучала по полу эбеновой палкой с серебряным набалдашником.

Дряхлый спаниель, вздрогнув, вскочил на ноги и начал сердито лаять. Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Джейк.

— Какого черта… — начал было он.

— Умерьте ваш язык, сэр, в присутствии дам! — грозно крикнула миссис Хадсон.

Но Джейк не менее свирепым тоном обратился к присутствующим:

— Что делает на дорожке этот «бентли»? Чей он?

— Это Ларри, — сказала Кристина.

Джейк выглядел так, будто собирался взорваться.

— Могу я спросить, откуда он взял деньги?

Все, казалось, забыли о Джоанне. Старая дама ответила внуку с триумфальным блеском в глазах:

— Он заработал их, так что у тебя нет никакого основания для гнева. У парня есть мозги.

— Заработал? Каким образом? Ларри ни разу в своей жизни не сделал прилично ни одну работу!

— А чем вызвано твое беспокойство? — спросила Кристина.

— Тем, что Ларри не способен заработать приличные деньги. Во всяком случае, честным путем. Его работа — помогать мне содержать ферму, а не впутываться в разные аферы.

— Ты завидуешь ему, — зло сказала старуха. — Завидуешь, потому что твой младший брат более ловок, чем ты. Почему не быть справедливым и не пожелать ему удачи? Только из-за того, что ты сам не можешь заработать большие деньги?

Джейк в отчаянии провел рукой по лбу.

— Когда-нибудь он пустит всю семью по миру своими ловкими делишками. Тогда вы поймете, что я никогда ему не завидовал. Я просто не хочу, чтобы он оказался в дураках.

— Это Джоанна Киркланд из коттеджа «Розмарин», — сказала Кристина, стараясь разрядить обстановку.

Джейк коротко кивнул.

— Мы уже встречались.

— У нас на лужайке Мэнди нашла ваш нож, — объяснила девушка.

— Правда? Не стоило из-за этого беспокоиться.

В дверях появилось миленькое личико Мэнди.

— Мамочка ушла домой, потому что Стефани расплакалась. А я сказала, что подожду тебя.

Атмосфера в гостиной сгущалась, и Джоанна была рада появившейся возможности уйти. Но старая дама взяла с нее обещание зайти в следующий раз, выпить с ней чая. К удивлению Джоанны, Джейк открыл перед ней дверь, а Кристина проводила гостей до самого выхода.

— Если вы и ваша кузина нормальные люди, не советую вам общаться с нами, — сказала она на прощание. — Это несчастливый дом.

Когда Джоанна с девочкой шли вниз по улице, мимо них верхом на пони проехал маленький мальчик, свернувший к «Яблоневому саду», и Мэнди проводила его восхищенным взглядом.

3

На следующее утро обнаружилось, что у них кончилась еда для кошек. А Перкинс, избалованная, изнеженная персидская кошка, была чрезвычайно разборчива.

— Сегодня прелестное утро, — сказала Джоанна, — я прогуляюсь до магазина и все куплю. Кстати, мне хочется взглянуть на деревню. Пошли, ребята?

Но Мэнди и Стивен были слишком заняты превращением пустующего курятника в помещение для игр. Поэтому Джоанне пришлось отправиться одной. Она с любопытством осматривала все вокруг, возвращая приветствия местным жителям и размышляя о том, что одна из прелестей деревенской жизни — обычай желать встречному незнакомцу доброго утра.

Ветерок, гулявший по главной дороге, облеплял вокруг ног юбку ее розового летнего платья и развевал белокурые волосы. Она наслаждалась этим ветерком, подставляя лицо его чуть солоноватым прикосновениям, напоминающим о близости моря.

Джоанна размышляла о вчерашнем визите в «Яблоневый сад». Это было лучше, чем думать о своих разрушенных надеждах на счастье. С любовью было покончено, и ей следовало смириться с происшедшим. Она была здравомыслящей девушкой, но все еще не могла найти в себе силы ответить на письмо Дона. После нескольких неудачных попыток она отказалась от этой мысли и решила подождать.

Но не только у нее есть проблемы. Слова рыжеволосой девушки из «Яблоневого сада» все еще звучали у нее в ушах: «Если вы и ваша кузина нормальные люди, не советую вам общаться с нами. Это несчастливый дом».

Когда Джоанна возвращалась из дома Хадсонов, мисс Смит появилась у своей калитки и многозначительно намекнула, что из окна ее спальни открывается чудесный вид на подъездную дорожку к «Яблоневому саду».

Девушка принялась рассказывать ей о том, как они обнаружили нож Джейка, и удивилась, поняв, что оправдывается. Совершенно не обязательно объяснять мисс Смит свои поступки… но внутренний голос говорил, что лучше все-таки это сделать. Похоже, они уже вовлечены в какие-то сложные взаимоотношения с соседями и вряд ли смогут совершить что-либо незаметно.

Видавший виды «бентли», который вчера был припаркован у «Яблоневого сада», обогнал девушку. Молодой человек, сидящий за рулем, с интересом посмотрел на нее, затем машина замедлила ход и остановилась.

— Вас не подвезти? — вежливо поинтересовался он.

Джоанна отказалась, сказав, что идет в деревенский магазин.

— Возможно, я должен представиться, — проговорил молодой человек. — Я Ларри Хадсон из «Яблоневого сада».

— А я Джоанна Киркланд из коттеджа «Розмарин».

— Знаю. — Он подмигнул ей. — Никто не может пробыть в этой деревне и пяти минут, чтобы мы не узнали о нем все. А то, что не знаем, мы придумываем.

— Звучит пугающе.

— Так оно и есть!

У него были веселые глаза и дерзкая улыбка. Более изящный, чем старший брат, он скорее походил на Кристину, но глаза его были карими, а волосы — светлыми. Джоанне он показался самым приятным из семьи Хадсонов. Его дружеская непосредственность разительно отличалась и от агрессивности Джейка, и от властности его бабушки.

— Что ж, если вы не хотите, чтобы я подвез вас, отправлюсь своей дорогой… — И он помчался дальше в своем автомобиле.

Джоанна продолжила свой путь, ободренная приятной встречей.

Бакалейная лавка Браунов размещалась в старом коттедже с высокой соломенной крышей и маленькой витриной, где среди товаров, выставленных на продажу, мирно дремал черный кот. Когда Джоанна открыла дверь лавки, зазвонил колокольчик. После ослепительного дневного света глаза девушки на мгновение перестали видеть в темном помещении.

Миссис Браун и Мэри вдвоем вели дело, в то время как мистер Браун на маленьком огороде выращивал овощи для продажи. Это был тихий человек, обожающий играть на трубе. Он чувствовал себя вполне счастливым, копаясь в грядках. Семья жила над лавкой, и из комнаты Мэри открывался прелестный вид на поля и леса вплоть до серебряного устья реки.

Когда Джоанна вошла, в лавке никого не было, но почти сразу же из двери, ведущей в жилое помещение, появилась Мэри. Вид у нее был обеспокоенный.

— Извините, что заставила вас ждать, но мама сегодня не очень хорошо себя чувствует и лежит в кровати… Неужели я забыла что-то из вашего заказа?

Джоанна объяснила ситуацию, добавив, что получила удовольствие от прогулки.

В этот момент сверху донесся голос миссис Браун:

— Мэри! Ты не можешь подняться ко мне, дорогая?

Лицо дочери стало еще более встревоженным.

— Если бы отец смог хоть на некоторое время заменить меня в магазине, но он где-то в саду.

— Ничего, я не спешу.

Миссис Браун снова позвала дочь.

— Иду! — крикнула Мэри. — У мамы сильные боли, и я боюсь за нее. Она не позволяет мне послать за доктором, но если подобное будет продолжаться, я вызову его, ничего не говоря ей. Послушайте… если вы действительно не торопитесь… — Она мгновение поколебалась, потом попросила: — Не могли бы вы заменить меня, пока я поднимусь к маме?

— Разумеется.

— Я не стала бы просить, но у нас как-то стащили немного конфет и сигареты, когда я на минуту вышла из лавки, и мне бы не хотелось оставлять магазин без присмотра. Сейчас поблизости живут цыгане, и некоторые из них нечисты на руку.

Джоанна заняла место за прилавком и внимательно осмотрела лавку с ее пестрым набором товаров, наполненную ароматами сыра и бекона, овощей и кондитерских изделий и иными менее характерными запахами.

Миссис Род, следившая за порядком в коттедже, сообщила, что в деревне есть еще один магазин, более современный, который принадлежал семье Поллард. Но местные жители сохраняли верность старой лавке, хотя сами Брауны приехали сюда совсем недавно. Брауны содержали Рождественский клуб и не только откладывали товары для своих постоянных клиентов, но и позволяли платить за них в рассрочку.

Полларды были очень милой парой, но товары в их магазине стоили дороже, поэтому они обслуживали только наиболее состоятельных жителей.

Не зная о существовании второго магазина, Ева сделала первый заказ Браунам и теперь не решалась изменить свой выбор. В конце концов она решила, что все необходимое будет покупать у Браунов, а к Лоллардам ходить за деликатесами, и сохранит хорошие отношения и с теми и с другими.

Осматриваясь в темном маленьком помещении, Джоанна подумала: неужели Мэри не жалеет об оставленной ею работе в лондонском банке? Ее нынешняя жизнь, наверное, очень отличалась от той, к какой она привыкла. Ей приходилось трудиться в поте лица, и вряд ли у нее было так уж много времени на отдых, а теперь ко всему этому прибавилось еще беспокойство за здоровье матери.

Колокольчик вновь предупреждающе зазвонил, и Джоанна приготовилась встретить своего первого покупателя. Когда дверь отворилась, дыхание замерло у нее в груди, потому что на пороге появился Джейк Хадсон. Он был одет в свои обычные рабочие брюки и рубашку с открытым воротом. Его густые рыжие волосы разлохматил ветер.

Джоанна инстинктивно приготовилась к обороне. Он подошел к прилавку.

— Пачку сигарет, пожалуйста. Обычных.

— Какой марки?

— Разве вы до сих пор не знаете? Послушайте, Мэри, вам следует быть более сообразительной!.. — Но тут он всмотрелся в девушку за прилавком более внимательно. — Я думал, вы Мэри Браун. Извините.

— Я заменила ее, пока она поднялась наверх. Ее мать больна.

— Очень жаль. А кто вы?

Джоанна негодующе вспыхнула. Как будто он не знает! Она пошевелилась, и свет из окна упал на ее лицо.

— Боже! — удивленно воскликнул он. — Девушка из коттеджа «Розмарин»!

— Неплохо!

— Что вы сказали?

— Не имеет значения.

— Почему же? Если я заслужил ваше одобрение, я польщен. Что именно я сделал неплохо?

— Похоже, что после трех встреч вы уже узнаете меня.

— Неужели их было три? Я не считал.

Девушка снова вспыхнула. Раз он не считал, подразумевается, что считала она.

— Вот ваши сигареты, — сказала она. Он с усмешкой взглянул на нее.

— Не смотрите так сердито, это не идет вам.

— Вы заставляете меня сердиться.

— Я заметил это.

— Заметили? — Их взгляды скрестились.

— Разумеется. Я всегда замечаю все, что касается хорошеньких девушек.

Внезапно от сильного порыва ветра дверь лавки распахнулась. В тот же самый момент мистер Браун на минуту открыл заднюю дверь, выходящую в сад. Получился сквозняк, который заставил разлететься бумажные пакеты, а когда обе двери одновременно захлопнулись, пирамида консервных банок на полке над головой Джоанны угрожающе накренилась.

Джейк перепрыгнул через прилавок и схватил девушку в объятия. На какой-то сумасшедший миг ей показалось, что он собирается поцеловать ее. Как только он привлек девушку к себе, банки обрушились на то место, где до этого она стояла.

— Как вы смеете! — Джоанна резко высвободилась.

Он громко расхохотался.

— Придите в себя, малышка! — воскликнул он. — Я вовсе не покушаюсь на вашу честь. Я только спас вас от смерти под консервированными бобами!

— О! — слабым голосом произнесла Джоанна. — Я не поняла, благодарю вас.

Видимо, ей суждено постоянно попадать в неловкое положение под взглядом этих голубых глаз. Сначала она свалилась прямо перед его трактором, а теперь — вот это!

Девушка собирала банки, а Джейк ставил их на место.

— Я вам не нравлюсь, не так ли? — спросил он. — У меня бывает плохое настроение, и в такие минуты лучше не попадаться мне на пути. Но не воспринимайте предостережения мисс Смит буквально. Я не ем маленьких девочек и никогда не обольщал женщин против их воли. Так что расслабьтесь, дитя мое. — Чувствовалось, что вся эта ситуация забавляет его.

От смущения Джоанна стала пунцовой. На какой-то миг ей действительно показалось, что он оправдывает свою репутацию, и сознание этого привело ее в замешательство.

— Что это за шум? С вами все в порядке? Что случилось? — запыхавшись, спросила Мэри, появляясь в лавке.

Они объяснили, что произошло. Мэри была в шоке.

— Вас в самом деле могло убить! — воскликнула она. — Отец имеет привычку открывать на минуту дверь, когда хочет мне что-то сказать. А поскольку меня не было, он тут же захлопнул ее. Мне так жаль!

— Не случилось ничего, о чем бы стоило горевать, — сказала Джоанна. — Как ваша мама?

— Боюсь, ей хуже. Я собираюсь позвонить врачу.

— Я чем-то могу помочь? — поинтересовался Джейк.

— Думаю, что нет, спасибо. Сегодня я пораньше закрою лавку. Справлюсь сама.

Тогда он повернулся к Джоанне.

— Вас подбросить домой?

— Благодарю вас, но я предпочитаю прогуляться пешком.

— Не доверяете грубияну, не так ли? Что ж, может быть, вы и правы… — Усмехнувшись, он повернулся к Мэри. — Если потребуется помощь, дайте мне знать. — Джейк вышел из лавки и направился к проезжей части, где был припаркован «лендровер».

Волнение Джоанны улеглось. Близость этого человека подействовала на девушку так же разрушительно, как порыв ветра на маленькую лавку. Но сейчас он ушел, и она могла забыть об интимности их неожиданного контакта. Ее тело затрепетало от еще неизведанного ощущения, когда он на мгновение прижал ее к себе.

Мисс Смит была права. Этот мужчина в самом деле опасен. Он, вероятно, слышал, что она назвала его грубияном, но это не имеет никакого значения. Пока у нее нет оснований менять точку зрения.

Когда она вернулась домой, Ева раздраженно буркнула:

— Наконец-то!

Джоанна, все мысли которой были заняты событиями, происшедшими в лавке Мэри Браун, почувствовала смущение.

— Извини. Я отсутствовала дольше, чем ты ожидала?

— Никак не думала, что ты пробудешь там столько времени. Какого черта ты там торчала? Неужели так долго купить банку кошачьих консервов? В конце концов ты приехала сюда, чтобы помогать мне с детьми! — заявила Ева.

Джоанна про себя досчитала до десяти. Ее кузина была вспыльчива, но такие приступы редко продолжались долго.

— Больше я не оставлю тебя одну с ними, — спокойно сказала она. — Я не заметила, что прошло много времени. — Что-нибудь случилось?

— Все и одновременно. Сначала приехал дряхлый старик на таком же дряхлом велосипеде и, сказав, что он садовник Джо, принялся косить траву вокруг дома, разбудив при этом Стефани. Я вынуждена была положить ее спать в комнате. Стивен свалился с крыши курятника и разбил колено. При виде крови Мэнди потеряла сознание, а Перкинс подралась с полосатой кошкой, по-моему принадлежащей мисс Смит… И в разгар всех этих событий мне пришлось еще готовить садовнику его одиннадцатичасовой чай и отвечать на телефонный звонок!

— Звонок? И кто это был? — Сердце Джоанны забилось в безумной надежде: звонил Дональд, чтобы помириться с ней.

— Это был неправильный вызов.

Увидев Стивена с перевязанной коленкой и все еще бледную Мэнди, лежащую в кресле-качалке, Джоанна почувствовала угрызения совести.

— Ева, мне действительно очень жаль, что так получилось. Я же хотела взять детей с собой.

— Ах, забудь об этом! Ты не должна упрекать себя. Давай лучше выпьем по чашечке кофе под грушевым деревом. К ланчу я приготовила запеканку. — Раздражение Евы уже прошло. — У тебя были какие-то приключения?

Сидя вместе с кузиной за кофе, Джоанна рассказала ей о встрече с Ларри, энергичным младшим братом Джейка, о болезни матери Мэри, о том, что ей пришлось заменить девушку за прилавком. Упомянула она и о самом Джейке, зашедшем туда за сигаретами, но по непонятной ей самой причине ни словом не обмолвилась о том, что он спас ее от «смерти под бобами».

В свою очередь, ее кузина сообщила, что садовник Джо знает, что надо делать со сточной ямой, и обещал помочь им.

— Он в общем-то неплохой. Ему семьдесят девять лет, но он все еще в форме, а его велосипеду около пятидесяти…

— Пятьдесят лет! — ахнула Джоанна. Для нее это была целая жизнь. — Интересно, что в пятьдесят лет будет с нами.

— Надеюсь, что к этому времени я стану прабабушкой, — засмеялась Ева.

— А я, возможно, буду еще одной мисс Смит! — сказала Джоанна и отправилась пропалывать цветочные клумбы.

Звуки, напоминающие пистолетные выстрелы и повторяющиеся через равные интервалы, разбудили их на следующее утро и продолжались весь день.

За завтраком они обсуждали, что бы это могло быть. Ева считала, что шум производят кролики или голуби. Стивен предположил наличие ковбоев или индейцев, на что Мэнди презрительно возразила, что ковбои и индейцы бывают только по телевизору.

Мимо прогрохотали четыре огромных грузовика с сеном.

— Я всегда полагала, что жизнь в деревне тихая и спокойная, — заметила Джоанна. — Только пение птиц. А здесь почти такое же движение, как у нас в городе.

— Не говоря уж о паровых катках, — добавила Ева. — Они прибыли сюда, чтобы ремонтировать дорогу. Я видела их из окна в комнатке Стефани и вдобавок чувствовала запах гудрона…

Новый резкий звук донесся до их ушей.

— О боже! — воскликнула Ева. — А что это такое?

— Бетономешалка работает у коттеджа напротив нас, — объявила Джоанна, подходя к окну.

Ева застонала.

— Чем мы заслужили это! Стивен, ради бога, прекрати так чесаться.

— Наверное, это из-за блох, — пояснила Мэнди. — Садовник Джо сказал, что в курятнике блохи.

— О нет! — взмолилась Ева. — Это уж слишком. Немедленно снимите вашу одежду и отправляйтесь в ванную. Джоанна, посмотри за ними, будь добра. А вы двое даже близко не подходите к этому курятнику. Поняли меня?

Дети шумно запротестовали.

— Но там так хорошо, мамочка. Это наше тайное убежище!

— Тогда нам придется продезинфицировать его известью или креозотом, — сказала Ева, — чтобы покончить с блохами.

Отправившись с детьми в ванную, Джоанна вскоре сообщила, что на детях больше нет никаких признаков нежелательных визитеров.

Ева облегченно вздохнула.

— Я попрошу Джо вычистить курятник и сделать его пригодным для игр. — И добавила: — Надеюсь, эта ужасная бетономешалка не будет работать целый день.

К тому времени, когда они уселись под грушей, чтобы выпить свой одиннадцатичасовой чай, на сад опустилась тишина, нарушаемая только прежними отдаленными выстрелами.

— Слава богу, Стефани здесь очень хорошо спит, — сказала Ева, усаживаясь в один из шезлонгов, обнаруженных в сарае. — Похоже, здешний воздух ей нравится!

Пока Ева перечитывала письмо, полученное утром от мужа, Джоанна растянулась на траве и слушала голоса детей, поглощенных раскопками в сарае. Они нашли там старый, но исправный велосипед, который Джоанна сочла возможным использовать, а сейчас обнаружили древнюю косилку, которая, по словам Евы, скорее приглаживала траву, чем срезала.

Глядя на ухоженный коттедж, Джоанна думала о его владельце. Что за человек Алан Маннинг? Была ли ему ненавистна мысль о том, что он должен покинуть свое жилище?

Садовая калитка знакомо скрипнула, и пухленькая женщина в темно-желтых брюках и оранжевом свитере пересекла лужайку.

— Пожалуйста, не вставайте! — добродушно сказала она. — Я просто хотела представиться вам. Я Мелисса Симпсон. Старая дева, но не из этого прихода. — Она весело засмеялась, показав большие белые зубы.

Это была женщина около сорока лет, с веселым лицом и массой коротких растрепанных каштановых волос.

— Я живу в Лондоне, — объяснила женщина, — но приезжаю в мою маленькую лачугу так часто, как это возможно. Мне очень жаль, что бетономешалка отравляет вам жизнь. Но самое худшее будет завтра. Я заметила, что у вас маленький ребенок… Надеюсь, шум не побеспокоит его?

Ева улыбнулась ослепительной улыбкой, которая, по мнению Джоанны, никогда ее не подводила, очаровывая друзей и покоряя всех остальных.

— Как мило, что вы навестили нас, — заговорила она. — Бетономешалка нисколько не мешает моей малышке. Вы зашли как раз вовремя, чтобы выпить с нами чашку чая. Присядьте.

Мелисса заколебалась.

— Очень любезно с вашей стороны. Но вы уверены, что это не будет обременительно для вас? Сейчас я не могу пользоваться собственной кухней. Там полно цементной пыли и рабочих.

— Тем более, — сказала Ева, бросив взгляд в сторону Джоанны.

Девушка поднялась с травы. Отдаленные выстрелы послышались снова.

— Кстати, вы не можете объяснить, что это за шум? — спросила она. — Это продолжается с самого утра.

— Механическое пугало в вишневом саду, — небрежно ответила Мелисса. — Скоро вы привыкнете к нему.

— Так вот это что! Разве Хадсоны, кроме яблонь, выращивают и вишни?

— Это не Хадсоны. Сад принадлежит Блэкстонам. Особенно прелестно сад выглядит весной, когда деревья в цвету.

— Я и не подозревала, что Эссекс место, где выращивают столько фруктов, — удивилась Джоанна.

— Конечно, это не Кент. Но и здесь много садов, — ответила Мелисса и, не глядя, плюхнулась во второй шезлонг, который немедленно рухнул под ее тяжестью.

— О боже! — Ева огорченно вскочила. — Боюсь, что все вещи в этом сарае находятся на последнем издыхании… Надеюсь, вы не ушиблись.

В ответ послышался веселый смех Мелиссы.

— Нисколько, — заявила она, выкарабкиваясь из рамы шезлонга. — Не беспокойтесь, я устроюсь на траве. — И сразу же уселась на землю.

Когда Джоанна вернулась с тремя чашками, Мелисса рассказывала о себе.

— Видите ли, я пишу, — заявила она. — Главным образом о растениях. Я увлекаюсь старинной медициной и публикую небольшие брошюры на эту тему. Особенно меня интересует флора болот Эссекса и морского побережья. Вы еще не были в устье реки?

Кузины ответили отрицательно. Эссекс был для них неосвоенной территорией.

— В таком случае вас ждет большое удовольствие! — воскликнула Мелисса. — Для меня реки и болота полны очарования. На первый взгляд это просто пустое пространство… Но это природа, не испорченная человеком. Никакого торгашеского духа: ни кафе на берегу, ни фургончиков с мороженым. Скоро в Англии не будет таких нетронутых мест.

— Вы совершенно правы, — согласилась Ева.

Джоанна спросила, какие растения собирает Мелисса.

— Морскую лаванду, ламинарию, золотой морской критмум. Многие из них раньше использовались в медицине.

Девушки заинтересовались ее книгами, и она обещала показать их, рассказав, что сама работает в Лондоне в средней школе, но с удовольствием посвятила бы себя писательству, если бы этим можно было заработать достаточно денег. Поэтому она и купила небольшой коттедж, чтобы проводить там свободное время: писать или собирать материал для своих книг.

Но Еву больше, чем планы гостьи, заинтересовало упомянутое Мелиссой устье реки.

— Я бы хотела после ланча отвезти туда детей. Можно там припарковать машину? И могут ли дети поиграть в песке?

Мелисса на оба вопроса ответила утвердительно. Она предпочла бы сама отвезти их туда, но ее автомобиль сломался. Но как бы то ни было, она расскажет им, как туда добраться. Хотя там есть один поворот, который довольно трудно найти…

— Как глупо врезаться на автомобиле в собственный гараж, когда ставишь туда машину. Авария в собственном дворе! — И она снова весело рассмеялась.

— У меня есть автомобиль, — предложила Ева, — думаю, мы все туда поместимся. Если вы присоединитесь к нам сегодня днем и покажете дорогу, мы будем очень рады.

4

В машине было тесно, но никто не обращал на это внимания. И все почувствовали себя вознагражденными, когда, спускаясь по крутой узкой дороге, машина вдруг повернула и перед ними предстали необъятные просторы побережья и величественный купол неба, о которых рассказывала Мелисса.

На песке, в том месте, где река впадала в море, валялись морские водоросли. Маленькие яхты покачивались под ветром, а чайки кружились в небе и кричали. Казалось, это место принадлежало только им.

— По вечерам здесь становится очень оживленно, — улыбнулась Мелисса. — Устье реки привлекает влюбленных, особенно при лунном свете. Я иногда провожу ночи в пляжном домике, принадлежащем моим друзьям. — Она снова усмехнулась. — Не потому, что обожаю подсматривать, а просто некоторые из интересующих меня растений можно обнаружить только при определенной высоте стояния воды… Часто я в полном одиночестве наслаждаюсь великолепием рассвета.

— Да, это должно быть величественное зрелище, — согласилась Джоанна, подумав, нельзя ли попросить Мелиссу как-нибудь взять ее с собой.

Вечером, уложив детей спать, Джоанна почувствовала, что впервые с момента получения письма от Дональда смогла расслабиться. День, проведенный на побережье, снял напряжение, а свежий воздух и игры с детьми привели ее в состояние приятной усталости.

Скрипнула садовая калитка. Ева выглянула в окно.

— Мужчина!

Джоанна последовала ее примеру.

— Это Ларри Хадсон. Сделаем вид, что мы уже легли спать.

— Не валяй дурака, — сказала Ева, поднявшись на ноги. — Он нас уже видел. — И поспешила привести себя в порядок.

— Ты и так прекрасно выглядишь, — насмешливо бросила Джоанна.

Она знала, что ее волосы растрепаны, платье помялось, но ей было все равно. Не хотелось, чтобы что-то нарушило ее вновь обретенный душевный покой, тем более мужчина.

Ларри Хадсон был ослеплен Евой и с радостью последовал за ней в гостиную. Он подумал, что если светловолосая девушка, которую он встретил в деревне, была миленькой, то эта, замужняя, — настоящая красавица. С довольным видом он уселся в кресло, переводя взгляд с одной на другую. Новые люди всегда вызывали интерес в деревне, особенно новые девушки.

Ларри извинился за поздний визит, но объяснил, что зашел к ним по просьбе сестры, чтобы передать, что бабушка будет рада, если новые жильцы коттеджа «Розмарин» составят ей компанию за чаем на следующей неделе.

— Ты иди, Ева, а я посижу с детьми, — быстро проговорила Джоанна.

Но Ларри возразил, что сестра особенно настаивала на том, чтобы дети тоже пришли.

— Ее сынишка слишком много времени проводит со взрослыми, к тому же он достаточно избалован, — добавил он. — Общение с детьми его возраста пойдет Кевину только на пользу.

— Но разве его дядя Джейк не воспитывает его? — поинтересовалась Ева.

— Джейк — единственный, с кем он считается. Однажды этот плут развел в одном из сараев костер. Джейк сказал, что не потерпит в доме поджигателей, и отшлепал мальчишку. Кристина пришла в бешенство. Она не верит в пользу телесных наказаний. Они неделю не разговаривали друг с другом.

— Вполне могу поверить, что ваш брат проявил жестокость, — заметила Джоанна. — Когда он однажды поймал Стивена и Мэнди в своем саду, то обращался с ними, как с преступниками.

— Ну, Джейк, право, не так уж плох. Он просто слишком серьезно воспринимает свое положение главы семьи.

Когда молодой человек удалился, Ева сказала:

— Надеюсь, этот Кевин не втянет наших детей в неприятности. Они и так достаточно непослушные… Я нахожу Ларри Хадсона очень приятным молодым человеком, а ты?

— Да. Он мне понравился.

— Прекрасно, — удовлетворенно проговорила Ева. — Я буду с нетерпением ждать этого вечера. Интересно, почему сестра сама не зашла пригласить нас.

— Разве мисс Смит не говорила, что в деревне ходили сплетни о рыжеволосой девушке и человеке, который здесь жил?

— Говорила. Ну и что из этого?

— Возможно, Кристина не захотела прийти сюда, потому что с этим домом у нее связаны какие-то воспоминания.

— Может, ты и права! Интрига закручивается. — Хорошенькое личико Евы просияло. — Обожаю слушать о жизни других людей, об их радостях и проблемах. Не могу дождаться, когда встречусь с Кристиной и все о ней узнаю.

— О, Ева! — воскликнула Джоанна, внезапно устыдившись. — Мы станем такими же, как старая мисс Смит.

— А чем еще можно заниматься в подобном месте, если не интересоваться соседями? — пожала плечами Ева.

Джоанна согласилась, но как определить границу, где заканчивался простой интерес и начиналось любопытство? Может быть, лучше было заниматься поиском растений?

— Я слышала, — лукаво заметила мисс Смит несколькими днями позже, — что вы приглашены на чай в «Яблоневый сад» в следующую субботу.

Девушки были изумлены. Увидев выражение их лиц, женщина улыбнулась.

— Мне рассказала об этом маленькая птичка, — шутливо пояснила она.

Было воскресенье, и они прогуливались по саду мисс Смит после того, как выпили чай у нее в доме. И какой это был чай! Ева старалась не думать о количестве калорий, которые набрала.

Мисс Смит приняла их очень гостеприимно. Стол в гостиной, накрытый белоснежной скатертью с красивым рисунком — работа самой хозяйки, — буквально ломился от прекрасной еды. Домашние лепешки, мед, клубника со взбитыми сливками, домашний джем и даже домашний хлеб.

При виде этого великолепия глаза детей заблестели, и они отдали должное деликатесам.

— Какой прекрасной женой вы могли бы стать для какого-нибудь мужчины! — несколько бестактно воскликнула Ева.

Мисс Смит натянуто улыбнулась.

— Долгие годы мне пришлось ухаживать за моими дорогими родителями. Мать оказалась прикованной к постели, когда мне было всего семнадцать. К тому времени, когда я освободилась, было уже поздно.

— Как жаль!

— Я довольна своей жизнью. — Женщина пожала плечами. — У меня много интересов.

— И талантов! — сказала Ева. — Боюсь, что моя стряпня оставляет желать лучшего. Если бы я умела делать такие же прекрасные сандвичи, как вы!

— С удовольствием научу вас, дорогая, — пообещала мисс Смит. — Когда-то я была дружна с Хадсонами. Но после истории с Кристиной до них дошли местные слухи, и они обвинили в этом меня. Джейк Хадсон посмел назвать меня старой сплетницей. После этого я больше не бываю у них в доме. Я не могу опуститься до их уровня, чтобы публично ссориться с кем-нибудь. А они именно такие. И, если вы заденете кого-либо из них, вас смешают с грязью.

Ева ответила, что они собираются поддерживать дружеские отношения со всеми соседями, и мисс Смит не о чем беспокоиться.

Маленькая женщина скептически улыбнулась, и Джоанна поторопилась сменить тему, восхитившись бордюром из гвоздик, подобно цветочной ленте окружающим сад.

Девушки вернулись домой нагруженные цветами, салатом-латуком и остатками клубники со взбитыми сливками для детей.

— Думаю, она с удовольствием снова подружилась бы с Хадсонами, бедняжка, — сказала Ева. — Хотя ни за что не признается в этом. Должно быть, они сильно обидели ее. Однако у нее опасный язык.

— Но золотое сердце, — возразила Джоанна, глядя на трофеи, которые они принесли из дома мисс Смит.

— О, я не собираюсь вникать в чужие раздоры. Хадсоны пригласили нас на чай, и мы пойдем, — твердо заявила Ева.

Когда они готовились к этому визиту, прибежала Мелисса и настояла, чтобы они зашли взглянуть на ее кухню, так как ремонт уже закончился.

— Но нас ждут в «Яблоневом саду» к четырем, — посмотрела на часы Ева.

— Вот оно что! — просияла Мелисса. — А я-то думала, почему вы такие нарядные. Но все-таки загляните на одну секундочку. Завтра я возвращаюсь в Лондон, и какое-то время меня здесь не будет, — продолжала она болтать. — Итак, вы идете к Хадсонам! Интересно, как вы поладите с ними. Старая леди просто мегера, но Кристина мне нравится. Она попала в неприятную историю, но я не люблю сплетен… Хотя должна вас предупредить, эта Мэйбл Смит… Придерживайте свои языки, когда проходите мимо ее владений. Ее сад идет параллельно дороге, а у нее есть привычка ползать на коленях вдоль изгороди. Она буквально по крупицам собирает новости.

— Ползает на коленях вдоль изгороди? — удивились обе девушки.

— Разумеется, она не признается в этом. Скажет, что пропалывает сорняки. Но она постоянно сует нос в чужие дела. Поэтому будьте осторожны.

Джоанна встретилась глазами с Евой, и они обе расхохотались. Вот она, загадочная «маленькая птичка» мисс Смит! Она, должно быть, слышала, как они, идя вдоль изгороди, обсуждали предстоящий визит в «Яблоневый сад».

— Послушайте, мы не можем больше задерживаться. Пора идти, — напомнила Ева.

Мисс Симпсон с гордостью продемонстрировала им улучшения в своем доме. Кухня была увеличена благодаря пристроенному эркеру с окном, выходящему в сад.

— Я назвала его моей нишей для завтрака, — сообщила Мелисса. — Здесь я поставлю стол и буду наблюдать за птицами, пока ем. Я не такой страстный садовод, как мисс Смит, хотя успехи других людей восхищают меня. Мой маленький сад будет прибежищем для птиц. Это будет просто небольшая лужайка, окруженная цветущими кустами, деревьями и весенними цветами. Сейчас там беспорядок, но я полна планов.

— А что это такое? — спросил Стивен.

— Мой колодец. Я не пользуюсь водой оттуда, но это прекрасный холодильник.

Мелисса объяснила, что спускает на веревке в колодец корзину, чтобы она не доставала до воды, а в нее складывает масло, сливки и все, что ей хочется сохранить свежим.

— Какая прекрасная идея! — воскликнула Джоанна.

Дети рвались наружу посмотреть такое замечательное изобретение, но Ева удержала их, сказав, что они опаздывают.

Когда они наконец простились, Ева сказала:

— Не стоит поощрять эту женщину. Она может стать надоедливой.

— О, Ева! — Джоанна была разочарована. — Мне она понравилась. Такая забавная: живая и веселая. Я никогда раньше не встречалась с писателями.

— Она учительница и пишет не романы, а брошюры о травах. Мне не хотелось бы, чтобы она бегала туда-сюда, надоедая своей болтовней. Еще немного, и я полезла бы на стену.

— Завтра она возвращается в Лондон, так что не волнуйся.

— Но она проводит здесь летние каникулы и, возможно, будет приезжать на уик-энды.

Джоанна понизила голос:

— Мы приближаемся к саду мисс Смит. Вероятно, будет лучше, если мы не станем обсуждать Мелиссу, проходя мимо…

Не было никаких признаков пропалывающей грядки мисс Смит, но, проходя мимо калитки, они увидели, как на окне гостиной колыхнулась занавеска.

— За нами наблюдают, — прошептала Джоанна.

— Это место начинает действовать мне на нервы, — гневно заявила Ева. — Дурацкое шпионство! Думаю, Джейк Хадсон был прав. Мисс Смит старая сплетница, и мисс Симпсон ничуть не лучше. Мы должны вести себя сдержанно с ними обеими. И если ты не хочешь быть причисленной к кругу деревенских кумушек, не предлагай ей помощь в поисках растений.

— Но мне понравилось, как она описывала безбрежное великолепие моря и неба. Когда мы были у устья реки, я поняла, что она имела в виду, и вдруг почувствовала себя лучше, словно на мою душу снизошло умиротворение.

— Прекрасно. Тогда мы отправимся туда снова. Но нет необходимости брать с собой любезную школьную учительницу.

— Мне хотелось бы поискать редкие растения.

— Ты ничего о них не знаешь.

— Но могла бы узнать. Это развлекло бы меня.

Ева мгновенно смягчилась.

— Разумеется, тебе нужны развлечения, дорогая, я все понимаю, но лучшим лекарством от сердечной боли является другой мужчина, а не копание в болотах со старой девой.

— Как я ни люблю детей и тебя, иногда было бы приятно исчезнуть куда-нибудь. Ты же сама это признавала.

Но сегодня Ева была не в лучшем настроении, и подобная тактика явилась ошибочной. Ее лицо стало жестким.

— Итак, ты уже устала помогать мне с детьми, верно?

— О, Ева, конечно нет! Просто подумала, что было бы неплохо, если бы у каждой из нас был один день в неделю, который мы могли бы провести по своему вкусу.

— Понимаю. Ты сыта по горло жизнью здесь и жалеешь, что вообще сюда приехала.

— Я этого не говорила.

— Но подумала. А что, по-твоему, чувствую я? Ты лишилась своего молодого человека, но я разлучена со своим мужем, а это намного хуже. Тебе трудно это понять — ты свободна и можешь найти новую любовь, а моя жизнь будет пустой, пока не вернется Мартин.

Она так быстро шла вперед, толкая перед собой коляску, что Джоанне приходилось почти бежать, чтобы успеть за ней.

— Ева, мне так жаль! Мне казалось, что ты вполне счастлива здесь. Конечно, ты, должно быть, ужасно скучаешь по Мартину. Я была эгоистичной свиньей, погруженной в собственную печаль. Но я обещаю избавиться от нее. Давай не будем ссориться. Все будет хорошо, вот увидишь.

Ева замедлила шаг. Дети убежали далеко вперед.

— Я дура, — сказала она. — Со мной все в порядке, но наступает момент, когда я не могу вынести одиночества и готова на первом же самолете лететь к Мартину. Тяжело находиться в окружении старых дам, когда Мартин столько времени проводит за едой и питьем со своими деловыми партнерами.

— Возможно, он тоже переживает, воображая, что каждый мужчина в деревне влюбляется в тебя.

Ева неуверенно рассмеялась.

— Извини, я была так несносна, говоря о Мелиссе. Наверное, мне просто не понравилась мысль, что ты подружишься с ней и оставишь меня одну.

— Я никогда не сделаю этого, Ева. Ты для меня всегда будешь на первом месте, помни это. Я здесь для того, чтобы помогать тебе, и буду делать все, что ты скажешь.

Джоанна была раздосадована, что не заметила состояния Евы, и намеревалась в будущем быть более чуткой и заботливой. Они всегда были дружны, но теперь Джоанна поняла, что далеко не просто жить в мире и согласии даже с лучшей подругой. В совместной жизни всегда нужны взаимные уступки, а настроение одной могло быть причиной необъяснимого гнева другой. У Евы, которая, как казалось Джоанне, имела в жизни все, что хотела, были свои надежды и страхи, как у любого другого.

Пройдя через ворота на территорию, принадлежащую Хадсонам, Ева поставила коляску с ребенком под деревьями. Встретить гостей на крыльцо вышла Кристина.

Вечер начался довольно приятно, хотя старая миссис Хадсон, дремлющая в своем кресле, казалось, забыла о том, что они должны прийти, но сразу же проснулась, когда они вошли внутрь. Она приказала Джоанне сесть рядом с ней, а Ева усадила детей за стол у окна, который был накрыт специально для них.

— Не все дети могут прилично вести себя в обществе, — сказала Кристина, разливая чай из красивого серебряного чайника. — Да и мужчины не лучше. Недаром Джейк сразу уехал в Карчестер, когда услышал, что затевает бабушка. Заявил, что должен привезти со станции несколько мешков с удобрениями. Пусть даже это правда, он мог бы поехать и в другое время.

Она подала чашки Еве и Джоанне и поставила третью на маленький столик рядом с бабушкой.

— Я положила сахар. Но будь осторожна, он горячий.

— Я не ребенок и не идиотка, — резко ответила пожилая дама и повернулась к Еве: — Надеюсь, моя дорогая, когда вы будете такой же старой, как я, ваши внуки будут относиться к вам с большим уважением.

— Сомневаюсь, — улыбнулась Ева. — Мои дети достаточно непослушны, полагаю, внуки будут еще хуже. Но, возможно, к тому времени они все улетят куда-нибудь на Луну и оставят своих бабушку и дедушку в покое.

— Держите их на коротком поводке, — посоветовала миссис Хадсон. — Не позволяйте пренебрегать вами. Мои внуки так не делают. Я крепко держу повод, видите. — Она захихикала. — Я стара и глупа, многое забываю, но помню, что деньги — это власть, и пока у меня есть деньги, у меня будет власть.

Джоанна не прислушивалась к разговору. Мысли ее были заняты известием, что Джейк уехал в Карчестер, как только услышал об их приходе. Прелестно! Очень любезно с его стороны! Она сказала себе, что рада его отсутствию, и удивилась, почему же все-таки чувствует себя раздосадованной.

Потом появился Ларри, и ей стало веселее.

— Ты закончил с опрыскиванием нижнего сада? — спросила его сестра. И после утвердительного ответа заметила: — Тогда сегодняшний вечер обойдется без скандала.

— Но я не собираюсь оставаться здесь, — объявил Ларри. — Сегодня я играю в теннис в деревенском клубе. — Он повернулся к гостям: — Как-нибудь вы должны позволить мне захватить вас с собой. Мы можем принять вас в клуб в качестве временных членов. Если хотите, я поговорю сегодня с секретарем.

Ева сказала, что это было бы чудесно.

— Мы как раз думали о том, какие здесь существуют развлечения, — сказала Ева. — Но из-за детей мы не сможем никуда пойти вместе.

— Миссис Род может посидеть с ними в ваше отсутствие, — сказала Кристина. — Я могу поручиться за ее надежность, и она умеет обращаться с детьми, у нее четверо своих. Ее старшая дочь приходит к нам в тех случаях, когда никого из нас нет дома.

— Пустая трата денег, — проворчала старая дама. — Здесь всегда нахожусь я.

— Дом слишком большой, чтобы оставлять его только на маленького мальчика и старую даму, — сказала Кристина.

— Вздор! — фыркнула миссис Хадсон. — Разве я не вырастила вас троих? Теперь же считается, что я не в состоянии присмотреть за одним мальчиком.

Тем временем Ларри подвинул стул ближе к Джоанне и спросил, не сходит ли она с ним как-нибудь вечером в кино.

Джоанна неуверенно посмотрела на кузину, та быстро сказала, что она не против.

Закончив пить чай, дети вслед за Кевином бросились к двери, стремясь быстрее посмотреть его пони. Сам мальчик даже не обратил внимания на окрик матери, требовавшей, чтобы он спросил разрешения у бабушки.

— У этого ребенка никакого воспитания! — резко сказала старая дама.

— Что ты хочешь от него в таком возрасте? — возразила Кристина и посмотрела на Еву. — Для Кевина будет лучше, если он сможет общаться с вашими детьми. В Малом Бакстере осталось так мало детей. Кевин с детьми Родов каждый день ездит в школу в Большой Бакстер. Школьный автобус забирает их у лавки Браунов. Вы будете посылать туда своих детей?

— А это можно? — Лицо Евы озарилось прелестной улыбкой. — Я уже боялась, что мне придется учить их самой. Нельзя же допустить, чтобы все лето они бегали без присмотра. Вы должны как-нибудь зайти к нам! — добавила она. — Уверена, что у нас найдется немало общего.

Старая миссис Хадсон, казалось, задремавшая, внезапно пробудилась к жизни.

— Я не могу оставаться одна.

Лицо Кристины стало жестким.

— Перестань, бабушка, с тобой все будет в порядке. Я уйду тогда, когда миссис Род придет сюда убираться, она же сможет покормить тебя. Кроме того, мальчики будут поблизости.

— Мальчики! — усмехнулась старая дама. — Много внимания я от них получаю?

— Сначала ты досадуешь, что мы не хотим оставлять тебя одну ночью, и тут же жалуешься, когда я планирую уйти днем.

— Твой основной долг — заботиться обо мне.

— Что за вздор, бабушка? — вмешался Ларри. — Не будь такой занудой.

Но старую даму остановить было невозможно.

— Замолчите, сэр! — прогремела она. — Кто ты такой? Называешь бабушку занудой при посторонних!

Ларри скорчил гримасу за спиной старой дамы, допил вторую чашку чая и поднялся.

— Я должен идти, — сообщил он, — иначе опоздаю. Пока.

Когда дверь за ним закрылась, в комнате воцарилась тишина. Кристина криво улыбнулась.

— Ларри предпочитает идти по пути наименьшего сопротивления.

— И правильно делает, — проворчала миссис Хадсон. — Почему вы с Джейком не можете вести себя, как он? Вы всегда спорите и враждуете с кем-нибудь.

— Только с теми, кто раздражает нас.

— Вы слишком чувствительны. Видите пренебрежение даже там, где его нет, — возразила миссис Хадсон.

— Оно есть, — вспыхнула Кристина. — Думаешь, я не знаю, что говорят обо мне в деревне старые сплетницы? Но мне все равно! — Она повернулась к девушкам. — Вам лучше узнать всю правду от меня. У Кевина есть отец, но у меня нет мужа. Когда-то мне казалось, что есть. А затем я узнала, что он женат. Кевин — законнорожденный. По английским законам, если женщина честно вышла замуж, как я… Но его отец сел в тюрьму за двоеженство, а отсидев, вернулся к своей жене.

Миссис Хадсон, снова провалившаяся в дремоту, проснулась с криком:

— Этот парень поступил как негодяй!

— Если бы ты все время не давила на меня, — горько проговорила Кристина, — этого никогда бы не произошло.

— Правильно! Обвиняй меня, бедную старуху. Я приняла тебя обратно, разве нет? Дала тебе и ребенку дом.

— Ты хочешь сказать, Джейк дал мне дом. Он теперь принадлежит ему, помнишь?

— Но не деньги, — злорадно раздалось в ответ. — Деньгами все еще распоряжаюсь я.

Кристина в отчаянии посмотрела на Еву.

— Здесь мы не сможем поговорить, пойдемте наверх, в мою комнату.

Ева заколебалась. Могла проснуться Стефани, и в то же время ей очень хотелось побеседовать с Кристиной. История девушки тронула ее. Узнать, что человек, которому ты верила, женат на другой! Ева содрогнулась при одной этой мысли.

Но у Джоанны появилась идея отвезти Стефани домой, тогда Ева с детьми могла бы спокойно побыть в гостях.

— Я искупаю ее и уложу спать. Так что не беспокойся и не спеши, — добавила она.

Серебристая голова миссис Хадсон снова упала ей на грудь, и старая дама, по-видимому, даже не заметила их ухода.

Подойдя к входной двери, Джоанна резко остановилась. Знакомый «лендровер» стоял на дорожке. Вернулся Джейк.

5

Ее первым побуждением было повернуться и убежать. Но это было бы глупо, и она решила остаться на месте, в то время как Джейк поднялся по ступенькам, преградив ей путь.

— Привет, — весело сказал он. — Уже уходите?

— Я должна отвезти домой ребенка.

— Но я думал, что это ребенок вашей сестры.

— Совершенно верно. Но сегодня мамой буду я. Ваша сестра и Ева хотят поговорить, а детям нравится играть с Кевином. Было бы жаль расстраивать компанию, поэтому я отвезу малышку домой и дам Еве отдохнуть.

— Понятно. — Он задумчиво посмотрел на нее сверху вниз.

На нем была белая рубашка, шелковый галстук, коричневые брюки и темный блейзер. Рубашка выгодно оттеняла его загар. Выражение «крепкое здоровье» как нельзя лучше подходило к Джейку Хадсону.

— Я подумал, что вы убегаете от меня.

В доме стояла тишина, дети играли где-то снаружи. Кристина и Ева поднялись наверх, а старая дама дремала в гостиной.

Джоанна подняла глаза и тут же смущенно отвела их, встретившись с внимательным взглядом голубых глаз.

— Позвольте мне пройти, — пробормотала она.

— Вы так торопитесь?

— Ребенок… — начала она.

— Он спит. Я заглянул в коляску, когда проходил мимо. Отличный парень.

— Это девочка, — поправила его Джоанна, довольная похвалой. Против воли она улыбнулась. — Я не думала, что у вас хватает времени на детей.

— А почему вы так решили?

— Потому что вы их не любите.

— Вы не правы. Я не люблю непослушных детей. Я совсем не такой злой великан, как воображают дети вашей кузины.

Когда он улыбался так, как сейчас, и вел себя столь мило, было трудно продолжать его ненавидеть. Определенно, когда ему что-то надо, он мог казаться очаровательным.

— Возможно, мы составили о вас неверное суждение. — Девушка улыбнулась. — Если это так, прошу прощения.

— Благодарю. И принимаю это извинение… вот так.

Он приподнял ее подбородок большой загорелой рукой, наклонился и поцеловал в губы.

Джоанна задохнулась, слишком изумленная, чтобы что-то сказать. Она просто беспомощно смотрела на него, как загипнотизированный кролик.

— Неплохо, — мягко сказал он. — Нам следует повторить это в другой раз. — Он отпустил ее и вошел в дом.

Девушка почти бегом кинулась к коляске, сердце ее бешено колотилось.

Как он осмелился поцеловать ее, после того как заявил в бакалейной лавке, что никогда не обольщает женщин без их согласия! Неужели он вообразил, что она не прочь пофлиртовать с ним? Он столь же нахален, сколь и привлекателен, подумала она, пытаясь не замечать охватившее ее волнение.

«Нам следует повторить это в другой раз!» — сказал он.

Нам! Она не собиралась больше целоваться с ним. Джоанна пыталась подогреть свое негодование, но всю дорогу до коттеджа шла буквально вприпрыжку. Все происходящее казалось ей ярче и значительнее, чем накануне.

Внезапно она поняла, что уже может написать Дональду. Отныне он принадлежал прошлому, и воспоминания о нем больше не причиняли ей боли. Ева была права, когда сказала, что лучшее лекарство от сердечной боли — другой мужчина.

Не то чтобы она всерьез заинтересовалась Джейком, конечно нет. Он не зря пользовался определенной репутацией, и она была бы дурой, позволив себе потерять голову от того, что он обратил на нее внимание. Бесспорно, он может очаровать любую девушку, если захочет. Но она видела мистера Джейка Хадсона насквозь и была вне опасности.

Когда Стефани заснула, Джоанна написала Дональду, что его сообщение было для нее шоком, но она все понимает и желает ему счастья. Когда она наклеивала на конверт марку, вернулись Ева с детьми.

Мэнди и Стивен ворвались в дом с криком:

— Нас привез великан!

Услышав, что Стефани уже спит, Ева сказала:

— Я только взгляну на нее. Мне очень неловко, Джоанна, ты и так была просто ангелом, но тебе не покажется слишком ужасным, если я ненадолго съезжу в клуб? Это идея Джейка. Он собирается выпить чего-нибудь и пригласил меня поехать с ним. Я пробуду там недолго, обещаю тебе!

В окно гостиной Джоанна могла видеть «лендровер», стоящий на дорожке, и самого Джейка, курящего возле него. Он не смотрел в сторону коттеджа, видимо не желая видеть девушку, которую так недавно поцеловал.

Она едва сдерживала огорчение, которое испугало ее. Почему ее беспокоит, что Джейк Хадсон пригласил Еву в местный клуб? И все же она чувствовала себя расстроенной.

— Все в порядке, Ева, — сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. — Но будь осторожна. Помни, этот мужчина опасен.

— Мы собираемся в клуб, а не любоваться устьем реки при лунном свете, — засмеялась она. — Я была так рада, когда Ларри пригласил тебя пойти с ним в кино. Нет никакой необходимости позволять людям думать, что тебе надо сначала спросить разрешения у меня.

— Не вижу в этом ничего особенного. В конце концов, я здесь для того, чтобы помогать тебе, а не развлекаться.

Но Ева уже поцеловала детей, дала им указание слушаться Джоанну и направилась к ожидающему ее автомобилю.

Спрятавшись за занавеской, Джоанна проводила их взглядом. С каждым днем я все больше становлюсь похожей на мисс Смит, упрекнула она себя. Подглядываю и осуждаю!

Она позвала Мэнди и Стивена поиграть в «Счастливые семейства».

Во время игры девушка усиленно пыталась сконцентрировать внимание на мисс Булочке, дочери Пекаря, но не могла побороть возникшее у нее безотчетное чувство обиды.

Джейк, по-видимому, решил, что может целоваться с ней в темных уголках, но выходить «в свет» — только с Евой. Ева была так великолепна, что любой мужчина был бы счастлив появиться на людях в ее обществе. Но если Джейк Хадсон собирается развлекаться с обеими, его ждет большое разочарование.

К тому времени, когда Ева вернулась домой, Мэнди и Стивен уже спали. Она весело прощебетала:

— Джейк не стал заходить внутрь, но он хочет поговорить с тобой, Джоанна. Он ждет у машины.

Сердце девушки подпрыгнуло, как мячик. Она отложила в сторону книгу, которую читала.

— Поговорить со мной? О чем?

— Почему бы тебе не пойти и не узнать? — засмеялась Ева. — Я чудесно провела время. Меня представили множеству людей, имена которых я не запомнила. Все они были очень дружелюбно настроены, а секретарь клуба дал мне временный членский билет. Я должна рассказать тебе уйму интересного, но сначала ты все-таки выслушай Джейка.

Джоанна вышла, не уверенная ни в себе, ни в нем.

— Вы хотели поговорить со мной? — холодно спросила она.

— Я хотел спросить, не согласитесь ли вы прокатиться со мной на машине? — непринужденно сказал он.

— А не слишком ли поздно для этого?

— Скоро выйдет луна, а устье реки при лунном свете выглядит потрясающе. Ваша кузина думает, что вам бы понравилось там.

При упоминании устья реки в лунном свете Джоанна застыла. Итак, ее подозрения подтвердились. С Евой он появляется в клубе, а ее использует для легкого флирта при луне.

Девушка пришла в бешенство.

— Боюсь, что у вас сложилось неправильное представление обо мне.

— В каком смысле?

— Я не девушка для веселого времяпрепровождения.

— Я никогда не считал вас такой.

— Тогда почему же вы приглашаете меня полюбоваться устьем в лунном свете?

— Я не совсем вас понимаю.

— Мы оба знаем, что в глазах местных жителей означает подобная экскурсия. Я могу казаться вам простушкой, но я не слабоумная.

Она развернулась, чтобы уйти, но он протянул руку и железной хваткой сжал ее запястье.

— Что все это значит? О чем вы говорите?

— Как будто вы не знаете! — снова вспыхнула она. — Мне известна ваша репутация, и я полагаю, вы вполне достойны ее. Вы хотите появляться с Евой в обществе, а со мной — целоваться где-нибудь в укромном месте. Ничего не выйдет. Ева счастливая замужняя женщина, и вы оставите ее в покое. Понятно? А что касается меня…

— Да? Что же с вами? Скажите мне.

— Я не интересуюсь прогулками на автомобиле, ни сейчас, ни потом, — задохнувшись от гнева, выпалила она.

— А я, — язвительно ответил он, — не имею больше ни малейшего желания приглашать вас.

Он отбросил ее запястье, как будто обжегся об него, и уехал.

— О! — Ева удивленно взглянула на кузину, когда та вернулась в дом. — Ты не захотела полюбоваться на устье реки?

Джоанна остановилась, смущенная и негодующая одновременно.

— Так ты знала, что он собирается мне предложить?

— Разумеется, — спокойно ответила Ева. — Я сама предложила это. Жаль, что ты отвергла его приглашение. В другой раз его может и не последовать.

Джоанна задохнулась от возмущения.

— Это предложила ты? Да как ты могла!.. Что он должен был подумать!

Ева продолжала безмятежно зашивать штанишки Стивена.

— Джейк обещал сегодня свозить свою бабушку к реке.

— Свою бабушку? Не смеши меня.

— И не собираюсь. Это правда, Джоанна. Похоже, старая дама редко выходит из дома в последнее время, но регулярно совершает две поездки в автомобиле. Одну из них весной, когда цветут сады, а другую — в теплый летний вечер, чтобы полюбоваться луной. Джейк сказал, что старая дама выразила желание совершить такую поездку сегодня вечером. Я знала, что в обществе миссис Хадсон ты будешь в полной безопасности. Я объяснила Джейку, что ты чувствуешь себя подавленной из-за того, что твой приятель оставил тебя ради другой девушки, и попросила пригласить тебя. Что здесь плохого?

— Что плохого? — воскликнула Джоанна. — Я оскорбила его! Подумала, что он пытается флиртовать с нами обеими. И выставила себя полной дурой. — И она, никогда не плакавшая раньше, разразилась слезами.

— Не стоит так расстраиваться, милочка, — сказала Ева. — Джейк очень сожалел о том, что так вышло с Дональдом.

— Но зачем надо было говорить ему? — плакала Джоанна, вытирая нос и потоки слез, которые удивили ее саму так же, как и ее кузину.

— А что в этом такого? Подобное может произойти с каждым. Тут нечего стыдиться. Он очень сочувствует тебе.

— Я не нуждаюсь в его сочувствии. Я покончила с Дональдом, с Джейком и со всеми остальными мужчинами раз и навсегда!

Ева осталась по-прежнему спокойной.

— Сейчас ты взволнована и не можешь верно оценивать свои чувства, но если Джейк раздражает тебя, есть еще Ларри.

Но добродушный, улыбающийся младший брат в глазах Джоанны был лишь бледной тенью Джейка.

Она вспомнила свои ощущения, когда он заключил ее в объятия в лавке Браунов и когда поцеловал сегодня. Конечно, это не может быть любовью. Но Джейк явно обладал магнетизмом, который странным образом воздействовал на нее.

Но о чем она беспокоится? После сегодняшней сцены он вряд ли еще раз подойдет к ней.

Следующие две недели Джоанна не видела Джейка и убеждала себя, что только рада этому.

Он больше не опрыскивал сад около коттеджа «Розмарин». Теперь к работе был привлечен Ларри, который делал частые перерывы и заглядывал в коттедж, надеясь на чашечку кофе.

Ева пристроила старших детей в школу, где они проводили первую половину дня в компании Кевина и других ребят.

— Какое блаженство! — воскликнула она в первый день их отсутствия. — Как чудесно, когда хотя бы несколько часов не надо беспокоиться о том, не провалились ли они в колодец Мелиссы, или о чем-нибудь в этом роде.

Стефани была спокойным ребенком и не причиняла особых хлопот.

Миссис Браун вскоре поднялась на ноги и вернулась к работе в лавке, но все еще выглядела не очень хорошо. Мэри пользовалась любым случаем, чтобы заехать и поболтать с Евой и Джоанной.

Кристина Хадсон тоже стала их частым гостем. Она выводила на прогулку старого спаниеля Панча перед сном и часто на обратном пути заглядывала в «Розмарин».

— Обычно я так и делала, когда здесь жили Маннинги, — сказала она кузинам.

Придя к ним в первый раз, она тоскливым взглядом оглядела коттедж.

— Вижу, вы здесь ничего не меняли. Это прелестная комната, не правда ли?

Поощряемая дружеским отношением Евы и Джоанны, она отбросила сдержанность и начала говорить о себе:

— Я познакомилась с Аланом в доме священника. Каждую неделю там играли в бридж, и Алан был моим партнером. Его жена не играла. Когда я выгуливала Панча, Алан часто присоединялся ко мне, но вскоре сплетни об этом дошли до его жены. Думаю, через старую Мэйбл Смит. Нам пришлось отказаться от совместных прогулок.

Постепенно из рассказов Кристины девушкам стала понятна история семьи Маннингов. Их брак был вполне счастливым вплоть до смерти их единственного ребенка, после чего у Розалинд Маннинг началось нервное заболевание, от которого ей так и не удалось полностью оправиться. Алан купил этот коттедж в надежде, что деревенский воздух поможет вернуть здоровье его жене. Он делал для нее все, что мог, но она все глубже и глубже погружалась в уныние.

— Это было так грустно, — вздохнула девушка.

Иногда она рассказывала о жизни в собственном доме.

— Мы с Джейком часто ссоримся, потому что у нас обоих вспыльчивый характер, но окажись я в трудном положении, он всегда придет мне на помощь. Бабушка была очень сердита, когда мой брак оказался обманом, она заявила, что я опозорила семью. От всего этого мне хотелось покончить с собой, и я так и сделала бы, если бы не Джейк. У Джейка есть недостатки, как у каждого из нас, но он надежная опора.

Слушая эти откровения, Джоанна испытывала странное чувство гордости. Восхищение Кристины своим братом согревало ей душу, как если бы было направлено по ее собственному адресу. В свете этих новых открытий Джоанне захотелось возобновить свое знакомство с Джейком Хадсоном.

Как это ни странно, но каждый год, какое бы ни стояло лето, ягоды у мисс Смит созревали в одно и то же время, так что она сбивалась с ног, пытаясь собрать их. Обычно она находила кого-нибудь себе в помощь, и на этот раз обратилась в коттедж «Розмарин». Поэтому в воскресенье Джоанна, взяв Мэнди и Стивена, отправилась помогать мисс Смит собирать урожай. Стивен с самого начала занял сомнительную позицию: из каждых пяти ягод малины только одна попадала в корзину, а остальные шли ему в рот. Заметив это, Джоанна послала его собирать черную смородину, которую он не любил.

Сама Мэйбл Смит неосмотрительно уселась на шаткий стульчик среди зарослей малины, не переставая разговаривать.

— Вернулась Мелисса Симпсон, — начала она, стремительно обирая ягоды. — Вернее, я слышала, как она приехала. Эта женщина использует автомобиль как стенобитное орудие.

Джоанна, подавив смешок, сказала:

— Я рада, что Мелисса вернулась. Ее окна так приветливо светятся в ночи. Нам не нравится, когда ее коттедж пустует.

— Мы все собираемся на ланч к мисс Симпсон завтра, — прибавила Мэнди. — Она держит свое масло и сливки в колодце. Вы знаете это?

Быстрые пальцы мисс Смит замерли.

— Мне не хотелось бы пугать вас, но если вы собираетесь есть в этом доме, будьте осторожны.

— Но почему? — хором спросили Мэнди и Джоанна.

— Это странная женщина. Она кладет в еду всякий мусор: семена и плоды, которые собирает с кустов живой изгороди и на болотах. Использует одуванчики для салата, семена настурции как каперсы и бог знает что еще. Я сама никогда не стала бы есть у нее в доме. Это слишком рискованно. Живи Мелисса Симпсон в прошлом веке, ее бы казнили как ведьму.

— Как ведьму? — в ужасе переспросила Мэнди. — Значит, здесь жили настоящие ведьмы?

— Да, моя дорогая, — подтвердила мисс Смит, и ее проворные пальцы заработали с прежней скоростью. — Мой отец знал множество историй о ведьмах из Эссекса. Ребенком он ужасно боялся одного коттеджа на окраине деревни. Старуху, которая жила в нем, подозревали в колдовстве. Местные дети со страхом проходили мимо ее коттеджа по дороге в школу.

— И коттедж все еще стоит там? — поинтересовался Стивен, который покинул место своего изгнания и вернулся обратно, чтобы не пропустить захватывающий рассказ.

— Конечно. Некоторым он по-прежнему внушает страх, хотя это просто пустой дом. Когда муниципалитет выстроит там ряд маленьких коттеджей, эта история забудется.

— А как же ведьмы? — прошептала Мэнди, ее серые глаза расширились от возбуждения.

Джоанна почувствовала, что наступило время вмешаться.

— Здесь нет никаких никаких ведьм, — твердо заявила она.

— Ах, я не стала бы утверждать этого! — возразила мисс Смит. — Я могла бы… — Она перехватила предупреждающий взгляд Джоанны и замолчала.

— Продолжайте, — попросил Стивен нетерпеливо. — Расскажите нам о привидениях, пожалуйста.

— Мэнди будут сниться кошмары, — прошептала Джоанна. — Она очень впечатлительна.

Мисс Смит тут же пообещала рассказать истории как-нибудь в другой раз.

— А почему вы думаете, что мисс Симпсон казнили бы как ведьму? — настаивал Стивен.

— Потому что она готовит из трав лекарства, а ведьмы для своего колдовства использовали травы, ядовитые грибы, лягушачьи лапки и тому подобное. Разумеется, это касается черной магии. Если мисс Симпсон и занимается чем-то подобным, это наверняка белая магия, то есть хорошая.

— А вдруг мисс Симпсон по ошибке приготовит плохое лекарство и отравит нас всех? — предположил Стивен.

Мисс Смит презрительно фыркнула, и тут ее стульчик с треском опрокинулся, и почтенная дама исчезла в зарослях малины, выставив на всеобщее обозрение розовые панталоны.

Мэнди и Стивен бросились прочь, задыхаясь от смеха, в то время как сама Джоанна, подавляя желание расхохотаться, вызволила несчастную женщину из кустов, помогла ей подняться на ноги и извинилась за поведение детей.

— Они не хотели показаться невоспитанными.

— Не сомневаюсь, что представляла собой смешную картину, — сказала мисс Смит, застегивая пуговицы кофты. — Такие грубые комедийные трюки никогда не подводят. Хотя я никогда не понимала, почему надо смеяться над человеком, попавшим в затруднительное положение.

— О, мне так жаль. Надеюсь, вы не повредили ничего?

— Нет! Я привыкла. Когда живешь одна, с тобой часто происходят маленькие неприятности и позаботиться о тебе некому.

В ее словах послышалась неожиданная грусть, и Джоанне сразу расхотелось смеяться.

— К счастью, — продолжала мисс Смит, — я не опрокинула корзину, а то ягоды пришли бы в негодность.

В этот момент стремительно возвращающийся Стивен наскочил на корзину, заставив ее взлететь в воздух.

— Ах, — воскликнул смущенный мальчик, — простите!

— Мы сейчас соберем их, — воскликнула Джоанна, приступая к работе.

— Эти ягоды не любят, когда их перебирают руками, — проговорила несчастная мисс Смит, с отвращением наблюдая, как Стивен начал пригоршнями собирать ягоды с дорожки.

— Оставь их в покое. Лучше уходи отсюда, — проговорила Джоанна.

— Видите ли, я продаю ягоды, — пояснила мисс Смит. — Вернее, продавала. Сомневаюсь, что мне удастся избавиться от мятых и испорченных ягод. Придется приготовить из них джем.

— О, мисс Смит, — сокрушенно сказала Джоанна, — мы все ужасно сожалеем об этом. — Теперь уж мисс Смит больше не обратится к нам за помощью при сборе ягод, подумала она.

6

Мелисса Симпсон готовилась к приходу гостей. Было воскресное утро, и она приехала в деревню на уик-энд. Ее все так же радовала кухня, залитая солнечным светом, падающим из нового окна. Застелив стол бело-голубой клетчатой скатертью, она поставила в центр вазу с бархатцами. Но усядутся ли гости за столом? Затем в голову Мелиссе пришла идея: дети могут поесть на свежем воздухе. А поверх колодца можно положить тяжелую деревянную крышку, как она всегда и делала, когда пользовалась своим естественным холодильником. К тому же колодец хорошо виден из окна кухни, так что дети будут под присмотром.

Коттедж Мелиссы был очень маленьким: две комнаты внизу и две наверху, но она любила его и с нетерпением ждала летних каникул, чтобы провести в нем целых шесть недель.

Услышав снаружи голоса, мисс Симпсон вышла встретить гостей. Она была одета в темно-желтые брюки и коричневую рубашку из льна. Ее мало волновала одежда, и она не заботилась о своих туалетах, живя в деревне.

Сестры пришли в очаровательных платьях без рукавов. Джоанна, предпочитавшая неяркие цвета, — в сером в голубую клетку. Платье Евы усыпали ярко-желтые розы. Обе выглядели очень хорошенькими.

Детей обрадовала возможность позавтракать в саду, прямо на крышке колодца.

— Мисс Смит говорит, — обратилась Мэнди к хозяйке, — что не стала бы ничего есть у вас в доме.

— А мисс Смит этого никто никогда и не предлагал, — с веселым смехом ответила Мелисса.

— Она говорит, что если бы вы жили в прошлом веке, то вас бы обвинили в колдовстве.

Ева, ставившая коляску со Стефани под куст сирени, нахмурилась:

— Мэнди! Замолчи сейчас же!

— Но она так сказала, мамочка. Тебя не было, но Джоанна со Стивеном слышала. Правда, Джоанна?

— А что заставляет мисс Смит думать, что раньше меня бы посчитали колдуньей?

— Наверное, она имеет в виду ваш интерес к травам, — пояснила Джоанна. — Это напомнило ей о прошлых временах, когда люди верили в существование ведьм.

Мелисса улыбнулась.

— Глупая старуха. Ей лучше быть поосторожнее, иначе я превращу ее в жабу и ей придется провести всю оставшуюся жизнь, прыгая по собственному саду.

Все рассмеялись, только Мэнди обеспокоенно поинтересовалась:

— Неужели вы можете это сделать?

— Бог с тобой, дитя мое, конечно нет. — Мелисса засмеялась еще веселее. — Я пошутила. Есть много историй об эссекских ведьмах, но большинство из них были абсолютно безвинны. А теперь и подавно их здесь не встретить. Единственная проблема, связанная с прошлым, это процветающая контрабанда.

— Контрабанда? — Стивен сразу заинтересовался. — Вот здорово! А где скрываются контрабандисты?

— В устье реки. Ночью они на маленьких лодочках поднимаются вверх по течению, чтобы избежать таможенных постов. Думаю, здесь орудует целая шайка.

Взрослые вошли в дом. А дети побежали в сад, сопровождаемые Перкинс, которая тоже решила прогуляться.

Мелисса повернулась к девушкам.

— Я не такая блестящая кулинарка, как известная нам мисс Смит, — извиняющимся тоном произнесла она. — Сама я питаюсь преимущественно салатами. Но когда принимаю гостей, пользуюсь морожеными продуктами. Единственное, что я могу гарантировать, это чашку хорошего кофе.

Разговор за столом не утихал, и, хотя Мелисса выражала свои мысли почти столь же витиевато, как и мисс Смит, кузины находили беседу с ней более занимательной. Мисс Смит всегда была сосредоточена на маленьких проблемах собственной жизни и на жизни ее соседей. Мелисса же говорила о Лондоне и о школе, где преподавала. Она показала последнюю написанную ею книгу и дала им ее почитать. А потом заставила их рассказать о собственных увлечениях. Когда они наслаждались действительно великолепным кофе, хозяйка небрежно заметила:

— Я вижу, Мэвис Блэкстон вернулась.

— Мэвис Блэкстон? Кто она такая?

— О, разве вы еще не знаете? Ее родители — владельцы вишневых садов. Очень милая пара. Они живут здесь давно, как и Хадсоны. Мэвис — их единственная дочь, примерно вашего возраста. — Она взглянула на Джоанну. — Она актриса и работает в театре, на телевидении, в рекламе, везде, где удастся. Живет в Лондоне, а домой приезжает, когда соскучится или останется без денег. У нее роман с Джейком Хадсоном.

Роман с Джейком Хадсоном! Сказанные вскользь слова прозвучали для Джоанны как гром среди ясного неба.

— Это серьезно? — поинтересовалась Ева.

— Кто знает. — Мелисса пожала плечами. — Он везде появляется с ней, когда она здесь, но приведет ли это к чему-нибудь серьезному — сказать трудно. Кому-нибудь еще кофе?

Следующим вечером, когда Ларри приехал на своем видавшем виды «бентли» и пригласил Джоанну поехать с ним в кино в Карчестер, она согласилась.

Несколькими днями позже Мэнди явилась в гостиную с заявлением:

— А Стивен разжигает костер!

Ева, заканчивающая письмо мужу, непонимающе взглянула на дочь.

— Не приставай ко мне, будь хорошей девочкой, — начала она и вдруг сменила тон: — Ты сказала — костер? Он же прекрасно знает, что ему не разрешается разжигать костер, если с ним нет старого Джо. Где он взял спички?

— Ему дал Кевин. У него они всегда с собой.

— А его мама знает об этом?

— Он просто сам берет их — нашел место, где их хранят.

Ева отбросила ручку.

— Стивен не будет бегать везде со спичками! Это слишком опасно.

— Я позабочусь об этом, — вмешалась Джоанна. — Где он?

— В саду, у сточной ямы.

— Нашел место! — пробормотала девушка, выходя из дома.

Мэнди важно шествовала рядом с Джоанной.

— Стивен нашел мертвую птичку, — объяснила она, — бедного маленького воробья, и сказал, что хочет сварить его с листьями щавеля и произнести заклинание, чтобы превратить Перкинс в тигрицу. — Девочка захныкала. — Я не хочу, чтобы Перкинс стала тигрицей. Но он не послушался!

— О, Мэнди! Ты же не думаешь, что Стивен может сделать это? Он просто дразнит тебя, вот и все.

Начинающий колдун вызывающе уставился на подошедших к нему Мэнди и Джоанну.

— Ябеда! — заявил он сестре.

Тонкая струйка дыма вяло поднималась от небольшой кучки мусора. Мальчик связал вместе три палки, установил их над костром и подвесил на них детское ведерко, словно колдовской котел, как рисовали на картинках в сказках.

— Я колдун! — важно заявил он. — Я творю чудеса. Я собираюсь стереть Мэнди с лица земли!

Девочка завизжала и спряталась за Джоанну полуиспуганная, полузахваченная представлением.

— Мэнди, не будь такой глупенькой, и ты, Стивен, тоже, — сказала девушка. — Шутки шутками, а ты знаешь, что тебе не разрешается играть со спичками. — Она сняла ведерко, выплеснула все содержимое и потушила огонь.

— Это нечестно, — угрюмо проговорил Стивен. — У Кевина все время есть спички.

— Но я уверена, что их у него быть не должно. Ты весь грязный. Пойди умойся, и мы пойдем на прогулку.

Детей не прельщала простая прогулка, вот если они будут искать ведьмин коттедж, тогда другое дело.

— Кончится тем, что вы перепугаете друг друга до смерти, — сказала им мать. — Ну хорошо, если Джоанна не возражает…

Несмотря на трусость, Мэнди была такой же любопытной, как и брат. Мысль увидеть место, где когда-то жила настоящая ведьма, наполнила ее сердце восторженным ужасом.

— Я не испугаюсь, если с нами будет Джоанна, — проговорила она.

Втроем, смеясь и болтая, они отправились на прогулку. Но когда подошли к заброшенному коттеджу, их смех замер. Дом стоял в стороне от дороги, крыша провалилась, окна, лишенные стекол, напоминали пустые глазницы; в проеме косо висела дверь. Сад зарос крапивой, ежевикой и сорняками. Сломанный насос обвивали длинные фиолетовые плети белладонны.

— Смотрите! — воскликнула Мэнди. — Какие чудные цветы!

— Не прикасайся к ним, — воскликнула Джоанна. — Эти растения ядовиты.

Кто-то выпрыгнул из кустов, заставив всех вздрогнуть от страха.

— Ведьмина кошка, — дрожащим голосом произнесла Мэнди и теснее прижалась к Джоанне.

— Чепуха, просто обычная кошка… Мы напугали это бедное создание гораздо больше, чем оно нас.

— Давайте заглянем внутрь, — предложил Стивен, но Мэнди попятилась.

— Не хочу, — запротестовала она.

— Трусишка!

Прокладывая себе путь через спутанную траву, сквозь которую едва проглядывала выложенная кирпичом дорожка, Стивен нырнул в дверь.

В следующее мгновение он появился в дверях — весь бледный.

— Там кто-то есть, — сообщил он. Мэнди тут же захныкала.

— Стивен, это вовсе не забавно. На чердаке поселились птицы, и, без сомнения, здесь водятся крысы, летучие мыши и пауки. Вот и все, пойдемте отсюда, — резко заявила Джоанна.

— Ты сама боишься, — сказал мальчик.

— Ничего я не боюсь.

— Тогда пойди сама и посмотри: я видел, как кто-то шевелился там.

Джоанна колебалась, с одной стороны, не желая выглядеть трусишкой перед племянниками, с другой — не имея ни малейшего желания лезть в эти развалины.

— Ну, если это доставит тебе удовольствие…

Она прошла по следам Стивена и просунула голову в зияющую дыру, которая когда-то служила окном.

Внутри было темно, и сначала ее глаза почти ничего не видели. Затем она различила пыльную железную кухонную плиту, остатки сломанного буфета… и неподвижно стоящую около него мужскую фигуру!

Какое-то мгновение она смотрела на бледное пятно лица, обращенного в ее сторону. В этой фигуре было что-то смутно знакомое, и внезапно ей показалось, что она узнала, кто это…

Если мужчина в коттедже Ларри Хадсон, почему он не обнаружил себя? Что он делает в этом уединенном доме и почему не хотел, чтобы его заметили?

Почти такая же испуганная, как Стивен, она вернулась к детям.

— Там просто какой-то бродяга. Думаю, он ищет пристанища на ночь.

— Видишь, я был прав, — с триумфом провозгласил Стивен. — Там кто-то есть!

На обратном пути их настиг дождь. Когда первые тяжелые капли упали с неба, возбужденные дети мгновенно позабыли о своих приключениях.

Мимо мягко прошуршала машина, потом остановилась и подождала их.

— Залезайте, — раздался голос Джейка Хадсона.

Джоанна помогла детям забраться в автомобиль и приготовилась последовать за ними… И вдруг увидела, что Джейк не один.

Рядом с ним сидела темноволосая, несколько слащавого вида молодая женщина с белой кожей, сильно подведенными глазами и прической, напоминающей улей.

Она подвинулась ближе к Джейку, освобождая место на переднем сиденье для Джоанны. Дети устроились сзади.

Джейк небрежно бросил:

— Мэвис, это Джоанна Киркланд из коттеджа «Розмарин». Не думаю, что вам приходилось встречаться.

Захваченная врасплох, Джоанна пробормотала:

— Привет.

— Я слышала о вас. — Мэвис оценивающим взглядом посмотрела на девушку. — Вы буквально произвели сенсацию в деревенском клубе.

— Должно быть, речь идет о моей кузине, — догадалась Джоанна. — Сама я не была там.

— О, это все объясняет. А то я удивлялась, из-за чего вся эта суета и волнение.

Тон девушки был намеренно оскорбительным. Но внезапная вспышка молнии переключила внимание Джоанны на Мэнди, которая сразу же взвизгнула от испуга. Джейк, казалось, не слышал слов Мэвис.

Когда Джоанна рассказала Еве об этом происшествии, та была разочарована.

— Ну почему такой симпатичный парень, как Джейк, обязательно оказывается связанным с неприятной девицей?

— Для него она достаточно приятная, — возразила Джоанна.

— В любом случае, ты никогда не обращала внимания на Джейка, поэтому тебя не должна волновать его девушка. Пока ты отсутствовала, звонил Ларри. Он хотел пригласить тебя на танцы в Карчестер, если ты не против. Со мной все будет в порядке. Мэри собиралась зайти поболтать и составить мне компанию.

Услышав о приглашении Ларри, Джоанна не почувствовала облегчения. Если он звонил в ее отсутствие, значит, в разрушенном коттедже был кто-то другой. В той молчаливой фигуре ей показалось что-то таинственное и зловещее, и девушка постаралась побыстрее забыть о ней.

Когда дети рассказали матери о своих приключениях, Джоанна даже не упомянула, что мужчина в коттедже напомнил ей Ларри.

— Это был просто бродяга. Или цыган. Я не горела желанием выяснить это.

— Надеюсь, вы теперь удовлетворены. Больше никаких исследований ведьминых коттеджей и никакой черной магии, Стивен. Ты меня понял? — заявила Ева.

— Тогда мы сможем учиться ездить верхом? — спросил Стивен.

— Возможно, — ответила Ева.

Кристина сообщила, что в окрестностях существовала хорошая школа верховой езды. Это полезнее для здоровья, чем заклинания, произносимые над костром, подумала она. Уроки верховой езды по субботам займут детей и удержат их от беды.

Летние дни тихо проходили один за другим. Однажды прохладным утром к ним заглянула Кристина и сообщила, что нашла работу. Она будет помогать Мэри Браун в ее магазине три дня в неделю, так как миссис Браун ложится в больницу на обследование. В отсутствие Кристины в «Яблоневый сад» будет приходить миссис Род, чтобы присматривать за старой дамой.

— Конечно, бабушка этого не одобряет, — сказала Кристина, — но с некоторых пор она стала просто невыносимой. Иногда так действует мне на нервы, что я готова кричать. Заявляет, что я высокомерная и своевольная. Что ж, если это правда, то я унаследовала эти черты от нее.

Сестры посочувствовали Кристине, и тут в голову Евы пришла блестящая мысль. Она водит машину, поэтому сможет собирать заказы и доставлять продукты. Если Джоанна одна справится в коттедже, пока старшие дети будут в школе, ей будет очень полезно сменить обстановку.

Вопрос был вскоре решен. Мэри виновато объяснила, что не сможет много платить Еве, но та заверила, что берется за работу вовсе не ради денег, а чтобы лучше познакомиться с местными жителями. Подобная помощь была с благодарностью принята, и у Евы появилось новое занятие.

Джоанне приходилось отныне слушать множество историй о приключениях кузины и о разных людях, проживающих в маленьких коттеджах, спрятавшихся в тени садов.

Она также рассказала о капитане Клунзе.

Отставной морской офицер проживал один в прелестном новом бунгало, оборудованном множеством бытовых приборов, облегчающих ведение хозяйства. Однажды он пригласил Еву войти в дом и продемонстрировал их. Он предложил ей остаться на чай, но она проявила благоразумие и отказалась.

— Он занял место Алана Маннинга как партнера Кристины по бриджу, — сказала Ева. — И, мне кажется, он не прочь стать ее партнером и в жизни. Клунз — холостяк и объехал весь мир. Это было бы просто замечательно для Кристины: освободиться от утомительной старушки… а Кевину заиметь отца. Клунз, кажется, любит детей, он подробно спрашивал меня о трех моих крошках. Я сделаю все, чтобы помочь развитию этого романа.

Почувствовав некоторое облегчение от того, что матримониальные намерения Евы переместились с нее на другой объект, Джоанна все же испытывала сомнения.

— Лучше не вмешиваться, — посоветовала она.

— Вмешиваться? — Ева была задета. — Я пытаюсь помочь! Не могу видеть страданий такой милой девушки, как Кристина. Ей нужен еще один шанс. А этот вариант вполне подходящий.

— Лично мне кажется, что ей нравится Алан Маннинг, — задумчиво произнесла Джоанна.

— И какая от этого польза? Он женат. Кристине следует быть более практичной.

— Да, но не забудь о разнице в возрасте!

— По-моему, не стоит слишком привередничать, — заявила Ева и продолжала развивать свои планы относительно капитана.

У мисс Смит были довольно мрачные прогнозы относительно болезни матери Мэри.

— Мне не нравится ее вид, — заявила она, как-то придя в «Розмарин» с баночкой малинового джема. — Надеюсь, это окажется не то, что я думаю.

— Мэри говорит, это язва.

— Люди всегда пытаются спрятаться от такого ужасного слова, как «рак»!

— Но врачи не говорят, что это именно он, — с внезапным ужасом воскликнула Джоанна.

— Они никогда такого не говорят, не так ли?

— Ради бога, Мэри не должна услышать вас! Она и так очень расстроена!

Мисс Смит сменила тему.

— Со стороны вашей кузины очень мило помогать Мэри. Говорят, Ева подружилась со многими из заказчиков. Даже капитан Клунз отказался от услуг Поллардов, как только она начала ездить с заказами. Но я хотела предупредить вас, дорогая. Ваша кузина такая прелестная, а капитан живет один, и в нем есть что-то таинственное… Он здесь недавно, и мы мало о нем знаем… Люди так легко начинают сплетничать…

Джоанна неожиданно почувствовала, что сыта по горло намеками мисс Смит, и твердо заявила:

— О моей кузине не пойдет никаких сплетен, мисс Смит, если только вы сами не займетесь их распространением.

— Да как вы смеете! — Маленькая женщина казалась оскорбленной. — Если вы так относитесь к моему совету, то нам больше не о чем разговаривать! — И она в раздражении удалилась.

— Старая дура, — громко сказала Джоанна, но Мэйбл Смит встревожила ее как своими комментариями относительно болезни миссис Браун, так и намеками в адрес Евы.

Джоанна решила ничего не рассказывать Еве. Если предупредить кузину, та может рассердиться и совершить какой-либо действительно опрометчивый поступок.

Капитан Клунз — пожилой человек, он вполне безопасен. К тому же его интересует Кристина. Джоанна размышляла об этом, прогуливаясь вечером по улочке после того, как уложила детей спать. Как жаль, что ей не с кем посоветоваться! Здесь нужен надежный человек, старше и мудрее ее самой. Джоанна привыкла решать проблемы сама или советоваться с Евой, но сейчас она не могла довериться ей. Интерес кузины к капитану ни в коей мере не был личным, но понимал ли это сам капитан?

Когда Джоанна сказала Еве, что пойдет прогуляться, та улыбнулась, думая, что у кузины свидание с Ларри. Похоже, она начинает всерьез интересоваться младшим Хадсоном.

Когда Джоанна, мечтательно глядя на ровные ряды яблоневых деревьев, прислонилась к калитке, прибежал, виляя хвостом, старый спаниель Панч и обнюхал ее щиколотки. Она приласкала пса и с улыбкой подняла глаза, ожидая увидеть Кристину. Но сердце ее болезненно сжалось, потому что с другой стороны изгороди появился Джейк.

— Что вы делаете здесь? — спросил он, подходя ближе.

Девушка подпрыгнула и уселась на перекладину калитки.

— Воплощаю в жизнь рецепт Мелиссы для успокоения души.

Он положил загорелые руки на калитку, так что его густые рыжие волосы почти коснулись ее бедра. Джоанна испытала безумное желание взъерошить их.

— А я не мог бы воспользоваться этим рецептом? Расскажите мне о нем.

— Все очень просто. Нужно найти какое-либо уединенное место — подобное этому — и заняться созерцанием.

— Напоминает йогу. И как, срабатывает?

— Мелисса утверждает, что таким образом снимаются напряжение и различные стрессы. Я готова с ней согласиться.

— А у вас они есть?

— Что именно?

— Напряжение и стрессы?

— А разве у вас их нет?

Они замолчали, глядя на тихий пасторальный ландшафт. Дятел долбил острым клювом дупло в ближайшем дереве, дрозд на верхней ветке другого начал свою песню. Опасения Джоанны относительно сплетен растворились в мирной атмосфере летнего вечера. Внезапно она почувствовала себя счастливой.

— Сегодня вечером я бездельничаю, — неожиданно произнес Джейк.

— А где же Мэвис?

Он пожал плечами.

— Мэвис хороша только в небольших дозах.

— Тогда зачем же вы встречаетесь с ней? — Слова вырвались у нее прежде, чем она смогла их остановить.

Он напряженно застыл, потом повернулся и встал перед ней, положив руки на верхнюю перекладину по обе стороны от нее, сделав ее своей пленницей, но не дотрагиваясь до нее.

— Если девушка, с которой хотелось бы встречаться, не удостаивает тебя вниманием, что еще остается делать? Что вы имеете против меня, Джоанна?

Девушка затаила дыхание.

— Ничего. Совсем ничего.

— Если не считать того, что вы слышали обо мне. Я слишком развязный, не правда ли?

Она заставила себя встретить взгляд его голубых глаз, и ее собственные глаза потеплели.

— Простите меня за тот случай в саду. Я была введена в заблуждение. Ева сказала, что сама попросила вас взять меня на прогулку. Вы просто хотели быть вежливым. А я подумала…

— …Что я собираюсь пофлиртовать с вами?

Она неловко пошевелилась, желая, чтобы он не находился в такой близости от нее.

— Я решила, что вы местный Дон Жуан, который хочет развлечься с очередной жертвой: с Евой, со мной, с кем угодно. Я сожалею о своих словах. Вы, должно быть, считаете меня ужасно невоспитанной.

— Нет, просто предубежденной.

— Ну больше я таковой не являюсь.

— Вы в самом деле так думаете?

Девушка соскользнула на землю, чтобы избежать опасной близости его губ, и… очутилась в его объятиях. Он не прижимал ее к себе, как в лавке, когда на нее упали консервированные бобы, но его руки неотвратимо сомкнулись у нее за спиной.

— Прошу вас, Джейк, — взмолилась она. — Я должна идти. Ева одна в доме. Я обещала ей, что не задержусь.

Он, казалось, не слышал ее слов.

— Ты нравишься мне, разве ты не знаешь об этом? Мне нравятся твои манеры недотроги, сменяющиеся неожиданной мягкостью и теплотой. Ты становишься очень милой, Джоанна, когда позволяешь себе быть естественной. Но ты боишься, потому что однажды тебе уже причинили боль, правда?

— Да, и… я не позволю, чтобы это повторилось.

— Нужно использовать свой шанс. Нельзя застраховаться от любви, Джоанна. — И он крепче сжал ее в объятиях.

Откуда-то издалека донесся голос матери: «Никогда не позволяй сердцу опережать рассудок, Джоанна…» Но она не слушала его.

Девушка была потрясена тем наслаждением, которое испытала, когда его губы коснулись ее губ. Никогда в жизни она не переживала ничего подобного. Ни с Дональдом, ни с кем-либо другим. Никогда… Никогда…

Это не любовь, твердила она себе. Он даже не нравится ей, но чем дольше длился поцелуй, тем все больше ее охватывало доселе не известное ей сладостное томление и желание чего-то большего. И вот ее руки безотчетно обвили его шею. Но тут на улице появился автомобиль, и они смущенно отпрянули друг от друга, ожидая, пока он проедет мимо. Однако автомобиль неожиданно остановился, и из него вышла Мэвис Блэкстон.

— Так вот ты где? — обратилась она к Джейку. — А я искала тебя дома. Я привезла из Лондона записи, которые ты хотел послушать. Давай поедем ко мне, а потом я отвезу тебя обратно.

— Спасибо, Мэвис. Но сегодня я занят.

Мэвис надула губки.

— Не будь таким, дорогой. Поехали.

— Не сегодня, — твердо повторил он. — Я собираюсь проводить Джоанну домой.

— В этом нет никакой необходимости, — поспешно сказала девушка, почувствовав неловкость. Ей захотелось избавиться от его волнующей близости и в одиночестве разобраться с новыми ощущениями, которые захватили ее. — Я должна бежать, иначе Ева будет беспокоиться… Спокойной ночи, Джейк… — Она не смогла заставить себя поднять на него глаза, но на Мэвис посмотрела в упор: — До свидания.

— До свидания, — коротко ответила Мэвис.

По дороге домой Джоанна растеряла свое возбуждение. Она, должно быть, сошла с ума, позволив Джейку так целовать себя. Ведь у него уже есть девушка.

Ева бросила быстрый взгляд на вбежавшую кузину, сразу отметив предательские следы: смазанную губную помаду, взлохмаченные волосы, пылающие щеки и сверкающие, подобно звездам, глаза.

Она не стала задавать вопросы, так как поняла: Джоанна встречалась с Ларри и явно целовалась с ним.

Ева порадовалась за кузину: счастливая, у нее есть кто-то, кто ласкает ее в вечерние сумерки. Внезапно она почувствовала себя старой, степенной и совсем неромантичной. Обыкновенная домашняя хозяйка, сидящая в одиночестве дома.

Глаза Евы защипало от жалости к себе, она ощутила себя несчастной и покинутой. Скорее бы вернулся Мартин!

7

Кристина собиралась на партию в бридж. Ей нравилось возбуждение, испытываемое ею во время игры, и она ждала этих вечеров как главного события недели.

Открыв гардероб, девушка без энтузиазма перебрала платья, висящие внутри. С тех пор как Алан покинул деревню, она утратила интерес к своей внешности.

Смыслом ее жизни был маленький сын, на которого она тратила денег больше, чем могла себе позволить, радуясь, что он ни в чем не испытывает недостатка, пытаясь хотя бы этим возместить ребенку отсутствие отца. Кристина давно уже не испытывала никаких чувств к человеку, которого когда-то считала своим мужем. Страдания и боль остались позади, и она не хотела ни видеть его, ни слышать о нем снова.

Вернувшись в «Яблоневый сад», она никогда и ни с кем не говорила об отце Кевина, даже с Джейком. Это продолжалось до тех пор, пока она не встретилась с Аланом Маннингом и не обнаружила, что у них много общего и ему можно довериться как никому другому. Он все понимал. Знал, что такое любить и быть покинутым. Он тоже потерял ту Розалинд, хорошенькую девушку, на которой когда-то женился. Но Алан не был свободен. Он не мог оставить жену, несмотря на перемену, происшедшую с ней. Она была не виновата в том, что заболела.

Кристина ничего не слышала об Алане с тех пор, как он уехал из Малого Бакстера, но продолжала ходить играть в бридж в дом священника. Он сам и его супруга были дружны с Маннингами и рано или поздно получили бы известие от Алана, даже если он ничего не написал бы ей самой.

Их дружба — искренняя и тесная — вопреки сплетням никогда не была чем-то иным.

Думая об Алане, Кристина выбрала желтовато-зеленое платье, которое очень шло ей и нравилось ему.

Заменивший Алана в бридже капитан Клунз интересовал ее только как партнер по игре. Он был великолепным игроком, всегда отвозил ее домой после окончания партии и время от времени пытался назначить ей свидание.

Но она не могла уйти из дома, не дождавшись Ларри, уехавшего в Карчестер.

Когда терпение Кристины подходило к концу, раздался телефонный звонок. Это был Ларри, который все еще находился в Карчестере. Кристина огорчилась.

— Но ты же обещал!

Ларри очень сожалел. Он собирался вернуться к восьми часам, но случайно встретил приятелей и совершенно забыл о времени. Вероятно, скоро вернется Джейк и она сможет уйти.

— Я не знаю, где Джейк и когда он вернется. Он уверен, что ты будешь дома и присмотришь за бабушкой. Я не могу подвести своих друзей, невозможно найти кого-нибудь на мое место в последнюю минуту. Ты мог бы вспомнить, что сегодня мой единственный свободный вечер…

— Ах, Кристина, не будь такой занудой. Пригласи мамашу Род, она придет и посидит у нас.

— Но у нее нет телефона… к тому же, по-моему, она в эти дни обычно ходит играть в вист.

— Тогда попроси Джоанну.

— Джоанну?

— Да. Позвони в «Розмарин» и узнай, не сможет ли Джоанна «побыть на посту», пока я не вернусь.

— А ты вернешься? О, тогда все в порядке. Я так и сделаю.

Джоанна прибыла на удивление быстро: приехала на велосипеде, обнаруженном в садовом сарае. Старый Джо вычистил и починил его в один из своих приходов.

— Как мило с твоей стороны согласиться на мою просьбу! — воскликнула Кристина. — Надеюсь, Ева не возражала?

— У нас находится мисс Смит, — объяснила Джоанна, — она учит Еву готовить джем из яблок и черной смородины. Обе так увлечены, что мое присутствие необязательно. Объясни мне мои обязанности и можешь быть свободна.

Кристина сказала, что Кевин и бабушка находятся уже в постелях.

— Я заглядываю к ним обоим около десяти часов и, если бабушка еще не спит, готовлю ей горячее питье. Обычно молоко. Она сама скажет тебе, что ей хочется.

— Может, она будет недовольна, увидев меня?

— Не беспокойся. Ты нравишься ей, а это случается крайне редко. Ни о чем не беспокойся. Включи телевизор, а если проголодаешься — приготовь себе что-нибудь. Холодильник в твоем распоряжении. Я вернусь не раньше одиннадцати. Капитан обычно привозит меня домой. Если Джейк или Ларри вернутся до моего прихода, — ты свободна. Панч составит тебе компанию, а Принц будет выполнять функции охранника. Дверь можно не запирать. Я в самом деле очень благодарна тебе, Джоанна.

— Не о чем говорить, — улыбнулась девушка. — Как идет тебе этот цвет!

— Спасибо, — покраснела Кристина. Она набросила на плечи белый кардиган и поспешно вышла из дома.

Джоанна расположилась в гостиной, где стоял телевизор, но не стала его включать. Она взяла с собой вязанье: толстый свитер, который сначала предназначался Дональду, но со времени их разрыва так и валялся в глубине ящика. Теперь она решила закончить его. Она всегда сможет подарить его Мартину или… Девушка почувствовала волнение от неожиданно возникшей у нее идеи… похоже, он получается достаточно большой… чтобы подойти Джейку!

Она не видела Джейка со времени их встречи у садовой калитки и решила, что он, по-видимому, избегает ее. Может быть, он опасается, что зашел слишком далеко? А может, вернулся к Мэвис? Или вообще не придает серьезного значения отношениям с любой девушкой? Мысли Джоанны в доме Джейка неизбежно возвращались все время к его владельцу.

В деревенском клубе должен был состояться танцевальный вечер, и Ева с Джоанной хотели пойти туда. Миссис Род уже была приглашена в дом Хадсонов, но Мелисса предложила свои услуги. Ее предложение было с благодарностью принято. Ларри собирался отвезти обеих сестер в клуб на своем «бентли» и заверил их, что они не будут испытывать недостатка в кавалерах. Он также сообщил им, что старина Джейк скорее всего не пойдет на вечер, а если и выберется, то скорее всего с Мэвис. Но поскольку он не особенный любитель танцев, то, вероятно, проведет вечер в баре за бокалом вина…

Джоанна попыталась представить Джейка в традиционном костюме, с ленивой иронией наблюдавшего за танцующими парами. Это оказалось трудной задачей. Ей привычнее было видеть его в одежде, перепачканной землей.

И вообще, не следует так много думать о нем, упрекнула себя девушка.

В десять часов она отложила вязанье в сторону и поднялась наверх, чтобы исполнить свои обязанности сиделки.

Кевин крепко спал в своей кровати, почти сбросив одеяло на пол. Это был худенький мальчик с рыжими, как почти у всех Хадсонов, волосами. Джоанна подняла одеяло и бережно укрыла его. Потом направилась в спальню старой дамы.

Как и Кевин, она лежала в кровати, положив старые руки с голубыми нитями вен поверх одеяла. Но глаза ее были открыты. Она быстро включила ночник и крикнула:

— Кто здесь?

— Не беспокойтесь, миссис Хадсон, — мягко сказала Джоанна, — это всего лишь я. — Она вошла в комнату и остановилась около постели. — Хотите что-нибудь выпить?

— Значит, все ушли и оставили меня? Я могла умереть, быть убита в своей постели, а им до этого нет никакого дела.

— Сегодня Кристина играет в бридж, — напомнила ей Джоанна. — А мужчины еще не вернулись. Я пришла, чтобы составить вам компанию.

— Какая чушь, — проворчала старуха, неожиданно меняя свою точку зрения. — Нет никакой необходимости беспокоить посторонних людей. Я всегда говорю, что сама со всем справлюсь. А Принц охраняет меня от любого вторжения, даже если Панч слишком стар для этого.

Толстый спаниель вместе с девушкой поднялся наверх и теперь улегся около кровати. Лабрадор остался сторожить холл. Дом был слишком большой, со множеством лестниц, коридоров и проходов. В солнечном свете летнего дня он выглядел очаровательно, но сейчас, в темноте, немного пугал девушку. Поэтому она была рада, что старая дама еще не спит.

— Я выпью горячего молока с капелькой бренди. Вы найдете бренди в буфете, а ключ — в моем туалетном столике, — произнесла миссис Хадсон.

Кристина ничего не говорила относительно бренди, подумала Джоанна, неуверенно доставая ключ.

— Поторопитесь, — раздраженно сказала старая дама. — А потом возвращайтесь и поговорите со мной. Я мало сплю.

Когда Джоанна разогревала молоко на кухне, вернулся Ларри. Девушка почувствовала облегчение: теперь вопрос о бренди будет решаться одним из членов семьи Хадсон.

— С этим все в порядке, — небрежно заметил Ларри. — При случае она выпивает глоточек. Я, пожалуй, тоже выпью. А ты?

Джоанна поблагодарила и отказалась, подумав про себя, что Ларри и так уже достаточно набрался.

— С твоей стороны было очень мило прийти сюда и спасти мою шкуру, — сказал он. — Если бы сестре пришлось остаться дома, она пилила бы меня целую неделю.

Девушка заметила, что это единственный свободный вечер Кристины.

— Да знаю я! Крис мало пользуется жизнью, но разве я в этом виноват? Послушай, Джоанна, ты уверена, что не хочешь присоединиться ко мне?

Девушка снова отказалась, добавив:

— Я могу приготовить кофе для нас обоих.

— Подразумеваешь, что я уже достаточно пьян.

Джоанна, не ответив, налила немного бренди в кружку с горячим молоком.

— Согласен, я выпил несколько рюмок, ну и что из этого, — заявил Ларри и плеснул в высокий стакан щедрую порцию бренди. — Твое здоровье!

— Я должна поставить бренди в буфет и вернуть твоей бабушке ключ, — сказала Джоанна.

— Куда ты торопишься?

— Молоко остынет.

— Она — подозрительная, наша старушка, — усмехнулся Ларри. — Держит выпивку запертой в буфете, как будто мы все еще дети. Когда мы с тобой опять куда-нибудь выберемся?

— Я не могу уходить из дома слишком часто, ведь Ева остается одна с детьми, — уклонилась девушка от прямого ответа.

— Ерунда! Тут дело в чем-то другом.

Джоанна опешила. Неужели Ларри догадался о ее чувствах к его брату? Не может быть! Никто об этом не знает.

— Ева рассказывала мне, — продолжал Ларри.

Значит, он имеет в виду Дональда.

— По-видимому, уже вся деревня знает о моей печальной любовной истории, — как можно равнодушнее заметила девушка.

— Этот парень, должно быть, выжил из ума, — заметил Ларри, опустошая бокал.

— Благодарю тебя, Ларри. — Девушка решительно забрала у него бутылку с явным намерением запереть ее в буфет, но он снова схватил ее.

— Сначала поцелуй меня.

— Ах, Ларри, не валяй дурака. Твоя бабушка ждет.

— Поцелуй, тогда я позволю тебе уйти.

— У меня нет настроения.

— Ты все еще страдаешь из-за того парня?

— Я ничего не могу поделать. Извини меня…

Ларри пробормотал что-то неразборчивое относительно всех школьных учителей.

Джоанна не стала исправлять его ошибку. Она очень не хотела, чтобы он догадался о ее чувствах к его брату.

— Прошу тебя, Ларри. Я должна идти, — твердо сказала она.

— Тогда уберем бренди вместе, — торжественно заявил он.

Священный ритуал!

Джоанна поставила бутылку в буфет, Ларри запер дверцу, но ключ не отдал.

— А сейчас мы поиграем в фанты… — Он высоко поднял ключ над головой. — У меня есть одна вещичка. Одна хорошенькая вещичка. Кто же ее хозяин?

Девушка потеряла всякое терпение.

— Я не собираюсь ждать ни минуты. Ключ ты можешь вернуть и сам. — Она повернулась к двери, но он схватил ее.

— Ну нет! — Глаза Ларри озорно заблестели. — У меня настроение немного пофлиртовать. Ты так легко не отделаешься, моя прелесть. — И он прижал ее к себе.

Джоанна отвернула лицо, и его поцелуй пришелся ей в ухо.

Спаниель остался наверху, но черный Лабрадор Принц, лежащий перед открытой входной дверью, внезапно вскочил на ноги и бросился в ночной сад с возбужденным лаем.

Джоанна попыталась высвободиться.

— Отпусти меня. Кажется, кто-то приехал.

— Кого это волнует? — заявил Ларри, еще крепче сжимая ее в объятиях.

На каменных ступенях послышались твердые уверенные шаги, собака снова вбежала в холл, радостно помахивая хвостом.

Джоанна вырвалась из объятий Ларри именно в тот момент, когда в холле появился Джейк.

Он с ледяным презрением окинул их взглядом.

— Что здесь происходит?

Не глядя на него, Джоанна поспешно вернулась на кухню и схватила кружку с молоком.

Она хотела подняться наверх, но Джейк преградил ей путь.

— Я спросил, что здесь происходит!

— Сегодня вечер, когда Кристина играет в бридж. Я пришла сюда, чтобы побыть с вашей бабушкой и Кевином.

Губы Джейка сурово сжались.

— Правильней было бы сказать, что ты пришла сюда, чтобы побыть с Ларри, не так ли?

Джоанна вспыхнула.

— Как вы смеете! Кристина обратилась ко мне, поскольку больше никого в доме нет.

— Здесь был Ларри.

— Прекрати, Джейк, — вмешался Ларри. — Я задержался в Карчестере и вернулся домой только пять минут назад.

Джейк повернулся к брату.

— Ты хочешь сказать, что тебя не было на месте, когда Кристине надо было уйти?

— Какое это имеет значение?

— Большое! — закричал Джейк. — Неужели на тебя ни в чем нельзя положиться? Меня просто тошнит от тебя.

— А меня от тебя, — ответил Ларри.

— Успокойтесь, — проговорила Джоанна голосом детской нянюшки. — Ведь мы же не хотим подраться, не так ли?

Ларри едва заметно усмехнулся, но Джейк не обратил на слова девушки никакого внимания.

Вспомнив, что, когда Джейк в плохом настроении, лучше не попадаться ему на глаза, Джоанна поспешила уйти. Ей даже стало жаль Ларри, оставшегося на растерзание. Поднимаясь по лестнице, она услышала, как Джейк сказал:

— И держись подальше от этой девушки, понял?

— Какого дьявола я должен это делать?

— Она не для тебя.

— Но и не для тебя тоже, — парировал Ларри со злостью. — Она влюблена в школьного учителя. Сама мне сказала. Ни у кого из нас нет никаких шансов.

Джоанна уже зашла за поворот лестницы и не слышала, что ответил Джейк. Все, что донеслось до нее, это шаги Джейка по направлению к гостиной и звук захлопнувшейся двери. Мысли девушки сосредоточились на том, что он успел увидеть в холле и какие выводы из этого сделал.

Сердце ее замерло, когда Джейк предупредил брата: «Держись подальше от этой девушки». Неужели она действительно что-то значит для него? Может быть, он ревнует?

Она спокойно вошла в спальню миссис Хадсон, но ум ее был в смятении. Когда Джоанна приблизилась к кровати, старая дама открыла глаза.

— Как долго вы ходили! — недовольно проворчала она. — Я уж подумала, вы отправились доить корову.

— Простите. Нелегко найти то, что нужно, в чужой кухне.

Старая дама сердито посмотрела на питье, которое девушка поставила на столик у кровати.

— Это кружка Кевина. Я пью молоко из собственной кружки.

Джоанна смутилась.

— Простите. Я не знала. Если хотите, я переменю кружку.

— Нет-нет. Сядьте, девочка, и не суетитесь. Из-за чего был этот шум? По-видимому, вернулись мальчики. — Она попробовала напиток. — Почти холодный, и я не чувствую вкуса бренди! Вы принесли обратно мой ключ?

Джоанна сказала, что заперла буфет, но ключ оставила внизу.

Старая дама фыркнула.

— Нельзя доверять Ларри мои личные запасы. Мальчик слаб. Он будет угощать каждого встречного, раз не он сам платит за выпивку.

Чувствуя себя ученицей, которой делает выговор директор школы, Джоанна села подле старухи.

— Вы уверены, что не хотите, чтобы я подогрела молоко?

— Нет-нет. Какая вы беспокойная! Из-за чего ссорились мальчики? — И поскольку девушка ничего не ответила, старая дама продолжила: — Из-за вас? Не краснейте. Я все понимаю. Вы хорошенькая. Мои мальчики простые смертные, а вокруг не так уж много незамужних девушек. Двое мужчин соперничают из-за вас, это заставляет вас ощущать свою власть над ними, не правда ли? — Старческие глаза полыхнули огнем. — Вы, возможно, не поверите, но когда-то мужчины дрались и из-за меня.

Джоанна искренне сказала, что без труда верит этому. В старой даме сохранились остатки былой красоты. А бренди окрасил румянцем ее щеки и заставил сверкать голубые глаза. Она вытянула морщинистую руку и сжала руку девушки.

— В молодости я была красавицей, и люди повиновались мне из-за моей красоты. Теперь я превратилась в старуху, но сохранила другую власть. Власть денег! Мои внуки предпочли бы жить по-своему, но пока деньги у меня, им приходится подчиняться. Они знают, что не прикоснутся к деньгам, пока я не умру, а этого я еще не собираюсь делать! Они молоды и могут подождать. Но они не могут жениться — помните об этом, девочка. Мои мальчики должны плясать под мою дудку, иначе они услышат щелканье хлыста.

Джоанна выдернула руку. Старая женщина одновременно восхищала и отталкивала ее.

— Вы говорите так, будто ваши внуки — звери в цирке, а вы — их дрессировщик. — Старуха удовлетворенно хмыкнула и кивнула седой головой. — Не думаю, что была бы способна на такое, — сказала Джоанна.

— Способны на что?

— Силой держать людей в повиновении.

— А как еще я могу быть уверена, что они не бросят меня в моем возрасте? Я заботилась о Кристине и ее братьях, когда они были детьми, теперь настал их черед. Я буду жить в «Яблоневом саду» до самой смерти и не хочу, чтобы за мной присматривали чужие люди. Долг моих внуков — исполнять все мои желания.

Джоанна молчала. Миссис Хадсон отпила еще немного молока и сказала:

— Продолжайте. Что у вас на уме?

— Я подумала, не проще ли было расстаться с частью денег еще при жизни? Вы получили бы удовольствие, неожиданно осчастливив ваших внуков, и увидели бы, как они самостоятельно распоряжаются деньгами.

Старая дама поставила пустую кружку обратно на столик.

— Я не могу позволить им попусту растрачивать деньги. Они должны приложить собственные усилия, чтобы добиться успеха в жизни, а не полагаться на меня.

Джоанна знала, что лишние деньги позволили бы Джейку развить производство фруктов, но не сомневалась, что он в силах справиться с собственными проблемами и был бы возмущен ее вмешательством. Поэтому она снова погрузилась в молчание.

Но миссис Хадсон это не понравилось.

— Ну, что еще, на ваш взгляд, я должна была бы сделать?

— Поверить в любовь и преданность ваших внуков, — тихо сказала Джоанна, — и забыть о щелканье хлыстом.

Старуха вздохнула.

— Я очень устала. Богатство — такая ответственность. Нужно быть жестокой, иначе тебя будут использовать. Вы советуете раздать деньги при жизни и радоваться счастью внуков? Кристина заберет ребенка и навсегда уедет отсюда. И Ларри сбежит… Джейк… — Старческий голос дрогнул.

— Джейк не оставит вас, — мягко проговорила девушка.

Старая женщина окинула девушку проницательным взглядом умных глаз.

— Но он может жениться, а его жена, возможно, не захочет терпеть старуху в своем доме. Многие ли современные молодые люди станут выносить присутствие скучных престарелых родственников? Но со мной такого не произойдет, я вам обещаю.

Джоанна почувствовала сострадание. Бедняжка! Так вот чего она втайне боится!

— Ах, миссис Хадсон. Я уверена, что ничего похожего не случится. Я никогда не стала бы отправлять куда-либо чью-то бабушку, если бы та сама не захотела этого.

— Ага! — встрепенулась старуха. — Значит, это Джейк!

У девушки перехватило дыхание.

— Ничего подобного я не говорила. Я имела в виду, что если этого не сделаю я, то не станет делать и большинство девушек моего поколения. Я такая же, как все.

Но старая дама неожиданно пришла в бешенство.

— Какая наглость явиться сюда и указывать мне, что я должна или не должна делать! — закричала она.

Джоанна вскочила на ноги.

— Миссис Хадсон… Простите, если расстроила вас, но вы сами попросили меня сказать, что я думаю.

— Теперь я вижу вас насквозь, — не унималась старуха, изливая свой тайный страх в потоке ярости. — Вам нужен мой мальчик, но и мои деньги также. Вы пытались выманить их у меня, чтобы потом растрачивать их вместе с Джейком.

— Нет!

— Вы расчетливая маленькая дрянь, которая охотится за чужими деньгами, — подытожила пожилая женщина.

— Идите вы к дьяволу вместе с вашими несчастными деньгами! — не выдержала Джоанна. — Мне плевать на них!

Старуха изумленно уставилась на нее. Потом схватила палку, лежащую около кровати, и бешено застучала ею по полу.

Джейк, находящийся внизу, мгновенно взлетел по лестнице:

— Ради бога, бабушка, что случилось?

Старуха трясущимся пальцем показала на Джоанну.

— Эта девица охотится за тобой, мой мальчик. За тобой и моими деньгами.

Джоанна, которая уже пришла в себя, почувствовала стыд за свою вспышку. Видимо, в самой атмосфере дома было что-то, что способствовало скандалам. Она повернулась к Джейку.

— Мне очень жаль, что я расстроила вашу бабушку, но это простое недоразумение. Она. Я… я, пожалуй, пойду. — Она взяла пустую кружку, чтобы отнести ее вниз.

— Подождите, — остановил ее Джейк. — Я собираюсь сам во всем разобраться. Что произошло здесь сегодня вечером?

— Ничего. До свидания, миссис Хадсон. Надеюсь, вы простите меня.

Старая дама прикрыла глаза.

— Убирайтесь, — проворчала она.

Когда Джейк заговорил, глаза его сверкали, как голубые алмазы.

— Теперь мне ясно, почему Ларри подстроил все так, что Кристина была вынуждена вызвать тебя. Ловкий трюк, чтобы вы могли провести вечер наедине. Этого показалось мало, и ты сделала так, что Ларри получил доступ к бренди. — И он презрительно бросил ключ от буфета на прикроватный столик.

— Как ты смеешь так говорить со мной! — воскликнула Джоанна.

— Я буду говорить с тобой так, как мне нравится. — Его злость не уступала ее собственной.

— Она пыталась заставить меня отдать мои деньги, — завизжала старуха, снова открывая глаза. — Она хочет жить в «Яблоневом саду» в роскоши. И ей нужен один из моих мальчиков, но вместе с деньгами.

Лицо Джейка явно напряглось.

Джоанна отступила под его взглядом. На этот раз он не кричал. Голос его был низким и беспощадным.

— Ты делала это?

— Что именно?

— Имела наглость пытаться повлиять на бабушку в том, что касается ее денег?

Светлая головка девушки гордо поднялась.

— Я хотела замолвить слово за ее внуков, вот и все. Что же касается остальных обвинений, можете думать все, что вам угодно. Я не собираюсь оправдываться.

Джоанна выскочила из комнаты и сбежала по лестнице. Так вот, как он о ней думает! Как о посторонней! Сцена у калитки в тот вечер не имела никакого значения. Совершенно никакого! Ее не допустят в семейный круг, отгороженный от всего остального мира, куда закрыт доступ чужим.

А она была чужой.

Никогда больше она и близко не подойдет к коттеджу Хадсонов, поклялась себе девушка. Никогда. Никогда. Никогда.

8

Джоанна дала Еве сильно сглаженное описание того, что произошло в «Яблоневом саду».

Да, она вполне справилась. Со старой дамой было не очень легко. Ей не пришлось ждать Кристину, потому что приехал Ларри, а Кевин вообще не просыпался.

Ева не настаивала на деталях. Воздух в коттедже был напоен ароматом ягод.

— Мисс Смит уверяет, что секрет вкусного джема в том, что фрукты и ягоды надо довольно долго варить еще до добавления сахара, — гордо сказала Ева, оглядывая банки с вареньем, и без всякого перехода добавила: — Если завтра сохранится хорошая погода, я пообещала детям устроить пикник в устье реки.

На следующий день все они, включая Кевина, отправились на побережье. Было тепло, но ветрено. Моторные лодки, похожие на маленьких жучков, сновали по водной глади.

Бескрайность неба и моря, как всегда, произвела на Джоанну волнующее впечатление.

Переодевшись в купальники, сестры поочередно плескались с детьми. Стефани — в крошечном костюмчике для загара — лежала на коврике, с восторгом болтая маленькими толстыми ножками.

— Ты самая настоящая кукла! — говорила ей Джоанна, шутливо пошлепывая малышку и заставляя ее смеяться.

Неожиданно до нее донесся голос Евы:

— Приехал Джейк Хадсон.

Джоанна резко обернулась. Джейк припарковал свой «лендровер» дальше по побережью и как раз выбирался из него.

— Он нас не заметил, — сообщила Ева.

Джейк был одет в выгоревшую красную рубашку и старые армейские шорты. Вилы на его плече говорили о том, что он приехал запастись морскими водорослями, используемыми в качестве удобрения. Безразличный к своей внешности, он и в таком виде ухитрялся выглядеть поразительно эффектно.

Джоанна наблюдала, как он направился в сторону от них, все еще уязвленная оскорблением, брошенным ей в лицо вчера вечером.

Девушка села, обхватив колени руками и глядя вдаль. Ева в белом купальнике ничком лежала на ярком полотенце, потом она лениво приподнялась.

— Полагаю, уже пора кормить Стефани. Ты захватила горячую воду?

— Два термоса, — ответила Джоанна. — И еще бутылочку апельсинового сока для детей. — Она встала и пошла к машине.

— Он возвращается, — заметила Ева. — Не хочешь присоединиться к нашему пикнику? — спросила она, когда «лендровер» поравнялся с ними.

Джейк поблагодарил, но отказался.

— Кристина ждет меня дома. Сегодня у нас бифштекс и пирог с почками.

— Настоящая мужская еда, — засмеялась Ева. — Это лучше, чем сандвичи с яйцом. — Она подняла крышку коробки и вскрикнула от ужаса: — Пустая! Джоанна, мы взяли пустую коробку, а сандвичи оставили на кухонном столе!

— Не может быть!

В бледно-зеленом купальнике, с развевающимися волосами она похожа на лесную нимфу, подумал Джейк.

Ева попросила его забросить кузину в коттедж за сандвичами, пока она будет кормить Стефани.

— У тебя ведь не займет много времени возвращение обратно? — с надеждой спросила она.

Джоанна ответила, что воспользуется старым велосипедом, который начинал ей все больше нравиться.

— Я тоже хочу поехать! — закричал Стивен.

— И я, — вторил ему Кевин.

— Но мы не сможем вернуться втроем на одном велосипеде, — запротестовала девушка.

Джейк тут же заявил, что готов отвезти их в коттедж и обратно на пляж. Не глядя на него, Джоанна быстро сказала: «Спасибо». Она не знала, радоваться ей или огорчаться, что дети едут вместе с ними.

Мэнди объявила, что останется с мамочкой и Стефани.

Дети давно перестали бояться Джейка и теперь называли его дядя, как Кевин. Мальчишки весело забрались на переднее сиденье, прижав Джоанну к водителю, поскольку сзади лежали водоросли.

Одетая в пляжный халатик, девушка чувствовала себя очень неловко, касаясь Джейка рукой и бедром.

Стивен и Кевин всю дорогу весело болтали. Джейк и Джоанна не сказали друг другу ни слова. Когда машина приблизилась к коттеджу «Розмарин», Джоанна увидела нечто, сразу же отвлекшее ее внимание от вынужденной близости к Джейку. У калитки стояла потрепанная спортивная машина.

— Это машина дяди Дональда! — закричал Стивен.

Девушка почувствовала, что краснеет.

— Не может быть! — глупо пробормотала она.

— Нет! Это она! Я знаю ее номер!

«Лендровер» остановился. Высокий, стройный молодой человек поднялся с одного из купленных Евой шезлонгов и направился к живой изгороди.

— Привет, дорогая, — произнес он.

Взволнованная молчанием Джейка и неожиданным появлением Дональда, Джоанна начала заикаться:

— Ч-чтоты здесь делаешь? Мы не ждали тебя. — Ее глаза переместились с молодого человека на второй шезлонг в поисках девушки, но, похоже, Дональд приехал один.

— Что ж, теперь у вас есть приятель с машиной, — сказал Джейк, — думаю, он доставит вас обратно на пляж.

— Конечно, — поспешно ответила девушка. — Извините, что задержали вас.

Дети побежали к коттеджу и исчезли внутри.

— Хорошо выглядишь, — сказал Дональд, когда она подошла ближе. — Я никогда не видел тебя такой хорошенькой. — Он не сводил глаз с ее пышущего здоровьем лица.

— Благодарю тебя. Здесь такой бодрящий воздух. Твоя невеста приехала с тобой?

— У меня больше нет невесты, поэтому я здесь.

Несколько недель назад эти слова перевернули бы ее жизнь, но теперь… Она встревоженно посмотрела на него.

— Я не могу сейчас выслушать тебя, Дон. — И она рассказала о забытых сандвичах. — Ева ждет на берегу…

— Я отвезу тебя, — предложил он. — Маленькая леди из дома напротив сообщила мне, что вы все уехали. И предложила подождать в саду. Она была так добра, что принесла мне чашку чая. Невысокая такая женщина в очках.

— Это, должно быть, мисс Смит, — догадалась Джоанна. — Она никогда не пропускает ничего из того, что происходит в деревне.

Джоанна знала, что Мелисса уехала навестить подругу. Несомненно, мисс Смит горела нетерпением установить личность незнакомца. Интересно, как много ее бывший жених успел рассказать о себе.

Дональд показался ей выше, чем она помнила, но и худощавее. В белой рубашке, старом школьном галстуке и серых брюках он выглядел каким-то бесцветным по сравнению с яркой мужественностью Джейка Хадсона. Девушка почувствовала презрение к себе самой за подобное сравнение. Возможно, Дональд не так красив, но он гораздо лучше как человек.

— Я снял комнату в «Лебеде», хочу немного пожить здесь, — сказал Дональд позднее.

— Прекрасно! — просияла Ева. — Так здорово иметь рядом мужчину. У нас здесь есть несколько милых друзей, но большинство из них — женщины.

Ева, опешившая в первое мгновение при виде Дональда, теперь была рада видеть его. Когда Дон бросил Джоанну, она сочла его предателем, но теперь, когда он вернулся, по всей вероятности свободный и горящий желанием все исправить, была готова пересмотреть свое отношение к нему. В конце концов подобные ошибки совершают многие, подумала она.

Дональд казался виноватым, Джоанна — серьезной. Видимо, у них еще не было возможности помириться. Как бы то ни было, не стоит слишком быстро прощать легкомысленного молодого человека. И Ева тут же составила план действий.

Она задержится здесь только для того, чтобы упаковать остатки ланча и проследить, чтобы дети собрали мусор в специально взятый пакет. Потом уложит Стефани спать в переносной кроватке и отведет остальных детей к воде, оставив Джоанну с Дональдом наедине.

— Кстати, Ева, — спросила Джоанна, когда мешок с мусором был убран в машину, — с кем это ты разговаривала, когда мы с Дональдом подъехали?

Тогда рядом с кузиной стоял хорошо сложенный мужчина в твидовом костюме. Он ушел, прежде чем девушка вышла из машины.

— О, это был капитан Клунз.

— Капитан Клунз?

— Чему ты удивляешься?

— По-моему, ты говорила, что капитан — человек пожилой.

— Так оно и есть, дорогая. Ему не меньше сорока пяти.

Джоанне же представлялся мужчина лет шестидесяти и слегка глуповатый. Удаляющийся от них мужчина ничем не напоминал сложившийся у нее образ старого моряка.

— Он говорит, что часто гуляет по берегу и знает здесь каждую бухточку. Пойдемте, дети, искупаемся и оставим Дональда и Джоанну в покое.

Наступил отлив, и водную гладь местами прорезали песчаные банки, тянущиеся от берега.

— Ева очень тактична, — заметил Дональд. Он попытался накрыть руку девушки своей, но она быстро убрала ее. — Я знаю, Джоанна, что не заслуживаю прощения. Но, может быть, твое мнение обо мне изменится. Поверь, я понимаю твои чувства.

— В самом деле?

— Не стану тебя торопить. Прошу только — не отталкивай меня.

— А что случилось с Кейт? — резко спросила Джоанна.

— Это было страшной ошибкой. Я, вероятно, сошел с ума. Мне трудно даже говорить об этом. Как только она узнала, что я порвал с тобой, то начала встречаться с другим парнем. С женатым мужчиной. Кейт нравится испытывать силу своего очарования. Ей нужен только секс, а не любовь.

— Понимаю.

— Довольно неприятная история. Порвав с Кейт, я стал думать о том, как поступил с тобой… что потерял… Джоанна… я не представляю жизни без тебя. Я должен был приехать. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что не все еще потеряно. Попытаться вернуться к тому, на чем мы расстались.

Девушка печально посмотрела на него.

— Проблема в том, — медленно начала она, — что пути назад не существует. Мы все время должны идти вперед, разве не так? Нельзя вернуться к тому, на чем остановился когда-то.

— Ты хочешь сказать, что не простишь меня?

— Видишь ли, я решила выйти за тебя замуж, когда пришло твое письмо с сообщением о разрыве наших отношений. Оно так потрясло меня, что с тех пор я стала другим человеком.

— Ты встретила кого-то другого?

— Я просто не испытываю к тебе прежних чувств. Прости, Дон.

Он молчал, безучастно глядя на клочок травы у ног.

— Понятно, — наконец произнес он. — Я должен дать тебе время. — Он взял девушку за руку, сжал ее и отпустил.

Его прикосновение не вызвало у нее той нервной дрожи, к которой приводил любой контакт с Джейком. Джоанна вздохнула, досадуя на иронию судьбы. Почему она не может принять его обратно и счастливо прожить оставшуюся жизнь? Она сможет еще сыграть роль матери для мальчишек из ее мечты. То, что казалось утраченным навсегда, могло вернуться.

Не то чтобы Дональд совсем ей не нравился. Просто она больше не любила его, а может быть, и никогда не любила. Возможно, она любила самое понятие «любовь». Идею замужества. Желание иметь мужа и собственный дом… А теперь должна отказаться от всего этого из-за угрюмого человека, который мог заставить ее сердце колотиться, как от электрошока.

Возможно, это тоже не любовь. Физическое влечение. Летнее безумие. Как ни называй, но пока это длилось, она не могла думать больше ни о ком другом.

— Кто этот твой деревенский знакомый? — поинтересовался Дональд. — Парень на «лендровере»?

— Владелец фруктового сада по имени Джейк Хадсон, — сухо ответила она. — И определение «деревенский» не очень ему подходит. Помимо сада, у него прелестный старый дом, и управляет он всем практически единолично.

— А мне он показался довольно неотесанным, — удивленно проговорил Дональд.

Раньше Джоанна согласилась бы с ним, но не теперь.

— Он весьма интересен как личность.

— И, по-видимому, мечта многих здешних девушек?

Джоанна сердито вскочила на ноги, и Дональд понял, что зашел слишком далеко.

— Прости. Этот парень действительно твой приятель? Я думал он просто сельскохозяйственный рабочий.

— Мы дружим со всей их семьей, — ответила Джоанна, забыв, что поклялась больше никогда не ходить в «Яблоневый сад». — У Джейка есть старая бабушка и брат. А их сестра Кристина часто бывает у нас. Кевин — ее сын.

— По-видимому, я допустил бестактность. Прости. Это из-за того, что я не люблю, когда вокруг тебя вертятся какие-либо парни. Но это, конечно, не извиняет меня.

Через некоторое время вернулась Ева с детьми. И все отправились домой, расставшись с Дональдом у «Лебедя».

— Загляни к нам попозже, когда дети будут в постели, — предложила Ева.

Дональд с радостью принял приглашение. Когда кузины остались одни, Ева весело поинтересовалась:

— Ну? Все начинается снова?

Джоанна ответила, что предпочла бы, чтобы Дон не приезжал вовсе.

— Ты хочешь наказать его за то, что он заставил тебя страдать? Что ж, не могу тебя винить.

Вряд ли она могла бы так поступить, ответила девушка. Просто она не испытывала к нему прежних чувств. Ей нравится Дональд, но выходить за него замуж она не собирается.

— Не торопись с выводами, дорогая, — посоветовала Ева. — Он больно ранил тебя, такие вещи медленно излечиваются. Если после общения с Доном ты почувствуешь, что не можешь стать его женой, он должен будет смириться с твоим решением и уехать. Улыбнись же! И не тревожься! Все будет хорошо.

Но Джоанна не разделяла оптимизма сестры. Несмотря на жестокие несправедливые слова, сказанные ей Джейком в комнате бабушки, она знала, что забудет их и простит. Любовь ничего не взвешивает и не бывает практичной.

Это был танцевальный вечер в деревенском клубе.

Дональда тоже пригласили, и его не пришлось уговаривать. Он ежедневно приезжал в коттедж «Розмарин», постепенно становясь совершенно незаменимым, развлекая детей, пропалывая и поливая сад, всячески помогая Джоанне в отсутствие Евы, когда та ездила с заказами по деревне.

Операция миссис Браун, несмотря на предсказания мисс Смит, прошла успешно, и она наконец-то пошла на поправку. Мэри сказала, что ее мать скоро выпишут, но, конечно, пройдет еще какое-то время, пока она сможет вернуться в магазин. А тем временем Дональд познакомился с Кристиной, Ларри, Мэри, Мелиссой, мисс Смит и так быстро вошел в жизнь маленького общества, что предложил заменить Еву в поездках за заказами.

Поскольку у детей были каникулы, Ева чувствовала, что оставлять дом только на Джоанну слишком несправедливо, поэтому с облегчением передала свою работу Дональду, который был рад оказать ей эту услугу.

В отношениях с Джоанной он нисколько не продвинулся, но, будучи упорным молодым человеком, решил остаться в деревне до конца летних каникул. Его неожиданно увлек бакалейный бизнес Мэри, он был рад общению с местными жителями, столь разными по своим характерам. Дональд обсуждал с Мэри различные аспекты ее работы, и она находила его помощь весьма полезной, а общество интересным.

Именно Дон посоветовал Мэри отправиться на вечер. Она отказывалась: у нее не было спутника… платья… но потом поддалась на уговоры.

Кристина сказала, что для вечера подойдет любое красивое летнее платье. Танцевальный вечер не носил торжественного характера. Только на рождественский бал все являлись в настоящих вечерних туалетах.

— Джейк сказал, что больше не пойдет ни на один рождественский бал, — смеясь сообщила Кристина. — Он стал слишком широк для своего выходного пиджака, и тот буквально трещит на нем по швам.

— Тогда ему лучше заказать себе новый, — заметила Ева.

— Только не Джейку. Он заявляет, что так редко надевает его, что тот не стоит подобных затрат. Скорее купит себе новые механические ножницы для стрижки изгороди.

Все засмеялись, но Джоанне это показалось довольно грустным. Если бы миссис Хадсон не держала внуков в черном теле, Джейк мог бы позволить себе и ножницы, и новый пиджак.

Она не видела старую даму со времени скандала в ее спальне и избегала посещать «Яблоневый сад», но делала это так искусно, что никто ничего не замечал. Кристина была частым гостем в коттедже «Розмарин». Ларри заглядывал изредка, а со времени приезда Дона и вовсе старался держаться в стороне.

Когда сомнения Мэри относительно ее участия в танцевальном вечере были преодолены, она, поехав навестить мать в Карчестере, купила новое платье и записалась к лучшему парикмахеру города.

Новое голубое платье было столь прелестным, что Мэри почувствовала себя почти такой же беззаботной, как и год назад. Дружеское отношение к ней Кристины, Евы и Джоанны, их помощь во время болезни матери имели для Мэри большое значение. И этот вечер стал для нее целым событием.

Он был событием и для Евы с Джоанной. Их жизнь протекала так тихо и монотонно, что вечер в деревенском клубе казался чем-то захватывающим и неимоверно значительным.

— Это свидетельствует о том, как мы здесь закисли, — сказала Ева. — К тому времени, как вернется Мартин, я превращусь в капусту.

Поскольку Дональд жил в «Лебеде», расположенном через дорогу от лавки Браунов, было решено, что он отвезет Мэри в клуб на своей машине, а Ларри с сестрой захватят Еву и Джоанну.

Намерения же Джейка пока оставались неизвестными. Билеты у него были. Он покупал их, потому что сбор от вечера шел местным благотворительным организациям… Но до самого последнего момента было неясно, придет он или нет.

— В какой-то мере это зависит от того, поедет ли туда Мэвис, — сказала Кристина.

Мелисса Симпсон прибыла в «Розмарин» заранее, чтобы подробно познакомиться со своими обязанностями. Ева объяснила ей, где находится бутылочка для последнего кормления Стефани, и попросила сразу же позвонить в клуб, если что-нибудь случится.

— Идите и веселитесь, дорогая, — добродушно проговорила Мелисса. — Забудьте о своих заботах. Я привыкла возиться с детьми и не первый раз встречаюсь с младенцами.

— Мне бы хотелось, чтобы вы тоже пошли с нами, — сказала Джоанна.

В ответ на слова девушки мисс Симпсон рассмеялась, заявив, что ее танцы уже кончились.

В последнее время Мелисса часто забегала в коттедж, принося книги по ботанике или об окрестностях Эссекса.

Порой, когда Джоанна бывала свободна, Мелисса возила ее к тем или иным достопримечательностям. Девушке нравились такие поездки, это отвлекало ее мысли от Джейка и в то же время приближало ее к нему, поскольку он был так прочно связан с этой землей, что, казалось, составлял с ней единое целое.

Она надеялась увидеть его на вечере и одновременно боялась этого. Стараясь убедить себя, что ей безразлично, если он приедет с Мэвис, девушка была озабочена тем, чтобы не выдать своих чувств.

Лицо миссис Симпсон лучилось добротой, когда она провожала нарядно одетых девушек. Ева была в белом плиссированном платье с золотым пояском, а Джоанна — в зеленом.

В отличие от Мелиссы Мэйбл Смит отказаться от веселья в клубе могла заставить только катастрофа национального масштаба. Она помогала готовить закуски и даже пожертвовала корзинку с фруктами, домашним джемом и цветами. Маленькая женщина сновала повсюду, разглядывая, подслушивая, критикуя, замечая, как составлялись пары и как многие прошлые романы воскресали или уходили в небытие. На ней было ее лучшее черное платье из тафты, служившее ей верой и правдой многие годы и грозившее прослужить еще столько же, прежде чем хозяйка отправит его на дешевую распродажу.

Правда, Ева сочла, что его можно отправить туда прямо сейчас, но Джоанна ее не поддержала.

— Не будем смеяться над ней, Ева, — попросила она. — Бедняжка так довольна собой.

— Но эта ужасная заколка для волос!

— В любом случае лучше, чем ее обычные металлические шпильки.

Джоанна не знала, почему ей не хотелось смеяться над маленькой старой девой. Все ее чувства обострились, и то, что прежде казалось смешным, теперь выглядело трогательным. Вид суетящейся Мэйбл Смит, такой важной в своем вышедшем из моды платье, чуть не заставил ее заплакать. Как глупо! — раздраженно подумала девушка, что со мной происходит?

А Ева уже была окружена толпой знакомых или только желающих познакомиться с ней мужчин. Она оказалась в своей стихии — оживленная, сияющая, прелестная.

— Не правда ли, кузина сегодня очаровательна? — сказала Джоанна Дональду.

— Даже слишком… Мне не хотелось бы иметь такую красивую жену, как Ева, — пояснил он в ответ на ее удивленный взгляд. — Слишком много соперников.

Девушка засмеялась.

— Думаю, Мартину иногда это тоже кажется немного утомительным. Ева не может не очаровывать.

Оркестр — группа приятных молодых людей, приехавших из Карчестера, — заиграл воодушевляющую мелодию.

— Потанцуем, — предложил Дональд.

Сначала партнершей капитана Клунза была Кристина, потом Ева. Ларри пригласил Мэри, а потом перехватил Джоанну у Дональда. Джейка не было.

Меняя одного кавалера за другим, Джоанна бессознательно искала в толпе рыжеволосую голову. Но тщетно. Сердце ее заныло. Хотя если бы он пришел с Мэвис, ей было бы гораздо больнее.

Танцуя с ней в третий раз, Ларри сказал:

— Ты знаешь, по-моему, наша старушка начинает меняться.

— Каким образом?

— Сегодня она спросила меня, не хочу ли я перестать выращивать фрукты, а когда я ответил «нет», неожиданно поинтересовалась, чем бы я занялся, если бы она дала мне денег? Поехал бы вокруг света и, возможно, обосновался бы в Австралии, ответил я. Она пообещала подумать над этим.

— О, Ларри! Не думаю, что ей хочется, чтобы ты жил за границей.

— Да она, возможно, никогда и не расстанется со своими деньгами. Слишком уж долго она прятала их от нас. Только обещала дать, но никогда не давала.

— А что ты стал бы делать за границей?

— Что-нибудь связанное с машинами. У меня нет такой привязанности к земле, как у Джейка.

— А им с Кристиной она тоже дала бы денег?

— Можно только гадать. Но если такое случится, полагаю, поблагодарить за это следовало бы тебя.

— Меня?

Джоанна была взволнована. Неужели ее дерзость была не напрасной и старая дама действительно задумалась?

Сможет ли Джейк тогда изменить свое несправедливое мнение о ней как о «посторонней», которая вмешалась в чужие дела, когда никто ее не просил этого делать?

— Эй, — воскликнул Ларри. — Не смотри на меня такими сияющими и ласковыми глазами. Это может навести на определенные мысли.

С этими словами он наклонился к девушке и поцеловал ее в кончик носа именно в тот момент, когда они оказались около входной двери.

Джоанна взглянула туда, и сердце ее сильно забилось.

Джейк все же пришел на вечер.

Он стоял в дверях и наблюдал за ней.

9

— Ну, — сказала Ева на следующее утро за завтраком, — прошлым вечером я очень довольна, а ты?

— Так себе, — отозвалась Джоанна.

— Послушайте только эту избалованную красотку! В твоем возрасте я наслаждалась каждым танцевальным вечером.

— Послушайте эту древнюю старуху. Можно подумать, тебе сто лет, — засмеялась в ответ Джоанна.

— Увы, я старею. На следующей неделе мне будет уже тридцать. Какой ужас! Но поговорим о вчерашнем вечере. Ты, похоже, большую часть времени провела с Ларри и Дональдом.

Джоанна слегка оживилась. Она была благодарна обоим молодым людям за внимание, надеясь, что их стремление к ее обществу не осталось незамеченным Джейком. Но он весь вечер оставался бесстрастным и равнодушным. Неужели он так и не простил ее за сцену в спальне бабушки? А может быть, все дело в нежностях Ларри или приезде Дональда? Или и в том и в другом? Почему у него такая ужасная привычка появляться на сцене, когда Ларри целует ее? До сих пор было только два таких случая, и Джейк оказался свидетелем обоих.

Он присоединился к их компании вместе с капитаном Клунзом. Капитан великолепно танцевал, но Джоанне он не понравился, хотя она не могла сказать почему. Он с легкостью поддерживал разговор на любую тему, но в конце вечера девушка пришла к выводу, что знает о нем не больше, чем вначале. Но Ева, похоже, симпатизировала Клунзу. И сейчас она с радостью проговорила:

— Капитан пригласил нас с Кристиной на чай. Он несколько раз звал ее к себе, но она всегда уклонялась. А сейчас сказала, что придет, если я тоже пойду. Ты не возражаешь, милочка, если я оставлю тебя одну днем?

Джоанна не возражала, но заметила, что вряд ли разумно поощрять этого мужчину. Еве следовало бы знать, что подобные «дружеские» отношения могут довести до беды.

— Дорогая, — засмеялась Ева, — этот человек интересуется не мной, а Кристиной! И я делаю это только ради нее. Мне очень жаль, что ты не так весело провела вчерашний вечер, хотя впечатление было совсем другое. Тебя заботит Дональд?

Джоанна ответила уклончиво. Как она могла объяснить Еве, что истинная причина ее плохого настроения заключалась в том, что единственный мужчина, с которым она хотела танцевать, ни разу не пригласил ее? Он танцевал с сестрой, с Мэри, с Евой, затем снова с сестрой, но ни разу не попытался опередить Ларри или Дональда, когда те приглашали Джоанну, а затем вообще отказался от танцев, заявив, что слишком плохой танцор. И это было отчасти правдой… А ей так хотелось ощутить себя в его крепких объятиях, быть рядом с ним, знать, что они снова друзья… Но он подпирал стойку в баре, наблюдая за танцующими. За столом он также не сказал ей ни одного слова.

Джоанна не хотела, чтобы Джейк догадался о ее терзаниях, и поэтому старалась казаться веселой и счастливой в обществе Ларри и Дона.

Лишенный своей живописной рабочей одежды, Джейк ухитрялся выделяться в толпе мужчин даже в благопристойном костюме. По-видимому, дело было в гордой посадке головы, в уверенной манере держаться, умении носить пиджак так, будто он был от первоклассного портного. Женщины улыбались ему и искали его внимания, и время от времени он исчезал в саду то с одной, то с другой, заставляя сердце девушки сжиматься от боли.

Мэвис, по-видимому, не пришла. Джоанна была благодарна судьбе уже за такую малость. Вечер выдался для нее утомительным. Ее упорное стремление выглядеть оживленной в то время, как она ощущала себя скорее подавленной, отнимало у девушки много сил, и она мечтала скорее добраться до постели.

Зато мисс Смит была очень оживлена. Вечер обошелся без неприятных сцен или скандалов. Втайне Мэйбл была разочарована, но никогда не призналась бы в этом. Даже Хадсоны, казалось, утратили свой темперамент. И хотя ее корзину с фруктами и цветами выиграла мать Мэвис, миссис Блэкстон, которую она не любила, мисс Смит отправилась домой более или менее удовлетворенная проведенным вечером.

Слова Евы о приближающемся дне рождения напомнили Джоанне, что у нее нет поздравительной открытки. Поэтому девушка обрадовалась, когда кузина попросила ее съездить до ланча в Большой Бакстер за новыми сосками для Стефани. Можно будет купить открытки от себя и детей, и Ева ничего не узнает. Она собиралась отправиться туда на автобусе, взяв с собой Мэнди и Стивена, но пришел старик Джо, чтобы сделать детям качели под грушевым деревом, и они захотели остаться, поэтому девушка решила отправиться в путь на велосипеде.

Выводя велосипед за калитку, старик предупредил, что у того барахлит тормоз.

— О, Джоанна! Это не опасно? — забеспокоилась Ева. — Будь осторожна, дорогая!

Но девушка отмела все сомнения, ведь в Большом Бакстере на дорогах не такое движение, как в Карчестере.

Наслаждаясь свежим воздухом и скоростью, Джоанна миновала гостиницу «Лебедь», где остановился Дональд, и лавку Браунов, где внутри заметила рыжую голову Кристины. Большую часть пути дорога полого поднималась вверх, поэтому отсутствие тормозов не имело большого значения. Можно было легко остановить велосипед в случае необходимости. Малый Бакстер располагался на чем-то вроде плато над устьем реки, но Большой Бакстер находился у реки, и, чтобы попасть туда, нужно было спуститься с высокого холма. Скатываясь вниз, Джоанна почувствовала веселое оживление, будто вновь стала школьницей. Волосы ее развевались на ветру, лицо раскраснелось, глаза сияли…

И именно в этот момент случилась беда. У подножия холма путь ей преградило стадо овец, а Джоанна ехала слишком быстро, чтобы затормозить ногами, как собиралась. Автомобили скопились позади блеющего стада, которое мальчик-пастух и собака пытались согнать с дороги.

Справа от нее высокие деревья окаймляли берег реки с сотнями плавающих лебедей, напоминающих миниатюрную регату. Картина была прелестной, но у Джоанны не было времени восхищаться белоснежными птицами. Во время своего головокружительного спуска она судорожно пыталась определить, как ей лучше всего поступить.

Сейчас я разобьюсь, пронеслось у нее в голове. Я не могу остановиться… Я точно разобьюсь…

Стремясь избежать столкновения с автомобилями, девушка крутанула руль влево, и велосипед запрыгал по ухабам и кочкам, покрытым травой. Спрыгнув с него, Джоанна не удержалась на ногах и упала, а велосипед, проехав еще немного, с грохотом наскочил на какое-то препятствие и опрокинулся.

Оглушенная и испуганная, Джоанна лежала на спине в высокой траве.

Когда она немного пришла в себя, то различила возле себя пару больших коричневых ботинок. Затем глаза ее скользнули чуть выше и обнаружили коричневые вельветовые штаны и голубую рубашку, и надо всем этим загорелое лицо Джейка Хадсона, склонившегося над ней.

— Джоанна! С тобой все в порядке?

Она постаралась сесть.

— Похоже, у меня появилась привычка падать к твоим ногам, — нетвердым голосом сказала девушка, вспомнив их первую встречу, когда она свалилась прямо перед его трактором.

— Ты могла разбиться, — сказал он. — Когда я увидел тебя, несущуюся с холма на этом драндулете, у меня волосы встали дыбом… Тормоза?

— Боюсь, что да, — смиренно согласилась она.

— Тебе должно быть стыдно: в твоем возрасте надо думать, что делаешь, — отругал ее Джейк.

— Но это было грандиозно, — сказала Джоанна, осторожно сгибая и разгибая конечности и радуясь, что они целы. — Полет валькирий ничто по сравнению с моим спуском!

— Это совсем не смешно. — Он мрачно посмотрел на нее.

Но Джоанне хотелось смеяться. Более того, петь. Увидев ее в беде, он поспешил ей на помощь, а сейчас помогал встать на ноги, мягко приговаривая: «Осторожнее».

— Со мной все в порядке, Джейк, в самом деле. Благодарю тебя, — сказала она, отряхивая грязь со своих брюк. — Чего нельзя сказать о бедном старом велосипеде. — Она подошла к месту, где тот лежал. Переднее колесо походило на восьмерку, руль согнулся. — Придется выплатить мистеру Маннингу компенсацию. Мы нашли велосипед в его сарае.

— Вряд ли Маннинг будет беспокоиться из-за этого. Велосипед уже валялся в сарае, когда он купил коттедж, — сказал Джейк, привязывая сломанный велосипед на крышу своего «лендровера», который был припаркован у обочины. — Я отвезу тебя в Большой Бакстер, а потом домой. Мне необходимо зайти к управляющему банком. Надеюсь получить ссуду для исполнения моих грандиозных замыслов. — Он криво улыбнулся. — Залезай.

Девушка повиновалась и ахнула, увидев себя в автомобильном зеркале.

— Боже, какой ужас!

Грязная и растрепанная, она сунула руку в карман брюк за расческой и обнаружила, что потеряла кошелек. Искать его в высокой траве не было времени, и Джейк предложил ей денег взаймы.

— О, спасибо! — воскликнула Джоанна. — В кошельке было всего около пятнадцати шиллингов. Я хотела купить Еве поздравительные открытки — в следующий четверг у нее день рождения.

— Здесь есть маленькая симпатичная гостиница, — заметил Джейк. — Я отвезу тебя туда, чтобы ты умылась и привела себя в порядок. Я обычно оставляю автомобиль во дворе этой гостиницы, а перед тем, как ехать домой, выпиваю там что-нибудь. Ты присоединишься ко мне?

Джоанна с радостью согласилась… потеря пятнадцати шиллингов нисколько не расстроила се. Это была слишком маленькая плата за такую неожиданную удачу!

Они въехали в маленький городок с узкими улочками и старыми домами и остановились у розового здания, крытого красной черепицей, с цветущей геранью и лобелией на окнах.

— Встретимся здесь через полчаса и выпьем что-нибудь, — сказал он. — Возможно, тебе прямо сейчас нужна чашечка кофе. Это падение может быть серьезнее, чем ты думаешь.

Джоанна возразила, что с ней все в порядке. Он не сделал ни одного движения, чтобы вылезти из машины, а она сидела рядом с ним и тоже не шевелилась.

— Бабушка ведет разговоры о финансировании поездки Ларри в Австралию, — неожиданно произнес он. — Ты в курсе?

— Он упоминал об этом во время одного из танцев.

— Полагаю, в значительной степени это твоя заслуга.

— Я боялась, что она никогда не простит меня. И ты тоже, — сказала девушка.

— Да нет, — возразил Джейк. — Я просто хотел объяснить, что меня возмущают всякие попытки убедить бабушку сделать что-то для меня. Ларри — другое дело. Все, что ему надо, это полные руки денег. Но я не нуждаюсь в благосклонности ни бабушки, ни кого-то еще. Понимаешь?

— Понимаю и восхищаюсь тобой! — воскликнула она. — Я чувствую то же самое.

Мрачное выражение его лица смягчилось, и он засмеялся.

— И тем не менее, что именно ты сказала старушке?

Девушка заколебалась, пытаясь припомнить.

— Она говорила, что красота давала ей власть над людьми, когда она была молода. Теперь она утратила молодость и красоту, но сохранила деньги, поэтому может заставить людей плясать под свою дудку. Я сказала, что мне бы это не понравилось.

— Что именно?

— Использовать деньги в качестве хлыста дрессировщика.

— А потом?

— Ах, Джейк, неужели так важно, что именно я сказала?

— Для меня, да.

Она нахмурилась и постаралась припомнить.

— Сказала, что если бы я была на ее месте, то предпочла бы видеть моих внуков пользующимися частью наследства еще при моей жизни и радующимися этому. И вдруг она пришла в ярость и обвинила меня в том, что я охочусь за тобой и за ее деньгами.

— Из того, что я видел во время танцев, — сухо заметил Джейк, — ясно, что тебе нет необходимости охотиться за кем-либо. Твой приятель снова увивается вокруг тебя, и братец Ларри также. Ощущение власти тебе должно быть известно по собственному опыту. Пьянящее ощущение, не правда ли?

— Ты смеешься надо мной.

— Напротив, ты великолепно проводила время.

— Так это выглядело?

— Уверен, так оно было на самом деле.

— Однажды ты сказал мне, что если понравившаяся девушка не хочет встречаться с тобой, ты довольствуешься Мэвис.

— При чем тут это?

— Ты ни разу не пригласил меня танцевать. Поэтому я вынуждена была танцевать с другими.

Лицо мужчины стало задумчивым.

— Ты хорошо танцуешь, а я нет.

— Мог бы пригласить из вежливости, — настаивала она.

— Я не так уж много танцевал.

— Ты получал удовольствие и не танцуя. — Джоанна была уже не рада, что затеяла этот разговор, грозивший перейти в очередную ссору. У нее не было никакого права упрекать его за то, что он сделал или не сделал.

— Во время танцев я выходил в сад покурить.

— Но не один! — не удержалась девушка.

Он расхохотался, взял ее рукой за подбородок и повернул лицом к себе.

— Только не говори, что ты ревновала. Я польщен. В высшей степени польщен! Итак, Дональда и Ларри тебе недостаточно. Твое тщеславие требует, чтобы и я присоединился к этой компании. Прелесть власти опьяняет, не так ли?

— Нет, не так. Ты наговорил мне много жестокого и обидного в «Яблоневом саду». Я понимаю, ты не знал истинного положения вещей. Но ты не спросил меня, как обстояло дело! Гордость Хадсонов, темперамент Хадсонов взяли верх. Не было никакой договоренности с Ларри о встрече. Мне нравится твой брат, но просто как друг. В тот вечер я пришла к вам исключительно по просьбе Кристины.

— Знаю, — произнес он. — Извини меня.

— Прекрасно. — Глаза ее засверкали от нахлынувших чувств. — Великолепно! Наконец-то последовало извинение от главы семейства Хадсонов. Это что-то! Тогда почему ты избегал меня вчера вечером, как будто я прокаженная?

— А ты не понимаешь?

— Я задаю вопрос тебе.

Джейк помолчал, барабаня длинными загорелыми пальцами по рулевому колесу. Потом сказал:

— Помнишь, мисс Смит предупреждала тебя относительно моей репутации?

— Помню, но не верю этому.

— Почему же?

— Потому что я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы понимать, что у тебя довольно странное чувство юмора. Тебе нравится заставлять людей считать тебя хуже, чем ты есть. Шокировать таких простодушных людей, как мисс Смит. Но со мной это не проходит.

Он снова замолчал, барабаня по рулю, как бы подыскивая слова, которые должен был сказать.

— Я рад, что для тебя все обернулось как нельзя лучше, Джоанна, — наконец проговорил он.

— Что ты имеешь в виду?

— Возвращение твоего приятеля.

— Да, конечно, — вздохнула девушка.

— Не говори так печально.

— Все не так просто, как кажется. Я уже не та, что была.

— Похоже, он порядочный парень, — твердо продолжал Джейк. — Прекрасный кандидат в мужья. Почему ты колеблешься?

Девушка посмотрела ему в глаза.

— Ты советуешь мне выйти замуж за Дональда?

— Это хорошая мысль.

— Понимаю, — каким-то чужим голосом произнесла она.

— Нет, — сказал он с неожиданной страстью в голосе, его голубые глаза засверкали, — ты ничего не понимаешь, но это единственный выход…

— Заставить меня не надоедать тебе? Я всегда знала, что ты самонадеянный и нахальный, но это уже предел всему! Пойду выпью кофе… — Она повернулась лицом к дверце машины, любящая и ненавидящая его в одно и то же время.

— Привет! — раздался веселый голос, и Мэвис Блэкстон сунула голову в окно со стороны Джейка, с любопытством оглядывая их обоих.

Джейк, похоже, был рад ее появлению.

— Позаботься, пожалуйста, о Джоанне, Мэвис. Она упала с велосипеда и чувствует легкое недомогание. Я угощу вас обеих чем-нибудь, когда вернусь…

После того как Джоанне удалось ликвидировать последствия падения, они с Мэвис заказали кофе и уселись за столиком на открытом воздухе. Мэвис непринужденно болтала, а Джоанна пыталась поддерживать разговор и не думать о том, что слишком ясно дала понять Джейку, какие чувства испытывает по отношению к нему, и была отвергнута.

Мисс Смит права. Он действительно опасен. Она ничего не могла поделать со своими эмоциями, да и не пыталась. И все, что она получила, — совет выйти замуж за Дональда. Прекрасно, ему не о чем беспокоиться! Гордость есть не только у Хадсонов.

Когда они допили кофе, Мэвис сказала:

— Как жаль, что меня вчера не было на вечере. Джейк пригласил меня, но я не смогла вернуться раньше.

— Да, жаль.

— Там было весело?

— О да, очень весело.

— Много народу?

— Толпа.

— И мисс Смит вырядилась в свое черное платье? — В глазах Мэвис блеснула усмешка. — Бедняжка. Она демонстрирует этот туалет каждый сезон. — И неожиданно, без всякого перехода спросила: — Что ты думаешь о Джейке Хадсоне?

— Нам нравится вся их семья, — осторожно ответила она.

— Нам? — удивилась Мэвис.

— Моей кузине Еве и мне.

— О! Твоя кузина. Она просто красотка. Подумать только, связать себя тремя детьми еще до того, как тебе минуло тридцать. Сочувствую ей.

— Ева не нуждается ни в чьем сочувствии. Она очень счастлива.

— Желаю ей еще больше счастья! — засмеялась Мэвис. — А как дела у тебя? Насколько я знаю, ты тоже собираешься вступить в брак. — И, увидев, как ее слова изумили девушку, снова засмеялась: — Твой приятель остановился в «Лебеде» и помогает Мэри вести дела, пока ее мать болеет. Я могу не слишком часто здесь появляться, но до меня доходят все сплетни. Кстати, о приятелях, — заметила Мэвис оживленно. — Твой как раз приближается к нам. Мне надо сделать кое-какие покупки до возвращения Джейка, поэтому я убегаю. Пока! — И она умчалась, оставив Джоанну одну дожидаться Дональда.

Того приятно удивила теплота ее приветствия. Совет Джейка: «Прекрасный кандидат в мужья. Почему ты колеблешься?» — все еще звучал в ее ушах. И в самом деле, почему? Только потому, что какой-то грубиян самым неожиданным образом заполонил ее сердце и она не может выбросить его оттуда. Но этому можно положить конец.

Поэтому она улыбнулась Дональду и убедила себя, что искренне рада его появлению. Оказывается, позвонив в коттедж, он узнал от Евы, что Джоанна поехала в Большой Бакстер на велосипеде, поэтому решил отправиться туда на машине и привезти ее домой. Уже здесь он встретил Джейка Хадсона и узнал о ее падении.

— Не беспокойся. Со мной уже все в порядке. Я должна зайти в аптеку и еще купить поздравительные открытки. Пошли?

— Твой приятель-садовод что-то говорил о выпивке. Но я сказал, что мы не будем ждать. С тобой правда все в порядке?

— Конечно.

Купив все необходимое, они сели в маленький автомобиль.

Дональд осторожно вел машину по узкой главной улице. Все было почти как прежде. Девушка закрыла глаза.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке? — спросил он.

Она открыла глаза и улыбнулась.

— Только немного синяков. Физических и моральных. Беспокоиться не о чем.

— Но я беспокоюсь, — подчеркнул Дональд. И когда они выехали из города, он остановил машину у реки, по которой плыли лебеди, потом повернулся к ней. — Мы так редко бываем одни. И я должен поговорить с тобой. Ты кажешься мне какой-то очарованной. Похоже, ты даже не осознаешь моего присутствия. Джоанна, он тебе не подходит! Джейк Хадсон великолепный здоровый мужик. Это привлекает женщин, но я не могу молча наблюдать, как ты влюбляешься в этого парня все больше и больше. Неужели ты не понимаешь, что твое чувство к нему сродни тому, что я испытывал к Кейт?

Она задумалась. Возможно, именно сейчас наступило время покончить с иллюзиями и взглянуть правде в лицо.

— Откуда ты знаешь, что я чувствую по отношению к Джейку? Разве это так заметно?

— Конечно нет. Я знаю об этом, потому что люблю тебя и вижу, как ты на него смотришь. Или как ты защищаешь его от малейшей критики. Я схожу с ума от ревности. Позволь мне помочь тебе, Джоанна. Это была просто реакция на то, что я обидел тебя. Это не любовь. Если бы мы объявили о помолвке на Пасху, ничего подобного не произошло бы. Я был дураком, когда поддался на твою просьбу еще подождать.

— По-моему, любовь должна быть достаточно сильной, чтобы устоять перед временными трудностями.

— Но искушение тоже бывает очень сильным. Я был неуверен в твоих чувствах, ощущал себя одиноким, сильно скучал без тебя, поэтому оказался легкой добычей для Кейт. Забудем это и начнем все сначала. — Он обвил рукой талию девушки и привлек ее к себе. — Я люблю тебя, Джоанна. Ты должна поверить мне… Дай мне возможность доказать это.

Его нежность после бесцеремонной реакции Джейка на все ее попытки найти взаимопонимание, как бальзам, пролилась на ее израненное сердце. Зачем стремиться к невозможному, если есть Дональд, готовый все исправить. Девушка почувствовала себя пловцом, нашедшим безопасную гавань.

Он по-прежнему держал ее в объятиях и целовал, боясь спугнуть свое счастье. Не нужно торопить события. Джоанна все еще не была уверена ни в нем, ни в себе. И все же, возвращаясь в гостиницу, Дональд чувствовал себя таким довольным, каким ни разу не был в течение последних недель.

10

Днем Ева объявила, что везет детей на чай в «Яблоневый сад».

— Ты едешь с нами? — поинтересовалась она у кузины.

Джоанна отказалась. Дональд предложил ей прогуляться, и она обещала подумать. Ева была довольна улучшением отношений между кузиной и Доном. Она улыбнулась.

— Конечно, иди, дорогая. Ты не понадобишься мне, пока не наступит время укладывать детей спать.

— Я приду гораздо раньше, — пообещала Джоанна.

Мэнди и Стивен, увлеченные качелями, не хотели покидать их, но тем не менее через пять минут умытые и причесанные отбыли в гости.

Джоанна отправилась в сад, чтобы снять с веревки белье. Легкий ветерок, который утром привел ее в радостное настроение, окреп и превратился в сильный ветер, вырвавший из ее рук крошечные шерстяные носочки Стефани. Они перелетели через живую изгородь на соседнюю территорию. Поставив корзину для белья на траву, девушка отправилась на их поиски и, подойдя к изгороди, увидела Джейка.

Он ходил вдоль штабелей деревянных ящиков, отбирая те, которые были уже ни на что не пригодны. Но, когда Джоанна подошла к нему, он стоял, угрюмо уставившись в пространство.

— Привет, — нервно сказала девушка. — Не знала, что ты здесь.

— Надеюсь, ты благополучно добралась до дома со своим парнем. Как ты себя чувствуешь после падения?

— Спасибо, неплохо. Несколько синяков, и слегка побаливает один локоть. Но в общем-то ничего серьезного.

Они беседовали непринужденно и вежливо, но в ее глазах застыла настороженность, он же выглядел спокойным.

— Кстати, — сказала Джоанна после того, как объяснила свое появление на его территории и нашла носочки, — я обдумала твои слова и решила принять твой совет.

— Какой совет? — недоуменно спросил Джейк.

— Относительно Дональда.

— Решила выйти за него замуж? Думаю, это мудрое решение.

— Я рада, что ты его одобряешь.

— Надеюсь, вы будете счастливы.

— Спасибо.

И он снова принялся пересматривать ящики.

— На следующей неделе мы начинаем собирать урожай. Затем, вплоть до октября, будем сортировать и готовить яблоки для продажи.

— Это будет трудное время.

— А кроме тех, что пойдут на рынок, я сохраню тысячу бушелей для рождественской продажи.

— В самом деле?

Диалог стал напряженным, и Джоанна, пробормотав что-то относительно ожидающих ее дел, повернулась, чтобы уйти.

Посмотрев вслед стройной девичьей фигурке в зеленых брюках и желтой блузке, Джейк поднял один из ящиков и с ненужной силой швырнул его под навес, где он разбился о противоположную стену.

Девушка не оглянулась. Неожиданная встреча помогла ей справиться со своими эмоциями.

Она поднялась наверх, чтобы подготовиться к свиданию с Дональдом. Он просил позвонить ему, если она решит принять его приглашение, но девушке захотелось пройтись до «Лебедя» и встретиться с ним там. Она переоделась в легкое платье с мелкими голубыми цветочками на белом фоне, расчесала светлые волосы и сказала себе, что рада тому, что к ней вернулось самообладание.

Джоанна выпустила Перкинс на улицу, заперла коттедж и сунула ключ под коврик. Когда она открыла калитку, Джейк выводил свой «лендровер» на дорогу.

— Подвезти тебя? Я еду в деревню.

Девушка заколебалась.

— Подбросишь меня до «Лебедя»?

— Конечно.

Они быстро проехали через деревню, миновали магазин Мэри, гостиницу, но не остановились.

— Ты проехал «Лебедь», — заметила девушка.

— Знаю.

— Куда ты едешь?

— Куда-нибудь.

— Не понимаю… — Джоанна озадаченно посмотрела на него.

— Ты похищена, — объявил Джейк.

Девушка принужденно засмеялась.

— Сейчас не время для игр. У меня свидание.

— С ним?

— Конечно.

— Я догадался. Внезапное озарение… знаешь ли…

Он остановил машину на дороге, ведущей к устью, вытер платком лоб, затем заговорил:

— Мной овладело безумное желание похитить тебя, отвезти в мое тайное убежище. Инстинкт пещерного человека. У меня есть старая баржа, внизу на болотах. Для плавания она уже не годится, но вполне подходит для уик-энда.

Девушка уставилась на него.

— Ты сошел с ума?

— Возможно.

В рабочей одежде он выглядел неряшливым, но все равно восхитительным. И сердце девушки учащенно забилось.

— Ты советовал мне помириться с Дональдом… — дрожащим голосом сказала она.

— Знаю. И по-прежнему советую.

— Неужели?

— Все, что я могу предложить тебе, — это любовная связь, — жестко сказал он. — А это не устроит тебя, не так ли?

Несмотря на теплый день, девушка вздрогнула.

— Почему только любовную связь?

— Потому что я не свободен, чтобы предложить тебе что-нибудь более долгосрочное.

— Не свободен? Ты имеешь в виду… — Она повернулась нему с широко раскрытыми глазами.

— Выходи замуж за своего школьного учителя и живи с ним долго и счастливо. А когда станешь молодой матерью семейства, пусть тебя не смущают мысли о грубияне, в котором все-таки возобладали лучшие чувства.

Она почти не слушала его, думая о своем.

— Почему ты не свободен?

— Какое это имеет значение? Я устал от обязательств, от которых не могу уклониться. Я бы очень хотел попросить тебя стать моей женой, Джоанна, но…

— Пожалуйста, не извиняйся, — сухо прервала она его, — за то, что не сделал мне предложения. Вот, значит, как ты охлаждаешь пыл девушек, достаточно глупых, чтобы влюбиться в тебя? Ты наслаждаешься своей властью, притягивая их, как лампа мошек. Но есть одна мошка, которая не хочет быть спаленной. Поехали назад, к «Лебедю». Меня ждет Дональд.

— Джоанна! — воскликнул он. — Это не игра. Если бы я мог жениться, у твоего Дональда не было бы никаких шансов.

— Ты слишком уверен в себе.

— Неужели слишком?

Неожиданно она оказалась в его объятиях, его губы жадно прижались к ее губам, а тело — к ее телу. Девушка чуть не потеряла сознание от ощущения невероятного блаженства, возбужденная бешеным биением его сердца рядом со своим собственным. Потом так же неожиданно он отпустил ее.

— Извини. Мне не следовало делать этого.

— Да, — дрожащим голосом сказала она.

Он нашел место, чтобы развернуться, и поехал обратно.

— Подожди, — сказала она. — Это все меняет.

— Ничего это не меняет, — возразил он. — Между нами существует сильное влечение, Джоанна, которое вспыхивает при каждой нашей встрече. Я не танцевал с тобой прошлой ночью, потому что не был уверен, смогу ли совладать с собой, держа тебя в объятиях… В будущем постараюсь держаться от тебя подальше, — сказал он и добавил: — Мне поможет Мэвис.

— Почему ты так жесток со мной?! — закричала она. — Я… я не вынесу мысли о том, что ты будешь с Мэвис.

— Ты думаешь, мне нравится, что ты возвращаешься к Дональду?

— Ты сам посоветовал мне.

— Не потому, что эта идея доставляет мне удовольствие. Я просто считаю, что так будет лучше.

Глаза девушки наполнились слезами. Он мягко посмотрел на нее.

— Джоанна, не надо так. Не усложняй все еще больше.

— Но я могла бы подождать, — прошептала она, ее гордость не смогла устоять перед его голосом, говорящим «дорогая».

Он снял одну руку с руля и накрыл ею руки девушки.

— И как долго ты смогла бы ждать?

— Всю жизнь, если нужно.

Он убрал руку, внезапно рассердившись.

— Будь взрослой. Посмотри в лицо фактам. Мы не романтики, видящие жизнь в радужном цвете. Она такова, какой мы ее делаем. Тебе нужен муж, дети, дом и стабильность. Я не в силах предложить тебе это. А этот парень свободен. Вот и все.

— Причина, по которой ты не свободен, женщина? — Ей необходимо было знать это.

— Да, — коротко ответил он.

Девушка прерывисто вздохнула.

— Что ж, полагаю, больше говорить не о чем.

— Да, не о чем.

Он остановился у гостиницы и, когда она вышла из машины, грустно произнес:

— Мне очень жаль, Джоанна, поверь.

— Не беспокойся. Подобное часто случается.

— Проклятье, — пробормотал Джейк и резко рванул «лендровер» с места.

В свой тридцатый день рождения Ева выбралась из постели в плохом настроении.

Прощай, молодость, сказала она, разглядывая себя в зеркале, которое, впрочем, говорило ей совсем об обратном. Прекрасный цвет лица. Ни единого седого волоса.

Она подошла к календарю, висящему на стене, и подсчитала недели, остающиеся до возвращения Мартина. Ева уже начала уставать от деревни и ее обитателей: любопытной мисс Смит, Мелиссы с ее громким голосом и нелепыми брошюрами и других. Без Мартина она чувствовала себя как корабль без руля и без ветрил.

Она радовалась, что дела у Джоанны и Дональда, казалось, пошли на лад, хотела помочь капитану Клунзу с Кристиной, хотя все это было довольно утомительно. Они были на чаепитии у капитана, потом она принимала их обоих у себя в коттедже, роман вроде бы завязался, но в утро своего тридцатилетия Ева почувствовала, что ей все надоели, даже Джоанна, которая была такой милой и старательной.

По-видимому, она просто устала быть соломенной вдовой, и с все возрастающей тоской ждала возвращения мужа. Ей хотелось любить и быть любимой.

В эту минуту за дверью послышались голоса Мэнди и Стивена:

— С днем рождения тебя… с днем рождения тебя… с днем рождения, дорогая мамочка!

Ева распахнула дверь, чтобы обнять и поцеловать детей, упрекая себя за хандру. Она должна быть благодарна судьбе, такой благосклонной к ней в отличие от других местных женщин: одинокой мисс Смит, преданной и брошенной Кристины, Мэри Браун, которой приходится, как рабыне, трудиться весь день в деревенской лавке.

Спустившись вниз, Ева обнаружила у своей тарелки целую кучу поздравлений и письмо от Мартина и услышала, что на завтрак готовится бекон с грибами, которые утром собрали дети в обществе Джоанны и мисс Смит, бдительно следившей, чтобы они не сорвали что-нибудь ядовитое.

— Как чудесно, дорогие! — воскликнула Ева, питающая слабость к грибам.

Среди поздравлений было много открыток от местных жителей — их новых знакомых.

— Мы всем рассказывали, что у тебя сегодня день рождения, — гордо заявила Мэнди.

Пока новорожденная в кругу семьи наслаждалась праздничным завтраком, около калитки остановился фургон цветочного магазина и водитель внес в дом огромный букет, заказанный Мартином по телефону.

Попозже забежала мисс Смит с банками домашнего варенья и тоже стала восхищаться цветами, которые явственно подтверждали существование мужа Евы. Разумеется, она знала от работников почты, что миссис Сэнгстер регулярно получает письма из-за границы, но в наше время столько браков разрушается, что сомнения все же оставались.

В первой половине дня Ева, захватив старших детей, отправилась в «Яблоневый сад».

— Все домашние дела сегодня делаю я, — заявила Джоанна. — Сегодня твой праздник, ты королева. — И она принялась готовить для ланча жареного цыпленка с молодой картошкой, а также свежую малину со сливками на десерт.

Девушка возилась на кухне, когда появился неожиданный посетитель — капитан Клунз с красивой коробкой шоколадных конфет. Он был явно раздосадован отсутствием Евы.

Капитан хотел узнать, не согласится ли миссис Сэнгстер отметить сегодня с ним в клубе свой день рождения. В половине седьмого он бы заехал за ней. С этими словами он удалился.

Ева была приятно удивлена и обрадована.

— Какие конфеты! Это так мило с его стороны! Дети будут в восторге.

— Он сказал, что это подарок для тебя, — напомнила Джоанна. — Пожалуйста, будь осторожна с ним, дорогая.

Кузина в ответ засмеялась и пожала плечами.

— Право, Джоанна! Как ты можешь быть такой подозрительной? Ведь сегодня мой день рождения. Я уже почти забыла вкус шампанского! Ты тоже можешь пойти. Мы попросим Мелиссу часок посидеть с детьми.

Но Мелисса отправилась в очередную экспедицию.

Джоанна успокоила Еву, сказав, что прекрасно проведет время одна: у нее есть вязанье, нужно написать несколько писем и прочесть новую книгу, взятую у Мелиссы.

— Я не задержусь долго, — пообещала Ева, уезжая. — Я знаю, Мартин не стал бы возражать. Он прислал мне очень милое письмо и сказал, чтобы я не забывала о развлечениях!

Покончив с письмами, Джоанна принялась довязывать свитер, решив в конце концов подарить его Дональду.

Гостиная была насыщена ароматом цветов, полученных от Мартина, и украшена множеством поздравительных открыток. Эмоции девушки улеглись, и она стала, как обычно, спокойной и рассудительной. Она больше не видела Джейка, и, хотя ее сердце все еще учащенно билось при воспоминании о мгновениях, проведенных в его объятиях, она твердо решила забыть обо всем.

Она встала, чтобы включить радиоприемник, надеясь услышать что-либо из своих любимых мелодий, и в этот момент услышала, как хлопнула калитка. К удивлению Джоанны, на тропинке, ведущей к дому, появилась Мэвис Блэкстон.

На ней было платье в красно-белую полоску.

Она выглядела весьма эффектно. Темные волосы и алые губы, выделяющиеся на фоне кремовой кожи, делали ее похожей на яркий тепличный цветок — магнолию или орхидею. В сравнении с ней девушка казалась себе примулой.

— Я принесла вот это. — И Мэвис протянула Джоанне кошелек, потерянный в день падения с велосипеда.

— Где ты нашла его? — спросила пораженная Джоанна. — Я уже забыла о нем.

— Он завалился за спинку переднего сиденья «лендровера». Я как раз была в «Яблоневом саду» и предложила занести его тебе, раз уж все равно ехала мимо.

— Я думала, что уронила его, когда упала, — сказала Джоанна. — Должно быть, он выскользнул из кармана брюк, когда я садилась в машину.

— Могу я войти? — поинтересовалась Мэвис.

— Да, конечно. Я думала, что тебя ждет Джейк. — Самообладание покинуло Джоанну.

— О нет! Я приехала на машине моего отца. Джейк уехал на какую-то сельскохозяйственную выставку. Кристина при мне упомянула о находке… и я предложила свою помощь.

Джоанна провела Мэвис в гостиную, и та сразу же перешла к делу.

— Что для тебя значит Джейк Хадсон? — резко спросила она, а так как Джоанна не торопилась с ответом, добавила: — Ты не должна обижаться, что я спрашиваю об этом. Видишь ли, я знаю Хадсонов всю мою жизнь, и Джейк для меня человек особый. Когда мы были детьми, он носил мои школьные учебники, именно он пригласил меня на мой первый танец, и он был первым парнем, который поцеловал меня. Другие мужчины приходят и уходят, но Джейк всегда остается в моей жизни.

Джоанна молча слушала, гадая, к чему весь этот разговор.

— Ты кажешься мне милой девушкой, — продолжала Мэвис. — Не знаю, что происходит между вами, но это должно прекратиться. Понятно? — Ее темные глаза внезапно стали жесткими.

— Какое право ты имеешь так разговаривать со мной?

— Самое прямое, — ответила Мэвис. — Я его жена.

У Джоанны возникло ощущение, словно ее ударили чем-то тяжелым по голове. Мысли бросились врассыпную. Джейк сказал, что не свободен из-за какой-то женщины. Она допускала, что у него есть жена, но не Мэвис! Он так пренебрежительно вел себя по отношению к этой девушке, говорил, что слишком долгое общение с ней утомляет! Но всегда возвращался к ней!

— Послушай, дорогая, — ласково проговорила Мэвис. — У тебя есть прекрасный молодой человек. Извини, что я расстроила тебя, но ты же понимаешь, нужно было что-то предпринять, пока дело не зашло слишком далеко.

— Да, да, конечно. Но как вам удалось держать все это в тайне? Неужели никто ничего не знает?

— Это долгая история, — начала Мэвис. — Мои родители не одобряют Джейка. Если бы я сообщила им, что собираюсь за него замуж, они сразу же прекратили бы выплачивать мне содержание, а это означало бы конец моей карьеры. Я самолюбива и стремлюсь сделать имя в шоу-бизнесе. Я сказала Джейку, что выйду за него замуж только при условии, что буду вести свою собственную жизнь и мы сохраним брак в тайне. Я не собиралась жить в «Яблоневом саду», где хозяйство ведет Кристина, а всем распоряжается эта ужасная старуха. Возможно, когда-нибудь… Во всяком случае нас это устраивает. Несколько медовых месяцев, проведенных где и когда нам захочется… — Ее черные глаза заблестели. — Забавно, правда? Мы разумные люди с современными взглядами. Мы оба свободны в выборе друзей противоположного пола, но в данном случае я поняла, что должна пресечь вашу дружбу. Ничего, если я закурю?

Джоанна была потрясена.

— Конечно, пожалуйста.

Мэвис внимательно посмотрела на нее.

— Надеюсь, ты сохранишь наш секрет. Если это обнаружится, с моей карьерой будет покончено. Ты ведь никому не скажешь, правда?

Под ее доверительным тоном чувствовалось плохо скрытое беспокойство. Джоанна быстро проговорила:

— Спасибо, что сказала об этом. С моей стороны тебе нечего опасаться. Джейк говорил, что не свободен. — Она храбро улыбнулась. — Мы просто друзья, как говорят в кино.

— О, я совсем не опасаюсь, — ответила Мэвис, гордость которой была уязвлена. — Просто хотела помочь твоему милому молодому человеку.

— Почему ты так о нем беспокоишься?

Мэвис заколебалась.

— Мэри рассказывала мне, — начала она, — что Дональд делится с ней своими проблемами, и она пытается помочь ему: он был так добр во время болезни ее матери. Он считает, что ты увлечена Джейком и поэтому не можешь принять решение. Вот я и посчитала своим долгом просветить тебя.

Девушка возмущенно поднялась со своего места.

— Как бы мне хотелось, чтобы люди занимались только собственными делами!

Все вдруг стало банальным и омерзительным. Ее чистое чувство к Джейку оказалось втоптанным в грязь. Интрижка с женатым мужчиной. Оскорбленная жена, вынужденная вмешаться… Дональд, откровенничающий с Мэри… Мэри, сплетничающая с Мэвис… Мэвис…

Но у Мэвис было полное право прийти к ней. Джейк не сказал ей правду, потому что обещал молчать… Мэвис оказалась единственным человеком, способным прояснить обстановку, и она это сделала.

Когда Мэвис ушла, Джоанна снова села в тихой гостиной, невидящими глазами глядя в сад. Она чувствовала себя опустошенной. Скорей бы вернулась домой Ева и отвлекла бы ее мысли от откровений Мэвис. Уже стемнело. На небе взошла огромная бледная луна, превратив сад в сказочную фантазию в серебряных и сине-черных тонах.

Джоанна начала беспокоиться. Ева отправилась в клуб ненадолго и собиралась через час вернуться. Встав в дверях, девушка напряженно вслушивалась в тишину ночи в надежде услышать шум приближающейся машины, но деревня, казалось, погрузилась в глубокий сон.

Была уже почти полночь… Не могло ли чего-нибудь произойти? Беспокойство за Еву полностью вытеснило мысли о визите Мэвис.

Девушка пыталась подавить растущую панику. Время от времени она подходила к двери и наконец уловила долгожданный шум мотора. Послышался приглушенный гул голосов и быстрые шаги по тропинке.

— Наконец-то! — воскликнула Джоанна с упреком. — Где ты пропадала столько времени?

Бросив сумочку на стол, Ева упала в ближайшее кресло. Ее платье было порвано на плече, с талии свисали остатки смятых гвоздик, на одной ноге отсутствовала туфля.

— Этот отвратительный человек!.. — воскликнула она.

— Какой человек? Пожалуйста, Ева, скажи, что случилось?

— Мне следовало знать! Я должна была догадаться… ну почему я такая доверчивая?!

— Не пугай меня, — взволнованно проговорила Джоанна. — Это был капитан Клунз? Да? Мне он никогда не нравился. О, Ева, что он сделал? — Но Ева только закрыла лицо руками и разрыдалась. — Он приставал к тебе?

— Можно и так назвать. Хотя скорее это напоминало схватку борцов, пока мне под руку не подвернулся гаечный ключ и я не ударила его по голове.

— О, дорогая. Как? Где это произошло?

— Я чувствую себя такой грязной, — плакала несчастная женщина. — До сих пор ощущаю прикосновения его мерзких рук.

— Но с тобой все в порядке?

— Меня не постигла судьба худшая, чем смерть, если ты это имеешь в виду.

Джоанна быстро налила еще одну чашку кофе, жалея, что у нее отсутствует бренди старой миссис Хадсон.

— Выпей это, — твердо сказала она.

Ева вытерла глаза, высморкалась и отбросила назад спутанные волосы.

— Прости, я веду себя как перепуганная школьница. Я хорошо провела время в клубе, но когда мы возвращались, капитан предложил спуститься к устью реки, чтобы полюбоваться лунным светом. Ночь была такой восхитительной.

— О, Ева! Устье в лунном свете!

— Знаю. Но я думала, что все будет в порядке, и только сказала ему, что не могу надолго задерживаться. Когда столько слышишь о красоте этого места при луне, то невольно хочется увидеть эту волшебную картину. Я чувствую себя такой дурой! Ты ведь предупреждала меня! Ах, Джоанна, устье в лунном свете действительно было прекрасно, но когда он заговорил, я просто не поверила своим ушам. Он хотел, чтобы я уехала с ним…

— Уехала с ним? — недоуменно переспросила Джоанна.

— Да. Сказал, что собирается продать бунгало и поселиться во Франции. Ему нравилась Кристина, но с тех пор, как он встретил меня, он уже не мог думать ни о ком другом. Против детей он не возражал: я могла взять их с собой… а когда Мартин дал бы мне развод, мы поженились бы.

— И он действительно полагал, что ты поедешь с ним?

— По-видимому, да. Я напомнила ему, что вполне счастлива в браке, не очень-то принимая поначалу его всерьез. Но он стал говорить ужасные вещи. Ругал Мартина, который оставил меня одну на шесть месяцев. Обещал мне все, что я пожелаю: деньги, драгоценности. Но когда я заявила, что не оставлю мужа, он вышел из себя и обвинил меня в том, что я намеренно завлекала его, что… что… я даже не могу повторить его слова. В общем, он поклялся, что заставит меня заплатить за это. Ни одной женщине не удастся безнаказанно сделать из него дурака, заявил он и, схватив меня, начал целовать…

— О, Ева!

— Тут я по-настоящему испугалась, закричала, попыталась открыть дверцу, вырваться. Потом нашла гаечный ключ, ударила его, выскочила из машины и побежала. Тогда я и потеряла туфлю. Подъем был таким крутым и высоким, что я споткнулась и упала, и тут он снова поймал меня.

Она поднесла к губам чашку, ее зубы застучали о ее край. Джоанна успокаивающе положила руку ей на плечо.

— Ничего больше не говори, если это тебя так расстраивает.

— А потом на сцене появился Ларри… — все-таки продолжила Ева.

— Ларри?

— Да. Бог знает что он делал там в такое время, но я была слишком благодарна ему, чтобы интересоваться. Капитан постарался сгладить ситуацию. Сказал, что я слишком много выпила и впала в истерику… Ларри привез меня домой, неизвестно, что он подумал обо всем этом. Я сказала ему только то, что сочла необходимым, и просила молчать о происшедшем. Не хочу, чтобы эта история гуляла по деревне.

— Надеюсь, этого не случится!

— Думаю, мы можем доверять Ларри. Ах, Джоанна, я получила урок. Никогда больше я не буду вести себя так глупо!

Позже, стоя у открытого окна спальни, Джоанна с тоской глядела на луну, заливающую все серебряным светом, и размышляла о своих собственных сердечных проблемах.

Был ли сейчас Джейк вместе с Мэвис? На той барже, которую он упомянул? Не она ли была их тайным пристанищем? «Несколько медовых месяцев, проведенных где и когда нам захочется…» — вспомнила она.

Потом перед ней возникло расстроенное лицо Джейка, и она услышала его голос: «Джоанна, дорогая. Не усложняй все еще больше…»

Что-то не совмещалось в этих двух картинках.

11

Вскоре после ночного инцидента, произошедшего с Евой, они услышали от Мелиссы, что бедный капитан Клунз в темноте натолкнулся на дверь, разбил нос и посадил под глазом синяк. И хотя в том, что случилось с Евой, смешного было мало, картина, нарисованная Мелиссой, развеселила девушек.

Жизнь текла достаточно спокойно, пока однажды утром в коттедже не появилась мисс Смит и не огорошила их сообщением:

— Я только что встретила священника. Думаю, вы должны знать. Она умерла.

Ева в ужасе уставилась на нее.

— Надеюсь, вы говорите не о матери Мэри Браун?

— Нет, дорогая, конечно нет. Жена Алана Маннинга. Священник получил от него письмо. Интересно, знает ли об этом Кристина. — И она снова умчалась, страстно желая первой разнести новость по деревне.

Но Кристина уже узнала об этом от собственной бабушки, которой принесла завтрак.

— Напиши мистеру Маннингу и вырази соболезнование от всех нас, — велела старуха.

Кристина ответила, что не любит писать подобные письма, поэтому попросит сделать это Джейка как главу семьи.

— Не думаю, что он вернется сюда, — пробормотала старая дама. — Ведь он купил этот коттедж только из-за жены. Теперь он продаст его. Где мои зубы? Поторопись, девочка, а то завтрак совсем остынет.

Сделав все, что от нее требовалось, Кристина поспешила уйти. Ей хотелось обдумать случившееся вдали от проницательных глаз бабушки и ее острого языка.

Сообщение о смерти жены Алана взволновало ее. Но благородство не позволило ей воспользоваться этим как предлогом, чтобы напомнить о себе. Как стала бы она выражать соболезнования, зная, что этот брак долгие годы был просто фикцией? Алан поймет, почему она не написала ему лично. Он знает, где найти ее в случае необходимости. Знает, как много для нее значила его дружба. Ей остается только терпеливо ждать…

Несколько дней спустя Кристина пришла на чашку чая в коттедж «Розмарин». Джоанна, отправившаяся с Мелиссой в очередной поход за растениями, пообещала вернуться вовремя, чтобы уложить старших детей в постель. Дональд поехал на денек в Лондон навестить родителей, и девушка была рада, обнаружив, что скучает без него.

В конце концов все к лучшему, сказала она себе. Видимо, она на самом деле любит Дональда. Он был к ней так добр и внимателен, так старался загладить нанесенную обиду. Они все начнут сначала. Поселятся в маленьком домике, который выделят Дональду, когда он женится. Она познакомится с его коллегами и будет принимать активное участие в школьной жизни. Больше она не будет думать о Джейке. Он женат. Он принадлежит другой женщине.

Но если в течение дня она не позволяла себе вспоминать о Джейке Хадсоне, то сны контролировать была не в силах. И когда он появлялся там, девушка просыпалась в слезах.

Ева сама предложила Джоанне отправиться на прогулку с Мелиссой. Ей хотелось побыть наедине с Кристиной и узнать, какие отношения связывали девушку с Аланом Маннингом, хотя напрямую спросить она не осмеливалась.

— У меня возникла мысль устроить вечеринку, — сказала Ева, когда они уселись в шезлонгах на лужайке. — Все были так милы со мной в день моего рождения, и я чувствую себя в долгу. Надеюсь, Кристина, ты придешь вместе со своими братьями.

— Но мы не сможем оставить бабушку и Кевина одних.

— Возьмите их с собой.

— Но бабушка уже много лет никуда не ходит с визитами, — засмеялась Кристина. — Хотя надо попробовать пригласить ее, посмотрим, как она на это среагирует.

— А Кевин сможет на ночь остаться здесь.

— Идея хорошая. Но бабушка может сказать или сделать что-то такое, что испортит вечер.

Ева сказала, что готова рискнуть.

— Я уже так привыкла к вам, что буду скучать, когда вы уедете отсюда, — призналась Кристина.

— Ты сможешь навестить нас в Хэмпстеде. Осталось только четыре недели до возвращения Мартина. У меня есть чудесный план: я встречу его в аэропорту, потом обед, театр, номер в хорошем отеле, где мы останемся на ночь. Я специально хочу съездить в Лондон, чтобы сделать все приготовления и купить себе что-нибудь новенькое. Для Мартина это будет сюрпризом! Второй медовый месяц… хотя бы одни сутки я не буду чувствовать себя замученной заботами матерью троих детей.

— Замученной заботами? Да ты так красива, Ева!

— О, благодарю тебя! Но ты и сама очень хорошенькая.

— Я? — Кристина пожала плечами. — Кого это волнует?

— Меня. Ты слишком молода, чтобы списывать себя со счетов. Если ты немного позаботишься о себе, то просто расцветешь!

— А ты мне поможешь? — застенчиво взглянула на нее Кристина, втайне надеявшаяся, что Алан может вернуться. — Для твоей вечеринки я хочу сшить себе новое платье.

— Конечно, дорогая, — с энтузиазмом откликнулась Ева. — У меня есть прелестная выкройка. Я покажу тебе… — Она быстро скрылась в доме и вернулась с кипой выкроек и журналов мод.

Они так увлеклись обсуждением фасонов, что не заметили, как заскрипела калитка и на лужайке появился Кевин.

Мальчик остановился, напряженно глядя на них. Вид у него был испуганный и дерзкий в одно и то же время.

— Стивен в колодце, — выпалил он.

Но Ева и Кристина, занятые своими проблемами, не обратили никакого внимания на его слова.

— Не мешай, Кевин, — отмахнулась его мать. А Ева пробормотала:

— Иди поиграй со Стивеном, дорогой…

Но через мгновение смысл сказанного ребенком дошел до обеих, и они одновременно вскрикнули:

— Что ты сказал?

— Он показывал мне, где мисс Симпсон хранит молоко, и упал…

Мгновенно вскочив с кресла, Ева пронеслась через лужайку и выскочила за калитку, прежде чем мальчик закончил говорить. Перебежав через дорогу, она кинулась в маленький садик Мелиссы, страшась того, что может увидеть.

Крышка с колодца была сдвинута, и, посмотрев вниз, Ева увидела своего сына, отчаянно цепляющегося за веревку в нескольких дюймах от черной поверхности воды. Под тяжестью тела ребенка веревка туго натянулась и врезалась в каменный край колодца, грозя в любой момент оборваться.

— Мама! Мама! — кричал мальчик.

Громадным усилием воли Ева заставила свой голос звучать спокойно.

— Не волнуйся, дорогой! Держись крепче. Сейчас мама тебя вытащит.

Перегнувшись через край, Ева ухватила одну из ручек сына, но он был слишком тяжел для нее одной.

К счастью, подбежала Кристина, и совместными усилиями они вытащили Стивена из колодца. Все трое пали на траву, не в состоянии вымолвить ни слова на глазах изумленного Кевина.

Стивен первым пришел в себя.

— Мисс Симпсон говорит, что никто не знает, насколько глубок этот колодец.

Ева почувствовала, как при мысли о том, что могло произойти, ее охватывает ужас, однако он быстро перешел в гнев.

— Отвратительные дети, вы оба! — закричала она. — Что вам было нужно в саду мисс Симпсон? Стивен, тебе же не разрешалось ходить сюда в ее отсутствие. Ты мог утонуть! — Голос ее сорвался.

— Успокойся, Ева. — Кристина положила руку ей на плечо.

— Как это произошло? — настаивала Ева.

— Я рассказал Кевину, что мисс Симпсон держит продукты в колодце, но он не поверил мне, тогда я решил показать ему корзину. Когда я нагнулся, чтобы вытащить ее, он толкнул меня.

Обе женщины уставились на Кевина.

— Это была просто шутка. Я не хотел, чтобы он упал. Пошли, Стив!

— Нет, Кевин! — крикнула Ева. — Ты останешься здесь и выслушаешь меня. По твоей вине Стивен чуть не утонул, и ты даже не хочешь извиниться?

— Мальчики есть мальчики, — примирительно начала Кристина, убрав руку с плеча Евы.

— Разумеется, — вспыхнула та. — И дело родителей следить, чтобы они не превратились в маленьких хулиганов.

— Но они в равной степени виноваты. Ведь это Стивен предложил пойти к колодцу.

— Только потому, что Кевин не поверил ему. Но не будем больше говорить об этом. Мы обе расстроены. Спасибо тебе за помощь. Думаю, что несколько дней мальчики должны провести врозь. Возможно, так они лучше осознают свой проступок.

— Как хочешь, — ответила Кристина. — Кевин, пошли. Мы возвращаемся домой.

— Но я хочу играть со Стивом!

— Не сейчас, — твердо возразила Ева. — В наказание за ваше непослушание ты не будешь играть с ним, пока я не разрешу. А ты, Стивен, иди домой и жди меня там.

Когда они ушли, Ева повернулась к Кристине.

— Мои дети по крайней мере послушны.

— А Кевин, по-твоему, нет?

— Ну, дорогая, что бы ты ни делала, он все равно поступает как хочет. Я понимаю, женщине трудно одной воспитывать мальчиков. Они нуждаются в отцовской руке.

Кристина вздернула подбородок.

— Этого ты могла и не говорить, — горько сказала она, поворачиваясь, чтобы уйти.

Ева отшатнулась как от удара.

— Кристина, вернись! Дорогая, прости меня, я не имела в виду… Кристина!

Но Кристина даже не обернулась, и Ева, пожав плечами, направилась к коттеджу. Даже самые милые и добрые женщины становятся тигрицами, когда речь заходит об их детях. И Ева с Кристиной не были исключениями.

Пока Ева приходила в себя после потрясения, Джоанна на берегу реки слушала слова Мелиссы, не имеющие никакого отношения к сбору растений. Мелисса чувствовала себя настолько обеспокоенной, что собиралась обратиться в полицию.

— Единственное, что меня удерживает, — это опасение, что меня посчитают дурой, к тому же я не хочу неприятностей. Но у каждого гражданина есть общественный долг… По-моему, мы набрали уже достаточно морского критмума. Я предлагаю отправиться на старую баржу Хадсонов, где мы сможем укрыться от этого холодного ветра и спокойно все обсудить.

Они отъехали по неровному берегу настолько далеко, насколько позволил маленький автомобиль Мелиссы. Дороги здесь не было, только камни и кочки. Потом они оставили машину и прошли пешком до старой баржи, увязшей в иле.

Девушка смотрела на нее, и перед глазами у нее вставали Джейк и Мэвис, проводящие тут свободное время. На барже была каюта с линялыми голубыми занавесками, закрывающими окно. И Джоанна подумала, что это плавучее сооружение вполне подходит для тайных встреч, когда тишину нарушает только пение птиц и шум ветра. Это место было сродни Джейку.

Поднявшись на борт, Мелисса уселась на деревянную скамью на палубе, но Джоанна заколебалась.

— А вдруг Хадсонам не понравится наше присутствие здесь? — У нее было ощущение, что она вторгается в личную жизнь Джейка.

— Все в порядке, Джейк разрешил мне пользоваться этой баржей в любое время. И если мне понадобится ключ, он мне даст его. Но я предпочитаю ночевать в пляжном домике, когда остаюсь тут на ночь… А теперь о главном. Несколько раз я видела, как ночью здесь пристает маленькая моторная лодка… Ее встречает мужчина… Потом лодка отплывает… Думаю, это связано с контрабандой. Меня это очень тревожит. Видите ли… — Она сделала паузу, и лицо ее выразило обеспокоенность. — У меня такое ощущение, что в этом замешан… Ларри Хадсон.

— Ларри? Этого не может быть!

Но потом она вспомнила, что сказал Джейк о своем брате во время ее первого визита в их дом: «Когда-нибудь он пустит семью по миру своими делишками…» В чем секрет неожиданного появления денег у Ларри? На что он купил машину? Бабушка упрекала Джейка, что тот завидует брату… Она думала, что Ларри торгует подержанными автомобилями, но, может быть, это вовсе не так? Джейк еще говорил, что деньги легко приходят к нему и легко уходят. Возможно, контрабанда привлекла его именно как возможность быстрого обогащения?

И вдруг перед ее глазами возникла фигура мужчины, прячущегося в полуразрушенном домике ведьмы. Она также напоминала Ларри. Что, если он использовал коттедж для того, чтобы там что-то прятать? Развалины, которые стороной обходили местные жители, были для этого идеальным местом. Когда она представила, какие проблемы могут возникнуть у веселого, беззаботного молодого человека, на ее собственном лице тоже появилось озабоченное выражение.

— Все это может оказаться вполне безобидным, и в полиции могут просто посмеяться надо мной, — заметила Мелисса. — А мне совсем не хочется доставлять неприятности Хадсонам. У них их и так предостаточно.

В голове у девушки снова что-то вспыхнуло. Именно Ларри пришел на помощь Еве во время инцидента с капитаном. Она еще удивлялась: что он в такое время делал на побережье?

Мелисса поднялась на ноги.

— Нам пора, — заявила она. — Я начала новую книгу о ведьмах, живших в Эссексе. Мой издатель просто в восторге от этой идеи. А я за нее должна благодарить мисс Смит! Я хочу встретиться с ней и вытянуть все что возможно о детских годах ее отца. — Весь обратный путь она говорила о своих замыслах.

Когда Джоанна вылезла из машины, Мелисса сказала:

— Может быть, вы намекнете Ларри, дорогая? Мне не хотелось бы, чтобы его задержали на месте преступления.

— Разумеется, я сделаю это.

У калитки ее встретила Мэнди.

— Стивен упал в колодец мисс Симпсон и чуть не утонул, — важно сообщила она.

— Что такое? — крикнула девушка и бросилась в дом.

На следующий день, встревоженная этим ужасным событием, Мелисса послала за старым Джо и попросила его заделать колодец наглухо.

— Я никогда не простила бы себе, если бы в моем колодце утонул ребенок, — заявила она. — А холодильник я куплю, когда будет опубликована моя новая книга.

Проходили дни, но Кристина по-прежнему не появлялась в «Розмарине». Ева рассказала кузине о их ссоре.

— Я не хотела быть жестокой, когда сказала, что мальчик нуждается в отцовской руке, но Кристина восприняла мои слова слишком буквально… И я ужасно себя чувствую…

— Вы обе переволновались, — успокаивала ее Джоанна. — Уверена, когда Кристина остынет, она все поймет.

Ева позвонила Хадсонам, но к телефону подошел Джейк и сказал, что сестры нет дома. На просьбу перезвонить ответа не последовало. Ни один из членов семьи Хадсон не появлялся вблизи их коттеджа.

12

— Если Хадсоны обиделись, они ни за что не придут, — сказала Ева о намечавшейся вечеринке.

— И все-таки попробуй пригласить их. Вдруг это поможет загладить ссору.

— Мне не хочется подвергать себя дальнейшим оскорблениям, — засомневалась Ева. — Я уже пыталась связаться с Кристиной, но ничего не вышло.

Джоанна вызвалась навестить Хадсонов и пригласить все семейство на субботу, как планировалось. Ева с восторгом поддержала эту идею. Джоанна хотела использовать представившуюся возможность побывать в «Яблоневом саду» еще и для того, чтобы передать Ларри предупреждение Мелиссы.

Она пошла туда после ланча. Дети отправились с Дональдом на спортивные состязания, и его машина встретилась девушке на улице. К своему удивлению, помимо детей она увидела там Мэри Браун.

— Я правильно понял, что ты будешь сегодня занята? — спросил Дональд, останавливая машину.

— Правильно. Я выполняю поручение Евы. — И она улыбнулась девушке, которая выглядела явно смущенной.

— Мы сегодня рано закрылись, — сказала Мэри, — и Дональд предложил мне поехать вместе с ними. Надеюсь, ты не против?

— Совсем не против, — одобрила девушка. — Надеюсь, вы хорошо проведете время. — Джоанна была удивлена, но в то же время радовалась, что у Мэри появилась возможность отвлечься от дел. Она выглядела такой свежей и привлекательной.

— Я заеду вечером, — пообещал Дональд, и машина умчалась.

Джоанна задумчиво продолжала свой путь. Мэри казалась такой счастливой, сидя в машине вместе с Доном, но неожиданная встреча с Джоанной привела ее в смущение. Не могла ли она влюбиться в Дональда? Джоанна вспомнила слова Мэвис о том, что ее жених делится с Мэри всеми своими проблемами. Эта дружба… может оказаться гораздо теснее, чем представляется ей. Во всяком случае, со стороны Мэри.

Когда она подошла к «Яблоневому саду», вокруг никого не было, лишь из окна до нее донеслись звуки Шестой симфонии Чайковского — ее любимого произведения.

Она остановилась в прохладном холле, позволяя знакомой музыке наполнить ее душу странным ощущением легкой меланхолии… Потом она отправилась на поиски источника музыки. Видимо, это Кристина слушает пластинку в гостиной, решила она. Девушка легонько постучала и вошла.

На мгновение ей показалось, что большая комната пуста, но потом она увидела Джейка, раскинувшегося в кресле с запрокинутой головой и полузакрытыми глазами.

— О, — воскликнула она. — Никак не ожидала, что Чайковского слушаешь ты!

— Не могла предположить, что у грубияна может быть чувствительная к музыке душа? — Голос его прозвучал сухо. — Чем я могу тебе помочь? Ларри увез Кристину с сыном на состязания, а бабушка отдыхает. — Он протянул руку и выключил магнитофон.

— Зачем? Это божественная музыка. Она просто очаровывает меня.

— И меня.

— Правда, Джейк? — Ее карие глаза просияли. — Я даже не подозревала, что ты любишь классическую музыку. Я так рада.

— Почему? — спросил он, но снова включил запись. — Только не смотри на меня так, иначе ты заставишь меня забыть о моих благих намерениях.

— Каких?

— Больше не прикасаться к тебе.

Джоанна почувствовала, как ее охватывает дрожь.

— Я рада, что ты помнишь о своих обязательствах.

— Может быть, ты и права, — сказал он со вздохом.

— Разумеется, права. Нельзя иметь и то, и другое.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты должен знать.

— Но я не знаю. Объясни, пожалуйста.

— Между нами ничего не может быть, потому что ты женат. Ты сам это сказал.

— Я так сказал? Когда? — Он резко выпрямился.

— Ну не ты, так Мэвис рассказала мне. Какая разница?

— Что именно рассказала тебе Мэвис?

— Что вы с ней тайно женаты. Она просила никому не говорить, и я буду молчать… А теперь я должна идти. — Она встала. — Ева хотела, чтобы вы все пришли к нам на вечеринку в субботу, включая бабушку и Кевина.

— Сядь, — произнес он не терпящим возражения голосом.

— Но я должна…

— Сядь! — прогремел он, перекрывая музыку. — Итак, Мэвис сказала тебе, что мы женаты, — зловещим голосом сказал он. — И ты поверила ей?

— Вряд ли она стала бы придумывать такое. Да и с какой стати? — И поскольку он ничего не ответил, а только продолжал сердито смотреть на нее, она поспешила добавить: — Ведь это правда. Это должно быть правдой. Теперь мне все ясно.

— Что именно? Мне начинает нравиться наш разговор. Что же тебе ясно?

— Ты сказал мне, что не свободен, помнишь? И что причина в другой женщине. Мэвис зашла ко мне вернуть кошелек и сказала, что настало время мне узнать правду.

Он встал, скрестив руки на груди.

— Очень занимательно. Продолжай.

— Что я еще могу сказать? Теперь твоя очередь.

— Зачем? — вскинул он голову. — Раз ты готова поверить любым небылицам, которые придут в голову Мэвис.

— Так это неправда? О, Джейк!.. Пожалуйста, скажи мне!

— Боже мой, девочка, за кого ты меня принимаешь? Ты действительно поверила, что я женат на одной и пытаюсь завести интрижку с другой? Ну, спасибо! Большое спасибо! И ты была готова поощрять мои ухаживания, а потом сбежать в тихую гавань к своему учителю… Женщины! — фыркнул он.

— Это нечестно! — воскликнула она. — Ты сам советовал мне выйти за него замуж. Ты сказал, что не свободен.

— Не свободен, чтобы жениться. Но я не женат ни на Мэвис, ни на ком другом.

Несмотря на свое возбуждение, Джоанна почувствовала необыкновенное чувство облегчения. Он ни на ком не женат!

— Когда я женюсь, я с гордостью сообщу об этом всему миру, — сказал Джейк. — И выберу девушку, которой тоже буду гордиться. Она будет не из тех, кто готов поверить словам первой попавшейся интриганки. — Голос его стал злым.

Джоанна разрыдалась.

— Как ты жесток. Неужели ты не понимаешь, что я пережила?

— А каково было мне? Смотреть, как ты гуляешь с этим парнем, улыбаешься ему!

— О, Джейк, что же нам делать?

— Делать? — вскричал он. — Да что хочешь! Мне совершенно безразлично!

— Я ненавижу тебя! — рыдала она. — Ненавижу!

Дверь отворилась, и на пороге появилась бабушка, величественно глядя на рассерженного внука и плачущую Джоанну.

— Как ты ведешь себя с девушкой, несносный грубиян! — воскликнула она, проковыляв к Джоанне и мягко похлопав ее по плечу. — Не обращайте на него внимания, дорогая. У него дурной язык, но доброе сердце.

— Пойду приму душ и переоденусь, — заявил Джейк.

— А как насчет моего чая? — требовательно спросила старуха, направляясь к своему любимому креслу.

— Кристина оставила все на подносе в кухне. Тебе нужно только поставить чайник.

— Я сделаю это для вас, — сказала Джоанна, подавляя слезы.

Джейк вышел, даже не взглянув на нее.

Когда девушка поставила чайник на огонь, старая дама позвала ее и указала на кресло рядом с собой.

— Садитесь и расскажите мне, что произошло. Чем вас расстроил Джейк? Почему вы так долго не навещали меня? Современные молодые люди не находят время для стариков.

— Если бы я знала, что вы хотите меня видеть, — робко произнесла девушка, — я бы пришла раньше.

— Вы мне нравитесь. Я скучала без вас. В прошлый раз вы очень разумно говорили со мной. Хотя поначалу я рассердилась, но теперь все прошло. Я думала о том, что вы сказали, дитя мое. Вскоре здесь произойдут изменения. Вы любите моего внука?

— Какая разница? Все равно он не свободен.

— Я знаю об этом, — сердито проговорила старуха. — Но, возможно, смогу помочь вам.

— О нет! — воскликнула Джоанна. — Пожалуйста, не надо! Если Джейк узнает, что я каким-то образом повлияла на вас, он не простит мне этого, и сердце мое будет разбито.

— Значит, вы любите его. И вы говорили, что вам наплевать на деньги? — настойчиво продолжала миссис Хадсон.

— О, миссис Хадсон, я сожалею об этом. Мне не следовало…

— Чепуха, дитя мое, — неожиданно засмеялась старая дама. — Мне нравятся люди, которые не заискивают передо мной. — Она протянула высохшую руку и сжала руку девушки. — Думаю, вы сумеете стать одной из нас. Но сможете ли вы поладить со старухой, которая любит, чтобы все было так, как хочет она?

— Но меня никто не просит об этом… Джейк сказал, что ему безразлично…

— Мальчик последнее время ходит мрачный и замкнутый. Вы не знаете, в чем причина?

— Может быть, он слишком много работает?

— Работа никогда не вредила Джейку. Возможно, он просто расстроен из-за одной девушки. Будьте помягче с ним.

Джоанна устало поднялась с кресла.

— Какой во всем этом смысл, если он не свободен? Кто же эта таинственная женщина, миссис Хадсон? И почему Джейк не может жениться?

— Разве вы не знаете? — старуха казалась удивленной. В этот момент из кухни донесся свисток закипевшего чайника. — Заварите чай, будьте хорошей девочкой. Все уже приготовлено на подносе и привлекает мух, — проворчала она. — Но кому какое дело, если моя еда испортится? Все ждут только моей смерти.

— Ну, миссис Хадсон, если вы намерены продолжать в таком духе, я уйду домой, и вам придется готовить чай самой!

— Уверена, что вы так и сделаете, бесенок, — засмеялась старуха.

Девушка вышла на кухню, чувствуя себя счастливой. Кажется, ей удалось поладить со старой дамой. Но что значат ее непонятные намеки на то, что Джоанна подойдет «Яблоневому саду»? Неужели она хочет, чтобы Джейк женился на ней?.. А вдруг он действительно любит ее и расстроен потому, что она собиралась замуж за Дональда? Тогда почему он молчит?

Заваривая чай, девушка внезапно поняла, что, как бы ни сложились обстоятельства, она не сможет выйти замуж за Дона, и мысленно сказала последнее «прости» призрачным мальчикам, которым надеялась заменить мать. Дональд переживет это. Джоанна была уверена, что Мэри будет рада утешить его.

У Джейка был трудный характер, иногда она ненавидела его и вместе с тем знала, что это единственный мужчина, который ей нужен. Быть его женой, матерью его детей, превратить «Яблоневый сад» в счастливый семейный очаг… Лицо девушки вспыхнуло при мысли о такой перспективе. Но она заставила себя вернуться с небес на грешную землю. Джейк не просил ее стать его женой и вряд ли попросит.

Из кухни ей было слышно, как он спустился по лестнице и вошел в гостиную.

— Где Джоанна? — спросил Джейк.

— Готовит чай. Я хочу поговорить с тобой, мой мальчик. Почему ты заставил ее плакать? Она мне так и не объяснила.

— Она рассердила меня, вот и все… Послушай, бабушка, какое отношение это имеет к тебе?

— Самое прямое. Думаю, она — именно та девушка, на которой тебе следует жениться.

— Но прежде об этом и речи не было, — удивился он.

— В этом доме дует ветер перемен. Джоанна — прелестное дитя. У нее есть характер и нравственная сила. Она не позволит помыкать собой.

Джейк подошел к окну.

— Она, кажется, почти обручена с другим.

— Что ж, вступай в борьбу и победи. Ты всегда был готов сражаться за то, что хотел получить.

— Почему ты думаешь, что мне нужна именно она?

— А разве нет?

— Ты же знаешь мое положение.

— Может быть, я смогу помочь?

— Это Джоанна внушила тебе? Мне не нужна женщина, которая опутает меня веревками. Я дал обещание, которое не вправе нарушить…

— Мне это известно. Но все может измениться… благодаря обстоятельствам, которых ты не в состоянии пока уловить. Пока не поздно, заключи помолвку с этой девушкой, если ты любишь ее. Мне никогда не нравилась Мэвис.

В комнату вошла Джоанна с подносом.

— Я как раз говорила, что мне никогда не нравилась Мэвис… Вы знаете ее, дорогая?

— Мы встречались, — осторожно сказала девушка.

— Мэвис всегда играет: и на сцене и вне ее, — вмешался Джейк. — Еще ребенком она так много сочиняла, что было трудно отличить правду от вымысла. Похоже, эта привычка сохранилась у нее до сих пор.

Расставляя чайные принадлежности, Джоанна слушала его и понимала, что все это говорится для нее одной.

— Я всегда относился к Мэвис как к сестре, — продолжал он. — Она привыкла, что рядом с ней есть кто-то, когда ей требуется кавалер. Нас обоих это устраивало. Но после ее последней выходки я подвел черту. Всему есть предел.

Не слушая его, миссис Хадсон с нетерпением наблюдала за приготовлениями девушки. Как многие старые люди, она с большим вниманием относилась к приему пищи. Это была одна из немногих радостей, оставшихся у нее.

— Мальчики, Кристина и Кевин пьют чай в половине седьмого. Но я предпочитаю в четыре, — пояснила она. — Запомните это, Джоанна.

Девушка вспыхнула.

— Уверена, что Кристина помнит об этом, — тактично сказала она, стараясь не смотреть на Джейка, чтобы не видеть его реакции на реплику бабушки. Иногда миссис Хадсон становилась невыносимой.

— Но Кристина не всегда будет жить здесь, — возразила старуха. — Кстати, это напомнило мне, что между вашей кузиной и Кристиной что-то не в порядке, а? Почему они больше не встречаются? Из-за того, что Кевин столкнул Стивена в колодец?

— Боюсь, что да, — ответила девушка, чувствуя себя очень неловко, так как ощущала на себе напряженный взгляд Джейка.

— Ваша кузина решила сама отчитать моего правнука. Но Кристина очень чувствительна… когда речь идет о ребенке. Мы все не любим вмешательства посторонних.

— Послушай, бабушка, этот инцидент совершенно не касается Джоанны, — вмешался Джейк.

— Но я пришла сюда как раз для того, чтобы попытаться загладить их ссору, — пояснила Джоанна. — Ева собирается устроить небольшой вечер, и мы хотим, чтобы вы все пришли.

— Все?! — резко переспросила миссис Хадсон. — Я уже многие годы никуда не хожу, только мальчики иногда возят меня на прогулку. Я не пользуюсь здесь популярностью.

— Мы будем очень рады, если в следующую субботу вы будете у нас.

Глаза старухи затуманились.

— Вряд ли я нужна вам, — пробормотала она. — Я больше никому не нужна.

— Совсем наоборот, — горячо возразила девушка. — Мы надеемся, что вся семья Хадсон почтит нас своим визитом. Ты придешь, да? — Она впервые посмотрела в глаза Джейку. Он твердо встретил ее взгляд.

— Спасибо. Почему бы и нет? И бабушка тоже придет.

Выпив вторую чашку чая, Джейк посмотрел на часы.

— Я должен уйти. Мне надо встретиться с одним парнем в Большом Бакстере… — И он направился к двери, сделав знак Джоанне последовать за ним. — Похоже, ты пользуешься успехом у бабушки, — заметил он, когда они вышли в холл.

— Она мне нравится.

— А ты ей. — Он поколебался. — Ты будешь дома сегодня вечером, если я заеду к вам по пути домой?

— Да, — прямо ответила она, и сердце ее учащенно забилось.

— Прости, что я вышел из себя, — более мягко сказал он. — Но я был потрясен, каким негодяем ты меня считала… Между мной и Мэвис никогда не было ничего серьезного. Но она привыкла к моему обществу и не любит, когда я проявляю интерес к кому-либо другому. Придется побеседовать с ней.

— Не стоит. Теперь это не имеет значения, правда?

— Да. — Он пристально посмотрел на нее. — Мы с тобой должны поговорить обо всем, Джоанна. Чем скорее, тем лучше. Вечером я приду.

— Подожди, — остановила его девушка. — Я хочу тебе кое-что сказать. Я не собираюсь выходить замуж за Дональда.

Напряжение в его глазах исчезло. Он шагнул к ней.

— Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь.

— Да.

Девушка надеялась, что он поцелует ее, но он только улыбнулся и ушел. Внезапно она вспомнила, что Дональд тоже хотел вечером зайти к ним. Значит, ей надо встретиться с Доном и объяснить ему все, прежде чем придет Джейк. Правда, ей все еще неизвестно, кто та загадочная женщина, мешающая ему жениться. Может, это его бабушка? Но теперь-то уж она не будет возражать? Однако Джоанне почему-то казалось, что все не так просто.

Кристина вернулась в «Яблоневый сад» еще до ухода Джоанны и предложила проводить девушку домой, сказав, что хочет получить приглашение от самой Евы.

Ева явно обрадовалась Кристине. Ссора была забыта.

Проскользнув в свою комнату, Джоанна принялась думать, что сказать Дональду. Прошло некоторое время, прежде чем она вспомнила, что так и не выполнила просьбу Мелиссы относительно Ларри. Она была так занята своими проблемами, что напрочь забыла о подозрениях мисс Симпсон. Может быть, вечером ей удастся уговорить Джейка прогуляться до их дома и там она сможет увидеть юношу?

Вся эта история казалась ей совершенно невероятной. Если Ларри невиновен, она столкнется с новой вспышкой гнева Хадсонов, как бы тактично себя ни вела. Джейк был взбешен тем, что она поверила Мэвис, и несомненно придет в ярость, узнав, что она пошла на поводу у Мелиссы.

Внизу Ева жаловалась Кристине, что у нее не хватило времени даже прочесть письма, пришедшие с дневной почтой.

— Вскрой его для меня, дорогая, пока я буду складывать подгузники, будь добра.

Кристина замерла, взяв конверт в руки.

— Это почерк Алана, — прошептала она.

— В самом деле? То-то он показался мне знакомым. Наверное, по поводу возможного продления аренды. Я имею право еще на один месяц… Прочти, что он пишет.

Словно загипнотизированная, девушка вскрыла конверт. Почему Алан не написал ей? Несомненно, он получил письмо с выражением их соболезнования. Но в ответ не написал ей ни строчки. Значит, он забыл ее. Теперь он свободен, и она его больше не интересует.

Девушка вынула листок из конверта и пробежала его глазами. Дыхание у нее перехватило, а лицо стало белым как полотно.

— Он снова женится, — с трудом выговорила она.

Ева затаила дыхание, в ее прекрасных глазах появилось сочувствие.

— Не может этого быть…

— Прочти сама. Он не хочет, чтобы вы продлевали аренду, потому что коттедж нужен ему к концу сентября. Он надеется осенью привезти в «Розмарин» новую жену. — Она замолчала. — Если ты не против, я, пожалуй, пойду…

— Но начался дождь… ты вымокнешь…

Кристина выскочила из дома, не обращая внимания на погоду, сознавая только, что ей нужно остаться одной и переждать, пока не утихнет боль в сердце.

Дождь поливал ее волосы и одежду, но она ничего не замечала. Скоро с ней все будет в порядке. Она пережила более сильные удары судьбы и выстояла. За ней всегда стояли Джейк, Кевин, их дом. Этому мужчине не удастся окончательно разбить ее жизнь. Она достаточно сильная, чтобы справиться с горем.

Но ноги сами по себе влекли ее туда, где когда-то они гуляли вместе с Аланом. И вот она оказалась у старой баржи, этого непригодного для плавания судна, которое теперь напоминало Кристине собственную жизнь.

Внезапно девушка заметила возле баржи укрывшегося от дождя мужчину в плаще с поднятым воротником.

— Алан! — крикнула она, задыхаясь.

— Кристина! Я надеялся найти тебя здесь. У вас дома мне сказали, что ты ушла на прогулку. Я подумал, что ты можешь прийти сюда. — Она подошла ближе, глядя на него как на привидение. — Мы слишком долго были в разлуке. Я не смог больше ждать. Я написал своим арендаторам, что в ближайшее время мне понадобится коттедж…

— Потому, что снова хочешь жениться, — договорила за него Кристина. — Я была там, когда принесли твое письмо.

Он выглядел ошеломленным.

— Никак не думал, что ты услышишь о моем письме еще до того, как я увижу тебя. Я приехал сюда ради тебя, Кристина. Ты выйдешь за меня замуж?

Она бросилась в его объятия — мокрая, дрожащая, но лицо, которое она подняла к нему, сияло от счастья.

— О, Кристина! — пробормотал он, целуя девушку.

Дождь ослабел и почти прекратился. Из-за туч скользнул луч солнца, и над водой внезапно появилась радуга.

13

Разговор с Дональдом получился не таким тяжелым, как опасалась Джоанна.

— Я очень хорошо отношусь к тебе, Дональд, но не люблю тебя. Наверно, именно поэтому я так медлила с ответом на твое предложение. Мне очень жаль…

— Ничего, Джоанна, все в порядке, — грустно улыбнулся он. — Этого следовало ожидать. Желаю тебе счастья.

— А я тебе.

Из окна спальни Джоанна видела, как его автомобиль, проехав через деревню, остановился у лавки Браунов. Похоже, Дональд недолго будет одиноким. Джоанна надеялась, что Мэри поможет ему забыть о неразделенной любви, и, уехав отсюда, он сохранит привязанность к девушке, которая стала ему другом.

С плохо скрываемым нетерпением девушка ждала Джейка. Дождь почти прошел, но воздух был насыщен влагой и ароматами трав. Потоки дождевой воды с бульканьем стекали в канаву. Джоанна вышла из дома и подошла к калитке, в надежде услышать звук приближающейся машины. Это сразу же напомнило ей вечер, когда она ждала возвращения Евы из клуба.

Почему его до сих пор нет? Может быть, встретившись с друзьями, он забыл о ней. Или же собственное воображение завело ее слишком далеко? Что, если в его словах не было того смысла, который ей почудился? Он не пришел, и ей пора взглянуть правде в глаза: он не любит ее или по-прежнему считает, что не имеет права ухаживать за ней.

Пытаясь сохранять спокойствие, она нервно сжимала и разжимала руки… О боже, как она устала быть благоразумной! Сейчас ей хотелось пойти к Джейку и сказать: «Меня не интересует, что за таинственная женщина существует в твоей жизни. Я знаю только, что люблю тебя…»

Послышались чьи-то легкие поспешные шаги, и девушка повернулась, чтобы уйти. Сейчас она была не в состоянии разговаривать ни с кем, даже с Мелиссой. Но это была мисс Смит, взволнованно закричавшая ей вслед:

— Дорогая моя! Подождите! Я должна предупредить вас. По улице идет мертвецки пьяный Джейк Хадсон.

Девушка замерла, ошеломленная этим заявлением.

— Джейк пьяный? Что за чепуха? — Ее мгновенно привела в ярость попытка очернить человека, которого она любит.

— Но это так, дорогая, и, похоже, он направляется к вам. Запритесь на ключ, и я войду с вами… Я прогулялась до почты и встретила его на обратном пути. Он пытался остановить меня, но я увернулась и первой прибежала сюда.

— Невозможно, чтобы это был Джейк! Но если вы боитесь, конечно, войдите внутрь.

— Это именно он! — крикнула женщина. — Его лицо перепачкано кровью и грязью, но эти волосы я узнаю всюду!

— Кровью? — ахнула девушка. — Он ранен? Может, попал в аварию… — Она решительно отодвинула в сторону маленькую женщину и бросилась навстречу фигуре, возникшей у калитки.

Девушка отворила ее, и Джейк почти повалился на нее, схватившись рукой за ее плечо.

— Прости меня, Джоанна, — пробормотал он разбитыми губами. — Через минуту все будет в порядке… Я не рискнул в таком виде вести машину.

— Что случилось? Обопрись на меня и пойдем в дом.

Выбежала Ева, вызванная мисс Смит. И вдвоем они помогли Джейку войти внутрь и уложили его на софу.

— Принеси теплой воды, Джоанна, надо обмыть ему лицо, — скомандовала Ева. — И все сохраняйте спокойствие!

— О, дорогой! — воскликнула девушка, забыв о присутствии мисс Смит. — С тобой все в порядке? У тебя такой вид, как будто ты побывал в страшной драке.

— Так и есть, — мрачно подтвердил он. — Трое на одного…

Постепенно, пока девушка осторожно смывала с его лица кровь и грязь, он рассказал им всю историю. Поскольку Ларри повез Кристину с сыном на «лендровере», ему пришлось поехать в Большой Бакстер на «бентли» брата. На обратном пути на обочине дороги он увидел трех мотоциклистов, один из которых лежал на земле. Думая, что произошел несчастный случай, он остановился, и тогда все трое набросились на него. Он пришел в себя только какое-то время спустя в канаве, недалеко от деревни.

— Остальное, думаю, вам известно. — И он иронически взглянул на мисс Смит здоровым глазом.

Та выглядела смущенной.

— Извини, Джейк. Я думала, что ты пьян, и сочла за лучшее исчезнуть. Я неправильно расценила твое поведение.

— Не в первый раз, правда? — насмешливо произнес Джейк.

— Что ж, ты сам делаешь все, чтобы люди считали тебя хуже, чем ты есть! — возмутилась мисс Смит.

— Истинная правда! — согласилась Джоанна. — На самом деле он просто ягненок в волчьей шкуре… Ну, моя работа завершена, теперь дело за врачом. Возможно, над глазом нужно наложить несколько швов.

— Но почему бы тебе самой не довести дело до конца? — чуть улыбнувшись, попросил Джейк. — Почему не поцеловать больное место, чтобы все зажило?

— Как… прямо сейчас?

— А почему бы нет?

Джоанна нагнулась и легонько поцеловала его разбитое лицо.

Мисс Смит была шокирована.

— Современная молодежь! — возмущенно воскликнула она и направилась к Мелиссе, забежавшей узнать, что произошло. — Ограбление с применением насилия! Ничего подобного здесь раньше не случалось! — негодовала мисс Смит.

— Насилие, но без ограбления, насколько мне известно, — возразил Джейк. — Мой бумажник цел, и машину они не взяли.

Появились вызванные Евой по телефону Ларри и Кристина с Аланом. При виде их глаза мисс Смит чуть не вылезли из орбит. Алан Маннинг с Кристиной! Боже, сколько событий за один вечер! Какая удача, что она оказалась в эпицентре!

Вскоре приехал доктор и выгнал всех из комнаты.

Ларри подошел к Джоанне.

— Я должен тебе кое-что рассказать. Выйдем отсюда. — И, обняв девушку за плечи, он вывел ее из дома.

Через окно гостиной Джейк наблюдал за ними, пока они не скрылись в темноте.

— Эти типы напали не на того человека, — заявил Ларри, когда они остановились под грушевым деревом. — На его месте должен был быть я. Вчера я получил письмо с угрозами и отнес его в полицию. Они посоветовали мне несколько дней не пользоваться своей машиной и никуда не ходить одному. Я ничего не сказал Джейку, потому что мне и в голову не приходило, что он может взять «бентли».

— Но почему тебе угрожали? Я ничего не понимаю!

— Не волнуйся за Джейка! Если бы не численное превосходство и не неожиданность нападения, он показал бы им, где раки зимуют. В свое время старина Джейк занимался боксом.

— Если бы удар пришелся чуть ниже, он мог лишиться глаза, — горько сказала девушка. — Ну, заканчивай свою историю, мне надо возвращаться.

— Я передумал. Ночь еще не кончилась. Разумнее мне держать язык за зубами.

— Ты такой же ужасный, как твой брат! — воскликнула девушка. — Зато мне надо тебе кое-что сказать. — И она передала ему слова Мелиссы. — Она очень обеспокоена, Ларри, и считает, что должна обратиться в полицию, — добавила Джоанна.

— Пусть не беспокоится, — сказал Ларри. — Там все знают. Они в курсе моих дел.

— Ты сотрудничаешь с полицией! — обрадовалась девушка.

— Тише, не кричи так! Я же сказал, что сегодняшняя ночь еще не закончилась. Отойдем подальше от окон. — И он усадил девушку в шезлонг, еще мокрый от дождя. — Уже некоторое время на болотах орудует шайка контрабандистов. Полиции это известно, но они не спешат ее ликвидировать, так как не знают, кто стоит во главе. Подозревают, что местный житель. Полиция не может действовать открыто, чтобы не спугнуть его. Как и у мисс Симпсон, у меня появились подозрения, и я стал наблюдать. Когда мне удалось обнаружить один из их тайников, я пошел в полицию. Кстати, ты чуть не разоблачила меня!

— В коттедже ведьмы! — воскликнула девушка.

— Ты меня узнала? Я специально позвонил тебе из телефонной будки, чтобы сбить со следа.

— Человек, которого я увидела, показался мне похожим на тебя, но, поскольку ты не заговорил, я подумала, что ошиблась.

— Ту ночь я провел на старой барже Джейка. Я видел моторную лодку без огней и проследил за парнем, который встречал ее, прямо до ведьминого коттеджа. Обнаружив тайник, я сообщил в полицию.

— Ах, Ларри, это просто фантастика! Но чем они занимались? Скажи мне!

— Бриллианты. Полиция надеется сегодня ночью нанести решающий удар. Взять главаря с поличным. Я догадываюсь, кто это, и он, должно быть, тоже осведомлен о моей активности, поскольку в письме мне было велено не совать нос в чужие дела. Он думает, что на сегодняшний день меня «вырубили». Кстати, очень важно, чтобы Мелисса или еще кто-нибудь не встали у него на пути. Надо поговорить с ней.

— Она с радостью расскажет тебе все, что знает. Но ты уверен, что существует главарь? И это кто-то из местных, не вызывающий подозрений?..

— Ради бога, Джоанна, молчи об этом! Если он что-то заподозрит, то смоется раньше, чем его схватят.

— Но он же не один из нас, — возразила девушка. — Кто из присутствующих может предупредить его?

— Откуда ты знаешь? Даже если он не присутствует здесь лично, кто-нибудь может быть его приятелем и намекнуть ему.

— Ларри! — в ужасе вскричала Джоанна. — Ты не можешь так думать? Я понимаю, что это серьезно. Но… — Она представила людей, находящихся в этот момент в их коттедже.

Джейк. Кристина. Алан Маннинг. Мелисса. Доктор. Мисс Смит. Ева. Любой из них не вызывает ни малейших подозрений.

— Твоей кузине надо быть осторожнее, — заметил Ларри.

— Не считаешь ли ты, что мы имеем какое-то отношение к контрабанде бриллиантов? — возмущенно спросила она.

— Тише. Я знаю, что вы ни в чем не замешаны. Но меня беспокоит Ева. У нее весьма опасные знакомства. Пожалуйста, удержи ее дома сегодня вечером. Вряд ли будет здорово, если она окажется в некоем доме, когда туда нагрянет полиция.

С этими словами он исчез, оставив ошеломленную девушку сидеть в шезлонге. На что он намекал?..

Придя в себя, она тут же направилась в коттедж, собираясь добиться от юноши ответа, но, увидев в дверях поднявшегося на ноги Джейка с перевязанной головой, сразу же забыла обо всем.

— Будь, пожалуйста, осторожней, — попросила она. — Мы увидимся завтра?

— Не могу обещать.

Ах, если хотя бы на несколько минут остаться с ним наедине! Но вокруг вертелись люди.

— Я сама могу приехать в «Яблоневый сад» навестить тебя.

Он как-то странно взглянул на девушку и холодно произнес:

— Не беспокойся. Я передумал. Нам с тобой не о чем говорить, Джоанна.

Как оглушенная, девушка изо всех сил пыталась понять, что это означает. Что расстроило Джейка?

— Ты слишком долго пробыла в саду с Ларри, — раздался над ее ухом тихий голос Кристины.

— Ты думаешь?..

— Мы все слишком быстро вспыхиваем, но в конце концов голос разума берет верх. Заходи утром. Пока!

В эту ночь Джоанна не могла заснуть. События дня мелькали у нее перед глазами, как кадры из фильма. Надежда на чудесное будущее днем и ледяной тон Джейка вечером. Радость, которую она испытала, узнав, что Ларри не контрабандист. Тревога, которую не могли не вызвать его предостережения. Он сказал, что его беспокоит Ева. Но почему? Она примерная жена и мать… Опасные знакомства… Что он имел в виду? Может быть, он вспомнил об инциденте с капитаном?

Капитан Клунз!

Так вот кого он имел в виду! Конечно, это капитан Клунз! Он вполне мог оказаться главарем. Отставной моряк, одинокий, состоятельный. Он говорил Еве, что собирается продать бунгало и уехать на юг Франции. И обещал ей все, что она захочет!

Ларри сдержал обещание и никому не рассказал о происшедшем, но его не могли не удивить отношения, связывающие Еву с капитаном. Понятно, что он опасался, не предупредит ли Ева Клунза, узнав, что полиция идет за ним по пятам. Джоанна поежилась. Не надо паники. Интересно, как дальше будут события развиваться. Будет ли капитан взят с поличным или он уже находится на пути в ближайший аэропорт?

Она выскользнула из кровати и подошла к окну, но ничто не нарушало ночной тишины.

Развязка наступила на следующее утро, и Мелисса первой забежала в коттедж «Розмарин», чтобы сообщить новости.

Она была чрезвычайно возбуждена и преисполнена важности, как будто сама призвала преступников к ответу.

Полиция устроила ловушку, и сегодня ночью главарь попал в нее. Шайка контрабандистов и ее главарь предстанут перед судом. Она до сих пор не могла поверить, что им оказался человек, который все это время тихо и спокойно жил среди них.

— Ну, я бы не назвала капитана Клунза тихим и спокойным… — возразила девушка.

Мелисса удивленно уставилась на девушку.

— А кто говорит о капитане Клунзе? Главарь контрабандистов — мистер Браун!

— Мистер Браун? Какой мистер Браун?

— Отец Мэри, разумеется!

Ева и Джоанна были потрясены. Бедная Мэри! Бедная миссис Браун! Пока они заботились о благополучии их маленького семейного бизнеса, их отец и муж, как паук, ткал преступную паутину, разрабатывая планы тайных операций.

Ничего удивительного, что Ларри беспокоился за Еву, подумала Джоанна. Ведь во время болезни матери она помогала Мэри в лавке и вполне могла случайно или по доброте душевной намекнуть преступнику, что знает о его делах.

Теперь лавка Браунов закрылась, и по деревне пошли слухи, что Мэри с матерью уехали в неизвестном направлении. Причем от управляющей гостиницей стало известно, что их отвез Дональд на своей машине. Джоанна от всей души надеялась, что у них все будет в порядке.

Вся деревня была взбудоражена последними событиями. Но, к своей досаде, Джоанна простудилась и на несколько дней слегла в постель с жестокой головной болью. Вот к чему привела ночная прогулка с Ларри в насыщенном влагой саду!

От Кристины сестры узнали, что они с Аланом поселятся в этом коттедже, сразу же после того, как он освободится, и останутся в Малом Бакстере, пока будет жива миссис Хадсон или пока Джейк не женится. Затем они переедут в Лондон.

Услышав, что Джейк уже приступил к работе в саду, Джоанна почувствовала обиду. Он мог бы зайти к ним, зная, что она больна. Даже Ларри заходил проведать ее и рассказать о контрабандистах.

— А ты думаешь, Джейк собирается жениться? — поинтересовалась Ева.

— Ну… теперь он наконец-то свободен, — ответила Кристина. — Когда я вернулась домой и жизнь моя была разбита, Джейк пообещал, что «Яблоневый сад» всегда будет домом для меня и Кевина и что, пока я живу там, он не женится. Он считал, что в доме не может быть двух хозяек. Бабушка всеми силами поддержала эту идею. Но теперь я понимаю, насколько мы были эгоистичны. Даже бабушка теперь становится другой.

Джоанна откинулась на подушку. Итак, таинственной женщиной в жизни Джейка оказалась Кристина. Он выполнял обещание, данное сестре несколько лет назад. Дорогой, удивительный Джейк! Человек, которому нравилось, когда его считали хуже, чем он есть. Почему он не приходит?

В этот же день попозже Ева заглянула к ней в комнату.

— К тебе гости, — сказала она.

Вспыхнувшая в глазах Джоанны надежда быстро исчезла при виде фигурки, возникшей на пороге.

— Мэвис! — удивилась она.

14

Мэвис села на стул рядом с кроватью и сразу перешла к делу.

— Я здесь потому, что Джейк хотел, чтобы я пришла и извинилась за то, что наговорила тебе, как он сказал, «кучу лжи».

Ева тактично спустилась вниз, оставив их одних. Лицо Мэвис раскраснелось, а голос звучал громко и вызывающе:

— Прости, если я огорчила тебя… но на самом деле я просто разыграла эту сцену, чтобы посмотреть, насколько убедительной я могу быть в своей игре. Теперь я уверена в своих способностях.

Это достаточно неправдоподобное объяснение избавило ее от унижения, которое неизбежно пришлось бы испытать, если бы она назвала истинную причину: примитивное стремление избавиться от соперницы.

Джоанна улыбнулась.

— Все нормально, Мэвис. Ты была просто великолепна. Я поверила каждому твоему слову.

Мэвис смутилась.

— Скоро я уезжаю из Англии, — сказала она. — Мне предложили работу в туристической компании в Австралии.

— Поздравляю.

— Спасибо. — Она поднялась со стула. — К сожалению, я не могу задерживаться. Много дел, связанных с отъездом. До свидания. Надеюсь, скоро тебе будет лучше. — С этими словами Мэвис ушла из комнаты и из жизни Джоанны.

Но тут же появилась Ева, чтобы накрутить только что вымытые волосы на бигуди и заодно поболтать.

— Как ты себя чувствуешь?

— Лучше. Я готова спуститься к чаю.

— Прекрасно. А то я уже начала немного волноваться, ведь в пятницу приезжает Мартин.

И она занялась своими темными блестящими волосами, думая об очаровательной ночной сорочке и васильковом нейлоновом халатике, которые купила для ночи в отеле. Был заказан номер, куплены билеты на концерт популярной музыки. Их ждал чудесный вечер, и Ева волновалась, как юная девушка. Мелисса обещала составить компанию Джоанне и переночевать в коттедже в отсутствие Евы. А вечер был назначен на субботу, чтобы Мартин смог встретиться со всеми их друзьями.

Закончив с волосами, Ева спустилась вниз, чтобы высушить их на солнце. Мэнди и Стивен играли с Кевином в «Яблоневом саду», а Стефани спала в коляске.

В не первой свежести белых шортах и стареньком топе Ева растянулась на траве. Она закрыла глаза и не открывала до тех пор, пока перед калиткой не остановилось такси. Ева открыла глаза и в ужасе вскочила на ноги, прикрывая руками бигуди.

— Мартин! — вскричала она. — Этого не может быть! Мы ждали тебя только в пятницу.

— Ева! — в свою очередь воскликнул высокий загорелый мужчина, бросившись к ней через лужайку. — Здравствуй, дорогая! — Он подхватил ее на руки и звонко поцеловал.

— О, Мартин! — простонала Ева первое, что пришло ей в голову: — Ты все испортил!

Муж отстранил ее от себя, брови его озадаченно сдвинулись.

— Спасибо за теплый прием. Ты хочешь, чтобы я снова уехал?

— О, конечно нет, дорогой. Но почему ты не дал мне знать?

— Мне захотелось сделать тебе сюрприз. Похоже, в этом я преуспел. Почему мое появление так не своевременно? — Голос его звучал сухо.

— На пятницу я наметила чудесную встречу: собиралась встретить тебя в аэропорту. А теперь ты застал меня врасплох, — чуть не плача жаловалась Ева, показывая на свой наряд и волосы. — И в доме нет никакой вкусной еды. Только консервированные сардины и салат… а ты терпеть их не можешь!

— Боже мой, дорогая! Прическа! Одежда! Сардины! Все, что мне нужно, это ты! Можно подумать, ты не рада, что я приехал раньше, чем ожидалось? Что здесь произошло?

— О, дорогой! Прости меня, прости, — с раскаянием сказала Ева. — Я с нетерпением ждала твоего возвращения домой. Но я хотела выглядеть для тебя как можно лучше… Забудь об этом. Не обращай внимания. Ты хорошо доехал?

Мартин спросил о детях и заглянул в коляску.

— Это Стефани?

— Кто же еще? — резко ответила Ева, нервы которой были на пределе. Она готова была разрыдаться из-за того, что долгожданная встреча прошла не так, как она планировала.

А Мартин был раздражен тем, что жена совсем не казалась обрадованной. И хоть в дом они вошли рука об руку, между ними выросла стена непонимания.

Позже, когда Ева наверху укладывала спать Стефани, Мартин взялся за Джоанну.

— Почему Ева была расстроена моим неожиданным появлением?

— Это может понять любая женщина и не поймет ни один мужчина. — И Джоанна поведала Мартину в деталях план Евы: заказанный номер в отеле, билеты на концерт, новое платье и восхитительная ночная сорочка. — Она хотела хотя бы на один вечер забыть, что она мать троих детей, и провести второй медовый месяц, — закончила Джоанна.

Выражение его лица смягчилось.

— И это все?

— Все. Ева зачеркивала в календаре дни, оставшиеся до твоего возвращения. Она очень скучала по тебе.

— А мы не сможем поехать в пятницу в город и использовать бронь в отеле и билеты на концерт?

— Почему же нет?

Мартин пошел наверх, где Ева сидела на краю кровати и безутешно плакала.

— Ты глупая сумасбродка! — сказал он, обнимая жену и крепко прижимая к себе. — У нас будет этот восхитительный вечер, не беспокойся.

Она прильнула к нему.

— О, Мартин! Я действительно глупая. Но я была так разочарована. У нас должна была быть такая чудесная встреча.

— Но она и так чудесная. Для меня, во всяком случае. О, дорогая… Мне так тебя не хватало…

— А мне тебя, — вздохнула Ева и тут же перестала сожалеть о несостоявшейся встрече, упиваясь блаженством настоящей.

Они все еще были в комнате, когда Мэнди и Стивен вернулись из «Яблоневого сада» и бросились вверх по лестнице.

— Папочка! Папочка! Что ты нам привез? — наперебой кричали они.

— Дети! — Мартин схватил их поочередно на руки и стал рассказывать о подарках, которые ожидали их.

Оставшаяся внизу Джоанна увидела у калитки Джейка рядом с «лендровером», на котором он привез детей домой.

— Не хочешь прогуляться? — небрежно поинтересовался он.

Девушка накинула кофточку и выбежала, чтобы присоединиться к нему.

— Я чувствую себя немного лишней в доме. Мартин только что приехал, и какое-то время им нужно побыть одним.

— Это единственная причина, по которой ты согласилась пойти со мной?

— Разумеется, нет. Дай мне посмотреть на тебя. Твои ссадины уже едва заметны. Это хорошо.

Над одним глазом у него еще был приклеен кусочек пластыря. Они внимательно всматривались друг в друга.

— Ты не слишком хорошо выглядишь, — сказал он.

— Я лежала в постели с простудой.

— В постели? Почему никто мне не сказал? Я думал, что ты сыта мной по горло, поэтому тебя не было рядом.

— А я думала, что это ты сыт мной по горло, потому что я довольно много времени провела в саду с Ларри.

— Тогда мне это не понравилось. Но потом я узнал, что ваш разговор касался аферы с контрабандой, так что все забыто.

Они сели в автомобиль.

— Куда мы отправимся?

— Как насчет устья в лунном свете?

— Звучит заманчиво. — Голос ее был нарочито сухим, но глаза взволнованно блестели.

— Я обязательно пришел бы навестить тебя, если бы знал, что ты больна, — сказал он. — Бабушка наседает на меня. Она с нетерпением ждет, когда мы все уладим между собой. Но я хочу, чтобы ты все обдумала, прежде чем сделаешь решительный шаг. Кристина выходит замуж, поэтому я снимаю с себя ответственность за нее и за Кевина, но нужно будет присматривать за бабушкой и ладить как с ней, так и со мной. А это не так-то просто. Что ты на это скажешь, Джоанна?

В ее карих глазах заплясали озорные огоньки.

— Я не совсем улавливаю смысл твоих слов, — сказала она. — Тебе нужна домоправительница или жена?

— Обе, — ответил он и остановил машину. — Неужели ты не понимаешь, что я прошу тебя выйти за меня замуж. А причина, по которой я скрывался эти последние дни, заключается в том, что я выглядел как чудовище. Один глаз заплыл, а губы так распухли, что я не смог бы поцеловать мою девочку.

Внезапно она очутилась в его объятиях. С его губами теперь все было в порядке. Это она почувствовала сразу же, как только они коснулись ее губ.

Это был первый настоящий поцелуй в жизни Джоанны. Она больше не сомневалась ни в своих чувствах к Джейку, ни в его чувствах к ней. Она постигла ту гармонию эмоций и рассудка, в существование которой не верила ее бедная мама и которую вряд ли удалось бы познать ей самой, не повстречай она на своем пути рыжеволосого грубияна с голубыми глазами. И поэтому, когда его язык проник между ее полуоткрытыми губами и белоснежными зубками, она не удивилась, не испытала шок, а полностью отдалась зародившемуся в ней чувству блаженства. Его руки, скользнувшие под ее кофту, тем временем гладили ее спину, ласкали ее грудь под тонкой тканью летнего платья. И, повинуясь древнему как мир инстинкту, дремавшему в ней до сей поры, она отвечала на его поцелуи, зарываясь пальцами в его огненные волосы.

Довольно просторный салон «лендровера» казался им все меньше и меньше, заставляя их теснее прижиматься друг к другу. Им не было дела до того, что их может увидеть кто-то из любящих посудачить местных жителей, словно то, чем они занимались, было самым естественным делом на земле.

— О, Джейк, — выдохнула она, когда на миг он прервал свои поцелуи и, раскрасневшаяся и растрепанная, она высвободилась из его пылких объятий. — Нам так о многом нужно поговорить. Столько всего объяснить…

— У нас вся жизнь впереди, чтобы сделать это. Теперь я не сомневаюсь, что ты выйдешь за меня замуж, Джоанна. Я не святой, у меня отвратительный характер, но клянусь, нам будет чертовски хорошо вдвоем.

— Знаю, — прошептала она. — А мне и не нужен святой. Я была бы недостойна его. Пусть лучше это будет грубиян — такой, как ты. Любимый грубиян. — И снова поцеловала его.