/ Language: Русский / Genre:love_short

Верни мне надежду

Эмили Роуз

Пять лет замужества не принесли Кейт ничего, кроме горечи и разочарования. Ее муж Скотт оказался холодным эгоистом, к тому же он не считал себя обязанным хранить супружескую верность и совсем не хотел детей. Кейт уже была готова подать на развод, когда Скотт неожиданно трагически погиб. Пережив эту потерю, Кейт дает себе слово никогда больше не влюбляться и не попадать в зависимость от мужчины…

Эмили Роуз

Верни мне надежду

1

Подумать только: целых пять лет ее жизни в замужестве, казалось, ушли только на то, чтобы добиваться для супруга расположения тех, кто обладал властью, богатством или влиянием. Уже не один год они с мужем чудом удерживались на плаву, постоянно пребывая на грани банкротства. Покупки в кредит, займы под высокий процент — лишь бы произвести впечатление на других. До чего невыносима вся эта фальшь!

Вот и сегодня она потратила не один час на приготовление чертова супа из свеклы только потому, что кому-то, видите ли, не терпелось насладиться борщом.

— Суп холодный.

И как назло он действительно оказался чуть теплым.

— Извини, дорогой, — с усилием выговорила она, скрывая за мягкостью тона острое желание выплеснуть содержимое тарелки мужу в физиономию.

Она вообразила искаженное ужасом лицо, залитые свекольными подтеками тонкую рубашку, шелковый галстук и элегантный костюм, и никому не заметная улыбка тронула уголки ее рта.

— Ничего отменнее я уже давно не пробовал, — решительный тон давал понять, что критическое высказывание встретило отпор.

Крупный мужчина, только что занявший место рядом с ней за столом, держался вполне любезно, но в глазах… По их выражению становилось ясно сразу: этот не позволит кормить и поить себя только для того, чтобы ему навязали потом сделку.

— Вы очень добры, благодарю вас, — вежливо проговорила хозяйка дома, хотя на самом деле не испытывала никакой благодарности.

Острые голубые глаза соседа по столу заметили ее сдержанность, а проскользнувшие в них искорки показали, что он забавляется.

— Далеко не каждый назовет меня добрым человеком, а уж тем более легким партнером. К тому же общение с дураками никогда не доставляло мне удовольствия.

Ответ прозвучал двусмысленно.

Ну зачем, зачем нужно было устраивать этот званый вечер — вряд ли он произведет хоть какое-то впечатление на этого самоуверенного богача, с иронией взиравшего на происходящее. Это лишь новая пустая трата времени, сил и… денег.

Тем временем хозяин дома, всячески демонстрируя свое радушие, заливался соловьем, настойчиво угощал всех и каждого и сыпал остротами. Услышав сказанное человеком, ради которого и было затеяно сегодняшнее торжество, он решил вмешаться в беседу.

— Однако толковый человек, готовый предложить хороший товар, вправе рассчитывать на ваше внимание.

— Для этого надо быть очень толковым человеком, — на губах гостя появилась легкая усмешка, а голубые глаза вновь обратились к соседке, хладнокровно оценивая ее. — Все дело в том, насколько хорош товар!

— Это уж вам решать, конечно, — безразлично сказала она, не желая вступать в разговор, в конце концов дела мужа ее не касаются.

Иногда она просто ненавидела его — за то, что он не хотел иметь детей, за то, что обманул ее когда-то, поначалу прикинувшись другим — ласковым, добрым и верным. Хоть она и сожалела, что вышла за него замуж, освободиться от тягостного союза не хватало сил. Порой у нее появлялась надежда, что он когда-нибудь все же изменится, но с каждым днем она становилась все слабее. Зато нарастало отчаяние, все чаще сменявшееся пустым равнодушием ко всему.

Ах, если бы у нее были дети: маленькие озорники, на которых можно было бы излить всю свою нерастраченную любовь. Каким бы счастьем было для нее баловать их, готовить для них что-нибудь особенно вкусненькое или гулять с ними по парку, рассказывая всякие забавные истории или сказки, запомнившиеся с собственного детства. Но нет, этой радости она была лишена, точнее, этого лишил ее муж.

Кейт наблюдала, как Скотт, поглощая борщ, умело направлял общий разговор за столом. Он был красив. В четких чертах лица не было ни намека на слабость, черные волнистые волосы модно подстрижены. У него все модное, даже телосложение: высок ростом, мускулист, спортивен.

И в соответствии с модой не слишком-то верный супруг. От внимания Кейт не ускользнули заигрывания с ним Фионы Чардуэй и вспыхнувшее в ответ обещание в карих глазах Скотта.

Гадая, любовники они или нет, Кейт поразилась тому, что подобные мысли больше не причиняют ей боль.

— Кейт — это уменьшительное от Кетрин?

Она повернулась к Далтону, застигнутая вопросом врасплох.

— Нет, от Кетлин. — Она позволила себе чуть улыбнуться. — Я Мери Кетлин, говоря по правде. Ирландка до мозга костей, мистер Далтон. Моя девичья фамилия О'Малли.

Он кивнул, взглянул на ее рыжие с медным отливом волосы, затем снова посмотрел в глаза, еще более синие, чем его собственные.

— По цвету сочетаются. — Ленивая усмешка означала, что все это его по-прежнему забавляет. — Я не слишком злоупотреблю вашей добротой, если попрошу вторую порцию борща?

— Боюсь, он совсем остыл.

— Неважно. Мне все равно понравится.

— Если вы настаиваете.

Налив добавку, она ловко сложила опустевшие тарелки на поднос, расчищая стол для следующего блюда. Уже пора ставить на огонь овощи. Мясо жарилось в духовке, и она молила бога, чтобы сегодня беарнский соус не свернулся. Одной промашки для званого ужина вполне достаточно.

Кейт проверила, готово ли жаркое, и вернулась в столовую. Скотт вновь подливал гостям красное вино, распространяясь о его достоинствах. Вино урожая 1965 года по пятьдесят долларов за бутылку — едва ли его следует пить бокал за бокалом. Но все, кажется, были довольны и веселы. Кейт наконец расслабилась.

— Вы работаете, Мери Кетлин?

В голове у Кейт промелькнуло: он уже поглотил вина на сумму, равную моей двухнедельной зарплате, и можно побиться об заклад, что ему на это плевать. Кейт выдавила из себя улыбку и ответила беззаботно:

— Да, неполный рабочий день. Выполняю кое-какую секретарскую работу. Мне нравится, и к тому же не приходится с утра до вечера сидеть дома.

— Вы, кажется, не из тех женщин, которые делают ставку на карьеру.

— Пожалуй. Не могу сказать, что я страстно привязана к своей пишущей машинке.

— Но тогда к чему же вы страстно привязаны?

Вопрос был явно провокационным. Кейт вздохнула. Меньше всего ей хотелось бы сейчас флирта, а потому ответ прозвучал как явный отказ от продолжения разговора.

— Возможно, к кулинарии.

— А почему у вас нет детей?

В самом деле, почему? Кейт едва не взорвалась. Ей хотелось бросить ему в лицо: детей нет потому, что Скотт жаждет стать таким же большим дельцом, как вы.

— А у вас, мистер Далтон, есть дети? — резко спросила она.

— Нет. Я никогда не был женат.

Как странно, что мужчина с его положением так и не обзавелся женой. Она с любопытством посмотрела на него. Крупный, мощного сложения человек с несколько избыточным весом. Богач, он тем не менее не следовал капризам моды. Его темно-серый костюм был сшит без претензий, обычная белая рубашка. Даже галстук, хотя и подобранный со вкусом, был скромный.

Кейт подумала, что для Алекса Далтона одежда, видимо, не более чем простая необходимость. Единственное, что от нее требуется, — соответствовать нужному моменту. Мантия триумфатора подошла бы ему гораздо больше, чем обыкновенный костюм, но он и без нее слишком выделялся среди остальных. Пожалуй, именно этим он так раздражал Кейт сегодня вечером.

Алекса Далтона, конечно же, нельзя винить за недостатки Скотта, но на его фоне внутренняя пустота мужа казалась особенно заметной. Скотт позировал. Далтон оставался самим собой. Прямые черные волосы, густо посеребренные сединой, были коротко и красиво подстрижены. Слегка приподнятая правая бровь придавала умному волевому лицу ироничное выражение, а в живых голубых глазах читалось глубокое знание жизни. Они не скрывали, что Далтона развлекает сдержанность, с которой Кейт отнеслась к расспросам.

— Однако вам потребовалось время.

— Извините, время — для чего?

— Для того чтобы заметить меня. Ваша холодность, Мери Кетлин, разожгла мое любопытство, но предполагаю, что в жилах у вас вовсе не вода со льдом.

— Сожалею, мистер Далтон, если вам показалось, будто я слишком занята своими мыслями.

— Зовите меня Алексом.

— Надеюсь, я не обидела вас.

— Вовсе нет. Я забавлялся.

— Забавлялись?

— О, меня забавляют самые разные вещи. Вы любите игры — спортивные, настольные, азартные?

— Я не очень увлекаюсь ими. Это Скотт у нас атлет.

— В постели или вне ее?

Он встретил всполошенный взгляд Кейт с искренним интересом, отчего внутри у нее все сжалось.

— Вы играете в гольф, мистер Далтон? — спросила она равнодушно.

— Нет, я предпочитаю упражнения интеллектуальные, и вы значительно преуспели, заставляя мой мозг потрудиться. Почему бы нам не играть по более простому сценарию?

Кейт нахмурилась, не совсем понимая, куда он клонит.

— Дорогая моя, сценарий есть всегда, если дело касается денег, — продолжал он с легким упреком. — И мы оба это знаем. Весь вопрос в том, как вести игру.

Кейт не удалось скрыть неприязнь, которую она к нему испытывала.

— Я думаю, погоня за деньгами приносит больше горя, чем счастья. Извините, я должна присмотреть за вторым блюдом.

Взбешенная Кейт назвала Далтона про себя наглецом, который возомнил, будто и она, подобно Скотту, будет угождать ему во всем. Напрасно, его ждет большое разочарование.

Беарнский соус свернулся. Проклиная себя за рассеянность, она бросилась к холодильнику за ледяной водой и начала каплю за каплей лить ее в соус, бешено встряхивая. Слезы отчаяния жгли глаза — ничего не получалось. Схватив лимон, Кейт разрезала его и выдавила немного сока в соус, после чего, наконец, он был спасен. Почти обессилев от облегчения, Кейт наполнила соусницу и отставила ее в сторону. С ловкостью вынув мясо из духовки, она поместила его на разделочную доску, а овощи разложила по блюдам. Приняв спокойный вид, не спеша, Кейт внесла поднос с мясом и поставила его перед Скоттом, который с обычной сноровкой начал орудовать большим ножом. Горячее, вкусно пахнущее блюдо дразнило аппетит.

— Мясо немного пересушено, Кейт, — заметил Скотт критическим тоном.

Кейт бросила испуганный взгляд на Далтона. Он улыбался:

— Вид у мяса идеальный — розовое и нежное. А аромат беарнского соуса заставит любого пустить слюнки.

— Он свернулся, — сказала Кейт отрывисто, не желая слушать его похвалу.

— Так кисло вы на него посмотрели?

Это настолько соответствовало истине, что она рассмеялась. Внезапно закашлявшись, Кейт сделала глоток вина и сухо посмотрела на Далтона.

— Соус был спасен кислым лимоном.

— В таком случае возблагодарим лимоны. — Он щедро налил соус на тарелку Кейт и себе, положил им обоим овощей.

— Еда вам нравится, — заметила Кейт.

Он ответил, приподняв бровь:

— Среди прочего.

— Почему вы не женаты?

— А вы советовали бы мне жениться?

Она сразу же поспешила отступить.

— Вероятно, вам это было не нужно.

— О, нет, отчего же, — в его голосе прозвучала почти неприкрытая издевка. Казалось, он отбросил от себя какую-то мрачную мысль и продолжал легкомысленным тоном: — Может быть, я слишком рьяно принялся добывать эти презренные деньги, которые приносят комфорт, но не счастье. Или просто не нашел женщину, на которой захотел бы жениться. Или мне чертовски трудно угодить. Решайте сами.

— А, может быть, вам нравится, когда у вас не связаны руки, — возразила она небрежно.

— А вам семейные узы не в тягость?

Вопрос был для нее настолько болезненный, что отшучиваться не хотелось, но и признаваться в том, как разочарована своим замужеством, она тоже не собиралась.

— Вы знаете, иногда очень полезно освободиться от пут. Но ваш муж не очень-то туго натягивает поводья, не так ли?

И тон, и намек в его словах вызвали у Кейт негодование.

— Поосторожнее с вашими предположениями, мистер Далтон, — резко сказала Кейт.

Он вспыхнул:

— Повторяю, меня зовут Алекс.

— Безусловно, такой преуспевающий человек заслуживает особого уважения, — сказала она, ехидно улыбаясь.

— Разве мы не равны?

— Чуть раньше вы дали понять, что мне отводится роль приманки, на которую вы должны клюнуть, прежде чем вас прихлопнут.

Она сощурила глаза, задумавшись. Кейт знала: временами ей не удается сдержать себя, но сейчас было все равно, что может подумать этот человек. Она взяла свой бокал — он оказался пустым. Как обычно, Скотт так старательно занимался сверхважными гостями, что забыл о ней.

— Скотт, не передадите ли графин? У вашей жены нет вина.

Брови Скотта взлетели вверх.

— Дорогая, какое упущение с моей стороны!

Он тут же вскочил с места с графином в руках, чтобы продемонстрировать тщательно отработанное внимание к супруге. Затем долил вина Алексу Далтону, поблагодарив его за своевременное напоминание, и принялся наполнять бокалы всех гостей подряд, со смехом отвергая возражения. Скотт гордился своим безграничным гостеприимством, которое оплачивалось в основном из зарплаты Кейт. Она отпила вина. Хотелось, чтобы все поскорее закончилось.

— Итак, вы любите предлагать свои условия.

Она посмотрела на Далтона и, вспомнив собственную остроту насчет приманки, беззаботно спросила:

— А кто этого не любит?

— Но все зависит от того, обладаете ли вы для этого достаточной силой, — сказал он с кривой усмешкой. — Сколько вам лет?

— Вы всегда засыпаете людей подобными вопросами? Разве вам неизвестно, что женщинам не нравится, когда интересуются их возрастом?

— О возрасте вам пока не стоит беспокоиться. Наугад скажу: вам двадцать пять.

— Двадцать семь. На два не дотянули; даже почти на три. Дни рождения накатываются быстро, — сказала она с ноткой уныния в голосе.

— Вы давно замужем?

— Пять лет, — и про себя добавила: пять долгих, впустую потраченных лет.

— Вы не хотите детей?

Все скопившееся в душе отчаяние вырвалось в какой-то миг.

— Этот вопрос бы меня крайне оскорбил, будь я не способна родить. Однако некоторые предпочитают не усложнять себе жизнь детьми. Вы непременно один из них, иначе бы женились.

— Но вы-то замужем, — подчеркнул он не без язвительности.

— Да, замужем.

Она посмотрела на Скотта. Он развлекал Фиону Чардуэй историей явно рискованного содержания, а та смеялась и игриво похлопывала его по руке. Кейт перевела взгляд на Боба Чардуэя — но тот оживленно разговаривал с Джен Листер и Терри Джесселлом, который как деловой партнер Скотта и должен был бы развлекать Алекса Далтона. Кейт вовсе не хотелось продолжать их болтовню.

Скотт еле заметно кивнул ей в сторону кухни — пора убирать со стола. Извинившись, Кейт встала и, собрав посуду, направилась на кухню. Хоть там она могла побыть сейчас наедине с собой.

Не спеша проверив температуру духовки, прежде чем поставить туда апельсиновое суфле, Кейт положила несколько изумительно красивых ягод клубники на деревянное блюдо с сырами и отодвинула в сторону гору грязных тарелок.

Ей вспомнился разговор с Далтоном. Теперь, даже если Скотт и согласился бы на ребенка, Кейт вряд ли решилась рожать, не захотела бы. Трудно сказать, в какой день или даже месяц умерла ее любовь к мужу — умерла из-за его бесконечной лжи, измен, пренебрежения ее интересами. Она впала в мрачное безразличие, похожее на смерть. И если в один прекрасный день она не вырвется из этого круга, то окончательно превратится в робота. Кейт вернулась в гостиную, неся блюдо с сырами, а там уже бурно обсуждали идею прогулки по Сиднейскому заливу на яхте Алекса Далтона.

— Вы присоединитесь к нам, конечно, — любезно предложил он Кейт, заметив, что она смотрит на него.

— Моя кожа не выносит солнечных лучей.

Это была отговорка. Прогулка, несомненно, превратится в пьянку, а ей вовсе не хотелось видеть, как развернется Скотт в подобной обстановке.

— Часть палубы закрыта тентом. Я о вас позабочусь, — заверил ее Далтон.

Кейт не успела ответить, как вмешался Скотт. Переведя взгляд с жены на Далтона и что-то соображая, он уверенно сказал:

— Кейт любит море. Она поплывет, Алекс.

Кейт оцепенела. Ее ледяной взор безмолвно ответил: черта с два она согласится. Кейт заметила, как муж подавил мгновенную вспышку гнева. Сегодня вечером быть великой баталии, но все равно Кейт не станет плясать под его дудку. Пусть сделки с Алексом Далтоном зависят от способностей Скотта, если они вообще у него есть, а не от очарования Кейт.

— Ну что ж, решено, — сказал с удовлетворением Далтон.

Кейт не возражала. Сейчас не время спорить.

— Вам, должно быть, приходилось трудно в детстве с такой кожей, — неожиданно заметил Далтон.

— Да, меня всегда заставляли что-нибудь набрасывать на себя. Однажды я взбунтовалась и получила урок, который не забуду никогда: ожоги второй степени.

На Кейт было белое платье с застежкой на шее, оставлявшее плечи и спину открытыми.

— Но у вас не осталось шрамов.

— Они исчезли. Для меня были недоступны поездки к морю или игры на свежем воздухе. Я не могла всем этим по-настоящему наслаждаться.

— Зато ваша кожа, смею заметить, светится, как чудесный фарфор. Весь вечер я борюсь с желанием коснуться ее.

Она засмеялась, пожалуй, чуть громче, чем следовало.

— Я рада, что вы подавили его. Я не китайская статуэтка, мистер Далтон. И не люблю играть в пятнашки, — добавила она тоном, исключающим всякий намек на шутливость.

Какой-то миг он смотрел на нее оценивающим взглядом.

— Это заявление чрезвычайной важности. Просветите меня, пожалуйста, относительно игр, которые вам нравятся. Вы меня заинтриговали.

— Я люблю честную игру. Почему бы и вам когда-нибудь не сыграть в такую же? — резко сказала Кейт, обозленная его намеками.

— О, конечно, в удобное для меня время и в выбранном мною месте, — ответил он насмешливо.

Подошла пора проверить не готово ли суфле, и Кейт была рада предлогу оборвать неприятный разговор.

Суфле получилось на загляденье, и довольная собой Кейт внесла этот шедевр кулинарного искусства в столовую. Каждый, кто получал свою порцию десерта и пробовал его, издавал восхищенные возгласы.

— Женщина, которая так готовит, — жемчужина, не имеющая цены, — изрек Алекс Далтон.

Скотт поспешил сообщить ему:

— Сразу после свадьбы Кейт поступила на курсы поваров. Она любит готовить, ведь правда, милая?

— Да, — бросила Кейт.

— А мои таланты, боюсь, из иной сферы, — вздохнула Фиона.

Губы Кейт сжались. Ну еще бы, подумала она злорадно.

Две другие гостьи обсуждали свои любимые блюда, а мужчины то вставляли критические замечания по поводу десерта, то выражали восторг. Кейт съела свое суфле с наслаждением. Теперь оставалось лишь подать кофе. Она надеялась, что гости не станут засиживаться допоздна. Разговор зашел о ресторанах, причем Алекс Далтон обнаружил широкие познания о сем предмете. Кейт попыталась вспомнить, что рассказывал о нем муж.

Деловая империя Далтона выросла из производства фруктовых соков и лекарственных настоек. В настоящее время он, по-видимому вложил капитал в фирму, выпускающую блюда быстрого приготовления; эта компания только начала свое рекламное наступление по всей Австралии. Скотт, представлявший изобретателя, пытался заинтересовать Далтона устройством для разогрева булочек с хрустящей корочкой — еще один из его проектов, на который возлагались большие надежды. Правда, модель для использования в коммерческих целях еще предстояло изготовить, а потому казалось по меньшей мере странным, что Далтон принял приглашение на этот ужин.

— О чем вы думаете? — спросил он спокойно.

Не ожидавшая такого вопроса, Кейт ответила в лоб:

— Я пыталась понять, почему вы здесь.

Было видно, что ее слова привели Далтона в замешательство, но лишь на миг, и он вновь заговорил скучающим безразличным тоном:

— Вам известно, почему — я принял приглашение вашего мужа.

— Но вы ведь могли отказаться, — пожала плечами Кейт.

Он улыбнулся, но как-то странно:

— Однако я предпочел не отказываться. Считайте это капризом, если хотите.

— А морская прогулка — тоже каприз?

Он сделал короткую паузу, затем перевел глаза на Скотта, и взгляд его стал безжалостным.

— Нет, это не прихоть. Ваш муж исключительно гостеприимен, а я отвечаю любезностью на любезность.

— Понятно, — буркнула она, предвидя, как Скотт будет завтра задирать нос.

— Сомневаюсь, чтобы вам было понятно, Мери Кетлин, — ласково промолвил он.

Кейт метнула в него озадаченный взгляд, на что он ответил лишь ироничной улыбкой притягательных чувственных губ.

— Но я уверен, — продолжил он, — что мы будем понимать друг друга завтра.

Он говорил так тихо, нежно. Кейт нахмурилась и ответила сухо:

— Вряд ли, мистер Далтон. Для нас обоих это будет пустой тратой времени.

Она обратилась к хозяину стола:

— Скотт, кофе подать сюда?

— Нет, спасибо, милая. Мы перейдем в гостиную.

Он поднялся и отодвинул стул Фионы, что послужило сигналом для всех, а Кейт снова удалилась на кухню. Вкатив в гостиную столик на колесах, — она принялась разливать кофе и предлагать сладости. Скотт у бара потчевал ликерами, но большинство пожелало кофе.

Первым собрался уходить Алекс Далтон, как ни пытался Скотт лишний раз продемонстрировать свою гостеприимность, подливая ему кофе, бренди, ликер. Кейт молча проводила до двери «очень важную персону». Ей хотелось, чтобы он поскорее ушел, впрочем, как и все остальные. Неожиданно Далтон повернулся и взял ее за руку. Голубые глаза требовали внимания — ее и только ее. Он совершенно не замечал Скотта.

— Благодарю вас. Буду с удовольствием ждать новой встречи.

Его слова подразумевали какую-то близость.

Кейт возмутилась, выдернула руку и хотела было отойти, но Скотт по-хозяйски обнял ее за плечи.

— Разве я не говорил вам, что у меня восхитительная жена?

От него за версту несло самодовольством.

У Скотта все сплошное лицемерие и пустословие. При иных обстоятельствах он уже мчался бы назад к Фионе Чардуэй, как если бы его «восхитительной жены» и не существовало на свете.

Глаза Далтона смотрели насмешливо, когда он мягко сказал:

— Да, у вас действительно восхитительная жена. Ну что ж, Скотт, до завтра.

— Великолепно!

Опять непомерный восторг. Алекс Далтон бросил на него недоуменный взгляд и быстро ушел.

Скотт обернулся к жене с сияющей физиономией.

— Каково? Получить приглашение в плавание — и не меньше!

Она ответила кислой улыбочкой:

— Я думаю, за этим что-то скрывается. Неясно, чего он хочет, но на твоем месте я была бы завтра особенно осторожной.

Выражение самоуверенности на его лице сменилось циничной усмешкой.

— Ему нравишься ты.

Кейт вздернула подбородок, презрительно посмотрев на мужа.

— Ты просто глуп, Скотт. На сегодня представление окончено. Я иду спать.

— Не говори со мной таким тоном, — злобно сказал Скотт.

Она пропустила мимо ушей скрытую угрозу.

— Иди, увивайся за Фионой, — бросила она ему через плечо, когда Скотт направился к лестнице.

— Ревнуешь? — съехидничал он.

— Тебя ревновать? Она может получить тебя вместе с моим благословением, о чем я еще скажу позже. После того как ты заставишь себя расстаться со своими друзьями, пожелав им доброй ночи.

2

Кейт была в ванной, когда уходили последние гости. Скотт, несомненно, извинился за жену, сославшись на ее головную боль, которая завтра превратится в мигрень. Все, кто отправится на яхте, будут вздыхать: «Бедная Кейт», хотя на деле никто не пожалеет ее. Ну и пусть. Она все равно сидела бы там, как куль, в сыром одеяле, из-за своей кожи. Что бы ни говорил Скотт, она не будет участвовать в этой прогулке.

Входная дверь захлопнулась, и Скотт протопал по лестнице наверх. Когда Кейт вернулась в спальню, Скотт уже раздевался — он умел это делать красиво. Однако Кейт не почувствовала даже искорки желания, как если бы его сильное, мускулистое тело было мраморной статуей.

Скотт взглянул угрюмо.

— Ну что ты дуешься? Я думал, тебе весело с Алексом Далтоном.

— Скотт, я не поплыву с вами завтра на яхте.

— Как бы не так, черт возьми! Назревает большое дело, Кейт, и я не позволю тебе испоганить его.

— Это меня совершенно не касается.

Красивое лицо Скотта исказилось до уродства.

— Ты безмозглая сука! Ты еще не поняла, как заключаются сделки? Никогда ничего не делается по-честному. Ты мне нужна, и спорить нам не о чем.

— Я тебе не нужна. Ни сейчас, ни когда-либо прежде, — произнесла Кейт запальчиво.

Скотт с отвращением посмотрел на нее.

— Только не вздумай снова оплакивать себя. Сегодня мой желудок этого не переварит. Ты поедешь со мной — и все тут.

— Зачем это мне? Почему, черт возьми, я должна отправляться в эту поездку? На самом деле ты вовсе не хочешь, чтобы я была там.

Он уселся, чтобы снять носки, и злобно взглянул на нее через плечо.

— Речь не о том, хочу ли я, а о том, чего хочет он. Ты даже не заметила, что Далтон просто готов был сожрать тебя. — Скотт ядовито хмыкнул. — Должно быть, из-за твоих огненных волос, ведь все остальное у тебя холодно, как лед.

— Ты верен себе, Скотт. — Кейт смотрела на него с презрением. — Тебе все требуется втоптать в грязь. Алекс Далтон…

— Алекс Далтон явился сюда сегодня вечером лишь по одной причине, одной-единственной.

Скотт поднялся, лениво потянулся, затем вдруг повернувшись, упер в нее указательный палец:

— И этой причиной была ты.

— Ах, не смеши меня!

— Так я смешон? — издевательским тоном молвил Скотт и кивнул с видом знатока. — Наш друг Алекс Далтон, демонстративно любуясь твоей фотографией на моем служебном столе, заметил, что не примет решения относительно нашей сделки до понедельника, ибо предпочитает обдумать ее в свободные дни. Далтон с видимой неохотой поставил твое фото обратно на стол. Ты можешь оставаться немой, глухой и слепой, но меня-то на мякине не проведешь. Он принял приглашение на ужин молниеносно, он окружал тебя весь вечер исключительным вниманием. И завтра, моя дражайшая супруга, вы будете сама любезность и станете порхать как мотылек на борту его яхты, я ясно говорю?

— Предельно ясно! — Она кипела от бешенства. — Ты просто сутенер! Да как ты смеешь выставлять меня какой-то проституткой?!

— Господи боже мой, — проворчал он. — Я ж не прошу тебя ложиться с ним в постель. Просто будь с ним немного поласковее, дай ему почувствовать, что он тебя заинтересовал.

Кейт разгневалась еще сильнее теперь, когда до нее дошел скрытый смысл некоторых фраз Далтона.

— Идиот! — бросила она Скотту, полная презрения. — Он же не меня добивается. Он просто забавляется, манипулируя людьми. Для него все это — игра. Этим он занимался и сегодня и будет заниматься завтра. Ты для него лишь кукла, пешка, и он купит это ваше изобретение только в том случае, если сочтет его полезным для себя. Если хочешь, разыгрывай из себя паяца, но меня оставь в покое.

— Ну нет, — проскрежетал Скотт, огибая постель. Он схватил ее руки выше локтей и впился пальцами в нежную плоть. — Ты перестанешь задирать нос и будешь вести себя хорошо, иначе я выбью дурь из твоего фригидного тела и добьюсь полного повиновения — немедленно, сейчас.

— В чем дело, Скотт? Фиона тебя не удовлетворяет? — кольнула она его с непередаваемой иронией.

В ярости Скотт тряс ее за плечи.

— Не тронь Фиону. Ты не знаешь, о чем говоришь.

— Я говорю о разводе.

Слово было произнесено. Поначалу оно поразило обоих. Его мертвая хватка ослабла.

— Я не это имел в виду, Кейт. Ты моя жена, — заявил он.

— Очень мило, что ты вспомнил об этом. А то мне уже казалось, что мое место заняла Фиона, а меня можно лишь предлагать направо и налево нужным клиентам. На этом наша совместная жизнь кончается, Скотт. Я ухожу от тебя и ухожу завтра же.

— Нет! — горячо возразил он.

Но Кейт знала, что сделает, как говорит. Это решение созревало у нее уже давно, а теперь оно принято. Скотт прочитал в ее глазах твердую решимость, и от его наглой самоуверенности не осталось и следа.

Он умолял, гладил ее плечи, пытался взять в ладони лицо.

— Ты не можешь так поступить, Кейт. Ты моя жена.

Она вырвалась из его рук и отошла.

— Твоя жена! — повторила она насмешливо. — Для тебя я скорее вещь. Я убираю в доме, варю, приношу заработок, скрашиваю твой быт. Но признайся, разве ты любил и лелеял меня, Скотт? Ты даже не позволил мне родить ребенка.

— Ну хорошо. Будет у нас ребенок, если уж он так тебе нужен, — сказал он нехотя.

— Теперь мне от тебя уже не нужно ничего. Я просто хочу тебя оставить, — равнодушно ответила она.

Он подошел к ней сзади, обнял за талию, прижал к себе.

— Не надо, — сказала она с усталым вздохом.

Он не послушался. Одна его рука легла на слегка округлый живот, другая проникла в глубокий узкий вырез ее ночной рубашки и начала ласкать груди.

— Кейт, ты просто не в себе, делаешь из мухи слона, — бормотал он ей в ухо. — Позволь, я помогу тебе расслабиться.

Она стояла неподвижно. Кейт пыталась понять, пробуждают ли в ней хоть искорку желания его любовные заигрывания. Но ощущала только огромную холодную пустоту, которой не могли достичь руки Скотта.

— Нет, ничего не получится, Скотт. Теперь уже нет. Между нами все кончено. Я не люблю и не хочу тебя, — голос ее звучал решительно.

Он вызывающе выпятил подбородок, глаза его загорелись возмущением.

— Так, так. Хороший же момент ты выбрала, чтобы швырнуть мне в лицо развод. Ты ждала, когда станешь нужна мне, по-настоящему нужна, а потом выдернула у меня ковер из-под ног. Твоему эгоизму нет предела!

Обвинение ошеломило Кейт. Ей не верилось, что Скотт способен додуматься до такого. Впрочем, для него не существовало ничего невероятного. Он готов на любую подлость. Но Кейт поняла это только теперь — она прозрела.

— Мне наплевать. Мне безразлично, станешь ли ты миллионером или окончишь свои дни за решеткой. Я не желаю иметь к этому никакого отношения. Я ухожу от тебя и начинаю жить по-новому для себя.

В его глазах пробежал коварный огонек.

— А что, если я не дам тебе развод?

— Ты и не должен его давать. Я получу развод автоматически — для этого достаточно прожить раздельно год. Думаешь, я совсем не знаю законов, Скотт?

— Ты забываешь: я могу найти свидетелей, которые покажут, что мы провели ночь вместе. Мне ничего не стоит сорвать твои безупречные, точно рассчитанные планы. И ты неожиданно обнаружишь, что развод получить гораздо труднее, чем кажется.

— Ты… Ты… — Ее душили гнев, возмущение. Он всплеснул руками, прикидываясь, будто протестует:

— Ладно, ладно, Кейт. Поговорим как разумные люди. Ты высказала свое предложение. Ты хочешь развод. Я готов дать тебе его без драки, но при одном условии: завтра на яхте Алекса Далтона ты должна быть умницей, дорогая жена.

Кейт решила, что он спятил. Она воззрилась на него, не веря своим ушам. Скотт не имеет ни малейшего представления о характере Алекса Далтона — от того, отправится она на морскую прогулку или нет, шансы Скотта на успех не изменятся ни на йоту. Ну что ж, пусть — она будет улыбаться, будет внешне приветливой, излучать дружелюбие — лишь бы выкупить свою свободу. День спустя все, кто поплывет на яхте, перестанут существовать для нее, даже Скотт. Она уже видела в нем чужого человека.

— Хорошо, — сказала она задумчиво. — Договорились.

Он прищурился, глядя на нее с подозрением.

— Кейт, лучше не пытайся меня обмануть. Я буду следить за тобой.

— Не бойся, свою партию я сыграю — очарую Алекса Далтона. У тебя не будет жалоб на этот счет. Но что произойдет в твоем служебном кабинете утром в понедельник — за это я ответственности не несу. Не вини меня, если твоя стратегия окажется никуда не годной.

— Она сработает, — уверенно буркнул он. — Ты куда? — добавил Скотт, заметив, что жена выходит из спальни.

— Этой ночью даже гигантская кровать покажется мне тесной, — дала она холодную отповедь. — Я буду спать в комнате для гостей.

— Как угодно, — пожал он плечами и отправился в ванную.

Кейт знала, что в поведении Скотта всегда было много бравады. Дрогни она хоть чуть-чуть, ей никогда от него не отвязаться. Не потому, что она ему нужна. Он просто терпеть не мог проигрывать.

Спала Кейт плохо — мешали мысли о делах, которые предстояло уладить до развода. И несмотря на это, проснулась она в хорошем настроении. Было еще довольно рано. Она забыла закрыть жалюзи, и утреннее солнце заливало комнату светом. Кейт выскользнула из постели, убрала ее и пошла в кухню сварить себе кофе.

Завтра она уйдет отсюда, но прежде надо было перемыть всю дорогую посуду после вчерашнего ужина, пропустить белье через стиральную машину. Она оставит дом чистым, наведя в нем порядок. Она не возьмет отсюда ничего, кроме своей одежды. Пусть все останется Скотту. Кейт была в бельевой, когда туда влетел Скотт. Он был уже в джинсах и в майке с короткими рукавами.

— Почему ты меня не разбудила? — прорычал он. — Мы опоздаем, если сейчас же не выедем. Оставь все и собирайся.

Не желая спорить, Кейт сделала, как он говорил. Она приняла душ, надела белые брюки и рубашку в белую и голубую полоску с длинными рукавами. Кейт собрала волосы в пучок и взяла широкополую шляпу, украшенную бело-голубой лентой. Обычно с этим костюмом она носила сандалии, но сейчас предпочла кеды — в них удобнее ходить по раскачивающейся палубе.

— Готова? — нетерпеливо спросил Скотт.

— Да, уже иду. — Кейт выпрямилась.

— О господи! Ты выглядишь, словно какая-нибудь распроклятая монахиня! — недовольно воскликнул Скотт.

Кейт зарделась:

— Я не собираюсь получать солнечные ожоги ради кого-то, Скотт.

— Никто и не просит тебя получать солнечные ожоги, но ты только посмотри на себя. Давай-давай. Взгляни в зеркало.

Он схватил ее за руку и потащил к большому зеркалу на туалетном столике.

— Разве так выглядит женщина, которая хочет понравиться мужчине?

Скотт вытащил заколки из ее прически и слегка растрепал длинные волнистые пряди.

— Вот так-то лучше. Теперь надо немного подкраситься и держаться веселее. А то ты выглядишь слишком уныло.

Кейт не спорила. Все это не стоило выеденного яйца. Руки у нее слегка дрожали, когда она наносила голубые тени на веки и подкрашивала ресницы.

Она тронула губы помадой нежно-кораллового цвета, расчесала волосы, заструившиеся сверкающей рыжей волной.

— Так пойдет? — спросила она слегка ироническим тоном.

Он оглядел ее критически:

— Эта рубашка слишком благопристойна. Расстегни пуговицы.

Стараясь сдерживаться, Кейт расстегнула три верхние пуговицы.

— Расстегни еще, — настаивал он.

— Черта с два, — проворчала она возмущенно. — Не намерена походить на зазывалу.

— Ты будешь делать, как я говорю, или развод не состоится.

Она готова была вспылить, но заметив вызов в его глазах, поняла, что схватка лишь доставила бы ему удовольствие. С непокорно вздернутым подбородком она расстегнула еще несколько пуговиц.

— Доволен?

— Стоило бы тебе немного прикусить язык, — резко выпалил он и, взглянув на часы, добавил. — Проклятие! Мы опаздываем. Пошли, — торопил он, подталкивая ее. — И помни: меня ничто не остановит, если я захочу помешать разводу. Выполни, что обещала, и я оставлю тебя в покое.

Пока они ехали в машине, Кейт хранила гордое молчание. Скотт болтал, не обращая внимания на ее настроение.

— Представляешь, у него дом с собственной пристанью. Счастливчик. Это, наверное, влетело ему в приличную сумму. Яхту обслуживает постоянный экипаж. Ему достаточно сказать слово, и судно отправится куда угодно. Это богач, поверь мне, настоящий богач. И подумать только, он добился всего в моем возрасте. Он продал лицензии на свое производство доброй половине стран мира. Человеку надо родиться в рубашке. Уметь крутиться — еще далеко не все. Нужно, чтобы тебе везло. Ну, на этот раз удача на моей стороне. Я это кожей чувствую. А Далтон — стоит ему лишь поставить свою подпись, и дело в шляпе. — Скотт посмотрел на нее в восторге от своих радужных планов. — Ты слушаешь меня?

— Да. — Ответ был краток.

— Кейт, если все получится, я и тебя поддержу, пока ты не осмотришься и не поймешь, что тебе нужно. Я серьезно. Все будет зависеть от тебя, — горячо заверил он.

Она не сочла нужным ответить. Скотт — сутенер, предлагающий вознаграждение за услуги, которые Кейт не намерена оказывать. Она будет вежлива с Алексом Далтоном и только. Скотт может думать что угодно, но на большее пускай не рассчитывает.

— Ты меня слушаешь? — возмутился Скотт.

— Я слышала, что ты сказал.

— Ну и как?

— Что «ну и как»? Я сказала, что буду мила с ним.

Кейт чувствовала, как пристально он всматривается в нее, но продолжала глядеть прямо перед собой. Скотт погрузился в молчание и не нарушил его, пока они не остановились у высокой кирпичной стены.

— Он явно не любит, чтобы его беспокоили посторонние, — сделал вывод Скотт, когда они выходили из своей машины типа седан. — Сюда, в ворота, — направлял Скотт. — Алекс объяснял, что есть дорожка, которая ведет к причалу, минуя дом. Поторопись, Кейт. Если судить по числу припаркованных машин, все уже здесь.

Дом, спускавшийся террасами вниз по скалам, был построен, видимо, не так давно. Во всяком случае, цветы и деревья были высажены только что. Широкие ступени, сложенные из обтесанных глыб песчаника, облегчали спуск к причалу. Там в лодке их поджидал симпатичный юноша.

— Простите, вы мистер и миссис Эндрюс? — вежливо спросил он. Скотт весело подтвердил, и юноша пригласил их в лодку. — Вы первым, мистер Эндрюс. Потом вы придержите лодку, а я помогу сесть миссис Эндрюс.

— Боюсь, мы немного опаздываем, — извиняющимся тоном произнес Скотт.

— Не беспокойтесь. Мистер Далтон не спешит. Это лишь увеселительная прогулка.

— Какая большая яхта, — восхитился Скотт, окинув взглядом изящное судно.

— Мистер Далтон проводит на ней много времени, — усмехнулся матрос. — Средства связи здесь фантастические — можно прямо с моря мгновенно вызвать любую точку на земном шаре. Он в состоянии руководить своим бизнесом с борта яхты.

— Вот это жизнь! — задумался Скотт. — Должно быть, содержать такую посудину стоит чертовски дорого.

Матрос улыбнулся еще шире:

— Думаю, да. Вам удобно, миссис Эндрюс?

— Да, благодарю вас.

Кейт с отчаянным видом вцепилась в свою шляпу, когда ветер швырнул в лицо прядь ее собственных волос. Хорошо хоть, черные очки защищали глаза. Про себя она обругала Скотта за его распоряжение распустить волосы.

— Мы почти прибыли, — весело сообщил молодой матрос.

И вскоре они в самом деле оказались у цели. Алекс Далтон стоял у трапа, когда они поднимались на борт яхты.

Скотт, как всегда, начал пустословить.

— Извините, что задержали вас. Это все по вине Кейт. Вы знаете, эти женщины…

Алекс Далтон встретил Кейт прямым взглядом.

— Я испытываю только радость, видя вас здесь.

Эта фраза смутила Кейт, так как предназначалась исключительно ей. Далтон намеренно не замечал Скотта, как и вчера при прощании. Он взял ее за руку и улыбнулся довольно, похожий на сытого тигра.

— Я устроил для вас столик в тени. Там вы будете защищены от солнца и ветра и даже сможете снять шляпу.

Далтон, разумеется, видел, как они подплывали на лодке. Его проникновенный взгляд, рука, уверенно державшая ее руку, заставили Кейт насторожиться. Если раньше она была уверена, что Скотт ошибается относительно намерений Далтона, то теперь ее внезапно охватило сомнение. Хотя что плохого, если люди держатся за руки?

Далтон проводил их на верхнюю палубу, частично прикрытую тентом. Плетенные из бамбука кресла, скамеечки для ног, столики скрывались в тени, а для желающих позагорать на солнце лежали надувные матрацы. Здесь собралась вчерашняя компания, которая добродушно пожурила опоздавших. Кейт быстро оглядела дам, Джен Листер вырядилась в бермуды и некое подобие куртки танкиста, что очень невыгодно подчеркивало ее объемистые бедра. Кейт улыбнулась Джен — может, та и лишена вкуса, но как человек лучше многих из присутствующих здесь женщин. Уэнди Джесселл щеголяла в желтом спортивном костюме, красиво оттенявшем ее густой загар и пышно взбитые темные волосы. В отдалении на резиновом матраце возлежала Фиона Чардуэй, впитывая солнечные лучи. Нарочитой демонстрации обильно смазанного кремами тела ничуть не мешали узенькие полоски красного бикини. Она собрала свои длинные черные волосы в небрежный узел на макушке, и Кейт подумала с иронией, стал бы Скотт вытаскивать шпильки из прически Фионы или нет.

Скотт незамедлительно направился к Фионе и опустился рядом, одарив блистательной улыбкой. Алекс Далтон потянул Кейт к паре кресел, поставленных в стороне от других. Совершенно очевидно, он решил сохранить ее только для себя. Убедившись, что Кейт удобно устроилась, он поместился рядом и подозвал стоявшего неподалеку стюарда.

— Что бы хотели выпить?

— Хорошо бы лимонаду, — улыбнулась она, пытаясь скрыть охватившее ее беспокойство.

Отдавая распоряжение, Далтон жестом указал на Скотта.

— И позаботьтесь о мистере Эндрюсе. Пусть он ни в чем не испытывает недостатка.

Его едкий тон лишь усилил тревогу. Кейт произнесла несколько банальных фраз о погоде, пока не принесли напитки. Ее удивило, что Далтон заказал себе ананасовый сок. Он сверкнул обезоруживающей улыбкой.

— Я редко употребляю алкоголь днем — он туманит мне голову.

Значит, сегодня ты хочешь, чтобы твои мысли были ясными, добавила про себя Кейт. Да Скотт просто наивный младенец по сравнению с этим человеком. Далтон чрезвычайно скрытен, он опасен, и ей стало не по себе от того, что она должна вести с ним игру.

Яхта снялась с якоря, и Далтона засыпали вопросами о технических характеристиках судна. В какой-то момент он встал и, подойдя к поручням, завел разговор с Бобом Чардуэем. Кейт воспользовалась случаем, чтобы получше рассмотреть этого Далтона.

Вчера вечером он казался приземистым, толстоватым, но сейчас, в матросских шортах и холщовой рубашке, выглядел по-иному. Крупный, мускулистый, он напоминал Кейт дерево: такой же крепкий, мощный, его не сдвинешь с места.

Внезапно его острые голубые глаза вонзились в нее; он не скрывал: ему известно, что она наблюдает за ним, и это заставило Кейт покраснеть. Его взгляд на мгновение задержался на распахнутом вороте, повергнув ее в еще большее замешательство. Украдкой она взглянула на Скотта — тот был поглощен Фионой, и Кейт вздохнула с облегчением.

— Вот, представляю вам Джека — он ответит на все вопросы, — быстро закруглился Далтон и передал Боба на попечение стюарда, который разносил напитки. Далтон вернулся к Кейт и опустился в кресло с покаянной улыбкой.

— Гостеприимный хозяин всегда терпит определенные неудобства, потому-то я и хочу быть ленивым хозяином. Вы сегодня услаждаете взор, Мери Кетлин.

— Спасибо, — пробормотала она; ее покоробило слово «услаждаете» — ей не хотелось признавать, что, кажется, Скотт был прав.

Глаза Далтона искрились от удовольствия.

— О чем мы поговорим?

— О чем хотите.

— О, мы сегодня такие дружелюбные, — сказал он с добродушной усмешкой. — Обстановка изменилась, социальное неравенство на вас не давит, и вы так сладостно нежны.

Он ласково провел пальцем по ее руке, и она оцепенела, тесно прижав локти к бокам; легкая дрожь отвращения пробежала по коже. Что же, она ошиблась в нем? — лихорадочно думала Кейт. Пожалуй, нет, если разобраться спокойнее. Он вел себя по отношению к ней как циник, желающий выяснить, насколько далеко она позволит ему зайти. Кейт услышала, что Боб задал вопрос, на который Джек не смог ответить, и, не думая, что делает, воскликнула:

— Я вам объясню, Боб!

Все повернули головы в ожидании, и от интимной обстановки, созданной Далтоном, не осталось и следа.

Кейт взяла слово:

— Остров Пинчгат, или Остров скупердяев, мимо которого мы проплываем, нарекли так в те времена, когда в Австралию ссылали из Англии каторжников. Тюрем тогда не строили, поэтому их просто держали здесь, выдавая весьма скудное пропитание. Отсюда и название. В сороковые годы прошлого века здесь соорудили форт, который позже получил наименование Денисон.

— А зачем им понадобилось строить здесь форт? — спросил Боб. — Кто собирался нападать на ничтожно маленькую колонию?

— Пошли слухи, что начинается война между Америкой и Британией, и в Тихом океане появились эскадры союзников — французская и американская, — объясняла Кейт. — А колонистам не хотелось, чтобы кто-то приплыл и захватил их землю. — Желая удержать внимание слушателей, Кейт добавила: — Все это было довольно забавно. Британское министерство колоний прислало сюда пушки, а вот артиллеристов направить забыло. Здешние солдаты стрелять из пушек не умели и просто установили их на батареи.

— Это по-нашему! — кивнул с иронией Боб и отвернулся к поручням, но прежде сказал: — Спасибо, Кейт. Ты кладезь премудрости.

Кейт вздохнула, сожалея о том, что вопросы Боба исчерпаны, и она осталась один на один с Далтоном.

Глядя на нее с изумлением, он спросил:

— Откуда вы все это знаете?

Она пожала плечами:

— Я работаю у историка. Если бы вам пришлось напечатать на машинке столько материалов по истории Австралии, как мне, вы бы не поражались, что какие-то сведения задержались в моей голове.

— Вы, вероятно, находите свою работу интересной?

— Да, безусловно. Иногда даже увлекательной.

К великому удивлению Кейт, он сумел вовлечь ее в разговор. Она постепенно освободилась от скованности и с оживлением стала рассказывать об исторических курьезах первых лет колонии. Далтон, в свою очередь, поведал ей о прошлом колоний в Вест-Индии, где побывал за время своих странствий.

Он оказался приятным собеседником, и Кейт уже искренне наслаждалась его компанией, его юмором, хотя и несколько прямолинейным. Ее смешили забавные истории Алекса, ей становилось еще веселее, когда она время от времени ловила на себе одобрительные взгляды Скотта. Кейт сидела, уперев локти в столик и поддерживая голову ладонями, с интересом слушала Далтона. Вдруг он умолк и задумчиво уставился на нее.

— Знаете, кого вы мне напоминаете?

Она кокетливо сморщила нос.

— Нет. Скажите.

Он наклонился вперед и нежно коснулся ее волос.

— Венеру Боттичелли, выходящую из моря. У вас волосы одного золотистого оттенка. У меня в каюте висит хорошая репродукция. Давайте спустимся вниз, я покажу вам ее.

Он взял Кейт за локоть, помогая встать. Та в нерешительности поднялась — она боялась покинуть общую компанию. Посмотрела на Скотта, который кивнул ей с самодовольной ухмылкой.

Кейт стиснула зубы, идя в сопровождении Далтона по коридору. Он сжимал локоть слишком крепко — обеспокоенная Кейт подумала, не истолкует ли он превратно ее молчание как желание поощрить его на большее?

На нижней ступеньке лестницы она замерла, оглядывая роскошно обставленный салон. Все было выдержано в бирюзово-зеленоватых тонах, прохладных и манящих, влекли к себе удобные диваны и кресла. На стенах висело несколько картин, но среди них не было изображения Венеры, выходящей из моря.

Кейт внезапно почувствовала угрозу, исходящую от Алекса Далтона, который стоял у нее за спиной. Его рука лежала у Кейт на бедре.

— Сюда, пожалуйста, — произнес он, почти втолкнув молодую женщину в дверь рядом с лестницей.

Это была капитанская каюта, в которой едва ли не все место занимала огромная двуспальная кровать. Кейт оцепенела — ей было не до того, чтобы разглядывать картины на стенах. Она вздрогнула, когда сильные руки коснулись синяков, оставленных вчера Скоттом.

— О боже, нет! — выдохнула она.

Мгновение спустя она вырвалась из каюты и, вбежав в салон, остановилась у дальней стены. Кейт скрестила на груди руки, как бы обороняясь. Надо сказать, что Далтон и не попытался удержать ее. Теперь она стояла прямо перед ним с выражением гордого неповиновения на лице.

— Здесь игре конец, мистер Далтон. Я в нее не играю. Ни за что на свете.

Он кивнул в знак согласия, и неожиданно в его глазах затеплился огонек нежного сочувствия.

— Я так и думал, Мери Кетлин, но мне хотелось знать наверняка.

3

Он наблюдал, как она нервно потирает болезненные места на руках, потом взглянул пристально.

— Эти длинные рукава прикрывают ваши синяки? Скотт избил вас, чтобы заставить участвовать в прогулке?

— Нет, — поспешила она отвергнуть его предположение.

Стремительно, как пантера, он приблизился к Кейт и сдернул рубашку с ее плеча. Багровые следы, оставленные пальцами Скотта, выделялись на ее белой коже, как неопровержимые улики.

— У меня очень легко появляются кровоподтеки, — пролепетала она, покраснев от смущения. — Прошу вас, отпустите рубашку.

С мрачным выражением лица он молча привел в порядок ее одежду. Затем тщательно застегнул пуговицы на груди — все, до самого горла. Взяв в ладони лицо Кейт, он заглянул ей в глаза, нежно моля о прощении.

— Пожалуйста, извините меня.

Она неотрывно смотрела на него, изумленная настолько, что не могла и слова вымолвить. Далтон вздохнул, руки его опустились.

— Будь проклят этот мерзавец! Я не думал, что он падет так низко. — Далтон отвернулся и жестом указал на кресло. — Садитесь. Вам нужно отдохнуть.

Кейт не тронулась с места. Все еще пораженная, она не могла понять, что означает новое поведение Далтона.

— Я бы предпочла вернуться на палубу.

— И испортить все представление? — насмешливо бросил ей Далтон. — Ведь в соответствии с планами Скотта мне предстояло насладиться вашими прелестями, а на это, Мери Кетлин, уходит определенное время. — Далтон опустился на кровать, вытянулся на ней и заложил руки за голову. — А какое было назначено вознаграждение?

Кейт закрыла глаза. Никогда в жизни ее так безжалостно не оскорбляли, никогда она не чувствовала себя настолько униженной. Слова Далтона с их отвратительной прямотой врезались ей в душу.

— Сожалею, я был груб с вами, не так ли? Сядьте, прошу вас. Со мной вы в полной безопасности. За всю свою жизнь я ни разу не брал женщину, если она этого не хотела.

Его голос смягчился, стал вкрадчиво убедительным. Она следила за ним из-под ресниц в растерянности, затем решила в конце концов сесть. Что ей оставалось? Далтон прав, как бы жестоко ни звучали его слова: Скотт не обрадуется, если она вернется на палубу слишком быстро. Она опустилась в кресло, на которое указал ей Далтон. Мягкое и удобное, оно позволило Кейт немного расслабиться после только что пережитого потрясения.

— Ваш супруг, должно быть, цепляется за соломинку, раз пытается использовать собственную жену? К тому же он настолько глуп, что надеется манипулировать мной.

Безжалостные вопросы продолжали терзать Кейт. Она спросила:

— Но тогда почему же вы стали действовать с ним заодно?

Он уставился в потолок, отделанный деревом, наступило долгое молчание. Он ответил голосом циника, которому все надоело:

— У меня лопнуло терпение, и я уже не мог выносить людей, пытающихся использовать меня. Скотт задел нерв, который давно наболел.

— Выходит, вы хотели преподать ему урок, — тихо промолвила Кейт, размышляя о роковой ошибке Скотта.

Жестокие голубые глаза скосились на нее, рот Далтона тронула ироничная усмешка.

— И вам тоже.

— Но почему мне? Разве я хоть чем-то вас задела? — возмущенно спросила Кейт.

Он посмотрел на нее странным, задумчивым взглядом, как будто перед ним была не она, а какой-то сотворенный им образ, который ему решительно не нравился.

— В кабинете у Скотта есть ваша фотография. Мне ваше лицо показалось невинным, сияющим любовью и радостью.

Она вздохнула:

— Этот снимок был сделан накануне нашей свадьбы.

— Да, вы уже не та девушка, — откровенно заключил он и вновь уставился в потолок. — Я смотрел на вашу фотографию и завидовал Скотту, а он вдруг начал предлагать мне вас на продажу. Меня чуть не стошнило. Я подумал: еще одно прекрасное лицо, за которым скрывается гнилая душа. Женщины так бессовестно дурачат мужчин.

Такое злобное презрение прозвучало в его голосе, что Кейт рассердилась.

— Мужчины тоже немало дурачат женщин, — заявила она горько.

Он снова посмотрел на нее, на этот раз с живым интересом.

— Да, вы глубоко разочарованная женщина. Вы удивили меня. Вы оказались совсем не такой, как я ожидал. Разве только вначале: красива, чудесная хозяйка, детей нет и не предвидится. Собравшаяся компания тоже моим предположениям соответствовала: все куда-то рвутся. Но вы-то не очень соответствовали. Я задавал пробные вопросы, но получал неподходящие ответы. Скотт меня подбадривал, а вы меня почти полностью отвергали. Я никак не мог разобраться: действительно это так или вы бросаете мне очень тонкий вызов.

Даже сейчас Далтон хмурился в недоумении.

— Ведь Скотт наверняка подсказал вам, как себя вести?

Кейт ответила ему кислой улыбкой:

— Скотт всегда хочет, чтобы я была приветлива с его клиентами. Вчера вечером он лишь наблюдал за вами. Ваш… интерес к моей особе подкрепил его намерения. Только когда все ушли, он… он…

Голос ее прервался, когда она вспомнила отвратительную сцену после ухода гостей.

— Тогда он и стал на вас давить, — закончил Далтон ее фразу с презрительным выражением.

— Да, — прошептала она, глядя на него печальными, застывшими глазами.

Он сказал нежно:

— Мне очень жаль, поверьте. И что же, он применял силу?

Кейт опустила ресницы; слезы неожиданно хлынули из глаз, она покачала головой.

— Значит, силу он не применял. Что же тогда?

Кейт не могла говорить. Нежность, прозвучавшая в его голосе, его неожиданная симпатия к ней вконец лишили ее сил и способности держать себя в руках.

— Мери Кетлин, скажите мне.

Она закусила губу, с трудом сглотнула комок в горле. Кровать заскрипела, и Кейт испуганно посмотрела заплаканными глазами.

— Все в порядке, я не собираюсь на вас нападать.

Далтон сидел на краю кровати. Тяжело вздохнув, он наклонился вперед и оперся локтями о колени. Пригладил свои короткие густые волосы.

— Почему вы не бросите его? Он же в открытую вам изменяет. Ему, конечно, наплевать на вас, раз он готов затолкать вас в мою постель. Он даже не согласен на детей, которых вы хотите. — Далтон бросил короткий взгляд из-под нахмуренных бровей. — Я ведь не ошибся, не так ли?

— Да, я хотела детей, — порывисто ответила она и глубоко вздохнула, чтобы прийти в себя.

Он поднял бровь:

— А теперь не хотите?

— Чтобы Скотт был их отцом? — возразила Кейт.

— В таком случае уходите от него.

— Я ухожу. Это… это было последней каплей в чаше терпения, когда он решил использовать меня как… как…

Кейт не могла заставить себя произнести это слово. Она посмотрела на свое обручальное кольцо, покрутила его вокруг пальца. Ее лицо отразило полное разочарование.

— Я была воспитана в уважении к брачному обету, к клятвам, которые даются на всю жизнь. Я надеялась, что все может измениться, однако вчера вечером исчезла последняя надежда. Я сказала ему, что хочу развода. Тогда… тогда… он заявил…

— …Что я — та цена, которую вы должны уплатить за свою свободу.

Дикая злоба в его словах напугала Кейт. Она посмотрела на него вопросительно. Рот Далтона сжался в жесткую линию, а в глазах снова появилось выражение откровенной беспощадности.

— Я преподам этому подлецу такой урок, которого он никогда не забудет, — произнес Далтон, но тут же нахмурился. — Нет, так не пойдет. Это может отозваться на вас. — Он глубоко втянул воздух и начал медленно выпускать его, качая головой. — Ох, Мери Кетлин, что вы делаете в этом гадючьем гнезде?

Вопрос вызвал у нее робкую усмешку.

— Во время свадьбы я думала, что попаду в райские кущи, но, по-видимому, вышла замуж за змея.

Он поддакнул, ответив ей улыбкой:

— А я полагаю, мне предстоит заставить змея убраться прочь.

— Буду признательна, если вы просто перестанете всем этим заниматься.

— Вам не за что быть мне признательной. Когда вы поднялись на борт яхты сегодня утром, я собирался…

Он увидел глубокое отвращение в ее глазах и слегка пожал плечами.

— Ну, вы же были и одеты соответственно.

— Знаю. Мне все было безразлично. Я думала, что Скотт в вас ошибается. Вчера вечером у меня не сложилось впечатления, что я… что я нравлюсь вам.

Внезапно его глаза вспыхнули чуть ли не испугом.

— Нет, вы очень понравились мне.

Она смутилась.

— Но вы… вы же не собирались заниматься со мной любовью. Все это была лишь игра, верно?

— Если я играю, Мери Кетлин, я играю до самозабвения. Я не стал бы говорить о любви, но уложил бы вас в постель. Это предусматривалось сценарием, а потом у вас такая красивая кожа.

Вызвавшая восторг кожа от смущения покраснела.

— Вы мне не нравитесь, мистер Далтон, — холодно заявила она.

— Да. Не сомневаюсь в этом, — ответил он спокойно; слабая усмешка мелькнула на его губах. — Но мне вы нравитесь, Мери Кетлин. Несмотря ни на что, это было незабываемое утро. Я сразу сообразил, что в чем-то ошибался. Ваша внешность соблазняла, но вы всякий раз отстранялись, стоило мне коснуться вас. Вы вступали в разговор, слишком нервничая. Все интонации были неестественны, как вчера вечером. Я, правда, был настроен чересчур скептически, чтобы принимать их всерьез. И только когда я перестал давить на вас, мне стало приятно беседовать с вами, Мери Кетлин.

— Мне тоже было приятно, — призналась она, хотя ее глаза по-прежнему осуждали его. — Если вы уже поняли, что ошиблись насчет меня, зачем надо было портить все этой отвратительной выходкой?

Его улыбка превратилась в неприятную гримасу.

— Оставалась все-таки некоторая вероятность, что игра продолжается. Просто вы повели ее на своих условиях. И мы говорили как равный с равным. — Его глаза немного потеплели. — И я хотел вас.

Она закрыла глаза, покачала головой, отвергая все сказанное им.

— Расскажите мне, что вы собираетесь делать, уйдя от Скотта. Вернетесь к родителям? — спросил он мягко.

Она и так наговорила уже слишком много — и что это на нее нашло? Далтон сможет использовать ее слова во зло, если ему вздумается. Он опасен.

— Ну, ладно. Вы могли бы снизойти до разговора со мной. Мы еще не так долго просидели здесь, чтобы делать вид, будто были близки.

Во взгляде Кейт читалось обвинение:

— Мне показалось, вы не играете больше в эту игру.

— Ваш муж будет покладистей, если мы сделаем вид, будто участвуем в ней.

Ну что ж, пожалуй, от разговора о планах на будущее вреда быть не может.

— Нет, я не вернусь к родителям. Моя мать умерла, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Отец женился снова, там подрастают дети. У него с новой семьей своя жизнь. Кроме того, они сейчас в Тасмании. А у меня работа, и мне надо быть здесь, чтобы получить развод.

— А есть у вас друзья, на кого можно опереться?

Она бросила на него насмешливый взгляд.

— Друзей нет, — отметил Далтон.

— Только те, что на палубе. Это друзья Скотта. Я хочу освободиться от них в любом случае. Хватит с меня! — Она вздохнула подавленно. — Вы не станете все это слушать.

— Стану.

Кейт явно сомневалась в этом.

— Мне интересно о вас все, — упорствовал он.

— Я не хочу, чтобы вы интересовались мной, мистер Далтон, — заявила она без обиняков.

— Для вас я Алекс. Вы можете улечься со мною в постель, а называете меня мистером Далтоном. Это слишком непоследовательно. Вы обязаны сыграть свою роль, Мери Кетлин, и вам лучше уже начать репетировать.

Она согласилась с этим доводом.

— Ну хорошо, Алекс.

— Вот умница! — улыбнулся он во весь рот.

Дружеская, открытая улыбка сделала его весьма привлекательным. Кейт про себя признала, что большинство женщин нашли бы его очень симпатичным.

— Да, и еще… — Он извлек из ящика тумбочки пачку салфеток и передал их Кейт. — Сотрите помаду. Вы отнюдь не похожи на женщину, которую целовали, к тому же против ее воли.

Кейт не сумела подавить смешок.

— Сумасшествие. Я не смогу выдержать этого долго.

— Это и не требуется. Просто будьте милой со мной и впредь, как сегодня утром. Я найду случай сказать Скотту, какая у него восхитительная жена. И самое главное, Мери Кетлин, я скажу ему правду.

Она перестала стирать с губ помаду и хмуро посмотрела на Алекса.

— Что вы имеете в виду? — спросила она подозрительно.

Алекс рассмеялся и опять вытянулся на постели.

— Позвольте сообщить вам, что женщины, верные брачным обетам, очень редко встречаются. Мне кажется, они заслуживают титула «восхитительная».

— Вы в самом деле большой циник, Алекс Далтон.

— Весьма вероятно, — улыбнулся он. — Вы уже давно утратили невинность, Мери Кетлин, однако душой вы чисты, что меня очень радует. Честного человека встретишь не каждый день.

Внезапно Кейт пришло в голову, что весь их разговор был до странности честным. Как только они вошли в этот салон, между ними не было никакого притворства. Ей был не по душе цинизм Далтона, зато с ним можно говорить открыто. И он все понимает.

По иронии судьбы его вторжение в жизнь Кейт и Скотта принесло поворот к лучшему — с ее замужеством было покончено.

— Я рада, что вы приняли приглашение Скотта, — задумчиво заметила она. — В противном случае я могла бы потерять впустую еще несколько лет.

Неожиданно в его глазах засветилось смутившее ее тепло.

— Знаете, вы самая привлекательная женщина из всех, кого я когда-либо знал.

Комплимент не был встречен одобрением — не та ситуация. Кейт избегала его беспокоящего взгляда, рассматривая свои руки. Бумажная салфетка, которую она держала, превратилась в комок.

— Я думаю, мы здесь уже достаточно долго, — сказала она с ударением.

— Сомневаюсь, чтобы я смог воздать вам должное за такое короткое время.

Он дразнил ее. Она не отвечала. После недолгого молчания он вздохнул, и кровать под ним снова заскрипела.

— Простите меня. Мой язык временами меня подводит. Будем друзьями.

Кейт взглянула на него и не удержалась, чтобы не ответить на его забавную улыбку.

— До конца дня, — согласилась она.

— Ну что ж. Лиха беда — начало.

Он поднялся на ноги. Кейт последовала его примеру.

— Просто держите себя, как я. Будем расслабленными и благодушными. Договорились?

— Я попробую. — Ей было трудно произнести его имя, но тем не менее она сказала. — Алекс… спасибо за… за…

— За то, что я не такая дрянь, как вы думали?

— Что-то вроде того.

— Я люблю преподносить людям сюрпризы, — сказал он с издевкой. — Пошли. Мы отправимся наверх и устроим сюрприз кое-кому.

Они вернулись на палубу. Любопытствующие взгляды устремились к ним, но Алекс по-прежнему был хозяином положения. Он усадил Кейт, сел сам, затем умышленно собрал вокруг остальных, создавая непринужденную обстановку легкими шутками, беззаботным разговором. Кейт не смогла сдержать улыбку. Он действительно умел все организовать. Она подметила вопрос в глазах Скотта, но ничем на него не ответила, даже позлорадствовала, оставляя его в неведении.

Яхта стала на якорь, когда они обедали. На столах было множество разнообразных холодных мясных блюд и салатов. Алекс предложил гостям самим себя обслуживать. Они рассаживались с наполненными тарелками, когда мимо пронесся корабль на подводных крыльях, курсирующий между Сиднеем и портом Мэнли. Яхту слегка подбросило на волнах.

— Черт возьми! Вот это настоящее плавание, — заметил Боб Чардуэй с благоговением, следя, как судно со скоростью ветра устремилось к пристани — навстречу сверкающим стенам здания оперы, что возвышается на мысе Бенелонг.

— Это судно, подобно реактивному самолету, при движении выбрасывает воздух назад, — отозвался Алекс.

— Конечно, такие красавцы заткнули за пояс прежние паромы, — ухмыльнулся Боб. — Кажется, они добираются до Мэнли за пятнадцать минут? А раньше на это уходил час.

— Что-то вроде того.

— И все-таки, — вклинилась Джен Листер, — я предпочитаю суда старые, где можно посидеть на палубе, наслаждаясь видом залива, который медленно пересекаешь. А через иллюминаторы этого корабля ничего не увидишь, если у вас рост меньше семи футов. Я думаю, конструкторы допустили здесь большую ошибку.

— Это судно создано ради скорости передвижения, а не для туристов, — презрительно бросил Терри Джесселл. — Подумай о времени, которое экономят пассажиры. Готов спорить, что они предпочитают лишние полчаса поваляться в постели, нежели любоваться пейзажем, который видели уже тысячу раз.

— Ох, уж эти мужчины! Думаете только об удобствах, комфорте, — возмутилась Джен.

— О чем же еще думать, — осклабился Скотт. — Во всяком случае сегодня мы наслаждаемся красотами природы.

— Не только ими, — вкрадчиво сказала Фиона. Она бросила многозначительный взгляд на Кейт, прежде чем состроить глазки Алексу. — Не поплавать ли нам перед отправлением в обратный путь?

— Если вы готовы бросить вызов акулам, — усмехнулся Алекс.

— Акулы есть везде, Алекс. Я решила рискнуть.

Губы Фионы чувственно изогнулись. Сладострастные интонации ее слегка захрипевшего голоса подкрепило приглашение, высказанное глазами.

Кейт с любопытством наблюдала, как будет реагировать Алекс на такое довольно откровенное предложение.

Его улыбка стала ироничной.

— Вы храбрее меня, дорогая. Я слишком ценю свое тело, чтобы швыряться им направо и налево.

Это был великолепный удар — удар, сбивающий с ног. Кейт с трудом удалось скрыть свое торжество. Фиона сжала губы, зеленые глаза метали искры ненависти в Кейт, а потом маняще засияли Скотту.

— Ты пойдешь плавать со мной, не так ли, дорогой?

Мгновение Скотт колебался, затем похотливо улыбнулся.

— Разумеется. Почему бы и нет?

— Фиона, не глупи, — устало сказал Боб Чардуэй.

Она повернулась к нему с презрительным выражением на лице.

— Не цепляйся ко мне, Боб, лишь потому, что ты перебрал и не способен думать о спорте.

— А ты, Скотт, еще глупее, чем она, — добавил Боб небрежно, пряча лицо в пивной кружке.

Алекс ловко переключил разговор на водный спорт — серфинг, лыжи, плавание на доске. Речь зашла о том, что Австралии не было равных на недавнем первенстве мира на Гавайских островах.

Обед продолжался, сдобренный охлажденными белыми винами. Фиона и Скотт вновь улеглись на солнце, их тела, смазанные кремом, блестели. Еще утром Скотт избавился от рубашки и джинсов, и его узкие плавки были так же красноречивы, как и бикини Фионы. Физически эти двое хорошо подходили друг другу, и Кейт подумала, сойдутся ли они, когда она разведется со Скоттом. Что касается Боба Чардуэя, то ему, судя по всему, было на это наплевать. Он целенаправленно спивался, всякий раз оказываясь под столом.

— Мы идем плавать, — неожиданно объявила Фиона.

— Как хотите, — кивнул Алекс. — Но я бы советовал держаться поблизости от яхты.

Все ненадолго замолкли, наблюдая, как парочка перебралась через борт и прыгнула в воду.

Фиона взвизгнула, Скотт рассмеялся. Разговор на палубе возобновился. Минут пятнадцать спустя Терри Джесселл первым забил тревогу.

— Какого дьявола делает там Скотт? Этот безмозглый идиот заплыл за буйки.

Терри бросился к поручням и закричал Скотту, чтобы тот возвращался. Супруги Листер вскочили, чтобы лучше видеть. Джен с циничным выражением посмотрела на Кейт.

— Фиона плавает около буйка. Я уверена, она вызвала Скотта плыть наперегонки, а сама бросила эту затею.

— Идет корабль на подводных крыльях! Боже мой! — Терри задыхался, крича во все горло, отчаянно махал руками.

Ужас резанул Кейт по сердцу. Она подбежала к поручням, расталкивая остальных, и, словно завороженная, смотрела, как судно неслось над волнами прямо на Скотта. Тот увидел опасность и отчаянно замолотил руками и ногами, пытаясь уйти с трассы, Однако судно приближалось слишком быстро. Тогда Скотт перестал плыть и, выгнувшись дугой, нырнул, сделав ногами короткое движение, чтобы устремиться вглубь.

Кейт задержала дыхание, истово молясь о спасении Скотта. Корабль промчался, а его штурман и понятия не имел, какое препятствие оказалось на его пути. Кейт обшаривала глазами волны, надеясь, что вот-вот выскочит из воды голова Скотта. Но вдруг закричала Джен Листер, и чьи-то руки резко развернули Кейт и прижали к широкой мужской груди.

— Не смотрите, — сурово прозвучал голос Алекса.

Одной рукой он крепко обхватил ее голову, не позволяя взглянуть в сторону буйка. Крики ужаса рвались Кейт в уши.

— Ему не удалось спастись, — раздался тяжелый вздох.

Кейт бессильно повисла в объятиях Алекса, настолько ослабев от шока, что даже не думала сопротивляться. Она смутно слышала, как отдает он распоряжения, а после почувствовала, что Далтон практически несет ее вниз. Алекс усадил потрясенную женщину на диван, подложил с боков подушки. Голова Кейт кружилась, ее била крупная дрожь, которую она не могла унять. Кто-то протопал по лестнице, гудели приглушенные голоса, все находились во власти кошмара.

Чья-то рука погладила лоб Кейт, она поняла, что ей к лицу поднесли стакан бренди.

— Выпейте. Это поможет.

Ее ресницы дрогнули, поднявшись вверх, и она увидела перед собой рослого мужчину. Кейт смотрела на него безучастно, пока сознание не подсказало ей, что это Алекс и на него можно положиться. Она сделала глоток бренди, и разлившийся по телу огонь постепенно вернул ее к жизни.

— Спасибо, — прошептала она.

Алекс присел на корточки, чтобы Кейт было удобней смотреть на него. Он напрасно старался привлечь ее внимание, пока наконец сильно не сжал ей руку.

— Теперь выслушайте меня. Я должен оставить вас, чтобы проследить за всем там, наверху. Вы понимаете?

— Да, — рывком выдавила она. — Я в порядке.

— Нет, вы в шоке, но надо держаться. Я помогу выбраться, вам следует лишь сидеть здесь и не двигаться. Я вернусь, как только смогу.

Кейт кивнула и закрыла глаза, не в силах даже пошевельнуться. Она слышала, какой невероятный шум и суматоха поднялись, когда в салон спустилась истерически рыдающая Фиона. Джен пыталась успокоить ее, но все проходило мимо Кейт как в кошмарном сне.

— Ей наплевать! — вопила Фиона. — Скотт собирался развестись с ней. Почему, черт побери, я должна уважать ее чувства? Эта ловкая сучка уже устроила себе уютное гнездышко с Алексом Далтоном.

Отвратительное словоизлияние было прервано звуком пощечины.

— Замолчи, Фиона! — в голосе Боба слышалась несвойственная ему твердость.

Кейт, отстраненная от всего, смотрела на эту пару так, будто наблюдала за ними с очень большого расстояния.

Фиона ахнула, раскрыв рот от изумления.

— Ты ударил меня!

— И еще получишь, — пообещал Боб, — если не придержишь язык. Неприятностей и так уже достаточно. Нас будут допрашивать, и тебе, Фиона, надо быть очень осторожной, потому что Скотт не оказался бы там, если бы не ты.

Она вновь разразилась громкими рыданиями.

— О боже! Не говори так, Боб. Не говори так.

Кейт видела, как остальные пытались успокоить Фиону, похлопывали страдалицу по плечу, подносили ей спиртное, укутывали потеплее одеялом. Все вели себя так, словно вдовой осталась Фиона. Никто даже не взглянул на Кейт, как будто ее не существует. Для них она и в самом деле была лишь приложением к Скотту.

Внезапно, хоть и оглушенная безысходным отчаянием, она все-таки поняла, что не одинока: Алекс стоял рядом и смотрел на нее, казалось, он заглядывал ей в самую душу. Ощущение было жутковатым: словно кроме них здесь никого не было — только они вдвоем. Алекс склонился, взял у нее стакан с бренди, о котором она забыла, и поставил на пол.

— Пойдемте, я уложу вас в постель. Полицейский катер на пути сюда, и я не хочу, чтобы вам пришлось сидеть здесь, пока идет расследование. Свидетелей более чем достаточно.

— Нет… надо остаться. — Она начала было возражать, но кровь отлила у нее от лица, и Кейт потеряла сознание.

Он успел подхватить ее, поднял как ребенка, и прижал к широкой груди. Затем, не сделав ни одного лишнего движения, отнес в ту самую каюту, где они провели утро. Алекс откинул бархатное одеяло, бережно опустил ее на подушку и тщательно укрыл.

— Доверьтесь мне, — сказал он ласково. — Нет необходимости быть там со всеми. Теперь — просто отдых. Я пришлю Джен Листер посидеть с вами на случай, если вам что-либо понадобится. Как только я разделаюсь с полицией, я вернусь, и тогда мы сможем поговорить.

4

Кейт видела, как он уходил, но ей было все равно — она была сейчас слишком подавлена. Алекс прав: ей незачем оставаться там наверху, возможно, она только мешала бы остальным. Кейт задумалась: о чем собирался поговорить с ней Далтон? Конечно, ее жизнь — в руинах, но она не намеревалась с кем-либо это обсуждать. Ей вообще не хотелось разговаривать.

Мысли Кейт вернулись к Скотту. Его бессмысленная гибель, словно в зеркале, отразила их бессмысленный брак — пять лет, оставившие в наследство лишь горечь и омерзение, отвратительное окончание отвратительного супружества. Да и было ли это супружеством? Скотт всегда жил только для себя.

Однако смерть Скотта оказалась ловушкой: теперь она его вдова, на плечи которой легла ответственность за его деловые начинания. Разбираясь с ними, Кейт неизбежно столкнется с какими-нибудь неприятными открытиями — недаром ее супруг всегда предпочитал честному пути кривые обходные дорожки.

Невероятная усталость лишила Кейт способности чувствовать, превратив ее в подобие поломанной куклы.

Вошла Джен Листер, неся сумочку Кейт.

— Я подумала, может, она тебе понадобится, если захочешь освежиться. Алекс говорил: внизу есть ванная комната. — Она осмотрелась, задержав взгляд на боковой двери. — Это, должно быть, здесь.

— Спасибо, — невнятно пробормотала Кейт. Напрасно Алекс прислал Джен развлекать ее. Разговаривать не хотелось, а Джен — болтушка, от которой не отвяжешься.

Усевшись на краю кровати, Джен рассматривала лежавшую Кейт не столько с симпатией, сколько с любопытством.

— Тебя это в самом деле потрясло, да?

Кейт вздохнула и с досадой отвернулась.

— Я в порядке.

— Ну и хорошо. Во всяком случае Алекс вроде бы горит желанием опекать тебя. Должна сказать, он из тех, кто любит покомандовать. Там, наверху, он распоряжался полицейскими, когда я вошла.

Кейт не отозвалась, но это не обескуражило ее подругу, которая продолжала тараторить.

— Бедняга Скотт! О боже! Какое ужасное происшествие! В жизни не видала такого. Надеюсь, хоть это послужит уроком Фионе. Она слишком много берет на себя, верно? Так разойтись, как сегодня! Однако Алекс совершенно не обратил на нее внимания. А это правда, что вы со Скоттом решили развестись?

— Да, — буркнула Кейт раздраженно.

— Так или иначе, я тебя не виню за то, что ты прибираешь к рукам Алекса, ведь Скотт по-свински обращался с тобой. Слышала бы ты те мерзости, которые он отпускал насчет тебя, когда вы скрылись в каюте Алекса.

Кейт мигом избавилась от мрачного безразличия. Так вот в чем дело. Вот почему все отступились от нее, оставили в одиночестве. Значит, не только Фиона так думала, но и другие.

— Джен, ты ошибаешься! — воскликнула Кейт. — Ничего не произошло здесь сегодня утром. Мы с Алексом просто разговаривали, вот и все. Он добр ко мне.

— Добр? — насмешливо покачала головой Джен. — Моя милая Кейт, мужчины, подобные Алексу, не верят, что доброта может быть бескорыстной. Ах, я допускаю, что сегодня утром здесь не произошло ничего предосудительного, но бьюсь об заклад, что на этом настояла ты. И теперь Алекс, понятно, предъявляет счет. Если б ты спросила меня…

Кейт ничего не спросила и больше не слушала. В ее мозгу бешено завертелись мысли. Алекс хотел заняться с ней любовью — он цинично признал это. Для него все было привычной игрой. Так, может быть, его доброта — тоже лишь новая игра? Он просил довериться ему, но Кейт не могла верить мужчине. Скотт никогда не вел себя честно по отношению к ней, а Далтон еще более неискренен. Сейчас он заботливо избавляет ее от волнений, но потом потребует уплатить по счету. За все приходится платить — так учил ее Скотт.

Мужчины ей опротивели. Что бы они ни делали, все было только уловкой, чтобы затащить женщину в постель. Алекс Далтон с его тонкой натурой не станет распускать руки, но при всем том остается человеком опасным. И она, Кейт, в его постели, куда он сам ее уложил.

Она отбросила одеяло и села, опустив ноги на пол. Возобновившееся головокружение и слабость приводили ее в отчаяние, но она преодолела их и заставила себя встать.

— Что ты делаешь? — забеспокоилась Джен. — Ты будто с того света.

— Пойду умоюсь. Ты не передашь мне сумочку, Джен?

— Вот, пожалуйста. Ладно, позови меня, если я буду тебе нужна.

Держась за стенки, Кейт добралась до умывальника. Она скривилась, взглянув на себя в зеркало. Волосы растрепанные, тушь размазана вокруг глаз. Кейт поспешно умылась, зато теперь стало видно, что цвет лица у нее желтовато-серый. Резко выделялись редкие веснушки на щеках и на носу. Пережитое потрясение лишило ее всякой привлекательности, но Кейт не потрудилась сделать заново макияж.

Вытащив из сумочки расческу, Кейт попыталась привести в порядок копну своих медно-рыжих волос, горько пожалев, что у нее не было с собой заколок. Затем в поисках зубной пасты, способной избавить от горечи во рту, она открыла ящик туалетного столика — сколько же здесь было всяких дамских мелочей: косметический набор, очищающие кремы, бумажные салфетки, заколки, шапочка для душа, даже щетка для волос и расческа. Кейт уставилась на эту коллекцию. Да, Алекс Далтон весьма предусмотрителен. Ей пришла в голову циничная мысль: интересно, сколько женщин побывало в его постели и пользовалось этой косметикой? После минутного колебания она заплела обычную косу.

В другом ящике оказалось множество разнообразных пачек мыла и тюбиков с зубной пастой. Очевидно, здесь позаботились и о гостях, которые оставались на ночь. Решив, что Алекс Далтон может пожертвовать одной зубной щеткой, Кейт отделалась от неприятного привкуса во рту. Чувствуя себя значительно бодрее, она вернулась в каюту.

Джен с виноватым видом отошла от иллюминатора. Кейт глубоко втянула воздух, ибо ее опять одолела тошнота.

— Мне кажется, они ищут… тело Скотта, — сказала Кейт, заставляя себя сохранять спокойствие.

— Да, — протянула Джен, смущенная тем, что ее застигли в момент, когда она рассчитывала увидеть мертвеца.

— Я присоединюсь к остальным.

— Алексу это не понравится.

— Мистер Далтон мне не хозяин, — отрезала Кейт и направилась к двери.

В салоне отсутствовал только Алекс. Все повернули головы к ней, кто с изумлением, кто с возмущением.

— Итак, выход нежной вдовушки, — съязвила Фиона. — Очень своевременный — полиция уже убралась.

— Замолчи, Фиона, — оборвал ее Боб угрожающим тоном.

— Но всемогущий покровитель отсутствует, — возразила та. — Буду говорить, что хочу.

Вдруг все зашикали и замерли, как по команде. На верхней ступени лестницы стоял Алекс Далтон. Раньше он был небрежно одет и старался казаться добродушным. Теперь же все изменилось: на нем были сшитые на заказ брюки, легкий пиджак, он держался так, что ему никто не посмел бы противоречить. Он обвел взглядом собравшихся и, увидев Кейт, нахмурился и направился прямо к ней, не замечая остальных.

— Почему вы не сделали, как я просил? — мягко упрекнул он, всматриваясь в ее побледневшее лицо. — Вы достаточно слабы, чтобы оставаться на ногах, и здесь вам нечего делать. Пойдемте, я отведу вас назад.

Он обнял было ее за плечи, но возмущенная Кейт, остро ощутив молчаливую враждебность присутствующих, резко отстранилась от него.

— Я достаточно прилично себя чувствую, благодарю вас. Вы очень добры, Алекс, но напрасно обращаетесь со мной, как с инвалидом. Я выдержу.

Фиона издевательски хихикнула, но смешок вдруг оборвался. Судя по ее яростному взгляду, дело не обошлось без безмолвного вмешательства мужа. Лицо Боба Чардуэя исказила гримаса отвращения; то ли к самому себе, то ли к жене, то ли ко всему, что произошло сегодня.

Алекс обвел собравшихся уничтожающим взглядом, прежде чем снова обратиться к Кейт.

— И никто не утешил вас, не предложил кресла, не сказал доброго слова?

Она покраснела, зная слишком хорошо, что друзьям Скотта абсолютно наплевать на нее, и все-таки смутилась, услышав высказывание Алекса. Терри Джесселл тут же попытался обелить себя.

— Алекс, но Кейт только что вошла.

Далтон даже головы не повернул в его сторону и повел Кейт к креслу, поддерживая за локоть. Она села, беспомощно ломая голову над тем, как выбраться из создавшейся ситуации. Алекс Далтон намеренно проводил черту между Кейт и остальными, открыто выступая на ее стороне.

Сверху с грохотом спустился матрос. Алекс обернулся к нему.

— Все в порядке?

— Так точно, сэр. Мы готовы к отплытию.

У всех вырвался вздох облегчения. Дождавшись тишины, Алекс заговорил:

— Мы на малой скорости выйдем из района происшествия, чтобы не мешать поискам, которые продолжаются, и примерно через полчаса будем у причала. Супруги Чардуэй и Листер отправятся на берег первыми. А вы, Терри, с женой подождете и будете сопровождать Кейт и меня. — Далтон подозвал матроса. — Это Дарелл. Он предложит напитки, если кому захочется. Чай и кофе подадут через несколько минут.

Закончив свою информацию, а точнее, приказы для неукоснительного исполнения, Далтон подвинул кресло и сел поближе к Кейт. Теперь его внимание было сосредоточено исключительно на ней. Кейт же принялась рассматривать свои руки, избегая его укоряющих глаз.

— Гордость должна уступать здравому смыслу, — мягко произнес он.

Кейт бросила на него усталый взгляд.

— Думаю, мне следует находиться здесь. Я должна знать, что происходит.

— Вы слышали, что я сейчас сказал. Кроме того, я договорился с полицией: они не приедут к вам до завтрашнего утра. И еще, Терри Джесселл взялся сообщить о гибели Скотта его родителям. Это избавляет вас от всех забот на сегодняшний вечер.

Да, но ради чего, размышляла подозрительная Кейт. На первый взгляд все кажется безупречным — внимание, искреннее желание позаботиться о ней. Однако Далтон подчеркнул, что возвращается с яхты именно с Кейт, но она не желала быть связанной с ним никоим образом.

— Вы очень внимательны ко мне, Алекс, но мой долг — встретиться с родителями Скотта, — твердо заявила она.

— Вы ничего не должны Скотту.

— Но его родители…

— Они лишь возложат на ваши плечи чувство вины в ожидании, что вы разделите их горе.

— Вы делаете слишком преждевременные предположения, Алекс.

— А вы хотите скорбеть вместе с ними?

— Вопрос не в том, хочу ли я.

— Тогда выбросьте это из головы. Никто вас не поблагодарит за то, что вы будете ходить с поджатыми губами, а кроме того, вам предстоит много испытаний. Так не превращайте же гибель Скотта в лицемерный фарс. У вас с ним все уже было кончено. Теперь вы навсегда освободились от него.

Дверь салона открылась, чтобы впустить столик на колесах, который толкал человек в колпаке повара и белом переднике. Алекс встал отдать распоряжения, и Кейт почувствовала облегчение, когда он отошел. Она расстроилась, выслушав холодные слова Алекса. Впрочем, сердиться было не на что: он совершенно прав — Кейт не собиралась скорбеть из-за Скотта. Тот, который погиб сегодня, утратил все права на ее любовь и уважение.

Кажется, она наговорила слишком много Алексу этим утром. Кейт вовсе не хотелось, чтобы он или какой-либо другой мужчина вошел в ее жизнь. Роль непрошеного покровителя, безусловно, должна быть упразднена. Кейт взяла предложенную чашку чая, но лицо ее приняло холодно-вежливое выражение, когда Алекс вновь уселся рядом.

— Я очень признательна за ваши доброту и внимание, однако больше нет причин беспокоиться обо мне. Отныне я справлюсь со всем сама.

Живые голубые глаза изучали ее лицо — сдержанное, настороженное. Одна бровь насмешливо взлетела вверх.

— Это что, Мери Кетлин, увольнение в отставку?

От смущения у нее на щеках выступил румянец.

— Морская прогулка подошла к концу, — многозначительно заметила она.

— Но она заканчивается не так, как начиналась. Обстоятельства совершенно изменились.

— Обстоятельства моей жизни, Алекс, но не вашей. Мы были сегодня здесь гостями. И только.

— И как свою гостью я доставлю вас домой, — умасливал он ее.

— Я в состоянии вести машину сама, — настаивала она все упорнее.

— А я не намерен отпускать вас одну.

Тон его голоса раздражал, растравляя раны, нанесенные наглостью и грубостью Скотта.

— Я поступлю так, как хочу, — заявила она холодно и сделала несколько глотков из чашки, не обращая больше внимания на Далтона.

Джен Листер поспешила вставить слово.

— Кейт, я загляну завтра. Мы с Деннисом поднимаемся на палубу, чтобы без задержки отправиться на берег, поэтому я попрощаюсь сейчас. Спасибо за гостеприимство, Алекс.

Деннис шагнул вперед и протянул Алексу руку.

— Вы — молодчина, так здорово все провернули, — пробормотал он, неуклюже кивнул Кейт и чуть ли не силой потянул за собой Джен.

Фиона Чардуэй встала и с высокомерным видом последовала за ними. Боб с отчаянием посмотрел на жену и, опустив голову, подошел к Кейт, держа руки глубоко в карманах.

— Так, значит, Кейт, ты можешь найти меня, когда тебе будет удобно. У меня хранятся завещание Скотта и кое-какие его бумаги. Просто звякни мне, ладно? Мы во всем разберемся.

— Спасибо, Боб, — сдержанно ответила она; его развязные манеры коробили Кейт.

— Гм… Пожалуй, пойду. — Он протянул руку. — Пока, Алекс.

— Я вас провожу, — предложил Далтон.

— Не стоит, — поспешил заверить его Боб, подняв растопыренные пальцы в знак протеста. — Мы в порядке. Оставайтесь с Кейт.

Он пятился назад, прощаясь, помахал Джесселлам, потом запрыгал по ступенькам.

Терри поднялся со своего кресла, помог встать Уэнди, поддержав ее под локоть.

— Мы будем ждать вас наверху, пока не вернется шлюпка. Хорошо?

— Поступайте, как считаете нужным, — беззаботно бросил Далтон.

Стремление приятелей Скотта поскорее убраться прочь ничуть не удивило Кейт. Вот уж кто не станет впутываться в неприятности ради других. Они были только рады оставить ее на попечение Алекса.

— Крысы, — едва слышно подвела она горький итог своим размышлениям.

Алекс на ее высказывание лишь весело улыбнулся.

— Да, но корабль не тонет.

— Корабль под моим флагом уже на дне. Скотт погиб, и я для них ничего не значу. Кстати, меня это нимало не огорчает. А что вы им сказали?

— Вы это слышали.

— Нет, до того, как прибыла полиция.

Он пожал плечами.

— Просто посоветовал им строго придерживаться фактов, убеждая, что любое отклонение от этой линии… неразумно. Ну и добавил еще, что упоминать о вас надлежит в самых уважительных выражениях.

— О боже, — тоскливо вздохнула она. — Только этого не хватало. Вы же знаете, что они подумали.

— И они не ошиблись.

Мягко прозвучавшее утверждение немедленно вызвало вспышку гнева.

— Вы прекрасно знаете, что это не так!

— Небольшое заблуждение по поводу якобы имевшей место физической близости не так уж существенно. Я не делал секрета из своего интереса к вам, и вы приняли мою дружбу, Мери Кетлин.

— Перестаньте называть меня так! Мое имя Кейт. Вы слышите? Кейт! — взволнованно протестовала она.

В том, как Далтон произносил ее полное имя, было что-то слишком личное. Она чувствовала: он хочет стать ближе, но этот человек слишком опасен, чтобы подпускать его к себе.

— Ну хорошо, пусть будет Кейт… раз вы настаиваете.

— К тому же я не принимала вашу дружбу, — продолжала защищаться она. — Ну, может быть, лишь на сегодня. Просто чтобы отделаться от Скотта.

С ужасом она вдруг вспомнила весь нынешний кошмар.

— Этот день еще не кончился. Вы во мне нуждаетесь, Кейт.

— Нет, не нуждаюсь! — доказывала она яростно. — Никто мне больше не нужен. Я буду стоять на собственных ногах.

Она вскочила, стараясь придать своим словам большую убедительность. Но у нее вновь все завертелось перед глазами. Схватившись за голову, Кейт пыталась преодолеть слабость.

— Пока вам недостает сил на самостоятельность. — Алекс подхватил Кейт, не обращая внимания на слабые взмахи ее рук и неистовое возмущение в глазах. — Успокойтесь. Не надо сражаться против меня. Я ведь просто поддерживаю вас. Вы выглядели так, будто теряете сознание.

— Отпустите меня! Я в порядке.

Кейт задыхалась под напором его необычайной силы. Его объятия слишком волновали. От него исходила мощь, притягательность которой испугала Кейт. Надо преодолеть соблазн опереться на него. Если она хочет когда-либо научиться быть независимой, следует крепить собственную волю уже сейчас.

— Нет, вы далеко не в порядке, — мягко возражал он. В одной его большой ладони уместились обе ее руки, а другой он тесно прижал Кейт к себе. Он всматривался в лихорадочное беспокойство ее взгляда. — Почему вы боитесь меня?

— Вовсе нет. — Она слишком поспешила отрицать очевидное, потом попыталась утихомирить бешено бьющееся сердце. — Я хочу лишь одного — чтобы вы меня отпустили. Мне не нравится, когда меня держат руками.

В его сощуренных глазах появилось выражение растерянности.

— Кажется, ваш супруг был еще глупее, чем я думал, — пробормотал Далтон и опустил ее в кресло. Сам он сел рядом и забарабанил пальцами о подлокотник, предавшись грустным размышлениям.

Кейт обрадовалась, что Алекс отвлекся от нее, и в молчании стала думать о делах, ожидающих впереди.

— Я отвезу вас домой.

Она посмотрела на Алекса, раздраженная его настойчивостью.

Далтон помахал рукой, заранее отметая любой протест.

— Не спорьте. Ясно же, что вы недостаточно хорошо себя чувствуете, чтобы вести сейчас машину.

Здравый смысл заставил Кейт согласиться.

— Спасибо, — нерешительно протянула она.

Он улыбнулся, но ничего не сказал. Вскоре один из членов экипажа сообщил, что шлюпка возвращается. Ноги у Кейт подкашивались, когда они поднимались наверх. Она не сопротивлялась Алексу, поддерживавшему ее за локоть. Недолгий путь к причалу был преодолен спокойно, так как Терри счел нужным развлекать Далтона разговорами. Однако подъем по ступеням из песчаника показался Кейт бесконечным. Алекс остановил ее, когда они добрались до двери, ведущей в гараж.

— Увидимся завтра, Терри, — бросил Далтон на прощание.

Тот явно почувствовал облегчение.

— Договорились, Алекс. Я отвезу Уэнди домой, а потом съезжу к родителям Скотта. Что-нибудь еще надо сделать, Кейт? Ты только скажи, — добавил Терри, но его краткое обращение было адресовано не столько Кейт, сколько Далтону.

— Спасибо, Терри. — По крайней мере сегодня вечером ей не надо являться в дом Эндрюсов. За это Кейт была признательна.

Уэнди плюхнулась на сиденье. Кейт наблюдала, как они выехали из ворот. В это время Далтон передал ключи от ее машины молодому парню, что привязывал шлюпку у причала, а потом пошел за ними по лестнице.

— Поедешь следом. Я не буду гнать, — сказал ему Алекс.

Кейт отказывалась входить в гараж.

— Моя машина здесь, снаружи.

— Кевин отведет ее к вам домой. Мы поедем на моей, и я его подхвачу на обратном пути, — терпеливо объяснял Алекс.

Их ждала обтекаемая зеленая «ламборджини». Кейт свернулась калачиком на холодном кожаном сиденье рядом с водителем; она была не в настроении обсуждать достоинства роскошного автомобиля. Алекс вел машину ловко и умело. Как всегда, в воскресенье после обеда улицы были перегружены. Все возвращаются домой, безразлично подумала Кейт. И она тоже. Только у нее никогда не было настоящего дома. Дом — это место, где подрастают дети, взлелеянные, любимые. Она решила, что продаст свой дом, освободится от его пустоты.

— Я не намерен отпускать вас, Кейт.

Спокойно сказанные слова заставили ее обратить внимание на человека за рулем.

— Что это значит?

Далтон окинул ее взглядом и снова стал следить за дорогой.

— Это значит, что вы мне нравитесь, что я хочу вас и теперь, после гибели Скотта, я намерен вас добиться.

У потрясенной Кейт едва не остановилось дыхание. Невероятное возмущение мужской самонадеянностью напоило ядом ее язык.

— Есть всего один небольшой вопрос — а мое согласие? Или вы подумывали об изнасиловании?

Он ласково ухмыльнулся, и в глазах у него вспыхнуло торжество.

— Зачем же, сами не станете возражать. В сущности, вы нравитесь мне все больше и больше, и изнасилование не входит в мои планы. Добиться вашего согласия — отнюдь не маленький вопрос, но оно будет получено.

Кейт смотрела в окно, не снисходя до ответа на такое нахальство. Богатейший и влиятельный Далтон ни на шаг не подойдет к ней, пока она не разрешит ему.

Впервые за последние пять лет она сама распоряжалась своей судьбой и не собиралась поступать иначе в угоду какому-нибудь мужчине. Успокоенная этими мыслями, Кейт тем не менее почувствовала облегчение, когда машина остановилась у ее дома. Она быстро вышла, не дожидаясь, пока Алекс откроет ей дверцу. Лишь сила воли помогла ей пройти через лужайку к тому месту, где Кевин парковал седан Скотта. Молодой человек посмотрел на нее, отдал ключи, что-то пробормотал в ответ на изъявления благодарности. Алекс дожидался у парадной двери. В руках у него был бумажник Скотта.

— Я решил, что вы не захотите взять его одежду.

— Нет конечно. Спасибо. Признательна, что доставили меня домой. Прощайте, Алекс, — закончила она твердо, отталкивая тепло его взгляда ледяным взором синих глаз.

Он ответил со спокойной уверенностью:

— Нет, Кейт, никаких «прощайте». Мы можем быть полезны друг другу. Подумайте об этом.

Далтон двинулся по дорожке к своей машине.

— Я отвечаю «нет». Вам не удастся соблазнить меня, — заявила она холодно.

Он оглянулся с выражением глубокого цинизма на строгом лице, промолвив:

— Я в этом сомневаюсь, Мери Кетлин.

Она едва удержалась, чтобы не сказать что-то излишне резкое, отвернулась, долго возилась с ключами, пока не нашла нужный. Наконец дверь открылась, и Кейт вошла в дом. Оставалось лишь решительно захлопнуть дверь, отгораживаясь от этого поганого мира и, понятно, от Алекса Далтона.

5

Теперь глупо уступать. Худшее позади. Кейт крепко обхватила себя руками, остановила, зажмурясь, подступавшие слезы. Утро оказалось более мучительным, чем она могла вообразить. У дверей толпились репортеры. Потом приезжали из полиции, а после состоялась поездка в морг.

Дрожь прошла по телу. Она все еще ощущала запах хлорки, видела перед собой белый узел, где лежало то, что раньше было человеком. Лицо Скотта не пострадало, как ее и заверяли, но, совершенно безжизненное, оно выглядело кошмарно. Кейт потерла глаза, пытаясь изгладить из памяти эту картину. Она строго внушала себе, что все кончилось, и она прошла этот ужас, причем без чьей-либо помощи.

Ученый, у которого она работала секретарем, дал ей двухнедельный отпуск. Родители Скотта собирались приехать к ней после полудня — в то же время, что и агент похоронной службы. Кейт позвонила в офис Скотта, намереваясь обсудить с Терри окончание партнерства, но его не было на месте, и Кейт попросила секретаршу передать, чтобы он откликнулся, как только сможет. Предстояло еще поговорить с Бобом Чардуэем. Она уже взялась за телефонную трубку, когда затрещал звонок у входной двери. Кейт не торопилась открывать: этим утром было уже достаточно визитеров. Затем со вздохом сожаления она опустила трубку.

Джен Листер, сияя улыбкой, держала в руках большой пакет из супермаркета.

— Вот решила заглянуть, подкрепить тебя кое-чем. Как ты, Кейт?

— Ничего, справляюсь. Спасибо, Джен. Ты очень добра.

— Пойдем на кухню и выпьем по чашке кофе. — Джен не стала дожидаться, пока хозяйка поведет ее за собой. — По правде говоря, меня мучили угрызения совести из-за того, что вчера я оставила тебя одну. Вот я и захотела удостовериться, все ли у тебя нормально. Ты выглядишь не слишком хорошо.

— Да, утро не из самых приятных. Все на нервах.

Кейт включила кофеварку, смирившись с тем, что придется побыть в компании с Джен.

Гостья, стремительно приблизившись к столу, извлекла из пакета торт.

— Он тебе необходим для восстановления энергии — отрежь себе побольше. Я бы вчера осталась, но Деннис настаивал, чтобы мы уехали. Да и Алекс довольно прозрачно дал понять, что берет заботы о тебе на себя.

— Берет заботы обо мне на себя? — резко переспросила Кейт, возмущенно глядя на свою гостью. — Алекс Далтон просто был у нас на ужине. Не думаю, что в дальнейшем нам предстоит общаться.

Джен посмотрела на нее скептически.

— Кейт, я, конечно, думаю не так, как Фиона. Но Алекс, безусловно, проявил к тебе далеко не мимолетный интерес, и, как мне кажется, ты будешь круглой дурой, коли его упустишь.

— Что ты предлагаешь? Чтобы я стала его любовницей номер пятьдесят семь? — горько возразила Кейт. — Не слишком ли это много, особенно если учесть, что мертвый Скотт еще лежит в морге?

Джен вздохнула, заерзав в смущении.

— Ну ладно. Но ты же сама призналась вчера, что ваш брак распался бы в любом случае. Я сожалею о гибели Скотта, но будем откровенны: ты не знала с ним счастья. Да и как ты могла быть счастлива… Ну, теперь тебе по крайней мере известно о Фионе. Хотя они никогда не делали из этого особой тайны.

Кейт налила кофе, нарезала торт и жестом предложила Джен угощение. Устроившись на другой табуретке, она уперлась подбородком в ладони и устало взглянула на гостью.

— Мне не хочется сейчас думать об этом.

Джен пожала плечами и всыпала в свой кофе основательную порцию сахара.

— Все равно тебе надо поразмыслить о будущем. Что ты предпримешь, Кейт?

— Не знаю. Закончу с похоронами. Продам этот дом. Надеюсь, постепенно все уладится, — безучастно ответила Кейт.

— Алекс Далтон мог бы тебе оказать поддержку.

— Нет уж, спасибо. Пройдет немало времени, прежде чем я впущу другого мужчину в свою жизнь.

— Не очень-то весело пребывать в одиночестве. Только подумать! — раздраженно воскликнула Джен. — Ты завлекла одного из самых богатых холостяков Сиднея. Ты что же, не соображаешь, к чему это может привести? Пораскинь мозгами, Кейт. Ты знаешь, что я решила вчера за обедом? Что Скотту будет поделом, если ты уйдешь от него к Далтону. Скотт пальцем не пошевелил, чтобы удержать тебя, так почему же тебе не насладиться жизнью, которую предлагает Алекс? У тебя нет детей, которые могли бы помешать вам.

— Да, детей у меня нет. Как тебе кажется, Алекс Далтон думает о женитьбе, детях?

— Кто его знает… — Кейт нервно рассмеялась. — У тебя с ним всё вроде шло хорошо, — продолжала Джен.

— У меня хорошо? Честно скажу: я его боюсь.

— Почему? Чего ты испугалась?

— Не знаю. Как будто он всем заправляет, а я так — в стороне. Я отдала Скотту слишком много, и мне надо обрести себя снова. Не хочу больше оставаться безликой особой, которой помыкают. Я должна научиться быть сама собой.

Джен смотрела на нее так, словно Кейт погрязла в трясине глупости. С видом члена спасательной команды она сказала:

— Допустим, Алекс Далтон добивается тебя. Но почему бы тебе не держать все в своих руках? Ты можешь согласиться только на то, что пожелаешь.

Кейт криво усмехнулась:

— Любой, кто попытается контролировать Алекса Далтона, окажется у него под каблуком, а я хочу сейчас только одного — встать на собственные ноги.

— И все же, Кейт, попытка не пытка. Подумай, как приятно стать богачкой.

Кейт потеряла интерес к разговору. Джен Листер никогда не поймет ее. Для всех друзей Скотта характерно одно — чрезмерная озабоченность деньгами. Они только и думают, как бы добыть побольше денег да как их потратить, чтобы произвести впечатление на других. Визит Джен и был, очевидно, вызван желанием разузнать получше об Алексе Далтоне. Заметив, что ее попытки углубиться в обсуждение данного предмета не находят поддержки, Джен распрощалась и уже у двери с запозданием поинтересовалась, когда будут хоронить Скотта.

После ее ухода Кейт вытащила содержимое пакета, которое ее позабавило. Там были: пицца, жареный картофель, страсбургский паштет — все замороженное, еще один торт и печенье. Ничего удивительного, что у Джен проблемы с весом. Тем не менее Кейт оценила ее внимание, хотя и не оно было главной целью визита. Все пригодилось, так как в доме из еды почти ничего не было. Практически все деньги на хозяйственные расходы за минувшую неделю ушли на званый ужин, и Кейт обрадовалась, получив кое-что из продуктов быстрого приготовления.

У входной двери снова раздался звонок, и Кейт бросила быстрый взгляд на часы. Супруги Эндрюс придут еще через час. В надежде, что это может быть Терри Джесселл, Кейт поспешила открыть.

— А, так ты дома. Я не была уверена, что застану тебя, — ядовито заявила Фиона Чардуэй. — Нечего прятаться за дверью: я не кусаюсь.

— Что тебе нужно, Фиона? — спросила Кейт ледяным тоном, совершенно не расположенная любезничать с бывшей любовницей Скотта.

Внезапно в глазах Фионы мелькнул страх, а в голосе прозвучали заискивающие нотки.

— Послушай, Кейт, я знаю — тебе некогда, не до меня, и я бы не побеспокоила, если б не сходила с ума от ужаса. Разреши мне войти и поговорить с тобой. Это очень срочно и сугубо между нами.

Кейт не смогла представить себе ничего срочного, о чем могла бы сообщить Фиона, но провела ее в гостиную. Фиона уселась, повозилась, закуривая сигарету, всячески избегая смотреть в глаза Кейт. Лишь после нескольких нервных затяжек Фиона заговорила — вызывающе, дерзко.

— Не буду ходить вокруг да около. Я писала Скотту письма. Не знаю, уничтожил ли он их. Я была у него на работе — там писем нет. Если Боб их увидит… Ты ведь попросишь его просмотреть бумаги Скотта. Не сможешь ли ты проверить перед этим, нет ли там чего-нибудь компрометирующего? Ведь Боб все-таки мой муж.

— А Скотт был моим мужем. Ты когда-нибудь задумывалась об этом, Фиона? — с горечью спросила Кейт, припомнив бесконечные унижения из-за супружеских измен Скотта.

— Ах, не разыгрывай из себя несчастную обиженную женщину, — насмешничала Фиона. — Скотт не гулял бы на стороне, если б находил удовлетворение дома. А теперь какое тебе до всего этого дело? У тебя есть Алекс Далтон. Мне письма способны причинить большие неприятности. Я не так уж беспокоюсь о Бобе, но у меня двое детей, а он надежный кормилец, хотя и напивается время от времени вдрызг.

Внезапно Кейт стала противна идея сделать Боба Чардуэя своим поверенным.

— Не бойся, Фиона. Твой Боб никогда не увидит этих писем, если они вообще еще существуют. Я найду себе другого поверенного.

— Ну, прямо курам на смех! — возмутилась Фиона; злость из-за необходимости просить об одолжении возобладала у нее над благоразумием. — Боб в курсе всех дел Скотта. Единственное, о чем я прошу…

— Достаточно! — оборвала ее Кейт, вставая. — Двери этого дома отныне для тебя закрыты.

Фиона поднялась с высокомерно-презрительным видом.

— Надеюсь, Алекс Далтон уже все тебе обтяпал с каким-нибудь модным адвокатом. Он не теряет времени, не так ли?

— Если я еще раз услышу, что ты связываешь мое имя с именем Далтона, я отошлю те письма твоему супругу. А теперь — убирайся!

Фиона фыркнула презрительно, проходя мимо хозяйки, но удалилась без лишних слов. Кейт закрыла дверь, испытывая после ее ухода такое отвращение, что ей стало не по себе. В полдень Кейт предстояло тяжелое свидание с Гарри и Шейлой Эндрюс, и, чтобы дать хоть небольшой отдых расстроенным нервам, она отправилась наверх прилечь.

Вышло так, что агент похоронной службы приехал вслед за родителями Скотта, и Кейт была избавлена от необходимости произносить слишком много избитых лицемерных слов. Тем не менее она была вынуждена выражать скорбь вместе с Шейлой Эндрюс, со слезами на глазах перечисляющей все достоинства Скотта — это было совершенно невыносимо. Подробности гибели Скотта совсем вывели миссис Эндрюс из равновесия, и тогда Кейт тактично предложила своему свекру сократить время визита.

Кейт возблагодарила судьбу за то, что по счастливой случайности Терри Джесселл оказался у ее крыльца как раз в момент их ухода. Ей не пришлось искать предлог для того, чтобы завершить тягостное прощание.

— Судя по вашему виду, вам надо выпить, — заметил Терри, когда она присоединилась к нему в гостиной.

— Вы правы, — ответила Кейт с готовностью.

— Сядьте и расслабьтесь. Я вам налью стаканчик.

— Спасибо, Терри. И очень благодарна за то, что вы известили вчера Гарри и Шейлу. Это много значило для меня.

— Надо же было такому случиться. Бедный старина Скотт!

Он покачал головой и занялся напитками у бара.

Кейт закрыла глаза — слишком многое предстояло узнать у Терри, ей надо было сосредоточиться. Услышав его приближающиеся шаги, Кейт с усилием приподняла веки. Терри передал ей виски и сел в кресло напротив.

— Тут такие дела, Кейт. Этот шельмец… гм… ну… Словом, Скотт и я, в общем, рассчитывали на Далтона, что он поможет. Нам это было очень необходимо. Но сегодня утром он дал от ворот поворот. Сделки не будет.

Терри держался неуверенно, избегал смотреть в глаза. Кейт слушала молча. Тяжелое равнодушие овладело ею.

— Вы, должно быть, знали, что мы ходили по весьма тонкому льду, Кейт. Теперь ясно — на вашу долю в деле не остается ничего. Мы лишь сводили концы с концами, снимая с банковского счета гораздо больше, чем дозволено. Вы увидите это по бухгалтерским книгам. Вероятно, вы наймете бухгалтера, чтобы провести ревизию.

Кейт с унынием подумала об этой предстоящей заботе.

— Надеюсь, Терри, вы поможете мне разобраться с делами Скотта.

Однако он отказался, и так поспешно, что было противно смотреть. Подбородок у него задергался, руки поднялись в протестующем жесте.

— Нет, Кейт, только не я. Это было бы неэтично, поскольку мы были партнерами и все такое. Пусть лучше кто-нибудь другой представляет ваши интересы. Кроме того, я мало что знаю, даже не слышал, застрахован ли Скотт.

— Я тоже не знаю, — вздохнула Кейт.

— Вот видите. Вам следует изучить его личный деловой архив или отдать бумаги Бобу. Он вам поможет. Для этого и существуют адвокаты. А мне вмешиваться было бы некстати, я обязан защищать собственные интересы. — Терри покраснел, осознав, насколько бестактно прозвучало последнее заявление. — Вы же понимаете, что я имею в виду, Кейт, — добавил он поспешно.

— Да, конечно. Благодарю за столь милую откровенность, Терри. Хорошо, теперь мне известно: на вас я ни в чем не могу положиться.

— По-моему, слишком сильно сказано, Кейт, — возразил он в замешательстве.

— Сожалею. Вы как будто собирались нести гроб? — спросила она не без язвительности.

— Да, конечно, — заверил ее Терри. — Это будет честь для меня.

— Вам так легко оказывать честь. — Кейт поставила свой стакан с виски и демонстративно поднялась. — Что ж, Терри, спасибо, что зашли. Надеюсь, вы окажете полное содействие моему бухгалтеру при проверке.

Допив виски, он вскочил, готовый умчаться прочь; его торопливость ясно показывала, с каким восторгом уклонился он от всякой ответственности.

— Позволю себе заметить, Алекс Далтон может посоветовать вам надежного человека.

Кейт посмотрела на него уничтожающим взглядом.

— И вы тоже?

— Что вы имеете в виду?

— Ничего. Думайте, что хотите, мне все равно. Прощайте, Терри. Похороны в четверг, если сможете прийти.

— Но, послушайте, Кейт…

— О, ради господа бога, уходите.

— Вы расстроены.

— Да, расстроена. Есть чему удивляться. Мой муж погиб вчера. Сегодня утром меня ожидало опознание. В общем, это был непростой денек. А теперь идите и оставьте меня одну.

Он был в полном смятении, поскольку Кейт не позволила ему убраться с соблюдением внешних приличий. Хозяйка нетерпеливо направилась к выходу и распахнула дверь. Гость следовал за ней неуверенно, с искаженным от волнения лицом.

— Послушайте, Кейт. Вы меня неправильно поняли!

— Я вас правильно поняла, Терри. Прощайте.

— Я буду в четверг, Кейт. Можете на меня рассчитывать, — горячо заверял он, пробираясь бочком в дверь.

— Ну, конечно, Терри. Я уверена, вы проститесь со Скоттом, как положено, — сказала она мрачно и захлопнула дверь перед его носом.

В ней все кипело от ярости. Каждая обида, каждый мелкий обман за годы замужества терзали душу. Да, это были годы, оставившие после себя пустоту, годы, прожитые напрасно с такими людьми, как Терри Джесселл, Фиона Чардуэй, Джен Листер и, прежде всего, сам Скотт. Больше никогда не бывать такому, дала себе зарок Кейт. Молодая, невинная, впечатлительная, ей даже не на кого было опереться в тех джунглях, где она затерялась после свадьбы. Но теперь она смотрит на жизнь широко открытыми глазами и пойдет своим путем, соразмеряя каждый шаг с мудростью, приобретенной собственным горьким опытом.

Все еще охваченная гневом, Кейт решительно подошла к столу Скотта, вытащила ящики и высыпала содержимое на обеденный стол. Взяв в гараже пустую картонную коробку, Кейт принялась разбирать бумаги. Она оставила на столе лишь небольшую аккуратную стопку документов, от одного вида которых у нее все внутри болезненно сжалось. Неоплаченные счета, расписки за полученные займы, просроченные страховки, устрашающая закладная на дом, выписки из банковских книг с неблагоприятным балансом, — все свидетельствовало о полном финансовом крахе.

Конечно, нужен бухгалтер, размышляла она в отчаянии, прервав свое безнадежное занятие.

Кейт поела страсбургского паштета. Печенье застревало в горле, как и торт, принесенный Джен. Лишь чашка кофе помогла справиться с едой. И тут снова залился звонок у входной двери. Кейт решила не обращать внимания. Целых десять минут она выдерживала настойчиво повторяющиеся звонки, затем, сердито махнув рукой, пошла открывать.

На крыльце стоял Алекс Далтон. Кейт быстро втянула в себя воздух, пытаясь сдержать возмущение. Но все напрасно. Взрыв произошел.

— Вы?! Именно вас мне сегодня и недоставало!

— Приятно знать, что во мне нуждаются, — вежливо ответил он и вошел, прежде чем она смогла остановить его.

— Я в вас не нуждаюсь! — горячо настаивала Кейт.

— Вы только что заявили, что меня вам недоставало.

Слезы отчаяния брызнули у нее из глаз, и она хлопнула дверью в бессильной ярости.

— Я не это имела в виду, черт бы вас побрал!

Кейт прислонилась к двери, кусая губы и стараясь подавить истерику. Ее глаза обвиняли Далтона в том, что его приход лишь усугубил чувство безысходности, терзавшее сердце.

— Тяжелый день, — пробормотал он и подошел ближе.

— Не прикасайтесь ко мне! — в бешенстве закричала Кейт. — Я распрощалась с вами. Я не желаю видеть вас здесь. Никого не желаю. Все вы… все — ничтожества.

— Чрезвычайно тяжелый день, — кивнул Далтон.

Теплота в его голосе и нежная заботливость во взоре смягчили агрессивность Кейт. Она измученно подняла глаза.

— Что вам нужно, Алекс?

— Мне нужны вы, Мери Кетлин. Целый день я думаю только о вас. Вы можете избавиться от своих проблем сейчас — одним махом. Я возьму все на себя. Единственное, что требуется от вас, сказать «да».

6

Она смотрела невидящими глазами, а в голове крутилось заманчивое предложение Алекса. Как хорошо было бы забыть обо всем и уйти прочь — и никакой ответственности, никаких забот. И никто бы ее не остановил, никому до нее нет дела. Она могла бы жить приятно и беззаботно, доставляя удовольствия Алексу, принося ему радости в постели. Розовый воздушный шар лопнул, и она горько рассмеялась.

— О боже! — задохнулась Кейт от злобной насмешки. — У них у всех одно и то же на уме. Друг за другом они являлись сюда, называя ваше имя как ключ ко всем моим проблемам. Ключ! — повторила она презрительно. — И вы о себе думаете так же?

Он пожал плечами, совершенно не обращая внимания на ее гнев.

— Игра стоила свеч. Вы выглядели такой несчастной. Однако теперь вы снова настроены решительно, поэтому я удовлетворюсь вашей компанией и светской беседой. Что еще произошло сегодня? — Он повернулся и походкой беззаботного человека направился в столовую — единственную освещенную комнату в доме, где и сидела Кейт до его прихода. — Я рад, что ваше благоразумие заставило вас поесть.

Кейт следовала за Далтоном, кипя от негодования. Она схватила свою тарелку и чашку, понесла их на кухню, а когда возвратилась, Алекс уже сидел у стола и просматривал документы из пачки.

Деловым тоном он спросил:

— У вас есть хороший бухгалтер?

— Нет. Уж не собираетесь ли вы порекомендовать мне кого-либо? — саркастически вопросила она.

— Петерсона. Карла Петерсона. — Алекс достал из бумажника его визитную карточку. — Очень толковый человек. Знает, как добиться наибольшей выгоды.

— Какой умница! А ваш адвокат тоже кудесник?

— Само собой. Я всегда нанимаю самых способных людей из мне известных. — Алекс вытащил еще одну визитку и вместе с первой положил на стол. Бровь у него вопросительно поднялась. — Могу я еще чем-либо помочь вам?

— Я не просила вас о помощи. По-моему, я только что отказалась от любых ваших предложений.

Он широко улыбнулся, задорно окинув ее взглядом.

— Ну что ж, я готов проиграть первый раунд. И даже второй. За это время я смогу лишь лучше изучить характер своего оппонента. И вашим характером я восхищен, Мери Кетлин.

— Не смейте называть меня так! — вспыхнула она.

С возмущением Кейт наблюдала, как он пододвинул кресло и уселся преспокойно, словно у себя дома. С этим человеком невозможно справиться, он сам себе закон.

Алекс непринужденно предложил ей:

— Ну, не стойте же так, будто вы кобра, готовая к нападению. Сегодня вечером я ваш друг. Садитесь и отдыхайте. Поведайте мне о ваших проблемах.

Нервы Кейт были напряжены до предела: присутствие Алекса Далтона — это совсем не то, что ей нужно для отдыха.

— Я не хочу драться с вами, Алекс. Не желаю выступать на одном и том же ринге. Пожалуйста, уходите, — высокомерно заявила она.

— Но почему? Что вы намерены делать? Оплакивать эгоистичного негодяя, за которого вышли замуж? Зализывать раны с таким постоянством, что уже не сможете почувствовать вкус чего-то другого? Какая от этого польза? Лучше поговорите со мной.

Нет, этот не уступит — он сидел неподвижно, как скала. Признав поражение, Кейт со вздохом опустилась в кресло и настороженно посмотрела на него.

— Что вам от меня нужно? Неужели вы не видите, что меня не интересуют ваши игры?

— Я имел в виду не игры, Мери Кетлин, а скорее контракт, — ответил он чуть озорным тоном. — Да, контракт, — повторил он, наблюдая за ней с интересом. — Что вы скажете о брачном контракте? Не думаю, что вы можете отнести его к разряду игр.

Кейт, не веря своим ушам, долго смотрела на него, потом спрятала лицо в ладонях.

— Я не играю, — утомленно молвила она.

— Я тоже.

Слегка приоткрыв лицо, она взглянула на Алекса испытующе, думая, что он забавляется. Однако сидевший перед ней мужчина был абсолютно серьезен. Когда она наконец осознала это, ее сердце как-то смешно подпрыгнуло.

— Вы действительно предлагаете мне выйти за вас замуж? — все еще с недоверием спросила она.

— Думаю, мы смогли бы друг другу пригодиться.

— Что это значит?

Он выглядел сосредоточенным, хотя держался по-прежнему раскованно.

— Скажите, что бы вы хотели получить от жизни?

Она вздохнула в отчаянии.

— О, это безумие.

— Скажите же, — мягко настаивал он.

— Воображаете, что способны дать все, что мне нужно?

Он кивнул с уверенностью человека, избалованного успехом.

— В материальном отношении — да. Никаких сомнений. С этим вы можете покончить немедленно.

— Исходя из принципа: за деньги покупается все, — усмехнулась она.

— Вовсе нет. За деньги можно обрести комфорт и известную свободу. Но не детей.

Так, он разгадал ее заветное желание — недаром на том званом ужине Далтон так настойчиво расспрашивал о детях. Но как же спокойно и безжалостно, нащупав самое больное место, он ударил по нему. Кейт рассматривала свое обручальное кольцо — символ взаимных клятв, которые, однако, слишком часто нарушались.

— Вы действительно хотите детей? — спросила она.

Он развел руками, словно показывая, что ему нечего скрывать.

— Чего же ради я предложил бы вам выходить за меня?

— Не знаю, — вздохнула она. — Не знаю, почему Скотт женился на мне, возможно, чтобы достичь определенного социального статуса.

— Ну, ладно, позвольте мне успокоить ваш смятенный ум, — сухо сказал он. — Мне не нужна жена-символ. Повар и домоправительница у меня уже есть, хотя должен признать: я бы не возражал, если бы вы готовили для меня время от времени. Очень было вкусно у вас на вечере. Да, так что еще? Мне совершенно определенно не нужна жена, чтобы пополнять семейный бюджет. Да и налоги вечно раздражают. Жена для приема гостей еще куда ни шло: я был бы избавлен от неприятной необходимости приглашать всякий раз кого-нибудь по телефону. Словом, только ради детей мне и нужна жена… а вам нужен муж, — многозначительно добавил он.

— А какие еще взаимоотношения будут связывать нас, кроме отцовства и материнства? — прозвучал скептический вопрос Кейт. — Вы что, видите меня постоянно беременной, в то время как сами будете разгуливать по всему свету со своими любовницами?

Он обезоруживающе улыбнулся:

— О, у меня за спиной не так уж мало лет вольной жизни, насыщенной разнообразием. Мне вполне достаточно одной женщины, если вы считаете, что сможете удовлетворить меня. — Его улыбка стала более жесткой. — Не подняться ли нам наверх и узнать это?

Кейт покраснела, злясь на себя за то, что поддалась на разговоры о детях.

— Вы напрасно стараетесь. На вашу удочку, Алекс, я не попадусь. К тому же, по мнению Скотта, я фригидна, — ледяным тоном закончила она.

— Не существует фригидных женщин, бывают только бездарные любовники. Мужчины, которые, подобно Скотту, считают себя жеребцами, редко заботятся, получает ли удовольствие женщина. Для меня было бы счастьем дарить наслаждение вам, Мери Кетлин.

Щеки у Кейт горели от смущения.

— Прошу вас, прекратите! — с горячностью потребовала она.

— Прекратить что? Я ничего не делаю. Просто сижу с вами и разговариваю, — ответил он, успокаивая Кейт. — Конечно, если вы хотите, чтобы я приступил к действиям, буду рад угодить.

— Я ничего не хочу от вас, неужели непонятно?

— Вы знаете, это довольно приятно. Мне, правда, нравится, что вам ничего от меня не нужно. Весь мир крутится ради денег, и обычно каждому хочется попытать счастья — вскочить на сверкающую карусель, сделать свой круг. И вдруг — как глоток свежего воздуха — встречаешь человека, который не ловит свой заветный шанс, не бежит за ним. Из-за этого я готов отдать такой женщине все, что угодно, во имя чистой радости дарить, а не удовлетворять чью-то жадность. Думаю, мне бы понравилось быть вашим мужем, Мери Кетлин. Почему вы не хотите стать моей женой?

— Потому что я не хочу выходить замуж ни за кого! — пронзительно крикнула она и сжала руками виски, чтобы успокоиться. — Это разговор сумасшедших. Мой муж умер вчера, а вы сидите здесь, предлагаете мне вступить с вами в брак. Это совершенно нереально, и вы не можете иметь серьезных намерений. Вы ведете игру — глупую, примитивную; я бы хотела, чтобы вы ушли.

Из внутреннего кармана пиджака он вытащил какие-то бумаги и положил их на стол.

— Они подписаны мною. Добавьте вашу подпись и увидите, игра это или нет.

Перед Кейт лежали официальные бланки из службы регистрации браков, но она только покачала головой.

— Вы сошли с ума.

— Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь подтвердил ваше заключение. В деловых кругах меня считают здоровяком.

Кейт смотрела на него в бессильном гневе.

— Алекс, я прошла через отвратительное, унижающее замужество, которое только что закончилось. Я вас не люблю. Я не достаточно хорошо вас знаю даже для того, чтобы просто доверять вам. Так почему же, черт возьми, вы считаете, что я пойду за вас замуж?

— Давайте разберемся, — едва ли не равнодушно произнес он. — Вы меня не любите. Но кто говорит о любви? Я предлагаю контракт, согласно которому мы сможем иметь главное — детей. Вас со Скоттом связывала любовь. По крайней мере, как я предполагаю, вы его любили. Что-то же побудило вас выйти за него замуж. Но вам известно лучше, чем мне, каким кошмаром был этот брак. Любовь — сумбурное чувство, которое лишь затуманивает разум.

— Как легко вы расправились с любовью, — презрительно отозвалась она.

Алекс ткнул указательным пальцем в ее направлении.

— Верно! Сейчас вы опять поступили, как вчера. Сначала доверились мне. Но потом смерть Скотта сбила вас с толку, и вы бросились искать, куда бы спрятаться.

— Этого не было.

— Да? А это как назвать? — под взглядом пронзительных голубых глаз отрицать его правоту было бессмысленно. — Сперва вы прятались за свое супружество. Собственно, вы погибали там. Внезапно замужество прервалось, и вы утратили свою защиту. Я внес беспокойство в вашу жизнь, и вы поспешили назад в свой кокон — в этот дом. Но на самом деле, Мери Кетлин, вам доставляло удовольствие мое присутствие и со мной вы были откровеннее, честнее, чем, вероятно, с кем-либо еще. Почему бы нам не продолжить такие отношения в браке? Никаких недомолвок и тайных обид, зато добрый старомодный разговор по душам. Я считаю это великолепной основой для взаимопонимания, а вы?

Глубоко вздохнув, Кейт отчаянно призвала на помощь изнемогавший рассудок.

— Кажется, вы обладаете способностью представлять бессмысленное разумным. Даже если бы я захотела стать вашей женой, я не гожусь для этого. Я не такая энергичная, у меня не слишком хорошее образование и недостаточно высокая культура. Мне не по себе в компании тонких интеллектуалов. Я лишь обыкновенная машинистка. Почему бы вам не выбрать одну из ваших прекрасных светских дам? Зачем вам я?

— Супружеские отношения касаются только двоих: вас и меня. И я убежден: вы подходите мне больше, чем любая светская дама, которых мне время от времени подыскивала мать.

— Ваша мать?

Его лицо исказила кривая усмешка.

— Я возник не сам по себе. Отец мой умер. Мать развелась с ним, когда мне было десять лет, и стала устраивать свою жизнь. Должен предупредить, что наш с вами брак, Мери Кетлин, хорошо это или нет, будет длиться, пока нас не разлучит смерть. Дети не одобряют разводы, а я буду оберегать своих от малейшей угрозы их покою.

Он напористо ломился вперед, не обращая внимания на ее неприязнь.

— Алекс, я не приняла ваше предложение и не собираюсь этого делать, — настаивала Кейт. — Не понимаю вообще, зачем я все это обсуждаю с вами.

— Не надо портить настроение, — потребовал он и уселся с блаженной улыбкой на лице. — Я как раз представил себе всех наших маленьких Алексов и Кейт. Вы не должны позволить мне избаловать их. После столь долгого ожидания я обязательно буду безумно любящим отцом. Сколько бы вы хотели детей? Четырех? Мне кажется, это наиболее удачное число.

Это был уже абсурд. Весь разговор шел как в бреду, вызвав у Кейт смех.

— А почему не шесть или даже десять?

— М-м-м. Десять плюс я сам — это уже команда для игры в крикет. Вы можете быть судьей. Думаете, мы справимся с десятью?

Кейт хохотала до слез. Все еще сотрясаясь от приступов смеха, она уселась поглубже в кресло и вытерла влажные щеки тыльной стороной ладони.

— Впервые слышу, как вы смеетесь по-настоящему, — заметил Алекс удовлетворенно. — Вы выглядите теперь менее усталой.

— Я настолько отдохнула и расслабилась, что чувствую себя, как медуза, — вздохнула Кейт.

— Что же, не буду вам мешать. — Он поднялся и обошел вокруг стола. — Я ухожу, Кейт. Позвоните утром Петерсону и Бейкуэллу — пусть они займутся вашими делами, а сами забудьте о них. Эти люди дадут самый верный совет, вам надо лишь следовать ему.

В его голосе исчезли нотки легкомыслия, поддразнивания, а глаза смотрели тепло и нежно. Смятение в душе Кейт внезапно улеглось, а в голове мелькнула неожиданная догадка.

— Вы попросту отвлекали меня от печальных мыслей, не так ли?

Он засмеялся.

— И преуспел в этом. Вы избавились от лихорадочного отчаяния и теперь должны спать хорошо. — В его голосе прозвучала ирония. — В конце концов я подарил вам немало приятных мыслей на сон грядущий.

— Это была игра, — заключила она и непонятно почему почувствовала легкое разочарование.

Она со вздохом встала с кресла и пошла проводить его. Алекс остановился рядом, когда она распахнула дверь, И одной рукой мягко сжал плечо Кейт; всё понимающие глаза напряженно всматривались ей в лицо. Сердце Кейт забилось сильнее.

— Доб-доб-рой ночи, Алекс, — запнулась она.

С ее плеча рука скользнула вверх и коснулась щеки нежной, словно перышко, лаской.

— Я рад, что вы не сказали «прощайте», Кейт. Это была не игра. Вы выйдете за меня замуж. Доброй ночи. — Его рука опустилась, он улыбнулся. — Пусть вам приснятся наши дети.

Кейт, не отрываясь, глядела, как он уходил, как махнул ей рукой, прежде чем сесть в машину. Медленно, с отрешенным видом Кейт закрыла дверь, вернулась в гостиную, где на столе по-прежнему лежали бланки заявления о вступлении в брак. Она взяла их, развернула. В глаза бросилась подпись Алекса — острый, четкий росчерк. Мысль о замужестве снова шевельнулась в голове, но она резко отмахнулась от нее, твердя, что это безумие.

Кейт выключила свет и поднялась наверх, с трудом передвигая ноги от усталости. Какое облегчение — улечься в постель. Однако мозг продолжал работать, не позволяя погрузиться в спасительный сон. Как это ни удивительно, но не так называемые друзья и родственники, а лишь Алекс Далтон, в сущности чужак, дал ей полезные советы, предложил знающих бухгалтера и адвоката. Это выглядело как злая карикатура на брачный союз со Скоттом. Завтра же Кейт возьмется расчищать дебри, оставшиеся после мужа, а сегодня она слишком разбита, слишком подавлена.

Несмотря на свое решение — выкинуть из головы предложение Алекса, Кейт возвращалась к нему снова и снова. Выйдя замуж за Скотта, она оказалась в тюрьме и не собиралась, покинув одну клетку, тут же забираться в другую — пусть даже роскошную. Она не желала быть чьей-то вещью. И все же… Если бы стать когда-нибудь матерью, держать на руках своего ребенка. Целый выводок детей — от мала до велика — прошествовал в ее воображении, а за ними — Алекс Далтон с битой для игры в крикет; он оглядывал свою команду с отеческой гордостью.

Губы Кейт тронула мягкая улыбка. Это были мечты — мечты, которые Скотт хладнокровно губил до тех пор, пока ее душа не превратилась в хранилище серой пустоты. Алекс пробудил ее надежды, но Кейт была слишком скептично настроена, чтобы верить в возможность их осуществления.

За два последующих дня Кейт удалось сделать многое. Она испытала приятную неожиданность, когда Карл Петерсон и Стивен Бейкуэлл немедленно после ее звонков назначили встречу, за что она была очень признательна. Бухгалтер просмотрел бумаги Скотта, повидался с Терри Джесселлом и пообещал к концу недели представить ей свои предложения по финансовым вопросам. Адвокат произвел не менее благоприятное впечатление. Он заверил Кейт, что организует передачу юридических документов Скотта от Боба Чардуэя и проинформирует ее о положении дел, как только ему станут известны какие-либо факты.

Весь гардероб Скотта Кейт отдала одной благотворительной организации. Некоторые личные вещи предназначались для родителей, остальное было безжалостно выброшено.

В среду вечером Кейт отсидела на обязательном обеде у родителей Скотта, где они снова оговорили детали похорон. Шейла Эндрюс проливала обильные слезы над фотоальбомами и спортивными трофеями Скотта, которые ей привезла Кейт. Гарри Эндрюс выразил озабоченность будущим Кейт, не сделав, однако, ни единого дельного предложения. Кейт не обращала на это внимания. Единственное, чего она хотела, — порвать любые контакты с семьей погибшего мужа. Скотт оставался для родителей милым голубоглазым мальчиком, и Кейт давно уже утратила всякую привязанность к ним.

Сами похороны стали кошмаром. Отпевание, к счастью, было коротким, но поездка в крематорий, излияния соболезнующих друзей и родственников Скотта подвергли испытанию выдержку Кейт. Их слова были пусты и неискренни. Гарри Эндрюс назвал ее мужественной маленькой женщиной — да, ее глаза оставались сухими, но совершенно по иной причине. По правде говоря, за спокойной внешностью Кейт скрывалось вскипающее нетерпение: она не могла дождаться, когда все это кончится.

Оказавшись одна дома, она вздохнула с огромным облегчением и внезапно в порыве непокорности сбросила с себя вдовий наряд и надела джинсы и тенниску. Гладкая старомодная коса распущена, и ее волосы заструились по плечам, свободные от заколок. Отныне Кейт забудет о любых оковах — ее жизнь будет принадлежать только ей самой.

Проглотив назло всему свету большой бокал шерри, Кейт спокойно села и задумалась о будущем. Она не относилась к карьеристкам. Единственное, чего она всегда хотела, — выйти замуж и завести детей. Ее не очень-то привлекала перспектива провести остаток жизни за пишущей машинкой. Кейт обвела взглядом гостиную, зная, что весь этот комфорт ненадолго. Дом придется продать, чтобы погасить долги, с мебелью по большей части тоже надо будет расстаться — иначе ей не внести очередную плату за купленное в кредит.

Кейт собиралась налить себе еще шерри, когда звякнул звонок у входной двери. От неожиданности бутылка едва не выпала из руки. Никаких посетителей — похоронный спектакль окончен, но звонок продолжал заливаться. Рассерженная внезапным вторжением, Кейт раздвинула портьеры, чтобы выглянуть наружу. Знаменитая «ламборджини» Далтона стояла у тротуара. Кейт вздохнула с облегчением — по крайней мере с Алексом не надо притворяться. Смирившись с мыслью, что он все равно не уйдет, Кейт пошла открывать.

Алекс оглядел ее с нескрываемым удивлением.

— Очевидно, похороны уже состоялись.

— Вы на них не присутствовали, — сказала она, криво усмехнувшись.

— Вы можете называть меня кем угодно, но только не лицемером, Мери Кетлин.

Алекс вошел в дом, после чего Кейт закрыла дверь и жестом пригласила его в гостиную.

— Я тут выпивала, когда вы позвонили.

— Присоединяюсь к вам.

Он устроился в кресле, наблюдая, как она орудует с бокалами.

— Знаете, ваша фигура словно создана для спортивной одежды, — одобрительно заметил он.

Кейт вспыхнула, с опозданием вспомнив, что вместе с траурным нарядом сняла и лифчик.

— Я не ждала гостей. Зачем вы приехали, Алекс?

— Чтобы пригласить вас на ужин.

Строгий деловой костюм придавал ему еще большую респектабельность. Глядя на него, Кейт видела само олицетворение солидности и надежности — у Скотта эти качества напрочь отсутствовали, — и Кейт внезапно поняла, что если когда-либо снова и выйдет замуж, то за человека именно с такими чертами.

— Вы все еще хотите жениться на мне? — спросила она довольно бесцеремонно.

Его взгляд не оставлял сомнений в готовности.

— Этим желанием было продиктовано приглашение на ужин.

— Мы заключаем соглашение. Так? Мы принимаем обязательства, условия, которые готовы выполнять? — медленно говорила Кейт, намеренно растягивая слова, подбирая самые нужные.

— Совершенно верно, — кивнул он.

— Ну, хорошо. Мы поедем ужинать и выработаем наши условия, но одно я должна оговорить уже сейчас. Я не потерплю никаких попыток затащить меня в постель до того, как мы поженимся. Или женитьба, или ничего. Вы меня понимаете, Алекс?

— Безусловно, — ответил он с ироничной улыбкой. — Вы мне по-прежнему не доверяете.

Кейт вздохнула.

— Я прошла суровую школу и теперь не принимаю на веру почти ничего. Не хочу, чтобы вы с помощью обмана сделали меня своей любовницей.

Усталая насмешка появилась у него на лице.

— Я преспокойно дождусь, когда вы ляжете ко мне в постель на законных основаниях, но делить ее вам придется со мной каждую ночь нашей супружеской жизни, Кейт. Пусть тут между нами все будет ясно.

— Раз уж семья — наша общая цель, то я едва ли могу спорить с этим, — сказала она ровным голосом, но ее слегка насторожил жесткий тон Алекса.

Кейт совершенно не думала об интимной стороне брака, когда под влиянием момента приняла свое решение. Она просто заглянула вперед: ей почти двадцать восемь лет — время на исходе, если она собирается завести семью, а снова влюбиться — на это надежды не было. Алекс же не только хочет детей, он способен обеспечить их, дать им счастливую жизнь. К тому же заниматься любовью с Алексом — это ничуть не хуже, чем спать со Скоттом, зная о его вечных изменах.

По меньшей мере в наметившемся брачном союзе будет какой-то смысл. Своим детям — ее и Алекса — она сможет отдать всю ту любовь, которую едва не задушили в ее сердце. В этом браке ее ждет безоблачное будущее, а прежние ошибки, когда счастье Кейт зависело от мужа, не повторятся. Алекс не сможет, как это делал Скотт, причинить боль, ибо она его не любит. Быть может, это даже хорошо.

7

— Отныне объявляю вас мужем и женой. Кейт чуть вздернула подбородок. Свершилось.

Они поженились.

— Только подпишите здесь, миссис Далтон.

Кейт протянули ручку, она взяла ее и сосредоточенно выполнила последнее условие при заключении контракта, который отныне был узаконен.

— Мистер Далтон, прошу вас.

Алекс сделал росчерк. Чиновники, выполнявшие обязанности свидетелей, добавили свои подписи. Документ, удостоверяющий их брак, аккуратно сложили и передали Кейт, которая убрала его в сумочку. Кейт смотрела на своего нового мужа, стремясь подавить мелкую нервную дрожь.

— Что же, пожмем друг другу руки теперь, когда брачный контракт подписан, скреплен печатью и вручен?

Алекс улыбнулся:

— Я думаю, у тебя сегодня утром не раз сжималось сердце. — Алекс взял Кейт за руку и повел на воздух к теплым солнечным лучам. — Тебе лучше?

— Неужели было так заметно, что мне не по себе?

— Было ли заметно, что ты собрала все свое мужество?

Она издала короткий нервный смешок:

— Но ведь это был такой важный шаг!

— И я рад, что твое мужество не подвело тебя.

Она взглянула на него, словно оправдываясь:

— Я бы не отступила. Я держу свои обещания, Алекс.

Они, не отрываясь, смотрели друг на друга.

— Я тоже, Мери Кетлин, я тоже.

До сих пор Кейт не могла пожаловаться на Алекса. Строго соблюдался запрет на секс, чего она так добивалась. Алекс не предпринял ни малейшей попытки нарушить соглашение. Но, может быть, именно поэтому необходимость лечь с ним в постель еще с утра повергла ее в панику?

Такой важный для них обоих контракт подписан. Непринужденное, ровное поведение Алекса успокаивало. Однако мысли Кейт все время возвращались к одному и тому же — к постели. Эта навязчивая идея лишила ее аппетита на праздничном обеде; летела вместе с ней в самолете, доставившем молодоженов в Тасманию; она не отставала от Кейт в такси на пути в отель-казино в Хобарте, выглядывала изо всех комнат их номера и, наконец, устрашающе застыла в зеркале, когда в поздний час Кейт села за туалетный столик расчесывать волосы. Сто движений щеткой, двести, триста… даже тысячи не хватит, чтобы отдалить неизбежное.

Кейт знала, что Алекс наблюдает за ней, но у нее не было сил ответить на его взгляд. Глаза ее ускользали от его зеркального отражения с того момента, как он сбросил купальный халат. Она не ожидала, что он ляжет в постель совершенно обнаженным. Кейт продолжала расчесывать волосы в напрасной попытке избавиться от ужаса, останавливающего кровь в жилах. Наконец, набравшись решимости, она отложила щетку.

Итак, они поженились, а это значит, что ей надлежало выполнять данные обещания. Нет никакого смысла оттягивать момент окончательного превращения их брака в реальность. Ее кожа стала липкой и холодной от страха, но она заставила себя встать и снять пеньюар из шелка и кружев. Ночная сорочка Кейт соблазнительно обрисовывала округлости ее тела, но не была прозрачной. Стараясь казаться безразличной, молодая женщина направилась к кровати и откинула покрывало.

— Ты очень мила в этом наряде, но в постели он мне не по душе. Может, Скотт и отдавал предпочтение шелку перед кожей, но я нет, — заметил он небрежно.

И тут Кейт взглянула на него. Он преспокойно лежал, заложив руки на голову, бесстыдно разглядывал ее и забавлялся.

— В таком случае, ты можешь снять ее, верно? — возразила Кейт; гордость не позволяла обнаружить тот ужас, который сжимал ей желудок.

— Гораздо легче сделать это самой.

— Мне не хочется. Тебе, вероятно, нравится ложиться в постель голышом, а мне нет.

Она потушила свой светильник и скользнула под простыню. Алекс не шевельнулся, чтобы выключить свет у себя. Он повернулся набок, подпер голову рукой и насмешливо посмотрел на Кейт.

— Совершенно невероятно! Ты хочешь сказать, что всю свою жизнь каждую ночь спала в сорочке?

— Нет, не каждую ночь. Иногда я надевала пижаму.

Он осклабился, явно получая удовольствие от разговора.

— И всегда занималась любовью в темноте?

Горло у нее пересохло, когда она поняла, что он не намерен выключать свет.

— Нет, — выдавила она из себя, стремясь любой ценой делать вид, будто ей все равно.

— Я рад, что ты не возражаешь против света. При нем получаешь несравненно большее наслаждение. Например, от прикосновения. У тебя такая прекрасная, нежная кожа.

Он скользнул пальцами по ее шее, плечам, обвел вырез сорочки, погладил сквозь шелковый покров нежные полушария грудей.

— Волшебно! Мне хотелось почувствовать твою плоть с самого первого вечера, когда мы встретились. — Кейт не смогла сдержать легкую дрожь. Он улыбнулся. — Теперь возьмем вкус. Несмотря на весь яд, что так и каплет у тебя с языка, есть что-то удивительно сладкое в запретном плоде. Кейт, ты сделала ошибку, запретив мне прикасаться к твоему телу. Когда мужчина встречает отпор, им овладевает жадность. Я жадно желаю испробовать нежность твоих губ.

Она замерла, когда его губы шаловливо коснулись ее рта, с нежной настойчивостью играя сжатыми губами. И тогда из любопытства она захотела узнать, как он целует по-настоящему. Алекс в полной мере воспользовался ее порывом. Никто никогда не целовал Кейт с такой тонкой чувственностью, с таким умением, и ее поразило, что она находит это исключительно приятным. Хорошо бы эта ласка продолжалась; ее соблазняла возможность изучить ощущения, которые Алекс пробуждал в ней. Но он уже покрывал поцелуями ее лицо, медленно поднимаясь к вискам.

— М-м-м, у твоих волос аромат лимона. Обоняние — самое тонкое чувство из всех.

От его дыхания шевелились волосы Кейт, и на какое-то мгновение она была очарована его лаской. Но он внезапно отстранился, посмотрел на нее с задорным огоньком в глазах.

— Но сегодня вечером, моя сладкая Кейт, я хочу побаловать зрение, и твоя ночная рубашка, безусловно, только мешает.

Кейт сопротивлялась, стесняясь наготы, но потом перестала и укрылась под личиной равнодушия. Он снял через голову тонкое одеяние и бросил его на пол. Одним рывком смахнул покрывала. Кейт стиснула зубы, не желая дрожать под его взглядом, но гусиная кожа поневоле покрыла ее тело, а сердце бешено заколотилось.

— Зачем ты прячешь такую красоту? — хриплым голосом спросил он. Прикосновения руки, скользившей по ее телу вслед за взглядом, были исполнены жажды обладания. — Как ты женственна: у тебя нежные икры, великолепно округлые бедра, а твоя грудь… Я завидую нашим детям — уж они-то насладятся ею вволю.

Он наклонился и обвел языком каждый сосок. Кейт постепенно распаляла сладостная волна наслаждения. Рука Алекса погладила внутреннюю сторону бедер, слегка раздвинув их. Она задохнулась, рванулась в сторону от самого интимного прикосновения. Алекс сразу же изменил свое положение, потянулся к ее рту еще более страстно и требовательно, припал к нему, а потом раздвинул ее ноги своей сильной мускулистой ногой, чтобы преодолеть всякое сопротивление эротической игре.

Кейт лежала в бессилии под его могучим телом, и искусное наступление на ее чувства продолжалось без перерыва. Мягкую истому сменили трепет и напряжение, готовое взорваться в любое мгновение. Ее тело, казалось, восстало против самого себя, требуя избавления, которое она не могла себе дать.

— Ты должна хотеть меня, Кейт, — бормотал он ей из уст в уста.

Затем его губы отправились в путешествие по ее телу, повергая в хаос сладострастных ощущений. Она вцепилась в его сильные плечи, словно отчаянно моля о чем-то.

— Пожалуйста... Я

Слова вырывались из горла, вызванные к жизни первородным желанием.

— Пора?

— Да… Да… — стонала она.

— Тогда покажи, что ты хочешь меня. Возвращай мои поцелуи. Касайся меня. Пусть твое тело рвется ко мне.

Почти бессознательно, будто горя в лихорадке, она отдавала ему все, что он просил, пока их жажду взаимного обладания уже нельзя было сдержать. Когда они соединились, Кейт вздохнула в яростном наслаждении — оно расцвело, разрослось, распространяя свое тепло по всему телу. Оно становилось все более сладостным, новые и новые волны чувственности накатывали на нее со взрывной силой. И так длилось, пока Кейт не унесло такое половодье страсти, что больше для нее уже ничего не существовало.

Наконец оба достигли чудеснейшего, сладостного пика. Но даже потом, все еще разгоряченные и истомленные, продолжали тесно прижиматься друг к другу, не давая исчезнуть их невероятной близости. Прошло много времени, прежде чем Кейт пошевелилась, и то лишь затем, чтобы коснуться Алекса, удостовериться, что свершилось чудо, что его тело могло дать ей такое наслаждение.

Рука Алекса медленно погладила ее по спине. Его пальцы зарылись в ее гриву, а потом нежно оттянули голову назад. Его губы лениво тронули губы Кейт, вызывая нарастающее возбуждение; наконец ее рот страстно раскрылся навстречу. Это был волшебный поцелуй в гармонии с блаженным состоянием их изнемогших тел. Кейт снова положила голову ему на грудь, испытывая такое удовлетворение от секса, какого не знала никогда прежде.

Раздался довольный смешок Алекса.

— Да, кажется, мы действительно сможем пригодиться друг другу, — промолвил он, дыша в ее волосы.

Его ладонь скользнула вдоль спины Кейт, как бы в подкрепление сказанному, причем сказанному тоном властелина. Кейт не ответила. Брак состоялся. Главное условие выполнено, и Кейт с большим облегчением подумала, что это не вызвало у нее никаких сожалений. Алекс обладал многими привлекательными качествами и ко всему прочему был, безусловно, искусным, щедрым любовником. Как же ей повезло, что у нее такой муж, как Алекс — отец их будущих детей.

Однако Кейт до сих пор не могла понять, что заставило Алекса жениться на ней. Вот и сейчас она хотела было спросить об этом, но промолчала. Алекс всегда уклонялся от искреннего ответа, наверняка отмахнется от него и теперь, отпустив к тому же какое-нибудь легкомысленное замечание. В конце концов, если Алекс будет соблюдать условия их контракта, ей не обязательно знать его побудительные мотивы.

В сущности, Кейт вообще задавала очень мало вопросов. Как только она дала согласие, Алекс слишком стремительно увлек ее к браку; свадьба состоялась всего через пять недель после смерти Скотта. Не было никаких семейных встреч, никаких представлений друзьям, никаких сообщений в печати или по телевидению. Месяц до свадьбы они провели, видя только друг друга. Алекс холодно заметил, что их брак не касается никого, кроме Кейт и его самого.

Кейт решила по-прежнему не позволять сомнениям омрачать душу. Она жена Алекса, а это значит, что общество, в котором он вращался, непременно примет ее. Да и вообще это было не так уж важно. Главное — у нее будут дети.

В Сиднее Кейт никому не сказала ни слова о своем намерении выйти замуж. Профессор, у которого она работала, выразил сожаление, узнав об ее уходе. Друзья Скотта после его похорон так ни разу и не объявились. Единственный, кого Кейт поставила в известность, был ее отец. Алекс сообщил ей, что неделю они проведут в роскошном отеле-казино в Хобарте, после чего Кейт представит мужа своему отцу и его новой семье. Яхта последует морем за ними, а затем молодожены отправятся в двухнедельное плавание вокруг Новой Зеландии.

Кейт не возражала — так приятно повидать своих после пяти лет разлуки. А кроме того, у Кейт было только одно желание — забеременеть. Может быть, сегодня она уже зачала; и с довольной улыбкой Кейт погрузилась в сон.

Кейт проснулась утром от непривычного холода — она спала обнаженной. Вспомнив о минувшей ночи, она поспешила взглянуть на Алекса, но его не было рядом. Она не знала, который час, и спрыгнула с кровати, наступив на свою ночную рубашку. Подняв ее и натянув через голову, Кейт почувствовала себя увереннее.

Алекс сидел в гостиной, чисто выбритый и одетый по всем правилам. На нем были светло-голубые легкие брюки из полотна, простая вязаная рубашка. Он был погружен в чтение газеты. У локтя стоял недопитый стакан томатного сока. Кейт почувствовала неловкость из-за того, что проспала. Она не могла решить, поздороваться или сначала принять душ и одеться, и остановилась на последнем. Кейт была уже вся в душистой пене, когда стеклянная дверь приоткрылась.

— Привет!

Она уставилась на Алекса, дружелюбная улыбка которого не ослабила смущения, бросившего ее в жар.

— Ты спала хорошо. Заказывать завтрак?

— Да… пожалуйста, — поторопилась она добавить, желая, чтобы он ушел.

Огонь в его глазах живо напомнил ей об их близости минувшей ночью.

— Яичницу с ветчиной?

— Да, да. Что угодно.

Теперь он улыбался во весь рот.

— Пора привыкать, Кейт. Наш брак будет длиться долго.

— Я как раз собиралась выходить, — сказала она, торопливо разбираясь с кранами. — Будь добр, дай мне полотенце.

Алекс протянул его, держа так, что ей пришлось выйти из душевой, ничем не прикрыв свою наготу. Без одежды Кейт почувствовала себя беспомощной и беззащитной.

— Почему ты такая скованная? — спросил Алекс, накидывая на нее полотенце. — Ты должна гордиться своим прекрасным телом.

Ресницы у нее дрогнули, немая мольба показалась в глазах. Он тронул рукой ее щеку с нежной лаской; выражение лица его смягчилось.

— Тебе нечего бояться, Кейт. Не прячься от меня.

— Разве у меня не должно быть ничего сокровенного, Алекс? — возразила она с зардевшимися щеками: ей не хотелось, чтобы он касался особенно болезненных ее ран.

Алекс взял ее за подбородок и, приподняв голову, заглянул в глаза.

— Не хочу, чтобы хоть малейшее воспоминание о твоем прежнем замужестве мешало нам. Забудь Скотта. Здесь только ты и я, и мне нравятся твое тело, твоя нежная кожа, женственные очертания фигуры. Все это доставляет наслаждение. Разве тебе неприятно, когда тобой восхищается муж?

— Алекс…

Другой рукой он потянул полотенце, и оно упало на пол. Кейт вспыхнула, но удержалась от желания схватить полотенце снова.

— Это нечестно, — заявила она строго. — Ты ведь одет.

— Но и без одежды мне не менее удобно. Почему же ты чувствуешь себя иначе? Ты считаешь, что нагота и секс — это одно и то же? Секс для тебя все еще грязное слово?

— Я никогда не говорила, что секс — грязное слово.

— Верно. Но ты не ожидала, что будешь наслаждаться вчера ночью. Ты находишь постыдным то, что делала?

Его палец медленно опускался по ложбинке между грудями, пока наконец не замер там. У нее перехватило дыхание, а сердце дико забарабанило.

— Нет. Почему я должна стыдиться? — хриплым голосом проговорила она с явным вызовом. — Я так же имею право получать удовольствие, как и ты.

По лицу Алекса медленно расплылась торжествующая улыбка.

— Конечно, моя сердитая Кейт, конечно, ты права. Не забывай же эту простую истину. Пойду закажу завтрак, пока ты одеваешься.

Его палец добрался до ее пупка, затем Алекс повернулся и вышел.

Кейт вздрогнула всем телом и потянулась за полотенцем, но оно оказалось ненужным. Кожа обсохла. Она изучала отражение в зеркале, по-новому глядя на свое тело. Слова Алекса все еще звучали в ушах. Скотт всегда смотрел на нее с презрением. Его ядовитые замечания заворошились в памяти, как выводок гадюк: фригидность, как у трупа, замашки девственницы, безжизненная, словно статуя. Одежда попросту укрывала Кейт от жестоких выходок Скотта.

Но она не фригидна, и Алексу нравится ее тело. А оно и впрямь ничего: сложение правильное, приятные очертания. Груди могли бы быть и побольше, но зато они у нее твердые и словно созданы, чтобы носить спортивные тенниски. Она улыбнулась, вспомнив слова Алекса — конечно, он говорил от чистого сердца. Уверенность в себе, которую сокрушил было Скотт, начинала медленно возвращаться. Приятно быть замужем за мужчиной, которому ты действительно нравишься. И на сердце у нее стало тепло и радостно.

А минувшей ночью… Нет, ей совершенно не было стыдно того, что она пережила: сексуальное искусство Алекса было для нее откровением, сначала немного пугавшим, зато потом… Кейт провела рукой по животу, стараясь припомнить малейшие оттенки восхитительных ощущений, но это оказалось невозможным. Может быть, сегодня вечером… Одна эта мысль заставила ее покраснеть, и она поспешила в спальню одеваться.

— Да, между прочим, — крикнул из гостиной Алекс, — я беру тебя в турне по магазинам одежды. Ты сможешь купить все, что тебе захочется. Я подумал, надо предупредить тебя.

Кейт остановилась, держа в руках свой брючный костюм, и спросила, нахмурившись:

— О какой одежде ты говоришь? Вряд ли мне что-то нужно.

Алекс вошел и, заложив руки за голову, лениво растянулся во весь рост на кровати, с задорным видом наблюдая за Кейт.

— Я не о белье. Оно у тебя очаровательное. Просто я знаю, как стараются перещеголять друг друга женщины, когда речь заходит о моде. Мне не хотелось бы, чтобы моя мать и ее друзья заставили тебя чувствовать, будто ты ниже их по положению. В отличие от твоего проницательного супруга, они будут встречать по одежде и поэтому, моя дорогая жена, мы должны быть во всеоружии.

Жена… Кейт внезапно сообразила, что ее неизбежно будут разбирать по косточкам. Алекс женился на ней, и все гадают почему.

— И из-за этого ты ни с кем меня не знакомил? Из-за моей одежды? — с обидой в голосе резко сказала Кейт.

— Нет, я не хотел, чтобы ты перепугалась и сбежала из-под венца, — ответил он с непринужденной откровенностью. — Однако я не питаю никаких иллюзий относительно моей матери. Она способна быть опасным противником и, конечно, не одобрит мой выбор, но мне это абсолютно безразлично, надеюсь, как и тебе тоже. И все-таки, вероятно, ты будешь чувствовать себя легче, если облачишься в самые прекрасные перышки.

— Понятно, — заявила она, критически оглядывая свои наряды. Даже при самом богатом воображении их нельзя было назвать последним криком моды. — Ты очень предупредителен, Алекс, — пробормотала она со вздохом.

— Я просто практичен. Ты ведь не против проехаться за покупками, верно? Я думаю, все женщины любят новые платья, — сухо заметил он.

Кейт застегнула молнию на одном из своих лучших платьев, одернула его на бедрах, сожалея, что сшито оно неблестяще.

— Нет, не против. Это твоя идея, тебе и нести убытки. Конечно, жена Алекса Далтона должна выглядеть соответственно, но я не позволю твоей матери или кому-либо еще вмешиваться в мои дела, — ее подбородок вздернулся с вызовом. — Я вышла за тебя, чтобы завести семью, и она у меня будет независимо от того, какие у меня туалеты.

Он засиял:

— Вот это по мне. Сила характера. Может, откажемся от завтрака и потрудимся над созданием семьи?

— Я хочу есть, — объявила она и повернулась к ящику, где лежали колготки, когда предательский румянец залил ее щеки.

— В таком случае лучше позавтракать. Урчащий от голода желудок мешает любовным утехам, — заметил он невозмутимо.

— Тебе лучше знать, — еле слышно прошептала она.

— Что такое?

Кейт искоса взглянула на него, натягивая колготки.

— Я хотела только сказать, что ты очень хорош как любовник.

— Услышать такое — радость для каждого молодожена, — почти пропел он с ироническим выражением лица, а потом прибавил уже более мягко: — Ты превосходишь саму себя, Мери Кетлин, когда даешь себе волю.

У нее побежали мурашки по коже при воспоминании о своем развязном ответе. Она выбрала подходящие туфли и надела их, прежде чем повернуться лицом к Алексу. Он смотрел странным взглядом — себе на уме, и Кейт промолвила с виноватой улыбкой:

— Я не знала, что бывает такое.

Он кивнул:

— Пять лет, которые ты прожила со Скоттом, — это пять лет сползания вниз, и теперь многое надо исправлять. Иди ко мне.

— Что… Что ты хочешь?

— Тебя.

— Я уже одета. Завтрак… Ты ведь не любишь, когда урчит в животе, — она произнесла слова прерывистым голосом, с усилием подавляя собственное желание. Она не хотела превратиться в рабыню Алекса, какая бы на то ни была причина.

— Я не собираюсь целовать тебя в живот. — Алекс встал. — Кейт, не надейся, что я всегда буду брать инициативу на себя. Я утрачиваю интерес к сексуально-пассивному партнеру. Иди же ко мне, будем встречаться на полпути. Это — по нашему с тобой соглашению.

Его требовательный тон звучал как вызов.

— К чему сейчас поцелуи? — протестовала Кейт.

— Разве поцеловать так тяжело?

Она покачала головой, чувствуя себя немного глупо из-за своей неловкости.

— Так что же?

Кейт заставила себя подойти к нему и обнять за шею. Он крепко прижал ее к себе, и прежде чем она успела что-нибудь спросить, его рот нашел ее по-хозяйски уверенно. Сначала она отвечала нерешительно, но затем робость под его волшебными руками сменилась необузданной страстью. Она нарастала, и только когда раздался звонок у входной двери, Кейт увидела, что ее пальцы погрузились в густую, коротко подстриженную шевелюру Алекса, безрассудно умоляя о близости. Кейт внезапно отпрянула, ошеломленная силой своих ощущений.

— Там… Там официант… Завтрак… — отрывисто выпаливала она.

— Я легко могу привыкнуть к тому, чтобы жена целовала меня, говоря «с добрым утром», — пробормотал Алекс и провел пальцем по ее вспухшим губам. Потом с игривой улыбкой он обнял ее за плечи и повел в гостиную.

Алекс усадил ее за стол и открыл дверь. Веселый официант вкатил тележку с едой и начал расставлять на стол заказанные блюда. Кейт почти не слушала его оживленную болтовню. Она думала об одном: не позволяй, чтобы твоими чувствами владел Алекс. Да, он хороший любовник. Так наслаждайся его ласками, и пусть он не будет ничем большим.

— О чем ты задумалась?

Кейт ответила осторожным взглядом. Официант уже ушел. Алекс сидел на противоположной стороне стола. Кейт подумала, что муж для нее еще во многих отношениях загадка — она пока даже не попыталась понять его. Что скрывается за внешним лоском? — это по-прежнему оставалось для Кейт тайной.

— По-настоящему я ведь знаю о тебе очень мало, Алекс, не так ли?

— Ты не была настроена спрашивать. Что ты хочешь знать?

— Не уверена, что мне хочется узнать что-то определенное, — пожала плечами Кейт. — Просто пришла в голову такая мысль.

— Блажен кто не ведает, да? — насмешничал он.

— Неведение лучше дурных новостей.

Она принялась за завтрак, но подняла глаза, когда Алекс неожиданно фыркнул от смеха.

— Из тебя получается восхитительная жена, Мери Кетлин, жена времен королевы Виктории.

Она проглотила еду и заметила:

— Что ж, у нас брак по расчету.

— И все очень мило рассчитано. Мне это нравится все больше и больше. — С такими словами он принялся за завтрак.

Кейт была рада, что разговор затих. Шутки Алекса слегка отдавали цинизмом, но он никогда не скатывался к низости. То, что Кейт знала о нем, ей нравилось, и этого было достаточно.

8

— Алекс! Что ты здесь делаешь? — удивление и радость переливались в теплое мурлыканье, с которым на плече Далтона повисла на редкость хорошо сложенная блондинка.

— Я обедаю, — серьезно ответил он. — Как поживаешь, Соня?

— Ах, милый, я совершенно выбилась из сил.

Кейт с любопытством слушала, как блондинка принялась в деталях расписывать свою работу манекенщицы. Эта женщина, судя по всему, вращалась в тех же кругах, что и Алекс. Ее утонченная элегантность только придала особый вес словам Алекса об одежде. Кейт внезапно порадовалась тому, что платье, которое она надела на вечер от известного модельера. Тем не менее Алекс все еще не знакомил с ней блондинку. Он сидел с подобием улыбки на лице, упорно не замечая взглядов Сони, нацеленных на Кейт.

— Николь говорила мне, что ты уехал, но я думала — куда-нибудь за границу. А что занесло тебя в Новую Зеландию? Бизнес?

На этот раз еще более острый взгляд был брошен на Кейт.

— Нет. Эта поездка чисто развлекательная.

— Вот как?

Тонко изогнутая бровь поднялась вверх, и Соня уставилась на Кейт, решив добиться, чтобы их представили друг другу.

Алекс вздохнул и с возмущением забарабанил пальцами по столу.

— Я, конечно, всегда рад видеть тебя, Соня, но сейчас нам хотелось бы остаться вдвоем. Моя жена и я проводим здесь медовый месяц.

— Твоя жена? — недоверие сквозило не только в голосе, но и в глазах Сони, изумленно взиравших то на Кейт, то на Алекса.

— Кейт, позволь представить тебе Соню Бенелл. Соня, это моя жена Кейт.

Соня лишилась дара речи. Она нервно облизнула губы, пожирая глазами Кейт. Потом вдруг повернулась к Алексу.

— Итак, твоя жена? — произнесла она упавшим голосом.

— Да… Ты уже спрашивала, — сухо добавил он.

— Боже мой! Николь знает? — Соня почти задыхалась.

— Уверен, ты ей сообщишь. А теперь, если ты ничего не имеешь против…

— Но…

— Кейт и я предпочитаем остаться наедине, — холодно повторил Алекс.

Соня вновь вперила взгляд в Кейт, на этот раз изучая ее как соперницу.

— Поздравляю, — сказала она с кислым выражением. — Вас обоих, — добавила она с опозданием, улыбаясь через силу.

Соня отступила назад, повернулась на каблуках и торопливо покинула ресторан.

Алекс взболтал кларет в своем бокале и стал рассматривать его на свет — как знаток вин, который в результате этой церемонии должен вынести свое суждение.

— Неплохое вино. Становится только лучше с выдержкой, — заявил он с оттенком иронии.

— Если не будет слишком много потрясений впереди. Ты подкинул им сейчас приличную бомбочку. Кто такая Николь? — спросила Кейт напрямик, пытаясь подавить страх, который подбирался к сердцу.

Застывшее лицо Алекса напоминало резко захлопнутое окно, в котором появилась табличка «Посторонним вход воспрещен». Алекс не отрывал глаз от своего кларета, слегка наклоняя бокал то вправо, то влево.

— Николь Фуве — это женщина, которая, как ожидалось, должна была стать моей женой.

Он сказал это совершенно небрежно, будто отмахнулся от пустяка, но тон его не смог обмануть Кейт. Интуиция забила тревогу. Вопрос, не дававший ей покоя, внезапно зазвучал по-новому. Почему он женился на ней, а не на Николь Фуве? Эта женщина что-то для него значила и, судя по реакции Сони, между ними были серьезные отношения.

— Наш брак повергнет ее в такое же изумление, как и твою приятельницу? — осторожно поинтересовалась Кейт.

— Может быть, — презрительно пожал он плечами. — Предвижу, что многие удивятся. Интересно, как отреагируют на эту новость дома. Мать, несомненно, устроит раут в нашу честь, и ты, моя дорогая Кейт, станешь звездой программы. Ты справишься со всеобщим любопытством?

— С твоей помощью.

В уголках его рта обозначились чуть заметные жесткие складки.

— Ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь, Кейт. Я держу свои обещания.

Она кивнула. До сих пор Алекс не давал ей повода сомневаться в этом. Однако она хотела бы знать, как сложатся их отношения, когда начнется повседневная супружеская жизнь.

Медовый месяц кончался. Завтра они отплывают из Новой Зеландии домой. Если честно, упоминание о Николь Фуве вызвало у нее беспокойство. Отчасти она даже сожалела о том, что Алекс привел ее в этот ресторан — лучший в Окленде. Как она была счастлива, пока Соня Бенелл не произнесла это имя.

— Почему ты не женился на ней?

Алекс промолчал. Он откинулся в кресле, его взгляд из-под опущенных век не позволял Кейт проникнуть в мысли супруга.

— Это были прекрасные три недели. Я наслаждался твоим обществом, Мери Кетлин.

Кейт нахмурилась. Ей по-прежнему становилось не по себе, когда он называл ее полным именем. Оно звучало в самые неожиданные моменты, и Кейт никогда не знала, чем это вызвано.

— Я с удовольствием познакомился с твоей семьей, — продолжал Алекс. — Твой отец мне понравился. Он человек сильный, прямой. Твоя мачеха тоже, кажется, приятная женщина, а сводные братья и сестры — чудные ребята. Жаль, что моя мать не примет тебя так же сердечно.

Кейт ответила кривой усмешкой:

— Я не в состоянии надарить столько, сколько ты.

Алекс развлекал семейство Кейт на широкую ногу: дальние прогулки на яхте, подарки, ужины в казино. Они были буквально ослеплены его богатством.

— Уверен, что наш брак — это самый выгодный контракт, который я когда-либо подписывал. Надеюсь, и ты не испытываешь сожалений, — в его голосе прозвучала озабоченность.

Кейт отрицательно покачала головой. Алекс не давал ей никакого повода раскаиваться в том, что она вышла за него замуж. Ей потребовалось совсем немного времени, чтобы научиться чувствовать себя спокойно в его присутствии и днем, и ночью. Скованность, которую она сперва испытывала, исчезла, как только Кейт поняла, что Алекс говорит именно то, что думает. Он предупредителен, добр, с ним всегда хорошо — и в постели, и вне ее. Жаловаться не на что.

— Ты счастлива со мной? — Голубые глаза вопрошали, настойчиво пытаясь проникнуть сквозь ее защитную оболочку.

Да, она счастлива, гораздо счастливее, чем могла ожидать. Несколько раз ей казалось, что она весьма близка к опасности влюбиться в Алекса. Но она не желала давать волю своим чувствам, и уклончивые ответы мужа относительно Николь Фуве только утвердили ее в этом намерении.

— Тебе так трудно сказать мне? — сухо спросил он.

Кейт взглянула на него, покраснев от смущения.

— Я очень ценю твое отношение ко мне.

— Кейт…

Он умолк, и неожиданно вспыхнувший огонь в глазах погас, раздался глубокий вздох. Алекс через стол потянулся к Кейт и, взяв за левую руку, поиграл кольцами, которые надел на ее пальцы сам.

— Ты не хочешь сдаваться, не так ли? — грустно произнес он. — Скотт, мерзавец, очень уж постарался лишить тебя всяких чувств. Но я снесу все его чертовы барьеры — даже ценой жизни, будь он проклят.

Резкость его тона повергла ее в трепет. Кейт попыталась вырвать руку, но безуспешно. Он смотрел ей в глаза с возросшей решимостью.

— Ты мне нужна вся, Кейт, и я не соглашусь на меньшее.

— Нет, — покачала она головой в знак протеста. — Не надо, Алекс. Ты все испортишь.

— Что я испорчу?

Из самого потаенного уголка ее сердца вырвался целый поток чувств, смущая и пугая. Кейт слишком страшила та сила, которая исходила от Алекса.

— Я счастлива с тобой. — Эти слова, сказанные в лихорадочной спешке, должны были, по ее мнению, успокоить его.

— Но ты думаешь, что это счастье ненадолго. Ты отступаешь под защиту своей независимости. Что же, по-твоему, вынужден делать я? Я не раздваивающийся стивенсоновский герой — не доктор Джекил и мистер Хайд. Ты можешь мне довериться, Мери Кетлин, — добавил он мягко, пытаясь убедить ее.

Она закрыла глаза, не выдержав его твердого взгляда. Вероятно, Алексу можно довериться, но только время способно убедить ее в этом — медовый месяц нельзя считать серьезным испытанием. Предательство появится вслед за соблазном, исходящим от Николь Фуве. И все же Алекс, кажется, человек слова. Кейт стиснула зубы, подавляя в себе слабость.

— Я знаю: ты будешь выполнять наш договор, Алекс.

— Но соглашение предусматривает только минимальные условия. Мы имеем право повысить свои требования.

— Я удовлетворена тем, что есть.

— Полностью?

— Достаточно.

— А если будет лучше, то это опасно.

Его проницательность заставила Кейт вздрогнуть.

— Чего ты добиваешься, Алекс? Ты сам заявлял, что тебе не нужны в браке никакие лишние чувства.

Он отстранился, выпустив руку Кейт, и откинулся в кресле.

— Действительно, говорил, — пробурчал он с сожалением. — Все дело в том, что я обязательно должен выйти из поединка победителем. Прости меня, Кейт. Я понимаю, почему ты мне не доверяешь, но, как ни странно, меня это задевает.

— Извини. Я…

— Нет, не оправдывайся. Ты не обязана отдавать мне больше, чем мы договорились.

Кейт вся вспыхнула от стыда — Алекс, конечно, давал ей гораздо больше.

— Я должна выжить по-своему, Алекс, — пробормотала она в смятении.

— Да, выживание — жестокая игра. Тут станешь безжалостным. — Неожиданно он улыбнулся ей, стараясь рассеять напряжение. — Уже пора заказывать десерт?

— Спасибо, мне не надо.

С облегчением Кейт поняла, что Алекс не собирается продолжать трудный разговор. Со дня свадьбы он иногда нежно, иногда с безоглядной настойчивостью, но постоянно стремился взять верх. Кейт не могла отрицать, что их отношения становились лучше только благодаря ему. Он освободил Кейт от бесчисленных мелких страхов, укрепил ее уверенность в себе, проявляя уважение, что развило в ней чувство собственного достоинства. Она испытывала признательность к мужу и с радостью отдавала ему свое тело, но душу, как и прежде, оставляла при себе. Алекс не любил ее. Он вообще, казалось, не нуждался в этом чувстве. Просто его «я» было слегка задето тем, что она не капитулировала перед ним окончательно.

— Не слишком ли сурово я обращался с тобой, Кейт? — мягко спросил он.

— Нет. Я как раз подумала, что ты был чрезвычайно заботлив. Я вся была как комок нервов, когда мы поженились.

— Зато теперь способна плюнуть в физиономию всему миру.

Кейт рассмеялась:

— Ну, не совсем так. Но отныне за словом в карман не полезу. Спасибо за операцию «Спасение», Алекс.

— Рад был услужить. Мне нравится, как у нас все сложилось. Это хорошо, Кейт. Даже лучше, чем я ожидал.

— И у меня такое впечатление.

— Странно как все получается, — размышлял он. — Этот брак я вполне хладнокровно рассчитал от начала до конца.

— Я тоже.

Тем временем музыканты в оркестре настроили инструменты, чтобы исполнить новую мелодию, а певец взял в руки микрофон. У него был хрипловатый, проникновенный голос.

— Потанцуем? — предложил Алекс и увлек Кейт за собой, даже не дожидаясь ответа.

На небольшой площадке уже танцевали несколько пар. Руки Алекса сомкнулись за спиной Кейт, и она с удовольствием ощутила прикосновения его сильных мускулистых бедер. Она закинула руки ему на шею, а он с высоты своего роста улыбнулся ей; желание вспыхнуло в его глазах. Кейт не могла не признать, что такой же огонь зажег и ее кровь. Руки Алекса опустились ниже.

— А что если обойтись без кофе да отправиться назад на яхту? — пробормотал он игриво.

— Почему бы нет?

Она больше не пыталась скрывать ту жажду страсти, которую он пробудил в ней. Кейт смаковала каждую минуту, когда они занимались любовью. Здесь было все, что ей когда-либо подсказывало воображение, и даже больше. Позже, гораздо позже — когда наступало полное сексуальное насыщение и руки Алекса все еще, казалось, убаюкивали ее, словно в колыбели, — Кейт не переставала поражаться физической гармонии с этим мужчиной.

Алекс блаженствовал, прикасаясь к ней, и только во сне отворачивался в сторону. Она вспомнила, что Скотт всегда уходил, как только удовлетворял свою потребность. А что испытывает при этом жена, его никогда не интересовало. Алекс, наоборот, не бывал доволен, если они вместе не достигали вершины экстаза, и еще долго после этого наслаждался их близостью. Уже только ради такого опыта стоило выйти за него замуж. Но еще одна радость заставила трепетать ее сердце. Месячных не было, хотя должны были наступить семь дней назад, и она была убеждена, что зачала ребенка.

— Алекс, — шепнула она.

— М-м-м, — промурлыкал он в полусне.

Нет, не сейчас, вдруг передумала она. Лучше подождать, когда появится полная уверенность.

— Нет, ничего, — вздохнула Кейт и прижалась к нему теснее. — Я просто счастлива.

— М-м-м, как хорошо, — выдохнул он прямо в волосы Кейт и с нежной истомой погладил ее.

Какое волшебное ощущение! Может быть, сдерживать свои чувства к Алексу просто глупо? А может быть нет. Кейт все еще неизвестно, почему Алекс предпочел ее Николь Фуве, и пока она не разберется в этом, нельзя сдаваться.

Три дня спустя они прошли под парусами устье Сиднейского залива. Уже через несколько часов Кейт поняла, что медовый месяц действительно закончился. Одно знакомство с домоправительницей Алекса ясно дало понять, что ее ждет впереди.

Это была женщина лет пятидесяти, с седыми волосами, закрученными в тугой узел, морщинистым загорелым лицом, приземистая, но с совершенно прямой спиной. Ее проницательные карие глаза настороженно изучали Кейт, пока Алекс отдавал распоряжения своим обычным повелительным тоном.

— Сначала я покажу жене дом. Через полчаса мы выпьем кофе в зимнем саду, миссис Битти. Ужинаем в семь.

— Надеюсь, вы останетесь довольны, миссис Далтон, — сказала домоправительница высокомерно. — Прошу вас, дайте мне знать, если что-то понадобится.

— Благодарю вас, миссис Битти, — улыбнулась Кейт в надежде, что ей удастся подружиться с этой женщиной, которая служила у Алекса уже пять лет.

— Кроме того, мистер Далтон, миссис Паллистер много раз просила, чтобы вы ей позвонили, как только прибудете домой.

— Не сомневался, что она будет звонить, — сухо заметил Алекс. — Я займусь этим, миссис Битти.

— Что мне сказать, если она позвонит снова?

— Я поговорю с ней сам.

— Очень хорошо, мистер Далтон, — кивнула домоправительница и удалилась.

Кейт вздохнула и робко улыбнулась Алексу.

— Надеюсь, она привыкнет ко мне.

— Не беспокойся. Я не сомневаюсь, что миссис Битти прижмет тебя к своей объемистой груди, как только узнает поближе. Так что, сначала наверх?

Они все еще стояли в холле, где пол был из итальянского мрамора. С высокого потолка свисала люстра — не люстра, а нечто фантастическое. Глубоко вздохнув, Кейт направилась к весьма впечатляющей лестнице, которая крутым изгибом поднималась вверх. Ступени покрывал толстый ковер цвета голубиного крыла. Итак, Кейт вступала в мир роскоши и богатства.

— А кто это — миссис Паллистер? — спросила она.

— Моя мать. После развода с отцом она вышла замуж снова. Паллистер умер от сердечного приступа несколько лет назад.

— Ты почти никогда не говоришь о своем отце, Алекс.

Он тяжело вздохнул и, помрачнев, сказал:

— Отец покончил с собой, как раз когда мы наладили дело с лекарственными настойками. У него был рак, и он написал, что не в силах бороться с болью. Я ничего не знал. Он просто уехал и застрелился.

Она остановилась на верхней ступеньке лестницы и сочувственно пожала ему руку.

— Это, должно быть, было для тебя кошмаром.

— Я тогда с головой ушел в работу. Вероятно, своим успехом в бизнесе я в значительной степени обязан смерти отца, — сказал он, криво усмехаясь. Затем кивнул в сторону. — Здесь комната миссис Битти. — Алекс взял жену под руку и повел ее в противоположном направлении, распахивая перед ней одну дверь за другой. — Это три комнаты для гостей… или же — детские… А это покои главы дома, спальня, две гардеробные, ванная.

Огромная спальня поражала обилием света и воздуха. Застекленные двери вели на широкий балкон с видом на залив. Бело-зеленоватая мебель привела Кейт в восторг. До чего роскошная ванная комната — золотые краны, бассейн, изумительный толстый ковер на полу. Дверцы платяных шкафов в гардеробной Кейт были отделаны зеркалами, и она сморщила нос, потерявшись в бесчисленных отражениях своей персоны.

— Не знаю, как буду выдерживать это поутру. Придется зажмуриваться.

— Переделывай все, что тебе не нравится.

— О, я не имела в виду…

Он прервал ее возражения:

— Это твой дом, Кейт. Устраивай его, как тебе хочется.

— Спасибо, Алекс. Ты очень добр.

Он улыбнулся:

— Твои запросы не слишком велики, Мери Кетлин. А теперь пойдем в комнаты для приемов — интересно, понравятся ли они тебе.

Его последние слова, сказанные с иронией, подхлестнули любопытство Кейт. По пути Алекс показал ей свой кабинет, столовую для первого завтрака, соседнюю с кухней и бельевой, затем они направились в парадные покои.

Главным украшением зала был мраморный камин. Два элегантных дивана с обивкой из розового бархата стояли у мраморного кофейного столика с золочеными ножками. На полу был расстелен ковер цвета голубиного крыла, а на окнах висели дорогие белые занавеси. До блеска отполированные шкафчики из красного дерева выглядели импозантно, но при этом так, словно ими никогда не пользуются и стоят они лишь для вида. На стенах, обитых розовым муаром, не висело ничего, кроме огромного зеркала в позолоченной раме над камином.

Пройдя под аркой, они попали в столовую, также невероятно обширную. Десять розовых кресел разместились вокруг стола с верхом из черного венецианского стекла. Над столом сияла великолепная люстра, у стены стоял превосходный буфет из красного дерева. Эти комнаты поражали своей красотой — просто шедевр декоративного искусства, но, по мнению Кейт, им не хватало тепла и своеобразия, хотя денег на них ушло, по-видимому, без счета. Парадные комнаты выглядели как театральный реквизит, а не часть жилого дома.

Алекс наблюдал за ней с живым интересом.

— Ну как?

— Все очень элегантно, Алекс.

— Однако?

Кейт пожала плечами:

— Здесь слишком многое сделано напоказ, если ты понимаешь, что я имею в виду, но не для того, чтобы тут жить, пользоваться этим.

Алекс захихикал от удовольствия.

— О, я тебя понимаю, я знаю, что ты имеешь в виду. Все напоказ — ты нашла точное определение, — добавил он с пренебрежением. — Даю тебе полную свободу: выбрасывай все и начинай отделку заново. Ведь ты же не потерпишь этот розовый цвет — он не гармонирует с твоими волосами.

— Да, действительно, — согласилась Кейт, состроив гримасу.

Алекс улыбнулся и протянул ей руку.

— Пойдем, я проведу тебя вниз. Тебе понравится зимний сад.

Алекс был прав. Нижний этаж делился на две половины: помещение с баром и буфетом для закусок, здесь же биллиардная и потрясающий зимний сад с бассейном, застекленный с трех сторон, даже крыша была стеклянной. Кругом зеленели папоротники, сверху свисали корзины с цветами, везде стояли огромные вазы, сверкавшие всеми цветами радуги, а вдоль одной из стен вырос целый фруктовый сад. Плетеная из тростника мебель с яркими разноцветными подушками манила с удобством отдохнуть.

Алекс пододвинул Кейт кресло к столу. Отсюда открывался захватывающий вид на залив и гавань, где покачивалась на якоре яхта. Прошло всего два месяца с того дня, когда она и Скотт торопливо миновали этот дом и начали спускаться к причалу по ступеням из плит песчаника. Как странно, что теперь она сидит здесь — жена Алекса и хозяйка дома.

— Это прекрасно, Алекс, — вздохнула Кейт.

— Но почему ты вздыхаешь?

Она одарила его слегка ироничной улыбкой:

— Как быстро переменилась моя жизнь!

Гневные складки пролегли у него на лбу.

— Забудь старое.

Внезапно они услышали голоса двух спорящих женщин, доносившиеся с лестницы.

— Не смешите меня, миссис Битти. Я знаю, что они дома, меня не так легко надуть.

— Миссис Паллистер, будьте добры…

— Где он — наверху или на нижнем этаже?

— Прошу вас, подождите здесь, я сообщу мистеру Далтону…

Дальше слова нельзя было разобрать. Кейт, взглянув мельком на мужа, с удивлением подметила злорадный огонек в его глазах. Он засмеялся, и в смехе прозвучало предвкушение схватки.

— Кажется, моя мать не смогла дождаться, чтобы ты пришла на ее раут.

Алекс крикнул домоправительнице, появившейся на верхней площадке лестницы:

— Миссис Битти, пожалуй, будет лучше подать кофе на три персоны! Очевидно, моя мать присоединится к нам.

— Слушаю, мистер Далтон. Я передам миссис Паллистер, что вы находитесь здесь, — ответила домоправительница по всей форме.

— Они недолюбливают друг друга, — буркнул Алекс.

Кейт об этом уже догадалась. Она сделала глубокий вздох, собираясь с силами для встречи, — Алекс ведь честно предупредил, как мало шансов на то, что мать признает ее своей невесткой. Кейт так и подмывало спросить, достаточно ли хорошо она выглядит для первого знакомства, но промолчала, решив, что ей безразлично, понравится ли она его матери или нет.

Когда гостья появилась на верхней ступени лестницы, Кейт была почти обезоружена очаровательной улыбкой, адресованной им обоим. Улыбка не дрогнула ни на миг, пока миссис Паллистер спускалась к ним, совершая свой торжественный выход бывалой лицедейки.

9

Матери Алекса нельзя было дать даже пятидесяти, хотя при таком сыне ей должно было быть никак не меньше шестидесяти лет. Волосы цвета шампанского, уложенные в пышную прическу, прикрывали сильно натянутую на тонких скулах кожу. Кейт подозревала, что косметическая операция помогла миссис Паллистер скрыть свой истинный возраст. Нежный, пастельных тонов макияж и прекрасно сшитый брючный костюм дополняли картину. Почти такого же роста, как Алекс, очень стройная, она двигалась с грацией женщины, которая привыкла, что ею восхищаются. Ожидала она этого и сейчас.

— Ну что ж, Алекс, — сказала она бархатным голосом. — Ты, конечно, преуспел в намерении не допускать никого в свои дела, но не будешь ли ты так любезен познакомить меня с женой?

Она протянула свою ухоженную руку Кейт, и улыбка стала еще ослепительнее.

— Моя дорогая, вы, должно быть, недоумевали, кого же это Алекс скрывает от вас? Позвольте заверить, что я и его друзья — вполне цивилизованные человеческие существа, хотя имеются некоторые сомнения на этот счет относительно вашего супруга, — добавила она, лукаво взглянув на сына.

— Кейт, это моя мать Вера Паллистер.

— Какое бесцеремонное представление, — насмешливо упрекнула светская львица.

— Рада познакомиться с вами, миссис Паллистер, — улыбнулась Кейт.

— Ах, зови меня просто Вера. Мы ведь теперь родственницы. — Она села в кресло, пододвинутое Алексом. — Спасибо, мой дорогой. Ты буквально ошеломил всех сообщением о браке, но как я предполагаю, это отвечало твоим намерениям.

Алекс снова сел, оттолкнув кресло назад, вытянул ноги и засунул руки в карманы.

— Не предполагай слишком многого, мама. Это всегда ведет к ошибкам.

— Но за отсутствием информации единственное, что остается, — это предполагать.

— Твое вступительное замечание исчерпывающе. Да, я крайне не люблю, когда вмешиваются в мои дела.

Вера Паллистер вздохнула в наигранном отчаянии.

— Он невозможен. Зачем ты вышла за него?

Вопрос был внешне шутливым, но в голубых глазах что-то сверкнуло, как бритва.

— Я сочла, что он будет хорошим отцом для детей, которых надеюсь завести, — не задумываясь, ответила Кейт и была удостоена одобрительной усмешки со стороны Алекса.

— Вы уже давно знакомы? — Вера очень мило раскрыла ладошки. — Просто невероятно, как вам удалось держать в секрете ваши отношения. Правда, ты, моя дорогая, до недавнего времени состояла в браке, не так ли? Такое трагическое происшествие — смерть мужа, и что особенно неприятно, она случилась прямо у яхты Алекса.

Яд скрывался под оболочкой искренней симпатии, и отравленные стрелы нанесли Кейт глубокие раны. Нападение захватило ее врасплох настолько, что она не находила слов, и Алекс незамедлительно пришел на помощь.

— Ничего неприятного в этом не было, мама. Смерть Скотта произошла в очень удобный момент. Мне уже не нужно было ждать, пока Кейт разведется с ним. В отличие от Паллистера. Хотя Паллистеру не пришлось ждать, верно? Тебе слишком не терпелось жить с ним. — Алекс подождал, чтобы шип вошел поглубже. — Ну вот, а Кейт — женщина необычайно высоких для современного общества принципов. Она и слышать не желала о том, чтобы стать моей любовницей, несмотря на все приманки, которые обычно действуют безотказно.

— Влюбленная женщина перестает думать о принципах, Алекс, — коротко возразила мать.

— О, неужели? Ты настолько добра, что просвещаешь меня! Странная женская логика всегда была для меня загадкой. Прямота Кейт — словно глоток свежего воздуха. Я точно знаю, как мы относимся друг к другу.

— Ясно. Значит, было так: брак или ничего, — заявила мать с коварной снисходительностью.

— Наоборот. Я с самого начала добивался женитьбы. Я сделал предложение Кейт на третий день нашего знакомства. Разве не так, любимая?

Непривычно ласковое обращение удивило Кейт, но она уже достаточно оправилась, чтобы продолжать разговор.

— Да. И очень настаивал.

— Что ж, отыскав наконец-то женщину, которую хотел в жены, я вовсе не собирался отпускать тебя на все четыре стороны, моя любовь.

Алекс наслаждался, смакуя смятение, в которое приводил свою мать. Вера Паллистер разглядывала Кейт, словно пытаясь сообразить, какая же сила в ней так неотразимо влечет Алекса.

Внезапно на лестнице появилась миссис Битти и затопала вниз. Она направилась к бару и отворила дверь перед молчаливым слугой. Без единого слова домоправительница взяла заставленный поднос и водрузила его на стол.

— Спасибо, миссис Битти. Все прекрасно, — радостно заявил Алекс.

Та кивнула и отправилась по лестнице наверх.

— Кейт?

Она поспешила взять кофейник, исполняя обязанности хозяйки, в то время как Алекс с самодовольным видом наблюдал за ней.

Мать заговорила, будто оказывала большую милость.

— Я хоть и с опозданием, но устраиваю прием по случаю вашего бракосочетания в субботу вечером. Прием, а не званый ужин. Это даст возможность Кейт познакомиться со всеми, кто нужен.

Готовность Кейт отразить любое нападение укреплялась с каждой секундой после того, как прозвучало упоминание о смерти Скотта. Теперь она была в лучшей форме.

— Это хорошая идея, Вера; вы так добры и щедры. Я горю желанием познакомиться с людьми, которые для вас много значат. Но не могу обещать, что они будут значить что-то и для меня, поэтому, пожалуйста, не устраивайте больше ничего ради меня. Я уверена, что Алекс представит мне тех, кого сочтет нужным.

Алекс радостно расхохотался.

— Ну и жена у меня! — торжествующе воскликнул он. — Видишь ли, мама, Кейт удивительно верно судит обо всем и поэтому знает, что муж — единственный человек, который для нее важен. Совершенно невероятное явление в наши дни, не так ли? Ты удивляешься, что я обожаю ее?

— Твое обожание, кажется, длится недолго, — скептически возразила мать. — Николь плакала на моем плече.

— С досады, без сомнения.

— Ты обманул ее.

— Обманул? Я обманул ее? Какое восхитительное старомодное выражение! Ты восхищаешь меня таким словарным запасом. Насколько мне помнится, обмануть означает внушить кому-либо ложные надежды, а затем бросить, отдав предпочтение другому. Или несмотря на свой богатый опыт, ты все еще не знала этого?

Голос Алекса по-прежнему звучал так, словно он слегка забавлялся, однако Кейт заметила, что его глаза сузились в щелочки. Ленивая поза лишь скрывала его подлинное, взволнованное состояние.

— Ты позволил ей переделать внутреннее убранство дома.

— Николь считается талантливым дизайнером, и за свои профессиональные услуги она получила гонорар. Я нашел, что запрошенная сумма была невероятно высокой, а результат… Результат открыл мне глаза, — презрительно закончил он.

— Но все думали…

— Ну так все были неправы, — нетерпеливо оборвал ее Алекс. — Хватит уже говорить о Николь. Ты в гостях у моей жены. Моей жены, — повторил он с ударением. — Пожалуйста, помни об этом. Я довольно выдержанный человек, относительно терпимый, но при этом очень неприятный противник. Ты понимаешь меня, мама, не правда ли? Спасибо за то, что устраиваешь прием. Уверен, что ты намеревалась, таким образом на глазах у всех поприветствовать свою невестку, но мы с Кейт не хотим ни речей, ни церемоний. Просто обыкновенный дружеский вечер. Договорились?

— Мне никогда тебя не понять, Алекс. — Она встала, возмущенно глядя на него сверху вниз. — Хотя, видимо, придется заглаживать последствия твоей эксцентричности.

— Благоразумие — восхитительное свойство, и я восторгаюсь тобой, мама, — саркастически улыбнулся Алекс. — У тебя есть стиль.

Вера с иронией взглянула на Кейт.

— Надеюсь, у тебя тоже есть стиль, моя дорогая. Ты, несомненно, умна, но тебе потребуется стиль. В субботу вечером у меня будет, видимо, интересно. Итак, в девять, Алекс. Помни, состоится твой выход с молодой женой.

Миссис Паллистер одарила улыбкой и удостоила грациозного кивка свою невестку и повернулась, чтобы уйти.

— Да, между прочим, подай на приеме шампанское «Вдова Клико». Я знаю, ты предпочитаешь «Дом Периньон», но мы ведь твои главные гости, — с манерной медлительностью добавил Алекс.

— Спасибо за напоминание, Алекс. Я бы ни за что не забыла о твоих вкусах, но они так быстро меняются, — бросила мать через плечо, не замедлив шага.

— И всегда меняются к лучшему, мама.

Его едкое замечание осталось без ответа. Похоже, подумала Кейт, Вера Паллистер просто не нашлась, что сказать, дабы последнее слово было за ней. И все же она удалилась с достоинством царствующей особы.

В своем узком кругу она действительно была королевой. На первых порах Кейт не связывала мать Алекса с той самой Верой Паллистер, чье имя не сходило со страниц светской хроники. Газеты и журналы часто расписывали, чем занимается эта дама. Она была организатором благотворительных балов и театральных премьер с участием многих звезд; ее гостеприимство вызывало одобрение в сиднейском обществе. По-своему она была не менее заметной фигурой, чем Алекс.

Между матерью и сыном сложились очень непростые отношения, и тем не менее они испытывали друг к другу уважение. В их стычках — соперничестве двух интеллектов — каждый блистал своим мастерством. Очевидно, Алекс сурово осудил Веру за то, что она покинула его и отца.

Однако кровные узы были слишком сильны. Она оставалась его матерью, как бы критически он к ней ни относился.

— Ты ничего не хочешь сказать, Кейт? — спросил он насмешливо.

— Это не мое дело.

Глядя на нее, он вопросительно приподнял бровь.

— Тебе действительно совершенно наплевать, да?

— На то, что она думает обо мне? Нет.

— Ты знаешь, ей это понравилось. Ты преподнесла ей сюрприз. — Алекс негромко хмыкнул. — Она не знает, что и думать теперь.

— Чего ты и добивался… любимый.

На этот раз он расхохотался во все горло — откинув голову, заливался безостановочно. Наконец встал, обошел стол и с улыбкой обнял Кейт.

— Может быть, я и считаю тебя своей любимой.

— Ну да, а потом ты станешь говорить, что я твоя любовь, — с сарказмом произнесла она.

Улыбка на его лице исчезла. Он взял Кейт за подбородок, не отрываясь глядя ей в глаза.

— Ты для меня важнее всех женщин. Ты нужна мне, Мери Кетлин.

Его поцелуй был не просто крепким, требовательным, он был не таким, как обычно. Она почувствовала: что-то сломалось в его механизме самоконтроля, и даже отвечая на ласку, продолжала гадать, чем это вызвано.

— Боже, как мне нужна твоя нежность, — вполголоса говорил он. — Сейчас. Не медля. Пойдем в постель.

Даже не спрашивая о согласии, он торопливо увлек Кейт по лестнице и спешил, не останавливаясь, пока они не оказались в спальне. Алекс с силой притянул ее к себе и стал целовать со страстью, которую, казалось, невозможно было утолить. Пятясь и все еще продолжая целовать ее, он вел Кейт к кровати. Затем быстро и умело снял с них обоих одежду. Мгновение спустя они уже лежали в самой тесной близости.

Не было между ними никакой увертюры прикосновений, но его резкое, несдержанное поведение, как ни странно, возбудило Кейт, и она была готова принять его нетерпеливое стремление овладеть ею. Их существа слышали лишь горячий призыв: пусть исчезнет все кругом, кроме лихорадочного биения сердец, стремящихся слиться воедино. Время шло, но их тела снова и снова пели одну языческую песнь за другой в торжествующем гимне необузданной чувственности. Когда, наконец, обессиленные, они лежали в тишине, неожиданная мысль взволновала Кейт.

Она чувствовала себя совершенно покоренной — душой и телом. Вся ее могучая оборона обратилась в прах, и она знала: попроси Алекс что-нибудь у нее сейчас, она немедленно отдаст все. Ей так хотелось, чтобы он любил ее, и это желание вызвало волну глубокой грусти. Слезы закипели в глазах, она смахнула их рукой.

— Кейт?

Комок в горле помешал ей ответить на нежное обращение. Она закрыла глаза и уткнулась лицом в подушку, когда Алекс приподнялся на локте, чтобы взглянуть на жену. С ласковой настойчивостью он повернул ее лицо к себе, и ничто не могло скрыть предательскую влагу на щеках.

— О, дьявольщина, — застонал он и мягко заключил ее в объятия, осыпая градом поцелуев волосы. — Прости меня, Кейт. Я не смел так обращаться с тобой. Клянусь, это больше не повторится.

— Все в порядке, — сказала она, глотая слезы. — Мне было хорошо.

Он отстранился, ловя ее взгляд.

— Тогда почему ты плачешь?

Она сумела улыбнуться дрожащими губами:

— Я просто глупая. Правда, Алекс, все в порядке.

— Я вел себя, как дикарь, грубо, низко, совершенно эгоистично, — рубил он с явным отвращением к себе.

— Нет. — Она погладила Алекса по щеке, Кейт любила его за то, что он так беспокоится о ней, хотя понимала, что ему приходится преодолевать в себе беса. — Мне понравилось. Честно.

Он вздохнул, привлек ее к себе на грудь и слегка погладил по спине.

— Кейт, насчет приема в субботу вечером. Мы не обязаны там быть. Это может показаться… пыткой для тебя. Мы ничего не обещали…

— Я не против выступить в роли твоей жены, — заверила она его.

Его ладонь замерла; Алекс крепче прижал Кейт к себе.

— Ты не выступаешь в роли моей жены, Мери Кетлин. Ты — моя жена.

— Я имела в виду… словом, если ты хочешь создать у людей впечатление, будто… будто мы влюблены друг в друга… Я сыграю свою партию наравне с тобой.

Он снова принялся гладить ее по спине, затем, помолчав, ответил:

— Нет. Я не хочу, чтобы ты притворялась. Я ненавижу фальшь.

— Но ты притворялся, разговаривая с матерью, — заметила она.

— Хитрость общения с моей матерью состоит в том, чтобы не давать ей в руки оружие, которое она может использовать против тебя. Пусть лучше теряется в догадках, тогда у нее не будет твердой почвы под ногами. Только при этом условии ты не позволишь ей поразить тебя. Она любит манипулировать людьми.

— Ты знаешь, вы похожи друг на друга, — мягко буркнула Кейт.

Он долго молчал.

— Нет, — сказал он наконец со вздохом. — То, что для меня лишь циничная игра, у моей матери — целый образ жизни, бесконечное упражнение в эгоизме, питающее ее властолюбие. Я верю, что она, в сущности, любила моего отца, но его невозможно было заставить поступать по чьей-либо указке, и она сменила его на Паллистера, который занимал в обществе положение, позволявшее тешить ее тщеславие. Однажды я спросил отца, почему он не испытывает к ней ненависти. Он ответил, что она не виновата в том, что одержима навязчивыми идеями, которые не дают ей довольствоваться положением жены и матери.

Алекс продолжал:

— Она и слезы не пролила, когда умер Паллистер, но когда застрелился отец, пришла в полное отчаяние. Меня это потрясло. Ее горе, несомненно, было искренним. До той поры я ненавидел мать, не желал знать ее. У меня до сих пор вызывают отвращение ее идеалы, но, может быть, отец был прав. Она за себя не отвечает. Хотя трудно не подпасть под ее обаяние.

Пока он был настроен откровенничать, Кейт решила выяснить самый главный для себя вопрос.

— Алекс, ты мне скажешь прямо, если я спрошу тебя кое о чем?

— Все зависит от того, о чем пойдет речь. — Он накрутил пряди ее волос на пальцы и слегка потянул. — Ты, Кейт, свои сокровенные мысли держишь в страшном секрете. Позволь же и мне не быть душой нараспашку.

Она села и заметила, каким замкнутым стало его лицо.

— Ну ладно. Я все равно спрошу. Ты можешь не отвечать. Почему ты не женился на Николь?

Искра ненависти вспыхнула и исчезла в его глазах, а губы искривились в неприятной ироничной усмешке.

— Ты видела дело ее рук. Когда ты познакомишься с Николь, убедишься, что наши парадные покои — самая подходящая обстановка для нее. Сплошные декорации, Кейт. О чем это говорит?

— Она хочет быть звездой?

— Наподобие моей матери. Выйдя за меня замуж, она получила бы стартовую площадку. Но мне не нужна была такая жена, как мать. Я мечтал о жене, похожей на тебя, о жене, которая хочет детей и семью, которая остается верна своему мужу, даже если он немалый негодяй. Скотт был дураком, гонявшимся за мишурой. Ослепленный пустым блеском, он не видел золота, которое топтал ногами. — Глаза Алекса смягчились, когда он улыбнулся ей. — Но я по достоинству оценил тебя, Мери Кетлин. Уговорив тебя выйти за меня замуж, я совершил самый умный поступок в своей жизни.

Но любит он Николь Фуве, подумала Кейт, подсознательно ощущая свою правоту. Алекс не раз заявлял, что влечение сердца — это еще не гарантия счастья, что он способен управлять своими чувствами. Алекс отверг Николь и женился на Кейт, так как все трезво рассчитал. Но матери удалось вызвать в его душе образ Николь, а он хотел избавиться от него. Вот почему сегодня Алекс был так неистов в любви.

Многое теперь стало ясно Кейт: и безоглядная спешка, с которой они поженились, и непоколебимое намерение добиться, чтобы его брак с Кейт стал успешным. Он был обязан убедить всех, что это лучше, чем тот союз, который они могли бы заключить с Николь.

Кейт отвергла мгновенное желание вновь укрыться в своей скорлупе. Ее голова еще не коснулась подушки, а она уже знала, что будет бороться. Неожиданно Кейт призналась себе, что до сих пор над ее жизнью довлел страх, заставляющий избегать всего, в чем не было стопроцентной уверенности. Она и сейчас сомневалась в прочности своего брака — раз Алекс все еще любит Николь, — но уже не могла делать вид, будто ее чувства не имеют отношения к замужеству.

Кейт нравилось то, что они сумели создать с Алексом, и никто не может отнять это у нее: ни Николь, ни миссис Паллистер, ни кто-либо иной. Она будет драться — и даже если невозможно завоевать его любовь, она, Кейт, сделает все, чтобы никогда не позволить Алексу покинуть ее. Он — ее муж и отец ее…

— Ты что-то затихла. О чем ты думаешь?

— Знаешь, я, кажется, беременна.

Эта новость разом вытеснила Николь из его головы, весьма довольная подумала Кейт. Реакция Алекса превзошла все ее ожидания. Он наклонился над женой с сияющими от счастья глазами, с улыбкой от уха до уха.

— Как здорово! Это фантастика!

Кейт улыбнулась, радуясь тому, что Алекс был взволнован не меньше, чем она.

— Вероятно, слишком рано говорить об этом с полной уверенностью. На следующей неделе я иду к врачу, чтобы убедиться в своем предположении.

— Это будет наш первый из десяти, — самодовольно заявил он.

Его слова рассмешили Кейт.

— Разве ты не хочешь десятерых? — спросил он с наигранным разочарованием.

Кейт погладила его по щеке.

— Если ты этого хочешь, так и будет.

Он нагнулся, чтобы поцеловать ее, почтительно, нежно, и сладостное тепло окутало сердце Кейт.

— Из тебя получится прекрасная мать, — хрипло, полушепотом произнес он.

Впервые Кейт услышала в голосе мужа глубокое чувство. Его желание иметь детей было так же велико, как и у нее, — в этом ее несокрушимая сила. Она могла дать Алексу детей.

Оглядываясь назад, на брак со Скоттом, Кейт только теперь поняла, что никогда не любила по-настоящему своего первого мужа. Прежнее чувство скорее походило на опьянение чудесной красотой человека, который выбрал ее в жены. Она так гордилась им, его внешностью, его обаянием. В его присутствии она чувствовала себя принцессой. Но сердце и разум у Скотта оставались холодными, как у лягушки, и очарование любви исчезло, стоило им пожить вместе.

Недели же, проведенные с Алексом, ничем не напоминали прошлого. Чем дольше она пребывала в его доме, тем выше оценивала достоинства этого человека: доброту и понимание, терпение и щедрость. Он старался дать ей то, в чем она так нуждалась.

Однако сможет ли и она дать ему необходимое? Детей? Да, сможет. Сексуальное наслаждение, судя по всему, — тоже. Но что-то же было в Николь, чего нет в Кейт. Не стиль ли? Те самые стиль и очарование, которыми Алекс восхищался в своей матери? Восхищался даже против своей воли?

Бессмысленно сейчас ломать над этим голову. Яснее ясного — Николь Фуве будет на приеме у Веры Паллистер, и то, как они встретятся с Алексом, подскажет, какую угрозу эта женщина несет мечте Кейт о будущем. А пока Алекс здесь, она сделает все возможное, чтобы подарить ему радость. Что бы ни принес субботний вечер, Кейт встретит все с поднятой головой. Она не отступится от того счастья, которое может дать и уже давал ей брак с Алексом.

10

— Надень белое платье, Кейт.

Она сушила феном волосы, взбивая их пышными волнами. Алексу нравилось, когда ее грива не была приглажена, а сегодня Кейт старалась во всем идти ему навстречу.

— Ты так считаешь? — спросила она неуверенно. — Я думала, фиолетовое имеет больше…

— Нет. Белое, — решительно сказал он.

— Ты хочешь, чтобы я действительно выглядела как невеста?

— Мне нравится, когда ты в белом. Это лучший фон для твоих волос.

Он отвечал деловито, но Кейт уловила в его голосе нотки напряжения. Обычно Алекс не занимался нарядами жены; правда, нынче вечером ее внешность могла иметь для него значение. Эта мысль вертелась у нее в голове, когда она предельно тщательно подкрашивалась перед зеркалом. Раз уж она появится в белом, лицо должно смотреться поярче. Однако важно не перестараться: излишек косметики производит впечатление вульгарности.

Платье, выбранное Алексом, лишь подчеркивало ее женственность. Длинные, широко разлетающиеся рукава на запястьях были собраны в манжеты, затканные золотой нитью. Острый вырез на груди рискованно углублялся до тонкой талии, которую охватывал широкий золотой пояс. Нарядная лента с золотой вышивкой шла по всему подолу заложенной в мягкие складки юбки. Кейт сунула ноги в элегантные золотистые туфли с изящными переплетениями, купленные накануне Алексом. Затем оглядела себя в зеркалах, украшавших двери ее гардеробной.

С таким декольте ее шея смотрелась голой. Она покопалась в своей шкатулке с драгоценностями, примерила несколько цепочек, нитку искусственного жемчуга — все не то. Она нахмурилась, недовольная, однако исправить положение была не в силах. Кейт поспешила в спальню.

— Я не могу надеть это платье, Алекс: к нему нужно ожерелье, а у меня нет ничего подходящего.

Он оторвался от запонок, которые вдевал в манжеты, и улыбнулся:

— Ты ошибаешься. Иди сюда.

Алекс стоял у туалетного столика ручной работы; когда она подошла, он повернулся и открыл большой футляр, обитый бархатом.

— Стой и не шевелись, — небрежно сказал он.

Она ахнула, когда Алекс надел ей на шею украшение. Узкая золотая лента опустилась в глубокий вырез, а на ней повисла огромная жемчужина в форме слезы, окруженная бриллиантами в золотом обрамлении.

— Нравится?

— Это само совершенство. Спасибо, Алекс.

— А серьги надень сама. Моего умения не хватает.

— Ты поэтому хотел, чтобы я была в этом платье? — спросила она, сверкая глазами от радости.

— Отчасти. Ты выглядишь великолепно, Кейт, и будешь выделяться в этой толпе, как луч света. — Его пальцы ласково коснулись ее шеи, проникли в гриву медно-золотистых волос. — Ты — огненный ангел, чарующая смесь чистоты и соблазна. — Его рот цинично искривился. — Глупо, правда? Но надежно действует.

— Да, меня выставляют напоказ, — сказала она безжизненным тоном; радость, которую доставил ей подарок, улетучилась.

— Ты знаешь, что это действительно так.

— Знаю.

Она скрыла свое разочарование, опустив ресницы, но Алекс приподнял ее голову за подбородок и вопросительно заглянул в глаза.

— А ты говорила, что тебя это не беспокоит.

— Зато беспокоит тебя, — резко возразила она.

Рука Алекса легла ей на плечо, бессознательно сжала его.

— Ты ошибаешься, — уверял он очень сдержанным тоном.

— Разве? — Кейт вздернула голову и сказала с вызовом: — Ты же намерен одержать верх сегодня, а платье и драгоценности — просто средства борьбы, ведь верно? Ты купил их не для того, чтобы доставить мне удовольствие. Ты просто облачал меня соответствующим образом, лишь бы что-то доказать сегодня вечером.

Алекс смотрел хмуро.

— Они были куплены, чтобы защитить тебя.

— Нет, чтобы потешить твое честолюбие. Мне не нужна защита. Не притворяйся, Алекс, когда ты со мной. Я, как и ты, терпеть не могу прикидываться.

Кейт обошла Алекса и вытащила серьги из бархатного футляра. Руки слегка дрожали, но ей удалось вдеть украшения с видимым спокойствием.

Алекс стоял у жены за спиной. Она знала, что он наблюдает за ней в зеркале, но не смотрела ему в глаза.

В вечернем костюме Алекс выглядел весьма импозантно. С тяжелым сердцем Кейт думала, сколько дам сегодня вечером будут домогаться этого красивого мужчины, который стал ее супругом. И, конечно же, первая из них — Николь Фуве. Почта наверняка из-за нее Алекс проявил такой интерес к туалету Кейт. Ей стало не по себе от дурного предчувствия, но она была полна решимости не дрогнуть перед этой женщиной, даже если та неотразима.

— Готово, — вздохнула Кейт, зачесав волосы так, чтобы они не скрывали серьги. — Надеюсь, ты удовлетворен тем, как вложил деньги.

— Кейт… — В глазах Алекса отражалась боль, губы его жестко сжались. Он сделал неопределенный жест — то ли извиняясь, то ли протестуя, и отвернулся. — Переодевайся в любое платье. Мне все равно. Я женился на личности, а не на кукле.

Кейт послала безмолвный приказ Алексу: запомни эти слова. Она тронула его за рукав. Он оглянулся на нее, отрешенный и замкнутый.

— Прости меня за колкости, Алекс. Я, правда, хочу, чтобы ты был доволен мной, — мягко сказала она.

Он вздохнул и заключил ее в объятия, коснулся губами золотистых волос.

— Я доволен тобой, Мери Кетлин, очень доволен.

И опять последовала беззвучная мольба: не забывай и эти слова, Алекс. Кейт стремилась как можно надежней защитить их обоих от чар Николь.

— Если ты предпочитаешь не идти сегодня вечером…

Она ответила улыбкой:

— То есть дать твоей матери оружие против меня? Не бывать этому!

Она заставила Алекса улыбнуться, хотя улыбка вышла кривая.

— Ты, и правда, не против?

— Конечно, нет, — настаивала она, однако уголки рта у нее немного опустились. — Мне просто показалось, что тебе… нужно оправдаться перед всеми за свой выбор. При Скотте я была женой напоказ. Мне не хотелось бы…

Алекс прижал палец к ее губам, глаза его были полны решимости.

— Мне не нужна жена напоказ, и лучшей для себя я выбрать не мог.

Вспыхнувшее чувство торжества согрело Кейт — теперь она готова противостоять Николь.

— Спасибо, Алекс. И я бы не хотела себе лучшего мужа, чем ты. Мне осталось только захватить сумочку, и мы можем ехать.

Миссис Битти, словно невзначай оказавшаяся в холле, встретила супружескую пару, радостно сияя.

— Боже мой, вы замечательно смотритесь вместе. — Ее загорелое лицо покраснело от волнения. — Прежде я этого не говорила, но скажу теперь. Я так рада, что вы нашли друг друга.

— Приятно, что вы нас одобряете, миссис Битти, — полушутя сказал Алекс. — Отныне мы можем смело надеяться на семейное счастье.

— Ах, мистер Далтон, не мне одобрять или порицать вас, но я твердо знаю: лучшей жены вам не найти. — Домоправительница поспешила распахнуть перед ними парадную дверь. — Желаю вам приятно провести вечер.

Растроганная проявлением теплых чувств, Кейт наклонилась и чмокнула ее в щеку.

— Спокойной ночи, миссис Битти, и — спасибо.

Пожилая женщина закудахтала от восторга и помахала им рукой.

— Ты покорила еще одно сердце, — иронично пробормотал Алекс по дороге к гаражу.

— И очень доброе сердце, — серьезно ответила Кейт. — Ты знаешь, что свое жалованье она почти целиком отсылает дочери? Муж бедняжку бросил с тремя малютками.

— Откуда тебе это известно?

— Вырвалось у нее в разговоре, когда я готовила ужин вчера вечером.

— Кстати, ты ведь помнишь, что тебе не надо готовить?

— А мне захотелось, и миссис Битти была не против.

— Не сомневаюсь, — коротко засмеялся он. — Я тоже не возражал, — с теплой усмешкой добавил он, открывая перед Кейт дверцу своего «ламборджини».

Кейт остановилась и посмотрела на мужа снизу вверх.

— Я рада, когда могу что-то сделать для тебя, Алекс. Ты так бесконечно добр ко мне.

Она скользнула в машину и удобно устроилась, успев пристегнуть ремень безопасности до того, как Алекс захлопнул дверцу. Молча он сел за руль и уже не пытался затеять разговор. Кейт тешила себя надеждой, что дала ему пищу для размышлений. Она хотела, чтобы Алекс помнил только о самом хорошем в их браке, когда произойдет неизбежное объяснение с Николь.

Дом Веры Паллистер находился в престижном районе. Высокая стена не позволяла посторонним тревожить владелицу обширного участка земли. Сам дом — внушительное кирпичное здание — был украшен по фасаду белой колоннадой в греческом стиле. Стиль, подумала со злостью Кейт и выше подняла подбородок, когда Алекс нажал на звонок у входной двери.

Им открыла сама Вера, облаченная в наряд из шифона персикового цвета. Улыбающаяся хозяйка была сама обходительность, если не считать некоторой доли любования собственной персоной.

— Моя дорогая Кейт, какое удачное платье! Это выбор твой или Алекса?

Ответ последовал беззаботно-веселый, как будто это не имело никакого значения.

— Алекса, конечно.

— Ну конечно, — эхом отозвалась Вера, слегка сбитая с толку тоном Кейт, но тут же овладевшая собой. — Ты, как всегда, пунктуален, Алекс.

— Требование вежливости, мама, — сухо заметил он. — Мы можем войти?

— Не терпится увидеть кого-то?

— Нет. Просто у меня жажда.

— Бутылки «Вдовы Клико» давно дожидаются на льду.

— Хозяйка неподражаема… как всегда.

Гул разговора немедленно смолк, когда Вера ввела вновь прибывших в зал. Паркетный пол был отполирован до слепящего блеска. Достигающие потолка зеркала разделяли несколько застекленных дверей, всюду были расставлены искусные композиции из цветов. Изысканно одетые дамы и господа стояли небольшими группками так, чтобы середина зала, видимо по замыслу постановщика этого спектакля, оставалась свободной, и взоры всех устремились к Кейт и Алексу.

Возле них уже оказался официант с подносом, на котором стояло серебряное ведерко с бутылкой любимого шампанского Алекса. Вера предложила, чтобы им всем налили по бокалу.

А потому они трое задержались на месте — почти в самом фокусе внимания. Кейт не спускала глаз с Веры, которую вдруг обуяло желание вести шутливую беседу.

— Довольно внушительное собрание, если учесть, что приглашения были разосланы так поздно, мама, — не без злости заметил Алекс.

— Этот прием вызывает особый интерес.

Насмешливый взгляд матери бросил вызов сыну и устремился в дальний угол зала. Там спиной к присутствующим стояла женщина. Собеседник тронул ее за руку и кивнул в сторону Кейт и Алекса. Она медленно повернулась, и Кейт без труда догадалась, кто это.

Николь Фуве была так прекрасна, что захватывало дух. На редкость совершенное лицо вызывало даже большее восхищение, чем волнующая фигура, роскошные формы которой были подчеркнуты продуманным туалетом. Бледно-оливковая кожа составляла резкий контраст волосам цвета воронова крыла, стянутым тугим узлом на затылке. На изящной шее Николь завязала черную ленту, украшенную с левой стороны красной розой из тафты. У платья из черной тафты был высокий гофрированный воротник, оттенявший лицо, а ниже лишь подчеркивающий полные сладострастные груди. Широкий шарф, отделанный красным того же оттенка, что и роза на шее, опоясывал стан. Вид был великолепный.

Задержавшись на мгновение, Николь медленно через весь зал двинулась им навстречу. Она шла грациозно, не спеша, явно ощущая себя звездой первой величины. И если Вера Паллистер была королевой сиднейского общества, то сейчас на глазах у собравшихся шествовала наследная принцесса. Так все это и поняли.

Кейт твердо держала себя в руках, готовая всеми силами отразить неминуемую атаку. Николь улыбалась, но улыбалась исключительно Алексу. Кейт наказала себе ни за что не смотреть на мужа, не показывать ни малейшего беспокойства относительно его реакции на происходящее.

Николь подняла руку и промурлыкала хрипловатым голосом:

— Алекс, как я рада видеть тебя.

Целую секунду — ужасную долгую секунду — Кейт думала, что Алекс поцелует протянутую ему руку, но он лишь слегка пожал ее и отпустил.

— Всегда приятно видеть тебя, Николь, — непринужденно сказал он. — Кейт, позволь представить тебе Николь Фуве. Николь, это моя жена.

Чудесные аквамариновые глаза Николь медленно обратились к Кейт, и в их коварной глубине разгорелся враждебный огонь. Кейт широко улыбнулась. Она научилась у Веры Паллистер, как обезоруживать людей.

— Нелепо спрашивать, как вы поживаете. Совершенно очевидно, что прекрасно, и я согласна с мужем: вас, должно быть, всегда приятно видеть. Вы невероятно красивы, Николь.

— Спасибо, — прозвучало в ответ, но Николь не удалось скрыть тревогу в глазах. — Как вы откровенны! Какая прямота!

— Что-что, а этого у Кейт не отнимешь, правда, мама?

Кейт с облегчением услышала сухие нотки в голосе мужа — свидетельство того, что разговор его забавляет.

— Да, очень и очень откровенна, — пробормотала Вера, задумчиво уставясь на невестку.

Не обращая внимания на Кейт, уверенная в своей власти, Николь взяла под руку Алекса и посмотрела на него откровенно призывным взглядом.

— Как хорошо, что ты снова дома, дорогой. Я скучала по тебе и не позволю исчезнуть опять.

Кейт рассмеялась; последовавшая за этим улыбка не менее откровенно выразила снисходительность.

— Ты, должно быть, чувствуешь себя ужасно польщенным, Алекс. Просто жаль не насладиться таким трогательным вниманием. Ты не побудешь с Николь, пока твоя мама представит меня другим гостям?

— Ты не хочешь, чтобы я сопровождал тебя, Кейт? — спросил он зловеще спокойным тоном.

— Ты знаешь: я от тебя никогда ничего не требую, Алекс, — беспечно сказала она. — Решай сам.

Кейт затаила дыхание, но отвага принесла победу. Алекс освободился от цепко державшей его руки.

— Извини меня, пожалуйста, Николь. Я уверен, тебе не придется скучать в одиночестве.

— Возможно, мы увидимся с тобой позже, Николь, — милостиво добавила Кейт.

— Я непременно это запомню, — сладко улыбаясь, откликнулась та с ядом в голосе.

Первый раунд остался за мной, обрадовалась Кейт. Она заметила, что Вера смотрит на нее с невольным уважением. Рука Алекса легла жене на талию, он потянул Кейт за собой к стоявшим поблизости гостям, и представления начались. Вера внимательно наблюдала, как молодожены переходили от одной группы к другой, стараясь выяснить, как принимали Кейт ее гости. Супруги пили только шампанское. Официанты предлагали деликатесы, и Кейт постоянно что-нибудь ела, лишь бы избавиться от нервного напряжения. Она прикинула, что в зале находилось человек восемьдесят, и каждому она пожала руку, улыбнулась, отвечая на вопросы с уверенностью женщины, которая любима своим мужем.

Алекс с юмором выполнял свои обязанности, но Кейт почувствовала, что он замкнулся в себе, словно ожидая чего-то. Время от времени она ловила на себе странный, изучающий взгляд мужа, хотя его внимание в основном привлекали друзья и родственники.

У Кейт заболели мышцы лица. Трудно было сдерживать внутреннее напряжение; мало-помалу начинали сказываться усилия, направленные на то, чтобы казаться спокойной и уверенной в себе. Вера буквально столкнула с ними сэра Эдварда Миллса, старого политического деятеля, пустившегося в бесконечные рассуждения. Его миссия состояла в том, чтобы убедить Алекса бросить частное предпринимательство и посвятить свои таланты служению обществу.

— Нам в парламенте нужны такие люди. Я ухожу в отставку до следующих выборов и хотел бы рекомендовать вас на свое место. Женатый мужчина должен осесть, взять на себя определенную ответственность. Разве не так, моя дорогая?

Он подмигнул Кейт, и та принужденно улыбнулась. Старый политик слегка взбил свои белые бакенбарды, напоминавшие свиные котлетки, — они явно были призваны заменить полное отсутствие волос на его голове. Алекс, кажется, заинтересовался предложением, и Кейт, извинившись, оставила мужчин за беседой, которая, судя по всему, должна была продлиться. Пребывание ненадолго в туалетной комнате давало возможность передохнуть, а в этом она сейчас крайне нуждалась.

Стараясь не привлекать внимания, Кейт протиснулась между гостями и быстро пошла по коридору, на который Вера указала раньше. Первая открытая ею дверь вела в спальню, где горел свет. Кейт проскользнула в комнату и закрыла за собой дверь. Она села за туалетный столик, слегка потерла пальцами виски, пытаясь унять подступавшую головную боль. В целом, подумала Кейт, она не ударила лицом в грязь. Николь к ним не приближалась, вероятно, сообразив, что Алекс больше не подвержен ее чарам. Кейт надеялась, что рассуждала правильно, хотя сама же сомневалась в этом. Слишком многое говорило об обратном.

Дверной замок щелкнул. Кейт повернулась и увидела входившую Николь. Та закрыла дверь и осталась стоять спиной к ней в надменной позе, со злорадством разглядывая Кейт.

— Ты правильно сделала, что нашла укромное местечко для нашего разговора, — начала Николь притворно-ласковым издевательским тоном. — Но ты ведь вообще, должно быть, умна. Надо же суметь оказаться в нужном месте в нужное время, чтобы притащить Алекса к алтарю. Не поделишься ли со мной, как тебе это удалось?

— Ты упустила одну важную деталь. Я была к тому же нужной персоной, — отповедь прозвучала резко. Затем, сделав вид, что все происходящее ее совершенно не заботит, Кейт расстегнула сумочку, достала расческу и занялась своими волосами. — Что же касается того, как мне все удалось, то я во всем положилась на Алекса. Он очень деловой.

— Он женился на тебе только ради того, чтобы вернуться ко мне, — заявила Николь с почти нескрываемой злобой.

Кейт перестала расчесывать волосы, вопросительно приподняв одну бровь.

— Ты так думаешь? Какое самомнение.

— Я знаю, что говорю. — Голос звучал убежденно. Уверенным шагом Николь подошла к Кейт и остановилась за спиной так, чтобы видеть ее лицо в зеркале. — Ты воображаешь, будто он способен предпочесть тебя мне? Алекс любит меня, и даже ты должна бы понять, что женщина, которой подобает быть рядом с ним, это я. Он женился на тебе в запале нашей ссоры, но теперь, когда все в порядке, Алекс не сможет находиться вдали от меня.

— О, думаю, ему по силам противостоять твоим столь очевидным прелестям, — протянула Кейт с презрением. — Он это доказал уже сегодня вечером.

Гнев загорелся в глазах цвета морской волны.

— Ты можешь заставить Алекса играть роль верного супруга, но лишь на время. Как только он получит от тебя то, что хочет, не надейся удержать его. Он женился на тебе только ради своей заветной мечты иметь детей.

Это был удар ниже пояса, но Кейт ничем не выдала свою боль. Она вымученно улыбнулась с мягкой снисходительностью:

— Что ж, Николь, в таком случае вынуждена сообщить тебе, что мы с Алексом собираемся родить десятерых. Ему хочется быть капитаном собственной команды по игре в крикет. На твоем месте я не стала бы так долго ждать. Ужасно, если такая ослепительная красота пропадет понапрасну. Уж лучше найди себе мужа, которого сможешь держать в руках, как Вера Паллистер.

— Ты сука! Ты вышла за него только для того, чтобы набить себе брюхо.

Когти были выпущены. Теперь уже не враждебность владела красавицей с аквамариновыми глазами, а откровенная ненависть. Кейт уперлась в соперницу ледяным взором, и каждое ее слово вонзалось в ту, как кинжал.

— Да будет тебе ясно, Николь, я остаюсь женой Алекса. Я буду по праву находиться рядом с ним на любом общественном собрании, и какие бы сцены ты ни закатывала, ничто не выведет меня из равновесия. Если ты намереваешься играть вторую скрипку при мне, тогда милости просим, можешь преследовать моего мужа, но я его никогда не отпущу от себя, и тебе не запугать меня — я не откажусь от своего законного места.

— Ты лишь останешься в дурах, цепляясь за него, — прорычала Николь. — А насчет твоих десяти детей — тебе повезет, если ты забеременеешь хотя бы одним. Алекс будет спать в моей постели, а не в твоей.

— Какая вульгарность скрывается под такой красотой, — ответила Кейт пренебрежительно.

От бешенства щеки Николь покрылись красными пятнами, глаза ее пронзали Кейт.

— Я своего добьюсь, ты, самодовольная дрянь. И сегодняшний вечер еще не кончился.

Бросив сопернице перчатку, Николь поспешно удалилась. Кейт вздохнула с облегчением. Во втором раунде соотношение сил не изменилось, решила Кейт. Однако ей уже было трудно сохранять самообладание. Конечно, она бросала в физиономию Николь гордые слова, вела воинственные речи, но Кейт было известно, что для их воплощения сил у нее маловато. Если Алекс нарушит слово и изменит ей, то Кейт придется убраться восвояси и умереть.

Горькая правда состояла в том, что Алекс всегда называл единственной причиной их брака — желание иметь детей. Об этом они и договаривались. Алекс не обещал посвящать Кейт в свое прошлое, но по брачному контракту обязался хранить верность жене. Кейт не могла, не желала делить мужа с другой женщиной. Это не должно повториться. Но вымаливать любовь она тоже не станет. Пройти через такое унижение — это уж слишком.

Внезапно слова, сказанные Николь перед уходом, всплыли в памяти Кейт. Вечер действительно еще не кончился. Надо было возвращаться в зал, встать рядом с Алексом. Вздрогнув от страха, Кейт убрала расческу, схватила сумочку и поспешила вон из комнаты.

11

— А, вот и ты, моя дорогая, — Вера Паллистер незаметно приблизилась к ней, как только Кейт вступила в зал. Она взяла невестку под руку и повела медленным прогулочным шагом, делая вид, будто они секретничают, чтобы никто не вмешался в их разговор. — Я хотела поговорить с тобой с глазу на глаз. В моих интересах познакомиться с тобою ближе, — заявила она с такой же прямотой, с какой обращалась к ней Кейт.

— Не сейчас, Вера, — отрывисто сказала Кейт, ища глазами Алекса. Мужа не было в том углу, где она оставила его, но, вероятно, он устал стоять и присел где-нибудь. Слишком много людей вокруг — так плохо видно.

— Алекс все еще с сэром Эдвардом? — спросила Кейт, уверенная, что Вера присматривала за сыном.

— Убеждена, им есть о чем поговорить. Сэр Эдвард — старая напыщенная зануда, но полезный человек. Как ты относишься к политике, Кейт?

— Отрицательно, но, естественно, буду считаться с желанием Алекса. Если он захочет стать политиком, я окажу ему любую поддержку, какая от меня потребуется.

— Разумный подход. Интересно, насколько ты вообще разумна, — сухо заметила Вера, бросив на Кейт испытующий взгляд. — Ты странная девушка.

— Нет, не девушка, Вера, я давно уже стала взрослой, — ответила Кейт с грустной иронией. — К тому же вы, на мой взгляд, тоже странная мать.

— Некоторые женщины просто иначе скроены: не для материнства. Грязные пеленки умиляют далеко не всех.

— Особенно людей с широкими взглядами.

— Дело вкуса.

Пренебрежительный тон Веры вызвал слабую улыбку на губах Кейт. Мать Алекса не переносила собеседников, которые не смотрели ей в рот. Поскольку их позиции не совпадали ни в чем, разговор для Кейт показался пустой тратой времени. Несмотря на заверения матери, что Алекс все еще беседует с сэром Эдвардом, Кейт не терпелось вернуться к мужу. Она снова посмотрела вокруг и нахмурилась, не увидев ни того, ни другого.

— Я не жду, что понравлюсь тебе, Кейт. Лишь немногие женщины симпатизируют мне. Но я сила, с которой надо считаться, поэтому не думай, что сможешь не замечать меня.

Кейт заставила себя отвечать свекрови:

— Я слишком хорошо воспитана для того, чтобы не замечать вас. Но вряд ли буду раболепствовать. Я не собираюсь вступать в ваше силовое поле.

Вера скептически приподняла бровь:

— Если ты останешься женой Алекса, дорогая Кейт, ты неизбежно будешь втянута в сферу моего влияния.

— Я почему-то сомневаюсь в этом, — коротко бросила Кейт, возмущенная двусмысленным намеком.

— Сомневаешься, что останешься женой Алекса?

Кейт потребовались значительные усилия, чтобы сдержаться, но она остановилась и с презрением посмотрела на Веру.

— Вы удовлетворены исходом вашего гамбита нынешним вечером, Вера?

Та засмеялась.

— Нахожу его очень интересным, хотя это и не совсем то, чего я ожидала. Пока победа за тобой, моя дорогая, однако не знаю, сумеешь ли ты ее удержать. Николь чрезвычайно честолюбива. Ей не по нутру, когда ее унижают, а я весьма сомневаюсь, что Алекс так уж неподвластен ей, как изображает.

— И, конечно, вы бы предпочли видеть ее своей невесткой.

Вера улыбнулась одним уголком рта, в глазах отразилась усталость.

— Не обязательно. Николь — натура предсказуемая и в силу этого несколько скучная. Тебя я назвать такой не могу. Пока, во всяком случае.

И тут рука, поглаживающая белые котлетки бакенбардов, привлекла внимание Кейт. Поверх плеча Веры она увидела, как сэр Эдвард остановился у входной двери и с лучезарной улыбкой обратился к сопровождавшей его женщине. Кейт замерла: сэр Эдвард отлучался из зала, а вовсе не беседовал с Алексом. Но тогда где же Алекс? Сердце Кейт бешено заколотилось, не желая мириться с ответом, внезапно пришедшим ей на ум.

Она резко втянула в себя воздух, стараясь ничем не выдать страданий. Затем, собрав всю свою гордость, обратилась к женщине, для которой ее интриги были важнее, чем чувства людей.

— Итак, у вас даже ложь идет в ход. Это недостойная игра, Вера, раз вы прибегаете к обману. Где Алекс?

Само присутствие сэра Эдварда говорило о многом. Однако взгляд Веры не выразил ни вины, ни досады, когда она вновь посмотрела на Кейт. В них горело лишь злобное оживление.

— Я просто помогла тебе сделать неверное предположение. Как заметил на днях мой сын, предположения надо делать с осторожностью. Алекс думал, что перехитрил меня, но сегодня вечером я так или иначе получу ответы на свои вопросы. Алекс на террасе — с Николь. Теперь, дорогая Кейт, какой ход предпримешь ты?

Перед Кейт было только два пути. Можно прикинуться, будто она полностью доверяет Алексу и изобразить его свидание с Николь этаким пустячком. Однако отчаяние разрасталось внутри как злокачественная опухоль, пожирая надежды и затягивая зловещей тенью будущее, которое до сегодняшнего вечера казалось таким светлым. Кейт не подозревала, что мрачная тьма потушила блеск ее глаз.

— Боже милостивый! — ахнула Вера, и нахмуренные брови прорезали складку на тщательно подкрашенном лице. — Мне и в голову не приходило, что ты любишь его.

Кейт была начеку, спрятав свои страдания под маской безразличия.

— Что, все эти двери ведут на террасу, о которой идет речь? — спросила она ровным тоном, ничем не выдавая свои намерения.

— Кейт…

В голосе Веры прозвучали совершенно не свойственные ей нотки просьбы. Заметив упрямое выражение на лице Кейт, она вздохнула.

— Ты мне не поверишь, но я сожалею, что причинила тебе боль сегодня вечером. Если ты послушаешься мудрого совета женщины с многолетним опытом, то не пойдешь на террасу. Дай им время. Когда вернетесь домой, Алекс будет твоим.

Слова свекрови звучали мягко, искренне, в ее глазах Кейт прочла симпатию и заботу. Но какое это имело теперь значение — у Кейт не осталось выбора.

— Вы не понимаете, Вера. Я должна пойти. Буду признательна, если вы покажете мне кратчайший путь.

Рука Веры легла на ее руку, словно пытаясь удержать.

— Пожалуйста, было бы ошибкой превращать это в конфликт уже сейчас. Я знаю и Николь и своего сына — ничего нельзя добиться, если…

— Но вы не знаете меня, — Кейт отстранила руку Веры. — Я сама найду, как пройти.

— Тебе нужна дверь в дальнем конце зала у скульптуры на пьедестале.

Эти слова на мгновение задержали Кейт, и Вера подстроилась к ее быстрым шагам.

— Пойдем вместе. Если уж тебе обязательно надо совершить глупость, то сделай это хотя бы незаметно. Я прикрою твой уход от любопытных глаз.

— Зачем? — с горечью спросила Кейт. — Вы готовы были распять меня, когда мы приехали, и вы же, вероятно, подстроили это свидание между Алексом и Николь.

— Да, подстроила. С преступным намерением, — призналась Вера с кривой усмешкой. Затем она одарила Кейт короткой сухой улыбкой, когда они достигли двери. — Но как бы невероятно это ни звучало, теперь я на твоей стороне. Понимаешь, я любила отца Алекса и по-своему люблю сына. Вероятно, ты способна дать ему счастье, которое я… — Она умолкла, пожав плечами. — Мне никогда не удастся исправить то, что я наделала. Кейт, я привела тебя к двери, самой дальней от места, где они разговаривают. Не спеши, пожалуйста. Подумай еще раз, прежде чем войти.

Думать было не о чем. Разумеется, Вера устроила встречу на террасе, но ведь Алекс мог уйти от Николь. А раз не ушел и оставался так долго, значит, это ему по душе — иной вывод невозможен. И ни обещание хранить верность, ни чувство долга не смогли перебороть его тягу к Николь. Именно на сегодняшнем вечере она особенно нуждалась в поддержке Алекса, но он подорвал ее веру, и теперь ей предстояло выяснить, поправима ли беда.

Кейт вышла и, стараясь не шуметь, закрыла дверь. На мгновение ее взгляд остановился на Вере, лицо которой сквозь стекло показалось сморщенным и старым. Тут, очевидно, кто-то позвал Веру, и привычная маска гостеприимной хозяйки вновь скрыла ее черты. Кейт отвернулась.

Стояла прохладная осенняя ночь. На террасу падали лишь отблески света из зала. Причудливо извивались в темноте растения, но в дальнем конце террасы выделялся непохожий на них по очертаниям силуэт.

Белые руки Николь были хорошо видны на фоне костюма Алекса — она обнимала его за шею, а он даже не пытался освободиться. Он сам одной рукой держал Николь за талию, и у Кейт не оставалось сомнений, что и другая рука мужа занята тем же. Красивая головка Николь приподнята, но говорила в тот момент не она, а Алекс. До Кейт доносился его глубокий голос, хотя слова разобрать было невозможно. Скорее всего они несли послание страсти.

Воспоминания о первом замужестве, как змеи из колючей проволоки, стали терзать душу Кейт, впивались шипами, причиняя нестерпимую боль. Нет, больше никогда… Она же дала себе зарок. Больше не бывать обману, лжи, тысяче и одному предательству, кошмарной жизни с человеком, который лишь использует тебя… Больше никогда.

Кейт подавила нараставшее желание съежиться от страха, отступить, скрыться и сделать вид, будто ничего не видела, ничего не слышала, ничего не знает. Гордость заставила ее выпрямиться. На этот раз она не станет подставлять другую щеку. Она не червяк, чтобы уползти с глаз, словно вина лежит на ней. Она имеет полное право вернуть своего мужа.

Высокие каблуки Кейт угрожающе застучали по кафелю, когда она решительно двинулась им навстречу. Она увидела, как внезапно повернул голову Алекс, услышала недовольное бормотание Николь, но шаг Кейт не дрогнул. Она остановилась метрах в трех от них и заставила себя произнести совершенно равнодушным тоном:

— Прошу извинить, что прерываю. Думаю, тебе следует знать, Алекс, что я возвращаюсь домой. Ты отвезешь меня или вызвать такси?

Кейт слышала, как хрипло задышал муж. Помедлив, он заговорил отрывисто.

— Я буду с тобой через минуту, Кейт. Я еще не совсем закончил с Николь.

Кейт стояла неподвижно, прощаясь с ним душой и сердцем. Николь зашевелилась и посмотрела на нее. Даже в полумраке было видно, как вспыхнуло в глазах черноволосой красавицы злорадное торжество. Кейт мрачно подумала: пусть забирает Алекса себе. За него не стоит бороться, если Николь — та, кого он хочет.

— Как угодно, Алекс, — с достоинством ответила Кейт. — Я попрощаюсь с твоей матерью и после этого уеду — с тобой или без тебя.

Она повернулась на каблуках и пошла, стараясь ступать как можно тверже. Кейт знала, что каждый шаг отмечал конец ее брака. Она открыла ближайшую дверь, ведущую в зал, но даже среди людей она чувствовала себя в полном одиночестве.

Кейт заметила золотистые волосы хозяйки и, не колеблясь, направилась к ней. Но прежде чем она приблизилась к Вере, сильная рука подхватила Кейт под локоть.

— Мы пойдем вместе, Кейт, — прошептал ей в ухо Алекс.

Он заставил жену замедлить шаг, словно они только что вернулись с прогулки. Алекс тронул пальцем плечо Веры и кивнул стоявшим вокруг.

— Кейт и я уже едем домой, мама, — спокойно сказал он.

— Но еще так рано, Алекс, — с очаровательным недоумением возразила Вера, в то же время пристально вглядываясь в молодоженов — не столько с любопытством, сколько с озабоченностью.

— Это ты неистощима, а мы простые смертные. Спасибо за приятный вечер, и всем — доброй ночи! — беззаботно сказал он.

Вера взяла Кейт за руку, не отпуская от себя.

— Моя дорогая, я надеюсь, мы на днях увидимся.

Это был скорее вопрос, чем утверждение, но колючим глазам Веры не удалось проникнуть в душу Кейт.

В свое время ты получишь ответ, горько подумала Кейт и отдернула руку.

— Доброй ночи, Вера.

Свекровь, невзирая на холодность Кейт, обратилась к ней.

— Я провожу вас.

— Нет. Пожалуйста, оставайся с гостями, — настаивал Алекс. — Ты и так была сегодня слишком заботлива. Как-нибудь устрою для тебя ответный вечер, мама. Спокойной ночи.

Отъезд задерживался: слишком многие хотели попрощаться с ними. Наконец они вышли. В машине Кейт прислонилась раскалывающейся от боли головой к спинке холодного кожаного сиденья и закрыла глаза. Наступило тяжелое молчание, которое прервал Алекс, сказав пренебрежительным тоном:

— Полагаю, тебя послала на террасу моя мать.

Как это знакомо, подумала Кейт с презрением. Обвиняй любого — мать, жену, любовницу, кого угодно, но только не себя. Вслух она ответила, лишая Алекса всякой возможности защищаться:

— Ошибаешься. Она не хотела, чтобы я искала тебя. Собственно, она даже пыталась пустить меня по ложному следу. Лишь когда я потребовала, она сообщила, где ты, но затем изо всех сил убеждала оставить тебя в покое. Мол, надо дать вам время, это, дескать, было бы только мудро. Но твоя мать и понятия не имела, что я уже прошла через все это. — Мрачный голос Кейт зазвучал с гневом. — Только ты один знал это, Алекс. Знал и пренебрег мною.

— Кейт…

Он хотел взять ее за руку, но она резко отстранилась.

— Не прикасайся ко мне! — в этих словах отчетливо слышалась боль. — Я догадывалась, чего мне ждать от твоей матери, но не от тебя. О, нет! А ты швырнул меня на съедение волчицам, зная, как глубоко вонзятся их когти. Ты лгал, лгал и лгал…

Рыдание перехватило ей горло, но Кейт прикусила губу, сдерживаясь изо всех сил.

— Я не лгал тебе, Кейт.

Неправда, все неправда, выкрикивала она про себя. Из глаз Кейт брызнули слезы и покатились по щекам. Она отвернулась и сжалась всем телом: только бы поскорее добраться домой и укрыться в одиночестве.

— Кейт, пожалуйста… О, будь оно все проклято!

Мощный спортивный автомобиль Алекса внезапно резко помчался вперед, но Кейт было все равно. Она уже не ощущала ничего, кроме своего горя. Наконец Алекс остановил машину, но Кейт продолжала сидеть, не в силах двинуться с места. Алекс вышел из машины и оказался около ее дверцы, прежде чем Кейт успела отстегнуть ремень безопасности. Дверца распахнулась, его рука уже поддерживала жену под локоть, когда она пошевелилась.

— Не нуждаюсь в твоей помощи, — выдавила она.

— Ладно, ладно, Кейт. Думаешь, я не знаю, что ты проплакала всю дорогу, пока мы ехали домой? — сказал он строго.

Она сглотнула, пытаясь вернуть голос.

— Я обойдусь сама, спасибо.

Он вздохнул и с досады стукнул кулаком по капоту, потом отступил назад и придержал дверцу, пока Кейт выходила. Она быстро направилась к дому, намного опередив Алекса. Ей пришлось подождать, пока он отопрет. Стоило двери распахнуться, как Кейт пронеслась мимо мужа и взлетела по лестнице. Когда он появился следом за ней в спальне, она уже лучше владела собой и, стоя перед туалетным столиком, снимала серьги. Алекс, не спеша, тщательно закрыл дверь и прислонился к ней спиной.

— Вот теперь… — последовал тяжелый вздох, и Алекс медленно произнес, — теперь мы поговорим.

12

Кейт не замечала мужа. В мрачном молчании, плотно сжав губы, она старалась как можно скорее снять ожерелье. Она уложила драгоценности в бархатный футляр и захлопнула крышку.

— Я не лгал тебе, Кейт. Ни разу.

— Лучше убери свои сокровища в надежное место, — презрительно бросила ему Кейт, направляясь в свою гардеробную.

— Они твои. Я купил их для тебя, — сердито настаивал он.

— Черта с два — для меня! Если ты надеялся этим купить, задобрить меня, чтобы я ничего не замечала, то сделан это напрасно.

— Я не хотел тебя задабривать. Я…

Не дав ему договорить, Кейт хлопнула дверью гардеробной и начала снимать белое платье. Дверь с силой распахнулась.

— Черт тебя побери, Кейт! Я сказал: мы поговорим, значит, так и будет! — загремел его голос.

Кейт обернулась к нему вне себя.

— Можешь не указывать, чем мне заниматься. Я не твоя собственность. Наш договор расторгнут. А сейчас убирайся и оставь меня в покое!

Алекс заговорил более сдержанно:

— У тебя нет оснований разрывать наш контракт.

— Не я тому виной. Ты это сделал. — Кейт, скинув платье, швырнула его в лицо Алексу. — На, получай придуманный тобой шутовской наряд невесты. Отдай его Николь Фуве!

Платье, попав в Алекса, на мгновение задержалось, а затем медленно сползло на пол. С гневным вызовом Кейт взглянула ему в глаза, но мука, которую она увидела там, поразила ее в самое сердце. Она отвернулась, открыла шкаф и взяла халат.

— Ты моя жена. Мне не надо никакой другой.

— Ты хотел, чтобы она стала твоей женой. Но загвоздка в том, что Николь не соглашалась рожать тебе детей, — заявила Кейт холодным уверенным тоном, затягивая трясущимися руками пояс. — Она рассказала мне все от начала до конца, Алекс, поэтому не пытайся мне врать.

— А тебе не приходило в голову, что Николь лжет?

Кейт смотрела ему прямо в лицо, вздернув подбородок, глаза ее обвиняли.

— Николь не обманывала меня. Единственная причина, побудившая тебя жениться на мне, — желание иметь детей. Я могла бы сжиться с этим, если бы ты соблюдал условия нашего контракта. Но ты не сказал, что любишь другую женщину. Я сама должна была докопаться до правды. И даже тогда я смогла бы жить с тобой — стоило только держать свои обещания. Сегодня вечером мы столкнулись с первым испытанием: я узнала цену твоим словам. Когда мне так нужна была та самая поддержка, которую ты обещал, где ты был, Алекс? — Кейт запнулась, а потом бросила ему в лицо. — Ты был с женщиной, которую любишь.

Алекс побледнел, выдерживая яростные атаки Кейт, но ни разу не опустил глаза. Он смотрел на нее со страданием во взгляде.

— Я не люблю Николь и никогда не любил ее.

Губы Кейт насмешливо искривились.

— Я не круглая дура, Алекс. Я, может быть, не так умна, как ты; определенно, не настолько коварна, но не дура. Ты ее любишь. Я поняла это в тот день, когда мы возвратились из свадебного путешествия. После визита матери ты был полон своей Николь. А меня годы, прожитые со Скоттом, научили разбираться, когда мужчина, занимаясь любовью со мною, думает о другой. Ты даже извинился потом…

Кейт уныло вздохнула и поставила точку над i.

— Ты решил, я не сообразила, чем вызваны твои извинения?

Он опустил голову и провел по лицу рукой так, словно желал смыть воспоминание об ударах, нанесенных им Кейт.

— Я сожалею, — невнятно сказал он, отвернувшись и качая головой. — Ужасно, что ты это так восприняла. — Алекс прислонился к дверному косяку и взъерошил волосы. — Как добиться, чтобы ты поняла? Даже не знаю, с чего начать.

— Все и так ясно, Алекс. Пожалуйста, дай мне пройти. Сегодня я сплю в гостиной.

— Нет!

Он повернулся и сжал ее руки, повторяя с мольбой:

— Ты должна выслушать меня, Кейт. Ты все неверно поняла. Неверно!

— Ты мне делаешь больно, Алекс.

— О боже! — Он взволнованно потер те места, куда впивались его пальцы. — Никогда я не желал причинить тебе боль, и мысли даже не было. Поверь мне хоть в этом.

На мгновение вспомнив обо всем, что было, Кейт не могла с ним не согласиться.

— Да, но ты должен был знать, что рано или поздно я узнаю правду.

— Я твердо намеревался выполнять наш контракт, Кейт. Это святая правда. И я его выполнял, черт побери! — добавил он более решительно. — Сегодня вечером… позволь мне только объяснить… Иди сядь. Или ложись. Я тебя не трону. У тебя измученный вид.

У Кейт не осталось сил. Ее нервы, натянутые как струна, готовы были лопнуть. Она позволила Алексу довести ее до кровати и напряженно ждала, пока он откидывал покрывало и складывал горой подушки, чтобы она могла опереться спиной. Кейт опустилась на них, проследила, чтобы он отошел. Она опасалась любого движения Алекса, которое могло означать намерение воспользоваться ее слабостью.

— Начну с Николь, — внезапно сказал он, но некоторое время постоял молча, потирая затылок. Затем снял пиджак и небрежно швырнул его на кресло. Когда он повернулся к Кейт, лицо его было угрюмым.

— Моя мать познакомила нас с полгода назад. Ты видела ее красоту. Я сильно увлекся, потерял голову. — Алекс зашагал по комнате из угла в угол. — Она казалась мне совершенством. Я был готов дать ей все, что она попросит, ехать куда угодно, делать что угодно. Я думал, что люблю Николь, но просто был ослеплен ее красотой. И только когда она занялась переделками в доме, я по-настоящему разглядел ее, по-настоящему стал понимать. К тому времени мы поговаривали о браке, однако ее планы на будущее не совпадали с моими. — Алекс продолжил: — Обычно наши споры ни к чему не приводили. Все заканчивалось в постели, наверное, большего я и не желал. Потом однажды в спальне я заговорил о детях. Николь поразилась, что я в моем возрасте хочу завести семью. Сначала она пыталась насмешками заставить меня отказаться от этого намерения. Но когда вопрос стал ребром, Николь дала понять совершенно ясно, что она не собирается подарить мне ни одного ребенка. Тогда я посмотрел на Николь, но увидел свою мать… и вспомнил судьбу отца.

Алекс тяжело вздохнул и присел на краю кровати. Плечи его опустились, когда он схватился за голову.

— Я был еще совсем малышом… Они ссорились, подолгу не разговаривали друг с другом. Отец начал сильно выпивать. Помню день, когда я вернулся из школы, а мать ушла. Не попрощавшись даже. Просто ушла. — Алекс содрогнулся, разогнул спину. — Я порвал отношения с Николь раз и навсегда, а неделю спустя познакомился с тобой.

Алекс встал, подошел к туалетному столику. Щелкнул замочек, когда он открыл бархатный футляр. Взяв в руки ожерелье, он перебирал его пальцами, словно оценивая.

— Я встретил Мери Кетлин — ей ничего от меня не было нужно, она презирала сладкую жизнь, которую я мог предложить. Она не мечтала о бриллиантах, жемчугах или шикарных тряпках. Она не стремилась во что бы то ни стало блистать в обществе. Единственное, чего она хотела, — иметь детей и жить достойной семейной жизнью. Полная противоположность Николь.

Он опустил ожерелье в футляр и повернулся к Кейт. Его лицо выражало твердую решимость, которая звучала и в голосе.

— Я женился на тебе, потому что предпочел разделить твое будущее с тобой, а не будущее Николь с ней. Я не любил тебя, Кейт, но хотел вступить в такой брак, какого искала ты, и добиться, чтобы он удался.

Взгляд Алекса смягчился.

— Как ни странно, отпор с твоей стороны я воспринял как вызов, необходимый для того, чтобы выбросить Николь из головы. Я принялся учить тебя мыслить и относиться ко многим вещам по-новому. Я увидел, как ты меняешься, и это приводило меня в восхищение, вознаграждало за усилия. Ты понемногу выбиралась из своей скорлупы, пыталась идти навстречу. Потом меня стало огорчать, если какая-то часть твоего сердца оставалась закрытой, если ты не делилась своими мыслями. Я хотел знать тебя всю до конца.

— Но ты очень скрытничал относительно собственной особы, — усталым голосом сказала Кейт. Она, в общем-то, не услышала ничего нового. Алекс лишь заполнял бреши, о существовании которых она подозревала. — Помнишь, как ты повел себя, когда Соня Бенелл…

— …Произнесла имя Николь? Это заставило как следует задуматься о наших отношениях, ибо внезапно меня осенило, что Николь в моей жизни больше ничего не значит. Ты стала гораздо важнее, чем была когда-то она.

Кейт нетерпеливо хмыкнула и закрыла глаза.

— Сейчас ты лжешь.

Ее глаза раскрылись в тревоге, когда рядом вдавился матрац. Алекс взял ее за пальцы и сжал их, стремясь убедить в своей искренности.

— Верь мне, Кейт. Это правда.

— Этого не может быть, — сердито возразила она. — Когда приехала твоя мать…

— Когда она распространялась насчет Николь, я вспоминал свою несчастную одержимость этой женщиной и злился на то, что позволил ей так властвовать над собою. Я смотрел на тебя и был вне себя от радости, что у меня такая жена.

Он выпустил ее руки, нежно взял в ладони ее лицо.

— Моя жена — ты, Мери Кетлин, и я хотел тебя всю — так страстно… — Его голос упал до хриплого шепота, а неутолимое желание в глазах завораживало ее, прерывало дыхание. — После отъезда матери я обнял тебя, но снова встретил лишь сдержанность. Я хотел прорваться сквозь преграду, овладеть тобой безоговорочно. Я чувствовал… если только я могу… Кейт.

Свою отчаянную мольбу он вложил в поцелуй. Его губы соблазняли, звали прекратить сопротивление, завлекая в кипящий водоворот страсти. Кейт так нуждалась в его любви, но ужас отчаяния все еще терзал сердце. Когда рука Алекса скользнула под халат и легла ей на грудь, Кейт передернуло от отвращения. Изо всех сил она оттолкнула его от себя.

— Нет! Ты лжешь! Пусти меня. Скотт всегда устраивал то же самое.

Алекс резко вскочил.

— Я не Скотт! — диким голосом завопил он. — Ты способна забыть этого негодяя раз и навсегда?

— Как я могу? — закричала она так же неистово. — Ведь ты — его точная копия. Занимаясь любовью со мной, ты рассчитываешь загладить…

— Ничего подобного! — Его кулак врезался в подушку рядом с головой Кейт, лицо Алекса непроизвольно дергалось, когда он пытался подавить отчаяние. — Я не рассчитывал…

Алекс покачал головой, почти бегом бросился через всю комнату и распахнул дверь, ведущую на балкон. Он остановился в проеме, жадно, полной грудью вдыхая свежий воздух, а потом спросил глухим от напряжения голосом:

— Что я должен сделать, чтобы достичь твоего сердца? Или это невозможно?

Голова Кейт разрывалась от сумятицы мыслей. Ей было до боли жаль Алекса, но перед глазами, причиняя нестерпимую муку, стояла одна и та же картина: он с Николь на террасе.

— Не могу… Я не могу пройти через все это снова, — пробормотала она и встала с кровати. Оправив халат, она двинулась к двери в коридор.

— Не уходи.

Алекс повернулся к ней. Одним плечом он упирался в дверной косяк, руки засунул в карманы; по его лицу можно было сразу понять, что этого человека постигла неудача. Кейт колебалась, не зная, что делать: она хотела подойти к мужу и в то же время во что бы то ни стало освободиться от него.

— Ты не можешь оставить меня из-за того, что видела в доме матери. Я не изменял тебе ни мыслью, ни делом… и я все время поддерживал тебя.

Мрачное уныние в голосе Алекса тронуло Кейт сильнее, чем его пылкость несколько минут назад.

— Ты говоришь неправду, — выдавила она из себя, заливаясь слезами.

— Неправду, Кейт? Позволь сказать тебе пару слов. Последние несколько дней я был счастлив, как никогда в жизни. И сегодня вечером я не желал рисковать этим счастьем. Я знал, что моя мать пригласит Николь и та постарается добиться возмездия. Но… — Алекс вздохнул, пожав плечами с безнадежным видом. — Мне было ясно и то, что рано или поздно мы столкнемся с ней, так уж лучше было покончить с этим сразу.

Горькая улыбка промелькнула у него на губах.

— Я хотел, чтобы ты была безупречно одета не ради моей гордыни, Кейт, тут ты ошибаешься. Просто не стоило давать Николь возможность использовать свою красоту как оружие. Она попыталась… — Легкая улыбка Алекса закончилась презрительным смешком. — Ее шествие через весь зал по плану должно было выбить тебя из седла. Я возликовал, когда этого не случилось. Затем, когда она разыграла свой фарс со мной, я уже готов был осадить ее за наглость публично, но тут вдруг вмешалась ты и сбила меня с толку демонстрацией своего полного безразличия. Оно у меня поперек горла стало. Я наблюдал за тобой весь вечер, недоумевая, что же, к чертям, кроется за любезным очаровательным поведением. Потом ты незаметно ускользнула и моя мать… — Алекс глубоко втянул в себя воздух и продолжил со злостью: — Моя мать сказала, что тебе немного не по себе, и я смогу найти тебя на террасе. Нечего и говорить, что там мне навстречу из-за куста выскочила Николь.

— И ты остался с ней, — с горечью добавила Кейт.

Подняв подбородок и не избегая ее взгляда, он ответил на обвинение.

— Да, остался. Я повернулся, чтобы уйти, а она крикнула мне вслед, что разговаривала с тобой. Оказывается, тебе наплевать, если мы с Николь будем любовниками, единственное, чего ты хочешь, — чтобы ты и твои будущие дети ни в чем не знали отказа, жили в комфорте, который должен буду обеспечить я.

Кровь отхлынула от лица Кейт, когда она поняла, с каким умением Николь извратила ее слова.

— И ты… ты поверил ей? — протянула она с болью.

— Поверила ей ты, — ответил Алекс с мягким упреком.

— Да. — Это слово ничего не выражало, оно лишь отозвалось эхом из пустот, оставленных раковой опухолью отчаяния.

— Ну что ж, а я не смог, — покачал головой Алекс, — я ни на секунду не допускал, что ты согласна на супружескую измену. Ведь это же первое и главное условие нашего контракта. А кроме того, я не мог поверить, что совершенно тебе безразличен. Во всяком случае, меня ничуть не прельщала мысль снова стать любовником Николь, и именно это я постарался ей объяснить. Она обняла меня за шею и попыталась привлечь к себе, что прежде всегда срабатывало. Я удерживал ее, растолковывая очевидное, когда внезапно появилась ты. По одному взгляду на тебя я понял, что уже приговорен. Я задержался с Николь лишь для того, чтобы предупредить: если еще хоть раз она попробует разрушить наш брак, я использую все свое влияние, чтобы ее изгнали из общества.

Алекс направился к Кейт медленным, размеренным шагом. Она стояла неподвижно, совершенно опустошенная. Теперь все становилось на свои места. Ее недоверие породило страх, питало сомнения и подозрения, которые быстро разрослись, тем более что семена их взошли на такой пропитанной ложью почве, как ее брак со Скоттом. Полная стыда, она опустила голову, не смея посмотреть в глаза Алексу. Он нежно положил ей руки на плечи.

— Что бы ты ни думала обо мне, Кейт, договор подписан, и он остается в силе. Ты уже носишь моего ребенка, и я никуда тебя не отпущу.

У Кейт пересохло в горле. Она должна была говорить, сказать, что не хочет никуда уходить, что единственное ее желание — быть с ним. Но прежде, чем Кейт нашла нужные слова, на весь дом настойчиво зазвенел звонок. Он раздавался вновь и вновь. Руки Алекса сжали плечи Кейт, он вздохнул — глубоко, медленно.

— Оставайся здесь. Я пойду открою.

Он говорил безжизненным голосом. Кейт посмотрела на него, когда он уходил: плечи опущены, как у человека, который сражался, но не победил. Душа Кейт рвалась к нему, но голос все еще не повиновался ей. Алекс закрыл дверь за собой, а Кейт вновь, и очень остро, ощутила заброшенность и одиночество, мучившие ее в прежние времена.

В ее сознании повторялся крик: ты — дура! Ты — дура! Спеши за ним. Скажи ему о своих подлинных чувствах. Сердце громко стучало, разрываясь между страхом и необходимостью. Наконец Кейт добралась до двери в коридор и открыла ее.

До нее донесся голос Алекса:

— Все в порядке, миссис Битти, я открою. Идите спать.

Кейт приостановилась, не желая, чтобы ее видела домоправительница. Внезапно она поняла, что встречи с гостем не миновать. Но что же это за гость в такое время? Николь? Конечно нет, если Алекс говорил правду. И Кейт поверила ему. Тогда кто же?

Едва переставляя ноги, она подошла к месту, где начиналась лестница. Скрытая стеной коридора, Кейт осторожно наклонилась и заглянула в холл, где в это мгновение Алекс отпирал дверь.

13

Вера Паллистер пронеслась мимо Алекса в вихре шифона. Кейт отпрянула. Она не в состоянии встретиться сейчас лицом к лицу с матерью мужа. Алекс, наверное, скажет ей, чтоб она удалилась. Ну конечно, он этого потребует — сегодня вечером миссис Паллистер испортила им слишком много крови — обоим. Кейт прислонилась к стене и закрыла глаза, ожидая прощальной сцены, после которой она спустится вниз к Алексу.

— Мама, что ты здесь делаешь? — Его голос был предельно безрадостным. — Игра окончена. Ты играла очень хорошо. Слишком хорошо. Отправляйся домой, мама. Просто отправляйся домой и оставь нас в покое. Почивай на лаврах. Ты выиграла.

— Нет. Ты не понимаешь…

Вера сыпала словами быстро, нетерпеливо. Их остановил Алекс, затопавший, что было сил, ногами.

— Черт тебя побери! Тебе прямо не сиделось, да? Тебе требовалось начать свою шахматную партию, но это была нечистая игра, которая…

— Но ты сам спровоцировал меня — зачем? — сердито отвечала Вера. — От тебя требовалось лишь рассказать мне.

— Когда это ты или я рассказывали что-нибудь друг другу?

— Ты же никогда не желал меня слушать.

— О, я желал слушать, мама. Я прислушивался, когда тридцать лет назад ты молча исчезла. Это было красноречивее всяких слов.

— За ту ошибку ты мне отплатил уже тысячу раз, а теперь твои действия привели к тому, что я, к сожалению, сделала бедняжке больно. Хоть на этот раз ты мог бы меня предупредить. Мог бы быть со мной откровенным. Неужели ее чувства были для тебя менее важными, чем твоя месть мне?

Вера защищалась горячо, но в голосе Алекса все-таки прозвучало недоверие.

— Моя месть?

— А как ты назовешь постоянное молчание, нежелание поделиться со мной своими мыслями? Это была твоя игра, Алекс. Ты ее затеял. Все эти годы я в ней участвовала и играла по твоим правилам, так как это был единственный доступный для меня способ общения с тобой. Но это была отвратительная, садистская игра, и, да простит меня господь, я начала наслаждаться маленькими победами, которых добивалась. Однако сегодня вечером я вовсе не торжествовала, увидев отчаяние на лице твоей жены. Зачем, во имя господа бога, ты остался там, на террасе, с Николь? Это так жестоко, Алекс.

— И это говоришь мне ты! Ты подстроила всю эту чертову шутку.

— Да, и за это должна держать ответ, но ты… Ты обязан был знать, что Кейт любит тебя. Как же ты мог играть с ней так… так подло, лишь бы напакостить мне.

— Нет!

Кейт замерла на месте, стук сердца отдавался громом в ушах, ногтями она впилась в ладони, ожидая, что скажет Алекс на слова матери.

— Я думал, что смогу удержать все под контролем, — Алекс с трудом выговаривал слова, полные глубокого сожаления. — Однако ты ошибаешься, мама. Я оставался на террасе с Николь совсем не из-за того, что меня влекло к ней, а Кейт… Кейт не любит меня.

— Перестань, Алекс. Ты сам сказал, что игра закончена. Когда мы с тобой наносим удары друг другу — это одно. Мы — закаленные бойцы. Но эта девочка любит тебя. Ты думаешь, я слепа?

— Нет, ты не слепа. Не сомневаюсь, ты видела боль на ее лице, но во всем остальном ты ошиблась.

Снова в голосе Алекса прозвучало уныние человека, потерпевшего поражение. Сердце Кейт сжалось, она отпрянула от стены, решив идти к Алексу. Но Вера заговорила снова, изливая потоком наболевшее за все годы их взаимного отчуждения.

— Ну так расскажи. Дай мне понять. Хоть раз в жизни признай, что и в твоей матери есть что-то человеческое. Я знаю: ты презираешь меня. Но мне известны и любовь, и боль, и отчаяние. А ты… Ты слишком горд и безжалостен, Алекс. Я приехала сейчас, потому что мне стыдно за нас обоих, за то, что мы натворили сегодня. Если хоть чем-то можно исправить положение, я сделаю это.

— Ничто не поможет. Ее боль уходит корнями в прошлое. Первый муж Кейт был неразборчивый донжуан. Он даже приволок на мою яхту очередную любовницу в день своей смерти. Я тогда вовсе не нужен был Кейт. Я уговорил ее выйти за меня замуж, пообещав детей и спокойную жизнь. Она была, как сломанная кукла. Правда, пыталась передвигаться без посторонней помощи, израненная, но такая гордая, такая непреклонно-независимая. Я взял ее в жены и начал ремонт: исправлял поломанное, ставил заплатки на одежду, замазывал трещины. Думал, она уже снова становилась цельной личностью… Пока не наступил сегодняшний вечер. Она подумала, что я изменил ей, как это делал Скотт, и вновь оказалась в том же состоянии, что и в начале нашего знакомства, — она никому не доверяет. Николь для меня — нуль без палочки, а Кейт для меня — все. Вот тебе ответ, мама. Это то, что ты хотела слышать?

Кейт теперь уже не могла не прервать их. Не могла заставлять Алекса безвинно страдать. Она сделала шаг вперед и глянула вниз. Алекс сидел на одной из нижних ступенек лестницы с удрученным видом. Вера наклонилась и тронула его за плечо.

— Если бы я поговорила с Кейт… объяснила…

Он покачал головой:

— Не поможет. Мне придется начинать все сначала.

— Могли бы и мы тоже начать сначала, Алекс?

В голосе матери было так много робкой надежды, что Кейт заколебалась, идти ли вниз, чтобы не сорвать намечавшееся примирение.

— Не поздновато ли для нас, мама, а? — ответил Алекс с издевкой.

— Ты сказал, игра закончена. Неужели нам предстоит снова драться на кулачках?

— Нет. — Он кивнул. — Ты права. Давай прекратим это, если сумеем. У Кейт нет никого, мама. Ее семья живет на Тасмании, а друзья Скотта… Она назвала их крысами… точнее не скажешь. Ты считаешь, ты могла бы… Нет, она решит…

— Я попробую, можно? Я хотела бы попробовать.

— Это будет нелегко после сегодняшнего вечера.

— Я знаю.

— Она, как улитка, ушла в свою раковину.

— Я заметила, но это ввело меня в заблуждение, пока я не увидела… Алекс, ты уверен, что она не любит тебя? Я готова поклясться…

Щеки Кейт вспыхнули от смятения. Подслушивать дальше становилось просто невозможным, так как признание было бы потом слишком болезненным.

Алекс покачал головой.

— Нет, не уверен. Порой мне казалось… Однако я не знаю, Кейт мне не доверяет. То одаряет щедро, то уходит в сторону. Надо уже возвращаться к ней.

— Да, безусловно. Я очень сожалею, если мой ночной визит прервал…

— Нет, — Алекс встал и устало потянулся. — Вероятно, ей надо было побыть одной, чтобы подумать. Может быть, теперь мы сможем поговорить обо всем более спокойно. Ты хорошо сделала, что приехала.

Алекс пошел к двери, Вера за ним. Помедлив мгновение, она тронула сына за руку.

— Алекс, дело было не в том, что я не любила тебя. Я ответила ударом на удар твоего отца. А потом ты стал меня ненавидеть.

— Мы еще вернемся к этому, — сказал он с грубоватой нежностью.

— И ты выслушаешь меня? — Голос Веры дрожал.

— Да. Думаю, пора.

— Алекс, разреши дать тебе добрый совет. Скажи Кейт, что любишь ее. Твой отец и я… Мы перестали говорить друг другу, что… Скажи ей и повторяй, не переставая, пока она не поверит.

— Не могу. Она не хочет этого слышать. Пока не хочет.

— Хочу. Очень хочу.

Голос Кейт прозвучал уверенно: в ее словах не было ни тени обиды или сомнения. Во взглядах, метнувшихся к ней, вспыхнула надежда. Кейт спускалась по лестнице твердым шагом, смущенно, но с достоинством продолжая говорить.

— Я была не в силах оставаться в спальне, Алекс. Извини, но не смогла вынести, когда ты ушел, а я даже не ответила тебе. Мне стало страшно. Так много опасностей: я боялась любить и боялась потерять тебя, в особенности после сегодняшнего вечера. Конечно, я поступила неправильно, слушая вас, но видеть твою мать было выше моих сил. Однако твои слова пригвоздили меня к полу. Теперь мне ясно, что я скрывала свои чувства от тебя слишком долго. Вера права. Я люблю тебя и страстно жду, чтобы ты сказал мне о своей любви.

Алекс, изумленный, не верил своим ушам. Его мать с облегчением улыбнулась. Набравшись храбрости, Кейт ступила на мраморный пол и направилась прямо к ней.

— Спасибо, что заехали, Вера. Не хотите ли поужинать с нами завтра?

— С большим удовольствием. Будь добра, позвони мне утром. Спокойной ночи, мои дорогие.

Мать удалилась быстрыми шагами, а Кейт повернулась к Алексу, умоляя взглядом о понимании и прощении. Он подошел ближе, обуреваемый противоречивыми чувствами. Одной рукой он коснулся ее щеки и спросил пытливо:

— Ты любишь меня, Кейт?

Легкий румянец залил ее лицо, дрожащим голосом она объявила о своей полной капитуляции.

— Я ничего не могла поделать с собой, Алекс. Ты просто шаг за шагом покорял мое сердце, пока не овладел им совсем.

— Я владею твоим сердцем?

В его глазах все еще оставался вопрос.

— Да.

Она улыбнулась, согревая его нежным теплом своей любви.

— О боже! Я уж думал, ты никогда не сдашься. — Алекс привлек ее к себе властно и горячо. Как хорошо было вот так, просто обнимать ее. Потом, задыхаясь от переполнявших его чувств, он прошептал: — Я так безумно люблю тебя, Мери Кетлин.

Теперь ее полное имя прозвучало чудесно — как необычная, неповторимая, страстная ласка.

— Всю жизнь я буду, словно зеницу ока, хранить твою любовь, — охрипшим голосом продолжал он. — Никогда у тебя не будет повода сомневаться во мне. Ты — все, к чему я стремился. И даже больше.

Она вздохнула, испытывая небывалое блаженство.

— Я никогда не буду сомневаться в тебе, Алекс. Обещаю.

— И чтобы никогда больше не упоминалось даже имя Скотта. — Алекс заглянул ей в глаза с напряженным вниманием. — Он исчез, Кейт? Ты действительно моя?

— Полюбив тебя, я поняла, что по-настоящему никогда не любила Скотта, — ответила она с обезоруживающей откровенностью.

Счастье, которое испытывала Кейт, отразилось в глазах Алекса. Он поцеловал ее. Так, словно обещал затрепетавшей от восторга Кейт полное исполнение желаний. Алекс поднял жену на руки и понес по лестнице. В восторге она прижималась к нему, осыпая поцелуями его шею, покусывая ухо, мурлыча песню любви…

Прошло много, много времени, прежде чем прозвучало первое связное слово. Они лежали в изнеможении, тела их еще были сплетены после самого прекрасного любовного переживания из всех, какими они одаривали друг друга.

— Когда ты поняла, что любишь меня? — нежно спросил Алекс, не страшась больше мучений, которые навсегда канули в прошлое.

— В тот день, когда мы вернулись домой.

Он вздохнул и бережно провел рукой по ее нежному животу.

— Почему только я тогда не заговорил. Я уж было начал, когда ты сказала о ребенке, но остановился, чтобы не показать, как много ты для меня значишь.

— Я почувствовала. Думала, это из-за ребенка.

— Ребенок, конечно, тоже. Но я был переполнен любовью к тебе. Какими мы были дураками, скрывая свои чувства друг от друга.

— Но ведь предполагалось, что это брак по расчету, — поддразнивая, напомнила Кейт.

Он ухмыльнулся:

— Ну, не знаю. Меня с самого начала тянуло к тебе, Мери Кетлин.

— Что ж, если честно, ты тоже произвел на меня немалое впечатление. Я просто не хотела тогда, чтобы мое сердце принадлежало кому-либо. — Кейт счастливо вздохнула и теснее прижалась к нему. — Нам здорово повезло, правда?

— Повезло? Чепуха! Мы оба сделали правильный выбор.

Он насмешил Кейт.

— Алекс Далтон, самодовольная улыбка так и не сходит с вашего лица.

— Если не сходит, то лишь потому, что я восхитительно, умопомрачительно счастлив.

Она улыбнулась торжествующе.

— И я тоже.