/ Language: Русский / Genre:prose_su_classics / Series: Честь, отвага, мужество

Засада на черной тропе

Евгений Рябчиков

467 задержанных нарушителей, 129 убитых в боях врагов — таков далеко не полный итог службы на границе полковника Никиты Федоровича Карацупы. Создатель школы следопытов, почетный пограничник, Никита Федорович Карацупа стал маяком в пограничных войсках, примером патриотического служения Родине. И когда слышится на границе; «Стой! Кто идет?» — в этом суровом приказе как бы отзывается эхом мощный голос отважного пограничника и его многочисленных учеников-следопытов, ставших такой же грозой для врагов на границе, как и их бесстрашный учитель.

Евгений Рябчиков

Засада на черной тропе

К читателю

Для тебя, читатель, вступающий в жизнь, мы начинаем эту новую серию книг — библиотечку «Честь, отвага, мужество». Уже само название говорит о том, что ее герои — люди смелых дерзаний, непоколебимого мужества, отваги и долга.

Что бы они ни делали — карабкались ли с автоматом и биноклем по неприступным горным кручам на границе или стояли у экрана локатора, подымались на высотных самолетах или опускались на дно моря, распахивали ли целину или воздвигали заводы на Крайнем Севере, раскрывали тайны природы или разгадывали тайну преступления — все они прежде всего бойцы и романтики. Великая цель — построение коммунизма — вдохновила их на подвиги во имя нашего великого дела. Этим подвигам и посвящена наша серия, составляющая одну из библиотечек, выпускаемых отделом «Ровесник» издательства «Молодая гвардия» для тех, кто вступает в жизнь, кто стремится внести свой вклад в благородную борьбу за построение коммунистического общества.

Герои наших книг — страстные, непримиримые борцы за идеи коммунизма. На их долю выпали тяжелые испытания, во время которых проверялось их мужество, сила воли, стойкость, верность своим убеждениям, умение преодолевать любые препятствия для достижения цели, поставленной перед ними партией, народом. И они, не щадя сил и жизни, с честью выходили из этих испытаний.

Напиши нам, дорогой читатель, понравились ли тебе книжки библиотечки «Честь, отвага, мужество», какие еще книги в этой библиотечке ты хотел бы прочесть, с какими героями хотел бы встретиться на страницах наших книг.

«В ружье!»

Широкую желто-бурую долину, окруженную лобастыми, медного отлива сопками, пересекала узкая вертлявая речка. Там, где она выписывала излучину, стояла пограничная застава.

Кирпичное одноэтажное здание в тени вязов, деревянная наблюдательная вышка, окопы, ряды колючей проволоки, конюшни, клетки для собак, посыпанный песком плац — вот, кажется, и все, что можно было увидеть на нашем берегу.

За пограничной рекой, несколько поодаль от нее, поднимались мрачные глинобитные стены и башни древней крепости. Еще дальше за башнями, на сопках, в гуще порыжевших кустарников пестрели домики. Посмотрев в бинокль с вышки, любой наблюдатель мог обнаружить, что яркие хижины вовсе не мирное жилье, а замаскированные железобетонные доты. В них были скрыты пулеметные гнезда и пушки.

Не сразу, а только после долгого и внимательного изучения долины можно было заметить на нашей стороне в кустах и нагромождениях валунов едва видимые дозорные тропы. Словно кровеносные сосуды, охватывали они долину и тянулись на юго-восток, где высились лысые, с темными пятнами кустарников сопки, и на северо-запад, где также тянулись к небу скалистые вершины.

Не всякую дозорную тропу можно обнаружить в густых зарослях и камышовой чаще, но все пограничные дорожки были четко обозначены на карте, что висела в маленьком кабинете начальника заставы Усанова. Как правило, карта охраняемого пограничниками района была прикрыта серой занавеской, и ни один человек на заставе без ведома Усанова не имел права ее открывать. Но в тот день 1934 года, с которого начинается наше описание событий на границе, карта была открыта, и Усанов, человек с мужественным, волевым лицом, водил по ней школьным карандашом и, отмечая квадрат за квадратом, говорил стоявшему перед ним проводнику собаки Никите Карацупе:

— Есть данные, что ночью, в тумане, попытаются забросить «петуха». Судя по всему, «петух» пойдет вот сюда. — Усанов обвел карандашом квадрат, включавший в себя часть долины реки, самую реку и склоны сопки. — Пойдет он к соседям. Но и нам нужно быть начеку. Ясно?

— Так точно! — Приземистый, широкий в кости боец Карацупа внимательно смотрел на карту.

А я смотрел на пограничника. Его чуть искривленные, как у кавалериста, ноги наполовину закрыты подрезанной ножницами шинелью. На крепко натянутых на ноги яловых сапогах белела въевшаяся пыль. Шинель опоясывал туго набитый патронами брезентовый патронташ. Голову закрывал надетый строго по уставу суконный серый шлем. Карацупа вернулся из наряда, только что отвел на отдых собаку и, отдав рапорт начальнику заставы, получал новое задание.

Выслушав рапорт, Усанов внимательно посмотрел на Карацупу, потом на меня, сдержал улыбку и, задернув занавеску — с новым заданием все было кончено, — бросил на стол карандаш. Придав своему лицу особую серьезность, он сказал:

— Сегодня вы получаете дополнительную нагрузку: с вами пойдет гость. Корреспондент. Будет он третьим в наряде. Предварительно объясните ему и покажите, как нужно приготовиться к наряду. И очень попрошу, не отвечайте товарищу корреспонденту так односложно, как обычно: «Все в порядке, все нормально». Ясно?

Усанов заулыбался, давая понять, что разговор окончен.

На усталом лице Карацупы появилось грустное выражение. Он вздохнул, взял под козырек, сказал: «Все в порядке», — и, печатая шаг, вышел со мной из кабинета. Я пошел за пограничником, сбитый с толку его мрачным видом и тяжелыми вздохами. Пока мы шли, Карацупа обернулся и в мгновение осмотрел всего меня с головы до ног. В глазах его я не ощутил какой-либо благоприятной для меня перемены.

В столовом Карацупа ел молча, тщательно прожевывая каждый кусок. Я смотрел на плечистого, обветренного воина, на его рыжеватые от загара волосы, на орлиный, чуть с горбинкой нос и старался представить себе его на границе, в деле. Закончив обед, Карацупа собрал со стола в ладонь крошки, запрокинул голову и аккуратно ссыпал хлебную мелочь в рот. Он степенно встал, одернул на себе гимнастерку, поправил пояс, подтянул сапоги и подождал, пока я повторял все его движения. После этого, не говоря ни слова, Карацупа пошел в казарму, откуда доносилась тихая песня.

Гитарист, сидевший на подоконнике и лениво перебиравший струны, при виде Карацупы почтительно встал в положение «смирно», предупредительно махнул рукой товарищам, и бойцы, оборвав песню, осторожно вышли из спальни. Карацупа проводил глазами уходивших и сказал мне: «Вот как нужно», — и скупыми, заученными движениями аккуратно положил на табуретку снятые с себя гимнастерку, брюки, портянки. Облегченно вздохнув, он лег на койку.

— Отдыхать! — приказал мне Карацупа и сразу уснул.

Я забрался под одеяло, но уснуть не мог. Рядом лежал волновавший мое воображение следопыт, и я не мог не разглядывать его мужественное лицо: крепкие челюсти, хорошо вылепленный лоб с ранними морщинками, опаленные солнцем ресницы. Он сладко причмокивал во сне, чуть похрапывал и казался милым, усталым после пахоты или покоса деревенским парнем.

Дежурный по казарме Козлов, боец с густыми черными бровями, заметил, что я не сплю, и сел ко мне на койку. Он осторожно посмотрел на спавшего Карацупу и шепотом спросил:

— Снимать будете? Снимать — это вполне правильно. Только вы на самого Никиту в смысле рассказов не очень-то надейтесь — буркнет, вот и весь сказ! Меня тут приспособили к стенной газете, Я пристал к Карацупе: «Напиши, друг, в газетку про опыт свой». А он мне: «Рано еще, друг, про опыты. Придет время — поговорим». А в общем-то Никита парень хоть куда! Компанейский, товарищ добрый и службист хороший. Что же касаемо молчания, тут осуждать его не стоит: жизнь была тяжелая у парня, горя-лиха много видел: сирота, батрачил у кулаков. Они, то есть кулаки, в нем такую злость вызвали — беда!.. Беспризорничал — навек всякой беды натерпелся… А горе молчанию учит.

Карацупа пошевелился во сне. Чернобровый боец тотчас умолк и сделал мне страшные глаза, чтобы ненароком я не продолжил разговор, и на носках ушел от койки.

Сон взял свое, и я нырнул под одеяло, как вдруг услышал громовую команду «В ружье!», дружный топот ног, бряцание оружием, тяжелое дыхание. Плохо понимая, что происходит, я сбросил одеяло и вскочил. В казарме горели керосиновые фонари, и в их свете мелькали белые фигуры. Пограничники торопливо надевали гимнастерки и брюки. Карацупа, румяный после сна, освеженный и сильный, с широким разлетом густых бровей на загорелом лице, стоял рядом со мной и ловко натягивал на себя брюки и гимнастерку.

— В ружье! В ружье! — повторял он. — Слышь, тревога! Вставай! Скорей! — Он сунул мне в руки гимнастерку, сбросил на одеяло брюки, побежал за винтовками и принес себе и мне по карабину. — Скорей! Да скорей! — опять услышал я над собой участливый и в то же время строгий голос.

При свете фонарей и звезд во дворе заставы выстроились пограничники. Пахло конским потом, сыромятной кожей, винтовочным маслом. Слышалось тяжелое дыхание людей. Над заставой и вокруг нее все было черно, небо и земля слились и казались непроницаемой стеной. В глухом мраке единственным ярким пятном был фонарь, освещавший шеренгу бойцов. Усанов сошел с крыльца, прошел перед строем и, щелкнув крышкой карманных часов, сказал:

— Отлично! Спасибо за службу. Ра-а-азой-дись!..

В смущении вернулся я в казарму. Из моих сапог торчали концы портянок, ремень свисал, гимнастерка не была застегнута. Карацупа критически осмотрел меня и вздохнул. Кто-то из бойцов засмеялся.

— Отставить! — крикнул Карацупа. — А ты, — обратился он ко мне, — раздевайся. Теперь смотри: вот как держать обмундирование, — посоветовал он и показал, как нужно раскладывать на табуретке гимнастерку, ремень, брюки.

Только я лег, Никита закричал;

— В ружье!

Я вскочил и стал одеваться.

— Теперь лучше. Но плохо еще, — буркнул Карацупа.

Почему квакают лягушки?

Около часа ночи я опять вскочил с койки: мне показалось, что на заставе вновь объявлена тревога. Задыхаясь, спеша и волнуясь, я натягивал брюки, накручивал на ноги портянки.

— Спокойнее! Спокойнее! — услышал я ровный голос Карацупы. — Нет тревоги, дорогой товарищ. Дежурный разбудил — идем в наряд. А теперь сними-ка сапоги. Эх!.. — вздохнул следопыт, — Разве так надевают портянки? Посмотри.

Карацупа разулся, сел на край койки и ловко завертел в воздухе портянкой. Проверив, как я обулся, он сунул мне за пояс ладонь и велел ослабить пряжку; потом проверил, как я надел подсумок и держу винтовку.

— Обеспечение успеха операции начинается еще в казарме, — с неожиданной словоохотливостью сказал Карацупа. — Плохо обуешься — ноги собьешь. Мелочей у нас нет. Кому, может, ерундой покажется, мелочью — поесть или не поесть перед выходом. А от этого станется, что плохо будешь ночью видеть.

Оказывается, Карацупа мог толково и просто объяснять, если считал разговор нужным и полезным. Он говорил:

— Когда человек наестся, к его кишкам и желудку кровь притекает от мозгов, а от этого глаза слабеют. Раз они слабеют — в темноте плохо видят, У нас, у пограничников, правило: хочешь видеть ночью хорошо — не ешь перед нарядом, о постороннем не думай, не разговаривай и на свет не смотри! Ну, а теперь — молчок!

Прикрыв ладонью глаза от света керосиновой лампы, Карацупа вышел из казармы. Вскоре мы были с ним в знакомом мне кабинете начальника заставы. Выстроив в шеренгу бойцов, Карацупа отрапортовал Усанову:

— Наряд к выходу на границу готов.

По едва заметной тропе, проложенной в кустарниках, мы пошли от заставы по долине к сопкам. Впереди бежал Ингус, молодая, похожая на волка овчарка. За Ипгусом шел Карацупа, потом я, за мной — бойцы. Глаза постепенно привыкали к темноте, и я уже различал кустарники, силуэты пограничников. За рекой, в крепости, уныло тявкали собаки. Ветер доносил из-за глинобитных стен запахи кухонь и свалки.

Идти было трудно. Но главная неприятность оказалась в другом: если во время движения вдруг хрустела ветка, то в этом был повинен лишь я. Остальные бойцы, как мне показалось, пролетали бесшумно, как тени.

После каждого шороха, треска или стука Карацупа мрачно останавливался и чутко прислушивался. И молчал. «Лучше б поругал!..» — думал я.

Через восемь километров я почувствовал слабость. Ноги подкосились. В желудке засосало, а в висках застучали какие-то звонкие медные молоточки. А Карацупа шел без устали, легко, спокойно. «И так он ходит каждый день, — невольно подумал я. — Ходит не по пять и не по десять, а по двадцать и даже по тридцать и пятьдесят километров!»

Карацупа иногда останавливался, нетерпеливо поджидал, пока я отдышусь, и снова шагал вперед, и опять маячила передо мной его коренастая спокойная фигура.

Сколько мы шли? Потерян был счет и шагам и часам. А Карацупа прибавил шагу.

Брезжил в сопках рассвет, и в кустах зашевелился ветер.

Ингус, бежавший впереди, останавливался, нюхал воздух и прислушивался. Карацупа замедлял тогда шаг и тоже прислушивался.

Охватив широкой петлей часть долины и сопок, мы подошли в сгущавшемся тумане к границе. Реки еще не было видно, но за кустами чуть слышался плеск. Холодной сталью блеснула вода, показался бревенчатый мостик, переброшенный через приток реки. Тут Ингус сделал стойку. Понюхав воздух, овчарка чуть слышно фыркнула. Где-то далеко квакали лягушки.

Карацупа слушал и вглядывался в скрытую мглой сторону, где лягушачий хор нарушал сонную тишину. Видимо, его всерьез заинтересовали лягушачьи переговоры. Он лег, приложил ухо к камням. Я последовал примеру следопыта и тоже припал к земле. Камень резал ухо, но ничего не было слышно.

— Нарушитель идет!.. — прошептал Карацупа.

— Где? — заволновался я.

Боец, лежавший рядом, коснулся своими горячими губами моего уха, накрыл наши головы шинелью и чуть слышно пояснил:

— Коли зверь бежит где-нибудь поблизости, лягушки молчат около самого зверя — они только квакают вокруг него. А когда человек идет, дело другое: лягушки встречают человека молчанием. Но только пройдет человек, сейчас заквакают. Так они и провожают кваканьем человека по следу.

Карацупа вскочил и пошел быстрым, но бесшумным шагом. Ингус нервничал. Следопыт нюхал воздух и на ходу осматривал окропленные росой ветки лозняка, иногда он нагибался и что-то искал в мокрой траве. Вдруг со всего хода он лег на землю и снова «прослушал» ее. Поднявшись, Карацупа посмотрел в глаза выжидательно смотревшей на него собаке и словно посоветовался с ней. Брови у пограничника сомкнулись, глаза стали жесткими и холодными. Он напряженно думал. Создавалось впечатление, что так же напряженно думает и Ингус.

Посмотрев еще раз на своего четвероногого друга, Карацупа принял решение и внезапно изменил направление: повел овчарку не по прямой, а по дуге, охватывавшей значительную часть прибрежья. Подняв торчком уши, Ингус торопливо бежал впереди, выражая всем своим видом крайнюю озабоченность и тревогу. Иногда он останавливался и вглядывался в туман, и тогда застывал Карацупа, а за ним и все мы.

Застревая поминутно в отсыревших кустах, ронявших на наши шинели тяжелые капли, мы, наконец, очутились на берегу небольшой речки. Овчарка обнюхала камни и потянулась на противоположную сторону. Карацупа не дал плыть Ингусу — он подхватил его и перенес на себе. Соскочив с рук, Ингус сильным движением стряхнул с шерсти брызги и серьезно посмотрел на Карацупу. Никогда прежде не представлял я себе, что собачий взгляд может быть таким умным и красноречивым.

Жидкий, слабый свет нарождавшегося утра чуть серебрил пелену тумана. Казалось, мы ходили внутри облака.

Бесшумно раздвинув черные кусты, Карацупа вышел на луг. Высокая, почти черная трава с серебристым отливом стояла неподвижно. Следопыт забрался в нее и присел. Снизу и сбоку он посмотрел на тускло освещенную луговину. По обильной росе причудливыми мазками тянулась прерывистая полоса.

— Следы!

Карацупа вскочил, дал нам рукой сигнал: «За мной!» — и побежал вдоль темной полосы, исчезавшей в тумане. Вскоре он бросился к следу, наиболее выделявшемуся в траве, и поднялся с колен злой и хмурый: не от границы, а, наоборот, в сторону рубежа тянулись ясные слепки конских копыт.

Следопыт сдвинул на затылок шлем, сел на корточки. Откуда здесь конь? Карацупа привычно извлек из кармана сантиметровую ленточку и ловко измерил вмятину. Да, это был след копыта. И глубина его, и рисунок, и отпечаток шипов рассказывали пограничнику, что по траве примерно час назад прошел конь. Но Ингус беспокойно фыркал, рвал поводок. Карацупа погладил собаку, ласково шепнул ей какое-то заветное слово и приказал идти вперед. Я думал, мы пойдем по ясным следам к границе, куда они как будто вели, но Карацупа побежал с собакой в противоположную сторону.

Сделав несколько шагов, он опять склонился над другим отпечатком.

— Легкий конь какой-то… — зло усмехнулся Карацупа. — И странный конь: задние ноги у него отстают и он, как гармошка, растягивается — то длиннее, то короче.

Карацупа резко выпрямился. По его сухим губам пробежала хитрая улыбка.

— Вот ловкачи! — прошептал он и побежал к молодой дубраве.

Вскоре его заинтересовала обычная замшелая коряга, о которую задел копытом конь.

— Подкову подбил, это хорошо, — шепнул мне Карацупа, подходя к дубку.

Он осмотрел притоптанную траву и заметил, что вытоптана она как-то странно: задними ногами конь стоял неподвижно, а передние его копыта беспокойно передвигались. Карацупа перенес взгляд с травы и корней на ствол дуба. На его коре виднелись чуть заметные царапины. Что ж, конь, возможно, терся о ствол? Карацупа подтянул нижние ветки, сорвал мятый листок. Не хватил ли его губами проголодавшийся конь? Но почему он рвал дубовые листки, да еще старые, а не щипал траву?

Карацупа разгладил лист. Он был сух, без признаков конской слюны. Около стебелька виднелось пятнышко. Следопыт достал из кармана увеличительное стекло: пятнышко стало отпечатком пальца.

— Всадник схватился за дерево… — догадался я.

Карацупа покачал головой:

— Человек на коне сидел бы выше… — размышляя вслух, проговорил следопыт, — Вон до того сучка дотянулся бы…

Подумав, Карацупа измерил высоту дерева от земли до мятых листьев, молча пожевал губу, обдумывая решение, и исчез в тумане. Теперь он сменил ровный шаг на бег и со всего хода, подхватив Ингуса на руки, так ловко прыгнул с ним в реку, что мы не услыхали гулкого всплеска.

В тумане кипела и звенела река.

«Что заставило лошадь снова переправиться с берега на берег? — подумал я. — Травы всюду достаточно, вода — рядом, смысла нет плутать по реке…»

На противоположном берегу Карацупа спустил с рук Ингуса и пошел с ним вдоль реки, наблюдая за дном. По дну, пряча следы в воде, прошел загадочный конь. Вот он поскользнулся около валуна, Карацупа забрался в воду, поднял камень и внимательно осмотрел его. Царапины на камне заинтересовали следопыта. Он засучил рукава и принялся шарить руками в холодной воде. Вскоре он показал нам новенькую подкову. Шипы ее были гладкими, словно подкова никогда не срывалась с копыта.

— Странно!.. — задумался Карацупа.

Он пощипал светлую бровь, спрятал подкову в брючный карман и побежал с Ингусом вдоль реки.

Только вода смывает следы, и беглеца легче всего потерять на реке. Но где-то же конь должен выйти из реки?

Карацупа приказал своим бойцам идти по обоим берегам, а сам то и дело переправлялся с одной стороны реки на другую. Он искал следы. Их не было. Шинель Карацупы промокла, с нее ручьями стекала вода, сапоги отяжелели. Переобуваться было некогда: следопыт спешил. Собака была бессильна что-либо найти в воде, нужно было вести поиски самому Карацупе. Вдруг он увидел на берегу, на сером круглом камне, ясный след — здесь сидел человек. Оттиск его сапога сохранился на зернистом речном песке. Был конь, да исчез! Появился человек. Отдохнув на камне, он вошел в воду, и в ней снова исчез его след.

Карацупа приказал одному пограничнику залечь в засаду, а с другими еще раз перебрался на противоположную сторону реки. Следов не было и там.

На лбу Карацупы от напряжения вздулись жилы. Глаза его сузились, в них сверкала тревожная мысль. «Не ошибся ли, — очевидно, думал он. — Может быть, нужно идти к границе, а не в тыл?»

Туман редел. Светало. Видно было уже всю реку. Ни тропы, ни дымка, ни хижины на ее берегах — только камни, кусты и заросли камыша.

Карацупа сопоставил все свои наблюдения, проверил расчеты и продолжал поиск; он перебирался с берега на берег, осматривал валуны, обломки скал. Он был убежден, что где-то впереди пробирается человек, хорошо умеющий скрывать свои следы. У нарушителя крепкие нервы, отличная тренировка, большая выдержка — он идет по дну, по скользким камням, но не вылезает на берег. Карацупа неотступно двигался по его следам…

— Не выдержал все-таки! — радостно воскликнул он, когда снова увидел следы на мокром прибрежном песке.

Следопыт лег на землю, «послушал» ее и вскочил повеселевший. Он приказал одному из бойцов наряда перебраться на другой берег и залечь в кустах, а мне остаться здесь. Сам же Карацупа побежал с Ипгусом дальше по следу. Чувствовалось, что приближается развязка.

— Стой! Руки вверх!

Где-то рядом затрещали кусты и грохнул выстрел.

Из кустов вышел длинноногий человек в темной пиджачной паре. Его сжатые в кулаки руки была подняты над бритой головой, черные глаза зло бегали по сторонам.

— Вот вам и конь… — Карацупа махнул маузером в сторону задержанного. — Вернее, передние копыта коня… — Скорее сюда! — приказал следопыт бойцу. — Обыщите! — И тут же властно спросил бандита:

— Где второй?

— Я один! — грубо бросил по-русски задержанный.

— Где второй? — повторил пограничник.

— Я заблудился. Чего пристали? Вышел погулять, а вчера выпил… И вот…

— Посмотрите, товарищ Карацупа!

Боец, вызванный следопытом, мгновенно закончил обыск и подал старшему наряда кинжал, пачку денег и пистолет.

— Где второй? — строго спросил Карацупа.

Нарушитель смотрел куда-то в сторону.

— Ингус! — крикнул Карацупа.

Ингус бросился на нарушителя, обнюхал его, побежал в кусты и вскоре вернулся с огромным башмаком в зубах.

— Это зачем? — спросил Карацупа нарушителя. Он держал башмак и осматривал его. Широкий каблук и толстая подметка были на нем приколочены шиворот-навыворот.

— Сначала под коня играли… — Карацупа строго посмотрел в глаза задержанному и достал из кармана подкову. — Знакомая штука! Думали, река скроет? Ясно. Потом задели о корень подковой, подбили копыта и подкову потеряли? Ясно. Тогда на другую хитрость пошли? Перевернутые ботинки надели?

— Один я…

Следопыт зло нахмурился: он-то хорошо знал, что обувь с набитыми впереди каблуками оставляет более отчетливый след не от каблука, как обычно, а от подошвы, на которую опирается большей тяжестью своего тела нарушитель. Карацупа, изучив следы, уже определил уловку врага — тот шел как бы задом наперед. Но след рассказал Каракуле еще и другие важные подробности: если человек, обутый в большие сапоги, оставляет после себя углубленный след, то это, наверное, означает, что шел он не один, а нес на себе сообщника, чтоб тот вообще не оставил после себя следов. Предстояло найти второго нарушителя.

— Сторожите! — приказал пограничнику Карацупа, а сам пошел с Ингусом по скалистому берегу.

Прыгая с камня на камень, следопыт добрался до второго пограничника, оставленного в засаде. Тот ничего подозрительного не заметил. Карацупа задумался: что же произошло в пути с нарушителями? Он постарался мысленно представить себе картину их движения. Шли они один за другим, шли, искусно изображая движения лошади: на их ногах были специальные ботинки с прикрепленными к ним искусственными копытами. Один из диверсантов задел ногой-копытом за корягу, чуть не упал и, прислонясь рюкзаком к стволу дуба, стоя на одной ноге, снял ботинок: он чинил маскированное копыто. Чтобы сохранить устойчивость, диверсант схватился за ветку и оставил на листе след своего пальца.

Починив подкову, нарушители снова зашагали один за другим. Следы их и впрямь создавали впечатление, что здесь прошел конь. Потом они вошли в реку. В это время услыхали звуки погони, заспешили. Передний упал, сломал на камнях копыто с подковой, сбросил его, и оба торопливо пошли по дну реки. Чуя погоню, враги решили обмануть преследователей — один из них обулся в специальные маскировочные ботинки, оставлявшие обратный след, и понес на спине напарника. Когда погоня была уже совсем близко, диверсанты приняли новое решение — разойтись; причем один из них должен был идти в тыл и вести за собой погоню, отводя пограничников от главного нарушителя.

Представив себе эту картину, Карацупа решил искать второго бандита на берегу или в самой реке, недалеко от того местах, где была потеряна подкова.

— Ингус, ко мне! — Карацупа побежал по берегу, кинулся в воду, переправился на другую сторону, держа собаку на руках, и осмотрел прибрежные кустарники.

Взгляд Карацупы остановился на скрытой камышами заводи. Спокойная вода мирно отражала широкие листья кувшинок и высокий камыш. Карацупа повел Ингуса к омутку. Только подошли они к нему, как Ингус, понюхав воздух, бросился в заросли.

— Сюда! — крикнул Карацупа бойцу, сидевшему в засаде.

Желтоватая камышинка, невинно торчавшая на поверхности воды, качнулась и стала подниматься. За ней показался мокрый седой человек. Он зло выплюнул изо рта трубку с надетой на нее камышинкой.

— Руки вверх! — скомандовал Карацупа.

— Сдаюсь…

Задохнувшийся, еле живой нарушитель выполз из омута и повалился на берег.

Подоспел боец; Карацупа приказал ему караулить задержанного, а сам полез в воду. Вскоре он вытащил со дна перепачканные в тине запаянные банки и ампулы с ядом, нашел в глубине омута пистолет.

Мы отправились на заставу.

Так началось мое знакомство с Никитой Федоровичем Карацупой.

Ничего не придумывая и не приукрашивая событии, я расскажу в этой книге о некоторых подвигах героя-следопыта.

Поединок со смертью

Ночь выдалась на редкость темной. За окнами заставы лил обложной дождь, во дворе свистел ветер, уныло гудели кусты. За пограничной рекой, в глинобитной крепости, тревожно выли собаки и на ветру раскачивались фонари.

Нахлобучив на голову шлем, повыше подняв воротник коричневой кожаной тужурки, Карацупа прошел к собачьим клеткам, вывел Ингуса и отправился с ним проверять, как в такую ночь несут службу наряды.

Свернув по тропке через окопы и блиндажи к реке, Карацупа прошел с Ингусом над обрывистым берегом. У гнилого пня его встретил наряд:

— Стой! Кто идет?

Карацупа сообщил пароль и, довольный тем, что товарищи бдительно несут службу, взял круче к тыловой дозорной тропе. По кочкам и рытвинам, через болотце вышел он к разбитому дереву.

— Стой! Кто идет?

Выслушав пароль, чернобровый Козлов, сосед Карацупы по койке, с обидой в голосе заметил:

— Чего стараешься? Не спим. Ночь опасная — того и жди пойдут…

Чем дальше шел Карацупа, тем сильнее секли его ветви и струи дождя. Ноги то скользили, то вязли в тине; за ворот кожаной куртки безостановочно, словно из воронки, поливал дождь. Тьма угнетала — кусты и пни, приобретая фантастические очертания, словно оживали и, казалось, прыгали и шевелились. Нужно было держать в кулаке нервы, не поддаваться галлюцинациям.

Неспокойно было в ту ночь на сердце у Карацупы. Получив задание начальника заставы проверить в три ноль-ноль пограничные наряды, он с особым рвением обходил тропы, засады, секреты — везде бойцы были начеку, и там, где появлялся следопыт, неизменно слышалось одно и то же: «Стой! Кто идет?»

«Что смогут предпринять в такое время нарушители? — спрашивал себя Карацупа. — Смогут ли они перехитрить наряды? Смогут ли проскользнуть мимо патрулей, засад и секретов?» Карацупа никогда не представлял себе врагов хилыми, трусами и глупцами; по своему опыту он знал, что через границу перебираются специально обученные, дерзкие и сильные шпионы и диверсанты и с ними можно уверенно бороться, только обладая еще большей силой, ловкостью и смекалкой.

Размышляя о возможных столкновениях с лазутчиками в дождливую, грозную пору, Карацупа вышел с Ингусом на дозорную тропу и направился по ней в конец левого фланга заставы, где начинался соседний участок. На месте «стыковки» — в сопке — наряды были на своих местах, и Карацупа повернул обратно на заставу.

Дождь чуть стих, и тучи, наползавшие из-за реки, засветились лунными отблесками.

Неожиданно Ингус сделал стойку. В полутьме Карацупа увидел: кусты потревожены. Он зажег смотровой фонарик и направил его луч на землю. В светлом кружке был ясно виден отпечаток сапога, подкованного широкой металлической подковкой, потом след мягких сыромятных постолов. «Сколько их?» — лихорадочно думал Карацупа. Он стал определять величину шага, форму отпечатков стопы, линию походки — все, что образует «дорожку следов».

Следопыт заметил: нарушители оставили прямую «линию походки» — верный признак того, что прошли охотники или военные. Только люди, много шагавшие в своей жизни и хорошо тренированные, выносят ногу так прямо и четко ставят ее перед собой. Охотникам нечего было делать глухой порой в пограничной зоне, да еще в дождь и темень. К тому же охотничий сезон кончился. Следовательно, оставалось предполагать, что со стороны границы в тыл прошли военные. Но они хотели скрыть свою принадлежность к армии, иначе зачем им нужно было надевать калоши, постолы и ботинки?

Пограничник знал: при медленной ходьбе длина шага равна семидесяти — семидесяти пяти сантиметрам. Если же человек идет обычным «деловым» шагом, то шаг измеряется восемьюдесятью, а при скорой ходьбе — девяноста сантиметрами. Тщательно осмотрев следы, Карацупа определил среднюю длину шага в сто сантиметров и даже больше. Значит, нарушители бежали. Следы были стелющиеся, словно срывавшие стебли трав. У следопыта не оставалось сомнения: быстрым шагом группа нарушителей перешла границу. Теперь они бегом движутся в глубь страны. Нарушители рассчитывают на быстроту передвижения. Над долиной свистел холодный ветер, лил дождь, гудела разбушевавшаяся река, и в такую погоду они не боялись выдать себя шумом от ходьбы или бега.

Сколько же человек перешло границу?

Следы то закрывались один другим, когда нарушители шагали след в след, то сбивались и путались, Но каждый след имел характерный признак, и его нужно было отыскать и запомнить. В одном случае Карацупа заметил подковку с приплющенной шляпкой гвоздя на каблуке, в другом — рубец от пореза на гладкой подошве постолов, в третьем — вафельную поверхность калош. Освещая тонким лучом фонарика следы, Карацупа подсчитал: девять человек!

Рассматривая следы, Карацупа обратил внимание на несколько изломанную линию походки каждого нарушителя. Такая зигзагообразная линия отражает напряженное состояние человека. Изломанная линия походки бывает у стариков, которым нелегко передвигаться, у очень полных и грузных людей, у носильщиков груза. Трудно было предположить, чтобы все нарушители, шагавшие впереди, оказались стариками либо чрезмерно тучными людьми. Значит, люди несли тяжести. Если это так, то заранее можно было предсказать, что они недолго смогут бежать, скоро выбьются из сил и захотят отдохнуть.

Важно было и другое: человеку, несущему груз, труднее обороняться, его легче взять в плен. Поэтому Карацупа решил не тратить дорогого времени на вызов наряда, а самостоятельно вести погоню. Он понимал, как ценна сейчас, во время сильного дождя, каждая минута: потоки воды могут смыть следы, а с ними исчезнет и возможность обнаружить врага.

Чем дальше преследовал Карацупа нарушителей границы, тем больше узнавал он о них. Следы рассказали ему о главаре: впереди группы шел невысокого роста сильный человек. От его ног оставались ровные, четкие следы с хорошо вырезанными краями и глубокими вмятинами от каблуков. Шаг у него был короток, тверд, как у невысоких ростом людей, давно привыкших к ходьбе. Он нес немного груза и, очевидно, прокладывал дорогу, командовал и наблюдал за движением группы прорыва. Иногда он останавливался, пропускал вперед своих товарищей и проверял, нет ли погони, затем снова выходил вперед.

Позади, тяжело опираясь на трость, шел старик. Он торопился: при скорой ходьбе трость обычно становится рядом с носком каждого второго шага правой ноги. Короткие, семенящие, слабые шаги выдавали не только старческий возраст замыкающего, но и позволили Карацупе представить его внешний вид: это, должно быть, был худощавый, щуплый, злой, истеричный человек. У него длинные сухие ноги, которые он чуть волочит, и такие же длинные, отвислые руки. Об этом, в частности, можно было судить и по тому, как он откидывал трость и как ставил ее около ноги.

«Зачем взяли старика? — думал Карацупа. — Может быть, он хорошо знает дорогу, бывал в этих краях и идет как проводник. Но почему тогда он позади? А может быть, старик — главный нарушитель и его сопровождает вся банда, чтобы охранять и принять из-за него бой, если он будет обнаружен? Возможно, старика вели специально, чтобы бросить, если начнется погоня: пока бойцы-пограничники будут с ним возиться, все остальные скроются. Как бы там ни было, со стариком легче всего справиться. Но вот его трость… Она явно не простая. В ней, наверное, оружие».

Погоня продолжалась уже час. Ингус устал, нервничал и злился. Расстояние до группы нарушителей постепенно сокращалось, но враги все еще были далеко. Нужно было выиграть время, ускорить погоню. Следопыт решил: если у нарушителей есть опытный проводник, то они должны обязательно свернуть вправо — в сторону узкой и темной пади, поросшей кустарником и мелким дубняком. Там, в пади, нарушители смогут укрыться в лесу и напрямую пересечь сопки, выйдя к дороге. В таком случае группе прорыва придется описать большую дугу по долине в обход болотца и камышовых зарослей. Значит, ему, Карацупе, надо пойти наперерез им через камыши и топь, чтобы оказаться там раньше. Путь через камыши Карацупа знал хорошо, и он смело вошел в заросли. Тропа, проложенная кабанами, утонула в дожде. Болото вздулось. Ингус начал тонуть. Следопыту пришлось взять овчарку на руки и по колено в воде шагать среди мокрых стеблей.

«А если они не пойдут к пади? — Карацупа вздрогнул от одной этой мысли. — Если главарь повернет в другую сторону?.. Нет! — успокоил себя Никита. — Не может этого быть. Идут люди военные, опытные; они, конечно, не раз смотрели в бинокли и стереотрубы на нашу сторону и должны понимать, что прорваться на левый фланг им опасно — там цепочкой стоят железобетонные доты и пулеметные гнезда. Значит, они обязательно должны выйти к глухой пади».

Но часы преследования утомляли не только нарушителей. Пробираясь через густые камыши, Карацупа чувствовал, как его покидают силы. Отчаянно стучало сердце, и его удары, как эхо, откликались в висках. Выступил уже «второй пот», всегда уносящий много сил.

Захваченный погоней, Карацупа продолжал ломать камыши, сгибать их и затаптывать ногами. Треск стеблей, всплески воды и злое фырканье Ингуса заглушались беспрестанным шумом дождя. Но вот камышовые чащи остались позади. «Где же враги? Не свернули ли они в сторону? Не пошли ли по другому пути? Что делать? Упустил? Надо бы бежать на связь, вызвать наряд. Но тогда потерял бы время. Правда, тогда меньше ответственности — известил, отрапортовал. А тут все взял на себя. Что же делать? Что делать?..» — так думал Карацупа, продолжая преследование.

Он повел Ингуса к скрытой проливным дождем узкой пади. По лицу хлестал кустарник. Ноги вязли в глине. Отчаянно стучало сердце. Следопыт был уже очень далеко от заставы и мог рассчитывать лишь на свои силы. Ингус бежал, нюхал мокрую землю, его уши выражали крайнюю озабоченность. Он словно понимал, как важно обнаружить следы и вести по ним пограничника.

А вот следов-то и не было. Ничего, кроме монотонного шума дождя и свиста ветра, не было слышно вокруг. Под ливнем, в жидком свете луны Карацупа долго шел за Ингусом, пока, наконец, тот не сделал стойку. Навострив уши, собака рванулась к кустам.

Следы!

Карацупа пересчитал следы и по ним понял все, что происходило недавно в пади. Нарушители устали, шаг у них стал коротким и вялым, ноги задевали за коряги, камни и мокрую траву. Группа сделала короткий привал: ясно рисовались застывшие оттиски каблуков и подошв. Старик отдыхал стоя, опираясь на трость, — она отклонилась в сторону под углом и проколола в глине отверстие, заполнившееся водой. Ингус чихнул — кто-то жевал табак и сплюнул его в траву.

Передышка у нарушителей, видимо, была недолгой — главарь решительно шагнул, вдавив свои каблуки в сырую землю, затем следы от его ступней стали как бы прокатываться по поверхности: он, очевидно, побежал, однако никто из группы не последовал его примеру. Похоже, что главарь понукал и требовал ускорить шаг, перейти на бег, но его не послушались. Видать, вся группа требовала отдыха.

«Так… Они устали… — отметил про себя Карацупа. — Главарь подгоняет… Хорошо!..»

Теперь нужно было спешить, бежать что есть мочи. Карацупа побежал. Пришлось на ходу сбросить кожаную куртку. Облегчение почувствовалось, но ненадолго. Между тем где-то впереди уже слышались треск, чавканье ног в глине, тяжелое дыхание людей. Чтобы бесшумно подобраться к банде, следопыт сбросил сапоги. В носках было легче, но их шерстяная вязка порвалась о каменья, и пальцы быстро поранились об острия валунов. До нарушителей оставалось уже совсем немного. Следопыт приблизился к ним вплотную и остановился. Нужно было прийти в себя, передохнуть, успокоиться и сейчас же принять решение: как захватить ему с Ингусом девять человек?

Отдыхали они стоя. За соседним кустом тяжело дышали люди. Они поправляли на себе поклажу, кто-то жевал табак. Вот бы и налететь внезапно! Но Карацупа сдержался: нападать лучше всего не на стоянках — в таком случае легче оказать сопротивление и проще разбежаться по дубняку. Налетать нужно внезапно, на марше, выбрав миг, когда зайдет луна, — тогда нарушители не смогут сразу остановиться, выхватить оружие и занять оборону.

Стоя за кустом, Карацупа прислушивался и ждал. В выжидательной позе застыл и Ингус.

Луна зашла, стало совсем темно. За кустом стихло — перед выходом нарушители, очевидно, прислушивались: нет ли погони? Шумевший дождь и вой ветра успокоили их.

«Чмок… Чмок…» — послышались шаги. Нарушители пошли дальше и вскоре очутились в той части глухой пади, скрытой дубняком, где не так-то легко было им разбежаться в стороны от тропы. Сдерживая поводком Ингуса, пограничник бесшумно последовал за ними. Теперь он мог различить едва видимые силуэты и сразу узнал главаря и старика, с которыми познакомился заочно по их следам.

Один… два… пять… девять… Да, девять! У Карацупы екнуло сердце: сдюжат ли они вдвоем с Ингусом против такой силы?

Перебегая от куста к кусту, от дерева к дереву, следопыт преследовал банду и все продумывал, как ему лучше поступить. Ингус, доведенный до крайней степени напряжения, рвался с поводка, и Карацупа опасался, как бы он не выдал себя злобным воем.

Выглянула луна, узкая падь заполнилась мглистым струящимся светом. Следопыт с тоской посмотрел в небо, его взгляд как бы говорил: «Уйди! Уйди, пожалуйста!» И луна как бы послушалась пограничника — стало темно.

Пора! Карацупа уже все обдумал и знал, как ему действовать. Он спустил с поводка Ингуса и с ним бросился вперед:

— Стой! Руки вверх!

Не давая опомниться бандитам, Карацупа туг же стал «отдавать приказания»:

— Загаинов, заходи справа! Козлов, Лаврентьев — слева! Остальным бойцам — на месте! Давай заходи, окружай! Ингус, бери! Ату!

Бандиты заметались. Главарь бросился в кусты и взвыл: Ингус укусил его. Коротконогий, коренастый, он поднял руки. Между тем Ингус уже успел основательно покусать еще кое-кого из группы, вырвал у старика трость и бросил ее к ногам Карацупы. Бандиты орали и ругались. Вопли их сливались с проклятиями, и они сами не могли разобраться, кто кричит в пади, где находятся пограничники.

Воспользовавшись паникой, Карацупа, все еще невидимый нарушителями, приказал им поднять руки.

Затем он быстро присел. Снизу, на фоне светлевшего неба, ему было видно, все ли нарушители стоят с поднятыми руками. Растерянные, не понимающие, откуда свалилась на них беда и сколько окружило их пограничников, бандиты тянули вверх руки и озирались по сторонам.

— Загаинов, Козлов, Лаврентьев, Иванов! — все еще хитрил Карацупа. — Держать всех на мушке. Я буду обыскивать. Если что, бей без промаха!

Выхватив из деревянной кобуры маузер, Карацупа вышел к банде. По его приказу в кусты полетели револьверы, кинжалы, фонари, банки с ядом и опиумом. Быстрее всех опомнился главарь — он незаметно опустил руку в карман за пистолетом, но Ингус предупредил его сильным прыжком: клыки овчарки оставили след на шее и лице главаря.

Обыскан четвертый нарушитель, пятый… «Скорей, скорей! — понукал себя Карацупа, — Уходит время, уходит эффект неожиданности, может быть, скоро выйдет луна, и тогда обнаружится хитрость…»

Не слыша голосов пограничников, к которым обращался Карацупа, нарушители сообразили, что попались на хитрость.

Старик, у которого Ингус вырвал трость, вдруг пронзительно, по-бабьи закричал:

— Обманывает! Бей! Души!..

Ингус очутился на спине жилистого старика, повалил его, укусил в шею.

— Товарищи, окружай гадов! Загаинов, выходи вперед. Сейчас я буду их конвоировать. А ну, становись попарно! Шагом марш!

Нарушители сбились в кучу, боязливо построились попарно и, проклиная все на свете, шагнули вперед. В это время разорвало тучи, и сквозь сеющийся дождь проглянула луна. В ее призрачном свете белыми пятнами виднелись лица перепуганных людей. Шагая с поднятыми руками по вытоптанной звериной тропе, они мрачно и зло оглядывались по сторонам. Еще десяток шагов, и им стало ясно: конвоирует их только один пограничник.

Вид у Карацупы был страшен — без куртки, босой, в разорванной рубахе, с направленным а сторону нарушителей маузером, он шагал позади банды, не подозревая, что над его головой нависла беда.

Еще недавно, преследуя нарушителей, Карацупа опасался появления луны. Теперь же, когда он конвоировал врагов по грязи, среди кустов и мутных водяных потоков, катившихся по дну пади, следопыт боялся, что тучи ее снова закроют. Слабый свет луны был ему наруку — стоило любому бандиту ослушаться приказа, как он немедленно получил бы пулю в затылок. Стоит луне исчезнуть хоть на миг, и все переменится — воспользовавшись мраком, бандиты смогут разбежаться или, что еще хуже, наброситься на Карацупу, убить собаку.

Луна словно затеяла игру в прятки — то она светила ярче, то скрывалась в облаках, Карацупа тревожно посматривал на небо. Мозг сверлила мысль: «Может, не дожидаясь беды, расстрелять в спину несколько человек, а двоих-троих вести на заставу?» Но он тотчас же отклонил эту назойливую мысль. Его долг — доставить врагов живыми; стрелять можно только в самом крайнем случае.

За луной жадно следили и нарушители — они молили своего бога, чтобы тот погасил свет далекого спутника Земли. Бандиты намеренно растягивали шаги, замедляя движение. Они отставали, постепенно приближаясь к конвоиру. Их замысел стал ясен пограничнику.

Между тем луна зашла за тучи.

— Ингус! — скомандовал Карацупа хриплым от простуды голосом. — Порядка не вижу!..

Овчарка поняла, что ей нужно делать: она схватила за икру одного бандита, затем второго, бросилась на третьего, поторапливая таким образом всю шайку. Ингус рычал, фыркал и действовал так решительно, что нарушителей охватил страх. Как бы угадывая намерение кого-либо из шайки юркнуть в кусты или, нарочно споткнувшись, сбить с ног Карацупу, собака мгновенно хватала виновника за ноги или набрасывалась на него с злобным лаем и хватала за шею, прокусывала руки.

Карацупа шел за бандой, сжимая в одной руке маузер, в другой — отобранный у врагов пистолет.

«Полезут — убью! — решил теперь Карацупа. — Перестреляю всех до одного! — И тут же снова остановил себя: — Нет! Нужно довести живьем!»

— Не отставать! — закричал Карацупа. — Подтянись!

И тотчас совсем весело кинул во тьму:

— Эй, Загаинов! Смотри бей гадов, если тикать будут. Шутки шутковать тут некому. А ну, ровней шагай! Руки! Выше руки, господин офицер!

Большая половина серебряного диска исчезла в тучах. «Сейчас начнется!» — повторял про себя Карацупа, Черное пятно туч прикрыло почти всю луну. Полил дождь.

Словно по команде, послышался треск, из тьмы грянул пистолетный выстрел, около виска Карацупы цвикнула пуля. Не прицеливаясь, он повернулся и выстрелил в куст. Кто-то там вскрикнул, упал, поднялся и закричал еще сильнее, почувствовав острые клыки Ингуса.

— Стой! Руки вверх! — разъярился следопыт. — Убью! Назад, гады!..

Двумя выстрелами он подбил здоровяка, полезшего на него; Ингус в это время сбил с ног обезумевшего старика, потом бросился на главаря. Тот не хотел сдаваться и, отбиваясь от собаки, требовал от своих людей, чтобы они прикончили овчарку.

Надо было решиться. Вскинув маузер, Карацупа крикнул:

— Еще движение — перестреляю всех, как собак!..

Из-за туч выплыла луна. Вдруг главарь покорно шагнул назад, поднял выше руки и стал глядеть куда-то в сторону. Потянулись кверху руки и остальных нарушителей.

Сквозь шум дождя послышались сначала выстрелы, а затем треск валежника, топот ног подбегающих пограничников.

Бандиты сбились в кучу.

— Вот так! Теперь, кто уцелел, стройся по двое, — приказал следопыт. — А ну, еще выше руки! Ма-а-рш!

Повесив головы, с высоко поднятыми руками уныло шагали нарушители. В дрожащем белом свете за ними шел измученный Карацупа. А по узкой пяди, ломая кусты, разбрызгивая воду, бежали на выручку бойцы тылового дозора.

— Загаинов, дорогой! Заходи вперед! — крикнул повеселевший следопыт. — Бери их в кольцо! Окружай!..

Схватка на острове

Как-то ночью Карацупа вышел на границу двумя молодыми бойцами. Новичков пугали кусты, они застывали от страха при виде засохшего дерева, которое в темноте принимали за человека, и тут же спотыкались о корневища дубов. Под сапогами глухо трещали сухие ветки, шуршал гравий.

Карацупа останавливался, шептал парням, впервые надевшим шинели:

— Обвыкнете… Не бойтесь…

Чем дальше уходили они от заставы, тем заметнее уставали новички. Но парни попались упрямые, крепкие: никак не хотели признаться, что выбились из сил.

Над сопками светили звезды. Чуть шумела река. Карацупа шел, вдыхая влажный воздух, и думал о новичках, об их будущем. Они, конечно, устали. Не желая задевать их самолюбия, Карацупа сам объявил отдых. Бойцы повалились в кусты.

— Это всегда так спервоначалу, — улыбнулся Карацупа. — Обойдется. Снимайте сапоги, переобуйтесь. Вот так. А теперь отдыхайте, а я переберусь на тот остров. Видите? — Следопыт показал на песчаный островок около слияния двух речек. — Поищу, нет ли там следов. Бывает, и через остров забрасывают «гостей»…

Карацупа спустился под обрыв, нашел спрятанную в кустах долбленую лодку, вскочил в нее с Ингусом и направился к острову. Стоя на корме и упираясь в дно багром, он легко и быстро продвигался вперед. Вскоре лодка миновала камыши. У гнилой ветлы следопыт встревожился: рядом послышался сдавленный гул обвалившейся земли, подмытой быстрым течением, и где-то закричала птица. Карацупа переждал, вслушиваясь в шум реки, затем спрятал лодку в бухточке, скрытой ивами, подсадил Ингуса — помог ему выбраться на берег, а потом и сам, цепляясь за ветки лозняка, поднялся наверх. Вскарабкавшись, он лег и осмотрелся. Сзади темнела, чуть поблескивая рябью, река; впереди, на песчаном острове, чуть шелестели ивы.

— Вперед! — чуть слышно скомандовал Карацупа и, сгибаясь, осторожно стал продираться с Ингусом сквозь кустарник в глубь острова.

Идти им пришлось по звериной тропе под сбитыми бурей деревьями, в лозняке. Было тихо и безлюдно. Ингус шел спокойно. Молчали птицы. Пожалуй, можно было бы и возвращаться. Но следопыт не любил спешки. Терпеливо и осторожно он осматривал остров, чтобы убедиться, что здесь нет чужих следов.

Раздвигая кусты, Карацупа осматривал мокрый, прилизанный волнами берег, прибрежную полосу, заглядывал на поляны, скрытые в тени деревьев. Обход был почти закончен, и Карацупа намеревался уже идти к спрятанной в кустах лодке, как вдруг с чужой стороны послышался приглушенный всплеск. Следопыт лег на землю и снизу посмотрел на воду. Со скалы, возвышавшейся на чужом берегу, на реку падала черная тень. Под защитой ее плыла лодка. На корме стоял огромного роста человек, медленно работавший шестом.

Тень от скалы не достигала острова. Небольшое пространство, освещенное звездами, заставило незнакомца остановиться, оглядеться. Затем, собравшись с силами, он несколькими ударами шеста подогнал лодку к острову, выскочил из нее на песок и спрятал суденышко под ветлу.

Что дальше?.. Сердце у Карацупы застучало. Он мысленно сравнил себя с человеком-гигантом: схватка будет серьезной…

Нарушитель действовал осмотрительно: прежде всего лег на землю и стал «слушать» ее, потом, так же лежа, посмотрел снизу, от уровня корней, на поляну. Но Карацупа успел спрятаться, и ни его, ни Ингуса гигант не заметил. Успокоившись, нарушитель вошел у самого берега в реку и медленно пошел по воде. Изредка, чтобы сохранять равновесие, он хватался за кусты и коряги и шаг за шагом пробирался дальше. На воде не оставалось следов.

«Один?.. — размышлял Карацупа, — Может, он разведывает остров, а потом вернется и вызовет напарника?..»

Нарушитель по воде пробрался на другую сторону острова и сел на камень. Передохнув, верзила вынул из-за пазухи пистолет, затем снял с себя брюки, рубаху, скрутил из них на голове чалму, пистолет взял в зубы и вошел по пояс в воду. Он собирался плыть через реку к тому берегу, где отдыхали пограничники. Но как только он погрузился в воду, Карацупа скомандовал:

— Стой! Руки вверх!

От неожиданности гигант поскользнулся, узел свалился с его головы и, всколыхнув воду, утонул. Поднялся бандит мокрый, задохшийся.

— Выходи! Гранату брошу! — деловито сказал следопыт. — Бросай оружие! Руки вверх!

Нарушитель, фыркая и сопя носом, мрачно зашагал к берегу. На фойе звездного неба рисовалась его огромная фигура.

— Лезь на берег! — скомандовал Карацупа. — Не тяни!..

Верзила схватился ручищами за корни, подтянулся — и вдруг изловчился, вынул изо рта пистолет и побежал с ним по песчаной кромке берега. Однако задел ногой за корягу и упал. Вскочив, кинулся в тальник. На бегу успел повернуться и выстрелить в Ингуса. Овчарка взвизгнула.

— Догнать! — Карацупа спустил с поводка Ингуса.

Огромная овчарка собрала последние силы, перелетела через сгнившее дерево, перепрыгнула через яму и со всего хода бросилась на врага. Сильный и ловкий, тот отчаянным усилием сбросил с себя Ингуса, и раненая овчарка отлетела в сторону. Раздался глухой визг. Ингус упал…

От горя и отчаяния Карацупа закричал и выстрелил в бандита. Однако рука его дрогнула, и пуля прошла мимо. Надо было вернуться к упавшему Ингусу, взять его на руки и перевязать рану. Но прежде всего нужно было задержать нарушителя. Не чувствуя ни холодного песка под ногами, ни острых коряг, охваченный одним стремлением поймать врага и отомстить за Ингуса, бежал вперед следопыт.

Нарушитель мчался через остров к заливу, где была спрятана его лодка. Вдруг он остановился и спрятался за дерево. Густая длинная тень ложилась от его фигуры, и по движению тени Карацупа наблюдал за врагом. Сбычившись, тот сжимал в руке пистолет и наблюдал за тенью Карацупы. Нарушитель не собирался сдаваться, но и не стрелял: берег патроны. По выстрелам Карацупа уже знал, какой системы у врага пистолет и сколько осталось у него в обойме патронов. Подходить было еще опасно.

С реки донесся далекий всплеск: на выручку спешили молодые пограничники. Шум услыхал и нарушитель. Тень от его фигуры метнулась в кусты. Тут бы и стрелять! Но Карацупа сдержался: бандита нужно взять живым! Враг это понял и тотчас воспользовался своим преимуществом: ломая кусты, вспугивая птиц, он побежал к лодке. Карацупа ждал этого, со всего разбега повалился на землю и снизу, от корней трав, посмотрел на мелькавшие в воздухе голые пятки.

Вот они подскочили над корягой и только коснулись песка — раздался выстрел. Нарушитель вскрикнул и рухнул во весь свой огромный рост. Страшно выругавшись, он поднялся, встал на колено и, не целясь, выстрелил. На голову следопыта посыпались сбитые пулей листья.

Карацупа спрятался за ветку: враг стрелял отлично, и нужно было терпеливо ждать минуты атаки. Нарушитель пополз к обрыву. За ним тянулся кровавый след. Временами он поднимался, чтобы прицелиться. Но Карацупа не выходил из укрытия: он ждал.

— В последний раз: стой! — крикнул следопыт и, улучив мгновение, когда верзила перебирался через сваленное дерево, выстрелил ему снова в ноги.

Бандит кинулся вперед и тяжело свалился с песчаной кручи в реку. Холодная вода освежила его, он привстал на колено и зло посмотрел на берег. Карацупа подбежал к кусту, нарочно тронул ветку. Свистнула пуля.

«Остался один патрон… — подсчитал Карацупа. — Нужно заставить выстрелить его в последний раз. Только скорее! А то он бросится в реку. Тогда его унесет течением на чужую сторону. Скорее, скорее!..»

С невероятными усилиями бандит поднялся. Он хотел нырнуть, но тогда над обрывом заманчиво мелькнула тень Карацупы. Бешенство охватило врага, бандит выругался и выстрелил. Тотчас из кустов выскочил Карацупа. Теперь он мог точным выстрелом из маузера поразить врага. Бандит завертелся волчком, всплеснул руками и упал в воду.

— Лови его! — закричал Карацупа подоспевшим бойцам. — Не давай уплыть!.. Тащи на берег!..

Следопыт тяжело дышал, руки его дрожали, на лбу вздулись синие жилы.

— Что с Ингусом?.. Где Ингус?.. — спрашивал он молодых пограничников.

Четвероногий друг

Ингус выжил. Похудевшая овчарка лежала в клетке на мягкой подстилке и жалобно смотрела на Карацупу. В золотистых глазах Ингуса таились боль и тоска. Можно было подумать, что Ингус переживал за своего проводника. И действительно, следопыт осунулся, сильный и широкий подбородок его заострился, глаза покраснели и запали глубоко в глазницах.

— Ингус… дружище… — Карацупа вздыхал, молча поглаживая лапу овчарки.

Начальник заставы не беспокоил после всего пережитого Карацупу; следопыт проводил целые дни около своего четвероногого друга. Он вспоминал в те часы недалекое сравнительно прошлое.

Вот он с другими призывникам, приехавшими из казахских степей, слушает ка перроне полковую музыку, всматривается в лица пограничников, вышедших встречать молодое пополнение. Вот он впервые стоит в строю пограничников. Вместо штатского пиджака на нем уже защитного цвета гимнастерка и брюки, на ногах — армейские сапоги. Началась новая жизнь, жизнь бойца-пограничника. Ему очень хотелось стать проводником розыскной собаки.

— В школу розыскных собак хочешь? — Никита вспоминал, как инструктор учебного пункта Ковригин, обстоятельный человек с загорелым лицом, критически посматривал на его щуплую фигуру, короткие ноги и худенькие плечи. — М-да!.. Значит, к собачкам хочешь? Так… — Инструктор нахмурился. — Думаешь, с собаками полегче будет? Ошибаешься! Работать с розыскными собаками трудно, ой, как трудно! И в дождь, и в снег, и в жару, и под ветерок когда пули свистят, и когда тьма-тьмища такая, что призраки видишь, — иди смотря след, ищи нарушителя… Да что я говорю, — встрепенулся Ковригин. — Следы-то ты когда-нибудь видел? Собак видел? Собаку знаешь?

— С Казахстана я, — ответил Карацупа. — Скотину по-сиротски пас. Без собаки в степи пастух что без ног и без глаз.

— Покажи руки! — Ковригин посмотрел на широкие, натруженные ладони Карацупы, потом снова взглянул на худосочного бойца.

Карацупа не просил его, не заискивал, а сурово и просто смотрел на инструктора. Свинцово-тяжелый взгляд серых глаз Карацупы был так холоден, что не по себе стало даже бывалому воину.

— В глазах у тебя что — льдинки, что ли? — усмехнулся Ковригин, — Тяжелый у тебя глаз, товарищ Карацупа. Это хорошо: гипнотизировать нарушителей будешь. Значит, говоришь, собак видел?

— Когда пастухом был, у меня своя собака была, Дружком называл, — обрадованно заговорил Никита. — У нас, в Атбасаре, Дружок мне помогал — по кулацким клуням хлеб искал. В ямах зерно кулаки прятали, а он находил.

— Дружок? Это хорошо. Только такое имя пригодно для дворняжки. А для пограничной, для розыскной собаки кличку другую нужно. Построже. Короткую, звучную, с четким окончанием. Ну, а след где видел?

— Собака и след в степи — друзья пастуха, — скромно ответил молодой пограничник.

Ковригин засмеялся. Засветились его глаза, разгладились суровые морщины на его лбу. Карацупа понял: он будет учиться в школе инструкторов розыскных собак.

— Начнем с обшей подготовки, — предупреждал его Ковригин. — Потом уже займемся собаками. Школа у нас новая, дело — новое, а собак еще мало, да и коней не хватает — только все заводим: граница обстраивается. Трудности будут.

Никита воспрянул духом, но вскоре приуныл — ему, самому низкорослому среди новичков бойцу, дали такую огромную лошадь, что с земли он не мог достать до холки Баяна. К тому же у Никиты не хватало и сил седлать богатырскую лошадь. Пришлось ему сделать специальную скамеечку, с помощью которой, еще в стойле, он забирался в седло и затем уже верхом выезжал во двор и вставал в кавалерийский строй.

Нашлись шутники, которым доставляло удовольствие подсмеиваться над Карацупой и его громадным конем. Ковригин заступился за новичка и приказал дать ему другую лошадь. На этот раз Никите достался Орлик — маленький толстенький конек с отвисшим брюхом. Снова шутники принялись потешаться над Никитой, но Орлик пришелся ему по душе — конек был понятлив, послушен, а, главное, забираться на него можно было уже без скамейки.

Шутники однако и тут не растерялись: коротконогую толстенькую лошаденку и маленького Карацупу они прозвали Патом и Паташоном, а потом уже совсем кратко — «два Паташончика».

От подобных шуток Карацупа ходил мрачный, но занятий с Орликом все же не бросал. Он приучал его брать препятствия, не бояться выстрелов и взрывов, выходить на зов, выполнять сложные упражнения на плацу. И когда пришел день поверки, командиры залюбовались отличной тренировкой Орлика.

— Будет из Никиты хороший пограничник, — одобрительно заметил командир взвода Александр Коростылев. Ему нравилась хорошая посадка новичка в седле, быстрота и ловкость, с которыми молодом воин действовал клинком и винтовкой.

Начались тактические занятия. Как-то перед их взводом была поставлена задача — атаковать условного противника и выбить его в определенном квадрате из кустарника. По команде «В атаку!» Карацупа гикнул, свистнул, дал шенкеля Орлику, и тот вихрем устремился вперед. Лавина коней мчалась к рубежу — и вдруг с другой стороны вырвалась вторая такая же лавина. На всем скаку сшиблись кони. Гнедая, сильная и тяжелая лошадь, мчавшаяся навстречу, сбила Орлика. Карацупа вылетел из седла. Когда он пришел в себя и поднялся, то прежде всего бросился к Орлику. Но конь уже бился в предсмертных судорогах.

Гибель Орлика угнетающе подействовала на молодого пограничника; он замкнулся, ссутулился, с тоской смотрел на товарищей по взводу. Ни с кем не делясь своим горем, Никита уходил в поле к могиле Орлика. Спасибо командиру взвода Коростылеву — поговорил он с Никитой раз, другой, посидел с ним на могиле Орлика, рассказал несколько пограничных историй и как-то сумел отвлечь Карацупу от горьких мыслей и развеять его мрачное настроение.

А тут наступило время знакомиться с собаками. Но надо же было так случиться, что Карацупу снова ожидали неприятности. В новой, недавно организованной школе не хватило четвероногих разведчиков, и курсанту Карацупе, стоявшему из-за своего малого роста самым крайним на фланге, при распределении не досталось собаки. Тогда Карацупу послали дежурить, выполнять всякие разовые поручения.

Скрепя сердце принялся Никита и за эту работу. Но вот однажды, когда Карацупа возвращался с очередного задания, он услышал тонкий и жалобный писк, доносившийся из-под мостика над оврагом вблизи школы. Карацупа подбежал к деревянным опорам и нашел в репейнике двух полуслепых голодных щенков, брошенных на произвол судьбы. Никита поднял щенков на руки, осмотрел их, подул на шерстку, задрал им хвосты и потрогал уши.

— Будет и у меня собака! — сказал Никита, но, боясь злых насмешек шутников, решил никому не говорить о своей находке и в тайне ото всех выращивать щенят.

Он отыскал во дворе школы укромное местечко, сколотил будку, приготовил подстилку и бережно положил на нее своих питомцев. Затем отправился в поселок и выпросил у сердобольной старушки коровьего молока, соску и бутылочку. Вскоре щенки жадно сосали свежее молоко.

Малыши требовали еды каждый день, и тут у Никиты возникли затруднения. Вход посторонним на территорию школы был запрещен, и старушка, следовательно, не могла сама приносить молоко, а Никита уходить из школы без разрешения опасался.

Чтобы никто не раскрыл его секрета, Никита устроил своеобразную передачу. В определенное время он осторожно, с оглядкой подходил к забору, перебрасывал через него веревочку с бутылкой, а старушка наливала в нее молоко. Карацупа перетаскивал бутылку через ограду и нес к щенкам. Тайну Никиты разгадал старый повар, но никому ничего не сказал, наоборот, с этого момента он стал готовить для щенков специальную похлебку.

Зато ветеринар, нелюбимый в школе, желчный и несправедливый человек, узнав о щенках, немедленно доложил о происшествии начальнику школы. Тот вызвал Карацупу, и маленький, тщедушный курсант предстал перед старшим командиром.

— Как можно без ветеринарного надзора, тайком тащить в школу неизвестной породы и неизвестно какого здоровья щенят? — сердился командир.

Но Карацупа решился. Побледнев, он тихо попросил:

— Разрешите оставить щенят… Ручаюсь: будут хорошие следопыты.

— Ручаетесь? Следопыты?.. — Начальник школы изумленно посмотрел на курсанта, смерил его глазами с головы до ног и молча зашагал по ковровой дорожке. Он обошел вокруг стоявшего навытяжку Карацупы, огорченно покачал головой и вдруг коротко бросил:

— Ручаетесь? Хорошо! Посмотрим щенков…

В коридоре стояли хмурые, крайне встревоженные Ковригин, Коростылев, Здесь же был и ветеринар. Начальник школы, проходя мимо них, коротко бросил:

— За мной!

— Ну, Паташончику банька будет… — услыхал за своей спиной Карацупа.

Начальник молча шел за курсантом; остановился около будки, взял щенков на руки, придирчиво осмотрел их и бережно положил на подстилку.

— А вы знаете, курсант Карацупа, какой породы щенки? — В глазах начальника школы вспыхнули веселые огоньки. — Понимаете ли вы в породе? В экстерьере? В масти?

— Так точно. Понимаю.

— Вот как!.. — удивился командир. — Что же это за порода?

— Восточноевропейская овчарка.

— Восточноевропейская? Верно. Впервые была завезена в Россию в тысяча девятьсот четвертом году. А в пятом году… — ударился он в воспоминания. — В пятом году, извольте знать, ее применяли уже в качестве санитарной собаки. Это было во время русско-японской войны. Ну, вас тогда еще на свете не было. Как я помню, с седьмого года восточноевропейскую овчарку начали регулярно использовать в России на границе — тогда у нас появилась собачья розыскная служба…

Начальник школы увлекся; собак он любил чрезвычайно, знал их отлично, мог часами рассказывать о воспитании служебных собак.

— М-да!.. — Командир задумался. — Откуда же появилась здесь восточноевропейская овчарка? Я ничего не слыхал о восточноевропейской овчарке у здешних жителей. И вдруг под мостом, при таком стечении обстоятельств… Нужно выяснить! Кстати, не можете ли вы описать восточноевропейскую овчарку? — Начальник школы улыбнулся и внимательно посмотрел на Никиту. — Конечно, вы знаете, что это собака выше среднего роста, крепкого и сухого сложения. Ну, а дальше?

— Туловище длинное, с крепким, массивным костяком, хорошо развитой сухой мускулатурой, — четко, как учил по книге, ответил Никита.

— А морда? Какая морда?

— Морда клинообразная, сильная, с крепкими челюстями, с сухими, неутолщенными, плотно прилегающими губами. Морда должна быть равна длине лба или немного короче.

— Хвалю! — Начальник школы одобрительно закивал головой. — Что вы думаете, Александр Гаврилович? — обратился он к Коростылеву. — Что думаете о судьбе щенков? Может быть, согласимся с просьбой курсанта?

— Так точно, товарищ начальник. Я думаю…

— Довольно, довольно. Пусть останутся. Итак, товарищ курсант, будем надеяться, что история с щенками не забава, а серьезное дело. Что же касается вашей провинности, то за то, что вы тайно пронесли в спецшколу розыскных собак этих щенков, пытались скрыть свой поступок, не обратились к ветеринарному надзору, — за все это я ставлю вам на вид. Постарайтесь так учиться в дальнейшем и так вести себя, чтобы я мог снять с вас это взыскание. Понятно?

— Так точно, товарищ начальник. Понятно…

Щенки подрастали, крепли. Они были очень похожи друг на друга. Чтобы отличать их, Никита придумал щенятам клички: одного назвал Иргусом, другого — Ингусом, Коростылев посоветовал одного щенка отдать другому курсанту, товарищу Карацупы, тоже оставшемуся без собаки. Никита отдал ему Иргуса, а себе оставил Ингуса. Это был пузатенький ласковый щенок веселого нрава.

Вскоре Коростылев вызвал Карацупу к себе и приказал ему приступать к тренировке собаки.

— Первое дело, — говорил командир, — приучить собаку к кличке, научить ее носить ошейник и поводок. Потом уже — другие упражнения.

Каждое утро Никита входил в клетку, протягивал щенку лакомство и ласково произносил: «Ингус! Ингус!..» Отдав лакомство, Никита снова произносил: «Ингус! Ингус!.. — и добавлял: — Хорошо».

Ингус понял, что он Ингус, что «хорошо» — значит хорошо и что за все хорошее полагается лакомство.

Труднее было приучить Ингуса к ошейнику и поводку. Он визжал, вертелся, валился на землю, силясь сбросить с себя ошейник. Но постепенно привык и стал спокойно относиться и к ошейнику и к ременному поводку.

Карацупу словно подменили — он повеселел, без устали бегал с Ингусом по площадке, бросал перед ним «апортирующие предметы», заставляя овчарку приносить их хозяину: выгуливал собаку, что-то ей пел и смеялся.

Через неделю пришел посмотреть на Ингуса начальник школы. Увидел он щуплого, коротенького Карацупу и около него брюхатого серого щенка с отвислыми ушами. Ему стало смешно. Чтобы скрыть улыбку, нахмурился, прошел мимо.

— Смешные они, — сказал он Ковригину. — Проводник — коротышка, а собака брюхо по земле волочит… Впрочем, я уверен, если с этой собакой позаниматься, толк будет. Но…

Карацупа с Ингусом выглядели тогда смешно, и курсанты шутили над товарищем, смеялись над новыми Паташончиками.

— Сыщики идут… — обычно посмеивались балагуры, когда Карацупа нес на руках щенка.

Никите приходилось иной раз прерывать занятия, когда Ингус ложился на землю, задирал кверху лапы и принимался играть. Тогда Никита боязливо оглядывался, нет ли где притаившегося озорника, и уносил Ингуса подальше от посторонних глаз.

Между тем работа предстояла не малая. Нужно было приучить Ингуса ходить рядом, научить его подходить к себе, садиться, отвечать на команды, носить предметы, ходить по буму и подползать под проволоку и ограду, перепрыгивать через рвы, водоемы, научить его прорабатывать след. Наконец, необходимо было веселого и благодушного Ингуса отучить от всех милых и забавных повадок и развивать в нем строгость, превратить в злого, недоверчивого пса, не признающего никого, кроме Карацупы. Приучить Ингуса к выстрелам и взрывам. И внешне следовало изменить собаку — «убрать» отвисшее брюхо, сделать овчарку сухой, сильной, стремительной.

От обилия «нужно» у Карацупы кружилась голова. Но он набрался терпения и так же, как и другие курсанты со своими собаками, постепенно отрабатывал с овчаркой одно упражнение за другим. Ковригин с помощниками производили во время дрессировки взрывы, стреляли по соседству из пугача, рвали поблизости петарды, строчили из пулемета. Сначала Ингус дрожал и визжал от страха и прятался в ногах Карацупы. Потом привык к свисту пуль, к оглушающей трескотне пулеметов. Походы по лесам, прыжки через окопы, подъемы по лестнице благотворно повлияли на Ингуса. Он окреп, набрался сил, стал ловким и смелым псом. Ингус преобразился и внутренне. Теперь он злился и вставал на дыбы, когда подходил чужой человек, стремглав кидался за брошенным предметом и приносил его к ногам Никиты, Ингус охранял оставленную дрессировщиком любую вещь, и горе было тому, кто попытался бы ее взять.

Пришло время переходить к более сложным упражнениям. На плацу появился одетый в толстый стеганый дрессировочный халат помощник Карацупы: предстояло «брать след» и «задерживать нарушителя». Помощник потоптался около Ингуса, тихонько отошел от него, спрятался в кустах, а затем пробрался на луговину. Придерживаясь зарослей, он перепрыгнул через ручей и, круто свернув, спрятался в тальнике.

Карацупа дал понюхать Ингусу оставленную «нарушителем» шапку.

— Фас!.. — приказал он Ингусу. — Ищи!.. След ищи… Вперед!..

Овчарка обнюхала траву, повертелась на месте, кинулась то в одну сторону, то в другую, снова остановилась около Карацупы и смущенно легла.

— Ищи!.. Фас!..

Ингус встал, нехотя описал круг. Когда он шел по кругу, то почувствовал живой и сильный запах — запах «нарушителя». Открытие запаха было так неожиданно и ново, что Ингус взвизгнул, поднял хвост, азартно побежал по следу и вдруг остановился.

Сдерживая себя, не повышая голоса, Карацупа заставил овчарку снова выйти на след. Но Ингус оглядывался по сторонам, бросался в кусты — след перестал его интересовать; овчарку отвлекли шумы, свист ветра в кустах, далекая стрельба. С грехом пополам Ингус вышел, наконец, к «нарушителю». Стеганый дрессировочный халат сначала испугал его, но вскоре он расхрабрился, рассвирепел и кинулся на курсанта — помощника Карацупы, Тот подставил Ингусу правый рукав ватного халата — в него впились острые зубы овчарки. Помощник махнул рукавом, сбросил Ингуса и подставил ему левый толстый рукав. Этого было достаточно, чтобы Ингус налился злобой, загорелся и, забыв все на свете, ринулся на «врага».

Самое сложное в дрессировке — поиск человека по невидимым следам, по запаху. Отыскивая такой след, собака пользуется и зрением, и слухом, и обонянием, и осязанием, но главное ее оружие — обоняние. Еще будучи пастухом, Никита знал, что хорошая собака может различать самые слабые, совсем незначительные запахи и на укатанной колесами степной дороге, и на половицах в доме, и в лесу — везде. Но только теперь, в специальной школе, постигая сложную науку дрессировки, он убедился в редкой способности овчарок разбираться в следах. Однако сможет ли так же вот, как остальные собаки в школе, действовать и его Ингус?.. Бежит он по следу, вдруг замечает в кустах газету, тут же забывает о работе — хватает брошенную бумагу, увлекается игрой. Приходилось, не горячась, останавливать Ингуса, отнимать у него газету и снова выводить на след. И все же стоило громко залаять другой собаке, и Ингус тотчас забывал о деле, ощеривался, рычал и рвался с поводка.

Во время очередной «проработки следа» к Карацупе подошел начальник школы.

— Поздравляю! Хорошо! — начал он в своей обычной мягкой манере. — Ингус-то как изменился: поджарый, сухой, как полагается. А вот Иргус, которого вы отдали, погиб… Не в те руки попал…

Ингус повернул к начальнику школы свою морду и зарычал.

— Великолепно! Просто чудесно! — восхитился начальник. — Какая агрессивная собачка! Очень, очень нравится. А теперь о следовой работе. Прежде всего, товарищ курсант, выясним, что такое для нас след. След — это все! По нему можно составить смертный приговор бандиту и оправдать невиновного. Вы должны запомнить, что собака может отлично брать препятствия, носить поноску, ходить на задних лапах, но это еще цирк. Служба начинается с розыска следа.

Начальник школы пошел с Карацупой по «дрессировочному полю». Ингус шел рядом тихо и спокойно. Карацупа много слыхал о начальнике школы известном мастере дрессировки служебных собак. Тот обстоятельно поучал курсанта:

— В нашем деле нет мелочен, нет второстепенного. На границе важно все: как обуться, как подсумок с патронами опоясать, как собаку кормить. Но вернемся к следу. В природе существует огромное количество различных пахучих веществ растительного, животного и минерального происхождения. Особой стойкостью отличаются запахи животного происхождения — такие, как запах пота. Каждый человек имеет свои, ему одному принадлежащий, индивидуальный запах. Вернее, это «букет» запахов, которые выделяются с потом, кожным салом, отмершими частицами кожи. Они пропитывают, насыщают все: одежду, обувь, любую вещь человека.

Сделайте так, чтобы Ингус научился улавливать индивидуальные запахи людей. Берите побольше помощников, заставляйте с малых расстояний искать их по следу, а потом усложняйте задачу. Вот пример: вы сразу спрятали своего помощника от собаки, понадеялись на сверхгениальность Ингуса и, конечно, переоценили его качества. Они у него хорошие, но никогда сразу не открываются ни у одной собаки. К тому же, когда вы натаскивали Ингуса на след, был ветерок, да еще ветер встречный. А что может быть хуже? Когда тихо, запахи удерживаются подольше, выгоден и попутный ветерок. Но встречный ветер всегда мешает: он выветривает запахи.

Запомните, товарищ курсант, — продолжал начальник школы, — очень важное обстоятельство: если дует попутный ветер, то собака может пользоваться так называемым «нижним чутьем»: она обнюхивает почву, но при встречном ветре ей приходится работать «верхним чутьем»: собака нюхает не землю, а воздух и только так определяет источник запаха.

Карацупа все выслушал с величайшим вниманием и сделал для себя один вывод: нужно еще больше учиться самому и больше учить овчарку.

Через несколько дней помощники Карацупы стали жаловаться на то, что он не дает им отдыха, а Ингус разорвал на них все дрессировочные халаты. Усердие, с которым дрессировал Карацупа Ингуса, заинтересовало товарищей, в том числе и вчерашних насмешников; за ним теперь следили десятки глаз, и каждый вечер курсанты с нетерпением ждали его возвращения с тренировочных полей.

Ковригин решил, что пора остановить Карацупу.

— Давай-ка проверим Ингуса. Может, ты переутомил собаку?..

Ковригин увел за кусты Ингуса. Карацупа стал в шеренгу курсантов, повернулся с ними по команде, и все они ушли гуськом. Одиннадцать человек, ступая след в след, шли примерно четверть километра, затем остановились, разделились на две группы: одна свернула налево, другая, вместе с Никитой, — направо. Тогда Ковригин выпустил Ингуса. Понюхав землю, пес фыркнул, взял след и резво побежал. Остановился на развилке тропы. Сначала ринулся налево, но, пробежав несколько шагов, снова остановился, завизжал, занервничал и в несколько прыжков добежал до развилки. Здесь снова понюхал землю, кинулся вправо и с радостным лаем бросился на грудь Карацупы.

— Это уже похоже на дело, — удовлетворенно заметил командир.

Через несколько дней был проведен важный опыт: курсант, одетый в стеганый дрессировочный халат, проложил след по кустам и песчаному берегу ручья, затем вышел в рощу и прошел по ее опушке. Когда он исчез из глаз, Карацупа пустил Ингуса, дав ему команду: «Нюхай!» Овчарка взяла след и резво бежала до рощи. Не ошибаясь и не уходя в сторону, она настигла «нарушителя». Раньше чем Карацупа успел остановить собаку, она бросилась на «врага».

Ингус сбил курсанта, укусил его за ногу, разорвал на нем халат. Карацупа с трудом вызволил помощника. Ругаясь и прихрамывая, тот пошел прокладывать второй след. За кустами он вошел в шеренгу курсантов, одетых в совершенно такие же, как у него, дрессировочные халаты.

Ингус взял след, выбежал на поляну, к шеренге похожих один на другого людей в халатах и стал их обнюхивать. Вдруг зарычал и бросился на помощника Карацупы.

— Теперь собачка «поспела»! — Ковригин похлопал по плечу Никиту. — Могу везти тебя на заставу и уже там вводить в строй, на месте.

…Так, сидя около больного Ингуса, Карацупа вспоминал все, что связывало его с овчаркой.

— Срочно к начальнику! — Около клетки появился дежурный.

— До свидания, дружок. — Карацупа погладил Ингуса, что-то шепнул ему на ухо, вскочил, одернул гимнастерку и, поправив на голове фуражку, зашагал к Усанову.

При свете молний

В кабинете Усанова состоялся короткий разговор.

…Понимаю ваше состояние, товарищ Карацупа, понимаю, но дело требует — нужно идти на границу. Ночь будет тревожная…

— Слушаю!

— Вот задача. — Усанов распахнул серую занавеску над картой района и показал место, где Карацупа должен провести ночь. — Какая, по-вашему, будет погода? — спросил он следопыта.

— Гроза. Ветер.

— Похоже… По стрижам и ласточкам видно — к дождю. Закат красный — к ветру. Кости у меня ломит — к грозе. В общем будет непогода.

В небе еще светили звезды, мирно квакали в сонной тишине лягушки, заливались соловьи, когда узкой тропкой Карацупа с напарником направились в обход валунов к речке. Они не дошли и до середины широкой долины, как в дремотной тишине словно послышался глухой вздох, и узкий серп луны затянуло тучами. Пепельной тенью подернулись сопки. Потемнела вода. По кустам скользнул ветер.

— Скоро пойдет дождь, — заметил напарник. — Может, ляжем?

Легкий порыв, долетевший с чужой стороны, принес запахи спавшего за крепостной стеной города. Пахло то ночными харчевнями, то казармами, то пекарнями. Но в этом букете запахов Никита уловил еще один, пока еще едва чувствительный, но зато более близкий запах человеческого пота.

Карацупа лег на землю. Так он делал всегда, когда хотел услышать шаги. Земля несла гул речных волн и чуть уловимый грохот идущей грозы. Карацупа заставил себя не слушать ничего, кроме слабых, чуть прослушиваемых шагов: шел не один нарушитель, как подумал сначала Карацупа, а двое: они легко ставили ноги, часто останавливались и что-то опускали на землю.

«Выждали, пока пройдет наш наряд, выследили и вот переплыли реку, — подумал Карацупа. — Несут какой-то груз… — И задумался: — А что это за груз? Контрабанда? Взрывчатка? Несут третьего?»

В отдалении полыхнула молния. Сдержанно прогрохотал над сопками и долиной гром. Лай собак с чужого берега заглушило сиплым порывом ветра. А ветер принес с собой не только острый запах пота, но еще и запах клея и эфира.

«Ага! — чуть было не воскликнул Карацупа. — Теперь знаю, что они несут».

В спецшколе Карацупа изучил двести сорок запахов. С лихорадочной поспешностью вспоминал он запахи одеколонов, духов, заменителей кож, пластмасс. Ничего похожего! И вдруг вспомнил: примерно так же пахнут перкалевые крылья самолетов, Но не могли же тащить самолет сюда, через границу? Что-то другое должно так пахнуть.

Но что? Карацупа вспомнил: так пахли только что появившиеся тогда провода в хлорвиниловой изоляции.

— Тянут провод!

Установив таким образом, кто и зачем идет с чужой стороны, Карацупа мог решать, как ему лучше преследовать врага — по пятам или пойти наперерез к пограничной телефонной линии, куда, бесспорно, тянут свой кабель нарушители, чтобы можно было подслушивать переговоры пограничников. Карацупа направился прямо к телефонным столбам.

«Если они не дураки, — подумал Карацупа, — то наверняка выберут ту часть линии, которая проходит лесом: там проще всего замаскировать провод».

Туда, где столбы исчезали в густой зелени, и шел Карацупа. Добрался он раньше «гостей» и спрятался в кустах.

Ударил дождь, тучи высекли молнию. Нарушителей не было…

— Упустили! — обозлился напарник. — Не идут сюда, зря ждем…

Но он поторопился с выводом: при вспышках молнии около столбов показались черные фигуры. Они пробирались по кустам к телефонной линии. Один из нарушителей надел на ноги стальные когти и забрался на столб.

— Стой! Руки вверх! — скомандовал Карацупа.

Висевший на столбе разжал руки, стукнул о дерево стальными когтями и упал. Второй от неожиданности повалился на четвереньки.

Под проливным дождем, под раскаты грома пограничники повели на заставу подосланных связистов.

Тайна золотого клада

На участке соседней заставы пограничники с боем остановили «золотую банду» — группу нарушителей, пытавшихся прорваться с советской земли на территорию сопредельного государства и унести с собой золото.

История мешка с «желтыми камнями» была необычайной. Во время Октябрьской революции одни из крупнейших владельцев золотых приисков на Алдане захватил с собой что мог из драгоценностей и бежал за границу. Изрядное количество золота он закопал в тайге в надежде «на лучшие времена». Расчет золотопромышленника не оправдался: ему так и не пришлось вернуться в Сибирь. На смертном одре он завещал сыну спрятанные в Сибири мешки с золотом. Сын, кутила и мот, нашел после смерти отца собутыльников, готовых помочь ему стать миллионером, и через них связался с иностранной разведкой.

Операция «Надежда» началась в Москве, куда прибыли искатели золотого клада. Раздобыв карты бассейна Лены, они отправились в далекий край и нашли спрятанное в тайге золото. По звериным тропам банда выбралась из глухомани на Лену, села в проходивший самолет, чтобы потом из Москвы диппочтой отправить драгоценную находку за границу.

Когда все было сделано, преступники, сидя в кабине самолета и распивая водку, решили пересмотреть план операции и распределить золото между теми, кто непосредственно участвовал в поисках золота. Нетерпение их было так велико, что охмелевшие бандиты потребовали произвести дележ тут же, в воздухе, — в уборной самолета, — с тем чтобы потом каждый распоряжался своими сокровищами, как ему будет угодно.

Главарь, встревоженный бунтом своей шайки, немедленно принял решительные меры: на первой же остановке, пока самолет заправляли горючим, он увел в скалы, якобы для дележа золота, всю банду. Назад вернулся уже без двух своих соучастников, проявивших особое нетерпение и непокорность.

Перед вылетом двух пассажиров в самолете не оказалось. Их стали искать, самолет задержали. На вопросы экипажа главарь шайки сообщил, что ему ничего не известно об исчезнувших пассажирах: он-де, мол, с ними случайно познакомился в пути. В конце концов самолет отправили в рейс, но «кладоискатели» поняли: за ними будут следить.

Чтобы запутать следы, «кладоискатели» пересели в Иркутске на поезд, но поехали не в Москву, а на восток, решив прорваться через границу. «Золотую банду» схватили на рубеже. Завязался бой. И когда все кончилось, часть золота исчезла. Местные следопыты не сумели найти его. Выжженная солнцем трава на сопке была притоптана сапогами, кусты поломаны, камни сдвинуты, трещины запорошены пылью. Тогда-то и пригласили Карацупу с Ингусом. Он приехал на грузовике, осмотрел сопку, где во время боя все перемешалось, и задумался.

— Наш проводник с собакой искал — не нашел… — огорчался начальник местной заставы, вызвавший на помощь Карацупу. — Где уж тут!..

Карацупа знал: Ингусу нужен запах нарушителей, а тут во время схватки действительно все перемешалось. С чего же начинать?..

Следопыт обошел сопку.

— Так… Это следы крови… Здесь лежал раненый, здесь — убитый.

Овчарку нужно было навести на какой-то след и от него уже начать поиск. Короче говоря, требовалась рабочая гипотеза. Карацупа рассуждал так: «Мешок с золотом, очевидно, нес кто-нибудь из шайки на спине. Если так, то должен сохраниться запах тела этого человека». Поэтому следопыт дал своему четвероногому другу тщательно обнюхать голую, истоптанную вершину с темными пятнами крови. Затем, петляя, обошел с собакой всю вершину и широкими кругами стал спускаться по каменным осыпям.

Сбежав по склону, Ингус вдруг остановился и вернулся назад. Он снова обнюхал вершину и, чуть взвизгнув от нетерпения, бросился вниз. Через несколько минут он опять вернулся на вершину, понюхал землю и помчался по склону к тому месту, где только что разгребал ногами землю. Значит, мешок где-то недалеко. Но где? Наблюдая за Ингусом, Карацупа провел воображаемую линию от вершины сопки к последней остановке Ингуса. Очевидно, мешок сбросили с вершины холма. Может быть, эта линия и есть траектория полета мешка с золотом?

Ингус вновь поднялся на сопку, обнюхал место, где, очевидно, лежал нарушитель, и снова стал спускаться по склону.

Карацупа шел за овчаркой. Он то скользил, стоя на полусогнутых ногах, по каменистой осыпи, то садился, то вскакивал и снова садился. Ингус, повизгивая, тянул поводок и увлекал за собой проводника.

Над обрывом собака остановилась. Ингус поскреб когтями, взвизгнул, жалостливо посмотрел на Карацупу, как бы спрашивая: «Прыгать?»

Рисковать собакой не было необходимости, тем более что надо было тщательно осмотреть весь район обвала.

Следопыт помог Ингусу осторожно спуститься вниз. Прыгая с камня на камень, собака добралась до большой расселины. Обнюхав все вокруг, Ингус взвизгнул и бросился в узкую щель. Карацупа отстранил овчарку и сам осторожно просунулся в расщелину. Среди камней, во тьме, он отыскал замшевый мешок. Пальцы быстро нащупали на нем ременную завязку, вытканные узоры. Карацупа потянул мешок, но не смог его сразу вытащить. Изловчившись, пограничник, наконец, извлек находку.

«Этот?» Карацупа развязал ремешок и заглянул внутрь. В мешке тускло сверкало рассыпное золото.

Лассо ковбоя

Усанов построил пограничников во дворе заставы и приказал выйти вперед Карацупе. Не зная, что случилось, следопыт, чуть побледнев и посуровев, стоял как изваяние. Рядом с ним застыл Ингус.

Начальник заставы прошел перед строем, по привычке щелкнул крышкой карманных часов, скомандовал «смирно!» и зачитал приказ начальника отряда: за умелые и решительные действия при задержании нарушителей проводник собаки Ингус Никита Карацупа награждался именными часами.

Карацупа залился краской, на его лбу выступил лот. Ингус понял: речь идет о его проводнике, и завертел хвостом. Глаза его вопрошающе смотрели на Усанова.

— Спасибо тебе, Ингус! — сказал начальник заставы.

Овчарка в ответ заскулила.

Начальник заставы от себя лично поблагодарил за службу Карацупу и объявил, что падь, где отважный пограничник в одиночку задержал и обезоружил большую группу нарушителей, впредь будет именоваться Карацупинской падью. Затем Усанов вернул в строй красного от смущения следопыта и, чуть изменив голос, уже не торжественно, а с некоторой тревогой сообщил: получены сведения о намерении зарубежной разведки и жандармерии организовать охоту за советскими пограничниками.

— Особая награда объявлена за поимку живым Карацупы. — Усанов метнул взгляд на сконфуженного следопыта. — Стрелять они, думаю, побоятся — это явный конфликт. Значит, будут действовать втихую. Будьте бдительны, товарищи! Обращаю ваше особое внимание на квадраты седьмой, девятый, тринадцатый — там будьте особенно осторожны. Ясно?

В виде особого поощрения Карацупе разрешили съездить с Ингусом в город, отдохнуть, сходить в кино, рассеяться немного. Следопыт походил по улицам пограничного городка, но с собакой его не пустили в кино, в столовой пришлось выдержать скандал — не хотели вместе со всеми кормить и овчарку. И тогда, сделав нужные покупки для себя и товарищей, он забрался на попутную телегу и уехал с Ингусом обратно на заставу. А через неделю его вызвали в отряд и в клубе под оркестр торжественно вручили именные часы.

И опять начались, как всегда, засады, тревоги, тяжелые переходы по таежным тропам…

…В то утро, которое так запомнилось Карацупе, серым пологом висел над рекой и сопками туман. Устроившись в засаде за прибрежными камнями в тринадцатом квадрате, пограничник часто вдыхал влажный предутренний воздух. Вдруг густо запахло свежей смолой. Это насторожило следопыта. Ни душный туман, ни тальники, ни замшелые камни, ни старый разбитый челнок, выброшенный в камыши, — ничто, кроме где-то рядом плывшей лодки, не могло издавать такой сильный запах. Но можно ли допустить, чтобы нарушители выбрали для перехода через водный рубеж только что смоленую лодку? Конечно, это мог быть и рыбак, и турист, и пограничник с чужой стороны. Карацупа решительно отбросил все эти предположения: на рассвете, в тумане, кто поедет по горной реке?

Следопыт перебрался поближе к воде, лег щекой на прохладную гальку и по привычке посмотрел на реку снизу. Пепельный туман висел легкой, но достаточно плотной массой, и в нем, словно тень от облака, показалась кажущаяся бесформенной лодка. Расплывчатым был к силуэт человека. Между тем туман опустился еще ниже, и вскоре силуэт исчез. Скрылась и лодка. Карацупа, однако, заметил, что человек, сидевший на корме, не выгребал к берегу, а держался на одном месте против течения. «Зачем это ему нужно?» — подумал пограничник и занялся сопоставлением своих наблюдений: слишком открыто и сильно пахло смолой, лодочник как будто и не собирается плыть через реку, а держится в нейтральных водах. Что все это значит?.. Не для приманки ли разводят сильные запахи или специально привлекают внимание пограничников? А тем временем… Странно! Очень странно!..

Карацупа подполз к своему напарнику и приказал ему осторожно добраться до старого дуба, стоявшего чуть дальше от границы, и позвонить из его дупла по спрятанному там телефону на заставу. Боец шмыгнул к кустам, засел на минуту в них, потом юркнул в камыши, и только дрогнувшая метелка выдала его движение.

Карацупа со всеми предосторожностями перебрался на новую позицию. Он залег с Ингусом в камнях и лежал там до тех пор, пока не стал подниматься туман. Лодочник не покинул своего места — он лениво загребал веслами и держался в центре реки, не нарушая водной границы. Но едва заколебался и, дрогнув, пополз кверху туман, как сидевший в лодке сделал едва заметное движение веслом — снизу вверх и сверху вниз. Условный знак!

Кому адресован он? Напрягая зрение, следопыт рассматривал лодочника, но ничего примечательного в нем не нашел. Странный кормчий продолжал хладнокровно вертеться на середине реки и кому-то сигналить. Временами он доставал бинокль и осматривал наш берег.

Карацупа выбрался из камней и пополз к тому месту, где, по его расчетам, мог находиться человек, принимавший сигналы с лодки. Ни в камышовой чаще, ни на берегу не было ни одного живого существа.

Лодочник между тем продолжал загребать веслами и временами смотрел в бинокль.

«Может быть, он отвлекает на себя внимание? — обдумывал происходящее Карацупа. — Я слежу за ним, ищу того, кому этот дьявол посылает сигналы, а в это время втихую действует другой гад».

Карацупа пополз по берегу. Ингус стал опасливо прижиматься к нему, часто задирал морду и тревожно нюхал воздух.

Перед самым восходом подул ветер. Он будто смыл запах смолы и заглушил звуки. Карацупа вновь добрался до воды, лег, посмотрел снизу на реку. Лодочник бросил якорь и делал вид, будто занят сетью.

Наконец прибыла ударная группа во главе с Усановым. Начальник заставы внимательно рассмотрел в бинокль лодочника, выслушал Карацупу и приказал прочесать весь тринадцатый и соседние с ним квадраты. Ни малейшего следа постороннего человека не было обнаружено. В полдень лодочник собрал сеть, взмахнул веслами и исчез в заливчике на противоположной стороне.

На другой день он снова появился на реке и опять кому-то сигналил веслами. И на этот раз в результате прочесывания кустов, валунов и камышовых зарослей не было обнаружено ничего подозрительного.

Всю неделю маячил на реке странный лодочник, в разное время суток появлявшийся в нейтральных водах. Пограничники его возненавидели и ругали самыми последними словами. Запретить «рыбаку» выезжать на лодке было нельзя — он держался своей стороны и там мог делать все, что ему угодно.

Шла вторая, полная напряжения неделя. Карацупа снова оказался в тринадцатом квадрате. Лодочник занял свою позицию и по-прежнему занимался причудливой сигнализацией. Следопыт уже привык к тому, что происходило на реке, но он, как и в то туманное утро, когда впервые увидел на долбленке черную куртку лодочника, испытывал то скрытое волнение, которое заставляет быть особенно внимательным. Впервые за все эти дни был насторожен и обеспокоен Ингус.

Карацупа решил доползти до укрытия, до большого валуна, и из-за него осмотреть весь береговой участок. Достав маузер, он взвел курок и сунул за пояс кинжал. Заметив все эти приготовления, Ингус совсем разнервничался. Он взволнованно поднимал морду — начавшийся ветер и плотный туман словно оглушили, ослабили его обоняние и слух. Карацупа ласково потрепал любимца и выглянул из-за валуна, сделав при этом, очевидно, какое-то неосторожное движение. Во всяком случае, лодочник мгновенно заметил его и тотчас поднял весла, скрестил их и опустил в воду. Это был особый знак. Желая разобраться, в чем дело, Карацупа выглянул из-за валуна, осмотрел береговую линию и, осторожно передвигаясь, двинулся к камышам — что-то уж очень странно колыхнулись там высокие стебли.

Ингус остановился, поднял морду и понюхал воздух. Оглянувшись на проводника, он мелкими шагами двинулся вперед. Следопыт не чувствовал запахов камышовой чащи, ветер дул ему в спину, но поведение четвероногого друга его обеспокоило. Вполне возможно, что там, в камышах, притаился нарушитель.

Подняв маузер, Карацупа пригнулся и вошел в камыши. Впереди послышался крик птицы; Ингус рванулся вперед; мелькнула тень; кто-то, ломая камыши, бросился к реке и пырнул в воду.

— Стой! — крикнул Карацупа и кинулся за нарушителем.

В то же мгновение над его головой свистнул аркан и упал на плечи пограничника. Остановленный на бегу, следопыт, задыхаясь, упал в тину, но, падая, успел выстрелить. Затем, выхватив из-за пояса кинжал, он чиркнул им ременную петлю. Что-то мелькнуло в кустах. Там кто-то притаился. В следующее мгновение Ингус бросился на сухопарого смуглого человека и сбил его с ног.

— Уберит собака!.. — ломая русские слова, отчаянно взмолился ковбой, выписанный, видно, откуда-то для охоты за советскими пограничниками.

Карацупа сорвал с шеи лассо, поднялся на ноги, обтер о брюки маузер и вскинул его.

— Встать! Руки на затылок! Стоять! Так… Ингус, — приказал следопыт овчарке, — бери! Вперед! Там… — Он показал на реку.

— Охотник уважает охотника, — прерывающимся голосом торопливо заговорил ковбой в узких кожаных брюках, темной рубахе, с платочком на шее. — Нам не повезло. Получайте деньги и расстанемся, как джентльмены.

— Молчать! — рассвирепел Карацупа. — Где второй? Ингус, вперед!

Овчарка уже мчалась по камышам к месту, где пырнул второй нарушитель, заманивавший Карацупу под взмах лассо. Но тот уже был далеко, и к нему спешил лодочник по нейтральной зоне реки.

— А-а!.. Гад! Ушел!.. — вскипел Карацупа. — Упустил гада!.. Ну, иди! — сурово обратился он к ковбою. — Вперед! Руки! Руки выше!

Парашютный десант

Шли годы. Карацупа день за днем выходил на границу. То пешком, то верхом совершал он далекие и короткие маршруты. На пограничной заставе шла обычная повседневная жизнь — жизнь, наполненная событиями. Засады, секреты, погони за нарушителями, поиски диверсантов и шпионов…

Операция, о которой пойдет речь, обозначена в записной книжке Никиты Федоровича Карацупы коротко: «Парашютный десант». Но за этой записью скрывается вот что…

Ночью следопыта вызвали к начальнику заставы.

— Собирайтесь в отряд, оттуда звонили. Срочное дело. Совершенно секретное!

Забежав в казарму, Карацупа захватил приготовленный для поездок чемоданчик и выскочил с ним во двор заставы. Его ждал небольшой грузовик. Ингус влетел в кузов могучим прыжком. Карацупа забрался за ним, сел спиной к кабине, прикрыл овчарку полой шинели и стукнул рукой по борту: «Поехали!»

В штабе отряда следопыту передали новый приказ: выехать с розыскной собакой еще дальше — в штаб поисковых групп. Вручая командировочные документы, дежурный по отряду сообщил: в соседней области ночью высадилась группа парашютистов. На огромной территории проходит большая операция — прочесывают тайгу, сопки, болота; поставлены на ноги войска и милиция.

— И как назло, у нас размыло после грозы шоссейную дорогу, — огорчился дежурный. — Пригородный поезд будет только вечером. Ждать нельзя. Отправлю-ка я вас на паровозе!

Стальная громада, пышущая жаром, напугала Ингуса. Овчарка ощерилась, фыркнула, жалобно заскулила. В это время паровоз пустил гулкую струю горячего пара. Ингус перепугался еще больше, бросился к ногам хозяина. Карацупа осторожно поднял овчарку и заставил ее вскарабкаться в паровозную будку. Ингус тотчас забился в угол, к тендеру, и глухо зарычал, когда кочегар захотел его погладить.

— Строгая собачка! — уважительно сказал машинист. — Читал я как-то в газете про одного пограничника, про Карацупу, кажется, и его собачку. Очень интересно сказано. Не знакомы вы с ними?

— Нет, папаша, не знаком, — сухо отозвался следопыт. — Поедем?

Машинист посмотрел на часы, взялся рукой за реверс.

— Курьерской скоростью доставим, товарищ пограничник, не беспокойтесь!

Локомотив вышел на главный путь и, раскачиваясь, глухо грохоча на стыках рельсов, помчался к узкой пади, потом ворвался в черный от копоти гранитный полуовал тоннеля. Густой дым перехватил дыхание. Ингус зачихал. Локомотив выскочил из тоннеля, и снова поплыли вершины сопок, затуманенные ущелья, тронутые летней желтизной леса.

Через три часа курьерского хода паровоз вышел на узловую станцию. Карацупа поблагодарил железнодорожников, ловко спрыгнул с паровоза на землю, принял на руки оробевшего Ингуса и бережно перенес его через вокзал в сквер.

— Оставляю чемодан. Охраняй! Сейчас приду.

Военный комендант ждал пограничника. Получив билеты, Карацупа вышел к Ингусу — и не узнал его: подобревший, ласковый Ингус лежал в траве около чемоданчика и, облизываясь, смотрел на молодых людей в синих костюмах, серых шляпах, с желтыми чемоданчиками в руках. Футболистов, очевидно, заинтересовала овчарка — они говорили Ингусу ласковые слова, соблазняли его сладостями. После всего пережитого в паровозе, копоти и тьмы в тоннелях Ингусу было приятно внимание людей.

— Оставьте собаку! — строго сказал Карацупа. — Зачем кормите?

— Замечательная собака! Просто хочется сделать ей приятное, — заговорил светловолосый спортсмен: — Только жаль: не берет сласти. А мы и конфет купили. Знаете, я читал про одну собаку — Ингусом эта собака у пограничников зовется. Замечательный пес! Вот бы его увидеть!

Ингус, услыхав свою кличку, повел ушами, встал и посмотрел на незнакомцев. Карацупа насупился.

— Смотрите, откликается на кличку Ингус, — обрадовался спортсмен. — Может, это и есть Ингус? А вы, часом, не Карацупа?

— Я не Карацупа, собака не Ингус, — отрезал пограничник, хотя самолюбие так и толкало сказать: «Да, я Карацупа, а это мой верный друг, мой Ингус». Но служба сурова, и он промолчал.

Около Ингуса собралась толпа.

В это время с грохотом подкатил поезд. Карацупа повел Ингуса к вагону. Пассажиры заохали и заахали, увидев, как Ингус степенно вошел в купе.

Через несколько часов наши путешественники пересели на дрезину и очутились на далеком таежном полустанке. В тупике стоял зеленый бронированный вагон с антеннами радиостанции. Часовые пропустили следопыта. У него взяли пакет, запечатанный сургучными печатями. И вскоре начальник штаба поискового отряда, лысый, сухой человек с острыми глазами, изучающе осмотрел Карацупу, словно оценивая его возможности, и сразу приступил к делу.

— Высадилась группа парашютистов-диверсантов. — Начальник штаба подвел Карацупу к стенной карте и очертил на ней место, где были обнаружены нарушители. — Их было десятеро. Семерых взяли. Одного убили час назад. Остались двое. Поиски ведутся в большом масштабе. Не исключено, что искать их нужно совсем в другом районе, вот здесь, в верховьях таежной реки. — Начальник штаба обвел участок карты, покрытый густой зеленью и голубыми лентами речных протоков. — Шансов на то, что они здесь, не так уж много, но мы должны обследовать и этот район. Вы пограничник боевой, стреляный, с опытом. Поэтому вас и вызвал. Тайгу знаете. Ходить умеете. Собака у вас отличная. Думаю, что на вас можно положиться. Если уж и вы не найдете — значит диверсантов там нет. А если возьмете след, то не сомневаюсь, что доставите нарушителей живыми или мертвыми. Лучше, понятно, живыми.

В тот же день следопыт с Ингусом прибыли в городок на берегу могучей реки и там поднялись на палубу речного катера. Здесь Карацупу ждала поисковая группа — десять бойцов, вооруженных винтовками.

Вскоре тайга и горы стиснули реку. Ни тропы, ни избушки, ни дымка на ее берегах. Только тайга, зеленая, черная, синяя.

— Разрешите, товарищ пограничник, предложение внести, — обратился к Карацупе моторист. — По заимкам шукать нужно. Вон там Ерофей живет. — Моторист показал на далекую гору. — Верный человек. Все знает, Тигрятник.

— Да вон он и плывет! — воскликнул рулевой.

Ерофей, бородатый мужик, в высоких бродовых сапогах и латанной на плечах рубахе, вскоре поднялся на палубу и сразу обратился к Карацупе:

— Случай тут у нас случился. С Рассыпной пади охотник Федор — километров, почитай, за сто отсюда живет, — пришел сейчас, да говорит: «Ерофей, беда! В займище убийство: бабушку умертвили; капкан очистили. След убивца открылся: чужие здесь, с ружьями». А откуда взялись, ума не приложим! Потом в топи Федор костер нашел, в угольях матерьял горелый — белый, крепкий. Видать, шелк. Сосед Федор ко мне и подался, а я — в сельсовет. Ну, раз и вы тут — идемте, след укажу.

Высадились на берег. Карацупа оставил двух бойцов в избушке Ерофея наблюдать за рекой и контролировать охотничьи тропы; двух бойцов послал на катере передать с пристани в штаб первое сообщение, а потом нести на реке патрульную службу. Он знал: из тайги человек обязательно будет идти к реке — другого пути у него нет. А сам с Ерофеем и шестью бойцами двинулся в тайгу.

Следы тигра

— Кабаньей тропой пойдем, — сразу предложил Ерофей, заняв место во главе отряда. — Наперерез к реке податься нужно — к реке человек пойдет, а мы его тут и встретим. К реке обязательно пойдет.

Карацупа шел за проводником по притихшей черной тайге, освещенной косыми лучами солнца. Увитые лианами деревья вставали непроницаемой стеной, уводили в душные, темные пади. Ингус устал, чувствовал себя скверно — смена впечатлений в дороге, поход по хвойным иглам, сквозь бурелом, в ядовитых испарениях болот сказался даже на неутомимой овчарке.

Пришли к охотничьей избушке. Ингус взял от нее след, направился в глубь леса и остановился: след исчез. Карацупа повел овчарку снова к избушке, навел вторично на след и добежал с Ингусом до места, где след затерялся на кабаньей тропе. Едва приметная в дебрях, она вела к водопоям, исчезала в топях, снова появлялась, пересеченная другими звериными тропами.

Переменили тропу, пошли по другой и тут опить напали на след. Началась погоня.

Карацупа и Ерофей были неутомимы — они не давали отряду отдыха, Только бойцы разведут костер, снимут обувь, устало повалятся на землю, как Карацупа и Ерофей уже тормошат их: надо идти дальше.

Трое бойцов так устали, что на очередном привале легли на землю у костра и не могли подняться; молча, одними глазами просили они прощения за свою слабость. Карацупа стащил с обросшего бородой щербатого бойца сапоги — в лицо ударил едкий запах спекшейся крови: ступня у бойца покрылась ранами. Он застонал. Идти дальше боец не мог, но невозможно было и покинуть его одного в тайге. Пришлось наиболее уставших бойцов оставить здесь на отдых.

Тайга кружила голову туманами, пугала воплями зверей и птиц. На каждом шагу нужно было осматривать стволы кедров, сломанные ветви, примятую траву, определяя, кто же тут пробирался: зверь или человек? Перед поисковым отрядом открывались то кабаньи тропы, то участки разворошенного листа и логовища, «купалки» — места купанья в грязи кабанов, — но не было ни одного признака человека.

Чащоба густела, а ноги деревенели, тела обмякли, и руки совсем не подчинялись человеку. Запасы продовольствия кончились — нужно было охотиться. От гнилой воды болели желудки. Одолевали комары и тучи гнуса. Но Карацупа с Ерофеем без устали вели отряд; где проползали они под завалами, где рубили кусты и лианы, где брели с кочки на кочку по тряскому болоту.

— Теперь тигровые места пойдут… — тяжко вздохнув, предупредил Ерофей. — Поглядывать нужно…

Ингус первым почуял опасность — ощерился, фыркнул, шерсть его встала дыбом. Шагнув в подлесок, он заметил на траве вмятины от тигриных лап. Голые, с твердыми округлыми «мозолями» подошвы оставили ясный и четкий отпечаток. Карацупа прикинул на глаз; длина следа от лапы примерно сантиметров семнадцать, длина шага — немногим меньше метра.

— Крупный зверь!.. — Ерофей встал на колени, тщательно осмотрел след. — Давно шел. Может, сейчас он километров за сто отсюда убег: тигр — бродячий. За сутки, бывает, зверь километров по сто переходы делает. А может, таится, ждет…

Ингус дрожал, отказывался идти. Бойцы озирались и не решались ступить ногой в сторону от тропы. Карацупа понял: теперь все зависит от него, от его воли.

— Приготовить оружие! — сухо, разделяя слова, приказал следопыт. — Проверить патроны. Достать ножи. На марше не растягиваться! Ну, Ингус, чего струсил? Тигра испугался? А ты не бойся! Мы вон какая сила!

Ерофей снял с плеча ружье, вытащил из ножен короткий охотничий нож, молча отстранил с пути Карацупу и вышел вперед. Не оглядываясь, шагнул во тьму зарослей и повел за собой отряд.

Вздрагивая от малейшего треска, бойцы шагали по зарослям. За каждым деревом им чудились зеленые глаза тигра, буреломы казались лежкой полосатого зверя. И все же отряд шел вперед. Не останавливаясь, забыв о привале, о пище и воде, шли и шли они по темной узкой пади, потом поднялись на ощетинившийся кедрами перевал — и разом встали: на фоне неба поднималась из котловины узкая струйка дыма.

— Чужой!.. — Ерофей подался вперед, жадно понюхал воздух. — Не знает, что в костер класть… Вишь, дыму сколько!.. — Таежник осмотрелся. — Угадал твой Ингус — правильно пошли: от Федора вороги к реке подались. Заходить нам нужно с подветренной стороны. Тигра только не помешала бы…

Огонь в тайге

Спустились в болотистую падь. Ерофей раздвинул лианы и, не поворачиваясь, одним движением руки подозвал к себе Карацупу: за плотной завесой из вьющихся растений блестело озерцо. Противоположный берег, прикрытый отвесной скалой, скрывал диверсантов. Там, в лучах солнца, чуть сверкала консервная банка и тянулась дымная прядь от головней.

Карацупа опередил Ерофея, подхватил Ингуса на руки и стал продираться с ним сквозь заросли. Ветви хлестали его по щекам, лианы били, как плети. Качался, пружинился под ногами зыбкий торф. Обогнув озеро, следопыт сквозь бурелом вышел к поляне: тлел костер, но людей около него не было. Ингус спрыгнул с рук, кинулся в траву и принес консервную банку. Карацупа увидел на ней этикетку заграничной фирмы.

«Чужой…» — вспомнил он слова Ерофея.

Овчарка обнюхала примятую сапогами обгоревшую траву, чихая и фыркая, вытащила из пепла тряпку. Карацупа взял ее, стряхнул с нее золу, разгладил на ладони и посмотрел на свет. «Парашютный шелк, — определил он качество материала. — Десантники сжигают остатки парашютов. Но почему не сразу уничтожили они свои парашюты? Зачем несут их с собой?»

В траве Ингус собрал окурки сигарет, обуглившиеся спички, лоскут парашютного шелка и все свои находки сложил у ног Карацупы. Следопыт осмотрел и этот кусочек шелка. На нем он заметил кровавое пятно. Не ранен ли десантник? Если так, им нужен шелк для перевязок.

Собрав находки в вещевой мешок, Карацупа пошел дальше по следу.

Парашютисты шли зигзагами, обходили заросли и буреломы, выбирая дорогу поспокойнее. Следы, оставшиеся на мху, сырой глине и притоптанных папоротниках, о многом рассказали Карацупе: один из парашютистов был ранен, его нес на плечах высокий, очевидно, сильный и тяжелый человек. Он устал, задыхался и, когда выбивался из сил, спускал со спины напарника. Диверсанты вдвоем собирали хворост и разводили костер. Около огня беспокойно ковылял маленький, поджарый человек — очевидно, он заискивал перед своим сильным и здоровым спутником и, возможно, хотел угодить ему, чтобы тот не бросил его в чаще.

«Оба идут вместе — это очень хорошо, — размышлял Карацупа. — Возьмем обоих — и операции конец! Пора. Ингус очень устал».

Ингусу уже не приходилось напрягать теперь ни чутье, ни зрение, чтобы находить вражьи следы: парашютисты забыли об осторожности и шли без опаски. Они заботились лишь о том, чтобы поскорее выйти к реке.

Почуяв близость врага, Карацупа собрался, как стальная пружина, серые глаза впивались в каждый куст, в каждый завал. Бежавший перед отрядом Ингус вытянулся, словно готовясь к прыжку. Глаза его горели, налились злобой; слышалось его короткое, сильное дыхание.

Бородатый Ерофей на каждом шагу останавливался, осматривал сломанные ветки, примятый мох и все качал головой. Он хладнокровно относился к тучам комаров и мошкары, залепивших глаза, уши и ноздри; он думал о следах — не человека, а тигра.

Полосатый зверь мог уйти далеко, и тогда отряд был бы в безопасности. Но тигр мог притаиться в чаще и ждать удобной минуты для нападения. Ингус вдруг остановился, и попятился: сквозь кружево лиан со скалы, поросшей вереском, тянуло трупным запахом. Ерофей остановил отряд, вскинул ружье и один пошел к лианам.

Под цепкими корнями кедра в буреломе у подножья скалы темнел вход в медвежью берлогу. К ней-то и тянулись следы тигра. По ним было видно, что полосатый хищник сначала подошел к входу в берлогу, куда забилась в страхе медведица, потом бросился к противоположной стороне, там раскопал землю, прорыл дыру, попугал медведицу. Тигр бегал то к челу берлоги, то к проделанному им отверстию, пока не выгнал медведицу и не перекусил ей шейные позвонки. Царапины от когтей на коре, следы крови, скомканная трава, поломанные кусты рассказывали о трагической схватке.

«Вот оно что! — подумал Ерофей. — Тигр был сыт, потому и не тронул десантников. А рядом шли…»

Ерофей вернулся к отряду и в двух словах рассказал об увиденном. Погоня продолжалась. Следы вдруг сдвоились, запетляли, повернули назад. «Десантники, очевидно, наткнулись на болото, — догадался Карацупа, — не сумели его одолеть, вернулись и пошли в обход».

Бойцы измучились. К мукам голода, укусам мошкары и комаров, к болям в ногах, ломоте в пояснице добавилось самое скверное — страх перед тигром. Всюду им мерещилась его желтая шкура с черными полосами, острые усы, оскаленная морда и занесенная для удара когтистая широкая лапа. Ерофей, как мог, успокаивал бойцов — он знал повадки тигра, мог угадать его появление и не допустить беды.

Но когда выяснилось, что падь, в которую зашел отряд, Ерофею незнакома: тайга ведь огромна и всю ее не изучишь даже за сто лет, — бойцы совсем оробели. Оберегая товарищей, Ерофей первым прокладывал тропу. Прежде чем ступить на поляну или перешагнуть через сгнившее дерево он пробовал ногой зыбкую почву и только лотом разрешал идти отряду. Тайга становилась все темнее, гуще. Это были настоящие джунгли с обомшелыми бархатными деревьями, диким виноградом, засохшими кедрами. По топям в джунглях тянулся след — парашютисты тащились медленно. Сильный и рослый бандит все чаще нес на своих плечах напарника. Они спешили к реке. Судя по всему, это были отчаянные, готовые на все люди. «Схватка с ними будет тяжелой, — подумал Карацупа. — Просто налетом их не возьмешь. Нужно обдумать, как напасть, как взять живыми, как привести их в штаб».

Издалека потянуло дымом, кедровой смолой и консервами. Ингус завертелся, запрыгал, рванулся вперед, забыв усталость, будто не кололи его острые иглы хвои, не тонул он в болотах и не застревал в буреломах. К горлу Карацупы хлынули горячие волны — усталость исчезла, рука инстинктивно искала маузер. Хотелось сейчас же бежать к костру и закричать: «Руки вверх!» Но спешить нельзя. Нужно было собрать отряд, осмотреть и подбодрить бойцов — усталых, измученных людей с окровавленными щеками и распухшими от комариных укусов веками, — проверить перед боем оружие и патроны.

Враг был рядом, и объясняться можно было только жестами и мимикой. Карацупа приказал бойцам рассредоточиться и заходить к костру с подветренной стороны. Сам он лег на мшистую землю, сдвинул козырьком назад фуражку и пополз по-пластунски под кустами к коряге, похожей на осьминога. Около нее следопыт отдышался, подтянулся на руках и выглянул из засады. С поляны тянулся от сырых сучьев и еловых лап узенький столбик дыма. Схватившись руками за голову, сидел у костра человек. Его карабин стоял, прислоненный к дереву, у ног лежал маузер. Парашютист, видимо, спал.

«Где второй? — забеспокоился Карацупа. — Почему „Малый“ — так он заранее окрестил тощего раненого человека — спит, почему один? Второй, может быть, собирает хворост? Ушел на охоту? Но хвороста много, и у костра лежат консервы. В чем дело?.. Нельзя нападать на одного, не зная, где второй».

Карацупа подозвал Ерофея; и когда бородач добрался до коряги, показал ему на спящего.

— Один? — обратил он внимание таежника.

Ерофей дотронулся до губ пальцем: дескать, тихо! — и уполз в чащу. Вернулся возбужденный, с искорками в глазах.

— Второй ушел, он далеко отсюда, — прошептал Ерофей. — Можно брать «Малого».

Карацупа встал, оправил на себе гимнастерку, поднял пистолет и шагнул с Ингусом к костру.

— Руки вверх!

Спящий не шевельнулся. Карацупа схватил карабин врага и повторил приказ:

— Руки вверх! Ингус, вперед!

Сидевший, не вскрикнув, упал от толчка. Он был мертв.

Сильный, здоровый парашютист, тащивший своего раненого напарника, выбился, видать, из сил, решил спасаться в одиночку и отравил своего спутника. Карацупа обыскал убитого, вывернул его карманы, прощупал на пиджаке швы и нашел в подкладке бумажные ленты с шифром.

Бойцы сложили около трупа найденные патроны, деньги, ножи, гранаты, ампулы с ядом и консервы.

Убийца поступил хитро: обманывая напарника, он оставил ему консервные банки, оружие и ушел как бы осматривать дорогу. Тот приготовил обед и ждал спутника. Сколько это продолжалось, сказать трудно, но, видать, раненый почувствовал от яда слабость, сел около костра и умер.

Закончив обыск, Карацупа мрачно уставился на мертвеца. Нужно продолжать погоню, но нельзя было оставлять без охраны труп парашютиста.

— Заберем вещи, а тело… бог с ним!.. — предложил Ерофей. — Не тащить же…

Измученные бойцы одобрительно переглянулись. Карацупа поймал их взгляд и помрачнел: долго ли они продержатся во время погони? Устали, голодны, ноги сбиты, лица в крови…

Глухо трещал костер. Ветер свистел в вершинах деревьев. Ерофей молча посматривал на Карацупу.

— Товарищ Ерофей, — решительно обратился Карацупа к таежнику, — спасибо за службу, за помощь. И вот приказ: идите с бойцами, отнесите тело и документы на заимку. Я пойду на преследование.

— Никак нет! — отозвался Ерофей. — Одному не можно.

— Отставить! — строго сказал Карацупа. — Задача такая: отнести тело к реке, вызвать катер и отправить на нем убитого в штаб. А вам с бойцами взять под наблюдение реку и выйти мне навстречу с реки: отрезать путь «Большому».

Ерофей молчал.

— Тело в воде мочите, чтоб не испортился, берегите его: важное доказательство, — деловито посоветовал Карацупа. — Действуйте!

Оставшись один с Ингусом, Карацупа лишь теперь почувствовал, как он устал: ему трудно было передвигать ноги, хотелось забыться, упасть в траву и уснуть. Но он прибавил шагу. И тотчас заметил: что-то полосатое мелькнуло в чаще. Тигр?

Карацупа шагнул в кусты, держа наготове маузер. Еще шаг… Вот он… В глазах следопыта зарябило. Но что это?.. На поваленном дереве, словно тигровая шкура, лежал полосатый желтый мох. Поплыли перед глазами пестрые круги; тело обмякло, сжалось сердце.

«Спокойно! — приказал себе Карацупа. — Нервочки!.. Распустился…»

Последний костер

След от диверсанта «остыл»; прошел он по тайге часов восемь назад, и запах его ног исчез. Впрочем, тропу нарушителя найти было теперь совсем несложно по вмятинам от ног, сломанным веткам, взъерошенной хвое. Нужно было наверстать упущенные восемь часов, нагнать врага, не дать ему первым выйти к реке. Но где взять силы не только тащить отяжелевшие, точно свинцом налитые ноги по болотам, по колючей хвое, но еще и бежать?

Нужно было вступить в борьбу с самим собой: со своей усталостью, с голодом, с одуряющим желанием спать. Порой Карацупе казалось, что все его тело становилось чужим. Чем дальше он шел, тем труднее было приказывать ногам двигаться, руке тянуть поводок, голове держаться прямо, глазам всматриваться в тайгу. Нечеловеческими усилиями приходилось подгонять себя. Еще на заставе, во время походов и погонь, Карацупа обнаружил удивительную способность слова «вперед» поднимать обессилевшего человека и вести его по тропам.

«Вперед! Вперед!» — приказывал себе Карацупа. Он даже щипал себя, кусал распухшие губы и старался думать не о своих болях, не о голоде, а о муках овчарки.

Грязный, худой, с отвисшим хвостом и опавшими ушами, Ингус еле тащился, садился и жалобно смотрел на пограничника. Взгляд овчарки заставлял Карацупу подхватывать ее на руки и переносить через ручьи и трясины. Прижимаясь, словно ребенок, к шее Карацупы, Ингус жарко дышал ему в лицо, обнюхивал заострившиеся сухие скулы, слизывал с колючих щек следопыта темные пятна мошкары.

Желудок напоминал о пище, спекшиеся губы — о воде, глаза требовали покоя, онемевшие ноги отказывались двигаться, ступни и пятки ощущали каждый шов в развалившихся от ходьбы сапогах. Карацупа сел на вывороченное с корнем дерево, скинул разбитые сапоги. Приятно было почувствовать голыми ступнями влажную прохладу трясины.

«Вперед!» — приказал себе повеселевший Карацупа.

Качавшаяся под ногами тряская почва сменилась ядовито-ржавой землей родников. От нее заныли суставы и по телу пробежала дрожь. Через сотню шагов стало и того хуже: началась резавшая ступни каменистая почва, появился колючий кустарник. Снова приходилось брать на руки Ингуса и переносить его через колючки и полосы ржавой, источавшей холод земли. И все же нужно было идти, нагонять врага, выигрывать минуты, часы…

Парашютист шел споро, следы выдавали в нем опытного, тренированного ходока. Он мог пройти до реки довольно быстро. «Большой», так назвал его Карацупа, щадил свои силы, раскладывал их с точностью спортивного тренера. Он не упускал случая то смочить голову у ручьи, то запастись ягодами, то убить птицу и зажарить ее на костре. Он отдыхал, курил, готовил пищу. Отнять у него выигрыш во времени в восемь часов можно было только за счет сокращения своих стоянок, отказа от охоты, от сна, даже от еды. Там, где «Большой» подставлял свое лицо под струи ручья, где он спал, Карацупа должен был сделать на бегу глоток воды, смочить потное окровавленное лицо и бежать дальше.

Следопыт нашел средство, как равномерно распределять остатки своих сил: он заставлял себя идти до определенной точки — до поваленного дерева или камня и, когда достигал намеченной цели, выбирал уже другую и снова от дерева к дереву, от камня к камню упрямо шел за врагом. Идти становилось все труднее. Обычно не замечаемые на руке часы и те стали тяжелыми, как гири; гимнастерка, кожаный пояс, даже пуговицы — все давало о себе знать, тянуло вниз, метало движению.

На очередном привале, где отдыхал парашютист, Карацупа осмотрел выбитую ногами траву, переворошил прутиком потухший костер, осмотрел кости обгорелой птицы, поднял с земли сигарету, нашел клочок бумажки и сломанную спичку. Все, что нашел, разложил на ладони, встряхнул и убрал в вещевой мешок. «Это, Ингус, вещественные доказательства, — сказал он овчарке. — „Большой“ спал здесь дольше часа, разводил костер и ел птицу. А мы пойдем с тобой, дружище. Пойдем дальше — и выиграем этот час. Понимаешь, Ингус?»

Прошел еще один день. Перед заходом солнца потянуло сыростью, заалели кроны деревьев и тонко запели комары. Ночь, на этот раз особенно темная, пришла, как всегда в тайге, внезапно — над головой словно захлопнулся тяжелый люк. Стало темно. Карацупа ждал этой тревожной для него минуты, обдумывая: как же он сможет идти в непроницаемой тьме? По тропе? Но она невидна во тьме. По звездам? Они скрыты деревьями. Следовало бы устроиться на ночлег. Ну, а если заснешь, то, может, потеряешь не только время, но и голову…

Замшелые толстые стволы деревьев, бесформенные сухие завалы буреломов, оплетенные лианами и диким виноградом кедры заслонили от глаз тускло светившееся над головой звездное небо. Вся надежда оставалась на Ингуса: только он мог видеть ночью.

— Выручай, Ингус! Веди! — шептал следопыт любимцу.

Ингус сердито фыркал и устало тянул поводок. Он спотыкался, шарахался в стороны, иногда кидался к ногам Карацупы, ища у него защиты от неведомых ночных врагов. Во тьме вспыхивали зеленые огоньки, какие-то птицы пролетали над головой. Что-то шуршало под ногами. Кто-то глядел из тьмы светящимися немигающими глазами.

Отгоняя думы о призраках, Карацупа подсчитывал выигранные минуты и сделанные шаги. А фосфоресцирующие стрелки часов двигались значительно медленнее, чем того хотел пограничник: десять… двадцать… тридцать минут… Сколько мучений, а выиграно меньше часа!

Ингус ковылял по кочкам, перебирался через завалы, жалобно скулил, слушая вой шакалов. Но он шел и вел за собой Карацупу. Заметив в тайге просвет, чуть освещенный тусклыми звездами, Карацупа взял на руки Ингуса и понес его, давая овчарке отдых.

Стрелки часов отметили выигранный час, потом второй, третий… Еще не брезжил рассвет, когда Карацупа понял: он выходит к последнему ночлегу парашютиста.

И вдруг Ингус заметался, бросился к ногам проводника, застыл, выжидательно нюхая воздух. Дышал он прерывисто, сглатывал слюну. Кто-то был рядом. Парашютист? Тигр?

Карацупа лег на землю, вытянул перед собой сжатый в руках маузер. Тайга молчала. Слышны были только удары сердца. Карацупа лежал и бранил себя: уходит дорогое время! С каким трудом доставались ему минуты, теперь же они растрачивались в ожидании противника. Ждать он больше не мог и решил осмотреть место, обеспокоившее Ингуса. Овчарка нехотя поползла с ним и вскоре остановилась: здесь след! Ощупью, словно потеряв зрение, Карацупа провел по земле ладонью. Пальцы почувствовали сырой мох, росистый папоротник, какую-то гнилушку. Вдруг он застыл — пальцы коснулись вмятины. «Тигр… — определил Карацупа. — След свежий».

Идти дальше нельзя. Придется ждать рассвета. Карацупа осмотрелся — мелколесье, чуть поодаль при свете звезд виднелись могучие деревья. Вот защита! Карацупа добрался до ближайшего кедра, встал к нему спиной, спрятал в ногах Ингуса. Он стоял, подняв руку с маузером.

С вершины, гулко стуча о ствол, упала шишка. Карацупа вздрогнул. С трудом он сдержался, чтобы не выстрелить. «Нервочки!..» — пожурил себя следопыт. Посмотрел на светящиеся стрелки часов. «Теряю время!.. — рассердился Карацупа. — Стой под кедром, жди погоды!»

Он стиснул в жилистой руке рубчатую рукоятку и сел. От волнения одеревенели ноги. Руку с оружием он положил на колени, словно на подпорку. Но он так ослабел, что того и гляди оружие вывалится из рук. «Не спи! Крепче держи! Думай, как будешь конвоировать „Большого“!» — приказывал себе Карацупа.

В кедровой чаще погасли звезды. Повеяло холодом. Закурился легкий туман. Где-то ухнула выпь. В падь скользнул жидкий, еще неясный рассвет.

Опираясь спиной о дерево, следопыт с трудом поднялся. Он попробовал сделать шаг, но окоченевшие ноги вновь подкосились. Положив рядом оружие, следопыт растер ноги, помассировал мускулы, потом взял маузер и ползком добрался до следов. Но нашел он совсем другие следы — не тигра, а придавленный ногами мох, потревоженную траву, расцарапанную носком сапога гнилушку. Парашютист! Он, видать, тоже растратил силы и задевал ногами за корни, хватался рукой за ветви.

Теперь Карацупу интересовал только этот след. Он забыл об отпечатках тигровых лап и пошел за десантником. Скоро следопыт нашел место, где еще вечером лежал «Большой», где он пил воду, тащился к завалу и валялся там, а потом снова брел по мхам и кочкам.

Развязка приближалась. Только бы не выдать себя, только бы соблюсти осторожность и не позволить «Большому» обмануть, выследить, напасть. Карацупа обдумывал, как он нагрянет на десантника, как будет его обыскивать. А как потом конвоировать его? Враг в пути спал, ел, отдыхал — он сильнее и крепче. Как подступиться к нему?

Занятый мыслями о предстоящей схватке, Карацупа не сразу заметил место пересечения следа десантника с тяжелой вмятиной тигровой лапы. Ингус опять завертелся и бросился к ногам следопыта. Тигр шел следом за десантником. Надо было спасать «Большого», иначе он погибнет и некого будет вести в штаб.

Забыв об опасности, Карацупа побежал по сдвоенным следам. Одни тянулись вялой линией измученного переходом человека; другие — широкие, сильные, размашистые — вели то прыжками, то крадучись, то ползком в ту же сторону, где исчез нарушитель.

Как хотелось закричать: «Тигр! Берегись!» — предупредить парашютиста об опасности. Но десантник мог швырнуть гранату и в тигра и в Карацупу.

Подавив крик, Карацупа сменил шаг на бег. Он засунул пистолет за поясной ремень, размахивая руками, бежал, все ускоряя темп. Выбежал на поляну, через которую протащился парашютист. Следом за ним прошел тигр. Ингус скулил.

— Скорей!.. Вперед!.. — шептал Карацупа, заставляя Ингуса бежать по следу.

Запахло костром. За стволами бархатного дерева, увитого диким виноградом, открылась поляна. В центре ее чернели разбросанные головни. «Где „Большой“?» — встревожился Карацупа. И тотчас увидел: у костра белели разгрызенные кости, измятые клыками банки и пачки денег. Тут же валялся карабин.

— Опоздали!.. — Карацупа сел, устало провел по лицу грязной ладонью. — Не надо было стоять нам с тобой, Ингус, ночью, не надо было!.. Тогда живьем бы взяли «Большого». А теперь… бумажки принесем.

Нужно было встать, но не хватало сил. Все кончилось так неожиданно и странно, все было позади. А теперь оставался этот потухший костер, следы трагедии в тайге и боль во всем теле.

Осмелевший Ингус, глухо рыча, обошел поляну, собрал в кучу разбросанные документы, деньги, плоские банки. Из этой кучи Карацупа извлек узкую ленту рисовой бумаги, заметил на ней записи и облегченно вздохнул: не зря парашютист их берег до последней минуты.

— Ингус, Ингус… — Карацупа развел костер, вскрыл взятую из подсумка банку с консервами и первый кусок дал овчарке. — Спасибо, дружок. А все-таки, кажется, не зря мы бежали, Ингус. Важные документы принесем.

«Змеиная атака»

Темной ночью Карацупа с Ингусом и двумя бойцами пробирался по кустам, осторожно отводя с пути длинные ветви. Боец, замыкавший наряд, хватал их и осторожно опускал, чтобы не производить шума. Так же спокойно опустил он и толстую ветку, но внезапно почувствовал укол. Вскоре ладонь его распухла, и боль быстро стала распространяться по всему телу. Карацупа заметил: с товарищем творится что-то неладное.

— Что случилось? — спросил он тревожно.

— Ерунда! Пройдет! Наколол руку. — И боец протянул ладонь.

Следопыт направил на нее белый лучик круглого карманного фонаря. Ладонь у бойца покраснела, распухла. Острый глаз Карацупы заметил едва видимые темные точки — змеиный укус.

— Садись! — Карацупа остановил наряд и заставил бойца сесть на корягу. — Подними руку! Держи!

Второму бойцу передал фонарик и велел освещать ладонь. Началась операция — с силой сдавил Карацупа ногтями то место, которое укусила змея. Этого было недостаточно, и он отвязал от ошейника Ингуса поводок. Топкий ремень, как медицинский жгут, перехватил больную руку выше локтя.

— Снимай шинель, разводи под ней огонь!.. На вот нож — накаливай, — приказал следопыт.

Когда все было готово, пострадавший глухо вскрикнул — раскаленная сталь впилась в его ладонь. Запахло паленым.

— Плохо, Никита… В сердце гудит… — простонал боец. — Змея какая-то не наша…

В долине и на сопках пограничной полосы было много змей, к ним привыкли; на заставах не знали несчастных случаев. Карацупа успокоил бойца. Он приказал второму пограничнику вернуться с товарищем на заставу, а сам двинулся дальше с Ингусом.

Вернулся он утром и узнал: боец умер. Врачи, вызванные из комендатуры и отряда, оказались бессильными против смертельно действующего яда.

Хоронили бойца по-военному — сурово и просто. Опустили в могилу наскоро сколоченный гроб, отсалютовали залпом из винтовок и молча вернулись на заставу. На похоронах и возвращаясь в казарму, Карацупа неотступно думал о гибели товарища и вспоминал его предсмертные слова: «Змея какая-то не наша…»

О диковинных змеях, появившихся в долине, вскоре заговорили на заставе; бойцы стали опасаться ходить в дозор.

Следопыт слушал тревожные беседы и восстанавливал в памяти события той ночи: как он шел за Ингусом, как отодвигал ветви и передавал их следовавшему по пятам бойцу. «Змея, конечно, была на кустах», — решил Карацупа. Не раз он и раньше видел на сопках и в долине висящих на сучьях серых гадюк, натыкался на змеиные лежки в камнях. Но еще не было случая, чтобы змеиный яд был смертелен. И почему именно теперь, туманной ночью, ужалила змея бойца?

Со своими раздумьями Карацупа пошел к начальнику заставы и попросил разрешения вновь выйти на тропу к месту, где напала змея.

Вот и куст, с которого она свисала. Карацупа осторожно поднял ветвь, разворошил мох, сдвинул камни: нет, змеиного гнезда не видно! И вдруг в стороне мелькнуло что-то висящее на обомшелых сучьях. Раздвинув их, следопыт увидел картонную коробку, подвешенную к сморщившемуся воздушному шарику. В стенках коробки были прорезаны небольшие отверстия. Ясно! «Соседи» запустили ночью воздушные шары и переправили «гостинцы».

Карацупа нашел еще такую же коробку и оболочку воздушного шара и со своими находками вернулся на заставу.

— Значит, к нам забросили особо ядовитых змей, — сказал начальник заставы. — Это неспроста: психическую атаку начинают. Много этой дряни заслать не могут: все на эффект рассчитано.

В эту же ночь Карацупа вышел на границу. От воды поднимался туман, пеленой одевая кусты и деревья. Пограничник чувствовал некоторое беспокойство. Гибель товарища, а затем «находки» тревожили его. А что, если и на ближайшем кусте таится змея? А может быть, лежит на земле, свилась в клубок за камнем? Или свесилась длинной плетью с куста орешника? Замедляя шаг, следопыт стволом карабина осторожно поднимал ветви, осматривал их и шел дальше. Тревога следопыта передавалась овчарке: Ингус часто останавливался, обнюхивал землю. Иногда он пугливо пятился к Карацупе.

— Вперед, Ингус! Вперед! — подбадривал своего четвероногого друга следопыт.

Так они прошли несколько километров. Близился рассвет. Овчарку знобило от утренней прохлады. Карацупа накрыл Ингуса курткой, погладил его, дал кусочек лакомства, потом ощупал ноги собаки, снял с них репейник.

Во тьме над долиной пронесся сначала крик, а затем послышалось фырканье фазанов. Ингус насторожился. Карацупа поднялся: для него ночной полет жирных птиц говорил о многом. Фазаны взлетали густо, стаями, они фуррыкали, и гудели, и потом медленно, встревоженно шумя, садились. Взлетали фазаны в разных местах, словно кто-то метался среди них, бросаясь из стороны в сторону. Карацупа сел, облегченно вздохнув. Он знал: дикий зверь бегает не по прямой, а всегда зигзагообразно. Фазаны, напуганные приближением зверя, гулко взлетали и, нехотя пропуская его, снова усаживались на свое прежнее место.

Зверь ушел, и фазаны успокоились. Карацупа уже собирался повернуть назад, как в долине снова послышался шум фазанов. На этот раз они не кричали, а взлетали без крика.

«Идет человек!» — решил следопыт. Он мысленно провел прямую линию к месту, где взлетали фазаны — получилась четкая и ровная линия. Она вела от границы в долину.

Как бы в подтверждение его догадки в тишине послышался треск, гул и шорох осыпающихся камней. Дикие козы промчались над рекой, метнулись к скалам, и дробный стук их копыт покатился по каменным распадкам.

Следопыт знал: козы пугаются так только человека.

— Вперед, Ингус! — Карацупа побежал на тревожные звуки.

Он забыл про змей, про опасности, подстерегавшие его на каждом шагу, и думал только об одном: идет нарушитель! Тот уже миновал реку, пробирается через кусты. Нужно догнать его, остановить, взять!

Расстояние, отделявшее пограничника от врага, постепенно сокращалось: следопыт бегал отлично. Но вот он перепрыгнул через яму и споткнулся. В этот миг в уши ударил душераздирающий вопль. Послышался треск, что-то рухнуло в воду, и рядом в предсмертных муках закричал человек. «Скорей!» — крикнул Никита Ингусу и побежал что есть силы. Затем прыгнул с обрыва к реке. Сухо прозвучал где-то вблизи выстрел. Кто-то вскрикнул, но это уже кричал другой человек. Вслед за выстрелом над рекой покатился злой, торжествующий смех. Карацупа выхватил фонарь и направил его луч туда, где слышался шум. На гальке в судорогах корчился человек. Его волосы растрепались, глаза налились кровью. Перепачканные в грязи руки тянулись к Карацупе.

— Скорей… На заставу! — кричал он. — Я хочу жить!.. Меня ужалила змея… Врачей! Все скажу… как лечить… Он пускал шары… пугал… бросил меня… ушел… Скорей!..

Карацупа осветил камни и увидел рядом с корчащимся в судорогах человеком… труп. Следопыт обыскал его, забрал оружие, приказал Ингусу охранять и крикнул задержанному:

— Бегом!

Врага нужно было спасать.

Оба побежали по тропе. Но вскоре нарушитель упал. Карацупа связал ему руки, подхватил на плечи и понес.

— Скорей! — слышал он шепот. — Я все скажу… Я хочу жить!.. Южный питомник… Мы проводили опыты…

Карацупа остановился: нести больного было далеко, силы его оставляли, а смерть не задержится с приходом. Следопыт вытащил из кобуры ракетницу. В небо плеснула и рассыпалась тревожная красная звездочка. На ее зов примчались на взмыленных конях поднятые по тревоге пограничники.

— Скорей! Аллюр три креста!.. — кричал Карацупа.

Он перекинул больного через седло, вскочил на коня и помчался на заставу.

…Врага, павшего жертвой своего собственного злого умысла, удалось вовремя доставить на заставу, а затем в комендатуру. Задержанный раскрыл секрет излечения от змеиного яда и остался в живых. Прийдя в себя, он рассказал, что вражеская разведка создала по ту сторону границы питомник для разведения особой породы змей, которых начали забрасывать на советскую землю: пугать пограничников, наводить среди них панику. Но первая же попытка воспользоваться «змеиной атакой» и переправить через границу лазутчика окончилась крахом. А пограничники, овладев секретом противника, могли уже не бояться «импортированных» змей.

Свинцовая купель

Шли годы…

Карацупа стал известным на границе следопытом. Ковригин, его бывший школьный инструктор, как-то приехал на заставу, взглянул на своего воспитанника — и не узнал его.

— Смотрите, пожалуйста, — говорил он начальнику заставы, — был щуплый, хилый паренек, а теперь сокол какой! И в плечах широк, и силой богат, и ловок, и знаменит! А ну, покажи Ингуса! Покажи, что умеет твоя собачка.

Карацупа, бывший в ту пору уже командиром отделения, при появлении Ковригина почувствовал себя снова курсантом. Он побежал к клетке, вывел Ингуса и продемонстрировал старому инструктору, как собака берет след, как носит брошенные в кусты предметы, как конвоирует задержанного, охраняет вещи. Ковригин, большелобый, седеющий офицер, улыбался в усы, щурился да похваливал своего ученика.

— Гляжу я на тебя и думаю: теперь тебе самому в учителя нужно идти, — сказал он совершенно серьезно Карацупе. — Опыт у тебя есть. Стал ты настоящим боевым пограничником. Может, пойдешь в школу инструктором?

— С границы не уйду, — твердо сказал Карацупа. — Люблю службу. На сверхсрочную остался. Хочу всю жизнь на границе провести. Меня тут в партию приняли. Тут я человеком стал. Вот и хочу быть в строю, охранять рубеж.

— А школа — это что, не рубеж? — вспыхнул Ковригин. — Нехорошо говоришь: тебя самого школа воспитала, помогла во всем. Теперь в школе твои портрет висит, твои операции разбираем и говорим курсантам: «Вот здесь учился курсант Никита Федорович Карацупа. Был он слабенький, малоросток, но так воспитал себя, так развил свои дух, волю, физически закалился, что стал грозой границы». В пример ставим тебя. И будет очень правильно, если ты, коммунист-пограничник, сверхсрочник, командир отделения, станешь обучать новичков.

— Виноват, — попытался защищаться зардевшийся Карацупа, — я люблю школу, ей многим обязан, но я просто не гожусь в преподаватели. Знаете, привык к тишине, к одиночеству: днями ведь ходишь с собакой и души человеческой не видишь, а то лежишь сутки в секрете и пошевелиться боишься и как-то уже отвык от общества…

— Это, конечно, так, граница — место особенное, ну, а в школе мы тебя будем ждать. А сейчас для пробы пришлем сюда на практику курсантов.

Через несколько дней после отъезда Ковригина Усанов вызвал Карацупу.

— Есть хорошая новость, — сказал он, выходя из-за стола, — Начальник войск приказал послать к нам группу курсантов из школы, будущих проводников собак, и вам поручено обучать их, вводить в строй.

У человека с годами появляется отцовское желание воспитывать, учить молодежь. Это глубокое, сильное чувство зрело и в Карацупе — он обрадовался чести, оказанной командованием.

Курсанты приехали недели через две. После дружеской встречи гостей на заставе, расспросов, определения, кто и где будет жить, Карацупа вызвал всех курсантов к себе, вывел их к собачьим клеткам, построил около них в шеренгу и приказал рассчитаться по порядку номеров. Каждый назвал себя.

— Курсант Лобанов! — отрапортовал молоденький курсант, восторженно смотря на Карацупу.

— Курсант Полежаев.

— Курсант Гирченко.

— Курсант Кривошеев.

Карацупа переводил взгляд с одного курсанта на другого, прикидывал в уме, каковы эти пареньки в гимнастерках, как сильны и ловки их тела, способны ли они стать хорошими следопытами, проводниками розыскных собак.

Он готовился к первому уроку, но заготовленная речь улетучилась из памяти и осталось мучительное ощущение неловкости за молчание. К счастью, рядом был Козлов, ставший секретарем парторганизации заставы, на него с мольбой во взоре и посмотрел следопыт.

Козлов улыбнулся и обратился к новоприбывшим.

— В двух словах познакомлю вас, товарищи курсанты, с вашим новым командиром. О Карацупе слыхали?

— Слыхали! — дружно ответили курсанты.

— Товарищ Карацупа учился в той самой школе, в которой учитесь и вы. Самому о себе говорить товарищу Карацупе неловко, а мне сподручно. О чем же я хочу сказать вам, товарищи? Карацупа, верный сын Родины, любит свое дело, предан ему, хорошо развивает благородную профессию следопыта. Учить вас он будет главным образом на практике. И я хотел бы, чтобы вы прежде всего переняли у него любовь к пограничной службе, понимание дисциплины, умение и желание творчески работать — не по шаблону, не казенно. Желаю вам успехов!

Вскоре курсанты увидели прославленного следопыта в деле. Всей группой вышли они на тот участок границы, где шумит в устье речка. Не спеша двигались по зарослям. Карацупа показывал, где и как устраиваются засады, где удобнее всего лежать в секрете, как берет след розыскная собака, а сам настороженно поглядывал на чужой берег. Там происходило что-то очень подозрительное.

— Гирченко, Полежаев, Лобанов! — подозвал к себе шепотом курсантов Карацупа. — Наблюдайте за тем берегом. Сообщите, что заметите. Ясно?

Курсанты, польщенные заданием, залегли в кустах.

— Все спокойно, товарищ Карацупа! — отрапортовал темноголовый веселый Гирченко, — Тихо.

— Отставить! Смотреть лучше! — рассердился следопыт.

— Есть отставить! — согласился Гирченко.

Он впился глазами в чужой берег.

Нет, ничего не видел он там подозрительного.

— Смотрите на куст! — приказал ему Карацупа, незаметно указывая на прибрежные заросли. — Ветка качнулась. Почему? От ветра? Ветер дует на север, ветку клонит на юг. Странно? Может, птица качнула? Нет, от птицы ветка дрожит по-особому, не так, как сейчас. Так она качается, когда ее заденут плечом и остановят потом рукой. Тень от камня видите? Приглядитесь. Горбится ома, потом уменьшается, а так, с первого взгляда, ничего, спокойно. Вот как хитро солдат подтягивают. Умно ведут операцию. Знают, черти, дело!

Пораженные курсанты молча смотрели за реку.

— Теперь вот что, Гирченко, — обратился следопыт к курсанту. — Бегите на заставу. Поднимайте тревогу. Сообщите: на участке в устье сосредоточиваются солдаты. Ясно? Повторять не нужно. Ползите тихо. Не выдавайте себя. Доложите начальнику заставы: жду приказаний. Действуйте!

Гирченко мгновенно исчез. На его месте появился Полежаев, коренастый, мускулистый курсант. Он тоже жаждал выполнить любой приказ следопыта.

— Смотрите!.. — сказал ему Карацупа.

На чужом берегу показался грузовик. Одни… второй… третий…. Из них выпрыгнули солдаты, стащили на землю резиновые лодки, понесли к реке, торопливо надули их и спустили на воду.

— Это еще что такое? — нахмурился Карацупа. — Десант?..

Вскоре из подкатившего лимузина вышел толстенький, низкорослый офицер в роговых очках, с седыми висками. Он снял фуражку, вытер платком лысину и дал знак солдатам. Те перенесли в лодку треногу теодолита, полосатые топографические рейки, стальные рулетки.

— Запоминайте все, — шептал Карацупа. — Серьезное дело начинается…

Офицер вынул бинокль, посмотрел на советский берег, внимательно оглядел кусты, в которых скрывались пограничники, и передал бинокль сопровождавшему его молодому офицеру. Видимо, его обеспокоило какое-то колебание ветвей в кустах, за которыми притаился Карацупа с курсантами. Затем он спокойно опустил бинокль. Очевидно, не заметил ничего подозрительного.

Лодки отчалили и поплыли через реку. На первой сидел тучный офицер, Он ежеминутно подносил к глазам фотоаппарат и щелкал затвором.

«Так… Они еще находятся в нейтральной зоне… Вот уже подходят к рубежу… — отмечал про себя Карацупа. — К нам идут».

— Полежаев! — повернулся он к лежавшему рядом курсанту. — Бегом к дубу, доложите по телефону обстановку. Быстро!

На место Полежаева лег около Карацупы курсант Лобанов.

— Лобанов! — приказал ему следопыт. — Заходите справа, готовьтесь отрезать нарушителей от границы. Ползите тихо. Прячьтесь за камнями. Стрелять сейчас запрещаю, Понятно?

— Так точно!

Лобанов шмыгнул в кусты, пополз за камни и вскоре исчез на правом фланге. Около Карацупы лежал курсант Кривошеев. Он, как и его товарищи, выжидательно смотрел на следопыта.

— Кривошеев! — Карацупа бросил пытливый взгляд на курсанта. — Ползите на левый фланг. Будете отрезать отступление по линии границы. Только самому не стрелять. Когда скомандую — огонь! Ясно?

Лодки подошли к нашему берегу. Солдаты вытащили их на песок, достали треногу теодолита, потащили рейки. Не спеша вышел из лодки офицер. Сквозь темные очки он посмотрел на берег, покрутил головой, словно был чем-то недоволен, и сделал снимок. Солдаты торопливо поставили треногу, водрузили на нее теодолит. Офицер подошел к инструменту, поправил фуражку и прильнул к окуляру.

Перед Карацупой впервые встала необычайной сложности задача: до сих пор он боролся с тайными врагами, а сейчас, не таясь, солдаты сопредельного государства перешли границу, вторглись на советскую землю и делали вид, будто они ее хозяева. И этот офицер и солдаты — все провоцировали пограничников на конфликт. Враги ждали выгодной минуты, чтобы ударить потом из пулеметов и пушек, а вину за инцидент взвалить на пограничников. Один неверный шаг, малейшая ошибка — и может произойти стычка, зачем-то необходимая чужеземцам.

Карацупа чувствовал, как стучит сердце. Что делать? Можно было, конечно, снять с себя ответственность и молча сидеть за камнями, терпеливо ожидая приказаний с заставы. Но в это время чужие солдаты будут ходить безнаказанно по советской земле, проводить топографическую съемку, щелкать фотоаппаратом. А за ними переплывут на лодках новые подкрепления, чужеземцы подвезут пушки и пулеметы, окопаются на нашем берегу. Этого нельзя допустить. В то же время нужно быть чрезвычайно осторожным: стоит хоть одной советской пуле ударить в чужой берег, как она немедленно станет «вещественным доказательством» мнимой агрессивности советских пограничников. Что же делать?

Офицер не спеша оставил теодолит и позвал с той стороны новую группу солдат. В эту минуту поднялся и Карацупа. Одернув гимнастерку, словно перед торжественной церемонией, поправив на голове фуражку, он взял на изготовку свою любимую короткоствольную кавалерийскую винтовку — «драгунку» и шагнул к офицеру. Тот не растерялся: движением руки продолжал вызывать к себе на переправу солдат.

— Данная территория принадлежит Союзу Советских Социалистических Республик! — громко, чеканя слова, сказал Карацупа. — Вы нарушили границу. Предлагаю немедленно очистить советскую территорию.

Пограничнику казалось в этот миг, что он стоит на высокой горе и его, Карацупу, видно со всех сторон, и даже в Кремле видно, как он действует. И отовсюду смотрят: верно ли поступает пограничник?

Офицер сделал вид, что ничего не слышит и не видит. Следопыт терпеливо повторил всю фразу и добавил:

— Ответственность за инцидент возлагается на вас, господин офицер. Понятно?

— Вы ошибаетесь, солдат, — ответил по-русски офицер, засмеялся, поднял фотоаппарат и засиял Карацупу. — Это наша земля. Вы плохо знаете границу.

Карацупа вспыхнул, насупил брови.

— Господин офицер, я пришел сюда не шутить. Я требую немедленно очистить советскую землю! Вам ясно?

Офицер пожал плечами, вернулся к теодолиту, дав понять, что разговор окончен. Карацупа крикнул рычавшему Ингусу: «Фу! Спокойно!» — и отошел немного в сторону. Выбрав удобную для стрельбы позицию вдоль границы, он остановился и вскинул «драгунку».

— Последнее предупреждение! Предлагаю немедленно очистить территорию Советского Союза!

— Послушайте, солдат! — брезгливо сморщившись, процедил седой офицер. — Там, — он показал рукой в перчатке на противоположную сторону, — там стоят орудия, там солдаты, и, если вы не оставите нас в покое, заговорят наши пушки. И, уверяю вас, всю ответственность будете нести только вы, невоспитанный, грубый солдат. Идите прочь!

— Господин офицер, срок моего ультиматума окончен. Вы на чужой земле. Руки вверх! Сдавайтесь!

— Что такое? Молокосос!.. — взревел офицер. — Взять! — повернулся он к своим солдатам.

Щелкнул короткий выстрел. Карацупа опустил «драгунку». Офицер, вскинув руками, повалился на треногу, но не успел он упасть на землю, как в несколько прыжков Карацупа добрался до него, схватил труп и потащил в кусты.

Солдаты бросились к лодкам и, что было сил загребая веслами, поплыли к себе. На противоположном берегу послышались дикие вопли, из-за кустов выглянул ствол пушки, затрещал пулемет.

— Не отвечать! — закричал курсантам Карацупа, — Не стрелять!

«Цвик!.. Цвик!.. — пролетали пули. — Цвик!.. Цвик!..»

Из-за скалы, нависшей над противоположным берегом, короткими перебежками выбежали и рассыпались в цепь солдаты. Ожесточенно застрочили два пулемета, заливая свинцом надпойменную террасу.

Пограничники молчали. Карацупа оттащил подальше труп офицера, спрятал его за валуном, приказал Ингусу охранять его, а сам выбрался к обрыву, с которого осмотрел весь берег.

— Правильное решение! — послышался за его спиной голос начальника заставы.

Возбужденный бешеной скачкой, капитан лежал рядом с Карацупой и осматривал реку.

Карацупа повернулся.

— В двенадцать тридцать противник стал сосредоточиваться, — торопливо отрапортовал он капитану, — в двенадцать пятьдесят пошли через реку лодки…

— Не надо! — крикнул капитан. — Все правильно. По уставу. Везите труп на заставу; кони у дуба. Я принимаю командование.

Прощаясь с начальником заставы, Карацупа сказал:

— Полезли — получили! Дай им поблажку — руки оторвут. Спектакль скоро кончится. А курсанты наши сразу в свинцовую купель попали. Это ничего: крепче будут!

Круги по следам

Вскоре курсанты еще раз познакомились с тем, как Карацупа действует на границе.

Как-то, обходя свой участок во главе со следопытом, они наткнулись на свежий след нарушителя. Сделав несколько шагов, Ингус отчаянно зачихал: след был посыпан табаком.

Следопыт взял передние лапы овчарки в руки и положил их себе на колени. Осмотрел морду Ингуса, вытер ее носовым платком.

— Смотрите, Гирченко, — обратился разгневанный пограничник к курсанту, — какие «специалисты» идут: следы посыпали.

Ингус прочихался, вскочил, завертел хвостом.

— Как же теперь быть дальше? — размышлял Карацупа. — Видимых следов нет — нарушители прошли аккуратно, не ломая кустарника и не взбивая жухлые листья в дубравах. «Прорабатывать след» можно было только с помощью собачьего чутья. Но идти с Ингусом по отравленному следу — значит погубить овчарку.

Гирченко посмотрел на Карацупу. Следопыт молча взял за поводок Ингуса и отошел с ним в сторону от линии следа. Вскоре он описал большой круг. На пересечении его со следом Ингус чихнул. Одного этого было вполне достаточно для того, чтобы мысленно представить себе линию следов. Закончен был второй круг, и точка пересечения с тропой нарушителей продолжила найденную линию. Еще круг — четвертый… шестой… десятый… Почти мимолетное соприкосновение Ингуса со следом не расстраивало чутья и в то же время позволяло определять путь нарушителей.

Более километра посыпали они следы, потом, решив, что ни одна ищейка не выдержит такой отравы, успокоились и перестали посыпать след. Тогда-то Карацупа и выбрался на прямую тропу.

Чуть пофыркивая, Ингус бежал по траве, перепрыгивая через канавы, продирался через высохшие кустарники. Тропа привела преследователей в дубраву, залитую осенним золотом. Сбитые листья на поляне обозначили место, где отдыхали нарушители, Карацупа отломил прутик и осторожно переворошил им поникшую траву и листья; к удивлению Гирченко, обнаружились находки — три разного цвета спички и три разные сигареты.

Нарушителей было трое!

Не сбавляя шага, через дубравы и сопки, по сырым падям Карацупа повел погоню.

Позади еще одна падь, еще сопка, ручей — кажется, враг уже рядом. Вечер сменился ночью. Впереди слышался треск сучьев, кто-то тяжело дышал.

Трое спешили на север: еще километров сорок, и перед ними — железная дорога.

Догнав, наконец, нарушителей, Карацупа увидел в густом вереске трех крупных, коренастых мужчин, одолевавших подъем на сопку. Шли они гуськом, сохраняя между собой небольшие интервалы. Замыкающий то и дело оглядывался, проверяя, нет ли погони, а главарь, шедший вперед первым, смотрел только вперед.

Замыкающий, плечистый человек в кожаной куртке, на мгновение отстал и прислонился к дереву. Этим воспользовался следопыт и, незаметно подойдя с другой стороны, тихо приказал:

— Руки вверх!

Бандит не послушался — он дико закричал и выхватил револьвер.

Карацупа предупредил его выстрел, и здоровяк в кожаной куртке повалился на землю.

Бандиты, поджидавшие поодаль своего спутника, услыхали выстрел, крики и опрометью бросились в чащу. Курсант — за ними.

— Гирченко! Стой! — крикнул Карацупа.

Захваченный погоней и только что происшедшей на его глазах схваткой, Гирченко с трудом остановился и вернулся к следопыту.

— Догоним… Не уйдут… — Карацупа отвязывал от ошейника Ингуса ременной поводок. — Надо этого гада от шакалов убрать… Потом заберем… Помогай… Вот тяжелый!..

Пограничники спрятали в сучьях на дереве труп, обвязали его поводком и отправились вслед за овчаркой в погоню.

Ориентиром в этой кромешной тьме служило для них глухое фырканье Ингуса. След был свежий, и овчарка шла уверенно. Когда послышался треск валежника, Карацупа и Гирченко стали кричать и открыли пальбу, создавая видимость массовой облавы. От бандитов их отделяло уже пространство не длиннее полета револьверной пули. Тогда Карацупа остановился, приказал Ингусу атаковать нарушителей и выстрелил туда, где слышался треск, Два вопля всполошили тайгу — один из бандитов был ранен выстрелом в ногу, а другой силился сбросить с себя вцепившегося в спину Ингуса.

— Вот так и ловим… — сказал утром Карацупа, когда ему перед курсантами пришлось делать разбор ночной операции.

Близнецы

В записной книжке следопыта Карацупы с годами появилось много отметок о задержанных нарушителях. Но вот такого еще не было в его практике…

В ночной темноте Ингус обнаружил след и повел Карацупу в сторону сопок, замыкавших долину с юга. Пограничник определил: впереди идут трое, обутые в горные ботинки, подкованные стальными пластинками. У каждого из нарушителей в руках палка. Четко обозначавшиеся в глине следы, короткие ровные шаги говорили Карацупе о многом: идут опытные ходоки, способные двигаться без отдыха многие километры. Прорвавшись через границу, они стремились возможно быстрее закрепить свой успех — уйти за ночь подальше от пограничной реки, затем днем отсидеться в тайге, а следующей ночью рывком выбраться к железной дороге.

Их было трое — Карацупа один. Но ему уже приходилось иметь дело с группами нарушителей, и тройной перевес в силах не смущал пограничника. Он подтянул голенища сапог, поправил на голове фуражку — так он делал всегда, словно на старте, — и побежал. Тихо повизгивая, Ингус мчался впереди. Три… пять… десять километров… Следопыту стало так душно и жарко, что он, не выдержав, сбросил сапоги. По-ночному холодная земля остудила ступни, и бежать стало легче. Но усталость брала свое, и нужно было сбрасывать все. Смотровой фонарь? Долой! Кожаная куртка? К черту! Пояс? Гимнастерка? Прочь!

Пробежав километров пятнадцать, Карацупа увидел на фоне мелкого леса тех, кого он преследовал. Нарушители шли размеренным шагом, как на спортивном стадионе. Ведущий смотрел только вперед, замыкающий часто оглядывался: нет ли кого сзади? Карацупа пробежал стороной, прячась за стволами деревьев. При свете луны он увидел нарушителей. Молодые, светловолосые, словно специально подобранные в масть, по фигуре и походке похожие друг на друга парни.

— Вот наваждение! — забеспокоился Карацупа. — На близнецов напал…

Следопыт проскользнул по кустам к замыкающему. Когда оставалось до него не больше двух протянутых рук, он скомандовал:

— Стой! Руки вверх!

Белокурый красавец упал, но, падая, выстрелил. Тотчас нависла над ним тень Ингуса. Пистолет выпал из перекушенной руки бандита. Оставив его, овчарка мгновенно бросилась на остальных. Потерявших самообладание людей Карацупа поставил с поднятыми руками на поляне и начал их обыскивать. Ингус, злобно рыча, следил за каждым их движением, готовый схватить любого за горло.

— Близнецы? — спросил следопыт.

— Два брата, а я только похож, — хмуро ответил главарь.

— Руки выше! — приказал ему Карацупа. Он связал его и приказал отойти в сторону.

— Шаг вперед! — скомандовал Карацупа второму нарушителю, внешне ничем не отличавшемуся от главаря. — Руки вверх!

Он проверил карманы угодливо смотревшего на него близнеца. У того был вид застенчивого, огорченного юноши. Он покорно поворачивался и вставал так, чтобы Карацупе было удобнее обыскивать его, охотно рассказывал, где и что у него находится, даже напрашивался на разговор.

— Я ведь говорил им, что пограничники нас поймают. — Белокурый близнец вздохнул. — Я говорил вам, господа?.. Вас, наверное, интересует, почему нас подобрали таких похожих? Я вам все расскажу, — угодливо заговорил блондин. — Я все объясню. Вы учтите мое полное раскаяние. В Москве живет конструктор. У него есть сын от первого брака. Мы похожи на него. Одни из нас должен добраться до Москвы и заменить его. Заменить сына. Понимаете? Мы думали так — один из троих должен дойти. Обязательно. Вы учтете мою искренность?..

— Отставить разговоры! — приказал Карацупа.

Не успел он скрутить руки застенчивому блондину, как тот резким ударом опустил сжатые кулаки на голову Карацупы. Следопыт зашатался, повернулся на одной ноге и выхватил маузер. В руке «тихони» сверкнул нож. Сильным взмахом занес он его над головой Карацупы. Ингус взвыл, прыгнул и с налета врезался мордой в сталь. Обливаясь кровью, пес вцепился в руку бандита, выгрыз из его пальцев нож и кинулся на грудь нарушителю. Другие «близнецы», наблюдавшие эту сцену, сорвали с рук веревки и навалились на Карацупу, сбили его с ног и повалили на землю.

Оружия у них не было, действовали кулаками. На Карацупу обрушился град профессионально рассчитанных, сильных ударов. Но пограничник обладал большой физической силой, был терпелив и вынослив. Хоть голова его кружилась от ударов, а из рассеченного виска, из носа и ушей текла кровь, он отбивался — и не без успеха. Наконец сбросил с себя «тихоню», схватил кого-то за горло. И вдруг липкий поток крови залил его лицо. «Конец… — решил следопыт. — Одолели…»

Тяжело раненный Ингус собрался с силами, прыгнул и вцепился в затылок шпиону, сидевшему верхом на пограничнике. Карацупа нащупал валявшийся в траве маузер и выстрелил, не целясь, в бандита. Словно эхо, раздались выстрелы и в тальнике — на подмогу спешили пограничники…

…Утром с сопки спускалась медленная процессия: на вороном коне ехал полуголый Карацупа, на его руках истекал кровью Ингус; потом следовали бойцы, конвоировавшие двух захваченных близнецов.

Карацупа, прижимая к груди окровавленную морду Ингуса, вытирал ее и все шептал: «Хороший ты… рисковал… Спасибо!.. Гады!.. Язык разрезали… Потерпи… Спасем…»

Чуть ли не вся застава вышла встречать Карацупу с раненым Ингусом. Из комендатуры вскоре примчался на коне ветеринарный врач. Он сделал овчарке перевязку, осмотрел раны.

Карацупа не плакал и не стонал, но в его глазах была такая скорбь, с такой мукой смотрел он на своего любимца, что товарищи, не отходившие от следопыта, утешали его: «Обойдется, собаки живучи. Ингус еще выйдет на границу».

И действительно, Ингус поправился, окреп, зажили на нем раны, но только остался он без передних зубов, с надвое разрезанным языком.

Карацупу вызвал к себе начальник заставы.

— Поздравляю! Поздравляю вас и Ингуса. — Капитан крепко пожал руку следопыта. — Вы задержали важных нарушителей. Благодарю от лица службы! А теперь… — Капитан таинственно заулыбался. — Надо собираться в Москву.

Смерть Ингуса

Карацупу вызвали в Москву, в Кремль, получать орден. В столице он был впервые, и все ему было в ней интересно: ее улицы, площади, театры, музеи. Большое впечатление произвел на следопыта Музей пограничных войск. Он ходил из зала в зал, подолгу останавливался около стендов, знакомился с фотографиями, снимками и документами, воскрешавшими бои в лесах и болотах Карелии, в песках Средней Азии, в таежных чащах Дальнего Востока. И вдруг вздрогнул: со стенда смотрел на него Ингус. Фотография Ингуса в музее! Даже не верилось. Оглянувшись по сторонам, чтобы другие пограничники не заметили его растерянности, Карацупа прошел мимо стенда, но вскоре вернулся и посмотрел на снимок. Ингус, высунув язык, внимательно глядел на следопыта. На другом снимке фотограф запечатлел Никиту Федоровича с Ингусом, а на третьем Карацупа стоял во весь рост — подтянутый, крепкий, уверенный в своих силах. Рядом с фотографиями виднелись схемы его действий на границе. Под стеклом лежали захваченные следопытом у врагов пистолеты, трости с ружейными стволами внутри, банки с взрывчаткой и опиумом, кинжалы, гранаты.

— Этот стенд, товарищи, — услышал за своей спиной следопыт, — посвящен боевым действиям проводника-пограничника Никиты Федоровича Карацупы. Это его портрет, а это его розыскная собака Ингус из породы восточноевропейских овчарок. На этой схеме вы видите…

Карацупа побоялся обернуться. Заалели его уши, налилась багрянцем шея. Вдруг где-то в глубине зала послышался голос человека, привыкшего к громким армейским командам:

— Товарища Карацупу срочно к телефону!

Позади остались удивленные экскурсанты, застывший экскурсовод, мелькнули знамена, стенды, винтовки, разбитые пулеметы. Карацупа бежал, чувствуя, что произошло что-то важное. Он схватил телефонную трубку.

— Тяжело ранен Ингус… — Начальник политического управления прочитал следопыту содержание телеграммы и добавил: — Считаю, вам нужно немедленно вылетать. Билет заказан. За орденом приедете потом, а сейчас нужно спасать Ингуса. Помните: Ингус дорог не только вам — это замечательная, дорогая для всех пограничных войск розыскная собака. С вами полетит профессор-ветеринар, он уже на аэродроме. Сейчас за вами заедет машина. Извещайте меня о делах. Желаю успехов!

Профессор, полетевший с Карацупой, оказался разговорчивым человеком — он веселил следопыта анекдотами, рассказывал пассажирам и летчикам о пограничнике и его Ингусе. Пилоты попеременно оставляли штурвал, чтобы послушать необыкновенные истории. Но пограничник оставался безучастным ко всему. Он забрался на последнее место в самом хвосте самолета, чтобы его не тревожили. Всеми своими помыслами он был на далекой заставе, у клетки верного Ингуса.

В ту довоенную пору в Новосибирске полагалась обязательная ночевка, но летчики и пассажиры уговорили дежурного по аэропорту выпустить самолет в ночной рейс.

— С нами летит знаменитый пограничник, у него умирает на границе собака. Ингуса нужно спасти, — сообщал пилот дежурному. — Специального профессора из Москвы везут…

К следопыту подсел в кабине приморский рыбак, бородатый кряжистый старик.

— Не горюй, товарищ, — сочувственно заговорил он. — Хочешь, я тебе собаку подарю: отличная у меня собака и тоже ищейка. Сам вырастил. Самолетом пришлю.

— Вообще говоря, товарищ Карацупа, — вмешался профессор, — наш институт тоже может выделить вам неплохих собак, если они только подойдут для вашего специального дела.

Карацупа молчал. Ему была приятна отзывчивость хороших людей, и он был им благодарен, но что ответить им?

Самолет летел над голубой гладью Байкала, над желтыми степями и серыми пустынями, над черной тайгой и синими реками, за хребты и озера, к океану. Карацупа, сидя в хвосте самолета, вспоминал, как нашел под мостом осиротевшего щенка, как смешно волочил по земле отвисшее брюхо Ингус, как потешал он своим комическим видом курсантов; вспомнил, как шел с Ингусом по первому следу…

На конечном аэродроме Карацупу встретил Василий Козлов. Ничего не говоря, он по-мужски сурово обнял друга, усадил в машину.

— Говори, политрук!.. — хрипло бросил Карацупа.

Козлов рассказал. После отъезда следопыта в Москву Ингуса передали, как было условлено, другому проводнику, которого назвал сам следопыт. Проводник сумел расположить к себе овчарку. Ингус грустил, печалился, но дело свое выполнял отлично. Дважды проработал он следы, и вожатый с напарником задержали контрабандистов, а потом диверсанта-одиночку.

Вдруг на границе стали замечать нечто странное: стоило появиться пограничнику с собакой, как с чужой стороны сейчас же открывали огонь, и все целятся в собаку. Начальник отряда догадался: хотят убить Ингуса. Он приказал выходить с ним только на дальние тропы.

Тогда враг приготовил другой удар.

…Той ночью Ингус быстро взял след, резко повернул в сопки, затем круто описал дугу и вышел назад, к реке. Казалось, нарушитель отказался от мысли идти дальше и повернул к себе назад. На полпути, прорабатывая след, Ингус вдруг зачихал, дико взвизгнул и, не пробежав и ста шагов, упал: след был отравлен.

Спасти Ингуса не удалось.

— Жаль… Очень жаль Ингуса… — участливо говорил другу Козлов. — Все на границе жалеют его. Но ты ведь сам понимаешь — война. Чтобы отомстить врагу — воспитай второго Ингуса. Если понадобится, дрессируй третьего, четвертого. На удар отвечай своим ударом!

Следопыт долго и тяжело переживал смерть любимца. Но он взял себя в руки. После долгих поисков Карацупе удалось найти в школе розыскных собак похожую на Ингуса овчарку. Он постепенно расположил ее к себе, стал с ней усиленно заниматься, и спустя некоторое время новый Ингус вышел на границу.

Через год погиб в бою и этот Ингус.

Никита воспитал и третью овчарку и снова неутомимо шагал со своим Ингусом по приграничным тропам.

Всегда в бою

В записной книжке Карацупы появились только ему одному понятные цифры: 100… 150… 200… 250… — стольких нарушителей границы задержал мужественный следопыт. К этим цифрам прибавились другие: 100… 150… 200… 250… Это шел счет ученикам Карацупы.

Замечательного следопыта, оставшегося на сверхсрочную службу на границе, приглашали преподавателем в школу розыскных собак, звали его в Москву, но Карацупа наотрез отказывался покинуть родную заставу, с которой так много было связано у него в жизни.

Уехать с далекой заставы старшего лейтенанта Карацупу заставила война. Он первым подал заявление с просьбой немедленно направить его на фронт, но в просьбе следопыту отказали — нужно было малыми силами «держать» границу. И к числу этих «малых сил» относился и Карацупа со своим новым Ингусом. Дни и ночи он проводил на границе, бдительно охраняя рубежи.

Наконец в 1943 году Карацупу вызвали в округ. Поседевший за эти годы генерал встретил следопыта в своем кабинете и, внимательно расспросив его о здоровье и делах, сообщил: командование поручает теперь уже капитану Карацупе сформировать специальный ударный отряд для действий на фронте.

— Отряд особого назначения для борьбы со шпионами, диверсантами и террористами в прифронтовой полосе, — пояснил генерал. — Командиром назначаетесь вы. Включайте в отряд всех, кого сочтете необходимым. — Генерал достал из черного пластмассового стаканчика остро отточенный синий карандаш, затем вынул из стола лист бумаги и приготовился писать.

— Фамилии?

Для Карацупы все это было неожиданностью, но он, ясно представив себе будущую работу, стал называть фамилии:

— Полежаев, Лобанов, Гирченко, Александров, Кривошеев, Малков, Пагуба…

Острый карандаш сломался, генерал стал точить грифель.

— Даже карандаш не хочет писать такое… Хитер Карацупа! Всех лучших к себе забирает. А мы с кем будем работать?

— Виноват, товарищ генерал, — сказал Карацупа, — Но вы, как я понял, велели сформировать особый, специальный, ударный отряд?

Генерал вздохнул и принялся дописывать фамилии.

— Всех собрать на товарной станции завтра, в три сорок. Взять собак, коней, кухни — все хозяйство, — Генерал подвел густую синюю черту под списком и заметил: — Требования удовлетворены. Желаю успеха!

…Застучали колеса теплушек. Эшелон двинулся на запад, на фронт.

В борьбе с диверсантами и шпионами, с парашютными десантами врага много раз отличался особый отряд пограничников под командой капитана Карацупы.

Как-то его отряд расположился в густом лесу. На заре к пограничникам прибежал перепуганный пастушок и сообщил: искал он корову и вдруг увидел, как из малинника выходит бородатый, щетинистый человек в форме советского солдата. Солдат попросил указать, как выйти ему на дорогу. Мальчишка показал, где находится шоссе, да еще отломил кусок хлеба солдату, а тот, жадно схватив кусок, потребовал еще, стал угрожать. Паренек ускользнул и скорее к нашим бойцам.

Быстро оседлав коней, Карацупа подхватил в седло мальчика, кликнул нового Ингуса, и поисковая группа помчалась в лес.

Стук копыт таял в листве. Карацупа гнал коня.

— Где? Не плутаешь? — спрашивал он пастушонка.

— Ни. Знаю!

Въехали в чащу, спешились. Коней оставили дежурному: пошли развернутым строем. Пастушок шел за Ингусом, деловито посматривая на траву, стволы деревьев и малинник.

— Вот здесь, — показал он на примятую траву.

Ингус взял след. Растянувшись цепью, переходя от дерева к дереву, пограничники двинулись к густому подлеску. От него тянуло дымом.

— Жди здесь… — приказал Карацупа мальчику, а солдатам велел обойти кустарник.

Инструкторы Астахов, Гирченко и Александров со своими собаками поползли вместе с Карацупой через заросли.

Усердно работая локтями, Карацупа пробирался следом за Ингусом. Вдруг он сквозь просветы в деревьях увидел на поляне шалаш, костер и сидевших около него чужих солдат. Лысый офицер, без фуражки, хлебал из котелка суп; рядом с ним другой офицер, худой, с короткой бородкой, чистил пистолет. Карацупа дождался, пока тот отложил пистолет, и выскочил на поляну с инструкторами. Лысый выронил ложку и закричал. Черный, с бородкой, воспользовался суматохой у костра и метнул, не целясь, в кусты гранату.

— Ложись! — скомандовал Карацупа.

Пограничники упали на землю. Над их головами хлестнуло. Граната, пролетев мимо, упала в стороне и не причинила вреда. Но гранатометчик исчез.

По приказу Карацупы несколько солдат с инструктором остались у костра, а сам капитан с другими инструкторами и собаками отправился по следам за гранатометчиком. Тот бежал с отчаянной быстротой. Выхватив оружие, едва сдерживая своих собак, пограничники преследовали его по пятам.

«Куда он бежит? — подумал Карацупа. — Не спешит ли предупредить кого-то? Может, в лесу есть еще одна стоянка, главная?»

Догадка оказалась правильной. В лесу находилась тайная стоянка большой группы диверсантов, специально заброшенных в советскую прифронтовую полосу. Услыхав взрыв гранаты, они заняли оборону и встретили пограничников огнем. Карацупа подсчитал: стреляли из одиннадцати стволов. Атаковать в лоб было опасно — следовало окружить фашистов и, прижимая банду к земле снайперской стрельбой, заставить сдаться в плен.

К шалашам тайной стоянки банды подбежал гранатометчик. Карацупа выстрелил в него. Тот упал. Но тотчас рядом с Карацупой вскрикнул солдат-пограничник. Инструктор Астахов подхватил убитого, но сам схватился за плечо и забился около дерева. Швырнуть бы гранату и уложить всю банду!.. Но Карацупа сдержался: нужно взять «языка»! Распластавшись под кустом, капитан выследил диверсанта и подстрелил его. Вдруг он увидел, что рыжий мужик могучего телосложения, одетый в просторную свитку, метнулся к шалашу, затем выскочил через его заднюю стенку и побежал прочь от стоянки. С ним другой — тоже здоровенный детина, увешанный оружием. «Главарь!» — решил Карацупа.

Передав командование Гирченко, Карацупа с Ингусом прополз десяток метров, потом встал и, перебегая от дерева к дереву, устремился за главарем и его оруженосцем.

Диверсанты круто свернули в сторону — к коновязи. Карацупа — за ними. Но те опередили его и успели вскочить в седла. Послышалось ржанье, крики, выстрелы. У коновязи он застал бившуюся в предсмертных конвульсиях лошадь; диверсанты убили ее, чтобы помешать погоне. Карацупа вернулся к своему отряду, вскочил на коня, кликнул Ингуса и помчался в погоню за главарем банды.

Сучья и ветви били ему в лицо, в трензелях свистел ветер, конь храпел, Ингус фыркал. Но вот показался охранник, мчавшийся следом за главарем, — он прикрывал его. Заметив Карацупу, охранник вскинул маузер и выстрелил. Около щеки Карацупы свистнуло. Конь вздыбился.

Началась дуэль кавалеристов — стрелял Карацупа, отстреливался охранник. Пользуясь перестрелкой, главарь старался спастись. Этого нельзя было допустить. Продолжая погоню, Карацупа вдруг осадил коня и, вздыбив его, с удобной позиции прицелился и спустил курок. Конь под охранником сел. Вторая пуля приковала к земле и самого охранника.

Теперь нужно было догнать главаря. Карацупа умел не только отлично ходить пешком по тайге и сопкам, но и прекрасно держаться в седле. Тем же качеством, видимо, обладал и главарь банды. Припав к луке, вцепившись в гриву, он гнал коня. «Догнать! Догнать!» — приказывал коню Карацупа. Приблизившись к главарю, он на расстоянии выстрела повторил удачный прием — на всем скаку вздыбил коня и с высокой позиции выстрелил. Конь под главарем рухнул, подмяв под собой и диверсанта. Но тот был ловок и силен. Он выбрался из-под коня, освободил ноги из стремян и побежал. За ним помчался Ингус.

Диверсант на бегу остановился и в упор выстрелил в собаку. Овчарка взвизгнула и упала. Карацупе казалось, будто его самого хлестнуло. Отчаянно закричав, капитан выстрелил вслед убегающему врагу, но промахнулся. Ему хотелось спешиться, кинуться к Ингусу, узнать, что с ним, нельзя ли его спасти, но впереди по просеке бежал главарь вражеской банды, он мог исчезнуть, и капитан Карацупа, дав шенкеля коню, бросился за диверсантом. Просека сворачивала влево, огибая болото. Бандит попытался свернуть тоже влево, следуя за поворотом просеки, однако Карацупа отрезал ему путь выстрелами. Тому оставалось только одно — прыгать в топь.

Задыхающийся от бега, мокрый от пота, с налившейся кровью шеей, диверсант в своей широкой свитке прыгнул на зыбкую кочку, потом на другую. Ему казалось, что еще несколько усилий и он уйдет от погони…

— Руки вверх!

Конь, угодивший с ходу в торфяную массу, испуганно забился. Карацупа заставил его пробиться до кочки.

— Стой! Руки вверх!..

Главарь, застигнутый Карацупой, вцепился в узду коня и завопил:

— Живьем хочешь взять! — Лицо его было багрово, у рта вздулась пена. — Знаешь ли ты, зеленая шапка, кто я? Прощайся с жизнью, чекистская…

Карацупа оттолкнул бандита конем. Главарь, выхватив из-за пояса кривой нож, ударил Карацупу в ногу.

Щелкнул выстрел. Дуэль окончилась. Карацупа выбрался на просеку, перевязал ногу, из которой хлестала кровь, вернулся на болото, вытащил труп диверсанта и принялся обыскивать его: записная книжка, нож, патроны, ампула с ядом, деньги, а в подкладке свитки — тончайшие листы папиросной бумаги. «Не списки ли явочных квартир?»

Забравшись в седло, чувствуя головокружение от потери крови и всего пережитого, Карацупа направился к убитому Ингусу…