/ Language: Русский / Genre:sf

Танец эльфов

Эммануил Зеликович


Танец эльфов

Э. ЗЕЛИКОВИЧ

Фантастический рассказ

Заглянув в устав «ОМВП!», я даже крякнул от удовольствия и мгновенно вписался в великое содружество.

Ведь имеет же трудящийся право, черт побери, забраться куда-нибудь подальше, в глушь, допустим, в дебри Памира! Особенно если ему взбрело на ум сотворить в тиши эдакий, скажем, экзотический опус.

Но далекий вояж — дело сложное. А на виллу «ОМВП!» — очень простое. Упрятанная в парке вблизи города, она успешно имитирует край света. Полчаса езды — и вы исчезли для всех и вся. Улетели за тысячи километров. Памир вблизи своего дома!

Это вам не какой-нибудь «дом творчества»: в «ОМВП!» запрещены посещения, нет радио, нет телевидения. И ни одного телефона, за исключением комендантского! Накось, дотянись теперь до меня. Разве только письмами и телеграммами. Нет и общей столовой. Вообще никакой. Можете сами сколь угодно упражняться на кухне в кулинарном искусстве.

Зато у себя в комнате каждый волен делать, что ему заблагорассудится. Кувыркаться на диване. Сочинять опусы о йогах. Даже думать. Но бесшумно! Тишина — конституция виллы. Поистине название «ОМВП!» — «Оставьте меня в покое!» — точно до пятого знака. Гениальное изобретение!

Кто придумал его? Тот самый Борис Федорович, соседом которого мне суждено было оказаться. Работает он в каком-то НИИ. В «ОМВП!» слывет, минимально выражаясь, чудаком. Говорят, ему мало стало целого института — и здесь еще какие-то «экспериментики» в одиночку гонит. Впрочем, меня это все не касается.

Итак, с легкостью необычайной перемахнул я в свой обетованный квази-Памир. И мечта моя об опусе сразу же шикарно… провалилась.

Как же это получилось?

Представьте июньское утро, наилучшее из всех возможных. В окна кивают ветви старых лип, настроение — нестерпимо блестящее. Беру лист и вывожу крупно надпись:

ИНДИЙСКОЕ УЧЕНИЕ ЙОГА. Краткий обзор систем йоги: хатха-йога, карма-йога, бакта-йога, раджа…

«Та-та, та-та, та-та-та…» — запело в соседней комнате. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день…

Затем встреча в коридоре:

— Я не беспокою вас, уважаемый Михаил Семенович? — с едва заметной усмешкой спрашивает сосед.

— Отнюдь нет, уважаемый Борис Федорович, — отвечаю я с серьезнейшим видом, и мы расходимся.

Встречи повторяются, автоматически следует тот же вопрос, дается тот же стандартный ответ. А за стеной все нудит: та-та, та-та, та-та-та… Приглушенно, очень тихо, ничего не скажешь. Но и комар пищит очень тихо.

Откровенно говоря, на третий день это стало приедаться. Какая-то нелепая вокальная разноголосица, невыносимо фальшивый музыкальный винегрет: обрывки вальсов Штрауса перебивают венгерские танцы Брамса, в менуэт Боккерини вклинивается «Лебедь» Сен-Санса, «Цыганский барон» глушит арию Ленского, «Подмосковные вечера» наплывают на «Сердце красавицы», а затем сами тонут в бурном финале второй рапсодии Листа.

Так вот каковы они, эти экспериментики!

В антрактах я прибегаю к очистительной имагинации: представляю себе, что играю на концертино «Письмо Манон», серенаду Брага или «Хиндустан». И когда серебристые звуки изгоняют из головы тошнотворный осадок, продолжаю набрасывать заметки к своему труду:

«…происходит же слово «имагинация» от латинского «имагинацио» — «воображаю». Обращает на себя внимание корень «маг» в этом слове. Индусы…»

«Эй-да тройка-а, снег пуши-сты-ы-й…» — просачивается сквозь стену.

«…обозначают, — стараюсь я не упустить хвостик мысли, — мир воображения, иллюзии, фантазии словом «майя», которое в персидском языке перешло в «мага», а отсюда — в «магия». Поразительных…»

«Ты забыл край милый сво-ой…» «…поистине «магических» результатов… но чем я виноват, что он забыл свой милый край… достигают марокканские дервиши именно развитой силой воображения. Натренирована же она может быть до невероятных пределов, до степени сновидения, искусственно вызванного в бодрственном состоянии и контролируемого…»

«Фигаро здесь, Фигаро там…» «…волей… пусть будет лучше там… Заметив, что греческое слово «фантазия» обозначает «воображение»…»

«…но берегись любви мо-о-ей!»

Фу ты, дьявол! Да не боюсь я твоей любви!.

С утра четвертого дня меня порадовал рвущийся в бой смелый «То-ре-адор…», быстро сменившийся заклинанием «Ра-асска-жи-ите вы ей, цве-еты мо-ои-и…» В районе диафрагмы у меня что-то зашевелилось. Как в кастрюле с закипающей водой. Подобный же тревожный симптом начал вызывать и запрограммированный вопрос, срабатываемый с милейшей улыбочкой: «Я не беспокою вас, уважаемый Михаил Семенович?»

Чуть прыгающая походка. Щуплая фигурка, увенчанная курчавой белой шевелюрой. Моложаво-розовое лицо с назойливыми черными глазками.

Экий благообразный старичок! Впрочем, ему не более пятидесяти. Странный все-таки субъект… Дикие эксперименты, непонятное поведение. В комендантской записан как биофизик, руководитель лаборатории. К сожалению, сидит гораздо больше здесь, чем там… А с этим дурацким вопросом надо все же покончить.

И при ближайшей встрече в коридоре я первый поспешил нажать гашетку:

— Я не беспокою вас, уважаемый Борис Федорович?

Он бросил острый взгляд и стал внезапно серьезным. Затем чуть отвернулся в сторону, сдвинул брови, как бы соображая что-то, и вновь преобразился — глянул уже с улыбкой, даже смущенной.

— Гм… Заслуженный упрек. Мне-то ведь с вами необычайно повезло, получаю исключительную помощь от вас са… за мое хамство. Да еще намерен нагло предложить вам… как бы это сказать… — нарочито замялся он в ожидании моей реакции на его слова.

Ах, вот как! Вот он куда гнул, хитрец! Сейчас выведем на чистую воду этого «загадочного» экспериментатора. И я сделал второй шах:

— Принимаю за глаза любое предложение.

Он явно растерялся. Сейчас получит мат.

— Да-а? Гм… Благодарю! Но, видите ли, должен честно предупредить… гм… Короче, честь имею представиться: старый маньяк, одержим дикими идеями, словом, сумасшедший. Все это по показаниям свидетелей, которых могу представить. Да вы и сами быстро убедитесь. Устраивает это вас?

— Вполне. Давно мечтаю встретиться с сумасшедшим.

— Спасибо, к вашим услугам. Приятно иметь дело с журналистами — неплохо соображают, даже на хамство не…

— Какое хамство?

— Ну как же! Забился трудящийся в «ОМВП!», чтобы заняться в тиши тонкой творческой работой…

— Почем вы знаете, дорогой товарищ, тонкой или…

— Полагаю, что обзор систем йоги достаточно…

Вот так раз…

— А тут, извольте радоваться, пичкают из-за стены какой-то какофонией, особенно мучительной при ваших музыкальных способностях…

— Отнюдь нет. Откуда вы это взяли, если не секрет?

— Секрет? Да это яснее ясного! Тональная репродукция моей собственной идеоиндукции, которою я извожу вас четвертый день, при моих-то талантах должна быть, естественно, нестерпима для человека, превосходно воспроизводящего имагинационно на концертино…

Черт побери! «Яснее ясного!»

— …например, «Письмо Манон», «Хиндустан», серенаду Брага…

Гром и молнии!!.. Вот тебе и безобидный чудаковатый старичок!

— Да что мы стоим в коридоре? Пожалуйте ко мне.

Мат, кажется, получил я.

— Прошу в это кресло. Магическое.

Он направился к стоящему у окон длинному столу-верстаку, заваленному всевозможными электрическими материалами, аппаратурой, устройствами, приспособлениями. Отсюда и валил коромыслом музыкально-вокальный чад.

— Выключим эту божественную музыку… Я вынужден был, и приношу за это свои извинения, — продолжал он сбивчиво, скороговоркой, — испытывать на вас разрабатываемый особо чувствительный рецептор с тонкой дифференциацией. В НИИ невозможны подобные исследования — глушит психический шум, прямо захлебываешься в хаотической мешанине окружающей имагинации.

Так вот оно что!..

— Я так и заявил директору — «Оставьте меня в покое!» — и сочинил «ОМВП»… Необходим один изолированный индуктор в полнейшей идеатиши, то есть сосед за стеной.

Каков хитрец, а?

— И тут — такой сосед! У вас неплохо натренирована акустическая имагинация… Впрочем, довольно разговоров, пора заняться делом, прошу приготовиться, теперь вам уже все понятно.

— Ровным счетом ничего. Что я должен сделать?

— Потом поймете. Я попрошу вас всего-навсего о повторении очень простого для вас дела — сыграйте мысленно что-либо. Но на этот раз воображайте не только звуки и мелодию, но и все свои действия, реальную обстановку и происходящее вокруг. Сейчас подготовлю аппаратуру.

Словно боясь, как бы я не раздумал, он поспешно опустил сиреневые шторы и бросился к верстаку. Пространство затянуло сумерками.

Вот теперь возьмем реванш за твои фокусы! Проделаем ответный «экспериментик» — поставим твой «особо чувствительный рецептор» на жесткую пробу. А кстати и выясним: не мистификация ли вообще все это со стороны, быть может, и впрямь старого маньяка?.. И чтобы одним ударом убить всех зайцев, я задумал такой трюк,

Однажды я услышал на концертино превосходную вещь в исполнении исключительного мастера. И вот, представив себе, что играю, я воображу, однако, не свою, а его игру — того виртуоза. При этом доведу еще имагинационно инструментальное звучание до кристальной чистоты и повышу красочность тембров до идеала.

И второе: на реальную обстановку наложу несуществующую, совершенно фантастическую. Так эксперимент будет усложнен наплывом имагинации на имагинацию. Посмотрим, не запутается ли в этом колдовская аппаратура. И не миф ли она вообще.

Я закрыл глаза, выключил мускулатуру и пресек бег вечно неугомонной мысли. Сознание угасло в Мраке и Ничто.

— Начинайте, — тихо прозвучал голос.

И с магического мира фантазии скатился занавес.

…Эстрада в ярко-палевом электрическом свете. Рояль. Девушка… Светленькая, в голубом. На пюпитре ноты:

ТАНЕЦ ЭЛЬФОВ.

Беру концертино. Подаю девушке знак. И с клавиш рояля ручейками стекают прозрачные звуки.

Эстрада растворяется во тьме.

…Чернеет небо ночного леса. Фосфоресцируют россыпи светляков, причудливые грибы в больших бархатных шляпах, бледные мхи на старых пнях. Сияют в голубоватом свете травы, густые папоротники и подножия деревьев с вцепившимися в почву скрюченными лапами корней.

Ручейки рояля сливаются, по хрустальному потоку колокольцами разбегаются серебристые стаккато концертино. Из-за грибов и папоротников поднимаются эфирные эльфы.

Быстро перебирая клавиши, мои пальцы осыпают стайки эльфов звенящей дробью трелей. Призрачные, невесомые, едва касаясь почвы, эльфы все убыстряют свои грациозные, трепетные па. Быстрее! Престо! — и все смыкается в едином ритме.

Крещендо! Громче! Нервное напряжение бросает в дрожь — форте! — и уже душа вибрирует в звуках, взлетает к эльфам — фортиссимо! — и кружится с ними в голубом вихре.

…Последние пианиссимо рояля. Отдельные, отрывистые пиццикато концертино. Исчезает призрачный мир…

Утомленные руки опускают инструмент. Освещенная желтым накалом эстрада. Девушка поворачивается и внезапно улыбается.

Черное ничто поглощает царство Майи. Царство, заточенное в величайшей мистерии Вселенной — человеческом аппарате мышления. В миллиардах его микроэльфов, пленивших Бесконечность.

Открываю глаза.

— Задание выполнено, уважаемый Борис Федорович, — произношу теперь и я с некоторой усмешкой. — Могу быть свободным?

— Позвольте задержать вас еще на несколько минут. У вас утомленный вид, но я быстренько.

Бездумно слежу за его суетней. Вот он снимает с какой-то установки на этажерке покрывало; открывается черная пластинка с писчий лист.

Переносит этажерку поближе. Вращает винты на установке. Что-то включает и переключает. Слышится шуршание. Пластинка покрывается бледной желтизной, бегут туманные блики, тени, мелькают слабые вспышки. Что-то проявляется. А что это такое?

…Эстрада. Рояль. Голубая девушка. Ноты… ТАНЕЦ ЭЛЬФОВ! В точности!

И посыпались кристально чистые тона рояля необычайной стереофонической резонансности, экран почернел, бисером рассыпались концертинные стаккато, экран сумеречно засветился, и развернулась фосфоресцентная феерия лесной сказки. В точности!

…Последний вихрь танца. Эльфы исчезают за папоротниками и грибами, на ночной лес наплывает палевая эстрада, девушка у рояля поворачивается — она улыбается!

…Мир Майи растворяется в небытии, экран тускнеет, замелькали сполохи, запрыгали тени.

Тишина. Слабое шуршание. Сухой треск рубильника. Экран гаснет. Мертвая черная пластинка.

Медленно поднимаются шторы. В окна возвращается золотистый июньский день.

— Теперь, надеюсь, все понятно, уважаемый Михаил Семенович? — спрашивает мой несносный сосед с прежним налетом иронии.

— Ровным счетом ничего.

— Ну что тут непонятного, дорогой товарищ? Проще простого: произведено генеральное испытание последних моделей имагинационных микропанс-рецепторного фиксатора, модуляторного анализатора и тонально-визуального трансформационного репродуктора. Только и всего.

— А-а… Теперь все понятно.

ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ В РАССКАЗЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ТЕРМИНЫ

СТАККАТО — коротко, отрывисто.

ПРЕСТО — быстро.

КРЕЩЕНДО — все громче, с нарастанием силы звука.

ФОРТЕ — громко, в полную силу звука.

ФОРТИССИМО — очень сильно, максимально громко.

ПИАНИССИМО — максимально тихо.

ПИЦЦИКАТО — извлекая звук на смычковых инструментах щипком — пальцем, а не смычком. (На концертино берется просто очень отрывисто).

КОНЦЕРТИНО — небольшая английская гармоника шестигранной формы. По тембру звука напоминает флейту, скрипку, кларнет.