/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Признание в любви

Эллен Сандерс

Программист Кортни Джэкобс ни в чем не уступает своим коллегам-мужчинам, ее авторитет на фирме непререкаем. Однако с приходом нового сотрудника у Кортни появляется достойный конкурент. Неприязненные поначалу отношения постепенно перерастают в дружеские, но Кортни не может себе позволить увлечься Мэтью, полагая, что у него роман с ее сестрой Сарой. Ради сестры Кортни готова пожертвовать всем, даже своей любовью. Однако Мэтью не желает быть пешкой в хитроумной игре коварной и завистливой Сары — и он сделает все, чтобы проторить себе и Кортни дорогу к счастью.

Эллен Сандерс

Признание в любви

1

— Какая приятная неожиданность! — воскликнула стоявшая у порога длинноногая красавица, едва Гарольд открыл дверь.

— Простите, — медленно произнес он, невольно окинув рыжеволосую молодую женщину изучающим взглядом.

Кто бы это мог быть? — пронеслось в его голове. Да еще в столь ранний час.

Несколько минут назад резкий звонок в дверь разбудил их с Кортни. Гарольд взглянул на будильник, стоявший на прикроватной тумбочке. Было пять часов утра.

— И кого это принесло в такую рань? — пробурчала сонным голосом Кортни и перевернулась на другой бок с таким видом, будто и не собирается открывать дверь.

На самом деле она абсолютно точно знала, что ее «милый, очаровательный и покладистый Гарольд решит все проблемы сам». И уж точно открывать дверь нежданным ранним гостям придется не ей. К тому же через час ей уже вставать на работу. А головная боль — худший помощник для программиста. Тем более для специалиста столь высокого класса, как Кортни. В конце концов, ей пришлось немало потрудиться, чтобы устроиться в лучшую в Лос-Анджелесе компанию по сетевому дизайну и разработке компьютерных программ. Кортни могла с гордостью заявить, что крупнейшие банки, коммерческие фирмы, университеты, да и тысячи рядовых пользователей работают именно с их программным обеспечением. И в случае каких-либо проблем обращаются за помощью именно к ним.

Безусловно, в том была и немалая заслуга Кортни. Будучи молодой неопытной программисткой, она тем не менее нашла в себе смелость явиться на прием к директору «Элком Инкорпорэйшн». Дерзость и юношеский задор недавней выпускницы Калифорнийского университета покорили сердце немолодого мистера Беннета, и Кортни получила работу, о которой могла только мечтать.

Правда, за те десять лет, которые Кортни проработала в «Элком», мистер Беннет ни разу не пожалел о своем спонтанном решении. Более того, он всегда считал, что талант программиста можно получить только от Бога. Компьютерного гения не под силу вырастить никакому, даже самому престижному, университету. Не будь и вовсе у Кортни диплома, он бы все равно принял ее на работу. Мистеру Беннету оказалось достаточно одного взгляда, чтобы увидеть в молоденькой соискательнице первоклассного специалиста, находку для любой уважающей себя и своих клиентов фирмы.

Ко всему прочему Кортни была удивительно трудолюбивой и инициативной. Не проходило и недели, чтобы от молодой сотрудницы не поступало какой-нибудь новой и гениально простой идеи.

Правда, поначалу не обошлось без проблем. В «Элком Инкорпорэйшн» она оказалась второй женщиной. Первой была престарелая миссис Коллинз, убиравшая вечерами офисы. Мужчины, привыкшие к общению с компьютерами и виртуальными персонажами, одаривали миссис Коллинз насмешливыми, сочувственными, а то и откровенно презрительными взглядами. Каково же было их изумление, когда за свободным компьютером появилась привлекательная молодая женщина!

А то, что она хороша собой, Кортни усвоила едва ли не с пеленок. Большие глаза удивительного, почти изумрудного цвета, пышные светло-русые волосы, прекрасная гладкая кожа и приветливая улыбка всегда привлекали внимание мужчин. Однако отношения с коллегами у Кортни сложились далеко не сразу. Мужчины с первой минуты бойкотировали «новенькую», иронично заметив, что таким красоткам не место среди «железа».

Правда, это не остановило Кортни и не отбило у нее желания работать в «Элком Инкорпорэйшн». С подобным отношением ей приходилось сталкиваться еще в университете. Однако сокурсники быстро поняли, что Кортни иной раз заткнет за пояс любого из них. Так случилось и в «Элком».

В один далеко не прекрасный день, без всяких, казалось бы, внешних причин рухнула сеть. Доблестные рыцари в панике бегали по коридорам, суетились и громко обсуждали, как спасти ситуацию, в то время как хрупкая Кортни лихо орудовала за клавиатурой головного компьютера, не теряя драгоценных минут. В результате через пару часов сеть была восстановлена, а мужчины дружно восхищались умом и находчивостью Кортни.

Правда, и последовавшие затем ухаживания и заигрывания коллег не устраивали Кортни. Понадобилась еще пара экстремальных ситуаций, чтобы Кортни снискала всеобщий почет и уважение.

— Милый, кто там? — широко зевнув, спросила Кортни и потянулась.

Что там происходит? Почему Гарольд молчит?

В следующую секунду Кортни решила, что сошла с ума. В спальню влетела рыжая девица и с разбега кинулась прямо на ее постель.

— Что вы делаете? Кто вы… — Кортни осеклась, разглядев лицо нежданной гостьи.

— Привет, сестричка! Не ожидала меня увидеть?

— Сара?!

— Собственной персоной. — Сара козырнула и, заливисто рассмеявшись, нырнула в разбросанные по кровати пуховые подушки.

Кортни непонимающе поморгала, тряхнула головой, пытаясь взять в толк, что, собственно говоря, происходит. Уж не спит ли она? Сара, ее младшая сводная сестра, с которой Кортни не виделась лет пять, лежит на ее постели и смеется. Нет, она точно вчера слишком долго сидела за компьютером. Вот ей теперь и мерещатся всякие глупости. Кортни снова помотала головой.

— Сестричка, перестань мотать головой, как мокрая собака. — Сара снова рассмеялась.

— Подожди-ка, объясни сначала, что ты делаешь в Лос-Анджелесе.

Кортни приподнялась на подушках, чтобы выглядеть чуть более внушительно. В конце концов, она старшая сестра и имеет право знать, что случилось в семье и почему Сара так неожиданно появилась в ее квартире. К тому же без предупреждения.

— Дамы, разрешите вас на минутку отвлечь.

На пороге появился смущенный Гарольд. Напор невесть откуда взявшейся сестры Кортни его ошеломил. К тому же с первого взгляда на эту рыжую чертовку он понял, что вряд ли стоит ожидать от этого визита чего-нибудь хорошего. Странно, что Кортни ни разу даже не обмолвилась о том, что у нее есть сестра, подумал он. К тому же они совершенно не похожи. Скорее даже полярно противоположны.

— Да, милый, — мурлыкнула Кортни. — Ты уже познакомился с Сарой?

— Можно сказать и так, — произнес, еще более смутившись, Гарольд и опустил глаза, вспомнив, что в прихожей Сара вела себя отнюдь не как добропорядочная молодая женщина.

Он пытался себя убедить, что ему только показалось, будто Сара откровенно похотливо покосилась на его ягодицы, но…

— Можно сказать?! — возмущенно воскликнула Сара и швырнула в застывшего у двери Гарольда маленькой подушечкой. — Мне даже не удалось выведать, как зовут очаровательного приятеля моей сестренки! Тоже мне гостеприимство! — Сара забавно надула губки, изобразив чрезвычайную обиду.

Кортни с упреком взглянула на Гарольда.

— Да я только… — начал было оправдываться он, но красноречивый взгляд Кортни дал ему понять, что все его объяснения и отговорки яйца выеденного не стоят. — Я лучше пойду приготовлю вам кофе, — пробормотал Гарольд, решив спастись бегством.

Сара улыбнулась и, наклонившись к Кортни, поцеловала сестру в щеку.

— Я так соскучилась по тебе, дорогая.

— Я тоже. — Кортни расплылась в доброжелательной улыбке. — Но только не говори, что это единственная причина, по которой ты примчалась из Далласа в Лос-Анджелес. А как же твой колледж?

Сара недовольно хмыкнула.

— Лучше не напоминай об этой богадельне. Ни одной симпатичной мордашки. А преподы все зануды каких свет не видывал.

Кортни слегка сдвинула брови.

— Сара, скажи правду. Тебя выгнали?

— Нет, — отрезала она.

— Нет? — мягко переспросила Кортни, заглянув сестре в глаза.

— Говорю же тебе: нет. Я ушла сама. Мне надоело терять попусту время и проводить молодость над пыльными библиотечными томами. И чего они все столько насочиняли!

Кортни укоризненно взглянула на младшую сестру. Конечно, они совершенно разные, и Кортни старалась не осуждать Сару за ее легкомыслие. Не всем ведь дана от природы усидчивость и любовь к книгам. У Сары зато множество других достоинств. Например… Кортни попыталась навскидку привести в уме пару-тройку несомненных плюсов сестры, но ничего, кроме любви к покупкам, подаркам и шикарным автомобилям, вспомнить не смогла.

Кортни укорила себя в том, что слишком плохо знает собственную сестру. Она действительно в последние годы совершенно не интересовалась ее жизнью. Впрочем, ни Сара, ни ее мать, вторая жена отца Кортни, тоже не проявляли по отношению к ней особой любви и заботы.

— Сестричка, о чем ты задумалась? — Сара потормошила ее за плечи.

— Так, пустяки. Просто желаю услышать наконец твою историю. Но сначала давай-ка и правда выпьем по чашечке кофе. Мне необходимо привести мозги в рабочее состояние, — решительно произнесла Кортни, откинув одеяло.

Она быстро нащупала босыми ногами под кроватью тапочки, накинула халат и, подмигнув Саре, преувеличенно сурово скомандовала:

— А ну-ка, вставай! Хватить валяться на кровати! Нам нельзя терять ни минуты.

Сара улыбнулась.

— Слушаю и повинуюсь, моя госпожа.

Когда она встала, Кортни обняла ее и крепко прижала к груди.

— Я действительно рада, что ты приехала. Если у тебя какие-нибудь неприятности, ты только не скрывай, расскажи мне обо всем, и мы придумаем, чем тебе можно помочь. Уверена, безвыходных ситуаций на свете не бывает. Наверняка в твоей жизни все будет хорошо. Вот увидишь, все образуется. Вскоре ты будешь с улыбкой вспоминать кажущиеся сейчас глобальными проблемы.

— Не сомневаюсь, сестричка, — бодро заверила Сара, высвободившись из объятий Кортни. — Кстати, я так и не поняла, как зовут твоего парня.

Кортни улыбнулась.

— Его зовут Гарольд. И он чудесный человек. Мне с ним очень повезло. Кто бы еще стал терпеть мое вечное сидение перед компьютером? Иногда я и ночи провожу перед монитором, стараясь как можно быстрее закончить начатую работу.

Сара помолчала, будто что-то прикидывая в уме. А затем сказала:

— Тогда мне остается только тебя поздравить. Но вы, кажется, не женаты?

Кортни отрицательно покачала головой и после некоторой паузы пояснила:

— Мы живем вместе уже три года, Гарольд не раз делал мне предложение, но я так и не решилась на окончательный ответ. Сама не знаю, что меня удерживает. Может быть, я подсознательно боюсь, что наши отношения испортятся, едва мы оформим их официально. Возможно, дело в чем-то ином…

— Да уж. — Сара сосредоточенно поджала губы. — Возможно, дело в том, что ты просто-напросто не любишь своего Гарольда.

Ну вот. Откровенность и прямота — чем не достоинства Сары? — промелькнуло в голове Кортни, едва смысл сказанного сестрой дошел до ее полусонного мозга.

— Кто знает. — Кортни пожала плечами. — В любом случае время покажет. Пока что меня абсолютно устраивают наши отношения. Мы давно живем вместе, у нас налаженный быт, и я не вижу никаких причин, чтобы что-то кардинально менять. Ладно, об этом мы поговорим позже, — оборвала свои философствования Кортни. — Пойдем уже на кухню, а то Гарольд там наверняка скучает и не решается помешать нашему разговору.

Едва сестры вошли в кухню, Гарольд поспешил распрощаться, сославшись на то, что у него сегодня много работы и он лучше пораньше явится в офис, чем станет засиживаться после окончания рабочего дня.

— Как знаешь, милый. — Кортни нежно поцеловала Гарольда в губы на прощание. — Желаю удачи. Вечером устроим праздничный ужин в честь приезда Сары, хорошо?

— Отличная идея. Я постараюсь не опаздывать, — охотно согласился он.

— Пока-пока, Гарри, — прощебетала Сара. — Чертовски приятно было с тобой познакомиться.

Гарольд усмехнулся и прошептал на ухо Кортни:

— Ну и сестричка у тебя. Ураган!

— Смотри, без глупостей, — предупредила Кортни. — Не забывай, что Сара моя сестра, и если вдруг… — Она не стала продолжать, опасаясь обидеть любимого напрасными и преждевременными обвинениями.

Гарольд еще раз поцеловал ее и захлопнул за собой дверь.

— Ну а теперь выкладывай, что там у тебя стряслось. — Кортни облокотилась о стол и уперлась подбородком в ладони.

— Ох, сестричка. — Сара глубоко вздохнула. — Я такая несчастная и невезучая.

— Не томи, рассказывай скорее! — взволнованно попросила Кортни.

Сара закрыла лицо руками и несколько раз жалобно всхлипнула.

— Мама выгнала меня из дома.

— Не может быть! — Кортни, не ожидавшая ничего подобного, всплеснула руками.

— Еще как может. Она завела себе очередного любовника и решила, что теперь дочь ей ни к чему. Так, досадная помеха разврату.

Глаза Кортни округлились, но она не произнесла ни слова, дав Саре возможность выговориться.

Конечно, Джессика Лорен-Джэкобс, вторая супруга ее отца, была далеко не ангелом, но выставить за дверь родную дочь! Кортни не могла в это поверить. К тому же миссис Лорен-Джэкобс, можно сказать, души не чаяла в родной дочери Саре; она была смешливой девчушкой, в то время как сосредоточенная, задумчивая, мечтательная Кортни постоянно вызывала раздражение мачехи. Повзрослев, Кортни поняла, что за особа была Джессика Лорен-Джэкобс. Больше всего на свете она любила погулять за чужой счет, развлечься вдали от семейного гнезда и домашних забот. Единственное, чего так и не поняла Кортни, почему ее отец, овдовев, женился на Джессике. Безусловно, он чувствовал, что маленькой Кортни необходима материнская забота, но худшую кандидатуру на роль заботливой хозяйки отец вряд ли бы сыскал во всем Техасе.

Неудивительно, что, едва окончив школу, Кортни покинула отчий дом и уехала учиться в Лос-Анджелес. Скудных средств, присылаемых из дома, не хватало даже на самое необходимое. Хорошо, что Кортни, как одна из лучших студенток, получала стипендию и жила в студенческом общежитии. Снимать квартиру в большом городе ей было не по карману.

После смерти отца денежные переводы и вовсе прекратились. Кортни пришлось подрабатывать, она устроилась в ночной клуб официанткой. Бывали дни, когда она буквально валилась с ног от усталости, но заставляла себя подниматься и идти на лекции. В таком изматывающем режиме Кортни прожила два года и порой даже удивлялась, как ей удалось окончить университет. Правда, ее мучения были с лихвой вознаграждены сказочным местом в «Элком Инкорпорэйшн» и любовью Гарольда.

Наконец-то в ее жизни появился человек, который бескорыстно заботился о ней. Сара была права, когда с ходу заявила, что Кортни не любит Гарольда. Скорее, она была ему благодарна и привязалась к Гарольду, как бездомная собачонка, впервые познавшая ласку и человеческое тепло.

— Так вот, — продолжила Сара, отняв руки от раскрасневшегося лица, — мама привела в наш дом своего любовника, а потом… потом он… он… — Сара зарыдала, громко шмыгая носом, но все-таки продолжила: — Я не могла… не могла больше находиться там!.. А когда я рассказала обо всем маме, она мне не поверила.

— Боже… — прошептала Кортни.

— Она сказала, что я все выдумала, что Питер замечательный человек и никогда бы не посмел прикоснуться ко мне даже пальцем. А этот негодяй… он нагло ухмылялся… Тогда я побросала самые необходимые вещи в чемоданы и… Кортни, ты ведь не сердишься, что я приехала к тебе, правда? Но… но мне больше совсем не к кому обратиться за помощью. У меня ведь никого нет. После смерти папы. — Сара помедлила, как будто знала, что наступила на самую болезненную мозоль сестры и теперь уже с Кортни можно делать что угодно.

Одно упоминание об отце превращало Кортни в послушную марионетку. Она теряла все свое самообладание, здравомыслие и рассудительность. Эмоции настолько подчиняли ее волю и разум, что любой человек, знавший о болевой точке Кортни, мог добиться от нее всего.

— Милая, если тебе так тяжело, то можешь не продолжать, — сама чуть не плача, произнесла Кортни. — Хочешь, я останусь сегодня дома? Позвоню на работу и скажу, что заболела?

Сара резко перестала плакать.

— Нет-нет, что ты. Даже не думай об этом. Не хватало еще, чтобы у тебя были из-за меня неприятности. Я ведь знаю, как трудно найти хорошую работу в Лос-Анджелесе.

— Да, мне очень повезло. А о таком боссе, как мистер Беннет, можно только мечтать. Да и платят, прямо скажем, весьма и весьма неплохо. Мы с Гарольдом уже подумываем о том, чтобы купить дом. Конечно, речь идет не о большом особняке. Однако так хочется свить семейное гнездышко в уютном маленьком домике. — Кортни мечтательно закатила глаза.

В тот момент, когда Кортни не могла ее видеть, Сара усмехнулась.

Домик, гнездышко… чепуха. Ты за все мне ответишь, дрянь. Сколько лет мне приходилось слышать от папы, какая у нас Кортни умница, как у нее все здорово выходит. Кортни, Кортни, Кортни… Невыносимо. Ненавижу!

— Сара, разожми пальцы, а то ты сейчас вырвешь из скатерти кусок ткани, — с тревогой сказала Кортни. — Не переживай так. Я понимаю, тебе пришлось очень нелегко. Я обещаю, что помогу тебе всем, что только будет в моих силах.

— Ты слишком добра, сестричка. — Сара снова всхлипнула.

— Перестань. Ты ведь моя младшая сестра, и ты права: у нас больше никого нет на свете. Мы должны помогать друг другу. Мне сейчас так стыдно, что я не интересовалась твоей жизнью. Я ведь так мало знаю о тебе. Какие у тебя интересы? Есть ли у тебя молодой человек? С кем ты дружишь? Ни на один из этих вопросов у меня нет ответов. Какая же я эгоистка!

Наконец-то ты это осознала, мисс Конгениальность! — со злостью подумала Сара. Однако одного твоего раскаяния мало. Ты ответишь мне за все те унижения, которые мне пришлось перенести дома! Думаешь, что в твоей жизни все стабильно и хорошо устроено? Черта с два. Вся твоя жизнь — не прочнее карточного домика. Стоит вытащить одну-единственную карту — и вся конструкция разлетится. И уж я постараюсь устроить это как можно скорее.

Однако вслух Сара произнесла совсем иное:

— Сестричка, не говори глупостей. Мы с мамой всегда знали, как тяжело тебе одной в большом городе. То, чего ты достигла, — целиком и полностью твоя заслуга. Я тобой искренне восхищаюсь!

Кортни улыбнулась.

— Какая же ты милая, Сара. Но то, что мне пришлось нелегко, вовсе не означает, что и ты должна повторить мой тернистый путь. Нет, я просто обязана избавить тебя от своей судьбы. Ты такая молодая, жизнерадостная и красивая… Я не допущу, чтобы жизненные невзгоды лишили тебя хоть капли твоего оптимизма и открытости.

Неисправимая дура, мысленно констатировала Сара. Тем лучше для меня. Думаю, Кортни сама же и поможет мне сломать ее жизнь.

Сара взглянула на свои изящные часики, подаренные ей на совершеннолетие тем самым «негодяем» — любовником матери.

— Кортни, уже половина седьмого. Тебе пора собираться на работу.

— Я же сказала, что проведу весь день с тобой. Неужели какая-то безжизненная машина заменит мне сестру?

Сара от досады поджала губы. Нет, так не пойдет, сестричка. Еще не хватало, чтобы ты лишилась работы, прежде чем устроить туда меня.

— Нет, Кортни, я не допущу, чтобы ты испортила себе репутацию. Сейчас же собирайся.

— Но… — попыталась воспротивиться Кортни напору Сары.

— Никаких «но». Долг — превыше всего.

— Долг? Сара, что ты такое говоришь? Мой первейший долг — позаботиться о сестре.

— У тебя еще будет три миллиона возможностей сделать это. — Сара задорно улыбнулась и подмигнула.

— Ты хочешь сказать, что долго пробудешь в Лос-Анджелесе?

Кортни только сейчас осознала, что Сара так и не поделилась с ней своими планами на будущее. И в самом деле, она что же, намерена поселиться у нее? Нет-нет, конечно, Кортни будет только счастлива, но вот Гарольд… Как он отреагирует на столь неожиданное пополнение «семейства»? Да и вообще, чем Сара собирается заниматься? Ей ведь понадобится какая-нибудь работа. А для человека без образования найти что-нибудь приличное в Лос-Анджелесе сродни чуду. Правда, и диплом с отличием отнюдь не является гарантией трудоустройства.

— Что значит «долго»? Я намерена остаться в Лос-Анджелесе на всю жизнь! — Сара решительно взглянула в изумленные глаза Кортни.

— На всю жизнь?

Сара кивнула.

— Ага. — Вволю насладившись замешательством Кортни, она пояснила: — Не волнуйся. Я поживу у тебя только первое время. Как только я устроюсь на работу и смогу сама оплачивать квартиру, так сразу уеду. Надеюсь, что это произойдет быстро.

— Я бы на твоем месте не особо рассчитывала на мгновенный успех. В Лос-Анджелесе каждый за себя. Это тебе не родной Даллас, — задумчиво произнесла Кортни.

— Эй, ты что, не веришь в свою сестру?

— Конечно, я верю в тебя. Но пойми, милая… возможно, я ошибаюсь, однако у тебя ведь нет никакого опыта работы. Ты никого здесь не знаешь. Я даже не уверена, что ты сможешь ориентироваться в городе без путеводителя и карты.

— Я быстро освоюсь, вот увидишь.

— Не сомневаюсь, Сара.

— К тому же у меня есть ты. Неужели ты не поможешь своей непутевой сестричке найти работу? — Сара состроила жалостливую гримасу.

Кортни улыбнулась, притянула ее к себе и обняла за плечи.

— Конечно же я тебе помогу. Почему бы тебе прямо сейчас не пойти со мной в «Элком Инкорпорэйшн»? Вдруг у мистера Беннета найдется для тебя местечко? Он отлично разбирается в людях и всегда помогает тем, кто того заслуживает.

— Я не знаю… — Сара притворно замялась. — Удобно ли будет… явиться вот так, с бухты-барахты.

— Пустяки. Я в жизни не встречала более демократичного босса, чем мистер Беннет, — заверила ее Кортни.

— Ну раз ты настаиваешь. — Сара решила, что не стоит заставлять Кортни долго упрашивать, а то вдруг ей взбредет в голову отказаться от этой затеи. — Пойду быстренько умоюсь и переоденусь.

— Да и мне тоже следует поспешить, — спохватилась Кортни.

Они дружно встали из-за стола, на котором стояли лишь две пустые чашки из-под кофе. Кортни ахнула и всплеснула руками.

— В чем дело, сестричка? — с тревогой спросила Сара, опасаясь, что Кортни передумала.

— Я даже не предложила тебе поесть! Ты наверняка жутко проголодалась с дороги. Ну почему ты у меня такая скромница?! Постеснялась напомнить?

Ха! Постеснялась! — Сара в душе злорадно рассмеялась над наивностью Кортни.

— Я вовсе не голодна. По пути я купила пару пирожков.

— Пирожков? На улице? Боже, Сара, о чем ты думала? Не хватало еще тебе отравиться! Сразу предупреждаю: впредь никакой сухомятки.

— Кортни, если ты обещаешь кормить меня домашними обедами, я буду только счастлива! — Сара беззаботно рассмеялась.

— Ну-у, на обеды не рассчитывай. Обычно весь свой обеденный перерыв я провожу за компьютером, а вот ужинаем мы с Гарольдом обычно дома. Никакого изыска, конечно. Времени маловато. Так, простенькие, но здоровые блюда.

— Мне уже начинает нравиться у тебя.

— Только начинает? — с улыбкой спросила Кортни.

Сара подбежала к ней, обняла и прощебетала:

— Мне очень-очень-очень нравится у тебя! Ты самая лучшая сестра в мире!

— Ох плутовка, — произнесла Кортни, расплывшись в счастливой улыбке.

— Мистер Беннет, разрешите войти? — вежливо спросила Кортни, постучав в массивную дубовую дверь директора «Элком Инкорпорэйшн».

Однако Сара, не дожидаясь ответа, толкнула дверь и, обворожительно улыбнувшись, произнесла:

— Доброе утро неподражаемому и обожаемому моей сестричкой мистеру Беннету.

— Простите… — Мужчина, сидевший за письменным столом, растерянно оглядывался по сторонам. Однако ничто и никто вокруг не объясняло ему, с кем он, собственно, имеет честь разговаривать.

Положение спасла Кортни.

— Ах, мисс Джэкобс! — с облегчением воскликнул мистер Беннет. — Так, значит, эта очаровательная молодая леди — ваша сестра.

— Разрешите представиться, Сара Джэкобс.

Похоже, Сара решила обойтись без помощи своей чересчур воспитанной, вежливой и скромной сестры и устроить свои дела самостоятельно. Уж как обращаться с мужчинами, она знала лучше Кортни!

Мистер Беннет наконец справился с растерянностью и предложил девушкам присесть.

— Благодарю, — лукаво улыбнувшись, пропела Сара.

Теперь уже Кортни пришла в замешательство. Казалось, что эти двое были знакомы сотни лет, регулярно крестили детей всех друзей и знакомых и ежедневно встречались в обеденный перерыв в любимом кафе. Мистер Беннет был совершенно покорен и обольщен Сарой. А она невинно хлопала густо накрашенными ресницами и непрестанно щебетала. В тот момент, когда Кортни наконец-то пришла в себя и смогла вникнуть в смысл разговора, речь шла о том, как много Кортни рассказывала сестре о своем боссе и как Сара заочно уже влюбилась в него по уши.

Боже, это какое-то сумасшествие! — ужаснулась Кортни. Мистер Беннет сейчас выставит нас обеих за дверь. И Сара не только не получит работу, но и я сама лишусь места. Что это с ней творится? Неужели Сара так переволновалась, что стала неадекватно реагировать на происходящее?

Однако все опасения Кортни оказались напрасными. Напротив, мистер Беннет широко улыбался, шутил, осыпал Сару комплиментами и предлагал ей стать его личной помощницей. Сара же в ответ заливисто смеялась, теребила сережку, будто нечаянно поправляла юбку, откровенно оголившую ногу, и использовала прочие избитые приемы флирта.

Мистер Беннет ни за что не поведется на дешевые заигрывания, подумала Кортни. Зря Сара все это затеяла. «Элком Инкорпорэйшн» — серьезная компания…

Однако мистер Беннет еще как повелся. Казалось, он в одно мгновение помолодел лет на десять и теперь распушил хвост, как заправский петух, завидевший новую наседку.

Кортни была в шоке. Ну и дела! Похоже, в данный момент она оказалась в кабинете лишней, поскольку мешала своей сестре окончательно охмурить мистера Беннета. Безумие какое-то. Размышления Кортни прервала довольно резкая смена тональностей разговора. Мистер Беннет перешел на деловой тон:

— Значит, договорились, милая Сара. Завтра жду вас к девяти утра на работу. Думаю, приходить раньше нет смысла.

Сара в ответ обворожительно улыбнулась.

— Что вы, Джек, я всегда рада оказать вам любую услугу.

Джек?! Кортни испугалась, не сошла ли она с ума. Ее сестра знакома с всемогущим мистером Беннетом едва ли полчаса, а уже позволяет себе столь фамильярный тон! Кортни, проработавшая в фирме десять лет, и то не позволила бы себе такой вольности, как назвать начальника по имени и дружески похлопать по плечу. Однако Сара готова была, похоже, и на большее. Кортни показалось, что, не будь ее здесь, Сара на прощание чмокнула бы мистера Беннета в щеку и потрепала по начавшей редеть шевелюре.

— Сара! Как ты могла так себя вести с мистером Беннетом?! — накинулась на сестру Кортни сразу же, как только они покинули кабинет.

Сара расплылась в улыбке и небрежно поправила выпавший из прически локон.

— Что ты имеешь в виду, сестричка?

— Не притворяйся, будто не понимаешь, о чем я говорю. — Похоже, Кортни действительно начинала злиться.

— Эй, не нервничай. Ты же видела, что твоему непорочному мистеру Беннету пришлось по вкусу подобное обращение.

— Да он… он… просто слишком хорошо воспитан, чтобы указать женщине на дверь! — возмутилась Кортни.

Сара расхохоталась, запрокинув голову.

— Че-пу-ха, — отчеканила она, наконец справившись с приступом смеха. — Твой мистер Беннет — отнюдь не ангел, спустившийся с небес проведать погрязшее в грехах человечество. Я отлично знаю мужчин этого типа. Строят из себя суровых начальников, верных мужей и добропорядочных отцов, а стоит рядом оказаться смазливой мордашке…

— Не смей! — оборвала сестру Кортни. — Мистер Беннет вовсе не из тех, о ком ты так хорошо осведомлена.

— Не смеши, Кортни. Я лучше тебя разбираюсь в этих делах, уж поверь мне на слово.

— Сара, если ты намерена и дальше вести себя подобным образом, то…

Кортни не закончила фразу, потому что Сара ухмыльнулась и, уперев руки в бока, с вызовом взглянула на старшую сестру.

— Тогда что? Пожалуешься на меня мистеру Беннету? Сестричка, не хочу тебя расстраивать, но пять минут общения со мной для него дороже десяти лет твоей работы.

Кортни чуть не взревела от ярости. Да что себе позволяет эта негодяйка?!

— Сара, либо сейчас же уходи отсюда, либо пойди извинись перед мистером Беннетом.

— Ты в своем уме, сестричка?! — Сара вскинула брови и усмехнулась. Внезапно она изменила тон и примирительно пропела: — Кортни, мне не хочется с тобой ссориться. Конечно, ты волнуешься за свою работу, но…

— Заметь, Сара, что сначала я волновалась за твое будущее. К сожалению, тебя, похоже, моя судьба нисколько не заботит.

— Это неправда. Кроме того, Кортни, ты не вправе меня воспитывать. Ты лишилась этого права, когда бросила нас и улетела в Лос-Анджелес в поисках прекрасной жизни.

— Сара, что ты несешь?! Какой «прекрасной жизни»?! Я училась и работала не покладая рук все эти годы.

— Да, но тебя ведь нисколько не волновало, как живем мы. Ты уехала, хотя знала, что папа болен и нам придется с ним тяжело.

Кортни едва сдержала подступившие к глазам слезы.

— Пожалуйста, не говори так, Сара! Это ведь ложь. Я не знала, что у папы настолько серьезные проблемы с сердцем. Он ведь всегда скрывал от нас свои болячки. — Кортни смахнула упрямо выползшую слезинку. — А потом… потом я не могла бросить университет. К тому же папа ни разу не попросил меня приехать. В письмах он писал, что у вас все хорошо и что у него лишь временами пошаливает сердце.

— Боже, Кортни, не оправдывайся! Мне тошно слышать твои жалкие отговорки! Ты ведь знала папу, следовательно, должна была догадаться об истинном положении дел.

— Сара, прекрати. Я и так временами не могу себя простить. — Кортни закрыла лицо руками и несколько раз вздрогнула в глухом рыдании.

— Прости, прости меня, сестричка. — Сара обняла Кортни за плечи. — Я не хотела так тебя расстроить.

— И ты прости меня, Сара. Поступай так, как считаешь нужным. Только прошу тебя: не перегибай палку.

Сара, пользуясь тем, что Кортни не видит ее лица, усмехнулась. Она была довольна. Что ж, этот раунд остался за ней. Начало положено. Если дальше продолжать в том же духе, не пройдет и недели, как все будет кончено. И в первую очередь кончена будет жизнь Кортни.

2

— Привет, ребята! — деланно ангельским голоском пропела впорхнувшая в технический отдел «Элком Инкорпорэйшн» Сара.

Компьютерщики дружно подняли головы, в мгновение ока забыв обо всех компьютерных вирусах и сайтах.

— А-а, Сара, это ты. Как поживаешь? — приветливо поинтересовался Роджер Берримор, старейший сотрудник «Элком» и, пожалуй, лучший специалист в области 3D-программирования.

Что такое «3D-программирование» Сара представляла весьма и весьма отдаленно, но сам статус и авторитет Роджера среди остальных сотрудников «Элком» пленил ее девичье сердце. Впрочем, это сердце пленили и другие «ребята». Например, молодой Дэвид Лоддинг, напоминавший своей романтической внешностью и загадочно-мечтательным взглядом лорда Байрона, парадоксальным образом оказавшегося за клавиатурой сверхсовременного компьютера. Да и Роберт с Патриком тоже были ничего. Веселые, заводные, они, казалось, соревновались, кто кого перешутит и тем самым покорит сердце Сары.

Правда, ни один из сотрудников «Элком» не переходил границы приличий. И вовсе не из-за моральной стойкости и целомудрия. Просто никому не хотелось вступать в борьбу с боссом. А то, что личная помощница мистера Беннета выполняет далеко не только обязанности секретаря, было видно за милю.

Сару же, похоже, это нисколько не смущало. Она напропалую кокетничала со всеми подряд, вызывая недовольные взгляды Кортни. Однако старшая сестра, памятуя о неприятном разговоре о неисполненном долге перед отцом, ни разу не решилась сделать Саре замечание.

В конце концов, Сара — уже не маленькая девочка и может самостоятельно решать собственные проблемы и строить свою жизнь. К тому же пока, несмотря на опасения Кортни, никаких ощутимых проблем Сара ей не доставила. Конечно, Кортни хотелось бы проводить с ней больше времени, чтобы восполнить все те годы, которые сестры провели вдали друг от друга. Однако Сара целыми днями где-то пропадала, а вечерами забегала домой, только чтобы принять душ и переодеться. Затем снова куда-то убегала, не удостоив Кортни никакими объяснениями и не ответив на ее вопросы.

С другой стороны, это вполне устраивало Гарольда, которому Сара не понравилась с первого взгляда. Сначала Кортни обижало невнимание любимого к сестре. Однако затем она сочла за лучшее не пытаться воспитать в Гарольде любовь к Саре. Не зря ведь говорят, что сердцу не прикажешь.

Правда, неприязнь Гарольда к ее сестре немного удивляла Кортни, поскольку она уже успела заметить, что Сара умеет найти общий язык с любым мужчиной, будь тот юный поэт или старый скряга. Другое дело — женщины. У них Сара вызывала почти жгучую ненависть. Не говоря уже о том, что многие признанные красавицы завидовали ее внешности, беспечности и умению манипулировать мужчинами. Однако Гарольда, как он сам однажды выразился, на подобную удочку не поймать.

— Конечно, это я, а кого ты еще ожидал увидеть, Роджер? Неужели ты мог меня спутать с миссис Коллинз? — Сара звонко рассмеялась.

Вслед за ней рассмеялись и мужчины. Одна Кортни продолжала сосредоточенно изучать что-то на экране монитора.

— Эй, Сара, как насчет обеденного перерыва? Почему бы нам вместе не посидеть в «Санрайз»? — робко спросил Дэвид, глядя на Сару влюбленными и полными обожания глазами.

— Извини, Дэйв. Как-нибудь в другой раз. Кажется, мистеру Беннету требовалась моя помощь. Какая-то срочная корреспонденция, — быстро и без малейшего стеснения ответила Сара, будто и в самом деле полагала, что кто-то поверил в чушь о срочной работе.

Все в фирме знали о ее отношениях с боссом. И, несмотря на это, обожали чертовски сексапильную хохотушку Сару.

— Так что, собственно, тебя сюда привело? Раз мистеру Беннету требуется твоя «помощь»… — с хитрой усмешкой начал Патрик.

— Не ёрничай. Хочу тебя расстроить: я пришла сюда не ради твоих красивых глаз, — парировала Сара, вызвав тем самым дружные одобрительные улюлюканья. — У меня задание от босса.

— Неужели мистер Беннет решил скрасить наше существование? — поинтересовался Роджер.

— Нет, я пришла за Кортни.

Кортни краем уха уловила свое имя и резко подняла голову. Что это там Сара говорит о ней? Не хватало еще, чтобы сестра вздумала обсуждать ее скромную персону с коллегами!

— В чем дело? — притворно безразличным тоном поинтересовалась Кортни.

— Пока, мальчики. — Сара кокетливо помахала мужчинам ручкой и направилась к рабочему столу старшей сестры.

— В чем дело? — повторила свой вопрос Кортни, довольно сурово взглянув на сестру.

— Боже, чего ты такая сегодня злюка?! — Сара присела на край ее стола.

— Встань, пожалуйста. Сидеть на столе неприлично, — попросила Кортни по возможности тихо, чтобы лишний раз не стыдить свою сестру в присутствии посторонних.

Однако Сару, похоже, нисколько не заботило общественное мнение. Она расхохоталась, снова привлекая к себе всеобщее внимание, и громко произнесла:

— Не будь занудой, сестренка. Если тебя уж так раздражает моя простота и непосредственность, то, конечно…

Сара, не закончив фразу, медленно сползла со стола. При этом ее и без того немыслимо короткая юбка задралась настолько, что на секунду из-под нее показалась ажурная резинка чулок. Похоже, вся сцена была задумана ради присутствующих мужчин. И, к чести Сары, сыграна она была безупречно. Зрители остались в полном восторге.

— Ты объяснишь мне в конце концов цель своего визита? — Кортни начинала выходить из себя.

— «Цель своего визита», — передразнила официально-деловой тон сестры Сара.

Кортни глубоко вдохнула, пытаясь удержать себя в руках.

— Мистер Беннет срочно желал тебя видеть в своем кабинете, — наконец объяснила Сара.

— Срочно? — Кортни развернулась на вертящемся стуле. — И ты полчаса валяла здесь дурака, прежде чем сообщить мне об этом?

— Прости, сестренка. Мистер Беннет вполне может и подождать.

— Нет, — твердо ответила Кортни. — Мистер Беннет не обязан меня ждать. К тому же он никогда не вызывает сотрудников без крайней необходимости. Запомни это на будущее.

— Обязательно, — с улыбкой ответила Сара.

Однако Кортни решила, что воспитательную беседу предпочтительнее провести дома, а сейчас ей действительно стоит поторопиться. Из-за выкрутасов Сары она и так потеряла много времени.

Кортни быстро закрыла рабочую программу и встала из-за стола.

— А ты случайно не забыла мне сообщить, по какой причине мистер Беннет желал меня видеть?

— Понятия не имею, — отрезала Сара. — Он только сказал, что у него для тебя сюрприз.

— Сюрприз? — с сомнением переспросила Кортни.

Сара кивнула.

— Ага.

— Ну что ж. Сейчас узнаем, в чем дело, — со вздохом произнесла Кортни.

— Не волнуйся. Сегодня босс в отличном настроении. Наверняка тебя ждет повышение, — ободрила сестру Сара.

— Хотелось бы надеяться, но что-то я сильно в этом сомневаюсь.

— Вот именно. Из-за своих сомнений ты и сидишь десять лет на одном месте. — Сара указала взглядом на пустой стул. — Была бы ты чуть бойчее, уже давно ходила бы и указывала всем пальчиком.

— Во-первых, мне нравится моя работа. А во-вторых, сейчас не время это обсуждать.

Кортни осмотрела стол в поисках своего рабочего блокнота — вдруг у мистера Беннета будут какие-нибудь конструктивные предложения или задания. Наконец в одном из ящиков она обнаружила книжечку в потертом переплете и, взяв ее, предупредила сестру:

— Кстати, Сара, будь любезна, не залезай в мои ящики. В прошлый раз я с трудом нашла свою записную книжку.

— У тебя паранойя, сестренка. — Сара обиженно надула губки. — Сдались мне твои вещи.

— Я тебя предупредила, — строго заметила Кортни уже от двери.

— Да, нелегко тебе с такой строгой сестрой, — произнес Дэвид, едва Кортни скрылась за дверью.

— Не женщина, а кремень. Правда, толк в компьютерах знает. Этого не отнять, — прокомментировал предыдущую сцену Роберт.

— Да уж. — Сара преувеличенно печально вздохнула. — Кортни — моя старшая сестра, но чего только я от нее не натерпелась!

— Серьезно? — Роберт тоже отвлекся от своей работы.

Сара медленно кивнула.

— Никогда бы не подумал, — сказал Роберт и переглянулся с Патриком.

— Обложка подчас бывает яркой и красочной, а содержание скучное и неинтересное, — с философским видом заметила Сара, усевшись на стул сестры.

Ну-ка, посмотрим, что у тебя тут… Интересно, что будет, если Кортни «случайно» потеряет вот эту загрузочную дискету? Ох, какая неприятность, если она еще и окажется единственной! Сара усмехнулась и спрятала дискету в карман.

— Ну ладно, мальчики, мне и впрямь пора приниматься за работу, — громко сказала она, вставая.

Через минуту о визите Сары в техотдел напоминал лишь волнующий аромат духов.

— Мистер Беннет, Сара сказала, что вы хотели меня видеть, — сказала Кортни, заглянув в кабинет директора «Элком Инкорпорэйшн».

— Верно, Кортни. Проходи, пожалуйста.

В следующее мгновение Кортни заметила молодого симпатичного мужчину, сидевшего в кресле напротив рабочего стола мистера Беннета. Пока Кортни шла к соседнему креслу, она успела заметить, что незнакомец с интересом смотрит на нее. Впрочем, правильнее было бы сказать — разглядывает.

А он не просто симпатичный. Настоящий красавец, подумала Кортни, усевшись в дорогое кожаное кресло.

Мужчина держался на удивление уверенно. Широкие плечи, сильные руки, твердый решительный взгляд карих глаз… Кортни буквально заставила себя оторвать от незнакомца изучающий взгляд. И что это с ней? Раньше она не засматривалась на мужчин. Старею, решила она. Скоро потянет на мальчиков.

— Чему вы улыбаетесь, мисс Джэкобс? — поинтересовался мистер Беннет, прервав ее размышления.

— Так, пустяки.

— Наверное, вам пришелся по вкусу наш новый сотрудник. — Временами босс проявлял чудеса проницательности и догадливости, но в данный момент его прозорливость лишь сконфузила Кортни.

— Познакомьтесь. Мэтью Ковальски. А эта скромница — Кортни Джэкобс. Ну, о ней я вам уже рассказывал.

— Очень приятно, — пробормотала Кортни, чувствуя, что характеристика, данная ей боссом, вогнала ее в краску.

Ну вот, теперь этот Ковальски решит, что я синий чулок, помешанная на программировании и не умеющая общаться с живыми людьми, — с горечью подумала она. Кортни даже удивилась, насколько ее заботит мнение незнакомца. С другой стороны, этому можно найти вполне логичное объяснение. Возможно, им придется работать в одной фирме не один год.

— Мне тоже очень и очень приятно. — Мэтью лукаво улыбнулся и заглянул ей в глаза.

Он протянул руку, и Кортни ничего не оставалось, как ответить на его крепкое рукопожатие.

Господи! Да что это с ней творится?! Руку обожгло как огнем от одного-единственного прикосновения Мэтью. Да еще и этот взгляд. Как у колдуна, почему-то подумала Кортни. Она сидела, как загипнотизированная, и не отнимала руки.

— Эй, Кортни, отпусти наконец Мэтью, — с добродушным смешком попросил мистер Беннет.

— Ой, извините. — Кортни окончательно смутилась и со стыда уже была готова провалиться сквозь землю.

— Все в порядке. Я даже получил от этого своеобразное удовольствие, — с лукавой усмешкой тихо произнес Мэтью.

— Спасибо, — некстати ответила Кортни, ругая себя за собственную глупость и робость.

Мэтью и мистер Беннет рассмеялись.

— Пожалуйста, Кортни. Можно мне называть вас по имени?

— Если вам так удобно. — Она почувствовала, что к ней потихоньку возвращается уверенность.

— Так вот, — торжественно начал мистер Беннет, — мы собрались здесь не просто так. — Он выдержал театральную паузу. — Кортни, ты и Мэтью будете работать над общим проектом. И скажу тебе по секрету: это нечто грандиозное. Мэтью гений. Думаю, эта операционная система принесет нам миллионные прибыли.

— Перестаньте меня расхваливать, мистер Беннет, — с улыбкой попросил Мэтью. — Иначе я зазнаюсь и начну задирать нос.

— Если эта затея окупится, ты можешь задирать все что угодно, — со смехом ответил мистер Беннет.

До Кортни только сейчас дошел смысл сказанного боссом.

— Простите, сэр, уж не хотите ли вы сказать, что мы будем работать вдвоем? То есть вместе над одним проектом?

— Вы поразительно догадливы, мисс Джэкобс, — с иронией заметил мистер Беннет.

— Но мы ведь с вами давным-давно договорились: никаких общих проектов, — начала Кортни. — Вы же прекрасно знаете, что я не могу работать в паре. Я должна знать программу досконально, до мельчайших подробностей. Она должна стать моим детищем: плоть от плоти, кровь от крови. Только в этом случае я могу нести за нее ответственность. Когда же я работаю лишь над половиной проекта, то и спрос с меня должен быть соответственным. Следовательно, и качество снизится вдвое.

— Я же вам говорил, что это окажется не так уж и просто, — доверительным тоном обратился мистер Беннет к Мэтью. Затем он повернулся к Кортни и произнес отечески-ласковым голосом: — Милая Кортни, я всегда тебе уступал. Почему бы тебе хоть раз не пойти мне навстречу? Мистер Ковальски — первоклассный специалист. Он считался лучшим польским программистом, пока американские спецслужбы не переманили его в Штаты. И теперь такая удача — Мэтью сам пришел ко мне с предложением, от которого не отказываются. Слышишь, Кортни: не от-ка-зы-ва-ют-ся, — по слогам повторил мистер Беннет, будто пытался вдолбить стальными гвоздями эту мысль в голову упрямой Кортни.

Мэтью молчал, предоставив мистеру Беннету полную свободу действий. В конце концов, у них заключена договоренность: либо с ним работает Кортни Джэкобс, либо он обращается в другую компанию.

Почему именно с Кортни желал иметь дело Мэтью Ковальски, мистер Беннет так до конца и не понял. Мэтью говорил довольно пространно и туманно. Вроде бы он давно наслышан о ее работе, не раз читал отчеты о ее программах в специализированных журналах, и тому подобное. В общем, сказано было много, а «белых пятен» меньше не стало.

В любом случае таково было единственное условие Мэтью. А прибыль, которую в случае успеха сулил осуществленный проект, была поистине фантастической.

Оставалось только справиться с упрямством Кортни. Мистер Беннет слыл понимающим и демократичным начальником, но, когда дело обстояло таким образом, как сейчас, он был способен проявить удивительную решительность и жесткость.

— Кортни, пойми, у тебя нет выбора. Я назначаю тебе это задание. Считай, что это единственная твоя работа на ближайшее будущее. Мэтью сядет за соседний компьютер. Сегодня же создайте локальную сеть и приступайте к работе, — сказал директор «Элком Инкорпорэйшн» тоном, не допускающим возражений.

— Но… — начала Кортни, осеклась, затем прочистила горло и продолжила: — Но я ведь вам объяснила, что не могу работать наполовину!

— Значит, вам придется слиться в единое целое, — безапелляционно заметил босс.

Кортни недовольно хмыкнула, но больше не произнесла ни слова.

— Если возражений больше нет, то можете быть свободны, мисс Джэкобс. Да, кстати, покажите мистеру Ковальски его новое рабочее место и познакомьте с сотрудниками. Хотя в последнем нет особой необходимости. Работать вам предстоит вдвоем.

— Слушаюсь, мистер Беннет, — сухо ответила Кортни.

— Не обижайтесь, мисс Джэкобс. Давайте не будем путать работу и личные симпатии. Этот проект принесет нам баснословные деньги. Вам в том числе. Неужели вы не сможете взять себя в руки, сосредоточиться и создать эту чертову программу вместе со специалистом столь же высокого класса, что и вы?

Кортни натянуто улыбнулась.

В конце концов, мистера Беннета тоже можно понять. Он не имеет права отказываться от выгодных предложений. Его задача — руководить фирмой. Именно благодаря его таланту, а также предпринимательским способностям «Элком Инкорпорэйшн» и заняла свое место под солнцем в мире производителей программного обеспечения. Мистер Беннет прав: он много раз шел ей навстречу и выполнял ее условия. Не пора ли и ей пожертвовать чем-то ради компании и общего блага?

Да, конечно, у Кортни почти не было опыта в работе с напарником. Вернее, был один, да и тот неудачный. Это было еще в школе, в старших классах. Ей и мальчику, с которым она дружила, учительница по информатике, видимо, решила сделать подарок. Дала общее домашнее задание — составить простенькую программу-тест. Кортни уже в те годы слыла компьютерным гением, а вот сказать то же самое о ее друге было никак нельзя. Даже с очень большой натяжкой. Любовь слепа, и Кортни доверила половину задания своему напарнику. Договорились, что после выходных, перед занятиями, они быстренько соединят то, что наработали, и получат свои заслуженные «отлично». Однако их «общее усилие» оказалось нежизнеспособным и наотрез отказалось работать. В результате Кортни дала себе зарок: никогда ни с кем не работать в паре.

Однако, может быть, именно сейчас и настал подходящий момент для того, чтобы покончить с глупыми детскими комплексами. В конце концов, сотни людей работают сообща…

Вот потому-то постоянно и рушатся сети, операционные системы и «виснут» программы, невольно подумала Кортни, однако сразу же отогнала неконструктивные мысли.

— Кортни, мне жаль, что вам пришлось изменять своим принципам, — мягко произнес Мэтью, когда они вышли из кабинета мистера Беннета.

— Мне тоже, — ответила Кортни, даже не попытавшись быть вежливой.

— Надеюсь, что я смогу завоевать ваше расположение… а быть может, даже и любовь.

У Кортни замерло сердце. Что он себе позволяет?! Мало того что навязался ей в напарники, так еще и претендует на роль ее любовника? Однако наряду с возмущением присутствовало какое-то совершенно иное чувство. Пока что оно было едва уловимым, мимолетным, но… оно было. Что-то вроде надежды, радости, влечения… Кортни так и не удалось точнее определить природу этого нового для нее переживания. Казалось, оно сочетало в себе все и медленно, но верно наполняло ее душу.

Мэтью изъявил желание начать работу в тот же день, хотя Кортни и пыталась отсрочить неизбежное хотя бы до завтра.

Все сотрудники «Элком» сразу же нашли с Мэтью общий язык и с недоумением посматривали на хмурую Кортни. Верно, Сара была не так уж неправа, когда говорила, что ее сестричка далеко не подарок, а еще та стерва. Ну чем ей не угодил Мэтью? Отличный парень. Первоклассный специалист. Остроумен, рассудителен, дисциплинирован. Подарок для фирмы. А Кортни строит из себя обиженную, вместо того чтобы радоваться возможности поработать с таким программистом. Да для любого компьютерщика — это великая честь! Имя Ковальски известно едва ли не во всем мире!

Нет, Кортни и впрямь не понять! — дружно решили ее коллеги-мужчины. Оставалось лишь надеяться, что время все расставит по своим местам. Иначе напряженная ситуация грозила в любую секунду разразиться бурей.

— Кортни, давайте сразу распределим обязанности, — предложил Мэтью.

— И каждый будет отвечать сам за себя? — пробурчала Кортни, не отводя взгляд от экрана.

— Можно и так, — неуверенно ответил Мэтью, слегка сбитый с толку несговорчивостью и агрессивностью напарницы.

— Нет, так нельзя. Иначе кто из нас будет отвечать за провал, если он — не дай Бог — случится?

В этот момент Кортни получила подтверждение, что операция по созданию локальной сети, соединившей воедино их с Мэтью компьютеры, успешно завершена. Она повернулась к напарнику.

— Зачем вы сразу настраиваетесь на неудачу? — спросил Мэтью.

— Потому что я совершенно вас не знаю. Понятия не имею, что вы за человек. На что способны и на что не способны, — резко заметила Кортни, посмотрев ему в глаза.

— Предлагаю вам сегодня вечером поужинать где-нибудь со мной и познакомиться поближе, — с улыбкой предложил Мэтью, не отводя взгляд.

Кортни решила не уступать в безмолвном поединке взглядов.

— Я предпочитаю ужинать дома.

— Отличная идея. Во сколько мне прийти? — без тени застенчивости спросил Мэтью.

— Вам никто не говорил, что вы поразительно нахальны?

— Не-е-ет, — протянул Мэтью, помотав головой. — А вам говорили, что вы поразительно красивы?

Кортни опустила глаза. Да, этот кон она проиграла, но игру сдавать не собиралась.

— Говорили неоднократно, — бросила она, снова развернувшись к экрану.

— Они вам лгали.

— Что?! — воскликнула Кортни, от удивления вскинув брови и резко обернувшись к наглецу.

— Ну вот, наконец-то я снова имею честь лицезреть ваши прекрасные изумрудные глаза. Вам лгали, потому что вы не просто красивы, вы — божественны, великолепны, неотразимы… Я мог бы перечислять бесконечно, но, к сожалению, работа — прежде всего.

— Мне кажется, что мы с вами не сможем вместе работать, — сказала Кортни после недолгой паузы.

— А вот мне кажется совершенно обратное. Мы с вами составим отличную пару и покорим весь мир. Билл Гейтс заплачет горючими слезами.

Кортни улыбнулась. В конце концов, зачем она строит из себя законченную стерву? Мэтью, похоже, и впрямь неплохой парень. И уж точно он не виноват, что у нее «пунктик» насчет совместных проектов.

— Хорошо. Давайте сразу договоримся, — предложила она, смягчившись.

— Я так понял, вы желаете выдвинуть какие-то условия?

— Вы правильно меня поняли. — Кортни перегнулась через разделявшую их пластиковую перегородку и, облокотившись на нее, с видом заговорщицы быстро проговорила: — Я обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы задуманный вами проект оказался удачным.

— Да? А вы думаете, что я не собираюсь сделать то же самое? — с усмешкой поинтересовался Мэтью.

— Дайте мне закончить, — довольно резко сказала Кортни.

— Извините. Продолжайте, пожалуйста. Я заранее согласен на все ваши условия, какими бы безумными они ни были. — Мэтью откинулся на спинку стула, всем своим видом давая понять, что никаких возражений у него нет и быть не может.

Однако даже сговорчивость напарника пришлась Кортни не по душе.

— Безумными? По-моему, это ваши предложения не отвечают требованиям здравомыслия. А вот я говорю вполне разумные вещи.

Мэтью согласно закивал, но при этом так и не произнес ни звука. Это комичное «соглашательство» еще больше разозлило Кортни.

— Вы долго будете строить из себя клоуна?

Мэтью не ответил.

— Нам все-таки вместе работать! Сколько можно валять дурака?! Давайте уже приниматься за дело!

— Постойте, — перебил ее гневную тираду Мэтью. — Может быть, я и впрямь дурак, но я так и не понял, какое у вас условие насчет меня?

— Ах да! — Кортни хлопнула себя по лбу. — Вы совершенно сбили меня с толку.

— Вы меня тоже, — с улыбкой признался Мэтью. Заметив удивленный взгляд Кортни, он пояснил: — Своей красотой и принципиальностью.

— Так вот, — деловым тоном начала Кортни, — вы должны мне пообещать, что не станете устраивать из нашей… вернее, что наша общая работа не станет… — Кортни никак не могла подобрать подходящие слова.

— Да не волнуйтесь же так. — Мэтью усмехнулся. — Во что я не должен превращать наше сотрудничество?

— В балаган. — Наконец-то нужное слово было найдено!

— Во что, простите? — Мэтью удивленно вскинул брови.

— Работа есть работа. Личные отношения — личные отношения. Кстати, сразу предупреждаю: о втором не может быть и речи.

— Хорошо.

— Хорошо? — Кортни была искренне поражена его быстрым согласием. Она уж было настроилась на нудную и долгую беседу о том, почему между ними невозможны никакие отношения, кроме сугубо деловых.

— Вам не угодишь. Вы что же, теперь недовольны, что я так быстро согласился?

Кортни смутилась. Вышло на самом деле довольно глупо и двусмысленно. Как бы этот Ковальски не подумал, будто она заигрывает с ним, строя из себя недотрогу.

— Итак, вы ставите условие, чтобы мы не заводили разговор о чем-то большем, нежели деловое сотрудничество, верно?

Кортни неуверенно кивнула, почувствовав в самом тоне Мэтью нотки иронии и какого-то подвоха.

— Так вот. Я согласен не поднимать больше эту тему.

Кортни по-прежнему молчала.

— Любовникам ведь вовсе не обязательно еще и в рабочее время обсуждать подробности своей личной жизни. — Мэтью торжествующе улыбнулся, увидев, как перекосилось от удивления и возмущения лицо Кортни.

— У… у меня… просто… просто нет слов, — сбивчиво пробормотала она, справившись с первым шоком. Ну и напарничек же ей достался! Ничего не скажешь, подарок судьбы! Как говорится, не было печали. И за что только на нее все это навалилось? Теперь еще терпеть рядом с собой этого похотливого самодовольного типа. — Я надеюсь, мы закончим эту работу как можно скорее, — сказала Кортни.

— Не терпится приняться за дело и наладить контакт? — с прозрачным намеком поинтересовался Мэтью.

— Нет. Не терпится поскорее с вами расстаться, — отрезала Кортни.

— Неужели я вам настолько не нравлюсь? — спросил Мэтью, наклонившись вперед и заглянув Кортни в глаза.

Поскольку Кортни так и не изменила позу и все еще сидела, облокотившись на прозрачную перегородку, поэтому они оказались на очень близком расстоянии. Кортни даже ощутила на своей коже горячее дыхание Мэтью и уловила терпкий запах лосьона после бритья. Точно такой же лосьон был у Гарольда. Она сама подарила его ему, но понравившийся ей в магазине запах почему-то никак не соответствовал облику и характеру Гарольда. А вот Мэтью он добавлял мужественности и чувственности — как раз этих качеств, по мнению Кортни, недоставало Гарольду.

О чем это я? — резко отдернула себя Кортни. Еще не хватало подпасть под обаяние этого Ковальски! Хватит того, что у него в союзниках все программисты «Элком». Вот она, мужская солидарность! Не прошло и десяти минут, как ее коллеги приняли Мэтью в компанию, признав в нем «своего». А сколько времени и сил понадобилось ей для того, чтобы завоевать подобное расположение?! Сколько насмешек, кривых ухмылок, насмешливых взглядов пришлось ей перенести, прежде чем завоевать авторитет у коллег?!

— Кортни, вы так долго думаете, будто пытаетесь высчитать в уме степень симпатии и антипатии к моей скромной персоне, — пошутил Мэтью.

— Не такая уж она и скромная, — парировала она.

— И все же? Вы мне так и не ответили, — настаивал Мэтью.

— Я ценю вас как первоклассного специалиста и чуть ли не мировую знаменитость, — быстро ответила Кортни.

— Значит, как мужчина я вам совсем-совсем не нравлюсь, да?

Снова этот завораживающий взгляд карих глаз, лишающий Кортни способности трезво мыслить.

Она заставляла себя произнести короткое категоричное «да» и покончить с этой темой раз и навсегда, но… Но она по-прежнему смотрела в глаза Мэтью, не в силах отвести взгляд и произнести хоть слово. Что за чертовщина? — спрашивала себя Кортни, безуспешно пытаясь справиться с собственным бессилием перед магнетизмом Мэтью.

— Йе-хо! — громко воскликнул Мэтью.

Его возглас привлек внимание Роджера и Патрика, которые дружно, как страусы из песка, подняли головы из-за мониторов.

— В чем дело, Мэтью? Неужели вам так быстро удалось достичь ощутимых результатов? — поинтересовался Роджер.

— Можно сказать и так. Похоже, дело сдвинулось с мертвой точки. Не так ли, Кортни?

Она встрепенулась, моментально выйдя из полутрансового состояния.

— Не слушай его, Роджер. Мы еще даже не начали, — опровергла слова напарника Кортни.

— Главное — идея, мысль. Та самая искра, от которой запылает наш костер. Не будешь же ты спорить, что искра уже проскочила между нами?

Кортни промолчала. Незачем всем вокруг знать подробности их взаимоотношений с Мэтью. Особенно учитывая, что они вряд ли окажутся безоблачными.

— А теперь — за дело. Поболтали, и хватит. — Мэтью лихо развернулся на вертящемся стуле и быстро ввел пароль на своем компьютере.

— Наконец-то, — с облегчением выдохнула Кортни.

По сравнению с недавней беседой любая работа покажется отдыхом, решила она.

3

Сара на цыпочках подкралась к закрытой двери. Из ванной доносился шум льющейся воды. Гарольд принимал после работы душ.

Что ж, пора приступать к делу, подумала Сара. Время не ждет, Кортни явится с минуты на минуту.

— Гарри, — просящим тонким голоском позвала она.

— Что?! — прокричал Гарольд, видимо не расслышав, кто его звал.

— Гарри, это я, Сара.

Шум воды стих.

— В чем дело? — Гарольд был явно удивлен.

— Извини, пожалуйста, но не мог бы ты сейчас открыть дверь? Мне нужно срочно уходить, а в ванной мои… в общем, мне нужно кое-что взять в шкафчике.

— Сара, а это не может подождать хотя бы пять минут? Мне нужно одеться, — смущенно пояснил Гарольд.

— Нет, — категорично заявила Сара. — Я и так уже страшно опаздываю. Давай же, открывай! Думаешь, я голых мужиков никогда не видела? Обвяжись полотенцем — и все дела, если уж ты такой стеснительный.

Упрямство Гарольда нарушало ее планы. До прихода Кортни оставались считанные минуты. Она и так чуть не увязалась вместе с Сарой, а потом еще долго удивлялась, куда это сестра так спешит, что даже вызвала такси вместо того, чтобы поехать через десять минут вместе с Кортни на ее машине.

Не успела Сара наслать проклятия на голову Гарольда, как в следующее мгновение что-то щелкнуло и дверь ванной распахнулась.

— Bay! — восхищенно воскликнула Сара, отметив превосходную физическую форму Гарольда, бедра которого обвивало махровое полотенце. — Моей сестренке и впрямь повезло.

Гарольд смущенно улыбнулся.

— Давай быстрее бери, что тебе там надо. — Он чуть посторонился, давая Саре возможность пройти.

Сара, будто нарочно, шагнула в ту же сторону. Гарольду стало смешно: так вот, значит, что испытывают школьницы, которых старшеклассники зажимают по углам!

Однако через несколько секунд ему уже было не до смеха. Похоже, Сара и впрямь решила «позабавиться». Резким движением руки она сорвала с него полотенце.

— Эй, Сара, что ты делаешь?! — Гарольд пытался отстранить от себя навалившуюся на него грудью женщину.

— Ну же, Гарри, я же знаю, что ты меня хочешь! Разве не так?

— Сара, прости, но…

— К черту извинения! — Сара прижалась жадными губами к его губам, не дав Гарольду продолжить возражения.

Гарольд окончательно утратил связь с реальностью. Уж не снится ли ему эротический сон? Мало вероятно. Да и Сара не в его вкусе. Господи, что происходит?

Сара продолжала его целовать, при этом стягивая с себя блузку. Неведомо как блузка оказалась в руках Гарольда.

— Что здесь происходит?!

Гарольд мгновенно ощутил себя освобожденным, будто спутывавшие его стальные тросы лопнули и дали свободно и глубоко дышать.

— Боже, сестричка! — Сара в слезах бросилась в объятия Кортни. — Он… это чудовище… он чуть не изнасиловал меня! Господи, Кортни, какое счастье, что ты вовремя пришла! Я забежала домой буквально на минутку, только кое-что захватить, а Гарольд… он разгуливал по коридору в одном полотенце! А потом… когда он увидел меня, он скинул его с себя… Я так испугалась… Он накинулся…

Сара уткнулась мокрым от слез лицом в плечо сестры. Ее судорожные рыдания потрясали все существо Кортни.

— Подожди… подожди… Дай мне немного прийти в себя, — попросила Кортни, прислонившись к стене. Ее мутило, к горлу подкатывала тошнота. Казалось, вот-вот ее вывернет наизнанку. Какая мерзость! Боже, Гарольд! Подонок! Мерзавец! Она ведь его предупреждала. Конечно, Сара хороша собой, сексуальна, но она ведь ее сестра…

Гарольд по-прежнему молчал, он даже не удосужился натянуть на себя полотенце. Хотя это оказалось бы несколько проблематичнее, чем вначале. Сара, черт бы ее побрал, действительно распалила его.

— Сара, пойди, пожалуйста, в спальню. Мы с тобой позже поговорим. Успокойся и перестань плакать. Все будет хорошо.

— Но ты ведь мне веришь, правда? — Сара подняла на Кортни жалобные глаза, полные слез.

Ну как можно было не поверить в искренность ее слов?!

Сара нежно потерлась щекой о щеку Кортни, поцеловала сестру и, продолжая всхлипывать и шмыгать носом, поплелась в спальню.

— Как ты мог?! — воскликнула Кортни, когда Сара скрылась из виду.

— Я… я… Кортни, поверь мне, все было не так… — Гарольд неуклюже наклонился, чтобы поднять полотенце. Его руки предательски дрожали, и он никак не мог справиться с полотенцем и завязать его на бедрах.

— Подонок! — Переполнявшие Кортни эмоции наконец-то выплеснулись наружу, и она разрыдалась.

— Милая, пожалуйста, не плачь. — Гарольд попытался ее обнять и успокоить, но она резко оттолкнула его от себя.

— Не смей! Не смей даже прикасаться ко мне своими грязными лапами!

— Кортни, неужели ты веришь ей… а не мне? — начал сбивчиво Гарольд. — Мы ведь с тобой давно знакомы, живем вместе…

— Жили, — поправила его Кортни. — Потому что я надеюсь, что через полчаса ноги твоей здесь не будет. В противном случае придется уйти мне.

— Любимая, что ты такое говоришь?! Поверь, я ни в чем не виноват!

— Я все прекрасно видела. Своими собственными глазами!

— Тебе только кажется, что ты все верно поняла, — неуверенно пробормотал Гарольд.

— Где уж тут не понять?! — воскликнула Кортни, всплеснув руками. — Мой парень, с которым я прожила вместе несколько лет и который, между прочим, просил стать его женой… — Кортни помедлила, как будто благодарила судьбу за то, что повременила со своим решением, — так вот, этот парень, которому я доверяла, как самой себе — может быть, даже и больше, — он посмел покуситься на мою сестру!

— Все было не так, Кортни.

— Да, а как же? Надеюсь, ты не станешь нести околесицу и нагло мне лгать, что это Сара набросилась на тебя? Что она тебя насильно раздела, вымыла, а потом потребовала секса?

— Зачем ты так со мной поступаешь? — жалобно спросил Гарольд.

Он и в самом деле слизняк, мелькнуло в голове Кортни. Мерзкий похотливый слизняк, не способный даже признать ошибку и сознаться в собственной подлости. Как же все это гнусно!

Между тем Кортни с удивлением отметила, что эта мысль придала ей твердости. По сравнению с Гарольдом — она уверенная, сильная и непоколебимая, как скала. И она никому не позволит унижать ее, топтать ее достоинство и честь.

— Ты сам так поступил, Гарольд. Это был твой выбор. А теперь пришло время сделать свой выбор мне. Более того, я его уже сделала.

— Ты все решила, да? — обозлился Гарольд. — Наверное, ты уже давно хотела от меня избавиться, только не могла найти подходящего повода. Теперь вон как все ладненько получилось! Поэтому ты с большой охотой и поверила своей стервозной и хитрой сестрице, вместо того чтобы выслушать меня.

— Прошу заметить, что я уже десять минут слушаю тебя. А моя, как ты выразился «стервозная и хитрая», сестрица сидит одна в спальне и плачет, пытаясь забыть о случившемся и пережить нанесенное тобой оскорбление.

— Да, конечно, твоя Сара — ангел. А я тогда кто? Дьявол? Абсолютное зло, не заслуживающее даже слова оправдания?

Кортни окинула полуголого Гарольда презрительным взглядом.

— Кажется, нам больше не о чем разговаривать. — Она решительно вздернула подбородок.

— Да, — медленно согласился Гарольд. — Мне остается лишь надеяться, что скоро ты разберешься в том, что собой представляет твоя сестричка. А еще больше я надеюсь, что произойдет это не слишком поздно, поскольку у меня предчувствие, что Сара принесет тебе еще немало неприятностей и слез.

— Пока что неприятности и слезы мне достались от тебя. — Кортни развернулась и быстро пошла в сторону спальни.

Сара, все это время стоявшая у приоткрытой двери и подслушивавшая разговор сестры с теперь уже бывшим любовником, едва успела броситься на кровать и принять соответствовавшую ее нынешней роли позу.

Она забралась на кровать с ногами, легла, свернувшись калачиком и уткнувшись лицом в колени. Сара решила, что так она будет выглядеть наиболее жалостливо: то ли как маленький ребенок, то ли как бездомная собачка. Она снова не прогадала. От одного взгляда на сестру у Кортни сжалось сердце.

— Боже, Сара… Прости меня… прости… — шептала она, гладя Сару по вздрагивающей от рыданий спине.

— Ты… ты… ни в чем не виновата. — Снова всхлип.

— Виновата. Я должна была почувствовать, что что-то не так. Должна была это предупредить. Я должна была раньше разобраться в Гарольде. А теперь… теперь от моей неразборчивости страдаешь ты.

Сара мысленно улыбнулась. Ну и дура же ты, Кортни! Мне даже скучно расправляться с твоей «идеальной» жизнью. Никакого сопротивления. Ты готова вынести на блюдечке все свои сбережения и отдать их первому попавшемуся проходимцу, прикинувшемуся нищим.

— Ты действительно не сердишься на меня? — с надеждой спросила Кортни, заметив, что Сара потихоньку успокаивается.

— Конечно же нет! — воскликнула та в ответ. — Кортни, не говори чепухи. Ты абсолютно ни в чем не виновата. Ты не должна отвечать за поступки Га… — Сара осеклась и снова всхлипнула. — Других людей.

— Я даже и представить не могла, что он способен на такое, — призналась Кортни. — Он казался всегда безупречно вежливым, предупредительным, заботливым…

— Уж не собираешься ли ты его оправдывать и защищать?! — Глаза Сары так гневно сверкнули, что у Кортни по спине пробежали мурашки.

— Нет, но…

— Но? Какие еще, черт побери, могут быть «но»?! — Сара высвободилась из объятий сестры.

— Ты уверена, что ты все поняла правильно? Возможно… — мягко начала Кортни, но Сара не дала ей закончить.

— Этот похотливый мужлан чуть не изнасиловал меня прямо в коридоре! Его даже не остановило то, что ты — моя сестра. Кроме того, я так… так просила его. Я умоляла его оставить меня в покое. Обещала, что завтра же уеду…

— Сара, что ты такое говоришь? Я не позволю тебе никуда уехать. Ты можешь жить в моей квартире столько, сколько пожелаешь.

— В твоей квартире, — с горькой усмешкой повторила Сара.

— В нашей, — охотно поправилась Кортни. — Да. Я хочу, чтобы отныне это жилище стало нашим с тобой домом. Мы будем жить вместе и помогать друг другу. И все у нас будет так хорошо, что мы еще будем радоваться и отмечать бокалом шампанского годовщину разрыва с Гарольдом.

Кортни задумалась. В самом деле, ей необыкновенно повезло, что она распознала истинную сущность Гарольда прежде, чем поклясться перед Богом в вечной любви. Конечно, жаль, что Саре пришлось пережить это унижение, но… Все, что ни делается, — к лучшему.

— Ты правда хочешь, чтобы мы жили вместе? — Губы Сары дрогнули в едва заметной улыбке.

— Конечно, глупышка. — Кортни притянула к себе сестру и крепко прижала ее к груди. — Мы такие разные, но я очень и очень люблю тебя, Сара. Ведь у меня больше никого, кроме тебя, нет в целом свете.

— Я тоже люблю тебя, сестренка.

Боже, я не вынесу такого количества телячьих нежностей! Меня сейчас стошнит от всех этих соплей, со злостью думала Сара, но продолжала играть роль нежной и трогательно ранимой младшей сестры. И почему я так и не поступила на актерские курсы? Уверена, я покорила бы Бродвей или… Голливуд. Да, пожалуй, «фабрика грёз» даже предпочтительнее. Театралы такие зануды! Мои фотографии появились бы на обложках всех глянцевых журналов, миллионы мужчин мечтали бы провести со мной ночь, а женщины прислушивались бы к моим советам по уходу за волосами или по поддержанию физической формы. Постеры, клубы фанатов и тысячи подражателей во всех странах мира… Мечты, мечты…

Но нет. Она все детство и юность проторчала в чертовом Далласе, в то время как ее сестрица веселилась на полную катушку на студенческих вечеринках. А еще этот вечно больной отец и мать, убегавшая почти каждый вечер на свидания с новыми кавалерами. Никакой радости в жизни. Желторотые юнцы, предлагавшие «угостить красотку пивом или косячком». А потом чертов колледж, ознаменовавший собой наиболее скучный и томительный период ее жизни. Вечные придирки преподавателей к ее внешнему виду. То им юбка слишком короткая, то ногти слишком длинные и яркие…

Они сидели, обнявшись, в полной тишине несколько минут. Кортни тяжко вздохнула.

— В чем дело, сестренка? — спросила Сара, обрадовавшись возможности высвободиться из объятий Кортни.

— Извини, если тебя расстроит напоминание о случившемся, но я даже не могу представить, как сейчас выйду из спальни и встречусь с Гарольдом.

Сара ободряюще улыбнулась.

— Не волнуйся. Кажется, минут пять назад я слышала, как хлопнула входная дверь.

Кортни удивленно вскинула брови. И как это Сара после такого шока еще может прислушиваться к звукам в доме?!

— Ты уверена?

Сара пожала плечами.

— Нет, но звук был очень похожий.

— Значит, он ушел, — медленно произнесла Кортни, отвернувшись от сестры.

— Неужели ты все-таки надеялась, что он останется? — с истеричными нотками в голосе спросила Сара.

— Нет-нет, что ты. Я не смогла бы ни минуты провести под одной крышей с этим… негодяем. Ну что ж, Сара, если хочешь, можешь немного отдохнуть. На свидание ты все равно безнадежно опоздала, так почему бы тебе не выспаться хорошенько? — заботливо предложила Кортни.

— Пожалуй, ты права, сестренка. Кто знал, что так получится. — Сара снова чуть не расплакалась.

— Перестань, милая. Все уже закончилось.

Кортни встала с кровати и медленно направилась к двери. У порога она развернулась и с улыбкой сказала:

— Сара, завтра суббота. Как ты смотришь на то, чтобы погулять по магазинам? Покупки — лучший способ не только разнообразить гардероб, но и поднять себе настроение.

Сара печально вздохнула.

— О, Кортни, я бы с удовольствием. Но деньги, которые я взяла с собой из дому, почти закончились. Я даже не знаю, как до первой зарплаты дотянуть.

— Не бери в голову! Погуляем на мои. Купим все, что пожелаем. Я уже забыла, когда в последний раз что-то себе покупала, — призналась Кортни.

Сара довольно улыбнулась.

— Ну-у-у, если ты настаиваешь… Сестренка, ты самая классная в мире! — Сара быстро перекатилась на живот, подняла ноги и поболтала ими в воздухе.

— Значит, договорились. Завтра с утра и отправимся.

Сара с довольной улыбкой закивала, словно маленький ребенок, выклянчивший шоколадную конфету.

— Кортни, только посмотри, какая прелесть! — воскликнула Сара, указав пальцем на очередной манекен.

— Сара, мы только что купили две почти точно такие же кофточки, — с легким укором заметила Кортни, тащившая пакеты с покупками Сары.

Себе она пока ничего подходящего не нашла. Сара повела ее в столь новомодные бутики, что Кортни не могла временами даже разобраться, что перед ней: юбка, брюки или футболка. Зато Сара приходила в восторг от каждой второй вещи. Кортни покорно раскрывала кошелек и отсчитывала необходимую сумму. Однако такими темпами уже через час наличные закончились, и Кортни расплачивалась уже кредитной карточкой. Следовательно, залезала в отложенные на покупку дома сбережения. Похоже, ее затея с прогулкой по магазинам была не самой удачной. Вернее, у Сары настроение подскочило до небес, чего никак нельзя было сказать о настроении Кортни. С каждой минутой она больше и больше сожалела о своем предложении. Нет, конечно, ей вовсе не было жаль денег для сестры, но… Кортни и сама не могла определить, что именно ее обеспокоило. Просто Сара вела себя как-то странно, была не похожа на себя. Ее глаза лихорадочно горели, щеки пылали, и на последнее предупреждение Кортни о том, что они слишком много потратили, Сара неприлично выругалась и ответила, что если ее сестра такая жадина, то не стоило тогда и предлагать. В конце концов, идея развеяться, погуляв по магазинам, принадлежала Кортни.

От слов Сары и особенно от того, с какой нескрываемой злостью они были произнесены, Кортни обдало холодом.

— А как тебе эта юбка? — поинтересовалась Сара, вертя в руках нечто, больше походившее на носовой платок, нежели на предмет одежды.

Кортни помедлила с ответом, боясь обидеть сестру.

— Выбирай сама. Она не в моем вкусе.

Сара презрительно хмыкнула.

— Милая, сегодня хоть что-нибудь было в твоем вкусе? У меня уже начало складываться впечатление, что у тебя вообще отсутствует всякий вкус, потому что мы сегодня пересмотрели столько вещей, что угодить можно было бы любому, но только не тебе.

— Я ее возьму. — Сара протянула юбку продавщице. — Упакуйте.

Когда Кортни увидела чек, у нее пошли круги перед глазами. Разве маленький клочок ткани может стоить таких денег?! Да это же почти половина ее месячного заработка! Однако устраивать Саре скандал в магазине Кортни не хотелось. Поэтому она лишь внутренне содрогнулась, протянув кредитку продавщице.

На счастье Кортни, Сара угомонилась и решила, что на первый раз хватит и им уже пора отправляться в обратный путь.

Кортни мысленно поблагодарила Бога, спасшего ее от полного разорения.

Сара всю дорогу весело и беззаботно щебетала, делилась с таксистом своими впечатлениями от посещения лос-анджелесских магазинов. Кортни же угрюмо молчала, пытаясь подсчитать в уме, сколько они потратили денег. Каждый раз, несмотря на надежду Кортни, сумма получалась баснословной.

— Ну что ты куксишься? — спросила Сара нагруженную пакетами сестру, когда они вышли из такси.

Кортни натянуто улыбнулась.

— Пустяки. Я просто устала.

— Неужели ты не рада за меня? Я и не мечтала о таких шмотках.

— Я тоже, — угрюмо ответила Кортни.

— Ты невыносима! — воскликнула Сара, остановившись посреди тротуара. — Если тебе жаль для меня денег…

Кортни почувствовала легкий укол совести.

— Нет, Сара, не говори так, пожалуйста. Как я могу жалеть денег для своей сестры?

— Вот уж не знаю. Сама удивляюсь. — Сара скрестила руки на груди.

Прохожие с интересом разглядывали эту странную пару, и вряд ли кому-нибудь из них пришла в голову мысль о том, что столь непохожие друг на друга девушки — сестры.

— Сара, не веди себя, как ребенок. Пойдем скорее домой разглядывать твои покупки.

Сара расплылась в довольной улыбке и кивнула.

Дома она полдня вертелась перед зеркалом, примеряя все новые и новые наряды. У Кортни уже рябило в глазах от ярких расцветок и экстравагантных фасонов.

— До чего же я люблю тебя, сестренка! — то и дело восклицала Сара, подойдя к зеркалу.

А вот у меня такое чувство, что ты больше любишь саму себя и собственное отражение в зеркале, подумала Кортни, но сразу же устыдилась собственной мысли.

4

В понедельник Сара сказалась больной и, позвонив боссу на мобильный, попросила выходной. Мистер Беннет, к удивлению Кортни, не только не возражал, но и порывался приехать и лично убедиться, что с его помощницей все в порядке и ей не требуется медицинская помощь.

Кортни отправилась в «Элком Инкорпорэйшн» одна.

— Эй, подождите меня!

Ну вот. Начало дня. Сначала Сара приболела, а теперь еще и это… Кортни вздохнула.

К открытым дверям лифта, в который она только что зашла, направлялся Мэтью Ковальски.

— Доброе утро, очаровательная мисс Джэкобс, — произнес он с вежливой улыбкой и нажал на кнопку шестого этажа.

— И вам того же, — пробурчала Кортни.

Двери закрылись, и лифт заскользил вверх.

— В чем дело? Какие-то неприятности дома? — поинтересовался Мэтью.

У него нюх на всякие пакости? — с раздражением подумала Кортни и поджала губы. Однако тут же заставила себя улыбнуться.

— Нет, все в порядке. Только сестра с утра жаловалась на сильную головную боль. Боюсь, как бы не инфекция. Иначе вам в скором времени придется работать одному.

Улыбка моментально исчезла с лица Мэтью.

— Даже не говорите таких вещей. Не накликайте беду.

— Неужели вас это так сильно расстроит? — с лукавой усмешкой спросила Кортни.

— Больше, чем вы можете себе представить.

Лифт остановился.

— До чего же быстро проходит время в вашем обществе, — произнес Мэтью. — Я даже не заметил, как мы поднялись на шестой этаж.

Кортни промолчала, хотя мысленно согласилась с его утверждением и тоже удивилась этому факту.

— Всем привет! — громко произнес Мэтью, войдя в техотдел.

Роджер, Патрик, Роберт и Дэвид дружно подняли головы.

— Привет, Мэтью… и Кортни.

Я уже под вторым номером, с горечью подумала Кортни. Да, любовь непостоянна.

— Вы заметили, как нас сблизила работа над общим проектом? Мы с Кортни уже настолько хорошо чувствуем друг друга, что одновременно заходим в лифт, — со смехом сказал Мэтью, подходя по очереди к коллегам и здороваясь со всеми за руку.

— Да? А мы уж было решили, что вы и не расставались на выходные и вместе пришли, — пошутил в ответ Роджер.

Кортни передернуло. Не хватало еще, чтобы мужчины сделали ее предметом своих скабрёзных разговоров.

— Эй, хорош болтать. Пора приниматься за дело! — командным тоном произнесла она.

— Есть! — Мэтью козырнул и встал по стойке «смирно».

— Я же предупреждала: никакого балагана.

Мэтью широко улыбнулся, и только теперь Кортни заметила на его щеках две очаровательные ямочки. Как у ребенка, невольно умилилась она.

— Ну что, с сегодняшнего дня начинаем работать по-настоящему? — Мэтью уселся за свой компьютер и потер руки.

Кортни не ответила. В данный момент она пыталась найти свою загрузочную дискету.

Черт побери, куда она запропастилась?! Лежала вот здесь, я же помню.

Кортни попыталась восстановить в памяти события последнего рабочего дня и вспомнила, что возле ее стола вертелась Сара. Оставалось только надеяться, что дискета просто упала со стола, когда Сара взгромоздилась на него, Кортни заглянула под стол. Ничего. Она встала со стула и, присев на корточки, еще раз внимательно осмотрела пол. Результат тот же.

Она разочарованно вздохнула и принялась выползать из-под стола.

— Что-то потеряли? — Голос Мэтью раздался прямо над ней.

Кортни подняла голову. Так и есть: перед ней возвышалась мужская фигура.

— Да, — слегка смутившись, ответила Кортни. — Не могу найти нужную дискету.

Она поймала взгляд Мэтью, устремленный в вырез ее платья.

Черт побери, и без того глубокое, декольте в таком ракурсе наверняка выставило на обозрение все ее богатство! И, судя по ухмылке Мэтью, так оно и было.

Кортни покраснела.

— Вы не поможете мне встать?

— Конечно, извините, — чуть охрипшим голосом произнес Мэтью и быстро протянул ей руку.

Кортни поднялась.

— Спасибо.

— Не стоит благодарности. Я уже вознагражден.

Мэтью подмигнул ей. Кортни поджала губы и отвернулась.

Она попросила у Дэвида резервную копию загрузочной программы и, досадуя на собственную рассеянность и забывчивость, принялась наконец за дело.

До обеденного перерыва они с Мэтью не перекинулись и словом. Каждый сосредоточился на своей части задания. На первом, подготовительном, этапе такое еще было возможно и даже целесообразно, а вот как они станут работать дальше, Кортни даже и думать не хотелось. К третьему этапу они должны стать одним целым: существом с двумя парами рук, двумя парами глаз и одним мозгом.

На обед они с Мэтью решили никуда не уходить, чтобы не прерывать начатую работу. Кортни принесла несколько бутербродов, Мэтью обязался приготовить кофе. Остальные сотрудники отправились в ближайшее кафе.

— Кортни, объясните, почему вы негативно относитесь ко мне? — спросил Мэтью, подав ей чашку с горячим кофе.

— Это неправда. Я отношусь к вам нисколько не хуже, чем к остальным коллегам.

— Но и не лучше, — с ироничной улыбкой заметил Мэтью.

— А почему, собственно, я должна выделять вас среди остальных? — Кортни отпила немного ароматного бодрящего напитка.

— Хотя бы потому, что я выделил вас.

Кортни залилась стыдливым румянцем. Боже, пусть Мэтью подумает, что меня просто бросило в жар от кофе! — попросила она Всевышнего.

— Да? А кого еще вы могли здесь выделить? Патрика или Роберта? — Кортни решила спасаться с помощью сарказма и превращать все замечания Мэтью в шутку.

Он снисходительно улыбнулся.

— Ах, Кортни, Кортни… — И покачал головой.

Повисла неловкая пауза, нарушил которую звонок телефона.

Кортни подняла трубку. Звонила Сара, ее интересовало, где лежит маникюрный набор. Кортни объяснила и положила трубку.

— Кто это был? — с притворным безразличием спросил Мэтью.

— Муж, — зачем-то солгала Кортни. — Спрашивал, где его любимый галстук.

Мэтью расхохотался, запрокинув голову.

— Что вас так рассмешило?

— Ваша ложь.

Кортни вскинула брови.

— Вы не замужем, — уверенно сказал Мэтью.

— С чего вы взяли?

— У вас нет обручального кольца.

— Я не люблю кольца.

— Давно?

— Что давно? — переспросила Кортни, с трудом выдерживая эту словесную перепалку, походившую скорее на допрос с пристрастием.

— Замужем вы давно? Когда годовщина вашей свадьбы?

Кортни помедлила с ответом.

— Вот видите? Вы сами себя выдаете. Ни одна женщина не запамятует дату собственной свадьбы. Скорее это слабость мужчин.

— Хорошо. Вы правы. Я не замужем, но три года живу с одним мужчиной, так что можно сказать, что он мой муж.

— Нет, нельзя.

Кортни промолчала.

— И хотите знать почему? — не унимался Мэтью.

— Нет.

— А я все-таки поделюсь своими жизненными наблюдениями. Так вот, вашему любовнику не хватило нескольких маленьких шажков до того, чтобы стать вашим мужем. Тех самых, что ведут к алтарю. Он вам что, даже не предлагал?

— Это не ваше дело, — огрызнулась Кортни.

Из-за расспросов Мэтью она совершенно забыла о кофе, и он остыл. Она поставила чашку на стол.

— И все же? — настаивал Мэтью.

— Предлагал неоднократно, — с чувством собственного достоинства произнесла Кортни.

— Ура! — Мэтью хлопнул в ладоши. — Значит, у меня и впрямь неплохие шансы! Это вы отказали ему. Следовательно, вы не любите его. То есть путем элементарных выкладок я могу сделать вывод, что ваше сердце свободно для любви ко мне!

Мэтью уставился на нее с победной улыбкой.

— Да вы… вы… — начала Кортни, но очередной звонок не дал ей закончить.

Это снова была Сара — на этот раз она просила купить ей какой-нибудь лак для ногтей.

— Снова муж? — с издевкой поинтересовался Мэтью.

— Нет, на этот раз моя сестра Сара.

— Ну наконец-то вы перестали мне лгать. — Внезапно Мэтью посерьезнел. — А теперь давайте приниматься за работу. Хотя, признаться честно, с удовольствием поболтал бы с вами еще.

— Не могу сказать того же о себе, — съязвила Кортни.

Мэтью еще раз обернулся, чтобы удостовериться, что Кортни действительно ушла домой. Двери лифта с глухим стуком закрылись, и кабина двинулась вниз.

В техотделе «Элком Инкорпорэйшн» Мэтью Ковальски остался один. Остальные программисты разошлись по домам около часа назад. А они с Кортни решили немного задержаться, чтобы завершить первый этап проекта.

— Отлично, посмотрим, что у нас здесь имеется. — Мэтью набрал на клавиатуре код доступа к внутренней базе данных фирмы. — Так-так… — Курсор двигался ниже и ниже. — Где же ты прячешься, Кортни Джэкобс?

В следующее мгновение Мэтью с довольной улыбкой щелкнул в воздухе пальцами и схватил ручку.

Листок с заветным адресом был у него в кармане.

— Черт!

Звонок в дверь раздался в тот самый момент, когда Сара только накрасила последний ноготь.

— Подождите минуточку! — крикнула она, тряся руками в воздухе.

В дверь еще раз позвонили.

— Да иду же я, иду! — раздраженно сказала Сара. — Кому там неймется?

Осторожно, стараясь не смазать лак, Сара открыла дверь. Перед ней стоял привлекательный высокий шатен с обворожительной улыбкой и завораживающими карими глазами.

— Чем могу вам помочь? — Сара моментально превратилась в воплощенную вежливость.

— Добрый вечер, — произнес Аполлон, как его окрестила про себя Сара. — Разрешите войти?

— Да-да, конечно, — пробормотала Сара, отступая в сторону. — Проходите в гостиную. Там нам будет удобнее… разговаривать.

Аполлон согласно кивнул.

— А Кортни дома? — спросил он, как только Сара присела на диван рядом с ним.

— А может быть, вам следует представиться? У меня такое ощущение, что я вас где-то видела.

— Меня зовут Мэтью Ковальски. Я тоже теперь работаю в «Элком Инкорпорэйшн».

— Надо же, какая удача! — с искренней радостью воскликнула Сара, окинув Мэтью оценивающе-восхищенным взглядом.

— А вы, наверное, сестра Кортни?

— Да. Сара. — Она протянула ему руку.

— Очень приятно. Вы столь же неотразимы, как и ваша сестра.

Сара благосклонно улыбнулась, хотя ей было весьма неприятно, что ее сравнивали с сестрой, да еще и приравнивали их внешность. Да разве можно сравнивать эту серую мышь с ней?!

— Хотите чего-нибудь выпить? — предложила Сара, чтобы как-то отвлечься от неприятных мыслей.

— Да. Пожалуй, немного виски с содовой. Прекрасно расслабляет после напряженного рабочего дня.

Сара вспорхнула с дивана, танцующей походкой подошла к бару и налила в два стакана виски и добавила содовой.

— Я составлю вам компанию, если не возражаете.

Мэтью широко улыбнулся.

— Как можно возражать такой красавице?

Сара расцвела в улыбке. Комплименты были ее слабостью.

— А где же Кортни? — снова поинтересовался Мэтью.

— Ах, Кортни! — Сара сделала небольшой глоток, затем махнула рукой, будто отгоняя назойливую мошку. — Она у соседки, помогает ей освоиться с новым компьютером. Вы что-то от нее хотели?

— Да в общем-то… — Мэтью помедлил, не зная, стоит ли раскрывать свои карты сразу, затем, решив, что следует немного повременить с откровениями, пояснил: — Видите ли, Сара, мы с Кортни работаем над общим проектом.

Только теперь Сара вспомнила, что Кортни несколько дней жаловалась ей на своего напарника-наглеца. Сара даже злорадствовала, что наконец-то у ее сестры начались проблемы на работе. Пусть и не по ее вине. А теперь выясняется, что напарник-то — очень даже ничего. Да что там говорить — он неотразим, чертовски хорош. Сара бы и сама с удовольствием составила ему пару. Ну почему ее сестре вечно так везет?!

— А Кортни не сказала, как скоро она появится? — прервал гость размышления Сары.

— Нет, но думаю, что она скоро вернется. В конце концов, уже девять часов вечера. А Кортни слишком хорошо воспитана, чтобы засиживаться допоздна в чужом доме.

— Вот уж точно, — подтвердил Мэтью. — Впервые встретил столь принципиального и вежливого человека, как ваша сестра.

— Представляете, как нелегко мне приходится? — с улыбкой спросила Сара.

Мэтью рассмеялся.

— Да уж. Вам не позавидуешь. Хотя непохоже, чтобы вы ходили у нее по струнке.

Мэтью пристально посмотрел на сидящую рядом с ним девушку. Несмотря на внешнюю привлекательность и сексуальность Сары, Кортни ему нравилась куда больше. Да, с такой женщиной, как Сара, он с удовольствием скоротал бы вечерок или даже уикенд, но, наверное, он уже вышел из того возраста, когда хочется менять женщин как перчатки. Теперь ему по-настоящему недоставало верной подруги, ласковой и нежной, которая заботилась бы о нем и вечерами ждала дома. А Сара бы таскала его по ресторанам и ночным клубам, требовала вечно денег на покупки… Не говоря уж о том, что его постоянно терзала бы ревность.

— Просто у Кортни было слишком мало времени на воспитательную работу. Я недавно приехала в Лос-Анджелес.

— Да? А где вы жили?

— В Далласе.

— Ваши родители остались там?

— Папа умер, а моя мама завела себе нового дружка, поэтому я и сорвалась с якоря и махнула к сестренке, — беззаботно и, как показалось Мэтью, несколько цинично поведала Сара.

— Вы сказали «моя мама». У вас с Кортни разные матери?

— Да, мы сводные сестры. Видимо, поэтому такие разные. — Сара улыбнулась. — Мама Кортни умерла, оставив малышку на руках отца. Вот тот и решил по-быстрому жениться во второй раз.

Мэтью аж передернуло от той легкости, с которой Сара сообщала довольно тяжелые подробности семейной жизни.

— Так, значит, вы живете с Кортни.

— Ага. — Сара согласно кивнула головой.

— А как к этому относится ее друг? — с притворным безразличием спросил Мэтью и отпил немного виски с содовой.

— Гарольд? Он оказался третьим лишним в нашей семейной лодке, — с хитрой улыбкой сообщила Сара.

— Я не совсем вас понял.

— Видите ли, когда я приехала, Гарольд не сразу уяснил, с кем имеет дело. Конечно, он был не в восторге от моего приезда. А кто бы на его месте обрадовался? Но зачем же было так откровенно об этом заявлять? Да еще и моей сестре? А потом у нас вышла небольшая ссора. — Сара решила, что не стоит потчевать малознакомого человека подробностями. — В результате Гарольду пришлось самоустраниться из жизни Кортни.

— Так, значит, Кортни сейчас одна? — с надеждой, не укрывшейся от Сары, спросил Мэтью.

— Да. Одна. Если не считать, конечно, что у нее появилась замечательная сестричка.

Мэтью улыбнулся.

— А не могла бы эта «замечательная сестричка» оказать мне небольшую услугу?

Сара пододвинулась к нему ближе и томным голосом спросила:

— Какую же?

Мэтью от неожиданности закашлялся.

— Извините. В офисе сплошные сквозняки.

— Пустяки. Так о какой услуге шла речь? — не унималась Сара.

— Видите ли, мне нравится ваша сестра… — начал Мэтью.

Улыбка сползла с лица Сары.

— Причем уже очень давно. Мы с ней познакомились несколько лет назад на выставке новых информационных технологий в Бостоне. Однако там было много участников, и, похоже, Кортни меня не запомнила. А вот я никак не мог выкинуть из головы мысли о красивой и талантливой программистке из Лос-Анджелеса. Я следил за всеми ее публикациями в специализированных журналах, знакомился с разработанными ее фирмой программными продуктами, — в общем, недоставало лишь повода, чтобы сблизиться с ней. К тому же в то время я был женат. И вот теперь, когда мне удалось заполучить Кортни в напарницы — а это, скажу я вам, было не так-то легко, — она делает все возможное и невозможное, чтобы отдалиться от меня на максимальное расстояние. Я уж и не знаю, что еще предпринять.

Сара выслушала исповедь Мэтью до конца, с каждым его словом брови ее сдвигались все ближе и ближе к переносице.

— А чем могу помочь я? — спросила Сара после затянувшейся паузы.

— Ну вы же ее сестра. Вы живете вместе. Я ведь отлично знаю эти женские разговоры: сплетни, перемывание косточек знакомым, обсуждение новых приятелей… Почему бы вам не упомянуть при Кортни как-нибудь о некоем Мэтью Ковальски из «Элком Инкорпорэйшн», который от нее без ума.

— Вы понимаете, о чем просите меня? Я должна переквалифицироваться в сводню?

Сара и впрямь выглядела возмущенной. Однако взбесила ее вовсе не роль свахи, но то, что Мэтью запал не на нее, а на Кортни. Правда, немного подумав, сказала:

— Что ж, вы мне понравились, Мэтью. Надеюсь, вы сказали мне правду и Кортни действительно вам небезразлична. Я ведь желаю своей сестре только добра. Я постараюсь поговорить с ней о вас. Возможно, у нас с вами что-нибудь и получится. Хотя Кортни такая упрямица!

— Я уже это ощутил на собственной шкуре, — с улыбкой подтвердил Мэтью.

Он взглянул на настенные часы.

— Куда же запропастилась Кортни? Уже почти десять.

Сара пожала плечами и раздраженно сказала:

— Ее самопожертвование не знает границ. Она готова помогать всем подряд с утра до ночи.

— Что ж, тогда я, пожалуй, пойду. Не хочу доставлять вам неудобство. — Мэтью поставил пустой стакан на журнальный столик.

Не успел он встать с дивана, как скрипнула входная дверь.

— А вот и Кортни! — объявила Сара. — Так что никуда вы теперь не уйдете.

— Сара, у нас гости? — громко спросила из прихожей Кортни, услышав мужской голос.

— Да, сестренка. Иди сюда быстрее. Кортни вздохнула. Боже, ну и денек сегодня!

Она буквально валилась с ног от усталости, а у Сары какой-то мужчина. Кортни взглянула на себя в зеркало. Отражение не прибавило ее оптимизма и бодрости. На нее смотрела уставшая, бледная женщина лет тридцати, с растрепанными волосами и с покрасневшими от напряжения и долгой работы за компьютером глазами.

Она быстро причесалась, провела помадой по губам, похлопала себя по щекам, чтобы они немного порозовели, и с гордо поднятой головой вошла в гостиную.

— Мэтью?! — воскликнула Кортни, едва переступив порог.

— Привет, Кортни! — с улыбкой поздоровался он.

Мало того что она терпела его целый рабочий день, так он еще нашел в себе наглость и заявился к ней домой! Сидит и мило болтает с Сарой. Немыслимо!

— Мы уже заждались тебя, сестренка, — прощебетала Сара.

Кортни промолчала. Однако Мэтью заметил в ее глазах немой вопрос и поспешил на него ответить:

— Я зашел просто проведать вас. Проходил мимо и решил заскочить на минутку.

— На минутку, значит? — Кортни плюхнулась в кресло. С какой стати она должна быть вежливой с человеком, который заявился в ее дом без приглашения, да еще в столь поздний час? — Сара, приготовь, если тебе нетрудно, кофе, — попросила она сестру. — Я засыпаю на ходу.

Сара без особого энтузиазма поплелась на кухню.

— Не обижайтесь на меня, — мягко начал Мэтью. — Я сейчас уйду. Надеюсь, у нас еще будет возможность пообщаться в неформальной обстановке.

— Не вижу в этом смысла, — огрызнулась Кортни.

— Даже удивительно: как такая красивая женщина может быть такой суровой?

— Ничего удивительного, когда ей приходиться общаться с таким наглым мужчиной, как вы.

— Сделаю вид, что не слышал вашей грубости.

— К сожалению, не могу сделать вид, что вас сейчас нет на моем диване.

— Я вас прощаю только потому, что вижу, как вы устали и раздражены. — Мэтью встал. — Желаю вам спокойной ночи, Кортни. Не беспокойтесь, провожать меня не надо.

Через минуту хлопнула входная дверь.

— Эй, Мэтью уже ушел? — Сара с подносом в руках вошла в гостиную.

Кортни сидела в кресле с открытыми глазами, а по ее щекам текли слезы.

— Сестренка, что с тобой? Что случилось? — с тревогой спросила Сара, поставив поднос с чашками и кофейником на столик.

Кортни смахнула слезы и натянуто улыбнулась.

— Ничего. Я просто очень устала, вот и разревелась от жалости к самой себе.

Господи, кому она лгала? Уж не самой ли себе? Она плакала от злости на себя. За то, что так себя вела с Мэтью. За то, что он ей нравился и она ничего не могла поделать с собой и постоянно думала о нем. За то, что проторчала весь вечер у соседки вместо того, чтобы посидеть в компании Мэтью. За то, что он провел вечер с Сарой…

— Кортни, перестань. Выпей чашечку кофе, прими душ и отправляйся в кровать. — Сара терпеть не могла сюсюкать и уговаривать. Вот и сейчас она скорее отдавала команды и распоряжения, нежели заботилась и давала добрые советы.

— Пожалуй, ты права, — согласилась Кортни.

— Конечно, я права. Держи. — Сара протянула ей чашку. — Аккуратно, кофе очень горячий.

Кортни взяла чашку из рук сестры и слегка подула.

— Так что здесь делал Мэтью? — спросила она, сделав несколько маленьких глотков.

Сара не знала, как лучше поступить, но уж точно она не собиралась говорить правду и помогать Мэтью завоевать расположение Кортни. К тому же, если ее не обманывало чутье, Кортни и без ее содействия была очарована Мэтью. Правда, по какой-то неведомой причине отказывалась в этом признаваться даже самой себе. Что ж, в таком случае у Сары был один выход — напакостить сестре и заявить, что…

— Мэтью — мой любовник.

— Ой! — воскликнула Кортни, пролив на себя горячий кофе. — Какая же я неуклюжая. Так устала, что даже руки ничего не держат.

Сара спрятала усмешку. Какая же ее сестра простушка! Ничего не может скрыть. Все эмоции на лбу написаны. Сара с нетерпением ждала спектакль, который сейчас устроит Кортни, чтобы показать, насколько ей безразличен Мэтью Ковальски.

— Я ведь сказала, осторожнее. — Сара подала сестре бумажную салфетку.

— Надеюсь, пятно отстирается. Я так люблю эту блузку. Век бы из нее не вылезала.

Сара хмыкнула.

— Вот именно. Давно собиралась тебе сказать, что взрослой обеспеченной женщине неприлично ходить несколько дней подряд в одной и той же одежде.

— Да? Почему?

— Кортни, неужели ты и впрямь не понимаешь? — Сара снисходительно улыбнулась, будто ей в тысячный раз приходилось объяснять прописные истины. — Потому что на работе могут подумать, что ты не ночевала дома.

Кортни вымученно улыбнулась.

— Уверяю тебя, Сара. На работе никому никогда и в голову не придет такая мысль относительно меня.

Сара была вынуждена с ней согласиться. Действительно, в «Элком Инкорпорэйшн» все слишком уважали Кортни, чтобы разводить про нее сплетни. К тому же она совершенно не походила на женщину легкого поведения.

— Так, значит, Мэтью заходил к тебе в гости.

Сара кивнула, отпив из чашки кофе.

Теперь понятно, откуда он знает адрес. Видимо, они познакомились с Сарой в «Элком Инкорпорэйшн». Интересно только — когда? Мэтью ни на секунду не вставал из-за стола, чтобы не прерывать работу, а Сара в последние дни прогуливала. Вернее, она «болела», а мистер Беннет регулярно звонил, чтобы справиться о ее самочувствии.

Кортни стало стыдно за то, что она допускала мысль о романтических отношениях между директором «Элком Инкорпорэйшн» и Сарой. Скорее всего, мистер Беннет по-отцовски заботился о новой сотруднице, а Кортни вообразила Бог знает что. Впрочем, остальные сотрудники не лучше. Каково было Саре ощущать на себе все эти любопытные и осуждающие взгляды?!

Кортни так больше ничего и не спросила. Во-первых, не хотела досаждать сестре расспросами. Во-вторых, боялась выдать свою заинтересованность и расстройство.

— Последую-ка я твоему совету и приму контрастный душ. — Кортни встала, потянулась и медленно пошла в сторону ванной.

Сара оскалилась в ехидной улыбке.

— Тра-та-та, тра-та-та, — напевала она себе под нос, пока Кортни плескалась под душем. — Не бывать вам вдвоем. Никогда, тра-та-та. Пусть Мэтью не достался мне, но и твоим он не будет, сестренка.

Кортни ожесточенно терла покрасневшую кожу мочалкой.

Да уж, Мэтью не терял времени даром. Раз не получилось с одной сестрой, так он быстренько охмурил другую. Как удобно! Вместе работают, живут…

Она сделала воду горячее. Сейчас ей необходимо было любым способом вывести себя из шокового состояния, в которое ее повергло известие Сары. Кортни даже не пыталась объяснить себе, с чего это ей вдруг так неприятно осознавать, что у ее сестры роман с Мэтью.

Просто потому, что Сара заслуживает лучшего. Мэтью Ковальски обыкновенный бабник. Сегодня он весь день флиртовал с ней, с Кортни, хотя, без сомнения, знал о том, что она сестра его новой любовницы.

Но почему это так сильно задело ее самолюбие? В конце концов, ее сестра вольна встречаться с кем угодно. Мэтью тоже привлекательный молодой мужчина…

Горячие струи обжигали тело, но Кортни не делала воду прохладнее. Ей как будто нравилось причинять себе боль, издеваться над собой.

И все-таки это не давало Мэтью никакого права заигрывать со мной на работе и отвлекать от важного дела, заключила она.

Однако Кортни прекрасно осознавала, что проблема вовсе не в работе. Дело в Мэтью. Он ей действительно понравился. С первой встречи в кабинете мистера Беннета. Но Кортни сразу же запретила себе даже думать о романтических отношениях с напарником. Теперь же, узнав о том, что у Мэтью роман с Сарой, она тем более обязана забыть о нем. Мысли упорно возвращались к кареглазому красавцу.

Но почему, почему же он упорно добивался ее расположения? Намекал на возможность более близкого общения? А может быть… Кортни закрыла глаза. Боже, нет! Возможно, она сама все придумала. Мэтью вовсе и не флиртовал с ней. Он лишь пытался наладить нормальные рабочие отношения, а она… она нафантазировала всякую чепуху, потому что ей хотелось, чтобы так оно и было на самом деле, чтобы Мэтью Ковальски влюбился в нее и завоевал ее любовь.

— Эй, сестричка? С тобой все в порядке? Ты там не утонула? — с тревогой спросила Сара, предварительно постучав в дверь ванной.

— Нет-нет, — поспешно ответила Кортни, — я уже выхожу.

Она выключила воду.

Пусть все будет так, как будет. Если Мэтью и Саре суждено быть вместе, то… — Кортни снова закрыла глаза, уязвленная неприятной мыслью, — значит, ей придется уступить дорогу и пожелать сестре счастья.

— Слава Богу, Кортни, ты вышла. — Сара бросилась на шею вышедшей из ванной сестре.

— Милая, откуда такие нежности? — удивилась Кортни. — Что же я, по-твоему, должна была и ночевать в ванной?

Сара улыбнулась, по-прежнему держа сестру в объятиях.

— Конечно нет. Однако я почему-то волновалась за тебя. Мне показалось, что ты сильно расстроена и…

— Не говори чепухи, — перебила ее Кортни. — Просто я очень устала.

— Да, но… По-моему, было что-то еще. Я знаю, как ты выглядишь, когда обессилена и когда чем-то расстроена. Так вот, после визита Мэтью у тебя на лбу крупными буквами написано: «Катастрофа». В чем дело? Он тебе не нравится?

Кортни промолчала. Тогда Сара, как будто нарочно, начала бередить свежую рану.

— Кортни, если ты скажешь, что Мэтью мне не пара, поверь, я прислушаюсь к твоему мнению. Я очень дорожу им, хотя и не показываю этого. — Сара улыбнулась. — Мэтью сказал, что ты не идешь с ним на контакт. Его это здорово беспокоит. Он не хочет поссорить нас. Он знает, что я люблю тебя и ни на что не променяю, даже на его любовь.

— Ой, Сара, спасибо тебе за эти слова. — Кортни чуть не расплакалась.

Она и не догадывалась, что Сара столь трепетно относится к родственным узам. Ей даже порой казалось, что Сара довольно спокойно рвала прежние связи, переставшие приносить ей личную выгоду. И вот выяснилось, что Сара готова даже переступить через собственное чувство, пожертвовать любовью мужчины ради сестры. А она, Кортни, еще сомневалась в ней! Да она должна теперь на коленях вымаливать у Сары прощение. Особенно после своих мыслей о Мэтью.

Кортни дала себе зарок: с этой минуты она даже не взглянет на напарника, как на мужчину. Он для нее лишь первоклассный специалист, с которым ей предстоит разработать перспективный проект. И точка. Никаких романов. Никаких желаний. Никаких мыслей.

— Ты правда не сердишься на меня? — спросила Сара, заглянув Кортни в глаза. — Боже, сестричка, почему ты плачешь? Я расстроила тебя своими разговорами о Мэтью? Прости, прости меня…

— Глупышка. — Кортни потрепала сестру по волосам. — Как же я могу на тебя сердиться после того, что только что услышала? Это я должна просить у тебя прощения. Я слишком эгоистична.

Наконец-то ты этого поняла, со злостью подумала Сара. Однако мне мало твоего понимания и раскаяния. Я хочу, чтобы ты ползала на коленях, умоляла меня о пощаде, просила у Бога избавления от страданий… Вслух, однако, она сказала иное:

— Ты самая лучшая сестра на свете, Кортни. Не представляю, что бы я делала без тебя.

5

Кортни с силой толкнула стеклянную вертящуюся дверь на входе в здание «Элком Инкорпорэйшн». И что творится в последнее время в Лос-Анджелесе? Такое чувство, что все кому не лень сели за руль. На дорогах — сплошные «пробки». Какой бы дорогой Кортни ни отправлялась с утра — так или иначе она попадала в затор.

Из-за совместного завтрака с соней Сарой Кортни выходила из дома на десять минут позже. Какие-то жалкие десять минут. И вот пожалуйста — получасовые ожидания на перекрестках. Сара же выходила на два часа позже. Ее рабочий день начинался в десять. Час пик был позади, и она без помех добиралась до «Элком Инкорпорэйшн».

Кортни на бегу поздоровалась с охранником и направилась к лифту. Она повернула за угол и… чуть не уткнулась носом в чей-то живот. Перед ней возвышалась массивная мужская фигура. Кортни подняла глаза, и ей стало не по себе от холодного взгляда стоявшего перед ней человека.

— Мистер Беннет?.. — растерянно пробормотала она.

Директор «Элком Инкорпорэйшн» демонстративно отодвинул манжет рубашки и взглянул на золотой «Ролекс». Да уж, мистер Беннет всегда был не прочь произвести впечатление, подумала Кортни.

— Мисс Джэкобс, вы снова опоздали на полчаса, — констатировал мистер Беннет очевидный факт. Однако тон его был таким, будто преступление Кортни тянуло никак не меньше, чем на пожизненное заключение с конфискацией имущества.

— Да, извините меня, мистер… — начала растерявшаяся от сурового тона начальника Кортни, однако мистер Беннет не дал ей закончить.

Похоже, он с самого утра был не в духе, и Кортни «посчастливилось» перебежать ему дорогу именно сегодня.

— Что значит «извините», мисс Джэкобс? — Мистер Беннет скрестил на груди руки, тем самым еще больше подчеркнув свое превосходство над несчастной Кортни.

Будь у мистера Беннета хорошее настроение, Кортни улыбнулась бы и ответила на его довольно странный вопрос какой-нибудь шуткой, но сегодня… Что с ним такое, в конце концов?! — недоумевала Кортни. Ей и раньше доводилось опаздывать, однако это никогда не становилось предметом обсуждения и тем более в подобном тоне.

— Вам что, нечего даже сказать в свое оправдание? — нетерпеливо поинтересовался мистер Беннет.

— Видите ли, на дорогах кругом «пробки», — неуверенно произнесла Кортни.

Мистер Беннет удивленно вскинул брови.

— Что вы говорите? Я, по-вашему, добираюсь до работы пешком?

Кортни молчала и никак не могла взять в толк, к чему он клонит.

— Или вы решили, что старого дуралея мистера Беннета так легко провести?

— Нет, что вы. — По спине Кортни пробежала ледяная волна.

— Я тоже езжу на машине. Я тоже прихожу на работу к восьми часам утра. И я здесь уже добрых полчаса. Как, впрочем, и все остальные сотрудники. В том числе и ваш напарник Мэтью Ковальски, который уже вовсю трудится над вашим общим — прошу заметить — проектом.

— Я уже бегу, — пробормотала Кортни.

— Ах вы уже бежите! Восхитительно! Достойно восхваления и подражания. Еще не хватало, чтобы все мои подчиненные заявлялись на работу к обеду, а потом сломя голову бросались к компьютерам и наспех что-то там составляли.

— Мистер Беннет, вы ко мне несправедливы.

В конце концов, я не маленькая девочка, которую можно сурово отчитывать за прогулянный школьный урок! — решила Кортни. Если начальник не в духе, то это вовсе не означает, что он может выплескивать свои негативные эмоции на меня.

Да, я опоздала.

Да, это плохо.

Да, я заслуживаю наказания.

Пусть мне сделают замечание или выговор. Пусть даже лишат премии. Но я никому не позволю унижать меня.

— Мисс Джэкобс, вам не кажется, что вы слишком зазнались?

Кортни растерялась. Сказать про нее такое — все равно что обвинить малограмотного папуаса в незаконном доступе к банковским счетам.

— Что вы имеете в виду, мистер Беннет? — Кортни взглянула ему в глаза. Пусть теперь повторит эту чепуху.

Мистера Беннета действительно несколько смутил ее прямой решительный взгляд, однако он все же пояснил:

— Вы всегда были моим лучшим сотрудником, мисс Джэкобс. Возможно, я совершил огромную ошибку, когда сказал вам об этом. Что ж, придется расплачиваться за нее. Вы никогда не были обделены моим вниманием, заботой. Ведь так?

Кортни кивнула.

— Вы были первой на получение грантов. Именно вы представляли нашу компанию на крупных национальных и международных конференциях и выставках. Не так ли?

Кортни снова кивнула.

— И что я вижу сейчас? Сначала вы устроили на работу свою сестрицу… Нет, конечно, она очаровательная девочка, — мистер Беннет помедлил, — однако уж чересчур болезненная. Я уж и не помню, когда видел ее в последний раз. Кажется, два или три дня назад. Впрочем, сейчас речь не о Саре. Так вот, сегодня вы снова опоздали на работу. Я сказал «снова», потому что это, похоже, начало входить у вас в привычку.

Кортни промолчала. А что, собственно, она могла сказать в свое оправдание? Что она пожертвовала получасом работы ради завтрака с сестрой?

— Если не ошибаюсь, вы опаздывали всю эту неделю. Так или нет?

— Так, — твердо ответила Кортни. Она не даст себя запугать!

— Ну ладно. Не смею вас больше задерживать. Отправляйтесь к остальным. Почему они должны работать за вас?

Наконец-то. Кортни облегченно вздохнула, когда двери лифта закрылись и она осталась одна в кабине.

В чем дело? Что случилось с мистером Беннетом? Может быть, у него какие-то семейные проблемы или неприятности в бизнесе, которые он не хочет афишировать и заранее пугать сотрудников.

Однако Кортни что-то не заметила, чтобы он и к другим сотрудникам имел какие-либо претензии. А вот к ней… Сначала он ей сделал замечание по поводу «болтовни по служебному телефону». Кортни была искренне возмущена. Она всего лишь ответила на пару звонков приболевшей Сары. Но надо же было такому случиться, чтобы мистер Беннет заходил в техотдел именно в те моменты, когда Кортни разговаривала по телефону! А так как Сара просила о какой-нибудь ерунде вроде лака для ногтей или спрашивала, где у Кортни находится фен, то со стороны разговор действительно выглядел пустой болтовней.

Теперь вот — форменный разнос из-за опозданий. Конечно, Кортни виновата, но не так уж велика ее вина, чтобы устраивать из этого целые трагические спектакли.

Лифт остановился на шестом этаже. Двери раскрылись, Кортни вышла и понеслась к рабочему месту.

Мистер Беннет оказался прав. Все уже были на своих местах и трудились на благо «Элком Инкорпорэйшн». Кортни бросила всем громкое, но не особенно бодрое «привет» и засела за свой компьютер.

Мэтью дружелюбно улыбнулся. Заметив напряжение напарницы, он с тревогой спросил:

— Что-то случилось, Кортни? Вы чем-то расстроены? Сара опять неважно себя чувствует?

— Нет, — со злостью ответила Кортни. — Сара сегодня прекрасно себя чувствует. У нее отличное настроение. Она бодра и весела. Не волнуйтесь. Скоро она будет здесь.

Мэтью опешил от агрессивного тона Кортни. Он ведь всего лишь проявил заботу о ее сестре. Тем более что несколько дней назад Кортни была не в духе именно из-за плохого самочувствия Сары.

— Да я и не волнуюсь. Вернее, не волнуюсь за Сару. В большей степени меня волнуете вы.

Каков наглец! Он еще смеет говорить ей такие вещи после того, как вчера навещал ее сестру! Да у него абсолютно нет совести. Интересно, знает ли он вообще, что это такое?

— Что вы говорите? — с издевкой произнесла Кортни.

Разговаривать в серьезном тоне с подобным типом невозможно, а идти на прямую конфронтацию с напарником — не лучший вариант. Особенно после беседы с мистером Беннетом. Если Мэтью еще и пожалуется директору «Элком Инкорпорэйшн», что Кортни не может работать в паре… Ее песенка спета. Придется подыскивать новую работу. Так что лучше сводить все поползновения со стороны Мэтью в шутку.

— Я только сказал, что вы мне нравитесь значительно больше, чем ваша сестра. Конечно, Сара настоящая красавица, но, знаете, рядом с такой женщиной любой мужчина чувствует себя в роли сторожевого пса. Постоянно нужно лаять, защищая вкусную косточку.

Мэтью улыбнулся, явно рассчитывая на ответную улыбку. Однако его ожидания не оправдались. Кортни не только не улыбнулась, а, напротив, насупила брови и одарила напарника испепеляющим взглядом.

— Слава Богу, взглядом нельзя убить. Иначе я бы уже давно был покойником, — после небольшой паузы сказал Мэтью. — Что вы за женщина? Ваш Гарольд, наверное, постоянно ходил в асбестовом костюме.

Кортни вздрогнула, как будто через нее пропустили разряд электрического тока. Откуда Мэтью известно имя ее бывшего любовника? Внезапно Кортни осенила догадка. Сара! Тогда… Боже… тогда Мэтью, возможно, известно и о той грязной истории…

— Почему вы побледнели, Кортни? На вас лица нет! Вам нехорошо? Принести вам воды?

Голос Мэтью показался ей действительно встревоженным. Неужели она действительно столь плохо выглядит, что проняло даже такого отъявленного негодяя, каким, без сомнения, являлся Мэтью?

Мэтью быстро встал из-за стола и вернулся через полминуты со стаканом холодной воды.

— Выпейте. Может быть, вам станет лучше. В офисе слишком душно, несмотря на кондиционеры. Лос-Анджелес этим летом напоминает раскаленную пустыню.

К ним подошел Роджер. Он заметил, что Мэтью оставил работу и крайне взволнован.

— Кортни, с тобой все в порядке?

Она кивнула.

— В последнее время ты сдаешь.

Что Роджер имеет в виду? — мелькнуло в голове у Кортни. Однако выяснять это сейчас было не время.

Роджер отправился на свое рабочее место, оставив Мэтью и Кортни одних.

— Спасибо. — Кортни взяла стакан из рук Мэтью и бросила на него взгляд, красноречиво говоривший: «Благодарю, конечно, за помощь, но не могли бы вы оставить меня наконец в покое?!»

Мэтью ответил взглядом, полным обожания: «Милая, все, что пожелаешь. Но не требуй от меня невозможного. Люблю, люблю, люблю…»

Кортни передернуло. Не хватало еще соперничать с сестрой из-за какого-то ловеласа! Мэтью вовсе не тот человек, ради которого стоит идти на подобные жертвы.

Залпом выпив воду, Кортни поставила стакан на стол.

— Со мной все в порядке. Давайте работать.

В воцарившейся тишине раздавалось только равномерное пощелкивание клавиш: клик-клик-клик.

Первым нарушил молчание Мэтью.

— И все же, Кортни?

Она подняла голову. Что ему снова нужно от нее?

В глазах Мэтью прыгали и кувыркались чертята. Да, такой человек явно не остановится, прежде чем не выяснит все до конца. Пусть даже ценой ее обмороков и доведения до сумасшествия.

— Почему Гарольд покинул ваш дом?

— Это не ваше дело. — Кортни решила держать себя в руках до последнего. Оставалось надеяться, что ее «последнее» не окажется на уровне «самое интересное» для Мэтью.

— И все же?

— С чего вы взяли, что он его покинул?

— О, Кортни, не начинайте только, пожалуйста, игру в кошки-мышки. Не забывайте, что накануне я провел целый вечер в вашей квартире в обществе вашей сестры.

— Могли бы об этом и не напоминать, — огрызнулась Кортни.

— А что в этом такого? — удивился Мэтью. — Я пришел к вам в гости, но вы как добрая самаритянка отправились на помощь страждущим. — Мэтью улыбнулся.

— Не паясничайте.

— Хорошо, я больше не буду. — Мэтью преданно смотрел на нее, не отводя взгляд.

— Возможно, вам не понять, что значит взаимовыручка… но Кларе требовалась моя помощь. В любом случае вы ничего не потеряли: Сара-то была дома! В чем проблема? Неужели вам понадобилась еще и я?

— Представьте себе. Мне требовались именно вы. Сара, конечно, забавная девушка. Мы с ней о многом поболтали, но… Разве можно ее сравнить с вами, Кортни?

Кортни сжала кулаки. Какой же негодяй! Спит с Сарой и при этом пытается охмурить еще и ее сестру. Немыслимо!

— Судя по всему, вы болтали обо мне и Гарольде.

— В том числе.

— Так что вы теперь хотите от меня? Сара наверняка поведала вам все перипетии истории.

— Возможно, вас это удивит, но Сара сохранила в тайне причину вашего разрыва. Единственное, что я понял, — это то, что Гарольд не нашел общего языка с вашей сестрой.

— Неужели вы думаете, что я скажу вам больше, чем Сара?

— Честно говоря, я на это надеялся, — признался Мэтью.

— Напрасно.

— Вы что, застукали их в своей спальне?

— Вы… вы… — Кортни не могла найти подходящих слов, чтобы высказать все, что думает о Мэтью Ковальски. По крайней мере, ничего приличного на ум не приходило. Опускаться же до базарной ругани, да еще прямо в «Элком Инкорпорэйшн», непозволительно. Тем более после утренней головомойки от мистера Беннета.

— Значит, так или почти так и было. — Мэтью широко улыбнулся. — Крепкая же у вас была любовь с этим Гарольдом, — не унимался он.

— Вас это не касается, — чеканя каждое слово, произнесла Кортни. — Поймите вы это наконец!

— Почему же? Все, что касается вас, касается и меня. Вы мне чертовски нравитесь. И я еще не потерял надежды завоевать вашу любовь.

— Что?! — воскликнула Кортни.

— Я намерен жениться на вас, — без намека на застенчивость произнес Мэтью, словно этот вопрос обсуждался уже не раз и единственная загвоздка была в дате намеченного бракосочетания.

— Превосходно. Вы спите с Сарой и при этом намерены жениться на мне. — Кортни притворно рассмеялась.

Теперь уже наступила очередь удивляться Мэтью.

— Что?

— Сара в курсе ваших планов на будущее? — ехидно поинтересовалась Кортни. — Мы будем жить втроем?

— Кортни, что вы несете? Я познакомился с вашей сестрой вчера, у вас же дома. Неужели вы думаете, что мы успели не только побеседовать и выпить по стаканчику виски с содовой, но и закончили знакомство в постели?

— Перестаньте мне лгать. Мне известно о том, что у вас с Сарой роман. Извините, но подробности вроде «где, когда и сколько раз» меня не интересуют. Можете оставить их при себе.

Мэтью ошалело уставился на Кортни. Что такое Сара наплела своей сестрице? Он просил поговорить с Кортни о нем, но ведь это не означает, что надо было придумывать какой-то роман! Скорее наоборот. Этого-то как раз делать не стоило. Неужели Сара что-то напутала? Или намеренно спутала ему карты. Да уж, вот сестренка у Кортни! Мэтью уже и не удивился бы, узнав, что Кортни разорвала отношения с Гарольдом из-за интриг своей сестры.

— Погодите, Кортни. Выслушайте меня.

— Я уже достаточно наслушалась. Если появится что-нибудь действительно достойное внимания, будьте уверены: Сара мне об этом расскажет. А теперь давайте наконец работать. Мне надоело получать нагоняи от босса. Вам, как новичку и автору перспективного проекта, все сойдет с рук, а вот мне достанутся все синяки и шишки.

— Хорошо. Но запомните: между мной и Сарой никогда ничего не было и, надеюсь, что не будет и в дальнейшем. Хотя загадывать наперед — чертовски неблагодарное занятие.

Через пару часов напряженной работы Кортни встала размять косточки и направилась к столу Роджера.

— Можно с тобой посоветоваться? — спросила она старого друга.

Роджер был первым из сотрудников «Элком Инкорпорэйшн», который принял молодую неопытную Кортни. Можно даже сказать, что он стал ее покровителем, старшим товарищем и универсальным справочником. Кортни обращалась к нему не только с профессиональными вопросами (на которые никто лучше Роджера не ответил бы), но и консультировалась по личным вопросам. Вот и сейчас ей просто захотелось кому-нибудь поплакаться в жилетку и пожаловаться на судьбу.

— Я не отниму у тебя много времени. Пара минут найдется?

— Для тебя, Кортни, все, что угодно. В чем дело?

— А ты разве сам не заметил?

— Мэтью?

Кортни кивнула в знак согласия.

— Милая, мы с ребятами давно ломаем голову над тем, почему ты никак не можешь найти с ним общий язык. Мэтью отличный парень. Первоклассный специалист. А вы постоянно собачитесь. Ты и сама наверняка понимаешь, что так дело не пойдет. Вы работаете вместе уже неделю, а результат? Не ошибусь, если предположу, что вы с трудом поднялись над нулевым уровнем.

Роджер был прав. Работа продвигалась медленно. Слишком медленно. И даже самые оптимистичные прогнозы были неутешительными. Не сегодня завтра мистер Беннет потребует отчет о проделанной работе и тогда… Тогда сегодняшняя утренняя беседа с директором «Элком Инкорпорэйшн» покажется ей милой болтовней за вечерним чаем в гостиной.

— Знаешь, мистер Беннет в последнее время постоянно дергает меня. Не дает спокойно работать. Боюсь, еще пара придирок, и я сорвусь.

Роджер настороженно взглянул на Кортни.

— Только ради Бога не делай глупостей. Ты ведь, надеюсь, еще не забыла, что работа в «Элком Инкорпорэйшн» — мечта любого программиста Соединенных Штатов.

— Не преувеличивай, Роджер, — с улыбкой сказала Кортни.

Роджер, работавший в «Элком» с первого дня, готов был петь дифирамбы компании днями и ночами. Большего патриота фирмы было не сыскать на всем белом свете. Даже мистер Беннет, вложивший в компанию уйму сил и финансовых средств, вряд ли сравнился бы с Роджером в любви и преданности «Элком Инкорпорэйшн».

— В любом случае, Кортни, постарайся не конфликтовать с Мэтью и будь внимательной. В последнее время ты рассеянна. То дискету потеряешь, то опоздаешь на «летучку». Конечно, у нас такая работа, что ты можешь просидеть всю ночь дома за компьютером и закончить то, что не успела сделать в рабочее время, но, Кортни, это не выход. Это лишь прямой путь к нервному истощению и хроническому упадку сил. Ночью мозг должен отдыхать.

— Я все это прекрасно знаю.

— Не сомневаюсь.

— Но, Роджер, я действительно устала. Я не могу тебе сейчас все объяснить, но, поверь мне, Мэтью — далеко не такой славный парень, как вам всем кажется.

— Кортни, если дело в том, что тебе неприятны его ухаживания…

Ну вот, уже все коллеги в курсе, что Мэтью подбивает к ней клинья. Интересно будет увидеть их реакцию, когда они узнают еще и то, что Мэтью параллельно крутит роман с ее сестрой.

— Да, мне действительно неприятно его повышенное внимание к моей персоне, но дело не только в этом. Мэтью неприятен мне как человек. Я не люблю лицемеров и лгунов.

Роджер удивленно вскинул брови.

— Кортни, ты ни с кем его не путаешь? Мы говорим об одном и том же Мэтью Ковальски?

Кортни обернулась и взглянула на работавшего Мэтью.

— Думаю, да.

— Кортни, мой тебе совет. Забудь обо всех своих чувствах и эмоциях, включи только рацио и сосредоточь все свои силы на новом проекте. Если в самом скором будущем не появятся ощутимые результаты, мистер Беннет сотрет тебя в порошок. Я сказал «тебя», потому что, думаю, ты и сама прекрасно осознаешь, что с Мэтью пока спрос невелик.

Кортни кивнула.

— Да. Однако в данный момент я чувствую, что недостает самой малости. Одна-единственная капля — и чаша моего терпения переполнится. Тогда будь что будет.

— Сестричка, мистер Беннет ждет тебя в своем кабинете, и настроение у него хуже не придумаешь, — сообщила Сара прямо с порога.

— Только этого сегодня не хватало, — вздохнув, пробурчала себе под нос Кортни.

Похоже, сейчас я получу не только последнюю каплю, а целое ведро холодной воды, мелькнуло у нее в голове, пока она шла к кабинету начальника.

— Здравствуйте, мисс Джэкобс.

Ну вот, огорчилась Кортни, так я и знала. Официальный тон — первый сигнал опасности.

— Добрый день, мистер Беннет.

— Присаживайтесь, пожалуйста. — Мистер Беннет указал на ближайший к его столу стул.

Кортни села и положила руки на колени, как примерная ученица.

— Я просмотрел ваш отчет, — медленно начал мистер Беннет.

Кортни напряглась. Ничего другого, собственно, она и не ожидала. Вызов на ковер маячил перед ней все последние дни. Рано или поздно, но это должно было случиться.

— Результаты, признаться честно, неутешительные. Вы с Мэтью Ковальски не достигли ни малейших успехов. — Мистер Беннет выдержал паузу, в течение которой Кортни готова была провалиться сквозь землю, лишь бы избежать предстоящего разговора, — Повторяю: ни малейших успехов. Чем вы это объясните, мисс Джэкобс?

Кортни сглотнула слюну.

— Ну-у… нам с мистером Ковальски потребовалось некоторое время, чтобы приладиться к совместной работе.

— Хорошо, один день я вам прощаю. Но что, скажите на милость, вы делали все остальное время? У вас была целая неделя! Семь дней на то, чтобы перевернуть мир. Притом что Мэтью буквально вручил нам рычаг.

Кортни опустила глаза, отчего стала еще больше походить на провинившуюся школьницу.

— Да, кстати, Кортни. Сегодня миссис Коллинз принесла мне очередную вашу дискету. На этот раз она лежала на раковине в дамской комнате.

Кортни удивленно вскинула брови.

— Прошу заметить, это уже третья за неделю ваша дискета, которую мне принесла миссис Коллинз. Ваша рассеянность приобретает болезненный характер. Может быть, вам стоит показаться врачу? Сколько же можно разбрасывать свои вещи? То вы оставляете в моем кабинете рабочий блокнот, то ваши дискеты объявляются в самых неподходящих местах вроде туалета или лифта.

Все, что говорил мистер Беннет, было чистой правдой. Кортни сама начинала опасаться за состояние своего психического здоровья. То и дело у нее пропадали вещи, а затем миссис Коллинз выгребала их вместе с мусором из-под столов и шкафов. При этом Кортни готова была поклясться, что оставляла их на столе. Неужели у нее и в самом деле провалы в памяти?

— Мистер Беннет, чего вы от меня хотите?

— Я хочу, чтобы вы наконец начали работать, как прежде. Если бы вы открыли в себе новые таланты и совершили чудо, — я был бы просто счастлив.

— Вы так говорите, как будто я сижу целыми днями сложа руки и плюю в потолок, — раздраженно сказала Кортни.

— С вашей производительностью труда, не удивлюсь, если так оно и есть.

— Да вы же меня только что незаслуженно обидели! — воскликнула Кортни.

Даже своему начальнику она не позволит разговаривать с собой в таком тоне. Она вкалывала на него как проклятая десять лет, и если сейчас у нее не складываются отношения с напарником — от которого она пыталась откреститься всеми способами, — то это вовсе не означает, что она исчерпала себя и теперь ее можно выкинуть, как ненужную тряпку.

— Ну, заслуженно или нет, — это весьма спорный вопрос, мисс Джэкобс.

— Мистер Беннет, вы вынуждаете меня… мне ничего не остается, как просить вас об увольнении, — твердо произнесла Кортни, несмотря на то что столь серьезное решение пришло ей в голову только сейчас.

Брови директора «Элком Инкорпорэйшн» поползли вверх. Похоже, подобного поворота сюжета он не ожидал от простушки и скромницы Кортни.

— Мда-а-а, — протянул мистер Беннет в задумчивости. — Не может быть и речи.

Теперь удивилась Кортни:

— То есть как это «не может быть и речи»? Я уволюсь по собственному желанию. Если требуется написать заявление, то…

— Никакого заявления я от вас не приму, — перебил ее мистер Беннет.

— Вы не имеете права. С рабовладельческим строем давным-давно покончено. Вы не посмеете принуждать меня к труду.

— Посмотрим, — бросил мистер Беннет и демонстративно углубился в какую-то бумагу.

— Здесь абсолютно не на что смотреть. Я… я завтра не выйду на работу, и вам придется меня уволить за нарушение дисциплины.

— Тогда мне придется тащить вас силком.

— О чем вы говорите? Вас не устраивает моя работа. Меня не устраивает ваше отношение ко мне. По-моему, гораздо разумнее разойтись подобру-поздорову и не портить друг другу впечатление от совместной работы. Скажу честно, мне было приятно сотрудничать в «Элком Инкорпорэйшн». И мне жаль, что с приходом Мэтью все изменилось.

— При чем здесь Ковальски?

— Ну как же. Ведь именно из-за его «гениального» проекта мне пришлось работать с ним в паре. Эта затея заранее была обречена на провал. Я вас предупреждала, однако вы не пожелали меня слушать. И вот теперь… упрекаете в недобросовестном подходе к проекту.

— Кортни, милая, я вас ни в чем не упрекаю. Поймите, уход из компании — позорное бегство от трудностей. Вы не имеете права бросать начатое дело.

— Вы ведь сами только что сказали, что мы с Мэтью Ковальски не сдвинулись с места. Следовательно, кто-нибудь вполне сможет заменить меня и составить пару Мэтью.

Мистер Беннет совершенно растерялся. Напор и уверенность Кортни лишили его имевшегося преимущества. Ох уж эти женщины. Если что вбили себе в голову… Конечно, он хотел немного приструнить Кортни, поторопить ее с работой, но он вовсе не желал терять ценного сотрудника! К тому же как он объяснит ее уход Мэтью Ковальски? Каковы бы ни были мотивы Мэтью, работать он желал только с Кортни Джэкобс.

Нет, мистер Беннет просто не имел права. Кортни он никуда не отпустит. Может быть, дать ей пару дней отдыха? Пусть расслабится, погуляет на свежем воздухе, наберется сил… С другой стороны, это несколько дней промедления в работе. Может быть, попросить Сару образумить сестру?.. А что, неплохая идея! Хотя Сара вечно жалуется на тяжелый характер Кортни и ее вечные придирки, но ничего лучше на данный момент не придумать.

— Кортни, я никуда тебя не отпущу, — твердо заявил мистер Беннет после нескольких минут размышлений.

— В таком случае я уйду сама. Без вашего разрешения.

Кортни резко поднялась со стула, молниеносно добралась до двери и с силой распахнула ее.

— До свидания, мистер Беннет, — сказала она, уже стоя на пороге. — Я соберу вещи и чуть позже занесу вам свое заявление об уходе. Хотя нет, лучше я передам его вам через Сару.

Ошеломленный директор «Элком Инкорпорэйшн» остался в кабинете один. Наверное, он действительно слишком сильно давил на Кортни. Да и с замечаниями явно перегнул папку. В любом случае у него есть Сара. При желании она может расшибиться в лепешку, но переубедить сестру — ее святой долг.

Кортни по давно выработавшейся привычке проснулась на несколько минут раньше, чем раздался резкий звонок будильника. Впрочем, и сам будильник она завела по той же стародавней привычке. Вставать в такую рань теперь не было необходимости. На работу сегодня не надо. Впрочем, как и завтра, и во все последующие дни. По крайней мере, до тех пор, пока она не подыщет себе новое место. Сара еще спала. Так что можно просто полежать с закрытыми глазами и подумать о будущем.

Но никаких мыслей по поводу собственного будущего в голову Кортни не приходило. Пустота. Черная дыра на месте, где у любой взрослой женщины уже выстроена целая многоуровневая и разветвленная система планов и расчетов. А у нее — ничего. Кроме того, нет ни малейшего желания что-либо выстраивать.

Кортни снова открыла глаза и, пошарив рукой по стене, нащупала выключатель бра. Она включила свет и взяла с тумбочки давно начатую книгу. Это был какой-то дамский роман, который у нее забыла сто лет назад соседка Клара. Сначала Кортни собиралась его отдать, а затем у нее выдалась парочка свободных вечеров. Гарольд уехал в командировку, и Кортни от нечего делать принялась за книгу. Как ни странно, она оказалась довольно увлекательной. Впрочем, не настолько, чтобы перевесить вновь возникшие дела. Так эта книга и лежала на ее тумбочке несколько месяцев, дожидаясь своего часа. Теперь же Кортни была свободна. Времени у нее — навалом. Можно и любовный роман дочитать.

Кортни открыла книжку на заложенной странице. Ну вот. Она как раз остановилась на моменте, когда незнакомец пригласил главную героиню на загадочное свидание. Удивительно, как она могла забросить книгу на таком моменте! Любая женщина умерла бы от любопытства, если бы у нее отобрали книгу, а Кортни преспокойно продолжала жить и думать не думала о любовных приключениях романной красавицы. Кортни принялась за чтение. Она даже не заметила, как пролетел час. Из сказочного мира ее вырвал довольно грубый крик Сары:

— Кортни, почему ты меня не разбудила?! Я уже опаздываю на работу! Джек… мистер Беннет, — поправилась Сара, — снова будет полдня зудеть!

Кортни подняла глаза от книги.

— Извини.

— Извини?! — взревела Сара. — Это все, что ты можешь сказать?!

— А что я еще должна сделать? У меня теперь один сплошной выходной, и я могу себе позволить понежиться в постели хоть до обеда.

Сара уставилась на сестру.

— О чем это ты?

— Неужели Джек… мистер Беннет, — передразнила она Сару, — еще не поведал тебе о том, что я ушла из «Элком Инкорпорэйшн»?

Сара внутренне ликовала. Свершилось! И как быстро. Она-то полагала, что все ее махинации с потерявшимися дискетами и телефонными звонками лишь выведут мистера Беннета из равновесия, но чтобы дело дошло до увольнения только по этой причине… На такой успех Сара и не рассчитывала. Видимо, масла в огонь подлила и ее история о романе с Мэтью. Неужели ее сестрица настолько втрескалась в этого красавца, что даже не смогла с ним работать, решив, что он крутит роман с ней, с Сарой? Что ж, это следует отпраздновать, решила Сара. Почему бы не сводить Патрика или Дэвида в ресторан? За их счет, разумеется.

Сара улыбнулась, но, мгновенно вспомнив о словах Кортни, напустила на себя серьезный и слегка сочувственный вид.

— Как же так, Кортни? Ты ведь проработала в «Элком Инкорпорэйшн» много лет.

— Десять, — уточнила Кортни.

— Неужели мистер Беннет уволил тебя?

— Я не доставила ему подобного удовольствия.

— Ты ушла сама?

Сара уже с трудом сдерживала радостный торжествующий смех. Ну и дура же ее сестра! Сбежала с корабля, как только слегка подмочила ноги.

Кортни покачала головой.

— И что ты намерена делать в дальнейшем?

— Не знаю.

— Это несерьезно. — Сара решила строить из себя заботливую, но строгую сестру. — Кортни, ты должна была продумать отходные пути, прежде чем покидать «Элком Инкорпорэйшн». Ты ведь не можешь жить на улице и питаться воздухом.

Кортни улыбнулась.

— Не драматизируй, Сара. У меня есть кое-какие сбережения. С голоду мы не умрем. А за квартиру уплачено на пару месяцев вперед. Гарольд всегда был предусмотрителен и практичен.

— В любом случае, Кортни, так дело не делается.

— Возможно, ты права, Сара. Но сейчас тебе следует поторопиться на работу. Не хотелось бы, чтобы еще и ты осталась не у дел.

— Не волнуйся, уж сама я из «Элком Инкорпорэйшн» не уйду. Пускай попробуют меня оттуда выставить! Увидят, с кем они связались. Меня так просто не возьмешь. — Сара шутливо погрозила кому-то кулаком.

Кортни снова улыбнулась.

— Иди уж скорее. Кстати, захвати на журнальном столике мое заявление. Я договорилась с мистером Беннетом, что ты ему передашь его сегодня.

— Ты уверена? — спросила Сара.

Ответь Кортни, что нет и что, возможно, ей следует все исправить, пока не стало слишком поздно, Сара бы стала первым человеком, который уговаривал бы Кортни остаться при своем решении покинуть компанию.

Однако, к облегчению Сары, Кортни кивнула в знак того, что ее решение окончательное и бесповоротное. Ноги ее больше не будет в «Элком Инкорпорэйшн».

— Ну что ж, счастливо оставаться, сестричка. — Сара небрежно сложила заявление Кортни и запихнула его в сумочку, замяв углы.

— До свидания, Сара. Вечером увидимся.

— Пока, не скучай! — бросила Сара уже с порога.

Кортни снова открыла книгу и погрузилась в мир высоких чувств и коварных интриг. Нет, в жизни такого не бывает, решила про себя Кортни. Эти романы — сплошная выдумка. Однако она снова с увлечением принялась за чтение. В конце концов, интересно же узнать, как героиня выйдет из затруднительного положения и обретет заслуженное счастье и любовь.

6

Роджер Берримор нащупал в темноте выключатель. Раздался щелчок, и помещение озарилось белым светом люминесцентных ламп, загудели процессоры многочисленных компьютеров, работавшие от общей сети.

Как всегда, Роджер пришел в «Элком Инкорпорэйшн» первым. Пройдет не менее получаса, прежде чем здание наполнится людьми. Роджер получал особенное удовольствие в эти минуты спокойствия и одиночества. Вернее, в минуты общения тет-а-тет с суперсовременной техникой. Роджеру нравилось ощущать свою власть над машиной, способной производить миллионы вычислительных операций в минуту.

— Черт, в чем дело?! — Роджер уставился на черный экран.

Вместо привычного выполнения загрузки на мониторе высветилось только несколько строк. Программа требовала переустановки операционной системы из-за повреждения или перемещения нескольких системных файлов.

Роджер попытался загрузить систему «Элком Инкорпорэйшн» с резервной копии. Но программа по-прежнему не отвечала на системные запросы.

— Чертовщина какая-то, — пробормотал себе под нос Роджер, пытаясь придумать какое-нибудь решение неожиданно возникшей проблемы.

Он вводил все новые и новые коды и пароли, переходил в другую операционную среду — все усилия оказывались тщетными. Перед ним по-прежнему был черный экран с несколькими высветившимися строками. Причем в верхнем правом углу экрана возник ярлычок, отдаленно напоминавший таймер бомбы. Шел обратный отсчет времени. Сейчас он показывал 47:56.

Роджер вытер вспотевший лоб носовым платком. Похоже, процесс уничтожения запрограммирован на сорок восемь часов и по истечении этого срока вся информация «Элком Инкорпорэйшн», хранившаяся на жестких дисках компьютеров, будет бесследно удалена.

Роджер решил подождать Патрика, Дэвида и Роберта, чтобы обсудить сложившееся положение и найти пути решения. Еще и Кортни нашла время, чтобы покинуть «Элком Инкорпорэйшн»!.. Если это вирус, а в этом у Роджера практически не было сомнений, то лучшего, чем Кортни, специалиста по составлению антивирусных программ не сыскать во всем мире. Хотя нет, Мэтью Ковальски достойный соперник Кортни за мировое первенство. Возможно, счастье и спасение компании в том, что Мэтью предпочел именно «Элком».

Роджер погрузился в изучение того минимума информации, который был доступен в данный момент. Похоже, заражена небольшая площадь диска, но вирус выбирал наиболее важные системные файлы. Роджер с облегчением вздохнул. При таком раскладе оставалась надежда на спасение уникальных баз данных компании даже при полном крахе сети. Утешение, конечно, слабое, но лучше такое, чем ничего.

В холле раздался заразительный смех Патрика и Роберта. Наверняка они, как всегда, успели с самого утра над кем-нибудь подшутить, тем самым подняв себе настроение и зарядившись положительной энергией на весь рабочий день. Теперь анекдоты будут сыпаться из них как из рога изобилия.

— Привет, старина.

— Привет, Роджер! — поздоровались они, продолжая смеяться.

— Привет, ребята. Что это вы сегодня такие веселые? — Роджер решил повременить с плохими новостями. Пусть сначала они поделятся хорошими.

— Да мы только что чуть не довели несчастную миссис Коллинз до умопомрачения.

— Я вам сто раз говорил, чтобы вы перестали издеваться над пожилой женщиной. Она же никогда не может определить, шутите вы или говорите серьезно, — с укором сказал Роджер. — Что на этот раз? Снова спрятали в мужском туалете ее швабру?

— Роджер, дружище, ты отстал от жизни. Швабра — это неактуально. Прошлый век.

Патрик и Роберт переглянулись и снова расхохотались. Отсмеявшись, Роберт пояснил:

— На несчастье миссис Коллинз, мы зашли вместе с ней в лифт. Ты же знаешь, как она вечно трясется от страха, пока поднимается на нужный этаж.

Роджер понимающе кивнул. Миссис Коллинз действительно предпочитала лестницу. Однако старческие болячки не позволяли ей слишком резво скакать по ступенькам, поэтому она обычно пользовалась лифтом, чтобы подниматься на нужный этаж, а спускаться предпочитала пешком.

И надо же было такому случиться, чтобы с ней вместе в лифт зашли «пересмешники», как она называла Роберта и Патрика.

У миссис Коллинз буквально дрожали колени от страха, что они вот-вот застрянут в лифте и задохнутся.

— На троих здесь слишком мало места и… воздуха, — высказала она свои опасения.

Это была ее ошибка. Патрик и Роберт, не сговариваясь, сразу же нашли отличный способ пощекотать нервы пожилой техничке.

Роберт отвлек внимание миссис Коллинз, поинтересовавшись, не слышала ли она что-нибудь о том, какая сегодня будет погода, а Патрик тем временем нажал на кнопку «стоп». Лифт дернулся и беспомощно завис между этажами.

— В чем дело? — испуганно спросила миссис Коллинз, быстро переводя взгляд с одного мужчины на другого.

— Похоже, предчувствия вас не обманули. Мы застряли.

— Как это застряли? — еще более испуганным голосом спросила уборщица.

Роберт с самым серьезным видом пояснил:

— Думаю, лифт завис между четвертым и пятым этажами. Возможно, в здании перебои с электричеством, а возможно, проблема с тросом. Остается надеяться, что он не оборвется и мы не сорвемся в шахту лифта.

— В любом случае пара часов в нашей компании — довольно тесной — вам обеспечена, — без тени улыбки на лице добавил Патрик.

— Как это — пара часов?! О чем вы говорите?! Я… мы… задохнемся. Мне уже не хватает воздуха. Здесь нечем дышать! — истерично взвизгнула миссис Коллинз.

— В общем, через десять минут подобной потехи мы над ней сжалились и поехали дальше, — закончил рассказ Роберт.

Роджер покачал головой.

— Гадкие мальчишки. Миссис Коллинз годится вам в матери. А вы над ней потешаетесь. Как вам не стыдно?

— Ох, как нам стыдно. Как стыдно! — Патрик шутливо схватился за голову и начал ходить кругами вокруг стола Роджера.

— Ладно, посмеялись — и хватит, — оборвал его Роджер. — У нас проблемы.

Патрик и Роберт в мгновение ока посерьезнели.

— О чем ты говоришь?

— Похоже, вся компьютерная сеть компании поражена неизвестным вирусом. У нас осталось меньше сорока восьми часов, чтобы справиться с ним и сохранить базы данных и многочисленные разработки «Элком Инкорпорэйшн».

— Ты серьезно?

— Нет, шучу. Решил взять с вас пример и хохмить с утра до ночи. Отличная шутка, не так ли? Скоро все наши суперсовременные машины превратятся подобно карете Золушки в тыквы, вернее, в кучу железа, — съязвил Роджер.

— Эй, не злись. Я просто решил удостовериться, что ты говоришь серьезно.

— Попробуйте включить свои компьютеры, но я почти уверен, что результат будет тот же, что и у меня.

Патрик и Роберт быстро сели за свои столы и почти одновременно нажали на красные кнопки на системных блоках.

Компьютеры загудели, но привычная картинка на экранах так и не появилась. Только черный экран и требование переустановить операционную систему.

— Ну и в чем проблема? Возьми резервные копии и загрузись с дискет.

— Какие мы сегодня умные! — раздраженно воскликнул Роджер. — Думаете, я не перепробовал все возможные и известные мне способы загрузки?

— И что?

— Ничего. Ровным счетом ни-че-го.

— И что же мы будем делать? Если не ошибаюсь, в верхнем углу таймер.

Роджер кивнул.

— Осталось сорок семь с половиной часов до полного уничтожения информации.

— Предлагаю дождаться Мэтью. Он наверняка что-нибудь придумает. В конце концов, это ведь он специализируется на антивирусниках. Не удивлюсь, что ему известна эта программа. Возможно, у него уже есть антидот.

— Ну, на это я рассчитывать бы не стал… Однако нам действительно лучше подождать прихода Мэтью.

— Кто тут по мне так соскучился? — раздался за их спинами приятный баритон.

— Мэтью! — радостно воскликнули в один голос программисты.

— Господи, я сегодня настолько популярен? Неужели я выиграл миллион долларов в какой-нибудь лотерее и до сих пор об этом не знаю?

— Пока не выиграл, но…

— То есть у меня еще есть шанс? — перебил Мэтью Роджера.

— Можно сказать и так. У тебя есть шанс спасти «Элком Инкорпорэйшн» и тем самым заработать расположение и денежное вознаграждение от босса.

— Подождите-ка. Расскажите по порядку. Я что-то никак не возьму в толк, о чем речь. Почему я должен спасать «Элком Инкорпорэйшн»? На мой взгляд, компания процветает и уж в чьей-чьей, но в моей помощи уж точно не нуждается.

— А вот и ошибаешься, Мэтью. На данный момент вся надежда только на тебя. — Роджер помедлил, не зная, с чего лучше начать. Наконец он произнес: — Мэтью, у нас тут кое-какая проблема. Вернее, очень большая проблема. Неизвестный вирус с молниеносной скоростью пожирает наши системные файлы, а мы не можем даже включить свои компьютеры, чтобы хоть как-то противостоять экспансии этой «заразы».

— Что за вирус? Откуда?

Мужчины пожали плечами.

— Взгляни сам. — Роджер развернул монитор к Мэтью.

— Да уж, таймер специально для психологической атаки. Это ясно как день. Мол, торопитесь, ребята. Быстрее, быстрее… Но в целом симптомы довольно привычные. Я уже сотню раз встречался с подобными вирусами. Видимо, это просто очередная модификация какой-нибудь старой программы. Думаю, мы справимся. Другой вопрос: сколько это займет времени? Нам просто может не хватить времени на осуществление технической стороны дела. Разработка антивирусника не должна занять много времени. Хотя сейчас уже каждая минута на счету. Думаю, если Кортни мне поможет, мы с ней уложимся в отведенное время.

— При чем здесь Кортни? — с удивлением спросил Роберт.

— Как это при чем? Вы что, забыли, что она спец по подобным вещам? Она в два счета расколет этот орешек, — уверенно сказал Мэтью.

— Да, но… разве ты еще не в курсе, что Кортни больше не работает в «Элком Инкорпорэйшн»? — осторожно поинтересовался Патрик.

— То есть как это не работает? Вчера она сидела передо мной, вон на том стуле. — Мэтью указал на рабочее место Кортни.

— Вчера — да, а сегодня можешь ее и не ждать. После вызова мистера Беннета Кортни забежала сюда на пару минут, побросала свои вещи в коробку и ушла.

Мэтью был ошеломлен известием.

— Да, но как босс мог ее уволить, не посоветовавшись со мной? Мы с ней ведь не закончили проект!

— Мэтью, сразу видно, что ты новичок и еще не усвоил всех повадок нашего шефа. Мистеру Беннету временами абсолютно наплевать на чье-либо мнение. Правда, зачастую на следующий день он будет раскаиваться, но это уже будет потом, после того как дело сделано.

— К тому же, насколько я понял, — начал Роджер, вспомнив о недавнем разговоре с Кортни, — она уволилась по собственному желанию. Ее просто достала вся эта чехарда с вашим проектом и придирками мистера Беннета. Она призналась мне вчера, что ей недостает самой малости, чтобы покончить со всем раз и навсегда.

Мэтью задумался. В конце концов, Кортни и в самом деле выглядела последние дни неважно. Нервная, уставшая. Но увольняться… Мэтью чувствовал определенную долю вины и за собой. Возможно, не приди он в «Элком Инкорпорэйшн» со своими требованиями, Кортни по-прежнему спокойно работала бы в компании. Может быть, он перегнул палку со своими ухаживаниями. Кортни казалась ему непробиваемой. Он и представить не мог, что она легко и быстро сдастся и сложит оружие.

— Мэтью, пора приниматься за дело. Время не ждет.

— Я все равно считаю, что мы должны попросить помощи у Кортни, — твердо заявил Мэтью после нескольких минут раздумий.

— Но она ведь больше… — начал Патрик.

— Это не важно. Кортни слишком предана «Элком Инкорпорэйшн», чтобы бросить компанию в беде. Особенно учитывая, что она действительно в силах помочь.

— Мистера Беннета еще нет и неизвестно, во сколько он сегодня появится. Так что решение принимать придется нам самим. Довольно ответственно, не забывайте об этом, — предупредил Роберт.

— Я о том же и говорю. Мы просто не вправе отказываться от помощи специалиста, который знает компьютерную систему «Элком Инкорпорэйшн» как свои пять пальцев. Я более чем уверен, что мы с Кортни успеем вылечить зараженные компьютеры, прежде чем пройдет двое суток. Ради спасения фирмы можно проработать и ночь. — Мэтью повернулся к Роджеру. — Дружище, распечатай мне, пожалуйста, картинку с экрана. Мы с Кортни ее изучим по дороге.

— Так ты и впрямь собрался за ней?

— Конечно. Я просто не вижу другого выхода. Если Кортни откажется — а я сильно в этом сомневаюсь, — тогда мне придется развить в себе феноменальные способности и отрастить еще пару рук.

— Удачи тебе, Мэтью, — не очень уверенно пожелал Патрик.

— Да, она тебе наверняка пригодится. Кортни так просто не возьмешь, — поддержал друга Роберт.

— Она не сможет мне отказать.

— Не слишком ли ты самонадеян? — спросил Роджер. — Не забывай, что Кортни ушла и из-за тебя в том числе. Не думаю, что она будет счастлива увидеть тебя на своем пороге.

— Что ж, придется рискнуть. Я мигом туда и обратно. Только вызову такси.

Мэтью быстро набрал номер и заказал машину.

— До свидания, ребята. Держите за меня кулаки.

— Непременно. Мы за тебя, Мэтью. Возвращайся быстрее. Вернее — возвращайтесь быстрее.

— Мэтью?

— Доброе утро, Кортни. Извините, что я вас побеспокоил в столь раннее время.

— Ничего страшного. Я уже давно проснулась. Вот и Сара только что ушла.

— Разрешите пройти. — Мэтью слегка улыбнулся.

— Да, конечно. Хотя я уже сказала, что Сара поехала в «Элком Инкорпорэйшн». Так что вы скорее всего встретитесь уже на работе.

Мэтью прошел в гостиную, решив обойтись без излишних формальностей.

— Кортни, дорогая, я уже не раз говорил, что между мной и вашей сестрой абсолютно ничего нет. Мы с Сарой лишь раз поговорили за стаканчиком виски с содовой.

— Надеюсь, вы пришли не только за тем, чтобы в очередной раз солгать мне. — Кортни села в кресло и жестом предложила Мэтью последовать ее примеру.

Мэтью поклонился и сел на диван.

— Кортни, на самом деле я не стал бы вас беспокоить, если бы не произошла катастрофа.

Она вздохнула.

— Что еще у вас случилось?

— В «Элком Инкорпорэйшн» кто-то подцепил вирус. Ничего сверхъестественного, но он не был выловлен антивирусными программами. Видимо, новая модификация. Теперь же ни один компьютер компании не загружается. У нас осталось меньше сорока восьми часов. Не думаю, что это какая-то диверсия против «Элком Инкорпорэйшн» или происки конкурентов. Скорее всего кто-то воспользовался зараженной дискетой или скачал в Интернете порченые файлы. Возможно, заразу прислали по электронной почте. В любом случае это выяснится позже. Сейчас главное — остановить процесс заражения системных файлов. Вирус со страшной скоростью пожирает нашу систему. Слишком быстро, чтобы я успел справиться с ним один.

Мэтью замолчал.

Кортни тоже молчала и выжидательно смотрела на бывшего напарника. Она не станет ему помогать, пусть сам объясняет, что у него на уме. Раз он нашел в себе смелость прийти к ней домой, несмотря на то что формально она уже не имеет ни малейшего отношения к «Элком Инкорпорэйшн», то пусть теперь до конца исполняет взятую на себя роль.

Мэтью, так и не дождавшись ответа или хоть какой-то невербальной реакции от Кортни, продолжил:

— Кортни, я пришел просить вас о помощи.

— Меня? — Кортни подняла брови. — Чем я, ни на что не способная второсортная программистка, могу быть вам полезна? Вам, всемогущему Мэтью Ковальски?

— Ваша ирония совершенно неуместна. Или вы напрашиваетесь на комплименты? Что ж, в таком случае, получайте: я искренне восхищаюсь вами, вашими талантами и оригинальностью мышления. Я убежден, что вы одна из самых перспективных и выдающихся программистов нашего времени.

Кортни смутилась. Нет, она вовсе не ждала от Мэтью комплиментов и не напрашивалась на лесть. С чего это он вздумал петь ей дифирамбы?! Она почувствовала, что краснеет, и от этого смутилась еще сильнее. Только этого не хватало — краснеть перед мужчиной!

— Боже, Кортни, вы само очарование! Однако не стоит так стесняться. Если вас смущают мои слова, я больше не стану ничего говорить. Видите, я готов на все, лишь бы вам угодить. Ваше желание для меня закон.

— Прекратите. Кажется, вы пришли по делу. Сначала с порога заявляете о катастрофе, обрушившейся на «Элком Инкорпорэйшн», а затем находите уместным и своевременным обольщать меня.

— Господи, вы сводите меня с ума, Кортни! Я снова вынужден извиниться перед вами. Простите меня тысячу раз.

— Вы себе льстите. Вы еще не успели столько раз меня обидеть, — бросила Кортни.

— Лучше заранее извиниться, потому что вы наверняка углядите в моих дальнейших словах какой-нибудь умысел и повод обидеться.

Кортни снисходительно улыбнулась.

— Выходит, я параноик и везде усматриваю козни и подвох. Что ж, спасибо за диагноз, вы избавили меня от необходимости обращаться к психиатру. Кстати говоря, мистер Беннет мне уже это посоветовал. Так что, если вы собирались сделать то же самое, вы опоздали. Сожалею.

— Кортни, какая же вы колючая. К вам не подберешься ни с какой стороны. Даже у ежиков мягкое и пушистое брюшко. У вас же, похоже, иголки со всех сторон.

— Я где-то слышала, что в нашем мире мужчин женщине, чтобы выжить, приходится быть первостатейной стервой.

Мэтью улыбнулся.

— Знаете, Кортни, лучше не пытайтесь. Вам от природы не дано быть стервой. Я вообще не понимаю, зачем вы стремитесь казаться хуже, чем есть на самом деле. И чем я вам не угодил? Почему вы так ко мне относитесь? Я ведь чувствую, что нравлюсь вам. — Мэтью подвинулся ближе к Кортни и пристально посмотрел на нее.

Кортни колебалась. Похоже, ему все-таки удалось выбить ее из привычной колеи, вскрыть непроницаемый панцирь.

— Мэтью, давайте не сваливать все в одну кучу. В «Элком Инкорпорэйшн» неизвестный вирус, пожирающий в данный момент файл за файлом, а вы снова взялись за старое.

— Я правильно понял — вы согласны помочь нам с антивирусной программой?

— Да. Разве я могу отказать в помощи компании, которой отдала десять лет своей жизни?

— Тогда чего же мы ждем? Собирайтесь скорее. Такси ждет нас у входа.

Кортни быстро встала.

— Вам придется, подождать меня несколько минут.

— Я готов ждать вас хоть всю жизнь! — пылко воскликнул Мэтью. И добавил: — Хотя и надеюсь, что наше воссоединение произойдет значительно быстрее.

Кортни фыркнула уже где-то за стеной.

Мэтью рассмеялся.

Что за женщина!

— Дайте же взглянуть на распечатку! — требовательно сказала Кортни, когда они с Мэтью сели в такси.

Он протянул ей лист бумаги с несколькими напечатанными строками.

Кортни улыбнулась.

— Детский сад, — сказала она после детального изучения.

— Что вы имеете в виду?

Мэтью и сам считал, что вирус, поразивший сеть «Элком Инкорпорэйшн», не представлял собой ничего сверхъестественного, но то ли имела в виду Кортни?

— Этот вирус явно попал в сеть компании по какому-то недоразумению. Я вообще удивлена, где можно было заразиться. Обычно наши сотрудники весьма осторожны с чужими дискетами. Такие дилетантские вирусные программы обычно гуляют в Интернете, но вряд ли кому-нибудь из наших сотрудников пришло бы в голову вскрывать неизвестные электронные письма без обратного адреса. Если не ошибаюсь, юные хакеры используют именно такой способ рассылки.

Мэтью кивнул в знак согласия.

— Уверен, вскоре все прояснится и виновный будет наказан.

— Да, сейчас главное — обезвредить эту мерзопакостную заразу. Придется попотеть. Работы — непочатый край, а времени в обрез.

— Я смотрю, вы настроены довольно воинственно, — с улыбкой заметил Мэтью.

— Хоть я уже и не работаю в «Элком Инкорпорэйшн», это вовсе не означает, что я желаю зла всем сотрудникам и компании.

— Кстати, вы не объясните мне, как получилось, что мистер Беннет уволил вас, не посоветовавшись со мной? — поинтересовался Мэтью.

— С вами? — удивилась Кортни.

— Да. Мы ведь напарники. Было бы вполне логично поинтересоваться моим мнением.

Кортни улыбнулась.

— Если вас это успокоит, то мистер Беннет не посоветовался и со мной. Я ушла со скандалом.

— Не могу поверить в то, что вы кричали и топали ногами в кабинете всемогущего мистера Беннета.

Кортни снова улыбнулась.

— Нет, крика не было. Просто босс ни в какую не желал отпускать меня на волю.

— Да. Я бы тоже ни за что не расстался с такой пташкой, — с лукавой усмешкой заметил Мэтью.

Кортни укоризненно взглянула на сидевшего рядом с ней мужчину.

— Кортни, не будьте так суровы! — взмолился Мэтью. — Я ведь могу воспламениться от вашего взгляда. Если не жалеете меня и себя, подумайте хотя бы о водителе. Этот автомобиль дает ему средства к существованию. Неужели вы хотите превратить его в кучу пепла?

Таксист ободряюще подмигнул Мэтью в зеркало заднего вида.

— А вы не забывайте, что я поехала в «Элком Инкорпорэйшн» ради спасения компании, а не ради ваших прекрасных карих глаз, — резко сказала Кортни.

— Однако вы обратили внимание на их цвет, — с улыбкой заметил Мэтью. — Следовательно, определенную роль в принятии вами решения они все же сыграли.

— Вы поразительно нахальны и самонадеянны. У меня просто нет слов.

— Что ж, говорят, что любящим друг друга людям гораздо проще обходиться без слов.

— К нам это не имеет ни малейшего отношения. — Кортни отвернулась к окну, сделав вид, что ее заинтересовала яркая витрина магазина женской одежды.

— Давайте проверим. — Мэтью тоже уставился в окно.

Оставшийся путь до «Элком Инкорпорэйшн» они проделали в молчании. Даже таксист перестал насвистывать какую-то песенку.

— Ну вот, видите, мы с легкостью смогли перенести молчание друг друга, — сказал Мэтью, помогая Кортни выйти из автомобиля.

— Еще бы! — воскликнула она. — Когда двум людям совершенно нечего друг другу сказать, то…

— Это не наш с вами случай, — перебил ее Мэтью. — Была бы ваша воля, вы бы наговорили мне кучу гадостей. А я осыпал бы вас комплиментами.

Кортни отдернула руку и быстрыми шагами направилась к входу в высотное здание, в котором располагалась компания «Элком Инкорпорэйшн».

— Доброе утро, ребята! — бодро поприветствовала всех с порога Кортни.

— Привет. — Роджер широко улыбнулся. — Признаться честно, я несколько сомневался в успехе Мэтью. Слава Богу, ему удаюсь вытащить тебя из дома.

— Что значит «вытащить»? Была бы его воля, мы бы до сих пор мило болтали в моей гостиной. Это я спешила на помощь «Элком Инкорпорэйшн» и всем вам. Не хочу, чтобы вы повторили мою судьбу и остались без работы.

Патрик и Роберт озадаченно переглянулись. Они как-то и не подумали, что их благосостояние напрямую зависит от функционирования компьютерной сети компании.

— Ладно, давайте приниматься за дело. Мы и так уже потеряли довольно много времени.

— Верно, — подтвердил Мэтью, включивший компьютеры свой и Кортни. На экранах высветились все те же строки, сообщавшие о вирусе, и таймер.

— А мистер Беннет в курсе, что я снова в «Элком Инкорпорэйшн»? — поинтересовалась Кортни у Роджера.

— Пока нет. Он еще не явился на работу.

— Надо же. — Кортни грустно усмехнулась. — Вчера он демонстративно указывал мне на часы и отчитывал за получасовое опоздание. В основном его недовольство было связано с тем, что он уже здесь, а меня нет.

— В этом весь мистер Беннет, разве тебя это сильно удивило? — спросил Роджер.

Кортни пожала плечами.

— В любом случае я здесь сейчас не ради него. Хотя, безусловно, очень уважаю директора «Элком Инкорпорэйшн» и благодарна ему за поддержку в трудный период моей жизни. Я сюда примчалась ради вас и ради спасения фирмы.

— Вот это похвально. — Роджер дружески похлопал ее по плечу.

— А теперь — за дело. — Кортни посмотрела на Мэтью.

Он уже вовсю строчил что-то в блокноте. Видимо, начал разрабатывать антивирусную программу.

Кортни подошла к Мэтью и заглянула через его плечо в блокнот. Через пару минут, изучив написанное, она кивнула и сказала:

— Да. Я тоже сразу подумала о «Китайском драконе». На мой взгляд, это всего лишь новый подвид того вируса.

Мэтью продолжал писать.

— Думаю, будет лучше, если ты начнешь мне диктовать, а я буду вводить команды. Наши компьютеры оказались несколько изолированными от общей сети «Элком Инкорпорэйшн», хотя и у нас некоторые системные файлы поражены. — Кортни села за свой стол.

— Да уж. Можно сказать, что нам крупно повезло с общим проектом. Не будь его, и наши машины превратились бы в бесполезное железо.

Клик-клик-клик.

— Должно же было нам хоть в чем-то повезти.

— Не только в этом.

Клик-клик-клик.

— Да. А в чем же еще? — спросила Кортни, не отводя взгляда от экрана, а руки от клавиатуры.

Клик-клик-клик.

— Нам повезло, что мы встретили друг друга.

Мэтью удивлял Кортни своей способностью доводить ее до белого каления, говоря о посторонних вещах и при этом не отвлекаясь от важных дел. Даже упрекнуть в чем-либо его было трудно. И как ему это удавалось? От его разговоров Кортни бросало то в жар, то в холод, а Мэтью продолжал как ни в чем не бывало составлять программу, не теряя хладнокровия.

— Ладно, давай спасать неуклонно идущую ко дну компанию.

— Я уж и не ожидала это услышать. Я думала, мы собрались сюда отметить День сурка.

Мэтью усмехнулся.

Клик-клик-клик.

— Эй, Мэтью, Кортни, вы не возражаете, если мы пойдем по домам? — спросил Роджер.

— Но еще только пять часов вечера, — довольно строго заметила Кортни.

— Нам все равно нечем заняться, — пожаловался Патрик, а Роберт добавил:

— Вон и Дэйв сидит скучает.

Дэвид поднял голову.

— Ничего подобного. Ради «Элком Инкорпорэйшн» я могу остаться здесь хоть до утра.

— А смысл? — спросил Роджер.

— Можно подумать, человеческая жертва в виде Дэвида Лоддинга смягчит сердце компьютерного бога и он решит исцелить нашу сеть.

Патрик и Роберт рассмеялись над озадаченным видом Дэвида.

— В самом деле, Кортни, пусть ребята устроят себе выходной. Они и так уже маются возле бесполезных машин полдня.

Кортни пожала плечами.

— А что вы все накинулись на меня? Это не мое дело. Пусть идут, если хотят. Но если мистеру Беннету это не понравится, не говорите, что я не предупреждала.

— Да уж, Кортни, ты умеешь поднять настроение. Неужели обязательно надо было вспоминать о боссе? — Роджер снова уселся на свой стул.

— Брось, дружище, пойдем.

Патрик и Роберт ни в какую не желали отказываться от принятого решения. У них уже было намечено слишком много планов на внезапно освободившийся вечер.

Мэтью подмигнул Роджеру.

— Ступай домой. Наверняка Вера тебя уже заждалась.

Кортни вздрогнула.

Мэтью работает в «Элком Инкорпорэйшн» без году неделя, а уже в курсе, как зовут девушку Роджера. К своему стыду, она ни разу не поинтересовалась личной жизнью друга. В то время как сама тысячу раз плакала на его груди и спрашивала совета. Она и в самом деле бессердечная эгоистка. Вот и сейчас вставляет палки в колеса своим же коллегам. Ну что ей стоило просто кивнуть, когда они заявили, что решили разойтись по домам? В конце концов, ей что, легче станет, если они будут ходить из угла в угол, пока они с Мэтью работают?

Кортни заставила себя улыбнуться и сказала довольно веселым и бодрым голосом:

— В самом деле, идите-ка вы по домам. Выпейте по бутылке пива. Посмотрите бейсбольный матч или сводите своих подружек в клуб. Раз уж такое случилось с «Элком Инкорпорэйшн»… А мы с Мэтью постараемся вызволить компанию из этой ямы.

Патрик и Роберт похлопали друг друга по плечу.

— Спасибо за понимание, Кортни.

Роджер медленно встал из-за стола.

— Вам действительно не нужна наша помощь?

Мэтью кивнул.

— Да идите вы уже скорее. Не отвлекайте от дела, — с улыбкой поторопила их Кортни.

— Считайте, что нас уже нет.

В следующее мгновение их действительно не стало. Как будто четверо мужчин растворились в воздухе.

— Ну вот. Наконец-то мы остались одни, — с лукавой усмешкой произнес Мэтью. — Нам никто не будет мешать.

— Да. Теперь нам никто не будет мешать работать. — Кортни произнесла последнее слово особенно выразительно.

— Что за женщина! — Мэтью вздохнул. — Одна работа на уме.

Кортни не ответила.

Следующие несколько часов они работали в полном молчании. Щелканье клавиш сменялось лишь мерным гудением процессоров. Еле слышно работал кондиционер. Иногда доносился скрежет лифта. Затем стих и он. Рабочий день закончился. Здание опустело. Даже миссис Коллинз уже ушла домой.

Кортни и Мэтью с удовлетворением отметили, что добились весьма ощутимых результатов задолго до истечения отведенного злоумышленником или злоумышленниками времени.

7

Мистер Беннет, так и не появившийся в этот день в офисе, сидел на огромной двуспальной кровати в самом шикарном номере отеля «Ритц».

— Сара, девочка моя, ты где? — позвал он нараспев.

— Сейчас, котик. Уже иду, — ответила Сара, выглянув из-за двери ванной комнаты.

— Я сгораю от нетерпения. — Мистер Беннет скинул ботинки.

— Еще одну минутку.

— Сара, ты сводишь меня с ума.

— Я знаю, — игриво ответила она, появившись в комнате в черном ажурном белье и чулках.

— Иди же сюда скорее. ~ Мистер Беннет поманил ее рукой.

Сара улыбнулась.

— Джеки, милый. — Она уселась к нему на колени и поцеловала.

— Почему ты вечно играешь со мной, Сара?

— Играю? О чем ты говоришь?

— Не притворяйся простушкой. Тебе это не идет.

Сара обиженно надула губки.

— Ну, солнышко, не куксись. Лучше поцелуй-ка «папочку».

Сара исполнила его желание.

— Скажи-ка мне, детка, с чего это тебе сегодня вздумалось пойти в ресторан?

— Будем считать, что у меня сегодня праздник, — с торжествующей улыбкой ответила Сара.

— Даже так?

— Даже так.

— И что, если не секрет, мы отмечаем?

— Уход Кортни из «Элком Инкорпорэйшн».

Брови мистера Беннета взметнулись вверх, как будто он только что увидел компанию зеленых человечков, высадившихся в номере с летающей тарелки.

— Извини, я, кажется, ослышался…

— Нет, котик. Ты все верно понял. Ты доставил мне огромное удовольствие, выставив мою сестрицу из компании. — Сара сделала паузу, затем добавила томным голосом: — И теперь я тоже хочу доставить удовольствие тебе.

Прежде чем мистер Беннет успел что-то ответить, она впилась жадными губами в его губы.

— О, Джек, давай же. Я знаю, ты хочешь меня, — с придыханием шептала она. — Ну же.

Мистер Беннет покрывал страстными поцелуями ее шею, грудь.

Сара сводила его с ума, но некая неприятная мысль продолжала свербеть в его мозгу. Вернее, в той небольшой его части, которая пока не была затуманена страстью. Мистер Беннет никак не мог взять в толк, как это Сара может радоваться увольнению своей сестры, которая, кроме всего прочего, устроила ее на работу в ту же фирму. Нет, он отказывался принимать это. Наверное, он что-то неверно понял. Однако сейчас не время это выяснять.

— Может быть, передохнем? — предложил Мэтью.

— Если вам требуется перекур, то я не возражаю, — ответила Кортни, не подняв головы.

— В первую очередь он требуется вам.

Кортни с удивлением взглянула на напарника.

Мэтью потянулся на своем стуле, затем встал, размял ноги.

Черт, я бы сама с удовольствием размяла косточки, подумала Кортни. Но ей как-то не хотелось сразу отказываться от своих слов.

В следующее мгновение она ощутила на своих плечах сильные руки Мэтью. Кортни вздрогнула от неожиданности.

— Не бойтесь, Кортни. Я не сделаю вам ничего плохого, — вкрадчиво прошептал Мэтью ей в ухо.

Она замерла, опасаясь выдать свое волнение.

Пальцы Мэтью продолжали разминать ее затекшие мышцы.

— Боже, Кортни, разве можно доводить себя до такого состояния? Как вы еще умудрялись держать прямо голову? У вас же мышцы, как каменные.

Тепло, исходившее от рук Мэтью, растекалось по всему ее телу, даря неземное наслаждение. Кортни закрыла глаза и вся отдалась чувству. Ей казалось, что она лежит на невесомом мягком облаке и ее обдувает теплым летним ветерком. Неожиданно приятный свежий ветерок сменился горячим, обжигающим ветром пустыни.

Мэтью нежно поцеловал Кортни за ухом.

Боже, что он делает… о Боже… Кортни потеряла способность сопротивляться. Она слишком устала для этого.

Мэтью уже покрывал легкими поцелуями ее шею. Затем провел влажным языком по коже сверху вниз, пощекотал кончиком языка выемку рядом с ключицей.

Кортни глубоко вздохнула и запрокинула голову. Мэтью воспринял этот жест как приглашение, и в следующее мгновение его губы нашли призывно раскрывшиеся губы Кортни.

— О, Кортни, я так давно этого ждал, — с легкой хрипотцой прошептал он.

Эти слова заставили Кортни очнуться, избавиться от наваждения страсти. Она резко открыла глаза.

— Нет, перестань! Отойди от меня! — выпалила она на едином дыхании.

Мэтью опешил.

— Кортни…

— Я еще раз повторяю: отойди от меня. Оставь меня в покое.

— Но тебе ведь тоже понравилось. Ты не притворялась. Я почувствовал, что это… то, что только что произошло, доставило тебе не меньшее удовольствие, чем мне. Кортни, почему ты упрямишься и упорствуешь? Неужели тебе нравится лишать себя удовольствия и радости жизни?

— Не пытайся убедить меня в том, что ты это делал ради меня.

— Конечно, не только ради тебя или себя. Я это делал ради нас.

— Нас? — Кортни подняла брови. — Ты сказал «нас»?

Мэтью помедлил с ответом, и тогда Кортни продолжила:

— Запомни, разлюбезный Мэтью Ковальски: никаких нас не было, нет и не будет!

Мэтью широко улыбнулся, окончательно сбив Кортни с толку. Она ожидала совершенно иной реакции.

— Что тебя так развеселило?

— То, что ты сама не заметила, как перешла с официального тона на дружеский.

Кортни вспыхнула и зарделась. Она и в самом деле не заметила, как это произошло. Хотя это было вполне логично после поцелуя Мэтью, на который она ответила.

— Ладно уж, не будем делать из этого целую историю. Я рад, что так получилось. Ведь это гораздо проще и… логичнее для двух людей, проведших наедине ночь.

— Мистер Ковальски, вы невыносимы! — воскликнула Кортни.

— Опять «вы»? Кортни, милая, ты меня обижаешь.

Мэтью снова опустил руки на ее плечи. Пальцы массировали их круговыми движениями, и Кортни вновь лишилась способности трезво мыслить. Пора это прекратить. Немедленно. В противном случае она потеряет над собой контроль — и тогда… тогда может случиться все, что угодно.

— Мэтью, пожалуйста! — взмолилась она.

— Вот это мне нравится значительно больше, — откликнулся он, но руки отвести и не подумал.

— Прекрати. У нас еще много работы, а скоро уже рассветет.

— Хорошо, — до обидного охотно согласился Мэтью и убрал руки с ее плеч. — По местам.

Кортни испугалась собственного разочарования и досады. Ее действительно расстроило слишком быстрое согласие Мэтью.

От него не укрылась досада Кортни.

— Что? Теперь сожалеешь?

— Вовсе нет, — огрызнулась Кортни.

— Не переживай, мы продолжим в самое ближайшее время.

— Не надейся.

Мэтью расплылся в обезоруживающей улыбке.

— Кортни, неужели ты полагаешь, что можешь скрывать свои чувства?

Она опустила глаза.

— Я рад, что ты сама отлично осознаешь, что ты никудышная актриса. За это я тебя и люблю.

У Кортни замерло сердце. Любит? Мэтью ее любит? Этого не может быть! Наверняка он говорит это всем женщинам. Всем своим многочисленным женщинам.

После разговора с Сарой Кортни запретила себе даже думать о Мэтью. И она не отступит от принятого решения. Тем более что Сара влюблена в Мэтью. Она не имеет никакого права переходить дорогу младшей сестре. Пусть даже их общий выбор — Мэтью — и не заслуживает таких жертв и страданий.

Кортни повернулась к включенному компьютеру.

— Давай продолжим.

— Давай. Думаю, нам все-таки удалось немного отдохнуть и снять напряжение.

— Да, — согласилась Кортни, с радостью ухватившись за спасительную соломинку, брошенную Мэтью. — Точно. Я слишком устала. Я уже практически не отвечала за свои поступки.

Мэтью рассмеялся.

— Пытаешься найти себе оправдание? Не выйдет. Кортни, ты позволила мне поцеловать тебя и ответила на поцелуй, потому что сама этого захотела. Тебе это требовалось.

— Неправда. Ты застал меня врасплох. В момент, когда я с трудом могла контролировать свои действия. Мы работали много часов подряд. Я устала. Совершенно выбилась из сил, а ты… ты…

— А я, как змей-искуситель, предложил тебе немного удовольствия. — Мэтью снова рассмеялся.

— Перестань хохотать. Твой смех слышен, наверное, на всех этажах.

— Слышен кому? Кортни, не забывай, мы здесь одни. И если ты еще хочешь немного расслабиться, то нам следует поторопиться, потому что через несколько часов сюда набежит уйма народа.

Кортни хмыкнула и отвернулась.

— Кстати… — снова раздался голос Мэтью.

Она обернулась и взглянула на напарника. Ну что ему еще от нее надо?!

— Ты ошиблась, Кортни.

— Интересно, в чем?

— Ты уверяла и меня, и мистера Беннета, и саму себя в том, что не способна работать в паре.

— Так оно и есть. Разве наш загубленный в зародыше проект не красноречивое тому доказательство?

— Нет, — твердо ответил Мэтью. — Во-первых, он не загублен. Мы обязательно завершим начатое дело. А во-вторых, мы вдвоем спасли «Элком Инкорпорэйшн» от полного краха. Заметь: у нас отлично получается работать в одной упряжке.

— Во-первых, мы еще не спасли компанию. Заметь, проделана только половина работы. Не стоит делать преждевременных выводов на основании нескольких успешных операций.

— Какие мы суровые, — с ироничной усмешкой произнес Мэтью. — Не подступись.

Кортни вздохнула с таким видом, как будто ей приходится нянчиться с маленьким непоседливым ребенком.

— К тому же мы сделали наиболее сложную часть. Осталась ерунда. Домашнее задание по информатике для ученика со средними способностями. С этим справилась бы даже твоя сестра.

По спине Кортни пробежали мурашки. Ну вот, Мэтью сам же вспомнил о Саре. А она напридумывала себе всяких глупостей и уже почти поверила в его любовь. Мэтью даже не постеснялся вспомнить о своей любовнице после недавнего поцелуя с ее сестрой!

— В чем дело, Кортни? Я тебя снова обидел? Надеюсь, мой лимит в тысячу извинений еще не исчерпан?

Однако Кортни не улыбнулась его шутке и тем самым еще больше встревожила Мэтью.

— Мэтью, почему ты считаешь, что я только и делаю, что думаю о тебе?! Уверяю, у меня три миллиона других мыслей.

— Ого! — Мэтью присвистнул. — А о «Китайском драконе» ты еще не забыла?

— В отличие от тебя — нет, — пробурчала Кортни, уставившись в блокнот Мэтью. — Кстати, я что-то не поняла, что это за значок. Не поможешь?

Мэтью быстро встал со своего стула, подошел к Кортни и заглянул через ее плечо.

— Ну, что скажешь? — нетерпеливо поинтересовалась Кортни, которую немного смущало такое положение.

— Скажу?.. Ммм. — Мэтью потянул носом, при этом умудрившись несколько раз ткнуться им в шею Кортни. — У тебя потрясающие духи. Как они называются?

Кортни глубоко вздохнула.

— Хорошо, дай-ка угадаю сам. «Кензо»?

Кортни кивнула. Мэтью действительно не ошибся. Хотя, назови он другую марку, она тоже поспешила бы согласиться, лишь бы Мэтью поскорее отошел на безопасное расстояние.

О чем это она? Безопасное расстояние. Можно подумать, что сейчас Мэтью Ковальски представляет опасность. Для кого? Уж не для нее ли? А может быть, она сама для себя опасна? В конце концов, Мэтью просто стоит за ее спиной…

Нет, он не просто стоит. Мэтью медленно вдыхает аромат ее духов, запах ее тела, волос… Кортни осознавала, что сводит себя с ума подобными мыслями, но не могла ничего с собой поделать. Она солгала Мэтью, сказав, что помимо него ее мысли заняты еще множеством вещей. На самом деле она думала только о нем, представляла себя в его объятиях, будоражила воображение сценами близости…

Прекрати! — приказала себе Кортни, когда осознала, что ее сердце учащенно забилось, вспотели ладони и лихорадочно заблестели глаза.

— Эй, Кортни, так ты скажешь мне наконец, что тебе неясно в моих каракулях? — спросил Мэтью таким тоном, как будто пытался добиться ее внимания добрых полчаса.

— Ах да… извини. — Кортни взяла себя в руки. — Вот здесь. — Она указала пальцем в неразборчиво написанную закорючку.

Мэтью рассмеялся.

— Вынужден снова просить у тебя прощения. Я забыл, с кем имею дело.

— Хочешь сказать, что это не для моего ума? — с сарказмом спросила Кортни.

— Вовсе нет. Просто я привык еще в колледже так сокращать. Многие польские и русские программисты используют этот символ.

— Я долго буду ждать? — Кортни начинала выходить из себя.

Мэтью быстро написал более традиционный вариант нужной команды.

— Ну вот, так-то лучше. — Кортни резко повернулась на стуле, давая тем самым понять Мэтью, что его помощь ей больше не нужна и он может снова сесть за свой стол.

Однако он не спешил отходить.

— Кортни, если ты устала, то я могу тебя заменить, — предложил Мэтью, заметив, что пальцы Кортни уже с трудом попадают по нужным клавишам.

— Спасибо. Справлюсь сама.

— Не упрямься. Не забывай, что мы делаем одно дело. Ты вовсе не обязана убиваться. Даже ради «Элком Инкорпорэйшн». К тому же я не хуже тебя разбираюсь в антивирусниках.

— Может быть, ты и прав.

Кортни увидела в предложении сделать перерыв возможность укрыться от внимания Мэтью. Пусть садится за ее компьютер, а она пока приготовит себе чашечку кофе.

— Да, кстати, я тоже не отказался бы от кофе, — сказал с улыбкой Мэтью, как только Кортни встала.

— Откуда ты знаешь, что я?.. — Кортни и впрямь была поражена. У этого парня редкостная способность читать чужие мысли.

— Я ведь уже говорил, что у тебя все написано на лбу, милая Кортни. И в том, что я умею иной раз угадывать желания — особенно женщин, — тоже есть доля правды.

Пока Кортни готовила кофе, Мэтью закончил составление программы. Оставалась самая малость — подсоединиться к сети «Элком Инкорпорэйшн» и загрузить антивирусную программу, которая в автоматическом режиме должна обнаружить коварный вирус и обезвредить его. Эти операции не заняли много времени. Так что, когда программа производила автоматический поиск пораженных файлов, Мэтью уже сидел рядом с Кортни и пил обжигающий кофе.

— Неплохо поработали, согласен, напарник?

Мэтью удивленно уставился на Кортни.

— Я должен до потолка прыгать от счастья оттого, что ты наконец-то признала во мне напарника?

— Не ёрничай. Разве это не так? Ты же сам сказал, что мы отлично сработались.

— Неужели ты наконец начала доверять моим словам? Что ж, надеюсь, на очереди будет утверждение, что мы составим с тобой отличную пару не только на работе, но и в…

— Не перегибай палку, — перебила его Кортни.

— …постели, и в дальнейшей жизни, — все-таки закончил Мэтью.

— Не стала бы на твоем месте на это рассчитывать.

— Ну вот, ты снова за старое! — воскликнул Мэтью с наигранной обидой в голосе.

— Можно подумать, ты сказал что-то новое.

— А что нового я могу тебе поведать? Я по-прежнему безумно в тебя влюблен, а ты по-прежнему не хочешь мне верить.

— Да, ты забыл добавить, что ты по-прежнему спишь с моей сестрой, — добавила Кортни.

— Сколько можно тебе повторять, что это неправда? Не знаю, с чего ты это взяла и почему так упорно цепляешься за эту идею. Я не спал с Сарой. Я познакомился с ней у вас дома в тот вечер, когда ты помогала соседке освоить новый компьютер. — Тон, каким все это было сказано, не допускал возражений. Мэтью был совершенно серьезен, непоколебим и уверен в себе и своей правоте.

— Хей, ребята! Как успехи? — Роджер, Патрик, Роберт и Дэвид ввалились в техотдел «Элком Инкорпорэйшн» шумной веселой толпой.

— Неужели вы решили реабилитироваться после вчерашнего бегства и явиться на работу раньше времени?

— Кортни, не будь занудой. Представь себе, мы соскучились по вам и по своим верным друзьям.

— А что, первое и второе — разные вещи? — удивился Мэтью.

Кортни снисходительно улыбнулась напарнику и пояснила:

— Они называют верными друзьями вот эту груду железа. — Она указала на компьютеры.

— Эй, подружка, не забывай, о ком ты говоришь, — угрожающе предупредил ее Роберт. — Эти сверхсовременные машины стоят сотню гениев.

Мэтью улыбнулся.

— Вчера они не стоили и использованного памперса.

Роджер улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, что сегодня они уже стоят большего? — с надеждой спросил он.

Мэтью кивнул.

— Так чего же мы ждем? Давайте скорее за работу! Я страшно соскучился по своему Пентику! — Роджер буквально запрыгнул на свой стул, с разбега нажал на кнопку «пуск» и с волнением воззрился на экран.

Кортни замерла. Увидь сейчас Роджер перед собой вчерашнюю картину, она бы не поручилась за его психику. Очень уж ему не терпелось пообщаться со своим «Пентиком». Кортни усмехнулась. Все-таки мужчины — те же дети. Отбери у них любимую игрушку — и будет море слез или скандал с криком и топаньем.

Через несколько секунд Роджер расцвел в улыбке. Кортни с облегчением перевела дух и посмотрела на Мэтью. Он ободряюще кивнул. Мол, чего ты волнуешься, глупышка? Разве мы плохо поработали?

Вслед за Роджером радостно заулюлюкали Патрик и Роберт.

— Аллилуйя! — громко воскликнул Дэвид, воздев руки к потолку.

— Вы совершили чудо, — после первых восторженных возгласов, адресованных «любимому Пентику», обратился Роджер к Мэтью и Кортни.

— Мы старались. — Мэтью скромно потупил взор.

— Ради воссоединения человеческих и железных сердец, — добавила Кортни.

— Вы что, так и не уходили домой? — внезапно осенило Роберта.

Мэтью и Кортни одновременно покачали головами.

— То есть вы не ложились спать? — уточнил Патрик.

Напарники снова покачали головами.

— Значит, приказ номер один: марш домой и сразу в постель! — скомандовал Роджер.

— Я бы с удовольствием. — Мэтью улыбнулся и подмигнул Кортни. — Ты как? Не возражаешь?

Она укоризненно посмотрела на него.

— А что я такого сказал? Насчет постели это был приказ Роджера. Я как дисциплинированный работник готов подчиниться старшему товарищу.

Патрик и Роберт рассмеялись двусмысленному замечанию Мэтью. Впрочем, растерянность и смущение Кортни их тоже позабавили.

— Ладно, Кортни, не строй из себя деревенскую простушку. Ты и в самом деле выглядишь измотанной. Огромное спасибо за добровольную помощь и отправляйся домой отдыхать.

— Вот, значит, как. Спасибо, дорогая, но ты нам больше не нужна. Отправляйся восвояси.

Сейчас даже Дэвид не поверил в то, что Кортни говорит серьезно. Никто и не думал ни о чем подобном. Все были искренне благодарны Кортни и мечтали о ее скорейшем возвращении в «Элком Инкорпорэйшн». Роджер уже с нетерпением ждал, когда появится мистер Беннет, чтобы поговорить с ним насчет Кортни. Он даже решил выдвинуть ультиматум: либо босс любой ценой вернет Кортни, либо компания потеряет еще одного ценного и старейшего сотрудника.

— Ты конечно же шутишь? — с опаской спросил Роберт.

Как бы это ни было невероятно, от упрямицы Кортни можно ожидать всего. Вдруг она и правда решила, что они желают отправить ее поскорее домой, чтобы она не мешала им работать?

Однако, к всеобщему облегчению, Кортни улыбнулась.

— Конечно, шучу, ребята.

Мэтью подал Кортни жакет, который висел на спинке ее стула.

— Ну что, пошли? Оставим их наедине с их любимцами?

Кортни кивнула и улыбнулась. Напарники вышли из техотдела. На их прощальные слова никто не обратил внимания. Напрасно Кортни махала рукой и окликала коллег по именам. Они были всецело погружены в виртуальный мир.

— Да, теперь им никто на свете не нужен. Боюсь, что они проведут следующую ночь перед мониторами. Они же настоящие фанаты своего дела, — сказала она, когда они шли к лифту.

— Кто бы говорил?! — фыркнул Мэтью. — Разве ты сама не провела эту ночь в «Элком Инкорпорэйшн»?

— Это совсем другое дело. Чрезвычайная ситуация. Мы ведь не могли спокойно разойтись по звонку, возвестившему об окончании рабочей смены, прийти домой, выпить чашку горячего молока и лечь спать?! Да я бы все равно глаз не сомкнула.

Они подошли к лифту. Мэтью нажал на кнопку вызова, и через минуту двери медленно раздвинулись.

— Прошу. Леди вперед. — Мэтью пропустил Кортни в кабину.

— Мэтью, лучше и не пытайся. Я все равно не поверю, что в тебе есть хоть крупица джентльменства.

— Знаешь, Кортни, не хотел тебе говорить, но леди тоже редко бывают такими грубиянками, как ты.

Мэтью пожалел о своих словах даже раньше, чем успел закончить фразу. Ну вот, теперь Кортни наверняка снова на него обидится. Однако вопреки его опасениям Кортни задорно улыбнулась.

— А вы, мистер Ковальски, умеете поставить зарвавшегося человека на место. Весьма похвальное качество.

Мэтью на секунду лишился дара речи. Уж не ослышался ли он? Неужели Кортни заметила в нем хоть какое-то достоинство? Прогресс. Раньше ей бросались в глаза одни реальные недостатки или мнимые пороки.

Лифт остановился на первом этаже «Элком Инкорпорэйшн».

— Я снова не заметил, как пролетело время, — признался Мэтью.

— Я тоже.

Он изумленно вскинул брови.

— Что тебя так удивило? — в свою очередь поразилась Кортни. — Я разве сказала что-то из ряда вон выходящее?

— Вроде бы нет. Но в прошлый раз ты не созналась в том, что в моем обществе не заметила, как преодолела шесть этажей. А теперь… — Мэтью помедлил. — Теперь ты стала гораздо откровеннее со мной. Возможно, я преждевременно отмечаю победу. Но я все-таки запишу на свой счет очко. Ты стала мне доверять, не так ли?

Кортни отвела взгляд.

Ну вот, Мэтью снова завел душеспасительный разговор. Как не вовремя! Им оставалось преодолеть десять ступенек, прежде чем разойтись в разные стороны и, возможно, никогда больше не встретиться.

— Кортни, ты разрешишь мне проводить тебя до дома?

— Это еще зачем?

— Я буду волноваться и не смогу уснуть, если отпущу тебя в таком состоянии одну. Ты ведь запросто уснешь в такси.

— А ты будешь рядом на случай, если потребуется затащить мое бесчувственное тело на третий этаж?

— Не только на этаж, но, если понадобится, и в спальню.

— Неужели ты полагаешь, что после этих слов я решусь сесть в одно с тобой такси?

— Более того, я надеюсь, что тебя мое предложение взволновало и заинтриговало и ты сама попросишь меня об этом.

— А почему бы и нет? — Кортни вспомнила, что вчера она так спешила на спасение «Элком Инкорпорэйшн», что оставила дома сумочку. Следовательно, ей либо придется умолять таксиста сделать благотворительный рейс, либо одолжить деньги у Мэтью. Так уж лучше пусть он едет с ней. Тогда, как джентльмен, он без лишнего напоминания с ее стороны заплатит и поедет к себе домой, удостоверившись, что Кортни в целости и сохранности добралась до дома.

— Так, значит, мы едем вместе? — с радостной улыбкой удостоверился Мэтью.

— Да.

Кортни вскинула руку, и в следующее мгновение возле них остановился желтый автомобиль с шашечками. Сев на заднее сиденье, Кортни назвала свой адрес. Водитель кивнул, и автомобиль тронулся с места.

— Не могли бы вы на минутку притормозить возле того супермаркета? — неожиданно попросил Мэтью после нескольких минут пути.

Водитель снова кивнул. В конце концов, желание клиента — закон. Платить все равно по счетчику. И если пассажир желает купить сарделек любимой кошечке, то почему бы и не подождать?

— Куда ты?.. — начала Кортни, но Мэтью, не удостоив ее ответом, быстро выскочил из такси.

Кортни сидела на заднем сиденье и в недоумении хлопала ресницами. Неужели Мэтью решил сбежать? Может быть, и он оставил дома кошелек? Веселенькая история получается. Что же она скажет таксисту? Как объяснит исчезновение второго пассажира и отсутствие денег?

— Слава Богу, ты вернулся! — обрадовалась Кортни, когда Мэтью вновь сел в машину.

— Соскучилась? Не ожидал столь теплого приема.

— Дело не в этом.

— Да? А в чем? — спокойно спросил Мэтью, пристально взглянув на нее.

Кортни поджала губы. Ну и ситуация! Не говорить же ему, что у нее нет денег и что она взяла его с собой только в качестве спонсора!

— Значит, все-таки я был прав и ты не смогла прожить без меня и пары минут, — с улыбкой заключил Мэтью.

Кортни сочла за лучшее согласиться. По крайней мере, это избавит ее от неприятных и унизительных объяснений.

— А что у тебя за сверток? — Кортни с радостью ухватилась за возможность сменить тему разговора.

Вот сейчас она узнает вкусовые пристрастия Мэтью. Наверняка он, как любой холостяк, питается полуфабрикатами, а холодильник использует лишь для охлаждения пива.

Мэтью загадочно улыбнулся.

— Решил отпраздновать нашу победу над вирусом.

Кортни вскинула брови, всем своим видом давая понять, что ждет не дождется пояснений.

— Надеюсь, ты не откажешься выпить со мной шампанского?

Кортни похолодела.

Мэтью перехитрил ее. Теперь ей не удастся распрощаться с ним в такси и отправиться в гордом одиночестве домой. Волей-неволей ей придется пригласить Мэтью в гости. Пить шампанское в такси весьма затруднительно.

От Мэтью не укрылись ее колебания.

— Только не говори, что у тебя дома нет фужеров. Ерунда. Я не привередлив. Вполне сойдут и стаканы. Это, конечно, менее эстетично, но суть от этого не меняется.

Кортни обреченно вздохнула.

— Поверните налево и остановитесь возле второго подъезда белого дома, — сказала она таксисту, заметив, что он оглядывается по сторонам, изучая таблички на домах.

— Благодарю, мисс.

Машина медленно подкатила к ее подъезду. Мэтью расплатился с таксистом и открыл дверцу перед Кортни.

— Прошу, мисс Джэкобс. — Мэтью подал ей руку.

— Мэтью, перестань. Иначе я и впрямь поверю в то, что ты джентльмен. — Кортни первой не выдержала своей роли в комическом спектакле «Разрешите — будьте любезны — только после вас».

— Неужели это такое страшное звание?

— Для тебя — да. Во всяком случае, оно ко многому обязывает.

— И к чему же? К тому, чтобы относиться к тебе, как к леди?

— А для тебя это слишком сложно?

— Да. Все леди — ледышки, а ты, Кортни, наверняка скрываешь в себе вулкан.

Они поднялись на третий этаж, и, пока Кортни шарила по карманам в поисках ключей от входной двери, Мэтью осматривался по сторонам.

— А у тебя тут очень даже мило. Все соседи, наверное, милейшие люди.

Кортни наконец-то нашла ключ и вставила его в замочную скважину.

— Люди есть разные, но в целом ты прав: со всеми мне удалось установить добрососедские отношения. А с Кларой так мы вообще подружились.

— Кортни, вот что меня удивляет: почему ты со всеми идешь на контакт, кроме меня?

— Потому… потому что… — Кортни не знала, что ответить. Более того, ей впервые не хотелось обижать Мэтью. — Проходи, — сказала она, открыв дверь.

Мэтью не заставил себя долго упрашивать. Кортни вошла вслед за ним и закрыла дверь.

— Проходи в гостиную. Дорогу ты уже знаешь. Я буду через секунду… с фужерами. Может быть, стоит охладить бутылку?

— Ее достали из холодильной витрины, так что она еще не успела нагреться, но если ты хочешь продлить мое удовольствие и… пребывание в твоей квартире, то я буду только за. — Мэтью не сводил с нее глаз.

— Значит, обойдемся без дополнительного охлаждения.

— Да уж, холода у нас и так хватает. Кортни, как мне растопить лед между нами?

Кортни быстро вышла из комнаты, так и не ответив на вопрос Мэтью. Она вернулась через несколько минут с двумя хрустальными фужерами в руках.

Мэтью как раз открывал шампанское. Пробка с громким хлопком вылетела, и пенистая волна обдала Мэтью.

— Ну и дела. Вся рубашка мокрая, — сказал он, осмотрев себя.

Кортни рассмеялась.

— И почему я не удивляюсь?

— Эй, ты что, хочешь сказать, что я не в состоянии открыть бутылку шампанского?

Кортни кивнула.

— Снимай рубашку, — скомандовала она.

— Весьма заманчивое предложение. Как я могу отказаться?

Мэтью быстро стянул через голову рубашку. Кортни судорожно сглотнула, увидев мощную мускулистую грудь Мэтью.

— Я сейчас принесу тебе что-нибудь накинуть, пока рубашка будет сохнуть.

— Неужели тебя настолько смущает мой внешний вид? А, Кортни? — с усмешкой поинтересовался Мэтью.

— Представь себе.

— Хорошо, но давай сначала выпьем шампанского, — предложил Мэтью. — Потерпишь пару минут?

Он разлил игристое вино по фужерам и подал один Кортни.

— За нашу победу и за спасение «Элком Инкорпорэйшн»! — провозгласила она, постаравшись не сказать ничего двусмысленного, а ограничиться соответствовавшими случаю формальностями.

Раз уж Мэтью было угодно отпраздновать совместный успех, ей ничего не оставалось, как согласиться. После удачного сотрудничества Кортни не хотелось ломать только что установившиеся хрупкие отношения. Вот и все объяснение.

— За нас с тобой и за то, чтобы нас тоже поразил вирус… вирус любви и чтобы никому не пришло в голову избавлять нас от него.

Кортни смутилась. Мэтью удавалось загубить все на корню. Вот и сейчас, вместо того чтобы поддерживать дружеские конструктивные отношения, он принялся за старое. На этот раз она не станет скандалить. Пусть говорит все, что ему вздумается.

Кортни бросила взгляд на настенные часы.

— Странно, что Сары нет. Судя по всему, она не ночевала дома.

— Кортни, твоя сестра — взрослая девочка и живет собственной жизнью. Почему бы тебе не взять с нее пример? Разве плохо, что нам никто не мешает?

Кортни пристально посмотрела на Мэтью, попытавшись поймать его на неискренности. Разве мужчина бы смог так спокойно говорить о своей любовнице, которая, возможно, провела ночь с другим? Может быть, Мэтью сказал ей правду? Но тогда… тогда ей солгала Сара? Зачем? Какой в этом смысл? Нет, этого просто не может быть! После того, что случилось с Гарольдом, Сара не стала бы лгать насчет Мэтью. Кортни замерла. Гарольд! Он ведь тоже утверждал, что не приставал к Саре и что она сама набросилась на него с поцелуями незадолго до прихода Кортни с работы. Неужели… Нет, это невозможно. Сара не может так гнусно обманывать ее. Но разве Кортни хоть раз за три года совместного проживания с Гарольдом уличила его во лжи? Напротив. Ей всегда казалось, что более честного человека еще поискать. А теперь история повторилась с Мэтью. Может быть, она влюбилась в него? Вот ей и хочется обелить его? Любовь слепа. Однако Кортни стоило встретиться взглядом с взглядом сидевшего рядом с ней мужчины, чтобы поверить его словам. Поверить без всяких оговорок. Просто принять на веру. Не ища логических объяснений, доказательств или улик.

— Кортни, ты снова задумалась. Можно спросить о чем? — прервал ее размышления Мэтью.

Она помотала головой, словно пытаясь разогнать весь этот рой мыслей, налетевший в считанные секунды.

Мэтью протянул руку и тыльной стороной ладони нежно погладил Кортни по щеке.

Кортни не пошевелилась, зачарованно глядя на него.

Мэтью поставил фужер на столик рядом с пустым фужером Кортни и придвинулся ближе к окаменевшей женщине. Она не отодвинулась, но и не проявила особой страсти. Мэтью наклонился к ней и поцеловал в губы.

Боже, я не могу… не могу… ради Сары, твердила себе Кортни. Но ее губы уже сами отвечали на требовательный поцелуй Мэтью, а руки обвили его шею.

Она ощутила его руку на своей спине. Теплая ладонь скользнула по шелковой блузке, затем нырнула под тонкую ткань. Кортни вздрогнула.

— Не бойся, все будет… прекрасно, — прошептал Мэтью.

— Перестань, — с трудом произнесла Кортни.

— Я ведь чувствую, что ты сама этого хочешь. Почему ты сдерживаешь себя?

Внезапно то ли началось извержение вулкана страсти, о существовании которого догадался Мэтью, и огненная лава вырвалась наружу, то ли шампанское ударило в голову, то ли и то и другое одновременно, но Кортни совершенно преобразилась.

Ее руки ощупывали его грудь, бугры мышц на спине, на шее… Она целовала Мэтью со всей неудержимостью, страстью и нежностью, на которые только была способна.

Мэтью расстегнул блузку Кортни.

— Пойдем в спальню, — неожиданно для самой себя предложила Кортни.

— Ты уверена, милая?

— Да.

— Но еще полчаса назад ты готова была разорвать меня в клочья за один намек на…

— Мэтью, перестань болтать. Давай займемся делом.

Господи, да что это с ней творится?! Уж не сошла ли она с ума?! Наваждение какое-то! Мэтью прав, она его ненавидит… нет, конечно, до ненависти дело не дошло, но он ей противен, неприятен… Ведь он и Сара…

Нет, нет, нет. Сара солгала. Мэтью не притворялся, когда говорил, что любит ее, Кортни. Во всяком случае, в данный момент это неважно.

Кортни хотела верить Мэтью.

Хотела верить в его любовь.

Хотела чувствовать его силу.

Хотела…

На мгновение Кортни почувствовала, что Мэтью отстранился. Неужели он испугался проявленных ею чувств и решил, пока не поздно, сбежать? Но в следующее мгновение его сильные руки снова вернулись, обжигая Кортни огнем. Мэтью подхватил ее на руки.

— Где у тебя спальня? — спросил он.

— Ты не знаешь?

Сердце Кортни радостно заколотилось. Значит, предчувствие ее не обмануло! Мэтью не спал с Сарой. Он никогда не был в спальне.

— Иди прямо, — прошептала она и прижалась губами к его шее.

8

Сара впорхнула в техотдел «Элком Инкорпорэйшн». Несмотря на усталость после бессонной ночи, она выглядела как всегда свежей и жизнерадостной. Оставалось лишь удивляться, откуда она черпает столько сил и энергии. После любовных утех с мистером Беннетом Сара оставила его в отеле отсыпаться, а сама отправилась искать приключений в ночной клуб «Парадиз найт». Она отплясывала всю ночь, не жалея каблуков и мужских сердец, которые разбивались от одного взгляда на танцевавшую красотку.

— Привет, ребята!

— Доброе утро, — неохотно ответил за всех Роджер.

— В чем дело? Почему вы все такие хмурые? Кто-то умер?

Патрик и Роберт с сосредоточенным видом изучали какие-то документы. Роджер вздохнул и снова взял на себя роль главного «ответчика».

— Видишь ли, Сара, вчера в «Элком Инкорпорэйшн» случилась одна неприятность, — медленно начал Роджер.

— Да? И какая же? — беззаботно спросила Сара, присев на краешек его стола.

Роджер отвел глаза, как будто в тщетной попытке избежать этого разговора.

— Вся корпоративная компьютерная есть была поражена неизвестным вирусом.

— Надо же! — воскликнула Сара, кокетливо прикрыв ладошкой рот.

— Слава Богу, все уже позади. Ситуацию удалось взять под контроль. В противном случае мы бы все остались без работы. По крайней мере на ближайшую неделю.

Патрик и Роберт мельком взглянули на Сару, но уже без прежнего обожания. Скорее с некоторым сожалением.

— Да что происходит, в конце концов? — не выдержала Сара. — Я чувствую, вы чего-то недоговариваете.

— Сара, мистер Беннет желал тебя видеть в своем кабинете, — сказал Роджер после некоторой паузы.

— Тоже мне удивил! Директор всегда желает меня видеть, — не без гордости и хвастовства заявила Сара.

— Боюсь, сегодня он немного не в духе, — осторожно заметил Патрик.

— Да? И каковы симптомы? — с улыбкой спросила Сара.

Ее забавляло смущение программистов. Могли бы прямо сказать, что босс в бешенстве и требует немедленно свою любовницу. А то взрослые мужики — и переглядываются, перемигиваются, как дети, провернувшие какую-нибудь аферу.

— Ну-у-у, — протянул Роберт, — он был… в ярости.

Сара рассмеялась, запрокинув голову.

— Что тебя так развеселило?

— То, что вы начали с «немного не в духе», а теперь выяснилось, что босс «в ярости».

Патрик пожал плечами.

— Просто не хотели тебя сразу пугать.

Сара снова заливисто рассмеялась. Однако никто ее не поддержал даже улыбкой.

— Думаете, меня так просто запугать?

— Сразу видно, ты еще не имела дела с боссом, когда он в таком настроении, — с печальными нотками в голосе произнес Дэвид. Ему действительно было жаль Сару. Но после того, что она сделала…

— А в чем дело? Неужели он такой из-за вируса?

Как Сара ни старалась бодриться, как ни бравировала, определенное волнение и тревога передались и ей. Если даже такие здоровые мужики тряслись как осиновые листы на ветру перед разгневанным мистером Беннетом, то ей и подавно следовало быть осторожной. Хотя, с другой стороны, они-то ведь с начальником не спали. Так что у нее есть одно, но весомое преимущество.

Роджер медленно кивнул.

— Ну ладно. Раз вы сегодня такие пугливые и серьезные, то мне здесь делать нечего. Пойду в жерло огнедышащего вулкана. Посмотрим, так ли страшен черт, как вы его малюете. — Сара улыбнулась, соскочила со стола Роджера и, помахав на прощание программистам, вышла из помещения.

Как только за Сарой закрылась дверь, Патрик сказал:

— Не завидую ей. Босс в гневе бывает страшен. А тут такое дело…

Он не договорил, но его все поняли без лишних слов.

Дэвид вздохнул и печально произнес:

— Мне так нравилась Сара. Такая веселая девушка. Как пташка, летевшая на свет и громкую музыку.

— Да. Мне она тоже нравилась, — согласился Роджер. — Но не спутали ли мы беспечность и легкое отношение к жизненным проблемам с легкомыслием и преступной беспечностью?

— Давайте не будем слишком строги. «Не судите и не судимы будете». Помните об этом, — с философским видом изрек Дэвид.

— Избавь нас от проповедей, Дэйв. И без того тошно.

Патрик и Роберт улыбнулись, увидев, как смутился и застеснялся Дэвид.

— В конце концов, мы ведь не знаем, как обстояло дело. Возможно, это получилось случайно, и Сара…

— Случайно?! — воскликнул Роджер, — Почему же ни у кого другого таких случайностей не бывает? Нет, дорогой мой, дело в безответственности.

— Да ладно вам, ребята, — попытался свести на нет назревавшую ссору Роберт. — Оставим это мистеру Беннету. Ему решать, как поступить с Сарой. Мы свое дело сделали. Мэтью и Кортни создали антивирусную программу. Патрик и Дэвид выяснили, каким образом вирус проник в сеть «Элком Инкорпорэйшн». Теперь мистеру Беннету решать, как наказать виновного.

— Кесарю кесарево…

— Дэвид! — в один голос воскликнули мужчины.

Дэвид смущенно опустил глаза.

— Явилась? — сурово спросил мистер Беннет, едва Сара переступила порог его кабинета.

Она обворожительно улыбнулась, однако сегодня почему-то ее улыбка никоим образом не растрогала босса.

— Котик, ты хотел меня видеть? — пропела Сара, подойдя к его столу.

— Во-первых, не называй меня «котик». Я твой босс, так что, будь любезна, прояви хоть немного уважения. Если тебе знакомо это слово, конечно.

Сара поёжилась. Такого она и впрямь не ожидала, даже после предупреждений программистов.

— Странно. Вчера тебе нравилось, когда я тебя так называла.

— Это было вчера. Не стоит об этом вспоминать. Сегодня мы на работе. Где я — ваш босс, мисс Джэкобс.

— Какие мы важные! — съязвила Сара.

Мистер Беннет с размаху ударил кулаком по столешнице. Письменный прибор и телефон подпрыгнули на несколько дюймов.

Сару прошиб холодный пот. Настоящий псих! Надо смываться, пока не поздно. С ним же невозможно разговаривать. Того и гляди пришибет, как надоедливую муху, и глазом не моргнет.

Мистер Беннет заметил, какое произвел впечатление на Сару. От ее вечной улыбки не осталось и следа.

— Ну что ж, раз мы распределили роли, можно начинать.

Так это была прелюдия к основному действию? — с ужасом подумала Сара. Что же меня ждет в кульминационный момент? Кровавая расправа?

— Мисс Джэкобс, не желаете ли вы мне что-нибудь объяснить? — спросил директор «Элком Инкорпорэйшн».

Сара в недоумении похлопала густо накрашенными ресницами.

— Не говорите загадками, мистер Беннет. Лучше напрямик спросите или скажите, в чем я провинилась.

— Значит, явка с повинной исключается, — сделал вывод босс.

— Я уже подозреваемая?

— Да, причем единственная.

— И что же я такое натворила? — Сара села, закинув ногу на ногу.

Мистеру Беннету подобная фамильярность явно пришлась не по вкусу, но он сдержался.

— Разве ты сама не знаешь?! — взревел он, когда Сара начала перебирать лежавшую на его столе корреспонденцию.

— Не забывайтесь, мистер Беннет. Попрошу обращаться ко мне на «вы».

Сара явно перегибала палку и даже не догадывалась об этом. Видимо, в детстве она плохо усвоила, что со спичками не играют.

Казалось, еще одно замечание секретарши, сделанное в прежнем тоне, и мистер Беннет взорвется, как триста тонн тротила.

— Мисс Джэкобс, вы едва не потопили «Элком Инкорпорэйшн».

Сара удивленно вскинула брови.

— Вы о чем?

— О том, что из-за твоей беспечности и любви к развлечениям — причем желательно за чужой счет — компания едва не пошла ко дну! — рявкнул мистер Беннет.

— Кроме того, что вы оскорбили меня, я все равно ничего не поняла, — призналась Сара.

— Напрасно ждете извинений. К черту всякие извинения! Вы слишком дорого мне обошлись.

— Что?! — воскликнула Сара.

— То, что слышала, маленькая дрянь.

— Мистер Беннет, не забывайте, что я могу…

— Что? Что ты можешь? Собралась мне угрожать? — с издевкой спросил директор «Элком Инкорпорэйшн».

— Да вы… вы… не имеете права. — Сара пылала от возмущения, но ничего более осмысленного сказать не смогла.

— Я не имею права? — медленно повторил мистер Беннет.

— Да, не имеете права меня оскорблять. Что бы я там ни натворила — кстати, моя вина еще не доказана, — вы обязана уважать мое человеческое достоинство. И не забывайте о том, что я женщина.

Мистер Беннет ухмыльнулся.

— С последним я еще готов согласиться. Имел удовольствие лично в этом убедиться.

Сара недовольно фыркнула.

— Неужели после того, что между нами было, вы смеете разговаривать со мной в подобном тоне?

А вот это уже был удар ниже пояса. Нечестной игры мистер Беннет не прощал никому. Даже любовницам. Вернее, особенно любовницам.

— Сара, ты что же, полагала, что наши личные отношения позволят тебе безалаберно относиться к своим служебным обязанностям?

— Вы ни разу не выказали свое недовольство, — пробурчала Сара.

— Да. Я совершил множество ошибок. И главная из них в том, что я принял тебя на работу. Я слишком уважал и ценил Кортни, чтобы даже допустить мысль, что ее сестра может оказаться такой… вертихвосткой, — наконец подобрал более или менее подходящее и приличное слово мистер Беннет.

— Однако Кортни вы уже уволили, — не без злорадства заметила Сара.

— Ах ты… маленькая дрянь. Подлая девчонка. Я только сейчас до конца осознал, что за праздник был у тебя вчера. Ты решила устроить Кортни неприятности. Уж не знаю, чем она тебе не угодила. Это ваши семейные дела, но я ни за что не поверю, будто Кортни заслужила подобное отношение с твоей стороны. Кортни самый добрый, честный и порядочный человек, который встретился на моем жизненном пути. А после ее вчерашней добровольной помощи я сделаю все возможное и невозможное, чтобы вернуть ее в «Элком Инкорпорэйшн». Так что, Сара, твой план провалился. И за порогом моей фирмы окажется не твоя сестра, а ты сама. Да-да, Сара, не делай таких щенячьих глаз. Этот фокус со мной больше не пройдет. Я никогда не сталкивался с подобной подлостью. Сара, ведь Кортни твоя сестра. Почему ты так радовалась ее уходу из «Элком Инкорпорэйшн»? Разве вам было тесно под одной крышей? Если бы не Кортни, ты бы до сих пор обивала пороги агентств по найму персонала в безуспешных поисках хоть какой-нибудь работы.

— Вам не понять, — огрызнулась Сара. — И я не собираюсь ничего вам объяснять. А вот услышать объяснения вашему поведению и оскорбительному тону я бы не отказалась.

Сара решила, что лучше перейти от обороны к наступлению. Ей надоело оправдываться и искать пути отступления. Пускай сначала мистер Беннет объяснится.

Мистер Беннет кивнул.

— Что ж. Если вы сами не чувствуете за собой вины, то мне придется ткнуть вас в нее носом, как нашкодившего кутенка.

Сара с трудом сдержалась, чтобы не нагрубить.

— Так вот, Сара, благодаря тебе… — Мистер Беннет сделал паузу. — Вернее было бы сказать, что по твоей вине Мэтью и Кортни просидели за компьютерами всю ночь.

— Боже, какая идиллия! Влюбленная парочка перед мониторами!

— Твоя ирония здесь неуместна, — одернул ее мистер Беннет. — Если бы не они, все компьютеры «Элком Инкорпорэйшн» превратились бы в груду железа. Дэвид и Патрик уже установили, каким образом вирус проник в корпоративную сеть. Некто любил «полазить» в Интернете в рабочее время. Вместо того, чтобы разбирать мою корреспонденцию и отвечать на телефонные звонки, эта особа часами торчала в чатах. У нее даже не хватило ума придумать себе «ник» и зарегистрировать почтовый ящик на каком-нибудь другом сервере. Нет. Она не придумала ничего лучше, чем просто воспользоваться почтовым ящиком на сервере «Элком Инкорпорэйшн», да еще и раздавала свой электронный адрес направо и налево, пока ее новые дружки, такие же безмозглые юзеры, не додумались прислать ей ссылку на неизвестную программу. Что они тебе наплели, Сара? Что это бесплатный доступ к чужим паролям или придумали какую-нибудь подобную чушь, рассчитанную на таких идиоток, как ты? В результате твоих виртуальных бесед «Элком Инкорпорэйшн» едва не осталась без сети.

— Какое горе! — все тем же издевательским тоном воскликнула Сара.

— Почему ты не пришла посоветоваться с тем же Роджером или с Патриком, вы ведь так сдружились? Нет, ты решила, что сама все знаешь и сможешь разобраться! — Мистер Беннет уже перешел на крик.

Сара расправила плечи.

— Ничего подобного. Я никогда не говорила, что разбираюсь во всех этих компьютерных премудростях.

— Что?! — Мистер Беннет побелел от злости и сжал кулаки. Будь его воля, он и правда размазал бы Сару по стенке. С подобной наглостью ему пришлось столкнуться впервые. Тем более со стороны своего подчиненного. Более того, какой-то девчонки, способной только вертеть бедрами и флиртовать с мужчинами. — Так что, позволь спросить, ты делала в «Элком Инкорпорэйшн»? Разве Кортни тебя не предупредила, что наша фирма занимается программным обеспечением? А теперь выясняется, что ты имеешь весьма туманное представление о персональном компьютере! Может быть, ты еще скажешь, что не умеешь читать и писать? Меня бы это уже не удивило!

— Да, но, когда я пришла в этот самый кабинет в первый раз, вас почему-то не заботила моя компьютерная грамотность. Вероятно, для вас гораздо более важным оказались другие мои способности, — с сарказмом сказала Сара.

— Гадкая наглая девчонка! — в сердцах воскликнул мистер Беннет. — Тебе не мешало бы устроить хорошую порку.

— Bay! Такого со мной еще не проделывали! Я и не подозревала о ваших садистских наклонностях. Я-то просто решила, что вы банальный состарившийся импотент, бегающий за юбками.

— Вчера ты говорила мне совершенно иное.

— Это было вчера. У меня было хорошее настроение, и даже такой никудышный любовник, как ты, не смог его испортить. Простите, я, кажется, снова забыла о субординации. Я хотела сказать, что вы — никудышный любовник.

Глаза мистера Беннета сверкнули от ярости. Он подлетел к Саре и с силой тряхнул ее за плечи, заставив подняться со стула.

— Эй, осторожнее. Я ведь могу и в суд на вас подать. За сексуальное домогательство и жестокое обращение.

— Дрянь!!! — взревел мистер Беннет.

В следующее мгновение воздух зазвенел от звучной пощечины, и Сара схватилась за мгновенно покрасневшую щеку.

— Вы ответите за это! Вы все за это ответите! — воскликнула она.

На ее глазах выступили злые слезы. Сара фурией вылетела из кабинета мистера Беннета и, не дождавшись лифта, понеслась по лестнице вниз.

Она спешила домой. Не ради того, чтобы поплакаться Кортни или получить ее поддержку, понимание. Нет, она торопилась выплеснуть на сестру все негативные эмоции, всю свою злость. Ведь это из-за Кортни ее только что оскорбили и ударили! Во всем виновата Кортни! И она сполна ответит за все то унижение, которое Сара только что перенесла.

Ее ведь уволили! Что она вчера делала в «Элком Инкорпорэйшн»? Теперь, после спасения компании, мистер Беннет станет на коленях умолять Кортни вернуться. Сердечко несчастной Кортни растает, она распустит нюни и вернется на прежнее рабочее место.

Черт побери! Все пошло прахом. Сара потеряла столько времени!.. А мистер Беннет? Она ублажала его, как могла, чтобы привлечь на свою сторону… И что? Он все равно поет дифирамбы Кортни, а ее, Сару, посмел ударить!

Сара махнула рукой, подзывая такси. Сев в машину, назвала адрес и грубо велела водителю:

— Быстрее!

Таксист с удивлением посмотрел на пассажирку в зеркало заднего вида. Надо же, такая красавица, а сколько злости и агрессии. От такого груза негативных эмоций и машина с места не тронется. Но такси все же поехало по указанному адресу.

9

— Милый, просыпайся, иначе мистер Беннет уволит и тебя. Ты же знаешь, он терпеть не может опозданий. — Кортни нежно поцеловала Мэтью в губы. — Тебе лучше вернуться на работу. Скоро как раз закончится обеденный перерыв.

Мэтью промычал что-то нечленораздельное и перевернулся на другой бок.

— Не выйдет, дорогой. — Кортни сдернула с него простыню.

— О, милая… еще чуть-чуть. Я ведь почти не спал.

— Ты чем-то недоволен? — Она смущенно улыбнулась.

— Все было чудесно. Разве я не могу устроить себе выходной после бессонной ночи? К тому же без тебя я все равно не хочу работать в «Элком Инкорпорэйшн», так что мистер Беннет может смело увольнять и меня.

Кортни сдвинула брови.

— Еще чего не хватало! И на что, по-твоему, мы будем жить?

Мэтью резко вскочил.

— Повтори, что ты сказала.

— А что я такого сказала? Мы, конечно, можем где-нибудь добыть печатный станок и изготовлять по ночам банкноты, но…

— Нет-нет, — нетерпеливо перебил ее Мэтью. — Повтори то, что ты сказала насчет нас.

Кортни рассмеялась, наконец поняв, какого признания добивается от нее Мэтью.

— Да, милый. Я хочу, чтобы мы были вместе. Я люблю тебя.

Мэтью притянул ее к себе и поцеловал в уголок рта.

— Кортни, я так давно этого ждал… так ждал этих слов.

Он целовал и целовал ее, мечтая, чтобы это счастье не заканчивалось никогда. Пусть они вечно вот так лежат и ласкают друг друга.

Идиллию прервал оглушительный хлопок входной двери.

— Наверное, Сара вернулась.

— И явно не в лучшем настроении, — добавил Мэтью, снова натянув на себя простыню.

Кортни вымученно улыбнулась. Если она ошиблась и Сара с Мэтью действительно были любовниками, то сейчас разразится самая настоящая буря. Мэтью обладает феноменальным хладнокровием, если до сих пор лежит рядом с ней, а не свисает с балкона. Почему же она вся дрожит? Как будто это она крутила романы с двумя братьями?!

— Кортни! — проревела Сара, возникая на пороге спальни.

— Да, Сара. Тебя не учили в детстве стучать в дверь перед тем, как войти?

— Ах вот как? Тут еще и мой разлюбезный Мэтью!

Глаза Сары сверкнули. Кортни никогда еще не видела сестру в таком состоянии. И она испугалась не на шутку.

Внезапно Сара вдруг сменила тон и уже плачущим голосом спросила:

— Сестричка, как же ты могла? Как могла переспать с Мэтью, зная, что мы с ним любим друг друга? — Она разрыдалась, повернувшись лицом к стене.

Однако на этот раз Кортни не помчалась успокаивать ее. Она даже не потрудилась встать с кровати, чтобы обнять Сару.

Это обескуражило Сару. Неужели Кортни наплевать на нее? Теперь для нее имеет значение только этот чертов Мэтью!

— Сара, прекрати этот спектакль, — сказал Мэтью.

Кортни сделала ему знак, чтобы он не вмешивался. Затем погладила его по плечу и указала взглядом на дверь ванной. Мэтью послушно, хоть и с неохотой направился в душ. Вскоре послышался звук льющейся воды.

— Сара, объясни мне: зачем ты все это делаешь? Просто из вредности? Из детского эгоизма? Разве я когда-нибудь обижала тебя? — Кортни натянула на себя комбинацию, встала с кровати и подошла к сестре.

— Отойди, не прикасайся ко мне! — Сара со злостью оттолкнула Кортни.

— Сара, пожалуйста, перестань. Твои рыдания и истерики совершенно ни к чему. Я больше не попадусь на твою удочку.

— Ты думаешь, я все сочинила? — Сара обратила красное от слез лицо к сестре.

— Да, я так думаю, — подтвердила Кортни. — Не удивлюсь, если и насчет друга твоей матери ты мне солгала.

— Как ты можешь?! Как смеешь такое говорить?! — Сара с кулаками набросилась на Кортни.

Однако Кортни вовремя успела схватить ее за руки и крепко сжала запястья.

— Сара, я хочу, чтобы ты оставила мой дом, — твердо сказала она.

Сара моментально перестала плакать и ошалело уставилась на сестру. Да, такого поворота сюжета она никак не ожидала от тихони Кортни!

— Выставляешь меня за дверь? Выкидываешь, как надоевшую игрушку? Что ж, чудесная у меня сестричка! Я всегда знала, что ничего хорошего от тебя лучше не ждать. Ты подлая, лицемерная тварь!

— Перестань. Не говори того, о чем впоследствии можешь пожалеть, — мягко сказала Кортни.

— Не строй из себя пай-девочку и заботливую сестру! Я знаю, какая ты на самом деле! Думаешь только о себе и о собственном благополучии. А на остальных тебе наплевать! Тебе было наплевать на папу, когда он умирал в мучительной агонии. Теперь тебе наплевать на свою сестру. Ты переступила через ее чувства! Затащила в постель ее любимого!

Слезы навернулись на глаза Кортни, но она не позволила эмоциям взять над ней верх. На этот раз Саре не удастся лишить ее душевного равновесия. Не выйдет! Она ни в чем не виновата перед отцом. Она не знала о его болезни. Он никогда не просил о помощи. А Сара… Сара — жалкая врунья, которая только и помышляет об очередной пакости.

— Не лги мне, Сара. Я больше не верю ни единому твоему слову.

— О, значит, Мэтью уже успел наплести тебе с три короба, а ты и растаяла! Правда, он отличный любовник?

Кортни едва сдержалась, чтобы не ударить сестру. В конце концов, та заслужила хорошую оплеуху.

— Сара, иди собирай вещи. Я не желаю терпеть тебя в своем доме. Мне действительно наплевать, куда ты теперь пойдешь. Ты из тех, кому небезопасно подавать руку помощи.

Сара расплакалась. Похоже, на этот раз искренне. Слезы градом катились по ее щекам. Впервые она осознала, что ей просто некуда и не к кому пойти. У нее не осталось друзей и подруг. Она поссорилась с матерью. И вот теперь — потеряла еще и сестру.

Однако в следующее мгновение ненависть превысила жалость к самой себе. Жгучая ненависть. Мечта о мщении. Злость. И пустота. Черная зияющая дыра вместо души. Ей некого любить, но есть кого ненавидеть!

Сара гордо вскинула голову и вышла из спальни.

Кортни за это ответит! Мэтью тоже. Они не будут вместе. Никогда.

Сара воровато огляделась, желая удостовериться, что Кортни и Мэтью еще не вышли из спальни.

Она подошла к вешалке в прихожей и осторожно повернула висевший на ней мужской пиджак.

— Посмотрим-ка, что у нас тут в карманах? — Сара хищно улыбнулась и запустила правую руку в один карман, затем в другой.

Пусто. Пока пусто.

Она опустила в один из карманов левую руку, в которой сжимала маленький черный комочек.

Интересно, как Кортни отреагирует, обнаружив в кармане Мэтью мои ажурные трусики? Эта мысль, видимо, чрезвычайно развеселила Сару, потому что она расплылась в улыбке. Она наверняка их узнает. Мы их покупали вместе. И у Кортни был такой вид, будто мы приобретали какую-нибудь секс-игрушку.

— Сара, что ты делаешь? — раздался за ее спиной суровый голос сестры.

Сара вздрогнула.

Черт бы побрал эти сантименты! Нет чтобы сразу положить трусики в карман и уйти!

— Ничего… просто разглядывала пиджак Мэтью. Он стильный парень, правда? — Сара резко выдернула руку из кармана.

Кортни не спеша подошла к вешалке и опустила руку в тот же карман.

— Что это? — спросила она, развернув «подарочек» Сары.

— Разве ты сама не видишь?

— Не огрызайся. Лучше объясни, как это, — Кортни растянула трусики, — попало в карман Мэтью?

— Кортни, неужели Мэтью не попросил и у тебя какой-нибудь предмет белья? Странно. Наверное, он стащил твой лифчик тайком.

— Сара!..

— Что? — как ни в чем не бывало ответила она. — Чего ты кипятишься? Разве это я виновата, что у нас общий любовник? Не забывай, что я его заполучила первая.

Кортни глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Сердце бешено колотилось, и Кортни опасалась, что сейчас «заработает» себе инфаркт. Хотя в ее возрасте это большая редкость. И все же… Не у всех же имеется под боком такая сестренка, как Сара. Она кого угодно доведет до больничной койки.

— Зачем… зачем ты подсунула свои трусики? — спросила Кортни, ощутив, что пульс снова стал ровным.

— Что?! — возмущенно воскликнула Сара. — Ты считаешь, что я… я способна на такое?

— О, Сара, не начинай сначала! Ты способна и на большее. И мне уже порядком надоели все твои выкрутасы. Честное слово. Смени репертуар. Почему бы для разнообразия не поиграть в раскаявшуюся грешницу?

— Ты ошибаешься, Кортни. Я не подкладывала трусики Мэтью, я их забирала. Я не хотела, чтобы ты их обнаружила. Я ведь знала, что это причинит тебе страдания. А я… я люблю тебя. Я желаю тебе счастья. Ты ведь моя сестра. Мэтью негодяй, но ты не виновата, что влюбилась в него. Жаль, конечно, что ты не поняла этого сразу, но…

— Господи, какая речь! Сара, в тебе погибла величайшая актриса! Ты с такой легкостью врешь, что уже и сама, наверное, начинаешь себе верить. Ты вообще когда-нибудь говорила мне правду? Или все — ложь, обман, фарс?

— Неужели ты не веришь мне?! — с надрывом спросила Сара.

— Ни капельки.

Кортни протянула сестре ее трусики.

— Забери это. Не хочу, чтобы ты потом обвиняла меня в воровстве и в том, что я обобрала тебя до нитки.

Сара взяла из ее рук ажурный комочек.

— Наслаждайся, сестренка, но помни, что Мэтью променяет и тебя на какую-нибудь красотку с такой же легкостью, с какой он оставил меня.

— Сара, я действительно не понимаю, зачем ты все это говоришь и делаешь? Какой тебе от этого прок? Неужели тобой движет исключительно желание напакостить, причинить мне неприятности? Ну что ты выиграешь, если я прогоню сейчас Мэтью? Тебе я все равно не позволю остаться. Мэтью с тобой тоже не пойдет. К чему все это? Зачем, Сара? Объясни.

— Затем… затем… что я тебя ненавижу!

Сара с такой злостью выплюнула последнее слово, что Кортни обдало холодом, а по спине пробежали мурашки.

— Но почему?

— Потому что мне осточертело с самого детства слышать, какая Кортни у нас умница-разумница, как у нее все здорово выходит, в школе, в университете, в «Элком Инкорпорэйшн»! Все ее любят, боготворят, желают добра. Ты ведь не приложила для этого ни малейшего усилия! Тебе не пришлось даже пошевелить пальцем, чтобы добиться всеобщей любви и признания. Тебе все слишком легко доставалось. А мне… мне приходилось изворачиваться, лгать, лицемерить, подлизываться, чтобы на меня обратили внимание, чтобы меня тоже любили!

— О, бедняжка, Сара. Ты так и не поняла, что нельзя добиться любви грязными способами. Люди сознательно или бессознательно чувствуют фальшь. Добрые, честные люди всегда окружены любящими людьми, потому что все хорошее притягивается друг к другу. Впрочем, злое тоже. Неужели ты полагала, что, оставив меня без работы и без любимого мужчины, ты покоришь мое сердце? Но ведь оно и так было твоим! Я ведь полюбила тебя Сара, а ты меня предала. Я верила тебе, а ты меня обманывала с самой первой минуты. Теперь я даже не знаю, слышала ли я от тебя хоть одно слово правды.

— Поверь, сестренка, правда в том, что я тебя ненавижу. Меня тошнит от всех твоих морализаторств на тему любви, прощения и доброты.

— Очень зря, Сара. Пока не поздно, задумайся о своей жизни. Чего ты добиваешься? К чему стремишься? Неужели разрушение — твоя единственная цель? Сара, многие подтвердят — если ты не веришь мне, — что счастье в созидании. Будь то успешная карьера и создание собственного бизнеса или соединение двух сердец и созидание крепкой многодетной семьи.

— Меня сейчас стошнит от твоих слов, Кортни! Ты дура, если действительно во все это веришь! Не удивлюсь, если ты и впрямь мечтаешь об идиллическом мирке: домике в лесу, козочках и о тому подобной пасторальной чепухе!

— Эта чепуха намного предпочтительнее козней и интриг, которыми ты опутываешь всех, кто имел несчастье приблизиться к тебе на достаточно близкое расстояние.

— Возможно. Однако, по крайней мере, я добиваюсь своих целей.

— Но какой ценой? Ты идешь по головам!

— Главное не поскользнуться на чьей-нибудь лысине вроде плеши мистера Беннета.

— Девочки, вы снова ссоритесь?

В коридор вышел Мэтью. Он был уже выбрит, причесан и полностью одет. Он подошел к Кортни и обнял ее за талию.

— Милая, ты в порядке?

— Да, мы уже закончили. Не так ли, Сара?

— Воркуйте, голубки. Я надеюсь, что ваше счастье не продлится долго.

— Не надейся, — ответил Мэтью. — Мы с Кортни скоро поженимся.

Сара побелела от злости и досады. Даже от своей наивной сестренки она не ожидала такой прыти. С Гарольдом она тянула три года, а тут решила выскочить замуж за человека, с которым познакомилась буквально на днях!

— Да, и надеемся, что на свадьбе тебя не увидим, — добавила Кортни. — Не хотелось бы портить праздник и аппетит всем гостям.

— Ишь, как ты заговорила, Кортни! Думаешь, победила?

— Мы победили, — ответил за Кортни Мэтью и поцеловал ее в висок.

— Что ж, пойду соберу вещи. Мне крайне неприятно находиться в вашем обществе.

— Взаимно, — не осталась в долгу Кортни.

Сара фыркнула и, резко развернувшись, отправилась в свою комнату.

— Вы не растерзаете друг друга? Вас можно оставить в одной квартире? — с улыбкой спросил Мэтью.

— Не беспокойся.

— Ну и сестричка у тебя! Врагу не пожелаешь.

Кортни пожала плечами.

— Ты все-таки решил пойти на работу?

— Да. Честно говоря, я был бы счастлив, если бы мы пошли вместе. Уверен, что мистер Беннет уже раскаялся в своем решении.

— Возможно, так оно и есть, — согласилась Кортни. — Но он меня сильно обидел.

— А если он извинится? Ты вернешься в «Элком Инкорпорэйшн»?

Кортни помедлила с ответом. Конечно, она бы с радостью взялась за прежнюю работу. Тем более теперь, когда работа в паре с Мэтью над общим проектом доставляла бы ей сплошное удовольствие, но обида на босса прочно угнездилась в ее сердце.

— Мэтью, ты плохо знаешь мистера Беннета. Он скорее умрет, чем признает свою неправоту. Вернее, он ее признает, но только лично для себя. Публичные извинения не в его стиле.

— И все же?

— Ты хочешь знать, хочу ли я вернуться в компанию? Да. Я мечтаю об этом. Вчера я с радостью ухватилась за возможность еще раз посидеть на своем стуле, поработать на любимом компьютере.

— Тогда я уверен, что мы еще поработаем с тобой, напарник.

Кортни улыбнулась и поцеловала Мэтью.

— Иди. Тебе уже пора.

— До встречи, милая.

— До встречи.

До вечера Кортни предстояло еще одно важное дело, откладывать которое она просто не имела морального права. Так почему бы не взяться за него прямо сейчас?

— Извините, я могу поговорить с Гарольдом Уокерсом?

— Одну минутку, мисс.

— Я слушаю, — услышала Кортни знакомый голос в телефонной трубке.

— Гарольд, привет. Это я, Кортни.

Повисла напряженная пауза. Затем Гарольд спросил:

— Что-то случилось, Кортни? Проблемы с Сарой?

— Да. Откуда ты знаешь?

— Я предупреждал тебя об этом сразу, как только увидел твою сестру на пороге нашей… гм, твоей квартиры.

— Верно, — согласилась Кортни.

— Тебе нужна моя помощь?

— Нет, Гарольд. — Она помедлила, не зная, с какой стороны лучше подступиться к серьезной теме. Решив, что в любом случае это не телефонный разговор, Кортни сказала: — Гарри, здесь остались твои вещи. Я их собрала. Приходи. Заодно и поговорим.

— Значит, все кончено.

— Да.

— Я надеялся, что у нас еще есть шанс.

— Давай поговорим обо всем при личной встрече.

— Хорошо. Когда я могу подъехать?

— В любое время. Хоть сейчас. Я ушла из «Элком Инкорпорэйшн». Так что теперь у меня уйма свободного времени.

— Да-а-а, — протянул Гарольд. — Ты сделала именно то, о чем я мечтал. Правда, все произошло слишком поздно. Могу я узнать причину твоего ухода?

— При встрече.

— Значит, и тут не обошлось без Сары, верно?

— Гарольд, мы так никогда не закончим этот разговор. И тебя тоже уволят за болтовню по служебному телефону.

— Это что, официальная версия?

— Угу.

— Ну и хитра же твоя сестрица! Сначала подставила меня… Я-то думал, она стремится узурпировать власть над твоим сердцем… и домом. А оказывается, она просто решила поквитаться с тобой. Признайся, Кортни, чем ты ей так насолила в детстве?

— Гарольд, пока. Увидимся.

Он рассмеялся.

— Хорошо. Я слишком любопытен. А ты слишком скрытна. Все-таки из нас вышла бы отличная пара.

Кортни тоже рассмеялась.

— И не говори!

— Так, может быть… — начал Гарольд, но в трубке раздались короткие гудки.

Он вздохнул и положил телефонную трубку.

— Плохие новости? — с интересом спросила молоденькая мисс Салливан, работавшая секретарем в юридической конторе Гарольда.

— Не знаю, — признался он.

Мисс Салливан с сомнением и недоверием взглянула на Гарольда.

— Вы хотите сказать, что, поговорив по телефону почти десять минут, так и не поняли, в чем дело?

— Вы, как всегда, великолепно сформулировали мое состояние.

— Но разве это возможно?

— Вот и я поражаюсь: как вам это удается?

— Да я не о себе. Я имела в виду… ну да ладно. Все это пустяки. Я не должна вмешиваться в ваши личные дела. Если у вас запутанные отношения с женщиной, то… — затараторила мисс Салливан.

— Джулия… Можно вас так называть?

Она кивнула.

— Не знаю, зачем я вам все это говорю… возможно, потому что вы мне нравитесь и я бы… в общем, у меня были запутанные отношения с этой женщиной. А теперь отношений нет вообще. Кортни позвонила, чтобы я заехал за своими вещами.

Джулия опустила глаза.

— Мистер Уокерс, вы вовсе не обязаны мне что-то объяснять.

— Я знаю, но я захотел вам это объяснить.

Она подняла на него глаза и улыбнулась.

— Надеюсь, мы с вами подружимся.

— Не сомневаюсь, мистер Уокерс.

— Для начала — зовите меня Гарольдом. Так будет проще и удобнее.

— Хорошо, мистер… Гарольд.

Гарольд усмехнулся. Очень уж забавная эта мисс Салливан. Совсем недавно окончила колледж, а разбирается в юридической практике не хуже опытного адвоката. Ее советы подчас поражали Гарольда своей оригинальностью и правильностью. Джулия зарабатывала не так уж и много, при этом снимала квартиру в Лос-Анджелесе и еще умудрялась отправлять родителям часть заработка в Солт-Лейк-Сити. Наверное, питается Святым Духом, подумал Гарольд, окинув хрупкую стройную девушку оценивающим взглядом.

— Мне нужно отлучиться на пару часов. Если я не ошибаюсь, все встречи назначены на послеобеденное время, так что ничего переносить не придется.

— Подождите. — Джулия сверилась с ежедневником. — Через сорок пять минут должна прийти миссис Гаррисон-Уиллкс.

Гарольд стукнул себя по лбу.

— Черт! Я совершенно о ней забыл. Джулия, и что бы я только без вас делал? Придумайте что-нибудь, но перенесите встречу.

— Да, но вы же ее знаете, она наверняка устроит скандал.

— Искренне сочувствую вам. Но никто ведь и не говорил, что будет легко. С меня приглашение на обед.

Неожиданно для Гарольда и для самой себя Джулия покраснела.

— Извините… я сделаю все возможное. Сама не понимаю, зачем начала с вами спорить. Еще раз простите.

Гарольд ободряюще улыбнулся.

— Джулия, ваши извинения приняты. Хотя они совершенно излишни. А мое приглашение остается в силе.

— Не стоит, ми… Гарольд, это ведь моя работа — назначать и переносить встречи. Даже с такими клиентами, как склочница миссис Гаррисон-Уиллкс.

— Джулия, я пригласил вас не только потому, что переложил на ваши хрупкие плечики всю работу.

Она вопрошающе посмотрела на Гарольда.

— Повторюсь, если скажу, что вы мне нравитесь. Так почему бы нам не провести обеденный перерыв вместе? Разве в этом есть что-то непристойное?

— Хорошо, я согласна. С нетерпением буду ждать вас к перерыву.

— Я мигом. Туда и обратно. До свидания. Мужайтесь.

Джулия Салливан улыбнулась.

— До свидания. Если, конечно, миссис Гаррисон-Уиллкс не доконает меня своим брюзжанием и ворчанием.

Гарольд улыбнулся ей на прощание и ушел.

Кортни встретила его с пылесосом в руках.

— Вот уж не ожидал застать тебя за таким занятием, как уборка квартиры, — сказал Гарольд, проходя в квартиру.

— Я тоже от себя не ожидала. — Она усмехнулась. — Не припомню, когда в последний раз у меня нашлось время на генеральную уборку.

— Значит, ты все-таки ушла из «Элком»?

Она кивнула.

— И когда вернешься?

Кортни с удивлением подняла на него глаза.

— В смысле?

— Ну, Кортни, перестань. Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы поверить, будто ты решила стать домохозяйкой и оставить любимую работу. Да ты же готова дневать и ночевать за компьютером.

Она улыбнулась.

— Наверное, ты прав. Но сейчас все слишком неопределенно. Маловероятно, что я вернусь в «Элком Инкорпорэйшн», — с грустью сказала Кортни. — А подыскивать новую работу начну со следующей недели.

— Думаю, тебе не составит особого труда устроиться. Насколько я помню, многие конкурирующие фирмы готовы были оторвать тебя с руками. Это ты всегда отказывалась рассматривать предложения, какими бы выгодными они ни были.

— Ты меня захвалишь, Гарольд. Это было давно. Теперь мне придется восстанавливать прежние связи, искать визитные карточки, обзванивать фирмы… В общем, не хочу пока об этом задумываться. Ну что же ты стоишь в коридоре? Проходи в гостиную. Чувствуй себя… — Она осеклась.

— Как дома, ты хотела сказать? — закончил за нее Гарольд с улыбкой.

Кортни смущенно улыбнулась. Вышло несколько неловко. Здорово, что Гарольд так спокойно к этому отнесся. Все-таки он замечательный человек… и друг. Да, он всегда был для нее в первую очередь другом. А уж затем — любовником. Возможно, поэтому она так и не решилась принять его предложение руки и сердца. Впрочем, терять верного друга Кортни тоже не хотела. Вот и сейчас она надеялась, что ей удастся сохранить с Гарольдом добрые, доверительные отношения.

Она поставила пылесос в угол, сбегала вымыть руки и присоединилась к Гарольду в гостиной.

— Не возражаешь если я налью себе стаканчик виски с содовой?

— Зачем ты спрашиваешь?

— Ты не составишь мне компанию?

— Нет, хочу сохранить светлую голову до вечера, — отказалась Кортни.

— А что? На вечер, у тебя уже намечены какие-то планы?

— Да. У меня свидание.

— Быстро же ты забыла меня.

— Не обижайся, но, наверное, я влюбилась в Мэтью с первого взгляда.

Гарольд промолчал.

— Я должна перед тобой извиниться. Прости, что поверила Саре, а не тебе. Я должна… должна была сразу почувствовать фальшь. Ты ведь был так добр ко мне. Так заботлив. Рядом с тобой я никогда ни в чем не сомневалась. Я ни разу не подвергла сомнению твои слова. А Сара…

— Сара — твоя сестра, Кортни. Конечно, ты поверила ей. Тем более она замечательная актриса. Разыграла целый спектакль. Сколько было слез, истерики… А я… я стоял, как идиот, в одном полотенце и не мог ничего толком объяснить. Впрочем, я и сам почти ничего не понимал. Мне все это казалось каким-то кошмаром.

— Ты правда не сердишься на меня? — с надеждой спросила Кортни.

Гарольд погладил ее по волосам.

— Ну как можно сердиться на тебя? Мне только жаль, что все так закончилось. Хотя у меня давно было предчувствие, что наш корабль неуклонно движется ко дну. Течь была небольшой, но пробоина грозила в любую секунду увеличиться до катастрофических размеров.

— Наверное, ты прав. Мои сомнения и колебания должны были тебя насторожить. Любящая женщина никогда не станет так долго тянуть с ответом.

— Ты так сказала, как будто сейчас ты готова отправиться за любимым… за счастливцем Мэтью на край света.

— Так оно и есть! Мы с ним вместе всего… один день! — воскликнула после паузы Кортни, поразившись своему открытию. — А я уже согласилась выйти за него замуж.

— Что ж, поздравляю. — Гарольд обнял ее за плечи.

— Ты правда рад за меня?

— Конечно, я был бы гораздо счастливее, если бы ты согласилась выйти за меня, но, видимо, не судьба нам быть вместе. И дело вовсе не в Саре. Это произошло бы рано или поздно. Твоя сестра лишь ускорила наше расставание.

— Да, но мне очень жаль, Гарольд, что тебе пришлось пережить это. Представляю, как тебе было неприятно. Я ведь оскорбила тебя. Выставила из дома. Не поверила тебе.

— Перестань винить себя, Кортни. Я же сказал, что не держу на тебя зла. Сара сэкономила наше время.

— Боже, Гарольд, я так хочу, чтобы и ты был так же счастлив! Я нисколько не сомневаюсь, что ты встретишь свою любовь, женщину, которая полюбит тебя по-настоящему и станет твоей женой.

— Я тоже на это надеюсь, — ответил Гарольд, и неожиданно перед ним возник образ Джулии Салливан.

Кто знает, что их ждет впереди? Возможно, Джулия именно та женщина, которую он искал всю жизнь?

Они еще долго беседовали, обсуждали проблемы, давали друг другу советы, смеялись и плакали… Со стороны могло показаться, что встретились двое старых друзей, которые не виделись много лет и теперь не могут наговориться. Взглянув на наручные часы, Гарольд заторопился.

— Может быть, останешься на обед? — предложила Кортни.

— Нет, у меня еще полно дел в офисе. К тому же надо успеть закинуть домой чемодан.

— Где ты теперь живешь?

Кортни только сейчас осознала, что даже понятия не имеет, где Гарольд остановился. Ведь в Лос-Анджелесе не так-то легко снять приличную и не слишком дорогую квартиру. Тем более срочно. Выставив Гарольда за дверь после скандала с Сарой, она, естественно, и не побеспокоилась о том, куда он отправится.

— Волнуешься за меня?

— Конечно. Мы ведь теперь друзья?

— Друзья, — неуверенно согласился Гарольд.

Ему все еще не верилось в то, что он больше никогда не обнимет и не поцелует Кортни. Однако предложи ему Всевышний снова игру в одни ворота, Гарольд не принял бы правил безответной любви, хотя ему и было известно расхожее суждение о том, что в любом союзе один любит, а другой лишь позволяет себя любить.

— Я снял небольшую квартирку недалеко от Гриффит-парк.

— И тебя не беспокоят питомцы зоопарка? — с улыбкой спросила Кортни.

— Пока никто из них в гости не наведывался, — пошутил Гарольд и взял в обе руки по чемодану. — И когда я успел накупить столько тряпок? — вслух спросил он самого себя.

— Если понадобится моя помощь, звони в любое время, — сказала Кортни, открыв перед ним дверь.

— Всенепременно. Ты тоже звони. На свадьбу-то хоть пригласишь?

— Всенепременно, — передразнила она его.

— Тогда буду ждать официального приглашения.

Кортни улыбнулась.

— Я люблю тебя, Гарольд… как друга. Самого лучшего друга на свете.

— Я тоже люблю тебя, Кортни. Надеюсь, что скоро тоже смогу относиться к тебе только как к другу.

— Пока.

— Пока, Гарольд.

Кортни закрыла за ним дверь. Вот и перевернута еще одна страница ее жизни.

10

Кортни бросила шланг пылесоса и быстро пошла к входной двери. Ну кого там опять принесло? Сегодня у нее день посещений.

— Гарольд, ты что-то забыл? — Кортни отворила дверь. — Мистер Беннет? Что… что случилось? Снова вирус?

— Даже не шутите так, мисс Джэкобс. Разрешите войти? Хотя после… вашего ухода из «Элком Инкорпорэйшн» вы вполне можете мне отказать во внимании.

— Что вы. Проходите, пожалуйста. — Кортни вытерла руки о передник. — Я в таком виде… — извиняющимся тоном начала она, но бывший босс жестом руки остановил ее оправдания.

— Пустяки. Я прекрасно понимаю, что вы решили воспользоваться неожиданно образовавшимся отпуском. Наверняка раньше у вас было не слишком-то много времени на домашние хлопоты.

Кортни улыбнулась.

— Не то слово.

— Ой, извините. Я такой рассеянный. Это вам. — Мистер Беннет протянул удивленной Кортни коробку дорогих шоколадных конфет. — Это вряд ли полностью извинит мое поведение, но, по крайней мере, я надеюсь на некоторое послабление и снисхождение с вашей стороны.

— Спасибо, но, право, не стоило беспокоиться.

— Только не говорите, что вы на диете.

Кортни отрицательно покачала головой.

Мистер Беннет с облегчением вздохнул.

— Слава Богу, я уж опасался разозлить вас еще больше. Нет ничего хуже, чем подарить женщине, которая соблюдает диету, шоколад. Пиши пропало. Я боялся, что сегодняшний визит с конфетами вобьет последний гвоздь в крышку моего гроба.

Кортни снова улыбнулась.

— Так что же вас привело ко мне? — спросила она, когда мистер Беннет расположился на диване в гостиной.

— Я, наверное, вас удивил, мисс Джэкобс. Вы полагали, что я ни за что не пойду на примирение первым?

— Честно говоря… да, — не стала отпираться Кортни.

— Я умею признавать свои ошибки. Зря вы считаете меня упертым стариканом. — Мистер Беннет усмехнулся.

Кортни укоризненно посмотрела на него.

— Мистер Беннет, ради всего святого, не говорите ерунду. Какой же вы старик? Да вы дадите фору любому юнцу!

— Спасибо, конечно, за комплимент, но мне и впрямь уже не угнаться за молодежью. Вот и с «Элком Инкорпорэйшн» мне уже одному не справиться. — Он глубоко вздохнул.

— Что?! — воскликнула Кортни. — Вы хотите сказать…

— Я хочу сказать, моя дорогая Кортни, что теперь у меня появился деловой партнер.

Ну вот, огорчилась Кортни. Значит, в фирме произойдут коренные изменения в самое ближайшее время. С приходом нового человека «Элком Инкорпорэйшн» наверняка станет другой. Может быть, изменится и штат сотрудников. Возможно, кого-то уволят. На их места придут новые работники…

— Вы расстроились, Кортни? — прервал ее грустные размышления мистер Беннет. — Боитесь, что ваш Мэтью потеряет работу?

Она кивнула, немного удивившись проницательности и осведомленности босса.

— Он ее уже потерял.

Глаза Кортни распахнулись.

— Да-да, мисс Джэкобс. Теперь Мэтью не является программистом «Элком Инкорпорэйшн».

— Но почему?! Как же так?! Ведь Мэтью Ковальски — первоклассный специалист! «Элком» много потеряет с его уходом! Разве вы сами не радовались тому, что он выбрал именно нашу компанию?

Мистер Беннет расплылся в довольной улыбке. Именно такой эффект от своего заявления он и предвидел. Кортни в очередной раз оправдала его ожидания.

— Успокойтесь, Кортни. Я сказал, что Мэтью больше не программист «Элком Инкорпорэйшн», так?

Она кивнула, не понимая, к чему клонит босс.

— Но я ведь не говорил, что он покинул «Элком Инкорпорэйшн», так?

— Так. — У Кортни появилась робкая надежда.

Мистер Беннет выдержал театральную паузу, рискуя свести Кортни с ума от нетерпения.

— Мэтью Ковальски уже час как мой компаньон и ваш непосредственный начальник.

— Мой? Но я ведь не…

— Кортни Джэкобс, я не желаю вас слушать и сразу предупреждаю: я не приму отказа. Неужели вы до сих пор не простили моего кретинского… гм, недостойного… хамского поведения? Мне продолжить эту самоуничижительную речь или вы избавите меня от этого «удовольствия»?

— Ну-у-у… — Кортни задорно улыбнулась. — Я бы не отказалась послушать еще, но, так уж и быть, пожалею ваше тщеславие.

— То есть мои извинения приняты?

— Так это было извинение? Мистер Беннет, вы, однако, весьма оригинально просите прощения!

— Просто у меня мало практики.

— Да. Я вообще не припомню, чтобы вы когда-нибудь просили за что-нибудь прощения.

— Таков уж я есть. Упертый старикан.

— Я готова согласиться только с первым утверждением.

— Так вы согласны?

— Согласна на что?

— Какая разница?! Вы должны слепо доверять мне, своему боссу, и не задавать лишних вопросов. Просто соглашайтесь.

— Но, мистер Беннет… — попыталась возразить Кортни, однако он не позволил ей продолжить.

— Согласны ли вы вернуться в «Элком Инкорпорэйшн»?

— Я не знаю. Не уверена, что…

— Кортни, открою вам один секрет. Если в вас есть хоть капля сострадания и милосердия, вы согласитесь.

— Что еще за секреты?

— Мэтью меня прикончит, если я вернусь в «Элком Инкорпорэйшн» один.

— Не может быть. Он не настолько кровожаден! — с усмешкой заявила Кортни. Напротив, Мэтью очень нежен, ласков, закончила она про себя.

— А я ведь точно говорю: мне не жить, если вы откажетесь. Неужели вы жаждете моей крови?

Кортни помотала головой.

— Предпочитаю другие напитки.

— Ну так мы едем вместе?

Кортни медлила с ответом. Ведь она так и не успела закончить уборку. Когда еще выдастся свободная минутка?

— А как же наш с Мэтью проект?

— О, не беспокойтесь. Все будет так, как вы захотите. Если желаете, можете передать его кому-нибудь или закончить в одиночку.

— Да нет же, — возразила Кортни, — я хочу снова работать с Мэтью. У нас неплохо получилось с «Китайским драконом», и, надеюсь, мы сможем сотрудничать в дальнейшем.

— Как пожелаете, мисс Джэкобс. С Мэтью, значит, с Мэтью.

— А вы стали значительно сговорчивее, — с улыбкой сказала Кортни.

Мистер Беннет моментально напустил на лицо суровое выражение.

— Даже не рассчитывайте на послабление. Как только вы вернетесь в «Элком Инкорпорэйшн», так сразу же получите прежнего строгого босса. Я вам спуску не дам. Не допущу, чтобы кто-то сел мне на шею и болтал ножками.

— Кто бы рассчитывал?!

— Я рад, что мы настолько хорошо изучили друг друга, мисс Джэкобс. Теперь быстрее приводите себя в порядок, а я пока попробую конфеты, если не возражаете. — Мистер Беннет, не дожидаясь разрешения, уже открыл коробку и схватил конфету.

Кортни улыбнулась. В конце концов, разве она не знала с самого начала, что этим все и закончится? Даже Гарольд нисколько не сомневался в ее возращении в «Элком Инкорпорэйшн». Правда, визит мистера Беннета ее и в самом деле удивил.

Она еще раз взглянула на босса, с детским восторгом поглощавшего принесенные им же конфеты. Перед ней было очередное наглядное доказательство утверждения, что все мужчины остаются детьми до самой старости.

— Поторопитесь, мисс Джэкобс, — посоветовал мистер Беннет. — В моем возрасте вредно есть много сладкого. Вы ведь не хотите, чтобы у меня развился сахарный диабет, правда? Чем дольше вы будете наряжаться, тем больше риск.

— Уже бегу.

Кортни действительно побежала в свою комнату. Ей уже не терпелось встретиться с друзьями и приступить к работе.

— Привет всем! — Кортни салютовала с порога техотдела «Элком Инкорпорэйшн».

— С возвращением! — дружно воскликнули Патрик и Роберт.

— Привет, Кортни, — сказал Дэвид.

— Подойди же ко мне, дай я тебя обниму. — Роджер встал со стула и раскрыл объятия.

Кортни подошла и крепко обняла его.

— Я начну ревновать. — В помещение вошел Мэтью. — До меня донесся слух, что пташка вернулась в клетку.

Кортни радостно улыбнулась, высвободилась из объятий Роджера и понеслась навстречу Мэтью.

— Милый, я знаю, что это твоя работа. Мистер Беннет мне сам признался.

— Ничего не знаю и не понимаю, о чем ты говоришь. Какая еще работа?

— Перестань, я знаю, что ты послал мистера Беннета ко мне с повинной.

Мэтью улыбнулся.

— Ну, во-первых, он сам рвался к тебе, я лишь поторопил его. А во-вторых, разве не этого ты ждала?

— Честно говоря, я даже боялась на это надеяться. Неприятно падать с небес.

— Уверяю, падать с верхней ступеньки стремянки еще неприятнее. — Мэтью шутливо потер спину, как будто ему довелось недавно это испытать.

— Ты хоть иногда бываешь серьезным? — спросила с укором Кортни.

— Да. Каждый раз, когда говорю, что люблю тебя.

— Я тебя тоже.

Мэтью притянул ее к себе и обнял.

— С возвращением.

— Эй, голубки! — окликнул их Роджер.

— Мэтью, имей совесть! Сколько можно? Ты еще успеешь наговориться с Кортни. Дай же нам с ней пообщаться!

— Они что, уже в курсе наших отношений? — шепотом спросила Кортни.

— Извини, не смог удержаться. К тому же в воздухе что-то витало, какие-то электрические импульсы. Ребята сами почуяли неладное. Вернее, ладное, — с улыбкой поправился Мэтью.

— Лучше признайся, что хотел потешить свое мужское самолюбие. Поспешил похвастать перед дружками одержанной победой.

— И они меня, между прочим, с этим поздравили. В конце концов я взял неприступную крепость. Заметь, никому из них это не удалось.

— Нет, ну сколько будет продолжаться это безобразие?! — возмущенно воскликнул Роберт.

— Мэтью, отпусти Кортни хотя бы на пару минут, — поддержал его Патрик.

Мэтью коснулся губами уголка ее рта и легко подтолкнул Кортни вперед.

— Ступай. Не хочу нажить себе врагов.

Кортни улыбнулась.

— А вот и я! — громко сказала она, присоединившись к группе программистов.

— Ну, рассказывай.

— О чем?

— Обо всем, — велел Роджер. — О вирусе, о Мэтью, о мистере Беннете. Не могу поверить, что он пришел к тебе с извинениями!

— Мне тоже до сих пор кажется, что это был сон. Кошмар, медленно превратившийся в волшебную сказку. О вирусе и о Мэтью вы уже, наверное, все знаете… Хотя нет, думаю, в чем-то мне удастся его опередить. — Кортни сделала паузу и торжественно заявила: — Мы женимся.

Оглушительного эффекта не получилось. Мужчины лишь слегка улыбнулись.

— Вы и об этом уже знали? — удивилась Кортни, слегка разозлившись на Мэтью.

Ну и болтун! Уже всем растрепал! Даже не дождался ее прихода!

— Извини. Мэтью нам уже сообщил.

Кортни кивнула. Что ж, сюрприз запоздал.

— Ты только на него не обижайся. Просто он явился сегодня, сияя от счастья. Я даже попросил его отойти от моего Пентика, чтобы не дай Бог ничего не коротнуло, — сказал Роджер, заметив досаду Кортни.

— Я понимаю.

— Нет, правда, Кортни, ну чего теперь дуться? Мы болваны. Нам надо было сделать вид, что удивились, да поздравить тебя.

— Собственно, нам и сейчас никто не мешает это сделать.

— Мы так рады за тебя, Кортни. Вы с Мэтью отлично смотритесь вместе, — сказал Патрик.

— За соседними компьютерами, — с улыбкой добавил Роберт.

— Когда свадьба?

— Не знаю, мы еще это не обсуждали… — начала Кортни. — Или, быть может, Мэтью вам уже сказал? Что ж, тогда поведайте и мне. Как-никак я невеста. Не хотелось бы опоздать на собственное бракосочетание.

— Нет, Мэтью дату не называл.

Кортни с облегчением вздохнула.

— Ну слава Богу, еще не все потеряно.

— Решайте скорее, — велел Роджер. — Я хочу увидеть тебя в свадебном платье. Не сомневаюсь, что ты будешь великолепной невестой.

— Конечно, ты меня увидишь, Роджер. Вы все увидите, если захотите, конечно. Считайте, что мы с Мэтью вас уже пригласили.

Мужчины смущенно переглянулись.

— Лучше и не говорите, — простонала Кортни. — И без того ясно, что и с приглашением Мэтью меня опередил.

Ответом ей был дружный радостный смех и поздравления.

— Кортни? Что-то случилось? Почему ты так поздно? — Заспанная Клара в одной лишь ночной сорочке стояла перед раскрытой дверью.

— Извини, дорогая. Я не хотела опоздать со своими известиями.

— Опоздать? Кортни, о чем ты говоришь? Какие еще известия?

— Не предложишь мне войти для начала? — с улыбкой спросила поздняя гостья.

— Конечно-конечно, проходи. Надеюсь, твои новости действительно стоят моего сна.

Кортни расплылась в счастливой улыбке.

— Говори скорее! Не терзай. — Клара протерла глаза и приняла удобную позу, чтобы выслушать подругу.

— Я выхожу замуж! — воскликнула Кортни.

— Поздравляю. Это все? — безразличным тоном спросила Клара.

— Неужели ты за меня не рада?

— Безумно рада и счастлива. — Клара зевнула.

— И совсем не удивлена?

— А чему здесь удивляться? Ты ведь живешь с Гарольдом уже года три, если не ошибаюсь. Я уже устала ждать, когда вы, наконец, оформите свои отношения. Вон и платье себе давным-давно купила на этот случай, а вы все никак.

Кортни рассмеялась.

— Ох, Клара… прости. — Она с трудом подавила очередной приступ смеха. — Я выхожу не за Гарольда. Мы с ним несколько дней назад расстались.

Клара мгновенно проснулась. Какой уж тут сон после таких заявлений!

— Кортни, ты смеешься надо мной? Как это ты выходишь не за Гарольда?

Кортни пожала плечами.

— Вот так. Моего жениха зовут Мэтью Ковальски. И пока он там возится за компьютером, я решила забежать к любимой подружке и поделиться радостью.

— Постой. Я спросонья, видимо, туго соображаю. В голове сумбур. Представляешь, мне послышалось, будто ты за несколько дней успела бросить мужчину, с которым прожила вместе несколько лет, найти другого, влюбиться в него и принять предложение руки и сердца. Так что повтори еще раз то, что ты сказала. И помедленнее, пожалуйста. Для «особо одаренных».

Кортни снова рассмеялась.

— Ты поняла все абсолютно правильно. Так и было на самом деле. За эти же несколько дней я еще успела уволиться из «Элком Инкорпорэйшн», спасти компанию от полного краха и снова в нее вернуться. Также порадоваться приезду сестры и еще больше — ее отъезду.

— Я, наверное, сошла с ума, — заключила Клара.

— Или я.

— Скорее всего, мы обе, — подытожила Клара с обворожительной улыбкой и обняла подругу. — Ты очень любишь своего Мэтью, да?

Кортни быстро кивнула.

— Очень. Больше жизни.

— Я так и поняла сразу, как только ты сказала, что выходишь за него замуж. За Гарольда ты ведь так и не решилась.

— Да, вечно придумывала всякие отговорки. То времени нет, то много работы, то «давай лучше съездим на Гавайи»… А сейчас я готова идти под венец в любую минуту. Хоть завтра.

— Даже не думай. Ишь, завтра она собралась к алтарю!

— Неужели ты не желаешь мне счастья? — Кортни забавно надула губки, изобразив страшную обиду.

— Да? Шустрая какая! А в чем я, по-твоему, отправлюсь на свадьбу? В этой ночнушке?

— Но ты ведь сказала, что у тебя припасено какое-то платье.

— Оно было куплено больше года назад. Если бы вы с Гарольдом не тянули… А теперь мне придется покупать что-нибудь более соответствующее нынешней моде.

Кортни даже не стала спорить, зная, что ее подруга-модница ни в жизнь не наденет наряд, актуальный в прошлом сезоне.

— Сразу предупреждаю: покупай что-нибудь нарядное, но не вызывающее. Помни, что королева бала — невеста. То есть я. Клара, я очень надеюсь, что ты согласишься быть на свадьбе подружкой невесты. Ты моя лучшая подруга, и я хочу, чтобы в самый главный и счастливый день моей жизни ты была рядом и засвидетельствовала столь торжественное событие. Как-никак выдаешь замуж упертую холостячку.

Клара улыбнулась.

— Кортни, я буду самой счастливой подружкой невесты на свете. Разве я могу отказаться? — После паузы она добавила притворно ворчливым тоном: — Ну вот, явилась посреди ночи. Оглушила своими известиями. Теперь уйдешь, я мне всю ночь вертеться с боку на бок!

— Прости, прости, прости, — быстро сказала Кортни и снова обняла Клару. — С меня — самый большой кусок свадебного торта.

— Еще чего не хватало! Чтобы я потом растолстела и не влезла ни в один наряд!

— Можно подумать, тебя сильно расстроит лишний повод обновить гардероб! Ладно, еще раз прости за поздний визит, но Мэтью и так опередил меня на работе. Я не могла допустить, чтобы он и тебе сообщил о нашей свадьбе раньше меня.

— Кстати, он не будет волноваться, куда ты подевалась?

— Это намек, что пора бы мне уйти?

— Кортни, перестань нести чепуху. Я же сказала: мне теперь не уснуть.

— Мэтью знает, что я пошла к тебе, так что если он соскучится, то в любой момент…

Раздался звонок в дверь.

— То в любой момент придет за тобой, — закончила за нее Клара. — Иди встречай своего любимого. Не хочу знакомиться с твоим женихом в таком наряде.

— Ты все равно неотразима. Принцесса видна и в платье Золушки.

— Ох уж эти комплименты. Не хватало еще слышать их и от женщин, — проворчала Клара.

Кортни быстро чмокнула подругу в щеку и побежала открывать дверь.

На пороге стоял Мэтью с букетом цветов.

— Это для Клары. С извинениями за твой поздний визит.

— Мэтью, какой ты милый! — Кортни взяла из его рук букет и аккуратно положила на тумбочку. — Клара считает, что она неподобающе одета для первой встречи с моим женихом, так что пусть пока цветочки полежат здесь. Пойдем, не будем ей мешать.

— Кортни, я так тебя люблю.

— Вряд ли сильнее, чем я тебя.

— Мы это выясним через пять минут, как только доберемся до спальни, — с улыбкой сказал Мэтью. — Договорились?

Кортни впервые в жизни испугалась, что ее сердце не выдержит такого счастья и просто лопнет от переполнявшей его любви.

Мэтью взял ее за руку. Они молча спускались по лестнице, и каждый из них думал о том огромном счастье и не менее огромной любви, которые ожидали их впереди.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.