/ / Language: Русский / Genre:love_history / Series: Трилогия

Брачная ловушка

Элизабет Торнтон

Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлянт Джек Ригг, граф Роли, не раз попадал в опасные переделки. Однако величайшей опасностью, подстерегавшей его, оказалась встреча с прелестной Авророй, вынужденной зарабатывать на жизнь карточной игрой. Авроре грозит тюремное заключение — и в отчаянии девушка выдает себя за любовницу Джека. Теперь граф Роли, скрывающий под маской легкомыслия и цинизма великодушие и благородство истинного джентльмена, обязан жениться на скомпрометированной девушке. Что ожидает его? Ад вынужденного брака — или рай разделенной страстной любви?..

Элизабет Торнтон

Брачная ловушка

Глава 1

Услышав имя Джека, Элли навострила уши. Не одна она обратила внимание на его появление. Амбициозные мамаши, у которых были дочери на выданье, тут же прекратили разговоры и принялись разглядывать знатных гостей, собравшихся в салоне посольства. Дело происходило в Париже полгода спустя после битвы при Ватерлоо. Посольство давало бал по случаю Нового года.

Бал восхитительный, думала Элли. Красавцы военные в мундирах и дамы в полупрозрачных платьях с завышенной талией, приглядываясь к танцующим, выбирали себе пару на следующий танец.

Элли не была частью этой блистательной толпы. Платной компаньонке и по совместительству дуэнье, ей полагалось одеваться скромно и стараться выглядеть невидимой. Это было нетрудно. Она не была красавицей и уже миновала привлекательный для мужчин возраст — ценные качества для ее работы, которые Элли старалась подчеркнуть. Молодые красавицы редко получают место гувернанток и компаньонок.

Ее взгляд задержался на двух джентльменах, которые только что вошли в зал. Оба высокие, темноволосые, очень элегантные, в костюмах английского покроя. Один из них был ей знаком — Джек Ригг.

Наверное, Элли судила предвзято, но не могла удержаться от мысли, что даже в толпе избранных гостей Джек явно выделялся. Его притягательность отчасти заключалась в том, что он не подозревал, какое впечатление производит. Или это на самом деле было так, или мнение окружающих его не интересовало. Его отличали мрачная красота и глаза цвета роскошного французского шоколада, который Элли пила по утрам, чтобы проснуться. Взгляд Джека производил на нее тот же эффект.

Элли улыбнулась причудливому ходу собственных мыслей.

Хотя она помнила Джека очень хорошо, он ее наверняка забыл. Юношей, почти мальчиком, его исключили из Оксфорда за необузданное поведение и прогул. Разгневанный отец отправил его на выучку к местному викарию. Так случилось, что этим викарием оказался ее отец.

Элли еще могла разглядеть черты того дерзкого бесшабашного мальчишки во взрослом мужчине, закаленном военной дисциплиной. Нет, Джек больше не был военным. Она слышала, что, унаследовав титул, он отказался от патента на военный чин. Теперь ей следует думать о нем как о лорде Роли, а не как о скромном Джеке Ригге.

Когда Джек откинул назад темную прядь, легкая улыбка смягчила ее черты. Элли узнала этот жест, как и блеск темных глаз, и изгиб красиво очерченного рта на загорелом лице. У него было такое же выражение, когда он мальчишкой не мог одолеть греческую грамматику и сгорал от нетерпения вырваться из классной комнаты, чтобы мчаться верхом по холмам или флиртовать с местными девушками.

Все признавали, что у него есть подход к женщинам.

Ее отец никогда не утверждал, что превратит Джека в образцового ученика, но дал ему знания латыни и греческого, достаточные, чтобы юношу вернули в священные аудитории Оксфорда. Отец всегда утверждал, что хотя Джек несколько необуздан, он вникает в суть дела и со временем исправится.

Интересно, если бы отец был жив, что бы он сказал о Джеке сейчас?

Мысли Элли рассеянно блуждали, когда она услышала тонкий гнусавый голос своей хозяйки, обращавшейся к дочери.

— Посмотри, Харриет! — воскликнула леди Седжуик. — Это лорд Роли с другом. Наконец появился джентльмен, которого, надеюсь, твой отец приветит. После Девоншира он самый подходящий холостяк в Париже.

Алчно глядя на вошедшего, она обмахивала веером вспыхнувшие щеки. Леди Харриет, высокая, стройная, гибкая, с белокурыми локонами и лицом, скорее приятным, чем хорошеньким, проследила за материнским взглядом.

— Там два джентльмена, мама. Кто из них лорд Роли? Мать нахмурилась:

— Разумеется, не денди с лорнетом! Это лорд Денисон! Всем известно, что он хочет жениться на деньгах. — Леди Седжуик полоснула взглядом Элли. — Я полагаю, вы, мисс Хилл, будете бдительно следить за охотниками за приданым и держать их подальше от Харриет?

— Конечно, — смиренно ответила Элли.

Леди Седжуик не нужно беспокоиться об охотниках за состояниями. Харриет была влюблена в молодого военного, которого направили в Канаду, поэтому ей ничто не угрожало, даже намерения собственной матери выдать ее замуж.

— Мама, — запротестовала Харриет, — он слишком стар для меня. Должно быть, ему лет тридцать.

Если быть точной, тридцать два. Но Элли оставила эту информацию при себе. Она знала свое место.

— Вздор! — фыркнула ее сиятельство. — Какое это имеет значение? У него по меньшей мере тридцать тысяч годового дохода.

«Когда дело доходит до обсуждения состояния и брака, представителей высшего общества в излишней щепетильности не упрекнешь», — подумала Элли. Что касается платы слугам, то это совершенно другая история. Жалованье Элли задерживали уже два месяца, но леди Седжуик не приходило в голову, что компаньонке ее дочери нужны деньги, ведь ей оплачивают все расходы. Как указала ее сиятельство, предложив Элли место, хотя плата невелика, работа дает шанс девушке без средств и связей немного повидать мир.

Так и вышло. Предполагалось, что Париж будет их первой остановкой в путешествии по Европе, но они пробыли тут месяц и не торопились уезжать. Леди Харриет была добродушной девушкой, а ее привязанность к молодому военному, служившему в Канаде, делала работу компаньонки легкой. Элли не приходилось сдерживать поклонников. Харриет прекрасно справлялась с ними сама. Париж — восхитительный город. Казалось, сейчас, когда война с Францией закончилась, половина английской аристократии приехала сюда с длительным визитом. Балы сменялись торжественными приемами, визитами в театр и оперу.

И все равно Элли чувствовала себя в этом мире сторонней наблюдательницей. Ее место не позволяло выражать собственное мнение или поделиться чувствами. Она здесь для того, чтобы слушать указания и выполнять мелкие поручения. И все это с улыбкой. Ее жизнь ничем не отличалась от положения других компаньонок. Все они одиноки.

Но у Элли были и другие причины для беспокойства. Ей отчаянно нужны деньги. Даже если ее сиятельству намекнуть, что пора открыть кошелек, платы за два месяца не хватит, чтобы покрыть расходы. Мимо прошел Джек. Элли затаила дыхание и медленно выдохнула, когда он ее не узнал. «Чего ты ждала?» — упрекнула себя Элли. Джек был учеником ее отца около полугода, затем вернулся в Оксфорд. К тому времени, когда он приехал домой на каникулы, ее отца назначили викарием в другой приход, в добрых десяти милях от владений Роли.

Пятнадцать лет прошло с тех пор, как она в последний раз видела Джека. Естественно, она его помнила. Тогда ему было семнадцать. Он был самовлюбленным юнцом, а она — неуклюжим подростком и надеялась поразить его своими знаниями. Во всяком случае, на папу именно это производило впечатление. Жаль, что никто не объяснил ей, что путь к сердцу мужчины лежит не через книжную ученость.

В этот момент к ним присоединился лорд Седжуик.

— Артур, — сказала ему жена, — не упусти момент, иначе леди Оксфорд уведет его у нас из-под носа для своих дочерей.

— Кого? — озадаченно спросил лорд Седжуик.

— Лорда Роли! — ответила ее сиятельство, используя веер в качестве указки. — Пригласи его познакомиться с Харриет. Как она может встретить подходящих джентльменов, если она им не представлена?

Лорд Седжуик, высокий, худой, с вечно настороженным лицом, разглядывал толпу, которая постепенно начала собираться вокруг лордов Роли и Денисона.

— Это настоящая охота на лис, — покачал он головой. — Вот что я вам скажу: лисам тоже надо дать шанс.

И он остался глух к приказам и мольбам жены.

Когда оркестр заиграл вальс, Джек вместе с другом ловко отделился от толпы и направился в карточный салон. Лорд Денисон, или Эш, как звали его друзья и бывшие соратники по войне, был джентльменом, которого леди Седжуик назвала денди. Главным образом из-за того, что у него на шее на черной ленте висел лорнет, а галстук был завязан узлом с замысловатыми складками.

Как только они дошли до карточного салона, там появилась хозяйка дома леди Элизабет в компании двух молодых гусар.

— Эдвард, Харри, поторапливайтесь. — Ее голос звучал дружелюбно, но твердо. — Это бал. Вы не забыли? Я ожидаю, вы исполните свой долг. Чтобы на моем балу не было девушек, не пользующихся успехом у кавалеров. Если вы не выберете себе партнерш, я сделаю это за вас.

Джек отвернулся и потащил Эша к пальмам в кадках, стоявшим рядом с колонной, пока леди Элизабет их не заметила. С этой выгодной позиции они хорошо видели танцующих, а листья пальм давали им надежное укрытие. Смотреть было не на что. Всего несколько пар кружились в танце, но леди Элизабет не собиралась мириться с таким положением дел. Постепенно к танцующим присоединялись новые пары.

— Не думаю, что мы сумеем улизнуть незамеченными, — сказал Джек.

Эш смотрел на друга со смесью удовольствия и любопытства.

— Я знаю, что ты этого не сделаешь, поскольку не хочешь обидеть сэра Чарлза и леди Элизабет. К тому же обычно ты соблюдаешь правила вежливости. Так в чем проблема?

Джек открыл было рот, чтобы оправдаться, но передумал. Эш прав. Он ведет себя как угрюмый школяр. Ему совсем не хотелось идти на этот бал, но личное приглашение британского посла без веских причин не отклоняют. Джек подумал о своей бабушке. Ее подруга приходилась послу тетушкой. Бабушка его замучит выговорами, если он пренебрежительно отнесется к любимому племяннику ее подруги.

Джек жестом указал на танцующих:

— Что за проклятый ритуал! Это не бал, а жестокая охота, и все эти матроны с беспощадным взглядом — настоящие охотничьи собаки в разгар погони. И угадай, кто дичь?

— Ты? — скривив губы, спросил Эш.

— О, я не льщу себе мыслью, что им нужен именно я. Им нужно мое состояние, вот что обидно. — Джек нашарил в кармане табакерку, предложил табака Эшу, потом сам взял щепотку. Посмаковав аромат, он продолжил: — Пока я не получил титул, меня никто взглядом не удостоил.

Джек умолк, вспоминая разительную перемену своего положения, когда его брат, граф, внезапно умер, не оставив наследника мужского пола. Как беспрестанно напоминала ему бабушка, теперь его долг как можно скорее жениться и произвести на свет отпрысков, чтобы сохранить фамильное имя Риггов.

Джек почти смирился со своей участью и тут же оказался в окружении орд амбициозных мамаш и их столь же тщеславных дочерей. Он приехал в Париж в надежде получить передышку и столкнулся здесь с тем же, от чего бежал. Эш, которого он знал со школьных лет, предложил составить ему компанию. Джеку это показалось прекрасной идеей. Париж обещал азартные игры, хорошую выпивку, флирт и дуэли. Дуэли были настоящей приманкой для двух друзей. В Англии мужчины по-прежнему вызывали друг друга по малейшему настоящему или надуманному поводу, но дуэли превратились в ритуал, лишенный страсти. На смену шпагам пришли пистолеты, а никто даже пустяковой раны не получил. В Париже все было по-другому. Французы знали, как обращаться со шпагой. Скрестить с ними оружие было почетно и поучительно, не говоря уже о том, что риск щекотал нервы. Никто не прятал шпагу в ножны при появлении первой крови.

— Не унывай, Джек, — сказал Эш. — Как только ты соединишься с какой-нибудь подходящей девицей, эта свора потеряет к тебе интерес и бросится в погоню за новой добычей.

Джек медленно повернул голову и удивленно посмотрел на друга.

— Не понимаю, чему ты смеешься. Мы оба в одинаковом положении. Фактически ты даже более ценный приз на брачном рынке. В один прекрасный день ты станешь маркизом.

— Но пока я еще не маркиз! Вот в чем разница между нами. Единственное, что я могу предложить, — это ожидание. А ты уже титулованный граф, распоряжающийся своим состоянием.

Искра удовольствия блеснула в глазах Джека.

— Ожидание! Черт побери! Да ты и без наследства богат. Тебе просто выгодно притворяться бедняком.

— И ты можешь меня обвинять? — приподнял брови Эш. — Я не желаю, чтобы за мной охотились, как за тобой или Девонширом. Видишь ли, Джек, — его губы тронула насмешливая улыбка, — я хочу, чтобы меня любили ради меня самого. — Подняв лорнет, Эш рассеянно оглядел танцующих. — Разве я прошу слишком многого?

Джек, прислонившись к колоне, с интересом посмотрел на друга.

— Осторожнее, Эш, иначе не заметишь, как окажешься на крючке у какой-нибудь романтической девицы, у которой на самом деле на уме только супружество.

— Брак — это плата за оказанные услуги, я так считаю, — усмехнулся Эш. — Любовь должна быть свободной. Вот почему я предпочитаю оставаться одиноким.

— Любовь должна быть свободной? — насмешливо повторил Джек. — Расскажи это красоткам, которые болтаются около Пале-Рояля. Разве ты не замечал, что они увиваются именно вокруг того, кто сорвал за карточным столом большой куш? Жена иди куртизанка — разница не велика.

Эш нацелил лорнет на Джека.

— Странное у тебя настроение, — сказал он. — Я никогда не слышал, чтобы ты сетовал на красоток из Пале-Рояля. В чем дело?

— Я потерял свою собаку, — пожал плечами Джек. — Она по крайней мере любила меня бескорыстно.

— Она была потаскушка. Ты сам мне это говорил, — рассмеялся Эш. — Ты никогда не знал, с кем она путалась, пока щенки не появлялись на свет.

— Да, но она меня по-настоящему любила. — Улыбка Джека исчезла, и он приглушенным голосом сказал: — Отвернись. Хозяйка дома обнаружила наше логово и идет сюда.

Эш опустил лорнет.

— Ну, Джек, — сказал он, — что теперь будет? Нам придется исполнить свой долг, и мы выберем в партнерши одну из романтических девиц, которых ты упоминал? Или спрячемся тут под столом, а если нас найдут, притворимся, что ищем бесценное кольцо, которое потерял один из нас?

— Хоть я и шутник, но предпочитаю встретить судьбу с высоко поднятой головой, — проворчал Джек.

— Лучше ты, чем я. Ах, посмотри, кто пришел. Леди Памела Хау. Прости, Джек.

Джека это позабавило. Леди Памела была наследницей значительного состояния, а Эш всячески поддерживал иллюзию, что ему нужна богатая невеста, дабы пополнить опустевшую семейную казну. Осмотрительные отцы не поощряли знакомство дочерей с искателями приданого. Джек удивлялся, почему сам не додумался до такого простого плана, чтобы избавиться от докучливых невест.

Ответ лежал на поверхности. Разумеется, потому, что дед Эша, маркиз, жил в глуши Шотландии. Никто его толком не знал. А семья Роли жила в Суссексе и имела дом в Лондоне. Их положение было всем известно. И если бы Джек просил милостыню, ему бы никто не поверил.

Ему на плечо легла рука, и Джек вздохнул. Смирившись, он слабо улыбнулся и повернулся к хозяину дома, британскому послу.

— Джек, не стоит бродить в одиночестве, подавая дурной пример молодому поколению, — сказал сэр Чарлз. — Позволь мне представить тебя любой леди, которую ты выберешь. — И с юмором добавил: — Один танец — это все, что я прошу. Потом ты волен уйти и наслаждаться сомнительными удовольствиями Пале-Рояля.

Выходит, все знают, что именно там они с Эшем обитают?

— Спасибо, — ответил Джек и любезно добавил: — Но я вполне доволен здешней компанией.

— В самом деле? — усмехнулся сэр Чарльз. — С тех пор как я знавал тебя мальчишкой, все коренным образом изменилось. Но не будем уклоняться от сути вопроса. Покажи мне девушку, которая поразила твое воображение, и я вас познакомлю.

Джек небрежно пожал плечами. Он слишком долго колебался.

— Пойдем, — не выдержал сэр Чарлз. — Я знаю подходящую девушку.

Обреченно вздохнув, Джек последовал за хозяином дома к компании леди Седжуик. Это была крупная глуповатая особа, обожавшая звук собственного голоса и имевшая дочь, имени которой Джек не помнил, но знал лишь, что девушка недавно окончила школьный курс. Сейчас ее рядом с матерью не было, и это озадачило Джека. Неужели сэр Чарлз ждет, что он станет танцевать с леди Седжуик?

После обмена любезностями леди Седжуик принялась расхваливать достоинства своей дочери, которая, к несчастью, приняла приглашение капитана Толлмана и сейчас кружилась с ним в танце. Сэр Чарлз благодушно кивнул, леди Седжуик продолжала трещать без умолку, но посол прервал ее, заметив словно про себя:

— Это не молодой герцог Девоншир?

— Где? — воскликнула ее сиятельство.

Когда она отвернулась осмотреть зал, сэр Чарлз обратился к Джеку:

— Позволь представить тебе мисс…

— Хилл, — закончила девушка, которую он подтолкнул вперед. — Мисс Элинор Хилл.

— Конечно, мисс Хилл, — склонил голову посол. — Как я мог забыть?

У Джека брови поползли вверх. Вряд ли ему пришло бы в голову познакомиться с мисс Хилл. Перед ним стояла не вчерашняя школьница, а приблизительно его ровесница. Она с головы до ног была одета в серое, за исключением длинных белых перчаток и кружевного чепца, свидетельствовавшего, что брачный возраст уже миновал. Единственное, что в ее внешности было привлекательного, — это пара чудесных светло-карих глаз, которые она ненадолго подняла на него, присев в реверансе.

Леди Седжуик, наконец сообразив, что ее провели, повернулась к компании.

— Мне холодно, — сказала она. — Пожалуйста, найдите в гардеробной мою шаль. И сейчас же принесите.

«Значит, эта особа платная компаньонка, — подумал Джек. — Что за игру затеял сэр Чарлз?»

Если мисс Хилл и почувствовала нарочитое пренебрежение леди Седжуик, то не подала виду.

— Хорошо, леди Седжуик, — ответила она тихим, бесцветным голосом.

Джеку стало обидно за нее. Он уже был готов предложить проводить мисс Хилл в гардеробную, когда в дело вмешался сэр Чарлз.

— В этом нет никакой необходимости, — сказал он с очаровательной улыбкой. Об обаянии сэра Чарлза ходили легенды. — Мой лакей будет счастлив принести вашу шаль. — Он поднял указательный палец, и буквально через секунду лакей оказался рядом с послом. — Ее сиятельству нужна шаль, — сказал сэр Чарлз и повернулся к леди Седжуик:— Будьте добры, опишите ее.

Когда ее сиятельство принялась описывать лакею шаль, сэр Чарлз повернулся к ней спиной, не давая возможности встрять в разговор.

— Мисс Хилл — родственница лорда Кардвейла, — сказал он. Оглянувшись, посол добавил: — Простите, мне нужно поговорить с ним.

Девушка недоуменно заморгала.

— Дальняя родственница, — поправила она.

Джеку это не понравилось. Он не имел ничего против лорда Кардвейла. В сущности, он его едва знал. Они кланялись, поскольку принадлежали к одному и тому же лондонскому клубу, встречались на приемах, но это все. Джек надеялся, что сэр Чарлз не считает эту девушку подходящей кандидатурой ему в невесты.

Помня о хороших манерах, он ответил:

— Я имею честь быть знакомым с лордом Кардвейлом. Он производит впечатление э-э-э… очень приятного человека.

Мисс Хилл ответила лишь прямым взглядом восхитительных ореховых глаз.

Сэр Чарлз кивнул.

— А я знаю Элли с тех пор, когда она была еще ребенком. Ее отец некоторое время был викарием в нашей приходской церкви.

Беспокойство Джека нарастало. Дела идут от плохого к худшему. Неужели сэр Чарлз подталкивает к нему эту невзрачную девицу в надежде, что они составят пару? Дочь викария? Вряд ли это в его вкусе!

Она что, немая? Почему она ничего не говорит? Джек устыдился этой мысли. Ему не следует винить девушку. Насколько он понял, глядя на леди Седжуик, работа у девушки не из легких. Родственнику мисс Хилл, ее дальнему родственнику, следовало лучше позаботиться о ней. Положение платной компаньонки чуть-чуть выгоднее положения слуг.

Пристальный взгляд сэра Чарлза напомнил Джеку его долг.

— Мисс Хилл, — начал он с обезоруживающей улыбкой. — Позвольте пригласить вас на следующий танец.

Он ее удивил. Джек видел это по ее вспыхнувшим глазам, по тому, как дрожащая рука легла на грудь. Надо сказать, весьма красивую грудь, хотя она была целомудренно прикрыта серым шифоновым шарфом.

— Очень мило с вашей стороны, — чуть присела в реверансе мисс Хилл. — Благодарю, но я вынуждена отклонить ваше предложение. Я должна опекать дочь леди Седжуик, леди Харриет. Я ее компаньонка.

Джеку показалось, что в ее словах сквозит ирония, но он видел лишь ясный твердый взгляд и вежливую улыбку. Должно быть, он ошибся, поскольку не мог себе представить, что чья-то компаньонка может метить на титулованного графа.

Его быстрый ум начал искать разгадку. Сэр Чарлз знает девушку с детства и явно ее обожает. Ее родственник Кардвейл забыл свой долг по отношению к бедной леди. Ее хозяйка — настоящая тиранка. Теперь Джек не сомневался, что посол выбрал его, чтобы внести немного разнообразия в скучную жизнь мисс Хилл. Ему нужно лишь станцевать с ней один танец, и ее репутация среди равных ей значительно повысится.

Мисс Хилл смотрела на него серьезным взглядом, ожидая, что он отпустит ее. Эта маленькая скромная девушка, которая ни о чем не просила, ничего не ждала, вдохновляла его на благородный поступок.

Джек посмотрел ей в глаза.

— Леди Седжуик, — сказал он, — вы не используете свое влияние, чтобы убедить мисс Хилл танцевать со мной?

Серьезный взгляд исчез. Теперь девушка выглядела испуганной. Сэр Чарлз тем временем прошептал несколько слов на ухо леди Седжуик. Через минуту, натянуто улыбаясь, та уже бранила мисс Хилл за то, что она произвела на всех дурное впечатление.

— Конечно, вы должны танцевать! — воскликнула ее сиятельство. — Не понимаю, почему вам взбрело в голову, что вы должны нянчиться с Харриет как с младенцем? — Леди Седжуик улыбнулась, глядя в глаза Джеку. — У моей дочери нет недостатка в поклонниках. Иногда мне кажется, что она слишком популярна. Мне говорили, что не следует этому удивляться, потому что она самая милая и послушная девушка. Разве не так, Элли? — У мисс Хилл не было шанса ответить, поскольку ее сиятельство продолжала шумно изливать чувства. — И к тому же хорошо воспитанная. Если бы вы слышали, как она играет на пианино. — Ее глаза сверкнули. — Вы должны прийти к нам на обед. Мы остановились в отеле «Бретой» на улице Риволи. По четвергам мы даем обед для узкого круга друзей, без излишних формальностей. Скажите, что придете.

Увы, он уже приглашен на четверг, ответил Джек, и не успела ее сиятельство перевести дух, как он повел в танце мисс Хилл.

Вальс был последним криком моды. Некоторые называли его греховным из-за слишком близкого положения партнеров. Джек с опозданием подумал, что мисс Хилл может не знать фигур танца. Скучной маленькой компаньонке не часто выпадает возможность потанцевать. Ему не о чем было беспокоится. Она была легкой, гибкой и послушной его рукам.

— Вы очень хорошо танцуете, — сказал Джек.

Мисс Хилл вскинула голову, и он увидел ее сердитый взгляд. Джек был ошеломлен. Он ожидал увидеть благодарность, восхищение или по крайней мере ожидал, что леди покраснеет. Он выбрал в партнерши ее, хотя мог пригласить любую девушку, какую бы пожелал. Все глаза были прикованы к ним. Он сделал ее первой красавицей этого бала.

— Вы ждали, что я буду польщена? — тихо спросила она. Ее грудь трепетала. — Я сказала вам, что не хочу танцевать, но разве вы послушали? Конечно, нет. Вы хотели кукиш показать всем девушкам, которые, как вы полагаете, ищут богатого мужа.

Ее резкое выражение и неблагодарные нападки вывели Джека из себя.

— Знай я, что мое внимание так неприятно, — сказал он сквозь зубы, — я не стал бы приглашать вас на танец.

Ее тон изменился.

— Вы хотите сказать, что хотели танцевать со мной? Поскольку она была прямолинейной, Джек не видел необходимости относиться к ней с излишним почтением.

— Я не имел желания ни с кем танцевать, но хозяин дома сделал мой отказ невозможным. Он практически толкнул вас ко мне. Что мне еще оставалось делать? Если вы не хотели танцевать, вам следовало открыто высказать свое нежелание.

Она недоверчиво улыбнулась.

— Я всего лишь компаньонка, лорд Роли, и вы прекрасно это знали, приглашая меня на танец. С моими желаниями не считаются. Надеюсь, вы понимаете, что поставили меня в невыносимое положение. Теперь все кумушки языки счешут, обсуждая, почему вы выбрали меня. Думаю, вы можете себе представить, что станут говорить?

Его глаза неприятно прищурились. Джек хорошо понимал, к чему клонит его партнерша.

— Говорите прямо, мэм, — вкрадчиво сказал он. — Что, по вашему мнению, станут говорить?

Без малейшего колебания мисс Хилл ответила:

— Что вам нужна покорная, услужливая жена, которая закроет глаза на ваши неблагоразумные поступки. — Ее голос понизился до шепота. — И кто лучше подойдет для этой цели, чем такая невзрачная особа, как я?

Если прежде Джек был ошеломлен, то теперь пришел в изумление. Эта девушка, чье положение чуть выше, чем у прислуги, взяла его в оборот. Да знает ли она, кто он? Понимает, что достаточно одного его слова, и ее выставят вон без рекомендательных писем? Что делает ее такой дерзкой?

Через минуту жар в его глазах остыл. Джек усмехнулся.

— Должно быть, вы шутите, — сказал он. Мисс Хилл подняла на него ясные глаза.

— Почему? Потому что я всего лишь платная компаньонка? Поверьте, милорд, порой случаются удивительные вещи.

Она задохнулась, когда Джек внезапно резко повернул ее в танце. Он повторил маневр, давая девице понять, чтобы она была с ним поосторожнее. До окончания танца оба не проронили ни слова. Раскрасневшись и едва дыша, мисс Хилл присела в реверансе. Он поблагодарил ее за танец и отошел.

Исполнив свой долг, они с Эшем выскользнули из бального зала и пошли по улице Сент-Оноре к Пале-Роялю. Говорил главным образом Эш, а Джек размышлял о мисс Хилл и ее возмутительном поведении. Он старался быть рыцарем, и к чему это привело?! К тому же она старомодно одета. Ни один здравомыслящий человек не подумает, что он покушался на ее добродетель.

Порой случаются удивительные вещи.

Звучит как вызов.

Нет, это прозвучало как угроза, как предупреждение, что нельзя безнаказанно шутить над ней.

Бедняжка! Должно быть, она умалишенная! Кто этого захочет?

Он рассмеялся.

— Что я такого сказал? — возмутился Эш. Джек тряхнул головой.

— А что ты скажешь, Эш, если, прежде чем отправиться ко сну, мы зайдем к «Тортони»?

Это было кафе, где собирались знаменитые дуэлянты, рассчитывая на стычку. Глаза Эша вспыхнули.

— Если ты в игре, я с тобой.

— А потом завтрак с шампанским в Пале-Рояле.

— Ты понимаешь, что если мы одержим победу, то вокруг нас соберется толпа девиц? — насмешливо сказал Эш.

— Я на это и рассчитываю.

Глава 2

На кратком пути в отель леди Седжуик, не теряя времени, учила жизни компаньонку дочери.

— Надеюсь, Элли, — сказала ее сиятельство, — внимание лорда Роли не вскружит вам голову. — Как всегда, она не ждала ответа и продолжала говорить. Ее речь напоминала наводнение, сметавшее на пути любые препятствия. — Вам следует быть осмотрительной. Хотя вы уже не юная девушка, в отношении мужчин и их поступков вы совершенно невинны. Помяните мои слова, ничего из этого не выйдет.

Когда леди Седжуик на мгновение умолкла, чтобы собраться с мыслями, Элли сказала:

— Я не так глупа, мэм, чтобы…

— Вы можете вообразить, что с его состоянием лорд Роли может жениться на ком пожелает, но очень ошибаетесь. Мужчина его положения будет искать девушку с родословной, даже если у нее нет приданого.

— Уверяю вас, мэм…

— Подумайте только, что вы испытаете, когда его родственники вас отвергнут, а я уверена, что они это сделают. Вы, возможно, не знаете о его бабушке, вдовствующей графине. Но я о ней слышала, и позвольте вам заметить, она ярая сторонница того, что необходимо соответствовать своему имени и рангу. Нет, ничего не выйдет, Элли…

— Мама! — потеряв терпение, воскликнула Харриет. — Это очень несправедливо! По моему мнению, Элли слишком хороша для лорда Роли. Я сегодня о нем такое слышала, что ты бы покраснела.

— Ах, это! — пренебрежительно отмахнулась мать. — Умная девушка знает, когда нужно закрыть глаза. У любого молодого человека есть грешки и маленькие слабости.

— Это был всего лишь один танец, мэм, — позволила себе вставить Элли. — И он не пригласил бы меня, если на этом не настоял бы сэр Чарлз.

— Тогда и сэру Чарлзу надо было быть осмотрительнее! — заявила ее сиятельство. — Не дело поощрять молодых женщин замахиваться выше их положения.

Харриет задохнулась, а ее отец, до той поры дремавший в углу кареты, проснулся и ленивым тоном сказал:

— Тише, милочка. Ты сама не знаешь, о чем говоришь. Элли происходит из хорошей семьи. Сегодня я познакомился с ее кузеном, лордом Кардвейлом. Сэр Чарлз представил нас друг другу.

Леди Седжуик открыла рот от изумления, Харриет тоже удивилась, а Элли немного выпрямилась на сиденье.

— Он дальний родственник со стороны матери, — сдавленным тоном сказала она. — Надеюсь… у него все в порядке?

— О да. К несчастью, ему пришлось рано уехать, поскольку его жене стало жарко. Кстати, они поселились в одном отеле с нами. Кардвейл спрашивал о твоем брате.

— О брате? — вставила леди Седжуик.

— Да, мэм, — ответила Элли. — Если вы помните, я упоминала, что у меня есть младший брат, Робби. Ему восемнадцать лет, он студент Оксфорда.

Ее сиятельство кивнула:

— Да, смутно припоминаю. Но я определенно не помню, чтобы вы когда-нибудь говорили, что в родстве с графом.

Элли пожала плечами:

— Я не хотела его обременять. Мы расстались много лет назад, и я считаю себя не вправе претендовать на возобновление отношений.

— Весьма похвально, — сказал лорд Седжуик. — Во всяком случае, поскольку мы остановились в одном отеле, полагаю, он и леди Кардвейл завтра почтят нас визитом к ленчу.

— Я с нетерпением этого жду, — выдавив улыбку, сказала Элли.

Войдя в свою комнату, Элли заперла дверь, сбросила пальто и рухнула в стоявшее у камина кресло. Ни огонь в камине, ни свечи не были зажжены, но окно комнаты выходило на Тюильри, и свет фонарей проникал сквозь маленькие стекла в ее спальню, окрашивая все вокруг теплым цветом.

Она думала о том, что Кардвейл выбрал самое неподходящее время, чтобы войти в ее жизнь. Ей уже целую неделю было известно, что он с женой Доротеей поселился в том же отеле. Доротею трудно было не заметить. В день приезда она устроила ужасный переполох, потому что им отвели апартаменты под номером тринадцать. Все слышали поднятый ею шум. Но это ни к чему не привело. Это был единственный свободный номер в отеле.

Элли держалась подальше от их глаз. Она знала, что Кардвейл захочет возобновить родственные отношения, не понимая, что это усугубит ее и без того непростое положение. Она сменила свою фамилию с Бранс-Хилл на Хилл только потому, что двойная фамилия слишком претенциозна для человека, чье положение чуть выше прислуги. Элли не желала, чтобы к ней относились как к диковинке.

Эта маленькая хитрость сослужила ей хорошую службу. Элли не ожидала, что сэр Чарлз узнает ее. В последний раз она видела его десять лет назад, на похоронах ее отца. Во всяком случае, у посла достало ума следовать ее пожеланиям и называть ее мисс Хилл. Вероятно, поэтому сэр Чарлз хотел поговорить с Кардвейлом — предупредить, чтобы он не выдал ее секрет. Само собой разумеется, лорд Седжуик не подавал виду, что знает ее настоящее имя.

Все слишком запуталось. Ничего подобного прежде не случалось, потому что никто не знал ее. Большую часть жизни она провела в провинции.

Элли решила, что утром нужно сообщить хозяевам свое настоящее имя. Лучше, если они узнают его от нее, а не от других.

Она хорошо знала, что за этим последует. Леди Седжуик будет раздосадована, что ее держали в неведении, но это не главное. Вскоре она с гордостью начнет рассказывать всем желающим, что компаньонка ее дочери не кто иная, как мисс Бранс-Хилл, родственница лорда Кардвейла. Разве это не станет предметом ее гордости?

Леди Кардвейл это не обрадует, вздохнула Элли. Доротея гордится своим положением в обществе. И не желает, чтобы окружающие узнали, что она в родстве с чьей-то компаньонкой.

Кардвейл очень отличался от жены. Спокойный и добросердечный человек, он взял Элли и Робби в свой дом, когда их отец умер. Это был великодушный поступок, поскольку они приходились ему то ли троюродными, то ли четвероюродными кузенами и он совершенно не был обязан заботиться о них. Но это был его выбор. Все изменилось, когда он женился. Доротея превратила жизнь родственников мужа в настоящую пытку. Элли сразу почувствовала, что ее вынуждают забрать Робби и жить на собственных хлебах. Доротея распрощалась с ними с улыбкой. Кардвейл был растерян и настоял, что позволит брату и сестре уйти, только когда они получат причитающееся им небольшое наследство.

Они получили достаточно, чтобы оплатить образование Робби и продержаться, пока Элли не найдет место компаньонки. Это лучше, чем быть бедными родственниками, от которых ждут благодарности за то, что они подбирают крошки со стола леди Кардвейл.

Леди Седжуик была немногим лучше. И теперь, когда Джек выделил Элли из толпы, можно представить, какие выводы сделает эта легко поддающаяся внушению особа.

Джек не пригласил бы ее на танец, если бы сэр Чарлз практически не заставил его это сделать.

Элли впервые танцевала вальс с мужчиной. Обычно ее партнерами были ее подопечные. Молоденькие девушки вроде Харриет, которым надо было попрактиковаться, прежде чем появиться в обществе. Никто не ожидал, что компаньонка станет танцевать на публике. И ей не следовало этого делать. Это не отговорка, что у нее не было выхода. Элли знала правила хорошего тона и умела отклонить предложение, не нанеся обиды. Проблема в том, что Джек обидел ее и она позволила уязвленной гордости поставить себя в сомнительное положение.

Когда сэр Чарлз подвел к ней Джека, у нее сердце в груди перевернулось. Он не отличался от других. Она была в его глазах никем, серая, неприметная прислуга при богатых и знаменитых. Первой мыслью Элли было, что Джек не забыл неуклюжую девочку, которая много лет назад боготворила его. Ее надежды разрушили его скучающая улыбка и циничный взгляд. Но больше всего ранил его покровительственный, снисходительный тон. Джек думал, что делает ей одолжение, пригласив на танец. И точно так же, как в те времена, когда была неуклюжим подростком, она наказала его своим острым язычком.

Элли застонала, вспомнив, как упрекала его. Окажись на его месте кто-нибудь другой, она бы придержала язык. Именно за это ей платят. Но она была подавлена, во-первых, потому что не хотела, чтобы он видел, как низко она пала, и, во-вторых, тем, что его заставили пригласить ее на танец.

Пылкий юноша, которого она помнила, стал циничным, заносчивым мужчиной.

В ее памяти одна за другой всплывали картины детства. Джек во весь опор несется на лошади с холма, а она в ужасе цепляется за его спину. Джек вытирает ей слезы, когда у нее на руках умер старый пес, которого она вырастила, подобрав щенком. Джек, которого в день его отъезда в Оксфорд она торжественно пообещала ждать вечно.

С тех пор до этой ночи Элли его ни разу не видела.

Смеющийся, отважный, чуткий, отзывчивый мальчик — таким она его помнила. Мужчина, в которого он превратился, стал для нее печальным разочарованием.

То же самое можно было сказать о ней самой. Элли съежилась при мысли, что бы сказал отец, если бы мог ее сейчас видеть.

Как до этого дошло? Почему она влачит жизнь компаньонки в доме самой глупой женщины на свете? Почему вечно вытаскивает Робби из передряг? Не такой представляла она себе собственную жизнь, когда родители были живы.

Перед ее мысленным взором возник образ матери. Мама с длинными, распущенными перед сном каштановыми волосами. Мама, практичная, приземленная, освободившая отца от всех забот о хозяйстве, чтобы он мог всецело посвятить себя образованию и делам прихода. Бог не оставит — таково было его жизненное правило.

Мама была более земная. «На Бога надейся, а сам не плошай», — обычно говорила она и жила, следуя этим словам. У нее было небольшое дело, позволявшее заработать деньги, поскольку жалованья викария не всегда хватало. Из лекарственных растений, которые сама выращивала, мама составляла лосьоны и настойки, которые покупали дамы по всей стране. Отец знал об этом и относился к бизнесу супруги с добродушной снисходительностью. Чего он не знал, так это какую существенную прибыль получает мама с каждого флакона.

Без сомнения, предприимчивость Элли переняла у матери.

Проглотив ком в горле, Элли встала, подошла к окну и выглянула на улицу. Глупо оглядываться назад. Важно настоящее, а оно находится здесь, в этой комнате, в отеле «Бретой». За окнами шумела улица Риволи, такая же многолюдная, как лондонская Пиккадилли по вечерам в пятницу. Горели уличные фонари, по булыжной мостовой громыхали кареты, несмотря на холод, по тротуарам неспешно прогуливались пешеходы. Отель находился в эпицентре парижской жизни. Во всяком случае, Элли так казалось. Тюильри, Лувр и Пале-Рояль находятся всего в пяти минутах ходьбы.

Пале-Рояль — вот ее настоящее.

Элли собиралась в Пале-Рояль, считавшийся гнездом безнравственности, чтобы сдержать слово, данное умирающей матери: она позаботится о младшем брате и проследит, чтобы с ним не случилось ничего дурного. Это обещание нетрудно было сдержать. Робби был зеницей ее ока, но это не означало, что она закрывала глаза на недостатки брата. При встрече ему часто доставалось от ее острого язычка. Элли не ожидала, что он в Париже. Робби следовало бы находиться в Оксфорде и, не разгибаясь, сидеть над учебниками, после того как он провалил экзамен. Завтра или послезавтра, когда он расплатится с долгами, она лично проследит за его отъездом, пригрозив соответствующими карами, если он снова подведет ее.

И так до следующего раза.

Элли протяжно вздохнула. Она полагала, что Робби не хуже и не лучше других.

Она посмотрела на часы. До прихода Милтона, друга Робби, оставался час. У нее масса времени, чтобы подготовиться. Робби, конечно, не осмелится показаться на людях, поскольку кредиторы только того и ждут.

Кредиторы. Так вежливо называли головорезов, которые работали на ростовщика, ссудившего Робби деньги и требующего возврата долга.

Сняв перчатки и сбросив ненавистный кружевной чепец, Элли вынула шпильки, и длинные каштановые с рыжим отливом волосы упали ей на плечи. Затем сняла противное креповое платье. Убрав одежду, она умылась холодной водой. Этот простой прием позволил убрать малейшие следы пудры, которой она пользовалась, чтобы выглядеть старше и опытнее, как и подобает компаньонке молоденькой девушки.

От нее требовалось выглядеть невзрачной. Практически незаметной.

Подавив жалость к себе, Элли подошла к шкафу и вынула платье, которое отгладила раньше. Оно было цвета слоновой кости, из такого чудесного шелка и такое тонкое, что она могла собрать его в комок и спрятать в кармане. Элли с величайшей осторожностью положила его на кресло. Отступив на шаг, она критически осмотрела платье.

Проблема модных платьев заключается в том, что мода быстро проходит. Время от времени Элли приходилось вносить в фасон изменения. В этом году талия выше, а юбки короче. Требованием дня были оборки и рюши, но, на ее вкус, это чересчур вычурно. Для Элли это было больше чем платье. Это был костюм для роли, которую ей предстояло сыграть. Ее хозяева не догадывались о его существовании, а если бы узнали, то были бы потрясены. Компаньонка не могла позволить себе подобного платья.

Только крайние обстоятельства могли вынудить ее надеть его. И эти крайние обстоятельства всегда были связаны с отчаянной нехваткой денег. Ей нужно превратиться из скромной Элли Хилл, компаньонки светской леди, в очаровательную и азартную мадам Аврору. Только мадам Аврора могла получить доступ в заведение, что держала на уме Элли. В такое заведение, где ставки в игре высоки.

Соответствующее платье и продуманное использование пудры и румян — вот и все, что нужно для этого превращения. Есть еще одна существенная деталь. Деньги.

В ее атласной сумочке было достаточно денег, чтобы сделать ставку. Элли всегда пополняла эту сумму из выигрышей. Стоило ей захотеть, она могла сделать на этом небольшой капитал. Но она всегда сопротивлялась искушению, во-первых, потому что она дочь своего отца, а во-вторых, потому что за деньги не купишь того, что она хотела.

До встречи с Милтоном оставалось несколько минут. Элли бросила последний критический взгляд в зеркало. Она чувствовала себя солдатом в военном мундире. Шелковое платье дополняли изумрудно-зеленая накидка и такая же сумочка. Длинные, выше локтя, атласные перчатки, маска и туфли тоже были изумрудно-зелеными. Единственным ее украшением были два серебряных гребня, когда-то принадлежавшие ее матери.

Пока все хорошо. Теперь надо вжиться в роль ослепительной и таинственной мадам Авроры. Элли уже делала это прежде, сделает и сейчас.

Оставался еще один маленький ритуал, прежде чем Элли Хилл окончательно исчезнет. Она произнесла короткую молитву, благодаря маминого брата, дядю Теда, за то, что передал ей свои обширные знания об игре и игроках.

Выскользнув из комнаты, она остановилась, чтобы осмотреться, и прислушалась. Путь освещали всего несколько свечей. У Элли не было ни малейшего желания столкнуться с кем-нибудь на лестнице. В этом наряде ее никто бы не узнал, но могли бы начаться расспросы, если бы заметили, что она пользуется своим ключом. После полуночи все двери запирались, и ключ был только у портье, чтобы впускать припозднившихся постояльцев. Портье не позволил бы незнакомке проникнуть в отель. Элли не могла допустить, чтобы ее планам что-то помешало, и сжимала в руке дубликат, который «позаимствовала» из конторки администратора.

Вокруг ни души. Торопливо спустившись с лестницы, она подошла к боковой двери. Ключ скрипнул, и она скользнула за дверь, в холодный ночной воздух.

Милтон стоял там, где и обещал.

— Оказалось, открыть труднее, чем я думала, — прошептала она.

Не сказав ни слова, он с обычной вежливостью взял у нее ключ и запер дверь. Когда он вернул ей ключ, она положила его в сумочку и улыбнулась. У Милтона действительно прекрасные манеры.

Он был лучшим другом Робби и, как и Робби, студентом Оксфорда. Однако в отличие от Робби для него увеселительная поездка в Париж между семестрами вполне заслуженна. Милтон был педантичным, науки давались ему легко. Элли никогда не слышала, чтобы он провалил экзамен. Милтон подал ей руку.

— Вас никто не видел?

— Никто, — улыбнулась она. — Не беспокойтесь, Милтон. Если бы меня кто-нибудь заметил, я бы спряталась в своей комнате. Все бы подумали, что меня впустил портье. Вы слишком волнуетесь.

— Да. Я знаю.

Он смотрел на нее так, словно прежде никогда не видел. Элли предупредила его о маскараде, но его удивленный взгляд сказал ей, что он не ожидал такого полного перевоплощения.

Польщенная и позабавленная, она сказала:

— Где карета?

— Ах да… карета… — покраснел он. — Она ждет нас на улице Риволи.

— Чудесно.

Только оказавшись в карете, она высказала то, что ее тревожило:

— Когда я увижу Робби?

— Я не… наверное, когда все успокоится, — отвел глаза Милтон.

Элли нравился этот воспитанный молодой человек. Высокий, с вьющимися черными волосами и лицом, не слишком красивым, но открытым, на котором отражались все его чувства. То, что сейчас его лицо было непроницаемым и болезненно замкнутым, заставило ее задуматься.

Что-то он недоговаривает.

Ей лишь известно, что Робби познакомился с дурной компанией, наделал карточных долгов и щедро сорил деньгами, которыми не располагал. И чем больше становились долги, тем больше он играл, в надежде выиграть и расплатиться.

Частично в этом виновата она сама. Брат всегда брал пример с нее. Когда Элли отчаянно нуждалась, то отправлялась в ближайший игорный дом и неизменно выигрывала. Робби выигрывал редко, но всегда надеялся, что ему будет сопутствовать удача. С незапамятных времен Элли твердила брату, что удача не имеет к этому никакого отношения. Хэзард, двадцать одно, красное и черное — это игры, где все зависит от хорошего шанса. Элли редко играла в них, за исключением тех случаев, когда преимущество было явно на ее стороне. У нее был математический склад ума, и она могла рассчитать свои шансы. В кости она играла единственный раз, когда у нее было достаточно денег, и только для того, чтобы сделать широкий жест.

У нее был дар, которым мало кто обладал, и меньше всего Робби. Если бы только он мог это признать!

Элли тронула Милтона за рукав, привлекая его внимание.

— Что-то тут не так, — сказала она. — Робби уже почти месяц в Париже. Почему он не хочет меня видеть?

— О нет, вы ошибаетесь. Он не вас избегает. Он прячется от агентов ростовщика.

Она бы поверила Милтону, если бы он не отвел глаза. Сурово, как только могла, Элли сказала:

— Я его сестра, Милтон. И не собираюсь выдавать его властям. Так где он?

Немного поколебавшись, он ответил:

— В отеле «Морис» на Биржевой улице. Но это убогое место, совершенно неподходящее для леди.

— Об этом мне судить.

Пале-Рояль сиял огнями словно маяк. Этот бывший королевский дворец имел громадный внутренний двор, в котором могли бы соревноваться древнеримские колесницы. Опоясывающие его с трех сторон галереи придавали ему монастырский вид. Днем это было вполне респектабельное место. Его магазины и рестораны привлекали сливки общества. Когда наступала ночь, двери открывали игорные заведения, театры и дома с сомнительной репутацией. И бал правили обитатели полусвета — актрисы, жрицы любви, солдаты, игроки и ищущие приключений бездельники. Именно «приключений» и опасались власти. Повсюду были заметны красные мундиры солдат. Париж все еще был оккупированным городом, и британские солдаты всегда готовы навести порядок.

Под одной из колоннад, рядом с книжным магазином, находилась дверь, ведущая на верхние этажи. Милтон уверенно вел свою спутницу. Элли была рада его компании, поскольку ничего не знала об игорных домах Парижа. Одинокой женщине легко попасть в неприятную ситуацию. Даже в Англии ей приходилось быть весьма осторожной. Будь она повыше ростом, то выдавала бы себя за мужчину. К мужчинам всегда относятся серьезнее.

Когда они вошли в игорный дом, у Элли застучало сердце. Когда она переступала порог подобных заведений, ее всегда охватывало волнение. Однако, как только у нее в руках оказывались карты, она забывала обо всем, кроме игры.

В одной комнате стоял стол для игры в красное и черное. Элли бросила на него беглый взгляд и поспешила дальше. Несколько джентльменов поднялись, чтобы уйти. Одного-двух она узнала, хотя и не помнила имен. Они остановились в том же отеле, что и семейство Седжуиков. Она готова была поставить последний фартинг, что жены этих молодцов понятия не имеют, где находятся их благоверные.

Войдя в зал, Элли осмотрелась. Она ожидала увидеть нечто лучшее, чем эта грязноватая комната, в которой висели клубы табачного дыма. Были тут и женщины, но ни одной столь же элегантной, как мадам Аврора. Все равно они привлекали к себе внимание. Их прелести были выставлены на всеобщее обозрение, как сладости на витрине кондитерского магазина. Эти женщины не играли. Это были дамы с сомнительной репутацией, «леди не слишком строгих правил», как называла их леди Седжуик. Здесь их интересовали мужчины, выигравшие крупные суммы денег.

Взгляд Элли стал более внимательным. Ей не понадобилось много времени, чтобы определить, кто из посетителей работает на хозяина. Были тут подсадные утки, задиры, швейцары, назойливые кредиторы, официанты, чьей целью было следить, чтобы клиент поскорее расстался с деньгами.

Дядя Тед хорошо ее выучил.

К ним подошел распорядитель, одетый в элегантный черный костюм. Элли полагала, его радушные улыбки вызваны тем, что он считал ее и Милтона голубками, которых легко ощипать.

— Monsieur, — сказал он, — que voudriez-jouer?[1] Милтон ответил на ломаном французском, как они раньше отрепетировали.

— Je ne jouer pas. Mon… ma soeur…[2] играет моя сестра.

Распорядитель медленно перевел на нее взгляд и просиял от удовольствия. Его наметанный глаз сразу узнал в ней женщину, которой есть что потратить. Дабы усилить это впечатление, Элли невзначай приоткрыла сумочку, продемонстрировав банкноты.

— У меня с собой пять тысяч франков, — сказала она, — а у моего брата есть аккредитив лондонского банка.

У Элли действительно были пять тысяч франков, но аккредитива не было. Это была маленькая хитрость. Если она проиграет отложенную сумму, ей придется покинуть стол. Прежде этого еще не случалось.

Распорядитель кивнул и улыбнулся:

— Во что желаете играть, мадам?

— В криббидж, — тут же ответила она. — Мне говорили, что я очень хорошо играю в эту игру.

Она подняла глаза на Милтона. Он кивнул, подтверждая ее бахвальство. Любой распорядитель никого так не любит, как азартных игроков. С них легко ощипать перышки.

— Пусть будет криббидж, — сказал распорядитель. Сияя улыбкой, он подвел ее к столику на двоих. Тот, кому предстояло играть против нее, уже занял свое место. Сев напротив, она посмотрела на Милтона. Он знал, что делать. Ему надлежало стоять позади, чтобы никто не мог заглянуть ей через плечо и увидеть ее карты.

После того как установили доску с колышками, распорядитель подал им новую колоду карт. Все было чинно и благопристойно. От таких милых джентльменов нельзя ожидать мошенничества. Так когда-то рассуждала Элли, пока дядя Тед не рассказал ей о повадках, царящих в игорном деле.

Когда партнер Элли начал тасовать карты, двое мужчин принялись громко обсуждать смерть актрисы театра, находившегося в западной части здания. Событие произошло четыре дня назад, в новогодний праздник. Элли читала об этом в газетах и слышала, как случившееся полушепотом обсуждали друзья ее хозяев. Зная, что сейчас этот разговор затеяли, чтобы отвлечь ее внимание, Элли не сводила глаз с рук партнера. Когда его пальцы замедлили движение, она подняла глаза.

Его улыбка уже не была такой широкой. Ей нужно следить за собой. Она не должна производить впечатление слишком уверенной в своих способностях. Игроков, которые не умеют скрыть, что знают все уловки, быстро выставляют за дверь.

— Бедная женщина, — сказала Элли, вздрогнув. — Уже нашли, кто это сделал?

— Нет, мадам, еще нет, но найдут. Думают, что это сделал ее молодой любовник и что он скрывается в Пале-Рояль.

Зная, что партнер говорит только затем, чтобы отвлечь ее внимание, Элли играла свою роль. Снова вздрогнув, она сказала:

— Надеюсь, его поймают!

— Не бойтесь. — Он начал раздавать карты, и его пальцы снова стали проворными. — Вы здесь в полной безопасности. Наши швейцары вооружены и метко стреляют.

Элли постаралась изобразить испуг.

Для начала ей нужно немного проиграть, чтобы продемонстрировать свою наивность. К тому же она не собиралась сорвать банк. Она не жадная. Когда она выиграет достаточно, чтобы заплатить долг Робби, то заберет выигрыш и любезно откланяется.

Пришло время обсудить ставки.

Глава 3

Карты волновали ее меньше всего. Элли машинально запоминала, какие карты на руках, а какие уже вышли из игры. Казалось, ее ум работал автоматически, перебирая различные варианты и находя выгодный ход.

Главной ее задачей было скрыть от противников, что она — их самый страшный ночной кошмар, из тех, что дядя Тед называл знатоками, виртуозами. В любом заведении ее могут обыграть, только если начнут плутовать или найдут в соперники такого же виртуоза, тогда шансы будет трудно подсчитать.

К счастью, Элли не была алчной и азартной. Большинство игроков, обладавших ее талантом, не могли справиться с собой. Они стремились продемонстрировать свое умение и сорвать банк. Обычно это заканчивалось тем, что кто-нибудь, как правило, сотрудник заведения, обвинял их в мошенничестве. В результате их с позором изгоняли, конфисковав выигрыш.

Ее стратегия была проста: немного проиграть, немного выиграть, чтобы все остались довольны.

Элли выиграла, но скоро увлеклась, разумеется, преднамеренно, и оказалась с тем же, с чего начала. С лиц ее партнера и распорядителя зала не сходили улыбки. Скоро, однако, удача вернулась к ней, и она начала выигрывать. Когда в ее распоряжении оказалось сорок тысяч франков, Милтон начал кашлять.

— Аврора, — проговорил он между приступами удушья, — я… — Он покачал головой и оперся рукой на спинку ее стула. — Поедем домой. Мне нехорошо.

Они заранее договорились, что когда она выиграет сорок тысяч, Милтон притворится больным. Эта хитрость позволит им покинуть игорный дом, если распорядитель станет возражать против потери значительной суммы без шансов отыграться.

Искушение продолжить игру было почти неодолимым, прежде такого никогда не случалось. Одним махом она могла решить все свои проблемы. Если она поиграет еще час, у нее хватит денег, чтобы устроить свою жизнь, не роскошно, но вполне благопристойно. Она хотела жить собственной жизнью.

— Не теперь, Милтон. — Элли посмотрела на карты, потом с мольбой подняла на него глаза. — Я поймала удачу и выигрываю. Не проси меня ехать домой. Подожди немного.

Ее поведение нарушало их план, и по лицу Милтона это было заметно.

— Аврора!

Элли колебалась, но, взглянув на распорядителя, остыла. Он начал подозрительно посматривать на нее. С опозданием она вспомнила одну из заповедей дяди Теда. Игрок, который не придерживается выбранной стратегии, играет с дьяволом.

Даже папа не мог бы сказать лучше.

Элли глубоко вздохнула и отодвинула стул.

— Еще одну партию?

Именно эту фразу она должна была сказать, намекая на продолжение.

Не успела она передумать, как Милтон ухватился за нее. Он снова закашлялся и, вытащив из кармана большой белый носовой платок, прижал ко рту. Любой мог заметить на нем красное пятно и ошибочно принять за кровь.

С демонстративной неохотой, которая была не совсем притворной, Элли поднялась на ноги.

— Мы должны идти, — сказала она, глядя на распорядителя, — но я вернусь при первой же возможности.

Он оценивающе посмотрел на нее, потом кивнул. Его манеры стали несколько натянутыми.

— Буду ждать с нетерпением, — холодно ответил он.

Те же самые мужчины, которые пытались отвлечь ее рассказом об убитой актрисе, теперь за спиной другого клиента громко разговаривали о женщине, выигравшей крупную сумму.

Выдав выигрыш, распорядитель проводил их до дверей. Элли улыбнулась и протянула ему руку. Он чрезвычайно любезно распрощался с ними.

— Что с ним произошло? — спросил Милтон, спускаясь по лестнице.

— Я дала ему банкноту в тысячу франков.

— Зачем? — Милтон остановился и посмотрел на нее. Элли похлопала его по плечу.

— Всегда уходите так, чтобы вас с удовольствием приняли снова. Этой заповеди научил меня дядя Тед. И она не раз сослужила мне хорошую службу.

— Вы ведь не собираетесь возвращаться? — встревожившись, спросил Милтон.

— Нет. Я рада, что все кончилось. И хочу поскорее вернуться домой и лечь в постель.

Выйдя на улицу, они остановились. Хотя была уже глубокая ночь, во дворе и под колоннадами толпилось множество народу. Но это была не та благонравная публика, что прогуливалась здесь, когда Элли и Милтон входили в здание. Сейчас в толпе было много пьяных, то и дело вспыхивали грубые стычки. Теперь Элли увидела, сколько во дворе британских солдат и жандармов. Одни охраняли порядок, другие волокли прочь отказывающихся подчиняться забияк.

Милтон словно тисками сжал ей руку.

— Что случилось? — вскрикнула она.

— Ищейки ростовщика. Думаю, они меня заметили. Элли проследила за направлением его взгляда.

— Разве Робби где-то поблизости?

— Нет, но я здесь, а они знают, что я могу привести их прямо к нему.

— Что вы собираетесь делать?

— Я собью их со следа, а потом вернусь за вами. Элли это было непонятно.

— А если я заплачу им долги Робби? У меня денег на это хватит.

Милтон увлек ее за колонну.

— Не надо этого делать. Их послали всего лишь для того, чтобы отыскать Робби и проучить его. Нужно расплатиться непосредственно со старым Хаучардом, тогда они от нас отстанут.

— Как я полагаю, Хаучард — ростовщик?

— Да. Сейчас не время вдаваться в обсуждения. Делайте, что я сказал.

Для восемнадцатилетнего юноши он говорил очень властно и уверенно и сейчас совсем не походил на того Милтона, которого она знала.

— Но…

Милтон прекратил всякие разговоры. Взяв Элли за локоть, он подвел ее к одному из многочисленных кафе.

— Ждите меня здесь, — сказал он. — Ни с кем не разговаривайте. Я вернусь, как только смогу.

Он бесцеремонно втолкнул ее в «Английское кафе», и Элли оказалась предоставлена сама себе. В кафе было многолюдно, шумно и накурено. Посетители были главным образом мужчины, несколько из них в британских мундирах, и это обнадеживало. Оценив обстановку одним взглядом, Элли отвернулась к окну.

Она пыталась разглядеть в толпе Милтона, но это была пустая затея — слишком много народу на улице.

Элли вздрогнула, когда за ее спиной раздался мужской голос:

— Madame est solitaire? Isolee?[3]

Она медленно повернулась. Молоденький, не старше Робби, прусский солдат смотрел на нее с пьяной улыбкой. Надеясь остудить его пыл, она пожала плечами и сказала:

— Простите. Я не говорю по-французски.

Его улыбка стала шире. Словно тщательно переводя в уме каждое слово, он медленно ответил:

— Я тоже не говорю по-французски, но мой английский довольно приличен.

Элли ответила ему нейтральной улыбкой и, прошмыгнув мимо него, села за стоявший у стены столик на двоих. Когда пруссак, покачиваясь, подошел ближе, она притворилась, что заинтересовалась другими посетителями кафе. Она не тревожилась. Если юный вояка станет назойливым, она просто попросит защиты у британских солдат.

Внезапная боль кольнула ее, когда она заметила присутствующих в кафе дам. Они были точно такие же, как в игорном доме: дорого одетые, но походившие на одалисок в гареме.

Объекты их внимания не ускользнули от Элли. Два джентльмена, англичанина, что она тут же поняла по покрою их одежды, сидели за столиком в дальнем углу кафе. Свет был слишком тусклым, чтобы разглядеть их лица, но один из них, казалось, был душой компании. Другой, спокойно прихлебывая из бокала, задумчиво разглядывал ее.

Элли заморгала, отгоняя мелькнувшую у нее глупую мысль. Ведь невозможно, чтобы это был… Джек?

Разволновавшись, она посмотрела на прусского солдата, чьи слова пропустила. Он одинок, если она не одна, сказал он на ломаном английском. Это все, что она помнила. Ее долгое молчание подбодрило его, и юнец начал вольничать.

Усевшись напротив, он потянулся к ее маске. Элли инстинктивно оттолкнула его руку.

Это было ошибкой. Его улыбка исчезла, выражение лица стало угрожающим. Снова потянувшись к маске, он сорвал ее.

— Я хочу посмотреть, что покупаю, прежде чем выложить деньги, — медленно и невнятно произнес он.

Элли готова была броситься к двери, но, взглянув в его совсем юное лицо, почувствовала, что к ней возвращается уверенность.

Она заговорила с ним, как говорила бы со своим братом:

— Так с леди не разговаривают. Что сказала бы ваша мама, если бы она вас слышала?

Солдат нахмурился, сведя брови на переносице.

— Если бы вы были леди, вы бы здесь не оказались. Так что…

Слова оборвались, когда сильная мужская рука приподняла его за воротник. Элли узнала своего заступника. Значит, ей не померещилось. Ее спасителем был не кто иной, как Джек Ригг. Проглотив ком в горле, она затаила дыхание.

— Вы взяли кое-что, принадлежащее этой леди, — с мягкой иронией сказал Джек. — Для вас будет лучше тут же возвратить ей это.

В кафе воцарилась тишина. Все ждали, что произойдет дальше. Эш Денисон поднялся из-за стола и медленно подошел ближе.

— Что тут происходит, Джек? — беззаботно спросил он, отхлебывая из бокала.

— Этот нахал обидел леди.

Элли похолодела. Ее нервы были до крайности напряжены, оттого что в любой момент Джек и его друг могут узнать ее. Если до ее хозяев дойдет, что она посещает Пале-Рояль, вместо того чтобы спать в собственной постели, она пропала.

Уверенность вернулась к ней, когда ей стало ясно, что ее никто не узнал. Элли задавалась вопросом, как долго это продлится и как выбраться отсюда невредимой.

— Permettez-moi d'instruire се jeune home ici des manieres[4], — обращаясь к ней, сказал Эш.

Сказав раньше прусскому солдату, что не говорит по-французски, Элли решила, что благоразумнее придерживаться этой позиции.

— Извините, я не говорю по-французски, — ответила она, пожав плечами.

— Если кто и научит этого хама манерам, то это буду я, — сказал Джек.

Молодой солдат вдруг вырвался из рук Джека и повернулся к нему.

— Вы меня оскорбили, — сквозь зубы процедил он. — Я требую удовлетворения.

— Вы имеете в виду дуэль? — скептически посмотрел на него Джек. — Я не дерусь с детьми.

Элли решила, что пора уходить. Она поднялась и жестом указала на дверь.

— Я действительно должна идти. Мой муж будет меня искать. Мы договорились встретиться здесь, но он, наверное, перепутал время, — торопливо говорила она, пытаясь проскользнуть мимо и не отдавая себе отчета в своих словах.

— А когда он должен был прийти? — улыбнулся Джек.

— Э-э-э… который сейчас час? Он взглянул на часы.

— Около четырех.

— Как раз в это время.

Широкая улыбка Джека превратилась в усмешку.

— Тогда почему вы торопитесь? Он не опаздывает. Почему бы нам не поболтать, ожидая вашего супруга?

Элли взяла маску и надела ее. Теперь было не до улыбок.

— Вы очень добры, но я вынуждена отклонить ваше предложение.

Эш заговорил с Джеком на беглом французском, который Элли без труда понимала.

— Оставь ее в покое, Джек. Она не про тебя. Уверяю, у нее уже есть покровитель, и богатый. Только посмотри на ее одежду. Она лакомый кусочек, я гарантирую. Ты хочешь сегодня драться еще на одной дуэли? Сомневаюсь, что ты сумеешь вытащить из ножен шпагу, так что оставь эту затею.

Наверное, это была шутка, поскольку оба рассмеялись. Джек говорил по-французски столь же бегло, как иего друг.

— Ты всегда подозреваешь меня в худших намерениях. Честью клянусь, что намереваюсь лишь спасти даму от нахала, а не уложить ее в постель. Разве твоя мама не учила тебя благородным поступкам, Эш?

— До известной степени я рыцарь.

Элли готова была поставить их на место несколькими словами на любом языке, который они соизволят выбрать. Они бы так не разговаривали, если бы знали, что она их понимает. Джека она прощает. Он вступился за нее. Но Джек тут же испортил впечатление следующими словами:

— Ты прав, Эш. Она лакомый кусочек. Будь проклято благородство. У меня сейчас нет обычного запаса сил, но уверен, что на час-другой могу сделать эту леди счастливой.

Молодой пруссак становился все упрямее. Было очевидно, что из разговора он не понял ни слова.

— Вы, сэр, — сказал он, обращаясь к Джеку, — трус.

— А вы, сэр, пьяны. Идите домой и проспитесь.

Элли незаметно пробиралась к выходу, когда дверь распахнулась и в клубах холодного воздуха в кафе ввалилась шумная ватага прусских солдат. Их смех мгновенно стих, когда юный соотечественник сообщил им, что англичане нарываются на драку.

Элли потрясло, что все, казалось, только этого и ждали. Словно по сигналу все мужчины вскочили и двинулись к противникам, женщины завизжали, бокалы и стулья полетели на пол. Она никогда не видела ничего подобного. Англичане и пруссаки в войне были союзниками. Кто знает, чем кончится их шумная ссора?

Ее целью было выбраться отсюда, не потеряв драгоценный выигрыш. До парадного входа ей не добраться, но в кафе должна быть задняя дверь, выходящая на тихую улочку. С этой мыслью Элли начала пробираться сквозь толпу, помогая себе локтями. Видимо, подобная мысль пришла в голову еще нескольким посетителям, и Элли последовала за ними. Все было хорошо, пока не прогремел выстрел. Кто-то крикнул: «Милиция!» И с этой минуты началось нечто невообразимое. Каждый действовал по принципу «спасайся кто может, и горе неудачникам».

Когда началась паника, Элли прижалась к стене. Драгоценную сумочку выбили у нее из рук, и она упала на пол. Элли и не думала спасаться бегством. Ничто не могло заставить ее расстаться с выигранной суммой.

Упав на колени, она попыталась ползком добраться до атласной сумочки. Бросившись к своей потере, Элли почти распласталась по полу, но опоздала. Кто-то опередил ее. Сумочка исчезла. Задыхаясь и всхлипывая от досады, она выпрямилась. Кто-то из посетителей помог ей подняться на ноги, и она увидела смеющиеся глаза Джека Ригга. Но ее интересовали не его глаза, а ее сумочка, которую он держал в вытянутой руке.

— Держитесь за мной, и я выведу вас отсюда целой и невредимой, — сказал он.

Повернувшись, он начал проталкиваться сквозь толпу, все еще сжимая в руке атласную сумочку.

Что ей оставалось делать? Элли пошла за ним.

Его апартаменты располагались этажом выше. Вот почему он решил поужинать в «Английском кафе» — из-за удобства. Уходя, Джек велел слуге не дожидаться его возвращения и ложиться спать. Коутс сгреб в камине угли в кучу и оставил свечи зажженными.

— Кстати, — сказал Элли провожатый, — меня зовут Джек. А вас?

— Аврора, — ответила Элли.

Его приводил в восхищение ее взгляд, не отрывавшийся от зажатой в его руке атласной сумочки. Поднимаясь по лестнице, Джек заглянул в нее и был изумлен количеством банкнот.

— Хорошо, — сказал он. — Никаких фамилий. Мне это нравится.

Элли ждала, что он станет делать с ее сумочкой. Спрятав улыбку, Джек беззаботно бросил сумочку в кресло у камина. Если она захочет получить ее, ей придется попросить его подвинуться.

Элли старалась ничем не выдать себя. Никаких упоминаний о сумочке. Подойдя к окну, она стала разглядывать двор. Джек, теряясь в догадках, налил себе бренди.

В одном он был уверен: его случайная гостья не обычная женщина с сомнительной репутацией, что продается богатому покупателю. У таких особ столько денег в сумочке не бывает. Больше того, у этой женщины есть достоинство, стиль, уверенность в себе. Он мог представить ее хозяйкой респектабельного дома. С другой стороны, ни одна достойная дама не станет рисковать своей репутацией и появляться в Пале-Рояле.

Она носит маску, но так поступают многие леди, не столько чтобы сохранить инкогнито, сколько как аксессуар, добавляющий им ореол таинственности.

Кто она? Что она собой представляет?

Он подумал, что Эш, должно быть, прав: она любовница какого-нибудь богатого англичанина, который привез ее посмотреть Париж. Этим объясняется крупная сумма денег в ее сумочке. Возможно, это деньги ее покровителя. Ее обожателю не следовало оставлять ее одну в таком месте и в такое время, ибо тем самым он искушал одиноких джентльменов вроде Джека предложить леди провести время интереснее. Это было разумное объяснение, но оно Джека не удовлетворило. Кто она? Знатная дама или любовница богача? Джек знал, какой ответ ему нравится больше.

Потянувшись к графину с бренди, он поморщился. Небольшая рана, полученная сегодня на дуэли, начинала жечь огнем. Этого не должно было случиться. Он зацепил противника и расслабился. Нужно быть осмотрительнее. Французы серьезно относятся к дуэлям. Вот почему они в них так преуспели. Небольшая рана не заставит их сдаться. Поскольку они оба были ранены, дуэль продолжалась до тех пор, пока Джек не выбил шпагу из рук соперника.

— Что там происходит? — через плечо спросила гостья.

Джек подошел к окну и посмотрел вниз.

Во дворе царила настоящая суматоха. Завязалась драка. Британские солдаты тащили упирающихся людей. Жандармы шныряли в толпе, как разозленные осы.

— Чтобы прекратить беспорядки, на подмогу жандармам вызвали войска, — сказал он.

— Они бьют людей прикладами.

— Это единственный способ навести порядок.

Ее волосы, убранные от лица серебряными гребнями, свободно падали на плечи. На ней все еще была маска, поэтому ее глаза были в тени. Искушение коснуться ее надо жестоко подавить. Он не неоперившийся юнец, как тот молоденький пруссак, что приставал к ней. Он знает цену терпению.

Взглянув на Джека, Элли спросила:

— Сколько это будет продолжаться?

— Час. Может быть, меньше. Разве это имеет значение? Ее глаза под маской казались огромными и темными.

Джек не мог понять, то ли она не спускает с него взгляда, то ли он сам тонет в ее глазах. Она ему кого-то напоминала. Он не мог вспомнить кого — кого-то из прошлого, кого он некогда обожал. Он решил, что перенес нежные чувства к женщине, которую не мог вспомнить, на ту, которая сейчас смотрела на него тревожными глазами.

Он хотел увидеть ее без маски, и ему стало интересно, что она сделает, если он ее снимет. Маска не единственное, что он хотел с нее снять.

Должно быть, он выдал свои мысли, поскольку ее грудь начала подниматься и опадать в такт участившемуся дыханию.

— Имеет, — ответила Элли. — Я должна была встретиться в кафе с мужем. Должно быть, он извелся, тревожась, что со мной случилось.

— Аврора, — мягко сказал Джек, — я знаю, что никакого мужа нет. Вы не носите кольцо.

Она протянула к нему затянутую в длинную, выше локтя, перчатку левую руку.

— Вы не можете этого знать. Джек неловко пожал плечами:

— Увы, мое благородство только показное. Когда я взял вас за руку, чтобы помочь подняться по лестнице, то позволил себе вольность и постарался нащупать кольцо. Его нет.

Глаза ее блеснули в прорезях маски, голос прозвучал холодно:

— Разве кольцо что-то меняет, Джек?

— К сожалению, да, — кивнул он.

— К сожалению?

— Ничто так не охлаждает мой пыл, как обручальное кольцо на пальчике красивой женщины.

Склонив голову набок, Элли посмотрела на него.

— Есть еще кое-что, что охладит ваш пыл: мое к нему равнодушие. Что вы на это скажете?

И снова у Джека возникло ощущение, что он это уже когда-то видел: этот наклон головы, вызов в каждом слове… Все это напоминало ему… Но он ничего не мог вспомнить.

Возможно, если он снимет ее маску, все прояснится.

— Позвольте, — сказал он.

И не успела она возразить, как маска оказалась у него в руках.

У нее были зеленоватые глаза. Или ореховые?

— Мы ведь прежде встречались? — спросил он.

— Разве? — Ее голос дрожал от напряжения.

Джек потянулся, чтобы вынуть гребни из ее волос, и задохнулся от боли, когда незнакомка решительно оттолкнула его. Схватившись за бок, он, пошатываясь, дошел до кресла и осторожно опустился в него.

— Что я сделала? — воскликнула она.

— Ничего, — сквозь зубы ответил он. — Я получил на дуэли пустячную рану. Наверное, рубашка присохла к ней.

Джек провел рукой по боку, и Элли тихо вскрикнула, увидев на его пальцах кровь. Кинувшись к нему, она опустилась на колени.

— Покажите, — сказала она.

Беспокоиться было не о чем. Теперь, когда он нашел подходящее положение, боль ушла. Джек знал, что для того чтобы прекратить кровотечение, нужно всего лишь сильнее прижать руку к боку. Но ему нравились встревоженный вид незнакомки, нежное прикосновение ее пальцев.

— Так не годится, — покачала она головой. — Я ничего не вижу. Нужно снять с вас сюртук, а потом жилет.

Он не стал спорить с судьбой. Гостья хотела снять с него одежду, и он был счастлив угодить ей. Кроме того, ему нравилось, когда над ним хлопочут. Обычно женщины стремились ему польстить, соблазнить, заманить в ловушку. Ни одна женщина не смотрела на него с такой искренней заботой.

Подчиняясь ласковому давлению ее рук, Джек подался вперед в кресле. Незнакомка встала у него за спиной и, бормоча слова ободрения, сняла с него сюртук. Сделав это, она снова опустилась перед ним на колени и принялась за жилет. Ее пальцы никак не могли справиться с пуговицами. Сердито фыркнув, она медленно, дюйм за дюймом, стащила длинные перчатки и отбросила их в сторону.

Этот бессознательный, полный женственности жест вызвал в его воображении бурные картины, и в нем поднялась теплая волна удовольствия. Хрипло дыша, он расставил ноги, чтобы ей было удобнее добраться до жилета. Позиция была крайне неприличная. Незнакомка, видимо, тоже сознавала это, потому что пальцы ее дрожали. Казалось, воздух в комнате потрескивает от напряжения.

Джек слышал легкий звук ее дыхания, чувствовал слабый цветочный аромат.

— Аврора. — Его голос звучал хрипло.

Ее пальцы замерли. Она подняла на него глаза.

На бледном лице ее темные глаза казались огромными. Он провел тыльной стороной пальцев по ее щеке и улыбнулся, когда ее веки тяжело опустились. Его пальцы мягко прошлись по контуру ее уха, подбородку, спустились по шее. Почувствовав, как бешено частит ее пульс в ямке у горла, Джек взял ее за руку и прижал ее ладонь сначала к ее шее, потом к своей.

— Видите, что вы делаете со мной, — пробормотал он, — а я — с вами?

О чем она думает, что чувствует? Ему нужно это знать.

Здоровой рукой он притянул гостью ближе к себе. На этот раз она не сопротивлялась, и, когда его губы коснулись ее рта, она обвила руками его шею. Его губы стремились приоткрыть ее рот, не требуя, но в жажде познать ее вкус. Все в ней было новым для него — вкус, запах, повадка, и все-таки он не мог отделаться от ощущения, что он знает эту женщину. Они были знакомы прежде.

Тень сомнения промелькнула у него в уме. Он никак не мог ее вспомнить. Она выглядела слишком наивной, чтобы быть светской дамой, и слишком светской, чтобы быть наивной. Кто она?

Подняв голову, Джек посмотрел на нее. Ее глаза были закрыты, грудь вздымалась и опадала от прерывистого дыхания. Его тело стремилось навстречу ей. Но он не станет ее соблазнять. На это нужно и ее желание.

Незнакомка открыла глаза и сонно улыбнулась. Обхватив его за шею, она притянула его к себе и поцеловала, медленно и сладострастно.

Когда он взял в чашу ладони ее грудь, Аврора теснее прижалась к нему. Она была нежной, женственной и такой щедрой. От малейшего прикосновения к ее груди из ее горла вырывались всхлипывания удовольствия. Она становилась податливее, он — напряженнее. Джек стиснул зубы. Он не мог взять ее здесь, в кресле. Он хотел, чтобы у него было время глубоко и интимно изучить и познать ее. Он инстинктивно провел пальцами по ее шее, плечам, успокаивая и в то же время соблазняя согласиться на большее.

— Аврора, я хочу любить тебя, — хрипло сказал он. Она с шумом втянула воздух и отпрянула.

— Аврора?

Выдохнув, она проворковала:

— Я тоже этого хочу.

Она покрывала его губы, лицо, шею быстрыми страстными поцелуями. Ее руки сомкнулись вокруг его талии.

Он застонал от удовольствия, когда ее руки прикоснулись к нему. Но через мгновение все изменилось. В пылу она прижала руки к его ране, и острая боль пронзила его тело.

Задыхаясь, он стиснул зубы и откинулся на спинку кресла. Вскочив на ноги, она внимательно смотрела на него.

— Это невозможно, — сказала она. — Мы не станем этого делать. Вам нужен доктор.

— Мне не нужен доктор. — Он прижал руку к боку, ожидая, когда боль утихнет. — Мой слуга обо мне позаботится.

— У вас есть слуга?

Джек не желал разговаривать о слугах и докторах. Он хотел возобновить то, что они прервали. Если она будет осторожнее, то им это удастся.

Но одного взгляда на нее ему было достаточно, чтобы понять, что уже поздно. Ее руки были скрещены на груди, брови сведены на переносице. Он упустил свой шанс. Но будут и другие возможности, пообещал он себе, и в следующий раз перед встречей с ней никаких дуэлей.

Смирившись, Джек сказал:

— Его зовут Коутс. Будьте добры, позовите его. Его комната в конце коридора.

— Да, — ответила она, — сейчас.

К его большому удивлению, незнакомка быстро поцеловала его и вышла из комнаты.

Джек слышал, как она стучит в дверь Коутса. Ему не нужен врач. Туго наложенная повязка сделает свое дело. Эш уже позаботился о нем, прежде чем они отправились в кафе, так что вероятность возникновения инфекции невелика.

Медленно тянулись минуты, наконец появился Коутс. Джек взглянул поверх его плеча.

— Где эта леди?

— Она ушла.

Джек знал, что она не уйдет без своей сумочки, которая лежала на том же самом кресле, где сидел он. Он пошарил рукой позади себя. Сумочки не было. Он медленно поднялся на ноги и огляделся. Ни сумочки, ни маски, ни перчаток нигде не было.

Ему понадобилось время, чтобы оценить ситуацию. Эта чертовка его провела! Она схватила сумочку с кресла, когда снимала с него сюртук, и потом спрятала ее в корсаже, прежде чем опуститься перед ним на колени. Ее страсть была притворством! Такая щедрая, нежная, ласковая, будь она проклята! У нее на уме были только деньги. Но разве не таковы женщины? Она, наверное, думала, что он их украдет! Коутс кашлянул.

— Что? — не слишком вежливо спросил Джек.

— Она оставила записку, милорд.

Джек взял протянутый ему листок. Это был не кусочек бумаги, а банкнота в тысячу франков.

— Она что-то на ней написала, — осмелился сказать Коутс, — когда я дал ей ваше старое пальто.

Джек подошел к свече и вслух прочитал:

— «Благодарю за оказанные услуги. Аврора».

Он долго и пристально смотрел на тысячефранковую бумажку, потом его плечи затряслись от смеха.

— По крайней мере нам известно, что она не охотится за состоянием, — сказал он Коутсу.

— Она велела мне принести бинты и перевязать вам рану.

— Сейчас.

Джек подошел к окну и посмотрел вниз. На улице было спокойно. Ему не составило труда отыскать свою гостью.

Она обернулась и помахала ему рукой, потом скрылась в воротах, ведущих к улице Риволи.

Ее не слишком трудно будет найти. Несколько осторожных вопросов о красивой англичанке по имени Аврора быстро наведут на ее след.

Глава 4

Стоявший у входа во внутренний двор жандарм окликнул проезжающую карету, когда Элли на безупречном французском объяснила, что она актриса театра. Велев вознице везти ее к Тюильри, она, прикрывшись пальто Джека, упала на сиденье, крепко прижимая к себе атласную сумочку.

Все разрешилось, подумала Элли. Она легко отделалась. Ее наряд, конечно, пострадал, но утюг скоро вернет ему прежний вид. Главное, что деньги при ней. Ей повезло. Уловка, к которой ей пришлось прибегнуть, чтобы вернуть свою наполненную банкнотами сумочку, едва не стоила ей добродетели. Вот что получается, когда играешь с огнем. Она не знала, что мужское прикосновение может лишить разума рассудительную женщину.

Элли сняла перчатку и прикоснулась к губам. Они припухли. Ее до сих пор сотрясала внутренняя дрожь и обдавало жаром. Теперь она начинала понимать, что заставляет некоторых женщин терять голову. Они не были грешницами, просто они не в силах противостоять очарованию. Вероятно, как и ее, их удивило пробуждение страсти. Они не сознавали ее могучей силы. Она это поняла и впредь больше никогда не поступит столь опрометчиво.

Элли откинула голову на спинку сиденья и прикрыла глаза. Все началось довольно невинно. Единственной ее мыслью было забрать сумочку и уйти. Но что-то еще повлияло на нее. Мысль, что Джек находит ее желанной, одурманила ее. И, на мгновение превратившись в глупую школьницу, которой была когда-то, она осуществила свою заветную мечту.

Ее спасла мелочь. Когда она опустилась перед Джеком на колени, то с таким пылом прижала к себе руки, что крошечная хрустальная пуговичка впилась ей в кожу. Боль привела ее в чувство. Именно тогда она умышленно задела рану Джека.

По крайней мере теперь она знает, что поцелуй Джека Ригга совпадает с ее девичьими грезами и даже еще горячее и заманчивее.

Улыбка тронула ее губы, когда она почувствовала, что дрожь снова пробежала по телу. У каждой женщины должен быть в жизни такой поцелуй, который она навсегда сохранит в памяти. Карета подпрыгнула на ухабе, вырывая Элли из приятных грез. Оно и к лучшему. Глупо давать волю воспоминаниям, которые не следует тревожить. Воспоминания ведут к недосягаемым фантазиям.

Мечты Элл и были скромными. Ей нужно зарабатывать на жизнь, пока Робби не получит профессию, и тогда она будет вести его дом. Естественно, рано или поздно брат женится. Если она уживется с невесткой, тем лучше. Если нет, ей снова придется зарабатывать себе на жизнь.

Эта перспектива пугала. Не так Элли себе представляла свое будущее. Она мечтала иметь собственный дом, мужа, детей. В молодости у нее были поклонники, но их интерес быстро ослабевал, когда они понимали, что приобретут не только жену, но и малолетнего шурина.

Неудивительно, что временами она поддавалась искушению превратиться в Аврору.

Когда карета подъехала к Тюильри, Элли сразу поняла, что что-то случилось. Стоявший через дорогу отель «Бретой» был освещен. Прежде она никогда не возвращалась в такой час, но знала, что еще слишком рано, вряд ли кто-то из постояльцев уже поднялся. Свет горел во всех выходящих на лестницу окнах. Окна первого этажа были закрыты ставнями, но и сквозь них пробивался свет.

С тяжелым сердцем Элли расплатилась с возницей, свернула за угол, пересекла улицу Риволи и пошла к боковой двери отеля. Она уже собиралась вставить ключ, когда замок открыли изнутри и дверь распахнулась. Портье ждал ее. Она незаметно сунула ключ в карман пальто и проплыла мимо портье с любезным «Bonjour, Georges»[5], словно в ее возвращении в столь неподходящий час не было ничего необычного.

— Arretez![6] — Голос портье прозвучал угрожающе.

— Вы не узнали меня, Жорж? Я мисс Хилл, компаньонка леди Седжуик.

Он кивнул.

— Вас ждут наверху.

У Элли теплилась надежда, что она плохо поняла его французскую речь. Под его пристальным взглядом она степенно поднималась по лестнице, но как только свернула за угол, бросилась бежать как заяц.

Ключ от ее спальни лежал на дне сумочки. Найдя его, она открыла дверь и юркнула в комнату.

Несколько минут она стояла, прислонившись спиной к двери, стараясь выровнять дыхание и успокоить хаотичные мысли. «Вас ждут наверху».

Ее искали. За время ее отсутствия случилось нечто ужасное, и тогда открылось, что ее нет дома. Господи, что ей сказать?

Предупреждение Жоржа побудило ее действовать. Первым делом надо зажечь свечу. Сделав это, Элли вынула деньги из сумочки и уложила на дно дорожной шкатулки, где держала канцелярские принадлежности. Затем начала снимать одежду. Голоса, доносившиеся из дальнего конца коридора, заставили ее торопиться.

Она расстегивала пуговицы на платье, когда в дверь постучали.

— Мисс Хилл! Я знаю, что вы здесь! — Голос принадлежал Стейплз, пожилой горничной леди Седжуик. — Портье сказал мне, что вы пришли. Леди Седжуик желает сию же минуту видеть вас.

Элли глубоко вздохнула. У мисс Стейплз хватка английского бульдога. От нее не скроешься, поэтому Элли попыталась потянуть время.

— В чем дело, мисс Стейплз? Что случилось?

— Не притворяйтесь, что вы ничего не знаете, — фыркнула мисс Стейплз. — Идите сейчас же, мисс Хилл. Это приказ ее сиятельства.

— Позвольте мне переодеться.

— Сейчас же, мисс Хилл. Или мне позвать ее сиятельство?

Элли стиснула зубы. Времени снять платье и надеть ночную сорочку не было. Схватив халат, она накинула его поверх платья и торопливо спрятала в шкаф накидку, перчатки туфли, сумочку и пальто Джека. В последний момент она вытащила из прически серебряные гребни и сунула ноги в тапочки. Когда Элли открыла дверь, внутри у нее все сжалось.

Мисс Стейплз окинула ее надменным взглядом и последовала по застеленному ковром коридору к гостиной леди Седжуик. По крайней мере, подумала Элли, мисс Стейплз, никакой особенной недоброжелательности не выказала. Она подобным образом относится ко всем служащим леди Седжуик. Прислуживая своей хозяйке еще до ее замужества, она считала, что распоряжается здесь всем.

Войдя в гостиную, Элли замерла. Здесь были не только лорд и леди Седжуик, но и ее родственник Кардвейл с женой Доротеей.

С пылающими щеками и вздымающейся грудью леди Седжуик вскочила с кресла, стоявшего у камина, и быстро подошла к Элли. Ее голос дрожал от гнева.

— Ложь вас теперь не спасет, милочка. Только правда. Где вы были? Что вы сделали с бриллиантами леди Кардвейл?

Второй вопрос привел Элли в себя.

— С бриллиантами леди Кардвейл? — еле слышно повторила она.

— С ее бриллиантовым ожерельем! — резко ответила ее сиятельство.

Ум Элли лихорадочно работал, она пыталась сообразить, что произошло в ее отсутствие. Она знала о бриллиантах. Они передавались в семье из поколения в поколение. Доротея никогда не упускала возможности продемонстрировать их.

— Я не знаю, где бриллианты, — покачала головой Элли.

Она посмотрела на Доротею. Для человека, у которого украли драгоценности, леди Кардвейл удивительно владела собой. Но ее мрачную драматическую красоту, на взгляд Элли, портил отпечаток злобы.

Харриет подбежала к Элли и порывисто взяла ее за руку.

— Ничто не убедит меня, что Элли воровка.

Элли начала понимать суть дела. Когда она покачнулась, лорд Седжуик быстро подошел к ней и проводил к креслу.

— Я уверен, — сказал он с обычной невозмутимостью, — что у мисс Хилл есть объяснение, почему она отсутствовала в отеле сегодня ночью. — Не обращая внимания на недоверчивое фырканье жены, он посмотрел Элли в глаза и мягко сказал: — Вот как обстоят дела, милая. Дверь в гардеробную леди Кардвейл взломали, напали на горничную и украли бриллианты. Леди Кардвейл проснулась и подняла тревогу.

— Бедная горничная! — воскликнула Элли.

— На ее месте могла оказаться я! — пылко сказала Доротея. — Я практически была в гуще событий.

— Господи, неужели горничная умерла? — прижала руку к груди Элли.

— Нет, — успокаивающе сказал Седжуик. — Через день-другой она поправится, но ее сильно ударили по голове. Мы вызвали жандармов, и они обыскали весь отель. Все были на месте, кроме вас. Вы понимаете, что это очень неприятно выглядит. Власти хотят допросить вас. Вы должны сказать нам, где вы были и кто может поручиться за вас.

Элли посмотрела прямо в глаза лорду Седжуику и горячо сказала:

— Я не крала бриллиантов леди Кардвейл. Клянусь.

Она перевела взгляд на своего кузена. Именно ему следовало сейчас говорить с ней, но он сидел, сцепив руки, и с отсутствующим видом разглядывал собственные пальцы. Хотя ему еще не было сорока, он выглядел гораздо старше. Его каштановые волосы поредели, плечи ссутулились. «Тряпка». Так обычно называл его дядя Тед. Брак с Доротеей не пошел ему на пользу.

— Кардвейл, — мягко сказала Элли, — клянусь, я не брала бриллианты.

Он с улыбкой поднял на нее глаза.

— Я ни на мгновение не сомневаюсь в тебе, Элли. — Он повернулся к жене. — Ты действительно думаешь, что Элли взломала дверь? У нее сил не хватит.

— Как это случилось? — спокойно спросила его Элли.

— Вор воспользовался лестницей для слуг и взломал дверь в гардеробную. После стычки с горничной он убежал с бриллиантами, вернее, со шкатулкой с драгоценностями. Мы нашли шкатулку в коридоре у двери. Элли, я знаю, что ты этого не делала.

Тревога, стиснувшая ей горло, тут же ослабла. Элли подумала, что это довольно странный разговор между родственниками, не видевшимися долгие годы.

— Спасибо, — просто сказала она.

Беседа ее мужа со своей родственницей не порадовала леди Кардвейл. Когда она заговорила с Элли, ее голос был ледяным от неприязни.

— Почему вы сменили свою фамилию на Хилл? Только человек, которому есть что скрывать, может так поступить.

— Я не меняла фамилию, — голос Элли был столь же холоден, — а просто опустила первую часть, Бранс. Когда мне пришлось зарабатывать на жизнь, нужно было что-нибудь менее претенциозное. Меня уже несколько лет знают как Элли Хилл. Именно такое имя и нужно в моем положении — простое и скромное.

— Если ты этого хочешь, Элли, — сказал Кардвейл, — пусть так и будет. — Его голос прозвучал мягко, но он полоснул жену резким взглядом.

Доротея то ли не заметила его, то ли не обратила на него внимания. Она продолжила атаку:

— Мы все еще ждем объяснений, где вы были сегодня ночью и кто за вас поручится. Нам известно, что вас не было в отеле, поэтому не притворяйтесь, что вас только что подняли с постели. — Говоря это, она поднялась с кресла и теперь стояла прямо перед Элли, пристально глядя на нее. — Ну?! Что вы скажете в свое оправдание?

Ум Элли начал механически перебирать возможные варианты, словно она все еще играла в карты. Она не посмеет упомянуть Милтона и игорный дом. Что до визита в апартаменты Джека Ригга в Пале-Рояле, то это еще хуже. Элли уже подумывала сослаться на лунатизм или потерю памяти, когда Доротея вскрикнула.

Дрожащим пальцем она указала на край платья, выглядывающий из-под халата Элли.

— На ее рубашке кровь! — воскликнула леди Кардвейл. — Кровь моей горничной! Полюбуйтесь, Кардвейл, как ваша любимица отплатила нам за все, что мы для нее сделали.

Повисла оглушительная тишина. Все глаза были обращены на Элли. Перспектива обвинения в покушении на убийство развязала Элли язык.

— Я была с графом Роли, — сказала она. — Он поручится за меня.

Джек ревел, как лев в клетке. Слуга держал его, пока Эш Денисон прижимал к ране бутылку бренди.

— Тебе лучше полежать в постели, — сказал Эш. — Рана в неудобном месте, почти под мышкой, и от малейшего движения может открыться.

Джек оттолкнул слугу и сел.

— Господи, вы оба — настоящие инквизиторы. Это всего лишь царапина! А с вашей помощью она снова начала кровоточить. Эш, нужно было предупредить, что ты собираешься окунуть меня в бренди. — Повернувшись к Коутсу, он добавил: — Еще одна подобная проделка, и вам придется искать другую работу.

— Он всегда ведет себя как младенец? — подмигнул Коутсу Эш.

Слуга благоразумно ограничился улыбкой.

— Если я вам тут не нужен, милорд, — сказал он, — я займусь завтраком.

Когда Коутс вышел, Джек взял сложенную в несколько раз льняную салфетку и сунул себе под руку.

— А теперь забинтуй меня, — сказал он, — да покрепче, чтобы эта чертова штука не выскользнула.

Эш сделал, что его просили.

Подумать только, — сказал он, — ты в таком дурном настроении. С чего бы это? Что произошло ночью между тобой и этой таинственной леди?

— Ничего. — Джек потянулся за приготовленным Коутсом костюмом и начал одеваться. — У меня кровь потекла, как у зарезанного поросенка. Она ушла. Вот и все.

Эш усмехнулся:

— Тогда все понятно. — Он прислонился к столу и скрестил на груди руки. — Кто она, Джек?

— Аврора. Это все, что она мне сказала.

Джек начал застегивать рубашку, и его пальцы замерли от нахлынувших воспоминаний: прикосновение губ, нежное сияние ее глаз, когда он прижимал ее к себе. Он прекрасно сознавал, что она разыграла его, чтобы вернуть свою сумочку. Но у него было достаточно опыта, чтобы понять, что ее страсть была непритворной. Таинственная незнакомка попала в собственную ловушку.

— Ну и какие выводы я должен сделать из твоей улыбки? — сказал Эш.

Джек стер с лица улыбку, но она проглядывала в его глазах.

— Много времени прошло с тех пор, когда мне женщина вполовину так нравилась, как она.

— Понравилась или вызвала желание?

— Понравилась, — решительно ответил Джек. — О, желание тоже было, и с обеих сторон, но у меня открылось кровотечение, на этом все и кончилось.

— Надеюсь, ты вознаградил ее за беспокойство?

— Напротив. Сам посмотри. Банкнота на буфете.

Эш подошел к буфету, поискал минуту-другую и возвратился с тысячефранковой банкнотой в руке. Поднеся ее к окну, он прочитал:

— За оказанные услуги. — Он оглянулся на Джека. — Какие услуги?

Джек сел на кровати и осторожно натянул сапоги.

— Она ушла в моем пальто. Возможно, за это. Или за то, что я спас ее во время потасовки.

— Черт меня побери! Да ты, никак, влюбился?!

— Влюбился? — Джек вздохнул. — Я же сказал, она мне понравилась. У нее есть чувство юмора. — Он вспомнил, как она весело помахала ему рукой, пробегая по двору. — Так что не ищи здесь ничего большего.

— Какой позор.

— Что? — Джек пытался завязать галстук, но не слишком в этом преуспел. — Ты мне не поможешь? Из-за этой чертовой повязки я не могу поднять руку.

Эш занялся его галстуком и с невинным видом сказал:

— Если бы она не была особой с сомнительной репутацией, мой нос уловил бы запах флердоранжа.

— Если ты будешь продолжать в том же духе, — сквозь зубы ответил Джек, — твой нос скоро вообще потеряет способность что-нибудь чувствовать. Кроме того…

— Что?

Джек чуть было не сказал, что, вполне возможно, Аврора не дама полусвета, но понял, что подобное утверждение только подольет масла в огонь, поэтому нейтрально закончил фразу:

— Я не знаю, кто она и откуда.

— И ты не хочешь попытаться ее найти?

— Я подумаю об этом.

— Тогда не откладывай, иначе я найду ее первым. Знаешь, Джек, ты меня заинтриговал этой женщиной. Как ты думаешь, она заинтересуется бедным незначительным лордом вроде меня?

— Во владениях Роли браконьеров не отдают под суд, — любезным тоном ответил Джек, — их пристреливают.

Оба расхохотались, и в этот момент появился Коутс. Он объявил, что прибыл лорд Седжуик и хочет поговорить с Джеком наедине.

— Я проводил его в гостиную, — сказал Коутс.

Джек взглянул на друга и, пожав плечами, вышел из комнаты. Он припомнил, что встречался с лордом Седжуиком на балу в посольстве. Единственное, что Джек помнил о своем госте, так это то, что он женат на ужасной женщине с отвратительным языком.

Лорд Седжуик сдержанно приветствовал его и, отказавшись от предложенного кофе, продолжал стоять.

— Чем могу служить? — спросил Джек. Сдержанность гостя его настораживала.

— Я здесь из-за компаньонки моей дочери, мисс Хилл, — сказал Седжуик.

Джек кивнул:

— Я танцевал с ней на балу прошлой ночью. — Он удержался от того, чтобы добавить, что у этой особы весьма язвительный язычок. — Что с ней?

— Она клянется, что прошлой ночью была в ваших апартаментах в Пале-Рояле.

Джек меньше всего ожидал это услышать и на мгновение потерял дар речи, но, когда смысл слов лорда Седжуика дошел до него, он возмущенно сказал:

— Это ложь! Я был с другой женщиной, чье имя предпочел бы держать при себе.

— Аврора? Мисс Хилл сказала, что вы назовете именно это имя. Она вам так представилась.

Джек удивленно посмотрел на визитера и резко сказал:

— Я не знаю, какую игру затеяла мисс Хилл, но она ошибается, если думает, что я спутаю ее с женщиной, которая была здесь прошлой ночью. У них нет ничего общего.

В пристальном взгляде лорда Седжуика не было сочувствия.

— Об этом она мне тоже сказала и просила передать вам вот это. — Он протянул Джеку его сложенное пальто. — Уверен, что это ваша вещь.

Джек автоматически протянул руку.

— Это лишь доказывает, — упрямо стоял он на своем, — что мисс Хилл и Аврора знакомы. Должно быть, Аврора отдала ей мое пальто.

— Это возможно, — бесстрастно сказал гость. — Но на карту поставлено больше, чем вы думаете. Я расскажу вам об этом по дороге в отель, в котором мы остановились.

Погода стояла отвратительная, шел дождь со снегом. Сев в наемную карету, они поехали в отель. В кратких и точных выражениях лорд Седжуик изложил Джеку основные факты, которые сводились к тому, что мисс Хилл необходимо алиби на четыре часа утра, когда леди Кардвейл проснулась от крика горничной.

— Кто-то проник в гардеробную леди Кардвейл, но горничная заметила злоумышленника. Она спала в гардеробной, — сказал лорд Седжуик. — Бедную девушку ударили по голове и похитили бриллианты Кардвейлов.

— И вы подозреваете мисс Хилл? — скептически спросил Джек.

— Я — нет. Но когда обыскали весь отель, ее не было. А когда она вернулась, на ее платье была кровь. Леди Кардвейл — легко возбудимая особа, да и моя жена, должен с сожалением признаться, не лучше. Они решили, что это кровь горничной. Тогда Элли, то есть мисс Хилл, и сказала нам, что в четыре часа утра была с вами.

Джек почувствовал, как петля затягивается вокруг его шеи.

Когда он был с Авророй, то в четыре часа как раз взглянул на часы. Если мисс Хилл и Аврора — одно и то же лицо, какой-нибудь безумец решит, что, как порядочный человек, Джек обязан сделать ей предложение. Ну уж нет! Он скорее отречется от своих владений и титула, чем женится на женщине, которая преднамеренно заманила его в сети. И если Аврора и есть мисс Хилл, то на это и был расчет.

А он-то думал, что знает все женские хитрости…

Джек одернул себя. Что за нелепая мысль! Должно быть какое-то другое объяснение. Правда, мисс Хилл не такая смирная, как это кажется на первый взгляд. Он открыл это, когда танцевал с ней. Но она не такая, как Аврора.

Аврора женственная, интригующая, очаровательная. С того момента, как она вошла в «Английское кафе», он едва мог отвести от нее взгляд. Она влекла тем, что желала, чтобы ее оставили в покое, и он был полон решимости заставить ее переменить решение.

Джек попытался представить себе мисс Хилл, но ему это не удалось. Он помнил только, что у нее прелестная фигура и совершенно унылое платье. Она была вполне безобидной, пока не открыла рот. Но никакая фигура не компенсирует змеиный язычок.

Если Аврора и мисс Хилл — одно и то же лицо, пусть его четвертуют, колесуют и повесят, прежде чем он позволит женить себя на такой шельме.

Глава 5

У Элли разболелась голова. Всю ночь она бодрствовала, не сомкнув глаз ни на минуту. Утром подали кофе и булочки. Она не могла и кусочка проглотить, ожидая появления лорда Седжуика и Джека. Она была уверена, что Джек подтвердит ее алиби. Об этом и говорить нечего. Но это не значит, что он поддержит ее. Какому мужчине понравится быть одураченным?! Вот чего она страшилась — потерять его доброе мнение о себе. Но сейчас в ней говорила Аврора. Элли Хилл Джек уже невзлюбил, и она не понимала, почему ее волнует его мнение.

Умывшись и переодевшись, все снова собрались в гостиной леди Седжуик, ожидая ее мужа и Джека. Сидевший у камина Кардвейл погрузился в собственные мысли. Доротея и леди Седжуик, устроившись по другую сторону камина, о чем-то перешептывались, наклонившись друг к другу. Харриет, которую Элли считала своим верным союзником, отослали, словно она была слишком невинна, чтобы слышать непристойные детали приключения Элли с лордом Роли. Именно на это и рассчитывали леди Седжуик и Доротея — скандальные подробности приятно щекотали нервы и разжигали интерес к изнанке жизни.

Они будут разочарованы — ничего не произошло. А Джек — Элли это знала — не станет приукрашивать факты. Но какое это имеет значение?! Есть у нее алиби или нет, ее репутация все равно погублена. Ни одна уважающая себя приличная молодая женщина не сунется ночью в Пале-Рояль, не говоря уже о том, чтобы посетить мужчину. Тот факт, что Элли пошла с Джеком, чтобы спастись из возникшей потасовки, ничего не значит, особенно для сидящих здесь дам. По их мнению, если бы ее затоптали насмерть, это был бы лучший выход из положения.

Элли не упомянула имени Милтона и надеялась, что у него достанет ума держаться подальше. В его показаниях нет никакой необходимости. Во-первых, в критический час она была с Джеком, во-вторых, ей совсем не хотелось, чтобы ее обвинили в развращении малолетних. Милтону, в конце концов, только восемнадцать. Господи, ей пришлось бы отвечать за то, что она втянула в скандальную историю невинного юношу. Ей ни в коем случае нельзя было позволять Милтону сопровождать ее.

Элли знала, какая судьба ей уготована: она потеряет свое место и не получит рекомендательных писем. Она была полна решимости скрыть свои подлинные чувства. Поскольку ей было нечего терять, Элли не стала затруднять себя и одеваться в стиле компаньонки юной особы. Она отказалась от кружевного чепца и пудры, которая делала ее старше, и накинула на серое креповое платье пунцовый палантин. Это не было пустой бравадой. Хотя сейчас она и не была столь же элегантной, как Аврора, ей хотелось, чтобы Джек увидел, что Элли Хилл не просто невзрачная компаньонка, которую он случайно встретил на балу в посольстве.

Элли сделала это, снова пытаясь произвести впечатление на Джека, и разозлилась на себя.

Когда двери гостиной открылись, она подняла глаза. Сначала вошел лорд Седжуик, следом за ним — Джек. Он остановился на пороге и медленно оглядел присутствующих. Он тут же стал центром всеобщего внимания. Не потому, что был необычайно хорош собой, и не потому, что от него исходила уверенность, но потому, что он держался со спокойствием хищника, выбирающего жертву.

Когда его безжалостный взгляд остановился на Элли, она с трудом подавила приступ паники. Прошлой ночью, когда она играла роль Авроры, его черты смягчали обаяние и хорошее настроение. Сегодня утром на его лице с высокими скулами застыло суровое выражение.

Джек злился, и Элли не могла понять причины. Она ожидала, что он будет раздосадован, но все же надеялась, что эта история его позабавит. Избыток эмоций не соответствовал ее проступку.

Джек неторопливо прошелся по комнате и сел рядом с ней.

— Я с трудом узнал вас, мисс Хилл. Или мне нужно называть вас Аврора? — сквозь зубы процедил он.

— Лучше — мисс Хилл, — ответила Элли, избегая его взгляда.

— Итак, — сказал лорд Седжуик, подойдя к креслу, — мисс Хилл — это та особа, которую вы приняли сегодня ночью? Вы можете подтвердить ее алиби на четыре часа утра?

— Не торопитесь, — сказал Джек. — Я хочу точно знать, что случилось.

— Я же вам сказал, — ответил лорд Седжуик. — Было ограбление…

— А до этого? — перебил его Джек и посмотрел на Элли. — Что вы делали в Пале-Рояле?

Она не собиралась рассказывать всем об игорном доме, поэтому сказала ему то же, что и остальным:

— Я столько слышала о ночном Пале-Рояле, что захотела увидеть это своими глазами. Я даже представить себе не могла, что это может быть так опасно. Если бы не возникла драка, я бы тихо вернулась домой.

Элли видела, что ее ответ не удовлетворил Джека, и вздохнула с облегчением, когда он перешел к другой теме.

— Что именно украли?

Пожав плечами, лорд Седжуик сел.

— Кардвейл вам это объяснит.

Прежде чем ответить, лорд Кардвейл отпил глоток кофе.

— Фамильные бриллианты — ожерелье, которое передавалось в нашей семье из поколения в поколение и было единственной действительно ценной вещью…

— А мое обручальное кольцо? — перебила его жена. — Рубин, оправленный в золото! Вор и его забрал.

Кардвейл кивнул:

— Да, и какие-то мелочи: серебряную булавку с фамильным гербом… Что еще, Доротея?

— Кожаный кошелек с пятьюдесятью золотыми гинеями!

— А банкноты? — спросил Джек.

При упоминании о банкнотах Элли выпрямилась. Джек посмотрел на нее, иронически скривив губы. Должно быть, он знал, что в ее сумочке полно бумажных денег. Он думает, что она их украла?

— Банкнот не было, — покачал головой Кардвейл.

— Мы все еще ждем ответа, — сказал лорд Седжуик. — Мисс Хилл — это та женщина, что известна вам под именем Аврора? Она была с вами точно в четыре часа утра?

— Не думаю, что в этом есть какие-нибудь сомнения, — бесцветным голосом ответил Джек. — Вам следует поискать вора в другом месте.

У Элли отлегло от сердца. Во всяком случае, ее не станут обвинять в воровстве и в покушении на убийство. Заверения Джека не умиротворили леди Седжуик.

— Это единственное объяснение, которое мы получим? Что мисс Хилл была с вами, когда кто-то украл бриллианты леди Кардвейл?

— Мой слуга может это подтвердить, если вам нужны еще свидетели.

— В этом нет необходимости. — Пышная грудь ее сиятельства дрожала от негодования. — Я хочу знать, как на ее платье оказалась кровь.

— Понятия не имею. — Казалось, Джеку порядком надоела эта история. — Почему бы вам не поинтересоваться у мисс Хилл?

На какое-то мгновение Элли это озадачило. Какая разница, как кровь попала на ее платье? Главное, что это не кровь горничной. Этого не может быть, потому что, когда украли бриллианты, она была с Джеком. Когда ее осенила догадка, ее обдало жаром. Девственная кровь — вот что они подумали, но были слишком утонченными, чтобы высказать это вслух. Они думают, что Джек обесчестил ее. И если Кардвейл в это поверит, он может вызвать Джека на дуэль.

— Я говорила вам, — гневно сказала она, сжав руки в кулаки, — что все было совершенно невинно. Возникли беспорядки. Лорд Роли спас меня и отвел в свои апартаменты. Его рана кровоточила. Это его кровь на моем платье. — Она посмотрела на Джека. — Скажите им!

Джек повернулся к ней с непроницаемым лицом.

— Что это изменит? Вы уже все сказали, и ни одно слово назад не возьмешь. — А я и не хочу брать назад свои слова, — с прежним возмущением сказала Элли. — Я всего лишь хочу очистить свое имя от подозрений. Я была с вами, когда украли бриллианты леди Кардвейл. Вы спасли меня из драки. Больше ничего не произошло. Я не совершила ничего, чего могла бы стыдиться.

— Конечно, нет, Элли, — поднялся Кардвейл. — Никто этого и не думает. Но ты должна понимать, что скомпрометирована. Есть только один способ восстановить твое доброе имя. Ты и лорд Роли должны пожениться.

— А-а-а… — протянул Джек. — А я все ждал, когда до этого дойдет.

Теперь, когда все надежды на выгодный альянс ее дочери с лордом Роли рухнули, леди Седжуик оставила изысканные выражения, в ее словах сквозила неприкрытая жестокость.

— Вы низко поступили с лордом Роли, Элли, притворяясь совершенно иной женщиной. Узнав, что лорд Кардвейл тоже здесь, вы не упустили своего шанса. Ваш родственник, конечно, проследит, чтобы с вами поступили благородно.

— Разумеется, — отозвался Кардвейл. — Элли для меня — родная кровь.

Элли чувствовала себя капитаном парусника, который, едва избежав водоворота, попал в шторм.

Она не предвидела подобных осложнений, поскольку джентльмены с таким положением и состоянием, как у Джека, не женятся на бедных девушках только потому, что их скомпрометировали. И никто бы этого от него не ждал, не вмешайся ее кузен. Ее родство с Кардвейлом все испортило.

Элли обратилась к лорду Седжуику, который прежде был ей другом:

— Пожалуйста, прекратите это, пока дело не вышло из-под контроля.

Он покачал головой:

— Не мое дело вмешиваться. Кардвейл — глава вашей семьи. Вы должны слушать его. Однако, — лорд Седжуик поднялся, — думаю, вам с лордом Роли нужно время, чтобы свыкнуться с этой мыслью. И мы оставим вас обсудить это наедине.

На лице Кардвейла отразилось сомнение. Леди Седжуик запротестовала и заявила, что хочет остаться. Доротея желала знать, какие шаги будут предприняты, чтобы вернуть ее драгоценности. Невозмутимо, но вместе с тем непреклонно лорд Седжуик выпроводил всех из гостиной.

Пока Джек, подойдя к буфету, наливал себе кофе, Элли собиралась с мыслями. Она не знала, с чего начать. С благодарности за то, что он был краток и сказал только то, что необходимо, чтобы обелить ее имя, — ведь их встреча не была совсем уж невинной? Или с извинений за нелепое требование своего родственника? Может быть, они вместе над ним посмеются? Элли услышала, как чашка звякнула о блюдце, и подняла глаза.

— Вас можно поздравить, — резко сказал Джек. — Я заглотил вашу приманку вместе с крючком. Но не воображайте что заманили меня в сеть. Женщины и получше вас пытались это сделать, но терпели поражение. Видите ли, мисс Хилл, я человек бывалый, мне не впервой ускользать из брачных ловушек, как бы хитро они ни были расставлены.

Слова Джека ее ошеломили. Меньше всего она ожидала услышать именно это. Даже мужчина в его положении и с его самомнением мог видеть, что она, так же как и он, — жертва обстоятельств.

Не успела Элли ответить, как он продолжил:

— Не смотрите на меня невинно, Аврора. Я отведал ваших поцелуев, помните? И даже больше. Если я когда-нибудь предложу руку и сердце, то только женщине с незапятнанной репутацией.

Элли пришла в ярость. Единственная причина, по которой она целовала его, — это необходимость забрать свою сумочку. Теперь он уже должен об этом догадаться. Ей хотелось стереть циничную улыбку с его лица. Но ее остановил внутренний голос, напоминавший, что она — дочь своего отца. Сейчас нужно найти достойный выход из положения и показать Джеку, как чудовищно он ошибся в ее намерениях.

Но беда в том, что Элли унаследовала темперамент матери, а не отца. Она найдет достойный выход, но только после того, как даст этому олуху хороший урок.

Спрятав за улыбкой бурю эмоций, она насмешливо сказала:

— Как же так, Джек? Это неподходящее начало для нашего супружества. Давайте все спокойно обсудим.

Его голос охрип от гнева.

— Как я могу говорить об этом спокойно? Я ни за какие блага на вас не женюсь.

Она опустила глаза на сплетенные руки.

— Вы понимаете, что они выгонят меня, не дав рекомендательных писем? Как я буду жить? Кто меня поддержит?

Он мрачно усмехнулся.

— Прекратите играть, мисс Хилл. Авророй вы мне больше нравились.

— Ах, но Авроры не существует. Она плод моего воображения. Мисс Хилл нужно прокладывать свой путь в жизни.

— Тогда предлагаю вам бежать со своим покровителем. Я уверен, что жизнь компаньонки для вас скучна и банальна. К тому же нищим выбирать не приходится.

— С покровителем? — нахмурила она брови.

Элли вспомнила, что лорд Денисон высказал предположение, что у нее есть богатый покровитель, когда в кафе они говорили с Джеком по-французски. Ей понадобилось все самообладание, чтобы не взорваться.

— Кто это может быть?

— Это вы мне скажите, — скривился Джек. — Мне лишь известно, что ваша сумочка была набита деньгами. Да, я в нее заглянул. Откуда еще вы могли взять такую сумму, если не у богатого покровителя?

Элли молча смотрела на него, пытаясь понять выражение его лица. У нее было странное ощущение, будто ее ответ имеет для него значение. Потом его странный взгляд исчез, и губы тронула ироническая усмешка.

— Вы станете это отрицать?

— К чему? Но видите ли, Джек, деньги для меня мало значат. Я всегда мечтала стать… графиней.

Прищурившись, он изучал ее, словно еще не решил, как к ней относиться. Наконец он сказал:

— Откуда вы знали, что я буду в «Английском кафе»?

— Я этого не знала. Я ждала… — на ее лице снова вспыхнула насмешливая улыбка, — …своего покровителя, когда вы ринулись спасать меня. И первое, что пришло мне в голову, — здесь можно подцепить графа. Графиня Роли. Вы можете себе представить, что это значит для бедной девушки вроде меня? Я буду бывать при дворе, у меня будет преимущество перед виконтессами и менее титулованными дамами. — И она хищно закончила: — Я так живо это вижу.

— У вас богатое воображение, — сухо сказал Джек, — но, увы, мало здравого смысла. Этому никогда не бывать, хотя ваша попытка заслуживает аплодисментов. Вы определенно верно разыграли свои карты.

— Если бы вы лучше меня знали, то вам было бы известно, что я в карты всегда хорошо играю.

Едва заметная улыбка приподняла уголки его губ. Покачав головой, Джек скрестил на груди руки.

— И все же вы упустили лучшую перспективу. Лорд Денисон, который был вместе со мной в кафе, наследник маркиза.

— Вы окажете мне любезность и представите ему? Я, конечно, имею в виду маркиза, а не наследника.

Приподняв бровь, Джек молча изучал ее.

— Я был прав, — задумчиво сказал он, — у вас есть чувство юмора.

Разговор слишком затянулся. Пора достойно завершить его. Элли поднялась, Джек встал вслед за ней.

— Не волнуйтесь, Джек. — Она ухитрилась издать низкий грудной смешок. — Вы, как и ваш друг, в полной безопасности. Я не создана для брака и больше всего ценю свободу. Не беспокойтесь о Кардвейле. Я все улажу.

Он молча смотрел, как она поправляет на плечах палантин. Когда Элли обернулась, он спросил:

— Что вы ему скажете?

— О, что вы предложили мне руку и сердце, а я вас отвергла. Потом я убегу с богатым покровителем и буду жить счастливо. Прощайте, Джек. Желаю удачи.

Она была уже у двери, когда его оклик заставил ее остановиться.

— Аврора! — Его темные глаза поблескивали от удовольствия. — Если вам нужен покровитель, зачем далеко ходить? — сказал он. — Думаю, мы прекрасно подойдем друг другу.

Джек даже не представлял, какой удар нанесли его слова. Гордость заставляла Элли держать темперамент в узде и не опускать головы. К ее чести, Элли сумела рассмеяться.

— Аврора вам не подойдет, Джек. Она умная, образованная женщина, а у вас на уме только дуэли и лошади. Вы практически неуч. Аврора вам не по плечу.

На этой сокрушительной ноте она покинула комнату, удержавшись от того, чтобы с треском захлопнуть за собой дверь.

Главной заботой Элли был Робби. Собирая вещи, она пыталась сосредоточиться на том, как они будут жить. Одно совершенно ясно: она не останется в Париже. Она не вынесет насмешек и косых взглядов тех, кто считает ее падшей женщиной. Сплетни о ее эскападе вынуждали уехать.

Это влекло за собой проблему, как заработать на жизнь.

Аврора не может стать постоянным решением их проблем. Ради собственного спокойствия Элли не может воскрешать Аврору всякий раз, когда попадает в трудное положение. Ей придется найти другую работу и внушить Робби, что он должен вернуться в университет и получить профессию. Как только с Робби все определится, ей станет легче.

Холодок, сковавший ее душу, начал понемногу таять. Робби был ее жизнью, он наполнял смыслом ее существование. Его было легко любить, но трудно призвать к порядку. Вот что бывает, когда мальчик растет без отца.

Ради Робби ей нужно быть сильной.

Сборы не заняли у нее много времени. Ей предстоял неизбежный разговор со своими хозяевами, а потом с лордом Кардвейлом. Элли была вежлива, сдержанна и тверда. Она не выйдет замуж за лорда Роли. Она не задержится в Париже даже на один день. Единственное ее желание — вернуться в Англию, где друзья помогут ей, пока она не устроится.

Только мужчины пытались уговорить ее изменить решение. Кардвейл был сама доброта. В Хампстеде есть коттедж, где она может пожить, пока не найдет себе работу. Элли не поддалась искушению, зная, во что превратит ее жизнь Доротея. Дамы говорили мало, но глаза их выдавали. Они считали ее падшей женщиной, и она получила по заслугам. Когда Элли спросила о Харриет, ей ответили, что она простудилась и не выходит из комнаты. Таков был горький финал невинного маскарада.

Последний разговор состоялся с вкрадчивым жандармом, который расспрашивал ее об алиби. Присутствующий при разговоре Кардвейл все уладил. Когда он намекнул, что лорд Роли с ними в родстве, это облегчило дело. Наконец Элли была свободна.

Наемная карета должна отвезти ее в Кале. Кроме кучеров, с Элли никого не было, но, как она с иронией заметила, компаньонке компаньонка не нужна. Вернувшись в свою комнату, она ждала, когда приедет карета.

Здесь Элли позволила себе немного приспустить маску женщины, которая сама в состоянии справиться со всеми жизненными проблемами. На самом деле она совершенно одинока. Друзей, о которых она упомянула в разговоре и которые могли бы ей помочь, не существовало. В этом некого винить. Вот что бывает, когда переходишь с одного места на другое, нигде долго не задерживаясь. Нельзя стать друзьями с хозяевами, хотя некоторые и очень добры. Тысячи женщин находятся в том же положении, что и она, — гувернантки, компаньонки, няни. Это-то и пугает. Если они не находят работы, у них мало выбора. Затянувшиеся поиски места всегда заканчиваются работным домом.

Кардвейл подсадил Элли в карету, и не успела она возразить, как он сунул в ее муфту толстый кожаный кошелек и велел кучеру трогать.

Они отъехали не слишком далеко, когда она приказала остановиться. У нее есть поручение, сказала она кучеру и велела ехать к отелю «Морис». Элли намеревалась забрать брата и Милтона, расплатиться с ростовщиком и спокойно вернуться в Англию.

В отеле ее ждал очередной шок. Робби был ранен в плечо в драке во время новогодних праздников. Во всяком случае, так он говорил, с самым невинным видом отвечая на ее расспросы. Его напускная безмятежность заставила Элли задуматься, что брат от нее утаил. У нее не хватило духу бранить его после собственного безрассудного приключения с Джеком.

Вскоре появился Милтон. Когда он начал извиняться, что оставил ее одну, Элли жестом призвала его к молчанию. Потом она без излишних подробностей изложила собственную версию поспешного отъезда из Парижа.

Робби и Милтон не меньше ее хотели вернуться в Англию, но Элли тревожилась за Робби. Хотя его осмотрел доктор и рана заживала, вид у брата был не слишком подходящий для путешествия. Ее опасения были отвергнуты. Хватит с них обоих Парижа, сказал Милтон, они оба мечтают вернуться в Оксфорд, к занятиям.

Возвращение Робби в Оксфорд — единственный аргумент, который мог ее убедить.

Пока она помогала Робби собраться, Милтон, взяв выигрыш Авроры, отправился расплачиваться с ростовщиком. Полчаса спустя они уже были в пути. В карете царило унылое молчание. Каждый был погружен в собственные мысли.

Глава 6

Новости о позорном поступке Элли недолго циркулировали в кругу гостящих во Франции англичан. Никто не верил, что лорд Роли сделает предложение скромной компаньонке. Все жаждали интимных подробностей, но Элли покинула Париж, а Джек был нем, как глыба абердинского гранита, поэтому оставалось только строить предположения. Воображение подогревали косвенные намеки и многозначительные взгляды двух леди — Седжуик и Кардвейл.

Для Джека Париж потерял свой блеск. Теперь, когда репутация Элли была погублена, Джек с неудовольствием заметил, что стал пользоваться на брачном рынке еще большим успехом. Он понял, что неверно судил о мисс Хилл. Если бы она действительно намеревалась поймать его в ловушку, то кричала бы об изнасиловании и умоляла лорда Кардвейла защитить ее доброе имя. Она не сделала ничего подобного. Быстро собрав свои вещи, мисс Хилл отправилась домой, в Англию. Все были шокированы внезапностью ее отъезда, и он — больше других.

Всю следующую неделю мысли об Элли занимали его. Он знал, что о приключении мисс Хилл станут болтать и не одно перо затупится, описывая скандал в письмах, которые полетят через Ла-Манш. Но никакие его заверения ничего не изменят. Людям нравится предполагать худшее.

Не знай Джек, что у мисс Хилл хватит средств продержаться, пока скандал не утихнет, он бы встревожился. Но откуда взялись эти деньги? Вопрос продолжал будоражить его ум, равно как и загадка, почему невзрачная компаньонка леди Харриет выдавала себя за обольстительную Аврору.

Джек отбросил мысль о богатом покровителе. В этом случае мисс Хилл вряд ли бы вернулась в отель, к прежней жизни. Ведь там ее ждали только неприятная нудная работа и бесконечные придирки леди Седжуик.

Его забавляло, что он не заметил сходства Авроры с мисс Хилл, пока его не привезли в отель, чтобы подтвердить ее алиби. А ведь можно было заметить. У обеих были те же скульптурные черты, одинаковый разрез глаз и форма губ. Разница в том, что Аврора была сама чувственность, а в мисс Хилл было столько же сладости, сколько в уксусе.

Возможно, у нее была на то причина. Он вышел сухим из воды, а она сполна расплатилась за свою безрассудную, хотя и совершенно невинную выходку. Джек хотел как-то компенсировать это, но боялся, что его слово или поступок могут только ухудшить дело.

Настроившись ничего не предпринимать, Джек был удивлен тем, что в глубине души ему хотелось поступить вопреки собственным намерениям.

Однажды перед отъездом из Парижа, гуляя в Булонском лесу, он доверился Эшу.

— Думаю, когда мы вернемся в Лондон, — сказал он, — я смогу навестить мисс Хилл, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Не смотри на меня так. Я бы так же поступил по отношению к своему садовнику или дворецкому, если бы стал причиной их падения.

— А чем вызвано твое внимание? — В голосе Эша проскользнуло удивление.

— Я же сказал — я чувствую свою ответственность. Джек поддел носком сапога гальку, и камешек запрыгал по дорожке.

— Оставь это Кардвейлу. Ему, как ближайшему родственнику, надлежит заботиться о ее интересах.

— В том-то и дело. Насколько я заметил, его это совершенно не волнует. Он всего лишь сказал несколько банальностей для очистки собственной совести.

Это-то и задевало Джека. Должен же кто-нибудь чувствовать ответственность за девушку, пострадавшую из-за невинной проделки. Да будь он ее ближайшим родственником, он бы вызвал Джека Ригга на дуэль.

Эш покачал головой:

— Не переходи черту — вот мой совет. Кроме того, разве не ты мне говорил, что сумочка Авроры буквально трещала по швам от денег? Сдается мне, что она прекрасно сумеет сама о себе позаботиться.

— Ничего нового ты для меня не сказал. Надеюсь, ты прав. Но что, если ты ошибаешься? Ради собственного спокойствия я должен это выяснить.

— В таком случае не стану даже пытаться тебя разубедить. Но как ты ее найдешь? Ведь не через Кардвейлов или Седжуиков?

— Нет. Они могут превратно истолковать мои намерения.

— Тогда через кого?

Джек вспомнил бал в посольстве и то, как посол заставлял его пригласить на танец мисс Хилл.

— Сэр Чарлз Стюарт, кажется, прекрасно обо всем осведомлен. Если кто-то и знает о ее местонахождении, то это именно он.

Эш подозрительно покосился на друга.

— Это означает, что ты откажешься от предложения Брэнда поохотиться в его владениях?

Брэнд Хамилтон был третьим членом их братства. В прежние времена они были неразлучны, но война все изменила. Война и непоколебимое стремление Брэнда обрести силу, с которой будут считаться в газетном мире. Он редко отрывался от создания своей маленькой империи, но всегда вырывался на недельку-другую в свои владения в Лестершире, чтобы поохотиться с друзьями.

— Нет. Думаю, дело займет всего несколько дней. Я управлюсь с ним до поездки к Брэнду.

— Мм-м… Судя по твоим словам — и я уверен, что ты это понимаешь, — дело приобретает характер расследования. Я могу лишь сказать одно: будь осторожен. Не угоди в брачную ловушку.

— Будто я на это способен.

Джек не был уверен, что его любезно примут в посольстве, и был приятно удивлен тем, что ждал всего лишь десять минут, прежде чем атташе проводил его в кабинет сэра Чарлза. Его приветствовали не слишком тепло, но и не так холодно, как можно было ожидать, учитывая, что посол был другом мисс Хилл или ее семьи.

Сейчас было не до шуток. Указав Джеку на кресло у своего письменного стола, посол сказал:

— Я надеялся поговорить с вами, прежде чем вы покинете Париж. Предупреждая ваш вопрос, скажу: да, мне известно, что произошло между вами и мисс Хилл. Кардвейл мне все рассказал. — Сэр Чарлз откинулся на спинку кресла, сплел пальцы и, качая головой, произнес: — Джек, Джек, я лучше думал о вас.

— Неужели? — Джек сдерживал раздражение от предположений сэра Чарлза, но рот его скривился. — Не думаю, что Кардвейл смог рассказать вам всю историю.

— Что маленькая Элли разоделась как светская дама и отправилась на поиски приключений? — Сэр Чарлз усмехнулся. — Вам, как и всем остальным, следовало бы знать, что этой девушке дерзости и безрассудства не занимать. Она не в первый раз сбивает вас с толку. Мне известно об этом от тетушки, которая, в свою очередь, узнала это от вашей бабушки.

Воцарилась тишина. Казалось, все звуки исчезли, когда Джек пытался вникнуть в смысл сказанного послом. Наконец, откинувшись на спинку кресла, он сказал:

— Должно быть, вы меня с кем-то путаете. Уверяю вас, я никогда не встречал мисс Хилл, пока вы не познакомили нас на балу.

— Вы хотите сказать… — Сэр Чарлз покачал головой. — Я был уверен, что вы ее узнали.

— Нет. Кто она?

— Ее отец, Остен Бранс-Хилл, когда-то был вашим наставником. Элли — его дочь.

— Мисс Хилл — это Элли Бранс-Хилл? — Джек был потрясен.

— Значит, вы ее помните.

Джек помнил эту семью, настолько необычную — как говаривала его бабушка, «с чудинкой», — что они казались пришельцами из другого мира. Отец семейства вечно забывал завязать шнурки на ботинках, но был знаменит своей ученостью. Часами он просиживал в кабинете, погрузившись в запутанный мир греческих суффиксов и префиксов, не замечая ничего вокруг, и с восторгом относился к любому, кто проявлял хоть малейший интерес к этой теме.

Джек взял за правило поспешно искать убежище, стоило только викарию оседлать любимого конька.

Мать, на свой лад, была не менее оригинальна. Он помнил воздушную женщину, которую ничто не могло взволновать, плывущую среди грядок с лекарственными травами в светлом муслиновом платье и крепких башмаках. Она была чересчур наивна, и этим постоянно пользовались. Джек никогда не знал, кто окажется рядом с ним за обеденным столом — нищий, служанка, которую выгнали за безнравственное поведение, семья, которую выставили из коттеджа за неуплату. Перечень был бесконечен.

У них росла дочь Элли. Озорная, не по годам развитая девочка, которая была его вечным укором, поскольку ее знания значительно превосходили его собственные. Она вечно выводила его из терпения, пытаясь соблазнить, не слишком понимая, что делает. Для нее это была игра.

Слова сэра Чарлза напомнили Джеку об одном инциденте. Однажды он получил весьма красноречивое анонимное письмо. Автором Джек счел вдовую дочь мельника. Бекки, семнадцатилетняя вертихвостка, стремилась лишить его невинности и могла рассчитывать на поощрение. Но когда он наконец встретил свою таинственную леди в сарае за овощными грядками, ею оказалась Элли. Он бы ее поколотил, если бы она не натравила на него собаку.

Господи, откуда его бабушка могла узнать об этом?

Элли Бранс-Хилл — это Элли Хилл. Элли Хилл и Аврора. Теперь ему все стало ясно. Она все еще проделывает свои старые трюки.

Джек посмотрел на посла.

— Почему она сменила фамилию?

—Думаю, потому что посчитала двойную фамилию слишком претенциозной для компаньонки.

— Компаньонка! Элли Бранс-Хилл! Я поражен. Девочка, которую я знал, была слишком упряма и слишком независима для этой роли.

Что Джека не удивило, так это то, что Элли пришлось зарабатывать на жизнь. Ее родители были милыми, славными людьми, но слишком щедрыми к другим, в то время как им следовало сохранить то немногое, что у них было, для собственной дочери.

— Доктору Бранс-Хиллу не мешало бы лучше позаботиться об Элли.

— Остен не оставил Элли без средств, если вы намекаете на это. Он оставил ей небольшую годовую ренту и немного денег на образование Робби. — Сэр Чарлз, вытащив из нижнего ящика стола графин, налил две рюмки шерри. — Вот куда пошли деньги — на сына. Конечно, церковь выплачивает ему стипендию, но этого недостаточно, чтобы покрыть расходы Робби. Поэтому Элли приходится заботиться о недостающем.

— Робби? — Джек на минуту задумался, потом кивнул: — Я о нем забыл. Когда я жил в приходе, он был совсем ребенком. Где он теперь?

— Вот об этом я и хотел с вами поговорить.

Посол устроился в кресле поудобнее и замолчал, собираясь с мыслями. Джеку показалось, что атмосфера стала теплее. Попивая шерри, он ждал, когда сэр Чарлз начнет свой рассказ.

— Только сегодня французские власти любезно проинформировали меня, что британский гражданин Роберт Бранс-Хилл подозревается в убийстве актрисы французского театра, находящегося в Пале-Рояле.

Слова посла потрясли Джека до глубины души. Когда первый шок прошел, он с воодушевлением сказал:

— Никто не убедит меня, что сын доктора Бранс-Хилла мог совершить умышленное убийство.

— Согласен с вами, — улыбнулся сэр Чарлз. — Пейте шерри, пока я расскажу, как обстоят дела.

Это была обычная история. Молодой человек, практически еще юноша, сбившись с верного пути, уготованного для него родителями и сестрой, окунулся в сомнительные удовольствия парижской жизни.

— Юному шалопаю следовало бы сидеть за учебниками в Оксфорде, — с чувством сказал сэр Чарлз, — а не болтаться по Европе. Теперь известно, что Робби прибыл в Париж приблизительно месяц назад. Почти сразу он попал на спектакль французского театра и был очарован ведущей актрисой Луизой Доде.

— Помнится, я читал об этом, — кивнул Джек. — Убийство произошло около двух недель назад. Почему французы так долго скрывали от вас информацию?

— У меня сложилось впечатление, что у них были дела поважнее, — пожал плечами посол. — Актрис ценят не так высоко, как добропорядочных французских граждан. Я, конечно, не имею влияния на французскую полицию. Мне сообщили об этом только потому, что Робби — британский гражданин.

Джек был озадачен.

— Почему они его подозревают? В том, что юнцы попадают в дурацкие истории с актрисами и танцовщицами, нет ничего удивительного. Я сам отдал этому дань в молодости.

— И все-таки это необычная история. Видите ли, из множества своих поклонников мадемуазель Доде выбрала в любовники его, молодого бедного англичанина. Он каждый вечер бывал в театре. Их роман не был секретом.

— Да вы шутите! — воскликнул Джек. — Я читал газеты. Луиза Доде была настоящей звездой. Ее популярность не знала границ. Почему она выбрала в любовники неоперившегося юнца?

— Кто знает? — пожал плечами сэр Чарлз. — Во всяком случае, ее интерес недолго продлился. Вскоре он заявила управляющему, что оставляет театр и собирается уехать жить за границу. Чего он только не делал, чтобы переубедить ее, но она была непреклонна. Когда управляющий поинтересовался, не собирается ли она уехать с Бранс-Хиллом, она расхохоталась ему в лицо. Кто-то занял место Робби в ее сердце. Кто-то постарше, но она не назвала его имя.

— Полиция считает, что Робби убил ее в приступе ревности? Не могу в это поверить! Что он сам говорит?

Сэр Чарлз снова пожал плечами:

— Его не нашли. Известно только, что на следующий день после убийства он обратился в одну из местных больниц по поводу ножевой раны, полученной, по его словам, в стычке. Выслушайте меня до конца, тут есть о чем поговорить. Для Робби весьма скверно, что мадемуазель Доде оказала сопротивление убийце: в комнате следы борьбы, кресло перевернуто. На стене кровь. Ножа не нашли, должно быть, убийца унес его с собой.

— Это ничего не значит, — сказал Джек, — и не доказывает, что Робби был на месте преступления.

— Я знаю, но хуже всего то, что он ударился в бега. Подумав, Джек спросил:

— Он не мог обратиться за помощью к Элли?

— Более чем вероятно. Но ее здесь нет, ее нельзя расспросить.

— А как насчет Кардвейла? Мог Робби обратиться к нему?

— Я вижу, вы не знаете, что произошло с молодым поколением Бранс-Хиллов после смерти отца, — сухо сказал посол. — Кардвейл на свой лад неплохой человек, но его супруга — настоящая фурия. Едва выйдя замуж за Кардвейла, она практически выставила из дома его осиротевших родственников. Никакой родственной любви не осталось, так что, как видите, Робби может оказаться первым подозреваемым и в краже бриллиантов Кардвейлов. Полиция пока не знает о его связи с Элли, но, как только это станет известно, ее тоже могут обвинить.

Все в Джеке сопротивлялось этим доводам. Определенно за этим крылась загадка, более сложная, чем ему показалось на первый взгляд, но ничто не могло убедить его, что девочка, с которой он познакомился много лет назад, может быть замешана в преступлении.

— Вы, несомненно, удивлены, зачем я вам это рассказываю, — продолжил посол. — Дело в том, что, по моему мнению, Робби обратился за помощью к сестре. Думаю, покидая Париж, она увезла его подальше от опасности. Теперь они в Англии и совершенно одиноки. Мои обязанности требуют моего присутствия здесь, иначе я бы сам отправился за ними.

У Джека упало сердце. Он знал, что последует дальше. Посол хочет, чтобы он, вернувшись домой, взял Элли и Робби под свою опеку. Все оказалось гораздо сложнее, чем он предполагал. Непростая задача отыскать женщину, которую он едва знал.

— Каково реальное положение дел? — Джек подался вперед в кресле. — Робби могут силой вернуть во Францию и передать дело в суд?

— Вполне возможно, учитывая, какое сейчас время. Ведь мы пытаемся убедить французов, что мы их друзья.

— Но он британский подданный. Разве это не имеет значения?

— Я понимаю, о чем вы думаете. Веллингтон командует здесь нашей армией и может решить судьбу Робби. Но захочет ли он вмешаться? Не говоря уже о том, что невозможно жить под постоянной угрозой бесчестья. Робби должен защитить свое честное имя.

Сэр Чарлз отставил рюмку и положил ладони на стол.

— Не смотрите так мрачно. В этой истории есть и другие подозреваемые, кроме Робби. Например, тот, кто хотел увезти ее за границу. Или ее горничная Роза, которая, как и Робби, бесследно исчезла. Могут быть и другие. И все-таки мне кажется, что Бертье, шеф жандармов, уже решил, что во всем виноват Робби. Не вижу, чтобы он прилагал усилия для розыска других подозреваемых. У меня есть люди, которые могут расследовать эту историю, разумеется, тайно. Но мне нужно знать то, что может сказать мне только Робби. Необходимо, чтобы его расспросил кто-то, хорошо знающий их семью. Мне нужны вы, Джек.

— Это легче сказать, чем сделать, — ответил Джек. — При всем уважении к вам, сэр, не думаю, что вы знаете, как уладилось дело между мной и Элли.

— Разве? — Сэр Чарлз откинулся в кресле. Теплая улыбка исчезла с его лица. — А я понял, что вы пришли сюда, чтобы узнать ее адрес и помириться с ней.

Только один человек мог рассказать послу об этом — Эш.

— Лорд Денисон был здесь?

— Он только что ушел. Заходил попрощаться перед отъездом в Англию.

Сэр Чарлз встал.

— Однако, если я требую от вас слишком многого…

— Сядьте, сэр Чарлз! — резко приказал Джек. Повисло молчание, потом посол подчинился.

— Да, — сказал он, — у вас такое же обостренное чувство долга, как и у меня. Не правда ли, Джек? Остен Бранс-Хилл и его жена Мэриан были особенными людьми. Можно отделаться фразой, что они были слишком непрактичными, но мы-то знаем, как обстоит дело.

— Я вам так скажу: большая честь быть знакомым с ними, — сухо произнес Джек.

— Они многим помогли.

— Кому, как не мне, это знать, — заметил Джек.

— Если бы не доктор Остен Бранс-Хилл, я бы ничего не добился в жизни. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, думаю, вы можете сказать то же самое.

— Объясните, где я могу найти Элли, — ответил Джек, игнорируя намек, — и что я должен сделать?

Джек с бокалом бренди стоял у окна в своих апартаментах, выходившего во внутренний двор Пале-Рояля. Было уже хорошо за полночь, но под его окнами разгуливало множество народу, главным образом искатели приключений и удовольствий. Беда в том, что удовольствия быстро приедаются. В жизни должно быть нечто большее.

Усмехнувшись, Джек неторопливо подошел к стоявшему у камина креслу. Цветистый панегирик сэра Чарлза Остену Бранс-Хиллу подхлестнул мысли Джека. Интересно, что викарий сделал для сэра Чарлза, вызвав такую высокую похвалу?

Его собственный случай был банальным. Он провалил экзамен. Добрый викарий позанимался с ним, и он добился успеха. В этом не было ничего необычного. В университете такое со многими случается.

За исключением того, что в его случае успешная сдача экзамена была поворотным пунктом. Он уже не мог вернуться к прежнему. Не то чтобы он стал прилежным студентом, но что-то изменилось у него внутри. Он начал стремиться к успеху и, как правило, достигал его.

Доктор Бранс-Хилл сказал ему, что так и будет.

Да, Джек чувствовал себя обязанным отцу Робби и Элли, хотя, возможно, и не столь сильно, как сэр Чарлз. Теперь Робби в том же возрасте, в каком он сам попал под влияние викария. Кто повлияет на Робби? Кто проследит за его интересами?

Элли?

Он сам?

Джек не думал, что это должен был делать он. Но если он этого не сделает, этого не сделает никто другой.

Глава 7

Лондон

Не обращая внимания на требования жены, лорд Кард-вейл собирался уехать в клуб. Доротея изучала свое отражение в зеркале, стоявшем на туалетном столике. Ее черты неприятно исказились.

— Когда я просила снять дом в городе, — сказала она, — я, естественно, имела в виду Мейфэр. Ханс-Таун — это район для юристов, врачей и прочих людей подобного сорта. Мне будет стыдно принять здесь своих друзей. Дом слишком маленький, обивка потертая, а мебели место в музее. У тебя нет вкуса, Кардвейл?

— Это лучшее, что смог найти мой поверенный в столь короткий срок, — мягко ответил муж. — Мы проживем здесь всего лишь месяц, пока не закончат отделку нашего собственного дома. — Тупая головная боль становилась интенсивнее. — У нас не было никакой необходимости возвращаться в Англию. Мы могли бы остаться в Париже, пока наш дом не приведут в порядок.

Опустив гребень, Доротея повернулась к мужу.

— Мы не могли остаться во Франции, и ты знаешь почему. Мы стали посмешищем. Мои бриллианты украли! И мое обручальное кольцо! Нам известно, кто вор. Но разве ты предпринял шаги, чтобы ее арестовали? О нет! Твоя кузина Элинор не может сделать ничего дурного!

— У нее алиби! Роли поручился за нее. Власти удовлетворены.

— Зато я не удовлетворена!

Вскочив, она подошла к Кардвейлу. Красивая женщина, она оставляла его равнодушным. В этом источник всех их проблем. Они поженились по банальным причинам. Он — чтобы исполнить долг перед своим родом, она — чтобы обрести опору и положение в обществе. Ни одного из них не удовлетворил результат.

— Что ты хочешь сказать? — Кардвейл потер лоб. — Ты не веришь слову Роли?

— Я хочу сказать, что у твоей кузины мог быть сообщник. Что, если кто-то украл ожерелье и спрятал так, что она сможет до него добраться?

— Отель обыскали и ничего не нашли.

— Это ничего не значит. Возможно, обыск был не слишком тщательным. А вот нам бы следовало проверить чемоданы Элли перед ее отъездом. Вместо этого, — Доротея бросила на мужа испепеляющий взгляд и, сев за туалетный столик, повернулась к нему спиной, — ты вручил ей кошелек, набитый золотыми монетами.

— Это минимальное, что я мог сделать. Она моя родственница.

—Ая твоя жена. Ты в первую очередь должен думать обо мне.

Кардвейлу казалось бессмысленным спорить о достоинствах Элли, утверждать, что он знает ее всю жизнь, что она невиновна. Поэтому он лишь заметил, что не понимает, почему надо ставить этот вопрос.

— Я тебе скажу почему. — Глаза Доротеи победно блеснули. — Сейчас я знаю кое-что, чего не знала тогда. Твой драгоценный кузен Роберт был в Париже в то же самое время, что и мы. Элли не сказала об этом леди Седжуик. Ты не находишь это странным?

— Кто сказал тебе о Робби?

— Леди Седжуик. Я на днях случайно встретила ее на Бонд-стрит. Они уехали из Парижа вскоре после нас по той же самой причине. Они не могли никуда выйти. Их тут же забрасывали вопросами о краже. — На ее губах мелькнула злобная улыбка. — Леди Седжуик рассказала мне о своей подруге, миссис Дейли, племянник которой был недавно в Париже с другом. Она спросила леди Седжуик, не довелось ли им встречаться. Фамилия племянника — Милтон, а друга зовут — ты можешь себе представить? — Роберт Бранс-Хилл. Конечно, леди Седжуик с ними не встречалась, но она твердо помнит, как Элли сказала, что ее брат в Оксфорде.

Кардвейла это позабавило.

— Молодые люди ездят в Париж не для того, чтобы общаться с друзьями их тетушек и матушек. Я удивился бы, если бы Элли знала, что Робби в Париже. Она тут же отправила бы его обратно в Оксфорд.

— Не согласна. Думаю, это подтверждает мои подозрения. Робби и Элли могли действовать заодно.

Кардвейл редко выходил из себя, общаясь с женой, но только потому, что не любил сцен. Он был безразличен к супруге. Обычно равнодушие делало его невосприимчивым ни к ее неприязни, ни к вспышкам раздражения, но эта атака на Элли зашла слишком далеко.

Голосом, не оставлявшим у жены сомнений в его решительности, он сказал:

— Советую тебе оставить свои подозрения при себе, Доротея. Если я услышу от кого-нибудь хоть слово, что Элли и Робби имеют отношение к краже, мы тут же уедем из Лондона и проведем светский сезон в Бродвью, в провинции.

Удовлетворившись, что решительно высказал свою точку зрения, Кардвейл подошел к двери.

— Не жди меня, — непринужденно добавил он, словно между ними ничего не произошло, — я пообедаю в клубе.

Подождав, пока в коридоре стихнут его шаги, Доротея дала выход своему гневу. Схватив серебряную щетку, она запустила ее в стену. Краем глаза поймав свое отражение в зеркале, она с трудом узнала себя. Злоба искривила рот и исказила черты. Вот что делает с женщиной брак с таким мужчиной, как Кардвейл.

Доротея знала способ справиться с эмоциями. Для этого нужно лишь вспомнить былые победы. Она закрыла глаза и отдалась потоку воспоминаний. Самым счастливым в ее жизни был день, когда она вышла замуж за Кардвейла. Вышла не потому что безумно его любила, а потому что ей все станут завидовать. Не каждый день дочери провинциального сквайра удается заманить в сети графа. Она достигла всего, чего хотела, — положения в обществе, мужа, который дал ей полную свободу, — роскоши, которую приносит брак с богатым мужчиной.

На этот раз испытанный прием не помог ей. Напряжение все еще сковывало плечи и шею. Если она посмотрит в зеркало, оттуда на нее глянет та же самая раздраженная женщина, что и прежде.

Доротея чувствовала себя преданной. Ее место в мыслях мужа заняла Элли Бранс-Хилл. Кардвейл не хочет и слова слышать против своей драгоценной кузины. Что в ней находят? Она дурно одета. Эксцентрична. Она обманщица.

Подумать только, дочь викария! Да она прирожденная актриса. Аврора! Какая порядочная женщина, нарядившись как особа легкого поведения, отправится флиртовать в Пале-Рояль? Но в уме ей не откажешь. Она едва не поймала богатого мужа.

Даже став женой и полновластной хозяйкой, Доротее приходилось мириться с родственниками Кардвейла. Он взял их к себе в дом еще до свадьбы. Она их одевала, кормила, заботилась об их нуждах. Никто не мог сказать, что она не исполняла свой долг. И какую благодарность она получила? Никакой. Элли скоро поняла, что в доме Кардвейла двум хозяйкам не бывать, поэтому ушла, повесив нос.

Муж тоже разочаровал ее. Он оказался совсем не таким, за кого она выходила замуж. Тогда он был воском в ее руках, теперь в нем обнаружился стальной стержень, о существовании которого она даже не подозревала.

Возможно, если бы у нее были дети, все повернулось бы по-другому. Ее власть над мужем была бы абсолютной. Но она никогда не хотела иметь детей и предприняла шаги, чтобы этого не случилось. Кардвейл уже давно не входил в ее спальню, и было поздно менять решение.

Мысль о детях заставила Доротею вздрогнуть. Ее мать родила восьмерых детей, и она не пожелала бы этого ни одной женщине. Мама состарилась раньше времени. Когда она оказывалась в интересном положении, то никуда не выезжала и не принимала гостей. Она потеряла интерес к своей внешности и жизни за пределами ее маленьких владений. Ее дети росли, презирая ее.

Нет. Об отсутствии детей Доротея совсем не жалела. Она жалела о том, что ей пришлось помогать девушке, которая сумела настроить против нее мужа. Элли Бранс-Хилл с самого начала была для нее болезненной занозой.

Она долго думала об Элли. Постепенно сковавшее ее напряжение ослабло. Когда она расправится с Элли, Кардвейл станет презирать свою кузину. Никто не захочет сказать о ней доброго слова. Наконец все узнают, какова она на самом деле. Глаза Доротеи блеснули в предвкушении падения Элли и ее братца.

Но чтобы это произошло, ей нужно действовать, осуществить задуманный план.

Она узнала об Элли больше, чем сказала Кардвейлу. Элли поселилась где-то в районе Марилебон. А вот местонахождение Робби оставалось загадкой.

С этой мыслью Доротея встала и дернула за шнурок колокольчика.

На зов явилась молодая горничная, маленькая и стройная. Она была смуглой, а глаза — удивительно светлые. Кардвейл подобрал ее в провинции, буквально умирающую от голода, и взял в дом. Девушка медленно соображала и была немногословна. Кардвейл подозревал, что она сбежала из работного дома или от жестокого хозяина, и надеялся устроить ее в прислуги. Но Доротея, заметив, что уважение к ней значительно возросло, когда знакомые узнали, что она дала приют несчастному созданию, оставила девушку у себя.

Обязанности Морри были необременительными. Она приносила вещи и разные мелочи, бегала с поручениями. Главным ее достоинством в глазах Доротеи было то, что она служила своей хозяйке с рабской преданностью.

— Как тебе идет форма, Морри, — ласково улыбнулась Доротея. Ей пришлось приложить немалые усилия, чтобы заставить Морри вымыться и снять свои лохмотья. — Я говорила тебе, что ты со временем привыкнешь, и была права.

Глаза Морри потеплели. Она присела в реверансе.

— Да, мэм.

— Другие слуги к тебе хорошо относятся? Горничная утвердительно покачала головой.

— Хорошо. Хорошо. — Доротея понизила голос. — Его сиятельство ушел?

— Да, мадам.

Доротея ободряюще улыбнулась.

— Ты ведь знаешь мистера Дерби, поверенного лорда Кардвейла?

Морри кивнула.

— Скажи мне, когда он придет. Только не говори другим слугам, что я хочу его видеть. Это наш с тобой секрет, Морри. Понимаешь?

Глаза Морри блеснули. Она любила тайны.

— Я никому не скажу.

— Хорошая девочка. Я знала, что могу рассчитывать на тебя.

Спустя пять минут Морри вернулась.

— Мистер Дерби в кабинете, — прошептала она. Доротея выждала еще пять минут, потом вышла из своей гардеробной.

Полу Дерби еще не было тридцати. Для своего ответственного поста он был молод и получил его по наследству. Он занял место, освободившееся после смерти отца. Старший Дерби был медлителен, трудолюбив, до определенной степени осторожен. Сын оказался его полной противоположностью. Пол был амбициозен и стремился сделать карьеру. С ростом его влияния он все презрительнее относился к хозяину. По мнению Пола, Кардвейл был не компетентен не только в роли хозяина больших владений, но и в роли мужа.

Поскольку во всех своих действия Дерби руководствовался собственными интересами, он добился расположения настоящей хозяйки дома — леди Кардвейл. Несколько месяцев назад они стали любовниками.

Временный кабинет Пола в этом снятом доме находился в задней части. Маленькая комната была не больше каморки для подсобного инвентаря. В ней стояли стол и два кресла, стопки бухгалтерских книг лежали на полу. Его спальня находилась на антресолях, там, где жили слуги. Поэтому сохранить их роман в тайне было трудно. Трудно, но возможно для двух решительных людей.

— Пол, — сказала Доротея, войдя в его кабинет, — я хочу поговорить с вами о реконструкции дома в Мейфэре.

— Да, ваше сиятельство.

От его самоуверенной кривой усмешки у нее участилось дыхание.

— Закройте дверь, — сказала она.

Выполнив ее просьбу, Пол повернулся к ней. Его бесстыжие глаза неторопливо прошлись по ее фигуре.

Теперь, когда никто не мог их слышать, она отбросила притворство и забыла о реконструкции дома.

— Я узнала, что кузина Элли живет где-то в Марилебоне. Если мы найдем ее, она приведет нас к своему братцу.

Доротея не стала вдаваться в дальнейшие разъяснения. Пол не глуп и знает, что делать. Он медленно кивнул:

— Предоставьте это мне.

Она вздрогнула от внезапного возбуждения. Вот человек, который знает, что такое быть мужчиной. Она ощущала опасность, силу и волю, равную своим собственным. Пол ее не разочаровал. Он запер дверь.

Задрав юбки ей на бедра, он сказал низким тягучим голосом:

— Я не могу думать, когда вы так на меня смотрите.

— Тогда не думайте.

Взяв его за голову обеими руками, она прикусила его нижнюю губу своими острыми зубками.

Когда она приоткрыла рот, он хрипло спросил:

— А как же ваш муж?

— Морри скажет мне, когда он вернется. Не волнуйтесь, I Пол. Я все продумала.

Кардвейл недолго пробыл в клубе. Там было слишком много знакомых, желающих услышать о Париже и краже бриллиантов. А он хотел побыть наедине со своими мыслями.

Он прошелся по Сент-Джеймс-Парк, потом вдоль берега реки, не обращая внимания на холод и ветер. Случайно он добрел до конюшни, где можно было взять лошадь. Он знал, где хочет сейчас оказаться. И хотя его собственная конюшня располагалась неподалеку, он нанял верховую лошадь и отправился в Хампстед. Так Доротея никогда не догадается, где он был.

Коттедж принадлежал нескольким поколениям его семьи. Коттедж не слишком верное название. Это было двухэтажное кирпичное здание, без излишних претензий, но приятных пропорций, с участком земли в один акр. Летом, когда буйно цвели сады, воздух благоухал ароматами роз, лилий, жимолости и других цветов, названий которых он не знал.

Сейчас, в зимний день, голые ветки и черная земля вполне соответствовали его пустой и бесплодной жизни.

Поставив лошадь в конюшню, Кардвейл вошел в дом. Слуг здесь не было. За домом присматривал житель ближайшей деревни, приходивший через день. На некритический взгляд Кардвейла, в доме было чисто и опрятно. В отличие от жены случайные пылинки его не волновали.

Это был тот самый коттедж, в котором он предложил пожить Элли перед ее отъездом из Парижа. Этот дом, скорее подходящий для семьи врача или викария, был ему больше по вкусу, чем дворцовая пышность Бродвью, их семейной обители в Хэмпшире. То, что он предпочитал именно этот дом, должно было подсказать ему, какой тип женщины следовало ему выбирать в жены. Ведь тот, кто делает выбор, потом расплачивается за его последствия.

Кардвейл вошел в гостиную, налил себе бренди, зажег огонь в камине, затем опустился в кресло и погрузился в размышления.

Ему пришло в голову, что следует продать этот дом. Теперь он никому не нужен. Нет ни братьев, ни сестер, ни детей, для которых стоило беречь его. Но мысль о продаже дома ужаснула Кардвейла. Дом был его святыней.

Он задержался на этой мысли, и интуиция привела его к решению. Он не станет продавать коттедж. Вместо этого он найдет близкого по духу человека, с которым будет жить в этом доме.

Мысли Кардвейла перешли на Элли. Ради собственного душевного спокойствия надо что-то для нее сделать.

Глава 8

Сэр Чарлз мог сообщить Джеку перед его отъездом из Парижа только то, что Элли снимает меблированные комнаты в доме на Генриетта-стрит. Там она останавливается всякий раз, когда оказывается без работы. Что ж, ему почти по пути, подумал Джек. Генриетта-стрит находится по одну сторону Оксфорд-роуд, а Парк-стрит, где стоит его дом, — по другую. Это расстояние можно пройти пешком меньше чем за полчаса.

Джек мог отправиться в Оксфорд — тоже недалеко от города — и сначала поговорить с ее братом. Но, обдумав ситуацию, решил, что это только рассердит Элли или по меньшей мере насторожит. Для всех будет лучше, если ему удастся расположить ее к себе, и в разговоре с Робби она будет его союзником. Она должна понимать — или придется ее в этом убедить, — что Робби должен вернуть себе доброе имя.

Расположить Элли к себе? Склонить на свою сторону? Джек понятия не имел, как это сделать, несмотря на веру сэра Чарлза в силу его убеждения. Если обаяние и искренность не помогут, придется перейти к угрозам. Но в прошлом подобный прием никогда на нее не действовал. Почему это должно измениться теперь?

В его мыслях причудливо сплеталось прошлое и настоящее. Воспоминания, надо отдать им должное, развлекли его во время пятичасового пути из Дувра.

Благополучно добравшись до Лондона, Джек появился на Парк-стрит, как раз когда его бабушка и сводная сестра Каро возвращались с прогулки по магазинам. Увидев их, Джек удивился, поскольку считал, что они останутся в провинции еще месяц, до начала светского сезона. Каро, которой только что исполнилось семнадцать, ждала этого с нетерпением. Ей предстояли первый выход в свет, многочисленные балы, приемы и прочие развлечения. Интересно, ее заставило приехать в Лондон нетерпение, или была другая причина, заставившая изменить прежние намерения?

После традиционных поцелуев и приветствий Джек спросил о Френсис, вдове покойного брата. Она гостила у родителей в Уэльсе, раньше чем через две недели ее не ждали. Это было большим облегчением. Общение с Френсис в Лондоне было для него тяжким испытанием. Она считала, что он должен повсюду сопровождать ее. Отдав слугам пальто и покупки, бабушка отправилась в свою гостиную, где в камине уже весело горел огонь. Она велела лакею принести чай, и, как только за ним закрылась дверь, в разговор вступила Каро. Ее темные глаза весело поблескивали. С присущим ей озорством она спросила:

— Ну, где же невеста? И не говори, что ты все еще холостяк! Горничная! Только этого нам не хватало!

Улыбка Джека была немного натянутой.

— Не перестаю удивляться, какое удовольствие благородные дамы находят, пересказывая грязные сплетни. Мне нужно было чаще мыть тебе рот, когда ты была ребенком.

— Это не ответ, — запротестовала Каро.

Бабушка, которая обычно призывала Каро к порядку, смотрела на него с таким же живым интересом, как и его сестра.

Джек прикрыл глаза.

— Так вот зачем вы вернулись в Лондон! Чтобы выспрашивать подробности о пустяковом инциденте, раздутом до небес. Что вы слышали?

— Что ты и Элли Бранс-Хилл провели ночь в твоих апартаментах в Пале-Рояле, — ответила бабушка.

— Я спас ее из неожиданно вспыхнувшей драки, — небрежно повел плечом Джек, — вот и все.

— Слава Богу, у тебя хватило здравого смысла не сделать этой женщине предложение, — сказала Каро.

В голосе сводной сестры, в ее словах было что-то, задевавшее Джека.

— Позвольте мне уточнить, иначе недоразумения будут нарастать как снежный ком. Мисс Бранс-Хилл не горничная, а респектабельная компаньонка.

— Если она такая респектабельная, — придралась к его словам Каро, — что она делала ночью в Пале-Рояле, когда ей следовало быть в постели?

— Каро! — увещевала внучку бабушка. — Ты не должна верить всему, что рассказывают твои подруги. Я уверена, что этой буре в стакане воды есть вполне разумное объяснение. — Повернувшись к Джеку, вдовствующая графиня Роли пояснила: — Подруга Каро, дочка Кортни, сейчас с родителями в Париже. Вот почему твоя сестра так осведомлена. Я уверена, что большей частью все это чепуха и ты объяснишь недоразумение.

— Спасибо, — ответил Джек. — Мне остается лишь добавить, что единственная причина, по которой вы не можете пожелать мне счастья в семейной жизни, заключается в том, что эта девушка ни за что на свете не примет мое предложение.

Ошеломленные, бабушка и сестра молчали, не зная, что сказать. Бабушка опомнилась первой. Сухим тоном она заметила:

— Надеюсь, это послужило тебе хорошим уроком! Но, слава Богу, есть женщины, у которых на уме не только богатство и положение в обществе. Ничего другого я от Элли не ожидала. Еще девочкой она болезненно воспринимала любое проявление снисходительности. Не могу сказать, что это хорошо, но…

— Бабушка, — воскликнула Каро, — вы знаете эту девушку? Губы пожилой женщины дрогнули, потом она улыбнулась:

— Можно сказать, я знала ее еще до ее рождения. Это все, что тебе удастся у меня выведать, пока я не поговорю с Джеком. Каро, тебе нужно проверить, все ли готово к вечеру. — Джеку бабушка пояснила: — Я устраиваю музыкальный вечер для ближайших подруг Каро и их родителей. Мои знакомые тоже приедут. Для твоей сестры это будет нечто вроде проверки, как она сумеет держаться в светском обществе. Будет генерал Бэрд и…

— Генерал Бэрд, — с чувством сказала Каро, — отсталый и старомодный. Он только и говорит о сражениях. Никогда не знаю, что ему сказать.

— Попытайся с ним пофлиртовать, — без всякого сочувствия посоветовал ей брат. — На старых чудаков вроде меня это всегда действует.

— Надеюсь, ты к нам присоединишься, Джек? — сказала бабушка.

— К сожалению, — ответил внук, радуясь возможности избежать скучной обязанности слушать пение и игру Каро и ее подруг, — у меня уже есть договоренность.

— С мисс Бранс-Хилл? — с напускной скромностью поинтересовалась сестра.

— Каро! — Бабушка указала на дверь. — Сейчас же! Испустив томный вздох, Каро встала.

— Есть много способов заманить мышку в ловушку, — мрачно сказала она и вышла из комнаты в тот момент, когда лакей принес поднос с чаем.

— Поставьте сюда, Симпсон, — сказала бабушка. Пока бабушка разливала чай, Джек, откинувшись на спинку кресла, разглядывал ее. Для восьмидесятилетней женщины она выглядела удивительно молодо. Вдовствующая графиня признавалась, что ее девичий цвет лица — иллюзия, он зависит от флаконов и пузырьков на ее туалетном столике. Но умный взгляд живых голубых глаз и гибкая фигура не были плодом косметического искусства.

Джек машинально взял из рук бабушки чашку. Хотя он был равнодушен к чаю, ритуал был привычен и вызывал множество приятных воспоминаний. Мальчиком он часто пил чай с бабушкой. Ее комната казалась теплее и уютнее любой другой в доме и была островком безопасности, где он мог высказывать свои мысли без страха, что его станут презирать. В детстве он считал, что бабушка — мать его мамы. Она так не походила на его отца, что Джек не мог заметить никакого сходства ни во внешности, ни в манерах.

Когда мать Джека умерла, бабушка ненадолго переехала в родовой дом, чтобы заполнить пустоту. Его отец снова женился — в памяти Джека всплыла холодная женщина, — и все тепло дома потихоньку исчезло. Во втором браке у отца родилась дочь Каролина, но ее появление никак не повлияло на него. К дочери он относился так же сдержанно, как и к сыну. Положение детей различалось лишь тем, что Джека строже воспитывали. Но самая строгая дисциплина выпала на долю первенца, старшего брата Джека Седрика.

— О чем ты думаешь? — спросила бабушка.

— Что? — невпопад сказал Джек.

— У тебя такой мрачный вид.

— Я думаю о Седрике. — Он отпил глоток чаю. — Я прошел войну и вернулся без единой царапины. Это несправедливо.

— Седрик никогда не был крепким. У него была слабая грудь, как и у твоей матери. В сущности, он во многом походил на мать. — Легкая улыбка скользнула по губам пожилой дамы. — Он так старался стать таким, каким его хотел видеть отец. Этого не случилось. Природу не переделаешь.

Ее голубые глаза затуманились, она тихо вздохнула. Подняв глаза, бабушка продолжила:

— Твой отец был злейшим врагом самому себе. Он был одинок, и в этом ему некого винить, кроме себя. Но хватит об этом. Я знаю, что ты пришел ко мне не для того, чтобы удовлетворить мое любопытство. Что ты хочешь узнать?

Да, бабушка Ригг не глупа. Джек не мог удержаться от улыбки.

— Я хочу знать все, что тебе известно об Элли Бранс-Хилл и ее семье. Не питай надежд, бабушка. Я не все сказал Каро. Не только Элли ни за что не примет моего предложения. Это чувство обоюдно.

Взгляд бабушки стал пристальным.

— Ты не хочешь пояснить свое заявление?

— Нет!

— Мне неприятно было бы думать, что чувства Элли задеты.

— Бабушка…

— Хорошо. Но хотя бы объясни, почему ты хочешь знать о ней. Если ты не собираешься жениться на этой девушке, к чему беспокойство?

Джек не хотел упоминать о трудностях Робби, поэтому рассказал все, что посчитал нужным.

— Я обязан убедиться, что она не слишком пострадала из-за этого глупого приключения.

— Что ты станешь делать? — Бабушка отпила глоток чаю.

— Сегодня днем отправлюсь к ней. Бабушка поперхнулась.

— Если узнаю, где она живет, — добавил Джек. Придя в себя, она раздраженно сказала:

— Это не поможет, даже наоборот. Я рада, что у тебя есть совесть, но для блага Элли пусть кто-нибудь другой действует от твоего имени. Мужчинам все можно, правила на них не распространяются. А репутация женщины должна быть незапятнанной. В глазах общества, за исключением тех, кто ее знает, репутации Элли уже нанесен ущерб.

Сказано верно, но у Джека не было возможности свернуть с пути, даже если бы он этого хотел. Его задача — взять под опеку Робби Бранс-Хилла, пока сэр Чарлз расследует дело. Помощь Элли имела решающее значение.

— Я буду осторожен.

По глазам бабушки было понятно, что она не слишком доверяет его словам. Собираясь с мыслями, она перевела взгляд на окно.

— Что я могу рассказать тебе об Элли и ее семье? Немногое. Ты знаешь ее не хуже других. Ты ведь, кажется, провел у них лето?

— Чья это была идея?

— Моя, конечно. Твой отец подыскивал тебе учителя, и я предложила доктора Бранс-Хилла не только из-за его репутации ученого человека. Я считала, что тебе полезно на время расстаться с отцом и мачехой. Седрик был другой. Он никогда не спорил и не возражал отцу.

Те дни хорошо сохранились в памяти Джека. Но он вспоминал о них только тогда, когда кто-нибудь заговаривал об этом. Он пережил в жизни слишком многое, и теперь эти болезненные воспоминания редко тревожили его душу.

— Ты как-то сказала мне, что Бранс-Хиллы все были чудаковатые, — сказал он.

— Разве? Я хотела сделать комплимент. Думаю, в приходе тебе понравилось.

— Да.

— А твой отец был доволен результатом. Доктор Бранс-Хилл открыл тебе секрет, как овладеть греческой и латинской грамматикой. Он сказал, что тебе просто нужно поверить в собственные силы.

У Джека на кончике языка вертелись слова, что его заставило овладеть греческой и латинской грамматикой сильное желание поставить на место одну дерзкую девчонку-всезнайку.

В глазах бабушки мелькнула искра подозрения, поэтому он беспечно сказал:

— Да, Бранс-Хилл замечательный человек. Что с ним случилось?

— Он умер, когда Элл и было двадцать. Я это помню, потому что была на его похоронах. Ее мать умерла за несколько лет до этого. Это было поразительно, ведь она была значительно моложе мужа. Он поздно женился. Вскоре после смерти отца Элли с братом стали жить у лорда Кардвейла, дальнего родственника по матери. Он несчастный человек, сначала над ним измывалась мать, теперь жена. Элли там недолго задержалась.

— У тебя острая память.

— Да, для отсталой старухи я еще хоть куда. Джек рассмеялся:

— А как насчет сына? Что ты можешь сказать о нем?

— О Роберте? Не слишком много. Он был воспитанным мальчиком, но не таким умным, как его сестра. Она целиком посвятила себя ему, насколько я слышала. В сущности, она его этим портит.

— Бабушка! Ты настоящий кладезь информации. Откуда ты все это знаешь?

Она пожала плечами:

— У меня есть друзья, с которыми я поддерживаю переписку. Может быть, ты помнишь Агату Лайл? Ее младший внук учится в Оксфорде и хорошо знает Роберта. Кроме того, леди Элизабет Стюарт, жена посла, держит меня в курсе последних новостей.

Интерес Джека обострился.

— Леди Элизабет знает Элли?

— Через сэра Чарлза. Отец Элли — его крестный и принимал в нем живейшее участие, когда тот был мальчиком. Они были очень близки. Думаю, он мог бы больше сделать для Элли и ее брата, но она слишком горда, чтобы принимать милостыню.

Тайна раскрылась. Теперь Джек понял, почему сэр Чарлз испытывал живой интерес к сестре и брату Бранс-Хилл.

Что это за женщина? Все хотят ей помочь, но она отвергает помощь.

— Никому не нравится быть бедным родственником, Джек, — мягко сказала бабушка. — Кому, как не тебе, младшему сыну, этого не знать.

Помолчав, он улыбнулся:

— От тебя ничто не укроется.

— О, я бы этого не сказала. Ты так и не рассказал мне, что произошло между тобой и Элли.

— Ничего не произошло, бабушка, — с милой улыбкой ответил Джек. — Как я уже сказал, я спас ее из возникшей потасовки. И понятия не имею, зачем она оказалась в Пале-Рояль.

— Я верю тебе, дорогой, — кивнула головой бабушка, — но сомневаюсь, что свет этому поверит.

Джек вздохнул:

— Скажи мне, где она живет.

Элли отрегулировала пламя лампы, чтобы было удобнее читать. Сквозь маленькие окна квартирки, расположенной в полуподвале, даже днем не проникал ни один солнечный луч.

Она считала это жилище не домом, а лишь временным пристанищем, когда оказывалась без работы. Это была дешевая удобная квартира, где можно хранить принадлежавшую матери мебель. А когда Элли казалось, что стены давят на нее, рядом был Гайд-парк. Обычно она много гуляла там, но не сегодня.

Когда она прочитала пришедшие дневной почтой письма, искры надежды погасли. Поэтому она заварила себе травяной чай и хорошенько выплакалась.

Элли не могла остановиться и снова перечитывала эти письма. Даже сейчас она села к столу и, развернув, опять просмотрела их. В следующем было то же, что и в предыдущем. Место, о котором она просит, уже занято, спасибо, и так далее, и тому подобное. Ей отказывали, даже не побеседовав с ней.

Ее имя говорило само за себя, хотя она снова взяла фамилию Бранс-Хилл. Но это не помогло, весть о ее бесчестье разошлась меньше чем за две недели.

— Во всяком случае, — вслух сказала она, — среди богатых лондонских семей, которые могут себе позволить платить компаньонке.

Она снова разговаривает сама с собой. Чего ей хотелось, так это завести маленькую собачку. Тогда она могла бы высказывать свои мысли вслух без ощущения, что сходит с ума.

Нужно начать все сначала, только на этот раз ей придется поискать место за пределами Лондона, там, где никто не слышал фамилии Бранс-Хилл. Но не слишком далеко. Ей хотелось быть поближе к Робби.

Вздохнув, Элли развернула утреннюю газету и принялась отмечать все заслуживающее интереса.

Ей на глаза попалось объявление. Растущая семья доктора из Хампстеда ищет экономку.

Хампстед. Это название подхлестнуло ее память. После ужасной катастрофы в Париже ее кузен предложил ей пожить в коттедже в Хампстеде. Будь его жена другой женщиной, у Элли возникло бы искушение принять это предложение. Но она не даст Доротее шанса снова испортить ее жизнь. Бедный Кардвейл.

Элли в который раз перечитала объявление.

Растущая семья.

Значит, ей придется быть не только экономкой, но и нянькой. Это хуже, чем ее прежняя работа, но лучше этого унылого полуподвала.

Можно снова стать Авророй. Одна ночь может решить все проблемы.

Или снова обернуться фиаско, как в последний раз.

Не давая себе увлечься этой мыслью, Элли поставила галочку около объявления о месте экономки в Хампстеде. Ей нравились и свежий воздух провинции, и небольшая удаленность от Лондона.

На полке в камине засвистел чайник. Элли поднялась и заварила свежий чай. Когда он настоялся, она налила себе чашку и, чтобы успокоить нервы, добавила чайную ложку домашней настойки, изготовленной по рецепту матери. Это сильное средство предназначалось для хозяйки дома, которая с трудом засыпала от многочисленных забот. У здоровой молодой девушки таких проблем не бывает.

Эта мысль только усугубила ее депрессию.

Элли сидела перед камином, вытянув ноги к тлеющим углям, чтобы согреться, и прихлебывала горячий чай. Это было самое теплое место в доме. В ее спальне, располагавшейся за занавесом в алькове, было холодно как в могиле.

Она вздохнула, потом еще раз. Ей и прежде случалось терпеть поражение, но такого сокрушительного — никогда. Все деньги, выигранные Авророй, ушли на уплату долгов Робби. И Робби уже не тот, каким был до поездки в Париж. Он сказал ей, что на него напали в драке. Но пока они не вернулись в Англию, у него не хватало отваги сказать ей, что его не допускают к занятиям, потому что он провалил экзамен по греческому языку. Вот почему у него нашлось время для поездки в Париж. Глупый мальчишка!

Теперь ему предстоит хорошенько потрудиться, чтобы пересдать экзамен, иначе его исключат, и с университетским образованием будет покончено. А пока он выздоравливает после ранения у дяди Фредди в Челси. Она однажды навестила его, но в этом визите не было ничего утешительного.

Элли медленно пила чай, восстанавливая в памяти разговор, который она вела с Робби по дороге в Англию. Милтон поручился за все, что сказал ей брат. Но оба говорили уклончиво. Они сказали ей правду, но не всю правду.

Господи, что с ней происходит?

Ей уже мерещится. Кротовья жизнь в этом подземелье никому на пользу не пойдет. Когда она нашла это убежище, лишившись покровительства Кардвейла, то была в восторге. Тут дешево и можно хранить мебель матери. Но лучше всего то, что квартирка имела отдельный выход, несколько каменных ступенек вели прямо на Генриетта-стрит. Здесь было спокойно и уединенно, и ее визитерам не надо было беспокоиться, что они потревожат кого-нибудь, кроме нее.

Теперь ей казалось, что улица чересчур близко. Без сомнения, ее воображение снова разыгралось, но по ночам ей слышались шаги по ступеням. Она стала такой нервозной, что, укладываясь спать, оставляла у камина зажженную свечу, надеясь, что свет отпугнет незваных гостей.

Ее рука дрогнула. Элли снова услышала их. Шаги по ступеням.

В дверь постучали.

— Элли? — послышался голос хозяйки. — Тут джентльмен хочет вас видеть. Ваш поверенный.

Элли поставила чашку и сделала глубокий вдох. Так не годится, иначе она угодит в сумасшедший дом. Поднявшись, она поспешила открыть дверь.

Появившийся в дверном проеме красивый мужчина не был ее поверенным.

— Джек! — Она была изумлена. — Что привело вас сюда? Он поклонился, напоминая ей о хороших манерах. Она сделала реверанс.

— Простите за вторжение, — сказал он, — но у меня есть письмо, которое требует вашего неотложного внимания. — Повернувшись к владелице дома, он добавил: — Обычно я веду дела в более подобающее время и в своем кабинете, но, как я сказал, дело не терпит отлагательства.

Эта маленькая речь позабавила Элли. Миссис Манн не заботили правила приличия. Она по-матерински относилась к своим постояльцам и мечтала, чтобы Элли устроила свою жизнь с приятным молодым человеком.

Джек поверх плеча Элли осмотрел ее темную тесную обитель. Она не стыдилась своего жилища, но ее щеки все равно вспыхнули. У нее было большое желание захлопнуть дверь перед его носом, но миссис Манн была бы очень удивлена ее выходкой. Даже сейчас домовладелица всем своим видом показывала, что надо улыбнуться и быть вежливой с джентльменом.

Долго раздумывать Элли не пришлось. Поблагодарив миссис Манн изящным поклоном, Джек шагнул в комнату, вынуждая Элли попятиться, и закрыл за собой дверь.

Его спокойствие тревожило ее. Интересно, о чем он думает?

Джек старался не выдать своих чувств. Ему доводилось слышать о благородной бедности, она достойна сожаления. Но Элли совершенно нет необходимости вести подобную жизнь. У нее есть добрые друзья, которые будут счастливы ей помочь. Во-первых, сэр Чарлз, во-вторых, Кардвейл. К тому же Джек знал, что перед отъездом из Парижа в ее распоряжении была крупная сумма.

Он поймал ее беззащитный взгляд и заметил то, чего никогда не ожидал увидеть. Элли была сломлена.

Словно прочитав его мысли, Элли выпрямилась и вскинула подбородок.

— Я простудилась, — сказала она и, порывшись в кармане, вынула платок и вытерла нос.

— Вам надо было сказать мне в Париже, кто вы, — мягко произнес он. — Я бы помог вам, Элли, вам и Робби. Не понимаю, как я вас не узнал.

Ей пришлось снова вытереть нос.

— Спасибо, но нам не нужна ваша помощь. Мы сами справимся.

Его добрые чувства испарились.

— О да, я вижу, как вы справляетесь. Что случилось с деньгами, которые были у вас в Париже? Вы их потратили явно не на себя, значит, они ушли на… Робби.

Ее лицо окаменело.

— Вы не мой поверенный, я не обязана вам отчитываться. Почему вы здесь?

— Может быть, мы присядем?

— Не раньше, чем я узнаю цель вашего визита.

Ее тон не улучшил его настроения. Джек ответил столь же немногословно, как и она:

— Я здесь по просьбе сэра Чарлза. Он попросил меня содействовать благополучию вашего брата. — Джек вынул из кармана конверт. — Письмо сэра Чарлза вам все объяснит. — Он держал письмо так, что она не могла до него дотянуться. — Теперь мы можем сесть?

Элли раздраженно фыркнула, когда, взяв под локоть, Джек подвел ее к креслу. Только когда оба сели, он вручил ей письмо. Она сломала печать и начала читать. Не успела она дочитать до конца, как все краски жизни сбежали с ее лица.

— Ну? — наконец спросил Джек.

Элли невидящим взглядом смотрела на письмо.

— Я знала, что у Робби какие-то проблемы, — слабым голосом сказала она, — но не могла представить себе ничего подобного. — Элли подняла глаза на Джека. Краска снова вернулась на ее щеки. — Это неправда! — пылко воскликнула она. — Этого не может быть! Робби никого пальцем не тронет. Он добрый мальчик. — Ее голос сорвался, но это ее не остановило. — Сэр Чарлз пишет, что улики против него — косвенные. Полиции следует искать настоящего убийцу!

— Простите. Мне следовало догадаться, что ваш брат не доверился вам.

— Тут нечего доверять! Он невиновен.

— Я вам верю. И сэр Чарлз — тоже. Мы вам не враги. Мы хотим помочь вам.

Элли подняла письмо и снова его перечитала.

— Актриса, — сказала она. — Теперь припоминаю. Они искали ее любовника. — Она взглянула Джека. — Это не может быть Робби.

— Вы уверены?

Нет. Она уверена только в том, что ее брат не убийца.

— Сэр Чарлз пишет, что вы объясните, что нужно сделать. Что это значит?

Джек шевельнулся в кресле.

— Я должен увидеться с Робби и получить его объяснения. Его письменные показания будут заверены моим адвокатом. Тем временем сэр Чарлз занимается собственным расследованием смерти Луизы Доде. Пока Робби не предъявлено обвинение. В этом деле есть другие подозреваемые, и, если все пойдет хорошо, его показания, которые я пошлю сэру Чарлзу, оправдают его.

— Вы не отправите его обратно во Францию? — тихо спросила она.

— Разумеется, нет. Даю вам слово.

Когда Элли всхлипнула, Джек взял ее руки в свои.

— Не нужно так горевать, — сказал он. — Робби будет под моей защитой, понимаете?

Она кивнула и заморгала, сдерживая слезы. Джек посмотрел на ее руки и нахмурился.

— Вы холодная как ледышка.

— Я сама виновата. — Она попыталась высвободить руки. — Огонь в камине почти погас. Если вы дадите мне минуту, я принесу угля.

— Где хранится уголь?

— В подвале, конечно, — сердито сказала Элли.

Джек знал, что угольный подвал находится в одной из стоящих рядом построек, и уже готов был предложить свою помощь, но ему в голову пришла лучшая идея. Ему хотелось забрать Элли из этого унылого дома туда, где свет и тепло, где они могли перекусить и выпить по бокалу вина. Он встал.

— Недалеко от Оксфорд-роуд есть гостиница «Герб Виндзоров». Это совсем рядом. Там тепло и уютно. Мы можем поговорить там. — Подумав, что она может возразить, он добавил: — Я проголодался, Элли. Просто умираю от голода. К тому же вряд ли вы держите дома крепкие напитки.

— Конечно, нет!

— Даже бренди для медицинских целей?

— Могу предложить вам чашку лечебного чая.

— Спасибо, — усмехнулся Джек, — но от чая у меня сыпь появляется.

Сдержанная улыбка тронула ее губы.

— Что ж, хорошо. — Элли поднялась. — Но вы должны отдавать себе отчет, что если нас увидят вместе, то пересудов станет еще больше.

— Нас не увидят. Вокруг темно, а «Герб Виндзоров» стоит в тихом тупике. Давайте ваше пальто.

Элли бросила на Джека красноречивый взгляд, зажгла от лампы свечу и зашла в отгороженную занавесом нишу, служившую спальней. Он заметил, что она все еще сжимает в руке письмо сэра Чарлза, и предположил, что она хочет перечитать его без свидетелей.

Как только Элли скрылась за занавесом, его улыбка исчезла. Он никак не мог отделаться от неприятного чувства, которое наводила на него эта маленькая темница, называемая Элли домом. Он пообещал сэру Чарлзу, что сделает, что сможет, для Элли и ее брата, и теперь был более чем решительно настроен сдержать слово. И первое, что ему следует сделать, — это перевезти Элли в более подобающее место. Перед его мысленным взором возникла комната, залитая солнечным светом. Французские двери распахнуты в сад, яблоня…

Его губы изогнулись, когда ему пришло в голову, что комната, о которой он думал, — это гостиная в том самом доме, где Элли выросла. В доме викария. В счастливом доме, насколько он помнил.

Элли не должна жить как сейчас.

На столе лежала открытая газета. Джек взял ее, любопытствуя, что привлекло ее внимание. Газета была открыта на странице объявлений. Против нескольких стояли галочки, в основном требовались гувернантки и компаньонки для дам, но одно отличалось от других. Искали экономку для семьи доктора в Хампстеде.

Джек отложил газету, его лицо помрачнело.

На столе аккуратной стопочкой лежали несколько писем. Он заколебался, но его совесть было легко успокоить. Единственным его мотивом была забота об интересах Элли. С этой мыслью он взял письма и принялся читать их одно за другим.

Письма были короткие и деловые, но их тон возмутил его. Джек смотрел на подписи, запоминая фамилии. Если кто-нибудь из этих людей попадется ему на пути, он научит их хорошим манерам, которых им явно недостает.

Услышав шаги, он быстро положил письма обратно.

Войдя в комнату, Элли первым делом посмотрела на письма. Джек меньше всего хотел задеть ее гордость, поэтому поправил газету, будто только что положил ее на стол.

— Я вижу, Амерста назначили послом в Китай, — сказал он. — Бедняга Амерст. Вот что бывает, когда пренебрежительно отзываются о принце-регенте. — И более серьезным тоном добавил: — Дело небезнадежно. Вы не одна, Элли. Я обещал сэру Чарлзу, что помогу вам и вашему брату, и сдержу свое обещание.

От ее слабости не осталось и следа, в глазах вспыхнули веселые искорки.

— Осторожнее, Джек, — предупредила она. — Мы оба знаем, что произошло в прошлый раз, когда вы обещали помочь мне.

— Да, но в прошлый раз вы держали меня в неведении. Знай я, что вы та самая несносная задавака, которая когда-то учила меня отличать причастие от деепричастия, я бы, как и тогда, макнул вас в корыто с водой. Тоже мне, Аврора!

— Вы помните тот день? — улыбнулась она. Джек кивнул:

— И дерзкую девчонку!

— Я хотела произвести на вас впечатление. Но выбрала для этого неверный путь.

—Что ж, вы можете произвести на меня впечатление теперь. Довольно секретов, Элли. Вы должны рассказать мне все.

— Я еще не согласилась, — быстро сказала она.

— Но вы это сделаете.

Она вскинула голову, но, посмотрев в его серьезное лицо, тяжело вздохнула:

— Идем?

Когда Джек вел ее вверх по лестнице, его мучили неприятные мысли. У Робби серьезные проблемы, но дела Элли волновали Джека сейчас гораздо больше. Мальчишкой он безжалостно дразнил ее, но, несмотря на это, между ними была привязанность. Она все еще существовала, вот почему он хотел видеть Элли в уютном собственном доме, а не прозябающей в полуподвале.

Что-то еще тревожило его — тон писем, которые она получила от возможных работодателей. Только теперь он донял, какую высокую цену Элли заплатила за прогулку в Пале-Рояле. Нет, не столько за Пале-Рояль, сколько за время, проведенное с ним. Плохие вести не лежат на месте.

Эта мысль заставила его задуматься над тем, как исправить положение Элли.

Глава 9

Хозяина «Герба Виндзоров» Джек хорошо знал. Макнот служил под его началом во время испанской кампании. Именно Джек одолжил Макноту деньги на первый взнос при покупке гостиницы. Он не был здесь постоянным посетителем, но время от времени заходил поделиться воспоминаниями со старым боевым товарищем, и его всегда ждал теплый прием.

Поэтому их с Элли провели в самую уютную гостиную и подали лучшие блюда, какие только мог предложить «Герб Виндзоров». Элли поначалу ела неохотно, но, отхлебнув вина, которое Джек ей постоянно подливал, успокоилась, и аппетит к ней вернулся.

Так-то лучше, подумал Джек. В камине потрескивали дрова, весело плясали огоньки свечей, и постепенно взгляд Элли перестал быть испуганным, на щеки вернулся румянец. Ей явно приятно было находиться в обществе Джека. У него было такое же чувство по отношению к ней. Вино подействовало на обоих.

Непрошеное видение вспыхнуло в его памяти: Аврора или Элли? Ее нежное, податливое тело и горячие губы.

Джек отогнал грезы, взглянул на бокал с вином и отодвинул его в сторону. Элли не заметила этого жеста. Полузакрыв глаза, она смаковала десерт — взбитые сливки с бренди и шерри. Словно зачарованный наблюдал он, как она кончиком языка слизывает с губ последние следы лакомства.

Сопротивляясь вновь возникшим эротическим фантазиям, Джек сосредоточился на миссии, возложенной на него сэром Чарлзом. Но Элли, нарушив ход его мыслей, сунула ему под нос свой бокал, попросив добавить вина. Джек подчинился, но налил немного.

Пока он выяснил, что Робби не исключили из университета, а всего лишь на один семестр отстранили от занятий. Казалось, Элли рада возможности поделиться наболевшим, но она так и не сказала, где прячется ее брат.

Джек на время оставил эту тему и сосредоточился на том, как Робби объяснил полученную в Париже рану.

— Значит, Робби рассказал вам, что побывал в уличной драке?

Элли кивнула:

— Я сама видела рану. Ему повезло, что он остался в живых. Даже если бы его не отстранили от занятий, о возвращении в университет и речи быть не может. Только… — Она отпила большой глоток вина. — Только еще до того, как вы показали мне письмо сэра Чарлза, я подозревала, что что-то не в порядке. Это не значит, что я считаю его виновным в убийстве! — быстро добавила она.

— И что вы по этому поводу думаете?

— Теперь, прочитав письмо, я считаю, что Робби испугался. Вот и прячется. — Элли вдруг осенило. — Поэтому он и не приезжает повидаться со мной. Он не хочет, чтобы его обнаружили.

Именно такого поворота беседы Джек и ждал.

— Мне необходимо срочно повидаться с Робби. Он должен восстановить свое доброе имя. Он почувствует себя гораздо лучше, узнав, что у него есть влиятельные друзья.

Она с сомнением кивнула.

— Так где он, Элли?

Казалось, она с усилием вытягивала из себя слова:

— Он остановился у дяди Фредди в Челси. — Элли торопливо добавила: — Пока я сама с ним не поговорю, я вам больше ничего не скажу. — Она тронула Джека за руку. — Не считайте меня неблагодарной. Но Робби — это единственное, что у меня есть. Он не знает вас так, как я. Я не хочу, чтобы он подумал, что я его предала.

Элли замолчала, переведя взгляд на вино в бокале. Тяжело вздохнув, она мягко продолжила:

— Наши родители умерли, когда он был еще мал. И на его долю не выпало той радости, которая досталась мне. Он почти не помнит маму. Если он немного сумасброден, то это моя вина. Стоило ему попасть в неприятности, как я тут же спасала его. Мне следовало быть с ним построже. Но кроме него, у меня никого нет. Я не могу не заботиться о нем.

В дверь деликатно постучали, и появился официант, чтобы убрать со стола.

— Заберите вино, — сказал Джек, — и принесите нам кофе.

Элли придержала свой бокал.

— Спасибо, — сказала она. — Все очень вкусно. Официант просиял улыбкой.

— Мистеру Макноту будет приятно это слышать, мисс. Этот короткий разговор оживил память Джека. Элли еще девочкой упрекала его, что он воспринимает слуг как нечто само собой разумеющееся. Тогда он подшутил над ней, принявшись благодарить служанку викария за всякую мелочь, так что бедная женщина вскоре перестала входить в комнату, если он там находился.

Когда они пили кофе, Джек спросил:

— Вы доверяете мне, Элли?

— Я всегда доверяла вам, Джек, — непринужденно ответила она.

Ее ответ был ему приятен.

— Хорошо. Тогда скажите, откуда вам удалось получить такую крупную сумму, когда я спас вас от драки?

Элли фыркнула от смеха:

— Аврора — картежница, Джек. Она сорвала большой куш за игорным столом в Пале-Рояле.

Его явное недоверие заставило ее рассмеяться.

— Уверяю вас, это правда. Удивляюсь, что вы сами не догадались.

— Это невероятно. Мне и в голову не приходило, что девочка, выросшая в приходе, дочь Остена Бранс-Хилла, снизойдет до игры в карты, тем более в игорном доме, — назидательно заметил он.

Улыбка Элли погасла.

— Разве вы не понимаете? Мне нужны были деньги, чтобы заплатить долги Робби. Я знаю, что играть дурно, и папа был бы шокирован. Но ведь гораздо хуже оставить Робби на растерзание кредиторам, разве не так? Он бы оказался во французской тюрьме без всякой надежды вернуться в Англию. Я не могла этого допустить.

Ее ответ не успокоил Джека.

— А если бы вы проиграли? Тогда вы оказались бы в таком же положении, как и Робби.

— О, я никогда не проигрываю. — Ее бокал опустел, и она огляделась в поисках бутылки вина. — Я виртуоз.

— Что это значит?

— Так называют человека, который никогда не проигрывает в карты. — Не найдя бутылки, Элли занялась остывавшим кофе. — Как мой дядя Тед, кузен моей матери. В семье его считали черной овцой, но он был очень забавный. — Она с мечтательной улыбкой смотрела в пространство.

Джек начал задумываться, сколько она выпила.

— И что с ним стало?

— Ммм? Ах да, ему запретили играть во всех приличных игорных домах, потому что он всегда выигрывал. Тогда он стал постоянным посетителем игорных притонов, где у него вытянули все, чем он владел. Ни один честный игрок, каким бы мастером он ни был, не сможет обыграть мошенника. Дядя Тед с тех пор никогда не играл в карты, разве что со мной.

— Честный игрок! — Ее рассказ Джека совершенно не позабавил. — Мне страшно за вас, Элли. Для собственного блага вам нужно быть менее наивной. А если бы кто-то попытался отнять у вас выигрыш? Такое случается.

— Я знаю, это рискованно, но я сама пошла на этот риск, — возразила она. — Кроме того, я никогда не хожу одна. В тот раз со мной был Милтон. Он лучший друг Робби.

— Где я могу найти Милтона?

От резкого тона Джека Элли заморгала.

— Он вернулся в Оксфорд. Почему вы хотите это знать? Джек стиснул челюсти.

— Мне хочется спросить у него, почему он оставил вас одну в Пале-Рояле.

— Он отошел на несколько минут, когда началась потасовка, — примирительно ответила Элли. — Вы не можете обвинять Милтона в возникших беспорядках.

— Прежде всего ему не следовало вести вас играть.

— Не вините Милтона. Он сделал это из расположения ко мне. И потом, я не каждую неделю играю. Я делаю это только по необходимости, когда у Робби возникают трудности или я остаюсь без работы.

— Как сейчас?

— У меня пока есть немного денег, — пожала плечами Элли, — но возможно, придется прибегнуть к испытанному способу. Не смотрите на меня так. Если у вас есть лучшее решение моих проблем, я его с удовольствием выслушаю.

Элли явно собирается взяться за старое ради мальчишки, который, по мнению Джека, заслуживает хорошей порки.

— Вам давно следовало выйти замуж, тогда бы муж наставил вашего брата на путь истинный. — Мысль о том, что хорошая порка пошла бы юнцу на пользу, Джек оставил при себе.

— А где мне было найти мужа? — посмотрела на него Элли. — Мужья не растут, как цветы на клумбе, ожидая, когда дамы их сорвут. Я с гордостью говорю, что зарабатываю себе на жизнь. Я была гувернанткой, компаньонкой, учительницей греческого и латыни и могу получить место экономки и по совместительству воспитательницы. На этом пути не встретишь подходящего мужчину. Я имею в виду доброго человека, который женится на бесприданнице и взвалит на себя бремя воспитания ее младшего брата.

Она решительно отставила чашку, так что та звякнула о блюдце.

— Кроме того, — сморщив нос, сказала Элли, — я нахожу замужество по необходимости непривле… — Язык у нее заплетался, она никак не могла выговорить длинное слово. — …Странным. — Веселые искорки зажглись в ее глазах. Она переплела пальцы и опустила на них подбородок. — Уж кому, как не вам, понимать мои чувства. Не заметно, чтобы вы торопились к алтарю, хотя у вас больше причин вступить в брак, чем у меня. Вы обязаны обеспечить преемственность поколений, произведя на свет новых отпрысков семейства Роли. Какое счастье, что это ваша задача, а не моя.

Элли вопросительно смотрела на Джека.

У него в голове мелькнула мысль, что если они поженятся, то каждый из них решит свои проблемы. Но он тут же отмел ее, эта идея ему совершенно не нравилась.

Нахмурившись, Джек сказал:

— Вы не примете предложение работать, пока не получите моего разрешения.

Глаза Элли враждебно блеснули.

— А на что я буду жить?

— Я к этому и подхожу. Я хочу, чтобы вы и Робби жили у меня, пока дело не прояснится. Я дал сэру Чарлзу слово, что стану опекать вас, и намерен его сдержать.

— Вы что, потеряли разум? Жить у вас? Сплетницам будет о чем поговорить!

— У вас будет достойная компания — мои бабушка и сестра. Их присутствие положит конец пересудам.

— Ну и ну!!! Как плохо вы знаете свет! Я не могу себе позволить впутаться в новые неприятности.

Джек заговорил нарочито медленно, подчеркивая важность своих слов:

— Что-то меня тревожит. Не могу понять что, но интуиция мне подсказывает, что проблемы не закончились. Мне будет спокойнее, если вы оба окажетесь под крышей моего дома.

Его слова привлекли внимание Элли. Она молча посмотрела на него, потом сказала:

— Я думала, когда Робби отправит свои показания сэру Чарлзу, все будет кончено. Вы думаете, он в опасности?

— Не знаю, но пока не выясню, хочу, чтобы вы были под моим присмотром.

Она прикрыла рукой глаза.

— Не знаю, как лучше поступить.

— Элли! — Горечь в его голосе отвлекла ее от раздумий. — Вы сказали, что доверяете мне. Это действительно так?

Ее брови поползли вверх.

— Когда в прошлый раз вы задали мне этот вопрос, вы разбили мне сердце.

Джек откинулся на спинку кресла.

— Когда это было?

— Когда вы уезжали в Оксфорд. Разве вы не помните? В маминой гостиной я сказала, что буду ждать вас, а вы ответили, что в один прекрасный день я встречу своего ровесника и буду жить счастливо. «Поверьте мне», — сказали вы. Так вот, вы солгали.

Его губы тронула улыбка.

— Сейчас мы приблизительно одного возраста. Элли зевнула, прикрыв рот рукой.

Джек поставил чашку и отодвинул кресло.

— Пойдемте, Элли. Пора домой. Поговорим завтра, когда вы придете в себя.

Она не была пьяна, но нетвердо держалась на ногах. Он улыбнулся, глядя в ее затуманенные глаза.

— Что-то мне подсказывает, что завтра вы меня возненавидите.

Элли ответила медленно, с трудом выговаривая каждое слово:

— Я обещаю, что не стану вас ненавидеть Джек. Верьте мне. — И она хихикнула над собственной шуткой.

Поскольку Элли была не в состоянии идти пешком, они наняли карету. Элли хотелось подремать, но она не могла удобно устроиться. Поэтому первым делом она сняла шляпку, отбросила ее в сторону и привалилась к Джеку, словно к мягкому матрасу.

Сначала его это позабавило, но потом Элли свернулась у него на коленях. Карета подпрыгивала на булыжной мостовой, но на Элли это не действовало. Джеку пришлось обхватить ее и придерживать, чтобы она не свалилась на пол. От ее волос исходил слабый аромат полевых цветов, свежий, мучительный, искушающий познать ее вкус. Эротические видения заполнили его ум. Джек укротил их, сосредоточившись на том, что делать с ее братом.

Когда карета подъехала к дому на Генриетта-стрит, на лбу у него поблескивали бисеринки пота. Довольно бесцеремонно Джек вытащил свою спутницу из кареты. На лице Элли блуждала глупая улыбка.

— Где ваша шляпка? — Джек был мрачнее тучи.

Она указала на карету. Вздохнув, он полез за шляпкой. Когда он вернулся, Элли уже цеплялась за железные перила, нащупывая ступеньки, ведущие вниз, к ее двери. Расплатившись с кучером, Джек поспешил к ней.

В темноте он с трудом различал собственные руки, когда поймал ее.

— Нужно повесить фонарь над дверью, — проворчал он. — Здесь темно, как в бездне.

— Фонарь есть. Просто я забыла его зажечь. Почему вы так сердитесь?

Джек надел на нее шляпку.

— Потому что… о черт!

Поскольку Элли постоянно опиралась на него, чтобы не упасть, потребовалось совсем мало усилий, чтобы схватить ее в объятия. Она не сопротивлялась и не сказала ни слова. Их дыхание смешалось, губы соприкоснулись. Джеку хотелось узнать ее вкус.

Но этого оказалось недостаточно. Привкус вина на ее губах лишил его дыхания и разума. Джек не мог справиться с собой, он хотел большего. Его рука скользнула вверх по ее шее, отталкивая шляпку. Под его пальцами билась жилка в унисон его собственному пульсу.

У Элли вырвался какой-то бессвязный звук, и Джек поднял голову. У него сбилось дыхание, и, переводя дух, он сказал:

— Вы опасная женщина, Элли Бранс-Хилл.

В ответ она закинула руку ему на шею и притянула к себе, возобновляя объятия. Его руки сомкнулись вокруг ее талии, губы их встретились. Страсть вспыхнула мгновенно.

Джек прижал Элли к стене. Поскольку она не протестовала, он расстегнул пуговицы ее пальто и властно обнял ее.

Маленькая упругая грудь тут же отозвалась на его ласку, когда он подушечкой большого пальца коснулся сосков. Ее довольный возглас звал его дальше. Его руки прошлись по изгибу ее бедер, животу и опустились ниже. Она была податлива и готова принять ласку…

И пьяна.

Джек застонал от этой мысли. Он не хотел сейчас об этом думать. Он так близок к тому, чтобы взять ее. Он напряжен и изголодался, а она — само желание.

Невинна и пьяна.

Выругавшись, он отстранился от нее. Его дыхание было хриплым. Элли задыхалась. Сквозь зубы Джек произнес:

— Думаю, вам лучше войти в дом, пока я не сделал того, о чем мы оба пожалеем.

Элли понадобилось время, чтобы выровнять дыхание.

— Вот это да! — только и выговорила она и начала сползать по стене.

Хотя Джек боялся снова коснуться ее, выбора у него не было. Он подхватил ее, держа за талию.

— Вы слышите меня, Элли?

Его глаза привыкли к темноте, но он мог разглядеть лишь контуры ее лица. Он не мог видеть ее выражения, понять, что она испытывает, и лишь почувствовал, как она выпрямилась.

— Не бойтесь, Джек! Я никому не скажу! Вы не попадете в брачную ловушку.

— Я не об этом думаю. Если бы вы знали, что у меня на уме, то поспешили бы в дом и заперли дверь на все замки.

После продолжительного молчания она сказала с живостью в голосе:

— Это лучший комплимент, который я слышала.

— Вы навеселе, Элли, и явно плохо соображаете. Вы слишком много выпили.

— Нет. — Она зевнула. — Это мамина настойка. Она сильно действует.

— Какая настойка?

— Лекарственный чай. Я вам предлагала выпить чашечку.

— Лекарственный? Что в нем?

— То, что обычно, и мамина секретная добавка. Теперь он начал понимать, почему она так нежна, откровенна и так похожа сейчас на Аврору.

— Где ваш ключ?

Он был в сумочке, которая вместе со шляпкой в пылу момента оказалась на тротуаре. Джек отпер дверь и проводил Элли внутрь.

— Я зажгу свечу, — сказала она.

— Нет, это сделаю я, — возразил Джек.

— Я вполне способна сама с этим справиться, — сказала Элли надтреснутым голосом.

— Хорошо, но будьте осторожнее.

Джек собирался задержаться всего лишь на несколько минут, чтобы удостовериться, что с Элли все в порядке. Он осторожно пошел к столу. Послышался скрежет металла — Элли пыталась высечь искру, чтобы зажечь свечу. В комнате пахло сыростью, но к ней примешивался еще один запах, знакомый, но совершенно несвойственный этому месту.

Бренди.

В тот момент, когда ему пришла в голову эта мысль, Элли вскрикнула, и что-то тяжелое упало на пол. Джек бросился к тени, которая двинулась в сторону двери. Его остановил сильный удар какого-то тяжелого предмета, угодившего ему в плечо. Когда, споткнувшись, он упал на колени, тень исчезла за дверью. Джек услышал торопливые шаги вверх по ступенькам.

— Элли! — позвал он.

— Все в порядке, только… я не могу встать. Кажется, я вывихнула лодыжку.

Джек на ощупь пошел к ней.

— Где трутница?

— Где-то на полу. Я выронила ее, когда он ударил меня. Джек нашел трутницу и зажег свечу. Элли тихо вскрикнула. Кто-то перерыл все в комнате. Все ящики были открыты, книги и бумаги разбросаны по полу. Занавес, отделявший альков, сорван, одежда грудой валялась на постели.

— Наверное, мне не мерещилось, — сказала она. — Кто-то действительно пытался проникнуть в мой дом.

Джек посмотрел на нее.

— Когда это было?

— Вскоре после того, как я вернулась из Парижа. Ночью я слышала шаги на лестнице, поэтому оставляла на камине зажженную свечу, чтобы отпугнуть воров.

Джек помрачнел. Со свечой в руке он осмотрел дверь, потом окно.

— Окно взломано, — сказал он. — Вот как злоумышленник сюда проник.

Он нашел предмет, которым его ударили. Это была кочерга. Поставив ее на место, в угол у камина, Джек вернулся к Элли, которая уже сидела в кресле. Встав на колени, он осмотрел ее лодыжку. Она могла пошевелить пальцами, но вздрогнула, когда попыталась наступить на травмированную ногу.

— Оставайтесь здесь, — сказал Джек. — Я скоро вернусь.

Он вышел на улицу. Хотя было уже поздно, Генриетта-стрит не была тихой заводью, виднелись редкие прохожие, но никого подозрительного и никого из знакомых. Именно этого Джек и ожидал.

Ему повезло. Около него остановилась карета.

— Хотите доехать домой, хозяин?

— Да, подождите минуту. Джек вернулся к Элли.

— Мы уезжаем, — сказал он. И, чтобы убедить ее, добавил: — Вам слишком рискованно здесь оставаться. Злоумышленник может вернуться.

Элли с округлившимися глазами прижимала руку к груди.

— Зачем ему это надо?

— Он что-то искал, Элли, и не нашел. Думаю, он ждал вас. Она молча покачала головой. Джек терял терпение.

— Никаких «нет».

Без лишних слов он наклонился и взял ее на руки. Острая боль пронзила травмированное плечо, но Джек не обратил на нее внимания.

Когда он двинулся к двери, Элли воскликнула:

— Мне нужно взять свои вещи!

— Я об этом позабочусь, — ответил он, не останавливаясь.

— А кто предупредит хозяйку?

— Об этом я тоже позабочусь.

— Но… куда вы меня отвезете?

— В мой дом на Парк-стрит.

Это остановило поток вопросов. Мрачно улыбнувшись, Джек осторожно вынес свою ношу на улицу.

Почтенная вдова леди Роли вместе со своей внучкой леди Каро лично провожали гостей. Бабушка не жалела об их отъезде. Она прекрасно сознавала, что любопытство и надежда встретиться с Джеком задержали их сверх меры. Казалось, все осведомлены о злополучном эпизоде в Париже и жаждали пикантных подробностей. Только когда она приказала слугам больше не наливать вино и бренди, гости поняли намек.

В большом, отделанном мрамором холле собралась шумная толпа. Все ждали, когда подадут кареты. Заранее все продумав, леди Роли осталась довольна первым приемом внучки. Этот музыкальный вечер давал Каро и ее подругам возможность попрактиковаться в соблюдении светских приличий в узком кругу, пока не начались суровые испытания светского сезона. Леди Роли постаралась внушить внучке эту мысль. Светский сезон таил в себе большее, нежели удовольствия от общения с друзьями. Дебютантке нужно завоевать симпатии старых сплетниц, поскольку они весьма влиятельны. Именно они рассылают приглашения или могут шепнуть слово на ушко хозяйке дома, чтобы имя девушки попало в список приглашенных. А могут поступить совершенно наоборот.

Каро не пренебрегала своим долгом по отношению к знакомым и друзьям бабушки. Даже генерал Бэрд получил свою порцию внимания. На завуалированные вопросы о Джеке и мисс Бранс-Хилл Каро, следуя советам бабушки, отвечала так, чтобы сложилось мнение, будто мисс Бранс-Хилл — давний друг семьи. Они знакомы с ней, сколько Каро себя помнит. Это простое недоразумение.

Все это делалось, чтобы защитить скорее репутацию Элли, а не Джека. Леди Роли всегда питала слабость к Элли и теперь жалела, что не поддерживала отношений с ней после смерти ее родителей. Это можно исправить, поскольку она приняла решение отыскать Элли и использовать свое влияние не только чтобы восстановить репутацию девушки, но и найти ей подходящего кандидата в мужья.

Она перебирала в уме знакомых молодых священников, которые могли бы подойти Элли, когда входная дверь распахнулась и появился Джек с растрепанной женщиной на руках. Послышались изумленные возгласы. Не все гости сразу узнали в беспутном джентльмене лорда Роли, смотревшего на них тяжелым взглядом.

— Черт! — вырвалось у него. — Я думал, все уже разъехались! — без всякой любезности добавил Джек.

Женщина, которую он держал на руках, оказалась более вежливой.

— Добрый вечер. Я Элли Бранс-Хилл. Это не то, что вы думаете. На меня напали в моем собственном доме, и, если бы Джек не спас меня, не знаю, как бы все обернулось.

Эта маленькая речь вызвала несколько смешков. Какой-то джентльмен грубо расхохотался, но Джек взглядом заставил его замолчать.

«Элли? Конечно, — подумала леди Роли, — это должна быть только Элли».

Словно зрители в театре, все повернулись к Джеку и не спускали с него глаз, пока он поднимался по лестнице с мисс Бранс-Хилл на руках.

Генерал Бэрд подошел к хозяйке дома и шепнул ей на ухо:

— Недоразумение, Нелл? А что ты теперь скажешь? Губы пожилой леди изогнулись в благодушной улыбке.

— Только одно: все молодые священники могут отправляться к дьяволу.

Глава 10

Элли надеялась, что все окажется дурным сном, но, открыв глаза и увидев незнакомую комнату, поняла, что это произошло наяву. Она не только выставила себя в дурном свете, практически навязавшись Джеку, но и поставила в неловкое положение его бабушку перед всеми гостями.

Разве она сможет загладить свою вину? Не сможет. Ей остается лишь следовать маминому совету: выбросить случившееся из головы. Притвориться, что ничего не произошло. Но мамины наставления касались бытовых оплошностей, когда леди случайно опрокинет бокал или возьмет не ту ложку на официальном обеде.

Звон стекла привлек ее внимание. У нее сосало под ложечкой, голова кружилась. Добродушная служанка в белом переднике, скрывавшем пышные формы, широко улыбалась ей.

—Доброе утро, мисс, — сказала горничная. — Ее сиятельство просила, чтобы вы выпили это, прежде чем встать.

Элли машинально взяла из рук горничной стакан и поднесла ко рту. Мутная жидкость имела привкус мела. Мама обычно готовила такое питье по просьбе жены кузнеца, который по субботам напивался до бесчувствия:

— Это все мамина настойка, — сказала Элли улыбающейся служанке. — Должно быть, я что-то напутала в рецепте. — Она попыталась вернуть стакан.

Горничная кивнула, но стакан не взяла.

— Выпейте все. — Сочувственная улыбка противоречила ее настойчивости.

Элли смиренно приняла судьбу, понимая, что это только начало наказания.

Когда служанка раздвинула шторы, Элли зажмурилась. Ей понадобилось время, чтобы привыкнуть к хлынувшему в комнату яркому солнечному свету. Часы на каминной полке подсказали ей, что она проспала полдня.

— Пора вставать, — весело сказала горничная. — Ванна ждет вас в гардеробной.

Прежде Элли никто не прислуживал, даже когда она жила у Кардвейла. Бывало, слуги приносили ей чай или записку от хозяев, у которых она работала, но никто не суетился вокруг нее, словно она знатная дама. Она не была уверена, что ей нравится повышенное внимание к собственной персоне, но безропотно подчинилась. Ей не хотелось причинить хозяйке доме еще большие неприятности.

Элли узнала, что фамилия служанки Уэбстер. Элли достаточно пожила в знатных домах и знала, что, если слугу называют по фамилии, это указывает на высокое место в служебной иерархии. Судомоек, чистильщиков обуви и помощников конюхов называли по имени. В своем собственном доме Элли в знак уважения называла бы горничную мисс Уэбстер. Но поскольку она была не у себя дома и хотела уйти, не добавляя хозяевам хлопот своим присутствием, она оставалась молчаливой. Молчаливой и явно несчастной.

Пока Элли вяло мылась, служанка кратко рассказала, что произошло за утро. Хозяин сообщил о краже со взломом властям. Они намерены расследовать это дело, но не надеются поймать преступника. Ее одежда и туалетные принадлежности доставлены, так что ей не нужно об этом беспокоиться.

Ее вещи доставлены сюда? Элли это не понравилось. Она не хотела ничьего милосердия и сомневалась, что вдовствующая графиня Роли примет ее с распростертыми объятиями после того спектакля, который она устроила накануне вечером.

Элли очень хорошо помнила бабушку Джека. «С характером», — отзывался о ней папа, но говорил это с улыбкой. Леди Роли была щедрой и великодушной. Но ее взгляды могут оказаться не столь свободными, когда выяснится, что она приняла в собственном доме особу с сомнительной репутацией.

— Ее сиятельству известно, что мои вещи здесь?

— Точно не знаю. — Уэбстер подала Элли подогретое полотенце. — Перед отъездом с леди Каролиной она мне ничего об этом не говорила.

— Ее сиятельство уехала? Это звучало зловеще.

— К торговцам тканями, — улыбнулась Уэбстер, — чтобы купить муслин и батист на платья, которые понадобятся юной леди для дебюта в свете. Они скоро вернутся.

— А лорд Роли? Он поехал с ними?

— Нет. Вы его увидите, как только освободитесь. Он ждет вас в библиотеке.

Не похоже, что леди Роли оскорблена или уехала из дома сгоряча. Это хороший знак. С другой стороны, Элли предстоит встретиться с Джеком наедине. Значит, ее сиятельство считает, что ее репутацию уже не восстановить?

В нынешнем состоянии ума Элли ни в чем не находила утешения.

Когда Элли оделась и съела немного овсянки, служанка дернула шнурок колокольчика. Ожидая лакея, который проводит ее в библиотеку, Элли осмотрелась.

Комната, выдержанная в желтых и серых тонах, была сама по себе прелестна. Но из нее к тому же открывался изумительный вид на Гайд-парк. Элли стояла у одного из высоких окон.

Внизу расстилалась Парк-стрит. Насколько она знала, это одна из самых престижных улиц в Мейфэре. По другую сторону улицы домов не было, ничто не мешало любоваться парком. В зимнем пейзаже с оголенными деревьями была своя особенная, застывшая красота. Но можно было любоваться не только природой. Множество карет самых разнообразных моделей, пешеходы, всадники, главным образом светские люди, — все они приехали в парк себя показать и на других посмотреть. Выбираясь на прогулку, Элли старалась избежать этого времени дня. Ей не хотелось встречаться с теми, кого знала, и ловить на себе их сочувственные и любопытные взгляды.

Когда появился лакей, Элли бросила последний взгляд в большое зеркало. На ней было ее лучшее зеленое шерстяное платье с длинными рукавами, застегнутое на пуговицы до самого горла. Пышная шевелюра забрана в скромный узел на макушке. Сейчас она была сама благопристойность. Никто не спутал бы ее с той растрепанной особой, которую вчера на глазах у всех Джек нес на руках по лестнице.

Следуя за лакеем, Элли повторяла про себя наставления матери: «Не суетись. Выброси все из головы. Делай вид, что ничего не произошло».

Джек стоял у окна и смотрел в парк. Когда Элли вошла, он обернулся, .подвел ее к креслу у камина и сел рядом.

Его внимательный взгляд и непроницаемое выражение лица настораживали. Мысль, что он умышленно старается запугать ее, заставила Элли выпрямить спину.

— Спасибо, — сказала она. — Я хорошо спала. А вы? Быстрая улыбка мелькнула в уголках его глаз.

— Меня не удивляет, что вы хорошо спали. Скажите, Элли, сколько настойки опия вы добавили в микстуру вашей матери?

Да, тут уж мамиными наставлениями не обойдешься.

— Всего несколько капель. Как вы догадались, что там была настойка опия?

— Я обнаружил чашку с лекарственным чаем, когда сегодня утром был в вашей квартире. Разве вы не знали, что настойку опия и вино нельзя смешивать?

— Теперь знаю. Не понимаю, почему мама приготовила столько этой микстуры. Это лекарство от несчастья. — Не желая объяснять свою неосторожную оговорку, Элли быстро продолжила: — Горничная сказала, что мало шансов поймать преступника.

— Так считает полиция.

— А вы? Что вы думаете?

Джек вытянул ноги, удобнее устраиваясь в кресле.

— Я не убежден, что нападение на вас — всего лишь банальное неудавшееся ограбление, — спокойно сказал он.

— Не ограбление? — медленно повторила Элли, пытаясь вникнуть в смысл его слов. — Почему вы так считаете?

— По нескольким причинам. — Джек чуть пожал плечами. — Скажите, Элли, что могло пропасть из вашего дома после ограбления?

— Все ценное я хранила в ореховой шкатулке на туалетном столике: серебряные гребни моей матери, египетскую камею, кольцо и серьги с жемчугом. Ах да, еще кожаный кошелек Кардвейла с девятью или десятью гинеями.

— Вы забыли серебряный браслет с витиеватой надписью «Энни».

— Это браслет моей бабушки. Вы хотите сказать, что все на месте? Это же замечательно!

Джек покачал головой:

— Ничего не взяли. Шкатулка лежала на вашей кровати, все содержимое было высыпано на постель.

У Элли болела голова, поэтому она никак не могла уловить ускользающего от нее смысла его слов.

— Что ж, значит, мои сокровища немногого стоят. А что злоумышленник ожидал найти — бриллианты Кардвейлов?

Что-то мелькнуло у Джека в глазах, поэтому она быстро добавила:

— Это шутка! Вы же знаете, что я не могла их взять, поскольку была с вами!

Призрачная улыбка тронула его лицо.

— Я не думаю о бриллиантах. Как вы говорите, вы были со мной, когда их украли. Было что-нибудь еще?

— Например?

— Что-нибудь ценное, о чем я не упомянул? Элли покачала головой:

— Ничего на ум не приходит.

— Возможно, это ценно только для вас. Во всяком случае, мы узнаем больше, когда отправимся в вашу квартиру и вы все сможете проверить.

Джек смотрел на нее с выражением, которое трудно было понять.

— Какие ваши предположения, Джек? О чем вы умалчиваете?

Снова он неопределенно повел плечом.

— Думаю, ваш брат мог отдать вам что-нибудь на сохранение.

— Робби? — Элли вскинула голову. — Вы его в чем-то обвиняете? И как злоумышленник мог узнать, что Робби мне что-то отдал?

— Подумайте.

— Значит, это кто-то из тех, кто знает и Робби, и меня, — медленно сказала она. — Нет. Я в это не могу поверить. Это всего лишь неудавшееся ограбление и ничего больше.

— Возможно, но уж слишком много совпадений. Мне это не нравится. — Упершись руками в колени, Джек наклонился к ней. — Сначала убийство Луизы Доде, потом кража бриллиантов, а теперь ограбление, которое не похоже на ограбление. Вы заметили, что связывает эти события? Вы и ваш брат. Больше ничего, во всяком случае, ничего из того, что нам известно.

Элли проглотила ком в горле.

— Если вы хотели напугать меня, Джек, то преуспели в этом.

— Надеюсь.

— Я имею в виду, что боюсь за Робби.

— Вот в это я могу поверить. Вероятно, теперь вы понимаете, почему я хочу, чтобы он жил здесь и я мог присмотреть за ним. Чем скорее я поговорю с ним, тем в большей безопасности он будет. Согласны?

Элли машинально кивнула, не слишком уверенная, с чем именно согласна.

— Замечательно. — Джек поднялся. — А теперь выпейте кое-что, чтобы успокоить желудок и прогнать туман из головы.

Он подошел к буфету и вернулся с двумя высокими кружками.

— Что это? — с сомнением спросила Элли, взяв у него из рук одну кружку.

— Лекарство Джека, — широко улыбнулся он. — Противоядие от маминой микстуры.

Ее мысли были слишком хаотичны, чтобы спорить. Отхлебнув глоток, Элли сморщила нос.

— Горькое. — Сделав еще глоток, она сказала: — Я знаю, что это. Это эль!

Джек все еще улыбался.

— Выпив его, вы почувствуете себя значительно лучше. Мужчинам хорошо известно это утреннее лекарство от последствий легкомысленно проведенной ночи. Пейте.

Элли не хотелось говорить о легкомысленных ночах, поэтому, спрятав смущение, она последовала его примеру. Поставив пустую кружку, она скривилась так, будто съела лимон.

— Вы удовлетворены? — спросила она.

— Нет. Но намерен удовлетвориться. — Переплетя пальцы, Джек спросил: — Что вы помните из вчерашней ночи?

Держа в памяти мамино наставление, Элли сказала самоуверенно, как только могла:

— Я помню ограбление, карету, но остальное… весьма туманно.

Его глаза блеснули от смеха.

— К счастью для вас, я джентльмен и не стану напоминать, как вы пытались меня соблазнить. Пусть это будет нашей тайной.

Хотя щеки ее вспыхнули, Элли прямо посмотрела на него.

— Спасибо.

— Но то, что произошло дальше, по шею затянуло нас в зыбучие пески.

Элли буквально физически ощутила, как ее засасывает в дюны.

— Продолжайте, — осторожно сказала она.

— Вы представились моей бабушке и ее гостям так, будто вы моя любовница.

Элли ужаснулась:

— Я ничего подобного не делала.

— Элли, — мягко произнес он, — вы рассказали всем, что я был в вашей квартире, когда к вам вломился грабитель. Что еще можно подумать, особенно после парижской истории? Только то, что я сделал вас своей любовницей.

Ее голос зазвенел высокими нотами:

— Вы могли сказать им правду.

— Если мы станем оправдываться, — нетерпеливо возразил Джек, — то это только подтвердит нашу вину. Видите, куда мы в итоге угодили? Бабушка готова отречься от меня, а когда Кардвейл узнает о случившемся, он потребует удовлетворения и будет стреляться со мной с двадцати шагов.

У Элли разламывалась голова и сосало под ложечкой. Лекарство Джека не помогло.

— Вы не можете драться с Кардвейлом, — слабо сказала она. — Он вам не ровня.

— А ваш брат? Я уверен, что он меня вызовет. Она заморгала от неожиданности.

— Вы минуту назад говорили о помощи Робби, а не о дуэли. Кроме того, я знаю, что вы не деретесь на дуэли с мальчишками. Я слышала, как вы сказали это молоденькому прусскому солдату в «Английском кафе». Зачем вы пытаетесь меня встревожить?

У него вырвался короткий смешок.

— Я очень надеюсь, что вы встревожены. Вчерашнее происшествие не так легко уладить, как парижское.

Несмотря на головную боль, Элли начинала понимать, что вина за сомнительное положение, в котором они оказались, полностью лежит на ней.

— Я не просила привозить меня сюда! Лучше бы вы отвезли меня назад в «Герб Виндзоров» или вовсе бы не позволили покидать гостиницу.

— Задним умом все крепки, — лаконично заметил Джек. — Это нам не поможет.

— Тогда что вы предлагаете?

— Разве это непонятно? — вскинул брови Джек. — Мы должны пожениться, и чем скорее, чем лучше.

Головная боль вдруг стихла. Подыскивая слова, Элли молча покачала головой. Наконец она выговорила:

— Это шутка?

— Почему вы так думаете?

— Потому что, — язвительно ответила она, — Джек Ригг, которого я встретила в Париже, сказал, что не женится на мне ни за что на свете. Вы бубнили о том, что женщины и получше меня пытались заманить вас в брачную ловушку, но потерпели поражение. К тому же вы называли меня отвратительными словами. Вы говорили, что никто и ничто не убедит вас жениться на мне. Что изменилось?

Джек развел руками.

— В Париже я не знал, что вы дочь моего наставника. Я думал, что вы намеренно стараетесь скомпрометировать меня. На этот раз вина на мне, а я всегда плачу по долгам. — Он наклонился к ней. — Элли, мы должны пожениться. Лучше вам свыкнуться с этой мыслью.

От этого хладнокровного предложения у нее по спине побежали мурашки. Еще одно лекарство от несчастья. Когда Элли сумела справиться со своим голосом, она сказала:

— А что, если после того, как мы поженимся, вы встретите любовь своей жизни? Что вы тогда станете делать? Благодарить меня за то, что я лишила вас шанса на счастливую жизнь?

— Любовь? — изумился Джек. — Я не верю в любовь и не обрадовался бы, если бы вы преподнесли мне ее на блюдечке.

Элли с любопытством смотрела на него.

— Не позволяйте воображению увлечь вас. — В темных глазах Джека блеснули веселые огоньки. — Я говорю не о собственном опыте, а о наблюдении за человеческой породой.

— Значит, у нас разные наблюдения, — парировала она. Его ответ был столь же краток.

— Моя философия заключается в том, чтобы действовать наилучшим образом и стараться исправлять собственные ошибки. Неужели вы думаете, что, если бы существовал другой выход, я бы им не воспользовался?

У Элли на глаза навернулись слезы, она посчитала их последствием вчерашнего бурного дня. Невозможно, чтобы ее задели слова этого пресыщенного циника. А он именно таким стал — пресыщенным светским щеголем. Пора оставить детские фантазии, которые она когда-то придумала. Того юноши больше не существует.

Если быть честной, циник Джек или нет, он не лишен чести. Но это только в математике минус на минус дает плюс, в жизни из двух заблуждений добра не будет. Стремясь к разумному решению, Элли сказала:

— Думаю, вы преувеличиваете проблему. Если ваша бабушка поддержит нас… — Когда Джек подошел к ней, она замолкла.

Он положил руку на подлокотник кресла, и Элли отпрянула. Дерзкий взгляд напомнил ей того мальчишку, которого она когда-то знала.

— А теперь послушайте меня, — сказал Джек. — Наши желания не имеют никакого значения. Дело зашло слишком далеко. Я не желаю, чтобы говорили, что я погубил дочь доктора Бранс-Хилла. Я не допущу, чтобы мою семью подвергли остракизму за то, что я поселил в своем доме любовницу. Я не намерен рисковать собственной жизнью и стреляться с вашим кузеном или братом. Я отказываюсь брать на себя ответственность за то, что случится с вами, если предоставить вам самой заботиться о себе. Мне известно, что вы не можете найти работу.

Последнее замечание было самым болезненным. Элли не хотела, чтобы Джек считал ее просительницей, зависящей от его доброй воли. Она хотела… она сама не знала, чего хотела.

Залившись краской, Элли сказала:

— Вы читали мою личную переписку. Джек игнорировал ее ответ.

— Я еще не закончил. Разве вы не понимаете, под какой удар себя подставляете? Падшая женщина — легкая добыча для любого мужчины. Если вы не думаете о себе, то подумайте о своем брате. Вы серьезно подорвете его шансы на успех в любом деле, которое он выберет. Вы этого хотите?

Элли была полностью повержена его доводами и лишь слабо покачала головой.

— Тогда из двух зол выбирайте меньшее.

Ей хотелось говорить равнодушно, но голос прозвучал как у капризного ребенка:

— Я не хочу выходить замуж. Мне нравится быть одной. Джек, нахмурив брови, смотрел на нее минуту-другую, потом выпрямился.

— Если это единственное ваше возражение, позвольте вас успокоить. Как вам хорошо известно, я женщине не навязываюсь, если она сама того не желает.

Элли вспыхнула, но открыто встретила его взгляд.

— Я никогда не изменяю своим привычкам. Вот что я хотела сказать. Я отвечаю только за себя.

В его темных глазах появилась улыбка.

— Похоже, нам обоим придется чем-то пожертвовать. В дверь постучали, и в библиотеку вошел лакей.

— В чем дело? — раздраженно спросил Джек.

— Лорд Кардвейл желает поговорить с вами, милорд.

— Он недолго заставил себя ждать, — сказал Джек и, повернувшись к лакею, добавил: — Пригласите его сюда, пригласите.

Когда Кардвейл вошел, Джек, стоя у буфета, наливал три рюмки шерри. Его приветствие было весьма экспансивным.

— Входите, входите! Не могу передать, как я рад вас видеть.

Кардвейл, белый как полотно, бросил взгляд на Элли и направился к Джеку. Элли прекрасно знала, что на уме у ее родственника. Именно то, что предсказывает Джек. Он собирается вызвать Джека на дуэль.

Она поспешно встала.

— Кардвейл! — воскликнула она. — Вы пришли как раз вовремя. Пожелайте мне счастья.

Она подошла к Джеку, одарила его сияющей улыбкой и взяла с буфета две рюмки. Кардвейл хватал ртом воздух, как вытащенная из воды рыба.

Подбежав, Элли подала ему шерри.

— Вы первый должны об этом узнать. Мы с лордом Роли собираемся пожениться. Неужели вы не выпьете за наше будущее счастье?

Подошедший Джек властно обнял ее за талию.

— Да, Кардвейл. Пожелайте нам счастья.

Казалось, Кардвейла не слишком убедили эти заверения, поэтому Элли торопливо добавила:

— Вы с Доротеей обязательно должны прийти на свадьбу.

— И когда произойдет это счастливое событие? — потребовал ответа Кардвейл.

Элли почувствовала, как напрягся Джек. Враждебность двух джентльменов ощущалась почти физически.

— Так скоро, как вы того пожелаете, — с вызовом ответил Джек.

Элли не знала, что сказать, чтобы разрядить обстановку. Казалось, дуэли не миновать независимо от того, состоится свадьба или нет.

В этот момент дверь распахнулась и вошла бабушка Джека. Позади нее стояла юная темноглазая девушка с темными блестящими локонами. Пожилая дама сияла улыбкой, у молодой лицо было угрюмым.

— Ну? — сказала ее сиятельство, не обращая внимания ни на кого, кроме внука. — Не заставляй меня теряться в догадках.

Джек рассмеялся.

— Все уладилось, — сказал он. — Элли согласилась стать моей женой.

Следующие полчаса Элли держала на лице улыбку, словно приклеенную. Она знала, что если перестанет улыбаться, то стиснет челюсти до хруста. Все поздравляли ее и Джека и желали им счастья. Кардвейл, казалось, пришел в себя и даже провозгласил тост. Но именно ее сиятельство придавала моменту праздничное настроение. Она, во всяком случае, искренне радовалась тому, как повернулись события.

Притворяясь, что пьет шерри, Элли по очереди рассматривала присутствующих. Ее сиятельство сияла от счастья, Джек делал хорошую мину, Кардвейл сдержан, а леди Каролина напряжена и скованна. Элли подумала о Робби. Как он воспримет новость о ее предстоящем замужестве?

Она не предполагала, что дело зайдет так далеко. Возможно, когда она придет в себя, то найдет выход из положения. А пока она улыбалась, смеялась шуткам и делала вид, что ее совершенно ничто не тревожит.

Когда Кардвейл попросил ее проводить его, Элли поняла, что кузена не обманешь. Как только слуга, подав пальто, удалился, он с улыбкой повернулся к Элли.

— Помни, Элли, — сказал он, — ты не одна на свете. Ты и Робби — единственные кровные родственники, которые у меня остались. Я хочу, чтобы ты знала: если ты попадешь в беду, можешь рассчитывать на меня.

От этой фразы у Элли сдавило грудь. Она знала, что Кардвейл имеет в виду. Он сказал то же самое, когда умер ее отец. Но он женился на настоящей фурии. Доротея не была ни столь щедра, ни столь гостеприимна, как Кардвейл.

Элли коснулась его руки, стараясь выразить привязанность, хотя трудно объяснить свои чувства человеку, когда он так сдержан.

— Я никогда не забуду этих слов, — сказала она, зная, что ни за что не примет его предложения.

Не успела она убрать руку, как Кардвейл удивил ее, крепко сжав ее ладонь.

— Я знаю это, Элли, — сказал он и, словно прочитав ее мысли, добавил: — Я знаю, что ты никогда не поселишься под одной крышей с Доротеей, я этого и не жду. Но коттедж в Хампстеде все еще пустует. Если он тебе понадобится — он твой.

Ее охватило чувство вины. Она всегда немного свысока относилась к своему родственнику из-за того, что он не перечит жене. Элли начала понимать, что кузен великодушен и супруга этим пользуется.

Элли в ответ крепко пожала его руку.

— Спасибо, Кардвейл, но у вас сложилось неверное впечатление о моем браке с Джеком. — Ей хотелось, чтобы тревога исчезла из его глаз, поэтому она немного приукрасила правду: — Мне кажется, я полюбила его еще девочкой, когда он был учеником у моего отца. Мне самой не верится в свое счастье.

Она порывисто поцеловала его в щеку. Кардвейл удивился, но не отпрянул. Похлопав ее по плечу, он снова поздравил ее и уехал домой.

Элли стояла в холле, погруженная в собственные мысли. Кузен плоховато выглядит, подумала она. Жизнь с Доротеей не идет ему на пользу. До женитьбы он был первым призом на ярмарке невест. Красивому молодому мужчине, у которого были и богатство, и титул, прощали излишнюю сдержанность. Прошли годы с тех пор, как она слышала его смех.

Нужно поддерживать с ним отношения, несмотря на Доротею. Так поступила бы ее мать. Он кажется таким… одиноким.

Вздохнув, Элли повернулась к лестнице. Джек смотрел на нее с галереи. Его руки сжимали перила, на лице не было улыбки.

— Что хотел Кардвейл? — спросил Джек, когда она поднялась к нему.

— О, всего лишь заботился о моих интересах. — Она улыбнулась, чтобы преуменьшить серьезность фразы.

Джек без улыбки взял ее под руку.

— Слишком поздно, — сказал он. — Теперь о ваших интересах позабочусь я, равно как об интересах вашего брата. Не забывайте об этом.

В один день два джентльмена предложили позаботиться о ней. Значит, не все так плохо.

Глава 11

Всю дорогу в Челси Элли молчала. Ее мысли вертелись вокруг тех же проблем, что полночи не давали ей заснуть. Относительно ограбления Джек прав хотя бы в одном. Из квартиры ничего не взяли. Сегодня утром они заехали к ней домой, так что она смогла все проверить. Она придирчиво и дотошно осмотрела содержимое каждого ящика и буфета. Хотя Джек складывал вещи куда придется, все было на месте, даже мамины письма, рецепты и содержимое коробки с лекарствами.

Одно было странно. От свечи остался только маленький огарок. Значит, злоумышленник пробыл в доме довольно долго, разыскивая что-то или ожидая ее возвращения.

И что произошло бы дальше? Что она такого знала или имела, что могло кому-то понадобиться?

Убийство Луизы Доде, кража бриллиантов, проникновение в ее дом… Слова Джека не выходили у Элли из головы, но ей было трудно поверить, что все эти события как-то связаны с Робби или с ней самой. Либо это случайные совпадения, либо все эти события связаны с кем-то другим.

Элли вздрогнула, почувствовав прикосновение к руке.

— Вы дрожите, — сказал Джек. Расправив шаль, он прикрыл ей плечи. — Эффект настойки вашей мамы уже прошел?

Он пытался оторвать ее от грустных мыслей, и это с ее стороны заслуживало хотя бы улыбки.

— В настойке нет ничего плохого, Все дело в вине. Их смесь оказалась залогом провала.

Ее улыбка исчезла. Залог провала. Это стало уже избитой фразой, слишком часто она вспоминает ее в последнее время: поездка Робби в Париж, приключение Авроры в Пале-Рояле, мамина настойка, а теперь еще ужасный брак с Джеком. Когда несчастья оставят ее?

Он быстро понял ее состояние.

— Послушайте меня, Элли, — сказал он. — Забудьте, что наш брак — вынужденный. Если вы хорошо подумаете, то увидите, что все не так плохо.

Последнее замечание было риторическим, поэтому она ничего не ответила.

— Что ж, — Джек, вздохнув, улыбнулся, — с практической точки зрения этот брак послужит интересам каждого из нас. Вы искали место, я вам его предлагаю. Обязанности жены не будут для вас слишком обременительными. У вас будут собственный дом, положение в обществе и деньги на личные расходы — сколько пожелаете.

— А что вы получите, Джек? — сухо спросила она.

— Я получу вас, Элли. Так случилось, что вы прекрасно мне подходите.

Элли отнеслась к этой фразе со скептицизмом, которого она заслуживала.

— Я вся внимание, — вполголоса сказала Элли. Он усмехнулся:

— Я не шучу. С вами можно говорить как с умным человеком. Вы не станете ожидать, чтобы я шептал вам на ушко милые глупости. Не будете требовать, чтобы я сопровождал вас на все балы и приемы. И не придете в ярость, если я засмотрюсь на другую женщину. Вы знаете, что я должен жениться, хотя бы только для того, чтобы продолжить род, но до сих пор я не встретил женщину, которая подходила бы мне хотя бы вполовину так, как вы. Этот брак, как говорят французы, faitaccompli — свершившийся факт. Почему бы нам не извлечь из этого максимальную пользу?

У Элли тоже были подобные намерения, но высказывания Джека вряд ли способствовали ее примирению с судьбой.

— Обеспечение вас наследником для продления вашего рода меня не привлекает, — решительно сказала она.

Она могла бы добавить, что роль забытой, лишенной внимания жены еще менее привлекательна, но решила, что это вызовет дальнейшие недоразумения.

Джек похлопал ее по руке.

— Я знаю. Меня это тоже не привлекает. Но не думаю, что это будет для нас слишком обременительной обязанностью, если только прошлый наш опыт о чем-нибудь говорит.

Элли вырвала руку.

— Не стоит слишком надеяться на это, Джек. У меня нет привычки пить мамину настойку. Кроме того, мы заключили соглашение, и я заставлю вас его выполнять.

Он улыбнулся загадочной улыбкой.

— Никаких маминых настоек, — согласился он. — Думаю, мы оставим это дело матери-природе, согласны?

Ее хмурый вид сказал ему, что она думает об этой идее.

— И больше никаких печальных гримас, — добавил Джек, — хотя бы ради Робби.

— Я буду воплощением счастья, — кивнула Элли.

Поскольку Джек не хотел, чтобы его прекрасные рысаки ждали на холоде, они поехали в Челси в наемной карете. Деревушка, хоть еще тихая и пасторальная, практически уже стала предместьем Лондона. С каждым годом западная граница города подходила все ближе.

Они приехали в Челси во второй половине дня, сначала миновав Королевский госпиталь ветеранов, который теперь располагался на месте некогда знаменитых садов, потом ряд красивых зданий в георгианском стиле, за которыми открывался чудесный вид на реку и церковь.

Дом, у которого они наконец остановились, был скромным двухэтажным особняком, стоявшим в миле от деревни.

Окружавший его небольшой сад, как и дом, содержался в образцовом порядке. Бледное зимнее солнце освещало землю. Единственным зеленым пятном были купы падуба у входной двери.

— Улыбайтесь, — пробормотал Джек, когда дверь открылась.

Элли улыбнулась.

Сияющая улыбка не сходила с ее лица, пока служанка вела их в скромную, но уютную и теплую гостиную. Первым впечатлением Джека было, что книг в этой комнате не меньше, чем в его библиотеке.

Элли уже объяснила ему, что вежливое обращение «дядя» Фредерик Уоллис заслужил, когда в молодости служил помощником ее отца. И хотя их пути разошлись, но дружеская связь не прервалась. Выйдя в отставку, Уоллис, бездетный вдовец, посвятил себя образованию и наставничеству.

Человек, заключивший Элли в медвежьи объятия, не соответствовал представлению Джека о священнике. Хотя у мистера Уоллиса были длинные белые волосы, фигурой он напоминал борца или боксера. Джек решил, что это от физической работы в саду.

Когда обмен приветствиями был завершен и все уселись у камина, хозяин дома велел служанке приготовить чай.

— Робби скоро придет, — ответил он на вопрос Элли. — Он часто в это время гуляет на берегу, чтобы проветрить мозги.

Настроение мистера Уоллиса несколько ухудшилось. Связано это с Робби или вызвано другой причиной, Джек не мог сказать. Но огорчение было мимолетным. Хозяин дома повернулся к Джеку. Его взгляд был пристальным, но не враждебным.

— А вы знаете Робби, лорд Роли?

Естественно, старику любопытно, чем вызвано его присутствие. Джек полагал, что вряд ли Элли приводила молодых джентльменов знакомиться с наставником Робби. Ей следовало с самого начала объяснить их отношения. То, что она этого не сделала, Джека раздосадовало. Его считали первым призом на брачном рынке. Не то чтобы он стремился к обожанию, но Элли вела себя так, словно он приходился ей милым дядюшкой.

Это нужно изменить.

— Я знаю Робби только по рассказам, — сказал Джек. Краем глаза он заметил взгляд Элли и смягчил свое высказывание: — Элли мне все о нем рассказала. Теперь нам предстоит стать родственниками, и, надеюсь, мы подружимся.

— Родственниками?

Уоллис переводил взгляд с Элли на Джека. Казалось, он не улавливал связи.

— Элли, — сказал Джек.

Она выкрутилась из положения с ловкостью, напомнившей Джеку Аврору. Не упоминая обстоятельств, приведших к браку, она рассказала о том, что они давно знакомы. Когда они встретились вновь в Париже, то чувства вспыхнули с новой силой, и они решили пожениться.

По счастью, сплетни не дошли до ушей мистера Уоллиса, и, когда он услышал новость, его радости не было предела.

Как только волнение улеглось, разговор снова вернулся к Робби.

— Боюсь, — грустно улыбнулся Уоллис, — я не слишком помог ему в науках. Знаешь, Элли, — уже мягче сказал он, — не думаю, что Робби захочет вернуться в университет. Не все созданы прилежными учениками.

Элли порывисто сжала руки и посмотрела в глаза Уоллису.

— Дайте ему время, дядя Фредди. У него сейчас трудный возраст. Он должен получить образование, иначе все пути перед ним будут закрыты.

— Он пошел на поправку, — вздохнул мистер Уоллис, — но его легко сбить с толку. Ты думаешь, что Челси — тихая заводь, но даже здесь есть искушения для молодого человека.

Элли буквально осела в кресле.

— Только не игра!

— Ах нет. — Щеки наставника порозовели. — Я и так сказал слишком много. Я не люблю выносить сор из избы. Лучше поговори с Робби.

У Джека сложилось мнение, что им действительно очень нужно поговорить с мальчишкой. Теперь, когда они собираются пожениться, он вправе заняться всеми делами Элли, включая и шалопая братца.

Он поудобнее устроился в мягком кресле.

— Никто не упрекнет вас за то, как вы заботились о Робби, сэр, — спокойно и уважительно сказал Джек. — Надеюсь, мне эта задача окажется по плечу. Чувствую, что теперь, когда он будет жить под моей крышей, мне придется запастись терпением.

Его слова были встречены изумленным молчанием.

Элли пробормотала что-то невразумительное. Брови мистера Уоллиса от удивления так поползли вверх, что скрылись под упавшими на лоб белыми прядями. Когда до него дошел смысл сказанного, на лице Уоллиса появилась улыбка.

— Конечно, — сказал он, — теперь, когда вы женитесь на Элли, Робби будет держать ответ перед вами. Это замечательно. — Сообразив, что его ответ прозвучал не слишком тактично, он быстро продолжил: — Молодой мужчина больше подойдет Робби и будет ему лучшим наставником. Я уверен, что вы используете свое влияние, чтобы устроить мальчика… на подходящее место, когда придет время.

— Можете не сомневаться, — с улыбкой энергично ответил Джек.

Элли старалась обрести голос.

— Меня не волнует, если Робби станет пастухом или… или кучером, — заявила она. — Образование не бывает напрасным.

— Думаю, я найду для мальчика что-нибудь получше, чем место кучера или пастуха, — беззаботно ответил Джек. — Главное, нужно сообщить ему, как обстоят дела после того, как мы уехали из Парижа.

Завуалированный намек, что подозрение в убийстве все еще дамокловым мечом висит над Робби, произвел слабый эффект.

— Я это понимаю, — сердито сказала Элли. — Но было бы ошибкой думать, что Робби нуждается в опекуне. У него есть я.

Мистер Уоллис проворно поднялся на ноги. В его глазах была тревога.

— Пойду посмотрю, что задержало Мейбел. Кажется, я забыл сказать, чтобы она принесла бисквиты и клубничное варенье. Я сейчас вернусь.

Когда дверь за ним закрылась, Джек сказал:

— Кажется, первый экзамен мы провалили, Элли.

— Какой экзамен? — удивилась она.

— Сомневаюсь, что мистер Уоллис считает нас парой влюбленных голубков.

— Я не могу изобразить влюбленного голубка, даже если от этого будет зависеть моя жизнь, — сморщила нос Элли.

Джек подавил улыбку.

— Все равно мы вынудили бедного мистера Уоллиса пуститься наутек. Нужно действовать лучше, если мы собираемся убедить весь свет, и в особенности вашего брата, что мы пресловутая счастливая пара. По крайней мере нам следует быть полюбезнее друг с другом.

Элли обожгла его взглядом, но ее голос прозвучал на удивление мягко.

— Я буду любезнее, если вы не будете меня провоцировать.

— Я вас не провоцирую, — покачал головой Джек. — Нравится вам или нет, ваш брат будет отчитываться передо мной. Что мне сделать, чтобы вы поняли, что он по горло в неприятностях? Я дал слово сэру Чарлзу, который близко к сердцу принимает вашу судьбу, что возьму юношу под свое крыло, и намерен сдержать обещание.

В ответ на это колкое замечание Элли вспылила.

— Я понимаю! — воскликнула она. — Не думайте, что я неблагодарная. Но предупреждаю, что у Робби есть самолюбие. Ему не понравится, если ему станут приказывать. Отправившись в университет, он в определенной степени стал сам себе хозяином. Я лишь хочу сказать, что такт и терпение помогут вам гораздо больше, чем угрозы.

Опустив ресницы и пряча веселые искорки в глазах, Джек заметил:

— Странно, моя бабушка говорила эти же самые слова офицеру, под командование которого я попал, получив первый чин. Он уже много раз слышал их от любящих мамаш и бабушек. Англии повезло, что он не обращал на них никакого внимания.

Элли снова начала кипятиться:

— Война кончилась, и Робби не солдат. Он… Джек жестом призвал ее к молчанию.

— Я слышу шаги мистера Уоллиса. Улыбайтесь, Элли, осчастливьте старика.

За чаем они говорили обо всем, кроме Робби. Тянулись минуты, прошел час. Элли начинала терять живость. Дядя Фредди постоянно поглядывал на часы. Джек наконец решил прекратить затянувшееся ожидание.

— Где я могу его найти? — резко спросил он, поднявшись. Мистер Уоллис тяжело вздохнул. Бросив на Элли извиняющийся взгляд, он сказал:

— Боюсь, он с молодыми бездельниками. Они обычно болтаются в «Трех коронах» у реки, недалеко от Садов…

— Мы проезжали мимо, — кивнул Джек. Элли вскочила.

— Я пойду с вами. Джек натянул перчатки.

— Думаю, не стоит. «Три короны» — неподходящее место для дам.

— Я бывала и в худших, — вздернула подбородок Элли.

— Да, — спокойно отозвался Джек, — но тогда вы не были со мной помолвлены. Оставайтесь здесь. Это не займет много времени. Вы тоже можете внести свою лепту. Помогите мистеру Уоллису упаковать вещи вашего брата. Он поедет домой с нами.

Чувствуя на себе ее испепеляющий взгляд, Джек вышел из комнаты.

Когда Джек добрался до «Трех корон», уже начало смеркаться. Это было не то шумное заведение, какие стоят на оживленных улицах Лондона, а тихая провинциальная гостиница, где по вечерам собирались ремесленники, подмастерья, владельцы окрестных лавочек, чтобы после тяжелого рабочего дня пропустить кружку эля. Члены лондонского клуба Джека, пожалуй, отличались от здешних посетителей лишь безупречными костюмами да украшенными драгоценными камнями табакерками вместо глиняных трубок. В баре было так накурено, что у Джека защипало глаза.

Одно было ясно: вряд ли это заведение — излюбленное место отдыха молодых щеголей, с которыми, по предположению мистера Уоллиса, отправился Робби. Ни один уважающий себя юнец не будет чувствовать себя уютно в окружении мужчин почтенного возраста. Джек по себе знал, что молодые люди ищут опасности, эмоционального возбуждения, стычек с разбойниками. Словом, чего угодно, чтобы доказать, что они дерзкие, безрассудные и так отличаются от своих родителей, как острый соус от сладкого крема.

Когда постоянные посетители заметили Джека, разговоры несколько стихли. Он был незнакомцем и поэтому вызывал к себе интерес. Джек подошел к барной стойке и заговорил с человеком, разливавшим напитки.

— Я ищу одного молодого приятеля, — сказал он, — Робби Бранс-Хилла. Вы не знаете, где я могу его найти?

Бармен оглядел зал.

— Он только что тут был. Он и его друг Милтон, но сейчас я их не вижу. — И он крикнул в толпу: — Кто-нибудь видел мистера Хилла и его друга?

Один из посетителей указал на дверь в дальнем углу зала.

— Они поспешно ретировались, — крикнул он. — Наверное, твои пироги пришлись им не по нутру, Берни.

Раздался дружный хохот.

Джек не понял смысла шутки, пока Берни не объяснил, что дверь, через которую торопливо вышли два юных джентльмена, вела куличной уборной.

Бросив бармену шиллинг, Джек вышел.

Стемнело или нет, но уличный туалет не пропустишь. Запах выдавал его местонахождение. Джек пошел не по дорожке, а окольным путем мимо зарослей чахлых кустов, служащих подобием укрытия. Юнцы пытались скрыться от него, и Джек был полон решимости выяснить почему. Добравшись до цели, он прислушался и, ничего не услышав, толкнул дверь ногой. Внутри никого не было.

Джек задумался. Робби мог пойти только в дом мистера Уоллиса. А его друг Милтон?

От Элли Джек знал, что Милтон, приятель Робби по Оксфорду, ездил с ним в Париж и помог Элли вывезти брата назад. Джек планировал побеседовать с Милтоном после разговора с Робби, но ожидал найти его в Оксфорде, а не здесь. Черт возьми, что происходит? Игра в прятки начинала его раздражать.

Милтон не остановился у мистера Уоллиса. Тогда где он поселился? Логичнее всего предположить, что в местной гостинице.

На тот случай, если его предположение верно и юнцы следят за ним из окна гостиничного номера, Джек побрел вниз к реке и осторожно, стараясь, чтобы его не заметили, вернулся к гостинице. Одна из горничных указала ему комнату Милтона. Щедро отблагодарив ее, он поднялся по задней лестнице.

Хотя повсюду в гостинице горели лампы, из-под двери Милтона света не было заметно. Все было тихо. Джека это не остановило. Он постучал и грубовато сказал с местным выговором, который слышал в баре:

— Прошу прощения, мистер Милтон. Сэр, внизу какая-то дама. Она хочет с вами поговорить. Некая мисс Хилл, так она назвалась.

За дверью шепотом посовещались, послышался стук железа, затем скрежет поворачиваемого в замке ключа.

Как только дверь приоткрылась, Джек шагнул вперед и просунул плечо в проем, не позволяя захлопнуть дверь. Стоявший у двери, заворчав, повалился на пол как кегля. Второй бросился к Джеку, размахивая латунным подсвечником. Он бы пустил его в ход, если бы Джек, уклонившись влево, не ударил противника в живот. Тот выронил подсвечник и упал на колени.

Его товарищ у двери пришел в себя. Размахивая кулаками, он бросился к Джеку.

— Беги, Робби, беги, — крикнул он. Джек ударом в подбородок свалил его с ног.

— Я вам этого не советую, Робби. — Перешагнув через распростертого на полу Милтона, Джек поднял Робби на ноги. — Будем знакомы, я Роли, — сказал он. — Ваша сестра послала меня отыскать вас. Не нужно рассказывать мне, кто вы. А теперь, может быть, сядем и поговорим, как цивилизованные люди?

Когда Джек, крепко взяв юнцов под руки, повел к креслам, никто не возражал.

Глава 12

Не дав собеседникам опомниться, Джек в кратких выражениях рассказал, как обстоят дела в Париже. Если Робби не отведет от себя подозрений, его с легкостью обвинят в убийстве Луизы Доде. Закончив краткую речь, Джек вручил Робби письмо сэра Чарлза и велел прочитать его.

Потрясенный Робби молча подчинился.

Пока мальчишка читал письмо, Джек зажег от свечи лежавшую в камине скомканную бумагу. Убедившись, что пламя хорошо разгорелось, он стал пристально разглядывать своих собеседников.

Робби был гораздо красивее, именно такой тип внешности притягивает женщин. Его волосы были красноватого тона, чуть темнее, чем у сестры, и такие же, как у нее, выразительные глаза. По брошенным искоса взглядам Джеку было ясно, что мальчишка все еще относится к нему настороженно.

Милтона было труднее разгадать. Он был высокий, стройный, с широким лбом и угловатыми чертами лица. Если Робби беззаботно относился к своему внешнему виду, то Мил-тон был педантичен и аккуратен. Даже потасовка не внесла беспорядка в его костюм и не нарушила складок галстука. Камердинер Джека счел бы его образцом для подражания, которому должен следовать его хозяин.

— Хуже некуда, — ошеломленно произнес Робби и передал письмо другу.

Прочитав письмо, Милтон аккуратно сложил его и вернул.

— Каков тут ваш интерес, лорд Роли? — спросил он. — Почему сэр Чарлз выбрал именно вас?

Джек выдернул письмо из пальцев Робби.

— Оно адресовано мне, — сказал он. — Сэр Чарлз выбрал меня, потому что я с давних пор знаю семью Бранс-Хилл, — ответил Джек на вопрос Милтона и, повернувшись к Робби, продолжил: — Когда мне было приблизительно столько, сколько вам сейчас, ваш отец занимался со мной греческим и латынью. Тогда меня звали Джек Ригг.

Робби покачал головой:

— Я не помню это имя.

— Разумеется, не помните, — сказал Джек. — Когда я приехал в приход, вы были совсем ребенком.

— Я знаю, кто вы! — сказал Милтон. — Робби, я тебе о нем рассказывал, это тот человек, который скомпрометировал Элли и отказался на ней жениться.

— Это Элли так сказала? — спросил Джек.

— Нет, — ответил Милтон. — Она сказала, что вы подтвердили ее алиби. Я слышал сплетни. Они правдивы?

— Это касается меня и Элли. Во всяком случае, в самое ближайшее время мы собираемся пожениться.

На лице Робби отразилось такое недоверие, будто ему сказали, что он сдал экзамен по греческому и латыни. У Милтона был такой вид, будто ему сообщили противоположное известие.

Милтон покачал головой.

— Элли никогда не выйдет замуж за такого, как вы, — сказал он. — Она не будет… Она не сможет…

— Зачем мне лгать? — любезно ответил Джек.

— Но… — На этот раз пришла очередь Робби качать головой. — Но Элли не такая. Она никогда не выйдет замуж только потому, что ее скомпрометировали.

— Совершенно верно, — сказал Джек. — Мы женимся, потому что подходим друг другу.

— У вас с Элли нет ничего общего, — нахмурился Милтон. Джек раздраженно вздохнул. Ему уже было знакомо это недоверие. Сначала Кардвейл, теперь Милтон. Конечно, их нельзя было назвать томящимися от любви воздыхателями, но их интерес к Элли не был всецело платоническим. Джеку уже начинало надоедать, что все ведут себя так, будто, выходя за него замуж, Элли совершает трагическую ошибку.

— Элли и я — не ваша забота, — сказал он Милтону. — Давайте вернемся к тому, что действительно важно. Я хочу поговорить с Робби наедине. Погуляйте немного, мистер Милтон. Пятнадцати минут хватит. Но не уходите далеко, потому что после разговора с Робби я хочу побеседовать с вами.

— Я хочу, чтобы он был здесь! — воскликнул Робби, явно встревоженный тем, что ему предстоит остаться один на один с грозным инквизитором.

Милтон поднялся.

— Спокойно, Робби, — сказал он. — Расскажи ему правду. Нам нечего скрывать. Я буду в баре, — обратился он к Джеку и неторопливо вышел из комнаты.

Джек взялся за спинку освободившегося кресла.

— Ваш дядя, кажется, считает, что вы гуляете по округе с местными щеголями. Откуда у него такое мнение?

— У дяди Фредди, — с чувством сказал Робби, — очень живое воображение. — Да, случается, я встречаюсь тут с друзьями, но только для того, чтобы выпить кружку пива и поиграть в карты.

— Как странно, — сказал Джек. — Помню, я то же самое говорил вашему отцу, когда он замечал, что от меня пахнет крепким алкоголем. Сдается мне, что тогда я ухлестывал за дочерью мельника.

— Замечания отца вас остановили? — заинтересовался Робби.

— Нет. Меня остановила Элли. Но это другая история. Итак. — Джек отодвинул кресло и скрестил на груди руки. — Я хочу знать, почему вы сначала сбежали от меня, а потом пытались вышибить мне мозги, когда я вошел в вашу комнату.

— Вы не вошли в комнату, — мрачно посмотрел на него Робби, — а вломились в нее, как разъяренный бык.

— За кого вы меня приняли?

Робби посмотрел на дверь, словно надеясь на возвращение Милтона. Но помощь не пришла, и он перевел взгляд на Джека. Наконец он сказал:

— Я думал… Ох, все так запуталось. Я думал только о том, что я первый подозреваемый в убийстве Луизы. — У него вырвался короткий горький смешок. — Мы надеялись, что французская полиция не имеет полномочий на нашей территории, но не были уверены и не могли рисковать.

— И вы были готовы применить силу против полицейского? — повысил голос Джек.

— Конечно, нет! Вы первый на нас напали. Мы пытались спрятаться от вас.

Джек был не слишком удовлетворен таким ответом, но на время оставил эту тему. Когда он снова заговорил, его голос прозвучал хрипло:

— Для человека, любовница которого жестоко убита, вы кажетесь удивительно спокойным. Похоже, вас заботит только спасение собственной шкуры.

Робби покраснел до корней волос.

— Конечно, меня потрясла смерть Луизы, — пробормотал он. — Я был подавлен. Но мы не были так близки, как вы полагаете. Луиза не была моей любовницей! Господи, да она вам ровесница! — Теперь мальчишка проглатывал окончания слов, торопясь рассказать историю. — Она не любила меня, и я ее не любил. Я ею восхищался. Было честью повсюду сопровождать ее. Но дальше этого дело не шло. Вы знаете, как это бывает. Ваше поколение лебезило перед знаменитой куртизанкой Харриет… как ее там…

— Уилсон, — подсказал Джек.

Он хорошо это помнил. Он и его друзья, бросив занятия, приезжали в Лондон, в надежде мельком увидеть в опере знаменитую куртизанку. Временами некоторым избранным везло, и их приглашали в ее личную ложу воздать почести. Но он никогда не оказывался в числе ее избранников, в отличие от Вустера. Юный олух по уши влюбился в эту особу и едва не довел отца-герцога до апоплексического удара, поскольку вознамерился на ней жениться. Ходили слухи, что от Харриет откупились.

— Я не был ее единственным обожателем, — продолжал Робби. — Нас был легион.

— Но она выделяла вас. Почему?

Робби беспомощно пожал плечами и отвел взгляд.

— Сам не знаю. Она говорила, что я забавный.

Ответ не удовлетворил Джека. Он заинтересовался, сколько денег Робби потратил на Луизу Доде. Возможно, это объяснит, почему она выбрала именно его.

— Расскажите о своих долгах, — сказал Джек.

— Не понимаю, какое отношение это имеет к смерти Луизы. — В голосе Робби слышался вызов.

— Доставьте мне такое удовольствие. Это был приказ, а не просьба.

Их взгляды встретились, но Робби вскоре опустил глаза.

— Мои долги росли так, — сказал он, — будто жили собственной жизнью. — Он принужденно засмеялся. — Я приехал в Париж с деньгами, которые выиграл в Лондоне. Я знаю, знаю, считается, что я не играю. Я обещал Элли, что не буду этим заниматься. Но что остается делать, когда друзья вечером заходят в игорное заведение? Сказать, что я подожду их за дверью? Объяснить, что я обещал сестре быть хорошим мальчиком? Вы не хуже меня знаете, что бы из этого вышло. Конечно, я пошел с ними. Я сделал маленькую ставку и выиграл. Мне везло. Поэтому, когда мы с Милтоном прибыли в Париж, у меня была приличная сумма.

Джек все прекрасно понимал. В Оксфорде было две группы студентов. Одним приходилось много заниматься, чтобы получить профессию. Другим же, отпрыскам аристократов, никогда не придется зарабатывать на жизнь. У большинства последних денег было больше, чем ума, и, в глазах своих менее удачливых товарищей, они вели жизнь роскошную и вольную. Без сомнения, соученики им завидовали.

Сам он в Оксфорде относился и к той, и к другой компании. Он был сыном аристократа, но не наследником. Второму сыну в конечном счете приходится самому прокладывать себе путь в мире, отсюда его занятия с отцом Элли и подготовка к переэкзаменовке. Все равно считалось делом чести выглядеть перед друзьями беззаботным и бесшабашным. Конечно, Робби отправился играть с друзьями. И поездка в Париж, где им заинтересовалась известная актриса, — это приключение, которым долго можно хвастаться.

Если бы оно не обернулось бедой.

— Расскажите мне о Милтоне, — сказал Джек. — А в его распоряжении была значительная сумма?

— Вряд ли. Он из семьи потомственных преподавателей Оксфорда и сам когда-нибудь им станет. У них много денег не бывает.

— Он не играл с вами? Я имею в виду в Лондоне.

— Нет. Он стипендиат и в тот вечер проверял студенческие работы.

Джек был потрясен. Стипендиаты — это выдающиеся студенты, которым платят за занятия с менее успешными учащимися. Они приходят и уходят, когда пожелают. Некоторые из них живут в колледже, другие — нет. Джек полагал, что поездку Милтона в Париж можно будет назвать образовательной, если кого-нибудь это заинтересует.

Еще кое-что пришло ему в голову. Он заметил, что приятеля Робби привлекает Элли. Со сколькими женщинами можно поговорить о причастиях и деепричастиях? Скольких мужчин это интересует?

Джек подавил улыбку.

— Значит, вы оплачивали счета? Робби кивнул:

— Мы друзья. Я хотел, чтобы он поехал со мной.

— И без сомнения, потратили свои небольшие сбережения на обожаемую мадемуазель Доде?

Если голос Джека и прозвучал хрипло, то только потому, что он подумал об Элли и о том, какому риску она подвергалась, чтобы помочь брату.

— Вовсе нет, — возразил Робби. — Луиза никогда ничего не просила.

— Но вы покупали ей подарки?

— Они не были дорогими. Цветы, кружевная шаль, обед в Пале-Рояле. Большая часть денег ушла на мои расходы, мои и Милтона. Я не понимал… Я думал, что у меня хватит денег, чтобы расплатиться с долгами.

Голос Джека прозвучал сурово.

— А когда поняли, что по уши в долгах, пришли к мысли, что сестра вас выручит.

Робби походил на загнанную в угол мышь.

— Вы не выдадите ничей секрет, — сказал Джек. — Я все знаю об Авроре. Элли мне об этом рассказала.

Охватившее Робби облегчение придало ему комичный вид.

— Мы не в первый раз это проделывали, — вздохнул он. — Но на сей раз с ней пошел Милтон.

— Потому что вы прятались от кредиторов?

— Не только. Я боялся, что французская полиция разыскивает меня. — Робби не мог поднять на Джека глаза. — Чтобы спросить меня о Луизе. Все верили, что мы любовники. Кого еще им подозревать?

Джеку многое хотелось ему высказать, но, набросившись на Робби, нужной информации не получишь. Поэтому пришлось сдержать свои чувства.

—Давайте вернемся к новогоднему празднику и той ночи, когда убили Луизу. Где вы были?

Робби ненадолго задумался, потом сказал:

— Я не видел Луизу несколько дней. Я прятался от ищеек Хаучарда, пока… — Он, похоже, понял, что всякое упоминание об участии Элли в этой истории вызывает у Джека приступ гнева, поэтому начал рассказ с начала: — Я знал, что скоро покину Париж, поэтому пошел в театр попрощаться с Луизой.

— Когда это было?

— После спектакля.

— То есть… когда она была убита? — медленно сказал Джек.

— Я знаю, — давясь словами, произнес Робби. — Именно я ее обнаружил.

Джека словно громом поразило. Ничего подобного он и представить не мог. Насколько ему известно, Робби подозревали главным образом потому, что считали сбежавшим любовником Луизы.

Он посмотрел в перепуганные глаза Робби и удержался от лавины вопросов, которые хотел задать.

— Продолжайте, — сдержанно сказал он. — Вы пошли в театр.

Робби кивнул:

— Милтон ждал меня на улице, а я поднялся к Луизе в гримерную.

— Почему вы взяли с собой Милтона?

— А вы как думаете? — Робби поднял голову, выражение лица его было загадочным. — Следить, не преследуют ли меня ищейки ростовщика.

— Понятно.

Похоже, Робби погрузился в размышления, поэтому Джек подсказал:

— Итак, вы оставили Милтона на улице среди празднично одетой толпы и вошли в театр. Что дальше?

— Помню, я тогда подумал, что театр абсолютно пуст, никого, кроме уборщиц. В первый день Нового года это вполне возможно. Все отправляются на балы и приемы. — Робби проглотил ком в горле. — Когда я подошел к ее комнате, дверь была открыта. Костюмерши не было, и я решил, что ее отпустили пораньше домой или к друзьям. На Луизу это очень похоже, она была щедрой и великодушной, слуги ее обожали.

Слабо улыбнувшись, Робби продолжил:

— Свечи не были зажжены, горела только лампа в коридоре, но я видел, что что-то неладно. Она сидела у туалетного столика и то ли спала, то ли ей нездоровилось. Понимаете, она положила голову на стол. Я окликнул ее по имени — никакого ответа. Тогда я дотронулся до нее, и она опрокинулась. Я только заметил, что ее глаза открыты, а мои руки в чем-то липком, как тут же почувствовал какое-то движение позади меня. Я быстро повернулся, но все же не настолько быстро, чтобы уберечься от удара кинжала. Не знаю, что произошло дальше. После недолгой борьбы напавший на меня убежал. Не знаю, сколько я пролежал, прежде чем смог подняться на ноги и сползти вниз по лестнице. Можете себе представить ужас Милтона, когда он увидел, в каком я состоянии.

Робби прочистил горло и хрипло сказал:

— Он увез меня в наемной карете. Я не понимал, что мы скрываемся. На следующий день Милтон отвез меня к врачу. — Робби прижал руку к левой стороне груди. — Придя в себя, я опасался, что полиция решит, что я убил Луизу, и боялся выдать себя.

У Джека на языке вертелись резкие слова. Горестный вид Робби остановил его. Но один вопрос должен быть задан.

— Робби, — окликнул Джек. Когда юноша поднял на него глаза, он спросил: — Вы можете мне что-нибудь сказать о том, кто ударил вас кинжалом?

— Нет. Свет был позади него.

— Так это был мужчина?

— Думаю, да, но не уверен. Я упал на колени, а его силуэт смутно вырисовывался надо мной. Я только пытался защититься.

— Давайте повторим все сначала. — Джек старался говорить мягко, без угрозы в голосе. — Кое-что мне непонятно. Итак, вы оставили Милтона во дворе. Продолжайте.

Робби посмотрел на сцепленные ладони и начал рассказ сначала.

Джек и Милтон сидели в тихом уголке бара и потягивали эль. Джек отправил Робби домой, поскольку не хотел, чтобы он поправлял приятеля, если их истории не сойдутся.

Отхлебнув глоток эля, Джек всматривался в своего собеседника. В отличие от Робби Милтон нисколько не нервничал. Услышав вопрос, что он думает об этой печальной истории, он посмотрел Джеку прямо в глаза.

— Я думал тогда и продолжаю так думать сейчас, что Робби невиновен. Зачем ему убивать Дуизу? У него не было мотива. Он не впадал в ревность.

— А у него была причина ревновать? — резко перебил Милтона Джек.

— Только тот, кто не знает Робби, может так подумать.

— Это не ответ. Милтон пожал плечами:

— Ходили слухи, что она нашла богатого покровителя, но смехотворно думать, что Робби ревновал. Она ему в матери годилась, хотя если вы видели ее только на сцене, то никогда бы так не подумали.

Джек едва удержался от улыбки. Без сомнения, юный Милтон считает, что любой перешагнувший тридцатилетний рубеж уже одной ногой в могиле.

— Она того же возраста, что и я?

— Думаю, на год или два старше.

— Спасибо. Вернемся к событиям той ночи. Вы были во дворе и ждали Робби. Что произошло дальше?

Милтон начал рассказывать, Джек представлял в уме каждый шаг. В ту ночь было холодно, и Милтон спрятался от ветра за одной из колонн аркады. Он пробыл там всего несколько минут, как Робби выбежал из театра.

— Кто-нибудь перед этим выходил? Вы никого не заметили? — быстро спросил Джек.

— Пожалуй, никого, кроме двух уборщиц. С другой стороны здания тоже есть двери. Убийца мог уйти через них.

Возникло долгое молчание, прежде чем он продолжил:

— Робби сказал, что Луиза мертва. Он был в крови. Я не мог его бросить. Кроме того, я понимал, что полиция решит, что между любовниками возникла ссора и Робби отобрал у Луизы нож, после того как она нанесла первый удар. Тогда он заколол ее насмерть. Я ни на секунду в это не поверил, поэтому увез его оттуда так быстро, как только смог. Никто на нас внимания не обратил. На взгляд прохожих Робби казался гулякой, который слишком много выпил. Я вывел его на улицу, остановил карету и увез. На следующий день я отвез его к доктору.

— Как насчет ножа, которым зарезали Луизу?

— Об этом я ничего не знаю, — покачал головой Милтон.

— Понятно.

Джека удивляло, что юнец способен говорить рассудительно, тогда как ему хотелось волосы на себе рвать. Он не видел способа доказать, что эти два дурня действительно так наивны, как это есть на самом деле. Его адвокату придется как следует потрудиться.

Одно ясно: Милтон тоже должен дать показания. Он свидетель и может подтвердить историю Робби до мелочей.

Джек отхлебнул большой глоток эля, надеясь заглушить тупую головную боль. Вдруг ему в голову пришла мысль.

— А вы, мистер Милтон? Вы ревновали?

Возникла тишина. Потом Милтон недоверчиво рассмеялся:

— Ревновать? С чего бы? У Луизы была масса обожателей. Ее забавляло приблизить то одного, то другого. Это была игра, всего лишь игра.

— Разве вы не думаете, что власти могли так решить? То, что вы сделали, называется заметать следы, мутить воду, наводить тень на плетень. Вы оба действовали подозрительно. Разве удивительно, что Робби подозреваемый?

— А что бы вы сделали на нашем месте? — бросил в ответ Милтон. — Мы иностранцы, в чужой стране. Я понятия не имел, что сэр Чарлз — друг семьи Робби. Но если бы и знал, сомневаюсь, что это что-нибудь бы изменило. Я думал, что для нас лучший выход — убраться поскорее в Англию, как только Робби сможет перенести дорогу. — Его голос потерял уверенность. — Скажите, сэр, Робби придется предстать перед французским судом? Я надеялся, что мы вернемся в Англию и на этом все кончится.

— Возможно. Но это не единственная проблема.

К ним направился официант, но Джек жестом отослал его. Он не хотел делать новый заказ. Элли тревожится, ожидая его возвращения, а он уже почти закончил дело.

— Робби намерен до конца дней своих не покидать Англию? Что произойдет, если он приедет во Францию? Он в розыске. А если здесь станет известно, что его подозревают в убийстве, перед ним закроются все двери. Нет, пока он под подозрением, его имя запятнано.

Снова повисла долгая тишина. Милтон тяжело вздохнул.

— Тогда нам лучше восстановить его доброе имя. — Положив ладонь на стол, он подался вперед. — Вы не ответили на мой вопрос, сэр. Что бы вы сделали на нашем месте?

Джеку не нужно было раздумывать над ответом.

— Наверное, то же, что и вы. Но это не означает, что вы поступили правильно.

Когда Милтон улыбнулся, его черты смягчились, и он стал почти красивым. Тонкие морщинки, которые он приобрел, сидя над учебниками, исчезли. Это была разительная перемена.

— Теперь, когда мы с этим покончили, вы больше ничего не можете мне сказать? — спросил Джек. — Речь не об уликах. Возможно, есть что-то странное, чего вы не можете объяснить. Подозрение, что кто-то или что-то было не на том месте, не в то время. Совсем ничего?

Милтон медленно покачал головой:

— Нет. Ничего. Я сказал вам все, что знаю.

Джек хотел еще что-то сказать Милтону, но мысль ускользнула из его головы. Она обязательно вернется. Джек отодвинул стул и поднялся.

— Где вас можно найти, если вы мне понадобитесь?

— Завтра я возвращаюсь в Оксфорд.

— Хорошо. Буду держать с вами связь.

Они возвращались домой в наемной карете, прижавшись друг к другу, как горошины в стручке. Главным образом говорил Джек, но это были лишь слабые попытки развеять мрачное настроение, охватившее его спутников.

У Робби, как и следовало, был вид наказанного. Когда Элли услышала, что случилось в Париже, она смертельно побледнела и не проронила ни слова. Ее уныние подействовало на Робби лучше любых нотаций.

Никаких возражений против того, чтобы поселиться в лондонском доме Джека, не последовало. И никаких угрюмых взглядов, когда Джек заявил Робби, что тот продолжит занятия в Лондоне с новым наставником.

Джек задумался о том, надолго ли хватит благих намерений Робби.

Что до него самого, у него было ощущение, что он шагнул в неведомую страну. Он с трудом верил, что сидит в наемной карете, прижавшись к боковой стенке, чтобы освободить чуть больше места Элли, и все его мысли поглощены тем, как ему облегчить жизнь двум людям, которые были для него практически чужими.

Глава 13

Два дня спустя Джек и Элли поженились в церкви Святого Иакова на Пиккадилли. Январское утро было холодным, и все, включая невесту, были одеты по погоде. На Элли был ее лучший зимний наряд. Платье из серого крепа с высоким воротом и длинными рукавами дополняла подобранная в тон мантилья. Ее костюм был скромен, равно как и у остальных. Зима не слишком подходящее время для свадеб.

Кроме членов семьи, на церемонии присутствовали только Кардвейл и Доротея. Кардвейлы любезно предложили устроить прием после венчания в их доме. Это было больше чем простая любезность. И Кардвейл, и его жена настояли на этом, заявив, что они ближайшие родственники невесты и эта привилегия принадлежит им.

Когда вокруг прекрасно сервированного стола начали разносить блюда, Элли немного успокоилась. Ее опасения оказались беспочвенными. Того эпизода в Париже, когда Доротея обвинила ее в краже бриллиантов, казалось, не существовало. Доротея была само очарование. Кардвейл более сдержан в проявлении чувств, но явно доволен поворотом событий, как и бабушка Джека. Робби был озабочен, но этого следовало ожидать. Ему, Милтону и Джеку на следующий день предстояла встреча с адвокатом. На лице Каро застыло угрюмое выражение. Элли заинтересовало, не вызвано ли мрачное настроение девушки выбором ее брата.

Возможно, в этом и заключается проблема. Выбора не было ни у Джека, ни у нее. Это не лучший способ начать семейную жизнь.

Легкое прикосновение к руке заставило ее вздрогнуть. Повернувшись, Элли посмотрела на Джека. Его улыбка была мрачной, но в глазах вспыхивали веселые искорки.

— Я рад, что вы ждали меня все эти годы, как и обещали, — вполголоса произнес он.

Элли не сразу уловила связь. Конечно, он поддразнивает ее, чтобы развеселить!

— Не обольщайтесь, — парировала она. — Я ждала вас две недели, а когда вы не вернулись, я отчаянно влюбилась в помощника булочника.

Джек раскатисто рассмеялся, и все повернулись к ним.

— Поделитесь шуткой, — сказала Доротея, все ее поддержали.

— Мы вспоминали прошлое, — пожал плечами Джек, — когда отец Элли учил меня греческому и латыни. — Он ослепительно улыбнулся Элли. — Даже тогда она меня поразила.

— Детская влюбленность? — нараспев произнесла Доротея с натянутой улыбкой.

Элли удержалась от ответа, когда Джек сжал ее руку, спрятанную под скатертью.

— В одном мы не можем прийти к согласию, — беззаботно сказал он. — Я считаю, что даже тогда это была настоящая любовь.

Сидевшие за столом рассмеялись, и разговор перешел на другие темы: свадебные наряды Элли (или, точнее, их отсутствие); медовый месяц, который придется отложить, потому что в этом сезоне леди Каро дебютирует в свете и семья, естественно, поддержит ее; станет ли Элли переделывать дом на Парк-стрит; каковы планы Робби на будущее и так далее и так далее.

По дороге домой Элли мысленно еще присутствовала на приеме. На большинство вопросов Доротеи ответил Джек, и очень хорошо, поскольку сама она не нашлась бы что сказать. Она не успела обсудить с Джеком возможные темы застольных бесед.

— Я считаю, что все прошло довольно успешно, — сказал Джек. — Правда?

Элли покачала головой:

— Доротея любит все про всех знать. Она ничего не может с собой поделать. Думаю, она родилась сплетницей. Не пройдет и недели, как она разболтает все, что узнала о нас, своим знакомым.

— Что, например?

Элли не хотелось упоминать об отсутствии свадебного платья и отложенном медовом месяце. Иначе Джек подумает, что ей всего этого хочется, хотя на самом деле это не так. Поэтому она сказала:

— Историю, которую вы придумали о нашей детской любви. Скоро все об этом узнают и станут сплетничать о нас.

— И это вас беспокоит?

— А вас разве нет?

— Вряд ли, — пожал плечами Джек. — В свое время я был объектом стольких пересудов, что привык к этому. Однако, — он улыбнулся улыбкой, от которой растаяло бы любое женское сердце, — теперь все изменится и обо мне сложится хорошее мнение. Мир обожает верных влюбленных.

— Никто в это не поверит, — усмехнулась Элли.

— Почему?

Потому что он первый приз на ярмарке невест, а она — старая дева, на которую много лет никто не обращал внимания. Приблизительно так станут думать.

— Потому что мне было только тринадцать, а вам семнадцать, .когда мы впервые встретились.

— Джульетте тоже было только тринадцать, когда она встретила Ромео.

Джек снял перчатки и подушечкой большого пальца провел по ее щеке. Элли, которая никогда за словом в карман не лезла, не нашлась что ответить. Выражение его лица стало серьезным. Она знала, к чему это приведет.

И чувствовала себя не в своей тарелке. Отведя глаза, она беспечно сказала:

— Не увлекайтесь, Джек, не уводите разговор в сторону. Я не Джульетта, и вы не Ромео. Мы оба слишком стары, чтобы кто-нибудь поверил в эту историю.

Он переплел ее пальцы со своими.

— Не скромничайте. Когда вы постараетесь, то становитесь неотразимой. Не забывайте, что я видел вас в роли Авроры.

Комплимент оставлял желать лучшего.

— Если вы пытались расположить меня к себе, — подтрунивая, сказала Элли, — то не преуспели.

— Расположить вас? — Он не отнимал своей руки. — Я об этом и не мечтаю.

По выражению его лица Элли заметила, что Джек обижен. Но и он ее обидел. Она искала способ загладить неловкость и не находила. Карета остановилась у их дома.

Как только они вышли, Джек, сжав руку Элли, повел ее в дом. Ей пришлось поторапливаться, чтобы не отставать от него. Слуги желали им счастья, но Джек отвечал лишь мрачной улыбкой.

Он вел Элли вверх по лестнице, в ее новую гостиную, предназначенную для хозяйки дома. Горничная вышла из гардеробной Элли, встряхивая ее платье. Взглянув на Джека, она присела в реверансе и мгновенно исчезла.

— Это, — Джек указал на противоположную дверь, — моя спальня.

В замке торчал ключ. Джек повернул его, запер дверь и положил ключ в открытую ладонь Элли. Ее пальцы машинально сжали его.

Тем же резким тоном Джек продолжил:

— Я не перешагну этот порог, пока меня не пригласят. Будьте осторожнее, Аврора бы не взяла этот ключ. Ее не нужно было завоевывать.

Ошеломленная Элли смотрела, как Джек подошел к двери в свою спальню. На пороге он повернулся. Мрачность исчезла, казалось, все происходящее его весьма забавляет.

— Чуть не забыл, — сказал он. — Я хочу вам кое-что показать. Оденьтесь потеплее и наденьте ботинки. Я буду ждать вас внизу, скажем, через полчаса. Мы поедем в Кенсингтон.

С этой загадочной фразой он вышел.

Едва Элли успела снять пальто и шляпку, как в дверь постучали. Это Уиган, дворецкий, пришел пожелать ей счастья и узнать, удобно ли ее сиятельству познакомиться с персоналом.

Она взяла неверную ноту в разговоре с мужем и не собиралась повторять эту ошибку со слугами.

Они ждали ее в холле: миссис Лич, экономка, сухопарая, как зимние деревья в парке; миссис Райе, кухарка, чьи пышные формы соответствовали профессии; и Уэбстер, с которой Элли уже была знакома.

Уиган был самым старшим не только по положению, но и по возрасту. На взгляд Элли, ему было за пятьдесят. Он был не столько сдержан, сколько до мелочей щепетилен в своих манерах, в этом отношении мало чем отличаясь от Милтона. Дворецкий ей сразу понравился.

С экономкой все было наоборот. Миссис Лич была суровой, неулыбчивой, а ее манеры столь холодны, что граничили с невежливостью. У Элли упало сердце. Неужели придется потрудиться, чтобы всех в этом доме расположить к себе?

Присев в реверансе, миссис Райе не спускала с Элли добрых глаз.

«Наконец-то дружелюбное лицо», — подумала Элли. То же самое можно сказать об Уэбстер, которая, как узнала Элли, была главной горничной.

Что ж, могло быть и хуже.

Так вскоре и получилось. Как только знакомство закончилось, Уиган, Райе и Уэбстер ушли, оставив Элли на милость миссис Лич.

— Сейчас, миледи, — объявила экономка, — вы можете осмотреть служебные помещения.

Элли как ягненок последовала за ней в недра дома.

Служебные помещения были впечатляющи. Зал для слуг, три отдельные кухни, прачечные, сушильные, еще какие-то комнаты, назначения которых Элли не знала. Все сверкало безукоризненной чистотой. Элли с воодушевлением высказывала свое мнение, но с таким же успехом могла бы разговаривать с деревянным поленом. Миссис Лич всего лишь исполняла свой долг и не более того.

В конце осмотра Элли сказала:

— Благодарю вас, миссис Лич. Я уверена, мы прекрасно поладим. Если у вас возникнут проблемы, моя дверь всегда открыта для вас.

Тонкие брови экономки поползли вверх.

— Спасибо, миледи, — сказала она. — Но здесь хозяйка леди Френсис. Я получаю распоряжения от нее.

— Конечно, — тут же ответила Элли.

У нее было такое ощущение, будто ее ударили в солнечное сплетение. Леди Френсис — вдова Седрика. Естественно, она давно командует слугами. Другого и быть не может, сердито сказала себе Элли, хотя теперь по праву это ее дом.

Но пренебрежительное отношение было неприятно. Элли резко повернулась и ушла.

Когда Джек объяснил, почему они едут в Кенсингтон, Элли оторвалась от мрачных размышлений.

— Там находятся конюшни, — сказал он. — Мы едем покупать вам лошадь.

После испытанного от встречи с экономкой унижения Элли хотелось спасти день свадьбы, который оказался таким грустным.

— Я всегда хотела иметь лошадь.

— В нашей семье все женщины ездят верхом, и, насколько я помню, вы тоже были прекрасной наездницей.

— Скорее посредственной, — скромно ответила Элли. Джека подвела память. Когда-то Элли сидела позади него на лошади, перепуганная до безумия. С тех пор она научилась ездить верхом, но исключительно черепашьим шагом.

— У меня не было практики, — сказала она, отвечая на его молчаливый вопрос.

— Мы это скоро исправим.

У Элли задрожали поджилки.

— Что еще вам бы хотелось во мне исправить?

— Коли уж вы спросили, — любезно ответил Джек, — то ваш гардероб. И не смотрите на меня так, Элли. Я не придираюсь. Я уверен, что ваш гардероб прекрасно соответствовал вашей роли компаньонки молодой леди. Но теперь у вас иное положение. Вы будете сопровождать мою сестру на разнообразные приемы. Нравится вам это или нет, вы обе будете на виду. Если я щедр к своей сестре, то буду еще более щедрым по отношению к жене.

В этом есть смысл. Элли никогда не пренебрегала своим долгом, в этом случае удовольствие от нарядов не станет грехом.

— Я постараюсь не разорить вас, — с легким сердцем сказала она.

— О, я в этом уверен.

Джек улыбнулся. Элли ответила ему. Возникла атмосфера удивительной гармонии.

Поездка была долгой и приятной, кучер не скоро остановил карету перед воротами Клоувердейла. Это было внушительное предприятие. Два длинных ряда конюшен стояли против друг друга. По вымощенному булыжником двору сновали конюхи с упряжью и седлами, другие верхом прогуливали лошадей по кругу в огороженном загоне. Были тут и посетители, приехавшие, как и они, купить лошадь.

Владел всем этим хозяйством, как пояснил Джек, Огастус Райдер, его семья из поколения в поколение разводила лошадей. Многие победители скачек на ипподроме в Ньюмаркете вышли из конюшен Райдера. Пожилой мужчина был несколько эксцентричным. Он столь же придирчиво рассматривал покупателей, как они — предмет покупки. И если покупатель не нравился ему, Райдер ничего не продавал.

Конюх лет пятидесяти с небольшим, невысокий и худой как жердь, с синими глазами, которые казались еще более синими на его продубленном ветром лице, подойдя к ним, приподнял шляпу.

— Мистер Райдер у себя в кабинете, ваше сиятельство, — сказал он и отошел к другому джентльмену.

Элли с удовольствием вдохнула запах лошадей и седельной кожи. Она не уловила даже намека на запах навоза. Это говорило о том, что хозяин держит конюшни в образцовом состоянии.

Подняв глаза, она заметила, что Джек наблюдает за ней. Растерянно пожав плечами, словно ее поймали на чем-то недозволенном, Элли сказала:

— В душе я деревенская девушка, провинциалка. Джек усмехнулся:

— Для Авроры это странно… Гармонии как не бывало.

— Не заставляйте мистера Райдера ждать, — холодно сказала Элли.

Обойдя с мистером Райдером стойла, Элли выбрала двух лошадей, которых вывели в загон, чтобы их можно было рассмотреть более тщательно. Джеку больше приглянулся двухлетний мерин. Он одобрил его гордую стать и уверенность. Но эти достоинства не пришлись Элли по вкусу.

— Джек, — мягко возразила она, — я сказала, что умею ездить верхом, но не говорила, что служила в кавалерии.

— Вы сами его выбрали, — развел руками Джек.

— Знаю, но я потом передумала. За Брутом, так, кажется, его зовут, нужен глаз да глаз. Я еще не села в седло, а уже дрожу от страха, как желе на тарелке.

Она выбрала эту лошадь, чтобы угодить Джеку, чтобы походить на дерзких женщин, которые ему нравились. Но Брут испугал ее.

Конюх похлопал Брута по шее.

— Ее сиятельство права, — сказал он. — Бруту нужна твердая, опытная рука. А у Черныша добрый нрав.

— Он выглядит старше других, — сказала Элли конюху.

— Да, — ответил тот. — Но Черныш не из наших. Он попал к нам жеребенком. Он был голодный и боялся собственной тени. Мистер Райдер взял его. — В голосе конюха сквозила гордость. — И посмотрите теперь на него. Может быть, оседлать его и вы прокатитесь по треку?

— Спасибо. С удовольствием.

Грум послал мальчика за седлом, а Элли подошла к Чернышу. Он с любопытством посмотрел на нее, но не проявил нервозности. Он тронул мягкими губами ее протянутую руку и шумно фыркнул.

Джек с улыбкой смотрел на нее, потом отошел к окликнувшим его знакомым. Когда Джек ушел, джентльмен, слонявшийся у изгороди, подошел к Элли.

— Интересно, помните ли вы меня, леди Роли? — сказал он.

Она увидела красивого мужчину приблизительно ее возраста с волосами цвета спелой пшеницы, дерзким взглядом и кривой улыбкой.

— Я Пол Дерби, — сказал незнакомец, — поверенный лорда Кардвейла. Вероятно, вы помните моего отца. Он был поверенным лорда Кардвейла пока не умер.

Лицо Элли прояснилось.

— Я помню вас обоих. Но с вами я встречалась всего раз или два. Когда я жила у кузена, вы учились в университете. Как ваши дела, мистер Дерби?

Внешне беседа была совершенно банальной, но Элли чувствовала какой-то дискомфорт. Казалось, мистер Дерби чересчур любопытствует о Робби — где он, когда вернется в университет, какой колледж посещал? Элли на все вопросы отвечала туманно. Они вызвали у нее в памяти разговор, который завела утром Доротея на свадебном торжестве. Тогда Элли тоже уклончиво отвечала о планах Робби.

Сделав круг, они подъехали к загону.

— Кто тренировал Черныша? — спросила конюха Элли.

— Мистер Райдер, мэм. Никто не верил, что это возможно, но он всем доказал, что они ошибались. Терпение и настойчивость — вот старый девиз Райдеров. Я никогда не думал, что мистер Райдер расстанется с Чернышом, но его сиятельство его уговорил.

Элли была озадачена.

— Вы хотите сказать, что мой муж выбрал Черныша для меня?

— Да, выбрал и купил. Теперь она была изумлена.

Когда они вернулись в загон, Джек помог ей спешиться.

— Вы лучшая наездница, чем думаете.

— Спасибо за Черныша! Но вы уже все знали. Джек смерил ее взглядом.

— Оказывается, у конюха длинный язык. Хорошо, если вам не нравится Черныш, мы выберем для вас другую лошадь, но не Брута. У него буйный нрав. Никогда не знаешь, чего от него ждать.

— Дело в том…

— Да?

Дело заключалось в том, что Элли не нравилось, когда ее разыгрывают или руководят ею. Она привыкла сама принимать решения. Еще дня не прошло, как она замужем, а к ней относятся как к неразумному ребенку.

Глаза Джека понимающе блеснули.

— Скажите, кто этот джентльмен с приятной улыбкой, что разговаривал с вами минуту назад? Не припоминаю, чтобы я с ним встречался.

Быстрая перемена темы на мгновение смутила Элли.

— О, это Пол Дерби, поверенный лорда Кардвейла. Странное дело, Джек. Он задал массу вопросов о Робби, те же, что и Доротея сегодня утром. — Элли рассказала о своих смутных предчувствиях, закончив словами: — Я становлюсь слишком подозрительной? Дерби знает что-то, чего не знаем мы?

Джек потрепал ее по руке.

— Это значит, что нужно быть осторожнее, — сказал он. — Думаю, мне следует познакомиться с мистером Дерби немного поближе. Но его присутствие здесь может оказаться совершенно невинным. Возможно, он улаживал расчеты Кардвейла.

Элли молчала, но думала, что у нее было время получше узнать собственного брата.

Элли не видела Робби, пока не пришло время ложиться спать. Вдовствующая графиня и Каро настояли, чтобы он составил им компанию, и отправились в театр, где возобновили пьесу Шеридана. Элли прекрасно понимала, что бабушка Джека придумала этот поход в театр, чтобы оставить молодоженов одних. Но новоиспеченные супруги скоро исчерпали все темы для разговора, и паузы становились чаше и протяженнее.

Ужин давно закончился. Они сидели у камина в гостиной, ожидая возвращения остальных. Элли склонилась над вышивкой, а Джек, устроившись в кресле напротив нее, читал книгу, потягивая бренди. Когда Элли услышала стук двери и голоса внизу, ее охватило чувство облегчения.

Она отложила вышивку. Джек отставил бокал и положил книгу. Когда он поднялся и подошел к жене, она вопросительно посмотрела на него.

Приподняв ей подбородок, он наклонился к ней.

— Давайте сделаем это убедительно, — сказал Джек, почти касаясь губами ее рта. — Ради семьи.

Если в его глазах была хоть искра насмешки, она бы дала ему достойный ответ. Но он смотрел на нее так, как смотрят на желанную женщину.

При первом его прикосновении она похолодела, но когда их губы слились, знакомая волна удовольствия разлилась по ее телу. Как и в прошлый раз, Элли таяла в его руках. Ее ладонь легла на его руку в тщетном стремлении отстраниться. Почтенная бабушка Джека, Каро, Робби — все были забыты, когда она отдалась во власть его поцелуя.

Он длился всего лишь мгновение. Джек выпрямился и сказал со смехом:

— Мы не одни, любимая.

Когда он отошел в сторону, Элли увидела входящих в комнату родственников. Бабушка Джека сияла ослепительной улыбкой, Робби улыбался от уха до уха. Выражение лица Каро было труднее понять, но одно ясно — она не рада, что стала свидетелем этого поцелуя.

Элли вспыхнула, но никакой неловкости не возникло. Никто не упомянул о поцелуе. Все, естественно, начали обсуждать спектакль и тех, кого видели в театре. Каро внесла свою лепту в разговор, напомнив всем, что Френсис скоро будет дома и она не может этого дождаться.

Френсис, подумала Элли, невестка Джека, которую она теперь лишила звания хозяйки дома. Вот почему Каро такая угрюмая. Напрасно. Элли не собирается занимать ничьего места. Миссис Лич преподала ей хороший урок.

Наконец все собрались укладываться. Как было заведено, Джек спустился вниз проверить, заперты ли окна и двери. Элли дошла с Робби до своей двери и остановилась.

— Все готово к завтрашнему дню? — спросила она. Утром Робби и Милтону предстояло встретиться с адвокатом Джека.

— Нервничаю, — пожал плечами Робби, — ничего не могу с этим поделать.

— Это вполне естественно. — Элли похлопала брата по руке. — Джек знает, что делает. Ты можешь ему доверять.

— Ох… я доверяю.

Он собрался уйти, но Элли придержала его за рукав.

— Робби, — сказала она, — у тебя есть планы, о которых ты мне не говорил?

— Какие планы? — озадаченно посмотрел на нее брат.

— Не знаю. Я сегодня случайно встретила поверенного Кардвейла, и что-то в его словах заставило меня подумать, что ты можешь покинуть нас.

— Покинуть? Не понимаю, с чего ему в голову взбрела такая идея. Я делаю именно то, о чем мы договорились, — готовлюсь к экзамену. Если сдам его, то вернусь в Оксфорд. Кстати, кто этот поверенный Кардвейла? Я его знаю?

— Пол Дерби. До него поверенным Кардвейла был его отец.

— Это имя мне ничего не говорит, — покачал головой Робби.

— Ты мог встретить его в Париже? Мог он быть одним из обожателей Луизы?

— Поверенный? — недоверчиво протянул Робби. — Что ему делать в Париже?

Элли явно расстроилась.

— Тебе тоже там нечего было делать, но ты оказался в Париже, и красивая актриса, которая могла подцепить любого мужчину, выбрала в любовники тебя, почти школьника.

— Не был я ее любовником! Сколько раз тебе повторять?

— Тогда объясни, почему она выделила тебя.

Робби залился краской и молча переминался с ноги на ногу. Наконец он сказал:

— Из-за моей фамилии, Бранс-Хилл. Она сказала, что наши родители много лет назад приютили ее с матерью, когда они оказались в Англии. — Робби доверчиво улыбнулся. — Только из-за этого Луиза меня выслелила. Она хотела все знать о наших родителях, о том, как жила наша семья в прошлые годы. Не говори Милтону. Он думает, что Луиза выбрала меня потому, что я очаровательный парень.

— Значит, ты никогда не любил Луизу, а она — тебя? Робби скривился:

— Не говори глупости! Она же старше тебя! Конечно, Луиза знает, как одеться и себя подать… — Он заметил, как что-то дрогнуло в лице сестры, и торопливо добавил: — Тебя такая чепуха не интересует. А у Луизы нет твоих знаний. Немногие женщины их имеют.

— Спасибо за комплимент.

Подобные слова едва ли могут ее успокоить.

Приободрившись, Робби уточнил:

— Знаешь, Луиза не распутная женщина. Многие неверно думают о ней, потому что она актриса и красавица. Не знаю, как это объяснить, — пожал плечами брат, — но уверен, что она бы тебе понравилась.

Элли задумчиво посмотрела на него.

— Она хотела все знать о нашей семье?

— Да, меня это тоже удивляло. Ты не помнишь ее или ее мать?

— Нет. Но может быть, вспомню.

— Ладно, — сказал он. — Пойду. Свадьба была замечательная. Ты прекрасно выглядела. Роли повезло.

Элли пристально посмотрела на брата, обдумывая его слова.

Много лет назад их родители помогли Луизе Доде и ее матери, когда те оказались в Англии. Это вполне возможно. Ее родители всегда принимали странников. Но она ничего не помнила о французской девочке и ее матери.

Так или иначе, это несущественно. Убийство в Париже не имеет ничего общего с тем, что ее родители много лет назад помогли двум французским эмигранткам.

Что до Пола Дерби, ей теперь совершенно ясно, что она придает слишком большое значение его любопытству к семье, которую он когда-то знал. Кардвейл, вероятно, упомянул о них своему поверенному, остальное понятно. Разве не так произошло с Луизой Доде и Робби?

Элис, которая временами исполняла обязанности горничной, ждала ее в спальне.

Девушка была крайне застенчива. От нее нельзя было добиться ни слова в ответ, но Элли все равно разговаривала с ней, хотя это больше походило на монолог. Когда горничная ушла, Элли вздохнула с облегчением.

Она посмотрела на запертую дверь, отделявшую ее от комнаты Джека. Он сказал, что никогда без приглашения не переступит порог ее спальни, и она ему верила.

Чуткий человек мог заметить, что за ее бравадой скрывались застенчивость, неопытность и полное незнание мужчин. Проблема в том, что Джек привык к женщинам, заискивающим перед ним. Ему никогда не доводилось ухаживать за женщиной. Стоило ему поманить пальцем, как они сами бросались к нему.

От одной этой мысли ей хотелось задушить его.

Фыркнув, Элли скользнула под одеяло.

Глава 14

— Как только мы узнали важную новость, сразу помчались в Лондон, опасаясь, что ты потерял разум.

— Эш хотел сказать, — пояснил Брэнд Хамилтон, — что мы стремились поздравить тебя одними из первых. Такое событие требуется отметить шампанским.

— Спасибо, — ответил Джек. — Да, мужчина не каждый день женится.

В ответ на театральный вздох Эша Джек улыбнулся. За долгие годы дружбы они до совершенства отточили мастерство пикировки и получали удовольствие, обмениваясь колкостями.

— Шампанского, — сказал Брэнд склонившемуся перед ним официанту.

Не было нужды добавлять «хорошо охлажденного» или «самого лучшего». Друзья сидели в отдельной гостиной в знаменитом клубе «Уайте», где другого не подавали.

Когда разлили шампанское, Брэнд произнес тост:

— За прекрасную Элинор и нашего боевого товарища Джека. Долгой жизни и счастья вам!

Брэнд был самым смуглым из их троицы. Казалось, с его кожи никогда не сходит загар. Его падающие на воротник волосы были угольно-черными, а глаза синими, как у всех уроженцев Корнуолла. В другой одежде и с другими манерами он с легкостью сошел бы за цыгана. Но Брэнд был крайне замкнутым человеком и делился своими мыслями лишь с небольшим числом избранных. Джек и Эш относились к этому узкому кругу, но и с ними Брэнд порой был сдержанным.

Они мирились с этим. Хотя Брэнд и был сыном аристократа, но незаконнорожденным. В свое время ему пришлось столкнуться с предвзятым мнением и пренебрежением, поэтому он привык прятаться в защитную раковину.

Но сейчас от его настороженности не осталось и следа. Он насмешливо смотрел на Джека, любопытствуя, как Элли удалось взять такую крепость.

— Я знаю, — сказал Брэнд, — что для твоей капитуляции понадобилось нечто большее, чем мне поведал Эш, — и шутливо приподнял брови, ожидая ответа.

Джек снял с рукава невидимую пушинку, потом с улыбкой поднял глаза на друга.

— Мы с Элли начали довольно неуверенно, — сказал он, — но теперь все позади. Главное, что при нынешнем положении вещей я не мог быть счастливее.

И, не вдаваясь в излишние подробности, Джек в нескольких словах развеял подозрения друзей, что его силой заставили вступить в нежеланный брак.

Он немного погрешил против правды. Обстоятельства вынудили его поступить благородно по отношению к Элли, но теперь, после свадьбы, он не жалел об этом. Джек сокрушался только о том, что их брак был всего лишь формальностью.

Если бы он рассказал об этом друзьям, они бы подняли его на смех или засыпали советами. Он знал, что сам сказал бы Брэнду или Эшу, окажись они на его месте. Да убоится жена мужа своего. Автор этой старой присказки не знал Элли.

Джеку не хотелось подчинить себе Элли. Впервые в жизни он встретил женщину, чье мнение имело для него значение. Ему приходилось прилагать усилия, чтобы доставить ей удовольствие. А ей было трудно угодить.

Друзья выжидательно смотрели на Джека. Где блуждают его мысли?

— При нынешнем положении вещей я не мог быть счастливее, — повторил он, — это все, что я могу сказать по этому поводу. А теперь не пора ли заказать ленч? Мне сегодня предстоит несколько встреч с кандидатами в наставники брата Элли, но сначала я хочу обсудить с вами нечто важное.

Переглянувшись с Эшем, Брэнд подозвал официанта и сделал заказ. Когда официант ушел, он посмотрел на Джека:

— Рассказывай, мы обратились в слух.

— Полагаю, — сказал Джек, — Эш сообщил тебе о поручении, которое дал мне Чарлз Стюарт?

Брэнд кивнул:

— Брата твоей жены подозревают в убийстве. Тебе нужно получить его показания и отправить сэру Чарлзу.

— Это уже сделано. Я также записал показания его друга, Милтона, поскольку так можно проверить сообщение Робби. — Джек замолчал, приводя в порядок мысли. — Лучше я начну с самого начала, с того момента, когда дела Элли пошли плохо.

Хотя Джек пытался быть кратким и придерживаться сути дела, он рассказал друзьям все, начиная с долгов Робби, игры Элли в Пале-Рояле с целью раздобыть денег, и закончил показаниями Робби и Милтона об убийстве Луизы Доде.

После продолжительного молчания Эш сказал:

— Боже правый! Я понятия не имел, что мисс Хилл окажется такой интересной личностью. Говоришь, она — виртуоз? Я о них слышал. И если бы в самом деле охотился за богатой невестой, я бы тут же на ней женился.

— Только она уже замужем, — вставил Брэнд — Может быть, вернемся к делу? Джек, расскажи подробнее о нападении на Элли. Ведь ты не считаешь его неудавшимся ограблением?

— Нет. — Джек пригубил шампанское. — Зачем уважающему себя грабителю лезть в ее скромное жилище?

— А если у грабителя скромные запросы? — высказал предположение Эш. — Может быть, ему всего-то и надо было раздобыть денег на кружку эля.

— Но ничего не пропало. Перерыв комнату, злоумышленник затаился, поджидая Элли.

— Возможно, — предположил Брэнд, — он пришел за бриллиантами Кардвейлов и, не найдя их, ждал возвращения Элли, чтобы силой заставить ее сказать, где они спрятаны.

— Этот вариант не подходит, — сказал Эш. — Джек подтвердил ее алиби на момент кражи бриллиантов. Это всем известно. Вряд ли кто-то усомнится в его заверении, в то время Джек был незаинтересованным лицом. Элли практически была для него незнакомкой.

— Любопытно, — сказал Брэнд. Прежде чем продолжить, он отпил глоток шампанского. — Давайте просто ради интереса предположим, что вор не охотился за бриллиантами. Вы понимаете, что это значит?

Джек так часто думал о таком варианте, что мгновенно ответил на этот вопрос:

— Это значит, что Элли, сама того не подозревая, обладает чем-то ценным для вора.

— Чем, например? — поинтересовался Эш, не потрудившись скрыть своего скептицизма.

— Понятия не имею, — ответил Джек. — Я проверил все ее жилище, но все сколько-нибудь ценное или необычное было на месте. Кстати, я на некоторое время оставил эти комнаты за Элли, в надежде, что вор вернется и мы его поймаем. — Заметив вопросительный взгляд Брэнда, он кивнул: — Да, я нанял сыщиков с Боу-стрит присмотреть за ее квартирой.

Эш пришел в изумление.

— Тебе не кажется, что ты делаешь из мухи слона?

— Я искренне на это надеюсь, — пожал плечами Джек. Брэнд покачал головой.

— Что? — спросил Эш.

— Уж слишком много злоключений для одной женщины. — Брэнд перечислил, загибая пальцы: — Сначала близкий ей человек, брат, находит тело Луизы Доде и сам получает удар ножом. Четыре дня спустя крадут бриллианты леди Кардвейл, и Элли под подозрением, пока Джек не подтверждает ее алиби. Через две недели переворачивают вверх дном все в квартире Элли, и вор, вероятно, дожидается ее возвращения. — Он посмотрел на Джека. — Я что-нибудь упустил? Джек мрачно усмехнулся:

— Можешь считать, что я со странностями, но на днях совершенно случайно — во всяком случае, так это выглядело, — Элли столкнулась с поверенным Кардвейла. Его зовут Пол Дерби, она помнит его еще с тех времен, когда жила у кузена. Дерби, по ее словам, очень интересовался Робби: как он устроился, каковы его планы на будущее и тому подобное. Его расспросы встревожили ее.

— Сдается мне, что он просто чрезмерно вежлив.

— Есть еще кое-что, — продолжил Джек. — Когда Робби и Милтон давали показания моему адвокату, обратите внимание, по отдельности, их свидетельства сошлись буквально до мелочей. Их ответы слишком выверены, чтобы быть правдой. Мальчишки что-то скрывают, но я не имею ни малейшего понятия — что.

— Боже правый! — воскликнул Эш. — А мы-то думали, что дуэль — самое рискованное занятие на свете. Эти Бранс-Хиллы покажут нам, что такое опасная жизнь.

Именно хорошая шутка нужна сейчас Джеку, чтобы исправить настроение. Действительно, казалось невероятным, что отпрыски его бывшего наставника впутаны в зловещий заговор. Через месяц, если больше ничего не произойдет, он, оглядываясь назад, посмеется над своей мнительностью.

Джеку было приятно сознавать, что у него есть двое добрых друзей, на чью поддержку он всегда может рассчитывать. Эш, подобно ему, был дилетантом. Брэнд — другой. Он газетчик. Он привык расследовать тайны и заговоры и публиковать свои изыскания на первых полосах собственных газет. Ему доставит удовольствие разрешить эту загадку.

Газетчик — это неверно сказано. Брэнд властелин собственной империи, во всех крупных городах южных графств у него свои газеты.

Когда улыбки исчезли, Джек сказал:

— Я говорил вам, что Робби не единственный подозреваемый. Французская полиция разыскивает костюмершу Луизы Доде и таинственного незнакомца.

— Богатого покровителя, ради которого она, как считают, оставила Робби?

— Да. Но я не могу отделаться от ощущения, что Элли через своего брата оказалась замешана в эту историю. Над этим предположением я и работаю.

— Думаю, твои догадки не лишены смысла, — сказал Брэнд и негромко добавил: — Чем мы можем помочь?

Джек осушил бокал.

— Думаю, мы начнем с малого. Наведем справки обо всех знакомых Элли, кто был тогда в Париже, а теперь вернулся в Лондон. Вы понимаете, к чему я клоню? Будем искать тех, кто был в Париже, когда убили Луизу Доде, и в Лондоне, когда вломились в жилище Элли. Честно говоря, я не знаю, с чего еще начать.

— Нам нужен список имен, — сказал Эш.

Джек улыбнулся. Порывшись в кармане, он вытащил сложенный лист бумаги.

— Я ожидал вашего вопроса. Здесь только несколько фамилий. Я уверен, что список неполный, но по крайней мере для начала хватит. — Он передал лист Брэнду. — Я добавил в список Пола Дерби. Поверенный мог не быть в Париже, когда произошло убийство, но он связан с Кардвейлами.

— Спасибо, — сдержанно сказал Брэнд, — ты все продумал.

Как только ленч закончился, Джек немедленно уехал. Брэнд заказал две чашки кофе и снова обсудил с Эшем все, что они услышали от Джека. Эш придерживался мнения, что они «воюют с ветряными мельницами», Брэнд, глубже обдумав дело, так не считал. В одном они были согласны: Элли Бранс-Хилл действительно крепко поймала на крючок их друга.

— Какая она? — спросил Брэнд.

— Не могу ничего сказать, — пожал плечами Эш. — Я видел ее два раза в жизни, один раз в посольстве, другой — в Пале-Рояле. Когда она была платной компаньонкой, то полностью соответствовала своему положению — скромно одетая старая дева. В роли Авроры она была очень привлекательна.

— Интриганка?

— Нет, иначе Джек никогда бы на ней не женился. Думаю, она невинна. В конце концов, она дочь викария. — Эш покачал головой. — А теперь она графиня. Бедняжка.

— Да, — сказал Брэнд, — она получила титул графини, но это не облегчит ей жизнь. Светские матроны бывают ужасно злыми и жестокими. Они не позволят ей забыть, что когда-то она мало чем отличалась от прислуги.

Брэнд слишком хорошо знал, что такое предвзятое мнение. Он незаконный сын герцога, и, хотя был неплохо обеспечен и посещал лучшие школы и университеты, сомнительное происхождение преследовало его, как темная туча. От всего этого была только одна польза: недоброжелательность окружающих заставляла его стремиться к успеху. И когда он стал владельцем и издателем нескольких влиятельных газет, те самые люди, что когда-то презирали его, теперь заискивали перед ним. Никто из светских людей и публичных фигур не хотел оказаться врагом Брэнда Хамилтона сейчас, когда он с легкостью мог погубить их репутацию.

Джек и Эш были его ближайшими друзьями с тех пор, когда они вместе учились в Итоне. В сущности, они были единственными его друзьями и понятия не имели, что в юности значила для него их дружба. И как много она для него значит и сейчас.

Подняв глаза, Брэнд заметил, что Эш пристально смотрит на него.

— Что? — спросил он.

— Ты улыбаешься, — сказал Эш, — а это не часто случается. Что у тебя на уме?

Это замечание стерло улыбку с лица Брэнда.

— Только идиоты все время улыбаются, — проворчал он. — Что до моих мыслей, то я размышляю над тем, какие удовольствия сулит светский сезон. Пожалуй, нужно сказать камердинеру, чтобы перетряхнул мои вечерние костюмы. Да и портного навестить не повредит.

— Тебя это никогда не привлекало, — удивленно посмотрел на него Эш. — Ты всегда презирал светское общество и его притворные манеры. Я столько раз это от тебя слышал, что и упомнить не могу.

Брэнд вздохнул.

— Это было до женитьбы нашего друга на Элинор. А теперь наш долг поддержать его. И ее — тоже, насколько я разбираюсь в человеческой природе. Ей никогда не простят и не забудут, что она когда-то была всего лишь платной компаньонкой. Или мы предоставим ей защищаться самой?

— А что мы можем сделать? — откинулся в кресле Эш. — Вызывать всех и каждого на дуэль?

— Нет. Но ты — известная личность. Одно твое слово, сказанное в нужное ушко, поможет ей проложить путь в светское общество.

— Считай, что это уже сделано. А ты, Брэнд? Что ты сделаешь, чтобы помочь жене Джека?

На губах Брэнда снова промелькнула улыбка.

— Если кто-нибудь пренебрежительно обойдется с ней или осложнит ей жизнь, то тут же будет высмеян в моей газете.

— А если они не уймутся?

— Тогда им конец.

У Эша по спине пробежал холодок.

— Не хотел бы я оказаться твоим врагом, Брэнд.

Элли в гостиной расставляла в изящные хрустальные вазы цветы из оранжереи, когда снизу послышался шум. Она не обратила на него внимания. Джек в библиотеке беседует с мистером Барри, претендующим на место наставника Робби. Он быстрее ее разберется, в чем дело. К тому же она чувствовала себя в этом доме гостьей и неохотно вмешивалась в домашние дела. Только когда бабушка Джека собственной персоной стояла рядом с ней, Элли отваживалась отдавать распоряжения. Но вдовствующая графиня вместе с Каро уехала с визитами, оставив молодоженов наслаждаться уединением. О том, чем, как предполагала бабушка Джека, они займутся, было невыносимо думать. И все равно Элли была рада любому поводу отдалить визиты, которые ей как новобрачной скоро придется наносить. Несколько лет проработав компаньонкой и гувернанткой в знатных семьях, она хорошо знала светское общество и не ожидала теплого приема.

— Джек! Джек! Где ты? — донеслось снизу.

Голос был женский. Подгоняемая любопытством Элли, отложив ножницы, вышла на галерею и посмотрела вниз.

— Есть тут кто-нибудь? — крикнула стоявшая в холле леди, снимая пальто и шляпку. Лакеи несли по лестнице наверх ее чемоданы. — Джек? Каро? Я дома.

Это могла быть только Френсис, вдова старшего брата Джека. Элли много слышала о невестке Джека от Каро, и только лестное. Каро не преувеличила красоты этой дамы. Белокурые локоны обрамляли прелестное личико. Она была миниатюрная и очень женственная. Даже голос был тягучий, грудной, с легким намеком на хрипотцу. Ее наряд свидетельствовал, что она большая модница.

Прикрывая улыбкой нервозность, Элли начала спускаться по лестнице. Она уже прошла половину пути, когда дверь библиотеки распахнулась и появился Джек.

— Френсис! — сказал он. — Вот так сюрприз. А мы ждали тебя только на следующей неделе.

— Каро написала мне и сообщила приятные новости, — рассмеялась Френсис. — Так ты наконец попался! С трудом в это верю.

Подойдя к Джеку, она подняла личико и подставила губы, ожидая поцелуя. В этом жесте было что-то интимное и семейное, что заставило Элли почувствовать себя незваной гостьей. Она задумалась, удастся ли ей улизнуть незамеченной.

Но это смахивало на трусость, поэтому она осталась стоять, ожидая, когда ее заметят.

Джек, не обращая внимания на подставленные губы, беззаботно чмокнул Френсис в щеку. Освободившись от объятий родственницы, он посмотрел наверх.

— Элли, — позвал он, — иди познакомься с моей невесткой, кстати, теперь она и твоя невестка.

Продолжая улыбаться, Элли спустилась вниз и подошла к Френсис. Та без всяких формальностей тут же порывисто обняла ее.

— Вы станете мне сестрой, которой у меня никогда не было, — сказала Френсис и, повернувшись к Джеку, добавила: — Она прелесть, Джек, но я другого и не ожидала. Ты никогда красавиц не пропускал.

— Я всегда мечтала иметь сестру, — сказала Элли. Френсис была красива, мила и обаятельна. Элли ее сразу невзлюбила. После заявления экономки и экспансивных восхвалений Каро достоинств «дорогой Френсис» это вполне естественно, решила она. Но нечестно винить в этом Френсис, тут же одернула себя Элли. Это слишком по-детски, а она не ребенок.

— А рыжие волосы? — засмеялась Френсис. — Я твердо помню, ты говорил мне, что ты не выносишь рыжих.

— Но это было до того, как я встретил Элли, — ответил Джек с уверенностью, которой Элли могла только восхищаться.

Френсис взяла Элли под руку.

— Пойдемте, — сказала она. — Мы сможем поговорить, пока я буду переодеваться. Как я догадываюсь, бабушка и Каро уехали с визитами? — Не переставая болтать, Френсис повела Элли к лестнице. — А вы почему с ними не поехали? — спросила она и тут же покачала головой: — Какая я глупая! Вы боитесь, что эти старые кошки набросятся на вас. Теперь, когда я здесь, этого не произойдет. Я пользуюсь влиянием, и ваши недоброжелатели сполна от меня получат.

Элли оглянулась на Джека. Он стоял в центре просторного холла, скрестив на груди руки, и смотрел им вслед. Элли не могла сказать, о чем он думал.

«Эта женщина — само совершенство. Вот еще одна причина не любить ее», — думала Элли, глядя, как Элис одевает ее невестку. Формы Френсис не были пышными, но фигура не лишена приятных округлостей. Выбранное ею платье из голубого шелка подчеркивало цвет глаз. Аврора была бы счастлива надеть такой наряд.

Но Френсис не такая, как Аврора. В ней нет дерзости и бесшабашности. Она чрезвычайно женственна. Ее улыбка, смех, трепещущие ресницы, уклончивые взгляды были игривостью и кокетством.

Усевшись за туалетный столик, Френсис выбрала из шкатулки, которую держала перед ней Элис, опаловую подвеску и наклонила голову, чтобы горничная застегнула цепочку.

Даже выбор украшения был совершенен.

Когда Элли пришло в голову, что она всерьез ищет в невестке недостатки, она упрекнула себя. Какая чепуха! Нельзя не любить Френсис только потому, что в присутствии невестки ей делается не по себе. Для этого она слишком умна.

Ход ее мыслей был прерван криком Френсис. У Элли сердце сжалось.

Прелестные черты Френсис исказила ярость. Отшвырнув руку служанки, она буквально зарычала на нее:

— Ты оцарапала меня замком! Ах ты… жирная гусыня! Убирайся в прачечную, там тебе самое место! И пришли ко мне Меган.

Из глаз горничной хлынули слезы. Закусив губы, она сделала реверанс и выбежала из комнаты.

Элли не знала, куда смотреть, но Френсис не испытывала никакого смущения. Она взяла подвеску и улыбнулась Элли, словно ничего не произошло.

— Помогите мне, Элли.

Помочь ей?! Элли хотелось задушить Френсис! В свое время ей доводилось сталкиваться с пренебрежением и попреками, но никто не смел обзывать ее. Случись это, она бы тут же оставила работу.

Элли быстро застегнула цепочку без всяких происшествий, но это не улучшило ее настроения.

— Мне тоже нужно переодеться, — сказала она, не желая больше оставаться с этой женщиной ни минуты, — пока остальные не вернулись.

На ее слух это было весьма неубедительное объяснение, но мысли Френсис явно блуждали где-то далеко. Она встала и, взяв Элли под руку, проводила к двери.

— Элли, — сказала она, ее улыбка и тон были нежными и доверительными, — не знаю, что вы могли слышать обо мне и Джеке, но уверяю вас, вам не о чем беспокоиться. Действительно, я когда-то была помолвлена с Джеком, но когда встретила Седрика, для меня больше никого не существовало. Мне пришлось расторгнуть помолвку. Вы ведь это знаете?

У Элли голова пошла кругом, она смогла лишь кивнуть. Ей никто даже не удосужился сказать, что Джек и его невестка когда-то были обручены.

Френсис грациозно повела плечами.

— Естественно, семья обвиняла меля, когда Джек пошел в солдаты. Но если он страдал, то и я тоже. Да я мухи не обижу, не то что человека, который меня любит.

Френсис открыла дверь.

— Его брак с вами заставляет меня надеяться, что он наконец пережил страстную юношескую любовь. К тому же из этого ничего бы не вышло. По закону мы не могли пожениться.

«Счастливец! Счастливец Джек!» — думала Элли.

Она почувствовала, что ее мягко подталкивают к двери.

— Я лишь прошу, — продолжала Френсис, — чтобы вы сделали его счастливым. И обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы вам было удобно. Я знаю, вам никогда не приходилось управлять большим домом. И не задумывайтесь над этим. Я продолжу выполнять обязанности хозяйки. А вы наслаждайтесь жизнью, Элли.

И в следующий момент дверь за Элли захлопнулась.

Сев на кровать в своей спальне, Элли перебирала в уме монолог Френсис. Это действительно был монолог. От нее требовалось быть послушной и молчать, словно она все еще компаньонка светской особы.

Элли не понадобилось много времени, чтобы прийти к решению, что с ней обошлись так же грубо, как с Элис. Элис была толстой. Элли не чувствовала себя женой и графиней. Френсис заметила слабые места двух женщин и воспользовалась возможностью оскорбить их.

С этой мыслью Элли вскочила с кровати и пошла искать Элис. Она не собиралась позволить миссис Лич «вонзить зубы» в маленькую горничную.

Она нашла ее с Уэбстер за разбором белья в одном из шкафов. Элис перестала плакать и внимательно прислушивалась к тому, что говорила главная горничная.

— Слушаю, миледи, — сказала Уэбстер, заметив Элли.

— Я зашла убедиться, что Элис хорошо себя чувствует. В комнате леди Френсис она показалась мне немного бледной.

Мисс Уэбстер понимающе посмотрела на Элли.

— Рядом с леди Френсис она нервничает, так что, я думаю, будет лучше на время предложить Элис другую работу.

«Значит, — подумала Элли, — мисс Уэбстер тоже пытается защитить молоденькую служанку». Ей все больше нравилась главная горничная.

— Думаю, это замечательная идея, — сказала Элли. Мисс Уэбстер кивнула:

— Элис мне прекрасно поможет заштопать белье. Она так ловко управляется с иголкой, что стежки просто незаметны. Да и в прачечной она большая помощница. Нет такого пятна, с которым она не сумела бы справиться. И когда-нибудь она станет горничной знатной дамы.

— Приятно слышать.

— Моя мама была горничной, — сказала приободренная Элис.

— Хорошо, — кивнула Элли, — когда закончите с делами, посмотрите мой гардероб и приведите его в порядок.

Она сделала это предложение, зная, что ни одна из горничных не подумает, что Элис вторгается на чужую территорию.

В доме не было личных служанок, но считалось, что старшие по положению горничные, когда потребуется, должны бросить все дела и прислуживать дамам.

Синие-синие глаза Элис снова наполнились слезами.

— Спасибо, миледи. Я буду стараться.

Элли и мисс Уэбстер довольно улыбнулись друг другу.

Глава 15

В следующие недели судьба Элли повернулась к лучшему. Сэр Чарлз написал, что теперь главные подозреваемые в убийстве — костюмерша актрисы и ее любовник. Оказывается, Луиза Доде сняла со счета в банке крупную сумму. Пропали не только деньги, но и особо ценные ее украшения. Кто-то вспомнил, что костюмерша носила принадлежащую актрисе брошь.

Элли и Робби сидели в кабинете Джека. Он прочитал им письмо посла, сложил его и запер в ящике письменного столе.

— Мне не нужно вам объяснять, что это ничего не решает. Костюмерша только подозревается в убийстве. Она не признана обвиняемой.

— Тогда почему ее считают главной подозреваемой? — покачал головой Робби. — Из наших показаний, отправленных сэру Чарлзу, полиция должна знать, что я был на месте преступления. Если бы я был полицейским, то для меня это было более важным, чем брошь на платье костюмерши. Всем известно, что Луиза могла ее просто подарить девушке.

— Верно, — сказал Джек, — но дело в том, что костюмерша и ее любовник исчезли. Никто их не видел после убийства. Вы тоже сбежали, но потом по доброй воле дали показания. Это говорит в вашу пользу. К тому же там сэр Чарлз. Он на вашей стороне, поэтому полиция понимает, что им нужны веские причины, чтобы обвинить вас. Сэр Чарлз проделал огромную работу, чтобы повлиять на Веллингтона.

Элли вдруг почувствовала, что это выше ее сил. На глаза навернулись слезы.

Робби неловко похлопал ее по плечу.

— Ну-ну, сестренка. Не надо так. В конце концов все кончится хорошо. — Он принужденно засмеялся. — Неужели мы не докажем мою невиновность, если на нашей стороне сэр Чарлз и Джек? Скажите ей, Джек.

— Я предпочту сказать, — с улыбкой ответил Джек, — что если с вами Элли, вам не о чем беспокоиться.

Элли улыбнулась сквозь слезы. Робби поднялся.

— Я хочу поблагодарить вас, сэр, за все, что вы для меня сделали. И если я могу что-нибудь сделать для вас, только скажите.

— Тогда слушайтесь своего учителя и сосредоточьтесь на предстоящем экзамене по греческому языку.

— Я буду стараться.

Оставшись наедине с Джеком, Элли спросила:

— Ведь это хорошие новости, Джек?

— Похоже, да.

Этот сдержанный ответ не слишком ее удовлетворил.

— Вашему другу Брэнду Хамилтону не придется продолжать расследование? Я хочу сказать, что в этом нет смысла.

Его хмурое выражение исчезло.

— Ничто не свидетельствует, что вам с Робби грозит какая-то опасность. Кажется, я ошибся в своих предположениях.

— Какое облегчение! — Элли встала — Для меня у вас нет мудрого напутствия, как для Робби?

Джек переплел пальцы, потом посмотрел на жену.

— Как раз есть. Пришло время вам выйти в свет. Не пугайтесь. Это не страшнее, чем для Робби сдать экзамен по греческому. Я и для вас нашел хорошего учителя.

Она ушла, а Джек сидел за письменным столом, глядя в пространство, и лениво барабанил по столу пальцами. Несмотря на то что он сказал Элли, его терзали дурные предчувствия, но он ничем не мог их подтвердить. Наоборот, все им противоречило. Больше никаких нападений, никто не вламывался в бывшее жилище Элли, никто не шпионил за ней и Робби. Разумный человек смирился бы с этим.

На поле сражений офицер, который слишком доверял очевидному, мог привести своих солдат в западню. Джек не хотел допустить, чтобы это произошло с Элли.

Лучше перестраховаться. Расследование будет продолжено.

Учителем Элли оказался друг Джека Эш Денисон. Он был настоящим денди и знал, как вывести даму в свет. Элли сначала тревожилась, что к ней станут относиться с пренебрежением. Но когда Эш представил ее одному из своих друзей, всеми признанному щеголю Браммелу, который прошелся с ней на виду у всех в антракте спектакля в Королевском театре, Элли поняла, как ей повезло с наставником. Браммел по какой-то непонятной причине пользовался огромным влиянием. Одно его слово могло вознести леди или навсегда повергнуть в прах. Элли была одной из немногочисленных счастливиц, удостоившихся его доброго слова.

Стараясь изо все сил, она все-таки не могла одолеть тревоги. Графине Роли полагалось быть модно одетой. Люди следили за каждым ее движением. Элли знала, что некоторые только и ждут, когда она допустит промах. Страстное желание не опозорить Джека заставляло ее стремиться к успеху.

И дело не только в гордости. Общаясь с Джеком, она поняла, что действие говорит громче слов. Когда Элли перебирала в памяти все, что Джек сделал для нее и Робби с того момента, когда они кометой ворвались в его жизнь, она испытывала чувство вины. Ведь порой она сердилась на него из-за того, что он скуп на слова. Пожалуй, Джек был не столько скуп, сколько прямолинеен.

Элли хотелось все начать сначала. Она повела бы себя по-другому, и теперь их не разделяла бы запертая дверь. Ей всего лишь надо пригласить его войти. Она готовилась сделать это, стараясь продемонстрировать ему своими действиями, что ей трудно облечь это решение в слова. Она давно отперла дверь. Почему бы этому бестолковому мужчине не повернуть дверную ручку?

Элли точно знала, что, если подружится с Каро, это порадует Джека. Но это легче сказать, чем осуществить. Каро не делала секрета из того, что предпочитает Френсис. Опасаясь отказа, но все-таки не без надежды, Элли пригласила Каро прокатиться вместе с ней и Эшем в парке.

Они стояли на лестнице. Элли уже была одета к выходу. Каро отскочила как ужаленная.

— Кататься?! С вами? — Голос Каро дрожал.

— Править будет Эш, так что вы окажетесь в полной безопасности.

— А как же Френсис?

— Что с ней? — с упавшим сердцем спросила Элли. Она уже жалела, что не поехала одна.

Каро была хорошенькой девушкой с нежным цветом лица, большими выразительными глазами и темными, вьющимися от природы волосами. Но в этот момент она не казалась Элли миловидной. Сейчас она походила на маленькую ведьму.

— Вы никогда не займете ее место, — заявила Каро, — ни в сердце Джека, ни в его доме. Вы смогли хитростью вынудить моего брата жениться на вас, но не ждите, что мне это понравится.

— Значит, нет? — Элли поправила перчатки. — Какая жалость! Браммел надеялся познакомиться с вами. Ну что ж, значит, в следующий раз.

Эша не обмануло ее напускное веселье.

— Похоже, Френсис вновь взялась за старые трюки?

— Какие? — полюбопытствовала Элли.

— Она настоящая королева пчел. Они всегда жалят соперниц до смерти. Такова уж их природа.

Элли, повернувшись, посмотрела на него.

— Вы очень проницательны. Но меня ужалила не Френсис.

— Значит, Каро? Элли вздохнула:

— Каро привязана к Френсис и, кажется, думает, что я представляю угрозу для ее любимицы. Конечно, она ошибается.

— Нет, Элли, это вы ошибаетесь, — рассмеялся Эш. — Дни власти Френсис сочтены, и она ничего не может с этим поделать. Каро тоже знает это, но пока не готова смириться.

Задумавшись над ответом, Элли смотрела, как Эш объезжает чей-то фаэтон.

— Когда в прошлый раз одна королева пчел невзлюбила меня, я покинула улей. — Элли думала о Доротее. — Больше я этого не сделаю.

— Так-то лучше, — улыбнулся Эш.

Ей предстояло дебютировать в свете, а у нее не было платьев, соответствующих графскому титулу. Это означало, что надо пополнить гардероб. Джек был счастлив отдать это дело в умелые руки Эша. Тот слыл специалистом в дамских нарядах. Джек же не имел об этом предмете ни малейшего понятия.

Поэтому несколько дней спустя Элли направилась к мадам Клотильде, самой известной лондонской модистке, в открытой коляске, которой правил Эш. Отправься она с визитом к модистке с другим джентльменом, пересудов бы не избежать, сказала ей бабушка Джека. Но к Эшу было принято обращаться за советом. И ей повезло, что Эш предложил ей стать наставником в делах моды.

Заведение мадам Клотильды находилось на Найтсбридж-роуд. Это был второй визит Элли. В первый раз они с Эшем выбрали фасоны и ткани для необходимых платьев: утренних, дневных, для прогулок, для кареты и, разумеется, бальных. Перечень был бесконечен. Элли стыдилась тратить столько денег, но все это делалось по настоянию Джека. По его словам, он верил, что Эш его не разорит. Больше того, тему дамских мод Джек находил смертельно скучной, а поскольку шла парламентская сессия, он считал своим долгом время от времени появляться в палате.

Эш над этим посмеивался. Он полагал, что нет ничего скучнее, чем сидеть в палате лордов, когда реальная работа парламента проходит в палате общин. Гораздо приятнее помочь выбрать туалеты хорошенькой женщине.

Оставив коляску на конюха, они вошли в дом. Клиенты обычно приезжали к модистке к назначенному часу, поэтому ждать им не приходилось. Мадам Клотильде было слегка за сорок, она была лучшей рекламой своего искусства. Серебристые волосы обрамляли благородное лицо. На ней было платье насыщенного цвета лаванды, подчеркивающее гибкую фигуру. Модистка старалась угодить, но не была навязчивой. Ее французский акцент, за долгие годы, проведенные в Англии, ставший совсем слабым, был приятен для слуха.

Мадам Клотильда проводила их наверх, где две помощницы разложили платья, которыми Элли придется обходиться несколько недель, пока не будет готов остальной гардероб.

Элли замерла как завороженная, переводя взгляд с одного восхитительного платья на другое. Эш с помощью модистки выбрал цвета, подчеркивающие ореховые глаза Элли и темно-рыжие волосы, — оттенки зеленого, слоновой кости, красновато-коричневого и золотого. И никакого серого цвета. Элли представила, как Джек восхищенно смотрит на нее, потрясенный тем, каким прелестным созданием она стала. Эш пристально смотрел на нее.

— Я организовал маленькую вечеринку, — сказал он, — с Каро и бабушкой Джека. Мы пообедаем с ними в отеле «Кларендон». Не беспокойтесь из-за Джека. Он на долгие часы застрянет в палате лордов.

— Обед?! В «Кларендоне»? — Отель был известен ей своей репутацией. — А это не рискованно, Эш?

— Чепуха. Разве вы не поняли? Там будут почтенная вдова и Каро. О, я, конечно, пригласил и Робби. Но его приятель Милтон сейчас в Лондоне, и они договорились пойти с друзьями в театр.

— А как же Френсис?

— Я не стал ее беспокоить приглашением. У нее собирается литературный кружок, разве вы забыли? — Глаза его блеснули.

Губы Элли дрогнули.

— Как вы уговорили Каро?

— Я пообещал, что там будет Браммел. Почему вы перестали улыбаться?

— Я одета неподходяще для этого события.

— Вот за этим мы и здесь, — терпеливо объяснил Эш и повернулся к модистке: — Начнем, мадам?

К тому времени, когда можно было ехать, у Элли голова шла кругом. Эш и модистка обсуждали ее и вертели, как манекен, у которого нет собственного мнения. Но ее возмущение было недолгим. Как может женщина возражать, когда о ней говорят в таких приятных выражениях.

— Какое удовольствие одевать даму с такой прекрасной и пропорциональной фигурой. — Это модистка.

— Этот абрикосовый оттенок удивительно ей идет. Он оттеняет цвет лица. — Это Эш.

— А вот волосы… слишком длинные. — Снова мадам Клотильда.

— Я с вами не согласен. Но стиль слишком строгий. Давайте немного смягчим у лица. Где ножницы? — возражает Эш.

— Но… но… я всегда так причесываюсь, — попыталась вставить слово в их диалог Элли.

— Ах! — воскликнула мадам, когда Эш распустил волосы Элли. — Какой цвет. Какие густые, шелковистые! Настоящая корона. Вы правы, мсье. Они не чересчур длинные. Это ее лучшее украшение.

Все это опьяняло Элли, которая последние годы провела в тени особ более ярких, чем она сама. Не то чтобы ее это задевало. Внешность и наряды никогда высоко не ценились в ее семье. Элли задумалась, что бы сказали ее родители, если бы сейчас увидели ее.

Она сомневалась, что они заметили бы перемену, но одобрили бы ее желание поддержать репутацию мужа.

Эш встал сзади нее и посмотрел в большое зеркало.

— Все готово к выходу в «Кларендон»?

На ней было кремовое платье из тонкого газа, сшитое по последней моде, с низко открытым лифом, высокой талией и пышными рукавами. Внимание к деталям делало его необычным. Вырез и подол были украшены крошечными бутонами роз, вышитыми золотой ниткой.

Когда Элли молча кивнула. Эш накинул ей на плечи абрикосового цвета мантилью. Модистка подала ей шляпку с атласными лентами в тон накидке.

— Скажите, Эш, как вы убедили Каро променять литературный вечер у Френсис на обед со мной?

— Я же вам сказал. Соблазном встретить Браммела, чем же еще?

— Вы настоящий интриган, — пробормотала Элли и рассмеялась.

— Я никогда этого не отрицал.

Наряды были уложены и упакованы. Одно платье надо j было подшить, но Элли уверила модистку, что ее горничная Элис настоящая мастерица и прекрасно с этим справится.

Поблагодарив мадам Клотильду, они отправились в «Кларендон».

Глава 16

Джек сидел у себя в кабинете с учителем Робби, когда Элли вернулась домой. Он слышал ее веселый смех и голос Эша, когда они прошли мимо двери в кабинет. Он пытался сосредоточиться на том, что говорил ему мистер Барри, но не мог проникнуться проблемами Робби в греческой грамматике. Все это он уже слышал. Кроме того, его ум был занят другими мыслями.

Он взглянул на часы. Элли не ждет его дома в это время. Он ушел из палаты лордов пораньше с мыслью пойти с Элли в театр, только вдвоем. Но дворецкий сказал, что никого нет дома, за исключением Френсис, у нее в гостиной собрался литературный кружок. Джек воспринял это как предупреждение и закрылся у себя в кабинете ждать с иссякающим терпением, когда жена вернется домой. Там и застал его мистер Барри, зайдя взять книгу для Робби.

Элли провела с Эшем почти пять часов. Было бы не так скверно, если бы они вернулись домой засветло. Но сейчас февраль. Темнеет рано, уже зажгли свечи. Где они были? Чем занимались? И почему он ведет себя как угрюмый школьник? Он же сам настоял на этих выходах. Джек знал, что они совершенно невинны. Его задевало то, что с Эшем Элли проводит больше времени, чем с ним. Мужу следовало бы хоть немного времени проводить наедине с женой. Но они не оставались одни, если не считать утренней верховой прогулки в Гайд-парке. Да и то они едва обменялись несколькими словами. Элли с лошадью разговаривала больше, чем с ним.

Джек обладал живым воображением. Когда он видел, как Элли ласкает Черныша, поднимается и опускается в седле, перед его мысленным взором возникли жаркие картины. На этом не кончилось. Он как зачарованный смотрел, как она, откусив кусочек печенья, изящно слизывает крошки с губ. Такие моменты возникали постоянно. Кажется, Элли не понимает, что сводит его с ума.

Если бы Джек знал, чем обернется вынужденный целибат, то никогда бы не отдал ей ключ и не произнес злополучных слов. Ему не нужно приглашения, чтобы войти в ее спальню. Он ее муж, а у всякого мужа есть права.

Джек не хотел воспользоваться своим правом. Он хотел, чтобы в его постели была желанная и желающая его женщина. И несмотря на отсутствие возможности побыть с ней наедине, он чувствовал, что дело потихоньку сдвинулось с мертвой точки. Элли смеялась его шуткам, прислушивалась к его мнению и, казалось, искренне радовалась, когда он был рядом. К тому же он знал, что она женщина пылкого нрава. Как долго сможет она сопротивляться собственной природе?

Перед его лицом мелькнул лист бумаги, и Джек поднял глаза на мистера Барри. Вышедший в отставку школьный учитель с прекрасными рекомендациями был так востребован, что мог уделить Робби только час или два в день.

— Вероятно, это объяснит, что я имею в виду, — продолжал свою речь мистер Барри. — Если Робби справился с сослагательным наклонением, то мы сможем перейти к желательному наклонению в греческом я зыке.

Джек посмотрел на бумагу, составленную Робби для учителя. Сам он едва помнил греческий алфавит. Что уж говорить о спряжении греческих глаголов! Он не мог удержаться от жалости к Робби. Для мальчишки, должно быть, это на-t стоящая пытка. Если бы Элли всем сердцем не стремилась к тому, чтобы брат получил университетский диплом, Джек бы посоветовал Робби бросить эти мучения. Есть масса способов зарабатывать на жизнь и без диплома. Джек все-таки имеет влияние. Он бы ему помог.

— Оставьте это мне, — сказал он учителю. — Я прослежу, чтобы Робби с этим справился.

— Ему нужно помочь, — с сомнением сказал мистер Барри.

— Это не проблема. Он заметил, как в глазах наставника мелькнуло уважение.

— Не многие джентльмены помнят греческий, — сказал мистер Барри. — Приятно сознавать, что есть такие, которые ценят то, что дали им мы, учителя.

— Именно так.

Джек не видел необходимости поправлять ошибочное мнение мистера Барри или упоминать в разговоре Элли. И с поспешностью, которая, как он надеялся, не выглядела неприличной, проводил учителя.

Прежде чем подняться по лестнице, Джек посмотрел в большое зеркало, висевшее между окон, изучая свое отражение. Он совсем не заботится о своем костюме. Это работа его камердинера, но у Джека вдруг мелькнула мысль, что у него консервативный вкус. Так считает Эш.

Отбросив неприятную мысль, Джек стал подниматься по лестнице. Он подумал, что Элли могла пройти к себе в комнату, но Эш мог находиться только в одном месте — в гостиной. У Джека возникло искушение оставить там друга на растерзание гостьям Френсис в наказание за то, что он так надолго увез Элли, но совесть не позволила ему это сделать. Никто не должен страдать на скучных литературных собраниях.

Войдя в гостиную, Джек от неожиданности остановился. Среди щебечущих дам, пьющих чай, не было ни Эша, ни Элли.

Когда Френсис поднялась и подошла к нему, разговоры смолкли.

— Джек, — сказала она хорошо поставленным голосом, — какой приятный сюрприз. Останься, попей с нами чаю. Миссис Таттл собирается нам прочесть свою последнюю работу на тему…

Она посмотрела на пухлую суетливую даму, которая тут же подсказала:

— Значение хора в греческой драме.

Снова греческий! Джек едва не вздрогнул. И, вежливо отклонив приглашение, сказал на ухо Френсис:

— Мне послышалось, что Элли вернулась. Я ошибся?

Аквамариновые глаза с улыбкой смотрели на него. Голосом, который было слышно в каждом уголке комнаты, Френсис ответила:

— В последний раз я видела ее, когда она уехала с лордом Денисоном, но это было больше пяти часов назад. — Она с дрожью добавила: — Надеюсь, ничего не случилось.

За ее спиной раздался дружный вздох.

— Черт возьми! Я должен был встретиться с ними у мадам Клотильды. Совсем вылетело из памяти. Думаю, они все еще меня ждут. — И словно рассеянный муж, он вышел, оставив дам с вытаращенными глазами.

Джек прекрасно знал, что Элли где-то в доме. Насчет Эша он не был уверен. Денисон мог тихо уйти, пока Джек беседовал с учителем Робби. Пять часов наедине с Эшем. Френсис прекрасно сделала свое дело.

Он нашел их в коридоре, у двери в спальню Элли. На ее лице блуждало мечтательное выражение, Эш целовал ей руку.

— Элли! — громовым голосом сказал Джек.

Она отпрянула, виновато вздрогнув. Эш с обычным ироничным выражением повернулся к Джеку.

— Легок на помине! — сказал он. — Ты рано вернулся. — Эш, склонив набок голову, посмотрел на друга. — Судя по выражению твоего лица, ты принес плохие новости. Только не говори, что мы снова объявили войну Франции!

— Хуже, — с той же иронией ответил Джек. — Я разговаривал с наставником Робби, но мы обсудим это позже. Если я вернулся рано, то ты припозднился. Пять часов простоять на холоде — для твоих лошадей это уж слишком, Эш. — Я думал, ты больше заботишься о животных.

— О животных? — Эш чуть нахмурился. Когда до него дошел смысл сказанного, он посмотрел на Джека, сдерживая улыбку. — Ах, вот в чем дело! Я уверен, что мои лошади будут тронуты твоим вниманием. Видишь ли, я отправил их домой, когда твоя бабушка предложила подвезти нас в своей карете. Так мы и сделали, так что мои лошади ничуть не пострадали.

— Вы были с моей бабушкой?

— И с Каро, — сказала Элли с пылающими щеками.

Она начала понимать подтекст разговора, и он ей совершенно не нравился. Джек перевел взгляд на появившихся в дверях Каро и бабушку. Его сестра сияла. Глаза бабушки понимающе блеснули.

Каро едва сдерживалась.

— Мы встретили твоего знакомого, мистера Браммела, и он пообещал прийти на мой бал. Все мои подруги позеленеют от зависти. И… и лорд Денисон пообещал отвезти меня к мадам Клотильде заказать бальное платье. Наряды Элли просто восхитительные, — благоговейно произнесла девушка.

— И дорогие, — с чувством удовлетворения добавила старая графиня. — Наша Элли достойна самого лучшего, хотя я не уверена, что, выйдя замуж за моего бестолкового внука, она сделала лучший выбор.

Джек ничего не сказал. Он чувствовал себя глупцом из-за того, что неправильно истолковал ситуацию.

— Бабушка! — запротестовала Каро. — Джек мог выбрать любую девушку, какую только захотел. — Ее солнечная улыбка исчезла, и она обиженно посмотрела на Элли.

— Все эти девушки, готовые тут же принять предложение руки и сердца, — совсем не то, что хочет мужчина, — фыркнула бабушка. — Бери пример с Элли. Она ни за что не хотела выходить за твоего брата. Нет-нет. Хватит спорить. Давайте оставим этих неразумных детей улаживать разногласия по поводу… — веселые искорки ярче сверкнули в ее глазах, — …лошадей.

Эш пробормотал что-то невнятное. Старая графиня рассмеялась и подтолкнула внучку вперед. Эш пошел за ними следом.

Неестественно выпрямив спину, Элли вошла в свою комнату. Джек замялся, но когда она, оглянувшись, приподняла бровь, он счел это приглашением. Войдя в комнату, он захлопнул дверь.

На полу стояли открытые коробки, на кровати и креслах разложены наряды из самых разных тканей разнообразных расцветок. Этого он для нее и хотел. Когда она стала единственной опорой своему брату, хорошие вещи были для нее недоступны. Элли заслуживала лучшего, и Джек был настроен дать ей это.

Его взгляд упал на Элли, и его улыбка тут же исчезла. В тусклом свете коридора он не заметил, что на ней надето. Но в комнате горело несколько свечей, и он разглядел скандальные подробности. Она выглядела как самая потаенная, самая порочная фантазия любого мужчины.

— Это одно из творений мадам Клотильды? — резко спросил он.

Упоминание о новом платье успокоило Элли. Именно этого она и ожидала — реакции Джека на ее преображение. Она не могла удержаться от гордости.

— Да. Вам нравится?

— Вы надели это, чтобы проехаться по магазинам? — Джек повысил голос.

Улыбка Элли задрожала, потом совсем исчезла.

— Я переоделась у мадам Клотильды, чтобы поехать в «Кларендон». Это была идея Эша.

— Идея Эша! — Если бы его друг был сейчас здесь, Джек бы ему в горло вцепился. Декольте было столь глубоким, что достаточно чуть потянуть лиф вниз, и вся грудь будет выставлена напоказ. — Я лучше думал о нем, да и о вас тоже. Юбка практически прозрачная.

Не эти слова ожидала услышать Элли.

— Вздор! — колко ответила она. — Ваша бабушка нашла это платье восхитительным, а Каро хочет заказать себе точно такое же. Это сейчас очень модно. Куда бы вы ни пошли, вы всюду встретите женщин в прозрачном газе.

— Вы не всякая женщина. Вы — моя жена!

Элли в искреннем разочаровании всплеснула руками.

— Вот тебе на! Я об этом не просила! — Схватившись за юбку, она с шелестом встряхнула тонкую ткань. — Вы велели мне доверять мнению Эша, и я так и сделала. Он сказал, что я несравненна, бесподобна. Он сказал, что мои платья — последний крик моды. Он сказал, что, когда я войду в комнату, все женщины позеленеют от зависти.

Джек едва удержался, чтобы не сообщить, что подумают при этом мужчины. Он слишком хорошо знал сильный пол.

— Я не верю тому, что наговорил вам Эш.

Джек понимал, что это невежливо, но не мог с собой совладать. Он был встревожен, раздражен и уже начал жалеть, что позволил Эшу преобразить Элли. Он не ревновал. Он знал, что Элли и Эш не настолько глупы, чтобы совершить что-то дурное. Его обижало то, что он, муж, казалось, отодвинут на обочину ее жизни.

Стараясь не быть грубым, Джек все же нелюбезно добавил:

— Эш — закоренелый дамский угодник! И ничего не может с собой поделать. Не позволяйте ему вскружить вам голову пустыми комплиментами.

Его слова солью легли на рану. Элли так ждала, что Джек заметит, как она изменилась. Изменилась ради того, чтобы он мог гордиться ею. Но ожидаемый триумф обернулся горсткой пепла. Однако Элли не подала виду.

— Вам следовало бы поучиться у Эша, Джек, — ласково сказала она. — Берите с него пример. Он знает, как обращаться с дамами.

Слезы обиды жгли ей глаза, поэтому, отвернувшись, она начала собирать платья с кровати, чтобы не выдать своей подавленности.

—Любой дурак может сплести ласковые слова, — угрюмо сказал Джек. — Даже я.

— Вы не улавливаете смысл, — усмехнулась Элли. — Дело не в ласковых словах, а в искренности, которая стоит за ними. Эш это понимает.

Слишком поздно она сообразила, что умышленно дразнит его. Ей нужно сразу же извиниться.

И она сделала бы это, если бы он признался, что был настоящим ослом.

Когда Джек шагнул к ней, она отпрянула и, словно защищаясь, выставила вперед руку. Его мрачный, задумчивый взгляд сказал ей, что ее насмешка угодила в цель.

Тогда почему ее это не радует?

— Вы хотите искренности? — хрипло сказал Джек. — Что ж, вы ее получите. Меня не волнует, что вы носите. Я бы предпочел, чтобы на вас вообще ничего не было. Я хочу, чтобы вы нагая были в моей постели. Я хочу заняться с вами любовью. Откровеннее я высказаться не могу.

Округлив глаза, Элли приоткрыла рот.

— Ч-ч-то?

Он нарочито медленно наклонил голову, ощущая на своих губах ее дыхание.

— Если вы действительно были бы моей, — пробормотал Джек, — Эш не был бы проблемой.

— Да? — прошептала она.

— Да, потому что он бы знал, что вы моя. — Его голос стал глубоким — Женщина, которая находит удовольствия в постели мужа, — счастливая женщина. Вокруг нее особая атмосфера. Она удовлетворена, и это всем заметно.

Элли с трудом дышала.

— Понятно. Мне нужно лечь с вами в постель, чтобы все ваши друзья поняли, что вы настоящий повеса.

Джек был ошеломлен. То Элли покладиста и уступчива, то бросается в атаку.

— Вы извратили мои слова, — обиженно сказал он.

— Что ж, попытайтесь извратить мои действия. — Элли с такой силой толкнула его в грудь, что он вздрогнул. — Никогда в жизни меня так не оскорбляли. Если я лягу в постель с мужчиной, то только потому, что люблю его, а не для того, чтобы продемонстрировать всему свету, что он доблестный любовник.

Джек провел рукой по волосам.

— Не понимаю, в чем проблема. Вы любили меня с детства. Чудесно, теперь вы можете получить меня, не нарушая своих принципов. Наш союз благословлен церковью. Что еще вы хотите?

Элли прижала руку к груди, пытаясь успокоить дыхание. Ее чувство собственного достоинства попрано. Ее гордость погублена. Неужели по ней все это заметно?

На его выпад был только один ответ.

— Вы верите сплетням, Джек. Позвольте напомнить, что мы затеяли эту историю, чтобы положить им конец. Этот брак был нам навязан. Ни один из нас его не хотел. У нас обоих испытательный срок. Я полагала, что вы научитесь ухаживать за женщиной. А я, в свою очередь, изо всех сил постараюсь не задушить вас, когда вы станете болтать чепуху.

— Ухаживать за вами? — Джек скорее растерялся, чем рассердился. — Побойтесь Бога! Я на вас женат.

— Только формально, — выпрямилась Элли.

— Именно это я и пытаюсь вам втолковать. Мы можем исправить это здесь и сейчас. И чем скорее, тем лучше.

Дыхание со свистом вырывалось из ее легких. Элли подскочила к двери и распахнула ее. Джек понял намек, но остановился на пороге.

— А насчет платья я прав, — сказал он. — Вам следовало бы посмотреться в зеркало. — И с похотливой улыбкой вышел.

Элли спокойно закрыла за ним дверь, хотя ей хотелось изо всех сил хлопнуть ею.

— Ханжа! — пробормотала она.

Он никогда не выражал недовольства по поводу дерзкого наряда Авроры. Теперь, когда она стала его женой, все изменилось. Элли подошла к большому зеркалу, чтобы посмотреть, что вызвало гнев Джека, и ахнула. Мадам Клотильда предупреждала ее, что нужно быть осторожнее с этим платьем, поскольку не все швы надежно закреплены. Теперь все стало понятно — лиф свесился вниз, открыв нагую грудь.

Элли вскрикнула от ужаса и дернула шнурок колокольчика, вызывая горничную. Сделав это, она потянула корсаж вверх.

Она была совершенно подавлена. Бедный Джек. Он пытался поговорить с ней, а она приняла это за оскорбление. Она не понимала, что буквально вылезает из платья. Наверное, это происходило постепенно, потому что старая графиня наверняка предупредила бы ее, если бы что-нибудь заметила.

Ее предупредил Джек, а она обиделась, и все повернулось к худшему. Ну почему он такой глупый? Не комплиментов ей хочется, а какого-нибудь знака, что он искренне любит ее. Неужели у него на уме только постель?

В дверь постучали.

— Войдите, — выдохнула Элли.

В комнату вошла одна из горничных, тонкокостная, с яркими умными глазами на улыбчивом лице.

— Меган, — сказала Элли, — мне нужна Элис, чтобы зашить платье. Я боюсь пошевелиться, опасаясь, что оно развалится на куски. Она знает, как это сделать.

Улыбка Меган растаяла.

— Элис нет, мэм.

— Нет? — наморщила брови Элли. Меган начала нервничать.

— Она ушла три дня назад, рано, пока никто не проснулся.

— Вы хотите сказать, что она ушла, никому не сообщив, куда направляется?

— Нет, мэм, — испуганно посмотрела на нее Меган. — Ее отослала леди Роли.

— Которая? — Не считая ее самой, в доме были еще две леди Роли.

— Хозяйка.

Это было мучительно слышать, но Элли постаралась не подать виду. Меган имела в виду Френсис.

— Почему леди Роли отослала Элис? — спросила она мягко, как могла.

Если раньше Меган тревожилась, то теперь воодушевилась.

— Я не знаю. Я не могу сказать. Миссис Лич предупредила, что никому нельзя об этом говорить.

Элли кивнула. Она не хотела расстраивать горничную, но желала во всем разобраться.

— Уэбстер знает?

— Да, миледи. Но она ничего не может сказать. Миссис Лич винит ее в том, что она ничего не заметила.

— Элис что-нибудь украла?

— Нет! — На лице Меган отразилось возмущение.

— Она была груба? Дерзка с леди Роли?

— Нет, мэм. — Глаза Меган наполнились слезами. Вдруг у Элли мелькнула мысль. Френсис как-то назвала Элис жирной гусыней.

— Меган, — мягко сказала Элли, — у Элис проблемы? Вы понимаете, о чем я говорю. Она ждет ребенка?

Когда из глаз Меган хлынули слезы, Элли освободила одно из кресел и, усадив в него горничную, дала ей носовой платок. Быстро сняв платье и накинув халат, Элли подошла к Меган и опустилась на колени у кресла.

— Теперь Элис нужна наша помощь, — ободряюще улыбнулась она. Обещаю, что ни слова не скажу леди Роли. Это будет наш секрет. Но я должна знать, что случилось с Элис и куда она отправилась, чтобы придумать, как ей помочь. Вы меня понимаете?

Меган кивнула, вытерла слезы и рассказала Элли все, что знала.

Это была обычная история. У Элис был молодой человек. Они собирались пожениться. Но когда выяснилось, что у нее будет ребенок, ухажер растворился в голубой дали, пообещав вернуться, когда найдет работу. С тех пор она его не видела.

Элис, как могла, старалась скрыть беременность, но время шло, и это стало практически невозможно. Орлиный глаз миссис Лич не обманешь. И Элис тут же вышвырнули.

Ее родные, скромные порядочные провинциалы, ни за что не приняли бы ее в свой дом. Ей было не к кому обратиться. Опозоренная и почти нищая, она поселилась у какой-то семьи в Вестминстере и ищет работу. Но работу трудно найти.

Слова «работный дом» витали в воздухе.

Теперь Элли поняла, почему у Элис всегда глаза были на мокром месте. Как жить с таким грузом на душе?!

Когда Меган закончила рассказ, у Элли сочувствие сменилось оптимизмом. Она пообещала позаботиться об Элис. Она как-никак дочь викария, и ей уже доводилось этим заниматься. При этом решительном утверждении на худеньком лице Меган вспыхнула улыбка.

Когда Меган ушла, Элли села в кресло и принялась обдумывать только что состоявшийся разговор. Элли немного преувеличила. Это не она, а ее мать помогала девушкам, попавшим в затруднительное положение. Но, следуя примеру матери, она знала, в чем состоит ее долг.

Разумеется, ее положение отличается от маминого. Здесь не дом приходского священника, дверь в котором всегда открыта для нуждающихся. Это фешенебельный дом в самой престижной части Лондона. Элис не может тут остаться. Она падшее создание. Так называемые порядочные женщины не могут с ней общаться.

Какой вздор! Но таков обычай, а в светском обществе он доведен до абсурда. Внешние приличия должны неукоснительно соблюдаться, даже слугами.

Элли была слишком реалистка, чтобы думать, что она сможет изменить мир, но отличалась находчивостью. Она отыщет способ помочь Элис так, что об этом никто не узнает.

Глава 17

На следующий день Элли отправилась в Вестминстер. Она не делала из этого секрета, но тщательно продумала момент отъезда. Ей не хотелось втягиваться в споры, объясняться, оправдываться или защищать Элис. Единственной ее целью было убедить служанку, что ее не забыли и что она, Элли, сделает все от нее зависящее, чтобы помочь ей.

Она взяла с собой немного денег, чтобы Элис смогла пережить трудные времена. И, что гораздо важнее, Элли хотела предложить ей работу. Если Элис не может заняться ее платьями на Парк-стрит, тогда платья отвезут туда, где нашла приют бывшая горничная. И это только начало. Вслед за одной благодарной клиенткой может появиться и другая. У Элли много знакомых, которым нужна белошвейка. Возможно, мадам Клотильда воспользуется услугами Элис. Но пока Элли не хотела вселять в Элис ложные надежды. Достаточно убедиться, что несчастная женщина сможет продержаться неделю-другую.

Для отъезда Элли выбрала время, когда слуги собрались на обед, чтобы потом прислуживать в столовой. Джек был в своем клубе, остальные занялись чтением или писали письма. По крайней мере несколько часов ее отсутствия никто не заметит, а она намеревалась вернуться гораздо раньше.

Элли могла бы взять с собой Меган, но решила этого не делать. Если Френсис прослышит об этом, то для Меган это обернется грандиозными неприятностями. Тоже самое можно сказать о Робби. Нет. Если уж кто-то должен навлечь на себя гнев Френсис, то пусть это будет одна она.

С зонтиком в одной руке и небольшой сумочкой в другой Элли быстро пошла к Пиккадилли, где всегда поджидали седоков наемные кареты. Для этой поездки она выбрала свое самое старое пальто. Там, куда она направлялась, модно одетая женщина привлечет к себе нежелательное внимание. К тому же было холодно, тяжелые серые тучи грозили продолжительным дождем, если не снегом. Элли не хотела испортить чудесные творения мадам Клотильды.

Не успела она подойти к первой карете, как пришлось раскрыть зонтик, а когда она назвала вознице адрес: «Грязная утка» на Лукас-стрит в Вестминстере, моросящий дождь превратился в ливень. На лице кучера отразилось удивление. Элли понимала его причину.

Она думала, что знает, чего ожидать. Но когда карета миновала окрестности аббатства и подъехала к реке, Элли поняла, как ошибалась. На узких улицах ухоженные дома уступили место маленьким обветшалым строениям. Она немного нервничала, но пока не тревожилась. Меган сказала ей, что Элис поселилась у приличной семьи. Так Меган сказала сама Элис. Но теперь Элли начала понимать, что служанка была слишком гордой, чтобы открыть правду.

Когда карета свернула на Лукас-стрит, нервозность Элли сменилась странной смесью тревоги и жалости. Люди не должны так жить. От сточных канав исходило такое зловоние, что к горлу подступила тошнота. Вокруг теснились убогие лачуги. Пешеходы торопились спрятаться от дождя или, съежившись, стояли под навесами уличных торговцев. Вся это сцена производила еще более тягостное впечатление, поскольку дневной свет уже померк, но во всей округе горело лишь несколько фонарей.

Карета остановилась у трактира, который был не лучше стоявших по соседству лачуг. Ошибиться было невозможно. Со стены смотрела облупившаяся черно-белая утка. Элли перевела взгляд к следующей двери. По словам Меган, именно тут поселилась Элис.

Элли вздрогнула, когда в окне кареты появилось лицо, и облегченно вздохнула, узнав кучера.

— Мисс, тут не место для леди, — горячо сказал он. — Позвольте, я отвезу вас куда-нибудь еще, назад в Мейфэр. Здесь небезопасно.

Он сказал именно то, о чем она думала. Но Элли не могла оставить здесь Элис. Горничная заслужила от своих хозяев лучшего обращения. Нельзя просто выбросить ее, как ненужную вещь, не побеспокоившись о ее благополучии.

Элли посмотрела на кучера. Он был моложе ее, с открытым лицом и добрыми глазами.

— Мне нужно здесь кое-с кем поговорить, — сказала Элли и добавила, немного погрешив против правды: — Она убежала из дома. Вы меня подождете? Это не займет много времени.

Кучер оглядел улицу и покачал головой.

— Как только дождь прекратится, тут народу будет как крыс на свалке. Не успею я слова вымолвить, как они карету на кусочки разнесут. Вот что я сделаю: объеду вокруг и вернусь сюда за вами, скажем, минут через пять — десять.

От доброты незнакомого ей человека у Элли перехватило горло.

— Как вас зовут? — спросила она.

— Дерек. — В голосе кучера сквозило удивление. — Дерек Актон.

— Спасибо, мистер Актон. Вы очень добры. — Элли тепло пожала кучеру руку, когда он помог ей выйти.

Когда карета, загрохотав по булыжникам, уехала, храбрости у Элли поубавилось. Не оглядываясь и стараясь отделаться от ощущения, что за ней следит множество глаз, она прошла мимо входа в «Грязную утку». До нее доносились обрывки непристойных песен, сиплый смех, но когда ей вслед засвистели, нервы у нее сдали. Подхватив юбки, она стремительно поднялась на крыльцо дома, где надеялась найти Элис.

Дверь была снята с петель, так что стучать ей не пришлось. Элли вошла в дом и, сделав несколько шагов, остановилась. В темноте она едва различала собственную руку. В ушах звенело от криков, воплей младенцев, брани и всхлипываний, которые доносились, казалось, из-за каждой стены.

Должно быть, это ошибка. Элис не могла поселиться здесь.

Когда перед ней шевельнулась какая-то тень, Элли испуганно вскрикнула.

— Эй! — произнес грубый женский голос. — Ты кто и что тут делаешь?

Элли помахала рукой, отгоняя исходивший от женщины запах джина, и сказала, что ищет Элис Траверз.

— Фу-ты ну-ты, — отозвалась тень. — Сколько дашь, если я отведу тебя к ней?

Элли из принципа не собиралась давать женщине денег, зная, что они пойдут на выпивку, но, услышав доносившиеся сверху звуки драки и мужской голос, передумала.

— Шесть пенсов, — смиренно ответила она.

— Давай шиллинг, — сказала женщина, — и ступай за мной.

Это был грабеж, но иначе, чтобы найти Элис, Элли пришлось бы стучаться в каждую дверь. От одной этой мысли ее охватила дрожь.

— Вы получите свой шиллинг, — сказала она, — когда я увижу Элис.

— Тогда сюда, мадам Фу-ты-ну-ты.

Жен