/ Language: Русский / Genre:sf

Война времен

Элизабет Тюдор


Тюдор Элизабет (Гасанова Лала)

Война времен

Элизабет Тюдор

Война времён

Часть 1.

События в замке "Голден Сиид".

Г л а в а 1.

- Марк, Марк, - звала молодая особа, вошедши в дом.

Не услышав отзыва, она вернулась к входной двери и поставила указательный палец на датчик.

- Позывной, - послышался голос из динамиков.

- Зей-Би 327, - ответила она.

- Ответ принят. Можете войти, - заключил компьютерный голос.

Дверь автоматически закрылась, щёлкнув замком.

"Сэли" - как обращались в то время к геноконцентрату1 женского пола, независимо от возраста, прошлась по комнате, окликая своего генотора2, который по генотипу3 был идентичен с ней.

Бледно-серый комбинезон плотно облегал её высокое и крепкое тело. Чёткая скоординированность выдавала в ней профессиональную военную выправку. Медно-красные, коротко остриженные волосы необычайно сочетались с белым цветом лица. Черты лица были правильными, чуть резковатыми, а спокойный твёрдый взгляд зелёных глаз говорил об уравновешенности и силе воли. Обойдя все помещения его небольшой квартиры, сэли подошла к рабочему столу генотора, за которым, как ей казалось, он постепенно сходил с ума.

- Над чем же ты сейчас ломаешь голову, Марк? - осматривая предметы на стеклянном столе, произнесла Зей-Би.

Множество мелких деталей и схем было разбросано по всей его площади. Освещение под стеклянным столом горело, да и персональный компьютер был не выключен.

"Какая бессмысленная трата энергетического кристалла, - покачав головой, подумала сэли, и вытащила прозрачный переливающийся цветом кристалл проводник из энергоподателя. - Если Марк позволил кристаллу так бессмысленно распадаться, значит, он ушёл по очень важному делу и надеюсь, ненадолго".

Вдруг ей на глаза попался неизвестный предмет в непробиваемом стекло-футляре, который лежал в отдалённом уголке рабочего стола. Потянувшись за ним, она сперва осмотрелась по сторонам и только после, взяв его в руки откинула крышку. Там был круглый металл со стеклянным верхом. Металл крепился к лученепроницаемому ремню, который был в то время новшеством технологии.

- Хм, странно, - проговорила Зей-Би вслух. - Раз он пользуется таким дорогостоящим материалом, значит это какое-то его очередное открытие.

Геноконцентрат посмотрела на стол в надежде получить ответ на свой вопрос, но ничего существенного не нашла, а включить компьютер и получить оттуда информацию у неё не было доступа. И, кроме того, это было противозаконным.

Внимательно присматриваясь к предмету в руке, она разглядела внутри маленькие палочки, расположенные равномерно по всей окружности, и две тонкие стрелки, прикреплённые к центру. Вспоминая данные, вложенные в её память, сэли нашла информацию о том предмете, который держала в руке.

- Это же механические часы! - воскликнула она, обрадовавшись.

Заметив на столе недоконструированные вторые, точно такие же часы Зей-Би облегчённо вздохнула. Вынув из футляра завершённый экземпляр, она надела его на запястье.

"Надеюсь, он не обидится, если я немного похвастаюсь ими, прогулявшись по городу, - подумала сэли, рассматривая металл на руке. - Как же поставить их на нужное время?" - заметив единственную погрешность изобретения, задумалась она.

Геноконцентрат снова посмотрела в банк данных своей памяти и нашла тот эпизод, когда им на уроках по истории механики объясняли регулировку и структуру таких часов. Лишь раз в жизни она видела механические часы, да и то в музее.

Сэли протянула обе руки, чтобы сверить время механических часов со своими квантовыми часами. Часы Марк-Сона опережали земное время на четыре часа тринадцать минут и двадцать четыре секунды.

"Неужто они не работают?" - раздосадовавшись, подумала она.

Сделав попытку правильно установить время, сэли нажала на кнопку рядом с регулировочной кнопкой. Внезапно часы на её руке громко затрещали, сильно вибрируя. Всё кругом померкло, предметы стали изменяться формами и цветом. У Зей-Би стала кружиться голова. Она попыталась удержаться на ногах, но сильный вихрь с неимоверной силой стал всасывать ее куда-то вниз. Невидимая воронка, не имеющая конца, не хотела отпускать сэли из своих объятий. Вокруг уже не было видно ни предметов квартиры изобретателя, ни намёка на прежний мир.

Последнее о чём успела подумать геноконцентрат, было самой ужасной мыслью в её недолгой жизни. "Новое смертоносное оружие!"

Зей-Би стала кричать, зовя о помощи. Однако как она ни старалась, её голос не пробивался сквозь непонятный для неё шум. Последним ощущением сэли была боль в спине от удара о твёрдую поверхность. А затем наступила тьма...

Г л а в а 2.

- Но! Но! - послышался голос откуда-то издалека.

Грохот от приближения чего-то огромного становился всё громче и громче. Разомкнув слипшиеся веки, Зей-Би увидела непривычное для её зрения голубое небесное пространство. Облегчённо вздохнув, что она всё ещё жива, сэли почувствовала тяжесть в лёгких. Они были будто чем-то сжаты.

Неуверенно и медленно встав на ноги, геноконцентрат ощутила лёгкое головокружение. Боль в спине, хоть и незначительная, всё же при ходьбе давала о себе знать. Незнакомый для неё шум продолжал исходить откуда-то, и чтобы выяснить его источник, сэли стала оглядываться по сторонам.

Поднимая на узкой полосе ужасную пыль, что-то или кто-то стремительно нёсся в её сторону. Зей-Би постаралась внимательно разглядеть приближающийся к ней объект. Однако, вскоре поняв, что столкновение с ним неизбежно, она отпрянула в сторону. Вступив на неровную поверхность камня у обочины, сэли поскользнулась и, кувыркаясь, полетела вниз по склону.

Не сразу придя в сознание после падения, геноконцентрат почувствовала удушье. Собравшись силами, сэли оперлась на локти, затем на ладони и, выпрямив руки, вышла из состояния удушья. Встав на колени, она на четвереньках выползла из лужи с грязью. Распростёршись на земле, Зей-Би стала полной грудью вдыхать кислород. Отлежавшись некоторое время в таком положении, и придя наконец в себя, стала карабкаться по склону холма.

С трудом преодолев подъем, запыхавшись, добралась до пыльной дороги. Осмотрев внимательней округу и увидев перед собой мрачное тёмно-зелёное пространство, от страха невольно шагнула назад.

- Алекс, - проговорила она встревоженным голосом.

Прошло некоторое время, но никто ей не ответил. Похоже, этот день был точно невезучим для неё. Медленно подняв руку, Зей-Би посмотрела на экран, который был вживлён в её руку. Монитор был небольшим, он находился в пространстве между локтевым и лучевым костями. Несмотря на свой размер, записи на нём были отчётливо видны. Ничуть не пострадав от удара, экран лишь потускнел от пыли и грязи. Края кожи вокруг него были давно зажившими, что говорило о значительном сроке его ношения.

Вытерев ладонью плёнку грязи, она прочитала следующее:

- Я ТЕБЯ СЛЫШУ, ЗЕЙ-БИ!

- Почему ты не отвечаешь? - возмутилась сэли.

- Я ПОВРЕЖДЁН, ПОВРЕЖДЁН... - потекла однообразная нескончаемая информация.

- Прекрати паясничать, - не удержавшись, вспылила она.

- ИСПРАВЬ МЕНЯ!!! - последовал ответ.

- Я не могу, - сказала она. - У меня нет конструирующих веществ.

- ДОСТАНЬ ИХ! - настаивал нейрокомпьютер 4.

- Я не могу, - резко ответила сэли. - Исправь себя сам, - категорично высказалась она.

- НО МНЕ НУЖНА ЭНЕРГИЯ, - объяснил Алекс.

- Чтоб ты треснул! - выругалась Зей-Би сквозь зубы. - Хорошо, - наконец произнесла она долгожданный ответ. - Бери, сколько тебе требуется этой энергии.

- СПАСИБО... - поблагодарил нейрокомп.

- Сколько у меня капсул в "резервуаре"? - спросила сэли.

- Двадцать восемь - А, восемнадцать - В, две - С, две - D, три - Е, три F, 5 - последовал точный ответ.

- Так сколько и каких капсул тебе нужно?

- Восемь - А, три - В, одна - С, одна - F...

- Что?! Да ты...да тебе пора остаться вообще без энергии, - запротестовала она. - Восемь А... ты соображаешь вообще, что пишешь? Да я на восемь капсул А восемь дней смогу протянуть. Три В?! - никак не могла она угомониться. - У меня их всего-то восемнадцать. И вообще, зачем тебе капсула F?

- МНЕ НУЖНА ЕГО ЭНЕРГИЯ, - ответил нейрокомп.

- Да знаешь ли ты, что только одной капсулой F можно кейфовать целых три дня...

- НЕ ПРИВЕРЕДНИЧАЙ И НЕ ЗАСТАВЛЯЙ МЕНЯ СОЕДИНИТЬСЯ СО СЛУЖБОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. ХРАНЕНИЕ В ОДНОМ "РЕЗЕРВУАРЕ" ТРЁХ КАПСУЛ F ПРОТИВОЗАКОННО, отпечаталось на экране.

- Перестань дурачиться, - хмыкнув, сказала сэли. - Ты ведь прекрасно знаешь, что остальные две я выиграла у мегамозга.

- ДА, ЗНАЮ, НО ВСЁ РАВНО НЕ МОГУ УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО 3 КАПСУЛЫ F РАЗРЕШЕНО НОСИТЬ В ОДНОМ "РЕЗЕРВУАРЕ"...

- Ну, хорошо, - оглядевшись по сторонам, неохотно согласилась Зей-Би. Бери сколько тебе нужно.... Надеюсь, ты ими подавишься, - тихо добавила она.

- ЧТО?! ЧТО?! ЧТО?! - запротестовал оскорблённый компьютер.

- Ничего. Успеха тебе, - с сарказмом выговорила она и направилась вперёд во всепоглощающее зелёное пространство.

Гигантские столбы с коричневыми чешуйчатыми покрытиями возвышались ввысь, почти сливаясь с голубым куполом. На этих столбах было бесчисленное количество зелёных, жёлтых и красно-коричневых маленьких кружков и овалов неизвестной структуры. Зелёное покрытие, на которое Зей-Би вступала с опаской, было покрыто теми же материями, что и на причудливых столбах, только с разницей в цвете. Оглядываясь по сторонам, сэли с чрезмерной осторожностью стала продвигаться вперёд.

- Я в полном порядке, Зей-Би, - послышался мягкий, но низкий голос Алекса.

- Ну что ж, очень хорошо, - обрадовавшись голосу своего компьютера, с облегчением вздохнула она. - Ну, Алекс, думаю, тебе предстоит тяжёлая и долгая работа. Подключи свои мониторы к моему зрению, чтобы видеть окружающие меня предметы, а я тем временем буду задавать тебе вопросы.

- Понял, - коротко ответил комп6.

- К примеру, что это за место? - задала она всего лишь один вопрос из тех, что её терзали.

Компьютер, немного помолчав, ответил:

- Лес...

- Что?!

- Лес, - уверенно повторил тот.

- Я не спрашиваю тебя, лес это или нет. Я хочу узнать, что это такое?

- Лес - это пространство, где растёт много деревьев и кустарников. Лес бывает широколиственный, хвой...

- Что ты сказал? - не веря своим ушам, прервала его сэли. - Деревья?! Но это невозможно! Все природные ландшафты Земли были уничтожены ещё за 400 лет до моей геноконцентретизации7.

- Я знаю это, Зей-Би, - спокойно отреагировал Алекс. - Но мои сведенья точны, - заключил он.

Последовала пауза. Зей-Би всё ещё сомневалась в достоверности данных нейрокомпьютера.

- А что у тебя на руке? - неожиданно прервав тишину, спросил комп.

Его чувствительные детекторы старались понять сущность этой вещицы.

- По-моему, это механические часы, - подавленным голосом ответила сэли.

Компьютер, внимательно изучив внешние и внутренние конструкции этого устройства, заявил:

- Нет, Зей-Би, это не часы. Хотя по внешнему виду и напоминают их.

Сэли с опаской посмотрела на руку.

- Тогда что же это?

- Не знаю, но если ты скажешь мне, откуда они у тебя, может быть, я смогу дать конкретный ответ.

- Они из лаборатории Марк-Сона...

- Марк-Сон? - не скрывая своё недовольство, воскликнул Алекс. - Этот сумасшедший... - добавил он, но сразу же запнулся, осознав, что сказал лишнее.

- Марк-Сон не сумасшедший. Он один из немногих, удостоившихся стать членом коллегии "Высшие умы" нашего города.

- Я этого и не отрицаю, - стараясь сгладить свою оплошность, покорно согласился комп.

Дальше не слушая причитаний и оправданий своего компьютера, который с каждым днём всё более надоедал ей, она задумалась о назначении изобретения Марк-Сона. Но никакие догадки не приходили ей в голову. Вновь посмотрев на часы, она заметила на своей руке странные тёмно-серые пятна.

- Что это, Алекс?! - воскликнула с ужасом сэли.

Через две с лишним секунды последовал ответ:

- Это грязь.

- Грязь? - недоумевая, переспросила она.

- Да. Грязь. Она состоит, - начал комп свой полный доклад, - из песка, грунта и многих других пород, смешанных с H2O, - заключил Алекс.

- Но этого не может быть! - не веря словам компьютера, запротестовала сэли. - Кислорода с примесью водорода больше не осталось в природе. Выясни более точную информацию, - потребовала она.

- Мне больше нечего выяснять, - резко ответил тот. - И так ясно, что это вода.

- Но, Алекс, ведь на Земле нет больше воды. - Или ты забыл?

- Ни в коем случае, - спокойно отреагировал низкий металлический голос. Однако, по результатам тестов, проведённых мною, я могу дать однозначный ответ. Это вода.

Зей-Би всматривалась в гущу леса, и страх закрадывался в её сердце.

- Так значит, - прервала она молчание, - это какая-то другая планета... идентификация прежней Земли...

- Думаю, это невозможно. После тщательного исследования нашей галактики учёные нашей планеты так же, как и учёные Вионы, дали однозначный ответ: "Второй планеты, схожей с прежней Землёй, - нет!"

- Но если это не другая планета, так значит, это виденье, виртуальная реальность! - воскликнула Зей-Би.

- Я так не думаю, - ровным голосом ответил комп. - Мой столбяной сверхизлучатель что-нибудь бы обнаружил, будь хоть малейший намёк на галлюцинацию.

- Ну, тогда я ничего не понимаю, - раздосадовалась сэли. - Тебе придётся досконально изучить эти часы... ну, то есть, его механизм.

- Могу ли я всецело посвятить себя этой работе? - неожиданно спросил Алекс.

- Нет. Мне нужно твоё присутствие в этом чуждом для меня мире, поэтому определи всего лишь 30% занятости от общего коэффициента.

- Хорошо, - не споря, согласился комп.

- Алекс.

- Да.

- Мой комбинезон? Что с ним? - посмотрев вниз и увидев кожу своих ног, проступавшую сквозь тлевший поминутно комбинезон, озадаченно спросила Зей-Би.

- Не удивляйся, Зей-Би, - последовал монотонный ответ. - Водород растворяет твой лученепроницаемый комбинезон.

- А есть ли у меня в "уменьшителе"8 сменный комбинезон?

- Да. Их у тебя три, - спустя минуту ответил Алекс. - Один водонепроницаемый, другой огнеупорный, а третий противотоксичный.

- Очень хорошо, - с облегчением вздохнула она. - Тогда воспроизведи мне водонепроницаемый комбинезон, - скомандовала та.

- Именно водонепроницаемый?

- Да.

- Включаю режим пере...

- Стой! Стой! - резко прервала она Алекса. - Сначала включи для меня режим обозревательного экрана.

Ничего не ответив, нейрокомпьютер выполнил требование.

- Какой ужас! - воскликнула Зей-Би, смотря на себя в отражателе, который серой прямоугольной дымкой переливался перед ней. - Сколько же у меня синяков, ссадин и царапин на теле.

- Хочешь избавиться от них? - спросил комп.

- Ну конечно. Только сначала испари одну капсулу А.

- Хорошо.

Над головой Зей-Би появился жёлтый круг, который медленно и плавно не прикасаясь к её телу, стал опускаться вниз. Последние остатки комбинезона истлели и, разложившись полностью, исчезли. Оставшись полностью обнажённой, она посмотрела на своё отражение. Синяки, как и на лице, имелись также и на спине, плечах и коленях. Тихий щелчок послышался из отсека "резервуар" и оттуда выглянула плоская капсула Е. Аккуратно вытащив его из отсека, сэли переложила капсулу в "распределитель", который был расположен прямо на её пуповине. Жадно сглотнув капсулу, "распределитель" стал равномерно распределять лекарственную дозировку по всему телу геноконцентрата. Через минуту процесс был окончен, и на теле Зей-Би не осталось и следа от былых ран.

- Можно мне взять комбинезон из "уменьшителя"?

- Да, - ответила она, не удивившись вопросу компьютера, так как он был традиционным. Без разрешения сэли Алекс не мог не только взять, но и даже заглянуть в "резервуар" или "уменьшитель".

Над головой Зей-Би вновь вспыхнул светящийся круг, но на этот раз он был синего цвета. Так же медленно опустившись вниз, он без усилия облачил её в водонепроницаемый комбинезон. Подправив пояс, который за всё время её существования всегда висел у неё на талии, Зей-Би, пройдя сквозь серую дымку отражателя, поспешила вперёд. Серый туман рассеялся, как только сэли отошла от него.

Она быстро продвигалась вперёд, удивляясь то деревьям, то листьям, шуршавшим под её ногами.

- Алекс.

- Да.

- Скажи, а что это было за существо, которое неслось на меня на полосе?

- Ты можешь зрительно воспроизвести его? - спросил монотонный компьютерный голос.

- Да, конечно.

Зей-Би, не замедляя шага, стала вспоминать этот эпизод, а Алекс принялся изучать данные. Ему потребовалось немного времени, через минуту ответ был готов.

- То, что ты называешь существом, на самом деле именовалось животным.

- Очень интересно...

- А конкретнее говоря, лошадью...

- Лошадью?!

- Точнее лошадьми, потому что их было три.

- А что такое лошадь?

- Лошадь - это непарнокопытное животное, - изъяснял Алекс. - Длина тела 2,8 м, высота до 1,3 м...

- Стоп. Стоп. Я хочу, чтобы ты посмотрел в свой голомакс9 и поискал бы там слайд с изображением лошади.

- Нашёл, - произнёс Алекс спустя минуту.

Нейрокомпьютер подключился к её зрительному нерву и стал показывать изображение найденного слайда. Поворачивая изображение так, чтобы Зей-Би могла внимательней разглядеть лошадь со всех сторон, Алекс стал зачитывать все имеющиеся сведения об этом животном.

- Так ты говоришь, что люди когда-то пользовались ими как средством передвижения?

- Да.

- Странно... но, по-видимому, кто-то их вновь использует в таких целях и мой долг остановить его.

- По моим данным, Зей-Би, лошади вымерли ещё до начала мировой войны в 2039 году, - уточнил Алекс.

- Тем более. Если есть хоть малейшая возможность спасти единственный экземпляр, оставшийся в живых, надо воспользоваться ею и сделать свою работу.

- Работу? - грубо хмыкнул нейрокомпьютер. - Но ведь ты не на космическом корабле, а твоя работа заключается лишь в том, чтобы охранять пассажиров от нападения инопланетных существ во время полёта, - напомнил комп.

- Спасибо за напоминание, - недовольно ответила сэли и продолжила свой путь.

- Алекс, - окликнула она компа несколько минут спустя.

- Да.

- Ты слышишь что-нибудь?

- Нет.

- Проверь тепловым лучом площадь радиусом 150 метров.

Алекс некоторое время молчал.

- Зей-Би, Зей-Би! - услышала она тревожный голос компьютера. - В этом лесу обитает около ста тысяч, да что там сто тысяч, миллионы живых существ. И все они двигаются, бегают, прыгают...

- Где? Где? - разволновавшись, оглядывалась она по сторонам.

- Да везде! Над тобой, под тобой и даже рядом с тобой...

- Но я ничего не вижу! - в панике закричала Зей-Би.

- Тебе с ними одной не справиться... - не переставая, говорил комп. И внезапно запнулся.

- Беги! - тихо прошипел Алекс.

Но Зей-Би стояла как вкопанная.

- Беги, Зей-Би! Беги! - повторял он снова и снова.

Зей-Би побежала, что было сил. Не оглядываясь по сторонам, стремглав проносясь между деревьями, она отчаянно рвалась выбраться из этого мрачного и страшного леса. Заметив вдалеке просвет, она повысила скорость. И облегчённо вздохнула, когда уже очутилась на поляне. Стабилизируя своё дыхание, осмотрелась по сторонам. Над головой ярко сияло солнце и она, обрадовавшись, никак не могла оторвать от него взгляд. После, когда повнимательней присмотрелась к окружающей местности, у неё на лице застыло выражение страха. Поляну со всех сторон обступали громоздкие деревья.

- Зей-Би, - вдруг раздался голос компьютера, и от неожиданности сэли вздрогнула.

- Да, Алекс.

- Я принимаю непонятные для меня сигналы...

- Какие ещё сигналы?

- Тепловые. Впереди тебя что-то есть... Они очень крупных размеров...

- Я уже ничему не удивляюсь, - стараясь казаться хладнокровной, отозвалась она.

- Думаю, тебе ещё придётся удивиться. Если в той стороне леса, из которой ты только что выбежала, были существа, которые двигались очень медленно, то у приближающихся объектов с другой стороны довольно-таки высокая скорость. Она равна приблизительно твоей скорости, - заключил компьютер. - Да, и вот что, немного снизив голос, сказал Алекс. - Они будут перед тобой через 75 секунд.

Услышав эту информацию, Зей-Би отчаянно заметалась.

- Что же ты стоишь? Беги прочь! - прикрикнул комп.

- Я не могу бежать обратно в лес, - возразила сэли. - Подожди, если я правильно расслышала информацию, эти существа больше размерами, но меньше численностью, чем те, по ту сторону леса.

- Да, - ответил нейрокомп.

- Тогда я сражусь с ними, - смело заявила Зей-Би.

- Но у тебя даже нет оружия! - воскликнул Алекс.

- Ошибаешься! В "уменьшителе" есть оружие. Может не самой новой технологии, но есть. Сейчас же достань его оттуда, - приказала сэли.

- Хорошо.

Зей-Би протянула руку и приложила подушечку среднего пальца к ногтю безымянного. В её руке тотчас появилось лазерное оружие. Оно было около двадцати пяти сантиметров в длину, чёрной окраски с полированной поверхностью. На рукоятке был переводник, и стрелка указывала на надпись "непрерывно". Быстро повернув стрелку в сторону надписи "импульсивно", сэли скомандовала компьютеру:

- Алекс, включи сенсоры ночного виденья.

- Есть, - произнёс Алекс, как он обычно отвечал в экстремальных ситуациях.

Зей-Би стала всматриваться в темноту леса.

- Алекс, эти деревья, как ты их называешь... я могу прожечь их толщу своим лучом?

- Да.

- Хорошо, - довольно ответила сэли и стала прицеливаться.

- Пять секунд, четыре...

- Замолчи! Ты мешаешь мне, - раздражённо прикрикнула Зей-Би.

"Чудовища" стремительно приближались и были уже совсем близко от сэли, однако она, не двигаясь с места, зорко вглядывалась в них, стараясь рассчитать время выстрела. И вот момент настал...

Зей-Би нажала на курок и из узкого дула вырвалась вспышка ослепительного света, который, достигнув ствола дерева, подрубил его у основания. Могучий старый дуб пошатнулся и, накреняясь со скрежетом, грохнулся оземь, преградив путь монстрам.

- Победа! - закричала Зей-Би, прыгая на радостях и вертя в руке лазерным пистолетом.

Алекс молчал.

- Зей-Би! Зей-Би! - неожиданно окликнул он.

- Чего тебе, Алекс? - спросила она весело, всё ещё находясь на волнах радости.

- Не хочу прерывать тебя...

- Ну и не прерывай, - тем же тоном произнесла она.

- Я знаю, что тебя это огорчит, но всё же лучше тебе это знать. Только одно из этих существ погибло. Остальные же, пробиваясь через преграду, идут к тебе.

- Вот и хорошо, - сказала она к удивлению компа.

- Что ж тут хорошего?

- Ведь у меня есть лазерное оружие.

- А ты уверена, что чудо-техника не подведёт? - с опаской спросил Алекс.

- Да, - твёрдо ответила сэли.

- Ну-ну... Они будут здесь ровно через десять секунд, - проинформировал комп.

- Десять секунд?! - воскликнула она. - Почему же ты мне раньше не сообщил?

- Но ты ведь не спросила, - как ни в чём не бывало ответил комп.

- Спрашивать?! - взбеленилась Зей-Би. - Ты должен защищать меня и днём и ночью!

- Я знаю...

- Так выполняй же свои обязанности! - грубо выкрикнула она. - Бездарь, процедила она сквозь зубы.

Алекс ничего не ответил, признавая правоту хозяйки.

- А вот и гости... - произнесла она и стала целиться в животных.

Внимательней присмотревшись к ним, она с недоумением спросила:

- Алекс, они кажется, что - то говорят?

- Возможно, - уклончиво ответил комп.

- Включи режим "гиперлокатор", - приказала Зей-Би.

Но как только был включен заданный режим, сэли вздрогнула, услышав громкий ор, издаваемый приближающимися животными.

- Что за непонятный и режущий слух язык, - фыркнула она недовольно.

"Пора!" - сказала она себе и, взяв на прицел одного из враждебных животных, нажала на курок.

Но ничего не произошло. Лазер не функционировал.

- Что произошло, Алекс, почему лазер не действует? - тупо уставившись на оружие, проговорила сэли. Тем временем существа приблизились к ней и были уже в нескольких шагах. - Проградуируй кристалл, - вдруг до неё дошёл смысл неисправности.

- Он на нуле, - послышался ответ.

Зей-Би обернулась и увидела, что страшно ревущие животные находятся в нескольких шагах от неё. Чтобы поместить ультралазер обратно в "уменьшитель", нужно было несколько минут, чего у сэли не было, а бежать с оружием в руках, а то и хуже, бросить не представлялось ей правильным действием. Поэтому единственное, что она могла придумать в считанные секунды, было решение уничтожить его. Слегка дотронувшись подушечкой среднего пальца до ноготка указательного и держа его в таком положении, Зей-Би мысленно приказала нейрокомпу включить персолазер, и произнесла свой личный код - "позывной".

Из ноготка указательного пальца вспыхнул бледно-синий луч персолазера, который был вживлён туда. Слегка подбросив ультралазер вверх, сэли направила луч на оружие. Как только луч достиг его корпуса, он расплавил оружие, практически полностью уничтожив его. Зей-Би вновь побежала и на сей раз обратно в лес.

- Ты видел... ты видел их, Алекс? - не смея раскрыть рот, мысленно заговорила она с нейрокомпьютером.

- Да, Зей-Би, и уже нашёл кое-что из исторического банка данных.

- Говори! - поспешно приказала сэли.

- Собаки - домашние млекопитающие. Произошли от различных видов волков. Начало одомашнивания собак относится к мезолиту...

- И тоже вымерли?! - фыркнув, спросила Зей-Би.

- Да, - утвердительно ответил комп. - Но вот что интересно. Они могут развивать скорость, превышающую скорость человека.

- Человека, - подчеркнула сэли. - А не гипергеноконцентрата.

- Это правда. Скорость человека намного меньше скорости геноконцентрата, иначе они давно настигли бы тебя... - сделал комп и так очевидный вывод. - Но по моим подсчётам они всё равно в силе догнать тебя, если очень захотят, добавил он.

- Чёрта с два! - усмехнулась Зей-Би. - Ведь я обладаю силой пятнадцати обычных гомогенов.10

- Так что же ты ждёшь? Почему не применишь свои силы? - задался тот вопросом.

- Ещё не время. Произведи мне слайдовую голограмму с изображением собак.

- Сейчас? - удивился Алекс.

- Да.

Перед её глазами стали появляться слайды с изображением собак различных покрасов, размеров и форм.

- Что ты мне показываешь?

- Это собаки различных пород, - ответил комп. - Постой.... Кажется, я кое-что нашёл, - неожиданно проговорил тот. - Видишь? - спросил Алекс, продемонстрировав ей новый слайд. - Эти собаки и собаки, которые преследуют тебя, идентичны. И это означает, что они охотничьи.

- Ну и что?

- А то, что они намного резвее собак других пород, - уведомил тот.

- Час от часу не легче, - вздохнула сэли. - Хорошо, я включу бицепсы, решила она всё же прислушаться к совету нейрокомпьютера.

Зей-Би остановилась и, нагнувшись, дотронулась до голеней ног, где находились датчики бицепсов. Установив датчики только лишь на половину их реальной мощности, сэли приготовилась бежать, когда Алекс своим новым сообщением задержал её.

- Просмотри-ка эти старые заголовки из газет, я нашёл их в моём архиве.

Затем последовали надписи и прикреплённые к ним изображения:

НАЙДЕН ТРУП МАЛЕНЬКОГО МАЛЬЧИКА, ЗВЕРСКИ УБИТОГО СВОИМ ЧЕТВЕРОНОГИМ ДРУГОМ.

Следующим был такой заголовок:

СОБАКА, СЧИТАВШАЯСЯ ДОСЕЛЕ ДРУГОМ ЧЕЛОВЕКА, ПЕРЕГРЫЗЛА ГЛОТКИ СВОИМ СТАРЫМ ВЛАДЕЛЬЦАМ.

- Какой ужас! - воскликнула сэли, не только читая заголовки, но и просматривая фотоснимки жертв.

Зей-Би приказала отключить слайдовую голограмму, и, размяв ноги, приготовилась бежать. Рычание и лай животных стал отчётливо слышен, и сэли решила дольше не испытывать судьбу. Сделав предварительно несколько шагов, сэли помчалась с невиданной скоростью. Она была уже далеко от злобных животных, когда неожиданно позади неё послышался необъяснимый грохот, и Зей-Би, не замедляя бега, оглянулась. Однако из-за неимоверной скорости, ничего не разобрала. Продолжая нестись во весь опор, она устремила взгляд вперёд... и похолодела.... Не успев вовремя остановиться, она с необычайной силой ударилась о ствол огромного старого дерева. Могучий дуб покачнулся, но остался стоять, однако для Зей-Би столкновение оказалось роковым.

Г л а в а 3.

- Добро пожаловать домой! - раздался мягкий голос из датчика входной двери.

Мужчина, а точнее, "торн", как обращались к геноконцентратам мужского пола, не отреагировав на слова датчика, прошёл в комнату.

Серо-дымчатый комбинезон плотно облегал его мускулистое и статное тело. Черные, коротко остриженные волосы необычайно сочетались с его белым лицом. Зелёные глаза своим цветом и непроницаемостью напоминали холодный кристалл хризопраз. На мускулистом лице не было и намёка на морщинку, а открытый лоб украшал ромбообразный камень изумрудного цвета. Этого отличительного знака удостаивались лишь лица, имевшие должность в совете "Высших умов" города. Однако изумрудный цвет камня свидетельствовал о не очень высокой занимаемой должности. Не многие геноконцентраты носили такой отличительный знак, и удостоившиеся их были признаны как "интеллектуалы".

Войдя в свою лабораторию, торн не мог понять причину царившего там беспорядка. Микрочипы были разбросаны по полу. Многие из них были раздроблены или частично уничтожены. Надувная мягкая мебель, сделанная из резюлина,11 была разорвана и, скрутившись в комки, валялась по всей комнате. Так же тут можно было найти множество схем и детали приборов, некогда аккуратно лежавшие на рабочем столе. И наконец, обшивка стен и потолка его лаборатории потеряла прежнюю герметичность.

Торн не мог сдвинуться с места, ошеломлённый состоянием рабочего кабинета.

"Это, должно быть, ограбление... - первое, что пришло ему на ум. - Но нет, - сразу же опроверг он эту мысль. - Если кто-нибудь смог бы проникнуть в квартиру, он не вышел бы отсюда живым. И, кроме того, входной датчик вызвал бы охрану", - размышлял торн.

Геноконцентрат стал медленно расхаживать по комнате и собирать все, что валялось под ногами.

"А может быть, вору всё же удалось скрыться незамеченным? - не выходило у него из головы предположение об ограблении. - Но какова была его цель? Что он хотел украсть?"

Торн посмотрел на груду только что собранных предметов и заключил:

"Нет. Ничего не украдено! - успокоил он себя. - Однако ж очень странно, что кто-то, проникнув во внутрь, ничего не взял....А может, он хотел украсть информацию?" - вдруг осенило геноконцентрата и он, подбежал к своему персональному компьютеру. Торн воткнул кристалл-проводник в энергоподатель.

- Дайна, - позвал он свой нейрокомпьютер вслух.

- Да, Марк-Сон, - послышался мягкий женский голос компа.

- Подключись, пожалуйста, к моему персональному компьютеру и запроси следующий вопрос: " Какими были последние его действия?"

Спустя минуту Дайна дала конкретный ответ. Геноконцентрат вздохнул с облегчением, узнав, что никто не прикасался к его компьютеру. Однако этот инцидент ещё больше насторожил торна.

"Если это была не кража, то, что же?" - возник у него естественный вопрос.

- Дайна, - вновь позвал он нейрокомпа.

- Я слушаю, Марк-Сон.

- Подключись к камерам входного датчика и воспроизведи на мой монитор записи последних... - геноконцентрат посмотрел на свои квантовые часы, ...двух часов.

Дайна, ничего не ответив, стала выполнять приказ хозяина. Данные из системы безопасности входного датчика стали с помощью нейрокомпа проецироваться на небольшой экран, напротив которого сидел Марк-Сон. Долгое время в поле зрения камер никого не было видно, и торн приказал Дайне быстрее прокручивать показ. Но вот мелькнула чья-то фигура мимо камеры, и Марк-Сон приказал нейрокомпу показать этот кадр в замедленном темпе. Геноконцентрат просматривал этот кадр снова и снова, однако лица вошедшего в дом он никак не мог разглядеть. Наконец, поняв, что при помощи коммуникабельного экрана разглядеть незнакомца будет невозможно, торн приказал перевести изображение на его глазной монитор.

Глазной монитор был совершеннее обычного монитора. Отдавая команды своему нейрокомпьютеру, он мог увеличивать и уменьшать изображение, а также рассматривать его с любых позиций.

- Зей-Би! - воскликнул торн, наконец, разглядев лицо сэли.

- Дайна, покажи мне записи лабораторной камеры в тот же временной период.

Запись пошла, и Марк-Сон стал внимательно всматриваться в действия сэли.

Зей-Би вошла в комнату, окликая его. Затем она подошла к стеклянному освещенному столу и, покачав головой, вытащила кристалл-проводник из энергоподателя. Сэли уже собиралась уходить, как её взору попался стеклянный футляр. Долго рассматривая его, она откинула крышку футляра и вытащила оттуда предмет многолетних трудов Марк-Сона. Надев часы на запястье, она посмотрела на свои квантовые часы и, исправив время по ним, нажала на кнопку рядом с регулировочной кнопкой. Вот тут-то и началось самое ужасающее зрелище. Сначала подул лёгкий ветерок, затем он взвихрился с ураганной силой и наконец, образовавшийся вокруг Зей-Би смерч буквально всосал её в себя. Ещё немного побушевав там, он исчез, вспыхнув ярко-ослепительным светом. После того как свет потух, от Зей-Би не осталось и следа.

Дайна выключила глазной монитор и молча стала дожидаться дальнейших распоряжений от хозяина.

- Её больше нет, - наконец нарушила она молчание.

- Нет. Этого не может быть! - находясь всё ещё в шоке, замотав головой, ответил торн.

- Увы, Марк, просмотренные записи не оставляют надежды.

- Но часы не могли уничтожить её, - не мог согласиться изобретатель с мнением своей помощницы.

- Часы? - переспросила Дайна. - Скорее всего, ты изобрёл не часы, а оружие сверхмощной силы, - подытожила та.

Марк-Сон молчал, находясь в раздумье.

- Воспроизведи мне вновь тот кадр, когда Зей-Би вращала стрелку часов, приказал он нейрокомпьютеру.

- Но, Марк, это бессмысленно, - пыталась возразить Дайна.

- Я не спрашиваю тебя, что бессмысленно, а что нет! - вспылил торн. - Я приказал тебе воспроизвести...

- Хорошо, - обиженно отозвалась Дайна.

- Увеличь видимость внутренности часов, - скомандовал Марк, вновь просматривая запись.

Зей-Би перекрутила стрелку часов назад на 4 часа 13 минут и 24 секунды.

- И что это даст? - озадаченно спросил комп.

- Это объясняет многое. Но пока я не могу сказать тебе этого.

- Ты мне не доверяешь, Марк? - услышал он укор в вопросе Дайны.

- Вовсе нет! Просто пока я хочу выполнить ряд наиболее первостепенных задач, а о Зей-Би я позабочусь позже.

Г л а в а 4.

- Зей-Би... Зей-Би, - доносился откуда-то издалека голос Алекса. - Зей-Би, очнись... - перейдя на мысленный контакт с хозяйкой, молил он.

Однако голос Алекса едва ли доносился до разума сэли. Она лежала без сознания и не могла даже мысленно уловить его призыв. Прошло немало времени, прежде чем она хоть немного пришла в себя. Её качало из стороны в сторону на движущемся предмете. Ощутив шероховатую поверхность под спиной, Зей-Би невольно съежилась. От постоянной вибрации и сильнейшего удара несносно болела голова. Внезапно её обоняние уловило запах крови, которым было покрыто всё её лицо. На лбу была большая рана, из которой продолжала течь жидкость пурпурного цвета.

- Алекс, - мысленно позвала она компа.

- Да, Зей-Би, - обрадованно произнёс нейрокомп.

- Дай... мне... из " резервуара"...капсулу F, - отрывисто приказала она.

- Капсулу F? - переспросил комп.

- ...Да...

- Но тебе в данную минуту нужна капсула Е, - проинформировал тот.

Зей-Би молчала.

- Зей-Би, - тихо позвал Алекс, стараясь не причинять боль её нервам.

- ...Капсула F... - последовал твёрдый ответ, прорезавший пустой эфир. ...Это приказ!

Отсек "резервуар" тихо щёлкнул, и из прорези в поясе выглянула полоска коричневого цвета, размером два на три сантиметра и толщиной не более двух миллиметров. Зей-Би дрожащей рукой вытащила капсулу и переложила её в "распределитель". Тот, жадно всосав в себя капсулу, стал немедля размельчать её и внедрять в каждую систему органов. Через минуту или две сэли больше не чувствовала боли. Можно сказать, Зей-Би больше ничего не чувствовала, ни запаха крови, ни вибрации. Даже неприятная шероховатая поверхность, на которой она лежала, стала для неё неосязаемым облаком, которое несло её на крыльях блаженного забытья.

Г л а в а 5.

- Вы думаете, что он выживет, доктор? - раздался низкий, но не грубый голос.

- Хм...м. Не знаю, что и ответить, - поглаживая тонкую бородку, ответил пожилой мужчина.

- Думаю, что если он уже лежит три дня без сознания... - выдержал паузу доктор, - ...то навряд ли он выживет.

- Как, по-вашему, почему он ещё не пришёл в себя? - спросил тот же голос.

- Не знаю, сэр Мельсимор. Это может быть от чего угодно, - признался тот. - Хотя, учитывая то, что пациент потерял столько крови, его нынешнее состояние могло бы объясняться именно этим инцидентом. Но... и это возможно не главная причина, - размышлял старик вслух. Он встал со стула и медленно приблизился к статной фигуре, стоящей в углу комнаты. - Как вы мне рассказали Родрик, продолжал доктор, - вы нашли этого человека уже без сознания?

- Совершенно верно, доктор, - подтвердил другой.

- Он лежал на земле, в лесу возле дерева? - спросил доктор.

Юноша кивнул.

- Судя по ране, можно сказать, что этот человек бежал с очень большой скоростью.

- Правда? - усмехнувшись, прервал его собеседник.

- Да, мой друг, - невозмутимо продолжил старик. - Несмотря на то, что у него не хорошо развито тело, а точнее будет сказать, вообще не развиты мускулы ног, я всё же настаиваю на своём заключении. Этот мужчина, ну, то есть юноша...

- Юнец, - бестактно добавил парень.

- Не имеет значения кто, - отмахнувшись, продолжил доктор. - Незнакомец обладает способностью развивать чрезмерно высокую скорость.

Родрик открыл рот, чтобы вставить и своё мнение, однако доктор наставительно поднял указательный палец:

- Я бы на вашем месте не спешил с характеристиками. Тем более, что вы ничего не знаете об этом человеке.

Доктор, скрестив руки на груди, повернулся в сторону кровати, на которой лежал пациент.

- К примеру, возьмём то, что ваши слуги никак не смогли снять с потерпевшего его странную одежду. Да что там одежду, даже обувь...

Зей-Би сквозь чёрную пелену, окутывающую её глаза, стала слышать чьи-то отдалённые голоса. С опаской открыв слепившиеся глаза и увидев белый потолок, она тотчас же закрыла их.

"Крематорий", - её сердце похолодело при одной только мысли об этом месте.

- Нет, Зей-Би, это не крематорий, - послышался мягкий голос нейрокомпа, который все эти три дня ждал пробуждения своей хозяйки.

Услышав голос компа, сэли облегчённо вздохнула. Она ощущала несносную боль в голове. Будто что-то тяжёлое стесняло её движения. Зей-Би показалось, что на ней был скафандрный шлем старого образца, только без стеклопластиковой заслонки.

- Алекс, - позвала она его мысленно. - Если это не то ужасное место, то где же я?

- Я знал, что как только ты очнёшься, задашь мне этот вопрос, и уже подготовил всю информацию.

- Выкладывай.

- Тебя привезли сюда на колымаге, которая называется "телега", запряжённую какими-то непонятными ремнями к лошади, а вернее к кобыле, как они её называли. После долгой и длинной дороги повозка наконец-то остановилась у высотного здания. Затем тебя переложили на носилки и отнесли вовнутрь сооружения. Поднявшись по многоступенчатой лестнице и пройдя длинный коридор, они вошли в эту комнату. Тебя уложили на кровать и пытались раздеть, но так как все попытки оказались тщетными, они отказались от этой мысли. Спустя некоторое время пришёл "доктор". Осмотрев твою рану на голове, он смазал её какой-то примитивной мазью, и обмотал всю голову впитывающей белой материей.

- Зачем?! - испугалась сэли.

- Не знаю. Наверное, у них такие методы лечения, - изъяснил комп.

- Продолжай, - потребовала Зей-Би.

- Вот и всё.

- Всё?

- Да. Ну я, конечно же, не стану пересказывать некоторые мелкие и незначимые моменты происшедшего, однако, упомяну, что "доктор" ещё несколько раз менял повязку, и каждый раз вновь наносил ту же мазь.

- Молодец, - скупо похвалив, сэли поинтересовалась: - Теперь ответь мне. Кто эти существа, столь примитивные, но, по-моему, достаточно разумные?

Компьютер помолчав некоторое время, дал простой ответ:

- Люди!

- Люди?! - мысленно воскликнула Зей-Би. - Но этого не может быть!

- Очень даже может, - уверенно отозвался комп.

- Алекс, но ведь люди вот уже столько столетий живут на Вионе, - напомнила она.

- Да, я знаю, - ровным голосом ответил нейрокомп. - И несмотря ни на что, я могу твёрдо заявить, что в этом посёлке живут люди, - не колеблясь, ответил тот.

- Посёлке? - переспросила Зей-Би. - Но ведь ты ничего не говорил мне о посёлке.

- Ну, наверное, я забыл, - как ни в чём не бывало, проговорил Алекс.

- Хм...- сердито хмыкнула сэли про себя. - Забыл....И что же ты предлагаешь мне делать? - помолчав с минуту, спросила она мысленно у нейрокомпьютера. - Постараться войти с ними в контакт, или же, найдя выход, убежать отсюда?

- Думаю, - немного помозговав, ответил комп, - что войти с ними в контакт будет самым опрометчивым решением. Бежать! Вот самый логичный и разумный выход.

- Бежать? Как какое-нибудь трусливое существо? - недовольно проворчала она.

- Зей-Би, ты, возможно, недооцениваешь эти существа. Люди не только разумны, но и алчны, корыстны, злобны, болезненно ревнивы, завистливы, психологически неуравновешенны, враж...

- Ты забываешься, Алекс, - грубо прервала его сэли.

- Что?! - недоумевая, спросил тот.

- Ты, кажется, забыл, кто я?

- Нет.

- Нет, ты забыл, - сердито твердила Зей-Би. - Иначе не стал бы говорить столько гадостей о людях.

- Но...

- Я, - продолжала Зей-Би, не обращая внимания на Алекса,- геноконцентрат, создание человека. Да, может быть, я и не человек, но в основу моего воссоздания легли эукариоты12. Да, я не отрицаю и тот факт, что даже если я внешне похожа на людей, я всего лишь биосинтетический материал, хотя и живой. Однако у меня также есть чувства, как и у людей. Может быть, и не все, но есть. Поэтому любое твоё оскорбление в адрес людей я буду воспринимать как в мой собственный, - так закончила она.

Нейрокомпьютер молчал, впервые не зная, что ответить.

- Прости, - только и смог он произнести.

Зей-Би устало вздохнула.

- Забудем об этом инциденте. Ты выяснил что-нибудь про эти часы?

- Нет, Зей-Би. Я знаю их механизм, но этого мало для того, чтобы дать тебе полную информацию. Возможно, если ты позволишь мне войти в банк данных твоей памяти, - продолжал Алекс, - я быстрее выясню что-то об этих часах.

- Ну что ж, - неохотно сказала сэли, - я разрешаю.

- Спасибо...

- Алекс.

- Да.

- Ты мне так и не сказал. Как мне быть? Как выбраться отсюда?

Нейрокомпьютер подключился к её глазному монитору.

- Видишь, Зей-Би? Это комната, в которой ты лежишь, - включив запись, заснятую им, сказал нейрокомп.

- Да, - внимательно рассматривая помещение, ответила сэли.

- А вот там, - сказал компьютер и повернул объектив в левую сторону от кровати, на которой лежала сэли, - там находится дверь. - Выйдя отсюда, продолжал он, - ты должна идти прямо, никуда не сворачивая до конца коридора. - Комп показал обзор помещения. -Ты увидишь лестницу, и должна спуститься по ней вниз, - изображение на глазном мониторе сэли сменилось, и теперь она увидела массивное строение, именуемое лестницей.

- Спущусь?! Но как? - в недоумении спросила та.

- Вспомни, как ты это делала на тренажерах.

- Ну, хорошо. А дальше?

- После того как ты окажешься внизу в огромном холле, не теряя времени, направляйся к коричневым высоким дверям, - сказал комп и показал их на записи. - Откроешь их и выйдешь во двор. Ну, а дальше всё будет зависеть от обстоятельств, - завершил Алекс свой план спасения.

- Но, Алекс! - с досадой воскликнула Зей-Би. - Как же я открою двери? Ведь я не знаю кода.

- Тебе и не нужно этого знать, - усмехнувшись, ответил компьютер. - Я проследил, как это делают люди. Эти примитивы... ах, извини... эти двуногие, ухватившись за ручку двери и опустив ее вниз, тянут к себе всю дверь.

- И всё?! - удивилась Зей-Би.

- Да.

- Но, Алекс, ты забыл ещё одну, однако очень значительную деталь.

- Что?

- Те двое.... Как их там?

- Мужчины, - помог ей комп подобрать нужное слово.

- Вот именно. Что мне делать с ними? - озадаченно спросила она.

- По моим расчетам, они скоро должны подойти к твоей кровати. И тогда тебе нужно будет просто.... Ну, ты понимаешь?

- Но это так не практично, - недовольно подумала Зей-Би.

- Знаю, - спокойно ответил комп. - Но другого выхода у тебя нет.

- Ну что ж, если других вариантов нет, то придётся действовать по твоему плану, - наконец согласилась с ним сэли. - Сколько времени ещё осталось до моей полной сенсибилизации13?

Компьютер молча размышлял.

- Две минуты и одиннадцать секунд, - точно ответил он.

- Когда подойдут сюда мужчины?

- Через две минуты и сорок секунд, - предположил комп.

- Хорошо, я успею включить бицепсы, - довольная таким стечением обстоятельств мысленно ответила сэли.

- Кстати, о бицепсах... - проговорил Алекс, неожиданно вспомнив немаловажную деталь. - Не забудь, что у тебя всё ещё включены бицепсы ног. Я бы посоветовал тебе выключить их, так как расстояния здесь маленькие.

- Хорошо, - приняв во внимание совет нейрокомпа, ответила геноконцентрат. - Сколько осталось времени? - спросила та с нетерпением.

- Уже сорок шесть секунд, - дал комп точный ответ.

- Интересное чувство охватывает меня, Алекс.

- Какое?

- Кажется, страх. Я знаю, это смешно. С моим-то умением владеть оружием и силищей.... А тут вот страх овладевает мной.

- Это со всеми бывает, Зей-Би, - попытался успокоить её комп. - Это что-то вроде космической болезни во время первого перелёта.

- Да, но ведь я не новичок в этом деле, Алекс. Я как-никак офицер охраны космического корабля, - напомнила она. - А тут вот испугаться на родной Земле, да ещё и в окружении людей. - Зей-Би хмыкнула, иронизируя над собой.

- Незнакомых людей, - уточнил комп. - Кстати, ты уже можешь двигаться, оповестил он свою хозяйку.

- Спасибо, - поблагодарила сэли и выключила бицепсы ног. Затем, прикоснувшись к локтевым датчикам, она включила бицепсы рук.

- У тебя осталось двадцать семь секунд, - послышался голос компа. Расслабься, Зей-Би, у тебя всё получится, - ободрил её Алекс.

- Надеюсь, - ответила она, и приготовилась нанести двойной удар, дабы убрать живое препятствие одним разом.

- Семь секунд, - известил нейрокомп и включил обозрительный глазной монитор, чтобы Зей-Би могла увидеть приближение людей даже с закрытыми глазами.

Изображение появилось, и геноконцентрат увидела, как мужчины, тихо беседуя между собой, медленно приближались к её кровати. Один из них был стройным и высоким, с прекрасным атлетическим строением тела. Кожа его была белой, но чуть загорелой. Черты лица были правильными и не слишком резкими. Выразительные карие глаза, длинные каштановые волосы, аккуратно перехваченные сзади тонкой лентой, и выражение невинности на лице создавало впечатление дружелюбного характера. Второй, шедший за ним человек был намного старше него. О его возрасте говорили не только седые волосы, но и морщинистая кожа на лице. Доктор, а это был именно он, с жаром что-то объяснял юноше.

- Два, один, - считал Алекс оставшиеся секунды. - Давай! - призвал он Зей-Би к действию.

Молниеносно для окружающих сэли выпрыгнула с кровати и встала лицом к лицу с людьми. Нейрокомпьютер выключил глазной монитор, и Зей-Би открыла глаза. Видимость не изменилась, а наоборот стала ощутимой. Подняв обе руки, она нанесла лёгкий двойной удар по лицам мужчин. Всё это произошло настолько быстро, что люди не успели отреагировать. Как и рассчитывал Алекс, оба поверженные геноконцентратом, лежали на полу без сознания.

- Браво! Чистая работа! - похвалил комп. - А теперь к выходу, - поторопил он.

Сэли подошла к двери, и в точности выполняя указания компьютера, выбралась наружу. Добежав до лестницы по широкому и длинному коридору, как и описывал Алекс, Зей-Би остановилась, чтобы осмотреться по сторонам. Не увидев никаких препятствий, она легко и быстро спустилась по ступенькам.

В большом холле царил полумрак, но это ничуть не обеспокоило Зей-Би. Прильнув к входной двери, сэли постаралась сделать с ней то же, что и с дверью наверху. Однако на этот раз препятствие не исчезло. Времени не было, чтобы разобраться с механизмом замка, потому что люди, оставшиеся наверху, могли очнуться в любую минуту. И тогда...

Алекс потребовал слишком много времени, чтобы разобраться с замком, а времени было в обрез... Зей-Би включила персолазер вживлённый в её указательный палец и аккуратно прожгла замок. Тяжёлый металл с грохотом упал на пол. Сэли вновь потянула дверь за ручку, однако и в этот раз дверь не подалась. Потеряв терпение, геноконцентрат включила датчик на колене правой ноги, который должен был усилить её удар. Подняв ногу, она пнула дверь. Створка со скрежетом сломалась и отлетела далеко. Другая же половина двери, жалобно скрипя, осталась висеть на одной петле.

"Путь свободен!" - ликовала про себя Зей-Би.

Не теряя времени, она выбежала во двор. Был полдень и солнце ярко светило. Сэли прищурилась на миг, ослеплённая ярким солнечным светом, но вскоре пообвыкла и продолжила свой путь.

- Зей-Би, - мысленно обратился к ней нейрокомп, - видишь те ворота? сказал он и включил увеличительный монитор. - Беги к ним! - посоветовал тот и выключил детальную видимость.

Зей-Би с быстрого шага перешла на бег. Стараясь не оглядываться по сторонам, она устремила свой взор только на массивную деревянную постройку. Люди - женщины, мужчины, старики и дети косо поглядывали на неё, не решаясь приблизиться. Вдруг Зей-Би заметила, что ворота исчезли, будто бы испарились в воздухе.

" Больше нет преград!" - обрадовалась сэли и прибавила скорость.

- Нет, Зей-Би, не торопись! - предупредил Алекс. Он не успел добавить больше ни слова, так как Зей-Би, охваченная радостным чувством свободы чуть не столкнулась с лошадью, вошедшей через ворота.

Всадник от неожиданности дёрнул поводья, и лошадь недовольно заржав, встала на дыбы, чуть не задев копытами голову сэли. Зей-Би вовремя отпрыгнула в сторону и нечаянно наступила на лапу бродячей собаки. Та взвизгнула и, скуля, пошла прочь. Однако к ней на помощь примчалась целая свора собак. С лаем, угрожая геноконцентрату, но не прикасаясь к ней, собаки оттеснили её к стене ближайшего дома. Натолкнувшись на стену и видя, что дальше уже некуда идти, сэли стояла в нерешительности. Свора собак, окружив её, подняли дикий лай. Зей-Би, сев на корточки и съежившись от страха, прикрыла ладонями уши. Компьютер что-то выкрикивал, пытаясь вывести её из оцепенения, но сэли больше ничего не воспринимала.

Говорят: "Опасность побуждает к подвигам", но к Зей-Би эта поговорка не относилась. Опасность - это стихия смельчаков, однако сэли не была тем смельчаком, который, сломя голову бросает вызов гибельной опасности. Она привыкла тщательно планировать свои дальнейшие действия, но сложившаяся ситуация была столь необычной, что она потеряла контроль над собой. Все неприятности следовали одна за другой; неизвестные часы, по вине которых сэли попала бог знает куда, чудовищные животные, заточение в чужом и враждебном месте, и люди, воля которых пугала Зей-Би больше всего.

И вот сидя на корточках у стены, обхватив голову, чтобы не видеть и не слышать весь ужас происходящего, геноконцентрат ушла глубоко в себя. Она возвела вокруг себя защитное магниобиополе, которое обладало необычайно мощной силой.

- Что здесь происходит? - крикнул мужчина, который только спешился с коня.

- Не знаю, сэр, - стараясь перекричать лай собак, ответил слуга, придерживавший за узду норовистого коня.

- Держите его! - крича, стремительно нёсся к этому месту юноша, зажав правой рукой расквашенный нос.

- Что с тобой, Гарольд? - увидев его физиономию, изумился всадник.

- Да этот неблагодарный скотина врезал мне...

- Этот дохляк так изуродовал тебе лицо? - показывая в сторону Зей-Би, усмехнулся тот.

- Да, но в этом нет ничего смешного, - обиделся Гарольд.

- Извини, - снисходительно произнёс другой и показал на Зей-Би. - Откуда он взялся?

- А ну его... - отмахнувшись рукой, протянул Гарольд. - Это моя "дичь". Я нашёл его на охоте.

- Браво, - хлопнув в ладоши, усмехнулся всадник. - Я вижу, ты уже начал охотиться на людей?

- Это не так, Герман! Этот недоумок, - показывая на сэли, проговорил юноша, - прогуливался в лесу именно во время моей охоты. - А эти никчёмные псы, - он пнул одну из подвернувшихся собак, - взяли след бродяги и тем самым испортили мне всю охоту. Гонясь за ним, они ушли далеко в лес, и я уже не мог контролировать их. Когда же нам удалось найти их, они всё так же сплотившись всей сворой вокруг этого бедолаги, исступлённо лаяли. Когда, наконец, нам удалось растаскать этих чёртовых собак, мы нашли лежавшего без сознания этого юнца. Убегая от собак, он очень сильно ударился об ствол дерева и чуть не раскроил себе башку... - Гарольд запнулся и посмотрел на свою ладонь. Она была в крови.

- Гарольд, тебе надо к врачу, - искренне встревожившись за здоровье юноши, сказал собеседник.

- К какому? - усмехнулся юноша. - К тому, который лежит наверху без сознания, с такой же раной, что и у меня?

- Что?! Доктор Оландью здесь?

- Да... - с горечью ответил Гарольд. - Он лечил этого варвара, - Гарольд указал на Зей-Би, которая всё ещё, не шелохнувшись, сидела у стены.

- Ну, что ж, раз я уже здесь, - сказал властно Герман, - я сам во всём разберусь. Ты, Гарольд иди и прикажи слугам помочь тебе и доктору Оландью.

- Сэм, - обратился он к слуге, который стоял возле него, - уведи собак и запри их в овчарне. А ты, Донуэл, - обратился он к юноше, который всё ещё держал его коня, - проследи, чтобы во дворе не было ни единой лошади. Кажется, к нашему гостю животные не очень-то благосклонны, - сказал он себе под нос, рассматривая сэли.

Все засуетились, выполняя распоряжения Германа, высокого и мускулистого юноши, выглядевшего старше своих лет. Холодный взгляд его карих глаз говорил об уравновешенности и силе его характера. Длинные каштановые волосы, концы которых немало были потрёпаны ветром, были аккуратно зачёсаны назад и крепко закреплены лентой.

- Зей-Би! Зей-Би! - звал мысленно геноконцентрата комп. Но она была не в себе, так что даже не слышала Алекса.

Собак убрали с пути, и Герман не мешкая, приблизился к Зей-Би.

- Эй, парень! Ты слышишь меня? - спросил он и нагнулся, чтобы получше разглядеть незнакомца. - Всё уже спокойно. Ты можешь встать. Мы разогнали животных.

Однако Зей-Би даже не шевельнулась. Тут подошли Гарольд с доктором.

- Ну, как? - спросили они разом.

Герман поднял голову и, увидев их, еле удержался от смеха. Носы тех двух были перевязаны и чем-то походили на намордники.

- Никак, - посмотрев в сторону сэли, ответил Герман. - Мне кажется, он в шоке, доктор, - добавил тот же. - Не могли бы вы чем-нибудь успокоить его?

- Да. Конечно, - ответил он и попросил Сэма принести его саквояж.

Все трое, ожидая слугу, молча стояли, искоса рассматривая "дичь". Скоро прибежал Сэм, и доктор принялся копаться в своём саквояже.

- Готово, - сказал Оландью и, подняв шприц вверх, подошёл к пациенту.

- Стой! - Гарольд схватил его за руку.

- В чём дело? - недовольно произнёс доктор.

- Надо действовать осторожно. Никогда не знаешь, что ещё он может выкинуть, - с опаской указал он в сторону сэли.

- Да ладно тебе, Гарольд, - усмехнулся Герман, - не дрейфь.

- Тебе легко говорить, - огрызнулся тот, - тебе не давали по носу...

- Ну и что же ты предлагаешь делать? С оружием на него идти?

- Вот именно! - настоял Гарольд. - Жаль, что у меня при себе ничего нет. Не возражаешь, если я возьму твою шпагу, брат? - сказал он, протянув руку.

- Ну что ж, если тебе от этого будет спокойнее... - ответил Герман и протянул свою шпагу без ножен.

Доктор медленно подошёл к Зей-Би и, встав на одно колено, приготовился сделать инъекцию незнакомцу. Его руки дрожали, но не от страха, а от старости и переживания. Оставалось совсем мало расстояния, чтобы вонзить иглу, но тут неожиданно вспыхнуло фиолетовое свечение защитного магниобиополя, которое, разломав иглу, отбросило шприц далеко на землю. Инструмент доктора разбился вдребезги.

- Проклятый монстр! - воскликнул Гарольд и, размахнувшись шпагой, сделал выпад, чтобы вонзить клинок в сердце Зей-Би.

Но как только металл коснулся защитного поля, фиолетовое свечение вновь вспыхнуло и, разломав шпагу пополам, отшвырнуло юношу вместе с её обломками на землю. Герман и доктор тотчас подбежали к нему, чтобы помочь встать. Внезапно раздавшийся душераздирающий женский вопль заставил встрепенуться всех троих. Забыв о незнакомце, они кинулись бежать в сторону крика.

- Зей-Би! Зей-Би! - дойдя до её сознания, позвал комп. - Очнись, Зей-Би. Путь свободен! Опасность миновала, - произнёс он заветные слова, услышав которые легко можно было прийти в себя.

Сэли открыла глаза и увидела, что вокруг неё не было ни души.

- Быстрей, Зей-Би! - произнёс Алекс вслух, стараясь не причинять боль её уставшему сознанию. - Беги к воротам!

- Но они закрыты, - так же вслух произнесла сэли.

- Это не страшно, - попытался успокоить её нейрокомп. - Подойди к ним и включи свой персолазер.

- Хорошо, - ответила она и побежала к массивному сооружению.

- А сейчас проделай в нём для себя проход, - сказал Алекс после того как геноконцентрат включила персолазер.

Толстые доски ворот под воздействием лазерного луча стали трескаться и ломаться, оставляя после себя обуглившиеся края и клубы дыма.

- Быстрей, Зей-Би! Они уже близко, - торопил её комп. Он включил на мгновенье глазной монитор, чтобы сэли смогла увидеть приближение людей.

Путь наконец-то освободился. Пробравшись по обугленным доскам, Зей-Би подалась вперёд в проход, но тут внезапно её ноги остались навесу, и безнадёжно стараясь ухватиться за что-нибудь, она соскользнула вниз. Упав в ров, в котором было полно грязи, слякоти, мусора и крепко увязнув в этой массе, она стала барахтаться. Жижа буквально засасывала её на дно. "Распределительный" пояс, который висел у неё на талии, увяз в трясине и не мог больше подавать кислород в лёгкие. Открыв широко рот, сэли стала вдыхать воздух, пользуясь другим методом, который использовался лишь в случае неисправности или во время замены пояса. Однако этот метод можно было использовать лишь на несколько минут.

- Принеси мне верёвку! - стоя у конца обрыва, крикнул Герман слуге.

- Что ты собираешься делать? - испуганно посмотрев на него, спросил Гарольд.

- А ты как думаешь? - бросил через плечо Герман.

- Нет, ты этого не сделаешь! - запротестовал тот.

- Ещё как сделаю, - ответил Герман и, откинув в сторону свою накидку, стал обвязывать верёвкой свою талию. - Привяжи это к опорной цепи, - велел он Сэму, кинув к его ногам конец верёвки.

- Брат, одумайся, - вцепившись в его плечо, запротестовал Гарольд.

Однако Герман ничего и слышать не хотел. Высвободив плечо, он осторожно стал спускаться по склону рва. Дойдя до разжиженной массы, с брезгливостью вошёл в неё. До Зей-Би оставалось чуть-чуть, но он не мог дотянуться до неё, и поэтому человеку пришлось по пояс залезть в грязь. А тем временем Зей-Би уже ушла по голову в серо-чёрную массу. Лишь по белой повязке, которая еле выделялась на поверхности, он нашёл её местонахождение. Приблизительно рассчитав, как схватить утопающего, человек, содрогаясь, засунул руки в грязь. С трудом нащупав плечи геноконцентрата, Герман, просунув руки ему под мышки, скрестил пальцы на груди у незнакомца.

- Тащите! - крикнул стоящим он наверху людям.

Они прилагали все усилия, чтобы поднять Германа наверх, но те двое глубоко засели в грязи. Гарольд, поняв, что им двоим не справиться, велел Сэму немедля бежать в селение и привести с собой с полдюжины молодых и сильных парней. Слуга побежал что было мочи и в скором времени вернулся с дюжими парнями. Герману пришлось ждать недолго, прежде чем его вытащили. Однако он успел за это время по пояс погрузиться в грязное месиво.

- Скорее принесите мне ведро воды, - велел Герман, как только вступил на твёрдую поверхность.

Элмас, приземистый и коренастый парень, побежал выполнить приказ хозяина. Зей-Би, которая была вся в грязи, уложили на землю.

- Вот, сэр, - запыхавшись от бега, только и смог произнести слуга.

Герман, выхватив ведро у него из рук, окатил водой злополучного "пришельца".

Бледное лицо сэли вмиг очистилось от грязи. Юноша отбросил ведро и, не теряя времени, став на колени возле Зей-Би, откинул её голову назад. Зажав нос сэли, и вдохнув полной грудью кислород, он выдохнул его в рот потерпевшей. Человек проделал эти действия несколько раз, однако проку не было. Лицо геноконцентрата ещё больше посинело.

- Что-то тут не так, - сказал Герман озадаченно и встал на ноги.

- Да. Здесь всё не так, - раздался позади него голос его брата. - Зачем ты его спас? - недовольно спросил тот. - Этот кретин не стоит твоих стараний. Уж лучше бы он утонул...

- Не говори чепухи, а лучше прикажи принести ещё воды, - недовольно ответил Герман.

- На кой чёрт? - возмутился Гарольд.

- Я хочу осмотреть его странную одежду, - ответил Герман, показав на тонкую темно-синюю полоску на ключице незнакомца.

Вскоре Элмас принёс ещё два ведра с водой, и Герман аккуратно вылил их на тело сэли.

"Распределительный" пояс, на котором был толстый слой грязи, очистился и снова заработал, оснащая лёгкие кислородом. Через минуту кожа лица Зей-Би приобрела прежний цвет.

- Всё это очень странно... надо разобраться, - молвил спаситель, рассматривая сэли. - Отнесите его в комнату для гостей, - приказал он стоящему рядом слуге.

- Да ты с ума сошёл! - воскликнул Гарольд.

- Ничуть, - спокойно отреагировал брат.

- Герман, - смягчил тон Гарольд, - посмотри, что этот человек проделал со мной и с доктором Оландью. Это из-за него погибла бедная Селвинья!

- Постой! То, что случилось с ней это полностью твоя вина, - твёрдо произнёс другой.

- Моя вина?! - задыхаясь от обиды, взвыл Гарольд.

- Да, твоя, - ничуть не смущаясь, ответил брат. - Если бы тебе не приспичило заколоть его, - сказал юноша, показывая на тело, лежащее на земле, - то ничего этого бы не произошло.

- Так, по-твоему, это я виноват, что сталь твоей шпаги разломалась пополам и осколок угодил в сердце девушки? - не соглашаясь с абсурдным обвинением, кипятился Гарольд.

- А кто хотел убить незнакомца? - ответил вопросом на вопрос брат.

- Но ведь я не знал, что ...

- Господа, господа, - повысив голос и подняв руки, встал доктор между спорящими братьями. - Не стоит так громко обсуждать свои вопросы при людях, тихо добавил он. - Позвольте, сэр Герман, мне самому позаботиться об этом человеке. Пожалуй, у вас ещё найдутся неотложные дела, - намекнул он, посмотрев на грязную одежду юноши.

- Да! - буркнул Гарольд.

- А вам, сэр Гарольд, - посмотрев на него, строго произнёс старик, следовало бы лечь в постель. В вашем состоянии прогуливаться по улицам было бы неблагоразумно.

Братья переглянулись и рассмеялись. Оба были не в лучшем расположении духа. Однако чувство юмора их не покидало никогда.

- Ну что ж, док, - вздохнув, проговорил Герман, - я думаю, вы как всегда правы, - усмехнулся он. - Пошли, Гарольд, доктор сам во всём разберётся.

Г л а в а 6.

Веки Зей-Би дрогнули, и она медленно открыла глаза. И облегчённо вздохнула, поняв, что она всё ещё жива. Тусклый луч солнечного света, проникая сквозь зарешечённое маленькое окно, падал на каменный пол комнаты. Потолок был выложен из дубовых брёвен, а серые стены были из необтесанных камней. Осмотревшись вокруг, Зей-Би попыталась встать с жесткого неудобного ложа, однако сделать ей этого не удалось.

- Алекс, - позвала она мысленно нейрокомпа.

- Да, Зей-Би, - незамедлительно ответил тот.

- Где я? Как я сюда попала? Почему меня обмотали этим тяжёлым металлом? А главное, кто это сделал?

- Всё по порядку, Зей-Би, - пытался комп успокоить её. - Во-первых, я очень рад снова слышать тебя. Ты помнишь, как чуть было не утонула в грязевой яме?

- Утонула... - стараясь вспомнить, протянула сэли, - а как же я выбралась оттуда?

- Тебя спас один из тех людей...

- Спас?! - с возрастающим интересом воскликнула геноконцентрат.

- Да. Как это ни удивительно, всё произошло именно так.

- А после...

- Потом тебя обмыли водой, перенесли в этот подвал и, положив на стол, связали цепями.

- Чем? Чем? - не поняла она.

- Я навёл справки об этом предмете, - объяснил нейрокомп.

- А-а... - протянула Зей-Би. - Может, ты также знаешь, почему они меня связали? - с иронией спросила сэли.

- А мне и не надо это выяснять, - самоуверенно ответил комп. - Я и так это знаю.

- Правда?! - усмехнулась геноконцентрат. - Может, поделишься своими познаниями?

- Охотно. После того как ты ударила тех двоих наверху, - начал он свою интерпретацию, - они побоялись оставить тебя в прежнем вольном состоянии.

- Ну что ж, логично, - изрекла Зей-Би, выслушав его. - Алекс, я могу их сломать? - имея в виду цепи, спросила она.

- Хм... - задумался комп, - у тебя всё ещё включены бицепсы рук, а с их силой ты сможешь разорвать любые оковы в клочья.

- Это хорошо, - удовлетворённо отозвалась сэли.

Геноконцентрат сделала лёгкое движение руками, и металл со скрежетом разломался. Сломав ещё несколько цепей, она вскоре полностью освободила себя. Тяжёлая груда металла упала на каменный пол, издав при этом звонкий гул. Звук эхом пронёсся по всей комнате. Неожиданно звякнул затвор железной входной двери, и в комнату ворвались двое охранников. У одного в руке был факел и дубинка, а у другого мушкет и сабля, болтавшаяся на ремне.

Высокий и мускулистый мужчина средних лет с рыжей бородой и копной волос того же цвета первым набросился на Зей-Би. Замахнувшись саблей над головой, он направил удар в сторону сэли. К счастью, та молниеносно отскочила в сторону. Мужчина, так и не поняв с кем имеет дело, вновь ринулся в атаку. И тут Зей-Би поняла, что убегать было бесполезно. Надо было лишь одолеть противника. Она сконцентрировала все свои мысли на сабле, решив силой разума победить неприятеля. Чтобы включить персолазер, необходимо было около десяти секунд, но на это времени не было. Силой разума же геноконцентрат могла действовать молниеносно. Самозащита не подвела её. Невидимая волна, вырвавшись из разума сэли, ударила по сабле противника, разломав её вдребезги. Осколки стали разлетелись по всей комнате, чуть не ранив саму Зей-Би.

"Вот почему персолазер лучше. Он намного безопаснее", - подумала она, видя последствия мысленной атаки.

Однако мужчина никак не мог угомониться. Выхватив мушкет из-за поясницы, он прицелился в голову узницы, чтобы раз и навсегда избавиться от неё. Другой же охранник, молодой парнишка, боясь, что это оружие тоже раздробится на куски, забившись в дальний угол комнаты, прикрыл голову. Но его опасения остались напрасными. Не услышав звуков борьбы, он поднял голову, чтобы узнать причину затишья. Бородатый охранник будто бы остолбенел на месте. Противники неподвижно стояли, сверля друг друга глазами. Вернее, у сэли был злобный взгляд, а глаза мужчины молили о пощаде. Его рука дрогнула, и в глазах сквозил страх. Пот стекал с него ручьями, а всё тело судорожно дрожало от напряжения. Рука охранника, трясясь, поднялась к его лицу и остановилась у виска. Палец, движимый неведомой силой, стал медленно нажимать на курок.

Парнишка, съежившись в углу, наблюдал за этой жуткой картиной. Бородач скрючился и зажмурил глаза.

- Стой! Что ты делаешь?! - послышался крик неизвестного в дверях.

Раздался выстрел и дым окутал охранника. Тот упал навзничь, но не из-за продырявленной башки, а просто от страха лишившись чувств. Мужчина, вошедший в комнату, подхватил охранника и, оттащив в сторону, прислонил к стене. Зей-Би подняла голову и посмотрела на брешь в потолке.

"Какая жалость, что она у него не в голове", - с досадой подумала она.

Разозлившись на спасителя своего противника, сэли стремительно двинулась в его сторону, чтобы расправиться с ним. Однако на сей раз она решила сделать это не при помощи силы разума, а вознамерилась задушить его голыми руками.

- Стой! Остановись! - вскрикнул тот и протянул обе руки вперёд, чтобы преградить ей путь. - Я не причиню тебе зла, - безостановочно твердил он, отходя назад. Но Зей-Би, не понимая его языка, приняла его слова, как мольбу о пощаде.

Жестокость и непоколебимость было одним из требований в её работе. "Спаситель" почувствовал за спиной каменную стену, и его сердце бешено забилось. Пути назад больше не было. Сэли протянула руку и, схватив человека за горло, подняла его вверх. Тот, болтая ногами, всё ещё пытался что-то выговорить, но было уже поздно.

- Зей-Би, - услышала она мысленно монотонный голос Алекса.

- Да, - сухо ответила сэли, так как не любила, когда её отвлекали во время работы.

- Думаю, тебе интересно будет знать, что этот человек вызволил тебя изо рва с грязью?

- Что?! - воскликнула она и осторожно опустила человека на пол.

Юноша ещё долго откашливался и усиленно дышал, прежде чем окончательно пришел в себя.

- Я хочу наладить с ним контакт, - мысленно обратилась Зей-Би к нейрокомпьютеру.

- Что! Да ты с ума сошла! - воскликнул комп. - Зачем тебе это?

- Это приказ! - не слушая его, грубо отрезала она.

- Хорошо, - отозвался Алекс.

Герман, наконец, отдышавшись, выпрямился. Незнакомец стоял перед ним, невозмутимо глядя на него.

- Да... а. Кажется, до тебя поздно доходит, - поглаживая шею, заметил юноша, - но, слава Богу, что вообще дошло, - с облегчением вздохнул он.

Герман посмотрел на незнакомца в упор и невольно вздрогнул, увидев цвет его глаз. Зелёные, как холодный кристалл хризопраз, они, переливаясь, ярко горели в темноте.

"Как у кошки", - подумал он.

- Ну что ж, может, познакомимся? - не сводя глаз с Зей-Би, после небольшой паузы произнёс человек.

Герман резко протянул руку и сэли от неожиданного жеста отскочила назад. Догадываясь о причине замешательства этого "дикаря" он улыбнулся:

- Клянусь, я не хотел тебя напугать.

Зей-Би недоверчиво глядевшая на него, вскоре поняла, что спаситель своим жестом не хотел сделать ничего плохого.

- Меня зовут Герман Фридрих Мельсимор, - представился человек склонив голову. - А вас? - спросил он, указав пальцем в её сторону.

Зей-Би, не понимая его слов, также кивнула. Юноша обрадовался её реакции.

"Может, он всё же понял меня", - подумал он.

- А вас как зовут? - вновь спросил он.

Незнакомец вновь кивнул головой.

- Нет. Кажется, ты всё же не понимаешь меня, - раздосадовавшись, произнёс он вслух. - Ну что ж, - подумав немного, молвил юноша, - придётся изъясняться жестами. Я Герман, - сказал он, приложив руку к груди. - А вас как зовут? направив руку в её сторону, спросил он.

Незнакомец вновь ответил кивком, тем самым выведя человека из терпения.

- Чёрт побери! Ну что же это такое! - возмутился юноша. - Может вы глухонемой? - пришла к нему неожиданная мысль.

- Алекс, - позвала геноконцентрат мысленно компа. - Что он хочет?

- Ну, это совсем просто.

- Правда?

- Он говорит тебе своё имя и хочет узнать твоё, - изъяснил нейрокомп.

- Так вот оно что... - облегчённо вздохнула сэли.

- Меня зовут Зей-Би, - звонко произнесла она на своём языке.

Герман приподнял брови и расширил от удивления глаза.

- Простите, как вы сказали? Я что-то не расслышал.

- Зей-Би, - повторила она. - Герман, - указывая на него, молвила сэли, Зей-Би, - положив руку на грудь, добавила она.

- Зей-Би. Хм. Значит, Зей-Би, - повторял юноша. - Странное имя для мужчины. Скорее, оно похоже на женское.

- Жен...с... кое? - ломая язык, повторила она.

- Да, женское. Женщина, ну, это дама с длинными волосами и чудной фигурой, - пытался Герман объяснить жестами. - Милая такая с виду, но практически всегда бывает стервой, - испытав это на личном опыте, заявил он.

- Во...ло...сы? - еле выговорила сэли.

- Да, да. Волосы, - сказал он, показывая на прядь своих волос. - Длинные, очень длинные волосы...

- Женщина! - показывая на него, молвила Зей-Би.

- Да нет же! Вы неправильно поняли меня. Я не женщина. Я мужчина. Муж...чи...на, - проговорил он это слово по слогам. - Боже мой, откуда же ты взялся, раз не знаешь, кто мужчина, а кто женщина.

Зей-Би тупо воззрилась на него, не понимая его речь.

- Ну что же ты, Алекс, - торопила она компа. - Я хочу понять, о чём он говорит.

- Я стараюсь, - виновато отозвался комп.

- Не слишком, как я вижу.

- Пойдём отсюда, - оглядываясь по сторонам, произнёс Герман. Он указал на дверь, и сэли, поняв смысл его жеста, последовала за ним.

Коридор, по которому они шли, был узким и тёмным. На пути встречались такие же двери от комнат, схожие с той, в которой они недавно были. Наконец дойдя до железной двери и пройдя за нее, они стали подниматься по многоступенчатым лестницам.

"Опять лестницы", - недовольно подумала Зей-Би, но, не смея возразить, последовала за своим спасителем.

Спутники прошли ещё несколько дверных проёмов и преодолели невиданное расстояние по ступенькам. В какой-то момент сэли показалось, что они никогда не достигнут места назначения. И вот, наконец, открылась последняя дверь, которая вывела их в хорошо обставленную комнату. Там было столько необычных предметов, что Зей-Би с трудом догадывалась об их назначении.

- Алекс, - позвала она мысленно компа.

- Да, Зей-Би. Я скоро настрою твои сенсоры и коммуникатор на их язык, поспешно доложил тот.

- Нет. Нет. Я не об этом. Я хочу узнать, как продвигается исследование часов?

- Пока ничего значительного. Знаешь ли, трудно работать с 30% компоразума.

- Знаю. Думаю, тот факт, что я скоро смогу наладить контакт с этими людьми облегчит твоё дальнейшее исследование.

- Ну конечно! - проворчал комп.

Зей-Би не стала выяснять причину недовольства своего нейрокомпьютера. Зная, какой он зануда, решив больше не возвращаться к этой теме, продолжила:

- Ответь, Алекс, что показало исследование механизма часов?

- За исключением нескольких деталей, - монотонно начал комп, - механизм часов напоминает допотопную модель механических часов.

- Обычные часы! Но это невозможно! - воскликнула геноконцентрат.

- Возможно, - спокойно ответил Алекс, - если это изобретение Марк-Сона, с отвращением произнёс он имя торна, - то всё возможно.

Зей-Би хотела ответить, чтобы поставить зазнавшегося компа на место, но её внимание привлёк человек.

- Это будет вашей комнатой, - пригласив её в помещение, проговорил он.

Зей-Би ничего из сказанного им не поняла, но с интересом оглядела комнату. Юноша, закрыв за собой дверь, приблизился к мягким креслам. Удобно усевшись в одном из них, он жестом руки показал на противоположное кресло. Этот жест геноконцентрат прекрасно поняла, так как у них применяли тот же.

- Зей-Би, - донёсся унылый голос Алекса, - я пока лишь смог настроить твои слуховые сенсоры и, если ты желаешь, я включу их.

- Да, конечно же, - поспешно ответила та. - А как же коммуникатор? нетерпеливо спросила сэли.

- Увы, они пока ещё не налажены, но в скором времени...

- Спасибо, - не став его долее слушать, прервала она компа.

- Зей-Би....Так, кажется, вас зовут? - с этих слов начал Герман разговор.

"Я всё понимаю!" - заликовала геноконцентрат.

- Я не знаю, понимаете ли вы хоть что-нибудь из сказанных мною слов, но надеюсь, хотя бы косвенно имеете представление. Итак... Мы с Гарольдом решили поместить вас в эту комнату, пока... ну пока не выясним кто вы и из каких краёв.

Сэли внимательно слушала.

- Знаете ли, - продолжал Герман, - вы не очень хорошо поступили тогда с моим братом и доктором. Разве можно... обижать тех людей, которые вам помогли? Ну... когда вы потеряли сознание в лесу, - сказал он и приложил руку на свой лоб, имея в виду рану собеседника.

Зей-Би понимающе кивнула.

"Опять кивнул, - вздохнув, подумал юноша. - Такое впечатление, что он всё понимает".

- Ну вот... как его там....Ах да! Ну, в общем, мы хотим, чтобы вы остались здесь.

- Зей-Би ос-тать-ся, - выговорила она по слогам.

- Ну, вот и хорошо. Тогда можно сказать, что проблема решена, - вздохнув с облегчением, молвил хозяин. - Также мы решили, что лучше будет, если вы оденетесь в более удобную и менее экстравагантную одежду, нежели та, что на вас, - сказав это, юноша встал и подошёл к шкафу.

Открыв дверцу деревянного шкафа, Герман достал оттуда вешалку, на которой была одежда, схожая с той, что была на нём.

- Это одежда из нашего личного гардероба. Мне с братом она уже мала, но я думаю, вам будет как раз впору.

Юноша положил одежду на кровать и достал свои карманные часы.

- О! Мне уже пора уходить, - заявил он неожиданно. - Простите, но сегодня у меня действительно много дел. Я пошлю к вам доктора Оландью, чтобы он перевязал вам рану, - предупредил он, находясь уже в дверях.

Хозяин ушел, оставив Зей-Би одну в этой большой и хорошо обставленной комнате. Геноконцентрат вздохнула с облегчением, обрадовавшись тому, что, наконец, осталась одна. А самое главное, что не во враждебном окружении, как ей казалось прежде.

- Алекс, - произнесла Зей-Би вслух, - как идёт работа над коммуникатором?

- Скоро всё будет готово, - доложил комп.

- Алекс, включи мне режим обзорного экрана, - приказала сэли и, встав с кресла, подошла в центр комнаты.

- Есть, - ответил нейрокомп и выполнил команду.

Серый дым преобразовался в прямоугольную форму и отражатель задействовал.

- Какая противная вязкая материя, - произнесла Зей-Би, разглядывая посеревшую повязку на голове.

Слегка дотронувшись подушечкой среднего пальца до ноготка указательного и держа его в таком положении, геноконцентрат мысленно произнесла свой личный код - "позывной". Из ноготка указательного пальца тотчас вспыхнул бледно-голубой луч персолазера. С помощью нейрокомпа уменьшив луч персолазера до 10 сантиметров, Зей-Би стала аккуратно проводить лучом по материи. Наконец, избавившись от повязки, и выключив персолазер, сэли стала осматривать свою рану. Кожа на лбу была разодрана, и отчетливо виднелись кровяные бледно-синие вены. На краях раны была зелёная травяная мазь, которую применил доктор.

- Алекс, сколько у меня в "резервуаре" осталось капсул А?

- Двенадцать, - подсчитав, дал комп точный ответ.

- Проклятье! - воскликнула раздосадованно сэли. - Если так и дальше пойдет, то скоро я останусь без воды. Ну, что ж, - в раздумье протянула она, Алекс, убери водонепроницаемый комбинезон и гиперботы в "уменьшитель".

- Ты хочешь сменить комбинезон и обувь? - удивился комп. - Но зачем?

- Я не просила расспрашивать меня, - взъелась она, - делай то, что тебе говорят.

Алекс послушно включил режим "раздевание". Синий круг вспыхнул у ног Зей-Би и, не касаясь её тела, медленно стал подниматься вверх. Дойдя до её шеи, он исчез, полностью обнажив её. Лишь "распределительный" пояс остался всё также висеть у неё на талии. Раздался тихий щелчок из отсека "уменьшитель", который известил о появлении нового предмета в отсеке.

- Алекс.

- Да.

- Испари одну капсулу А.

- Но ведь у тебя открытая рана, - напомнил комп.

- Я знаю. Делай то, что тебе говорят.

Видя, что хозяйка не в настроении, нейрокомп не стал возражать.

Над головой Зей-Би вспыхнул жёлтый светящийся круг, который, медленно опустившись вниз, очистил её тело от грязи. Сэли от боли зажмурила глаза, но через минуту пришла в себя.

- Капсулу Е, Алекс.

Компьютер включил отсек "резервуар" и извлёк оттуда нужную капсулу. Зей-Би аккуратно взяв капсулу, вложила её в "распределитель". Через минуту от раны на лбу не осталось и следа.

- Ну что ж, хорошо, - удовлетворилась Зей-Би процедурой.

Внезапно кто-то постучался в дверь и сэли быстро отошла от отражателя. В дверь снова постучались, но на сей раз неизвестный не стал ждать. Дверь тихонько открылась и незнакомец проскользнул в комнату. Это был доктор Оландью.

- Простите, я не помешал? - спросил он вежливо и, взглянув в сторону Зей-Би, застыл в шоке.

Геноконцентрат в знак отрицания покачала головой. Старик выпучил глаза, Зей-Би, без малейшего смущения, с удивлением наблюдала за реакцией человека. У них, то есть в городе, где она жила, не было зазорно видеть тело другого геноконцентрата обнажённым.

- Я, к-кажется, н-не туда п-попал, - запинаясь, произнес доктор и пулей вылетел из комнаты.

Закрыв за собой дверь, он прислонился к ней и перевёл дух.

- Бог ты мой! - он встряхнул головой, чтобы прийти в себя. Решив немедленно рассказать братьям Мельсимор о конфузе, быстро зашагал по длинному и широкому коридору.

- Герман! - воскликнул док, увидав юношу, выходившего из своего кабинета.

- В чём дело?

- В какую комнату вы поместили нашего странного гостя... ну, то есть "утопленника"? - поправил себя старик.

- "Утопленника"? В бирюзовую комнату для гостей в восточном крыле, уточнил хозяин.

Доктор сокрушённо покачал головой:

- Значит, я правильно вошёл, - с некоторым смущением пробормотал он.

- А что случилось? Его там нет? - волнение доктора передалось и Герману.

- Да нет, - стараясь говорить ровно, молвил тот. - Он там... ну, то есть она.

- Она? - изумился собеседник. - Н-е-т, - протянул с усмешкой он, - вы что-то путаете, доктор. Это он, мужчина.

- А вот и нет, - поглаживая свою жидкую бородку, задумчиво ответствовал док. - Это женщина.

- Что?! - юноша расхохотался. - Доктор, кажется, вы очень устали, раз путаете мужчину с женщиной.

- Да говорю же вам. Это жен-щи-на! - по слогам произнёс старик.

- Вы уверены? - Герман недоверчиво уставился на эскулапа.

- Глупец! - неожиданно вспылил доктор. - Ты думаешь, я не смогу отличить женщину от мужчины? Говорю вам, женщина в комнате и незнакомец, которого вы спасли, одно и то же лицо!

- Странно, - пожав плечами, пробормотал Мельсимор. - Почему же мы этого раньше не заметили?

- Если вы сомневаетесь в моих словах, - обиженно сказал доктор, - можете сами убедиться в моей правоте.

Герман, озадаченно взглянув на старика, повернулся и быстро зашагал по коридору.

- Куда это вы?

- Хочу убедиться в вашей правоте...

Молодой человек, стараясь не производить шума, медленно повернул ручку двери бирюзовой комнаты.

- Что вы делаете? - растерянно посмотрел Оландью на него.

- Тсс... - Герман тихонько приоткрыл дверь и заглянул в просвет.

Зей-Би стояла у кровати, отчаянно пытаясь разобраться в одежде, данной человеком. Её стройное телосложение ничуть не отличалось от самой изящной фигуры прекрасной половины человечества. Несмотря на силу, которую сэли не раз успела проявить, тело незнакомки показалось Герману хрупким. Единственное, что действительно шокировало юношу в её облике, это были коротко подстриженные волосы, а вернее, у Зей-Би их вообще не было. Лишь пёстрая медно-красная щетина на голове намекала на их существование.

Хозяин тихо прикрыл дверь и в растерянности посмотрел на доктора.

- Вы были правы, Стинг. Это действительно женщина, - виновато произнёс он. - Но почему у неё нет волос?

- Ну.... Это может быть по разным причинам, - после небольшой паузы ответил док, - к примеру, после перенесённой болезни, а возможно там, откуда она взялась, принято стричь волосы наголо.

- А я как-то слышал, - проговорил Герман, - что в некоторых тюрьмах заключённых стригут, чтобы избавиться от блох.

- Вы думаете, она сбежала из тюрьмы? - удивился док.

- Я не уверен, - ответил Мельсимор, - но всё может быть. К примеру, что она делала одна в лесу? - задал он вопрос, который повергнул собеседника в замешательство. - Не иначе как скрывалась от преследователей, - ответил он сам же на свой вопрос.

- И что же нам делать дальше? Как вы думаете? - Стинг встревоженно уставился на Германа.

- Пока ничего...

- Ничего?! - всполошился доктор. - Да её надо немедленно сдать властям!

- Да что вы, доктор! - скептически усмехнулся хозяин. - Эти законники убьют незнакомку, даже не удосужившись выяснить её личность. Нет. Нам надо самим всё выяснить, - твёрдо заключил Герман.

- Но это невозможно! -- воскликнул доктор. - Мы не сможем долго скрывать её здесь. Люди рано или поздно всё узнают, и тогда поверьте, сэр Мельсимор, наказанья нам не избежать, - пытаясь быть объективным, высказался Оландью.

- Люди ничего не узнают, - уверенно ответил молодой человек на увещания старика, - потому что мы никому ничего не скажем, даже то, что незнакомец это женщина.

- Никому? - протянул собеседник.

- Да, включая и моего брата Гарольда. Это трепло напьется, как обычно, и станет чесать языком в каждом трактире и тем самым подвергнет опасности не только незнакомку, но и нас.

- Хорошо, - согласился старик, зная эту черту характера Гарольда. - И как долго вы собираетесь это скрывать?

- Пока не знаю, - пожал тот плечами. - Может, до тех пор, пока Зей-Би не обучится нашему языку. Тогда мы от неё самой узнаём всё.

- Простите, как вы сказали её зовут?

- Зей-Би, - щёлкнув пальцем, произнёс Мельсимор имя сэли.- Я же говорил, что это женское имя, - довольно ухмыльнулся он.

- Ну что ж, а теперь, - сказал Герман, - не будем мешать ей. Пусть облачится в мужскую одежду, - он выдержал паузу. - Пойдемте, доктор, вы поможете мне подобрать ей подходящий парик, - отдаляясь от двери, позвал он за собой старика.

Г л а в а 7.

- Алекс, - позвала Зей-Би нейрокомп.

- Да.

- Я что-то нехорошо чувствую себя. У меня такое состояние, будто я опустошена.

- Не удивительно, - выслушав ее, спокойно отреагировал комп. - Ты уже три дня как не пользуешься ежедневной порцией капсул А и В.

- Правда? Ах да... - протянула она, вспомнив о недавних происшествиях. Ну что ж, если так, то нужно немедленно восполнить утерянную энергию, - решила геноконцентрат и приказала поочерёдно вытащить из отсека "резервуар" обе капсулы. Восстановив свои силы, Зей-Би попросила нейрокомпа воспроизвести ей энергоголограмму облика Германа.

Вытянув правую руку, в которую был вживлён экран небольшого размера, геноконцентрат направила лучи, исходящие от него, в пустое пространство комнаты. От экрана отделился зелёный луч, который воспроизвел внешность молодого человека.

- Так, так, - молвила сэли, рассматривая голограмму. - Значит, это надевают сюда, а как же это? - стараясь разобраться в одежде, говорила она сама с собой.

Потратив немало усилий Зей-Би, наконец, облачилась в одежду, предоставленную ей. За дверью послышались шаги, и сэли не медля приказала нейрокомпьютеру убрать видимость энергоголограммы. Зелёный луч в ту же секунду вернулся обратно в экран. Зей-Би поправила рукав одежды и стала ожидать появления неизвестных. В дверь постучали и, не дождавшись ответа, вошли. Впереди шёл хозяин дома, за ним следовал их семейный доктор Стинг Оландью. На руке у первого был парик, надетый на голову манекена.

Камзол из тонкого камлота был обшит серебряным позументом, а манжеты рубашки и жабо украшались брабантскими кружевами. Жилет и панталоны были украшены бантами. На ногах были тонкие чулки и туфли на невысоком каблуке. Одежда Зей-Би была не столь модной по тому времени, однако и сам хозяин "Голден Сиид" не любил излишнее щегольство.

- О-о! - воскликнул Герман, разглядывая сэли. - Вы прекрасно выглядите, сделал он ей комплимент.

Зей-Би отлично поняла сказанные им слова, однако не подала виду.

- Это вам, - сказал Герман, протягивая ей парик.

Геноконцентрат удивлённо посмотрела сначала на парик, потом на юношу. Доктор, скрестив руки, неподвижно стоял у двери. Его занимала рана на лбу у незнакомки. От неё не осталось и следа. Это поразило мужчину, однако, выяснять причину столь чудесного исцеления он не стал, решив сперва поговорить на эту тему с Германом. Мельсимор подошёл к стенному шкафу и не без труда вытащил оттуда овальное зеркало с человеческий рост. Окаймлённое прекрасным тёмным дубом, оно держалось на двух ножках.

- Пожалуйста, подойдите сюда, - обратился тот к геноконцентрату.

Зей-Би приблизилась к зеркалу и непроизвольно вздрогнула, увидев своё отражение.

- Не бойся, Зей-Би, - услышала она мысленный импульс от Алекса. - Это всего лишь отражатель.

- Недоумок! - раздражённо ответила сэли. - Я знаю, что это отражатель. Я опешила, увидав себя в этой непристойной одежде.

- Чем же эта одежда непристойная? - осмелился возразить комп. - Ведь они же одевают её. И, кроме того, она тебе очень к лицу, - сделал он комплимент.

"Вот подлиза", - подумала сэли об Алексе и переключила своё внимание на человека.

Каштановые волосы парика, не очень длинные, но и не совсем короткие извиваясь кудрями, приятно блестели. Герман, надев парик на голову незнакомки, стал усердно подправлять ниспадающие до плеч локоны. Доктор бесшумно подошёл к ним.

- Герман, - прошептал он, - а вам не кажется, что она с этим париком больше похожа на женщину?

Юноша отошёл на шаг назад, рассматривая Зей-Би.

- Да. Возможно, вы и правы, доктор, - согласился он с мнением старика.

Хозяин подошёл к деревянному шкафу, и немного порывшись в нём, наконец, нашел то, что искал.

- Вот так-то лучше, - сказал он, надев на голову Зей-Би чёрную шляпу с широкими полями и розовым длинным пером. - Сейчас не осталось сомнений? обратился он к доку, и тот кивнул. - Ну, что ж, теперь думаю, мы можем идти, после небольшой паузы решил он и призвал своих гостей следовать за ним.

- Гарольд, ты уже здесь? - удивился Герман, увидев брата в столовой.

Тот с перебинтованным носом сидел за столом и неустанно барабанил по его поверхности пальцами.

- Как видишь. И уже давно, - недовольно проворчал он.

- Перестань дуться, Гарольд. Ты ведь знаешь, чем мы были заняты, напомнил ему брат и сел во главе стола.

- Садитесь, пожалуйста, - предложил он гостям.

Первым сел доктор, заняв место по правую руку от Германа и напротив Гарольда. Потом, немного помешкав, села и Зей-Би на стул возле доктора.

- Хочу вам напомнить, что за столом не сидят в головном уборе, язвительно бросил Гарольд сэли.

Зей-Би, прекрасно поняв его замечание, тотчас же сняла шляпу. Слуга, стоящий поодаль от стола, подошёл к сэли и молча взял с её рук головной убор.

- Гарольд, ты бы мог повежливей сказать это, - упрекнул шепотом брат.

- Я так и сделал, - надменно ответил тот. - Скажи ещё спасибо, что я не велел высечь этого оборванца, - тем же тоном добавил он.

- Перестань, Гарольд, он не нарочно ударил тебя, - попытался Герман оправдать поступок Зей-Би.

- Не нарочно?! - взъелся другой. - Да ты посмотри на мой нос!

- Ничего страшного, заживёт, - ровным голосом ответствовал Герман.

- Герман, я не понимаю тебя. Ты защищаешь типа, с которым знаком всего лишь один день. Я не узнаю тебя. Что с тобой?

- Ничего, - отозвался тот. - Просто я гостеприимен...

- Гостеприимен? Да ты даже не знаешь, как его зовут, - не унимался Гарольд.

- Ошибаешься. Я знаю, как его зовут...

Зей-Би не могла слышать их разговор, так как она мысленно говорила со своим нейрокомпьютером.

- Алекс, но как это возможно? - спросила она, находясь в замешательстве. Они так похожи друг на друга...

- Зей-Би, я ведь сказал тебе, что они братья. Родились в один час. Таких зовут близнецами. Вот и всё...

- Ты думаешь, это легко понять?...Я ещё никогда не видела близнецов. Ведь среди нас, геноконцентратов, никогда ещё не встречались такие случаи. Так же как и среди людей, живущих на Вионе.

- Именно поэтому среди геноконцентратов и нет близнецов, - изрёк Алекс.

- Да, скорее всего ты прав, - немного подумав, успокоилась она.

- Его зовут Зей-Би, - отчётливо выговорил Герман имя своего гостя (на самом деле гостьи) и сэли услышав своё имя, вопросительно посмотрела на него. - Посмотри, он отзывается на это имя, - сказал он, кивнув в сторону Зей-Би.

- Хм. Это имя ты дал ему сам? - с усмешкой спросил брат.

- Нет. Он сам назвался.

- Назвался?! - засмеялся Гарольд. - Да он, наверное, вообще не может говорить. Дикарь - что и говорить!

"Дикарь? - возмутилась Зей-Би про себя. - Кто бы говорил о дикарстве!"

- Гарольд, ты переходишь границы дозволенного, - рассердившись, стукнул Герман по столу.

- Ну, знаешь ли... - сказал тот, вскочив на ноги. - Мне кажется, это ты в последнее время не стал замечать никаких границ!

Больше ничего не добавив, Гарольд резко повернулся и направился к двери.

- Гарольд, Гарольд, остановись... - не вставая с места, крикнул брат ему вслед, однако ответом была захлопнувшаяся дверь.

Герман нахмурился.

- Ну что мне с ним делать? - спросил он скорее себя, чем присутствующих там.

В комнате повисло тягостное молчание.

- Сэр, - нарушил слуга первым тишину. - Мне подавать ужин? - спросил он тихо у хозяина.

- Да, да, конечно, - рассеянно бросил тот.

Слуга прошёлся вдоль стола и положил каждому в тарелку его порцию первого блюда. Хозяин и доктор Оландью без лишних слов принялись за еду. Зей-Би же, не притрагиваясь к еде, просто сидела и с любопытством разглядывала движения людей.

- Почему вы не кушаете? - спросил Герман, заметив, что сэли не притронулась к еде. - Вам не нравится это блюдо? Или вы не голодны?

- Не голодны? - изумился доктор вопросу юноши. - Да он... ну, то есть она ничего не ела с тех пор, как мы нашли её в лесу.

- Хм. Странно. Сколько же с тех пор прошло времени?

- Кажется, три дня... плюс ещё несколько часов, - уточнил старик.

- Три дня?! - воскликнул Герман. - Да за это время у нормального человека разыгрался бы бешеный аппетит.

- И не только... такой человек и передвигался бы с трудом... - заметил доктор.

- Вы как всегда правы, - задумчиво ответствовал юноша.

- Зей-Би, почему вы не хотите есть?

Геноконцентрат хотела объяснить ему причину своего отказа, однако незнание языка создавало ей большие проблемы.

- Алекс, - позвала она мысленно компа, - когда же, в конце концов, будет готов коммуникатор?

- Скоро.

- Ты уже несколько часов твердишь мне одно и то же, - проворчала она недовольно. - Что с тобой? Кажется, ты не хочешь, чтобы я общалась с этими людьми?

- Моё мнение никого не должно интересовать, - обиженно и в то же время резко ответил комп.

- Однако из-за твоего навязчивого мнения я не могу говорить на их языке, не на шутку разозлилась сэли.

- Я сказал тебе, что скоро всё будет готово. Жди... - таковыми были последние слова нейрокомпа.

- Зей-Би, Зей-Би, - звал её Герман. - Вы как-то далеки отсюда. Что с вами? Кажется, вы заметно устали? - спросил он, заметив, что сэли смотрит в его сторону.

Сэли кивнула головой.

- Хотите поспать? - поинтересовался тот.

Гостья вновь кивнула.

- Ну что ж, - с заметным огорчением молвил человек, - будь по-вашему.

Зей-Би встала из-за стола и подошла к хозяину.

- Джером, - позвал тот слугу стоящего позади него, - проводи господина в его комнату.

Однако геноконцентрат, положив руку на плечо слуги, остановила его.

- Вы не хотите, чтобы он проводил вас? - удивился Герман. - А вы уверены, что найдёте сами свою комнату? - искренне сомневаясь, спросил он.

Зей-Би в знак согласия вновь безмолвно кивнув головой, вышла из столовой комнаты.

- Очень странно, - обратился Герман к доктору Стингу. - Не так ли?

- Да-да... - подтвердил тот с набитым ртом.

Г л а в а 8.

Была глубокая ночь, когда иссиня-чёрное небо озарилось вспышками молний и донеслись раскаты грома. Дул холодный осенний ветер, и молодые деревья склонялись к самой земле под его крутыми порывами. Сгустившиеся тучи стали насыщать землю чистейшей дождевой водой.

"Раздался гром, и грянула гроза..." - вспомнил Герман строку поэта.

Он неподвижно стоял у окна своей комнаты и наблюдал, как капельки дождя, падая на стекло и сливаясь, медленно стекали вниз. Привычка созерцать дождь была его любимым занятием с детства, ему это нравилось. Но сегодня Герман стоял у окна не только по этой причине. Он ждал брата, который после ссоры с ним, вскочив на своего коня, ускакал в неизвестном направлении. Этот поступок был как раз в его духе. Как только у Гарольда возникали проблемы, вместо того чтобы разрешить их, он уходил из дома, избегая не только ответственности за свои действия и слова, но и во многих случаях попадая вне дома ещё в больший переплёт.

"Опять он напьётся, - подумал печально Герман, - потом подерётся с кем-нибудь и, наконец, осчастливив какую-нибудь девку из кабака, вернётся домой под утро разбитый душой и телом. Последующие два дня не будет выходить из комнаты и целую неделю, а может, и два будет дуться на меня".

Герман прекрасно знал своего брата-близнеца. Сколько он ни старался образумить Гарольда, ему это никак не удавалось. Хоть они и ссорились чуть ли не каждую неделю, он всё равно любил своего брата и всегда нуждался в его поддержке. Но, увы... Гарольд был слишком легкомысленным и задиристым.

С тех пор как их отец отошёл в мир иной, а мать они потеряли ещё раньше, Герман, став единственным хозяином всего того что, осталось ему в наследство от родителей ведал всем имуществом семейства Мельсимор. Конечно, двадцатилетнему юноше пришлось туго, но в трудную минуту доктор Оландью, старый друг семьи, приходил на помощь и как мог, поддержал Германа, пока тот как следует не освоился в делах. Уже три года поместьем "Голден Сиид14" управлял новый хозяин, и те дела, которые когда-то казались ему огромной проблемой, сейчас выглядели для него обычной суетой. Работа отнимала у Германа всё его время, и лишь она помогла ему пережить сердечное разочарование. Теперь он был один без родителей, без любимой женщины с непутёвым братом, в котором он желал видеть примерного семьянина и будущего хозяина поместья Мельсимор. Да, он был одинок, но никогда никому этого не говорил. Его гордость не позволяла сделать это. И сейчас, занимаясь своим излюбленным созерцанием грозы, Герман чувствовал в душе одиночество и пустоту, которую ничем не мог восполнить.

Дождь барабанил по крыше заглушаемый гулкими аккордами грома, и эта многоголосая музыка стихии очень нравилась ему, настраивая на возвышенный и умиротворяющий лад...

Во дворе послышался звук цепей подъёмного моста, и Герман, затаив дыхание, стал всматриваться в темноту ночи. Неизвестный всадник, въехав во внутренний двор, остановился у дверей парадного входа в здание. Он спешился, и Герман, заметив его бирюзовый плащ, облегчённо вздохнул. Это был Гарольд Родрик Мельсимор - его брат-близнец.

"Что-то он очень рано", - усмехнувшись, подумал Герман.

Проследив за тем, как брат вошёл в дом, тот перевёл дух.

- Теперь можно и поспать, - сказал хозяин вслух и направился к постели.

Зей-Би, неподвижно лежа на застеленной покрывалом кровати, не сводила глаз с белого потолка комнаты. Она была в той же одежде, что и за ужином, даже не разулась.

- Алекс, - позвала сэли.

- Да, Зей-Би, - мягко ответил ей комп.

- Мне не нравится это место, - жалобно протянула она. - Я хочу домой...

- Я знаю, Зей-Би, это место мне также не нравится, но у нас нет другого выхода...

- Нет другого выхода? - эхом повторила она слова нейрокомпа. - Что ты хочешь этим сказать?

- Я знаю, для тебя это будет шоком, - нерешительно начал тот, - но я обязан доложить тебе эту новость.

- В чём дело? - тревожно спросила сэли.

- Дело в том, что... эти часы...

- Ты что-то узнал о них?

- Да, - комп, помолчав с минуту, добавил. - Это транстаймер.

- Ну, и что это значит? - не понимая его слов, спросила Зей-Би.

- Я просмотрел банк данных твоей памяти и обнаружил вот что, - Алекс включил запись из банка данных, и видеокадры перешли на глазной монитор геноконцентрата.

Разговор происходил в квартире Марк-Сона.

"- Марк, ты думаешь, тебе удастся сделать это? - спросила Зей-Би у генотора, то есть брата.

- Я не думаю, Зей-Би. Я уверен, - не колеблясь, ответил тот.

- О-о... Марк, если ты уверен... - многозначительно протянула сэли, значит, ты точно добьешься успеха. И когда же будет готов транстаймер? На что он будет похож? Какие материалы ты решил использовать для его изготовления?

- Погоди, Зей-Би... - подняв руку, прервал он сэли. - Ты задаёшь слишком много вопросов. Всему своё время..."

Глазной монитор выключился и виденье исчезло. Нейрокомп молчал, опасаясь, что своими репликами только раздражит хозяйку.

- Ты думаешь, это то? - прервала она затянувшуюся паузу. - Эти часы и есть транстаймер - перемещатель во времени?

- Да, - уверенно ответил Алекс. - Но самое худшее то, что часы сломались в момент перемещения во времени. Помнишь ту повозку с лошадьми, которая мчалась по запыленной дороге? Ты, спасаясь от нее, отпрыгнула в овраг. Вот тогда-то они и разбились, - конкретизировал он.

Зей-Би молчала в раздумье.

- Алекс, смогу ли я их сама починить? - неожиданно пришла ей в голову оптимистическая идея.

- Увы, Зей-Би. Механизм у них слишком сложный.... Здесь нет нужного оборудования, и, кроме прочего, у меня нет никакой информации об этом устройстве.

Геноконцентрат тяжело вздохнула. В такую сложную ситуацию она ещё никогда не попадала.

- И что же ты предлагаешь? - задала она безнадёжный вопрос.

- Я сожалею, - огорчённо проговорил комп, - но сама исправить часы ты не сможешь. Придётся ждать...

- Ждать? Чего?

- Ждать, пока Марк-Сон сам прибудет сюда и спасёт тебя.

- Сюда? - нервно усмехнулась она. - Алекс, я даже сама не знаю, где я. Как же Марк найдёт меня?

- Марк умница. Так ты, по крайней мере, считаешь? А если он действительно таков, то он обязательно найдёт тебя, - попытался комп обнадёжить сэли.

- И когда же, позволь спросить, это произойдёт? Завтра? Послезавтра? Через месяц или же через год? - спросила Зей-Би, совсем упав духом. - И как ты думаешь, я буду жить? Ведь у меня осталось совсем мало пищевых капсул.

- Тебе будет тяжко, я этого не отрицаю, но ведь ты геноконцентрат, а значит наполовину человек, хоть и биосинтетический. Ты должна будешь некоторое время пожить как обычный человек. Придётся обвыкнуть к их привычкам и обстановке... а самое главное не забывай: "Ничего не делай, что может оставить неизгладимый отпечаток в будущем!", - это было последнее и немаловажное предостережение нейрокомпа.

- Спасибо что утешил... - иронично отреагировала сэли. - Придётся привыкнуть... - повторила она слова компа. - К чему? Позволь спросить. К их еде, манере одеваться или же к этой прогнувшейся и обмякшей кровати? - Зей-Би действительно была сердита.

Она встала и подошла к окну.

- Я хочу домой, - с болью в душе повторяла она. - Я хочу в свою квартиру, на свою работу.

И, в конце концов, я хочу в свою постель.

- Зей-Би, - осторожно проговорил комп, - ты ведь смелая сэли, иначе ты бы не была офицером охраны...

- Это совсем другое, - резко возразила она.

- Нет, это то же самое. Ты должна приспособиться к режиму войны. "Мало есть, мало спать!" - напомнил он лозунг из правил.

- Война? С кем же это я воюю? - усмехнулась Зей-Би.

- Да. Это скорее не война, - согласился с ней комп. - Это будет борьба...борьба за выживание.

Ты первая из геноконцентратов, которая будет жить в таких условиях. Ведь это замечательно, жить в неповреждённой природной среде Земли!

- Ну да... - горько усмехнулась сэли в ответ. - Вот только почему-то я не лечу от радости.

Зей-Би, скрестив руки на груди, задумалась, всматриваясь в темноту дождливой ночи.

- Ты прав, Алекс, - немного подумав, твёрдо проговорила она. - Я должна вынести это испытание. Ведь я не только офицер охраны, но также исследователь новых миров, так написано в моей характеристике. Пусть это не новый мир, однако, кроме меня, его ещё никто не видел. Мне необходимо собрать как можно больше данных и экспонатов, чтобы по возвращении домой внедрить их в нашу жизнь.

- Верно! - одобрил Алекс её оптимизм.

- Тогда не будем терять времени! - воскликнула сэли и, подойдя к входной двери, бесшумно открыла её.

В коридоре у дверей её комнаты дежурил охранник. Устав стоять на ногах, он, присев на корточки, подвергся чарам Морфея. Лишь тихий сап нарушал тишину. Вот такое было у него серьёзное отношение к несению службы. Без усилий обойдя охранника, геноконцентрат бесшумно зашагала по коридору.

"Сначала нам предстоит узнать какой сейчас год", - решила Зей-Би.

- Алекс, - мысленно позвала она компа, - просканируй ближайшие комнаты и если найдёшь хоть какие-нибудь интересующие нас информации, дай мне знать.

- Будет сделано!

Несколько минут геноконцентрат шагала по коридору, останавливаясь у очередной двери, чтобы нейрокомп просканировал внутренний вид помещения. Однако искомых знаков не было.

- Кажется, я что-то обнаружил, - внезапно раздался голос Алекса, когда сэли проходила мимо очередной двери.

- Что именно? - заинтересовалась она.

- Точно не знаю, но думаю, эта информация должна нам помочь, - заверил комп.

- Там кто-нибудь есть? - с опаской спросила Зей-Би.

- Нет. Но, кажется, дверь заперта...

- Заперта? - она призадумалась. - И как же мне быть? Я не хочу взламывать дверь. Ведь гости этого не должны делать. И, кроме того, они могут принять меня за шпиона... за врага...

- Зей-Би, тебе не обязательно взламывать дверь, - не согласился нейрокомп. - После того случая в холле этого дома я провёл небольшое исследование. Защитные средства здешних людей настолько примитивны, что ты сможешь открыть их даже при помощи телекинеза. Тебе придётся передвинуть лишь маленький металлический язычок замка.

- Ну что ж, - вздохнула облегчённо сэли, - если это так просто как ты описал мне, то, думаю, стоит постараться.

Геноконцентрат подошла к двери и сосредоточилась. Поймав мысленно нужную часть замка, она стала передвигать язычок. Металл очень трудно поддавался, ведь Зей-Би не специализировалась в этой части науки, а была лишь любителем. Наконец, несколько минут спустя, ей удалось сделать это. Дубовая дверь, чуть скрипя, раскрылась, открыв геноконцентрату неизвестные и тайные стороны жизни хозяев поместья "Голден Сиид".

Зей-Би вошла в комнату и закрыла за собой дверь, там царила кромешная тьма. Нейрокомпьютер по приказу хозяйки включил сенсоры ночного виденья и обстановка в комнате стала различимой. Осмотрев помещение и увидев у окна письменный стол, сэли приблизилась к нему. Усевшись в кресло за столом, она придвинула к себе кипу бумаг, лежащих на его поверхности. Перебирая манускрипт, Зей-Би стала искать нужную ей информацию.

- Вот, - произнесла она наконец, найдя что-то стоящее её внимания.

- Алекс, просмотри в банк данных и определи число, написанное на этом листе.

С минуту помолчав, нейрокомп ответил.

- Это арабские цифры. Год, написанный на манускрипте - 1622.

- Невероятно! - подпрыгнув на месте, воскликнула Зей-Би. Её рука случайно коснулась чернильницы, которая, упав на пол, разбилась на мелкие куски. Её содержимое разлилось, образовав у стола небольшую лужицу.

Вдруг входная дверь распахнулась, и в комнату вбежал охранник.

- Кто тут? - ничего не видя в темноте, спросил он.

Зей-Би вовремя успела соскользнуть с кресла в пустое пространство под стол.

- Кто тут? - повторил страж свой вопрос. Однако и на сей раз ему ответила тишина.

Человек вышел, захлопнув за собой дверь.

"Ну, наконец-то убрался..." - подумала сэли с облегчением.

- Не думаю, - услышав её мысли, возразил комп.

- Что ты хочешь этим сказать? - насторожилась Зей-Би.

- Я просканировал тепловым лучом коридор, и могу твёрдо сказать, что он возвращается со свечой в руке, - заявил Алекс. - Теперь тебя темнота не спасёт.

- Что же мне делать? - с заметным волнением спросила она.

- Выйти через дверь ты не сможешь, - рассуждал нейрокомп вслух. - Остаётся один-единственный способ, уйти и остаться незамеченной.

- Говори! - поторопила она его.

- В комнате есть окно? - сказал комп.

- Да, - выйдя из-под укрытия и осмотревшись вокруг, подтвердила сэли.

- Ты должна открыть его и прыгнуть вниз, - подсказал он.

- Хорошо, - ответила геноконцентрат и, подбежав к проёму в стене, прыгнула на подоконник.

После разъяснений нейрокомпа, с трудом открыв шпингалет на раме, она распахнула обе створки огромного окна. Зей-Би уже собиралась прыгнуть, но, завидев расстояние от окна до земли, отпрянула назад.

- Ты видел, какое здесь расстояние? - спросила она мысленно у Алекса, зная, что всё, что она видит, также может видеть и нейрокомпьютер.

- Да, - спокойно ответствовал тот.

- И ты всё ещё настаиваешь, чтобы я прыгнула?

- Да, - ответил комп.

- Да ты с ума сошёл! Здесь не меньше пятнадцати метров. Как я смогу прыгнуть? Ведь у меня на ногах не мои гиперботы, а башмаки. А чтобы сменить их, мне понадобится, по крайней мере, две или три минуты.

- Я знаю, Зей-Би, - услышала она монотонный голос компа, - но ты сможешь сделать это. Положись на меня, - уверял её тот. - Сними обувь и включи бицепсы ног, - скомандовал он.

Геноконцентрат немедля стала выполнять его наставления.

- Быстрей, Зей-Би, - торопил её Алекс, - охранник уже совсем близко.

Сэли в точности выполнила его команды, однако, прыгнуть у неё духу не хватало.

- Прыгай! - зазвенел у неё в ушах голос нейрокомпьютера.

Зей-Би вздрогнула и по команде подалась вперёд - в пустоту чёрной дождливой ночи. Она почувствовала ногами сильнейший удар, но напряжённые мышцы самортизировали, как рессоры; при очередном приземлении она подвернула ногу и грохнулась.

- Проклятье! - стиснув зубы, выругалась она. - Кажется, я сломала ногу, застонала она от боли.

Нейрокомп тотчас проверил состояние её ноги.

- Ничего серьёзного, Зей-Би. Кости не пострадали. Это всего лишь вывих, успокоил он.

Геноконцентрат хотела было выругаться, но Алекс не дал ей и рта раскрыть:

- Ты должна немедленно уйди отсюда. Охранник может выглянуть в окно и заметить тебя.

Беги вот к тем большим воротам, - высмотрев укромное место, поторопил он хозяйку.

- Беги?! - воскликнула Зей-Би в ярости. - Да если я смогу ходить, это будет великим чудом.

- Но тебе придётся перебороть себя. Или дать тебе капсулу D? - хитро спросил Алекс.

- Нет, - пробормотала сэли в ответ и, зажмурившись от боли, заковыляла к указанному месту.

Дождь лил как из ведра, но это ничуть не беспокоило Зей-Би. Её тревожило другое. Геноконцентрат чувствовала себя как в клетке с дикими зверьми: "Ведь люди непредсказуемы, а значит, неуправляемы и опасны", - думала она. Время, в которое она попала по воле злого рока, было столь не схоже с миром, в котором она жила. Зей-Би чувствовала себя здесь чужой, хотя и находилась на той же планете. Люди этого времени и люди будущего, её современники, которые создали поколение геноконцентратов, несмотря на то, что принадлежали к одной и той же расе, были столь не схожи. И это открытие ещё больше огорчило сэли.

Г л а в а 9.

Яркий луч солнечного света, пробиваясь сквозь зазор между толстыми шторами, падал на пол, устланный узорчатым ковром.

Было около семи часов утра, когда Герман, проснувшись, открыл глаза. Он потянулся, дабы прогнать последние остатки сонливой истомы и, полежав с минуту в таком положении, встал на ноги. Подойдя к окну, облачённый всё ещё в ночное одеяние, он раздвинул шторы и открыл окно. Поток свежего утреннего воздуха заструился в комнату.

- Ах! - вдохнув полной грудью, воскликнул он. - Какое сегодня прекрасное утро!

Подняв голову и чуть прищурившись, он посмотрел на осеннее солнце. Оно ярко светило в безоблачном синем небе.

Каждый год в конце первого осеннего месяца в замке "Голден Сиид", самого большого в округе, устраивался приём по случаю конца сборов урожая. Крестьяне, составляющие низшие слои общества, в этот день съезжались из ближайших деревень на праздник Дионисия, устраиваемый в честь Бога виноградарства и виноделия. Столы валились от угощения, вино лилось рекой. Веселье длилось всю ночь до самого утра, не обходилось и без мелких стычек и выяснения "отношений". На празднество приезжали также и аристократы, приглашенные на бал от имени владельца поместья "Голден Сиид". Во время торжественной процессии выявляли самый большой урожай года, и тот, кто становился победителем, мог носить титул "Преемник Диониса". Этот титул сохранялся на целый год, а получивший его был почётным гостем на любом званом ужине или торжестве. Традиция эта соблюдалась много лет. Вот и сегодня в этот прекрасный солнечный день должен был состояться пир в честь Диониса.

Герман всё ещё стоял у окна, заглядевшись на чудный вид, открывающийся из окна его комнаты. Он вздохнул с огорчением, подумав о брате.

"Сегодня бал, а Гарольд после вчерашнего наверняка проспит ещё до следующего утра, - в унынии размышлял он. - Боже, почему он каждый раз ставит меня в дурацкое положение? Что я скажу теперь гостям? Что он болен? Хм... Они не поверят. Эту отговорку я использовал не раз. И, кроме того, кто мне поверит, когда он на следующий же день вновь начнет, как угорелый, мчаться на своем резвом скакуне..."

Раздался стук в дверь.

- Войдите, - сказал он, не оборачиваясь.

- Ну, слава Богу! А я уж подумал, что ты проспишь и сам бал, - раздался позади мужской голос, от которого юноша заметно вздрогнул.

- Гарольд! - воскликнул брат и уставился на вошедшего. - Ты... - только и вымолвил он, увидев брата при полном параде.

- Долго ты будешь таращить глаза, будто увидел привидение? - уколол Гарольд. - Я уже собирался отправиться в столовую, но решил сперва заглянуть к тебе, чтобы мы вместе смогли спуститься к завтраку.

Гарольд не только был трезв и в прекрасном настроении, но и разговаривал с ним, как ни в чём не бывало, как будто вчерашней ссоры между ними и не было.

"С какой стороны сегодня солнышко выглянуло?..." - подумал Герман.

Ему вдруг показалось, что этих событий последних нескольких дней и не было; не было ни "утопленника", ни Зей-Би, ни их с братом вчерашней ссоры. Всё это казалось сном. Лишь дурным сном.

Неожиданно взгляд Германа задержался на свежем шраме на лице брата, возле пазух носа.

"А может, я и это выдумал..."

- Герман, Герман... - нарушил молчание брат.

- А...да...

- Да что с тобой? Очнись!

- Гарольд, - произнёс Герман, - откуда у тебя этот шрам?

- А то не знаешь? - скривил губы брат. - Твоего... друга работа...

- Друга? - протянул собеседник, стараясь вспомнить.

- Ты, верно, издеваешься?! - взвился Гарольд. - Я бы не советовал тебе шутить на эту тему. Одевайся и спускайся вниз, я жду тебя в столовой, находясь уже в дверном проеме, бросил тот на ходу.

- Погоди, Гарольд! - подбежал к нему брат и взял за руку. - А где сейчас этот друг... ну тот... кто...

Гарольд отдёрнул руку.

- А то ты не знаешь? - хмыкнув, произнёс он. - В бирюзовой комнате, в восточном крыле замка, - Гарольд, резко повернувшись, ушёл.

Герман, закрыв дверь, прислонился к ней спиной.

- Слава Богу! - облегчённо вздохнув, произнёс он. - Я не сошёл с ума. Вот только... Минутку... - все мысли перемешались у него в голове. - Если память мне ещё не отшибло... Я же видел, как он вернулся вчера поздно ночью. А сегодня трезв как стёклышко.... Ну, предположим, что вчера он не пил, хотя в это трудно поверить. Но чего ради он первым заговорил со мной. После ссоры.... Это совсем не похоже на Гарольда. Н-е-т.... Тут, что-то определённо не так. Он явно что-то замышляет. За ним надо смотреть в оба...

И он поспешил одеться.

- Ну, всё в порядке? - спросил Герман у охранника, который стоял у дверей бирюзовой комнаты.

- Да, сэр, - отдав честь, доложил тот.

Он вошёл в комнату, и не прошло минуты, как выскочил обратно в коридор.

- Где он? - завопил Герман, вцепившись в охранника. - Ты же говорил, что всё в порядке!

- Я... не знаю...сэр... - заикаясь от испуга, ответствовал тот.

- Не знаешь? - ещё больше взъярился хозяин. - Где же ты был всю ночь? Или ты посмел заснуть?

- Нет, сэр. Я не уснул, клянусь вам, - вынужденно солгал страж.

- Ты ещё смеешь мне лгать?! - вскричал Герман в негодовании. - Собери людей! Бей тревогу! Поднимите мост! Никого не впускать и не выпускать из замка! Обыщите каждый уголок, - торопливо отдавал хозяин приказы. - Он мне нужен живым и невредимым. Если вы его не найдёте, - в том же тоне прохрипел он, - я собственноручно сдеру с тебя кожу, - сказав это, он оттолкнул охранника в пустоту коридора.

Тот пошатнулся, но удержался на ногах и виновато застыл в ожидании распоряжений.

- Чего же ты ждёшь? - прорычал Герман. - Может, приказать, чтобы тебе ещё и кофе подали?

- Нет, сэр. Если у вас нет других распоряжений, я пойду выполнять приказ, - пробормотал охранник.

Герман перевёл дух, стараясь взять себя в руки.

- Ступай!

Неуклюжий драбант повернулся и что было мочи побежал по коридору.

- Да смотрите, не поднимайте много шума! - крикнул Герман вдогонку. - Ведь сегодня праздник урожая.

Простояв неподвижно ещё несколько минут в раздумье о предстоящих делах, владелец замка "Голден Сиид" поторопился в столовую, где его прихода с нетерпением ожидал брат.

Г л а в а 10.

- Что-то ты сегодня не в себе, - к концу молчаливой трапезы заметил Гарольд. - Что-то случилось?

- Случилось... - как эхо повторил тот и встал из-за стола.

- Что с тобой, Герман? - участливо спросил брат. - За всё время завтрака ты не обмолвился ни словом. Тебя явно что-то беспокоит. Я ведь вижу, и не пытайся это скрыть.

Герман тяжело вздохнул.

- Беспокоит...

Юноша подошёл к столику небольшого размера, где находились выпивки и, наполнив бокал до самых краёв отменным бургундским вином, залпом выпил.

- Бургундское? С утра? Да... явно тебя что-то тяготит, брат...

Гарольд выдержал паузу.

- Ну, начнём с самого страшного предположения, - встав из-за стола, произнёс он. - Вчера из-за молнии сгорели все наши виноградные поля...

- Типун тебе на язык! Упаси Боже! - воскликнул Герман.

Гарольд облегчённо вздохнул.

- Ну, - скрестив руки на груди, продолжал он, - если не это, то перейдём к следующему предположению. Ты влюбился, а она тебя не любит, - расхаживая, с ироническим пафосом произнёс брат.

- Вздор! - отрезал Герман и налил себе ещё вина.

- А может быть... Мелиса понесла от тебя? - с притворным испугом спросил Гарольд, сам же не веря своим словам.

- Не мели чепуху, - отмахнулся Герман и направился к входной двери. Помедлив, заставил себя улыбнуться:

- Всё образуется... меня заботит... предстоящий бал... - было его единственным объяснением.

"Как бы не так... - почесывая подбородок, задумался Гарольд. - Темнишь, брат".

Герман вошёл в свой кабинет и захлопнул за собой дверь.

- Только этого мне не хватало, - ворчал он, передвигаясь по комнате. Сначала Зей-Би исчезает. Потом Гарольд разговаривает со мной, как ни в чём не бывало, а теперь ещё придётся любезно улыбаться каждому на этом глупом и никчёмном балу. Отец, - продолжал он разговаривать сам с собой, - ты явно не думал или же был во хмелю, когда писал завещание. Подумать только: "Желаю продолжить традицию и проводить празднество в честь Диониса каждый год именно в замке "Голден Сиид", - вспомнил он строку из отцовского завещания.

Герман приблизился к письменному столу и устало рухнул в кресло. Он почувствовал резкий знакомый запах. И неожиданно его взгляд задержался на письменном столе. На его поверхности был полный беспорядок. Бумаги, на которых он вчера писал, стопки других немаловажных документов, сложенных в углу стола, были разворошены.

"Их кто-то просматривал, - промелькнула у него мысль. - Постой! - его вдруг будто бы осенило и он, вскочив на ноги, подбежал к двери. И нагнулся, чтобы осмотреть замок. - Я не открывал дверь ключом, - стараясь вспомнить, раздумывал он, - ...дверь была не заперта. Значит, здесь кто-то побывал до меня", - заключил он и с этой ужасной мыслью кинулся к письменному столу.

К его удивлению, ящик также не был заперт. Наспех вытащив оттуда бордеро, он стал торопливо пересчитывать количество ценных бумаг и документов. После долгих поисков и подсчётов, не обнаружив следов кражи, он в задумчивости опустился в кресло. Было ясно, что пробравшийся туда злоумышленник не намеревался что-то красть, ему нужна была только информация.

- Странно... - произнёс он вслух. - Что же взломщик искал? Что? - он терялся в догадках.

Снова уловив резкий запах, стал искать его источник.

- Чёрт побери! - найдя разбитую чернильницу на полу, воскликнул он. Чернильные брызги запятнали пол. Пятна двигались к окну.... Теперь у хозяина не осталось никаких сомнений об умышленном взломе. Проследив, куда вели следы неизвестного, зашёл в тупик. Последнее чернильное пятно было оставлено на подоконнике. Герман открыл окно и посмотрел вниз.

- Н-е-т... - протянул он. - Отсюда ему точно не спрыгнуть. Если только ... - промелькнула догадка, - если только каким-нибудь образом он смог спуститься по верёвке...

Его размышления прервал стук в дверь. В комнату вошёл стройный военный лет тридцати с не очень правильными чертами лица, но статной осанкой. Это был один из охранников небольшого гарнизона замка "Голден Сиид".

Офицер выпрямился и, отсалютовав, доложил:

- Сэр Мельсимор, мы осмотрели все хижины и таверны, его нигде нет.

Герман задумался.

- А амбары, конюшни и погреба вы так же проверили?

- Пока нет, сэр.

- Так чего же вы ждёте? Я же отдал приказ обыскать весь замок! - вспылил хозяин.

- Да, сэр. Будет сделано, сэр.

Офицер повернулся, чтобы уйти, но Герман задержал его.

- Погоди. Кажется, ты патрулировал сегодня в этом крыле замка?

- Да, сэр, - подтвердил страж.

- Ты случайно ничего необычного не заметил в этот вечер? Ну, к примеру, никто кроме меня не входил в эту комнату?

- Всё было тихо, - уверенно ответил службист. - Вот только...

- Только что? - насторожился юноша.

- Поздно ночью я услышал непонятный шум в кабинете. Я вошёл в кабинет, чтобы проверить, нет ли тут кого. Однако здесь было настолько темно, что мне пришлось пойти за свечой.

- И что было дальше? - в напряжении слушал Герман.

- Когда вернулся и осветил комнату, то никого не обнаружил. Лишь открытое окно стучало по ставням.

- А что ты скажешь на это? - показав на пятна чернил у стола, спросил хозяин.

- Ну, думаю, что это ветер, - нерешительно ответил тот.

- Ветер?

- Да, ведь вчера вечером был сильный ветер с дождём. И посему вероятно, рассуждал охранник, - что окно не хорошо было закрыто, и ветер просто сдул чернильницу.

- Сдул? - усмехнулся Герман. - Что вы сделали потом?

- Ничего. Осмотрев комнату и не обнаружив никого, я подошёл к окну и закрыл его.

- Так значит, это вы наследили здесь?

Охранник, потупившись, подтвердил.

- Карл, - продолжал Герман, - так ты говоришь, что сам закрыл окно?

- Да, сэр.

- На какую затворку, верхнюю или нижнюю?

- Нижнюю, конечно же.

- Ну, хорошо, ступай, - наконец молвил Мельсимор долгожданные для охранника слова. - Да, кстати! Если найдёте этого...ну, кого вы ищете, не поднимайте переполох, а сразу известите меня. А самое главное, не смейте его бить или проделать с ним что-то в этом роде.

- Слушаюсь, сэр, - ответил офицер и уже был в дверях, когда услышал новое пожелание хозяина.

- Карл, я бы хотел попросить тебя вот ещё о чём, - Герман понизил голос. Не говори Гарольду ничего об исчезновении этого человека. И как только вы найдете незнакомца, сообщите об этом только мне.

- Хорошо, сэр. Я так и сделаю, - не задавая лишних вопросов, ответил тот и вышел, закрыв за собой дверь.

"И всё же в этой истории не сходятся концы с концами", - размышлял хозяин над происшедшим в его кабинете.

Прошло несколько часов, прежде чем Карл помчался к Герману Мельсимору с хорошими известиями. Столкнувшись в коридоре с Мельсимором, он выпалил:

- Сэр! Нам сопутствовала удача!

- В чём дело Карл? Что-то случилось? - удивлённо приподняв бровь, спросил тот.

- Сэр! Вы знаете... Мы нашли его... - офицер запнулся и уставился на стоявшего перед ним человека. - Извините, я никак не могу различить вас, сэр. Вы сэр Герман или сэр Гарольд? - спросил он, отдышавшись.

- Я? Герман, - соврал юноша.

- Ох, - вздохнул облегчённо офицер. - Я-то думал, что перепутал вас с сэром Гарольдом... Знаете ли, не хотелось бы не оправдать ваше доверие и проболтаться вашему брату.

- Ну конечно, - хитроумно подыгрывая, ответил Гарольд. - Так зачем ты так мчался сломя голову? - спросил он, стараясь выражаться манерой брата.

- Мы нашли его...ну, то есть этого господина... "утопленника".

- Да? - изумился Гарольд, продолжая играть роль хозяина замка "Голден Сиид". - И где же он был?

- Во втором зерновом амбаре, сэр, - доложил Карл.

- Прекрасная работа, Карл. Слава Богу, что вы его нашли! - восторженно проговорил лже-Герман.

- Спасибо, сэр. Я провожу вас туда, - произнёс охранник.

- Нет, нет, - остановил его тот. - Я сам пойду к амбару, а ты ступай и дежурь у моего кабинета, - приказал он, зная, как ревностно относится брат к охране своей рабочей комнаты.

Офицер недоуменно уставился на своего хозяина.

- Знаешь ли, Гарольд сейчас в моём кабинете, - делая вид, что вверяет ему секретную информацию, тихо произнёс молодой человек, - и я хочу, чтобы ты присмотрел за ним, пока я не разберусь с этим делом. Смотри, не проговорись ему про "утопленника", - напустив на себя важный вид, напомнил он.

- Да, сэр. Будет сделано, сэр, - вытянувшись в струнку, ответствовал страж, и они разошлись в разные стороны длинного коридора.

Едва Карл дошёл до дверей кабинета, как тут же на пороге показался Герман.

- Ну что, есть известия? - спросил он, увидев перед собой Карла.

- Какие известия? - потупив взгляд, спросил страж.

- Как это, какие известия? - вспылил Герман, и его голос пронёсся эхом по всему коридору. - Я же приказал вам искать его!

- Кого? - уже в полном замешательстве, ничего не смысля, тупо спросил охранник.

- Да что это такое? Ты, видно, решил поиздеваться надо мной? - Герман схватил офицера за грудки и притиснул к стене.

- Нет, сэр Гарольд. Честное слово, нет, - испуганно хлопая глазами, пролепетал тот.

- Гарольд?! - изумился хозяин замка. - Да что с тобой, Карл? Это же я, Герман Мельсимор, твой хозяин. Ах ты, балбес!

- Но я только что видел сэра Германа в коридоре... и он сказал мне...

- Что? Ты видел Германа? - прервал его хозяин, ошеломлённый услышанным. Он уже догадывался, что новоиспеченный охранник совершил непоправимую оплошность. - Ладно, мы ещё разберёмся. Так вы нашли "утопленника"? - нетерпеливо спросил он, отпустив ворот стража.

- Так вы тоже знаете? - Карл выпучил глаза и развёл руками.

- Дурак! - презрительно бросил хозяин. - Мне ли не знать! Это же я отдал приказ искать его. Я Герман! - пытался он вдолбить сию истину глупцу.

- Я уже ничего не понимаю, - в отчаянии пробормотал офицер.

- А я уже начинаю понимать... Ситуация проясняется.... Скажи мне только, где он?

- Кто? Сэр Гарольд?

- Нет. Он-то я знаю где. Я имел в виду "утопленника".

- А-а... - наконец дошло до стража. - Он в зерновом амбаре...

- В каком?

- Во втором, - уточнил Карл.

- Хорошо. Я иду туда, а ты стой здесь. Да смотри, чтобы на сей раз никто не совался в мой кабинет.

Г л а в а 11.

- Просто не знаем, что с ним делать, сэр - проговорил пожилой мужчина.

Это был капрал из гарнизона охранявших днём и ночью замок от бродячих преступников и нашествий бандитских шаек. Телосложение его говорило об развитой мускулатуре, что ни в коей мере не помогло ему повысить свой служебный ранг. Седые коротко остриженные волосы аккуратно были зачесаны назад, красное от загара лицо покрывали незначительные морщины и небольшие шрамы от былых ран. Этот человек являл образец старого вояки.

- С тех пор как мы его нашли, сэр, он всё так же сидит в одном и том же положении, - указывая в сторону Зей-Би, доложил капрал Корнуэл. - Мы ждали вашего прихода, сэр Мельсимор, и как вы велели, даже не приблизились к нему.

Гарольд, сложив руки на груди, напряжённо размышлял.

- Обезглавьте его! - наконец приказал он.

- Что вы сказали, сэр? - опешил Корнуэл.

- Вы что, глухой? - Гарольд сверкнул глазами. - Я приказал вам обезглавить его!

- Но... ведь вы сказали не трогать его и ...

- Я передумал, - хладнокровно бросил он, будто бы приказал зарезать курицу к обеду.

- Но... - хотел было Корнуэл возразить, но окрик хозяина заставил его придержать язык.

- Выполняйте приказ!

- Ну что ж, - пожав плечами, выдавил из себя капрал. - Стью, поди-ка сюда, - подозвал он к себе молодого и крепкого парня, который служил под его началом. - Возьми саблю и обезглавь этого человека, - показав кивком на Зей-Би, велел он.

- Обезглавить? - застряло это слово у рядового в горле. - Но ведь он безоружный... - хотел было он возразить, однако суровый и давящий взгляд хозяина поубавил его благородный пыл.

"Я же воин, а не палач..." - давился обидой солдат.

"Не обезглавишь его, останешься сам без головы", - говорил взгляд Гарольда.

Стью вздохнул, поняв, что не вправе перечить воле хозяина. Он занёс саблю, чтобы быстрей покончить с этим ужасным заданием.

- Стойте! - раздался чей-то крик, но рука солдата уже рассекла воздух и сталь должна была бы уже достигнуть шеи геноконцентрата, как вдруг вспыхнувшее фиолетовое свечение защитного поля вырвало саблю из крепких рук солдата, и клинок полетел в сторону Гарольда.

Тот успел кинуться на землю, тем самым избежав смерти. Острая сталь, пролетев немалое расстояние, вонзилась в мешок с зерном, распоров его. Всё содержимое мешка высыпалось, и маленькие крупинки золотого зерна рассеялись по всему полу амбара.

Гарольд медленно приподнял голову, чтобы осмотреться и лишь уверовав в свою безопасность, поднялся на ноги. Пыль окутала его одежду, и как щепетильный щёголь он тотчас стал стряхивать с себя пыль.

- Гарольд! - подбежал Герман к брату. - Как ты посмел сделать такое?

- Этот проходимец чуть было не убил меня, - показывая рукой на Зей-Би, ощетинился Гарольд, - а ты ещё смеешь упрекать меня в чём-то...

- Если бы ты не приказал убить его, ничего бы этого не произошло, отрезал Герман.

- Забавно, - язвительно усмехнулся Гарольд, - как из лиходея делают невинного агнца!

- Ты и есть лиходей. А он беззащитная жертва! - в негодовании выкрикнул Герман.

- Да никакая он не жертва. Он колдун!

- Колдун? - нервно усмехнулся Герман.

- Да, - рявкнул другой. - Иначе как же объяснить происшедшее?

- Уходи отсюда, Гарольд, - стараясь сдержать свой гнев, тихо проговорил Герман.

- Что? - возмутился брат.

- Уходи или... я за себя не ручаюсь... - предупредил он.

Гарольд, как это было присуще его характеру, не любил затягивать разговор во время ссор. Ему проще было уйти, просто хлопнув за собой дверью или же вызвать оскорбителя на дуэль, чтобы там раз и навсегда покончить с обидчиком. Однако он никогда бы не вызвал на дуэль родного брата. Герман это прекрасно знал и в крайних случаях пользовался преимуществом, данным ему.

- Хорошо, я уйду, - с минуту помолчав, молвил Гарольд. Взгляд его был таков, что казалось, он готов перегрызть глотку брату. - Я уйду, но не потому, что ты показал мне на дверь. Просто мне противно находиться здесь, - гордо задрав голову, заявил он.

"А главное, в твоём обществе", - добавил он мысленно, не посмев произнести это вслух.

Юноша резко повернулся и медленной поступью направился к воротам амбара. Охранники всё это время молча наблюдали за ссорой двух очень схожих по внешности и в то же время различных по характеру братьев-близнецов.

Герман помрачнел.

- Я бы попросил всех уйти отсюда, - обратился он подавленным голосом к капралу.

Корнуэл хотел было возразить, но, видя, что хозяин находится не в духе, не стал этого делать. Махнув рукой своим подчинённым, он вместе с небольшим отрядом из десяти солдат направился к выходу.

Герман проводил их угрюмым взглядом. Теперь никто ему не мешал. Он посмотрел на Зей-Би, и немного поколебавшись, приблизился к ней. Сэли, скрестив ноги под собой и положив руки на колени, неподвижно сидела на сыром и грязном полу. Её веки были прикрыты, а ресницы подрагивали. Человек приблизился к Зей-Би и присел на корточки возле неё. И стал внимательно рассматривать её.

Парик обмяк и не лежал так пышно, как раньше. Одежда потускнела от влаги, чулки были покрыты толстым слоем грязи, являя разительный контраст с красивыми чертами лица.

"Она сбежала ночью, - сделал он вывод. - Но зачем? Почему она убежала и пришла именно сюда? - никак не мог понять он действия незнакомки. - Есть только один единственный способ узнать истину".

- Зей-Би, - нежно и мягко позвал он её. - Зей-Би, вы слышите меня?

Но геноконцентрат молчала. Несмотря на то, что зрачки под прикрытыми веками по-прежнему хаотично двигались, Герману на миг показалось, что она не дышит.

- Зей-Би, очнитесь, - тихо произнёс он и медленно протянул руку, чтобы дотронуться до неё.

Его рука дошла до уровня защитного поля и оно, вспыхнув, окрасило человеческую плоть в фиолетовый цвет. Он от неожиданности вздрогнул и, отдернув руку, резко попятился назад. Нет, ни малейшей боли он не почувствовал, просто естественное чувство опасности заставило его остерегаться. Однако, собравшись духом, Герман вновь протянул руку. Фиолетовое свечение защитного поля снова вспыхнуло, но на сей раз любопытство взяло верх и, несмотря на волнение, охватившее его, он не убрал руку. Несколько раз провёл рукой по физически ощутимым тепловатым лучам, и вскоре его волнение вовсе исчезло, сменившись удовольствием и неописуемой радостью от неизвестного светящегося чуда. В то время как его движения приносили ему радость и восторг, разуму Зей-Би они причиняли неописуемую боль.

Геноконцентрат стала медленно выходить из гипнотического состояния и уже могла двигаться; она решила устранить причину её беспокойства. Молниеносно схватив руку человека за кисть, не вставая с места и не прилагая больших усилий, она стиснула его руку, да так, что кости хрустнули. Геноконцентрат отшвырнула Германа с такой силой, что тот отлетел и упал на мешки с зерном. Придя в себя после столь необычайного полёта, морщась от боли, он встал на ноги. К его удивлению, незнакомка всё ещё сидела на своём прежнем месте и всё также с прикрытыми веками.

Герман медленно и осторожно приблизился к сэли. Тут Зей-Би внезапно открыла глаза и посмотрела на него с холодным недобрым взглядом. Почувствовав опасность, он резко остановился. Геноконцентрат с минуту взирала на него, враждебность и холод во взгляде не исчезли.

- Зей-Би, с вами всё в порядке? - дополняя слова жестами, спросил человек.

- Герман? - наконец промолвила она.

- Вы узнали меня! - воскликнул тот, нерешительно приближаясь к ней. - Что вы тут делаете, Зей-Би? - присев возле неё на корточки спросил он.

Однако сэли не могла ответить незнакомцу, так как мысли её были заняты спором с Алексом.

- Зей-Би, ты знаешь, что твои контакты могут оставить неизгладимые следы в этом времени, и тем самым повлиять на происшествия будущего, - послал комп импульсивную мысль хозяйке.

- Я всё прекрасно знаю и всё равно требую, чтобы ты включил мой коммуникатор, настроенный на язык местного населения, - также мысленно изъявила она свою волю. - Это приказ!

Алекс молчал примерно с минуту и вскоре Зей-Би, как и рассчитывала, получила от него положительный ответ. Геноконцентрат вернулась из мира мыслей в реальный мир и только сейчас заметила, что человек, стоя перед ней, усердно жестикулировал, пытаясь узнать о причине её ухода из дома. Тут она услышала голос Алекса, который отдал отчет о готовности коммуникатора. Однако заводить разговор с человеком из другого времени сэли пока ещё не намеревалась.

Легко встав на ноги и взяв с земли туфли, Зей-Би жестом руки указала Герману на дверь. Тот, поняв её жест, ретировался. Сэли шла медленно и босиком, ощущая ноющую боль, полученную после вчерашнего прыжка из окна кабинета владельца "Голден Сиид". Серьёзной травмы не было, а потому она не стала тратить драгоценную капсулу, чтобы излечить всего лишь ушиб.

Выйдя за ворота зернового амбара, сэли прибавила шаг и обогнала Германа, и тот только сейчас заметил, что его гостья заметно прихрамывала. Он внимательно пригляделся к ней, и неожиданная догадка ошеломила его.

"Нет, этого не может быть! - повторял он про себя. - Нет... нет, она не могла этого сделать.... С такой высоты..."

Они шли рядом и были уже невдалеке от главного парадного входа в здание, когда Герман замедлил шаг, чтобы посмотреть вверх в окно третьего этажа, где располагался его кабинет.

"Нет. Это не укладывается в голове.... Это уму непостижимо!..." - спорил он с осенившей его догадкой.

В просторном холле на первом этаже здания сновала прислуга. Одни просто проходили или пробегали через холл с деловым видом в разных направлениях, другие же чистили помещение, прилагая к этому немало усилий. Все были заняты приготовлением к вечернему балу. Германа задержал у входных дверей дворецкий, что-то учтиво доложил хозяину.

- Да, да я знаю, - тем же тоном ответствовал ему Герман. - Ну, значит, сделайте больше, - велел он.

Дворецкий вновь что-то пролепетал, чем вывел хозяина из себя.

- Черт побери! Я что, должен вам всё разжевывать? Вы же дворецкий, так научитесь же в таких мелочных проблемах принимать решение сами! За что вы получаете жалованье?

Многие из присутствующих там слуг обернулись, чтобы поглазеть на инцидент, но, увидев на себе недовольный взгляд хозяина, тотчас вернулись к своим делам.

- Зей-Би, - обратился человек к сэли, которая всё это время ожидала его у лестницы. - Ступайте к себе в комнату. Я скоро приду, - показывая рукой вверх, велел он.

Геноконцентрат, ничего не ответив, медленно стала подниматься по лестнице; этому предложению человека она неимоверно обрадовалась. Закрыв за собой дверь комнаты, любезно предоставленную ей владельцем замка, Зей-Би сняла с себя всю одежду, которая была насквозь промокшей после вчерашнего ливня. Наконец, избавившись от липкой обузы, она легла на кровать поверх шёлкового покрывала.

Боль в ноге всё ещё давала о себе знать. Она закрыла глаза и постаралась при помощи самогипноза преградить импульс боли, поступающий в мозг. Несколько минут спустя, сэли переборола боль.

"Что делать дальше? - именно этот вопрос больше всего волновал Зей-Би. Капсульный запас пищи и воды на исходе, а Марк-Сона всё нет и нет", неподвижно лежа на кровати, задумалась она.

В дверь комнаты постучали, и не дождавшись разрешения, вошли. Это была пожилая низкорослая женщина лет пятидесяти с седыми, аккуратно убранными сзади в пучок волосами. Белый кружевной чепчик прикрывал её голову, а длинное платье имело унылый серый цвет. Белый передник, потускневший от стирки и старости, был чуть короче платья или серого балахона, как показалось это Зей-Би на первый взгляд. Пыхтя от натуги, служанка приблизилась к маленькому столику и положила принесённый ею довольно-таки тяжёлый поднос.

- Это вам, - сказала она и, подойдя к кровати, смутилась, увидев перед собой нагую девушку.

- Бог ты мой! - воскликнула женщина. - Вы, наверное, подружка Германа?

Сэли никак не отреагировала на её вопрос.

- А мне этот хитрец сказал, - вертя своим пухлым указательным пальцем, продолжала она, - что поселил в эту комнату какого-то сэра Эрнста. Теперь-то я понимаю, почему он запретил мне кому-либо что-нибудь рассказывать. Но вы будьте уверены, голубка, - заверила женщина, находясь уже в дверях, - я никому ничего не скажу, - и незаметно хихикнула. - Ну, слава Богу, у Германа всё наладилось, а то я уж думала... - женщина запнулась, не смея больше ничего добавить, - ну, отдыхайте, отдыхайте!

И торопливо вышла, прикрыв за собой дверь. Зей-Би, неохотно встала на ноги. Парик, некогда бывший в идеальном состоянии, всклокоченный и испорченный от проливного дождя, лохмотьями свисал на обнажённые плечи, тем самым немало раздражая её. Сэли повертела головой и, поняв, что ей никогда не привыкнуть к ношению столь необычного предмета чужой эпохи, стянула копну волос с головы и небрежно бросила их на пол. Избавившись от этой ненужной, как ей казалось, вещицы, она подошла к столику, на котором лежал поднос, принесённый старой служанкой.

На подносе было много причудливых и незнакомых сэли предметов. Одни были холодные, другие горячие, и лишь вилка с ножом показались ей более знакомыми. Геноконцентрат видела, как ими пользовались люди этого времени.

- Что это, Алекс? - в растерянности разглядывая поднос, спросила она вслух у нейрокомпа.

- Это - еда, - последовал простой монотонный ответ.

- Еда? Пища? - пыталась сэли вспомнить значение этого слова.

- Да. Люди питаются этим, чтобы восполнить свой энергетический запас.

- Возможно, это так, однако я не могу этого употреблять...

- Я знаю, - спокойно отреагировал комп.

- И как же мне быть со всем этим? - в растерянности развела она руками.

Геноконцентрат задумалась всего лишь на долю секунды, чтобы принять правильное решение.

- Я должна сейчас же избавиться от всего этого.

- Зачем? - не понимая её тревоги, в замешательстве спросил Алекс.

- А затем, глупец, что они, то есть люди станут подозревать меня в том, что я не человек...

- Но ведь это правда, - напомнил тот.

- Я это знаю, - проворчала сэли, - но это не значит, что люди этого времени смогут понять значение слова геноконцентрат. А это означает, что я должна выглядеть и поступать, как обычные люди... есть, пить, спать, а самое главное, не применять абсолютно никакой сверхчеловеческой силы и скорости, в том числе не использовать энергетические излучатели и тому подобные вещи.

- Но тогда ты будешь беззащитна! - воскликнул Алекс с ужасом.

- Не совсем, - загадочно произнесла сэли. - Разум - вот единственное и надёжное оружие, которое убережёт меня от всех неприятностей.

- Ты совершенно права. Эти хилые и обветшалые люди, должно быть, легко поддаются гипнозу, - подкрепил комп мысли своей хозяйки. - А кроме того, здесь ты сможешь читать мысли людей. Ведь мы в прошлом, а значит, закона, запрещающего чтение мыслей, не существует!

- Верно, - вздохнула с облегчением Зей-Би. - А сейчас придумай-ка, как мне избавиться от этой земной пищи.

Г л а в а 12.

В это же время на кухне творилось столпотворение поваров и слуг. Первые отдавали приказания своим помощникам и те, перебегая от одного конца кухни до другого, путались под ногами и мешали не только друг другу, но также и посудомойкам. Носильщики тащили за собой тяжелые ящики с крепкими отменными напитками. Домашняя прислуга вытирала до блеска посуду. Все и вся были заняты приготовлением к вечернему балу, который, как всегда, должен был пройти грандиозно.

Герман наблюдал за этими хлопотами, журя за нерасторопность и хваля за усердие. Ни один из прежних владельцев "Голден Сиид" никогда не заходил на кухню, возможно, даже толком не знал её местонахождения в собственном доме. Однако нынешний хозяин поместья не придерживался сего правила, установленного его предками. Он говорил, что: прислуга всё выполнит не так, если он сам лично не перепроверит всё до мелочей, а возложить на кого-нибудь другого эти обязанности Герман не мог. Именно своей щепетильности он был обязан достигнутым успехам. Ведь не зря он слыл самым лучшим организатором балов и удостоился титула "Преемник Диониса".

Германа Фридриха Мельсимора вся округа знала как толкового, строгого, а порой и сурового, но отнюдь не бесчеловечного и заботливого хозяина, который сперва думал о благе своих подданных, и только потом о своих собственных интересах. Жители "Голден Сиид" считали, что их нынешний сюзерен прекрасно справлялся со своими обязанностями. Его не только уважали, но и любили, и каждый житель поместья Мельсимор готов был при необходимости, не задумываясь, отдать собственную жизнь за своего хозяина. Многие крестьяне, жившие на территории поместья, думали, что после сердечного разочарования их хозяин изменится в худшую сторону, однако их предположения не оправдались, так как в поведении молодого господина ничто не изменилось.

Гарольда Родрика Мельсимора, брата-близнеца, жители замка знали как спесивого и взбалмошного бездельника и драчуна, который с высокомерием и неприязнью относился ко всем, кто был не из его сословия, то есть не из высшего общества. Нрав Гарольда был известен всем, и сплетни порой были неоспоримо правдивы. У этого горячего юноши, у которого кровь так и кипела в жилах, не было ни единого месяца, прошедшего мирно, без споров и дуэлей, которые всегда кончались плачевно для его соперников.

" - Ты не успокоишься пока не войдёшь через эту дверь вперёд ногами, как-то за разговором сердито заявил брату в лицо Герман.

- Если ты язвишь только из-за заботы ко мне, то могу тебя утешить, этому не быть никогда, - гордо ответствовал Гарольд. - Никто не сумеет одолеть твоего брата!

- О да! Мёртвым ты об этом уже не скажешь..."

Уж таким уродился Гарольд задирой и гордецом. Однако сколь бы он ни пытался казаться бездушным, после случившегося с его братом Гарольд очень переживал и всё время старался помочь брату хоть чем-то, что могло облегчить его душевную боль. Но никому никогда не удавалось добиться откровения от Германа. Он всегда был замкнутым, а после недавно пережитого сердечного разочарования ощущение невосполнимой утраты в душе, которую он всеми силами старался скрыть от окружающих, сделало его просто невыносимо скрытным. Прошло меньше года с тех пор, как его возлюбленная, бросив его, вышла замуж за другого, предпочтя мужа с более высоким положением в обществе и более набитыми карманами. Оставив страдать от любви не очень богатого и неродовитого джентри с жалким клочком земли, которая была его единственным источником прибыли.

Именно занятия по хозяйству и заботы о благополучии родового гнезда помогли ему забыться. Они приносили ему не только покой, но и некоторую радость.

Вернемся, однако, на кухню, где Герман, как мы уже упомянули, вёл разговор с немолодым мужчиной из прислуги, обсуждая детали праздничного стола.

- Хорошо, пусть будет так.

Слуга торопливо удалился. Герман, сложив руки за спиной, прошёлся по кухне, исподволь наблюдая за работой прислуги, те же в свою очередь, замечая пристальный взгляд хозяина, старались всё выполнить точно и быстро.

- Ну, сэр Мельсимор, почему же вы всё ещё здесь? - хитро улыбаясь, обратилась к нему толстая старая служанка.

- А где же мне быть? - не понимая её намека, вопросительно посмотрел он на неё.

- Ну, как же? - покачав головой, возмутилась она, - вас ведь ждут... многозначительно добавила Клотильда.

- Кто?

Старуха хихикнула.

- А то вы не знаете?

- Няня Клотильда, хватит говорить намёками! Кто меня ждёт?

- Та, кого вы поселили в бирюзовую комнату, - наконец раскрыла она карты.

- Зей-Би? - задумчиво и чуть слышно произнёс он это имя.

- Она самая. Ну, то есть сэр Эрнст, - лукаво добавила служанка.

- Послушай, Клотильда, - схватив старуху за руку, Герман понизил голос до шепота. - Если ты кому-нибудь проболтаешься...

- Господи! - взмолилась старуха. - Да я ничего не видела и ничего не знаю!

- Вот и хорошо, - смягчил тон Герман. - Так ты говоришь, она ждёт меня? после небольшой паузы поинтересовался он.

- О да! И, по-видимому, с нетерпением, - добавила она с прежней усмешкой на лице.

Герман, ничего больше не вымолвив, стремительно вышел из кухни.

- Иди, сынок, иди, - глядя Мельсимору вслед, напутствовала Клотильда. Может, эта молодая особа поможет тебе забыть стерву с ангельским личиком леди Мелису, - бормоча себе под нос, отправилась она по своим делам.

Зей-Би стояла у зеркала, которое ещё вчера поставил туда хозяин дома, и рассматривала в нём своё отражение.

- Да...а... - протянула она с заметным огорчением, что-то мне не нравится цвет моего лица.

- Ты истощена, - объяснил комп.

- Что верно, то верно, однако я всё равно должна терпеть голод и жажду, наставительно проговорила она это скорее себе, чем нейрокомпьютеру.

Раздался стук в дверь, который отвлёк её внимание.

- Алекс, - мысленно произнесла сэли, чтобы никто из посторонних не слышал её разговора с компом. - Почему люди этого далёкого времени всё время стучат в дверь?

- Так у них принято просить разрешения войти, - пояснил Алекс.

- Но ведь я не разрешаю, а они всё равно входят.

- Именно потому, что ты не отвечаешь, они и входят, - ответствовал комп.

- Значит, дело лишь в этом, - хмыкнула она. - Войдите, - произнесла Зей-Би вслух без малейшего акцента на английском языке.

Дверь тотчас же открылась, и в комнату вошёл Герман.

- Бог ты мой! - воскликнул он, мигом повернувшись к прикрытой двери. - Вы опять разгуливаете здесь голышом, - недовольно и в то же время смущённо пожурил он сэли.

- А что плохого в том, что я без одежды? - изумилась та.

- Плохого-то ничего... так не принято... стыдно...

- Стыдно? - повторила Зей-Би это слово с такой интонацией, точно в первый раз услышала его. - Мне не знакомо это чувство, - после непродолжительной паузы призналась она.

- Оно и видно... - Герман вдруг запнулся, осознав, что свободно разговаривает со своей гостьей на английском языке. - Зей-Би... вы говорите на английском языке?

- Да, Герман, - непринуждённо отозвалась она и бесшумно приблизилась к нему. - А почему это вас удивляет? Вы думали, что я вообще не умею говорить? спросила геноконцентрат придав своему вопросу обиженную интонацию, дабы отбить у человека стремление к дальнейшим расспросам на эту тему.

- Нет. Я не это имел в виду, - пытался выкрутиться хозяин. - Я не хотел обидеть вас...Просто сначала вы не могли выговорить даже собственного имени, а потом вот... - разъяснил он, всё так же стоя к ней спиной.

- Понимаю, - мягко ответила она, - поэтому я не сержусь на вас.

Геноконцентрат подошла к нему так близко, что он мог чувствовать тепло её обнажённого тела.

- Почему вы смотрите на стенку, когда разговариваете со мной? - спросила сэли, не понимая поведения человека.

- Возможно... Зей-Би, - неуверенно начал он, - у вас на родине...

- Родине? - не понимая значения этого слова, произнесла она.

- Ну, это место, где вы родились... выросли... жили, прежде чем попасть сюда, - пояснил Герман.

- А...а... - протянула та.

- Так вот... возможно там, откуда вы, вполне естественно разгуливать голышом, но у нас это неприлично...

- Почему? - недоумевала она. - Разве ваши тела не устроены одинаково?

- Так-то оно так, - подтвердил он неохотно, - но всё равно нехорошо находиться с нагим телом среди посторонних людей.

- Ну что ж, если таковы ваши обычаи, то я доставлю вам удовольствие и оденусь, - молвила Зей-Би и нерешительно подошла к бельевому шкафу.

- Если можно, - обратился человек к геноконцентрату, - оденьте, пожалуйста, тот тёмно-синий фрак.

Зей-Би, ничего не ответив, выполнила пожелание хозяина, любезно приютившего её в своей обители.

- Можете повернуться ко мне лицом, - произнесла сэли, как только облачилась во всё необходимое.

- Вам к лицу синий цвет, - польстил ей Герман. - Мот только... - он поднял парик, валявшийся на полу и попытался подправить. - Боюсь, этот парик уже нужно будет выбросить.

Герман выбросил копну волос на пол и пристально посмотрел на сэли.

- Зей-Би, почему вчера ночью вы ушли из комнаты?

Этот вопрос застал геноконцентрата врасплох, и она произнесла первую пришедшую ей в голову отговорку.

- Я вышла прогуляться...

- Прогуляться! - воскликнул человек. - Посреди ночи, да ещё и под проливным дождём?

- Я не знала, что на улице идёт дождь, - с деланной наивностью развела она руками.

- Перестаньте, Зей-Би. Даже младенцу ясно, что после грома и молнии следует ожидать дождя. И как можно не заметить этого потопа...

- Представьте себе... - без малейшего колебания ответила сэли.

- Ну что ж, если вы не желаете честно объяснить ваше поведение, то позвольте спросить вас о другом казусе.

- О каком ещё казусе вы говорите? - без тени смущения спросила геноконцентрат.

- О вашей ране на лбу. Как это случилось, что она зажила в такой кратчайший срок?

И на сей раз Зей-Би не растерялась. Лукаво сузив глаза, она безразлично ответила:

- Средства вашего доктора помогли...

- Неправда! - резко прервал он. - Доктор утверждает, что его средства не могли дать столь быстрый эффект.

- Значит, он недооценивает свой препарат, - настаивала Зей-Би.

Мельсимор с суровым укором посмотрел на свою гостью, стараясь вызвать в ней хоть малейшие угрызения совести. Но взгляд геноконцентрата был прежним, безмятежным и непроницаемым.

"Что-то ты явно от меня скрываешь Зей-Би", - подумал Герман, и сэли, обладая умением читать мысли, услышала его слова так ясно, как если бы он произнёс это вслух.

Геноконцентрат хотела ответить ему, но не рискнула сделать этого, так как её опрометчивая откровенность могла выдать её. Поэтому, воздержавшись от слов, она стала молча читать мысли человека.

"Ну, ничего, я разузнаю всё о тебе любой ценой", - подумал он.

Тут неожиданно раздался стук в дверь, и Зей-Би, к большому удивлению человека, произнесла традиционное слово "Войдите".

- Сэр Мельсимор, - проговорил вошедший в комнату молодой слуга, - стол уже накрыт к обеду. Сэр Мельсимор-младший ожидает вас в столовой, - объявил он с такой помпезностью, будто бы объявлял о приходе самого короля.

Мельсимором-младшим в замке "Голден Сиид" слуги прозвали Гарольда Родрика, так как, несмотря на то, что они с Германом были братьями-близнецами, Гарольд родился вторым, поэтому покойный отец считал его младшим.

- Хорошо, Готфрид, иди. Я скоро спущусь, - сказал Герман.

- Надеюсь, вы отобедаете со мной? - посмотрев на сэли, спросил он только после того, как дверь закрылась.

- Увы, я уже обедала, - указав на поднос, с которого исчезла часть угощений, отказала она.

- Ах да! - вспомнил он, как сам велел подать трапезу в комнату своей гостьи. - Ну, тогда, может быть, спуститесь на чашечку чая? - разыгрывая из себя любезного хозяина, предложил Герман.

- Герман, - обратилась геноконцентрат к нему также без всякой фамильярности, как и он к ней, - я знаю, вы скрываете от всех, что я.... - она запнулась на долю секунды, не зная, как правильнее выразиться, и Алекс, как всегда, пришёл ей на выручку, подсказав нужное слово: "женщина". - Я знаю, что вы скрываете от всех, что я женщина. И потому лучше будет, если я останусь здесь. А кроме того, у меня нет волос, и я вижу, что это обстоятельство вас не только смущает, но и неприятно вам, - добавила она и попала в самую точку.

Герман смутился, по сути дела она сказала правду.

- Что ж, пусть будет по-вашему, вы отдыхайте, а я скоро приду.

Герман ушёл так же неожиданно, как и появился, а Зей-Би облегчённо вздохнула.

- Что же мне теперь делать? - спросила она скорее себя, чем того, кто мог бы слышать её.

- Отдыхайте! - с сарказмом передразнил комп человека.

Зей-Би усмехнулась.

- Алекс, не паясничай, - отчитала она его за неуместную шутку.

Нейрокомпьютер сменил тему:

- Зей-Би, я недавно пытался установить контакт с нейрокомпьютером Марк-Сона...

- Есть положительные результаты? - с нетерпением поинтересовалась она.

- Увы, ничего, что могло бы обрадовать тебя, - с нотками вины в голосе ответил он.

- Ничего страшного, Алекс, Марк-Сон рано или поздно найдёт меня, ободряюще произнесла сэли.

- Я надеюсь.

Эта тема была неприятной не только для Зей-Би, но и для Алекса, так как в случае смерти носителя нейрокомпьютера, то есть геноконцентрата, вместе с ним умирал и нейрокомпьютер, который был полностью зависим от жизнедеятельности нейронов геноконцентрата.

Зей-Би уселась в кресло и, вытянув ноги, положила их на журнальный столик, который стоял тут же, напротив мягкой мебели. Устремив свой взор на белый и ничем не привлекательный потолок комнаты, она в безмолвии и размышлениях просидела в таком положении около четверти часа.

- Алекс, - наконец выйдя из меланхолического состояния, обратилась она к компу.

- Да, - тотчас отозвался тот.

- Я вот, подумала, если я уже наладила контакт с местным населением, может быть, внедрить в жизнь первоначальный проект Марк-Сона?

- Зей-Би, ведь для этого тебе нужно будет пойти в лес, - с заметной тревогой в голосе заметил Алекс.

- В этом нет ничего страшного, - уверенно ответствовала сэли.

- Как знать... - с сомнением буркнул нейрокомп.

- Вспомни, Алекс, ведь ты и про людей говорил, что они безнадёжные дикари и невиданные страшилища. И сейчас твои опасения стали всего лишь пустым звуком.

- Возможно, ты живёшь здесь ещё очень мало времени, чтобы составить объективное понятие. Однако в скором времени мои слова, по-видимому, всё же найдут убедительные подтверждения.... К сожалению...

Г л а в а 13.

Герман уже битый час сидел в столовой, рассеянно ковыряясь вилкой в тарелке и вяло дожевывая куриную ножку. Однако мысли, обуревавшие его, отвлекали от трапезы. Гарольд, успев отобедать, удалился по своим делам. И вновь приподнятое настроение и неожиданно доброе отношение брата озадачило хозяина "Голден Сиид". Мельсимор-младший вёл себя так, будто утренней ссоры и не было. Он беспечно болтал, смеялся, шутил, не тая ни малейшей обиды на брата.

"Он вновь что-то замышляет против меня, - думал Герман, отставляя тарелку. - Его напускная весёлость - игра", - отлично зная нрав брата, заключил он.

Гарольд в аффекте мог совершить самый непредсказуемый поступок. Однако в нужный момент он умел преобразиться и как хамелеон, действуя хитро и расчетливо, так, что никто в нём не заметил бы этой метаморфозы, кроме, конечно, брата-близнеца.

Герман, снедаемый недобрым предчувствием, встал и поспешно направился в свою комнату, взял оттуда приготовленный его личным парикмахером парик для "сэра Эрнста" и немедля устремился в восточное крыло замка, где располагалась уже известная читателю бирюзовая комната.

Комната эта была названа бирюзовой неспроста. Здесь висела картина некой пожилой леди, которая была облачена в нежно-бирюзовое платье. Это была прекрасная работа опытного художника. Несмотря на солидный возраст этой леди, художник, кисть которого превзошла саму реальность, изобразил эту представительницу слабого пола в самом лучшем свете. В довершение ко всему занавеси и чудное шелковое покрывало на кровати, которое было того же цвета, придавало комнате некий бирюзовый флёр, поэтому её так и прозвали - бирюзовой комнатой. Эта комната была одной из самых лучших в замке и немудрено, что Гарольд возмущался решению брата поместить неизвестного никому человека в этих апартаментах.

- Так-то лучше, - оглядев сэли со стороны после того, как самая сложная деталь её облачения была успешно завершена, промолвил Герман с заметным удовольствием. - Ну что ж, думаю, нет больше смысла сидеть вам в этой комнате. Идёмте, скоро начнут прибывать гости, а мне не хотелось бы обидеть их своим невниманием.

Геноконцентрат ничего не ответила, и хозяин воспринял это как молчаливое согласие. Они вышли из комнаты, и Герман торопливо направился по коридору к главному корпусу замка, где и должен был состояться сегодняшний бал. В холле было очень людно, но это ничуть не смущало Зей-Би, наоборот, можно сказать, что она испытала всепоглощающее любопытство, ведь находиться здесь посреди толпы людей было куда интереснее, чем сидеть в одиночестве в четырёх стенах комнаты.

Хозяин шествовал с одного края зала к другому, стараясь поприветствовать и поговорить с каждым гостем, насколько это позволяло ему время. Сэли неотступно следовала за ним, при этом не забывая выполнять поставленную цель, в частности, собирать информацию.

Алекс подключил к глазному монитору хозяйки микровидеозапись и отныне все, что видела сэли, накладывалось на микрочип памяти, вживленный в пространство позади её правого уха. Чип этот имел особые свойства, его ничто не могло повредить, и запись, введённую в него, можно было просмотреть даже после смерти геноконцентрата, а вернее после полного отмирания мозговых клеток. Последнее изобретение землян использовалось преимущественно при исследовании новых планет и галактик.

В случае гибели всего экипажа космического корабля спасательная экспедиция могла просмотреть записи и выяснить причину катастрофы. Зей-Би по профессиональному назначению была микробиофизиком, в частности, занималась исследованием живых существ и растительности на других планетах. Однако после неудачного эксперимента её понизили в интеллектуальной квалификации, и по решению вионийских старейшин она была назначена капитан-майором космического экипажа, что, как вы понимаете, было намного ниже прежнего положения. Космический корабль, на который Зей-Би была назначена на новую должность, на следующий день её внезапно начавшегося путешествия во времени, должен был отправиться в путь на новооткрытую планету Криптоний. Именно по этой причине ей несколько дней назад был вживлён упомянутый микровидеочип. Теперь же геноконцентрат находилась в столь безвыходном положении, что этот микрочип был единственным, что могло пролить свет на её поступки и образ жизни здесь, в прошлом, при условии, что её когда-нибудь обнаружат геноконцентраты её времени.

- Вот ведь нелепость, Алекс, - обратилась Зей-Би мысленно к компу. Сейчас я должна была бы находиться на космическом корабле на полпути к Криптонию. Я же валандаюсь в обществе средневековых людей и пытаюсь исследовать их образ жизни.

Нейрокомп усмехнулся.

- Да, Зей-Би, в этом есть кое-какие странности, так как твой долг, да и долг каждого геноконцентрата нашего времени: "Делать всё, жертвовать всем ради спасения Земли!" но, попав сюда, тоже можно послужить благу Земли.

- Землю от разрушения надо спасать не в этом времени, - печально подумала сэли.

- А Землю и не надо спасать! - возразил комп. - Я против того, чтобы блуждать во временном континууме, искать причины разрушения планеты и пытаться изменить её историю. То, что сделано, нельзя изменить, - изрёк он. - Вспомни, - сказал Алекс, - какова была цель вашей экспедиции на Криптоний.

- Найти живые и разумные существа! - провозгласила Зей-Би.

- Вот именно! Если переворошить прошлое, - продолжал комп, - то неизвестно каким обернётся будущее.... Уж во всяком случае, само наше появление окажется под большим вопросом. Не будет ни тебя, ни меня...

- Полно, полно, - прервала она разглагольствования неугомонного компьютера, - я поняла ход твоих мыслей. Нам надо восстановить природный ландшафт Земли, а не исправлять ошибки её прежних поселенцев.

- Так точно! - с облегчением молвил Алекс.

- Герман, - обратилась сэли к человеку, когда они остались наедине.

- Да, - отозвался тот.

- Я бы хотела пойти в лес, - неожиданно заявила она.

- Зачем?! - удивился Герман.

- Просто прогуляться... - произнесла она первую пришедшую ей на ум мысль.

- Прогуляться в лесу... Хорошо, Зей-Би, - после непродолжительного размышления согласился он. - Но только не сейчас. Возможно, завтра...

- Почему не сейчас? - недовольно спросила она.

- Понимаете ли.... Сегодня праздник и сюда придёт много гостей. Я же, как благовоспитанный хозяин, должен быть дома, - попытался объяснить Герман.

Скрепя сердце она согласилась с хозяином, к его удовольствию, да и сама, немного подумав, пришла к выводу, что ночная прогулка по лесу это не самое лучшее развлечение.

Огромные часы в главной зале пробили ровно восемь часов, когда в замок стала прибывать основная масса приглашённых гостей. Процесс встречи занял у хозяина больше времени, чем он предполагал. Только по прошествии двух часов, когда почти все гости были уже в сборе, Герман, оставив холл, направился вместе с сэли в основную залу, где его как хозяина бала ожидала вся знать округи.

Музыканты, расположившиеся на подиуме, пиликали скромную мелодию. Они были облачены в красные ливреи, и вид у них был намного более помпезным, нежели музыка, которой они ублажали слух гостей. Собравшиеся тихо беседовали между собой, с нетерпением дожидаясь заключения жюри, которое должно было публично провозгласить имя занявшего в этом году титул "Преемника Диониса". Ну, вот долгожданный момент настал и председатель жюри, пожилой седовласый мужчина лет шестидесяти, неловко поднялся на возвышение. Надел очки и медленно раскрыл бумагу. В зале наступила волнующая тишина.

Председатель жюри выдержал паузу и начал с торжественным пафосом:

- Я, Гриссом Кристофер Кининг-младший, член конкурсного жюри, а также и староста этого жюри, вверенными мне полномочиями удостоился чести назвать имя победителя нынешнего года... - он вновь сделал интригующую паузу... - титула "Преемника Диониса", - громко продолжал он, - в этом году удостоился... - он снова сделал паузу, будто бы стараясь разобрать имя на листе бумаги, удостоился... - все затаили дух, сгорая от нетерпения, - ...сэр Герман Фридрих Мельсимор, владелец поместья Мельсимор, - наконец произнёс он имя победителя, и толпа ахнула, загудела и взорвалась аплодисментами.

Герману уже второй год подряд присваивали этот титул. Большинство собравшихся гостей были рады его победе, но были среди них и завистники. Однако даже и завистники понимали, как трудно заслужить этот титул, сколько Мельсимор приложил усилий, чтобы земля отблагодарила своих заботников щедрыми дарами.

Герман, ошеломлённый этой новостью, стоял с застывшей улыбкой на губах. Ему всё ещё не верилось в свою победу. В прошлом году, когда ему присудили титул "Преемника Дионисия" за самый большой урожай, он предполагал, что это было чистой случайностью, однако второе присуждение сего титула не оставляло ни малейших сомнений в том, что его труд действительно был оценён по заслугам.

По правилам бала празднество должен был открыть победитель конкурса. Так Мельсимор и должен был сделать. Выйти на подиум и объявить о начале бала. Однако захлестнувшее его чувство радости сковало уста.

- Поздравляем тебя, Герман... Молодчина... - хлопая его по спине, радовались друзья.

Зей-Би безмолвно стояла подле него. Однако и ей передалось ощущение необычности и праздничности происходящего, и она разделяла радость приютившего её в этом времени человека. Видя замешательство Германа, она решила помочь ему.

Сэли, стараясь не причинять человеку боли, направила на него биоэнергетический импульс. Герман почувствовал некоторое головокружение, однако приписал это чувство своей взволнованности. Наконец, движимый властной силой, исходившей извне, но совпадавшей с его побуждением, он с неожиданной стремительностью взошёл на подиум... Собравшиеся в зале замерли в ожидании.

Зей-Би заметила эту неестественную быстроту его шагов, не соответствующую торжественности момента.

"Кажется, моё вмешательство некстати... " - подумала Зей-Би и решила отказаться от дальнейшего "соучастия".

Однако Герман был настолько взволнован, что стоял всё так же скованно. Геноконцентрат и на сей раз пришла к нему на помощь, заставив его тело расслабиться и тем самым вернув ему дар речи.

- Я... - начал он неуверенно. - Просто невероятно! - улыбаясь, выдохнул он слова восторга. - Я всё никак не могу поверить, что снова выиграл... - он вновь запнулся. - Огромное спасибо всем вам, что посетили мой дом... Я очень рад видеть всех вас... ну и... - он умолк, не зная, что сказать. - Объявляю празднество Диониса открытым! - наконец вспомнил Герман слова, которые должен был сказать.

Заиграла церемониальная музыка, извещающая о начале бала, но гул от оваций приглушил первые игривые ноты сонаты. Знатные леди и джентльмены, приглашённые на бал, начали затянувшееся до утра празднество первым танцем. Еды и напитков было вдоволь. Всем было весело кроме одного участника торжества, а именно Гарольда. За его показной любезностью и бравым видом мало кто мог уловить тайную смуту и ревнивую злость.

"Сперва он присвоил себе всё моё с Одеттой наследство. Теперь ещё и присвоил себе славу! -размышлял он. - Пыжится и важничает, будто его назначили повелителем всей вселенной. А я будто бы его тень. Ну, ничего, я ещё отыграюсь..." - тешил себя младший брат мстительной надеждой.

Отыскав в толпе гостей сообщницу своих затей, а также и любовницу, он завёл с ней разговор.

- Ну, как у тебя дела, Севилья? - лукаво посмотрев на неё, спросил он.

- О-о! Гарольд! Я очень рада видеть тебя, - сияя от радости, кокетливо улыбнулась пассия.

- Я тоже, я тоже, - улыбнулся он.

- Врун, - надула губки она.

- Я клянусь, что это чистая правда, - будто задетый недоверием, произнёс Гарольд.

- Ну, ладно, допустим...

- Пойдём, у меня есть дело к тебе, - взяв Севилью за руку, увлёк он её за собой. Подружки, с которыми она доселе стояла, переглянувшись, тихо захихикали.

- В чём дело, Гарольд? - поглядывая на спутниц, спросила она.

- Я хочу тебя попросить кое о чём... - начал он, приняв серьёзный вид.

- Прямо здесь и сейчас? - лукаво усмехнулась Севилья. И ласково провела ладонью по его волосам.

- Нет, - он отвёл её руку.

- Правда? Ну что ж, тогда скажи мне, где и когда? - чуть огорчённым тоном спросила та.

- Здесь.... Сегодня... - сказал он. - Но не со мной...

- Что?! - воскликнула Севилья, оскорбленная словами бывшего любовника.

- С моим братом...

- Ты с ума сошёл! - вспыхнула она. - За кого ты меня принимаешь?

- Я знаю, знаю, - поспешил Гарольд успокоить её. - Ты не такая, - как можно убедительнее, произнёс он. - Тебе не придётся с ним переспать, продолжал он излагать свой план. - Лишь разыграй сцену брошенной и обманутой женщины. Ведь ты прекрасно можешь справиться с этой ролью.

- Сыграть роль обманутой женщины? - недоумевала Севилья.

- Да, - подтвердил он.

- Но, Гарольд, - возразила она, - ведь Германа все хорошо знают. Кроме того, с тех пор, как он порвал с Мелисой, вернее, - с насмешкой добавила она, - с тех пор как она бросила его, он ни с кем не встречался.

- В том-то и дело.... Надо сорвать с него маску ходячей добродетели. Понимаешь? Чтоб он не строил из себя святошу и моралиста.... Ну, как, ты возьмёшься растопить лёд?...

- За что ты поступаешь так с братом? - с укором спросила Севилья.

- Так ты выполнишь мою просьбу? Да или нет? - уйдя от ответа, нетерпеливо повторил Гарольд

- Ну... не знаю, - уклончиво отозвалась она. - Эта роль мне не по душе...

- Ах, так? - надулся он как недовольный ребенок. - В таком случае я не знаю, будет ли эту красивую шею украшать не менее красивое колье.

- Колье? - её карие глаза заблестели

- Да, с шестнадцатью бриллиантовыми каменьями, - он знал её слабую струнку.

Севилья колебалась недолго и, поддавшись искушению столь высокой наградой за столь пустяковое и не рискованное дело, дала своё согласие. Гарольд просиял. Недобрая улыбка заиграла у него на губах. Он вывел сообщницу из укромного уголка и, предложив ей выпить, стал осматриваться по сторонам, выжидая подходящий момент для атаки.

"Преемник Диониса", ничего не подозревая о замысле брата, наслаждался своей победой, беседуя в кругу друзей. Охваченный радостным настроением, он смеялся и веселился. Его триумф дополняла и надежда на успешные торги отменных вин, изготовляемых из лучших виноградных сортов с его плантаций.

Зей-Би, воспользовавшись случаем, вышла из зала, чтобы собрать как можно больше информации о предметах обихода прошлого времени и образе жизни здешних людей. Пройдясь по смежным комнатам, она очутилась в зале чуть меньшем чем тот, в котором сейчас собрались гости, но ничем не уступавшем красотой убранства.

Огромные двери зала, выходившие на веранду, несмотря на прохладу осеннего вечера, были открыты. Зелёная дивная растительность, украшавшая веранду, привлекла внимание Зей-Би, и она поспешила туда, чтобы вблизи осмотреть её. Однако, услышав оттуда людские голоса, сэли задержала шаг. Голоса, доносившиеся с веранды, свидетельствовали о присутствии там разнополых особей людского рода. Геноконцентрат подошла поближе, и, оставшись незамеченной, стала украдкой наблюдать за ними.

- Я хочу познакомить вас с моим новым другом, - заявил Герман и обернулся, ища глазами Зей-Би, однако не заметил её.

"Странно, она только что была в зале. Куда она могла уйти?" - подумал хозяин.

А вслух произнёс:

- Куда он запропастился?

- Наверное, ушёл по-английски, - усмехнулся один из гостей.

- Нет, он не мог так уйти, - возразил Герман. - Прошу простить меня, но я должен буду ненадолго оставить вас, - торопливо бросил он и поспешил к выходу из зала в поисках Зей-Би.

Зашёл в столовую, заглянул в библиотеку, расспросил людей о своей гостье, но никто ничего не знал. Он уже совсем потерял надежду найти Зей-Би, когда, проходя мимо очередной комнаты, в отчаянье открыл дверь. В царившем там полумраке он с трудом разглядел силуэт сэли. Вздохнув с облегчением, Герман вошёл в комнату и тихо прикрыл за собой дверь. Сэли неподвижно стояла, что-то внимательно разглядывая.

- Зей-Би, - подойдя к ней, позвал Герман.

Однако она не отозвалась, так как была в оцепенении от чего-то увиденного. Герман проследил за её взглядом.

- Что вы делаете? - увидев страстно целующуюся пару, спросил он.

- Смотрю, - рассеянно ответила та.

- Зачем вам на это смотреть? - ещё с большим удивлением проговорил Герман.

- Просто пытаюсь понять, зачем они это делают. А как вы думаете, Герман?

Мельсимор был настолько поражён столь глупым и неуместным вопросом, что не нашёлся что ответить.

- Ну... - произнёс он после непродолжительной паузы. - Они это делают... он запнулся и с жалостью посмотрел на неё.

"Боже мой! - подумал он. - Откуда же она пришла, раз не знает, зачем люди целуются!"

Зей-Би услышала его мысль, но не подала виду.

Мужчина, опустив плечико платья своей спутницы, стал целовать её шею... затем плечо... и в порыве страсти не мог остановиться....

У Германа нервно дёрнулась нижняя губа.

- Пойдёмте отсюда! - тихо прошептал он, не на шутку рассердившись за происходящее бесстыдство в его собственном доме. Однако, памятуя о празднестве, он подавил свой гнев и отложил разбирательство до лучших времён. Взяв Зей-Би за руку, он потащил её прочь. Ей пришлось подчиниться воле хозяина.

- Пойдёмте же. Думаю, сегодня здесь найдётся куда более интересное занятие, чем подсматривать за.... - Герман запнулся, не желая более продолжать эту тему. - Я познакомлю вас с моими друзьями.

Как только они дошли до зала, он отпустил руку сэли, пропустив её вперёд. Пролавировав сквозь толпу беседующих гостей и танцующих пар, они добрались до компании друзей, дожидавшихся Германа

- Позвольте представить вам сэра Эрнста Корбрайта, - показывая рукой на Зей-Би, проговорил хозяин поместья Мельсимор. Друзья отвесили поклон. Зей-Би приложила руку к груди и кивнула головой.

- У них так принято здороваться, - поспешил Герман объяснить друзьям.

- А где это у них? - спросил один из присутствующих.

Герман не сразу нашёлся, что ответить.

- В Дейлингборте, - выпалил он пришедшее ему на ум название никому не известного города.

- Дейлингборт? - переспросил один из присутствующих. - Никогда ничего не слышал об этом городе.

- Да и я тоже, - подтвердил Герман.

- И на каком же языке вы общаетесь? - последовал очередной вопрос.

- Пока на языке жестов, - ответил Герман, опередив ответ сэли.

Из этого ответа человека Зей-Би поняла, что должна держать язык за зубами.

- Ну что, Гарольд, - посмотрев в сторону "Преемника Диониса", тихо произнесла Севилья, - кажется, мне пора в атаку, - решила она и медленной поступью стала продвигаться по направлению к своей "жертве".

- А где ты с ним познакомился? - спросил один из джентльменов у Германа.

- Думаю, это было... - он хотел было подробно изложить обстоятельства его с сэли знакомства, но подошедший к ним дворецкий своим известием прервал рассказ хозяина.

- Приехала миссис Уильямс, - доложил он.

- Тётушка Элеонора?! - невольно встрепенулся Герман.

- Она самая, сэр. Миссис Уильямс ждёт вас в холле.

- Простите меня, - обратился он к своим друзьям, - но я вынужден буду отлучиться ненадолго.

- О! Конечно Фридрих! Что за вопрос! - ответил Роберт за всех.

- Надеюсь, вы не оставите вниманием сэра Эрнста? - слегка кивнув в сторону Зей-Би, спросил Мельсимор.

- Будь спокоен!- ответили все трое разом.

- Я мигом, - бросил Герман через плечо и, не теряя времени, последовал за дворецким.

Гарольд, издали наблюдая за происходящим, торопливо направился к своей сообщнице.

- Севилья, Севилья! Постой!

- В чём дело? - обернулась та.

- Планы изменились, - торопливо проговорил он. - Видишь вот того мистера в шляпе? - указывая на Зей-Би, спросил он.

- Да, - кивнула женщина.

- Теперь весь наш план будет всецело обращён против него.

Севилья недоуменно уставилась на него.

- Я тебе всё объясню, - положил он конец дальнейшим расспросам.

- Хорошо, - не смея спорить, согласилась та.

Тем временем трое молодых приятелей - лорд Джошуа Нортбри, сэр Роберт Патерсон и мосьё Филипп Ля Морэ, желая оказать услугу своему другу и хозяину дома, всячески пытались завести разговор с оставленным на их попечение иноземным гостем. Они, разговаривая на английском языке, рассказывали о прелестях охоты, а Зей-Би, то есть сэр Эрнст, со вниманием слушая их, в нужный момент с видом абсолютного понимания вставляла слово на своём родном языке. Так как геноконцентраты могут менять свой тембр и диапазон голоса, Зей-Би, зная, что должна выдавать себя за человеческую особь мужского рода, снизила свой баритон. Таким образом, она смогла полностью убедить своих собеседников в том, что пред ними действительно некий сэр Эрнст - человек, прибывший в Англию откуда-то из далекой страны.

- В моей стране охота запрещена, - проговорила сэли на своём языке, подкрепляя слова жестами.

"Тем более, что не на кого охотиться", - подумала она про себя.

- Я поражен вашим умением изъясняться жестами, - первым заметил Филипп. Теперь-то я понимаю, почему Фридрих уверенно заявил, что понимает вас на языке жестов.

- Да-а... - не меньше поражённые, подтвердили слова француза двое его друзей.

Г л а в а 14.

- Я вижу, вы тут не скучаете? - поприветствовал их Гарольд.

- О! Родрик! Рад тебя видеть!- воскликнул лорд Нортбри. Он сразу же узнал Гарольда, так как друзья Германа всегда могли отличить их друг от друга.

- Я тоже рад тебя приветствовать, Джошуа, - протянув ему руку, ответил Гарольд.

- Что-то тебя совсем не видно в последнее время? - пытаясь завязать разговор, спросил Роберт.

- Да, в последнее время меня стали считать лишь тенью брата, - с болезненным сарказмом ответил юноша.

- Да что ты, Родрик, - усмехнулся Филипп, - это Фридриха всегда считали тихим и мирным, а про тебя и твои похождения народ слагает легенды, - с намёком, понятным только им двоим, проговорил он.

- Да уж, - без воодушевления отозвался Гарольд, - скорее, не легенды, а сплетни...

- Ну, ну, мальчики, может быть, не стоит ворошить прошлое? - раздался голос позади них. Все обернулись, и только после брошенной Севильей реплики заметили её присутствие.

- Ах да...а... - будто бы только что вспомнив о её существовании, протянул Гарольд. - Я думаю, вы все знакомы с мисс Слоули? - спросил он присутствующих.

Трое джентльменов сдержанно и холодно кивнули. И только лорд Нортбри любезно произнёс:

- Как поживаете, мисс Слоули?

- О-о! Спасибо мистер Нортбри, - кокетливо ответила та. - А вы, мальчики? - с той же вальяжной фамильярностью спросила она.

- Хорошо... не жалуемся, - пробубнили они.

- Вы не представите меня своему новому другу?

- Конечно же, - молвил Джошуа. - Это сэр Эрнст Корбрайт...

- Что?! Грегори, это ты?! - разглядывая Зей-Би, воскликнула Севилья.

- Грегори? - в недоумении посмотрел Джошуа на сэли. - Нет. Это сэр Эрнст.

- Нет, нет! Теперь у меня не осталось сомнений, - разыгрывая негодование, проговорила сообщница. - Это ты! Подлый обманщик... трус...бессердечный негодяй...

- О чём вы говорите? - не понимая причину возмущения девушки, так неожиданно обрушившейся на иноземца, резко прервал Филипп её брань.

- Этот сэр Эрнст, - со злобой в голосе обратилась Севилья к компании, - не тот, за кого он себя выдаёт. Этот подлый грязный обманщик и проходимец, продолжала она шельмовать сэли, - обманул меня, пообещав жениться на мне, обиженно протянула она.

- А...а, - вздохнул Филипп, изображая гримасу сочувствия, а в душе злорадствуя. Он одобрял иноземца за то, что тот оставил эту фурию с носом. Испытав на своей шкуре "коготки" Севильи, теперь он радовался её боли.

Гарольд стоял рядом и молчал, предоставив возможность своей подружке разыграть сцену до победного конца.

- Мы познакомились во Франции, в Париже, - продолжала мисс Слоули плести небылицу.- Нас представили друг другу в доме моей тётушки...

Время шло, а Севилья всё никак не могла угомониться. Геноконцентрат поняла, что без помощи Германа ей не выпутаться из этой ситуации, она взглядом искала его среди толпы, но "Преемника Диониса" нигде не было. Тогда сэли решила прибегнуть к своим телепатическим способностям, и вскоре она мысленно воскликнула "Нашла!".

Герман с кем-то беседовал, и геноконцентрат стала отчетливо слышать не только его речь, но и голос того, с кем он говорил.

- Тётушка Элеонора, - оправдывался Герман, - ведь ты знаешь, что на празднество Диониса никого не приглашают. Кто желает, тот и приходит. Ты ведь не чужая в этом доме, и я подумал...

Речь племянника прервалась неугомонным жужжанием собеседницы, и Зей-Би, решив долее не слушать их разговор, переключилась на приём мысленной информации.

"Да отстань ты от меня, старая карга!", - услышала она не произнесённую мысль.

Зей-Би улыбнулась. Именно в тот момент, когда Севилья продолжала терзать её, то есть "сэра Эрнста":

- Скажи правду, ведь ты сделал это?

"Эрнст" молчал, беззаботно улыбаясь.

- Видите, этот подлый мерзавец молчит, да ещё и смеётся надо мной, а это истинное доказательство его вины и моей невинности.

"Шлюха!" - неожиданно уловила Зей-Би "информацию", исходящую от биосубстанции Германа.

- ...кто я, по-твоему? - всё ещё кипятилась фурия.

- Шлюха! - мысленно послала Зей-Би это слово в разум "обвинительницы", так что никто, кроме самой Севильи, не услышал его. Слово прозвучало настолько отчетливо, что той показалось, будто бы его выкрикнули ей в лицо.

Позеленев от злости, скандалистка выплеснула содержимое своего бокала в лицо сэра Эрнста. Окружавшие их гости были в шоке. Геноконцентрат не шелохнулась. Медленно протёрла рукой глаза и пронзила леденящим взглядом Севилью, от которого у той затряслись колени. Геноконцентрат резко вскинула руку и тыльной стороной ладони слегка, по её представлениям о силе, дала пощёчину обидчице. Та, лишившись чувств, упала на протянутые руки Гарольда. Младший Мельсимор метнул на Зей-Би мстительный взгляд. Его план удался. Ведь ему нужен был только повод для дуэли, и повод у него появился.

Роберт, кряжистый и мускулистый малый, тут же преградил путь Зей-Би к девушке, подумав, что на этом иноземец не остановится. Однако геноконцентрат и не собиралась причинить Севилье большее наказание. Гарольд, с немалым трудом поставив на ноги свою сообщницу, которая всё ещё не могла прийти в себя после сильного удара, ринулся в сторону сэли. Тут и лорд Нортбри, выйдя вперёд, преградил юноше путь.

- Ну, ну, Родрик, без глупостей! - воскликнул он.

- Пусти меня, Джошуа, - процедил сквозь зубы Гарольд.

- Господа, господа, - встав посередине, постарался Филипп утихомирить их. - Не лучше ли будет забыть обиды и прийти к примирению, ведь сегодня празднество Диониса!

- Нет. Я требую сатисфакции! - выпалил Гарольд. - Дуэль!

- Дуэль? - мысленно спросила сэли нейрокомпа. - Что это такое, Алекс?

Нейрокомпьютер, немного помолчав, представил своей хозяйке неожиданный ответ.

- Он хочет помериться с тобой силой в поединке! Да...а, думаю, настал момент показать ему, кто есть кто.

- Пожалуй, ты прав Алекс, - согласилась с ним Зей-Би.

- Каков будет ваш ответ? - посмотрев на сэра Эрнста, поинтересовался Филипп. Иноземец кивнул в знак согласия. Гарольд же был неимоверно рад.

- Может, ты всё же передумаешь, Родрик? - спросил Филипп.

- Ни за что на свете! - сверля глазами Зей-Би, пылко ответствовал дуэлянт.

- Где и когда? - задал Ля Морэ противникам традиционный вопрос.

- Здесь и сейчас... в саду, - торопливо проговорил Гарольд.

Получив согласие другой стороны, дуэлянты, сопровождаемые свидетелями из трёх человек, не теряя времени, направились к выходу из зала. Дойдя до просторной, не засаженной деревьями площадки в саду, процессия остановилась.

- На чём будете драться, господа? - спросил Филипп.

- На шпагах, - не задумываясь, ответил Гарольд. - Не согласишься ли ты стать моим секундантом, Джошуа?

- Хорошо, - ответил тот. - Хотя я считаю, что глупо затевать дуэль, добавил он, посмотрев на Гарольда. Однако тот и слышать ничего не хотел о примирении.

Геноконцентрат, поняв, что ей без секунданта тоже не обойтись, посмотрела вопросительно на Роберта, тот в знак согласия молчаливо кивнул.

- Ну, что ж, приступим, - объявил Филипп.

Среди друзей Германа он был единственным, кто недолюбливал Гарольда. Он надеялся, что иноземец проучит задиру. Гарольд смерил своего противника презрительным взглядом как беговая лошадь, увидевшая захудалую клячу. Роберт, вынув из ножен свою шпагу, протянул её Зей-Би и та приняла её.

Ухватившись за эфес, сэли почувствовала приятный холодок стали. Проведя пальцем другой руки от рукоятки до самого кончика шпаги, она в своём сознании запечатлела её каждый дюйм. Иноземец с таким интересом разглядывал сей предмет, что это обстоятельство не ускользнуло от зорких глаз Роберта, да и Гарольда тоже.

Дуэлянт, сняв с себя фрак, выбросил его на траву. Он приблизился к сэли и принял позу атаки. Зей-Би проделала те же движения, приняв их за правила дуэли.

- Ты с ума сошла! - мысленно выкрикнул Алекс с такой силой, что Зей-Би невольно пошатнулась.

- Что ты разорался, - недовольная нейрокомпом, мысленно ответила сэли. Сколько раз я тебе твердила, не кричи, когда говоришь со мной мысленно.

- Извини, - поняв свою ошибку, попросил комп прощения. - Но я хотел...

- Не сейчас, - резко сэли прервала его речь.

- Нет, именно сейчас, - настаивал Алекс. - Это безумство вступать в поединок с таким примитивным оружием.

- Это в тебе не осталось ни капли кибермозга, раз ты счел, что я буду драться своим оружием.

- Но ведь ты не знаешь, как правильно применять этот примитивный предмет, - имея в виду шпагу, пытался комп образумить свою хозяйку.

- Знаю, - уверенная в себе, проговорила геноконцентрат. - Это то же самое, как если бы я фехтовала своим персолазером.

- Нет, это... - хотел было возразить комп, однако Зей-Би приказала ему замолчать.

Гарольд атаковал первым, застав геноконцентрата врасплох. Сэли пыталась обороняться, применяя свои методы фехтования, но как выяснилось, они были не столь успешными. Человек, сочтя это за слабость противника, атаковал ещё яростнее.

- Дамы и господа, - поднявшись на трибуну, громко проговорил "Преемник Диониса". - Прошу пройти вас в столовую "Голден Сиид" и за трапезой продолжить наше сегодняшнее празднество.

Герман взглядом в толпе искал Зей-Би, но ни её, ни его друзей в зале не было. Это очень удивило и встревожило его.

- Доктор Оландью, - подозвал он своего семейного врача. Этот добрый пожилой человек после смерти Тристана Мельсимора, отца близнецов, стал Герману другом и советником. Он не раз выручал его из трудной ситуации. - Вы случайно не видели Эрнста? - спросил он у доктора.

- Кого, кого?

- Я имел в виду Зей-Би, - поправил юноша, вспомнив, что не успел сказать доктору новое имя сэли.

- Ах, Зей-Би, - ухмыльнулся старик. - Она недавно ушла...

- Куда? - с тревогой в голосе спросил Герман.

- Не знаю, право же, - пожал плечами доктор. - Кажется, она ушла вместе с Гарольдом и вашими друзьями.

Эта новость насторожила Германа ещё больше.

- О-о! Герман! - лучезарно улыбаясь, подошла к ним Севилья. Мало кто из соседей и знакомых мог отличить близнецов друг от друга, но в это малое количество людей также входила и мисс Слоули. - Как поживает наш "Преемник Диониса"? - кокетливо ломаясь, спросила она.

- Севилья, ты не знаешь, где Гарольд? - не обращая внимание на её ужимки, осведомился Мельсимор-старший.

- Знаю, - хитро сузив глаза, ответила та.

- Где?

- В саду...

- В саду? - не поверил Герман своим ушам.

- Да. Он там, на дуэли, - не без злорадства заявила жрица любви.

- На дуэли? - У Германа сжалось сердце. - Но с кем?

- С твоим новым другом... как его там.... Ах да! Эрнстом...

- Э... - только и смог выдохнуть Герман и опрометью бросился бежать к саду.

- Надеюсь, Гарольд его уже прикончил, - ехидно крикнула Севилья ему вслед, но Герман уже ничего не слышал.

Все его существо поглотило предчувствие беды. Он знал, что Гарольд искусно владел фехтованием, и ещё ни разу никому не проиграл.... Но его опасения были неоправданны. Вернее, имели не тот адрес... Гарольд всё же был человеком, и силы его имели предел... Чего нельзя было сказать о Зей-Би, геноконцентрате из двадцать девятого века.

Приноровившись к манере фехтования этого времени, она стала не только отражать удары противника, но и атаковать его. Гарольд был немало удивлён стойкостью и ловкостью своего противника, однако сдаваться он не собирался. Силы человека были на исходе, в то время как "сэр Эрнст" поражал и его и остальных своей неиссякаемой энергией. Зей-Би не включила силу бицепсов, но и этого было достаточно, чтобы уравнять шансы. Долго ей не пришлось ждать. Человек, измотавшись, стал допускать промахи. Воспользовавшись этим, сэли нанесла ряд уколов болезненных своему противнику. Раны были неглубокие, но крови было достаточно, чтобы остудить пыл противника и испугать его друзей. Зей-Би не хотела и не должна была его убивать, так как тем самым могла изменить будущее. Противника нужно было одолеть и унизить, вот какой цели добивалась геноконцентрат.

Неожиданно, при очередной атаке Зей-Би, человек, пятясь оступился и упал на спину, уронив при этом свою шпагу. Геноконцентрат мгновенно приблизилась к нему и, протянув шпагу, приставила клинок к шее. В этот самый момент Герман свернул за угол здания и очутился в саду на любимой площадке брата, где тот обычно вел "борьбу за справедливость". Но взору Германа открылась не та картина, которую он ожидал увидеть...

- Нет, Эрнст! - крикнул Герман и кинулся в их сторону. - Не делайте этого, прошу вас! - уже приблизившись к ним, взмолился он.

"Чёрт! Опять он меня унизил! Опять он втоптал меня в грязь!" - прочла Зей-Би мысли Гарольда.

Сэли была довольна. Она не колеблясь убрала шпагу, и сломав сталь над противником, бросила осколки к ногам Германа. Что могло означать не иначе, как "благодаря ему ты жив".

Этот жест ещё больше уязвил поверженного. Герман протянул руку и предложил свою помощь брату, чтобы тот смог встать на ноги. Но Гарольд, посмотрев на него злобно, поднялся сам. Взяв с земли свою одежду и шпагу, не обмолвившись ни словом он зашагал к чёрному входу в замок, дабы никто не увидел его в окровавленной одежде.

Герман, проводив его горестным взглядом, обратил своё внимание к стоявшим рядом с ним друзьям.

- Так... - протянул он строго, - думаю, вы должны кое-что объяснить мне, обратился он к Зей-Би.

Однако и сэли не отозвалась на вопрос Германа, и так же молча направилась к парадному входу в дом.

- Не понимаю, почему никто не хочет объяснить мне причину этой дуэли? возмущённо обратился он к друзьям.

- Думаю, что Родрик был прав, защищая честь мисс Слоули, - первым заговорил лорд Нортбри.

- Честь Севильи? - усмехнулся хозяин "Голден Сиид". - Но от кого? От Эрнста, что ли?

- Да, - заговорил доселе молчавший Роберт. - Я знаю, Севилья девушка... гм... не очень строгих правил, но Эрнст недостойно обошёлся с ней. Да к тому же, когда она сказала ему это в лицо, он дал ей такую пощёчину...

- Бедняжка, чуть не потеряла сознание, - подтвердил Джошуа.

- Позвольте, - вмешался в разговор Филипп, - эту пощёчину она вполне заслужила, - не согласный с мнением друзей, заявил он. - Слыханное ли это дело, чтобы после стольких оскорблений, от которых у меня чуть уши не завяли, выплеснуть бокал в лицо человеку.... Случись это со мной я бы задушил эту сумасшедшую стерву прямо там же, - с жаром выпалил он.

Герман всё ещё не верил своим ушам, он пытался соединить всё услышанное в одну вразумительную историю и понять её смысл.

- Позвольте, о каком подлом обмане идёт речь? - развёл Мельсимор руками. Это Эрнст-то обманул Севилью и бросил её?

Трое джентльменов кивнули и Герман неожиданно так расхохотался, что все опешили.

- Что это с ним? - не на шутку встревожился Роберт.

Остальные в недоумении пожали плечами.

- Фридрих, - сказал с подозрением Роберт. - С тобой всё в порядке?

- Да...а - со смехом произнёс Герман и постарался взять себя в руки. - Ну и уморили вы меня, - вытирая выступившие слёзы, проговорил он.

- А что тут смешного? - у Джошуа вытянулось лицо.

- Ох, если бы вы знали... если бы вы знали, кто такой Эрнст...

Наступило минутное молчание, которое нарушил мосье Ля Морэ.

- Он что, евнух? - усмехнувшись, спросил он.

- Н-е-т.... Намного лучше, - загадочно ответил "Преемник Диониса". - Ну что ж, пошли в дом, - не вдаваясь в подробности, предложил он.

- Ты никуда не уйдёшь, пока не объяснишь нам, в чём дело, - вцепившись в его плечо своими тощими пальцами, заявил Филипп.

Все трое уставились на Германа не то обиженным, не то просящим взглядом.

- Ну, хорошо, - наконец поддался Мельсимор их натиску. - В конце концов, вы мои друзья.

Герман рассказал им обо всех происшествиях последних дней, известных читателю. Однако в рассказе своём он разумно умолчал о том, как он видел необычное фиолетовое свечение, что излучала Зей-Би, да и нескольких других таинственных явлениях, связанных с появлением этой никому не известной и довольно-таки странной особы.

- Постой-ка, - прервал его на полуслове Филипп, - не хочешь ли ты сказать, что Гарольд Родрик Мельсимор, непобедимый вояка проиграл на дуэли какой-то бабе?

- Да. Но я хочу заметить тебе, что это не какая-нибудь "баба", - будто бы оскорблённый выражением друга напомнил Мельсимор. - Доктор Оландью утверждает, что эта женщина, несмотря на свой пол и хрупкий вид, весьма незаурядное создание.

- И откуда же она родом? - поражённый не меньше своих друзей, спросил Роберт.

- Не знаю. Понятия не имею, - пожав плечами, ответствовал "Преемник Диониса".

- Но ведь ты сказал, что он, то есть она откуда-то из Дейлингборта, напомнил Джошуа.

- Да, я так сказал, - признался тот, - но я не знаю, откуда название этого города пришло мне в голову.

- Так значит, кроме того, что она женщина, ты ничего о ней не знаешь, заключил Филипп.

- Почти что да, - уклончиво ответил Герман.

- Что значит почти? - заметив, что друг что-то скрывает от них, стал допытываться Ля Морэ.

- Ну... к примеру, никто из вас не спросил, почему я решил облачить её в мужскую одежду...

- И правда, почему же? Раз она так хороша собой, как ты описал её, то какова причина этого маскарада? - удивился Роберт.

- Во-первых, я сделал это, чтобы скрыть от Гарольда правду, - начал Мельсимор перечислять причины, приведшие его к такому экстравагантному решению. - Ведь вспомните, как она при первой встрече лишь одним ударом уложила его с доктором.... Вторая и главная причина, - продолжал он, заключается в том, что на голове у этой леди почти нет волос и...

- Что!? - воскликнули все трое разом.

- Я знаю. Меня это тоже удивило, как и вас. Именно в этом и заключается причина того, почему я стараюсь задержать её здесь. Я хочу узнать о ней всё, откуда она, почему так безобразно пострижена и многое другое.

- Так ты говоришь, что её постригли. Значит, она от природы не безволосая? - осведомился Джошуа.

- Да, вот в этом-то и заключается тайна, - подтвердил Мельсимор. - Доктор Оландью, к примеру, говорит, что, возможно, там, откуда она родом, так принято стричься. А я лично слышал, что в тюрьмах узников остригают из-за блох, высказал Герман своё мнение на этот счёт.

- Да, да, - подтвердил Джошуа своим высоким голоском, - я тоже слышал, что в тюрьмах стригут наголо, но не по причине искоренения насекомых, а лишь смертников...

- Да...а, - протянул задумчиво Филипп, - сейчас-то я понимаю, почему ты молчал о том, что она женщина. Но ты не волнуйся, мы никому ничего не скажем, - заверил он, и двое других, не колеблясь, подтвердили.

- Спасибо. Я знал, что могу положиться на вас, - с заметным облегчением проговорил Герман. - Боже мой! - воскликнул он так громко, что остальные вздрогнули от неожиданности. - Гости! Я о них совсем забыл! Они ведь ждут меня! - вспомнив о празднестве спохватился хозяин. - Пойдёмте же, друзья. Не будем испытывать их терпение, - предложил хозяин и поспешил обратно в дом.

Г л а в а 15.

- Я прошу прощения за своё отсутствие! - обратился к гостям хозяин "Голден Сиид". - Но были кое-какие проблемы, и мне пришлось задержаться... - в толпе нарядных дам и кавалеров пронёсся возбуждённый гул, прошелестело перешептыванье светских кумушек. - Ничего страшного не случилось. Всё благополучно разрешилось, и праздник может быть продолжен, - хозяин подал знак рукой, и дворецкий, поняв его желание, велел подавать горячие блюда.

Усевшись в своё кресло, Герман устало вздохнул.

"Боже, когда же кончится этот нудный праздник", - подумал он.

Ни Гарольда, ни Зей-Би за столом не было.

- Франк, - тихо позвал хозяин дворецкого, который стоял позади него.

- Да, сэр, - склонившись над ним, спросил пожилой слуга.

- Где Гарольд и Эрнст?

- Эрнст, сэр? - переспросил тот.

- Ну, тот молодой странник, которого Гарольд подобрал в лесу.

- А...а, - только теперь дошло до Франка. - Сэр Гарольд закрылся в своей комнате, так же как и сэр Эрнст в своей, - доложил он.

- Ну и прекрасно, - облегчённо вздохнул хозяин, - приглядывайте-ка за ними обоими, - приказал Герман во избежание дальнейших споров между теми двумя. Да, и ещё одно: пошлите ужин каждого в его же комнату.

- Слушаюсь, сэр, - поклонившись, удалился слуга.

Бал длился далеко за полночь. Последний гость уехал только около четырех часов утра. Абсолютно измотанный и разбитый Герман, прихрамывая, поднялся в свою комнату. Переодевшись в ночную рубашку, он рухнул в кровать и, как только сомкнул глаза, уснул глубоким сном.

Было около семи утра, когда ему привиделся какой-то кошмар, будто его засасывает чёрная трясина, а над головой сверкают клинки, слышатся яростные голоса, и никому нет дела до его призывов о помощи.... Потом в его сознание проник внятный обрывок фразы:

- ...достаточно поспали... - и Герман открыл глаза.

Он приподнялся на локтях и повернул голову.

- Зей-Би?! - недоуменно воскликнул он.

Она сидела в кресле возле его кровати.

- Что вы тут делаете?

- Вы не забыли про ваше вчерашнее обещание? Сегодня мы должны были пойти в лес, - улыбаясь мягко, произнесла она.

- Лес? - стараясь стряхнуть дрему, пробормотал он. И вновь плюхнулся лицом на подушку. - Да вы знаете, который сейчас час? - заныл он.

- Да, - спокойно ответила сэли. - Сейчас ровно семь утра...

- Семь?! - промычал человек. - Ещё так рано. Сжальтесь надо мной, Зей-Би... я уснул только в четыре утра... - жалобно простонал он и зевнул. И вскоре геноконцентрат услышала посапывание. Герман, будто младенец, безмятежно спал.

Зей-Би улыбнулась, невольно вспомнив о своём времени. Дело в том, что геноконцентрату нельзя было спать без "защитной камеры сна". Стекловидный футляр прямоугольной формы с плотно закрывающейся крышкой, кислородной подачей и с многочисленными приборами, служившими регуляторами сна, и являлся кроватью 29 века. При помощи регулятора сна геноконцентрат мог посмотреть заранее запланированный сон или же при желании вообще ничего не видеть. Это устройство было изобретено после того, как во сне был убит один из геноконцентратов. Особенностью регулятора сна было то, что он был на удивление лёгок и почти неощутим при ношении на голове. Это было одной из причин, почему головы геноконцентратов были обриты. Контактируя с кожей на голове, регулятор сна действовал эффективно и безболезненно. Сам же футляр был непробиваемым, лученепроницаемым и антителепатическим. Таким образом, никто не смог бы причинить спящему ни телесного, ни психологического вреда. Управление чьим-нибудь сном каралось законом, так же, как и чтение чужих мыслей без дозволения на то их хозяина. Но, находясь здесь, в прошлом времени, где законы 29 века были недействительными, Зей-Би без боязни могла нарушать их. Однако при этом нельзя было забывать об опасности разоблачения её телепатических способностей, так же, как и об опасности применения этих же познаний во вред обитателям этого времени.

Памятуя об осторожности, геноконцентрат решила сыграть над человеком своеобразную и в общем-то злую шутку. Она подошла к кровати, где безмятежно спал человек. Зей-Би направила в его мозг биоэнергетические импульсы, возбудившие центры "отрицательной" памяти, сопряжённой с неприятными впечатлениями. Кошмар возобновился, и Герману привиделись осколки шпаги, летящие в него, потом бледное бескровное лицо Гарольда и доктор Оландью, склонившийся над братом и прощупывающий его пульс...

- Н-е-т! - вскричал Герман. И скатился с кровати на пол. Каштановая шевелюра опутала ему лицо. Придя в себя, он неуверенно встал на ноги, убрал рукой с лица запутавшиеся волосы и вновь удивился присутствию сэли.

- Зей-Би?! Что вы тут делаете?

- Вы уже задавали мне этот же вопрос тремя минутами раньше, - усмехнулась она.

- Ах... да.... Как же я мог уснуть?

- Вы очень устали. Этим всё и объясняется.

Герман заметно смутился. Ведь он был в исподнем, в то время как его гостья была при полном "параде".

- Ну что ж, - немного помолчав, произнёс Мельсимор, - думаю, от этих кошмарных снов я больше не смогу спокойно заснуть и, наверное, всё же придётся прогуляться с вами по лесу, - решил он к большому удовольствию геноконцентрата.

- Вот и хорошо. Я подожду вас внизу. Завтрак ваш готов и уже здесь, сказала она, показывая на поднос на маленьком столике. - Как только закончите с ним, одевайтесь и спускайтесь, - скорее повелительным тоном, нежели с просьбой закончила она.

Он не успел даже ответить, как его гостья уже успела скрыться за дверью. Легко спустившись по лестницам, Зей-Би подошла и уселась на одно из мягких кресел в холле.

"Неплохое приспособление, - подумала она, имея в виду кресло, - прямо как в моём времени".

- Алекс, - позвала сэли мысленно.

- Да, Зей-Би, - отозвался недремлющий помощник.

- Сколько времени прошло с тех пор, как я в последний раз принимала капсулы, восполняющие телесную энергию?

Нейрокомпу понадобились доли секунды.

- 48 часов, 26 минут и 40 секунд.

- О-о!... - поразилась она своей стойкости, - я и не думала, что смогу продержаться столько времени.

- Да, это твой личный рекорд, - заметил с некоторой похвалой компьютер.

- Ну что ж, - произнесла сэли, - думаю, что мне может понадобиться телесная энергия во время прогулки в лесу, поэтому дай-ка мне одну по каждой капсуле.

Два тихих щелчка, извещающих о появлении капсул, послышалось из отсека "резервуар". Только геноконцентрат успела вставить их по очереди в "распределитель", как увидела спускающегося по лестницам хозяина "Голден Сиид". Чары Морфея всё ещё не рассеялись, и Герман всё так же выглядел вялым и усталым.

- Ну что ж, двинемся? - обратился он к сэли на ходу.

Они вышли на улицу и, спустившись по лестницам парадного входа, направились в сторону небольшой постройки.

- А почему мы идём туда, а не в сторону ворот? - удивилась сэли.

- Не думаете ли вы, что я ни свет ни заря стану топать пешком целую милю до лесу? Конечно же, для этой прогулки нам понадобится помощь лошадей. А где же держать лошадей, как не в конюшне?

- Лошади? - с некоторым недоверием посмотрела на него спутница. - А...а, протянула она, - так значит, чтобы пойти в лес вы должны спросить дорогу у лошадей? А ворота в лес тоже находятся здесь, в конюшне?

Герман, насупив брови, посмотрел на неё с недовольной гримасой.

- Какие ещё ворота в лес? Зей-Би, вы хорошо сегодня спали, а несёте какую-то ерунду? - открывая ворота конюшни недовольно бросил он и вошёл в ограждённое помещение с невысоким потолком. - Мы здесь не для того, чтобы спрашивать у лошадей местонахождение леса, - двигаясь по широкому коридору, по обе стороны которого возвышались дощатые перегородки, продолжал он, - ...а для того, чтобы оседлать их и верхом на них добраться до леса.

- Верхом?! На лошадях?!

- Хотите тащиться пешком? - иронически спросил человек.

- Да, - твёрдо заявила геноконцентрат.

- Ну что ж, если вам так угодно, можете идти пешком, - с досадой заявил человек, - а я с вашего позволения всё же прокачусь верхом, на лошади, сказав это, он открыл дверцу в дощатой ограде и вошёл в загон к гнедому норовистому жеребцу.

Конь, узнав своего хозяина, радостно напружился и закачал головой.

- Ну, ну, Красавчик, угомонись, - поглаживая коня по гриве, ласково сказал Герман.

Пока он седлал коня, Зей-Би выдалась возможность рассмотреть это благородное животное вблизи. Оно действительно было настолько красивым и грациозным, что Зей-Би стало жаль полного исчезновения этих животных. Да разве только лошади вымерли на Земле...

Коняга время от времени стал издавать непонятные для сэли звуки.

- Я знаю, знаю, - отвечал на его призывы хозяин.

- Герман, - обратилась к нему сэли, - вы понимаете язык лошадей?

Человек рассмеялся.

- Конечно же, нет, - ответил он простодушно. Его настроение заметно улучшилось и сэли поняла, что причиной этому было именно общение с этим животным.

- Но тогда почему вы отвечаете ему?

- Я отвечаю ему, потому что знаю, чего он хочет...

- Как вы можете знать то, что вы отрицаете?

- Понимаете ли, Зей-Би, - проговорил юноша и повернулся к сэли лицом, есть вещи, которые нельзя объяснить словами. К примеру, когда я сказал, что не понимаю их язык, я ведь не имел в виду, что не чувствую их желаний и потребностей.

- Я не понимаю вас, - покачав головой, заявила сэли.

- Есть вещи, которые не обязательно нужно знать и понимать, нужно только чувствовать, - попытался пояснить тот.

Закончив свою работу, он вывел жеребца под уздцы из загона. Геноконцентрат посторонилась, чтобы не преграждать им путь. Только Герман вывел коня на открытое пространство, как тот стал неожиданно "буянить", нетерпеливо ржать и, вставая на дыбы, бить копытами о землю.

- Что с тобой, Красавчик? Успокойся! - Герман пытался утихомирить гнедого.

Но жеребец разыгрался не на шутку. Зей-Би с испугу прижалась к деревянной ограде.

- Алекс, - мысленно позвала она нейрокомпа.

- Да, Зей-Би, - видя и слыша происходящее, тотчас отозвался тот.

- Что мне делать? Мне кажется, животное взбесилось из-за меня, поделилась она своими догадками.

- Вполне возможно. Лошадь - очень чувствительное животное. Наверное, она чувствует, что ты представляешь для неё угрозу, - предположил комп, - или же она чувствует, что ты не из человеческой плоти.

- Но как он это может чувствовать? Ведь мы оказались в примитивном прошлом, а это существо ещё более неразумно, чем люди этого времени.

- Этого нельзя утверждать, - возразил Алекс. - Ведь до сих пор никто из нашего времени не имел контакта с этими животными, да и со всеми остальными видами тоже, - заявил он. - Как ты знаешь, после полного уничтожения фауны и флоры Земли на ней не осталось ни единой твари, над которой могли бы экспериментировать наши учёные.

- Я так понимаю, именно мне выпала честь быть первой в этом деле?

- Вот именно!

А тем временем Герман всё ещё пытался успокоить своего любимца. Устав от сопротивления, он решил загнать животное обратно в стойло.

- Да что с тобой происходит? - возмущался он буйству жеребца.

Животное успокоилось, как только отдалилось от геноконцентрата. Оно стало вновь послушным и смирным. Освободив коня от сбруи и седла, хозяин вышел из загона и закрыл за собой дверцу.

"Странно, - подумал Герман. - Какая муха его укусила?"

Герман оглянулся в поисках своей спутницы и, завидев её у входных ворот, направился к ней.

"Так вот оно что! - его осенила догадка. - Она! Это из-за неё Красавчик так взбесился! -предположил он, вспомнив, что у Зей-Би и раньше были проблемы с животными. - Так-то оно так. Но почему?" - на этот вопрос он никак не смог найти ответа.

- Надеюсь, незадача с вашим жеребцом не расстроит нашу прогулку в лес? спросила Зей-Би и, не дожидаясь ответа, решительными быстрыми шагами направилась к подъёмному мосту.

- Куда вы? - Герман устремился за ней.

- В лес, - коротко бросила она.

Герман прибавил шаг и, нагнав ее, ухватил за руку.

- Вы никуда не пойдёте! - повелительным тоном заявил он.

- Почему? - не понимая его протеста, спросила Зей-Би.

- Хотя бы потому, что я этого не хочу.

- Почему?

- Да что это такое?! Что вы завели почему да почему? Что, я обязан вам объяснять, почему именно я этого не хочу? - в повышенных тонах выразил он своё недовольство.

- Да, - невозмутимо отозвалась она. - Вы ведь обещали, а сейчас нарушаете данное вами слово.

- Да, я обещал, но без своей лошади я никуда не пойду, - твёрдо заявил он. - Так же как и вы...

- И кто же мне в этом помешает? - с издевкой в голосе спросила геноконцентрат. - Вы, что ли? - усмехнувшись, смерила она его с ног до головы.

Герман промолчал. Он знал, что эта женщина при желании была способна на многое, и испытывать её способности он не рискнул...

- Ну что ж, вы можете идти, - отстранившись от нее, указал он на главные ворота с подъёмным мостом. - Но я остаюсь, - изъявил он свою волю.

Геноконцентрату поведение человека показалось подозрительным, и она решила проникнуть в его сознание, чтобы понять ход его мыслей. Но как это ни странно, она ничего не смогла услышать. Или он ни о чём не думал, или же прекрасно блокировал свои мысли.

"О второй версии, - подумала сэли, - и речи быть не может. Сила разума у этого человека не столь развита, чтобы проделывать такое. А в первую версию... с трудом можно поверить".

Геноконцентрат хотела продолжать телезондаж, однако, видя, что человек нехорошо чувствует себя, прекратила сеанс. Внезапно человек схватился за голову и сжал губы.

- Что с вами, Герман?

Он, ничего не ответив, резко повернулся и побежал в сторону дома. Геноконцентрату очень хотелось уйти, чтобы начать выполнение своей миссии, но и оставить своего спасителя одного в столь болезненном состоянии она не решилась. И последовала за человеком в дом.

Герман, хлопнув дверью своей спальни, бессознательно рухнул на ещё не застеленную кровать. Не прошло и минуты, как сэли уже успела пробраться в его комнату и стояла над ним.

- Герман, - тихо позвала она, находясь настолько близко к нему, что он от неожиданности вздрогнул.

- Кто это?

- Тсс, - приложив палец к губам, произнесла она. - Не бойтесь, это всего лишь я, - сказав это, она села на кровать возле человека. - Я вижу, как вам больно, но не унывайте, я помогу вам избавиться от боли, - сказав это, геноконцентрат протянула руки к голове юноши. - Закройте глаза, - велела она, пристально посмотрев в его карие глаза. Герман, находясь под влиянием биоэнергии, исходившей от неё, подчинился её воле.

Зей-Би, положив указательный и средний пальцы обеих рук на виски человека, подавая импульсы посредством созданного контакта, постаралась расслабить нервы своему "пациенту". Почувствовав на висках холодное прикосновение её тонких пальцев, человек сперва ощутил некоторое неудобство. Однако вскоре первое ощущение прошло, и он испытал блаженное успокоение. Дикая головная боль прошла. Человек смиренно лежал на кровати. Несмотря на все её странности, по неведомой причине он доверял Зей-Би. Ощущение блаженства разлилось по всему его телу, оно стало настолько лёгким, что человек забыл о том, что состоит из плоти. Геноконцентрат убрала руки, однако он продолжал ещё пребывать в нирване, когда сэли удалилась из комнаты.

Г л а в а 16.

Когда Герман проснулся, уже высоко светило солнце. Был полдень. Несмотря на позднюю осень, погода в этот день выдалась ясной и сухой. Дул легкий ветерок. Птицы звонко щебетали, радуясь приятной осенней теплыни. Зима была не за горами.

Чувствуя неописуемую лёгкость и полный покой не только душой, но и телом, Герман медленно поднялся на ноги. Увидев себя одетым, он несколько удивился, но память постепенно вернулась к нему, и он вспомнил утренние происшествия.

- Зей-Би, - позвал он, думая, что она всё ещё находится в его комнате.

Оглядевшись, он вышел из комнаты и направился в комнату, отведённую для его гостьи.

- Добрый день, сэр Мельсимор, - вытянувшись в струнку, поприветствовал его охранник, приставленный к комнате Зей-Би.

- Сэр Корбрайт у себя? - спросил хозяин.

- Конечно же. Он ещё даже и не проснулся, - доложил тот. - Очень странно, не так ли?

- Что?! - повысил тон хозяин. - Ах ты, неотёсанный болван! Ты снова уснул на посту? - взревел он и поспешно вошёл в комнату. Его опасения оправдались, в комнате никого не было.

Он пулей вылетел из комнаты и, оставив на потом разборку со стражником, побежал во двор замка.

"Неужели она всё же ушла в лес? - с тревогой подумал Герман. - Если это окажется так и если с ней что-то случится, то в этом буду виноват только я. Как я мог так беспечно уснуть?" - не переставал он укорять себя.

Герман шёл по внутреннему двору замка и расспрашивал у каждого встречного о "сэре Эрнсте", однако никто ничего не знал. Зей-Би будто в воду канула. Уже потеряв надежду на то, что он когда-нибудь отыщет свою странную гостью, Мельсимор направился в конюшню, чтобы оседлать коня и выехать в лес. Каково же было его удивление, когда он увидел там объект своих поисков и тревоги! Геноконцентрат была в конюшне, но не просто прогуливалась там, а находилась в загоне у его жеребца. На сей раз Красавчик был не просто смирным, но и позволял Зей-Би дотронуться до него. Хозяин замер, молча наблюдая за происходящим.

Сэли, поддавшись уговорам Алекса, установила с жеребцом мысленный контакт и обнаружила, что это животное было очень сообразительным и отзывчивым.

- Красавчик, - мысленно обратилась Зей-Би к жеребцу, - ты на удивление умное животное. Я никак не ожидала.

Коняга дружелюбно покачал гривой.

- Я знаю, почему ты принял меня за врага и начал буйствовать. Ты не чувствуешь во мне человека, - говорила она с жеребцом. - Да, я не человек, я лишь внешне схожа с людьми, но поверь, я не причиню тебе зла, - поглаживая животному гриву, уверяла она. - Моё предназначение в этой жизни такое же, как у тебя. Служить человеку! - с грустью подумала Зей-Би.

Её мысль прервалась, так как Герман, стоя перед ней, о чём-то говорил, а вернее сказать, спрашивал.

- Что вы сказали? - не расслышав, переспросила сэли.

- Я сказал, что очень рад тому, что Красавчик смирился с вашим присутствием.

- А с чего вы решили, что он был против?

- Ну, знаете ли ... Я ведь не слепой.

- Да.... Вы явно зрячий, - с сарказмом заметила сэли и сменила тон: - Ну что ж, ваш жеребец готов, да и вы, как я вижу, довольно отдохнули. Время не ждёт, пора в путь! - сказав это, она вышла из загона и вывела за собой Красавчика.

Мельсимор хотел было спросить сэли о странном "сеансе", происшедшем утром в его комнате, но решил повременить со своим вопросом. Герман вновь предложил геноконцентрату оседлать для неё лошадь, чтобы с удобствами добраться на ней до леса. Однако та опять отклонила его предложение.

- Не упрямьтесь!- воскликнул он. - Нам предстоит пройти далекий путь, и вам не обойтись без лошади, - но она была непоколебима.

- Ну и характер у вас!... - вздохнул он. - Хорошо. Будь по-вашему. Только потом не говорите, что я не предупреждал вас, - он вскочил на уже оседланного коня.

Герман прекрасно знал, что его спутница не выдержит такой долгой и изнурительной дороги, идя пешком. Но он решил проучить сэли. Не теряя долее времени, они покинули конюшню и направились к подъёмному мосту замка "Голден Сиид", Герман ехал на своём жеребце, а Зей-Би следовала за ним пешком.

Дорога от замка до опушки леса заняла у путешественников около полутора часов. Это была первая вылазка Зей-Би с тех пор, как она волею судьбы очутилась в родовом поместье Мельсиморов. Ей ещё ни разу не приходилось выходить за пределы замка и всё, что бы она ни увидела по пути, представляло для неё большой интерес. Каждый маленький ручеёк, каждое дерево и даже насекомые были предметом её восхищения и неимоверной радости. Испуг, пережитый ею в первый день попадания в это старое-старое незнакомое время, сошёл на нет. Теперь ею завладели другие чувства, восторг и любопытство, жажда узнаваний и познания.

Всю дорогу спутники не перекинулись друг с другом ни словом, только пение птиц и цокот копыт гнедого нарушали окружавшую их тишину. Каждый был занят своими мыслями. Герман думал о своих виноградных плантациях. После вчерашнего празднества и грандиозной победы, которая сулила ему большие доходы, оставалось найти хорошего купца для товара, производимого в его хозяйстве. Но первой заботой для Германа был его брат. Геноконцентрат тем временем мысленно говорила со своим нейрокомпьютером.

- ... а затем ты должна будешь переместить их в третий отсек "уменьшителя", - говорил Алекс.

- Хорошо, - выслушав внимательно все его инструкции, согласилась она.

- Только смотри, чтобы этот человек ничего не заподозрил, - предупредил комп.

- Естественно...

- Ну, вот мы и в лесу, - спешившись с коня, обратился Герман к своей спутнице. - Теперь-то вы довольны?

Зей-Би молча кивнула в ответ. Герман подвёл коня к молодому деревцу и, привязав поводья, присел рядом же на иссохший дубовый пенёк. Геноконцентрат посмотрела на Красавчика и ей стало больно за него. Подойдя к жеребцу, она стала умело снимать с него всю его ношу, изобретенную и приспособленную людьми к этому животному.

- Что вы делаете?! - вскочил юноша на ноги увидев, что на Красавчике больше нет ни седла, ни сбруи.

- Освобождаю его от оков, - ровным голосом ответила сэли и шлепнула животного по крупу.

- Гуляй!

Гнедой будто этого и ждал. И сперва шагом, а после трусцой понёсся по поляне.

- Стой, Красавчик! Стой! - кричал Герман, пытаясь остановить его. Но жеребец не внял хозяину.

Человек, ощущая неописуемую досаду, повернулся к Зей-Би.

- Зачем вы это сделали?

- Вы губите Красавчика таким вот обращением к нему...

- Каким это таким обращением? У него было всё лучшее, что может быть у коня!

Геноконцентрат смерила его снисходительно-укоризненным взглядом.

"Несчастный и глупый человечишка!" - говорил её взгляд.

- У него не было свободы, - объяснила сэли свой поступок. - И я решила хотя бы на время предоставить ему волю. Он скоро вернётся, - уверяла она. Вам не стоит так сердиться на мой дружеский порыв, - геноконцентрат протянула человеку сбрую и направилась к кромке леса.

Прошло около часа, а сэли всё ещё ходила и собирала семена, ростки, дикие ягоды, все дары земли, что попадались на её пути. Неожиданно ей показалось, что кто-то зовёт её. Прислушавшись, она не заметила ничего, лишь лес шумел листвой, тронутой осенним золотом, и доносилось пение птиц. Зей-Би приказала нейрокомпу включить режим "гиперлокатор". Только сейчас она смогла услышать ржание лошади. Это был Красавчик. Он был чем-то сильно возбуждён, а скорее напуган.

- Алекс, просканируй пространство тепловыми лучами и выясни местонахождение Красавчика.

Сэли чувствовала, что с ним что-то произошло.

- Зей-Би, он стремительно направляется к той поляне, где ты отпустила его, - доложил нейрокомп. - Его преследуют несколько животных.

- Выясни в чём дело, - торопливо приказала сэли.

Она прервала связь и, нагнувшись, дотронулась до датчиков на коленях. Скорость геноконцентрата была намного выше скорости Красавчика, поэтому она первой достигла освещённой солнцем поляны и остановилась посередине.

Герман бродил недалеко от поляны, когда услышал и узнал ржание Красавчика. Он на радостях устремился было в сторону услышанного звука, но, увидев на поляне Зей-Би, решил остаться незамеченным в тени деревьев.

Геноконцентрат, определив приблизительное направление, откуда должен был появиться Красавчик, встала туда лицом. Нейрокомп доложил хозяйке запрашиваемую информацию.

- Так ты говоришь, что Красавчика преследуют волки?

- Да. Очевидно, они избрали его для своей дневной трапезы.

Геноконцентрат молчала в раздумье.

- Зей-Би, что ты собираешься делать? - мысленно обратился Алекс к сэли.

- Собираюсь спасти животное, которое по моей вине попало в беду.

- И как ты намереваешься действовать? - не отставал комп.

- Персолазером я не могу пользоваться, так как могу убить этих животных. Поэтому придётся использовать другое оружие, - разъяснила она.

- Но у тебя нет другого оружия!

- Ошибаешься, есть, - с уверенностью проговорила Зей-Би. - Сила телепатического влияния.

Геноконцентрат сосредоточилась, напрягая внутренние силы. Дыхание стало тяжёлым и редким. Сэли почувствовала, как энергетический поток проник во всё её существо. Она намеревалась действовать следующим образом: отсечь волчью стаю от гнедого и воздействовать на хищников телепатически, парализовав их волю, а если это не удастся, прибегнуть к физической силе. Но это был крайний вариант. Зей-Би хотела закончить всю эту историю мирно, стараясь не причинять вреда и хищникам, ибо их уничтожение могло повлечь нарушение баланса природы и в конечном счёте, изменения в картине будущей жизни на Земле.

И вот на опушку выскочил Красавчик. Зей-Би, медленно подняв руки, направила ладони в сторону мчавшегося навстречу к ней гнедого. Герман, затаившись за деревом, наблюдал за происходящим. Гнедой был уже совсем близко от сэли, когда из леса выбежала стая похожих на собак, чуть серых, хищников. Человек, увидев их, похолодел.

Красавчик нёсся прямо на Зей-Би. Казалось, он вот-вот собьет и растопчет её. Но когда до сэли оставалось каких-нибудь два шага, животное резко свернуло, избежав столкновения с ней. Стая волков всё ещё продолжала бежать в прежнем направлении. Они не стали менять направление, как жеребец, а продолжили свой путь, выбрав себе менее прыткую жертву - Зей-Би.

"Что она делает?" - с ужасом подумал Мельсимор и ринулся было к ней, чтобы помочь, но Красавчик, уже успевший примчаться к своему хозяину, преградил ему путь.

Стая была уже в нескольких метрах от сэли, когда та, расставив руки, послала сильный энергетический поток, преодолеть который не в силах было ни одно живое существо. Только энергопоглощатель способен был разрушить энергетическую стену.

Волки, почуяв непредвиденную опасность, убавили прыть, а потом и вовсе остановились. Зей-Би неведомым путём подчинила их своей воле. Все волки послушно легли на землю.

Герман был ошеломлён.

Энергетическая стена растворилась, когда геноконцентрат убедилась, что все волки находятся под её телепатическим воздействием. Сэли с уверенностью шагнула вперёд и направилась в сторону вожака стаи. Тот, в свою очередь, поднявшись с земли, также стал приближаться к ней. Виляя хвостом, как это обычно делает собака при встрече с любимым хозяином, вожак встал перед Зей-Би и, вытянув морду, заскулил.

Геноконцентрат стояла к Герману спиной, но даже не видя её лица, он чувствовал, насколько та была спокойна и уверенна в своих действиях. Будто бы перед ней стоял не дикий волк, а домашний щенок.

Вожак повернулся лицом к стае, и через какое-то мгновенье все волки были уже на ногах. Огорчённые тем, что упустили столь прекрасную возможность поживиться, повесив уныло головы, они поплелись за своим вожаком.

Красавчик поскакал в сторону сэли и, радостно подпрыгивая, стал качать головой. Зей-Би, улыбнувшись ему, ласково погладила по гриве. - "Это было великолепно", - говорил его вид. Геноконцентрат резко повернулась и только сейчас увидела Германа. Он был ошеломлён всем увиденным.

- Да... - протянула сэли. - Он, кажется, в шоке и, по-видимому, ещё долго будет пребывать в таком состоянии, если мы не поможем ему...

- Герман, Герман, - мягко окликнула она его, однако тот не отзывался. Глаза у человека были широко раскрыты... - Очнитесь! - чуть дотронувшись до его плеча, вновь обратилась сэли к нему.

- А? Что?! - он растерянно уставился на неё и отпрянул.

- Что с вами, Герман? - спросила Зей-Би.

- Вы...- голос у него осекся. - Вы...

- Что я? - удивлённо приподняв брови, спросила Зей-Би.

- Целая стая... волков....Как вам это удалось? - сбивчиво пролепетал он. И повторил внятнее: - Как вам удалось справиться с ними?...

- О чём вы говорите, Герман? - в недоумении посмотрела она на него. Какие волки? Какая стая? Это всего лишь Красавчик вернулся, - показывая на жеребца, простодушно проговорила та.

- Но как же так? Только что стая волков гналась за Красавчиком, вы преградили им путь... и потом... - он запнулся, видя насмешливое выражение лица собеседницы.

- Да-а... Вы явно переутомились... - задумчиво молвила Зей-Би.

- Вы думаете, мне померещилось? - несколько задетый спросил Герман. - Но то, что я видел, не было галлюцинацией. - Я ещё в своём уме...

- Знаю... - ровным голосом ответствовала геноконцентрат. - Просто случается видеть то, чего нет на самом деле... Вы не первый, с которым это происходит, - успокоила та. - Так что забудьте про увиденную галлюцинацию и пойдёмте-ка домой.

- Домой? - как сквозь вату услышал тот слова сэли.

- Да, вы устали и вам следовало бы отдохнуть.

- Да, да. Наверное, вы правы. Я действительно чувствую себя разбитым и душой и телом, - в замешательстве ответил "Преемник Диониса".

Г л а в а 17.

Край солнечного диска выглянул из-за горизонта, озарив своими красно-желтыми лучами тёмно-фиолетовую часть осеннего неба. Погожее утро в позднюю осень, в пору ненастья, дождей и туманов, радовало не только людей, но и животных. Дни становились короче, а ночи нудно длинными. Всё предвещало приближение зимы. Люди готовились к холодам.

Однако все людские хлопоты были чужды Зей-Би. В её времени все сезоны года протекали однообразно. Не было ни зимы, ни лета. Стабильная не изменяющаяся температура, поддерживаемая главными генераторами, которые оснащали город теплом, светом и даже кислородом.

Не обращая внимания на причуды жителей этого времени, геноконцентрат всеми своими усилиями старалась собрать в лесу как можно больше различных семян и молодых побегов деревьев и кустарников. Надежда на то, что Марк-Сон когда-нибудь найдёт её, ни на миг не покидала сэли.

Герман же никак не мог понять её пристрастия к прогулкам в лесу.

- К чему эти бесконечные хождения? - как-то посетовал он. - Каждый день вставать с восходом солнца и скитаться в лесу до ночи. Что вы ищете? Или кого вы ищете?

Геноконцентрат молчала. И настал день, когда он потерял терпение.

- Больше я с вами в лес не поеду! - твёрдо заявил человек. - У меня есть дела и поважнее... - Уже целую неделю вы посещаете этот проклятый лес без особой на то причины. С сегодняшнего дня, - вскочив в седло своего гнедого, добавил он, - вы предоставлены самой себе.

Герман уехал, оставив сэли одну в конюшне "Голден Сиид". Она молча проводила его печальным взглядом.

- Бездарь, - выдал Алекс на привычном для Зей-Би компьютерном языке. Кого он из себя возомнил? Будто бы ты не сможешь без него обойтись...

Однако сэли не слушала ворчания нейрокомпа. Она вышла из конюшни и направилась к воротам замка. Геноконцентрат решила не прекращать свои исследовательские работы из-за размолвки с человеком. Но без Германа в этот день лес показался для неё чужим и враждебным. Даже столь знакомая поляна выглядела скучной и хмурой. Собирание экземпляров растительности тяжёлый труд, который требовал немалой отдачи энергии. Неимоверная радость при каждом новом открытии, которую она ощущала в первые дни своей работы, сошла на нет. Оказавшись в ином времени на Земле, покрытой бурной растительностью и изобилующей фауной, Зей-Би стала тосковать по дому. Её тянуло к той песчаной и скалистой поверхности Земли, которую она знала и прежде не могла оценить. Прогулки по окраине города, её маленькая, но уютная квартира, а главное, верные друзья... Друзья, вот чего ей не хватало в этом времени. Одиночество угнетало её. Хоть здесь, в этом времени и местности, куда попала Зей-Би, и жили люди, однако это не доставляло ей большой радости, той, которую она могла бы ощущать в окружении таких же биосинтетических существ, как и она сама.

Углубившись в свои мысли, сэли собрала ещё несколько ростков молодых растений и, отдав распоряжения нейрокомпу, поместила их в изоляционный отсек "уменьшителя", где уже находились другие экземпляры растений, собранные за всю неделю. В поисках новых разновидностей флоры, Зей-Би не заметила, как дошла до небольшой быстрой речки. Решив немного отдохнуть, она села на прибрежный валун.

- Как здесь хорошо, - вздохнув, произнесла геноконцентрат вслух на своём родном языке.

Тихое журчание воды, весёлое щебетание птиц, свежий и прохладный воздух, вся эта атмосфера успокаивала душу и приносила умиротворение. Но это состояние было нарушено. Из-за кустарников, окружающих этот тихий уголок, неожиданно показался силуэт незнакомого человека. Он, прихрамывая и шатаясь, направился в сторону Зей-Би. При каждом новом шаге лицо его искажала гримаса, что говорило о мучительной боли.

- Помогите, - увидев перед собой её, взмолился человек охрипшим голосом.

Это был невысокий мужчина лет сорока с седыми волосами, с правильными резкими чертами лица и загорелой кожей. Его одежда была грубой и неказистой, что говорило о его низком происхождении. На порванной в нескольких местах одежде проступали кровавые пятна, свидетельствовавшие о серьёзных ранах. Зей-Би подбежала к нему и, поддерживая незнакомца, усадила на землю.

- Мне нужна ваша помощь, - зажмурив глаза от боли, обратился тот к сэли.

- Конечно же, я вам помогу, - изменив частоту своего голоса на более низкую тональность, отозвалась сэли. - Но сначала скажите мне, кто посмел вас так изранить? - посмотрев на глубокий порез на левой ноге человека, спросила та.

- Это люди из шайки Брауна Бельчмана, - прохрипел тот.

- Бельчман? Кто это?

За всё время своего пребывания в этом времени она ни разу не слышала этого имени. Мужчина недоверчиво уставился на неё.

- Вы, кажется, не из этих мест будете, раз не знаете Брауна, этого подлого ублюдка, выродка и позора всего своего рода... - мужчина разразился бранью в адрес неведомого Бельчмана. Но потом осёкся и умолк, сообразив, что находится в обществе незнакомого ему человека. После паузы он проговорил:

- Но это неважно... Вы знаете замок "Голден Сиид"?

- Да...

- Я прошу вас пойти туда и попросить помощи. Только прошу вас, поторопитесь, пока эта шайка кровожадных бандитов не перебила всех работников и не сожгла плантацию...

- О какой плантации вы говорите? - перебила его сэли своим вопросом.

- ...о виноградной, конечно же. А как вы думали? Это единственная большая плантация во всей округе и принадлежит она братьям Мельсимор...

- Мельсимор?! - еле проговорила она.

"Герман... - с ужасом подумала геноконцентрат. - Сегодня утром он поехал именно туда".

- А сэр Герман там? - незамедлительно спросила она.

- Вы его знаете?

- Он там? - не ответив на вопрос мужчины, повторила сэли.

- Да. Именно поэтому...

Незнакомец не успел договорить фразу, как Зей-Би пустилась бегом, но не в сторону замка, а по направлению к плантации.

- Стой! - кричал мужчина вдогонку. - Беги к замку!

Но она уже скрылась из виду.

- Алекс, - позвала сэли нейрокомпа.

- Да, Зей-Би, - незамедлительно отозвался тот.

- Просканируй тепловым лучом округ радиусом 500 метров. Мне нужны следы капель человеческой крови.

- Следы крови?

- Да. Я хочу узнать по какому пути тот мужчина добрался до реки, раскрыла она свои намеренья.

Нейрокомпьютер после минутной паузы сообщил:

- Я определил путь.

- Воспроизведи чертёж маршрута на глазной монитор.

Алекс выполнил её приказ, и геноконцентрат, не теряя времени, побежала по условно обозначенному кровавому "пунктиру". Спустя семь минут сэли была на месте происшествия. Конечно же, при помощи искусственных бицепсов она прошла бы это расстояние за считанные секунды. Но при новом маршруте применять бицепсы было неразумно. И, кроме того, после первой неудачи, постигшей Зей-Би, она решила впредь не использовать гиперскорости в частоколе препятствий, каким была лесная чаща. Добежав до виноградной плантации, сэли вышла из-за кустов на открытое пространство.

Аккуратно посаженные в ряд, ухоженные и плодоносные виноградные сады были драгоценным достоянием семьи Мельсимор. Здесь на этом поле трудились в поте лица виноградари, да и владельцы не жалели сил и усердия ради хорошего урожая. Поколение за поколениями семья Мельсимор радела об этой земле. В свою очередь, и земля вознаграждала человека щедрыми дарами своими.

И сейчас эти виноградники были в опасности. Две дюжины вооруженных до зубов людей дрались с работниками, остальные бандиты крушили шпалера и топтали лозу.... Несколько работников во главе с Германом тщетно пытались пресечь погром.

Когда Зей-Би подоспела к месту, преимущество было на стороне налётчиков. Сэли ринулась было в гущу побоища, но предостережение нейрокомпа вовремя остановило её.

- Ты не должна вмешиваться. Одно необдуманное действие, и это повлияет на историю, а тем самым изменит будущее.

- Проклятье! - стиснув зубы от негодования, прошипела сэли.

Ряды защитников с каждой минутой слабели. И это ещё больше повергло в отчаянье Зей-Би.

- Нет, я не стану стоять здесь сложа руки и наблюдать за тем, как эти люди перебьют друг друга, - решительно сказала она.

Геноконцентрат, оставаясь незамеченной, направила антиэнергетический импульс в сторону шайки бандитов. Это действие было противозаконным в её времени. Однако здесь, в прошлом, ради спасения людей она могла позволить себе сделать это.

Неожиданно для оборонявшихся их противники стали слабеть и ронять своё оружие. Вскоре они настолько обмякли, что не могли уже устоять на ногах. Не понимая причину внезапной слабости, разбойники пришли в панику и обратились в бегство, оступаясь и падая. Зей-Би, впитав, а вернее выразиться, выкрав при помощи этой телеабсорбации телесную энергию живых существ, не только пополнила свой энергетический запас, но и снабдила себя этой энергией ещё на два дня, поместив всю телесную энергию в энергоконтейнер. После проделанного спасательного акта геноконцентрат открыла глаза и устало огляделась вокруг. Одни работники плантации помогали своим раненым товарищам, другие гнались за обессиленными разбойниками, чтобы взять их в плен.

Несколько секунд спустя Зей-Би чувствовала себя гораздо лучше, чем за все дни прошедшей недели, проведённой в этом времени. Бодрость разлилась по всему телу сэли, и мысль заработала чётче и энергичнее. Она услышала голос Германа, который отдавал быстрые и короткие распоряжения своим служащим.

"Ну, вот и всё. Схватка окончена и мне не мешало бы вернуться в дом", подумала Зей-Би, но, прежде чем удалиться, пошла к "Преемнику Диониса".

- Привезите телегу! Нам нужно как можно скорее увести отсюда раненых, говорил Герман, обращаясь к одному из работников. - Зей-Би?! - воскликнул он, увидев сэли перед собой. - Что вы тут делаете? Здесь не место для... "женщин", хотел было тот сказать, однако не рискнул произнести это слово вслух.

Геноконцентрат пожала плечами.

- Я... - только и успела произнести она, как вдруг один из раненых разбойников, прежде не подававший признаков жизни, неожиданно ожил и, схватившись за кинжал, напал на Германа сзади.

Он уже замахнулся, чтоб нанести удар, но тут перед ним вырос другой человек. Кинжал звякнул об защитный экран геноконцентрата и отлетел далеко в сторону. Вспыхнувшее фиолетовое свечение ослепило его. Герман подскочил к разбойнику и, скрутив тому руки, повалил на землю.

- Принесите оковы! - крикнул он работникам.

Раненый бандит, всё ещё находясь в шоке, неподвижно лежал на земле, когда на его руках и ногах щёлкнули замки железных оков. Его поставили на ноги.

- В подземелье его! - скомандовал Мельсимор.

Разбойника поволокли к телеге.

Сэли, осмотревшись вокруг и уверовав, что никакая опасность больше не угрожает жизни человека, не обронив ни слова, побрела по направлению к лесу. И тут она вспомнила о раненом человеке, оставшемся у реки, который сообщил о нападении шайки.

- Герман, - сказала сэли, остановившись невдалеке от него. - У реки есть ещё один раненый работник...

- У реки? Откуда вы знаете об этом?

- Это он сообщил мне о нападении шайки Бельчмана.

- Ребята подберут его по дороге, - решил хозяин.

Геноконцентрат довольно кивнула и продолжила свой путь.

- Куда же вы? - спросил Мельсимор.

- У меня есть дела... - многозначительно и загадочно произнесла сэли. - К вечеру я вернусь...

Герман покачал головой.

"Какие это могут быть у неё дела в лесу? Целую неделю с утра до ночи бродит по чаще.... А может, у неё есть причина на то? Но какая? Что молодой особе понадобилось искать в лесу? А может быть, я изначально неправильно сформулировал вопрос? Возможно, она ищет не что-то, а кого-то?"

Г л а в а 18.

Полная жёлтая луна светила на безоблачном тёмно-сизом небе. Её туманный и в то же время приносящий ясность свет рассеивался по земле, освещая её поверхность. В лунном сиянии медленно текшая река с извилистыми берегами искрилась миражами жемчужных бликов. Тихое журчание воды звучало как убаюкивающая музыка. Мелодия ночной реки завораживала странницу, недавно ставшую поклонницей этого уединённого местечка у берега реки. Живительная прохлада вечера, перезвоны воды и шелест листвы успокаивали душу геноконцентрата. Это место у реки на окраине леса, полюбилось Зей-Би. Понять причину этого очарования она не могла, да в общем-то, и не стремилась сделать этого. Самое главное это то, что ей было хорошо.

Сэли закрыла глаза и стала слушать звуки ночного леса: то филин предупредит о начале своей охоты, то печально отзовётся козодой, а неугомонные цикады будто состязаясь, вели свою журчащую монотонную мелодию.

- Зей-Би, - нарушив покой хозяйки, мысленно произнёс нейрокомп. - Я чувствую, ты что-то загрустила?

- Да, Алекс, - не открывая глаз, со вздохом отозвалась она.

- Но почему? По-твоему, Марк-Сон не найдёт тебя? Неужели ты потеряла надежду?

- Не в этом дело, - помолчав с минуту, возразила сэли. - Я... - мысленный контакт с нейрокомпом оборвался, когда она почувствовала чьё-то прикосновение к её плечу.

Геноконцентрат открыла глаза и так молниеносно вскочила на ноги, что напугала незнакомца. В полумраке она разглядела силуэт мужчины. Сэли, заподозрив опасность, ударом сбила незнакомца с ног. Человек застонал от боли.

- Зей-Би.... Это же я...

- Герман?! Это вы? - узнав голос, она опешила.

- Конечно же, я! А разве вы ждали кого-то ещё? - с досадой отозвался он, утирая тыльной стороной ладони грязь со своего лица.

- Нет. Никого. Да и вас тоже, - призналась она. - Зачем вы пришли сюда?

- Зачем?! А как вы думаете? - с сарказмом спросил он.

Геноконцентрат не нашлась, что ответить.

- Конечно же, за вами, - не сразу признался Мельсимор.

- Зачем?

- Как это зачем? - его вконец рассердил беспечный тон, с которым ответила Зей-Би. -Уже давно перевалило за полночь. Скоро рассвет, а вас всё ещё нет дома!

- Дома... - задумчиво протянула сэли. Она повернулась к юноше спиной и, скрестив ноги, вновь уселась на землю. - Разве это мой дом? - задала она вопрос скорее себе, чем собеседнику. - Нет, Герман, - посмотрев на него своими светящимися в темноте зелёными глазами, произнесла она, - дом, в котором я теперь живу, ваш, а я пребываю там лишь временно.

Человек уловил в её словах нотки печали.

- Я вижу, вы тоскуете по своему дому, - присев рядом с ней, он смягчил тон.

- А кто же не тоскует по дому? Особенно, когда он вдали от него.

- Это-то вы верно заметили, - согласился Мельсимор. - Но не у всех это чувство так остро развито. И не всем хорошо дома...

Зей-Би вопросительно посмотрела на него.

- А что, есть причина, из-за которой вы не любите свой дом?

- Нет, эта причина не Гарольд, - будто бы прочитав её мысли, вздохнул он. - Я не люблю свой дом потому, что... - он запнулся и перебил сам себя: Неважно, почему я не люблю свой дом. Я бы хотел узнать кое-что о вас, внезапно перескочив на другую тему, произнёс он.

- К примеру, - не поведя бровью, спокойно спросила сэли.

- К примеру?! - воскликнул Мельсимор . - Да у меня столько вопросов что... что я не знаю, какой задать в первую очередь.

- Если не знаете, то, может быть, вообще их не следует задавать.

Сэли резко встала, и Герман поднялся вслед за ней.

- Вы неправильно поняли меня. Вам может показаться, что моё любопытство это нездоровый интерес... неслыханная дерзость, но поверьте мне, что это совсем не так, как кажется. Вопросы, которые гложут мой разум днём и ночью, не дают мне покоя....

- И чтобы обрести свой покой, вы решили нарушить мой, - съязвила геноконцентрат.

- О каком покое вы говорите, Зей-Би? - выпалил он. - По-вашему, то, как вы живёте, это правильно?

Геноконцентрат молчала.

- Скитаетесь по лесу с утра до ночи, как... лунатик.... При каждой попытке оказать вам помощь высокомерно отказываетесь... и, в конце концов, приблизившись к сэли, схватил он её за плечи, - кто вы такая на самом деле? повысив голос, спросил он.

Зей-Би всё так же хранила молчание.

- Отвечайте, чёрт побери! - взорвался человек.

- Отпустите меня! - тихо и холодно произнесла сэли, и её глаза вспыхнули зелёным свечением.

Но Герман не унимался.

"Опять этот угрожающий тон, опять этот презрительный взгляд с дьявольским свечением", - подумал он.

- Нет, я не отпущу вас, пока не узнаю всю правду о вас, - решительно заявил он.

- Отпустите, - почти прошептала Зей-Би и заставила его разум подчиниться её воле.

Хватка человека ослабла, руки стали тяжёлыми и непроизвольно упали с её плеч. С минуту он стоял, как в воду опущенный.

- Вы... ты... - пробормотал он. - Что вы сделали со мной?

Геноконцентрат отошла от него.

- Ничего. Вы сами действуете, подчиняясь своему разуму.

"... подчиняясь своему разуму..." - прозвенело в ушах у него последнее выражение незнакомки.

- Подчиняясь своему разуму! - повторил он, будто бы найдя выход из длинного тёмного лабиринта. - Вот что вы делаете! - обратился он к сэли, которая тем временем вновь уселась у берега реки. Обхватив колени руками, она погрузилась в созерцание луны.

- Вы подчиняете людей своему разуму и своей воле! - убеждённо произнёс человек.

- Герман, вы сами верите в то, что говорите? - покосилась она.

- Да! - продолжал он. - Вы проникаете в сознание к людям и заставляете их подчиняться вашей воле...

- Всё это ваши болезненные выдумки, - стараясь держать себя в руках, ответила сэли.

- Отрицайте, сколько хотите, - наклонившись над ней, выпалил он. - Я же считаю, что я прав. Хотя, признаюсь, моё объяснение может выглядеть неправдоподобным и абсурдным, но всем этим происшествиям можно дать лишь одно определение. И оно полностью совпадает с моими догадками.

- Герман, - не выдержав упрёков, вскочила сэли на ноги, - как, по-вашему, я могу управлять людьми? Я ведь обычный... - "человек" хотела было она сказать.

- Вы не обычный человек! - возразил Герман. - К примеру, я никак не могу понять и забыть, как вы чуть было не убили беднягу Метью.

- Кого? - с недоумением переспросила Зей-Би.

- Метью, рыжего охранника в темнице. Ну, тот, который хотел прострелить себе голову... увидав вас.

- Ах, этот! - протянула сэли.

- Да, он самый. Бедняга до сих пор не может прийти в себя. Я уж не говорю о себе...

- А с вами-то что я сделала? - усмехнувшись, с интересом посмотрела она на него.

- Вы сделали из меня сумасшедшего! - почти с отчаяньем воскликнул он. - Я чуть ли не каждую ночь вижу кошмарные сны...

Холодный пот капельками выступил на лбу у человека и он, почувствовав слабость в ногах, опустился на сырую землю.

- Видно, ваши сны действительно приводят вас в ужас, - сочувственно проговорила Зей-Би. - Но, поверьте, в этом нет моей вины, - присев рядом с ним, продолжала она. - Если хотите покончить со всем этим кошмаром, мой вам совет: перескажите кому-нибудь каждый из своих снов. Тогда вы сможете пережить его наяву и тем самым совладать с ними.

- Я смогу с ними совладать, если вы ответите мне на один-единственный вопрос.

- Какой же?

- Тогда в лесу... помните... вы сказали, что у меня галлюцинация.... Но то, что я тогда увидел, это было правдой, реальностью. Не так ли?

- Нет, - твёрдо ответствовала сэли.

- Вы снова лжёте, и я это чувствую! - вскричал Мельсимор. Но, поразмыслив, убавил тон; было ясно, что силой от незнакомки он никакой информации не выпытает.

- Зей-Би, - более мягко произнёс он, - почему вы упорно не хотите сказать мне правду?

- А никакой особой правды нет и в помине, - возразила геноконцентрат.

- Вы скрываете... или стесняетесь своей незаурядности... феноменальности...

- О какой ещё феноменальности вы говорите? - с невинным видом отозвалась она.

- Ну вот, - вздохнул раздосадованно Мельсимор. - Вы опять крутите ту же шарманку... Перестаньте считать меня за дурака. Я ведь не младенец, Зей-Би, и в состоянии понять вас.

- Вы всё равно не поймете, а значит, и не поверите, - печально ответила она и, сняв парик, отшвырнула. - Мне надоело носить эту дрянь, мне надоело каждый день менять одежду и вообще, мне осточертело притворяться другим полом, - выпалила геноконцентрат.

- Вы делаете это во благо, - пытался он объяснить.

- Во благо? Но кому?

- Конечно же, себе...

- Если мне не нравится делать что-то, как же я могу делать это во благо себе?

- В каждом моём совете есть определённый смысл, - наставительно заметил Мельсимор.

- Я в этом и не сомневаюсь, - грубо прервала его сэли. - Однако и вы можете попасть пальцем в небо...

Герман умолк, проглотив ядовитую пилюлю. Он был бессилен объяснить ей логику существующего порядка вещей. Какие бы он ни привел аргументы, в глазах Зей-Би они показались бы нелепыми и неубедительными.

- Скоро взойдёт солнце, - взглянув на горизонт, сказал Мельсимор. - Нам не мешало бы вернуться...

- Я хочу встретить восход солнца здесь, - решительно заявила геноконцентрат.

Он, ничего не ответив, нерешительно пожал плечами. Наступило продолжительное молчание. Каждый был поглощён своими мыслями.

Край красно-золотистого лучезарного светила показался над бледно-голубым горизонтом. Утренняя дымка окутала весь лес. Капельки росы и утренняя прохлада наполнили воздух необычайной свежестью. Запах прелой листвы смешался с ароматом хвойных деревьев. Пернатые и четвероногие обитатели леса, букашки, бабочки радовались новому дню. Вскоре последние остатки тьмы истаяли, и небо залила багровая заря, с ореолом золотых снопов света.

- Невероятно! - воскликнула Зей-Би.

- Что? Что? - не расслышав её, переспросил юноша.

- Невероятная красота! - восторженно повторила она и взглянула человеку в глаза.

- Да. Восход солнца - это удивительное зрелище.

Геноконцентрат с грустью вздохнула.

- Как жаль, что я вижу это впервые, - тихо проговорила она.

"Впервые? Как можно прожить столько лет и впервые увидеть восход солнца, недоумевал Герман. - Где же она жила до сих пор? Вероятно, ей что-то мешало сделать это прежде... а может, не что-то, а это был кто-то?".

Ему показалось, что он нащупывает путь к разгадке, но всякие расспросы были бы бесполезными. Зей-Би встала, не сводя глаз со светила.

- Новый день начался, а значит, пора приниматься за работу, - бодро проговорила она, будто бы встав только что ото сна.

- За работу? За какую ещё работу? - заворчал Мельсимор. - Я не знаю, что вы называете работой в этом чёртовом лесу! Впредь я запрещаю вам без сна и без пищи блуждать одной в лесу! - он сорвался на крик.

- Запрещаете?! - усмехнулась она. - Не припомню, чтобы я спрашивала вашего разрешения, - ледяным тоном бросила Зей-Би и, поднявшись на пригорок, вошла в лес.

- Стойте! - крикнул Герман и, взяв с земли парик и шляпу, принадлежавшие вымышленному Эрнсту, кинулся вслед за сэли.

- Что вы хотите ещё от меня? - Зей-Би шла, не оборачиваясь. - Оставьте меня в покое! Неужели мне нельзя побыть одной?

- Сколько угодно.... Только пожалуйста, наденьте это, - Герман уже говорил просительно, протягивая парик и шляпу, которые держал в руках.

- Я не хочу и не буду этого носить. С меня хватит ваших игр, - отрезала сэли.

Мельсимор снова вспылил.

- Нет уж, постойте, - догнав её, резко повернул он сэли лицом к себе. - Я не давал вам права так обращаться со мной. И это после того как... - он запнулся.

- ...вы спасли мне жизнь и приютили в своём доме, - договорила она за него.

- Да, если на то пошло!

- Прекрасно! Ценю вашу откровенность. Насчёт спасения жизни, - продолжала она, - мы с вами квиты... почти.... Вспомните набег бандитов...

Да, сэли действительно спасла ему жизнь во время нападения бандитов на виноградную плантацию.

- Что же касается вашего гостеприимства... думаю, этот долг всё ещё остаётся за мной. И лишь своим скромным "спасибо" я смогу отблагодарить и обогатить вашу казну.

Зей-Би склонила голову в знак благодарности. Она не стала долее мешкать и тотчас начала снимать с себя одежду.

- Что вы делаете? - Герман вытаращил глаза.

- Возвращаю вам вашу одежду, - ничуть не смущаясь, что уже по пояс нагая, с вызовом сказала она.

- Нет! Уж лучше оставьте её себе! - залившись краской, он отвернулся.

- Алекс, - мысленно позвала она нейрокомпа.

- Да, Зей-Би.

- Подай мне водонепроницаемый комбинезон из "уменьшителя", - приказала сэли.

- Нет, - резко и неожиданно возразил тот.

- Как это нет?! - рассердилась сэли. - Да как ты смеешь...

- Смею, - спокойно отреагировал Алекс, - я делаю это во благо тебе.

- Ещё один нашёлся благодетель...

- Твои действия связаны с эмоциями, чего никогда нельзя делать. Ты хотя бы подумала, как отреагирует этот человек, увидев тебя облачённой в свою прежнюю одежду?

- Да, ты прав, - только сейчас дошла до сэли причина непослушания нейрокомпа. - Ведь, по представлению Германа, вся моя одежда находится в замке...

- Вот именно! - подхватил Алекс.

- Хорошо, - уже одеваясь, мысленно произнесла Зей-Би, - я сделаю по-другому.

- Герман, - окликнула она своего обиженного попечителя, который всё ещё стоял к ней спиной, - я передумала... мне неловко, что я так грубо обращалась с вами...

Мельсимор не верил своим ушам.

- Я благодарна вам за всё, что вы сделали для меня. И мне не хотелось бы выглядеть в ваших глазах неблагодарной зазнайкой... поэтому я вернусь в замок и...

- Ну, вот и хорошо, - довольный таким поворотом, промолвил Герман.

- Но я надеюсь, - добавила она и, обойдя человека, заглянула ему в глаза. - Вы понимаете, что мне всё равно придётся покинуть "Голден Сиид".

- Да, я это знаю, - печально ответил человек.

Г л а в а 19.

Тяжёлая железная дверь со скрежетом отворилась, и в удушливое тёмное помещение ворвался поток свежего воздуха. Свет пылающего факела озарил серые каменные стены темницы. В маленькое зарешеченное окно под потолком еле проникал дневной свет. Воздух в камере был тяжёлым и едким.

Первый из вошедших людей, который держал в руке зажжённый факел, прошёл вдоль стены и установил свою ношу на железную подпорку. Это был высокий мускулистый мужчина средних лет. Темные, лохматые волосы и борода частично прикрывали резкие и грубые черты его лица. Под густыми бровями поблескивали холодные, цепкие быстрые глаза. Уверенная осанка и крепкая стать говорили о непреклонности, стойкости и силе.

В этой камере - камере пыток было огромное количество различных конструкций, сооружённых тут с одной единственной целью - выпытывать насильственным способом "истину" у людей.

В дальнем углу этой "обители", закованный в цепи, скукожился узник. Он трудно и тяжело дышал, а временами, издаваемые стоны говорили о его болезненных ранах. Увидев людей, вошедших в камеру, заключенный ещё больше сжался в своём уголке, как бы стараясь уменьшиться, а то и вообще исчезнуть.

- Он здесь, хозяин, - доложил рослый мужчина, и эхо от его голоса пронеслось по всей камере.

Крепкие руки охранника схватили узника за плечи и поставили его на ноги, тот пошатнулся под тяжестями цепей, но сумел восстановить равновесие.

- Есть какие-нибудь продвижения? - поинтересовался господин с длинными каштановыми волосами.

- Никак нет, хозяин. Этот упрямец или слишком силён духом или же действительно ничего не знает.

- Так как ты сказал, его зовут?

- Он назвал себя Жан Луис Броме, - ответил страж.

- Что?! Так значит этот ублюдок не только разбойник, но и к тому же ещё и француз?

- Выходит, так, - осклабился охранник и, схватив узника за шевелюру, откинул его голову назад. Тот застонал от боли. - Ну что, "монсиньор", будешь говорить или нет? - проговорил он, будто бы спрашивая у мышки "съесть тебя или нет". - Где находится ваше логово? Где ваш главарь? Говори! - крикнул здоровяк и ещё сильнее дёрнул того за волосы.

Узник от боли сжал зубы, но ни звука не произнёс.

- Да-а... крепкий орешек попался, - заключил Гарольд.

- Ничего, скоро мы расколем его, как миленький заговорит, - хмыкнул страж. - Кажется, шер ами15, тебе понравилась вчерашняя радушная встреча? язвительно спросил он, и потащил заключённого к железному стулу, стоящему неподалёку.

При виде этого орудия пытки француз застонал, а в расширившихся глазах отразились страх и мольба о пощаде. Однако это ничуть не поколебало экзекутора. Он будто бы получал наслаждение от своей работы, и стоны и мольбы заключённых тешили его. Несмотря на сопротивление, мучитель всё же доволок жертву до места пытки. Усадив брыкавшегося страдальца на стул, он умеючи щёлкнул всеми замками этого дьявольского изобретения. Затем, перейдя за стул, страж ухватился за рукоять, которая была составной частью этого орудия пытки.

- Я жду ваших распоряжений, сэр.

- Прекрасно, Вульф... а теперь, французик ты наш ненаглядный, развязывай-ка свой поганый язык, да выкладывай нам всё, что знаешь, приблизившись к узнику вплотную, посмотрел Гарольд в упор на него. - Тебе великодушно даётся право выбирать между лёгкой смертью и мучительной. Заодно хочу добавить, что смерть твоя будет настолько мучительной, какую ты не смог вообразить себе за всё время твоего жалкого существования. Даже самый кошмарный твой сон станет ничем по сравнению с тем, что произойдёт с тобой.

Гримаса исказила лицо разбойника.

- Ты будешь умирать и воскрешать, - продолжал Мельсимор, - и так будет снова и снова, пока ты сам себе не поможешь, - он умолк и так как пленник всё ещё упорствовал, Гарольд, переглянувшись с тюремщиком, кивнул головой.

Тот с готовностью приступил к выполнению излюбленного занятия. По мере того как он стал крутить рукоятку, позади стула железное кольцо на шее мученика стало сужаться, сдавливая ему горло. Из окровавленной прежними пытками раны тонкой струйкой потекла алая кровь. Экзекутор ослабил прут.

- Ну что, французик, как тебя там... ах да! Луис, - с холодным равнодушием проговорил Гарольд. - Теперь, надеюсь, ты будешь более сговорчив? Где находится логово вашей шайки? - спросил Мельсимор, прекрасно зная, кто затеял погром.

Пленник молчал.

- Ну что ж, решил строить из себя героя? - он вновь кивнул своему подручному.

Вульф не замедлил выполнить требование хозяина. На сей раз он с особым усилием стал крутить железным обручем. Заключённый до боли сжал подлокотники железного стула, не издав при этом ни единого звука. Страж крутнул "штурвал" ещё немного. Однако и это не дало желаемого результата, мученик просто стал задыхаться, уже смирившись с неизбежностью смерти. Постепенно его лицо посинело, и он издал некий звук, похожий на последний вздох.

- Кажется, что он сейчас отдаст концы, - с полнейшим равнодушием наблюдая за удушьем пленника, монотонно обратился зритель к палачу.

- Может быть, оно и к лучшему, - отозвался истязатель. - Если он ничего не скажет, то на кой чёрт мы теряем тут время.

- Пожалуй, так... - с досадой ответствовал другой. - Тогда кончай с ним...

- Что тут происходит? - донёсся властный голос, и все трое обратили свой взор в сторону двери. Это был Герман.

- Ничего особенного, - хмуро ответил Гарольд.

- Ничего особенного? - возмутился вошедший и приблизился к заключённому. По-твоему, когда твоя ручная горилла душит узника, то ничего особенного не происходит? Отпусти его сейчас же! - грозно посмотрев на палача, приказал Герман.

Глаза Вульфа злобно сверкнули и он устремил вопросительный взгляд на младшего Мельсимора, который как две капли воды был похож на того, кого он всей душой презирал.

- Отпусти его, Вульф, - не сводя глаз с брата, сдался Гарольд.

Давясь досадой, стражник нарочито медленно освободил пленника от оков. В камере повисла гнетущая тишина.

- Я-то думал, что мы с тобой заодно, Герман, - первым нарушил молчание младший из братьев-близнецов.

- Увы... - вздохнул тот. - У нас одна кровь, но разные взгляды на жизнь...

- Да ну? - притворно удивился Гарольд. - А что, интересно знать, ты делал вчера вечером в этой камере? Прибирался что ли? А может, ты рассказывал своему пленнику сказку на ночь? - с сарказмом спросил младший. - Или травил анекдоты?

Хозяин "Голден Сиид" смутился: ведь он и сам обошёлся с узником отнюдь не милосердно.

"Далеко ли я от него ушёл?" - подумал Герман.

- Да, я признаюсь, что я не ангел, - сказал "Преемник Диониса",- однако если пленнику ничего не известно, уж лучше не мучить его, как какой-нибудь живодёр...

- Он действительно ничего не знает, - раздался позади Германа голос, который смог бы он распознать из тысяч других.

- Зей... Эрнст?! - повернулся он к ней. - Что вы тут делаете?

Сэли, не удостоив его ответом, приблизилась к ним. Наступившую тишину нарушал только мерный стук её каблуков. Зей-Би поравнялась с ними и посмотрела Гарольду в глаза.

- Этот человек, - говоря ровным и спокойным голосом, начала она, - ничего не знает о той информации, которая вам нужна, сэр Мельсимор-младший.

- Можно обойтись без определений... - надменно заметил Гарольд. Обращение "Мельсимор-младший" ему никогда не нравилось. Он родился на свет вторым из близнецов, и каждый раз, когда ему напоминали об этом, он чувствовал себя так, как если бы наступили ему на больную мозоль.

- А как же мне прикажете вас величать, сэр Мельсимор-младший? - с издевкой проговорила сэли. - Гарольдом? Или Родриком?

- Для вас, - процедил тот сквозь зубы, - я сэр Гарольд Родрик Мельсимор!

- Не слишком ли громоздко? - съязвила геноконцентрат.

- Что вы сказали? - Гарольд побелел.

- Ко всем вашим "достоинствам", думаю, можно прибавить ещё и глухоту, - с насмешкой бросила Зей-Би.

- Да как ты смеешь? Да я... я размажу тебя по стенке!

- А ты попробуй, - перешла и она на обращение "ты".

- Перестаньте! - крикнул Герман.

Гарольд, замахнулся кулаком на обидчика, однако и на сей раз молниеносная реакция сэли спасла её. Схватив руку человека и стиснув так, чтобы не причинить значительной боли, сэли медленно разжала свои "тиски". Герман встал между ними, стараясь утихомирить их.

- Никак не ожидал от тебя, Гарольд, - пристыдил он брата.

- Что ты снова накинулся на меня со своими упрёками? - захорохился другой. - Это твой обожаемый дружок первым оскорбил меня. Я лишь защищал свою честь!

- Что-то я не слышал ничего такого, что могло бы задеть твою честь...

- Ты... ты... - кипя от гнева, никак не мог договорить Гарольд. - Что ты выгораживаешь этого... этого... мужлана...

- Знай, что говоришь Гарольд! - строго осадил старший брат. - Нельзя оскорблять того, кого ты совсем не знаешь...

- А ты-то сам его знаешь? - выкрикнул младший. - Не ты ли вчера говорил мне о странностях этого человека? Сегодня вновь принимаешь его сторону. Ведь ты его совсем не знаешь, - он запнулся, чтобы перевести дыхание, - а может, он шпион Бельчмана? По-твоему, с чего бы ему быть таким осведомлённым в том, что этот пленник ничего не знает? - он указал на француза. - Ну, ответь! Чего же ты молчишь?

- Не выдумывай, Гарольд, - неуверенно возразил "Преемник Диониса"

"А может быть, Гарольд прав? - подумал тот. - Может, она лазутчица, подосланная моими врагами? Но нет... Мне трудно в это поверить!"

- Ведь ты, - продолжал Герман, - сам привёз его в замок из лесу?

- Да, но откуда я мог тогда знать, что этот раненый незнакомец окажется шпионом?

- Это чушь! - раздался голос Зей-Би. - Я никогда не была шпионом и никогда им не буду!

- Хм. И как ты нам это докажешь? - усмехнувшись, спросил Гарольд.

- А мне и не надо ничего доказывать. Все и так знают, что я работаю... сэли запнулась, вспомнив, что она находится в прошлом.

"Я работаю на правительство, - вот что она хотела сказать. - Но, при нынешнем времени, правильно ли будет, если я использую то слово?"

- Конечно же, нет! - услышала она мысленное обращение к ней нейрокомпа. Я тут просматривал информационный блок и могу сказать, что, в соответствии со временем, куда ты попала...

- Не тяни, - поторопила она компа.

- В общем, осенью 1622 года страной, где ты находишься, правил король Джеймс I...

- Спасибо, - поспешно отблагодарила сэли, так как люди нетерпеливо дожидались её ответа.

- Ну... - прервал Гарольд первым затянувшееся молчание. - И кем же вы работаете, что все вас так превосходно знают? - спросил он.

- Я подданный его величества короля Джеймса I и занимаю почётную должность в его гвардии...

- И какую же должность, позвольте спросить? - поинтересовался Герман.

- В каком качестве? - подхватил Мельсимор-младший.

- Я-я... - помедлила Зей-Би, - я офицер охраны...

- И что же вы охраняете? - спросил Герман. - Личные покои короля? уточнил он иронически.

- Нет, - разозлилась сэли допросу. - Покои королевы...

- Королевы?! - братья не удержались от смеха.

- Да-а... Нелёгкая у вас работа, - с сарказмом проговорил Гарольд.

- Верно! - не замедлил подтвердить другой. - Трудно углядеть за мёртвым.

- Мёртвым? - ошарашенная этим известием, еле выговорила та.

- Да. А разве вы до сих пор не знали, что королева Анна умерла? недоверчиво посмотрев на нее, сказал Герман.

- Ум-мерла?

- Уже три года прошло с тех пор.

"Проклятье! - подумала Зей-Би. - Прежде чем сказать это, мне сначала следовало бы спросить у Алекса. Однако уже поздно что-то исправлять..."

- Конечно же, я знаю об этом, - она старалась замять свою оплошность. - Я хочу сказать, что когда-то состоял в войсках. Но сейчас, после кончины королевы Анны, я остался не удел...

- Почему же это? Вы нехорошо выполняли свой долг?

- Наверное, слишком хорошо. Раз ему дали пинка под зад, - съязвил Гарольд.

- Никто не выгонял меня, - ответила Зей-Би, задетая грубой репликой. - Я сам ушёл после смерти королевы.

- Позвольте, я кое-что спрошу у вас. Сколько вам лет? - с нарастающим чувством подозрения спросил Герман.

- Двадцать, - услышала сэли мысленный импульс, посланный Алексом, так как несмотря на её пятидесятилетний возраст, она выглядела намного моложе.

- Двадцать, - дала она подсказанный ответ.

- Да-а.... Увы, не получается, - проговорил Герман.

- Что не получается?

- Вы слишком молоды, чтобы стать офицером охраны.

- Почему же это?

- Возьмём ваш возраст. Вам двадцать лет, как вы сказали, - продолжал тот. - Королева умерла три года назад. Если вычесть этот срок из вашего возраста, то получается семнадцать, а чтобы стать офицером охраны личных покоев при дворе, будь вы даже всенародным героем, требуется по меньше, мере два года подготовки. Получается, что службу вы начали в пятнадцать лет.

- Ну и что же?

- А то, - продолжал он. - В пятнадцать лет у нас не берут на службу. Лишь с семнадцати лет.

- А я соврал про свой возраст, чтобы побыстрей поступить на службу.

- Соврали? - расхохотался другой близнец. Да вам и сейчас-то не дашь семнадцати.

- Внешность обманчива, - усмехнулась она.

- Как и нутро, - не выдержав, отозвался Герман и упорно взглянул в светло-зеленые очи сэли.

В ответ на обиду, нанесённую человеком, Зей-Би резко повернулась, и направилась к двери.

- Я не обманщик! И не стану кривить душой...

Геноконцентрат скрылась за железною дверью, отделявшую камеру от коридора, неволю от свободы.

- Стойте, Эрнст! - ринулся Герман вслед за сэли.

- Не надо, брат, - вцепившись тому в рукав, остановил его Гарольд, - пусть идёт.

Однако хозяин "Голден Сиид" ничего и слушать не хотел. Резко отдёрнув руку, устремился к выходу.

"Он совсем потерял голову из-за этого проходимца. Что же связывает Германа с ним, раз он как мальчишка гоняется за ним по всему замку?" - для Гарольда это оставалось загадкой. Его мысли прервал грубый голос подручного.

- Сэр, а что мне делать с ним? - спросил тот, показывая на пленного.

- Предоставляю это тебе, Вульф. Делай с ним всё, что захочешь, - бросил Мельсимор через плечо и вышел из камеры.

Г л а в а 20.

Герман, измученный и утомленный, вошёл в свою комнату. Голова раскалывалась от боли и единственное, что ему хотелось сделать, это лечь, отвлечься от всего, забыться... Но едва он прилёг, как донёсшийся шорох заставил его вскочить с постели.

- Кто тут?

- Надеюсь, ты не ждёшь своего дружка? - с издевкой спросил голос, исходивший со стороны кресла.

Только сейчас он увидел силуэт сидящего.

- Гарольд? Что ты тут делаешь?

- А что, по-твоему, я могу здесь делать в такое время?

- У тебя проблемы, брат? - немного помолчав, спросил Герман.

- Да, и моя проблема - это твой друг.

- Какой же друг?

- Перестань прикидываться. Ты прекрасно знаешь, о ком я говорю. Я пришёл сюда не за тем, чтобы ссориться с тобой. Я действительно взволнован, и моя тревога связана с твоим другом. Эрнст или как там его ещё, явно что-то скрывает. У него вид заговорщика и лазутчика. Словом тёмная лошадка.... Этот человек очень опасен для нас. Я это чувствую, и моё чутьё никогда ещё меня не подводило...

Герман подошёл к окну и повернулся спиной к брату, чтобы тот не заметил его расстроенных чувств.

- Надо избавиться от него! - заключил Гарольд свои излияния.

- Уже не надо, - ответил Герман.

- Как это понимать?

- Эрнст завтра сам уйдёт, - с трудом выговорил он.

- Уйдёт? - недоверчиво переспросил Гарольд.

Герман резко повернулся.

- Я-то думал, ты обрадуешься, услышав эту новость. А в твоём голосе я слышу лишь тревогу.

- Да, так оно и есть, - признался тот.

Герман искоса посмотрел на брата и его взгляд говорил: "Все тебе не слава Богу"...

- Не смотри на меня так, - Гарольд словно прочёл его мысли. - Просто на меня подействовал его внезапный уход.

- Внезапный? - горько рассмеялся хозяин "Голден Сиид". - Да ведь ты из сил выбился, стараясь выгнать его отсюда.

- Да, и всё же, не кажется ли тебе это подозрительным?...

- Нет.

- Но, брат, послушай меня, только преступник ...

- Опять ты мелешь чепуху, - отмахнулся Герман.

- Может, для тебя это чепуха, - обиженный недоверием пробормотал тот. - Но я всё равно докопаюсь до истины! - и вышел вон.

Герман с облегчением вздохнул:

- Слава Богу!

И, рухнув на кровать, сомкнул усталые веки.

Прошёл небольшой промежуток времени, когда смутная тревога прервала его тяжёлое забытье. Какое-то наитие подсказывало ему, что Гарольду сейчас плохо.

- Гарольд! - вскричал он, вскочив с постели и, сломя голову, помчался в комнату брата.

Была уже глубокая ночь, и все в замке кроме стражников спали. Пустые и холодные коридоры отзывались гулким эхом на топот. Свернув за угол Герман, запыхавшись от бега, ворвался в покои брата.

- Гарольд, - позвал он сквозь непроницаемую мглу. - Гарольд, ты спишь?

Дрожащими руками он нашарил и зажёг свечу, стоявшую на тумбе у кровати. Тусклый ореол озарил комнату. Постель Гарольда была не тронута. Его самого не было в комнате.

- Где же он? - тревога старшего брата нарастала.

Он присел на кровать и постарался собраться с мыслями. На лбу его проступила холодная испарина. И вот! В полумраке он увидел светящиеся зелёные глаза. И вскочил с кровати, ошеломлённый видением.

- Зей-Би! - только и смог выговорить он.

Герман уже не помнил, сколько времени бежал по нескончаемо длинному коридору. Ноги машинально несли его вперёд. Лента, которой были перехвачены длинные каштановые волосы, развязалась, готовая вот-вот упасть.

Мельсимор ворвался в комнату сэли и застыл на месте, как вкопанный. Зей-Би и Гарольд расположились возле ярко пылающего огнём камина. Вернее сказать, Гарольд лежал полуголым на спине, а Зей-Би без единого намёка на одежду, присев на корточки возле него, нежно проводила ладонью по его груди. Она с таким усердием выполняла этот ритуал нежности, что Герману стало просто не по себе. Вдруг Гарольд вздрогнул и открыл глаза. При виде сэли его глаза расширились, выражая испуг. Дрожа всем телом, он попытался уползти на спине от геноконцентрата как можно подальше.

- Что тут происходит? - не выдержав, спросил хозяин.

- Герман... - еле выдавил из себя младший брат и обратил свой взор в сторону старшего.

Его глаза выражали испуг, растерянность и отчаянье.

- Герман, помоги мне... - молил он, простирая руку брату.

- Что с тобой, Гарольд?

- Я не знаю... - трясясь отозвался тот.

- Надо вызвать врача! - нервно выкрикнул Герман.

- Уже не надо... - монотонно донёсся голос Зей-Би из темноты.

- По-вашему, он безнадёжен? - с ужасом воскликнул Герман.

- По-моему, он был "безнадёжным" с рождения, - с сарказмом ответила сэли.

- О чём вы говорите? - взбеленился Мельсимор-старший

Зей-Би, накинув на себя лишь тонкое одеяние, вышла из полумрака. Видя, в каком состоянии пребывает хозяин "Голден Сиид", она оставила свой иронический тон.

- С ним всё будет в порядке, - сказала она со спокойной улыбкой на лице и присела на корточки рядом с ним.

- Вы так уверены? Вы же не доктор.

- Я знаю, вам это покажется странным, даже, возможно, и сумасбродством, но поверьте, у меня не было другого выхода, как...

- О чём это вы говорите? Я никак не могу взять в толк.

- Понимаете ли, Герман, - начала она неуверенно, - у вашего брата был сердечный приступ.

- Сердечный приступ?! - вскочив на ноги, воскликнул юноша.

- Да, но вам не стоит так волноваться. Всё уже позади. Опасность миновала.

- Миновала.... Как вы можете быть так уверены?

- Да, я уверена. Ведь это так просто. Каждый гено... - сэли умолкла на мгновенье, вспомнив, что употребление слова "геноконцентрат" повлечет за собой множество вопросов со стороны человека, - каждый должен знать о тех или иных симптомах....

- Чем читать сентенции, лучше помогли бы мне уложить Гарольда на кровать...

- Не надо этого делать, - возразила Зей-Би. Её голос выражал явную неприязнь или даже враждебность, и юноша был немало удивлён реакции незнакомки. - То есть, я хотела сказать, раз уж он может ходить, то лучше будет, если вы проводите Гарольда в его же комнату.

- Но ему нельзя двигаться в таком состоянии! - запротестовал Герман.

- Пройдите, пожалуйста, - отстранив человека, проговорила Зей-Би.

Положив ладонь на лоб больного, она на миг закрыла глаза. Гарольд, почувствовав холодок от её руки, вздрогнул и медленно открыл глаза. Сэли отошла от него и попросила Германа последовать её примеру, что тот и сделал. Каково же было удивление Мельсимора-старшего, когда его брат, с лёгкостью встав на ноги, зашагал в сторону двери. Герман хотел последовать за ним, но Зей-Би остановила его.

- Да не волнуйтесь вы так. Он прекрасно найдет дорогу и без вас.

Но Герман, ничего не ответив, метнул на неё холодный взгляд и устремился вдогонку за братом. После его ухода геноконцентрат ощутила неописуемое чувство душевной тоски, которое поглотило всё её существо. Она постаралась совладать с этим новым для неё чувством и вскоре усилием воли подавила его.

- Алекс, - позвала она вслух своего нейрокомпа, - облачи меня в водонепроницаемый комбинезон, - приказала она. - Я хочу убраться отсюда и как можно скорее.

Г л а в а 21.

В это хмурое утро холодный шквальный ветер врывался в окна, гудел в дымоходах, вздувал шторы, как паруса, колотился в дверь и от его порывов гремели железные засовы. Небо обложили пасмурные тучи. Нарастающий шквал предвещал приближение урагана.

Дворецкий в чёрной ливрее, постучавшись, вошёл в бирюзовую гостевую комнату. Заметив, что окно в комнате открыто, подбежал к нему и с трудом закрыл створки. Обратив свой взор на кавардак, царивший в комнате, он охнул и кинулся с усердием наводить порядок, и только после того, как нашёл на полу растрепанный парик, вспомнил об истинной причине своего прихода.

- Сэр Корбрайт, - прорезал его хриплый голос тишину. - Сэр Корбрайт, вы здесь? - пройдя в смежную комнату, повторил он. Но ни в одной из комнат гостя не было. Слуга, встревожившись, стрелой вылетел из комнаты и вскоре вошёл в покои Мельсимора-младшего.

- Чего тебе Франк? - сонно спросил хозяин, развалившийся в кресле.

- Сэр, - начал слуга с боязнью, - я только что был в бирюзовой комнате и не обнаружил там вашего гостя.

- Его там не было? - с полным безразличием спросил Герман.

- Да, сэр, и в комнате всё было перевёрнуто верх дном...

Хозяин насупился.

- Но ничего серьёзного не произошло, - продолжал Франк, - это из-за окна, оставленного открытым в такую непогоду...

- Какая же сейчас погода? - почесав себе затылок, спросил хозяин "Голден Сиид".

- А вы ещё не видели, сэр? С ночи ветер усилился и, кажется, не миновать нам ещё одного урагана.

- Что?! - воскликнул Герман и, тут же вскочив на ноги, подбежал к окну. Как это ещё один ураган?!

Ветер разбушевался не на шутку.

"Виноградники! - первое, о чём подумал Герман. - Господи, не дай им погибнуть! Столько труда, столько нервов.... Неужто всё пойдёт насмарку?"

- Сэр Герман, - подозвал его Франк, - кажется, сэр Гарольд приходит в себя.

Мельсимор подбежал к кровати брата. Больной медленно открыл глаза.

- Гарольд! - радостно воскликнул старший брат. - Слава Богу, ты пришёл в себя! Мы-то думали, что ты уже не жилец...

- А с чего бы это я собрался помирать? Неужто вы только этого и ждёте? ехидно бросил тот в ответ.

Видя, что предстоящий разговор с братом будет не из приятных, Герман кивком показал слуге на дверь. Тот удалился.

- Ну, я вижу, ты не очень-то рад своему выздоровлению? - также перешёл Герман на сухой тон.

- Да уж, - тяжело вставая с кровати, вздохнул близнец, - меня, наверное, уже ничто не обрадует на этом свете, - жалобно прохныкал он.

Герман промолчал.

- Сначала ты со своими нравоучениями, а потом этот твой друг...

- Гарольд, что касается моего друга, я хочу спросить тебя... Что ты делал вчера в столь поздний час в его покоях?

- В его покоях? Это наши покои, нашего замка, и я также как и ты имею полное право войти туда, когда мне угодно...

- Так-то оно так... но всё ж мы поселили его в эту комнату, и в данный момент это его покои...

- Мы?! Это ты поселил его туда. Что до меня, то я бы предоставил ему покои лишь в свинарнике, или конюшне. Тогда я бы посмотрел, как он приводил бы к себе в покои девчонок...

- Девчонок? - удивился Герман примечанию брата.

- Да. А разве ты не увидел там вчера эту необъезженную кобылку?

- Хм... нет...

- Ну да... - лукаво посмотрев на брата, молвил Гарольд. - Ты после Мелисы вообще стал незрячим. Кстати! Где эта молодая особа?

- Какая особа? - в недоумении спросил Герман.

- Да тот пирожок с начинкой, которую я вчера хотел попробовать...

- А разве ты...

- Нет, ещё не успел, - с досадой признался тот. - Только я снял с себя колет и едва прикоснулся к ней, как вдруг дикая боль в груди скрутила меня. Потом вот очнулся в своей постели. Остальную часть ночи что-то не припомню.

"Странно, - подумал Герман, - он ничего не помнит, что произошло с ним вчера".

- Скажи, если я поговорю с сэром Корбрайтом, он одолжит мне ненадолго свою пассию?

- Боюсь, что это невозможно, - заявил Мельсимор-старший.

- Почему же? - с досадой спросил другой.

- Сэр Эрнст ушёл сегодня утром, как и обещал.

- Ушёл? А его подружка?

- Эх, Гарольд, Гарольд, - устало протянул Герман. - Неужели ты до сих пор не понял, что сэр Эрнст и та девушка, которую ты видел в его покоях вчера ночью - это одно и то же лицо - Зей-Би.

Гарольд выпучил глаза. Почувствовав слабость в ногах, он сел на край кровати. Казалось, он потерял дар речи. Герман решил оставить его в покое и ушёл к себе.

Он вспоминал всё, о чём говорил с братом.

"Так значит, - размышлял "Преемник Диониса", - между ним и Зей-Би ничего не было. А я?... Я вёл себя как последний дурак! Она ушла, не смея проститься со мной.... А как же иначе? Ведь я с таким отвращением посмотрел на неё... Она, всё поняла... Конечно же, поняла. Она и без слов всё может понять.... Такая редкость - встретить того, кто может понять тебя без слов... Безусловно, в ней было немало загадочного... непостижимого.... Зей-Би ушла, и, возможно, я больше никогда её не увижу".

От этой мысли ему стало очень тоскливо, и он стал чувствовать ничем не восполняемое одиночество. Зей-Би за немногие дни успела внести в его однообразную будничную жизнь необычные волнующие краски. Хоть они и мало общались, само её присутствие придавало ему какую-то воодушевляющую энергию и стимул.

- О! Как поздно я всё это осознал, - произнёс он вслух, оставшись наедине с самим собой.

Ветер усиливался с каждым часом, обретая разрушительную силу.

- Алекс, Алекс, - кричала Зей-Би, зовя нейрокомпа.

- Да, Зей-Би.

- Что происходит? Я ещё никогда не видела столь сильного воздушного пото... - она не успела договорить, так как сильный порыв ветра сбил её с ног и протащил несколько метров. Она, пошатываясь, неуверенно встала на ноги.

- Алекс, - позвала она хрипло сквозь свист ветра. - Утяжели мою обувь...

- Хорошо, Зей-Би.

Спустя мгновение сэли почувствовала, что её обувь стала тяжелее и теперь она могла более твёрдо стоять на влажной лесной почве.

- Зей-Би, - раздался сквозь вой ветра монотонный голос нейрокомпьютера. Тебе нужно временное убежище, пока ураган не стихнет.

- Убежище? Но откуда ему здесь взяться? Я не вернусь обратно в дом к этим людям... к этим варварам... - Зей-Би запнулась, вспомнив о включённой системе записи, вживлённой в её голову. Ведь микрочип записывал всё, что она говорила и делала. Возможно, её невольные проступки по отношению к людям старейшины вионийского совета могли бы простить, однако порочащие людей слова - никогда.

"Откуда они узнают об этом, если никогда не смогут просмотреть эту запись, - подумала она. Надежда на то, что Марк-Сон найдёт меня, очень мала".

- Так как насчёт укрытия? - прервал Алекс её мысли.

- Я не знаю, Алекс. Ты можешь что-то предложить мне?

Нейрокомпьютер помолчал с минуту в раздумье.

- Зей-Би, у тебя есть только один выход - Амперовы прутья!

- Амперовы прутья? Но откуда им взяться здесь в этом времени?

- Возможно, ты забыла, что перед тем, как отправиться к Марк-Сону, ты взяла прутья и энергоподатель с собой, чтобы отнести их на космопорт, и сейчас они у тебя во втором отсеке "уменьшителя".

- Ах да, конечно же! - воскликнула радостно она, но тут же её радость заглушила ещё одна проблема. - Но, Алекс, чтобы привести прутья в режим "защита", мне нужен энергоисточник.

Нейрокомп погрузился в раздумье, чтобы помочь своей хозяйке.

- Я знаю, что можно сделать! - нашла сэли выход из положения. - Достань мне из "уменьшителя" прутья и энергоподатель.

- Что ты задумала?

- Делай, что тебе говорят.

Алекс включил режим "убывание" во втором отсеке "уменьшителя". Луч света озарил то место, куда сэли решила сложить предметы из "уменьшителя". Свет рассеялся, оставив после себя два предмета из металла. Один из них на вид представлял собой проволоку такой длины, что, скрученная, она составила окружность диаметром не меньше метра. Другая же металлическая нить была более тонкой и короткой. На ней с небольшими интервалами были закреплены прямоугольные стеклообразные кристаллы красной окраски, - это был энергоподатель. Геноконцентрат разломала пломбу на мотке энергоподателя. Раскрыв моток, при помощи персолазера отсекла небольшой кусок и, закрепив концы нити, свернула проволоку в дугообразную форму. Осмотрев уже готовое к применению приспособление, Зей-Би аккуратно надела его на голову.

- Что ты собираешься делать? - не понимая её манипуляций, спросил комп.

- Хочу совместить теории Наина и Элиона в Амперовых прутьях, - был её ответ.

- Что? Что? - не понял комп.

- Собираюсь стать энергоисточником...

- Да ты спятила! - выкрикнул тот. - Никто и никогда ещё не проводил такого эксперимента. И, кроме того, это может плачевно сказаться на твоей жизнедеятельности...

- Не скажется, - отрезала она. - Я не собираюсь тратить энергию моего тела. Зачем тратить телесную энергию на его же защиту? Это нелогично, а логика, как ты знаешь, Алекс, это первое, на что опираются мои расчёты. Энергоконтейнер! Ты, видно, забыл, что там ещё осталось немало энергии?

- Энергоконтейнер? Я совсем забыл о нём.

"Хм. Забыл....Тоже мне, нашёлся компьютер, страдающий амнезией... будто он Homo sapiens какой-то", - раздраженно подумала сэли.

- Очевидно, ты переоцениваешь мои возможности, - услышав её мысли, обиженно отозвался комп. - Так же, как и свои возможности, - добавил он.

Зей-Би не отреагировала на "шпильку" и деловито осведомилась:

- Каков ресурс энергии у меня в энергоконтейнере?

- Энергии там хватит ровно на 49 астрономических часов.

- Т-а-к... - протянула Зей-Би в раздумье. Отмерив на глаз небольшой кусок проволоки от мотка Амперовых прутьев, она поставила отметку в определённом месте и персолазером провела по нему.

Снова соединив концы нити, сэли положила металлический круг на землю.

- Алекс, сколько времени потребуется для индуцирования защитного экрана радиусом в один метр?

Нейрокомп умолк, вычисляя.

- 3 целых 394 тысячных секунды.

- Прекрасно! - воскликнула Зей-Би.

- Но, Зей-Би, речь идёт не о человеческой энергии, - заметил комп.

- А сколько времени понадобилось бы человеку в таком случае? - спросила геноконцентрат.

- 11 целых 879 тысячных секунд, - коротко ответил тот.

- Так... понятно... но как знать, сколько будет длиться такая погода?

- Увы, в точности нельзя определить, когда стихнет ураган, - сухо ответил нейрокомп. - Но, исходя из метеорологических данных последних десятилетий, думаю к шести или семи часам вечера ветер ослабнет.

- Хорошо, значит у меня достаточно времени, - подытожила сэли и приказала Алексу убрать катушки металла обратно в "уменьшитель".

Скрестив ноги и сев посередине металлического круга, Зей-Би, закрыв глаза, постаралась расслабиться.

Ветер неистовствовал, гнул деревья, взметал палую листву, ломал ветви. Внезапный порыв сокрушил молодое дерево. Не устояв перед мощным воздушным потоком, оно с треском рухнуло на землю, чуть не задев при этом сэли. Зей-Би вовремя отскочила в сторону.

- Видишь, я был прав! - восторжествовал комп. - Тебе не обойтись без укрытия.

- Похоже, что так.

Металлический круг, в центре которого она сидела, остался под стволом сваленного дерева. Зей-Би попыталась отодвинуть преграду, но всё было тщетно, дерево будто срослось с землёй. Включив бицепсы рук, она снова повторила свою попытку. Теперь же эта задача оказалась для неё сущим пустяком. Расчистив территорию для своего защитного устройства, геноконцентрат снова приняла прежнее положение в металлическом обруче. Закрыв глаза, она попыталась отрешиться от всех мыслей, но это не получалось.

"Сколько ещё деревьев погибнет во время урагана? Сколько ещё домов разрушит он?"

Нарастающий гул усугублял её тревогу.

- Проклятье! - выругалась она про себя, когда вдруг перед её глазами пронеслось видение виноградного поля, которое было единственным достоянием хозяина "Голден Сиид".

Г л а в а 22.

Сэли резко встала на ноги и позвала нейрокомпа.

- В чём дело, Зей-Би? - взволнованно поинтересовался тот. - Или... теория Наина не действует на Амперовы прутья?

- Нет. Не в этом дело, - сэли запнулась. - Как по-твоему.... Ведь ты тоже видел?

- Что именно?

- Ну, то виноградное поле, принадлежащее семье Мельсиморов.

- Ну и что?

- Как ты думаешь, сколько там акров земли?

- А на что тебе это? - не понимая хода её мыслей, спросил комп.

- Кажется, я задала вопрос первой.

Нейрокомп выдержал паузу.

- Ты бы смог дать мне данные о размерах всей этой плантации?

- Ну... Я могу воспроизвести из твоей памяти панораму этого участка, и потом сделать подсчёт.

- Прекрасно! Действуй! - приказала та.

Пока нейрокомпьютер выполнял нелёгкую задачу, сэли взяв с земли металлический обруч и подвесив на плечо, зашагала по сырой извилистой тропе. Дорога, по которой шла Зей-Би, была давно ей знакома. Часто, прогуливаясь по лесу, она забредала сюда, и не раз здесь находил её Герман.

"Герман, - с нежностью подумала о нём Зей-Би. - Наверное, это был единственный человек, который относился ко мне как к ровне. Но и он оказался не без вывертов... За что он с такой неприязнью смотрел на меня в последнюю ночь моего пребывания в замке? Не возьму в толк.... Да и куда мне понять людей. Ведь они так изменчивы в своих решениях и взглядах и, ко всему прочему, неуравновешенны и нестабильны. Решив понять их, и сама сойдёшь с ума..."

- Зей-Би, - позвал комп.

- Да, Алекс.

- Я вычислил все данные. Результат готов!

- Ну и...

- Участок виноградной плантации равен приблизительно 2.000.000 квадратным метрам или 200 гектарам, а в акрах это число составляет 494.

- Два миллиона квадратных метров? Многовато.... Учитывая и высоту каждого шпалера...

- Зей-Би, зачем тебе эти данные?

- Я хочу вернуть свой долг человеку, приютившему меня, думаю возвести защитный экран, чтобы уберечь плоды его трудов, - изложила сэли своё намеренье.

- Но уверена ли ты, что экран сможет охватить столь огромное пространство?

- Наверное...

- А как же с энергоисточником? Хватит ли в контейнере энергии, чтобы поддерживать энергопитанием индукционное поле в течение шести-семи часов?

- Вот этот вопрос больше всего меня и беспокоит, - откровенно призналась она.

- Если есть сомнения, может быть, вообще не браться за эту затею? предложил нейрокомп.

- Нет. Я решила и точка.

Свернув по тропе налево, Зей-Би вышла из леса и увидела виноградники. Невысокие однородные растения, поддерживаемые шпалерами, тянулись стройными рядами. Далеко из глубины виноградной плантации доносились крики людей. Вернее, кричал один человек, а другие лишь отзывались и стремились усердно исполнить его распоряжения.

- Зей-Би.

- Да, Алекс.

- В радиусе это пространство составляет 1.060,65 м.

- А сколько времени требуется на индуцирование экрана?

- 3.601 секунды, - дал комп точный ответ. - Если говорить о техногенной энергии. А при биологической, то есть антропогенной энергии, как в нашем случае, времени уйдёт больше.

- Сколько?

- 12.600 секунд.

- Плохо! - воскликнула сэли. - Это на три с половиной часа больше.

- Так и должно было быть. Ведь по теории Наина, телесная энергия в 3,3 раза меньше техногенной энергии.

- Ты прав, - с заметной досадой проговорила она. - И всё же я не изменю своего решения.

Прошло не более пятнадцати минут, а металлическая проволока уже окаймляла всю территорию виноградной плантации. Зей-Би, стараясь не попасться на глаза людям, незаметно добралась до середины поля.

- Здесь, - сообщил Алекс, как только сэли дошла до намеченной точки.

- Отлично. Теперь скажи мне, Алекс, сколько энергии осталось в моих гиперботах?

- Нисколько. Ты полностью исчерпала энергию пластин.

- Проклятье! - вспылила геноконцентрат.

С минуту простояв в раздумье, она нагнулась к своей обуви и нажала на две невидимые кнопки. Первый слой толстых подошв отстал, открыв при этом энерготайник. Аккуратно вытащив пластины, Зей-Би глубоко воткнула их в землю и лёгким нажатием руки на кнопки вновь вернула обуви прежний вид.

- Дело сделано! - восторжествовала она.

- Сделано? - хмыкнул комп. - Ты всего лишь избавилась от энергопластин, а проблема всё равно осталась нерешённой.

- Она решилась сама по себе, - возразила она. - Если пластин не будет, то гиперботы будут получать энергию от меня, - объяснила сэли. - Так было написано в инструкции.

- Но, Зей-Би, послушай меня...

- Если на один астрономический час уходит... - шептала Зей-Би, не слушая уговоров Алекса.

- Твой безумный поступок, - верещал он, - может привести к непредсказуемым последствиям в жизни землян, стать причиной потрясения очевидцев.... Не говоря о том, - продолжал он, - что ты можешь навредить своему физическому функционированию...

- Так вот в чём истинная причина твоих волнений! - усмехнулась Зей-Би. Ты больше печёшься о своём существовании, нежели о моём здоровье.

- Нет, Зей-Би, я пекусь о твоём здоровье не меньше своего, ведь мы только вместе можем сосуществовать.

- Я могу прожить и без тебя!

- Виданное ли это дело, чтобы кто- нибудь в наше время жил без нейрокомпьютера?

- Возможно, до этого никто из моих современников не достиг такого уровня, чтобы лишить себя этого "чуда техники". И всё же я надеюсь, что в скором времени люди откажутся от идеи вживлять нейрокомп каждому геноконцентрату. Потому что эти компьютеры показали себя не только бестолковыми тупицами, но к тому же и неисправимыми занудами!

Алекс молчал, оглушённый нелестной характеристикой. Настала гнетущая пауза и "атмосфера" накалилась. Однако нейрокомп не мог зайти за рамки своих инструкций, ослушаться или же вступить в открытую вражду со своим носителем. Поэтому ему ничего не оставалось, как смириться.

- 49 часов! - проговорила Зей-Би. - Мне нужен весь запас энергоконтейнера, чтобы привести в действие защитный экран и восполнить энергию гипербот. Компьютер! - позвала сэли, не желая произносить имени своего помощника. Однако Алекс молчал, так как начать разговор с ним можно было, только произнеся его имя. - Идиотское правило, - выругалась сэли про себя. - Алекс! - выдавила она из себя.

- Да, - сразу же отозвался тот.

- Включи глазной монитор и подключи его к управлению гипербот, скомандовала Зей-Би.

Без лишних слов Алекс выполнил её приказ.

- Включи реакторы и поставь их на уровне "средняя активность".

Через мгновенье под обувью геноконцентрата вспыхнул яркий свет реакторов. Сэли посмотрела вверх, тем самым предопределяя направление своего взлёта. В мгновенье ока она оторвалась от земли и поднялась до определённой высоты. Когда все расчеты были завершены, Зей-Би приказала нейрокомпу отключить глазной монитор.

- Ну что ж, начнём, - сказала она и велела Алексу открыть энергоконтейнер.

Она закрыла глаза и постаралась сосредоточиться на металлической дуге, надетой ей на голову. Энергия медленно прошлась по всему её телу и, наконец, достигла головы. Кристаллы на нити энергоподателя засветились ярко красным светом и были готовы передать энергию на Амперовы прутья.

- Хозяин, хозяин, - закричал пожилой крестьянин, подбежав к молодому господину. - Хозяин, это конец! - со слезами на глазах воскликнул он. - В северной стороне плантации уже унесло около двух десятков взрослых растений. Если ураган продлится ещё два часа... то весь наш труд пойдёт прахом...

Мельсимор, покусывая нижнюю губу, с мрачным видом слушал своего работника.

"Боже мой! Неужели все мои труды пойдут насмарку? - с болью в душе подумал Герман. - За что такое наказание! Господи, за что?!"

- Как же нам быть, хозяин? - спросил работник помоложе первого, который уже давно стоял возле Германа.

- Не знаю, - схватившись за голову, в отчаянье выкрикнул он. - Не знаю, покачав головой, более тихо повторил он. - Против этой природной стихии ничего нельзя предпринять....

- Нет! Выход есть! Выход всегда есть! - неожиданно произнёс пожилой работник.

Все, кто стояли рядом и слышали речь старика, с надеждой устремили взоры на него.

- Какой? - спросил хозяин "Голден Сиид".

- Молиться, - таинственно произнёс тот. - Ибо Господь милостив!

- Пусть будет так, Рендольф, - тихо молвил Мельсимор и повернулся лицом к работникам. - Старик Рендольф прав! У нас нет другого выхода, как молиться. Молить у Господа пощады и помощи...

- Помолимся же, друзья мои, - продолжил Рендольф, - чтобы Творец всего сущего ниспослал нам свою милость и, пожалев нас и возложенные нами труды, оградил эту виноградную плантацию от стихии.

Голоса слились в гул.

- "Господи, помоги мне и моему хозяину..."

- "Господи, одари нас своей благодатью..."

- "Господи, прости все мои прегрешения и проступки..."

- "Господи, спаси это виноградное поле и не позволь голодать моей семье..."

- "Господи... Боже... Всевышний... Милосердный... Творец наш... Всемилостивый... Бог... Хранитель виноградной лозы и Бог виноделия Дионисий..."

Каждый молился по-своему и чаял, что его молитву услышит Всевышний.

"... столько труда, Господи! Неужели всё пропадёт в одночасье? - шептал Герман. - Нет. Я знаю, что Ты не позволишь этому случиться. Так помоги же мне, Боже! Ведь Ты всё можешь.... Яви свою благую волю! Спаси мой труд..."

Тут сильный шквал чуть не сбил всех собравшихся с ног. Не успел Герман закончить свою молитву, как вспыхнувший откуда-то ярко-красный свет озарил всё небесное пространство.

- Что это?

- Что случилось? - перекрикивали друг друга люди и заметались в суеверном страхе. Но понемногу любопытство взяло верх над страхом и они внимательно стали созерцать это необыкновенное явление. Вдруг один из работников завопил:

- Это роковое знамение!

Снова начался переполох.

- Успокойтесь! - громко вскричал Герман. - Не надо впадать в отчаянье!

- Это кара небесная! - не унимался суеверный работник.

Поднялся шум.

- Погодите! - старался перекричать их Мельсимор. - Не стоит так уверенно заявлять об этом. Я считаю, что это всего лишь неизвестное нам природное явление.

Услышав это заявление хозяина, все приумолкли и растерянно переглянулись.

- А ведь такое вполне возможно, - согласился Рендольф.

- Давайте отправимся в замок и понаблюдаем оттуда за этим явлением! обратился Герман к работникам.

- А если нет? - спросил самый молодой из работников.

- Надеюсь, моё предположение будет верное, - бросил Герман через плечо и быстрыми шагами направился в сторону замка "Голден Сиид".

Все двинулись за ним.

- Проклятье! - воскликнул Мельсимор, увидев красную преграду перед собой.

- Что я вам говорил? Это кара небес! - взволнованно выкрикнул лже-прорицатель.

- Прекрати пугать людей, Скотт, - отмахнувшись, бросил Герман. - Если на пути преграда, это не значит, что её нельзя преодолеть, - оптимистически произнёс он.

Мельсимор приблизился к энергетическому полю и протянул руку, его пальцы были уже в дюйме от красной завесы, когда Рендольф схватил его за запястье.

- Что с тобой, Рендольф? Отпусти мою руку! - возмутился тот.

- Нет, хозяин, - покачав головой, возразил старик. - Ты не должен рисковать собой ради нас.

В подтверждение своих слов крестьянин поднял толстый брусок с земли и резким движением ввёл его в энергопрепятствие. Барьер вспыхнул багровым светом и с силой отбросил старика, брусок превратило в головешку.

- Рендольф... Рендольф...

- Отец, с тобой всё в порядке? - бросился к старику его сын, который тоже был в числе работников.

- Ты в порядке, Рендольф? - взволнованно спросил Герман.

- Будем считать, повезло, - отозвался тот.

- Малость ушибся, - сказал юноша, помогая отцу подняться.

Герман с облегчением вздохнул.

- Да-а, худо тебе пришлось...

- Да... Что было бы с вами дотроньтесь вы до этой штуковины? - спросил он, показав на обугленный брусок.

- Ты спас мне жизнь, Рендольф. Я твой должник, - сказал Герман с благодарностью.

- Пустяки, хозяин, но вернёмся всё же к проблеме...

- Хозяин, хозяин! - неожиданно вскричал кто-то из работников.

- В чём дело, Адольф? - спросил Мельсимор у коренастого смуглого парня, который, подойдя вплотную к энергобарьеру, всматривался в него с таким интересом, будто бы рассматривал какой-то предмет.

- Подойдите поближе, - позвал он хозяина, сделав жест рукой. - Глядите, прищурив глаза, сказал он. - Это препятствие прозрачное!

- Верно! - только сейчас заметив это свойство барьера, согласился Мельсимор. - Ты прав, Адольф.

- Если вы ещё сильнее напряжете зрение, то вы сможете заметить предметы за "оградой". Вы видите, что творится там?

Несколько минут они пристально всматривались на происходящее за красной полосой. По ту сторону бушевал ураган, всё сметая и круша на своём пути. Падали деревья, вырванные с корнями, валились с ног животные, не успевшие вовремя укрыться, в воздухе витали доски и клочья соломы с крыш.

- Боже! Это же ураган! - Герман был потрясён.

- Вот вам и "кара небесная"! - оторвав свой взор от энергобарьера, воскликнул Адольф. - Это не кара небес, как утверждает Скотт. Это похоже на милость Господню! Посмотрите, - сказал он, показывая на пространство виноградного поля, - там ураган беснуется вовсю, а мы, находясь в этой мнимой ловушке, преспокойно расхаживаем. И ни ветер, ни предметы, летящие по небу, не могут проникнуть сюда.

Герман всё ещё изумлённо взирал на красное светящееся кольцо.

- Господь оберегает нас! - сделал Адольф вывод.

- Верно, Адольф.... Эту чудо-защиту послал нам сам Всевышний... прошептал хозяин.

- До полного истечения энергии осталось четырнадцать минут, - донёсся до Зей-Би монотонный голос Алекса.

Мышцы сэли были напряжены, и она ощущала неимоверную усталость, но всеми силами старалась отвлечь себя от боли.

"Почти четверть часа... потерпи ещё немного, Зей-Би", - успокаивала она сама себя.

- Алекс, какова обстановка за защитным полем?

- Ветер заметно стих.

- Насколько?

- Сейчас где-то 12 метров в секунду.

- Двенадцать? Это хорошо.

- До полного истечения энергии осталось пять минут, - сообщил комп.

- Зей-Би.

- Да, Алекс.

- Я знаю, - неуверенно начал он, - ты думаешь, что твой нейрокомпьютер бестолковый тупица.... И всё же позволь предупредить тебя.... Советую тебе не стоять здесь в безинерционном состоянии до полного истечения энергии. Иначе не миновать тебе падения.

Алекс умолк, оставив право решения за сэли.

"В конце концов, и она должна подумать о своём физическом состоянии. Не всегда же я должен один заботиться о нас".

- До полного истечения энергии осталось четыре минуты.

- Хозяин, - раздался голос Скотта, и Мельсимор со вниманием посмотрел на работника. - Как вы думаете, сколько ещё мы будем сидеть здесь?

- По-твоему, Скотт, - строго произнёс Герман, - мне самому это нравится?

Работник решил не испытывать терпение хозяина и отошёл.

- Не обращайте на него внимания, - сказал Рендольф.

- Я и сам думаю об этом, Рендольф. Сколько ещё продлится такая обстановка?

Амперовы прутья накалились от перенапряжения добела. В двух участках металлического обруча были заметны места от спайки. По мере того как прутья накалялись, места спайки становились всё тоньше.

- До полного истечения энергии осталось две минуты.

- Алекс. Рассчитай сколько секунд энергии надобно мне, чтобы снизиться до земной поверхности?

- Около трёх, - ответил комп. - До полного истечения энергии осталось 55 секунд, - объявил Алекс. - Думаю, лучше будет, если ты уже сейчас прервёшь контакт, - заметил он.

- Нет, - твёрдо заявила Зей-Би. - Когда останется пять секунд до полного истечения энергии, предупреди меня.

- Зей-Би, - не прошло и десяти секунд, как Алекс подал голос. - Мои мониторы показывают какую-то неисправность. На экранах что-то появилось.

- Что?

- Не могу понять, но оно с неимоверной скоростью приближается к тебе. Сейчас же опускайся!

Зей-Би сняла с головы энергоподатель и заметила, что кристаллы всё ещё горят пурпурным цветом.

- Але... - только хотела сэли позвать своего помощника, как вдруг почувствовала мощный толчок в грудь, заставивший её перевернуться несколько раз в воздухе.

- Зей-Би! - кричал Алекс, - до полного истечения осталась одна...

Не успел комп договорить, как энергетическая подпитка реакторов прекратилась. Белое свечение на подошвах гипербот истаяло, и Зей-Би с высоты в двадцать метров упала на землю.

Г л а в а 23.

Утро следующего дня выдалось студёным и безветренным. После ночного ливня везде была слякоть. Сквозь густой туман едва пробивался слабый солнечный свет. В часовне, расположенной недалеко от главного здания замка, бил колокол, извещая народ о плохой видимости.

- Да-а... - протянул пожилой мужчина, ехавший верхом на костлявой кобыле. - Кажется, погода улучшилась, - осматриваясь вокруг, довольно заявил он.

- Да, куда уж улучшилась, - отозвался всадник на гнедом, который ехал впереди него. И в доказательство резко выдохнул воздух, превратившийся в струйку пара. - Видишь, мороз.

- Так-то оно так, - согласился пожилой, - но ведь тихий мороз куда лучше буйного урагана.

- Не произноси больше при мне слово "ураган"! -недовольно сказал другой. Этот проклятый ураган... апчхи!

- Никак вы простудились вчера?

- Простудился? - переспросил Герман. - Да я сроду не болел.

- Вот, значит, и пришла пора, - неудачно подшутил Рендольф.

- Да, ведь вы все только и ждёте того, чтоб я заболел и отдал концы, желчно проворчал хозяин.

- Боже упаси, сэр! - искренно обиделся старик. - Да ведь я не со зла. Неужто вы подумали, что я рад вашему недугу? Чтоб мне не жить, если я даже осмелюсь подумать об этом. Чтоб...

- Полно, Рендольф, - перебил его Мельсимор. - Мне сейчас вовсе не хочется слышать твои оправдания, - сказал он и поднял воротник своего плаща.

- Неудивительно... - буркнул старик и запнулся, поняв, что вновь не придержал свой язык.

- Что ты хочешь этим сказать? Продолжай, раз уж начал.

- Ничего, сэр. Просто легко свалить вину на другого...

- Что?!

- А вы посмотрите на свою одежду. Там вы и найдёте ответ на свои необоснованные обвинения....

- А что такого в моей одежде? - оглядывая себя, в недоумении спросил Герман.

- Вот именно, что ничего, - подхватил тот. - Вы слишком легко одеты.

- Легко?! - воскликнул "Преемник Диониса". - Что я, по-твоему, должен был напялить медвежью шкуру?

- А хотя бы это... - ухмыльнулся Рендольф.- Ради здоровья.... Самое главное, чтобы не заболеть, - назидательно-участливо заметил он.

Старик ещё долго "просвещал" своего хозяина и даже начал советовать средства, используемые в народе от простуды. Однако Герман больше не слушал его. Мысли его были полностью поглощены воспоминаниями вчерашнего дня.

"Всё кончилось, старина, - говорил он мысленно сам с собой. - Твоя плантация спасена! Господь не оставил тебя в беде. Он помог тебе в самую тяжкую минуту твоей жизни. Моя... то есть, наша с братом плантация уцелела после этого ужасного дня. Наша с братом.... А брату-то всё равно, выжила плантация или нет. Кажется, только я о ней и беспокоился. Но ведь не зря! Завтра, наверное, в замок съедутся соседи. Будут расспрашивать меня, мол: "Что да как?" А я им в ответ: "Господь защитил меня"... нас ... нас. Кого нас? Меня и брата? Но он с тех пор, как Зей-Би ушла, даже не выходит из своей комнаты... Зей-Би, - у Германа сжалось сердце, при мысли о ней. - Будь она здесь, уж точно бы порадовалась со мной.... Где же она сейчас? Наверное, снова где-то одна ходит-бродит по горам, по долам, снова поселилась у кого-нибудь в доме, и снова околдовывает кого-то своими чарами. Увижу ли я её ещё когда-нибудь? Скорее всего, нет. Она была не от мира сего.... Была тайной... и её разгадку не найти до конца дней".

С такими мыслями Герман доехал до виноградного поля. Тут они с Рендольфом расстались.

- Жаль, что сегодня туман, - произнёс Герман вслух. - Я так хотел разглядеть тебя полностью, - обратился он к полю, - ну да ничего, ещё успею, сказал он и подстегнул гнедого. Красавчик, повинуясь желанию всадника, двинулся вперёд.

Туман был настолько густым, что конь едва разбирал дорогу. Вокруг царила тишина, нарушаемая только топотом копыт и тяжёлым дыханием коня. Вдруг гнедой резко остановился. Герман пришпорил его, но животное не двинулось с места.

- В чём дело, Красавчик? - не понимая упрямства своего коня, досадовал седок. - Ну же! Давай, шевелись! - настаивал он. Гнедой заржал и замотал головой. - Чертовщина! - выругался Герман и спешился. - Да что с тобой? - он потянул за узду, коняга всё равно не сдвинулся с места. - Только этого мне и не хватало! Я заставлю тебя сдвинуться с места! Или я вскормлю тебя волкам! пригрозил хозяин.

Красавчику не понравилась угроза хозяина, и он резко вздёрнув головой, боднул хозяина. Тот, отпрянув, напоролся на какой-то предмет и чуть не упал.

- Что это такое? - насторожился он.

Мельсимор опустился на одно колено и осмотрелся. На земле лежал человек. Герман с опаской протянул руку и повернул тело лицом к себе.

- Зей-Би! - он остолбенел. Придя в себя, Герман взял руку сэли в свои и стал прощупывать пульс. Биение было настолько медленным и слабым, что еле прощупывалось. - Жива! Она жива! - с облегчением вздохнул он. - Но что с ней стряслось? - он протянул руку и дотронулся до её лба. - Как лёд... Мельсимор, сняв с себя плащ, расстелил его на земле возле сэли. Нагнулся, чтобы переместить Зей-Би, но помедлил. - Может, лучше будет, если я позову врача? - он огляделся вокруг. Туман. Ни души. - Нет, медлить нельзя...

Погодя, он погрузил сэли на коня и двинулся к замку.

- Доктор, как, по-вашему, что с ней? - спросил Герман у доктора Оландью, когда тот по его срочному вызову незамедлительно явился в замок.

- Точно не знаю, Герман, но, думаю, это из-за вчерашней непогоды.

- Ещё одна жертва урагана?

- Похоже, - тихо ответствовал док.

- Ваш диагноз?

- Не могу дать конкретного определения. Я лишь частично осмотрел её. Ведь одежду с неё мы так и не смогли снять... Возможны ушибы, переломы...

- Одежда будто бы срослась с ней. Даже ножом не распорешь. Да, кстати, доктор, - сказал Герман и, подойдя к кровати сэли, приоткинул одеяло, чтобы показать ноги геноконцентрата. - Подойдите поближе и посмотрите-ка вот сюда, он показал на подошву гипербот. - Вы когда-нибудь видели такое?

Доктор, внимательно осмотрев обувь, с изумлением поднял глаза на Германа.

- Я ещё никогда не видывал такого рода обуви.

- Я тоже, - вздохнул хозяин.

- Герман, вы столько времени провели вместе с ней, неужели вам ничего так и не удалось узнать о ней?

- Увы, - покачав отрицательно головой, ответствовал тот. - Она невероятно скрытная и для меня всё ещё остаётся загадкой. - Он вспомнил слова Зей-Би. Но одно я знаю точно, она очень хочет вернуться к себе домой.

- Так за чем же дело стало?

- Не знаю, - пожав плечами, поспешно молвил тот. - Не могу взять в толк. То ли она совершила что-то непоправимое и по этой причине обратно путь ей заказан... Или же.... Знаете, доктор, как-то мы вместе встретили рассвет... доктор, заподозрив амурно-романтическую сцену, спрятал улыбку. - Нет, нет, не подумайте ничего предосудительного. Мы просто друзья, - поспешил Герман отвести подозрения. - Ну вот, когда она увидела восход солнца, то призналась, что видит его впервые.

- Впервые?! Восход солнца?! - воскликнул Оландью.

- Да, - утвердительно кивнул собеседник. - Я знаю, что это может показаться невероятным, но по её восторженному взгляду я уверился в её искренности.

- Не знаю, что и думать, Герман.

"Сказать ли ему о даре Зей-Би подчинять людей своей воле? - задумался юноша. - Нет, - решил он, - доктор всё равно не поверит мне".

Мельсимор, сидя в своём любимом кресле в рабочем кабинете потягивал горячий чай из ароматных трав.

- Ну, так- то лучше, - довольно улыбаясь, сказала толстая служанка, когда он передал ей пустую чашку, - а то вы себя совсем извели, - участливо проговорила старуха.

- Хватит жалеть меня, няня Клотильда, - отмахнулся Герман.

- Ну, хорошо, хорошо, не буду.

- Сэр, к вам пришли, - объявил дворецкий, войдя в кабинет хозяина "Голден Сиид".

- Кто?

- Лорд Нортбри, сэр Патерсон и мосьё Ля Морэ, - доложил Франк.

- А-а... - протянул хозяин с облегчением. - Тогда впусти их, Франк, велел он и выпрямился в кресле.

Дверь распахнулась и в комнату вошли трое джентльменов почти такого же возраста, как и Герман, лишь Роберт Патерсон на несколько лет был старше их всех. Смуглый низкорослый крепыш с грубой лепкой лица очень отличался от двух других своих приятелей. Филипп Ля Морэ был высок, строен и худощав, при этом щеголеват. Третий - Джошуа Нортбри - среднего роста и хрупкого телосложения, с мягкими чертами лица, которым могли позавидовать представительницы прекрасного пола, отличался особым аристократизмом манер, и даже некоторая женственность облика не портила впечатления.

Поместье семьи Нортбри располагалось по соседству с "Голден Сиид". Герман с Джошуа дружили с детства и души не чаяли друг в друге.

Гости, поздоровавшись с хозяином, уселись в кресла.

- Да-а, - первым заговорил Филипп, - думаю, Джошуа был прав, когда говорил, что ты совсем зачах.

- Ну, - выдавил Герман из себя улыбку, - он немного преувеличил. Со мной всё в порядке, - попытался он заверить друзей.

- Ну, если не считать круги под глазами, растрепанный вид... - изрёк Роберт.

- И меланхолический взор...- подлил масла в огонь Филипп.

- Да будет вам! - прервал их Джошуа. - Не время сейчас лясы точить. Скажи лучше, как Зей-Би? - обратился он к Герману.

- Увы, Джош, - с огорчением ответил тот.

- Как? Абсолютно никаких изменений нет?

- Изменения есть, только в худшую сторону, - вздохнул Герман.

- Джошуа сказал, что доктор Оландью занимается её лечением, - вступил в разговор Роберт.

- Да.

- И чем же он её лечит? Ну, то есть, какими средствами?

- Почти никакими.

- Тогда какой же он доктор, - скептически заметил Филипп - Этак и я легко смогу стать врачом.

- Тут вины доктора Оландью нет, - старался Мельсимор оправдать своего семейного врача. - Просто у него мало средств, ну, то есть, возможностей...

- А что так? - спросил Филипп. - Разве ты ему мало платишь?

- Нет, нет. Дело тут не в деньгах, - покачав головой, возразил хозяин, просто пациент у него необычный.

- Хм. Раз у бабы... пардон, у женщины нет волос, и силища, как у Геракла... Что, Оландью не может с ней управиться? - подшутил Ля Морэ.

Герман рассмеялся.

- Боюсь, Филипп, насчёт её волос ты заблуждаешься. После нашей последней встречи с тобой у Зей-Би волосы настолько выросли, что ты, увидев их, глазам своим не поверишь.

- За две-то недели? - воскликнул Роберт.

- Да, Роб. Я иногда и сам не могу поверить в это, однако, факт налицо. В ней столько сил и энергии...

- Где же она сейчас, эта сила и энергия? - с намёком спросил Филипп.

- Не знаю, - пожал плечами Герман. - Я не знаю, что с ней происходит. Всё живое в ней будто бы угасло. Однако тело, несмотря на то, что уже шесть дней не принимает ни пищи, ни воды, продолжает жить.

- Невероятно! - воскликнул лорд Нортбри. - А как же доктор Оландью даёт ей лекарства?

- Загвоздка именно в этом, - уныло молвил хозяин "Голден Сиид". - Она даже воду не пьет, что и говорить о лекарственных снадобьях.

В комнате воцарилась тишина.

- Да-а, - протянул Филипп. - Наверное, тебе нелегко? - с искренним сочувствием произнёс тот.

- Куда уж там, - устало вздохнув, молвил Герман.

- Можем ли чем-нибудь помочь тебе, Фридрих? - поинтересовался Роберт.

- Увы, Роберт. Ничего нельзя сделать. Лишь чудо может спасти Зей-Би.

Г л а в а 24.

Вечером следующего дня Герман, заставив себя поужинать, направился в комнату Зей-Би. Доктор Оландью и служанка, которую Герман приставил к сэли, как сиделку, в этот час находились в комнате больной.

- Есть какие-нибудь улучшения? - поинтересовался он.

- К сожалению, я не могу вас ничем порадовать. Состояние кажется стабильным, но остаётся неутешительным.

Герман подошёл к кровати и сел в кресло, стоявшее рядом. Неожиданно его взгляд остановился на служанке.

- Нанси, - обратился он к ней.

- Да, сэр, - сказала служанка и подошла к нему поближе.

- У тебя усталый вид. Пойди отдохни.

- Но, сэр, а как же... - молвила Нанси, указывая на сэли.

- Сегодня я подежурю.

- Но тётушка Клотильда сказала мне...

- Я приказал тебе идти, - строго прервал её Герман.

Девушка неохотно повиновалась.

- Вы тоже должны отдохнуть, - обратился Мельсимор к доктору, как только Нанси скрылась за дверью.

- Но, Герман, ведь я...

- Нет, нет, ничего и слышать не хочу, - жестом остановил он старика.

Оландью, немного помешкав, сказал:

- Хорошо, так и быть. Но если что, зовите меня немедленно, - предупредил тот.

- Непременно, - пообещал Мельсимор.

Доктор удалился и Герман, наконец, остался наедине с Зей-Би. Он неотрывно смотрел на незнакомку, к которой так привязался за столь короткий промежуток времени. В ней было что-то манящее и в то же время отталкивающее. Герман восхищался её силой духа и решительностью, что было несвойственно всем тем представительницам прекрасного пола, которых он встречал когда-то. Однако были в незнакомке и странности, которые озадачивали и настораживали. Вечные недомолвки и скрытность, таинственный нечеловеческий дар, которым она обладала, и многое другое, что происходило вокруг этой особы, не только отталкивало юношу от неё, но и повергало в смятение. Он любил определенность и стабильность. "А в этой девушке, - думал Мельсимор, - так много таинственного и необъяснимого".

Взяв руку Зей-Би в свою руку, он стал нежно поглаживать её. Пальцы сэли были тонкими и длинными, а ногти имели неестественный голубой оттенок.

Утомлённый бесконечными раздумьями, Герман незаметно для себя задремал в кресле, держа за руку Зей-Би.

Была уже глубокая ночь, когда его забытье нарушило что-то холодное, как лёд, трепещущее в его руках. Он, вздрогнув, открыл глаза. Это рука Зей-Би, став неимоверно холодной, судорожно дёргалась. Кожа на ладонях была синей, а ногти приняли темно-лиловый оттенок.

- Бог ты мой! - испуганно воскликнул он. - Что с ней?! - вскочив, подошёл к кровати. Всё тело геноконцентрата отчаянно тряслось, пытаясь выжить в борьбе со смертью.

Герман однажды видел такие предсмертные конвульсии - когда угасал отец. Его пробрал страх. Он подбежал к двери.

- Карл, беги быстрей к доктору Оландью и зови его срочно сюда! - крикнул он охраннику, который стоял у дверей. Тот помчался по коридору.

- Держись, Зей-Би, - говорил Герман, протирая руку сэли, чтобы согреть её. - Сейчас доктор придёт. Только, прошу тебя, не умирай, - при одной только мысли о её смерти Герману стало не по себе. Губы дрожали от волнения, а глаза наполнились слезами.

Нейрокомпьютер слышал всё, что происходило за эти дни, но, увы, ничем не мог помочь Зей-Би. Энергетический контейнер был пуст, а для того, чтобы вернуть хозяйку к жизни, требовалась биологическая энергия. Лишь контакт с человеком мог помочь Алексу пополнить энергию хозяйки. Однако нейрокомпьютеру сделать это без помощи носителя было не по силам. Он мог выполнять функции, которые также могли делать и другие компьютеры. К примеру, что-нибудь вычислить, давать указания, напоминать о законах и правилах, связаться с кем-нибудь, и тому подобные команды. Однако ни один другой внешний компьютер не был способен управлять нервной системой живого существа, как это делал нейрокомп. В этом и было его совершенство. Конечно же, создатели хотели бы, чтобы нейрокомпьютеры могли выполнять ещё больше задач, однако печальные воспоминания прошлых ошибок удерживали их от этого технологического порыва. Ведь компьютеры не только служили во благо людям, но и с ними были сопряжены непредвиденные правонарушения и преступления, причинившие ущерб человеческой цивилизации. И всё же, отказаться от услуг чудо-техники люди никак не могли. Компьютеры будущего выполняли немыслимые операции. Огромный объём различной работы, которую доселе выполнял человек, теперь осуществляла аппаратура с субинтеллектом. Субинтеллектом потому, что обитатели Вионы считали себя существами высшего разума.

- Зей-Би! - без устали звал Герман. - Прошу тебя, не оставляй меня, твердил тот, сжав её ладонь в своих руках.

Контакт, созданный между человеком и геноконцентратом, оказался той спасительной соломинкой, за которую "ухватился" Алекс для восполнения иссякших ресурсов. Энергия человека стала без его ведома перетекать к геноконцентрату. Но внезапное появление в комнате доктора Оландью отвлекло "донора", и он непроизвольно отпустил руку Зей-Би. Контакт был прерван. Той дозы биоэнергии, которая была набрана за какие-то несколько секунд, хватило, чтобы вывести сэли из критического состояния, но угроза оставалась.

"Принесла нелёгкая! - взвыл Алекс. - Еще бы немного энергии! Ещё бы пару минут", - причитал нейрокомпьютер.

- В чём дело, Герман? - запыхавшись, спросил доктор.

- Я не знаю, мистер Оландью, не знаю, - качая головой, в отчаянии ответил юноша. - Я задремал... и спросонок... почувствовал холод... Рука её похолодела.... Открыл глаза, вижу у неё предсмертные конвульсии. Всё тело было ледяным, как...

- Что?! - воскликнул доктор и, отстранив Германа, склонился над больной.

- Что же с ней творится, доктор?

- Ничего не могу понять, - пожал плечами Оландью. - Если, как вы говорите, были предсмертные судороги, то летальный исход неминуем.... И всё же, осмотрев её, я могу сказать, что состояние пациентки ничуть не ухудшилось, - заключил он.

- Слава тебе, Господи! - с облегчением вздохнул Мельсимор.

- За ней нужен неусыпный надзор... - доктор с нажимом повторил: Неусыпный!

- Конечно, конечно. Не волнуйтесь насчёт этого, - поспешил Герман заверить старика.

- Ну, хорошо. Тогда я пойду к себе.

- Да, да, идите. Я останусь здесь и пригляжу за ней.

- Только, чур, не клевать носом! - предупредил док и скрылся за дверью.

Г л а в а 25.

Солнце уже давно стояло в зените, когда Герман, передав дежурство служанке Нанси, решил отдохнуть в своём кабинете. Его рубашка, изящно расшитая прекрасными кружевами, была неряшливо вправлена в штаны, волосы, которые он не причесывал уже два дня, разлохматились, а щетина густо покрыла лицо.

Устало развалившись в кресле, Герман сомкнул глаза. Его разбудил ворчливый голос:

- ... поддался чарам Морфея?

Очнувшись от дремы, он увидел на пороге седую леди с девчуркой лет пяти-шести, которую держала за ручку.

"Опять принесла нелёгкая", - охнул он.

- Я уже две минуты стучусь в дверь, а ты не отзываешься!

- Я... я не слышал, - проговорил юноша рассеянно.

- Тут дверь ломают, а тебе хоть бы хны...

- А что, разве дверь взломана? - плутовато усмехнулся Герман.

- Хватит дурачиться! - пожурила леди.

- Да! - вставила маленькая девочка. - Бабушке не нлавится, когда дулачатся.

- Аннабел, - улыбнулся Мельсимор. - Иди ко мне, малышка! - и простёр к ней объятия.

Девочка с радостью подбежала. Он обнял малышку.

- Видишь ли, тётушка Элеонора считает меня маленьким. И всё пилит, пилит... - он скорчил грозную мину.

Девочка прыснула в кулачок.

- Ну, хватит преувеличивать! - отрезала леди Уильямс и, подойдя к Герману, вырвала ребёнка из его объятий.

- Сколько раз тебе говорить, что ты уже не в том возрасте, чтобы тебя носили на руках, - обратилась она к Аннабел.

- Хм, - поджала губки девочка, - а дядя Гелман говорит, что не надо толопиться стать взлослой.

- Да, кажется, на себе он уже использовал свою теорию, - косо посмотрев на племянника, уколола она.

Герман молча проглотил эту пилюлю.

- Ах да, тётя! - будто бы очнувшись, проговорил он. - Чем на сей раз, вы нас порадуете? Что-то случилось? Или это просто визит вежливости к своим любимым племянникам?

"В чём я глубоко сомневаюсь. Она просто так ничего и никогда не делает", подумал он.

- Мне надо кое о чём поговорить с тобой, Герман, - начала она.

- Если вы будете говорить о том же самом, что и семь лет подряд, проговорил племянник, то мой ответ будет тем же самым, что и семь лет назад. Нет! - резко закончил он.

- Нет, я не затем пришла.

- А зачем же?

- Я... слышала, что ты приютил в замке какую-то бродяжку...

- Бродяжку? - перебил он её. - С чего это вы так решили?

- Около двух месяцев назад, помнишь ли.... Сначала ты умело скрывал от людей её существование. Потом, облачив её в мужское одеяние, представил уже "его" людям как своего иноземного друга.

Услышав эти подробности, которые Герман всеми силами старался держать в строжайшей тайне, он обомлел.

- А затем...

- Хватит! - прервал он леди. - Откуда у вас эти сведения?

- Это неважно. Важно то, что по твоей реакции я всё больше верю этим данным.

Племянник с минуту молчал, насупив брови.

- Анна, - наконец нарушил он тишину, - пойди-ка ты лучше к няне Клотильде. У неё что-то есть для тебя.

- Что? - нетерпеливо спросила девочка.

- Не знаю, - покачав головой, молвил тот, - просто пойди к ней.

- Ну, холошо, - пожав плечами, девочка удалилась из комнаты.

- Ну, я жду, - произнёс Герман, как только дверь закрылась за племянницей.

- Чего ты ждёшь? - спросила миссис Уильямс.

- Объяснений!

Г л а в а 26.

- Тоже мне! А ещё считает себя доблым дядей, - шагая по коридору, недовольно бормотала Аннабел. - Посылает меня к какой-то няне, а я уже совсем взлослая, и мне совсем не нужна никакая няня, - ворчала та.

Ей было велено спуститься вниз, однако она и не собиралась слушаться ничьих указов. Аннабел предпочла одиночество обществу неугомонно болтливой няни. Девочка любила оставаться одна. И сейчас, шагая по безлюдному коридору, Аннабел чувствовала неописуемую радость свободы от докучной опеки взрослых. Пройдя до восточного крыла, девочка встретила спящего охранника у дверей гостевой комнаты. Тот громко храпел. Немного поразмыслив, девочка незаметно прошмыгнула мимо него и, тихонько открыв дверь, вошла в комнату.

В помещении стояла мёртвая тишина. Лишь тихое позвякивание привлекало слух. Аннабел, оглядевшись, увидела служанку, которая, поглощённая вязанием, не заметила, девочку.

- Нанси, Нанси, - окликнула девочка служанку.

Та вскочила на ноги, уронив при этом спицы и клубок на пол.

- Аннабел? Я и не знала, что ты приехала в "Голден Сиид"! Как у тебя дела, малышка?

Растерянность сменилась на её лице ласковой улыбкой.

- Не влемя обсуждать мои дела, - серьёзно ответила та. - Мне велено было сейчас же позвать тебя.

- Тебе было велено позвать меня? - удивилась Нанси. - Кто тебе велел сделать это?

- Дядя Гелман. Няне Клотильде плохо и она хочет видеть тебя.

- Тётушка Клотильда! - охнула служанка и в отчаянии кинулась к двери. - А с кем же я оставлю больную? - огорчённо спросила та.

- Не бойся, она никуда не убежит, - сказала девочка. - Я здесь побуду вместо тебя, и если что-нибудь будет не так, то позову дяденьку у двелей.

Нанси, поколебавшись, и всё же согласилась.

- Ладно. В случае чего позовёшь немедленно Карла, - второпях бросила девушка и побежала по коридору.

"Беги, Нанси! Беги! - смеясь в душе, подумала Аннабел. - Тебя ждёт приятный сюрприз".

Девочка закрыла за собой дверь и опасливо подошла к кровати. В постели, мертвецки бледная, лежала молодая особа. Аннабел, которая никогда ещё не видела умирающего человека, не на шутку перепугалась, но любопытство всё же взяло верх. Она подошла вплотную к кровати и всмотрелась в лицо Зей-Би.

- Бедняжка, что же с тобой случилось? - с жалостью пролепетала девочка.

Алекс насторожился, услышав чей-то незнакомый для него голос. С тех пор как Зей-Би ударила энергетическая молния от повреждённых Амперовых прутьев, нейрокомп ни разу не отключился и бережно охранял свою хозяйку. Он уже привык различать голоса тех людей, которые ухаживали за сэли, но этот более звонкий голосок он не слышал никогда. Поняв смысл её слов, и определив интонацию и тембр голоса, нейрокомп сделал вывод, что этот человеческий голос принадлежит женской особи незрелого возраста.

Быстро подключившись к банку данных "всё о человеке", он стал разыскивать главу "психика детей". Чтобы прочитать всю информацию, ему понадобилось доля секунды.

"Да, как нельзя лучше! - воскликнул он про себя. - Эта девочка поможет Зей-Би", - решил компьютер. Переключившись на английский язык и изменив голос на тенор, нейрокомп обратился к девочке.

- Аннабел, Аннабел.

Девочка перепугалась, услышав чей-то голос.

- Кто здесь? - оглядываясь по сторонам, спросила она, но в комнате никого не было, и это очень насторожило её.

- Не бойся, Аннабел. Я не причиню тебе зла, - уверил комп тихим, миролюбивым голосом.

- Кто тут? - всё спрашивала девочка, не находя источника голоса. - Кто вы? Не плячьтесь, выходите! - запротестовала она, объятая страхом.

- Я бы показался тебе, но не могу, - мягко отозвался голос.

- Почему? Вас кто-то запел? - удивилась Аннабел, чуть успокоившись.

- Нет, меня никто не может запереть, потому что я невидимый, - объяснил голос.

- Ты невидимка?! - воодушевилась девочка. - Ты человек-невидимка?

- Нет. Я не человек, - возразил комп. - Хоть у меня и человеческий голос, всё же я не человек.

- Если ты не человек, - рассуждала Аннабел вслух, - а голос у тебя ласковый, да к тому же ты невидимый, значит ты - ангел! - сделала она вывод.

Алекс, поспешно поискав в своём банке данных значение слова "ангел", ответил.

- Да, ты угадала, я ангел, но не простой, а посланный с небес, чтобы охранять эту сэ.... Женщину.

- Вот это да! - воскликнула девочка. - Я ещё никогда не лазговаливала с ангелом.

- Я знаю, Аннабел, я знаю, - ровным голосом промолвил комп.

- Но почему ты вдлуг заговолил со мной?

- Потому что мне нужна помощь, а помочь мне можешь только ты, - разъяснил он.

- Я?! - изумилась она. - Но почему именно я?

- Потому что ты маленькая девочка, а ангелы доверяют таким, как ты.

Услышав слова "ангела", Аннабел, вопреки тому, что всегда хотела, чтобы её считали взрослой, обрадовалась.

- Холошо, я помогу тебе, - немного подумав, согласилась та.

Нейрокомпьютер обрадовался её решению.

- Но я не знаю, как? - добавила она в замешательстве.

- Это очень просто, - сказал компьютер. - Я буду говорить тебе то, что нужно делать, а ты исполнишь это. Для начала подойди поближе к кровати и убери с больной это одеяло, - скомандовал Алекс.

Девочка с опаской приблизилась к кровати и не без труда оттащила одеяло.

- Дело сделано, - тяжело дыша, заявила Аннабел.

- Молодчина, - похвалил мнимый ангел. - А сейчас ты должна будешь переложить вот эти кубики, - продолжал Алекс, вытащив из "резервуара" капсулу А, - вот в это большое отверстие, - закончил он и зажёг красный свет "распределителя", чтобы девочка знала, куда вложить капсулу.

- Вот так? - дотронувшись краем капсулы до "распределителя", спросила она.

- Да. А сейчас чуть-чуть подтолкни этот кубик.

Девочка сделала всё с необычайной точностью, и "распределитель" всосал в себя капсулу.

- Ты должна вложить туда и этот кубик, - вытащив из "резервуара" капсулу В, - сказал Алекс.

Девочка снова проделала ту же процедуру.

- Вот и всё, - заявил нейрокомпьютер. - Ты мне очень помогла, Аннабел, поблагодарил "ангел".

Аннабел, ничего не ответив, довольно улыбнулась.

- Зей-Би, Зей-Би, - тихо позвал нейрокомп.

Веки сэли дрогнули, и она открыла глаза, как после длительного сна. Несколько секунд её зрачки бессмысленно блуждали, рассматривая потолок комнаты. Потом память постепенно к ней вернулась и она, вздрогнув, выскочила с кровати.

- Разрыв кольца! Разрыв кольца! - закричала сэли.

- Всё в порядке, Зей-Би. Всё уже позади, - услышала она ровный голос компа.

Геноконцентрат осмотрелась вокруг и заметила маленькую девочку, которая, вытаращив глаза от удивления, неподвижно стояла рядом с ней. Увидев её, Зей-Би насторожилась.

- Кто она? - с подозрением посмотрев на незнакомку, мысленно обратилась сэли к нейрокомпу.

- Её зовут Аннабел, - ответил Алекс вслух.

- Алекс, ты что, совсем спятил? Говоришь со мною вслух при посторонних! мысленно воскликнула Зей-Би.

- Нет, Зей-Би, - продолжал комп говорить вслух. - Я в полном порядке. Ведь ангел-хранитель может попросить помощи у маленьких девочек, - объяснил тот хозяйке значение слова "ангел".

- Ах да... да, - неуверенно произнесла сэли.

- Аннабел очень помогла мне.

- Помогла? Но как?

- Она вложила в твой "распределитель" капсулы А и В, тем самым она спасла твою жизнь, - поведал комп.

- Да? Но ведь она всем расскажет об этом.

- Нет, не расскажет, - уверенно ответствовал помощник. - Сделай широкую улыбку, расположи к себе и с помощью гипноза усыпи её, а проснувшись, она решит, что всё происшедшее ей приснилось.

- Хорошо придумано, - похвалила сэли.

- Значит, тебя зовут Аннабел? - обратилась сэли к девочке.

- Да, - кивнув, ответила та.

- Мой ангел-хранитель сказал, что ты спасла мне жизнь.

- Плавда? - изумилась Аннабел. - Я думала, что плосто помогла ему и больше ничего, - пожав плечами, растерянно ответила она и простодушно улыбнулась.

- Я хочу, чтобы ты мне доверяла, - мягко сказала Зей-Би, посмотрев девочке в глаза.

Девочка призадумалась и ответила, растягивая каждый слог.

- Да... я до...ве...ляю те...бе.

- Ну, вот и ладно, - чуть улыбнувшись, спокойно проговорила геноконцентрат. - А сейчас ты должна будешь повторять те слова, которые я буду произносить.

- Хо... ло... шо...

- Мне... хочется... спать - медленно проговорила Зей-Би.

- Мне... хо... чет... ся... спать... - повторила Аннабел уже заметно тише.

- Я... очень... устала... - продолжала геноконцентрат гипнотизировать девочку.

- Я... о... чень... ус... та... ла... - ещё тише произнесла малышка.

- И сейчас... я... буду... крепко... спать, - закончила сэли.

- И... я... - девочка не успела договорить, как её веки крепко сомкнулись, и она погрузилась в дрему.

Геноконцентрат взяла её на руки и удобно расположила в кресле. И присела на корточки возле неё. Сфокусировав определённое расстояние, сэли стала посылать информационные сигналы в дремлющее сознание девочки, то есть стала управлять её сном. Аннабел привиделось, как Зей-Би и она гуляют по лесу, купаются в реке... танцуют месте на празднике в какой-то деревушке. Геноконцентрат настолько расцветила её сон яркими и чудесными событиями, что история с ангелом-хранителем поблекла и истаяла в этом калейдоскопе.

Зей-Би встала, прекратив гипнотическую связь.

"Остальное сделает её воображение", - подумала она.

- Хорошая работа, Зей-Би! - видя всё происходящее, подытожил нейрокомп.

- Да, как и та, которую проделал ты, - с благодарностью ответила она. - А сейчас расскажи мне, что здесь происходило, пока я была в коматозном состоянии.

- Так значит, вам всё рассказала Одетта Эмили? - спросил Герман у леди Уильямс.

- Да, а твоей сестре поведал обо всём этом Гарольд.

- Гарольд? - племянник помрачнел. - Я так и знал, что этот недоумок будет выбалтывать кому попало эту тайну.

- Не кому попало, а своей родной сестре, - недовольно заметила тётушка.

- С тех пор как она вышла замуж за этого проходимца Джозефа Харлинга, она мне больше не сестра! - ещё больше рассердился Мельсимор и нервно заходил по комнате.

- Может быть, хватит вспоминать об этом. Прошло уже семь лет, а ты никак не можешь примириться

- Я никогда не смогу примириться с этим! Это она свела нашего отца в могилу!

- Он умер от старости, мой мальчик!

- Не от старости, а со стыда! Отец не мог смотреть соседям в глаза. Что за позор! О чём же она думала, когда тайно венчалась с этим проходимцем с большой дороги?

- Он не проходимец, а достойный молодой человек! - заступилась за Харлинга гостья. - Просто ты не можешь примириться с их свадьбой, потому что Одетта не захотела выйти замуж за твоего обожаемого друга лорда Джошуа Нортбри - колко напомнила она.

- Она не просто вышла замуж, она ослушалась воли отца. Он до конца дней своих носил в себе этот несмываемый позор.

- По-твоему, влюбиться и выйти замуж за любимого это смертный грех? повысила голос миссис Уильямс. - И к тому же Тристан успел наказать свою дочь перед смертью, лишив её наследства, - язвительно заметила она. - И не только её, но и своего сына Гарольда, - добавила та.

- Не смотри на меня как на преступника, не я написал отцовское завещание. Если он им ничего не оставил, значит, не хотел, чтобы наше поместье Мельсиморов попало в руки его неблагоразумных детей.

- О да, а в тебе этого разума больше чем достаточно! Тогда скажи-ка мне, умник, если ты так ненавидишь свою сестру, почему же ты так привязан к Аннабел? - с издевкой бросила Элеонора.

- Анна маленькая, ни в чём не повинная девочка, и она не должна расплачиваться за грехи своих родителей. И всё же я не понимаю вас, тетушка, что вы пристали ко мне? Вы проделали такой путь, чтобы поиздеваться надо мной и потрепать мне нервы?

- Больше мне нечего делать! Я пришла, чтобы уберечь тебя от неприятностей.

- Правда? - с усмешкой проговорил племянник. - А разве у меня есть неприятности? Это какие же? Поведайте мне, тетушка, раз я сам их не замечаю.

- Не смей говорить со мной таким тоном! - выкрикнула она в ответ. - Я имею право...

- Нет, не имеете! - перебил Мельсимор.

Женщина покраснела от злости. Герман понял, что в пылу чувств допустил непозволительную грубость.

- Не стоит так горячиться, тётушка. Я отнюдь не хотел вас обидеть. Просто я не люблю, когда кто-то вмешивается в мою личную жизнь.

- Хм, - миссис Уильямс покачала головой. - Вот по этой причине ты и одинок, Герман. Ты никогда не хотел, чтобы тебе давали совет и направляли в нужное русло.

- Я же не мальчик, чтобы меня водили за ручку. Я взрослый человек и имею право сам решать, что и как мне делать.

- Ты слишком молод, чтобы понять суть вещей, - ответила она.

- Как-нибудь разберусь... Я живу, как хочу и никому не позволю командовать мною.

Женщина умолкла, и в комнате повисла тишина.

- Сейчас я понимаю, почему тебя бросила Мелиса, - нарушила она молчание. Мало того, что ты грубиян, ты к тому же тщеславный и высокомерный эгоист! С таким, как ты, не захочет жить ни одна женщина на свете.

- Ну и прекрасно! - сердито воскликнул племянник. - Я тоже по горло сыт нравоучениями. Уж лучше быть одиноким, чем связываться с сумасбродными лживыми сплетницами ... - он прошёл к своему письменному столу и уселся.

- Сумасбродными лживыми сплетницами? - кипя от негодования, повторила миссис Уильямс. - Да как ты смеешь так отзываться обо всём женском поле?! Ты самодовольный мужлан! Ты, который, выйдя из чрева матери...

- Послушайте...

- Нет, это ты послушай меня, - подойдя к письменному столу, она впилась в племянника злым взглядом. - Ты думаешь, что умнее всех? Но не радуйся, твоё одиночество будет не вечным. Та, - показала леди на дверь, подразумевая сэли, - которую ты считаешь лучше всех, ещё причинит тебе такую сердечную боль, что по сравнению с ней Мелиса будет ангелом! - пророчествовала Элеонора.

Она выпрямилась во весь рост и стремительными шагами направилась к двери. И столкнулась на пороге с ошеломленной Нанси.

- Сэр Мельсимор! Сэр Мельсимор!

- Что случилось, Нанси? - Герман подбежал к ней. - Что-то с Зей-Би? Ей стало хуже?

- Нет, - качая головой, ответила девушка. - Аннабел сказала мне, что тетя Клотильда плоха...

- Как? Почему я ничего не знаю?