/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Войны богов

Дикая Магия

Энгус Уэллс

Путешествие заканчивается. Заканчиваются приключения наших героев. Каландрилл, Брахт и Катя уже очень близки в своей погоне за Рхыфамуном, захватившем "Заветную книгу" и вознамерившимся пробудить Безумного бога.

Энгус Уэллс

Дикая магия

Глава первая

Увидев всадников, Ценнайра порадовалась за себя, словно и вправду потерялась. Она наблюдала за ними из высокой травы. И лишь убедившись в том, что это не дикари, поднялась и замахала руками.

Они подъехали к ней легким галопом. Красивая женщина с льняными развевающимися на ветру и поблескивающими под утренним солнцем волосами на сивом мерине; темнокожий керниец, восседавший на огромном черном жеребце, — длинные волосы его были забраны сзади в конский хвост, а голубые глаза не мигая смотрели на нее; и юноша, темный от загара, но явный лиссеанец, судя по чертам лица; его выгоревшие на солнце золотистые волосы также были забраны сзади в конский хвост на кернийский манер, а на лице застыло озадаченное выражение.

Она побежала им навстречу, и всадники сбавили ход, с любопытством оглядывая ее с головы до ног и, как бы невзначай, опустив руку на эфес мечей. Глаза их шарили по сторонам, словно они боялись засады.

— Слава богам, вы здесь! — воскликнула она. — Меня зовут Ценнайра.

Каландрилл подозрительно косился на незнакомку, не понимая, как она сюда попала. Он не мог не отметить ее красоты. Иссиня-черные, спутанные с травинками волосы обрамляли чумазое лицо с резко выделявшимися ярко-красными губами и огромными карими глазами. На ней был дорожный костюм из мягкой коричневой кожи, мятый и грязный, туника, выставлявшая напоказ полную грудь под грязной рубашкой, и длинные ноги в узких штанах. Красивее женщины Каландрилл еще не видел. Он натянул поводья, остановил лошадь и поклонился, забыв о мече. Потом спешился и улыбнулся, не обращая внимания на ворчание Брахта и на подозрение, сверкавшее в серых Катиных глазах.

— Ценнайра, — он подошел к ней на шаг. — А меня зовут Каландрилл.

Ценнайра едва слышно повторила его имя, даже не пытаясь скрыть облегчения — наконец-то перед ней ее добыча. Так вот он — Каландрилл ден Каринф. По рассказам Аномиуса она представляла его фатоватым тщеславным князьком, ученым-неженкой. Но мускулистый молодой человек, стоявший перед ней, скорее походил на воина. Он был ловок и крепок, как его меч, и отличался грацией в движениях. В его карих глазах светилось любопытство. Несомненно, он был красив. Ценнайра, издав слабый стон, бросилась ему на шею. Коричневая кожа его рубашки мягко коснулась ее щеки. От него исходил дурманящий аромат мужского пота и конской сбруи. Каландрилл нежно обнял ее за плечи, и впервые после дикой скачки она почувствовала себя в безопасности. Сыграть свою роль ей не составило труда.

Чувствуя ее дрожь, Каландрилл зашептал ей на ухо слова утешения. Странно, думал он, разве могут столь черные волосы так ярко переливаться на солнце? Спутники Каландрилла, не переставая оглядываться, соскочили с лошадей.

— Как ты здесь оказалась?

Ценнайра оторвала голову от груди Каландрилла, где ей было так спокойно, и посмотрела на задавшего вопрос. На нем были рубашка и брюки из мягкой черной кожи; длинные черные волосы, забранные сзади, открывали высокий лоб, а ярко-голубые глаза на ястребином лице рассматривали ее без всякого выражения. На тонкой талии болтались ножны с кернийским мечом. Брахт — подумала Ценнайра. Женщина с серебристыми волосами и серьезными серыми глазами была одета в кольчугу и брюки, подчеркивавшие ее длинные красивые ноги. А это Катя — догадалась она. Правая рука девушки, как и рука Брахта, лежала на рукоятке изогнутой сабли.

Ценнайра шумно вздохнула и слегка отстранилась от Каландрилла. Не глядя ему в глаза, она знала, что ему не хочется выпускать ее из своих объятий: Быстро, едва не захлебываясь, она поведала им историю, придуманную Аномиусом, и в подтверждение махнула рукой в сторону останков лошади.

Она представилась кандийкой, вложившей средства в караван, возглавляемый неким лиссеанским купцом в Гансхольде. Переживая за исход предприятия, она лично отправилась в Куан-на'Фор. Они благополучно добрались до Кесс-Имбруна, откуда намеревались взять путь на восток. Но тут на них напали всадники, прискакавшие с юга, с Джессеринской равнины. Живописуя схватку, в которой якобы чудом осталась жива, она то и дело вздрагивала, пуская слезу; голос ее срывался.

Закончив рассказ, Ценнайра вздохнула, шмыгнула носом и попросила разрешения смочить губы. Каландрилл передал ей фляжку, и она принялась жадно пить, не сводя с них глаз.

Каландрилл явно ей поверил. В Брахте же она почувствовала некоторое сомнение; Катя ей явно не доверяла. Но Ценнайру это не обеспокоило — люди они благородные и вряд ли бросят ее одну. Да и лишней лошади у них нет, чтобы отправить ее восвояси. Так что воля Аномиуса исполнится, они возьмут ее с собой. А это — как раз то, что нужно и ей, если она хочет избавиться от уродливого маленького колдуна. И все же, возвращая фляжку и благодарно улыбаясь, Ценнайра размышляла, стоит ли прибегать к козырной карте. И наконец решилась.

— Бураш! — воскликнула она под вопросительным взглядом Брахта. — Вы не представляете, какой я пережила ужас: столько смертей. К тому же…

Ценнайра вспомнила, что недавно видела, и ей не пришлось делать над собой усилие, чтобы задрожать всем телом. Последние слова она произнесла, понизив голос до перепуганного шепота.

— К тому же?.. — переспросил Брахт.

— Дера! — возмутился Каландрилл. — Ты что, не видишь, в каком она состоянии? Да она сейчас умрет от голода.

— Это верно, — солгала Ценнайра. — Но прежде я поведаю свою историю.

Каландрилл раздраженно хмыкнул, и она улыбнулась, довольная своей властью над чувствами мужчин. Вернее, некоторых мужчин, поправила она себя. На Брахта она не произвела никакого впечатления. Это все потому, успокаивала она себя, что он влюблен в вануйку. Интересно, что чувствует женщина, вызывающая подобную любовь? Она поспешила отогнать от себя эти мысли и рассказала им истинную правду.

— Мой конь пал здесь невдалеке, — хрипло пояснила она. — Сюда я дошла пешком. Думала, что тут я в безопасности. Но вдруг появился всадник и что-то… я сама не поняла что… удержало меня от того, чтобы броситься ему навстречу. От него исходило какое-то зло… Вокруг него была дурная аура… Поэтому я спряталась. И правильно сделала.

Она нахмурилась и замолчала, вспомнив пережитое. Все трое внимательно смотрели на нее.

— Он разжег костер, вытащил из седельного вьюка мясо и начал есть. Бураш! Это было ужасно. Он жарил и ел человеческое мясо.

— Рхыфамун! — с ненавистью воскликнул Каландрилл.

Катя с отвращением поджала полные губки. Брахт презрительно сплюнул и сказал:

— Продолжай!

Ценнайра инстинктивно провела рукой по губам, словно избавляясь от неприятного привкуса. Ей не пришлось разыгрывать отвращение.

— Я была напугана, — продолжала она говорить чистую правду. — Я боялась, что он почувствует мое присутствие. И бежать я тоже боялась: а вдруг заметит? Мне ничего не оставалось, как прятаться в высокой траве и наблюдать за ним.

— Как он выглядел? — отрывисто спросил Брахт. — Опиши его.

— Волосы песочного цвета, сломанный нос, карие глаза, — ответила она.

Трое путников переглянулись. Брахт жестом попросил ее продолжать.

— Затем он стал колдовать, — сказала она. — Это было явное колдовство, потому что через некоторое время из расселины поднялось пять воинов-джессеритов, коих он заставил драться между собой. Когда он говорил, воздух наполнялся запахом миндаля. Джессериты дрались до тех пор, пока не пали все, кроме одного. Тогда Рхыфамун залечил его раны и заставил его сбросить тела товарищей в расселину. Лошади же по его приказу прыгнули туда сами. Затем… — Она закрыла глаза и покачала головой. Каландрилл с озабоченным лицом положил ей на плечи сильные руки.

— Что потом? — спросил он, и голос его прозвучал намного мягче, чем вопрос Брахта.

— Он вселился в него! — воскликнула Ценнайра. — Он пропел какое-то заклинание, в воздухе опять сильно запахло миндалем. Что-то метнулось между ними… Словно из уст его вырвалось пламя, кое вошло в тело джессерита. В следующую секунду человек с волосами песчаного цвета упал. Ах, Бураш!

Она повернулась к Каландриллу и бросилась ему в объятия, прижимаясь щекой к груди.

— Он, теперь уже в обличье джессерита, сбросил тело в расселину. Затем вскочил на единственную оставшуюся лошадь и стал спускаться по тропинке вниз.

— Дагган-Вхе, — проговорил Каландрилл. — Он отправился на Джессеринскую равнину.

— Это все? — спросил Брахт.

— Была еще книга, — сказала Ценнайра. — С собой он взял только книгу.

Каландрилл напрягся всем телом и резко сказал:

— Расскажи про книгу.

Ценнайра бессильно пожала плечами. Теперь она не сомневалась, что это та самая книга, ради которой Рхыфамун пролил столько крови. И Аномиус тоже.

— Она маленькая, — пробормотала Ценнайра. — В черном переплете, но мне показалось, что от нее исходит ужасная сила.

— «Заветная книга», — сказал Каландрилл.

— Названия ее я не ведаю, — солгала Ценнайра. — Но он явно ею дорожил.

— Истинно, — горько согласился Каландрилл. — Он ее высоко ценит.

— А ты можешь описать воина, в тело которого он переселился? — резко спросил Брахт.

— Невысокий, — начала она, — с кривыми ногами и маслянистыми волосами. На нем были доспехи, шлем, лицо спрятано за металлической сеткой.

Брахт рубанул рукой воздух.

— Да так выглядит любой джессерит на равнине. Опиши его лицо так, чтобы его можно было узнать.

— Вы поскачете за ним? — Ценнайра ничуть не сомневалась в том, что именно так они и поступят, но ей не составило труда разыграть удивление. — Кому нужно гнаться за таким человеком?

— Мы должны, — мягко пояснил Каландрилл. — Ты можешь его описать?

Она отрицательно мотнула головой.

— С трудом. Он мало чем отличается от других. У него широкое лицо и узкие глаза. — Она помолчала с мгновение, вспоминая. — У него усы. И он, кажется, молод.

— Ахрд! — воскликнул Брахт. — Богу, создавшему джессеритов, явно не хватало воображения. Да так выглядят тысячи и тысячи джессеритов!

Катя жестом попросила его замолчать.

— Как давно это было? — спросила она.

Голос ее звучал спокойно. Она словно уравновешивала собой нетерпеливого кернийца. Ценнайра благодарно улыбнулась и сказала:

— Три дня назад.

Брахт так выругался, что теплый воздух зазвенел:

— Три дня? Ахрд, почему ты не доставил нас сюда раньше!

Катя, махнув рукой в сторону Кесс-Имбруна, рассудительно спросила:

— Дагган-Вхе ему все равно не миновать. А затем ему предстоит подниматься по противоположной стороне. Если мы поспешим, то можем перехватить его в расселине. Ведь он, в конце-то концов, один!

— Вряд ли мы его догоним, — покачал головой Брахт, кивая в сторону ущелья. — Кровавый путь — трудная дорога, там не поспешишь. Да и внизу не легче. Скалы образуют настоящий лабиринт, каменный лес. Нет, пока он для нас недосягаем.

Катя кивнула, отдавая должное его знанию местности, и задумалась, покусывая нижнюю губу.

— К тому же он опять сменил тело, — горько продолжал Брахт. — Проклятый гхаран-эвур! Ахрд, да ведь все джессериты на одно лицо! И ни один из них не умирает от любви к иноземцам. Как только он выйдет на равнину, он найдет себе прибежище.

— Если я его увижу, — осторожно вступила в разговор Ценнайра, — то непременно узнаю.

Глаза Брахта сузились. Каландрилл насторожился. Катя с любопытством посмотрела на нее. И Ценнайра испугалась, что перестаралась. Она беспомощно взмахнула рукой, губы ее задрожали, на глаза навернулись слезы.

— У нас нет лошади, — сказал Брахт.

— Ты предлагаешь бросить ее здесь? — спросил Каландрилл.

— Она видела его лицо, — заметила Катя.

— Но она нас задержит! — Брахт сердито ударил себя кулаком по бедру и заскрежетал зубами. — Если мы возьмем ее с собой, то одной из лошадей придется нести двойную ношу.

— Она легкая, — сказал Каландрилл. — И не забывай, что мы не первый раз встречаем незнакомцев. И все они сторицей отплатили нам за помощь.

Он коснулся рукояти своего меча, напоминая Брахту о встрече с богиней Дерой.

— Она видела его лицо, — повторила Катя. — Каландрилл прав: нельзя бросать ее здесь.

— Умоляю, не бросайте меня! — воскликнула Ценнайра с неподдельным ужасом. Однако знала: она не умрет, она не может умереть, поскольку сердце ее, еще бьющееся, хранится в заколдованной шкатулке Аномиуса, и, пока оно во власти чар колдуна, она бессмертна, ни голод, ни жажда не пугали ее. Еда из необходимости превратилась в простое удовольствие. Но если эти трое не возьмут ее с собой, то на нее падет гнев Аномиуса, и тогда ей не освободиться от его чар и она навеки останется куклой в его руках, от которой он избавится, едва она перестанет быть ему нужной, или будет уничтожена колдунами, от рук которых может пасть сам Аномиус. Она не желала оставаться одна. Надо исполнить волю хозяина и принести ему «Заветную книгу», а затем извернуться и завладеть вновь своим сердцем.

Только сейчас Ценнайра сообразила, что впервые с тех самых пор, как Аномиус вынул у нее из груди сердце и превратил ее в зомби, она познала страх именно в эти последние дни, проведенные в одиночестве в траве. Жестокое колдовство Рхыфамуна изменило ее настолько, что она и сама не понимала, что с ней происходит. Она плотнее прижалась к Каландриллу, словно ища в нем поддержки.

— Нельзя ее бросать, — заявил Каландрилл. — Дера, Брахт! Сколько она протянет здесь одна, без коня?

— А чтобы доставить ее к людям, понадобится несколько дней, — добавила Катя. — А Рхыфамун тем временем будет скакать и скакать.

— Истинно, — с неохотой согласился керниец.

Ценнайра с облегчением вздохнула. Каландрилл сказал:

— Она поедет со мной. Может, нам повезет, и мы найдем лошадь на Джессеринской равнине?

— Джессериты не очень радушный народ, — возразил Брахт. — Они скорее убьют пришельцев, чем продадут лошадь.

— Тогда украдем, — беззаботно заметил Каландрилл. — Но я не брошу ее здесь одну. Вспомни Деру, Брахт.

Керниец устремил на Ценнайру взгляд холодных голубых глаз.

— Ты богиня? — бесцеремонно спросил он. — Откройся нам, и я буду тебе благодарен.

— Я не богиня, — смиренно ответила она.

Брахт хмыкнул и уставился на Каландрилла.

— Если она не богиня, то кто сказал, что она не творение Рхыфамуна? Может, это его засада?

Каландрилл чуть отстранился от Ценнайры и спросил:

— Разве она похожа на творение колдуна? — Он и не подозревал, как Брахт был близок к истине. — Сейчас мы это проверим. — Он улыбнулся и вытащил из ножен меч, жестом дав понять, что не причинит ей вреда. — Прикоснись к клинку, докажи моим неверующим друзьям, что ты та, за кого себя выдаешь.

Ценнайра замерла. Какой силой обладает этот меч? А вдруг он ее разоблачит? Но выбора не было. Отказ означал бы саморазоблачение. Если меч разоблачит ее, она расскажет им все об Аномиусе и предложит сотрудничество, моля о пощаде. А если не получится, попытается бежать.

Каландрилл, неправильно истолковав ее замешательство, мягко сказал:

— Тебе ничто не угрожает. Просто положи руки на клинок.

Будь у Ценнайры в груди сердце, оно бы забилось с бешеной скоростью. Она с трудом заставила себя положить руки на сталь.

Ничего не произошло, и Каландрилл сказал:

— Видите? Магия Деры — свидетельство ее честности. Она та, за кого себя выдает, — беглец, преследуемый неудачей.

— Неудача оставила меня, — пробормотала Ценнайра, когда он сунул меч в ножны.

Брахт хмыкнул и, согласившись с утверждением Каландрилла, спросил:

— Так ты намерен взять ее с собой?

— А что еще нам остается? — был ответ. — Разве что отвезти ее в ближайшее становище. Тем самым мы сыграем на руку Рхыфамуну. Тем более, она его видела. А для нас это очень важно.

Брахт нехотя кивнул и посмотрел на Катю.

— Что скажешь ты?

— Что у нас нет выбора. Надо брать ее с собой. Она нам пригодится.

Керниец вздохнул и пожал плечами:

— Да будет так. Она отправится с нами. — Он вновь посмотрел на Ценнайру. — Мы скачем без передышки. Нас поджидает множество опасностей. Смерть в нашей компании может быть очень жестокой. Не предпочтешь ли ты остаться?

— Я поеду с вами, — твердо заявила она, — куда бы вы ни направились. Я не останусь здесь больше ни дня.

— Значит, теперь нас четверо. — Керниец взглянул на небо, по которому упрямый ветер гнал облака. Солнце клонилось к западу. — Начнем спуск на рассвете.

— Не сейчас? — удивился Каландрилл. — Дадим Рхыфамуну еще один день?

Брахт мотнул головой.

— Если мы двинемся сейчас, ночь застанет нас на Дагган-Вхе. Чтобы спуститься в долину, нужно по меньшей мере два дня. — Он искоса взглянул на Ценнайру. — А на Кровавой дороге нет постоялых дворов. Так что лучше иметь в запасе день. И лошадям надо отдохнуть.

— Как скажешь, — согласился Каландрилл. — Но я бы хотел взглянуть на этот сказочный путь прямо сейчас.

Брахт усмехнулся и махнул рукой в сторону Кесс-Имбруна:

— Смотри.

Каландрилл направился к пропасти, и Ценнайра побежала за ним, хватая его за руку и наслаждаясь исходившим от него ароматом похоти, который забивал собой терпкий запах пота, лошади и кожи. Она ясно видела, что это чувство сбивает его с толку, отвлекает от главной цели и потому он борется с ним. А если он еще мальчик? — заинтригованно подумала она. Для того чтобы почувствовать его силу, не надо быть зомби, взяв себя в руки, подумала Ценнайра. Кто знает, какой властью обладают эти трое!

Воздух над Кесс-Имбруном дрожал. Дальние отроги терялись за легкой голубой дымкой умирающего дня. Травянистая равнина Куан-на'Фора бежала к самой кромке пропасти и неожиданно обрывалась, словно обрезанная огромным ножом. Отсюда, насколько хватало глаз, каменная стена уходила резко вниз, теряясь в тенях надвигающейся ночи. Огромный разлом манил сделать еще один, совсем маленький шажок и отдать себя пустоте. Глубина была столь величественна, что казалось, тело никогда не натолкнется на землю, а будет вечно парить в воздушных потоках, как та черная птица, что летала под ними. Ценнайра инстинктивно прижалась к Каландриллу. Он обнял ее за плечи. Брахт показал на тропу к востоку и на глубокий овражек, сбегавший по склону обрыва вместо тропы. Ниже он расширялся настолько, что там одновременно могли пройти несколько лошадей, а затем терялся в глубине.

— Дагган-Вхе, — пояснил Брахт.

— Дера! — произнес Каландрилл, не сводя глаз с бездонного Кесс-Имбруна. — Конца-края не видно.

— Истинно, — согласился Брахт. — Путешествие по нему будет не из приятных.

— Куда мог направиться Рхыфамун? — спросила Катя. На нее, видавшую горы на родине, пропасть произвела меньшее впечатление. — На восток, на запад или на север?

— Если ему надо к Боррхун-Маджу, как мы полагаем, — пояснил Брахт, — то он возьмет немного на запад и поднимется вверх по ближайшей тропе.

— У него три или четыре дня форы, — пробормотала Катя. — К тому же мы вступаем на землю, где нам вряд ли будут рады.

— Но с нами есть та, которая видела его лицо, — вставил Каландрилл, все еще обнимая Ценнайру за плечи. Его следующие слова обеспокоили ее: — Там тоже есть ведуны. Им, как говорящим с духами в Куан-на'Форе, тоже может открыться наша цель.

— При условии, что до того нас не убьют воины, — сказал Брахт.

— Сия опасность все время следует за нами по пятам, — усмехнулся Каландрилл. — Не остановит она нас и сейчас.

Брахт с Катей промолчали и отвернулись от бездонной расселины.

Когда они сидели вокруг костра, Ценнайра была спокойна. Какими бы магическими свойствами ни обладал меч Каландрилла, он не выдал ее, и троица приняла ее за попавшую в беду женщину. Ценнайра с готовностью отвечала на все вопросы, хотя их интересовал прежде всего Рхыфамун, а не ее прошлое. Она в свою очередь могла безбоязненно расспрашивать их.

Продолжая играть свою роль — ради Аномиуса или самой себя, она и сама толком теперь не знала, — она выдавала себя за невинную девушку. Вгрызаясь в мясо как давно ничего не евший человек, она исподволь выведала у них все, что ей было нужно.

— Вселившись в тело Варента ден Тарля, Рхыфамун обманул нас и отобрал книгу, когда она уже была у нас в руках, — пояснил Каландрилл. — При помощи магии он перенесся из Тезин-Дара назад в Альдарин. Там он переселился в тело Давена Тираса, того самого, который околдовал джессеритов. А мы все гонимся и гонимся за ним. Сначала на север через Лиссе, а затем через весь Куан-на'Фор. По нашим расчетам он направляется к Боррхун-Маджу, чтобы пересечь его.

— А разве за ним что-то есть? — поинтересовалась Ценнайра.

Брахт коротко рассмеялся.

— Это мы скоро узнаем, если доживем.

— Возможно, именно там покоится Фарн, — пояснил Каландрилл. — Рхыфамун намерен пробудить Безумного бога, дабы, стоя по правую руку от него, управлять миром.

— А я думала, Фарн и Балатур были преданы забвению Первыми богами, — прошептала Ценнайра. — Полагала, их изгнали с лица земли божественные родители за хаос, учиненный ими на земле.

— Истинно, так оно и было, — торжественно подтвердил Каландрилл. — Но Ил и Кита не уничтожили, а предали их забвению, погрузив в вечный сон и скрыв от человечества место их опочивальни. Это место указано в «Заветной книге». Что же до заклятия пробуждения, Рхыфамун уже давно им обладает. Если он добьется своего, то мир будет ввергнут в хаос.

— И вы втроем выступили против него? — пробормотала Ценнайра, невольно восхищаясь храбростью спутников.

— Нам помогают Молодые боги.

— В Кандахаре сам Бураш вызволил нас из рук чайпаку, — кивнул Каландрилл, — и в мгновение ока перенес нас через Узкое море в Лиссе. А там нам явилась Дера и благословила мой клинок, дабы он защищал нас от колдовства. В Куан-на'Форе Ахрд спас Брахта от распятия и перенес нас через Куан-на'Дру.

— Но не так быстро, как бы хотелось, — недовольно пробормотал Брахт.

— Без него мы были бы еще очень далеко отсюда, — возразил Каландрилл, с улыбкой глядя на Ценнайру. — А теперь с нами человек, который видел его лицо. Возможно, тебя привели сюда сами боги, чтобы ты нам помогла.

Ценнайра с трудом заставила себя улыбнуться. Обрывочные знания, которые она почерпнула от Аномиуса и во время собственного путешествия, вдруг сложились воедино, и она впервые поняла, чего добивается Рхыфамун. Ей стало не по себе. Колдун намеревается уничтожить мир. И если ему это удастся, то она тоже обречена. Власть, данная Фарном, поставит Рхыфамуна над всеми колдунами: безумец получит безграничную власть. Аномиус тоже безумец, но вряд ли он сможет противостоять Рхыфамуну. Он проиграет, подумала она, ибо благодаря Фарну Рхыфамун станет всесильным. И что тогда будет с ней? Как творение Аномиуса, как его помощник, она наверняка будет обречена вместе со своим творцом: если Рхыфамуну удастся пробудить Фарна, то она, как и эта троица, погибнет.

Быстро рассмотрев все возможные варианты, она пришла к единственному выводу: ради самой себя нужно оказать им всяческую помощь, ибо победа над Рхыфамуном в интересах не только мира, но и лично ее. А потом… Потом ей опять придется принимать решение. Отобрать ли у них «Заветную книгу» и доставить ли ее к Аномиусу? И что потом? А потом она перестанет быть ему нужной, и Аномиус избавится от нее. Нет, пожалуй, лучше отдать себя в руки Молодых богов, когда их цель будет достигнута. Молодые боги простят ей многие из ее грехов, ведь она привнесет немалый вклад в эту победу. Хотя, кто знает? Пока ясно только одно: она повязана с тремя путниками одной ниточкой, их цель стала и ее целью.

— Неисповедимы пути богов, — с улыбкой сказал Каландрилл, неправильно истолковав ее молчание. — Возможно, тебя действительно привели сюда боги. Но даже если не так, это неважно. Важно, что мы нашли тебя и теперь мы вместе.

Эти слова вселили в нее надежду, и она улыбнулась.

— Боюсь, сюда меня привел несчастный случай. Как бы то ни было, я вам помогу.

— Отлично сказано! — захлопал в ладоши Каландрилл.

Катя, сидевшая с другой стороны костра, улыбнулась. Брахт молча кивнул и предложил отправиться спать, выставив охрану против тех самых бандитов, которых выдумала Ценнайра.

Первой дежурила Катя. Каландрилл — за ней. Небо переливалось звездами, и лишь далекий вой охотившихся в траве диких собак нарушал ночную тишину. Было уже по-летнему тепло. Каландрилл взял лук, вышел из круга света и присел на корточки в темноте. Перед глазами его стояло лицо Ценнайры.

Мириады пташек, обитавших в этой земле, объявили о наступлении рассвета. Исполнив приветственный хор нарождающемуся дню, они перешли каждая на свой мотив. Небо на востоке начало медленно сереть, а затем засинело в вырвавшихся из-под края земли сверкающих лучах. Легкие перистые облака походили на воздушные островки в безграничном море. Каландрилл поднялся на ноги, стряхнул с одеяла влагу, собрал с травы росу и протер лицо. Затем достал из переметной сумы расческу и зеркало. Брахт уже сидел На корточках у огня, колдуя над завтраком. Он с усмешкой взглянул на Каландрилла.

— Красив как принц. Она не устоит, — пробормотал керниец, словно разговаривал с собой, и Каландрилл неуверенно улыбнулся — давно он уже так не заботился о своем внешнем виде.

Проснулись Катя с Ценнайрой и отошли в сторону для утренних омовений: Ценнайра старалась казаться неуклюжей. Каландрилл все равно смотрел на нее во все глаза.

Когда девушки вернулись к костру, Ценнайра уже выглядела вполне бодрой. Это потому, что теперь она не одна, решил про себя Каландрилл. Понимает ли она всю важность испытания, коему себя подвергает? Он поторопился отогнать от себя эту мысль. Зачем себя мучить, если выхода все равно нет?

Со своей стороны Ценнайра разыграла здоровый аппетит и с удовольствием выпила похлебку, сваренную Брахтом. Скромно улыбнулась Каландриллу и послушно кивнула, когда керниец сказал, что она поедет с ним.

— Мой вороной самый сильный, — пояснил Брахт. — У него крепкие ноги. А Дагган-Вхе временами очень крут и узок. Держись за меня покрепче, а если боишься высоты, то закрой глаза.

— Хорошо, — пообещала она.

Каландриллу вовсе не понравилось, что Брахт распоряжается девушкой, как своей собственностью, но он тут же отругал себя за глупость. Брахт совершенно прав, так безопаснее и быстрее. Каландрилл подавил приступ ревности, но не мог не пожалеть о том, что руки ее будут обнимать Брахта.

Они закончили завтрак, затушили огонь и оседлали лошадей. Каландрилл галантно помог Ценнайре забраться на вороного, и от ее прикосновения у него опять закружилась голова — кожа у нее была мягкой и гладкой. Она поблагодарила, и Каландрилл поклонился, как когда-то при дворе Секки. Заметив на себе насмешливо-задумчивый взгляд Кати, он покраснел и вскочил в седло.

— Кто впереди? — спросил Каландрилл, думая о том, что Рхыфамун мог оставить за собой колдовских стражей. — Он мог устроить засаду.

— В Кандахаре Аномиус ослаб от слишком частого использования колдовства, — возразил Брахт. — Ты думаешь, Рхыфамуну это не грозит?

— Но Аномиусу все же достало сил создать великана, а Рхыфамун во много раз его сильнее. — Каландрилл поравнялся с керниицем и дотронулся рукой до рукоятки меча. — У меня есть меч. Так что лучше впереди пойти мне.

Брахт пожал плечами.

— Будь по-твоему, — сказал он так, словно понимал, что Каландриллу надо произвести впечатление на Ценнайру. — Только поосторожнее.

Каландрилл кивнул, повернул коня к оврагу и ступил в тень, где начиналась почти отвесная тропа.

Кесс-Имбрун производил жуткое впечатление. Особенно теперь, когда Каландрилл ступил на тропу. Впечатление было такое, будто он стоит на краю света, а под ним зияет бесконечная пустота. Справа от него скала резко уходила вниз. Отвесные стены и массивные хребты представляли собой настоящий лабиринт; каньоны хаотически падали вниз, закрывая собой реку на дне. Вдали скалы скрывались за синеватой дымкой. Птицы висели в потоках воздуха, создавая впечатление, будто небо прямо под ним. Гнедой его заволновался, чувствуя состояние всадника, и он направил его влево, ближе к стороне оврага. Позади раздался цокот копыт по камням.

— В чем дело? — крикнул Брахт.

Каландрилл откашлялся: от такой высоты у него перехватило дыхание.

— Все в порядке, — ответил он. — Можно спускаться. Вот только это место…

Он подстегнул коня. Брахт и Катя последовали за ним. Оказавшись на тропе, Ценнайра вскрикнула. У Кати перехватило дыхание.

— Это самый широкий участок, — как ни в чем не бывало сказал Брахт. — Ниже тропа сужается.

Тропинка, на которую ступил конь Каландрилла, была настолько узкой, что юноша ехал, сжимая зубы до боли в челюстях. Слева зиял обрыв. Рядом, пристально вглядываясь в него желтыми немигающими глазами, кружил орел. Поднимающееся солнце залило расселину светом, переливаясь на отвесных стенах красным, коричневым и желтым. Свет проникал все ниже и ниже и наконец высветил далекую голубую нитку реки. Каландрилл тут же усомнился, что когда-нибудь до нее доберется. А уж о том, что потом надо подниматься, он предпочитал и не думать.

Петляя по узкой тропинке, они спускались все ниже и ниже. Местами им приходилось спешиваться и вести лошадей в поводу. Все молчали, пораженные бездонной глубиной Кесс-Имбруна.

Свет ослабевал. Позади поползли длинные тени. Воздух колебался под лучами солнца, достигшего западного горизонта.

— Остановимся на ближайшем расширении, — сказал Брахт. — В темноте нам не спуститься.

Место для ночевки они нашли за ближайшим отрогом. Тропинка и здесь была узкой, но расширялась настолько, что для них всех, включая и лошадей, хватило места.

— Здесь? — спросил Каландрилл и с облегчением вздохнул, когда керниец кивнул.

Площадка была словно выложена по периметру камнями. Унылое место, лишенное всякой растительности и воды, но для ночевки вряд ли здесь можно было найти что-то лучше. А сумерки быстро сгущались, солнце уже опускалось за западные скалы.

— Придется ночевать без костра, — заметил Брахт, вытаскивая конские путы.

Каландрилл кивнул, стреноживая мерина, и спросил:

— С лошадьми ничего не случится?

— Будем надеяться, — ответил керниец, заглядывая за дальний выступ скалы, где уже собирались тени.

Каландрилл тоже подошел, но, кроме темнеющих, цвета высохшей крови, скал, ничего не увидел в наступающей ночи. Катя разложила одеяла и накидки, и они уселись между лошадьми и обрывом.

— Вану такая же? — спросил Брахт.

— Отчасти, — сказала Катя, откидывая с лица прядь волос, переливавшихся в опускающейся ночи как старинное серебро. — Я видела подобные тропинки, но у нас горы выше. А тропинки — шире.

— Ахрд! С меня теперь гор хватит на всю жизнь, — грустно, но с усмешкой пробормотал Брахт.

— Ничего, они тебе понравятся, — усмехнулась Катя и кивнула в сторону расселины.

— Только бы добраться до Джессеринской равнины, — улыбнулся ей в ответ Брахт.

Каландрилл вытаскивал продукты. Ценнайра подошла к нему и спросила:

— Тебе помочь?

Он передал ей сухое мясо.

— Возьми, — сказал он, вздрагивая от прикосновения ее рук и безуспешно пытаясь скрыть смущение. — На большее сегодня рассчитывать не приходится.

Ценнайра кивнула, понимая и без сверхъестественных способностей, что ее присутствие возбуждает его, но продолжая играть роль скромной девушки. Если он ее полюбит, то пусть это случится само по себе, постепенно, без усилий с ее стороны. Заманить его в свои сети будет проще простого — не раз она прибегала к своим чарам, — но лучше не делать этого в присутствии двух свидетелей. Брахт явно ей не доверяет, а Катя… Катя вообще сбивает ее с толку. Хотя явного неудовольствия вануйка не выказала и даже поддержала решение о включении ее в компанию, однако она многого не договаривала. Ценнайра улыбнулась, взяла мясо и отошла.

Каландрилл смотрел ей вслед, восхищаясь ее плавной походкой, черными как вороново крыло волосами, из которых луна выбивала серебристые искорки. Надама никогда бы не сподобилась на подобное путешествие, подумал он. А уж тем более не смогла бы перенести его без жалоб. Он встряхнул головой, ругая самого себя: сейчас не время поддаваться очарованию женщины и думать о любовных утехах.

«А после? — спросил внутренний голос. — Когда вы выберетесь из Кесс-Имбруна, что потом?»

Каландрилл не знал, как не знал и того, что думает о нем Ценнайра. Он для нее, скорее всего, просто воин, меченосец, которому она благодарна за помощь, и не больше того. Он плохо, если не сказать совсем не знал женщин и, если уж быть честным до конца, к изысканным манерам прибегал как к спасательному кругу. Вел себя как стеснительный мальчишка. Сожалея о своей застенчивости, он взял лепешки и присоединился к остальным.

Брахт и Катя сидели на одеяле, Ценнайра пристроилась слева от вануйки. Каландрилл опустился рядом и кинжалом разрезал лепешки и сыр на большие ломти. Брахт передал каждому по куску сухого мяса.

Утолив голод, они договорились об очередности дежурства. Первым выпало дежурить Брахту. Они были измотаны не столько от самого физического усилия, сколько от постоянного нервного напряжения. Перекусив всухомятку, Каландрилл и Катя улеглись, прижимаясь друг к другу, чтобы хоть как-то согреться. Для Ценнайры холод был просто объективной реальностью, да и уставшей она себя не чувствовала, но все же передернула плечами и, зевнув, закуталась в одеяло, предложенное Каландриллом.

— А ты? Ты не замерзнешь? — спросила она, смеясь и восхищаясь его галантностью.

— У меня есть плащ, — стоически заявил он. — Этого мне хватит.

— Ты добрый, — пробормотала Ценнайра, укладываясь так, чтобы быть поближе к нему. — Благодарю тебя за все.

— Что еще я могу для тебя сделать? — с трудом произнес Каландрилл: от прикосновения ее бедер сердце бешено заколотилось у него в груди. Несмотря на толстое одеяло и плащ, он чувствовал тепло ее тела.

Ему безудержно захотелось обнять Ценнайру и прижать к себе, но он сдержался, подумав, что ей это может не понравиться. Интересно, а как бы повел себя на моем месте Брахт? — подумал он. До знакомства с Катей керниец не особенно церемонился с женщинами. Но Ценнайра вовсе не служанка, подумал он про себя. Ее в кровать не затащить. Да и он на это не пойдет, хотя запах ее волос дурманил, близость ее тела влекла. Он усердно боролся с похотью, пытаясь уснуть.

Ценнайра притворилась, что спит, и шевельнулась, ближе прижимаясь к нему. Сделала она это отчасти по привычке, отчасти умышленно. Она еще не была готова к тому, чтобы совратить Каландрилла. Сначала надо решить, что делать, когда они отберут у Рхыфамуна «Заветную книгу». Так что пока лучше не рисковать и не настраивать против себя его товарищей. Время еще есть, успокоила она себя. Вряд ли они быстро догонят колдуна в этом проклятом богом месте.

С этой мыслью она позволила себе погрузиться в некое подобие сна, наслаждаясь теплотой тела Каландрилла и прислушиваясь к его ровному дыханию.

Когда его разбудила Катя, небо было еще черным. Каландрилл встал осторожно, чтобы не разбудить Ценнайру, не подозревая, что она не спит, а размышляет о том, присоединиться к нему или нет. Решив, что все же не стоит, Ценнайра сонно заворочалась и натянула на плечи одеяло. Он отошел к краю площадки и сел на камни, вслушиваясь в тишину. Кесс-Имбрун молчал. Лишь изредка всхрапывала лошадь или завывал холодный ветер. Каландрилл поплотнее закутался в плащ, не снимая руки с эфеса меча и пытаясь не вспоминать о том, что чувствовал, когда тело Ценнайры прижималось к нему.

Он был рад наступлению рассвета и поспешил разбудить товарищей. Небо над головой быстро голубело. Они съели завтрак, покормили лошадей, расстреножили их и продолжили спуск.

Кровавая тропа все так же круто уходила вниз. И вдруг путники оказались на дне каньона. Он был завален камнями, словно та сила, что вырубила его в земле, не позаботилась убрать щебень после работы. И эти каменные обломки образовывали хаотичные овраги и каньоны — тот самый лабиринт, о котором говорил Брахт. Огромные валуны и камни громоздились, как заброшенные, никому ненужные дома. Дорога замысловато петляла по тени, отбрасываемой красным камнем. Внезапно, обогнув последнюю глыбу, она выбежала на каменистый берег, о который плескалась река. С высоты Кесс-Имбруна она казалась тоненькой ниточкой, далекой синей ленточкой. Сейчас же перед ними оказался яростный кипящий поток воды шириной в пол-лиги, бушевавший меж сжимающих его скал. Поток угрожающе урчал, словно не подпуская их к себе. Каландрилл натянул удила гнедого и, сунув меч в ножны, посмотрел в воду в свете умирающего дня.

— Дера! И как мы переберемся на тот берег?! — воскликнул он, когда Брахт и Катя остановились рядом.

— В лиге или двух на запад есть брод, — уверенно заявил керниец.

Каландрилл повернул коня на запад, но Брахт остановил его.

— Утро вечера мудренее. Переночуем здесь.

— Но еще светло, — нетерпеливо возразил Каландрилл и указал рукой на последние лучи солнца, окрашивавшие скалы в разные тона красного. — Чем дольше мы задерживаемся, тем больше шансов оставляем Рхыфамуну.

— А если он оставил засаду на переправе? — возразил Брахт. — До сумерек мы вряд ли туда доберемся. А пытаться пересечь такую реку ночью глупо, даже если Рхыфамун не наслал никаких чар. Лучше дождаться дня.

Голос его звучал дружески, но твердо, не допуская возражений. Каландриллу стало неприятно. Он взглянул на небо. Солнце клонилось к западу. Небо серело. Впечатление было такое, будто они оказались в чреве мира. Рассвет придет сюда с опозданием. И они задержатся еще дольше. Каландрилл хотел возразить, но Брахт уже спешился и помогал Ценнайре. Керниец, конечно, прав. Даже без колдовства Рхыфамуна реку просто так не перейти. Так что лучше оставить это на день. Он в смущении что-то промычал и соскочил с лошади, сердясь на собственное безрассудство, которое принижало его в глазах Ценнайры. От этой мысли он еще больше на себя рассердился и решил не думать о ней.

Стараясь не смотреть ей в глаза, он повернулся к Брахту и спросил:

— Здесь? — Голос его прозвучал резко.

— Неплохое место, — кивнул керниец. — Разведем костер, а воды тут хоть отбавляй.

Каландрилл только сейчас разглядел чахлые кустарники и худосочные ели, росшие на берегу среди скал. Кое-где пробивалась травка.

— Истинно, — согласился он. — Ты прав.

Каландрилл расседлал мерина. Когда три лошади были протерты и напоены, он отвел их на самую сочную траву, стреножил и принялся усердно собирать хворост, пытаясь победить одолевавшую его злость.

Скоро к нему присоединилась Катя. С мгновение она смотрела на него непроницаемым взглядом, а затем сказала:

— Не надо так, Каландрилл.

— Что? — Он опустил клинок и повернулся к ней.

— Боюсь, сейчас тебя подгоняет не столько желание поймать Рхыфамуна, — едва слышно пробормотала она. — Ценнайра очень красива.

Тень от кустов скрыла залившую его лицо краску.

— Рхыфамун и так далеко впереди, — пробормотал Каландрилл.

— Я знаю, — кивнула Катя. — Мы с Брахтом тоже хотим его догнать. Но нельзя предугадать, на что он способен. Не остерегаться опасности значит оказать ему услугу.

— Истинно. — Ему становилось все более не по себе, хотя Катя говорила мягко, дружески. — Я повел себя глупо.

— Совсем как Брахт на борту военного судна, — мягко рассмеялась она. — Ты тогда тоже призывал его к терпению.

Он благодарно кивнул, и Катя продолжала:

— Мне кажется, ты ей приглянулся. Послушай совета женщины: будь самим собой. Этого будет достаточно.

— Ты так думаешь? — спросил он.

— Уверена, — с улыбкой подтвердила Катя.

— А ты ей доверяешь?

Улыбка слетела с Катиных губ.

— Она не дала повода для недоверия, — уклончиво заметила она.

— Но…

— Я не уверена, — Катя пожала плечами, и кольчуга ее зазвенела. — В ней есть что-то, что я никак не могу определить. Поэтому пока судить ее не буду.

— А я уверен: Ценнайра не похожа на обманщицу, — нахмурился Каландрилл.

— Мы смотрим на нее разными глазами, — опять улыбнулась Катя. — Я вовсе не хочу сказать, что она не заслуживает доверия и что она не та, за кого себя выдает. Но ее красота ослепила тебя.

Он озадаченно покачал головой.

— Не пытайся произвести на нее впечатление, — продолжала Катя. — Просто будь самим собой. И все образуется.

— Хорошо. — Каландрилл собрал хворост в охапку и грустно улыбнулся. — Я учту. Спасибо.

Катя кивнула, подхватила охапку хвороста и пошла рядом. Брахт и Ценнайра уже разложили одеяла и готовили пищу. Скоро на веселом костре закипел суп. Каландрилл, следуя Катиному совету, старался вести себя как можно более естественно, но это было нелегко. Черноволосая девушка как магнит притягивала к себе его взгляд. Он наслаждался игрой света на ее коже и волосах, ее красотой, и его так и подмывало похвастать своим геройством и произвести на нее впечатление своими деяниями и познаниями. Никогда еще женщина так его не привлекала. Образ Надамы бледнел в сравнении с Ценнайрой. Надама теперь была просто девочкой, чье лицо он себе не мог уже представить. Уж не влюбился ли я? — думал он. Неужели любовь может прийти так быстро? Вообще-то Брахт влюбился в Катю мгновенно. Но то — Брахт. Он совсем другой человек. Каландриллу, обладавшему натурой более утонченной, было трудно разобраться в ослепившем его чувстве. Он обескураженно молчал или говорил невпопад.

Ценнайра почувствовала перемену. Она не сомневалась, что вануйка говорила про нее с Каландриллом. Скорее всего, она, как и Брахт, все еще ей не доверяет. Что бы она ни решила потом, доверие завоевать необходимо. И потому Ценнайра не стала очаровывать Каландрилла, притворилась уставшей и смущенной, что отчасти соответствовало действительности.

Разговоры о Рхыфамуне взволновали ее. Она поняла, что этот колдун обладает колоссальной силой, и ее удивляло, что спутники ее до сих пор живы. Джессеринская долина была для них не более чем еще одной вехой в пути, как и ожидавший их впереди Боррхун-Мадж. Их не страшила встреча с джессеритскими воинами и с демонами, они безгранично верили в себя и в доброе расположение Молодых богов и решительно шли вперед, несмотря ни на что. Этот настрой пугал Ценнайру. Она вспомнила о волшебном зеркале и попыталась представить, что делает Аномиус. Рассержен ли ее повелитель? Пытается ли представить, где она? При первой возможности она свяжется с ним, но не сейчас.

Ночь тянулась долго. Наконец небо над головой начало сереть, и маленький бивак зашевелился. Путники со знанием дела принялись готовиться к дороге. Они вновь разожгли огонь, приготовили завтрак и оседлали лошадей. Брахт и Каландрилл побрились мечами, а женщины ополоснулись в ледяной речной воде. Солнечные лучи еще не достигли дна ущелья, а они уже сидели в седлах, направляясь к броду. Ценнайра, как и прежде, сидела за спиной у Брахта.

Переправа лежала в добрых двух лигах к западу, о чем можно было судить по глухому рокоту, доносившемуся до них с того места, где Кесс-Имбрун изгибался, расширяясь.

Каландрилл, ехавший впереди, остановился, потрясенный размерами естественной дамбы, дожидаясь Брахта. Скальные завалы поднимались к небесам. Валуны у подножия дамбы были навалены террасами, по которым вода бежала в пене, с яростью набрасываясь на обнаженные каменные клыки. Над потоком поднималась серебристо-золотистая мгла, переливаясь как радуга высоко над валунами.

— Переправа где-то здесь, прямо над скалами! — крикнул Брахт в ухо Каландриллу, изогнувшись в седле.

В колышущейся мгле они стали подниматься на скалу. Грохот водопада, заглушавший перестук копыт, пугал лошадей. Каландрилл по-прежнему возглавлял цепочку. Наконец сквозь зыбкую пелену он различил проход меж двух огромных камней и молча указал на него спутникам — говорить в таком грохоте было бесполезно. Он направил гнедого по резко уходящей вверх петляющей и скользкой тропинке к проходу за дрожащей водяной взвесью.

Он оказался на широкой площадке, о край которой плескалась река. Здесь, за естественной дамбой, река больше походила на озеро. Каландрилл с сомнением осматривал ее, дожидаясь спутников. Сверху дамба была широкой и гладкой, как рукотворная дорога: по ней запросто могли проехать десять лошадей в ряд, и вода захлестывала ее лишь на палец. Но с одной стороны был обрыв, с которого с грохотом падала вода, а с другой простиралась огромная заводь, под гладкой поверхностью которой, видимо, бушевали сильные течения. Над заводью на утреннем солнце радугой переливалась водяная взвесь — прекрасная и пугающая, словно сами духи поджидали здесь неосторожного путника. Каландрилл осторожно пришпорил коня.

Животное, напуганное переправой не меньше человека, стало бить копытом и храпеть. Каландриллу пришлось натянуть удила. Вода текла у него по лицу, капала с волос, проникала в каждую складку в одежде, щекотала грудь и спину. Он едва различал копыта лошади. Переправа эта походила на волшебную дорогу, которая привела его в Тезин-Дар, где время не имело значения, а расстояние являлось понятием абстрактным. Здесь же утро было наполнено угрожающим грохотом падающей воды, странным молчанием заводи и сбивающими с толку переливами контрастирующих цветов. Он подумал, что если Рхыфамун и оставил за собой чудища, то лучшего места для них и не придумать. Но меч он вынимать не стал, понимая, что сдержать перепуганную лошадь сможет только обеими руками.

Сколько времени прошло с тех пор, как они ступили на переправу, Каландрилл не знал. Но вдруг дымка развеялась, а прыгающее разноцветье уступило место золотому свету. Каландрилл протер глаза и уставился вперед, где золотистый цвет с красновато-серым отливом высвечивал какие-то тени, похожие на огромных, поджидающих их стражей.

Через несколько минут стало ясно, что это просто огромные глыбы, отмечающие конец переправы и приветствующие их на северном берегу. Он подстегнул гнедого, тот тут же взял в апорт и вынес его на широкую лужайку.

Каландрилл соскочил с лошади, дожидаясь Брахта.

Ценнайра с испуганным лицом припала к спине кернийца. Вскоре появилась и Катя. Каландрилл предложил Ценнайре руку. Соскакивая с гнедого, она на мгновение прижалась к нему, щекой коснувшись его груди. Он неуклюже поддержал ее, краснея под взглядом Брахта и Кати. В следующее мгновение Ценнайра отступила и с едва заметной улыбкой сказала:

— Я уж боялась, этой переправе не будет конца.

— Я тоже, — проговорил он, разглядывая ее лицо и не зная, радоваться или сожалеть о том, что выпустил ее из своих объятий.

— Ахрд! Мы промокли насквозь, — вывел его из задумчивости голос Брахта. — Надо бы поискать хворосту и обогреться до наступления ночи.

Каландрилл осмотрелся. Солнце низко висело над западным горизонтом. Переправа заняла у них почти целый день. С реки дул холодный ветерок. Каландрилла передернуло, и Ценнайра тут же поежилась. Катя наклонилась, отжимая длинные волосы. Брахт, которому все было нипочем, махнул рукой в сторону северных утесов:

— Надеюсь, там мы найдем все что нужно. Пусть Ценнайра едет пока с тобой, а я пойду впереди.

— А Рхыфамун? — спросил Каландрилл.

— Если он что-то против нас задумал, мы бы это уже знали. — Брахт мотнул головой, подняв вокруг себя фонтан брызг. — Мне кажется, здесь мы в безопасности.

Не дожидаясь согласия остальных, он вскочил на вороного. Катя последовала его примеру. Каландрилл пожал плечами, вспрыгнул в седло, наклонился, помогая Ценнайре сесть у него за спиной, — и тут же забыл, что промок до нитки, почувствовав на груди руки Ценнайры и прикосновение ее тела к спине. Он хотел сказать комплимент, но ничего не придумал и ограничился констатацией того, что они обсохнут, когда разведут огонь.

— Слава богам! — воскликнула она.

Сырость для нее не имела значения, но тщеславие ее было польщено. Решив, что надо разыграть усталость, она ограничилась тем, что крепко прижалась к нему и обняла его за плечи. Направляя лошадь вслед за Катей, он не видел ее улыбки.

Как и на южном берегу, здесь их ждал настоящий лабиринт из камней и скал. Солнце уже почти село, когда они добрались до расположенных полукругом валунов, за которыми можно было спрятаться от крепчавшего ветра. Путники нарубили веток и разожгли веселый костер. Брахт с Каландриллом деликатно ушли вытирать животных, позволив женщинам скинуть с себя мокрую одежду.

С заходом солнца похолодало. Темнота заполнила ущелье. Где-то шумел водопад. Они приготовили скромный ужин, отдавая себе отчет в том, что провианта у них осталось мало.

— На пару дней хватит, — заявил Брахт, вытирая клинки. — Если будем экономить.

Каландрилл, заточив меч, протер его тряпкой и попробовал на ноготь.

— Джессериты тоже едят, — заметил он. — На равнине должна быть какая-то дичь.

— Охота нас задержит, — сказала Катя, глядя на темнеющие скалы. — Рхыфамун далеко.

— Затерялся где-то среди джессеритов, — хмуро заметил Брахт. — Если, конечно, они не распознали в нем гхаран-эвура.

— Твой народ не сумел. — Каландрилл сунул меч в ножны. — Дера! Поймать его — все равно что найти иголку в стоге сена. Даже несмотря на то, что среди нас человек, который видел его лицо.

Он взглянул на Ценнайру, и она улыбнулась.

— Такое лицо я не забуду никогда, — пробормотала она, содрогаясь от воспоминаний. — Мне достаточно одного взгляда, чтобы узнать его.

— Это нетрудно, — с язвительной улыбкой заметил Брахт. — Труднее доставить тебя к нему.

— Хорошо уже и то, что мы идем по его следу, — задумчиво проговорила Катя, грея руки над огнем. — Не потерять его след было нелегко. Если Хоруль поможет, как Бураш и Дера, то у нас появится еще один божественный союзник.

Брахт молча пожал плечами, а Каландрилл сказал:

— Возможно, таков замысел Молодых богов. — Лиссеанец и сам не знал, был ли он в уверен в том, что говорил, или просто хотел себя подбодрить. Он понимал, насколько трудно и почти нереально найти одного человека в бескрайней и незнакомой им Джессеринской равнине. — Я буду молиться, чтобы это было так, — добавил он.

— Я тоже, — усмехнулся Брахт. В отблесках огня профиль его казался ястребиным. — Боги знают, как нам нужна их помощь.

Ценнайра осторожно переводила взгляд с одного на другого, не переставая удивляться их мужеству. Она не привыкла восхищаться людьми. Опыт, приобретенный в борделях Харасуля и Нхур-Джабаля, научил ее не столько уважать, сколько презирать людей, но сейчас, к своему удивлению, она была вынуждена признать, что не может не восхищаться этими людьми, с таким мужеством шедшими к своей цели. Уж не становится ли она моралисткой? Уж не появилась ли у нее совесть?

Никто не обратил внимания на ее задумчивый вид, посчитав, что она просто устала; и вскоре все улеглись. Первым дежурил Каландрилл.

Мысль об опасности ему приходила редко: как и Брахт, он считал, что Рхыфамун слишком уверен в себе и потому не оставил западни. Да и джессеритов вряд ли они здесь встретят.

Насколько он ошибался, Каландрилл понял только тогда, когда в темноте что-то просвистело и руки его оказались прижатыми к телу, а ноги запутаны. Он повалился набок, ударился о низкорослую сосну и грохнулся оземь. Единственное, что он успел, — это крикнуть.

Глава вторая

Каландрилл услышал возглас Брахта, и в то же мгновение из тени к ним метнулись фигуры. Один бросился подле него на колени и холодными руками схватил за горло. Другой вытащил нож. Сталь голубовато поблескивала в лунном свете. Каландрилл ждал смерти, но клинок лишь предостерегающе похлопал его по щеке, а рука вокруг глотки еще больше сжалась. Душивший его человек издал гортанный звук, призывая его к молчанию.

Каландрилл не мог сопротивляться. Локти его были плотно прижаты к телу, а пальцы, сдавившие горло, не давали возможности произнести ни звука. Да это и бессмысленно, в отчаянии подумал он: по доносившимся до него звукам Каландрилл понял, что друзей схватили так же быстро, как и его самого. Лиссеанец молча ругал себя за недостаточную бдительность.

Наконец рука отпустила его горло. Путы на лодыжках ослабели. Каландрилла бесцеремонно поставили на ноги, развернули так быстро, что он даже не увидел лица державшего его человека, и бросили ничком подле костра. Брахт, Катя и Ценнайра тоже лежали у огня как предназначенные для заклания животные. Вокруг стояли люди в темных доспехах. Лица их скрывались за металлической сеткой. Как палачи, подумал Каландрилл.

Глаза Брахта были закрыты, грудь его поднималась и опадала под путами. Каландрилл понял, что повалили их при помощи длинных кожаных шнуров с маленьким металлическим шариком на конце. С другой стороны от кернийца лежали Катя и Ценнайра. Обе женщины были в сознании. Катя сердито хмурилась, а серые глаза ее в отблесках костра метали молнии; Ценнайра пребывала в явном замешательстве.

— Если бы они хотели нас убить, то давно бы это сделали, — сказал Каландрилл, желая успокоить ее. Ему и в голову не могло прийти, что она думает о том, стоит ли разорвать путы и бежать. Он собирался еще что-то сказать, но от удара ногой потерял дыхание. Жестом ему приказали замолчать. Каландрилл застонал и взглянул на мучителей.

Их оказалось девять. Из-под конических шлемов на плечи им спускались вьющиеся намасленные волосы, черные, как и латы, скрывавшие грудь, руки и кисти. На ногах прикреплены набедренники и наголенники. На черном металле играли кровавые отблески костра. С широких поясов свисали ножны с круто изогнутыми мечами и ножи. Вид у этих молчаливых фигур был угрожающим.

По глазам, горевшим в прорезях вуалей, Каландрилл ничего не смог прочитать — они были совершенно пусты, словно перед ними стояли девять металлических автоматов, предназначенных для того, чтобы вынести им смертный приговор.

Наконец один из них грубым голосом произнес несколько коротких слов; узников тут же подняли и развязали им ноги. Брахт застонал и пошатнулся, и двое — как полагал Каландрилл, джессеритов — подхватили его под руки. Керниец мотал головой и мигал глазами.

— Ахрд! Нас взяли. Ты вроде кричал…

Предводитель джессеритов опять что-то сказал, явно побуждая кернийца замолчать. Брахт сплюнул прямо к ногам предводителя. Тот рассмеялся, словно довольный брошенным ему вызовом, и прокричал еще несколько фраз, затем махнул рукой в сторону скалы, прикоснулся пальцем к губам Брахта и провел ладонью по его горлу, не оставляя сомнений в том, что они сделают, если тот произнесет еще хоть одно слово. По следующему короткому приказанию узникам быстро вставили в рот кожаный кляп. Предводитель вновь указал рукой на скалу, поманил их за собой и пошел вперед.

Пять воинов встали вокруг узников и, грубо подталкивая, заставили их идти следом; оставшиеся трое расстреножили лошадей и повели их в поводу.

Молчание было угрожающим. Тишину нарушало лишь похрустывание кожи и глухое постукивание копыт. Джессериты вели их на скалу. К северному подножию Дагган-Вхе, решил Каландрилл. Когда он успокаивал Ценнайру, то сказал первое, что пришло в голову, но сейчас понял, что оказался прав: если бы джессериты на самом деле намеревались убить тех, кто посягнул на их земли, они бы наверняка сделали это еще подле костра. С другой стороны, если бы среди безликих воинов был сам Рхыфамун, он бы уничтожил их на месте. По причинам, которые Каландрилл не понимал, им сохранили жизнь. Чтобы потом казнить? А может, джессериты задумали что-то другое? Он не знал, но то, что они еще живы, вселяло надежду.

Неловко передвигаясь со связанными руками, он размышлял только об этом.

Скоро они вышли на площадку, где их ждали спутанные снаряженные лошади. Воин, стороживший животных, приветствовал предводителя. Вождь крикнул что-то на незнакомом языке, воин подвел к нему коня и упал на колени, позволяя предводителю встать ему на спину, как на ступеньку. Еще один гортанный приказ, и узников разоружили, грубо посадили на коней, руки привязали к лукам седла, а ноги — к стременам. Ценнайру водрузили на сивого мерина за спиной у Кати и связали женщин за пояса. Джессериты тоже вскочили на лошадей, подхватили под уздцы животных, на которых сидели узники, и тронулись вперед.

Они явно знали дорогу или обладали сверхчеловеческой способностью видеть в темноте. Как бы то ни было, процессия быстро двигалась вперед по каменным лабиринтам и каньонам у подножия северного склона Кесс-Имбруна. Там, где тропинка позволяла, джессериты пускали лошадей рысью, там, где она поднималась вверх, переходили на быстрый шаг.

Когда они поднялись чуть повыше, дорогу им осветила луна. Ночь стояла ясная и безоблачная: лента Кровавого пути резко поднималась вверх. По такой тропинке человеку со связанными руками подняться нелегко. Каландрилл сжал зубы, пытаясь побороть приступ страха и убеждая себя в том, что странные молчаливые люди не желали — по крайней мере пока — его смерти. Но от этого ему не стало легче, и он попытался забыть о мрачных мыслях, внимательно изучая незнакомцев.

На черном отполированном металле доспехов на груди и спине выделялись желтые символы. На доспехах лошадей Каландрилл заметил такие же рисунки. Скорее всего, эмблема клана. Но у предводителя, помимо этого, был еще один рисунок, видимо соответствующий его положению.

Каландрилл попробовал расслабиться, крепко обхватывая спину гнедого коленями. Конь его покорно шел за маленькой лошадкой джессерита. Их животные были чуть выше пони, но они уверенно шли вперед, несмотря на головокружительный подъем, словно по пологому холму, не обращая внимания на бездонные пропасти, которые лунный свет то и дело выхватывал то с одной, то с другой стороны тропинки. Мерный перестук копыт служил аккомпанементом для вздохов ветра. Других звуков Каландрилл не слышал. Стражи их не произнесли ни слова. Да и пленники под угрозой физической расправы молчали.

Сидя за Катей, Ценнайра все еще думала о том, чтобы разорвать путы и соскочить с сивого мерина. Но все же отказалась от этой мысли, отчасти из опасения, что лошадь тоже упадет и тогда они все полетят в пропасть, зияющую в нескольких шагах от нее. И хотя она не погибнет, но может сильно покалечиться. Ценнайра понимала, что смерть не возьмет того, у кого нет сердца в груди. Но при падении она может переломать себе кости и тогда будет беспомощно валяться на дне Кесс-Имбруна. А уж что станет с ее красотой — и подумать страшно. Более того, ни о каком союзе с Каландриллом нельзя будет и мечтать. Приняв все это во внимание, она решила остаться в роли смертной женщины, разыгрывая из себя беспомощную узницу. Там видно будет.

При необходимости она бежит и позже, а пока подождет.

Брахт, у которого от удара, свалившего его на землю, все еще кружилась голова, думал только о том, как бы удержаться в седле: спина вороного так ходила под ним, что ни о чем другом он не мог размышлять. Конь, возмущенный тем, что его ведут в поводу, грыз удила и раздраженно храпел, прижимая уши и дергая головой. Керниец всячески успокаивал животное, обхватывая его коленями и мыча ему в ухо невнятные слова. Он прекрасно понимал, что, если коню удастся освободиться, он неминуемо набросится на более мелких лошадей, шедших впереди и сзади, и в этой неразберихе свалит его в пропасть.

Брахт ничуть не сомневался в том, что джессериты убьют его — вражда между кочевыми племенами Куан-на'Фора и обитателями Джессеринской равнины имела столь давние корни, что уже стала традицией. Он полагал что жизнь им оставили только для того, чтобы подвергнуть мучительной смерти, к удовольствию недругов. Если верно то, что слышал он о людях сей запретной земли, то они мало чем отличаются от зверей; они самые настоящие дикари, которым доставляет несказанное удовольствие пытать узников. Еще хуже, если их превратят в рабов, ибо рабов мужского пола джессериты оскопляют. Брахта передернуло.

Он напряг ноги, связанные ремнем под брюхом коня, сжимая седло бедрами, и искоса взглянул на Катю, следовавшую за ним. Она с рабством не смирится и не станет игрушкой в руках племенных вождей джессеритов. Она скорее умрет.

Эта мысль, как и надежда на то, что, пока он жив, еще существует возможность догнать и победить Рхыфамуна, удержали его от того, что он непременно бы сделал, останься он один. А будь он один, позволил бы жеребцу делать, что ему угодно. Разозлил бы коня, чтобы тот захватил с собой в пропасть парочку джессеритов. Однако сейчас оставалось лишь успокаивать животное.

Пока Брахт будет цепляться за жизнь.

Катя была сбита с толку. Кроме того, что рассказывал ей Брахт, она о джессеритах не знала ничего. Рассказы кернийца не вселяли в нее надежду. И все же эти странные воины, несмотря на грубость, с какой обращались с узниками, до сих пор не причинили им вреда. Они появились из ночи так неожиданно и тихо, что походили на призраков. Катя проснулась от возгласа Брахта и тут же схватилась за эфес сабли, но, прежде чем успела вытащить ее, руки ее оказались прижаты к телу, а в следующую секунду опутаны были и ноги. Она видела, как Брахт вскочил, но тут же рухнул на землю, опутанный с ног до головы со свистом вылетевшими из черной тени веревками. Когда он попытался подняться, закованная в латы рука повалила его опять на землю. Но это было единственное насилие, к которому прибегли джессериты.

Она не понимала, почему им оставили жизнь. Судя по рассказам Брахта, джессериты убивали чужеземцев на месте. А эти почему-то решили взять их в плен. Почему? Зачем?

А если таков приказ Рхыфамуна? — вдруг подумала она, и кровь застыла у нее в жилах.

В новом теле колдун мог приобрести определенное положение среди джессеритов и теперь велел приспешникам взять преследователей живьем. Вполне в духе Рхыфамуна: ему доставит удовольствие поизмываться над ними перед смертью.

Но если так, то возникало сразу несколько вопросов. Рхыфамун должен был объяснить джессеритам, что он знает о преследователях. А как, если не при помощи магии? Но в таком случае, пыталась размышлять она как можно спокойнее, он разоблачит себя. А насколько джессеритские колдуны готовы принять его? Если ее подозрения верны, то они оказались готовы. А это значит, что их испытанию пришел конец и Рхыфамун победил.

Она с силой стиснула кляп, пытаясь побороть отчаяние. Сдаваться нельзя. Надо быть верной клятве, данной в Вану и Тезин-Даре, не отказываться от надежды, какой бы хрупкой она ни была.

Каждый из них по своим собственным причинам предпочел не сводить счеты с жизнью и цепляться за надежду до последнего.

Они поднимались по Дагган-Вхе весь остаток ночи, пока рассвет не побелил небо. Наконец на большой врезавшейся в скалу площадке, прямо перед зияющей пастью пещеры, джессериты устроили привал.

Предводитель их въехал на коне в пещеру и спешился. Остальные, дождавшись приказа, соскочили с лошадей и деловито, словно хорошо знали это место, принялись устраивать бивак. Каландрилл озадаченно наблюдал за происходящим. Коней отвели в сторону и стреножили. В складках скалы был припасен фураж. Двое джессеритов быстро разожгли костер из дров, спрятанных здесь же, другие достали неизвестно откуда продукты. Свет от костра и факелов освещал пещеру. Около каждого путника стояло по джессериту. По приказу они освободили пленникам ноги и отвязали от седла. Руки их по-прежнему оставались скрученными веревками, и когда они неуклюже соскочили с лошадей, их тут же затолкали в пещеру, лошадей увели, и Каландриллу показалось, что огромные животные внушают джессеритам ужас, особенно жеребец Брахта. Когда гнедой раздраженно зафыркал и натянул удила, джессериты впервые нарушили молчание и что-то взволнованно залопотали.

Брахт резко обернулся, обеспокоенный поведением коня, который в любой момент мог вырваться и броситься с откоса. Тут же перед ним вырос воин, останавливая его жестом поднятой руки. Керниец коротко выругался, сердито, совсем как жеребец, поводя глазами. Каландрилл опасался, что Брахта сейчас опять собьют наземь. Но по приказу вождя воин отступил и позволил Брахту подойти к коню. Керниец с кляпом во рту промычал что-то успокаивающее в ухо вороному и отвел к остальным животным.

Жеребец все еще взбрыкивал, возмущенный присутствием мелких животных, а Брахт все мычал и мычал ему на ухо до тех пор, пока окончательно его не успокоил. Только после этого он передал поводья джессеритам.

Каландрилл начал разглядывать пещеру. Она была, явно расширена человеком и использовалась как место для привала. Костер горел в грубом очаге, и дым от него поднимался вверх по каменной трубе; для лошадей в скале высекли специальный загон. У одной стены журчал источник. Здесь было сухо и тепло, пахло лошадьми и соленым мясом, словно пещеру часто использовали для стоянки. Принимая во внимание ее местоположение, а также скорость, с которой они поднимались в гору, Каландрилл понял, что они где-то посередине северной стены Кесс-Имбруна. Он ждал, что предпримут джессериты.

Пока они не причиняли им вреда. Кривоногий предводитель подошел к узникам, ослабляя шнурки шлема. Сняв его, он взмахнул головой с иссиня-черными кудрями. У него были рыжевато-красные, узкие, слегка раскосые кошачьи глаза, высокие скулы и мясистый нос. Над тонкими губами чернели изогнутые усы. Жестокое, без малейшего выражения лицо.

Джессерит ткнул себя пальцем в грудь и сказал:

— Тэмчен!

Затем поманил одного из джессеритов и что-то быстро сказал ему.

Кляпы вытащили. Предводитель вновь ткнул себя пальцем в кирасу и повторил:

— Тэмчен!

Каландрилл облизал губы.

— Тэмчен? — спросил он и указал связанными руками на джессерита.

Предводитель кивнул и сказал:

— Аи, Тэмчен!

Затем ткнул Каландрилла пальцем в грудь и что-то произнес, видимо требуя, чтобы Каландрилл назвал свое имя.

Первым порывом юноши было солгать: он опасался что если объявит себя, то это может стоить ему жизни. Но Каландриллу хватило ума сообразить, что если бы их послал Рхыфамун, то они бы уже знали, кто их пленники. Поэтому он решил не скрывать своего имени в надежде что-нибудь выведать. Он поднял руки, ткнул себя пальцем в грудь и сказал:

— Каландрилл!

Тэмчен кивнул:

— Ка-лан-дрилл.

Он с трудом произносил незнакомые звуки. Имя Брахта тоже далось ему с трудом.

— Бр-рак! — произнес он, задумчиво разглядывая кернийца.

Затем махнул рукой в сторону выхода из пещеры, словно указывая на юг, и пробормотал что-то невнятное.

Брахт пожал плечами. И тогда Тэмчен ударил себя ладонью в грудь, затем коснулся эфеса меча и изобразил схватку. Брахт жестко усмехнулся и сказал:

— Истинно! Мы с вами воюем. Отдайте мне меч, и я буду с вами драться прямо сейчас.

В голосе кернийца прозвучала угроза, и глаза джессерита сузились, но он тут же что-то сказал своим спутникам, что вызвало их ухмылки и улюлюканье.

— Ради Деры, Брахт! — воскликнул Каландрилл. — Зачем их злить?

— Я лучше умру, чем потеряю свое мужское достоинство, — пробормотал керниец, но тут же смолк.

Тэмчен повернулся к Кате.

Льняные волосы вануйки произвели сильное впечатление на джессерита. Произнося ее имя, он осторожно прикоснулся к ним, словно это был шелк или драгоценный металл.

— Ка-ти-а! — Ему явно не хотелось выпускать из рук ее волосы. — Сэ-на-ир.

Ценнайра заинтересовала его меньше. Видимо, потому, что кандийские женщины были, как и джессеритки, черноволосы. Женщин же вроде Кати им видеть явно не приходилось.

Джессерит кивнул, произнес еще несколько гортанных слов и отошел к костру, на котором жарилось мясо и пекся хлеб. Джессериты перекрыли выход, а узникам приказали сесть вдоль стены. О них словно забыли и вспомнили только тогда, когда приступили к трапезе. Каждому передали по куску жирного мяса и по пресному хлебу с водой.

Каландрилл, Катя и Брахт жадно набросились на еду, Ценнайра ела, только чтобы не вызвать подозрений. По окончании трапезы небо, часть которого была видна через вход в пещеру, уже посветлело и засияло синевой. Джессериты вновь связали им ноги и крепко, но осторожно привязали руки к туловищу, набросили каждому на плечи по одеялу, и Тэмчен жестом показал, чтобы они ложились спать.

Сами джессериты тоже улеглись, оставив двоих бодрствовать, и пещера погрузилась в тишину, изредка нарушаемую всхрапыванием лошадей и посапыванием людей. Каландрилл лежал между Брахтом и Катей и, как и они, не мог уснуть: сомнения и тревожные мысли не давали ему покоя. Не желая злить джессеритов, он дождался, когда тех сморит сон, и только тогда зашептал на ухо Брахту:

— Вряд ли они намерены нас убивать. Мне кажется, про Рхыфамуна они ничего не знают.

— Ты так думаешь? — едва слышно ответил Брахт.

— Конечно. Если бы они намеревались нас убить, зачем кормить? Зачем тащить сюда? А Рхыфамун? Тэмчен никак не отреагировал. А ведь если бы его послал Рхыфамун, он бы кричал от радости.

— Мне тоже кажется, что они не связаны с колдуном, — согласился Брахт. — Что же до остального, казнь — это не самое худшее, что может нас ждать.

— То есть?

Керниец скрипнул зубами и сказал:

— Джессериты берут рабов, а рабов-мужчин они оскопляют.

Каландрилл едва не вскрикнул и инстинктивно сжал ноги. По спине у него побежали мурашки.

— Ты уверен? — с трудом произнес он.

Брахт утвердительно промычал.

— Как бы то ни было, — Каландрилл облизал пересохшие губы, — мы пока живы.

— А если нас оскопят? Разве это жизнь?

— Пока еще не все потеряно. Зачем они нас взяли? Наверняка есть какие-то причины.

— Они шли с разбоем в Куан-на'Фор, как и те, что напали на караван Ценнайры. А мы оказались более легкой добычей.

— Ты думаешь, все так просто?

— Я думаю, что нас взяли в плен варвары, которые лишают рабов мужского достоинства. Я думаю, что Катя для них завидная добыча. Ты видел, как этот чванливый подлец перебирал ее волосы?

— Видимо, она показалась ему необычной. Но все же… — Каландрилл замолчал, чувствуя, как внутри у него все переворачивается. Он изо всех сил пытался победить в себе дрожь и размышлять логично. — Их и правда кто-то мог послать. Пусть и не Рхыфамун.

Брахт коротко с сомнением вздохнул:

— Возможно, наше приближение учуял какой-нибудь джессеритский колдун, — настаивал Каландрилл. — Во всем нашем путешествии есть божественный умысел. Молодые боги помогают, как могут. И кто знает, может, то что происходит с нами сейчас, часть их спасительного плана? Может, мы окажемся на Джессеринской равнине быстрее, чем если бы путешествовали одни?

Он и сам не знал, насколько был в этом уверен. Скорее всего, ему просто хотелось себя успокоить. Брахт хмуро молчал.

— Значит ли твое молчание, что ты сдался? Или все же намерен драться с Рхыфамуном?

— Я считаю, что даже связанные мы должны идти вперед. Я сильно обеспокоен за всех нас. При первой возможности надо бежать.

— Как? — Каландрилл попробовал путы: он был связан крепко. Как выбраться из этой пещеры, где было полно воинов, да еще со связанными руками?

— Не ведаю, — ответил Брахт. — Но при первой возможности…

— Истинно, при первой возможности.

Но Каландрилл и сам в это не верил: Тэмчен слишком бдителен. Скорее всего, джессериты доставят их к месту назначения, а там… Если же они бегут?.. Что потом?

Они станут беглецами в незнакомой земле. Рхыфамун находится сейчас в теле, которое видела только Ценнайра. Их больше не ведет вперед магический талисман. Никто из них не знает землю, на которой они сейчас находятся. Союзников им не найти, даже если удастся бежать. Еще менее вероятно, что они догонят Рхыфамуна. Все вдруг обернулось против них; судьба повернулась к ним спиной. Каландриллом овладевало отчаяние, и он изо всех сил пытался не думать о том, что сказал ему Брахт. Юноша заставлял себя поверить в свои собственные слова, поверить в свой собственный оптимизм.

Однако это было нелегко. «Но Хоруль, — убеждал он себя, — бог джессеритов — родной брат Бураша, Деры и Ахрда. Хоруль тоже должен помогать им, иначе, как и все Молодые боги, он падет от руки пробудившегося Фарна. Хоруль наверняка наш союзник. А если так, то можно надеяться на вмешательство богов. Возможно, Тэмчена послал конский бог, возможно, мы просто не понимаем божественного замысла? Я не должен отчаиваться, — твердил он себе, — я должен верить».

Каландрилл думал об этом, пока не заснул. Проснулся он от пинка по ребрам. Джессерит, со спрятанным за железной вуалью лицом, стянул с него одеяло и ослабил путы на ногах и руках. Потом проделал то же самое с остальными тремя узниками. По команде все они встали, подошли к огню и получили по миске жидкой каши, по куску твердого сладкого хлеба и по кружке чая, настоянного на травах.

После завтрака их опять посадили на лошадей, вставили в рот кляп и привязали. Один из джессеритов наклонился, подставляя Тэмчену спину, и предводитель повел их дальше по Кровавому пути.

Солнце было еще далеко от полуденного зенита. Каландрилл понял, что они останавливались в пещере только лишь для того, чтобы дать отдохнуть лошадям и людям, которые, возможно, провели всю ночь в пути на той же самой дороге. Тропинка временами так круто уходила вверх и становилась настолько узкой, что любое неосторожное движение могло окончиться плачевно. И все же они продвигались вперед довольно быстро, словно Тэмчен желал добраться до равнины как можно быстрее.

Лица джессеритов во время всего пути скрывались за железной вуалью. Когда же, во время короткой остановки в полдень, они ее подняли, в их глазах Каландриллу ничего не удалось прочитать.

Пленников сняли с лошадей, дали им воды и немного пищи. Больше никто с ними не заговаривал, словно их имен Тэмчену было достаточно. Да и между собой джессериты не общались. Исполняли свои обязанности молча, с точностью хорошо вымуштрованных солдат. Когда Каландрилл попытался задать вопрос, Тэмчен взглянул на него и поднес палец к тонким губам; Брахт что-то пробормотал, и предводитель угрожающе поднял руку. Керниец, хоть и был раздражен, замолчал. Каландрилл счел за благо последовать его примеру. Катя тоже молчала, хмуро разглядывая джессеритов потемневшими от ярости серыми глазами. Ценнайра не проронила ни слова.

Когда они поели, им снова вставили кляп, посадили на лошадей, привязали, и они продолжили подъем.

Вперед, все выше и выше, к солнцу, омывавшему неприступные стены Кесс-Имбруна золотым светом. Пики переливались фантастическими тонами, каньоны тонули в мглистой тени. Желтый диск клонился к западу, скалы и утесы начали темнеть и откидывать огромные тени на восток. Луна, выкатившая на смену солнцу, нависла над горизонтом; совсем недавно голубевшее мглистой лазурью небо приобрело цвет индиго, и на нем высыпали звезды. Западная оконечность его вспыхнула ненадолго красноватым золотом, и на землю навалились сумерки. Каландрилл надеялся, что они остановятся на привал, но Тэмчен и не думал сбавлять ход. И Каландрилл вновь пришел к выводу, что кошачьи глаза джессеритов более приспособлены к темноте.

Как и прошлой ночью, они продолжали взбираться по темной опасной тропе, едва угадывавшейся в лунном свете. То и дело из тени возникали скалы. Серебристый свет был обманчив. Над головой у них пролетали летучие мыши. Видимо, гнезда их были где-то посередине северной стены каньона. Ехать становилось все тяжелее, но джессериты не останавливались, все поднимаясь и поднимаясь вверх, к луне и звездам.

Что за спешка? — размышлялл Каландрилл. А может, у них обычай такой — путешествовать в темноте? Может, ночь — их союзник? В черных латах, молчаливые, они и вправду походили на ночных тварей. Каландрилл не мог не думать о том, что ими движет, вновь и вновь вспоминая страшные слова Брахта.

В нижней части живота возникло неприятное ощущение. Каландрилл пытался убедить себя в том, что вряд ли джессериты смотрят на них как на простых рабов, которых удалось захватить без особых хлопот. К чему тогда такая спешка? С другой стороны, он не верил, что они посланники Рхыфамуна.

«Ты заберешься далеко и увидишь то, что не видел ни один южанин…»

Каландрилл ухмыльнулся, насколько это было возможно с кляпом во рту, вспомнив слова Ребы. В чем, в чем, а в этом она оказалась права. Впрочем, пока все предсказания гадалки сбывались: он бежал из Секки от ярости отца; собственный брат объявил его вне закона и лишил родины; он познал предательство и нашел настоящих друзей; он путешествовал по дорогам, на которые не ступала нога человека. Реба предсказала ему опасность, и ее у него было хоть отбавляй. Но чем закончится его испытание, гадалка не сказала.

Может, вот он, конец? Ему стало не по себе. Возможно, Брахт прав. Их могли взять для того, чтобы обратить в рабство и оскопить, женщин поместить в джессеритский гарем, в бордель, а Рхыфамун тем временем спокойно отыщет опочивальню Фарна и вернет Безумного бога к жизни. Каландрилла передернуло. И он вновь прибег к логике, пытаясь вспомнить все, что было, и успокоиться.

В Кандахаре на пути их встал Сафоман эк'Хенем: он взял Каландрилла и Брахта в плен, но им удалось бежать.

Аномиус пытался помешать им своим колдовством, но они обманули и его.

На них — Каландрилла, Брахта и Катю — охотились чайпаку, но благодаря их собственному мужеству и вмешательству Бураша братство убийц перестало представлять для них угрозу.

Они выбрались из Гессифских болот, избежали ловушки в Тезин-Даре, приготовленной им Рхыфамуном.

В Лиссе Каландрилл проехал на расстоянии вытянутой руки от Тобиаса. Узнай его тогда брат, Каландриллу пришел бы конец. Но Тобиас его не узнал, и они продолжили путь.

Они въехали в Куан-на'Фор и попали в руки Джехенне ни Ларрхын, которая распяла Брахта. Но Ахрд спас кернийца, а лыкардка была убита Катей.

Сама Дера благословила клинок Каландрилла; Бураш провел их своими водными путями; Ахрд выказал им свою милость. Молодые боги помогают, как могут.

«Значит, мы преуспеем».

«Ой ли! - насмешливо прошумел ветер. — Молодые боги вовсе не столь могущественны, как их предшественники. До они и сами признали, что возможности их ограничены. И ты все еще надеешься?»

«Да, надеюсь», - сказал он.

«Понимаешь, - продолжал ветер, — если бы Бураш мог, он бы доставил вас в Лиссе вовремя и вы перехватили бы Рхыфамуна еще там. Но он опоздал, и колдун ускользнул от вас, приняв другое обличье».

«Но мы отыскали его след. Мы разгадали его сговор с Джехенне, и Дера благословила мой клинок».

Ветер рассмеялся в звездном небе и, зашуршав вниз по каньонам, пробормотал:

«Невелик подарок. Да она и раньше могла бы об этом позаботиться. А пока вы прохлаждались с ней, Рхыфамун шел вперед, и ни Дера, ни Ахрд не смогли его остановить».

«Но они нам помогают».

А в ответ — как пепел из погребального костра:

«Даже через свой священный лес Ахрд не смог пронести вас настолько быстро, чтобы вы догнали мага».

«Но мы приблизились к нему. А теперь с нами есть человек, который видел его».

Ветер замолчал, закружил на месте, а затем яростно продолжал:

«Хороша помощь, особенно сейчас, когда вы узники и скоро потеряете свое мужское достоинство! Ведь вы в незнакомой стране, чей народ скрывает свое лицо под вуалью и кастрирует мужчин, как зверей».

«Но люди этой земли поклоняются Хорулю. А Хоруль тоже из Молодых богов. Он не останется безучастен к нашей судьбе».

«Возможно, возможно. Но достанет ли ему сил? Рхыфамун далеко впереди и с каждым днем все ближе к Фарну. Или ты полагаешь, Фарн не чувствует, что спаситель его приближается? Хоть он и во сне, хоть он и в забытьи. Неужели ты думаешь, что он откажет ему в помощи?»

«Да что он может ? Первые боги предали его забвению. А ведь Ил и Кита - его родители. Он не захочет их ослушаться».

«А разве он уже не ослушался? - спросил ветер. — Пробуждение его значит кровь. Кровь значит пробуждение. А разве мало пролито крови? Вспомни Кандахар, глупец. Вспомни о восстании повелителя Файна, о войне, которую ведет тиран; вспомни о своем собственном брате, о Тобиасе ден Каринфе, домме Секки. Ведь он строит флот и намерен вступить в войну против Кандахара. Сколько крови еще прольется, когда он осуществит свою мечту?»

«Но она пока не осуществлена».

«Ну и что? Возможно, ты прав. Но так же возможно, что военные суда уже отходят от Эрина, а Узкое море красно от крови».

«Прежде Тобиасу надо убедить других доммов. А в Куан-на'Форе Джехенне, стремившаяся к войне, потерпела поражение».

«Невелика победа — одна маленькая схватка в великой битве. Зато ты вот в плену, и, как агнца, тебя везут к твоей судьбе, а Рхыфамун скачет и скачет вперед».

«Нет! — воскликнул Каландрилл.

Кляп превратил его возглас в стон. Джессерит, скакавший впереди, угрожающе посмотрел на него, а тот, что ехал сзади, грубо ударил по плечу. Гнедой дернулся, и Каландриллу пришлось сделать огромное усилие, чтобы удержать его коленями и связанными руками. Еще немного, и испытания его закончатся прямо здесь. Каландрилл усиленно заморгал, сообразив, что задремал в седле. Ночь отступила, ветер улегся, небо на востоке посветлело. Каландрилл не был уверен, на самом ли деле он слышал беззвучный голос или ему это лишь почудилось.

— Я не должен терять надежду, — убеждал он себя. — Это последнее, что у меня осталось. Надежда и вера в Молодых богов.

Он беззвучно молил Деру и всех Молодых богов о том, чтобы пленение было частью божественного умысла или, в худшем случае, чтобы даровали они спасение ему и его товарищам, а Ценнайру он уже причислял к своим друзьям.

Больше он ничего не мог поделать, по крайней мере сейчас. Оставалось только смотреть на дорогу, бежавшую вперед в чистом утреннем свете. Ветер — веселый бодрый эфир — больше не ставил под сомнение его слова.

Каландрилл все еще находился под впечатлением сна и не сразу заметил перемену в обстановке. В твердом, сухом запахе вечного камня появился привкус жизни. Он взглянул вперед и далеко за возглавлявшим процессию всадником увидел край Кесс-Имбруна.

Он и манил его, и страшил. Там кончается ущелье, но там же будет решена и их судьба. Каландрилл попытался взять себя в руки. Дагган-Вхе, извиваясь, пересекал выступ крутой скалы и терялся меж отвесных скал глубокой лощины, похожей на ту, с которой началось их путешествие по Кесс-Имбруну. Мерин ускорил шаг, не желая отставать от впереди идущего. Ему, как и наезднику, не терпелось выбраться из расселины и вновь оказаться на долгожданной равнине.

Они пересекли выступ скалы, взобрались по резко уходящей вверх тропинке и какое-то время ехали по расселине, наполнявшейся рассветом. Потом миновали небольшую площадку и стали подниматься по резко уходившей вверх дороге. В расселине, освещенной ранним солнцем, дорога расширилась и стала гладкой. Добравшись до края лощины, тропа вновь побежала вверх. В небесной голубизне появились оттенки розового.

Тэмчен, возглавлявший колонну, что-то выкрикнул. Один из всадников ответил и перевалил через гребень, исчезнув из виду. Подбодрившись, всадники пустили коней в легкий галоп. Громкий перестук копыт по камню наполнял лощину. Кавалькада выехала на Джессеринскую равнину.

Каландрилл огляделся. С обеих сторон возвышались рукотворные стены, построенные из огромных, песочного цвета камней, не скрепленных известковым раствором. Высотой они были в пять поставленных друг на Друга во весь рост человек. О толщине их можно было только догадываться. Они охватывали дорогу как воронка, которую не миновать по дороге из Кесс-Имбруна. Смерть для всякого, ступившего на Кровавый путь. Дорога вела к массивным обитым железом воротам, над которыми возвышалась башня из желтого кирпича с узкими амбразурами. За воротами зияла темнота. Подле ворот их дожидался Тэмчен, казавшийся карликом на фоне внушительного сооружения.

Всадники подъехали ближе, и по спине у Каландрилла побежали мурашки. Место это окутывала странная аура чего-то неестественного, запретного, мощного и угрожающего, словно здесь обитали привидения или совсем недавно было пролито много крови. Мерин Каландрилла попятился. Позади тихо заржал жеребец Брахта. Каландрилл обернулся. Вороной кернийца упирался, уши его были прижаты, глаза дико вращались. Его боязнь передалась и Катиному мерину. Маленькие лошадки джессеритов тоже заволновались. Наездники что-то раздраженно бормотали, натягивая удила.

С трудом успокоив лошадей, они тронулись вперед. По мере приближения к воротам страх и дурное предчувствие все более овладевали Каландриллом. В легком ветерке ему чудился трупный запах. Как бы то ни было, в одном он не сомневался: форт внушал ему чувство ужаса, слепого страха.

Когда Каландрилл въехал в створ ворот, во рту у него пересохло. Даже джессериты были напуганы. Они нервно перебирали пальцами на эфесах мечей, клали на себя знамения и, позвякивая металлической сеткой, посматривали по сторонам. Лишь Тэмчен оставался бесстрастен, но, скорее, благодаря прирожденной скрытности и угрюмой решимости не выказать признаков страха. Рубанув рукой воздух, он резко выкрикнул приказ, подгоняя воинов войти в тень тоннеля, начинавшегося у укрепленных ворот.

Дальний конец его терялся в зыбком полумраке. Там ворота были закрыты. По обеим сторонам тоннеля шли тяжелые двери, над головой — отверстия, через которые незваного гостя забрасывали камнями. Вдруг одна из дверей распахнулась, и слабый долгожданный свет упал в тоннель. Тэмчен въехал в дверь.

Здесь начинался небольшой крепостной дворик. С трех сторон стояли воины в доспехах, с саблями и пиками, готовые к любой неожиданной выходке гостей. Со стен в них целились лучники. Тэмчен соскочил с коня и приветствовал человека в доспехах с желтыми и серебряными символами. Тот, отсалютовав, отбросил с лица вуаль, чтобы получше рассмотреть узников.

Лицо его мало чем отличалось от лица Тэмчена, правда, его подбородок украшала жесткая треугольная бородка, и выглядел он старше. В остальном же их можно было принять за братьев. Старший явно занимал более высокое положение, ибо именно по его приказу узников сняли с лошадей и поставили перед ним, а затем развязали, оставив связанными только кисти и не вытащив кляп изо рта.

Тэмчен, указывая по очереди на каждого, называл их имена. Его собеседник коротко кивал. Затем, обменявшись несколькими словами с Тэмченом, он резко развернулся на каблуках и скрылся на внутренней лестнице. Тэмчен отдал приказание, и четверых узников, зажатых с двух сторон, повели туда же. Тэмчен шел впереди. Крутая лестница вывела их в коридор под низкой крышей. Освещался он светом, падавшим через амбразуры вдоль стен. Здесь всепоглощающее чувство страха несколько улеглось. У Каландрилла словно сняли камень с плеч. Вдоль стен на равном расстоянии друг от друга были начертаны иероглифы и висели курильницы. Резкий запах от их дымка наполнял неподвижный сухой воздух. Джессериты подвели их к двери из черного дерева. Тэмчен и его спутники остановились и сняли шлемы, и предводитель осторожно, с явным почтением, постучал.

Из-за двери раздался голос. Тэмчен кивнул, стражники открыли дверь и отступили, пропуская джессеритских вождей. Они вошли и низко поклонились.

После едва слышной беседы Тэмчен взмахнул рукой, и стражники ввели пленников в палату, широкую и длинную, едва освещенную падавшим из круглого отверстия в потолке светом. Прямо по центру комнаты стоял прямоугольный стол из черного лакированного дерева. По обеим сторонам его тянулись табуретки, такие же черные, как доспехи джессеритов. Стены, украшенные лишь странными знаками желтого, серебряного и красного цвета, словно светившимися в полумраке, тоже были обиты темным деревом.

Каландрилл скосил глаз на Тэмчена и второго джессерита, которые подошли к столу, еще раз поклонились и жестом приказали стражникам подвести пленников. Дальний конец комнаты терялся в темноте; Каландрилл, чьи глаза еще не привыкли к полумраку, не видел, что скрывалось в тени.

Из темноты раздался сухой, едва слышный голос, прошуршавший как осенняя листва под легким ветерком. Он был слабым, но хорошо слышимым, словно исходил он не из человеческой глотки.

— Добро пожаловать, — произнес голос, и Каландриллу показалось, что говорит тень. — Я жду вас.

Каландрилл был поражен: голос говорил на джессеритском языке, но он все понимал.

Глава третья

Из темноты, словно скрежещущий звон старинных, покрытых ржавчиной колоколов, раздался смех. Каландриллу показалось, что человек, обладавший этим голосом, прочитал его мысли или заметил смущение на лице. Он посмотрел на своих товарищей: Брахт с явным подозрением вглядывался в темноту суженными глазами; Катя хмурилась; Ценнайра выглядела напуганной. Они явно не понимали, что происходит. Каландрилл сделал шаг вперед, и тут же старший джессерит поднял на него предупреждающий взгляд, а Тэмчен что-то забормотал.

— Спокойно, спокойно, — сказал невидимый собеседник, вновь удивив Каландрилла. — Какой вред они могут причинить мне?

Вопрос был задан мягко, без тени угрозы, но голос дышал уверенностью. Бородатый джессерит что-то произнес, но Каландрилл не понял его слов, и лишь догадался, что он, видимо, возражает, потому что невидимый голос ответил:

— Чазали, обладай они такой властью и такой силой, вам бы их в плен не взять. А если это уловка, я найду, что ей противопоставить. Повторяю: развяжите им руки и вытащите кляпы изо рта, дабы могли мы беседовать как цивилизованные люди.

Тэмчен и его спутник опять что-то возразили, но умолкли, видимо, по жесту из темноты. Голос заговорил вновь. В нем зазвучали металлические нотки.

— Освободите их. Это говорю вам я. А если вы настолько обеспокоены, то останьтесь и защищайте меня от этой страшной опасности.

В последних словах его прозвучала насмешка, и тот, кого звали Чазали, покачал головой, пожал плечами, сделал жест Тэмчену, и они вдвоем освободили узников от пут и вытащили кляпы. Затем оба настороженно отступили назад, держа руки на эфесах мечей.

— Нам не нужно столько стражников, — сказал голос. — Отпусти своих людей, но оставь все, что вы отобрали у моих гостей.

— Гостей? — низким резким голосом спросил Брахт.

— Да, гостей, — ответила темнота, — хотя доставили вас сюда против вашей воли. Прошу прощения за столь недостойное обращение. Я все объясню позже. А пока прошу садиться. Могу ли я предложить вам вина?

— Нет.

Брахт повел глазами в сторону воинов, которые с шумом опустили на стол мечи и переметные сумы. Тело его было напряжено, и Каландрилл понял, что керниец оценивает свои возможности. Тэмчен и Чазали тоже поняли это, и их изогнутые сабли наполовину вылезли из ножен. Металл со змеиным шипением скользнул по коже. Каландрилл посмотрел на Брахта и, приподняв руку, сказал:

— Ежели мы воистину твои гости, то тебе многое придется нам объяснить. И мы готовы тебя выслушать. — Последняя фраза предназначалась Брахту.

Каландрилл сел, делая знак кернийцу последовать его примеру. Он не сомневался, что, если Брахт даст волю своему гневу, всех их ждет смерть, и потому был благодарен Кате и Ценнайре, опустившимся на табурет рядом с ним. Огромные карие глаза Ценнайры безотрывно смотрели на тень, словно она видела прятавшегося там собеседника. Брахт, что-то недовольно пробормотав, тоже сел. Чазали и Тэмчен устроились напротив.

Стражники строем вышли из помещения, дверь с шумом закрылась, и на мгновение в комнате установилась тишина.

Затем раздался шорох шелка, словно шум мелкого дождя, и в луч света вступил человек. Каландрилл был поражен — старцев вроде этого ему приходилось видеть только в Тезин-Даре. У него была сморщенная древняя, словно долгое время пролежавшая на солнце, дожде и ветре кожа. Лицо обрамляли длинные серебристые локоны. Темные глаза поблескивали в узких прорезях, от которых отходили лучики морщинок. Глубокие складки скобками обрамляли острый гордый нос, нависавший над жгутоподобными усами, серебрившимися так же, как и волосы на голове. Тонкие губы большого рта, улыбаясь, обнажали крупные желтые зубы. Сухая, как у черепахи, шея пряталась за высоким воротником роскошной туники цвета весенней травы. Плечи были явно накладными, рукава широкими. Серебристый, скрепленный золотой застежкой кушак перехватывал тунику на узкой талии; свободные атласные черные шаровары были заправлены в ботинки из мягкой серебристой кожи с загнутыми вверх носами с золотыми наконечниками.

Столь роскошные одеяния как-то не вязались со старческим лицом, на котором была написана просьба о прощении.

— Меня зовут Очен, — сказал он. — Тэмчена вы уже знаете. Другого зовут Чазали.

Оба латника слегка склонили головы, не сводя глаз с четверых узников и не снимая рук с эфесов мечей. Узникам они доверяли ровно настолько, насколько Брахт им. Каландрилл тоже был настороже, но его донимало любопытство.

— Боюсь, мы начинаем с недопонимания, — сказал Очен, грациозно усаживаясь на табуретку во главе стола.

— По-моему, все ясно — нас взяли в плен, — резко ответил Брахт. — И привели к тебе связанными.

Очен кивнул. Улыбка слетела с его губ. Голос стал твердым.

— Я все объясню, воин, — пообещал он. — И, надеюсь, вы поймете, почему я принял такие меры предосторожности. А пока прошу поверить на слово, что, если мои объяснения вас не удовлетворят, вы получите возможность вернуться туда, откуда пришли. Но я предлагаю вам всяческую возможную помощь. Согласны ли вы?

— Слово джессерита? — насмешливо хмыкнул Брахт.

— Мы готовы тебя выслушать, — поторопился заявить Каландрилл.

Другого выхода у них все равно нет. Если же загадочный старик на самом деле им друг, то у них появлялась хоть слабая, но надежда.

Очен благодарно кивнул и сказал:

— Сейчас.

Наклонившись вперед, Очен пододвинул к себе клинки и сумы, лежавшие на столе. Он осторожно и, как показалось Каландриллу, с почтением касался каждого предмета. Когда пальцы старика прошлись по суме Ценнайры, он слегка нахмурился и что-то пробормотал. Затем дотронулся до меча Каландрилла и вновь что-то пробормотал, но так тихо, что никто ничего не разобрал.

— Твой! — заметил он, глядя Каландриллу в глаза. — Богиня могла сделать такой подарок только тебе.

— Колдун! — резко воскликнул Брахт. — Джессеритский колдун!

— Истинно! — бодро согласился Очен. — А ежели вы те, за кого я вас принимаю, вам понадобится мой талант.

Брахт презрительно усмехнулся. Каландрилл спросил:

— Ты знаешь, кто мы?

— Я имею некоторое представление. — Очен удовлетворенно отодвинул от себя их снаряжение. — Я и подобные мне ждали вас.

Каландрилл нахмурился, старик ухмыльнулся.

— Вы полагали, что джессериты не способны гадать? — Он покачал головой, и складки на его лице стали глубже. — Хотя мы слишком долго живем вдалеке от мира.

— Однако ваш великий хан не побрезговал вторгнуться в мою землю, — грубовато заметил Брахт. — И вы не побрезговали рабами из Куан-на'Фора.

— Это все миф, сказки, — недовольно вздохнул Очен. — Поверь мне, друг, мы не берем рабов.

— Не называй меня другом, — пробормотал Брахт. — Уж не хочешь ли ты сказать, что вы не вторгались в наши земли? И даже не пытались?

— Ты прав, — грустно заметил Очен. — Безумие снизошло тогда на мою землю. Нами овладело то самое зло, которое ныне вы пытаетесь предотвратить. Но об этом позже. Сейчас же я лишь скажу, что великий хан был одержим, он навязал свою волю всем тенгам равнины. Но он давно мертв. Мы, джессериты, не испытываем желания вторгаться в Куан-на'Фор. Клянусь Хорулем, нам и своих забот хватает.

— И вы не берете рабов?

В голосе Брахта звучало подозрение. Очен опять вздохнул и сказал:

— Лишь тенсаи опускаются до такой низости. А они безбожники, парии. Более того, мы не занимаемся скотоложством с лошадьми, мы не оскопляем мужчин и не принуждаем женщин ложиться с кем они не желают.

Он покачал головой. Голос его звучал мягко, словно он урезонивал ребенка. С едва заметной улыбкой он продолжал:

— Послушай, у нас говорят, будто вы в Куан-на'Форе питаетесь человеческим мясом; а купцы, прибывающие из Лиссе в Ниван, хвостаты, но прячут хвост свой под штанами; а в Вану люди в два раза выше обычного человека и в три раза сильнее его, но одноглазы. Мы слишком долго жили уединенно. А подобные слухи распространяются быстро, как сорняк на хорошо удобренной земле.

— Пусть так, — вставил Каландрилл. — Но на караван Ценнайры напали ваши люди. И перебили всех, кроме нее.

Очен с непроницаемым лицом посмотрел на кандийку. Нахмурившись, он перевел слова Каландрилла на джессеритский. Чазали что-то пробормотал, Тэмчен отрицательно покачал головой.

— Возможно, — медленно и нарочито безучастным голосом произнес маг. — Возможно, там орудует банда. Пришествие четвертой путницы предсказано не было. Мы видели лишь троих.

Ценнайра, не дрогнув, твердо смотрела ему в глаза. Все ее существо стремилось вон отсюда, но она не шелохнулась. Каландрилл, сидевший рядом, сказал:

— Теперь она с нами. Если, конечно, — он обернулся к Ценнайре, — ты не хочешь вернуться. Маг обещает помочь.

Каландрилл просто хотел выяснить намерения как Очена, так и Ценнайры. Он и сам не знал, какой ответ желал бы услышать, но испытал облегчение, когда черноволосая женщина отрицательно покачала головой и сказала:

— Нет, если ты позволишь, я останусь с тобой.

— Я имею обыкновение держать свое слово, — сказал в свою очередь Очен. — Пожелай, и я отправлю с тобой моих людей. Они проведут тебя по Дагган-Вхе. Тебе будет дана лошадь и достаточно провизии.

Ценнайра вновь отрицательно покачала головой и пробормотала:

— Нет.

— Да будет так! — Очен сложил морщинистые руки под подбородком и задумчиво сказал: — Видимо, это тоже было предсказано.

— Ты много говоришь о предсказаниях. Ты якобы знал о нашем появлении, — впервые вступила в разговор Катя, внимательно разглядывая колдуна серыми глазами. Голос ее был ровным. — Просил прощения за то, что нас доставили сюда таким образом. И обещал объяснить все. Но пока ты ничего не объяснил.

Старик положил руки ладонями на стол. Длинные ногти его были покрыты золотистым лаком. Посмотрев Кате в глаза, он улыбнулся.

— Истинно. Я все объясню, но на это понадобится время. К тому же Чазали и Тэмчен тоже должны нас понимать. Посему, с вашего позволения, я прибегну к колдовству, дабы облегчить разговор. В моей власти обучить вас языку этой земли.

— Опять колдовство! — вздохнул Брахт.

— Оно нам поможет, — задумчиво сказала Катя, — если мы намерены продолжать свой путь.

Брахт энергично замотал головой.

— Ты позволишь колдуну копаться у себя в мозгу?

Катя, не дрогнув, сказала:

— Если бы он желал нам зла, то давно бы сделал с нами, что хочет. Но он не сделал ничего плохого и не угрожает нам. Не доказывает ли это его добрую волю?

— Истинно, ты права, — согласился Каландрилл. Брахт хмыкнул, подумал с мгновение и пожал плечами..

— Возможно, — согласился он, хотя еще сильно сомневался.

— Какой может быть от этого вред? — спросил Каландрилл.

— Какой вообще может быть вред от колдуна? — вопросом на вопрос ответил Брахт. — Он же может тебя заколдовать.

— Пожалуй, я развею твои сомнения, — сказал Очен и ногтем постучал по эфесу меча Каландрилла. — В этом клинке есть сила, верно? Я чувствую ее. Это сила богини. Самой Деры. Ежели я намерен заколдовать вас, обмануть, клинок разоблачит меня.

Брахт, Катя и Ценнайра — все разом повернулись к Каландриллу, ожидая ответа. Он подумал с мгновение, потом медленно, неуверенно сказал:

— Возможно. Он указал нам на… — Он чуть было не сказал «Рхыфамуна», но тут же поправил себя: — …на существо, вселившееся в Морраха.

Брахт, все еще сомневаясь, покачал головой и махнул рукой в сторону символических знаков на стене.

— Мы окружены его колдовством, — возразил он. — Против него на таком расстоянии даже дар Деры бессилен.

— Ты мне льстишь! — сухо рассмеялся Очен. Лицо его еще больше сморщилось. — Я не настолько силен, чтобы возвыситься над богиней. А эти знаки предназначены для вашей же безопасности.

— Испытай его, — предложила Катя. — Если магия его черная, клинок это покажет.

Несмотря на сомнения Брахта, Каландрилл кивнул к сказал:

— Верно. Согласен ли ты на такое испытание? ;

— Буду счастлив, — согласился Очен.

Каландрилл, не раздумывая, протянул руку к мечу, и тут же по полу загрохотала табуретка и меч Тэмчена преградил путь его руке. Дера, да он едва ли уступает Брахту в быстроте, подумал Каландрилл. Изогнутая сталь сверкнула у запястья Каландрилла. Чазали тоже вскочил и, с высоко поднятым мечом, был готов к нападению. Как пущенная из лука стрела, Брахт ладонью отбил клинок Тэмчена, а правой схватил свой меч. В воздухе поплыли волоски, срезанные мечом Тэмчена с запястья Каландрилла. Чазали приготовился нанести удар Брахту по голове. Катя с потемневшими серыми глазами тоже вскочила на ноги, готовая к схватке.

— Прекратите! Хватит! — Голос Очена уже не шуршал, как сухой лист, а грохотал, как гром, требуя подчинения. — Именем Хоруля, именем всех богов, вы ведете себя как неоперившиеся юнцы!

Слова разили наповал. Тэмчен и Чазали замерли. Брахт лежал грудью на столе с мечом в руках. А старик как сидел, так и сидит, с удивлением отметил про себя Каландрилл.

— Сядьте!

Приказание это было предназначено джессеритам, и они мгновенно подчинились. Брахт молчал, и Каландриллу пришлось вмешаться:

— Ты тоже. Спокойнее.

Керниец с неподвижным лицом медленно сел. Катя коснулась его руки, успокаивая. Каландрилл перевел взгляд на Тэмчена и Чазали, а затем на Очена. Старик кивнул. Каландрилл вытащил меч из ножен, повернул клинок в сторону колдуна и сказал:

— Возьми его обеими руками.

— Если я лгу, то пусть богиня покарает меня, — произнес Очен и положил руки на сталь.

Каландрилл внимательно изучал морщинистое лицо. Если бы Очен говорил неправду, клинок наверняка показал бы им это. Но Каландрилл не чувствовал ничего: клинок не причинил старику ни малейшего вреда. Каландрилл сказал:

— Я убежден, что он говорит правду.

— Меня это убеждает, — кивнула Катя и добавила чуть мягче: — По крайней мере сейчас.

Очен выпустил меч, и Каландрилл спрятал его в ножны, не сводя глаз с Брахта. Керниец молча пожал плечами, и Каландрилл сказал:

— Я полагаю, мы можем позволить ему прибегнуть к колдовству.

— Истинно, — согласилась Катя.

Брахт опять пожал плечами, и Каландрилл истолковал это как согласие. Ему и в голову не пришло спрашивать согласия Ценнайры, и он не заметил тени, набежавшей ей на лицо. Повернувшись к Очену, Каландрилл продолжал:

— Да будет так. Твори свое волшебство.

Старец улыбнулся и встал. Глаза его оказались на уровне рта Каландрилла.

— Пожалуй, — с улыбкой заметил он, — тебе лучше сесть.

— И не выпускать меча, — пробормотал Брахт.

— Как пожелаешь, — небрежно, но с уверенностью сказал Очен.

Каландрилл вытащил меч из ножен и положил его на колени, крепко держа правой рукой за эфес, а левой поддерживая под клинок.

Очен подошел к нему вплотную. Сухими теплыми руками с длинными ногтями он коснулся его щеки и приподнял голову Каландрилла так, чтобы тот мог смотреть в его полуприкрытые глаза. Старик заговорил на незнакомом языке. Узкие, кошачьи, как у большинства джессеритов, глаза горели желтым золотистым огнем, все разгораясь и разгораясь. Наконец блеск их заслонил собой все. В ноздри Каландриллу ударил запах миндаля, и на мгновение он вспомнил Менелиана, но вскоре все мысли оставили его, и он погрузился в свет, пожиравший и наполнявший его.

Затем на мгновение наступила темнота. Каландрилл затряс головой, как просыпающийся от сна человек. Он не мог бы сказать, сколько времени провел под чарами колдуна. Часто моргая, он пытался сфокусировать взгляд на улыбающемся Очене. Когда ему это удалось, он взглянул на меч. Тот спокойно лежал у него на коленях. Каландрилл вопросительно взглянул на Брахта, а затем на Катю.

Оба отрицательно покачали головой. Девушка сказала:

— Ни малейшего знака.

— Я ничего не чувствовал, — сказал он и удивился, когда Катя нахмурилась; и только тогда Каландрилл сообразил, что говорит на джессеритском. Он тут же повторил то же на энвахе.

— Очень полезное колдовство, — пробормотала она. — Достойный подарок.

— В таком случае возьми его, — сказал Очен и коснулся ее лица.

Каландрилл наблюдал за сценой. Колдун вновь повторил непонятные слова. В воздухе повеяло миндалем. Только света теперь он не видел. Перед ним стоял маленький старый человечек рядом с сидевшей девушкой, по плечам которой стекали шелковистые волосы. Вся процедура заняла совсем немного времени — два удара сердца, — и колдун отпустил ее. Катя не сразу пришла в себя и протерла глаза, потом улыбнулась и сказала:

— Я ничего не чувствую.

Она тоже говорила на джессеритском языке.

Брахт вздрогнул, когда Очен подошел к нему, и напрягся всем телом, а на лице его проступило брезгливое выражение, но он взял себя в руки и позволил магу обучить себя языку.

— Неужели так больно? — мягко спросил Очен.

Брахт отрицательно покачал головой и ответил:

— Так, — что по-джессеритски означало «нет».

Тогда колдун подошел к Ценнайре, и она вся, как и Брахт, съежилась. Каландрилл успокаивающе сказал:

— Это совсем не больно.

Он не мог знать, что боялась она не боли, а разоблачения. Воспротивиться она тоже не могла, не разоблачив себя. Ею овладела паника, и она даже решила бежать. Но куда? За столом сидят двое вооруженных, в доспехах людей, а снаружи ее поджидает целая толпа. Да и маг рядом. Менелиана она победила. Увидит ли это Очен? Увидит ли он кровь на ее руках? Но Менелиан был один. Сможет ли она воспротивиться этому колдуну и провести его так, чтобы Каландрилл не воспользовался против нее клинком, благословленным богиней? Ему она противостоять не могла. Теплые мягкие пальцы коснулись ее кожи. Она сжала кулаки. Очен едва слышно прошептал:

— Каждый из нас делает, что должен. Каждый из нас играет роль, предписанную ему. Но пути судьбы неисповедимы. Много от них отходит боковых дорожек. Ничего не бойся. Решение придет позже.

Ценнайра почему-то была уверена, что никто не слышал этих слов, и ей вдруг стало очень спокойно, хотя она и понимала: проникни он в тайну, скрытую у нее под ребрами, не говорил бы с ней так. Но Каландрилл ничего не понял — а может, и не поймет никогда? Она преодолела дрожь и заставила себя расслабиться, отдавшись магическому влиянию.

— Видишь? — с улыбкой сказал Каландрилл. — Разве это трудно?

— Так, — ответила она. — Джо кеамрисен. — И она с улыбкой повернулась к нему.

Очен с мгновение смотрел на нее, затем кивнул и вернулся на свое место.

— Теперь мы можем поговорить, — объявил он. — Давайте представимся, как цивилизованные люди.

Не поднимаясь, он кивнул, приглашая четверых гостей или узников — они и сами еще не знали, кто они, — говорить первыми.

Один за другим они назвали свои полные имена. Очен торжественно заявил:

— А я, как вы знаете, Очен. А если полностью, я — Очен Таджен Макузен из Памур-тенга, из рода макузенов. И ношу я титул вазиря, колдуна и жреца Хоруля.

Он вновь кивнул, и, позвякивая доспехами, поднялся Чазали. Он ритуально поклонился и приложил руку к груди.

— Меня зовут Чазали Накоти Макузен. Я из рода макузенов, киривашен Памур-тенга.

Он еще раз поклонился и сел. Следом поднялся Тэмчен. Он тоже поклонился и прижал руку к груди.

— Меня зовут Тэмчен Накоти Макузен. Я из рода макузенов, кутушен Памур-тенга.

Титулы эти, несмотря на данные Оченом знания языка, остались для них загадкой. Ясно было только то, что речь идет о военных званиях. Позже им объяснили, что киривашен — это старший командир тысячи, а кутушен — сотни. Каландрилл дипломатично спросил:

— Как следует к вам обращаться? — Он не понимал, что привело столь высокопоставленных военных в эту крепость, чей гарнизон вряд ли исчислялся более чем сотней человек.

— К почетным гостям мы обращаемся по первому имени, — сказал Очен. — Не будете ли вы возражать?

Каландрилл согласно кивнул. Напряжение спало, но не окончательно. Говорить о доверительных отношениях было еще рано. Брахт сидел молча с каменным лицом. Ценнайра выглядела задумчивой. Катя же явно успокоилась.

— Может, ты расскажешь нам все, как обещал? — попросил Каландрилл.

— Постараюсь, — сказал Очен и указал рукой на символы, покрывавшие стены. — Это, как вы уже догадались, магические знаки, кои должны оградить нас от нескромного взгляда подобных мне. Пока мы здесь, никто не узнает, о чем мы говорим или что делаем.

— А что такого? — поинтересовался Брахт.

Очен вздохнул, сплел пальцы и склонил посеребренную голову, собираясь с мыслями. Наконец он сказал:

— Вас ждет долгий рассказ. Может, сопроводить его вином?

Не дожидаясь ответа, он кивнул Тэмчену. Воин встал, подошел к двери и приказал, чтобы принесли вино и чаши. Через некоторое время появился человек с деревянным лакированным подносом. Поставив его на стол, он низко поклонился и вышел. Тэмчен взял золотой кувшин и разлил темно-желтую жидкость по семи фарфоровым чашам. Каландрилл обратил внимание на то, что Брахт дождался, пока джессериты сделают несколько глотков, и только после этого пригубил свою чашу. От Очена это тоже не ускользнуло. Каландрилл же выпил с удовольствием, не ожидая предательства. Вино ему понравилось. Оно было густым и сладким.

— Вам моя страна известна как запретная. — Очен поставил чашу и кивнул в знак благодарности Тэмчену, вновь наполнившему ее. — Мало кто отваживается сюда заходить. Мы не рады праздным зевакам и бродягам. Те же немногие купцы, что приезжают к нам из Лиссе и Вану, обычно не ходят дальше Нивана. У нас есть причины не величать незваных гостей. И причины эти сокрыты в нашей истории. Временами мне кажется, что это — наше проклятие.

Говорят, будто земля наша создана Первыми богами и будто они сами и поселили нас здесь. Возможно, так оно и есть. Я не ведаю. Знаю лишь то, что с юга и запада мы почти недосягаемы из-за Кесс-Имбруна, представляющего собой преграду, кою лишь немногие решаются преодолеть; восточное побережье наше уныло и сурово, посему мало кто высаживается там, а с севера нас ограждает Боррхун-Мадж.

Он помолчал, отхлебнул вина и осторожно вытер длинные усы.

— Говорят, будто за горами сими кончается мир. По другим же утверждениям, там обитают Первые боги… Наверняка этого не знает никто, ибо никто там не был. Никому не дано пересечь Боррхун-Мадж.

— Ты в этом уверен? — спросила Катя.

— Да, уверен, — твердо произнес он, — хотя и знаю: вы такую попытку предпримете.

— Ты хочешь нам это запретить? — резко спросил Брахт.

Очен поднял руку, приказывая кернийцу замолчать.

— Я утверждаю лишь то, что в Боррхун-Мадже обитает магия несказанной силы, — пояснил он. — Боррхун-Мадж представляет собой нагромождение множества преград и препятствий. Разве вы, народ Куан-на'Фора, известный своим мужеством, не избегаете Геффского перевала, каковой называете пастью ада? Разве не обитают там существа, порожденные ночным кошмаром? А я утверждаю, что Геффский перевал — ничто в сравнении с Боррхун-Маджем. А стражи его — ничто в сравнении со стражами Боррхун-Маджа.

— Стражей можно обойти, — сказал Брахт, — а чудищ убить.

— Знаю, как знаю и то, что вы уже в этом не раз преуспели.

Очен коротко улыбнулся, и керниец нахмурился.

— Мы, вазири, видели многие из ваших свершений. И все же я утверждаю, что существа, коих встретили вы в Тезин-Даре, ничто в сравнении с тем, что ждет вас в Боррхун-Мадже.

Теперь нахмурился Каландрилл. Откуда этот старец столько знает об их путешествии? Какой силы должна быть магия вазирей Джессеринской равнины, если даже о Тезин-Даре они что-то слышали?

— А вы думали, что о ваших приключениях не ведает никто? — (Каландрилл вздрогнул, словно Очен прочитал его мысли.) — То, что свершили вы, и то, к чему стремитесь, не могло не сказаться на оккультном мире. Эфир не существует сам по себе. Он сосуществует с миром смертных, и о вас здесь знают.

— Новые загадки. — Брахт потянулся через стол за кувшином. — И почему колдуны говорят одними загадками?

— Временами мы просто вынуждены это делать, — пояснил Очен. Слова кернийца не столько обидели, сколько развеселили его. Он улыбнулся, хотя голос прозвучал очень серьезно: — Эфир трудно объяснить. Даже мы, обладающие даром провидения и талантом колдовства, не всегда понимаем происходящие в нем процессы. Ты прав: временами мы можем говорить только загадками. Простые слова не могут этого объяснить.

— А я человек простой, — сказал Брахт.

— Знаю, — согласился Очен. — И обещаю объяснить тебе все как можно проще. Но я молю о терпении. Выслушайте меня, оставьте вопросы на потом. Даю вам слово отвечать честно, хотя, боюсь, это не всегда просто.

Последние слова несколько успокоили Брахта, и он кивнул, жестом приглашая мага продолжать.

— Пока я лишь хочу, чтобы вы знали: ваше испытание не тайна, — сказал Очен. — Магия поведала нам о сильном волнении в оккультном мире. О чем-то мы догадались, что-то мы увидели. Я полагаю, то же самое видели и волхвы Вану, — произнес он, быстро глянув на Катю. Девушка кивнула. — И многие другие. Хотя, возможно, их видение было более туманным, или они просто предпочли ничего не предпринимать либо чем-то сильно заняты.

— Менелиан говорил то же самое в Вышат'йи, — не удержался Каландрилл. Он верил словам сморщенного старика, и ему было страшно любопытно.

— Он колдун? — спросил Очен.

— На службе у тирана Кандахара, — подтвердил Каландрилл, не обращая внимания на бурчание Брахта. Если Очен и так столько знает, какой смысл скрывать? — Он участвовал в гражданской войне.

— Кандахар поднялся против тирана? Не иначе.

На мгновение узкие глаза обеспокоено вспыхнули. Каландрилл кивнул и сказал:

— А в Лиссе мой брат строит флот, дабы пойти войной на Кандахар. В Куан-на'Форе Джехенне ни Ларрхын говорила о военном союзе и о возможной оккупации Лиссе.

— Он ворочается! Да помогите нам боги, он ворочается. Слава Хорулю, что мы вас нашли.

Очен на мгновение дал волю чувствам, но тут же, хотя и с явным трудом, взял себя в руки. Тэмчен и Чазали, сидевшие напротив, были явно напряжены. Доспехи их позвякивали. Они ерзали на табуретах, как боевые кони, чувствующие приближение битвы.

— Начало и конец переплетаются, — продолжал Очен. — И нам следует объединить все наши познания, ежели мы жаждем успеха.

— Ты говоришь о Фарне? — спросил Каландрилл. — О Безумном боге?

— Именно, — подтвердил Очен, торжественно кивнув. — Но позвольте указать вам на начало сего клубка и размотать его, дабы все поняли, о чем идет речь. Итак, Боррхун-Мадж находится под надежной охраной. По склонам его рыщут гнусные твари. Но даже если вам удастся избежать встречи с ними, от гор вам никуда не уйти, а они скребут своими вершинами небесный свод. На склонах их завывают такие холодные ветры, что кровь стынет в жилах даже в середине лета. Дальше — хуже: Первые боги наложили на горы заклятие. Сами Ил и Кита позаботились о том, чтобы никто не приблизился к тому месту, где уложили они почивать своих сыновей, Фарна и Балатура, по окончании войн богов.

— И все же — тропинка есть? — спросил Каландрилл.

— Есть, — согласился Очен. — И это, да простят меня боги, заставляет меня усомниться в том, что они всезнающи. Тропинка есть. Надо лишь, чтобы путник обладал необходимым знанием и силой и чтобы был он в меру безумен. Слушайте, легенды гласят, что джессеритов поселили здесь преднамеренно, дабы не подпускали они никого к этим отрогам. По сей причине, и только по сей, живем мы вдали от остального мира, превратившись в запретную страну. Наше предназначение — не позволять никому отыскать тропинку к опочивальням Фарна и Балатура, дабы не был нарушен мир, восстановленный Молодыми богами. Дабы не был мир вновь ввергнут в хаос.

Веру в сие предназначение пронесли мы с собой через века и хорошо сохранили тайну. Но в давние-давние времена вазири, обладавшие чудодейственной силой, отметили, что тропа сия открыта или, в лучшем случае, о ней узнали. Тогда они мало что могли сделать. Открылось лишь существование «Заветной книги», а также то, что за нею есть некий охотник. Со временем они поверили, что Тезин-Дар перестал существовать. Как физически, так и магически.

Он опять замолчал, сделал несколько глотков вина, подкрепляясь. Каландрилл горько заметил:

— Рхыфамун.

— Таково его имя? Не думал я, что человек может жить так долго.

— Он меняет обличья, — пояснила Катя. — О существовании его стало известно святым отцам Вану. Он жил веками, переселяясь из одного тела в другое, а нынче он в обличье джессерита.

— Хоруль! — воскликнул Очен, покачав головой. — И вы гонитесь за ним?

— Он перехитрил нас, — сказал Каландрилл, обводя взглядом Брахта и Катю. — Мы добрались до Тезин-Дара с целью забрать «Заветную книгу» и привезти ее в Вану, где святые отцы обещают уничтожить ее. Но Рхыфамун обманул нас и завладел книгой. С тех пор мы и гонимся по его следу. Мы дали клятву стражам Тезин-Дара.

— А ныне он на Джессеринской равнине. — Очен взглянул на Тэмчена и Чазали, сидевших с хмурыми лицами. — И даже во сне Фарн чувствует его приближение и помогает ему, чем может. Война в Кандахаре, говорите вы? И домм Лиссе готовится к войне? Фарн взывает к крови. Вожделение его сотрясает мир.

— Ценнайра знает Рхыфамуна в лицо, — Каландрилл кивнул в сторону кандийки. — Окажи нам помощь, и мы догоним его.

— Возможно. — Очен задумчиво смотрел на Ценнайру. — Но это может быть непросто.

— Ты не поможешь нам?

Маг повернулся к Брахту и сказал:

— Воин, я обещаю всякую возможную помощь, но ее может оказаться недостаточно. Нет, подожди. — В голосе его вновь зазвучали те самые стальные нотки, что совсем недавно предотвратили схватку на мечах, и Брахт, нахмурившись, смолчал. — Я уже говорил, что ваше появление было предсказано. Нам было дано видеть, как трое приходят на нашу землю с миром. Но Фарн баламутит эфир, дабы скрыть цель своего последователя и облегчить ему путь.

По этой же причине вас привезли ко мне связанными, с кляпом во рту. Мы опасались, что вы можете оказаться не теми, кого видели мы в гадании, а друзьями того, другого. Земля наша ближе всех расположена к опочивальне бога, и его деяния не могут не сказываться на нас. — Он горько усмехнулся. — Истинно, во времена великого хана мы и впрямь думали о том, чтобы напасть на твою страну, Брахт. Хан оказался под влиянием Фарна и повел воинов своих из Кеш-тенга на завоевание всей равнины. Он объединил все племена под своим единоличным правлением. Он познал временный успех, но затем вазири и те племена, что не подверглись колдовским воздействиям, оказали ему сопротивление и победили. Кеш-тенга больше нет. Он был сметен с лица земли, после него осталась лишь пыль. Мы уверовали в то, что подобная угроза больше не висит над равниной. Но мы ошиблись. Как и Кандахар, мы вступили в войну.

Печаль и гнев зазвучали в его голосе, морщины резче проступили на лице, голос сорвался. Он опустил голову и жестом приказал Чазали продолжать.

Заговорил киривашен:

— Тенги Зак, Фечин и Бачан заключили союз против Памур-тенга, Озали-тенга и Анвар-тенга. Безумие овладело нашей землей. Восставшие орды приближаются к Анвар-тенгу.

Каландрилл вдруг понял, что слово «Анвар-тенг» означает ворота. Жуткое подозрение закралось ему в сердце, и он спросил:

— Почему так важен Анвар-тенг?

Очен с видимым усилием взял себя в руки и продолжил повествование:

— Когда было покончено с тиранией великого хана, земля наша некоторое время пребывала в хаосе. То один, то другой объявлял себя ее правителем. По стране рыскали банды преступников. Порядок наступил лишь тогда, когда вазирь-нарумасу, величайшие из жрецов-колдунов, выступили в поддержку Сото-Имджена, объявив его первым по рождению и крови. Но дабы Сото-Имджен не возомнил себя равным великому хану, он отказался от своей земли и переселился в Анвар-тенг, поклявшись оборонять это место. И когда род сей перебрался в святой град, на земле нашей воцарился мир… — Очен помолчал: — До недавнего времени… — горько усмехнулся он. — Но я забегаю вперед. Дабы никто не мог объявить себя владыкой, было решено, что хан будет назначаться из рода Сото-Имджен, а остальные будут посылать в Анвар-тенг своих представителей, шендиев, где они будут заседать в махзлене, великом совете, учрежденном вазирь-нарумасу. Наш нынешний хан, Акиджа Сото-Имджен, — семилетний ребенок. Потому был назначен регент по имени Назичи Оджен-Кануси из Бачан-тенга. Мы полагали, что наложили мудрое решение, но Назичи вдруг объявил себя ханом, вознамерившись сесть на престол нашего законного правителя. В знак солидарности с ним Зак-тенг, Фечин-тенг и Бачан-тенг вывели своих представителей из махзлена. И ныне войска родов сих маршируют в боевых порядках.

Анвар-тенг осажден. И ежели восставшим удастся захватить этот град, то тем, кто сохранил верность Сото-Имджену и махзлену, грозит страшная смерть.

— Первыми в битве падут преданные шендии, — мрачно заявил Чазали. — Либо они сами отберут у себя жизни, предпочтя смерть плену.

— Как бы то ни было, — продолжал Очен, — установится хаос. Овладев Анвар-тенгом, восставшие смогут отправиться на Памур-тенг и Азали-тенг, а подобные кровопролития — как бальзам для Фарна. С другой стороны, боевые действия усложняют поиски Рхыфамуна.

— Ахрд! — едва слышно произнес Брахт. — Еще одна война.

— Но ты говорил, что в Анвар-тенге живут вазирь-нарумасу, — вставил Каландрилл, — ваши самые могущественные колдуны. Разве не могут они разгромить восставших?

— Им это ничего не стоит, — заявил Очен, разводя руками. — Но вазирь-нарумасу поклялись служить только миру. Предназначение их совсем иное. Они наложили на себя такое заклятие, которое лишит их магических сил, едва они вознамерятся вступить в войну. Посему бессильны они что-либо предпринять.

Каландрилл собрался задать вопрос, но Брахт опередил его:

— А вы? Вазири вроде тебя? Вы тоже связаны клятвой?

— Нет, — старик отрицательно мотнул головой. — Мы можем использовать свой талант и во зло, хотя предпочитаем так не поступать.

— Но это не распространяется на предателей из восставших тенгов, — пробормотал Чазали. — Они не заслуживают пощады.

— Тогда почему… — начал было Брахт, но по мановению руки Очена замолчал.

— Я бы уже скакал с преданными Анвар-тенгу войсками, — заявил вазирь. — А вместе со мной и Чазали, и Тэмчен. Но у нас есть другие дела, куда как более важные. Крепость сия охраняется сотней избранных. По очереди каждый тенг посылает центурию для охраны Даг-ган-Вхе. Последним прислал своих солдат Памур-тенг. Центурия воинов Памур-тенга охраняла форт, но теперь все они мертвы. И убила их черная магия.

Итак, ваш приход был предсказан. И мы послали человека к кутушену, дабы встретил он вас и препроводил ко мне. Но ответа не последовало. Я прибег к магии и увидел убийство. Фарн постарался затуманить видение, но оно было столь угрожающим, что Чазали поспешил сюда лично. Мы нашли лишь трупы, а сам форт кишел оккультными существами.

— Рхыфамун прикрывает себе спину! — воскликнул Каландрилл.

— Похоже, — согласился Очен. — Существа здесь были столь ужасающими, что мне пришлось прибегнуть ко всем своим способностям. Несколько человек погибло.

— Они убили пятьдесят моих воинов, — хмуро добавил Чазали. — А мои люди умирают с честью.

— Но Рхыфамун недавно сменил обличье, — возразила Катя, переводя взгляд с киривашена на вазиря. — Он ослаблен. Как он мог оставить после себя таких существ?

— По моему разумению, — хмуро заметил Очен, — с приближением к Фарну силы Рхыфамуна растут. По мере того как война изнуряет мир, Безумный бог крепчает. Ученик придает силы хозяину, хозяин — ученику. А поскольку земля наша близка к опочивальне Фарна, война лишь придала ему сил.

— И усложнила нашу задачу, — вставил Брахт.

— Помолчи, пожалуйста! — В голове у Каландрилла роилось столько мыслей, что он не сразу нашел слова, чтобы выразить растущую озабоченность. Мозг его распирало изнутри, кровь стучала в висках. Он нахмурился. — Ценнайра видела, как Рхыфамун переселился в тело джессеритского воина и как он призвал к себе людей из Дагган-Вхе. Можно предположить, что они пришли отсюда. Значит, он переселился в тело одного из воинов Памур-тенга. А его вы должны знать.

Очен, наверное, пожал плечами, хотя под широкой туникой этого не было заметно, и грустно сказал:

— Трупы, кои нашли мы здесь, были настолько изуродованы, что мы не смогли опознать ни одного. Сам Рхыфамун, я это знаю наверняка, не задержался здесь, а продолжил путь к своей мерзкой цели.

— К Боррхун-Маджу? — Каландрилл вглядывался в старческое лицо, пытаясь понять, почему у него так болит голова. — Или куда-то еще?

Брахт опередил Очена:

— А война не может затруднить его путь? Если он переселился в тело воина из Памур-тенга, то его, как и других, могут призвать на войну.

— Возможно, но вряд ли это осложнит его путь. Даже если он играет роль простого воина, то сейчас он марширует на север, на помощь осажденному Анвар-тенгу, а ему туда и надо.

Брахт едва слышно выругался. Катя нахмурилась и сказала:

— Смогут ли твои друзья-колдуны распознать его и прибегнуть к своему таланту, дабы воспрепятствовать ему?

— Об этом я и молюсь, — согласился Очен. — Но я опасаюсь, что бог, коего вознамерился пробудить Рхыфамун, укрепит его колдовской талант и позволит ему проскочить незамеченным. Он может победить их колдовство и магию.

— А когда войска Памур-тенга соединятся с другими силами? — спросила Катя. — Смогут ли вазири, объединившись, уничтожить его?

— Смогут, — подтвердил Очен. — Только тогда он будет еще ближе к своему хозяину, и силы его возрастут. А в неразберихе битвы ему не составит труда скрыться. К тому же нельзя забывать, что вазири враждебных тентов будут пытаться помочь ему, если он обратится к ним за помощью.

— Даже зная, кто он? — Глаза у Кати расширились. — Даже зная, что он вознамерился сделать?

— Они выступили против Анвар-тенга, — медленно сказал Очен, — а это уже само по себе безумие, порожденное Фарном. Возможно, Безумный бог склонил их на свою сторону. В таком случае они постараются помочь Рхыфамуну.

В серых глазах засверкали штормовые молнии. Катя возмущенно замотала головой.

— Неужели весь мир сошел с ума? — прошептала она.

— Возможно, — заявил жрец. — Но кое-кто все же сохранил разум. Теперь вы понимаете, почему я приказал обойтись с вами таким образом?

Катя кивнула. Каландрилл, с трудом преодолевая пульсирующую боль в голове, сказал:

— Если не ошибаюсь, все пути ведут в Анвар-тенг? Почему?

Очен молчал с озабоченным лицом. Тэмчен резко вздохнул. Лицо Чазали окаменело. Каландрилл понял, что попал в самую точку. Он ждал, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать от боли в голове. Маг посмотрел сначала на киривашена, затем на кутушена. На их лицах было написано сомнение. Чазали едва заметно кивнул. Означало ли это согласие? Возможно ли, что он увидел в глазах Очена некий скрытый вопрос? Каландрилл не знал. Стараясь говорить как можно спокойнее, он напомнил:

— Мы обещали говорить друг другу правду.

— Истинно. — Очен повернулся к нему с суровым выражением на лице. — Так мы договаривались. И я скажу тебе правду. Хотя истину сию не знает ни один чужеземец. Да и среди джессеритов мало тех, кто знает, о чем идет речь. Боррхун-Мадж — лишь один из путей к опочивальне Безумного бога. Анвар-тенг — второй.

Глава четвертая

За время их беседы светило ушло к западу. Солнечный свет, проникавший через отверстие в потолке, уже не падал вертикальным столбом на стол, а сместился в сторону, четко высвечивая Очена. Серебристые волосы его переливались, морщины, бороздившие древнее лицо, углубились. Он посуровел. Каландрилл с мгновение смотрел на него, ничего не понимая. Звон в голове усилился, и на мгновение он смежил веки. В солнечном свете плясали пылинки. В покоях установилась тяжелая тишина. Первой ее нарушила Катя.

— Если Анвар-тенг — это ворота… и если Рхыфамун до них доберется…

Голос Кати звучал мрачно. Широко раскрытые глаза были полны ужаса. Мысль ее развил Брахт.

— …он победил, — резко сказал керниец. — Рхыфамун может опять поменять свою внешность и перейти на сторону победителя. Он может быть либо восставшим, либо преданным сторонником власти. Ахрд! Ему на это наплевать. Самое главное для него — войти в город.

— И добраться до ворот.

Катя говорила едва слышно, трепетно, приглушенно, но для Каландрилла слова ее звучали как удары колокола: каждое слово, каждый слог били по напряженным нервам, вызывая резкую боль. У Каландрилла было такое ощущение, будто голова его сейчас разорвется. Он открыл рот, собираясь что-то ответить, но с губ сорвался протяжный стон. Боль пожирала его. Тело онемело, взгляд затуманился, словно кровеносные сосуды в глазах полопались. Все — лица, стены, солнечный свет — смешалось в одно туманное красное пятно. Каландрилл пытался перебороть в себе странную вялость. Но в голову ему приходили мысли одна унылее другой. Еще несколько мгновений назад юноша был уверен, что они нашли бесценных союзников, которые помогут им быстрей пересечь Джессеринскую равнину, и тогда они догонят Рхыфамуна. Ему казалось, что помощь Очена и мощь воинов Чазали дадут им, наконец, преимущество, которое позволит им взять верх над колдуном в последней битве. И вот все пропало в один миг! Удача вновь отвернулась от них и улыбнулась колдуну. Несмотря на всю помощь Молодых богов, судьба была против них и за Рхыфамуна. Как теперь отыскать колдуна? Ведь по всей стране маршируют воины. Анвар-тенг в осаде. Как помешать Рхыфамуну пройти через ворота? Вряд ли им удастся переманить удачу на свою сторону. На мгновение Каландрилл усомнился в целесообразности продолжения погони. У них нет больше возможности помешать Рхыфамуну осуществить свое подлое намерение.

Он пожал плечами, щупальца отчаяния опутывали его. Палаты, лицо Очена — все, все! — окрасилось в кровавый, миазматический, безысходный цвет, а сам он ощущал себя маленькой мушкой, запутавшейся в паутине.

Кто-то положил ему руку на плечо. Он вздрогнул и застонал. Прикосновение это было для него как веревка, брошенная тонущему человеку.

— Что тебя беспокоит? — прозвучало где-то далеко-далеко.

Каландрилл покачал головой, не будучи в состоянии ответить Брахту. По спине его бежал холодный пот. Он до боли сжимал зубы, борясь с отчаянием.

— Колдовство, — долетел до него слабый, похожий на шепот голос Очена.

Тут же вспыхнул свет. Кто-то забормотал на чужом языке. Фигуры перед глазами стали приобретать четкие очертания. Маг стоял перед ним, совершая странные загадочные пассы, словно рисуя оккультные знаки в воздухе. Каландрилл почувствовал горько-сладкий запах миндаля. Кровавая дымка развеялась. Сквозь выступившие слезы он наблюдал за колдуном. Очен произнес заклинание, хлопнул три раза в ладоши и сел на табурет.

— Я должен был это предвидеть. Он оставил не только чудищ. — Очен налил Каландриллу вина, и юноша обхватил фарфор дрожащими пальцами. — Для тех, кто близок к оккультному миру, он оставил другую западню. Но я изгнал колдовство из этих покоев, а скоро оно покинет и замок.

Каландрилл держал чашу двумя руками, не понимая, почему ему так трудно поднести ее к губам. Быстрыми глотками он выпил вино.

— Дера! Что ты хочешь сказать? Что я легкая добыча для колдуна?

Очен внимательно смотрел на него.

— Я хочу сказать, что кто-то стоит ближе к эфиру, чем другие. Что в некоторых из нас есть… сила, которой можно воспользоваться. Иногда даже против нас самих.

— Менелиан разглядел в нем то же, — пробормотал Брахт, с беспокойством глядя Каландриллу в глаза.

Каландрилл налил себе еще вина. Руки его перестали дрожать.

— Я не колдун, — возразил он.

— Верно, ты не колдун, — согласился маг. — Но в тебе есть нечто, что может сделать тебя колдуном. Ты явно обладаешь талантом, но не знаешь, как им воспользоваться. Ты близок к эфиру.

— И это делает меня уязвимым? — горько рассмеялся Каландрилл, вытирая губы. Он был напуган. — Значит, я более легкая добыча для колдовства Рхыфамуна, чем мои товарищи? Кто же я тогда? Магнит для его магии? Угроза для окружающих?

— Возможно, — глухо сказал Очен. — Но послушай, вот твой клинок, — Очен похлопал рукой по мечу в ножнах, — что он собой представляет? В руках большинства это просто меч, который может принести пользу или зло, что зависит от того, кто им дерется. Но вот богиня благословила его, даровала ему свою силу. И та сила, кою чувствую я в тебе, того же происхождения.

— Да, но колдовство Рхыфамуна поражает меня глубже, чем их. — В голосе Каландрилла все еще звучало сомнение. — Разве это не делает меня опасным для моих товарищей?

— Не волнуйся, — спокойно проговорил Очен, покачав головой. — Ты хорошо защищен от его колдовства.

— Но почему сейчас? — спросил Каландрилл. — Я бывал и ближе к нему и даже дрался с его творениями, но не чувствовал этого…

Он вспомнил боль в голове, чувство ужаса, отчаяния и бессилия, охватившее его, и передернул плечами. Очен взмахнул рукой, сказав:

— Все оттого, что сила его растет по мере приближения к Фарну, ибо сам Безумный бог становится сильнее и сильнее. Потому что, — улыбка его вдруг стала озорной. — бог боится таких, как ты.

Каландрилл вздрогнул, и капелька воды потекла у него по подбородку.

— С какой стати Фарну меня бояться? — едва слышно спросил он. — Чем я отличаюсь от других?

— Я думаю, своей силой, — заметил Очен. — Но я подозреваю, что бог боится не только тебя, но и всех, кто выступает против него.

— Но ведь он спит. — Мысль о том, что Фарн может знать о его существовании, пугала Каландрилла. Бороться с человеком, пусть даже с колдуном, обладающим огромной силой, это одно, идти же против бога — совсем другое. — Как может знать он про меня, про нас?

Он повернулся к Брахту и Кате. Лица у них, как и у Ценнайры, были суровыми и серьезными.

— Боюсь, божественный сон отличается от человеческого. Сны богов не безопасны. — Туника Очена зашуршала: возможно, он пожал плечами. — Мы говорим о вещах, которые веками не дают покоя вазирь-нарумасу, а я — маг самый обыкновенный и не имею полного знания. Но мне кажется, что если Фарн чувствует, что кто-то пытается его пробудить, то точно так же чувствует, что кто-то пытается этому воспротивиться. Возможно, он не чувствует тебя лично, но вы для него, простите за сравнение, как блохи, докучающие спящей собаке.

— Так значит, — тихо произнес Брахт, — перед нами противник куда как более великий, чем Рхыфамун.

— Вы сами выбрали свой путь! — Раскосые глаза повернулись к кернийцу. — И на своем пути вы уже встретили немало преград.

— Но это были люди, — возразил Брахт. — И иногда — оккультные существа.

— И вы преодолели все преграды! — Очен кивнул в подтверждение собственных мыслей. — Вы ни разу не отступили.

— Но мы не думали, что нам придется противостоять самому богу, — пробормотал Каландрилл. — Рхыфамуну — да, но самому Безумному богу…

— Так вы собираетесь пойти на попятный? — спросил Очен. — Я не отказываюсь от своего слова и обещаю вам безопасный проезд через Кесс-Имбрун назад.

— Нет! — воскликнули они втроем почти одновременно.

— Мы слишком далеко зашли, — пояснил керниец.

Очен мелодично рассмеялся и одобрительно хлопнул в ладоши.

— Возможно, до этого и не дойдет, — сказал он. — Может, нам еще удастся остановить Рхыфамуна, прежде чем он доберется до Анвар-тенга. Или, — поправил он сам себя, — до Боррхун-Маджа.

Нам? — переспросил Брахт.

— Конечно! — Очен энергично кивнул, и серебристые волосы аурой взвились у него над головой. — А вы думали идти одни? Мы окажем вам всяческую помощь, коя будет в наших силах.

Чазали и Тэмчен, сидевшие теперь в тени, кивнули.

— Посему я предлагаю, — сказал Очен, — отправиться в путь как можно быстрее. Пока же я займусь делом и освобожу замок от заклятий Рхыфамуна. Затем мы отправимся в Памур-тенг. Воины уже в пути, но нас там могут дожидаться вести. Ежели нет, мы пойдем вслед за войсками.

— На Анвар-тенг? — спросил Каландрилл.

— Они туда и направляются, — подтвердил Очен. — Я не сомневаюсь, что туда же держит путь и Рхыфамун.

— А если мы ошибаемся? Если все же он идет к Боррхун-Маджу?

— Анвар-тенг значительно ближе. И охраняется он людьми, а не богами. — Очен задумчиво пригладил усы. — Если он пройдет мимо города, я буду знать, и мы погонимся за ним.

— А вазирь-нарумасу не могут помешать ему приблизиться к воротам? — спросила Катя.

— Они постараются, — заверил Очен. — Но они могут бороться исключительно мирными средствами, и я боюсь, что, подойдя так близко к Фарну, Рхыфамун может взять над ними верх.

— Неужели через эти ворота так легко пройти? — Брахт с силой сжал кулаки.

Очен вздохнул и пояснил:

— Анвар-тенг построен как препятствие на пути к воротам. Он должен был скрыть их, и тайна его тщательно охранялась. И даже сегодня мало кто знает об их существовании помимо вазирь-нарумасу и племенных колдунов. До недавнего времени даже Чазали и Тэмчен считали, что Анвар-тенг — это просто тенг, где восседают Сото-Имджен и махзлин. Никому и в голову не приходило, что кто-то попытается пройти через ворота. Так что основной задачей вазирь-нарумасу было предотвратить выход, а не вход.

— А Рхыфамун в курсе?

Каландрилл ухватился было за эту соломинку, но Очен лишил его и ее:

— Скорее всего. Но даже если он сейчас ни о чем не подозревает, боюсь, Фарн найдет способ сообщить ему правду.

— Ахрд! — воскликнул Брахт и с силой обрушил кулаки на стол. Кувшин с вином и чаши подскочили.. Закованные в латы офицеры недовольно забормотали. — Почему все на стороне гхаран-эвура?

Очен приподнял брови, но ничего не сказал.

— Пусть сначала доберется до тенга, — сказала Катя. — И войдет в него. Много ли у нас шансов догнать его?

— Таковые есть, — торжественно объявил Очен и повернулся к Тэмчену: — Принеси карту.

Кутушен кивнул, встал и растворился во тьме, окутывавшей дальний конец комнаты. Скрипнула и стукнула деревянная крышка. Через несколько мгновений Тэмчен вернулся к столу и развернул свиток, прижав его по углам чашами. Все встали и склонились над картой. Чазали гортанным голосом оглашал названия и показывал на карте.

— Кесс-Имбрун. Мы здесь. — Он постучал круглым ногтем по карте и провел им по прямой линии на север. — Это — Памур-тенг, а это — Анвар-тенг.

Волшебство Очена не научило их читать, но, следуя за пальцем Чазали, Каландрилл понял, что Памур-тенг и Озали-тенг стоят почти на одной линии, а тенги Зак и Фечин располагаются к востоку от Бачан-тенга, на южном берегу озера. От Бачан-тенга до осажденного города было ближе всего. Каландрилл спросил:

— Как далеко от нас Памур-тенг?

— Тридцать дней быстрой езды, — пояснил Чазали. — И еще тридцать до Анвар-тенга. Но войска продвигаются вперед значительно медленнее.

— Войска уже в пути? — спросил Каландрилл, не отрывая глаз от карты и вспоминая уроки стратегии и тактики, которые когда-то преподавали ему в Секке.

— Да, — подтвердил киривашен.

Каландрилл нахмурился и указал пальцем на Бачан-тенг.

— Этот укрепленный пункт окажет им сопротивление? — спросил он. — Состоится ли там битва?

— Ты все понял, — хмуро ухмыльнулся Чазали. — Да, скорее всего, они станут арьергардом. У стен Анвар-тенга уже стоят воины. Но основную силу составляют не они.

— Объединятся ли Памур-тенг и Озали-тенг? — Каландрилл оторвал взгляд от карты и посмотрел в смуглое решительное лицо. — Или они попытаются разбить выступившие против них армии?

Чазали рассмеялся, переводя взгляд с Тэмчена на Очена.

— Помимо всего прочего, он обладает и стратегическим талантом, — похвалил он и продолжал, обращаясь к Каландриллу: — Воины рода Тессана отправятся из Озали-тенга на север, к южному берегу озера Галиль. Наши макузены пойдут прямиком в Анвар-тенг. Мы попытаемся разделить и ослабить противника.

— Но остальные города в осаде, — заметил Каландрилл, указывая пальцем на точку, обозначающую Анвар-тенг. — Рхыфамун, скорее всего, переселится в воина-макузена.

— Да, или продолжит путь в одиночку, — пробормотал Брахт. — До Анвар-тенга. А там переселится в новое тело.

— Верно, — рассеянно кивнул Каландрилл. — Но пока он, видимо, в прежнем теле. Будем скакать во всю мочь. Может быть…

— Больше нам ничего не остается, — сказала Катя.

— Постараемся догнать войска, — заявил Чазали и повернулся к Ценнайре. — Возможно, там ты его и узнаешь.

Кандийка кивнула черноволосой головой, не произнеся ни слова. Ее прекрасное лицо оставалось серьезным.

— Отыскать одного человека в ополчении дело нелегкое — пробормотал Брахт. — Сколько там воинов?

— Тысячи, — пояснил Чазали. — Только из Памур-тенга вышли три тысячи.

— Сможем ли мы его отыскать? — усомнился Брахт.

— Я вижу не только глазами, — приободрил их Очен. — Отчасти мне знакома его магия. Это поможет его распознать. Даже если он попытается скрыться при помощи магических средств.

— Похоже, — проговорил Каландрилл, все еще не отрывая взгляда от карты, — нам остается только скакать вперед, вслед армии. И надеяться. Когда мы можем выехать?

На морщинистом лице мага появилось виноватое выражение.

— Дабы очистить крепость от осквернившего его колдовства, мне понадобится еще день. По меньшей мере, — добавил он.

Каландрилл нахмурился. Брахт раздраженно взмахнул рукой.

— А быстрее нельзя? Ахрд! Может, выйдем сейчас? Он и так далеко впереди.

— В крепости должен находиться гарнизон, — сказал Чазали. — Это обязанность Памур-тенга, и род Макузенов выполнит свой долг. А оставить людей в форте, который осквернен колдовством, я не имею права.

И голос и лицо его были тверды. Брахт пожал плечами, пробормотав проклятия.

— А может, кто-то пойдет вперед? — предположила Катя.

— Это… неразумно. — Очен ткнул золотистым ногтем в Каландрилла. — Боюсь, Рхыфамун уже знает, что вы здесь. По меньшей мере подозревает. Боюсь, он оставил не одну ловушку на дороге. Со мной будет безопаснее. Но у меня есть обязательство перед моим племенем. Тэмчен остается здесь со своей сотней, и я не хочу, чтобы он пал жертвой оккультных творений. Так что, боюсь, вам придется набраться терпения.

— Ты же обещал нас отпустить, — возразил Брахт. — А сам держишь!

— Хоруль! Я слышал, что Куан-на'Фор населен упрямцами! — Колдун дружески улыбнулся, поэтому слова его не прозвучали как оскорбление. — Ты намерен скакать по чужой земле как чужестранец, без охраны? Ты намерен встретиться с вражескими армиями и мародерствующими бандами тенсаев? Как далеко ты уйдешь?

— Досюда-то мы добрались! — резко возразил керниец. — А нам приходилось скакать и по менее дружественной земле.

Каландрилл сообразил, что Брахт еще не освободился из плена давних предрассудков. Джессериты, обрекшие себя на изоляцию и на бесчисленное количество небылиц, не вызывали в нем доверия. Несмотря на все дружеское расположение, выказанное им, Брахт по-прежнему не доверял джессеритам. Каландрилл улыбнулся и примирительно заметил:

— Все это верно, но нам всегда помогали друзья. В Гессифе — Иссым, в Кандахаре — Менелиан, в Куан-на'Форе — драхоманы. Не забывай этого, Брахт! Не пренебрегай советом наших союзников.

— Очен прав, — вставила Катя, положив руку кернийцу на предплечье. — С ним мы пойдем быстрее.

Брахт собрался что-то возразить, но лишь пожал плечами и смущенно улыбнулся.

— Истинно! Вы правы, — согласился он и кивнул. — Прошу прощения.

— Мы задержимся здесь ровно столько, сколько будет необходимо, — пообещал Очен. — Нельзя оставлять наших братьев в опасности.

Эти слова были понятны Брахту. Он кивнул, бормоча извинения.

— Не стоит зарекаться ни от какой помощи. Безумный бог угрожает всем. И потому мы должны стать друзьями и товарищами.

— Истинно! — твердо заявил Каландрилл.

— Да, — согласился Брахт и с ухмылкой добавил: — И все же я бы отправился в путь как можно быстрее.

— В таком случае, — с улыбкой сказал Очен, — я приступлю к исполнению своих обязанностей немедленно. Чазали проводит вас в опочивальни.

— И накормит, — добавил киривашен. — Или вы предпочитаете сначала помыться?

Катя и Ценнайра выбрали баню, Каландрилл и Брахт — трапезу. Чазали рассмеялся. Впервые, отметил про себя Каландрилл. И смех этот сблизил их.

— Исполним сначала просьбу женщин, — предложил джессерит. — Проводить вас в ваши палаты, а потом в баню?

Каландрилл кивнул и жестом попросил Чазали отвести их в опочивальни.

Палаты, отведенные им, были спартанскими и больше походили на кельи, вырубленные во внутренней стене, с узкими, без стекол, но со ставнями окнами, выходившими во внутренний двор. В алькове, вырубленном в песочного цвета камне, стояли кровать, умывальник и небольшой сундук. И больше ничего. На голом полу, на стенах, потолке и на дверях были начертаны магические знаки Очена. Краска еще не успела просохнуть. Оставив свои вещи в комнатах, они последовали за Чазали в баню.

Их вели по тускло освещенным коридорам и залам, также разрисованным символическими знаками; вооруженные макузены расступались перед киривашеном, безучастно рассматривая узкими раскосыми глазками чужеземцев. Баня располагалась ниже спальных комнат и представляла собой широкую низкую залу с огромными чанами дымящейся горячей воды. Окон здесь не было, и баня освещалась лишь светом толстых желтых свечей в подсвечниках, вделанных в стены, также разрисованные загадочными знаками.

Чазали пропустил их в баню и, поколебавшись, словно не желая обижать гостей, спросил:

— Я не знаком с вашими обычаями: вы моетесь вместе или раздельно?

Брахт, быстро взглянув на Катю, улыбнулся, но не проронил ни слова, и Каландриллу показалось, что вануйка покраснела, хотя в бане было столько пара, что он не мог быть в этом уверен. К своему стыду, он сообразил, что сам думает о том, что бы сказала об этом предложении Ценнайра. Он представил себя с ней в одном чане и тоже зарделся. Преодолевая искус, он хрипловато сказал:

— Раздельно.

Брахт перевел насмешливый взгляд с Кати на Каландрилла. Тому стало совсем не по себе.

Чазали кивнул и прошел в баню. Едва не затерявшись в паре, он выдвинул из стены перегородку из лакированного дерева, разделив помещение на две части. Повернувшись к женщинам, он с почтением произнес:

— Ваша половина эта. Когда закончите, вас проводят в покои. — Мужчинам он сказал: — Пойдемте со мной. — И по коридору провел их к другому входу.

Оставшись одни, они разделись и с удовольствием погрузились в чаны. Из-за перегородки доносился плеск воды и едва слышное бормотание. Каландрилл не мог не думать о том, что от обнаженной Ценнайры его отделяет лишь тонкая перегородка.

— Ты сама скромность, — нарочито серьезно произнес Брахт. — Поздравляю.

Из-за горячей воды Каландрилл стал совсем красным, да и лица кернийца за паром просто не было видно. Каландрилл пробормотал:

— Я не хочу ее смущать. И Катю тоже.

Вместо ответа Брахт громко рассмеялся, Каландрилл еще больше покраснел и сказал:

— Катя советовала не гнать лошадей.

— Мне почему-то кажется, что Ценнайра не стала бы возражать, — заметил Брахт. — Я смотрел на нее во время разговора. Она не сводила с тебя глаз, за исключением того момента, когда Очен обратился напрямую к ней. Она к тебе явно благоволит.

Каландрилл не нашелся, что ответить, и лишь неопределенно хмыкнул. Ему хотелось верить кернийцу, но, что предпринять дальше, он не знал.

— Ничего, время еще есть, — небрежно заметил Брахт. — Целая ночь и целый день. Всякое может случиться.

— Надеюсь, ничего не случится, — возразил Каландрилл резче, чем хотел.

Он был сильно смущен, но Брахт сделал вид, что ничего не заметил.

— А затем долгие дни и долгие ночи до Памур-тенга.

— Это в одинаковой степени относится и к тебе с Катей.

— Да, только мы дали клятву, — не смутившись, возразил Брахт. — Тебя же ничего не сковывает.

— Совсем недавно ты сам хотел отправить ее назад, — заявил Каландрилл.

— Истинно, — керниец уже больше не шутил. — И не будь тебя, я бы это сделал.

— Она знает Рхыфамуна в лицо, — настаивал Каландрилл.

— Очен тоже уверен, что узнает его, — возразил Брахт. — А если Рхыфамун переселится в другое тело?.. Какой тогда от нее прок? Пусть хотя бы греет тебе одеяло.

Каландрилл начал злиться, хотя и понимал, что керниец говорит правду. Сейчас, когда у них появился такой союзник, как Очен, Ценнайра казалась лишней. И все же он не хотел с ней расставаться. Пытаясь побороть смятение, он принялся яростно мылиться.

— Ну, чего молчишь? — не отставал Брахт.

Припертый к стенке, Каландрилл пожал плечами.

— Тебе не кажется странным, что мы натолкнулись на нее у Дагган-Вхе? — спросил он. — И что она видела переселение Рхыфамуна в другое тело? Возможно, в этом есть божественный умысел.

— Возможно, — согласился Брахт.

— Потом, — продолжал Каландрилл, убеждая уже не столько кернийца, сколько самого себя, понимая, что ни за что не хочет отпускать Ценнайру, — джессериты перевезут ее через Кесс-Имбрун, а что дальше? Ты хочешь, чтобы она одна ехала по Куан-на'Фору?

— Да, ты прав, — согласился Брахт.

Каландриллу не понравился тон друга.

— Думаешь, она смогла бы проделать это путешествие одна? — настаивал он. — Одинокая беспомощная женщина? И ты готов подвергнуть ее такому испытанию?

— Ахрд! — пробормотал Брахт. — Я не спорю. Она с нами, и больше я не хочу об этом говорить. Если, конечно, — похотливо усмехнулся он, — ты, кто не давал никаких обетов, не последуешь моему совету.

— Может, и последую, — отозвался Каландрилл и с головой погрузился в воду, не желая слышать смех кернийца.

— Тебе это пойдет на пользу… — раздался невнятный голос Брахта. — Как молодому жеребцу с…

Каландрилл опять нырнул.

— …племенной кобылой, — услышал он, едва высунув голову на поверхность, и ответил жестче, чем сам того хотел:

— Я бы не стал ее так называть.

Брахт поспешил заметить:

— Друг мой, я просто пошутил. Конечно, она не кобыла. И возляжешь ты с ней или нет, касается только вас двоих, больше никого.

Каландрилл, удовлетворенный ответом, кивнул:

— Я больше не хочу об этом говорить.

Брахт бросил мыло и ушел с головой под воду.

— Может, пойдем отсюда, пока не сварились, как мясо в кастрюле?

Они сели на скамейке, стоявшей вдоль стены, и, остывая, обсудили свои будущие действия.

— По крайней мере мы теперь знаем, куда идем, — заметил Каландрилл. — Хотя от цели нас отделяет целая армия.

— Она и для Рхыфамуна помеха, — промычал Брахт, вытирая длинные волосы. — А у нас появились союзники, и они нам помогут.

Каландрилл с улыбкой повернулся к кернийцу.

— Вот как ты запел? — сказал он. — Что, джессериты больше не вселяют в тебя ужас?

— Вроде нет, — пожав плечами, ответил Брахт. — Ахрд, я вырос на рассказах об их жестокости, а теперь вдруг понял, что это просто сказки. Ты думаешь, так легко это осознать? Но я учусь, понимаешь? А раз уж я учусь доверять колдунам, то почему бы мне не довериться тем, кто предлагает помощь? Возможно, сам Хоруль прислал нам Макузена в помощь.

— Возможно, — задумчиво согласился Каландрилл.

Брахт усмехнулся:

— Нам остается уповать только на это. А пока я намерен набить себе желудок. Пойдем поищем трапезную.

В животе у Каландрилла, вспомнившего, что он целый день ничего не ел, заурчало.

— Хорошо, — согласился он.

Они оделись. У входа в баню их поджидал воин в полном обмундировании. Отношение к ним изменилось, словно из узников они превратились в почитаемых гостей. Джессерит поклонился и предложил им следовать за собой. По сумрачным коридорам он провел их в спальни и вежливо объяснил, что им следует облачиться в одежды, более подходящие для встречи с вазирем и киривашеном. В комнате уже горели свечи. Вновь подумав, что в темноте джессериты видят лучше, чем он, Каландрилл осмотрелся. Вещи его, которые он небрежно бросил на кровать, были аккуратно сложены в алькове, а меч стоял в стойке из темного красного дерева. На кровати лежало джессеритское платье: рубашка из бледно-голубого шелка, малиновая с накладными плечами туника с вышитым золотыми и зелеными нитками на груди оскалившимся драконом. На спине — серебряно-черная эмблема Макузенов. Довершали наряд свободные белые шаровары и высокие из мягкой зеленой кожи ботинки. Столь роскошные одеяния заставили его вспомнить о Секке и о том, что в последний раз так он наряжался в надежде завоевать Надаму ден Эквин, а получив от нее отказ, бежал из дворца, дабы залить тоску вином. И тогда встретил Брахта… Именно тогда и начался его долгий путь в неизвестное. Надевая тунику, Каландрилл усмехнулся: Надама настолько была ему безразлична, что он даже не мог представить ее лицо. Вместо него перед глазами появлялось лицо Ценнайры. Может, и действительно последовать совету Брахта и не слишком сдерживать себя? Брахт предлагал ему прямой путь. Катя же советовала действовать более утонченно, а ведь она тоже женщина. Посему — Кате виднее, сказал он себе, перепоясываясь широким отливавшим золотом поясом. Истинно, он будет ждать, а не полезет на рожон.

Брахт прав в том, что их ждут долгие совместные дни в пути. Каландрилл осмотрел себя в роскошных одеяниях и остался доволен.

Он хотел было пристегнуть к поясу меч, но передумал. Джессеритам может не понравиться, что гость приходит за стол с оружием. Вместо меча он взял кортик и спрятал его под туникой, усмехнувшись мысли, что невинному мальчику, некогда бежавшему из Секки, ничего подобного и в голову бы не пришло.

Все еще ухмыляясь, он вышел из спальни и отправился к Брахту.

На кернийце были столь же роскошные одежды, и в них он явно чувствовал себя неуютно: он то и дело передергивал плечами, беспрестанно поправлял пояс и смотрел на свободные нефритово-зеленые штаны.

— Ахрд, да я настоящий щеголь, — пробормотал Брахт. — И почему нельзя идти в нормальных одеждах?

— Ты выглядишь прекрасно.

В дверях стояла Катя. Брахт обернулся и так и замер с разинутым ртом. На вануйке было переливающееся черное вышитое порхающими серебряными птичками платье с высоким воротником; из-под подола выглядывали серебристые туфельки. Распущенные льняные волосы мягкими волнами спадали на плечи, контрастируя с черным шелком и гармонируя с вышитыми птицами. Реакция кернийца ее развеселила.

— А ты… — пробормотал он. — Ахрд, я никогда…

Катя смеялась. Брахт беспомощно замотал головой. Каландрилл сказал:

— Ты выглядишь потрясающе, — и тут же поперхнулся, увидев в коридоре Ценнайру.

Платье ее было зеркальной противоположностью одеяния Кати: серебристое с вышитыми черным и зеленым птицами. Иссиня-черные кудри опускались на плавный выступ груди, губы алели, обведенные сурьмой ресницы огромных глаз подрагивали. Она смотрела на Каландрилла.

Юноша поклонился, ощущая себя при дворе своего почившего отца, и сказал:

— Ты ослепительна. — Во рту у него пересохло, и голос зазвучал хрипло. Ему вдруг стало не по себе, и он обрадовался появившемуся из тени латнику.

Джессерит вежливо пригласил их в трапезную. Каландрилл не мог оторвать от Ценнайры глаз и с дрожью в теле предложил ей руку. Почувствовав прикосновение ее шелковистой кожи, он лихорадочно стал вспоминать, что делают и что говорят в таких случаях. Брахт полузадушенно хихикнул за спиной, и Каландрилл так и не нашелся, что сказать, внутренне проклиная себя за неуклюжесть.

Ценнайра сразу учуяла его запах и, распознав желание, решила разыграть скромность.

— Благодарю, ты тоже выглядишь прекрасно, — застенчиво проговорила она и едва сдержала улыбку. Каландрилл откашлялся, открыл было рот, чтобы ответить, передумал, но затем все-таки пробормотал:

— Спасибо.

К облегчению Каландрилла, они вошли в трапезную. Здесь их уже дожидались, и на время он забыл о своей спутнице.

Зала, как и все остальные помещения форта, пребывала в полумраке, несмотря на расставленные вдоль облицованных темным деревом стен факелы. Их сладкий аромат смешивался с запахами жареного мяса и вина, окна были уже закрыты на ночь ставнями, и красочно одетые джессериты с едва различимыми в полутьме лицами, расположившиеся за пятью длинными столами, скорее походили на призраков. Возникало такое впечатление, будто туники жили сами по себе. Едва гостей ввели в эту залу с низким потолком, как разговор превратился в легкое бормотание.

Гостей отвели в дальний конец комнаты, где, перпендикулярно к другим, стоял небольшой стол. Оттуда вся зала была видна как на ладони. Чазали восседал во главе стола, Очен и Тэмчен — по обеим сторонам от него. Воины были одеты в роскошные одеяния необыкновенных расцветок. Каландрилл ,и сам не знал, радоваться или досадовать по поводу того, что его посадили между вазирем и киривашеном, а Ценнайру — справа от Очена. Катя села слева от Тэмчена. Видимо, по обычаям джессеритов женщины должны сидеть в дальнем конце стола.

— Надеюсь, платье тебе впору? — спросил Чазали. — Я боялся, мы не найдем твоего размера.

— Все прекрасно, — ответил Каландрилл. Сейчас, далеко от Ценнайры, он вновь обрел дар речи. — Мы благодарим тебя за гостеприимство.

— Может, мы и дикари, — с улыбкой взглянул Чазали на Брахта, — но все-таки не совсем.

— Верно, — согласился Каландрилл и принял от киривашена кубок с золотистым вином. — Загадки дают пищу воображению. Люди боятся того, чего не знают.

Чазали серьезно кивнул, и лицо его вновь стало непроницаемым.

— Я впервые вижу лиссеанца, — заметил он.

— Ты не бываешь в Ниване? — Каландрилл почувствовал, что киривашен не хочет говорить о войне и о том, что их ждет впереди, что ему просто хочется поболтать, и решил доставить ему это удовольствие. — Туда часто наведываются наши купцы.

— Нет, не бываю. — Чазали покачал головой. — Ниван расположен в земле кемби.

Несмотря на колдовство Очена, смысл этого слова остался непонятен Каландриллу, но от него не ускользнула презрительная нотка в голосе киривашена. Каландрилл вопросительно посмотрел на собеседника.

— Я — коту, — пояснил Чазали. — Я из рода воинов. Коту не опускаются до торгашества, это — дело кемби.

Каландрилл кивнул, чувствуя, как им овладевает любопытство исследователя. Ему еще многое предстоит узнать об этих странных людях, изолировавших себя от мира. Он спросил:

— Все, кто здесь, — коту?

— За исключением Очена, — сказал Чазали. — Он вазирь.

— А шендии?

— Тоже коту. Шендии — самые мудрые из коту и обычно самые пожилые, — пояснил Чазали и вновь рассмеялся. — Чтобы познать мудрость и завоевать уважение рода, воину надо выжить.

— Есть ли у вас еще какие касты? — с любопытством спросил Каландрилл. — Или весь народ делится только на воинов, колдунов и торговцев?

— Есть еще гетту — крестьяне, — пояснил Чазали, — и ремесленники; они составляют касту мачай. Есть еще и другие, но они слишком малочисленны, чтобы о них говорить. А в Лиссе не так?

— Нет, — сказал Каландрилл и принялся рассказывать о своей родине, в то время как слуги в простых белых туниках и желтых шароварах подавали им пищу.

Трапеза была простой, солдатской, но очень вкусной и обильной. Джессериты обладали отменным аппетитом, успевая, однако, говорить и слушать. Каландрилл узнал, что тенги на Джессеринской равнине — это, скорее, города, чем замки. В них жило по несколько тысяч человек, связанных друг с другом либо от рождения, либо супружескими узами, либо принадлежностью к одному и тому же роду. Вокруг городов располагались сельскохозяйственные угодья, где под прикрытием воинов работали гетту. Далее за пахотными землями начиналась дикая страна, где обитали только бандиты. Общественная организация джессеритов была много более крепкой, чем в Лиссе. Во главе ее стояли коту, которыми, в свою очередь, управляли киривашены и вазири. Хан представлял собой фигуру незначительную, подчинявшуюся махзлену.

Только теперь Каландрилл сообразил, что Чазали был очень могущественным человеком, одним из правителей Памур-тенга. И то, что он присутствует сейчас здесь, доказывало, насколько серьезно джессериты относятся к словам Очена и насколько обеспокоены возможностью пробуждения Безумного бога. Это же являлось и гарантией их будущего союза.

— А Анвар-тенг, — спросил Каландрилл, надеясь, что не переступает дозволенного, — принадлежит только Сото-Имдженам?

— Анвар-тенг — это другое, — сказал Чазали. — Анвар-тенг — обитель Сото-Имдженов, но он также и то место, где заседает махзлен и живут и работают вазирь-нарумасу.

— Но если восставшие отреклись от махзлена… — Каландрилл помолчал, тщательно подыскивая слова, — что будет с коту Анвар-тенга?

Чазали, хмыкнув, уставился на бокал с вином. Каландрилл подумал было, что оскорбил его, но киривашен вдруг небрежно взмахнул рукой и сказал:

— Те, кто отвернулся от махзлена, — просто тенсаи. Не более того. Они не знают, что такое преданность. Те, кто последовал за ними, тоже тенсаи. И даже хуже.

Его гортанный от природы голос звучал хрипло, как рык взбешенной собаки. Каландриллу хотелось побольше узнать о войне, о продвижении войск, о том, смогут ли они разрушить стены Анвар-тенга, но по тону Чазали, по его напряженным плечам, по яростному выражению лица он понял, что лучше этого не делать. Чазали резким движением налил себе вина и сделал несколько больших глотков, словно во рту у него стоял неприятный привкус, а затем сердито набросился на пищу.

Каландрилл решил не настаивать и повернулся к Очену.

Вазирь заинтересованно беседовал с Ценнайрой, и на какое-то время Каландрилл оказался предоставлен самому себе. Он смотрел на Ценнайру. Дера, как же она красива! Каландрилл подумал о том, что мог бы много ей рассказать, если бы только губы его не дрожали, а комплименты не превращались в неуклюжее бормотанье. Он вновь отругал себя за детскую застенчивость; и тут Ценнайра посмотрела прямо на него. Каландриллу показалось, что улыбка ее осветила комнату; щеки его порозовели, и он, сам не зная почему, отвернулся, неловко потянулся за вином и перехватил на себе задумчивый взгляд Чазали. Киривашен приподнял брови и отрывисто спросил:

— Она принадлежит тебе? Здесь у нас все приспособлено только для воина. Боюсь, у нас нет больше опочивальни.

— Ничего, — пробормотал Каландрилл, — это неважно Она не… Мне вполне подходит моя опочивальня.

Чазали, словно сожалея о недавней вспышке гнева и чувствуя, что затронул деликатную тему, улыбнулся и сосредоточился на фруктах, поставленных перед ним слугой.

К облегчению Каландрилла, ни о войне, ни о женщинах разговора больше не было. Наконец трапеза подошла к концу, и Очен заявил, что оставит их, дабы продолжить работу по очистке крепости. С его уходом остальные тоже стали расходиться, и Чазали приказал воину проводить гостей в их опочивальни.

Ценнайра взяла Каландрилла под руку, и он опять начал нести какие-то глупости о пище и о хозяевах. Он лопотал как ребенок, но Ценнайра улыбалась и поддерживала разговор, словно не замечая его смущения. Каландрилл, однако, не мог не отметить некоторой рассеянности, словно ей не давала покоя какая-то мысль. У дверей своей комнаты она попрощалась и ушла, не обернувшись.

Кати уже не было. Каландрилл помахал рукой Брахту и закрыл за собой дверь.

На усыпанном звездами небе сияла почти полная луна, и, облокотившись на подоконник, Каландрилл вдыхал ароматы ночи, отдавая себе отчет в том, что не ощущает запаха оставленного Рхыфамуном колдовства. Потом вспомнил об овладевшем им ранее отчаянии и о словах Очена, и его передернуло. Неужели колдун чувствует его присутствие? Неужели он может коснуться его через эфир? Хорошо еще, что джессеритский маг очистил крепость от колдовства Рхыфамуна. Внезапно с другой стороны двора до него донесся легкий запах миндаля. В воздухе на мгновение проступили световые знаки, которые рисовал Очен. Серебристоволосый маг колдовал без устали. Трупный запах почти развеялся. Каландрилл зевнул, отвернулся от окна, снял непривычные одежды, аккуратно сложил их, задул свечу и с удовольствием растянулся на кровати. Он закрыл глаза и представил себе лицо Ценнайры. Сон мягко овладел им.

Ценнайра, раздевшись, сидела на кровати, расчесывая волосы. В голове у нее роились беспокойные мысли.

Она уже не сомневалась, что Очен — могущественный колдун. Но разгадал ли он ее тайну? Он не обмолвился ни словом, даже наоборот, за трапезой выказал себя интересным, умным и знающим собеседником. Но сомнение оставалось. Если Очен ее разгадал, то почему ничего не сказал? Он прикоснулся к ее уму, когда дал ей дар языка, и она была уверена, что в тот момент он все понял. Но не сделал ни малейшего намека. Может, не так далеко углубился в ее ум? А может, просто не хотел показывать, что знает? Эта неуверенность не давала ей покоя. Она не знала, на что решиться. Ее окружали одни колдуны, у нее не осталось выбора, как у загнанного охотниками оленя, которому только и остается, что броситься головой вперед.

В алькове стояло зеркало. Взглянув на свое отражение, Ценнайра вспомнила об Аномиусе и решила связаться с ним, понимая, что ее хозяин тоже представляет угрозу ее жизни. Думает ли он о ней? Злится ли на нее? Или настолько занят войной тирана, что ему сейчас не до своего создания? Она едва не проговорила заклятие, но вовремя остановилась, вспомнив о том, что рядом Очен, могущественный колдун. Стоит ей попытаться связаться с хозяином, как джессеритский маг тут же это учует. И что он сделает тогда?

Ценнайра закончила туалет, успокаивая себя тем, что пока ей все равно нечем заинтересовать Аномиуса. Она вздохнула и спрятала зеркало и расческу в сумку, не переставая размышлять о своем положении.

Если вдруг Аномиус разозлится, не проведет ли он колдунов тирана и не вернется ли в Нхур-Джабаль, дабы уничтожить ее живое сердце? В этом случае она будет бессильна что-либо сделать. И посему, чтобы не доводить дело до крайности, надо воспользоваться зеркалом.

Но тогда она, без сомнения, выдаст себя, и Очен, конечно расскажет все Каландриллу и другим. И тогда… Тогда она будет уничтожена магией. Что бы она ни предприняла, ее поджидает опасность. Она оказалась в безвыходном положении.

Наберись терпения, сказала себе Ценнайра. Ей оставалось только надеяться, что Аномиус слишком занят на войне, чтобы вспоминать о ней и возвращаться в Нхур-Джабаль, что Очен не разгадал ее и не будет использовать против нее колдовство. Ей оставалось только ждать или бежать.

Она затушила свечи, как поступило бы любое существо с бьющимся сердцем, и легла в кровать — дожидаться утра.

Она не спала, размышляя и размышляя о своем положении, но так и не пришла ни к какому решению. Неожиданно в дверь едва слышно постучали.

Ценнайра ответила не сразу, как если бы на самом деле спала. Может, это Каландрилл? Он явно ею заинтересовался. Настолько, что даже не скрывал этого весь вечер. Ей нравились его произнесенные дрожащим голосом комплименты. Ей импонировала его невинность — явление редкое в ее предыдущей жизни. Неужели он набрался смелости и пришел к ней? Любой другой менее осторожный или более уверенный в себе мужчина не стал бы так долго ждать. Ценнайра улыбнулась — ей было приятно его внимание. Он красив, а если он в нее влюбится, то она сумеет распорядиться этой любовью: стоит юноше провести ночь в ее объятиях, как наутро он будет без ума от нее, и тогда у нее появится мощный союзник. Обе мысли понравились ей, и она даже не смогла бы сказать, какая больше.

В дверь вновь осторожно постучали; она пригладила волосы, облизала губы и, скромно прикрыв наготу простыней, открыла дверь.

Она не смогла сдержать возгласа удивления — в проеме стоял Очен.

Колдун предупреждающе поднял палец и молча закрыл за собой дверь. Ценнайра беззвучно выругалась. Ей оставалось только надеяться, что ее удивление было воспринято как реакция скромницы на входящего в ее спальню мужчину.

— Кто ты? — спросила она, пытаясь говорить с возмущением и страхом, с опозданием вспомнив, что обыкновенные смертные не видят в темноте. — Кто ты? — повторила она.

В ответ раздался, как ей показалось, мягкий смешок, и Ценнайра напряглась, приготовившись драться за свою бессмертную жизнь. Если дойдет до худшего, она попытается перебороть и даже убить мага. Аномиус, конечно, будет в ярости, но тогда она хотя бы сможет следовать за путниками скрытно, и это успокоит ее хозяина. Несмотря на всю серьезность положения, она пожалела, что в дверь ее постучал не Каландрилл. Ценнайра попыталась взять себя в руки, но слова Очена вновь насторожили ее:

— Ты прекрасно меня видишь. И если воспользуешься теми способностями, которыми обладают подобные тебе, ты поймешь, что я пришел с миром. Так что давай не будем терять времени.

Ценнайра и без того уже воспользовалась своим сверхъестественным чутьем, но то, что она узнала, еще больше сбило ее к толку.

Угрозы от Очена явно не исходило. То, что она чувствовала, было, скорее, любопытством. Очен поправил халат и поудобнее уселся на кровати, словно пришел в гости к старому другу. Он пребывал в спокойствии — следовательно, обезопасился колдовством. Желания в нем она не почувствовала, но, на всякий случай, поплотнее запахнулась в простыню, пытаясь привести в порядок взбудораженные мысли.

— Я пришел с миром, — повторил он. — Мне ты вреда тоже принести не сможешь, ты без меня знаешь. Я обезопасился, а чары мои способны бороться даже с такими, как ты.

Он говорил спокойно и уверенно, и Ценнайре только и оставалось, что спросить:

— Что тебе надо?

— Немного твоего внимания. Я предлагаю честную сделку. — Губы на морщинистом лице растянулись в улыбку.

— Или ты надеялась провести вазиря? Для того чтобы научить тебя языку, я вошел в твой ум. Я видел тайную силу Каландрилла, я видел Ахрда… Неужели ты надеялась, что я не разгадаю тебя?

Ценнайра нахмурилась; будь у нее сердце, оно бы билось сейчас с бешеной скоростью. Она пожала плечами и сказала:

— Я не была уверена.

— Да, ты не была уверена. А поскольку я ничего не предпринял и никому ничего не сказал, ты решила, что я тебя не раскусил. Так?

Она кивнула, не понимая, куда он клонит и на чьей он стороне — Аномиуса или Рхыфамуна? Или он сам по себе? Тогда это означает, что она попала в руки еще одного безжалостного колдуна.

Сомнения ее, видимо, так явственно отразились на лице, что Очен рассмеялся, и она почувствовала его желание успокоить ее.

— Я не хочу, чтобы Безумный бог пробудился, если ты боишься этого, — пробормотал он. — И посему, по крайней мере пока, я тебя не выдам и не уничтожу.

— Пока? — прошептала она. — Что тебе нужно?

— Объяснений, — сказал он. — Я желаю знать, что связывает тебя с этой троицей. Они и не подозревают, кто ты на самом деле.

— И что потом?

— А потом я буду решать.

Ценнайра розовым язычком облизала вдруг побледневшие губы. Она понимала, что старый колдун запросто ее уничтожит и что жизнь ее находится в его руках. Первым ее порывом было солгать, сочинить какую-нибудь историю, но Очен упредил ее:

— Никакие джессериты на твой караван не нападали, — уверенно заявил он, — ни коту, ни тенсаи. Ты все выдумала, чтобы тебя пожалели. Ты творение могущественного колдуна и, насколько я понимаю, он послал тебя за «Заветной книгой». Если ты поведаешь мне правду возможно, мы договоримся. Ежели солжешь, а я это распознаю, можешь в этом не сомневаться, то…

Рука в темных от времени крапинках сделала многозначительный жест. Ценнайра глубоко вздохнула, понимая, что оказалась в безвыходном положении, что ложь ее всплыла на поверхность и единственным спасением ее сейчас может быть только правда. Она посмотрела Очену в глаза и сказала:

— Он вытащил меня из темницы Нхур-Джабаля в Кандахаре. Его зовут Аномиус, он сделал меня тем, кто я есть… Он забрал мое сердце…

Она впервые произнесла эти слова и впервые четко осознала, что с ней произошло. По мере того как она рассказывала о себе, в ней росла злость на Аномиуса.

Ценнайра рассказала древнему колдуну все без утайки и, закончив, почувствовала себя, как после покаяния. А слова Очена прозвучали для нее как благословение.

— Это черная магия, — с отвращением пробормотал Очен. — Мерзкий человек твой Аномиус, если пользуется своим талантом в таких целях.

— Но сердце мое у него, — настаивала она.

— А ты хочешь получить его назад?

Он спросил это едва слышно, но вопрос прозвенел у нее в ушах как удар колокола. Он внимательно смотрел на нее из-под морщинистых век. Ценнайра, ни секунды не поколебавшись, ответила:

— Да.

— Зачем? — тут же спросил он. — Сейчас ты обладаешь силой, о коей ни один смертный не может и мечтать. Без сердца ты никогда не умрешь.

Ценнайра помолчала. А что, если он искушает ее или заманивает в ловушку? Она посмотрела на колдуна: лицо его было непроницаемым. Наконец она медленно произнесла:

— Я хочу сама выбрать себе хозяина.

— Каландрилла?

Голос колдуна прозвучал ровно, без всякого выражения, колдовство прикрывало его как щит. Запах миндаля лишал Ценнайру способности чувствовать.

— Каландрилла? — переспросила она, пытаясь выиграть время.

— Очень красивый молодой человек, и ты его явно очаровала. И, если не ошибаюсь, его внимание приятно тебе.

— Верно, — согласилась она, с трудом приводя в порядок мысли. — Может быть… Что с ним будет, когда он узнает, кто я?

Очен по-птичьи дернул головой.

— Если он узнает об этом сейчас, — бодро сказал он — то ему это покажется отвратительным. А когда узнает что сюда тебя прислал Аномиус, то он даже может прибегнуть к своему благословленному богиней мечу.

— Ты так считаешь? — спросила Ценнайра, стараясь не выдавать своего волнения. — Надеюсь, он этого не сделает.

— Ты слишком хорошо думаешь о нем или о себе, — возразил маг. — Хотя, кто знает, может, ты и права? Но если этого не сделает он, то Брахт не поколеблется.

— Ему это не удастся, — возразила она. — Если, конечно, ему не поможешь ты.

— Истинно, — усмехнулся Очен и кивнул. — Это я могу и даже должен буду сделать, если дойдет до худшего. Без этих троих цель не будет достигнута. Без тебя же… Я не уверен, какая роль отводится тебе.

— Тогда почему ты мне помогаешь?

Очен задумчиво погладил себя по серебристого цвета усам, не сводя с нее загадочных глаз. Ценнайре стало не по себе, словно над ней вершился суд, и каков будет приговор — сказать пока невозможно. Она с облегчением вздохнула, когда колдун наконец сказал:

— У меня есть свои соображения, но тебе я их пока раскрывать не буду.

— И ты не выдашь меня?

Она старалась говорить как можно спокойнее, хотя внутри у нее все кипело. Очен улыбнулся, отрицательно мотнул головой и сказал:

— Нет, если ты меня к тому не вынудишь.

— А почему? — опять спросила она.

И опять он сказал:

— На то имеются свои причины. У меня такое ощущение, что в этом есть божественный умысел. Он выше моего понимания — твоего тоже, но… что-то здесь есть.

Ценнайра была окончательно сбита с толку. Очен замолчал и словно забыл о ее существовании. Когда же он заговорил, то голос его зазвучал жестко, как голос судьбы.

— Настанет день, когда тебе придется сделать выбор. Боюсь, этот выбор будет непростой. И я бы хотел, чтобы ты не ошиблась.

— Я не понимаю, — пробормотала она, нахмурившись.

— Конечно, не понимаешь, — ровным голосом сказал он. — До поры до времени ты и не должна этого понимать. Но когда настанет день, вспомни наш разговор. А до тех пор — смотри и учись.

Ценнайра озадаченно смотрела на морщинистое лицо, не понимая, серьезно он или смеется. В том мире, который она знала, понятия «доверие» просто не существовало, а он сейчас предлагал ей что-то вроде уговора, он предлагал ей безопасность. Она ухватилась за его предложение.

— Хорошо, — согласилась она.

— Да будет так. — Очен встал, пригладил платье. — В таком случае — спокойной ночи.

— Подожди, — воскликнула она и схватила его за руку, но тут же отстранилась. Запах миндаля усилился, и она почувствовала, как собираются колдовские силы — над ней словно занесли меч. — Аномиус приказал мне докладывать при первой возможности, и если он потеряет терпение…

Она замолчала, за нее закончил Очен:

— Он может уколоть твое сердце. Это верно. К тому же я не хочу, чтобы он вмешивался. — Очен пригладил редкую бороденку, подумал и сказал:

— Что ж, свяжись с ним. Как ты это делаешь?

— У меня есть зеркало, — пояснила она.

Колдун велел:

— Так воспользуйся им, но запомни: я буду об этом знать.

— Что сказать ему? — спросила она.

Очен едва слышно рассмеялся.

— То, что он хочет от тебя услышать: что ты скачешь с путниками на север к Боррхун-Маджу. Но не говори ничего ни обо мне, ни об Анвар-тенге, ни о войне. Ежели он спросит, скажи, что ты здесь, в окружении простых воинов, которые тебя ни в чем не подозревают. Это его успокоит?

— Да, — кивнула Ценнайра. — Для него главное — чтобы я шла за «Заветной книгой».

— А ты этим и занимаешься, — улыбнувшись, сказал Очен.

Она молча смотрела на него. Колдун встал, подошел к двери и обернулся.

— Прости, я понимаю, ты хотела видеть Каландрилла.

Ей показалось, что раскосые глаза весело блеснули. Усмехнувшись, Очен закрыл за собой дверь, окончательно сбив ее с толку.

Какое-то время Ценнайра молча сидела, глядя на деревянные стены и пытаясь привести в порядок разрозненные мысли. Спокойствие и уверенность колдуна окончательно сбили ее с толку. До сих пор она считала, что все колдуны, кроме ее хозяина, ее враги. А теперь получалось, что, помимо Аномиуса, она служит еще и Очену. Не означает ли это, что и она часть божественного умысла? Так кто ей Очен: друг или враг? Все это было выше ее понимания. Она знала только то, что, хотя сердце ее по-прежнему находится в руках Аномиуса, она, сама не понимая, как это получилось, начала танцевать под другую дудку.

Она сделала несколько глубоких вдохов, успокаиваясь, и, когда ей это удалось, вытащила зеркало и произнесла магическую формулу.

Глава пятая

Сладкий запах миндаля наполнил комнату, гладкая серебристая поверхность зеркала зарябила, как вода в пруду от брошенного камня, и на поверхности его закружил целый водоворот красок. Постепенно поверхность зеркала залил черный, словно подсвеченный дальним мерцающим светом, цвет. Ценнайра хмуро смотрела на зеркало — ей на мгновение показалось, что вдали от Кандахара зеркало потеряло свою магическую способность и лишило ее связи с хозяином. А может, все это — проделки Очена? Неожиданно картинка в зеркале изменилась. На мгновение перед ней появились красные угли в жаровне, затем все опять почернело, только теперь с оттенком темной ночи. Поверхность рябила, словно кто-то бросал в зеркало камни с другой стороны. Ценнайра инстинктивно отстранилась. Поверхность вновь потемнела, затем посветлела, и на нем проступило лицо Аномиуса.

Омерзительный маленький колдун вытер рукавом губы и, с раздражением взглянув на нее, пробормотал:

— Подожди.

Поверхность зеркала вновь помутилась, и Ценнайра едва не рассмеялась, сообразив, что связалась с ним в момент трапезы и что рябь на поверхности зеркала была вызвана крошками и остатками пищи. Она сдержала смех.

Из зеркала донесся отрывистый голос:

— Тебя давно не было. Где ты?

— По ту сторону Кесс-Имбруна, — ответила она, — на Джессеринской равнине.

— Что лежит по ту сторону Кесс-Имбруна, я знаю, — грубо, как обычно, заявил он. — Где конкретно?

— В крепости джессеритов, — пояснила она. — Возле Дагган-Вхе.

— С ними? — Лицо приблизилось к заплеванному пищей зеркалу. — С Каландриллом и другими?

— Да, — подтвердила она. — Они нашли меня там, где ты сказал, и поверили в мой рассказ. Теперь я с ними.

— И они ничего не подозревают? — Он провел рукой по грязным, с крошками толстым губам, отвернулся и сплюнул. В жаровне зашипело. — Они доверяют тебе?

— Я не уверена, — честно ответила Ценнайра. — Каландрилл, кажется, да, но Брахт очень осторожен, Катя, похоже, тоже.

Поверхность зеркала заколебалась, колдун протянул руку, поднес к губам кубок и шумно отхлебнул.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Брахт хотел отправить меня назад, — пояснила она, — но Каландрилл вступился.

Аномиус отрывисто рассмеялся.

«Он похож на свинью, — подумала Ценнайра, — лежащую в грязи».

— Ты ему приглянулась? — спросил колдун. — Я на это рассчитывал.

Ценнайра кивнула и сказала:

— Истинно, приглянулась. Он благородный человек.

Вновь раздался смех, теперь презрительный, и Аномиус спросил:

— Ты уже возлегла с ним?

— Нет, — ответила она и вновь повторила: — Он благородный человек.

— Он просто мужчина, — хрюкнул колдун, — но это неважно. Ты знаешь, что делать в таких случаях. У тебя получится. Привяжи его к себе.

Ценнайра вновь кивнула, не произнеся ни слова.

— Итак, — заявил Аномиус, — ты с ними, и они тебе доверяют, по крайней мере настолько, что ты можешь скакать с ними дальше. Это правда?

— Да, — подтвердила она. — Не забывай — я видела Рхыфамуна в лицо. А также…

Колдун перебил ее:

— Вот именно, Рхыфамуна! Что с ним? Где книга?

— Он направляется на север, и это все, что мы о нем знаем. — Ценнайра помолчала с мгновение, пытаясь привести в порядок мысли. Очен прав, она не должна рассказывать всего этому отталкивающему человечку. — Колдовством он перебил весь гарнизон форта. Каландрилл считает, что он оставил после себя магические заклятия, дабы обезопаситься. Он ведь знает, что его преследуют.

— А Каландрилл с Брахтом выжили. — Землистого цвета лицо нахмурилось. — Как им это удалось?

Ценнайра поняла свою ошибку и попыталась оправдаться, смешивая истину с вымыслом.

— У Каландрилла есть волшебный меч, и он перебил колдовских существ.

— Расскажи мне про меч, — потребовал Аномиус.

— Волшебной силой его наделила богиня Дера, — пояснила она. Хозяин ее злился, и ей стало не по себе. — Они говорят, что это случилось в Лиссе.

Аномиус что-то неопределенное хрюкнул, поковырял пальцем в зубах и вытер его о халат.

— Так значит, им помогают Молодые боги? — задумчиво спросил он.

Ценнайре показалось, что в его резком голосе прозвучала нотка сомнения, а может, и ужаса. И она торжественно продолжала:

— Они говорят, будто через Узкое море их перенес Бураш, а в Куан-на'Форе, когда Брахта взяли в плен и собирались распять, Ахрд вытащил гвозди из его ладоней, вернул ему жизнь и провел их через Куан на'Дру.

Колдун резко выдохнул через ноздри и задумался, поглаживая себя по носу. Наконец он произнес:

— Но Рхыфамуна им остановить не удалось. Я имею в виду Молодых богов.

Решив, что это вопрос, Ценнайра сказала:

— Похоже, что нет.

— Как им не удалось остановить и тебя, — задумчиво продолжал он, словно и не слышал ее слов. — Это значит, они ослаблены или на них наложены ограничения. Впрочем, это неважно. Главное, чтобы они не мешали тебе. Продолжай в том же духе.

— Хорошо, — пообещала Ценнайра, вовсе не уверенная в том, что говорит искренне.

— А Рхыфамун направляется на север? К Боррхун-Маджу?

— Они полагают, — осторожно сказала она, — что Фарн упокоился по ту сторону гор.

— Как они туда доберутся? Я плохо знаю джессеритов, но всем известно, что они не любят принимать гостей. Не вынудят ли они вас уйти?

Вопрос застал Ценнайру врасплох. Женщина, менее сведущая в притворстве, наверняка бы сломалась и поведала всю правду, но Ценнайра умела скрывать свои чувства.

— Это не так, — быстро возразила она. — Здесь, в форте, к нам относятся по-дружески.

— Кто? — с подозрением в голосе спросил Аномиус. — Ты же сама только что сказала, что Рхыфамун перебил всех солдат.

Не будь Ценнайра так сообразительна, то непременно выдала бы себя, но она тут же нашлась.

— И я не солгала, — сказала она. — Но кое-кто спасся и сообщил своим о происшедшем. Сюда прибыли другие. К тому времени, когда они появились, Каландрилл расправился с созданиями Рхыфамуна. И джессериты считают его героем.

Аномиус смягчился. Ценнайра перевела дух.

— А ты с ними? — поинтересовался он.

— Меня считают одной из них, — кивнула она, продолжая выдумывать. — Джессериты предлагают нам помощь и обещают свободный проезд по равнине.

— А ведают ли они о Рхыфамуне? — резко спросил колдун. — О «Заветной книге»? Не подозревают ли они, почему вы за ним гонитесь?

— Нет, — быстро сказала она, решив, что колдун становится опасен. — Они полагают, мы едем в Вану, на родину Кати, которая лежит у подножия Боррхун-Маджа.

— Хорошо. Как далеко от вас Рхыфамун?

— Он в нескольких днях пути, — ответила Ценнайра.

— Тогда не задерживайся, — приказал маг.

— Конечно, однако я не должна их обгонять, — предположила она. — Впрочем, они и сами торопятся.

— Что и понятно, — хмыкнул колдун. — Оставайся с ними. Я уверен: они — ключ к уничтожению Рхыфамуна. Так что они нужны мне.

Он рассмеялся отвратительным булькающим смехом.

«Как и я, — подумала Ценнайра. — Я просто инструмент в твоих руках, который ты уничтожишь, как только я потеряю для тебя значение».

Вслух же она сказала:

— А когда мы догоним его, что тогда? Боюсь, что меч Каландрилла способен убить даже меня. Я не сомневаюсь: он воспользуется им, если я попытаюсь отобрать у них книгу.

— Возможно, — беспечно согласился Аномиус и взглянул на нее с высокомерной улыбкой. — Ты думаешь, я об этом не подумал?

— Яне ведаю, о чем ты думаешь и что ты видишь, — честно призналась она.

— Не забывай — ты слуга, я хозяин, — самодовольно заявил он. — Но ты не бойся, когда пробьет час, я окажусь на месте.

— Каким образом? — Ценнайра даже не пыталась скрыть своего удивления. — Ты сбросил с себя колдовские оковы? Или колдуны тирана отпустили тебя?

— Нет пока. Да будут они прокляты. — Нахмурившись, противный колдун стал еще более отталкивающим. — Но скоро я освобожусь от их пут.

— Но как? Неужто ты настолько могуществен? — спросила она, в отчаянии прикрывая беспокойство лестью.

— Настолько, — заявил Аномиус, ни секунды не поколебавшись. — Очень скоро проклятые путы падут с меня. Каким образом я этого добьюсь? Тебя это не касается. Главное в том, что, когда посчитаю нужным, я перенесу себя туда, где находишься ты.

Ценнайра подавила в себе тревогу, пытаясь мыслить ясно. Пока она видела только одну возможность, как он может выполнить свою угрозу, и решила побольше об этом узнать.

— При помощи зеркала? — спросила она и тут же добавила: — Ты воистину великий маг.

— А ты сомневалась? — напыщенно проговорил колдун. — Да, при помощи зеркала. Нужно только, чтобы ты мне показала, что находится в округе.

— Из всех магов, — сказала она льстиво, — ты единственный в состоянии взять верх над Рхыфамуном.

Аномиус расплылся в самодовольной улыбке.

— Истинно, — согласился он, — и я это сделаю, когда настанет время.

— А где ты сейчас? — с покорностью, подогревавшей его тщеславие, спросила она.

— На подступах к Мхерут'йи, — ответил он; лесть развязала ему язык. — Город осажден. Он под защитой таких заклятий, которые снять в состоянии только я.

— А потом?

— Видимо, мы пойдем на юг, чтобы выбить Сафома из оставшихся бастионов. Подожди. — Зеркало внезапно потемнело, словно он сунул его в рукав. До Ценнайры доносились слабые приглушенные голоса, но слов она не разобрала; затем вновь появилось лицо Аномиуса — Меня зовут колдуны, без меня они беспомощны — заявил он. — Свяжись со мной при первой возможности.

— Это может быть нескоро, — предупредила Ценнайра — Здесь мы не задержимся. А в пути, боюсь, мне будет трудно уединиться.

Она ничуть не преувеличивала. На равнине им придется держаться близко друг к другу. К тому же воспользоваться зеркалом без ведома Очена будет почти невозможно. С другой стороны, она надеялась выиграть время, чтобы привести в порядок мысли. А может, и решить, кому служить. Но самое главное — не вызвать подозрений Аномиуса. Колдун нахмурился то ли от беспокойства, то ли от злости: эти две черты были в нем неразделимы.

— Да, верно, — согласился он наконец. — Свяжись, когда сможешь.

— Хорошо, — заверила Ценнайра.

Он кивнул, что-то хрюкнул, пробормотал магическую формулу, и образ его начал таять. По зеркалу вновь закружил водоворот красок. Запах миндаля усилился, а когда развеялся, зеркало опять стало простым куском стекла. Ценнайра отложила его в сторону и долго сидела не двигаясь, глядя на квадрат ночного неба, видимого в окне. Она тщательно обдумала все, что только что услышала, пытаясь сообразить, как этим воспользоваться.

Ценнайра была напугана: Аномиус не сомневался, что скоро освободится от оккультных пут, которые привязывают его к тирану. А когда он обретет свободу передвижения, в ней, Ценнайре, у него уже больше не будет нужды, стоит ей только показать зеркалом свое местоположение. Она достаточно разбиралась в магии и знала, что колдун без труда может перенести себя в любое место. Главное для него — знать куда. Он должен видеть местность или хорошо помнить ее.

Значит, пока Ценнайра вместе с Каландриллом, Брахтом и Катей гонится за Рхыфамуном и за «Заветной книгой», Аномиус ее не тронет. А о ходе их преследования он может узнать только через нее. Следовательно, до тех пор, если только его не злить, она в безопасности.

Удовлетворившись этим выводом, Ценнайра попыталась разобраться в другом. Аномиус сам научил ее перемещаться в пространстве. Однажды она уже воспользовалась этим колдовством и сейчас сообразила, что точно таким же образом сама может перенестись в его покои в Нхур-Джабале, где в шкатулке, если верить колдуну, лежит ее сердце.

Она представила себе покои и едва не произнесла магическую формулу, дабы, оказавшись там, отыскать свое сердце и вновь обрести себя. Но сдержалась. Аномиус, конечно, предпринял меры предосторожности, он не такой дурак. Да, он тщеславен, да, он безумен, но он наделен страшной хитростью и наверняка заколдовал шкатулку. Вполне возможно, он заколдовал даже подступы к самой комнате, и при малейшей попытке забрать сердце оно может быть уничтожено.

Нет, решила Ценнайра, горько отругав себя, это не выход. Какое-то время ей еще придется танцевать под его дудку и зависеть от его расположения. Впрочем, он тоже зависит от ее преданности. Надо будет и впредь делать вид, что она усердно ему служит.

Однако мысль о том, что она может перенестись в Нхур-Джабаль, придала ей силы. В будущем, когда она получше разберется в колдовстве… может, вернет себе сердце и опять станет самой собой?

Как это сделать, Ценнайра пока и сама не знала. Очен прав: многие бы позавидовали ее способностям. Она бессмертна и, без сомнения, обладает силой и выносливостью, о коих не может мечтать ни один смертный. Она обладает сверхчеловеческими чувствами, что дает ей огромное преимущество над простыми людьми. Больше того, она уже знает один колдовской трюк, так почему бы ей не научиться и другим?

За окном запела ночная птичка, словно насмехаясь над ней. Да, сила ее велика, и все же она в ловушке: без сердца она всемогуща, однако полностью зависит от того кто держит его в руках. Она смотрела невидящим взором на усыпанное звездами небо и на почти полную луну, начинавшую прятаться за горизонт. Серебристое облако лениво плыло по небу, повинуясь легкому дуновению ветерка. На стенах крепости люди — простые, обыкновенные люди с самыми обыкновенными заботами. На мгновение она позавидовала им, но тут же ноздри ее уловили слабый запах миндаля, и она вспомнила об Очене. Еще одна рука, играющая на струнах ее судьбы. Она была настолько сбита с толку обещаниями и предостережениями вазиря, что не знала, кто он: друг или враг. Говорил он с ней как друг, в худшем случае — как союзник. Но что им движет, зачем ему это? Мотивы его оставались для нее столь же непонятными, сколь непроницаемым было его древнее лицо, на котором отражались только те чувства, которые он хотел показать.

Ценнайра задумалась о том, что расскажет Очену. Вазирь, без сомнения, будет ее расспрашивать. А то, что Аномиус надеется вскоре освободиться от колдовских пут, — важная новость. Что предпримет Очен? Не разобьет ли зеркало, чтобы не дать Аномиусу перенестись сюда? Каков будет ответный ход Аномиуса? Не предаст ли ее Очен? Она мимолетно вспомнила Каландрилла и попыталась представить его реакцию, но тут же отогнала от себя эти мысли. В голове ее и без того царил страшный сумбур. И ей надо думать о том, как выжить.

Так предупредить Очена или нет?

Ценнайра не знала, на что решиться. Насколько ей нужно бессмертие? Но в том, что еще не готова отказываться от жизни, она была уверена.

Когда первые лучи рассвета окрасили небо в серый Цвет, Ценнайра наконец приняла решение: она, как и раньше, будет вести двойную игру и рассказывать колдунам попеременно только то, что необходимо, не больше. Она не расскажет Очену о том, что Аномиус готов сбросить с себя колдовские путы, а Аномиусу — о существовании Очена. Она будет играть роль преданного слуги до тех пор, пока сама не решит, чью сторону занять. К тому времени она, может, еще чему-нибудь научится и найдет ответы на другие вопросы.

Ценнайра отвернулась от светлеющего окна и улеглась в кровать, закрыв глаза, как обыкновенный смертный.

Утро не принесло ей облегчения, а только все усложнило.

Форт пробуждался, птицы пели, мужчины громко переговаривались, лошади храпели и били копытами, звенел металл, скрипела кожа, слышался шум шагов. Тысячи запахов дурманили ей голову: пота животных и мужчин, свежего навоза, дыма, готовящейся пищи, древнего камня, почти очищенного Оченом от колдовства Рхыфамуна. Она встала и привела себя в порядок, размышляя над тем, что надеть: то ли роскошные одеяния, которые были на ней вчера вечером, то ли крепкое кожаное облачение, в, котором она пересекла Куан-на'Фор. Роскошный джессеритский наряд, конечно, очень красив, но, решив, что это будет нескромно, она выбрала простые одежды, более по вкусу ее… Кого? Спутников? Товарищей? Она не по-женски выругалась, недовольная собой, своими сомнениями и тем, что вынуждена плясать под чужую дудку; зашнуровала кожу и небрежно облокотилась на подоконник амбразуры, наблюдая за суматохой во дворе и за утренним солнцем, освещавшим стены замка. В дверь постучали.

Катя, тоже в доспехах, с улыбкой приветствовав ее, предложила воспользоваться баней, пока мужчины спят. Ценнайра согласилась, полагая, что Катя хочет задать ей несколько вопросов. Но ошиблась. Катя была расположена явно по-дружески, словно одобрение Очена предыдущим вечером развеяло все ее сомнения. Катя говорила об их приключениях, о клятве Брахта — это показалось Ценнайре очень странным, — о том, что их ждет впереди. В свою очередь Ценнайра придумала короткую историю о своей жизни в Кандахаре с непродолжительным трагически закончившимся замужеством, после которого у нее оказалось достаточно средств, чтобы снарядить караван и отправиться в путешествие по миру.

Катя рассмеялась и сказала:

— Тогда можешь считать, что тебе повезло. Там, куда мы направляемся, не был еще ни один смертный.

Ценнайра со смехом спросила:

— Вернусь ли я когда-нибудь в Кандахар?

Катя посерьезнела:

— Надеюсь, вернешься. Добраться до Кандахара будет трудно, но не труднее, чем то, что ждет нас впереди.

— Нет, боюсь, в Кандахар я больше не вернусь. — Ценнайра покачала головой и с деланным смущением отбросила с лица длинные локоны. Потом, скромно потупив взор, продолжала: — Я еще сама точно не знаю, но мне кажется… мне судьбой предписано… идти с вами.

— Возможно, — серьезно согласилась Катя. — Иначе как еще объяснить, что ты оказалась у Дагган-Вхе как раз в то время, когда прискакали туда мы?

Ценнайра кивнула и сделала вид, что намыливается, пытаясь по запахам определить, не подозревает ли ее в чем Катя. Все, что она могла различить, было несколько настороженное, но все же истинно дружеское расположение. Видимо, одобрение Очена и впрямь давало ей некий кредит доверия.

— Вероятно, — продолжала Катя, не дождавшись ответа от Ценнайры, — сюда тебя привели сами Молодые боги. Они помогают нам, чем могут. Вполне возможно, ты тоже часть их божественного умысла.

— Ты действительно так думаешь? — Ценнайре даже не пришлось разыгрывать удивление.

— Я не пытаюсь проникнуть в замыслы богов, — ответила Катя. — Но то, что ты оказалась в определенном месте… в определенный час… — Она пожала бронзовыми от загара плечами, с которых потоками стекала вода, и шаловливо улыбнулась: — Не сомневаюсь, Каландрилл тоже так считает.

Ценнайра скромно потупилась и сказала:

— Он очень привлекателен, к тому же он принц Лиссе. Удивительно, что у него нет супруги.

— Никакой он не принц. Его объявили вне закона, — пояснила Катя. — Когда-то он любил, но она стала супругой его брата.

— Он до сих пор ее любит? — спросила Ценнайра.

— Ее? Нет.

Ценнайра улыбнулась и пробормотала:

— Очень хорошо.

Катя кивнула и, словно закрыв эту тему, предложила вылезти из ванны и идти завтракать. Ценнайра, не желая переигрывать, согласилась.

В столовой их уже ждали. Каландрилл и Брахт завтракали в компании Очена и Чазали. Мужчины вежливо приветствовали вошедших женщин. Ценнайра взглянула на вазиря, но его улыбающееся лицо тут же стало непроницаемым, и он поспешил вернуться к беседе с киривашеном. Катя села рядом с Брахтом, и они едва слышно обменялись несколькими словами. Каландрилл выдвинул для Ценнайры табурет, и она наградила его смущенной улыбкой, пробормотав слова благодарности и довольная румянцем, проступившим у него на щеках.

— Мы выступаем завтра, — сказал Каландрилл, с трудом скрывая смятение, овладевшее им от близости Ценнайры. — К тому времени Очен полностью очистит форт. Мы отправляемся на рассвете.

Ценнайра кивнула и приступила к трапезе. Каландрилл, как мог, развлекал ее разговором. Его собственные слова казались ему неуклюжими, а Ценнайре — очаровательными. Благодаря своей красоте она выслушала немало комплиментов в прошлой жизни, но ими мужчины пользовались для того, чтобы обговорить коммерческую сторону дела. Невинность Каландрилла забавляла ее. Юноше и в голову не приходило, что когда-то она была куртизанкой. Да, он делал ей комплименты, но так застенчиво, будто не знал, что это — обычное начало отношений между мужчиной и женщиной. Ценнайра помогала ему поддерживать беседу, но ровно настолько, сколько требовала от нее новая роль. Она отказалась от множества уловок, которыми пользовалась в подобных случаях. Ее единственной заботой сейчас было помочь ему преодолеть свою застенчивость.

Когда трапеза подошла к концу, Чазали оставил их, чтобы совместно с Тэмченом проверить оборону форта. С уходом киривашена в трапезной стало как-то пусто.

Очен тоже извинился и оставил их вчетвером. Ценнайра позволила бы себе отдохнуть перед продолжительным и рискованным путешествием, но Брахт предложил подготовить лошадей, и все вместе они отправились в конюшни.

Лошади их были накормлены и напоены, но почистить их джессериты не решались. Они даже приближаться к ним опасались: крупные животные, особенно жеребец Брахта, нагоняли на них явный страх.

Керниец принялся чистить вороного, нашептывая ему на ухо ласковые слова, на что конь отвечал тихим довольным ржанием. Человек и жеребец словно беседовали о чем-то, понятном только им двоим.

— Временами мне кажется, — заметил Каландрилл, начиная скрести гнедого, — что Брахт любит своего коня не меньше Кати.

— А ты? — по привычке кокетливо спросила Ценнайра, наблюдая за ним из ворот. — Кому отдаешь предпочтение ты?

В конюшне было темно, но ей показалось, Каландрилл покраснел. Как бы то ни было, он ниже склонился над мерином и принялся тереть его с большим усердием.

— Конь много значит для мужчины… — пробормотал он, — за ним надо ухаживать.

Ценнайра мягко рассмеялась и попыталась помочь ему преодолеть неловкость:

— Может, выберешь для меня коня? Я в них не разбираюсь.

— Брахт в лошадях разбирается лучше, — скромно заметил Каландрилл. — Я ему в этом в подметки не гожусь.

Ценнайра кивнула, отказавшись от кокетства. Ей нравилось просто стоять и смотреть на него, подавая время от времени щетку. Когда пальцы их соприкасались, он смущенно улыбался. Годы словно перестали обременять Ценнайру, и она вновь почувствовала себя девочкой, когда ей доставляло удовольствие наблюдать, как брат ухаживает за их тягловой лошадью.

Вскоре кони были почищены, и Брахт предложил попрактиковаться в фехтовании. Катя и Каландрилл с удовольствием согласились. Через тонущий в полумраке лабиринт коридоров они не без труда вернулись в свои комнаты, где из уважения к гостеприимству джессеритов оставили свое оружие.

Форт пребывал в трудах, люди сновали туда и сюда, выполняя свои обязанности, и никому не было дела до чужеземцев. Так что найти уголок во дворе, где можно было бы попрактиковаться в фехтовании, оказалось не так просто. Они плутали по бесконечным пустынным коридорам с длинными рядами закрытых дверей. Подобных крепостей Каландриллу видеть не приходилось; создавалось впечатление, будто она была вырублена в монолитной скале. Внешние стены были частью внутренних. Форт напоминал ему муравейник, а джессериты — его бескрылых обитателей.

Их общественная организация выглядела столь же четкой и ясной, как и у насекомых.

Наконец они, следуя по узкой лестнице, вышли во двор, где воины в кольчугах и кожаных доспехах тренировались в фехтовании мечами, но их попросили удалиться.

До крайности вежливый начальник объяснил, что это совсем не подходящее место для столь почетных гостей, и голосом, не терпящим возражений, предложил им отправиться во двор для котузенов. Им дали человека, и по сумрачным коридорам он провел их в другой двор, где тренировались воины в черном, как у Чазали и Тэмчена, обмундировании.

Едва они вошли, как все замерли. Проводник их поклонился и что-то сказал. Получив ответ, он отправился назад. Котузены было явно обескуражены и отчасти возмущены, словно чужеземцы нарушили какой-то порядок.

Воин, с кем говорил провожатый, приподнял металлическую сетку с лица и поклонился, карие глаза его были непроницаемы.

— Чем могу служить? — спросил он.

Брахт хлопнул рукой по своим ножнам и сказал:

— Мы бы с удовольствием расчехлили мечи.

Котузен посмотрел на саблю, висевшую на поясе Кати, и глаза его округлились.

— Дамы тоже?

От удивления голос его прозвучал резко.

— Да, — бодро ответил Брахт, ухмыляясь Кате. — Эта дама владеет мечом лучше многих мужчин.

Потрясенные воины что-то забормотали.

— У вас это не принято? — спросил Каландрилл.

Котузен яростно замотал головой, и по лицу его можно было понять, что подобная мысль показалась ему ужасной и диковинной.

— Нет, — наконец с трудом выговорил он. — Женщины коту не занимаются мужскими делами.

— Мужскими? Ахрд! Эта женщина победит любого мужчину.

Каландрилл, уже научившийся читать по выражению лица джессеритов, понял, что собеседник пришел в бешенство, и тут же сказал:

— В Куан-на'Форе и в Вану, откуда родом мои друзья, женщины привыкли носить с собой оружие и умеют им пользоваться. Если мы невольно оскорбили вас, приношу свои извинения. — Он поклонился, как это делали джессериты.

Котузен сглотнул, явно растерянный. Наконец он произнес:

— У нас нет такого обычая.

Брахт собрался поспорить, но в разговор вмешалась Катя:

— Я не хочу оскорблять наших хозяев, лучше уйдем.

Котузена ее слова явно смутили. Закованной в латы рукой он разгладил напомаженные усы, а Каландрилл дружески улыбнулся и спросил:

— Нет ли у вас другого двора, где мы могли бы позаниматься сами по себе?

Воин подумал и сдержанно кивнул.

— Не одолжите нам снаряжение? — спросил Брахт.

Котузен вновь кивнул и, резко развернувшись на пятках, отдал несколько коротких распоряжений. Двое воинов туг же сорвались с места и принесли им куртки из толстой кожи, а третий повел иноземцев в другой двор. Каландрилл и Брахт взвалили на плечи куртки, поблагодарили хозяев и отправились вслед за закованным в латы проводником. Сзади до ушей Каландрилла донесся приглушенный голос:

— Варвары.

И тут же другой голос недоверчиво добавил:

— Их женщины дерутся…

Брахт усмехнулся, покачав головой; Каландрилл повел глазами на проводника, взглядом прося кернийца помолчать. Да, джессериты другие, но они их союзники, так что надо уважать их обычаи.

«Мы кажемся им не менее странными», — подумал он, пока они шли по темному коридору.

Их проводили в небольшой квадратный, словно колодец, двор. Высоко над глухими стенами голубело небо. Двор был скрыт от посторонних взглядов, словно их привели сюда специально, дабы никто не видел меча в руках женщин. Проводник молча поклонился и ушел.

— Странные люди, — пробормотал Брахт, напяливая куртку. — Они что, балуют своих женщин?

Каландрилл пожал плечами.

— Будем надеяться, что нам никто не помешает, — рассмеялась Катя, — ибо, если они на нас нападут, придется удивить их еще больше.

— Или переманить их женщин на нашу сторону, — усмехнулся Брахт.

Ценнайра, привыкшая к образу жизни, похожему на тот, которого придерживались джессериты, не видела ничего странного в том, что женщины не дерутся, и была неприятно удивлена, когда Брахт подал ей куртку из толстой кожи.

— Так говоришь, ты не умеешь фехтовать? — спросил он и, когда она покачала головой, продолжал: — Значит, не помешает кое-чему научиться.

Она переполошилась, опасаясь, что во время тренировки не сможет скрыть свою сверхчеловеческую силу. Каландрилл, неправильно истолковав ее замешательство, галантно произнес:

— Тебе не причинят вреда.

— А позже это может спасти тебе жизнь, — добавила Катя. — Хочешь? Поработай со мной. Начнем с кинжала.

Ценнайре ничего не оставалось, как согласиться. Она натянула куртку и осторожно вытащила из ножен кинжал думая о том, как бы не забыться и не проткнуть кожаные доспехи вануйки. Катя же, полагая, что причиной ее смущения был кинжал, принялась объяснять, как его держать, как правильно ставить ноги и держать корпус.

— Резко вверх, — проговорила она, показывая движение, — словно вгоняешь кинжал под ребра в сердце. Большим пальцем упирайся в чашечку, бей от плеча, вкладывай в удар весь вес тела. Попробуй.

Ценнайра думала только о том, как бы не выказать свою силу, и была удивлена, когда удар ее был отбит почти незаметным движением кисти. Рука Ценнайры отлетела в сторону, а кончик кинжала светловолосой девушки легко коснулся куртки Ценнайры.

— Не выдавай свои намерения, — учила Катя. — Глаза и ноги все мне показали. Удар должен быть неожиданным. Вот, смотри…

Она показала ей несколько приемов, и Ценнайра была околдована этим смертельным танцем. Она поняла, что сила — еще не все и что ей многому придется научиться у Кати. Она усердно следовала указаниям вануйки, учась отбивать удары противника движением кисти, обманывать, выводить его из равновесия. Это совсем не походило на то, в чем она знала толк. Здесь, помимо всего прочего, еще надо предугадать намерения противника. Очень скоро тренировка настолько увлекла ее v что она даже забыла разыгрывать усталость.

Ценнайра почти не замечала звона клинков Каландрилла и Брахта, она видела и слышала только Катю и думала лишь о нападении и защите, о наступлении, отступлении, контратаке. Упражнения с кинжалом доставляли огромное удовольствие. Она поняла, что в будущем они могут сослужить ей очень хорошую службу. Научившись этому мастерству, подумала она, я могу стать непобедимой. Я обладаю неимоверной силой, подкрепленной нечеловеческими чувствами, позволяющими угадать движение противника. Вряд ли кто выдержит со мной соперничество. А даже если и выдержит, то что в этом такого? Удар кинжала под ребра все равно не убьет меня.

Она так увлеклась, что не заметила, как пробежало время.

— На сегодня хватит, — крикнула Катя, когда Ценнайра заняла позицию. — Ты быстро учишься.

— При определенной тренировке она может стать вполне сносной фехтовальщицей, — заметил Брахт.

Ценнайра обернулась. Керниец и Каландрилл, спрятав мечи в ножны, наблюдали за их тренировкой.

— Да будет воля богов, чтобы ей это не понадобилось, — с серьезным видом сказал Каландрилл, словно опасался за ее жизнь.

— Разве у меня плохо получается? — спросила Ценнайра.

— Отлично, — успокоил ее он. — Но все же…

Он пожал плечами и тут же неуклюже увернулся от мощного удара Брахта по спине. Керниец усмехался.

— Ахрд, ты что, уподобился нашим хозяевам? — весело спросил он, и Каландрилл покачал головой.

— Будь мир более спокойным местом, — сказала Катя, — я и сама была бы рада не брать в руки саблю. Но, принимая во внимание, куда мы направляемся и за кем гонимся, Ценнайра должна научиться защищать себя.

Каландрилл кивнул, они скинули куртки и, блуждая по коридорам, отправились назад, во двор, где тренировались котузены.

Солнце перевалило через зенит; воины в черных доспехах уже ушли со двора; вместо них появились люди в серых хлопковых туниках, что, по предположению Каландрилла, означало принадлежность к низшей касте. Они занимались оружием: кто-то оперивал стрелы, кто-то поправлял кольца в кольчугах. Двор был заполнен звоном затачиваемого на точильных камнях металла. Форт явно готовился к битве. Едва чужеземцы вошли во двор, как все тут же замерли и молча уставились на них, словно лишний раз подчеркивая, что они чужеземцы.

Джессериты не проронили ни слова до тех пор, пока Каландрилл не спросил, куда сложить обмундирование. На его вопрос вперед вышел человек, низко и почтительно поклонился и сам предложил убрать куртки, словно работа эта была ниже их достоинства.

— Ахрд, их подобострастие выводит меня из себя, — пробормотал Брахт на энвахе.

— Они приравнивают нас к котузенам, — заметил Каландрилл, — а котузены достойны почитания.

Керниец буркнул что-то невнятное и посмотрел на джессеритов, в молчании ожидавших распоряжений. Видимо, в присутствии высоких гостей серые туники не имели права продолжать работу.

— В Куан-на'Форе все проще, — проговорил Брахт. — Даже в Секке и то проще.

— Но мы сейчас здесь, — ухмыльнулся Каландрилл и передал джессериту свою куртку. — А в чужой земле лучше следовать ее обычаям.

Брахт хмыкнул, но ничего не сказал, бросив снаряжение джессериту. Катя и Ценнайра последовали его примеру, и джессерит удалился.

— Ну что? Поищем трапезную? — предложила Катя — у меня разыгрался аппетит.

— Только бы не заблудиться в этом лабиринте, — вставил Брахт уже не столь бодро, как прежде. — Чем быстрее мы отправимся в путь, тем лучше.

— Брахт, — с наигранной серьезностью сказала Катя, обращаясь к Ценнайре, — всегда чем-то недоволен, если не скачет целый день на коне.

— Каландрилл мне уже говорил, — с улыбкой ответила Ценнайра.

Она вдруг сообразила, что как это ни странно, но ей легко в компании этих троих молодых людей, словно они и вправду стали ее товарищами. Однако сразу же пришла другая мысль, и улыбка слетела с ее лица: тем труднее будет их убивать.

Она отогнала от себя неприятную мысль и вместе со всеми отправилась на поиски трапезной.

В большой комнате, так же скудно освещенной, находился только Очен. Он восседал в одиночестве за высоким столом, на котором были расставлены блюда с холодным мясом, сыром и хлебом. В искореженной возрастом руке старец держал кубок с вином.

Он радостно приветствовал их и жестом пригласил за стол по обеим сторонам от себя. Полуденная трапеза, как выяснилось, уже прошла, и посему на столе оставались только холодные закуски.

— За тренировкой мы забыли о распорядке, — сказал Каландрилл, наливая себе вина.

Вазирь с ухмылкой кивнул.

— Котузены строго придерживаются своего этикета, — заявил он. — Но вы не обращайте внимания, пусть это вас не заботит.

— Нам еще многому предстоит научиться, — как бы извиняясь, сказал Каландрилл.

— Нам тоже, — возразил Очен. — Мы так давно живем в полной изоляции, что наши обычаи могут показаться вам смешными. Для некоторых из нас сама мысль о том, что женщина может носить оружие, крамольна. Однако, не будь у тебя оружия, — он с улыбкой повернулся к Кате, умудрившись при этом подмигнуть и Ценнайре, — боюсь, Рхыфамун уже взял бы над вами верх.

— И мы, скорее всего, уже были бы мертвы, — согласился Брахт, поднимая кубок в честь женщины-воительницы. — Не приди к нам Катя в Харасуле, чайпаку разделались бы с нами.

Катя рассеянно улыбнулась, больше думая о пище, чем о комплименте. Каландрилл сказал:

— Как бы там ни было, я бы не хотел обижать наших хозяев. Если будет у тебя время, я с удовольствием познакомлюсь с вашими обычаями хотя бы в общих чертах.

— Время у меня есть прямо сейчас, — сказал Очен. — Форт очищен и защищен оккультными силами. Чазали и Тэмчен охраняют его с мечами в руках. Так что, если тебе больше нечем заняться…

— Не мне, а нам. — Каландрилл, опасаясь, что Брахт предложит вывести на прогулку лошадей, торопился опередить кернийца. — Да, да, это было бы очень полезно.

— В таком случае можем начать. — Очен опустошил свой кубок и наклонился вперед, облокотившись на стол. — Кое с чем вас уже познакомил Чазали.

— А он — коту, — сказал Каландрилл, кивнув, — и принадлежит к касте воинов.

— Здесь все коту, — пояснил Очен. — Но даже среди коту есть свои различия: Чазали, Тэмчен и те воины, кого вы видели сегодня утром, являются котузенами. Это — высшая каста.

— Они носят черные доспехи? — предположил Каландрилл.

— Верно, — подтвердил Очен, и его морщинистое лицо расплылось в довольной улыбке. — Только котузенам позволено носить подобные доспехи, на кои в свою очередь наносятся знаки их ранга и рода. Обладай я достаточными магическими силами, я бы вложил в вас и знание письменного языка. Но, как это ни грустно, сие мне не по силам.

— Ты дал нам знание своего языка. Это уже много! — Каландрилл улыбнулся вазирю. — Кто же те люди, что носят кольчугу и кожу?

— Они котуанджи, — пояснил Очен. — Это пешие воины, которые при необходимости могут скакать и на коне.

— Люди, коих видела я по ту сторону Кесс-Имбруна, — вмешалась Ценнайра, — были в кольчуге и кожаных доспехах. Тот, в кого вселился Рхыфамун, был одет… именно так.

— Значит, это был котуандж, — задумчиво пробормотал Очен. — В таком обличье найти его будет еще труднее: котузенов относительно немного, а котуанджей гораздо больше.

Брахт едва слышно выругался. Вазирь пожал плечами, и одежды его зашуршали.

— Надеюсь, что, если будет на то воля Хоруля, это не помешает нам его найти, — сказал старик. — Но забудем пока о Рхыфамуне и о его грязных намерениях. До рассвета мы все равно ничего не можем поделать. Так что давайте говорить о более приятных вещах.

Каландрилл был доволен: его тянуло поближе познакомиться с этой странной землей.

— А слуги? — поинтересовался он. — Те люди в серых туниках? Они тоже коту?

— Здесь все коту, — повторил Очен. — Только коту могут служить в крепости, коя охраняет подступы к нашей земле. Посему здесь вы не видите женщин, за исключением, — он кивнул в сторону Кати и Ценнайры, — наших досточтимых гостей. Кто прислуживает за столом и выполняет лакейские обязанности — это котуджи. Прежде чем стать котуанджами, они должны доказать, что достойны этого.

— А котуанджи? — спросил Каландрилл, которому было страшно любопытно разобраться в столь сложной организации общества. — Они тоже стремятся стать котузенами?

— Сие невозможно, — ответил Очен. — Котузеном можно стать только по праву рождения. Это — право крови.

— Ахрд, странная у вас здесь земля. — Брахт, нахмурившись, покачал головой. — В Куан-на'Форе все мужи равны, если, конечно, они того желают.

Очен виновато улыбнулся.

— Сии устои создавались веками, — вежливо пробормотал он. — Куан-на'Фор, видимо, более свободная страна, чем многие другие, ибо, насколько мне известно, в Лиссе и Кандахаре тоже существуют подобные сословия.

— Кандахаром управляет тиран, — сказала Ценнайра.

— А в городах Лиссе заправляют доммы, — добавил Каландрилл, — чуть ниже стоят аристократы.

— А в Вану? — спросил Очен у Кати. — Как обстоят дела в твоей загадочной земле?

— У нас все равны, — пояснила девушка. — Все мы выбираем представителей, которые говорят за нас в советах, дабы был услышан голос любого мужчины и любой женщины.

— Каждому свое, — пробормотал Очен, явно сбитый с толку столь необычной организацией общества. В следующее мгновение он усмехнулся. — Хоруль, если подобные мысли придут в голову нашим женщинам или низшим сословиям, на этой земле задуют свежие ветры.

Такую мысль старик явно нашел забавной. Он широко улыбался, качая головой и сузив в щелки и без того узкие глаза. Каландриллу показалось, что она, мысль эта, была далеко ему не противна, словно он сам желал ветра перемен в своей стране.

— А вазири? — поинтересовался Каландрилл. — Каково положение твоей касты?

Очен несколько посерьезнел, хотя улыбка все еще играла на его устах.

— Мы самый привилегированный слой, — ответил он — Всякие мужи или женщины, обладающие оккультным даром, могут стать вазирями независимо от происхождения. Талант этот проявляется еще в детстве. За обладателями его внимательно наблюдают, и если они того достойны, их направляют учиться на вазиря. Временами дар пропадает, но те, кому суждено стать вазирем, приравниваются к самым знатным из котузенов. Выше них — только вазирь-нарумасу, кои приравниваются к шенгиям, к величайшим из великих.

— И все же, несмотря на все свое величие, — вставил Брахт, — они не в состоянии разгромить восставших, угрожающих Анвар-тенгу.

— Ты прав, — подтвердил Очен. — Но дело тут вот в чем: если вазирь-нарумасу прибегнут к черной магии, то они потеряют власть над воротами, кои держат они запертыми, и тогда… Тогда, если пробудится Фарн, как они помешают ему вернуться в мир?

Брахт нахмурился, поиграл кубком и сказал:

— Если Безумный бог пробудится, зачем ему возвращаться в мир через Анвар-тенг? Он же может пересечь Боррхун-Мадж. Или вазирь-нарумасу охраняют и эти горы?

— Хороший вопрос, — серьезно сказал Очен. — Боррхун-Мадж вазирь-нарумасу не охраняют. На него еще Первые боги наложили такие заклятия, что даже Фарну не по силам их преодолеть.

Теперь нахмурился Каландрилл.

— Но ведь ты сам говорил, что Рхыфамун может попробовать добраться до Фарна через эти горы — тщательно взвешивая каждое слово, произнес он. — Ты сказал: через горы либо Анвар-тенг. Но если и тот, и другой пути так сильно охраняются, то как он доберется до Фарна?

— Я утверждаю, что пересечь Боррхун-Мадж невозможно простому смертному, — медленно пояснил вазирь. — а существование ворот в Анвар-тенге хранится в строжайшей тайне. Но… — Он замолчал и вздохнул, лицо его вдруг еще более постарело. — Но… у Рхыфамуна в руках «Заветная книга», так ведь? А книга сия является одновременно и его проводником, и его хранителем. Она, без сомнения, приведет Рхыфамуна к воротам и поможет ему выжить в Боррхун-Мадже.

Смысл его слов ударил Каландрилла как острый меч; он с трудом перевел дыхание и хрипло спросил:

— Значит ли это, что, добравшись до цели — до Анвар-тенга или до гор, — он одержит победу?

Очен внимательно посмотрел Каландриллу в глаза и вновь покачал головой, пояснив с некоторым сомнением в голосе:

— Сие возможно, но вовсе не обязательно. Дабы пройти через ворота, сначала ему надо добраться до Анвар-тенга и войти в город в новом теле, что не так уж и просто. Скорее всего, ежели он выберет этот путь, то вступит в союз с восставшими в надежде, что осада будет успешной и что в последующей неразберихе он войдет в город. Для того же, чтобы пересечь Боррхун-Мадж, ему надо сначала до него добраться, но даже с «Заветной книгой», надеюсь, ему это быстро сделать не удастся. С благословения Хоруля мы перехватим его до того.

— А если нет? — прямо, как обычно, спросил Брахт. Каландрилл молчал, пораженный. — Ежели мы все-таки его не догоним и он доберется… ну туда, что за горами?

— Тогда те, кто может, должны будут последовать за ним, — заявил Очен. — Пересечь Боррхун-Мадж или пройти через ворота — еще не все. Даже после того, как Рхыфамун найдет опочивальню Фарна, его надо еще пробудить.

— Те, кто может? — переспросила Катя. — Что ты хочешь этим сказать?

— То, что заклятие, наложенное на ворота, и близко не подпустит к ним большинство смертных, — пояснил вазирь. — Были уже в прошлом неоднократные попытки людей моего призвания уничтожить Безумного бога, но уничтоженными оказались они.

Брахт горько рассмеялся, опустошил кубок и сказал:

— Наши шансы тают с каждым днем.

— Значат ли твои слова, что ты намерен повернуть вспять? — спросил Очен елейным голоском. — Еще не поздно.

— Все люди смертны. — Керниец был то ли озадачен, то ли оскорблен. Наливая еще вина, он покачал головой — Разве это достаточная причина, чтобы сдаваться?

— Нет, это не причина, — пробормотал Каландрилл, которого тут же поддержала Катя.

Чуть помолчав, она добавила:

— Как ты думаешь, мы выживем?

— Вам уже доводилось проходить через ворота, так ведь? — Очен твердо посмотрел в серые глаза девушки. — И вы выжили. Разве гадалка в Лиссе не предсказывала вам троих? Древние в Гессифе не повторили того же? Я уверен, что вы трое выживете, даже если весь мир развалится.

— Трое? — Каландрилл взглянул на Ценнайру, едва не схватив ее за руку. — Нас теперь четверо, а может, и пятеро, если принимать во внимание и тебя.

— Пока — да. — Очен согласно кивнул и тоже посмотрел на Ценнайру. — Я уверен, что вас четверых соединили Молодые боги. А я окажу вам всяческую помощь, коя окажется в моих силах. Но если понадобится, чтобы вы вышли в другой мир… Я не знаю.

— И ты даже не попытаешься? — поинтересовался Брахт. — А если это будет необходимо?

— Все люди смертны, — передразнил Очен кернийца. — Я не говорю, что не попытаюсь. Я только хочу сказать, что могу погибнуть.

— Мне кажется, в твоих жилах течет кровь куан-на'форца. — Брахт сверкнул в полумраке белозубой улыбкой, одобрительно рассмеялся, и вокруг голубых глаз его образовались многочисленные морщинки. — Если я обидел тебя, приношу свои извинения.

— В этом нет необходимости, — сказал Очен. — Но я тебе благодарен.

— Значит, если возникнет необходимость, то пойдем мы втроем. — Каландрилл уставился на вазиря. — Стоит ли Ценнайре идти с нами?

Очен с мгновение помолчал, не сводя глаз с кандийки. Ценнайра выдержала его бесстрастный взгляд. Вазирь вдруг вновь улыбнулся, кивнул и сказал:

— Вместо троих вас теперь четверо. Ничего не бойтесь. Госпожа Ценнайра скачет под охраной рода Макузен. Она в безопасности.

— Может, лучше оставить ее в Памур-тенге? — предположил Каландрилл.

— Нет! — выпалила Ценнайра. — Я поеду с вами.

Почему она так сказала? Из страха перед Аномиусом или потому что хочет быть рядом с Каландриллом? Она не знала. Знала только то, что не должна их оставлять. Это вдруг стало для нее превыше всего. О причинах она подумает позже.

— Ценнайра… — Каландрилл взял ее за руку. — Может статься, что тебе нельзя идти с нами. К тому же Памур-тенг безопаснее, чем поле битвы или Боррхун-Мадж.

— Я не оставлю вас, — горячо настаивала она, думая только о том, как бы его убедить.

Каландрилл сжал ей руку, нежно улыбнулся и сказал:

— Ты можешь погибнуть и в воротах, и в горах. Я не хочу брать на себя такую ответственность.

— И не бери. Оставь это мне, — заявила Ценнайра, удивляясь самой себе: может, и вправду у нее появилась совесть, как однажды цинично заметил Аномиус? — Я пойду с вами.

Улыбка его стала шире, и ей даже стало совестно, когда он взял ее за обе руки и произнес:

— Наше путешествие слишком рискованно, я не хочу, чтобы ты подвергала себя такой опасности. Это наша задача — так записано в Книге Богов. Тебе не стоит рисковать.

Глаза его светились. Ценнайра и без сверхъестественных способностей понимала, что он чувствует. Едва сдержавшись, чтобы не крикнуть, что у нее нет жизни, что ей нечем рисковать, что у нее осталась только надежда вновь стать самой собой и освободиться от всяких хозяев, Ценнайра покачала головой. Подыскивая убедительные слова, она уже и сама не знала, чего больше боится: разоблачения или отказа.

— До Памур-тенга долгий путь, — разрядил обстановку Очен. — Подумаем об этом позже.

Ценнайра благодарно кивнула. Брахт и Катя обменялись удивленными, но веселыми взглядами. Каландрилл покраснел и выпустил руки Ценнайры. Уже не столь уверенно он произнес:

— Решим в Памур-тенге.

— Сама по себе дорога туда очень опасна, — вставил Брахт.

— Почему? — Каландрилл посмотрел на кернийца. — С нами Очен и воины Чазали. Ты думаешь, что восставшие или тенсаи посмеют напасть на нас?

— Восставшие — нет, — за Брахта ответил Очен. — Тенсаи могут, если обнаглеют. Но боюсь, товарищ твой говорит о другой опасности.

Каландрилл, не понимая, нахмурился.

— Ты уже забыл, что Рхыфамун имеет привычку оставлять после себя колдовство? — спросил керниец. — Помнишь волка у Ганнских скал? А Морраха? А что он сделал с фортом? Неужели ты думаешь, он ограничится только этим?

— Дера! — воскликнул Каландрилл и со вздохом кивнул. — Истинно, я уже и забыл.

— Вполне возможно, — предупредил Брахт, — что впереди, нас ждут новые колдовские творения.

Глава шестая

Когда они выехали из крепости, солнце едва-едва поднялось над горизонтом: прохладный воздух напоминал о том, что лето уже на исходе. Копыта лошадей выбивали из земли заглушавшие топот облачка пыли. Во главе процессии ехал Чазали в агатово-черных сверкающих на солнце доспехах. Позади, в окружении свиты из пятидесяти котузенов, скакали Каландрилл и его Друзья, и Очен в золотисто-серебристых одеяниях, выделявших его из всех. Воины были вооружены мечами и Длинными изогнутыми луками. Каландрилл не сомневался, что подобный эскорт защитит их от кого угодно, даже от крупных банд тенсаев, но вряд ли от магии Рхыфамуна. Таинственные силы, которые разглядел в нем Очен, делали Каландрилла особенно оккультно уязвимым. Но, как говорил тот же Очен, кто предостережен, тот вооружен, да и сам вазирь был хорошей защитой от черной магии. Каландрилл пытался не думать о превратностях пути, который вел их на север.

Когда дымка растаяла под лучами поднимающегося солнца и развеялась под ветром, глазам их открылась унылая равнина. Здесь трава мучилась от жажды. Как таковой дороги тут не было, но за многие века ноги путников вытоптали и утрамбовали полосу земли шириной в пятьдесят шагов, бежавшую вперед на много лиг, теряясь за зыбким горизонтом. Над головой в теплых потоках воздуха летали птицы — черные черточки на стального цвета небе. Лишь на востоке клубились небольшие облака.

Было в этой земле что-то неопределенно запретное, и Каландрилл вспомнил неприятное предчувствие, овладевшее им еще на подъезде к крепости. Земля словно чего-то ждала, она знала, что по ней едут именно они, и наблюдала молча, как огромный дикий зверь. Каландрилла передернуло, хотя воздух уже достаточно прогрелся.

— Ты тоже чувствуешь?

Каландрилл резко обернулся; лицо Очена пряталось в тени, отбрасываемой козырьком шлема, но юноша разглядел вопрос в узких глазах вазиря.

— У меня такое ощущение… — Он пожал плечами, не найдя слов.

— Что за тобой следят, — закончил за него старик, — словно на тебя смотрят невидимые глаза.

Каландрилл кивнул и быстро посмотрел на Брахта и Катю — они ехали с беспечным видом. Угрожай им какая-нибудь осязаемая опасность, керниец наверняка бы ее почувствовал. Но ни Брахт, ни Катя не чувствовали никакой опасности и радовались, что наконец вновь оказались на открытой местности и вновь скачут на коне.

— Что происходит? — спросил Каландрилл, начиная нервничать: если Очен задал свой вопрос, значит, это не игра воображения.

— Земля тревожится, — произнес Очен под ровный перестук копыт. — Эфир неспокоен, война требует крови, и это не может не отражаться на оккультном мире. Ты связан с эфиром и потому не можешь не чувствовать волнения земли.

Каландрилл нахмурился.

— Подобные ощущения впервые овладели мной, — сказал он. — Если не считать того случая, когда мы подъезжали к крепости. Там это, видимо, было из-за колдовства, оставленного Рхыфамуном.

— С каждым мгновением мы все более приближаемся к воротам, сквозь которые может пройти Фарн, — пояснил Очен. — А пролившаяся кровь придает богу новые силы, и ты это чувствуешь.

— Значит, ощущение будет усиливаться? — Каландриллу стало не по себе.

— Полагаю, да. — Спокойствие, прозвучавшее в словах Очена, напугало Каландрилла. — Но ты привыкнешь, я не сомневаюсь.

Каландрилл стер пыль с губ и спросил:

— Больше никто этого не чувствует?

— Нет, — подтвердил Очен, — они не обладают той силой, которая дарована тебе.

Каландрилл состроил гримасу; пока что та сила, которую видели в нем колдуны, приносила ему одни лишь неприятности.

Очен, от которого не укрылась его скептическая ухмылка, грустно улыбнулся.

— Я уверен, — заявил он, — со временем ты поймешь, что эта сила — благодать, а не проклятие.

— Когда это будет?

Каландрилл напрасно ждал ответа вазиря. Тот только кивнул, все еще улыбаясь, и несколько поотстал, словно избегая дальнейших разговоров. Каландрилл смотрел на него и думал, что Брахт прав: колдуны говорят одними загадками. Как бы там ни было, слова Очена немного успокоили его. Одно дело, когда ты не знаешь, почему за тобой наблюдают; другое — когда ты знаешь, что к чему. Он по-прежнему спиной ощущал на себе чей-то взгляд, но теперь ему уже не было так страшно — видимо, этого и добивался Очен; Каландрилл распрямил плечи и постарался избавиться от неприятного чувства.

Постепенно, по мере того, как день входил в свои права, он начал забывать о своем ощущении. Пейзаж оставался все таким же монотонным. Джессериты были явно не расположены к разговорам, да и скакали они так быстро, что на болтовню не оставалось времени. Брахт и Катя наслаждались скачкой, а Ценнайра была слишком занята лошадью и поводьями, чтобы позволить себе отвлекаться. Постепенно Каландрилл начал забывать о своем желании подняться на стременах и оглядеться. Он свободнее уселся в седле и отпустил поводья, давая гнедому возможность скакать в ногу с другими.

В полдень они остановились у низкого колодца из желтого камня. Каландрилл уселся на землю рядом с Чазали. В ожидании трапезы киривашен отцепил от шлема железную сетку, прикрывавшую лицо. Любопытство взяло над Каландриллом верх, и он спросил, зачем джессериты носят подобные вуали.

— Те, кого мы убиваем, не должны забрать с собой в другую жизнь наш образ. — Он сказал это так, словно это само собой разумелось, но, увидев изумление в глазах Каландрилла, пояснил: — Если мне придется убить человека, он проклянет меня. И если мое лицо отпечатается в его глазах, дух его запомнит и будет преследовать меня. Разве в Лиссе не так?

— Нет, — Каландрилл отрицательно покачал головой. — По нашим поверьям, мертвые оставляют этот мир, если только колдун не позовет их назад. Все они предстают перед Дерой, коя судит их и никогда не отпускает назад.

— Странно, — вежливо сказал Чазали, — а я не мог понять, почему вы ходите без масок.

— А Хоруль не судит ваших мертвых? — поинтересовался Каландрилл.

— Судит, когда приходит час, — ответил Чазали, явно обеспокоенный направлением, которое принимал разговор, — но на подобные темы тебе лучше поговорить с вазирем. Очен разбирается в этом лучше меня.

Поняв, что киривашен не расположен продолжать разговор, Каландрилл не стал настаивать, решив, однако, по себя расспросить Очена. Несмотря на все тяготы пути в нем еще жил ученый, который жаждал получше узнать народ, вдруг ставший ему союзником.

После обеда они так же молча продолжали скакать вперед по монотонной равнине. Маленькие лошадки джессеритов оказались на редкость выносливы и без устали несли всадников вперед, пожирая одну лигу за другой между колодцами. Второго они достигли, когда солнце коснулось западного горизонта. На востоке выкатил полумесяц; на темно-синем бархате заката высыпали первые звезды. Котузены, хотя и привыкли к услугам котуджи, были явно неприхотливы и легко переносили тяготы пути. Молча и деловито они стреножили лошадей и разожгли костры, выставили часовых, сняли тетиву с луков; на кострах забулькали котелки. К трапезе они приступили, когда уже совсем стемнело. Шелест ветра в траве, легкое постукивание копыт, похрапывание лошадей, яркие отблески от костров и даже молчаливые, одетые в доспехи воины — все это успокаивало. Но с наступлением ночи ощущение, что за ним следит пара внимательных глаз, усилилось, словно сгустившаяся за ярким кругом огня тьма превратилась в живое существо.

Скорее из желания отогнать от себя это чувство, чем из любопытства Каландрилл завел новый разговор с вазирем.

— Эти колодцы, — начал он как ни в чем не бывало, — они стоят вдоль всей дороги?

— Да. — Очен поплотнее запахнул на себе халат. Фантастические знаки, вышитые на ткани, отливали малиновым в свете костров. — Между всеми тенгами, по крайней мере почти между всеми, проложены тропы с колодцами на таком расстоянии, чтобы путник мог добраться до них в полдень и вечером. Это, — усмехнулся он, спрятав узловатые руки в рукава, — досталось нам в наследство от великого хана. Колодцы были вырыты по его приказу, дабы войска не знали недостатка в воде.

— Великий хан, — пробормотал Каландрилл. — Я ни разу не слышал его имени.

Вытащив из рукава руку со сверкающими в свете костров накрашенными ногтями, вазирь сделал неопределенный жест и покачал головой.

— Оно нигде не написано, — сказал он. — И ни один из монументов, возведенных им самому себе, не сохранился до наших дней. Таково было повеление махзлина и вазирь-нарумасу: все, что напоминает о великом хане, должно быть забыто, имя его никогда не должно произноситься. Когда он умер, останки его были сожжены и прах развеян над озером Галиль, дабы ветер унес его с этой земли.

Каландрилл кивнул. Ветер слегка пошевелил его волосы, и ему показалось, что его погладили призрачные пальцы. Каландрилл едва сдержался, чтобы не мотнуть головой. Дабы успокоиться, он опустил руку на рукоятку меча и сказал:

— Не хочу быть настырным, но сегодня я разговаривал с Чазали о масках, которые носят ваши воины…

Он повторил то, что услышал от киривашена, и Очен кивнул. Затем, помолчав с мгновение, сказал:

— Ваша Дера сильно отличается от нашего Хоруля, как и ваша земля от нашей. Мы живем разной жизнью и умираем разной смертью. По нашим поверьям, у человека несколько жизней; количество их зависит от того, что совершит он в каждой из них. Когда тело умирает, дух переходит в Заджанма, то есть мир, расположенный за нашим, где обитают духи, не до конца освободившиеся от мирского существования, и там дожидаются нового рождения, нового цикла на земле. Перед каждой душой Хоруль ставит задачу, и душа должна ее выполнить, прежде чем перейти в новую ипостась. Наконец, когда цикл будет завершен, душам, которыми будет доволен Хоруль, даруется вечный покой в Харугакита.

— Ваши поверья сильно отличаются от наших, — согласился Каландрилл. — Но все же я не понимаю, зачем воины прячут лицо.

— А затем, — терпеливо продолжал Очен, — что есть духи мстительные. Заджанма — это нечто вроде покоя ожидания. Представь себе палату со многими дверьми, из которой заблудшая душа может запросто сбежать. И если душа эта будет знать лицо того, кто убил ее тело, она попытается отомстить обидчику, она будет преследовать его. Так что враг не должен видеть твоего лица. Потому коту прячут свое лицо.

— Но ты его не прячешь, — пробормотал Каландрилл, — а ведь сам же говоришь, что твоя магия может быть использована и в военных целях.

— Я пребываю в исключительном цикле на земле, — без тени сомнения заявил Очен. — Обладающий оккультным талантом находится на последнем витке своего земного существования, ему нечего бояться мести духа.

— А мы? — Каландрилл махнул рукой в сторону Брахта и Кати, которые, лежа на одеялах, мирно беседовали, и на Ценнайру, сидевшую невдалеке от них и прислушивавшуюся к разговору. — Мы тоже отправимся к Харугакита, если погибнем по дороге? Или вернемся к себе?

Очен задумался, наблюдая за вылетавшими из огня искрами.

— Я не ведаю, — сказал он наконец. — Возможно, каждый из вас вернется в лоно своего бога, а может, это ваша последняя жизнь. Я знаком лишь с поверьями своей земли.

Каландрилл подумал с мгновение и спросил:

— Ты боишься смерти?

— Смерти — нет, — спокойно ответил Очен, — я боюсь лишь способа. Я столь же подвержен боли, как и любой смертный, и предпочел бы испустить дух в мягкой постели в окружении дружеских лиц, чем, скажем, от меча или стрелы тенсая.

— Ты думаешь, такое может случиться? — Упоминание о тенсаях заставило Каландрилла забыть о метафизике и вспомнить об опасностях, поджидавших их в пути. — Отважатся ли тенсаи напасть на такой отряд?

— Если их будет больше, то да, — подтвердил Очен. — Или если они будут слишком голодны.

Голос его звучал по-философски бодро, словно эта опасность не особенно его страшила. Каландрилл инстинктивно сжал руку на эфесе меча и перевел взгляд с вазиря на часовых, охранявших лагерь по периметру. Очен заметил это и усмехнулся.

— Не бойся, — сказал он, — по крайней мере сейчас нам ничего не грозит. Мы совсем близко от крепости, и пока опасность нам не угрожает. Если тенсаи нападут, то это будет дальше.

— Дальше? — Слова колдуна вовсе не успокоили Каландрилла.

— Дня через два, — пояснил Очен. — После того как появятся холмы и плодородные и влажные долины. Там есть деревни, поселения гетту. Вот они — легкая добыча для тенсаев. Обычно воины Памур-тенга держат бандитов в узде, но с проклятой войной… — он помолчал, вдруг посерьезнев, — все воины ушли на войну, и посему тенсаи получили возможность бесчинствовать. Хоруль! Безумный бог упивается кровью и хаосом. Земля моя погружается в пучину.

— А гетту не дерутся? — спросил Каландрилл.

— Гетту? Это же крестьяне, — ответил Очен с тем же выражением, с каким раньше говорил о них Чазали. Затем, покачав головой, он усмехнулся и продолжал: — Прости, я совсем забыл, что ты почти не знаком с нашими обычаями. Гетту не могут драться, потому что Хоруль предписал им заниматься землей, а не носить оружие. Их задача выращивать урожай и ходить за скотом — самые обыкновенные крестьянские заботы, — а не воевать; посему рассчитывают они на коту, в задачу коих входит защищать их. Когда это невозможно, они отдают тенсаям то, что те требуют.

Каландрилл задумался, несколько сбитый с толку столь строго разграниченной общественной организацией. Джессеритские боги и правители всячески поощряли касту воинов. Каландрилл считал унизительным и непростительным тот факт, что целые деревни были вынуждены покорно сносить буйство преступников. В Лиссе всякий имел право носить оружие, а преступников, коих было мало, очень быстро отлавливали либо городские легионеры, либо местные жители.

Но он побоялся расспрашивать об этом Очена, не желая обижать вазиря. Вместо этого спросил:

— А тенсаи, их судьба тоже предначертана Хорулем? Неужели бог обязал их жить вне закона?

Каландриллу так и не удалось скрыть сомнения в голосе и Очен посмотрел на него так, как некогда наставники в Секке, когда ему случалось задать вопрос, шедший вразрез с темой их беседы. Каландрилл понял свою оплошность, но вазирь не обиделся и с улыбкой сказал:

— Существует два учения. Кое-кто утверждает, что Хоруль сам создает души тенсаев; по мнению же других, они — те самые буйствующие духи, кои убегают из Заджанма и берут от жизни то, что могут.

— А ты? — спросил Каландрилл. — Что думаешь ты?

— Я придерживаюсь третьего направления, — сказал Очен — Нас очень мало, и мы сомневаемся. Проще говоря — я не знаю.

Морщинистое лицо старца расплылось в дружеской улыбке, и Каландриллу ничего не оставалось, как тоже улыбнуться, а потом рассмеяться.

— И каждое мгновение, проведенное с тобой и с твоими товарищами, вселяет в меня еще больше сомнений, — продолжал Очен. — Я сильно подозреваю, друг мой, что ваше присутствие изменит нашу землю до неузнаваемости. Взять хотя бы Чазали — он же смирился с тем, что женщины ваши ходят с оружием. Раньше об этом и помыслить было невозможно, как и о том, что вы скачете без масок. Он признает вас равными котузену или вазирю, а вы, первые чужеземцы, которых он видел в жизни, вы заставили его думать по-новому! И меня тоже.

Последнее замечание было сделано задумчивым голосом, и Каландрилл спросил:

— Что ты имеешь в виду?

— Твои вопросы. — Очен пожал плечами. — Ты заставляешь по-новому взглянуть на привычные устои, ты заставляешь меня думать о том, почему чужеземцы приехали к нам драться с Безумным богом. Почему подобная миссия не была возложена на джессеритов? Мы, вазири, знаем, кто такой Фарн. И вот, когда Рхыфамун угрожает человечеству пробуждением бога, кто к нам приехал? Принц, поставленный вне закона в Лиссе, воин Куан-на'Фора и девушка из Вану.

— Ты перечислил только троих. — Каландрилл внимательно посмотрел на старика, затем перевел взгляд на Ценнайру, которая все так же молча сидела на одеяле, внимательно рассматривая свою одежду. — Нас вроде стало больше.

Очен перевел взгляд на Ценнайру и сказал:

— Возможно. В одном я уверен точно: каждому отведена своя роль, но в конце…

Он опять пожал плечами, и лицо его стало загадочно-непроницаемым. Каландрилл хотел было порасспросить его еще, но тут к ним подошел Чазали и попросил вазиря оградить лагерь волшебством. Очен извинился и ушел с киривашеном, оставив Каландрилла одного.

Юноша осмотрелся. Вокруг костров сидели котузены. То один, то другой поворачивался к иноземцам и с бесстрастным видом разглядывал их, но никто не присоединился к ним, никто не заговорил. Видимо, они для джессеритов столь же загадочны, как и эти воины для них. Костер, возле которого сидел он, был словно окружен невидимой стеной, ограждавшей тех, кто родился вне Джессеринской равнины. Очен был единственным связующим звеном между их столь разными культурами, поверьями и языками.

Разница между ними особенно ярко бросилась в глаза утром, когда они готовились к отъезду из крепости. Коней для них под уздцы держали котуджи, а рядом с каждым животным стоял еще один джессерит, одетый в серые одежды. Когда котузены и чужеземцы приблизились к лошадям, джессериты пали на четвереньки, превратившись в живую подставку. Чазали и его воины, не задумываясь, воспользовались ими и вскочили в седла, словно для них это было самым привычным делом. Каландрилл же замер перед человеком, стоявшим на коленях подле его гнедого. Брахт выругался и спросил:

— Что это за унижение?

К счастью, вопрос был задан на кернийском, и смысл его слов остался непонятен для джессеритов. Но те все же догадались. Чазали тут же повернулся к ним. Лицо его было скрыто маской, но в повороте головы, в положении плеч угадывалось недовольство. Брахт по-джессеритски сказал:

— Встань, мне не нужна помощь, чтобы вскочить в седло.

Котузен посмотрел на него, ничего не понимая. Каландриллу даже показалось, что он испугался, и юноша подумал, что было бы правильнее последовать обычаям этой земли, но так и не смог заставить себя оскорбить другого человека. Он поманил котуджи и, кивнув в сторону Чазали, сказал:

— По нашим правилам, мы вскакиваем на лошадь без посторонней помощи.

Но джессериты чувствовали себя явно оскорбленными. К счастью, вмешался Очен: он что-то коротко и быстро сказал киривашену, Чазали хрюкнул и отдал приказание. Котуджи встали и отошли в сторону, и чужеземцы вскочили в седла.

Инцидент забыли. Чазали был предусмотрителен и вежлив, но Каландрилл постоянно чувствовал на себе подозрительный взгляд киривашена. Они отличались во всем, и Каландриллу оставалось только молиться о том, чтобы эта разница не поставила под угрозу их союз.

— О чем ты думаешь?

Он стряхнул с себя задумчивость, улыбнулся и повернулся к Ценнайре. На ее иссиня-черных волосах играли отблески костра, смуглая кожа отливала красным. Огромные глаза ее внимательно смотрели на него.

— Я думаю о том, насколько мы разнимся с нашими новыми друзьями, — пробормотал он, — насколько разные у нас обычаи и как легко их оскорбить.

Ценнайра кивнула, а про себя подумала, что когда он хмурится, то выглядит совсем молодым и очень привлекательным. Вслух она сказала:

— Они странные люди, но они помогают нам идти вперед.

— Пока да, — согласился Каландрилл. — Но что будет, когда мы доберемся до Памур-тенга? Город — не степь.

Ценнайра беспечно пожала плечами: куртизанка легко приспосабливается ко всему. Она должна быть гибкой, иначе ей долго не протянуть.

— Постараемся познакомиться с их обычаями в пути, — предложила она. — А в Памур-тенге станем вести себя осторожнее: будем сдерживать себя и подстраиваться под них.

Каландрилл кивнул, а затем с ухмылкой указал на Брахта.

— Боюсь, Брахт не согласится, — сказал он.

— Брахту тоже придется учиться, — ответила Ценнайра.

Каландрилл осторожно пожал плечами.

— Нам всем надо учиться, но … — Он нахмурился и с сожалением покачал головой. — Вряд ли я смогу заставить себя пользоваться человеком как табуреткой. А для джессеритов это само собой разумеется.

Ценнайра не видела ничего зазорного в том, чтобы наступить на котуджи; если таков обычай хозяев, то надо ему следовать. Она не сделала этого только потому, что так не поступили другие. Сейчас же она тактично и мягко сказала:

— Если таковы их нравы…

На лице Каландрилла проступило недовольство, и она тут же замолчала. Он сказал:

— Нет, я никогда не смогу, я никогда этого не приму.

— Тогда в Памур-тенге надо быть настороже, — сказала она.

— Истинно, — согласился он. — Надеюсь, мы там долго не задержимся.

Ценнайра не поняла, о ком он говорит: о себе, Брахте и Кате или обо всех них, и это сомнение беспокоило ее. Она не позволит похоронить себя в городе. Однако на данный момент у нее нет ни одного весомого аргумента в пользу того, чтобы они взяли ее с собой. Но она что-нибудь придумает, чтобы быть с ними, когда — и если — они получат «Заветную книгу». Вот только что — она пока и сама не знала. Даже если она соблазнит юношу, он может оставить ее в Памур-тенге. Скорее всего, если она вскружит ему голову, так он и поступит для ее вящей безопасности, а это никак не входит в ее планы. И тут только она сообразила, что помочь ей может Очен. У загадочного вазиря, похоже, есть свои соображения, и он хочет, чтобы она оставалась с ними. Она решила не торопить события: до города еще далеко, и пока они доберутся до тенга, она что-нибудь придумает.

Вслух же она сказала:

— Нас еще ждет много испытаний впереди.

— Ты про тенсаев? — Каландрилл улыбнулся и обвел рукой вооруженных людей, сидевших вокруг костров. — Они просто перестраховываются. Мы хорошо защищены.

«Да мне бандиты нипочем», — про себя сказала Ценнайра, манерно передернув плечами и бросив на него наигранно боязливый взгляд.

— Я с ними уже встречалась. Помнишь?

Каландрилл, не подозревая, что его водят за нос, галантно улыбнулся.

— Пока я жив, тебе ничто не угрожает, — пообещал он. — К тому же между нами и тенсаями, если они настолько глупы, что отважатся на нас напасть, стоят воины Чазали.

Слова эти, как ни странно, тронули Ценнайру. Как все-таки он отличается от тех, с кем до сих пор ее сводила судьба! Она постаралась отогнать от себя мысли о том, что однажды ей придется его предать. Ей очень не хотелось об этом думать. До того как она его встретила, все было просто: тогда он был для нее лишь целью, добычей.

Теперь же, узнав его, она и сама не могла бы сказать, в чем состоит ее цель. Она потерялась, закружилась на месте, как лодка без руля. Единственное, в чем она еще была уверена, так это в том, что надо идти вперед, продолжать играть свою роль и дождаться, когда кто-то из них возьмет верх. Такое положение ей вовсе не нравилось, и она нахмурилась, глядя на веселое пламя костра.

Каландрилл, не поняв причину ее недовольства, сказал:

— Нас много. Вряд ли бандиты отважатся на нас напасть. Скорее всего, нас они не тронут и предпочтут более легкую добычу.

— Истинно. — Ценнайра улыбнулась — Я под хорошей защитой, — пробормотала она. — Я благодарна судьбе за то, что она послала мне таких друзей.

Щеки Каландрилла зарделись, и ему оставалось надеяться только на то, что она спишет это на отблески от костра. От смущения он никак не мог найти нужного ответа. Ценнайра видела его замешательство — оно придавало ему особое очарование. Насколько же он еще невинен и наивен… Чтобы не мучить его, она зевнула, очаровательно извинилась и сказала, что хочет спать.

Каландрилл кивнул; она натянула до подбородка ненужное ей одеяло, подложив под голову седло, и закрыла глаза. Каландрилл ничуть не сомневался, что более прелестной женщины ему видеть не приходилось. Да еще столь мужественной. Он сердился на себя за замешательство, за то, что язык его не вовремя прилип к небу и он не смог выразить своих чувств. Он еще какое-то время смотрел на нее, полагая, что она уже спит, а затем сам укрылся одеялом.

Тишину ночи нарушало лишь потрескивание костров и мягкое всхрапывание лошадей. Ночные птицы молчали, насекомые не жужжали; хищники, если они и рыскали в темноте, не издавали ни звука. Луна, поднимаясь к зениту, серебрила легкие облака, плывшие по разрисованному звездами небу цвета индиго. Ощущение, что за Каландриллом кто-то наблюдает, спало — видимо, благодаря заклятиям Очена. И хотя он еще чувствовал некоторый дискомфорт, усталость взяла свое: веки его отяжелели, глаза закрылись, и он уснул.

Проснулся Каландрилл как от толчка, словно кто-то громко позвал его в тиши. Он оглянулся — вокруг все тихо и спокойно, но всем его существом овладел ужас, когда он вдруг увидел на земле неподвижного светловолосого юношу, в котором узнал себя. Он глубоко спал рядом с Ценнайрой, с другой от Брахта и Кати стороны костра. Он видел спящих котузенов, Очена и Чазали. Вазирь зашевелился, словно почувствовал на себе его взгляд. Часовые и лошади отбрасывали темные тени. Он поднялся, как призрак-дух, и отделился от тела, не в силах противиться тому, что с ним происходит: как ни желал вернуться в свою физическую форму, он продолжал подниматься над землей, словно подчиняясь некоей стоявшей выше его понимания силе. Он в отчаянии забился и тут увидел — если еще был в состоянии что-то видеть, что он, выйдя из материального тела, стал бесформенным.

Им овладела паника; он начал звать на помощь Брахта Катю, Очена, но все спокойно спали, и только вазирь вновь пошевелился во сне.

Каландрилл понимал, что это не сон, он инстинктивно почувствовал, что суть его покинула телесную форму. Он вспомнил о Рхыфамуне, и если бы обладал физическим телом, то задрожал бы. Теперь же ему оставалось только смотреть на своих товарищей и союзников, медленно поднимаясь все выше и выше, как перышко или дымок на легком ветерке. Его уносило к далеким звездам.

Очень скоро весь лагерь превратился в размытые тени в отблесках костров. Через несколько мгновений все пропало — ветер или та сила, что увлекала его за с собой, изменил направление, и Каландрилл поплыл к северу, по крайней мере ему так казалось. Под ним проплыла равнина, уступившая место холмистой поверхности, о которой говорил Очен. Среди поросших лесами холмов и долин с прожилками рек и пятнами озер мерцали огни; он видел деревни, возделанные земли, тучные стада.

Каландрилл летел все быстрее и быстрее. Вот он уже перестал различать отдельные предметы на земле, а звезды на небе слились в один мерцающий хвост. Он увидел бескрайнюю плодородную равнину, на которой возвышался большой город, который он принял за Памур-тенг, огромный близнец крепости, из которой они недавно вышли, с мириадами освещенных окон. Но вскоре и это видение унеслось назад.

Затем он увидел новые огни; их были тысячи; они были далеко внизу. Он видел шатры, лошадей и людей, и ему стало ясно, что это — армия. А чуть дальше увидел еще одну армию, значительно более многочисленную, и костры горели по обеим сторонам красной от бесчисленных костров реки. А начало свое она брала в посеребренном луной озере. Озеро Галиль! Значит, город, раскинувшийся ниже по реке, — Анвар-тенг.

Он подлетел ближе, и полет его замедлился, словно навстречу ему задули противные ветры. Теперь он смог лучше рассмотреть то, что было внизу.

Он вдруг сообразил, что ночь была освещена не только огнями костров. С холмов вокруг города и с озера, по поверхности которого бегали темные неопределенные тени, стекали языки золотого и малинового света и набрасывались на стены Анвар-тенга яростными раскаленными языками, стекая вниз по укреплению, и разрывались, как световые бомбы. Ему даже показалось, что он слышит вопли и ощущает чувства людей. Они бились о него, как волны прилива, — злость, ярость, ужас, ненависть, похоть и голод с внешних сторон городских укреплений; и решимость осажденных биться до конца и отстоять город от разрушений и грабежей.

Душа его страдала, ему казалось, что больше он не выдержит, и он жаждал пробуждения от кошмара. Ему это не удалось, но на одно короткое мгновение, как смутное воспоминание, он увидел тени спящих Брахта, Кати и Ценнайры. Очен заворочался на своем одеяле и приподнялся, отбросив с обеспокоенного лица серебристые пряди волос.

Но тут же неведомая сила вновь потащила Каландрилла вперед над серой, молчаливой, каменистой землей, походившей на пустыню, к возвышавшейся впереди мощной стене из белых острых, как зубы дракона, камней. Он знал, что за ней лежит Боррхун-Мадж. К своему ужасу, он вдруг понял, что подчиняется зову силы, не имеющей физической формы, прячущейся в оккультном мире. Он также почему-то знал, что, если душа его окажется там, куда манит его эта сила, назад он никогда не вернется. Душа и тело никогда больше не сольются вместе; душа его окажется в ловушке, а тело будет пребывать в вечном сне до тех пор, пока не умрет.

Он попытался воспротивиться психическому течению, но это было все равно что плыть против мощного потока. Ночь нашептывала ему на ухо, чтобы он сдавался, что он не может больше сопротивляться, что он слишком слаб против такой силы. И, несмотря на все его старания, ноги и руки не подчинялись ему, мышцы разрывались и жаждали отдыха; все подталкивало его к тому, чтобы отдаться во власть течению и плыть вместе с ним.

Огромный, сливающийся с небом город приближался. Переливы снега, блеск звезд и свет луны — все слилось, словно твердь и небеса превратились в плотный туман. Мир кончился, началось что-то невиданное. Переливающийся туман заколебался, задрожал, засверкал, и он понял, что дальше покоится Фарн. Стоит ему перейти через этот барьер, как он пропадет на веки вечные; миссии их придет конец, и Безумный бог пробудится.

Он слабел и оказывал все меньшее сопротивление той силе, которая влекла его к себе. Ему показалось, что он слышит смех, издевательский, ужасный в своей уверенности. Он узнал его. Этот смех каленым железом отпечатался в его памяти, он уже слышал его в Альдарине, когда они с Катей были в доме Варента ден Тарля и когда насмешливая форма Рхыфамуна выплыла перед ними из уже ненужного талисмана, который он, как полный дурак, донес до Тезин-Дара, позволив колдуну наложить лапу на «Заветную книгу». И в затерянном городе и в Альдарине им овладела неподдельная ярость, бессловесная, но твердая уверенность в том, что у него нет выбора и другого желания, кроме того, чтобы воспротивиться наступающему хаосу Безумного бога. Хаосу, в который Фарн может ввергнуть мир. Ярость эта овладела им и сейчас и придала ему новых сил, и он восстал против того, что влекло его к серебристой грани.

Он боролся во имя Молодых богов, во имя человечества, и полет его к эфирной границе замедлился.

Но все же хоть и медленно, но его влекло вперед. Он походил на пловца, которого закружил водоворот. Он почувствовал страшную, непонятную на физическом уровне душевную усталость. Если бы он существовал тогда на земле, члены его налились бы свинцом, легкие Разорвались бы, глаза покраснели, а мышцы отказались бы ему служить. Но он продолжал бороться.

И все же его несло все ближе и ближе к занавесу, отделявшему мир людей от мира пребывающих в забытьи богов. Серебристая мгла мощно пульсировала, смех усилился, превратившись в победоносное крещендо. Он оглушал его и лишал последних сил.

Но вдруг хохот стих.

Полет к оккультной грани прервался, Каландрилл на мгновение завис, а затем с огромным трудом повернул глаза своего духа от оккультной мглы к земле людей.

Он увидел лишь бескрайнюю черную в ночи степь на севере Джессеринской равнины, освещенную лишь луной и звездами.

Затем где-то далеко-далеко затеплился новый огонек, золотистый и манящий, как свет поднимающегося солнца, каковой развеивает утреннюю мглу и манит путников домой, обещая тепло и пищу, дружбу и безопасность.

Как пловец, плывущий стоя, он вцепился взглядом в этот свет, подсознательно отметив про себя, что смех стих. Он думал только о том, как бы собрать последние силы и полететь назад.

Кто-то звал его, но не словами, а чувствами, придавая ему сил, подбадривая его, поддерживая его. В то же время некто, прячущийся за колдовской пеленой, нашептывал ему на ухо, чтобы он сдавался, что назад пути нет, что лучше уйти в небытие. Голос этот сулил вознаграждение и удовольствия, о коих человек и мечтать не может, — и страшную кару за ослушание. Но и золотистый свет не молчал. Он кричал: «Не слушай его!», «Он врет», и «Мужайся и борись!». И Каландрилл энергично заработал бестелесными руками и ногами и начал медленно удаляться от оккультной мглы. Если бы он обернулся, то увидел бы, что устрашающие острые пики Боррхун-Маджа превратились в простые горы, впечатляющие, огромные, покрытые снегом, но просто горы. Но он не смотрел назад, он думал только о том, как бы вернуться к своим друзьям, он чувствовал, как его влекут к себе силы добра. Смех позади оборвался на нотке разочарования, и это придало ему новые силы, и полет его ускорился; душа его уверенно полетела на юг, к спасительному огню.

Он пересек степь, он вновь видел озеро Галиль; он почувствовал — по волне тепла, — как под ним проплыл Анвар-тенг. И эта волна придала ему еще больше сил как попутный ветер в парусах возвращающегося домой корабля.

На короткое мгновение Каландрилл почувствовал прикосновение нематериальных рук. Он переполошился, но руки эти были настолько слабы, что не могли остановить его, и Каландрилл успокоился. В воздухе витало ощущение злости, и разочарования, и возмущения. Рхыфамун оказался бессилен против него, и Каландрилл возликовал. Он летел все быстрее и быстрее; он уже не боялся, он ликовал, он радовался скорости, подлетая все ближе и ближе к свету, к безопасности.

Он резко остановился — настолько резко, что у него даже закружилась голова, — и завис над своим физическим лежащим на земле телом. Около него на коленях стоял Очен с воздетыми к небу руками, губы его шевелились.

Брахт, Катя и Ценнайра сидели на корточках рядом с вазирем. Лагерь не спал — Чазали и воины тоже наблюдали за манипуляциями колдуна. Только угрюмым часовым не было дела до того, что происходит с Каландриллом.

Юноша опустился и вошел в свою телесную форму.

Он открыл глаза. Очен с опущенными от усталости плечами улыбался.

— Хоруль, я уж боялся, мы тебя потеряли.

— Ахрд, что произошло?

— Да будут благословенны боги за то, что ты вернулся.

Они говорили все вместе: Очен, Брахт и Катя, только Ценнайра молчала, ее огромные глаза были полны ужаса. Каландрилл слабо улыбнулся, попытался что-то сказать, но во рту у него было сухо, в глаза тек пот. По телу его пробежала дрожь; Брахт поднес к его губам кубок и, поддерживая друга за плечи, смочил губы водой.

Вода придала Каландриллу сил; он жадно сделал несколько глотков и глубоко вздохнул.

— Что это было? — спросил он.

Движение губ, вибрация связок в горле, холодная вода на языке, его собственный голос — все это было так удивительно, как и жар, исходивший от костра, и запахи людей, лошадей, дыма и кожаных доспехов. Сознание того, что он вернулся, наполнило его радостью, и он рассмеялся.

Очен взял его за подбородок и пристально посмотрел ему в глаза. Каландриллу было приятно прикосновение его сухой руки. На какое-то мгновение он опять потерялся в глубоком взгляде колдуна, от которого веяло добром, как от того света, который указал ему путь назад. Вазирь забормотал какие-то странные, непонятные старинные слова.

— Все хорошо, — наконец произнес старец. — Я уничтожил все следы.

— Следы? — Каландрилл резко поднялся, высвобождаясь из объятий Брахта. Голос его звучал хрипло. — Какие следы?

— Боюсь, — мягко сказал вазирь, — наш враг приготовил тебе ловушку. Он хотел обмануть или соблазнить тебя, но ему это не удалось. Все следы его присутствия уничтожены.

У Каландрилла вновь пересохло в горле. Брахт протянул ему кубок с водой, и Каландрилл выпил, на сей раз без посторонней помощи. Очен продолжал:

— Поведай, что с тобой произошло. Может, тогда я смогу все объяснить.

Каландрилл кивнул и рассказал. Очен слушал молча, с серьезным видом и, когда рассказ был окончен, сказал:

— Рхыфамун становится сильнее и сильнее. Я предупреждал, что так оно и будет. Он подходит к воротам, за коими покоится Фарн, и Безумный бог чувствует это и помогает своему любимцу. Бог и колдун совместными усилиями попытались отобрать у тебя душу и ввергнуть тебя в забытье. Если бы ты вошел в ту мглу, если бы ты пересек грань между двумя мирами, сомневаюсь, что ты бы когда-нибудь вернулся.

— За это я благодарю тебя, — прошептал Каландрилл, — ибо один я бы не смог оказать им сопротивление.

— Но ты его оказал, — рассмеялся Очен, и узкие глаза его победоносно сверкнули. — Да, я помог тебе, но совсем немного. Вазирь-нарумасу из Анвар-тенга тоже помогли тебе. Но победил врага ты.

— Я ничего не мог поделать, — возразил Каландрилл. — Я был как листок, летящий по ветру, не больше.

— Намного больше, — возразил Очен, — значительно больше. В тебе есть силы, способные противостоять колдовству Рхыфамуна и даже самому Фарну. Представляю, как они сейчас злятся.

— Ты говоришь о какой-то силе во мне, — нахмурился Каландрилл. — Но разве не благодаря ее наличию Рхыфамун выманил мою душу?

— Истинно, — согласился Очен. — Именно твоя близость к эфиру позволила ему найти тебя. Но эта же сила позволила тебе противостоять ему и Фарну. А это великий дар!

— Ты называешь это даром? — удивился Каландрилл. — Какой же это дар, если такой колдун, как Рхыфамун, может вытащить мою душу из тела? Я бы назвал это проклятием.

— И ты был бы прав, если бы эта сила не помогла тебе оказать сопротивление. — Очен кивнул, рассеянно похлопывая Каландрилла по плечу, как отец и учитель. — Но ты им противостоял, как ты не понимаешь? Хотя ты прав. Прости, понимать ты этого и не должен. Но поверь, большинство людей, не обладающих твоим даром, не смогли бы оказать ни малейшего сопротивления. С ними все было бы покончено. Обычный человек, вроде Брахта, — он с извиняющимся видом улыбнулся кернийцу, — защищен от таких попыток именно тем, что он самый обыкновенный человек. Он настолько далек от эфира, что его почти невозможно разглядеть. Ты же, как я и говорил, стоишь так близко к эфиру, что Рхыфамун видит ту часть тебя, что существует в оккультном плане.

— Благодарю Ахрда за то, что я обыкновенный человек, — пробормотал Брахт. — Я, пожалуй, соглашусь с Каландриллом: это — скорее проклятие, чем благословение.

— Проклятие и благословение очень часто являются сторонами одной и той же медали, — возразил Очен. — Твоя сила, Каландрилл, позволяет Рхыфамуну знать о тебе все больше и больше по мере того, как он приближается к своему хозяину. Но в равной степени эта сила позволяет тебе бороться с ним. Не обладай ты ею, ты пересек бы грань между мирами и был бы потерян для нас навсегда. И сейчас мы смотрели бы на тело, лишенное души, на никому ненужную оболочку. Но ты обладаешь этой силой, как ты этого не понимаешь? Хоруль, ты не поддался Безумному богу, ты противостоял махинациям Рхыфамуна.

— Я испытывал ярость, — пожав плечами, сказал Каландрилл, — ярость и омерзение ко всему, за что стоит Фарн, не больше того.

— И твои праведные ярость и омерзение позволили тебе воспротивиться богу, — вставил Очен. — Я считаю, что это великий дар.

— Когда мы впервые увидели вануйское военное судно, — медленно и задумчиво сказал Брахт, — когда мы еще считали Катю нашим врагом… ты вызвал бурю и отогнал от нас корабль.

— А в Гаше, когда на нас напали дикари, — подхватила Катя с широко раскрытыми от удивления серыми глазами, — ты отогнал их лодки. Ты тогда вызвал страшный ветер.

— А в Харасуле, — продолжил Брахт, — когда Ксанфезе и чайпаку намеревались убить нас, ты, как в Гаше, дрался как обреченный.

— А может, я просто испугался? — спросил Каландрилл.

— Гадалка в Харасуле, Элльхина, тоже говорила про некую силу, — пробормотал Брахт. — Помнишь?

— Мы думали тогда, что это все — камень Варента, вернее, Рхыфамуна, — покачал головой Каландрилл.

— Элльхина видела в тебе другую силу. — Катя не сводила с него задумчивого взгляда. — Я помню ее слова.

«В тебе есть сила, помимо камня. Но ты не ведаешь, как ею воспользоваться».

— Ну и что? — не сдавался Каландрилл.

— Менелиан в Вышат’йи говорил тебе то же самое — настаивал Брахт. — Ты сам рассказывал.

— Ты призвал нам на помощь Бураша, — вставила Катя, — когда чайпаку чуть не утопили нас.

Каландрилл замахал руками — возражать им было так же трудно, как сопротивляться Рхыфамуну и Фарну, а то и труднее, поскольку они его друзья.

— Пусть вы правы, — согласился он. — Пусть во мне действительно есть некая сила, суть коей я не понимаю. Но пока она лишь делает меня уязвимым для колдовства и позволяет Рхыфамуну отыскать меня и вытащить из тела, как вампир высасывает из человека кровь.

— Против этого есть обереги, — мягко сказал Очен, — и я научу тебя им, если пожелаешь.

— Если пожелаю? — горько усмехнулся Каландрилл. — Могу ли я отказаться от заговоров, которые освободят меня от страха? Я скорее откажусь от сна, чем рискну вновь отправиться во владения Фарна.

— Несмотря ни на что, — сказал вазирь, — нам это может помочь.

— Помочь? — Каландрилл недоверчиво уставился на древнее лицо, пытаясь проникнуть в мысли колдуна. — Я бы предпочел сохранить душу, Очен, если ты не возражаешь.

Очен улыбнулся и кивнул.

— Я вовсе не хочу, чтобы ты потерял душу, — успокоил он Каландрилла. — Но полагаю, что ты можешь проникнуть туда, куда мало кому суждено попасть. Я обладаю немалой оккультной силой, но даже я не смог бы сопротивляться потоку, который уносил тебя.

— Ты помог мне вернуться, — едва не выкрикнул Каландрилл, начиная понимать, куда клонит колдун, и ему это вовсе не понравилось. — Не прибегни ты к своим чарам, я бы погиб.

— Повторяю еще раз, — тихо, но настойчиво заявил Очен: — Ты вернулся с моей помощью, но благодаря своей силе. В одиночку я бы ничего не смог.

— Но тебе же помогали вазирь-нарумасу, ты же сам говорил! — с дрожью в голосе воскликнул Каландрилл. — Ты говорил, что твое волшебство соединилось с их волшебством.

— И это верно, — согласился вазирь. — И все же, не обладай ты этой непонятной мне силой, наши чары не смогли бы противостоять тому волшебству, которое пыталось тебя уничтожить. А они намерены уничтожить тебя, потому что ты представляешь для них опасность.

— Что ты хочешь сказать? — почти смирившись, спросил Каландрилл: он был почти уверен, что ответ ему не понравится.

— Что ты можешь противостоять Рхыфамуну и наблюдать за ним лучше, чем любой вазирь в этой земле, — ответил Очен. — Я не могу объяснить, как это происходит. Скорее всего, это дар Молодых богов. А может, это твой долг. Но в одном я уверен: ты можешь побывать там, где не может побывать никто, и вернуться оттуда.

— Я тебя не понимаю. — Каландрилл опять покачал головой. — Ты говоришь загадками.

Он повернулся к Брахту в надежде, что тот его поддержит, но керниец молчал. Все внимательно слушали вазиря.

— Колдовство, оно все состоит из загадок, — с неподобающей в этот момент веселостью согласился вдруг Очен. — Колдовство — загадка сама по себе, так мне временами кажется. Но главное — ты приблизился к Фарну и вернулся назад. А ведь Рхыфамун направил тебя туда в надежде покончить с угрозой, которую ты для них представляешь. А сие значит, что ты можешь слетать к Рхыфамуну. Ты обладаешь для этого достаточной силой, и он это знает…

— Я бы предпочел проткнуть его мечом, — резко возразил Каландрилл.

— Я тебя понимаю, — с отсутствующим видом кивнул Очен, явно думая о своем. — Не исключено, что дело дойдет и до битвы. Но заточенная сталь не единственное средство против Рхыфамуна. Ежели нам удастся вытащить из него душу, как он поступил с твоей, то мы сможем заманить его в его же ловушку.

Неприятное предчувствие, трепет, ужас — все это разом навалилось на Каландрилла.

— Ты хочешь, чтобы я охотился за ним в оккультном плане? — спросил он.

— Но только после того, как я научу тебя оберегам, — заявил Очен. — Только после того, как вооружу тебя заклятиями, которые оберегут тебя. И только с помощью вазирь-нарумасу.

— Слишком многого ты от меня хочешь. — Каландрилл опустил голову, не сводя глаз с прямого меча, лежавшего в ножнах перед ним. Коснувшись эфеса, он продолжал: — Я бы предпочел встретиться с ним как мужчина с мужчиной, но тогда…

— Это тоже возможно, — сказал Очен. — Возможно, тебе придется биться с ним мечом. Но если ты можешь победить его в эфире… Разве не к этому мы стремились?

Каландрилл поднял глаза, чувствуя, что у него нет выхода, и кивнул.

— Да.

— Но пока это все в будущем, — успокоил его Очен. — А до тех пор тебе предстоит многому научиться. Я обучу тебя заговорам и оберегам, я должен обезопасить тебя. Только когда ты будешь во всеоружии, я попрошу тебя отправиться в эфир. А это будет не раньше, чем мы доберемся до Анвар-тенга.

— Тогда оберегай меня, — устало сказал Каландрилл, — я измотан и поспал бы, если это не опасно.

— Пока не опасно, — пообещал Очен. — Сегодня ночью он не предпримет другой попытки. А мы продолжим наш разговор завтра утром.

Каландрилл кивнул и повалился на спину, и Очен оставил его в покое. Чазали и его воины вернулись к своим одеялам, Брахт и Катя что-то бормотали, успокаивая Каландрилла. Он зевнул. Ценнайра сказала:

— Ты очень храбр.

И он улыбнулся, понимая, что это просто комплимент, потому что в глубине души он был страшно напуган.

Глава седьмая

Каландрилл про себя порадовался тому, что Анвар-тенг еще далеко и что Очен не скоро попросит его оставить тело. Он был уверен, что совершенно не подходит для этой роли, и ему вовсе не хотелось вновь оказаться среди злых сил. Да он и не очень четко представлял себе, зачем это нужно. За завтраком Очен торопливо объяснил ему, что власть вазирь-нарумасу не безгранична, что она не может переступить через злость, скопившуюся вокруг города. Эта отрицательная энергия укрепляет Безумного бога, и Очен полагал, что без поддержки вазирь-нарумасу им успеха не добиться. Каландрилл был доволен уже тем, что попытка откладывалась.

Последующие дни и ночи он проводил в основном в компании Очена. В нем вновь проявилась тяга к знаниям, подогреваемая новыми и новыми рассказами вазиря. Только теперь эти знания перестали быть чем-то абстрактным, сейчас они приобрели жизненно важное значение.

Под руководством терпеливого колдуна он познавал природу эфира. Он понял, что эфир является продолжением физического плана. Очен утверждал, что эти два мира смежные, но один — эфир — не виден для большинства тех, кто населяет другой. Он открывается только тому, у кого есть талант проникать в соседние измерения через окна, открываемые их собственной чудодейственной силой. Точно так же между двумя мирами можно открыть двери, через которые жители одного измерения смогут перейти в другое.

Как всякие двери, пояснял Очен как-то вечером, когда лагерь готовился ко сну, а сам Каландрилл с трудом удерживал глаза открытыми, они могут закрыться за тобой, их даже могут запереть, и тогда возврата назад уже нет. В этом и заключалась попытка Рхыфамуна.

— Он, без сомнения, попытается сделать это еще раз, — заметил Каландрилл, с трудом сдерживая зевоту, — и ему это удастся, если дверь не подпереть.

— Что вполне возможно, — заверил его Очен бодрым голосом.

Каландрилл вообще начал сомневаться, что колдуну нужен сон.

— Обладающий искусством колдовства делает это инстинктивно. Но для того, чтобы достичь такого уровня, нужно долго учиться.

Каландрилл сонно кивнул, и Очен усмехнулся.

— На сегодня хватит. Иди спать, отдыхай, поговорим завтра на рассвете.

Рассвет был уже недалеко. Когда Каландрилл со слезящимися глазами растянулся на одеяле, луна уже давно перевалила через зенит и клонилась к западу. Он вздохнул, потянулся, радуясь хотя бы нескольким часам сна, и посмотрел на Ценнайру, лежавшую на расстоянии вытянутой руки. Он не подозревал, что она наблюдает за ним из-под полуопущенных век, пораженная только что услышанным. Каландрилл пожалел, что они почти не разговаривают.

Да и с Брахтом и Катей они говорили редко. По утрам Очен давал им ровно столько времени, сколько нужно для того, чтобы умыться и проглотить завтрак. И сразу начинался урок.

Постепенно Каландрилл научился побеждать в себе ощущение, что за ним постоянно следят, научился произносить странные слоги колдовских заговоров, но еще не настолько хорошо, чтобы обезопасить себя на ночь, — и Очен, перед тем как Каландрилл отправлялся спать, ограждал его своими заклятиями. Но Каландрилл уже понимал, что со временем все-таки постигнет искусство магии. И это вселяло в него некоторую уверенность. Он так переживал за свою миссию, что усердно занимался изо дня в день. Поняв природу оккультного плана и взаимодействие эфира и реального мира, он перестал переживать по поводу того, что за ним наблюдают.

Занятия с колдуном были для него и благом, и проклятием, ибо, когда он наконец смирился с тем, что на самом деле обладает некоей силой, неким оккультным талантом, который со временем, если он научится им управлять, сослужит ему хорошую службу в стычке с Рхыфамуном в царстве эфира, он начал чуть-чуть понимать безграничность этого другого мира. До сих пор он преследовал колдуна в физическом плане. Он считал, что ему и его товарищам предстоит догнать Рхыфамуна и сразиться с ним на клинках. Теперь же, по мере того как знания его расширялись, он начал понимать, что Рхыфамун — его суть, его душа — существует в физическом смысле только благодаря украденному телу. Теперь он понял, что ему и его товарищам — ибо предсказания, кои свели их вместе, оставались в силе — предстоит встретиться с колдуном на другом уровне. За долгие века темных деяний Рхыфамун превратился в существо, состоящее почти полностью из эфирной энергии, злая сила его росла по мере того, как он приближался к Фарну. Каландрилл вообще начал сомневаться в возможности победы клинка над этой угрозой.

Это свое сомнение, как и некоторые другие, он сформулировал Очену.

Небо темнело, быстро убывающая луна поднялась над ломаной линией низких холмов. На землю опустилась летняя прохлада. Они, по своему обычаю, накинув одеяла, сидели на некотором удалении от остальных. Вокруг поднимался лес: начинающие желтеть листья шуршали на легком северном ветерке. Колодцы более не отмечали их дневной путь — в них просто отпала необходимость: со склонов холмов, весело журча, стекали ручейки, сливавшиеся в реки. Чазали, опасаясь нападения тенсаев, усилил ночные караулы, и перед каждой ночевкой сумерки наполнялись крепким запахом миндаля — Очен оберегал их своим колдовством. Утром они войдут в деревню, в поселение гетту, где узнают новости о войне и о передвижениях преступников. Но это пока не особенно заботило Каландрилла. Он говорил с серебристоволосым магом о своих сомнениях.

— Его можно убить, — сказал Очен, — можешь в этом не сомневаться, ибо нет по-настоящему бессмертного человека, а некая часть Рхыфамуна все же живет в нашем мире. Будь это по-другому, он стал бы призраком.

— И все же он намного пережил отведенные ему годы, — настаивал Каландрилл. — Ежели — не обижайся, я не хочу тебя обидеть — ваше представление о загробной жизни верно, то он уже должен быть в Заджанме, где кончается всякая жизнь. По вашим поверьям, он, видимо, сбежал оттуда.

— Возможно. Молодые боги тоже ведь могут ошибаться — Очен не обиделся на слова Каландрилла и даже рассмеялся. — Если бы они никогда не ошибались, то не было бы среди нас места Рхыфамуну. Хоруль и его божественные братья и сестры устроили бы мир по своему разумению, если бы могли. И тогда никто бы не угрожал их господству. Но реальность другая. По моему разумению, боги подчиняются определенному стоящему выше их порядку, природа коего мне не понятна. Бураш и Дера рассказывали вам о неком замысле, каковой они изменить не в силах. По моему разумению, Молодые боги нуждаются в людях, как люди нуждаются в них. Видимо, Ил и Кита, а возможно, и силы, стоящие над ними, оставили после себя нечто, что не дано изменить ни человеку, ни богу.

— И? — настаивал Каландрилл.

— Видимо, Рхыфамун приобрел некие знания, кои позволили ему стряхнуть с себя узы, окутывающие душу в Заджанме, — пояснил Очен. — Он… как бы это сказать?., свободный дух, он не подчиняется порядку, лежащему на нашем существовании, он не подчиняется самим богам, он вернулся из Заджанмы не как дух, не как возрожденная душа, посланная Хорулем, а по собственной воле, отвергая моего и ваших богов, а это, безусловно, богопротивно.

— В этом мы согласны, — сказал Каландрилл. — Но меня интересует метафизическая сторона дела, и я вновь задаю тебе вопрос: может ли его победить сталь?

Очен подумал с мгновение и сказал:

— Я полагаю, что если тебе удастся вонзить кинжал в его человеческую оболочку, то да, ты ее убьешь. Клинок, освященный Дерой, обладает достаточной силой, дабы отправить его душу назад в эфир, где она будет шарахаться из стороны в сторону во веки веков. Если…

Он замолчал. Каландрилл воскликнул:

— Если?..

— Если он не обладает такой силой, коя поможет ему вернуться на землю, — пояснил Очен.

— Дера! — воскликнул Каландрилл, воздев к небу сжатые в кулаки руки. — Ты хочешь сказать, — хриплым голосом продолжал он, — что он бессмертен, что, даже убитый, он вернется на землю и будет вечно угрожать людям?

— Зло вечно, — сказал Очен. — Но ежели удастся убить его физическую оболочку, то та часть его, коя останется жить, может быть выслежена в эфире и уничтожена. Как ты не поймешь? Сила его — его же слабость. Он жаждет власти над смертными. Что, если не она, заставляет его пробудить Безумного бога? Он мечтает встать по правую руку от Фарна, жаждет стать его вечным помощником. Он слишком любит жизнь, чтобы распрощаться с ней. Зачем еще продлевает он свое существование? Он не в силах отречься от своей власти в мире людей.

В этом его слабость — в любви к плотскому существованию: он никак не может покинуть этот мир, никак. Ежели удастся отделить его душу от плоти, то он сильно ослабеет. Да, верно, я знаю, он существует уже много веков, и уничтожить его чрезвычайно трудно, но возможно.

— Но, дабы достичь этой победы, надо остановить его до того, как он пройдет через ворота Анвар-тенга? — осторожно предположил Каландрилл, все еще во власти сомнений. — Или до того, как он пересечет Боррхун-Мадж, разве не так? Если я правильно тебя понял, то, для того чтобы взять над ним верх, мы должны отобрать у него «Заветную книгу», прежде чем он пройдет через ворота в опочивальню Фарна. А дабы отобрать у него «Заветную книгу», его прежде необходимо убить.

— Истинно, — согласился Очен с загадочным в лунном свете лицом. — Ты все правильно изложил. Ты хорошо усвоил мои уроки.

Каландрилл коротко благодарно кивнул и сказал:

— Все, чему ты меня учишь, предназначено для того, чтобы оградить меня. А ежели все предсказания верны, то Рхыфамуну должны противостоять трое — Брахт и Катя должны быть рядом. Что оградит их, если нам придется идти за Боррхун-Мадж?

Очен золотистыми ногтями погладил длинные усы, дернул себя за бороду и медленно проговорил:

— Этого я не ведаю.

— Не ведаешь?

Вазирь слегка покачал головой.

— Как и то, выживут ли они?

Вазирь опять отрицательно мотнул головой.

Пораженный, Каландрилл во все глаза смотрел на своего наставника; ему хотелось кричать и спорить, но он взял себя в руки, заставил себя думать спокойно, и когда вновь заговорил, то с удовольствием отметил, что голос его звучит ровно:

— Ты должен обучить их тому же, чему учишь меня; ты должен дать им хоть какую-то защиту.

— Если бы такое было возможно, ты думаешь, я бы этого не сделал? — спросил вазирь. — Но я не могу, ибо нет у них твоего таланта. Подобной силой обладаешь только ты.

— Значит, я один должен это сделать, — заключил Каландрилл.

— Я полагаю, что замысел здесь другой, — возразил Очен. — Суть его выше моего понимания, но задача сия приписана вам троим. Замысел сей может быть нарушен в любой момент, это верно. Вы можете повернуть назад, уйти…

Каландрилл сердитым жестом заставил его замолчать:

— Нет, я даже мысли такой не допускаю. И мои товарищи тоже.

— В таком случае ни и у тебя, ни у меня нет выбора, — сказал Очен, — не правда ли?

— Но ты говоришь, что они обречены, — со вздохом заметил Каландрилл.

— Я лишь сказал, что остановить Рхыфамуна и не позволить пробудиться Фарну можете только вы втроем, все вместе. Возможно… — он на мгновение помолчал, пожевывая кончики усов, — возможно, Ценнайра тоже к вам присоединится.

— Нет! — громко воскликнул Каландрилл, но тут же, хотя и не без труда, взял себя в руки. — Ей нет в этом деле места, если не считать того, что она видела Рхыфамуна в лицо. И ежели мы остановим его до того, как он перейдет в другой мир, тогда разговор наш теряет всякий смысл. Тогда нам вообще незачем ходить в эфир.

В ответ Очен лишь загадочно пожал плечами, поглаживая бороду.

— Зачем тогда она вообще вас повстречала? — спросил он.

— Случайность, — заверил его Каландрилл. — Она попала в беду.

— Ты так думаешь? — пробормотал вазирь. — А не странно ли, что во всем бескрайнем Куан-на'Форе она оказалась именно там, где был Рхыфамун и куда прибыли вы?

Каландрилл и сам уже не раз себя об этом спрашивал. И бессильно замотал головой.

— Так что? — едва слышно спросил он, понимая, что проиграл. — Ты хочешь сказать, что она тоже часть замысла?

— Я считаю, что это возможно, — уклончиво ответил Очен и тут же добавил: — Полагаю, что ей тоже отведена своя роль.

— И она столь же беззащитна, как и другие?

Очен едва не проговорился, но вовремя сдержался и лишь сказал:

— Если такова воля богов.

— А я говорю нет! — резко возразил Каландрилл. — Я настаиваю на том, чтобы она осталась в Памур-тенге, равно как и на том, что мы должны рассказать все Брахту и Кате и дать им возможность выбора.

— Ты и сам знаешь, каков будет ответ, — печально улыбнулся Очен. — Они не отступят, даже ценой собственной жизни и собственной души. Они пойдут вперед.

— Истинно, — неохотно согласился Каландрилл.

— Но Ценнайра… Ей надо дать возможность выбора, — сказал вазирь. — Мы расскажем им обо всем завтра утром и согласимся с любым их решением.

— Дера! — Каландрилл покачал головой. — Я знал, что нас ждут опасности, но чтобы столько…

— У нас еще есть шанс остановить Рхыфамуна вовремя — мягко сказал Очен с явным намерением успокоить его. — В обличье смертного он может передвигаться не быстрее любого другого человека. Тело, коим он обладает, должно питаться, а иногда и отдыхать. Ему нужны лошади.

— Мы тоже так считали, когда преследовали его по Куан-на'Фору, — горько рассмеялся Каландрилл, — но он провел нас, он не знает угрызений совести обыкновенного человека.

— Я тоже об этом думал.

— Каково твое заключение?

— Что скорость для нас — превыше всего, — ответил Очен, — а Чазали и его воины задерживают нас.

— Ты хочешь сказать, что надо оставить воинов? — поинтересовался Каландрилл.

— Я считаю, что это будет мудро, — заверил его вазирь. — У Чазали — целый обоз, и без них мы поскачем быстрее.

— Если Анвар-тенг еще не пал, — заметил Каландрилл.

— Он не пал. — Очен взмахнул рукой в сторону ночи, словно она была живым существом, прятавшимся по ту сторону звездной тьмы. — Если бы он пал, эфир звенел бы этой новостью.

Возможность падения Анвар-тенга настолько пугала Каландрилла, что он даже не хотел говорить на эту тему. Но, понимая, что необходимо обсудить возможное развитие событий, все же сказал:

— Но это еще возможно. Если Анвар-тенг падет, Рхыфамун получит доступ к воротам, а мы даже не сможем войти в город.

— В таком случае, — сказал Очен с таким спокойствием, что Каландрилл даже почувствовал некоторое раздражение, — мы, скорее всего, падем от меча восставших, если, конечно, он не откажется от Анвар-тенга. Если же откажется, мы тоже туда не пойдем, а направимся прямиком в Боррхун-Мадж.

— И пренебрежем помощью вазирь-нарумасу? — Каландрилл хорошо усвоил, насколько важна для них помощь верховных ведунов. — Нет, если Анвар-тенг падет, мы проиграли.

— Значит ли это, как сказал бы Брахт, — спросил Очен, — что ты признаешь поражение? Пока мы живы и пока мы вместе, у нас есть надежда.

— Но она быстро тает, — пробормотал Каландрилл.

— А посему надо крепче за нее держаться, — заметил Очен. — Дорогой друг, если мы будем постоянно сомневаться, то лучше отказаться от нашего предприятия прямо сейчас. Ты этого хочешь?

— Нет, — решительно заявил Каландрилл, усмехнувшись выговору колдуна, — ты знаешь, что нет.

— Значит, мы идем вперед, — твердо заявил Очен, — с верой в Молодых богов.

— Но все же следует рассказать всем, что нас ждет впереди, — настаивал Каландрилл. — А Ценнайру оставить в Памур-тенге. Я до сих пор не уверен, что ей следует ехать с нами.

Очен кивнул и быстро взглянул на девушку, лежавшую чуть в стороне. Он почти не сомневался в ее ответе. Вслух он сказал:

— На сей счет мы можем поискать ответ в Памур-тенге. Там живут гиджаны, или предсказательницы, по-вашему. Они обладают талантом заглядывать в будущее и смогут лучше рассмотреть то, что ждет вас впереди. Согласен ли ты пойти к ним и последовать их указаниям?

Каландрилл с неохотой кивнул.

— На том и порешим, — заключил Очен. — А пока будем жить сегодняшним днем. Сначала доберемся до Памур-тенга, оттуда пойдем в Анвар-тенг, а потом…

— Туда, куда направят нас боги, судьба или любая другая ниточка в этом запутанном клубке, — согласился Каландрилл. — Но, Дера, насколько же он запутан!

Очен сухо рассмеялся.

— Будь люди попроще и не столь честолюбивы, и клубок не был бы столь запутан. Но поскольку это не так, то у нас только один выбор: следовать за этим клубком.

Каландрилл вздохнул, и вазирь вновь перешел на оккультные темы, говоря о медитации и мантрах, о ментальных схемах и о трудных для понимания языках, которые скрывают доступ в невидимый мир.

Каландрилл в последние дни сильно не высыпался, и ему казалось, что растолкали его буквально через несколько мгновений после того, как голова его коснулась седла, используемого вместо подушки. Очен, стоя перед ним на коленях, протягивал ему кружку горячего чая. На траве блестела роса, солнце еще не поднялось, хотя небо на востоке уже посветлело. Котузены седлали лошадей. Каландрилл простонал, смочил руки в росе и провел ими по лицу, затем взял у Очена кружку. Маг терпеливо ждал, когда он выпьет сладкую пахучую жидкость, которая развеяла остатки столь желанного сна.

— Нас ждут, — сказал вазирь, — не стоит задерживать Чазали.

Каландрилл не сразу понял, о чем говорит Очен, но, когда колдун махнул рукой в сторону Брахта, Кати и Ценнайры, сидевших подле костра, он вспомнил, о чем они беседовали накануне. Кивнув, он сбросил одеяло и вскочил на ноги, почувствовав легкое головокружение. Каландрилл пригладил снятую одежду, нацепил меч, подошел к своим товарищам и уселся рядом.

— Я вижу, ученье дается нелегко, — бодро заметил Брахт. — Ты вообще-то спишь?

Катя протянула ему блюдо с черствым хлебом и мясом. Каландрилл благодарно улыбнулся.

— Очен сказал, ты хочешь с нами поговорить? — спросила Катя.

Каландрилл кивнул, откашлялся и с помощью Очена обрисовал им положение. Когда он закончил, Брахт пожал плечами и сказал:

— Мы и раньше предполагали, что может понадобиться идти за Боррхун-Мадж. Что нового ты нам сообщил?

— Я согласна с Оченом, — заявила Катя. — В том, что мы делаем, есть какая-то предопределенность, и я не вижу причины что-либо менять.

— Вы не чувствовали Фарна, как я. — Каландрилл перевел взгляд с одного на другого. — И вы не знакомы с учением Очена.

— Но мы говорили с богами, — спокойно возразила Катя. — Мы прошли дорогами, по коим не ступала нога человека. Я верю Молодым богам, я верю в наше предназначение, хотя и не понимаю его, и потому говорю: мы должны продолжать.

— Истинно, — кивнул Брахт. Роса сверкала в его черных волосах. — Я был уверен, что умер, когда Джехенне прибила меня к дереву. Ан нет, я жив. Я и предположить не мог, что мы сумеем пересечь Куан-на'Дру, что нам помогут сами груагачи, и все-таки мы прошли через сей лес. И посему я считаю, мы не должны избегать неизведанного, кое может повстречаться нам в пути.

Каландрилл не сомневался, что ответ будет именно таким, и все-таки был недоволен. Он считал, что друзья говорят о том, чего не знают, о том, что стоит выше их понимания. Он думал, какие аргументы найти, чтобы их урезонить, но Брахт прервал его размышления.

— Мы тратим время на пустые разговоры о том, что ждет нас впереди, — сказал керниец, как всегда по-деловому, — и забываем об опасности, поджидающей нас в данный момент. Последуем совету Очена: доберемся до Памур-тенга и побеседуем с гиджанами.

Каландрилл вздохнул, все его возражения разбивались о непреклонную решимость Брахта и Кати. Он взглянул на Ценнайру.

— Во всех предсказаниях речь шла только о троих, — произнес он. — В Памур-тенге ты будешь в безопасности.

Ценнайра выдержала его взгляд.

— Пусть решают гиджаны, — сказала она, чувствуя на себе взгляд Очена. — Ежели посоветуют они мне остаться, я останусь. Ежели скажут они, что вместо троих теперь нас четверо, я пойду с вами.

«Даже если они прикажут мне остаться, — подумала она, — я все равно пойду с ними, либо за ними, хоть украдкой. Хочешь ты того или нет, но судьбы наши переплелись, и ежели позволю я вам уйти, Аномиус сорвет свою злость на моем сердце».

Очен кивнул и загадочно улыбнулся, соглашаясь. Вслух же вазирь сказал:

— Значит, решено. Доберемся да Памур-тенга, а там видно будет.

Каландрилл пожал плечами. Разубеждать их у него уже не было времени — Чазали громко отдавал приказания. Каландрилл быстро закончил завтрак, Брахт затушил костер, котузены вскочили в седла. Он не мог сердиться на товарищей за то, что они были готовы встретить судьбу вместе с ним. В глубине души он был рад. С друзьями легче. Он оседлал гнедого и вскочил в седло.

Киривашен отправил двух всадников вперед; Каландрилл, заняв свое место в кавалькаде, поинтересовался у Очена, почему.

— Мы вступаем в земли, где бесчинствуют тенсаи, — пояснил вазирь. — Киривашен послал людей на разведку.

Каландрилл вспомнил костры, которые видела его душа. Вполне возможно, сообразил он, что это были лагери бандитов. Ему вдруг в голову пришла мысль.

— А почему ты не путешествуешь по эфиру? — спросил он. — Дух твой мог бы провести нас по земле.

Очен ответил не сразу — лес сгустился, спуск с горы стал круче и труднее.

— А ты еще не понял? — наконец сказал он. — Чтобы путешествовать по эфиру, необходимо полное сосредоточение. По эфиру колдун путешествует только тогда, когда тело его пребывает в покое, а у меня и на земле немало хлопот. Хоруль знает, я никудышный наездник. Стоит мне отвлечься, как я свалюсь в первую же канаву.

Каландрилл был готов устыдиться, но вазирь усмехнулся и тут же выругался, когда конь под ним споткнулся. Каландрилл рассмеялся и воскликнул:

— Не буду отвлекать тебя вопросами! Задам последний: не можем ли мы сегодня ночью слетать к лагерям тенсаев?

— Мы — нет, — возразил Очен, — ибо ты еще слишком уязвим и я не хочу наводить на тебя Рхыфамуна. А сейчас, ради Хоруля, оставь меня в покое, а то я сломаю себе шею.

Мгла перед ними начала развеиваться, обнажая узкую долину с переливавшейся сине-серебристой рекой. На другой стороне начинался некрутой подъем, поросший кленами и березами, а на вершине, как часовые, черные на голубой лазури утреннего неба, возвышались сосны. Разведчики Чазали быстро забрались по склонам и подали путникам знак. Каландрилл пришпорил гнедого, пересек неглубокую речушку и начал подниматься по склону.

Когда путники добрались до вершины, перед ними открылась широкая седловина меж двух невысоких холмов. Лесок, покрывавший ее, прорезали несколько тропинок. Сверху было видно, что дорога ведет к поляне. Деревья на подступах к полоске освещенной солнцем воды были вырублены. Серые языки дыма поднимались в ярко-голубое небо, кружа и рассеиваясь на ветру. Петляя меж деревьями, они спустились по одной из тропинок и вышли к броду. С другой стороны реки стояла огороженная палисадом деревня. Разведчики Чазали остановили лошадей в открытых воротах. Навстречу им выбежали люди в серовато-коричневых рубахах и грязных штанах, испуганно кланяясь одетым в черные доспехи котузенам. Завидев киривашена во главе колонны, они чуть не пали ниц.

Чазали поднял руку, приказывая воинам остановиться и дожидаться его за частоколом, а сам въехал в ворота. Очен последовал за ним, жестом пригласив с собой чужеземцев.

Деревня состояла из нескольких хаотически разбросанных, грубо сколоченных из бревен домов с прорубленными в крышах дырами для дыма. Вдоль второго этажа бежали веранды. Оттуда на них широко открытыми глазами смотрели женщины и дети: пугливые, как олени, они в любой момент были готовы сорваться и убежать. Чазали остановил коня, и его тут же окружило несколько человек, готовые броситься перед ним на колени и подставить ему спину. Но Чазали лишь отмахнулся. Не спешиваясь, он расстегнул металлическую вуаль, отбросил ее с лица и заявил:

— Мы не задержимся. Но возьмем провианта на три дня.

Хозяева закивали, словно для них это было большой честью, но лица их оставались безучастными. Каландрилл подумал, что им особенно нечем делиться.

Старший среди крестьян резким голосом отдал несколько коротких приказаний, и люди забегали, укладывая подле поджидавших котузенов мешки.

— Новости? — коротко спросил Чазали.

Вождь склонился, не глядя киривашену в глаза, и сказал:

— Три дня назад приходили тенсаи. Они забрали двух коров.

— Сколько их было? — спросил Чазали.

— Девятнадцать человек, — ответил вождь, — но мне кажется, в холмах есть еще. Они копят силу.

Чазали кивнул и чуть мягче сказал:

— Когда война закончится, патрули вернутся. Ежели мы встретим этих бандитов по пути, они умрут.

— Благодарю тебя, повелитель, — усердно закивал вождь, — да направит Хоруль твой клинок.

— И да благословит он твои всходы, — ответил Чазали и, не произнеся больше ни слова, развернул коня и выехал через ворота.

Он не стал ничего объяснять, а просто вновь опустил на лицо вуаль и махнул рукой, приказывая воинам ехать вперед, словно деревня и ее жизнь не заслуживали более его внимания. Разведчики уже давно ускакали вперед и теперь взбирались по склонам холма. Воины выстроились в линию за своим командиром, чужеземцы и Очен заняли место в средине колонны.

С вершины следующего холма перед ними открылась более широкая долина. Дорога, прорезав себе путь среди чащи, обрывалась у еще одной реки, где стояла точно такая же деревня, казавшаяся крохотной на расстоянии. Каландрилл решил, что они заедут и туда, но Чазали повел их прямиком к переправе. Когда конь его, с шумом и плеском разрезая воду, шел вперед, к Чазали подскакали разведчики и на ходу доложили обстановку. Из ворот деревни на них смотрели лица джессеритов, такие же бесстрастные, как и небо над головой.

Они скакали вперед до полудня и остановились на небольшой поляне подле дороги.

По уже сложившейся традиции Каландрилл, Брахт, Катя, Ценнайра и Очен сели в сторонке от котузенов. Но на сей раз, к удивлению Каландрилла, к ним подошел Чазали и, поклонившись, спросил разрешения присоединиться. Каландрилл церемонно поклонился. Киривашен поблагодарил и сел.

— Плохие новости, — сказал он, переводя взгляд с одного на другого. — Тенсаи наглеют. Они уже похозяйничали в обеих деревнях. Второй старшина считает, что их было не меньше сорока и что становище их в дне или двух езды отсюда.

Очен кивнул, но ничего не сказал. Брахт спросил:

— Ты пойдешь на них?

Чазали коротко и, как показалось Каландриллу, с сожалением улыбнулся и пожал плечами.

— На них я не пойду, наша задача добраться до Памур-тенга. Но ежели они на нас нападут…

Улыбка его стала хищной, как у огромной кошки, готовящейся убить мышь.

— До Гхан-те чуть более дня езды, — сказал Очен и кивнул.

Каландрилл спросил:

— Гхан-те?

— Деревня, только большая, — пояснил вазирь. — Там есть постоялый двор, храм и рынок.

— И, возможно, новости, — добавил Чазали.

Поселение расположилось в чаше, образованной безлесными холмами с возделанными террасами. По специально прорытым каналам с вершины спускалась вода, собираясь в небольших запрудах. Гетту, заметив приближающуюся колонну, даже не оторвались от работы. Деревню окружала стена толщиной в три бревна с равноудаленными друг от друга башнями. Въехать в это четырехугольное поселение можно было через обитые металлом ворота. От них начиналась небольшая улочка к центру деревни. Разведчики уже донесли весть о приближащейся колонне, и улицы были запружены народом в красочных одеждах. Серо-коричневых одеяний крестьян путники почти не заметили. По украшениям можно было предположить, что люди эти в некотором роде зажиточные. Они с любопытством рассматривали Чазали и сопровождавших его котузенов, горделиво ехавших меж двухэтажных строений, окрашенных в яркие цвета. Длинные веранды нависали над дорогой.

Солнце только что село, и на земле лежали длинные тени вдоль всей дороги горели лампы, и свет от них переливался на черных доспехах котузенов, походивших на огромных неведомых жуков. Жители молча кланялись, а котузены, не снимая масок, ехали вперед, не поворачиваясь ни вправо, ни влево, словно разговоры с жителями поселения были ниже их достоинства.

Чазали вывел их на широкую, квадратную, выложенную массивными звеневшими под их копытами каменными плитами площадь, ограниченную с четырех сторон самыми крупными строениями Гхан-те. Два из них были ярко освещены, в третьем горело лишь несколько окон, а четвертое терялось в темноте. Именно перед ним и остановился Чазали. По формам помещения Каландрилл догадался, что раньше здесь располагался гарнизон котуанджей, нынче призванных на войну. Напротив стояло более привлекательное здание с ярко-красным фасадом — постоялый двор. Окна были выкрашены в голубой цвет, а веранду ярко освещали красные лампы. В соседнем, менее освещенном доме располагались конюшни. Четвертое же здание, украшенное золотистой полосой с черной головой лошади, было храмом.

Чазали, осмотрев площадь, отдал резкое приказание, и сразу несколько горожан бросились на колени перед котузенами, подставляя им спины, дабы они могли сойти с лошадей. Самыми проворными оказались наиболее хорошо одетые жители. Подставить спину котузену было для них честью. Заметив перед собой человека в длинном, зеленом, расшитом серебряной ниткой халате, Каландрилл резко дернул гнедого в сторону, прежде чем человек успел пасть на руки и на колени.

Джессерит неуклюже выпрямился, явно раздосадованный, затем кивнул и, низко опустив голову, ушел. Каландрилл соскочил с лошади, взял ее под уздцы и подошел к своим товарищам и Очену. Вазирь сказал:

— Здесь мы проведем ночь. — И махнул в сторону темного массивного здания гарнизона. — Трапезничать будем в таверне.

Брахт спросил:

— А лошади?

— Их отведут в конюшню, — Очен рассеянно указал на соседнее здание — все его внимание было приковано к храму.

— А я думал, скакать верхом — это прерогатива котузенов, — заметил Каландрилл, на что Очен ответил:

— Только котузены могут скакать на боевых лошадях, другие сословия тоже могут ездить верхом, но на ослах и мулах. Лошади — это дар Хоруля. Лошади — особые создания бога.

Он все смотрел на храм, и лицо его было обеспокоено. Каландрилл спросил:

— Что-то не в порядке?

— Непонятно, почему нет священника, — пробормотал вазирь, нахмурившись. — Где он может быть?

— А о наших лошадях точно позаботятся? — поинтересовался Брахт, который более беспокоился о своем жеребце, нежели об отсутствующем священнике.

— Чазали отдаст соответствующее распоряжение. — Очен кивнул и указал рукой на котузенов, которые, повинуясь приказам командира, деловито суетились на площади. Кто-то уже направлялся к таверне, кто-то — к конюшне, но большинство уже были в гарнизоне, громко требуя, чтобы им принесли лампы. Приказания отдавались просто в толпу, но живее всех их исполняли зажиточные горожане.

— Оставь мне лошадь, — предложил Каландрилл, обеспокоенный видом вазиря. — Я о ней позабочусь, а ты поговори со священником.

— Благодарю.

Очен тут же передал ему поводья и заспешил в храм, на ходу сообщив Чазали, куда идет. Каландрилл отвел коней в конюшню. Котузены же передали животных в руки жаждавших услужить горожан.

Позаботившись о лошадях, они вчетвером отправились в уже освещенный гарнизон. Как и форт, он был построен из темного дерева; узкие коридоры и маленькие комнатки были слабо освещены; стоял запах запустения и влажной плесени. На первом этаже располагались зал, прилегающий к кухне, арсенал и баня. Второй этаж занимала одна большая опочивальня, окруженная небольшими комнатками. Местные жители суетились, зажигая огни и проветривая спальни, не сводя с чужеземцев удивленных взглядов. На котузенов же они смотрели выжидательно и в страхе.

Чазали лично проводил их в комнаты, которые оказались намного скромнее и проще, чем в форте: голые деревянные стены, одноместная кровать и шкаф.

— Гарнизон не рассчитан на почетных гостей, — извинился Чазали, — но мы здесь всего на одну ночь.

Он поклонился и ушел.

— Ты видел, как они унижаются? — спросил Брахт. — Странная земля.

— А мы в ней чужеземцы, — заметил Каландрилл, подойдя к окну и выглядывая на площадь.

Из храма вышел Очен и заторопился по площади. По его походке и плечам Каландрилл понял, что маг страшно обеспокоен, и в нем шевельнулось недоброе предчувствие. Старик поднял глаза, увидел Каландрилла и поманил его вниз — предчувствие переросло в уверенность, и Каландрилл, повернувшись к товарищам, сказал:

— Что-то не так.

Не дожидаясь ответа, он вышел в коридор и бросился вниз, остальные последовали за ним.

Нижний зал был освещен тускло, по обычаю джессеритов. В камине горел огонь. Очен, стоя подле огня, что-то объяснял Чазали. У обоих были обеспокоенные лица. Киривашен уже успел снять шлем, но еще оставался в доспехах, и одна рука его нервно сжималась и разжималась на эфесе меча, в то время как другой он подергивал треугольную бородку.

— Священник мертв, — заявил Очен так, словно речь шла о страшнейшем богохульстве, не укладывавшемся в его голове. — Его убили тенсаи.

— Здесь? — спросил Каландрилл, имея в виду город.

— Нет, не в Гхан-те, — Очен покачал головой и откинул с лица растрепавшиеся седые волосы. — Он был убит в лесу по дороге в деревню, которую мы проехали последней. Он направлялся туда, дабы дать имя ребенку. И не вернулся.

Очен замолчал и вздохнул. За него продолжал Чазали:

— Тело его обнаружили в лесу и принесли сюда три дня назад. Говорят, оно было изуродовано, словно истерзано бешеными собаками. — Голос его звучал хрипло, в узких глазах бушевало пламя.

— Значит, тенсаи остались позади, — заявил Брахт. — Следовательно, для нас они опасности не представляют.

Чазали дико повел глазами на кернийца.

— Ты не понимаешь, — резко сказал он, едва сдерживаясь.

— Как он может понять? — глухо проговорил Очен, жестом успокаивая Чазали. — Священник принадлежал к касте вазирей, хоть и обладал меньшим талантом, чем я. Ни один тенсаи не отважится причинить вред такому человеку, ибо это означает вечное проклятие. Убить священника значит обречь себя на вечные муки; напасть на вазиря значит подвергнуть себя опасности колдовства.

— И все же я остаюсь в неведении, — сказал Брахт.

Каландрилл увидел, как Очен угрюмо посмотрел на Чазали. Каландрилл начал понимать.

— Если они отважились на подобное и преуспели, значит, обладают собственной магией, — заявил колдун, подтверждая худшие опасения Каландрилла. — Знание магии дал им Рхыфамун. А ежели это так, нас очень скоро ожидают неприятности.

Глава восьмая

Каландрилл всматривался в лица двух джессеритов — в них стоял ужас. Столь грубое попрание закона и традиций делало убийство священника особенно тревожным. Было бы грубейшей ошибкой полагать, что противникпозволит им спокойно идти вперед. Это не в правилах Рхыфамуна. Он должен обезопаситься. Но гнев в лазах Чазали и возмущение в глазах Очена доказывали, что этот поступок, которого они явно не ожидали, глубоко оскорбил их сокровенные чувства. Убийство сие словно поколебало их миф.

— Я должен предупредить людей, — прорычал киривашен, — на случай, если мы найдем убийц…

Ухмылка его стала хищной. Очен взял его за запястье — золотые ногти резко выделились на черных доспехах — и твердо произнес:

— Не забывай о нашей главной задаче, друг. Если я правильно все понимаю, мы скоро повстречаем их, если только Хоруль не убережет нас.

Чазали резко выдернул руку, с неодобрением поджав губы, словно собирался отдать резкое приказание и отправить котузенов в погоню за тенсаями. Но Очен твердо посмотрел ему в глаза и сказал:

— Не стоит за ними бегать, они скоро сами нас найдут. К тому же они лишь орудие. Убийство священника — богохульство, верно, но намерение Рхыфамуна пробудить Фарна куда как более опасно.

Он говорил тихо, но каждое слово его было настолько взвешено, что словно опутывало Чазали по рукам и ногам. Не скрывая сожаления, киривашен застонал и кивнул.

— Да, ты прав, но мне трудно сдержать себя.

Он уронил голову, затем вновь поднял ее, распрямил плечи и хлопнул в ладоши, призывая воинов. Наступила тишина. Твердым, ровным голосом он поведал котузенам о случившемся. Воины выслушали его хмуро, осыпая проклятиями богохульника и грозя местью. Но когда Чазали напомнил о более важной задаче — доставить чужеземцев в Памур-тенг, — люди недовольно замычали.

Катя спросила:

— А ты уверен, что это — дело рук Рхыфамуна?

— А кого же еще? — возразил Очен и, не дожидаясь ответа, продолжал: — Только вазирь обладает силой, коя может уничтожить человека, оберегающего себя магией. Тенсаям это не под силу.

— Значит, он близко? — настаивала девушка.

— Вовсе не обязательно. — Очен покачал головой, и на лице его впервые отпечатался ужас. — Я думаю, он нашел тенсаев. Возможно, они устроили западню одинокому путнику, — он недобро хохотнул, — но добычей, скорее, стали они сами. Он заколдовал их, или большинство из них, и теперь они служат ему. Он оставил их позади, дабы помешать нам.

— Как бы то ни было, они просто бандиты, — кровожадно заметил Брахт.

— Истинно, — согласился Очен. — Только теперь сии разбойники обладают колдовской силой, и мне это вовсе не нравится.

— Мне тоже, — угрюмо усмехнулся керниец. — Но когда перед тобой только один путь, нужно идти по нему до конца.

— К тому же на нашей стороне не только твоя магия, — заметила Катя. — О клинок Каландрилла разбиваются колдовские чары нашего врага.

— Это верно, — согласился вазирь, но по голосу его можно было понять, что он все еще обеспокоен.

— Не надо хмуриться, — сказал Брахт. — Мы уже не единожды сталкивались с колдовством Рхыфамуна и пока выходили победителями. Будем надеяться, что так оно будет и впредь.

Очен улыбнулся, словно благодарил кернийца, но вовсе не разделял его уверенности.

— У нас есть только один путь — вперед, — сказал Каландрилл, — так что не будем терять надежды.

— Истинно. — Улыбка Очена потеплела. — Простите меня, но убить священника… такого у нас еще не было.

— Как и не было попыток пробудить Безумного бога, — заявил Каландрилл.

За ужином в таверне, которую специально освободили от всех постояльцев, царила мрачная атмосфера: убийство священника и все, что с этим связано, не давало путникам покоя. Котузенам было явно не по себе, возмущение и негодование кипели в них. Не будь они обязаны доставить чужеземцев в Памур-тенг, они бы уже сейчас носились по холмам за тенсаями, как за бешеными собаками. Горожан убийство священника обеспокоило ничуть не менее, и они с надеждой взирали на воинов, с коими связывал их договор. В задачу котузенов входило поймать убийц и совершить возмездие. Владелец таверны и прислуга делали свое дело молча, трапеза была вкусной, вино доброе, но никто из сотрапезников не получил удовольствия. Сразу после ужина все разошлись спать в нарушение всех принятых устоев, чем немало подивили горожан.

Каландрилл был сильно обеспокоен подобной реакцией джессеритов: встретить лицом к лицу вооруженных людей — это одно, особенно принимая во внимание, что у них пятьдесят хорошо подготовленных воинов; воевать же с оккультными творениями — совсем другое. Но ему и его друзьям уже не раз приходилось брать над ними верх. Однако теперь впереди их поджидали сразу две опасности, и это надолго лишило Каландрилла сна. Он лежал с открытыми глазами на узкой кровати, глядя на игру света на дощатом потолке, впервые отчетливо осознав, что может погибнуть, а Рхыфамун — добиться своего. И тогда долгие месяцы их мытарств окончатся безрезультатно.

Юноша отогнал от себя страхи, напомнив себе, что опасность смерти с самого начала угрожала ему, но его это не остановило. Допустить, что Рхыфамун может восторжествовать, значит дать ему шанс, значит дрогнуть, значит заколебаться. И сомнения Каландрилла уступили место злости, коя только укрепила его. Утвердившись в правоте своей цели, он незаметно уснул.

Проснулся Каландрилл с первыми лучами солнца. Веяло осенней прохладой. Из окна до него доносилось щебетание птиц и шум пробуждающегося города. Каландрилл вскочил на ноги и отправился к Брахту. Когда он вошел, керниец, хищно ухмыляясь, прицеплял к поясу меч.

— Пойдем разбудим Катю и Ценнайру, — сказал он. — и позавтракаем.

Девушки уже пробудились и ожидали их. Катя, позвякивая кольчугой, стояла в коридоре, держа руку на эфесе меча, словно намеревалась тут же померяться силами с колдовскими творениями. Ценнайра казалась спокойной, но впервые без обычных извинений подошла прямо к Каландриллу. Тот твердо взял ее под руку.

— Как бы не накликать на тебя беду, — пробормотал он, когда они вошли в трапезную. — Но будь уверена, я сделаю все, чтобы защитить тебя.

— Я знаю, — сказала она, не сомневаясь, что он отдаст за нее жизнь.

Не думая, без малейшего кокетства и без всякой задней мысли, Ценнайра подвинулась ближе, и на мгновение тела их прижались друг к другу. Он вздрогнул. Краем глаза она видела, что юноша потупил взор и смущенно заулыбался. Но тут они подошли к ступенькам и чуть-чуть разошлись, хотя он не отпускал ее руки. Когда они входили в полумрак трапезной, Ценнайра заметила на себе спокойный, таинственный взгляд Очена. Одобряет ли он ее поведение или просто наблюдает за ней, имея на уме собственный интерес? Этого она не знала. Никто больше не заметил взгляда вазиря. Все рассаживались за столом с бодрым видом людей, готовых отправиться дальше.

Разговаривая о предстоящем пути, они плотно позавтракали, словно это была их последняя трапеза. Из рассказов Очена и Чазали они знали, какие поселения ждут их впереди. Из Гхан-те дорога бежала на север, и несколько дней им предстояло идти лесами. Далее они выйдут к подножию обширного плоскогорья, давшего землям джессеритов имя равнины. Там их ждет еще одна крупная деревня, Ахгра-те, — и несколько поменьше, но в основном дорога петляла меж лесистыми холмами, что было на руку тенсаям.

Ценнайре это не понравилось, и она взглянула на Каландрилла, сидевшего напротив с серьезным лицом. Встретив ее взгляд, он тут же заулыбался, словно вселяя в нее уверенность. Она улыбнулась в ответ, думая про себя, что из всех сидевших за столом ей меньше всего угрожает опасность. Физическое уничтожение ей не грозит, как, возможно, и колдовские творения Рхыфамуна, если конечно, они предназначены только для смертных. Ей даже стало стыдно, и она опустила глаза, подумав, что всех их могут убить, а она… она останется жива — другого слова она для этого состояния не находила и уже не знала, что лучше: вернуть ли себе сердце при помощи такого колдуна, как Очен, или держать его при себе в той самой шкатулке и оставаться такой, какая она есть сейчас.

Эти мысли и занимали ее, и сбивали с толку: стать вновь смертной или оставаться зомби? Если она выберет первое, то придется отказаться от всех своих неимоверных способностей. Когда-то она наслаждалась ими, но в последние дни, проведенные в компании Каландрилла и его друзей, она была вынуждена временно от них отказаться. А ее новые друзья, хоть и являлись простыми смертными, думали об опасностях столь же мало, как и она, словно наслаждались каждым моментом, каждым днем жизни и были готовы ко всему, что Ценнайре не угрожало. Это потому, убеждала она себя, что они посвятили себя великой цели. А цель для них значит больше, чем простое материальное существование.

Было время, когда она смеялась над этим как над человеческой глупостью и слабостью. Однако, путешествуя с ними, она часто забывала о том, что бессмертна, и научилась радоваться малому: дружбе, улыбке Каландрилла, прикосновению его руки. Многое из прошлого стерлось у нее из памяти: впервые она подумала, что скажет Каландрилл, когда узнает, что она была куртизанкой, что ее послал Аномиус и что, исполняя его волю, она уже не раз убивала.

— Отгони от себя страхи. — Голос Очена вывел ее из задумчивости, она подняла глаза и увидела, что все смотрят на нее. — На твоей стороне клинки и магия.

Ценнайра с трудом улыбнулась, даже не пытаясь вникнуть в смысл слов вазиря. По тону его можно было подумать, что он просто ее успокаивает. Но ведь он знает, кто она; ей слова успокоения нужны меньше, чем кому бы то ни было. Может, старик просто притворяется. А может, как Аномиус, хочет воспользоваться ею в собственных интересах? Возможно. Она не понимала причин, почему он до сих пор не разоблачил ее. Когда-то он сказал, что ей, видимо, отведена определенная роль в этом предприятии, и тогда слова вазиря ее вполне устроили. Но знал ли он, в чем заключается ее роль и на чьей стороне она будет?

— Я понимаю, — с улыбкой произнесла она. — К тому же, как правильно говорит Брахт, у нас есть только один путь.

— Хорошо сказано, — одобрил Каландрилл.

— Истинно, — согласился Очен. — И ведет он в одном направлении.

— И прямо сейчас мы встанем на этот путь, — заявил Чазали, явно не ведая о скрытом смысле этого разговора. — Мы отправляемся. — Он отодвинул тарелку и поднялся. В то же мгновение котузены, уже в доспехах, вскочили на ноги и отправились вслед за киривашеном.

Путники последовали за воинами. Брахт воскликнул:

— Ахрд и все Молодые боги, не оставьте нас!

Катя улыбнулась и, коснувшись кончиками пальцев его щеки, спросила:

— А разве они не с нами?

Керниец рассмеялся, кивнул, взял ее за руку и повел за джессеритами. Со стороны они больше походили на влюбленных, отправляющихся на деревенскую ярмарку, чем на воинов, ищущих битвы.

Ценнайра оказалась между Каландриллом и Оченом. Юноша вновь вежливо взял ее под руку. В прикосновении его пальцев было что-то особое, будто он искал близости, на которую еще не отваживался. И это было приятно.

«Бураш, — подумала Ценнайра, — я прямо как молоденькая девочка, до которой дотронулся возлюбленный».

Она искоса посмотрела на него и натолкнулась на его взгляд. Но теперь он не отвел глаз, а улыбнулся со смешанным чувством восхищения и сожаления, словно опасался за нее и в то же время был рад, что она рядом.

«А он мой пастушок, — думала она, — и смущен он не менее меня».

На площади царила осмысленная неразбериха. Горожане толпились, помогая котузенам седлать лошадей, становились перед ними на четвереньки, чтобы они использовали их как подножку. Один особенно усердный кемби долго преследовал Брахта чуть ли не ползком, керниец ругался, но никак не мог от него избавиться. Агонии этой положил конец вороной жеребец, случайно задевший крестьянина, который покатился по земле. Брахт злорадно рассмеялся и вскочил в седло. Катя уже сидела на лошади. Каландрилл помог Ценнайре, знаком отказался от услуг горожанина и проворно вскочил на гнедого.

Котузены выстроились в колонну, Чазали поднял руку, резко опустил ее вперед, и колонна тронулась по улице с толпящимися по обеим сторонам горожанами и через ворота выехала из Гхан-те навстречу неизвестности.

Дорога от деревни, расположенной в самом центре чаши, обрамленной холмами, бежала какое-то время по ее днищу, а затем стала подниматься по склону, от террасы к террасе, к лесу на самой вершине. Чазали, как и прежде, выслал вперед двух разведчиков, но Каландриллу после убийства священника эта мера показалась излишней — засада была неизбежна, а лес на вершине холма мог укрыть сколько угодно бандитов; посему разведчики скорее выдадут их присутствие, чем предупредят о засаде. Дорога нырнула в тень елей, кедров и кленов. Деревья росли так близко друг к другу, что за ними могла спрятаться целая армия.

Странное это было ощущение. Шелест ветра в листве походил на свист и шепот груагачей, провожавших их в Куан-на'Дру. Но тогда странные создания, слуги Ахрда, были их союзниками. Здесь же Каландрилл чувствовал настороженную враждебность. Он попытался успокоить себя тем, что они уже преодолели немало опасностей и остались живы, но затем вспомнил слова Очена, предупреждавшего о том, что сила их врага растет по мере приближения его к своему хозяину, и ему стало не по себе. Он вновь ощутил горечь этой земли, ее несчастье, досаждавшие ему, как пот, остывающий на ветру. Куда бы он ни кинул взгляд, везде ему чудились угрожающие тени. Солнце совсем недавно выплыло над горизонтом, лучи его еще не пробились сквозь чащу, и в темноте постоянно мелькали странные тени.

Каландрилл заметил какое-то движение и крикнул, предупреждая остальных; рука его сжалась на эфесе меча. В мгновение ока котузены, ехавшие справа, выдернули из ножен мечи, кое-кто даже успел натянуть тетиву на лук. Но тут из подлеска вышел олень. Кто-то коротко рассмеялся, Каландрилл перевел дух и усмехнулся собственному испугу. Олень в сопровождении самок быстро скрылся в лесу.

Больше никто их не беспокоил, и в полдень они остановились у реки, быстро перекусили под охраной лучников, дали передохнуть лошадям и отправились дальше.

Всадники скакали весь день под ярким, чистым безоблачным небом. Пронизанный солнечными лучами лес, освободившись от монстров, созданных их воображением, казался менее угрожающим. В листве деревьев раздавался успокаивающий хор птиц.

Но передышка эта оказалась недолгой.

День состарился, тени удлинились, солнце скатилось к западу. Склоны холмов, по которым бежала дорога, стали более пологими, широкая тропа лишь изредка изгибалась вдоль длинного, поросшего лесом холма.

На разведчиков они натолкнулись сразу за одним из таких холмов.

Чазали в окружении котузенов скакал впереди на большой скорости. Неожиданно конь его громко заржал и откинул назад голову. Киривашен поднял руку, и колонна встала. Каландрилл мгновенно выхватил меч.

— Что случилось? — крикнул он.

Лошади впереди скакавших воинов вставали на дыбы и били копытом.

Спереди до них долетел голос Чазали, он звал Очена.

Вазирь пришпорил лошадь, Каландрилл, бросив Ценнайре: «Жди здесь», — помчался за колдуном. Брахт и Катя — следом, внимательно осматриваясь по сторонам.

Ни стрел, ни боевого клича не последовало, и выдрессированные лошади джессеритов быстро успокоились Наступила угрожающая тишина.

Первым ее нарушил мерин Каландрилла. Он громко, свистом задышал, прижимая уши и стуча копытами по земле. И дрожь его передалась наезднику.

— Он чует кровь, — пробормотал Брахт.

Крови было много. Она растеклась по всей тропе, и туча мух с неудовольствием прервала пиршество и взмыла в воздух, но тут же вернулась, поскольку всадники словно приросли к земле. Вороны с окровавленными клювами расселись по ветвям деревьев, протестующе каркая. Каландрилл был ослеплен открывшейся жуткой картиной.

Один из разведчиков лежал подле дороги, и его доспехи из черных стали красными из-за крови, хлеставшей из зияющей раны на груди. Голова его со шлемом и вуалью на лице висела в отдалении на сломанной ветке клена. Второй валялся в скользкой красной траве, поднимавшейся по склону холма, правая рука его, вырванная с мясом из плеча, все еще сжимала меч, торчавший у него в груди. Голова была свернута набок и упиралась лицом в забрызганную кровью траву. Лошади валялись мертвыми чуть дальше по дороге: головы их, водруженные поверх груды мяса, состоявшей из оторванных конечностей и окровавленных внутренностей, с непристойной ухмылкой смотрели на пораженных ужасом людей.

Внутри у Каландрилла все перевернулось, он сплюнул.

— Ахрд! — едва слышно пробормотал Брахт, а Чазали, выругавшись, повернулся к Очену.

— Что это могло быть? — Голос у киривашена был стальным, с нотками едва сдерживаемой ярости. — Смертный на такое не способен.

— Если только не обладает дьявольской силой, — возразил Очен, сосредоточенно осматривавший побоище. — Это, без сомнения, дело рук Рхыфамуна.

Каландрилл внимательно оглядел холм и окружающий его песок, в надежде заметить хоть какое-то движение, хоть какой-то намек на засаду. По спине у него вдруг пробежал холодок, как если бы за ним следили. Лес словно шевельнулся, ожил, и в ушах у Каландрилла раздался свист стрел, хотя глаза его не видели ничего, кроме деревьев и черных наслаждающихся падалью птиц.

— Зачем? — спросил Брахт, тоже внимательно осматривая окрестности суженными голубыми глазами. — Зачем такая жестокость? Почему не напасть на нас?

— Их, скорее всего, здесь уже нет. Правда, они могли оставить наблюдателей. — Очен как-то сразу обмяк и постарел на несколько лет. — Боюсь, они играют с нами в кошки-мышки в надежде запугать нас и измотать.

— Именем Хоруля, клянусь отомстить! — произнес Чазали сквозь стиснутые зубы, и в обещании его звенела ярость. — Если у нас будет такая возможность, они за все ответят.

— Да, и ты можешь рассчитывать на меня, — пообещал Очен. — Но сейчас похороним наших братьев. Они этого заслуживают.

Чазали кивнул, громким голосом отдал несколько приказаний, воины быстро собрали погребальные костры, и Очен поджег их своей магией. Слабый аромат миндаля быстро отступил под натиском запахов горящих деревьев и плоти. Котузены повторили за Оченом молитву, а затем в мертвой тишине смотрели на поднимающийся к небу столб черного дыма.

Ритуал не занял много времени, однако, когда они вновь тронулись в путь, уже стемнело. На голубую, пробивающуюся среди ветвей полоску неба у них над головами начали набегать красные тени. Мгла упала на лес, и он вновь стал угрожающим. Когда Чазали наконец позвал Очена и они объявили привал, вся колонна, даже невозмутимые котузены, вздохнула с облегчением.

Путники разбили бивак на полянке подле дороги, где росла сочная трава и бил источник, вода из коего собиралась в небольшом прудике. На лужайке, обрамленной поросшими мхом скалами, хватило места и для лошадей, и для всадников. Тут же по всему периметру выставили часовых, лошадей стреножили и пустили пастись, и все, кто не был назначен в дозор, собрались вокруг костров. Очен медленно ходил среди окружавших поляну деревьев едва слышно бормотал заклинания, и за ним тянулся сладкий запах миндаля, Но, несмотря на все меры предосторожности, никто не позволил себе расслабиться. Котузены и не думали снимать доспехи; Каландрилл, Катя Брахт и Ценнайра тоже были настороже и не спускали рук с мечей. А сев поужинать, положили зачехленными мечи на ноги.

Каландрилл устроился рядом с Ценнайрой, и она инстинктивно подвинулась ближе — так спокойнее. То, что они недавно видели, не оставило равнодушной даже ее. Она уже вовсе не была уверена в том, что доживет до конца путешествия, ибо тот, кто вспорол доспехи разведчиков, словно тряпичные куклы, запросто мог вспороть и ее. Она представила, как будет обречена жить вечно со вспоротым животом, и ее передернуло — это даже страшнее, чем честная смерть. Каландрилл собрался ее подбодрить, но не успел.

Леденящий душу вопль наполнил собой ночь, и Ценнайра в испуге прижалась к Каландриллу.

Началось все с булькающего звука умирающего от раны в легких человека. Звук сей взмыл к небу, отскакивая от дерева к дереву, отдаваясь эхом, становясь все громче и громче, все ужаснее и ужаснее, и вдруг неожиданно оборвался — и наступила зловещая тишина.

— Ахрд! Страшно воют местные волки.

Угрюмый юмор Брахта заставил Чазали ухмыльнуться, но улыбка тут же застыла у него на лице: вопль повторился. Киривашен вскочил на ноги. Раздался третий вопль и четвертый, и все время с разных сторон. Наконец все они слились в единый леденящий кровь хор, словно вопили души, томящиеся в аду, полные ненависти ко всему сущему, жаждущие заставить людей пройти через предписанные им мучения.

Чазали был бледен, но ни один мускул не дрогнул у него на лице. Каландрилл, Брахт и Катя с мечами на изготовку стояли рядом.

— Они хотят запугать нас. — Очен сидел подле костра и грел руки.

Брахт мрачно ухмыльнулся и сказал:

— И это у них неплохо получается.

Вазирь кивнул:

— Они далеко и вряд ли им удастся побороть мои обереги.

— Вряд ли? — переспросил керниец.

— Место сие ограждено заклятиями, кои им будет очень трудно преодолеть, но… — Очен пожал плечами, — я не ведаю, какими колдовскими силами наградил их Рхыфамун.

— А ты можешь привести нас к ним? — спросил Каландрилл, и голос его едва не затерялся за страшными воплями.

— Это будет не мудро, — покачал головой Очен. — Если я уйду в эфир, то мои заклятия на земле ослабнут, а опасность того, что Рхыфамун отыщет твою душу в эфире, пока еще не ликвидирована.

Каландрилл беспомощно взмахнул рукой в сторону мрачной тьмы, простиравшейся за кругом огня.

— Его творения, похоже, уже отыскали нас, — заявил он. — Что, если они поставят в известность хозяина?

— Тем более, — терпеливо пояснил Очен, — я должен оставаться здесь. Но я надеюсь, они не настолько близко. Скорее всего, он околдовал тенсаев и оставил их позади себя.

— Значат ли твои слова, что ты ничего не можешь поделать? — Каландрилл оглянулся по сторонам — вопли оглушали его, били молотом по голове. Ценнайра крепко держала его за руку. — Неужели мы должны это терпеть?

— Боюсь, что да, — сказал Очен с раздражающим спокойствием.

Наступило молчание, тяжелое, оглушающее, как зловещие вопли, которые отдавались у них в ушах. Тишина предвещала шторм — простое затишье перед бурей. Потрескивание сучьев, шелест листьев на ветру словно предупреждали их о чем-то страшном. Дрова в костре потрескивали, лошади всхрапывали, доспехи воинов позвякивали. Все в страхе вглядывались в темноту.

— Я проверю лошадей, — сказал Брахт, — вопли их тоже напугали.

— Я с тобой.

Катя сунула меч в ножны, и Каландрилл заметил тревожный блеск в ее глазах. Холодный пот тек у него по спине. Ценнайра крепко держала Каландрилла за руку.

— Я поговорю с воинами, — произнес Чазали.

— Успокой их, скажи, что мои заклятия уберегут их от нападения, — посоветовал Очен. — Вряд ли что произойдет.

Киривашен нахмурился, а Каландрилл спросил:

— Тогда зачем все это?

Очен коротко и невесело рассмеялся.

— Если бы они думали на нас напасть, то не стали бы предупреждать. Нет, нас просто хотят измотать. Нападут они позже, и тогда предупреждать не будут.

Чазали что-то пробурчал и ушел. Каландрилл погладил Ценнайру по руке и, с трудом улыбнувшись, сказал:

— Очен прав; так что давай готовить ужин.

Ценнайра поджала губы и, хотя и не без усилия над собой, отпустила его руку. Она была напугана. Подобного страха она не испытывала с тех пор, как ее бросили в темницу Нхур-Джабаля. А близость Каландрилла действовала на нее успокаивающе. Ценнайра кивнула и села на траву.

Каландрилл пристроился рядом, наблюдая за тем, как Очен ставит на костер котелок с водой и сырым мясом.

— Когда? — спросил он тихо.

— Когда они нападут? — Вазирь пожал плечами. — Я не обладаю даром предвидения. Посему могу только догадываться. По моему разумению, это случится днем. Рхыфамун знает, что ты путешествуешь в компании колдуна, так что он, конечно, понимает, что на ночь я ограждаю нас оберегами. Он также знает, что во время марша я этого сделать не в состоянии.

Каландрилл нахмурился, собираясь с мыслями, но колдун опередил его:

— Для того чтобы оберечь во время марша такую большую группу людей, требуется по меньшей мере вазирь-нарумасу. Но даже их нужно по меньшей мере двое. Я полагаю, Рхыфамун пользуется и людьми, и колдовством; скорее всего, он приказал своим приспешникам напасть на нас на марше.

Перспектива была малоутешительной, и Каландрилл не нашелся, что ответить. Он потянулся, чтобы перевернуть мясо, с которого в костер капал жир, но Ценнайра опередила его:

— Я сама справлюсь, тебе есть чем заняться.

— Вроде этого? — поморщившись, спросил Каландрилл, когда раздался новый вой.

— Ты же учишься оккультному мастерству, — сказала она, поправляя мясо над костром и глядя на Очена.

— Сегодня занятий не будет, — заявил вазирь, перекрикивая вопли. — Рхыфамун выиграл у нас день.

— Невелика победа, — заявил Каландрилл, скорее чтобы успокоить Ценнайру.

— Истинно, — улыбнулся Очен. — Но завтра… может, завтра он познает поражение.

— Если будет угодно Дере.

Каландрилл говорил искренне, хотя, прислушиваясь к дикой какофонии, он в глубине души вопрошал себя: не оставили ли Молодые боги их один на один в непонятной войне? Они сидят в густом лесу — но где Ахрд? Почему лесной бог Куан-на'Фора не прислал биахов, дабы положили они конец этому дикому завыванию и уничтожили тех, кто сим занимался? Из источника, булькая, вытекает вода — но где Бураш? Где Дера? Богиня говорила о том, что на нее и ее божественных братьев наложены ограничения. Распространяется ли их власть по сю сторону Кесс-Имбруна? Или они бессильны на Джессеринской равнине? А Хоруль? Где лошадиный бог джессеритов? Он должен им помогать, но он молчит. Может, и он обессилел из-за эманации, исходящих от Фарна?

Чем громче становились завывания, тем больше сомнений испытывал Каландрилл. Он хотел поделиться ими с Оченом, но из-за воплей, переполнявших лес и ночь, всякая беседа была невозможна. Каландриллом владело только одно желание — зажать уши руками. Но он не позволял себе этого сделать, опасаясь прозевать момент нападения — рассуждения вазиря не до конца развеяли его сомнения.

Ночь была ужасной, изматывающей, и когда небо наконец осветилось и вопли прекратились, путники торопливо позавтракали, молча оседлали перепуганных коней и угрюмо отправились на север, что есть силы подгоняя бедных животных в надежде оторваться от невидимых преследователей.

В полдень они остановились, дабы передохнуть и поесть подле ручья. Лучники охраняли животных, а остальные ели стоя, постоянно оглядываясь по сторонам. Жаркое солнце стояло высоко в небе. Золотые лучи пронизывали лес, воздух был полон запахов, жужжания насекомых и щебета птиц. Неожиданно воцарилась тишина.

— Осторожно! — крикнул Брахт.

И засвистели стрелы.

Заржала лошадь, в бок которой вонзилась стрела. Выругался воин и выдернул из доспехов оперенье. Каландрилл выхватил меч и огляделся, но противника не увидел. Часовые, окружавшие лагерь, сделали ответный залп по теням, шнырявшим среди деревьев. Еще одна лошадь заржала и взвилась на дыбы, оторвав от земли державшего ее человека, когда три стрелы вонзились ей в шею. Кровь хлынула у нее из пасти и ноздрей, и она тут же рухнула на колени. Еще пять стрел впились ей в бок, и она покатилась по траве, брыкая ногами и издавая жуткий хрип.

И вдруг вновь наступила тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием раненой лошади. Брахт, ругаясь, тащил за собой жеребца — вороной храпел и дико вращал глазами. Керниец передал поводья котузену, которому принадлежала раненая лошадь, и, глубоко вогнав ей меч в шею, перерезал артерию и положил конец агонии животного. Затем так же молча, яростно поблескивая голубыми глазами, он опять взял поводья.

Птицы запели, лес успокоился, и Брахт сказал:

— Они ушли.

Катя хмуро добавила:

— До следующего раза.

Ценнайра, прикрытая щитом Каландрилла, едва слышно пролепетала:

— Я и не подозревала, что будет так.

Каландрилл стоял с поднятым мечом, забыв о мясе и хлебе, валявшихся у его ног.

— Ты думала, будет как в детской игре? — Затем, устыдившись, что срывает на ней зло, пробормотал: — Прости. Коварство Рхыфамуна лишает меня разума.

Она мотнула головой и обеспокоено улыбнулась.

— Я сама выбрала этот путь, — сказала она, — тебе незачем извиняться.

У Ценнайры появилась новая забота. Она понимала, что стрелы не убьют ее, но если хоть одна попадет в нее, то она неминуемо будет разоблачена. Ценнайра содрогнулась, и Каландрилл подумал, что она просто боится.

— Мы живы, — мягко сказал он, — и это еще одна наша победа.

Она кивнула, и солнечные лучи выбили черно-синие искры из ее волос. Каландрилл, поражаясь смелости девушки, сунул меч в ножны. Раздались сердитые приказы Чазали, колонна вскочила на коней и тронулась в путь. Воин, потерявший лошадь, пристроился позади своего товарища.

Дорога бежала по подножию безлесного, с редкими соснами холма. С востока к ней подступал дремучий лес, и все внимание всадников было приковано к нему. Но беда пришла с вершины холма.

Будь это простые смертные, лучники джессеритов почувствовали бы засаду и вовремя приняли меры. Но то, что летело на них с холма, было не плотью человеческой, а чем-то непонятным, некогда населенным человеческой душой. Но сейчас ими управляло колдовство Рхыфамуна.

Внешне мало что отличало их от живых людей, если не считать стрел, торчавших у каждого из груди. Однако Каландриллу показалось, что у нападавших были удлиненные деформированные конечности с когтями, звериные клыки и красные безумные глаза. Как серые тени в солнечном свете, скатились они вниз по склону и с дикими воплями обрушились на воинов, скакавших вдвоем на одной лошади. Животное вздыбилось и заржало, когда рука, а может, лапа как бы походя вспорола ему глотку. Лошадь забилась в предсмертных судорогах на земле, а существа уже уносили с собой в лес кричавших во всю глотку котузенов.

Чазали громовым голосом отдавал команды, глядя на Очена. Воины спешились и заняли боевые позиции.

Вазирь с необыкновенным для его возраста проворством соскочил с лошади и побежал к деревьям за удалявшимися созданиями. Каландрилл тоже спрыгнул с вставшего от ужаса на дыбы мерина и с мечом наперевес бросился за колдуном вместе с Брахтом и Катей. Когда они подбежали к Очену, тот поднял руку и предупреждающе крикнул; в воздухе распространился резкий запах миндаля, вспыхнул золотисто-серебристый свет, более яркий, чем лучи солнца, пронизывающие лес. Очен низким голосом быстро произнес странные старинные слова, и свет обнял путников словно кокон.

— Держитесь вместе, — предупредил вазирь и вновь приступил к колдовству.

Золотые с серебряными прожилками лучи взмыли в воздух, как воздушная взвесь, и быстро закружили меж деревьями. Запах миндаля забил собой аромат хвои, длинные узкие полосы эфира дрожали, углубляясь в лес. Вопли вроде тех, что они слышали предыдущей ночью, только более короткие, вдруг резко прекратились.

— Оставайтесь в пределах моих чар. — Очен поманил их за собой, и голос его дрожал. — Но боюсь, мы мало что можем сделать.

Он оказался прав: окруженные светящимся нимбом, они вышли на небольшую лужайку, на которой сильно пахло миндалем. Здесь они и нашли котузенов. Глотки у них были перерезаны, доспехи вспороты. От серых колдовских существ остались только обрывки кожи, кусочки костей и ошметки доспехов и одежды. Кусты были окровавлены.

Очен вздохнул и осенил трупы знамением.

— Я очень надеялся взять хотя бы одного из них живым, _ пробормотал колдун. — Он смог бы многое нам поведать о колдовстве Рхыфамуна. Но маг оказался хитрее.

— По крайней мере мы теперь знаем, что их можно убить, — заявил Брахт, — кем бы они ни были.

— Убить их можно, — вазирь, фыркнув, покачал головой и махнул рукой в сторону останков, — но только подвергая при этом смертельному риску того, кто находится в их лапах.

— Что ты хочешь сказать? — спросила Катя. — Твое колдовство уничтожило их уже после того, как они убили котузенов.

— Именно, — согласился Очен, — после того. Но если бы воины наши были еще живы, то моя магия уничтожила бы и их.

Катя нахмурилась, не понимая. Но Каландриллу все стало ясно.

— Твоя магия взорвала их, — сказал он. — И если бы наши котузены тогда были живы, их бы тоже разнесло на кусочки.

— Истинно, — кивнул Очен. — Ты все правильно понял. К какому бы колдовству ни прибег Рхыфамун, когда создавал эти существа, оно реагирует на магию, направленную против него.

— Опять колдовские загадки, — пробормотал Брахт. — Не объяснишь ли обыкновенным человеческим языком?

— Заколдованные чудища убивают всякого человека, попавшего к ним в лапы, — терпеливо начал Очен.

— Сие я понял, — Брахт кивнул в сторону несчастных котузенов. — Это и так ясно.

— А ты видел, как протыкали их стрелы? — спросил Очен. — Не причиняя им никакого вреда?

Брахт кивнул, и Очен продолжал:

— Посему магия — единственная и лучшая защита от них. Но Рхыфамун просчитал и это. И если я прибегну к колдовству, дабы уберечь тех, кого захватили его создания, то убью и их. Таким образом, он налагает на меня ограничение.

— Но ведь котузенов убил не ты, — заявил Брахт, — не твое колдовство.

— Эти были уже мертвы, — пояснил вазирь, — и потому недосягаемы для моей магии. Колдовство направлено на живущих, на тех, кто населяет наш мир, и почти бессильно против мертвых.

— Ахрд! — воскликнул Брахт с широко раскрытыми глазами, начиная понимать. — Ты хочешь сказать, что если они захватят в плен кого-то из нас, то твоя магия убьет и нас?

— Именно, — хмуро согласился Очен. — Стоит мне попробовать уничтожить твоего обидчика, как я уничтожу и тебя.

— Но почему они набросились на котузенов? — спросила Катя. — Почему не набросились на меня, или Брахта, или Каландрилла?

— Существа, в коих Рхыфамун превратил тенсаев, нельзя назвать умными. — Вазирь пожал плечами и пригладил тонкие серебристые усы. — Да, они сильные, и уничтожить их можно только магией. Они кровожадны и жестоки и столь же неразборчивы, как и бешеные волки. Нападают они на кого угодно. Главное для них — убивать.

— Ты знаком с подобными существами? — спросил Каландрилл. — Что они из себя представляют?

— Я знаю немного, — вздохнул Очен, — лишь то, что известно любому вазирю: в нашей земле никто не занимается таким низким колдовством. Если я не ошибаюсь, они представляют собой существа, кои мы называем увагами. Это люди, посредством колдовства уподобившиеся животным. Проще — это оборотни, которые подчиняются только воле создателя. Они очень настырны, и их трудно убить.

— Так вот с кем нам придется иметь дело, — пробормотал Брахт.

— Боюсь, что да, — подтвердил вазирь. — Уваги и тенсаи.

— Итак, нам противостоят бандиты, — керниец разогнул большой палец левой руки, — оборотни, — он распрямил указательный палец, — восставшие, — он разогнул третий палец, — Рхыфамун, — безымянный палец, — И; если мы еще выживем то и сам Безумный бог, — он распрямил мизинец.

Очен кивнул:

— Похоже, что так.

— Тогда не будем задерживаться, — сказал Брахт с решительным видом. — Нас дожидается столько врагов, что нам нужно время, дабы удовлетворить каждого из них.

С мгновение Очен непонимающе смотрел на кернийца, а затем губы его растянулись в ухмылку.

— Истинно, — заявил он, — надо поторапливаться, нельзя заставлять их ждать.

Брахт рассмеялся; они подобрали мертвых котузенов и отнесли к дороге, где их дожидался Чазали.

Возвели еще один погребальный костер, подожженный магией Очена, и тела были преданы очищающему огню.

Каландрилл наблюдал за колдуном-священником, исполнявшим обряд, и думал о том, что каждая подобная задержка на руку Рхыфамуну. Он вдруг понял, что врагу вовсе не надо расправляться ни с ним, ни с Брахтом, ни с Катей. Достаточно убивать одного за другим людей Чазали, дабы задержать их и беспрепятственно добраться до ворот Анвар-тенга либо до Боррхун-Маджа, колдовством пробудить Фарна и вернуть его в мир. Он попытался обуздать свое нетерпение, убеждая себя в том, что люди, погибшие ради общей цели, заслуживают достойного захоронения.

Вопли увагов не дали им спать и в эту ночь. Лошади храпели и били копытом. Как и в предыдущую ночь, Очен окружил бивак такими мощными колдовскими чарами, что они пеленой повисли над лагерем, держа на расстоянии как увагов, так и тенсаев. Но поспать им не удалось; люди были измотаны, но рвались в бой, то и дело в отчаянии пуская в лес стрелы. Каландрилл и его товарищи тоже нервничали, понимая, что их противник беспрепятственно скачет вперед к своей пагубной цели.

Глава девятая

Всадники продолжили путь с утроенной осторожностью, стараясь скорее проскочить меж деревьями и постоянно оглядываясь в ожидании новой засады. Глаза их слезились от напряжения и усталости. Однако утро прошло спокойно. Солнце взмыло в голубое небо в ореоле легких перистых белоснежных облаков. С севера потянул прохладный, свежий, пахнущий хвоей ветерок. В ветвях деревьев беззаботно щебетали птицы; дважды дорогу им перебегали олени, а один раз прохромал огромный боров.

К полудню они добрались до новой деревни.

Каландрилл обвел взглядом молчаливую сельскую картинку, вспоминая все, чему учил его Очен в попытке определить присутствие оккультных сил. Страшное, кошмарное ощущение вроде того, что овладело им при подъезде к форту у Кесс-Имбруна, навалилось на него и сейчас. В аромате хвои, приносимом ветерком, ему почудилась вонь мертвечины и запах миндаля. Очен хмурился, разглядывая избы за частоколом. Каландрилл вытащил меч. Поля были пусты: ни скота, ни работающих гетту. Сквозь открытые ворота они не видели в деревне ни малейшего движения, ни дымка, не слышали лая собак — все замерло.

— Здесь нет живых, — грустно пробормотал вазирь. Поднимая тучу брызг, они вброд пересекли реку. Котузены черной стеной сомкнулись вокруг путников, когда Чазали, приказав им остановиться, заглянул в ворота. По следующему его приказу пятеро воинов соскочили с лошадей и с мечами наизготовку побежали в деревню.

Они вернулись очень быстро и доложили, что в деревне не осталось ни одной живой души, что все жестоко уничтожены, как и разведчики перед этим.

Чазали глухо за вуалью выругался, котузены сердито забормотали. Очен проговорил:

— Они хотят запугать нас.

Каландриллу показалось, что он с трудом сдерживается.

— Ты исполнишь обряд? — Чазали был явно взбешен и потрясен размерами кровопролития: впервые он позволил сомнению взять над собой верх. — Есть ли у нас время?

— Таков наш долг перед ними. — Очен спустился с коня и через плечо приказал, чтобы ему приготовили факелы. — Но мы ненадолго.

Распевая, он подошел к воротам с поднятыми руками. Тем временем воины изготовили и зажгли факелы. Колдун взмахнул рукой, и котузены побежали меж грубо сколоченных изб, поджигая их. Дерево было сухим, и через несколько мгновений огонь приступил к своей очистительной работе. Черный столб дыма врезался в лазурное чистое небо. Каландрилл зажал ноздри, чтобы не вдыхать сладковатый запах горящего мяса, Очен опустил руки, прекратил пение и устало вернулся к лошади.

Дорога стала взбираться вверх. Вместо следовавших друг за другом долин она перескакивала с одной огромной, словно рукотворной, террасы на другую. Каждая представляла собой легкий склон, ведший к широкой площадке, за которой опять начинался пологий подъем. Всадники ехали среди елей, болиголова и лиственниц, отбрасывавших на землю причудливые тени, казавшиеся страшными после побоищ, кои оставили они позади.

Они ехали целый день до тех пор, пока столб дыма позади не пропал из виду, и только тогда остановились на привал, и то лишь для того, чтобы дать отдохнуть животным. Бесчинства увагов лишили людей аппетита.

— Ахрд! — бормотал Брахт, кормя вороного. — Я бы предпочел встретиться с ними в открытой схватке, чем так.

— Истинно, — кивнул Каландрилл. — Их способ ведения войны выводит человека из равновесия.

— Очен прав, — заметила Катя, — они хотят измотать нас.

— И у них это получается, — вставил Брахт. — Как вы думаете, удастся ли поспать хоть сегодня?

Вануйка пожала плечами, вздохнула и откинула с лица пряди льняных волос. Глаза у нее, как у Брахта и Каландрилла, были красными от бессонницы и с темными тенями вокруг. Из всех — за исключением Очена, державшегося за счет своего оккультного таланта, — только Ценнайра не выглядела изможденной, глаза ее по-прежнему живо блестели, кожа дышала свежестью, и Каландрилл, желая сделать ей комплимент, сказал:

— Трудности, похоже, идут тебе только на пользу.

— То есть? — переспросила она, насторожившись.

— Ты выглядишь свежей, как эти ели, — улыбнулся — а мы… — Он уныло потер виски. Ценнайра переполошилась. Ей и в голову не приходило что подобная мелочь может выдать ее с головой. Она обеспокоенно переводила взгляд с одного на другого. Усталость четко отпечаталась на их лицах и в глазах. Ценнайра опустила плечи и покачала головой.

— Ты очень добр, но… — она заставила себя зевнуть, — мне столь же не хватает сна, как и вам.

— Может, сегодня немного поспим, — галантно сказал Каландрилл, но Брахт саркастически хохотнул.

Она устало улыбнулась под задумчивым взглядом серых Катиных глаз и с облегчением вздохнула, когда Чазали отдал распоряжение выступать. «Надо быть осторожнее, — сказала она себе. — Надо вести себя как простая смертная, нельзя показывать, кто я на самом деле». Но за этой мыслью пришла другая, пока слабая, как шелест листвы под легким ветерком: а что, если рассказать им все и отдаться на их милость? Поклясться в верности и положить конец двойственному существованию?

«Ни в коем случае!» — тут же воскликнула она про себя. Поступить так значит поставить под удар все, значит потерять надежду заполучить назад сердце, а возможно, и обречь себя на смерть. И Каландрилл ее возненавидит. Странно, но эта мысль почему-то взволновала ее.

День клонился к вечеру. Ветер стих. Ели смолкли, и в сумерках тишина казалась угрожающей. Над головой собирались тучи. Целые полчища птиц устраивались на ночлег. Дорога стала шире, и Чазали, перекрикивая ровный стук копыт, сообщил, что скоро они остановятся на ночлег.

И вдруг оттуда, где за киривашеном ехал Очен, раздался предостерегающий окрик и вспыхнул серебристо-голубой с красными пятнами огонь.

Началась страшная неразбериха. Из-за окутанных сумерками деревьев летели стрелы, угрожающе вопили уваги, лошади ржали от боли; нагрудник Чазали вдруг разукрасился стрелами; чья-то лошадь упала, всадник покатился по земле, но тут же вскочил, выхватил из ножен меч и бросился к деревьям. Стрелы сгорали как гнилое дерево в яростном огне, исходившем от Очена. Орущие, скачущие создания превращались в пар, едва коснувшись этого бушующего пламени. Лучники котузенов стреляли без передышки, но ряды их таяли, и они со стонами умирали. Существа, бывшие некогда людьми, полосовали их когтями, выросшими на месте ногтей; рвали клыками, выпиравшими из удлиненных челюстей. Им было все равно, кто встречался им на пути: человек или лошадь.

Чазали издал боевой клич, пришпорил коня и с поднятой кривой саблей бросился вперед, упал, но тут же снова вскочил в седло. Раздался чей-то вопль, и из-за деревьев, спотыкаясь, вышел котузен с разорванной грудью, из которой хлестала кровь, вдоль тела бессильно болталась оторванная рука.

В умирающем свете дня лучники противника прятались за высоким завалом из стволов елей.

Чазали еще раз что-то крикнул и развернул лошадь спиной к дороге; от Очена исходили красные змеиные языки пламени, и от соприкосновения с ними уваги гибли, вспыхивая наводящим ужас огнем.

А затем они сошлись — омерзительные колдовские существа Рхыфамуна и не испугавшиеся их котузены, и вазирю пришлось отказаться от колдовского огня.

Меч Брахта переливался в магическом свете; керниец крушил и колол. Вороной храпел и бил противника копытами. Катя орудовала саблей с не меньшим проворством, успевая при этом управлять своей не подготовленной к бою лошадью. Клинки и копыта крушили плоть, из ревущих серых теней брызгала кровь, но они, словно не замечая этого, вновь и вновь набрасывались на котузенов как бешеные волки. Для них боль будто не существовала вовсе, ими двигало колдовство Рхыфамуна.

Там, где Каландрилл с трудом удерживал словно взбесившегося гнедого, уваги прорубили небольшую тропу среди котузенов. Каландрилл замахнулся мечом, но вдруг услышал окрик Очена:

— Нет, ради Хоруля! Не забывай, а то умрешь!

Каландрилл вспомнил, спрятал меч в ножны и вытащил кортик, воткнул его в оскаленную морду, но увагу, не обращая внимания на зияющую рану, вновь набросился на Каландрилла. Юноша ударил еще раз — безрезультатно — увагу с такой силой набросился на мерина, что тот едва не упал. Каландрилл на мгновение увидел черные доспехи и меч, пролетевший мимо него и вспоровший грудь нападавшего. Затем невероятно мощные руки схватили его за запястье и выдернули из седла падающего мерина. Каландрилл почувствовал сильный удар в висок. Мерин навалился на него всем своим весом, в глазах Каландрилла вспыхнул огонь, ему показалось, он закричал. Смутно он чувствовал, что кто-то вытащил его из-под лошади.

Стычка была короткой. Тенсаев, хотя и поддержанных увагами, было слишком мало, чтобы взять верх над котузенами Чазали. Доспехи врагов были примитивными, составленными из разных кусочков, отобранными у жертв. Да и оружие было под стать. Они больше привыкли охотиться на беззащитных крестьян, чем на подготовленных воинов, и долго не могли выдержать. Котузены заняли оборонительные позиции, затем соскочили с лошадей и углубились в лес. Те из разбойников, что не успели убежать, были разрублены на кусочки. Одиннадцать человек Чазали погибли, пять лошадей пали, пятерых тенсаев удалось захватить живьем, четверым по приказанию Чазали перерезали глотки, пятого привели к Очену и бросили на колени перед вазирем.

Катя и Брахт с обнаженными мечами протолкнулись через окружавших колдуна котузенов. В глазах их сверкали злость и ужас.

— Каландрилл в плену. — Брахт стер кровь с меча и приставил кончик его к щеке тенсая. — Куда? Скажешь сам, или мне выколоть тебе глаза?

Воины джессеритов одобрительно гудели. Бандит застонал. Из раны на лбу и на плече капала кровь. Теперь она закапала и из щеки. В воздухе запахло мочой.

— Куда?

— Постой! — воскликнул Очен. — Это можно сделать проще.

— Я вижу только одну возможность: вырезать из него ответы мечом, — огрызнулся Брахт.

— Поверь мне, — настаивал вазирь, — убери клинок.

Керниец с мгновение смотрел на него. Катя сказала:

— А Ценнайра, где Ценнайра?

— Погодите! — В голосе Очена зазвучали стальные нотки. Он жестом приказал им отойти. Брахт с неохотой сунул меч в ножны, но не убрал руку с эфеса. — Я выведаю у него все. Ему ничего не утаить.

Он кивнул Чазали, тот схватил тенсая за распущенные волосы и дернул голову назад. Очен взял тенсая за подбородок и посмотрел бандиту прямо в глаза. Из них, смешиваясь с кровью, потекли слезы. Колдун буравил пленника взглядом.

Маг заговорил едва слышно, и с каждым словом в воздухе крепчал запах миндаля. Свободной рукой Очен рисовал в воздухе тайные знамения, и тело тенсая вдруг обмякло, полные ужаса глаза стали пустыми и уставились в никуда, и он заговорил:

— Когда мы его увидели, то хотели отобрать лошадь и доспехи… Но не смогли… он сильный… как вазирь… даже сильнее… как вазирь-нарумасу.

Пленника передернуло, на губах его выступила пена. Очен провел рукой по его лицу, запах миндаля усилился.

— В нем сила… Он убил очень многих из нас, мы не могли бежать… мы подчинились ему… Он сделал увагов и поставил перед нами цель: остановить его преследователей, троих — чужеземцев, не джессеритов… женщину и двоих мужчин из земель, лежащих по ту сторону… Он нарисовал их лица в головах увагов… Мы не можем ослушаться. Уваги убьют нас, если мы… Мы не можем… Только подчиняться…

— Куда? — снова потребовал Брахт. — Куда они увели Каландрилла?

Тенсай, которого Чазали по-прежнему держал за волосы, попробовал отрицательно мотнуть головой; жилы на шее у него напряглись, вены бились, по щекам текли слезы вперемешку с кровью. На губах выступила пена.

— Не знаю… Уваги подчиняются ему… только ему.

— Большего он не знает, — сказал Очен.

— Где их лагерь? — спросил Брахт, глядя на вазиря — Они наверняка отведут Каландрилла к себе.

«Если он еще жив» — эта фраза словно повисла в воздухе.

Очен еще раз повел рукой, и тенсай забормотал:

— У нас больше нет лагеря… Мы скачем вслед за вами. Увагам приказано захватить вас… тебя… кернийца… светловолосую женщину… Одного достаточно. Он сказал… неважно кого… Это вас остановит.

— Большего он не знает, — повторил Очен, потом взглянул на Чазали и кивнул; киривашен вытащил нож и перерезал тенсаю глотку.

— Ахрд! — Брахт пнул извивающееся тело и с горечью в голосе крикнул: — По коням! За ними!

— Мы их не поймаем. — Очен обвел рукой чернеющие лес и небо: — Леса здесь слишком густые, спускается ночь.

— Я не брошу Каландрилла! — Брахт побежал к коню. — Надо будет — поскачу один. Катя, ты со мной?

— Подожди, — сказала девушка и твердо взяла кернийца за руку. В глазах ее стояло беспокойство и сомнение. — Сначала дай сказать.

— Сказать? — Брахт вырвал руку и вставил ногу в стремя. — Каландрилла взяли в плен, и если нас не трое, Рхыфамун победил. Он завоюет мир для своего хозяина. Надо скакать вперед — и да проклянет Ахрд увагов!

— Стой! — Катя крепко схватила его за плечи и заставила вытащить ногу из стремени: жеребец заржал, нетерпеливо затопал копытами и обнажил желтые зубы. Катя развернула Брахта и ткнула рукой в джессеритов. — Они знают лес лучше нас, а Очен лучше нас знает увагов. Сперва выслушай, потом решим.

Брахт с мгновение хмуро смотрел в серые глаза, но Катя спокойно выдержала его взгляд. Керниец недовольно кивнул. Катя отпустила кернийца и обратилась к Очену и Чазали:

— Что вы посоветуете?

Лицо, скрытое под стальной вуалью, повернулось к вазирю, уступая ему право говорить первым. Очен погладил крашеными ногтями бороду. В уходящем свете дня лицо его казалось обеспокоенным.

— Если попробую отыскать его при помощи магии, — заявил он, — я его убью.

— Это мы знаем, — резко сказал Брахт. — Посему надо скакать за ним.

— По этим лесам трудно скакать на лошади, — возразил Очен, — К тому же приближается ночь. Погоня невозможна. Ради Хоруля, друг мой, неужели ты думаешь, я бы сам не поскакал, если бы у нас был хоть малейший шанс?

— Ты хочешь сказать, мы его потеряли? — Брахт замотал головой. Катя взяла его за руку. — Хочешь сказать, мы ничего не можем сделать? — с напором продолжал керниец.

— То, что я должен сказать, страшно, — ответил Очен. — Страшно для вас и в равной степени для меня. Слушайте. У ваги захватили Каландрилла, вполне возможно, он уже мертв…

— Нет! — резко выкрикнул Брахт.

— Если только, — продолжал Очен, — Рхыфамун не захочет позлорадствовать.

— А он любит этим заниматься, — пробормотала Катя, и искорка надежды засверкала у нее в глазах. — Так было в Альдарине, так было, когда он вселился в Морраха…

— Сия гордыня — его слабость, — заявил Очен. — Будем надеяться, он захочет позлорадствовать.

— Позлорадствовать? — Брахт сделал шаг в сторону вазиря.

Чазали тут же взял колдуна под свою защиту, но Очен, подняв руку, остановил его.

— Это единственный шанс Каландрилла, — продолжал вазирь, — и наша единственная надежда, если только…

Он, нахмурившись, замолчал; по напряженному лицу было видно, что он размышляет.

— Если только?.. — переспросил Брахт.

— Я успел научить его кое-какому колдовству, — сказал Очен. — К тому же у него есть меч. Меч с ним?

Брахт резко развернулся и, не церемонясь, оттолкнул мечом котузена, направляясь к лошади Каландрилла. Сзади него раздался голос Чазали:

— Меч Каландрилла! Его меч с ним? Ищите.

— Я видел, как Каландрилла забрал с собой увагу, — сказал один из воинов, — и тогда меч был с ним. Я проткнул это существо, когда Каландрилл отбил его удар.

Другой добавил:

— Мерин его упал, но меч, кажется, был с ним.

Брахт пробормотал:

— Меча я не вижу.

— Тогда у нас есть надежда, — кивнул Очен. — Я успел его предупредить.

— О чем? Чтобы он не пользовался мечом? — Брахт в отчаянии махнул рукой. — И ты называешь это надеждой?

— Мечом он уничтожит увагов, но покончит с собой, — медленно сказал Очен. — Рхыфамун очень хитер и с каждый днем становится все сильнее. Он только и думает о том, как бы провести нас, но… Каландрилл не дурак. Если он вспомнит то, чему я его учил, все то, что я рассказывал ему про эти создания, то у нас еще есть шанс.

Он замолчал и кивнул, будто соглашаясь сам с собой.

— Может, объяснишься? — воскликнул Брахт.

Колдун еще раз кивнул.

— Хорошо, — пробормотал он. — Вот подумай: если меч еще у Каландрилла и если он в состоянии здраво мыслить, то понимает, что может взять верх над увагами. — Старец поднял руку, не давая Брахту возможности возразить. — Помолчи, выслушай. Он также знает, что если воспользуется клинком, то уничтожит себя.

— Следовательно, Рхыфамуну остается пожертвовать своими созданиями, — пробормотал Брахт, — а мне кажется, он не очень ими дорожит. Ему лишь нужно бросить одного из них на меч Каландрилла.

— Если только он не пожелает позлорадствовать. А это означает время, — вставила Катя.

— Истинно, — энергично закивал Очен, — если только он не пожелает позлорадствовать. Это может сыграть с ним злую шутку.

— Я не понимаю, — сказал Брахт. — Даже если ты прав и уваги еще не убили Каландрилла, он же все равно в их руках. А стоит ему попытаться защитить себя, как он умрет. И поскольку мы за ним идти не можем, то у Рхыфамуна сколько угодно времени на злорадство. Потом он все равно его убьет. Так что я требую, чтобы мы отправились за Каландриллом немедленно.

— Боюсь, — возразил Очен, — если уваги услышат нас — а они наверняка услышат, — то враг наш откажется от удовольствия и прикажет им незамедлительно убить Каландрилла.

— Ахрд! — Брахт с силой ударил себя кулаком по бедру. — Ты хочешь сказать, что мы проиграли в любом случае?

— Нет. — Очен покачал головой, и в голосе его прозвучала уверенность. — Я говорю: у нас есть шанс. У Каландрилла есть шанс. А может, и два.

Катя попросила разъяснений. Очен кивнул.

— Хорошо, но прежде, — он повернулся к киривашену, — Чазали, позаботься о погибших, разожги костер, нам придется здесь задержаться. Я займусь погребением, как только освобожусь. — Киривашен кивнул и отдал несколько приказаний. По его лицу было видно, что он заинтригован не менее Брахта и Кати. Очен продолжал: — Итак, я утверждаю, что если меч еще у Каландрилла и он в состоянии здраво мыслить, то может выжить. Рхыфамуну, если он захочет позлорадствовать, придется путешествовать по эфиру, а в этом измерении я могу его задержать. Вазирь-нарумасу знают о присутствии Каландрилла, и, возможно, они мне помогут. Все вместе мы сможем задержать Рхыфамуна и дать Каландриллу время.

— Но ведь он все равно будет в руках увагов! — сердито буркнул Брахт. — А им приказано его убить.

Катя коснулась руки кернийца, призывая его к терпению.

— Ты говорил о двух шансах, — напомнила она старику.

— Истинно, — согласился Очен. — Вы говорите, Ценнайры нет?

— Ценнайры? — с удивлением переспросил Брахт.

— Да, -сказал Очен.

— Лошадь ее здесь. — Катя ткнула пальцем в сторону перепуганных лошадей, стоявших посреди дороги. — Но где она сама? Я ее не видела.

— Видимо, ее увели с собой уваги, — предположил Брахт, — и убили. Надо поискать ее среди деревьев. — Он нахмурился. — Жаль, она начала мне нравиться. Мужественная девушка.

— Без сомнения, — произнес Очен и обратился к Чазали: — Пусть поищут Ценнайру.

Киривашен отдал новые приказания. Брахт сказал:

— Мы только и делаем, что говорим и собираем трупы. Когда мы начнем действовать?

— Когда я буду знать, что делать, — отрезал Очен. — Это будет скоро, но пока я прошу терпения.

Керниец покачал головой и посмотрел на Катю.

— Мне это не нравится, — заявил он. — Может, поскачем за Каландриллом?

— И тем ускорим его смерть? — возразила она. — Нет, Брахт, подожди. Это не Куан-на'Фор. Здесь не все так просто. Рхыфамун стал сильнее, Фарн тоже. Нам надо слушать Очена.

— Но он призывает нас к бездействию, — прорычал Брахт. — Он говорит, что мы должны бросить Каландрилла на произвол судьбы. Я хочу действовать.

— И все же, — твердо проговорила Катя, — подожди. Спору их положил конец Чазали.

— Ценнайры нет среди мертвых, — заявил киривашен. — Тела ее мы не нашли ни на дороге, ни среди деревьев.

— Значит, она жива, — улыбнулся Очен, — а это хорошо.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Брахт. — Я рад, если Ценнайра жива, хотя и сомневаюсь в этом. Скорее всего, они оттащили ее в лес, и где-то там мы найдем ее тело.

— Думаю, что нет, — возразил Очен. — На твоем месте я бы молился твоему лесному богу о том, чтобы он даровал ей жизнь.

— Я тебя не понимаю, — сказал керниец.

— Я тоже, — поддержала его Катя.

— Мне некогда объяснять, — отмахнулся Очен. — Доверьтесь мне и Ценнайре.

— Ценнайре? Ахрд! — Брахт развернулся и направился к жеребцу. — Загадки, загадки и загадки, а Каландрилл тем временем один на один с Рхыфамуном. Я скачу вперед.

— Нет, стой! — воскликнул Очен и сделал жест Чазали.

Киривашен встал между Брахтом и жеребцом. Огромное животное, прижав уши и дико поводя глазами, било копытом. Чазали, хоть и опасался его, был явно намерен помешать Брахту вскочить в седло. Оба положили руку на эфес меча.

Очен посмотрел на Катю и сказал:

— Ради Хоруля, ради Молодых богов, ради Каландрилла, доверьтесь мне.

Вануйка на мгновение задержала на нем взгляд, затем подошла к кернийцу и киривашену.

— Я ему верю. — Она посмотрела Брахту в глаза. — Мне самой все это не нравится, но я не вижу другого выхода.

— Ты предлагаешь сидеть сложа руки? — В голосе кернийца зазвучало недоумение. — Пока Каландрилла там убивают?

— Подумай, Брахт, — настаивала Катя. — В темноте мы наделаем много шума в лесу и сами предупредим их о своем приближении. Уваги поймут, что у них больше нет времени. Боюсь, что тем самым мы обречем Каландрилла на верную смерть. Я люблю его не меньше тебя, но пока мы ничем не можем ему помочь. У Очена же есть колдовство. И боюсь, это — наша единственная и наиглавнейшая надежда. Доверимся ему и его таланту.

— Ты права, — согласился Брахт. — Но что это он такое говорит про Ценнайру? При чем здесь она?

— Я не знаю, — Катя пожала плечами, — спроси у него.

Ночь выдалась темной. Ущербная луна еще не всплыла на небосвод. Облака непреодолимой преградой отделили землю от бесстрастных звезд. Лицо Брахта оставалось в тени, голубые глаза его были полуприкрыты, губы плотно поджаты — он готовился к бою. С мгновение он смотрел на Катю, затем вздохнул, и плечи его опустились, а правая рука соскользнула с эфеса меча.

— Как скажешь.

Катя кивнула и блеснула белозубой улыбкой. Чазали с облегчением вздохнул у нее за спиной.

Очен, сидя на корточках, смотрел пустым взглядом в огонь. Руки его были спрятаны в широких рукавах халата, тело напряглось. Он словно окаменел. Только губы шевелились, и из горла доносились странные гортанные звуки. В ноздри им ударил запах миндаля.

Брахт выругался. Катя положила ему руку на плечо, Чазали с откинутой вуалью подошел и встал рядом.

— Очен — великий колдун, — пробормотал он. — Скоро он станет вазирь-нарумасу. Госпожа Катя права, доверься ему, ибо если кто и может помочь Каландриллу, то это он.

— А Ценнайра? — спросил Брахт. — При чем здесь Ценнайра? Она-то чем может помочь?

— Я не знаю, — ответил Чазали. — Но если Очен так говорит, значит, он прав.

Керниец с силой выдохнул через стиснутые зубы.

— И почему мир такой сложный? Честная схватка на мечах, на лошадях — это я понимаю. Но зачем пользоваться колдовством? — Он махнул рукой в сторону вазиря и поднял лицо к темному, покрытому тучами небу. — Для меня это загадка.

— Для меня тоже, — сказал Чазали. — Будь моя воля, все было бы так, как хочешь ты: воин против воина в честной схватке. Так было бы лучше. Но на самом деле все иначе. Магия живет в нашем мире, и надо привыкать к ней. Доверься Очену, друг мой, ибо он способен сделать то, что не под силу нашим клинкам.

— В любом случае у меня нет выбора, — пробормотал Брахт, глядя на вазиря. А маг был настолько неподвижен, что казалось, дух его уже витает где-то в другом месте.

Ценнайра почуяла засаду одновременно с Оченом. Она многое узнала из разговоров Брахта и Кати и потому незаметно для всех пользовалась своими сверхъестественными возможностями, дабы побеспокоиться о безопасности колонны. Она сразу заметила, что лес смолк. Ровный перестук копыт, позвякивание доспехов, всхрапывание лошадей, голоса воинов — все это присутствовало. Но птицы и лесные обитатели смолкли. Одновременно с криком Очена и вспышкой его магии полетели стрелы и заметались тени увагов. Ценнайра тоже закричала, предупреждая об опасности, но ее никто не услышал. А может быть, крик ее был воспринят как стон ужаса. Затем началась страшная неразбериха, и она дралась за себя как могла.

Лошадь ее метнулась в сторону от невиданных созданий, которые выскочили из тени, и в следующее мгновение Ценнайра вылетела из седла и оказалась в грязи посреди дороги. Вокруг нее шла битва.

Ценнайра поднялась, не совсем понимая, что происходит, однако страха она не чувствовала. Заметив, что серые полулюди несутся к Каландриллу, она не раздумывая бросилась в том же направлении, пробиваясь сквозь дерущуюся толпу и уворачиваясь от мечей. Перед ней вдруг вырос тенсай — человек, а не оборотень, — и Ценнайра выхватила кинжал. Увернувшись от удара, как ее учила Катя, она с силой воткнула клинок в живот противнику. Тот застонал и повалился лицом вперед. Ценнайра же, выдернув из него кинжал, сразу забыла о нем, думая лишь о том, как добраться до Каландрилла прежде, чем его убьют уваги.

Один особенно страшный был уже близок к юноше; он тянул к нему лапы, а Каландрилл по окрику Очена опустил меч. Ценнайра воткнула кинжал зверю в спину меж лопаток. Тот зарычал и резко повернулся к ней. Она схватила его за запястье, вывернула ему кисть и вывала руку из плеча. Увагу только хрюкнул и ударил ее другой лапой, не обращая внимания на потерю конечности и Ценнайра отлетела и оказалась меж копыт лошадей и ног дерущихся и кричащих людей. На четвереньках она поползла в безопасное место, а когда поднялась, гнедой уже лежал на ноге Каландрилла. Тут же к нему подлетел увагу и выдернул юношу из седла.

Ценнайра бросилась к Каландриллу, но магические существа уже неслись с ним по лесу. Она бросилась за ними… За ним.

Они мчались в сторону леса. На опушке Ценнайра остановилась, соображая, что делать. Эти творения колдовства запросто могут растерзать ее. Она ничуть не сомневалась, что они смогут разорвать ее на кусочки и обречь на вечные страдания.

Она была в нерешительности. Но какое-то чувство, более сильное, чем то, коим наделило ее колдовство, подгоняло ее, заставляло бежать за Каландриллом. Может, это воля Аномиуса, жаждущего заполучить «Заветную книгу»? Может, она страшится гнева Молодых богов или же просто боится ярости колдуна, когда тот узнает, что Каландрилла захватили в плен и убили, а она даже не попыталась его спасти?

Нет!

Ни о чем таком она и не думала. В то мгновение главным было лишь то, что Каландрилла взяли в плен и его надо выручать.

Ценнайра остановилась на мгновение, чтобы прислушаться к хрусту сучьев, к топоту бегущих ног увагов, уносивших пленника. Она чувствовала кислый запах разложения и пота и всматривалась в лес, видя все как днем.

Она снова бросилась вперед.

Мягкий слой хвои и сухой травы покрывал землю; густые заросли ежевики кололи Ценнайру, папоротник лопался у нее под ногами, низкие толстые ветви цепляли ее. Она подныривала под них, ломала, не обращая внимания на мелкие веточки, царапавшие ей лицо. Ценнайра бежала, огибая огромные стволы елей, кедра и лиственниц; она преследовала увагов по их вони, накладывавшейся на запах хвои и перепуганных оленей, кроликов и кабанов, бежавших от оккультных творений. Во всем этом смешении запахов лишь один был живой — запах Каландрилла. Она бежала за ним, понимая, что пока чувствует его, Каландрилл еще жив. Уваги не убили его, но, по непонятным для нее причинам, уносили куда-то все дальше и дальше. Ее не интересовало почему самое главное — что он жив.

Этого для нее было достаточно; она мчалась вперед.

А затем остановилась: звуки впереди смолкли.

Прислушиваясь, Ценнайра осторожно пошла вперед, глядя, куда ставит ногу, обходя ямы и рытвины. Подкравшись к вонючим существам, она вжалась в ствол ели, прячась в тени.

Взору ее открылась поляна, поросшая густой травой. Несмотря на тьму, царившую тут, Ценнайра все видела. Окруженная огромными елями, поляна напомнила ей о Кандахаре, где алтарь возводился в центре высоких каменных колонн. Здесь алтаря не было, как не было и бога, если не считать Фарна. Здесь были только уваги.

И Каландрилл — жертва, стоявшая в окружении существ, породить кои мог только тот, кто служил Безумному богу.

Ценнайра потянулась к ножу, но сообразила, что потеряла его по дороге. Она не особенно расстроилась: у нее есть другое, более мощное оружие. Ценнайра бесшумно подошла к самой границе поляны и замерла в тени деревьев. Она пока не понимала, что происходит и что ей делать.

Когда Каландрилл открыл глаза и в темноте увидел быстро скользящие тени, то подумал, что опять путешествует в эфире. Но, почувствовав боль, осознал, что он в материальном мире, состоящем из тьмы и деревьев, нависающих сучьев и облачного безлунного неба. В голове у него стучал молот, кровь пульсировала в ноге — какой, он и сам не знал, — руки и ноги были скованы словно наручниками и кандалами. В ноздри ему бил тошнотворный запах гниющей от долгого лежания на солнце мертвой плоти. Он вдруг все сразу вспомнил и едва не вскрикнул.

Его несут уваги, они уносят его в лес.

Каландрилл с трудом переборол начинающуюся панику и попытался хотя бы чуть-чуть успокоить бешеный перестук сердца и разобраться в своем положении.

А оно было плачевным. Четверо увагов тащили его так небрежно, словно речь шла о самом обыкновенном мешке, но скорость, с коей они мчались по узким тропинкам, на которых не смогла бы развернуться и лошадь, воистину ужасала. Руки, державшие его, походили на стальные клещи, он даже не мог пошевелиться. Существа перепрыгивали через кустарники и лежавшие на земле деревья или просто разрезали их. Зубы Каландрилла стучали, голова болталась из стороны в сторону. В этой бешеной скачке он запросто мог сломать себе шею или разбить голову о пень. Меч, все еще висевший у него на поясе, оказался совершенно бесполезен.

И все же главное — он жив.

Странные существа могли убить его еще на дороге или сразу в лесу. И все-таки он жив. И Каландрилл жадно уцепился за эту соломинку.

Куда они его несут, он не представлял. Лишь понимал, что его тащат все глубже и глубже в лес, с каждым скачком этих существ он оказывался все дальше от своих товарищей, от Очена, от Чазали и котузенов. Каландрилл почувствовал себя совершенно одиноким и беззащитным. А может, он нужен увагам для некоего жертвоприношения? Может, его ждет медленная и мучительная смерть? Он никак не мог понять, почему уваги не отобрали у него меч. И вдруг его озарило, словно молния осветила темноту: скорее всего, они не могут к нему притронуться — благословение Деры сделало клинок неприкасаемым для таких колдовских существ, как уваги. Поможет ли это ему? Каландрилл вспомнил, о чем предупреждал его Очен, и подумал, что, если дело дойдет до худшего и у него появится шанс, он уничтожит их своим мечом. При этом, конечно, умрет и он сам, но такая смерть будет легче, быстрее и менее болезненна, чем та, кою ему уготовили эти существа. Но если он отважится на сие, то…

…Их путешествие на этом и закончится!

Трое. Все говорили им о троих, неизменно о троих. Именно так: Катя, Брахт и он, трое отважных, посвятивших себя борьбе с Рхыфамуном и его пагубными замыслами. Стоит одному из них исчезнуть, как все будет потеряно. Каландриллу стало невыносимо грустно, но не потому, что жизнь его подошла к концу — к этому он, в общем и целом, был готов с самого начала их испытания, хотя и не жаждал смерти, — а потому, что после стольких мучений все их усилия оканчивались ничем. Рхыфамун взял верх. Каландрилла обуяла такая праведная и горячая злость, что он тут же забыл о грусти и решил продать свою жизнь как можно дороже.

Вдруг он сообразил, что тьма у него над головой приобрела иной оттенок. Они остановились, и его грубо бросили на землю; нога, на которую повалилась лошадь, ныла. Он прорычал полуругательство-полумолитву и медленно поднялся, при этом рука его инстинктивно опустилась на эфес меча.

Клинок с шуршанием выскользнул из ножен. Прищурившись, Каландрилл пытался разглядеть, что творится в темноте.

Когда глаза его привыкли, он увидел, что стоит в кругу семерых увагов. За спиной у них вздымались огромные, высокие будто колонны, сосны. Уваги ждали, словно кто-то, кого он не видел, сдерживал их. Колдовские твари рассматривали Каландрилла, тяжело дыша, как волки или бешеные собаки. Они и на самом деле представляли собой отвратительную помесь человека и волка, порожденную кошмаром. Они казались меньше джессеритов, коими когда-то были, ибо ноги их странным образом изогнулись, словно кости и суставы изменили форму; массивные плечи их были приподняты, из них торчали неестественно длинные руки, заканчивавшиеся пальцами с когтями. Под кожей перекатывались узловатые мышцы. Порванные доспехи и кольчуги висели лохмотьями, как ошметки погребальных одежд, как напоминание о том, что когда-то давным-давно они были людьми. Пучки серых жестких густых волос торчали из мертвенно-белого черепа, черты лица исказились настолько, что скорее походили на морды животных. Брови низко нависали над глазами, лоб был скошен, глубоко посаженные глаза горели красным нечестивым огнем. Широкие ноздри раздувались над выступающими далеко вперед челюстями, губы обнажали огромные, острые, как кинжалы, клыки. Слюна ручьями текла из открытой пасти. У одного рука была сломана между запястьем и локтем, но ему это явно не доставляло никаких хлопот; у другого из щеки торчал кинжал.

Уваги напоминали Каландриллу стаю волков. Хотя нет! Он вдруг совершенно некстати вспомнил, что, как говорит Брахт, волки на человека не нападают. Значит, они, скорее, стая бешеных собак — огромных, злобных, заколдованных собак, единственной целью которых является охота. Но вот теперь они чего-то ждут… Чего? Приказа, чтобы разорвать его на куски? Окрика своего хозяина?

Точно, они дожидаются своего создателя.

Каландрилл, держа меч на изготовку, медленно повернулся, и по мере того, как он разворачивался, они отшатывались от него, держась подальше от меча. Каландрилл дышал глубоко и прерывисто. Он был вынужден признать, что ужас обуял все его существо. Уваги ждали, возможно, в них еще оставалось что-то человеческое под их обезображенной внешностью, что-то, что заставляло их опасаться меча. Неужели они еще страшатся смерти? Может, у него еще есть шанс?

— Так вы боитесь?

Он сделал выпад в сторону ближайшего чудища — оно отскочило, и весь круг подвинулся, чтобы он оставался в центре, но так, чтобы меч ни до кого не доставал.

— Значит, вы боитесь моего меча? Вы знаете, что он может с вами сделать?

Уваги глухо зарычали, отступая и глядя на него ужасными красными глазами, горевшими, как угли, в адской темноте. Каландрилл приободрился и прыгнул вперед, Размахивая клинком, но так, чтобы не никого ранить.

Чудища снова отступили, но он по-прежнему оставался в центре круга. Что будет, если он и впрямь набросится на них? Каландрилл высоко поднял меч, симулируя атаку.

И вдруг один из них заговорил, зарокотал, зарычал как собака, и слова выскакивали из его вонючей, обезображенной пасти, как слюна:

— Напади — и ты умрешь. Мы умрем, но и ты тоже. Здесь командует наш хозяин. Жди.

Для вящей убедительности существо резко рубануло воздух когтистой лапой. Каландрилл отступил, он еще не был готов пожертвовать собой. Пока он жив, и, следовательно, у него есть надежда. А вдруг товарищи придут ему на помощь? Вдруг им все-таки удастся отыскать его в этом лесу? Или лучники Чазали обрушат на увагов град стрел? Кто знает? Вдруг Брахт, Катя и все оставшиеся в живых котузены отобьют его у этих зверолюдей? Да и Очен может помочь ему колдовством…

Но Каландрилл тут же отогнал от себя тщетные надежды, вспомнив, что сделала магия Очена с подобными существами. Он вспомнил, что магия, будучи применена против этих существ, убьет и его. К тому же в битве он видел, что обыкновенный клинок приносит увагам мало вреда. Да и тропинка, по которой они принесли его сюда, слишком узка, чтобы ее могли найти люди, а лес слишком дремуч.

Он оказался в ловушке.

Каландрилл опустил меч, дожидаясь сам не зная чего.

Стоять так в окружении полулюдей-полуживотных было жутко, и он начал успокаивать себя психическими упражнениями, которым научил его Очен. Так что там сказал этот увагу? «Здесь командует наш хозяин. Жди». А хозяин их, без сомнения, Рхыфамун. Но почему колдун не приказал убить его?

Скорее всего, потому, что уготовил ему судьбу более тяжелую, чем простая смерть. Каландрилл вспомнил о той силе, что волокла его через эфир, о диком страхе, овладевшем его душой, когда она оказалась совсем рядом с Фарном. Вот судьба куда как более страшная, чем смерть, — «жить» вечно, под гнетом Безумного бога. Во рту у Каландрилла пересохло, по телу пробежала дрожь.

Он отчаянно пытался взять себя в руки и едва слышно, как шуршание листвы, произносил заклятия, кои должны были оградить его душу и не позволить никому украсть ее, кои уберегли бы ее от колдовского нападения.

Увагу, который только что говорил с ним, вдруг окаменел: плечи его выпрямились, отвратительная морда поднялась к небу, затянутому облаками, и он издал вопль. Когтистые лапы сжимались и разжимались, тело вдруг забилось в конвульсиях и начало изменять свой вид. Зверь стал превращаться в воина-джессерита. Стальная вуаль была отброшена с его лица, смотревшего на Каландрилла со злорадной усмешкой.

Каландрилл почувствовал запах миндаля, который забил собой вонь, исходившую от мерзких существ. Монстр все больше и больше превращался в джессерита.

Каландрилл напрягся, перенося вес на здоровую ногу и держа меч на изготовку. Он уже понял, он уже знал, что — кто — вселился в увагу.

Рхыфамун сухо рассмеялся и сказал:

— В хорошенький же ты влетел переплет. Воспользуйся мечом, и ты умрешь. И я выйду победителем. А не воспользуйся ты им, и мои киски выдерут из тебя одну за другой все конечности. Ты знаешь, на что они способны. Такой смерти ты хочешь? Впрочем, это неважно. Главное, что я победил. Победа и «Заветная книга» за мной, а следовательно, и весь мир. Дай мне только пробудить Фарна, и тебе уготованы страдания, кои ты себе и представить не можешь.

Колдун расхохотался. Или увагу? Они оба лишь временно занимали это тело. Каландрилл зарычал совсем как бешеные оборотни. Ненависть и ярость напрочь вытеснили из него страх и грусть.

— Что ты предпочтешь? — продолжал Рхыфамун. — Одна из смертей, о коих я говорю, видимо, наступит быстрее, чем другая, но в любом случае путешествию вашему конец. В уединенном местечке, где труп твой даже никто не найдет. Горько тебе, Каландрилл ден Каринф? Понимаешь теперь, каким глупцом ты был, когда воспротивился мне и пробуждению Фарна?

— Нет! — воскликнул Каландрилл.

Это был и вызов и отрицание одновременно. Но в ответ — лишь насмешливый хохот. Облаченный в доспехи джессерит пожал плечами, а с ним и вмещавший его в себя увагу.

— Нет? Как это нет? А что тебе остается, кроме смерти? Тебе остается только умереть с сознанием того, что делу вашему пришел конец, а я победил. Со временем твои союзники тоже умрут — и керниец, и вануйка, и выскочка-колдун, вызвавшийся помогать вам. Все они умрут, а я пробужу моего господина и буду стоять подле его правой руки. А ты? Твое тело сгниет здесь, разрубленное твоим собственным мечом или разорванное моими слугами, а дух твой будет терзаться страданиями, кои ты и представить себе не можешь. Пока, по крайней мере, ибо очень скоро ты познаешь их сполна. — Вновь раздался леденящий кровь презрительный хохот. — Ну, и чем же тебя наградила твоя богинька? Этот меч — твое проклятие. От него ты и умрешь.

— Если прежде не разрублю тебя, — прорычал Каландрилл. — Что тогда, колдун? Дера придала моему клинку священную силу, и стоит мне проткнуть им тело, в кое ты забрался, как душонке твоей придется плохо.

Увагу, который был теперь Рхыфамуном в форме джессерита, расхохотался, забрызгав слюной лицо Каландрилла. Каландрилл ждал.

— Ты брал уроки колдовства? У того самого колдуна, который тебе уже однажды помог? Мой дух, говоришь? Надеешься причинить мне вред в эфире? Ты слишком много о себе возомнил, мальчишка! Неужели полагаешь, что несколько уроков и миллионная доля того, что я собирал в течение веков, помогут тебе? Я повторяю — нет. Ударь — и ты покончишь с собой.

Каландрилл лихорадочно вспоминал все, чему учил его Очен. Ему нужно было выиграть время, потому вслух он сказал, хотя и сам не верил в то, что говорит:

— Твой дух влез в созданное тобой существо. Ты растворился в нем. Посему если я ударю, то ударю по тебе. И что тогда, Рхыфамун? Или ты считаешь себя более великим, чем Молодые боги?

— Именно. Я более великий, — произнесло существо с обескураживающей уверенностью. — Еще до того, как удар твой достигнет цели, меня уже здесь не будет, и клинок, благословленный твоей омерзительной богиней, разрубит лишь плод моего творения, а это будет твоим концом и концом вашего путешествия. Клянусь кровью Фарна, мальчик. Ты видел, на что способны эти существа? Ты проиграл. И всему, чего ты добился, здесь придет бесславный конец. Так что ударь — или, может, все-таки науськать их на тебя? Мне все равно.

— По-моему, ты боишься, — сказал Каландрилл.

— Боюсь? — Непотребный хохот наполнил поляну, отскакивая от деревьев. — Я боюсь? Ударь, ты, глупец.

— Получай! — выкрикнул Каландрилл и рубанул клинком по смеющемуся лицу.

Глава десятая

В этот момент Каландрилл забыл, что такое страх, настолько всепоглощающей была наполнившая его ярость. Он знал только одно: в увагу дух Рхыфамуна. Юноша неколебимо верил в Деру и ее братьев и потому надеялся, что этим ударом выбьет его из чужой оболочки. То, что тем самым он обрекал на смерть и себя, не имело значения. Самое главное — уничтожить колдуна. Даже если он не уничтожит душу Рхыфамуна, а лишь обречет ее на вечные скитания — этого уже будет достаточно. Очен и вазирь-нарумасу в Анвар-тенге отловят позже его душу в эфире. Отдать жизнь ради того, чтобы помешать колдуну осуществить свои гнусные замыслы, казалось ему невеликой жертвой.

Время словно остановилось. Два его существа — духовное и физическое словно разделились, и вот он уже наблюдает за собой как бы со стороны: клинок его опускается на череп животного, в которое вселился Рхыфамун.

В красных глазах увагу промелькнул неподдельный ужас, а в рыжевато-коричневых глазах джессерита засверкало торжество. Каландрилл чувствовал запах пота и миндаля, он слышал насмешливый хохот. Тело оборотня задрожало, дух Рхыфамуна оставил его, прежде чем меч Рхыфамуна опустился на него. Каландрилл понял, что проиграл, что едва меч коснется черепа оборотня, как сам он умрет, триумвират их распадется и миссия их не будет исполнена.

Меч со свистом разрезал воздух, неумолимый, как сама смерть. Вот он коснулся колдовской ауры — смерть Каландрилла неумолимо приближалась.

И вдруг от деревьев отделилась тень и со скоростью пущенной из лука стрелы метнулась к нему — слишком быстро, чтобы Каландрилл мог разобрать, что это было. Тень буквально выдернула увагу из-под его меча, и клинок врезался в землю, уйдя глубоко в почву. Каландрилл вложил в этот удар столько злости, что у него чуть не отвалились руки. Он выдернул меч из земли, и хохот оборвался. Теперь он слышал только вопль увагу. Кто-то, кто стоял сзади оборотня, упираясь коленкой ему в позвоночник, тянул его на себя за горло, изгибая как лук. Время возобновило свой нормальный бег, увагу все больше и больше выгибался назад, и наконец кости захрустели и позвоночник лопнул. Существо издало дикий вопль и тут же стихло. Затем Каландрилла подняли в воздух и бросили на поляну, и он сбил троих себе подобных. В то же мгновение кто-то схватил его и оттащил в тень деревьев.

Он приземлился лицом вниз и на мгновение потерял ориентацию. Пахучие еловые иглы больно кололи ему губы и щеки. Он нетвердо поднялся на руки и колени, взял меч, с трудом, пошатываясь, встал на ноги и повернулся лицом к поляне. И потерял дар речи, увидев, как умер еще один оборотень.

Ценнайра?

Неужели он спит? Откуда здесь Ценнайра?

Но это была точно Ценнайра. Как разъяренная дикая кошка, она металась по поляне со скоростью, в которую Каландрилл просто не мог поверить. Девушка подныривала под тянущиеся к ней лапы, хватала их, ломала, выдергивала из плеча, перебивала горло и с такой силой била кулаком по раскрытым пастям, что хрустели кости и огромные существа катились по земле, как ничего не весящие тряпичные куклы.

Два монстра уже не шевелились; остальные завывали от бешенства и бессилия; а тот, в которого переселился Рхыфамун, стоял с поднятыми лапами, покачиваясь. Запах миндаля все усиливался.

Каландрилл крикнул:

— Ценнайра! — И сделал шаг на поляну.

— Нет! Беги! — воскликнула девушка. — Я их сдержу.

И тут из протянутых лап существа, одержимого Рхыфамуном, вырвались ослепительные языки света, ударили Ценнайру и сбили ее с ног, и трава вокруг почернела, словно под вонючим ядом. Каландрилл с ужасом понял, что Ценнайра погибла. Но она поднялась, отвела длинные пряди волос с лица и вновь набросилась на увагу.

Каландрилл, не размышляя, поднял меч. Его единственной заботой было спасти девушку. Перед ней стояли четверо увагу, а пятый опять поднимал лапы, только теперь глаза его были направлены не на Ценнайру, а на Каландрилла.

— Ради Бураша! — закричала Ценнайра. — Спасайся, оставь меня, ради всех богов, ради самого себя!

— Не оставлю! — воскликнул Каландрилл и в этот момент был вновь ослеплен неестественно ярким светом, вырвавшимся из Рхыфамуна-увагу.

И словно топор ударил Каландрилла в грудь, словно гаррота обвила его шею. Глаза его растаяли в орбитах, члены бессильно обвисли. Он даже не знал, что упал, только видел подернутую красным темень, будто все его внутренности разорвались и тело налилось кровью. Что-то непреоборимо вытягивало его душу, как на веревке, из ослабевшего тела в эфир, дабы ввергнуть ее в страдания. Каландрилл непроизвольно начал произносить заклятия, которым научил его Очен, ограждая свою душу от оккультных сил и уже не думая о теле. Его единственной заботой было не отдать душу Рхыфамуну. Затем он сообразил, что рот его забит торфом и иголками, словно кляпом. Каландрилл задыхался, он горел, запах миндаля душил его, он знал, что умирает. Он знал, что его убили.

Затем кто-то вновь поднял его, и Каландрилл пришел в себя настолько, что понял — он в руках Ценнайры. Волосы девушки нежно касались его щеки, в руках ее чувствовалась невероятная сила. Она уносила его в глубь чаши, не обращая внимания на вопли увагов и на колдовской огонь, бушевавший в лесу.

Под ударами колдовства Рхыфамуна огромные деревья падали, наполняя ночь треском и грохотом. Ценнайра осторожно положила Каландрилла на землю и на мгновение склонилась над ним. Огромные карие глаза ее блестели от влаги, словно в них стояли слезы. Она улыбнулась и нежно коснулась его лица рукой.

— Беги. Ты должен жить. Я задержу их, насколько смогу.

Каландрилл мотнул головой и тут же скривился от боли, пронзившей ему голову.

— Я не могу, — пробормотал он, с трудом ворочая языком.

— Ты должен, — горячо сказала Ценнайра, пытаясь перекричать грохот разрушительной магии. — Иначе тебя убьют, и вы не добьетесь своего. Беги.

— Почему? — хотел спросить он, но она нежно приложила пальцы к его губам, коротко улыбнулась и сказала:

— Потому что. Не задавай вопросов, спасайся. Они сейчас будут здесь.

И исчезла, бросившись назад через пламя и падающие деревья.

Каландрилл неуклюже поднялся на ноги, все еще держа меч в руках, и оперся на него — голова его кружилась. Он глубоко вздохнул и с удивлением понял, что горло его не раздавлено. Каландрилл приподнял меч, огляделся, пытаясь сообразить, куда убежала Ценнайра. Он не бросит ее одну. Это было бы дезертирством, предательством.

Найти ее не составило труда, ибо там, где прошла она, горел огонь, воздух был полон смолистого дыма и воплей увагов. Каландрилл пошел на них. Искры опускались на кожу его доспехов и на волосы; глаза его слезились, нога ныла. Прихрамывая и спотыкаясь, он шел и шел вперед, уворачиваясь от падающих деревьев.

Каландрилл и сам не знал, как ему удалось не погибнуть в кошмаре, учиненном Рхыфамуном в лесу. Колдун, которому пришлось столкнуться с Ценнайрой и с колдовством, коему Каландрилл научился у Очена, без разбора уничтожал все подряд. Каландрилл вышел на поляну и увидел Ценнайру. Она стояла почти в центре круга, обрамленного горящими елями. У ног ее валялся мертвый оборотень, трое других подбирались к ней с разных сторон.

Четвертый — Рхыфамун, бывший одновременно и увагу и джессеритом, — стоял немного поодаль. От него несло миндалем, губы его шевелились, произнося колдовские слова, которые вызывали новые вспышки огня. Увагу, вместилище Рхыфамуна, визжал, и из губ его сочилась пена.

Затем вдруг наступила тишина, словно мир перестал вращаться. Пламя, пожиравшее лес, вдруг зашипело и погасло; речитатив Рхыфамуна смолк; завывание увагов прекратилось.

Мягкий яркий свет, как сияние поднимающегося над горизонтом в середине лета солнца, как чистый прекрасный закат, озарил небо над поляной и колпаком накрыл собой ели и траву. Запах миндаля стал мягче и приятнее и забил собой едкую вонь дыма. Из обезображенной пасти увагу; одержимого Рхыфамуном, сорвалось проклятие, существо затрепетало, джессерит выскользнул из него, и увагу стал опять просто оборотнем. Он упал на колени и передние лапы и замер с низко опущенной головой.

В ушах Каландрилла раздался беззвучный голос:

— Берегись, ложись!

И он бросился на землю, даже не подумав воспротивиться приказу, понимая той частью ума, которая была настроена на оккультный мир, что его окружила добрая аура.

Вдруг с неба к земле рванулись ослепительные языки света, они ударили увагов, и от их прикосновения оборотни взорвались.

— Нет! — закричал ослепленный Каландрилл, думая о Ценнайре.

Ужас обуял его, внутри образовалась огромная зияющая пустота.

Постепенно способность видеть вернулась к нему. Ценнайра стояла на поляне, раскачиваясь, словно под порывами сильного ветра. Одежда ее была окровавлена, волосы спутаны. Одной рукой она прикрывала глаза. Ни увагов, ни духа Рхыфамуна Каландрилл не увидел, лишь тут и там с обгоревших ветвей свисали ошметки кожи, обрывки волос и одежды. Но Ценнайра была жива.

Каландрилл поднялся и, хромая и спотыкаясь, вышел на поляну. Он сунул меч в ножны — от увагу и от колдовства ничего не осталось, если не считать обуглившейся травы в том месте, куда Рхыфамун направил первый пучок колдовского света, и обуглившихся деревьев вокруг поляны. Небо вновь нахмурилось, прячась за облаками.

Ценнайра была настолько оглушена, что и не заметила, как подошел Каландрилл. Он положил ей руку на плечо, и только тогда она вздрогнула и медленно по