/ / Language: Русский / Genre:detective

Светящийся ключ

Эдгар Уоллес


Эдгар Уоллес

СВЕТЯЩИЙСЯ КЛЮЧ

Глава 1

Вечера мистера Вашингтона Вирта устраивались в известном смысле для избранных. Гости подбирались с особой тщательностью и не могли — в духе времени — привести с собой неприглашенных. Но были они, как заметил один из гостей, «странной компанией». В основном — второразрядная театральная публика: хористки, дамы на небольшие роли, малоизвестные певцы. Попасть на вечер можно было только по приглашению, которое выдавалось в виде маленького продолговатого значка. На нем писалось имя приглашенного, чтобы мистер Вирт мог обращаться к своим гостям по имени.

Устраивать вечеринки ему помогал Майк Хеннеси, театральный делец. Это был флегматичный, вечно спящий на ходу толстяк на склоне лет. Он устраивал спектакли, знал подноготную всех актеров и актрис, но не имел ни гроша за душой. Его так и звали «бедным стариком Майком». Однако сейчас жаловаться ему не приходилось. Он неплохо кормился возле мистера Вирта. А мистер Вирт был очень богатым человеком.

Тем не менее о нем мало что было известно. Все знали, что живет он в Центральных графствах[1] и как-то связан с промышленностью. Его лондонским адресом был отель «Келнер», хотя он не провел там и ночи. Секретарь Вирта обычно заблаговременно заказывал по телефону шикарный номер. И в указанный вечер там накрывали ужин на двадцать или тридцать человек, специально приглашался оркестр. А затем появлялся он сам — дородный мужчина в роговых очках. Бросалась в глаза густая шевелюра соломенного цвета. Злые языки поговаривали, что это парик; кто знает, может, оно и впрямь было так. Костюм на нем сидел безупречно; большие руки всегда затянуты в белые лайковые перчатки. Говорил он жеманно, фальцетом, имел привычку щелкать каблуками и целовать дамам ручки — совсем как на континенте.

Кроме того, мистер Вирт откровенно обожал подобострастие, угодничество и был падок на самую примитивную лесть. И получал все это сполна — не зря же он приглашал мелкую театральную рыбешку, не избалованную роскошью и вниманием. Майк как-то предложил более яркую публику и остался немало ошарашен своим патроном:

— На кой черт мне эти самодовольные куклы?

Но зато мистер Вирт не скупился на расходы, всегда готовил гостям дорогие подарки. Видимо, это и делало его приемы столь популярными.

На одну из таких благотворительных вечеринок была приглашена Мэри Лейн, начинающая актриса — хорошенькая двадцатидвухлетняя блондинка с голубыми глазами и независимым характером. Она не могла и подумать, что ей придется сыграть не на сцене, а в жизни ключевую роль в раскрытии нашумевшего преступления.

Среди шумного застолья девушке взгрустнулось, и она стояла в стороне от гостей рядом с Майком. Мэри критически осматривала гостей и все яснее понимала, что пригласили ее на вечер отнюдь не из-за ее таланта.

— По-моему, будь я и впрямь важной персоной, меня вряд ли бы позвали.

Майк добродушно улыбнулся.

— Ты самая важная здесь персона, милочка. Патрон сгорал от нетерпения увидеть тебя…

— А кто он?

Майк важно покачал головой.

— У него в кармане все деньги мира.

Мэри засмеялась, и на ее щеках весело заиграли круглые ямочки. Она видела, что мистер Вашингтон Вирт, хотя и занят воркующими вокруг него двумя блондинками, краешком глаза следит за ней.

— И часто он устраивает такие вечеринки? — спросила Мэри. — Говорят, почти что каждый месяц. Он, должно быть, очень богат, иначе не стал бы нам помогать. Честно, Майк, на одну эту вечеринку точно ушло целое состояние!

Майк Хеннеси вынул изо рта сигару и внимательно осмотрел ее.

— Моего состояния я бы тут не оставил, — философски заметил он. Затем совершенно неожиданно добавил: — Старый Хервей Лайн — твой знакомый, Мэри?

Девушка покачала головой.

— Нет, опекун. А почему ты спросил?

Майк неторопливо сунул сигару обратно в рот.

— Мне показалось, что вы как-то связаны, думал, может, Лайн занимал тебе денег. Кажется, он ведь так и сколотил себе капитал?.. Мистер Алленби его родственник?

Вопрос был задан вскользь небрежным тоном, но таил в себе какой-то скрытый смысл. Дик был ее приятелем, и Мэри вспыхнула.

— Да, племянник. — Она слегка смутилась. — К чему ты это?

Мимо них в танце неуклюже проплыл мистер Вирт с одной из своих дам. Он галантно держал ее на расстоянии вытянутой руки, а она игриво над чем-то смеялась.

— Старается показать, что ей это нравится, — заметил Майк. — Все сегодня получат набитые золотом сумочки — ты, кстати, тоже.

— Почему ты спросил о мистере Лайне? — настойчиво повторила Мэри.

— Просто интересно… Я кое-что слышал о старике. Нет, мне денег он никогда не занимал. Ему нужно поручительство с золотым ободком, а у меня такого в жизни не было. У него Моран банкир.

Майк относился к тому типу рассеянных людей, речь которых следует причудливому ходу их мысли, но при этом мало понятна для собеседника.

— Забавно, да, Мэри? Моран — его банкир. Для тебя в этом, конечно, ничего забавного нет, а для меня есть.

Девушка немного знала Лео Морана. Тот был приятелем Дика Алленби и частенько посещал их театр, хотя за кулисы никогда не заходил. Тем не менее понять смысл сказанного Майком было невозможно, а уж если он напускал на себя таинственность, выудить что-либо из него было напрасной тратой времени. Мэри взглянула на часы.

— Ты не очень расстроишься, если я скоро уйду? Я обещала зайти к подруге.

Он покачал головой, галантно взял ее под руку и подвел к мистеру Вирту. Тот стоял в окружении трех хорошеньких девиц и прямо светился от удовольствия. А девицы наперебой старались отгадать, сколько ему лет.

— Моей приятельнице пора уходить, мистер Вирт. У нее утром репетиция.

— Понимаю, понимаю.

Хозяин вечера обнажил в улыбке белые ровные зубы, к которым природа не имела никакого отношения.

— Очень хорошо понимаю. Приходите снова, мисс Лейн. Я вернусь из-за границы через три недели и буду рад снова увидеть вас на моем скромном торжестве.

Мэри пожала большую вялую руку. Майк пошел проводить девушку до гардероба.

— Еще немного, и я тоже сматываюсь. После часа он никогда не остается. Да, насчет твоего подарка — занесу в театр.

Майк был милейший человек, когда дело не касалось его собственного кармана.

— Не пойму, что у нас за спектакль? — доверительно начал он, когда они шли по коридору к лифту. — Может, все дело в названии? «Утесы судьбы» — что это значит? Я смотрел эту чертову штуку раз сорок и все равно не понимаю, о чем она.

Мэри остановилась в изумлении.

— Но ведь ты сам выбрал эту пьесу?

Майк покачал головой.

— Это он выбрал, — и показал большим пальцем за спину. — Говорит, что эта мура будит в нем светлые чувства, Меня она почаще ходить в синагогу вовсе не заставляет!

Справедливости ради надо сказать, что вряд ли была такая пьеса, которая могла бы пробудить в Майке Хеннеси «светлые чувства». Во всем Лондоне было не найти хотя бы одного актера или актрису, которых он слезно не уговорил бы получить половину положенного им жалованья. Майк мог убедительно плакаться, что полностью разорился — а разорялся он всякий раз, когда бессердечные актеры требовали от него расчета. Добрая душа — и ни на грош совести. Никто не ведал, куда он тратил деньги, но, видимо, делал это умело. Потому что всегда сидел на мели.

Пока они ждали лифт, Майк суетился вокруг девушки, как наседка вокруг цыпленка. Она ему нравилась, ибо была настоящей в мире притворства и жеманства. Как-то, пригласив на ужин, Майк предложил ей самый быстрый способ, каким молодая актриса может стать звездой. Мэри отказалась, однако постаралась не уязвить его самолюбия — ведь самолюбие у толстяков болезненное. После этого она перешла в другую категорию — женщин, которых Майк любил на расстоянии. А любил он, несомненно, многих женщин, и не только платонически.

Проводив Мэри, он вернулся в оживленную суету номера — мистер Вирт вручал дамам сумочки. Благодетель был необычайно весел: сегодня ему пришлось выпить целую бутылку шампанского. Хотя обычно он пил очень мало, но сейчас пообещал сделать это, если кто-нибудь угадает, сколько ему лет. Одна из девиц попала в точку — тридцать два.

— Бог ты мой! — воскликнул Майк, когда ему рассказали.

Улучив минуточку, он отвел своего покровителя в сторону.

— Нам пора уже уходить, мистер Вирт. Давайте, я отвезу вас в отель.

Мистер Вирт глупо улыбался, несколько раз силился заговорить и наконец заплетающимся языком промычал:

— Л-любезный мой, любезный д-друг мой! Я вполне в с-состоянии с-сам добраться до моего… м-моего любимого старого К-ковентри[2].

Это было что-то новое. Майк Хеннеси встревожился. Он почуял опасность утраты бесценного сокровища. И, словно владелец золотого месторождения, хлопочущий над его сохранностью, засуетился вокруг своего патрона.

— По-моему, — озабоченно затарахтел он, — вам нужно чего-нибудь холодненького. Я мигом.

Майк выбежал из зала, нашел официанта и поспешил назад с маленькой голубой бутылкой. Из заранее припасенной коробочки набрал столовую ложку белых таблеток, высыпал их в фужер и налил его доверху. Затем протянул этот шипящий пузырящийся напиток устроителю пира.

— Выпейте.

Вирт послушался. Между глотками он останавливался и переводил дыхание, по временам громко икая.

— Все в порядке? — продолжал хлопотать Майк.

— В полном, — огрызнулся тот.

Он словно неожиданно протрезвел. Окинул зал мутным взглядом: последний гость уже ушел. Майк тоже поспешил откланяться. К машине хозяин отправился один. Запахнувшись в шубу, подняв воротник, в цилиндре, лихо сдвинутом на ухо, мистер Вирт пошел к гаражу. Он велел вывести машину и как раз усаживался за руль, когда к нему робко приблизился какой-то оборванец.

— Можно словечко, господин?

Мистер Вирт окинул его стеклянным взглядом, поудобней устроился на сиденья и включил скорость.

— Можно cл…

Машина рванулась с места. Маленький человечек, ставший одной ногой на подножку, растянулся на земле. Вскочил и — к потехе гаражных рабочих — бросился вслед.

Глава 2

На Оксфорд-стрит преследователь отстал. Немного постоял, бормоча себе что-то под нос, и, безутешный, медленно побрел наугад. Повинуясь давно выработанной привычке, ноги сами принесли его туда, где он прожил несколько лет — на тихую малоприметную улочку. Небольшие, но вполне солидные особнячки на ней были погружены в сон.

Мистер Тиклер — так его звали — остановился перед домом № 17. Белые шторы на окнах были опущены, хорошо знакомая зеленая дверь плотно закрыта. Дом казался безжизненным. Но где-то в глубине его затаился мрачный старик, одной ногой стоящий в могиле. А у порога дома воплощением нищеты и превратностей судьбы застыл его бывший слуга.

Он жадно рассматривал дом. Вот три выщербленные ступеньки и прикрепленные к ним стальные желобки для инвалидной коляски. Вон за теми высокими окнами на втором этаже стоит кровать старого мистера Лайна. А этажом ниже находится его кабинет. Там, в стене, есть сейф, забитый никому не нужными бумагами. А денег в доме старик никогда не держал. Всю жизнь об этом правиле он твердил на каждом углу. Пару раз грабители порядком помучились над сейфом и убрались ни с чем.

Там был он, почивающий в роскоши, старая крыса под легкими, как пух, одеялами, специально для него изготовленными; а здесь — Гораций Том Тиклер, без гроша в кармане, с обидой в душе, но с видами на будущее!

Примерно с час мистер Тиклер прогуливался по тихой улочке, вынашивая разные планы — в основном неосуществимые. Затем неуверенно направился назад, к ярко освещенным улицам и кофейным палаткам. Чтобы сократить путь, он привычно направился через конюшню Бейнса — и ему самым невероятным образом повезло. Добыча, упущенная им на Оксфорд-стрит, по законам справедливости сама попалась ему в руки. Сначала он услышал пение подвыпившего человека и не обратил на него внимания. Лишь подойдя поближе, вдруг понял, что голос принадлежал мужчине, удравшему от него на машине. Он доносился из крохотной квартиры над гаражами, выстроенными по обе стороны от конюшни. В былые времена в таких квартирах проживали кучера и шоферы, но теперь в эти скромные обители Уэст-Энда[3] нахлынули художники и аристократы; более половины нынешнего населения конюшни Бейнса составляла публика, переодевавшаяся к обеду и возвращавшаяся ночью с вечеров или из ночных клубов, иногда весьма шумно.

Тиклер от неожиданности остановился и, чтобы перевести дух, присел на ступеньку перед узкой дверью. Она вела наверх, в интересующую его квартиру. Он еще не знал, что будет делать со своим открытием и просто был счастлив своей удачей. Конечно, бедный бродяжка не предполагал, что подвергает свою жизнь большой опасности.

Судьба дала ему шанс избежать ее. Этот шанс пришел в виде полицейского стража, который обходил ночным дозором свой район. Он тоже услышал пение выпивохи, но не нашел в этом ничего страшного.

Полисмен и прошел бы мимо, если бы не заметил сидевшего на ступеньке человека. Страж порядка направил на него луч фонарика и ничего, стоящего освещения, не увидел. Маленький человечек, широко улыбавшийся полисмену, являл собой жалкое зрелище. Как тот доложил затем своему сержанту, «…о нем в письме родным и сказать было нечего». Мужчина был в поношенном костюме, без галстука, а сорочка даже при неярком свете фонарика выглядела грязной, багровое лицо, недельная щетина и всклокоченные волосы дополняли общий вид.

— Слышите его? — Он дернул головой, показывая на квартиру выше, и вновь расплылся в улыбке. — Первый раз такое. Наклюкался! Вот балбес! Наклюкался. Удрал от меня сегодня — в жизни бы не нашел его, если б не повезло… Надо же! Иду себе, слышу, поет… Наклюкался.

— По-моему, вы сами немного наклюкались.

Дружелюбным голос констебля назвать было нельзя.

— Да я выпил всего три виски и стакан пива! Я спрашиваю вас: что это за мужчина, который этим наклюкается!

Голос наверху понизился до нежного мурлыканья. В дальнем конце конюшни с раздражающей монотонностью била копытом лошадь.

— Ваш приятель?

Бродяжка покачал головой.

— Не знаю. Может, и приятель. Это я и хочу узнать. Друг он мне или нет.

— Бросьте это. Я не могу позволить вам шляться здесь. И, похоже, ваше лицо мне знакомо. Не мог я вас видеть на скамье подсудимых?

Полисмен гордился своей памятью на лица. Он часто не мог запомнить имен, но никогда не забывал лиц. Память его не подвела и на этот раз. Подозрительный субъект поднялся со ступеньки и стал рядом со стражем порядка.

— Правильно. — Он держался на ногах слегка неуверенно. — Девять месяцев за мошенничество.

Сказать по правде, его осудили за мелкую кражу и отправили за решетку всего на месяц, но и у воришек есть своя гордость.

Можно ли человека, ранее судимого за мошенничество, арестовать по закону о предупреждении преступлений, если он сидит у дверей чужой квартиры? Констебль никак не мог решить эту задачу. В конце концов он стал инстинктивно оглядываться по сторонам в поисках начальства, но его рядом не оказалось. Ему в голову пришла спасительная мысль.

— Что у вас в карманах?

Маленький человек развел руки.

— Валяйте, обыскивайте. Права у вас такого нет, но так и быть — разрешаю.

И снова он озадачил полицейского, который был еще молод и не очень-то разбирался в своих правах и обязанностях.

— Ладно, проваливай. И не дай Бог еще увижу, что шляешься здесь.

Если бы бродяга стал спорить или отказался уходить, он мог бы арестовать его за «оказание сопротивления», «вызывающее поведение» — да мало ли за что еще. Но тот ничего такого не сделал.

— Хорошо, — кротко ответил он и пошел прочь.

Полисмена так и подмывало вернуть этого полуночника и вытрясти из него все, что тот знал. Но вместо этого он ограничился тем, что проводил глазами подозрительную личность. Было без четверти два ночи. Страж порядка отправился к месту, где должен был встретиться со своим сержантом.

Что же касается мистера Тиклера, то он неуверенной походкой взял курс на Портленд-плейс, по дороге осматривая каждый порог в надежде найти окурок сигареты или недокуренную сигару.

— Что толку плакаться, — бормотал он про себя, — мог заработать кучу денег и — сплоховал! А нет, так заложил бы этого певца! Шантаж приносит легкие деньги — если найти, у кого их взять.

Тиклер остановился у палатки на Оксфорд-стрит и выпил чашечку обжигающего кофе. Средства у него еще водились: были деньги на автобус, если бы тот еще ходил, хватило бы и на ночлежку. Подкрепившись, он продолжил свой путь по Риджент-стрит.

И снова судьба, уже в последний раз, послала ему предостережение: неожиданно он столкнулся с Кремнем Смитом. Правда, Тиклер с радостью избежал бы этой встречи, но улизнуть от Кремня было практически невозможно.

В тени неосвещенной магазинной витрины стоял коренастый мужчина в наглухо застегнутом пальто и котелке, сдвинутом, как обычно, на затылок. Невозмутимая физиономия, багровей, чем у самого Тиклера, и огромная трубка, вечно извергающая клубы дыма, слишком хорошо были известны всему преступному миру Лондона. То, что инспектора звали Кремнем, никакого отношения к его личным качествам не имело. Это имя ему дали при крещении. Его отец был букмекером[4] и назвал своего новорожденного сына в честь одной лошади по кличке Кремень. Самым замечательным было то, что этот скакун оказался неудачником. Будучи фаворитом Дерби[5], он проиграл состязания, чего, собственно, и ожидал от него папаша Смит, поставивший на это все свое состояние.

Сейчас Кремень Смит явно стоял в засаде, поджидая добычу. И его вполне можно было принять за статую, высеченную из красного кирпича.

— Эй! — негромко прозвучало из статуи.

Раздумывая, не лучше ли попытаться удрать, Тиклер неохотно остановился. Расправив плечи и придав походке беспечность, он медленно приблизился к сыщику. В нем жила слабая надежда, что его не узнали.

Но Кремень Смит принадлежал к тем немногим людям, чей мозг напоминал картотеку. Ни один преступник, даже самый мелкий воришка, который проходил через его руки, не исчезал из его памяти.

— Подойди сюда, ты! Ты!

Тиклер подошел.

— Что здесь делаешь, Тиклер? Лазишь по домам или просто послали за пивом? Два часа ночи! Скажешь, что домой идешь?

— Да, сэр.

— И живешь, конечно, в Уэст-Энде?

Имел Кремень на то право или не имел, но его руки быстро пробежались по одежде Тиклера; маленький человек послушно поднял руки и улыбнулся. Улыбка получилась ужасной, ибо зубов у него не хватало, а рот был большой и перекошенный. И все же это была спокойная улыбка человека, сознающего свою невиновность.

— Ни фомки, ни ломика, ни ножа, ни пушки, — Кремень Смит поочередно давал своему подопечному отпущение грехов.

— Зачем они мне, мистер Смит? Иду спокойно домой. Завтра начну искать работу.

— Не морочь мне голову, парень. Работа! Да ты только слышал об этом… Чем сейчас промышляешь? Стоишь на стреме? Да нет, для этого у тебя ума не хватит.

Тиклер сделал смелое признание.

— Я — детектив. — Остатки хмельного все еще толкали его на безрассудство.

Если Кремень Смит и оскорбился, то ничем себя не выдал.

— Ты сказал «детектив» или «дефектив»?

Инспектор мог порасспрашиватъ еще, но в это время на крыше дома напротив два раза мигнул фонарик. И в тот же миг улицу заполнили фигуры людей в длинных плащах, со всех сторон сбегавшихся к этому дому. Кремень Смит одним из первых добежал до тротуара на другой стороне улицы. Громкий стук в двери поведал мистеру Тиклеру обо всем, что здесь происходило: шла облава — притон или, может, что и похуже.

Возблагодарив судьбу за вызволение, он поспешил своей дорогой. У цирка на Пикадилли бродяжка остановился и задумался. Хмель уже выветрился, и он мог трезво обдумать ситуацию. Чем больше он думал, тем яснее сознавал, какую прекрасную возможность упустил. Приняв решение, мистер Тиклер развернулся и, витая в мечтах о легкой наживе, резво зашагал по Пикадилли обратно.

Глава 3

Мэри Лейн взглянула на золотые часики и охнула:

— Четыре часа, дружочек!

На танцплощадке еще кружились несколько пар. Вечер был праздничным, и в таких случаях клуб не закрывался допоздна.

— Устал, наверно, и жалеешь, что пришел?

Ее приятель Дик Алленби не выглядел ни усталым, ни огорченным.

Смеющиеся серые глаза на загорелом мужественном лице смотрели как всегда спокойно и приветливо. Дик был изобретателем, имел много друзей, стремился к независимости и не раздражался по пустякам.

— О чем я могу жалеть, если ты рядом со мной, — с улыбкой ответил он после того, как рассчитался с официантом. — Пока тебя не было, я тут чуть не умер со скуки. Правда, Джерри Дорнфорд пытался составить мне компанию, но… впрочем, он и сейчас не оставил этой мысли. — И Дик кивком головы указал на другой конец зала, где сидел Дорнфорд, как всегда безупречно одетый. Джерри помахал им рукой.

— Я его почти не знаю, — отмахнулась Мэри.

— А он хотел бы поближе познакомиться с тобой, — улыбнулся Дик, — но лучше держаться от него подальше. Он из тех, кто прожигает жизнь… и у него полно подозрительных знакомств. А как твоя вечеринка?

— Я тоже чуть не умерла со скуки. Непонятный он тип, этот мистер Вирт.

— Как только у Майка Хеннеси хватило наглости пригласить тебя туда!

— Майк умница, — запротестовала девушка.

— Майк — проходимец, хоть и приятный, но проходимец. Пока он разгуливает на свободе, это позор, что кто-то другой сидит за решеткой.

Они вышли на улицу и, пока стояли в ожидании такси, Дик заметил знакомую фигуру.

— О, мистер Смит, что-то позднее время вы выбрали для прогулок!

— Раннее, — проворчал Кремень Смит. Он повернулся к девушке и приподнял котелок. — Добрый вечер, мисс Лейн. Дурная привычка — эти ночные клубы.

— Я вся из дурных привычек, — улыбнулась Мэри.

Старший инспектор Смит из Скотленд-Ярда был чем-то ей симпатичен, хотя она и не могла себе этого объяснить.

Подъехало такси. Мэри отказалась от того, чтобы ее провожали, и уехала одна. Мужчины медленно двинулись вдоль улицы.

— Приятная юная леди, — заметил Кремень, — хотя актрисы для меня и пустое место. Кстати, только что вернулся с Марлборо-стрит, оштрафовал там троих из них — во всяком случае, назвались актрисами.

— Небольшая облава?

— Впустую. Рассчитывал на королей, а попались сошки.

— Пешки, — поправил Дик.

— Во всяком случае, мелкая рыбешка, — последнее слово осталось все-таки за Кремнем. — На днях чуть было не зашел к вам в мастерскую — хотел взглянуть на это ваше ружье — духовое, что ли?

— Что-то вроде этого. А кто вам сказал?

— Дорнфорд. Кстати, порядочная скотина этот Дорнфорд! Никак не могу понять, как оно действует, ваше ружье. Дорнфорд сказал, что вы вставляете патрон, выстреливаете его, и от этого ружье заряжается. Это правда?

— В общем, да; главное — это сжатый воздух.

— Продали бы его в Чикаго — с руками бы оторвали! — Мистер Смит прищелкнул языком. — Чикаго! Шесть убийств за неделю, и никого не зацапали!

Дик рассмеялся. Он недавно вернулся из Америки и кое-что слышал о тамошних гангстерах.

— А убийства-то какие! — продолжал Кремень. — Увозят жертву на машине за город и там приканчивают. Мыслимо ли такое у нас? Н-е-е-т!

— Я бы не был так уверен, — покачал головой Дик. — Однако беседовать с вами на криминальные темы здесь не очень удобно. Идемте ко мне. Выпить найдется.

Инспектор заколебался.

— Добро, сна мне сегодня все равно не видать. Вон такси.

Такси стояло посреди улицы с погашенными фарами. Смит свистнул.

— Водитель ушел, наверняка нежится сейчас с какой-нибудь дамочкой, — предположил Дик.

— Да он просто заснул, — возразил Смит и решительно направился к машине. Заглянул через лобовое стекло, но ничего не увидел.

— Никого нет, — пожал он плечами и глянул сбоку — повнимательней.

Затем резко дернул ручку. Дверца распахнулась. Кто-то там все-таки был — на полу смутно вырисовывались бесформенные очертания какого-то тела.

— Нажрался! — поморщился Кремень.

Он направил на фигуру фонарик. Луч выхватил из темноты то, что еще недавно было лицом человека. Выстрелом в упор оно было обезображено до неузнаваемости. По одному ему ведомым приметам инспектор все-таки узнал того бродягу по имени Тиклер, с которым он недавно разговаривал.

— Прокатили! — охнул Смит. — Господи! Да что это — Чикаго?

Через пять минут машину уже окружала дюжина полицейских, с трудом сдерживающих напор толпы. В Лондоне зеваки мгновенно собираются вокруг места происшествия в любой час дня и ночи. К счастью, сержант полиции находился неподалеку, на Марлборо-стрит, где разбирался с подвыпившим господином, и в считанные минуты прибыл к месту.

— Стреляли с близкого расстояния из пистолета очень маленького калибра, — таким было его первое заключение.

Очень скоро прибыла карета скорой помощи, и бренные останки Горация Тома Тиклера увезли. Машину отогнали в участок; Скотленд-Ярд уже начал поиски владельца такси по имени Уэллс.

Дика Алленби специально никто не приглашал, но так уж получилось, что в эти драматические минуты он оказался рядом с Кремнем Смитом, поэтому вместе с ним он отправился и в участок, принимая деятельное участие в происходящем.

— Тиклера застрелили в такси — в кожаной обшивке сиденья — пулевое отверстие, — деловито рассуждал Смит. — Тело сползло на пол, а ноги с цинизмом — для потехи или ради большего эффекта — забросили на сиденье. — Кремень задумчиво подымил трубкой. — Упав на пол, он, видимо, был еще жив. Убийца стрелял еще раз: в полу мы нашли вторую пулю.

— Водителя нашли? — спросил Дик.

— Везут сейчас сюда.

Мистер Уэллс, водитель и владелец такси, оказался грузным, насмерть перепуганным мужчиной лет сорока пяти, Историю он поведал совсем простую. К своему гаражу подъехал около двух часов ночи. Гараж находился на конном дворе рядом с Марилебон-роуд. Ворота его были закрыты, поэтому он оставил свою машину на улице. Делал он это довольно часто, так как не опасался за свой автомобиль. Такси воруют редко: их легко узнать и с ними вору одна морока. Оставив машину, Уэллс прямиком направился в ближайший полицейский участок, чтобы сдать зонт и бумажник, забытые последним пассажиром. Один из полицейских видел, как он ставит машину, второй принял у него находку, составив по этому случаю протокол. Затем мистер Уэллс направился домой, что подтвердила вся его семья.

Конный двор представлял собой очень глухое место. В отличие от других подобных дворов, здесь не жила ни одна душа. Гаражи соседствовали с мебельным складом. И в глухую пору ночи никто не мог видеть похитителя автомобиля.

Следы убийцы терялись в неизвестности. Очевидно, он был не новичок в подобных делах и смог все предусмотреть.

Глава 4

Было уже семь часов, и улицы Уэст-Энда заполнил торговый люд, когда Дик вернулся в свою квартиру на Куинз-гейт. Напряжение последних часов сменилось усталостью, и он почти сразу уснул. Перед сном он с облегчением вспомнил, что Мэри не видела этой страшной картины преступления. Только ближе к вечеру зашедший в гости Кремень Смит разбудил его. Пока Дик одевался и приводил себя в порядок, инспектор рассказывал ему о ходе расследования. Машину оставили на дороге за двадцать минут до того, как Смит нашел ее; свидетели показали, что водитель вышел из такси и пешком направился в сторону Эр-стрит; счетчик остановился на семнадцати шиллингах, хотя все это ровным счетом ничего не давало следствию.

— Хотите, наверно, узнать самую интересную подробность? У этого парня в кармане мы нашли сто однофунтовых банкнот.

— У Тиклера?

Кремень подозрительно глянул на Дика.

— Откуда вы знаете, что его звали Тиклером?

Дик ответил не сразу.

— Это может показаться странным, но я узнал его тотчас же, как только увидел. Когда-то он служил у моего дяди.

— Прошлой ночью вы мне этого не сказали.

— Прошлой ночью я еще не был уверен; я все сомневался, пока не увидел, как его вытаскивают из машины. Насколько помню, этого человека дядя выгнал за воровство лет шесть-семь назад.

Кремень кивнул.

— Все равно. Я и зашел сказать вам об этом. Сегодня утром я видел старого Лайна. Так он ваш дядя, да? Поздравляю! Старик с норовом. Весь Скотленд-Ярд для него пустое место.

— Что он сказал?

Кремень раскурил свою огромную трубку.

— Старик, наверное, совсем выжил из ума. Все, что он мог вспомнить о Тиклере, это что тот был мерзавцем. Это мы и без него знали. Сто однофунтовых банкнот! Ну хотя бы одна пятерка нашлась — было бы легче.

Он расчистил место и взгромоздился на заваленный инструментами и деталями верстак.

— Все думаю, кто этот парень, который заманил его в машину? Держу пари, американец. Это меня и беспокоит — прогресс добрался и до преступного мира.

Дик рассмеялся.

— Если вам верить, Кремень, прогресс способствует росту преступлений.

— А то нет! Что мы сейчас имеем? — Инспектор стал загибать пальцы. — Появилась фотография — теперь без труда можно заниматься подделками; аэропланы — чтобы теперь вору быстро удрать из страны; машины — грабить стало удобно. А радио? Да за шесть последних месяцев у меня в Уэст-Энде было четыре случая, когда им пользовались для грабежей! А электричество? Да теперь взломщика с дрелью не остановит даже самый прочный металл сейфов! Прогресс!

Дик подумал, что убийства в такси прогресс не коснулся.

— Убить могли и в экипаже.

— Лошадь на улице не бросили бы, — последовал уничтожительный ответ. — Держу пари, это только начало.

Инспектор положил руку на продолговатую стальную коробку рядом с ним.

— Тоже дитя прогресса — значит, жди, что оно натворит. Это бесшумное ружье…

— Пистолет прошлой ночью тоже был бесшумный?

Кремень Смит на мгновенье задумался, а затем непоследовательно спросил.

— Пиво у вас найдется?

Под одним из верстаков стояла дюжина бутылок. Дик всегда держал пиво для друзей, которым иногда требовалось взбодриться. Кремень открыл пару бутылок и одну за другой мигом осушил. За ним давно укрепилась слава великого любителя пива. Он мог, как поговаривали, в один присест выпить двадцать бутылок, оставаясь при этом трезвым. Сам он утверждал, что пиво улучшает логическое мышление. Огромным красным носовым платком сыщик тщательно вытер усы, крякнул и продолжил разговор:

— Мы не нашли никого, кто слышал бы выстрелы. И кто знает, где стреляли? Такси могли угнать куда-нибудь за город. Там полно глухих мест, где пару выстрелов никто и не услышит. За два часа можно проехать Бог знает сколько. Кстати, на ветровом стекле остались следы дождя, а на колеса налипла грязь. В Лондоне дождя не было, а сразу за городом, говорят, лил, как из ведра. Вывод напрашивается один…

Его рука сама потянулась под верстак и нащупала третью и четвертую бутылки, Кремень машинально открыл их.

— А как вы вышли на моего уважаемого дядюшку?

— Дружны с ним?

Дик покачал головой.

— Тогда скажу, что о нем думаю.

И мистер Смит подпечатал старого Хервея Лайна одним острым словцом.

— Очень похоже — согласился Дик, нервно наблюдая, как исчезает его пиво. — Я с ним почти не разговариваю.

И снова Кремень с превеликой тщательностью вытер усы.

— Этот Тиклер — вы слегка повздорили с ним лет пять назад, так ведь?

Глаза Дика сузились.

— Это вам мистер Лайн рассказал?

— Да рассказали, — туманно ответил Кремень.

— Да, я выгнал его в шею из своей квартиры. Он принес от дяди мерзкое послание, да еще дополнил его от себя.

Кремень слез с верстака и тщательно отряхнулся.

— Все это вам следовало бы рассказать мне прошлой ночью. Это избавило бы меня от лишних хлопот.

— И сберегло бы для меня четыре бутылки пива, — отпарировал Дик.

— Оно пошло на пользу.

Инспектор еще раз осмотрел странного вида ружье на верстаке, легко приподнял его и снова положил на место.

— Это могли сделать из него.

— Вы меня подозреваете? — Дик Алленби начал злиться.

Кремень улыбнулся.

— Не беситесь. Я не против вас — я против прогресса.

— Это, безусловно, оружие. — Дик с трудом сдерживался. — Но основная идея — не знаю, можете ли вы втемяшить это в свою дубовую башку…

— Благодарю вас, — вставил Кремень.

— …в том, чтобы использовать его исключительно для технических нужд. Выстреливая обычный — или почти обычный патрон, в этом казеннике я создаю громадное давление воздуха, которое с успехом можно использовать для приведения в действие самых различных механизмов.

— Вы знали, что он сидел в тюрьме? — почти примирительно спросил Кремень.

— Знал, конечно; думаю, что не раз. Хотя мне известен только один случай, когда мой дядя возбудил против него дело… На вашем месте, Кремень, я бы отправился в Чикаго и поучился бы у тамошней полиции их методам…

— Мне учиться нечему, — решительно прервал его Кремень. — Этот предмет я изучил досконально, — и, не дожидаясь ответа, он вышел за дверь.

По дороге в Скотленд-Ярд инспектор не без удивления обнаружил, что все вечерние газеты поместили на первые полосы сообщение об убийстве в такси. Броские газетные заголовки так и пестрели перед глазами. Один из них даже заинтересовал самого Кремня: «Важный ключ к разгадке». Он истратил пенни, чтобы узнать: таким ключом являются сто фунтов денег, найденные в карманах убитого, — факт, ранее якобы остававшийся незамеченным. Смит сплюнул и пожалел об истраченной монетке.

Совещание в Скотленд-Ярде, куда он направлялся, также вряд ли бы помогло отыскать разгадку. Смит не переносил этих совещаний, когда полицейский люд рассаживался кругом, курил и по делам, о которых не имел ни малейшего понятия, высказывал предположения одно нелепей другого.

На этот раз — впервые за много лет — Кремень прибыл вовремя. К великому своему удовольствию он отметил, что его коллеги столь же бедны на версии, как и он сам. В воздухе витала общая обеспокоенность тем, что появился новый вид преступления; никто не знал, как к нему подступиться. И до этого отчаянные головы угоняли машины, но с целью грабежа, а не убийства, и полиция легко с ними справлялась.

Новостей почти не было. Если не считать рапорта полицейского, который опознал убитого. Он патрулировал в районе Портленд-Плейс и без четверти два проводил с ним предупредительную беседу. Невероятно, но в практике такое иногда случается — в рапорте полицейский упустил важнейшую деталь. Он не упомянул о том, что Тиклер сидел у квартиры некоего выпивохи и имел намерение с ним поговорить. И при этом вскользь намекал на возможную неприязнь между ними.

Кремня отчет полицейского не заинтересовал. Он и сам видел Тиклера прошлой ночью на Риджент-стрит и разговаривал с ним. Никакой зацепки в этом не было.

— Кому же все-таки понадобилось убивать бедного маленького негодяя? Он ведь был почти конченным человеком. Я сам видел, как Тиклер подбирал окурки. Кому он мог насолить?

Толстяк Маккевен откинулся на спинку стула и выпустил в потолок струйку дыма.

— Орудовала бы шайка, с ходу можно было бы догадаться. — В его голосе звучала безнадежность. — Но это не шайка. Был бы он хотя бы «носом»…

Кремень покачал головой. «Нос» на полицейском языке означало осведомитель, а Тиклер им никогда не был.

— Ну кому, черт возьми, он мог помешать? Вот вопрос! Надо хотя бы узнать, с кем он якшался в последнее время.

На такой оптимистической ноте совещание закончилось. Кремень спустился в свой кабинет. На столе его ждали несколько писем. На одном из них стоял штемпель Ист-Энда[6], адрес на грязном конверте нацарапала безграмотная рука. Смит вскрыл конверт, вытащил листок бумаги, вырванный из дешевой записной книжки, и прочел написанное карандашом:

«Коли хотите знать, кто убил беднягу Тиклера, сходите и поговорите с мистером Лео Мораном».

Подписи не было.

Смит долго и внимательно разглядывал письмо, конверт и, наконец, пришел к выводу:

— А чем черт не шутит?

Мистер Моран, управляющий филиалом крупного банка, давно уже вызывал у инспектора профессиональный интерес. Тем охотнее Кремень согласился с анонимным автором письма сходить и потолковать с ним.

Глава 5

Мэри Лейн всегда верила в свою звезду. Хотя и не питала напрасных иллюзий, которые так часто оборачиваются обманом и горькими воспоминаниями. Она неустанно работала в ожидании того дня, когда мир примет ее как великую актрису. Тогда ее имя ярко загорится на фасаде театра и большими буквами будет напечатано в программках. Нужно лишь дождаться подходящего случая. Ведь, по сути, слава стремительно приходит к тем, кого сопровождает удача. А пока существование на сцене Мэри Лейн интересовало только немногих театральных критиков. В поисках перспективных актрис, будущих звезд, они без устали обозревали театральный небосвод. Бывало, что и находили, но гораздо чаще попадали впросак. В отношении Мэри они еще не определились. По их мнению, в созвездии молодых актрис она смотрится поярче и вполне может стать великой актрисой. Но ей надо много трудиться над собой…

Мэри усердно работала. Она была еще в том возрасте, когда театральным критикам доверяют. И вполне довольствовалась вторыми ролями. Но при этом старалась не терять головы. Она не млела в бесплодных мечтах, не рисовала в своем воображении восторженных газетных рецензий. В общем была вполне разумной, трезво мыслящей и решительной девушкой.

На следующее утро после вечеринки у мистера Вирта ее вызвал к себе опекун, старый Хервей Лайн. Разговор вышел неприятным, что часто случалось в последнее время. Речь шла о ее ежегодном содержании; деньги, уплывающие из его кармана, всегда вызывали у старика неудержимое раздражение.

— Раз идете на сцену, должны быть готовы отказывать себе во всем! — рычал он. — Ваш болван отец сделал меня своим душеприказчиком и передал все полномочия. Сто пятьдесят тысяч в год — это все, что вы будете получать до двадцати пяти лет. И говорить тут больше не о чем!

В душе у девушки все горело от возмущения, но она прекрасно владела собой:

— Двести тысяч приносят доход побольше, чем сто пятьдесят!

Мистер Лайн свирепо глянул на нее; он был очень близорук, и поэтому различал перед собой лишь пятна голубого и розового цветов.

— Это все, что вы будете получать до двадцати пяти А затем я с радостью избавлюсь от вас. И вот еще что, милочка: я слышал, вы дружите с моим племянником, Диком Алленби?

Мэри вскинула голову.

— Да.

Старик помахал перед ее лицом костлявым пальцем.

— Ничего он от меня не получит — ни от мертвого, ни от живого. Зарубите это себе на носу!

Мэри предпочла промолчать. С безнадежно испорченным настроением она вышла из комнаты. Безропотный добряк Бинни, слуга Хервея Лайна, проводил ее до дверей.

— Не расстраивайтесь, мисс, — сочувственно сказал он. — Хозяин с утра сегодня сам не свой.

Мэри ничего не ответила — она вряд ли вообще заметила Бинни. Он тяжело вздохнул и, закрывая за девушкой дверь, скорбно покачал головой. Ему всех было жалко.

Его хозяин, по обыкновению, долго оставался у себя в кабинете. Он напряженно о чем-то думал, шевеля губами и барабаня пальцами по подлокотникам инвалидного кресла.

В прошлом Хервей Лайн был ростовщиком и еще живо помнил свое прошлое величие. Каждый, слывший более или менее важной персоной в конце Викторианской эпохи[7], одалживал у него деньги. А возвращал с большими процентами. В отличие от других ростовщиков, учтивых до подобострастия, Лайн был дурно воспитан, груб и бессовестен. Но зато скор в делах. Если он говорил «да» или «нет», то это был окончательный приговор. Светские щеголи, испытывающие трудности с наличностью, могли уже через пять минут уйти от него с деньгами или через две выскочить, совершенно уверенные, что ничего не получат.

Одалживать деньги старик бросил, когда попечители состояния герцога Крудонского подали на него в суд. Хотя они дело и проиграли, Хервей испытал такое потрясение, которое запомнил на всю жизнь. После этого он давал взаймы лишь изредка — как бывший картежник иногда берет в руки колоду и играет только по маленькой, чтобы испытать прежнее наслаждение.

Отношение мистера Хервея Лайна к миру не отличалось особой философской глубиной и выражалось предельно просто: галера его жизни уверенно плывет по заросшему тиной морю дураков. Дураками были решительно все, с кем ему приходилось иметь дело. Его клиенты были дураки, что занимали, дураки, что соглашались на огромные проценты, и дураки, что возвращали долг. Дураком был и его племянник Дик Алленби, бестолковый изобретатель и наглый юнец, у которого не хватало мозгов, чтобы понять, на какой стороне ломтя намазано масло. Потому что, будь он полюбезней, мог бы получить в наследство миллион. Дура и Мэри Лейн, задирающая нос актерка, которая за жалкие гроши красит физиономию и дрыгает ногами (его любимое выражение). Она была дочерью его давнишнего партнера и могла бы, поддобрившись к старику — ты же актриса! — получить это же наследство.

Слуги у него всегда были круглыми идиотами. Но самым большим дураком был старый Бинни, лысый, тучный, с одышкой, который стоил ровно в три раза больше, чем получал. Он был камердинером, слугой, посыльным, дворецким, нянькой. И всегда робким и безответным. Хозяин мог бы обойтись с ним великодушно и оставить ему в награду небольшую сумму. Тем более, что Бинни был обременен семьей — имел жену, тощую, вечно ноющую особу, которая выполняла в доме обязанности кухарки. В то же время Бинни, по мнению старика, был лентяй и принадлежал к числу тех ловкачей, которые дважды не задумаются — воровать или не воровать у хозяина.

Сам Хервей Лайн был высоким костлявым стариком. На испещренном морщинами лице навечно застыло выражение недовольства. Толстые темные очки скрывали строгие голубые глаза. Самостоятельно передвигаться он почти не мог, его возил Бинни в инвалидном кресле. В последние годы Хервей стал быстро терять зрение. И, не осознавая того сам, перешел в полную зависимость от своего слуги.

Старый Лайн сидел, обложенный подушками, в кресле и хмуро смотрел перед собой. На подносе стоял завтрак — яйцо и гренки. Бинни возился с чайником для заварки за его спиной:

— Этот болван-детектив больше не заходил?

— Нет, сэр. Вы говорите о мистере Смите?

— Я говорю о болване, который приходил расспрашивать о мерзавце Тиклере! — взорвался старик, ребром ладони ударяя по столу так, что звенели чашки.

— О мужчине, которого нашли в такси? — догадался Бинни.

— Ну о ком же еще! — прорычал старик. — Свой же его и прибил. Воровская братия так и кончает.

Хервей Лайн с угрюмым видом замолчал. «Интересно, — подумал он, — а Бинни крадет у меня?». Недавно он обратил внимание, что в счетах от бакалейщика суммы подозрительно возросли. Объяснению Бинни, что продукты, мол, подорожали, старик не поверил.

— Похоже, сэр, с погодой вам сегодня повезет, — робко заметил слуга.

— Не болтай! — огрызнулся старик.

Снова наступило долгое молчание. Лайн о чем-то напряженно размышлял.

— В котором часу придет этот парень? — неожиданно спросил он.

Бинни, на боковом столике наливавший чай, повернул свою большую голову и жалобно уставился на хозяина.

— Какой парень, сэр? В девять приходила молодая леди…

Тонкие губы Хервея скривились в ярости.

— Да знаю, что приходила, идиот! Управляющий банком — вот какой парень! Ты что, не передал ему мое приглашение?

— В десять, сэр. Мистер Моран…

— Давай сюда письмо — да живо!

Бинни поставил перед хозяином чай, порылся в небольшой кипе бумаг и нашел небольшой конверт.

— Читай вслух! — рявкнул старик. — Не хочу прерывать завтрак.

Старик ни за что не хотел признаваться в своей слепоте. Он еще мог отличить свет от темноты, знал по бледному пятну, где окно, мог сам найти дорогу по семнадцати ступенькам наверх в спальню. Мог еще написать свое имя, и вам никогда бы и в голову не пришло, что такие завитушки сделал слепой.

«Уважаемый мистер Лайн! — заунывно, как и всегда, когда читал вслух, начал Бинни. — С большим удовольствием зайду к вам завтра утром в 10 часов. Искренне ваш, Лео Моран».

Хервей раздраженно задвигался в кресле.

— С большим удовольствием, как бы не так! — Тонкий голос почти сорвался на визг. — Не будь у меня крупного денежного счета в банке, небось не пришел бы к старику… Слышишь, звонят.

Бинни, шаркая, вышел и через минуту вернулся с гостем.

— Мистер Моран.

— Присаживайтесь, мистер Моран, — старик неопределенно махнул рукой. — Подай ему стул, Бинни, и убирайся отсюда — слышишь? И не вздумай подслушивать у двери, черт бы тебя побрал!

Когда дверь закрылась, гость улыбнулся вслед Бинни — необидчивому, невозмутимому, добродушному.

— Итак, Моран, вы управляющий банком, где я держу деньги?

— Да, мистер Лайн. Если помните, год назад я сам просил о встрече с вами…

— Помню, помню, — раздраженно оборвал его Лайн. — Мне не о чем говорить с управляющими банком. Мне надо, чтобы они получше присматривали за моими деньгами. Это ваша работа, Моран — вам за нее платят, не сомневаюсь, порядочно. Выписку счета принесли?

Гость достал из кармана конверт и вытащил из него два сложенных листа бумаги.

— Вот… — начал он, и стул, когда он приподнялся, скрипнул.

— Что там смотреть — просто скажите, какой баланс.

— Двести двадцать тысяч семьсот шестьдесят фунтов и несколько шиллингов.

— Хм! — удовлетворенно мурлыкнул старик. — А ценные бумаги?

— На шестьсот тридцать две тысячи.

— Так… ну, а теперь к делу, — начал Лайн и вдруг забеспокоился, — Откройте дверь и удостоверьтесь, что нас не подслушивают.

Гость встал, подошел к двери, открыл и снова закрыл ее.

— Там никого нет, мистер Лайн.

— Никого, говорите? Хорошо… Моран, скажу вам прямо: я — талантливый человек. Это не бахвальство — это факт, в котором вы сами, надеюсь, сможете убедиться. Зрение у меня уже не то, что прежде, и проверить все счета уже трудновато. Но у меня прекрасная память. Я научился производить все расчеты в голове, и цифры, которые вы принесли, могу назвать с точностью до шиллинга.

Старик ненадолго замолчал, силясь разглядеть через толстые стекла очков мужчину, который сидел по другую сторону стола.

— Вы играете на бирже или в карты?

— Нет, мистер Лайн.

— Хм! Болван Бинни пару дней назад читал мне об одном управляющем, который с приличной суммой сбежал. Скажу честно, мне стало не по себе. Меня уже грабили…

— Вы не очень-то учтивы, мистер Лайн.

— Я и не собираюсь любезничать, — огрызнулся старик. — Я не доверяю никому, даже управляющему банком. Все зарятся на мои денежки. Держал одного подлеца-слугу, Тиклером его звали…

И Хервей Лайн принялся рассказывать длинную-предлинную историю о том, как бесчестный слуга крал у него, чего он не досчитался, как поймал мерзавца. Банкир терпеливо дослушал ее до конца. Однако у него словно гора свалилась с плеч, когда он, пожав тонкую вялую руку, вышел за двери дома.

— Хух! — выдохнул облегченно. — Сюда больше — ни за какие деньги!

Бинни, проводив гостя, торопливо вернулся к хозяину.

— Как он выглядит, Бинни? У него честное лицо?

Бинни глубоко задумался.

— Лицо как лицо, — туманно ответил он, и старик вскипел.

— Тупица! Убери этот чертов завтрак! Кто там еще придет ко мне?

Бинни долго думал.

— Человек по имени Дорнфорд, сэр.

— Джентльмен по имени Дорнфорд, — поправил его хозяин. — Он мой должник, стало быть, джентльмен. В котором часу?

— Около восьми, сэр.

Лайн жестом отпустил его.

…В три часа пополудни Хервей Лайн, как обычно, отправился на прогулку. Бинни помог ему надеть плащ с капюшоном, подал мягкую фетровую шляпу и с превеликими хлопотами усадил в кресло. Осторожно скатил его по стальным желобкам, переправил через дорогу и направился в парк. В это время дня там обычно бывало малолюдно, и никто не нарушал покой старого ростовщика.

Бинни поставил кресло в тень дерева, а сам, неудобно примостившись на складном стульчике, принялся заунывным голосом читать газетные новости. Старик перебил его лишь раз.

— В котором часу придет Дорнфорд?

— В восемь, сэр.

Лайн кивнул, поправил очки на переносице и успокоенно сложил руки в перчатках на пледе, который укутывал его ноги.

— Будешь начеку, когда он придет, понятно? Ненадежный субъект, опасный. Слышишь, Бинни?

— Да, сэр.

— Так какого черта молчишь? Читай дальше эту гадость.

Бинни послушно продолжал читать о последнем убийстве в Лондоне. Преступления всегда увлекали его, он мог читать о них бесконечно.

Глава 6

Артур Хулес был лощеным светским щеголем. Как раз того типа, который чаще всего встречался в обществе. Это был невысокий, худощавый человек, в монокле, с безупречной прической и всегда одетый так, словно собрался на свадебную церемонию.

Он занимал пост атташе в какой-то латиноамериканской дипломатической миссии, хотя его деятельность была весьма далекой от дипломатии. Не будь у него высокого покровительства, власти давно бы уже с предельной учтивостью вручили ему уведомление, и скучающий детектив, которому вменено в обязанность следить за отправкой персон нон грата[8], проводил бы его на океанический теплоход.

Хулес имел обширные знакомства во всех слоях общества. Состоял членом привилегированных дорогих клубов, водил компанию с темными дельцами и имел связи на лондонском дне. Поговаривали, что он пользуется светскими связями для проворачивания темных делишек.

Джерри Дорнфорд был его хорошим приятелем. Джерри был единственным сыном известного коммерсанта сэра Джорджа Дорнфорда. В отличие от Хулеса он нигде не работал и ничего не умел. Зато слыл известным прожигателем жизни и имел все качества, за которые принимают в свете. Имел представительную внешность, хорошие манеры, сорил деньгами и состоял членом всех известных клубов, где собирались джентльмены.

Разумеется, Джерри вел беспутную жизнь. То и дело проходил соответчиком в делах о расторжении брака, был холост и жил в небольшой квартирке на Хаф-Мун-стрит, где устраивал шумные вечеринки — для избранных. И конечно, как истый джентльмен, не пропускал ни одних скачек. Букмекеры жили только надеждой, что в один прекрасный день он все-таки разбогатеет и вернет долги. Ведь есть же у него богатые родственники, которые однажды отправятся в лучший мир.

А пока в ожидании богатого наследства он продолжал делать долги. Правда, по временам его основательно прижимали кредиторы. Вот и сейчас приближается срок погашения крупной задолженности, к тому же многократно отсроченной. Положение было критическое. Хулес также знал, насколько оно серьезно: приятели почти не имели друг от друга секретов. В уютном ресторане фешенебельного клуба «Снелла» они встретились для выработки стратегии спасения.

Хулес, как всегда с важным видом, расположился у окна. Задумчиво поглаживая усики, он проговорил:

— Ну и кто же на этот раз предъявляет права на твою жизнь?

— Хервей Лайн.

— Хервей Лайн? Знаю, знаю его. Очень оригинальный человек. Когда мой дорогой папаша был секретарем миссии — в девяносто третьем, — то занимал у Лайна деньги. Но, по-моему, он бросил это занятие, так ведь?

Джерри раздраженно махнул рукой.

— Да, бросил. Я уж и не помню, сколько лет должен был ему три тысячи, а сейчас уже четыре. Был у меня шанс, что вдова оставит приличный куш, но старая ведьма все завещала племяннику.

— А на отсрочку он не согласится?

Лицо Джерри сделалось каменным.

— Нет, — коротко бросил он. — Грозит судом, и я не могу его остановить. Всю жизнь только и делаю, что выворачиваюсь из лап кредиторов! Иногда дела обстояли очень скверно, но мне всегда как-то везло.

Последовало долгое угрюмое молчание. Хулес стал быстро поглаживать усики.

— Две тысячи — этого ведь должно хватить, чтобы остановить старика? Тогда нет проблем! Я дам тебе две тысячи, конечно, на определенных условиях. Я не прошу тебя, как злодей в бульварных книжонках, пробраться в министерство обороны и выкрасть мобилизационные планы. Хотя… Кое-что мне все-таки нужно — для одного джентльмена. Он интересуется изобретением Дика Алленби. Это будет всего лишь маленькая услуга, а оплата поистине королевская! Разумеется, тебе решать, но на твоем месте я бы не отказывался.

Дорнфорд с кислой миной повернулся к окну. Он отлично понимал, что речь идет о примитивном воровстве в сфере интеллекта. И как джентльмен должен был с негодованием отказаться. Однако живо представил себе кое-что и пострашнее. По сути, он согласился бы на любой выход из положения, кроме самоубийства.

— Даже не представляю, как это можно сделать.

В зал вошли двое мужчин. Джерри быстро взглянул на них и с неудовольствием узнал в одном из мужчин банкира Лео Морана.

— Это судьба, — тихо сказал он.

— Кто это? — спросил Хулес, проследив за его взглядом.

— Управляющий моим банком. Моран, Лео Моран. Кстати, что он делает в клубе?

Мужчины усаживались за стол. Хулес повернулся к Джерри и сверкнул темными глазами.

— Так как, дружище!

Джерри тяжело вздохнул и покачал головой.

— Мне надо подумать. Это чертовски скверная работенка.

— Тебя больше устраивает перспектива оказаться несостоятельным должником? — вкрадчиво заговорил Хулес. — Выгонят из всех клубов… Как же все станут жалеть бедного Джерри! Возврата уже не будет… постепенно уподобишься Майку Хеннеси. Ох, лучше сделать все возможное, чтобы этого не случилось!

— Причем тут Майк Хеннеси? — быстро спросил Джерри.

Его приятель рассмеялся.

— Так, к слову пришлось. Ты частенько заходишь в театр; я тебя очень понимаю, Мэри — очаровательная девушка.

На лице Хулеса появилась легкая гримаска, словно он собирался присвистнуть.

— Опять-таки к слову: Алленби ведь тоже нравится эта юная леди. Странно, как все сходится, словно части головоломки. Подумай хорошенько, дорогой мой Джерри, и позвони мне на Гросвенор[9]. И не откладывай…

Щелчком пальцев Хулес подозвал официанта, небрежно подписал счет и пошел к двери. Джерри последовал за ним. Моран со своего места увидел Дорнфорда и, привстав, схватил его за рукав.

— Если вы не заняты, Джерри, мне бы хотелось на этой неделе встретиться с вами.

Дорнфорд с раздражением выдернул руку. Он всегда помнил, что Лео Моран — обыкновенный банковский клерк, пусть даже и преуспевающий. И образование-то свое он получил, видимо, за счет государства. Поэтому благородный джентльмен не мог не возмутиться этому фамильярному «Джерри». Однако сдержался. Ему было отлично известно, для чего он нужен банкиру. Речь, конечно, пойдет об уплате денег. Дорнфорд лишь пробурчал:

— Хорошо, — и опрометью выскочил за дверь.

На лестнице он дал волю своей ярости:

— Свинья! В «Снелле» не место таким скотам! Шагу нельзя ступить, чтобы какой-нибудь хам не пристал с требованием уплаты долга! Это становится невыносимо.

Хулес, чем-то весьма довольный, напевал под нос любимую арию из Пуччини. Он улыбнулся и покачал головой.

— Миру, дружище, нужны разные люди — без этого он стал бы скучен.

Щеголь смахнул невидимую пылинку с безукоризненно чистого рукава пальто, на прощание легонько похлопал Джерри по плечу и неторопливой походкой направился по Сент-Джеймс-стрит в свою таинственную миссию.

Дорнфорд в нерешительности постоял с минуту, затем медленно пошел в другую сторону. Он не умел долго размышлять над своими проблемами. Скорее он был рабом своих чувств. Стоило ему представить свое возможное будущее в случае, если он не договорится со стариком Лайном, как он автоматически принял решение. Джерри остановил такси и поехал на Куинз-гейт в гости к Дику Алленби, чтобы ознакомиться с обстановкой и составить план действий.

Дик жил в бывшем особняке, который теперь сдавали под квартиры. Привратника, как и лифтера, здесь не было. Джерри поднялся на пятый этаж и постучал в дверь. Ответа не последовало, он толкнул дверь и вошел. И сразу же оказался в мастерской Дика. Раньше здесь была студия, затем переоборудованная изобретателем для своих целей. Через все помещение тянулся верстак. На нем Джерри среди нагромождения деталей и приборов разглядел несколько пустых бутылок из-под пива, Рядом стоял один стакан. Он покачал головой, осуждая излишества. Знай гость, что этими излишествами занимался здесь известный сыщик Скотленд-Ярда, то немедленно ушел бы отсюда и больше никогда не возвращался.

— Вы здесь, Алленби?

Ответа не последовало. Джерри отыскал глазами на верстаке продолговатую стальную коробку. Чутье подсказало ему, что это и есть новое изобретение Дика. Он быстро подошел, поднял футляр. И облегченно вздохнул, поняв, что может нести его без особого труда. Поставив коробку на место, Джерри вернулся к двери. Ключ торчал изнутри: он осторожно вытащил его и внимательно осмотрел. Дубликат можно было изготовить запросто, даже не имея слепка. Кое-какое техническое образование Джерри имел, и поэтому легко набросал на обратной стороне конверта эскиз ключа, прикинул размеры, сделал пометки и поспешно вставил его назад.

Он знал, что спальня находится на верхнем этаже и, вероятно, хозяин сейчас там. Дорнфорд прислушался: до его слуха донесся звук шагов по лестнице. Когда Дик вошел, он стоял посредине комнаты, рассматривая пустые бутылки.

— Привет, Дорнфорд! — Особой радости в голосе Дика не было. — Решил зайти?

Джерри улыбнулся.

— Скучно что-то стало. Вот и решил посмотреть, над чем работает наш великий изобретатель. Да, кстати, на днях видел тебя в театре с красивой девушкой. Поздравляю. Я попробовал заговорить с ней, но она повела себя чертовски грубо.

Дик свирепо глянул на него.

— Еще раз заговоришь с ней, и чертовски грубо поведу себя я.

Джерри усмехнулся.

— Не беспокойся, не собираюсь я ее соблазнять… Кстати, вечером увижусь с твоим дядей. Передать ему привет?

— Он предпочел бы, чтобы ты передал ему кое-что посущественней, — холодно бросил Дик.

Он сказал это безо всякой задней мысли, но выстрел пришелся прямо в цель. Джеральд поморщился.

— Ну зачем же так, Дик? Откуда эта внезапная вражда? Не волнуйся — твоя девушка совершенно не в моем вкусе. Приятная крошка, и ничего особенного. Актриса из нее — так себе. Такие на лондонской сцене далеко не идут…

— Все, что касается мисс Лейн, не твоего ума дело. И вообще, чего ты сюда приперся? Насчет вражды ты правильно заметил, но она вовсе не внезапная. Что-то не припомню, чтобы мы были очень большими друзьями.

— Старик, мы же служили в одном полку. Господи! Неужели двенадцать лет армейской дружбы для тебя ничего не значат? Двенадцать лет назад все было по-другому…

Дик молча открыл дверь.

— Уходи, Джерри, я не хочу тебя здесь видеть. И знать тебя особого желания не испытываю. Увидишь дядю, скажи ему об этом: заработаю себе очко.

Дорнфорд усмехнулся. Бурная реакция Дика не была для него неожиданностью и нисколько не задела его самолюбия. Напротив, он сам попытался перейти в атаку:

— По-моему, ты знал беднягу Тиклера, которого на днях убили?

— Я ни о чем не хочу с тобой разговаривать, даже об этом.

Дик быстро вышел из мастерской, вызвал лифт, пропустил туда Джерри и со стуком захлопнул за ним решетчатую дверь. Он злился на себя, что не сдержался. В последние годы Дорнфорд почти всегда вызывал в нем приливы ярости. Он ненавидел взгляды Джерри на жизнь, его беспринципность, эгоизм, никчемность. Он не мог забыть, как однажды в полку Джерри легко и безжалостно обыграл молодого офицера. А тот потом предпочел смерть позору.

Дик дождался, когда лифт остановится на первом этаже. Затем вернулся в мастерскую, открыл окно и проветрил комнату — жест странный, но точно отражающий его отношение к посетителю.

Глава 7

Инспектор Смит знал в Лондоне почти каждого, кто представлял собой хоть какую-нибудь величину. Многие испытали бы шок, узнай они, насколько подробно известна ему вся их подноготная. Порой крупица информации или ненароком брошенное словцо открывали ему тайные связи между отдаленными явлениями. Детективам, специализирующимся на уголовных преступлениях, это иногда очень помогает.

Инспектор шел с визитом к Лео Морану. Анонимное письмо лежало у него в кармане и несколько смущало его, но интуиция подсказывала, что предстоящий разговор обещает быть интересным.

Банкир проживал недалеко от старого Лайна, и Смит нисколько не удивился, увидев идущего ему навстречу Бинни. Где-то в подсознании Кремня всплыла связь между этим слугой и Мораном. Он не преминул воспользоваться встречей, чтобы прощупать почву. Тем более, что он знал Бинни как неисправимого сплетника, большого любителя порассказывать истории о своих хозяевах. В большинстве этих историй содержались лишь крупицы правды, но послушать его стоило.

Бинни приподнял шляпу и вежливо поздоровался:

— Добрый день, мистер Смит, — немного помявшись, он робко продолжил, — простите меня за смелость, сэр… новости есть какие-нибудь?

— Вы говорили, что знали этого Тиклера?

Бинни покачал головой.

— Совсем немного. Он мой предшественник…

— Сплюньте, — раздраженно сказал Кремень. — Вы хотите сказать, что он служил у мистера Лайна до вас?

Бинни кивнул.

— А у Морана вы служили?

Физиономия Бинни расплылась в улыбке.

— У кого я только не служил! Был камердинером у лорда Френли…

— Меня ваш послужной список не интересует. Что он за человек, этот Моран? Богатый, да? Деньгами швыряется?

Бинни глубоко задумался, словно от ответа зависела его жизнь.

— Он был очень приятным джентльменом. Я прослужил у него всего шесть месяцев. Он живет сразу за углом, окна в парк выходят.

— Я вас не об этом спрашиваю! Он по натуре скрытный, тихий?

— Я не помню, чтобы он много шумел…

Бестолковые ответы Бинни даже ангела вывели бы из себя. Инспектор начал даже сочувствовать Хервею Лайну.

— Когда я говорю «тихий», — скривился Кремень, — я имею в виду, не беспутничал ли он? Ну, вино, женщины, рестораны — вы понимаете, о чем я? Ваша матушка, должно быть, в детстве частенько вас роняла…

— Я не помню своей матушки. Нет, сэр, я не могу сказать, что мистер Моран был гулякой. Небольшие вечеринки устраивал, что правда, то правда. Приглашал леди и джентльменов из театра. Но когда у него пропали деньги, бросил это.

Кремень прищурился.

— Пропали деньги? Как, когда? В банке пропали?

— Нет, сэр, его собственные деньги. — Бинни испуганно заморгал глазами. — И мне пришлось тогда уйти. У него были акции в банке. Не в его банке, а в другом — и тот лопнул. Я хочу сказать…

— «Лопнул» мне объяснять не надо. Что это значит, я знаю. Устраивал вечеринки, говорите — выпивка и все такое? Как и этот, как его… — инспектор прищелкнул пальцами.

Бинни ничем помочь не мог. Он беспокойно оглядывался по сторонам, словно высматривая, как бы сбежать.

— Спешите? — спросил Смит.

— Кино начинается через десять минут. С Мэри Пикфорд…

— А, эта! — В голосе Кремня не прозвучало ни малейшего интереса. По его мнению, все актрисы мира не стоили и одного среднего лондонского преступника. — Так что об этом Тиклере… У Морана он служил?

Бинни подумал и покачал головой.

— Нет, сэр; по-моему, он служил у мистера Лайна, когда я служил у мистера Морана, а когда я служил у… — Бинни остановился, а затем, словно его осенило, быстро добавил: — Сегодня он выступает по радио.

Инспектор вздрогнул.

— Кто выступает? О ком это вы?

— Мистер Моран. Лекция об экономике или о чем-то в этом роде. Он частенько выступает.

Лекции Кремня Смита интересовали мало. Он еще немного порасспрашивал слугу, но без особых успехов, и, вконец потеряв терпение, отпустил беднягу.

Банкир жил в прекрасном особняке, в послевоенные годы сдаваемом внаем под квартиры. По широкой светлой лестнице Кремень поднялся на верхний этаж. Слуга провел его в гостиную, со вкусом обставленную дорогой мебелью. Из двух окон открывался прекрасный вид на Риджентс-парк, но внимание Кремня в первую очередь привлекла роскошь обстановки.

Пол укрывал персидский ковер; бра, хрустальная люстра, серебряные подсвечники заметно отличались от тех, которыми забита прилавки универмагов. В большой стеклянной витрине с подсветкой были разложены несколько прекрасных миниатюр; в другой такой же — редкие украшения из нефрита, некоторые из них стоили, похоже, очень больших денег. Кремень не разбирался в живописи, но и он понял, что картины на стене принадлежат кисти старых мастеров.

Инспектор знал финансовые возможности управляющего средним отделением банка; мог с большой точностью назвать размер его жалованья. И, осматривая квартиру и роскошную обстановку, без конца задавал себе один и тот же вопрос: «Откуда у Лео Морана все это могло взяться?»

Смит рассматривал картину, когда услышал за спиной шаги. Мистер Моран был одет в шелковый халат поверх сорочки и белого жилета. Казалось, он нисколько не удивлен своему посетителю.

— Привет, Смит! Не часто вы балуете нас своим посещением. Присаживайтесь и выпейте. — Он позвонил. — Конечно, пива?

— Конечно, пива, — чистосердечно признался Смит. — Хорошенькое у вас гнездышко, мистер Моран!

— Неплохое, — небрежно бросил хозяин квартиры. Он показал на ту картину, которая заинтересовала Кремня. — Подлинный Коро. Мой отец отдал за нее триста фунтов; сейчас стоит, наверное, тысячи три.

— Ваш отец был состоятельным, мистер Моран?

— Деньги у него были. А почему вы спрашиваете? Не укладывается в голове, как это на мое жалованье можно так обставить квартиру, я прав? — Глаза банкира весело поблескивали. — Наверное, думаете, что у меня есть незаконные доходы? Например, ворую у себя в банке или нечто подобное?

— Смею заверить, — торжественно произнес Кремень Смит, — что подобное мне и в голову не приходило.

— Пива, — приказал Моран слуге, который появился в дверях. — У вас какое-то дело ко мне? Какое?

Кремень задумчиво поджал губы.

— Я разузнаю об этом бедняге Тиклере…

— О парне, которого убили? Знаю ли я его, вы хотите спросить? Конечно, знаю! В последнее время не было случая, чтобы я вышел из этого дома и не столкнулся с ним. Все хотел мне что-то рассказать или продать — я так ни разу и не поинтересовался, что.

Кремень заинтересовался:

— Вы так и не знаете, что он хотел рассказать? Может, за это его и убили?

— Вы что, подозреваете меня?

Кремень улыбнулся — то ли абсурдности вопроса, то ли появлению большой бутылки пива — Моран так и не понял.

— Вы знаете мисс Лейн?

— Немного, — холодно ответил Моран.

— Хорошая девушка. Ваше здоровье! — Кремень поднял стакан и залпом осушил его. — Отличное пиво, почти как до войны. Помнится, тогда его можно было взять по четыре пенса за кварту.

Он тяжело вздохнул и попытался выжать еще немного из бутылки, но увы. Моран снова взялся за колокольчик.

— Почему вы спросили о мисс Лейн?

— Слышал, вы интересуетесь артистами… А вот и слуга!

— Еще бутылку для мистера Смита, — не поворачивая головы, бросил Моран. — Что вы хотите сказать?

— Ну, вы ведь когда-то устраивали для актеров вечеринки?

— Да, много лет назад, в дни моей зеленой юности. А что?

— Так, просто интересно, — пожал плечами Смит.

Хозяин квартиры поднялся и зашагал по комнате, пытаясь справиться с раздражением.

— За каким чертом вы пришли сюда, Смит? Вы ведь не из тех, кто понапрасну тратит время на идиотские расспросы. Связываете меня с этим убийством? Убийством этой мерзкой трущобной крысы, которую я едва знал? Абсурд!

Кремень покачал головой.

— Конечно, нет, — пробормотал он. — Я просто собираю информацию.

Принесли пиво. Раздражение мистера Морана улетучилось.

— Могли бы, по крайней мере, сказать, что за вашим визитом кроется — или вы все держите в секрете? Выкладывайте, дружище, не темните.

Мистер Смит вытер усы, медленно поднялся со стула и перед венецианским зеркалом поправил свой широкий розовый галстук.

— Я скажу вам, что скрывается за моим визитом — как мужчина мужчине. Мы получили анонимное письмо. Установить, кто писал, труда не составило. Его прислала хозяйка квартиры, где жил Тиклер. Мы поговорили с ней, и знаете, что оказалось? Когда Тиклер сильно напивался, а это случалось каждый день, он обычно с этой дамой разговаривал о вас.

— Обо мне? Но что он мог знать и говорить обо мне!

— Многие болтают о людях, которых не знают, — начал Смит. — Известность в обществе…

— Чепуха! Я не общественный деятель. Я всего лишь скромный управляющий банком, который ненавидит банковское дело и с радостью сгреб бы в охапку все банковские книги и в Риджентс-парке сжег, напоил бы клерков, открыл бы подвалы для мелких воришек Лондона и превратил бы это чертово заведение в ночной клуб!

Уставившись на Морана с отвисшей челюстью, Смит не пропустил ни одного слова из этой тирады. Учтивость и уравновешенность покинули банкира, и на его лице проступила долго сдерживаемая злоба, если не нечто большее.

— Однажды за то, что я играл на бирже, меня чуть не вышвырнули из банка. Я — игрок, всегда был им и остаюсь. Выкинь они меня тогда, мне бы конец. Пришлось на коленях приползти к директорам, чтобы позволили остаться, да еще пришлось притворяться, что их банк — это самое для меня дорогое на свете, а директора — святее Папы Римского. И каждый раз, когда я пытался хоть немного подзаработать, чтобы послать их ко всем чертям и смыться, фортуна отворачивалась… — Он щелкнул пальцами. — Я и правда не знаю Тиклера. И почему он говорил обо мне, понятия не имею.

Кремень Смит глянул на свой котелок.

— Вы знаете мистера Хервея Лайна?

— Да, он наш клиент.

— Давно его видели?

Моран помолчал и задумчиво ответил:

— Да уже года два.

— О!

Инспектор сказал «О!», потому что ничего другого в голову не пришло.

— Ну, я пошел. Извините, что побеспокоил, но вы ведь знаете — дела не терпят отлагательств.

Он протянул банкиру свою огромную руку, но мистер Моран был настолько поглощен своими мыслями, что не заметил этого.

Закрыв за гостем дверь, банкир медленно вернулся в гостиную и присел на краешек дивана. Долго просидел неподвижно, затем встал и подошел к стене. Отодвинул картину, за которой скрывался сейф, открыл его и вытащил пачку документов. Очень внимательно просмотрел их и положил обратно. Затем вытащил из глубины сейфа плоскую кожаную шкатулку, в которой лежали билеты на поезд и пароход, а также паспорт с вложенными банкнотами на две тысячи фунтов. Шкатулку он уложил в саквояж и начал торопливо переодеваться.

Глава 8

Бинни увлеченно и с чувством читал программу радиопередач на вечер. Когда он дошел до десятичасовой лекции «Банковская система и экономика», Хервей Лайн перебил его:

— А ну, погоди… Стой, тебе говорят! Разошелся. Кто читает эту лекцию?

— Мистер Моран, сэр.

— Моран? Это тот хлыщ, который заходил вчера?

— Да, сэр.

— Банковская система — ишь ты! — проворчал старик. — Этого слушать не хочу. Понял, Бинни? Этого слушать не хочу!

— Хорошо, сэр.

Белые узловатые пальцы старика пошарили по столу, нащупали часы и нажали кнопку.

— Шесть часов. Дай мне салат.

— Сегодня я видел того инспектора, сэр, мистера Смита…

— Салат давай!

Салатом с цыпленком мистер Лайн неизменно заканчивал день. Бинни старательно прислуживал, но все делал невпопад. Когда он говорил, старик приказывал ему заткнуться, а когда надолго умолкал, наоборот, клял его за угрюмость. Наконец, хозяин поел и удовлетворенно откинулся на спинку кресла. Слуга убрал пустые тарелки и собирался уже оставить старика подремать, как Лайн вернул его.

— Что там с «Кассари Ойлз»?

Нефтяная компания «Кассари Ойлз» уже давно вела поиски нефти в Малой Азии. И в зависимости от ее успехов акции компании то дорожали, то падали в цене. Они не давали покоя Хервею Лайну. За те годы, что он держал «Кассари Ойлз», они превратили его жизнь в сплошную муку, ибо он любил порядок и стабильность в своих делах, а рисковать предоставлял другим.

Мистер Хервей собрал целую кучу сведений о месторождениях «Кассари Ойлз» за много лет. И они могли повергнуть в уныние любого, кто вложил в это дело свои деньги. Приобрести эти акции — акции учредителя — стоило Лайну немалых усилий. И тем более затруднительно было избавиться от них при их очевидной ненадежности. И все же он после долгих колебаний превратил их в более надежный капитал. Но продолжал пристально следить за деятельностью компаний. Ему не давала покоя мысль, что он собственными руками мог выбросить целое состояние. Читать ежедневно об изменении курса акций вошло у него в обычай.

Бинни отыскал газету, привычно развернул ее на нужном месте и прочел котировку[10]. Старик заворчал:

— Если пойдут вверх, затаскаю чертов банк по судам. Это болван Моран посоветовал их продать.

— Они пошли вверх, сэр? — робко поинтересовался Бинни.

— Не суй свой нос в мои дела… Лучше подай мне чай, да смотри, не крепкий. И принеси папку с делами моих должников, зеленую с белыми тесемками. А сам можешь убираться. Да, когда придет Дорнфорд, никуда из дома не отлучайся, слышишь?

— Да, сэр…

В восемь часов появился посетитель — давний должник и, как предчувствовал старик, почти безнадежный. В свою очередь, Джерри чувствовал, что, будучи последним из должников старика, напоминает мышь в лапах дряхлого кота, которую слишком быстро не съедят. И в этом, в известной степени, надеялся обрести спасение.

Хервей Лайн принял гостя с застывшим оскалом на лице — по его мнению, это была улыбка, — которым встречал должников уже много лет.

— Присаживайтесь, мистер Дорнфорд, — любезно, как мог, пригласил он. — Бинни, пошел вон!

— Бинни здесь нет, мистер Лайн.

— Подслушивает за дверью, всегда подслушивает! Посмотрите.

Дорнфорд открыл дверь — слуги не было и в помине. Когда же повернулся к ростовщику, тот утратил какие-либо признаки любезности. Хищно склонившись над папкой, он перебирал листы.

— Минуточку, минуточку. — Старик делал вид, что зорко вглядывается в свои бумаги. — Насчет этих денег — три тысячи семьсот, кажется? Вы готовы сегодня вечером рассчитаться?

— К сожалению, ни сегодня, ни в ближайшие дни не смогу. Вообще не вижу возможности в настоящее время рассчитаться. Впрочем, я договорился, чтобы на ваш счет перевели четыре-пять сотен…

— С кем договорились — с Исааком и Соломоном?

Джерри проклял себя за тупость. Как же это он выпустил из виду, что ростовщики бдительно следят за своими должниками.

— Так вот, друг мой, ничего у вас не получится. Ищите, ищите деньги. Если до завтра не рассчитаетесь, передаю дело в суд.

Другого Джерри и не ожидал.

— А если к концу недели найду две тысячи, вы дадите время достать остальные?

Он с изумлением почувствовал, что не может справиться с волнением — голос его сипит и прерывается. Это он-то, джентльмен до кончиков ногтей, не терявший присутствия духа даже в самых безвыходных ситуациях, вот так разволновался перед этим безобразным стариком, одной ногой уже стоящим в могиле.

— Если можете найти две тыщи, найдете и три семьсот, — отрезал старик. — К концу недели? Да я и дня не дам — откуда бы вы их взяли?

Джерри прокашлялся.

— Мой друг…

— Начнем с того, что это ложь, мистер Джеральд Дорнфорд, — перебил ростовщик, — у вас нет друзей: вы их всех порастеряли. Я скажу, что сделаю с вами.

Лайн быстро перегнулся через стол, опершись локтями на его полированную поверхность. Он наслаждался этими мгновениями своей власти, возвращавшими ему некоторые из прежних ценностей жизни, которые остались теперь лишь в воспоминаниях.

— Даю время до шести часов завтрашнего дня. Или ваши деньги будут вот тут, — он с силой хлопнул по столу, — или делаю вас несостоятельным должником!

Если бы старик мог видеть, то заметил бы, как изменилось выражение лица Джерри. Но и не видя, Лайн по долгому опыту уловил реакцию должника. И решил, как мог, смягчить ситуацию.

— Вы поняли меня? — Металл из его голоса улетучился.

— Понял, — глухо ответил Джерри.

— Завтра приносите все деньги, и я возвращаю расписку. Минута опоздания — и она отправляется в суд.

— Но, мистер Лайн, — Джерри обрел, наконец, способность к отпору, — две тысячи фунтов — это ведь не та сумма, перед которой так уж обязательно вертеть носом.

— Посмотрим, — кивнул старик. — Мне нечего больше сказать.

Джерри встал, от злости его трясло.

— А у меня есть, что сказать, ты, старый жмот! — Ярость душила его. — Ты, чертов кровопийца! Надумал отправить меня за решетку?

Хервей Лайн с трудом поднялся на ноги и дрожащей тощей рукой показал на дверь.

— Вон! — Голос был лишь чуть громче шепота. — Кровопийца… старый жмот, это я-то? Бинни! Бинни!

Из кухни на зов явился Бинни.

— Вышвырни его! Спусти с лестницы и врежь ему! — вопил старик.

Бинни глянул на гостя, на голову выше его, и жалобно улыбнулся.

— Лучше уходите, сэр, — едва шевеля губами, прошептал он, — и не слушайте, что я скажу. — Затем прокричал громко, свирепым голосом. — Убирайся отсюда, не понятно, что ли? — Он со стуком распахнул дверь. — Вон отсюда!

Бинни ударил кулаком себе в ладонь, в грудь, и все время умоляющим взглядом просил у гостя прощения за свое поведение.

Джерри молча вышел. Старик без сил откинулся на спинку кресла.

— Дал ему? — слабым голосом произнес он.

— Спрашиваете! Да я чуть руку себе не сломал.

— А ему что сломал? — прорычал старик, снова впадая в ярость.

— Без доктора ему теперь не очухаться, — продолжал легкомысленно хвастаться слуга.

Тонкие пальцы хозяина сложились в узловатый кулак, которым он начал запальчиво протыкать воздух.

— Да ты и пальцем его не тронул, ты, жалкий червяк!

— Вы что, не слышали, как я… — обиженно заныл Бинни.

— Похлопал руками? Трепло и дурак, думаешь, я не понял этого? Я, может, и слепой, но уши-то у меня есть. Кстати, ты вчера вечером, или когда это было, поймал вора? Да ты даже не слышал, как он лез!

Бинни беспомощно заморгал. Позапрошлой ночью действительно кто-то выбил с задней стороны дома окно. Удалось ли незваному гостю забраться на кухню, неизвестно. Старый Хервей, спящий по-стариковски чутко, услышал звон разбитого стекла. Вышел на лестницу и стал звать Бинни, который занимал комнату рядом с кухней.

— Досталось ему от тебя? Ты хоть слышал, как он разбивал окно?

— Я все слышал. Но я… затаился. Я хотел вызвать полицию. Все должно быть по закону…

— Пошел вон! По закону! Ты что, думаешь, мне нужны в доме эти олухи в сапожищах? Пошел вон, меня уже тошнит от тебя!

Бинни поспешно ретировался.

Почти два часа старик просидел, что-то бормоча под нос, порой яростно жестикулируя. Часы пробили десять. Он повернул радиоприемник к себе и включил. Лекция только что началась:

«Прежде чем рассказать о банковской системе в нашей стране, я хотел бы немного остановиться на истории банковского дела…».

Хервей Лайн выпрямился и стал напряженно вслушиваться; что-то в этой лекции его чрезвычайно взволновало.

Глава 9

Дик Алленби еще не заговаривал о помолвке; и безымянный палец Мэри Лейн пока ничем не выдавал ее будущего. Дик упомянул об этом к слову, во время обычного разговора.

Между двумя последними актами «Утесов судьбы» он сидел в гримерной и через кретоновую[11] штору, за которой Мэри переодевалась, разговаривал с ней.

— Обо мне скоро пойдет дурная слава, — говорил он. — Ничто так не вредит репутации изобретателя, как то, что его признают своим в театре. Сегодня охранник пропустил меня без расспросов.

— А ты пореже приходи, и не будет узнавать. — Мэри вышла из-за шторы и села за туалетный столик.

— Реже? Ну, я бы не сказал, что меня огорчает моя репутация. Наоборот, я очень рад видеть тебя, разговаривать с тобой. Знаешь, я все чаще прихожу к мысли, что для меня важней всего на свете — это ты.

— Важней даже ружья Алленби?

— А, это! — С нарочитой небрежностью Дик махнул рукой. — Кстати, ко мне сегодня приходил один немец, инженер, и за патент предложил — от имени солидной фирмы в Эссене — десять тысяч фунтов.

— А он, часом, не приболел?

— Я тоже сначала так подумал. — Дик прикурил недозволенную сигарету. — Но потом оказалось, он очень толковый парень. Сказал, что считает меня одним из величайших изобретателей века.

— Милый, так оно и есть, — лукаво улыбнулась ему Мэри.

— Знаю, — шутливо поклонился в ответ Дик. — Но по-немецки это звучало чертовски приятно. Если честно, Мэри, я и понятия не имел, что эта штука стоит так дорого.

— Хочешь продать? — Девушка повернула голову.

Дик замялся.

— Еще не решил. Но, знаешь, именно эта солидная прибавка к доходам и навела меня на мысль о твоем неукрашенном безымянном пальце.

Мэри отвернулась к зеркалу, пробежалась пуховкой по лицу и покачала головой.

— У меня в планах стать великой актрисой.

— Ты и так великая актриса, — вальяжно произнес Дик. — Ты сумела выудить предложение руки и сердца у великого гения.

Девушка резко повернулась.

— Знаешь, чего я боюсь?

— Ну, вероятно, остаться незамужней великой актрисой?

— Нет, меня пугает другая перспектива. — Она говорила очень серьезно. — Твой дядя может оставить мне все свои деньги.

Дик тихо рассмеялся.

— Мой ночной помой такие страхи не нарушают. А с чего ты это взяла?

Мэри глянула на него и задумчиво прикусила губу.

— Один раз он сам сказал что-то в этом роде. А совсем недавно мне пришло в голову, что он настолько ненавидит меня, что может такое сделать, лишь бы досадить мне. Согласись, это ужасно.

Дик изумленно уставился на девушку.

— Объясни, ради Бога!

— Тогда мне не нужно будет как одержимой работать на сцене ради денег. Я превращусь в посредственную актрису и вынуждена буду оставить театр.

— Ты это серьезно?

— Да. Согласись, это было бы ужасно.

— По-моему, ты волнуешься напрасно, — сухо заметил Дик. — Старик скорее оставит их собачьему дому. Ты часто с ним видишься?

Она не успела ответить. Их увлекательную беседу прервал стук в дверь. Мэри приподнялась, думая, что это мальчик, приглашающий на сцену. Но стук повторился, и на пороге появился Лео Моран. Увидев Дика, банкир изобразил на лице недовольство.

— Вместо того, чтобы болтаться здесь без дела, лучше бы сидели дома и ловили каждое слово в моей эпохальной речи.

— Слышал, что вы выступаете на радио, — улыбнулся Дик. — Так вас для этого случая переодели?

— Нет, собрался на ужин.

В дверь снова постучали, на этот раз пришел мальчик, и Мэри поспешила на выход. Она и рада была сбежать: в присутствии мистера Морана ей почему-то становилось не по себе.

— Вы смотрели этот спектакль?

Моран кивнул.

— Да, имел несчастье — видимо, за все мои грехи. Это самый ужасный спектакль в Лондоне. Не могу понять, чего это ради старина Майк не снимает его. У него должен быть очень богатый спонсор.

— Вы когда-нибудь слышали о Вашингтоне Вирте?

На лице Лео Морана не дрогнул ни один мускул.

— Не приходилось. А что, это он финансирует спектакль?

— Да, очень странный тип. Я на днях подсчитывал: на этом спектакле он потерял уже что-то около десяти тысяч. Никакой выгоды он не имеет. И, насколько я знаю, особого повода держаться за эту постановку у него нет. Среди исполнителей единственная женщина, на которую стоит посмотреть, это Мэри, но они мало знакомы.

— Вашингтон Вирт, Вашингтон Вирт… Что-то знакомое. — Моран смотрел на стену поверх головы Дика. — То ли слышал, то ли видел где-то это имя… Кстати, сегодня вечером ко мне заходил ваш старый приятель, Кремень Смит. Вы ведь были рядом, когда нашли этого несчастного Тиклера?

Дик кивнул.

— Этот болван вел себя так, словно я замешан в этом!

— Если под болваном вы имеете в виду Кремня, то не огорчайтесь: со мной он вел себя так, словно это я убил. Пивом угостили?

Моран кивнул, затем открыл дверь, глянул вдоль пустого коридора и тихо ее прикрыл.

— Я пришел, потому что надеялся застать вас здесь, Дик. Хочу попросить об одолжении.

Лицо Дика расплылось в улыбке.

— Вряд ли что доставит мне большее удовольствие, чем отказаться одолжить деньги управляющему банком.

— Не будьте идиотом, речь не о деньгах. Всего лишь…

Он остановился, словно подбирая слова.

— На одну, две недели я должен уехать из Лондона. Мне должны дать отпуск… и я хочу провести его в деревне. Не могли бы вы забирать мою почту и до моего возвращения держать ее у себя?

— А почему вы не хотите, чтобы ее пересылали?

Лео Моран нетерпеливо взмахнул рукой.

— Есть причины. Я вообще почте особенно не доверяю. Слугу я отпускаю, и квартира остается без присмотра. Если оставлю вам ключ, может, и за квартирой заодно присмотрите?

— Хорошо, я не против. А когда вы уезжаете?

— Ничего определенного, к сожалению, сказать не могу. Не уверен даже, дадут ли мне вообще отпуск. Совет директоров всегда ставит палки в колеса…

— Как, неужели даже управляющий банком не может свободно распоряжаться своим отпуском?

— Вы не представляете себе, как трудно иметь дело с этой кучкой болванов в Сити[12]. Вы сроду не узнаете, насколько близки они к человеческим существам из мяса и костей. Так и кажется, что перед вами божества, сошедшие с небес. Вы подходите к ним, трижды падаете на колени, становитесь на голову, и даже после этого они вряд ли вас замечают!

— Да будет вам, не горячитесь. Знаете, ведь со временем вы тоже можете стать одним из них?

— Ну, это маловероятно, у меня другие планы.

— Да? Это интересно. Кстати, мне нужен ваш совет.

Дик рассказал о предложении, которое получил от немца. Описывать свое изобретение ему не было необходимости, поскольку Моран и видел его, и проверял, как оно действует.

— Деньги я сейчас брать бы не стал. Предпочел бы половину будущих доходов от внедрения… Вы скоро домой?

— Прямо сейчас. Мэри пригласили на ужин.

— Мистер Вирт? — тонко улыбнулся Моран.

— Я думал, вы о нем не слышали.

— Только что вспомнил. Это тот тип, который устраивает для актеров вечеринки. Я и сам когда-то устраивал их — это только кажется красивым, внутри сплошная гниль! Раз вы домой, пойду вместе с вами и еще раз полюбуюсь вашим непревзойденным изобретением международного значения.

Лео Моран частенько и по любому поводу говорил с иронией. За это, собственно, его недолюбливали в обществе. И Дик Алленби, чувствительный, как и все изобретатели, к любой, даже дружеской насмешке, почувствовал раздражение. Но он простил банкиру его ехидство за все, что было у того сказать о Джерри Дорнфорде.

— Это подонок! — убежденно заявил Моран. — Почему я так думаю, сказать не могу — не имею права разглашать тайны банковского вклада. Завтра у меня с ним как раз состоится разговор. От одной этой мысли настроение портится…

Джентльмены взяли такси. Вечер выдался теплым, но очень туманным. Автомобиль медленно двигался в веренице машин.

— Кстати сказать, — заговорил Дик, — вы напомнили мне, что надо сделать одно важное дело: прийти домой и разрядить ружье. Собирался провести опыт — прострелить специальной пулей стальную плиту, да так и бросил. А ружье хватило ума оставить заряженным… О, да здесь совсем ничего не видно!

Туман настолько сгустился, что при подъезде к дому водителю пришлось двигаться вдоль бордюра чуть ли не наощупь.

Маленький лифт был также погружен во тьму, и даже после того, как Дик щелкнул выключателем, свет не появился. Он шагнул в лифт и что-то раздавил ногой, раздался громкий хлопок. Мужчины вздрогнули.

— Что за чертовщина? — раздраженно сказал Моран.

Дик чиркнул спичкой. На полу валялись осколки небольшой лампочки, выкрученной с потолка кабины.

— Странно. Какие хулиганы здесь побывали?

Дик нажал кнопку, и лифт поднял их на пятый этаж. У двери своей квартиры он достал из кармана ключ и еще раз удивился — в замке уже торчал другой. С недобрым предчувствием он повернул ручку — дверь открылась.

— Чьи это идиотские проделки?

Дик включил свет и замер, слова застряли у него в горле. Место на верстаке, где он оставил свое детище, пустовало. Ружье пропало!

Глава 10

Дик был потрясен, потрясен настолько, что даже не разозлился. Он все никак не мог осмыслить происшедшее.

Прикрыв дверь, он осмотрел торчащий ключ, попробовал вытащить, но безуспешно. Сходил в мастерскую за мощными плоскогубцами, и вскоре уже держал его в руках. Это была грубая и наспех сделанная подделка. Даже коряво изготовленный, ключ все-таки подошел и сделал свое дело — открыл замок. Но он подвел злоумышленника, когда тот пытался запереть дверь.

Дик подошел к верстаку и уставился на то место, где лежало ружье. Затем принялся хохотать. Он все еще был во власти шока.

— Дубина! Ему же это ничего не даст…

— Что, очень серьезная потеря для вас? — участливо спросил Моран.

Дик покачал головой.

— Не очень. Все чертежи и описание у слесаря, и, к счастью, заявку на изобретение я отослал три дня назад. — Он покачал головой. — Так что похититель ничего не получит за мое изобретение. Вопрос в том, кто это сделал. — И неожиданно побледнел. — Если он не знает, как обращаться с этой штукой, и не будет чертовски осторожным, то убьет либо себя, либо случайного прохожего! Интересно, он знает, как разряжать ружье?

Дик выудил в мастерской пару стульев, сел сам и жестом пригласил сесть гостя.

— Надо позвонить в полицию. Если старина Кремень на месте…

После долгих переговоров с бдительным телефонистом на коммутаторе Скотленд-Ярда его, наконец, соединили со Смитом. Изобретатель в двух словах объяснил, что случилось.

— Сейчас подъеду. Больше ничего не пропало?

— Нет, пиво цело, — Дик уже полностью овладел собой.

Повесив трубку, он сходил в маленькую кладовую за ящиком пива.

— Кремень будет доволен — ему прогресс поперек горла. Не делайте такого лица, дружище — Кремень умен. Я всегда считал, что от пива люди тупеют, но инспектор — поразительное исключение… Вам он не по душе?

— Особой любви не испытываю. — Моран глянул на часы. — Если не возражаете, оставлю вас с вашим горем наедине. Да, не повезло вам, а вы эту штуку застраховали?

— Слышу банкира! — Улыбнулся Дик. — Нет… Лео, до этой минуты мне и в голову не приходило, что мое изобретение могут украсть. Мне до сих пор кажется, что это произошло не со мной, а в каком-нибудь триллере. Представляете картину? Ночь, туман, наш грабитель крадется вдоль стены и незаметно проникает в дом. Чтобы никто с лестницы через решетчатую дверь лифта не увидел его, выкручивает лампочку. Забирается в мастерскую, в темноте светит фонариком и находит то, за чем пришел. У дома поджидает машина. Он забрасывает добычу внутрь и уезжает. Может, перед самым носом у нас.

— Кто знал о ружье?

Дик ненадолго задумался.

— Знало не так уж много людей… Пожалуй, и заподозрить в соучастии некого. Постойте! Джерри Дорнфорд знал — о, Боже!

Лео Моран улыбнулся и покачал головой.

— У Дорнфорда кишка тонка; да и кому он сбудет техническую новинку? — Он неожиданно остановился. Подождите! На днях я видел его в «Снелле» с этим мерзким маленьким дьяволом Хулесом. Слышали, наверно, историю, как стащили французские мобилизационные планы? Так вот, поговаривают, что без этого парня не обошлось.

Дик поколебался, затем открыл телефонный справочник, нашел номер Дорнфорда. Линия была занята. Через пять минут телефонистка снова соединила его, и Дик услышал голос Джерри.

— Привет, Дорнфорд! Ты забрал мое ружье?

— Твое что? — ответил спокойный голос.

— Мне сказали, что видели, как ты сегодня вечером выходил из моего дома и что-то нес под мышкой.

— В твой вонючий дом я сегодня вечером не заходил. И вообще, после того, как ты грубо выставил меня в прошлый раз, ноги моей у тебя больше не будет.

И Джерри бросил трубку. Повесил трубку и Дик — медленно, в задумчивости.

— Да нет, это не Джерри — хотя от него можно ждать любой гадости.

— Думаете, это тот немец, который приходил сегодня?

— Чепуха! Зачем тогда было предлагать деньги? Если бы я захотел, чек уже сегодня был бы у меня в руках. Нет, предоставим это старине Кремню…

— Ну, мне пора, я и так задержался. — Моран стал застегивать пальто.

Он дошел до двери, вернулся.

— Так как насчет моих писем — не передумали?

— Нет. Присылайте ваш ключ и не беспокойтесь.

Мужчины пожали друг другу руки. Оставшись в одиночестве, Дик Алленби некоторое время сидел, уставившись на пустой верстак. Он только начал осознавать серьезность своей потери — отсутствие ружья вызывало в нем болезненное чувство беспокойства, пустоты. Он собрался было позвонить Мэри, но передумал. Зачем портить ей вечер? Лучше заняться новой работой. И он заставил себя углубиться в новую схему.

Дик работал за доской довольно долго и уже придумал, как усовершенствовать модель, когда прибыл Кремень Смит.

Инспектор внимательно выслушал Дика, мельком глянул на ключ и, казалось, больше всего заинтересовался пыльными следами, оставленными пропажей на верстаке.

— Нет, ничего удивительного в краже нет, — заметил он, когда закончил осмотр. — Изобретения воруют каждый год десятками… да, я хочу сказать, опасное вы себе выбрали занятие. Знал я одного парня, который изобрел фотокамеру и организовал компанию по ее изготовлению. Так дом его ограбили и все чертежи украли. А у других изобретателей полиция чуть ли не ночует в доме.

Кремень еще раз обошел всю комнату и вскоре подытожил результаты осмотра места преступления:

— Похититель бывал здесь раньше, так как смог изготовить дубликат ключа. Далее, он здесь хорошо ориентировался и работал в перчатках. Видите, отпечатков пальцев на двери и замке нет. М-м-м. Скажите, Дик, кто сюда заходил в последнее время?

— Да многие бывали… Если кого и подозревать, то только Дорнфорда.

— Дорнфорда? Не думаю, что у него на такое дело хватит духу. Как-то были у нас с ним хлопоты — баловался картишками в Уэст-Энде. Но чтобы пошел на такое… Нет, даже следить за ним не будем. — Инспектор еще раз подошел к верстаку. — Позвать газетчиков и все им рассказать не собираетесь? Они сразу сделают вас знаменитым: «Сенсационное похищение изобретения!»

— Мне и в голову такое не приходило.

— В таком случае, в мудрости вам не откажешь.

Кремень беспомощно огляделся; Дик показал на ящик под верстаком. И инспектор как бы в задумчивости нырнул туда, чтобы добыть пару бутылок пива.

— Кстати, не в обиду вам будет сказано, мистер Алленби, я рад, что так случилось. Эти изобретения так и сыплются, как из рога изобилия, от них одни хлопоты и неприятности.

— Да, я еще не сказал, что эта штука заряжена.

— Если ружье выстрелит, — спокойно ответил Смит, — мы выясним, не сомневайтесь, кто грабитель.

В общем кража его заинтересовала мало; больше Кремня волновало убийство Тиклера.

— Вот это загадка! Никак в голове не укладывается. Я бы не беспокоился, случись это не в такси. Американизация преступности в Англии — вот что меня пугает. Американцы уже перехватили у нас автомобильный рынок, теперь захватывают рынок станков; если придут и завладеют нашим рынком убийств, вот тогда туго нам придется.

Кремень неожиданно остановился и что-то поднял с пола. Подошел к Дику и показал. На его ладони лежала перламутровая пуговица от жилета.

— Такое случается только в детективных романах. Этот парень был в вечернем костюме и оборвал ее, когда нес ружье. Просто готовый ключ к разгадке! Не хватает еще старой леди, которая обязательно отыщется и заявит, что видела высокого смуглого мужчину в большом сером лимузине.

Кремень внимательно изучал находку.

— Такие можно купить почти в каждой лавке Лондона.

Он тщательно обследовал весь пол, но ничего другого не нашел.

— И все-таки кладу ее в карман.

— Это мог быть Лео Моран, — вспомнил Дик. — На нем был белый жилет. Мы вернулись сюда вместе.

Кремень поморщил нос.

— Кто, этот? Да с него осыпаются только бриллианты. Нет, это пуговица какого-то бедного вкладчика. Не удивлюсь, если им окажется кто-то с превышением кредита. А что вы думаете о мистере Моране? — Инспектор пристально взглянул на Дика.

— Отличный парень; мне он нравится.

— Мне, в общем, тоже, хотя иногда… Кто такой Коро? Или Корро?

— Коро? — переспросил Дик. — Вы говорите о художнике?

Смит кивнул.

— Очень известный пейзажист.

— Картины дорогие?

— Очень. Тысячи.

Кремень нервно потер нос.

— Так и он сказал. Видели его квартиру? Обстановка как для египетской царицы. Персидский ковер, бриллиантовая люстра…

Дик рассмеялся.

— Да, квартира у Морана действительно недурна. А вы, конечно, подозреваете его в темных махинациях и жизни не по средствам? Нет, у него есть деньги — свои деньги.

— Во всяком случае, они его собственные, пока они у него, — туманно ответил Кремень и на этой таинственной ноте ушел.

Бредя по улицам в густом тумане, инспектор вновь с головой погрузился в размышления об убийстве в такси. В конце концов он решил, на всякий случай, еще раз поговорить с тем полицейским, который проводил с Тиклером предупредительную беседу. Он отыскал парня в участке на Мерилебоун-роуд. И с удивлением узнал, что в этом деле еще существуют факты ему не известные. Он молча выслушал рассказ полисмена о том, как тот нашел маленького бродягу на ступеньке у квартиры неизвестного подвыпившего певца.

— Смешно даже сказать, сэр, как это я забыл. Сегодня утром, когда брился, подумал…

— Это не смешно, юноша. Было бы смешно, я бы смеялся. Я смеюсь?

— Нет, сэр, — признался обескураженный констебль.

— Это не смешно — это трагично. Будь на вашем месте даже кролик в полицейской форме, он бы не забыл доложить старшему об этом инциденте. Маленький, безобидный, ушастый кролик пошел бы прямо к своему сержанту и сказал бы: «Так, мол, и так». И если так поступить может кролик, почему вы не можете?

Вопрос вышел риторическим — отчасти по той причине, что Кремень не отличался изысканным красноречием. Зато язвительности в его речи было с избытком. Молодой констебль не был уверен, не таит ли в себе слово «кролик» некий особый тайный смысл.

— И это делает вам честь, — безжалостно продолжал Кремень, — что сегодня утром за бритьем вы подумали — надо же, подумали — что об этом инциденте следует кому-то рассказать. Вы пользуетесь безопасной бритвой, дорогуша?

— Да, сэр.

— Значит, перерезать себе горло не могли, что весьма прискорбно. Теперь ведите меня туда, где эта ступенька, и, пока не попрошу, рот не открывайте. Я не отстраняю вас от работы, поскольку к патрульной службе никакого отношения не имею. Когда-то имел. — Особо распространяться Кремень не стал. — Но в ту пору у констеблей были мозги.

Подавленный полицейский привел Смита к конюшне Бейнса и показал на дверь, возле которой видел Тиклера. Инспектор подергал за ручку, нажал плечом — дверь не поддавалась. Он достал из кармана набор отмычек, который привел бы в восхищение любого грабителя, и замок вскоре щелкнул. Кремень осторожно толкнул дверь, лучом фонарика высветил грязную лестницу. Тяжело дыша, он стал взбираться по крутым ступенькам. На лестничной площадке остановился; перед ним была дверь, и снова запертая. Опять пришлось призвать на помощь отмычку.

Без ордера он не имел права и думать о посягательстве на неприкосновенность английского жилища. Но, когда он входил в охотничий азарт погони за преступником, о законе он забывал. Из-за этого в его личном деле уже стояло множество черных пометок за нарушение закона. Тем не менее, справиться со своим темпераментом он не мог.

Инспектор оказался в большой, бедно обставленной комнате; все ее убранство составляли огромный дешевый шкаф, стол со стулом и большое зеркало. За деревянной перегородкой находился умывальник. Странным было то, что в комнате не было кровати, даже кушетки.

Прежде всего он осмотрел туалетный столик у зеркала. В ящиках было пусто, и только сверху на видном месте лежала лайковая перчатка. Кремень взял ее в руки, и что-то со стуком упало к его ногам. Он наклонился и поднял находку — это оказался большой старомодный ключ. Кремень задумчиво повертел ключ в руках. Зачем его положили в перчатку и оставили на видном месте? Кроме того, его выкрасили серебряной краской, хотя и весьма неаккуратно. Бородка ключа поблескивала сталью; несомненно, ключом часто пользовались.

Инспектор поднес находку к единственной электрической лампочке, свисавшей без абажура с потолка, но больше ничего интересного не заметил. Сунув ключ в карман, он продолжил поиски. Следующим объектом его внимания стал шкаф. Его дверца сливалась с деревянной облицовкой стены, ручки не было, а замочная скважина так пряталась на стыке планок, что только с дотошностью Кремня можно было ее отыскать.

Он подумал было, что здесь вставлен американский замок, но, поработав большим складным ножом с полудюжиной лезвий, выяснил, что это самая простая защелка. В шкафу хранился полный комплект вечерней мужской одежды, включая цилиндр и пальто. На полках были разложены носки, галстуки, носовые платки и тому подобное.

Смит пошарил по карманам, но ничего не нашел. Не было также ни меток портного, ни ярлычка изготовителя на одежде. Ничего, что позволило бы установить личность владельца. Внизу, под одеждой, была еще одна полка. На ней стояли флакон дорогого мужского одеколона и большая шкатулка. Кремень вытащил ее на свет и открыл. Внутри лежали три парика, сделанные весьма искусно. Один замотали в серебристую ткань — то ли новый, то ли особо ценный.

— Странно, — вслух произнес Смит.

— Да, сэр, — поддакнул констебль, до этой минуты послушно хранивший молчание.

— Я разговариваю с собой, — ледяным тоном отчеканил инспектор.

Он еще раз обошел комнату, но ничего нового к своим находкам не добавил. К его большому сожалению ничего подозрительного в этой квартире не было. В конце концов всему могло найтись самое простое объяснение. Этот мужчина вполне мог оказаться актером. То, что Тиклер сидел под его дверью и слушал его пьяные песни, значило мало и присяжным, безусловно, ничего не доказывало бы. В этом случае сам Кремень Смит мог оказаться в неприятной ситуации. В некотором смущении, досадуя на несправедливости судьбы, он спустился вниз, запер дверь и медленно двинулся в сторону Портленд-плейс; полисмен уважительно семенил следом. Но Кремень не забывал, что при любом служебном расследовании этот констебль может выступить в качестве свидетеля.

— Я думаю, приятель, на этом мы и закончим, — повернувшись к нему, уже другим тоном заговорил Смит. — Я не виню вас за промах. С кем не бывает — я вот, к слову, вышел вчера из дому без трубки.

Парень выразил вежливое удивление. Он немного успокоился и оказался достаточно сообразительным, чтобы понять причину перемены отношения.

— Полагаю, сэр, это не страшно, что вы проникли в жилище без ордера? Я спрашиваю, потому что я еще новичок в полиции…

Кремень Смит оглядел его с ног до головы.

— Мы проникли в это жилище, — веско произнес он, — потому что вы сообщили о подозрительных обстоятельствах и что, по вашему мнению, в этой голубятне может скрываться убийца.

От такого чудовищного искажения фактов констебль тяжело задышал, но сдержал рвущиеся из души возражения.

— Так что, — продолжил Смит, — если возникнут неприятности, отвечать будем оба. И мое слово будет потяжелее, чем ваше. Мой совет, приятель: отправляйтесь сейчас домой и держите язык за зубами, — он не удержался, чтобы не съязвить. — Кстати, у вас это хорошо получается.

Ключ инспектор запер в ящике своего стола в Скотленд-Ярде. Зачем ему нужен этот ключ, он не знал. И даже с удовольствием обменял бы его на какой-нибудь след ноги или отпечаток пальца убийцы. В душе, однако, он был уверен, что между этой квартирой в конюшне Бейнса и убийством маленького воришки есть какая-то связь. Обладай Кремень даром предвидеть будущее, он бы знал, что в руках у него ключ не только в прямом, но и в переносном смысле: ключ от двери и ключ к разгадке преступления.

Глава 11

Вечеринка оказалась на редкость скучной. Собралась разношерстная компания, в которой Мэри не находила себе места. На протяжении всего ужина три девицы над чем-то хихикали — над чем-то понятным только им. От молодых людей веяло смертельной тоской. Сославшись на дневной спектакль, Мэри с радостью сбежала.

Она жила в большом многоквартирном доме, где занимала квартиру из трех маленьких комнат и кухоньки. Здесь она чувствовала себя уютно и спокойно. Гостей принимала редко, еще реже ее навещали мужчины и никогда долго не задерживались. Но в этот вечер, вернувшись домой, она была неприятно удивлена: лифтер сообщил, что к ней недавно поднялся какой-то джентльмен.

— Нет, мисс, прежде я никогда его не видел. Это не мистер Алленби, но говорит, что знает вас.

Он открыл дверь лифта и вместе с девушкой прошел по коридору. К своему изумлению, она увидела идущего навстречу Лео Морана. Он, увидев ее, обрадовался, но в то же время казался смущенным.

— Ради Бога, простите, мисс Лейн, за такой поздний визит. Я сейчас объясню, в чем дело, и уверен, вы не станете сердиться… Ваша служанка спит.

Мэри улыбнулась.

— У меня нет служанки.

Поколебавшись, она пригласила Морана войти. Про себя девушка решила: пусть ее репутация немного пострадает. Но мистер Моран слишком серьезный человек, и в такой поздний час его, вероятно, привело важное дело. Мэри давно была с ним знакома. Она получала свое содержание от старика Лайна через его банк, но никогда не причисляла банкира к своим близким друзьям.

Моран явно нервничал. Торопливо достав из внутреннего кармана большой пакет, он сбивчиво заговорил:

— Я бы не посмел вас беспокоить, но сегодня получил от… от моего агента письмо, которое привело меня в полное замешательство…

Голос его сел, он прокашлялся. Во всех движениях банкира проступала излишняя суетливость.

— Буду с вами полностью откровенным, мисс Лейн, — взволнованно продолжил он. — Дело касается меня, оно сугубо личное — в том смысле, что я несу личную ответственность. Единственный человек, кто бы мог избавить меня от неприятностей, это ваш опекун, мистер Хервей Лайн. Но, зная его нрав, мне не хотелось бы к нему обращаться.

Сказать, что Мэри удивилась, значит ничего не сказать. Она была поражена до глубины души. В ее глазах Моран всегда являлся олицетворением уверенности и спокойствия. И вот он сидел перед ней, нервничая и запинаясь, словно нашкодивший школьник.

— Чем же я могу вам помочь? — Мэри стало любопытно, что же за всем этим последует.

— Речь идет об акциях, которые я купил от имени своего клиента, Хервея Лайна… Но они были куплены на те деньги, которые ему оставлены для вас и предназначались в ваш фонд. Теперь нужно эти акции передать далее, но для этого необходимы подписи — мистера Лайна или ваша. Не беспокойтесь, — быстро добавил он, — стоимость этих бумаг нисколько не упала.

— Мое имя — и это все, чего вы хотите? Господи, я уж подумала, что вы потребуете от меня невозможного, — рассмеялась Мэри.

Моран положил на стол бумаги и показал, где расписаться. Мэри поставила свою подпись.

— Ну, вот и все.

У Морана словно гора свалилась с плеч.

— Даже представить себе не можете, как я вам признателен. Ведь я потратил деньги банка фактически без разрешения. К тому же, если бы завтра старик умер, эти акции стали бы пороховой бочкой…

Мэри поморщилась.

— Он завтра может умереть?

Моран пожал плечами.

— Кто знает? Лайн в таком возрасте…

Он неожиданно протянул руку.

— Спокойной ночи, и еще раз спасибо.

Девушка закрыла за ним дверь, прошла на кухню и сварила себе шоколад. Она долго сидела за кухонным столиком, потягивая горячий напиток и пытаясь понять, что скрывается за этим полуночным визитом. Что могло измениться до утра? Он так непонятно объяснил все. В голову ничего не приходило. Как это он сказал: если Хервей Лайн завтра умрет? По его возбуждению и спешке можно подумать, что старик чуть ли не при смерти. Но ведь в последний раз, когда Мэри видела его, старый Хервей Лайн был в отличной форме.

…На следующее утро Мэри еще завтракала, когда пришел Дик Алленби. Он рассказал о своей пропаже. Она не поверила и, пока Дик не рассказал о приходе Кремня Смита, была уверена, что он шутит.

— Дик, милый, какой ужас!

— Кремень, наоборот, думает, что это отлично. Моран вообще ничего не думает.

— Он был у тебя? — быстро спросила Мэри.

— Да, а почему ты спрашиваешь?

Девушка заколебалась. Моран так переживал за свой поздний визит, что рассказать о нем было почти предательством.

— Просто спросила. — Затем, словно спохватившись, заторопила. — Ну, рассказывай мне все, как было!

Дик говорил с полчаса, странно спокойный и веселый. А закончил рассказ совсем уж беззаботно.

— На самом деле все не так страшно, как может показаться. Если его украли, чтобы получить патент, как думает Смит, у покупателя хватит ума проверить его на патентную чистоту. В нашем патентном ведомстве я его зарегистрировал, а сегодня утром пришло уведомление из Европейского патентного бюро, что моя заявка уже у них.

Его прервал стук в дверь. Дик удивленно взглянул на Мэри — принимать гостей в такое ранее время было не в ее правилах. Ей пришлось объясниться:

— Сегодня утром позвонил Майк Хеннеси и попросил разрешения прийти. Говорит, у него ко мне важный разговор.

Первое, что бросилось в глаза, когда Майк вошел, было его чрезвычайное волнение. Куда и подевались медлительное спокойствие и вечная хитроватая улыбочка. Он был бледен и выглядел больным. Мэри сказала ему об этом. Майк покачал головой.

— Кошмарная ночь… Доброе утро, мистер Алленби. Плохие новости, Мэри, — наш спектакль снимают.

— Слава Богу! — непоследовательно воскликнула Мэри. — Это самая приятная новость за несколько месяцев! Мистер Вирт передумал давать деньги?

— Ты почти угадала. Чек от него так и не пришел. Я в отчаяньи.

Он действительно нервничал, что в общем на него было не похоже. Финансовые банкротства случались с ним часто, и он переносил их легко. А сейчас не мог найти места ни рукам, ни себе самому; вскакивал со стула, подходил к окну, возвращался и плюхался обратно, чтобы через несколько секунд снова вскочить.

— Кто он такой, этот ваш Вирт? Чем он занимается? — спросил Дик.

— Не знаю. У него какой-то бизнес в Ковентри. Я подумываю съездить к нему… Беда в том, — Майк перешел к делу, которое его и привело, — что завтра вечером выплата жалованья, а у меня нет на счету столько денег, чтобы всем заплатить. У тебя самое большое жалованье в труппе, Мэри. Можешь мне поверить и подождать до следующей недели? Может, я что-нибудь придумаю…

Мэри не знала, что и сказать. Она, конечно, рассчитывала на эти деньги. И ей было трудно поверить в то, что Майк выплатит жалованье на следующей неделе. Она его хорошо знала. Но, с другой стороны, этот спектакль «Утесы судьбы» всегда находился под мощной финансовой опекой, и она была почти уверена, что деньги все равно будут.

— Конечно, Майк, но мистер Вирт хоть не…

— Не разорился, ты хочешь сказать? Нет, не думаю. Просто есть у него странности…

В чем странности его патрона, Майк распространяться не стал. Откланялся и ушел с такой не свойственной ему поспешностью.

— Плохо твоему другу, — сказал Дик.

— Думаешь, болен?

— Душевно. Что-то его расстроило. Конечно, не то, что он не может расплатиться с актерами. Есть что-то еще.

Дик встал.

— Идем позавтракаем?

Мэри только покачала головой. Она решила остаться дома, репетировать новую роль. Дик отправился в Скотленд-Ярд. Полчаса пришлось обивать пороги разных кабинетов, пока он добрался до Кремня Смита. Ничего нового у инспектора не было. Описание украденного оружия разослали во все полицейские участки.

— Только сомневаюсь, что это поможет. Такую штуку вряд ли будут закладывать или выставлять на продажу… Мистера Вирта знаете? — неожиданно спросил Кремень.

— Слышал.

— А встречаться не приходилось? Говорят, большой любитель устраивать вечеринки.

Дик улыбнулся.

— Я на его вечеринках не бывал, но слышал, что он большой охотник до подобных развлечений.

Инспектор кивнул.

— Я только что был в отеле «Келнер». Ничего там о нем не знают. Твердят только, что всегда платит наличными. Отелем пользуется три года; появляется настроение — заказывает номер и поручает метрдотелю ужин и оркестр. Единственное, что точно знают о нем, — деньги у него есть, а больше их ничего и не волнует.

— Могу подбросить вам кое-какую интересную информацию, — и Дик рассказал об утреннем визите горестного Майка Хеннеси.

Смит оживился.

— Так у Вирта финансовые проблемы? Надо будет навести справки в банках Центральных графств… До меня никак не доходит, чего этих богачей, всяких торговцев зерном и углем, так и тянет к театру. После войны они все словно с ума посходили.

— Поговорите с Майком. Он все время с ними имеет дело, и может вам кое-что рассказать.

Кремень ухмыльнулся.

— Майк расскажет! Да этот толстяк не признается, что у него на руке пять пальцев — побоится, что это будет использовано против него. Кого-кого, а Майка я знаю!

— Во всяком случае, Вирта он знает. И, верно, немало пользовался его деньгами… Но не буду вас отвлекать. Вы уже завтракали?

Кремень рассеянно кивнул, и Дик, попрощавшись, вышел. Он решил перекусить в «Снелле». Этот клуб он считал бы приличным во всех отношениях, если бы не членство в нем двух-трех человек, к которым он питал неприязнь. И как раз двое из них сидели за столиком у окна. Именно их Дик подозревал в краже своего ружья. Хулес удостоил его кивком, а Джерри Дорнфорд демонстративно отвернулся.

Пришли они давно, но разговор у них все время шел о пустяках. Скользкий Хулес ловко уходил от того вопроса, который так волновал его приятеля. Он узнавал людей, проходивших мимо окна, говорил, кому принадлежат катившие по улице лимузины, рассказывал о совещании в министерстве обороны, о вечеринке, на которой был вчера.

— Так как насчет ружья? — не вытерпел Джерри.

— Ружья? — Хулес недовольно глянул на него, затем откинулся на спинку стула и улыбнулся. — Хорошо, что ты пришел сегодня. Я сам собирался найти тебя… Отменяется это дельце.

Джерри побледнел.

— Что ты хочешь сказать?

— Я хочу сказать, что мое начальство, вернее, начальство моего начальника, решило остановиться. Видишь ли, мы выяснили, что все важные части этого ружья защищены патентами и именно в тех странах, где этим изобретением можно было бы воспользоваться наилучшим образом.

Джерри смертельно побледнел, голос его срывался.

— Ты хочешь сказать, что вам оно не нужно?

Хулес кивнул.

— Я хочу сказать, что тебе нет нужды рисковать. Давай лучше обсудим какой-нибудь другой способ достать деньги…

— К черту обсуждение! — рассвирепел Джерри. — Оно ведь уже у меня, я украл его этой ночью!

Хулес потер гладко выбритый подбородок и задумчиво посмотрел на приятеля.

— Скверно вышло. Оно в мастерской было? Да, назад не положить. Увези-ка ты его из Лондона и где-нибудь в пруду поглубже утопи. Или еще лучше в реке.

— Ты хочешь сказать, — хриплый голос Джерри срывался на крик, — что я рисковал головой напрасно? Ты это хочешь сказать?

Хулес пожал плечами.

— Мне очень жаль. Мое начальство…

— К черту твое начальство! Ты говорил, что дашь мне пару тысяч, если добуду эту штуку!

Хулес улыбнулся.

— А сейчас, дорогой мой друг, говорю, что двух тысяч за это ружье дать не могу. Тебе не повезло. Будь оно у тебя сразу, когда я предложил, дело было бы улажено. А сейчас уже слишком поздно.

Он перегнулся через стол и ласково, как ребенка, похлопал Джерри по руке.

— Не расстраивайся и не кричи. Ничего ты этим не выиграешь. Давай лучше подумаем, как можно еще достать деньги.

У Дорнфорда голова шла кругом. Он хорошо знал Хервея Лайна и не сомневался, что, увидев две тысячи, старик жадно сгреб бы их и дал отсрочку на остальные. Перед наличными Хервей не устоял еще ни разу.

Джерри едва сдерживался, чтобы не схватить своего улыбающегося приятеля за шиворот и не выбросить в окно. Во взгляде его горела убийственная ненависть. Но Джеральд Дорнфорд никогда не забывал, что он джентльмен и, следовательно, ни при каких обстоятельствах не должен терять самообладания — этого первого признака хорошего английского воспитания.

— Да, ничего тут не поделаешь, — спокойно согласился он. — Закажи мне выпить. Я немного разволновался.

Хулес играл на воображаемом пианино на краю стола.

— Наш приятель Алленби за третьим столиком справа. Почему бы тебе не представить это дело как розыгрыш? Подойди к нему и спроси: «Хорошие у меня шуточки?».

— Не будь идиотом, — огрызнулся Джерри. — Вчера он звонил и спрашивал, не я ли взял его ружье. Он сообщил в полицию, утром у меня был Смит.

— Даже так? — Хулес поджал губы. — Плохо… Твоя выпивка.

Джерри молча выпил. Внутри у него все кипело от ярости. Но он продолжал спокойно сидеть за столиком. Приятели видели, как Дик Алленби вышел из клуба и перешел на другую сторону улицы.

— Умный парень, — заметил Хулес. — Я ему почему-то не по душе. Как же это он обозвал меня в последний раз? Ужасно оскорбительно. Но все равно он мне нравится. Люблю умных — они такие забавные.

Едва Дик вышел из клуба, как ему позвонила Мэри. Ей нужно было посоветоваться с ним. Она позвонила ему домой — он еще не вернулся. Девушка справилась о нем в третьем клубе, и ей снова не повезло. Ее мучили сомнения и тревога.

Сегодня она получила странное послание. Его принес оборванный мальчишка, который вручил ей испачканный грязными пальцами конверт.

— Старый джентльмен сказал отнести сюда, — объяснил он на ужасном кокни[13].

Старый джентльмен? Мэри взглянула на конверт: ее имя и адрес были написаны рукой Хервея Лайна.

Мальчишка объяснил, что принес в дом № 19 на Нейлор-террас посылку и увидел пожилого джентльмена, который стоял в дверях соседнего дома. Он был в халате и опирался на палку, а в руке держал письмо. Старик подозвал мальчика, дал монетку (как его удар не хватил!) и велел принести письмо сюда.

Мэри вскрыла конверт. Записка была написана на обрывке листка. Обратная сторона его была сплошь исписана какими-то цифрами. Мэри прочла карандашные каракули:

«Обязательно приведи сегодня в три часа Морана. Я виделся с ним два дня назад, но мы не все решили. Еще приведи полисмена». В этом месте сверху было вписано слово, которое Мэри расшифровала как «Смит». «Никто чтобы о письме не знал. Дело очень срочное. X. Л.».

Мэри посмотрела на часы — начало третьего. Она могла бы позвонить своему опекуну домой, но тот питал к телефонам непреодолимое отвращение и устанавливать в своем доме не позволял. Времени на раздумье не оставалось. Все же минут десять она потратила на то, чтобы связаться с Диком и посоветоваться, но безуспешно. Затем занялась поисками Морана. В его квартире трубку поднял слуга и сообщил, что утром Моран уехал из дому и две-три недели возвращаться не собирается: он в отпуске. Странно, но в банке ничего об этом не знали. Ей сначала сообщили, что мистер Моран рано ушел домой. Затем трубку забрали и более властный голос произнес:

— Это главный бухгалтер, мисс Лейн. Вы спрашиваете о мистере Моране? Его здесь сегодня не было.

— Он в отпуске?

— Ничего не могу сказать. Знаю, что он просил об этом. Но не думаю, чтобы его отпустили.

Мэри повесила трубку. В полной растерянности она сидела у окна и лихорадочно раздумывала, что же ей делать, когда, к ее радости, зазвонил телефон. Девушка схватила трубку. Дик вернулся в клуб за письмами, и ему сообщили о ее звонке.

— Это очень странно, — выслушав ее, сказал Дик. — Попробую найти Смита. А ты, ангел мой, лучшее, что можешь сделать, это через четверть часа ждать меня на выходе из метро на Бейкер-стрит. Постараюсь к тому времени привести туда и Смита.

Мэри была у метро в три часа; ей пришлось немного подождать. Девушка уже стала волноваться, когда к бордюру подлетело такси, и из него выскочил Дик. В углу салона она увидела громадную фигуру Кремня Смита. Забравшись внутрь, Мэри села рядом. Дик сказал водителю, куда ехать, и такси помчалось. Племянник был настроен очень скептически по отношению к своему дядюшке.

— Наверное, это очередной каприз старика. Ему везде мерещатся грабители… Покажи письмо.

Мэри протянула конверт. Дик прочел записку и перевернул листок.

— О, да это выписка счета? — Он присвистнул. — Какие цифры! Старик, похоже, невзначай выпустил свои тайны из кармана?

Он еще раз изучил финансовый баланс на обороте записки и протянул ее Смиту.

— Больше двухсот тысяч наличными и втрое больше в ценных бумагах. Чего он хочет? Я имею в виду, для чего послал записку?

Мэри только пожала плечами. Смит внимательно изучал письмо.

— Он слепой?

— Почти, — ответил Дик, — хотя и не признается, но не отличит вас от меня. Это его почерк… На прошлой неделе получил от него письмо — очередная порция гадостей… Ты нашла Морана?

Мэри покачала головой.

— Похоже, никто не знает, где он. В банк сегодня не приходил, и дома нет.

Кремень сложил письмо и вернул девушке.

— Такое впечатление, что он чем-то очень озабочен. Но мне лишний раз встречаться с ним не хочется. К тому же, боюсь, если не приведем Морана, то он и на порог нас не пустит.

Они въехали на Нейлор-террас. Было решено, что Кремень Смит останется в машине, а Мэри с Диком переговорят со стариком. Однако их настойчивый стук в дверь остался без ответа. Из двери соседнего дома показалась голова девушки-служанки.

— Там никого нет. Мистер Лайн с час назад отбыл: его увез слуга на кресле.

— Куда?

Этого девушка сказать не могла, зато Мэри знала больше.

— Они всегда бывают в одном и том же месте — в парке. Это в нескольких минутах ходьбы отсюда.

В такси нужды уже не было, Дик расплатился и отпустил его. Они собрались было перейти улицу, но вынуждены были заскочить обратно на тротуар. Мимо них с ревом пронесся огромный лимузин. Дик успел разглядеть водителя, это был Джерри Дорнфорд. Потрепанный автомобиль издавал при езде громкие хлопки, напоминавшие выстрелы. На повороте машина слегка сбавила ход, затем, набирая скорость, исчезла из виду.

Инспектор покачал головой.

— Далеко не уедет. По закону о шуме первый же полицейский остановит его.

В парке они без труда отыскали Лайна. Он сидел в кресле на лужайке. А Бинни — на складном стульчике с раскрытой на коленях газетой. На толстом носу покоились очки в золотой оправе. При виде гостей он привскочил и затрусил им навстречу.

— Хорошо, что вы пришли, сэр, я в таком затруднении! По-моему, он уснул, и я не знаю, как быть: везти его домой или нет. Если повезу, он проснется, и если проснется, задаст мне такое! А к трем часам он должен быть дома.

Хервей Лайн сидел, опустив голову на грудь; темные очки прочно сидели на высокой переносице. Руки в перчатках со сцепленными пальцами покоились на пледе, заботливо подвернутом вокруг ног. Бинни сложил газету, сунул ее в карман, собрал стульчик и аккуратно повесил его на маленький крючок на спинке кресла.

— Вы думаете, лучше разбудить его?

Мэри подошла поближе.

— Мистер Лайн, — позвала она.

Никакого ответа. Она еще раз позвала, но с тем же результатом. Подошел и Кремень Смит, державшийся до этого поодаль. Он обошел кресло и, склонившись над стариком, распахнул ему пальто. И тут же запахнул. Затем бережно взял изумленную Мэри под руку.

— Думаю, вам лучше уйти. Я к вам потом загляну, — голос инспектора звучал необычайно мягко.

Мэри глянула на него и глаза ее округлились.

— Он мертв?

Кремень Смит кивнул и почти силой повел ее к выходу. Когда Мэри отошла уже достаточно далеко и не могла услышать, он сказал:

— Стреляли в спину: в пальто сзади отверстие. Смотрите!

Он распахнул пальто старика. Дик Алленби стоял, словно громом пораженный.

Глава 12

Скорая приехала и уехала. Четверо мужчин расположились в кабинете покойного: Бинни, Кремень Смит, Дик Алленби и районный комиссар.

Смит повернулся к слуге, сидевшему с посеревшим лицом.

— Расскажите нам, приятель, что же все-таки случилось.

Бинни покачал головой.

— Не знаю… ужасно, да, вот так… уйти из жизни…

— Сюда кто-нибудь заходил?

Бинни снова покачал головой.

— Никто, насколько я знаю.

— Где хозяин был в час дня?

— В этой комнате, сэр, в кресле, где вы сейчас сидите. Что-то писал, а когда я зашел, прикрыл рукой. Я не видел, что это было.

— Видимо, записка для мисс Лейн, — сказал Кремень. — И часто он писал записки?

Бинни покачал головой.

— А когда писал, их относили вы?

Бинни, похоже, только и знал, что качать головой.

— Нет, сэр, не всегда. Бедный мистер Лайн был очень подозрительным. Он не очень хорошо видел, и ему все казалось, что его под дверью подслушивают и письма его читают. Обычно он звал кого-нибудь с улицы.

— Кто в последнее время заходил к нему?

— Вчера вечером, сэр, заходил мистер Дорнфорд. Они повздорили — из-за денег, наверно.

— Сильно повздорили?

Бинни кивнул.

— Хозяин приказал мне вышвырнуть его, то есть мистера Дорнфорда.

Кремень сделал себе пометку.

— А кто еще?

Бинни задумался. На минуту в комнате повисла тишина.

— Два дня назад приходил мистер Моран, — потеряв терпение подсказал Смит.

— Совершенно верно, сэр. Мистер Моран приходил — по банковским делам. А до этого мисс Лейн приходила — вот, по-моему, и все. К нам не часто приходят.

Смит снова что-то быстро записал. Он пользовался каким-то необычным видом стенографии. Дик, заглянув к нему в блокнот, разобрать эти пометки не смог.

— Расскажите, любезный, что случилось сегодня. После обеда вы всегда прогуливались? — Инспектор нацелил на Бинни строгий взгляд.

— Да, сэр, но за завтраком мистер Лайн сказал, что сегодня не поедет, и чтобы кресло я не выкатывал, потому что в три он ждет гостей. А около трех передумал. Я отвез его в сад, сел рядом и стал читать ему о деле…

— Вы имеете в виду судебное дело?

— Совершенно верно, сэр. Он любит слушать, как ростовщики возбуждают дела против людей, которые им должны.

— Он что-нибудь говорил в парке?

— Ничего существенного, сэр. Посидел с четверть часа и попросил только поднять воротник пальто, он боялся сквозняков. Я сидел и читал, пока мне не показалось, что он спит.

— Звуков никаких не слышали?

Бинни немного подумал.

— Да, сэр, слышал. Проезжала машина.

Инспектор и Дик переглянулись. Они как-то совсем забыли об автомобиле Дорнфорда.

— Что-нибудь похожее на выстрел слышали?

— Нет, сэр.

Кремень поставил локти на стол и в упор посмотрел Бинни в глаза.

— Скажите, любезный, когда вы слышали в последний раз, что он разговаривал? За сколько времени до того, как мы подошли?

— Минут за десять, сэр. А вскоре после этого подошел парковый сторож и поздоровался с ним. Он не ответил: я подумал, что он уснул, и перестал читать.

Смит поднялся.

— Покажите нам дом.

Бинни пошел вперед; он повел их сначала на кухню, затем в комнату для прислуги. По дороге он поведал, что жена его уехала в деревню к родственникам. Но больших неудобств мистеру Лайну это не причиняло, поскольку все работы по дому делал он сам.

Кухня особой чистотой не блистала. Кремень заметил под столом у окна треугольный кусок стекла, наклонился и поднял его. Посмотрел на окно, провел пальцем по шпаклевке.

— Разбили окно? Недавно?

Бинни замялся.

— Кто-то выбил стекло и открыл окно — ночью, два дня назад.

— Вор?

— Мистер Лайн думал, что кто-то хотел забраться в дом. Но ему это не удалось. А за полицией я не посылал — хозяин не разрешил, — поспешил оправдаться Бинни.

Они поднялись наверх. На каждом этаже было лишь по одной комнате. Верхняя служила Лайну спальней, особого интереса она не представляла. Все вещи и бумаги, разумеется, следовало не спеша пересмотреть, но с этим прекрасно справятся ребята из полицейского участка. А пока Смит бегло порылся в сейфе и ничего, заслуживающего внимания, не обнаружил.

Они спустились в кабинет. Инспектор долго стоял, уставившись в окно и барабаня пальцами по кожаной спинке дивана. Наконец, заговорил — скорее с самим собой.

— У нас тут сейчас один американец гостит, завтра возвращается в Штаты. Надо с ним посоветоваться.

— Кто это? — спросил Дик.

— Джон Келли, из чикагской полиции. Чем черт не шутит — вдруг что подскажет.

Кремень глянул на часы.

— Интересно, о Моране есть новости?.. Надо бы заглянуть к нему. Слуга-то, надеюсь, не сбежал.

— Даже если это и так, не беда, — ответил Дик, — Моран собирался оставить мне ключ от квартиры, чтобы я забирал почту. Если не возражаете, пойду с вами.

Слуга банкира никуда не сбежал. И даже смог немало удивить джентльменов, сообщив, что мистер Моран ушел лишь час назад.

— Вы уверены? — недоверчиво переспросил Дик. — Не утром?

Тот твердо стоял на своем.

— Нет, сэр, его не было все утро, но потом он вернулся и снова уехал около половины третьего… Вы мистер Алленби? У меня для вас письмо, только хотел отправить его на почту, — он протянул Дику конверт. Внутри лежала записка в несколько слов, написанных, видимо, в спешке, и ключ от квартиры.

«Уехал. Эти болваны отказали».

— Какие еще болваны? — не понял Кремень.

Дик улыбнулся.

— Это Моран о своем начальстве. Помнится, он говорил, что все равно уйдет в отпуск — согласятся они или нет.

Квартира носила следы поспешного отъезда. С края кровати свисал жилет, в карманах которого Смит нашел часы с цепочкой, золотой портсигар и около десяти фунтов наличными. Видимо, в спешке переодеваясь, Моран забыл их захватить. И еще: окно, выходившее в парк, он бросил открытым.

— Видите? — спросил Кремень, азартно поблескивая глазами.

Дик кивнул, и по его спине побежали мурашки. С того места у окна, где он стоял, видна была лужайка в парке, где убили старого Хервея Лайна.

Кремень осмотрел пол у окна, но ничего не нашел. Прошел в спальню Морана. Открыл дверцу шкафа — и едва успел подхватить что-то выпавшее оттуда. Это была винтовка, а вторая лежала на дне шкафа, и рядом с ней полдюжины длинных черных цилиндров.

Инспектор поднес винтовку к окну, положил затвором на подоконник и, прищурив глаз, заглянул в ствол. Если из нее недавно и стреляли, то сразу же, видимо, и почистили, поскольку нагара не было и следа. Таким же образом он проверил и вторую винтовку. Затем взял один из цилиндров и передал Дику.

— Что это?

Дик повертел находку в руках.

— Глушитель. Ну и что? Моран просто интересуется всем, что связано со стрелковым спортом, в том числе всеми видами глушителей. Не забывайте, Смит, что он фанатик стрельбы; я как-то видел его на стрельбище — фантастика! Кажется, стрельба — его единственное увлечение.

— Хорошенькое увлечение, — буркнул Кремень.

Он порылся в шкафу и ящиках, но ни одного патрона не нашел. Магазины обеих винтовок были пусты. Не нашел инспектор и стреляных гильз.

Он вернулся к окну и прикинул расстояние, отделявшее его от места убийства.

— Двухсот ярдов[14] не наберется. — Инспектор, видимо, все больше утверждался в своих сомнениях.

Дик промолчал. Они спустились в прихожую, и Кремень еще раз допросил слугу банкира, но ничего нового не узнал. Уже на улице, перед тем, как распрощаться, инспектор проворчал:

— Сходите-ка лучше к молодой леди. У нее, наверно, уже истерика.

— Плохо вы ее знаете, — сухо ответил Дик. — Впрочем, я и так собирался к ней. А вы куда?

Кремень загадочно улыбнулся, хотя его дальнейшие действия были совершенно очевидны. Он напоминал охотничьего пса, который неистово рвется с поводка, чуя добычу.

Глава 13

Банк уже был закрыт. Инспектор обошел здание и у боковой двери позвонил. Его впустили. Бухгалтер, старший клерк и несколько служащих еще работали. Узнав, в чем дело, бухгалтер суетливо провел его в свой кабинет.

— Ничего не могу вам сказать, инспектор. Знаю только, что мистер Моран просил отпуск, но ему отказали. Знаю потому, что сообщение из главной конторы пришло по телеграфу, и я его принял. Я сразу позвонил мистеру Морану и сообщил об отказе. Он никак не отреагировал, сказал только, что его сегодня не будет.

— В главную контору вы об этом сообщили?

— Нет, инспектор, не сообщил. Ничего из ряда вон выходящего не случилось. Управляющие банком часто отлучаются, и никто по этому поводу тревоги не бьет.

Бухгалтер вдруг почувствовал смутное беспокойство.

— Но, сказать по правде, у меня такое впечатление, что мистер Моран побывал в Сити, поговорил с начальством, и оно передумало… С мистером Мораном что-то случилось?

— Очень хотелось бы надеяться, что нет, — с напускным волнением в голосе ответил Смит. — Свои деньги он держал у вас?

— Есть у него здесь счет, но сумма на нем небольшая. Несколько лет назад у мистера Морана возникли небольшие неприятности, связанные с игрой на бирже. После этого, чтобы начальство поменьше знало о его делах, основной свой капитал он перенес в другой банк. Между нами, мистер Смит, у него счет в «Южном провинциальном». Знаю это точно: однажды видел чек у него на этот банк. Могу я спросить, инспектор, чем вызваны эти расспросы?

В двух словах Кремень рассказал об убийстве.

— Да, у нас есть счет мистера Лайна. У него довольно большой вклад — правда, не такой, как раньше. Он ведь ростовщик и ссуживает кучу денег.

Смит глянул на часы, при этом последние слова бухгалтера прошли мимо его ушей, и напрасно.

— С кем-нибудь из главной конторы можно сейчас увидеться?

Бухгалтер с сомнением покачал головой, но все-таки позвонил — лишь для того, чтобы выяснить, что все начальство разошлось по домам.

— Если утром мистер Моран не появится…

— Не появится, — заверил Смит.

— Ну, если он не появится, поднимется шум. Вы собираетесь побывать в главной конторе?.. Минуточку! Я кое-что вспомнил.

Он отошел и навел у клерка справки. Вернулся.

— Боюсь, у меня могут быть неприятности, но, так и быть, скажу: вчера покойный мистер Лайн снял со счета шестьдесят тысяч. Точнее, вчера вечером нам предъявили чек, и мы его оплатили. Чек на предъявителя, проведенный через отделение в Центральных графствах. Без разрешения главной конторы всех подробностей сообщить вам не могу, но не сомневаюсь, вы его получите.

Кремень задумчиво кивнул и вышел из банка. Нещадно Дымя трубкой, он шел по улицам, не замечая прохожих.

В Скотленд-Ярде инспектор застал маленькое торжество. Его коллеги, собравшись в холле, прощались с Джоном Келли, который в полночь отбывал в Штаты. Это был заместитель начальника чикагской полиции, один из лучших американских сыщиков. Знаток современного преступного мира. В Англии он выступал с серией лекций о преступности и методах борьбы с ней перед старшими полицейскими чинами.

С Кремнем они сразу же нашли общий язык. Увлеченно и долго обсуждали убийство Тиклера в такси. Джон Келли тогда сразу же поставил диагноз:

— Похоже на обычное американское «колесное» убийство. Но такие преступления у вас не приживутся. На вашем «дне» нет великих гангстеров с их организацией и связями в полиции и правительстве. Похоже, что это просто случайное совпадение.

Сейчас, увидев Кремня, он быстро подошел.

— Жаль, что уезжаю! С удовольствием помог бы вам. Я прочел об убийстве ростовщика в вечерних газетах. Что-нибудь выяснили?

Кремень рассказал, что удалось узнать в банке, и американец кивнул.

— Пахнет банковскими махинациями. Могу только посоветовать поинтересоваться человеком по кличке Английский Лэн. Мне известно, что он сейчас в Англии, Вышлю вам его фотографию. Это его конек — грабежи. За револьвер хватается, не раздумывая. Пришил полдюжины человек, пока не пришлось спасаться от другой банды.

Кремень не мог долго оставаться среди коллег, его ждал с отчетом главный констебль[15]. С глубоким сожалением в душе он распрощался с Джоном Келли, как мог тепло пожелал ему счастливого пути и поднялся наверх.

— Мы должны начать розыск Морана, — сказал главный, выслушав доклад Кремня, — только тихо, без огласки. Иначе сами себе наживем неприятности. То, что он держит у себя в комнате две винтовки, ни о чем не говорит. Даже я знаю, что он увлекается стрельбой. И, насколько нам известно, в банке все в порядке. Единственное, что связывает Морана с преступлением, это записка старика. Она у вас?

Смит достал из кармана записку, которую передала ему Мэри, развернул и положил на стол.

Главный констебль внимательно прочитал ее, повертел в руках.

— Это факт, что он снова хотел встретиться с Мораном… он что, встречался с ним до этого?

— Судя по записке, да. Бинни, слуга, подтвердил это. А мне он сказал, что не виделся с Лайном два года, — подчеркивая каждое слово, закончил Кремень, и главный констебль удивленно поднял брови.

— Моран сказал, что не встречался?..

Кремень кивнул.

— Именно так и сказал. За день до убийства я зашел к нему в гости и в разговоре без всякого умысла спросил Морана, когда он в последний раз виделся с Лайном. И Моран ответил, что два года назад. Это я помню абсолютно точно. Итак, почему он соврал? И почему старый Лайн, посылая записку, попросил «приведи Морана» и тут же добавил «приведи полисмена»? Объяснение здесь одно: старик что-то узнал о Моране и собирался пригрозить ему полицией. Далее, Моран просит срочный отпуск — ему отказывают. Он не является в банк, и я уверен, что в главной конторе ничего не знают. Я считаю, Моран манипулировал со счетами старика, и в случае разоблачения ему грозила каторга, видимо, единственным, кто мог сказать, что там не так, был сам Лайн. Он умер, потому что стал подозревать Морана. В старика всадили пулю за полчаса до того, как Моран покинул Лондон. Это косвенные улики, да, на потяжелее тех, которые многих отправили на виселицу. Если хотите, чтобы картина прояснилась, позвольте мне вести это дело.

Инспектор с пафосом закончил свою речь, и его начальнику оставалось только развести руками и согласиться.

Смит продолжил следствие в театре. Спектакль уже окончился, и Майк Хеннеси ушел домой. По словам его администратора, Майк так переживал отмену «Утесов судьбы», что превратился в конченого человека.

— К этому спектаклю он всей душой прирос, мистер Смит… — начал было коротышка-администратор, но Кремень оборвал его.

— К такой гадости душой прирасти невозможно. Как говорится, ни уму, ни сердцу.

Он прошел на сцену и затем по длинному коридору в гримерную Мэри. Как он и ожидал, Дик Алленби был уже там. Девушка выглядела неважно: смерть старика, несомненно, потрясла ее. Тем не менее у нее нашлись новости, которые крайне заинтересовали обоих джентльменов.

— Да, спектакль снимают, но для Майка все не так уж плохо, как он боялся. Чек пришел, и он смог заплатить труппе, да и себя не обидел.

О Хересе Лайне Мэри ничего добавить не могла. Зато о Лео Моране порассказала целый ворох интересного. История о его полуночном визите очень встревожила Дика, а инспектора повергла в длительное размышление.

— Названия акций не заметили? — спросил он.

— Нет, я не думала, что это может быть важно… Но неужели вы подозреваете Морана?

Инспектор предпочел отмолчаться. В тот вечер он мало что еще мог сделать. Бумаги старика внимательно изучались, место убийства обнесли веревкой и выставили охрану, дом был взят под наблюдение. До утра ничего не должно было произойти.

В девять часов Кремень Смит был уже в Сити, ждал в приемной главного управляющего банком. Как он и предполагал, никто Морана не отпускал.

— Он очень толковый управляющий, и клиенты его любят. Иначе после этих игр на бирже мы вряд ли бы держали его. Ничего предосудительного нам больше не известно. Дела в банке идут нормально.

— Если он уехал, значит, просто махнул на всех рукой?

— Совершенно верно, и это очень серьезный проступок. Моран, видимо, в Девоншире — во всяком случае, там он часто отдыхает.

Кремень улыбнулся.

— Там его нет — могу сказать вам совершенно точно. Вчера в четыре вечера Моран вылетел в Кельн. Оттуда на ожидавшем его самолете — в Берлин. Дальше след его мы пока потеряли.

Главный управляющий смотрел на инспектора с открытым ртом. Кремню показалось, что он слегка побледнел.

— В Берлин?

Управляющий отказывался верить своим ушам. От лихорадочных мыслей у него, казалось, шевелились волосы. Отделение Лео Морана оперировало с очень крупными счетами. Управляющий, исчезнувший неожиданно — и при весьма подозрительных обстоятельствах — мог исчезнуть со всеми деньгами.

— Мне и в голову не приходило, что это так серьезно. — Голос его от волнения дрожал. — Если не считать того, что Моран играл на бирже, в остальном он производил впечатление честного и порядочного человека. Знаю, он мечтал сколотить большое состояние — но ведь мы все прошли через это. — Он нажал кнопку звонка. — Тем не менее, я распоряжусь проверить все счета и направлю туда двух лучших контролеров. Мистеру Морану немедленно будем искать замену.

Кремень получил фотографию Морана, снятую с его документов. Исчезнувший банкир обладал запоминающейся внешностью — был совершенно лысым, что, однако, мог легко скрыть париком.

Смит прервал свои размышления и нахмурился. Парик! Он вспомнил о трех париках, которые нашел в комнате у конюшни Бейнса; вспомнил о Вашингтоне Вирте, жившем где-то в Центральных графствах… Шестьдесят тысяч со счета Лайна сняли за день до убийства через отделение в Центральных графствах…

Он попросил разрешения на любую потребующуюся ему информацию о счетах или банковских операциях в отделении Лео Морана и поскорее вернулся туда.

— Я случайно имею выписку счета Лайна, — сказал он главному бухгалтеру. — Старик по ошибке написал на нем записку и отослал. Проверьте ее, пожалуйста.

Бухгалтер глянул на цифры.

— Схожу проверю. Здесь, конечно, не указаны шестьдесят тысяч, которые сняты позавчера?

Его долго не было. Вернувшись, он положил выписку на стол. Рядом лег лист бумаги, исписанный им самим.

— Выписка совершенно неверна. Похоже, сделана три дня назад, но абсолютно не соответствует счету мистера Лайна. Здесь, например, указаны более двухсот тысяч, фактически же на срочном вкладе пятидесяти тысяч — сорок восемь тысяч семьсот, если быть точным. Большая часть денег в разное время была снята со счета.

Кремень присвистнул.

— То есть разница составляет около двухсот тысяч?

Бухгалтер кивнул.

— Я понял, в ней что-то не так, как только взглянул. Дело в том, что на этот счет я и сам обращал внимание. И даже предлагал управляющему сообщить мистеру Лайну, что у него остаток критически мал. Хотя, скажу вам, состояние счетов ростовщиков беспокоит нас мало — очень часто они ссуживают чуть ли не все свои деньги.

Смит над чем-то раздумывал.

— Мистер Моран встречался с Лайном во вторник, часов в десять утра?

Бухгалтер улыбнулся.

— Если и встречался, мне не докладывал. — Он задумался. — Так, дайте вспомнить… До полудня его не было… сказал, что у него была какая-то встреча… с кем, правда, не знаю. — Бухгалтер неожиданно стал очень серьезным. — Случилось что-то страшное, и мистер Моран к этому причастен? Я, конечно, всем, чем смогу, помогу, но я уже сказал, что об этих сделках ничего не знаю. Хотите взглянуть на счет мистера Лайна? За последние восемнадцать месяцев снимались очень крупные суммы, в основном для оплаты чеков на предъявителя. Для счета ростовщика в этом нет ничего необычного.

Он сходил за бухгалтерской книгой. Смит профессиональным глазом просмотрел цифры. Деньги снимали по десять, пятнадцать, двадцать тысяч и каждый раз через Бирмингемский банк.

— Из этих крупных чеков лишь один был выписан на имя физического лица. — Бухгалтер перевернул страницу и ткнул пальцем. — Мистер Моран в это время был в отпуске…

Смит взглянул, и у него отвисла челюсть. Он прочел имя: «Вашингтон Вирт».

Глава 14

Он долго молча сидел, уставившись на запись.

— Могу я от вас позвонить в этот банк в Бирмингеме? — спросил он, наконец.

Видимо, существовала какая-то особая межбанковская связь, поскольку Кремня соединили в считанные минуты. Управляющий Бирмингемским банком не много мог добавить к тому, что инспектор уже знал. Мистера Вашингтона Вирта он не видел. Чеки на предъявителя оплачивает кассир. Он сравнивает подпись на чеке с имеющимся у них образцом. Здесь процедура очень строгая, никаких нарушений законности быть не может, заверил управляющий. И это все, что удалось узнать.

Впрочем, Кремень не отчаивался. Он напал на интересный след и решил сразу же направить в Бирмингем детектива с заданием привезти образец подписи Вирта. Кем бы ни был этот устроитель полуночных пирушек, в одном сомневаться не приходилось: ему со счета Хервея Лайна выплачивались огромные суммы; возможно, он и был убийцей старика.

Смит зашел к Дику и застал его работающим над новой моделью. Опуская детали, рассказал, что удалось выяснить. Сумма пропавших денег ошеломила Дика.

— А вы не исключаете такой возможности, что мистер Вирт и Хервей Лайн — одно и то же лицо?

— Такой вывод напрашивается сам собой, — согласился Кремень, — хотя это и маловероятно. Но, с другой стороны, чеки подписывал он — можно не сомневаться, я видел последний. Кстати, он у меня.

Смит достал из кармана чек. Протягивая его Дику, он увидел то, чего раньше не замечал — следы карандаша на обратной стороне. Они были едва заметны, их пытались стереть, правда, не очень тщательно. С помощью лупы инспектор смог разобрать: «…не шлите больше эти китайские я…».

— Что за чертовщина? — раздраженно спросил Кремень. — Писал старик — это точно. Но что означает «китайские»? И кто это не поленился стереть?

Он почесал затылок.

— Надо спросить клерка, есть ли у них китайские акции.

…За завтраком Дик передал Мэри Лейн все, что сообщил ему Кремень. Услышав о чеке с надписью на обратной стороне, девушка вскрикнула, и Дик изумленно взглянул на нее. Мэри сидела с широко раскрытыми глазами и ртом.

— О! — только и сказала она.

Дик улыбнулся.

— Ты что-то знаешь о китайских акциях?

Мэри покачала головой.

— Расскажи мне все с самого начала. И, пожалуйста, помедленней — я ведь не очень сообразительная.

Дик повторил всю историю с самого начала, со сфабрикованной выписки счета, на которой старик прислал ей записку. Многого не понимая, Мэри просила объяснить, но он и сам был в недоумении. Выслушав его до конца, она вздохнула и откинулась на спинку стула. Глаза ее сияли.

— Ты выглядишь ужасно загадочной.

Мэри кивнула.

— Я вся из тайн.

— Неужели ты знаешь, кто убил несчастного старика?

Она медленно кивнула.

— Да, хотя до конца еще не уверена. По-моему, у меня есть то, что в романах называют ключом к разгадке. Маленькой я долго жила в доме мистера Лайна, и кое-что отложилось в памяти на всю жизнь.

— Я сообщу Смиту…

— Нет-нет! — Мэри схватила Дика за руку. — Дик, милый, прошу тебя, не делай этого. Если по твоей вине я попаду впросак, никогда тебе этого не прощу. Моя версия, может, совершенно идиотская! Пока кое-что не выясню, я и словом о ней не обмолвлюсь.

— Да ты, смотрю, собираешься стать сыщиком, — улыбнулся Дик. — Кстати, нашли завещание бедняги Лайна. Наследник — я. Правда, старик наставил кучу условий. Если, к примеру, женюсь на женщине другой национальности и другой веры, что-то теряю. Поселюсь за границей — еще что-то теряю; не буду ухаживать за его собакой — опять чего-то не досчитаюсь. Собака его, между прочим, шестнадцать лет как сдохла! Но, вообще-то говоря, такой щедрости я от него не ожидал. Тебе тоже оставил около сорока тысяч.

— Правда?!

Великодушие старика ее тронула; искренне порадовалась Мэри и за Дика. Вскоре его позвали к телефону. Звонил Кремень. Поздравив Дика с наследством, он озабоченно сказал:

— Поскольку вы заинтересованная сторона, вам нужно прямо сейчас подъехать ко мне. Здесь бухгалтер банка — у него для вас есть кое-что интересное.

Дик приехал. В убогой обстановке кабинета банковский клерк чувствовал себя не в своей тарелке. По всему было видно, что убранство кабинетов Скотленд-Ярда впечатления на него не произвело. Он беспокойно ерзал на жесткой табуретке, любезно предложенной ему хозяином кабинета. На столе Кремня лежали несколько листов бумаги с машинописным текстом.

— Вот! — выразительно сказал Смит и придвинул к Дику бумаги. — Этот джентльмен, мистер…

— Смит, — подсказал бухгалтер.

Кремень нахмурился.

— А другого имени вы не взяли, скажем там Хаксли или Монтефьер?

— Просто Смит.

— Да, нехорошо. Обычно Смиты берут и другое имя. Ну что же. Наш друг (Кремень старался избегать называть бухгалтера по имени) утверждает, что выписка счета, попавшая к мисс Лейн, напечатана не в банке. Более того, вообще не на их машинке — ни на одной из них. С моей точки зрения, он доказал это весьма убедительно: представил образцы печати всех машинок. Прекрасный пример хорошей работы сыщика. Но, сказать по правде, не вижу, что это нам дает. Если, как мы считаем, Моран смошенничал, он, видимо, напечатал выписку дома. Бланки или формы достать трудно?

Бухгалтер покачал головой.

— Нет, мы их заказываем сотнями тысяч.

— Мог их достать кто-нибудь из посторонних?

— Вполне возможно.

Кремень никак не мог припомнить, видел ли машинку в квартире Морана. После ухода бухгалтера он вместе с Диком отправился туда. Портативную печатную машинку Кремень нашел, но не ту. Помня о квартире у конюшни Бейнса, он особо не огорчился. Если ею пользовался Моран, вполне возможно, что у него были и другие убежища, где и могла стоять та машинка. Дело оставалось за малым — доказать, что это Моран напечатал фальшивую выписку счета.

— У вас какие-то сомнения? — спросил Дик.

— Я весь из сомнений. Некоторые отпадут, когда найду Джерри Дорнфорда. Помните, когда мы шли к старику, Дорнфорд промчался на машине, ревевшей, как преисподняя? И еще, как он притормозил прямо напротив того места, где сидел старик?

— Ну?

— А то и ну! — Кремень вышел из себя. — А не было у него с собой вашего ружья?

— Боже милосердный! Вы думаете, что это Дорнфорд убил его?

— А что в этом удивительного? Он задолжал Лайну, и старик грозился подать в суд на него именно в день убийства. Если вы знаете Дорнфорда, как знаю его я, для вас не секрет, что суда он боится как огня. Дорнфорд кичится тем, что он светский человек, джентльмен. Хотя отец его торговал лошадьми, а мать… ну да ладно, о ней не будем. Если Дорнфорда признают несостоятельным должником, для него это станет полным крахом. Его вышвырнут изо всех клубов… Такие пойдут на все, лишь бы удержаться в обществе.

— А где он?

— Именно это я и хотел бы знать. После нас его никто больше не видел.

Глава 15

Мистер Кремень Смит относился к тем представителям рода человеческого, которые никогда не знают покоя. Его можно было встретить в самые неподходящие часы и в самых неожиданных местах Уэст-Энда. Казалось, он вполне мог обходиться без сна, ибо столкнуться с ним можно было ив четыре утра, и в четыре вечера.

Воры знали и уважали его. Короли преступного мира, представлявшие предмет его особой заботы, всячески старались избежать встречи с ним. Кремень наводил ужас на картежных шулеров, а мошенники ненавидели его, потому что он пересажал за решетку большую часть их племени. Кроме того, он отправил на виселицу троих и горько сожалел о том, что из-за тупости чувствительных присяжных этой участи избежал четвертый.

Увлечений у него было немного. Пиво, самое страстное из них, превратилось скорее в необходимость, чем в удовольствие. С его помощью Кремень поддерживал в себе необходимую жизненную энергию.

У него была холостяцкая квартира. Не в лучшей части города. Но здесь, в уединении, Кремень решал свои задачи одному ему известным способом. Он всегда писал на белой промокательной бумаге, и только карандашом, и редко пользовался другими пишущими принадлежностями. Он всегда заполнял обе стороны промокашки писаниной, разобраться в которой никто, кроме него, не мог. Из-под его грифеля выходили стенографические закорючки, выдуманные лет тридцать назад одним чудаковатым школьным учителем. Единственным, кто сумел досконально освоить этот вид стенографии, и был Кремень Смит. Он не только освоил, но и усовершенствовал его, и очень гордился, что ни одна душа не может расшифровать его записи. А расшифровать пытались многие, потому что, когда промокашка становилась ненужной, она переходила младшим чинам для более надлежащего использования.

Оказавшись у себя за письменным столом, инспектор принялся составлять хронологию действий Лео Морана. Часть дня, предшествовавшего убийству, вырисовывалась довольно четко. Моран выступал на радио с лекцией о банковском деле и экономике. Кремень Смит усмехнулся пришедшей в голову причудливой мысли: сумей он спровадить на виселицу знаменитого лектора, умереть безвестным сыщиком ему не грозит.

После лекции Моран отправился в театр «Шеридан», а оттуда на квартиру Дика Алленби. Затем начиналась область предположений: вероятно, он вернулся домой, где его ждало письмо, которое заставило его броситься на поиски Мэри Лейн.

Что он делал утром в день убийства? Позвонил бухгалтер и сообщил, что Морана в отпуск не пускают. Мистер бухгалтер Смит всего, конечно, не сказал. Ведь банковские служащие славятся своей солидарностью, и глупо было бы рассчитывать, что они о своих коллегах расскажут все, даже если эти коллеги подозреваются в мошенничестве и убийстве.

Кремень встал и зашагал по комнате. Его мысли перескочили с Морана на те акции, которые он принес Мэри и просил подписать. Но, похоже, что без долгого и кропотливого расследования прояснить этот вопрос не удастся.

Затем инспектор стал тщательно анализировать версию, что убийцей Лайна был Дорнфорд. Загадочное исчезновение Джерри уже само по себе было символичным. Его слуга, пожимая плечами, сказал, что причины для волнения не видит. Мистер Дорнфорд частенько пропадает по нескольку дней кряду, но вот где, этого он не знает. Если и были у слуги догадки, то вовсе не красящие его хозяина. Деньги у Дорнфорда не водились, друзей почти не было. Два загородных адреса он все-таки вспомнил, но Джерри там не оказалось. Слуга назвал имена двух дам, но и они давно не видели своего приятеля.

Дорнфорд владел поместьем в Беркшире. Часть его занимали сельскохозяйственные угодья, заложенные давным-давно. Был там и дом, но его Дорнфорд много лет назад продал местному гольф-клубу, и в собственности Джеральда остались лишь триста акров[16] соснового леса и заросшего вереском болота. Да, он уж никак не мог позволить себе два или три адреса в Лондоне.

Пулю так и не нашли, хотя, к великому огорчению властей парка, дерн вокруг кресла сняли, и грунт просеяли. Пуля, возможно, прошла под таким углом, что упала очень далеко. Все зависело от того, под каким углом стреляли. Если бы старика убили из винтовки с верхнего этажа дома, где жил Моран, роковой кусочек свинца обязательно бы нашли. Если стреляли из машины Дорнфорда, пуля вряд ли бы прошла навылет и залетела далеко.

Получался тупик. Ни та, ни другая версии не подтверждались, необходимо было разрабатывать третью.

Кремень Смит поймал себя на том, что сидит в кресле и дремлет. Привычка, которую он считал признаком приближающейся старости, его не радовала. Кремень встал, умылся и вышел из дому, толком не представляя, куда пойдет.

Он бесцельно послонялся по улицам, перешел площадь Пикадилли и остановился поглазеть на уличную пробку. Как вдруг на него налетел какой-то прохожий и, пробормотав извинения, двинулся было дальше. Кремень пальцем схватил его за ворот.

— Что с вами, Майк? — с изумлением спросил он.

За двадцать четыре часа Майк Хеннеси изменился настолько, что его трудно было узнать. Круглое лицо обрюзгло, покрылось щетиной и приобрело желтоватый цвет, под глазами появились мешки. Походка стала шаркающей, стариковской.

— П-привет! — заикаясь, проговорил Майк. — Я… сейчас… странно, да, вот так… прямо на улице…

— В чем дело, Майк? — Голос Кремня звучал сурово, почти обвинительно.

— Что? Все нормально. Шел, задумался… спектакль-то снимают.

— Я звонил вам все утро. Где вы были?

Майк вздрогнул.

— Звонили мне, мистер Смит? Да меня и в городе не было! Зачем я вам понадобился?

— Вы не бываете ни дома, ни в театре. Почему скрываетесь?

Майк попытался что-то сказать, поперхнулся, хрипло попросил:

— Давайте выпьем где-нибудь. Такое на душе творится!

На боковой улочке у площади находилась пивная, где хорошо знали привязанность инспектора. При его появлении официант радостно засуетился.

— Хотите немного поболтать наедине, мистер Смит? Тогда не сюда — здесь, как на рынке. Пройдемте в кабинет заведующего.

Кабинет заведующего оказался очень уютной отдельной комнаткой. Хеннеси рухнул в кресло и застыл с закрытыми глазами.

— О чем вы думаете? — напрямик спросил Кремень. — О Вашингтоне Вирте?

Майк разлепил глаза и с недоумением уставился на инспектора.

— Что? Да. — Глаза его замигали. — Я думаю о нем. Он бросил помогать театру, и меня это, конечно, волнует… Он ведь мой хороший приятель.

Майк, казалось, с трудом не только говорил, но и дышал. Его грудь тяжело вздымалась. После недолгой паузы он спросил:

— Для этого вы и хотели меня увидеть?

— Для этого я и хотел вас увидеть. Так он ваш приятель?

— Покровитель, — быстро поправился Хеннеси. — Я мало что о нем знаю. Мне важно, что у него куча бабок, денег, я хочу сказать.

— Где он их берет, конечно, не спрашивали?

— Конечно. — Майк отвел глаза.

С подносом, на котором стояли две большие бутылки пива, бутылка джина, чаша с дробленым льдом и сифон, появился официант.

— За счет заведения! — торжественно объявил он, поставил поднос на стол и удалился.

Кремня здесь знали и уважали за оказанную когда-то помощь. Но вид пива сейчас не смягчил его.

— Теперь выкладывай, Микки. — В его голосе не осталось и следа доброжелательности. — Я хочу знать, что за птица этот Вирт.

Хеннеси провел языком по пересохшим губам.

— Только сначала я хотел бы знать, что мне будет, — заупрямился он. — У меня нет ничего определенного, Кремень. Ну, допустим, я подумал, что он не тот, за кого себя выдает. И говорю ему: «или помогайте мне, или начну задавать лишние вопросы».

— Да, допустим, ты шантажировал его?

Майк вздрогнул.

— Это не шантаж. Я не был уверен — вы меня понимаете? Я блефовал. Хотел посмотреть, как далеко он зайдет. — Майк неожиданно сломался, закрыл лицо руками и начал всхлипывать. — Боже мой! Какой ужас!

Другой бы на его месте удивился, но у Кремня лишь проснулся профессиональный интерес.

— Убил ты? — Он резко наклонился к Майку.

Руки Хеннеси упали на колени. Заплаканное лицо являло картину замешательства.

— Убил? О чем вы, какое убийство? — почти взвизгнул он.

— Убийство Хервея Лайна. Ты разве не знал?

Майк ответил не сразу, от ужаса он словно оцепенел.

— Лайна убили?.. — выдавил, наконец.

Трудно было представить, что перед Смитом сидел единственный человек в Лондоне, не знавший о вчерашнем загадочном убийстве. Ведь сообщения о нем заполнили все газеты. И все же Кремень чувствовал, что так оно и есть.

— Убили… старого Лайна убили! Боже мой! Вы это серьезно?

— Да нет, решил тебя позабавить.

Майк долго молчал, у него отнялась речь, он лишь смотрел на инспектора широко раскрытыми глазами, в которых умерла всякая жизнь. Постепенно он пришел в себя, оказалось, что есть у него и сила воли. И когда заговорил, голос его звучал твердо.

— Это ужасно. Я не читал утренних газет.

— Об этом писали уже во вчерашних вечерних.

Майк покачал головой.

— Я не читал ни одной газеты со вчерашнего утра. Старый Лайн! Он ведь был опекуном мисс Лейн?

Хеннеси выигрывал время — время, чтобы собраться с духом и избежать полного краха.

— Нет, ничего об этом не читал. Странно, да, как это я пропустил такую новость? Но меня так замотала неприятность в театре, что на все остальное было наплевать.

— Что ты делал для Вирта? — Кремень говорил ледяным тоном; забытое пиво стояло даже не откупоренным. — От его имени снимал деньги в банке?

Майк кивнул.

— Да, большие деньги. Ходил в банк, а потом встречался с ним.

— Где?

— По-разному — на вокзалах, чаще всего в «Келнере». Обычно он снимал деньги, когда устраивал вечеринки, и я передавал их перед приходом гостей. Вирт говорил, что он торговец где-то в Центральных графствах. Но, сказать по правде, Кремень, я всегда в этом сомневался. И все же он не жулик. А мало ли простаков, у которых от денег лопаются карманы! Может, и он из таких. Вирт не первый лопух, что дает деньги на театр, и, слава Богу, не последний!

— В каком банке ты снимал деньги?

— Он обычно давал мне чек и билет на поезд. Я отправлялся в Бирмингем и…

— Все правильно. — Смит налег грудью на стол. — Кто он — Вашингтон Вирт?

Майк пожал плечами.

— Сказать по-честному, не знаю. Не знаю, провалиться мне на этом месте! Я познакомился с ним, когда газеты сообщили о слушании в суде моего дела о несостоятельности. Он тогда прислал письмо. Написал, что обидно слышать о неприятностях у такого умного человека, как я, и предложил помощь.

— Писал от руки?

— На машинке… Предложил встретиться в «Келнере». Вечеринок он тогда еще не устраивал, и номер был попроще. Единственное, что знаю о нем — он носит парик, и вовсе не тот, за кого себя выдаст. Но в дела я никогда не лез.

— Врешь, Майк. Ты сам только что сказал, что шантажировал его.

— Не совсем так. Я блефовал. Я мог только догадываться, кто он на самом деле.

Майк врал, в этом Кремень Смит ничуть не сомневался.

— А тебе не приходило в голову, что если этого парня арестуют, тебе придется несладко? У меня есть основания считать, что он незаконно присвоил себе деньги, которые принадлежали покойному Хервею Лайну, а затем убил старика. Ты хочешь быть замешанным в убийстве, Майк?

Лицо Хеннеси исказила мука.

— Я бы помог вам, мистер Смит, — залепетал он, — но чем? Я не знаю, кто он — клянусь вам, не знаю!

Смит внимательно посмотрел на него.

— О Моране что-нибудь знаешь?

У Майка отвисла челюсть.

— О б-банкире? Знаю его…

— А о сфабрикованной выписке счета, которая случайно попала к мисс Лейн?

На мгновенье Кремню показалось, что Майк вот-вот потеряет сознание.

— Нет… ничего… — он остановился, немного помолчал. — Если я найду вам его, этого Вирта, что мне тогда будет?

Инспектор поднялся.

— Ты его найдешь или мы его найдем, у тебя участь одна. Ты, похоже, так и не понял, в какую историю влип. Убит человек, нет, два человека убиты! Видимо, одной и той же рукой. Тиклера убили за то, что слишком много знал. Для тебя будет лучше, если ты это учтешь.

Лицо Майка озарила улыбка.

— Вы что, за ребенка меня принимаете? — Он уже полностью владел собой. — Как бы я жизнь прожил, если бы не умел избегать опасностей? За меня не волнуйтесь, Кремень…

— Это еще не все, — перебил инспектор, — но мне надо позвонить. Обожди здесь.

По лицу Майка промелькнула тень тревоги.

— Не переживай — арестовывать тебя не собираюсь. С этим можно подождать.

Телефон висел в коридоре. Смит попросил соединить его со Скотленд-Ярдом.

— Старший инспектор Смит. Мне нужна пара толковых ребят. Пришлите их в пивную на углу Пикадилли-сквер. Здесь со мной Майк Хеннеси. Не спускать с него глаз ни днем, ни ночью, и чтобы никаких там проколов. Слышали?

Его слышали. Спустя четверть часа, когда они вышли на улицу, за ними следовали два молодых человека. Когда Майк остановил такси и уехал, следом за ним на другом такси отправились и молодые люди.

Глава 16

Спектакль «Утесы судьбы» закончился, и на этот раз навсегда. За кулисами и нашлось ни одного человека, который бы сожалел об этом. Мэри с легким вздохом пошла по длинному коридору к себе в гримерную. Дик изучал вечернюю газету. История убийства Лайна выплеснулась на первую полосу. Он вслух начал читать интервью со смотрителем парка, мистером Джеймсом Хоукинсом: «Я очень хорошо знал в лицо мистера Лайна. Он всегда после обеда отдыхал в парке и часто дремал. Я редко разговаривал с ним, потому что мистер Лайн был не их тех джентльменов, которым нравится поболтать. Мистер Бинни, его слуга, обычно сидел рядом и читал ему. И в тот день, как обычно, мистер Лайн сидел в кресле, опустив голову, а Бинни читал. Я подошел и сказал: „Что толку зря тарахтеть? Хозяин спит“. Мне и в голову не могло придти, что он мертв! Это ужасно, что такое убийство произошло в нашем парке…»

Дик отложил газету и некоторое время помолчал. Затем с иронией спросил:

— Ты прочла это?

— Да — всю эту гадость до последней строчки.

— Ну, и кто же убийца — Бинни или смотритель? — Затем, увидев, что Мэри сейчас не до шуток, поспешил извиниться. — Прости, сам себе удивляюсь, почему могу говорить об этом убийстве совершенно спокойно, словно убили кого-то постороннего. Бедный старик меня ненавидел, да и я не пылал к нему любовью. Между прочим, у Бинни своя версия. Я с ним сегодня разговаривал. Он подозревает Джерри Дорнфорда — по-моему, в основном из-за того, что недолюбливает Джерри.

— Мистер Смит рассказал тебе, что узнал? — Мэри не обратила внимания на последние слова.

— Нет. О своих делах он не очень-то любит распространяться.

— Как ты думаешь, мне он расскажет?

Дик изумленно глянул на девушку.

— Дорогая моя Мэри… — начал он.

— Еще раз так скажешь, и мы поссоримся… Так как ты думаешь, расскажет?

Мэри говорила очень серьезно, и Дик изменил тон.

— Думаю, ты сможешь его убедить, если приведешь веские доводы. Он к тебе хорошо относится. Кстати, Смит скоро будет здесь, собирался лично поздравить тебя с окончанием спектакля.

Кремень пришел очень скоро, но не в духе. Раздражаться ему было от чего: недавно позвонил один из тех молодых детективов, что следили за Майком Хеннеси. Полным раскаяния голосом он сообщил, что они упустили своего подопечного.

— Вы упустили его? — заорал в трубку Смит. — Вы оба? Что вы себе думаете?

— Виноват, сэр, но он, наверное, знал, что мы у него на хвосте, и из такси сразу нырнул в метро, а там затерялся в толпе. Я повернул голову, чтобы…

— Повернул что? Ладно. Слушайте, что я скажу, внимательно слушайте. Перетрясите весь Лондон и парня этого найдите — достаньте хоть из-под земли! Адрес у вас есть. Действуйте.

Смит уже сидел в театре, но все еще никак не мог успокоиться, клял на чем свет стоит новое поколение детективов.

— Надеются, что за них все сделают. Все на старших рассчитывают, самим ушами не надо хлопать! — Он продолжал бушевать. — Не с кем стало работать!

— Вот вам детектив.

Дик показал на девушку, и, к его удивлению, Кремень не рассвирепел.

— Я бы сказал, что в одном мизинце этой молодой леди больше здравого смысла, чем в огромных тушах этих… недоумков.

Выпустив последний заряд, он заметно успокоился. Мэри решила, что удобный момент настал.

— Я хочу кое о чем попросить вас, мистер Смит, — волнуясь, начала девушка. — Не могли бы вы рассказать мне все, что удалось узнать об этом деле? Мне кажется, я могу помочь вам.

И вновь Дика Алленби поразило, что инспектор не отмахнулся, хотя и удивился. Он по-совиному глянул на Мэри, открыл и закрыл рот, почесал затылок («наш дока в своем репертуаре», — отметил про себя Дик).

— Что ж, можно, — сказал он наконец. — Хотите говорить при нем? — Кремень кивнул на Дика.

Мэри взглянула на молодого человека и пожала плечами.

— Если не возражаете. Впрочем, мне все равно.

Мнение самого Дика их как-то не интересовало. Он почувствовал укол самолюбия. Эти двое относились к нему, как к симпатичному, но бесполезному домашнему животному! Но обижаться на своих друзей он не хотел, к тому же было любопытно, что за разговор у них состоится.

Мэри предложила поговорить у нее дома — там спокойнее. И все трое отправились к ней. Лифтер приветливо распахнул им дверцы лифта, и они поднялись наверх. Квартира Мэри находилась в самом конце коридора. Девушка шла впереди и неожиданно остановилась как вкопанная. Дверь ее квартиры была настежь распахнута.

— Служанка оставила ее открытой? — спросил Смит.

Подойдя ближе, он понял нелепость своего вопроса. На двери виднелись следы мощной фомки. Замок болтался на одном винте. Кремень прошел вперед, пощелкал выключателем.

— Выключили на щитке. Где он у вас?

Мэри показала. Инспектор пошарил по стене. Послышался щелчок, и появился свет. Он вошел в комнату, осмотрелся, задумчиво пробормотал:

— Как же он сюда пробрался?

Снова вышел в коридор, в конце которого увидел застекленную наполовину дверь. Она вела на пожарную лестницу. Стекло было разбито. Кремень подергал за ручку, дверь открылась. Металлические ступеньки уходили вниз в темноту.

Он спустился и поговорил с лифтером. Тот ничего сказать не мог. В субботу вечером многие жильцы уезжают за город на уик-энд. В доме осталось мало людей. Никто чужой, насколько он помнил, не заходил.

Кремень вернулся в квартиру и занялся детальным осмотром. Перед ним предстала картина неописуемого беспорядка. Все ящики бюро вынули, их содержимое вывалили на кровать и грубо перерыли. Маленький секретер, который Мэри перед уходом заперла, взломали, и все, что в нем было, свалили в кучу на столе.

Мэри стала потерянно разбирать эту кучу и вскоре облегченно вздохнула: драгоценности, которые она хранила в шкатулке, остались нетронутыми. Хотя шкатулку и взломали.

— Что же им тогда нужно было? — в недоумении спросила девушка.

Кремень продолжал осмотр. Вывернули даже мусорное ведро на кухне. Нашел он и важную улику: маленькие часы, видимо, сбросили с полки над кухонным столом, и они остановились. Стрелки показывали без десяти двенадцать.

— Меньше часа назад! — присвистнул Кремень. — И чертовски спешил. А теперь скажите мне, — обратился он к Мэри, — кто здесь бывал? Ваши приятельницы меня не интересуют, только мужчины.

Мэри привела очень краткий список.

— Майк Хеннеси? Занятно… Я все комнаты осмотрел?

— Кроме ванной.

Инспектор открыл дверь, включил свет и вошел. Незваный гость побывал и здесь: раковина умывальника наполовину была наполнена грязной водой.

— Эге! Что это?

Глаза Смита сузились.

Возле раковины стена была испачкана чем-то красным. Инспектор потрогал пальцем — еще не высохло. Он глянул на кафельный пол. Ничего. Но край ванны тоже был испачкан красным. Красный след виднелся и под вешалкой за дверью.

— Сначала он зашел сюда, — медленно начал комментировать Кремень. — Хотел вымыть руки. Взялся за кран и рукавом коснулся стены. На рукаве была кровь, но он этого не замечал. Снял пальто и бросил на край ванны, отсюда и кровавый след на ней. Затем передумал и повесил его на вешалку, запачкав кровью стену.

— Это кровь? — Мэри с ужасом смотрела на инспектора. — Наверное, он поранился, когда забирался сюда?

— Не думаю, мы бы заметили кровь на разбитом стекле или на полу. Интересно, где же это он умудрился?

Кремень вернулся на кухню и еще раз осмотрел часы. Он не верил в совпадения — слишком уж часто в детективных романах встречались ему остановившиеся часы, чтобы слепо поверить в историю, которую они поведали. Но осмотр не оставил у него сомнений. Часы не остановились, они продолжали тикать; от удара стрелки просто соскочили с оси. Это вряд ли мог придумать даже самый искусный злоумышленник, вознамерившийся направить полицию по ложному следу.

Мэри тихо зашла следом и молча следила за его манипуляциями.

— Теперь расскажете? — тихо спросила она.

Кремень Смит изумленно уставился на девушку.

— Простите?..

— Вы пообещали рассказать все, что выяснили об убийстве мистера Лайна.

Дик, все это время хранивший молчание, тоже подошел поближе.

Инспектор взгромоздился на край кухонного стола и в двух словах рассказал все, что знал. Молодой изобретатель не открыл ничего нового для себя. Но он был глубоко поражен откровенностью сыщика. Этика Скотленд-Ярда предполагала у полицейских чиновников наличие таких достоинств, как скрытность и замкнутость в своем кругу. И отнюдь не в правилах Кремня было нарушать неписаные законы полицейского цеха. Он поймал изумленный взгляд Дика и яростно напустился на него.

— По-вашему, я спятил, мистер Алленби? Выбросьте это из своей головы — мозги у меня на месте! Я не занимаюсь тут пустой болтовней, чтобы пустить пыль в глаза. У этой женщины именно тот склад ума, который следует иметь каждому сыщику. Не особый дар, а просто здравый смысл — не в обиду вам будь сказано, мисс Лейн. — Он снова повернулся к девушке и уже мягче спросил: — Так вам все понятно?

Мэри покачала головой.

— Не совсем. Почему рылись у меня в квартире — это понятно.

Смит кивнул.

— Не совсем понятно, с чего они решили, что она здесь?

Дик не выдержал.

— Может, я назойлив или мешаю, — вежливо перебил он, — но все равно спрошу: о чем это вы? «Она здесь»… Кто она?

— Выписка счета, — не поворачивая головы, бросила Мэри, а Смит с широкой ухмылкой на лице кивнул в знак согласия.

Девушка продолжала:

— Я догадываюсь, что они приходили за ней, но не могу понять, откуда им стало известно…

Кремень хмыкнул.

— Тот умник, который проболтался об этом — я. Сегодня видел Майка Хеннеси и сказал ему, что выписка попала к вам. А то, что она у меня в кармане, совершенно выпустил из виду! А ведь мог избавить его от напрасных хлопот. Жалость-то какая!

Он взъерошил пятерней волосы и слез со стола.

— Хорошо бы узнать, откуда у него кровь на рукаве, — проворчал инспектор, постоял, затем направился в ванную; Мэри и Дик следом. — От таких пятен мало что получишь. Хоть бы отпечаток пальца оставил.

Смит достал из кармана фонарик, вышел в коридор и принялся внимательно обследовать каждый дюйм пола и стен. Поиски оказались безуспешными. Но когда он осмотрел пожарную лестницу, то нашел два кровавых следа — один на металлических перилах, второй чуть ниже дверного стекла.

— Я воспользуюсь вашим телефоном, — сказал Мэри инспектор, вернувшись.

Он распорядился установить наблюдение за всеми железнодорожными вокзалами, предупредить полицию во всех портах.

— Не думаю, что он сумеет убежать из страны. Даже сам удивляюсь, как редко им это удается.

Кроме того, Смит приказал выставить у квартиры девушки охрану. Она это предложение тут же отвергла. Но он настаивал таким тоном, что Мэри поняла — возражения бесполезны.

Глава 17

По пути домой Кремень заглянул в дом покойного Лайна — поговорить с Бинни. Когда он постучал, этот достойный человек мирно спал. А проснувшись, обнаружил большую и вполне понятную неохоту открывать двери. В доме уже не было полицейских. Кремень ограничился тем, что забрал в Скотленд-Ярд все бумаги и опечатал спальню и кабинет.

Бинни, полуодетый и заспанный, провел его на кухню, помешал догоравшие угли в маленьком камине и подбросил пару поленьев — ночь была холодной.

— Думаю, кто это стучит? Чуть душа в пятки не ушла, — бормотал он. — Мистер Смит, — вдруг голос его стал очень серьезным, — хозяин, наверно, мне ничего не оставил? Слышал, вы нашли завещание… Конечно, я не расстроюсь, если не оставил. Он не тот человек, чтобы заботиться о слугах; все твердил, что терпеть не может их в доме. И все же…

— Внимательно я его не читал, — перебил Кремень, — но что-то не припомню, чтобы ваше имя там фигурировало.

— Я всю жизнь мечтал, чтобы кто-нибудь оставил мне миллион, — Бинни вздохнул. — Я был ему хорошим слугой — готовил, менял постель, все для него делал.

Инспектор протянул ему пачку дешевых сигарет, и, все еще вздыхая, Бинни взял одну.

— Мне кажется, кое в чем вы можете мне помочь, — сказал Смит. — Помните, как сюда приходил Моран?

Бинни кивнул.

— Зачем приходил, не знаете?

Слуга замялся.

— Не знаю, сэр. Что-то, связанное с банковским счетом хозяина. Мистер Лайн был очень странным джентльменом — никогда никому не верил. А когда к нему приходили, всегда был с гостями немного неприветливым.

— И с мистером Мораном тоже?

Бинни вновь замялся.

— Не хотелось бы подвести мистера Морана… Да, сэр, я слышал, что они слегка поцапались.

— Подслушивали?

Бинни ухмыльнулся и покачал головой.

— Зачем, сэр? — Он показал на потолок. — Кабинет прямо над нами. О чем там говорят, конечно, не услышишь, но если джентльмен повышает голос, как это делал мистер Лайн, слышно хорошо.

— Вы Морана знаете?

Бинни кивнул.

— Хорошо?

— Да, сэр. Я служил…

— Ах да, вспомнил. — Кремень Смит прикусил нижнюю губу. — После разговора со стариком он что-нибудь сказал вам?

И снова Бинни замялся.

— Я не хочу, сэр, никому доставлять неприятностей…

— Вы начинаете злить меня, Бинни. Что, так трудно рассказать правду? Вы его провожали до двери?

— Да, сэр, — обиженно буркнул Бинни. — Когда он выходил, я как раз шел с письмом, которое вынул из почтового ящика. Хорошо, мистер Смит, расскажу все, как было. Он попросил меня никому не говорить, что был здесь, и сунул соверен. Мне это показалось подозрительным, но ведь он не первый, кто просил меня об этом.

— Это все?

— Да, сэр.

На столике у стены лежал небольшой бумажный сверток. Природа наделила Кремня острым нюхом. Он сразу же узнал едкий и неприятный запах замазки. Кивнув на сверток, спросил:

— Замазка?

— Да, сэр. — Бинни изумился.

— Стеклили окно?

— Нет, сэр. Я утром разбил стекло в буфетной, и пришлось вызвать стекольщика.

— В этом доме битые стекла прямо напасть какая-то! Почему вы не сообщили в полицию, что кто-то пытался забраться в дом? А-а, припоминаю, мистер Лайн не позволил.

Разговор оборвался. Больше Бинни ничего не мог добавить, и Кремень попрощался с ним. Выйдя во двор, инспектор в темноте внимательно осмотрел место — внимательнее, чем до этого при свете дня. Не поленился даже сходить на задний дворик; и здесь он увидел, как легко было ночному вору забраться в кухню. За домом располагался каменный сарай, крыша которого находилась прямо под кухонным окном. Кремень нахмурился и долго стоял посреди двора, пытаясь осмыслить то, что пришло ему в голову. Было ли это просто совпадением, что кто-то пытался проникнуть в дом Лайна именно в ночь убийства Тиклера?

В надежде узнать что-нибудь новое Кремень вернулся в Скотленд-Ярд. Его запросы не дали желаемого результата: ничего нового о Лео Моране и абсолютно никаких новостей о Джерри Дорнфорде. Тогда, невзирая на поздний час, он решил еще раз осмотреть свою добычу из квартиры неизвестного у конюшни Бейнса. Он открыл сейф, достал перчатку и серебристый ключ. Долго рассматривал его, затем положил на стол. Ему было непонятно, зачем этот ключ покрасили серебряной краской, да еще так неаккуратно. Любой гальваник сделал бы за него эту работу намного лучше!

Инспектор посмотрел на перчатку — и она ничего не поведала. Достал из ящика стола большой лист девственно чистой промокательной бумаги и принялся вновь подводить итоги.

Тиклер убит, старый Лайн убит. Возможно, той же рукой, хотя эти убийства вроде бы ничем не связаны. Лео Моран, как ни посмотри, беглец и подозреваемый номер один. Его личность как-то объединяет эти два убийства. Им интересовался Тиклер, исчезновение банкира совпало со смертью старика, затем выяснилось, что счет Лайна в банке хорошенько подоили.

А в Берлине ли он вообще? Кого-то очень интересовала выписка счета. Чтобы заполучить ее, этот кто-то пошел даже на ограбление квартиры Мэри Лейн. Кто? Майк Хеннеси узнал, что злополучная бумага у молодой актрисы, но мог ли он быть взломщиком? Одно было ясно, он что-то знал. Знал, во всяком случае, кто такой Вирт. Тот, кто скрывался под именем Вашингтона Вирта, был убийцей, возможно, дважды убийцей.

Такими несвязными предложениями Кремень записывал свои выводы. Записывал в том порядке, в каком они приходили ему на ум, зачеркивал, менял другими. Нарисовал один кружок, который означал Мэри, еще один для Дика Алленби, по одному для Джеральда Дорнфорда и Лео Морана. Внизу страницы поместил пятый кружок — для Лайна. Стрелками указал связи между этими людьми. Затем в середине Кремень поместил кружок побольше — для Майка Хеннеси. Майк связан с Вашингтоном Виртом (еще один кружок), связан с Мэри Лейн и, возможно, с Мораном. Последнее он вычеркнул и начал снова.

Джерри Дорнфорд связан с Диком Алленби, а от Дика Алленби к убитому ростовщику Смит провел прямую — прямую, которая миновала все промежуточные кружки.

Он устал. Бросил карандаш и с легким стоном откинулся на спинку. Потянулся за ключом, и в эту минуту погас свет. Это не стало для инспектора неожиданностью: перегорела лампочка. Она давно уже требовала замены, но кладовщик не отличался расторопностью. Вечно он был занят чем угодно, только не своими прямыми обязанностями.

Кремень приподнялся, чтобы позвонить, и внезапно увидел такое, что заставило его оцепенеть. В поглотившей комнату темноте ключ светился зеленоватым светом. Смит видел стержень и все выступы на бородке. И теперь он понял, почему у ключа такой странный цвет, — его выкрасили люминесцентной краской.

Кремень вышел в коридор и позвал дежурного. Вскоре перегоревшую лампочку заменили. Теперь инспектор смотрел на ключ с большим интересом. На испещренном листе промокашки появились новые пометки. Появились проблески, правда, еще очень слабые.

Зазвонил телефон; Кремень, поговорив, вышел в коридор и позвал дежурного.

— Внизу мистер Алленби. Как поднимется, проведите ко мне.

Кремень глянул на часы — скоро два. Что привело Дика в Скотленд-Ярд в такое время? Может, нашлось его оружие?

— Боялся, что не застану вас. — Дик непринужденно вошел в кабинет и закрыл за собой дверь. — Вижу, что вы совсем отказались от сна, пока не поймаете убийцу?

— Да, — неопределенно махнул рукой Кремень. — А вас что привело, неприятности?

Дик улыбнулся.

— Да нет, ничего серьезного; просто мне — вернее, Мэри — звонила экономка Хеннеси. Спрашивала, нет ли о нем известий.

— Не пришел домой? — быстро спросил инспектор.

— Да нет. Дело в том, что он гаврским поездом собирался отправиться на континент и попросил ее привезти багаж. Бедняжка прождала на вокзале почти три часа. Конечно, забеспокоилась и стала обзванивать всех, кто знал Майка, в том числе и Мэри. К счастью, когда она позвонила, я еще был там.

— Дома у него были?

Дик покачал головой.

— Зашел к нему, но напрасно. Он снимал меблированные комнаты на Даути-стрит; сегодня вечером рассчитался и съехал. Собирался, похоже, в спешке. Упаковывать вещи начал только вечером.

— После встречи со мной. — Кремень потер подбородок. — Все понятно, его желание удрать я хорошо понимаю. Хотя далеко он бы не ушел — я об этом позаботился.

— Вы бы арестовали его? — изумился Дик.

— Господи, да зачем арестовывать! — поморщился Кремень. — Это вовсе не обязательно, чтобы помешать человеку выехать из страны. Паспорт не так оформлен, виза не на той странице, печать вверх ногами — да мало ли еще способов!

— Хеннеси догадывался об этом?

Кремень ответил не сразу.

— Этого я не знаю, — протянул он. — Скорее всего, нет. В любом случае, не это помешало ему успеть на поезд.

Раздался стук в дверь, и вошел щеголеватый мужчина. Дик узнал в нем старшего инспектора.

— Букингемпширская полиция столкнулась с делом, которое как раз по вашей части, Кремень. Чисто американское убийство.

Кремень мгновенно оживился.

— Что за убийство?

— Это называется колесным убийством, если не ошибаюсь. Кто-то застрелил в машине человека и бросил его на обочине.

— Где это случилось?

— На объездной вокруг Колнбрука. Ехал лимузин, фары высветили мужчину, лежавшего поперек пешеходной дорожки. Водитель сообщил в полицию.

— Описание убитого есть?

— Мужчина лет сорока пяти, крупного телосложения, галстук зеленого цвета…

— Да ведь такой же галстук был сегодня на Майке Хеннеси!

Глава 18

Смерть придала Майку Хеннеси очень спокойный, почти величественный вид; не опознать его было невозможно. Кремень Смит вышел из небольшого мрачного здания и подошел к Дику Алленби, стоявшему в стороне. За последнее время Дик насмотрелся столько смертей, что на опознание идти не захотел.

— Это Майк, — сказал Кремень. — Убийство было совершено в десять семнадцать, или около того. Время установлено почти точно. Нашли мотоциклиста из ближайшей деревушки, который рядом с тем местом видел стоявший небольшой седан. И время он указал между десятью пятнадцатью и десятью двадцатью. — Кремень круто повернулся. — Теперь вы понимаете, мистер Алленби, что это был именно тот господин, который наведывался на квартиру вашей молодой леди? Его пальто, видимо, тогда и испачкалось в крови, чего он сначала не заметил.

— Но ведь если в этой машине столько крови, хозяин гаража обязательно заметит это! В ней, наверно, как на бойне.

Кремень кивнул.

— Да, машину мы найдем. Скорее всего ее угнали. Мне только что сообщили из Скотленд-Ярда, что в Суссекс-гарденс обнаружили брошенную машину. Возможно, это она и есть.

Полицейский аппарат работал быстро и точно. Предположение Кремня Смита подтвердилось. Брошенная машина оказалась именно той, которой воспользовался убийца. Ужасных свидетельств тому было предостаточно — и никаких других улик.

— Мы, конечно, поищем на руле отпечатки пальцев, но я уверен, что мистер Вирт работал в перчатках.

— Моран, значит, отпадает?

Кремень улыбнулся.

— А где Моран? В Германии, мы считаем? Так вот, с таким же успехом он может быть и в Лондоне. До Германии можно добраться за несколько часов, а вернуться еще быстрее… Если он вообще улетел.

До Дика Алленби не сразу дошел смысл сказанного. Но вдруг ему пришло в голову, что Мэри грозит опасность. Он поделился своими страхами со Смитом, и к великому его ужасу Кремень согласился.

— В своей квартире ей оставаться нельзя. Не исключено, что нападение повторится. Сейчас, когда она начала выдвигать версии, Мэри может оказаться для нашего приятеля опасной.

Дик последовал за Смитом в полицейский участок, куда пригнали машину, и застал там обычное в таких случаях столпотворение. Сверкали фотовспышки, в салоне ползали эксперты по отпечаткам пальцев, механики проверяли спидометр. Хозяин машины, которого нашли и доставили в участок, оказался на редкость дотошным — он точно помнил, сколько миль было на счетчике перед тем, как седан угнали. Его сведения стали поистине бесценными. Кровь была на сиденье и полу; след ее нашли и на рукоятке переключения скоростей. Один из полицейских снял с сиденья водителя подушку.

— Ого! — воскликнул он, и, глянув через его плечо, Дик увидел серебряный портсигар.

Смит открыл его, внутри было пусто. При свете лампы на внутренней стороне крышки можно было разобрать надпись:

«Мистеру Морану от коллег по Уиллзденскому отделению, май 1920 г.».

Смит взял портсигар за углы и тщательно осмотрел. Вещица была далеко не новая: на ней была пара вмятин, на отполированной поверхности виднелись царапины. Кремень аккуратно завернул находку в бумагу и сунул в карман.

— На нем могли остаться отпечатки, хотя это тоже маловероятно. Вам это не кажется немного странным, Алленби? Оставили под подушкой, словно подбросили!

— Может, убийца положил туда и забыл?

Кремень покачал головой.

— Это же не его машина, чтобы прятать под сиденье свои вещи, а потом забывать. Он достаточно умен для этого. Вот я и говорю, странно это…

Он помолчал, а затем медленно, словно раздумывая, продолжил:

— Я вскользь упомянул о том, что выписка счета находится у нашей молодой леди. Хеннеси, видимо, и передал эти сведения либо в машине, либо до этого. Убийца предложил подвезти его на вокзал, на пустынной дороге расправился с ним, а затем рванул обратно в город и перерыл квартиру мисс Лейн. Очевидно, он бывал там и прежде.

— Моран, вы думаете?

Кремень пожал плечами.

— Вполне мог быть и он, и кто-то другой… Этот парень жил в Америке.

— Откуда, черт возьми, вы знаете?

— Не знаю, — спокойно возразил Кремень. — Это дедукция, другими словами, предположение. Хотя бы потому, что это типично американское убийство — посадить человека, чтобы подвезти, застрелить и выбросить из машины. Выстрелов никто не слышал, а если и слышал, наверняка подумал, что это мотоцикл. Мотоциклисты носятся по объездной стаями.

Домой они шли вместе, и всю дорогу Кремень ни на минуту не умолкал.

— Хеннеси участвовал в этой афере с самого начала. Знал, кто такой Вирт, и что тот подделывал чеки. Вот он и решил шантажировать его. Только не предвидел такого конца. — Немного помолчал и без всякой связи заключил — Покажу-ка мисс Лейн ключ и чек.

Вот так Дик впервые услышал о ключе.

…Утром, когда Кремень Смит появился в Скотленд-Ярде, все, что было найдено в карманах покойного, уже лежало у него на столе. Он увидел блокнот, несколько смятых листков исписанной бумаги, около двадцати фунтов наличными, часы с цепочкой и футляр с очками, но ничего, что хоть как-то проливало свет на его гибель. Разве что отсутствие сколько-нибудь крупной суммы денег. Ведь не собирался же Хеннеси укатить на континент с капиталом в двадцать фунтов! Кремень предположил, что убийца не захотел повторять ошибки, допущенной при убийстве Тиклера. И очистил карманы Майка от возможных улик.

Смит просмотрел листки бумаги. Один из них оказался обрывком страницы из справочника по движению поездов. Пометки карандашом подсказали инспектору, что Хеннеси держал путь на Вену.

Более интересным оказался второй листок: он был весь заполнен какими-то цифрами. Кремень не напрасно гордился своей замечательной памятью: он разу же узнал эти цифры. Перед ним была копия сфабрикованной выписки счета старика Лайна. Ею, очевидно, пользовались много раз, потому что бумага на сгибах сильно потерлась.

Смит недоуменно нахмурился. Чего это ради Хеннеси не поленился выписать эти цифры и таскал их при себе? О выписке он, значит, хорошо знал. Возможно, сам и состряпал ее? Но тогда у него были бы, помимо этого клочка, и другие данные. Тот, кто сфабриковал выписку, должен был вести скрупулезный учет похищенных со счета старого ростовщика сумм. Не мог же он брать эти цифры с потолка! Лайна провести было нелегко.

Больше ничего нового узнать о Майке не удалось. Никто вечером его не видел ни одного, ни в компании с кем-либо. Ничего не дал обыск комнат, где он проживал: ни бумаг, ни документов. Старая сберкнижка поведала не больше, чем три года назад, когда Хеннеси едва сводил концы с концами.

Инспектор вдруг вспомнил о Мэри Лейн. Благополучно ли она провела эту ужасную ночь? Услышав по телефону ее голос, он успокоился. И тут же вспомнил, что в коридоре у ее двери неотлучно находится полицейский, на пожарной лестнице дежурит другой и еще один прогуливается перед домом. Он попросил разрешения приехать поговорить.

— Обязательно приезжайте, — усталым голосом проговорила Мэри и положила трубку.

Девушку он застал в подавленном настроении. Она почти не спала и всю ночь проходила из угла в угол. Впрочем, у Кремня тоже не было оснований радоваться. Следы убийцы до сих пор не были обнаружены. Он достал из кармана и положил на стол небольшой сверток.

— Может, вы поможете…

Кремень размотал клочок замши и выложил ключ. Затем вынул из блокнота и положил на стол чек. Мэри внимательно рассмотрела чек, увидела едва заметные следы карандаша и кивнула.

— Это почерк мистера Лайна. Я уже, кажется, рассказывала, что раньше жила у него в доме. Можно сказать, вела хозяйство. Хотя, если откровенно, получалось неважно. Ладить с ним было очень трудно.

— Из-за чего?

Мэри помолчала, затем тихо, почти равнодушно продолжала:

— Ну, трудно сказать определенно, из-за чего. Его не устраивало почти все, что я делала. У него был тяжелый характер; я это почувствовала особенно хорошо, пожив рядом с ним. У мистера Лайна, к примеру, больше сорока лет были одни и те же лавочники; он никогда не менял их, хотя все время грызся с ними и торговался за каждый пенни.

Мэри пристально разглядывала ключ, поворачивая его в руках.

— Вы не подумаете, что я ужасно тщеславна, если скажу, что смогу найти человека, который убил мистера Лайна?

— Я подумаю, что вы ужасно глупы, если попытаетесь сделать это сами, — резко ответил Смит. — Этот парень не из тех, с кем можно шутить.

Мэри кивнула.

— Я прекрасно это понимаю, но… Дайте мне неделю, и я все узнаю!

— А вам не кажется, что о своих подозрениях лучше рассказать мне прямо сейчас?

Девушка покачала головой.

— Нет. Может, я ошибаюсь? Вполне естественно, что я не хочу делать из себя посмешище.

Смит поджал губы.

— Я не могу дать их вам…

— Я и не настаиваю, — быстро заговорила Мэри. — Просто сделайте кое-что для меня… Вот, например, если я попрошу изготовить дубликат ключа, вам это не трудно будет? А если найду замок, к которому он подходит, дам вам знать.

Инспектор удивленно глянул на девушку.

— Вы уверены, что можете найти этот замок?

Она кивнула. Кремень Смит вздохнул.

— Такое бывает только в книгах — а я терпеть не могу, как оно бывает в книгах. Это все выдумки, а меня от выдумок воротит! Не так и быть, мисс Лейн, сделаю. Только для вас…

К вечеру Мэри получила новенький блестящий ключ и приступила к своим поискам. Она совершенно не подозревала, что днем и ночью за ней по пятам следует полицейский. Кремень Смит отдал на этот счет краткий и не очень-то вдохновляющий приказ:

— Не спускайте с этой леди глаз. Упустите из виду, когда-нибудь получить повышение и не мечтайте!

…Прошло три дня, и весь деловой мир Лондона был взбудоражен неожиданным известием. Акции «Кассари Ойлз» стали расти в цене прямо на глазах. Еще недавно их стоимость едва превышала один фунт. Хотя первоначальная стоимость пять лет назад составляла сорок фунтов за акцию. Долгое время никто и не помышлял вернуть утраченные деньги. И вот за одну ночь их стоимость выросла с одного до тридцати фунтов и продолжала расти с каждой минутой.

Кремень Смит хоть и не держал деньги в акциях, но по роду занятий интересовался всем, что связано с финансами. Он отправился на биржу, где разузнал детали этого финансового явления. Один из биржевиков объяснил ему все:

— Месяца три назад они напали на большую нефть, и все это время бурили новые скважины. Нефти там, видимо, бездонная бочка, но они помалкивали, пока не прибрали к рукам почти все акции. «Кассари» точно поднимутся до сотни; советовал бы вам немного рискнуть. Нефть там есть — можно не сомневаться.

На риск Кремень Смит не шел ни разу в жизни, разве что иногда ставил несколько шиллингов на какую-нибудь лошадь на Дерби, которую выбирал наобум.

— Кто за всем этим стоит? — спросил он.

Биржевик пожал плечами.

— Если попробую выговорить, как их зовут, точно свихну себе челюсть. В основном, турки — тот эфенди, тот паша. Публика солидная, в основном миллионеры. Нет, аферой тут и не пахнет. Они надежны, как Английский банк. Своей конторы в Лондоне у них нет, их тут представляют «Джоулмен и Джойс».

К господам Джоулмену и Джойсу Кремень Смит и отправился. Контора напоминала осажденную крепость. Инспектор послал свою визитную карточку. Принял его мистер Джойс, старший партнер.

— К тому, что и сами можете прочесть в газетах, мистер Смит, мало что могу добавить. Акций на рынке совсем немного. Я только что сказал своему приятелю, — он надумал сыграть на этих акциях, — чтобы поберег крылышки, иначе обожжет. Единственный крупный держатель, кого я знаю, это человек по имени Моран — Лео Моран.

Лео Моран! Для Кремня не стало новостью, что этот человек сумел скупить большую часть акций «Кассари». В нем жил игрок — об этом знали в банке, знал и Кремень. Хотя он и был способен на донкихотства и благородные поступки, однако основной чертой характера банкира была прагматичность, не сочетающаяся с особой щепетильностью. Единственной и неизменной его целью многие годы было составить себе состояние, стать миллионером. Он не был женат, не имел семейных привязанностей и, помимо стрельбы и театра, почти ничем больше не интересовался. Для Кремня он был человеком, способным на убийство, А уж на подделку чеков и банковские махинации — вне всяких сомнений. Смущало одно: хотя Моран постоянно скупал акции и его финансовые операции длились годами, он не истратил ни одной очень крупной суммы. Возможно, лишь малую часть тех денег, которые делал. У этого человека были, видимо, другие, более высокие побуждения, для Кремня еще пока не ясные.

Глава 19

На лестничной клетке у дверей своей квартиры на Пантон-стрит Кремень застал — к великому своему удивлению — поджидавшую его гостью.

— Я здесь минуты две, не больше, — стала объяснять Мэри. — Дежурный в Скотленд-Ярде сказал, что вы, наверное, дома.

Инспектор открыл дверь и провел девушку в гостиную.

— Ну, выяснили что-нибудь? — не без иронии вопросил он.

Мори села на предложенный стул и покачала головой.

— Боюсь, только свои возможности.

— Так вы что, бросили свою затею?

Девушка ответила не сразу.

— Нет.

Чтобы сказать это «нет», ей пришлось призвать на помощь все свои силы. Этим утром Мэри проснулась с тяжестью на душе. Необдуманно взятые на себя обязательства казались ей невыполнимыми. Она даже решилась послать Кремню записку с признанием своего поражения. Но по зрелому размышлению снова почувствовала, что стоит на верном пути. И решила продолжать свое расследование, пока будет возможно.

— Я только сейчас начинаю понимать, за что взялась, — призналась Мэри. — Быть сыщиком не так то легко, правда ведь? Особенно, если всего не знаешь.

Кремень улыбнулся.

— Искусство быть сыщиком в том и состоит, чтобы ничего не зная, все узнать. А для этого надо думать и предполагать. И как раз последнее не каждому по плечу…

— Вы очень саркастичны.

Кремень покачал головой.

— Я не знаю такого слова, мисс Лейн. Так что именно вы хотите знать?

Мори сверилась с маленькой записной книжкой, которую достала из сумочки.

— Вы не могли бы дать мне список всех крупных чеков и даты, когда они были обналичены? Особенно меня интересуют даты. Если моя версия верна, все они выставлялись по семнадцатым числам.

Кремень откинулся на спинку стула и уставился на девушку.

— Уж больно по-научному, — слегка обиженно произнес он, и Мэри рассмеялась.

— Да нет, скорее, как в детективных романах. Но уверяю вас мне и впрямь это надо знать.

Инспектор подтянул к себе телефон и набрал номер.

— Как же мне не пришло в голову поинтересоваться этим? — Кремень был слегка уязвлен, что оплошал.

Он позвонил в банк. Клерк, с которым в конце концов ему удалось переговорить, сообщил даты. Оказалось, что чеки выставлялись к оплате семнадцатого февраля, семнадцатого апреля, семнадцатого мая, семнадцатого декабря прошлого года. Кремень записал даты и придвинул листок девушке.

— Так я и думала! — Ее глаза сияли. — Каждый раз семнадцатого!

— Поразительно! Может, теперь расскажите, что все это значит?

Она кивнула.

— Расскажу, но через неделю! Мне еще самой надо во многом разобраться. С вами я хотела поговорить о другом, мистер Смит. — Голос девушки дрожал. — Не знаю, может, у меня богатое воображение, но мне кажется, что за мной все время следят. Точно знаю: за мной вчера шел какой-то мужчина. На Оксфорд-стрит я потеряла его из виду; на Риджент-стрит остановилась посмотреть на витрину и снова увидела его. Довольно неприятный тип с рыжими усами.

Кремень от души расхохотался.

— Это сержант Мэйсон, детектив. Да, он не такой красавчик, как я.

— Детектив? — Изумленная, Мэри широко раскрыла глаза.

Кремень кивнул.

— Разумеется, дорогая моя юная леди. Ведь мне приходится заботиться о вашей безопасности. Мои люди не спускают с вас глаз — и вовсе не потому, что вы под подозрением. Сейчас вы под нашей защитой.

Девушка глубоко вздохнула.

— Вы даже не представляете, какое облегчение я сейчас испытываю. У меня уже нервы стали сдавать. Если бы не это, я бы вряд ли пришла к вам.

— Так как насчет семнадцатых чисел? Неужели вы думаете, что поступите мудро, если не расскажете о своих подозрениях?

Мэри решительно покачала головой.

— Я существо загадочное и довольно слабое.

Кремень относился к ней с симпатией, но после этих слов почувствовал сильное раздражение и даже едва сдержался, чтобы не сказать резкость.

Когда молодая актриса ушла, он решил пройтись, чтобы развеяться. Мысли снова вернулись к Лео Морану, а ноги принесли в мастерскую Дика Алленби. И через минуту он сидел в любимой позе на верстаке, а изобретатель, ероша волосы, взволнованно ходил по мастерской.

— Она даже не представляет, чем все это может кончиться! Этот человек ни перед чем не остановится. Он, может, все еще думает, что выписка у нее. Ее скрытность и упрямство просто выводят меня из равновесия…

— Представьте, меня тоже!

Кремень ловко откупорил бутылку пива. Он благодушествовал, предоставляя событиям идти своим чередом. Инспектор не знал, что судьба уже стояла рядом и готовила ему новый неожиданный сюрприз.

— Давно ее видели?

— Сегодня… Просила одолжить ей Бинни.

— Одолжить ей Бинни? Что это значит? Зачем?

— Он сейчас служит у меня. Она говорит, что хочет разузнать о прежней служанке мистера Лайна. Та сейчас живет в Ньюкасле под вымышленным именем. Она хочет, чтобы Бинни съездил и опознал ее. Я говорил с Бинни, он вроде ее помнит. Пожилая женщина, и у нее беспутный сын с очень скверным характером.

Кремень Смит угрюмо хмыкнул:

— Мне об этом она ничего не говорила. Так Бинни теперь служит у вас? Так и дом теперь ваш? И что вы собираетесь с ним делать?

— Продать, — быстро ответил Дик. — Уже есть и покупатели.

Раздался стук в дверь, принесли телеграмму. Кремень наблюдал, как молодой человек вскрывает ее, как пробегает глазами по строчкам. И вдруг увидел, как Дик беззвучно открыл рот и застыл на мгновенье. Затем без единого слова протянул телеграмму инспектору. Она была отправлена из Саннингдейла:

«Относительно запатентованного пневматического оружия, украденного у вас: устройство, отвечающее присланному описанию, найдено в Тойн-Коупсе на дне ямы под телом мужчины, предположительно, Джеральда Дорнфорда, проживающего на Хаф-Мун-стрит, Лондон. Немедленно явитесь в полицейский участок Саннингдейла для опознания».

В участок они поехали вместе. Дик без труда опознал поржавевший стальной корпус, который был когда-то его изобретением. Другое и более ужасное опознание он оставил Кремню.

Инспектор вернулся с места трагедии и рассказал подробности. Машину Джерри нашли менее чем в ста ярдах от ямы, где обнаружили тело. Она проскочила заросший вереском участок болота и остановилась в небольшой рощице.

— Это его машина, и восстановить картину случившегося, думаю, особого труда не составит. В автомобиле лежала вечерняя газета, датированная днем, когда убили старика Лайна.

— Бедняга! Кто его убил? Или это естественная смерть? — спросил Дик.

Кремень покачал головой.

— Несчастный случай. Ружье ведь было заряжено? Разберете эту штуку и скажете, заряжено ли оно еще. Думаю, нет. Ружье украл Дорнфорд — тут сомнений нет. То ли он испугался, то ли не мог продать, и решил избавиться от него. Посчитал, что это удобней всего сделать на своей земле. Захватил с собой лопату — мы нашли ее — вырыл яму и, видимо, бросил в нее ружье. От удара оно выстрелило. Пуля прошла навылет; мы нашли ее в стволе сосны у него за спиной. В кармане у него лежал судебный иск об уплате долга. От адвокатской конторы «Стелби», которая работала на Лайна. Нашли еще интересную записку, от которой не поздоровится некоему Хулесу, когда мы его найдем.

— В этом я помогу вам, — с готовностью подхватил Дик. — Я хорошо знаю его привычки.

Они вернулись в Лондон поздно вечером. Смит выглядел расстроенным.

— А ведь я думал, что Дорнфорд имеет какое-то отношение к убийству вашего дядюшки. И даже занес его в список подозреваемых. Теперь-то ясно, что сделать он этого не мог.

Несмотря на поздний час, Дик решил найти Мэри, чтобы сообщить ей печальную новость. Хотя Дорнфорд ему никогда не нравился, но Мэри, казалось, не разделяла его неприязни. В этом была доля справедливости. Ибо женщины почему-то благосклонны к шалопаям вроде Джерри.

Дик звонил раз за разом, но Мэри не вернулась домой до глубокой ночи. Когда, наконец, она подняла трубку, голос ее был необычно оживленный.

— У меня выдался удивительный день, Дик, и завтра я собираюсь поразить нашего друга. Хотя нет, не завтра, а послезавтра.

Он осторожно сообщил о гибели Джерри, но его сенсация устарела.

— Я прочла об этом в вечерних газетах. Бедняга!

Дик Алленби провел бессонную ночь. Он представлял, каким опасностям подвергает себя Мэри, и не находил себе места. Едва дождавшись утра, Дик позвонил девушке. Она уже ушла. Он позвонил Кремню. Тот попытался успокоить его.

— Я приставил к ней самого толкового детектива Скотленд-Ярда. Велел не выпускать из виду ни днем, ни ночью. Так что не волнуйтесь. — Он осторожно спросил. — Она не сказала, что уже разузнала? Единственное, что мне удалось выяснить от моих людей — она рыщет по пригородам Лондона и делает кучу покупок.

— Покупок? — недоверчиво переспросил Дик. — Каких покупок?

— В основном соленья, хотя бывает и ветчина. Вчера, например, потратила в лавке целый час, покупая чай. Работает по-научному!

Сказать по правде, Кремню было не до шуток. Наоборот, он с трудом сдерживал раздражение, которое вызывала у него его добровольная, но скрытная помощница. Загадок он терпеть не мог.

В тот день Мэри сильно отклонилась от обычного маршрута своих поисков. Она рано ушла из дому и отправилась в Мэйдстоун, где большую часть дня провела за разговором с деревенским сапожником — дряхлым и нудным старикашкой со слабой памятью. В город она вернулась около пяти, едва держась на ногах от усталости. Горячая ванна и двухчасовый отдых вернули ее к жизни. Когда Мэри застегнула длинный плащ и вышла на улицу, она вновь была полна энергии и решительности.

Было десять часов вечера. Накрапывал дождь. Девушка остановила такси и велела ехать на вокзал. Горемыка Бинни ждал ее на платформе. Хотя ночь выдалась теплой, он надел пальто и теплый шарф, и весь его облик представлял собой немой укор. Полисмен, следивший за ней, видел, как они разговаривали. Он забавлялся, глядя на мученический вид слуги покойного мистера Лайна. О его принудительном путешествии в провинцию полицейские прослышали еще накануне.

Бинни поручение было явно не по душе.

— Не думаю, что я справлюсь, мисс. Люди ведь с годами меняются, особенно старые. И я мало ее знал. После того, как меня взяли на работу, она пробыла в доме всего три дня.

— Так что, не узнаете?

Бинни замялся.

— Узнаю, наверно. Должен сказать, мисс, мне не нравятся эти ночные поездки. Я однажды уже побывал в железнодорожной катастрофе и до сих пор не могу отойти. Когда умер бедный мистер Лайн и все эти газетчики посбегались поговорить со мной, я тоже был в таком состоянии. Просто не знал, стою на голове или на пятках!

Мэри прервала его причитания:

— Придете в этот дом и спросите миссис Моррис — такое имя она взяла себе. Наверно потому, что сын попал в тюрьму…

— О наказании детей за грехи родителей слышал, а вот наказание родителей за грехи детей — это что-то новое.

— Если это миссис Лэксби, дадите мне телеграмму. Но вы должны быть абсолютно уверены, что она действительно миссис Лэксби. Фотографию, которую я вам дала, не забыли?

Бинни горестно кивнул.

— Взял. Мисс, ведь этим должна заниматься полиция.

— Сейчас, Бинни, — строго сказала Мэри, — вы должны делать, что вам говорят. У вас прекрасный спальный вагон, путешествие доставит вам одно удовольствие.

— Да, удовольствие… В четыре утра разбудят и выгонят на холод, — проворчал Бинни, а затем, словно спохватившись, что такой важной даме наговорил немного лишнего, добавил уже веселей. — Хорошо, мисс, все будет нормально. Телеграмму я дам.

Мэри ушла с платформы уже после отправления поезда и сразу села в такси. Детектив, следивший за ней, не сомневался, что девушка возвращается к себе домой. Поэтому, развалившись на сиденье, ограничился тем, что велел таксисту следовать за машиной впереди. Таксист явно не знал, что такое быть у Кремня Смита в подручных. И благополучно проворонил Мэри. Правда, он считал, что слежка идет за машиной, а не за пассажиром. Спохватившись, сержант увидел, что из автомобиля впереди вместо девушки вышел пожилой мужчина. Он крикнул водителю разворачиваться и гнать к дому Мэри.

Она еще не вернулась. Весь в холодном поту бедняга решил кружить по городу в надежде встретить ее. Сообщать о промахе своему горластому начальству он не осмелился.

В четверть двенадцатого он увидел девушку, быстро идущую по тротуару навстречу машине. Детектив с облегчением узнал Мэри, выскочил из такси, расплатился и пешком по дождю двинулся навстречу.

Глава 20

Мэри в общей сложности на короткий срок выпала из поля зрения полицейского сержанта. Но, увы, за это время ей пришлось пережить одно из самых страшных приключении в своей жизни. Оно полностью подтвердило ее догадки и ускорило развязку.

Выйдя из такси, отважная сыщица быстро пошла к цели своего ночного похода. Она оказалась в небольшом мощеном дворике. От мусорной урны, которую давно не опорожняли, тянуло вонью. Девушка двигалась осторожно, освещая себе путь маленьким электрическим фонариком. В конце двора она нашла небольшую дверь с окошком посередине.

Мэри немного постояла на ступеньке крыльца, прислушиваясь. Сердце отчаянно колотилось; ей почему-то не стало хватать воздуха. Принятое ранее решение прийти сюда стало казаться абсурдным. Риск и опасности — это царство мужчин, в котором нет места для слабых женщин.

Однако стоять здесь было тоже опасно. Нужно принимать решение: возвратиться или двигаться дальше. Мэри решила идти до конца, но выяснить все. Она достала из сумочки дубликат ключа и, нащупав скважину, вставила его. Вот сейчас она и проверит, верна ли ее версия. На какое-то мгновение, пытаясь повернуть ключ, она подумала, что ошиблась, и почти обрадовалась. Но затем с ужасом почувствовала, как он проворачивается. Замок с громким — как ей показалось — щелчком открылся!

Мэри вся дрожала; колени неожиданно стали слабыми, дыхание лихорадочным. Собрав волю в кулак, она толкнула дверь и застыла на пороге, полная страха. Несколько мгновений она вслушивалась и вглядывалась в темноту, затем открыла дверь пошире и шагнула в дом. Пробежала лучом по стенам и ничего не увидела.

Затем из темноты донесся звук, от которого у нее в жилах застыла кровь: она услышала всхлипывание женщины. От ужаса у девушки стало покалывать в затылке; ей показалось, что она теряет сознание. Всхлипывание доносилось снизу и в то же время откуда-то прямо перед ней, словно это были два разных звука.

Луч фонарика дрожал, и Мэри ничего не могла разглядеть. Она прижала руку другой рукой, чтобы успокоить дрожь, и увидела что-то, напоминающее дверь чулана. Она тихонько подкралась и прислушалась.

Да, звук доносился отсюда и снизу: дверь вела в подвал. Мэри подергала за ручку — закрыта. И вдруг ее охватил панический, непонятно откуда нахлынувший страх, сродни тому животному инстинкту, который позволял нашим предкам чувствовать приближающуюся опасность.

Мэри повернулась и закричала от ужаса. Входная дверь медленно закрывалась. Девушка бросилась вперед, схватила ее край — но кто-то давил на дверь, и этот кто-то находился внутри дома.

Она вдохнула воздух, чтобы закричать, и в тот же миг огромная рука зажала ей рот, а другая схватила за плечо и с силой дернула назад. Дверь с треском захлопнулась.

— О, мисс Лейн, какая приятная неожиданность…

Жеманный тон, визгливый голос, деланная изысканность речи — ошибиться было невозможно. Этот голос принадлежал Вашингтону Вирту. Мэри стала яростно вырываться, но мужчина без особого труда держал ее.

— Могу я рассчитывать, моя дорогая юная леди, что вы будете вести себя тихо и избавите меня от необходимости перерезать ваше очаровательное горлышко?

За циничной любезностью таилась угроза, увы, неподдельная. Мэри знала, на что способен этот человек: он жалеть ее станет не больше, чем кролика. Немедленно убивать он, видимо, пока не собирается, и возможность спастись зависит только от нее самой.

С легким стоном девушка крутнулась в его руках, и это оказалось настолько неожиданным, что Вирт почти выпустил ее и едва не упал сам. Он со злобой толкнул ее на каменный пол. Мэри услышала злобное восклицание и немного погодя звяканье ключей: убийца открывал дверь в подвал. Воспользовавшись этим, она бесшумно поднялась, на цыпочках подбежала к двери и лихорадочно повернула ручку. Дверь открылась беззвучно, и спустя несколько мгновений, оставив позади распахнутую дверь, Мэри уже мчалась по двору. Бандит замешкался, и прежде, чем он пришел в себя от изумления, она уже была на пустынной улочке. Через несколько минут добежала до главной улицы; увидела впереди двух полисменов, и первым желанием ее было попросить у них защиты. Но Мэри быстро опомнилась — пока ее никто не преследовал.

— Привет, мисс Лейн! И напугали же вы меня! — Навстречу радостно улыбался детектив, приставленный охранять ее.

Парень не скрывал облегчения.

— Куда, черт возьми, вы запропастились? Я — Стенфорд, из Скотленд-Ярда. Мистер Смит сказал, что оторвет мне голову, если с вами что-нибудь случится.

В порыве благодарности Мэри едва не бросилась ему на шею, но тут же со стыдом почувствовала, что находится на грани истерики. Срывающимся от волнения голосом девушка рассказала о том, что с ней случилось. Сержант слушал недоверчиво.

— Ключ у вас?

— О нет. Он остался в двери…

— Я доставлю вас домой, мисс Лейн, а затем доложу мистеру Смиту.

Стенфорд служил в полиции недавно и был полон рвения. Проводив Мэри до дверей ее квартиры, он стремглав бросился назад проводить собственное расследование, чтобы Кремню Смиту представить доклад пополнее, а если повезет, и преступника.

Мэри осталась одна, она налила себе чаю и присела, чтобы успокоиться. Квартира казалась ужасно пустой. Странные звуки, обычные для всех многоквартирных домов, заставляли ее вздрагивать. Она поняла, что сегодня не заснет, и потянулась было к телефону, как вдруг он зазвонил — настолько неожиданно, что Мэри вздрогнула и отдернула руку.

Она услышала голос Кремня Смита, настойчивый и взволнованный.

— Это вы, мисс Лейн? Слушайте внимательно и делайте все быстро! Немедленно заприте на засов входную дверь! Не открывайте ее, пока я не приеду — буду через десять минут.

— Но…

— Делайте, что говорю!

Кремень бросил трубку. Девушку охватила паника. Прихожая была погружена во мрак. Мэри хорошо помнила, что оставила свет гореть. Действуя скорее инстинктивно, она метнулась назад в гостиную, захлопнула дверь и задвинула засов. И в тот же миг на дверь снаружи обрушилось тяжелое тело. Дверь содрогнулась, но выстояла. Убийца продолжал неистово выламывать ее, доски трещали и прогибались. Мэри быстро повернулась и выключила свет.

— У меня револьвер! Если не уберетесь, буду стрелять!

Стало тихо. Мэри распахнула окно: или она прекрасно сыграет роль, или умрет.

— Мистер Смит! Это вы? Поднимайтесь по пожарной лестнице!

Дверь снова затрещала, и у девушки подкосились ноги. Она схватила трубку; странно, но присутствие духа не оставило ее. Она громко прокричала:

— Позвоните в полицию, скажите, что ко мне пытается ворваться мужчина по имени Моран. Запомните, пожалуйста, его имя — Лео Моран, — если что-нибудь случится…

За дверью наступила тишина. Она положила трубку и настороженно прислушалась. Из прихожей донесся звук крадущихся шагов; через мгновение они затихли в коридоре.

Мэри Лейн тяжело опустилась на пол, и в ее обмороке не было ничего театрального. Очнулась она от яростного стука в дверь. Голос Дика Алленби звал ее по имени. Она отодвинула засов и впустила его; с ним был и Смит. Не успев открыть рта, она снова потеряла сознание.

— Помогите ей! — крикнул Кремень и рванулся к пожарной лестнице.

Вскоре он вернулся ни с чем. Осмотрев дверь, Смит присвистнул:

— Вот странно, что мы застали ее живой!

Дрожащий от волнения Дик, занятый тем, что смачивал бледное лицо девушки, даже не отреагировал. Вдвоем они перенесли Мэри на кровать, и. вскоре она открыла глаза. Дрожащим голосом девушка произнесла:

— Дик, милый, как это ужасно!.. Его поймали?

— К сожалению, нет. Но как ты себя чувствуешь?

— Со мной все в порядке, просто я испугалась. А как ты здесь оказался?

— Мистер Смит прислал за мной в клуб, и я сразу примчался сюда.

Кремень объяснил:

— Мне позвонил этот болван Стенфорд, детектив, который должен был охранять ее. Я еще с ним разберусь! И передал мне ее рассказ. А потом вдруг говорит, что отвез ее домой, оставил там одну, а сам поскакал обыскивать дом! Можете себе представить? А тут, как назло, междугородный звонок из Бирмингема, и его отсоединили. Что делать? Я срочно позвонил мисс Лейн, приказал ей забаррикадироваться…

— Вы очень вовремя, — устало добавила Мэри.

— …Хотел было позвонить в ближайший участок, но передумал — пока они соберутся, я буду на месте. Послал человека за вами и стремглав бросился сюда. Но опоздал! Что же здесь произошло, мисс Лейн? Как вам удалось спастись от него?

Мэри, все еще бледная и дрожащая, но уже достаточно успокоившаяся, рассказала все, что с ней произошло.

Приметы преступника разослали во все полицейские участки; «с ним может быть женщина» — говорилось в уведомлении. Скотленд-Ярд всю ночь безуспешно разыскивал этого человека.

По совету Кремня девушка переехала в маленькую неприметную гостиницу неподалеку от Хеймаркета. Ей было строго приказано не выходить оттуда ни под каким видом. Убийца может передумать. Хотя инспектор был уверен, что здесь ей ничего не грозит.

— Во всяком случае, я на это надеюсь, — невесело сказала она и совсем уныло добавила. — Сыщик из меня не вышел.

Кремень глубоко вздохнул и, вопреки ожиданиям, доброжелательно ответил:

— От меня трудно дождаться похвал. Но я должен вас поздравить: вы догадались, кто преступник, и выяснили, как подделывались чеки. От вас я этого не ожидал.

…Утром Кремень Смит получил по телеграфу из Америки от своего нового приятеля Келли описание и фотоснимок преступника-специалиста по банковским счетам. Ошибки быть не могло. Американский гангстер действовал в Лондоне. Из банка позвонил управляющий. Все банковские счета в отделении Морана прошли очень скрупулезную ревизию, но никаких нарушений выявить не удалось.

— Вы нашли Морана? — спросил управляющий.

— Пока нет…

— Оказывается, он очень интересовался акциями «Кассари Ойлз»!

— Знаю, — мрачно ответил Кремень. — Он заработал на этом миллион.

В голосе управляющего зазвучало неподдельное изумление.

— Иными словами, мошенничать ему не было никакой нужды?

— Очевидно…

В это время Дик Алленби был занят хлопотами по вступлению в наследство своего дядюшки. Ему предстояло немало покрутиться. У покойного мистера Лайна остались кое-какие дела в Париже, которые требовалось срочно уладить, и вечерним экспрессом Дик отправился к пароходу, отплывающему во Францию.

На одной из станций поезд сделал короткую остановку. Одновременно на станцию прибыл встречный состав, идущий с побережья в Лондон. Неожиданно Дик увидел в медленно проплывавшем мимо окне пульмановского вагона знакомую фигуру. Это был Лео Моран!

Глава 21

Лео Моран! Надо было что-то делать, но Дик ничего не мог придумать. Поезд уже набирал скорость, и вскоре станция осталась позади. Следующей остановкой был Дувр. Дик понимал, что необходимо срочно сообщить Смиту, но как? Так ничего и не придумав, он прибыл в порт. К счастью, он узнал в одном из чиновников, проверявших документы, служащего Скотленд-Ярда. Ему Дик и объяснил срочность дела.

— Не волнуйтесь — я немедленно свяжусь с мистером Смитом. У меня давно уже есть описание мистера Морана; и ребятам на станции его тоже направили — не понимаю, как мы прозевали.

Смит, услышав, что Моран возвращается в Лондон, поднял на ноги всех своих подручных. К поезду выслали полицейских, но Морана в нем не оказалось. Как выяснилось, поезд делал остановку на станции Саут-Бромли. Мужчина, занимавший отдельное купе в пульмановском вагоне, сошел там, хотя билет брал до конца. И сразу сел в такси. Водитель, которого нашли той же ночью, сообщил, что отвез пассажира на следующую станцию, что в нескольких минутах от Бромли. Оттуда в Лондон ходят электрички. След затерялся.

Не дал никаких результатов и визит на квартиру Морана. Привратник его не видел. Смит предположил, что банкир может зайти к Дику за своими ключами. И, рассчитывая на это, Кремень взял квартиру Дика Алленби под наблюдение. Но Моран так и не объявился. То ли он знал, что его разыскивают, и имел причины скрываться, то ли у него было другое пристанище в Лондоне, о котором никто не знал. На всякий случай полиция проверяла книги регистрации всех отелей Лондона. Кремень ходил злой: бесплодное расследование приводило его в бешенство.

…В эти дни Мэри уединенно жила в своей гостинице, не подозревая обо всех этих драматических событиях. Кремень Смит ни словом не обмолвился ей о своих проблемах, хотя захаживал к девушке по два-три раза на день. Будучи уверенным, что никакая опасность ей не грозит, рисковать он все же не хотел.

Отель Мэри представлял собой старомодное здание, расположенное в самом сердце Уэст-Энда в одном из его чудесных тихих уголков. Мебель пришла из викторианской эпохи; гостиничное оборудование поражало примитивностью. В качестве вынужденной уступки времени его дряхлый владелец установил в спальнях газовые камины и провел электричество. А телефон считал непозволительным вторжением в частную жизнь и, скрепя сердце, позволил установить один в конторке. Слуги подстать хозяину были старыми и медлительными.

Это имело и свои преимущества — так считала Мэри. Ничто не нарушало покой, по ночам можно было наслаждаться непривычной тишиной. Чужие наведывались сюда редко; большинство его постояльцев принадлежали к одной большой семье, члены которой сменяли друг друга и за многие годы привыкли только к этому отелю. Мэри выделили уютную светлую комнату; окна выходили на улицу, имелся и узкий балкон, тянувшийся на всю длину здания. Может, когда-то он и был нужен, но не сейчас: ничего такого, что заслуживало бы внимания, на этой тихой улочке не случалось.

Смит зашел к Мэри однажды вечером и даже отдаленно не мог предположить, что в своей охоте за Мораном он промахнулся всего на несколько минут. Ему просто не повезло: незадолго до этого банкир прибыл в отель и получил комнату по соседству с Мэри. Естественно, что в книге регистрации постояльцев он записался не Лео Мораном, на то у него были веские основания. Он был просто мистером Джоном Муром из Бирмингема.

Мистер Джон Мур заказал в номер легкий ужин и, когда со стола убрали, запер дверь, достал документы и спокойно принялся за работу. Ему бы так не работалось, если бы он мог услышать, как в соседнем номере инспектор Скотленд-Ярда выдвигает самые невероятные версии, касающиеся его скрывающейся персоны.

Кремень долго разглагольствовал, а Мэри внимательно слушала. Затем пожала плечами. Моран ее не интересовал. Нервы ее успокоились, она уже оправилась от потрясения той ужасной ночи. Сегодня она даже попросила Кремня позволить ей вернуться домой.

Инспектор решительно покачал головой.

— Еще недельку. Я, может, и ошибаюсь, но у меня такое чувство, что за неделю с этим делом будет покончено.

— Но ведь я опознала его, и полиции известны его имя и описание! Зачем я ему теперь нужна? Я абсолютно уверена, что это была не месть — в нем говорил инстинкт самосохранения…

— Ни в чем, мисс Лейн, что касается этого мерзавца, вы не можете быть уверенной, — резким тоном перебил Смит. — Не забывайте, он слегка помешан: на деньгах, на театре, на тщеславии, на чем хотите!

— Это тот преступник, о котором рассказывал ваш приятель из Америки?

Кремень кивнул.

— Да, он известен полиции в Чикаго и Нью-Йорке. Был членом нескольких банд. И знаете, что любопытно? Слабость к театру он питал даже в те дни! Устраивал для актеров шумные вечеринки, даже пробовал себя на сцене, правда, без особого успеха. А из того, что награбил, финансировал две труппы бродячих актеров. Видите, какое разнообразие интересов. Да, он очень опасен!

С этими словами Кремень удалился.

Мэри, следуя своей привычке, часик перед сном почитала. Затем погасила лампу и долго лежала в постели: сон упрямо не шел. Девушка слышала, как часы пробили десять и одиннадцать, в ватной тишине время тянулось особенно долго. Затем она, видимо, задремала, ибо не слышала, как пробило двенадцать. Вдруг что-то разбудило ее. Мэри поежилась и натянула на плечи одеяло, как в тот же миг стряхнула с себя остатки сна.

Большое створчатое окно, которое на ночь она слегка прикрыла, было настежь распахнуто. В комнату вливался прохладный ночной воздух. Девушка села на постели и увидела полуоткрытую дверь. Ложась спать, она запирала ее — это ей хорошо помнилось.

Девушка опустила ноги на пол и встала на коврик у кровати. И в тот же миг в дверях, освещенная лунным светом, появилась фигура мужчины. Какое-то мгновение Мэри стояла, охваченная страхом и изумлением. Затем узнала эту коренастую фигуру и смертельный ужас напал на нее. Она пронзительно закричала.

Мужчина отступил назад и исчез. Мэри метнулась к двери, с треском захлопнула ее и повернула ключ. Зажгла свет и принялась яростно звонить. Затем закрыла на задвижку окно и сидела, вся дрожа, пока не услышала стук в дверь и голос ночного швейцара, единственного шустрого слуги в отеле.

Закутавшись в плед, Мэри открыла ему и рассказала, что здесь случилось. На физиономии слуги появилось недоверчивое выражение. Девушка поняла: он уверен, что все это ей причудилось.

— Мужчина, мисс? Никто мимо меня не проходил. После десяти никуда из вестибюля я не отлучался.

— А другим путем он не мог пробраться?

Швейцар на секунду задумался.

— Мог. По служебной лестнице. Я узнаю. У вас ничего не пропало?

Мэри покачала головой.

— Не знаю. — Затем нетерпеливо приказала. — Да позвоните же, наконец, в Скотленд-Ярд! Старшему инспектору Смиту. Скажите, что я хочу видеть его — это очень, очень важно.

Она вернулась к себе, заперла дверь и не выходила, пока не услышала голос Кремня.

Прежде, чем войти, Смит вернул швейцара, который провел его наверх.

— Где-то в здании утечка газа?

— Я заметил это, сэр.

Слуга прошелся по коридору и растерянно доложил:

— Он выходит из соседнего номера, сэр.

Кремень подбежал, опустился на колени и почти коснулся лицом пола. Запах газа шел из-под двери. Инспектор подергал за ручку. Дверь была заперта изнутри. На стук никто не отвечал. Отступив назад, инспектор всем телом обрушился на дверь. Раздался треск, и он ввалился в комнату. Газа было столько, что Кремень едва не задохнулся. Он поспешил назад. В номере Мэри намочил полотенце, обмотал им лицо, снова бросился в наполненную газом комнату и открыл окно. Обернувшись, он заметил лежавшего на кровати мужчину. Крикнув на помощь швейцара, он вдвоем с ним выволок беднягу в коридор.

Мужчина еще дышал. Взглянув на его побагровевшее лицу, Смит в изумлении едва не уронил свою ношу. Лео Моран!

На шум стали выходить жильцы. В наброшенном поверх халата пальто прибежал доктор, живший на этом же этаже, и принялся хлопотать над распростертым телом. Инспектор снова вернулся в отравленную комнату, зажег свет. Из горелки в камине со свистом вырывался газ. Смит перекрыл кран и пошире распахнул окно. При свете он увидел, насколько тщательно готовилась эта трагедия. Все щели по периметру окна были заклеены лейкопластырем, пластырь был и на замочной скважине, а в просвете между полом и дверью в ванную заткнуто полотенце. На столике у кровати стоял стакан, до половины наполненный виски с содовой. Моран, видимо, писал: Кремень нашел на столе незаконченное письмо. Оно адресовалось главному управляющему банка, в котором Моран работал.

«Уважаемый сэр!

Я вернулся в Лондон и по причинам, которые сейчас объясню вам, живу под вымышленным именем в одном отеле. Объяснение, которое я дам, полагаю, удовлетворит…»

В этом месте строка обрывалась каракулями, словно Моран внезапно обессилел. На столе лежал ворох бумаг и документов, Кремень решил пока ими не заниматься. Он продолжил осмотр комнаты. В глаза ему бросилась распахнутая дверь шкафа, на его дне виднелись два грязных следа Кто-то здесь прятался. На улице лил дождь, и следы галош еще не высохли.

Смит вышел в коридор. Морана перенесли в соседнюю спальню, где доктор и швейцар делали ему искусственное дыхание. Вернувшись обратно в комнату, Кремень решил просмотреть бумаги банкира. И тут увидел лежащий поверх документов лист бумаги с густо напечатанным текстом. Он не прочел еще и двух строк, как от изумления брови его поползли вверх. Он тяжело опустился на стул: в его руках было не что иное, как признание в убийстве!

«Я, Леопольд Моран, перед тем, как добровольно уйти из жизни, хочу признаться, что убил трех человек.

Первый — это бродяга по имени Тиклер. Каким-то образом он узнал, что я обкрадываю банк. Несколько месяцев шантажировал меня. Узнал, что под именем Вашингтона Вирта я устраиваю вечера для актеров, и после одного такого вечера шел за мной следом до квартиры, где я обычно переодевался и иногда скрывался. Он зашел следом за мной и потребовал тысячу фунтов. Я дал ему сто, а затем уговорил подвезти домой, машину я взял на улице. Только он сел, я застрелил его, отогнал машину подальше и бросил.

Вскоре у меня был разговор с Хервеем Лайном. У старика зрели подозрения. Я подделывал его подпись на чеках и снимал с его счета крупные суммы денег. Когда старик потребовал меня к себе, я понял, что игра окончена. Правда, я пытался подкупить Бинни, его слугу, чтобы он помогал держать старика в неведении, но Бинни отказался. Я не мог понять, то ли он слишком порядочен, то ли слишком глуп. Теперь я знаю, что Бинни один из самых честных людей, с кем мне когда-либо приходилось сталкиваться. Думаю, он не знает себе цены, но это не его вина.

Я знал, что Хервей Лайн имеет обыкновение каждый день отправляться на прогулку в Риджентс-парк и всегда останавливается на одном и том же месте, которое хорошо видно из окна моей квартиры. Выхода у меня не было, и я застрелил старика из винтовки с глушителем. Выстрела никто не слышал, поскольку в это время мимо с ревом пронесся автомобиль. Затем под своим именем я направил в Германию одного человека, а сам остался в Англии.

Третьим я убил Майка Хеннеси, который тоже шантажировал меня. Я предложил подвезти его, застрелил в машине, отвез за город и на объездной у Колнбрука бросил. Перед смертью он сказал, что у мисс Лейн есть поддельная выписка счета, которая могла навести на мой след. Той же ночью я пробрался к ней в дом, но ничего не нашел. После этого я стал сознавать, что нахожусь под подозрением. Чувствую, что вокруг меня сжимается кольцо. Выхода нет, я устал от жизни и ухожу без сожаления».

Внизу стояла подпись: «Лео Моран».

Кремень внимательно перечитал признание, а затем в поисках пишущей машинки обшарил всю комнату. Искал он и грязные галоши. Но все безрезультатно. В конце концов он остановился и крепко поскреб в затылке — верный признак того, что инспектор в затруднении. Медленно он прошел в комнату Мэри. Она уже оделась и ожидала его.

— Лицо его разглядели? — мрачно Спросил Смит.

Она покачала головой.

— Нет, было довольно темно.

— Но узнали его?

— Да, я сразу узнала его. Он слишком хорошо мне запомнился… Но что все это может означать?

Насколько мог судить Смит, на этот раз целью убийцы была не Мэри, а Лео Моран. Его мозг усиленно работал, сопоставляя детали, а в это время глаза по привычке пристально осматривали каждый предмет. Неожиданно он подошел к окну, нагнулся и поднял с пола металлический предмет. Это был ключ. Поразмыслив, Кремень вернулся в комнату Морана, содрал пластырь, которым была залеплена замочная скважина, вставил ключ и повернул. Сомнения отпали, ключ был от этого замка.

Моран все еще не пришел в себя, но доктор заверил, что он вне опасности. Кремень послал за двумя полицейскими и, приставив их к банкиру, вернулся в Скотленд-Ярд.

Глубокой ночью телефонные звонки подняли с постели трех старших офицеров полиции. Вскоре они собрались в кабинете главного констебля. Смит показал им отпечатанное на машинке признание.

— Все ясно, как Божий день, — заявил непосредственный начальник Кремня. — Как только Моран очухается, тащите его сюда и предъявляйте обвинение.

В ответ Смит пожал плечами.

— В этом деле много неясного. Во-первых, где это печаталось? Очевидно, не в номере. Может, и есть такая штука, как машинка-невидимка, но я о такой не слышал. В номере пишущей машинки не было. Во-вторых, дверь заперли изнутри, а ключ валялся на полу в номере мисс Лейн. В-третьих, пластырь на балконную дверь наклеили снаружи, а не изнутри. В этом деле кто-то дал маху.

Смит сунул руку в карман и достал пузырек с прозрачной жидкостью.

— Это виски, которое было в стакане на прикроватном столике. Хочу отправить на анализ.

— Как был одет Моран, когда вы нашли его?

— Он был полностью одет. Более того, лежал ногами на подушке. Это вовсе не то положение, в котором я предпочел бы покончить с собой. Все очень странно, загадочно и уж больно хитроумно, но меня не впечатляет! — Последние слова Кремень проговорил с нажимом.

Его начальник хмыкнул.

— Кроме хорошего пива, Кремень, вас ничто не впечатляет. И какова же ваша версия?

— Джентльмены, сначала факты. Днем Моран куда-то выходил: швейцар видел, как он незадолго до того вернулся в отель. Виски с содовой — виски в стакане, а содовую в закупоренной бутылке — в его номер поставили, пока он отсутствовал. Далее… Я просмотрел документы, которые нашел на столе, и абсолютно убежден, что мысль о самоубийстве Морану и в голову не приходила. Он вернулся приобрести лот выпущенных в обращение акций «Кассари Ойлз» и открыть в Лондоне представительство компании. К своему возвращению привлекать внимание не хотел. Видимо, это могло расстроить его планы. Все это я узнал из письма, которое он написал турку в Константинополь. Признаться, я позволил себе вскрыть его. А завтра он собирался встретиться с главным управляющим. Разве самоубийцы так себя ведут?

Кремень умолк на целую минуту, невозмутимо набивая свою огромную трубку. Затянувшееся молчание прервал главный констебль, которому надоело лицезреть меланхоличного Смита.

— Ну и что из это следует?

— Это не попытка самоубийства. Пока Морана не было, кто-то забрался в номер. Это несложно, рядом две пустые комнаты, которые выходят на балкон. Этот некто подмешал в виски снотворное и спрятался в шкафу. Моран вернулся, выпил виски и уснул. Некто вышел из укрытия, поднял Морана с пола и уложил на кровать. Затем тщательно заклеил все щели в комнате и открыл газ. Вышел на балкон, залепил за собой дверь и… попал в номер мисс Лейн. Видимо, перепутал ее комнату с той, через которую забрался к Морану. Потерял, должно быть, ключ и возвращался за ним. Вот тогда-то мисс Лейн его и увидела.

— Как же он выбрался из отеля, если ночной швейцар никого не видел?

Кремень снисходительно улыбнулся.

— Можно тремя путями; но самый простой — по служебной лестнице, а затем через кухню. Там дежурит кофевар, но прошмыгнуть мимо него легко.

Ногтем большого пальца Кремень подчеркнул несколько строк признания.

— Вы заметили, как хорошо он отзывается о слуге? Тут он сглупил, что непростительно для преступника такого калибра. Ведь и грудному ребенку понятно, что такое мог написать только сам Бинни.

— Бинни? Слуга?

Кремень кивнул.

— У него есть и другие имена, в том числе и Вашингтон Вирт. Да, он и есть тот самый убийца!

Глава 22

Главный констебль изумленно уставился на Кремня.

— Бинни? Вы имеете в виду этого недотепу слугу Лайна?

— Именно его я и имею в виду, — спокойно ответил инспектор.

Он запустил руку в бездну своего кармана, достал оттуда конверт, вынул из него листок и расплывчатый фотоснимок.

— Вот, передали из Нью-Йорка фото и описание гангстера. Одна из кличек — Английский Лэн. Разыскивается полицией Нью-Йорка и Чикаго за различные преступления. Здесь приводится целый список. Вот послушайте.

Кремень нацепил пенсне, наморщил лоб, пробежал глазами листок и прочитал:

»…В основном специализировался на грабежах. Чаще всего поступал в услужение к богатым людям и грабил их. Также участвовал в нескольких бандитских налетах… Склонен к убийствам, очень опасен…»

Смит поднял глаза, махнул рукой.

— Здесь перечисляются фамилии тех, кого он ограбил или убил… Да, вот еще: «По нашим данным, в настоящее время скрывается в Англии…»

Кремень передал собеседникам фотографию.

— Снимок неважный, но узнать можно. Сделан в полицейском управлении в Нью-Йорке.

Старший инспектор Ноулз взглянул и присвистнул.

— Я узнаю его, это слуга Лайна. Помнится, видел его у вас в кабинете, он давал показания. Зачем ему понадобилось убивать старика?

— Он подделывал чеки Лайна, и тот догадался об этом. А на след нас навела мисс Лейн, хотя мне и самому надо было догадаться об этом. Все подделки приходились на семнадцатое число. Она долго жила в доме старика и знала, что в этот день он оплачивал счета лавочников. Еще у него была привычка на обратной стороне чеков писать им записки. В основном ругательного содержания. Он был уверен, что они только о том и думают, как бы обмануть его. Например, на обороте одного из чеков я смог прочесть: «Не шли больше эти китайские я…». Видимо, решил, что один из торговцев подсунул ему дешевые китайские яйца вместо обычных.

Писал такое не только лавочникам, но и мастерам. Мисс Лейн наведалась ко многим из них: сапожникам, портным, столярам. И знаете, что они рассказали? — Кремень подался вперед и, постукиванием пальца по столу подчеркивая каждое слово, раздельно произнес:

— Что Лайн вдруг перестал платить чеками! Или обходил их всех и платил наличными, или высылал деньги почтой. Понимаете, что это значит? Это значит, что Лайн продолжал подписывать чеки, он своих привычек не менял. А Бинни — кстати, это его настоящее имя — эти чеки использовал для своих целей. Старик терял зрение, но упорно не хотел признаваться, что слепнет, и твердил, что может читать, как любой другой. Ничем не рискуя, Бинни семнадцатого числа клал перед хозяином чеки, вроде бы заполненные для оплаты счетов. Суммы и в самом деле там стояли правильные. Но! Вписанные карандашом. Я смотрел некоторые из них. Под микроскопом легко можно увидеть следы карандаша и первоначальные суммы. Старик подписывал чеки, а Бинни затем стирал карандаш и вписывал сумму, какую хотел. Все очень просто!

— Да, ловко и почти безопасно, — согласился Ноулз.

— И все-таки он убил своего хозяина, которого так хорошо и спокойно обчищал, — продолжал Кремень. — А потом, видимо, пронюхал, что вокруг чеков и счета Лайна ведется расследование, и заметался. Вот и наделал ошибок: напал на мисс Лейн, на Морана, напечатал это глупое письмо. Но это закономерно: будь у преступников хоть немного ума, на виселице не болтались бы.

Главный констебль с интересом рассматривал снимок. Затем отодвинул его и продолжил расспросы:

— И где же его убили? Лайна, я имею в виду.

Кремень покачал головой.

— Это единственное, что меня смущает. Возможно, конечно, в парке, как раз в то время, когда мимо проезжала машина Дорнфорда. «Признание» Морана, которое он состряпал, почти подтверждает, что так оно и было. Все остальные убийства Бинни совершил именно так, как и описал в своем сочинении.

…Только утром Смит вышел на улицу. Всю ночь офицеры разрабатывали план поимки Английского Лэна, и к утру прочная сеть была раскинута по городу и всей стране. Инспектор направлялся в отель, чтобы узнать о самочувствии банкира, а заодно уточнить кое-какие детали.

Моран уже пришел в сознание, но чувствовал себя неважно. Вначале разговор зашел о его поспешном отъезде из страны. Рассказ банкира только подтвердил то, что инспектор уже знал. Но не это интересовало его в настоящее время. Кремень показал «признание» и прочел изумленному Морану выдержки из него.

— Убийство? Целых три! Какая чушь! И еще самоубийство…

— Что вы знаете об убийстве Хервея Лайна?

— Хервея Лайна? — переспросил Моран. — Боже милосердный! Какой ужас! Когда это случилось?

— В тот день, когда вы уехали на континент.

Моран нахмурился.

— Но ведь в тот день я видел его из своего окна. Он сидел под деревом в парке — под тем же, что и всегда. Бинни ему читал.

— В какое время это было? — быстро спросил инспектор.

Моран немного подумал.

— Около трех часов дня.

— Значит, минут за десять до того, как мы нашли его мертвым. С такого расстояния вам, наверно, трудно было понять, разговаривает ли он?

Моран кивнул.

— Когда я посмотрел в окно, Бинни читал ему.

Кремень оживился. Моран был, видимо, последним, кто видел Хервея Лайна живым.

— Не помните, где сидел Бинни?

— Где и обычно, — сразу же ответил Моран. — Лицом к старику, почти в ногах. Я немного понаблюдал за ними.

— Не обратили внимания, не заходил ли Бинни за спинку кресла?

Банкир задумался.

— Д-да, заходил… Точно, заходил, теперь припоминаю. Я еще подумал: картежники вот так перед игрой обходят стул — для везенья.

— Больше ничего не видели? Может, слышали?

Моран глянул в глаза инспектору.

— Вы подозреваете Бинни?

Кремень кивнул.

— Не подозреваю — знаю точно.

— Слышать я ничего не слышал, — задумчиво проговорил банкир. — Нет, выстрела не слышал. И ничего подозрительного в поведении Бинни не заметил.

Кремень снова пробежал глазами по «признанию».

— Вы знаете Бинни?

— Конечно, когда-то он служил у меня. Я выгнал его за воровство. У меня тогда пропала куча безделушек.

Смит достал из кармана серебряный портсигар, найденный под сиденьем машины, в которой встретил смерть Майк Хеннеси.

Банкир с удивлением приподнялся на подушке.

— Боже милосердный, откуда он у вас? Он мне дороже всего, что я имею!

При нынешнем состоянии его собеседника Кремень решил, что это сильное преувеличение.

— Примерно так я и предполагал, — сказал инспектор, кладя портсигар назад в карман. — Старинная вещь. Думаю, пользовались вы ею не часто, и уж наверняка положили не туда, где я нашел. И начистили ее не вы.

Моран обескуражено молчал. После паузы он снова заговорил о своих финансовых делах.

— Я, конечно, сглупил, что уехал так поспешно. Навлек на себя столько подозрений, да еще и спровоцировал это нападение. А мне позарез нужно было в Константинополь. Там менялось правление «Кассари Ойлз», а у меня очень приличная доля в этой компании. Между прочим, сейчас это одна из богатейших нефтяных компаний в мире. И, кстати, мисс Лейн можете поздравить. Она теперь очень богатая леди. Акции, что я купил у нее, по турецким законам не могли перейти ко мне без ее подписи. Юридически у меня все права на них, но морально… Так что все ее акции я отдаю обратно по той же цене, что платил сам. Сами понимаете, теперь у мисс Лейн больше денег, чем она сможет потратить за всю жизнь. — Он улыбнулся. — У меня, разумеется, тоже.

Все, что можно, Смит выяснил и оставил Морана, чтобы тот выспался и смог избавиться от невыносимой головной боли.

Кремень возвратился в Скотленд-Ярд. Пока о Бинни не поступало никаких известий. Он решил на следующий день приступить к активным поискам. На этот счет у него были идеи. Кто знает, может, ему удалось бы перехватить инициативу у скрывающегося преступника.

Утром из Парижа прилетел Дик Алленби. В аэропорту его поджидала полицейская машина; без промедления его доставили к дому покойного Лайна. На пороге он увидел Кремня в сопровождении нескольких полицейских.

Кремень кивнул в знак приветствия.

— Сожалею, что пришлось вас сюда везти, но я должен еще раз обыскать дом, и ваше присутствие обязательно.

Дик нетерпеливо перебил его:

— Морана вы задержали? Что он сказал?

— Морана первыми, к сожалению, нашли не мы, а убийца. Так что теперь он болен и лежит в постели. А преступник… Поговорить с ним, правда, не удалось, но он оставил весьма исчерпывающее послание.

Дик открыл дверь. Хотя пустым дом простоял совсем недолго, на них пахнуло заброшенностью. Они спустились на кухню. Именно здесь все время обитал Бинни, здесь было его логово, здесь следовало искать его следы. В этом помещении Мэри пришлось пережить свое недавнее страшное приключение.

Девушка первая разгадала тайну светящегося ключа. Она узнала его: еще ребенком она видела его каждый день и даже играла с ним. Так она поняла, что преступник обитает на кухне старого Лайна. И Мэри первая же догадалась, зачем ему понадобилось красить ключ серебряной краской. Перевоплощаясь из мистера Вашингтона Вирта в слугу в своей квартирке у конюшни Бейнса, он, видимо, не раз забывал там свой ключ. А светящийся на столе при выключенном свете ключ забыть трудно. И все-таки он забыл его там, когда перебрал лишнего на своей вечеринке. И ему пришлось выбить окно на кухне.

Чтобы проверить свою версию, Мэри решила проникнуть на кухню с помощью дубликата ключа. С надуманным поручением она отослала Бинни в провинцию. Это была опасная игра, и она едва не стоила ей жизни. Ибо Бинни был не дурак: никуда не поехал и вернулся в свое логово раньше Мэри.

Но со времени нападения на девушку Бинни никто не видел. В надежде отыскать какую-нибудь зацепку инспектор тщательно осматривал всю кухню. Спустился и в угольный подвал, откуда Мэри слышала в памятную ночь женский плач. Как выяснилось, то была «жена» Бинни. В подвале для нее стояла раскладушка.

— Самое странное у Бинни — это его жена, — заметил Кремень. — Чего это он так привязался к этой несчастной пьянчужке? В ту ночь, когда приходила мисс Лейн, он, видимо, тайком увел ее, и где она сейчас, лучше не спрашивать.

Дик имел свое мнение по этому поводу. Он считал, что эта женщина вовсе и не была женой Бинни. Давая объявление о найме, Хервей Лайн обязательно указывал: «муж и жена». Чтобы заполучить это место, Бинни решил просто нанять женщину на роль жены. В пользу этой версии говорил тот факт, что «мисс Бинни» занимала отдельную комнатку. То, что она могла представлять опасность для убийцы, было исключено. Как показали соседи, трезвой ее ни разу не видели.

Все вместе они поднялись в кабинет. Здесь после первого обыска все уже убрали. Тогда полицейские обшарили каждый закуток, сорвали все доски пола и даже плиту у камина.

Сейчас инспектор в задумчивости походил по кабинету. Увидел инвалидное кресло и подумал, что уделил этому креслу непростительно мало внимания. То, что он выяснил за последние несколько дней, требовало более тщательного обследования.

Прямо напротив двери в стене коридора была ниша, и теперь инспектор понял, какой цели она служила. Старый Лайн, видимо, имел привычку усаживаться в кресло в кабинете. Если бы не случайное расположение ниши именно в этом месте, и вкатить кресло в комнату, и выкатить было бы трудно. Кремень усадил в кресло полицейского и провел следственный эксперимент: попробовал выкатить его на улицу. Кресло едва входило в проем двери, но зато его колеса точно вошли в небольшие металлические желоба на ступеньках. Уклон был настолько плавным, что кресло с человеком легко передвигалось вверх и вниз.

Эксперимент дал мало. Каждый дюйм кресла Смит осмотрел еще в день убийства. Расстроенный, он приказал поставить его на место и продолжил осматривать дом.

— Что вы надеетесь найти? — спросил Дик.

— Бинни, — последовал лаконичный ответ. — Этот парень не дурак. У него где-то есть тайное убежище. Знать бы, где искать. — Он глянул на часы. — Интересно, не могла бы мисс Лейн прийти сюда?

Отправиться за девушкой вызвался Дик Алленби, хотя и сомневался, что после кошмара той ночи она захочет снова оказаться в доме опекуна. Он застал Мэри в гостиной и не заметил в ней и следа пережитого потрясения. Первый ее вопрос был о Бинни.

— Нет, мы еще не нашли его. — Голос Дика слегка дрожал. — Я ужасно боюсь за тебя, Мэри. Этот парень не остановится ни перед чем.

Мэри покачала головой.

— Не думаю, что он снова захочет напасть на меня. Мистер Смит прав: без выгоды для себя Бинни рисковать не станет. А сейчас ему главное удрать.

— Как он узнал, что ты взяла на себя роль сыщика?

— Узнал? Может быть, тогда, когда отправляла его провинцию… А может, еще раньше, когда я ходила по лавочникам… Я его недооценила, а он, похоже, следил за мной. Мне даже раз показалось, что увидела его. Это случилось в тот день, когда я ездила в Мэйдстоун.

К удивлению Дика, Мэри сразу же согласилась отправиться с ним. Кремня в доме не оказалось — он отправился на задний двор. Вслед за Диком Мэри спустилась к двери, ведущей в кухню. При воспоминании о своем полуночном визите девушка вздрогнула. Даже сейчас, при свете дня, она ощутила, как мороз пробежал по коже. Она постаралась отвлечь себя от страшных воспоминаний, и принялась внимательно осматривать помещение.

Кухня и примыкающая к ней буфетная оказались поразительно маленькими. Мэри решила, что это игра воображения. В детстве, когда она здесь жила, эти комнатки казались ей огромными залами.

Вошел Кремень и приветливо кивнул.

— Вспоминаете детство, мисс Лейн?

— Да, а вот этого не было, — она показала на угол кухни, отделанный белым глазурованным кирпичом.

Кухня озадачила ее. Что-то в ней было не так, чего-то не хватало. Но, как ни старалась, она не могла вспомнить, чего. Мэри не стала делиться своими сомнениями, сочла, что память сыграла с ней шутку.

— Интересно, что это? — спросил Кремень.

Он нашел в кухонном шкафу странного вида инструмент, который можно было бы принять за садовый опрыскиватель, если бы не резиновая чаша на конце.

— Это вакуумный насос, — объяснил Дик.

Он смочил край резиновой чаши, прижал ее к столу, а затем, потянув ручку, приподнял стол.

— Для чего он здесь? Раньше им пользовались?

Мэри покачала головой. В углу под окном Кремень нашел и другое: небольшую кружку с темно-зеленой краской и затвердевшую массу, замотанную в промасленную бумагу.

— Шпаклевка. Я обратил на нее внимание еще в прошлый раз. Странно, зачем она понадобилась?

Он вышел из кухни в поисках чего-то, что было покрашено темно-зеленой краской. И сразу же обнаружил коридорчик, едва освещенный тусклой лампочкой. Достал из кармана мощный электрический фонарь и направил луч на дверь, ведущую наружу. Вскоре он очень заинтересовался маленьким сучком, поковырял его ножом.

— Видите? — воскликнул торжествующе.

Дик и Мэри увидели глубокую круглую вмятину.

— Она была замазана шпаклевкой и закрашена. С первого взгляда можно было подумать, что это сучок.

— И что же это?

— След, оставленный ненайденной пулей, — медленно произнес инспектор. — Пулей, которая убила Хервея Лайна. Его убили в этом коридорчике.

Глава 23

Мэри, Дик и полицейские сидели на кухне вокруг стола и с интересом слушали, как Кремень вслух развивает свою версию. Он чувствовал вдохновение; где-то раздобыл чистый лист промокательной бумаги, время от времени делал на ней свои пометки.

— Пока все основано на предположениях, — говорил Кремень, — но за их верность я готов биться об заклад. Бинни с какого-то времени узнал, что старик его подозревает, и положение становится опасным. Что-то надо было делать — и делать быстро.

Сначала у Лайна возникли сомнения относительно своего банковского счета. На Бинни он тогда и не подумал, а стал подозревать Морана. Банкиров старик ненавидел и никогда не общался с ними, разве что по крайней необходимости. В тот раз он послал Бинни за Мораном, чтобы разобраться со своим счетом. Бинни понял, что попался. Он придумал выход: решил найти сообщника, который сыграл бы роль управляющего банком, и этим сообщником стал…

— Майк Хеннеси! — воскликнул Дик.

Кремень кивнул.

— Я ни секунды в этом не сомневаюсь. В кармане убитого Хеннеси мы нашли листок бумаги с теми же цифрами, что и в выписке счета. Это могло значить лишь одно: Бинни выписал для него цифры, и Майк должен был хорошенько запомнить их на случай, если старик начнет расспрашивать.

Кремень откинулся на спинку стула и умиротворенно стал набивать свою трубку. Помолчал и продолжил:

— Просьбу старика Морану не передавали. То, что в это время его не было в банке — просто совпадение. Он встречался с агентами «Кассари Ойлз». А в назначенное время к старому Лайну прибыл Майк! Хервей никогда не видел управляющего, а если бы даже и видел, не узнал бы — ведь он почти ослеп. Майк, наверное, сказал или сделал что-то такое, что насторожило старика. Ведь Лайн был очень хитрым. Я знал одного такого: все разрабатывал варианты, как его можно надуть.

— Интересно, — сказала Мэри, — что же заставило мистера Лайна засомневаться в банкире.

— Нам никогда не узнать, что. Возможно, что-то подслушал на кухне — по словам соседей, Бинни и его так называемая жена часто грызлись. Лайн схватил первый попавшийся листок бумаги — им оказалась выписка счета — и написал вам, мисс Мэри, записку. Бинни, видимо, пронюхал об этом. То ли старик сам себя выдал, то ли еще что-то. Это мы узнаем только от Бинни, если перед тем, как его повесят, он расскажет правду!

— Как же был убит мистер Лайн? — спросил Дик. — И как Бинни удалось так ловко отвести от себя подозрения?

— Бинни, должно быть, решился на убийство в последнюю минуту. У самой двери он достал пистолет и застрелил старика. Возможно, хотел вернуться назад, но, когда увидел, что крови почти нет и раны не видно, решил рискнуть. Из-за синих очков, которые носил мистер Лайн, глаз увидеть никто не мог. Да и по дороге в парк он обычно дремал. Все получилось нормально. Бинни обнаглел даже до того, что попросил полицейского перекрыть движение, чтобы перевезти кресло через улицу. А затем… Представляете себе картину? Сидит покойник, а Бинни как ни в чем не бывало читает ему новости!

— Удрать из Англии у Бинни есть шанс?

Кремень задумчиво потер нос.

— Теоретически — нет. Но этот человек — актер. Я не встречал преступников, которые могут менять внешность, но этот парень — не обычный преступник. Сейчас он в Лондоне, где-то прячется. Может быть, снимает квартиру на другое имя. У него их, наверное, не одна… Прежде чем скрыться, Бинни очень тщательно все подготовил. У него куча денег, пара пистолетов и перспектива виселицы. Взять его будет нелегко.

— Я одного не могу понять, — развел руками Дик, — к чему все эти вечеринки? Зачем ему роль мистера Вашингтона Вирта?

— Ну, хотелось мерзавцу потешить свое тщеславие, почувствовать себя эдаким светским человеком! Как-нибудь при случае расскажу вам об этих вечерах. Он никогда не приглашал туда порядочную публику — не в обиду вам будет сказано, мисс Лейн. Вообще-то он предпочел бы дам, украшенных драгоценностями на сотни тысяч фунтов. Этим, кстати, он промышлял в Чикаго: устраивал пышные вечера, а затем грабил гостей. В Лондоне ни разу за такое не брался. Здесь, видимо, условия другие. Полиция сразу бы его отловила!

Кремень повертел в руках насос.

— Хотел бы я знать, для чего он. Прихвачу, пожалуй, с собой.

Заперев все двери, они ушли. Дик и Мэри в отель, не ведающий покоя мистер Смит к себе в Скотленд-Ярд.

Дом на час погрузился в спячку — ни шороха, ни движения. Затем длинная полоска глазурованной кирпичной стены стала медленно поворачиваться, словно дверь. На кухню крадучись вышел Бинни — в резиновых галошах, с пистолетом в руке. Остановился, прислушался. Бесшумно прошел по коридору и поднялся по лестнице; обойдя весь дом, вернулся ко входной двери и задвинул засов. Снова оказавшись на кухне, положил на стол оружие и провел рукой по небритому подбородку. На его физиономии ничего не осталось от туповатого добродушия слуги. Сейчас это было лицо умного, волевого человека, которое портила печать порока и злобы.

— Тщеславие, говоришь? — угрожающе произнес он.

Сидя в своем убежище, Бинни хорошо слышал все, что говорилось на кухне. Небрежные, презрительные характеристики, которые давал инспектор его особе, приводили его в ярость. Бандит стоял у стола, мрачно задумавшись, пальцы машинально поглаживали длинный ствол пистолета.

— Тщеславие. Ах ты ублюдок!

Он ненавидел Кремня Смита; с самого первого раза Бинни почувствовал в этом медлительном, простоватом с виду полисмене угрозу своей безопасности и благополучию, Но сейчас его задело другое. Его любовь к театру превратили в мелкое тщеславие! А ведь он без сцены и общения с актерами не мыслил себе жизни. Первые похищенные по поддельным чекам деньги Бинни потратил на спектакль, который шел всего неделю. Он и сам был неплохим актером, но играть ему суждено было не на сцене, а в жизни.

Сейчас от его таланта и сценического опыта во многом зависело, удастся ли выпутаться из сети, которую затягивают вокруг.

Через узкую дверь Бинни вернулся в каморку размерами не больше средней тюремной камеры. В этой узкой и длинной комнате на полу лежал матрац; в ногах «постели» стоял небольшой туалетный столик, к ножкам которого прислонились два небольших саквояжа. Один из них Бинни достал и открыл. Сверху лежал конверт с тремя паспортами. Он принес их на кухню, сел и внимательно просмотрел каждый. Подготовился он хорошо: мужчины, смотревшие с фотографий, не имели с Бинни никакого сходства. В пути он трижды мог менять свое обличье. К одному из паспортов резинкой крепились железнодорожные билеты до Голландии и Италии.

Из оттопыренного заднего кармана Бинни достал толстую пачку денег — французских, английских, немецких. Из потайного кармана пальто извлек на свет еще одну, затем третью, четвертую. Вскоре на столе выросла целая гора банкнот.

С четверть часа просидел Бинни, созерцая свое богатство, и напряженно размышляя. Затем вернулся в свое убежище, взял зеркало и бритвенные принадлежности и принялся за приготовления.

От обычного грима он отказался, решив применить нечто новое. Побрившись, Бинни налил в блюдце немного аннато[17], слегка разбавил и стал губкой втирать его в кожу лица, посматривая в зеркало, как получается. На эту процедуру ушло около часа. Затем, раздевшись до белья, Бинни стал облачаться в новый наряд. Достал специальный пояс, в который уложил все деньги. Содержимое двух саквояжей после внимательного осмотра тоже пришлось оставить. Он не мог позволить себе никакого другого багажа, кроме двух пистолетов и полудюжины запасных обойм, которые спрятал под одеждой. Теперь следовало выйти из дома незамеченным. Бинни выбрал время ленча[18] и то лишь после долгого наблюдения за улицей из окна кабинета. Он рассчитывал, что в это время улица будет пустынна, и боялся лишь одного: что Кремень Смит оставил кого-нибудь следить за домом. Кремень об этом не подумал, а следовало бы. Хотя бы для того, чтобы в недалеком будущем избавить себя от шишек на голове.

Бинни вытащил засов на входной двери, повернул ручку, приоткрыл дверь и высунул голову. Не было ни души. Он вышел за калитку. Но, дойдя до конца улочки, увидел нечто такое, что могло разрушить его планы. По другой стороне улицы неуверенной походкой двигалась неряшливо одетая женщина. Бинни узнал свою жалкую спутницу последних лет, наполовину выжившую из ума пьянчужку. Днем раньше он выпроводил эту женщину с наказом возвращаться в Уилтшир, где и нашел ее, и дал денег, которых должно было хватить на год. Она его не узнала.

Бинни пошел дальше, время от времени украдкой поглядывая назад, нет ли хвоста. Садиться в автобус не рискнул. Не меньшую опасность таило в себе и такси, Самому же в своем нынешнем облике сесть за руль — значило бы привлечь нежелательное внимание. Так он и шел пешком, выбирая шумные многолюдные улицы.

На Финчли-роуд он подошел к угловому зданию, нижний этаж которого занимал магазин, а верхние были отданы под конторы. В здании работал автоматический лифт. Бинни незамеченным вошел в здание с черного хода, прошел узким коридором, вызвал лифт и поднялся на четвертый этаж. У двери почти напротив лифта висела табличка: «Новый театральный синдикат». Он достал из кармана ключ, открыл дверь и вошел. Контора представляла собой средних размеров комнату с маленькой прихожей. Обстановка отличалась крайней простотой, видно было, что захаживают сюда очень редко: на всем лежал слой пыли.

Бинни запер за собой дверь, снял длинный плащ и немного передохнул в кресле. Затем достал из шкафа электрический чайник и набрал в умывальнике воды. Сварил себе кофе и слегка перекусил тем, что нашел в шкафу.

План своего побега он давно продумал до мельчайших деталей. Технически он был прост в исполнении и даже казался автору чересчур легким. Уже этой ночью он покинет Лондон и… прощай, мистер Смит!

Бинни в мыслях вернулся к событиям последних дней, подвергая анализу все свои действия. Он был хладнокровный рассудительный преступник, никогда не повторявши! идиотских ошибок других. Хотя и ему случалось допускать промахи. Например, захватил с собой ключ от номера Морана, выронил его, вернулся, попался на глаза какой-то девке! Если бы не это, Лео Моран давно был бы уже на том свете. И никому бы в голову не пришло сомневаться в его самоубийстве. Да, прекрасный был план!

Бинни резко встал и заходил по комнате. Холодный рассудок, который направлял все его действия, подсказывал: этой же ночью, не медля, потихоньку убраться. Но сделать это просто так ему не хотелось. В нем всегда жило стремление к театральности, красивому жесту. Не просто скрыться, а уйти с шиком, заставить заговорить о себе весь мир! В своем воображении он рисовал газетные заголовки: «Кремень Смит найден мертвым», «Загадка убийства Кремня Смита», «Знаменитый сыщик попался в ловушку!».

От сладких мечтаний у Бинни перехватило дух. Здравый смысл отступил. Бандит не отдавал себе отчета в том, что тщеславие, которое он упорно не хотел признавать в себе, являлось движущей силой его жизни, а сейчас толкало его к пропасти.

Глава 24

Дик Алленби и Мэри завтракали в «Карлтоне». Дик говорил о том, что всегда доставляло ей удовольствие.

— Ты не слушаешь! — обиделся он, и Мэри вздрогнула.

— Разве? — Она тронула Дика за руку. — Прости, милый, я сейчас думаю совсем о другом. Наверное, мало удовольствия завтракать с девушкой, все мысли которой заняты ужасной старой кухней неприятного старого дома!

Дик рассмеялся.

— Почти в точку! Если бы ты смогла отвлечься от прозы будней и обратиться к возвышенным чувствам, я был бы самым счастливым человеком. — И уже серьезно спросил: — Ты говоришь о доме Хервея Лайна? Что тебя волнует?

— Кухня, — быстро ответила она. — Там что-то было не так, а вот что, не могу вспомнить. Дик, что-то я упустила и никак не могу успокоиться. Смутно припоминаю, как бедный старик жаловался, что кухня у него плохая. А потом, пару лет назад, все хвалил Бинни — тот, якобы, все организовал, сам следил за работой, сэкономил старику кучу денег. — Мэри провела пальчиком по подбородку. — Там был кухонный стол, — протянула она. — Да, стол. Теперь его нет. Еще ужасная раковина коричневого цвета и…

Мэри неожиданно остановилась и широко раскрытыми глазами уставилась на Дика.

— Кладовка! — воскликнула она. — Ну, конечно, там была кладовка. И дверь в нее. Куда она подеваласъ?

Дик покачал головой.

— Вот уж что никогда не волновало меня, так это кладовки, — начал он, но Мэри было не до шуток.

— Помнишь, когда мы выходили, мистер Смит сказал, что у Бинни наверняка где-то есть убежище? Так вот, это оно и есть — справа, как заходишь.

Дик рассмеялся.

— Справа, как заходишь, сплошная кирпичная стена.

Мэри упрямо покачала головой.

— За ней точно что-то есть. Я теперь вспомнила, когда мы заходили во двор, я еще подумала, что снаружи дом остался, как бы, а внутри кажется меньше. Там точно есть пространство!.. О, как кстати!

Она смотрела на вход. У дверей стоял Кремень Смит собственной персоной и обескуражено ощупывал глазами зал. Он увидел Мэри и кивнул. Но, видимо, девушка не была гой особой, кого он хотел видеть. Он продолжал переводить взгляд с одного столика на другой. Мэри снова поймала его взгляд и рукой позвала к себе. Инспектор неохотно подошёл.

— Не видели помощника комиссара? Договорились позавтракать, а его нет. Сказал, в половине второго. — Кремень глянул на часы. — Уже почти два… Да, мы нашли жену Бинни, ее задержали у Риджентс-парка. Но от нее никакого толку.

— Я нашла убежище! — выпалила Мэри.

Кремень Смит сразу же изменился в лице.

— Нашли? — быстро переспросил он, — Догадались, хотите вы сказать, где оно?

Девушка на одном дыхании изложила свою версию. Смит хлопнул себя по колену.

— Ну конечно же, вакуумный насос! Я все думал, для чего он. Если есть дверь, а ручки нет, как ее открыть? Открыть можно только присоской. Так, я иду за насосом, он у меня в кабинете, а завтрак подождет.

Он быстро вышел, и полчаса спустя дом Хервея Лайна окружили фигуры в длинных плащах. Кремень с пистолетом в руке первым шагнул в прихожую и прошел на кухню. Остановился перед белой кирпичной стеной, провел по ней рукой. Затем достал насос, прижал присоску к гладкой поверхности и потянул на себя — ничего не случилось. Сдвинуть стену не хватило силы и двух помощников. Кремень стал перемещать присоску, и с пятого раза его попытки увенчались успехом. Легчайшее усилие, и из стены выдвинулся кирпич, открыв в стене нишу.

Инспектор сунул туда руку и нащупал стальную ручку. Повернул ее и потянул на себя. Дверь медленно открылась под нацеленными дулами пистолетов. За ней никого не оказалось. Кремень протиснулся в убежище Бинни. Сваленная в беспорядке одежда на полу, брошенное на постель зеркало говорили сами за себя. В раковине валялось немытое блюдце. В нем еще оставалось немного аннато.

Кремень долго смотрел на блюдце, а затем констатировал:

— Похоже, нас ждут большие неприятности.

Инспектор быстро перерыл одежду и содержимое саквояжей, вываленное на стол, но ничего, что хотя бы немного выдавало намерения Бинни, не нашел. Одно было несомненным: сегодня утром он был здесь и слышал все, что происходило за стеной. Кремень закрылся в каморке и велел полицейским вести разговор на кухне. Хотя разобрать удалось не каждое слово, инспектор убедился, что услышал Бинни предостаточно.

После себя беглец оставил мало. Инспектор осмотрел каждую мелочь, каждую щель в полу. Он надеялся найти хоть намек на то, в каком обличье преступник ушел отсюда. Только аннато в блюдце указывало на его возможную примету: искать следовало смуглого мужчину. Хотя так это или не так, с полной уверенностью сказать не мог никто.

Единственной серьезной уликой, оставленной Бинни, оказалась полная обойма автоматического пистолета. Поскольку такое не забывают, было ясно, что эта лишняя обойма брошена. А значит, бандит захватил с собой достаточно боеприпасов.

Небогатый улов дополнила белая лайковая перчатка, несомненно, родная сестра той, которую Кремень нашел в квартире у конюшни Бейнса.

— Никогда не знаешь, как оно обернется. — Кремень передал перчатку сержанту. — У присяжных иногда бывает заскок, и вот такая мелочь может их убедить — держите.

Перед тем как уйти, инспектор провел эксперимент: распределил одежду по саквояжам. Как он и ожидал, хватило заполнить лишь один. Кроме того, часть одежды недавно была на Бинни. И Кремень пришел к выводу, что в одном из саквояжей находился маскарадный костюм, который перед выходом убийца и надел.

Смит послал своих людей порасспрашивать соседей. Как Бинни уходил, никто не видел — время он выбрал удачно. Позже инспектор расширил круг опрашиваемых — и с тем же результатом.

Мэри Лейн и ее жених терпеливо дожидались инспектора в холле «Карлтона». Кремень рассказал о кладовой.

— Вспомнить бы мне раньше! — воскликнула Мэри.

— Тогда либо вы, либо я, либо мы все вместе были бы уже покойниками, — мрачно возразил Смит. — Этот мерзавец носит при себе целый арсенал, и ваша плохая память, возможно, избавила нас от серьезных неприятностей.

— Думаете, он был там?

Инспектор кивнул.

— Да, совершенно точно.

— Значит, он удрал? — спросил Дик.

Кремень раздраженно почесал затылок.

— Я вот думаю, может, лучше, чтобы он удрал? Хотя не удерет — все порты под наблюдением. Проверят каждого пассажира, даже грудных детей.

Инспектор придвинул стул поближе к столу, подался вперед и понизил голос.

— Послушайте, дорогая моя юная леди. — Он говорил очень серьезно. — Вы знаете, что делают крысы, когда их загоняют в угол? Они кусаются! Если этому мерзавцу не удастся выбраться из Англии, он вернется мстить. Поверьте, я знаю преступников. А мстить он будет либо мне, либо вам!.. Знаете, куда бы мне хотелось упрятать вас?

Мэри покачала головой, на мгновение лишившись дара речи. Слова инспектора ее потрясли. Она почувствовала, как похолодела спина, как заколотилось сердце.

— Вы, наверно, просто пугаете меня? — Она попыталась улыбнуться, но губы дрожали. — И куда же?

— В «Холлоуэй»[19]. — На лице инспектора не было и тени улыбки. — И будь у меня такая возможность, упрятал бы вас туда дней на семь.

— Вы шутите? — испуганно спросил Дик.

— Таким серьезным я не был за всю жизнь. Если бы я не видел того, что увидел в его логове, то не предпринял бы таких мер, какие предпринял сегодня. Двери из Англии заперты и задвинуты на засов! Разве что где-нибудь на восточном побережье у него есть моторная лодка, на которой можно выйти в море. Думаю, у него такой нет.

И безо всякого перехода в упор спросил:

— Где вы сегодня ночуете?

Мэри пожала плечами.

— Не знаю. Наверно, в отеле.

— Вам нельзя там оставаться. Я отвезу вас в другое место. Таких удобств, как в отеле, там нет, но нормальную постель и безопасность я вам гарантирую.

На северо-востоке Лондона открылся новый полицейский участок с квартирами для семейных полицейских на верхнем этаже. Одну из них занимала молодая женщина, мужа которой, сержанта, послали в Канаду за беглецом от правосудия.

— Я знаю эту женщину, — очень порядочный человек. Когда познакомитесь, думаю, пожить с ней в одной комнате не откажетесь, — говорил Кремень по пути в участок.

Мэри послушно согласилась. Даже почувствовала облегчение что сможет избавиться от постоянного страха.

…Скотленд-Ярд провел затянувшееся допоздна совещание, и во все уголки страны ушли новые срочные телеграммы. Они предупреждали что разыскиваемый очень опасен. Английские полисмены обычно огнестрельного оружия не носят. Поэтому телеграммы заканчивались выразительно: приближаться к нему невооруженным равносильно самоубийству. В полиции понимали, что Бинни будет пробираться на континент. Во все порты были брошены усиленные подразделения Отдела уголовного розыска.

И все же, когда эти приготовления завершились. Кремня Смита не покидало смутное чувство тревоги. Интуиция подсказывала ему, что Бинни находится в Лондоне. Кремню приходилось расследовать многие преступления, сталкиваться с разными отъявленными негодяями, которые не раздумывая хватаются за пистолет. Их психология была ему понятна. Другое дело Бинни. Убийство не являлось для него актом отчаяния, нет, оно составляло часть его обычного метода. Он был слишком умен, чтобы легко сдаться: он не станет продираться через усиленные полицейские кордоны. Хотя, с другой стороны, откуда ему узнать, что полицейские посты усилены? Он не знает даже, что его логово за потайной дверью обнаружено.

Увы, в последнем Кремень глубоко заблуждался. Вскоре его ждал удар. На перекрестке стоял мальчишка с пачкой газет и пронзительно выкрикивал: «Тайное убежище разыскиваемого убийцы! Тайное убежище разыскиваемого убийцы!» Смит купил газету. Ему сразу бросился в глаза заголовок на первой странице: «Тайная каморка в доме Хервея Лайна». Инспектор негромко выругался и стал читать:

«Сегодня утром инспектор Смит из Скотленд-Ярда с несколькими полицейскими провел еще один обыск в доме Хервея Лайна, убитого на днях в Риджентс-парке. Полиция провела в помещении около двух часов. Как нам стало известно, в ходе обыска они обнаружили маленькую комнату, скрытую за потайной дверью. Ее оборудовал слуга покойного Лайна — его и подозревают в убийстве старого джентльмена…»

Дальше читать Кремень не стал. Дознаваться, кто передал эти сведения прессе, сейчас было не время. Возможно, это один из молодых полицейских, присутствовавший при обыске и не удержавшийся, чтобы не проболтаться. Уличить провинившегося несложно, а вот оценить ущерб от его глупости гораздо труднее. Инспектор ощущал все нарастающее беспокойство.

В восемь часов вечера он зашел проведать Мэри Лейн. Осмотрел скромную, но очень уютную комнатку, и остался доволен. Еще раз поговорил с дежурным, но об охране не заикнулся. Здесь Мэри ничего не грозило. От Бинни можно ждать чего угодно, но заявиться в полицейский участок он, безусловно, не посмеет.

В половине девятого Кремень вернулся в Скотленд-Ярд и прочел полученные сообщения. Полицейские посты доносили о проверке всех поездов, отправлявшихся из Лондона. Ни Бинни, ни кого-либо похожего на него, в поездах не оказалось. Проверяли все паспорта, платформы из предосторожности очищались от провожатых. Поезда отправлялись лишь после того, как ответственный офицер полиции давал начальнику станции свое разрешение. Для сообщений из портов время еще не пришло.

Глава 25

В начале двенадцатого инспектор вышел из Скотленд-Ярда и медленно пошел по длинной полоске тротуара, служившей ему местом, где он мог спокойно подумать. Кто-то из остряков в управлении окрестил ее «бульваром раздумий». Зимой и летом, в дождь и ясную погоду он находил здесь решение всех своих задач. После полуночных прогулок Кремня Смита убийцы отправлялись на виселицу, самые обычные события приобретали зловещую окраску, а невиновные освобождались из-под стражи.

В этот час ночи прохожих почти не было, влюбленные предпочитали более романтические уголки, а машин было мало. Прогрохотал одинокий трамвай, и вновь стало тихо. Только в поисках окурка вдоль бордюра, как тень, двигался какой-то ночной бродяга.

У одного из домов у обочины стоял седан. Заглянув внутрь машины — скорее по привычке, чем из любопытства — Кремень заметил женщину на переднем сиденьи. Не найдя в этом ничего подозрительного, он продолжил свой путь. Однако вскоре остро почувствовал нарастающую тревогу. Такое с ним случалось не часто. Он не мог понять причин беспокойства, но инстинктивно чувствовал, что оно связано с Бинни.

Дойдя до конца «бульвара раздумий», инспектор развернулся и медленно пошел назад. К этому времени ожидалось получить сообщения с побережья, из портов. Издали Кремень снова увидел машину, по-прежнему стоявшую у бордюра. Неподалеку находилось бюро, куда сдавали найденные вещи, и, видимо, пассажирка послала шофера справиться о своей пропаже. Подойдя поближе, инспектор увидел, что женщина вышла и стоит у открытой дверцы. Судя по полноте и ее наряду она была среднего возраста. К удивлению Кремня, дама окликнула его; говорила она неприятным фальцетом.

— Простите, вы не могли бы позвать полисмена?

Более точно адресовать свою просьбу она не смогла бы даже при большом желании!

— Я полицейский инспектор, что случилось?

Женщина показала на дверцу.

— Мой шофер нализался как свинья! Теперь пьяный спит. Вытащите его из машины.

Пьяный водитель — это личное оскорбление для любого английского полисмена. Кремень злобно дернул дверцу и заглянул внутрь. Но… ничего не увидел, ничего не услышал, ничего не почувствовал. Сознание, словно пламя задутой свечи, трепыхнулось и пропало.

Очнулся он в темноте. Голова разламывалась от боли. Попробовал пошевелить руками и не смог. Долго не мог понять, почему. Постепенно он осознал, что находится в машине.

Машина мчалась с огромной скоростью, намного превышающей действовавшее ограничение. По свисту шин инспектор догадался, что они мчатся по недавно построенной дороге. Странно, что этот факт показался ему настолько важным. Кремень ничего не помнил, ничего не понимал — знал только, что, скрючившись, лежит на полу машины, которая быстро и плавно несется неведомо куда. Затем снова впал в беспамятство, избавившее его от невыносимой головной боли.

В себя он пришел от толчков на ухабах. Открыл глаза, попытался приподняться; ощупал запястья и узнал наручники — его собственные, американские наручники, подаренные ему Джоном Келли.

Кто-то надел на него наручники и шелковым шарфом связал ноги. Кремень чувствовал это, но дотянуться до узла не мог. И тогда он вспомнил и женщину, и машину, и пьяного шофера, которого там не оказалось.

Толчки отдавались в голове мучительной болью. Они как будто ехали по перепаханному полю или, в лучшем случае, по проселку. Последняя догадка подтвердилась, когда машина остановилась, и дверца открылась. В темноте инспектор разглядел сначала ноги, а затем фигуру «женщины», и понял все.

В нескольких ярдах от дороги виднелся маленький дом — одна из тех уродливых коробочек, которые после войны испоганили загородный пейзаж. Грубая рука схватила инспектора за ворот и рывком выволокла на дорогу. Он упал на колени.

— Поднимайся, ты… — прошипел голос, и дальше последовала отборная брань.

Смит с трудом поднялся, связанные ноги не слушались. Бандит толчком в спину заставил его идти; падая и ковыляя, он дошел до двери. В доме пахло штукатуркой и свежеструганной древесиной, и стояла такая темнота, что Кремень понял: окна закрыты ставнями. Сделав шаг вперед, он снова упал.

Его похититель запер дверь: звякнуло стекло керосиновой лампы, и вскоре ее огонек осветил комнату. Единственными предметами обстановки были две кушетки, стул и кухонный стол. Окно закрывали деревянные ставни, как инспектор и предполагал. Ни штор, ни гардин, ни скатерти на столе. Бинни сел на стул, сложил руки на коленях и принялся рассматривать инспектора.

Кремень никогда бы не узнал его в этой пожилой женщине с седыми волосами и в длинной шубе. Парик его слегка съехал набок. Это придавало Бинни комичный, но вместе с тем ужасающий вид. Он понял, что инспектор тоже рассматривает его, одним движением сорвал шляпку и парик и предстал даже более гротескным — с лысой головой и темным лицом.

— Ну что, допрыгался?

Бинни улыбался, но в этой улыбке не было ничего хорошего.

— Оказывается, мистер Кремень Смит не так уж уверенно держится на ногах, — жеманно и с издевкой проговорил он.

Ситуация, похоже, забавляла его; он продолжал говорить фальцетом, играя роль мистера Вашингтона Вирта.

— Я построил этот домик пару лет назад. Думал, пригодится, но так ни разу сюда и не наведался. Я покидаю эту страну, мистер Смит. Может, купите его? Отличная обитель для джентльмена, который мечтает о покое! А вы скоро будете пребывать в полнейшем покое, будьте уверены.

Бинни достал из кармана автоматический пистолет и положил рядом с собой на стол. Затем подошел к Смиту и грубо, с проклятиями перетащил его в угол. Присел, перевязал ослабевший узел шарфа на ногах. Сорвал с инспектора ботинки и зашвырнул в другой угол. Мгновение поколебался, затем расслабил Кремню ворот.

— Вы не ранены, мой дорогой друг? Резиновая дубинка, если ударить ею по шее, не убивает. Хотя, согласен, это очень неприятно. В Цинциннати был когда-то один мент, поступивший со мной таким же образом. Так прошло целых два месяца, прежде чем я очухался настолько, чтобы пристрелить его… Вы не знали о моей маленькой обители?

У Кремня пересохло во рту, голова гудела. Но страха он не испытывал, хотя положение было отчаянным.

— Знал, Бинни. Этот дом примерно в ста ярдах от Бат-роуд неподалеку от Таплоу. Купил ты этот участок четыре года назад и отдал за него четыреста пятьдесят фунтов.

Бинни на мгновение опешил. Смит спокойно продолжал:

— На прошлой неделе мои люди обшарили этот дом; сейчас он под надзором полиции Букингемпшира. Такой же дом у тебя в Уилтшире.

Бинни был ошеломлен. В его глазах мелькнул испуг. Кремень заметил это и продолжал развивать наступление.

— Не глупи, Бинни. Предъявить тебе обвинение в убийстве мы не можем — нет улик. Единственное, в чем можно тебя обвинить — это в подделке чеков Хервея Лайна. Самое худшее, что тебе грозит — семь лет тюрьмы.

Инспектор попал в больное место: каждый преступник мечтает избежать кары. По лицу бандита пробежало сомнение. Смит говорил, не давая ему опомниться.

— За эту прогулку с полицейским получишь еще год, но что такое год?.. Принеси-ка мне воды. Кухня прямо за этой комнатой. Да, пусть вода стечет: когда я наведывался сюда на прошлой неделе, она была ржавой. Оловянная кружка в шкафу.

Видимо, инстинкт повиноваться прочно укоренился в Бинни за годы его службы у Хервея Лайна. Он вышел и вернулся с оловянной кружкой. Поднес ее к губам инспектора. Пока тот пил, расслабил узел шарфа на ногах.

— Сними теперь наручники и давай немного поговорим. Почему не привез Майка Хеннеси сюда вместо того, чтобы…

Кремень прикусил язык. Свою ошибку он пенял еще до того, как выговорил эти слова. Бинни с проклятьем отступил.

— Посадишь не за убийство, говоришь? Кого вздумал надуть? Я тебе покажу, на что я способен! — Рука Бинни потянулась к оружию на столе. — У меня всегда чесались руки отправить тебя на тот свет, Смит.

— Считай, что твое желание исполнилось, — спокойно прервал Кремень. — Только делай свое дело побыстрей.

— Долго ждать не будешь, — ухмыльнулся Бинни.

Он отодвинул пистолет, шарф на ногах крепко стянул тройным узлом. Затем снял шубу и весь остальной женский наряд. Из чемоданчика достал свой старый костюм, второй пистолет и рассовал оружие по карманам.

— Похоже, тебе предстоит тяжелая работенка?

— Тяжелая, тяжелая, — буркнул Бинни, натягивая фуфайку. Затем со значением добавил. — Земля здесь твердая. Пока дойдешь до нужной глубины, семь потов сойдет.

Пленник ничуть не испугался, даже не утратил чувства юмора.

— А почему бы не предоставить это дело мне? Ты жирный и не в форме. Рыть себе могилу — мое любимое занятие!

Мгновение Бинни, похоже, обдумывал этот вариант, потом молча повернулся и направился к двери.

— К чему все эти хлопоты, Бинни? — Голос Кремня звучал почти игриво. — Как только выяснится, что я пропал, меня начнут искать — здесь и в Уилтшире. Они придут сюда и обшарят весь участок. Здесь, насколько помнится, газон? Не сможешь его восстановить — меня найдут, и тогда тебе крышка! Могу заверить: если убьешь полицейского, петли тебе не миновать. В Скотленд-Ярде каждый вывернется наизнанку, но найдет против тебя улики. Люди, которые сейчас видят сладкие сны, не будут спать до тех пор, пока не поймают тебя.

Смит рванулся и попытался встать, он уже полностью пришел в себя и был полон сил.

— С Хеннеси тебе могло сойти с рук, и со старым Лайном, и с Тиклером. А со мной этот номер у тебя не пройдет!

Бинни задержался в дверях и обернулся. На круглой физиономии появилась нехорошая ухмылка.

— Знавал я одного мента. Болтал, как ты сейчас. Скоро ты с ним встретишься.

Убийца вышел и закрыл за собой дверь.

Кремень раздумывал недолго. Попробовал разломать наручники — процесс, безусловно, болезненный и бесперспективный. Подтянув ноги и раздвинув их в коленях, инспектор смог дотянуться до узла; с трудом развязал один и мучился со вторым, когда услышал шаги в коридоре.

Работа оказалась для Бинни потяжелей, чем он предполагал. По раскрасневшемуся лицу градом катился пот. Он полез в чемоданчик, достал бутылку виски, откупорил и сделал большой глоток.

— Для смелости или для подкрепления? — поинтересовался Смит.

— Скоро узнаешь, — огрызнулся Бинни.

Из кармана его брюк торчали рукоятки двух пистолетов. Кремень не сводил с них взгляда.

Бинни был уже на полпути к двери, когда его вдруг словно осенило. Он вернулся и проверил шарф.

— О, с одним уже справился! Придется поухаживать еще.

Бандит снова полез в чемоданчик и достал шнур. Пропустил его через наручники и туго завязал на шее инспектора. Руки Кремня оказались прижатыми к подбородку.

— Хорошо смотришься! Как молитву читаешь. Долго не задержу.

С этим обещанием он вышел из комнаты.

Беспомощно скорчившись на полу, Кремень прислушивался к шуму проходящих машин. Он знал, что от автомагистрали его отделяют ярдов двести, и что движение по ней оживленное и днем, и ночью.

Вероятность того, что полиция нагрянет в этот дом, была весьма малой, разве что кому-нибудь в Скотленд-Ярде стукнет в голову, что искать его в первую очередь надо здесь. Это при условии, что его отсутствие вообще заметят. Он всегда был непредсказуемым, мог не появляться в управлении по нескольку дней кряду; начальство ворчало, но терпело.

Кремень смотрел, как коптит лампа; фитиль был выкручен слишком высоко, и стекло с одной стороны почернело. Прошло полчаса, и он услышал тяжелые шаги. Убийца шел по его душу. Инспектор понял, что настал его последний час.

Глава 26

Вопреки мнению Кремня Смита в Скотленд-Ярде на его отсутствие обратили внимание. Правда, случилось это в результате целой цепочки случайностей, которые затем выстроились в стройный ряд закономерных совпадений.

То, что инспектора нет, обнаружили по очень простой причине: сообщения из портов, которые он так ждал, остались непрочитанными. Но так как они были бесполезными (в том смысле, что Бинни не нашли), никто не обеспокоился.

Затем в управление позвонил поразительно добросовестный молодой полицейский из дорожной службы. Он сообщил, что голубой седан с женщиной за рулем двигался с превышением скорости. На его требование остановиться не подчинился. Полисмен на всякий случай записал номер машины.

Позже в один из полицейских участков явился член парламента. Он заявил, что от его клуба на Пэлл-Мэлл угнали голубой седан. Вопреки правилам, депутат бросил машину на стоянке такси. И так случилось, что он сам стал свидетелем того, как ее угоняли.

— Это был мужчина, переодетый в женщину, — таким неожиданным был конец его рассказа.

— Почему вы так думаете, сэр? — спросил инспектор.

— Машина низкая. Когда он садился, шляпка зацепилась за крышу салона и вместе с париком слетела. Это был лысый мужчина со смуглым лицом.

Инспектора словно окатили ледяной водой. Лысого мужчину со смуглым лицом разыскивала вся Англия. В считанные секунды во всех полицейских участках затрезвонили телефоны.

А потом поступило еще одно сообщение от офицера дорожной полиции. Снова Бинни оставил за собой след в стремлении побыстрее убраться из Лондона. Он резко затормозил у Хестона, где главная магистраль пересекает трамвайные пути. Автомобиль занесло, и водитель едва избежал столкновения с трамваем. Двигатель заглох. Полицейский направился к машине проверить водительские права. Он хорошо разглядел, что за рулем женщина. Но не успел и рта открыть, как двигатель завелся, и машина рванулась с места. Это сообщение поступило через полтора часа после первого.

К этому времени начальство распорядилось срочно найти Кремня. Но его нигде не было. На своем столе в Скотленд-Ярде он оставил наполовину исписанный лист промокашки. Никогда плоды своих трудов на промокательной бумаге Кремень не забывал. Он не оставил на проходной ключа от своего кабинета. Такого с ним не случалось ни разу, каким бы поспешным ни был его уход.

О привычке Кремня прогуливаться перед Скотленд-Ярдом знали все, Кто-то видел, как он направился на прогулку, кто-то видел как инспектор повернул назад. Затем кто-то еще вспомнил, что у обочины стоял голубой автомобиль. Когда все эти разрозненные события соединили, обрисовалась очень тревожная картина.

Срочно вызванный главный констебль поднял на ноги всех инспекторов Скотленд-Ярда.

— Его цель, очевидно, побережье. Сейчас наверняка направляется в один из своих домов за городом. Свяжитесь по телефону с теми полицейскими участками. И чтобы немедленно отправили по адресам дежурные машины.

Дика Алленби подняли с постели, чтобы спросить об инспекторе. Об их дружбе в Скотленд-Ярде знали. Дик немедленно прибыл в управление и успел вскочить в одну из машин, отправлявшихся в Солсбери.

— Может, мы суетимся и напрасно, — сказал главный констебль. — Вполне возможно, что через четверть часа старина Кремень и сам объявится, но рисковать не хочу.

— Но ведь Кремня не так-то просто обмануть!

— Не знаю, не знаю. Этот парень хорошо натренировался в Америке, да и здесь скольких уже заманил в машину. В одном я уверен: даже под угрозой револьвера сам в эту машину Кремень бы не сел!

Он глянул на часы: половина второго. Покачал головой.

— Скорей бы эта ночь прошла!

И с этими словами Дику передались все страхи его собеседника.

Смит имел достаточно времени, чтобы подготовиться к самому худшему. Он решил дорого продать свою жизнь. И теперь сидел в углу напрягшись, словно Сжатая пружина.

Дверь медленно отворилась. Вошел Бинни. Огромным носовым платком утер со лба пот и тяжело опустился на стул.

— Сейчас тебе, дружок, придется немножко прогуляться со мной, — ангельским голоском произнес он.

Бинни взял со стола бутылку, отпил изрядную порцию и вытер рукой губы. Подошел к своему пленнику, развязал шарф и рывком поставил его на ноги. Кремень стоял, пошатываясь. Голова кружилась, но ужас и отчаяние придавали ему силы.

Бинни отошел к двери с пистолетом в руке. На конец ствола он надел яйцеобразный предмет; такого глушителя Кремню видеть еще не приходилось. Инспектор поразился, что в такую минуту думает, как эта странная штука удивила бы Дика Алленби. Его приятель считал себя знатоком глушителей и был убежден, что на автоматическом пистолете использовать его невозможно.

Кремень сделал несколько шагов и оперся руками в наручниках на стол.

— Неужели молишься? — ехидно спросил Бинни.

— Как я понимаю, тебе не хочется, чтобы о моем пребывании здесь узнали. Не хочешь оставлять следов, и поэтому убьешь меня не в доме, так ведь?

— Соображаешь правильно, — весело ответил Бинни.

— И если несколько сот человек сбегутся сюда со всех сторон, это ведь нарушит твои планы?

Глаза Бинни сузились.

— Что ты болтаешь?

Он шагнул к пленнику но в тот же миг инспектор схватил со стола лампу и швырнул на кушетку, где валялась брошенная женская одежда. Раздался звон битого стекла, на мгновение стало темно, а затем к потолку взвился огромный язык пламени.

Бинни словно оцепенел, и в следующий миг Кремень бросился на своего врага. Закованными руками он целился прямо ему в лицо. Бинни пригнул голову. Перед глазами Смита что-то вспыхнуло, в нос шибанул запах пороха; слышно было, как пуля ударила в стену. Он снова бросился вперед, целясь кулаками в голову противника. Бинни увернуться не успел, пистолет выпал из его руки. И Кремень изо всех сил пнул его подальше — в языки пламени.

Огонь уже бушевал по всей комнате, пробивался через тонкий слой штукатурки, и дранка пылала, как бумага. От едкого дыма стало трудно дышать, раскаленный воздух обжигал кожу.

Кремень снова нанес удар. Но Бинни отскочил, бросился к выходу из комнаты и схватился за дверь, чтобы закрыть ее за собой. Кремень не дал, рванул ее на себя, выскочил следом и снова набросился на убийцу. Он прекрасно понимал, что единственный шанс на спасение — не отпускать врага от себя.

У Бинни был еще один пистолет. Он уже наполовину вытащил оружие из кармана, когда Смит прижал его к горячей стене и, обхватив ноги, попытался свалить. Бандит упал, увлекая за Собой инспектора. Затем резво вскочил и рванулся к входной двери. Дверь распахнулась, и от ворвавшегося свежего воздуха гул пожара превратился в рев; языки пламени угрожающе быстро приблизились к ним.

Смит догнал бандита, и они снова упали. Бинни старался вырваться и отчаянно пытался вытащить второй пистолет. Кремень слышал его тяжелое, с присвистом дыхание, он был напуган, куда подевалась его былая смелость. Бандит отчаянно извивался, стараясь выбраться из-под навалившегося на него инспектора. Наконец, отчаянным усилием он вскочил и метнулся в дверь; Кремень бросился следом. Пистолет был уже в руках Бинни, и он, не оборачиваясь, выстрелил. Пуля просвистела рядом. Инспектор всей массой налетел на убийцу, свалил на землю, но тот проворно вскочил и побежал за дом.

Огонь уже охватил крышу. На сотню ярдов стало светло, как днем. Смит, как был, в наручниках, бросился в погоню. Он уже почти настиг беглеца, и в этот миг Бинни неожиданно обернулся и поднял оружие. Кремень понял, что проиграл.

В отчаянии инспектор прыгнул вперед, и в этот миг прозвучал выстрел. Земля неожиданно ушла у него из-под ног, и он почувствовал, что падает, падает… Смутно промелькнула мысль, а не смерть ли это, но затем вдруг последовал удар о дно ямы. И он понял, что еще жив. И тут же до него дошло, что случилось: Бинни всю ночь рыл могилу с тем, чтобы скрыть следы преступления. Волею судьбы эта яма спасла жизнь Кремню.

Он с трудом поднялся и едва не застонал от боли. Словно издалека, услышал второй выстрел, затем третий, четвертый. Чей-то властный голос выкрикивал команды. Затем он услышал свое имя и поднял глаза. Из-за края ямы появилась голова — голова сержанта. Инспектора вытащили наверх. Первые его слова были о бандите:

— Вы его поймали? У него здесь машина…

— Он не уйдет, — заявил полисмен.

— Куда он побежал? И где его автомобиль.

Кремень едва держался на ногах, все тело ныло и болело от синяков и ссадин, но сейчас он забыл о себе.

— Проверьте задний карман; по-моему, там ключ от этих наручников.

Через несколько секунд инспектор уже потирал ноющие запястья.

— Нашли его машину?

Седана Бинни не нашли. Последний раз, когда Кремень видел машину, она стояла у дверей дома, но, видимо, затем Бинни перегнал ее в укромное место. К дому примыкал гараж, но и там машины не оказалось.

При свете пожара они нашли следы от колес. Колея уходила не к дороге, а прямо через поле в направлении деревушки Кукхэм, где в такой час ночи движения почти нет, и шансы проскочить незамеченным почти стопроцентны.

Единственный полицейский, дежуривший в Кукхэме, седан видел, но водителя не запомнил. Машина свернула на платный мост, но в этот час ночи шлагбаум был поднят. Оттуда Бинни мог выбраться или на объездную дорогу через железнодорожный переезд или двигаться вдоль реки до Марлоу.

Вскоре его след обнаружился на Марлоу-роуд. Мужчина, ехавший на велосипеде, видел голубой седан.

— Да, эта машина проехала минут пять назад, — сообщил он.

Предложение пойти домой и заняться своими ушибами Кремень с негодованием отверг — отверг решительно и не стесняясь в выражениях.

— Одетый, как сейчас, этот парень далеко уйти не может. На нем только фуфайка и штаны, рубашку я разорвал почти в клочья. Ему кого-то надо ограбить, чтобы достать новую одежду. Вы хоть понимаете, что это за человек? Это бандит. Он не остановится и перед убийством. Вы имеете дело не с обычным английским преступником.

Ждать подтверждения этому пришлось недолго. Полицейская машина прибавила скорость, и вскоре они увидели автомобиль, который искали, — пустой.

…В три часа ночи машину, которая ехала по Оксфорд-роуд, остановил полицейский. Он стоял посреди дороги с разведенными в стороны руками. За рулем сидел состоятельный фермер из Оксфорда.

— Очень сожалею, что доставляю вам беспокойство, — сказал полицейский, — но мы разыскиваем сбежавшего убийцу, и я прошу подбросить меня в Хай-Уиком.

Фермер, заинтригованный, вовсе не огорчился от перспективы свернуть со своего маршрута, а, наоборот, с удовольствием согласился поучаствовать в охоте за человеком. Полицейский забрался на неудобное заднее сиденье. Машина тронулась.

— Я скажу, где меня высадить.

По другую сторону Хай-Уикома есть развилка, и одна из дорог ведет на Присес-Рисборо.

— Поверните здесь, — сказал полицейский, и в затылок фермеру уткнулось что-то холодное.

— Делай, что тебе говорят!

Тон полицейского возражений не допускал. Пистолет в грязной руке более, чем красноречиво, подтверждал серьезность его намерений, фермер от изумления опешил. Трусом он не был, но что можно сделать без оружия?

— Что вы себе позволяете? — Фермеру не могло и прийти в голову, что мужчина у него за спиной кто угодно, только не полицейский. — У вас нет на это права!

— Слушай, приятель, выбрось из своей дурной башки, что я мент. Парень, одежда которого сейчас на мне, валяется в канаве с дыркой в черепке. Двигай, куда говорю, и избавишь себя от неприятностей.

Водитель свернул. Они ехали по новой дороге, участок которой еще строился. Промелькнули красные фонари; у будки сторожа горел костер. Фермер понял, что сзади в его машине сидит разыскиваемый убийца, и от этой мысли похолодел.

Они ехали по местности, которая и днем бывала пустынной, а ночью здесь было совсем глухо. Бинни вертел головой по сторонам, присматривая подходящее место. Вскоре они миновали стоявшее у самой дороги одинокое строение, напоминавшее сарай. Бинни велел водителю остановиться и поворачивать назад. Ворота в изгороди вокруг строения были открыты.

— Остановись здесь, — приказал бандит, когда они въехали в ворота. Он толкнул дверцу. — Вылазь!

Бинни достал электрический фонарик, захваченный у несчастного полицейского, и посветил на дверь сарая. Ни замка, ни запора не было. Он одной рукой потянул дверь на себя, другой держал под прицелом своего пленника.

— Заходи, — приказал и вошел следом.

Полчаса спустя он вышел — в твидовом костюме фермера и его непромокаемой куртке, в высоких сапогах. У двери, прежде чем прикрыть ее, постоял и прислушался. Затем сел в автомобиль и выехал задом на дорогу. Смена одежды и машины могла дать ему только временное преимущество. Одинокий мужчина в машине обязательно вызовет подозрение. Вот если бы он встретил один из тех ночных грузовиков, которые мотаются между Лондоном и провинцией, было бы куда спокойней. В них разъезжают по два, а часто и по три человека. А так ему приходилось положиться только на удачу. Чтобы спастись, за те несколько часов, которые остались до рассвета, он должен пробраться в Лондон. Там убежища у него есть; не могла же полиция отыскать все!

Готовясь к бегству, Бинни предварительно изучил всю топографию лондонских окрестностей. И сейчас, мгновенно сориентировавшись, решил пробираться через Эйлсбери по северной дороге и въехать в Лондон с этого направления.

Через три мили, когда он проезжал деревушку, из тени у дороги появился полисмен и поднял руку. Мгновение Бинни раздумывал; он едва не поддался порыву проскочить мимо. Но тут же подумал, что если не остановится сейчас, в нескольких милях дальше его будет ждать заграждение.

Бандит хорошо знал, как действует полиция в подобных случаях: поперек дороги ставится грузовик и протягивается брезентовая лента, густо утыканная шипами. Проскочить через такое заграждение невозможно. Бинни убрал ногу с педали газа и остановился.

— Ваши права, пожалуйста, — потребовал полисмен.

Бинни напрягся. У ограбленного фермера — это он помнил точно — водительских прав в карманах не было. Впрочем, у водителей есть привычка держать этот важный документ в карманчике на дверце. Но если его там нет… Рука непроизвольно потянулась за пистолетом. Усилием воли он заставил себя не суетиться, засунул руку в карман, и… вытащил права в картонной обложке. Страж порядка направил на них луч фонарика.

— Дорнби или Дормби? — не разобрал он.

— Дорнби, — мгновенно ответил Бинни.

С таким же успехом он мог бы сказать и второе имя. Полицейский протянул права обратно.

— Вы не видели кого-нибудь за рулем голубого седана — мужчину в фуфайке и штанах?

Бинни хмыкнул.

— Я и седана-то не видел, а уж во что одет водитель… А что случилось? Кого-то разыскиваете?

— Какое-то убийство. Получили распоряжение «задержать и взять под стражу», а в чем там дело, можем только догадываться. Счастливого пути, мистер Дорнби!

Бинни плавно тронулся. Этот полисмен просто болтливый олух, но кто знает, как поведет себя следующий. «Быстро сработали эти ребята из Скотленд-Ярда, — подумал Бинни. — Как это им удается быстро оповещать настолько разбросанные посты?»

Он взглянул на права: Джон Генри Дорнби, ферма Уэлфилд. Бинни запомнил и сунул их в карман.

Деревушки остались позади, Бинни выехал на северную дорогу. Вскоре ему могли встретиться более надежные заслоны, особенно там, где действовала столичная полиция. Из предосторожности он свернул на петляющую боковую дорогу, которая заканчивалась развилкой. Куда теперь? Налево или направо?

Не снижая скорости, он свернул на автомагистраль с высокой насыпью по обеим сторонам. Дорога неподалеку от этого места делала поворот. Бинни слишком поздно услышал шум машины; неожиданно для себя он увидел свет фар из-за поворота и резко повернул руль влево.

Водитель встречной машины тоже был застигнут врасплох. Он резко свернул вправо, машину на скользкой дороге занесло, развернуло, и, ударившись капотом о телеграфный столб, она зависла задним колесом над канавой. Бинни чудом затормозил буквально в дюймах от нее. А затем он увидел, как открылась дверца машины и на дорогу спрыгнула женщина. Бинни не верил своим глазам. В лучах фар под проливным дождем стояла Мэри Лейн!

Глава 27

Безопасность может стать и очень утомительной, особенно если она сопровождается неудобной постелью в плохо проветриваемой комнате. Жена сержанта уступила ей свою спальню, а сама ушла ночевать к родственникам.

Мэри чувствовала себя смертельно усталой. Но как только голова коснулась подушки, куда надевались вся ее усталость и желание спать. Девушка с полчаса полежала, пытаясь уснуть. Считала овец, составляла список, что купить, сочиняла истории, но спать хотелось все меньше и меньше. Мэри встала, зажгла свет и надела халат.

Она надеялась, что стоит подняться, как ее снова потянет ко сну. Но ошиблась. Девушке вдруг неудержимо захотелось в свои уютные комнатки в отеле, и она стала быстро одеваться. Телефона в квартирке не было, но Кремень Смит позволил ей вести себя в участке, как дома. Она знала, что стоит ей только спуститься и обратиться к дежурному, ее тут же свяжут с инспектором.

Мэри чувствовала себя ужасно неблагодарной, хотя, сказать по правде, нисколько не мучилась угрызениями совести она ведь не напрашивалась года. Для себя же давно решила, что опасность, которую представлял Бинни, явно преувеличивали. Кремень сам говорил, что теперь, когда на Бинни началась охота, ему не до девушки.

Оставив записку хозяйке, Мэри надела пальто и спустилась вниз. Инспектора, которому ее поручили, не было — он отправился проверять патрули. А дежурного сержанта он, видимо, не предупредил, что у них особенная гостья. И что ее нельзя ни на миг выпускать из виду. Сержант при имени Кремня Смита стал сама любезность.

— Его в Скотленд-Ярде нет, мисс. Скажу больше — с ним случилась какая-то неприятность. Мы получили специальное распоряжение искать его.

У Мэри широко открылись глаза.

— Искать его? Он исчез?

Сержант вспомнил, что первая заповедь констебля — держать язык за зубами, и от ответа уклонился.

— Это как-то связано с Бинни? — настаивала девушка.

Сержант замялся. Прошло какое-то время, прежде чем Мэри смогла его разговорить.

— Д-да… В управлении считают, что Бинни куда-то увез его и, может быть, убил. Звучит, конечно, дико: убийца похитил инспектора уголовного розыска. Но ведь так оно и вышло!

В словах сержанта Мэри уловила ехидство. Она подняла удивленные глаза. Девушка не знала о вечном соперничестве двух ветвей столичной полиции — носивших и не носивших форму.

— Как можно похитить Кремня Смита? Это даже звучит глупо, согласитесь. Лично я думаю, все это чепуха! — резко возразила она.

Сержант пожал плечами.

— Сожалею, но похоже, так оно и есть. Сейчас разыскиваем обоих…

Мэри попросила сержанта заказать такси, и парень снова заупрямился:

— Я отвечаю за полицейский участок, и у меня времени на то, чтобы ловить посетителям такси, не бывает!

Но девушка продолжала настаивать, и он сдался, позвонил на стоянку такси. Через пять минут Мэри уже ехала в Скотленд-Ярд.

Она добралась до управления, когда все машины уже разъехались на поиски Кремня. Ее провели к старшему инспектору. Он мало что мог сообщить, зато засыпал ее отеческими советами отправляться спокойно спать. Он явно торопился от нее избавиться и слегка смутился, когда девушка спросила, можно ли ей остаться в Скотленд-Ярде до получения каких-либо вестей.

— На вашем месте, мисс Лейн, я ни о чем не беспокоился бы. На тридцать миль вокруг Лондона на всех дорогах стоят наши заграждения. Я уверен, что Кремень скоро объявится. Он ведь непредсказуемый. Не удивлюсь, если сейчас откроется дверь, и он появится на пороге.

Тем не менее девушка была настроена решительно, и инспектор провел ее в кабинет Кремня. В комнате стояла тишина, и теперь, когда первое возбуждение ночи миновало, Мэри поняла, как устала и как глупо было с ее стороны оставить пусть даже неудобную постель. Она села за стол, оперлась щекой на ладошку и вскоре почувствовала, что дремлет. Немного погодя она погрузилась в то тревожное полубессознательное состояние, которое близко ко сну.

Хлопнула дверь, и Мэри тут же открыла глаза.

— Идите домой, мисс Лейн, — сказал старший инспектор. — Мы нашли Кремня; как я понял, он серьезно ранен.

— О, Боже! Надеюсь, не смертельно?

— Я тоже надеюсь. А вот Бинни сбежал. По мнению Кремня, он прорывается на север. Почему-то беглецы от правосудия часто поворачивают на север. Это факт, во всяком случае, почти факт… Отправляйтесь-ка сейчас домой, мисс Лейн. Утром пришлю к вам в отель полицейского с последними новостями.

— Он возвращается в Лондон? Мистер Смит, я хочу сказать?

Инспектор улыбнулся.

— Вы его плохо знаете, если можете так думать. Кремень ни за что не откажется от погони за убийцей. В данный момент он где-то в районе северных пригородов Лондона, с ним ваш приятель мистер Алленби.

Он вызвал такси, и Мэри поехала в отель. У здания парламента она слышала, как Биг Бэн пробил два часа. Сон уже весь прошел. Ночной швейцар, который впустил ее, искал для нее письма, когда Мэри спросила его:

— Нельзя ли мне сейчас нанять машину?

Швейцар изумленно уставился на девушку.

— Нанять авто прямо сейчас, ночью, мисс?

— Да, — с вызовом ответила она, — если можно, побыстрее.

Мэри колебалась. Ехать в дождь неизвестно куда было не совсем разумно. Но, с другой стороны, ей хотелось поучаствовать в великих событиях. В конце концов она немало сделала для разоблачения убийцы. Мэри не была бы Мэри, если бы не решилась рискнуть. Ей опасная затея казалась просто интересной, захватывающей прогулкой. Она полагала, что доберется до ближайшего участка на окраине Лондона, а там ей укажут, где найти Кремня.

Мэри поднялась к себе. Через несколько минут швейцар принес ей кофе, заодно рассказал, что Лео Морана перевезли на его квартиру. Но больше он говорил — и в словах звучала гордость — о репортерах, которые со времени происшествия отель без внимания не оставляли ни на день. Мэри едва успела допить кофе, как прибыла машина. Девушка надела плащ и спустилась к выходу.

Когда пригород остался позади, и машина выехала на открытую местность, Мэри стало жутковато. Она не была напугана — Бинни с его револьвером давно был для нее в прошлом. Ей стало не по себе от мысли, что всю громадную полицейскую машину запустил ее мозг. В результате того, что она вспомнила, как выглядел ключ от кухни, и увидела связь между этим ключом и чеками, восемнадцать тысяч лондонских полицейских брошены на розыски преступника. Было в этом что-то пугающее.

Очнувшись от своих размышлений, Мэри посмотрела на дорогу и подумала, что при такой скользкой дороге они едут слишком быстро. Один раз она почувствовала, как машину заносит, и испуганно вцепилась в ручки сиденья. Тревожилась девушка не зря; вскоре из-за поворота на дорогу неожиданно выехал лимузин. Она вся похолодела. При скорости, с которой они мчались, столкновение казалось неизбежным. Их машина вильнула в сторону, заскрежетала тормозами и резко развернулась. Мэри почувствовала удар, машина накренилась, и девушку подбросило на сиденье.

Девушка нащупала ручку, с силой толкнула дверцу и выбралась на мокрую дорогу. Водитель уже стоял у капота, тупо уставившись на смятое переднее крыло.

— Мне очень жаль, мисс. Надо будет позвонить, чтобы прислали другую машину. Может, до участка вас довезет этот джентльмен?

Встречная машина, ставшая невольной виновницей аварии, стояла рядом. Вышел и ее водитель. Лицо мужчины скрывал поднятый воротник.

— Влипли в аварию? — хрипло спросил он.

Шофер живо обернулся.

— Не подвезете нас до города? У меня разбито переднее крыло.

— Вам лучше покараулить у машины. А леди я отвезу — тут пара миль. Садитесь, мисс. В городе позвоню, чтобы прислали механиков.

Такое решение явно устроило шофера такси. Мэри без всяких сомнений пересела в другую машину. Закрыв за ней дверцу, ее водитель обошел автомобиль сзади и сел рядом. Лица его девушка не видела; оно по-прежнему скрывалось за поднятым воротником. Мужчина запустил двигатель, и машина плавно тронулась. И вдруг Мэри показалось, она слышит, как водитель смеется. Ее поразило, что смешного он находит в этой ситуации.

— Очень любезно с вашей стороны, что согласились подвезти меня. Но ведь это по вашей вине мы пострадали!

Мужчина ответил не сразу.

— Без аварий не прожить.

Ярдов через триста машина неожиданно свернула налево. Мэри поняла, что они едут в сторону от города.

— Вы не ошиблись? — спросила она.

— Нет, — грубо отрезал водитель и не стал больше ничего объяснять.

Со второй дороги машина свернула на третью, идущую почти параллельно главной магистрали. Слева появилось какое-то крупное поместье; вдоль обочины высилась стена деревьев, а за ней виднелся сетчатый забор. Автомобиль замедлил ход и, поравнявшись с белыми воротами, остановился. Водитель развернул машину так, чтобы фары осветили это хлипкое заграждение. Мгновение поколебавшись, он выжал педаль газа. Машина с ревом устремилась вперед и сбила ворота. Одна фара погасла. Автомобиль помчался по усыпанной гравием аллее.

— Куда мы едем? — Сердце Мэри словно сжала чья-то холодная рука; ее стала бить дрожь.

Мужчина не отвечал. Ярдов через сто он заметил просвет между деревьями, свернул и осторожно проехал еще немного. Затем остановился.

— Что все это значит?

— Вы очень миленькая молодая леди, просто конфетка. Счастлив снова видеть вас при столь романтических обстоятельствах.

От этого жеманного притворного тона Мэри едва не упала в обморок. Бинни! Смертельный ужас охватил ее.

— Подружка мистера Алленби, — продолжал Бинни, — невеста, если не ошибаюсь? И приятельница моего дорогого друга, Кремня Смита!

Мэри схватилась за ручку дверцы, попыталась выскочить, но Бинни потянул ее назад.

— У меня относительно вас возникли некоторые соображения. Вы, милочка, можете оказаться мне весьма полезной. И не забывайте, дорогуша, может случиться самое худшее; что бы я ни натворил, больше, чем раз, не повесят, это точно. Хотя меня, конечно, не повесят, — поспешил добавить он. — Я слишком умен для них. А теперь выберемся и посмотрим, куда попали.

Бинни перегнулся через девушку, открыл дверцу; крепко держа свою пленницу за руку, выпустил ее из машины и сам выполз следом.

Перед уходом из отеля швейцар передал Мэри пачку писем. Она давала в газету объявление о найме служанки, и это пришли первые ответы. Тогда, даже не глянув, она сунула письма в карман, и вот сейчас вспомнила о них. Девушка незаметно достала одно и бросила на землю.

Бинни включил фонарик и, нащупывая им путь, повел Мэри по парку.

— Поищем другую машину.

Всю дорогу он любезно болтал, и, на мгновение забыв о страхе, девушка поразилась, как легко ему удалось вернуться в образ Вашингтона Вирта. Несомненно, он был хорошим актером.

— Вы даже представления не имеете о моих способностях, — разглагольствовал он, ни на мгновение не выпуская руки девушки. — О Бинни будут говорить веками, как говорят сейчас о Джеке Потрошителе. И самое приятное во всем этом, что остаток жизни меня будут окружать покой и благополучие; свои дни я закончу уважаемым членом общества. Возможно, стану членом городского совета или мэром какого-нибудь городка в колониях — прекрасная перспектива и роль, как раз мне по душе!

В этом месте Мэри уронила третье письмо. Ей приходилось экономить: запас писем был невелик. Четвертое письмо осталось белеть на углу поля.

Бинни не замолкал ни на минуту.

— Можете не сомневаться, милочка, с вами ничего дурного не случится — пока. Будете живы вы, буду жить и я! Вы — заложница, так это, кажется, называется?

Мэри не ответила. Она могла лишь предполагать, что случится, когда этого головореза загонят в угол и она окажется в полной его власти.

Впереди на фоне ночного неба обрисовались очертания большого дома. Они подошли к газону, окруженному железной изгородью, и прошли в открытую калитку. Она вела в мощеный двор.

Пару раз в словоизлияниях Бинни наступал перерыв. Он останавливался и прислушивался. Ночь стояла на удивление тихая; до них доносились далекие гудки паровозов, шум проезжавших по автомагистрали машин. Бинни, видимо, оставался доволен, поскольку сразу же продолжал свою болтовню. Сейчас, на мощеном плитами дворе, он снова остановился и прислушался; в этот раз оглянулся назад. Во тьме на какую-то долю секунды мелькнул огонек, мелькнул и пропал. Похоже, в лесу кто-то был. Бинни сделал шаг влево, вправо — огонек не появлялся. Он решил, что это, возможно, лесники. Здесь явно было полно дичи: низ ограды сделали из проволочной сетки.

Не говоря ни слова, Бинни потащил девушку к дому. Она заметила, что он почти перестал пользоваться фонариком. Двор заканчивался конюшней; обе половины ворот были настежь распахнуты и болтались на едва державшихся петлях. Очевидно, в доме, к которому примыкала конюшня, никто не жил. Они приблизились к двери, которая, по-видимому, вела на кухню. В темноте виднелся приколотый клочок бумажки. Бинни на секунду включил фонарик и прочитал:

«Ключи в конторе господина Турлоу, Уэлвин».

— Входите… — начал Бинни, и в тот же миг они оказались в круге ослепительного света.

— Не двигаться, Бинни!

Это был Кремень Смит!

Бандит на мгновение опешил, руки его судорожно дернулись. Затем он рывком схватил Мэри за талию и укрылся у нее за спиной.

— Сделаешь ко мне хоть шаг, я ее убью! — И Мэри почувствовала, как по шее скользнул холодный ствол.

— Не глупи, Бинни! — Голос Кремня звучал почти ласково. — Будь мужчиной! Пятьдесят на пятьдесят, что у нас против тебя ничего нет.

— Ничего нет? — прорычал Бинни. — Этот номер у тебя не пройдет, Смит. Забирай своих людей и проваливай отсюда. Дашь мне шанс, и я отпущу эту девку, ничего ей не сделаю. Приблизишься хоть на шаг, и я сшибу ей башку. Вот тогда у вас будет что против меня. И уже не пятьдесят на пятьдесят!

Мэри услышала, как мужчины негромко переговариваются.

— Хорошо, — донесся из темноты голос Кремня. — Шанс я тебе дам, но девушку отпустишь прямо сейчас.

Бинни хрипло рассмеялся.

— За кого ты меня принимаешь? Отпущу, когда буду в безопасности. Отправляйтесь туда, откуда пришли, и…

Это было все, что он успел сказать. Бесшумно подкравшийся сзади полицейский взмахнул резиновой дубинкой, и бандит тяжело рухнул на плиты. Мэри, не помня себя, отскочила в сторону.

Много позже она узнала, что своим счастливым избавлением обязана все тому же водителю такси. После их отъезда он не долго оставался на дороге. Вскоре появился другой автомобиль, который и подвез его до ближайшего участка. Там он и поведал свою историю. Сведения водителя оказались поистине бесценными. К тому же по огням машины Бинни он видел, где она свернула с основной автомагистрали. Далее все было просто.

— По сути, с того времени, как вы вышли из лесу, мы ни на секунду не выпускали вас из виду, — рассказывал Мэри Кремень. — Его выдали разбитые ворота, и огни машины он оставил включенными. Мы нашли бы вас легко даже без следа из писем. Очень занятно у вас это получилось, совсем как в романах!

…Арест и обвинительный приговор Бинни оказал на Кремня Смита пагубное воздействие. В тот день, когда в Пентонвилле[20] на шею убийце набросили петлю, Кремень изменил своему любимому пиву и предпочел напитки покрепче. На следующий день, мучаясь от жестокой головной боли, он объяснял Дику Алленби:

— Если когда мне и хотелось напиться, так вчера этот день настал! Бинни был необыкновенным, непредсказуемым преступником. С ним было интересно потягаться силами. Поверите ли? Впервые мне жаль того, кого я отправил на виселицу!