/ / Language: Русский / Genre:detective

Ворота измены

Эдгар Уоллес


Эдгар Уоллес

ВОРОТА ИЗМЕНЫ

Глава 1

По команде «К ноге!» тридцать один штык сверкнул на солнце, тридцать одна рука молниеносно опустилась по швам. Будто отлитая из стали, вытянулась линия ярко-красных мундиров. Медвежьи шапки безукоризненно сидели на головах гвардейцев. Бравурные звуки марша резко оборвались, когда последний ряд сменного караула скрылся за углом Белой Башни.

— Отступить назад!

Боб Лонгфелью вложил саблю в ножны, поправил монокль и засмотрелся на маленькую часовню по соседству, обласканную утренним летним солнцем. Но тут к нему приблизилась какая-то полная дама с путеводителем в руках. Стоявший рядом сержант вытянулся в струнку и с неуловимой улыбкой наблюдал за ней.

— Простите, сэр!

Боб был выше шести фунтов ростом, поэтому голос посетительницы донесся к нему снизу. Дама была в маленькой шляпке, отделанной жемчугом, с большой драгоценной брошкой у декольте, с лицом раскрасневшимся от жары. Боб заметил тройной подбородок и крупный, почти мужской нос.

— Мне очень жаль… гм! — пробормотал он.

— Не подскажете, где могила леди Джен Грэй? — пророкотала толстуха глубоким басом.

Боб сощурил глаза, словно только что вышел из темного помещения на залитую солнцем улицу.

— Леди?..

— …Джен Грэй, сэр!

Боб беспомощно посмотрел на сержанта, нервно покручивая усы.

— А вы уже побывали на кладбище? — Он надеялся отделаться этим вопросом.

— На каком кладбище, сэр?

Боб обратился взглядом к сержанту, но тот молчал.

— Ну, гм… на каком кладбище! Сержант, вы знали эту особу? — он, очевидно, имел в виду усопшую.

— Нет, никогда ее не видел.

Чтобы выйти из положения, Боб вдруг заговорил:

— Леди… гм… Как фамилия?.. Грэй?

— Леди Джен Грэй. Ее могила где-то рядом с Тауэром, — пояснила посетительница.

Боб указал направо и досадливо произнес:

— Все это — Тауэр… Не правда ли, сержант?

— Так точно!

— Лучше спросите надсмотрщика, мадам!

Боба оскорбило то, что его, гвардейского офицера в парадном мундире, приняли за экскурсовода. Его первый раз назначили дежурным офицером Тауэра, и вот что случилось. Ему это совсем не нравилось. Он проклинал жару, задыхаясь в облегавшем тело огненно-красном мундире; пот, градом катившийся из-под меховой шапки, довершал его мучения. Откровенно говоря, Роберт Лонгфелью предпочел бы сейчас быть кем угодно, только не младшим офицером Королевской Бирвичской Гвардии.

А дородная дама не отставала:

— Где хранятся государственные драгоценности?

— В сейфе, мадам!

К счастью, мимо проходил настоящий гид, который направил посетительницу к Уэйкфильд-Тауэр.

— Черт возьми, как отвратительны эти просьбы! Что я должен был ей сказать, сержант?

— Ничего!

Боб обрадовался. Успокоенный, он пошел в вахтгауз, а затем к себе на частную квартиру.

А миссис Оллорби — так звали полную даму — невозмутимо знакомилась с достопримечательностями Тауэра. На самом деле ее мало интересовали государственные драгоценности и могила несчастной леди Джен, казненной всего лишь в нескольких шагах от того места, где она терзала офицера вопросами.

Зато другая посетительница проявила большой интерес к трагической судьбе леди Грэй. Гоуп Джойнер стояла у неприметного квадратного камня, окруженного железной цепью, чтобы по нему не топтались. Она задумчиво смотрела на скромную надпись. Затем ее взгляд упал на маленькую часовню, где были похоронены останки молодой женщины.

— Бедная… бедная Джен! — тихо лепетала она.

Ее провожатый, Ричард Халовель, не посмел улыбнуться.

Молодость оплакивала погибшую молодость. Модный локон склонился над местом, где длинные волосы осужденной были подняты вверх, чтобы палач мог без помех выполнить свою ужасную работу.

Ричард разглядывал удивительно красивый профиль Гоуп. Застывшая в скорби, ее фигурка казалась более грациозной, чем всегда. Нежная кожа лица оттенялась мрачными камнями. Трагедия честолюбивого Соммерсета становилась печальнее в присутствии такой молодой привлекательной девушки.

— Это была настоящая трагедия. Бедняжка, она из окна увидела, как выносили труп ее мужа.

— Гоуп, ваши рассуждения превращают сияющее утро в мрачные сумерки.

Она улыбнулась и прикрыла его руку своей.

— Да, это плохо!.. А я хочу быть хорошей, Дик… Смотрите, тот офицер в парадном мундире… Это не Боб Лонгфелью?

Под верандой вахтгауза показалась стройная фигура дежурного офицера.

— Да, это он. Вчера вернулся из отпуска, а сегодня впервые несет караул. — Дик тихо рассмеялся. — Он бездельник от рождения… Его радует только непыльная работа.

— Я сегодня впервые увидела вас смеющимся, — заметила девушка.

Он с удовольствием ответил бы, что у него с утра не было повода для веселья, но промолчал.

Дик Халовель был высок. Его серые глаза открыто и смело смотрели на Божий свет. Своими гибкими и проворными движениями он немного напоминал атлета. Черный, прекрасно сшитый офицерский мундир с красной повязкой как нельзя лучше соответствовал его фигуре.

— Итак, я вам уже все показал, — сказал он. — Хотя думал; что это займет целый день.

Гоуп тихо засмеялась.

— Не обманывайте! Вы забеспокоились и захотели избавиться от меня с той минуты, когда пришел денщик. Не ждет ли вас кто-нибудь?

Прежде чем он успел ответить, она продолжила:

— У меня дар ясновидения… и, кроме этого, я уже прекрасно ознакомилась с Тауэром. Право, хотелось хоть раз увидеть вас в парадном мундире.

Гоуп вдруг вспомнила, что, к сожалению, знакома с ним не так давно. Они встретились несколько недель назад. На Темзе в кильватере парохода она потеряла весло своей лодки и врезалась на ней в прибрежный кустарник. Дик быстро оказался рядом и освободил ее.

Они пошли к Львиным воротам, остановились под аркой и смотрели на мрачную деревянную ограду, за которой виднелась река.

— Ворота Измены!

Гоуп задрожала, сама не зная почему. Ричард заметил:

— Да… Ворота Измены; теперь они в большом почете… Люди уже забыли, что по этим ступенькам ходили короли и сановники.

Девушка опять рассмеялась.

Вскоре Гоуп и Ричард были в деловом районе Тауэра — Хиле. Мимо проехали грузовики с тяжелыми ящиками. От ближнего Биллингата пахло рыбой.

Лимузин Гоуп бесшумно остановился. Дик открыл дверцу.

— Когда я снова увижу вас?

Она улыбнулась. — Когда захотите. Мой адрес найдете в телефонной книге.

— Что вы собираетесь делать сейчас?

Гоуп вдруг стала серьезной.

— Меня ждет неприятная беседа.

Дик удивленно посмотрел на нее. Ему тоже предстояло нечто подобное, но об этом он промолчал.

Ричард спустился с холма и прошел по мосту, проложенному над старым крепостным валом. Он больше не улыбался, и даже молчаливое, но выразительное приветствие Боба, которого увидел у вахтгауза, не рассеяло его мрачных мыслей.

У дверей квартиры ждал денщик Брил.

— Господин велел узнать, дома ли вы, ведь он договаривался с вами.

Ричард Халовель медленно кивнул.

— Вы пока не нужны. Оставайтесь у дверей и, если кто-то захочет меня видеть, скажите, что я очень занят.

— Так точно, сэр!

— Брил… гм… говорил ли что-нибудь господин?.. Гм… Представился ли он?

Денщик медлил.

— Нет, сэр. Он, по-видимому, не в настроении и сказал, что вы, вероятно, весьма довольны своей квартирой… — Брил опять замолчал.

— Больше ничего?

— Нет… Он только язвительно смеялся. Я думал, что очень неприлично с его стороны приходить сюда и все хулить. Как я понял, это ничтожная личность.

— Да, вы правы!

Дик поднялся по каменной лестнице. Он был мрачен. Тихо открыл дверь в богато обставленную комнату. У окна стоял человек, видимо, наблюдавший за упражнениями солдат во дворе. Когда он повернулся, Дик увидел худощавое недовольное лицо. Человек был в поношенном платье, каблуки его туфель были искривлены. Он и лицом, и выправкой был очень похож на Дика, который молча и внимательно смотрел на гостя.

— Привет!

Человек подошел к Дику и испытующе посмотрел на него. Он вел себя ни дружески, ни оскорбительно.

— Привет, брат!

Дик молчал. Хотя братья были похожи, они все-таки сильно отличались. Если бы Грэгэм Халовель не говорил так грубо, его голос был бы абсолютно как у брата. Но он отбросил любезные манеры и, наверное, забыл, что когда-то руководил знаменитой школой гребного спорта и был красой и гордостью университета.

Теперь он знал лишь одно: судьба сокрушила его и никогда ему не улыбалась. И был настолько озлоблен, что помнил лишь о жизненных горестях и невзгодах.

— Ты сегодня такой же приветливый, как всегда, — саркастически сказал он, — и готов заключить пари, что не пригласишь меня обедать в офицерский клуб! «Вот, мол, мой брат — Грэгэм Халовель, которого только вчера выпустили из Дартмора. Он вам расскажет интересные истории об этой преисподней».

Гость так разволновался, что перешел на крик. Дик заметил, что брат был немного нетрезв и очень зол.

— Даже твой проклятый денщик относится ко мне, как к прокаженному.

— Правильно заметил, — тихо согласился Дик, — прокаженный — самый подходящий эпитет для тебя, Грэгэм! Ты настолько опустился морально, что уважающие себя люди должны избегать твоего общества. И, прошу, больше не кричи при мне, иначе возьму за шиворот и спущу с лестницы. Понял?

Грэгэм оторопел. Хвастливый забияка вдруг превратился в жалкого нищего.

— Не беспокойся обо мне, Дик… я выпил сегодня несколько бокалов… Милый мой, подумай, а как бы ты чувствовал себя, если бы только вчера вышел из тюрьмы! Представь себя хоть раз на моем месте!

— При всем желании не могу представить, как бы себя чувствовал в роли преступника, — холодно ответил Дик. — У меня не такое богатое воображение. Как ты мог оглушить и ограбить молодого гвардейского офицера, который поверил тебе потому, что ты мой сводный брат! Еще более возмутительный и подлый поступок — ты увез в Вену жену знатного человека, обольстил ее и оставил в чужом городе прозябать голодную и опозоренную. И… еще много других поступков, на которые я вообще не способен. Не хочу больше об этом говорить, слышишь? Я никогда не паду так низко, никогда так не вываляюсь в грязи, как ты, чтобы понять твои чувства и переживания… Что тебе нужно от меня?

Грэгэм беспокойно посмотрел на окно.

— Я несчастный человек, — сказал он в отчаянии. — Я хотел бы попасть в Америку…

— Что, местная полиция пришла к выводу, что Америке срочно нужны бродяги и дегенераты вроде тебя?

— Ты жестокий и непоколебимый, как ад, Дик!

Дик рассмеялся, но это был смех сквозь слезы.

— Сколько тебе нужно?

— На билет до Нью-Йорка…

— Ты ведь прекрасно знаешь, что с твоими документами тебя не пустят в Соединенные Штаты.

— Я могу поехать под другим именем…

— Ты ведь не отважишься… я тебя хорошо знаю… Да ты даже и не собираешься ехать туда!

Дик сел за письменный стол, открыл ящик, вынул чековую книжку и начал писать.

— Я выписал тебе чек на пятьдесят фунтов. Он заполнен таким образом, чтобы ты не мог подделать его на пятьсот, как ты поступил с моим последним чеком. Я также сообщу в банк по телефону о сумме.

Дик вырвал чек из книжки и подал мрачному брату.

— Это последние деньги, которые ты получаешь от меня. Если думаешь, что заставишь подобными визитами давать тебе деньги и впредь, то глубоко ошибаешься. Можешь и навлечь неприятности. Полковник и мои коллеги прекрасно знают тебя. Офицер, которого ты тогда обманул, как раз несет караул. Станешь мне мешать, попрошу заключить тебя под стражу. Понял?

Грэгэм положил чек в карман.

— Ты не человек, а камень, — сетовал он. — Ах, если бы отец об этом знал…

— Слава Богу, что он мертв, — угрюмо заметил Дик. — Отец и так достаточно наслышался о тебе. Ведь он умер только из-за тебя. Сердце не выдержало.

Грэгэм тяжело дышал. Лишь страх сдерживал его гнев. Он ненавидел сводного брата и с удовольствием оскорбил бы и унизил его, но недоставало духа.

— Я заметил в окно, что ты разговаривал с красивой девушкой…

— Не твое дело, — грубо оборвал Дик. — Не могу слышать, когда ты говоришь о женщинах.

— Вот как! — заносчивость снова вернулась к Грэгэму. — Не можешь слышать! Я только хотел спросить… знает ли Диана…

Дик бросился к двери и широко открыл ее.

— Немедленно убирайся!

— Диана…

— Диана для меня больше не существует! Заруби это себе на носу. Я также не люблю ее друзей.

— Уж не я ли это?

— Да!

Грэгэм пожал плечами и ушел, высокомерно улыбаясь.

— Это место для меня — тюрьма… Но я найду выход…

Он стал спускаться по лестнице.

— Наилучший выход для тебя — одиночная камера под замком, — зло сказал Дик.

— Что? — спросил Грэгэм уже внизу.

— Ворота измены, — ответил Дик и захлопнул тяжелую дверь.

Глава 2

Только после третьего телефонного звонка в салоне Диана Мэртин неохотно положила на подушку маленькую длинношерстную собачку и небрежно взяла наушник. Это был, конечно, Коллэй. Он, как всегда, упрекал ее за то, что долго не подходила к аппарату.

— Если бы м-ы з-н-а-л-и, что на другом конце провода Ваше Грозное Величество, то поспешили бы после первого звонка, — иронизировала Диана.

Коллэя возмущал подобный тон. Он ненавидел женский сарказм.

— Может быть, встретимся на ужине у Киро? — спросил он.

— Нет, мы нигде не можем с вами ужинать. Сегодня к нам приглашен мистер Грэгэм Халовель.

Новость, видимо, ошеломила Коллэя.

— Халовель? Я тебя не понимаю, Диана, говори ясно… ты куришь?

Она выпустила целое яблоко дыма и стряхнула пепел в хрустальную пепельницу.

— Нет, но сегодня что-то не по себе. Мне не хотелось бы оставаться наедине с человеком, которого только что выпустили из тюрьмы. Он довольно непривлекательно выглядит и, честно говоря, был осужден по заслугам.

— Послушай, Ди, высокий…

— Пожалуйста, не называй меня Ди, — сердито прервала она.

— Диана, высокий господин хотел бы поговорить с тобой… Честное слово… он сам мне сказал…

— Передай ему, что я не хочу с ним говорить, — спокойно сказала она.

Коллэй замолчал, но потом продолжил:

— Не шути, пожалуйста, мне не верится, чтобы ты ужинала с Халовелем.

Она положила наушник на стол и взяла книгу. Когда Коллэй Веррингтон становился невыносим или проявлял невоспитанность, девушка тут же клала наушник на стол, не обращая внимания на жужжание в нем. Коллэй умел быть неприятным. Иногда он бывал любовником Дианы, и временами безумствовал от ревности, в основном, тогда, когда она отворачивалась от него. Сейчас он опять был ее любовником, но она с ним скучала.

В дверь тихо постучали. Вошла горничная Домбрэт, шурша тафтовым платьем. Диана всегда одевала своих горничных в темно-красный тафтовый шелк, заставляла их работать в причудливых передниках и носить высокие прически, как у девушки из кафе. Домбрэт была молода и очень красива. Шелк очень шел ей, но высокий чепчик делал похожей на русскую монахиню.

— Мисс Джойнер просит ее принять, дорогая мисс!

— Мисс Джойнер? — Диана удивленно посмотрела на горничную. — Я не ослышалась? Мисс Джойнер?

— Да, дорогая мисс. Это очень красивая молодая барышня.

Диана немного подумала:

— Пригласите ее сюда!

Домбрэт вышла и через мгновенье объявила:

— Мисс Джойнер!

Диана поднялась и протянула руку. Она встретила гостью полная достоинства, ибо знала, что ее фигура совершенна, а светло-красные волосы восхитительны. От сознания своей красоты на ее бледном лице появилась торжествующая улыбка.

— Очень любезно, мисс Джойнер, что вы пришли.

Гоуп Джойнер ответила на рукопожатие. Ее серые ясные глаза смотрели на Диану не враждебно, без тени подозрения. Она была на три года моложе хозяйки, и у нее не было оснований завидовать красоте и возрасту последней.

— Вы не против моего визита?

Итак, это Гоуп Джойнер. Ну что же, мила и хороша. Диана весьма критически оценивала красоту женщин, но здесь она не нашла изъянов: фигура, цвет лица и голос Гоуп ее вполне удовлетворили.

— Наоборот, мне очень приятно… Садитесь, пожалуйста.

Диана взяла с подушки задремавшую собачку. Та громко залаяла, но легкий шлепок быстро успокоил ее. Того (так звали собаку) уже привыкла к чередованию ласк и наказаний.

Гоуп не садилась. Только ее рука оперлась о спинку шезлонга.

— Я получила от вас письмо… очень странное, — сказала она. — Разрешите мне прочитать… может быть, вы забыли…

Диана никогда не забывала содержания писем, но почему-то согласилась. Когда девушка открывала ридикюль, Диана наблюдала за ней особенно внимательно. Гоуп достала из конверта серый листок и сразу начала читать:

«Дорогая мисс Джойнер! Надеюсь, вы не осудите меня за то, что пишу вам по делу, которое затрагивает мои интересы. Я достаточно наслышана о Вас, чтобы быть уверенной в том, что Вы с уважением отнесетесь к моему доверию. Буду откровенна — я в замешательстве. До вашего появления я была помолвлена с сэром Ричардом Халовелем, Из-за семейных обстоятельств, не представляющих для Вас особого интереса, мы сейчас расстались. В последнее время Вас часто видели с ним и характеризуют весьма недружелюбно. Интересуются, кто Вы, откуда родом и где Ваша семья. Однако это волнует меня меньше, чем положение, в котором я оказалась. Я нежно люблю Дика, и он отвечает мне взаимностью, хотя в настоящее время мы и не разговариваем. Не будете ли Вы столь великодушны, чтобы предоставить мне возможность восстановить дружбу с Ричардом?»

Гоуп закончила и снова положила письмо в ридикюль.

— Не думаю, чтобы моя просьба была неблагоразумной, — холодно прокомментировала Диана.

— Чтобы я сама себя погубила? — спокойно, но резко спросила Гоуп. — Думаю, вы очень зазнались!

Диана прикусила губу.

— Возможно… Письмо кажется довольно глупым, но я тогда была в замешательстве. Но все это не имеет значения. Ведь вы только его друг, потому и заботитесь о нем…

Гоуп отрицательно покачала головой.

Диана нахмурилась.

— Вы думаете… что любите его?

Гоуп была спокойна.

— Это так и есть, — сказала она.

У Дианы перехватило дыхание. И только через несколько минут она смогла продолжить.

— Ах, как интересно!

Гоуп, казалось, не замечала язвительного тона.

— Итак, — продолжала Диана, — я делаю вывод, что… — она выдержала классическую паузу, делая вид, что размышляет, — моя просьба не удержит вас…

— От чего может удержать дружба или любовь к Дику Халовелю? — по-детски наивно спросила Гоуп.

Диана вздрогнула. Откровенно, она и не ожидала, что письмо принесет ей пользу, потому что писала его в припадке грусти и уныния. Не исключено, что она этим хотела оскорбить или унизить Дика. Но сейчас Гоуп стояла перед ней невинно красивая и уверенная в своей любви. Она пришла сюда без страха, спокойно смотрела Диане в глаза. Это было похоже на вызов, и Диана почувствовала себя жестоко оскорбленной. Давно остывшие чувства ожили вновь, испепелявшая ее четыре года назад страсть вспыхнула с новой силой. Навязчивые мысли о несбывшихся надеждах не давали покоя…

Гоуп заметила, что Диана всхлипнула и закусила губы.

— Я хочу вам кое-что показать.

Голос Дианы трудно было узнать. Она вышла из комнаты и через минуту вернулась. У нее в руке был маленький кожаный футлярчик. Она открыла его, вынула кольцо с тремя огненными алмазами и подала его Гоуп.

— Прочтите, пожалуйста.

Гоуп смутилась и чисто механически сделала то, что просили: «Дик своей Диане. 1922».

Гоуп вернула кольцо.

— Что теперь скажете? — спросила Диана.

— Обручальное?

Диана утвердительно кивнула.

— Разве это что-то меняет? — спросила Гоуп. — Разве это такой же веский довод, как и ваше письмо? Что я, после этого, больше не должна встречаться с Диком? Я знаю, что вы были помолвлены… Он сам рассказал об этом. Ну и что тут такого? Ведь большинство людей были помолвлены не раз, не правда ли? Скажите откровенно, мисс Мэртин, неужели вы рассчитываете на то, что я больше не буду видеться с Диком?

— Вы вправе делать то, что пожелаете, — сказала Диана строго и пожала плечами. — Конечно, все зависит от воспитания. — Она посмотрела на ридикюль Гоуп. — Возможно, было нескромно с моей стороны посылать такое письмо. Будьте добры, верните его.

Взгляды соперниц встретились. Гоуп открыла ридикюль, достала письмо, разорвала его и положила клочки на стол. Затем она легко поклонилась и так быстро вышла из комнаты, что любопытная Домбрэт, приложившая было ухо к замочной скважине, едва не отлетела в комнату, когда Гоуп отворила дверь. Хозяйка бросилась к окну, надеясь увидеть ее у выхода, но не успела.

Диана не могла объяснить, что с ней происходит. Ведь она уже давно перестала думать о Дике. Он был для нее почти ничем. Она пыталась найти мотивы, побудившие послать это письмо. Диана чувствовала, что в ней пробудилось нечто дьявольское, необычное ехидное, уже навлекавшее на нее мелкие неприятности, а однажды даже довольно ощутимую. Она решила больше не думать о письме, раз оно связано с Диком. Да, написала в состоянии злобы и запальчивости, потому что была уверена, Гоуп обязательно покажет письмо Дику, и он ответит ей, Диане, одним из тех резких и неистовых посланий, на которые был мастер. Она ждала чего угодно, но только не прихода в ее роскошный салон спокойной обворожительной, мисс Джойнер.

Диана пыталась справиться с возбуждением, как вдруг вошла Домбрэт и доложила о посетителе, который следовал за ней по пятам. Диана села в широкое кресло у окна, из которого открывался вид на Керзон-стрит. Когда гость вошел, она, скрестив руки, встретила его критической жестокой улыбкой. Прибывший держал руки в карманах и смотрел довольно мрачно. Когда дверь за горничной закрылась, Диана спросила:

— Почему?

— Что «почему»?

— Почему ты пришел в поношенном костюме?

Грэгэм Халовель глянул на свой грязный, оборванный костюм и, оскалив зубы, сказал:

— Забыл переодеться.

— И в этом костюме ты был у Ричарда? И твоя вопиющая бедность не произвела на него впечатления?

Посетитель опустился в кресло, достал из кармана пачку папирос и молча закурил. Диана не унималась:

— У тебя, должно быть, есть веская причина, чтобы появиться на Керзон-стрит как бродяга. Впрочем, меня это не волнует.

— Он также не очень огорчился, — сказал Грэгэм, выпустив облако дыма к потолку. Когда оно рассеялось, гость продолжил: — Он дал мне жалких пятьдесят фунтов… Я еле удержался, чтобы не швырнуть их обратно.

— Но все-таки оставил.

Он не обратил внимания на иронию. Диана всегда подтрунивала над ним. Раньше ее язвительные замечания бесили, но это уже прошло. Теперь он хорошо владел собой.

— Думаю, — продолжала она, — ты просто внушил себе, что он выплатит любую сумму, только бы ты отстал от него. Но Дик не таков! Я хотела бы, чтобы ты знал Дика так же, как я.

— Ох, как я его уже знаю, этого подлого фарисея, — промычал Грэгэм.

Диана долго не отвечала. Ее белые зубы буквально вонзились в нижнюю губу.

— Нет, Дик не фарисей!

После небольшой паузы она поинтересовалась:

— А обо мне он ничего не спрашивал?

— Почему? Сказал, что больше не желает слышать о тебе. Если тебя это устраивает, то…

— Это значит, что ты сам заговорил обо мне.

— У него опять новое увлечение, — вдруг выпалил Грэгэм. — Обворожительная красавица. Я видел их у Площади Казни.

Казалось, Диану не интересовало, что он говорил. Она уставилась в пустое пространство. Грэгэм осмотрелся. Его поразила роскошь, и он уже готов был спросить Диану, но всегда испытывал перед ней робость, если не страх. Поэтому начал издалека.

— Гм… У тебя великолепная квартира, Диана! Я не любопытен, но все-таки… Если мне не изменяет память, перед моим отъездом ты жила в меблированной комнате. Мне сказали, что ты переехала… Но эта роскошь… Просто поразительно!

Грэгэм знал, что ее доходы не превышали нескольких сот фунтов в год, их едва хватило бы на оплату такой большой квартиры. Диана занималась литературным трудом, у нее были хорошие связи на Флит-стрит, но ее леность не позволяла увеличивать доходы. Она старалась улыбкой скрыть недовольство.

— Ты слишком подозрителен, милый мой. Просто я теперь много работаю. Слышал ли ты о князе из Кижластана?

— Нет!

— Этим я обязана его щедрости.

Грэгэм поразился. Диана была довольна произведенным эффектом.

— Я служу у него газетным агентом, — холодно сообщила она после паузы. — Конечно, это звучит не очень престижно, но зато получаю четыре тысячи фунтов в год. И я их зарабатываю. Коллэй Веррингтон познакомил меня с князем два года назад. Он сначала попытался сам залезть в карман нашего сказочно богатого друга, но у него не получилось, и тогда доверил мне взяться за дело. Я быстро вошла к князю в доверие и обеспечила себе доходное место. Князь жалуется на несправедливое отношение к нему всех власть имущих, особенно нашего правительства. Он потерял два салютных выстрела…

— Что ты сказала? Два?.. — удивленно переспросил Грэгэм.

— Да. Французский губернатор сначала признал за князем право на девять салютных выстрелов из пушки, но потом между ними возникли недоразумения по поводу одной скандальной истории, и салют сократили до семи выстрелов. Понятно, что нас все это мало волновало бы, но в Индии это, видимо, имеет огромное значение. К тому же князь помешан на драгоценностях. У него самые лучшие коллекции в Индии!

— Он женат? — подозрительно спросил Грэгэм.

— Девять раз, — спокойно ответила Диана. — Но я еще не видела ни одной его жены. Они содержатся в строгой изоляции. Я была князю очень полезна… Написала и инспирировала для него сотни статей и даже сумела заинтересовать одной его идеей нашего посла в Париже.

Грэгэм недоверчиво слушал и почесывал подбородок. Диана рассмеялась.

— Я вижу, Грэгэм, ты хочешь сказать: «Восток останется востоком, а запад — западом». Кажется, ты хочешь меня наставить на путь истинный.

— Действительно все это довольно странно, — сказал, он, зажигая папиросу.

Он чувствовал, что Диана настроена недружелюбно. Грэгэм выругался и бросил папиросу в камин. Он встал и уныло сказал:

— Пойду домой переоденусь. Что касается твоей работы, она мне совсем не нравится.

— Это меня не трогает, — хладнокровно парировала она. — Ты ведь, знаешь, у меня больше нет постоянного ежегодного дохода в четыреста фунтов, который я получала раньше. Я была невменяема, когда одолжила свои деньги одному молодому джентльмену, у которого был план быстрого обогащения… Заодно потеряла и своего жениха.

Диана сказала это игривым тоном, в котором пробивались нотки горечи и иронии. Грэгэм понял, в чей огород бросили камушек.

— Я тебе все отдам. Ко дню своего рождения я получу двадцать тысяч фунтов.

— Это я уже слышала не раз, — язвительно заметила она, — для доказательства у тебя даже есть завещание матери. К сожалению, ты заложил все наследство до того, как тебя отправили в тюрьму. Но, — она вдруг изменила тон, — иди скорее домой, надень приличный костюм и возвращайся к часу. У тебя мало времени, так что поторопись. Я жду Коллэя. Если тебя здесь не будет, он подумает, что я обманула его.

Она проводила Грэгэма до дверей и закрыла их за ним так быстро, что другого бы это оскорбило. Он презрительно улыбнулся. Диана же снова села на диван и углубилась в сенсационный роман. В дверь постучали, и вошел Коллэй.

Это был худощавый мужчина с очень узкой головой. Редкие рыжие полосы едва прикрывали начинающуюся лысину. Продолговатое морщинистое лицо делало его похожим на преждевременно состарившегося человека. Люди, поверхностно знавшие его, думали, что он ведет разгульную жизнь, и удивлялись, откуда у него средства для этого.

В Лондоне, Нью-Йорке, да и, наверное, во всех крупных городах есть люди, интересующиеся жизнью и делами высших слоев общества. Коллэй был одним из них. Ему не нужны были генеалогические справочники и аристократические альманахи. Он наизусть знал все титулы, ордена и родовые связи аристократов и сановников вплоть до двоюродных братьев, если последние играли в обществе хоть малейшую роль. У Коллэя были сведения о материальном положении, доходах и имуществе этих людей. Стоило с ним пройти по Бонд-стрит, как он тут же рассказывал в хронологическом порядке обо всех событиях, происходивших в этом районе в прошлом и настоящем. Коллэй обладал чутьем детектива и умел делать выводы из анализа малозначимых фактов.

— …Вот Лили Бенерлей в своем «Роллс-Ройсе»… Ей подарил эту машину сотрудник египетского посольства… Вот старая леди Иэннэри, которая пьет, как рыба… но у нее полмиллиона фунтов; ее племянник Джек Уэдзер все унаследовал после ее смерти… Он женился на Мильдред Перслоу… Вы ведь знаете, это та дама, которая удрала с Лейгом Кастолем в Кениа; он сын лорда Мензэма…

Злые языки считали, что Коллэй извлекает выгоду из своих необычных знаний. Лорд Ченслор однажды сказал о Коллэе: «Этот подлый субъект толково пользуется разумом». В Пэддок-клубе произошел скандал в игорном зале. После этого Коллэй, не долго думая, вышел из клуба. Все обошли эту историю молчанием. Коллэй также был замешан в деле о вымогательстве у Торкинтона. Поэтому из «гигиенических соображений» предпочел убраться подальше из города на время процесса. Его имя на суде даже не упомянули. Но когда защитник сказал подзащитному: «Как я предполагаю, при составлении письма с угрозами вы с кем-то советовались», каждый знал, кто был этот «другой». Это был Коллэй Веррингтон.

Он мрачно посмотрел на Диану и неприветливо поздоровался. Ответ Дианы тоже оставлял желать лучшего.

— Садись и сострой веселую рожу!

— Где Грэгэм?

— Пошел домой переодеться.

Коллэй осторожно присел на край стула, поддернув тщательно отутюженные брюки. Он был в белых шелковых чулках и блестящих лайковых туфлях.

— Ты не очень дальновидна, если восстанавливаешь отношения с Грэгэмом… Ты ведь знаешь его репутацию.

— А он знает твою, — ответила она. — Думаю, вы стоите друг друга. Но Грэгэм твердо уверен в том, что ты наихудший из мужчин, и приличная женщина не должна встречаться с тобой.

Коллэй что-то невнятно пробормотал.

— Не волнуйся и не принимай близко к сердцу. Я хочу у тебя навести кое-какие справки. До сих пор я не прибегала к этой твоей услуге. Скажи, кто такая Гоуп Джойнер?

Она задела его слабую струнку, и он сел на своего конька. Плохое настроение сразу как рукой сняло.

— Гоуп Джойнер? — оживленно переспросил он. — Молодая девушка. У нее большая квартира на Бевоншир-Хауз, первоклассные машины — «Роллс-Ройс» и американская. Очень богата. Она дружит с Диком Халовелем.

— Это мне известно, — нетерпеливо перебила Диана. — Я хочу знать, кто она.

— Этого сказать не могу. Она появилась здесь неизвестно откуда. Училась в первоклассных школах и, насколько знаю, в дорогом модном институте в Аскоте, где недостаток происхождения компенсируется богатством… Но почему вдруг она заинтересовала тебя? Вчера я случайно заговорил о ней с Лонгфелью, гвардейским офицером…

— Я не знала, что ты подружился с ним, — мгновенно отреагировала Диана.

— А я и не дружу, — откровенно признался он, — разговаривать ведь можно и с врагом… Итак, она сирота, ее отец чилиец, и завещал ей громадное состояние, которым управляют «Рок и Морт». Одному только Богу известно, почему именно этим господам поручили управлять такими деньгами.

Диана нахмурилась. Она не знала этой фирмы. Коллэй пояснил:

— Это довольно популярные адвокаты, часто выступают в уголовных процессах… Хотя они не ахти какие важные персоны, но, насколько знаю, выступают защитниками в наиболее крупных процессах в Олд Байлей. Если кто-то испытывает затруднение из-за конфликта с уголовным кодексом, он обращается к «Року и Морту».

— Но что тебе известно о самой Гоуп? Зачем мне эти адвокаты. Рассказывай о Гоуп.

— Я не много знаю о ней. Обычно она жила в Монкс-Шез, имении в Беркшире. Очень красивое старое имение, принадлежавшее последнему из Генрихов…

— Господи, да не нужна мне лекция по истории архитектуры, — Диана явно нервничала.

— Итак, она обычно жила там, — продолжал Коллэй, не обращая внимания на язвительные реплики собеседницы. — Ее там воспитывал старик, некий мистер Галлэт. Кажется, она прожила там много лет. Галлэт часто ездил в Америку, тогда его замещал управляющий, который заботился о Гоуп. Оставив Монкс-Шез, она поступила в школу, потом поехала в Париж, чтобы закончить образование. У нее всегда было много денег. «Рок и Морт» сняли для нее большую квартиру. Больше я ничего не знаю. Но почему ты вдруг стала такой любопытной?

Диана пускала причудливые кольца дыма к потолку.

— Я интересуюсь этой молодой красивой девушкой потому, что она должна быть обезврежена всеми доступными средствами.

Коллэй удивленно посмотрел на Диану.

— Милая Диана, это скоро случится. В Лондоне живет некий господин, который с ума сходит по ней.

— Знаю, — резко перебила Диана. — Дик Халовель.

— Дик Халовель! — презрительно улыбнулся Коллэй. — Я даже и не думал о нем.

— Кто же влюблен в нее? — удивилась Диана.

Коллэй любил порисоваться и встал в театральную позу.

— Наш высокопоставленный господин и друг, его высочество князь Кижластанский.

Князь! Диана не поверила Коллэю и подумала, что он издевается над ней.

— Они ведь не знакомы, и он даже не видел ее.

— Нет, дорогая, ошибаешься, он часто видел ее, а «видеть — значит любить», утверждают поэты. Князь каждое утро выезжает, чтобы встретить ее, когда она ездит верхом. Он платит людям, чтобы они узнавали, в какие театры она ходит, и счастлив, когда может на нее посмотреть из своей ложи. Его мысли заняты этой девушкой не меньше, чем дурацкими салютными выстрелами и жемчугами. Сегодня вечером он познакомится с ней.

— Сегодня вечером? Где? Неужели на большом рауте? — возбужденно спросила Диана.

— Да. Раут главным образом и проводится для того, чтобы Рики мог увидеть ее. Он ненавидит англичан и не стал бы выбрасывать деньги на политический раут в честь чиновников, он просто хочет познакомиться с Гоуп и заинтересовать ее деятельностью «Общества развития культурного уровня восточной женщины». Тебе ведь хорошо известна сумасбродная идея: спасите наших темнокожих сестер от ужасов полигамии! Думаю, это удобный случай познакомиться с дамой, которую любишь.

Диана встала и быстро зашагала по комнате. Она нахмурилась.

— Он мне ничего не говорил об этом.

— А зачем? — медленно произнес Коллэй. — Ведь в любовных делах газетные сотрудники обычно не выступают в роли эксперта.

— Ты подлец, — отрезала Диана.

Она пошла в спальню за носовым платком. Открыв дверь, хозяйка остановилась в изумлении. Там стояла дородная женщина средних лет. У нее был большой нос и пронизывающие веселые глазки.

— Кто… вы? — еле выдавила Диана.

— Здравствуйте, милостивая государыня. Меня зовут Оллорби.

Женщина порылась в ридикюле, достала большую визитную карточку и подала Диане, но та была так ошеломлена, что даже не могла прочитать.

— У меня бюро для найма прислуги. Если вам понадобится горничная или кухарка, позвоните, и я пришлю. 3-7-9-4 Сохо…

— Как вы сюда попали? — спросила Диана. — Как посмели без предупреждения войти в квартиру?

Она искала взглядом Домбрэт.

— Простите, — покорно объяснила миссис Оллорби. — Дверь была открыта, и я не могла доложить, никого не было… и я вошла…

— Мне не нужна прислуга! — Диана указала рукой на дверь.

Миссис Оллорби нисколько не обиделась и выбежала с легкостью маленькой девочки. Диана хлопнула дверью и вернулась к Коллэю.

— Чем ты так возмущена? — равнодушно спросил он.

— Дерзкая маклерша!

Диана с остервенением нажала кнопку звонка. Вошла Домбрэт.

— Почему вы оставили дверь открытой?

— Я не оставляла, дорогая мисс, — возразила горничная.

— Лжете! — закричала Диана. — Вы оставили дверь открытой, и та назойливая женщина вошла в комнату. Бог знает, как долго она стояла…

Появился Грэгэм. Это оборвало резкую проповедь, приготовленную для Домбрэт. Через некоторое время Диана уже забыла о дерзкой женщине и с подъемом говорила о князе Кижластанском, о его пристрастии к красивым людям и вещам.

Глава 3

Немало людей считали, что князю Кижластанскому следовало бы немного остепениться. Это был стройный и представительный человек с типичным лицом азиата. У него были не только натянутые отношение с французским правительством, но он вызвал сильное недовольство в английских официальных учреждениях в Индии. Номинально князь значился французским подданным, потому что получил свой титул по имени маленькой провинции в районе французских колоний. Он настолько плохо управлял провинцией, что губернатор Пондишери привлек его к ответственности. К немалому сожалению индийского правительства, князь приобрел большие поместья в Британской Индии.

Рики (как его называли) прибыл в Лондон в скверном настроении. Но, владея колоссальным состоянием, быстро завоевал симпатию и уважение в тех общественных кругах, где охотно прощают индийским магараджам эксцентричность.

Рики ежедневно бывал на скачках и не пропускал премьеры во всех театрах. Его званые вечера и балы отличались роскошью и пышностью. Во всяком случае, ни один раут или бал этого сезона не мог сравниться с вечерами Рики. Официальные представители министерства иностранных дел не участвовали в этих вечерах, так как Рики не вращался в тех кругах Лондона, которые были тесно связаны с правительством. Несмотря на это, на особо значимые рауты и балы, даваемые Рики, так или иначе попадали представители правительства, хотя это, конечно, немного задевало самолюбие князя.

Дик Халовель получил приглашение на большой раут его высочества. Ему негласно дали понять, что его присутствие там не вызовет отрицательной реакции со стороны правительства.

Дик в детстве четыре года провел в Индии и хорошо изучил Индостан. Его любовь к индостанскому языку помогла со временем углубить знания в этой области. Потом он служил адъютантом генерал-губернатора Бенгали в Индии. Получив известие о том, что отец при смерти, Дик вернулся в Англию, чтобы получить наследственный титул и привести в порядок имение, погрязшее в долгах.

Дик зашел к Бобу Лонгфелью и застал стройного молодца за чтением спортивной газеты.

— Ты ведь не пойдешь туда, мой милый, — сказал Боб, взглянув на приглашение. — Или ты хочешь, чтобы я опять встретился с этим сумасшедшим князем?

— Не знаю, почему ты считаешь его сумасшедшим. Мне кажется, ты поступишь правильно, если будешь сопровождать меня на раут. Без тебя мне там будет очень скучно.

Но Боб настаивал на своем:

— Настоящий сумасшедший! Я еще не устроился в этой укрепленной трущобе, как мне поручили показать князю государственную сокровищницу. А я и понятия не имел, где она находится. К счастью, один из старых смотрителей помнил дорогу. Я поднялся с князем по дьявольски длинным лестницам и показал ему королевские драгоценности. Хорошо еще, что я сам их еще не видел, поэтому было не так скучно.

— Ладно, но почему ты считаешь его сумасшедшим?

— Он помешан на драгоценностях. Его просто нельзя было оторвать от короны. Он буквально прирос к перилам и, что называется, пронизывал алмазы взглядом. Но мне надоело стоять на одном месте. Он о чем-то говорил на индостанском наречии со своей свитой, но я ничего не понял. Там явно недоставало тебя, Дик. Один из его слуг потом рассказал мне, что он приходит в неописуемый восторг, когда видит хорошие бриллианты, а в его сокровищнице хранятся камни, которые не продаются дешевле, чем за десять миллионов фунтов. Князь хотел подарить мне на память две жемчужные серьги, но я объяснил ему: «Ваше высочество, я больше не ношу серьги… они уже давно у нас вышли из моды».

Дик громко расхохотался.

— Как бы там ни было… будь другом, сходи со мной к «Арриду». Меня просили оказать Его Высочеству внимание. Обещаю, мы не задержимся там больше, чем на полчаса.

Боб что-то проворчал, отложил газету и встал.

— А что мне лучше надеть, жемчужное колье или рубиновый браслет? — спросил он с сарказмом. — Я еще хотел сегодня вечером пойти в театр с моей ненаглядной девочкой…

— Успеешь, — успокоил Дик. — Я же сказал, мы не будем у «Аррида» более получаса.

Когда Халовель и Лонгфелью пришли в отель, лестницы уже заполнили дамы в изящных платьях и господа в парадных костюмах. Присутствовал весь Лондон — члены парламента, бывшие министры, лидеры партий, не рассчитывающие занять в ближайшем будущем официальную должность и не боявшиеся скомпрометировать себя, дамы, которые бывали повсюду, кроме королевского двора, старые чиновники, служившие когда-то в Индии, журналисты, писатели, артисты.

— Здесь и Диана Мэртин, — сказал Боб.

Дик увидел ее на верхней площадке. Она стояла у баллюстрады и беседовала с Коллэем Веррингтоном. Когда Дик проходил мимо, она улыбнулась и кивнула ему.

— Какая приятная неожиданность, Дик, — сказала она, овладев собой.

Дику было даже трудно представить, что он когда-то был обручен с этой красивой уравновешенной девушкой, разлука с которой стала для него тогда настоящей трагедией. Сейчас он смотрел на нее не смущаясь и даже любовался, потому что кожа цвета слоновой кости и глубокие темные глаза делали ее обольстительной красавицей. Отделанное жемчугом платье и большая смарагдовая цепь дополняли ее привлекательность.

— Вы уже женаты? — спросила она Дика вроде бы в шутку.

— Нет еще, — серьезно ответил он.

— Сорока на хвосте принесла, что вы собираетесь… — она не успела закончить фразу.

— На сей раз птичка не обманула, — подтвердил Дик, которого раздражал ее вызывающий тон.

— Ах, как интересно… — только и успела пробормотать она, потому что их вдруг разъединила толпа.

Боб и Дик направились к широко распахнутым дверям салона, в котором его высочество принимал гостей. В середине стоял раджа в аметистовом платье, которое было пристегнуто у бедер широким серебряным поясом. На шее сверкали жемчуга.

Вдруг Дик оторопел. С князем беседовала стройная девушка в роскошном белом платье. Хотя она стояла спиной, Дик сразу же узнал ее.

— Черт возьми! — возмутился Боб. — Да ведь это же твоя Гоуп.

— Не знаю, что ты имеешь в виду под словами «твоя Гоуп», — Дик был раздражен. — Это мисс Джойнер!

В этот момент девушка повернулась к Дику и, улыбаясь, поздоровалась с ним. Он подошел ближе и натянуто поклонился индусу.

— Очень любезно с вашей стороны, что вы пришли, сэр Ричард, — жеманно сказал князь, оглядывая Дика, вялым, но тяжелым взглядом. По-видимому, его не особо радовал этот гость. — Я надеялся встретить вас в Тауэре, но, к сожалению, вас тогда там не было. Вы знакомы с мисс Джойнер?

Дик улыбнулся девушке.

— Старый друг? — недоверчиво поинтересовался князь. — Если так, то предпочтение отдается вам.

Церемониймейстер доложил о новом госте, и Дик, к большому недовольству князя, отвел Гоуп в сторону.

— Ради всех святых, как вы попали сюда? — удивился Дик.

Гоуп улыбнулась.

— Я участвую в великосветских делах, разве вы об этом не знали? Меня интересует «Общество развития культурного уровня восточной женщины». Пока я еще не участвовала в заседаниях, но леди Сильфорд просила меня стать членом комитета.

Дик хорошо знал леди Сильфорд. Тщеславная и не очень богатая, она, по рассказам сведущих людей, относилась к тем, кого поддерживал князь. Дик не сомневался, что леди только по поручению князя пригласила Гоуп на раут. Дик немного смутился, вспомнив некоторые моменты из личной жизни князя.

— Я не уделяю движению в пользу темнокожих женщин никакого внимания, — сказал Дик. — Есть много обществ с безупречной репутацией, которые делают действительно добрые дела, но «Общество развития восточной женщины» — полный блеф. Полиция даже не разрешила лотереи в его пользу.

— Откровенно говоря, меня оно тоже не очень интересует, — сказала Гоуп, когда они подошли к дверям. У большого выхода они столкнулись с Дианой, которая необычайно любезно поздоровалась с Гоуп.

— Ах, как приятно, наша милая, маленькая Гоуп. Эта она… счастливейшая из девушек, Дик?

Но Гоуп взяла инициативу на себя, избавив Дика от ответа.

— Я вас заметила, когда поднималась по лестнице, но не успела с вами поговорить, мисс Мэртин. Я хочу вам кое-что передать.

Она открыла украшенный бриллиантами ридикюль и достала плоский кожаный футлярчик.

— Это мне вручили, когда я собиралась покинуть Девоншир-Хауз. В футляре визитная карточка князя, но, я думаю, произошла ошибка. Не будете ли столь любезны все расставить по своим местам?

Диана медленно взяла футлярчик и спросила:

— Я не понимаю, что это значит?

— Это жемчужная цепь, — спокойно объяснила Гоуп. — Будьте добры, скажите его высочеству, что в Англии не принято молодым дамам получать подарки даже от князей золотого Востока.

Диана покраснела.

— Но почему именно я должна выполнить роль посыльного?

— Потому что… — Гоуп рассмеялась. — На карточке князя мой адрес написан… вашей рукой.

— Обождите минутку!

Голос Дианы стал твердым. Когда Гоуп хотела отойти, Диана удержала ее и продолжила:

— Я не вижу причин, чтобы вы отказались от маленького подарка князя, который хочет оказать вам свое милостивое внимание. И наконец, — она презрительно пожала плечами, — простите за откровенность… вы не принадлежите к аристократическому роду. Вашего имени нет в списках дворян, вы не значитесь в Дебретте или в какой-нибудь другой родословной.

— Меня нет и в списках Карлоу, — холодно добавила Гоуп.

Диана позеленела от злости. Она пыталась улыбнуться, но безуспешно. Она лишь провела рукой по воздуху, в ее глазах вспыхнула ненависть.

— Что представляет собой Карлоу? — полюбопытствовал Дик, когда они выбрались из толпы.

— Неужели вы не знаете? — наивно спросила Гоуп. — Карлоу — большое коммерческое агентство, периодически посылающее своим клиентам списки лиц, которые занимаются двусмысленными делами и связаны с преступниками. Сведения должны сохраняться в строгой тайне, клиентами же могут быть только лица, заслуживающие доверия. Я тоже клиентка этого агентства…

Дик был ошеломлен.

— Вы необыкновенная девушка!

— Разве? — Гоуп рассмеялась, хотя в данную минуту ей было не до смеха. — Сейчас я нахожусь в интересной, необычной ситуации.

Дик хотел проводить ее, но девушка отказалась и поехала домой одна. Ее чувства и мысли обострились. Диана Мэртин затронула вопрос, причинявший ей так много беспокойства, забот и печали. Она прикоснулась к душевной ране, роковой проблеме, над которой Гоуп билась уже пять лет.

Диана сказала правду. Гоуп ничего не ведала о своем происхождении. Она только знала, что ее родители умерли и оставили в наследство большие поместья в Южной Америке. Гоуп получала громадный доход, который каждые три месяца адвокаты вносили на ее банковский текущий счет. Гоуп также знала, что адвокаты имеют дело с подозрительными лицами. И все.

Гоуп никогда не видела своей метрики. Она даже не знала, в какой стране родилась. Таинственный мистер Галлэт мог бы ей многое поведать, но она его никогда не видела. Насколько помнила, ей рассказывали, что это был старый слепой человек, часто разъезжавший по Америке. Она много лет провела в его доме, радовалась жизни в богатом имении, проводила там каникулы и занималась верховой ездой. Слуги называли ее «дорогая мисс», относились к ней с уважением и заботились о девушке.

Непоседливый мистер Галлэт, кочевавший по разным концам земли, был для нее символом ее неустроенной жизни. Иногда она ненавидела своего покровителя. Он никогда не отвечал на ее письма, никогда не передавал привета или дружеского послания. Правда, ко дню рождения и к праздникам она получала подарки, а ежегодно, десятого июня, Галлэт присылал ей цветы, но никогда не написал даже строчки. Это был человек, исполнявший свой долг не по велению сердца, а чисто механически, и ей не раз было больно оттого, что он избегает ее. Гоуп знала, что он покидал Монкс-Шез за день до ее приезда на каникулы и возвращался сразу же после ее отъезда в институт не случайно. На настойчивые письма ей отвечал лишь старый банкир, живший на Траднидл-стрит и интересовавшийся ею не больше, чем его клиент мистер Галлэт.

Пока горничная помогала ей раздеваться, Гоуп думала о Монкс-Шез, особенно о маленьком книжном шкафе в библиотеке. Словоохотливая служанка Нанни когда-то рассказала ей, что в шкафу хранится нечто такое, что поможет раскрыть тайну, интересовавшую ее. Возможно, старая женщина это выдумала, чтобы хоть как-то успокоить свою подопечную.

Когда она немного подросла, решила подобрать ключ к шкафу. После многократных попыток, наконец, нашла маленький ключик и, когда хотела попробовать открыть шкаф, вдруг послышались шаги одного из слуг, направлявшегося в библиотеку. Девочка быстро выбежала из кабинета и долго не могла успокоиться. Ключик же потом бережно хранила в кожаном портфельчике, но удобного случая для того, чтобы осмотреть шкаф, больше не представилось. Между тем шли годы, и она по-прежнему ничего не знала.

Гоуп не имела представления о своем происхождении. Если бы Диана сказала об этом несколько месяцев назад, Гоуп пропустила бы ее слова мимо ушей. Но теперь ей нужно было получить ответ на этот вопрос. Гоуп была достаточно интеллигентна и образованна, чтобы догадываться об обстоятельствах ее появления на свет. Она знала, что некоторые богачи воспитывают чужих детей как приемышей. До знакомства с Диком такое предположение мало бы трогало ее. Но с тех пор, как Дик вошел в ее жизнь, тайна происхождения мучила девушку. Она рассказала бы ему все, что узнала. Гоуп была уверена в том, что Дик симпатизирует ей, и он бы все правильно понял. Даже самое худшее не отвернуло бы его любовь. Этого она не боялась.

На следующее утро Гоуп проснулась с мыслью о Монкс-Шез и маленьком шкафе. После обеда она окончательно решилась. Ведь у нее еще был и ключ от черного входа в имение…

Глава 4

Дворник Штимминг закрыл на засов и цепь большие ворота Монкс-Шез. Потом пошел к хозяину и сказал, что на улице сильный ливень. Но тот не обратил внимания на его слова. Дождь шел с полудня. А к вечеру погода ухудшилась. Под Лоуэр-Экс образовалась настоящая река. Только середину дороги еще не залила вода. Канавы с обеих сторон превратились в ручьи, стекавшие с холма Блок-Уод к дому привратника. Здесь уже было маленькое озеро.

В ночной темноте слышался только шум дождя и воды, падающей с холма.

Почтовая карета из Уорплеторпа медленно тащилась по дороге, залитой водой. Грохот и скрип обитых железом колес сопровождались равномерным цоканьем копыт старой лошади.

Когда в окошко кареты постучали, кучер натянул мокрые вожжи, и экипаж остановился. Из кареты вышла стройная девушка. Черный дождевик закрывал ее с ног до головы. Шапочка была опущена ниже глаз. При желтом свете фонаря пассажирку трудно было узнать.

— Благодарю вас, — обратилась девушка к кучеру. — Я вернусь через час, а вы пока отдохните где-нибудь.

Он поклонился, с полей его шляпы полилась струя воды.

— Не хотели ли вы, мисс, попасть в Монкс-Шез? Я ведь могу подвезти вас к самым воротам. Если пойдете пешком, промокнете насквозь.

— Нет, благодарю вас, — быстро возразила она, — обождите, пожалуйста… Я не хочу никого будить…

Девушка быстро ушла.

Дом привратника был пуст и запущен. Правда, железные двери были едва прикрыты. Девушка вспомнила, что в доме раньше жил старый садовник, но он умер еще тогда, когда она ходила в школу. Девушка шла по щиколотки в воде. Она предусмотрительно обула резиновые сапоги. С трудом добралась до середины дорожки, ведущей к дому. Было довольно неприятно двигаться под проливным дождем. Высокие тополя, росшие вдоль дорожки, совсем не защищали от потоков воды.

Ночь была настолько темной, что девушка смогла различить неясный контур большого здания на фоне холмов только тогда, когда подошла совсем близко. Дом казался вымершим, света нигде не было. Насколько она знала, мистер Галлэт рано ложился спать. Сердце девушки усиленно забилось, когда она пересекла дерновую площадку и направилась к тыльной стороне восточного флигеля.

«Я не в своем уме», — решила Гоуп. Мало того, что она придумала безумный план, но еще и взялась за его выполнение. Девушка остановилась у небольшого черного входа. Рука с ключом дрожала. Но она хотела проникнуть в тайну, и это желание победило.

Только после нескольких попыток дверь поддалось. Ночная гостья достала из кармана электрический фонарь и осветила узкий проход, выложенный плитами. Заперла дверь и бесшумно пошла вперед. Через три ступеньки увидела вторую дверь, которую легко открыла. Она оказалась в большом широком коридоре, устланном толстыми коврами. Статуи, старые кресла и стулья были хорошо знакомы. Похоже, здесь почти ничего не изменилось с того времени, когда она покинула Монкс-Шез. Те же старинные портреты в тяжелых золотых рамах, гобелены, закрывавшие часть стены, и длинные темно-красные шторы, украшавшие окна в конце галереи.

Глухо звучал здесь шум дождя. Из зала доносилось тяжелое тиканье часов. Где-то от дуновения ветра постукивало раскрытое окно. В конце галереи девушка глубоко вздохнула и повернула направо в зал. Потом остановилась и прислушалась. Она пыталась всмотреться в темноту. Лишь призрачный свет пробивался через большие окна, защищенные решетками. Гоуп знала, что из погреба наверх ведут крутые винтовые лестницы, но не могла их разглядеть. Наконец, она собралась с силами и быстро пробежала через зал к дверям библиотеки… Медленно нажала ручку.

Камин горел. Большое кресло закрывало его, но она видела красное отражение огня на стенах, и мебели. Гоуп узнала кресло и невольно кивнула. Но, видимо, в комнате никого не было. Девушка вспомнила, что в этом кресле она, школьница, сидела свернувшись клубочком и зачитывалась романами. Она осматривала комнату, и ее взгляд остановился на маленьком книжном шкафу. Девушка закусила губу и пошла к нему. Дрожавшими руками вынула маленький ключик из ридикюля и открыла дверцу…

Пусто!

Гоуп повернула голову и остолбенела. Она даже чуть не упала в обморок. Над креслом вилась тонкая струйка дыма.

— Закройте, пожалуйста, двери! Сквозит!

Голос был нежным и приглушенным.

Девушка посмотрела в сторону камина и выхватила из кармана браунинг.

— Ни с места! — прошептала она решительно. — У меня оружие!

С кресла поднялся стройный седой господин. Красивое лицо было спокойно. Его глаза скрывали большие темные очки. Во рту он держал большую трубку. Мужчина был в парадном костюме, хотя сюртук его был из черного бархата.

— Подойдите сюда и садитесь… Погрейтесь у огня, — сказал он. — Вы, наверное, промокли…

Она медлила, но потом решилась подойти, все еще держа в дрожащей руке револьвер.

— Не двигайтесь! — предупредила девушка не своим голосом.

Господин в ответ рассмеялся.

— Я думаю, у вас револьвер или что-нибудь в этом роде. Это ведь нехорошо! Окажите любезность, закройте дверь. Я плохо переношу холод.

Девушка направилась к двери… Может быть, убежать? В одну секунду она могла бы быть во дворе. Но тогда уронила бы свое достоинство.

Гоуп закрыла дверь и вернулась к камину. Господин снова сел лицом к огню и закурил трубку.

— Вы вошли с черного хода? Я собирался поменять замок… Не хотите ли сесть?

Она снова медлила. Губы пересохли, и она облизала их.

— Я знаю, что вы — женщина, — продолжал господин мягким голосом. — Я слышал шуршание пальто, хотя это, видимо, дождевик. Что вам угодно?

У нее запершило в горле. Она с трудом прошептала.

— Я хотела кое-что забрать… Думала, что это здесь, в комнате… Поверьте, для вас эта вещь ничего ценного не представляет… Только для меня… Посмотрите…

Он медленно рассмеялся.

— Не могу. Я же слепой.

Он сказал это так спокойно и деловито, что она долго не могла этого осознать.

— Слепой? — переспросила наконец. — Ах, я… мне очень жаль! — Гоуп облегченно вздохнула. Он не видел ее и не узнает никогда, если они когда-нибудь еще встретятся.

— Я… я не грабительница. Но… я… мои родственники летом выехали из этого дома… и… я… здесь кое-что забыла… Я только одна знаю об этом.

Она заговорила более уверенно, так как знала, что летом в Монкс-Шез проживала богатая американская семья.

— Ах, значит вы из семьи Осборн, не правда ли? Прекрасно, мисс, возьмите, то, что искали. Мне очень жаль, что я испугал вас.

Она еще раз осмотрела открытый шкаф.

— Уже кто-то взял… А теперь я пойду…

Он поднялся и пошел по комнате, расставив руки и касаясь пальцами мебели, мимо которой проходил. Повернул направо, прошел зал и оказался у маленького бокового выхода. Высунул голову, капли дождя попали ему в лицо.

— Спокойной ночи, — сказал он. — Надеюсь, не промокнете насквозь.

Хозяин подождал, пока не затихли ее шаги, повернулся, закрыл на ключ и засов боковую дверь и вернулся в библиотеку. Затем включил все лампы и подошел к камину. Пять минут неподвижно сидел в кресле. Лоб наморщился, лицо нахмурилось. Затем он опять раскурил трубку, снял большие очки, взял газету со стула и продолжил чтение, прерванное появлением девушки. Читал без очков, и самый мелкий шрифт.

— Бедная Гоуп Джойнер! — бормотал он, выпуская кольца дыма. — Бедная Гоуп Джойнер!

Глава 5

— Я хотела бы рассказать тебе правду, — отчаянно предложила Гоуп.

Дик Халовель только улыбнулся:

— Какой милый голосок. Я готов тебя выслушать. Что с тобой, дорогая?

Он взял ее за руки. Она доверчиво глядела на него.

— Если ты все узнаешь, больше не захочешь видеть меня. Помнишь, что Диана Мэртин сказала обо мне?

— Диана так много болтает обо всех знакомых, что я не в состоянии все запомнить, — смеясь, ответил Дик.

— Конечно, помнишь! Она сказала, что я — «Никто».

— Какой абсурд! Ты ведь говоришь со мной, значит, ты есть, ты прелестная, очаровательная девушка, которая пригласила меня в свой чудесный салон к чаю. Ты существуешь точно так же, как существуют и эти люди, сидящие напротив в отеле «Ритц», и которых я вижу в окно.

— Не говори, пожалуйста, глупостей! Она открыто сказала, что я не знаю своего происхождения, у меня нет родителей… возможно, что я… об этом даже подумать страшно. Ты ведь понимаешь, что значит геральдика, и знаешь, что представляют из себя темные места родословной.

— Итак, это единственный повод для беспокойства? — спросил Дик. — Разве на это обращают внимание? Разве вся суть человека в «голубой крови»? А темные места встречаются во всех, даже безупречных родословных. Я не могу утверждать, что их нет в моей…

Гоуп затаила дыхание. Она не ожидала, что он будет говорить об этом так непринужденно. Радостная улыбка заиграла было у нее на губах, но сразу же исчезла.

— Я не знаю, как обстоит дело у меня. Ужасно, Дик, что ты можешь так спокойно думать о себе.

— Я ни о чем не думаю. Просто знаю, что ты — милейшая девушка на всем земном шаре. Я оставлю военную службу, женюсь на тебе, и мы будем счастливы.

— Будь благоразумен, Дик. Разве ты не видишь, в каком ужасном положении я оказалась? Не знаю, кто мои родители, не ведаю, откуда получаю такие большие доходы. Я, откровенно говоря, никто! Раньше мне было все равно, но теперь… когда ты вошел в мою жизнь…

Гоуп задумалась и нахмурилась.

— Я тебе кое-что расскажу, — наконец спокойно продолжила она и поведала о поездке в Монкс-Шез.

Дик выслушал ее, не перебивая.

— Ты настоящий ребенок. Зачем так рисковать, — сказал Дик, когда она закончила. — Кто такой мистер Галлэт?

— Я знаю о нем только то, что он очень богат и безучастен ко мне. Он владеет большим имением в Кенте, где я провела большую часть детства.

— И ты его никогда не видела?

— Нет, он всегда отсутствовал, когда я бывала в Монкс-Шез. Я интересовалась у его адвокатов, не является ли он моим родственником, хотя бы дальним, но они лишь промолчали в ответ.

— Итак, он не твой родственник?

— Нет. Он знал мою мать… Я думаю, что произошло романтическое событие, но ведь это только предположение. Мне ни разу не удалось поговорить об этом с мистером Галлэтом. Он был одним из свидетелей, когда отец составлял завещание… По крайней мере, я так считаю.

— Ты когда-нибудь видела это завещание?

— Нет, Дик. Я только знаю, что имею очень большой доход. И… когда встречаюсь со злыми людьми или подозрительными типами, я получаю от адвокатов суровое предупреждение, в котором мне, обычно, дается понять, что я завела то или иное нежелательное знакомство. Они присылают мне также списки Карлоу.

— А, может быть, у тебя есть другие родственники?

— Никого, — смущенно ответила она. Но, спохватившись, вдруг рассмеялась. — Видишь, я действительно «Никто».

— Уверен, что ты получишь предостережение от своих адвокатов и относительно меня, — заметил Дик. — Хотя лично я могу и не являться поводом для этого, но у меня есть нежелательные родственники.

Мысль об этом не оставляла Дика и тогда, когда он попрощался с Гоуп и пошел к Пикадилли. Она еще более окрепла, когда у входа в цирк он встретится с братом. Грэгэм больше не походил на оборванного бродягу. Он был в безукоризненном модном костюме, а цилиндр и лайковые ботинки придавали ему вид знатного господина. В первое мгновение Дик даже опешил. Потом улыбнулся и уже хотел пройти мимо, но брат задержал его.

— Если ты не боишься, что тебя увидят с бывшим арестантом, то хотел бы поговорить с тобой несколько минут, Дик, — холодно попросил Грэгэм.

— Но только быстро, сейчас у меня нет времени. Если речь пойдет о деньгах…

Грэгэм презрительно улыбнулся.

— Ты все думаешь о деньгах, — сказал он. — На этот раз ты ошибся. Я хочу поговорить о Диане.

Дик стал серьезным.

— Это также бесцельно…

— Она хотела бы жить с тобой в мире. Вот и все, — сказал Грэгэм. — Бессмысленно постоянно вздорить и ссориться. Разве ты забыл, что она отдавала тебе предпочтение перед другими?

— Нет, но… гм… Когда вспоминаю, об этом, я благодарен. Но это единственное, за что я могу сказать ей спасибо!

Дик посмотрел на часы!

— Очень жаль, но у меня нет времени. Через пять минут должен встретиться с другом. Передай, пожалуйста, Диане, что я не злопамятен, но встречаться с ней не желаю. И совсем не потому, что несчастен без ее любви, а потому, что она занимается делами, которые мне противны… Предательство, двуличие… По сравнению с этим неверность кажется просто детской шалостью…

Он кивнул и ушел. Грэгэм смотрел ему вслед до тех пор, пока он пересек улицу и смешался с толпой на Лоуэр-Регент-стрит.

Когда Грэгэм вошел в салон Дианы, хозяйка многозначительно посмотрела на него. Тонким женским чутьем она поняла, что братья встречались и разговаривали. Грэгэм опустился в кресло, поискал в карманах папиросы и гневно сказал:

— Он, как всегда, был столь же непорочен, словно ангел. Он простил тебя, но не хочет больше иметь с тобой ничего общего.

— А ты ожидал большего?

— Я предполагал, что будет лучше, если мы помиримся, но человек этот тверд, как камень.

Она беспокойно водила ногой взад и вперед и не сводила глаз с собеседника.

— Как камень? Разве ты опять просил у него денег?

Грэгэм грубо рассмеялся.

— Дик предупредил меня. Он заранее отказал наотрез. Но и без Дика я заработаю много денег, если только у Трайна найдется для меня выгодное дело.

— Какое? — спросила она.

— Черт возьми, откуда я знаю? — Он был сильно раздражен. — Трайн ведь и тебе не говорит по телефону, что ему нужно. Я лично еще никогда с ним не сталкивался. Ты уже имела с ним дело, не правда ли?

Она не ответила, но заметила:

— Это очень щедрый, но довольно опасный человек.

— Почему опасный? — быстро спросил он.

— Я уверена в этом, — задумчиво сказала она. — Работу, которую я должна была однажды выполнить для него, нельзя назвать трудной, но, как я поняла, она была нужна для его целей. Два года назад Трайн просил привести лорда Фирлингэма в один из игорных клубов, которые он содержал на Портланд-Плас. Мне нужно было только упомянуть, что у меня там есть знакомые. Сначала мы завели разговор об опере. Фирлингэм потерял в ту ночь в баккара сорок тысяч фунтов. Я об этом узнала только через несколько дней, так как до моего отъезда из клуба лорд брал один выигрыш за другим. Первый раз я подумала о том, что Трайн и его подручные отняли у него деньги тогда, когда получила две тысячи фунтов.

— Две тысячи? — Грэгэм тихо свистнул. — Парень действительно хорошо платит!

— Сначала мне вся эта история совершенно не понравилась, — сказала Диана. — Но, поверь, Фирлингэм — ужасный человек, один из самых неприятных субъектов в городе.

Она посмотрела на маленькие часы, стоявшие на камине.

— Нам пора.

Грэгэм удивленно спросил:

— Ты тоже хочешь увидеть Тигра?

Она утвердительно кивнула.

— Я получила распоряжение проводить тебя… — сухо сказала Диана.

Недалеко от Сохо-сквер расположены красивые здания «Клуба Мусетрап». Этот клуб являлся общественным союзом, среди членов которого были люди с громкими именами. Роскошная обстановка, месторасположение в мало привлекательной части города создали ему особую славу. Поговаривали, что здесь играют на необыкновенно крупные ставки. Но основную популярность клуб приобрел, главным образом, благодаря хорошей кухне и баснословно низким ценам.

Хотя все знали, что здесь в почете азартные игры, полиция сюда никогда не заглядывала. Несколько раз высшие чины Скотленд-Ярда посещали клуб инкогнито, но ничего подозрительного не заметили. Может быть, только то, что при игре в бридж ставили пятьдесят фунтов на сто пунктов. Но так как вопрос о величине ставки в бридж является чисто внутренним делом клубного комитета, полиция не вмешивалась. Конечно, игра в баккара происходила без официального сообщения руководителя клуба. Ни один посторонний не допускался к этой игре, — только тогда, когда у него были надежные рекомендации. Ни разу даже не ставился вопрос о том, что играли небезупречно, и Трайн почему-то часто выигрывал.

Когда Диана и Грэгэм вошли в шикарный тихий вестибюль, игра уже закончилась.

— Мистер Трайн в секретариате, — пробормотал седовласый портье.

Посетители последовали за ним по устланному коврами коридору в заднюю часть здания. Портье остановился у двери из розового дерева и постучал.

— Войдите!

Портье открыл дверь и впустил посетителей.

В секретариате был только один пожилой господин лет пятидесяти-шестидесяти. Он спокойно смотрел на гостей умными синими глазами. Его седые волосы были коротко подстрижены, а на гладко выбритом крупном лице не было морщин. Даже когда он сидел, был заметен его высокий рост. Прямая, величественная, широкоплечая фигура производила неизгладимое впечатление. Во рту торчала сигара. Хотя зубы из-за ослепительной белизны можно было принять за искусственные, но их неравномерность свидетельствовала о том, что они натуральные. Это был Тигр Трайн, напоминавший характером скорее льва, чем кошку. Он казался более человечным, чем ожидала Диана. Хозяин кабинета медленно поднялся, вынул изо рта сигару и положил ее в пепельницу.

— Добро пожаловать, господа, — сказал он, весело улыбаясь. — Вы, сударыня, Диана Мэртин?

Он говорил глубоким звучным голосом, взвешивая каждое слово. Диана была приятно поражена. Она теперь догадывалась, почему этот представительный обаятельный человек ни разу не попал на скамью подсудимых, несмотря на свои многочисленные преступные дела. Диана вдруг вспомнила, что рассказывал о нем Коллэй. Для Тигра готовились бесчисленные ловушки, для его поимки разрабатывались оригинальные планы, лучшие детективы двух материков пытались его застукать на месте преступления, но все безрезультатно.

— Вы, мистер Трайн, должны меня помнить, — сказала Диана.

Он засмеялся и обнажил зубы.

— Принцип моей политики в том, что я никогда не запоминаю и даже на лучших друзей смотрю как на чужих, которых должны мне каждый раз вновь представлять. Это очень благоразумно… Вы, должно быть, тоже так считаете?

Он говорил с Дианой, но его взгляд изучал Грэгэма.

— А вы, сударь, мистер Халовель? Не хотите ли кофе?

Он нажал кнопку и распорядился, хотя слуги было не видно и телефона в комнате не было. Из стены вдруг прозвучал ответ: «Слушаю, сэр».

— Я поставил там маленький громкоговоритель. Он вделан в деревянную обивку. Посторонний его не увидит.

— Разве вы не боитесь, что вас подслушают? — поинтересовалась Диана.

Трайн рассмеялся.

— Меня могут подслушать только тогда, когда я этого захочу. Скажите, мистер Халовель, вы были в провинции?

Грэгэм достаточно знал жаргон своих бывших товарищей и понял, что Трайн намекнул на его пребывание в тюрьме. Ответ был сухим и коротким:

— Да!

— Печально… Очень печально, — похоже, Тигр посочувствовал. — Вам не пришлось бы туда попадать, если бы у вас был опекун, который бы заботился о вас. Глупы те генералы, которые сами лезут драться штыками, но и умные, храбрые солдаты тоже мало годятся в генералы.

Тигр подал Грэгэму ящик сигар.

— Никто успешно не выполнит преступный план, если не разделяет точку зрения полиции. Преступник должен мыслить, как детектив, и уметь все предвидеть. Обыкновенный взломщик, задумывающий «предприятие», стремится только к добыче и не думает об опасности. В результате работает настолько топорно, что оставляет улики. Да такие, что даже детектив-любитель может его раскрыть. Современные сражения выигрываются только ложными атаками на ранее обозначенные позиции.

Грэгэм и Диана внимательно слушали. Они поняли, что говорил не болтун, желающий поораторствовать или щегольнуть мудростью и знаниями, а человек, каждое слово которого выверено и взвешено.

— Если бы я собирался совершить крупную «операцию» или задумал бы… Ах, вот и кофе!

Скрытый лифт работал бесшумно, и посетители ничего не слышали. Тигр вдруг поднялся, подошел к стене и отодвинул панель. В проеме на серебряном подносе стояли дымящиеся чашки с кофе. Он их поставил на стол, нажал кнопки и закрыл панель. На мгновенье Тигр наклонил голову, казалось, он присушивался. По-видимому, хозяин был удовлетворен. Налив себе в чашку большую порцию сливок, он залпом выпил ее.

— Итак, если бы я задумал «удар», который принес бы его участникам приблизительно, — он сделал паузу, — пятьдесят тысяч фунтов, то изучил бы дело до мельчайших подробностей. Я заставил бы каждого лазить по веревочным лестницам, прыгать с большой высоты и после приземления оставаться на ногах. Я заставил бы их тренироваться по специальной программе на случай, если даже придется столкнуться с войсковой частью. Более того, они обязаны были бы знать все описания и приметы тех мест, которые должны разыскать. Главный участник должен быть осведомлен о приливах и отливах…

— А что за всем этим? — нетерпеливо прервал Грэгэм.

Холодный, спокойный взгляд Трайна охладил его пыл.

— Я не подразумевал ничего конкретного, и только изложил свою точку зрения.

Грэгэм опять хотел что-то спросить, но его сдержал взгляд Дианы. Трайн продолжал:

— Сегодня утром я сидел здесь и мечтал. Не знаю почему. Может, быть, потому, что читал отчет об уголовном процессе, слушавшемся вчера в Олд Байлей. Последнее время все больше удивляет низкий образовательный и профессиональный уровень преступников. Речь шла о человеке, попавшем в тюрьму из-за неудачного взлома. А «операция» не принесла ему даже ста фунтов. «Вот странный человек», — думал я. С меньшим риском и теми же затратами он мог бы добыть пятьдесят тысяч фунтов, и его бы не поймали. Вы только вдумайтесь: п-я-т-ь-д-е-с-я-т т-ы-с-я-ч фунтов!

Трайн опять выждал паузу, казалось, он ждал каких-либо замечаний. Но взгляд Дианы снова заставил Грэгэма молчать.

— Обычный взлом не принесет славы, — сказал Трайн и посмотрел в окно, за которым виднелся Сохо-сквер. — Слава сопутствует только фантазерам. Даже, если бы я был взломщиком, то был бы счастлив увидеть в газетах отчет о моих похождениях, напечатанный большими буквами на первой полосе. Я бы совершил такой экстраординарный поступок, чтобы весь мир заговорил обо мне.

Трайн опять замолчал, пронизывая взглядом гостей. Потом продолжил:

— За последние триста лет был лишь единственный случай, когда неуч пытался совершить одну из самых масштабных краж всех времен. Этот дурак был хвастун и пьяница, но, несмотря на это, он почти добился успеха. Причем без аэропланов, без моторной яхты и прочих современных технических новинок. Я имею в виду полковника Блоода…

Хотя Диана и решила все время сохранять спокойствие и самообладание, но при упоминании этого имени не удержалась и вскрикнула. На Грэгэма же, видимо, оно не произвело никакого впечатления.

— Блоод потерпел жестокое поражение и справедливо заслужил наказание. Не знаю, повесили его или нет. Приговаривают ли к такой казни за кражу символов монархии…

Грэгэм вскочил. На его лице одновременно были и ужас, и изумление.

— Их стоимость приблизительно… один миллион фунтов стерлингов, — рассказывал Тигр. — Но с моральной точки зрения они бесценны. Вы скажете — сумасшедшая идея? Я тоже так думал, когда впервые услышал об этом. Допустим, он хотел возложить на свою гадкую голову корону Англии. И какое же наслаждение мог бы испытывать, не красуясь перед толпой горемычных, но восхищенных подданных, а разгуливая один в темной жаркой комнате в Кижластане, куда не вхожи даже женщины его гарема?..

Даже Диана не могла больше сдержаться:

— Вы подразумеваете князя Киж…

Движение руки заставило ее замолчать.

— Я не знаю никаких князей. Я вообще не интересуюсь Индией. Я только пытаюсь выразить словами тщеславие мечты. Идеи сумасшедшего… Но от сумасшествия до гениальности один шаг. В больном воображении могут рождаться такие планы, которые и не снились обычному человеку. Некоторые люди грезят только женщинами, другие мечтают о власти. Я знал человека, который дни и ночи просиживал за игрой в карты. Я видел коллекционера фарфора, который горько плакал над разбитой чашкой. Есть помешанные на бриллиантах и камнях… — Трайн задумался. — Человеческие страсти невозможно обобщить, их слишком много. — Трайн вздохнул. — Пятьдесят тысяч фунтов — это же целое состояние… И всего за несколько недель тренировок. Главное — точно выполнить инструкции… Практически никакого риска… Два или три разбитых черепа, конечно, не ваших, — словно извиняясь, добавил Трайн. — Такое чудо вполне возможно, и вы можете участвовать в таком предприятии.

Грэгэм Халовель побледнел и дрожал. Он даже поперхнулся, прежде чем спросить:

— А поточнее можно объяснить?

Тигр Трайн встал, подошел к сейфу, открыл его ключом, висевшим на цепочке у кармана, и достал манускрипт толщиной со школьную тетрадь, завернутый в коричневую бумагу. Трайн быстро перелистал страницы. Грэгэм заметил, что они были напечатаны на машинке.

— Вот мой маленький роман. Один из немногих, которые я написал, — сказал Трайн, зажигая сигару. — Я решил подражать одному автору. Моя история происходит в Руритании. В этой стране есть крепость, которая называется Стронг. Она возвышается, на берегу и построена тысячу лет назад. Над крепостью — башня, которую бдительно охраняют, так как там спрятаны бриллианты князя-правителя. На досуге я разработал план, где умный и решительный человек, строго выполняющий все его пункты, успешно похищает бриллианты. Гениальная история. Если прочтете мой небольшой рассказ, то заметите, что бриллианты в нем фигурируют под названием «фрукты», а солдаты, охраняющие их, «сторожа». Если случайно книга попадает к посторонним, то никто не поймет связи между отдельными эпизодами. Они понятны только посвященным. Теперь возникает вопрос, — он равнодушно перелистывал страницы, — достаточно ли вы заинтересовались этой милой историей.

Грэгэм утвердительно кивнул.

— В утреннем выпуске газеты есть объявление о маленькой красиво меблированной даче, — сказал Трайн. — Вы найдете его в третьем столбце десятой страницы «Мегафона». Если захотите снять эту дачу на месяц-два, вам дешево сдадут ее. Там живет дворник. Я уверен, что каждый день в десять вечера вы найдете эту книгу на столе. Она там будет до часа ночи. За месяц вы должны выучить текст буквально наизусть.

Трайн вынул из записной книжки газетную вырезку и подал Грэгэму.

— Я сегодня же напишу туда, — хрипло сказал Грэгэм.

Трайн одобрил решение, снова запер книгу и сейф и посмотрел на Диану.

— Для вас, мисс Мэртин, я приготовил другой маленький роман. Но об этом поговорим в другой раз.

Он засунул руки в карманы, подошел к окну и посмотрел на Сохо-сквер. Когда Диана тоже выглянула в окно, то увидела знакомую фигуру.

— Странно! — удивилась она.

— Что странно? — спросил Трайн, не поворачивая головы.

— Это ведь та дерзкая маклерша, которая забралась сегодня утром в мою квартиру, чтобы рекомендовать прислугу! Она без приглашения вошла в комнаты. Я застала ее у дверей моего салона.

— В самом деле? — Трайн не повернулся. — Это замечательно! Вы говорите об этой полной даме… Как она представилась?

— Миссис Оллорби!

— Это ее настоящее имя, — сказал Трайн. — Эмилия Оллорби.

— Разве вы знаете эту женщину? — изумилась Диана.

— Да. Она — детектив Скотлент-Ярда. Надеюсь, вы не говорили о важных делах перед тем, как обнаружили эту женщину у дверей салона.

Диана побледнела.

— Но что ей нужно? Что она здесь делает? Может быть, она следила за мной?

Диана нервничала, у нее даже голос изменился.

— Вполне возможно. Пустое любопытство — качество, простительное женщине. Но если любопытство проявляет миссис Оллорби, значит не просто так.

Трайн повернулся к Диане и улыбнулся.

— Детектив наблюдает не тогда, когда он что-то знает, а тогда, когда хочет узнать. Я за свою жизнь так долго и непрерывно находился под наблюдением, что буду себя чувствовать скверно, если наблюдение прекратится. Видимо, эта женщина хочет знать, зачем вас посещал Грэгэм Халовель. А если это ей уже известно, то, наверное, нужны сведения о его планах на будущее. Скотленд-Ярд очень интересуется людьми, которых только что выпустили из тюрьмы.

— Она следит за мной? — спросил Грэгэм. — Я с этим покончу…

— Никогда не покончите! — Трайн был вежлив и убедителен. — Пусть наблюдает… Это полезно ее глазам.

— Она совсем не похожа на прачку, как мне показалось раньше, — удивленно сказала Диана.

— Она много перерыла чужого грязного белья, — иронически заметил Трайн. — Это очень деятельная женщина, уверяю вас. — Трайн поморщился. — Знаете ли, мисс Мэртин, будет куда лучше, если вы снимете дачу в Кобэме и будете туда приглашать вашего друга Грэгэма. Конечно, это будет против правил приличия и нравственности, но, я думаю, — Трайн поднял брови, — что вы это вправе делать. Я не могу точно вспомнить, как долго вы уже повенчаны с Грэгэмом, но, мне кажется, это произошло за месяц до его ареста.

Диана до крови закусила губы, но ничего не сказала. Эту маленькую тайну, очевидно, знали и другие.

— Если не ошибаюсь, это было в отделе актов гражданского состояния в Уорчестершире? — Трайн произнес это так, как будто только что вспомнил давно забытую историю. — Вы венчались под именем… Впрочем, это к делу не относится.

— Конечно, не относится, — холодно согласилась Диана. — У вас первоклассное информационное бюро, мистер Трайн!

Он захихикал.

— Совершенно верно! Вы можете смело изучить книгу со своим мужем.

— Ну, а если я не приму участия в деле? — спросила Диана. — Что изменится?

Трайн пожал плечами.

— Какая разница между ста и пятьюдесятью тысячами фунтов? Возможно, потом сумма еще увеличится. Милая мисс Мэртин! Если у вас богатое воображение, представьте, какой шум вызовет это дело во всем мире. Вы помните исчезновение знаменитой картины Леонардо да Винчи «Мона Лиза»? Наше дело будет во сто крат громче. «Фрукты» — будем их так называть — исчезли. Господин, по поручению которого проведено это дело, уплатил сполна. Сколько же, вы думаете, заплатит владелец «фруктов», чтобы получить их обратно? И он, к тому же, не задаст никаких вопросов и не прибегнет к помощи властей, даже если станет известна правда.

— Вы думаете, что сумеете вести двойную игру? — спросил Грэгэм.

— Двойную игру?.. Я этого не понимаю, — Трайн прикинулся наивным.

Он внимательно изучал длинный столбик пепла сигары, потом сказал:

— Я думаю, вам пора. Очень интересно знать, что предпримет миссис Оллорби… Я убежден, что после того, как вы уйдете из «Клуба Мусетрап», она немедленно прекратит наблюдение за ним.

Когда Диана и Грэгэм встали, Трайн сказал:

— Я предупреждаю вас, что Коллэй Веррингтон не знает, о чем мы сегодня говорили. Я ему не доверяю.

Трайн сделал ударение на слове «не доверяю». Диана ничуть не удивилась, ибо кто же доверял Веррингтону? Грэгэм думал о своем, когда они сидели в автомобиле, отвозившем их домой. Он все время наблюдал через заднее стекло за миссис Оллорби, которая с нескрываемым интересом следила за их отъездом из клуба. Она сидела в такси.

Глава 6

Его высочество князь Кижластанский отдыхал, поджав ноги на диване, в своей комнате. Его темные блестящие глаза созерцали пустое пространство. Тонкие коричневые руки перебирали смарагдовую цепь, свисавшую с шеи. Время от времени он доставал из кармана золотую коробку и брал из нее щепотку желтого порошка. Потом он клал порошок на язык. Закрыв коробку, опускал ее в глубокий карман шелкового халата и опять смотрел в одну точку.

Рядом с князем лежали газетные вырезки. Через несколько минут он недовольно начал читать их.

Рикисиви, принц Кижластанский, воспитывался в известной английской общественной школе. Он превосходно владел английским, но его антипатия к англичанам была настолько сильна, что все переговоры с официальными учреждениями он вел только через переводчика. Князь был потомком королевской династии, управлявшей Индией несколько веков, задолго до появления там «Джон Компани». Его предки господствовали над жизнью и смертью бесправного народа, который, тем не менее, боготворил их, хотя мало кто из правителей проявлял мудрость и думал о благе народа. Но наступили другие времена, и короли превратились в простых смертных. Они вынуждены были отречься от престола. Одному правителю предлагали уйти в отставку, его место занимал другой. Такой поворот судьбы ожидал и князя. Ему, потомку королей, могли предложить отречься от престола и жить в Париже на правительственную пенсию. Тогда его преемник овладел бы несметными богатствами, собранными династией за века.

Проступок, вызвавший конфликт с губернатором Пондишери, не представлял интереса. Речь шла об убийстве одной женщины и пропаже другой. Главную же причину политических трудностей вызвало исчезновение одной красавицы из его дворца. Если бы ее нашли и допросили, то господству князя пришел бы конец. Но ее не нашли, да и не могли этого сделать. Разве что догадались бы покопаться в одном из роскошных садов, где она покоилась с еще одной жертвой, замученной князем.

Князь радовался, когда вспоминал, как он хитро обманул умных политических чиновников. Он полагал, если подобное удалось раз, то он и дальше сумеет заметать следы, а это значит, что никто не помешает ему впредь утолять страсть. Но когда его черные глаза неподвижно смотрели в пространство, он все больше приходил к выводу, что в его мраморный дворец значительно легче заманить евразийку — безропотную девушку с базара Кижластана, чем насильно увести за тридевять земель женщину из Европы. Только бы довезти ее до Кижластана, а там — ищи ветра в поле. Слуги бы его не выдали, они безгранично преданы своему господину. Он бы тем самым отомстил проклятым белым, которые ни во что не ставили его, законного князя индийского.

Но как это сделать? Он уже перебрал десятки вариантов, но все они не годились.

В дверь, увешанную толстыми портьерами, легко постучали. Князь позвонил, тем самым разрешая посетителю войти. Это был переводчик. Он тихо заговорил с князем.

— Пригласи его, — разрешил князь.

Коллэй Веррингтон с порога низко поклонился и подошел к князю. Рикисиви напряженно наблюдал за ним через полуприкрытые ресницы.

Коллэй был одним из немногих, кого князь принимал в любое время, потому что он оказался настолько полезен индусу, что тот даже без опаски делился с ним сокровенными мыслями. После продолжительной беседы на разные темы они, наконец, перешли к главному — Гоуп Джойнер.

— Дело выгорит, — уверенно заметил Коллэй. — Удастся ли ее доставить через всю Индию в Кижластан, об этом вы знаете лучше меня. Я не имею представления о расположении гаваней. Где можно произвести высадку?

— Все очень просто, — ответил князь. — Гораздо проще, чем здесь, в Англии. В Индии женщина всегда ездит в карете, закрытой гардинами, и никто не посмеет обыскать экипаж. Но здесь…

Князь уныло покачал головой.

— Конечно, опасность есть, — сказал Коллэй, — но можно рискнуть. Ваше высочество, все упирается только в деньги. А каким путем вы возвратитесь?

— Пароходом «П. и Д.», — ответил князь.

Коллэй вытер рукой лоб.

— Тогда нам пришлось бы нанять яхту, это тоже опасно. В этом случае мы во многом будем зависеть от команды парохода. Но… ничего невозможного нет.

И Коллэй назвал громадную сумму. Но цифры Рики не интересовали.

— Деньги — ничего. Вам нужен помощник. Трайн…

— Нет, только не он, — решительно прервал его Коллэй. — Я знаю, что вы проделывали с ним кое-какие операции, но это не тот случай. Трайн немедленно расстроит наш план. Он весьма щепетилен, когда дело касается женщин.

Коллэй кое-что рассказал об отношении Трайна к женщинам. Не умолчал он и о пиратстве в открытых морях, которое тот поддерживал.

— Ближе к делу, Веррингтон! Вы знаете мисс Гоуп?

— Нет, но знают мои друзья. Она изумительно красива… Я не верю, чтобы она поехала с вами добровольно.

Индус удивленно посмотрел на собеседника.

— Неужели вы считаете меня настолько глупым, чтобы спрашивать ее согласия? Я даже больше не встречусь с ней. Я отправил ей письмо, в котором извинился за мой поступок с жемчугом. На этом наше знакомство закончено. Мисс Мэртин знает эту девушку. Не поможет ли она вам?..

Когда Коллэй подошел к дому Дианы, то заметил, как она и Грэгэм миновали ворота. Они молчали, и каждый, по-видимому, был занят собственными мыслями.

— Чего хотел от вас Трайн? — спросил он, войдя в комнату.

— Ничего особенного, — осторожно ответила Диана.

— Удивительный тип — старый Трайн. Говорят, будто он владеет всеми европейскими языками, кроме венгерского… Кстати, Диана, вы недавно видели маленькую Джойнер?

Диана подозрительно посмотрела на него.

— Под «маленькой Джойнер» вы подразумеваете молодую девушку, которая живет в Девоншир-Хауз? Нет, мы не встречаемся. А зачем это вам?

— Мне показалось, я ее видел, когда она шла к вам, — ответил он и тут же сменил тему:

— Что нужно было Трайну?

Диана умела лгать тоньше, чем Грэгэм.

— Он хочет открыть новый игорный дом. Но я ему сказала, что меня это не интересует.

Коллэй смотрел на нее сверлящим взглядом, и она поняла, что он не поверил ни одному ее слову.

— Трайн обычно не говорит о своих делах, его не интересует мнение непосвященных, — заметил Коллэй.

— Может быть, он хотел с нами поговорить о Гоуп Джойнер, — сказала на авось Диана.

Коллэй клюнул на эту удочку.

— В самом деле? — быстро спросил он. — Что же его интересовало?

Коллэй всего на мгновение выдал сам себя. Но тут же овладел собой и открыто посмотрел на Диану.

— Меня не удивляет то, что делает Тигр, — сказал он деланно равнодушно, но уже не мог обмануть бдительность Дианы и Грэгэма. — Уверен, он предложил тебе и… даже Грэгэму участвовать в деле, — добавил он язвительно.

Коллэй не скрывал, что не терпел Грэгэма. Диана невольно подумала о том, не знает ли Коллэй о ее «маленькой тайне», которую выведал Тигр.

— Не думаю, чтобы Тигр благодарил вас за то, что вы проникли в его тайны, — продолжал Коллэй. — Он настоящий дьявол, и чем меньше контактируешь с ним, тем лучше.

Коллэй начал говорить о чем-то другом, но Диана вдруг задала ему неожиданный вопрос. На сей раз Коллэй не оправдал своей репутации всезнайки.

— Миссис Оллорби?.. Гм… Нет, никогда не слышал… Разве она работает с вами?

Скорее всего, он действительно ничего не знал о ней, и Диана решила больше не расспрашивать.

Миссис Оллорби начинала раздражать. Она невольно занимала ее мысли, несмотря на то, что была мелкой сошкой. Скорее всего сыщица наблюдала за Грэгэмом. Главное же, что беспокоило Диану, — она до сих пор, даже косвенно, не имела дела с полицией.

Диана провела бессонную ночь. Постепенно она пришла к выводу, что затея Трайна рискованная. На рассвете она приняла решение не участвовать в ней и сказала об этом Грэгэму, когда тот пришел после завтрака. Но он настаивал на своем:

— Дело совершенно безопасное, если им руководит Трайн. Быть может, пятьдесят фунтов и перспектива завладеть сокровищами раджи для тебя ничего не значит, но для меня это клад. Я устал от собачьей жизни.

— Миссис Оллорби… — начала Диана.

— Миссис Фидельбоген! — насмешливо перебил Грэгэм. — Какое она имеет отношение к нам? Она ведь следит за «Мусетрап-клубом».

— Почему же она пришла сюда? Почему стояла и подслушивала около моих дверей? Я теперь верю горничной, утверждавшей, что она заперла дверь… Просто у этой дерзкой женщины есть поддельные ключи. Грэгэм, будь благоразумен и хорошенько пошевели мозгами.

Он закусил губы и поморщился.

— Нужно поговорить с Трайном об этой женщине, — сказал он. — Если увижу его сегодня, непременно сделаю это.

Когда Грэгэм позвонил в дверной звонок, старый портье сказал, что мистера Трайна нет в секретариате, он, должно быть, завтракает в «Брессери Рояль». Грэгэм направился туда и с трудом нашел место за мраморным столиком. Когда он оглянулся, за одним из столиков увидел Трайна с сигарой в зубах. Грэгэм подошел к нему и заговорил о событиях вчерашнего дня. К удивлению Грэгэма, Тигр придал особе Оллорби гораздо большее значение, чем тот предполагал.

— Так что же думает об этом мисс Мэртин?

— Ничего, — сказал Грэгэм, — скорее всего, она случайно попала в квартиру Дианы…

Тигр покачал головой.

— Миссис Оллорби ничего не делает случайно. Я преклоняюсь перед ней! Если это было так, как вы предполагаете, зачем ей было выдавать себя за маклершу? Нет, милый мой, это не просто так. Она специально пришла и открыла дверь, потому что что-то ей показалось подозрительным. Но что она могла заподозрить, если еще не знала, что я хочу встретиться с мисс Мэртин?

Тигр задумчиво прикусил верхнюю губу.

— Возможно, она следила за вами, а не за вашей супругой, — добавил он. — Все равно это довольно неприятно.

— Это вас беспокоит? — спросил Грэгэм.

Улыбка медленно пробежала по старческому лицу.

— Меня, конечно, нет, — сказал Трайн весело. — Я знаю положение, которое занимает миссис Оллорби в Скотленд-Ярде.

Тигр рассказал, что сильная и дородная миссис Оллорби раньше была полицейским и получила должность в полицей-президиуме благодаря своей необыкновенной зрительной памяти на лица людей. Однажды она увидела фотографию некоего Берта Гоуля, которого искала полиция всех европейских стран. Миссис Оллорби не только разыскала его, но арестовала и с помощью полицейских доставила в Скотленд-Ярд.

— Она выдает себя за бродягу, но это не мешает ей раскрывать преступления, — объяснил Тигр. — У нее нет определенной работы, ее задача состоит в том, чтобы обеспечить работой своих коллег-мужчин. И она всегда успешно делает это.

Тигр привел несколько примеров, когда сыщица сыграла важную роль в раскрытии преступлений. Грэгэм был поражен.

— Она официальная сотрудница Скотленд-Ярда. — продолжал Тигр, — но вы не должны бояться того, что она за вами следит. Сам факт наблюдения не означает, что она вас подозревает в преступлении. Но она надеется заподозрить.

Тигр больше ничего не сказал о женщине-детективе.

Грэгэм ждал дальнейших инструкций в связи с большим планом. Он надеялся, что беседа не ограничится вопросом Трайна, написал ли он тем, кто сдавал дачу. Но Тигр, видимо, не был расположен говорить об этом. Только тогда, когда он поднялся и Грэгэм расплатился, разговор вдруг вошел в нужное русло. Правда, Тигр говорил настолько туманно и неопределенно, что Грэгэм лишь потом понял его глубину и связь с грандиозной идеей.

— Кажется, вы мало интересуетесь судоходством? — больше утверждал, чем спрашивал Тигр. — Вы случайно еще не видели «Притти Аннэ»?

— Нет, — ответил изумленный Грэгэм. — Это рыбачья лодка?

Трайн покачал головой. Он, как всегда был осторожен и взвешивал каждое слово, будто дело касалось судебного приговора.

— «Притти Аннэ» — морской корабль, но небольшой, и занесен в регистр Ллойда. Гм… Я бы на вашем месте немного занялся «Притти Аннэ» и познакомился бы с капитаном и владельцем судна. — Тигр сделал паузу. — Его зовут Эли Бос, и он, как вам сказать, — необразованный человек. Вы не найдете его в морском клубе… Кажется, он любит проводить время в харчевне «Три веселых матроса» в Лимхузе…

Грэгэм насторожился и спросил:

— Вы хотите, чтобы я с ним познакомился?

Трайн рассмеялся:

— Делайте, что считаете нужным. Я не настаиваю, чтобы вы сняли дачу. Но если снимете, мне будет приятно. Я не требую, чтобы вы знакомились с Эли Босом, но если вы случайно это сделаете, буду рад. Кстати, мне нужно уйти. А вы обождите еще несколько минут. Лучше, чтобы нас не видели вместе на улице.

Грэгэм вдруг вспомнил вопрос, который собирался задать Тигру.

— Мы получим известную сумму, если все сложится удачно. Но что будет, если потерпим поражение не по нашей вине?

Трайн загадочно улыбнулся и скромно ответил:

— Неудачи не может быть. Этой маленькой авантюрой руководит сильная воля.

Глава 7

Мисс Гоуп Джойнер не вела большой переписки. Кроме нескольких деловых писем и циркуляров, она редко получала частные письма.

Когда горничная подала ей утром свежую корреспонденцию, внимание Гоуп привлек знакомый синий конверт. С тяжелым предчувствием она вскрыла его. Ее адвокаты писали редко, но зато их письма всегда были неприятны. И это письмо не нарушало традиции:

«Милая мисс Джойнер!

Мы узнали, что вы познакомились с неким м-ром Халовелем. Мы уверены, он не оправдывает вашего доверия, и считаем своим долгом предупредить вас, что м-р Халовель, несмотря на то, что он образованный человек, отбывал тюремное заключение за мошенничество. Принимая во внимание вышеизложенное, советуем больше не общаться с ним. Это знакомство может стать для вас невыгодным и даже неприятным.

Преданные вам…»

Гоуп нахмурилась. Она поняла, в чем дело. Благожелательный шпион, наблюдавший за ней, принял Дика Халовеля за его брата. Собственно говоря, она не обиделась, ведь ошибка была настолько очевидной, что девушка рассмеялась.

Бедный Дик! Как плохо, что его принимают за непутевого брата. Она хотела ответить адвокатам и объяснить им ошибку, но странное чувство удержало ее. В ответ она получила бы новые более настойчивые предупреждения. А это вызвало бы конфликт между чувством и долгом. Лучше уж не беспокоить адвокатов.

Горничная приготовила ванну, и Гоуп стала раздеваться.

— Какая-то женщина хочет с вами встретиться, дорогая мисс. Она мне не понравилась, и я сказала, что вас нет дома. Мне показалось, что она ищет работу.

— Я прошу вас, чтобы вы не отказывали никому, кто желает поговорить со мной. Сначала я должна узнать, кто они и что им нужно, — убедительно пожурила служанку Гоуп.

Горничная не впервые получала подобный выговор.

— Мне очень жаль, и прошу прощения, дорогая мисс, — сказала горничная. — Я это сделала потому, что думала…

Горничная Дженнэт была славной, но не очень исполнительной. Гоуп даже подозревала, что адвокаты многое знали о ее жизни от служанки.

Гоуп успела одеться, когда Дженнэт представила посетительницу:

— Миссис Джонсон. Она хочет поговорить с вами об «Обществе содействия восточной женщине».

— Я сейчас выйду.

Через несколько минут Гоуп вошла в свой маленький красивый салон. Там ее ожидала дородная, широкоплечая дама с мужскими чертами лица. Вопросительный взгляд Гоуп натолкнулся на добрую обезоруживающую улыбку.

— Мне очень жаль, что побеспокоила вас так рано, — извинилась женщина. — Не буду скрывать, я не Джонсон, и меня не интересуют индусские женщины. Пришлось это выдумать для того, чтобы не было проблем с горничной. Меня зовут Эмилия Оллорби.

Гоуп впервые слышала это имя. Но ее насторожили дальнейшие слова гостьи:

— Я бы очень хотела, чтобы никто не узнал о моем визите. Ведь я пришла от имени полицей-президиума, мисс Джойнер!

С ловкостью фокусника она молниеносно вынула карточку и подала ее. На ней значились: «Миссис Эмилия Оллорби, комната 386, Нью-Скотленд-Ярд». Гоуп опешила:

— Сыщица?

Оллорби широко улыбнулась.

— Я люблю называть себя детективом, — весело сказала она. — Для нас, толстых женщин, тоже бывает романтика. Я, миссис Оллорби, только и делаю, что сую нос в чужие дела. Бог создал одних женщин красивыми, других — полезными… Всякий раз, когда посмотрюсь в зеркало, понимаю, как нужна я на белом свете. Бедный Оллорби, он был настоящим героем. У него были свои недостатки, но его нельзя было упрекнуть в трусости. Возможно, он любил юмор, хотя я этого не замечала. Но его самый героический поступок — женитьба на мне.

У миссис Оллорби был игривый звучный голос. Гоуп вынуждена была улыбнуться.

— Просто удивительно, что таит в себе душа преступника, — продолжала Оллорби. — Я никогда не доставляла неприятностей злым людям, если они не привлекали моего внимания. Острые языки уже сравнивали меня со всеми домашними животными и птицами, кроме уток. Но я не реагирую, иначе, наверное, давно бы уже умерла. Я знала арестантов из Олд Байлей, которые утверждали, что они охотнее отсидели бы еще десять лет, чем женились на мне… Но, кажется, они смеялись над собой.

Она замолчала. Ее блестящие глаза дружески смотрели на Гоуп.

— А теперь вы, наверное, хотите знать, зачем я пришла к вам? Вы правы, не для того, чтобы говорить о своей персоне, а чтобы задать, если разрешите, несколько вопросов. Вы член индусского общества, не правда ли?

— Нет! Я была, но теперь нет!

— Вот как? Это интересно! Ясно, что вы не хотите говорить об этом. Является ли мистер Галлэт вашим другом?

Неожиданный вопрос буквально ошарашил девушку.

— Я с ним встретилась всего один раз, — ответила она и добавила с усмешкой. — Он безнадежный преступник?

— Нет. Он слеп, а слепые редко бывают преступниками. Вы удивляетесь, почему я вас спрашиваю, но я интересуюсь многими людьми. Возьмем, например, князя Кижластанского… Очень красивый господин…

— Я терпеть его не могу, — сказала Гоуп.

Миссис Оллорби улыбнулась.

— Вот как! Ну, а мисс Диана Мэртин ваша подруга?

— Нет, — быстро ответила Гоуп.

— Гм… — миссис Оллорби почесывала подбородок.

— Грэгэм Халовель… Его, конечно, вы не знаете, но знакомы с его братом, не правда ли? Красавец! Я недавно видела его у Тауэра! Позвольте, если не ошибаюсь… — Оллорби наморщилась. — Я, кажется, тоже видела вас там… вместе с Халовелем…

— Может быть, — равнодушно заметила Гоуп.

— Тауэр всегда вызывает у меня головокружение, — сказала миссис Оллорби. — Паршивая история! Вы часто бываете там, мисс Джойнер?

Гоуп заставила гостью сесть, и сама тоже устроилась в кресле.

— Пожалуйста, не темните! Что, собственно, вы хотите от меня узнать? Если сумею, отвечу на все ваши вопросы. Знайте, меня всегда раздражали загадочные люди.

— Мне они тоже не нравятся, — поддержала хозяйку миссис Оллорби. — Я скажу, что, собственно, привело меня к вам.

Она открыла большой портфель и порылась в нем. Наконец, нашла нужную бумажку.

— Я задам вам довольно неприятный вопрос, и вы, честно говоря, вправе обидеться. И, если позвоните горничной и прикажете этой газели вышвырнуть меня вон, будете правы.

Упоминание о горничной вызвало у Гоуп улыбку, но ее уже охватило любопытство, и она решила не отвлекаться.

— Вы приятельница сэра Ричарда Халовеля, офицера Королевской Бирвичской Гвардии. Я прошу вас быть искренней и сказать: вы с ним помолвлены?

— Нет!

— Он ваш близкий друг?

Гоуп медлила с ответом.

— Да, — наконец промолвила она. — Он мой хороший друг.

— Достаточно ли он дорожит вами, чтобы сделать для вас все что угодно?

Гоуп вытаращила глаза.

— Я вас не понимаю…

— Любите ли вы друг друга? — прямо спросила Оллорби.

Гоуп так покраснела, что ответ не требовался. Прежде чем Гоуп овладела собой, Оллорби продолжила:

— Вы думаете, я слишком нахальна… Но без этого далеко не уедешь. Итак, милая мисс Джойнер… Сэр Ричард, по-моему, наделен многими гражданскими добродетелями, поэтому прощу вас хорошенько подумать о том, что вы от него требуете… иногда… всегда ли это совместимо с моралью и добродетелью?

Гоуп лишь беспомощно покачивала головой.

— Миссис Оллорби, я не имею ни малейшего понятия, о чем вы говорите. Будьте уверены, я никогда не потребую от сэра Ричарда сделать для меня то, что несовместимо с честью. Я удивляюсь, как вы даже можете предположить, что я способна на такое.

— Да нет… — миссис Оллорби была само вдохновение. — Я только любопытна… Кажется, вы немного смутились. Не сердитесь, я вовсе не хочу этого. Скажите, пожалуйста, вы когда-нибудь просили сэра Ричарда об одолжении… гм… сделать для вас то, что заставило бы его пренебречь долгом?

— Нет, — ответила Гоуп, возмущаясь, — В самом деле, миссис Оллорби, вы меня все больше удивляете.

— Разве? — миссис Оллорби огорчилась. — Мисс Джойнер, я нахожусь в тяжелом положении. Я много знаю того, чего мне не следовало бы знать… Если бы вы были такой же умной, как я, мы бы не теряли столько времени попусту! — Она тяжело вздохнула. — Но вы… еще немного наивны! Вы, конечно, не знаете мистера Трайна, не правда ли? Да вам и не нужно знать его, он не вашего круга. А мистера Грэгэма Халовеля… с ним вы тоже не знакомы?

Миссис Оллорби чуть отдохнула.

— Я знаю кто он, — спокойно ответила Гоуп. — Это брат сэра Ричарда. Он сейчас нуждается, но Ричард не имеет с ним ничего общего. Меня даже никогда не представляли Грэгэму, хотя…

Гоуп не могла удержаться от смеха, вспомнив письмо, которое получила утром.

— Хотя есть люди, полагающие, что его с вами знакомили, — закончила Оллорби фразу вместо Гоуп.

Сыщица с треском закрыла портфель.

— Сэр Ричард Халовель очень красив, — продолжала Оллорби. — Я им восторгаюсь, как и вы. Это не комплимент. Откровенность — моя слабость.

Она забрала у Гоуп визитную карточку, достала из потайного кармана карандаш, быстро что-то написала на обороте и вернула визитку девушке.

— Там мой частный адрес. Возможно, несколько дней меня не будет в бюро. Если у вас произойдут какие-нибудь неприятности и вы не захотите обременять ими сэра Ричарда, смело звоните мне.

— Какие же неприятности могут быть у меня? — спросила Гоуп полушутя, не скрывая, однако, удивления.

Миссис Оллорби пожала плечами:

— Одному Богу известно. Лондон — громадный и необычный город, где беда может обрушиться на человека быстрее, чем корь на грудных младенцев в приюте.

Она пошла к двери.

— Милая мисс Джойнер, буду весьма рада, если вы сделаете мне одолжение. Пожалуйста, не говорите ничего обо мне вашей горничной.

Прежде чем Гоуп успела сказать, что она не любит посвящать горничных в свои дела, тем более тайны, миссис Оллорби уже была на улице.

Храбрая женщина быстро прошла Пикадилли и направилась к цирку. Казалось, сыщица никого не замечала вокруг. Она что-то мычала глубоким басом. Вдруг за ней вырос стройный рыжеволосый молодой человек в больших роговых очках. Костюм ему был узок и мал, рукава и штанины короткие. Он неотступно следовал за миссис Оллорби до метро. Незаметно для нее сел в тот же вагон. Они доехали до Тотенгэм-Корт-Ройда. Сыщица пошла по Шарлотт-стрит; он снова следовал за ней. Когда она зашла в невзрачные ворота, он выждал несколько минут, опершись спиной на перила, огляделся и вошел за женщиной. Молодой человек вынул из кармана большой ключ и остановился на парадной лестнице. Потом без стука открыл дверь маленькой квартиры.

Миссис Оллорби сняла маленькую черную шляпу и даже не оглянулась, когда молодой человек вошел. Он сел на диван.

— Что слышно, Гектор? — спросила сыщица.

— Какой-то господин следил за тобой до станции Тотенгэм-Корт-Ройд, — ответил он.

— Что за человек? Как выглядел? — продолжала она задавать вопросы молодому человеку, ее сыну.

— Он выглядел, как иностранец, — сообщил Гектор, почесывая нос. — Он ждал тебя на улице, пока ты не вышла. Я наблюдал за ним и сделал вывод, что он следил за тобой. Знаешь, просто удивительно, что со мной происходит. — Гектор пригладил рыжие волосы. — Меня никто не замечает, когда я за кем-то слежу.

— Я уверена, они тебя заметили, Гектор, — сказала она добродушно. — Не забудь, на улице ты выглядишь, как маяк с красным сигналом. Но ты мешаешь им работать, потому что они знают, что за ними тоже наблюдают. Вот тем ты ценен для дела.

Он покорно смотрел на мать.

— Я вижу, моя помощь для тебя не существенна, — молодому человеку было горько. Но вдруг его глаза зажглись надеждой, и он почти выкрикнул: — Я нашел выход! Покрашу волосы!

— Тогда будешь выглядеть пугалом, — сказала миссис Оллорби, похлопывая его по плечу. — Не огорчайся, Гектор. Ты скоро станешь детективом. Я утром говорила с комиссаром о твоей карьере. Тебя не примут в полицию, потому что ты близорук, но я найду для тебя специальную работу в полицей-президиуме. Очень скоро ты увидишь свое имя в официальной газете в списке вновь назначенных чиновников.

Радость Гектора была безгранична. Он всегда мечтал пойти по стопам отца. Покойный мистер Оллорби был полицейским сержантом, и начальство очень высоко ценило его. Благодаря этому его супругу во время войны приняли на полицейскую службу. И она оправдала оказанное доверие.

В комнате миссис Оллорби стоял телефон. Она назвала номер и подала сыну знак выйти. Гектор молча занял место в коридоре, где стоял на страже. Как примерный сын, он заткнул уши руками, чтобы не слышать разговор. Через десять минут миссис Оллорби разрешила ему войти. Она отдала распоряжения служанке и поднялась к себе в спальню на второй этаж. У нее была бессонная ночь, и сыщице нужно было отдохнуть. К тому же ее, видимо, ожидала не менее «веселая» следующая.

Когда миссис Оллорби снова показалась на Шарлотт-стрит, было уже темно. Ее трудно было узнать. Она была в старом, но чистом платье, в поношенной старомодной шляпе и в старых ботинках с кривыми каблуками. Под мышкой держала потертый парусиновый портфель. В десять она уже была на Ист-Энд, где остановилась у дома номер 27 и постучала.

Неряшливая женщина, открывшая дверь, обдала ее перегаром и близоруко посмотрела на нее. Полуодетая, в тусклом свете керосиновой лампы, она была очень непривлекательна.

— Привет, — сказала она невежливо. — Вы все-таки пришли. А я уже хотела сдать вашу комнату.

— Не понимаю, почему? Я ведь уплатила вперед! — дружески сказала Оллорби.

Хозяйка что-то невнятно пробормотала и осветила лестницу. Поднявшись, она открыла дверь маленькой комнаты и ткнула пальцем на непривлекательную постель. Кроме маленького умывальника и стула, в комнате больше ничего не было.

— Я обычно не впускаю квартирантов так поздно! — сказала хозяйка. — Но для вас делаю исключение, похоже, вы целый день были на ногах.

Она только потому сдала комнату миссис Оллорби, что квартирантка пообещала, что с девяти утра и до шести часов вечера не будет дома. Хозяйка не только экономила свой труд, но еще и сдавала на день постель Оллорби ночному сторожу из доков.

В эту маленькую квартирку хозяйка пускала семь квартирантов. Она все еще стояла в дверях комнаты и держала руки под грязным передником. Нелюбезная женщина объяснила миссис Оллорби, что у нее теперь много работы — трое постоянных жильцов возвратились в Лондон после долгого отсутствия.

— Я очень уважаю их и стараюсь во всем угодить. Они иногда уезжают на девять-десять месяцев, но за квартиру платят вперед. Они моряки. Капитан с сыновьями… Хороший человек, конечно, — когда не пьян. Они снимают у меня две комнаты. Капитан занимает лучшую, около выхода. Да, кстати, совсем забыла… Как вас зовут?

— Броун, — ответила Оллорби.

— У меня будет к вам одна просьба: не встречайтесь с капитаном. Он не любит посторонних, и я не хочу ссориться с ним даже за миллион фунтов.

Когда хозяйка, наконец, ушла, миссис Оллорби села на кровать и начала читать книгу, освещая страницы карманным электрическим фонариком. Через некоторое время на лестнице послышались неуверенные шаги капитана. Он был пьян и хрипло пел уличную песенку. По площадке стучали сапоги, подбитые железными гвоздями. Добравшись, наконец, до своей комнаты, он так сильно хлопнул дверью, что задрожала вся квартира.

Миссис Оллорби прислушивалась. Она ждала, когда придут сыновья капитана. Но они не появлялись. Прошло немного времени, и капитан опять ушел. Сыщица закрыла книгу, подошла к двери, тихо открыла ее и вся превратилась в слух. Было тихо. Хозяйка спала на кухне. На нижнем этаже храпел какой-то жилец.

Сыщица разулась, сунула ноги в войлочные туфли и бесшумно вышла на площадку. По грязной лестнице она поднялась наверх и попыталась открыть комнату капитана. Но она была не заперта. Оллорби вошла и включила свет.

Обстановка в комнате была несколько лучше, чем у нее. Здесь стояли кровать, шкаф. Стол был завален бумагами, среди которых выделялась маленькая дешевая чернильница с подставкой. Оллорби быстро пробежала глазами бумаги. Это оказались списки пароходных припасов, закупленных капитаном. Она тщательно обыскала кровать и под подушкой нашла старый плоский ящик, в котором хранились документы. Открыла его, но обнаружила только листок с цифрами. Оллорби хорошо разбиралась в судоходстве и определила, что это была таблица рейсов парохода, составленная капитаном. Каждая остановка обозначалась месяцем и числом. Первым значилось 26-е, отмеченное довольно странным знаком.

Сыщица положила бумагу на место и продолжила поиски. Вдруг с улицы послышался громкий разговор, она услышала, как отпирают дверь квартиры. Молнией она бросилась к двери, закрыла ее и успела в свою комнату до того, как ночные гости начали подниматься по лестнице.

На сей раз капитан пришел не один, а с двумя мужчинами. Они вошли в комнату и тихо заперлись. Сыщица услышала приглушенный разговор. Бесшумно опять пошла наверх. Старые ступени трещали под тяжестью ее тела. Она вынуждена была опуститься на колени, вытянуть шею и прислушаться.

— Этот парень… как его зовут… Верринг, что ли… он сказал… Грэвзэнд… время прилива.

Раздались шаги. Сыщица осторожно поползла в свою комнату и стала слушать у двери. Через пятнадцать минут двое мужчин перешли из комнаты капитана в другую. Донеслось грубое «спокойной ночи», и все стихло. Сыщица осторожно закрыла дверь и, не раздеваясь, легла в постель. Она сразу крепко уснула.

Утром ее разбудили шаги капитана и его сыновей, спускавшихся с лестницы. Было уже светло. Миссис Оллорби привела себя в порядок и вышла на улицу. Она позавтракала в маленьком кафе на углу Виктория-Док-Ройд. Спустя полчаса она уже стояла на холодной верфи и с огромным вниманием разглядывала маленький ржавый пароход, бросивший якорь на середине течения. Вдруг к миссис Оллорби подошел портовый лодочник, постоянный обитатель верфи, который жил подачками за мелкие услуги. Он нюхом чувствовал, что здесь можно получить на чай. И не ошибся. Сыщице нужна была от него информация.

— Маленький пароход, миссис… не хотите ли подъехать к нему? Я могу подвезти на лодке за пять минут.

— Нет, — сказала Оллорби, — мне незачем ехать туда.

— Может быть, на борту ваши родственники? — опять спросил услужливый парень. — Могу передать им письмо…

— Что это за корыто? — поинтересовалась Оллорби.

— Это «Притти Аннэ»! — залился смехом парень. — Замечательное название для такого парохода. Я еще помню, как на нем возили уголь из Кардиффа. Он был не хуже других, поднимавшихся по Темзе. Но однажды потерпел крушение под Корнуэлем… он сел на скалы… — Говорят, старый Бос купил это судно за полста фунтов и с помощью сыновей снял его с мели. Хотя, думаю, скорее всего пароход сам сошел с мели в полноводие. Судно исключили из регистра Ллойда, как совершенно непригодное к плаванию и продали с аукциона счастливому Эли Босу за смехотворную цену. Капитан Бос действительно родился под счастливой звездой, потому что ему дважды удавалось избежать тюремного заключения. В первый раз его судили за умышленное крушение, во второй — за контрабандный провоз сахарина.

— А вы знаете Боса?

— Знаю ли я его? — парень презрительно плюнул в воду. — Знаю насквозь! Да и кто его не знает, этого подлеца! Он не держит на пароходе белых матросов, а только индусов, самых отъявленных негодяев, которых можно купить за пару пенни. Бос заработал много денег, доставляя американцам алкоголь через океан. Кроме того, он занимается еще и другими грязными делами. Он никогда не получает нормальных грузов, так как никто из отправителей не желает платить страховку его парохода.

— Так что же он перевозит?

Собеседник опять плюнул в воду.

— Он получает груз в Берлине — бочки с ромом для Америки или оружие. Он заработал кучу денег во время марокканского восстания против Франции и Испании.

Миссис Оллорби еще раз осмотрела пароход. Он напоминал странный ящик с торсом, на котором краска полностью вылиняла; необычно высокий нос с крепкими мачтами; никакой пропорции между отдельными частями. Пароход был сильно запущен.

— Старик сам управляет судном. Ему помогает один из сыновей, а второй заведует машинным отделением. Всего у него на борту шесть человек.

— Под каким флагом он плавает? — Миссис Оллорби заметила на флаг-мачте маленький четырехугольный матерчатый лоскуток.

— Под португальским. Если бы он плавал под английским, ему бы даже не разрешили выйти из устья Темзы.

Однако у «Притти Аннэ» были и положительные качества.

— Пароход может делать двенадцать узлов в час, — продолжал словоохотливый парень, — а, если нужно, то и все пятнадцать. Но… я не верю, чтобы старый Эли тратил много денег на уголь, — шутливо заметил он. — Котлы не топлены уже семь дней. Говорят, Эли пересчитывает каждый кусок угля, который бросают в печь. Старик скуп.

Миссис Оллорби дала лодочнику более крупную монету, чем он ожидал. Она огляделась и увидела телефонную будку. Позвонила сыну:

— Гектор, приходи немедленно сюда. Захвати с собой пальто, ночи ведь очень холодные. Тебе придется постоять вместо меня на посту. Кроме того, не забудь бинокль, он лежит в моей спальне в шкафу. Он мне очень нужен.

Сыщица повесила трубку, называла другой номер и доложила обстановку своему полицейскому шефу.

— Нет ли у вас идеи, которая помогла бы начать расследование? — спросил он.

Миссис Оллорби медлила.

— Пока есть только предположения, — осторожно сказала она. — Но когда появятся факты…

Она больше часа ждала сына. Он пришел окрыленный, ведь, наконец, получил ответственное задание. Она дала ему инструкции и деньги. Отыскав своего информатора, который после второй монеты был весьма предупредителен, она заручилась его поддержкой, и молодые люди остались следить за пароходом.

— Я предполагаю, что пока вы ничего не увидите, мадам, — сказал местный всезнайка. — Как минимум, еще неделю «Притти Аннэ» не покинет Темзы. Я это узнал от одного угольщика, служащего в трюме. Даже готов поклясться, что на пароходе еще нет груза. Старый Эли разогревает котлы только после того, как на борту появляется груз. Я еще никогда не видел, чтобы это судно снималось с якоря с одним балластом.

— Я спокойно могу ждать и не одну неделю, — весело сказала миссис Оллорби.

Она говорила правду. Чего-чего, а терпения и выдержки ей было не занимать.

Глава 8

В Гвардейском Бирвичском полку неукоснительно соблюдали все старые традиции английской королевской гвардии.

Одна из них касалась офицерских жен. Например, офицер, состоявший на действительной службе, не имел права жениться на актрисе, даже если она была самой красивой, воспитанной и знаменитой.

Боба Лонгфелью полковник сэр Джон Рислип и его супруга пригласили на семейный обед. Он возвратился от них домой в подавленном настроении. Правда, мягкотелый командир гвардии был не так строг в отношении выбора жен офицерами, его же неумолимая супруга свято чтила традицию.

Хотя Боб был молод, но имел свою точку зрения на светскую жизнь. Командирша во время обеда намекнула, что молодые офицеры полка часто женятся на девушках не своего круга. Это адресовалось конкретному офицеру, но Боб почувствовал себя не совсем уверенно.

— Всегда нужно обращать внимание на родословную, это первое условие счастливого брака, — сказала командирша, блеснув большим смарагдовым кольцом на мизинце. — Если барышня не из старого благородного дворянского рода, брак с ней безоговорочно является ошибкой.

Худощавая, но очень красивая командирша никогда так открыто не говорила Бобу о том, когда брак может быть счастливым, а когда считается мезальянсом.

Боб, недолго думая, пошел к Дику.

Когда Дик увидел товарища в полной парадной форме, то воскликнул:

— Выглядишь, как Соломон! Ты был в гостях, Боб?

Дик удобно сидел в кресле и занимался отчетностью. Одет он был по-домашнему — в пижаме и халате. Прежде чем ответить, Боб сделал вид, что выбирает сигару.

— Я обедал сегодня у старика… и старухи, — пренебрежительно сказал Боб. — Знаешь, это настоящая фурия. Она считает, что по сравнению с ее молодостью все стало значительно хуже… В том числе и мое поведение.

Дик весело рассмеялся.

— Бедный Боб! — посочувствовал Дик. — Я еще месяц назад получил официальное приглашение, но удачно избежал визита.

— Полковник — нормальный мужик. — Боб опустился в глубокое кресло и положил длинные ноги на соседнее кресло. — Ты знаешь, что он подружился с Дианой?

— У Дианы много друзей, — ответил Дик. — Если не ошибаюсь, они знакомы давно. Он что, восхищался ею?

— Молчал, пока фурия не ушла к себе, — заметил Боб, — но стал разговаривать, когда мы остались наедине.

— Вы выпили?

— Немного. Я не выношу тяжелого красного вина, оно бьет по мозгам.

— Разве полковник что-нибудь говорил о Диане?

— Только то, что она очень красивая и любезная девушка. И очень сожалел, что супруга вычеркнула ее из списка приглашаемых гостей. «Мы все восторгались ею», — говорил он. Ты ведь знаешь его манеру общаться, когда он становится сентиментальным.

Дик снова принялся за счета и пытался сосредоточиться на цифрах.

— Она упомянула также о мисс Джойнер, — вдруг мимоходом заметил Боб.

Дик медленно повернулся к нему.

— Кто? Леди Синтия?

— Да!

— Что же она могла сказать о ней?

— Немного! — Боб смутился, но Дик не огорчился, он прекрасно знал, что леди Синтия Рислип не всегда хорошо отзывалась о других женщинах.

— Ее очень интересовало, кто такая мисс Джойнер, — продолжал Боб. — И тут полковник невпопад сказал, что Джойнер — одна из красивейших девушек на свете. Он также намекнул, что знает ее семью.

Дик тихо смеялся.

— Ну, а что же леди Синтия?

— Если бы ты видел, как она выгнула брови и вытянула губы. Она тут же напала на старика и уверила его в том, что он ничего не знает о Гоуп Джойнер и о ее происхождении. Она очень рассердилась.

Дик опять принялся за работу. Он держал в руке перо, но не писал.

— Я предполагаю… — начал Боб и замолчал.

— Что же?

— Думаю, уже все в порядке…

— Ты имеешь в виду между мной и Гоуп Джойнер? Пока еще ничего не решено, но я твердо уверен, что стану ее спутником жизни. А, собственно, почему тебя это интересует? Ты и так обо всем мог догадаться.

Боб медленно встал.

— Не знаю, — осторожно сказал он, — но уверен, что старая Синтия напрасно порочит имя этой девушки. Я сам не понимаю, зачем это ей нужно. Видимо, опять все упирается в родословную. Кстати, между прочим, полковник по дружбе сообщил, что приглашен на обед к князю.

— К Кижластанскому? — удивился Дик. — Я не знал, что они знакомы.

— Полковник, вероятно, познакомился с ним в Индии. Во всяком случае, завтра он будет у князя на большом обеде. Он также намекнул, что там будет Диана Мэртин…

— Этот дьявол не в своем уме… Этот раджа… проклятый князь Кижластанский! — Дик сердился. — Даже в министерстве иностранных дел считают его ненормальным. Товарищ министр попросил меня, чтобы я немного понаблюдал за князем.

Боб усмехнулся. Его удивило, что подобное дело поручили не ему. Лейтенант гвардии Боб Лонгфелью, несмотря на простую внешность, был от природы умен, правда, иногда он витал в облаках. Боб мечтал работать в информационном разведывательном отделе военного министерства. Поэтому все свободное время посвящал изучению этого дела. Он чрезвычайно гордился своими детективными способностями и не подозревал, что в этом отношении несколько напоминал рыжеволосого сына миссис Оллорби.

Боб пошел к себе. Он сел поудобнее и долго размышлял о том, почему леди Синтия плохого мнения о Гоуп Джойнер. Из-за этого несчастную девушку не смогут принять в знатное общество бирвичских гвардейцев. Боб хорошо знал, что девушка ничего не скрывала о своем происхождении. В конце концов он пришел к выводу, что офицеру-осведомителю, желающему сделать карьеру, просто необходимо заняться тайной Гоуп Джойнер. Ведь не исключено, что без посторонней помощи, может быть, благодаря счастливой случайности и логическим выводам, он сумеет в безбрежном море родословных напасть на след ее происхождения. Если на основании учения об эволюции даже последний чистильщик сапог или тряпичник может претендовать на происхождение от Адама, то Гоуп Джойнер — очаровательная красавица с благородными чертами лица — наверняка имеет право на хорошую родословную.

У Боба появилось частное занятие, о котором не знал даже его друг. Он обошел всех специалистов по генеалогии и поручил включиться в исследования. Зацепка была только одна: десятое июня неизвестного года. В этот день Гоуп Джойнер ежегодно получала цветы от неизвестного лица.

Деньги на подобное мероприятие у Боба нашлись. Он был богат.

Глава 9

Когда Грэгэм поселился на даче в Кобэме, он должен был признать, что она соответствовала той баснословной высокой цене, какую за нее просили. Но он не платил ни шиллинга. Кроме небольшого красивого домика в стиле Тюдоров, вокруг дачи был большой сад. Она находилась в довольно пустынном месте: в радиусе примерно полумили не было ни одного дома. Дорога, проходившая мимо дачи, была в четырехстах метрах от Портсмут-Рода, но в Лондон по этой дороге можно было попасть скорее, чем Грэгэм вначале предположил. В роскошном парке росли всевозможные цветы. Массивные сосны образовывали красивый ландшафт и создавали тень над небольшой купальней на речке.

Диана не поехала с Грэгэмом.

— Если ты и Трайн воображаете, что я поселюсь в захолустье, чтобы еще больше испортить репутацию, вы глубоко ошибаетесь! Я только могу иногда приезжать и оставаться не дольше, чем до ужина!

— Надеюсь, ты не забыла еще, что мы женаты? — с иронией спросил Грэгэм.

— По возможности стараюсь, но это непросто, — спокойно ответила Диана. — Но ты, видимо, забываешь, что у меня много обязанностей в городе.

Грэгэм боялся женщины, с которой связался. Они теперь смотрели на свой брак, как на безумие. Никакой любви между ними не было. Супруги даже не уважали друг друга. Просто в одно холодное декабрьское утро они легкомысленно пошли в гражданский отдел и уже неоднократно сожалели о необдуманном шаге.

Итак, Грэгэм отправился на дачу один. Здесь он думал найти уют и комфорт. Дачей управлял садовник, черствый и молчаливый, живший в отдельном домике на краю парка. Его жена была кухаркой и горничной. Их шестнадцатилетняя дочь помогала родителям. Девушка была уродлива и скорее всего не совсем нормальна.

Молчаливый садовник показал Грэгэму дом. Большинство комнат были заперты. В распоряжении Грэгэма была спальня, гостиная, столовая и так называемая библиотека, потому что книг там не оказалось. Странный садовник, несмотря на неразговорчивость, был очень вежлив. Его жена, довольно непривлекательная, оказалась превосходной кухаркой. Сад благоухал. Разнообразием ароматов он мог бы удовлетворить самого изысканного любителя цветов.

За густой посадкой из сосен и кустов виднелась странная постройка. Это была четырехугольная каменная башня высотой тридцать футов. Башня была без окон и освещалась электричеством. Грэгэм заметил подходившие к ней провода. Дверь в башню была настолько мала, что он вынужден был бы нагнуться, чтобы войти.

«Видимо, какой-то амбар», — думал Грэгэм.

Кроме одной двери, он не нашел больше никаких отверстий. Грэгэм вернулся к фронтону, где стоял садовник, внимательно наблюдавший за новым жильцом.

— Что это? — поинтересовался Грэгэм.

— Старый ржаной амбар, — пояснил садовник. — Больше им не пользуются.

— Но ведь туда проведено электричество.

— Без света было не обойтись. Это оказалось дешевле, чем прорубывать окна в стенах.

Больше они об этом не говорили и направились к дому. Грэгэм забыл о башне. Только потом он узнал, какую важную роль она играла в связи с планом.

— Вот ключ от пульта, — сказал садовник, когда они вошли в библиотеку. — Я вам принесу чай.

Он вышел и запер дверь. Грэгэм с удивлением вертел ключ в руках. Обычно ему не давали ключей, и эта формальность оказалось странной. Потом он подошел к маленькому дубовому буфету и заметил, что все ящики, кроме одного, были открыты. Он воспользовался ключом и увидел в ящике большой квадратный конверт, адресованный ему. Кроме того здесь были еще три ключа и пачка больших конвертов. В адресованном ему конверте лежал еще один поменьше. В последнем было двадцать пять фунтов и письмо без обращения, отпечатанное на машинке. Он прочитал:

«Государственный гараж недалеко от Кобэма сдает частным лицам напрокат автомобили. Выберите себе один. Нужные указания получите у Маузея. Завтра отправьтесь в пивную „Три веселых матроса“ и познакомьтесь там с Эли Босом, который вас будет ждать. Поезжайте машиной до Гринвича, оставьте ее там, пересядьте в автобус, идущий через туннель Блэкуэль до Поплара. Оставшуюся часть пути пройдите пешком. Ни о чем не говорите с Эли, нужно только войти с ним в контакт. Вам придется сопровождать фрукты в Индию. Эли возьмет вас пассажиром и обо всем позаботится. Ему приказано сделать ваше пребывание на борту приятным, и вы должны сказать ему обо всех ваших желаниях. Необходимо, чтобы вы получили каюту, изолированную со всех сторон. Купите самый лучший замок, какой найдете в Лондоне, и передайте Эли, но ключ не отдавайте. Я распорядился, чтобы в вашей каюте в стену вмонтировали сейф. Эли Бос думает, что вы будете провозить кокаин. Он ничего не знает о фруктах. Если вы уже познакомились с подробностями плана, напишите ваши замечания и положите бумагу в пульт туда, где нашли это письмо. Его надо сжечь в присутствии Маузея».

Маузей, видимо, был садовником дачи. Когда он принес чай, Грэгэм поднес письмо к камину и сжег его. Оба молчали. Грэгэм понял, что разговора не получится. Когда Маузей убрал пепел, Грэгэм был убежден, что садовник знал о содержании письма.

— А где кабак «Три веселых матроса»? — спросил он.

— Я не знаю кабаков в окрестности, — ответил Маузей.

Он испытующе смотрел на Грэгэма и говорил так растянуто, что казалось, будто каждое его слово было на вес золота. Наконец он произнес:

— Я помню, в молодые годы видел дом с таким названием у Виктории-Док-Род.

Садовник вышел. Через некоторое время Грэгэм заметил его в саду. Как бы там ни было, но Маузей свое дело любил. Когда Грэгэм вышел в сад, чтобы поговорить с ним о хозяйстве, Маузей воодушевленно рассказывал о цветах, которые выращивал.

Грэгэм засиделся за ужином до десяти вечера. Минута в минуту постучал садовник. Он вошел в комнату и запер дверь. Потом опустил руку в глубокий карман и достал запечатанный конверт, который и на сей раз был адресован Грэгэму. Он нашел в нем тот самый манускрипт, который видел у Тигра Трайна.

Между переплетом и первой страницей лежало письмо;

«Прежде чем вы вернете эту книгу Маузею, положите ее в конверт и запечатайте. Конверты лежат в третьем отделе пульта. Подобную процедуру вы должны выполнять каждую ночь. Немедленно сожгите эту инструкцию».

Грэгэм опять сжег письмо в присутствии садовника.

— Все в порядке, Маузей, — сказал Грэгэм, перелистывая страницы. — Я вас позову, когда закончу читать.

Садовник отрицательно покачал головой.

— Мне очень жаль, сэр, — почти грубо ответил он, — но я обязан оставаться здесь, пока вы будете читать. Вам нельзя делать заметок или что-нибудь выписывать.

— Чей это приказ? — спросил Грэгэм в надежде, что садовник упомянет Тигра Трайна.

— Я не знаю, как его зовут, — лаконично ответил садовник.

С десяти вечера до часа ночи Грэгэм изучал манускрипт. Сначала он полностью прочитал его, чтобы иметь общее представление о содержании. Очень часто он останавливался, его поражала смелость плана. Перевернув последнюю страницу, вновь открыл первую. Теперь он уже внимательно вчитывался в каждую строку, стараясь запомнить мельчайшие подробности. Лишь когда часы пробили час, Грэгэм закрыл книгу и запечатал ее в конверт. Маузей просидел три часа, как вкопанный. Грэгэма удивила выдержка садовника. Во время одной из коротких пауз он спросил, не хочет ли слуга закурить.

— Я не курю и не пью.

Потом Грэгэм так увлекся чтением, что не замечал присутствия этого человека.

Садовник взял запечатанный конверт, сунул его в карман и, пожелав жильцу спокойной ночи, собрался уходить.

— Завтра вечером меня здесь не будет, — сообщил Грэгэм.

— Я знаю.

— Наш друг доверяет вам.

— Он и вам доверяет, сэр, но у него есть все основания доверять мне больше, — таинственно произнес садовник.

Утром Грэгэм пошел в ближайшее село, чтобы купить газеты и книги. Он уже начал скучать от безделья.

После обеда он разыскал гараж, взял на прокат маленькую машину и поехал в город. После заката был в Гринвиче и пошел пешком к «Трем веселым матросам».

От грязного домика, где находился кабак, пахло газом и кухней. В этом заведении с незапамятных времен собирались моряки. Некоторые из них спали на песчаном полу, другие дремали за столами. В отдельной комнате, громко называвшейся «салоном», не раз обсуждались планы грязных делишек и заключались контрабандные сделки.

Когда Грэгэм вошел сюда, увидел только двоих. Один бездельник сидел со скрещенными на животе руками на старом виндзорском стуле. Шляпа была нахлобучена ниже глаз. Он дремал и покачивался. За большим столом сидел мужчина богатырского телосложения. Он был в грубой морской блузе, надетой на шерстяной сюртук. Грязная шапка прикрывала седую голову. Лицо было несимметрично, но усы с проседью и пучки волос, свисавшие на подбородок и шею, сглаживали грубые неправильные черты. Вздутые красные щеки, маленькие с кровавыми подтеками глаза и кривой нос не нравились Грэгэму. Пока он сидел в тюрьме, насмотрелся на разных моральных и физических уродов, но такого еще не встречал.

Когда Грэгэм вошел, моряк мимоходом глянул на него и больше не обращал внимания. Лишь только когда Грэгэм подошел к нему и спросил: «Не хотите ли чего-нибудь выпить?», глаза моряка уставились на него, и он произнес одно слово: «Джин».

Капитан Эли Бос, так звали старого моряка, не любил говорить. Грэгэм для знакомства начал было о погоде, но безуспешно. Старик пил джин и потягивался.

— Я иду домой, — наконец, сказал он Грэгэму, — Не хотите ли проводить меня, сэр?

Голос у Боса был грубый и низкий, как будто звучал из подземелья. Но старик даже не взглянул на собеседника, согласен он или нет. Грэгэм кивнул и последовал за ним. Они долго шли к Сильвертоуну. Лишь только когда оказались на тихой пустынной улице, капитан заговорил:

— Старик намекал, что вы хотите купить замок для вашей каюты… Он дорого стоит, но вы можете получить его, как и сейф. Пошлите то и другое моему человеку по имени Тиглей на Литл-Перч-стрит. Я хочу сделать ваше путешествие комфортабельным. Но «Притти Аннэ» не «Мавритания». Не забудьте также, что я любитель простой, но обильной пищи. Играете ли вы в юкр?

Грэгэм не играл, и это вызвало недовольство капитана.

— Захватите с собой книги, — сказал он, — я и мои парни их не читаем.

— Когда вы отправляетесь в плавание? — спросил Грэгэм.

Капитан посмотрел на него исподлобья.

— Когда захотите, — пробормотал он. — Думаю, что 26-го.

Грэгэм ничего не знал о дне отъезда. До 26-го оставалось всего ничего.

— Моя «Притти Аннэ» немного подпрыгивает на воде, но зато я испытал ее в любую погоду… гм… обильная, но простая пища! «Притти Аннэ» ничем особым не отличается и, послушайте… лучше сами захватите ликер. Мне нужен только джин… и стакан рома во время холодного ночного дежурства. Я освободил каюту Джо… это мой инженер… Она в середине парохода за мостиком. Это лучшее место на судне, но там жарко, как в тропиках.

— Я могу взять вентилятор, — предложил Грэгэм.

Капитан громко рассмеялся.

— Никаких электрических аппаратов! — весело захихикал он. — Почему? На пароходе нет электричества… Мне хорошо и с керосином. У меня была динамомашина, но она не работала… динамо — это пар, пар — уголь, а уголь дорогой…

Он бессвязно говорил, перескакивая с одного на другое.

— Джо будет спать со мной, а Фред может лежать и на матраце, — продолжал капитан. — Они бы с удовольствием хотели быть в каюте, но не всегда имеешь то, чего тебе хочется.

— Разве из-за меня они остаются без каюты?

— Только Джо. Каюта Фреда нужна для…

Челюсти капитана аж треснули, закрыв рот. Наверное, он боялся проболтаться, и поэтому воздерживался от разговора. Но вдруг спросил:

— Зачем вы везете кокс в Индию? Бремен — лучшее место для этого… Вы можете получить его в бочках. Я взял груз в миллион долларов на Буэнос-Айрес… Это было нетрудно… Хороший груз…

На углу улицы он остановился, сунул руки в карманы и посмотрел на спутника.

— Дальше я пойду один, — Не забудьте Тиглея на Литл-Перч-стрит. Фред вставит замок.

Он передохнул, будто хотел что-то вспомнить, но, пожелав спокойной ночи, пошел своей дорогой.

Грэгэм плохо ориентировался в Кэннинг-Тоуне, поэтому обратно пошел той же дорогой, по которой шли с капитаном.

На углу темной улицы он завернул на Викторию-Док-Род и дошел до оживленного района. Миновал железнодорожный мост и остановился на тротуаре, ожидая автобуса, который должен был перевезти его через туннель Блокуэл к месту назначения. Между тем на остановке начала собираться публика. Когда Грэгэм повернулся, то увидел дородную даму. Она быстро взглянула на него и сразу же отвернулась. Грэгэм узнал большой нос и знаменитый подбородок. Сердце забилось, в глазах потемнело. Это была миссис Оллорби.

Глава 10

Грэгэм Халовель вернулся в Гринвич и сел в машину. Вместо того, чтобы вернуться в Кобэм, он подъехал к телефонной будке и позвонил в клуб «Мусетрап». К аппарату подошел Трайн.

— Я встретил вашу знакомую, — осторожно произнес Грэгэм. — Помните женщину, которую мы видели в окно вашего секретариата?

— Миссис О.? — реакция Трайна была мгновенной.

— Да.

— Где вы ее встретили?

— В Кэннинг-Тоуне. Думаю, что она следила за мной.

Оба замолчали. Через минуту Трайн сказал:

— Езжайте на запад. Ждите меня на Уэрдур-стрит. У вас ведь закрытая машина? Да? Хорошо! Через двадцать минут буду там.

Грэгэм быстро рванул и на пустынном углу Уэрдур-стрит обогнал Трайна. Он затормозил, и Трайн сел в машину.

— Регент-парк… крайний круг, — почти приказал Трайн.

Он больше не произнес ни слова, пока они не оказались в указанном месте.

— Теперь рассказывайте!

— Особо нечего, — сказал Грэгэм. — Я увидел ее только около остановки автобуса, но уверен, она наблюдала за мной весь вечер.

Они снова замолчали.

— Что ей нужно? Что она знает? — шептал Трайн. — Вы не заметили ее в кабаке?

Грэгэм отрицательно покачал головой.

— Я бы узнал ее. Нет, ее не было там. Думаю, она заметила, как я прощался с капитаном… Могу поклясться, на улице никого не было, когда я проходил там с Эли Босом.

— Гм… Не уверен… Толстая женщина — необыкновенный детектив, — сказал Трайн, растягивая слова. — Готов спорить, она следила за вами еще в Кобэме. Какого вы мнения о капитане? — внезапно спросил он.

— Эли Бос? Не очень приятный тип.

— Да, но зато деловой. Готов продать собственного сына, если ему хорошо заплатить; он уже выполнял мои поручения, но они были другого рода. Обращаю ваше внимание на важное обстоятельство: капитан ни в коем случае не должен знать, что вы везете в Индию. Если догадается, фрукты никогда не прибудут в место назначения. Пусть думает, что это кокс. Так спокойнее.

— А что, он может узнать о фруктах?

— Нет, если пароход не задержат в Канаде. Он укажет, что провозит материал для радио. Это поможет избежать контроля торгового департамента… Бос раньше работал для английской фирмы. Когда будете отправлять свои чемоданы, не забудьте упаковать два револьвера и несколько сот патронов… Они вам пригодятся.

— Знает ли капитан, что вы участвуете в деле? — поинтересовался Грэгэм.

Трайн ответил отрицательно, что удивило Грэгэма.

— Он думает, что выполняет просьбу моего приятеля. Эли Бос все делает «только из человеколюбия». Это суровый, но страстный человек, но, думаю, на сей раз это не будет мешать вам.

— В чем же его страсть?

— Женщины, — лаконично ответил Трайн. — Он уже трижды из-за них сидел на скамье подсудимых. А однажды даже чуть не попал в тюрьму надолго. Это было в Туро. Дело в том, что Эли внушил себе, будто он мужчина-красавец. Это своего рода мания. Сыновья из-за своей тупости и злости всячески поддерживают в этом старика. Он обожествляет деньги, но женщины для него выше всего. Но во время путешествия у вас не будет неприятностей из-за этого. От имени несуществующего друга я заключил с ним контракт, в котором сказано, что на борту парохода не будет никаких женщин. Он получил большие деньги. Думаю, сумма не позволит ему нарушить контракт.

Об Оллорби Трайн больше не говорил. Они доехали до Гоуэр-стрит, и Трайн вышел из машины. Грэгэм вернулся в Кобэм. Хотя было уже поздно, садовник ждал его и приветствовал на лестнице.

— Скажите, сэр, вы ждали телефонного звонка в одиннадцать?

— Я? — удивился Грэгом. — Нет!

— И вам не должна была звонить супруга?

— Нет… Кажется, она даже не знает этого номера.

— Значит, хорошо знает кто-то, — сказал садовник. — Приблизительно в одиннадцать вас приглашала к аппарату дама. Она спросила, когда вы возвратитесь.

— Что же вы ответили?

— Что ничего не знаю, и отказался с ней разговаривать. Она не назвала себя, но попросила записать для вас несколько слов.

Грэгэм пошел за садовником в рабочий кабинет. На подставке лежал листок, на котором детским, но разборчивым почерком было написано:

«Нет более безопасного сейфа, чем камера 79 В. Уорд».

Грэгэм Халовель побледнел, как смерть. Он даже присел, чтобы не упасть. «79» — номер камеры, а В. Уорд — название тюрьмы-блока в Дартморе, где Грэгэм Халовель отбывал наказание.

Глава 11

Все знали, что его высочество князь Кижластанский давал вечера и рауты, поражавшие роскошью и блеском. Но немногие были посвящены в то, что он также умел устраивать красивые камерные ужины. Здесь в полной мере проявлялся тонкий вкус князя. Рикисиви был в безукоризненном европейском костюме и отличался от остальных мужчин только цветом лица. Он пошел в шикарный зал своей квартиры и осмотрел накрытый стол.

Коллэй Веррингтон пришел первым за полчаса до назначенного времени. Он самодовольно улыбнулся, прочитав меню.

— Даже полковник будет в восторге, — сказал он, указывая пальцем в карте на особую марку вина.

Князь презрительно улыбнулся.

— Для меня все общество будет скучным и неинтересным. Если бы вы немного потрудились и удвоили усилия, можно было бы пригласить мисс Джойнер, — упрекнул князь.

— Думаю, ваше высочество ошибается, — сказал Коллэй, натянуто улыбаясь. — Если бы мы пригласили ее сюда, она, безусловно, не приняла бы приглашение. Но тогда мне было бы абсолютно невозможно поддерживать с ней что-то вроде деловых отношений для… гм… осуществления нашего маленького плана.

— Вы даже ни разу не написали ей, — князь не скрывал недовольства. — Таким образом вы дали понять, что мы… Как вам сказать… Отказали ей… Мы расписались в бессилии по поводу истории с жемчугом, и из-за этого вроде бы не хотим ее больше видеть. А я так страстно желал этого! Она мне нужна, как воздух. Я тоскую, когда не вижу ее. Если бы вы хотя бы попытались написать ей…

— Я написал, — защищался Коллэй, внимание которого всецело было сосредоточено на порядке мест для гостей за столом. Он не смотрел на князя. — Я написал, что вы устраиваете семейный вечер, и Ричард Халовель тоже приглашен. Но я не пригласил ее. Я просто не знал, что вы уделяете такое большое значение ее присутствию.

— Проклятье! — крикнул князь. — Зачем вы написали такую чушь?

— Так было нужно, — холодно ответил Коллэй. — Иначе нельзя было создать впечатление, что вы заботитесь о ее безупречной репутации. В письме я также добавил, что на вечере будет Диана. А мисс Джойнер наверняка не захочет встречаться с ней.

— Но Диану ведь не приглашали, и она не посмеет прийти! — не своим голосом закричал князь.

— Конечно, — согласился Коллэй. — Независимо от того будет Диана или нет, мисс Джойнер постарается ответить, что она вообще не придет, если же промолчит, вынуждена будет принять мое следующее приглашение.

— Когда же? — вне себя от волнения спросил князь.

— После того, как ваше высочество будет на пароходе, плывущем на восток, — медленно, чеканя каждое слово, ответил Коллэй. — Я встречусь с мисс Гоуп через несколько дней после того, как вы уедете. Это будет ваше алиби, если вдруг что-то случится… В это время вы должны быть вместе с другими пассажирами на пароходе.

В глазах князя засияла радость.

— Вы уверены, что у вас все получится?

— Я просто убежден в успехе, — сказал Коллэй. — Кроме того, есть еще один повод для вашего отъезда. Не хочу вмешиваться в чужие дела, но вынужден быть предусмотрительным, раз ваше высочество настолько благосклонны ко мне, рассказав об известном предприятии, порученном одному из ваших друзей. Я настаиваю, что вам нужно покинуть Англию прежде, чем будет выполнен этот маленький план.

— Ладно! Через неделю поеду, — нетерпеливо согласился князь. — Я не могу этого сделать без приготовлений. Нужно много кают для моей свиты…

— Я их уже заказал на пароходе «Полтан», — сообщил Коллэй. — Пароход снимется с якоря в будущую субботу. Ваше высочество может считать меня дерзким, но я служу вам и сделал это в ваших же интересах. Я все утро искал подходящее судно. К счастью, на «Полтане» освободилось несколько кают. Я временно забронировал их для вашего высочества.

Князь прикусил губы.

— Возможно, вы правы, — наконец, согласился он. — Вы очень дальновидный и умный человек. Мы поговорим об этом, когда все разойдутся…

Слуга доложил о прибытии гостей. Первой, к большому изумлению князя, вошла Диана Мэртин. Она постаралась, и была так очаровательна, что даже Коллэй остолбенел. Такой красивой он ее еще никогда не видел. Она была в сером платье, отделанном серебром. Этот наряд выгодно подчеркивал и ее зрелую красоту, и оттенял молодость. Даже князь забыл о своем возмущении и восхищенно смотрел на нее. Диана вошла в зал, окинула взором стол, выписала себе карту, изменила порядок двух других, потом подошла к собеседникам:

— Я поменяла порядок мест для гостей. Я хочу сидеть рядом с полковником. Он бы смертельно оскорбился, если бы около него оказалась Джен Лизон. Она ненавидит его супругу и не удержалась бы, чтобы резко не высказаться в адрес леди Синтии.

— Может быть, нужно было пригласить леди Синтию? — заинтересовался князь.

— Она все равно не пришла бы, — уверенно сказала Диана. — Я обязательно должна поговорить с полковником…

Разговор прервался. Прибыл индийский чиновник с супругой, увешанной с ног до головы бриллиантами. Через несколько минут приехал полковник Рислип. Без супруги он всегда был весел и любил пошутить.

— Ах, как любезно, мисс Диана, что вы здесь, — сказал полковник и долго пожимал ей руку. Он с восхищением смотрел на гостью. — Вы сегодня выглядите моложе, чем когда-либо. Ах, каким идиотом был Дик Халовель!

Никто так хорошо не знал, как полковник, что Дик был прав, порвав с Дианой. Его слова были данью вежливости и преклонением перед женской красотой.

— Мистер Коллэй, я вас давно не видел. — Полковник протянул ему руку, но пожал слегка. Он предпочитал не встречаться с Коллэем, но сейчас не мог не подать ему руки. — Да, Коллэй, я хочу потом с вами поговорить… Я уже давно не слышал настоящей пикантной истории.

Если бы успех ужина зависел от настроения хозяина, то кругом царило бы уныние. Князь был не в духе и почти не уделял внимания соседке по столу, влиятельной даме в обществе.

— Как поживает сэр Дик Халовель? — спросила Диана.

— Очень толковый офицер, — ответил полковник, выпивая бокал. — Слава Богу, я его опять переманил из отряда летчиков. Вы же, конечно, знаете, что он перешел в авиационный отряд после… гм… вашего конфликта. Он стал превосходным летчиком. Я летал с ним в Алдерсотс. Он проделывал в воздухе такие рискованные пируэты, что я испугался до смерти. Я себя хорошо чувствую только на земле или в седле.

— Он ведь опять помолвлен…

— К сожалению, ничего определенного сказать не могу. — Полковнику стало не по себе. — Я не интересуюсь помолвками молодых офицеров, пока они не скажут мне об этом.

— Он придет к вам, — дружелюбно сказала Диана. — Мисс Гоуп Джойнер… Вы ее знаете?

— Да, видел, — любезно ответил полковник, пытаясь поменять тему разговора. — Очень милая девушка. Моя супруга недавно сказала…

Но Диана прервала его.

— Надеюсь, Дик будет счастлив, — сказала она любезно, словно признавая свое поражение.

— Я уверен в этом, — тихо согласился полковник.

— Правда? — наивно спросила Диана.

Полковник смутился и ерзнул на стуле.

— Она очень красивая, любезная, воспитанная…

Полковник хотел не касаться личностей, но попался в ловушку, расставленную Дианой.

— Да, кстати, какова ее родословная?

Диана замолчала, отдавая дань роскошно сервированному столу. Но затем опять мимоходом спросила полковника, который не ответил на первый вопрос:

— Есть ли у нее вообще родственники?

— Они умерли? — ответил полковник вопросом на вопрос. — Это было бы печально.

— Никому неизвестно, умерли они или нет, — сказала Диана. — И меньше всего об этом знает сама Гоуп.

Полковник нахмурился.

Диана пожала белыми красивыми плечами.

— Это сущая правда, и я говорю вполне серьезно.

Она вкратце рассказала ему биографию Гоуп Джойнер, и хотя говорила правдоподобно, все же недвусмысленно выделила темные места родословной мисс Гоуп.

— Дик не сможет остаться в полку, если женится на ней, — продолжала Диана.

— Наоборот, он говорил, что останется, — резко возразил полковник. — Через несколько недель его произведут в капитаны. Я знаю, что он уже давно мечтает командовать батальоном, как и его отец. Со времени образования полка Бирвичской Гвардии всегда один из Халовелей служил в нем.

— Тогда вы доживете до того, что полк останется без Халовелей, — зло пошутила Диана.

Полковник промолчал. Впечатление от ужина было испорчено.

Когда разговор возобновился, он ответил Диане той же монетой:

— У Дика много неприятностей из-за ужасного сводного брата. Но пусть не огорчается. В семье не без урода. Мисс Гоуп действительно очень красивая и порядочная девушка. Я одобрю его выбор, когда он сообщит…

— Вы-то, да. Но леди Синтия…

Она что называется попала в десятку.

Вскоре гости разъехались. Остались только Диана и Коллэй. Князь, немного развеселившийся за ужином, спросил ее:

— Вы ведь говорили с полковником о Гоуп Джойнер?

Диана усмехнулась.

— Я только сказала, что она очень красивая и милая девушка. В основном, мы говорили о Ричарде Халовеле. Ведь он собирается жениться на Гоуп.

Она заметила, что князь растерялся.

— Жениться? — Князь повернулся к Коллэю. — Впервые слышу.

— Ричард и Гоуп только знакомы, — сказал Коллэй. — Я даже сомневаюсь, что они помолвлены.

— Они любят друг друга, — необдуманно брякнула Диана, — а это равнозначно помолвке. Они свободны, красивы, здоровы… Почему бы им не пожениться? Ричард Халовель вынужден будет подать в отставку, потому что жены офицерского корпуса не допустят, чтобы в их общество попала женщина сомнительного происхождения.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил князь. — Разве мисс Джойнер не из хорошей семьи?

— Ха-ха-ха! — Диана деланно обрадовалась. — Удивительно, что ваше высочество заступается за Гоуп Джойнер. Ведь именно вы должны знать, какую важную роль играет происхождение! У вашего высочества прекрасная тысячелетняя родословная.

Князь, видимо, успокоился, он очень гордился своим происхождением.

— Не надо плохо отзываться о мисс Джойнер, — попросил он. У меня на это есть свои основания. Понятно?

Коллэй согласился. Князь продолжал:

— Нужно все сделать так, чтобы никто не подумал, что люди, так или иначе связанные с князем Кижластанским, враждебно настроены против Гоуп Джойнер.

— Да, это необходимо, — подтвердил Коллэй.

Диана удивленно посмотрела на него и спросила:

— Разве у вас есть свои соображения на ее счет?

— Нет, — быстро возразил Коллэй, — но я полностью согласен с его высочеством. Нам не нужны враги. Ведь в круг ваших обязанностей, мисс Мэртин, входит приумножение числа его друзей. Даже к вашим соперницам вы должны быть добры и снисходительны.

Если Коллэй думал ввести ее в заблуждение, то он ошибся. Слишком подозрительно выглядела забота князя о Гоуп. Диана поняла, что за всем этим кроется что-то другое, и злилась, что ее не посвятили в тайну. Она знала, что от Коллэя не получит никакой информации, поэтому решила обратиться к Грэгэму. Может быть, он что-то знает?

Ранним утром, когда молочник еще объезжал квартиры со своими бидонами, Диана заказала машину и поехала в Кобэм. Она застала Грэгэма за столом. Перед ним стоял холодный завтрак, к которому он не притронулся. Он испугался, когда она вошла в комнату.

— Ах, это ты? — сказал он. — Вы изволили оказать нам честь?

Она удивилась. Лицо Грэгэма было землисто-серым. Оно было таким только один раз, когда его арестовали.

— Что с тобой? — спросила она.

— Ничего! — Он подал ей стул, — Пожалуйста, налей кофе, у меня дрожат руки.

Она села, налила чашку и подала ему.

— Скажи же, наконец, что с тобой?

— Ничего!

Он подошел к двери, запер ее на ключ, подсел ближе к Диане и шепотом рассказал о ночном приключении. Она внимательно выслушала и отрицательно покачала головой.

— Я тебе не звонила. Это, безусловно, сделала та подлая женщина.

— Но ведь она знала, что в тот момент я был в Лондоне, — Грэгэм настаивал на своем.

Диана улыбнулась.

— Конечно, знала. Она также была уверена, что, как только ты вернешься, сторож передаст тебе записку. Не могу поверить, что она — детектив. Я готова предположить, что она в этом деле понимает не больше, чем ее коллеги-мужчины.

Диана сощурилась и глубоко задумалась. Она была умна и мужественнее Грэгэма и легче находила выход из затруднительного положения.

— Где ты был, когда речь зашла о сейфе?

— Сначала говорил Трайн, потом о сейфе упомянул капитан, но мы стояли в таком месте, где подслушать было невозможно. Никто, кроме садовника, не мог знать о письме с инструкцией о сейфе.

Диана вдруг улыбнулась. Ее озарила мысль.

— Она следила за Трайном и узнала, что он купил сейф, который должны были доставить капитану… Дело в том, что она работает на три фронта: следит за тобой, за Трайном и за капитаном.

— Но откуда эта проклятая баба знает, что я участвую в этом деле?

— Очень просто, — спокойно объяснила Диана. — Миссис Оллорби видела тебя с Босом. Она знает, что сейф должны доставить на «Притти Аннэ». Теперь она сопоставляет все факты, чтобы сделать выводы. Возможно, она позвонила только потому, чтобы подтвердить правильность своих предположений. Ведь детектив пытается предугадать события, а не только констатировать факты. Ты позвонил Трайну после того, как получил записку?

— Да.

— Так оно и есть! Миссис Оллорби поручила своему агенту на телефонной станции подслушивать все разговоры с Трайном. Трайн был дома, когда ты ему звонил?

— Нет.

— Благодари небо за это. Тебе повезло, — облегченно вздохнула Диана. — Я тебе посоветую: поменьше пользуйся телефоном…

В двери постучали, и прежде чем Грэгэм успел сказать «войдите», садовник уже закрывал за собой дверь на ключ.

— Знаете ли вы некую миссис Оллорби? — тихо спросил Маузей.

Грэгэм настолько опешил, что не мог произнести ни слова. Он лишь кивнул.

— Хотите, чтобы она вошла?

— Что?.. Вошла?.. — спросила побледневшая Диана.

— Она в коридоре, — сказал садовник.

Грэгэм и Диана переглянулись и окаменели.

— Можно ли пригласить ее? — опять спросил садовник.

Диана первой оправилась от испуга. Грэгэм приходил в себя с трудом.

— Куда? Сюда?.. — он все еще плохо соображал.

Лицо Грэгэма исказили испуг и полное недоумение. Диана спохватилась:

— Пусть войдет!

Грэгэм хотел возразить, но Диана взглядом успокоила его.

Спустя мгновенье открылась дверь, и миссис Оллорби быстро вошла в комнату. Она самодовольно смотрела на супругов.

— Доброе утро, господа! — ее голос был вызывающе веселым. Это была не та покорная, подобострастная женщина, которую Диана видела у себя в квартире. Она говорила с ними на равных. — Как прекрасен утренний солнечный свет… и деревья, и великолепные цвета… Когда я слышу шепот листьев, снова чувствую себя молоденькой девушкой. Некоторые люди больше любят море, — продолжала она, — но я предпочитаю дачу с зеленой травой и благоухающими цветами. Ах, эти громадные трубы пароходов! Ведь на пароходах обычно есть трубы… Мрачные, черные, на которых облезла краска. Но на пароходах не бывает ни деревьев, ни диких роскошных садов… Не правда ли, мисс Мэртин? На пароходах ведь нет деревьев?

Диана в ответ лишь прошептала что-то невнятное, Оллорби говорила, словно обращалась сама к себе:

— Самое важное для парохода — его имя. Но, конечно, не все заключается в нем. Возьмем хотя бы «Притти Аннэ» («Красивая Анна»). Что хорошего в этом судне? Даже капитан уродлив. Я предпочла бы лучше жить с небольшим кошельком здесь на даче, чем путешествовать с сейфом по Атлантическому океану, тем более, если бы была на месте человека, ранее уже имевшего горький опыт. Разве я не права, мисс Мэртин?

Садовник, стоявший в двери, оцепенел от страха. Диана, наконец, пришла в себя и начала:

— Я не знаю, что вы…

Но миссис Оллорби перебила:

— Вы не понимаете, почему я вдруг ворвалась на вашу красивую дачу? — Оллорби широко улыбнулась. — Знаете ли, мисс Мэртин, я фантазировала, что вы скажете: «Я не знаю, чего вы хотите», или «Будьте любезны объяснить нам», или даже «Как вы смеете?» Мало ли существует фраз, которыми можно воспользоваться, чтобы выразить негодование? Если вы настолько умны, чтобы выдумать что-то оригинальное, то должны и уметь сохранять спокойствие.

Она осмотрелась. Стены украшал китайский фарфор, красивая мебель создавала уют. На столе стояли вазы с розами. Шикарные гардины слегка покачивал утренний ветерок.

— Великолепный дом, — сказала Оллорби, растягивая слова. — Тигр Трайн сдал его Джонни Делбуру… Вы, конечно, знаете, что домом владеет Тигр… Он сдал его за несколько дней до того, как Джонни ограбил банк. Вы, мистер Халовель, наверное, встречались с ним с Дартморе… За излом он получил двадцать лет тюрьмы. Я удивляюсь, почему Тигр не оставляет «Клуба Мусетрап» и не проводит свою старость здесь, на лоне прекрасной природы?

Она повернулась к двери, увидела смущенного садовника и дружелюбно кивнула ему.

— Мистер Маузей, не правда ли? Сначала вас звали мистером Кольтэром, потом вы стали мистером Вильсоном… Я не помню сейчас всех ваших имен, но великолепно помню все преступления. Как поживает ваша прелестная супруга?

Миссис Оллорби заметила зеленый передник Маузея и весело кивнула.

— Садоводство — проверенное занятие. Особенно для мистера Маузея-Кольтэра-Вильсона… Это куда лучше, чем брать на воспитание младенцев и отправлять их на тот свет…

Пораженный Маузей еле живой поплелся по коридору и исчез. Оллорби посмотрела живыми глазами на бледную и расстроенную Диану, ожидая от нее проклятий. Но Диана была слишком умна, чтобы говорить.

— Чудесное место выбрали для дачи, — сказала Оллорби, восхищенно осматривая комнату. — Если бы она принадлежала мне, я бы тут разводила кур. Любопытство иногда помогает в жизни. Когда я была школьницей, любила собирать газетные вырезки. Моя мать очень огорчалась, когда я вырезала из воскресной газеты заметки о преступлениях и вклеивала их в учебники. Я собрала их несметное количество, словно знала, что выйду замуж за полицейского. Но… я никогда не предполагала, что мне придется работать в Скотленд-Ярде. Мой сын Гектор — лучший сын всех времен и народов, хотя и немного близорук, часто спрашивает меня: «Мама, зачем тебе эти вырезки, если ты их все знаешь наизусть?» И действительно, если уж я что-нибудь прочитала о преступлении, то никогда не забуду. Я, например, помню, как была в Олд Байлей на процессе, когда вашего садовника Маузея приговорили к пяти годам тюрьмы. Он считается одним из лучших взломщиков сейфов. Говорят, придумал такой аппарат для резки стальных стен, что все американские взломщики были от него в восторге! Вы можете, мисс Мэртин, гордиться своим отечеством!

— Чем мы обязаны вашему появлению? — спросила Диана, которая, наконец, овладела собой.

— Мне нужен свежий воздух, — ответила миссис Оллорби. — Я два дня провела в скверном домике на маленькой грязной улице, и даже общество капитана Эли Боса не компенсировало потери. Правда, удалось раздобыть важные сведения. Я жажду поделиться ими. Я и Гектору сказала, что отправляюсь в Кобэм, чтобы найти мисс Мэртин или мистера Халовеля. Может быть, одним выстрелом смогу убить двух зайцев и помогу мисс Мэртин избежать в будущем больших неприятностей. Может быть, к моим словам прислушается и мистер Халовель.

Сыщица рассмеялась, когда увидела бледного Грэгэма.

— Что вас так испугало? — Она грустно покачала головой. — Вы боитесь, что знаете меньше меня?

— Мы уже слышали о вас, миссис Оллорби, — сказал Грэгэм.

— Я, видимо, становлюсь знаменитой, — обрадовалась Оллорби. — Это тем более удивляет, потому что я очень редко выступаю свидетельницей. Думаю, вы бы вообще не знали обо мне, если бы не Тигр Трайн. Я видела, когда вы втроем были в клубе, у окна… Я умею хорошо наблюдать…

— Вы от скромности не умрете, — сказал Грэгэм, оправившийся от испуга. — Но ваша болтовня нас не веселит и появление не радует. Если пришли по делу, то говорите, пожалуйста, откровенно. Если нет, мы не огорчимся и с удовольствием попрощаемся с вами.

— Только вежливо, — согласилась Оллорби. — Только спокойно. Даже князь Кижластанский никогда не убивает танцовщицы до того, пока не снимет чурбан с головы. Вы собираетесь в длительное путешествие, мистер Халовель?

Грэгэм поднялся, подошел к двери и указал на нее.

— Вы хотите, чтобы я ушла? Мне очень жаль, что вы скучали… Говорят, я очень интересная собеседница. Гектор считает, что меня можно слушать часами… Правда, он мой сын! Итак, до свидания, миссис Диана Халовель!

Вот незадача! Сыщице тоже известно, что она супруга Грэгэма.

— До свидания, мистер Грэгэм Халовель!

Он закрыл дверь за гостьей. Миссис Оллорби быстро пошла по садовой дорожке. Она улыбалась и что-то напевала. Со стороны казалось, что женщина рассталась с хорошими знакомыми.

Диана с супругом наблюдали в окно, пока ее шляпа не исчезла за изгородью. Потом они молча посмотрели друг на друга.

— Что она знает? — Диана была спокойна.

— Понятия не имею. Видимо, очень мало, а то говорила бы о подробностях, — задумчиво ответил Грэгэм. — Она пришла не задерживать нас, а только предупредить.

— Конечно, у нее есть две-три версии, и она пыталась выведать кое-что у нас, чтобы дополнить их. Капитан Бос — владелец парохода. Ты видел эту женщину ночью на Ист-Энд? Ясно, что звонила она. Естественно, она ничего не знает, а только предполагает… Разве ты не заметил, как она осторожно беседовала, — надеялась, что ты или я проболтаемся.

Кто-то постучал. Вошел садовник. Его худощавое лицо подергивалось.

— Она уже ушла? — хрипло спросил он.

— А вы ее знаете? — поинтересовалась Диана.

— Я слышал о ней. — Маузей не откровенничал. — Я хорошо знал ее мужа. Он был детективом-сержантом в Скотленд-Ярде. Он навлек несчастье на мою бедную жену, хотя она была невиновна.

— Видимо, вы не раз попадались ей в лапы…

— Ее мужа, — уточнил Маузей.

— А она говорила правду?

Садовник утвердительно кивнул. Когда Диана вопросительно посмотрела на него, он сказал:

— Да, признаюсь, я сидел в тюрьме. Просто удивительно, как она обо всем знает. Ее специальность — следить, и много людей попали в тюрьму только потому, что они из-за собственной глупости болтали лишнее. А эта женщина умеет входить в доверие. Вы, надеюсь, ничего ей не сказали? — быстро спросил Маузей. Получив утвердительный ответ, он продолжил: — Я знал, что вы не из болтливых. Миссис Оллорби действует, как яд. Не забудьте, что она может работать так, как ни один мужчина-детектив. Он просто боялся бы лишиться службы в полиции. Ее ничего не смущает. Что она вам говорила? Я должен обо всем доложить директору, который скоро будет звонить.

Диана точно передала содержание разговора с Оллорби.

— Да, о некоторых частностях у нее правильная информация, — признался Маузей, — но она ничего не знает о большом плане. Она только видела, что вы встречались с Босом, знает о том, что вы звонили директору. Все остальное, похоже, она предполагает…

Садовник вдруг подбежал к окну и посмотрел в сад.

— Она еще здесь, — тихо произнес он. — Я бы хотел знать, чего она ждет?

Миссис Оллорби стояла под большим тенистым деревом недалеко от дороги. Она изучала дачу. В руках у нее был белый лист бумаги. Она то заглядывала в него, то смотрела на дом. Вдруг она исчезла. Садовник сделал резкое движение.

— Она идет через Ректори-Фильд, — крикнул он. — Я хочу хоть раз напугать эту старую кошку.

Маузей молниеносно выскочил из комнаты. Через несколько секунд Грэгэм увидел его бегущим по улице с винтовкой. На бегу он зарядил ее двумя патронами.

Тропинка через Ректори-Фильд сокращает путь на Эшер-Род, но времени при этом выигрывает мало. Поэтому Маузей воспользовался проходом через сосновый лесок. Дойдя до края, он почти остановился. Внезапно он увидел миссис Оллорби, которая шагала по песчаной дороге в двадцати метрах от кромки соснового леска. Оскалив зубы, садовник поднял винтовку. Прогремели два выстрела в воздух. Он только хотел напугать женщину. Маузей уже готов был рассмеяться, когда увидел, как Оллорби упала на колени. Но он радовался преждевременно. Большая вязаная сумка, которую она держала под мышкой, вдруг упала. В руках сыщицы оказался пистолет.

Опять прозвучал выстрел.

Садовник стоял как вкопанный. Пуля пролетела рядом с его ухом, ударила в ствол сосны и рикошетом попала в дерево, около которого он стоял. Он быстро понял всю опасность и выбежал на дорогу, размахивая руками.

— Что вы делаете? — крикнул он.

Миссис Оллорби подошла к нему. Пистолет был наготове. Сыщица весело улыбалась.

— Пожалуйста, не прикидывайтесь дураком и не говорите, что приняли меня за птицу… В некотором смысле, конечно, я старая ворона, но такая, которая может стрелять.

— Черт возьми, что вы сделали? — крикнул он. — Я только хотел пошутить и напугать вас.

— Я тоже пошутила. — Оллорби смеялась, держась за бока, но револьвер был направлен на дрожавшего садовника.

Она выглядела довольно комично, но грозно. Шляпа сдвинулась и почти закрыла один глаз. Лицо еще больше покраснело и покрылось потом. Тройной подбородок стал совсем «многоэтажным». Садовнику даже показалось, будто у нее образовалось, как у рассерженного индюка, нечто вроде мясистого воротника. Миссис Оллорби ничуть не испугалась.

— Если бы я считала, что это было покушение на убийство, то немедленно отправила бы вас в полицейское управление Кингстона, но я вижу, что это была глупая выходка с вашей стороны.

Она поправила шляпу, привела в порядок прическу и посмотрела на руки, почерневшие от дыма.

— Впредь будьте благоразумны, — сказала она, повернулась и подняла вязаную сумку.

Садовник лишь только пришел в себя, когда сыщица скрылась за деревьями Суттон-Хольма. Он пошел домой и встретил у сада расстроенного Грэгэма.

— Что вы наделали? — грубо спросил Грэгэм.

— Я только хотел ее напугать, — пробормотал садовник.

— Напугать! Ха-ха-ха! Я слышал три выстрела…

— У нее тоже был пистолет. Прошу вас, мистер Халовель, ничего не говорите о случившемся директору.

Грэгэм не обещал. Он пошел к Диане и рассказал ей о неудачной шутке садовника. Диана возмутилась.

— Я сейчас же поеду в город, — сказала она. — Расхожее мнение, что все преступники глупы, видимо, опять подтвердилось. Ты сам расскажешь Тигру об этом или хочешь, чтобы это сделала я?

— Лучше ты, — сказал Грэгэм. — Если он надеется на помощь этого человека, то ошибается.

Когда Диана приехала домой, человек, которого хотела срочно увидеть, уже ждал. Она удивилась, что Тигр рискнул прийти к ней средь бела дня. Он впервые был у нее, и это немного смущало Диану. Он, видимо, понял ее состояние. Когда она вошла в салон, Тигр сидел в кресле и читал журнал.

— У меня тоже есть квартира в этом же доме-блоке, — сказал он, чем удивил хозяйку. — Уже два года. Полиция знает об этом, но вы, кажется, нет? Что там натворил Маузей?

— Откуда вы уже знаете? — спросила ошеломленная Диана.

— Ваш супруг позвонил… Я бы хотел, чтобы он поменьше пользовался телефоном… Я уберу Маузея оттуда. Он дельный работник, но недалекий. Не думаю, чтобы глупая шутка с Оллорби имела последствия, но Маузей мне нужен к 26-му… Лучше спрятать его в таком месте, где его не арестуют.

— Скажите, мистер Трайн, зачем вы вообще взяли на службу такого человека, как Маузей?

Тигр добродушно рассмеялся.

— Я уже говорил, что Маузей — хороший работник. Кроме того, я некоторым образом обязан его жене… Дело небольшое, она даже ничего не подозревает. А быть обязанным в таких случаях — моя слабость.

Диана глубоко задумалась и сказала:

— Вы только что упомянули о 26-ом. Что, собственно, это значит? По времени это совсем близко…

— Я только сегодня утром узнал, что в этот день караулом командует сэр Ричард Халовель.

Диану ошеломила новость.

— Ричард? Какое отношение он имеет к делу?

— Трудно сказать. Вы не читали манускрипт?

— Нет!

— Наш друг Грэгэм, видимо, не успел вам объяснить. 26-ое во многом является удачным. В этот день хороший прилив, Луна заходит в нужное время, а если точнее, она вообще не светит… Но самое важное обстоятельство — мы накануне открытия парламента, для чего нужны знаки королевского отличия. Какая будет погода, я, конечно, не знаю. Только могу надеяться на дождь.

— Значит, вы убираете садовника?

— Да. На всякий случай, — ответил Трайн. — Но мне так или иначе там нужен хороший… портной.

Несмотря на подавленное настроение, Диана рассмеялась.

— Зачем вам нужен портной? Да, мистер Трайн, вы обещали мне крупную сумму. Что нужно сделать?

Он как-то хитро посмотрел на нее.

— Роль очень простая. Вам только придется поужинать с леди Синтией Рислип.

Диана вытаращила глаза.

— Что?.. Я… с леди?.. — Она расхохоталась. — Знаете ли вы, какой ответ я получу от нее? Нет, это нереально. Ничем не могу вам помочь.

— Наоборот. Вы были помолвлены с Ричардом?

— Да!

— Он ведь хороший человек. Я его не знаю, но слышал, что этот офицер пользуется отличной репутацией.

— Он… — начала Диана, но по мановению руки Тигра сразу же замолчала.

— Я хотел видеть, как он выглядит в мундире, и уже знаю это. Я незаметно для него сделал двадцать моментальных снимков, когда он был в мундире. Вы, когда были помолвлены с ним, имели возможность хорошо изучить характер леди Синтии.

— Да, — сказала Диана, ожидая, что скажет Трайн дальше.

— Она не оттолкнет вас. А это мне и нужно. Я не вижу причины для того, чтобы вы не могли 26-го участвовать в ужине в Тауэре.

Диана не ответила, но Трайн понял, что она не соглашается. Наконец, она сказала:

— Но это… абсолютно нереально!

— Я ждал, что вы именно так и ответите.

— Допустим, я буду на ужине. Но какая от этого польза? Кроме того, вы подумали о том, что и меня могут заподозрить, если Грэгэм попадется и станет известно, где я провела вечер.

— Можете на меня положиться. Я изучил дело всесторонне и все предусмотрел. От вас только требуется, чтобы вы присутствовали на ужине. Так вот, Диана… разрешите мне так называть вас, — сказал Тигр и легко поклонился.

Судя по нетерпеливым жестам, Диана не была склонна к фамильярности. Тигр понял это и продолжал:

— В Тауэре существуют обычаи и манеры, сохранившиеся со времен средневековья. Один из них — пароль… Мне нужно, чтобы вы его узнали во что бы то ни стало.

Диана зло усмехнулась.

— А кто же мне скажет? — саркастически спросила она.

— Полковник! — спокойно ответил Тигр. — В семь часов вы будете в Тауэре в парадном вечернем платье…

— А через пять минут меня там уже не будет. Вы еще не знаете леди Синтии!

— Когда придете на квартиру полковника, — продолжал Тигр, не обращая внимания на ее замечания, — обратитесь лично к слуге, которого вы наверняка знаете. Он доложит о вас полковнику…

— Леди Синтии! — перебила Диана.

— Полковнику, — холодно повторил Тигр. — Леди Синтии не будет дома. Ее заранее пригласят в другое место. Но полковник будет дома и, возможно, даже удивится, когда увидит вас. Вы скажете ему, что кто-то по телефону пригласил вас на ужин… Вам показалось, что это скорее всего была леди Синтия. Вы при этом заметите, что ради этого вынуждены были отказаться от другого неотложного визита. Ясно, что полковнику станет неудобно, и он пригласит вас поужинать… Что касается того, как вы выведаете у него нужное мне слово, — Тигр пожал плечами, — в этом полностью полагаюсь не ваш опыт. В десять вы попросите полковника отвезти вас домой. Он будет настолько галантен, что проводит вас, тем более в это время позвонит леди Синтия и скажет, что вернется домой не раньше полуночи.

— Вы уверены, что все так и будет? — смущенно спросила Диана.

— Не сомневаюсь, потому что об этом позабочусь я сам, — сказал Трайн. — Думаю, пароль будет из этих четырех слов: «Ньюпорт», «Кардифф», «Монмут» и «Бристоль». Запомните их хорошенько. Когда выйдете из Тауэра, к вам подойдет какой-то газетчик. Вы скажете ему «нет», если пароль будет первым словом. Вы скажете ему «спасибо, нет», если пароль будет вторым словом, и так далее. Когда вы будете с полковником у себя дома, постарайтесь задержать его подольше. Когда он уедет и вы останетесь одна, можете лечь спать и предаться самым радужным мечтам.

Диана подошла к окну и посмотрела на улицу. Она глубоко задумалась. От одной мысли, что она участвует в этой авантюре, сердце усиленно забилось. Впервые сумма в пятьдесят тысяч фунтов показалась не очень-то большой. Может быть, отказаться? Ее не волновала судьба Грэгэма, он ничего не представлял для нее. Был ли он на свободе или в тюрьме, он всегда оставался тяжким бременем и напоминал о глупом браке. Было бы хорошо, если бы он дал ей повод подать на развод. Но вряд ли он согласится на это. А что, если он попадется и выдаст ее?

— Мне не совсем нравится… — начала она, повернувшись к Тигру.

Комната была пуста. Тигр выбрал подходящий момент, чтобы покинуть Диану.

Глава 12

Пятьдесят тысяч фунтов! Диана попробовала вызвать у себя вдохновение грандиозным планом. Князь Кижластанский великодушен, но он вдруг стал очень нетерпеливым. Человек без выдержки, он нашел теперь коварное средство, чтобы отомстить народу, угнетавшему его. Значит, источник ее доходов скоро может иссякнуть. Значит, нужно подыскивать другое занятие.

Диану ничуть не интересовало, был ли план законным или преступным. Ее главным образом беспокоили опасности, связанные с ним, и меры предосторожности. Она смутно знала о преступлении, называемом государственной изменой, и о наказании, связанным с ним. Она исполняла слишком ничтожную роль. К тому же Трайн, верный своим принципам, сумеет позаботиться о ней, чтобы при неблагоприятном стечении обстоятельств она не пострадала.

Она не хотела ни читать манускрипт, который Грэгэм изучал по ночам, ни знакомиться с деталями плана.

Дик Халовель… Какая роль отведена ему? План попытаются выполнить в ту ночь, когда он будет командовать караулом. Диана испытывала дьявольское наслаждение, что Дик тоже замешан. Можно себе представить, как бы он взбесился, когда узнал бы о ее разговоре с полковником на ужине у князя. Ведь она, Диана, все делает для того, чтобы расстроить его брак с Гоуп, учитывая любовь Дика к гвардейской службе. Диана не сомневалась, что Дик предпочтет остаться в любимом полку, чем жениться на девушке неизвестного происхождения.

Ее вдруг осенило. Диана села за стол и написала маленькое письмо лейтенанту Роберту Лонгфелью и послала его специальным посыльным в Тауэр. Возможно, Боб и не придет, но она знала его со школьной скамьи, и он всегда весьма любезно относился к ней. Ей необходимо было поговорить с кем-то из тауэрцев, чтобы узнать мнение Дика о ней. Когда в четыре часа пополудни Домбрэт ввела в салон молодого офицера, Диана приветствовала его так тепло, что это вызвало у него подозрение.

Бобу Лонгфелью нелегко было прийти к Диане. Она заметила это с первого взгляда. Боб начал болтать, говорил о том, что уже долго не видел ее и довольно прозрачно намекнул, что в пять часов у него назначена встреча. Диана поняла, что это всего лишь повод поскорее уйти. Поэтому она сразу приступила к главному.

— Очень нелюбезно с вашей стороны, что вы до сих пор не заглянули ко мне. Как поживает Дик?

Боб поперхнулся и беспомощно сказал:

— Очень хорошо.

— Вы сказали ему, что идете но мне? — Она лукаво посмотрела на него и совсем не удивилась, когда Боб кивнул утвердительно.

— Я думал, что поступил правильно…

— Я ужасно любопытна, Боб… Женится ли Дик?

Боб опустил голову и признался, что ничего не знает. Диана поняла, что гость не идет на разговор. Но все-таки опять затронула нужную ей тему. Она осторожно стала расспрашивать о полковнике, а от полковника до леди Синтии — один шаг.

Боб понял, что характер Дианы совсем не изменился.

— Я бы хотела, чтобы Синтия не была настроена против меня, — вздохнула она, — и осталась по-прежнему любезна со мной. В молодости ее считали одной из самых развратных девушек Лондона, она совершила не один глупый поступок… Моя мать рассказывала, что о леди ходили скверные слухи.

Боб притворился наивным:

— Но зато теперь о ней ничего предосудительного больше не слышно. Наоборот, она стала похожа на вечную суровую ледяную гору. Дрожь берет, как только ее вижу.

— А вы когда-нибудь в ее присутствии говорили обо мне? — спросила как бы между прочим Диана.

Боб смутился. Он откашлялся и ответил более громко, чем требовалось:

— Не помню! Может быть… Вероятно…

Улучив удобный момент, Диана сделала вывод:

— Не можете ли, Роберт, прийти 25-го на небольшой ужин, который я буду давать у себя?

Боб быстро посчитал в уме и ответил:

— Мне очень жаль, но 25-го я опять буду вынужден командовать проклятым караулом. — Боб вздохнул с облегчением. — А 26-го в карауле будет Дик… У нас сейчас мало офицеров: трое болеют, а Джонсон и Биллингэм в отпуске. Фактически я ни в одном военном учреждении столько не работал, как в Тауэре. В мрачной крепости приходится расставлять больше караульных, чем в настоящем полевом лагере.

Вдруг Боб, к большому удивлению Дианы, задал ей вопрос:

— Вам не нравится Гоуп Джойнер?

— Гоуп Джойнер? Почему, Боб? Очень приятная особа. Правда, я знаю ее поверхностно, но… кто ее вообще знает? Это довольно таинственная личность.

— Она не более таинственная, чем любая другая женщина, — защищал Боб мисс Гоуп. — Она молода и красива…

— И подходящая жена для Дика, — спокойно продолжила Диана. — Но, думаю, он неохотно оставит полк.

— А зачем ему оставлять службу в гвардии? — спросил Боб. — Ведь Гоуп не балерина… или… или… гм… девушка с сомнительной репутацией…

— Дик будет обязан покинуть службу, — язвительно сказала Диана. — Вы это прекрасно знаете, Боб. У Гоуп нет родственников, которых бы кто-нибудь из нас знал.

Боб беспокойно заерзал на стуле и покраснел.

— Если Гоуп недостаточно хороша для Бирвичской Гвардии, — раздраженно сказал он, — то… Бирвичская Гвардия точно так же нехороша для меня. Я не настолько зависим от военной службы, чтобы остаться в полку хотя бы на день после отставки Дика. Я еще не слышал, чтобы кто-нибудь плохо отозвался о Гоуп. Все находят, что это — одна из милейших девушек в Лондоне.

Они помолчали. Потом Диана нерешительно спросила:

— А разве леди Синтия тоже так считает?

Боб не знал, что ответить. Он бы мог рассказать кое-что интересное о Гоуп, так как ее тайна стала близка ему. Но он был осторожен.

— Я не удивлюсь, — медленно сказал Боб, тщательно взвешивая каждое слово, — что многое будет известно о мисс Гоуп до тех пор, пока речь зайдет о помолвке.

Диана вопросительно посмотрела на гостя:

— Очень странно. Кто же вам сообщит об этом?

Боб молчал. Он собирался сегодня же вечером отправиться в Монкс-Шез к мистеру Галлэту, хотя последний и не ждал его.

— Я убежден, что все выяснится в ближайшее время, — сказал Боб и попрощался с Дианой, которую расстроили его слова.

Когда Боб спускался по лестнице, он никак не мог понять, зачем, собственно, Диана пригласила его. Он еще больше убедился в том, что доверять этой женщине нельзя. Когда Боб был уже в вестибюле, вдруг открылась дверь, и вошел какой-то господин. Его лицо показалось Бобу знакомым, но он не мог вспомнить, где видел этого человека. Боб подошел к портье и спросил:

— Я знаю этого господина, но запамятовал его имя…

— Это мистер Трайн, сэр. Его знает весь город.

— Трайн? — Боб вспомнил. — Это Тигр Трайн? Владелец… — Боб хотел сказать «владелец всех игорных клубов», но промолчал.

— Да, сэр!

Портье не назвал Трайна по имени, так как Трайн, как считали, владел домом-блоком, а значит, был и его хозяином.

Конечно, это Тигр! Боб однажды провел лихорадочную ночь в шикарной квартире на Уэст-Энде, где напитки отпускались бесплатно, и небольшая кучка игроков за зеленым столом испытывала фортуну. Боб тогда проиграл не очень много. Он был осторожен.

По дороге на Пикадилли, Боб пытался проанализировать слухи о преступной деятельности Дианы. Они, видимо, не соответствовали действительности. Раньше Диана по поручению Трайна завлекала легкомысленную молодежь в его игорные клубы, но потом прекратила это занятие.

О Трайне Боб знал ровно столько, сколько рассказывали о нем знакомые. Трайн был авантюристом, участвовавшим в сотнях темных дел и имевшим влиятельных и могущественных друзей в высших сферах.

Боб владел домом на Керзон-стрит. Там он изучал тайну Гоуп и проверял всю информацию, получаемую от осведомителей касаемо ее происхождения. Сейчас он тоже занимался этим. Никаких новых данных! Что бы ни предпринимали его агенты, они всегда выходили на адвокатов, которые распоряжались состоянием Гоуп и вносили деньги на ее текущий счет. Боб даже решил познакомиться с судебными архивами, но эта сложная работа ни к чему не привела. Завещания, на основании которого Гоуп выплачивали ренту, нигде не было.

С большим трудом Бобу удалось установить возраст мисс Джойнер. Ей было двадцать три года. Он изучил все записи 10 июня 1901 года и, хотя ему показали в Сомерсет-Хауз все акты, не нашел подтверждения тому, что мисс Джойнер родилась именно в этот день. Теперь осталось только спросить об этом слепого мистера Галлэта. Но когда собрался ехать в Монкс-Шез, Боб усомнился в своей затее. Он даже поговорил об этом с одним из своих агентов-детективов:

— Я просто не знаю, с чего начать разговор со стариком.

— Вы можете сказать, что вы друг семьи, — посоветовал агент.

— Какой семьи? В том-то и дело, что нет семьи, другом которой можно было бы казаться. Если бы была семья, зачем были бы нужны такие масштабные поиски.

— Почему вы не хотите представиться другом мисс Гоуп Джойнер? — спросил агент.

Боб вспылил:

— Разве я уже тысячу раз не говорил вам, что имя Гоуп Джойнер вообще не должно упоминаться в связи с этим делом. Никто не должен даже догадываться, что я им занимаюсь. Будьте благоразумны, сэр!

Вечером Боб приехал в Монкс-Шез и вышел из автомобиля в том же месте, где неделю назад под проливным дождем стояла Гоуп. Дверь домика привратника была открыта, но там, видимо, никого не было. Боб направился к главному входу и позвонил. Через некоторое время дверь открылась, и вышел старый слуга.

— Кого? Мистера Галлэта? Вы договаривались с ним о встрече?

— Нет! Я приехал по своей инициативе, чтобы поговорить с владельцем Монкс-Шэза.

— Я посмотрю, — сказал слуга и проводил Боба в салон. Вскоре он вернулся:

— Мистеру Галлэту нездоровится, и он попросил, чтобы вы письменно изложили вашу просьбу. Он только что вернулся из Парижа и очень устал.

— Не мог бы он мне уделить хотя бы пять минут?

Слуга не ответил. Боб заранее заготовил письмо и сейчас подал конверт слуге.

— Пожалуйста, передайте мистеру Галлэту.

Слуга покачал головой.

— Мистер Галлэт слеп, сэр. Вы, наверное, этого не знали.

Боба взбесила собственная глупость.

— Разве у него нет секретаря или доверенного, который мог бы ему прочитать письмо?

Боб опять столкнулся с непреодолимым препятствием. Он быстро вышел, и дверь закрылась за ним. Снова его усилия ни к чему не привели.

Он задумчиво шел по дороге, миновал домик привратника и вышел на широкую улицу. Здесь судьба улыбнулась ему. Около автомобиля какой-то старик с детским любопытством рассматривал фигуру девушки на радиаторе. Старик был очень дряхлым, с почти потухшими глазами.

— Эта молодая дама очень холодна, — хрипло рассмеялся он. — Но все равно, ничего подобного я в наших местах не встречал.

— Возможно, — равнодушно согласился Боб. — Как давно вы здесь живете?

— Девяносто восемь лет, — ответил старик дрожащим голосом.

— Господи! — воскликнул Боб. — Значит, вы хорошо всех знаете!

— Конечно! Я еще помню, когда в Монкс-Шез жил старый лорд Вильзом.

— А сейчас им владеет мистер Галлэт? — спросил Боб.

— Да, — презрительно ответил старик. — Еще до сих пор у меня шумит в ушах от старого скандала, будто это случилось вчера. Мистер Галлэт удрал тогда с молодой женщиной, а ее отец явился сюда, чтобы застрелить его. Ведь женщина была из очень знатной и влиятельной семьи.

Боб задрожал от волнения.

— Когда это было?

— Давно, когда еще шла война в Африке. Мой внук тогда потерял ногу и до сих пор получает пенсию. Красивый был парень.

Боб прервал его воспоминания.

— Помнит ли еще кто-нибудь об этом?

— Здесь, в этой деревне? — пренебрежительно переспросил старик. — Никто ничего не знает! Кругом одна молодежь… Кроме меня и хозяина «Сохи» здесь никто не живет дольше десяти лет.

— Как же вы тогда узнали об этом?

Старик криво усмехнулся.

— Моя невестка была кухаркой в Шез и обо всем знала.

Насколько Боб понял со слов старика, молодая женщина была замужем за пожилым человеком, от которого сбежала с более привлекательным мистером Галлэтом. Пожилой супруг, видимо, отнесся к этому спокойно. К тому же вскоре после этого он умер, а перед смертью светская жизнь его совсем не интересовала. Женщину насильно водворили домой строгие родители и вскоре опять выдали замуж.

— Все хранилось в тайне, — сказал старик. — Слуги были немы, как рыбы.

— А второй раз дама вышла замуж за мистера Галлэта?

— Нет, он никогда не был женат. Наверное, родители молодой дамы были против него… Ничего определенного об этом сказать не могу, но знаю одно — леди Синтия…

Боб протянул руку и ухватился за поручень, чтобы не упасть от неожиданности. Он не верил своим ушам.

— Что?.. Леди Синтия? — у него перехватило дыхание. — Не может быть!.. Вы сказали…

— Леди Синтия! Она ваша родственница? Простите, я не хотел оговорить ее.

Старик, видимо, подумал, что Боб волнуется из-за родственных чувств.

— Леди Синтия? — переспросил Боб. — Не знаете ли, за кого она вышла замуж?

— Не знаю… Я ее видел только один раз… Это была очень красивая, стройная дама. Она носила на мизинце большое кольцо с зеленым камнем. Говорили, что камень стоит сто фунтов.

У Боба закружилась голова. Он хорошо знал этот зеленый смарагд, часто видел, как леди Синтия вертела кольцо, пронизывая холодными глазами лейтенантов полка, сидевших за званым ужином.

Старик рассказал все, что знал, и поплелся дальше. Он был польщен, что ему оказал внимание гвардейский офицер. Боб сел на подножку машины, положил голову на руки и глубоко задумался. Сейчас он знал только одно: этой ночью он должен обязательно увидеть мистера Галлэта.

Он пошел к деревне, живописно раскинувшейся под холмом. Харчевня напомнила услышанное от старика. Это была «Соха». Ее хозяин, вероятно, тоже знал о приключениях Галлэта. Боб вошел. За прилавком стоял пожилой господин и вытирал стаканы. Боб поздоровался. Хозяин оказался не таким разговорчивым, как дряхлый старик. Бобу не сразу удалось завязать с ним беседу.

— Похоже, вы говорили с Гэммэром Холландом. Он болтлив, как старая баба! Я очень мало знаю об этом, потому что не интересуюсь похождениями моих соседей, а особенно такого господина, как мистер Галлэт, который… не является моим клиентом. Но у меня были с ним коммерческие дела.

— А вы знаете эту даму? — спросил Боб.

— Нет, сэр. Я только знаю, что она после скандала вышла замуж за гвардейского офицера…

Боб примирился с мыслью, что больше ничего не выведает. Он побыл в харчевне около часа и поужинал там. Когда стемнело, снова подошел к Монкс-Шез. Боб спешил, чтобы к полуночи вернуться в Тауэр, потому что не записался в специальной книге. Он рассчитывал к тому времени найти караульного, который обязан впускать офицеров между двенадцатью и тремя часами ночи.

Когда Боб был около дома, уже почти совсем стемнело. Он решил подойти к западному флигелю здания. Боб осторожно прошел через дерновые насаждения и оказался у дома. Сам того не зная, он воспользовался воротами, через которые сюда прибыла Гоуп Джойнер.

Боб увидел дорогу, вымощенную щебнем. Он еще не успел решить, куда направиться дальше, как вдруг его ослепили фары автомобиля, выехавшего из-за угла. Боб стал искать, где спрятаться, чтобы его не заметили, и нашел только нишу между выступами столбов. Он прижался к стене, надеясь, что шофер машины не увидит его. И не ошибся. Водитель остановил машину у фасада, вышел из нее и постучал в дверь. Ему ответил тихий голос:

— Он сейчас выйдет.

Шофер сел в машину.

Сердце Боба готово было выпрыгнуть из груди. Что, если «он» окажется мистером Галлэтом? Что делать? Может быть, выйти из укрытия, любезно взять его под руку и сказать: «Мне нужно с вами поговорить». Или…

Но больше размышлять было некогда. Раздались гулкие шаги по коридору, и мистер Галлэт вышел из дома. Он сел в автомобиль, прикурил папиросу. Боб увидел энергичное лицо…

Боб почувствовал, что сейчас выдавать себя было бессмысленно.

Глава 13

Грэгэм Халовель был угнетен. Его мучили сомнение, страх и даже галлюцинации. На него отрицательно действовало одиночество. В очередной припадок меланхолии он позвонил Диане и попросил срочно приехать. Диана ответила, что сейчас очень занята. Он не поверил.

Садовника Маузея заменили молодым человеком, исполнявшим свои обязанности так же аккуратно, как и его предшественник.

Грэгэм выучил весь план наизусть. И чем глубже изучал, тем он казался проще. Но, несмотря на это, беспокойство почему-то усиливалось с каждым днем. Все фантазии Трайна казались безумными, потому что нигде не говорилось, как должны были быть украдены бриллианты. Роль Грэгэма была довольно простой, но он хорошо знал порядки в Тауэре и чрезвычайные меры, принятые для охраны драгоценностей. Когда тревога настолько овладела им, что не давала покоя, Грэгэм решил лично побывать, как говорится, на месте преступления.

Он выбрал для этого субботу. Именно в этот день в Тауэре было полно посетителей. В кассе он купил маленький зеленый билет, который давал право войти в сокровищницу. Вместе с другими посетителями прошел через первые дугообразные ворота, затем вдоль стены и попал к Кровавой Башне.

Его остановил смотритель, потому что рядовая публика пользуется другой дорогой. Но у Грэгэма был зеленый билет, и его пропустили. Пока Грэгэм шел ко второму контрольному пункту, он все время оглядывался, проверяя, нет ли за ним слежки. К счастью, он не знал офицера охраны. Грэгэм облегченно вздохнул. Наконец, он поднялся на ступени Уокфильд-Тауэра, где хранились интересующие его драгоценности.

Внешние ворота были дубовые, обиты внутри толстым железом. Когда Грэгэм оказался у двери, ведущей с площадки в сокровищницу, то увидел, что вход состоял из двух стальных дверей, каждая толщиной по десять сантиметров. Такие двери обычно ставят в банках. В середине помещения был большой стеклянный ящик, обнесенный крепкой железной решеткой. Грэгэм заглянул внутрь и заметил маленький манометр, назначение которого было неизвестно. Он обнаружил также дополнительные двери. При первом признаке опасности специальный охранник нажимает скрытую кнопку, и двери защиты с треском опускаются вниз. На ночь они закрывались, как и дополнительные железные шторы. Все это полностью изолировало ящик от внешнего мира. Грэгэм забыл о бриллиантах. Даже огненный рубин Черного Принца и сверкающие алмазы из Африки не вдохновляли его.

Грэгэм искал глазами электрическую сигнализацию, которая при малейшей попытке открыть стальные двери или разрезать стекло, может поднять на ноги весь Тауэр. Проводка была замаскирована, но следы ее можно было обнаружить. Грэгэм медленно, не отставая от публики, обошел все по кругу и очень обрадовался, когда снова вышел на свежий воздух.

Внизу, под Уэкфильд-Тауэром, находилось большое некрасивое караульное здание из красного кирпича. Оно совершенно не соответствовало стилю окружающих домов.

Грэгэм увидел свободного охранника, дал ему на чай и попросил показать маленькую церковь — «печальную святыню христианства». Однако ни гербы в квадратной облицовке над останками великих королей, ни безымянные гробницы не интересовали Грэгэма.

— …Да, сэр, ночью сокровищница охраняется специальным караулом, часто даже двойным.

— Да, она хорошо защищена, — согласился Грэгэм.

Охранник рассмеялся:

— Нечего сказать! Иногда происходит короткое замыкание в проклятой сигнальной проводке… и моментально весь Тауэр «под ружьем»!

«Хорошие перспективы», — мрачно думал Грэгэм, покидая неприветливую крепость. Сначала он хотел поехать в Кобом, но чувствовал, что нужно встретиться с Дианой. Он направился к ней домой, хотя не был уверен, застанет ли хозяйку. Настроение Грэгэма еще больше ухудшилось, когда он встретил там Коллэя Верринггона, удобно расположившегося на диване. Последний холодно кивнул и пренебрежительно посмотрел на него. «Возможно, квартира принадлежит ему как любовнику Дианы?» — думал Грэгэм.

— Привет, Грэгэм! Правда ли, что вы сейчас живете в деревне?

— Диана дома? — вместо ответа спросил Грэгэм.

— Да. Мы пойдем с ней в «Карлтон» поужинать.

— Поищите себе другую партнершу… Мне надо пару часов поговорить с Дианой.

Дерзкий взгляд Коллэя обескуражил Грэгэма.

— Вот как? Вы стали чересчур заносчивы, сударь, — сказал Коллэй. — Должен вас огорчить, Диана договорилась о встрече… чисто деловое свидание!

Грэгэм был в таком состоянии, что даже готов был пустить в ход аргумент, что он супруг Дианы, но, к счастью для него, она вдруг показалась в дверях. По внешнему виду Грэгэма она сразу поняла, что возникли какие-то сложности.

— Я хочу поговорить с тобой наедине, Диана. Коллэй сказал, что вы куда-то собираетесь уходить… Не можешь ли отменить визит?

Диана посмотрела на Коллэя.

— Думаю, можно, — она явно огорчила Веррингтона.

— Милая, дорогая Диана… — начал было Коллэй.

Она покачала головой.

— Очень жаль, Коллэй, но разговор с Грэгэмом отложить нельзя. Если ничего не имеете против, в «Карлтон» я приду позже.

Диана говорила так, что спорить было бесполезно. Коллэй большим усилием воли скрыл возмущение. Диана вышла с ним в коридор, где он тихо шепнул ей:

— Не думаю, что было бы уместно посвящать нашего друга Грэгэма в план, который мы обсуждали сегодня после обеда.

Она не ответила и закрыла за ним дверь. Быстро вернулась к Грэгэму и спросила:

— Что случилось?

Он недоверчиво посмотрел на нее.

— Что тебе говорил Коллэй в коридоре? Он же не хотел, чтобы я это слышал?

Грэгэм не ревновал, но нервы его были взвинчены до крайности.

— Днем, после обеда, он предложил мне выйти за него замуж, — спокойно сказала Диана. — В коридоре он просил меня ничего тебе не рассказывать. Коллэй мне противен, но нужен. Ну что случилось?

Он беспокойно зашагал по комнате.

— Трайн просто сумасшедший… сумасшедший, как мартовский заяц. Я был в Тауэре и осмотрел сокровищницу. Легче уж ограбить Английский Банк!

Вкратце он познакомил ее с результатами экскурсии.

— Старый дурак опоздал на двести лет, — сделал вывод Грэгэм. — Государственная сокровищница — настоящий сейф. Даже самый хитрый взломщик, будь он хоть американец, хоть англичанин, не сумеет открыть стальные двери. Даже если бы и открыл, то проделал бы только десятую часть работы. Повсюду стоит сигнализация, электрическая проводка, видимо, скрыта в стенах. Выполнить план физически невозможно!

— Но Трайн не ставит невыполнимых задач. Я сегодня говорила о нем с Коллэем! Последний утверждает, что Тигр — один из хитрейших людей на свете.

Диана долго и серьезно наблюдала за Грэгэмом.

— Ты считаешь, твоя роль в этом деле очень опасна? — наконец спросила она.

— Опасна, но реальна. Я считаю ее самой гениальной частью плана. У меня довольно большой военный опыт: я был в Сэндхорсте и два года в Уэстшире. Меня не это беспокоит. Нервов хватит. Особенно тревожит кража сама по себе. Трайн выделил для нее всего пятнадцать минут: он рассчитывает за это время пробраться через дубовую дверь. Думаю, нужно быть просто везунчиком, чтобы уложиться всего в четверть часа. В Дартморе я беседовал с самыми знаменитыми взломщиками… Например, с Вринеем, который ограбил Сутерн-Банк. Он сказал, что даже первоклассным взломщикам надо не менее трех часов, чтобы вскрыть стены современного сейфа. Обычно это они делают в праздники, когда можно работать более менее спокойно. Кроме того, у них должна быть относительная свобода в движениях. А электрическое сверло?.. Нет, тауэрский план никак не выполним! Я должен поговорить с Трайном.

— Завтра вечером он будет в Кобэме, — сказала Диана. — Он сообщил и просил меня быть там в то же время. Мы должны все хорошо обдумать, Грэгэм. У меня уже голова болит из-за этого плана.

Диана внимательно наблюдала за Грэгэмом, пока он прикуривал папиросу и метко бросил спичку через комнату в камин. «Из него еще можно сделать порядочного человека, — подумала Диана. — Он только „заторможен“ в духовном развитии, что сбило его с правильного пути». Диана когда-то любила его. Любила страстно, безумно. В этот тяжелый решающий момент, когда все поставлено на карту, в ней опять проснулась страсть к этому человеку. Конечно, любви в полном смысле слова не было, но она испытывала симпатию к Грэгэму.

— Грэгэм, завтра ночью мы хорошо обдумаем план… обдумаем вместе…

Он ощутил, как изменился ее голос и вопросительно посмотрел Диане в глаза. Может быть, он увидел в них нечто большее, чем ожидал. По его напряженному лицу скользнула улыбка. Это была первая улыбка, которую Диана увидела после выхода Грэгэма из тюрьмы.

— Возможно, не стоит и беспокоиться, — сомневался он. — Старый Трайн, несомненно, не глуп. Он знает обо всех трудностях лучше, чем мы с тобой.

— А в манускрипте что-нибудь говорится об этом? — спросила Диана. — Может быть, там есть инструкция о взломе в Уэкфильд-Тауэре?

— Нет. Трайн умолчал об этом, — сказал он и снова улыбнулся. Грэгэм внезапно протянул руки: — Я очень рад, Диана, что ты приедешь ко мне. Не знаю, атмосфера ли этой комнаты или ты сама повлияли на меня… Мне стало как-то легче и спокойнее…

Диана опять посмотрела на него. К ее прежним заботам добавилась новая — о личной безопасности Грэгэма.

Глава 14

Ричард Халовель нечасто наносил визиты супруге полковника, леди Синтии. Она очень удивилась, когда ей доложили о приходе Дика. Леди сидела за чайным столом в низком кресле. Она была стройна, держалась прямо, черты лица тонкие и правильные. Общую гармонию нарушали только тонкие губы. Боб Лонгфелью так резюмировал свое мнение о леди Синтии: «Когда ее видишь, ей можно дать тридцать лет, когда слышишь — все сто». С одной стороны, она обладала свежестью девушки, с другой — мудростью пожилой женщины.

— Очень рада вас видеть, Дик, — протяжно сказала леди. — Вы пришли первым. Подать вам чаю?

— Благодарю, уже пил. Я хочу поговорить с вами наедине, — сообщил он скороговоркой о цели своего визита.

У леди было так называемое «послеобеденное время». Самое тяжелое для молодых лейтенантов. У нее были свои, одной ей известные, источники информации, и она всегда знала, какие наставления сделать каждому юноше по поводу его похождений.

— Сядьте, пожалуйста, Дик. Вы хотели, конечно, поговорить о мисс Джойнер…

Дик хорошо владел собой, но сейчас почувствовал, как кровь приливала к лицу.

— Вы правы! Я пригласил ее к себе на ужин, который состоится завтра у меня дома. Осмелюсь просить вас оказать любезность и взять на себя роль хозяйки вечера.

Леди Синтия уставилась на гостя своими синими блестящими глазами. После паузы она сказала:

— Конечно, буду очень рада. Это ведь та молодая девушка, которая живет в Девоншир-Хаузе… О ней много говорят, и утверждают, что она очень красива.

— Она изумительна, — с восхищением подтвердил Дик.

Леди ненароком пожала плечами, но Дик заметил этот жест и приготовился выслушать мораль.

— Она принадлежит к семье Джойнер из Йоркшира, не правда ли? А может быть, из Уэрвикшира… Я знаю одну хорошую семью, которая живет там много лет.

— Я ничего не знаю о ее семье, — вздохнул Дик.

Она вопросительно подняла брови.

— Думаю, не только я, но и она сама не имеет понятия о своих родственниках. Но она порядочная и обворожительная девушка. Надеюсь, вы, леди Синтия, дружески примете ее в круг нашего полка.

Она опустила голову.

— Вы, конечно, понимаете, как тщательно, осмотрительно нужно принимать жен молодых офицеров. Надеюсь, вы будете счастливы. Останетесь ли вы…

— Пожалуйста, леди Синтия, не мучайте себя вопросом, останусь ли я в полку, или нет, — сказал Дик, стараясь сдерживать эмоции. — Не хотите ли сначала ее увидеть?

— Конечно, — ответила она и вдруг буквально выпалила: — А вы спрашивали ее о происхождении, о семье?

— Да, спрашивал, — спокойно ответил Дик. Он поднялся. — Итак, имею честь ждать вас к восьми часам?

Она улыбнулась и протянула руку с алмазами.

— Надеюсь, все будет хорошо, Дик, — сказала почти нежно. — Для полка будет удар, если вам придется выйти в отставку.

Дик быстро раскланялся и вышел. Около подъезда он чуть не столкнулся с Бобом.

— Иду отбывать еженедельную повинность, — сообщил Боб уныло. — Как поживает фурия?

— Она одна в столовой, — сказал Дик. — Желаю тебе массу удовольствий!

— Ничего не поделаешь, — Боб покорно склонил голову.

Вскоре он предстал перед очами леди.

— Именно вы-то мне и нужны!

Боб впервые увидел ее такой веселой и восторженной. Он мысленно вспоминал свои похождения за неделю, но ничего подозрительного не совершал.

— Я только что говорила с Диком Халовелем… Вы ведь его хороший друг?

— Закадычный, — осторожно согласился Боб.

Сначала он хотел знать, для чего она спрашивала, а потом уже отвечать.

— Кто эта пресловутая Джойнер?

— Очень приличная и красивая девушка.

— Дик уже помолвлен с ней?

— Нет.

— Но хотел бы?

— Да.

— Не можете ли повлиять на него, чтобы он изменил решение?

— Видите ли, леди Синтия… — Бобу очень хотелось ответить ей, как полагается.

Она не поверила своим ушам, когда он заговорил решительно:

— Я думал, вам нежелательно, чтобы женщина с прошлым пополнила наш полковой круг…

Леди тихо смеялась.

— Именно с прошлым желательно, — сказала она добродушно. — Прошлое, которое насчитывает сто или двести лет и которое подтверждается документально…

— А если двадцать или тридцать лет? — неожиданно перебил Боб.

Леди Синтия вытаращила от удивления глаза.

— Я хочу у вас спросить, дорогая леди, сможет ли женщина… — у Боба пересохло в горле, он не мог говорить, но громадным напряжением воли вернул себе дар речи, вспомнив о несчастной Гоуп, — то есть, подходит для нашего полка женщина… если она… совершила необдуманный шаг… опозорилась лет двадцать пять, а может быть, даже двадцать шесть тому назад?

Боб вздрогнул от волнения.

Офицеры всегда спорили между собой, является ли цвет лица леди Синтии естественным, или она пользуется косметикой. Боб мог бы искренне подтвердить, что ее лицо не знало косметики. Сейчас оно стало белее снега.

— Я… я вас не понимаю, мистер Лонгфелью… О ком вы? У какой женщины были неприятности в жизни… двадцать пять лет назад?

— Я не имею в виду конкретную женщину.

— Нет, вы знаете эту женщину, — настаивала леди.

— Да нет… — лгал Боб. — Меня только интересовало, влияют ли похождения в прошлом на репутацию…

Леди глубоко вздохнула. Ее щеки покраснели.

— От загадок у меня кружится голова, — сказала она.

Когда вошли адъютант полковника и другие офицеры, леди облегченно вздохнула.

— Разрешите пожелать вам всего хорошего, — сказал Боб и ушел.

Когда он переходил площадь, посвистывал, погруженный в раздумья, Боб даже не ответил на приветствия офицеров вахтгауза, когда проходил мимо под решеткой Кровавой Башни.

Сержант тауэрской охраны стоял у моста над крепостным валом и наблюдал за порядком. Он выпрямился, когда увидел Боба. Последний вдруг остановился и спросил:

— Где Ричард?

— Сэр Ричард Халовель только что ушел, господин лейтенант.

Боб поспешил и застал Дика, когда тот собирался сесть в машину.

— Я тоже поеду на Уэст-Энд, — сказал Боб и устроился рядом с Диком.

Он увидел хмурое лицо друга и улыбнулся.

— Синтия сегодня была в ударе. Она даже показалась мне загадочной. По твоему виду делаю вывод, что ты говорил с ней о Гоуп Джойнер, — сказал Боб.

Дик утвердительно кивнул. Но, заметив любопытство Боба, с горечью сказал:

— Она, видимо, решила, что я должен оставить службу в гвардии. В самом деле… Я не знаю, что делать. Полковник проявил в деле с Грэгэмом большое снисхождение, поэтому я вынужден уступить в вопросе о Гоуп. Меня мало беспокоит отставка, хотя этим нарушу семейную традицию. Больше всего раздражает то, что Гоуп не уважают.

Боб о чем-то задумался и сказал:

— Да, кстати, ты вспомнил Грэгэма… Он сегодня был в Тауэре!

— Проклятье! Откуда ты знаешь? — спросил Дик.

— Мой денщик видел его… Он ходил в сокровищницу.

Дик опять помрачнел.

— Грэгэм не любит развлекаться среди толпы… тем более в субботу.

— Ничего страшного, — успокоил Боб. — Это ведь единственный день, когда он мог войти в Тауэр… Много народу, незаметно можно смешаться с толпой.

— Допустим, это так. Но зачем ему прятаться? — спросил Дик. — Сокровищница? Я никогда не поверю, что у Грэгэма проснулся патриотизм к подобным регалиям.

Мысль о брате не покидала Дика. Боб вдруг попросил его:

— Пожалуйста, пообещай мне не подавать в отставку… И не говори о твоем намерении ни полковнику, ни кому-то другому… сначала обсуди этот вопрос со мной…

Дик улыбнулся:

— Есть только один человек на свете, с которым я могу говорить. Я увижусь с ним через пять минут.

Когда Дик вошел в красивый вестибюль Девоншир-Хауза, он волновался. Мысль о том, что он может оскорбить Гоуп разговором о ее происхождении, приводила его в ужас. Когда Гоуп подошла к нему поздороваться, она все поняла по выражению лица Дика. Сначала девушка было смутилась, но потом вдруг улыбнулась и доверчиво посмотрела на друга.

И тогда он молча наклонился и поцеловал ее. Это был первый поцелуй за время их знакомства. Дик почувствовал, как она задрожала всем телом. Они молчали. Не было ни объяснений в любви, ни нашептываний, ни трепетных ласк. Он обнял девушку, и они пошли в салон.

— Никогда не думал, что поступлю так, — сказал Дик, — Но… это произошло само собой.

Не дождавшись ответа, он продолжил:

— Сегодня после обеда я говорил с леди Синтией Рислип — женой моего полковника…

— И она не признает меня, — закончила мысль Гоуп. — Она меня никогда не признавала, потому что я «Никто».

Дик кивнул.

— Откуда ты знаешь? — спросил он.

— Я это чувствовала давно. Это может вызвать твою отставку?

— Я все равно оставлю службу.

— Не лукавь… Это они требуют, чтобы ты вышел в отставку. Но я с этим не согласна.

Она говорила спокойно и твердо. Дик еще никогда не видел ее такой серьезной.

— Об отставке пока не может быть и речи. Сначала ты должен узнать, кто я. Кажется, леди Синтия права… И даже больше, чем в том случае, если противилась бы приему в полковую семью дочери трубочиста.

— Я уйду из полка, — Дик настаивал на своем.

Гоуп улыбнулась и покачала головой.

— Ты не можешь себе представить, сколько усилий стоит говорить «Нет!», когда все во мне кричит «Да!». Но ты не должен жертвовать карьерой ради…

Она посмотрела на него чудесными глазами.

— Но, милая Гоуп, я не могу жить без тебя. — Он крепко сжал ее руки. — Ничто не заставит меня отказаться от тебя. Я люблю тебя!

Гоуп шептала тихо и сдержанно:

— Я твоя! Не отказывайся от меня, Дик!

В следующее мгновенье она оказалась в его объятиях. Он прижимал ее горячую голову к щеке и чувствовал, как дрожало ее нежное тело.

Глава 15

Когда Трайн был за рулем, он развивал на своем первоклассном автомобиле большую скорость и выбирал дороги, о которых не догадался бы умнейший детектив. Трайн умел оставлять далеко позади любого преследователя. Телефонограммы во всех полицейских участках о задержании такой-то машины оставались невыполненными. Трайн мог на ходу менять номер машины и ездил с закрытыми глазами в любом конце города. По одной ему известной дороге он в сумерках приехал в Кобэм. Диана уже ждала его, и, когда Трайн вошел в красивую маленькую комнату, она сидела за чашкой кофе, которую ей принес новый слуга. Убедившись, что двери и окна закрыты и занавески опущены, Трайн бросил шляпу и сел на диван.

— Довольны ли вы портным?

— Да, — ответил Грэгэм, — сегодня была примерка.

— Ладно! — Трайн заметил напряженное лицо Дианы. — Вы напуганы, и знаю чем. Грэгэм рассказал вам о плане.

— Да. Он мне все рассказал, — не скрывала Диана.

— Хорошо. — Трайн тихо рассмеялся, словно услышал интересный анекдот. — Речь идет о мелочи, о которой он сказал вам, но о которой сам ничего не знает. Не от этого ли вы нервничаете, Диана?

— Трайн, план абсолютно нереален, — нетерпеливо сказал Грэгэм. — Я вчера был в Тауэре, чтобы осмотреть сокровищницу. Это невозможно! Это безумный план! Три часа нужно только для того, чтобы пробраться через стальные двери. Я думаю, вы знаете, что двери у входа в сокровищницу бронированы, и каждый засов имеет электрический контакт. В тот момент, когда вы попытаетесь дотронуться до дверей или что-нибудь разрезать, весь Тауэр будет поднят на ноги этими проклятыми сигналами… — Грэгэм перевел дыхание. Трайн не реагировал, похоже, он веселился. Грэгэма смутила его реакция. Трайн объяснил:

— Я знаю, что вы были в Тауэре. Могу назвать номер вашего входного билета, имя охранника церкви и даже дословно передать ваш разговор с ним. Что скажете, это тоже невозможно? — Резкий, пронизываюший взгляд Трайна еще больше смутил Грэгэма. — Неужели вы думаете, что я такой круглый идиот и рискну взяться за дело, которое обречено на неудачу? Неужели вы могли предположить, что я не знаю устройства сокровищницы. Вы думаете, я сидел и ждал вашей информации?

Сарказм Трайна обезоружил Грэгэма.

— Конечно, я знал, что вы исследовали Тауэр…

— И все равно настаиваете на своем? Как долго, вы думаете, я работал над этим планом? — спросил Трайн.

На этот раз вместо Грэгэма ответила Диана.

— Князь живет в Англии полгода…

— Рикисиви? — Трайн был полон презрения, — Это случайный клиент, которого я жду десять лет. Десять? Двенадцать лет назад у меня созрел план, как освободить коменданта Тауэра от тяжелой ответственности за регалии. Вот уже двенадцать лет я люблю эти драгоценности и настолько хорошо изучил их, что могу по памяти нарисовать скипетр из слоновой кости, ложку для помазания, каждую корону и диадему, могу начертить грани каждого бриллианта, с точностью до миллиметра знаю размер рубина Черный Принц.

Трайн вдруг замолчал, потом расхохотался, откусил конец сигары и прикурил.

— Я бы мог много рассказать вам. Как и старшие офицеры, я один из немногих, кто умеет обращаться с железными шторами. Я знаю каждый сигнальный звонок… Бронированные двери у входа — мои старые друзья… Вы слышите? — Трайн понизил голос, уперся локтями в стол и наклонился к Грэгэму. — Когда человек, охраняющий драгоценности, хочет достать скипетр или корону, он что — ломает стальные двери или пользуется газовым резаком?

— Конечно, нет, — нетерпеливо согласился Грэгэм. — У него есть ключи.

— Правильно. Он отключает сигнализацию и за пять минут достает все, что ему нужно. Точно так же поступлю и я.

Трайн глубоко задумался. Его глаза уставились в потолок. Диана и Грэгэм не мешали ему размышлять. Наконец, Трайн спросил:

— Вы уже осмотрели всю дачу?

— Что вы хотите сказать?

— Землю, постройки…

— Да.

— Вы видели каменное строение?

— Ржаной амбар? Да!

Трайн засмеялся.

— Ржаной амбар! Ха-ха-ха! Хорошо сказано! Мы вам ночью не мешали?

Грэгэм удивленно посмотрел на него.

— Разве вы ночью были здесь?

— Да. Через ночь… шесть человек. Не хотите ли осмотреть башню?

Трайн встал.

— Позвольте, мистер Трайн, я хотела спросить, — обратилась Диана к Тигру. — Никто лучше вас не знает о последствиях, если нас поймают. О плане известно мне, Грэгэму, вашим агентам…

Трайн перебил.

— Да поймите вы, это ограбление века. Наши действия больше похожи на войну, чем на кражу. Неважно ведь, кто начал войну… Она уже в полном разгаре. Безразлично, кто похитил бриллианты и драгоценности… Они исчезли! Ничего не значит, даже если вор пройдет по Регент-стрит с плакатом на спине о том, что ценности пропали. Вопрос о наказании в случае поимки отступает на второй план по сравнению с суммой, которую мы получим, если укажем местонахождение драгоценностей. Кроме того, как вам известно, в деле участвует князь Рикисиви, и мы невольно вынуждены держать его в курсе дела. — Трайн вдруг решительно предложил: — Пойдемте со мной!

Они последовали за ним в сад и пошли по тропинке, скрытой зеленью. Трайн предупредил их ни в коем случае не пользоваться фонариком.

— Если вы, мисс Мэртин, ничего не видите, держитесь за мое плечо, а мистер Халовель пусть идет за вами. Не бойтесь, не споткнетесь!

Наконец, они увидели контуры башни. Трайн быстро нашел дверь. Диана услышала тихий скрип замка. Было совершенно темно. Трайн попросил их наклониться и ввел в маленькую сводчатую комнату. Послышался треск, и комнату залило морс света. Все зажмурились.

Они очутились в передней, откуда вела наверх винтовая лестница. Вход показался Грэгэму знакомым. Он заметил, что внутри башня круглая, а снаружи — квадратная. Грэгэм уже поднимался по широкой лестнице, когда вдруг понял назначение башни. Когда они подошли к площадке, против которой было несколько пар стальных дверей, от сомнений Грэгэма не осталось и следа.

Тигр Трайн достал из кармана ключ, отпер двери, которые тяжело поддались внутрь. Снова ослепительный свет. Диана, открыв рот, смотрела на картину, открывшуюся перед ней. В середине круглой комнаты стоял большой стеклянный ящик с крепкой железной решеткой. В ящике симметрично были расположены деревянные блоки и посохи. Ящик был хорошо освещен, и Грэгэм узнал его содержимое.

Одна квадратная коробка представляла собой корону Эдуарда, другой посох — бриллиантовый скипетр… В ящике лежали деревянные бриллианты, каждый на своем месте, точно так же, как в хранилище.

— А теперь я вам кое-что покажу, — сказал Трайн. Раздался шипящий звук, и дополнительные железные шторы скрыли ящик от их глаз. — Будьте внимательны!

Диана и Грэгэм не видели, что он делал, но шторы поднялись. Трайн подошел к ящику, открыл одно отделение и засунул туда руку… Грэгэм стоял зачарованный. Он видел, как Трайн вынул деревянный блок…

— А сигнализация? — хрипло спросил он.

— Она не сработает, потому что будет бездействовать, — холодно заметил Трайн. — Признаюсь, это была одна из самых трудных проблем. Я потратил два года на то, чтобы с помощью одного опытного шведского электротехника изобрести способ, как заставить ее замолчать. И это удалось. Так что не переживайте. Ваша задача — четко выполнить свои задания. С завтрашнего дня будем встречаться каждый вечер вплоть до двадцать пятого. Вам придется переодеться в особую одежду.

— А если возникнут затруднения?

— Никаких затруднений не будет, — коротко ответил Трайн.

Они вышли, и Тигр закрыл большие ворота.

Грэгэм возвращался обычным путем. Его мысли путались. Диана шла следом, замыкал цепочку Тигр. Диана была спокойна. Она поняла всю глубину плана Трайна и была уверена, что он осуществится успешно, но…

— Как долго будет отсутствовать Грэгэм?

— Не больше трех месяцев, — ответил Трайн. Он понизил голос, когда они вышли к дерновым насаждениям дачи.

— Как вы думаете, его могут подозревать?

— Разве суть в том, кого заподозрят?

То, что князя Кижластанского считали сумасшедшим, имело основания. Он например, имел в различных странах огромные счета в банках, и та громадная сумма, которую он снял с одного из счетов для уплаты Трайну, была получена в долларах из Америки.

Накануне отъезда в Кижластан князь Рикисиви провел два важных совещания. Первое — с Коллэем Веррингтоном, второе, тайное, — с Тигром. Оно проходило в закрытом автомобиле в парке. Это был излюбленный метод Тигра, так как он исключал слежку и подслушивание. Князь и Тигр погуляли в уединенном парке, а потом в машине обсудили все дела.

С Коллэем князь встретился в отеле. Гладкий, как угорь, ловкий Коллэй докладывал о встрече с Эли Босом.

— Он отправляется в плавание ночью двадцать шестого. Я с ним договорился. Все в порядке.

— Вы доставили на борт шикарную мебель? — спросил князь. — У нее на пароходе должен быть максимальный комфорт.

— Это невозможно, — ответил Коллэй. — Судно находится под надзором таможенников и, видимо, властей. — Коллэй хотел сказать «под надзором полиции», но воздержался, чтобы не пугать князя. — Если на борт доставят роскошную мебель, это вызовет подозрение. Как только станет известно об исчезновении девушки, могут вспомнить и о дорогой мебели на невзрачном пароходе. Не должно быть никаких подозрений на судно.

— А вы вошли с ней в контакт?

— Да, ваше высочество. Вечером двадцать шестого она будет ужинать со мной. Я намекнул, что кое-что знаю о ее родителях. Она засыпала меня вопросами, и я пообещал раскрыть тайну ее происхождения. Она согласилась встретиться. Мы будем ужинать в маленьком ресторане на Вилльер-стрит. Я просил ее быть в простом платье, потому что мы должны посетить такое место, где вечерний туалет может вызвать недоверие и помешает получить нужную информацию. Она согласилась. Больше нет препятствий для выполнения плана.

— Но могут узнать, что вы с ней ужинали.

Князь сомневался. Он до конца не был уверен в успехе. Коллэй покачал головой.

— Ни под каким видом она ничего никому не расскажет. Я строжайше запретил ей и предупредил, что сам нарушил клятву, поэтому никто не должен даже подозревать об источнике информации. Я боялся только одного, что в порыве радости она может поделиться с Диком Халовелем, но она поклялась хранить молчание. Она из тех женщин, которые умеют держать слово.

Заложив руки за спину, Рикисиви зашагал по комнате. В его темных глазах загорелись огоньки. Он рассеянно смотрел в пространство.

— А Эли Бос… имя звучит почти, как индусское… Он заслуживает доверия?

Казалось, князь не во всем доверял Босу.

— Безусловно! Конечно, если получит крупное вознаграждение. — Коллэй вдруг загадочно усмехнулся. — Может быть, стоит взять с собой девушку, которая будет присматривать за мисс Гоуп?

— Достаточно вас, — сказал князь. — Я не хочу, чтобы ее сопровождала женщина. Будь это индуска, еще куда ни шло… Но у меня нет индуски, которая поехала бы с ней.

Коллэй достал из кармана бумагу и подал князю.

— Приблизительный план поездки. Мы прибудем в место назначения на индийском побережье через двое суток после этого дня. — Коллэй показал на дату. — Я уже договорился о сигналах. Высадка пройдет спокойно.

Совещание продолжалось почти час, и Коллэй вышел из отеля с первой получкой.

Он считал князя сумасшедшим, но это его мало волновало. Иногда князь демонстрировал ясный ум и хитрую предусмотрительность. Коллэй ни на минуту не сожалел о преступлении, в котором участвовал ради наживы. Единственное, что его беспокоило — большой план князя, в котором, видимо, был задействован Трайн. За мелкие дела он не берется. Может быть, похищение еще одной красавицы, которое обогатит Трайна… Ах, если бы князь мог отложить большой план на два-три месяца и поручить его выполнение ему, Коллэю… Если бы Коллэй знал, что Грэгэм Халовель будет его сопровождать в Индию, то неохотно согласился бы на эту поездку.

По дороге домой Коллэй зашел в «Клуб Мусетрап». Он ждал, что, может быть, Трайн хотя бы намекнет о характере второго «предприятия» князя. Тигр сидел в кресле у письменного стола. Перед ним дымилась чашка кофе. Сигара лежала в хрустальной пепельнице. Тигр был в очках и писал письмо. Он был явно недоволен появлением Коллэя.

— Я только что встречался с нашим общим другом.

Коллэй без разрешения вынул из ящика сигару и закурил. Тигр был погружен в свои мысли:

— Это самое неприятное известие, которое я получил за последние годы. — Тигр снял очки, сложил их и отложил письмо в сторону, чтобы Коллэй не смог прочитать.

— Не хочу вам мешать, — сказал Коллэй и сел в самое удобное кресло.

— Гм… я совсем не знал, что у нас есть общий друг. Кто же он? — спросил Трайн, нахмурив брови.

— Назовем его господином из Индии.

— Рики? Вы научили его пиковой игре? — Тигр ехидно намекал на ловкость Коллэя в этой карточной игре, которая создала ему плохую репутацию в обществе.

Коллэй только рассмеялся. Его трудно было оскорбить.

— Вы ведь знакомы. Он мне сказал, что вы выполняете его задание. Не могу ли и я принять в нем участие?

Трайн взял сигару их пепельницы и закурил.

— Нет. Ни князь, ни я не согласимся на вашем участии. Скажу честно: вы надоели князю. Он интересовался, не знаю ли я парочку парней, которые могли бы отправить вас в мир иной. Но охота за негодяями меня никогда не интересовала.

Коллэй все равно не обижался.

— Меня все время удивляет, почему мы не можем стать настоящими друзьями?

Тигр натянуто рассмеялся.

— Не удивляйтесь! Я вас терпеть не могу и не доверяю вам… Этого достаточно?

— Преклоняюсь перед вашей искренностью, — улыбнулся Коллэй. — Но в чем вы меня можете упрекнуть?

Трайн быстро ответил, употребив при этом самое резкое из своего лексикона слово. На этот раз он попал в цель. Коллэй побледнел. На щеках выступили пунцовые пятна.

— Я не могу этого слышать! — резко крикнул он.

— Именно поэтому я и сказал. Если бы я адресовал это слово самому подлому вору, он, наверное, застрелил бы меня. И был бы прав. Другие слова для вас не подходят, Веррингтон, — для человека, который столь бесстыдно и низко эксплуатирует женщин. И если вы ничего не имеете против, я хотел бы закончить письмо.

Дрожа от бешенства, Коллэй Веррингтон вышел из «Клуба Мусетрап». Тигр Трайн никогда еще так его не оскорблял. Он стал обдумывать, как бы отомстить этому великому преступнику. Он ненавидел его, но боялся могущественную организацию Тигра, которая протянула свои щупальца во всех частях света. Он чувствовал свою ничтожность.

Но напрасно он терзался мыслью о мести. Судьбе было угодно, чтобы он никогда больше не встретился с Тигром.

Глава 16

Утро двадцать шестого выдалось мрачным и серым. Белый тонкий туман окутывал Темзу. Нависли тяжелые облака. К полудню мелкий тоненький дождик превратился в ливень.

В ненастные дни Тауэр выглядел печально. Маленькая площадь для учений пустовала. В такой день только можно встретить одиночного посетителя. Часовые стояли в специальных будках. Смотрители в пестрых костюмах прятались от ненастья под воротами или в киосках.

Дождь еще накрапывал, когда Дик Халовель со своим взводом покинул площадь и расставил часовых перед вахтгаузом. Он вместе с Бобом, которого сменил, проделал предписанный уставом круг и принял от него охрану берега и других объектов. Дик был рад, что взвод Боба уже отправился в казармы, и он мог уйти к себе в комнату.

Перед этим друзья успели переговорить.

— Прошу тебя, сходи сегодня к Гоуп и объясни ей, почему я должен был отказаться от ужина у себя дома.

— Леди Синтия очень злится на тебя. Думаю, ты это знаешь.

— Могу себе представить! Но это не очень огорчает. Лишь Богу известно, почему она вдруг снова рассердилась. Она тебе что-нибудь говорила об этом?

Боб отрицательно покачал головой.

— Нет. Она сказала Даунпорту, что специально отказалась от приглашения, чтобы «обидеть бедную девушку»… Это ее подлинные слова… В таком случае, мол, ты оставишь ее.

Дик натянуто улыбнулся.

— Все это неспроста! Но леди Синтия сейчас меня не интересует. Пожалуйста, присмотри за Гоуп. Я обо всем написал ей и думаю, что она поймет. Но буду тебе весьма благодарен, если ты поговоришь с ней.

Боб ушел. Дику пришлось двадцать четыре часа отдать службе, которая не была такой скучной и однообразной, как многим казалось.

В этот день леди Синтия была не в духе. Если бы ее супруг нашел малейший подходящий повод, он сбежал бы из дома. К несчастью, служба заставила его быть в Тауэре. Он с огромной выдержкой выносил капризы и придирки своей дражайшей «половины».

— Конечно, это необдуманный шаг со стороны Дика, — в десятый раз повторял полковник, — но он очень остро реагирует, когда дело касается этой девушки.

— Он бесстыдник! — возразила леди. — Даже тупой Лонгфелью, видимо, подпал под его влияние. Дик не только лично пригласил меня на ужин, но еще и прислал письменное приглашение. В последнюю минуту он вдруг все отменил под влиянием молодой особы…

— Какой молодой особы? — спросил полковник, который думал о чем-то другом.

— Ты никогда не слушаешь, что я тебе говорю, — резко сказала леди. — Ты вечно рассеян, Джон! Ведь Ричард Халовель должен был на коленях благодарить тебя за то, что ты для него сделал. Репутация офицера должна быть превыше всего! Когда арестовали его брата Грэгэма, Дик должен был выйти в отставку. Честь мундира не допускает, чтобы брат старшего офицера был преступником.

— Дик тогда подал в отставку, но я и высшее командование не приняли ее. Если бы мы этого не сделали, офицерский корпус взбунтовался бы. Ведь мы, в конце концов, не виноваты, если наши родственники участвуют в неблаговидных делах, — сердито воскликнул полковник.

Леди слишком хорошо знала мужа, чтобы не уловить в его словах скрытый намек.

— Вся семья Халовелей прогнила насквозь, — продолжала она. — Я не удивлюсь, если Дик пойдет по стопам брата.

— Ну что за глупости! — возбужденно сказал полковник. — Они ведь только сводные братья. Мать Грэгэма была скверной женщиной. От нее он и унаследовал все плохие качества. Дик здесь абсолютно не при чем. Получила ли ты приглашение к ужину? — спросил он, надеясь на положительный ответ.

— Нет! Буду весь день дома. Я забыла еще сказать, что Боб Лонгфелью на днях был весьма нелюбезен со мной… Даже невежлив…

— А что он сказал?

— Дело не в словах, а в манере, в какой он их произнес. Боб становится невыносимым. Тебе, Джон, хорошо известно, что дисциплина в полку упала. Я не могу утверждать, что в этом виноват ты…

— Тогда подумай как следует, кто виноват, — сказал взбешенный полковник, вставая со стула. — Пойду в комнату ординарцев.

Когда он вернулся домой к чаю, у супруга разыгралась мигрень, и она лежала в будуаре. Он очень обрадовался и справился о ее здоровье через горничную. Он с удовольствием пил чай, когда вошел адъютант и показал полковнику в окно на трех человек в штатском, проходивших по площади, В руках одного из них была переносная лестница.

— Кажется, Управление королевской сокровищницы очень опасается за судьбу драгоценностей, — сказал адъютант. — Оно прислало специального чиновника, чтобы проверить сигнализацию.

Полковник рассмеялся. Для него это было не в диковинку. По распоряжению из Уайтхолла такие проверки производились часто. Однажды стальные двери сокровищницы вдруг заменили новыми, в следующий раз приехали детективы, чтобы допросить смотрителей: какой-то неизвестный американец интересовался стоимостью, весом и величиной обоих крупных алмазов из сокровищницы.

— Я бы хотел посмотреть на человека, который рискнул бы последовать примеру полковника Блоода. Разве что на это отважится какой-нибудь рехнувшийся маньяк.

Полковник был в офицерском клубе и читал индусские газеты, когда домой позвонили. Кто-то спрашивал леди Синтию. Хозяйка передала горничной, что плохо себя чувствует, поэтому не может спуститься вниз к аппарату. Но горничная сразу же вернулась.

— Миледи, что ему ответить? Господин настаивает, что ему обязательно нужно поговорить с вами. Он уже с десятого июня пытается связаться с вами по телефону.

Слова горничной ошеломили леди Синтию. Она присела на кровати, лицо ее подергивалось.

— Ладно… Сейчас спущусь. Перенесите аппарат в рабочий кабинет полковника.

Хриплый голос леди удивил горничную, но лицо госпожи оставалось бесстрастным. Синтия очень быстро спустилась с лестницы, закрылась в кабинете полковника и несколько минут тихо говорила по телефону. Когда она вышла, ее лицо было мертвенно бледным, но горничная объяснила это сильной мигренью.

Когда полковник вернулся, то увидел супругу в салоне. Она была в выходном вечернем платье и готовилась надеть пальто.

— Ты уходишь, дорогая?

— Да! Я только что вспомнила о визите, который должна была нанести еще месяц назад. Просто ужасно, как я все забываю. Ты ведь ничего не имеешь против, Джон?

— Наоборот, очень рад, когда люди держат слово. Я поужинаю один или пойду в казино.

— Ужин готов. Пригласи майора, будет веселее. В одиннадцать я вернусь.

Полковник с удовольствием пригласил бы Дика, но тот дежурил. Адъютант договорился о встрече с другом. Поэтому полковник Рислип предпочел поужинать один, чем обмениваться обязательными вежливыми фразами со старшим майором. Когда он вошел в столовую и сел за стол, появился неожиданный гость. Это была Диана Мэртин. Лицо ее сияло.

— Господи помилуй, Диана! — замешкался полковник. — Что случилось?

Полковник ликовал, что жена уже успела уйти.

— Я пришла по приглашению вашей супруги, — ответила Диана.

— Что? Синтии? — недоверчиво спросил он.

— Она пригласила меня на ужин… Меня не было дома, когда она позвонила, но передала через горничную… И я с удовольствием пришла… Синтия… Очень жаль, что между нами пробежала черная кошка…

— Но, милая моя… — полковника очень удивила эта новость. — Синтия ушла. Она отправилась с визитом к знакомой, которой обещала прийти еще месяц назад. Сама судьба вмешалась…

Он позвонил горничной, но она не знала, где леди ужинает.

— Подайте прибор для мисс Мэртин! — сказал полковник горничной. — Вы, мисс Диана, конечно, поужинаете со мной? — обратился он к Диане, когда та сделала вид, что собирается уходить. — Синтия никогда не простит, если я вас отпущу…

Он неоднократно извинялся за забывчивость супруги и в душе был очень рад видеть в гостях такую очаровательную даму. Ужин оказался настолько приятным, что он не мог и предположить. К концу ужина Диана спохватилась:

— Я, право, засиделась. Пора домой!

— Домой? Уже? — Полковник весело рассмеялся. — Это не так просто! Не забудьте, что вы в крепости, и стража выпустит вас из Тауэра только тогда, когда назовете пароль. Иначе арест и военный суд.

— Боже мой! — воскликнула Диана. — Как я попаду домой? Вы знаете пароль? — наивно спросила она.

— Конечно. Есть специальный пароль для всех караулов Лондона. Он меняется каждый день, чтобы не было злоупотреблений.

— Абракадабра, — весело заметила Диана.

— Нет, пароль не бывает таким сложным. Бедный часовой обалдел бы, если бы ему пришлось запоминать такое несуразное слово. Обычно для пароля используют названия городов, например, Кардифф, Бристоль… Сегодня же это «Бостон»!

«Бостон»! Она чуть не выдала себя. Ведь Трайн такого слова не называл.

Что делать? Как сообщить Трайну новый пароль? Диана все время думала об этом, пока говорила с полковником. Вдруг ей пришла идея. Воспользовавшись тем, что полковник вышел в кабинет за сигарами, она быстро написала пароль на бумажке, обвернула ею один шиллинг и положила в ридикюль.

Когда часы пробили десять, Диана поднялась и вышла с полковником из дома. Она выбрала удачный момент. Через несколько минут позвонила леди Синтия и сказала, что вернется только в полночь.

Когда они проходили мимо вахтгауза, Диана стала свидетельницей средневекового обычая, не нарушавшегося в Тауэре несколько столетий. Церемония выполнялась каждый вечер.

Через мрачные ворота Кровавой Башни прошел небольшой отряд солдат. По штыкам скользил свет от ламп. Впереди шел человек с фонарем в руке.

— Стой! Кто идет? — раздался резкий голос.

Отряд остановился, и глубокий воинственный голос ответил:

— Ключ!

— Чей ключ? — спросил караульный.

— Короля Георга!

Отряд выстроился в шеренгу. Послышался глубокий голос Ричарда Халовеля:

— Передай ключ короля Георга! Внимание на караул!

Прозвучала команда, и ружья взлетели вверх. Только тогда старый сторож, у которого был ключ, снял шляпу и зычно произнес:

— Боже, храни короля Георга!

— Эта церемония называется «Ключ»? — шепотом спросила Диана.

— Да. Ее отменили только один раз, когда умерла королева Виктория, и еще не знали, как назовут нового короля.

Сердце Дианы учащенно забилось, когда они проходили мимо хранилища. Около него стоял часовой, еще один был у Ворот Измены. Внизу, у крепостного вала, Диана увидела третьего, а у наружных ворот — четвертого. Колени у нее дрожали, в висках стучало. Наконец, они дошли до Тауэр-Холла, и денщик полковника пошел за машиной. Вдруг полковник заметил газетчика, выросшего перед Дианой. Не успел он прогнать его, как Диана бросила ему монету, завернутую в бумажку. Она настолько растерялась, что даже забыла взять газету, но газетчик знал свое дело:

— Пожалуйста, возьмите. Много новостей!

— Вы тоже интересуетесь газетными сенсациями? А я думал, что вы настолько заняты собой и успехом у мужчин, что некогда уделять внимание политике.

— Нет, господин полковник, я увлекаюсь задачами «Крест-накрест», — не своим голосом ответила Диана.

Она чуть не упала в обморок, когда полковник взял ее под руку и посадил в подъехавший автомобиль.

Глава 17

Когда городские куранты пробили час, с берега Сэррэй бесшумно отчалила моторная лодка. Было совсем темно. Минуя Биллингсгат, лодка подплыла к Лондонскому мосту, потом медленно взяла курс на северное побережье. Приблизившись к каменной набережной Тауэра, механик выключил мотор. Четыре человека, стоявшие в лодке, ухватились за каменный угол и осторожно потянули лодку вдоль набережной, пока миновали башню св.Томаса. Она остановилась недалеко от первого караульного помещения. Когда старший экипажа взобрался на набережную, он заметил, что часовой как раз покинул помещение и быстро пошел к восточной окраине своего участка. Дождь только что прекратился. Один из оставшихся в лодке выпрыгнул на берег, перелез через перила, прислушался, шмыгнул мимо здания и скрылся в темноте. Через несколько минут часовой возвратился, снял с плеча ружье, ударил прикладом по каменному тротуару и замер в одной позе. Старший группы и его подручные затаили дыхание, секунды казались им вечностью… Вдруг они услышали приглушенный крик, стук падающего ружья… Потом все затихло.

Старший поднял со дна лодки переносную лестницу, прыгнул на берег и перетащил лестницу через перила. Два человека последовали за ним. Один из них был в мундире офицера Бирвичской Гвардии. Он придерживал рукой саблю, чтобы она не гремела по каменной мостовой. Это был Грэгэм Халовель. Он быстро пересек участок, отделявший набережную от Ворот Измены. Грэгэм даже не оглянулся на несчастного часового, лежавшего без сознания на своем посту. Через минуту Грэгэм уже спускался по лестнице, которую укрепили сообщники. Он слышал, как они возились с железными гвоздями ворот, через которые так часто проходили предатели и невинно осужденные. Грэгэм не видел, что делали сообщники. Вдруг он услышал рядом голос: «Пойдемте!». Покорно поплелся через ворота и оказался напротив лестницы, которая вела к Кровавой Башне.

Здесь нужна была максимальная осторожность. Слышались шаги часового. Он не заметил злоумышленников. Было очень темно.

Старший опять бесшумно пошел вперед. В руках он нес маленький стальной цилиндр, к которому был прикреплен плоский воронкообразный аппарат. У Грэгэма не было ни желания, ни времени узнать, что это за штука. Он только предположил, что в аппарате какой-то усыпляющий газ, потому что старший надел противогаз еще до того, как они вышли из лодки.

Часы на церковной башне пробили четверть второго, когда они шли по ступенькам.

— Стой! Кто идет?

Грэгэм затаил дыхание. Кого-то из группы заметил часовой.

— Друг.

— Подойди ближе, друг, назови пароль!

— Бостон!

— Правильно! Можете идти!

Сообщник вернулся. В группе не было только старшего с аппаратом. Он успел спрятаться в укромном месте. Они пошли вдоль стены на восток. Скоро к ним присоединился и старший.

Когда подошли к вахтгаузу, Грэгэм увидел скорченную фигуру часового.

— Я подложил бутылку виски, — сказал старший. Грэгэм узнал Маузея. — Они подумают, что он напился.

Маузей открыл дверь маленькой круглой башни, в которой обычно находились чиновники. Все прижались к двери. Маузей и Грэгэм стояли в засаде.

— Подойдите поближе, — шепнул Маузей на ухо Грэгэму. — Когда ваш брат упадет, немедленно займите его место.

Маузей выглянул за дверь и увидел мерцающий свет фонаря. Дик делал обход, проверяя посты. Он, видимо, возвращался с набережной и направлялся к гауптвахте с небольшим отрядом. Впереди с фонарем шел барабанщик, за ним два солдата, потом сержант и, наконец, Дик. Они прошли через ворота.

— Давай, — шепнул голос на ухо Грэгэму.

Дика вдруг кто-то подхватил и опустил на землю. В следующее мгновение Грэгэм уже шагал за сержантом, который ничего не слышал. Один из солдат, которому все-таки что-то показалось, хотел было повернуть голову…

— Идите прямо! — резко приказал Грэгэм, подражая интонации брата. Потом скомандовал: — Стой!

Они были у вахтгауза напротив Ворот Измены. Сержант вышел из строя и подошел к человеку, лежавшему у порога.

— Что с ним, сержант? — зычно спросил Грэгэм.

— Не знаю, господин обер-лейтенант. — Он потряс часового, который лежал без памяти, потом крикнул:

— Вставай!.. Это Фильперт… Кажется, он пьян!

— Пьян? Внесите его в вахтгауз.

Два солдата перекинули ружья через плечо и попытались поднять часового. Запахло алкоголем. Вдруг сержант наклонился и поднял бутылку. Он понюхал ее.

— Виски!

— Внесите его в вахтгауз!

— Поставить кого-нибудь на его место?

— Нет! Пока не нужно.

Они прошли ворота. Грэгэм смело вошел за отрядом в караульное помещение. Никто бы не догадался, что это не Дик. Последний всегда носил маленькие черные усы. Точно такие же украшали верхнюю губу Грэгэма. Он отпустил их, готовясь к своей роли.

Сержант доложил «офицеру», что распоряжение выполнено.

— Будет лучше, господин обер-лейтенант, если Фильперта все-таки заменить, — сказал он.

— Это лишнее, — коротко возразил Грэгэм.

Сержант удивленно посмотрел на него, но спорить не посмел.

Когда Грэгэм подошел к веранде, он увидел еще одного часового, который мерил шагами свой участок. Грэгэм остановил его.

— Хочешь шоколада?

Часовой смутился. Офицеры Бирвичской Гвардии ночью никогда не предлагали часовым шоколад. Но если начальник караула угощает…

— Благодарю, господин обер-лейтенант! — пролепетал он.

Грэгэм увидел, как часовой сунул шоколад в рот, механически несколько раз пожевал и схватился рукой за горло… Грэгэм быстро подхватил ружье, чтобы оно не упало, и мягко уложил солдата на землю. В караульном помещении было тихо. Грэгэм оттащил часового к дальнего углу веранды и бесшумно спустился к нижней дороге. Послышались шаги второго часового, который предупреждающе окрикнул:

— Стой!

— Пароля не нужно. Я обер-лейтенант сэр Ричард Халовель.

Этот солдат оказался несговорчивым.

— Я не ем шоколад, господин обер-лейтенант!

— Я приказываю, — сказал «офицер». Часовой вынужден был послушаться. Правда, он подозрительно посмотрел на Грэгэма.

Вдруг, как из-под земли, вырос человек в газовой маске и подхватил часового, лишившегося чувств.

— Возвращайтесь к караульному помещению. Если сержант выйдет, постарайтесь удержать его от обхода постов, — шепнул Грэгэму человек в газовой маске. Грэгэм утвердительно кивнул и пошел. И своевременно. Не успел он подойти к дверям, как вышел сержант.

— Меня очень волнует то, что случилось с часовым, — сказал он. — Устав об охране сокровищницы Тауэра суров, и я вынужден завтра подать специальный рапорт начальству.

— Уже все в порядке, сержант, — холодно произнес Грэгэм. — Только что проходил мистер Лонгфелью, и я попросил его немедленно доложить адъютанту. На вашем месте я не вмешивался бы в дело, которое находится в компетенции полковника.

— Не кажется ли вам, господин обер-лейтенант, что здесь что-то неладно? — спросил сержант. — Никак не могу понять, откуда часовой взял виски. Фильперт же трезвенник.

— Что бы ни случилось, не вмешивайтесь. Так для вас будет лучше, — ответил Грэгэм.

— Слушаюсь, господин обер-лейтенант!

Сержант взял под козырек и вернулся в здание.

Грэгэм повернулся и взглянул на ворота. Он стоял, как на углях. Сердце у него зачастило. Вдруг он увидел две фигуры, вынырнувшие из коридора сокровищницы, покрытого стеклом. Послышался тихий свист. Сигнал! Грэгэм бесшумно спустился по ступеням и последовал за ними. Он уже был у калитки Кровавой Башни, как вдруг из темноты его окликнули:

— Привет, Дик! Я хочу с тобой поговорить!

Прежде чем Грэгэм осознал опасность, перед ним вырос стройный офицер в мундире. Это был Боб Лонгфелью.

— Я не видел Гоуп, хотя искал ее целый вечер, но не нашел…

Волнение Грэгэма достигло апогея. Он даже забыл о своей роли.

— Я не могу сейчас говорить с тобой, — сказал он и оттолкнул офицера.

В этот момент Грэгэм почувствовал, как сильная рука схватила его за рукав. Боб вопросительно посмотрел на него.

— Проклятие! — выругался Боб. — Это не Дик Халовель… Кто вы?..

Тяжелый удар оглушил Боба. Он выпустил рукав, потерял равновесие и упал, навзничь около ворот. Грэгэм мгновенно бросился вперед, перепрыгнул перила, прошмыгнул через Ворота Измены и буквально взлетел по лестнице. Маузей уже ждал его.

— Скорее! — шепнул он.

И действительно, нужно было торопиться. Они услышали громкие команды. Когда Грэгэм спрыгнул с набережной в лодку, над их головами прожужжали первые пули.

Моторная лодка, развивая максимальную скорость, полетела вниз по реке. Начался отлив, и она плыла по течению. Полицейский катер Тауэрского моста вдруг вырос недалеко от берега. Чиновник что-то крикнул. Катер преграждал лодке путь. Он стоял поперек реки. Маузей, управляющий мотором, направил нос лодки на катер. Раздался страшный треск. Лодка перевернула катер и помчалась дальше. Прежде чем Грэгэм понял, что произошло, два человека уже барахтались в воде. Они звали на помощь. Сам Грэгэм тоже очутился бы в реке, если бы железная рука не удержала его.

Грэгэм пришел в себя, снял офицерский мундир и бросил его в воду. Под мундиром он был в штатском.

— Разве мы весь путь проделаем по воде? — спросил он, надевая плащ.

— Нет. Мы высадимся в Дептфорде, иначе нас схватят еще до Гринвича. Не забудьте, что все посты уже оповещены по телефону.

Лодка взяла курс на набережную Сэррэй. Вдруг она замедлила скорость. Крюк лодки зацепили за угол верфи, нос направили по течению. После того, как все выбрались на берег, пустую лодку пустили по реке. На берегу стояли три автомобиля. Маузей нес в руках черный квадратный ящик. Он сел во вторую машину. Грэгэм последовал за ним. Понял, что это такси, и очень удивился.

— На такой машине далеко не уедем, — заметил он.

— Знаю, Мы доберемся на ней только до Блекхита. Грэгэм, возьмите ящик! Есть у вас пистолет?

— С собой не взял, но на пароходе есть.

— Ладно! Послушайте, как действовать дальше, — повелительно сказал Маузей. — Я вас оставляю в Блекхите. Там нас ждет другая машина. Дальше вы поедете один. Шофер уже получил необходимые инструкции. До рассвета вы должны быть на борту «Притти Аннэ». Мы специально отправляем человека на аэроплане в Ирландию, чтобы замести следы. Жаль, что у вас нет пистолета.

Грэгэм посмотрел на светящийся циферблат своих часов. Было всего половина второго. «Подумать страшно, что на все понадобилось пятнадцать минут», — восхитился он.

В Блекхите автомобиль остановился, и они вышли. Большая черная машина стояла на углу улицы. Грэгэм прыгнул в нее, положил бесценный ящик на сиденье и сел на него. Он терпеливо ждал, когда машина тронется. Вдруг Маузей что-то подал ему в окно. Это был стальной шлем, он нащупал его острие.

— Если вас задержат, наденьте на голову. Вы полицейский инспектор и едете в Грэйвзенд для расследования преступления. Вот документы. Желаю удачи!

Машина сразу же тронулась. Не раз Грэгэму приходилось ездить быстро, но с такой скоростью еще никогда. Машина летела стрелой, и скоро Грэгэм уже узнал силуэты Бромлея. Через несколько минут они были у Грэйвзенда. Машина повернула налево, поехала по неровной проселочной дороге через поле.

— Мы у цели!

Шофер распахнул дверь, Грэгэм вышел и ступил в лужу. Лил сильный дождь. Грэгэм ничего не видел, но почувствовал, что где-то рядом море. Он слышал плеск воды и вдыхал морской воздух. Вдруг тяжелая рука легла ему на плечо.

— Следуйте за мной, — сказал богатырского вида человек.

Грэгэм узнал Эли Боса. Они пошли по глинистому спуску. Внизу на волнах покачивалась моторная лодка.

Грэгэм взял ящик, перелез через борт и сел на скамейку. Лодка резко качнулась, когда в нее сел Эли. Они помчались по волнам и скоро увидели «Притти Аннэ». В воде отражался зеленый свет с рулевого мостика. Наконец, они остановились у кормы парохода. Здесь была спущена веревочная лестница. Грэгэм одной рукой ухватился за канат и с большим трудом полез наверх. Он поднялся на гладкую мокрую железную палубу. За ним влез Эли. Вскоре Грэгэм услышал скрип и шум. Это поднимали на борт лодку. Заработали паровые машины, пароход задрожал и закачался. Грэгэм чуть не упал с непривычки.

— Идите вниз! — резко приказал Эли. — Вы знаете, где ваша каюта? Замок поставлен. Сейф тоже установлен.

Грэгэм ощупью добрался до каюты, в проходе не было света. Он открыл дверь, поставил ящик на пол, вынул ключ, запер дверь и зажег огонь.

Окна каюты были наглухо закрыты железными шторами. На грязной стене висела керосиновая лампа. Но было заметно, что Эли пытался создать «комфорт» в этой мрачной норе. На столе лежала новая скатерть, над кроватью красовалась картина без рамы. В углу каюты стоял сейф, прикрепленный к потолку и полу железными скобами. Грэгэм положил драгоценную ношу в сейф, попробовал стальную дверь, запер ее, проверил замки и засовы и сел отдохнуть. Лишь теперь он мог осмыслить, что произошло. Пароход, судя по коротким сильным толчкам, шел очень быстро. «Авантюра продолжается», — думал Грэгэм. Он с интересом анализировал все детали прошедшей ночи. Оставалось ждать, чем все это кончится.

Ему было безразлично, что стало с его сводным братом. Он не сожалел о случившемся. «Дик всегда меня ненавидел, — убеждал себя Грэгэм. — Он ничего не сделал для того, чтобы брат снова встал на ноги. Теперь, наверное, Дика будут судить военным судом».

Послышался стук в дверь, шум падающего тела и вздох.

— Кто здесь? — испуганно спросил Грэгэм.

— Откройте, ради Бога, откройте! — кто-то ответил глухим голосом.

Грэгэм остолбенел. Не полиция ли нагрянула?

Грэгэм бросился к двери, открыл ее. Когда дверь распахнулась, в каюту ворвался мокрый человек с окровавленным лицом и руками. Он сразу же мешком упал на пол. Грэгэм с ужасом отпрянул. Это был Коллэй Веррингтон.

Глава 18

Днем двадцать шестого Гоуп Джойнер была в отчаянии. Она боялась лишиться рассудка. Девушка настолько не владела собой, что в три часа позвонила Дику. Его не было дома. В это время он командовал караулом.

Гоуп мало знала Коллэя Веррингтона. Хотя его похождения были известны всем, и двери домов высшего света были для него закрыты. Если бы Гоуп спросила о нем у Дика, то не пустила бы его на порог. Она не знала, что Коллэя подослал к ней князь. Они познакомились вроде бы случайно. Тот сам представился и заговорил об общем знакомом из «Индийского общества распространения культуры».

Гоуп слышала, что Коллэй хорошо знал почти все лондонское общество и даже круги, не принадлежавшие к аристократии и дворянству. Это помогло Коллэю добиться встречи с ней, он пообещал помочь получить сведения о ее происхождении.

Если бы с ней об этом заговорил посторонний, она бы, в лучшем случае, снисходительно выслушала бы. Но Коллэй знал свое дело. Он умел входить в доверие. И она не посмела ему отказать, тем более он намекнул, что у него есть данные об ее отце.

В девять вечера Гоуп, удивляясь сама себе, переоделась и пошла вниз по Вилльер-стрит. Она еще издалека заметила Коллэя у маленького ресторана. Он встретил девушку, и они вошли в полупустой зал. Коллэй заказал очень скромный ужин и сразу же приступил к интересующему ее вопросу. Это заставило поверить в его искренность. Рассказ казался правдоподобным. Человек высшего сословия женился не на ровне. Вскоре после свадьбы между ними начались раздоры, и они разошлись. Женщина вернулась на службу секретаршей. Эту должность она занимала до замужества. Через полгода после свадьбы родилась Гоуп. Женщина, ненавидевшая мужа, на некоторое время уехала в другой город и распустила слух, что она и ребенок умерли. По версии Коллэя, отец Гоуп поверил и женился второй раз. После настоящей смерти первой жены он спохватился, что жил в бигамии, и был вне себя от ужаса. Не желая лишать счастья своих детей от второго брака, — их бы признали незаконнорожденными, — он вынужден был отказаться от Гоуп. Но поручил наблюдать за ней адвокатам, дал ей возможность жить и воспитываться в роскоши.

— Милая Гоуп, — сказал Коллэй, выпив стакан вина, — честное слово, мне с трудом удалось уговорить вашего отца встретится с вами.

— Но хочу ли я его видеть? — спокойно сказала Гоуп.

— Мне казалось, что хотите, — настаивал Коллэй. — Было бы глупо с вашей стороны не воспользоваться благоприятным моментом. Такого случая может больше не представиться. Насколько я знаю, отец хочет передать вам документы, чтобы вы могли нейтрализовать нападки ваших злейших врагов.

— Где же он? Почему не пришел с вами?

— Он не мог. На это у него веские причины, которые он объяснит вам лично. Но одна из них — вы очень похожи на него. Это и удержало его от встречи с вами здесь. Даже маленький ребенок понял бы, что это отец и дочь. Сейчас его моторная яхта стоит на якоре недалеко от Большого моста. Он прислал моторную лодку, чтобы доставить нас на борт судна. Поездка займет всего около двадцати минут.

Гоуп испугалась.

— На яхте?.. Ночью…

Коллэй пожал плечами.

— Вы боитесь, это естественно. Буду откровенен, милая Гоуп. Меня можно упрекнуть в чем угодно, только не в корыстолюбии. От вашей встречи я ничего не имею. В конце концов, мне безразлично, встретитесь вы с отцом или нет. Я сказал ему, что встречаться на яхте — абсурд. Но ваш отец суеверен, он боится общественного мнения. Я уговаривал его, но он настоял на своем. Если вы не согласны, больше ничем помочь не могу. Пусть все остается, как было.

— Но скажите хотя бы, как его зовут!

— К сожалению, не могу, — Коллэй был спокоен. — Не хочу терять доверие вашего отца. Так что решайте.

Коллэй подозвал кельнера, оплатил счет и сделал вид, что собирается уходить.

— Я согласна, — сказала Гоуп. — Но как нам попасть туда?

— Знаете ли вы Апер-Тэмз-стрит? Это очень грязная улица у речной стороны Сити. Там верфь и амбары. В ста метрах от Лондонского моста есть вход на старую лестницу, которую называют Ферманской. Там нас ждет моторная лодка. Но, милая Гоуп, если не хотите, не ходите!

Коллэй был уверен, что «рыбка клюнет», и продолжал беседу еще около пяти минут. Он еще раз подчеркнул, что все зависит от ее желания.

Они поехали поездом до вокзала Менсен-Хауз, а дальше пошли пешком. Скоро они были в темном и узком проходе между высокими амбарами. Гоуп увидела отражение света на воде.

— Это лодка? — спросила она.

— Кажется, — ответил Коллэй. — Я пойду спрошу. Яхта стоит дальше.

— Пожалуйста, не оставляйте меня одну, — нервно сказала Гоуп.

— Пойдемте, милая! Ступени очень скользкие, — добавил он и взял ее под руку.

Моторка была такой маленькой, что они вынуждены были сесть у кормы. Когда лодка выплыла на середину течения, Гоуп стала искать глазами яхту, но везде стояли только большие пароходы.

— Яхта ниже, ближе к устью, — успокаивал Коллэй.

В лодке сидели два моряка.

Когда Гоуп отвернулась, Коллэй схватил ее за горло, повалил и заткнул рот. Один из моряков взял девушку за ноги и помог Коллэю уложить на дно лодки. Гоуп пыталась сопротивляться, но Коллэй прижал ее своим телом и достал из кармана бутылочку. Гоуп почувствовала, как туман смерти окутал ее…

— Единственная опасность для нас — полицейский катер, — хрипло сказал Джоб, сын Эли Боса. — Он здесь объезжает противоположный берег.

Дождь лил, как из ведра. Коллэй был в легком пальто и продрог. Для перестраховки он снял пробку с бутылочки с хлороформом и еще раз поднес ее к бледному лицу девушки.

— Ерунда! — сказал Джоб. — Старик думал, что с ней будет возни больше, чем…

— Чем? — язвительно спросил Коллэй.

— Ничего! — проворчал Джоб. — Не будьте любопытным, сэр. Старик не поверит, что вы так легко заманили ее. Она, видимо, не в своем уме, но, по-моему, все женщины ненормальные. Куда вы ее повезете?

— В Индию!

Джоб свистнул от удивления.

— В Индию? Этого старик мне не говорил.

Все замолчали. Джоб думал о неожиданной опасности в связи с тем, что на борту парохода будет женщина.

— Жалко ее, бедную, — сказал Джоб. — Старик не совсем в уме… Но, думаю, после последних приключений он не рискнет…

Коллэй Веррингтон не спросил, что пережил Эли Бос. Если бы узнал, то, может быть, его совесть проснулась бы. Он, наверное, пожалел бы Гоуп и лучше бросил бы девушку в воду, чем доставил на борт «Притти Аннэ».

— Старик помешан на женщинах, — сказал второй моряк. — Еще будут трудности из-за этого. Вы нас не выдадите?

— Нет! — сухо ответил Коллэй. — Я не предатель!

Джоб молчал, пока они не прибыли в Гринвич. Наконец, он добрался до кормы и опустился около девушки.

— Как она, собственно, выглядит? Я не мог рассмотреть ее в темноте.

— Очень красива, — заметил Коллэй.

Матросы пробормотали что-то невнятное.

— Что вы сказали? — переспросил Коллэй.

— Ничего… Лучше бы ей оставаться на суше. Старик с ума сходит, когда видит красивую женщину.

— Я ведь сопровождаю ее до Индии, — сказал Коллэй.

— Вы?

— Да! Вы приготовили для меня комфортабельную каюту?

— Не знаю! Спросите старика. Он только вчера говорил с самим господином.

— С князем? — удивился Коллэй.

— Нет, с другим.

— Наверное, с секретарем.

— Не знаю. Не люблю расспрашивать… Капитан получил инструкции. Я не вмешиваюсь… Но было бы лучше, если бы она осталась в городе. Капитан просто помешан на красивых женщинах.

Впервые за этот вечер Коллэй почувствовал себя плохо. Судьба девушки его мало интересовала, но перспектива остаться на борту с капитаном — отчаянным бандитом и насильником — не радовала. Он предпочел бы тоже остаться на суше. Наконец, он еще может отказаться от поездки в Индию. Возможно, на борту для него есть новые инструкции, и он сумеет остаться в городе.

Было около часа ночи, когда Джоб заметил «Притти Аннэ». На пароходе были потушены огни. Лишь на борту горел фонарь. Джоб просто угадал место, где был трап.

— Это ты, Джо? — спросил грубый голос.

— Да, отец!

— Ты привез ее?

— Да!

— Прикрепи лодку. Ступай наверх, Джо! Сэмми, это ты?

— Да, масса!

Второй моряк в лодке был, видимо, негром[1].

— Обвяжи ее веревкой!

С парохода упал канат. Коллэй поднял девушку, и негр обвязал ее.

— Готово! Масса, поднимайте!

— Она без сознания?

— Да! — ответил Коллэй.

Он видел, как стройное тело осторожно поплыло вверх и исчезло в темноте.

— Полезай наверх, Сэмми!

Негр быстро поднялся по веревочной лестнице и прикрепил к ней нос лодки.

— Эй, вы, как вас там, поднимайтесь! — крикнул капитан.

Коллэй ухватился за канат, и начался трудный подъем. Одной ногой он передвигался по ступенькам, а второй боязливо переходил от одного обхвата к другому.

— Обождите, не поднимайтесь на борт!

Коллэй не видел лица капитана, но его обдал запах алкоголя, и он услышал тяжелое дыхание.

— Не двигайтесь! Предупреждаю!

— Почему? — испугался Коллэй, ухватившись руками за перила.

— Потому что я так хочу, — крикнул Эли Бос. — Очень много людей на борту.

Коллэй скорее почувствовал, чем услышал свист пароходного багра. Он быстро нагнулся, но опоздал. Резкий удар пришелся по голове, у него потемнело в глазах. Коллэй камнем свалился в воду. Он потерял сознание, но холодная вода помогла мгновенно очнуться и прийти в себя. Он начал барахтаться, ударился рукой о мокрую цепь и сразу же схватился за нее. Коллэй чувствовал, что силы покидают его, но понял, что промедление смерти подобно. Он полез наверх. Каждое движение причиняло боль, и он уже готов был выпустить цепь и обрести в воде мир и покой. Да, Рикисиви виновен во всем! Это его излюбленные трюки — избавляться от свидетелей. Сам Эли Бос никогда не посмел бы… Вдруг огромное желание жить проснулось в нем.

Коллэй остервенело продолжал лезть наверх и вдруг наткнулся на оборванную проволоку. Он ухватился за нее и сильно поранил руку. Но проволоки не выпустил и добрался до перил. Последним усилием ухватился за них, выбрался на нижнюю палубу и попал в каюту Грэгэма, где потерял сознание.

Коллэй рассказал Грэгэму, который привел его в чувство, как он попал на пароход. Грэгэм остолбенел.

— Что? Гоуп Джойнер — здесь? Ах ты изверг!

— Ради Бога, спрячьте меня! Вы должны меня спасти! — Коллэй дрожал от страха и холода. Окровавленное лицо было ужасно. — Он убьет меня… А заодно и вас, Халовель!

Послышались шаги у входа с верхней палубы. Грэгэм быстро проанализировал ситуацию. Под кроватью стоял длинный ящик. Он был пуст и запирался на замок.

Коллэй быстро влез в него. Это было кстати. В каюту вошел Эли Бос.

— Вы взяли с собой «кокс»? — спросил он, бросив взгляд на сейф.

Грэгэм вспомнил, что мнимая цель его поездки — контрабанда кокаина, который Эли Бос называл коксом.

— Я думал, у нас будет спутник… Его, кажется, зовут Коллэй. Но он вернулся, — продолжал Эли. — Вы ничего не забыли?

Чемодан Грэгэма лежал на кровати.

— Чемодан можете поставить под кровать. Это все, что у вас есть? — спросил капитан.

— Больше мне ничего не нужно.

Когда Эли хотел выйти, Грэгэм вдруг решил обмануть бдительность старика.

— Я бы очень хотел иметь пистолет, — сказал Грэгэм.

Старик повернулся к Грэгэму и посмотрел на него, прищурив глаза.

— Пистолет? Зачем он вам?

— Может быть, пригодится, — холодно заметил Грэгэм.

— А я думал, что у вас уже есть. — Капитан подошел к Грэгэму и тщательно обыскал его. — У вас нет оружия! — злые глаза капитана не скрывали радости. — На борту не нужно оружие, сэр. Никто вас не тронет. Мы уже в открытом море!

Капитан хлопнул дверью и вышел. Когда затихли тяжелые шаги, Грэгэм бросился к чемодану. По царапинам и меткам догадался, что его пытались открыть, но безуспешно. Зная, что чемодан доставит на борт посыльный, Грэгэм выбрал самый крепкий, чтобы Эли Бос не справился с замком. Он запер дверь и открыл чемодан. Вынул браунинг и коробку с патронами. Зарядив одной лентой пистолет, остальные спрятал в карман. И почувствовал себя увереннее. Вдруг послышался стон. Путешественник вспомнил о Коллэе и бросился на помощь.

Коллэй был почти в обмороке, когда Грэгэм вытащил его из-под кровати.

— Вы слышали, что сказал капитан?

Коллэй покачал головой. Говорить он не мог.

— Он сказал, что вы сами вернулись на сушу. А теперь скажите, наконец, где Гоуп Джойнер?

— Не… не знаю… где-то на пароходе… Они подняли ее на борт до того, как меня сбросили в воду.

— А как вы заманили ее сюда?

Коллэй не отвечал.

— Ладно, потом расскажете! Не сдобровать вам, если с девушкой что-нибудь случится!

Еще раньше Грэгэм заметил в одной из стен маленькую дверь. Он нажал ручку и вошел в небольшую комнату. Эли Бос обещал ему, что на пароходе будет баня. И сдержал слово. С потолка свисал душ, а внизу был старый кран. И больше ничего. В «баню» можно было попасть только из каюты Грэгэма.

— Скорее идите туда, Коллэй! Вот полотенце. Я дам вам подушку и пару одеял. Ночью вас никто не побеспокоит. Я закрою вас на ключ.

— Воды, немного воды, — стонал раненый.

Грэгэм подал воды из фляжки.

Определив Коллэя в «баню», Грэгэм положил пистолет в карман, закрыл на ключ каюту и вышел на верхнюю палубу. «Притти Аннэ» шла довольно быстро. Помогал попутный северо-восточный ветер. На побережье были видны огни какого-то курорта. Грэгэм стал на краю палубы и держался руками за перила, чтобы не сбивала качка. Через несколько минут с командного мостика спустился Эли Бос.

— Идите спать, — грубо обратился он к Грэгэму, — ночью никто не должен находиться на палубе!

— Я пойду спать, когда захочу, — спокойно ответил Грэгэм. — Я еду как пассажир. Вам хорошо заплатили за меня. Вы также получили хорошую надбавку за то, чтобы вежливо обращались со мной, слышите? Я недавно вышел из Дартмора… Вы знаете, что это значит. В Дартморе есть такие силачи, по сравнению с которыми вы — щенок! Зарубите себе это на носу!

Грэгэм судорожно сжимал в кармане браунинг, но Эли Бос этого не заметил. Дерзкого капитана обескуражило не превосходство физической силы, а резкий тон человека, который раньше казался джентльменом-аристократом.

— Не будем спорить, сэр, — покорно согласился капитан. — Если вам нужен свежий воздух, можете оставаться на палубе. Я только посоветовал отдохнуть. Не трогайте меня, и я не трону вас!

— Я буду делать то, что мне нужно. Вы — капитан, поэтому обязаны управлять кораблем и доставить его в гавань. Вмешиваться в мои личные дела не имеете права. Да, капитан, на борту находится девушка. Мне поручено охранять ее. Если будете совать нос не в свое дело, живо расправлюсь с вами.

Эли хотел что-то возразить, но сдержался и поднялся на командный мостик.

Глава 19

Боб Лонгфелью нашел Дика Халовеля без сознания около внутренней стены маленького бастиона. Боб поднял его на плечи, отнес в вахтгауз и положил на нары. Солдаты побежали за врачом и командиром. Полковник Рислип еще не спал. Он сидел в рабочем кабинете и ждал супругу. Вдруг вошел ординарец и доложил о происшествии. Полковник был в вахтгаузе раньше врача. Дик еще не очнулся. Сержант подробно рассказал о трех оглушенных часовых. По телефону уже сообщили, что часовой на набережной тоже без сознания.

О краже в сокровищнице пока еще никто не подумал. Воры заперли на ключ внешние двери хранилища.

— Боже мой! — крикнул полковник. — Преступники, наверное, собирались ограбить сокровищницу!

С Дика сняли мундир. Офицер был очень бледен. Четыре солдата лежали в таком же состоянии на полу вахтгауза. Наконец прибыл врач, за плечами которого была мировая война. Он быстро осмотрел пострадавших.

— Их отравили снотворным газом, — сделал вывод врач.

Когда он провел по лицу одного из часовых мокрой губкой, тот очнулся. Врач привел его в чувство, а потом и остальных. Часовой, который первым пришел в себя, рассказал об офицере и шоколаде.

— Это, конечно, был не Дик, — быстро сказал Боб. — Я принял взломщика за Дика. Он куда-то спешил и сбил меня с ног. Одному Богу известно, как он мог оказаться на месте Дика… но… он был в мундире.

Боб позвал сержанта, который сообщил, что один солдат из взвода обер-лейтенанта Дика слышал какой-то шорох, когда возвращался в вахтгауз после обхода.

— Обер-лейтенант приказал мне идти прямо и не оглядываться, — доложил солдат.

— Вот тогда Дика оглушили и подменили, — заметил Боб.

Полковник приказал барабанщику:

— Бейте тревогу! — Обратившись к Бобу, он добавил: — Вам поручается командовать караулом Тауэра вплоть до смены. Удвойте посты. Никто не имеет права войти или покинуть Тауэр без моего разрешения.

Полковник, потрясенный случившимся, побежал домой. Он решал, кому из членов правительства звонить раньше. Вдруг услышал, как его окликнула леди Синтия.

— Что случилось, Джон? — робко спросила она.

— Пойдем в комнату, я все расскажу!

Полковник был откровенен с супругой.

— Сокровищница? — воскликнула она. — Но это невозможно!

— Дай Бог! — мрачно заметил полковник. — Через несколько минут все выяснится. Я послал за кастелланом и старшим смотрителем.

Раздалась протяжная барабанная дробь, и сразу же послышался шум. Полковник увидел в окно, как из всех казарм и офицерских квартир гвардейцы спешили к месту сбора.

— Где ты была, моя дорогая? Почему пришла так поздно?

Никогда еще полковник не задавал ей подобного вопроса. Впервые леди Синтия отвечала мягко и нежно.

— Я ужинала с одной знакомой, которую не видела уже двадцать лет. Тебе это неинтересно, и я не хочу, чтобы ты спрашивал меня об этом.

Полковник удивился и сразу не нашел, что ответить. Пока он докладывал по телефону начальству, незаметно наблюдал за супругой. Она выглядела неестественно, какая-то старая, измученная, под глазами синие круги. Куда-то делись свойственные ей самоуверенность и заносчивость.

Полковник поднялся в свою комнату и надел мундир. Леди Синтия словно оцепенела. Она сидела на стуле и молча смотрела в одну точку. Полковник быстро спустился с лестницы. Ничего не говоря супруге, он вышел во двор, переполненный солдатами. Слышались команды и выстрелы. Часовые обстреливали не только набережную, но и все прилегающее к реке пространство. Предполагали, что воры еще скрываются в районе крепости. Полковник обратился к адъютанту:

— Мне нужны два офицера и двадцать солдат для усиления охраны. Все остальные роты должны оставаться под ружьем до особого распоряжения.

— Господин полковник! Кастеллан и смотритель уже ждут вас.

Полковник направился к Уэкфильд-Тауэру. Вместе с кастелланом и смотрителем они открыли дверь башни. Кастеллан побежал вперед и вскоре пронзительно закричал. Полковник остолбенел.

— Стальные двери открыты!

Полковник и смотритель бросились в сокровищницу, Кастеллан схватился за голову. Ящик был открыт, шторы подняты. Все алмазы и бриллианты, кроме короны, — на месте. Следов взлома не было. Злоумышленники, видимо, знали, как поднимаются и опускаются шторы.

Между тем о происшествии сообщили в Скотленд-Ярд. Когда полковник вышел из хранилища, ему доложили о прибытии детективов. Он разрешил впустить их в Тауэр, а сам вернулся в вахтгауз. Дик Халовель сидел на стуле в офицерской комнате. Он все еще был бледен и взволнован, но нормальное самочувствие возвращалось к нему. Он обратился к полковнику:

— Я не знаю, что со мной произошло… Только помню, что мне стало плохо, словно на меня подули удушливым газом. Наверное, я потерял сознание. Просто смешно!

Он посмотрел на осунувшегося полковника.

— Что случилось?

— Украли часть ценностей.

На секунду Дику показалось, что ему снится кошмар.

— Пропала вторая корона! — сказал полковник. — Один из негодяев был в форме гвардейского лейтенанта и командовал караулом вместо вас. Он усыпил часовых шоколадом.

Дик поднялся со стула, но вынужден был ухватиться за край стола, чтобы не упасть.

— Корона?.. Кто командовал вместо меня? Почему ты молчишь, Боб?

— Не знаю! — Боб не мог смотреть на друга. — Было очень темно, и я не уверен, что узнал его…

— Ты видел его? — Дик овладел собой. — Слышал его голос?

— Да, слышал!

Никто не решался сказать правду. Тогда Дик все понял.

— Ясно, это был Грэгэм!

Боб молчал. Дик продолжал:

— Да, Грэгэм! У нас почти одинаковые голоса. Разве сигнализация не сработала?

Полковник так растерялся, что совершенно забыл о ней. Сержанта караула вызвали на допрос в вахтгауз.

— Нет, господин полковник! — сказал сержант. — Никаких звонков не было.

Старший смотритель это подтвердил. Боб поднялся по лестнице и сразу же понял, в чем дело. Молоток звонка в вахтгаузе был обрезан, а приводящий его в действие стерженек крепко связан со втулкой. Осмотрели все звонки, и оказалось, что у них та же неисправность. Все стало ясно. Когда «инспектор» со своими помощниками приходил осматривать сигнализацию, он предъявил все необходимые официальные документы. «Чиновники из Уайтхолла» принесли с собой лестницу и все вывели из строя. Все было тщательно продумано.

Дик Халовель не удивился, что полковник приказал заменить его другим командиром. Адъютант заявил, что офицер пока отстранен от службы и не имеет права покидать Тауэр. Дик пошел домой. Он не находил себе места. Через некоторое время пришел Боб.

— Уверен, что теперь вынужден буду уйти с военной службы. Моя отставка решена, — мрачно сказал Дик. — Хорошо еще, если все пройдет гладко. — Дик нетерпеливо провел рукой по лбу, как бы отгоняя мрачные мысли. — Боб, ты видел Гоуп?

— Ее не было дома. Она кому-то назначила встречу и до моего ухода еще не возвращалась. Я был там в первом часу ночи. Ночной портье сказал, что Гоуп не вернулась. Я удивился и бросился наверх в ее квартиру, чтобы убедиться лично. Портье не обманул. Я очень обеспокоился и поехал в Тауэр, подошел к тебе, но тут сам знаешь, что началось… — Боб поперхнулся.

— Все-таки это был Грэгэм, — равнодушно сказал Дик.

— Думаю, что да. Хотя точно утверждать не могу.

Дик посмотрел на часы. Четверть третьего! Он взял наушник и назвал номер телефона.

— К сожалению, сэр, с городом не могу соединить, — ответила телефонистка. — Приказ — этой ночью никаких телефонных разговоров из Тауэра.

Приятели переглянулись. Дик был настолько озабочен судьбой Гоуп, что забыл о своем несчастье.

— Возможно, ее пригласили на танцы, — сказал Дик, — и она задержалась у знакомых…

— Не та одежда, — настаивал Боб. — Горничная сказала, что она оделась очень скромно. Конечно, это вовсе не значит, что ее никуда не приглашали.

— Боб, ты можешь получить отпуск на несколько часов, чтобы выбраться в город? Я, к сожалению, не имею права покидать Тауэр.

Боб неуверенно покачал головой.

— Обожди, я переоденусь, — сказал он и вышел.

Через десять минут Боб появился в мундире.

— Пойду к полковнику и постараюсь найти веский повод, чтобы выбраться из этой ужасной тюрьмы. Потом сразу же направлюсь к Гоуп!

Бобу не пришлось искать «веского повода». Как только он вошел в офицерский вахтгауз, полковник сам подошел к нему и отвел в сторону.

— Военного министра нет в городе, — сказал ему тихо Рислип, — но его помощник по телефону просил меня прислать офицера для полного доклада о краже. Ему нужны факты на случай, если завтра будет внесена интерпретация в парламент. Поезжайте, Лонгфелью! Вот список оглушенных преступниками часовых, точные данные о времени кражи и все детали. Объясните ему режим охраны Тауэра. Ответьте на все его вопросы.

— Где он живет, господин полковник?

— В Девоншир-Хаузе.

Боб обрадовался такому совпадению. Гоуп тоже жила там. Он вышел, подозвал ординарца, написал записку и попросил передать ее Дику.

Через двадцать минут Боб уже стоял у дверей Девоншир-Хауза. Первый вопрос, который он задал ночному портье, касался Гоуп.

— Нет, сэр, молодая дама еще не вернулась. Горничная только что говорила об этом со мной. Она хочет заявить в полицию об исчезновении госпожи.

Боб испугался. Он предчувствовал, что с Гоуп что-то неладное. Он настолько растерялся, что забыл об официальном поручении и вышел на улицу. Когда портье спросил его, не из Тауэра ли он приехал, только тогда вспомнил о рапорте. Он поднялся лифтом до квартиры помощника министра. Битый час сидел там и давал объяснение мало интеллигентному чиновнику о таких вещах, которые были для Боба очевидными.

— Дело очень серьезное, — десятый раз повторял помощник министра. — Я, право, не знаю, как отнесется к этому кабинет министров. Газетам пока ни слова, понятно?

— Хорошо, сэр, — сухо ответил Боб. — Но что делать, если все солдаты и чиновники уже знают об этом. Все ли они промолчат? Репортеры очень нахальный народ!

Помощник министра не понимал иронии.

— Если так, то газеты позже получат разъяснение, когда все затихнет. Только не пускайте, пожалуйста, репортеров в Тауэр, а то солдаты могут разболтать все.

Боб с нетерпением ждал, когда сможет уйти. В душе он проклинал этого чиновника. Наконец, распрощался с ним и вошел в квартиру Гоуп. Горничная плакала. Гоуп еще не вернулась, от нее не было никаких известий. На улице уже светало.

Боб с тяжелыми мыслями вернулся в Тауэр. Он доложил полковнику о визите к помощнику министра и направился к Дику. Товарищ спал, но как только Боб вошел, моментально очнулся и спрыгнул с кровати.

Он мрачно выслушал Боба и сказал:

— Не знаю, что все это значит. Не могу допустить, чтобы она уехала из Лондона. Об этом хотя бы знала горничная.

Дик взволнованно зашагал по комнате. Боб сел в кресло и опустил голову. Он то насвистывал, то зевал. Дик вдруг остановился.

— Можно уже разговаривать по телефону с городом?

— Да. Запрет для офицеров снят.

Чиновники Скотленд-Ярда посоветовались с полковником и решили восстановить телефонное сообщение с городом. Но троих детективов послали на центральную станцию, чтобы контролировать содержание разговоров.

Дик взял телефонную книгу, нашел номер и сказал:

— Позвоню Диане!

— Диане? — Боб не поверил своим ушам. — Ты думаешь, она что-нибудь знает?

— Все может быть!

— А если она заговорит о Грэгэме?

— Я уже заявил детективам, что по моему мнению человек, заменивший меня в роли командира, был Грэгэм. Я им ничего не говорил о Диане, так как ничего не знаю о ее отношениях с братом. Хотя подозреваю, что, возможно… утверждать этого не могу… Возможно, они поженились после нашего разрыва. То, что она его любила, когда была моей невестой, мне известно…

Его соединили. К телефону подошла Диана.

— Алло, это Дик Халовель. Диана, не знаешь ли ты, что случилось с Гоуп Джойнер?

Видимо, этот вопрос был неожиданным, потому что она не ответила сразу. Голос ее дрожал от волнения.

— Гоуп… Джойнер?

— Она ушла из дома вчера в девять вечера, и больше ее не видели, — сказал Дик. — Диана, ты на самом деле ничего не знаешь?

— К сожалению, нет! Я с ней не общаюсь. Почему ты меня об этом спрашиваешь? Гм… Что-нибудь случилось в Тауэре? Ты очень взволнован…

— Где Грэгэм? — спросил Дик.

Она подозрительно быстро ответила:

— Вот уже два дня я его не видела. Почему ты спрашиваешь?.. Что случилось? Почему ты так рано уже на ногах?

— Я не могу об этом говорить. Диана, сделай одолжение. Пойди в Девоншир-Хауз и узнай, куда ушла Гоуп!

Она долго не отвечала.

— Хорошо, Дик, я это сделаю для тебя. Почему ты спросил о Грэгэме? Разве он… с ним что-нибудь случилось?

— Не знаю… Если что-нибудь узнаешь о Гоуп, позвони, пожалуйста.

Не только в утренних, но и в дневных газетах ничего не было о краже в Тауэре. В девять утра в канцелярии полковника при участии Дика состоялось совещание командиров охраны. Из военного министерства приехал специальный чиновник. Он познакомился с делом по докладу помощника министра.

— Нет причины для отстранения сэра Ричарда Халовеля от службы. Он может выходить из Тауэра. Ясно, что он такая же жертва злоумышленников, как и часовые, — сделал вывод чиновник.

Дик узнал, что полиция нашла моторную лодку, на которой преступники приехали в Тауэр. Она пустая плыла по течению. Полиция также установила место высадки. Один из полицейских на рассвете заметил два частных автомобиля и коляску, которые ехали к Гринвичу от побережья Темзы. Кроме того, выяснили, как считала полиция, еще один важный факт. В прошлую ночь на одном аэродроме взяли напрокат аэроплан, который на рассвете должен был лететь в Ирландию. Утром приехала машина, из которой вышел господин с объемистым пакетом. Он назвался Томпсоном. Аэроплан с пассажиром приземлился в Кьюррэе, откуда пассажир уехал на другой машине в неизвестном направлении. Пассажир, видимо, в спешке, нечаянно выронил записную книжку, которую нашла ирландская полиция. В книжке, кроме денежных купюр, был план лондонского Тауэра, помеченный разными знаками, которые полиция не смогла расшифровать.

— Можно предположить, что пассажир — один из злоумышленников, — сказал инспектор Уиллс, принимавший участие в совещании. — Машина, направившаяся в Кройдон, похожа на одну из трех, которые были на побережье. Мы просили ирландскую полицию доставить нам найденный план аэропланом. Скоро он будет здесь. Конечно, не исключено, что это инсценировка, чтобы сбить нас со следа. Но, с другой стороны, — Ирландия — одна из немногих стран, куда могли бежать преступники. Охрана порядка там желает лучшего.

Больше всего полицию удивляло, что воры не тронули других королевских знаков отличия. Ведь там были бриллианты и скипетры, стоившие громадных денег и удобные для транспортировки. Воры удовлетворились только короной, которая, кроме денежного, представляла большой исторический интерес.

Детективы также нашли маленький стальной цилиндр с газом неизвестного состава. Исследования показали, что именно этим газом отравили и Дика, и часовых.

Когда Дик в одиннадцать закончил запоздалый завтрак, раздался телефонный звонок. Это была Диана. Голос резкий и взволнованный.

— Это ты, Дик?.. Не знаешь ли что-нибудь о Грэгэме?

— Нет!

— О Гоуп я ничего не узнала. Она ушла вечером и не возвращалась… И, Дик, слышишь? Коллэй Веррингтон тоже пропал…

— Коллэй Веррингтон? Не понимаю… Какое он имеет отношение?

— Да… да, да! — нетерпеливо кричала Диана. — Неужели ты не понимаешь? Он в последнее время очень интересовался Гоуп. Я тебе больше ничего не могу сказать, Дик! Я потрясена…

— Но какое отношение имеет Коллэй к Гоуп?

— Он старался не для себя, — Диана чуть не заплакала. — Неужели не понимаешь? Влиятельный господин безумно влюбился в Гоуп…

— Князь Кижластанский? — спросил Дик. Он побледнел, как смерть.

— Не могу тебе сказать, кто… Я еле держусь на ногах…

Она прервала разговор. Дик пытался перезвонить, но безуспешно. Она, видимо, положила наушник на стол. Излюбленный метод Дианы, если она ничего не хотела слышать!

Князь Кижластанский! Мысль о нем не покидала Дика. Он позвонил в отель, где проживал князь. Ему ответил управляющий:

— Князь уехал из Лондона неделю назад. Он сел на пароход «Полтан», который плывет в Индию.

Когда полковник Рислип рассказал супруге, что следствие против Ричарда Халовеля прекращено, она вознегодовала.

— Он, несомненно, замешан. Почему Диана пришла сюда ужинать? Она ведь давняя любовница Дика! Я ее не приглашала. Она каким-то образом узнала…

Леди Синтия замолчала.

— С кем ты ужинала, моя дорогая?

— Ты ей что-нибудь говорил о сокровищнице Тауэра? — Леди удалось уклониться от ответа на последний вопрос мужа. — Подумай, Джон!

— Я… говорил Диане? — Он поморщился. — Нет, ничего не говорил… Подожди!.. Черт возьми, я назвал ей пароль.

Леди Синтия откинулась в кресле. Торжествующая улыбка играла на ее лице.

— Теперь ты понимаешь, что она участница заговора? Разве ты и твои коллеги не понимаете, что она выбрала именно тот вечер, когда Дик командовал караулом?

— Допустим… Но с кем ты вчера ужинала? — спокойно спросил полковник. На сей раз ей было не отвертеться.

— Скажу правду, Джон, — ответила леди. — Я ни с кем не ужинала. Один господин, который знал моего отца и моего покойного мужа, настойчиво приглашал меня поужинать с ним. Кроме того, он сообщил, что мой визит обязателен, потому что речь идет о спасении человека. Я поверила и по своей глупости пошла, надеясь вернуться через пару часов. Господин, который меня пригласил, не пришел в ресторан, но оставил записку, что задержится. Я ждала его до половины десятого. Вдруг посыльный передал, что господин внезапно заболел и просит навестить его. Я пошла на квартиру, меня проводили в кабинет. Я ждала там полчаса, но никого не было. Хотела уйти, но дверь оказалась закрытой. Когда начала стучать, под дверь просунули бумажку; в ней было написано, чтобы я вела себя спокойно, иначе…

Леди замолчала.

— Он что-то знает о тебе… О твоем прошлом, — предположил полковник.

Она утвердительно кивнула.

— Он угрожал воспользоваться твоей тайной, если…

— Да… это правда! Хочешь, все расскажу тебе…

— Не надо. Я, кажется, знаю. Я не такой наивный, как ты думаешь. До женитьбы много слышал о тебе, но ты мне нравилась. Не будем вспоминать прошлое. Это лучше для нас обоих.

Леди глубоко вздохнула.

— Ты его видела, этого господина? — спросил полковник.

— Нет! — На глазах леди показались слезы. — В час ночи невидимая рука открыла дверь, и я выбежала с лестницы на улицу. В доме никого не было.

Полковник набил трубку и закурил. Он молчал, руки у него дрожали. Наконец, он сказал:

— Ты не скажешь его фамилию?

Она махнула рукой.

— Это ни к чему. Я его знала с детства. Это дикий, странный, но одаренный человек. У него такая воля, что он насмехается над законом и правом. Мой отец говорил, что он преступник. Я думаю, отец был прав. Этот тип был всегда очень богат, жил широко. Он постоянно был героем отчаянных похождений даже тогда, когда учился в Оксфорде. Я…

Полковник положил руку ей на плечо.

— Дорогая ты моя!

Этих слов было достаточно, чтобы тронуть душу суровой, холодной женщины. Она всхлипывала на груди мужа.

Глава 20

Тигр Трайн — режиссер и постановщик ночной драмы в Тауэре — был единственный из ее участников, который не испытывал угрызений совести. Казалось, ничто не могло вывести его из равновесия. В одиннадцать утра он завтракал, одновременно просматривая утренние газеты, и пожаловался слуге, что кофе приготовлен не совсем вкусно, и заодно упрекнул его в том, что брюки отутюжены небрежно. Можно было подумать, что его огорчают лишь маленькие невзгоды жизни. Затем тщательно выбрал хорошую сигару, закурил и удобно расположился на стуле. Он медленно читал биржевые бюллетени. Раздался звонок, и слуга вышел. Через несколько секунд он вернулся:

— Миссис Оллорби! Вы примите ее, сэр?

Трайн отложил газету, снял очки, вытер стекла шелковым платком и сказал:

— Да! Пригласите ее сюда!

Когда толстая женщина вошла в комнату, Тигр стоял у камина и курил сигару. Он насмешливо улыбался.

Судя по внешнему виду, миссис Оллорби ночью спала одетой. Лицо ее было краснее обычного. Большой нос и подбородок, казалось, увеличились в размерах. Тигр впервые видел ее в таком состоянии. Он предположил, что причина кроется в событиях в Тауэре.

— Доброе утро, миссис Оллорби. Польщен вашим вниманием… Как поживает Гектор? — дружески спросил он.

— Только что пошел домой. Бедняга совсем выбился из сил. Он всю ночь провел на веслах, возил меня по реке. Согласитесь, с таким пассажиром, как я, это трудновато. Да еще дождь, возбуждение и прочее… Удивляюсь, что еще держусь на ногах.

— Садитесь, пожалуйста!

Трайн перестал улыбаться. Присутствие ночью этой женщины на Темзе могло повлиять на выполнение его плана. Он хорошо понимал, что необычайная энергия, выдержка, сметливость и дальновидность превращали эту женщину в опасного детектива. Он также знал ее тактику: никогда сразу не говорить об интересующем вопросе.

— Ночью была совсем неподходящая погода для гребли, — сказал Тигр.

— Согласна, — миссис Оллорби села на стул, порылась в своем большом ридикюле, достала цветной платок и вытерла лицо. — Гектор сказал: «Если детективу приходится всегда так работать, я, пожалуй, откажусь от этой профессии». Вы не можете представить, какое сильное было течение. Когда лодка была под Лондонским мостом, я думала, что она опрокинется, и мы утонем. Говорят, толстяки хорошо плавают, но я не хотела бы это проверять на практике.

— Но что вы делали ночью на реке?

— Такой же вопрос задал мне и Гектор. Он сказал: «Чего, собственно, мы ищем? Ведь они на моторной лодке, а у нас только два весла…» Я предпочла бы не садиться в дырявое корыто, именуемое лодкой, которую мы нашли у берега, но слишком сильно было желание узнать, куда «они» направляются. Нетрудно было наблюдать за «ними», потому что Сэмс-стрит очень темная улица. Я была рядом с «ними», когда «он» говорил о моторной яхте…

— Моторная яхта? — спросил Трайн. — Кто же, наконец, эти «они»? Кто же этот «он»?

— Выслушайте все, и тогда узнаете. — Она перевела дыхание и продолжила:

— По его словам, яхта находилась ближе к устью, по середине течения, так что нам не пришлось бы плыть далеко. Я думала, что яхта под мостом, «они» поехали в этом направлении. Мы с Гектором сели в лодку и добрались до берега, где было много собак. Мы высадились только в час ночи. Ворота верфи были заперты, и мы не могли выбраться раньше рассвета, пока не пришли рабочие. Проклятая лодка! Я больше не доверила бы свою жизнь такой развалине.

Тигр тихо рассмеялся.

— Кажется, миссис Оллорби, вы охотились за слонами, а поймали мышь. Вы пошли по ложному следу… Но зачем вы пришли ко мне?

Верная своим принципам, миссис Оллорби прямо не ответила.

— Я попала домой только в семь и поспала всего два часа. Если бы не этот короткий отдых, я бы свалилась с ног. Я сейчас выгляжу скверно, не правда ли?

— Вы очаровательны, — заметил иронически Трайн.

Она поклонилась, поблагодарив за комплимент.

— Когда проснулась, Гектор еще спал. После некоторых раздумий, решила отправиться к мистеру Трайну и рассказать ему то, чего он, может быть, не знает. Кроме того, мне хорошо известно, что он не любит Коллэя Веррингтона…

— Коллэя Веррингтона? — Трайн насторожился. — Что с ним случилось?

— Он был вместе с «ней».

— С «ней»? Да с кем? — Трайн явно нервничал.

— С мисс Джойнер!

— Мисс… Джойнер… расскажите, пожалуйста, по порядку… Вы последовали за Коллэем Веррингтоном и мисс Джойнер… Куда?

— К маленькому проходу в Апере. Тэмз-стрит. У Коллэя была моторная лодка, он уговаривал мисс Джойнер поехать с ним, чтобы она встретилась с кем-то на яхте.

— В котором часу это было?

— Приблизительно в одиннадцать.

— Вы говорите, они поплыли вниз по течению? А девушка поехала с ним добровольно?

— Она добровольно села в лодку, но, думаю, это ей далось непросто, — ответила миссис Оллорби.

Трайн бросил сигару в камин. Его лицо вдруг стало мрачным. Оно казалось вылитым из серого мрамора.

— Они поплыли по течению… А вы не слышали, о чем говорили в моторной лодке?

— Видите ли, мистер Трайн, голос говорившего был похож на голос толстого сына Эли Боса.

Трайн посмотрел на часы.

— В том, что мисс Джойнер убежала, по-моему, нет ничего удивительного, — продолжала миссис Оллорби, — ведь она любит Дика Халовеля…

— Дика… Халовеля? — Трайн недоумевал. — Это сэр Ричард Халовель из Бирвичской Гвардии?

— Да. Я случайно узнала, что они собрались пожениться. Он хотел подать в отставку, потому что нет данных о ее родителях… Хотя, думаю, я бы могла кое-что рассказать об этом.

Она вопросительно посмотрела на Тигра.

Трайн нажал в стене кнопку.

— Благодарю вас, миссис Оллорби. Вы не человек, а дьявол! Вы чертовски опытный детектив! Надеюсь, не хотите посадить меня в тюрьму? Скажите правду, зачем вы пришли ко мне? Зачем все это рассказали?

Миссис Оллорби закусила губы.

— Я мать… Понимаете?..

Он схватил ее руку и крепко пожал. Хотя она была сильной женщиной, но все-таки чуть не вскрикнула от боли.

Вошел слуга.

— Машину! — крикнул Трайн. Не говоря больше ни слова, он пошел в спальню.

Открыл ящик, вынул револьвер, проверил магазин, зарядил его и сунул в боковой карман. В коридоре Трайн на ходу надел пальто и шляпу. Миссис Оллорби стояла в проходе.

— Я вас не забуду, — сказал он и ушел быстрее, чем она успела ответить.

Несмотря на большую скорость, Трайну показалось, что машина еле тащится по оживленным улицам Сити. Он спрыгнул с автомобиля прежде, чем доехал до закрытых ворот Тауэра.

— Мне очень жаль, сэр, но не могу вас впустить, — сказал полицейский. — Тауэр сегодня закрыт для посетителей.

— У меня весьма важное сообщение для офицера сэра Ричарда Халовеля, — сказал Трайн. — Я немедленно должен с ним поговорить!

Полицейский подозвал своего коллегу, который довел Трайна до первых ворот, охраняемых часовым.

— Проводите его к офицеру, — разрешил сержант полицейскому. — Но только прямо на квартиру. По дороге ни с кем не разговаривать.

Тигр хорошо знал, почему приняты такие меры предосторожности. Он даже не глянул на здание хранилища, когда проходил мимо.

— Трайн?.. Гм… Я его знаю, — сказал Дик, когда ему доложили о посетителе. — Приведите его сюда. Вы, господин полицейский, ждите внизу!

Тигр Трайн быстро вошел в комнату и закрыл дверь. Хозяин и гость внимательно изучали друг друга.

— Мистер Трайн, — сказал Дик, — чем могу быть полезен?

Когда Дик произнес эти слова, он вспомнил о дурной славе этого джентльмена.

— Сэр Халовель! Этой ночью совершены два больших хищения. Я должен с вами поговорить об одном из них. Выкрали Гоуп Джойнер… Думаю, вы об этом знаете…

— Нет. Я даже этого не предполагал, — сказал Дик, сильно побледнев.

— Она вас любит?

Дик не удивился вопросу. Настолько его потрясла новость.

— Да, мы любим друг друга, — он был откровенен. — Почему вы об этом спрашиваете?

Тигр неподвижно смотрел в окно на стены Белой Башни. Он ответил не сразу. Наконец, медленно отвел глаза и, посмотрев на Дика, твердо сказал:

— Гоуп — моя дочь… Теперь понимаете?

Глава 21

Гоуп — дочь Тигра Трайна! Дик смотрел на него широко открытыми глазами. Говорить он не мог.

— Никто, кроме вас, еще об этом не знает, — продолжал Трайн. — Только несравненная миссис Оллорби может догадывается.

— Ваша… Ваша дочь?

Трайн пожал широкими плечами.

— Об этом поговорим потом, — сказал он. — Я пришел, чтобы вы помогли мне спасти Гоуп… И еще кое-что. Не знаете ли хорошего летчика, на которого можно было бы положиться?

— Я сам классный летчик, — спокойно ответил Дик. — Кажется, смогу достать аэроплан. Вы знаете, где Гоуп?

Трайн утвердительно кивнул.

— Ничего не могу сказать… Я… Мне самому нужна спасательная лодка… Вы, видимо, не понимаете, о чем… я.

— Кажется, понимаю, — тихо сказал Дик. — Спасайтесь, мистер Трайн!.. Но вы должны спасти и моего брата.

— Что? — Тигр закусил губы. — Его узнали? Черт возьми, это усложняет дело. Меня не волнует моя судьба. Думаем о Гоуп. Вам разрешат выехать из Тауэра?

Дик задумался.

— Думаю, да, — сказал он, — но сначала я должен поговорить с полковником. Хотите, пойдемте вместе.

Трайн послушно пошел за Диком домой к полковнику. Они молчали. Полицейский остался ждать на лестнице. Дик вошел в квартиру, оставив Трайна на улице. Он расхаживал перед домом, как часовой. Прошло пять минут, десять… Трайн вдруг увидел, как поднялась гардина в окне второго этажа. Леди Синтия пристально смотрела на него. Он заметил на ее лице удивление и страх. Леди моментально исчезла. Через минуту она уже была во дворе.

— Что тебе здесь нужно? — спросила она отрывисто, ее грудь высоко вздымалась.

— Гоуп Джойнер похитили.

— Гоуп Джойнер? — переспросила леди. — Г-о-у-п Д-ж-о-й-н-е-р… Ах, Боже мой! Она…

— Она моя дочь! — сказал Трайн. — Она ничего не знает обо мне. Я дал ей лучшее воспитание, окружил роскошью, но не мог заменить мать. Я оберегал ее… С того самого дня, когда отнял ее от преступной женщины, которой отдала ребенка жестокая мать. Гоуп Джойнер! — Голос Трайна стал суровым. — Гоуп Джойнер, чье имя и фамилия не подходят для… дочери жены полковника! Вспомни об этом, Синтия!

Леди Синтия ухватилась за стену дома.

Она стала белее мела. Колени дрожали. Она не могла произнести ни слова.

— Некий Коллэй Веррингтон заманил ее на пароход, который держит путь в Кижластан. Я случайно знаю название судна. Ну… Будь благоразумной… Нас могут увидеть! — Голос Трайна вдруг стал нежным, дружеским.

— Я… Я пойду в комнату, — пролепетала она. Леди с трудом передвигала ноги. У дверей она повернулась:

— Ты известишь меня…

— Да…

В этот момент вышел Дик. Он не заметил Синтию, скрывшуюся за дверью.

— Все в порядке, — сказал Дик. — Полковник был непоколебим. Но, к счастью, в кабинете были представители правительства.

— И что сказали? — поинтересовался Трайн, когда они вышли на площадь. Дик позвал полицейского, который сопровождал Трайна.

— Я намекнул им, — прошептал Дик, — что вы поможете вернуть корону. Газеты пока еще ничего не знают о событиях в Тауэре. Власти готовы заплатить любую цену, только бы сведения о короне не просочились в прессу.

Машина Трайна помчалась в Кинлей, где находился военный аэродром. Коменданта по телефону известили о прибытии Дика и Трайна. Аэроплан-разведчик был готов к полету.

Через пять минут маленький быстрый самолет взвился в воздух.

Глава 22

Грэгэм Халовель обрадовался, когда спустился в каюту. После мокрой и темной палубы здесь было приятно и уютно. Грэгэм запер дверь и пошел в «баню». В углу темного чулана сидел Коллэй. Лицо его было закрыто руками. У него зуб на зуб на попадал. Тело вздрагивало. Когда Грэгэм вошел, Коллэй поднял голову.

— Я… думал, — прошептал он.

— Что?

— Что пришел этот бандит! Где Гоуп?

— Не знаю.

— Для мня приготовили каюту на левой стороне бакборта.

Каюта в верхней части носа! Хорошую «каюту» приготовил для него Эли Бос! Грэгэм осторожно закрыл дверь перегородки.

— Вы, Коллэй, лучше перейдите в мой «кабинет». А я закрою дверь на ключ и пойду наверх. Вам нечего бояться.

— Что вы там будете делать?

— Пока не знаю, но этот дьявол должен высадить Гоуп на сушу! Во что бы то ни стало.

Грэгэм вышел из каюты, тщательно закрыл дверь и, начал поиски. Сначала он исследовал каюту, находившуюся на той же половине парохода, что и его. Гоуп Джойнер там не было. Грэгэм поднялся на палубу, чтобы пробраться в другой длинный проход, тянувшийся вдоль верхнего этажа судна. Но он был закрыт железной дверью.

Грэгэм поднялся по лестнице на малую палубу для шлюпок и осторожно пошел вперед, пока не оказался под выступом крыши малого командного мостика. На одной стороне он увидел двух человек, которые, к счастью, его не заметили.

Грэгэм бесшумно перешел на другую сторону мостика. Отсюда лестница вела на переднюю палубу, но он боялся, что его заметят, поэтому не спустился по ней. Предпочел медленно, но верно, спускаться вдоль лестницы до палубы, которая защищает от волн. Маневр удался. Вторая дверь прохода была открыта.

«Притти Аннэ» была игрушкой волн. Дул сильный ветер. Качка бросала Грэгэма от одного борта парохода к другому. К счастью, он не страдал морской болезнью и крепко стоял на ногах.

Первую каюту, которую увидел Грэгэм, очевидно, занимали сыновья Эли. Это была настоящая темная нора. На нарах валялись грязные одеяла, на стенах висела полумокрая одежда. Две пустые бутылки катались от одной стены к другой. Вторая каюта принадлежала капитану. Она была просторнее, но не менее запущенная, чем предыдущая. Третья, и последняя, была закрыта. Грэгэм пытался тихо приоткрыть дверь, но безуспешно. Он заглянул в замочную скважину. В каюте было темно и тихо. Гоуп, видимо, спала. Если он постучит, она может испугаться. Он оглянулся. В нескольких шагах от него была железная ржавая дверь. Грэгэм дошел до железной двери, которая вела на заднюю палубу. Она была на засове. Грэгэм открыл его, вышел на палубу и опять закрыл дверь. Матросов здесь не было. Весь экипаж работал в машинном отделении. На судне, видимо, никто не обслуживал верхнюю палубу.

Грэгэм вернулся к себе, чтобы взять подушку и одеяло. Хромавший и разбитый морской болезнью Коллэй опять оказался в темной «бане». Грэгэм запер дверь на ключ и пошел к входу на другую половину парохода. Там укрепил железную дверь недалеко от каюты Гоуп, сел в угол и забылся тревожным сном.

Он не услышал, когда пришел Эли Бос. Было темно, и капитан не заметил его. Грэгэм даже не слышал, как Бос открыл дверь каюты Гоуп. Девушка лежала на кровати, но сразу же вскочила, услышав скрип ключа.

— Ну, давай посмотрим на тебя!

Эли закрыл за собой дверь. Грэгэм проснулся от шума и осветил дверь карманным фонариком.

Гоуп Джойнер стояла у кровати. Она держалась рукой за деревянный выступ ложа и спокойно наблюдала за мерзким лицом старика. Капитан повесил фонарь на крюк и вожделенно смотрел на красавицу. Эли даже не мог себе представить, что бывают такие женщины. Гоуп заметила, как его круглые синие глаза становились все шире и излучали дикую страсть. Даже когда его большая грязная рука потянулась к ее лицу, она не отвернулась. Не вскрикнула, когда он коснулся щеки. Старик удивился и остановился с открытым ртом.

— Красивая молодая девушка… Я еще никогда такой не видел. У тебя кожа шелковая!

Вдруг она отпрянула. Мысль о прикосновении этих ужасных рук заставила Гоуп вздрогнуть. Но ее страх лишил старика рассудка. Он вдруг обнял ее и крикнул:

— Красивая женщина!

Что-то твердое прикоснулось к его спине. Он отпустил Гоуп и медленно повернулся. На него было направлено дуло пистолета. Старик обомлел. Он увидел серьезное лицо Грэгэма.

— Что вам угодно? — спросил старик, тяжело дыша. — Я не знал, что у вас пистолет…

Грэгэм кивнул ему на дверь.

— Что вам угодно? — не унимался старик.

Дуло пистолета было приставлено к его виску. Капитан понял, что малейшее движение — и грянет выстрел.

— Я… Я думал, что у вас нет пистолета…

— Вон отсюда! — крикнул Грэгэм.

Старый великан медлил. Он медленно и тяжело направился к двери. Вдруг прыгнул, намереваясь выскочить и захлопнуть ее.

Грэгэм предвидел это и оказался у двери первым.

— Послушайте, Бос! Еще одна подобная выходка, и я вас пристрелю, как собаку. Убью и выброшу за борт. Ваши проклятые сыновья никогда не узнают, что произошло с вами. Коллэй Веррингтон — в моей каюте. Что, не нравится? Вам еще придется предстать перед судом за покушение на убийство.

— Что вам угодно? — Эли Бос владел небольшим запасом слов.

— Это я скажу потом! Пока идите на командный мостик и не смейте брать с собой ключ!

Грэгэм вынул из двери ключ и положил его в карман. Старик молча вышел.

— В моей каюте вы будете в полной безопасности. Я Грэгэм Халовель… Вы, наверное, догадались?

Гоуп, видимо, еще не совсем оправилась от наркоза. Она только кивнула.

— Возьмите подушку и одеяло. Завтра я обеспечу вам больший комфорт.

Гоуп не сопротивлялась. Она ко всему относилась безучастно.

Взяла постельные принадлежности и пошла за Грэгэмом. По дороге они никого не встретили и через несколько минут были уже в каюте Грэгэма.

— Нет, я не больна, — сказала она. — Я только чувствую себя одинокой и несчастной. Думаю, меня усыпили хлороформом.

Грэгэм предложил ей лечь и укрыл девушку одеялом. Хотя она и говорила, что не устала, но уснула мгновенно. Дышала ровно и спокойно.

Грэгэм сел. Он обдумывал создавшееся положение. В смежной каюте-чулане спал глубоким сном Коллэй — бесполезный балласт. Грэгэм сидел около часа, придумывая планы один за другим и бракуя их. Потом он вдруг поднялся, открыл сейф и вынул ящик. Последний был оборудован пружиной. Когда нажал на нее, ящик приоткрылся. У Грэгэма перехватило дыхание: красота и великолепие короны ослепили его. Он поднял корону, рассмотрел, потом тихо нервно рассмеялся.

С минуту он любовался драгоценностью, но вдруг сбросил оцепенение, положил корону на место, закрыл ящик и спрятал в сейф. Еще несколько минут постоял в задумчивости. Он мог получить десять, возможно, двадцать лет тюрьмы, но решение было твердым. Грэгэм даже был готов весь остаток жизни провести за решеткой. «Притти Аннэ» должна утром повернуть к берегу. Грэгэм хотел посмотреть, не наступил ли рассвет. Он подошел к окну и с большим трудом отвинтил крышку. Для этого вынужден был наклониться над спящей девушкой. Она проснулась и вскрикнула.

— Все в порядке, — сказал он. — Я только хочу проветрить эту ужасную каюту.

— Извините, — сказала она упавшим голосом. — Я, наверно, видела сон.

— Можете спать спокойно.

— Нельзя ли выйти на палубу? Я больше не могу дышать этим воздухом.

— Можно.

Он повел ее по лестнице на заднюю палубу.

Гоуп держалась за перила и с удовольствием вдыхала свежий морской воздух. Никого не было видно. Грэгэм осторожно полез по лестнице и выглянул на верхнюю палубу. Эли не было, на его месте стоял один из сыновей.

В нескольких словах Гоуп рассказала, как она попала на пароход. Он дополнил ее, поведав о Коллэе.

— В Индию? Как ужасно! — Гоуп вдруг все поняла. — Князь Рики?

— Возможно, — ответил Грэгэм, — но мы не поплывем в Индию. Как только вы вернетесь в каюту, я поговорю с капитаном. Он вынужден будет изменить план. И тогда…

Над его головой вдруг пролетел багор. Брошенный нетвердой рукой, он попал в плечо. Грэгэм вскрикнул от боли, повернулся и увидел на палубе для шлюпок громадную фигуру капитана и двух матросов. Первым выстрелом Грэгэм попал негру в ногу. Прежде чем снова успел прицелиться, капитан отскочил и исчез за узкой дверью. Второй выстрел не достал его.

Грэгэма взбесила неудача. Еще один матрос с криком бросился к рулевому борту и исчез в проходе, захлопнув за собой железную дверь. Грэгэм преследовал его, но не успел. Матрос уже закрыл засов. И таким образом, был отрезан от своей каюты и… короны.

Грэгэм попытался воспользоваться другим проходом, но и здесь вход оказался закрытым. Оставался единственный путь — лестница на палубе для шлюпок. Он поднялся на две ступени, но не успел ступить на третью, как мимо уха прожужжала пуля. Звук выстрела из винтовки оглушил его.

Грэгэм спрыгнул и прислушался. Стук топора доносился от его каюты. Кто-то ломился в нее. Грэгэм услышал глубокий, полный ненависти голос, потом душераздирающий крик, напоминавший рычание смертельно раненого зверя… и все смолкло.

Гоуп побледнела.

— Что это значит? — быстро спросила она. — Наверное, произошло что-то ужасное?

— Самое ужасное то, что вы оказались на этом злосчастном пароходе, — заметил Грэгэм.

Он сел у защищенной от ветра стороне палубы и предпринял новый трюк. Свернул пальто и осторожно поднял его над краем. Моментально прогремел выстрел.

— Так оно и есть, — спокойно сказал Грэгэм. — Мы в ловушке, если не…

Он вдруг обратил внимание на большие люки в задней части грузового трюма. Сильные толчки парохода свидетельствовали о том, что на нем почти нет груза. Ему показалось, что под задней палубой находятся каюты экипажа, но чтобы попасть туда, нужно пройти через зону обстрела.

— Я ужасно голодна и хочу пить, — сказала Гоуп.

Ночью был сильный дождь, и на парусине, прикрывавшей грузовой трюм, собралось немного воды.

— Конечно, эта вода не особенно вкусна, но попробуйте, — предложил Грэгэм. — Она пресная, безвредная. Держитесь как можно плотнее к стене.

Вода, по мнению Гоуп, была хороша. Она стала шарить по карманам, надеясь найти что-нибудь съестное.

Вдруг Грэгэм на расстоянии выстрела заметил большой океанский пароход. Он пытался обратить внимание экипажа на свое бедственное положение сигналами электрического фонарика, но его свет был слишком слаб. Он стал искать большой фонарь палубы и выглянул через перила. Какой-то предмет проплыл мимо судна, повертелся в водовороте и исчез в белой пене. Грэгэм быстро отпрянул.

— Что вы увидели? — спросила Гоуп.

— Ничего.

Если бы он умел молиться, то должен был прочитать «Отче наш» за душу бедного покойника, обезображенное тело которого выбросили за борт. Мимо парохода проплыл труп Коллэя Веррингтона.

Прошел час, другой, третий. Закончилось утро. Наступил обед. До голодных и измученных Грэгэма и Гоуп донесся запах горячих блюд.

— Мы должны ждать темноты. Только тогда я доберусь до мостика, — хрипло сказал он.

Гоуп с любопытством рассматривала Грэгэма. Наконец она сказала:

— Вы похожи на Дика.

— К сожалению, очень!

Он готов был уже рассказать ей о ночной авантюре, но спохватился.

Пусть узнает от других.

«Где сейчас Дик»? — спрашивал себя Грэгэм. Он даже начал сожалеть о несчастье, которое причинил брату.

Часы показывали десять минут второго, когда послышался шорох на палубе. Что-то каталось по железным листам. Грэгэм увидел у лестницы наверху большую бочку и подумал, что этим отрезают его наступление на верхнюю палубу. Но бочка медленно упала вниз. Грэгэм успел отпрыгнуть прежде, чем она с треском ударилась о палубу. Гоуп от страха прижалась к порогу. Грэгэм вдруг почувствовал жгучую боль в левой руке. Теперь он понял маневр. Его выманили из укрытия. Первого приблизившегося к нему матроса Грэгэм успел застрелить, но на него набросились с полдюжины отъявленных негодяев с нагайками и ножами. Грэгэм бил направо и налево, вырвался и снова выстрелил. Он увидел, как Эли Бос схватился рукой за горло и упал с простреленной шеей. Грэгэм отчаянно защищался кулаками. Нападавшие неоднократно отступали, но снова набрасывались. Вдруг с мостика стали раздаваться выстрелы. Пули ударяли в железную обшивку борта и труб. Одна пуля попала Грэгэму в руку. Он опять почувствовал нестерпимую боль, которая заставила его бешено заорать. В отчаянии он прицелился в фигуру, видневшуюся на мостике, и выстрелил. Человек упал. Выстрелы с мостика прекратились, но вдруг на Грэгэма набросился чернокожий кочегар, который дико кричал. Грэгэм не выдержал тяжести огромного тела и упал. К кочегару подбежали на помощь отступившие было истопники, и завязалась драка не на жизнь, а на смерть…

Маленький аэроплан пролетел Кент, миновал белую линию взморья и очутился над морем. Внизу виднелись корабли и килевые линии, тянувшиеся за ними. Суда шли по разным направлениям и сверху казались неподвижными. Аэроплан один раз снизился над кораблями, но «Притти Аннэ» между ними не оказалось. Аэроплан зигзагами исследовал канал, покружился над пароходом Гамбургской линии, принятым за «Притти Аннэ», и поднялся выше.

— Вот «Притти Аннэ»! — раздался голос около Дика Халовеля.

Он увидел маленький пароход, облитый солнечным светом. Даже сверху Дик заметил, что на пароходе творилось что-то неладное.

Было всего несколько секунд, чтобы принять решение. Спуститься на море перед пароходом? Это ничего не давало, да и очень опасно. Эли Бос и экипаж — не помощники. Дик стал искать глазами миноносец, высланный ему на помощь адмиралтейством. Командир миноносца получил радиограмму выйти в море и принять аэроплан на борт, но миноносца еще не было.

— Я возьму пароход на таран! — крикнул Дик и направил аэроплан вниз.

— Мистер Трайн, внимание! Готовьтесь к прыжку!

Дик выключил моторы, и аэроплан стал быстро снижаться. Раздался сильный грохот, похожий на гром. Аэроплан снес дымовую трубу судна и врезался в палубу около командного мостика.

Трайн быстро развязал ремни и выпрыгнул. Ударная волна отбросила его на палубу. Несколько секунд он был без чувств, потом поднялся. Он заметил бегущего Дика, потом услышал выстрел, крик, стон и топот, Трайн последовал за Диком и вскоре наткнулся на Эли Боса. Его седая борода была красной от крови.

— Где мисс Джойнер?

Эли только мог указать пальцем вниз. Трайн перелез через перила и увидел бледное лицо девушки, лежавшей в углу палубы. Она была без сознания. Трайн поднял ее на руки и стал приводить в чувство. Несколько капель рома оживили ее. Он гладил лицо, ласкал и нашептывал слова любви и нежности. Гоуп понемногу пришла в себя.

— Они убили Грэгэма!

Трайн поднял голову. Перед ним стоял Дик.

— Убили?.. Грэгэма?.. Ах… да!.. Возьмите ее!

Дик обнял Гоуп, а Трайн бросился к неподвижно лежавшему на задней палубе Грэгэму. Тот потерял много крови и не дышал. Трайн присел около него и стал выслушивать. Он получил диплом врача и три года заведовал одним из лондонских госпиталей. Тигр быстро понял, что Грэгэму угрожает только раздробленная рука. Вскоре удалось приостановить кровотечение, и он наложил повязку. Потом бросился на верхнюю палубу, которая представляла собой печальную картину. Машины «Притти Аннэ» не работали. Поломанные шлюпки, сплющенные вентиляторы, разбитый командный мостик — все это было результатом столкновения с аэропланом. И как только летчик и наблюдатель остались живы?

Большая часть нападавших на Грэгэма были убиты или ранены. Некоторые скрылись в каютах. Грэгэм сумел постоять за себя. Старого Эли Боса перевязал сын, который перенес отца на уцелевшую часть мостика. Недалеко от этого места валялся труп второго сына — Джоба, который был застрелен последней пулей.

— Где Коллэй Веррингтон? — спросил Трайн.

— Не знаю, — прохрипел Эли. — Никогда его не видел.

Трайн подошел к Дику:

— Как вы считаете, эту лодку можно спустить на воду?

Это была маленькая моторная лодка, на которой Гоуп доставили на борт. Она почти касалась воды. Трайн под угрозой револьвера согнал легко раненых матросов и заставил их спустить лодку. Конечно, довольно рискованно пускаться в плавание на такой посудине, но выхода не было. Вдруг Дик радостно крикнул. На горизонте показался миноносец. Вскоре он подошел так близко, что был слышен стук телеграфных аппаратов. Командир, опасаясь столкновения, еще раньше приказал приостановить машины.

Глава 23

Ни для кого не секрет, что правительство всегда и везде стоит выше обычного закона. Четыре человека, каждый по-своему, ждали приговора.

Грэгэм медленно поправлялся. Он чувствовал себя плохо и был безразличен к своей судьбе. Его волновало только одно:

— Знаешь, Диана, было бы ужасно, если бы мне пришлось снова сесть в тюрьму сейчас, когда я убедился в твоих искренних чувствах ко мне.

— Не бойся, этого не произойдет, — утешала она. — Я чувствую, что все закончится хорошо. Корона находится на своем месте, газеты до сих пор ничего не узнали. Правительство не захочет шумихи…

Она не закончила фразы. Диана знала, что жизнь потеряла бы для нее смысл, если бы она лишилась объекта своей новой нежной любви.

Трайн знал, что полиция постоянно наблюдает за ним, но ждал спокойно. Он купил жизнь дочери ценой короны, пожертвовал для Гоуп своим любимым детищем. Но Тигр оставался верен себе. Каждое утро он читал газеты и интересовался прогнозами погоды. Сигара торчала в зубах, как ни в чем не бывало. Он, как всегда, жаловался, что кофе оставляет желать лучшего. Трайн безукоризненно одевался и выходил на прогулку. На улице за ним неотступно следовала тень, но это не портило его хорошего настроения.

Хотя Дик Халовель узнал из весьма компетентных источников, что случай в Тауэре останется без последствий, его разочаровало то, что отцом Гоуп был Трайн. Но чувства Дика не изменились. А в один прекрасный день к нему явилась с визитом… леди Синтия.

— Я видела вас в последний раз в фешенебельном кафе «Ритц». Молодая дама, наверное, была мисс Джойнер. Очаровательная девушка.

— Да, миледи, — лаконично ответил он.

— Когда я буду иметь честь видеть вас в моем доме?

Дик удивленно посмотрел на нее.

— Я не знал, миледи, что вы действительно хотите видеть Гоуп у себя.

Леди Синтия дружелюбно кивнула.

— Я люблю знакомиться с невестами офицеров до приема их в семью нашего полка. Она, наверное, придет, не правда ли?

— Нет. Я подаю в отставку, миледи!

— Вы этого не сделаете, — возразила командирша своим обычным тоном достопочтенной дамы из общества. — Я буду очень рада видеть Гоуп в моем доме. Я бы хотела стать для нее… матерью.

Дик поразился. Впервые в голосе леди Синтии чувствовалась нежность.