/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Римское лето

Элла Уорнер

Они не просто стоят на разных ступенях социальной лестницы, они живут в разных мирах. Франческа – мечтательница, влюбленная в свой Вечный город. Максимилиан – американский бизнесмен, погруженный в пучину прибылей и расчетов. Но вот они встречаются, и жизнь каждого приобретает новый смысл, потому что в ней появляется Любовь… Макс и Франческа счастливы: их дни полны ярких красок и волшебных неожиданностей. Но влюбленные не знают, что это разноцветное счастье непрочно, и некие силы уже готовятся его разрушить…

1970 ruen ВикторияБаринова5064fe92-adec-102a-94d5-07de47c81719 love_short Alla Warner en Roland FB Editor v2.0 07 June 2008 OCR: Диана; Spellcheck nathalte 572513c8-85f1-102b-bf1a-9b9519be70f3 1.0 Римское лето Панорама Москва 2003 5-7024-1622-8

Элла Уорнер

Римское лето

1

– Сегодня мы обратим наше внимание на памятники Возрождения. – Франческа перевела дух.

Она проговорила последние три часа без остановки и чувствовала, что к концу дня может лишиться голоса.

– Если вы сравните памятники римского Возрождения с образцами этого искусства во Флоренции, то заметите, что они сильно отличаются друг от друга. Это не случайно. Основным заказчиком произведений искусства в Риме являлась церковь, которая имела свои особенные требования…

Туристы за ее спиной перетаптывались с ноги на ногу и разговаривали шепотом. Это ее совсем не обижало. Даже не поворачиваясь, Франческа знала, что четверо американцев не обращают на нее внимания, седовласая француженка ловит каждое слово, а группа подростков думает только том, чтобы скорее отправиться в увлекательное путешествие по Вечному городу.

Восемь лет назад Франческа только начинала работать гидом в компании своего дяди. Она ужасно волновалась каждый раз, когда знакомилась с группой, с которой ей предстояло провести несколько дней. Понравится ли им ее рассказ? Сможет ли она передать этим иностранцам свою любовь к прекрасному Риму? Или они сочтут ее некомпетентной перепуганной девицей, какой она поначалу и являлась? Но постепенно приходил опыт, а вместе с ним и уверенность в себе. Франческа поняла, что среди многочисленных туристов, ежедневно приезжающих в Рим, мало кто действительно интересовался городом и его историей. Им вполне хватало краткой обзорной экскурсии: они охотно фотографировали достопримечательности и жадно слушали красочные легенды, которыми их в изобилии снабжала Франческа. Настоящая история мало привлекала их. Туристы не желали обременять память именами и датами.

Шло время, и Франческа научилась не принимать близко к сердцу подобное отношение. Днем она зарабатывала деньги, выдавая ворох общеизвестных сведений, а вечером бродила по любимым улицам, наслаждаясь близостью с городом.

– Мы начнем наше путешествие по Риму с площади Венеции, которая по праву считается сердцем города. Обратите внимание на памятник королю Виктору Эммануилу II.

Франческа говорила как пописанному. В своем ремесле она дошла до такой степени совершенства, что могла рассказывать о Риме, думая о чем-то своем.

– Главные улицы города расходятся от площади лучами. Отсюда по Фори Империали вы можете дойти до Колизея.

Туристы, уже исследовавшие этот маршрут вчера, с готовностью закивали головами. Франческа спиной чувствовала их нетерпение. Они стремились броситься на охоту за красотой, отколоть кусочек вечного Рима, чтобы потом дома хвастаться перед соседями, что они тоже приобщились к прекрасному.

Франческу передернуло. «Возьми себя в руки, девочка», – мысленно приказала она себе. Экскурсия только началась, и раскисать не годится. Туристы могли позволить себе расслабиться, почувствовать головную боль, пожаловаться на усталость и посидеть в прохладной таверне. Она не имела на это права. Ее ожидали Капитолийский холм, Пантеон и площадь Испании, столько раз исхоженный, но от этого не менее любимый маршрут.

Франческа Альбано с детства знала, что хочет прожить в Риме всю свою жизнь. Она родилась на его окраине, в семье бедного сапожника. Франческа плохо помнила родителей. Они оба умерли, когда девочке было всего пять лет. Заботу о сиротке взял на себя брат матери, Люка Керзотти. Он и его жена Сандра владели небольшим, но процветающим ресторанчиком. Лишние руки пришлись им кстати. Франческа с малых лет помогала тете на кухне.

Люка Керзотти был доволен жизнью. У него была прекрасная семья, он зарабатывал достаточно денег. Но Люка не хотел останавливаться на достигнутом. Его дети заслуживали самого лучшего. Поэтому он задумал превратить свой ресторан в небольшой туристический комплекс. Конечно, скромный синьор Керзотти не собирался конкурировать с такими гигантами, как «Эдем» или «Савой». По ночам, лежа рядом с мирно спящей женой, он представлял себе маленькую гостиницу, где постояльцы могли бы жить, питаться, пользоваться услугами опытных гидов и отдавать свои деньги только ему, Люке Керзотти. Этими мечтами он делился с Сандрой, своей верной подругой на протяжении двадцати с лишним лет, и они находили в ее душе горячий отклик. Через некоторое время Люка приступил к осуществлению своих грандиозных планов.

Каждый в семье Керзотти стал трудиться для всеобщего процветания. Люка руководил всеми, Сандра отвечала за ресторанчик, Лучане, их старшей дочери, предназначалась в управление гостиница. Микеле, двадцатилетний шалопай, единственный сын Керзотти, был на посылках, а роль опытных гидов отводилась Франческе и Лауре, средней дочери.

Дело не сразу, но наладилось. Появились постоянные клиенты, которым была по душе спокойная обстановка гостиницы Керзотти, простая вкусная стряпня Сандры и наивные экскурсии девочек.

Люка постепенно расширял гостиницу. Он купил два прилегающих дома, отремонтировал их, нанял новых работников. Члены семьи Керзотти уже не справлялись с объемом работы, и Люка был вынужден допустить посторонних в святая святых – гостиницу. Новое дело не всегда радовало его. Особенно Люке не нравилось то, что его родные дети постепенно теряли желание работать с отцом. Заработав немного денег, Микеле уехал в Америку искать счастья. Через некоторое время за ним последовала и Лаура. Разъяренный отец рвал и метал. Одному Богу известно, каких усилий стоило Сандре утихомирить его.

Лаура звала с собой и Франческу.

– Неужели ты не хочешь посмотреть мир? – удивлялась она, в спешке упаковывая чемодан. – Я сыта Римом по горло. Мне двадцать пять, и я не собираюсь гнить тут всю жизнь. Советую тебе как следует над этим подумать.

Франческа была на два года старше Лауры. Однако мысль об отъезде приводила ее в ужас. Она не могла себе представить жизнь вне Рима. Ей казалось, что она умрет в тот самый момент, когда покинет пределы Италии. Ее не привлекали даже туристические поездки. Каждый день на работе она сталкивалась с культурой разных стран, этого ей вполне хватало.

Лаура выразительно покрутила пальцем у виска, подхватила тяжелый чемодан и решительно направилась вниз. У выхода ее ожидал багровый от гнева Люка. Не успел он прийти в себя после вероломного побега Микеле, сына, на которого возлагалось столько надежд, как Лаура вздумала последовать его примеру. Негодование Люки не знало границ, но Лаура приняла решение, и ничто не могло остановить ее.

Франческа проводила ее до аэропорта.

– Надумаешь – приезжай, – кратко сказала ей Лаура на прощание. – Но боюсь, что уже через год ты станешь почтенной итальянской матроной с выводком сопливых детишек, – предрекла она.

Франческа слабо улыбнулась.

– Удачи тебе, – пожелала она сестре.

Лаура махнула рукой, прижала ее к себе, судорожно вздохнула и побежала к самолету. Уже объявили посадку, и она боялась опоздать.

Франческа с грустью смотрела ей вслед. Она всегда болезненно расставалась с людьми, а с рыжеволосой хохотушкой Лаурой, верной подругой детства, прощаться было особенно тяжело.

Она села в старенький «фиат», вывела его на шоссе и неторопливо поехала домой. На глаза наворачивались слезы. Она почти не смотрела на дорогу, подтверждая тем самым расхожее мнение, что женщины – ненадежные водители. Мимо нее проносились элегантные «феррари», стремительные «ламборджини», мощные «альфа-ромео».

Так и настоящая жизнь летит, не захватывая меня, думала девушка с досадой. Лаура, конечно, права. Она рвется в большой мир, а я прячусь по углам и боюсь совершить что-нибудь самостоятельно.

С печалью в глазах и презрением к себе в душе Франческа поднималась по лестнице дядиного двухэтажного дома. На самом верху ее поджидала Лучана.

– А ты разве не отправилась вместе с ней? – ехидно спросила она.

Франческа прошла мимо, не удостоив кузину даже взглядом.

В отличие от Лауры, с которой Франческа всегда дружила, Лучана вызывала у нее стойкую неприязнь. Старшая дочь Керзотти казалась подкидышем в родной семье. Она не унаследовала ни чудных черных глаз матери, ни живого характера отца. Франческа была больше похожа на родного ребенка Люки и Сандры. Многочисленные родственники, которые периодически навещали их, постоянно путали девочек, принимая Франческу за родную дочь Керзотти.

Когда дети подросли, пропасть между Лучаной и младшими детьми увеличилась. С каждым годом становилось очевиднее, что старшую сестру с ее бледным цветом лица, водянистыми глазами и редкими волосами затмит не только Франческа с ее нежной изысканной красотой, но также черноглазая и рыжеволосая Лаура.

Микеле, баловень и любимчик всей семьи, точная копия матери, неоднократно допускал язвительные замечания в адрес Лучаны. Неудивительно, что характер девушки портился на глазах. Сейчас Лучана превратилась в тридцатилетнюю молодую женщину, нервно реагирующую на любой взгляд в ее сторону, ненавидящую своих сестер больше всего на свете и втайне мечтающую о замужестве. Она тиранила родителей, шпионила за сестрами. Лучана умудрилась испортить отношения со всеми членами семьи.

Сандра долго размышляла над тем, как сплавить дочь с рук. Но слава о дурном характере и неприглядной внешности Лучаны распространилась далеко за пределами района, где они жили, и молодые люди разбегались от нее со скоростью ветра. Отец побаивался своей решительной дочери, но восхищался ее деловой хваткой и в глубине души не хотел расставаться с ней. Он и так слишком пострадал из-за предательства Микеле и Лауры. Франческу и Лучану он хотел сберечь.

– Дворец Венеции был построен в 1455 году по заказу кардинала Пьетро Барбо, будущего Папы Павла II. Это одно из первых сооружений начального периода эпохи Возрождения. Главным украшением фасада кирпичного цвета являются три ряда окон из белого мрамора. В настоящее время во дворце располагается музей, в котором представлены художественные произведения эпохи Средневековья и Возрождения, а также коллекция керамических и серебряных изделий. – Речь Франчески лилась гладко и уверенно.

Она не перегружала туристов лишней информацией, считая, что это им абсолютно ни к чему.

– А мы посетим этот музей? – раздался робкий вопрос.

Франческа обернулась и увидела мальчика лет четырнадцати, который сосредоточенно слушал ее. Она кивнула головой.

– Конечно. Только немного позднее. Не все вместе. Может быть, у кого-то будут другие планы.

Мальчик улыбнулся. У Франчески потеплело на душе. Она любила вдумчивых туристов. Этому, например, интересно. Франческа решила быть повнимательнее и рассказать что-нибудь особенное именно для этого мальчика. Чтобы он раскрыл рот и по-новому взглянул на окружавшие его руины.

– … с Тарпейской скалы, западного обрывистого склона, сбрасывали преступников и предателей. – Они стояли на самом знаменитом из римских холмов – Капитолии.

Легкий ветерок приятно овевал разгоряченное лицо. Франческа лихорадочно пыталась сообразить, успеет ли она сегодня вечером встретиться с Алехандро. Они не виделись уже неделю, и она понимала, что скоро его терпение лопнет.

Франческа и Алехандро знали друг друга с детства. Семья Патруччо жила неподалеку от Керзотти. Дети никогда особенно не дружили, но когда Алехандро исполнилось двадцать два, он неожиданно увидел, что его соседка Франческа прекрасней всех девушек в округе, и начал робко ухаживать за ней. Франческе нравился этот большеглазый парень с открытой улыбкой, и с молчаливого согласия родственников они начали встречаться.

С тех пор прошло пять лет. Алехандро успел посвататься к Франческе и получить согласие как ее дяди, так и ее собственное. Дело оставалось за малым – назначить день свадьбы, с чем возникли проблемы. Сначала не было денег, потом Люка не мог отпустить от себя племянницу – гостинице были нужны каждые руки. Сейчас они решили подождать еще немного, чтобы окончательно разобраться со всеми трудностями. Франческа уже привыкла к статусу вечной невесты. Она совсем не горела желанием покинуть гостеприимный дом дяди, где ее искренне любили.

На Алехандро и намекала Лаура, говоря о том, что вскоре Франческа превратится в заурядную итальянскую мамашу. Она не очень любила поклонника сестры. Алехандро казался ей серым и скучным. Он не отличался зажигательным темпераментом, и пределом его мечтаний был собственный небольшой домик на окраине Рима, свое дело и много симпатичных детишек. Лаура презирала и то, и другое. Ее влекла со всем другая жизнь.

– С Алехандро ты будешь обречена на прозябание, – заявила она без обиняков.

Франческа грустно улыбалась. Ей было понятно негодование Лауры. Алехандро олицетворял для сестры то, от чего та стремилась убежать.

– Я совсем другая, Лаура, – пыталась оправ даться Франческа. – Меня не привлекают далекие города и приключения. Я довольна тем, что имею. Я буду счастлива с Алехандро.

Франческе было тяжело убедить Лауру, ведь она и сама не очень верила в то, что говорила. Иногда ей казалось, что она смогла бы перечеркнуть всю свою предыдущую жизнь и начать сначала на новом месте. Но потом она пугалась собственной смелости и гнала прочь предательские мысли.

Алехандро заехал за ней вечером. Франческа едва успела принять душ и переодеться. Она заглянула в гостиную, где Алехандро чинно сидел на низеньком диванчике и разговаривал с Сандрой. Он кивнул головой, приветствуя ее. Франческа одним мимолетным взглядом охватила и его скромный серый костюм, и безупречно повязанный галстук, и черный кожаный портфель, который Алехандро предусмотрительно поставил на стул. Их пес Боско непочтительно относился к вещам гостей. Хотя Алехандро уже успел стать своим в семье Керзотти, его портфель мог пострадать от зубов пронырливого пса.

Франческа захватила сумочку и впорхнула в гостиную. Алехандро тут же поднялся с диванчика. У него явно затекли ноги, машинально отметила про себя девушка. Низкие сиденья Сандры Керзотти не были рассчитаны на долговязого отпрыска Патруччо.

Франческа подавила невольную улыбку. Алехандро был обидчив и мог дуться несколько дней из-за пустяков.

Они вышли на улицу.

– Ты не против, если мы прогуляемся немного? – спросил Алехандро.

Он робко приобнял девушку за талию, когда убедился, что Суровый Люка Керзотти не может их увидеть в окно своей спальни.

Франческа кивнула головой. Она наговорилась за весь день так, что не могла произнести ни слова. Алехандро прекрасно понял ее. Они не спеша направились к центру города. Франческе было приятно пройтись по знакомым местам не в качестве гида, а просто так.

Алехандро методично рассказывал о том, как прошел его рабочий день. Франческа поймала себя на том, что почти не слушает его. Она вовремя поддакивала и ахала в нужных местах, что бы он ничего не заподозрил, но ее мысли были далеко. В конце концов, она прекрасно знала, о чем он будет рассказывать. Его босс, красноносый синьор Джузеппе, в обед снова ругался на курьера Тони, который опять перепутал важные документы. А их секретарь Анджела в который раз обварилась горячим кофе, пролив его на свои сверх меры обнаженные ноги. Каждый день одно и то же. Алехандро со вкусом описывал мельчайшие происшествия в его офисе, а Франческа слушала, безнадежно пытаясь побороть скуку.

Алехандро вырос в небогатой семье. Бережливость с детства вошла в его кровь. Его отец едва скопил необходимую сумму денег, чтобы сын смог пойти учиться. Как только Алехандро был принят в университет, он сразу же пошел работать. Какие профессии он только не перепробовал! Был и грузчиком, и разносчиком пиццы, и курьером, и гидом. Сейчас он работал помощником юриста на небольшой фабрике по производству лекарственных изделий. Алехандро находил удовольствие в бумажной рутинной работе, но в глубине души мечтал о собственном деле. Ему хотелось когда-нибудь стать во главе компании. Небольшой, конечно, но принадлежащей лично ему, Алехандро Патруччо. Пример дяди Франчески не давал ему покоя. Люка Керзотти первый с их улицы обзавелся своим предприятием. Это придавало Франческе еще большее очарование в глазах Алехандро. В глубине души он надеялся, что Люка, всегда благоволивший к нему, однажды передаст ему свою гостиницу. Ведь Микеле, его единственный сын, не оправдал ожиданий отца. Алехандро чувствовал в себе достаточно сил, чтобы попытаться на равных войти в семью Керзотти.

Франческа отдавала себе отчет в том, что помимо ее собственных достоинств Алехандро привлекало и положение ее дяди. Ее это совершенно не смущало – в их квартале было принято серьезно относиться к своему будущему и будущему своей семьи. Она не сомневалась, что была бы Лучана чуть посимпатичнее, а доля ее, Франчески, в дядином имуществе поменьше, выбор Алехандро мог бы стать иным.

Хотя здесь она ошибалась. Алехандро Патруччо любил ее всеми силами своей практичной души, и не его вина была в том, что Франческа не замечала этого. Он с радостью женился бы на ней немедленно, не дожидаясь более благополучного финансового положения, но она колебалась. И ему ничего не оставалось делать, как ждать. Благоразумие невесты служило ему утешением. Он не сомневался, что вместе они многого достигнут.

Они присели на скамейку неподалеку от церкви Сант Андреа делле Фратте. Алехандро продолжал рассуждать о работе, постепенно сбиваясь на свою любимую тему – их совместное будущее. Франческа слушала его вполуха, теребя в руках веточку и разглядывая профиль возлюбленного.

Алехандро был симпатичен, но девушка видела, что со временем он превратится в точную копию своего отца, обрюзгшего крикливого итальянца. Черные глаза под пучками кустистых бровей и кудрявые темные волосы придавали ему определенный шарм. Среди девушек квартала Алехандро Патруччо считался одним из первых красавцев. Но его уже начинающая полнеть фигура, резкие движения и гортанный голос не оставляли сомнений в том, что его обаяние временно и с годами исчезнет без следа.

Франческа вздохнула. Ей вспомнился насмешливый голос вечной бунтарки Лауры, которая на дух не переносила Алехандро.

– Ты всю жизнь будешь взвешивать изюм и муку в его бакалейной лавке! – сказала она, узнав об официальной помолвке сестры. – Ты заслуживаешь большего.

Чего именно она заслуживала, Франческа так никогда и не узнала. Сестра лишь делала круглые глаза и разводила руками. Впрочем, Лаура точно так же не могла сформулировать и свой жизненный идеал. Она утверждала, что задыхается в Риме, и стремилась покинуть его как можно скорее.

– А синьор Чиледжи обещал, что меня скоро повысят, – продолжал Алехандро, не замечая, что его невеста витает в облаках.

– Я горжусь тобой, дорогой, – мягко сказала Франческа.

Алехандро обернулся и с силой сжал ее маленькую ручку. Девушка невольно поморщилась.

– Я думаю, что мы уже можем назначить день свадьбы. – Алехандро просительно посмотрел на Франческу и приготовился к очередному уклончивому ответу.

Она вздохнула. Да, он совершенно прав. Тянуть дальше нет смысла.

– Давай подождем сентября, – предложила она. – Сейчас слишком жарко.

Алехандро с радостью закивал головой. Он был счастлив, что Франческа выразилась так определенно. Он уже не мог больше ждать. Ему хотелось зажить своим домом, обрести, наконец, статус семейного человека. Он окинул взглядом свою хрупкую невесту. Было видно, что она невероятно устает на работе. Бледное личико с синеватыми прожилками на висках выглядело утомленным.

«Люка совсем не жалеет ее», – подумал он. – «С тех пор, как уехала Лаура, на Франческу навалили двойной объем работы».

– Мы будем очень счастливы вместе. – Алехандро улыбнулся и потрепал Франческу по руке.

Он считал, что своими словами утешил ее наилучшим образом.

Девушка была благодарна ему за сочувствие. Так приятно знать, что кто-то в этом мире всегда поддержит тебя в трудную минуту. Кто сказал, что любовь обязательно должна быть бурной и страстной? Франческа гораздо выше ценила взаимное доверие и уважение. Лишь они вечны. Она выйдет замуж за Алехандро, у нее будет свой дом, работа, дети. Пусть душа ее не трепетала каждый раз, когда она видела Алехандро. Оставьте эти штучки для кино. Разве почтенная синьора Мозерано сходит с ума по супругу? Или Лора Гатти объясняется в любви своему мужу Фелипе? Конечно, нет. Им это даже в голову не приходит. Но кто в квартале посмеет утверждать, что эти дамы несчастливы в семейной жизни? Франческа жаждала такого же спокойного, размеренного существования. Никто не упрекнет ее впоследствии в недостойном поведении. Алехандро мог дать ей такую жизнь, а на большее она и не рассчитывала.

2

Максимилиан Толлард Третий снял очки и потянулся. У него ужасно затекла шея и болели глаза. Неудивительно, ведь последние три часа он провел за компьютером, систематизируя по лученную от своих агентов информацию. Несмотря на то, что у него в подчинении находились тысячи человек, Максимилиан предпочитал все держать под личным контролем. Империя, доставшаяся ему от отца, требовала пристального внимания.

Первый камень в фундамент благополучия Толлардов заложил дед Максимилиана. Он купил небольшой разорившийся фармацевтический заводик и через несколько лет стал чуть ли не единственным поставщиком лекарств в штате. Некоторые объясняли его феноменальный успех нечистоплотными действиями, кто-то уверял, что Толларду сказочно повезло. На самом деле всего было понемногу. Максимилиан Толлард Первый обладал исключительным деловым чутьем, помогавшим ему заключать прибыльные сделки. А отсутствие строгих моральных принципов позволяло ему выходить сухим из воды. Несколько раз он был на грани банкротства, но удачными спекуляциями снова и снова возвращал утраченные позиции.

Его единственный сын, Максимилиан Толлард Второй, унаследовал процветающее предприятие, которое было широко известно в деловых кругах. Но Максимилиан был достойным сыном своего отца. Он чувствовал, что обязан преумножить капитал семьи. Он неустанно трудился и добился того, что марка «Толлард Фармасьютикалс» стала пользоваться популярностью во всей стране. Промышленные гиганты признали силу новоиспеченного магната. С ним считались, его допустили в узкий круг избранных. Но Максимилиану Толларду Второму этого было мало. Он желал, чтобы его сын превзошел и отца, и деда.

Юный Максимилиан получил блестящее образование. К его услугам были лучшие закрытые школы Швейцарии, все прославленные университеты мира. Он специализировался в математике и биологии, говорил на четырех языках, читал Канта в оригинале, а в юности возглавил экспедицию в дебри Амазонки.

Несмотря на свою загруженность, Максимилиан ни на минуту не забывал о том, что он наследник семейного состояния. Он постоянно помнил о возлагаемых на него надеждах и был полон решимости оправдать их. Он несколько лет изучал работу фармацевтических компаний во всем мире. Ни одна деталь не ускользнула от его внимательного взгляда. Когда же отец окончательно передал ему бразды правления, а сам полностью отошел от дел, Максимилиан доказал, что это время было им потрачено не зря.

Он начал с решительных преобразований. У служащих компании, особенно тех, кто вплотную работал с его отцом, волосы дыбом встали, когда они увидели, что стал вытворять этот мальчишка. Максимилиан оборудовал научную лабораторию. Он нанял ученых, которые проводили исследования в области фармакологии и лекарственных растений. Он тратил безумные деньги на эксперименты. Максимилиан Толлард Второй ни во что не вмешивался. Он предоставил сыну полнейшую свободу и ждал, что из этого получится.

Постепенно труды Максимилиана Третьего стали приносить плоды. Суммы, затраченные на разработку новых лекарств, вернулись в удвоенном и утроенном размере после того, как «Толлард Фармасьютикалс» выпустила новую серию лекарственных препаратов от простуды.

Максимилиан действовал без колебаний. Он чувствовал, что лучше совершить ошибку, чем потом всю жизнь раскаиваться в том, что был слишком осторожен со своими капиталами.

Он наслаждался работой, как игрок картами, курильщик хорошей сигарой, а ловелас женщиной. В его жизни не было места другим вещам. Он превратился в вычислительную машину. Ему катастрофически не хватало времени, чтобы успеть все, что он хотел. Он спал очень мало, почти ни с кем не встречался, читал только специализированные издания. «Толлард Фармасьютикалс» пожирала каждую секунду его жизни.

Обладая феноменальной памятью, Максимилиан не нуждался в толпе помощников и секретарей. Служащие всегда удивлялись тому, что глава компании держит в голове детали различных сделок, одновременно просчитывая шаги конкурентов. Ему не требовались даже бумага и калькулятор, чтобы прикинуть примерный экономический эффект от той или иной акции.

Его работоспособность порой пугала. Он приходил раньше всех и уходил последним. Только охранники, дежурившие в здании «Толлард Фармасьютикалс» круглосуточно, могли подтвердить, что Максимилиан иногда покидал свой рабочий кабинет.

Порой Максимилиан задавался вопросом, что он будет делать после того, когда его компания займет достойное место на мировом рынке. Он всегда любил ставить перед собой конкретные цели и планомерно достигать их. Ему было немного страшно представлять себе время, когда необходимость работать напряженно отпадет.

За десять лет, что он стоял во главе компании, Максимилиан отдыхал всего два раза. На свое тридцатилетие, когда Толларды сняли роскошный отель «Хилтон», он провел несколько дней в неге и бездействии. Второй раз полгода назад, когда семейный врач забил тревогу – зрение Максимилиана, отличавшегося крепким здоровьем, стремительно ухудшалось из-за перенапряжения.

Недельный отдых пошел ему на пользу, но Максимилиан не мог без содрогания вспомнить дни, наполненные ничегонеделанием. Ему казалось, что без него тщательно выстроенное здание «Толлард Фармасьютикалс» рассыплется как карточный домик.

Максимилиан встал и подошел к окну. Перед ним расстилались безбрежные джунгли Нью-Йорка.

«Я ведь даже не смог бы самостоятельно доехать от одного конца города до другого», – подумал он внезапно. – «Я прожил в этом городе больше десяти лет, а знаком лишь с интерьером собственного офиса и нескольких дорогих отелей».

Он поежился. Собственная неприспособленность поразила его до глубины души.

Максимилиан вспомнил пору беззаботной юности, когда «Толлард Фармасьютикалс» не владела еще всеми его помыслами. Он был свободен как птица, мог читать запоем, путешествовать, общаться с новыми людьми. В какой момент он перестал ценить простые радости жизни? Когда компания заменила ему все: семью, друзей, женщин?

При мысли о женщинах Максимилиан невольно усмехнулся. Милые, бессмысленные создания. В мехах и бриллиантах, помешанные на моде и косметике, не умеющие поддержать беседу на элементарные темы. Или чопорные дамы, оберегающие свои феминистические взгляды с рвением тигриц. Нет, конечно, встречались в его окружении и такие, что вызывали искреннее уважение и симпатию. Коллеги по работе, равные ему существа, они были лишены в глазах Максимилиана притягательности, свойственной их полу.

В тридцать пять лет Максимилиан Толлард Третий все еще оставался одним из самых завидных холостяков Америки. У него не было времени на то, чтобы обратить внимание на вьющихся вокруг дам. А их было немало. Каждая незамужняя женщина, познакомившаяся с ним, пробовала на нем силу своих чар. Мысль о том, что можно в одночасье изменить свою жизнь, став миссис Толлард, не давала спокойно спать и совсем юным девочкам, и светским львицам, и искательницам острых ощущений. Соблазн был слишком велик. Трудностей на пути прелестных соискательниц было много, но главный приз манил к себе с неистовой силой.

Максимилиана смешили их попытки. Хотя некоторые девушки были чрезвычайно привлекательны. Его мать Маргарет неоднократно пыталась устроить личную жизнь сына. Но неизменно встречала отпор с его стороны. Сестры Максимилиана, Делла и Кэтрин, без устали знакомили его со своими многочисленными подругами. Иногда закручивался легкий романчик, но сердце Максимилиана оставалось не затронутым.

– На любовь у меня просто нет времени, – искренне признался он очередной подруге в ответ на ее притязания, не подозревая, какой эффект произведут его невинные слова.

Девушка театрально влепила ему пощечину и исчезла из его жизни навсегда. Чему он ни капли не огорчился.

Хуже всего было разговаривать с матерью. Она не настаивала на том, чтобы он немедленно женился, но постоянно расписывала прелести семейной жизни.

– Ты слишком много работаешь, сынок, – заботливо твердила она. – Тебе следует больше отдыхать, развлекаться. Это так естественно в твоем возрасте.

Он прекрасно понимал, в чем дело. Маргарет имела на примете идеальную кандидатуру в жены Максимилиану Толларду Третьему. И ее раздражало, что сын настолько легкомысленно отнесся к ее плану.

Эвелина Дастин-Хэтченголд происходила из тех самых Хэтченголдов, которые еще в начале века входили в десятку самых богатых людей Америки. Когда дед Максимилиана подрабатывал посыльным в магазине, бабка Эвелины приобретала свой пятый автомобиль и размышляла, что ей надеть на великосветский прием.

Сейчас Толларды и Хэтченголды находились на одной ступени социальной лестницы. Более того, они активно сотрудничали. Отец Эвелины Марк когда-то ухаживал за молоденькой Мэгги Стоун, ставшей впоследствии Маргарет Толлард, что никак не отразилось в дальнейшем на их партнерских отношениях. Сейчас они хотели бы для своих детей того, что готовили им их родители. Максимилиан Толлард Второй и жена Марка Саманта были с ними согласны: Эвелина и Макс были бы прекрасной парой.

Эвелина была единственной дочерью Хэтченголдов, получила приличествующее ее положению образование и полностью соответствовала своей роли богатой невесты. Три раза в неделю она посещала салон красоты, делала массаж и маникюр, раз в месяц выезжала за границу. Периодически ее имя попадало на страницы газет, но никогда в связи со скандалом или разгулом. Как положено, она занималась благотворительностью и посещала все театральные премьеры. Ее знали как благонравную, неиспорченную современными нравами девушку.

Примешивались и деловые интересы. Ряду дочерних компаний «Толлард Фармасьютикалс» не помешали бы финансовые вливания, которые Марк Дастин-Хэтченголд с радостью мог предоставить своему зятю. Более того, слияние «Толлард Фармасьютикалс» и «Хэтченголд Индастриалз» помогло бы Максимилиану стать не просто одним из первых в мире фармацевтики, а признанным лидером в этой области.

Но Максимилиан сомневался. Несмотря на очевидные плюсы, ему казалось, что после женитьбы его жизнь непоправимо изменится. Он боялся расстаться с призрачной свободой, которой и так не пользовался. Мать не понимала его.

– Ты помешался на компании, – без обиняков заявила она ему. – Эвелина внесла бы определенное разнообразие в твою жизнь. В конце концов, ты обязан произвести на свет Максимилиана Толларда Четвертого. Это твой долг. К тому же не забывай о деловых интересах… – Маргарет многозначительно замолчала и выжидательно посмотрела на сына.

Именно это соображение оказалось решающим. «Толлард Фармасьютикалс» требовала жертв.

Максимилиан долго думал о предложении матери и пришел к выводу, что Эвелина – наименьшее зло. Если надо ввести в свой дом жену, то пусть это будет она, а не какая-нибудь незнакомая девица.

На вечеринке, посвященной Дню города, Максимилиан Толлард Третий сделал предложение Эвелине Дастин-Хэтченголд, которое она благосклонно приняла.

Об этом знаменательном событии написали все газеты. Даже те, которые считали ниже своего достоинства интересоваться жизнью великих мира сего. Биржевики лихорадочно прикидывали, как это отразится на котировках акций, ведущие модельеры города создавали великолепное свадебное платье, а претендентки на роль миссис Толлард жалобно всхлипывали по ночам. Предстоящая свадьба взбудоражила весь город.

Такой исход событий никого не удивил. Эвелина и Максимилиан были предназначены друг для друга. Толларды не могли бы сделать лучший выбор для укрепления своих позиций в деловом мире, а Хэтченголды вряд ли сумели бы подобрать более подходящего жениха для своей дочурки.

Максимилиан нес бремя жениховства с юмором, хотя порой ему хотелось все бросить. Ему приходилось позировать фотографам и отвечать на глупейшие вопросы назойливых журналистов. Читая за завтраком интервью, где ему приписывалось множество сентиментально-слащавых фраз, Максимилиан удивлялся собственному тер пению. Он надеялся только на то, что вскоре произойдет какое-нибудь не менее значимое событие и его оставят в покое.

Эвелина была счастлива. Ровно настолько, насколько она вообще была способна испытывать это чувство. Раньше ей казалось, что она никогда не встретит принца на белом коне, о котором она все время мечтала. Положение, которое занимала ее семья, абсолютно не соответствовало образу скромной Золушки. Эвелина постоянно подозревала окружавших ее молодых людей в том, что чувства, которые они к ней питали, были не совсем бескорыстны. Часто она оказывалась права, и это не прибавляло ей оптимизма. Встреча с Максимилианом Толлардом Третьим изменила все.

Четыре года назад Маргарет Толлард отмечала свое пятидесятилетие. В отличие от множества подруг, тщательно скрывавших свой возраст, мать Максимилиана не забивала голову подобным бредом. Праздник – лишний повод показать людям могущество и богатство Толлардов, а заодно свести затворника сына с цветом американских невест.

Ее замысел вполне удался. Максимилиан блистал, и не одно сердечко с тех пор потеряло покой. Эвелина Дастин-Хэтченголд была в числе первых приглашенных. Она гордо вошла в зал, приготовившись стойко нести свой крест. Она не сомневалась, что ее ожидает очередная светская вечеринка, где одни и те же молодые люди будут говорить ей банальные комплименты, а одни и те же девушки будут завистливо охать, разглядывая ее наряд.

В целом она не обманулась в своих ожиданиях. Те же напыщенные речи, надоевшие лица, заезженные фразы. Ничего нового. Эвелина украдкой зевнула в кулачок и приготовилась хорошенько поскучать, как вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Она обернулась и увидела совершенно незнакомое лицо. Высокий темноволосый мужчина насмешливо оглядывал собравшихся гостей и ничуть не скрывал иронии. Он никого не выделял в толпе – все явно казались ему нудными и однообразными. Эвелина покраснела. Она привыкла относиться к людям своего круга точно так же, и сейчас ей было неприятно, что для этого человека она ничем не отличалась от остальных.

Она всмотрелась в мужчину. Смокинг безупречно сидел на нем, но было видно, что он не привык к парадной одежде. Когда он направился к столику, чтобы взять бокал с шампанским, Эвелина невольно залюбовалась его уверенной походкой. Она сразу почувствовала, что этот человек не нуждается ни в богатом папаше, ни в удачной женитьбе. Он был хозяином своей судьбы, творцом своей жизни.

Сердце Эвелины учащенно забилось. Она попыталась убедить себя, что ее волнение связано только с тем, что она впервые за многие месяцы увидела незнакомого человека на вечеринке. Но в глубине души она знала, что ее растревожила жизненная энергия, волнами исходящая от незнакомца.

Эвелина оглянулась, ища глазами мать. Ей было необходимо немедленно выяснить имя это го мужчины. Но все разрешилось само собой.

Максимилиан Толлард Второй призвал собравшихся к тишине. Все головы повернулись к нему, только черно-белые официанты бесшумно сновали с подносами. Эвелина поняла, что сейчас последует очередная речь, и огорчилась – идентификация незнакомца откладывалась на неопределенное время.

– Я думаю, что пора сказать свое веское слово нашему сыну и наследнику Максимилиану, – торжественно сказал Толлард.

Все сдержанно зааплодировали, а на импровизированный по мост вышел тот самый насмешливый сероглазый мужчина.

Эвелина обомлела. Незнакомец оказался Максимилианом Толлардом Третьим, главой крупнейшего фармацевтического концерна в стране, наследником империи Толлардов, достойным продолжателем деловых традиций своей семьи. Неудивительно, что собравшиеся вокруг люди слушали его, затаив дыхание. Мановением руки он мог из нищего сделать богача или разорить влиятельного человека. Это внушало трепет. Муж чины склоняли голову перед его финансовым гением, а женщины восхищались его внешностью. И без ореола могущества и богатства Максимилиан был привлекателен, а уж с ними абсолютно неотразим. Эвелина почувствовала легкий укол ревности, когда случайно услышала, как стоявшая неподалеку Элизабет Лу Джонсон, дочь нефтяного магната, прошептала:

– Он великолепен…

Эвелину передернуло. Наконец она встретила своего принца, и ей было очень неприятно, что все девушки в зале воспринимали его точно так же.

– … я счастлив, что у меня такая мать, – донесся до Эвелины конец речи Максимилиана.

– Макс, дорогой. – Маргарет со слезами на глазах прижала его к груди.

Эвелина заметила, как моментально преобразилось его лицо. Иронично-насмешливое выражение исчезло из глаз. Перед ней стоял заботливый и любящий сын, питающий самые искренние чувства к своей матери. Максимилиан словно помолодел на десять лет, и у Эвелины защемило сердце от такой неожиданной перемены. Обаянию его мальчишеской улыбки было трудно сопротивляться.

Максимилиан Толлард Третий. Макс. Эвелина тихонько произнесла его имя и боязливо оглянулась – а вдруг кто услышит. Меньше всего ей хотелось, чтобы кто-нибудь догадался о ее великой тайне. Эвелина Дастин-Хэтченголд, холодная и неприступная, влюбилась.

Вечером она серьезно поговорила с матерью, и они пришли к выводу, что Максимилиан Толлард Третий достоин стать супругом Эвелины.

Маргарет Толлард была их надежной союзницей. Ей сразу понравилась идея этого брака. Хорошенькая Эвелина, спокойная и рассудительная, представлялась ей образцом женских добродетелей. И она не сомневалась, что сын со временем сам осознает это.

Только через три года Максимилиан понял, что его усиленно сватают. До этого он жил в счастливом неведении относительно планов матери и семейства Хэтченголдов и лишь немного удивлялся тому, что стал везде встречать Эвелину. Ему было приятно ее общество. Он находил ее менее глупой и взбалмошной по сравнению с остальными девицами, но забывал о ней в тот самый момент, когда покидал ее. Она была для него одной из многих, он для нее – желанной добычей.

Так продолжалось довольно долго. Макс и Эвелина встречались на вечеринках, премьерах и благотворительных акциях, но он был слишком занят компанией, чтобы уделять много внимания светской жизни и женщинам.

Максимилиан казался неуязвимым. Эвелина поначалу боялась, что его может увести какая-нибудь наглая дама прямо из-под носа, но потом успокоилась. Если у нее почти не было шанса, чтобы приблизиться к Максу, то у других его не было тоже. Более того, ее верная союзница Маргарет делала все возможное и невозможное, чтобы Эвелина первой пришла к финишу в соревнованиях за сердце и руку ее сына.

Наконец их усилия увенчались успехом. Эвелина не могла поверить собственным ушам, когда Максимилиан, сидя рядом с ней на террасе загородного дома Толлардов, небрежно спросил:

– Скажи, Эвелина, ты не хотела бы стать моей женой?

У девушки пересохло во рту. Она на мгновение перестала слышать шум вечеринки по случаю Дня Города, доносившийся до них из дома.

– Ты можешь подумать, если хочешь, – добавил он через некоторое время.

Максимилиан никогда не делал женщинам предложений и не знал, что именно он должен сказать в такой ситуации.

Ошеломленная Эвелина молчала. В глубине души она всегда верила в то, что эти слова будут однажды произнесены. Она представляла себе его волнение, срывающийся голос, нежность в глазах. Она рисовала себе пленительные картины их объяснения. Он, несомненно, встанет перед ней на колени и прильнет губами к ее руке, когда она милостиво согласится осчастливить его.

Действительность оказалась прозаичнее. Эвелина была немного разочарована. Но, с другой стороны, ведь он мог и совсем не предложить ей руку и сердце. Поразмыслив немного, Эвелина пришла к выводу, что должна быть довольна. Ей удалось то, в чем потерпели поражение многие ее знакомые. Все эти соображения вихрем пронеслись у нее в голове.

– Я согласна, – произнесла она с достоинством.

Не годилось ей, Эвелине Дастин-Хэтченголд, с диким криком радости бросаться мужчине на шею.

– Замечательно, – ответил Максимилиан с облегчением.

Он не сомневался в положительном ответе, но ее минутная пауза заставила его поволноваться. Он не боялся отказа – его пугали последующий за ним неприятный разговор с матерью и необходимость искать новую кандидатку в жены.

Максимилиан довольно усмехнулся. Значит, никаких сюрпризов его не ожидает. Он посмотрел на Эвелину, которая с этого момента стала его невестой. Девушка сидела прямо и, не дрогнув, возвратила ему его пристальный взгляд. Они оба чувствовали некоторую неловкость. По представлению Эвелины, сейчас было самое время для романтического объяснения в любви, но Максимилиан был явно на это не настроен. Да и трудно было ожидать сентиментальных фраз после столь прозаичного предложения.

«Он делец!», – думала девушка. – «Для него естественно подобное поведение. Но он мог хотя бы поцеловать меня ради приличия».

Она закрыла глаза и представила себе, как губы Максимилиана касаются ее щеки. Дальше в своей фантазии она пойти не осмелилась – даже в мыслях Эвелина Дастин-Хэтченголд оставалась верна приличиям и традициям воспитавшей ее пуританской семьи.

Сам Максимилиан уныло размышлял о том, как ему выбраться из этой неловкой ситуации. Главные слова были сказаны, детали будут обсуждены потом, а что делать сейчас? Выражение лица Эвелины ни капли не изменилось, она была по-прежнему сдержанна и невозмутима, как будто ничего не произошло. Максимилиан досадливо поморщился. Чурбан, а не женщина. Хоть бы улыбнулась. Зато мне будет гарантирована свобода и спокойствие в семейной жизни, успокаивал он себя, Эвелина привлекательна и хорошо воспитана. Она будет хорошей матерью Максимилиану Четвертому. А слияние «Хэтченголд Индастриалз» и «Толлард Фармасьютикалс» принесет небывалые прибыли.

И Максимилиан погрузился в планирование стратегии, которая позволит ему укрепить свои позиции в мировом бизнесе.

Эвелина по-прежнему молчала. Неловкую тишину нарушила Маргарет, впорхнувшая на балкон. Она не заметила сидящих там молодых людей, потому что иначе ни за что бы не стала их тревожить. Но сейчас ее появление было как нельзя кстати.

– Мама, мы с Эвелиной решили пожениться. – Максимилиан с облегчением поднялся.

– Правда? – Маргарет не могла скрыть своей радости. – Это великолепно, вы будете очень счастливы, дети мои. Я поздравляю вас, – сказала она.

Но Эвелина не ощущала ее уверенности. Заурядный династический брак. Короли в средневековой Европе испытывали не больше чувств к своим избранницам, чем Максимилиан Толлард Третий к ней, Эвелине Дастин-Хэтченголд. Хотя… его постель, дом и банковский счет принадлежат теперь ей. Тот факт, что его сердце не участвовало в сделке, совсем не огорчал ее. Есть ли оно у него вообще?

После помолвки жизнь Максимилиана почти не изменилась. Эвелина не требовала внимания, они стали чуть чаще встречаться, но в целом все осталось по-прежнему. Это его устраивало. Ему хватало проблем в бизнесе. Осложнять свою личную жизнь Максимилиан не планировал.

Маргарет иногда терзали сомнения. Не поторопилась ли она с выбором невесты? Наблюдая за Максом и Эвелиной, она видела, что они ведут себя как хорошие приятели. В их отношениях не было ни капли любви или хотя бы влечения. Эвелина, всегда безукоризненно подстриженная и накрашенная, почему-то не вызывала в мужчинах желание. Она была для этого слишком хорошо воспитана.

«Не подсунула ли я ему безжизненную палку вместо живой женщины?» – с тревогой думала Маргарет.

Сама она выходила замуж за отца Макса по большой любви, наперекор воле родителей, желавших видеть ее супругой Марка Дастин-Хэтченголда. Для сына ей хотелось того же, но как этого достичь? Ему уже тридцать пять, а Эвелина достойная во всех отношениях девушка. Маргарет решительно отмела все сомнения и начала готовиться к предстоящей свадьбе.

Было решено особенно не торопиться, но и не расслабляться. Они не тянули с помолвкой, не собирались затягивать и со свадьбой. Ждали нью-йоркской осени с ее золотистой листвой и теплым утренним воздухом. Максимилиан настоял на том, чтобы церемония была проведена в родном городе. Ему не хотелось надолго отрываться от дел, а венчание на Багамах или в Париже разлучило бы его с «Толлард Фармасьютикалс» на несколько недель. Ему и так не удалось убедить мать, что в свадебном путешествии необходимости не было.

– Тебя не поймут люди, – твердо сказала Маргарет, когда Максимилиан выразил пожелание остаться в Нью-Йорке после свадьбы.

Единственное, что он сумел выторговать у неумолимой матери, – это сокращение путешествия с месяца до двух недель. Ни на какие другие уступки Маргарет не шла, и Максимилиану пришлось удовольствоваться малым. Но он тщательно продумал свой маршрут и надеялся, что сумеет завязать полезные знакомства и навестить старых деловых партнеров.

У Эвелины не было ни одной свободной минуты. Оказалось, что сшить подвенечное платье – это целая наука, а без тщательного изучения всех свадебных традиций и обычаев вообще не стоило начинать все это дело. Она советовалась с модельерами и косметологами, выбирала драгоценности, покупала изысканное белье, готовила список приглашенных. И привыкала к тому, что ее везде встречали завистливые взгляды подруг. Она заполучила самого завидного холостяка Америки.

3

– А теперь с площади Пилотта по улице Луккези подойдем к фонтану Треви. Он был построен в семнадцатом веке архитектором Сальви по заказу Папы Клементия XII. В центре скульптурной группы находится статуя Океана, стоящего на колеснице, запряженной морскими конями и двумя тритонами. Фонтан символизирует море, и в него принято бросать монету, чтобы согласно поверью еще раз обязательно посетить Рим.

– Только один раз?

Франческа вздрогнула. Не оборачиваясь, она знала, кто задал этот вопрос. Этот мужчина появился в их группе только сегодня утром. Он подошел к ним на площади Венеции и поинтересовался, можно ли ему присоединиться к группе. Франческа не возражала. Единственное, что смущало ее, это то, что она уже проработала с этими туристами несколько дней и боялась, что новенькому будет не очень интересно.

– Вам лучше подойти к другому гиду, чтобы посетить все основные достопримечательности, – неуверенно произнесла она, стараясь помочь незнакомцу.

Но он, казалось, не нуждался ни в чьей помощи. Он шутливо поклонился и сказал:

– Я думаю, меня вполне устроят те достопримечательности, которые покажете мне вы.

Франческа покраснела и решила больше не обращать на него никакого внимания. Но это оказалось нелегко. Новенький обладал способностью выделяться в толпе. Он внимательно слушал ее и периодически задавал вопросы, которые приводили ее в недоумение. Как сейчас с фонтаном.

– Естественно, вы можете возвращаться в Рим еще и еще. – Она повернулась к спрашивающему и тут же смущенно отвела глаза.

Почему-то она не могла заставить себя прямо посмотреть на него. Франческа набрала в легкие побольше воздуха и продолжила:

– Поблизости находится Академия Сан Лука, где выставлены чудесные картины Рени, Гуэрчино, Тициана, Ван Дейка и многих других. Рядом оживленная улица Тритоне с большим количеством самых разнообразных магазинчиков. – Франческа уверенно показывала направления, ни на минуту не забывая о присутствии незнакомца.

Она затылком ощущала его пристальный взгляд и не могла разобраться в неожиданно нахлынувшем на нее потоке эмоций. Пользуясь тем, что все смотрели в сторону улицы Надзарено, она украдкой кинула на него взгляд.

Он был высок. Не долговяз, как Алехандро, а именно высок и строен. Темные густые волосы ерошил игривый римский ветерок. Горделивая посадка головы говорила о том, что этот человек не привык унижаться. Любопытство, с которым он оглядывался вокруг, указывало на то, что он, во-первых, никогда не был в Риме, а во-вторых, живо им интересовался.

Он был одет в светлые джинсы, ладно сидевшие на нем, и темно-зеленую рубашку с короткими рукавами и открытым воротом, обнажавшим крепкую шею. На плече болталась небольшая кожаная дорожная сумка. В его руках не было традиционного фотоаппарата, что удивляло Франческу. Все вокруг щелкали камерами, а он спокойно стоял и созерцал окрестности. Франческе показалось, что он как бы впитывал в себя атмосферу Вечного города.

Она поймала себя на том, что любуется мужественной линией его подбородка и светлой кожей лица, уже чуть тронутого палящими лучами римского летнего солнца. Он был безоговорочно красив.

Неожиданно мужчина повернулся. Искорки смеха брызнули из его глаз. Франческа покраснела до кончиков волос. Как она могла позволить застигнуть себя за таким неприличным занятием, как подглядывание? Но потом она улыбнулась. В смехе незнакомца не было ничего обидного. Наоборот, ей хотелось присоединиться к нему и немного повеселиться. Но Франческа неожиданно осознала, что на нее выжидательно смотрят туристы. Она немедленно взяла себя в руки.

Экскурсия закончилась, еще один тяжелый день позади.

«Завтра я устрою выходной», – решительно сказала она себе.

Сколько можно носиться по городу сломя голову? Она не отдыхала уже месяц. Люке придется с этим смириться.

– Извините, вы не подскажете, где находится ближайший отель?

Снова тот американец.

За время работы Франческа научилась почти безошибочно по акценту определять, кто из какой страны родом. Конечно, ничто не могло сравниться с мелодичной итальянской речью, но Франческа находила свою прелесть и в других языках. Мужчина в светлых джинсах приехал из Соединенных Штатов, в этом не было никакого сомнения.

В его голосе слышалась сдержанная сила, и Франческа невольно подумала, что, если бы он вздумал на чем-то настаивать, у нее не хватило бы сил отказать ему. Она снова покраснела как школьница и посмотрела на мужчину, который терпеливо ждал ее ответа. Она увидела в его глазах понимание, от которого ей стало не по себе. Казалось, что он обладал даром читать ее мысли, и ей стало стыдно за фривольные образы, заполонившие ее голову.

– Рядом есть две неплохие гостиницы, где вас окружат комфортом и уютом по вполне сносным ценам, – машинально выдала она заранее заученную фразу. – Но я порекомендовала бы отель Люки Керзотти, который славится на весь квартал.

Она лишь чуть-чуть покривила душой. На самом деле гостиница господина Мозерано, конкурента Люки, была ничуть не хуже. Просто в интересах дела она всегда отсылала туристов к Керзотти.

– Спасибо, – широко улыбнулся американец. – Так вы говорите всем туристам. А что бы вы посоветовали лично мне?

Франческу застал врасплох его вопрос. Он совершенно прав. Она ответила ему как гид, а не как человек. Она улыбнулась.

– Если честно, то обе гостиницы неплохи. Если, конечно, вы не предпочитаете пятизвездочные люксы, – задумчиво протянула она, прикидывая про себя, что к постояльцам подобных дорогих отелей этот человек вряд ли относится.

Подтверждая ее догадку, незнакомец замахал руками в шутливом ужасе. Она продолжила:

– Но стряпня тети Сандры – это нечто незабываемое! – Франческа сладко зажмурилась, представив себе рыбку с золотистой корочкой, целиком зажаренную на огне.

– Тети Сандры? – переспросил незнакомец.

Франческа оторвалась от соблазнительного видения и вернулась на грешную землю.

– Да, – пробормотала она. – Люка Керзотти – мой дядя.

Мужчина понимающе улыбнулся. Франческа была готова проклинать себя за глупую оплошность. Обычно никто не догадывался о ее родственных отношениях с семейством Керзотти, это могло повредить делу.

– Тогда я не сомневаюсь, что могу вам доверять. – Он говорил вполне серьезно, но Франческе почудилась в его голосе скрытая насмешка.

Она вызывающе вздернула подбородок, но незнакомец уже вскидывал на плечо сумку и готовился тронуться в путь.

– Надеюсь, вы проводите меня? – спросил он. – Или вы живете не у дяди?

Франческа судорожно сглотнула. Она как-то упустила из виду тот факт, что если незнакомец остановится в гостинице ее дяди, то ей придется видеть его каждый день. Нельзя сказать, что бы такая перспектива ее огорчала…

– Конечно. – Она кивнула головой.

«Пора взять себя в руки и вспомнить о том, что ты почтенная итальянская синьорина», – сказала она себе.

Они направились к дядиной гостинице.

– Меня зовут Макс, – представился незнакомец.

Франческа снова мысленно упрекнула себя за невежливость. В присутствии этого человека она переставала соображать, что было совсем на нее не похоже.

– Я – Франческа, – тихо произнесла она.

– Прекрасное имя, – заметил Макс.

Франческа снова мучительно покраснела. Она не понимала, что с ней происходит, и сердилась на себя. Она, двадцатисемилетняя женщина, слышавшая разнообразные комплименты в свой адрес, смущалась как ребенок, разговаривая с этим американцем.

Они свернули на узкую улочку. До гостиницы Люки Керзотти было рукой подать. Они оба не говорили ни слова, и Франческа поразилась тому, насколько комфортно ей было молчать в его присутствии. Обычно она, застенчивая от природы, мучительно старалась найти тему для разговора. Ей это удавалось – рано или поздно с любым незнакомым человеком она начинала обсуждать Рим. Но сейчас ей не хотелось ничего говорить. Макс ничуть не смущал ее.

У входа в гостиницу они встретили Лучану.

Она оценивающе прищурила глаза, разглядывая Макса.

– Новый постоялец? – гортанно спросила она по-итальянски.

Франческа устало кивнула головой. Ее раздражала манера кузины говорить в присутствии иностранцев на родном языке. Это было просто неприлично.

– Какой хорошенький, – добавила Лучана, не сводя глаз с Макса.

Тот стоял с вежливой улыбкой на лице и делал вид, что его ни капли не смущает столь пристальное внимание. Франческе стало не по себе. Ей на мгновение показалось, что он понимает, о чем речь.

– Это наш новый постоялец Макс, Лучана, – сухо сказала она. – А это моя двоюродная сестра.

– Я рада с вами познакомиться, – льстиво сказала Лучана, перейдя на плохой английский.

Макс улыбнулся, но Франческа была уверена, что он не в восторге от угодливых интонаций.

– Я покажу вам вашу комнату. – Лучана не сводила с Макса глаз.

Франческа вздохнула.

«Не для тебя этот красавчик, сестренка», – подумала она.

Страстное желание Лучаны выйти замуж ни для кого секретом не было. Вначале она интересовалась самыми симпатичными мужчинами квартала. Когда стало ясно, что никто не желал становиться жертвой ее чар, она немного снизила планку, надеясь найти кого-нибудь попроще. С тех благословенных времен прошло уже пять лет, и Лучана была готова принять кого угодно в качестве супруга.

Она опускалась даже до кокетства с друзьями сестер. Спокойная Франческа нормально от носилась к тому, что Лучана из кожи вон лезла, стараясь понравиться Алехандро. Но темпераментная Лаура бушевала, когда старшая сестра строила глазки ее приятелям.

Странно, но ужимки Лучаны по отношению к Максу были Франческе более неприятны, чем ее кокетство с Алехандро. Франческа поднималась по скрипучей лестнице в свою комнату и думала о превратностях судьбы. Раньше она никогда не понимала, как можно ревновать мужчину к подруге. Разве две цивилизованные женщины не в силах разумно решить подобную проблему? Но сейчас она испытывала неконтролируемый приступ ревности. И, главное, из-за кого! Было от чего сойти с ума.

Франческа вошла в комнату и растянулась на кровати. Закатное солнце приятно припекало затылок. Ноющий висок постепенно утихал, и Франческа задремала, забыв о событиях сегодняшнего дня. Какая разница, кто приехал, откуда и зачем?

– Простите, вы не подскажете, как мне… Ой, я, кажется, разбудил вас. – Незнакомый голос вырвал Франческу из дремы.

Она очнулась и присела на кровати.

В дверях комнаты стоял Макс. Он успел переодеться и выглядел чрезвычайно юно в ослепительно белой рубашке. Франческа побледнела. Она осознала, как выглядит сама: мятая одежда, всклокоченные волосы… Ей захотелось вскочить и убежать в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок, а потом уже разговаривать с ним. Но она подавила этот ребяческий порыв.

«С какой стати тебе перед ним красоваться?» – упрекнула она себя.

– Ничего страшного. – Франческа вежливо улыбнулась.

«Если не считать того, что я похожа на огородное пугало», – мысленно добавила она.

– Вы очень утомились и отдыхали, а я вам помешал, – невозмутимо продолжал Макс, не замечая смущения девушки.

– Вы, кажется, хотели спросить меня о чем-то? – храбро прервала его Франческа.

Макс кивнул головой.

– Я решил прогуляться, но не могу найти выход в вашем чудесном доме. – Макс развел руками.

Франческа невольно улыбнулась.

– Да, здесь легко заблудиться, – сказала она.

Особенно в той части гостиницы, куда Лучана поместила американца. Его комната находилась фактически в личной половине семьи Керзотти и, видимо, совершенно случайно неподалеку от апартаментов самой Лучаны.

Интриги сестры были понятны Франческе. Уже не первый раз она размещала привлекательных постояльцев мужского пола в соседних со своими комнатах. Люка закрывал на это глаза. Несмотря на всю свою строгость, он предпочитал не связываться со старшей дочерью, позволяя ей жить по своему усмотрению. Что происходило между Лучаной и ее избранными гостями, оставалось тайной. Франческа никогда особенно не интересовалась жизнью кузины. Но сейчас близость Макса к комнатам Лучаны была ей неприятна.

– Я покажу вам, – проговорила Франческа, чувствуя, что пауза слишком затянулась. – Тем более, что мне тоже пора идти.

Она встала и лихорадочно одернула юбку. Макс не отрывал от нее глаз. Франческа неожиданно рассердилась.

Я могу привести себя в порядок? – свирепо поинтересовалась она.

Макс оторвался от пристального созерцания ее фигуры и, кажется, смутился.

– Извините. Я подожду вас снаружи, – сказал он и вышел.

Франческа подошла к зеркалу и провела рас ческой по пышным волосам. Бледное личико выдавало ее усталость, но глаза подозрительно ярко светились.

«Деточка, немедленно перестань сиять», – строго сказала она себе. – «А то Лучана со свету тебя сживет».

Когда Франческа по запутанным коридорам вывела Макса на улицу, солнце уже не палило так, как днем. Наступали долгожданные часы относительной прохлады. Макс вдохнул воздух полной грудью.

– Как здесь красиво, – прошептал он.

Маленький итальянский дворик, куда выходили двери гостиницы Керзотти, производил незабываемое впечатление. Как на старинных гравюрах, в центре находился небольшой фонтан, вокруг – резные скамеечки, на которых частенько собирались местные кумушки. Фасад гостиницы, конечно, выходил на более оживленную улицу. Люка Керзотти не желал терять случайных постояльцев, которые иногда заглядывали в его отель. Но главной достопримечательностью его заведения был именно этот скрытый дворик. Многие гости возвращались к Люке только из-за него. Им казалось, что они окунаются в настоящую итальянскую средневековую атмосферу. Они не подозревали, что все постройки этого района были возведены в двадцатом веке. Об этом Франческа благоразумно умалчивала в своих экскурсиях, и ее дядя продолжал делать деньги на тяге туристов к романтике.

– Прелестный дворик, – мечтательно продолжил Макс. – В каком году были построены эти здания? – Он обвел рукой окружавшее их пространство.

Франческа уклончиво пожала плечами.

– Я не специалист по этому периоду, мне трудно сказать точно. – Она всегда старалась избежать прямой лжи.

Но не могла же она признаться, что помнила то время, когда грузчики привозили эти резные скамейки и устанавливали их полдня на радость всем ребятам квартала? Она чувствовала, что подобные воспоминания разрушили бы романтический облик гостиницы, а это могло отрицательно сказаться на дядином бизнесе.

– Великолепно, Франческа, – улыбнулся Макс. – Вы очень преданы своему дяде, правда? – Он повернулся к ней и невозмутимо продолжил: – Вы можете отвечать мне искренне. Я же понимаю, что это все двадцатый век. Лет двадцать назад?

Франческа молча кивнула головой. Ей было невыразимо стыдно. Но, увидев смех в его глазах, она успокоилась. В конце концов, все гиды время от времени допускали маленькие неточности.

– Вы архитектор? – робко спросила она.

Он, должно быть, обладал специальными знаниями, раз сразу раскусил ее обман.

– Нет, – ответил Макс. – Я не имею об этом ни малейшего понятия. Но если бы вокруг было настоящее Средневековье, цены в гостинице Керзотти были бы на порядок выше.

Франческа рассмеялась. Столь простой вывод никогда не приходил ей в голову.

– Я посоветую дяде поднять расценки, – произнесла она с улыбкой.

Наступила тишина. Макс не делал ни малейшей попытки отправиться куда-либо, а Франческа никак не могла его покинуть. Они молча стояли на пороге и обозревали окрестности. Их уединение нарушила Лучана.

– Максимилиан, я везде вас ищу, – раздался за спиной ее томный голос.

Франческа вздрогнула. Лучана еще никогда не была ей настолько неприятна.

– Ческа, с тобой дядя хотел поговорить, – обратилась Лучана к сестре.

Франческа вздохнула и направилась в глубь дома. Скорее всего, Люка и не подозревал о своем желании побеседовать с племянницей. Но Лучане необходимо было избавиться от нее – это Франческа поняла сразу.

– Деточка, зайди ко мне. – Из кухни выглянула тетя Сандра.

Она вытирала руки фартуком. Тетя затеяла печь пирог, догадалась Франческа.

– Звонил Алехандро. Просил тебе передать, что задерживается на работе и не сможет с тобой сегодня встретиться.

Франческа изобразила огорчение. Нотки сочувствия, звучавшие в голосе тети, не оставляли ей выбора. Сандра Керзотти всегда очень хорошо относилась к Алехандро. Он вырос на ее глазах, и она считала его образцом мужской красоты и порядочности. Вначале она прочила его в женихи Лауре. Когда же стало ясно, что его больше привлекает задумчивая Франческа, она смирилась и радовалась за племянницу.

– Как жаль. У нас было столько планов, – произнесла девушка, надеясь, что тетя не услышит притворства в ее голосе.

На самом деле Франческа не чувствовала ни капли огорчения. Ей было стыдно, но она ощущала облегчение оттого, что могла провести вечер в одиночестве, не слушая бесконечные рассуждения Алехандро.

Обсуждая с тетей меню предстоящего ужина, Франческа мысленно решала, как она проведет свободное время.

– А где Лучана? – спросила Сандра. – Она должна помогать мне сегодня, а ее до сих пор нет.

Франческа пожала плечами. Говорить на эту тему ей особенно не хотелось.

– По-моему, ее не стоит ждать.

Уловив в голосе племянницы печаль, Сандра внимательно посмотрела на нее. Франческа не являлась ей кровной родней, но она всегда относилась к ней как к своей дочери. Она принимала близко к сердцу ее заботы и огорчения. Франческа не кривила душой, когда говорила, что в доме дяди к ней прекрасно относятся.

– Хорошо, деточка, иди. Я не буду тебя больше задерживать. Отдыхай. – Сандра поняла, что девушке не терпится сбежать из жаркой кухни.

Франческа улыбнулась и вышла. На душе у нее было нелегко. Мысль о том, где сейчас Лучана, не давала ей покоя.

Девушка поднялась к себе в комнату. Она решила принять душ, чтобы немного освежиться, а потом пройтись по вечернему Риму. В полном одиночестве. Она скинула с себя одежду и включила душ, с наслаждением подставляя прохладным струям разгоряченное лицо.

Вытираясь досуха, Франческа почувствовала, что готова к активному отдыху. Вода магическим образом сняла усталость и наполнила ее бодростью. Она выбрала нарядное платье с длинной юбкой и с удовольствием подкрасила лицо. Франческе казалось, что она собирается на свидание. «Ты маленькая глупышка», – сказала она своему отражению в зеркале.

Город встретил ее прохладным ветерком и криками уличных торговцев, сворачивающих свой товар. Предоставленные себе туристы разбрелись по Риму, и только профессиональный взгляд Франчески безошибочно распознавал пришельцев в пестрой толпе, наводнившей городские улицы.

Франческа вдруг почувствовала непреодолимое желание спрятаться от всех. Забыть на некоторое время о вечных руинах, окружавших ее. О глупых вопросах, которыми ее осыпали каждый день любопытные туристы. Ей захотелось остаться наедине с собой.

Она стала бесцельно бродить по узким улочкам в центре. Любой иностранец в два счета заблудился бы там, но Франческа, которая провела здесь все свое детство, без труда ориентировалась в хитросплетении подворотен, тупичков и поворотов. Она слышала родную речь, казавшуюся то мелодично плавной, то оскорбитель но резкой. Жизнь била ключом, и девушка в который раз вспомнила Лауру, задыхавшуюся в Риме. Ей самой казалось, что никакое место на Земле не может быть настолько же насыщенно активностью, как столица Италии. «Как Лаура может жить без всего этого?» – снова спросила она себя.

Неожиданно что-то нарушило ее безмятежный покой. Франческа беспомощно оглянулась по сторонам. Что в той какофонии звуков, которая окружала ее, смогло вырвать ее из плена мыслей?

– Я боюсь, что не совсем понял вас, синьора… – услышала Франческа.

В десяти метрах от нее стоял Макс и на безупречном итальянском изъяснялся с пожилой почтенной матроной. Дама казалась польщенной вниманием видного синьора и тараторила с огромной скоростью. Неудивительно, что Макс не понимал ее. Сама Франческа не могла разобрать ни слова в потоке ее восклицаний. Но не это беспокоило девушку. Она вспомнила бестактные замечания Лучаны при встрече с Максом. Ей стало стыдно. Оказывается, он прекрасно владеет их языком. Как могла Лучана быть до такой степени невежливой!

– Возможно, я смогу вам помочь, – тихо обратилась она к говорящим.

Дама резко замолчала и враждебно посмотрела на девушку, зато Макс широко улыбнулся.

– Вы появились как нельзя кстати. – Он снова перешел на английский. – Моих скудных знаний не хватает, чтобы выбраться из этого лабиринта.

– Не прибедняйтесь, – сказала Франческа. – Я успела услышать достаточно, чтобы понять, что вы прекрасно говорите по-итальянски.

– Благодарю, – улыбнулся Макс. – Я изучал ваш язык в университете. Когда-то я мог прочесть Данте в оригинале, а сейчас не способен уяснить, в какую сторону мне идти.

– Немудрено, – утешила его Франческа. – Я тоже не могу понять, что говорит синьора. Но я с удовольствием побуду вашей Ариадной еще раз. Куда вы хотите попасть, мой Тесей? – шутливо спросила она.

– Я должен подумать, – ответил Макс, подхватив ее игру. – Мне кажется, что центр города надоел вам до смерти. – Он кинул пытливый взгляд на Франческу.

Девушка потупилась. Макс продолжил:

– Поэтому меня вполне устроит любое место, выбранное вами.

Франческа вспыхнула. В его словах она уловила намек на совместное времяпрепровождение. Похоже, что он воспринимает ее одинокие блуждания по Риму как поиск приключений.

– Увы, я не знаю, что именно вас интересует. – Она вызывающе посмотрела на своего собеседника.

Лучше бы она этого не делала. Меньше всего Макс походил на завзятого ловеласа. Франческе на мгновение показалось, что этому мужчине она могла бы рассказать обо всех тайных горестях и сомнениях, терзавших ее в последнее время. Алехандро она никогда не могла довериться.

– Извините, Франческа, я не хотел навязываться. – С лица Макса моментально сбежала улыбка. – Я просто подумал, что, раз вы тоже одиноки в этом городе, мы могли бы пойти куда-нибудь вместе. Но, с другой стороны, если вы хотите отдохнуть от всех, мое общество для вас – обуза. Простите.

Франческа растерялась. Конечно, он прав. Она собиралась провести этот вечер в одиночестве. Но компания Макса не казалась ей неприятной. Наоборот, она чувствовала желание побыть еще немного рядом с этим темноволосым американцем.

– Вы правы, я хотела погулять одна, – честно призналась девушка.

Она не желала лукавить.

– Но я с удовольствием изменю свои планы.

Макс улыбнулся с облегчением. Казалось, что у него камень с души свалился.

«Неужели ему так важно мое общество?» – подумала Франческа. – «Почему?»

Они прошлись по площади Навона, полюбовались величественным Пантеоном, посидели в маленькой придорожной таверне. Франческа впервые поняла, что восприятие любимого города изменилось от того, что рядом с ней шел Макс. Она чувствовала себя не коренной жительницей, показывающей Рим приезжему, а невестой на свидании с возлюбленным. Говорил большей частью Макс, Франческа слушала его с рас крытым ртом. Он рассказывал о своем родном городе Нью-Йорке, его небоскребах и улицах. Франческа словно воочию видела здания из стекла и бетона и вечно спешащих людей. Она начинала понимать тягу Лауры к большим городам.

Неожиданно для себя Франческа разговорилась. Ей было легко с Максом. Она никогда не думала, что сможет расслабиться в компании человека из другой страны. Она, которая встречала иностранцев каждый день, была уверена, что ей никогда не будет комфортно рядом с одним из них. И вот рядом с ней шел человек, о существовании которого она не подозревала еще вчера. Франческе казалось, что весь мир изменился. Ей было интересно говорить с ним и молчать с ним. Она поражалась своим ощущениям.

Франческа не упускала возможности рассмотреть его лицо как следует, чтобы понять, что делает его таким красивым. Она видела довольно широкие скулы и упрямую линию подбородка, густые непослушные волосы, большой чувственный рот, обнажавший в улыбке белоснежные зубы. Ей, знакомой с канонами классической красоты, было понятно, что лицо ее нового знакомого мало им соответствовало. Но менее мужественным и привлекательным оно от этого не становилось. Самой примечательной чертой в его облике были глаза. Большие, четко очерченные, темно-серого цвета, они были способны выразить любые эмоции. Франческа убедилась в этом, когда они случайно заговорили о Лучане.

– Ваша сестра – милая девушка, – заметил Макс.

В его голосе нельзя было уловить ни нотки презрения, однако огонь, сверкнувший в глазах, показывал, что он не в восторге от Лучаны Керзотти.

Франческа попыталась представить, каков этот человек в гневе, и ей стало не по себе.

– А чем вы занимаетесь, Макс? – вдруг спросила она.

Кто он? Творческий человек или клерк в душной конторе? Но нет, Франческа без колебаний отмела последнее предположение. Невозможно вообразить Макса склонившимся над пачкой бумаг или подобострастно отвечающим на вопросы начальника. Он – свободный, независимый человек. Девушка сразу поняла это. Но кто он?

– Что я только ни делал в своей жизни… – Макс задумчиво глядел вдаль. – Боюсь, вам станет скучно, Франческа. Мои занятия далеко не так увлекательны и романтичны, как ваше.

Макс посмотрел ей в глаза, и у Франчески сжалось сердце. Этот человек проникал взглядом в глубины ее души. Она почувствовала себя абсолютно беззащитной. Если он вздумает сейчас дотронуться до меня, подумала девушка, я упаду в обморок.

– Наверное, нам пора домой, – некстати пролепетала она. – Становится холодно, а мы так легко одеты… – Она запнулась под пронизывающим взглядом Макса.

– Если вы устали или замерзли, – сказал он, сделав ударение на слове «если», – то я провожу вас домой.

Франческа поразилась тому, насколько жестко прозвучал его голос. Словно холодным ветром повеяло. Лицо Макса неузнаваемо изменилось. Горькая складка залегла у губ. Рядом с Франческой стоял совсем другой человек.

– Я беспокоилась за вас, – попыталась оправдаться Франческа. – Сама я никуда не тороплюсь.

Они медленно пошли по улице. Франческа чувствовала некоторую неловкость. Перед ней обнажился кусок истинного Макса, неумолимого и жестокого, не склонного церемониться с другими людьми. Но, как ни странно, это не оттолкнуло ее от него. Наоборот, ей захотелось понять, способен ли этот человек испытывать и положительные эмоции. Что он делает, когда смеется, радуется? Когда он любит?

Она потрясла головой, чтобы отогнать крамольные мысли. «Он появился в твоей жизни на один день», – твердо сказала она себе. – «Завтра он исчезнет, а ты останешься страдать. Этого нельзя ни в коем случае допускать. У тебя есть Алехандро, тебе не нужны лишние проблемы».

Но сердце не желает слушать то, что ему нашептывает здравый смысл. Ему гораздо приятнее поступать по собственному усмотрению и питать пустые надежды…

– Зайдем? – Макс оторвал Франческу от философских размышлений.

Они стояли рядом с небольшим кабачком. Крутая лестница уходила вниз, в подвальное помещение, а вывеска нагло утверждала, что здесь подается лучшая во всей Италии граппа.

Франческа с готовностью кивнула головой. Она несколько раз была в подвальчике дядюшки Луиса и знала, что случайный посетитель останется в восторге от этого кабачка.

Они спустились вниз. Традиционное желто-коричневое освещение, красные скатерти на круглых столах, немногочисленные официанты в национальных костюмах. За стойкой бара сам дядюшка Луис, румяный краснощекий человечек с округлым животом и приветливой улыбкой. Он знал всех постоянных посетителей в лицо, и для каждого у него находилось доброе слово.

– О, прелестная Франческа! – Луис заметил девушку и лично поспешил ей навстречу. – Редкостный римский цветок, отрада для глаз. – Дядюшка Луис был как всегда полон самых изысканных комплиментов.

Франческа улыбалась ему, пока он мял ее маленькие пальчики в своих ручищах. Макс терпеливо наблюдал за церемонией приветствия, видя, что на него никто не обращает внимания. Но ничто не ускользало от острого глаза старого Луиса.

– Вам чрезвычайно повезло, синьор. – Хозяин кабачка склонился в поклоне перед Максом.

Тот даже вздрогнул от неожиданности.

– Женщины, подобные Франческе, рождаются раз в тысячу лет. Вам очень повезло.

– Дядюшка Луис, перестаньте. – Франческа зарделась. – Не смущайте моего гостя.

– Я совершенно с вами согласен, синьор, – ответил Макс по-итальянски.

Франческа посмотрела на него, стараясь уловить насмешливую нотку, но он был серьезен. Девушка уловила взгляды, которыми обменялись мужчины, и ей показалось, что в них было понимание. Понимание чего?

– Для почетных гостей – почетное место, – торжественно объявил дядюшка Луис и повел их к любимому столику Франчески.

Он находился в углу и был скрыт резной перегородкой от остальных. Тем не менее, оттуда была прекрасно видна и маленькая эстрада, и площадка, которая ближе к ночи заполнялась танцующими парами.

– Спасибо, дядюшка Луис, – поблагодарила Франческа толстяка, когда он торжественно усадил их за столик и собственноручно записал заказ.

Хозяин кабачка самодовольно раздул щеки, неожиданно подмигнул Максу и направился обратно на свое законное место. Франческа опешила.

– Вы понравились дядюшке Луису, – сказала она Максу. – Я впервые вижу, чтобы он так себя вел с незнакомыми людьми.

– А я впервые слышу, чтобы владелец заведения так отзывался от своих клиентках, – за метил Макс, не сводя с нее глаз.

Франческа стыдливо потупилась.

– Это всего лишь итальянская импульсивность, – пояснила она. – Вы слишком мало здесь пробыли, чтобы делать выводы.

– Достаточно долго, чтобы понять, что старый Луис прав, – так же невозмутимо продолжал он.

Франческа почувствовала, что этот разговор может завести их в неведомые дебри, и решила сменить тему беседы.

– Вам здесь нравится? – осведомилась она, вспомнив о своей роли гида.

– Да, – неохотно кивнул Макс.

Казалось, ему было неприятно возвращаться к тону случайного гостя.

– У вас изумительный вкус, Франческа.

Что происходило между ними? Самые простые слова превращались в изысканные комплименты, встречающиеся взгляды таили в себе опасность, нечаянные прикосновения бросали в краску. Они разговаривали об обычных вещах, а глаза вели свой немой диалог, и расшифровать их беседу Франческа не осмеливалась. Она открывала в себе новые, незнакомые качества. Ей становилось страшно оттого, что она, считавшая себя взрослой самостоятельной женщиной, совершенно терялась в обществе этого человека.

На площадке появился оркестр дядюшки Луиса. Долговязый Эннио, улыбающийся Сантано, сын хозяина, и колумбиец Диего, гроза всех окрестных служанок. Он мастерски играл на гитаре, танцевал латиноамериканские танцы и мог умаслить любую Рози или Анетту в квартале. Диего составлял главную достопримечательность кабачка дядюшки Луиса.

– Здесь лучшая живая музыка в квартале, – с гордостью сказала Франческа.

Ей было приятно показать Максу что-то действительно стоящее.

Музыканты настроили свои нехитрые инструменты и негромко заиграли. Легкий запоминающийся мотив сразу настроил посетителей на игривый лад.

На улице стемнело. Официанты зажгли свечи на столах. Все было готово к веселому вечеру. Терпкое вино ударило Франческе в голову. Она больше не занималась самоанализом, лишь наслаждалась обществом Макса и не думала о будущем.

Оркестр заиграл быструю самбу. Колумбиец Диего отложил в сторону гитару и направился к столику, за которым сидели Макс и Франческа.

– Синьорина Франческа, позвольте, – забормотал он на плохом итальянском. – Только вы по-настоящему чувствуете этот великолепный танец. В стране, откуда я родом, все танцуют самбу душой. Так же, как и вы. – Диего закатил глаза и причмокнул.

Франческа рассмеялась. Ее всегда забавляли манеры этого местного донжуана. Но танцевал он и правда изумительно. Девушка кинула на Макса растерянный взгляд. Тот улыбнулся и сделал рукой неопределенный жест.

– Я отпускаю вас, Франческа, при условии, что следующий танец – мой, – сказал он полушутя.

Диего вывел Франческу в центр площадки. Редкие танцоры жались по краям, и все пространство посередине принадлежало им. Франческа очень любила танцевать. Еще ребенком она могла часами выплясывать народные итальянские танцы на городских ярмарках. Но душа ее по-настоящему любила только томные и страстные напевы Латинской Америки. Они плавили ее сердце, делали ее тело гибким и невесомым. Умелый партнер, вроде Диего, мог творить с ней чудеса.

Франческа знала, что она танцует хорошо, и привыкла к тому, что люди обращали на нее внимание. Сейчас, кружась с Диего под зажигательный ритм самбы, она испытывала ни с чем не сравнимое удовольствие. Каждой клеточкой кожи она чувствовала, что Макс следит за всеми ее движениями, что от него не укрылся ни плавный изгиб бедер, ни небрежный мах рукой, ни задорная улыбка на губах. Она провоцировала себя и его, танцуя так, как никогда раньше.

Когда музыка закончилась, выдохшийся Диего наклонился и поцеловал ей руку.

– Ты превзошла сегодня саму себя, Ческа, – фамильярно заметил он. – Тип за столиком имеет к этому отношение?

Франческа махнула рукой.

– Не лезь не в свое дело, мальчик, – ответила она. – Ты точно здесь ни причем.

Диего картинно вздохнул, отвел ее на место, а через минуту уже кружил в новом танце поглупевшую от его внимания девушку, которая не отрывала от него глаз весь вечер.

– Я теперь сомневаюсь, что имею право пригласить вас на танец, Франческа, – глухо проговорил Макс.

Девушка посмотрела ему в лицо. Он был бледен, избегал ее взгляда. Его руки судорожно комкали салфетку.

– Вы были… чудесны. – Макс долго подбирал слово, и Франческе показалось, что он хотел сказать что-то совсем другое.

– Вы мне льстите. – Улыбкой Франческа попыталась рассеять растущее напряжение.

Но Макс словно не слышал ее. Он был погружен в самого себя. Какие видения мелькали у него перед глазами?

– Макс, – позвала Франческа и дотронулась до его обнаженной руки.

Он вздрогнул и очнулся.

– Простите меня. – Перед девушкой снова сидел абсолютно спокойный человек. – Все-таки потанцуем?

Заиграла медленная музыка. Натренированное ухо Франчески уловило рваный ритм кубинской румбы. Танец страстной любви и неистового желания. Диего вернулся к своей гитаре и выводил на ней аккорды, которые заставляли трепетать сердце.

Макс оказался прекрасным партнером. Он чутко ловил ритм и вел за собой послушную Франческу.

Но дело было даже не в этом. Как только его руки дотронулись до Франчески, она поняла, что сбываются ее самые страшные опасения. Простое прикосновение этого мужчины сводило ее с ума. Он находился слишком близко от нее, чтобы она чувствовала себя комфортно.

Франческа привыкла владеть собой в любых ситуациях, а теперь впервые в жизни чувствовала, что не в силах контролировать собственные эмоции. Близость Макса возбуждала ее, будила ее фантазию. Франческа боялась, что если он заговорит с ней сейчас, она не удержится и выпалит, что больше всего на свете хочет поцеловать его. Она проклинала собственную слабость, но ничего не могла поделать со своими желаниями.

Макс молчал. Казалось, музыка настолько заворожила его, что он не сознавал, где находится, с кем. Франческе хотелось рыдать в полный голос из-за того, что он был так далеко от нее. И одновременно она была рада, что он держит дистанцию. Она сомневалась, что будет разумно осуществить свои желания. Ведь она его совсем не знает. Завтра он исчезнет из ее жизни. Эта мысль причинила почти физическую боль. Но зачем зря терзать себя? Придет новый день, и она вернется к своим обязанностям. Снова туристы, тот же самый маршрут по римским улицам, пропахшая тмином и розмарином гостиница дяди, нудные рассказы Алехандро… Но это будет завтра, а сейчас ничто не мешало ей наслаждаться танцем и легкими объятиями Макса.

4

Максимилиан Толлард Третий сидел за сто ликом и ждал друга. Тед как всегда опаздывал, но Макс не особенно волновался – он назначил встречу с запасом времени. Зал был полон нарядных посетителей. Максимилиан не оглядывался по сторонам. Он знал как минимум половину обедающих. Они наводили на него тоску. Одни и те же лица, робкие взгляды, направленные в его сторону, жеманные улыбки дам. Хоть совсем никуда не ходи, чтобы не видеть эти постные физиономии. Максимилиан Толлард Третий был не в настроении.

– Макс, прости, дружище. Дела задержали. – Тед с размаху опустился на свой стул.

Бокалы, предусмотрительно поставленные метрдотелем, жалобно зазвенели.

– Осторожнее, – чуть улыбнулся Макс. – Ты разнесешь весь ресторан.

Максимилиан знал Теда Конрада около пяти лет, но не уставал удивляться его кипучей энергии. Создавалось впечатление, что Тед находится в постоянном движении. При его весе и росте это было, по меньшей мере, удивительно. С первого взгляда Тед производил устрашающее впечатление. Ростом с Макса, он был как минимум в три раза его шире. Все были уверены, что Теда Конрада невозможно сдвинуть с места. Однако все было как раз наоборот. Он был самым неутомимым и заводным из всех знакомых Максимилиана. Он знал лично всех бродвейских звезд, регулярно посещал горнолыжные курорты, бегал по утрам. Близкие друзья знали, что Тед боролся со своим телом всеми возможными способами. Его полнота мучила его. Но со стороны он казался неунывающим человеком, которого не терзали ни проблемы, ни комплексы.

Тед Конрад играл на бирже. Он был одним из самых молодых и самых удачливых маклеров. Даже Максимилиан Толлард Третий прислушивался к его советам, что автоматически открывало Теду доступ к сильным мира сего. Мог ли он, заурядный нью-йоркский мальчишка, мечтать о том, что будет на равных беседовать с владельцем «Толлард Фармасьютикалс», хлопать его по плечу и называть приятелем? Но сейчас это все стало явью. Тед привык к тому, что он теперь важная персона, и уже не смущался, когда к нему со всех ног бросались официанты, стоило ему войти в ресторан.

– И что же тебя задержало? – ехидно спросил Максимилиан.

Тед отменно врал. Слушать его было одно удовольствие. А если кто-нибудь взял бы на себя труд записать оправдания Теда, когда он в очередной раз опаздывал, то заработал бы много денег на продаже этой книги.

– Понимаешь, Макс, – загнусавил Тед. – Как джентльмен я не могу посвятить тебя в детали. Тебе придется поверить мне на слово, что причина моего опоздания достойна уважения.

Максимилиан нахмурился. Обычно Тед изобретал цветистые увертки, лишь бы не признаваться, что просто проспал или забыл о встрече.

– Можешь не притворяться, Тедди, – сказал он другу. – Давай начистоту. Передо мной не стоит стесняться.

Тед жалобно вздохнул. Максимилиан видел по лицу друга, что ему не терпится поделиться подробностями своего приключения. Надо было лишь немного подождать.

– Хорошо, – сдался Тед. – Но ты должен пообещать мне, что это останется между нами.

Макс шутливо замахал руками.

– Ты можешь полностью мне довериться. Твоя тайна умрет в моей груди.

– Не смешно, – огрызнулся Тед.

Было настолько непривычно видеть толстяка в таком смущении, что Максимилиан немного растерялся. Что произошло, в конце концов?

– У меня появилась новая секретарша, – поведал Тед шепотом. – Она – прелесть.

В его глазах появилось знакомое мечтательное выражение.

Максимилиан усмехнулся. Всегда одно и то же. Несмотря на солидный возраст и габариты, Тед Конрад оставался в душе семнадцатилетним подростком, испытывающим волнение от встречи с любой женщиной. Девушки их круга не обращали на Теда ни малейшего внимания. Для них он был слишком велик и неуклюж. Он не умел танцевать и развлекать дам светской беседой. Приглашая его в гости, хозяйка заранее прятала все бьющиеся предметы. История о том, как Тед буквально раздавил редкую напольную вазу миссис Дастин-Хэтченголд, обсуждалась в салонах несколько месяцев. Неудивительно, что дамы морщили носики, когда речь заходила о Теде Конраде.

Девушки попроще относились к нему добрее. Но даже в них он пробуждал только материнские чувства. Разбитной Тед в женском обществе робел и терялся, что не добавляло ему привлекательности в глазах слабого пола.

Сам Тед был постоянно в кого-нибудь влюблен. Ему была симпатична и продавщица из галантерейного магазина, и случайная прохожая, и собственная секретарша. С последними у него было связано несколько романтических историй. Два года назад у Теда работала некая Сильвия Симпсон, расчетливая молодая особа, которая пыталась добиться положения в обществе любым способом. Она вздыхала в присутствии шефа, томно смотрела ему в глаза и даже два раза обедала с ним в ресторане. Дальше этого дело не пошло. Несмотря на свою застенчивость, Тед был отнюдь не дурак. Он прекрасно видел, чего добивается пронырливая Сильвия. Становиться жертвой расчетливой хищницы он не собирался. Сильвия потерпела сокрушительное поражение.

– Итак, очередная сладкоголосая сирена, – задумчиво проговорил Максимилиан. – Ты не боишься обжечься и в этот раз?

– Я уже ничего не боюсь. – Тед покачал головой. – Но Лаура изумительна. Она стоит любого разочарования.

– Неужели? – Удивлению Макса не было предела.

Он давно уже не слышал от Теда подобных восторженных отзывов.

– И что же она из себя представляет?

– Молодая. Красивая. Зажигательная. – Теду явно не хватало прилагательных. – Она итальянка, только три дня назад приехала из Рима.

– И уже работает в твоей конторе? – иронично осведомился Максимилиан. – Шустрая итальяночка.

– Просто совпадение. – Тед пожал плечами. – Не усматривай никакого умысла. В жизни всякое бывает.

– Пожалуй, – согласился Макс. – И чем же она так тебя пленила?

– Она… – Тед замолчал. – Она живая. Веселая, интересная. У нее есть свое мнение. Она не похожа на тех высушенных девиц, с которыми общаешься ты.

Максимилиан поморщился. В словах Теда он услышал ясный намек на Эвелину. Его невеста никогда не нравилась Конраду. Сам Макс признавал, что в его словах была доля правды. Но что делать, если все они таковы?

– Лаура полна жизни, – продолжал Тед. – Рядом с ней я чувствую себя юнцом.

Максимилиан мог бы заметить, что это естественное состояние Теда в присутствии любой женщины, но вместо этого сказал:

– Ты успел это почувствовать за три дня?

– За два, – поправил его Тед. – Мне не требуется много времени, чтобы оценить красоту.

Макс скептически хмыкнул, но промолчал. Хотя от Теда не ускользнула реакция друга, он предпочел ее не комментировать. Максимилиан Толлард Третий не питал иллюзий относительно противоположного пола, и Тед прекрасно это знал.

– А как твои дела, Макс? – Тед решил сменить тему разговора. – Когда ваша свадьба?

– В сентябре, – твердо ответил Макс.

Он не хотел, чтобы Тед догадался о его колебаниях, но проницательности его другу было не занимать.

– Ты по-прежнему сомневаешься, – сказал Тед.

Он не спрашивал, а утверждал. Они слишком близко общались с Максимилианом, чтобы его настроение оставалось для Теда тайной.

– Зачем она тебе? Еще не поздно передумать.

Эвелина Дастин-Хэтченголд была слишком утонченна и рафинирована, по мнению Теда. Он был уверен, что она неподходящая пара Максимилиану, и не стеснялся выражать свое мнение вслух. Он видел, что страстной любовью между женихом и невестой и не пахло.

– Я не понимаю, как ты можешь добровольно жениться на этой рыбине, – категорично заявил Тед.

– Она моя невеста, – бесстрастно ответил Максимилиан. – Я бы не хотел, чтобы ты отзывался о ней в подобном тоне.

– Ладно, – сдался Тед. – Делай, что хочешь. Но мой тебе совет: подумай хорошенько. А еще лучше устрой себе маленькие каникулы. Посмотри на свою жизнь со стороны. Поезжай куда-нибудь, развейся. Забудь о том, что ты Максимилиан Толлард Третий. Кто знает, какие сюрпризы могут поджидать тебя.

Максимилиан задумался. В предложении Теда был здравый смысл. Дела в «Толлард Фармасьютикалс» шли более-менее ровно, и постоянного присутствия Макса не требовалось. Мысль о том, что можно сбежать от всех и немного вспомнить беззаботную пору юности, была привлекательна.

– Куда бы мне отправиться? – задумчиво про тянул Макс. – Что ты посоветуешь? – обратился он к Теду.

Тот подпрыгнул от неожиданности. За время общения с Максимилианом Тед ни как не мог привыкнуть к скорости, с которой тот принимал решения.

– Почему бы не в Италию? Великолепная страна. Горячая и немного ленивая. Как раз то, что тебе нужно, – сказал Тед. – Место, откуда родом такие женщины, как Лаура, должно таить в себе немало неожиданностей.

Максимилиан усмехнулся. Как всегда, Тед на все смотрел сквозь розовые очки. Но идея была неплоха.

– Что ж, Италия так Италия, – произнес он. – Только ты должен будешь прикрыть меня. Наша затея не удастся, если за мной по пятам будут следовать родственники, журналисты или коллеги по бизнесу.

– Естественно. Можешь на меня положиться. – Лоснящееся лицо Теда излучало довольство.

Он не ожидал, что Максимилиану понравится его предложение.

– Тебе надо собрать небольшой багаж.

Максимилиан приуныл.

– Надо заехать домой за вещами, да и наличных было бы неплохо прихватить. Я не хочу, чтобы меня можно было проследить по кредитке, – сказал он. – Мать непременно меня остановит.

– Это не проблема. Сейчас съездим в банк за деньгами, потом в магазин, купим тебе джинсы и пару футболок…

– Меня узнают в любом магазине, – оборвал его Макс. – И растрезвонят на весь город.

– А мы не пойдем в дорогой магазин. – Тед хитро прищурил глаза. – Я вспомню свое босяцкое детство и найду что-нибудь приличное и симпатичное. Не все знают тебя в лицо, Максимилиан Толлард Третий.

Макс покраснел. Он не хотел выглядеть снобом. Просто он с самого детства знал, кто он и что из себя представляет его семья. Везде их встречали с угодливой улыбкой на лице. Макс не имел понятия о том, что можно быть одним из миллионов других покупателей. Он всегда был единственным. Неповторимый Максимилиан. Пожалуй, пришло время познакомиться с реальной жизнью поближе.

Когда они ехали в такси, Тед сказал:

– Наверное, не стоит нам обналичивать твою карточку. – Он с сомнением посмотрел на Макса. – Тебя сразу засекут. Лучше я одолжу тебе немного.

С этими словами Тед полез за пазуху и достал мятый, видавший виды бумажник.

– И долг отдашь наличными, – строго произнес он.

Макс виновато улыбнулся. Он прожил тридцать пять лет и ни разу не держал в кармане купюру крупнее десятки. Все расчеты производились с помощью кредитной карточки. Такая система была самой надежной и удобной, но, наблюдая за Тедом, отсчитывавшим зеленые бумажки, Макс впервые понял, что в наличных деньгах есть свое очарование.

– Я думаю, этого тебе должно хватить. – Тед протянул ему кипу банкнот. – Правда, тебе придется экономить…

– Не волнуйся, – резко ответил Макс.

Ему стало неприятно, что Тед относится к нему как к маленькому.

– Я справлюсь.

– Я не сомневаюсь, – улыбнулся Тед.

Он видел раздражение друга и понимал его причины. В некоторых вопросах Максимилиан Толлард Третий, глава крупнейшего фармацевтического концерна страны, был абсолютным ребенком.

Они остановились у небольшого магазинчика. Здесь Тед покупал себе костюм на выпускной бал. С тех пор там мало что изменилось. Все тот же небогатый ассортимент, невежливые продавцы, но… зато низкие цены.

Тед распахнул перед Максимилианом дверь.

– Входи!

Макс настороженно оглядывался по сторонам. Он привык к блеску зеркал и угодливым улыбкам, первоклассным вещам и профессиональным советчикам. Здесь не было ничего. Несколько пыльных полок, металлические стеллажи, суровое объявление о том, что за торговым залом ведется видеонаблюдение, и неприступного вида женщина за кассой. Максимилиан растерялся. Зато Тед чувствовал себя как дома.

– Привет, Присси, – небрежно кивнул он женщине.

Та расплылась в улыбке.

– А Тедди, малыш. Рада тебя видеть, – ответила она с явным бруклинским акцентом. – Как твои дела?

Меньше всего Максимилиан ожидал подобного вопроса. Какое право имела эта женщина интересоваться личной жизнью клиента? Но Тед, похоже, воспринял все как должное. Годы общения с богатыми и знаменитыми слетели с него как шелуха. Он снова был лопоухим голодным мальчишкой, которого изредка баловали лакричной конфеткой добрые продавщицы. В магазине Присси он чувствовал себя комфортнее, чем в салоне миссис Дастин-Хэтченголд, и ничуть не скрывал этого.

– Потихоньку, Присси, потихоньку.

У Максимилиана сложилось впечатление, что Тед совершенно забыл о цели их визита, ударившись в воспоминания. Он уже приготовился негромко кашлянуть, чтобы привлечь к себе внимание, но Тед очнулся.

– Кстати, Присси, мы бы хотели купить у тебя кое-что. Мой друг, – он показал на Максимилиана, – собирается отдохнуть и произвести шикарное впечатление на всех девчонок в округе. Я знаю, что ты сможешь посоветовать ему нечто особенное.

Присси самодовольно хмыкнула. Она соблаговолила покинуть кассу и подойти к Максимилиану.

– Только учти, мы много денег потратить не можем, – предупредил ее Тед.

Максимилиана передернуло. Он мог бы скупить все магазинчики в этом районе и даже не почувствовать расхода, но приходилось играть по правилам Теда.

– Я и не думала, что ты когда-нибудь станешь богачом, Тед Конрад, – презрительно сказала Присси. – Хотя поговаривали, что тебе сильно повезло.

– Чего только не болтают люди. – Тед развел руками. – Но сейчас я готов немного потратиться. Что скажешь?

– Ладно, – отозвалась женщина добродушно. – Хватит языком молоть. Твой дружок уже весь изнервничался. Итак, посмотрим… – Она критически оглядела Максимилиана. – Симпатичный мальчик. – Присси одобрительно причмокнула. – Только уж слишком мрачный. Темный костюм, рубашка, галстук. Не надо играть в деловых, пока молодой. – Она одарила Максимилиана ослепительной улыбкой.

Тот почувствовал, как его лицо заливает краска смущения. Что значит «играть в деловых»?

Тед довольно хихикнул, услышав слова Присси, но Максимилиан метнул на него сердитый взгляд, и он успокоился. Женщина невозмутимо продолжала:

– Поэтому мы выберем тебе сейчас джинсы и пару светлых рубашек. Хорошо?

Максимилиан кивнул головой, не в силах вымолвить ни слова. Он надевал джинсы в последний раз, когда учился в школе. Шутливое предложение Теда становилось все интереснее.

Выбор подходящих брюк занял не более пяти минут. У Максимилиана была на редкость стандартная фигура. Да и наметанный глаз Присси пригодился. С рубашками поступили точно также. Буквально через четверть часа они полностью собрали ему нехитрый багаж. Набор для бритья, небольшая дорожная сумка, смена одежды. Без особенных ухищрений Максимилиан Толлард Третий превратился в обычного горожанина. Правда, очень привлекательного.

– Вот таким ты мне нравишься гораздо больше, красавчик, – поощрительно сказала Присси, когда Максимилиан вышел из примерочной в дешевой темной рубашке и голубых джинсах.

– Тебе следовало бы прислушаться к народному гласу, – со смехом сказал Тед, когда они вышли из магазинчика Присси.

От главы концерна на Максимилиане остались только дорогие туфли, но Тед предложил не переживать по этому поводу.

– Мы сэкономим на новой обуви, – жизнерадостно заявил он. – Все равно никто не отличит твои фирменные ботинки от купленных на распродаже.

Максимилиан решил оскорбиться, но потом передумал. Он начал входить во вкус.

– А теперь в аэропорт! – торжественно объявил Тед и махнул рукой.

Тотчас рядом с ними затормозило желтое такси.

Они купили билеты в кассе, отстояв небольшую очередь. Максимилиан открывал для себя казалось бы знакомые места. Из окна лимузина город выглядел совсем по-другому. Впервые Макс в чем-то позавидовал Теду Конраду, который уверенно себя чувствовал и знал, что и как надо делать в любой ситуации. Сотни людей вокруг него спешили куда-то, не обращая на Толларда Третьего внимания. Они знали, где находится зал ожидания и взлетная полоса, где можно купить горячий кофе с булочками и позвонить домой. Он же слишком давно не был во внешнем мире, чтобы адекватно ориентироваться в нем. Его небом был резной потолок кабине та в «Толлард Фармасьютикалс», его друзьями – коллеги по работе. Он никогда не веселился просто так – он исполнял свой долг. В аэропорту города Нью-Йорк Максимилиан Толлард Третий впервые вкусил сладость свободы.

– Удачи тебе, Макс, – пожелал ему Тед на прощание. – Если что, звони.

Максимилиан отправился в путь. Уже у трапа самолета он вспомнил, что совсем забыл попросить Теда позвонить Эвелине.

«Она, наверное, будет волноваться», – отстраненно подумал он.

Но на самом деле его это уже мало волновало. Он так и не вспомнил, что должен был сегодня пойти выбирать обручальные кольца, а на восемь вечера у него была назначена встреча с невестой. То, что еще вчера было важным, потеряло свою значимость.

В самолете было немного душно, но весело. Белозубые стюардессы разносили прохладительные напитки, обмениваясь шуточками с особенно активными пассажирами. Максимилиан всегда пользовался только личным самолетом, поэтому ему было непривычно находиться среди такого количества людей. Справа от него сидела пожилая бойкая дама с выкрашенными в фиолетовый цвет волосами. Она листала модный журнал и слушала музыку, периодически закуривая вонючую сигару. Каждый раз Максимилиана окутывали клубы дыма. Он не выдержал и закашлялся. Над ним сразу склонилась заботливая стюардесса.

– Может быть, вам лучше пересесть в салон для некурящих? – спросила она с тревогой в голосе.

– Спасибо, я прекрасно себя чувствую и здесь, – ответил Максимилиан с улыбкой.

Он как-то упустил из вида, что некурящие могут сидеть отдельно. Лишний раз беспокоить людей ему не хотелось, поэтому он предпочел остаться на месте.

Слева от него сидел молодой мужчина, который кряхтел первые десять минут, а потом заговорил с Максимилианом. Ему явно было тяжело молчать.

– Душно здесь, правда? – Мужчина рас стегнул ворот рубашки. – Терпеть не могу самолеты.

– А по-моему здесь неплохо. И девушки симпатичные, – поддержал беседу Максимилиан.

Мужчина сразу оживился.

– Да, ничего, только я сижу у окна, а вы в середине. Толку нам от этого никакого.

Максимилиан сочувственно улыбнулся.

– Эрни Бакстон, – представился мужчина.

– Макс Стоун, – ответил Максимилиан после секундной заминки.

Он урезал свое пышное имя и вспомнил девичью фамилию матери. Впрочем, даже если бы он назвался Максимилианом Толлардом, Эрни вряд ли догадался бы, кто сидит рядом с ним.

– Я водитель, – продолжал Эрни. – Всю жизнь им проработал. Надоело до чертиков. А ты?

Максимилиан замялся, подыскивая себе профессию.

– Я аптекарь, – нашелся он.

Что ж, знакомая тема, и недалеко от правды.

Эрни хмыкнул.

– Весело. Я бы подумал, что ты юрист или кто-нибудь из этой публики, – сказал разговорчивый водитель. – У меня в Риме тетка. Она уехала туда несколько лет назад, вышла замуж за макаронника. Я ее единственный родственник в Америке, она захотела меня увидеть. А я должен все бросать и мчаться по ее первому зову. Никак она понять не может, что мне сейчас не до того.

– Разве ты сам не хочешь увидеть Рим? – осторожно поинтересовался Максимилиан.

Судя по всему, Эрни был агрессивно настроен и открыто противоречить ему не хотелось.

– Будто мне делать больше нечего, – насупился Эрни. – Я женюсь скоро, мне и так не когда. Деньги надо зарабатывать, а не по гостям разъезжать!

«Я тоже скоро женюсь», – подумал Максимилиан. – «Только у меня это не вызывает желания оставаться дома».

Но долой печальные мысли. Не стоит забивать себе голову Эвелиной Дастин-Хэтченголд. Она подождет еще немного.

В римском аэропорту Эрни и Максимилиан тепло попрощались. Они действительно успели стать приятелями за это время. Оба знали, что вряд ли когда-нибудь встретятся, и были поэтому откровенны друг с другом. Или почти откровенны. Интересно, а тот ли Эрни человек, за которого себя выдает, думал Макс, покидая аэропорт. Или он тоже замаскированный миллиардер?

Максимилиан вышел на залитую солнцем площадь.

– Жарковато здесь, – сказал он вслух. – Но красиво.

Италия распахнула ему дружеские объятия. Максимилиан несколько раз бывал во Флоренции и Милане, когда учился в университете. Когда-то он неплохо говорил по-итальянски. Макс не сомневался, что хорошо проведет время и в столице Италии. Но куда податься, с чего начать? Вокруг ходили суетливые туристы, каждый направлялся в определенное место, и только он, Максимилиан Толлард Третий или Макс Стоун, не знал, куда пойти. «Надо бы гостиницу найти», – подумал он, – «а потом и по городу прогуляться».

– Опять эта Франческа опаздывает, – услышал он сзади капризный голосок.

Он обернулся и увидел девочку лет тринадцати в сопровождении мужчины и женщины, явно заботливых и внимательных родителей.

– Что ты, милая, твои часы спешат. – Женщина попыталась успокоить девочку. – Видишь, еще никого из нашей группы нет. Мы пришли слишком рано.

Тогда девочка стала возмущаться по поводу их раннего прихода. Максу захотелось вмешаться и сделать замечание маленькой нахалке. Но он благоразумно сдержал свой справедливый порыв, так как ему в голову пришла более удачная мысль. Почему бы не присоединиться к этим людям? Скорее всего, они ждут гида, чтобы отправиться в увлекательное путешествие по Вечному городу. Несомненно, за умеренную плату ему позволят провести с ними несколько часов. Макс совсем не устал за время перелета, багаж его был невелик. Он не нуждался в отеле, чтобы отдохнуть и оставить там свои вещи. Максимилиан Толлард Третий прилетел в Рим за приключениями и намеревался приступить к их поиску немедленно.

Главное, чтобы их чичероне не оказался сомнительной личностью. Но, с другой стороны, кто мог заставить Макса следовать за неприятным ему гидом?

Вдруг капризная девочка оживилась.

– Наконец-то, – сказала она недовольно.

Макс оглянулся и замер на месте. Сам не зная почему, он был уверен, что к ним сейчас подойдет эмоциональный итальянец средних лет и с уверенностью начнет рассказывать детские легенды, выдавая их за историю Рима. Обычно уличные экскурсоводы так и поступали, и выглядели они тоже соответственно. Но через площадь к ним направлялась хрупкая девушка с глазами ботичеллевской мадонны. У Макса перехватило дыхание. Девушка была очень красива, более того, ее окружала незримая аура обаяния, мимо которой не мог спокойно пройти ни один мужчина. Макс был настолько поражен ее появлением, что несколько минут стоял без движения, собираясь с мыслями. Когда же он очнулся, группа уже отошла от него. Еще чуть-чуть, и девушка исчезнет в толпе туристов навсегда. Макс бросился за ними.

– Постойте! – крикнул он.

О чудо! Она услышала и повернулась. На мгновение Макс утонул в ее черных глазах.

– Вы не могли бы разрешить мне присоединиться к вам? – тихо спросил он.

Он чувствовал, что от волнения говорит слишком сложно. Он не был уверен, поняла ли его прекрасная Франческа. Но ее английский оказался намного лучше, чем он ожидал. Он переживал зря.

– Но вам вряд ли будет интересно с нами, синьор, – возразила она, тщательно выговаривая английские слова. – Вам стоит поискать другую группу, чтобы осмотреть все по порядку.

– Я был бы счастлив, если бы вы позволили мне быть с вами, – просто сказал Макс.

Он не мог бы выразить свою мысль яснее. Разреши мне остаться с тобой, молили его глаза.

Девушка подумала немного, а потом кивнула головой в знак согласия.

Экскурсия началась. Макс по пятам следовал за Франческой. Он старался понять, о чем она рассказывала, послушно вертел головой по сторонам, но везде видел только ее. Он не понимал, как остальные люди могли спокойно переговариваться и обсуждать свои проблемы, в то время как она повествовала о чем-либо мелодичным голосом.

Макс вряд ли запомнил хоть слово из экскурсии. Но зато он точно знал, что темные волосы девушки-гида отливают на солнце медью, а глаза черные, но не пугающие, как у цыганки или андалузки, а спокойные и кроткие. Она излучала нежность. Ее хотелось защищать ото всех жизненных невзгод. Кто допустил, чтобы она бродила по старинным развалинам с группой равнодушных туристов под палящими лучами солнца?

За несколько часов Макс прошел путь от любования до восхищения, от симпатии до влюбленности. Когда же стало ясно, что экскурсия подходит к концу, его отчаяние не знало границ. Что делать? Как задержать эту удивительную девушку и не показаться назойливым? Увы, предыдущий опыт Максимилиана Толларда Третьего не мог дать ему ответа на этот вопрос.

Здравая мысль осенила его в самый последний момент. А где он будет жить? Может быть, Франческа подскажет ему…

Удача повернулась лицом к Максу в этот день. Идя рядом с Франческой, он посылал благословения семейному делу Керзотти, благодаря которому он сможет жить совсем недалеко от нее.

У дверей небольшой симпатичной гостиницы они встретили носатую девицу не первой молодости, которая стала отпускать в адрес Макса сомнительные комплименты. Ему было неудобно признаться в том, что он прекрасно ее понял. Она же явно пребывала в уверенности, что итальянский язык был знаком только коренным жителям.

Девица оказалась двоюродной сестрой Франчески. Макс едва удержался от едкого замечания по поводу их разительного несходства. Все же не стоит оскорблять эту фурию. Макс умел распознавать характер людей по их лицам, это неоднократно помогало ему в бизнесе, и поэтому он не сомневался, что Лучана Керзотти далеко не ангел. С такими ссориться не стоило. К тому же она взялась показать ему его комнату. Макс предпочел бы, чтобы это сделала Франческа, но, видимо, в семье Керзотти существовало четкое разделение труда.

– Ваши комнаты очень уютные, мистер, – болтала Лучана на плохом английском. – Я сама живу в этой части дома. Здесь очень мило. – Она послала Максу свою самую ослепительную улыбку, от которой его бросило в дрожь.

«Надеюсь, этой леди не отведена роль утешительницы постояльцев», – мелькнуло у него в голове.

– Ой, как здесь светло. Глаза слепит. – Картинно зажмурившись, Лучана замерла на пороге.

Макс огляделся. Если бы он знал, как выглядит номер во второразрядной гостинице, он понял бы, что как раз такая комната перед ним. Кровать, небольшой стол, два пуфика, шкаф для одежды. Слева дверь в ванную комнату.

– Надо задернуть шторы, – почти простонала Лучана и направилась к окну, покачивая бедрами чуть больше обычного.

Макс внезапно осознал, что его в открытую соблазняют. Поддаваться чарам Лучаны в его планы не входило, и он стал отчаянно искать пути к отступлению.

– Не надо, здесь замечательно и при солнце, – резко сказал он, не придумав ничего лучше.

Таким тоном иногда он разговаривал с провинившимися служащими. Лучана немедленно остановилась. Макс и не подозревал, что его слова способны производить такой эффект.

– Хорошо, – немного обиженно протянула она. – Завтрак у нас с восьми до десяти…

– Синьорина, – бесцеремонно прервал ее Максимилиан. – Когда мне понадобится информация, я спрошу вас, не сомневайтесь. А сейчас я хотел бы остаться один.

Кивнув головой, Лучана вылетела из комнаты. В коридоре она остановилась, недоумевая, что в голосе незнакомца заставило ее беспрекословно ему подчиниться.

Макс разложил вещи, принял душ, побрился. Потом прошелся по комнате, размышляя над тем, как провести вечер. Наконец он решился. Вытянул из стопки сложенных вещей белую мятую рубашку и натянул ее. Сегодня ему не надо быть безупречным Максимилианом Толлардом Третьим. Для Макса Стоуна сойдет и такая форма одежды.

Макс вышел в коридор. Тишина. Только издалека доносились приглушенные возгласы детей, играющих на улице. Справа и слева от него были длинные коридоры. В какой стороне выход? От вереницы лестниц и поворотов у него закружилась голова. Неужели придется вернуться назад и сдаться на милость Лучаны? Но при одной мысли о ее плотоядной улыбке Максу стало плохо.

«Уж лучше выпрыгнуть из окна», – мрачно подумал он.

Неожиданно он набрел на комнату, дверь в которую была полуоткрыта. Он набрался наглости и вошел, надеясь, что ему кто-нибудь поможет. На кровати сладко спала Франческа. Макс моментально забыл о цели своих поисков. Ее темные волосы разметались по подушке, и ему захотелось подойти поближе, чтобы вдохнуть их запах. Но вместо этого приходилось вести себя, как подобает. Он прокашлялся и обратился к ней с вопросом. Франческа моментально проснулась.

Она вывела его из гостиницы. Макс стоял на пороге, разговаривал с ней и думал, что на самом деле отдал бы все достопримечательности Рима за возможность поужинать с ней где-нибудь в спокойном романтическом месте. Но предложить ей это он не решился. А вдруг она примет его за обычного ловеласа? К ней, наверное, каждый день пристают толпы мужчин с такими предложения ми. Возможно, она замужем. Эта мысль привела Макса в отчаяние. Он украдкой взглянул на ее руку. На тонких пальчиках не было ни одного кольца. Макс с облегчением вздохнул. Но это не гарантировало отсутствие друга или жениха.

Пока Макс колебался, что стоит ему предпринять, счастливая возможность была упущена. К ним присоединилась недовольная Лучана и отослала Франческу. Наверное, несладко ей здесь живется.

«Где ее родители?» – подумал Макс.

Он хотел задать столько вопросов этой изящной девушке с печальными глазами, а вместо этого должен был обмениваться банальными фразами с ее кузиной.

– Между прочим, я сегодня совершенно свободна, – пробормотала Лучана.

Она уже не намекала, она прямо предлагала провести с ней время. Привлекательный американец пришелся ей по вкусу.

– Я польщен, синьорина Керзотти, но у меня другие планы, – сухо ответил Макс.

Он не собирался быть вежливым с этой назойливой девицей. Такой стиль поведения был ему хорошо знаком. Многие из его знакомых вели себя точно так же, не сознавая этого.

Лучана нахмурилась. Обычно мужчины были с ней более вежливы. Даже отвергая ее авансы, они помнили о том, что она – женщина. Этому, похоже, не было до нее никакого дела. Он демонстрировал ей свое пренебрежительное отношение, ничуть не думая о последствиях. Лучана разозлилась. Она не сделала этому американцу ничего плохого, чтобы он вел себя с ней таким образом. Она надулась и отвернулась от Макса, давая ему последнюю возможность исправить положение. Но он по-прежнему игнорировал ее. Лучане ничего не оставалось делать, как развернуться и уйти в гостиницу. Она кипела от гнева, который был замечен всеми, кроме Макса Стоуна.

Максимилиан стоял на пороге гостиницы и размышлял. Перед ним лежал прекрасный неизведанный Рим, который ждал его внимания, молил его о свидании, предлагал ему себя. Но Макс неожиданно растерял свое туристическое рвение. Все его желания сосредоточились в этой полутемной заурядной гостинице, которая как раковина скрывала в своих недрах драгоценную жемчужину. Макс отошел в сторону и присел на скамейку. Когда-нибудь она выйдет из помещения, смутно надеялся он. Она не может просидеть весь вечер в душном доме.

И судьба улыбнулась ему снова. Через полчаса из гостиницы Керзотти выпорхнула стройная девушка в длинном платье. Когда Максимилиан увидел ее танцующую походку и развевающиеся волосы, его сердце замерло. Он встал и последовал за Франческой. Он не думал о том, что, возможно, она идет на свидание, и он может помешать ей. В его голове не было ни одной связной мысли. Он был в состоянии только любоваться ею.

К счастью, Франческа не собиралась ни с кем встречаться. Она бесцельно бродила по улицам, сворачивала в самые немыслимые подворотни. Макс как тень следовал за ней.

На маленькой площади, скрытой домами от любопытных взглядов, Франческа остановилась. Макс интуитивно понял, что ему пора действовать. Он увидел любопытную пожилую даму и спросил ее о чем-то. Он старался говорить громко, чтобы привлечь к себе внимание девушки. Ему повезло – синьора оказалась туга на ухо и довольно косноязычна, так что их беседа стала достоянием всей площади. Франческа обернулась и, узнав Макса, поспешила ему на помощь.

Она казалась обрадованной.

«Неужели такая девушка одна бродит по городу только потому, что ей не с кем провести время?» – мелькнула у него в голове предательская мысль.

Почему бы не попытаться навязаться ей в компаньоны?

Максимилиан Толлард Третий никогда раньше не искал общества женщин. Наоборот, инициатива почти всегда исходила от них. Поэтому он не имел понятия, как надо себя вести, чтобы Франческа догадалась о его намерении. Что сказать ей, чтобы она не испугалась и не покинула его?

Они завели шутливый разговор. Макс внезапно понял, что все гораздо проще, чем ему казалось на первый взгляд. Они улыбались друг другу и шутили, Франческа шла рядом и не собиралась уходить.

Они спустились в небольшой кабачок. Толстый говорливый итальянец осыпал Франческу комплиментами. Макс удивился тому, насколько ему были неприятны любые знаки внимания, которыми осыпали Франческу другие мужчины. А таких было немало. Все взгляды устремились на нее. Макс пережил несколько неприятных минут, когда Луис вел их к столику. Он постоянно одергивал себя, но Максимилиану Толларду Третьему становилось все труднее контролировать себя в присутствии этой черноглазой итальяночки.

Терпкое красное вино, которым их любезно угостил Луис, не способствовало расслаблению. Наоборот, кровь застучала в висках еще сильнее. Макс старался успокоиться, но не мог. Он все время смотрел на ее нежные губы и представлял себе, что может испытать мужчина, прикоснувшись к ним.

Эвелина Дастин-Хэтченголд не возбуждала в нем и сотой доли подобных ощущений. Впервые Максимилиан поцеловал ее на торжественной помолвке в присутствии гостей и родственников. Умиленные родители наблюдали, как он скрепил свое намерение целомудренным касанием губ невесты. Потом несколько раз он повторял свой опыт, но лишь потому, что повисала неловкая пауза, которую надо было оборвать. Эвелина всегда была спокойна, уверенна в себе и компетентна. Дотрагиваться до нее без крайней необходимости Максимилиану вовсе не хотелось. Иногда ему приходила в голову мысль о том, какова будет его жизнь с этой женщиной, раз его даже не тянет целовать ее. Но он твердой рукой отметал от себя любые сомнения. Эвелина вела себя подобающим образом, он должен был восхищаться ею.

Теперь Максимилиан понимал, что был не прав. Сама не зная того, Франческа доказывала ему, что между мужчиной и женщиной существует неведомая связь. Простое наблюдение за тем, как она подносила к губам бокал с ароматным вином, смеялась, поправляла непослушные волосы, приводило его в исступление. Ее голос сводил его с ума, особенно когда она говорила по-итальянски. Плавные мелодичные слова серебряной рекой лились из ее горла.

«Должно быть, она прекрасно поет», – подумал Макс.

Оказалось, что танцует она не менее прекрасно. Когда чернявый латиноамериканец с масляными глазами пригласил Франческу на танец, Макс почувствовал недовольство. Но разве он мог запретить ей что-либо? Однако, когда он увидел ее страстные движения, послушные желанию умелого партнера, его ярость достигла границ. Все служащие «Толлард Фармасьюти-калс» знали, что патрон бывает страшен в гневе, но если бы они имели возможность увидеть его сейчас, они бы действительно ужаснулись. Макс жалел о том, что он предложил заглянуть в кабачок дядюшки Луиса. Он жаждал крови наглого Диего, осмелившегося настолько бесстыдно дотрагиваться до Франчески.

Когда она, раскрасневшаяся и возбужденная, вернулась на место, Макс не мог произнести ни слова. Гнев душил его. Но, глядя в ее ясные глаза, он постепенно успокаивался. Здесь приняты подобные танцы, говорил он себе. Это ничего не значит. Но как она прекрасна! – с горечью подумал он. Разве я могу сравниться с ней?

Они вышли на танцевальную площадку, хотя Макс чувствовал себя неловко. Он не питал иллюзий по поводу собственных талантов и не желал нелестных сравнений с латиноамериканцем Диего. Но, ощутив ее в своих объятиях, Максимилиан забыл обо всех сомнениях. Его окутал аромат волос девушки. У него закружилась голова, его руки мучительно ныли от желания обнять Франческу по-настоящему. Невероятным усилием воли Максимилиан сдерживал себя. Она слишком много значила для него, чтобы он мог позволить себе по глупости потерять ее.

5

– Может быть, прогуляемся немного? – спросила Франческа, когда закончился танец. – У меня кружится голова.

Макс кивнул, не говоря ни слова. Он боялся, что дрожащий голос выдаст обуревавшие его чувства.

На улице было совсем темно. Франческа мельком глянула на изящные часики, украшавшие ее левую руку. Было почти два часа ночи. Она подсознательно отметила, что еще ни разу не задерживалась так долго, даже с Алехандро, но переживать по этому поводу не стала.

Ночь казалась волшебной. Франческу пьянили носившиеся в воздухе ароматы. Романтика прекрасного Рима, о которой она неоднократно рассказывала разинувшим рот туристам, проникла наконец и в ее кровь.

Франческа с удивлением оглядывалась по сторонам. Ей чудилось, что знакомые до боли улицы изменились. Широкие магистрали пугали, а укромные уголки, наоборот, манили своей уединенностью. В городе носился опасный вирус, поражавший сердца и умы случайных прохожих, нарушавший размеренный ход их жизни, смущавший покой почтенных женщин и добропорядочных мужчин. Его в эту римскую летнюю ночь подхватила и Франческа. Ей хотелось смеяться и плакать, радоваться и огорчаться, петь и танцевать. Она как будто заново родилась.

Макс испытывал подобные же чувства. Мир цифр и денег отошел куда-то вдаль. Он не верил в то, что за океаном его ждала огромная фармацевтическая компания и многотысячная армия клерков была готова беспрекословно повиноваться ему. Он был Максом Стоуном, человеком без прошлого, зато с настоящим. И в этом настоящем самым главным человеком была черноглазая Франческа. Эвелина Дастин-Хэтченголд перестала существовать для него. Более того, сам Максимилиан Толлард Третий постепенно становился все призрачнее. Некто Макс Стоун громко заявлял о своем праве на жизнь.

Они снова бесцельно шли по улицам, изредка обмениваясь замечаниями. Ни он, ни она не чувствовали необходимости в словах. Все было ясно и так. То, что беспокоило их раньше, сейчас не имело никакого смысла. Они оба чувствовали, что пьянящая легкомысленная атмосфера города поразила их в самое сердце.

Руки их случайно соприкоснулись. Макс машинально сжал ладонь Франчески и больше не отпускал ее. Это прикосновение давало ему надежду на то, что она не исчезнет неожиданно из его жизни, не растворится в темноте, оставив в сердце горечь потери.

Франческа послушно следовала за ним. Когда горячая ладонь Макса обожгла ей руку, она чуть не вскрикнула. Ей было страшно оттого, что Максимилиан мог в любой момент отпустить ее пальцы. Но он этого не сделал, наоборот, твердо сжал ее ладонь. Франческа боялась поднять на него глаза. Ей казалось, что он прочитает в них покорность и безволие. Она старалась сохранить остатки самоуважения, но сил на борьбу с собственными желаниями у нее почти не осталось.

– Мы пришли, – вдруг хрипло произнес Макс.

Франческа очнулась от грез. Они стояли перед гостиницей Керзотти. Желанный и любимый дом выглядел угрожающе. Франческа сжалась. Она неожиданно поняла, как она выглядит со стороны. Возвращается домой за руку с незнакомым мужчиной в третьем часу ночи. Неслыханно!

Макс понял ее смущение и немедленно отпустил ее пальцы. Франческа благодарно посмотрела на него. Максимилиан храбро выдержал ее взгляд. Они долго стояли на крыльце, не отрывая глаз друг от друга. То, что минуту назад казалось Франческе постыдным и неприемлемым, сейчас воспринималось как единственно возможное. Разве можно думать о приличиях и мнении других людей, когда перед тобой стоит мужчина, к которому ты шла всю свою жизнь и ради которого ты готова принять любые муки?

Франческа глубоко вздохнула. Макс снова понял ее без слов. Ему, неспособному раньше догадаться о самых очевидных желаниях женщины, были ясны малейшие порывы души Франчески. Он наклонился и коснулся ее губ. Дрожь прошла по ее телу. Девушке захотелось освободиться от его объятий и убежать на другой конец города, чтобы спрятаться от самой себя и тех желаний, которые вызывали в ней его прикосновения. Но вместо этого она сильнее прижалась к нему. Зачарованная принцесса очнулась от своего вековечного сна.

Франческа страстно ответила на поцелуй Макса… Значит, ему не почудился блеск в ее глазах, когда она смотрела на него! Он был готов кричать от радости. Самая желанная женщина в мире была рядом с ним, он мог дотронуться до нее, почувствовать жар ее поцелуев, ощутить податливость ее стройного тела. Холодный бизнесмен Максимилиан Толлард Третий исчез окончательно, уступив место неистовому возлюбленному.

– Давай поднимемся в дом, – прошептал Макс, заметив, что Франческа начала дрожать от уличной свежести.

Он сам бы с радостью простоял рядом с ней всю ночь.

Франческа кивнула головой. Она взяла его за руку и повела в глубь гостиницы, минуя центральную лестницу. Меньше всего она хотела сейчас столкнуться с каким-нибудь полуночником из постояльцев или, еще хуже, ее родных.

Они шли темными извилистыми коридорами, а Макса неотступно терзала одна-единственная мысль. Что, если она сейчас покинет его, оставив наедине с мучительной страстью? Неужели ее поцелуи были всего лишь обманом? Хотя разве он имел право надеяться на что-либо большее? Они только познакомились, до него у Франчески была своя жизнь, не такая серая и пресная, как у него. Разве может быть, чтобы и ее охватила жгучая нерассуждающая страсть, сметающая все преграды и отбрасывающая все сомнения? Вдруг она воспринимает его как очередного туриста, захотевшего романтики на отдыхе?

– Франческа, – негромко позвал он девушку и остановился.

– Мы уже почти пришли, – прошептала она и повернулась к нему.

Глаза Макса уже привыкли к темноте, и он ясно различал улыбку на губах девушки. Она не казалась ни смущенной, ни оскорбленной. Она выглядела именно так, как должна была выглядеть прекрасная молодая женщина, встретившая свою любовь. Под ее взглядом его сомнения растаяли. Макс доверился своей интуиции.

Франческа остановилась у двери и достала ключ. Приглядевшись, Макс понял, что они подошли к ее комнате, той самой, где он несколько часов назад обнаружил ее спящей. Его сердце отчаянно заколотилось. Означает ли это, что она предложит ему остаться?

– Франческа, – снова заговорил он. – Ты не должна думать, что я… что это просто развлечение и ничего не значит…

Максимилиан с трудом подбирал слова. Франческа слушала его, склонив голову набок. Макс смотрел на ее опечаленное личико, и нужные обороты находились сами собой, без малейшего усилия с его стороны.

– Когда я увидел тебя там, на площади, я понял, что вся моя жизнь была сплошным обманом. Я не замечал очевидных вещей, спокойно проходил мимо прекрасного. Ты изменила все. То, что я говорю, банально, и ты слышала это огромное количество раз, но я повторюсь: ты самая красивая девушка на свете. – Максимилиан запнулся.

Он не ожидал от себя такой говорливости.

– Я хочу, чтобы ты знала: то, что происходит сейчас между нами, не заурядное любовное приключение.

Франческа улыбнулась.

– Я знаю, Макс, – прошептала она и подошла к нему поближе.

Максимилиан сжал девушку в объятиях, уткнувшись носом в ее пышные волосы.

– Пойдем, – проговорила она и потянула его за собой.

Они вошли в ее комнату. Франческа жила в ней с того самого момента, как Люка Керзотти решил заняться гостиничным бизнесом. Каждая вещица отражала ее характер, говорила о ее любви к Риму. Но Макс не замечал ничего – он видел одну Франческу.

Сбывались его самые смелые фантазии. В висках бешено стучало. Максимилиан привлек Франческу к себе и стал медленно покрывать ее трепещущие губы нежными поцелуями. Он задыхался под наплывом противоречивых ощущений. Ему хотелось наброситься на нее, как дикому зверю, сорвать ненужную одежду и немедленно овладеть ее телом. В то же время он желал окутать ее лаской и нежностью, исследовать губами все детали ее божественного тела.

Франческа не думала ни о чем. Пока ее не беспокоили мысли о том, что могут решить ее родственники, как отреагирует Лучана, если обнаружит их вдвоем. Ей было даже безразлично, насколько искренен с ней Макс. Она тонула в любви к нему, хотела раствориться в нем без остатка. До него она не жила. Не знала истинной прелести летнего ветерка и пения птиц, красоты звездного неба и мелодичности слов любви. Она была сторонним наблюдателем, жизнь проходила мимо. Этот сероглазый пришелец извне внезапно ворвался в ее тесный мирок, опрокинув все ее представления и правила. Его ласки заставляли ее тело испытывать такое, о чем она раньше и помыслить не могла без краски стыда.

Руки Макса нащупали застежку на ее платье. Он торопливо расстегнул ее, и тяжелый шелк упал к ее ногам. На Франческе не было ничего, кроме узенькой полоски трусиков. Максимилиан отступил назад, чтобы полностью охватить взглядом ее совершенные формы. Он никогда не видел ни чего более прекрасного. Он скользил глазами по ее округлым плечам, маленькой изящной груди, смуглой впадине живота, низ которого украшал белый треугольник кружев. Кровь бросилась ему в голову. Он упал перед ней на колени и прижался щекой к теплой смуглой коже ее бедра.

– Я люблю тебя, Франческа, – хрипло пробормотал он.

Это признание не раз пытались вырвать у него его подруги. Иногда он уступал и неохотно произносил долгожданные слова любви. Ему постоянно приходилось делать над собой усилие, что бы выговорить это. Любое упоминание о чувствах казалось ему сентиментальным и пошлым. Но сейчас признание легко и естественно сорвалось с его губ, как будто исторгнутое из глубин его существа.

Франческа медленно гладила его по голове. От ее прикосновений сладкая истома разлилась по всему телу. Желание чувствовать ее всем телом стало непреодолимым.

Максимилиан поднялся и стал расстегивать рубашку. Ловкие пальчики Франчески помогали ему. Хриплый стон сорвался с его губ, когда она дотронулась до его обнаженной груди. Макс подхватил ее на руки и понес на кровать.

Он раньше и не подозревал о том, какое наслаждение может доставить тело любимой женщины. Желание росло и крепло внутри него, он сознавал, что готов сражаться за обладание этой женщиной с целым миром.

Франческа тоже никогда не испытывала ничего подобного. Весь ее любовный опыт сводился к робким поцелуям Алехандро, вызывавшим у нее легкое отвращение. Франческа была уверена, что не способна испытывать страсть, влечение. Она относилась к этому с философским спокойствием. Не всем же так пылать и мучиться, как Лауре, думала она раньше. Но теперь она поняла, что глубоко заблуждалась, считая себя холодной женщиной. Руки Макса будили в ней неистовое желание. Ее кожа горела от его прикосновений, Франческе не хватало воздуха, но она хотела бы, чтобы эта сладкая пытка длилась вечно.

Одним легким движением Максимилиан скинул с себя джинсы и сорвал с Франчески кружевные трусики. Девушка на мгновение зажмурилась. Уместно ли будет признаться ему сейчас, что она дожила до двадцати семи лет и осталась девственницей? Если бы только она могла объяснить свое поведение высокими моральными принципами, ей было бы намного легче. Но на самом деле ее просто не возбуждал ни один из ее приятелей настолько, чтобы она потеряла голову. Франческа всегда хранила благоразумие и слыла неприступной холодной девушкой. Теперь пришло время. Она встретила мужчину, ради которого стоило забыть о правилах и принципах. Сейчас он стоял перед ней, полный страсти, и Франческа умирала от желания ощутить его в себе.

Максимилиан скользнул на кровать к Франческе. Он провел рукой по ее шелковистому бедру и прижал девушку к себе. Его сердце бешено застучало, чувствуя немой отклик ее тела на ласку. Франческа звала его к себе, но он не хотел спешить. Это было бы слишком просто. Он должен был насладиться каждой секундой их любви. Ночь еще только начиналась…

Он исследовал языком коричневато-розовые ареолы ее сосков. Ее мягкий живот представлял не меньший интерес. Макс прислонился щекой к теплой коже и вдыхал ее нежный аромат. Но его неумолимо тянуло ниже, где курчавился маленький черный треугольник. Макс обхватил руками округлые колени девушки и глубоко проник языком в маленькую таинственную пещеру, которая скрывала в себе столько неожиданностей и даровала невероятное наслаждение чуткому путнику.

Франческа изогнулась в его сильных руках. Она больше не могла терпеть любовную пытку. Она притянула Максимилиана к себе.

– Я не могу больше, – прошептала девушка.

Максимилиан прильнул к ее губам страстным поцелуем. Он осторожно раздвинул ее ноги и проник в нее одним быстрым мощным движением. Натолкнувшись на невидимую преграду, он на мгновение замер, но потом медленными плавными движениями заполнил ее всю. Он старался не причинить ей боль. Мысль о том, что его хрупкая нежная Франческа может почувствовать что-то неприятное, приводила его в отчаяние. Но радость обладания ею вскоре заставила его забыть об осторожности. Макс испытывал ни с чем не сравнимое удовольствие. Когда же он почувствовал, что близится желанный финал, он нашел губами ее ушко и прошептал:

– Я люблю тебя, Франческа.

А потом горячим потоком выплеснул в нее копившееся так долго желание. Через секунду он почувствовал ритмичные сокращения внутри Франчески. Она застонала, не открывая глаз, и Макс был счастлив, что его усилия не пропали зря. Он сумел доставить удовольствие любимой женщине.

Франческа расслабленно лежала в его объятиях. Она чувствовала себя опустошенной. Порыв страсти оставил ее почти без сил. Но она была безумно счастлива. Ее охватил блаженный покой. Она была рада, что не успела выйти замуж за Алехандро, чтобы с ним познать радости плотской любви. Теперь она даже не могла себе представить Алехандро на месте Максимилиана. Разве кто-то другой был способен доставить ей подобное наслаждение? Ей стало страшно при мысли о том, что она могла пройти мимо Максимилиана и не обратить на него внимания. Ведь она не жила до него…

Франческа вздрогнула. Макс сильнее прижался к ней.

– Что случилось, любовь моя? – нежно спросил он. – Тебе было хорошо со мной?

Франческа кивнула. Ей было трудно выразить свой страх словами, она лишь положила руку ему на талию и уютно устроилась на его плече.

– Я подумала, что мы могли бы и не встретиться сегодня, – тихо сказала она.

– Ни в коем случае, – улыбнулся Максимилиан.

Их встреча была предопределена. Судьба на этот раз приняла облик крупного мужчины тридцати трех лет, который отправил его в это прекрасное путешествие.

«Я теперь в неоплатном долгу перед Тедом», – подумал Макс.

Он уже не сомневался в том, что он – не очередное любовное приключение Франчески. Одна маленькая деталь доказала ему, что она действительно серьезно к нему относится.

«Я горы сверну ради нее», – думал Макс, в то время когда Франческа мирно спала у него на плече. – «Я положу к ее ногам вселенную».

Макс неожиданно вспомнил, кто он на самом деле.

«Я смогу сделать для нее все, обрадовался он. А вдруг она испугается твоего могущества и богатства и убежит от тебя?» – тут же спросил он себя.

Франческа не покупается, это он уже понял. Ее невозможно будет увлечь блеском драгоценностей или шуршанием долларовых банкнот. И если она отдала свое сердце случайному туристу, обыкновенному работяге, то это не значит, что Максимилиан Толлард Третий, один из богатейших людей Америки, обязательно найдет отклик в душе этой застенчивой девушки. Но Макс решил не отчаиваться раньше времени. Скоро рассвет. Он признается ей во всем потом, когда твердо будет уверен в ее любви. Опытный делец, он не мог пойти на ненужный риск.

Максимилиан чуть шевельнулся. Рука, обнимающая Франческу, затекла, но он боялся раз будить девушку и приготовился терпеть любые неудобства. Каждая минута, проведенная с ней, была ему слишком дорога, чтобы он мог небрежно разбрасываться ими, тратя их на сон.

Франческа тоже не спала, хотя со стороны могло показаться, что девушка дремлет. Ее обуревали противоречивые ощущения. Ее тело блаженно отдыхало после ночи любви. Она доверчиво прижималась к Максу и наслаждалось прикосновением его гладкой кожи. Но ум ее был в смятении. Она не ожидала, что способна провести ночь с фактически незнакомым человеком, презрев все условности и предрассудки. Она не жалела об этом, нет. Но иррациональный страх охватывал все ее существо. Страх перед неизбежной потерей. Франческа постепенно убеждала себя, что Макс искал легких развлечений, а она, как перезрелый плод, свалилась ему прямо в руки. Она ненавидела себя за слабость, но, вспоминая события предыдущего дня, видела, что не могла поступить иначе.

«Я люблю его», – с горечью призналась она себе. – «Я сразу поняла, что с этим человеком мне будет хорошо».

Нет смысла притворяться. Что бы ни было потом, у нее нет выбора. Макс вошел в ее жизнь стремительно и навсегда, а она даже не знала его фамилии!

Франческа пошевелилась и тут же поняла, что Макс не спит. Она подняла на него удивленные глаза. Максимилиан немедленно сжал затекшую руку. Франческа виновато улыбнулась.

– Ты совсем не спал? – тихо спросила она.

– Нет, – ответил Максимилиан. – Я не хотел будить тебя.

– Ты бы не разбудил, – сказала Франческа и осеклась.

Зачем ему знать, что его жертва была напрасной?

Занимался рассвет. Улица просыпалась. Слышались крики молочника и зеленщика, хозяйки открывали окна и зажигали плиты. Сквозь закрытые ставни комнаты Франчески пробивались озорные лучики солнца.

– Ты не идешь сегодня на работу? – спросил Макс.

Больше всего на свете ему не хотелось сейчас вставать и отпускать Франческу от себя.

– Сегодня у меня выходной, – торжественно объявила Франческа. – Официальный.

Макс засмеялся и притянул ее к себе.

– Значит, мы можем еще немного понежиться, – ласково прошептал он.

Франческа кивнула головой. Ночные страхи рассеялись. Максимилиан был рядом, он любил ее и был готов доказать свою любовь на деле.

Она прильнула к его рту. Оказывается, за несколько часов она успела забыть вкус его губ. Теперь она горела желанием снова ощутить их ласку. Максимилиан немедленно откликнулся на ее призыв. Внизу живота сладко потянуло, его мужское естество остро реагировало на близость Франчески. Макс хотел прижать ее к кровати, но она со смехом ускользнула.

– Теперь моя очередь мучить тебя, – произнесла она с улыбкой.

Макс послушно откинулся на подушки.

Франческа коснулась легкими поцелуями его шеи и плеч, поиграла маленькими завитками волос на груди, лизнула коричневые соски. У Макса сложилось впечатление, что она, как ребенок, экспериментировала с тем, что видела впервые. Но от ее прикосновений его бросало в дрожь. Когда же она перенесла внимание на его живот и принялась легкими покусываниями изучать реакцию этой части его тела, Максимилиан не мог сдержать хриплый стон. Никогда еще ласки женщины не приводили его в такой экстаз. Он едва сдерживался, чтобы не наброситься на нее.

Франческа спустилась еще ниже. Ее длинные волосы приятно щекотали его грудь. Она несмело дотронулась пальчиком до его возбужденной плоти, и Макс снова застонал. Ее исследования доставляли ему невыразимое блаженство.

Франческа наклонилась, и осторожный язык сменил ласкающую Макса руку. Она раньше и подумать не могла, что сможет дотронуться до такой интимной части тела мужчины, а сейчас была готова и на более смелые эксперименты. Она видела, что он глубоко наслаждался ее ласками, и это подстегивало ее.

Вскоре Максимилиан почувствовал, что не в силах больше контролировать свои ощущения. Он приподнялся на локте и прошептал:

– Иди ко мне.

Франческа послушно скользнула к нему. Макс сжал ее в объятиях и одним рывком подмял под себя. Его пальцы проникли в глубины ее естества, чтобы убедиться, что она готова принять его. Девушка застонала, и Максимилиан понял, что медлить больше нельзя. Он резко вошел в нее, давая волю рвавшемуся наружу зверю.

Но его порыв не напугал Франческу. Напротив, в ней проснулись инстинкты первобытной женщины, яростно отвечавшей на неистовую любовь ее мужчины.

Когда они наконец оторвались друг от друга, жизнь за окном уже вовсю кипела. Ни Макс, ни Франческа не спали всю ночь, поэтому они задремали, не обращая внимания на шум, доносящийся с улицы. Разбудил их настойчивый стук в дверь. Ничего не понимая, Франческа спросонья приподнялась на кровати.

– Кто там? – недовольно спросила она.

Она помнила, что предупредила всех, что не пойдет сегодня на работу. Никто не должен был ее беспокоить. В семье Керзотти это было не принято. Франческа чуть было не крикнула «входите», но вовремя вспомнила о Максе, который потягивался рядом с ней. Его тоже разбудил нежданный посетитель.

– Я сплю, – крикнула Франческа в надежде, что ее оставят в покое, но это не помогло.

Вздохнув, девушка встала и накинула платье, небрежно сброшенное вчера. Открыв дверь, она увидела Лучану, которая с любопытством вглядывалась внутрь комнаты. Франческа быстро вышла в коридор, захлопнув дверь и надеясь, что любопытная кузина не успела ничего разглядеть в полумраке. Ей меньше всего хотелось, чтобы Лучана прознала о том, что произошло этой ночью.

– Зачем ты пришла? – резко спросила она.

Франческа сознавала, что ведет себя подозрительно, но ничего не могла с собой поделать. Ей не терпелось избавиться от Лучаны.

– Мама спрашивает, что приготовить на ужин, – ответила Лучана с ехидной улыбкой. – Но тебе, похоже, все равно…

– Именно так. Я хочу как следует выспаться, – сказала Франческа, ничуть не смущаясь и предпочитая не замечать издевки в голосе кузины. – Мне только непонятно, с каких пор ты извещаешь меня о желаниях тети Сандры?

Лучана нахмурилась. Ей нужен был предлог, чтобы заглянуть в комнату Франчески, и она не придумала ничего лучше. Но сестра разгадала ее хитрость.

– Увидимся вечером, Лучана, – небрежно сказала Франческа и зашла обратно в комнату, закрыв дверь под самым носом Лучаны.

Макс уже не спал. Он сидел на кровати и внимательно смотрел на девушку.

– Это Лучана, – пояснила Франческа. – Боюсь, она поняла, что ты ночевал у меня. – Тень беспокойства пробежала по лицу девушки.

Максимилиан нахмурился.

– Это имеет для тебя какое-то значение? – ровно спросил он, стараясь не выдать охватившего его отчаяния.

Он слишком рано стал строить воздушные замки. Испуг Франчески на многое открыл ему глаза. Значит, она не хотела, чтобы ее семья что-либо знала. Почему?

– Нет, – покачала головой Франческа. – Но я бы предпочла сказать им сама, а не позволять ей распускать грязные сплетни.

Она осеклась. Что она могла сказать дяде и тете? Что она провела ночь с незнакомым человеком, опозорив и себя, и их, и Алехандро?

У Макса с души камень свалился. Он и не догадывался о переживаниях девушки.

– Ты не должна волноваться из-за нее, любовь моя, – уверенно сказал он.

Франческа улыбнулась.

– Никто не посмеет тебя обидеть. А сейчас я ужасно хочу есть. Ты, скорее всего, тоже. Как насчет того, чтобы выйти в город и позавтракать, раз ты не хочешь привлекать к себе в гостинице лишнего внимания?

Франческа с готовностью согласилась. Одеваясь, она думала о том, что даже если Макс исчезнет из ее жизни через несколько дней, она все равно порвет с Алехандро. Любить одного и выходить замуж за другого казалось ей кощунством. Поэтому не стоило переживать по поводу того, что увидела Лучана и как она может это использовать. Франческу Альбано больше не волновала ее репутация. Хотя, конечно, она предпочла бы сама поставить в известность дядю и тетю. Может быть, Лучана ничего не заметила?

Однако кузина видела предостаточно. Она с самого начала подозревала, что дело нечисто. Лучана очень обиделась на Максимилиана, когда он отверг ее предложение. Случайно увидев, что он направился за Франческой, она укрепилась в своих подозрениях. Лучана всегда знала, что ее кроткая сестрица отнюдь не так невинна, как хотела казаться. Высокий американец был слишком привлекателен, чтобы упустить его.

В полночь Лучана спускалась на кухню, чтобы выпить стакан молока. Она знала, что Макс еще не вернулся домой, так как его номер был рядом с ее комнатой. Лучана специально прошла мимо комнаты Франчески, чтобы убедиться, что сестры тоже нет дома. Это, конечно, еще ничего не доказывало, но наводило на определенные мысли. Лучана намеревалась сидеть всю ночь, ожидая возвращения Максимилиана, но дремота сморила ее. Она проснулась утром и сразу пошла на разведку. Комната Макса была по-прежнему пуста, но это не успокоило Лучану. Она отправилась в комнату Франчески и увидела, что дверь заперта. Буря подозрений охватила ее. Она постучала. Сонный голос Франчески не рассеял ее сомнения, а только усилил их. Наконец сестра сама появилась на пороге. Она тут же закрыла дверь, но Лучана успела увидеть достаточно. Максимилиан ночевал в комнате Франчески.

Спускаясь по лестнице, Лучана никак не могла прийти в себя. Сама она не отличалась примерным поведением, но чтобы скромница Франческа… Это было невероятно. Лучана была оскорблена до глубины души. Она безумно ревновала. Больше всего ей хотелось забежать на кухню к матери и выпалить правду об их любимой Франческе. Но здравый смысл одержал верх над мстительностью. Сначала надо было обдумать, какую выгоду она, Лучана, могла извлечь из создавшейся ситуации.

Лучана опустилась на диван в гостиной. Кто больше всего будет возмущен бесстыдным поведением Франчески? Отец? Вряд ли, сейчас не Средневековье. Мать? Тоже нет. Сандра порой удивляла всех родных широтой своих взглядов. Алехандро…

Лучана оживилась. Как она могла забыть про него? Вот он-то уж точно не обрадуется, когда узнает, что его невеста изменила ему. Возможно, он даже обратит свой взор на нее, Лучану. Только надо как следует подготовиться, чтобы грамотно преподнести ему столь ошеломляющее известие.

А Франческа, не подозревая о замысле Лучаны, наслаждалась жизнью. Они с Максом тайно выскользнули из гостиницы и плотно позавтракали в соседнем кафе. Потом побродили по городу, используя каждую минуту свободы. Они держались за руки, и все прохожие обращали внимание на их светящиеся лица.

– Какая красивая пара, – прошептала им вслед торговка мороженым. – Приятно посмотреть на счастливых людей.

Макс и Франческа действительно были счастливы. Ничто не смущало их покой. Они были молоды, красивы, любили друг друга. Жизнь для них была полна ярких красок и волшебных неожиданностей. Они еще не знали, что их разноцветное счастье недолго и неведомые им силы уже готовятся его разрушить.

6

– Я понимаю, что в это трудно поверить. Я сама оторопела, когда увидела их вместе, – сочувственно проговорила Лучана.

Она сидела рядом с Алехандро в кафе неподалеку от гостиницы Керзотти. Жених Франчески был бледен.

– Я очень люблю ее, – продолжала лицемерная Лучана. – Но ты – мой друг. – Тут она сделала паузу и потупила глазки. – Я не могу допустить, чтобы на тебя показывали пальцем…

По лицу Алехандро прошла судорога. Он не мог поверить тому, что сообщила ему Лучана. Разве его Франческа способна так бессовестно поступить с ним? Крутить роман со случайным туристом, никого не стесняясь?

Алехандро всю жизнь прожил в этом квартале. Ему было важно мнение соседей, его каждый знал на этих улицах. Над ним будут смеяться все – от Пьетро, мальчишки-разносчика, до синьора Джузеппе, босса в его конторе. Мысль о предстоящем позоре была невыносима.

– А вдруг ты ошиблась? – с надеждой в голосе спросил Алехандро. – Ты могла перепутать ее с кем-нибудь…

Лучана презрительно усмехнулась. Она видела, что Алехандро цепляется за соломинку. Слава Богу, у нее было достаточно доказательств, чтобы наглядно продемонстрировать ему гадкое поведение Франчески.

– Он ночует в ее комнате, – жестко сказала она, глядя ему в глаза.

Этот наивный дурачок ни за что не поверит, пока не увидит сам. Непогрешимая Франческа! Разве можно так верить женщине? Лучана испытывала ни с чем несравнимое удовольствие, обличая младшую сестру.

Алехандро поник. Он знал о том, что Лучана способна оклеветать кузину. Но чтобы она так далеко зашла в своей ненависти… Это не возможно. Да и Франческа странным образом переменилась. За последние четыре дня они ни разу не встречались, хотя раньше проводили вместе почти каждый вечер. Алехандро не имел возможности даже просто поговорить с ней. Ее все время не было дома. Неужели Лучана права?

– Что же мне теперь делать? – Алехандро поднял на Лучану измученные глаза.

«Какой же он все-таки слабак», – подумала женщина. – «Немудрено, что Франческа променяла его на первого попавшегося мужчину».

При мысли о Максимилиане Лучана загрустила. Как жаль, что он не обратил на нее внимания. Что ж, пусть Ческа расплатится за его ошибку…

– Ты должен решить сам. – Лучана равнодушно пожала плечами. – Она твоя невеста, выбор за тобой.

Она откинулась назад на белом плетеном стуле, который жалобно заскрипел под ее весом. Бедняжка Алехандро! Главное, чтобы он не струсил и не вздумал простить изменницу. Глядя на его колебания, Лучана подозревала, что он на это способен.

– Подумай, над тобой будут смеяться все, – бросила она напоследок и промурлыкала чуть слышно: – Уж я об этом позабочусь.

Когда она уходила из кафе, Алехандро сиротливо сидел на стуле, не поднимая глаз.

«Я сумею тебя утешить, милый», – самонадеянно подумала Лучана.

Франческа возвращалась домой чуть раньше обычного. Она летела как на крыльях. Максимилиан должен был встретить ее у гостиницы дяди. Они строили на этот вечер грандиозные планы. Он все время твердил о каком-то невероятном сюрпризе, приготовленном для нее, и сердце Франчески замирало от предвкушения.

Они были вместе уже пять дней. Целых пять дней для нее не существовало никого вокруг. Франческа светилась счастьем, и люди, знавшие ее, восклицали, что никогда еще не видели ее столь прекрасной. Девушка никому не открывала свой секрет. Самым важным было то, что после работы ее каждый день поджидал высокий сероглазый американец с выгоревшими на солнце волосами.

Франческа жила в сказочном сне. Даже ее экскурсии изменились. В каждой истории, которую она рассказывала туристам, она искала любовь и романтику. Франческа больше не увлекалась бесплодными мечтами. Ее счастье было осязаемым, конкретным. Макс действительно существовал, он не был всего лишь плодом ее богатого воображения. Она вспоминала его глаза, улыбку, ласковые слова… Когда же видения их страстных ночей вставали у нее перед глазами, Франческа боязливо оглядывалась – ей казалось, что люди могут догадаться, о чем думает их сосредоточенный гид.

Иногда она вспоминала о том, что все рано или поздно заканчивается. Ей становилось страшно. Вдруг однажды она проснется и увидит, что Макса нет рядом? Ее бросало в холодный пот от таких мыслей. Но Максимилиан обнимал девушку, и страхи ее рассеивались. Она не заговаривала с ним о будущем. Франческа не хотела вынуждать его к чему-либо, требовать, просить. Он все должен решить сам. Если в один пре красный день он захочет покинуть ее, она не будет сопротивляться. Она вынесет любую боль, лишь бы ему было хорошо.

Но в глубине души она знала, что не сможет пережить боль потери. Религиозная как все итальянцы, она неистово молилась, чтобы Бог позволил ей сохранить Максимилиана.

Франческа подошла к гостинице. На обычном месте Макса не было. Она твердо подавила первые симптомы тревоги. Мало ли что могло случиться! Она присела на скамейку и приготовилась ждать.

Ласковое итальянское солнышко припекало. Толстая полосатая кошка, зажмурившись, грела бочок под теплыми лучами, вокруг нее резвились котята. Франческа залюбовалась игривыми зверьками. Они немного отвлекли ее от грустных мыслей, но беспокойство росло. Каждый раз, заслышав чьи-либо шаги, Франческа поднимала голову. Каждый раз напрасно – Максимилиана не было. Ожидание слишком затянулось. Девушка не на шутку заволновалась. Что могло произойти?

Она вошла в гостиницу. На душе было тяжело. Она старалась убедить себя, что все в порядке. Бесполезно. Франческе хотелось кричать в полный голос. Тревога рвалась наружу.

Девушка прошла на кухню. Еще в детстве, когда ее одолевали печали, ласковый голос и улыбка тети Сандры творили чудеса. Франческа всегда могла уткнуться в пахнущий пряностями передник тети и выплакать все свои заботы. Сейчас ей хотелось поступить точно так же. Но, увы, за столом восседала Лучана и раскатывала тесто. Время от времени Сандра привлекала дочерей к работе по кухне. Она хотела вырастить из них настоящих хозяек, не страшившихся домашней работы.

Франческа прислонилась к дверному косяку. У нее не было сил притворяться, что все в порядке. Довольный вид Лучаны привел девушку в отчаяние. Неужели она имеет отношение к исчезновению Макса?

– Привет, Ческа, – дружелюбно кивнула Лучана. – Как твои дела?

Доброжелательность была не свойственна Лучане. Сандра с удивлением посмотрела на дочь. Обычно она вела себя с кузиной совсем по-другому.

– Нормально, – прошептала Франческа.

Она почти не слышала того, что сказала ей сестра. Куда пропал Макс? Эта мысль звенела в ее голове натянутой струной.

– Ты в курсе, что у нас освободился номер? – продолжала болтать Лучана, ловко переворачивая тесто. – Теперь можешь приглашать нового постояльца.

– Освободился номер? – эхом повторила Франческа.

Она уже начинала догадываться, что последует за этим сообщением, но боялась поверить.

– Да. – Лучана вытерла о полотенце испачканные мукой пальцы. – Тот американец, Макс Стоун, срочно уехал сегодня в обед. Совсем уехал, – повторила она, видя, что Франческа не вполне поняла смысл ее слов.

– Он… не оставил записки? – спросила Франческа.

Видимое спокойствие, с которым она произнесла свой вопрос, давалось ей с невероятным трудом.

– Нет, – покачала головой Лучана.

Она злорадствовала. Страдание, отражавшееся на лице сестры, доставляло ей настоящее удовольствие.

Сандра не понимала, что происходит. Почему с лица Лучаны не сходит ехидная улыбочка? Почему Франческа вдруг побледнела как мел?

– Не хочешь немного воды? – заботливо спросила она ошеломленную племянницу.

Казалось, что Франческа вот-вот упадет в обморок.

Девушка отрицательно покачала головой. Хотя забота тети помогла ей. Она собралась с силами и вышла из кухни. Нельзя показывать Лучане, насколько ее ранило известие об отъезде Макса. Возможно, все скоро прояснится. Он позвонит, напишет или приедет сам. А возможно, Лучана просто пошутила над ней.

Франческа поднялась в комнату Максимилиана. Постель застелена, его вещей нет. Горькая правда обрушилась на нее. Он уехал, не сказав ей ни слова. Даже не попрощавшись. Он использовал ее для минутного удовольствия, а затем отбросил, как ненужную вещь. Она опустилась в кресло, закрыла лицо руками и заплакала.

– Тебе не стоило с ним связываться, кузина.

Франческа подняла голову. В дверях стояла Лучана и победоносно улыбалась.

– Оставь меня в покое, – произнесла девушка. – Я не хочу тебя видеть.

– Не говори глупостей. – Лучана прошла через комнату и опустилась перед Франческой на колени. – Я сразу поняла, что он ищет только развлечений. У него ничего не вышло со мной, и он решил попробовать с тобой, наивная глупышка.

– Неправда! – выкрикнула Франческа.

Она видела, что притворяться перед Лучаной смысла не было.

– Неужели? – осведомилась Лучана с едким сарказмом. – И где же он тогда? – Она картинно развела руки в разные стороны. – Летит в другую точку планеты, чтобы и там неплохо провести время. Как ты могла, Ческа? Взрослая самостоятельная женщина. И пала жертвой элементарного обманщика.

Франческа всхлипнула. Слова Лучаны камнем ложились на сердце.

– Ты даже об Алехандро не подумала, когда связалась с первым встречным. А ведь он с детства любит тебя, – добавила Лучана.

В этом она смогла лично убедиться вчера, когда под вымышленным предлогом заскочила на минутку в контору Алехандро. У него на столе стояли фотографии Франчески. Лучана попыталась побеседовать с ним, предложила сходить куда-нибудь, развеяться. Молодой человек непонимающе посмотрел на нее. Лучана убедилась, что она для него не существует. Проклятая Франческа! С какой радостью Лучана выцарапала бы ей глаза!

Наконец она могла насладиться унижением сестры.

«Покинутая, использованная, одинокая, бедняжечка ты моя», – сказала про себя Лучана. – «Как же ты могла упустить такого мужчину?»

– Он вернется, – неожиданно сказала Франческа.

Лучана вздрогнула.

– Скорее всего, случилось что-нибудь важное. Но он обязательно вернется ко мне.

Лучану взбесила уверенность в голосе Франчески. Сестра явно пыталась испортить ей минуту триумфа.

– Не строй иллюзий. Глупо обманывать себя. Ему нет до тебя никакого дела.

– А ты-то откуда знаешь? – едко спросила Франческа.

Она на глазах возвращалась к жизни. Злобным словам Лучаны не удалось расстроить ее. Наоборот, они сыграли положительную роль. Франческа вовремя вспомнила о той неприязни, которую к ней всегда испытывала сестра. Не стоит так слепо полагаться на слова Лучаны. Ведь кузина пойдет на все, лишь бы оскорбить ее.

Франческа помнила слова Макса. Ее тело не забыло его объятий, ее губы до сих пор ощущали вкус его неистовых поцелуев.

– Он никогда не обманет меня, – произнесла она с непоколебимой уверенностью.

Лучана в растерянности смотрела на нее. Вдруг Франческа права?

Потянулись тоскливые дни. Все в семье Керзотти уже знали о размолвке между Франческой и Алехандро и о ее причине. Лучана с удовольствием посвятила родителей в детали этого дела. Да и сама Франческа не собиралась хранить молчание. Она верила Максу и была готова бросить вызов всему миру.

Прошло две недели. Алехандро больше не появлялся в доме Керзотти.

– Взбалмошная девчонка, – ворчал Люка. – Бог лишил моих дочерей разума.

Он желал, чтобы Алехандро вошел в его семью и заменил ему сына, а теперь выходило, что он должен отказаться от своей мечты.

– У этих современных девиц нет никаких устоев. Разве можно создавать столько проблем близким людям? – возмущался он. – Женщина должна помнить о приличиях.

– Перестань! – Сандре надоело слушать его упреки в адрес племянницы. – Разве она виновата, что полюбила этого молодчика? Потом, Франческа уже далеко не девчонка. Она взрослая женщина и вправе сама решать, что и когда делать.

Люка удивленно воззрился на супругу. Они прожили вместе всю жизнь и он был уверен, что его Сандра – тихая спокойная женщина. Но периодически выяснялось, что это не так. Люка немного побаивался жену в такие моменты и предпочитал с ней не спорить. Ведь в конечном итоге она обычно оказывалась права.

Сандра попробовала сама поговорить с Франческой. Ей было невыносимо видеть страдания девушки.

– Алехандро все еще любит тебя, Ческа, – говорила она, обняв племянницу за плечи. – Выкинь из головы этого американца. Вспомни, как ты была счастлива до него. Поговори с Алехандро, попроси у него прощения. Я уверена, вы еще можете помириться.

Уж это синьора Керзотти знала наверняка. Алехандро Патруччо неоднократно приходил к ней тайком. Он сидел в ее царстве, на кухне, сутулый и несчастный, и монотонно рассказывал о своих страданиях. Ему очень не хватало Франчески. К тому же его преследовала Лучана, которая вознамерилась выйти за него замуж. Алехандро дошел до крайней степени отчаяния. Он был готов простить виновную и помириться с ней. В конце концов, уже август, а они собирались в сентябре играть свадьбу…

Мнение Сандры об Алехандро претерпело значительные изменения. Раньше она восхищалась им, а теперь немного презирала. Ей было приятно, что ее племянница способна возбуждать в мужчинах подобные стойкие чувства, но она не могла понять желания Алехандро простить невесте измену. Из ложной гордости он боялся сам сделать первый шаг, но в то же время не возражал, чтобы кто-нибудь другой подготовил почву для его триумфального возвращения. Роль вестника он отводил Сандре.

– Хорошо, я поговорю с ней, – неохотно согласилась она, хотя в душе подозревала, что ничего из этого не выйдет.

Сандра была абсолютно права. Франческа восприняла в штыки мысль о примирении с Алехандро.

– Я ни за что к нему не вернусь! – вскричала она, поняв, в чем заключалось теткино предложение. – Об этом не может быть и речи.

Сандра вздохнула.

– Но ты не можешь похоронить себя заживо. Алехандро хороший человек. У тебя будет своя семья, дети…

– Тетя, милая, – перебила ее Франческа.

Глаза девушки горели.

– Я знаю, что такое любовь, счастье. Неужели ты думаешь, что я променяю все это на размеренное скучное существование рядом с кем-нибудь вроде Алехандро?

Сандра не могла глаз оторвать от возбужденного лица племянницы.

«Какая наша Ческа красавица», – с гордостью подумала она. – «Если тот мужчина был способен так зажечь ее глаза… Наверное, их увещевания тогда действительно не имеют смысла».

Алехандро не на что надеяться, это Сандра поняла безошибочно.

Но он сделал еще одну попытку. Алехандро подкараулил Франческу вечером после работы, когда она шла домой.

– Ческа, мне надо поговорить с тобой. – Он неожиданно схватил девушку за руку.

Франческа вздрогнула.

– Как ты меня напугал, – тихо произнесла она.

Она не призналась Алехандро в том, что на какую-то долю секунды подумала, что это совсем другой человек.

– Иди сюда. – Алехандро увлек ее под деревья, в сторону от тротуара. – Вернись ко мне, Франческа.

Девушка пожала плечами. Ей меньше всего хотелось говорить с ним на эту тему.

– Это невозможно, Алехандро, – сказала она с состраданием.

– Почему? – искренне возмутился он. – Ты подло поступила со мной, я готов забыть об этом и простить тебя. В чем проблема? Ты ведь собиралась за меня замуж. Я не понимаю, почему нам не сыграть в сентябре свадьбу? Я не буду вспоминать о твоей… ошибке, и мы…

– Зато я о ней никогда не забуду! – закричала девушка.

Слова Алехандро привели ее в ярость.

– Как ты не понимаешь! Я изменилась, все изменилось вокруг. Раньше я искренне хотела стать твоей женой, родить тебе детей, спать в твоей постели. – Она повернулась к мужчине и посмотрела ему прямо в глаза.

Алехандро не вы держал ее взгляда.

– Теперь это невозможно!

– Но почему? – робко спросил Алехандро.

Франческа стояла передним, такая знакомая и родная, а он не мог прикоснуться к ней, не мог заставить ее признать очевидные вещи. Раньше она никогда так с ним не разговаривала.

– Ты по-прежнему моя невеста.

Франческа рассмеялась ему в лицо. Алехандро стало не по себе от ее горькой улыбки. В то же время он сознавал, что девушка неуловимо изменилась. Она другая, но не менее желанная и любимая…

– Вернись ко мне, Ческа, – снова попросил он.

Девушка вздохнула. Ей не хотелось причинять Алехандро боль, но у нее не было другого выхода.

– Я не люблю тебя, Алехандро. И никогда не любила. Наши отношения были ошибкой с самого начала.

Лицо мужчины потемнело от боли. Франческа торопливо продолжила:

– Я рада, что у меня открылись глаза. Было бы несправедливо заставлять тебя жить с женщиной, которая так к тебе относится. Ты заслуживаешь лучшего. Ты еще встретишь ту, которая сделает тебя счастливым. Это очень важно, поверь мне… – Франческа замолчала, глаза ее подернулись мечтательной дымкой.

Алехандро ощутил приступ ревности. Она впервые косвенно упомянула о Максимилиане в их беседе. Сам Алехандро предпочитал не думать о сопернике.

– Но ведь он бросил тебя, – твердо сказал Алехандро.

Притворяться дальше, что Максимилиана не существовало, не имело смысла.

– Твоя любовь оказалась фикцией. Выдумкой. Почему ты не хочешь посмотреть правде в глаза?

Франческа молчала. Разве она могла возразить? Как описать слепому красоту закатного неба, весеннюю зелень в саду, звездную россыпь по ночам? Что сказать о полетах сердца человеку, неспособному оторвать глаза от земли?

Алехандро, ободренный ее молчанием, продолжал:

– Я предлагаю тебе уют и спокойствие. Ты станешь уважаемой синьорой, на тебя перестанут показывать пальцем. Или ты хочешь быть похожей на свою сестру? – Алехандро презрительно усмехнулся, вспомнив назойливую Лучану. – Не отказывайся от реального счастья из-за призрачной мечты. Это глупо.

– Глупо уступать предрассудкам. Глупо добровольно забывать о свободе, я уже вкусила ее. – Смеющиеся глаза Франчески издевались над Алехандро. – Неужели ты думаешь, что я спокойно пойду рожать тебе детишек и прозябать в твоем доме? Да, я хочу быть похожей на сестру. Только не на Лучану, а на Лауру. Теперь я понимаю ее тягу к новому и необычному. Я слишком долго спала, теперь я проснулась. Я не вернусь, Алехандро.

Они постояли рядом некоторое время. Оба не знали, что еще сказать друг другу. Каждый был уверен в своей правоте, но видел, что убедить собеседника шансов не было.

– Ладно, живи как знаешь. – Алехандро вы давил из себя кривую улыбку. – Только не пожалей потом.

– Спасибо, – улыбнулась Франческа. – Не думай, что я не ценю твое отношение ко мне. – Ей стало невероятно жаль его. – Извини, что так получилось.

Алехандро кивнул головой. Ему тоже было очень жаль. Франческа еще никогда не была так красива. Он проводил ее глазами. Она независимо шла по улице, и было в ее походке что-то неуловимо-волнующее, что заставляло мужчин смотреть на нее и восхищаться ею. Как он мог потерять такую женщину? Посмотреть бы на того Максимилиана. Что в нем такого, отчего она потеряла и голову, и сердце?

Алехандро вздохнул. Пора идти домой. Что толку стоять на одном месте и таращиться на Франческу? Тем более, что она скоро исчезнет из виду.

– Свежие газеты, журналы, – услышал он голос мальчишки из газетного киоска.

Что ж, надо купить что-нибудь, посмотреть, что делается в мире.

Алехандро сел на скамейку в тени и раскрыл газету. Пора привести мысли в порядок. Заголовок на первой странице сразу бросился ему в глаза.

Исчезновение главы крупнейшего фармацевтического концерна.

Работая на маленьком заводе по производству лекарств, Алехандро по долгу службы интересовался всем, что происходит в этой отрасли. Он углубился в статью. Яркие вымышленные подробности таинственного путешествия Максимилиана Толларда Третьего немало его повеселили. Рядом со статьей была напечатана фотография главы «Толлард Фармасьютикалс», дана о нем краткая биографическая справка. Упоминалось и о предстоящей свадьбе с Эвелиной Дастин-Хэтченголд.

Алехандро загрустил. Надо же, этот незнакомый богач женится в сентябре. Он тоже должен был вести Франческу к алтарю осенью… Алехандро вгляделся в фотографию Максимилиана. Со страниц газеты ему улыбался симпатичный мужчина с открытым лицом. Алехандро почувствовал безотчетную ненависть к этому человеку. Может быть, потому, что его звали Максимилиан?

«Безответственно бросать огромную компанию, никого не предупредив», – ворчал Алехандро по пути домой. – «Я бы ни за что не поступил так. – Что хорошего можно ожидать от человека с таким именем?»

Внезапно шальная мысль пришла ему в го лову. Алехандро резко остановился. Идущая позади него молодая женщина с коляской испуганно посмотрела на него. Но Алехандро ни на кого не обращал внимания – он лихорадочно искал в газете статью о Максимилиане Толларде. Сроки исчезновения фармацевтического магната совпадали со временем пребывания Макса Стоуна в гостинице Керзотти. Лучана снабдила Алехандро подробнейшей информацией на этот счет. А вдруг таинственный постоялец и есть Максимилиан Толлард? У Алехандро захватило дух. При всей невероятности это предположение не было лишено смысла. Ведь именно Италия указывалась в статье как местопребывание знаменитого бизнесмена. Его углядел в нью-йоркском аэропорту какой-то ушлый журналист и навел подробные справки. Описание одежды Толларда Третьего – джинсы и рубашка – на водило на мысль о том, что миллиардер путешествовал инкогнито.

Алехандро побежал к гостинице Керзотти. Он покажет фотографию Лучане, и та разрешит его сомнения.

– Это он, – ахнула Лучана.

Алехандро застал ее дома. Молодая женщина сидела перед большим трюмо красного дерева и причесывалась. Ее приятно удивил визит Алехандро, но когда она увидела статью, то моментально растеряла свою игривость.

– Не может быть, – шептала она, бегая глазами по газетным строчкам. – Это действительно Макс Стоун.

Фотография была высокого качества и не оставляла сомнений в том, что известный магнат и их постоялец – одно и то же лицо.

– Невероятно, – выдохнула Лучана. – Подумать только, он жил в нашей гостинице. Какая великолепная реклама…

Алехандро поморщился. Как Лучана могла думать только о деньгах!

– Франческа дома? – небрежно поинтересовался он. – Я думаю, ей тоже стоит показать эту статью.

Но его равнодушный тон не обманул Лучану.

– Ты считаешь, что она поймет после этого, что была лишь игрушкой для Макса? – хитро прищурившись, спросила она.

Алехандро молчал. Ему было неприятно, что Лучана догадалась о его замысле. Лично он был уверен, что Франческа осознает, что ей не на что надеяться, когда узнает, кем на самом деле является ее возлюбленный.

– Франческа упряма, – сказала Лучана.

По молчанию Алехандро она поняла, что не ошиблась в своей догадке.

– Ничего. Где она?

– Должна быть дома. – Лучана пожала плечами. – Пойдем посмотрим.

Они спустились вниз. Комната Франчески была заперта.

– Возможно, она с мамой в кухне. – Лучана была сама предупредительность, хотя такой поворот событий был ей не по вкусу.

Она боялась, что Франческа опомнится, выкинет Максимилиана из головы и вернется к Алехандро. Тогда она, Лучана, потеряет последнюю надежду.

Но в кухне никого не было. Они нашли Сандру в холле. Она сидела на диване, всем своим видом показывая, что у нее нелегко на душе.

– Что случилось, мама? – спросила Лучана.

– Ничего страшного, – Сандра улыбнулась. – Дети разлетаются, а мать остается одна. Такова жизнь.

Она вздохнула и поднялась с дивана.

– Кто уехал на этот раз? – спросил Алехандро с подозрением.

Ему не понравились иносказания Сандры.

– Франческа. Сегодня утром неожиданно позвонила Лаура и пригласила ее в гости. У нее, кажется, все хорошо. – Сандра знала о неприязни, существовавшей между ее дочерьми, и поэтому не стала при Лучане распространяться о новостях Лауры. – Ческа тут же заказала билет, поскандалила немного с Люкой. – Уголки губ Сандры изогнулись в легкой насмешливой улыбке.

Синьора Керзотти чуть удар не хватил, когда он услышал о намерении племянницы. Сколько бы Франческа ни уверяла его в том, что погостит немного у кузины и вернется, он остался при своем мнении – его дети-предатели бессовестно покидали его один за другим.

– Этого не может быть, – прошептал ошеломленный Алехандро.

Лучана победоносно улыбнулась. Такое развитие событий было ей на руку. Вы проиграли, достопочтенный синьор. Теперь вы точно достанетесь мне!

– Не переживай, Алехандро, – Сандра сочувственно улыбнулась молодому человеку. – Девочке необходимо развеяться, небольшой отпуск пойдет ей на пользу.

– Но ведь Америка так далеко. Она могла бы просто съездить на побережье, – не сдавался Алехандро. – Понесло ее в этакую даль…

«И к тому же там этот ужасный Максимилиан Толлард», – добавил он про себя.

Сандра пожала плечами.

– Лаура пригласила ее, пообещала помочь с деньгами. Зачем упускать такую возможность…

Алехандро поник головой. Хотя зачем понапрасну волноваться? Пройдет несколько недель, и Франческа будет вынуждена вернуться домой. Вероятность того, что она, обычная итальянская девчонка, налетит на улице на главу «Толлард Фармасьютикалс», была, ничтожно мала. Путешествие отрезвит ее, и кто знает, как это отразится на ее отношении к нему, Алехандро.

А Франческа в это время подъезжала к аэропорту. Слова Лауры, позвонившей несколько часов назад, вертелись у нее в голове.

– Здесь изумительно! – кричала ее восторженная сестра в трубку. – У меня прекрасная работа, я зарабатываю кучу денег. У меня шикарный друг. Здесь здорово!!!

В этом была вся Лаура. У нее никогда не было полутонов. Все было либо «великолепно», либо «отвратительно». Она не знала золотой середины.

Франческа порадовалась, что у сестры все хорошо.

– Я ужасно по всем вам соскучилась! Приезжай, – продолжала Лаура, а Франческа вдруг подумала: а почему бы и нет?

Она подзаработала немного денег в последнее время и вполне могла оплатить небольшое путешествие. Будет здорово повидаться с Лаурой, а главное – отвлечься от печальных мыслей, которые не давали ей покоя. Может быть, она вернется домой совсем другим человеком.

– Я согласна, – сказала Франческа.

Лаура, не ожидавшая такой немедленной реакции на свое приглашение, опешила.

– Ты серьезно? – изумилась она.

– А что, твое приглашение уже теряет свою силу? – смеясь, спросила Франческа.

– Ни в коем случае! – закричала Лаура. – Вылетай сегодня же.

Девушки тепло попрощались и договорились созвониться позднее. Франческе предстояло много дел. Собрать багаж, купить билет, поговорить с дядей. Как и ожидалось, Люка был вне себя, но запретить что-либо племяннице власти не имел. Он мог только надеяться на то, что она вскоре вернется.

Сидя в самолете, Франческа поймала себя на мысли о том, что она впервые за последние две с половиной недели не думает о Максимилиане. Эта мысль принесла облегчение. Может быть, она когда-нибудь сможет избавиться от его образа, который преследовал ее днем и ночью?

Для нее все было внове. И серебряный стремительный самолет, и широкие ряды кресел, и головокружительный вид из иллюминатора, и белозубые улыбки стюардесс. Она впервые покидала Рим и чувствовала необычное возбуждение. Раньше даже мысль о подобном приключении приводила ее в ужас.

«Что ты сделал со мной, Макс Стоун?» – подумала девушка. – «Я уже не та Франческа, которая боялась нос высунуть за пределы Рима. К лучшему или к худшему встретился ты на моем пути, но это произошло, и мне предстоит с этим жить»…

7

Максимилиан Толлард Третий не спал уже вторые сутки. Он, Кэтрин и Делла, его сестры-близнецы, попеременно дежурили в больнице. Их мать, Маргарет, лежала при смерти.

Утром четыре дня назад она почувствовала резкую боль за грудиной, и уже через несколько часов ее госпитализировали с диагнозом «инфаркт». Врачи делали все возможное, но никто из них не верил в то, что миссис Толлард когда-нибудь вернется к нормальной жизни.

Макс был в отчаянии. Он собрал лучших специалистов в стране, предложил немыслимые деньги тому, кому удастся спасти Маргарет. Но в глубине души он прекрасно понимал, что только Бог в силах совершить чудо.

Известие о болезни Маргарет нарушило его блаженный отдых. Прилетев в Рим, Макс позвонил Теду Конраду и оставил на всякий случай свои координаты. Не хотел Тед пользоваться адресом гостиницы Керзотти, но пришлось.

– Макс, это Тед, – услышал Толлард однажды в трубке, когда заинтригованная донельзя Лучана позвала его в холл к телефону.

По голосу друга Максимилиан сразу понял – случилось что-то страшное. Он еще никогда не слышал, чтобы у Теда так срывался голос.

– Миссис Толлард плохо себя чувствует, – издалека начал Конрад. – Я думаю, тебе лучше вернуться.

Холодная волна ужаса охватила Максимилиана. Он знал, что Тед обычно очень осторожен в выражениях. Он никогда не паниковал по пустякам. И уж тем более не стал бы звонить ему, если бы ситуация была несерьезной.

– Что случилось? – спросил Максимилиан, стараясь спрятать тревогу в голосе.

– Инфаркт. – Тед был немногословен.

Он знал, что Макс Толлард не нуждался в обстоятельных объяснениях, он все схватывал на лету.

– Я вылетаю.

Макс положил трубку.

– Кто это был? – поинтересовалась Лучана.

Таинственный разговор Макса не давал ей покоя.

– Вас это не касается, Лучана, – резко ответил он и снова набрал номер. – Я бы хотел заказать билет на первый самолет до Нью-Йорка.

У Лучаны вытянулось лицо. Значит, он улетает… Но потом она приободрилась. Франческа-то явно остается. Милую сестренку ожидает горькое разочарование сегодня. Прекрасный принц исчезает…

Макс поднялся в свою комнату и стал лихорадочно собирать вещи. Он даже не думал о том, что мог бы спокойно все оставить – вряд ли эта одежда понадобится Максимилиану Толларду Третьему, на которого шили лучшие модельеры мира. Он не думал ни о чем. В мозгу беспрестанно крутилась одна и та же мысль: только бы с мамой все было хорошо.

Уже подлетая к Нью-Йорку, Макс осознал, что совсем забыл про Франческу. Ему стало не по себе. Как он мог быть таким идиотом? Ведь она решит, что он предал ее. «Ничего, – успокаивал он сам себя. – Вначале я выясню, как дела у мамы, а потом позвоню в Италию и все ей объясню. Франческа не будет делать поспешных выводов».

Но ни в этот день, ни в течение следующих двух недель у Максимилиана не было ни единой свободной минутки. Он постоянно что-нибудь делал. То консультировался со специалистами, то утешал сестер, то решал проблемы компании. «Толлард Фармасьютикалс» постоянно требовала внимания и не делала скидок на личные неурядицы Макса.

Он спал не более трех часов в сутки. Раньше подобный режим не принес бы ощутимого уро на его здоровью, но сейчас все было по-другому. Максимилиан с трудом нес на себе двойной груз, моральный и физический. Тревога за мать, ответственность за всех членов семьи, страх перед печальным исходом мучили его постоянно.

Времени подумать о Франческе почти не оставалось. Но никогда еще Максимилиан не желал так сильно, чтобы она была рядом с ним. Ему казалось, что, если бы он мог разделить свою тяжкую ношу с любимой женщиной, ему стало бы легче.

В то время как Франческа изнемогала от мысли о предательстве Максимилиана, он терзался из-за того, что не мог сообщить ей о себе.

Эвелина Дастин-Хэтченголд пыталась принять активное участие в жизни Толлардов. Она не сомневалась, что на правах невесты ей будет позволено все время находится рядом с Максимилианом. Она надеялась, что сможет укрепить свои позиции, заметно пошатнувшиеся в последнее время.

Эвелину ужаснуло исчезновение Максимилиана. Она представляла себе страшные картины. Девушка знала, что будет опозорена до конца жизни, если ее таким банальным образом бросит жених. Она не могла допустить этого.

Поэтому после возвращения Максимилиана она твердо вознамерилась не выпускать его из вида. Hо не тут-то было. Любая ее попытка приблизиться к Максимилиану встречалась с таким холодом, что она впервые в жизни растерялась. Что произошло? Неужели болезнь матери настолько повлияла на него, что он забыл о своем долге?

Эвелину терзали страшные догадки. Вдруг он встретил кого-нибудь в своем загадочном путешествии… Но голос разума немедленно отметал это соображение. Даже если что-то подобное и случилось, это еще не повод разрывать помолвку. Эвелина была готова на многое закрыть глаза. В конце концов, она не ждала от своего будущего мужа огромной любви и верности до гроба. Ее вполне устроит размеренное сосуществование. Максимилиан не настолько глуп, чтобы расстроить их свадьбу из-за какого-нибудь романтического пустяка.

Но Эвелина сильно ошибалась. Причем дважды. Первый раз, когда считала, что Максимилиан не мог серьезно увлечься кем-либо за несколько дней, а второй раз, когда верила в то, что он не способен пренебречь своим долгом по отношению к ней.

На самом деле Максимилиан сделал и то, и другое.

Он даже не вспоминал о том, что у него есть невеста. Он не думал об Эвелине, не переживал по поводу необходимости выяснять с ней отношения. Он просто о ней забыл. Эвелина перестала для него существовать.

Но время шло и приносило приятные изменения. Состояние здоровья Маргарет значительно улучшилось. Врачи, прежде разводившие руками, теперь не сомневались, что она идет на поправку. Впервые за две недели Максимилиан мог вздохнуть с облегчением. Мать вернулась к нему, и ему не надо было больше сидеть рядом с ее кроватью, держать ее руку и всматриваться в ее неподвижное лицо, ища на нем признаки неумолимого разрушения.

– Она выкарабкается и будет вести прежний образ жизни, – твердо пообещал ему врач.

Максимилиан был вне себя от радости. Кошмар, преследовавший его в последнее время, отступил. Сила их любви, ее собственная цепкость и лучшая медицинская помощь сделали свое дело.

Теперь можно было подумать и о своих проблемах. Максимилиан набрал номер гостиницы Керзотти. Его голос дрожал от волнения, когда он просил к телефону синьорину Франческу. Как через такое расстояние донести до нее простую мысль о том, что он любит ее и хочет прожить с ней всю свою жизнь?

Они ни разу не говорили о будущем. Максимилиан боялся, что любые слова разрушат ту атмосферу любви и доверия, что сложилась в их отношениях. Он не знал, хотела ли Франческа чего-либо, и не доверял сам себе. Теперь он жалел, что не поговорил с ней раньше. Ему было бы легче убедить ее в искренности своих чувств, обнимая ее и глядя ей в глаза. А сейчас его задача представлялась ему невыполнимой. Скорее всего, Франческа вообще откажется говорить с ним!

– К сожалению, ее сейчас нет дома, – ответил резкий женский голос с заметным акцентом.

Максимилиан сразу узнал Сандру Керзотти.

– А когда она вернется?

– Франческа уехала на некоторое время в Соединенные Штаты навестить сестру. Решила немного отдохнуть. – Голос Сандры звучал бесстрастно, но Максимилиан не сомневался, что тетя Франчески узнала его.

Иначе она не стала бы разговаривать с ним так свирепо. Сандра Керзотти была известна своей теплотой и душевностью.

– Куда именно? – спросил Максимилиан, стараясь не дать волю своему отчаянию.

– Я не знаю. – Холодок в голосе Сандры усилился.

Она явно не была настроена на задушевную беседу.

– До свидания.

Максимилиан еще несколько минут слушал короткие гудки в трубке. Мысли хаотично кружились в голове. Она в Америке… отпуск…

Вернется ли она домой? Куда она уехала? Разве он сможет найти ее в этой огромной стране? Захочет ли она разговаривать с ним после того, что он сделал? Только сейчас, побеседовав с Сандрой Керзотти, Максимилиан осознал, как его поведение выглядит со стороны.

«Семья Франчески считает меня обычным ловеласом, которому ничего не стоит посмеяться над чувствами девушки», – с горечью подумал он.

Мысль о том, что Франческа, такая ранимая и беззащитная, плакала из-за него, была невыносима.

Макс обхватил руками ноющие виски. Накопившаяся за последнее время усталость все сильнее давала о себе знать. Максимилиан чувствовал, что нуждается в сне и отдыхе, но как заснуть с мыслью о Франческе, страдающей где-то в этой огромной стране?

Или она не страдает? Вдруг она наслаждается жизнью с новым возлюбленным? Кто-то другой ласкает ее тело, целует ее губы, играет с ее волосами? Острая физическая боль пронзила Максимилиана. Он не мог представить себе Франческу в объятиях другого мужчины.

«Я должен найти ее», – решил Максимилиан про себя.

Но как это сделать? Глава «Толлард Фармасьютикалс» мог, разумеется, обратиться в полицию или к частным детективам. Несомненно, ему в два счета разыскали бы некую Франческу Альбано, тем более что он мог бы предоставить точный словесный портрет. Но ему почему-то не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал о его отношениях с девушкой.

Она знает меня как Макса Стоуна, думал он в машине, направляясь к ресторанчику, где у него была назначена встреча с Тедом. Максимилиан Толлард, разыскивающий ее, только на пугает бедняжку.

Тед Конрад сразу понял, что Макса что-то тревожит.

– В чем дело, приятель? – без обиняков спросил он, как только они сели за столик. – Что-то не так с миссис Толлард?

Максимилиан отрицательно покачал головой.

– С ней, слава Богу, все в порядке.

– Тогда что случилось? На тебе лица нет, – продолжал настаивать Тед. – Подожди, – хитро прищурился он, – уж не в твоем ли итальянском отдыхе дело?

Макс внимательно посмотрел на друга. Не смотря на свое нежелание делиться с кем-либо воспоминаниями о Франческе, он понимал, что ему необходим совет. Что ж, Тед Конрад заварил эту кашу, может быть, он и на этот раз протянет ему руку помощи?

– Понимаешь… – Максимилиан замялся, отводя глаза, – я познакомился с девушкой…

Тед довольно рассмеялся. Он так и думал, что дело в женщине. Неужели такой красавчик мог остаться незамеченным прекрасным полом? Несомненно, что в солнечной Италии его сильно зацепила какая-нибудь красотка.

– Не вижу ничего смешного, – резко оборвал Макс смех приятеля.

Тед моментально замолчал. Толларда Третье го сердить не стоило, особенно когда он бывал так серьезно настроен.

– Теперь я не знаю, что мне делать, – продолжил Макс, упуская из вида тот факт, что Тед не имел ни малейшего понятия о том, что произошло между ним и Франческой.

– Она требует денег? – сочувственно спросил Конрад.

Лично он несколько раз становился жертвой подобных шантажисток. Узнав о его состоянии, девушки буквально сходили с ума. А тут сам Максимилиан Толлард.

– Она узнала, кто ты, и хочет на этом поживиться?

Макс удивленно воззрился на друга. Ему даже в голову не приходило, что его проблему можно понять подобным образом. А Тед уже развивал свою идею, не обращая внимания на онемевшего Максимилиана.

– Это не страшно. Можно пригрозить полицией или еще что-нибудь придумать. Расскажи мне о ней, – разглагольствовал Тед. – Она хорошенькая?

За все время знакомства с Максимилианом Толлардом Тед ни разу не слышал от него подробностей его романов. Порой он думал, что Макс вообще не встречается с женщинами, проводя целые сутки на работе. В первый раз ему представилась возможность приподнять завесу над таинственной личной жизнью его высоко поставленного приятеля. Тед не собирался ее упускать.

– Хорошенькая… – Максимилиан задумался. – Она прекрасна. Кажется, что сошла с полотен средневековых мастеров. Я мог бы часами глядеть на нее и любоваться ее красотой…

Тед разинул рот. Слова Максимилиана напрочь разрушали его версию.

– Так ты влюбился? – спросил он, не веря собственным ушам.

– Безумно и на всю жизнь.

Тед помолчал немного, осмысливая полученную информацию.

– И что ты теперь будешь делать? – осторожно поинтересовался он. – Ведь Эвелина…

Максимилиан досадливо махнул рукой, услышав имя невесты.

– Эвелина тут ни при чем. Мне очень неудобно перед ней, но я обязательно расторгну помолвку.

Тед присвистнул, оценив возможные последствия этого шага.

– Тебя же на куски разорвут, – попытался он образумить Максимилиана.

– Интересно, кто же осмелится? – иронично осведомился Макс.

Тед моментально пришел в себя. Действительно, кто наберется наглости противоречить всемогущему Максимилиану Толларду Третьему?

– Неужели она настолько хороша? – затаив дыхание, спросил Тед.

Какой должна быть женщина, способная свести с ума самого расчетливого и холодного бизнесмена Америки?

– Изумительна, – тихо ответил Макс.

Теда поразила нотка грусти, прозвучавшая в голосе друга.

– А где она сейчас?

– Вот в этом-то и проблема…

И Максимилиан посвятил Теда в подробности своего короткого романа с Франческой Альбано.

– Теперь я не знаю ни где она, ни с кем она. Я не уверен, что вообще смогу еще раз увидеть ее, – горько посетовал он.

Тед был поражен. Он и не думал, что из его шутливой затеи получится что-нибудь стоящее, а выясняется, что его предложение изменило всю жизнь Максимилиана.

– Ты уже говорил с Эвелиной?

– Нет.

– А ты… уверен, что не раскаешься? – Тед с трудом подбирал слова.

Он не знал, как общаться с преобразившимся Максимилианом Толлардом.

– Я порву с Эвелиной, даже если не найду Франческу или если она меня не простит, – решительно сказал Макс. – Я не смогу с ней жить после того, как узнал, что такое любовь.

С тех пор, как Маргарет пошла на поправку, Максимилиан несколько раз встречался с Эвелиной. После нежной страстной Франчески невеста напоминала ему замороженную рыбину. Она сковывала его чувства, подавляла малейшие порывы души. Максимилиан открыл глаза и заглянул в бездну, в которую месяц назад собирался прыгнуть. Ему стало страшно.

«Я должен быть благодарен Франческе за то, что она помогла мне понять себя, понять, чего я хочу», – думал Максимилиан иногда. – «Даже если мы больше с ней не встретимся, она все равно оказала мне неоценимую услугу».

– Но, может быть, не стоит так торопиться с поисками этой Франчески? – осмелился внести предложение Тед. – Поразмысли хорошенько…

Тед был рад, что Максимилиан наконец понял, что Эвелина Дастин-Хэтченголд не годилась ему в жены. Но кто такая Франческа Альбано – это еще вопрос… Не попал ли его друг из огня да в полымя?

– Если бы познакомился с Франческой, ты бы так не говорил, – улыбнулся Максимилиан.

Он успел снова обрести контроль над собой.

– Она не подозревает, кто я на самом деле, так что можешь отбросить любые сомнения. Она меня любит, в этом я не сомневаюсь.

Максимилиан вспоминал огромные блестящие глаза Франчески. Нет, она не могла лгать. Они не говорили о любви, но чувствовали ее каждой клеточкой кожи. Им были не нужны слова.

– Да, я тебя понимаю, – мечтательно протянул Тед. – Мне, к сожалению, так не везет.

– А в чем дело? – с улыбкой спросил Максимилиан. – Как твоя последняя пассия? Анхелика или Мария, или как там ее…

– Лаура, – брюзгливо отозвался Тед. – Не трудно запомнить. Никаких результатов. Я ухаживаю за ней почти месяц, а она делает вид, что только работает на меня…

Максимилиан рассмеялся. Он понимал, что обижает друга таким легкомысленным отношением к его проблемам, но ничего не мог с собой поделать. Слишком уж смешной была несчастная физиономия Теда Конрада.

– Извини. – Он поперхнулся, заметив укоризненный взгляд приятеля. – Давай заключим джентльменское соглашение. Ты поможешь мне разыскать Франческу, а я поспособствую твоей интрижке с Лаурой. Идет?

Тед кивнул головой, хотя он плохо представлял себе, каким образом Макс сможет помочь ему завоевать сердце капризной Лауры…

Рыжеволосая секретарша перевернула все вверх дном в офисе Теда Конрада. Ее кипучая энергия не давала покоя ни ей, ни окружающим. Она расплескивала кофе, грубила клиентам по телефону и довольно халатно относилась к своим обязанностям. Однако, стоило ей улыбнуться взбешенному шефу, как он моментально забывал, что собирался устроить ей головомойку.

Все в офисе сразу поняли, что новая сотрудница Лаура – новый предмет симпатии их шефа. Они любили толстяка Теда и хотели, чтобы он был счастлив. Лаура, которой поначалу сторонились, быстро сумела завоевать их сердца, и все вокруг были уверены, что они с Тедом идеально подходят друг другу.

Но сама Лаура никому не давала ни малейшего повода подозревать ее в нежных чувствах к начальнику. Это и угнетало Теда. Он несколько раз приглашал ее на обед. Даже заикался о совместном походе в театр, но каждый раз натыкался на стену непонимания. Лаура делала вид, что ей не ясны намеки шефа. Она принимала за чистую монету все его слова, ставя его порой в неловкое положение.

Тед испытывал адские муки. Рыжеволосая красотка сумела за две недели крепко привязать к себе своего робкого начальника…

– Похоже, у нас обоих проблемы с итальяками, – усмехнулся Тед. – И решать их нам надо вместе.

Максимилиан был полностью с ним согласен. В присутствии Теда он чувствовал необычайную уверенность в том, что обязательно отыщет Франческу. И она простит его. Иначе и быть не могло, ведь он так ее любит…

– Мне столько всего надо тебе рассказать, что я даже не знаю, с чего начать! – торжественно заявила Лаура.

Они с Франческой сидели в гостиной и пили чай. Квартира, которую снимала Лаура, была мала и неудобна, но и стоила недорого. Это явилось решающим соображением для девушки, хотя сейчас ей было немного стыдно перед сестрой за свое убогое жилище.

– Где ты работаешь? – спросила Франческа.

Она неторопливо потягивала ароматный чай из крохотной чашечки. Кулинарка из Лауры всегда была хоть куда. Даже такой простой процесс, как заваривание чая, превращался у нее в священнодействие. Результат получался отменный, и Франческа наслаждалась плодами ее трудов.

– Я помощник руководителя в крупной компании, – хвастливо заявила Лаура.

Франческа внутренне усмехнулась. Образование Лауры было минимальным. Сомнительно, чтобы серьезная фирма стала рассматривать ее кандидатуру…

– Ты хочешь сказать, что ты секретарь в какой-нибудь захудалой конторе, – уточнила Франческа, не сводя глаз с сестры.

Лаура моментально поникла.

– Можно и так сказать, – неохотно призналась она. – Я отвечаю на звонки, печатаю документы и готовлю кофе.

Франческа вздохнула. Ей казалось, что Лаура как-то иначе представляла себе жизнь в Америке. Не оказалась ли действительность слишком прозаичной для ее восторженной кузины?

– Тебе хватает на жизнь? – осторожно поинтересовалась Франческа.

Мысль о том, что Лаура нуждается в чем-либо, была невыносима.

– Вполне. – Девушка бодро кивнула головой. – Конечно, хотелось бы большего… – Она замялась. – Но я уверена, что мне очень повезет в конце концов…

Лукавое выражение лица Лауры натолкнуло Франческу на мысль о том, что сестра не совсем откровенна с ней.

– А ну выкладывай, что ты задумала. – Франческа не желала быть обманутой младшей сестрой.

Она всегда выводила Лауру на чистую воду.

– Есть один мужчина, – заговорщическим тоном сообщила Лаура и придвинулась к кузине поближе.

Казалось, что она только и ждала этого вопроса.

– Он не особенно красив, но очень обаятелен, умен и богат…

Франческа поморщилась. Меньше всего ей хотелось, чтобы ее задорная Лаура превратилась в заурядную охотницу за состоянием.

– Это не то, о чем ты думаешь! – раздраженно вскричала Лаура.

Сестры привыкли угадывать мысли друг друга по выражению лица.

– То, что у него есть деньги, не имеет значения. Просто это одно из его качеств. Не самое плохое, между прочим.

Лаура состроила обиженную гримаску. Франческа ласково потрепала ее по руке.

– Извини, я не хотела тебя обидеть. Это Лучана плохо на меня влияла в твое отсутствие. Продолжай, я вся внимание.

– Мне кажется, он неплохо ко мне относится… – Лаура сделала паузу и покосилась на сестру.

Она не была уверена, что Франческе знакомо слово «любовь».

– А кто он? – Франческа задавала вопросы машинально.

Она искренне любила сестру, но ее мысли были далеко. Макс, кажется, тоже неплохо к ней относился, и вот что из всего этого получилось…

– Он мой босс, – выпалила Лаура и зажмурилась.

Она была уверена, что сейчас последует серия нотаций и нравоучений – Франческа была известна своей строгостью.

– А ты уверена, что это… разумно? – Сообщение Лауры не удивило девушку. Она подозревала нечто подобное.

– Не глупее, чем все остальное, – пожала плечами Лаура.

Да уж, не глупее, чем броситься в объятия первого встречного, болью отозвался в сердце Франчески упрек.

– И на какой стадии сейчас ваши отношения? – ровно спросила она.

Лаура не могла понять, что происходит. Она не ожидала, что кузина будет так спокойно слушать ее и задавать вопросы как механическая кукла.

– Пока еще ничего нет. Я жду, а он изнемогает от страсти. Я хочу убедиться, что он серьезно ко мне относится, – говорила Лаура все тише и тише, видя, что кузина вот-вот разрыдается. – Что с тобой, Ческа?

Франческа чувствовала, как волна отчаяния захлестнула ее. Она, спокойная и рассудительная, оказалась неблагоразумнее взбалмошной Лауры! Она отдала свое сердце незнакомому человеку, позволила ему поиграть ее чувствами и отшвырнуть прочь. Как жить дальше с такой болью в душе?

– В чем дело, Ческа, ты сама на себя не похожа, – продолжала настаивать Лаура. – Что-нибудь дома?

Франческа отрицательно помотала головой. Она крепилась из последних сил, но понимала, что надолго ее не хватит, если Лаура вздумает добиваться правды. К тому же ей самой хотелось облегчить душу…

– Неужели этот подонок Алехандро обидел тебя? – Лаура вся кипела от гнева.

Вид страдающей Франчески был невыносим, а к ее жениху она всегда относилась предвзято.

– Нет, – сквозь слезы улыбнулась Франческа. – Это я обидела его.

– Ты? – Лаура не верила собственным ушам.

Видимо, многое изменилось с тех пор, как она покинула отчий дом, раз ее сестра-домоседка отважилась выбраться из своей норы, чтобы рассказать ей о своих переживаниях.

Франческа поведала Лауре историю своего знакомства с Максом. Она ничего не утаила. Рас сказала о том, что полюбила этого мужчину с первого взгляда и была готова для него на все. Рассказала о том, что верила ему и ждала…

– Теперь я не знаю, что думать, – закончила она свою печальную историю.

– Мерзавец, – таков был вердикт Лауры. – Как он мог так с тобой поступить!

– Он ничего не обещал мне, – возразила Франческа. Она не желала, чтобы Макс подвергался незаслуженным оскорблениям. – Это я, наивная двадцатисемилетняя девица, придумала себе сказку и верила в нее. Так мне и надо.

– Неправда, – вскипела Лаура. – Любая поступила бы точно так же на твоем месте. Не твоя вина в том, что ты искренне полюбила.

Лаура задумалась. Франческа с детства отличалась благоразумием. Кто же сумел заставить ее забыть о своих принципах?

– Неужели он настолько хорош? – робко спросила она, чувствуя, что сейчас не самый лучший момент, чтобы напоминать Франческе о ее неверном возлюбленном.

Но любопытство оказалось сильнее сочувствия.

– О да.

Лаура подивилась тому, настолько преобразилось лицо Франчески. Словно солнечный луч осветил его.

«Как же она любит этого негодяя», – с грустью подумала девушка.

– Он самый красивый, умный, нежный. – Франческа зажмурилась. – У меня нет слов, что бы описать его. Рядом с ним ярче горят звезды и ароматнее пахнут цветы…

Лаура сжала руку сестры. Ей было невыразимо жаль ее. Она знала Франческу с рождения и представляла себе, какая рана нанесена ее тонкой душе.

– Ты не будешь отчаиваться, ладно?

Франческа молча кивнула.

– Я буду развлекать тебя, – продолжала Лаура. – Нью-Йорк изумительный город. Здесь полно мужчин, кто-нибудь из них обязательно по нравится тебе.

Франческа скептически усмехнулась. Даже невозможно представить себе, что кто-нибудь сможет затмить Макса в ее сердце…

– У меня идея! – Деятельная Лаура ни секунды не могла посидеть на месте.

Она вскочила с дивана и принялась мерить шагами крошечную комнату.

– Мой босс регулярно приглашает меня поужинать с ним. Я каждый раз отказываюсь. Но… – Лаура назидательно подняла вверх палец. – Ради тебя я готова отказаться от своих принципов и принять его приглашение. При условии, что он приведет с собой симпатичного холостого друга. Идет?

Франческа шутливо замахала руками.

– Я очень благодарна тебе, сестренка, но не надо ради меня нарушать свои планы…

– Да нет, на самом деле я уже подумываю о том, чтобы наконец осчастливить шефа своим вниманием. А то он, бедняжка, похудеет… – Лаура хихикнула и бросилась к телефону. – Меня и так уже все укоряют за бессердечие.

Лаура ловко набрала номер.

– Алло, офис Теда Конрада? Могу я поговорить с мистером Конрадом? Уже уехал? Нет, спасибо, я перезвоню.

Она разочарованно повесила трубку.

– Его уже нет на месте! – сердито объявила она. – Стоит только взять выходной, чтобы встретить сестру, как босс немедленно смывается. Где он, хотела бы я знать? И с кем?

Ярость Лауры забавляла Франческу.

– Ты слишком к нему жестока, дорогая. Он же имеет право немного отдохнуть, развлечься. Да просто поесть.

– Гениально! – взвизгнула Лаура. – Я же знаю номер телефона его любимого ресторана. Сейчас обеденное время, и он наверняка там! Ты прелесть, Франческа! – Она бросилась к сестре и чуть не задушила ее в объятиях.

– Алло, это «Римское лето»? Вы не подскажете, мистер Тед Конрад сейчас не у вас… – бодро затараторила в трубку Лаура.

Франческа не слышала, что она говорила. Название ресторана поразило ее до глубины души. Римское лето. Для нее оно уже закончилось, хотя на календаре только август. Каким недолгим оказалось ее призрачное счастье!

– Отлично! – Лаура закончила разговор и повернулась к Франческе.

Ее глаза радостно блестели.

– Этот обжора действительно в ресторане. Ты бы слышала, как он заволновался, когда понял, что это я звоню. Все проблемы решены. Завтра он ждет нас в «Римском лете», ровно в восемь. Не один, – интригующе добавила Лаура. – Так что готовься.

Франческа поморщилась.

– Я думаю, мне все-таки не стоит идти с тобой. Я могу только все испортить. Разве вам не захочется побыть вдвоем?

– Успеем, – лаконично заметила Лаура. – Повторяю: он берет с собой приятеля. Поняла? Специально для тебя. И учти, среди его знакомых встречаются даже миллионеры.

Франческа широко распахнула глаза.

– Да-да, – подтвердила Лаура. – Это тебе не парнишки вроде Алехандро или твоего туриста. Мы будем ужинать в обществе влиятельных людей.

Франческа улыбнулась. Лаура ни капли не изменилась. Все та же погоня за внешним блеском. Главное, чтобы бабочка не обожгла свои крылышки…

– У тебя есть достойное платье? – Лаура довольно грубо прервала философские размышления сестры.

– Конечно. Мое черное платье. И голубое я тоже привезла с собой. Подойдет? – с тревогой спросила Франческа, видя, что у Лауры вытянулось лицо.

– Ты сошла с ума. Конечно, нет! Ты будешь похожа на деревенщину. Что же делать, – задумалась рыжеволосая девушка. – Ты должна быть неотразимой.

– Может быть, мы купим что-нибудь, – неуверенно предложила Франческа, мысленно прикидывая, хватит ли у нее тогда денег на обратную дорогу.

– Купим? – изумилась Лаура. – На достойную вещь у нас обеих денег не будет. Но я что-нибудь придумаю…

Девушка подошла к стенному шкафу и решительно распахнула дверцы.

– Где-то тут было миленькое платьице, – приговаривала она, роясь в вещах. – Оно было мне сразу маловато, но я все равно купила его, так оно мне понравилось. И ведь ни разу не на дела. Растолстела в последнее время… – Лаура уже почти вся скрылась в шкафу.

– Есть! – раздался ее победоносный крик. – Вот оно.

Она вынырнула с куском блестящей желтой материи. Франческа невольно поморщилась. Подобные крикливые тона были вполне во вкусе Лауры.

– К моим рыжим волосам этот цвет не идет, а ты брюнетка, тебе будет хорошо, – объясняла Лаура, разворачивая скомканный наряд.

Когда она, наконец, показала свое приобретение Франческе, та даже ахнула от восторга. Переливающаяся в свете люстры ткань цвета осенней листвы, необыкновенная простота кроя… от платья невозможно было оторвать глаз.

– Примерь. – Лаура протянула сестре наряд, довольная ее реакцией.

Франческа натянула на себя струящийся шелк и посмотрела в большое зеркало, занимавшее половину стены в гостиной.

– Ты великолепна, – восхищенно прошептала Лаура.

Франческа и сама не могла глаз отвести от красавицы в зеркале. Платье бесстыдно подчеркивало все изгибы ее прелестной фигурки, делая ее невероятно соблазнительной. Низкое декольте подчеркивало красоту упругой груди, разрез сзади обнажал стройные ноги при каждом шаге.

– Я не смогу надеть такое! – Франческа лихорадочно начала снимать с себя золотое великолепие.

– И не думай, – строго возразила Лаура. – Ты должна быть самой красивой завтра. У тебя начинается новая жизнь. Пора свои печали оставить в прошлом!

8

– Макс, привет, это я. – Голос Теда был необыкновенно бодр.

Максимилиан вздохнул. Он сидел в своем кабинете на самом верхнем этаже гигантского здания «Толлард Фармасьютикалс». Они с Тедом расстались всего два часа назад, но, судя по голосу друга, что-то важное успело произойти.

– В чем дело? – ровно спросил Макс.

Он не любил, когда его беспокоили во время работы. А сейчас ему было необходимо просмотреть квартальные отчеты директоров компании. Раздражение его усиливалось еще оттого, что работать не хотелось – его мысли были заняты Франческой и предстоящим разговором с Эвелиной. А тут еще Тед.

– У меня для тебя потрясающее предложение, – триумфально сообщил Тед.

– Твои идеи меня уже пугают, – со смехом сказал Макс.

Раз работать не получается, почему бы не поболтать с другом немного?

– Что ты делаешь завтра вечером?

– Не знаю… – пробормотал Максимилиан.

Надо бы с Эвелиной встретиться, тянуть дальше смысла не было, но Максу ужасно не хотелось затевать этот разговор. Он предпочел бы, чтобы та просто испарилась в один прекрасный день…

– Тогда я жду тебя в восемь у ресторана «Римское лето». Помнишь, на пересечении Пятой авеню и…

Максимилиан уже не слышал Теда. Он помнил, где находится «Римское лето». Его поразило то, что название ресторана было настолько созвучно самому важному в его жизни событию – встрече с Франческой.

– Макс, ты меня слышишь? – Теда насторожила тишина в трубке. – Ты все понял?

– Да. Только почему столько таинственности вокруг обычного ужина?

– Это не обычный ужин, – возразил Тед.

Он готовился к самой ответственной части раз говора. Вдруг Макс встанет на дыбы и откажется идти с ним? А он уже клятвенно пообещал Лауре…

Тед чуть с ума не сошел от радости, когда Лаура позвонила ему. Она была необычайно ласкова и сказала, что готова принять его приглашение поужинать с ним. Но при одном условии.

Тед был готов согласиться на все, что угодно. Лаура довела его до такой степени отчаяния, что он мог бы достать ей с неба луну. Если бы она попросила об этом. Но она хотела всего-навсего поужинать вчетвером…

– Лаура… Помнишь, я тебе о ней рассказывал? Она берет с собой кузину. Нужен еще один мужчина. Согласен? – Тед сбивался с мысли, но Максимилиан его прекрасно понял.

– Тед, не надо для меня ничего делать. Я не нуждаюсь в развлечениях. И потом, я собирался поговорить с Эвелиной, так что я буду, скорее всего, занят.

– Поговори с ней сегодня, – настаивал Тед. – А стараюсь я вовсе не для тебя, не обольщайся. Я прошу тебя об услуге! Лаура наконец согласилась поужинать со мной, а ты ведешь себя как эгоист!

– Ладно, – вздохнул Максимилиан.

Тед был совершенно прав. Что ему стоило провести вечер в компании двух девушек? Да и посмотреть на очередную любовь Теда будет очень интересно.

Максимилиан повесил трубку и задумался. Значит, разговор с Эвелиной переносится на сегодня. Зачем откладывать? Не лучше ли разрубить гордиев узел одним взмахом? Разве Максимилиан Толлард Третий не поступал так всегда в затруднительных ситуациях? Почему же он медлил сейчас? Просто он никогда не имел дел с женщинами, и ему становилось страшно при мысли о том, как Эвелина отреагирует на расторжение помолвки.

Но сначала надо было поговорить с матерью.

Максимилиан захлопнул папку с документами. Нет, не до работы ему сейчас.

Маргарет Толлард блаженно грелась в лучах солнца, которые проникали сквозь стекло ее спальни. Ей был предписан полный покой, но врачи разрешили покинуть больничные стены. Несмотря на то, что ее палата была оборудована отличнейшим образом, она рвалась домой. Маргарет была уверена, что, окруженная знакомыми вещами и родными людьми, она быстро пойдет на поправку.

Болезнь подточила ее силы, но не настолько, чтобы она не оставалась по-прежнему главой семьи. Все Толларды прибегали к ней за советом, и Маргарет доставляло особое удовольствие вот так по очереди уединяться с каждым из детей и беседовать с ними, как будто они еще не вышли из счастливой поры детства.

– Мам, ты можешь уделить мне минутку внимания? – Максимилиан, гордость и самая большая любовь Маргарет, просунул голову в дверь.

– Конечно, сынок, – улыбнулась Маргарет.

Она сразу поняла, что это не просто визит вежливости. Совсем немного прошло времени с тех пор, как она пришла в себя, но она уже успела заметить, что с ее старшим сыном творится что-то неладное.

– Я должен тебе кое в чем признаться… – Максимилиан уселся на большую кровать, застеленную кремовым покрывалом – Маргарет любила светлые тона.

– Я тебя внимательно слушаю. – От Маргарет не укрылось волнение Максимилиана.

Он даже не заметил, что сухой листик, прилипший к его брюкам на улице, теперь валялся на ее кровати. Обычно он бывал более внимателен к таким вещам.

– Я расторгаю помолвку с Эвелиной, – выпалил Макс на одном дыхании.

Он знал, что Маргарет горячая сторонница этого брака. Если он не сумеет склонить собственную мать на свою сторону, то ему даже не стоит надеяться на понимание со стороны Дастин-Хэтченголдов.

– Что? – Глаза Маргарет округлились.

Она ожидала всего, но только не этого. Что про изошло за эти две с небольшим недели?

– Почему?

– Я люблю другую женщину. – Максимилиан встал с кровати и подошел к окну.

Он не хотел, чтобы мать видела его лицо.

– Я познакомился с ней в Италии, – продолжил он, не дожидаясь расспросов. – Она гид, водит экскурсии по Риму. Ее зовут Франческа. – Он замолчал, не зная, что еще добавить про свою загадочную возлюбленную.

– Очень интересно. – Маргарет и не пыталась скрыть сарказм.

Она не ожидала такого ребячества от своего серьезного сына.

– Тебе понадобилось полгода, чтобы сделать предложение Эвелине, а сейчас ты утверждаешь, что влюбился за две недели до такой степени, что готов разорвать помолвку и нанести страшное оскорбление уважаемой семье?

Макс тяжело вздохнул. Он знал, что мать воспримет все именно так. Но он больше не маленький мальчик, который легко поддавался на материнские увещевания. Ему тридцать пять лет, он самостоятельный человек и будет бороться за свою любовь.

– За пять дней, – уточнил Макс и повернулся к Маргарет.

Насмешливые искорки играли в его глазах.

– Неужели ты никогда не сомневалась в том, что Эвелина – подходящая жена для меня? – иронично спросил он.

Маргарет отвела глаза. Эта мысль очень часто приходила ей в голову.

– Я люблю, мама. Действительно люблю. Я буду счастлив только с Франческой. Разве ты не хочешь, чтобы я был счастлив? – задал он провокационный вопрос.

– Конечно, хочу, – ласково ответила Маргарет, и улыбка осветила ее лицо.

Она не могла долго сердиться на своего мальчика.

– Но ты подумал о последствиях? Дастин-Хэтченголды будут в ярости.

– Я знаю, – досадливо поморщился Максимилиан. – Поверь мне, если бы я мог этого избежать, я бы именно так и поступил. Но Франческа для меня слишком важна.

– А где она сейчас? – робко спросила Маргарет.

Интересно было бы взглянуть на девушку, завладевшую сердцем ее неотразимого сына.

Лицо Максимилиана потемнело от боли. Он прикусил губу.

– Мы временно потеряли контакт друг с другом, – произнес он, невольно сделав ударение на слове «временно».

Маргарет вздрогнула. Значит, не все благополучно у Максимилиана и этой неизвестной Франчески…

– В чем дело, Макс? – встревожено спросила Маргарет. – Разве она не отвечает тебе взаимностью? – предположила она.

Хотя такое было невозможно себе представить.

– Я ничего не знаю, – почти простонал Максимилиан. – Я не могу ее найти. Боюсь, она могла на меня обидеться, когда я неожиданно улетел к тебе…

– Ну, извини, – сухо сказала Маргарет.

Она почувствовала неожиданную горечь, услышав страдание в голосе Максимилиана. Раньше она была уверена, что ее сын принадлежит ей целиком и полностью. Эвелина не играла роли в его жизни. А теперь появилась женщина, которая имела значение для ее Макса. Но Маргарет усилием воли поборола приступ ревности. Это естественно, что дети взрослеют и забывают о родителях.

– Что ты, мама. – Максимилиан опустился перед ней на колени и уткнулся лицом в ее горячие руки.

Маргарет медленно гладила его густые волосы и приговаривала:

– Все будет хорошо, сынок, все будет хорошо.

Ведь он пришел к ней не только за одобрением, но и за утешением. Она дала ему и то, и другое.

Теперь осталось переговорить с Эвелиной. Максимилиан чувствовал возбуждение при мыс ли о том, что через час он развяжется с проблемами и сможет заняться поисками Франчески.

Он застал Эвелину возле крытого бассейна, составлявшего одну из основных достопримечательностей пригородного дома Дастин-Хэт-ченголдов.

Увидев Максимилиана, девушка обрадовано поспешила ему навстречу. Он не предупредил ее о своем приходе, поэтому его появление явилось для нее приятным сюрпризом.

– Максимилиан, дорогой…

Макс поморщился. В устах Эвелины его имя почему-то звучало глупо.

– Мне надо серьезно поговорить с тобой, – сразу начал он. – Давай пройдем в комнату.

Эвелина надула губки. Ей хотелось еще немного покрасоваться перед женихом в новом купальнике, который только вчера ей привезли из Парижа. Но Макс даже не обратил на него внимания.

«Вечно он такой», – уныло думала Эвелина, шагая за Максимилианом. – «Слишком занят делами. Интересно, его вообще женщины привлекают?»

Макс мог бы развеять ее сомнения на этот счет…

Они вошли в гостиную. Максимилиан поежился. Он впервые понял, почему ему всегда так неуютно в этом красивом доме. Слишком много внешнего лоска и слишком мало душевного тепла. В этой гостиной страшно сдвинуть с места стул, ведь тогда нарушится изысканная симметрия комнаты.

Макс немедленно вспомнил уютный домик Керзотти в Риме, где каждый чувствовал себя как дома.

– Итак, о чем нам надо поговорить? – немного обиженно спросила Эвелина.

Она совсем не понимала поведения Макса. Зачем он пришел, тащит ее куда-то… Что ему надо?

– Ты не хочешь надеть что-нибудь? – Брови Макса вопросительно изогнулись.

– Нет, мне так вполне удобно, – кокетливо улыбнулась Эвелина и села на ручку кресла, выставляя напоказ свои стройные ножки.

Максимилиан внутренне усмехнулся. Если бы эта светская девица только знала, что она не выдерживает никакого сравнения с изящной маленькой итальяночкой…

Он почувствовал, что при одной только мысли о божественном теле Франчески его мужское естество встрепенулось. Он немедленно одернул себя. Еще не хватало, чтобы Эвелина заметила это и приняла его реакцию на свой счет!

– Хорошо, – произнес Макс и прошелся по комнате. – Мне очень неудобно перед тобой, Эвелина, но я считаю, что нам следует расторгнуть нашу помолвку.

Даже в самом страшном сне Эвелине не могли присниться эти слова. Она сидела, разинув рот.

– Но п-почему? – спросила она, заикаясь.

Макс немного смутился. Он видел, что обычно бесстрастная Эвелина действительно взволнована.

– Мы не любим друг друга и совершим огромную ошибку, если поженимся.

Эвелина вскочила с места.

– У тебя есть другая? – взвизгнула она.

Ее догадки материализовались. Тень соперницы нависла над ней. Эвелину трясло от ярости.

– Моя личная жизнь не имеет к этому никакого отношения, – сухо ответил Макс. Ему не хотелось упоминать о Франческе.

– Неужели? – Эвелина была вне себя. – Тогда с какой стати ты решил отказаться от выгодного брака?

Максимилиана хлестнули ее слова. Ничего себе! Она разговаривает с ним, как будто он наемный танцор из отеля. Он выпрямился, и девушка съежилась под ледяным взглядом его стальных глаз. Она опомнилась – перед ней стоял Максимилиан Толлард Третий, а не один из многочисленных юношей, готовых исполнять капризы богатой наследницы.

– Прости, – прошептала Эвелина.

Выражение растерянности появилось на ее лице.

– Но ты должен объяснить мне, в чем дело. Я имею право знать.

Максимилиан смягчился. Ему стало жаль девушку.

– Послушай, Эвелина. – В его голосе зазвучали теплые нотки. – Мы не подходим друг другу. Ты правильно сказала – выгодный брак. Так нельзя строить семью. Только любовь способна по-настоящему связать людей…

Эвелина внимательно посмотрела на Макса. То, что он говорил, нисколько не напоминало прежнего Максимилиана Толларда Третьего. Перед ней стоял другой человек. Что же так изменило его? Острая ревность пронзила ее сердце.

– Значит, ты просто влюбился в какую-нибудь девицу, – подвела она итог.

Эвелину Дастин-Хэтченголд нельзя было назвать дурочкой.

– И произошло это, когда ты таинственно пропал… – Она не спрашивала, она утверждала.

Максимилиан молчал. Не отрицал и не подтверждал ее теорию.

– Хочешь сказать, что я не права? – завопила Эвелина, когда молчание стало невыносимым.

Максимилиан пожал плечами.

– Думай, что хочешь. Это твое личное дело. Если тебе будет легче, я готов предоставить тебе возможность найти официальную причину размолвки.

– Даже не надейся! – зло выкрикнула Эвелина. – Думаешь, я помогу тебе в разговоре с родителями? Нет уж, тебе придется самому выкручиваться, когда папочка призовет тебя к ответу!

Максимилиан усмехнулся.

– Я не об этом. Тебе, наверное, будет неприятно, если газетчики назовут тебя брошенной невестой.

Эвелина в ужасе ахнула. Она совсем упустила из вида эту мысль. Ее подружки с ума сойдут от радости, когда узнают, что Максимилиан Толлард Третий дал ей отставку. Она закрыла лицо руками и зарыдала.

Макс подошел ближе. Он никогда не знал, как вести себя с плачущими женщинами. На самом деле ему уже надоел этот спектакль. Ему было противно из-за того, что мнение окружающих для Эвелины важнее, чем собственное счастье.

– Поверь мне, любовь важнее того, что скажут другие люди, – попробовал он утешить девушку. – Не надо портить свою жизнь из-за того, что скажут посторонние. Я уверен, что мы придумаем достойный выход из создавшегося положения. Ты еще встретишь человека, которого полюбишь всем сердцем, и поймешь, что я был прав.

– Я уже встретила! – выкрикнула Эвелина, прервав Макса на полуслове. – Вот он, этот человек! – Она бессильно ударила его кулаком в грудь.

Максимилиан опешил.

– Опомнись, Эвелина, – сказал он.

– А ты и не ожидал, да? – Девушка была полна решимости высказаться до конца. – Ты все время был слишком занят, чтобы обратить внимание на меня и на мои чувства. Если ты хоть раз взял бы на себя труд присмотреться ко мне…

Ярость Эвелины постепенно угасала. Хорошее воспитание брало вверх над оскорбленной гордостью.

– Не надо вглядываться, чтобы полюбить, – тихо произнес Максимилиан. – Любовь приходит сама, внезапно сбивает с ног и меняет жизнь.

Его удивляла эта неизвестная Эвелина. Максимилиан едва удерживался, чтобы не заметить вслух, что ей очень идет румянец и яростный блеск в глазах.

«Если бы она не прятала свои чувства, она была бы гораздо привлекательнее», – подумал он. – «Правда, для меня это не имеет ни какого значения».

– Уходи, – процедила Эвелина.

Она уже ненавидела себя за то, что дала волю эмоциям, открыла Максимилиану свое сердце. Ей не следовало так вести себя.

– Я поговорю с твоим отцом, – твердо сказал Макс.

Эвелина покачала головой.

– Я справлюсь и без тебя, Максимилиан Толлард Третий, – вызывающе произнесла она.

Макс пожал плечами.

– Тогда до свидания. – Он направился к выходу.

У двери он обернулся:

– И все-таки постарайся простить и понять меня…

Эвелина молча кивнула. Слезы стояли у нее в глазах. Максимилиан ушел. Что же ей теперь делать? Она уселась на мягкий диван и попыталась сосредоточиться. Душа ее взывала к мести, но благоразумие оказалось сильнее. Даже если ей удастся настроить отца против Макса, это ничего не даст. Марк Дастин-Хэтченголд не вчера родился. Он не будет жертвовать деловыми интересами ради прихоти дочери. А сейчас компания ее отца переживала не самые лучшие времена, и поддержка Толлардов была ему как ни когда необходима.

Хорошенько поразмыслив, Эвелина пришла к выводу, что ей придется спрятать оскорбленное самолюбие подальше. Лучше подумать над тем, как выпутаться из этой некрасивой ситуации. Принц на белом коне ускакал вдаль, но ведь оставались и другие претенденты на ее руку и сердце. Конечно, не такие блестящие, как Максимилиан Толлард Третий, но сойдет. Эвелина задумалась. Кого же представить ее родителям в качестве нового жениха? Ведь она же ни за что не признается им в том, что ее бросили. Макс великодушно предложил ей сыграть роль изменницы, и Эвелина начала со вкусом готовиться к этой роли. Все же лучше оправдываться перед отцом за мнимую измену, чем плакать, уткнувшись в его плечо!

Максимилиан вышел на улицу. Садиться за руль ужасно не хотелось, и он решил прогуляться немного. Почему бы не вообразить, что вокруг не Нью-Йорк, а Рим, и скоро из автобуса выпорхнет Франческа…

Он усилием воли подавил нахлынувшие воспоминания. Сердечная боль становилась особенно острой, когда в его памяти всплывало улыбающееся лицо возлюбленной.

«Что бы я ни отдал за возможность быть рядом с ней», – печально думал Максимилиан, пиная ногами опавшую листву.

Неумолимо приближалась осень. Лето, его римское лето, подошло к концу. Неужели без возвратно?

9

– Лаура, мы опаздываем. Поторопись, – настойчиво напоминала Франческа сестре, которая почти час вертелась перед зеркалом.

– Я должна особенно хорошо выглядеть сегодня, – ворчливо отозвалась Лаура, пытаясь соорудить себе на голове модный кокон.

– А ты не хочешь просто распустить волосы? – робко спросила Франческа.

Она знала, что Лаура не терпела никаких критических замечаний, но не могла удержаться. Она боялась, что сестра в безудержной погоне за модой испортит свое миловидное личико.

– Пожалуй, ты права, – неохотно согласилась с ней Лаура. – Из этого ничего хорошего не выйдет.

Она кинула пучок шпилек на полочку и тряхнула головой. Каскад медных волос окутал ее плечи.

– Вот так гораздо лучше, – удовлетворенно заметила Франческа.

Лаура повернулась с триумфальной улыбкой на устах.

– Тогда мы сделаем прическу тебе, – категорично заявила она.

Франческа вздрогнула.

– Зачем?

– Но мы же не можем пойти с одинаковыми прическами. – Лаура удивленно посмотрела на кузину. – Тем более я не сомневаюсь, что тебе очень пойдет какой-нибудь парикмахерский изыск.

– Хорошо, – сдалась Франческа.

Она знала по опыту, что если Лаура вобьет себе что-нибудь в голову, то разубедить ее почти невозможно.

– Только не очень меня уродуй.

– Ни в коем случае, – заверила ее Лаура.

Наконец, опоздав почти на двадцать минут, девушки подъехали к ресторану. Яркая вывеска переливалась неоновыми огнями. «Римское лето». Франческе неожиданно стало грустно. Хотя почему неожиданно? Ведь это было ее обычное состояние в последнее время…

Лаура чуть задержалась у зеркала.

– Погоди, лучше опоздать, чем прийти растрепанной, – твердо отмела она возражения Франчески. – Не забывай, что это мужчины, а мужчинам всегда полезно поволноваться!

Франческа вздохнула. По ее мнению, они и так задержались сверх меры. Но спорить с упрямой Лаурой было бесполезно.

Девушки вошли в зал. После приятного полумрака холла он ослепил их. Великолепно одетые люди, блеск столовых приборов, сияние люстры, звуки музыки… Не то что у Франчески, которая впервые увидела подобное великолепие, но и у Лауры перехватило дыхание. Она не ожидала, что любимый ресторан Теда Конрада окажется настолько роскошным. Он всегда производил впечатление простого парня, готового удовольствоваться какой-нибудь пропахшей луком забегаловкой.

– Надо было выбрать местечко попроще, – прошептала она, видя, что Франческа совсем растерялась. – Я и не думала, что здесь так шикарно. Но Теда я что-то не вижу. Где они, хотела бы я знать?

Пока Лаура вслух возмущалась поведением мистера Конрада, Франческа молча обозревала окружавшую ее красоту. Раньше подобные рестораны она видела только в кино и была уверена, что никогда не сможет войти в один из них без дрожи. Теперь она понимала, что была абсолютно права. Девушка чувствовала себя неловко. Ей казалось, что все смотрят на нее и замечают, что ее присутствие неуместно. Она воображала косые взгляды официантов и боялась в любой момент услышать повеление покинуть стены этого ресторана. Она напоминала себе девчонку из глухой провинции, впервые попавшую в большой город. Нельзя сказать, что это было приятное чувство. Франческа горько сожалела, что дала впутать себя в эту авантюру.

– Не робей, сестренка, – подбодрила ее Лаура, совершенно правильно истолковав молчание кузины. – К роскоши полезно привыкать. Посмотри, от нас глаз отвести не могут…

На девушек действительно смотрели многие. Но отнюдь не потому, что они выделялись своей провинциальностью. Их свежесть и красота привлекали всеобщее внимание. Женщины с потаенной ревностью разглядывали девушек, мужчины не скрывали своего восхищения.

Медная копна волос Лауры сразу бросалась в глаза, а короткое платье из лазурного бархата подчеркивало все достоинства ее фигурки. Лаура никогда не упускала возможности продемонстрировать свои стройные ножки. Сейчас она триумфально оглядывала собравшихся в ресторане людей. В отличие от Франчески она не ощущала ни капли робости. Ее вообще трудно было смутить чем бы то ни было.

Но почему же Тед не встречал их? Опаздывать – это было так на него непохоже. Лаура чувствовала закипающее раздражение. Одно дело обращать на себя внимание своей красотой и элегантностью, совсем другое – бесцельным топтанием на одном месте!

– Ради Бога, прости меня, дорогая, – раздался за их спиной извиняющийся голос.

Девушки обернулись, и Франческа невольно вздрогнула. Описывая своего босса, Лаура упомянула о том, что он полноват, но Франческа не ожидала, что настолько. Перед ними стоял высокий крупный мужчина, напоминавший китенка. Элегантный костюм не мог скрыть расползшуюся талию. Девушка с трудом могла представить себе человека подобных габаритов рядом со своей хрупкой сестренкой.

Но Лаура, похоже, не разделяла ее мнения.

– Тед Конрад, мой… босс, – сказала она с неотразимой улыбкой.

Франческа обратила внимание на небольшую паузу перед словом «босс» и была уверена, что Тед тоже, потому что его лицо внезапно осветилось.

Он действительно ее любит, подумала девушка. Хоть бы она была счастливее меня…

– А это Ческа, моя кузина.

Франческа улыбнулась. Тед пожал ее руку.

– Очень рад с вами познакомиться. Надеюсь, что я не заставил вас долго ждать. – Он кинул боязливый взгляд на Лауру, чтобы удостовериться, что она не разозлилась. – Пойдемте к столику.

Тед повел девушек на второй этаж. Метрдотель подобострастно склонился перед Конрадом и его спутницами. Лаура покраснела от удовольствия. Она не была меркантильным человеком, но положение придавало Теду определенное очарование. Даже Франческа была вынуждена признать, что стала смотреть на мистера Кон рада совсем другими глазами.

Тед попеременно смотрел на своих спутниц. Наряд Лауры поразил его воображение. Он привык видеть ее в деловом костюме, и сейчас в небесно-голубом платье, с распущенными волосами она казалась невероятно юной. Теду стало страшно при мысли о собственной смелости.

«И как такая девушка согласилась провести со мной время», – уныло думал он.

Когда он поглядывал на Франческу, его уверенность в себе катастрофически таяла.

«Я нахожусь в компании самых красивых женщин города», – размышлял он про себя. – «Я, Тед Конрад, удостоился чести поужинать в обществе двух настолько неотразимых девушек. Смогу ли я соответствовать случаю?»

Тед мучительно сознавал и свой лишний вес, и неуклюжесть, и раннюю лысину.

«Ладно, – утешал он себя, – придет Макс и отвлечет их внимание от моей персоны».

Пока Тед терзал себя сомнениями по поводу своего внешнего вида, Лаура размышляла о том мире, куда с появлением в ее жизни Теда Кон рада распахнулись двери и для нее. Образы, возникавшие в ее рассудительной головке, были настолько пленительны, что она не обращала внимания ни на излишнюю полноту своего ухажера, ни на его поредевшие волосы.

Но было бы ошибкой думать, что Лауру Керзотти интересовало только состояние Теда. Его веселый нрав, добродушие, чувство юмора, преданность, готовность всегда прийти на помощь тоже немало значили для нее…

Девушка была так поглощена мыслями о Теде и обо всем, что с ним связано, что забыла спросить о его спутнике. Она вспомнила о нем только тогда, когда они усаживались за столик.

– А почему ты один, Тед? – задала она прямой вопрос.

Она имела право знать, в чем дело, ведь ей стоило таких усилий привести с собой Франческу. Неужели она зря старалась?

Франческа мучительно покраснела. Настойчивость Лауры уже вошла в пословицу в семье Керзотти. Все чаще и чаще девушка сожалела о том, что ее сестра настолько прямолинейна.

Тед немного поморщился. Франческа поняла, что его тоже покоробил бесцеремонный вопрос Лауры.

– Он подойдет позднее, – ответил он с обезоруживающей улыбкой. – Надеюсь, вы не возражаете, Франческа, – обратился он к девушке, – что к нам присоединится мой лучший друг?

– Ни в коем случае, – благодарно улыбнулась она.

Теду удалось найти выход из неловкой ситуации, и Франческе хотелось сказать ему «спасибо». Но Лауру было трудно поставить на место.

– А кто он? – невинно полюбопытствовала она.

Франческе захотелось разорвать ее на части. Ведь Тед может посчитать ее озабоченной девицей, нацеленной на знакомство с очередным мужчиной! Неужели Лаура не боится прослыть обычной сводней?

– Расскажи о нем, – просительно протянула Лаура, не обращая внимания на гневные взгляды сестры. – Ведь мы все равно ждем.

– Ладно, – сдался Тед. – Сейчас.

Он подозвал официанта и попросил принести напитки.

– Мы ждем мистера Толларда и сделаем заказ позднее, когда он придет, – пояснил он.

Лаура сразу ухватилась за имя.

– Толлард? – повторила она. – Что-то знакомое…

– Я надеюсь, – усмехнулся Тед. – «Толлард Фармасьютикалс» – один из наших клиентов, и тебе, как моему секретарю, это название должно быть прекрасно известно.

– Очень мило с твоей стороны напоминать мне о моих служебных обязанностях, – недовольно проговорила Лаура. – Особенно сейчас.

Тед понял, что совершил ошибку.

– Прости, это была неудачная шутка, – попытался извиниться он.

Но Лаура уже надула губки.

– Так вот, Макса я знаю лет пять… – скороговоркой начал Тед, стараясь развлечь свою капризную даму и удовлетворить ее желание.

Дзинь. Франческа едва успела подхватить падающий бокал. Рядом немедленно возник официант и протянул ей новый.

– Какая я неловкая, – прошептала растерянная девушка.

Макс. Это имя вызвало целую бурю воспоминаний.

Вот он впервые обратился к ней на площади Венеции. Еще незнакомый, но уже такой близкий. Если бы она знала тогда, сколько боли принесет ей его мальчишеская улыбка, убежала бы она от него? Если бы она могла повернуть время вспять, отказала бы она этому человеку в его просьбе присоединиться к ним?

Вот он заходит к ней в комнату и прерывает ее сон… В его глазах легкая насмешка, а на губах играет улыбка, и Франческа мучительно ощущает, что ее лицо опухло, а волосы растрепаны.

И снова он на пороге ее комнаты, шепчет слова любви, нежно целует ее. В его глазах – обещание счастья, его губы сулят блаженство.

Их страстные ночи и прогулки по Риму, бес численные поцелуи и объятия…

Глаза девушки наполнились слезами. Как она верила ему, а он оказался обычным обманщиком.

Странное совпадение. Четвертого на их ужине зовут Максимилиан. Франческа уже испытывала неприязнь к этому человеку. Для нее существовал только один Макс. Какое право друг Теда имел называться этим именем?

– Что с тобой, Ческа? – озабоченно спросила Лаура.

Ей бросилась в глаза неожиданная бледность сестры.

Франческа покачала головой.

– Все в порядке, – ответила она, стараясь унять дрожь в голосе. – Немного закружилась голова, но это уже прошло.

– Хорошо, – очень подозрительно протянула Лаура.

Объяснение Франчески не удовлетворило ее. Она обратила внимание на то, что друга Теда зовут так же, как римскую любовь Франчески.

«Надо же, как неудачно, – досадовала она. – Я надеялась отвлечь ее, а получилось наоборот. Этот Максимилиан Толлард будет весь вечер напоминать ей о ее душевной ране»…

Один Тед оставался в счастливом неведении относительно проблемы, которую создало имя его приятеля. Он по-прежнему с удовольствием созерцал своих спутниц.

Лаура была сногсшибательна. Черные глаза задорно блестели на смуглом личике, прелестные зубки то и дело сверкали в игривой улыбке. Тед в который раз поздравил себя с удачным выбором. Несмотря на то, что она не всегда держит язык за зубами, ее можно ввести в общество и не стыдиться этого. Сам Тед не отличался особой изысканностью, поэтому Лаура с ее неугомонным характером была ему под стать.

Иное дело Франческа. Тед жалел, что не спросил у Лауры, откуда ее сестра и чем она занимается. Сейчас сделать это было по меньшей мере невежливо. Задать прямой вопрос самой Франческе он не мог. Было что-то в этой молчаливой темноволосой девушке, что заставляло его воздерживаться от своих обычных пошловатых шуточек, вести себя так, как подобает настоящему джентльмену в присутствии дамы.

Ее темные глаза скрывали какую-то тайну. Даже улыбаясь, Франческа была печальна. Теду хотелось узнать, что беспокоит эту хрупкую девушку, помочь ей.

Он чувствовал непонятную робость. Ему хотелось быть красивее, стройнее, богаче и вообще лучше. Почему? Он не понимал. Неужели Франческа понравилась ему больше, чем Лаура? Нет, конечно, нет. Тед немедленно отмел крамольную мысль. Но, может, она сможет отвлечь Макса от образа той загадочной девушки, что сгинула где-то в дебрях Нью-Йорка?

– Кстати, Ческа, а какое ваше полное имя? – небрежно поинтересовался Тед.

Что, если Франческа? Забавное бы вышло совпадение…

– Франческа, – улыбнулась девушка. – Ческой меня зовут только в семье. Для других я Франческа Паула Мауриса Альбано.

Девушка шутливо поклонилась, называя свое полное имя.

Теда Конрада как громом поразило. Франческа Альбано. Таинственная любовь Максимилиана Толларда сидела сейчас перед ним и не знала, что через несколько минут к ним при соединится ее возлюбленный. Совпадение или хитроумный план? Тед растерянно переводил глаза с одной сестры на другую. Что сказать, что сделать? И надо ли вообще что-то делать, когда скоро все и так разрешится?

«Хоть бы Максимилиана предупредить», – с тоской подумал Тед.

Но, наверное, лучше оставить все как есть. Раз уж судьба свела их в этом ресторанчике, значит, так было предназначено.

Он внимательнее посмотрел на девушку. Теперь ему была понятна внезапная страсть, охватившая его друга. Да, полюбить такую женщину можно было только раз и навсегда.

Тед поднял голову. Через зал к ним направлялся Максимилиан Толлард Третий. Девушки пока не видели его, увлеченные беседой, но Тед сидел лицом к выходу.

– Вот и Макс, – произнес он непослушными губами.

Лаура и Франческа повернули головы.

Максимилиан споткнулся и замер на месте, не отрывая глаз от девушки, сидящей по правую руку Теда. От Франчески Альбано. Ему на мгновение показалось, что он спит и что сейчас его безжалостно разбудят и он снова потеряет ее. Но минуты шли, а пробуждение не наступало. За столом рядом с Тедом и рыжеволосой симпатичной девицей сидела действительно Франческа. Страхи и тревоги последних двух недель отступили, невероятное облегчение наполнило душу. Максимилиану захотелось упасть перед ней на колени и зарыться лицом в золотистый шелк ее платья.

Он сделал неловкий шаг. Шаг навстречу своей мечте.

Франческа онемела, увидев Максимилиана. Его появление было слишком неожиданно, чтобы она могла сразу сообразить, как ей вести себя. Она находилась во власти противоречивых чувств. Первым порывом было вскочить и броситься к нему, прижаться всем телом, рассказать о своей тоске и боли. Но Франческа не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Горькие воспоминания охватили ее.

Он ушел от нее. Бросил ее. Все его слова ни чего не значили. Она была для него всего лишь очередной игрушкой. То, что они встретились в этом ресторане, – случайность. Сейчас он кивнет и пройдет мимо, чтобы развлекать новую девушку.

– Сюда, Макс.

Франческа осознала, что Тед призывно машет рукой. Как в замедленной съемке фигура напротив пошевелилась, вначале неуверенно, потом набирая темп. Через несколько секунд Максимилиан стоял у их столика и пожимал руку Теду.

Лаура с интересом смотрела на приятеля ее босса. Небрежная элегантность Максимилиана, его мужественная красота произвели на нее впечатление. Она украдкой бросила взгляд на сестру. Поняла ли Франческа, насколько хорош собой этот Максимилиан Толлард? Наверняка ее Макс Стоун и в подметки ему не годится. Но по выражению лица Франчески можно было подумать, что она только что встретила привидение. В ее лице не было ни кровинки. Франческа машинально мяла в руках салфетку и не сводила глаз с Максимилиана.

«Нет, он, конечно, хорош, – удивилась про себя Лаура, – но не до такой степени, чтобы падать в обморок».

– Франческа, что с тобой? – прошептала Лаура, пихнув сестру под столом ногой, чтобы та пришла в себя.

– Познакомьтесь, это мой лучший друг Максимилиан Толлард Третий, – громко сказал Тед.

Он видел, что и Макс, и Франческа потрясены неожиданной встречей, и решил дать им время опомниться.

Максимилиан Толлард Третий. Каждое слово барабанной дробью отзывалось в голове Франчески. Миллиардер. Глава крупнейшей фармацевтической компании в Штатах. Красавец и плейбой. Он посмеялся над глупой маленькой итальяночкой. Ее возлюбленного, симпатичного парня Макса Стоуна никогда не существовало. Он выдумка, игра ее воображения. Человека, к которому она успела так привязаться за пять дней, нет ни в Америке, ни в Италии, ни в какой-либо другой точке земного шара…

– Пойдем отсюда, Лаура. – Франческа порывисто поднялась.

Ее не заботило, как ее поступок выглядит со стороны. Главное – уйти побыстрее, чтобы скрыться от унизительной усмешки Макса и холодного блеска его серых глаз.

– Нет, – резко произнес Макс и тут же пожалел об этом.

Глаза Франчески наполнились слезами.

– Нам надо поговорить, Франческа, – добавил он более мягко и взял девушку за руку.

Лаура ахнула. Она вдруг поняла, что Максимилиан Толлард и есть американский любовник ее сестры.

«Как интересно, – подумала она про себя. – Миллиардер – поклонник моей кузины… И еще какой», – добавила она про себя, заметив, какие взгляды Максимилиан кидал на побледневшую Франческу.

Тед был чрезвычайно взволнован. Он знал взрывной характер Макса и представлял, какая сцена может разыграться в ресторане, если девушка вздумает уйти.

«Как я мог согласиться на встречу вчетвером, не выяснив предварительно, кто на самом деле сестра Франчески», – думал он.

И что теперь из всего этого получится?

Франческа не думала ни о чем. Как только Максимилиан дотронулся до нее горячей рукой, предательская память услужливо воскресила их страстные ночи, жгучие поцелуи, нежные ласки, невысказанные обещания и признания. Тоска по нему была настолько сильна, что Франческа чуть не закричала в полный голос. Как же ты жесток, говорили ее глаза.

Максимилиана поразило ее намерение уйти. Он был настолько счастлив, увидев ее, что совсем забыл о том, как некрасиво он с ней обошелся. Макс был слишком поглощен созерцанием ее прекрасного личика, чтобы как следует подумать над чем-либо. Он чувствовал обиду. Ему надо было о многом рассказать ей, а она собиралась так безжалостно его покинуть!

– Нам не о чем с тобой разговаривать, Макс Стоун, – тихо, но твердо произнесла Франческа.

Лучше сразу дать ему понять, что на нее не подействуют никакие оправдания. Да и к чему они, когда и так все ясно? Зачем позволять ему опутывать себя паутиной лжи и коварства? Ведь ему безразлично, что с ней было и что будет. Не лучше ли все оставить как есть? Теперь она не будет больше питать надежд, а вернется домой и постарается забыть его. Вернее, того человека, которого никогда не существовало, Макса Стоуна.

– Франческа. – Максимилиан умоляюще смотрел на нее. – Выслушай меня, а потом решай.

Франческа горько усмехнулась. Лаура попыталась сказать что-то, но Тед сжал ее руку и приложил палец к губам.

– Они сами разберутся, – прошептал он, наклонившись к ее маленькому уху.

Лаура прыснула – губы Теда приятно щекотали ее.

Франческа и Максимилиан не замечали ни чего вокруг. Они смотрели только друг на друга.

– О чем ты хочешь поговорить со мной? – прошептала девушка.

Она изнемогала под наплывом противоречивых чувств. Разум твердил ей, что пора развернуться и со всех ног бежать из этого ресторана, вернуться домой, чтобы постараться обрести душевное спокойствие. А сердце умоляло подождать немного, послушать, побыть хоть чуть-чуть рядом с этим человеком. А вдруг его слова принесут облегчение, развеют ее тревоги?

– Пойдем на террасу, – проговорил Максимилиан, видя колебания девушки.

Они и так слишком долго привлекали к себе всеобщее внимание.

Он взял ее за руку и повел к крытой террасе, заставленной экзотическими цветами. Франческа безвольно следовала за ним, проклиная себя за то, что не может сопротивляться.

Они вошли в царство живых цветов. Их аромат на мгновение одурманил Франческу.

– Как здесь красиво, – невольно прошептала она, не в силах скрыть свое восхищение.

Красота природы вносила дополнительную сумятицу в ее чувства. В такой романтической обстановке хотелось смеяться и любить, а не плакать и жаловаться. Франческу охватило отчаяние. Как она могла так слепо довериться этому человеку? Она сама виновата. Ничего о нем не зная, она отдала ему свое сердце и должна нести наказание за наивность и доверчивость.

– Я должен попросить у тебя прощения, Франческа, – решительно начал Максимилиан.

Ему хотелось сжать ее в объятиях и поцелуями стереть с ее лица выражение отчаяния, но он понимал, что может лишь оттолкнуть ее от себя. Кто знает, что пережила она за это время…

– За что? – Франческа вопросительно подняла брови.

Она уже успела прийти в себя и собрать остатки разума. Второй раз она не позволит ему одурачить себя. Общение с Максимилианом приносило слишком много боли. Она должна взять себя в руки и показать ему, что ни капли не страдает.

– Я знаю, я должен был оставить тебе записку, когда так неожиданно уехал из Рима… – Макс отвернулся.

Он не мог спокойно смотреть на нее. Интересно, сознает ли она, насколько красива в этом изысканном платье? Низкий вырез не скрывал красоту ее груди, и внутри у Максимилиана заныло от мучительного желания снова ощутить губами мягкость ее кожи. Она находилась слишком близко от него, чтобы он мог логически мыслить.

– Ты ничего не должен. – Голос Франчески прозвучал безжизненно. – Легкое увлечение не заслуживает внимания.

– Ты – не легкое увлечение, – прервал ее Максимилиан.

Неужели то, что они пережили вместе, ничего для нее не значит? Почему она не верит ему?

– Мне неожиданно позвонили и сказали, что у меня тяжело заболела мама…

– Сожалею. – Снова бесстрастный комментарий.

– Я немедленно вылетел домой, – продолжил он, не обращая внимания на ее реплику. – И я успел. Несколько дней она лежала при смерти, но потом пошла на поправку. – Макс сжал руки в кулаки. – Я так закрутился, что даже не мог позвонить тебе и все рассказать… К тому же работа…

– Конечно, – иронично заметила Франческа. – Я должна была догадаться, что «Толлард Фармасьютикалс» поглощает все время Макса Стоуна.

Горячая волна сожаления охватила Максимилиана. Почему он не признался ей тогда, что он совсем не Макс Стоун? Сейчас все было бы намного проще…

– Разве дело в имени, Франческа? – тихо спросил он. – Да, меня на самом деле зовут Максимилиан Толлард Третий. Я очень богат, почти единолично владею одной из самых крупных фармацевтических компаний мира. Но ведь это ничего не меняет для меня. Я не хотел обманывать тебя, Франческа. Просто когда я был рядом с тобой, я забывал обо всем на свете. Какая разница, как меня зовут, главное, что я безумно люблю тебя и хочу быть с тобой…

– Ты мог бы позвонить мне. – У Франчески вырвалось сдавленное рыдание.

Она не хотела показывать ему, насколько ее задело его молчание, но не смогла совладать с собой.

– Ты дважды обманул меня. В первый раз, когда скрыл свое настоящее имя, а второй раз, когда оставил совсем одну.

Ее огромные глаза наполнились слезами. Максимилиан был готов растерзать себя за то, что принес ей столько горя. Он ворвался в тихую жизнь этого прелестного создания, использовал ее и покинул, ни разу не подумав о том, что чувствует она. Он рассчитывал на то, что она поймет причины его отъезда и будет терпеливо ждать, когда всемогущий магнат выкроит для нее время в своем расписании. Он упустил из вида то, что она не подозревала ни о его положении, ни о его загруженности.

Максимилиан самонадеянно наделил Франческу даром читать его мысли. Что она должна была перестрадать, бедняжка, за эти короткие две недели… Как доказать ей, что он искренне сожалеет о своей глупой ошибке?

– Я позвонил, но слишком поздно. Твоя тетя сказала мне, что ты уехала… Ты должна мне поверить, Франческа, – умоляюще произнес он. – Ты слишком дорога мне, я не могу так нелепо потерять тебя.

Франческа зажмурилась. Этот ласковый голос снова говорил с ней, сулил золотые горы. Так хотелось расслабиться и довериться ему, забыть о своих тревогах и волнениях. Но не окажется ли это новой ловушкой? Сможет ли она пережить очередное разочарование?

Максимилиан, затаив дыхание, ждал ее ответа.

– Я… я не знаю, – пролепетала Франческа.

Слишком многое обрушилось на нее за последнее время, чтобы она могла разобраться в своих чувствах. Раньше все было очень просто. Франческа точно знала, что хорошо, а что плохо, что правильно, а что нет. Сейчас все перепуталось. Прекрасный принц оказался обманщиком, а из предателя неожиданно получался сказочный герой.

– Я люблю тебя, Франческа, – просто сказал Максимилиан.

Он видел, как гнев, недоверие и обида боролись в сердце девушки с тоской по нему.

– Я молчал раньше, потому что думал, что нам не нужны слова. Теперь я понимаю, что ошибался. Я должен был кричать о своих чувствах к тебе. Но я исправлюсь. Я обещаю тебе, что я исправлюсь. Я никогда больше не оставлю тебя одну…

Франческа чувствовала, что ее решимость тает. Она собиралась прямо заявить Максимилиану, что не верит ни единому его слову. Более того, она хотела прикинуться равнодушной к нему. Но сейчас она не могла выговорить это «нет». Неужели она готова дать ему еще один шанс? Разве она больше не боится боли разочарования?

Франческа закрыла лицо руками. Одним прыжком Максимилиан преодолел расстояние между ними и прижал ее к себе. Он ласкал пальцами шелковистую кожу ее плеча и вдыхал аромат ее волос.

– Ты не можешь уйти от меня сейчас, когда мы нашли друг друга, – шептал он, поглаживая ее спину. – Ты моя, ты принадлежишь мне…

Франческа прекрасно знала, что это правда. Неважно, что принесет ей эта неожиданная встреча: великую радость или страшную боль, у нее не было выбора. Ее место рядом с этим человеком, который так бесцеремонно вторгся в ее жизнь.

10

В гостинице Керзотти с самого утра царила страшная суматоха. Все носились из комнаты в комнату, громко кричали и нервничали. В один день на них свалилось столько событий!

Вначале позвонила Франческа и срывающимся голосом сообщила о том, что в конце сентября выходит замуж. Сквозь потрескивания в телефоне Сандра с трудом разобрала, что же них – не кто иной, как их постоялец, таинственным образом исчезнувший месяц назад. Больше деталей выяснить не удалось. Понятно было одно – всей семье пора готовиться в дальний путь. Франческа определенно выразилась относительно места проведения церемонии – только Нью-Йорк.

Эта ошеломляющая новость зарядила всех.

– Сумасшедшая, – приговаривал Люка, давая указания своим ассистентам. – Разве я могу так просто покинуть дело? Эти легкомысленные девчонки сведут меня с ума!

Сандра посмеивалась над его ворчливостью. Она знала, что в глубине души Люка безумно рад за племянницу. Он очень болезненно переживал ее разрыв с Алехандро и теперь был счастлив, что она встретила свою судьбу.

– Ты так занят, дорогой… – Сандра притворно вздыхала и закатывала глаза. – Придется нам с Лучаной ехать без тебя. Нам будет очень тяжело, но мы справимся. Хотя я уверена, что Франческа очень огорчится, она так тебя любит…

– Глупости какие, – сердился Люка, не видевший подвоха в словах жены. – Разве я могу отпустить в такой дальний путь двух беззащитных женщин? Да и Франческу кто-то должен вести к алтарю… Жаль только, что девочка выходит замуж не в Риме. Никогда бы не подумал, что Франческа предаст родной город.

– Ты слишком категоричен, Люка, – смеясь, возразила Сандра. – Ческа нашла свое счастье. Чего же больше? К тому же мы и Лауру повидаем…

Она умолкла, не будучи уверенной в том, что Люка желает видеть непокорную младшую дочь.

– Ладно уж, разберемся на месте, – буркнул он, и Сандра с облегчением поняла, что он уже простил Лауре «обиду» и с нетерпением ждет свидания с дочерью и племянницей.

В отличие от родителей Лучана не была на седьмом небе от счастья. Недолго она злорадствовала… Надо же, они там случайно встретились… Разве так бывает?

Лучана мерила комнату шагами. Скорее всего, Франческа поехала в Нью-Йорк на поиски Макса. Нашла его, повисла у него на шее, и ему ничего не оставалось делать, как предложить ей руку и сердце.

Лучана всей душой желала поверить в эту версию, но не могла. Она прекрасно понимала, что Макс вряд ли стал бы делать что-то по принуждению. Нет, только собственное желание вдохновило его на то, чтобы связаться с Франческой.

Почему же Ческе так везет, размышляла Лучана в бессильной злобе. Сначала Алехандро, теперь Максимилиан. Разве она настолько хуже Франчески? Почему ни тот, ни другой не захотели даже посмотреть в ее сторону? А теперь ей придется быть свидетельницей триумфа сестры. Как несправедливо! В конце сентября Франческа выходит замуж. Ведь, кажется, именно тогда должна была состояться ее свадьба с Алехандро. Что ж, кузина даже не изменила свои планы. Только жених будет другим. Черная зависть не давала Лучане покоя.

Ближе к вечеру в суете, охватившей гостиницу Керзотти, появились новые нотки. Трель настойчивых звонков у парадного входа оторвала всех членов семьи от их занятий.

– Что за дикие люди, ведь там же написано, что гостиница временно закрыта, – брюзжал Люка, направляясь к двери.

– Вы знаете, что Франческа выходит замуж? – На пороге стоял растрепанный, запыхавшийся Алехандро.

Создавалось впечатление, что он бежал всю дорогу от дома до гостиницы Керзотти.

– Конечно, знаем, – удивился Люка. – Она сообщила нам сегодня. Проходи. – Он отступил в сторону. – Мы уже пакуем чемоданы.

Алехандро влетел в гостиницу. Он был настолько взволнован, что налетел на стул и уро нил его.

– А вы знаете, за кого? – закричал Алехандро на весь дом, размахивая газетой.

Было настолько непривычно видеть обычно сдержанного молодого человека в подобном возбуждении, что Люка открыл рот. Ему в голову закралась предательская мысль – а не повлияла ли размолвка с Франческой на умственные способности бедняги Алехандро?

На шум выглянула Сандра, возившаяся на кухне с ужином, и Лучана, занимавшаяся под бором туалетов для свадьбы.

– В чем дело? – вскричали обе женщины. Люка недоуменно пожал плечами.

– Вот, смотрите. – От возбуждения Алехандро не мог выговорить ни слова.

Он размахивал принесенной газетой и тыкал ее разъяренному Люке под нос так, что тот не мог ничего в ней увидеть.

– Успокойся ты, ради Бога! – закричал вконец обозлившийся синьор Керзотти.

Если этот молокосос неожиданно сошел с ума, то его надо немедленно отправить в лечебницу, пока он не натворил дел!

– О Господи, Максимилиан, – почти простонала Лучана. – Как я могла забыть…

У нее действительно совсем вылетело из головы, кем является на самом деле их скромный гость. Неожиданное появление Алехандро напомнило ей о том, что будущий муж Франчески не обычный американец Макс Стоун, а один из самых богатых и влиятельных людей планеты Максимилиан Толлард Третий.

– Да объясните же наконец, что происходит! – одновременно воскликнули заинтригованные Люка и Сандра.

Алехандро молча протянул им газету. На пер вой странице были напечатаны портреты улыбающихся Франчески и Максимилиана. «Самый завидный жених Америки сделал свой выбор», «Неотразимая итальянка», «Римское лето Максимилиана Толларда Третьего» – броские заголовки запестрели в глазах. Люка с жадностью прочел всю статью.

– Невероятно, – прошептал он, с трудом оторвавшись от газетных листков.

Сандра была полностью с ним согласна.

– Ты все знала? – Люка обратил испепеляющий взгляд на старшую дочь. – Ты знала, что у нас живет миллиардер, и ни слова не сказала мне?

– Мы поняли это позднее, когда он уже уехал, – призналась Лучана. – Алехандро увидел его фотографию в какой-то газете…

Зависть, терзавшая ее с той минуты, когда она узнала о замужестве сестры, возросла стократ, когда Лучана поняла, какой приз заполучила Франческа.

Сандра и Люка были ошеломлены. Их девочка выходит замуж за Максимилиана Толларда Третьего!

– Какая разница, кто он такой, – опомнился Люка. – Главное, чтобы Франческа была счастлива с ним. Если он вздумает обижать ее… – Люка нахмурился, давая всем понять, что в этом случае Максимилиану Толларду очень не повезет!

– Они выглядят счастливыми, – задумчиво произнесла Сандра, рассматривая фотографию. – Очень красивая пара…

Алехандро шумно сглотнул. Сандра осеклась. Конечно, нехорошо в присутствии бедного мальчика так явно выражать радость по поводу свадьбы Франчески. Ведь когда-то она собиралась выходить замуж за Алехандро, который до сих пор любит ее. Сандра посмотрела на незадачливого жениха.

Алехандро похудел и осунулся в последнее время, но признаков страдания не было на его лице.

«Неужели он уже утешился?» – подумала Сандра с подозрением. – «И не приложила ли Лучана к этому руку?»

Сандра покачала головой. Она всей душой желала, чтобы ее старшая дочь тоже нашла свое счастье, но ведь за чужой счет это вряд ли получится. Лучше бы Лучане держаться подальше от Алехандро Патруччо. Хотя никогда не знаешь наперед, как в жизни получится… Вот кто бы мог сказать, что Франческа выйдет замуж за Максимилиана Толларда Третьего? И на тебе, судьба распорядилась по-своему.

– На, полюбуйся, вот чего ты добилась своими капризами! – Марк Дастин-Хэтченголд бросил дочери на колени свежий номер «Нью-Йорк тайме». – Я просил тебя не торопиться, но ты вбила себе в голову романтические бредни и упустила такого мужчину.

Эвелина схватила газету обеими руками, задев локтем столик и разлив стакан апельсинового сока.

«Миллиардер Толлард Третий женится».

Строчки поплыли у нее перед глазами.

– Он женится на какой-то итальянке, – раздраженно говорил Марк, прохаживаясь мимо онемевшей дочери. – Брак с ним мог столько дать нашей семье, а ты проворонила его!

Он не скрывал злости. Внезапный каприз Эвелины, ее увлечение каким-то мальчишкой из ее окружения, из-за которого она разорвала помолвку с Максимилианом, был непонятен Марку. Как можно так легкомысленно относиться к серьезным вещам? Но переубедить упрямицу было невозможно. Помолвка была расторгнута, но Марк надеялся, что Эвелина опомнится. И вот на тебе, выгодный жених бесповоротно уплывал из рук. Мистер Дастин-Хэтченголд искал на ком бы сорвать злость. Кандидатура Эвелины подходила идеально.

– Вот где теперь твой Билли или как там его? – почти кричал он. – Ты осталась ни с чем, над тобой же все будут смеяться! Глупышка Эвелина!

Девушка молчала. Что она могла возразить отцу? Она слишком много врала ему относительно размолвки с Максимилианом, чтобы сейчас открыть правду.

Она взяла газету в руки. Так вот она какая, тайная любовь неотразимого Максимилиана Толларда Третьего. Газетный снимок не отличался точностью изображения, но Эвелина видела, что ее соперница бесспорно красива. Значит, ради таких женщин мужчина готов презреть выгоду и долг. Вот ради кого он бросил ее, блистательную Эвелину Дастин-Хэтченголд.

«Если бы он только не потащился в этот проклятый Рим», – с бессильной злобой думала девушка, – «он сей час вел бы к алтарю меня, а не ее»…

Маргарет Толлард с нетерпением ждала встречи с невестой сына. Максимилиан позвонил ей и голосом, звеневшим от счастья, поведал, что женщина его мечты согласилась стать его женой. Итак, Толлард Третий все-таки женится в сентябре. Только его супругой будет не Эвелина, а неизвестная никому Франческа Альбано.

Маргарет было немного страшно. Возможно, Эвелина была бы не самой хорошей женой для Макса, но, по крайней мере, о ней она знала все. А что представляет собой эта таинственная Франческа? Маргарет утешала себя тем, что ее сыну уже тридцать пять, и он в состоянии разобраться с тем, что ему надо в жизни. Но, с другой стороны, она слишком хорошо знала, что из-за прекрасных женских глаз многие умнейшие мужчины становились дураками. Маргарет всей душой желала, чтобы ее сын был счастлив. Вдруг эта итальянка принесет ему только страдания?

Но встреча с Франческой развеяла все ее страхи. Молодая женщина была красива, хорошо воспитана, а главное, безумно любила Максимилиана, и он отвечал ей взаимностью.

«Господи, и я чуть было не лишила его этого счастья», – с ужасом подумала Маргарет, когда жених и невеста наконец покинули ее. – «Как я была не права, когда настаивала на его браке с Эвелиной, и какой молодец Тед Конрад, отправивший Макса в Рим!»

Наконец долгожданный день наступил. Франческа от волнения не могла уснуть почти всю ночь, но, несмотря на это, утром встала отдохнувшая и свежая. Она подошла к окну и широко распахнула его. Максимилиан снял для нее номер люкс, чтобы она ни в чем не нуждалась. Вездесущие журналисты пока не прознали о ее местопребывании, и Франческа наслаждалась блаженным покоем. За то короткое время, что она была невестой Максимилиана Толларда Третьего, она в полной мере успела вкусить известности и общественного внимания. В такой важный день ей хотелось побыть одной.

– Ческа, меня еле к тебе пропустили. – В дверях возникла Лаура.

Франческа горестно вздохнула. О каком покое может идти речь с такими родственниками?

– Наши прилетают через час, – тараторила Лаура. – Так жаль, что мы не сможем их встретить.

Не волнуйся, Максимилиан обо всем позаботится, – успокоила ее Франческа. – Их привезут прямо сюда.

– Я так по родителям соскучилась. – Лаура блаженно зажмурилась. – А у Лучаны глаза на лоб полезут, когда она увидит это великолепие. – Она повела рукой вокруг.

Роскошный интерьер номера действительно поражал воображение. Франческа не понимала, как можно жить в такой красоте. Она чувствовала себя как в музее антиквариата, но Максимилиан настоял на том, чтобы она поселилась в самом лучшем номере.

– К тому же тут безопаснее, любовь моя. Служба охраны отеля сможет защитить тебя от любопытных.

И Франческа смирилась. Разве она могла отказать Максимилиану хоть в чем-либо?

– Тебе уже привезли платье? – Лаура нетерпеливо прервала поток воспоминаний Франчески. – Покажи.

Франческа подошла к шкафу из красного дерева и распахнула дверцы. Там висело одно-единственное платье – свадебное.

Лаура ахнула. Да и Франческа, которая сама выбирала его, снова невольно залюбовалась его красотой.

Она решила отступить от традиционного белого цвета и выбрала нежный розово-кремовый оттенок. Платье было без рукавов, легкий шарфик будет окутывать плечи невесты и скрывать от любопытных взглядов ее прелести. Длинная юбка, чуть расклешенная книзу, создавала летящий силуэт. Рядом на маленькой подушечке стояли розовые туфли на высоком каблуке.

– Прямо как у Золушки, – прошептала восхищенная Лаура. – Примерь, Франческа, я умираю от желания увидеть, как это будет на тебе смотреться!

Но девушка отрицательно покачала головой.

– Осталось совсем немного, сестренка. Потерпи. Сегодня вечером ты все увидишь. А готово ли твое платье?

– Конечно, – самоуверенно ответила Лаура. – Как и платье Лучаны. Надеюсь, что она не поправилась и не похудела с тех пор, как я видела ее в последний раз. – Она хихикнула. – Я руководствовалась своим вкусом, когда выбирала платья, надеюсь, что ей понравится…

Лаура благоразумно промолчала о том, что Маргарет Толлард приняла активное участие в процессе выбора и оплаты платьев для подружек невесты. Мать Максимилиана желала, что бы все было по высшему разряду.

– Господи, Франческа, какая же ты счастливая. – Лаура подошла к сестре и обняла ее. – Я очень завидую тебе. Конечно, по-хорошему. Черную зависть я оставляю Лучане. – Лаура прыснула, представив себе кислую мину старшей сестры.

– А как твои дела с Тедом? – спросила Франческа.

Сегодня, конечно, ее день, но нельзя за бывать и о других!

– Великолепно. – Лицо Лауры светилось счастьем. – Кажется, я влюбляюсь в него все сильнее с каждым днем. Он тоже… – Лаура хитро прищурилась. – Дело за малым – официальным объяснением и предложением руки и сердца!

– Поздравляю, дорогая, – улыбнулась Франческа.

Только бы у Лауры все было хорошо! Главное, чтобы разочарование не поджидало ее на этот раз. Слишком часто ее легкомысленная сестренка строила воздушные замки, которые рушились очень быстро…

– Все будет замечательно, – зашептала Лаура. – Я обязательно поймаю твой свадебный букет и следующей выйду замуж! Мы с тобой будем самыми счастливыми на свете. Надо будет потом и Лучане кого-нибудь присмотреть, что бы она не слишком нервничала.

Лаура хихикнула и продолжила:

– Хотя, я думаю, что она сейчас охотится за Алехандро. Она теперь завидная невеста. Я уверена, он не устоит!

– Ах ты, болтушка, – рассмеялась Франческа и потрепала сестру по плечу. – Когда же ты научишься с уважением относиться к своим близким? Разве нельзя хотя бы в такой день не вспоминать старые распри?

Лаура покорно вздохнула, принимая упрек Франчески.

– Я больше не буду, – протянула она чуть гнусаво, подражая нашалившему ребенку.

– А ты приготовила свадебный подарок для Максимилиана? – вдруг спросила она.

Франческа кивнула.

– И что? – заинтересовалась Лаура. – Он здесь, в номере? Покажи мне, пожалуйста. Я уверена, это что-то особенное…

Франческа залилась счастливым смехом.

– Это и обычное, и особенное одновременно. Я надеюсь, что ему понравится.

– Что же это? – Лаура была заинтригована.

Франческа медленно погладила себя по пока еще плоскому животу.

– Наш малыш…

– Что? – Лаура широко распахнула глаза. – Ты беременна? Но когда ты успела?

– Еще в Риме, – виновато потупилась Франческа.

Она представляла себе, какую бурю негодования вызовет это известие.

– Ты не предохранялась с совершенно незнакомым человеком? – уточнила Лаура, не веря собственным ушам.

Она знала, что Франческа слишком оторвана от реальной жизни, но что бы до такой степени…

– Я так влюбилась… Я не могла ни о чем думать, – начала оправдываться Франческа. – Хорошо, я виновата. Но ведь все к лучшему, не так ли? – Она признала свою вину. – Перестань хмуриться, сестренка.

– Ты не перестаешь меня удивлять, – рассмеялась Лаура. – Стоило двадцать семь лет проспать летаргическим сном, чтобы потом за два месяца влюбиться в американского миллиардера, зачать от него ребенка и выйти за него замуж…

В дверь постучали.

– Открывай, изменница, – услышали девушки громовой голос Люки Керзотти.

– Папа! – взвизгнула Лаура и бросилась к двери, которую уже открывал степенный менеджер.

Через минуту пентхаус наполнился криками, поцелуями, шлепками и визгом. Семья Керзотти встретилась в полном составе. Даже Микеле им удалось разыскать, и он как в былые времена изо всех сил щипал сестер, выражая таким образом свою любовь и привязанность.

Люка сиял: все его дети рядом, чего еще желать человеку?

– Все приехали? – В дверном проеме возник Максимилиан.

Лаура с визгом бросилась закрывать шкаф со свадебным платьем, по дороге втолкнув Франческу в ванную комнату.

– Никаких встреч с невестой сегодня! – закричала она. – Такова традиция.

– Мистер Керзотти, – обратился Макс к пожилому итальянцу. – Максимилиан Толлард.

Пора было представиться своим настоящим именем.

Люка не без робости пожал протянутую руку. Как-то не привык он быть на короткой ноге с миллиардерами. Но Макс держал себя очень просто, словно он все еще был постояльцем в гостинице Люки.

Все члены семьи Керзотти приветствовали его. Лучана сдержанно улыбнулась ему, надеясь, что он успел забыть ее нескромные намеки в свой адрес.

– Арнольд покажет вам ваши номера, – сказал Максимилиан, когда с приветственными поцелуями было покончено.

Менеджер важно поклонился и распахнул дверь. Все семейство последовало за ним. Лаура не смогла устоять перед искушением посмотреть комнаты, которые Макс зарезервировал для ее семьи, и пошла с ними, совсем забыв о намерении охранять Франческу от посягательств жениха.

Максимилиан немедленно этим воспользовался. Как только последний Керзотти покинул пентхаус Франчески, он ловко захлопнул дверь и закрыл ее на замок.

– Выходи, любовь моя! – крикнул он. – Тебе от меня не спрятаться.

На пороге ванной комнаты появилась Франческа. Максимилиан подхватил ее на руки и закружил по комнате.

Франческа счастливо засмеялась. Что еще нужно, чтобы ощущать себя на вершине блаженства? Только вручить любимому свой подарок…

– Максимилиан, мне надо поговорить с тобой, – серьезно сказала девушка.

Он немедленно поставил ее на пол.

– Мне тоже, – ответил он не менее серьезно. – Я пришел сюда не только встретить твою семью, но и вручить тебе свадебный подарок.

Франческа залилась краской смущения. Максимилиан как будто читал ее мысли.

– Итак, я уступаю место даме. О чем ты хотела поговорить? – Он отошел в сторону и сел на диван.

Франческа осталась стоять. Она собиралась с духом.

– Нет, ты первый.

Максимилиан удивленно посмотрел на нее.

– Надеюсь, ты не готовишь мне никаких неприятных сюрпризов…

– Ни в коем случае, – рассмеялась его невеста, обнажая в улыбке белоснежные зубки.

– Хорошо, – вздохнул Макс с видимым облегчением. – Смотри.

Он протянул девушке черную кожаную папку, которую принес с собой и предусмотрительно положил на диван. Заинтригованная Франческа открыла ее и ахнула от восторга. Там были фотографии голубой красавицы-яхты. Темно-синие с золотом буквы ФРАНЧЕСКА украшали ее бока. Девушка прижала ладонь ко рту.

– Это твоя яхта, – сказал Максимилиан. – Тебе нравится?

Франческа кивнула головой. Она не находила нужных слов, чтобы выразить свое восхищение.

– Она ждет нас у Гавайских островов, где мы проведем медовый месяц.

Франческа рассматривала великолепные фотографии. Самая большая каюта – их спальня, в центре огромная овальная кровать под темно-зеленым покрывалом, на стенах развешаны снимки. Приглядевшись повнимательнее, девушка поняла, что это достопримечательности Рима, более того, все те места, которые они посетили вместе с Максимилианом.

– О, Макс, – прошептала Франческа, и на ее глаза навернулись слезы.

Так предусмотрительно с его стороны окружить ее любимыми вещами…

Она продолжила рассматривать содержимое папки. Интерьер яхты поражал своим великолепием. Особенно Франческе понравился лиловый салон. Пурпурно-лиловая обивка мебели удивительно гармонировала с фиалковыми занавесями и подушками. Витые свечи в золотистых канделябрах наполняли салон мерцающим загадочным светом. Франческа моментально представила себе романтический ужин в подобной обстановке и то, «что за ним последует…

Максимилиан внимательно наблюдал за девушкой. Он видел, что на ее губах играет таинственная улыбка, но думал, что она вызвана восхищением.

– Твой подарок чудесен, Макс, – медленно проговорила девушка, – но…

Максимилиан внутренне напрягся. Он столько сил вложил в эту яхту, что приходил в отчаяние от одной только Мысли о том, что Франческе может не понравится его подарок. А тут она прямо говорит, что есть проблема!

– В чем дело, дорогая? – спокойно спросил он.

Главное – не паниковать раньше времени.

– Здесь нет места для моего подарка, – пожала плечами девушка.

Максимилиан облегченно рассмеялся.

– Ну, это не страшно. Мы сможем внести любые изменения. – Он кинул на Франческу пытливый взгляд. – Вот только не думал я, что ты приготовишь мне что-то настолько большое. Что это? Половина Рима?

– Нет. Гораздо больше. – В глазах Франчески плясали насмешливые искорки. – Наш ребенок.

– Что? – Максимилиан вскочил с дивана. – Ты беременна?

Франческа кивнула. Ее забавляло удивление жениха.

– Рим? – Он вопросительно посмотрел на девушку.

– Да, – прошептала Франческа. – Уже два месяца.

– Господи… – Ошеломленный Максимилиан не сводил с нее глаз. – Я самый счастливый человек на свете!

Он подошел к Франческе и положил руку на ее живот.

– Ты вынашиваешь моего ребенка, – задумчиво произнес он. – Максимилиана Толларда Четвертого.

– Нашего ребенка, – поправила его Франческа с улыбкой. – И, возможно, будет девочка. Так что не делай поспешных выводов, господин миллиардер.

Максимилиан услышал упрек в ее голосе и виновато потупился.

– Прости. Конечно, ты права.

Франческа погладила его по щеке.

– А может, будет мальчик, – тихо сказала она. – Мы не будем торопиться. Пусть природа сама решит, как лучше, а мы примем любой ее выбор, правда?

– Да. – Глаза Максимилиана радостно блестели. – Подумать только, я скоро стану отцом.

– Да уж, пора бы, в тридцать пять лет… – поддела его Франческа.

– Да и ты вполне зрелая мамаша, – возвратил Максимилиан насмешку и тут же озабочен но спросил: – А ты была у врача? С тобой все в порядке?

– Все хорошо. Учти, я беременна, а не больна.

– Конечно, – покорно согласился Макс. – Ты уже рассказала кому-нибудь? – спросил он, отгоняя беспокойство.

– Нет. Я хотела, чтобы ты узнал первым, – призналась Франческа.

– Правильно сделала. Это будет наш маленький секрет. – Максимилиан подошел к ней ближе и обнял. – Я люблю тебя, – прошептал он.

– Я тоже тебя люблю. – Франческа прижалась к широкой груди жениха. – Римское лето не обмануло нас…

Максимилиан рассмеялся. Девушка запрокинула голову, и он прильнул к ее трепещущим губам страстным поцелуем.

– Пока смерть не разлучит вас!

Последние слова церемонии венчания эхом отдавались в ушах Франчески, когда она вышла из церкви рука об руку с Максимилианом. Их окружали многочисленные родственники и неизбежная охрана. К свадьбе Максимилиана Толларда Третьего многие проявляли интерес, и не всегда эти люди были благожелательно настроены.

Журналисты также не хотели пропустить та кое знаменательное событие. Несмотря на секретность, Макс не смог утаить то, что прием будет проводиться в ресторане «Римское лето». Это место слишком много значило для него и Франчески, чтобы пренебречь им ради того, чтобы спрятаться от толпы. Максимилиан и не желал скрываться. Он хотел показать всему миру, насколько он счастлив.

Подробное описание приема появилось во всех утренних газетах. Особое внимание было уделено ошеломляющему туалету невесты. Ведущие модельеры не скупились на похвалы вкусу и красоте Франчески. Все понимали, что Максимилиан сделал правильный выбор.

Дастин-Хэтченголды тоже присутствовали на приеме. Эвелина, сославшись на головную боль, осталась дома. Несмотря на то, что отношения между их семьями ничуть не изменились, она не могла заставить себя посмотреть в лицо жене Максимилиана. Зато она имела возможность наблюдать за церемонией по телевидению – краткий отчет о свадьбе был показан во всех новостях. Эвелина старалась найти хотя бы какой-нибудь недостаток во Франческе Толлард, но не могла. Она была вынуждена признать, что жена Макса безупречна, и это отнюдь не улучшило ее настроения…

Но Максимилиану и Франческе не было дела до всех тех, кого раздражало их счастье. Природа приветствовала молодых. Деревья оделись в праздничный красно-желтый наряд, теплый ветерок трепал волосы собравшихся на церемонии гостей, безоблачное небо радовало глаз. Дамы могли не бояться, что их наряды испортит неожиданный дождь или порыв ветра, и это существенно поднимало им настроение.

– А теперь тур вальса для молодых, – торжественно проговорил распорядитель.

Максимилиан взял Франческу за руку и вывел на середину зала. Оркестр заиграл. Плавные звуки вальса окутали их, вовлекли в легкий танец, оставив наедине друг с другом. Родственники и гости перестали существовать. Они были вдвоем, и ничто не могло нарушить их уединение.

– Помнишь наш первый танец в кабачке дядюшки Луиса? – вдруг спросил Максимилиан.

– Да, – чуть слышно прошептала Франческа.

Разве она могла забыть ту ночь, которая навсегда привязала ее к Максимилиану Толларду?

– Я едва не умер от ревности, когда ты пошла танцевать с тем парнем, – улыбнулся Макс.

Франческа подняла на него недоумевающие глаза.

– Зачем ты вспоминаешь все это сейчас?

– Минутку, – сказал Максимилиан и еле заметно махнул рукой дирижеру.

Темп танца немедленно изменился. Чинный, степенный вальс, направляемый умелой рукой, постепенно превращался в страстную кубинскую румбу. Франческа уловила тот самый ритм, под который они с Максимилианом танцевали в подвальчике дядюшки Луиса. Воспоминания нахлынули на нее. Она закрыла глаза и снова ощутила атмосферу того кабачка, свои собственные первые желания и робкие надежды.

– Я так счастлив, что ты со мной, – прошептал Максимилиан на ухо жене.

– Я люблю тебя, – выдохнула Франческа, коснувшись губами его щеки.

Максимилиана охватил огонь страсти. Она была настолько близко и так сильно дразнила его своим присутствием, что ему захотелось не медленно покинуть ресторан и укрыться где-нибудь с ней. Но традиция требовала, чтобы они доиграли свою роль до конца.

Максимилиан и Франческа продолжали танцевать. Неистовая румба звала их за собой, увлекала в пучину любви, будила нескромные желания. Они подчинялись ее пульсирующему ритму и плыли по волнам страсти. Жизнь улыбалась им, нежность согревала их сердца, и они без страха смотрели в будущее, ибо знали, что владеют самым ценным, что есть на земле, – Любовью.