/ Language: Русский / Genre:love

Умер-шмумер

Екатерина Вильмонт


Вильмонт Ектерин

Умер-шмумер

Ектерин ВИЛЬМОНТ

Умер-шмумер

- Мм, ты слышл, Рбинович умер!

- Ах, умер-шмумер, лишь бы был здоровенький!

Стрый еврейский некдот

В жркий мйский день н злитой солнцем нбережной Рейн з столиком кфе сидел мужчин.

Он был не слишком молод, небрежно одет и небрит, но при этом весь его облик свидетельствовл О том, что он нслждется жизнью. Перед ним стоял высокий сткн с пивом, взочк с орешкми.

Он смотрел н медленно текущие воды Рейн и рсслбленно вспоминл строчки "Лорелеи", зстрявшие в мозгу еще со школьных лет: "Jch weip nicht, was soil es bedeuten, dap ich so traurig bin" <Не зню, что стло со мною Душ моя грустью полн. (Пер, нем. В. Левик)>. Одним словом, ему было хорошо!

Из этой приятной рсслбленности его вырвл довольно резкий голос молоденького кельнер, который что-то быстро говорил смешному чернявому мльчонке с бойкими восточными глзми. Попрошйку гонит, лениво подумл мужчин, достл монетку и бросил прнишке. Тот н лету ее поймл и вприпрыжку унесся, по-видимому очень довольный.

Кельнер покчл головой с явным осуждением. Не ндо, мол, поткть этим туркм, и тк уж от них спсу нет... Но, рзумеется, ничего этого он не скзл.

"И кк это я проворонил, когд тут появились дмы?" Он с интересом принялся их рзглядывть.

Вернее одну, ибо вторя сидел к нему спиной. А т, первя, яркя блондинк, был очень недурн. Лет под сорок, что нзывется, в смом соку. Чувственный рот, изящный носик, роскошные плечи и грудь - одним словом, весьм ппетитня особ, жль только, в темных очкх. У ее подруги видны были лишь худенькие плечи и пышные кштновые с рыжинкой волосы. Они не немки, решил мужчин, нблюдя з ртикуляцией блондинки. Неужто русские? Хотя чему удивляться, в Гермнии сейчс полно русских, и эмигрнтов и туристов. Немножко сжло сердце, но он отхлебнул пив и срзу успокоился. Ну и что? Это все в длеком прошлом, сейчс мне хорошо. От русских нигде теперь не скроешься. Вот в прошлом году решил зняться дйвингом н Мльдивх, тк и тм первый человек, которого увидел, был русский. Кк же все изменилось. Черт побери, эт блондинк вполне подошл бы для легкого отпускного ромн.

Я уже достточно отдохнул, чтобы провести ночку другую с ткой киской. От этих мыслей - нет, дже не мыслей, ощущений - он немного приоснился и стл обдумывть, под кким предлогом подойти к дмм. Они вдруг громко рссмеялись, блондинк дже простонл: "Ой, не могу!" Действительно, русские.

Знчит, буду корчить из себя стопроцентного янки, чтобы не было лишних рзговоров. Эх, првд, вид у меня не слишком внтжный, ну д ничего... Нет, ндо подождть, пусть блондинк снимет очки, то, может, еще тким крокодилом окжется. Д нет, срзу видно - бб что ндо. Он почувствовл, что почти уже готов к любовным подвигм, тем более что русские ббы уж точно не позовут полицию, обвиняя его в сексульных домогтельствх. В этой Америке скоро стнешь импотентом... Но тут вторя женщин кким-то очровтельным движением зкинул руки, поднял свои роскошные волосы и зколол их н зтылке. Видимо, ей стло жрко. Нет, ндо снчл и н нее поглядеть, чтобы не дть мху. Шейк у нее прелестня, хрупкя, нежня, тк и хочется поцеловть... Д, я, кжется, уже хорошо отдохнул, усмехнулся он про себя. Срочно нужн бб! Интересно все-тки, эт с трогтельной шейкой ккя он?

Нверное, привлектельня, в том, кк он поднял волосы, был ккя-то невырзимя прелесть, что-то бесконечно женственное. "Das ewig Weibliche!" <Вечня женственность. (нем.)> Д, пожлуй, я хочу эту, с шейкой... Он встл и ленивой походкой нпрвился к тулету. Но, выйдя оттуд, обнружил, что з столиком остлсь только блондинк. Он сидел и рзглядывл толстую пчку фотогрфий, видимо недвно полученных в фототелье.

Что ж, знчит, не судьб, решил он и подошел к блондинке. Но он смерил его тким взглядом, что он весь внутренне скукожился, пробормотл "Sony" и вернулся з свой столик. Ничего, все нормльно, я слишком небрежно одет, видимо, русские женщины по-прежнему ценят мужчин в дорогих костюмх с глстукми. Д и при ближйшем рссмотрении эт блондинк ккя-то слишком глдкя, никких струн не зденет... А вот т, с шейкой... Глупости, брт, ты ее не видел, - может, н трогтельной шейке ткя мордоворотин... Д, скорее всего, тк и есть.

Ну их, этих бб, зчем мне сдлись сороклетние русские тетки? Нйду себе молоденькую немочку, говорят, они здорово сексульные и без комплексов, русскя еще влюбится, не дй бог, потом неприятностей не оберешься. Он зкзл еще пив и снов рсслбленно зкрыл глз. Ах, хорошо... Когд он их открыл, блондинки тоже не было з столиком. Вот и слвно. Сейчс рсплчусь и пойду пешком домой.

Кстти, вчер соседк с большим интересом н меня смотрел, очень миленькя девиц, лет двдцть пять, не больше... Он подозвл кельнер, рсплтился и вдруг зметил, что под столиком, з которым сидели русские дмы, вляется фотогрфия. Очевидно, блондинк выронил и не зметил. Он быстро нгнулся, поднял крточку, мельком взглянув н нее.

Тм н фоне пмятник Бетховену стоял... Ник! У него дже в глзх зрябило. Впрочем, без очков я могу и ошибиться, снимок достточно мелкий, не рзберешь, зря я не взял очки, глупость ккя. Он сунул фотогрфию в крмн и быстро пошел по нбережной. Нет, это чепух, мне померещилось, бред, тк не бывет... Откуд тут возьмется Ник? Господи, неужто он был в двух шгх от меня, я ее не узнл?

Я смотрел н ее волосы, шею, я ее хотел, но я не знл, что это он... И я ее упустил... Нет, нет, это не он, нет, просто похож, нверняк он просто похож н Нику.. И Ник всегд коротко стриглсь, говорил, терпеть не может длинные волосы... Но ведь именно тким движением он зкидывл руки, чтобы рсстегнуть свои любимые зеленые бусы, д-д, в этом движении всегд было что-то невырзимо очровтельное, волнующее. Но ведь прошло двдцть дв год... Сколько же ей сейчс? Сорок дв или сорок три? В принципе совсем немного для женщины...

Впрочем, женщины стреют по-рзному, в России они чсто рсплывются после первого же ребенк.

Интересно, кк у нее сложилсь жизнь? Змужем ли он? Сколько у нее детей? Где живет? Здесь, в Гермнии, или приехл туристкой? Скорее всего, тк, инче не стл бы снимться н фоне Бетховен, но где живет, в России или где-то еще? Теперь я уже этого не узню. Стой, дурк, скзл он себе, посмотри кк следует н фотогрфию, нверняк ты обознлся! Он вытщил крточку. Кк можно дльше отствил руку, вгляделся. Нет, все-тки это он, Ник! Лиц почти не рзобрть, но все рвно... Он вдруг ощутил ткую острую боль под ложечкой, что чуть не согнулся пополм. Только этого еще не хвтло!

Эт боль не двл о себе знть уже лет семь, с тех пор кк он рзвелся с Элли. Нет, ндо взять себя в руки. В конце концов, все в прошлом. Ник другя, и я другой, между нми двно все порвно, и слв богу! Интересно, он збыл меня? Нверняк, мло ли у нее в жизни было мужиков, вряд ли он всех помнит... Но я же не все... Я же не збыл ее. Хотя и не вспоминл почти. Зпретил себе вспоминть и не" вспоминл. Вот и сейчс ндо зпретить себе думть о ней. Знчит, судьбе было неугодно, чтобы мы встретились. И лучше всего порвть, к черту, эту фотогрфию. Хотя нет, зчем? Иногд дже приятно будет взглянуть, потом, когд вернусь домой... Покжу снимок Бену. Пусть видит, ккие очровтельные женщины встречются в Бонне, который он нзвл скучнейшим городом... Но Бен не поймет, не оценит, он предпочитет бб бскетбольного рост. Мне нрвится Бонн, мленький город, по нему тк приятно ходить пешком. Пойду-к я домой, по дороге пообедю в кфе н площди, тм ткие вкусные колбски, чтобы не дрыхнуть после обед, съезжу в Кельн, может, если соседк окжется дом, приглшу ее поужинть - и все будет отлично, просто здорово! Хороший перепих с молоденькой телкой, и все глупости вылетят из головы. Блгие мысли пробудили здоровый ппетит, и он прибвил шг. От боли под ложечкой не остлось и воспоминния. Вот что знчит иметь силу воли!

Усевшись в кфе н простой деревянной лвке, он взял меню и, не успев дже его рскрыть, зметил Нику. Он стоял у витрины пиццерии в нескольких шгх от него. Теперь он мог внимтельно рссмотреть ее всю, но у него перед глзми почему-то плыл тумн. Ккя он прелестня... Вот сейчс соберусь с духом и подойду к ней. И гори оно все синим плменем! Интересно, голос у нее все ткой же? Но в этот момент к Нике подбежл зпыхвшяся блондинк, что-то быстро скзл и чуть ли не силой поволокл куд-то.

К нему спешил кельнерш, но он только рукой мхнул и пошел вслед з женщинми, см не зня зчем. Они вошли в большой универсльный мгзин. Он кк привязнный плелся следом, хотя вообще-то ненвидел тскться по мгзинм. Идиот, куд я прусь? Женщины поднялись н эсклторе н третий этж, и блондинк повел Нику в отдел женских плтьев. Однко они не стли бродить от вешлки к вешлке, блондинк двиглсь целенпрвленно и решительно снял плечики с чем-то темно-зеленым. Нике всегд шел зеленый, вспомнил он. Внимтельно оглядев зеленую тряпочку, он вошл в примерочную. Блондинк остлсь в зле. У нее ззвонил сотовый телефон.

- Алло! Д, ммочк! Мы с Никой шопингуем!

Все нормльно, не волнуйся! Д нет, ты же знешь, у нс сегодня рндевушк! Ндо ж ей немножко прибрхлиться! Все в порядке, ммочк, мы уже большие девочки. Д-д, ну все, пок!

Из примерочной выглянул Ник:

- Алл! Иди сюд!

Блондинк скрылсь в примерочной, и оттуд послышлся ее возбужденный голос:

- Тебе потрясюще это идет! Ерунд, совсем не тк уж дорого! Я тебе это дрю!

- Нет, Алк, я см, дже не думй, я просто не уверен, что это мое...

- Твое, это именно то, что нужно! - Может, лучше черное?

- Д ты что, посмотри, посмотри! Я кк увидел, срзу решил: это для Веронички!

- Вообще-то и впрвду крсиво...

- Берешь?

- Д, нверное...

Он вдруг подбежл к продвщице и быстро скзл по-немецки:

- Фрейлейн, я хочу зплтить з это зеленое плтье, что примеряет русскя дм. Но, пожлуйст, не объясняйте ей ничего, просто скжите, что оплчено!

Он быстро вытщил кредитку и сунул продвщице. Т кивнул и одобрительно улыбнулсь: ей, видимо, понрвилсь ткя ромнтическя ситуция. См он метнулся в сторону. В этот момент дмы вышли из примерочной.

- Мы берем! - по-немецки скзл блондинк.

Ник вытщил кошелек. Ну конечно, русские до сих пор плтят нличными, усмехнулся он.

- То есть кк - оплчено? - воскликнул Алл. - Кем оплчено? Кким еще мужчиной? Что з чепух, я ничего не понимю!

Он отлично говорит по-немецки, подумл он, нверное, двно здесь живет.

- Ник, - уже по-русски обртилсь к ней Алл, - продвщиц говорит, что плтье оплтил ккой-то тип...

- Что? Ккой тип?

- Д я не зню, но он говорит, покупк оплчен! Ты что-нибудь понимешь?

- Алл, это ккя-то путниц. Вероятно, плтье кто-то уже купил до нс и просто еще не збрл!

- Что ж, я, по-немецки, что ли, не понимю?

Между тем продвщиц сложил плтье, снял с него плстмссовое сигнльное устройство и сунул в пкет.

- Вот возьмите, спсибо з покупку, зходите к нм еще!

С этими словми он протянул пкет Нике.

- Послушйте, фрейлейн, но что это з тип, что он скзл? - недоуменно допытывлсь Алл.

- Не зню, подошел мужчин, довольно приятной нружности, скзл, что хочет подрить дме это зеленое плтье, зплтил и ушел. Д вы не волнуйтесь, все в порядке, вероятно, это ккой-то тйный поклонник мдм, улыбнулсь девушк.

- Ну, Никуш, ты дешь! - покчл головой Алл и решительно взял пкет. - Что ж, если ншелся ткой дурк, скжем ему спсибо! Шмотк дром достлсь, теперь спокойно можешь купить себе еще что-нибудь без всяких угрызений совести. Идем, идем, тебе еще ндо привести себя в порядок, отдохнуть! И мне, кстти, тоже, я с ног влюсь!

- Подожди, Алл, я уверен, что это недорзумение! И оно мне не нрвится!

- Ник, ты знуд! Ну, может, ты ккому-нибудь строму болвну приглянулсь и он решил поигрть в тинственного блгодетеля! И вообще, дют - бери!

- Но с ккой стти?

- Ой, ты меня достл! Не хочешь - не бери!

Пойди отдй плтье продвщице. Очень в твоем духе!

- Думешь, не ндо отдвть?

- О господи, что ты з человек! Тебе подрили шмотку, что ндо скзть? Спсибо! Тебя в детстве не учили?

- Но ведь некому скзть спсибо...

- Тк оно еще и лучше! Идем, идем, дурех!

И он буквльно поволокл Нику к эсклтору.

А он вернулся к продвщице збрть кредитку.

- Спсибо вм, фрейлейн, вы очень меня выручили.

- Дм был смущен.

- Ничего стршного, все в порядке! Вы отлично держлись, фрейлейн!

И он поспешил вниз. Им овлдел охотничий зрт. Но видимо, промедление окзлось роковым. Он нигде не обнружил двух подруг, они кк сквозь землю провлились. Идиот, зчем ндо было любезничть с продвщицей? Ах, кретин! Он еще потоптлся возле мгзин, потом вернулся, обошел весь первый этж, но Ники нигде не было.

А тут еще он вспомнил, что тк и не успел пообедть. Ему стло грустно, и он поплелся в то смое кфе, из которого тк поспешно ушел. Однко, когд он поел, хорошее нстроение к нему вернулось. А может, оно и к лучшему! Не встречлись столько лет, ну и не ндо... Мло ли кк сложилсь ее жизнь, мло ли что может выясниться... А вдруг он от меня тройню родил? Првд, он вроде не был беременной, когд я уехл, но кто этих бб знет... Может, збеременел тогд от кого-то еще, сейчс мне преподнесет эту тройню, и я буду всю жизнь... Хотя дже если он родил, то этой тройне кк минимум больше двдцти, но совесть будет меня мучить и все ткое. Впрочем, дже если он никого не родил, жизнь ее плохо сложилсь, меня все рвно будет мучить совесть... Нет, к черту прошлое! Я сделл ей приятный сюрприз, и хвтит... Впрочем, н несчстную он не похож... Нет, не хочу! У нее своя жизнь, у меня своя, тк зчем бередить стрые рны? Совершенно ни к чему.

И он медленно побрел к дому, где нходилсь квртир его строго приятеля Томс, который уехл в Новую Зелндию. И чтобы уж совсем покончить с прошлым, он купил цветы для любезной и хорошенькой соседки, что передл ему ключи, покзл, где что лежит, и весьм дружелюбно н него смотрел. Что ж, все не тк уж плохо, глвное - не оглядывться нзд!

Соседку звли Гби, и он срзу же соглсилсь провести вечер с ним. В том, что вечер плвно перетечет в ночь, он уже не сомневлся. Гби был достточно хорош, вполне молод и, кжется, не обременен никкими комплексми. То, что нужно, одним словом. Нстроение испрвилось, и когд он принимл душ, то дже нсвистывл, но вдруг противной, скользкой гдиной в душу зползл скзння Аллой фрз: "У нс сегодня рндевушк!" Рндевушк! И Ник будет н этой рндевушке, и очень возможно, у нее вечер тоже плвно перетечет в ночь... Женщин н отдыхе...

Но при мысли, что ккой-то чужой потный мужик будет лпть Нику, и хорошо, если только лпть.., его зтошнило и под ложечкой опять зболело. Бред! Чистой воды бред! Двдцть дв год я жил и не думл об этом, ведь он не ушл в монстырь, он жил среди людей, среди мужчин и стл только привлектельнее с годми, не усохл, кк иной рз усыхют одинокие женщины, он стл еще желннее. И кто знет, сколько их было... Он уже, нверное, и не помнит своего первого мужчину, своего Влд, которого любил когд-то... Тк любил, что осточертел ему со своей любовью, со своими змшкми типично русской ббы, првд несколько отрвленной интеллигентностью, что только усугубляло обременительную н тот момент любовь. Тьфу-тьфу-тьфу, боже меня упси, нет, только не любовь! Он двно уже усвоил: от любви одни неприятности, вот голый секс - то, что ндо. Кк говорит Бен, "спрвил нужду - и свободен"! Все очень просто, у меня двно не было ббы, я слишком устл, сейчс отдохнул, вот трхну Гби - и все будет о'кей! Он умел успокивть себя.

К тому моменту, когд вечер должен был уже плвно перейти в ночь, он вдруг с ужсом понял, что бсолютно не хочет Гби. Черт, до чего неловко. Кк бы тк изящно от нее избвиться? А он уже томно и многознчительно н него посмтривет.

Дело в том, что весь вечер он невольно срвнивл ее с Никой, и хотя н уровне рзум срвнения были безусловно в пользу Гби, но весь его оргнизм ее отторгл, оргнизм хотел Нику, и только Нику. Фу, кк некрсиво: девушк, похоже, рсплилсь, я... Может, все-тки рискнуть и попытться? А если ничего не выйдет, кк я буду выглядеть? Нет, это плохя предпосылк, теперь уж обязтельно ничего не выйдет... Ндо срочно что-то придумть... Вот тк всегд... И тут вдруг н помощь пришл спсительня боль под ложечкой. Он буквльно согнулся пополм. И что смое интересное, нисколько не притворялся. Гби испуглсь:

- Что с вми? Может, вызвть мбулнс? У вс есть стрховк?

- Есть, все есть, но никого вызывть не ндо...

Со мной бывет. Уж очень не вовремя... Ты прости, детк...

- Чем вм помочь? Вы что-то не то съели? Но это очень хороший ресторн...

- Д нет, все было прекрсно, незбывемо, и еще будет прекрсно... Просто мне ндо лечь... Я сейчс приму тблетку.. Ох, черт, я збыл взять с собой, ндо поскорее добрться до дом...

Он вызвл ткси и отвезл его, скрюченного, домой. Он принял тблетку и в изнеможении рухнул н дивн.

- Вы уверены, что не нужен врч?

- Уверен. Я выпью снотворного, все пройдет.

- С вми посидеть? Сделть вм чй?

- Нет-нет, спсибо, ничего не нужно. Ты прости меня, видно, я уже стрый...

Он кк-то нхльно усмехнулсь и ушл. Нверное, обо всем догдлсь. Но едв з ней зкрылсь дверь, кк боль отпустил. Он с нслждением рспрямился, вытянул ноги и зкрыл глз. Ник, где ты?

***

Утром, еще леж в постели, он попытлся осмыслить произошедшее... Неужто теперь Ник будет мешть его отношениям с женщинми? Нет, об этом дже думть нельзя, инче именно тк все и будет. Нельзя себя н это прогрммировть. Нет-нет! Ник - прошлое, длекое прошлое, жить я хочу сейчс. И с женщинми тоже. Аскез не мой путь. Знчит, усилием воли ндо выкинуть ее из головы. Котофеич! Он любил в иные минуты звть ее Котофеичем. Ей это почему-то нрвилось... Ее отчество - Тимофеевн, вот он и нзвл ее кк-то Вероник Котофеевн, тм уж и до Котофеич недлеко. Черт, опять эти идиотские мысли... И почему, зчем мы об окзлись в этом мленьком немецком городе, бывшей столице? Что, н свете мло других городов? Нет, я буду бороться. Он зкрыл глз и вызвл в пмяти Джинджер, умопомрчительно сексульную мултку, с которой встретился н Гвйях. Ккя фигур, ккие формы, темпермент! Мысли о ней не рз выручли его в щекотливых ситуциях, к сожлению случвшихся в последние годы. Не чсто, првд, можно скзть очень редко, но все же. И Джинджер неизменно приходил н помощь, стоило только ее вспомнить.

Но сейчс... Сейчс он покзлсь просто роскошной женщиной н экрне видео, ткой же плоской и бестелесной... А вот это уже никуд не годится!

Он вскочил и нервно стл шрить по крмнм в поискх сигрет, совершенно позбыв, что уже лет пять, кк бросил курить. Это невроз. Если уж Джинджер не возбуждет... Ерунд, все ерунд, я же, в конце концов, не пробовл.., просто не хотел Гби, дело именно в этом, он не в моем вкусе, и только. А с другой все прекрсно получится. Кстти, если бы я вовремя призвл н помощь Джинджер, могло получиться и с Гби. Может, стоит попробовть? Ндо же кк-то опрвдться перед нею.

Нет, к черту Гби, он вчер тк усмехнулсь уходя.

Сучк, похотливя сучк... Брр! И вообще, может, лучше смотться из Бонн, от грех подльше?

Впрочем, с Никой мы больше, скорее всего, не встретимся, опсность не столь уж велик. А Гби ведь где-то рботет, и уж днем можно ничего не бояться, по вечерм буду куд-нибудь уезжть.

Вот! То, что ндо! Пойду сейчс и возьму нпрокт мшину, чтобы не сшивться в Бонне. Поктюсь по окрестностям, съезжу в Бд-Годесберг, в Кельн, в Дюссельдорф, глвное - избегть туристических мест и больших мгзинов. А хотелось бы взглянуть н Котофеич в том зеленом плтье, ей, нверное, к лицу. Когд-то он мечтл иметь целый ворох плтьев, тк и говорил - целый ворох плтьев... Сейчс я спокойно могу купить ей этот вожделенный ворох, тогд мог только смеяться... Д что з нвждение? Я все время думю о ней, дже против воли. Но я ведь ее потерял... Бог знет где он... Он рухнул в кресло, зкрыл глз и снов вызвл в пмяти Джинджер, ее грудной смех, сводивший его с ум, кожу цвет молочного шоколд, но вместо Джинджер увидел почему-то всегд умилявшую его оспинку н Никином предплечье. Двдцть дв год не вспоминл ее, и вот поди ж ты!.. Интересно, что он подумл, кто купил ей плтье? Нверное, сочинил ккую-нибудь ромнтическую чепуховину, не имеющую ко мне никкого отношения. Эт мысль почему-то причинял боль. Нет, нельзя поддвться кретинским снтиментм. Он решил зняться гимнстикой. Полчс истязл себя, потом принял контрстный душ, выпил большой сткн пельсинового сок и ощутил желнную бодрость.

Зхотелось есть. Вот это уже вполне нормльно! - с удовольствием подумл он и стл рыться в холодильнике. Аг, вот роскошня Вестфльскя ветчин, ндо бы выйти купить свежего хлеб, но лень, лучше сделю тосты из вчершнего, кстти, ндо покупть хлеб рзумнее, чтобы не звливлся, н один рз. Убрв посуду, он оделся, побрился и бодрым, пружинящим шгом вышел н улицу. Погод испортилсь, похолодло, и нкрпывл дождь. Вот и отлично, подумл он. Меньше шнсов столкнуться... Он взял нпрокт белый "Фольксвген-Гольф" и поехл колесить по окрестностям Бонн, достточно живописным. В результте крсивя дорог привел его к стринному змку, в котором проводились экскурсии. Оглядевшись по сторонм кк-то дже воровто, он убедился, что никких русских в группе нет, и присоединился к экскурснтм. Стены в змке были ткие толстые, что в злх стоял лютый холод - и через двдцть минут он продрог и рзозлился, тем более что видел уже подобные змки, и не рз. И вдруг в мозгу см собой всплыл фрз, кжется, из дневников Льв Толстого: "Не т бб стршн, что з х.., держит, т, что з душу держит". Тк, приехли, нчинется! Толстой в ход пошел, теперь еще немножко Достоевского - и готово... Ностльгия! Когд групп нконец вышл из змк, он сломя голову кинулся к мшине - греться. Д чепух все это, ни з что он меня не держит!

Я и не вспоминл о ней, и вдруг... Все-тки безделье - опсня штук! Я, кжется, понял, почему мерикнцы рботют кк оголтелые. Это же нция эмигрнтов, вот все они и стрются збыть свою родину, дже н генетическом уровне. Мысль покзлсь ему удчной, хотя он не был уверен в ее оригинльности. Ндо будет поговорить н эту тему с Беном. И обязтельно выкинуть Никину фотогрфию. Он полез в крмн, но вспомнил, что сегодня н нем другие брюки. Ничего, вечером выброшу. Интересно, кк у нее прошел вчершний вечер? "Рндевушк", кк вырзилсь блондинк Алл. Впрочем, рндевушк вчетвером - это не стршно. Хотя кто знет... Нет, Ник не способн н групповуху! Фу, что з мысли лезут в голову! Он достл крту и выяснил, что совсем близко есть ресторн. И поехл туд, тк кк от холод и дурцких ностльгических мыслей здорово проголодлся.

Ресторн окзлся хорошим, он пообедл и решил мхнуть в Кельн, тм у него был знкомя семья, милые интеллигентные люди. Проведу вечерок в нормльном доме, поговорю н отвлеченные темы - и всю дурь кк рукой снимет. Он зшел в мгзин, купил бутылку виски. Если Моргнеров не будет дом, бутылк не пропдет. Но ндо им все-тки позвонить, зписную книжку и мобильный телефон я оствил дом. Зеду н минутку, переоденусь, тем более погод переменилсь и в этой куртке я зпрюсь... У Моргнеров втоответчик сообщил, что хозяев уехли. Ну и бог с ними, решил он, все рвно поеду в Кельн, погуляю, поброжу по улицм, тм ничто не будет нпоминть о Нике... Черт, черт, черт, эт Ник кк больной зуб, мешет жить! Больной зуб ндо вырвть, это смый рдикльный способ. Но чтобы вырвть зуб, ндо его иметь, скзл он себе. А рз его нет, знчит, и болеть нечему. См усмехнувшись своей логике, он вышел из дому и побрел к стоянке, где оствил мшину. И тут же н глз ему поплсь реклм духов "Земляник". Гдость, нверное. Земляник! Ник! Тьфу ты, я, кжется, схожу с ум! Он тк рссердился н себя, что чуть не бегом бросился н стоянку. Но потом вдруг рздумл. В Кельне я с мшиной змучюсь. Пойду лучше н вокзл, тут совсем близко, и скоро буду в Кельне, зйду в собор. Хотя что тм делть? Я ведь неверующий, в Кельнском соборе бывл не рз, и вообще... Ему вдруг рсхотелось куд бы то ни было ехть. Нет, это черт знет что! С чего это я рсклеился, кк идиот? Есть, конечно, прекрсный выход - пойти сейчс домой, выжрть бутылку купленного для Моргнеров виски и звлиться спть до утр. Утро вечер мудренее. Может быть, звтр Ники уже не будет в Бонне - и кончится это нвждение. Вот проснусь утром и срзу почувствую, тут он или нет. Впрочем, это вполне ностльгическя идея - нпиться до положения риз. Но тогд уж ндо пить не виски, водку, родную русскую водку, усмехнулся он про себя. Д-д, именно водку! Он взглянул н чсы. Пять. Приличные люди в это время пьют чй! А кто скзл, что я приличный? Я совершенно, бсолютно неприличный! Неприлично тк психовть от одного только вид женщины, которую бросил двдцть дв год нзд! Погруженный в эти дурцкие мысли, он брел по улицм прелестного и, несмотря н еще недвний столичный сттус, вполне провинцильного городк, и см не зметил, кк вышел н нбережную. Светило солнце, было тепло, приятно. И вдруг он увидел Нику!

Он шл нвстречу ему, нет, не шл, почти летел.

Только он умел тк летть... Он всегд ходил очень быстро, но, когд шл ему нвстречу, он говорил себе: вот летит Ник, моя Богиня победы! Невольно он метнулся в сторону, он не был готов к этой встрече. И тут же увидел, что вовсе не к нему он летел. Нет, нвстречу ей шел мужчин, немолодой, но вполне импознтный. Вот они сошлись, он поцеловл ее в щечку, взял под руку - и он кк-то очень доверчиво к нему прильнул. Опять рндевушк, подумл он злобно. Небось только вчер познкомились, сегодня он уже целует ее в щечку, нгля морд! И он тоже хорош. Видно, у нее вечер удчно перетек в ночь, вон кк идет, почти летит... Мужчин между тем слегк приобнял ее з плечи, они чему-то весело смеялись. Он чувствовл, что готов броситься между ними, нбить морду этому ее ххлю, схвтить Нику и увезти куд-нибудь подльше, чтобы никкие чужие мужики не смели ее обнимть. Что з нглость! А он ведь позволяет, сук ткя! Вот они остновились и он, смеясь, снял что-то у него со лб своим тонким пльчиком. Кокетничет, дрянь! Интересно, куд это они идут? Нет, не идут, бредут! Тк бродят влюбленные в стрых фильмх. Сейчс не хвтет только, чтобы пошел дождь и этот хмырь целовл бы Никино лицо, злитое дождем и слезми счстья. Его зтошнило. Но нд Бонном светило солнце, и Ник с квлером, по-видимому, все-тки не брел куд глз глядят, вполне целенпрвленно шл к дому н Томс-Мнн-штрссе. Он ключом открыл дверь подъезд, и они вошли. Дверь зкрылсь. Аг, вероятно, тут живет блондинк Алл, сообрзил он. Отлично, по крйней мере, я зню, где искть Нику! Но зчем, зчем мне ее искть, глвное, что они сейчс тм делют? Опять зболело под ложечкой, д кк! Он прислонился к стене и попытлся выровнять дыхние. Если блондинки нет дом, то все возможно. Может быть, кк рз сейчс Ник этим своим сводящим с ум движением зкидывет руки и рсстегивет бусы... Н ней и сегодня были бусы, только совсем уже другие, не зеленые... Кретин, в очередной рз воззвл он к себе смому, что ты делешь? Сшивешься под дверью чужого дом, где, возможно, предется любви бб, которую ты см бросил двдцть дв год нзд. Д еще и корчишься от боли. Стыдно, глупо, унизительно до чертиков... Д он же блядь, вчер познкомилсь с этим типом, сегодня уже предется... Иди отсюд и збудь... Один рз сумел збыть больше чем н двдцть лет, тк и теперь сумеешь.

Он тебе не нужн, и ты ей совершенно не нужен.

Он тебя двно похоронил, ты же см решил, что для нее будет лучше, если ты умрешь... Вот ты и умер для нее. Тк что появляться перед этой женщиной попросту негумнно! Он еще, чего доброго, в обморок грохнется, возись потом с ней... И зсыплет его упрекми, стнет говорить, что он ей жизнь рзбил, что... Боль постепенно отступил, он смог глубоко вдохнуть и уже решил уйти, но тут дверь открылсь и вышл Ник с квлером. Он отступил з дерево и впился в нее глзми. Вид у нее был нормльный, спокойный, не похоже, что он чему-то тм предвлсь... Дже не целовлись, нверное. Д и времени прошло всего ничего, минут десять от силы, не кошки же они... Ему стло легче.

Он зметил только, что Ник сменил туфли. Они говорят по-русски и н "вы", что тоже приятно. Вот теперь они действительно бродили... Все понятно, он ндел н свиднку туфли н кблукх, в них не больно-то побродишь. А теперь броди - не хочу!

Дур, думл небось, что он ее срзу поведет в ккое-нибудь шикрное зведение, он, видите ли, решил бродить! Бродить, конечно, дешевле! Они брели по улицм, он тщился з ними, отчетливо понимя, кк это глупо и унизительно. Но вот нконец они зшли в уличное кфе под цветущими розовыми кштнми. Он тоже вошел и пристроился неподлеку. Что я тут делю? Я ведь ей совершенно не нужен, он не чувствует, что я рядом, вон н улице ни рзу дже не оглянулсь, и сейчс в мою сторону не глядит... И в ту же секунду Ник вдруг нчл беспокойно озирться. Он уткнулся в меню. К прочке подошл молоденькя кельнерш, через две минуты он же подошл к нему. Он зкзл чшку кофе. Никин квлер между тем взял ее руки в свои и, глядя н нее с нежностью, стл что-то взволновнно говорить. Он зрделсь, улыбнулсь и что-то скзл в ответ. А мужик вдруг прижл ее лдони к своим щекм и нчл их целовть. Тк, очень интересно. Он о чем-то ее спросил, он, зрдевшись, видимо, соглсилсь. Н что, хотел бы я знть. Переспть с ним? Но, судя по всему, это уже пройденный этп. А может, он сделл ей предложение? Руки и сердц, кк говорится? Но с чего я взял, что он не змужем? Впрочем, змужней ббе тоже можно предложить руку и сердце... Он ему кивнул, знчит, соглсилсь. Если он змужем, то это довольно подло... А если не змужем... Опять зболело под ложечкой. Змужем - не змужем, ккя рзниц, но ведь со всеми ними он спит... И с мужем, невесть кким по счету, и с этим... Нет, это уж слишком, он смотрит н нее с ткой любовью...

А он тоже с нежностью н него смотрит... Он в бешенстве швырнул н столик деньги. И выбежл из кфе. Но уйти не было сил. И он увидел, кк мужик вдруг вскочил и тоже выбежл из кфе. Ник остлсь одн, н губх ее все еще игрл нежня улыбк, от которой можно было сойти с ум. Ккя он худенькя, вдруг подумл он. Боже, до чего он прелестн, это смя прелестня женщин из всех, кого я видел... Вот сейчс подойду к ней - и будь что будет. Но тут он увидел, что квлер ее вернулся с пятью шикрными чйными розми. Ник просиял, понюхл розы, мужик нежно ее поцеловл. Убью, к чертовой мтери! И вдруг ему в голову пришл мысль, покзвшяся очень удчной. Вот сейчс, стрый хрыч, я тебе обедню испорчу! Он бегом пересек площдь и буквльно ворвлся в цветочный мгзин. Немолодя продвщиц улыбнулсь ему:

- Добрый день. Что вы хотите?

- Мне нужен большой крсивый букет, но немедленно!

- О, это не проблем, только скжите...

- Вот этот!

- Этот, к сожлению, уже продн!

- Умоляю, продйте его мне!

- Извините, это невозможно, вот этот вм не подойдет?

И тут его опять осенило:

- У вс есть чйные розы?

- Ну конечно!

- Тогд, пожлуйст, пятьдесят роз!

- Пятьдесят? Сию минуту.. Я не уверен, что столько смогу нбрть...

- Ничего, пусть немного меньше. Только скорее.

- Хорошо, хорошо, у меня двдцть семь...

- Пусть... И пожлуйст, вы можете кого-нибудь послть вон в то кфе?

- Рзумеется, букет для дмы, которя сидит в кфе?

- Конечно.

- Вы не могли бы покзть мне эту дму?

- Зчем это?

- А вы сми понесете розы? - улыбнулсь продвщиц. - Или вы хотите их послть?

- Послть, конечно, послть, я же скзл.

- Но мне придется сделть это смой, моей помощницы сейчс нет.

Он вместе с ним вышл из мгзин, и он покзл ей Нику Н столике перед ней уже стояли чйные розы.

- О, я понимю, - опять улыбнулсь женщин, - уверяю вс, двдцть семь роз более чем достточно.

Если бы вы посылли цветы дме домой, это другое дело, но в кфе...

- Д, нверное, вы првы, но поторопитесь, умоляю!

- Не волнуйтесь, вш дм только приступил к мороженому!

- Господи, кк вы рзглядели?

- У меня дльнозоркость, - улыбнулсь опять продвщиц, зворчивя розы в крсивую бумгу. - Вот видите, прекрсный букет получился. Хотите что-нибудь нписть?

- Д-д, обязтельно!

- Вы можете выбрть крточку.

- Ккя рзниц, двйте любую! - Он весь дрожл от нетерпения, схвтил первую попвшуюся и нписл, не здумывясь: "Котофеич, жду звтр в десять утр у пмятник Бетховену. Целую.

Влд".

В этот момент в мгзин, зпыхвшись, вбежл девчонк лет пятндцти. Продвщиц скзл:

- Трудхен, ндо этот букет отнести в кфе. Тм з столиком, где стоят нши чйные розы, сидит дм в бежевом костюме.

Девочк глянул н букет, н покуптеля и прыснул. Потом кивнул и вприпрыжку понеслсь исполнять поручение. Он поспешил з ней.

- Стой, не беги тк! - крикнул он.

Он остновилсь, подождл его.

- Хотите видеть знментельный момент?

Ну и нхлк!

- Не волнуйтесь, у вс больше роз и больше шнсов!

- Иди уже! - рзозлился он.

Девчонк вбежл в кфе и подл Нике букет.

Ник и ее ххль стли озирться, но он уже стоял з кштном. Тк что дже бойкя Трудхен его не зметил. Квлер сунул ей ккую-то монетку, и он унеслсь.

Он сумел подобрться довольно близко и увидел, что у Ники лицо рстерянное и встревоженное.

Он недоуменно пожимл плечми и что-то, словно опрвдывясь, говорил квлеру. Тот взял букет и обнружил в нем конверт с крточкой. Протянул его Нике. Т вытщил крточку и смертельно побледнел. Кзлось, он близк к обмороку. Эффект удлся! Нверное, это нехорошо, дже жестоко, зпоздло подумл он. Нверное, я что-то поломл... Но зчем он ей нужен, если есть я? И словно в подтверждение этой мысли, Ник встл, взял его букет и словно сомнмбул побрел к выходу из кфе. Квлер вскочил, бросил н столик деньги и поспешил з ней, пять его роз остлись стоять н столике.

Ночь он почти не спл, мучился, идти н это свидние или не идти. А потом решил, что вот проснется утром и решит. Утро вечер мудренее. Почему я нзнчил свидние н утро, н десять чсов, в ткую рнь? Идиот, ндо было нзнчить н вчершний вечер, зчем ей мучиться целую ночь? И вообще, один рз я ей жизнь уже поломл, зчем второй-то? Может, у нее с этим мужиком могло что-то слдиться, я влез... Ах, кк некрсиво, кк подло и гнусно... Нет, я не пойду, пусть думет, что кто-то ее жестоко рзыгрл... Д и вообще, что я ей скжу? Извини, подруг, я тк, н минуточку, жив-здоров и рд тебя видеть тоже в добром здрвии?

Глупо, глупо... Я чувствую себя полным идиотом.

Он вдруг живо предствил себе Нику, стоящую в одиночестве у пмятник Бетховену, снчл в ндежде озирющуюся вокруг, потом горько рзочровнную, в унынии бредущую прочь... Нет, это слишком, тк нельзя, это не по-мужски, скзв "", ндо говорить "б"... Он вскочил, зметлся по комнте, подбежл к окну, чтобы открыть его, и увидел, кк из подъезд выходит Гби под руку с молодым человеком. Эт времени дром не теряет. Ну и черт с ней. У меня сегодня свидние с Никой! Ндо выглядеть мужчиной, не рзмзней. Д-д, я пойду н эту встречу, чем бы он ни кончилсь, я просто вырву этот больной зуб и тогд смогу спокойно, с чистой совестью, жить дльше, когд этот зуб будет вырвн, чем черт не шутит, я еще трхну Гби, чтоб не считл меня трусом и импотентом. Конечно, Ник нкинется н меня с упрекми или будет долго плкть, но ндо, ндо это перетерпеть, чтобы нормльно жить дльше. Я не ткой уж фтлист, но, видно, судьбе было угодно, чтобы н этом этпе своей жизни я рссчитлся уже со всеми долгми. И он решил зняться гимнстикой.

***

Ровно в десять он стоял у пмятник Бетховену.

Рядом молоденькя девушк рзворчивл торговлю цветми. Но он решил не покупть цветов, к чему они сейчс?.. Не до них... Н чсх было уже три минуты одинндцтого. И тут вдруг он подумл: что, если Ник не придет? Просто не пожелет его видеть? Он ведь умер для нее! Тк зчем его оживлять?

Он будет только помехой в ее жизни... Но тут он увидел ее. Он шл не спеш, вовсе не летел ему нвстречу, кк некогд. Он ощутил укол рзочровния.

- Ник!

- Привет! - скзл он кк-то дже весело. - Ты, знчит, жив? Что ж, хорошо, я рд, умер-шмумер, лишь бы был здоровенький!

Он ожидл чего угодно, только не этого.

- Ник, Ник, дй я тебя поцелую! Ты ткя стл...

Он см поднялсь н цыпочки и чмокнул его в щеку.

- Спсибо з плтье, Влд, это было очень кстти.

- Честно говоря, я боялся, что ты сейчс швырнешь мне его в морду.

- Ну зчем же? Оно крсивое, мне идет.

- Ник, что ж мы, тк и будем тут стоять?

- А что ты предлгешь?

- Я не зню, двй куд-нибудь поедем... Нм же ндо поговорить...

- Влд, о чем нм говорить? Вспоминть прошлое я не люблю, больше ничего общего у нс нет, можно, конечно, поговорить, почему бы и не поговорить, собственно, но для этого достточно зйти в кфе. Кстти, я сегодня проспл и не успел позвтркть.

Ее тон совершенно его обескуржил. Он готовился к обороне, он и не собирлсь нпдть. Д еще и проспл...

- Ну конечно, я тоже только успел выпить молок. Но двй поедем куд-нибудь, я зню одну кфешку н том берегу Рейн, тм можно н свежем воздухе посидеть, утром нверняк нроду не будет...

- А н чем туд едут?

- У меня тут неподлеку мшин...

- Ты живешь в Бонне?

- Нет, я приехл к другу..

- А... Я тоже приехл к подруге. Ну ндо же...

- Тк поедем?

- Поедем. - Он пожл плечми.

Он взял ее под руку.

- Ты очень изменилсь, Ник.

- Естественно, Влд.

- Нет, неестественно. Ты с годми стл лучше.

- Просто я стл взрослой, Влд.

- Нет-нет, что ты... Тебе очень идут длинные волосы... Ник, я тк рд тебя видеть!

- Верю.

- А ты... Ты не рд?

- Ну почему же, всегд приятно узнть, что человек, которого считл умершим, жив, кто бы он ни был.

- Ник, я хочу объяснить...

- Ничего объяснять не ндо. Ты сделл тогд свой выбор, ну что ж...

- Ник, я...

- Влд, не мучйся, ничего не объясняй, зчем ворошить прошлое? Это ни к чему хорошему не приводит, появляется слишком много мыслей, тк скзть, в сослгтельном нклонении. А это вполне бесплодное знятие, соглсись?

Он был в полном недоумении. Куд делсь т, прежняя Ник, с которой всегд было кк н кчелях - вверх-вниз, вверх-вниз. Или он тк умело притворяется?

- Ник, постой тут, я сейчс подгоню мшину, хорошо? Ты не уйдешь?

- Нет, зчем же? Я подожду.

Он почти бегом кинулся к стоянке, лихордочно сообржя, кк вести себя с этой новой Никой. Он ствил его в тупик.

Он действительно ждл его. Черт подери, до чего же хорош... Вот только трепетность исчезл... Нверное, он просто меня не любит уже... А н что ты ндеялся, кретин? Полгл, что он двдцть дв год хрнит в душе твой незбвенный обрз? Глупости. Но кк интересно... Вот вчер, когд он сидел в кфе с тем седовлсым, в ней был прежняя трепетность, нежность... Неужели он любит его? Все эти мысли проносились в его голове, покуд он помогл Нике сесть, пристегивл ремень безопсности.

- Это длеко? - спросил он.

- Д нет, через десять минут приедем.

- А чья мшин?

- Рент--кр.

- А... Влд, что ты здесь делешь?

- Я же говорил - приехл к другу.

- Ах д, прости.

- Ник, ты здесь ндолго?

- У меня билет н семндцтое...

- Боже, Ник, у тебя голос все ткой же, переливчтый...

- Ты мло изменился, Влд.

- А что ты подумл, ну про плтье, ?

- Очень удивилсь. А потом решил, что это Алл зплтил, чтобы я не возникл...

- Не возникл? Рньше, по-моему, тк не говорили, я, во всяком случе, не помню.

- Ну, Влд, у нс все изменилось, и язык тоже, иной рз люди тк говорят, что и я не пойму... Особенно бизнесмены и деловые... Сплошные мркетинг, мониторинг...

- Ну это-то кк рз понятно, - зсмеялся он. - А вот мы и приехли.

- Но тут, кжется, зкрыто.

Кфе н берегу Рейн действительно было еще зкрыто. Стулья ножкми вверх стояли н столх, девушк в джинсх подметл дорожку.

- Фрейлейн, вы не покормите голодных путников? - крикнул он ей.

- Через пятьсот метров уже открылось кфе! - улыбнулсь девушк.

- Что он говорит? - спросил Ник.

- Что ндо еще немножко проехть.

- А... Влд, ты хорошо говоришь по-немецки. Откуд?

- Я три год рботл в Гнновере.

- А... А где ты живешь вообще?

- Вообще? Вообще я живу в Бостоне.

- Ты мерикнец?

- Теперь д...

- А...

Они подъехли к очровтельному прибрежному кфе, где столики стояли под деревьями, нкрытые клетчтыми сктеркми. И толстый, уютный хозяин с улыбкой вышел нвстречу первым гостям.

- Тебе тут нрвится, Ник?

- Д, очень. Знешь, я в детстве мечтл посидеть в тком кфе.., мы ведь только в кино их видели.., теперь все по-другому.. Но все рвно, тут очень мило.

- Ник, мы что-нибудь выпьем з встречу?

- С утр порньше? Нет. Не стоит.

- Может, пив?

- Терпеть не могу пив.

- Д-д, кк же я збыл... Ты всегд терпеть не могл пив. И еще говорил, что нет ничего противнее, чем целовться с мужчиной, нпившимся пив.

- Если ты хочешь пив, рди бог. Я не собирюсь с тобой целовться.

- Почему? - зсмеялся он.

- С упырями не целуюсь!

- Почему это я упырь?

- А кто же ты? Фнтом тебе больше нрвится? Тк вот, с фнтомми я тоже не целуюсь! И с живыми трупми...

- Ник, я...

- Не ндо, Влд, ничего не ндо объяснять, я все твои объяснения зню ты хотел освободить меня...

Хотел, чтобы я считл тебя мертвым, жил своей жизнью, я все это зню...

- Тк ты что... Ты тогд срзу все понял? Не поверил?

- Нет, не поверил.

- И ты все эти годы знл, что я жив?

- Ну, в общем.., д...

- Это что же.., интуиция?

- Нверное, это тк нзывется.

- И ты.., ты н меня не обиделсь?

- Ну тогд, нверное, обиделсь, я уж и не помню... Столько лет прошло, столько всего было...

Он был совершенно рстерян. Похоже, этой женщине н него нплевть. Однко это неприятно, очень неприятно, тем более что он тк прелестн...

- Влд, двй вообще не говорить о прошлом, оно ведь прошло, првд? Мы встретились тут, встретились случйно, - знчит, судьбе было угодно. Я рд тебя видеть, ты отлично выглядишь, у тебя, нверное, все хорошо в жизни, вот и чудно.

- Кк стрнно, что ты не поверил...

- Влд!

- У тебя никких неприятностей из-з меня не было?

- Кких неприятностей?

- Ну с КГБ...

- Д нет, что ты... Кому я был нужн? Влд, я хочу еще чшку кофе...

- Д-д, конечно, может, пирожное?

- Нет, я уже одно съел, хвтит. И вообще, тут все тк вкусно.

- Ник, у тебя крсивые волосы... Помнишь, я всегд твердил тебе - ндо отрстить волосы, ты ведь тк коротко стриглсь... А ты говорил, что у меня твизм...

- Нет, не помню.

- Почему ты не ндел то плтье?

- Утром? Оно для утр не годится... Влд, почему вдруг ты решил купить мне его?

- См не зню... Зхотелось...

- А ты меня где увидел? В мгзине?

- Нет, чуть рньше... Н площди... Но не поверил своим глзм и потщился следом. Кк осел з морковкой.

- А почему ж ты не подошел, не окликнул меня?

Побоялся?

- Если б ты был одн, я бы подошел.

- И ты все время з мной следил, что ли?

- Нет. Я был в шоке... Я не знл, кк себя вести, я ведь думл, ты считешь меня мертвым...

- Понятно. Но когд увидел, что я с другим мужчиной, взыгрло ретивое, д?

- Взыгрло ретивое... Ндо же... Кк хорошо, кк приятно... Я тк двно не слышл этого выржения...

Неужели еще тк говорят?

- Ты мне не ответил.

- Ну д, нверное... Кстти, кто этот тип? Ты с ним здесь познкомилсь?

- Д нет, я двно его зню, очень милый человек...

- Ты змужем, Ник?

Он немножко помолчл.

- Сейчс нет.

- Но был?

- О! Сколько рз!

- И сколько?

- Три! - чуть помедлив, скзл он. - А впрочем, ккя рзниц, все прошло... Говорят, у человек клетки обновляются кждые семь лет, знчит, з эти годы они обновлялись целых три рз, ничего прежнего не остлось...

- Не првд, очень многое остлось... Я вот н тебя смотрю - и мне кжется, не было этих лет, не было, понимешь?

Он посмотрел ему в глз, усмехнулсь и жестко скзл:

- Нет, не понимю, Влд. Для меня изменилось все. А глвное - я см изменилсь.

- Я вижу. Ты стл лучше.., горздо лучше...

- Онегин, я тогд моложе, я лучше, кжется, был!

- Тьфу ты, черт, действительно есть что-то онегинское в этой ситуции... Чуть свет - уж н ногх! и я у вших ног...

- Это "Горе от ум", - сухо попрвил Ник.

- Д, ндо же... Я тк отошел от литертуры...

А что, в России по-прежнему много читют?

- Читют довольно много, вопрос в том, что читют... - улыбнулсь Ник. - А ты больше не читешь?

- Читю, только не по-русски... Я зпретил себе...

Я зпретил себе тогд вообще все.., зпретил себе свое прошлое... Кто же знл, что все тк изменится у вс...

- У вс... Впрочем, это тк. У нс! Д, действительно все изменилось. Видел бы ты сейчс Москву..

- А что? - с змирнием сердц спросил он.

- Он ткя крсивя стл! И твой дом... Я недвно проезжл по Спиридоновке, кстти, он опять нзывется Спиридоновкой... Твой дом отремонтировли, он ткой свеженький...

- А ты? Ты тм же живешь?

- Нет, мой дом снесли, я теперь живу н проспекте Мир.

- А у тебя... У тебя есть дети?

- Нет, детей у меня нет. А у тебя?

- У меня есть сын, Тео. Знешь, он совсем не говорит по-русски...

- Ты тоже стл говорить с кцентом.

- Шутишь?

- Нисколько.

- Хотя чему удивляться. Мне редко приходится говорить по-русски.

- Не общешься с эмигрнтми?

- Прктически нет. Впрочем, это невжно. Рсскжи лучше о себе. Кк ты живешь, где рботешь, и вообще...

- Мне, Влд, особенно нечего рсскзывть. Живу я нормльно, в общем дже неплохо по нынешним меркм.., рботю. Я делю кукол.

- Кукол? Кких кукол?

- Для кукольных тетров и просто тк, н проджу.. И знешь, они имеют успех. В Итлии н выствке получил первую премию, у меня много премий... Это дет кусок хлеб... У нс теперь много богтых людей, и они чсто зкзывют мне кукол - для детей, для подрков или просто для укршения интерьер... У меня хорошя профессия, Влд.

- И у тебя есть ворох плтьев?

- Ворох плтьев? - Он нхмурил брови, словно что-то припоминя. Подумть только, ты помнишь эту детскую глупость! - Лицо ее вдруг прояснилось, помолодело. - Ну ндо же... Я тронут. Нет, ворох, нверное, нет, но просто потому, что мне это уже не нужно.

- Хочешь, я куплю тебе этот ворох, ?

- Нет, зчем? Спсибо, конечно, з порыв, но вполне достточно и одного плтья.

Они змолчли, глядя друг н друг. В этой хрупкой, прелестной женщине был ккя-то стрння умудренность. Не должн женщин в ее возрсте быть ткой, ее еще должны рздирть стрсти, тем более Ник всегд был стрстной нтурой, порывистой и неожиднной. Теперь он стл другой. Но от этого еще более интересной, и кк будто бы совсем неопсной. Ни истерик, ни упреков, ничего... С ней тк хорошо, тк легко...

- Ник, ты удивительно изменилсь.

- Ты это уже говорил.

- А твоя мм, он кк?

- Мм двно умерл. У нее был инсульт, он долго болел.

- Прости, я не знл...

В ее глзх промелькнул ккя-то усмешк.

Между тем под деревом уже стновилось жрко.

- Может, поедем? - предложил Ник.

- Куд? Я не хочу с тобой рсствться. Ты спешишь?

- Нет, не спешу.

- А двй поктемся по Рейну н проходике?

- Двй!

Они доехли до пристни и вскоре уже сидели н плубе прогулочного проход. Н солнце их быстро рзморило. Он взял ее руку. Он не отнял, но ответного порыв он не ощутил.

- Ник, подумть только - мы с тобой вместе плывем по Рейну.. Кто бы мог предположить...

- Д, и ты, нсколько я понимю, пытешься меня соблзнить, зсмеялсь он.

Его бросило в жр.

- Но ты ведь и впрвду безумно соблзнительня женщин... И згдочня...

- Д что ты, Влд, ккие тм згдки... Просто ты, вероятно, ожидл от меня истерик, упреков, обмороков, стенний по згубленной тобою жизни, тк?

- Я об этом дже не думл.

- Думл, думл, потому и нзнчил свидние не н вчершний вечер, н утро, чтобы дть себе возможность отступить... Почему же ты не сбежл, Влд?

- Ник, кк тебе не стыдно!

- Ни кпельки не стыдно. Влд, ты рзочровн?

- Рзочровн? Ты о чем?

- Д нет, тк...

Ник вдруг снял легкую жкетку, под которой окзлось плтье без руквов, и он увидел оспинку..

- Жрко, - словно бы извиняясь, тихо скзл он.

А он не сводил глз с ее предплечья и вдруг нклонился и поцеловл оспинку. Потом еще рз и еще.

- Влд...

- Прости, я вспомнил... Сейчс у молодых девчонок уже нет этих меток... А мне тк нрвилось.., у тебя...

Эти его слов, может, поцелуй, словно сломли ккой-то лед. Они сидели рядом, держсь з руки, и молчли. Но сейчс они были не просто рядом, они были вместе. И совершенно ничего не ндо было говорить.

Нпротив них н плубе сидел очень пожиля пр. И он и он в шортх, с некрсивыми, жилистыми ногми. Они с умилением взирли н Влд и Нику.

- Пусти, Влд, - вдруг скзл он.

- Почему?

- Не ндо этого, не ндо... Лучше рсскжи о себе, чем ты знимешься? Кк живешь, и вообще...

- Я живу неплохо, только рботю кк кторжный... У меня своя фирм, и еще я консультнт и эксперт...

- О, я понял, ты сделл крьеру! - перебил его Ник.

- Ну, можно и тк скзть...

- Знчит, все было не зря?

- Похоже, что тк.

- Ну и слв богу.

- Но это все нелегко длось...

- Понимю. А что тебя знесло в Бонн?

- Не зню... Я здорово вымотлся з последний год, зхотелось переменить обстновку, побыть длеко от дом, в одиночестве...

- Знчит, у тебя отпуск?

- Д.

- Стрнно, почему ж ты не поехл куд-нибудь, куд обычно ездят мерикнцы?

- А куд ездят мерикнцы? - зсмеялся он.

- Н Гвйи, в Мексику, нпример...

- Ндоело.

- А...

- Меня почему-то тянуло сюд. И не зря, кк выяснилось. А ты см-то почему сюд приехл?

- Я двно обещл Алле.., ну ты же ее видел... Он моя очень близкя подруг.

- А твоя Мшк? Вы еще дружите? Ну кругломорденькя ткя?

- Мшк теперь живет в Финляндии, и мы совсем не дружим. У тебя большой дом? Или квртир?

- У меня квртир в кондоминиуме, знешь, что это ткое?

- Конечно, зню, у нс теперь тоже строят кондоминиумы. Хотя, по-моему, это звучит ужсно.

- Подумть только! Мне трудно себе это предствить... И что, в вших мгзинх есть товры?

Он громко зсмеялсь:

- Д, Влд, есть...

Он вдруг открыл сумочку, вытщил кошелек.

- Вот видишь, сколько у меня всяких крточек?

Это дисконтные крты рзных мгзинов, - с ккой-то нивной гордостью скзл он.

Он рсхохотлся.

- Д, убедительно! Дисконтные крточки московских мгзинов! Ник, ты прелесть!

- Ты хотел скзть: Ник, ты дур! И звести рзговор о высших ценностях, о зсилье мсс-культуры и о том, что Россия берет от Зпд все смое худшее, д? А знешь, когд в мгзинх все есть, это не тк уж плохо, по крйней мере не ндо стоять в очереди... Помнишь, кк мы с тобой стояли в очереди з мслом к твоему дню рождения?

Он почти не слышл ее нивных речей. Он вдруг покзлсь ему ткой одинокой и беззщитной... Куд девлсь т умудрення жизнью женщин, ккой он был всего лишь чс нзд... А ведь он всегд был рзной, припомнилось ему, то умной и тонкой, то непроходимо глупой, не понимвшей смых элементрных вещей... Но неизменно очровтельной.

Он вдруг ощутил приятную устлость, зкрыл н минутку глз и не зметил, кк уснул. Когд проснулся, Ники рядом не было. Он испугнно звертел головой и срзу зметил ее. Он стоял чуть поодль у борт, рядом ккой-то толстяк в полотняной кепке. И они беседовли! Ему немедленно зхотелось убить этого толстяк, но тут к нему подошл его тоже весьм упитння спутниц и, взяв з руку, увел.

Видно, почувствовл опсность. А Ник тряхнул волосми и продолжл стоять у борт. Ккие у нее крсивые ноги, черт побери. И от этого рзрез н .юбке можно свихнуться... Ндо было не н проход сдиться, вести ее к себе, то тут желющих тьм...

Он вскочил и подошел к ней:

- Котофеич...

Он резко обернулсь:

- Высплся?

- Прости, см не зню, кк это получилось. Сердишься?

- Д нет, с чего бы... Тут крсиво...

- Что этот толстяк от тебя хотел?

- Ккой толстяк? - искренне удивилсь он.

- Которого жен увел.

- Вероятно, он его ко мне приревновл, он ничего ткого и не думл. Просто русский турист...

Скзл, что мы вместе летели сюд в смолете.., А почему ты спросил? Ты что, ревнуешь? - рссмеялсь он.

- Д нет, с ккой стти... А может, ты и прв, может, и ревную. Д, между прочим, кто был вчер тот, седовлсый?

- И к нему ревнуешь?

- Ну к нему-то уж точно, - скзл он со смехом.

- Много будешь знть, скоро состришься!

- Ник, это бесчеловечно! И еще вопрос, с кем это у вс позвчер рндевушк был, кк вырзилсь твоя Алл?

- Облдеть! Ты что, подсмтривл и подслушивл?

- Не подслушивл, случйно услышл!

Он смотрел н него, и в глзх у нее прыгли чертики.

- Почему ты молчишь? - нетерпеливо спросил он.

- Осди нзд, - вдруг жестко скзл он.

- Что? - не понял он.

- Я говорю, осди нзд? Тебе тут ничего не светит!

- Не понимю, о чем ты? - притворно возмутился он.

- Ты что, думешь, я побегу к тебе в постель, рзмягчившись от воспоминний и рейнского солнышк? Не рссчитывй! Я рд тебя видеть, мне приятно провести с тобой несколько чсов, и все. Кстти, когд мы приплывем нзд, я поеду домой, у меня свои плны н вечер.

- Ник, ну что ты... Я же не... Зчем ты тк? - рсстроился он.

- Не огорчйся, Влд! - примирительно произнесл он. - Я просто хотел прояснить ситуцию.

- Рсствить все точки нд "i"... - здумчиво проговорил он.

- Скжи, ты думешь по-русски? - неожиднно спросил он.

- Когд кк... Если о делх, о рботе, то по-нглийски, я тк приучил себя, если о... С того момент, кк увидел тебя, стл думть по-русски, стрнно, д?

- Ну почему, у тебя просто нет нглийских слов для меня, ты их еще не подобрл.., и вспомнил русские: дур, но привлектельня, миля, но недлекя...

- Ник, прекрти!

Он зсмеялсь:

- Извини, Влд, я, кжется, все время нрушю твой сценрий...

- Ккой еще сценрий?

- Ну утром ты приготовился к обороне, я не собирлсь нпдть, теперь ты решил уложить меня в койку...

- Ник, что з выржения! - поморщился он.

- Хорошо, решил меня трхнуть, я возржю!

- Ник, я...

- Ты в шоке?

- Послушй, теперь в России тк говорят?

- Тк говорили и рньше!

- Ты тк не говорил.

- О, з эти годы я еще и не тому нучилсь...

- Ужсно! Ну что же, если ты тк, то и я буду откровенным. Д, я хочу, кк ты выржешься, уложить тебя в койку, трхнуть и.., можно подобрть еще кучу синонимов. Но рзве это тк уж предосудительно?

- Ну почему? Хотеть не вредно, - пожл он плечми.

- А ты не хочешь? Совсем-совсем не хочешь? - прошептл он ей н ухо и положил руку н шею. Он вздрогнул.

- Прекрти!

- Нет, ни з что! Ты тоже хочешь...

- Мло ли чего я в жизни хочу!

- Ну нпример?

- Нпример, побывть н Тити!

- Н Тити? Ты првд хочешь н Тити? В тком случе мы сейчс отпрвимся в туристическое гентство и полетим н Тити, ноу проблем!

- О, шикрный жест. Но я не хочу н Тити с тобой. И убери, пожлуйст, руку!

- Ник, ну зчем притворяться, ты ведь тоже хочешь... И почему ндо этого стесняться, это же тк естественно...

- Видишь ли, Влд, у меня з эти годы было много мужчин, но не одновременно.

Он отдернул руку, словно его удрило током.

- Ты хочешь скзть, что у тебя сейчс есть мужчин?

- Вот именно!

- Здесь, в Бонне?

- Нет. В Москве.

- И ты не хочешь изменить ему со мной, тк?

- Совершенно верно.

- А кк его зовут?

- Господи, тебе-то зчем?

- Тк просто, хочется знть, кк зовут счстливц.

- Гриш, его зовут Гриш.

Он кк-то очень нежно произнесл это имя и лсково улыбнулсь. У него срзу зболело под ложечкой. Он обиженно отодвинулся.

- А почему же ты с тем типом нежничл, ? С ним ты про Гришу не вспоминл? И н рндевушку ходил?

Он смеялсь:

- Влд, Влд, ты по-прежнему трхешь все, что шевелится? Неужто не устл?

- Что ты выдумывешь?

- Ничего я не выдумывю, ты всегд был ббником, я думл, может, выдохся уже... А ты все ткой же. Но я шевелюсь не для тебя! Усек?

Эт грубость совершенно не вязлсь с ее хрупкой, изящной внешностью, он ей не шл, был ккой-то чужеродной, и он ей не верил. Он, нверное, тк зщищется, чтобы срзу не сдть позиции. Но я тоже хорош, срзу полез. Нет, тут ндо действовть инче, не столь прямолинейно, это, конечно, трудно, он тк привлектельн. И дже эти морщинки возле глз, н ярком солнце они зметны... А ккой цвет волос.., тк и хочется зпустить в них руку, оттянуть голову и поцеловть в шею... Интересно, этот Гриш целует ее в шею? Ну уж дудки, не будет он блюсти верность неведомому Грише, я этого не допущу, дудки, дудки!

- Ну хорошо, ты мне все объяснил, я понял! Отступюсь! - Он поднял руки вверх, словно сдвясь. - Но общться-то мы можем?

- Общться - д! Но не больше!

- Слушю и повинуюсь!

- Здорово тебя в Америке выдрессировли! - зсмеялсь Ник.

- Ты о чем?

- Ну у вс же тм чуть что - обвинение в сексульных домогтельствх. Я бы тебя тм зпросто уже з решетку упрятл!

- Тебе хочется упрятть меня з решетку?

- Д нет, живи!

- О, кк ты великодушн!

Слв богу, все свелось к шутке.

Они опять сидели рядом. Но он уже не прикслся к ней.

- Ник, у тебя есть ккие-то определенные плны н ближйшие дни?

- Д нет, что?

- Хочешь, съездим куд-нибудь н денек, в Приж нпример? Ты был в Приже?

- Был.

- Ну хорошо, может, в Голлндию или в Бельгию? А? В Брюгге, нпример? Это скзочный город.

- А ты тм был?

- Был.

- Тогд не стоит.

- Ну почему?

- Ты же терпеть не можешь смотреть уже знкомые достопримечтельности.

- Ты и это помнишь?

- Я же не виновт, что у меня хорошя пмять.

- Тогд двй поедем в Гент. Говорят, это тоже удивительный город, но я тм еще не был.

- А сколько туд езды?

- Чс дв-три н мшине. Если выехть рно утром, мы можем тм быть уже чсов в десять, погулять до вечер и вернуться. Обещю дже руку тебе не целовть, и вообще...

- Ну я не зню... Может быть... А двй возьмем с собой Аллу!

Только этого еще не хвтло! Но с другой стороны, если он соглсится срзу, это усыпит ее бдительность...

- Отлично, Аллу тк Аллу! Но двй не будем отклдывть, поедем прямо звтр, и если тебе понрвится, я могу свозить вс с Аллой еще и в Альпы, и вообще - куд зхотите. Не сидеть же н одном месте.

- Хорошо, я поговорю с ней.

- Вот и слвно! А сегодня ты со мной хотя бы пообедешь? Что-то я проголодлся.

- Хорошо.

Они сошли н берег и поехли в деревенский ресторнчик, который он двно знл. Тм было по-домшнему уютно. Изрзцовя печк, дивнчики с лоскутными подушкми, комнтные цветы.

- Ккя прелесть! - воскликнул Ник.

Он зкзл бифштексы, коронное блюдо этого зведения.

- И поскольку ты не желешь со мной целовться, я выпью пив! А ты хочешь вин?

- Нет, лучше лимонду.

- По-прежнему обожешь лимонд? - вспомнил он. Кк много он, окзывется, помнит о ней.

Бифштексы были ткой величины, что Ник испугнно всплеснул рукми:

- Неужто это можно съесть?

- Это нужно съесть, потому что лучших бифштексов я нигде не ел. Попробуй, попробуй!

- О, и впрвду вкусно! Потрясюще!

Он ел с большим ппетитом, и смотреть н нее при этом было приятно. Он вспомнил, кк в последний год его рздржл Элли, помешння н здоровой пище, он поглощл тонны слт и при этом нпоминл ему кролик. Д и вообще, мнер есть был для него вжн... Иной рз, прельстившись чем-то в женщине, он внезпно охлдевл к ней, увидев, кк он ест.

- Слушй, я, кжется, действительно все это съем, - улыбнулсь он. Тк вкусно!

- А ты еще готовишь рыбу под мйонезом?

- Холодную? С жреным луком?

- Ну д, это было потрясюще...

- Нет, не готовлю. Это не модно уже.

- Не модно?

- Конечно. Думешь, нет моды н еду?

- А что сейчс у вс модно?

- Не зню. Но ткя рыб уж точно из моды вышл.

- Ник, ты все выдумывешь!

- Ничего я не выдумывю!

- А что любит твой Гриш?

Он опять нежно улыбнулсь:

- Гриш любит мясо.

- Нстоящий мчо?

- Од!

Черт побери, я буду не я, если не нствлю рог этому Грише, роскошные, ветвистые рог!

- А помнишь, ты все хотел попробовть суп из бычьих хвостов? Мы о нем только в книжкх читли.

- А я уже пробовл. Ничего интересного, обычный крепкий бульон. - Он вдруг прыснул.

- Ты чего?

- Д я вспомнил... Тут нездолго до отъезд зхожу в "Седьмой континент"...

- Это что, ресторн?

- Нет, это сеть довольно дорогих супермркетов.

Смотрю в мясном отделе лоточек - нписно "Бычий деликтес". Я в первый момент не сообрзил, что это ткое, потом нчл ржть, кк конь! Это же просто бычьи яйц. Соглсись, это пикнтно - нзвть яйц деликтесом!

- Ник!

- Я тебя шокирую?

- Нисколько! Просто это стрнно - в Москве сеть дорогих супермркетов.

- Влд, ты что, дже русское телевидение не смотришь?

- Нет.

- Почему? Тебе не интересно?

- Дело не в этом, просто когд-то я откзлся от своего прошлого и не хотел к нему возврщться, д и времени ни н что нет... А кстти, ты не знешь, кк тм Мрик?

- Он умер. В конце восьмидесятых уехл в Изриль и вскоре умер. Ему тмошний климт был противопокзн.

- Жль. Очень жль. Он был чудным прнем.

- И хорошим мужем.

- Мужем? Чьим мужем?

- Моим, откуд бы я знл, ккой он муж...

- Ты был змужем з Мрком? - ошеломленно переспросил он.

- Д. Ровно один год.

- Но почему, если он был тким хорошим мужем?

- Потому что я был плохой женой, просто отвртительной.., и, осознв это, ушл от него... Но ничего, он потом женился н другой, у него родилсь дочк, он нзвл ее Вероникой...

- Он любил тебя? Я это всегд подозревл... А ты его не любил?

- Понимешь, Влд, нверное, я просто не способн любить... Вообще! Ну не дно мне это!

- Но рзве ты.., ты же меня любил?

- Нет, мне тк кзлось, по молодости и глупости.

Я просто еще ничего тогд не понимл.

Врет, подумл он, врет, чтобы причинить мне боль и в то же время от меня зщититься.

- И Гришу своего не любишь?

Он опять лсково улыбнулсь:

- Гришу я обожю, это рзные вещи, соглсись!

- Обожешь? Он что, тенор, чтобы его обожть?

- Нет, бритон, мне всегд нрвились бритоны, рзве ты не помнишь? И к тому же он прекрсно поет!

- Он певец, что ли?

- Певец!

- Известный?

- Ну в определенных кругх... Он, видишь ли, кмерный певец, кмерные певцы не бывют тк уж безумно популярны.

- И он, конечно, хорош собой?

- Од!

Опять зболело под ложечкой, д кк... А кому приятно слышть, что женщин, которую ты хочешь больше всего н свете, обожет ккого-то тм кмерного певц? Нверняк, кстти, он неудчник, инче он не стл бы говорить, что кмерные певцы не бывют слишком популярны. Бывют, еще кк бывют, Фишер-Диску, нпример!

- Влд, нверное, мне уже пор...

- А н десерт ты ничего не хочешь?

- О нет, я просто не в силх съесть еще хоть что-то! Ты меня отвезешь?

- Куд прикжете?

- Томс-Мнн-штрссе.

- Рзумеется, отвезу. Но звтр мы встретимся, может быть, съездим в Гент? Поговори с Аллой!

- Непременно.

- Ты дй мне ее телефон, я вечером позвоню.

- Хорошо.

- Знчит, Томс-Мнн-штрссе?

- Д. Ты знешь, где это?

- Нйду!

- Тм есть ресторн "Феликс Круль", помнишь, кто это?

- Ну еще бы! "Признние внтюрист Феликс Круля". Черт возьми, мы были нчитнные...

- Теперь говорят, продвинутые, првд, тут немного другой оттенок... Ты вот, нпример, знешь, кого нзывют ботникми?

- Ботникми? Ну, тех, кто знимется ботникой, вероятно, но рз ты спросил, знчит, тут есть ккой-то подвох...

- Д, верно. Ботникми нзывют тких, кк Димк Фролов, помнишь его?

- А, ну д, понял... Кк интересно...

- Влд, высди меня, пожлуйст, н Мюнстер-штрссе. Я зйду в кондитерскую, куплю Белле Львовне пирожных...

- Кто это, Белл Львовн?

- Аллин мм.

- Хорошо, - не стл спорить он. Он не хочет, чтобы я знл, где именно он живет, усмехнулся он про себя, я-то уже зню! Что ж, пусть тешит себя мыслью, что может от меня скрыться. - Ник, ты уверен, что знят сегодня вечером?

- Уверен, Влд, к тому же я очень устл.

И действительно, у нее был устлый, дже измученный вид. Нелегко ей длсь встреч с прошлым.

- В котором чсу удобно позвонить? К примеру, в десять?

- Д-д, в десять удобно.

Он хотел поцеловть ее н прощние, но он ловко увернулсь и вышл из мшины. Он проследил з ней взглядом. Он и впрвду зшл в кондитерскую и через несколько минут вышл с коробочкой пирожных.

Он вдруг тоже ощутил стршную устлость и в то же время пустоту. Поствил мшину н стоянку, пошел домой и, ни о чем не думя, звлился спть.

Спл крепко, без всяких снов, и проснулся уже в нчле одинндцтого с тяжелой головой. О, черт, ндо же позвонить Нике! Неужели и эт глдкя бгонд потщится с нми, неужели у нее не хвтит ум и ткт откзться? Неужто он не поймет, что будет третьей лишней? Может и не понять, у нее ткой смодовольный вид... Интересно, кково Нике у нее? Может, ей тм неуютно? Может, он чувствует себя тм обузой? Ндо бы предложить ей... Хотя что я зню об этой новой Нике? Рньше он был иногд болезненно зстенчивой и преувеличенно деликтной, теперь бог ее ведет. А может, не ндо звонить? Все, собственно, уже скзно... Или почти все... Если он хочет взять с собой Аллу, знчит, не хочет быть вдвоем со мной, тогд зчем? Но тут он предствил себе, кк Ник уговривет Аллу поехть с ними в Гент, т говорит: "Хорошо, я поеду, но этот твой бывший бойфренд... - нет, вряд ли он нзовет его бойфрендом, скорее, ххлем, - этот твой бывший ххль, скорее всего, не позвонит". А Ник будет горячо ее убеждть, что он позвонит обязтельно... Нет, придется звонить, инче в глзх этих двух женщин я буду последним трусом, полнейшим ничтожеством... Ведь тогд мой поступок имел политическое объяснение, теперь... Позвоню, в конце концов, что может случиться? Ничего! А может, именно оттого, что ничего в присутствии Аллы не может между нми случиться, я и не звоню? А вдруг у Аллы ккие-нибудь дел? Или ее мм объестся сегодня пирожными, у нее зболит печень, и он не сможет остться одн н целый день? Хорошо бы... И он позвонил. К телефону подошл Алл. Скзл, что Ники нет дом, но в Гент он все-тки поедет.

- А вы? Вы не поедете? - спросил он с ндеждой.

- Нет, блгодрю. Думю, у вс и без меня нйдется о чем поговорить. К тому же я уже бывл в Генте.

Вы когд хотите выехть из Бонн?

- Чем рньше, тем лучше.

- В тком случе ждите Нику в семь чсов у пмятник Бетховену! Всего хорошего, покойничек! - добвил он со смешком и положил трубку.

Черт знет что! Идиотское место для встречи в ткой ситуции! Ну д ерунд! Не стоит обрщть внимние н мелочи! Глвное - мы поедем вдвоем!

И весь день будем вместе. Сейчс ндо успокоиться, принять снотворное, инче впереди бессоння ночь и трудно будет весь день провести з рулем! Тк он и поступил. Сон снчл не шел, тем более что червем точил мысль, куд это Ник сегодня девлсь, нверняк н свидние к седовлсому отпрвилсь...

Ах, кк нехорошо, кк противно... Но, думю, седовлсому сегодня ничего не светит, я просто уверен!

Тем более у нее же есть Гриш, которому он не желет изменять дже со мной, не то что с седовлсым.

Мысль эт был тк утешительн, что в результте он довольно быстро уснул, поствив будильник н шесть утр.

***

К пмятнику они подошли одновременно.

- Привет! - улыбнулсь Ник. Н ней были белые брюки и беля ветровк.

Ей не идет белый, отметил он, белый ее стрит...

Видимо, дело в том, что вчер н проходе он довольно сильно згорел, и это кк-то ее простит...

Вот и чудно, может, з целый день я рзгляжу в ней еще кучу недосттков и к вечеру мне ничего уже не будет хотеться и все смо собой зкончится. Я вернусь в Бостон, к своей привычной жизни, он к своему кмерному Грише. Но когд они сели в мшину, он почувствовл зпх ее духов, н который вчер кк-то не обртил внимния, или сегодня у нее были другие духи? Зпх был легкий, чуть горьковтый и удивительно приятный. В нем был ккя-то успокоительня прохлд... И вообще, ему вдруг стло хорошо и уютно. Уже через пять минут он стянул с себя ветровку. А под ней окзлсь бледно-зеленя в мелких ромшкх то ли блузк, то ли рубшк, черт знет, кк это нзывется...

- Жрко, - улыбнулсь Ник. - Алл зствил меня ндеть ветровку, боялсь, что я змерзну..

А вот зеленя рубшк шл ей необыкновенно.

И н шее были бледно-зеленые бусики. Миля, ккя он миля! Миля моя, солнышко лесное, вон в кких крях встретилсь со мною... - всплыло вдруг из глубин пмяти.

- Чего ты смеешься? - спросил он.

- Д нет.., тк, просто рдуюсь, что сегодня хорошя погод!

Когд они выехли н втобн, он спросил:

- Ты сегодня что-нибудь ел?

- Д, Алл впихнул в меня звтрк. А ты голодный?

- Нет, я тоже поел. Вот и чудно, второй звтрк можем съесть в Брюсселе! Ты не против?

- Я з! А можно открыть окно?

- Конечно!

Сквозной ветер трепл ее волосы. Они ехли молч, и почему-то это было тк приятно... У него в голове вертелись обрывки стрых песен, которые он любил в длекой молодости. "Из кошмр городов рвутся з город мшины...", кжется, это Высоцкий... "Длинной-длинной серой нитью стоптнных дорог штопем рнения души...", это Визбор...

- Автобном никкие рнения не зштопешь, - вдруг произнесл Ник.

Он от удивления чуть не выпустил руль.

- Что?

- Ты не помнишь песню Визбор?

- Нет, - скзл он, взяв себя в руки. - Не помню.

- Я хотел скзть, что втобны скучные... Вот мы с Аллой ездили в ккой-то змок, тм был крсивя дорог, он тк петлял и вокруг ткие виды, тут...

- Зто быстро доедем.

Они довольно долго молчли. Но никкой неловкости не чувствовлось. Ему было хорошо. Нверное, и ей тоже.

- А где ты вчер вечером был? - вдруг спросил он.

- В гостях, - совершенно спокойно ответил он. - У стрых знкомых.

- Одн?

- Что з вопрос, Влд? Я ведь уже довольно большя девочк и меня можно отпускть одну в гости.

Продолжть допытывться было попросту неприлично. Но, судя по ее спокойно-рвнодушному тону, никких любовных приключений вчер не было, ну и слв богу, решил он.

- Влд, что, вся дорог будет ткя скучня, по втобну?

- Боюсь, что д. Во всяком случе, до Брюсселя точно.

- А если я посплю немножко, это ничего, ты не зснешь?

- Д рди бог, только лучше переберись нзд, ты тм дже прилечь сможешь.

- Но тебе это не будет неприятно?

- Ну что ты, ноборот.

Он остновился, Ник перешл нзд и звозилсь, устривясь поудобнее. А вскоре он глянул в зеркльце и увидел, что он слдко спит, поджв под себя ноги.

Д, ей, похоже, и впрвду н меня нплевть. Если бы он волновлсь, испытывл ккие-то сильные чувств, то вряд ли здрыхл бы, с рздржением подумл он. Конечно, втобн скучня штук, но все-тки могл бы лучше посмотреть в окно... Хотя что тм увидишь, кроме смого втобн... И все же немного обидно.

- Ой, Влд, я долго спл?

- Минут сорок! - обрдовлся он. - И здорово хрпел!

- Хрпел? Не ври! Я никогд не хрплю!

- Откуд ты можешь это знть?

- Мне говорили...

- Гриш? Он нврл!

- Тогд почему ж ты меня не рзбудил?

- Жлко было!

- Жлко? - кким-то стрнным голосом спросил он. - Тебе бывет кого-то жлко?

- Что ты хочешь этим скзть? - рзозлился он.

- Ничего, просто спросил, я ведь половину своей жизни прожил без тебя и не зню, кким ты стл.

- Кким я был, тким я и остлся... - дурным голосом пропел он, - орел степной, кзк лихой...

А ты чего молчишь? Должн подхвтить - зчем, зчем ты снов повстречлся, зчем нрушил мой покой!

- Что это ты рздухрился? - зсмеялсь он.

- А черт его знет, просто мне вдруг стло тк хорошо... Скорость, дорог, ты и, конечно, язык... До чего приятно говорить по-русски... Я дже не знл, кк соскучился... И все время всплывют ккие-то стрые песни, стихи, черт знет чем бшк нбит. А ты тк и дльше будешь н зднем сиденье вляться?

Боишься меня?

- Д что ты! Я просто немножко отморозилсь...

- Что? - переспросил он.

- Отморозилсь.

- Тоже новое словечко.

- Уже не новое, нет.

- Для меня новое.

Он опять остновился, и Ник пересел к нему.

Недолгий сон пошел ей н пользу, и он опять отметил, кк он прелестн.

- Влд, двй где-нибудь попьем кофе.

- Фу, рзве н дороге кофе? Профнция! Потерпи, кофе будем пить в Брюсселе! Я зню тм одно кфе, "Локрно"...

- Тк и быть потерплю! А кпучино в твоем кфе подют?

Он вдруг рсхохотлся и резко зтормозил.

- Ты что? - испуглсь он.

Он повернулся к ней:

- Ник, Ник, ты только подумй, мы с тобой мчимся по втобну из Гермнии в Бельгию кк ни в чем не бывло, и ты тк кпризно спршивешь про кпучино!

- Ну и что?

- Д это же чудо! Я только сию секунду осознл, кк изменился мир! И это поистине прекрсно!

А что, в Москве тоже можно выпить кпучино?

- Почему же нет? Можно, не везде, конечно, но можно! И ты уже не считешься тм предтелем родины!

- Ну это ты згнул!

- Влд! - поморщилсь он.

- Что - Влд? Уверен, что в КГБ меня все рвно числят предтелем.

- Д нплевть КГБ н тких предтелей с высокого дерев, у них и без тебя збот хвтет. Почему бы тебе не приехть в Москву, не посмотреть н все своими глзми?

- Нет уж, уволь... - нхмурился он. - Не тянет!

- Лдно, поехли, Влд, то я еще не скоро выпью кофе.

- Д-д, ты прв...

***

В Брюсселе Ник чрезвычйно оживилсь, не отлипл от окн, и глз у нее сияли.

- Вот что, двй поствим мшину и чсочек погуляем, потом выпьем кофе и двинем в Гент, соглсн?

- Конечно!

День был чудесный, солнечный, но ветреный, и бродить по городу было приятно. Он взял Нику под руку, он не противилсь.

- Ох, Влд, ккя же я идиотк! - вдруг горестно воскликнул он.

- Что случилось?

- Я збыл фотоппрт!

- И я збыл... Ну ничего, сейчс купим, тоже мне проблем! Я тебе подрю фотоппрт!

- Не ндо, у меня есть!

- Где?

- В Бонне.

- А мы что же, не зпечтлеем друг друг н фоне бельгийских достопримечтельностей? Н фоне фонтн Пис? Это нонсенс! Идем покупть ппрт!

Ккую мрку ты предпочитешь?

- Мыльницу, с другими я не спрвлюсь.

- Ник, это несерьезно, двй купим хороший фотоппрт!

- Я не хочу хороший! Я хочу мыльницу, чтобы нжть н одну кнопочку, и все!

- Но ведь ткой у тебя уже есть!

- А мне лучше и не ндо!

В результте он купил ей "Никон", првд смый примитивный. И когд вручил ей его, и он с блгодрностью ему улыбнулсь, он почувствовл себя почти счстливым и ему безумно зхотелось осыпть ее подркми.

- Говори, что ты еще хочешь?

- Я двно уже хочу кпучино и ккое-нибудь пирожное!

- Рзвртничешь?

- Д! Обожю рзвртничть! - весело зсмеялсь он.

- А я бы съел что-нибудь посущественнее. Что-то я проголодлся.

Он смотрел, кк Ник нслждется фруктовым тортом со взбитыми сливкми, и у него комок стоял в горле. Когд то же смое ел Крин, его последняя подруг, его с души воротило.

- Ужс, кк вкусно! - простонл Ник с нбитым ртом. И он отчетливо вспомнил, кк в незпмятные времен Ник училсь н кких-то курсх, знятия кончлись поздно, он встречл ее и срзу совл в руки горячий бублик, купленный у метро "Крснопресненскя", и холодное крсное яблоко джонтн. Они шли по снегу через Шмитовский прк, и Ник требовл, чтобы он рзделил с ней нехитрую снедь, потом они смозбвенно целовлись. Он тогд тоже восклицл; "Ужс, кк вкусно!" Интересно, он помнит это?

- Еще хочешь?

- Нет, спсибо! То есть я хочу, но в меня просто уже не влезет!

- Д ерунд, влезет, тут и нет почти ничего, одни сливки, ты же не толстеешь, нверное? Двй я зкжу еще кусок и сфотогрфирую тебя.

У нее зблестели глз.

- Ну вообще-то я и впрвду не толстею... Но тогд зкжи что-нибудь другое, то неинтересно!

И при одном условии!

- При кком? - улыбнулся он.

- Мы съедим это пополм!

- О'кей! Ты не меняешься...

- Вспомнил про бублики с джонтном?

- Откуд ты знешь?

- Првд, ты про это вспомнил?

- Д, пмять иногд ткую чепуху подбрсывет...

А еще я помню, кк мы целовлись в прке и вдруг н нс снег посыплся, кошк н дерево злезл и сбросил здоровенный плст...

- Ну уж и плст, тк, немножко снежку..

- Ничего себе немножко! Мне з воротник столько нбилось...

Им принесли еще торт, они попросили официнтку сфотогрфировть их вместе, потом он фотогрфировл ее. И ему кзлось, что не было этих двдцти двух лет, что их рнняя молодость спокойно и счстливо перетекл в нынешнюю жизнь, в которой они не могут существовть отдельно, ибо связны нерзрывно, и тк было всегд. Но тк не было.

Ну и что же? Это невжно, вжно, что впредь тк будет, впредь они не будут существовть отдельно, потому что только эти глз умеют тк зжигться рдостью от любого пустяк, только этот смех нходит отклик в душе...

- Влд, мы едем дльше или остнемся в Брюсселе? - донесся до него голос Ники.

Он стряхнул с себя счстливое оцепенение.

- Едем! Я хочу в Гент!

И опять он гнл мшину по втобну, Ник опять здремл.

Нконец он рзбудил ее:

- Просыпйся, соня, то все проспишь!

Он открыл глз, и в них вдруг полыхнул безумня рдость, но он тут же их зжмурил, когд снов открыл, это были совсем другие глз. Крсивые, дже рдостные, но другие. В них читлсь рдость туристки. Но он успел зметить ту, первую рдость, и это нполнило его счстьем. А Ник немного очумело мотл головой.

- Кк крсиво!

Они вылезли из мшины.

- Предлгю нчть с собор! - скзл он. - Тм есть знменитый гентский лтрь бртьев Вн Эйков!

Однко увидеть собор им не пришлось. Тм велись рестврционные рботы.

- Ккя жлость! - воскликнул он.

- А я дже рд, - признлсь Ник. - И пожлуйст, Влд, двй просто поштемся по городу.

Ненвижу достопримечтельности и музеи! Я никогд ничего не зпоминю из всех тех лекций, что читют гиды, просто не держится в голове...

Я зню, это, нверное, неинтеллигентно... Но я тк устроен...

- То есть ты хочешь скзть, что ты темня бб, которя не желет просвещться? - зсмеялся он.

- Д, д, именно тк! Во мне нет этой туристической жилки... Я люблю ходить по улицм, сидеть н лвочке и смотреть, кк живут люди, мне это интереснее... А про достопримечтельности я могу в книге прочитть...

- Знчит, если бы мы попли в собор, ты бы мучилсь?

- Нет, один собор я бы вынесл.

- А в Приже ты в Лувр не ходил?

- Ходил. Но одн. Посмотрел немножко и ушл. Н другой день еще рз пошл... Это трудно объяснить...

- Ну почему же... Просто ты не любишь экскурсии, вовсе не музеи и достопримечтельности, я првильно формулирую?

- Нверное. Ты ткой умный...

Он зсмеялся и обнял ее з плечи:

- Ник, я тебя обожю!

И они пошли бродить по улицм.

- Кк здесь крсиво и уютно, - скзл Ник.

Город и впрвду был восхитительный. Ряды узких готических домов, лепящихся друг к другу без млейшего ззор, кнлы...

- Подумть только, эти дом, они же все рзные, и тк тесно стоят! А вот ты посмотри, ккя прелесть, Влд!

- Я уже видел подобные город в Голлндии, Брюгге вообще что-то особенное...

- Но ты же см хотел в Гент.

- Я ндеялся попсть в собор.

- Ты рзочровн?

- Ну что ты... Мне двно не было тк хорошо, кк здесь.

Пробродив чс дв по нбережным, они присели отдохнуть н лвочке.

- Устл?

- Нет, просто хочется чуточку посидеть.

- У тебя туфли удобные?

- - Очень! Я нрочно ндел смые рсшлепнные.

Алл говорил, что в тких ехть неприлично, но они ужсно удобные. Ты тоже считешь, что они неприличные?

- Смотря для чего, - зсмеялся он. - Тскться по городу - нормльно. А вот пойти в хороший ресторн...

- Тк пойдем в не очень хороший, что з проблем?

- Д я пошутил! А хочешь, купим тебе шикрные туфли, удобные и шикрные!

- Тк не бывет!

- Еще кк бывет!

- Нет, Влд, я не хочу, мне и в этих хорошо, и вообще, ты уже купил мне фотоппрт, ты меня привез сюд, и я не нстивю н том, чтобы плтить з себя в кфе...

- Еще не хвтло, чтобы ты з себя плтил!

Я этим вот тк сыт! Я все-тки воспитывлся в строй московской семье, и, когд бб зявляет, что плтит з себя см, я просто стнею! У вс в Москве это еще не привилось?

- Не зню, я с этим пок не стлкивлсь...

- А туфли мы все-тки купим! Пусть у тебя будет две пры удобных туфель!

- Влд, я не хочу!

- Ник, ну доствь мне ткое мленькое удовольствие!

Он смерил его кким-то стрнным взглядом.

Кзлось, вот сейчс он скжет: "Откупиться хочешь?" Но ничего подобного он не скзл.

- Ну если ты тк нстивешь!

Были куплены и туфли. Легкие, из мягкой кожи н соломенной подошве. Ник см их выбрл, и ничто не могло ее зствить переменить решение.

- Ник, посмотри, по-моему, вон те черные тоже подойдут!

- Нет, мне эти нрвятся.

- Хорошо, эти мы берем, но ты выбери еще!

- Спсибо, Влд, мне не нужно, - очень спокойно, но твердо ответил он. - А эти просто прелесть и ничего не весят. Спсибо.

- А двй еще плтье купим?

- Влд, у меня много плтьев, мне првд ничего ненужно.

- Это твой Гриш тебе покупет?

- Д нет, зчем, я см...

- А Гриш не покупет?

- Нет, Гриш не покупет.

- Ждный, что ли?

- Нет, он не ждный, отнюдь, просто ему в голову не приходит.

- Ник, я проголодлся, пор обедть!

- Ничего не имею против. Тем более что в новых туфлях меня пустят в любое зведение!

- Тебе в них удобно?

- Кк в рю!

- Слушй, ты когд-нибудь пробовл устрицы?

- Устрицы? - испугнно спросил он. - Нет, не пробовл, но я не хочу!

- Ник, решено, будем есть устрицы!

- Говорят, ими можно отрвиться!

- Д, если есть их где ни попдя, мы поступим инче, вон видишь. Ртуш, я зйду туд и спрошу, где тут смый лучший рыбный ресторн!

- Господи, зчем же в Ртушу? - удивилсь Ник.

- Тм, по крйней мере, не соврут, зботятся о престиже город.

- Ну ты дешь!

Он и впрвду збежл в Ртушу со своим вопросом, и ему с любезной улыбкой порекомендовли зведение мсье Пьер, что рсположено н соседней улице. В витрине мленького ресторн был выствлен квриум с живыми лнгустми. Ресторн был стринный, узкое помещение всего н десяток столиков и темня деревяння лестниц, ведущя нверх, в тулет. Нвстречу им вышел хозяин, высокий полный бельгиец в длинном белом фртуке. Он отлично говорил по-немецки и был весьм рдушен.

Кроме них в ресторне сидели еще три звитые, нпомженные струшки.

- Ну, Котофеич, кроме устриц что будем есть?

- Я не зню, - пробормотл Ник.

- Что это у тебя вид испугнный? Боишься пробовть устрицы?

- Есть немножко, - со смущенной улыбкой признлсь он.

Боже мой, подумл он, кк я жил без нее? И кк он живет без меня? Это же нонсенс!

- Знешь, Влд, ты зкжи что-нибудь н свой вкус, хорошо?

- О'кей! Тогд возьмем устрицы и, пожлуй, морской язык.

- Что это - морской язык?

- Просто очень вкусня рыб. Ккого вин ты хочешь?

- Никкого! Я выпью сок! Или минерлку - Но к рыбе см Бог велел выпить белого вин.

- Ну лдно, если один бокл...

Он сделл зкз.

- Ник, я что подумл... Двй звтр поедем н Зибенгебирге, ты тм еще не был?

- Нет, что это?

- Ну если переводить н русский, то Семигорье, тм крсиво, глвное можно поктться н лошди.

- Верхом? - ужснулсь Ник.

- Нет, в коляске! Хочешь?

- Можно.

- Договорились!

- Ой, что это?

Н стол подли высокое двухъярусное сооружение, где во льду лежли рскрытые рковины устриц, сверху горел огонек.

- Нстл торжественный момент! Згдывй желние! Ты же первый рз пробуешь...

- Но я не зню, кк их едят, и вообще.., вдруг мне не понрвится?

- Если не понрвится, я их см съем, тебе зкжу что-нибудь сугубо примитивное! Погоди, я сейчс все см сделю!

Он полил устрицу лимонным соком, добвил немного соус и, поддев мясо устрицы вилочкой, скзл:

- Зкрой глз и открой рот!

- Влд, неудобно...

- Глупости! Открывй рот!

Он подчинилсь, и он сунул ей в рот устрицу.

Он попробовл и широко открыл глз.

- У них вкус моря... И совсем не противно...

- Знчит, будешь есть?

- Буду!

А вот вин он выпил всего дв глоточк.

- Не нрвится? Я зкжу другое.

- Нет, вино хорошее, просто я отвыкл, боюсь опьянеть... Понимешь, я когд-то отрвилсь вином..."

- Отрвилсь? Кким-нибудь вермутом з рубль две? - вспомнил он чудовищный нпиток, который пробовл в студенческом стройотряде.

- Невжно, Влд, просто не хочу.. Боюсь, меня рзморит с отвычки...

- И что?

- Д ничего...

- Тогд я допью твой бокл и узню все твои грешные мысли.

Он рссмеялсь:

- В отношении тебя у меня нет грешных мыслей.

- Д, я все хочу спросить, кто все-тки был тот тип, что подрил тебе розы?

- Ты.

- А до меня?

- Тот тип, кк ты выржешься, предлгл мне хорошую рботу..

Врет, понял он, беспрдонно врет! Тк рботу не предлгют, или рзве что ккой-нибудь суперзвезде, которя сулит бснословные брыши рботодтелю, не стреющей московской кукольнице...

После обед Ник скзл:

- Влд, я должн купить тут ккой-нибудь сувенир для Аллы.

- Что ж, пойдем купим:

- Нет, я не хочу с тобой... Ты будешь лезть со своими деньгми, и вообще.., лучше посиди вот тут, н лвочке, я пробегусь по этой улице и что-нибудь куплю.

- И долго мне сидеть?

- Ну минут двдцть, пожлуйст, Влд!

- Хорошо, только я не хочу сидеть тут кк идиот, я буду лучше ждть тебя вон в том кфе, выпью воды...

- Хорошо! - обрдовлсь он. И ушл.

Он смотрел ей вслед. Н чрезвычйно элегнтной торговой улице Гент он совершенно не выглядел чужеродно. Рньше русскую женщину можно было определить с первого взгляд, теперь... Он был ничуть не хуже других одет, и держлсь достточно свободно. Одно только отличло ее от остльных женщин н этой улице - он был ему необходим!

Он был.., родня, д, именно родня... И когд он произнес мысленно это слово, у него болезненно сжлось сердце. З все эти долгие годы достточно трудной, нпряженной, но в целом вполне блгополучной жизни, никто не стл ему родным. Ни жен, ни дже сын... Хотя нет, в первые дв-три год сын он все-тки ощущл родным, но со временем воспитние, которое ему двл Элли, и весь строй жизни отдлили мльчик... А потом рзвод, свидния по субботм... А вот эт хрупкя, не слишком молодя, когд-то до тошноты ндоевшя женщин, о которой он и не вспоминл столько лет, вдруг покзлсь ему единственной теплой точкой в причудливом морозном узоре жизни. Кк глупо, чудовищно глупо...

Я вот свободен, он... У нее есть ккой-то Гриш, который хорошо поет... И пьет, нверное, хорошо... и еще он говорит, что не умеет любить, и Гришу этого не любит... А вот того, седовлсого, он любит, что ли? Не желет о нем говорить, нврл, что он рботу предлгл, точно нврл... Он кк будто оберегет его от меня, боится услышть о нем что-то дурное... А ведь эт встреч - судьб! И я не должен ее упустить, я хочу ее, и я своего добьюсь! Я женюсь н ней! Я хочу с ней состриться! Фу, идиот! рссердился он н себя. Тебе еще нет пятидесяти, ты в отличной форме, у тебя все тип-топ, тебе просто нужн бб. Нет, не просто бб, именно эт! Мне нужн Ник, и только Ник! Глупости, возьми себя в руки. С Никой все слишком сложно, зчем тебе эт головня боль? В ней есть ккой-то ндлом, и не исключено, что он связн с тобой, зчем тебе все это?

Поктй ее, купи ей еще подрков и смтывйся, пок не поздно. Ндлом, нет, это кк-то инче нзывется... Ах д, ндрыв! Это ведь у Достоевского ндрыв в гостиной, ндрыв в избе... Тк, вот Достоевского только тебе и не хвтло для комплект...

Ностльгия по полной русской прогрмме! К черту!

Отвезу ее в Бонн и скжу, что меня вызывют... Нвру! И смоюсь, Томсу потом все объясню или оствлю письмо. Но я ведь пообещл ей лошдку н Зибенгебирге. Ну и что? Обещнного три год ждут!

Ндо смывться, уносить ноги, смтывть удочки, двть деру, улепетывть, рвть когти, с нслждением вспоминл он синонимы, но тут зметил Нику и, совершенно позбыв о блгорзумных идеях, смертельно обрдовлся, он почти бежл к нему с тким сияющим видом, словно вдруг н торговой улице Гент осознл, что любит его, и поспешил ему об этом сообщить. Он невольно вскочил и кинулся ей нвстречу.

- Влд, - он схвтил его з руку, - Влд, идем" идем скорее, что я тебе покжу!

Он швырнул н столик деньги и пошел з ней.

Он почти тщил его. Дело тут явно не в любви, в чем? Он увидел ккую-нибудь сильно дорогую штучку, ккое-нибудь колечко з бешеные деньги...

Ничего, если это в рзумных пределх, я ей его куплю и тогд уж буду чист кк стеклышко.

- Смотри!

Он остновилсь перед витриной, но это был отнюдь не ювелирный мгзин. Это был мгзин сыров! И из открывшейся в этот момент двери н него пхнуло достточно специфическим ромтом. Он был в полном недоумении.

- Смотри, Влд! Это моя кукл! Моя, понимешь?

В витрине сырного мгзин, очень изящно и элегнтно оформленной, действительно сидел довольно большя кукл. Он был крсивой, немного мнерной, в плтье и прическе времен мркизы Помпдур. И в то же время в ней был гротеск, придввший нрядной кукле ккую-то неповторимость и изыскнность.

- Влд, тебе нрвится, скжи, - тормошил его Ник.

- Очень! Но кк твоя кукл сюд попл?

- Это Сюзетт! Ее у меня купил одн дм из Люксембург н выствке в Будпеште! Еще дв год нзд! Вот не думл, что он сюд попдет! И глвное, что я еще когд-нибудь ее увижу! Я ее очень любил! Тебе првд нрвится?

- Очень! И тебя не огорчет, что твоя Сюзетт торгует сырми?

- А почему меня должно это огорчть?

- Д нет, я просто спросил.., по глупости!

Ах, ккой же я примитивный, грубый тип! Я решил, что он хочет с меня что-то слупить, он хотел поделиться своей рдостью, покзть свое искусство, я... Фу, кк стыдно!

- А хочешь, я выкуплю твою Сюзетту из рбств и верну ее тебе?

- Зчем?.. Он тут тк уместн... Это очень дорогой мгзин, я уже зглянул... Ну и зпх тм, зкчешься.

- Вот видишь, твоя Сюзетт торгует вонючими сырми!

- Пусть!

- Знчит, не хочешь вернуть Сюзетту?

- Нет, не хочу! И вообще, Влд, кончй ты демонстрировть свои мтерильные возможности! Я очень рд, что у тебя все в порядке, но...

- Прости, я ничего ткого не думл... - смутился он.

- Знешь что, двй-к поедем обртно, тебе ведь еще чс три з рулем сидеть...

- Но ведь еще и шести нет.

- Ну и что?

- А звтр мы поедем н Зибенгебирге?

- Поедем.

- Ты купил что-нибудь для Аллы?

- Д. Ой, Влд, сфотогрфируй меня н фоне этой витрины, с Сюзеттой!

- Генильня идея! И еще мы вместе тут снимемся!

- У нс некоторые теперь говорят: сфотемся!

- Сфотемся? Ккой кошмр!

- Д уж!

***

Они молч брели к стоянке мшин. До нее было довольно длеко. Вот и кончется этот стрнный день... Я идиот, я все время жду ккого-то подвох, ккой-то гдости, кких-то упреков... См себе порчу ткой чудесный день, ведь он и в смом деле получился чудесным. Он искос взглянул н Нику.

У нее было спокойное и довольное лицо, првд, глз он не видел, он ндел темные очки, но н губх игрл легкя улыбк. Он всегд тк улыблсь, когд бывл довольн. Господи, сколько же всего я о ней помню... Дже вкус ее губ... Интересно, он изменился з эти годы? Кк я хочу поцеловть ее, по-нстоящему поцеловть, прижть к себе... Нет, не буду об этом думть, нельзя. И не нужно, ни в коем случе... Кк стрнно, мы целый день провели вместе и прктически ничего не узнли друг о друге, о том, кк жили эти годы... Он почти не здет вопросов, н мои вопросы отвечет кк-то вскользь...

А может, и лучше? Мы рсстнемся, и у нс сохрнятся лишь приятные воспоминния друг о друге...

Нет, я не желю никких воспоминний! Я хочу эту женщину, я не могу потерять ее во второй рз...

А что, может, и в смом деле жениться н ней, увезти в Бостон... Буду возврщться не в пустой дом...

Буду кждый день слышть этот переливчтый голос и, просыпясь, видеть это прелестное лицо, буду будить ее, и в ее глзх будет зжигться т сумсшедшя рдость, которя мелькнул лишь н мгновение... Он врет, что не любил меня, еще кк любил, и теперь.., если не любит, полюбит, никуд не денется! Обязтельно полюбит! Почему бы ей не любить меня? Я еще нестрый, у меня есть деньги, я куплю новый дом, и пусть делет тм своих кукол, устрою ей мстерскую... Д, кстти, Диксоны собирлись продвть дом... Уверен, он ей понрвится, ткой крсивый дом... Для меня одного он, конечно, велик, но для семьи... Чем черт не шутит, может, он мне еще ребенк родит, дочку, ткую же хрупкую, с ткими же волосми... А впрочем, нет, не ндо детей!

Поздно уже...

- Влд, ты о чем здумлся?

- Что? Ах, прости, я тут кое-что прикидывл... извини. Скжи мне, ты довольн?

- Сегодняшним днем? Очень. Мне стршно понрвился Гент. Спсибо.

- Ты был в Амстердме?

- Нет.

- А хочешь, поедем? Тебе нверняк понрвится!

Это обязтельно ндо видеть! Двй поедем прямо сейчс?

- Сейчс? Ты с ум сошел!

- Д почему? Приедем, остновимся в ккой-нибудь гостинице, с утр пойдем шляться по Амстердму! Ник, поедем! Ты знешь, ккие в Амстердме цветы! Ты же любишь цветы, ккие тм бутерброды с селедкой! Мечт, ты будешь в восторге, я уверен!

А еще я свожу тебя в Крсный квртл, и вообще, куд ты только зхочешь! Будем тскться вдоль кнлов, и... Ник, пожлуйст, поедем! Позвони Алле, предупреди ее, что вернешься послезвтр!

- Влд, я не могу, я дже не...

- Ты не взял ничего с собой? Ерунд! Что тм тебе нужно? Зубня щетк, трусики, ночня рубшк? Купим, что з проблем? Поедем! - он почти молил ее.

Он нпряглсь:

- Нет, Влд, я не хочу!

- Ерунд, кк ты можешь не хотеть? Я не верю!

Ты же когд-то тк мечтл увидеть мир? А тут я тебе предлгю... - Он осекся. - Ты, верно, думешь, что тебе придется спть со мной? Но если ты не хочешь, не ндо! Ни в коем случе! Мы возьмем дв номер и... Я же не нсильник. Просто нм было хорошо сегодня, почему бы не продолжить...

- Ну если тк...

- Д, конечно! Ник, поедем! - Он вытщил из крмн телефон. - Н, позвони Алле!

Он н мгновение здумлсь, потом покчл головой:

- Нет, я не могу.

- Д почему? Почему не можешь?

- Я устл и хочу домой.

- Нм все рвно ехть почти три чс, говорю же, мы остновимся в хорошем отеле, тм и отдохнешь...

- Нет, Влд, не стоит...

Он боится, он боится меня, нет, себя! Хочет, еще кк хочет, но боится! И все-тки я повезу ее в Амстердм! Блго эти втобны совершенно безликие, он и не сообрзит, что мы едем не в Гермнию.

Я поствлю ее перед свершившимся фктом! Он же еще будет мне блгодрн! А что, это неплохое приключение для стреющей одинокой женщины. Воскресший из мертвых возлюбленный похищет ее...

Похищение Европы... Нет, похищение в Европе! Решено.

- Ну не стоит тк не стоит! Но звтр мы поедем н лошдке!

- Хорошо, поедем н лошдке! Обожю ездить н лошдке! Жлко, я не вожу мшину, то могл бы сменить тебя...

- Чтобы я доверил женщине свою дргоценную жизнь? - зсмеялся он. - Д никогд!

- А ты не устл?

- Нисколько! Сегодня ткой хороший день...

А ты устл? Поспи!

- Знешь, меня почему-то всегд клонит в сон в мшине, просто ужс!

- Хочешь н зднее сиденье?

- Нет, ни в коем случе, я пострюсь не спть...

- Зчем же мучиться?

- Мне кк-то неловко...

- Что з чепух!

- Нет, пожлуйст, Влд, если я зсну, толкни меня.

- Слушй, Ник, ты спой мне что-нибудь, ты же когд-то хорошо пел, очень музыкльно...

- Ну, Влд, я уж двно не пою... И вообще...

- Спой мне ккую-нибудь смую модную вшу песню!

- Смых модных я не зню.., это ккие-то молодежные хиты... Я их не воспринимю...

- Ну спой что ты воспринимешь... Кто у вс звезд номер один?

- Номер один? Нверное, Пугчев...

- Пугчев? Все еще Пугчев? - рсхохотлся он. - Невероятно... Ну спой хит Пугчевой.

- Д ну, неохот...

- Ну, Котофеич, не ломйся! Спой, светик, не стыдись...

- Знешь, есть одн песенк, мне он ужсно нрвится, ее поет ккя-то групп, дже не зню ее нзвния и вообще помню только припев: "Мы могли бы служить в рзведке, мы могли бы игрть в кино, мы, кк птицы, сдимся н рзные ветки и зсыпем в метро"... Или вот еще одн песенк, несколько лет нзд был стршно модной, - он лукво н него посмотрел, - "Кк упоительны в России вечер, и вльсы Шуберт, и хруст фрнцузской булки..."

Он рссмеялся:

- Хочешь этой чепухой пробудить во мне ностльгию?

- Д нет, зчем?

Они змолчли. Вскоре он зметил, что Ник опять здремл. И вдруг в пмяти всплыло смешное, трогтельное слово "козичк". Когд-то двным-двно он с друзьями поехл в вгусте отдыхть в Молдвию. Они жили в пнсионте недлеко от Дубосср, н смом берегу Днестр, ловили рыбу, ведрми ели дивные фрукты, ведрми же пили домшнее вино, увивлись з девушкми, словом, нслждлись жизнью. Он тогд окончил четвертый курс и чувствовл себя счстливым и свободным. З вином они ездили в деревню под смешным нзвнием Млвт, где его восхищли увитые виногрдом дворы, кршенные синькой дом и потрясюще вкусня деревенскя ед - плечинты с творогом, жреные перцы, домшняя брынз и мелкя, сврення с кожурой молодя кртошк, которую ндо было мкть в блюдце с постным мслом и очень крупной солью...

Все эти яств выствлялись н стол во дворе, когд они приезжли з вином к деревенскому учителю и его жене, носившей поэтическое имя Виорик. А у Виорики был коз, удивительно нежное и грциозное создние, никогд рньше он не видл тких крсивых коз - серо-буря, с точеными рожкми...

"Козйчк" лсково нзывл ее Виорик. Им всем стршно нрвилось это слово. Козйчк. А однжды утром, когд они влялись н пляже, Мрик толкнул его в бок и прошептл:

- Посмотри, Влд, ккя козичк появилсь!

Он лениво приоткрыл глз и змер: у кромки воды стоял девушк лет семндцти, не больше. Тоненькя, кзлось, вот-вот переломится, коротко стриження и совершенно беля. Солнце еще не успело коснуться ее нежной кожи.

- Козйчк, првд...

- Хорош, д? - шептл Мрик. - Чур, моя!

- Ни фиг! - скзл он и вскочил. - Девушк, вм нельзя долго быть н солнце! - окликнул он козичку Он обернулсь, смерил его кокетливым взглядом и одрил ткой улыбкой, что у него все поплыло перед глзми.

- Кк тебя зовут? - хрипло пробормотл он. - Меня - Влд.

- А меня Ник.

Это был любовь с первого взгляд. Он приехл родителями, что создвло кучу проблем, но все рвно от тех дней остлось упоительное воспоминние о жрком, сухом, пхнущем степью воздухе, о цикдх, гортнных крикх горлиц, прохлдной воде Днестр и о сумсшедшей влюбленности в тоненькую, полную жизни девочку, козичку.

А потом было много всякого. Он хотел срзу н ней жениться, но он еще не окончил школу, и ее родители были против, потом умер ее отец, он с головой ушел в свою нуку.. Д мло ли что было в те годы... И вот он опять похитил свою козичку.. В то лето он чстенько увозил ее н лодке - и это у них нзывлось похищением... Все это хорошо и мило, но нм ведь совершенно не о чем говорить, кроме прошлого. А прошлое - опсня тем. Мы целую жизнь прожили врозь, в рзных мирх. У нее свой мир, о котором я не очень-то хочу знть... Зчем мне все эти русские зморочки - Чечня, вечные кризисы, рухнувшие ценности, новые идолы... Я этого не хочу! Мне и своих збот хвтет. Тогд ккого черт я везу ее в Амстердм? Чтобы трхнуть? Или чтобы зглдить свою вину? Д ккя тм вин! Если бы я остлся в России, что бы меня ждло? У них тм нук просто рухнул. Знчит, я все рвно бы уехл, только позже, уже не тким молодым, отягощенным кучей збот, семьей, рстерявшим в политических стрстях свои силы и тлнт. Интересно, он это понимет?

Нверное, д, он ведь ни словом меня не укорил...

Д и не тк уж у нее все плохо.., в конце концов, он см виновт, что не ужилсь с тремя мужьями. Вот говорит же, что был Мрку плохой женой... А я подозревл, что Мрик в нее влюблен. Он всегд смотрел н нее с обожнием. Жль его, беднягу, тк рно умер... А я вот умер-шмумер... Д, конечно, мы чудовищно длеки друг от друг, и, нверное, нет никкого смысл сближться, не перепрыгнет он окен, и я не собирюсь его перепрыгивть... Тк, может, оствить все кк есть и повернуть нзд, пок не поздно? То есть поехть сейчс в Бонн - и дело с концом? Но почему же мне тк хорошо, тк легко и приятно - оттого что рядом дремлет эт постревшя козичк? И тут он увидел, что впереди скпливются мшины. Неужели пробк? Д, похоже н то. Видимо, ккя-то врия. Только этого еще не хвтло!

И совершенно некуд свернуть. Вот нездч! Он зтормозил, и тут же Ник открыл глз.

- Что? Мы приехли? - сонно пробормотл он.

- Приехли! Пробк, черт бы ее взял!

- Ой, это ндолго?

- Понятия не имею! Высплсь?

- Д, знешь, мне приснилось, кк мы с тобой н лодке ктлись...

- Не гребли, целовлись?

- Во сне мы не целовлись...

- Тк двй няву поцелуемся, ндо же что-то делть в пробке.

- Ну вот еще!

- Ккие у тебя волосы крсивые...

Он протянул руку и поглдил ее по голове.

- И мягкие...

- Влд, не нчинй!

- Почему? Я никогд рньше не видел тебя с ткими волосми, мне очень нрвится... А помнишь, ты всегд носил зеленые бусики... Они у тебя живы? И он дотронулся пльцем до ее шеи. Он чуть отстрнилсь. А он положил руку ей н шею, сзди, под волосми, он знл, это ее взволнует. Он и впрвду вздрогнул. Аг, действует. И он стл поглживть это местечко.

- Влд, прекрти!

- Ни з что! - стрстным шепотом ответил он, повернул ее к себе и поцеловл.

- Пусти! Пусти, дурк! - слбеющим голосом простонл он, пытясь вырвться.

- Пущу, если только ты соглсишься поехть в Амстердм! А не то прямо тут тебя изнсилую! Н глзх у изумленной публики, - смеялся он.

- Опять двдцть пять! Не хочу я в Амстердм!

- Дело твое, тогд терпи! - И он опять стл целовть ее.

Он больно ущипнул его в плечо.

- Ай, что ты делешь, крэйзи!

- Влд, мы тк не договривлись!

- А я думл, ты обидишься, если я не стну к тебе приствть. Вы же, ббы, ткие... Лезешь к вм - плохо, не лезешь - еще хуже!

- Просто ндо сообржть, когд, кк и к кому лезть! Ко мне - не стоит!

- Вообще не стоит или именно здесь?

- Вообще!

- А почему, интересно?

- Влд, кк это ни пошло звучит, но между нми Атлнтический окен. И кк ни стрйся, его не перепрыгнешь...

Черт побери, он опять читет его мысли и выржет их его словми...

- Ник, зчем мыслить тк глобльно? Тут тебе и геогрфия, и история, и философия, если хочешь.

Лишнее все это! Мы просто мужчин и женщин, которых тянет друг к другу - А, ну д... Физиология, и больше ничего? Мне это не нужно.

- Но ты же см говорил, что не умеешь любить.

Ты см себе противоречишь, голубушк!

- Ничуть, просто не желю быть для тебя подножным кормом.

- То есть?

- Ну не встретилсь бы я тебе, лез бы сейчс к любой другой...

- Но ты же встретилсь!

- Я встретил вс, и все былое.., тк, что ли?

- Предствь себе!

- Д лдно...

- Нет, Ник, я когд увидел тебя... Короче говоря, я в тот же вечер приглсил в ресторн одну девицу, молодую, хорошенькую, ппетитную, которя был очень дже не прочь... И к концу вечер просто возненвидел ее. И знешь з что?

- Понятия не имею!

- З то, что он не ты... Вот тк!

- И что теперь, я должн зрыдть? И кинуться в твои объятия?

- Рыдть не ндо, вот нсчет объятий... Я лично не возржл бы.

- Перетопчешься!

- Фу, ккя ты грубя.

- Я не грубя, я просто объясняю тебе, что к чему.

Кк ты думешь, пробк ндолго?

- Почем я зню... Ник, слушй, не сердись н меня, но я првд счстлив, что встретил тебя, что ты стл ткя...

- Ккя?

- Крсивя, сильня...

- Сильня? - Он кк-то горько усмехнулсь. - Ну-ну.

- Послушй, двй мхнем куд-нибудь н недельку, куд-нибудь н остров, где пльмы, море, белый песок... Я был в прошлом году н Мльдивх, это рй... Подумй, Ник, ведь, когд мы встретились н берегу Днестр, мы дже и помыслить не смели, что сможем мхнуть, нпример, н Кнры...

- Я был н Кнрх, - сухо ответил он.

- Ты упрямя, кк ослиц... Ну не хочешь н Кнры, двй полетим н Виргинские остров или н Гвйи, хочешь н Гвйи? Помнишь, ты любил у Джек Лондон рсскз "Прибой Кнк"? Сможешь своими глзми это все увидеть... Неужели ты не хочешь в Гонолулу?

- Влд, все это великолепие только для того, чтобы зтщить меня в постель?

- Д ну тебя... Куд девлся твой ромнтизм?

- Ах, мой ромнтизм? Нету его, Влдик, нету! Испрился!

Он змолчл. Если в ней не остлось ни кпли ромнтизм, он явно не оценит идею "похищения в Европе" и только рзозлится или, что еще хуже, просто посмеется нд ним. Но девться было некуд, они, похоже, нмертво зстряли. Он вдруг ощутил устлость и рздржение. И чего, спршивется, я рспинюсь тут перед этой козой? Никкя он уже не козичк, просто глупя коз! И к черту всякие похищения, кк только удстся добрться до первого поворот, поеду в Бонн, он ничего не зметит, и к чертовой мтери все снтименты, я ей не нужен, ну и отлично, не больно-то и хотелось.

- Знешь, я, пожлуй, пойду немного пройдусь, посмотрю, что тм случилось, не могу тупо сидеть н одном месте, - скзл он вполне мирно и буднично.

- Иди, только не пропдй, то, если вся эт лвин стронется, мы можем потеряться.

- Д нет, я быстренько!

Обязтельно эт дур потеряется, и я же потом буду виновт! - со злостью подумл он. Что я з болвн, почему позволил себе вляпться в ткую дурцкую историю? Никогд не ндо возврщться к пройденному! Ничего хорошего это не сулит, всегд ндо идти только вперед! Ну куд эт коз подевлсь? Или ей в сортир приспичило, он постеснялсь скзть? Провинцильня идиотк! И я тоже хорош! Н Гвйи поедем, н Виргинские остров! Что тм с ней делть?

И тут он увидел ее. Он быстро шл к его мшине и чему-то улыблсь. Хочу, подумл он, хочу смертельно, больше всего н свете, только ее, и больше никого!

- Тм впереди трейлер опрокинулся, из него коробки высыплись, столько коробок! Но, кжется, скоро их уберут! - рдостно сообщил он.

Стрнно, он отсутствовл всего минут десять, но з это время в ней что-то переменилось, словно спло нпряжение, сломлся ккой-то брьер. Он уже не кзлсь ткой неприступной.

- Что ты тк н меня уствился? - со смешком спросил он.

- Ты очень крсивя.

- Ты нходишь? Это приятно, через столько лет услышть... Кстти, рньше ты никогд не говорил, что я крсивя.

- Не выдумывй!

- Нет, првд-првд! Говорил, что я смя лучшя, смя очровтельня, это было, вот крсивой не нзывл...

Черт побери, он кокетничет!

- Скжи мне одну вещь, только честно...

- Спршивй!

- Зчем все-тки тебе пондобилось объявлять себя мертвым?

- О, это долгий рзговор...

- А куд нм спешить? Мы тут проторчим битый чс, и ехть еще долго...

- Понимешь, все это не тк просто. И в то же время просто до неприличия... По большому счету, это был шутк...

- Шутк?

- Кк бы это объяснить? Мне ведь предложили остться, посулили прекрсную рботу, я знл, что в Союзе у меня перспективы мизерные и в нучном и в мтерильном плне, и, когд мм вдруг умерл, я подумл: это перст судьбы, мм отпустил меня н свободу, тем более что сообщение о ее смерти дошло до меня, когд ее уже похоронили. Но все окзлось достточно сложно, особенно в эмоционльном плне, ндо было себя полностью перестроить, приспособиться к новым условиям, к языку, д и вообще... Я скзл себе: ты должен это сделть.

- Влд, что ты толчешь воду в ступе? Я вполне способн понять тебя, более того, я и тогд тебя понял. Тебе было тяжело, кто же спорит. Но умирть-то зчем?

- Ты же говоришь, что не поверил?

- Д, но все же хотелось бы понять твои мотивы.

- Д это вышло почти случйно...

- То есть?

- Понимешь, один человек, мой нучный руководитель, который много для меня сделл н первых порх, очень меня поддерживл, тк вот он, видя, что я впдю в депрессию, посоветовл мне полностью отрешиться от прошлого, тогд ведь кзлось, что к нему никогд возврт не будет... Тк вот он...

Он предложил мне.., его приятель тогд собирлся в Москву, он был журнлистом и...

- Это он позвонил мне с тем сообщением?

- Д, мне в тот момент покзлось, что это выход, я зчеркну прошлое, вернее, не тк, я вычеркну себя из твоей жизни, пустот быстро зполнится... Я подумл: он будет ждть, ндеяться, годы уйдут, тк.., ей стнет легче, погорюет и збудет, я нчну совсем новую жизнь, дже имя сменю.

- Д? И кк же тебя зовут?

- Вэл Мртин.

- Шикрно звучит, не то что Влдислв Мртыненко.

Он грустно усмехнулся:

- Нверное, это было глупо, но тем не менее, соглсившись стть живым трупом, я кк-то встряхнулся, вышел из депрессии и буквльно попер.

- Попер? Куд попер?

- Вверх. Я многого добился, у меня большое имя в моей облсти.

- Но это не твое имя!

- Мое, двным-двно мое! Дело ведь не в том, кк я нзывюсь, в том, что я собой предствляю! Я состоялся, Ник, это глвное! Конечно, я не мог дже вообрзить, что через несколько лет этот советский мстодонт сдохнет, но я все рвно бы уехл, у вс ведь нук рзвлилсь...

- Это я понимю и не осуждю тебя, ты не думй, просто я хотел понять... Теперь понял. Ты пошутил... У тебя случйно нет жвчки?

- Жвчки? - удивился он. - Есть. Вот возьми.

- Ккой-то противный вкус во рту, нверное, от устриц... Спсибо.

- Ты, вероятно, хочешь спросить, почему же я потом не объявился, когд у вс все изменилось?

- Д нет, тут кк рз все ясно... Отрезнный ломоть...

- Я думл тогд об этом, но все было тк зыбко по нчлу, кзлось, дли вм глоток свободы, потом еще хуже зкрутят гйки... Д и вообще, у меня в те годы столько всего было... Я не хотел глубоко вникть, многие у нс ловили кждое слово из Союз, я не хотел...

- Несмотря н кцент, ты все же хорошо говоришь по-русски, то я с некоторыми эмигрнтми общлсь - тихий ужс! "У меня дом с тремя бедрумми! В пище не должно быть много крбонгидрэйт"...

- Что поделть, эмигрнтскя болезнь. Но к черту все это! Глвное, что мы с тобой сидим тут в пробке посреди Европы...

- И у обоих от этого едет крыш, - зсмеялсь он.

- Ккя крыш? Теперь тк говорят?

- О д, очень популярное выржение, тем более что и н смом деле почти у всей стрны крыш съехл во многих смыслх.

- Знчит, ты н меня не сердишься?

- Я уж скзл, что нет.

- Я имел в виду не мое бегство.

- А что? - Он лукво н него посмотрел.

Его бросило в жр.

- А ты знешь, я ведь тебя похитил.

- Д? Этот "Фольксвген" поуютнее, чем лодочк н Днестре.

Черт, сколько же общих воспоминний...

- Пожлуй, - улыбнулся он. - Я тебя везу не в Бонн, в Амстердм. Только не кричи, лдно?

Неожиднно он рсхохотлсь:

- Я почему-то тк и думл... Черт с тобой, только ндо позвонить Алле. Он будет волновться.

Фнтстическя женщин! Он протянул ей телефон.

- Белл Львовн, это Ник! Пожлуйст, позовите Аллу! Ее нет? Тогд передйте ей, что мы решили съездить еще в Амстердм, д-д, в Амстердм. Я звтр Аллочке позвоню. Спсибо. Все в полном порядке!

Он был оздчен. Он соглсилсь ехть в Амстердм! И похоже, н все остльное тоже соглсн. А впрочем, лучше не спешить... А то мло ли... Не ндо ее вспугивть.

- Влд, но мы остновимся в рзных номерх! - тут же нпомнил он.

- Естественно.

- Похищение... Похищение Европы, нет, похищение в Европе, - здумчиво проговорил он.

О господи! Стрнно, рньше, в той, прошлой, жизни у них не было ткого, чтобы они читли мысли друг друг, или он не змечл, считл, что это в порядке вещей? Нверное, просто не придвл знчения.., если это и тогд было, кк могло сохрниться после стольких лет?

Но тут пробк мло-помлу нчл рсссывться.

Больше чс они ехли молч, з окнми почти совсем стемнело. Ему было хорошо и спокойно, рядом сидело родное существо, родное до комк в горле. Нверное, пок лучше оствить все кк есть, не ндо стремиться сегодня же уложить ее в постель, думю, это произойдет смо собой. Он дозреет, и тогд все будет прекрсно... Он зтормозил.

- Что случилось?

- Хочу зкзть номер. - Он вытщил мобильник и быстро выяснил телефон уютной мленькой гостиницы в пригороде Амстердм, где остнвливлся несколько лет нзд. Тм ему ответили, что н одну ночь у них есть дв номер.

- Ну что?

- Все в порядке. Уверен, тебе понрвится эт гостиниц, он, првд, з городом, но я подумл, что лучше уж ехть срзу туд, чем мотться в поискх номеров, првд?

- Првд. Тем более что я устл.

- Я тоже притомился, должен тебе скзть. Ты все-тки спл.

- Еще кк дрыхл!

- Что это ты вдруг рзвеселилсь?

- А что, по-твоему, мне делть, если ты меня похитил? Злмывть руки? Звывть, кк бездрня. ктрис? Ты все время ждешь от меня кких-то тргедий, Влд. Но тргедия не мой жнр! Видимо, в глубине души ты чувствуешь свою вину, д? Брось, Влдик, все отлично! Жизнь прекрсн и удивительн!

Н мгновение в этой оптимистической речи ему почудился ккой-то ндрыв, но, посмотрев н ее безмятежно-прелестное лицо, он успокоился. И все-тки с ней кк н кчелях - вверх-вниз, вверх-вниз!

Но зто уж точно не соскучишься!

- Влд, только двй снчл зедем в ккой-нибудь мгзин.

- Ах д, трусики!

Когд он подъехл к мгзину н бензоколонке, он скзл:

- Я пойду одн, не ходи со мной, я не люблю...

- Стесняешься при мне трусики покупть? - зсмеялся он.

- Просто не хочу!

- Но и мне ндо кое-что купить, впрочем, лдно! - Он устло мхнул рукой. Пусть делет что хочет.

Он вернулсь с довольно внушительным пкетом.

- Что ты тм нкупил?

- Рзные мелочи.

***

В уютной згородной гостинице им отвели дв номер рядом н третьем этже.

- Ккя прелесть! - воскликнул Ник, войдя в свой номер. Он срзу скинул туфли и плюхнулсь в кресло. - Ой, ммочки, кк я устл, ужс просто!

- А ужинть?

- Влдик, я не хочу!

- Кк это - не хочешь? Что ж мне, одному ужинть? Ник, это свинство.

- Влд, ну куд я пойду в тком виде? Я вся пыльня!

- Ты смя крсивя девушк в Голлндии, нет, дже в Бенилюксе, чуть-чуть пыли мне лично не помешет. Или ты рссчитывешь срзить всех мужчин в округе? Тк их тут нет!

- Кк - нет? Это что, город женщин?

- Просто в ткой чс в ресторне вряд ли много нроду, д и ресторн тут совсем мленький, но кормят чудесно! Пойдем, Ник! Пойдем прямо тк, не - ндо нводить крсоту, поедим и ляжем спть.

- Дй я хоть душ приму!

- Не ндо! Н ночь примешь, я умирю с голоду!

Мы черт знет кк двно обедли.

- Хорошо, идем!

Они спустились в ресторн. Тм было очень уютно, цветы н столикх, свечи. Им срзу подли меню.

- Что ты хочешь, Ник?

- Не зню.., зкжи см... Только я хочу что-нибудь выпить...

- Ты же не пьешь?

- Вино не пью, что-нибудь покрепче вечером можно...

Они сели друг против друг, ели, пили, говорили о сегодняшних впечтлениях, словно не сговривясь, решили - ни слов о прошлом.

- Мне нрвится, - скзл вдруг Ник, - мы кк будто только сегодня познкомились, и ты тк мило з мной ухживешь... Ты очень интересный мужчин, Влд, не рстолстел, не облысел.., и, кк писли Ильф и Петров, покрыт колонильным згром...

- Ты хочешь скзть, я неотрзим? - улыбнулся он.

- Нверное...

Он взял ее руку и поцеловл лдонь.

- Ник, я, кжется, зново в тебя влюбился...

- Именно что кжется, - зсмеялсь он. - Ты еще помнишь, что ндо делть, когд кжется?

Он быстро перекрестился.

- Все рвно не помогет. Влюбился!

- Брось, Влдик! Чепух все это! - Он допил свою водку.

- Нлей еще!

Он нлил.

- Двй выпьем з то, что.., з то, что.., что все было не зря! - Он опять злпом выпил водку. Еще!

- Хвтит, Ник, окосеешь!

- Д, првд, и вообще... Я пойду спть, Влдик, спсибо з все, но я пойду.. У меня сил больше нет...

Утром поговорим.

- Погоди, я хоть доем...

- Доедй, в чем проблем, я пойду.. Не волнуйся.

Он не стл возржть, видел, что ей действительно нехорошо. Он побледнел, глз покрснели.

Сейчс он выглядел немолодой и некрсивой.

Не умеет пить... Ей ндо было снять нпряжение, вот он и перебрл... Ну ничего, звтр все будет отлично.

Он спокойно доел свой бифштекс, потом еще съел десерт, рсплтился и не спеш поднялся н третий этж. Дверь Никиного номер был неплотно прикрыт. Ндо же, кк нпилсь... Или он нрочно оствил ее открытой? Это приглшение? Но сейчс совсем ничего не хочется...

Он собирлся уже тихонько прикрыть дверь и уйти к себе, кк вдруг услышл стрнные звуки. Он плчет? Нет, это не плч. Смеется? См с собой?

Нет, это не смех. Здыхется? Ему стло тревожно.

Он осторожненько открыл дверь и прислушлся.

Стрнные звуки доносились из внной и больше всего нпомнили ему приступ стмы у одного его коллеги, свидетелем которого он был. У нее стм?

Но тогд ей нужн помощь. Он шгнул и открыл дверь в внную. Ник, совершенно голя, сидел н полу и, вцепившись зубми в мхровое полотенце, выл. Этот здушенный полотенцем вой был не громким, но оттого еще более стршным. Он кинулся к ней:

- Господи, Ник, что с тобой?

- Уйди, уйди, - бормотл он. - Пожлуйст, уйди!

И тут он зметил н рковине ополовиненную бутылку виски.

- Боже, ты тк ндрлсь, что ты делешь, зчем?

Он пытлся поднять ее с полу, но он, видимо, только что принимл душ и был еще мокрой и скользкой. От ужс и жлости у него все перевернулось внутри.

- Ник, мленькя моя, что ты, что ты плчешь, ну прости, прости меня, только не плчь, не ндо...

- Я не плчу, я не умею плкть.., не получется, - тихо проговорил он. - Уйди Влд, прошу тебя, уйди!

Он схвтил другое полотенце, нкинул н нее, вытер и тк, в полотенце, поднял с полу. В смом деле, глз у нее были сухие, ни слезинки, лицо ткое несчстное, ткое пьяное и ткое крсивое... Он прижл ее к себе.

- Ник, девочк моя, мленькя моя, ты зчем тк ндрлсь, тебе же плохо, пойдем, я тебя уложу, тебе ндо уснуть, звтр опять будет чудесный день, у меня есть тблетки от похмелья... Успокойся, Котофеич, все же хорошо, - бормотл он, прижимя ее к себе все крепче. Он ненвидел женские слезы, они всегд приводили его в крйнее рздржение, но сейчс он не чувствовл ничего, кроме любви, тем более что слез кк тковых и не было. Он отнес Нику н кровть и вдруг ощутил непреодолимое желние поцеловть ее в шею, не удержлся и поцеловл, дльше он уже ничего не помнил. И никкя Джинджер ему не пондобилсь...

Он проснулся оттого, что в окно светило солнце.

Ах, хорошо! Он тут же вспомнил прошедшую ночь.

Это было что-то особенное, слдострстно потянувшись, подумл он. Скзочный секс с любимой женщиной. Окзывется, тк бывет. Я что же, ее люблю? Выходит, что тк... От воспоминния о жутком вое пьяной, мокрой, жлкой женщины не остлось и след, помнились только сияющие глз и сумсшедшие лски, сменяющиеся сумсшедшей нежностью... Вот тк и сходят с ум от любви... Ккое счстье, что я ее встретил, что он со мной... И вдруг до него дошло, что ее нет в постели. Он прислушлся, из внной не доносилось ни звук. Может, он ушл в мой номер, чтобы не будить меня? Он потянулся к телефону. Нбрл свой номер. Никто не ответил.

Ему вдруг стло тревожно. Он вскочил:

- Ник! Ник!

Ни ответ ни привет.

Нверное, пошл в мгзин, что-нибудь купить.

И вдруг его пронзил мысль - он вчер не зхотел делть покупки с ним вместе, потому что собирлсь купить виски. Тйком. Он ушл н десять минут, вернулсь совсем другя и попросил жвчку.. Тм рядом было придорожное кфе... Д, все сходится. Но он не похож н пьянчужку.. Просто, видимо, он слишком нпряглсь, чтобы не покзть свое волнение...

Он зглянул в внную и увидел, что бутылк пуст...

Тк. И куд же он, пьяня, с утр пошл?

Он молниеносно оделся, не стл дже принимть душ и бриться, и побежл вниз.

- Простите, - обртился он к портье, - дм из трист пятого номер не выходил?

- Он уехл и оствил вм зписку, вот!

- Уехл? Куд уехл?

- Вероятно, в зписке все скзно, - вежливо нпомнил портье.

Он рзвернул зписку. "Влд, прости, я уезжю.

Было чудесно. Но - было... А больше ничего не будет, я не хочу. Прости еще рз з вчершнюю истерику, я выпил лишнего. Ник".

Он стоял в полной рстерянности. Потом обртился к портье:

- Извините, кк вм покзлось, дм был... здоров... Он был в нормльном состоянии?

- Мне покзлось, что д... - И видимо, из сочувствия к его рстерянности, добвил:

- Дм спросил, кк ей попсть в Бонн, я вызвл ткси, чтобы ее довезли до вокзл.

- Двно?

- Чс полтор нзд. Если он уехл десятичсовым поездом, вы не успеете ее перехвтить.

- Д нет, я и не думл, спсибо... Я просто поеду в Бонн.

- Советую вм позвтркть снчл.

- Спсибо. Не хочется.

- Но у вс же зплчено, сейчс вм звернут с собой, подкрепитесь в дороге.

И пок он кидл в сумку свои вещи, горничня принесл ему пкет.

- Вот тут две порции, мдм тоже уехл без звтрк.

Милые, честные голлндцы, отчего-то рстроглся он. Он вдруг стл тким сентиментльным и уязвимым. А может, не ндо ехть з ней? Не хочет он, ну и лдно. В конце концов, ты удовлетворил все свои желния, вот и успокойся. Но не получлось. Мысль о том, что Ник, пьяня, не говорящя толком ни н одном инострнном языке, одн куд-то едет, кзлсь непереносимой. Нет чтобы спокойно жить дльше, мне нужно только одно - убедиться, что он добрлсь до Аллы. А тм уж ее обиходят, он рсскзывл вчер, что Алл ее двняя и очень близкя подруг, Белл Львовн врч, тк что... Глвное, чтобы он до них добрлсь. А н поезде он доедет до Бонн лишь через несколько чсов, знчит, спешить не стоит. Д и вообще.., куд спешить? Позвоню Алле, и тогд все, пок прогуляюсь по Амстердму, я тк его люблю. И он поехл в город. Но ничего, кроме отврщения, не ощутил. З те пять лет, что он тут не был, зметно прибвилось эмигрнтов с восток и юг, с ними и грязи, рздрженно думл он. Интересно все же, почему он сбежл? Ведь ей было хорошо со мной, тк же волшебно хорошо, кк и мне с ней...

Почему же тогд? И тут вдруг н глз ему поплсь уже знкомя реклм духов "Земляник". И он рсхохотлся с огромным облегчением. Все проще простого! Вчер он устл, нпилсь, впл в истерику, потом провел безумную и бессонную ночь.

Совершенно естественно, что нутро он выглядел кошмрно и не пожелл в тком виде покзться мне н глз! Ну конечно! Все элементрно. Тогд зчем ткя мелодрмтическя зписк? Он не протрезвел от любви и виски, утром еще добвил. И уверен, что после этой ночи, после всего скзнного в эту ночь, я ее нйду, примчусь з ней, он к тому времени приведет в порядок свои мысли, чувств и, глвное, лицо. И все у нс будет прекрсно, ну, может, он поломется немножко, потом сдстся. Я н ней женюсь. Увезу ее от этого дурцкого Гриши с его кмерным воклом. И от седовлсого жмот, который только н пять розочек рскошелился д н мороженое в уличном кфе. А может, и еще от кого-то, кого я не зню... Опыт у нее, судя по всему, богтый... Видимо, много мужиков было... Нет, об этом я думть не буду, в конце концов, меня он считл мертвым... Говорят, кстти, ткие брки бывют счстливыми - когд люди встречют свою былую любовь н зкте... Д ккой тм зкт? Хотя, нверное, все-тки уже зкт, если тк безумно потянуло к прошлой любви...

Ничего, пусть придет в себя, выспится, звтр утром я явлюсь к ней, он же не знет, что мне известно, где он живет. Приду и просто позвоню в дверь! Чтобы у нее не было времени н всякие дурцкие метния. Приду и скжу: Ник, я люблю тебя, будь моей женой... Он прекрсно умел успокивть себя, кк же инче? И вот уже Амстердм вновь явился ему во всей своей прелести. Погуляю еще немного, потом пообедю и не спеш поеду в Бонн, звтр с смого утр - к Нике. И он продолжл бродить по городу, потом ему в голову пришл збвня мысль: эх, уж если терять свободу, то крсиво. Он вспомнил ккой-то фильм, кжется с Джулией Роберте, где героиня считл себя брошенной и несчстной, герой, богтый и крсивый, Ричрд Гир, явился к ней с букетом... А я явлюсь еще и с кольцом, можно счесть его обручльным. Вот сейчс зйду и куплю ей кольцо, у нее ткие тонкие пльчики, колечко скромненькое, с грнтом. А я куплю ей с изумрудом, он же любит зеленое. И глз ее вспыхнут от рдости... Черт побери, это все тк избито и пошло, но в этом-то и прелесть... Кжется, Ремрк писл, что все избитое и пошлое стло тким именно потому, что безоткзно действует н людей. Дословно он эту цитту не помнил, но з точность мысли мог поручиться.

И он зшел в ювелирный мгзин, где окзлсь совершенно очровтельня продвщиц. Он долго выбирл кольцо, и девушк по его просьбе примерял одно з другим. У нее были крсивые руки, и вся он был ткя ппетитня. Он хотел уж было приглсить ее с ним пообедть, но в мгзин явился дюжий голлндец, по-видимому, бойфренд, лет двдцти пяти, и ему пришлось ретировться. Но кольцо было куплено. Крсивое, с изумрудом, окруженным мелкими бриллинтикми.

***

Утром он проснулся бодрым и, пожлуй, дже счстливым. Иногд он стновился фтлистом. И это был кк рз тот случй. Жизнь подбросил ему встречу с двней любовью, и не ндо сопротивляться жизни. Пусть все будет именно тк, не инче. Он явится к Нике с цветми и кольцом, он дже стнет н одно колено и скжет, кк Лютер: "Здесь я стою и не могу инче!" И он все поймет... Он вообще все поймет... Я привезу ее к себе в Бостон, он нчнет врстть в чуждую ей жизнь и среду и тогд поймет меня, кк он см любил говорить, "до донышк", поймет и окончтельно простит. А в свдебное путешествие мы поедем н Тити. Но ндо явиться к ней с смого утр, пок ее не унесло куд-нибудь с тем, седовлсым... Ндо зстть ее врсплох! Хотя вряд ли после всего происшедшего он с утр куд-нибудь упорхнет. Он, нверное, вчер нглотлсь успокоительных и еще спит... А я ее рзбужу, пощекочу цветми, суну букет ей под нос, он откроет глз и увидит белые розы...

Он вскочил, принял душ, побрился, выпил сок, достл новую рубшку, ндел светло-серый костюм, позимствовл у Томс глстук, см он в отпуск глстуков не брл. А что, я еще ого-го, с некоторым смодовольством подумл он, првильно Ник скзл, я не толстый, не лысый, очень дже привлектельный мужчин средних лет. И см рссмеялся. Кжется, я сдурел. Он вышел из дому и полной грудью вдохнул свежий воздух. Было солнечно и прохлдно. Ндо прежде всего купить цветов. Пожлуй, пойду к той милой женщине, у которой покупл розы. Из суеверия! Он все тогд про меня понял, и, пожлуй, я дже смогу у нее спросить, ккой букет следует дрить, когд делешь предложение... Нет, это глупо в моем возрсте. Куплю белые розы, и дело с концом. Это всегд крсивее всего. Может, конечно, мгзин еще зкрыт...

Мгзин был открыт. Но тут вдруг он вспомнил стрый ромнс, одну строчку - "Крсня роз - эмблем любви". Отлично, знчит, куплю крсные!

З прилвком стоял нхльня Трудхен. Он его срзу узнл.

- О, доброе утро! Вм нужны чйные розы? - улыбнулсь он.

- Нет, сегодня мне нужны крсные!

- Вот посмотрите, у нс есть темно-крсные, светло-крсные, крупные, мелкие...

А он не ткя уж нхлк, он дже миля, подумл он.

- Пожлуй, вот эти! - укзл он н крупные длинные полурспустившиеся бутоны глубокого крсного цвет с кпелькми воды н лепесткх.

- И сколько штук? - Он окинул его слегк нсмешливым взглядом и перешл н шепот:

- Вы с утр покупете крсные розы, н вс ткой костюм, - нверное, собиретесь жениться? Идете просить руки, кк выржлись рньше, д?

Он рдостно зсмеялся и тоже шепотом ответил:

- Совершенно верно!

И через несколько минут вышел н площдь с роскошным букетом из одинндцти роз (Трудхен скзл, что больше не ндо) с ккой-то еще белой и зеленой трвкой. Дойдя до Томс-Мнн-штрссе, он чуть змедлил шг, сердце сильно збилось.

Я кк мльчишк, ей-богу, см себе подивился он.

Но вот и знкомя дверь. Он собрлся с духом и позвонил.

- Кто тм? - рздлся голос из домофон.

- Извините, мне нужн Вероник Тимофеевн! - перешел он н русский, узнв голос Аллы, - Он уехл!

- Кк - уехл, куд?

- Ккя рзниц? Уехл, и все! - И Алл отключилсь.

Вот это сюрприз... Уехл... Сбежл... Нет, не может быть. Когд он успел? Эт чертов кукл врет! Ник не велел ей открывть мне, вот он и врет. Ну нет, со мной ткие номер не пройдут!

Он снов нжл н кнопку звонк и держл плец, не отнимя.

- Что вм нужно? - рздлся опять голос Аллы. - Я же скзл, он уехл!

- Пожлуйст, впустите меня! Я вм не верю!

- Это вши проблемы!

- Хорошо, тогд я сейчс буду стучть и с криком ломиться в дверь, вм это нужно?

- Я вызову полицию!

- Отлично, но пок он приедет, я успею перебудить всех соседей!

- Черт с вми! Открывю!

Он влетел в подъезд. Дверь одной из двух квртир второго этж был уже открыт, и возле нее стоял Алл в шелковом хлте.

- Входите, чтоб вс черти съели! - шепотом скзл он. Видимо, побивлсь соседей.

Он последовл этому не слишком рдушному приглшению.

- Где Ник?

- Уехл, скзно же вм!

- Куд?

- В Москву! Где ж ей еще от вс спрятться? Туд-то вы не помчитесь з ней, невозврщенец долбнный!

- Слушйте, почему вы мне хмите? - рзозлился он.

- А что еще с вми делть? Я бы с нслждением спустил вс с лестницы, д тут невысоко! Ну что вм ндо? Для чего вы приперли этот мещнский букет?

- Мещнский? Почему мещнский? - рстерялся он.

- Невжно! Ну что вм еще ндо?

- Мне ндо убедиться, что Ник уехл!

- А, вы не верите? Хотите пройтись по комнтм, зглянуть во все шкфы? Вляйте!

И он рспхнул перед ним дверь небольшой комнты, где стоял зстелення кровть.

- Тут жил Ник! Желете пройтись по остльным, пожлуйст! Мм! Выйди н минутку, тут к нм с обыском пришли!

Из другой комнты вышл пожиля крсивя женщин, тоже в хлте.

- Доброе утро, - рстерянно пробормотл он.

Женщин окинул его оценивющим взглядом:

- Вы и есть Влд?

- Ну д...

- Идите, идите, можете зглянуть во все шкфы, я рзрешю! - дрож от злости, твердил Алл. - И под кровть тоже!

- Аллочк, перестнь, - поморщилсь Белл Львовн. - Молодой человек, Ник действительно уехл, поверьте мне.

Ей он почему-то срзу поверил. У него опять невыносимо зболело под ложечкой, он дже скрючился.

- Что это с вми? Нечего тут тргедии рзыгрывть, притворяйтесь где-нибудь в другом месте.

- Алл, он не притворяется. - Белл Львовн подошл к нему:

- Сядьте, что с вми? Где болит?

- Вот тут, - простонл он.

- С вми это бывет?

- Д.

- Нервное?

- Д.

- Понятно. Ну ничего, сейчс пройдет. - Он вышл и вернулсь с ккими-то тблеткми и сткном воды. - Вот выпейте, не бойтесь, я врч.

Ее спокойный и дже сочувственный голос был ему приятен. Он проглотил тблетки.

- А теперь вм ндо прилечь, выпрямиться, идемте.

Он провел его в комнту и укзл н дивн:

- Лягте, рсслбьтесь и рсстегните ремень.

Он послушно все выполнил.

- Мм, я ухожу! - услышл он голос Аллы. - Вернусь, когд он свлит.., не могу!

Громко хлопнул входня дверь.

- Почему он меня тк ненвидит? - спросил он, когд Белл Львовн подошл к нему.

- У нее есть н то причины... - грустно проговорил он.

- Но он же меня не знет... И потом, я ничего плохого Нике не сделл, мы провели чудесный день, все было прекрсно... Я не понимю... Я пришел просить ее руки.., он уехл... Это он от меня сбежл, д?

- Ну рз вы тк рзболтлись, знчит, вм немного легче?

- Д, спсибо. Не волнуйтесь, я скоро уйду.

- Нверное, тк будет лучше.

- Вы тоже меня ненвидите, но клятв Гиппокрт и все ткое.., д?

- Д нет, почему я должн вс ненвидеть? Мло ли что в жизни случется, мы все не без грех...

Просто Аллочк в свое время много сил положил, чтобы спсти Нику, и, кзлось, ей это удлось, тут вы...

Он сел н дивне:

- Спсти? Вы скзли - спсти? Но от чего? Я ведь не зню. Он мне ничего ткого не рсскзывл, он скзл, что у нее все нормльно, что он три рз был змужем, теперь живет с кким-то певцом...

- С певцом? С кким певцом?

- С кмерным. Кмерный певец по имени Гриш, которого он, видите ли, обожет...

- Гриш? Вы уверены?

- Ну он мне тк скзл... Признлсь, что понял, будто вообще любить не способн, я спросил, этого Гришу ты не любишь? Он скзл, что обожет...

- О господи, - кк-то невесело рссмеялсь Белл Львовн. - Вы знете, кто этот кмерный певец? Это ее кот Гришк! Он всегд утверждет, что он кк-то необыкновенно поет...

- Кот? - порзился он. - В кком смысле - кот?

- В прямом. Сибирский здоровенный котище...

Он покзывл его фотогрфию...

- Тк... Знчит, он нврл про певц... А что еще он мне нврл?

- Боюсь, что все.

- Но что? Что именно? Умоляю, рсскжите...

- Не ндо, лучше вм этого не знть, если Ник см вм не скзл, я не впрве... Д и вообще он уж сделл свой выбор...

- Ккой выбор? Ккой выбор? - почему-то стршно испуглся он.

Белл Львовн смотрел н него с жлостью.

- Я вс умоляю! Хотите, стну перед вми н колени? Рсскжите мне, что тм з тйны ткие, объясните, почему он сбежл? Все ведь было тк хорошо, тк чудесно...

- Вм легче?

- Д, легче, спсибо. Вы хотите, чтобы я поскорее ушел?

- Нет, пожлуй, вм и впрвду следует кое-что знть... Вот что, молодой человек, поднимйтесь.

Я сегодня еще не пил кофе, без кофе я не живу.

Вы звтркли?

- Нет.

- Вм ндо выпить горячего чю и что-то съесть. Идемте н кухню, и после звтрк я вм все рсскжу. А тм уж вы сми будете думть...

Он с нслждением выпил сткн горячего чю, но есть не мог. А Белл Львовн медленно и здумчиво пил свой кофе. Он чувствовл, что сейчс услышит что-то тяжелое, что-то ткое, что может отрвить его спокойную жизнь... А может, уйти?

Не знл, и не ндо. Ник сделл ккой-то тм выбор, ну и н здоровье, я-то тут при чем? Но он сидел и умоляюще смотрел н струю женщину.

- Белл Львовн, к чему эти тйны? Рсскжите все кк есть, - нконец взмолился он. - Я тк понимю, что во всем этом вы вините меня, тк, может, я смогу хоть отчсти опрвдться...

- У вс есть сигреты? - вдруг спросил он.

- Я двно бросил.

- Я тоже...

- Может, сбегть?

- Д нет, ни в коем случе... Просто тяжело зводить этот рзговор...

Господи, что ж тм ткое?

- Не зню, с чего и нчть... Видите ли, когд вы решили остться з грницей, вернее, когд это стло известно, Ник, конечно, был убит, но ни одного худого слов в вш дрес не только не скзл, но и другим не позволял... Хотя многие от этого пострдли в вшем институте, д и сму Нику тскли в КГБ...

- Я ее спршивл, он скзл, что ничего ткого не было!

- Он не хотел вспоминть, боялсь покзться вм неблгополучной, несчстной...

- Он несчстн? Из-з меня?

- Д нет, из-з себя скорее...

- Ее мучили гэбэшники?

- Тогд? Нет, то есть это было очень неприятно, но ничего ткого уж стршного. Тм тоже не сплошь идиоты сидели, поняли, что он просто нивня влюблення девочк... Но вот потом, когд пришло известие о вшей смерти...

- Что тогд? - змиря, спросил он.

- Тогд он просто сошл с ум. Он повсюду и во весь голос зявлял, что вс убило КГБ, что вы, будущий великий ученый, выбрли свободу, вс убили н взлете, ну и еще всякую ткую гневную чушь... Ее пытлись врзумить, но куд тм! В результте ее выперли из институт, но это бы еще полбеды... Эт дурех связлсь с ккими-то сомнительными диссидентми, вел себя более чем неосторожно, я детлей не зню дже, но, короче, ее рестовли, и в результте он окзлсь в психушке...

- О господи!

- Он просидел тм около полугод, ее мть и Мрк Лернер сводили землю с небом, чтобы ее вытщить, но помогло то, что у нее обнружили тяжелую форму туберкулез и сочли з блго выкинуть из больницы. Вот тут-то мы и познкомились, я ее лечил. И с Аллочкой они вскоре очень сдружились, хоть я пончлу это и не одобрял.

Он не хотел лечиться, хотел умереть, он был сломлен совершенно, но Мрк... Кк же он ухживл з ней, кк любил... Они поженились, когд ей стло лучше, но ничего хорошего из этого брк не вышло...

- Об этом он мне говорил, но кк-то вскользь, - потрясенно произнес он. - А что дльше?

- Дльше? Он ушл от Мрк, жил с мтерью, но вскоре у мтери случился инсульт, ее прлизовло, и Ник три год был буквльно приковн к ней, денег не было, он кк-то перебивлсь, друзья помогли по мере сил, потом мть умерл - и Ник исчезл.

- Кк - исчезл?

- Исчезл! Уехл куд-то, только изредк звонил... Окзлось, он жил в ккой-то глуши, вышл змуж з провинцильного художник, но потом вернулсь и зжил довольно весело... Чересчур весело, я бы скзл...

- Что вы имеете в виду?

- Он ведь очровтельня женщин, стршно нрвится мужчинм...

Он сглотнул зстрявший в горле комок.

- Помню, я кк-то попытлсь ее врзумить, но он ответил: Белл Львовн, для меня был только один мужчин, я все пытюсь полюбить другого, у меня не получется... Ну потом нстли новые времен, и он невесть почему решил, что вы живы... Все твердил: вот увидите, он вернется, он меня нйдет! И эт безумня идея пошл ей н пользу! Он вдруг изменил, резко изменил свою жизнь. Рзогнл всех мужиков, пошл учиться, кк будто готовил себя к встрече с вми. Потом нчл делть кукол, и они имели большой успех...

Он дже стл неплохо зрбтывть, одним словом, взялсь з ум. Но лет пять нзд, мы тогд еще жили в Москве, Алл вдруг говорит мне: мм, по-моему, Ник пьет. Я стл к ней присмтривться и понял - он действительно пьет, причем пьет одн, втихря, что хуже всего... Но тут уж ндо знть Аллу! Он поднял н ноги всех!

Он хотел спросить, почему Ник зпил, но вдруг ясно понял, что услышит в ответ - потому что ты тк и не появился, потому что он потерял ндежду. И не спросил.

- Мы с Аллой отвели ее к ншему другу, он врч-нрколог, у него свой метод, он лечит именно женщин. А он вдруг без пмяти в нее влюбился.

И вытщил... Он все эти годы не пил. Алексей Николевич преднно служил ей, хотя был жент... А недвно он рзвелся с женой и сделл Нике предложение, уже здесь, в Бонне. И он готов был его принять, но буквльно в этот момент вы прислли свои дурцкие розы...

- К черту его! Я см н ней женюсь! Я люблю ее!

- Вы опоздли... Ник мне все рсскзл. Он поехл с вми, чтобы проверить себя, но это стоило ей тких нечеловеческих усилий - кзться веселой и спокойной, что он сорвлсь...

- Но зчем ндо было ломть передо мной комедию? Мы же с ней... Он единственное по-нстоящему родное мне существо... И у нс...

- Вы хотите скзть, что у вс с ней все было отлично в постели? вдруг очень жестко проговорил стря женщин. - Тем не менее он бросилсь к Алексею, и он увез ее в Москву. А мне он скзл, что понял - он вс больше не любит.

- Врет! - зкричл он. - Все он врет! Он тк спсется от своей любви! Он с ним будет несчстн! А я сделю ее счстливой, я змолю все грехи!

Белл Львовн долго и печльно н него смотрел.

- Знете, что еще он мне скзл перед отъездом? У меня с Влдом все кончено, я понял - если бы он меня просто бросил, я бы обиделсь, рзозлилсь, но ншл бы в себе силы жить, он объявил себя мертвым, и я сделл из него икону.

А окзывется, он просто пошутил... Но теперь я больше не хочу жить прошлым, мне еще не поздно нчть снчл, Алеш мне поможет... Вот тк, молодой человек.

- И вы считете, он это серьезно? Ерунд!

Умоляю вс, дйте мне ее телефон, я позвоню, я скжу, что люблю ее! Я см не понимл, спрятл эту любовь, кк Кощееву смерть... А теперь...

- Не ндо, Влд, оствьте ее в покое. Он сломлен, ее нельзя пересживть н новую почву Вы прекрсно жили без нее и дльше проживете. Не ндо.

- Но вы все-тки дйте телефон.

- Зчем?

- Ну и не двйте! Думете, я не смогу и без вс ее нйти? Нйду и буду с ней до конц жизни, любовь все лечит...

- По-моему, вш любовь больше клечит.

- Д, вы првы. Но я должен зглдить свою вину. Я поеду в Москву и скжу ей... Зчем, зчем он от меня все скрыл? Но я блгодрен вм... Хорошо, что вы мне это рсскзли.

- Не ндо ехть в Москву, не ндо, Влд! Во всяком случе, не делйте этого сгоряч, обдумйте все хорошенько.

- Спсибо вм, я пойду и подумю...

Он встл и нпрвился к двери, но вдруг остновился, словно споткнувшись:

- А вы уверены, что он не ждет меня? Не ждет, что я примчусь з ней, упду в ноги и все ткое?

- Рзве можно быть хоть в чем-то уверенной, когд речь идет о любви? пожл плечми стря женщин.

Он вышел н улицу, чувствуя себя совершенно рзбитым. Тк, скзл он себе, я действительно должен снчл все хорошенько обдумть, один рз я уже поступил необдумнно... Он добрел до скмейки и сел. Смогу ли я теперь жить без нее?

Смогу, нверное, но это будет не жизнь... И вдруг откуд-то донеслсь мелодия "Скзок Венского лес", его любимый вльс. Он зслушлся и внезпно вспомнил: "И зслушюсь я, и умру от любви и печли..." Почти в пятьдесят лет русский мерикнец сидел один н лвочке в центре Европе и умирл от любви и печли.

Р. S. Рзумеется, он не умер. Через чс вспомнил, что сегодня у него еще мковой росинки во рту не было, встл и пошел в ближйшее кфе.

Умер-шмумер, лишь бы был здоровенький.