/ Language: Русский / Genre:design

Политический кризис в России в начале ХХ века в дневниках Николая II

Е Печегина

Политический кризис в России в начале XX века в дневниках Николая II' – Таганрог: ГОУ ВПО 'ТГПИ' на правах рукописи, 2008

Печегина Я. Е

Политический кризис в России в начале ХХ века в дневниках Николая II

Неоднозначна личность последнего императора, при котором произойдет две революции 'снизу'. Хотя в его царствование были достаточные условия и возможности для коренных преобразований 'сверху'.

Актуальность темы. Тема данного исследования является объектом активного интереса со стороны ученых-историков в силу того, что рубеж XIX – XX века явился переломным этапом в истории России, который привел к коренному изменению государственности и вызывает множество споров, дискуссий по поводу своей сущности и последовавших итогов (Почему Февраль? Почему Октябрь?).

Неоднозначна личность последнего императора, при котором произойдет две революции «снизу». Хотя в его царствование были достаточные условия и возможности для коренных преобразований «сверху». Все это побуждает историков вновь и вновь обращаться к последнему императорскому периоду в отечественной истории. Немаловажное значение для понимания эпохи и позиции последнего императора по многим острейшим вопросам имеют «Дневники» Николая II. Именно этим обусловлено внимание исследователей и автора ВКР к данной проблеме.

Степень изученности проблемы. По проблеме ВКР накоплено достаточно солидное количество литературы. Условное ее можно разделить на три группы: дореволюционная, советская и современная российская историография.

Первыми обвинителями императора Николая II по горячим следам выступили деятели дореволюционного периода, такие как В. Обнинский [1], Д. Шаховской, В. Ленин [2], Л. Троцкий и другиеЭто были сторонники либеральных и радикальных преобразований в России.

Историки постреволюционного периода рассматривали Николая II как неспособного и бесполезного человека, как в личностном, так и в политическом смысле. К ним относятся Ф. Арбатский, С. Медведев, С. Мельгунов и другие [3].

Но была и противоположная точка зрения, сторонники которой считали, что во всем произошедшем виновато российское общество. Такой точки зрения придерживались П.Курлов, А. Мордвинов, С. Фабрицкий и другие [4].

Для советской историографии в основном было характерно принижение роли царя и уничижительная оценка его личности, а также обвинение в политическом безволии.

Современные историки основной упор делают на попытку объективной оценки личности Николая II, но все же единства среди них нет. Одни историки чрезмерно восхваляют последнего российского императора, считают его достойным человеком, отличавшимся многообразием положительных человеческих качеств, и ответственного государственного деятеля, который беззаветно служил интересам России, а также ссылаются на канонизацию монарха, как доказательство его праведности. К этим историкам относятся А. Боханов, Н. Бонецкая, Д. Орехов, О. Платонов [5].

Другие считают, что во всех бедах, произошедших в России в начале XX века, повинен только Николай II. К ним относятся историки, продолжающие работать в рамках идей советской историографии. К ним относятся К. Шацилло, Ю. Кряжев, С. Волк [6]. В их ряду можно назвать и тех, которые считают, что ряд личностных достоинств, которыми безусловно обладал Николай II, оказался недостаточным для принятия верных государственных решений и вывода страны из усугублявшегося кризиса. на такой позиции стоят Б. Ананьич, Р. Ганелин, А. Искендеров, П. Черкасов и другие [7].

Объектом исследования является политическая ситуация, сложившаяся в России к началу XX века.

Предметом исследования выступают дневники Николая II через которые прослеживается его отношение к происходящим событиям, а также его государственная деятельность на рубеже веков и до 1917 года.

Хронологические рамки исследования охватывают период от начала правления Николая II, то есть с 1894 года, по 1917 год, явившийся годом свержения самодержавия в России.

Цели исследования. На основе анализа событий произошедших России в начала XX столетия, а также рассмотрения этих событий с привлечением дневниковых записей Николая II, сформировать представление о конкретной исторической ситуации, а также о его роли в истории русского государства.

Поставленная цель определила следующие задачи исследования:

– охарактеризовать политический кризис в России в начале XX века;

– проанализировать причины обострения политического кризиса в России в начале XX века;

– на основе дневников Николая II показать отношение лидера государства к происходившим событиям;

– осветить ситуация в России в годы Первой мировой войны;

– выявить истоки нарастания революционного подъема в России в 1917 году и показать позицию Николая II;

– определить место последнего императора России в истории нашего государства.

Методологической основой исследования явились историко-генетический и историко-сравнительный методы. Они позволяют показать события двух десятилетий России (1894 – 1917) в процессе их развития, выявить истоки исторической драмы нашего государства, а также на основе сравнения отдельных исторических этапов выявить общее и особенное. При написании ВКР автор руководствовался принципом объективности и историзма.

Источниковую базу исследования составляют письменные источники, в частности тексты дневников Николая II и Манифест об отречении последнего императора от престола. Значение их в том, что они позволяют полнее представить как саму эпоху, так и личность Николая II.

Практическая значимость результатов выпускной квалификационной работы. Основные положения данного исследования могут быть использованы в процессе преподавания истории России на гуманитарных факультетах ВУЗов, а также на уроках истории в общеобразовательных учебных заведениях.

Апробация работы. Данная работа является итогом исторического исследования, начатого ранее при написании курсовых работ: «Личность императора Николая II в контексте его дневников» 2005 год, «Первая русская революция в контексте дневников Николая II» 2006 год. Автор использует материалы курсовых работ в проведении данного исследования.

Структура исследования. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения, Примечания, Списка источников и литературы и Приложения. В первой главе «Освещение политического кризиса в России в начале XX века в дневниках Николая II» рассматривается и оценивается политический кризис в России в начале XX века. Во второй главе «Россия и Первая мировая война» автор, опираясь на «Дневники» Николая II, дает характеристику положения России в Первой мировой войне. Третья глава «Вторая русская революция и Николай II» освещает вопрос Февральской революции и роли императора в произошедших событиях. В заключении обобщается содержание всей работы и суммируются основные выводы по каждому аспекту рассматриваемой проблемы.

ГЛАВА I. ОСВЕЩЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В РОССИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА В ДНЕВНИКАХ НИКОЛАЯ II

1894 год для России оказался своеобразным переломным рубежом: произошла не только смена венценосца, но и постепенно стали обозначаться перемены в курсе государственной политики, во всем строе жизни государства и общества. Это период, когда прежние структуры власти изжили себя, показав в новых условиях полную несостоятельность. Это время, которое требовало скорейшего решения аграрного вопроса, ставшего для России «кровавым призраком», решения вопросов о политических правах и свободах граждан и т.д.

В любой авторитарной системе личность верховного правителя играет огромную роль, вольно или невольно накладывая заметный отпечаток на различные стороны общественной и политической деятельности. Особенно велика эта роль при монархическом авторитаризме русского образца – единовластии, базировавшемся на харизматическом принципе. Власть царя опиралась на божественное соизволение. Он венчался на царство и принимал присягу у алтаря. Монарх в России отвечал за свои дела не перед смертными, а перед Богом, что для православного христианина являлось абсолютной формой ответственности. Известный деятель правого толка князь В. П. Мещерский еще в начале XX в. писал, что «самодержавный русский царь ответственностью перед Богом и своею совестью несравненно более ограничен, чем президент Французской республики». Подобные представления о верховной власти, лежавшие в основе монархической государственности, возникли еще до воцарения Романовых. В Имперский же период русской истории самодержавная модель государственного устройства проявилась во всем блеске своих достоинств, несуразностей и недостатков. Последним коронованным носителем этой идеи, по мнению А.Н. Боханова[1, 619], последним полноправным самодержцем был именно Александр III, преждевременно сошедший в могилу на пятидесятом году жизни. Его сыну досталась во многом уже совсем иная роль. Началась эпоха последнего царствования, длившаяся более 22 лет. «Милый Ники» превратился в самодержца, наделенного огромными властными функциями. Он стал руководителем великой мировой державы и главой императорской фамилии. Ему было всего 26 лет.

О Николае II за последние сто лет написано и сказано невероятно много. В научной литературе, в мемуарах современников, в публицистике можно заметить две главные тенденции, два основных подхода, которые условно можно обозначить как уничижительно-критический и апологетический. В первом случае на Николая Александровича возлагают главную ответственность за крушение монархии и России, его обвиняют в неумении владеть ситуацией, в неспособности понять нужды времени, потребности страны и осуществить необходимые преобразования для предотвращения нарастания напряженности. Согласно этим расхожим представлениям, в критический момент русской истории на престоле оказался недееспособный правитель, человек небольшого ума, слабой воли, рефлексирующий, подверженный реакционным влияниям.

Другая мировоззренческая тенденция прямо противоположна первой и оценивает последнего монарха в превосходных степенях, приписывая ему множество благих дел, чистоту помыслов и величие целей. Его жизнь – это крестный путь России, это судьба истинного православного христианина, павшего жертвой злокозненных устремлений космополитических антирусских кругов, довершивших свое черное дело ритуальным убийством царской семьи в Екатеринбурге в 1918 г. Подобные взгляды до сих пор широко распространены в кругах русской монархической эмиграции, а Русская Зарубежная Православная Церковь в 1981 г. даже причислила царя и его близких к лику святых.

Кто прав? Где истина? В какой же цветовой гамме, в темной или светлой, создавать облик Николая II? Какими красками рисовать последние годы его царствования? Однозначно на эти вопросы вряд ли кто-либо рискнет сейчас отвечать. Одномерные подходы, схематизм и догматизм, так долго определявшие ракурс видения прошлого, не могут адекватно отразить то время. Все, что было написано о последнем русском царе, почти всегда ангажировано политическими интересами, идеологическими и политическими пристрастиями авторов. Тема эта до настоящего времени еще не освобождена от предубеждений прошлого, от клише и ярлыков длительной социально-идеологической конфронтации. Вместе с тем публикации последних лет свидетельствуют о стремлении некоторых исследователей не только определить роль и место последнего Романова в нашей истории, но и попытаться выяснить не является ли его правление причиной последующих разрушительных событий в России (3 революции, гражданская война и т.д.)

Николай II принял монарший скипетр на переломе эпох. Он встал у руля огромной державы в сложное и бурное время, когда подвергались переосмыслению и отбрасывались многие традиционные идеологические ценности, когда все громче и громче звучали голоса о необходимости преобразования России по меркам западных стран. Молодой император, выросший и воспитанный в простой атмосфере патриархальной русской семьи, в первые годы своего правления никаких новаций не признавал, намереваясь «твердо и неколебимо» стоять на страже тех принципов власти, тех устоев и основ, которые так твердо и последовательно отстаивал Александр III.

При жизни Александра III цесаревич хоть и касался дел государственного управления, однако никаких ответственных решений не принимал. Теперь же все взоры были устремлены на него. Он стал центром огромной империи, ее верховным хранителем и поводырем.

В связи с воцарением Николая II много было разговоров о том, успел ли отец передать сыну какие-либо наставления по управлению государством. В некоторых публикациях можно даже найти ссылки на завещание Александра III, содержавшего перечень рекомендаций и заповедей. Но на самом деле никакого предсмертного документа подобного рода не существовало. Великий князь Константин Константинович имел разговор по этому поводу с молодым царем. «Я спрашивал,- записал К. Р. в своем дневнике 7 декабря 1894 г.,- слыхал ли Он советы от Отца перед кончиной? Ники ответил, что Отец ни разу и не намекнул Ему о предстоящих обязанностях. Перед исповедью Отец Янышев спрашивал умирающего Государя, говорил ли Он с наследником? Государь ответил: нет, он сам все знает»[2, 622]. Да и не существовало никаких магических секретов, никаких сформулированных правил по управлению державой. Надо было иметь чистое сердце, искренне любить Россию и верить в Бога. Этими качествами сын обладал, и отец его знал об этом.

Для Николая II самодержавие было символом веры, тем догматом, который не мог подлежать не только пересмотру, но и обсуждению. Россия и Самодержавие были вещи неразрывные. В том он никогда не сомневался, и когда уже в конце, под воздействием драматических событий, отрекся от прав на прародительский престол, то с болью в сердце увидел правоту своего старого убеждения: падение власти царей неизбежно ведет и к крушению самой России. Он прекрасно знал русскую историю, дела своих предков, а любимыми и особо почитаемыми среди них были второй царь из династии Романовых Алексей Михайлович и отец, император Александр III.

Николай II на первых порах многого не знал, во многие таинства государственного управления не был посвящен. Но одно он знал наверняка: надо следовать курсом, каким вел страну его отец, при котором, страна добилась социальной стабильности и завоевала прочные позиции на мировой арене.

Приход Николая II к власти совпал с множеством нерешенных российских проблем, и они как снежный ком навалились на императора и требовали срочного решения. Это были вопросы, связанные с совершенствованием государственной системы. Общественно-политические движения России, возникающие политические организации ставили вопросы о Конституции, о правах и свободах, о создании Государственной Думы и т.д. По мнению С.Ю.Витте:

«…Россия переросла форму существующего строя. Она стремится к строю правовому на основе гражданской свободы… Весьма важно сделать реформу Государственного Совета на началах видного участия в нем выборного элемента…»[3, 108]

Россия же в начале века представляла собой яркий пример абсолютистской монархии. В государстве все еще сохранялось сословное деление, опорой самодержавия было дворянство, которое имело значительную власть и поддержку монарха. Оно тормозило развитие России в силу нежелания потерять имевшиеся привилегии. Принятие же Конституции и дарование всем гражданам прав и свобод говорило об уравнивании всего населения, что явилось бы разрушительным моментом в существовании дворянского сословия. Мало того, проведение реформ требовало не только активных действий до стороны политических организаций, но и в первую очередь со стороны монарха. Но Николай не проявлял сколько-нибудь заметной активности. Как замечал Обнинский В.П., новый царь как личность скромно занимает свое место в тех же календарях и молитвах попов, предоставляя неумирающему чиновничеству приносить народу прежний гнет, извлекать из него деньги и солдат для своего поддержания. Раб окружающей его среды, самодержец бессилен сделать хотя бы один шаг без спроса нянек-советников, осуществляющих привилегию, ни когда и никем им не данную. А за ними плотной стеной стоит великое русское чиновничество, вековая организация которого спаяла его сверху донизу так, что довольно тронуть полицейского солдата, чтобы последовал резкий рефлекс с самого верха правления. Из этой цепи нельзя было без революционного подъема вырвать ни одного звена, но то, что казалось ей самой негодным, она сбрасывала, как змея чешую, без боли и шума[4, 97].

Таким образом, дворянство и чиновничество выступали против реформирования, т.к. решение поставленных вопросов, безусловно, вело бы к расшатыванию абсолютизма.

К тому же по-прежнему актуальной оставалась аграрная проблема.

Реальным шагом в истории решения аграрного вопроса была реформа 1861 г. Личное освобождение крестьянства от крепостной зависимости имело огромное значение. Существуют различные оценки этого периода в жизни страны. Часть историков считает, что реформа была проведена исключительно в интересах дворянства, другие историки, частично признавая это, говорят о глав ном: Россия совершила скачок в своем экономическом развитии. Реформы 60-70 гг. XIX века ускорили развитие процесса первоначального накопления капитала в России.

Аграрный капитализм мог развиваться по "прусскому" пути, при котором крестьяне освобождаются без земли или с малыми на делами, могут в любой момент избавиться от нее и уйти в наемные работники, а помещики получают от государства значительные суммы и кредиты для перевода своих хозяйств на капиталистические рельсы.

Но не исключался и "американский" путь развития капитализма, при котором помещичье землевладение отсутствует, а крестьяне получают крупные участки земли и свободно ею распоряжаются. Оба эти пути представляли собой значительный прогресс по сравнению с прежними аграрными отношениями, в основе которых лежали внешне экономическое принуждение крестьян, отсутствие свободного рынка рабочей силы, земли, капиталов.

"Прусский" путь аграрного капитализма не мог улучшить положение крестьян, страдающих от безземелья, но мог решить проблему аграрного перенаселения. При этом усилился бы отток разорившихся крестьян в город. "Американский" путь также вел к массовому разорению бедняков, но уже в результате развития товарно-денежных отношений. Но на большей территории России присутствовал "прусский" путь развития аграрного капитализма. Поэтому крестьяне не получили земли.

Таким образом, мы видим, что аграрный вопрос в России в начале XX в. не был разрешен. Это было плохо вдвойне, так как в стране не был завершен промышленный переворот и Россия оставалась аграрной страной, где крестьянство составляло 77% населения (1897 г.).

Аграрный вопрос стал коренным вопросом I русской революции 1905-1907 гг. Крестьянское движение накладывало существенный отпечаток на весь ход революции.

Все это настоятельно требовало внимания со стороны лидера государства. Дневники, записки, письма Николая II позволяют увидеть его позицию по данным вопросам, его отношение к проблемам модернизации государства. Не менее интересными представляются его участие и оценки политических событий начала XX века.

С началом русско-японской войны Николай II попытался объединить общество против внешнего врага, сделав значительные уступки оппозиции. Так после убийства эсеровским боевиком министра внутренних дел В. К. Плеве он назначил на его пост считавшегося либералом Святополка-Мирского. 12 декабря 1904 года был издан указ «О предначертаниях к усовершенствованию Государственнаго порядка», обещавший расширение прав земств, страхование рабочих, эмансипацию инородцев и иноверцев, устранение цензуры. Одновременно император заявил: "Я никогда, ни в каком случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа".

17 апреля 1905 года был издан указ «Об укреплении начал веротерпимости», снимавший ограничения на переход из православия в другие религии и восстанавливавший в правах раскольников (за исключением особенно изуверских сект наподобие скопцов и хлыстов). Все это свидетельствует о попытках Николая II хотя бы в какой-то степени стабилизировать обстановку в России в начале века. Однако ситуация требовала более решительных мер, которых не последовало, а Революция неумолимо приближалась.

Она началась с таинственного (как считает Боханов А.Н.) события, известного под названием «Кровавое воскресенье».

В 1881 году социалист Зубатов, потрясенный убийством Александра II, отказывается от социалистических идей и приходит на службу… в полицию. В дни коронации Николая полковник Зубатов уже был начальником Московского охранного отделения. Бывший социалист задумал фантастический опыт: бороться с социалистами за влияние на рабочих при помощи полиции. И полиция начинает создавать рабочие союзы. Теперь при забастовках полиция старается держать сторону рабочих. Зубатов заставляет капиталистов идти на уступки. И добивается успеха. В 1902 году тысячи рабочих заполнили древние площади Кремля. Исполняли хором «Боже царя храни». Молились о здоровье Государя императора на коленях, обнажив головы. Генерал-губернатор Москвы, великий князь Сергей Александрович, благодарил рабочих за верность престолу. Газеты Европы с изумлением писали о невиданном зрелище – полицейском социализме… Но, как всегда в России, реформатор Зубатов в конце концов был уволен со службы. Однако его союзы продолжали жить. И вот в 1905 году в Петербурге, в среде зубатовских рабочих союзов, появляется священник Гапон. В эти трудные годы военных поражений и оскудения Гапон призывает рабочих пойти к царю с петицией, рассказать о бедствиях простых людей, о притеснениях фабрикантов.

Шествие рабочих назначено на 9 января. С хоругвями, портретами царя, святыми иконами тысячи верноподданных рабочих под водительством Гапона готовятся прийти к своему царю. Сама идея этой манифестации была воплощением заветной мечты Николая- «народ и царь». Теперь она должна была осуществиться: простой народ сам шел за защитой к самодержцу. Но реальная действительность внесла свои коррективы: 9 января 1905 года в Петербурге состоялась крупная рабочая демонстрация, участники которой выдвинули не только социально-экономические, но и политические требования, приведшая к столкновению демонстрантов с войсками, в результате чего было большое число погибших. Эти события стали известны как Кровавое воскресенье. Впоследствии по стране прокатилась волна стачек, заволновались национальные окраины. В Курляндии «Лесные братья» начали уничтожать местных немецких помещиков, на Кавказе началось Армяно-татарское противостояние. Революционеры и сепаратисты получали поддержку деньгами и оружием от Англии и Японии. Так, летом 1905 года в Балтийском море был задержан севший на мель английский пароход «Джон Графтон», везший несколько тысяч винтовок для финских сепаратистов и боевиков-революционеров. Произошло несколько восстаний на флоте и в различных городах. Самым крупным стало декабрьское восстание в Москве.

Николай II находился в Царском селе, когда узнал что «Кровавое воскресенье» случилось: было много виноватых, но было и много жертв. Узнав о событиях в Петрограде, император горько переживал. В своих дневниках он запишет следующее: «Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!»[5, 126]. Но изменить уже ничего было нельзя. Престиж власти был серьезно поколеблен. Недовольство и возмущение охватили даже тех, кто не был замешан в антигосударственной деятельности. Как могло все это случиться? Почему власти проявили такую нераспорядительность? Как могла полиция поддерживать Гапона? Вопросы возникали, но ответы мало кого удовлетворяли. Был уволен начальник петербургской полиции, ушел в отставку министр внутренних дел, но это никого не успокоило. Радикалы всех мастей в своей беспощадной политической игре получили такую «козырную карту», о которой они еще совсем недавно и мечтать не могли.

После 9 января 1905 г. все отчетливей проявлялись признаки надвигающейся социальной бури. Недовольство стало открыто высказываться на страницах газет и журналов, на собраниях земских и городских деятелей. Учебные заведения, в первую очередь университеты, бурлили; по стране покатилась волна стачек и манифестаций. И на первом месте стояло требование политических перемен, которых желали очень и очень многие. Неудачная война усугубила старые проблемы, породила новые. Вопросы реформирования системы выходили на первый план общественной жизни. В высших коридорах власти начинали это отчетливо осознавать.

Страсти в стране накалялись. Зимой и весной 1905 г. начались беспорядки в деревне, сопровождавшиеся захватом, разграблением и поджогами дворянских усадеб. Начались волнения в армии. Летом произошло невероятное событие, произведшее сильное впечатление и в России, и за границей. 14 июня 1905 г. взбунтовалась команда эскадренного броненосца Черноморского флота «Князь Потемкин Таврический». Это был один из лучших кораблей флота, вступивший в строй всего лишь за год до того. Восстание вспыхнуло стихийно, хотя потом много усилий было положено на то, чтобы доказать, что руководили «революционным выступлением матросов» большевики-ленинцы. Восстание продолжалось до 25 июня, и все эти двенадцать дней и командование флотом, и военные власти, и высшая администрация в Петербурге, как и множество других лиц по всей империи, внимательно наблюдали и заинтересованно обсуждали всю потемкинскую одиссею, закончившуюся в румынском порту Констанца сдачей корабля румынским властям.

Император был настолько обескуражен (ничего подобного не случалось ранее), что сделал запись 15 июня в своем дневнике: «Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца «Князь Потемкин Таврический» взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе. Просто не верится»[6, 641]. К сожалению, это была горькая правда. Опора монархии, «его армия», оказалась не так надежна, как еще совсем недавно казалось.

Натиск на власть все более смелевшего либерального общественного мнения не ослабевал. Общественные деятели уже открыто призывали к конституции. В мае в Москве состоялся съезд земских и городских деятелей, где призыв к конституционным преобразованиям был принят подавляющим большинством голосов. Съезд избрал делегацию, которую 6 июня 1905 г. император принял в Петергофе и которая вручила ему свои требования. Это была первая встреча самодержца с представителями либеральных кругов. К этому времени монарх уже был уверен в необходимости введения представительного органа с выборным началом. В ответ на речь главы делегации князя Трубецкого Николай II сказал: «Я скорбел и скорблю о тех бедствиях, которые принесла России война и которые необходимо еще предвидеть… Отбросьте сомнения: Моя воля – воля Царская – созывать выборных от народа – непреклонна. Пусть установится, как было встарь, единение между Царем и всею Русью, общение между Мною и земскими людьми, которое ляжет в основу порядка, отвечающего самобытным русским началам. Я надеюсь, вы будете содействовать Мне в этой работе»[7, 14]. Подобное заявление, на наш взгляд, свидетельствовало о том, что император не до конца осознавал создавшуюся конкретно-историческую ситуацию.

Еще летом 1905 года, когда рост революции яростно продолжался, внешне цеплявшийся за «правых» царь делает неожиданный ход. В июне президент США Рузвельт предлагает свои услуги – помочь России и Японии прийти к миру. Царь отправляет в Америку либерала Витте. Сначала «правые» торжествуют – миссия министра кажется безнадежной. Слишком многого добились японцы, немыслимо заключить мир на достойных условиях. Но мир все же был заключен. И на условиях, лучших в этих обстоятельствах. Витте триумфально возвращается в Россию. Николай награждает его титулом графа.

В это время у царя осталось два пути: провозгласить великого князя Николая Николаевича военным диктатором (и самому постепенно уйти со сцены – на что, видимо, рассчитывала «камарилья») или решиться на то, против чего завещал бороться отец, – реформы и конституция.

Для Николая II С.Ю. Витте и П.А.Столыпин были своеобразными символами. Два самых знаменитых его министра – высокие. В этом был скрытый комплекс Николая: громадный отец всегда был надежной и крепкой защитой. И он доверял высоким людям. У Николая хватило гибкости – он согласился на конституцию, хотя и не был уверен в правомерности этого шага. За спиной Витте Николай продолжал упрашивать великого князя Николая Николаевича стать диктатором- Витте видел в этом жалкое безволие царя, который не хотел понять, что рушился мир.

Вторая половина 1905 года была отмечена многочисленными волнениями в университетах и даже в духовных семинариях: из-за беспорядков было закрыто почти 50 средних духовно-учебных заведений. Принятие 27 августа временного закона об автономиях университетов вызвало всеобщую забастовку учащихся и всколыхнуло преподавателей университетов и духовных академий.

Представления высших сановников о сложившейся ситуации и путях выхода из кризиса отчетливо проявились в ходе четырех секретных совещаний под руководством императора, состоявшихся в 1905-1906 г. Николай II вынужденно пошел на либерализацию, перейдя к конституционному правлению, одновременно подавляя вооружённые выступления. В письме к матери Марии Федоровне от 19 октября 1905 г. Николай II указывал, что «предоставление гражданских прав населению – свободы слова, печати, собраний и союзов и неприкосновенности личности»,- по мнению Витте, «рискованный», но тем не менее «единственный в настоящий момент…»[8, 109]

6 августа 1905 г. были опубликованы манифест об учреждении Государственной думы, закон об учреждении Государственной думы, положение о выборах в думу. Но набиравшая силы революция легко перешагнула через акты 6 августа, в октябре началась всероссийская политическая стачка, бастовало свыше 2 млн. человек. Вечером 17 октября Николай подписал манифест обещавший: "1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов". В день подписания Манифеста у Николая страшно болела голова. Он вспоминал японца, который когда-то рассек ему лоб. Приехавшему Витте министр двора, граф Фредерике, рассказал, что царь опять просил Николая Николаевича стать диктатором. Тог вынул пистолет и сказал: «Или я сейчас же застрелюсь, или ты подпишешь»[9, 241]. Данный факт еще раз подтверждает слабость Николая II как государственного деятеля.

Манифест 17 октября 1905 г.- переломный момент в истории России, крупнейший шаг по пути конституционной эволюции, создания правового государства. Во имя мира и благополучия страны монархическая власть отказывалась от исконных, освященных веками истории и божественным соизволением прерогатив. Под напором событий и увещеваний С. Ю. Витте, великого князя Николая Николаевича и ряда других лиц из ближайшего окружения Николай II принял новые реальности. Через два дня после манифеста, описывая происшедшее событие, император сообщал матери в Данию: «В течение этих ужасных дней я виделся с Витте постоянно, наши разговоры начинались утром и кончались вечером при темноте. Представлялось избрать один из двух путей: назначить энергичного военного человека и всеми силами раздавить крамолу; затем была бы передышка и снова пришлось через несколько месяцев действовать силою… Другой путь – предоставление гражданских прав населению – свободы слова, печати, собраний, союзов и неприкосновенности личности. Кроме того, обязательство проводить всякий законопроект через Государственную Думу – это, в сущности, и есть конституция. Витте горячо отстаивал этот путь, говоря, что, хотя он и рискованный, тем не менее единственным в настоящий момент… Он прямо объявил, что если я хочу его назначить председателем Совета министров, то надо согласиться с его программой и не мешать действовать»[10, 645]. Вместе с тем Николай II осознавал, что назначение Витте на пост председателя Совета министров фактически лишит его [Николая] законной императорской власти, что могло положить конец царской власти в России. Николай, как всегда, оставался спокойным и молчаливым. Ситуация в стране молниеносно менялась.

В письме к матери 19 октября 1905 года, он говорит «сколько мы пережили тяжелых и небывалых впечатлений. Ты, конечно, помнишь январские дни, которые мы провели вместе в Царском… Но они ничто по сравнению с теперешними днями. Забастовки железных дорог, которые начались вокруг Москвы, потом сразу охватили всю Россию. Петербург и Москва оказались отрезанными от внутренних губерний… Единственное сообщение с городом – морем. После железных дорог стачка перешла на фабрики и заводы, а потом даже в городские учреждения» При этом император считал, что господа министры действовали нерешительно. Далее Николай II писал: «Наступили грозные дни. Чувство было как бывает летом перед сильной грозой. Нервы у всех были натянуты до невозможности. И конечно, такое положение не могло продолжаться долго. В течение этих ужасных дней я виделся с Витте постоянно. Наши разговоры начинались утром и кончались вечером при полной темноте. Представлялось избрать один из двух путей – назначить энергичного военного человека и всеми силами постараться подавить крамолу. И другой путь – предоставление гражданских прав населению, свобода слова, печати, собраний, союзов и т. д. Кроме того, обязательство проводить всякие законопроекты через Государственную думу… Это в сущности и есть конституция. Витте горячо отстаивал этот путь. И все, к кому я обращался, отвечали мне так же, как и Витте. Манифест был составлен им и Алексеем Оболенским. Мы обсуждали его два дня, и наконец, помолившись, я его подписал… Милая мама, сколько я перемучился, ты представить себе не можешь. Единственное утешение, что такова воля Божия и что это тяжелое решение выведет дорогую Россию из того невыносимого, хаотического состояния, в котором она находится почти что год…»[11, 109-110]

Не смотря на наличие Манифеста, волнения продолжались. В ноябре 1905 года стали строить баррикады в Москве. Николай почувствовал злобу обманутого – он дал им конституцию, он перешагнул через себя, и в ответ все продолжалось.

На Рождество Николай пишет письмо матери, обычное нежное письмо доброго Ники, но в нем уже и – пролитая кровь: «22 декабря. Милая дорогая мама! Все мои молитвы за тебя будут особенно горячими в дни праздника… Очень грустно будет эту елку проводить без тебя. Она бывала такой уютною в Гатчине наверху…В Москве, как ты знаешь, слава Богу, мятеж подавлен благодаря верности и стойкости наших войск… Потери революционеров огромные, но точные сведения трудно получить, так как много убитых сгорело, а раненых они уносили и прятали…»[12, 111]

В дни замирания революции Аликс внушает ему злонамеренность Витте, ставленника вдовствующей императрицы Марии Федоровны. И, борясь с ним, Аликс отстраняла от власти прежнюю императрицу. Манифест ни к чему не привел, восстания продолжались. Великие тени стояли за спиной императора – его предки Романовы и небесный покровитель Серафим Саровский – они вместе с ним и подавили революцию, а не Манифест, который в дни тяжких бедствий заставили подписать царя.

Николай справился с революцией. Пережив бурю, «правые» уже не думают о смене монарха на престоле, но пришла пора убирать либералов. Снова на слуху уже известное выражение: «Витте сделал свое дело…»[13, 268]

В борьбу против Витте вступает и великий князь Николай Николаевич, еще вчера и обнимавший министра, и славивший Манифест, – он теперь его враг. Эта борьба изменила царя – теперь он, отстаивая данные ему Богом права, сражается за народ и династию. Николай стремится держать все в своих руках. Меняется и его настроение в письмах к матери: теперь они более воинственные: «Я хочу видеть свои полки и начну, по очереди, с Семеновского… Был смотр любимым Нижегородцам… Смотр офицерам конной гвардии… Смотр морскому гвардейскому экипажу»[14, 112]. О Витте император говорит, что «никогда не видел такого хамелеона – человека, меняющего свои убеждения, как он [Витте]. Благодаря этому свойству характера почти никто больше ему не верит»[18, 112].

В апреле министр вручает Николаю прошение об отставке, и Николай с удовольствием ему отвечает: «Граф Сергей Юльевич! Вчера утром я получил письмо ваше, в котором вы просите об увольнении от всех занимаемых должностей. Я изъявляю согласие на вашу просьбу. Николай»[15, 112]. Император доволен произошедшим – неугодный министр отстранен от власти.

23 апреля 1906 г. были утверждены Основные государственные законы Российской империи. Через три недели после манифеста правительство амнистировало политических заключенных, кроме осужденных за терроризм, а через месяц с небольшим отменило предварительную цензуру. После опубликования манифестов забастовки пошли на убыль. Армия сохранила верность царю и вооруженные восстания были подавлены.

Закончилась первая революция, которая по существу была репетицией будущего – того, что случится через 12 лет. По предостережение прошло даром. Но император и его супруга так и не поняли, что революцию усмирили не пули, а буквы на бумаге, которые написал его министр и которые подписал Николай. Мудрый Витте уже тогда предсказал: это погубит царскую семью. Сидя в своем кабинете и размышляя над событиями эпохи, он написал страшные слова: «Можно пролить много крови, но в этой крови можно и самому погибнуть…И погубить своего первородного, чистого младенца, сына-наследника… Дай Бог, чтоб сие было не так. Во всяком случае, чтобы я не увидел подобных ужасов»[16, 115]. Витте ясно осознавал происходящее, но все попытки показать все ужасы происходящего императору отвергались самодержцем.

В 1898 году российский император обратился к правительствам Европы с предложениями подписать соглашения о сохранении всеобщего мира и установлении пределов постоянного роста вооружений. В 1899 и 1907 годах состоялись Гаагские конференции мира. По его инициативе и при его поддержке в 1899 году прошла Первая Всемирная Конференция мира для обсуждения вопросов сохранения мира и сокращения вооружений. После этого был учреждён Постоянный арбитражный суд – первый суд в Гааге.

В 1900 году Николай II отправил русские войска на подавление Ихэтуаньского восстания совместно с войсками других европейских держав, Японии и США. Аренда Россией Ляодунского полуострова, постройка Китайско-Восточной железной дороги и основание морской базы в Порт-Артуре, растущее влияние России в Манчжурии послужили причиной нападения в 1904 году Японии, которая также претендовала на Манчжурию.

В 1904 году началась первая его война – русско-японская. Сын «Миротворца», так ненавидевший войну, решает воевать.

Впоследствии Витте вспоминал, что Николая толкали на захваты земель в Маньчжурии, уговаривали, что маленькая Япония никогда не осмелится напасть на Россию. Витте и мать объясняют ему опасность ситуации. Николай соглашается и предлагает министру составить проект урегулирования отношений с Японией. Царь уезжает в Польшу, в охотничий замок, и вместо того, чтобы сосредоточить свое внимание на решении острых проблем своего времени, отправляется на охоту. В это же время переговоры с Японией, за которые ратовали мать и Витте, провалены. Но император по-прежнему спокоен – в своем дневнике он пишет: «26 января 1904 года… В 8 часов поехал в театр – шла «Русалка». Очень хороша», – затем вскользь упоминает о назревшей войне – «вернувшись домой, получил от Алексеева телеграмму с известием, что этой ночью японские миноносцы произвели атаку на стоявших на рейде «Цесаревича», «Палладу» и т. д. и причинили пробоины» [17, 90] Император искренне удивляется тому, что война не была объявлена, но сам тот факт, что переговоры с Японией были провалены не навели его на мысль, что война была неизбежна.

Николай пребывает в спокойном расположении духа, его уверили – японцы воевать не умеют. И его министры спорят: сколько японских солдат стоят одного русского солдата – два или полтора.

Но уже вскоре после невиданного поражения русской армии и гибели флота ему приходится записать в дневнике: «Больно и тяжело»[18, 56] Тяжёлое положение царского правительства после русско-японской войны побудили германскую дипломатию сделать в июле 1905 г. ещё одну попытку оторвать Россию от Франции и заключить русско-германский союз. Вильгельм II предложил Николаю II встретиться в июле 1905 г. в финляндских шхерах, около острова Бьёрке. Николай согласился, и на встрече подписал договор. Но когда вернулся в Петербург отказался от него, так как мир с Японией был уже подписан.

Поражение в русско-японской войне и последующее жестокое подавление революции 1905-1907 гг. привели к падению авторитета императора в кругах интеллигенции и дворянства, настолько что даже в среде монархистов витали идеи о замене Николая II на другого Романова.

Две первые Государственные думы, созданные при императоре, оказались неспособны вести регулярную законодательную работу – противоречия между депутатами с одной стороны, и думой с императором с другой, были непреодолимы. Сразу же после открытия, в ответном адресе на тронную речь Николая II думцы потребовали ликвидации Государственного совета (верхней палаты парламента), передачи крестьянам удельных (частных владений Романовых), монастырских и казенных земель.

19 мая 1906 104 депутата Трудовой группы выдвинули проект земельной реформы (проект 104-х), содержание которого сводилось к конфискации помещичьих земель и национализации всей земли. В этот момент и произошло назначения П. А. Столыпина министром внутренних дел (26 апреля 1906 г). Министерство внутренних дел определяло в первую очередь внутреннюю политику правительства; Столыпин сохранил этот пост и тогда, когда 6 июля 1906 он сменил И. Л. Горемыкина на посту председателя Совета министров. Судьбы I Думы и Столыпина оказались полностью взаимосвязаны. Ее роспуск и его назначение на пост премьера произошли день в день – 8 июля 1906 г.

Аграрная политика Столыпина, жестокое подавление революции, яркие и провокационные речи во II Думе сделали его кумиром всей контрреволюции, это явилось причиной того, что по престижу и влиянию со Столыпиным в это время никто не мог сравниться.

Вторая дума оказалась ещё более левой чем первая, так как в выборах участвовали социал-демократы и эсеры, бойкотировавшие первую думу. В правительстве созревала идея о роспуске думы и изменении избирательного закона. Готовя переворот, П. А. Столыпин собирался не уничтожить Думу, а изменить ее состав. Это был новый этап в его деятельности. В мае 1907 г. начались секретные заседания Совета министров, на которых даже не велось протоколов. Об их итогах Столыпин устно докладывал царю. Обсуждались вопросы: как и когда распустить II Думу.

Поводом для роспуска стали действия социал-демократов. 5 мая на квартире члена думы от РСДРП Озоля была полицией обнаружена сходка 35 социал-демократов и около 30 солдат петербургского гарнизона. Кроме того, полицией были обнаружены различные пропагандистские материалы, призывающие к насильственному свержению государственного строя, различные наказы от солдат воинских частей и фальшивые паспорта. 1 июня Столыпин и председатель Санкт-Петербургской судебной палаты потребовали от Думы отстранения всего состава социал-демократической фракции от заседаний думы и снятия неприкосновенности с 16 членов РСДРП. Дума не согласилась на требование правительства. Результатом этого стал манифест Николая II о роспуске II Думы, который был опубликован 3 июня 1907 г. и одновременно – Положение о выборах в Думу, то есть новый избирательный закон. В манифесте указывался также и срок открытия новой Думы – 1 ноября 1907 г.

Акт 3 июня 1907 г. был государственным переворотом: он был совершен в нарушение манифеста 17 октября 1905 г. и Основных законов 1906 г., согласно которым ни один новый закон не мог быть принят без санкции Государственной думы. «Третьеиюньский переворот» обозначил завершение первой российской революции.

Аграрная реформа не была творением Столыпина. С 1902 по 1905 годы разработкой нового аграрного законодательства на государственном уровне занимались и государственные деятели и учёные России: Вл. И. Гурко, С. Ю. Витте, И. Л. Горемыкин, А. В. Кривошеий, П. А. Столыпин, П. П. Мигулин, Н. Н. Кутлер и А. А. Кауфман. Вопрос упразднения общины ставился самой жизнью. В разгар революции Н. Н. Кутлер предлагал даже проект отчуждения части помещичьих земель. С 1 января 1907 года стал практически применяться закон о свободном выходе крестьян из общины (Столыпинская аграрная реформа). Дарование крестьянам права свободно распоряжаться своею землей и упразднение общин имело огромное государственное значение, но реформа не была завершена, и не могла завершиться, крестьянин не стал собственником земли на всей территории страны, крестьяне массово выходили из общины и возвращались обратно. А Столыпин стремился наделить землей одних крестьян за счет других и прежде всего сохранить помещичье землевладение, закрывавшее путь к свободному фермерскому хозяйствованию. Это было лишь полурешение задачи.

В 1913 году Россия (без учёта привисленских губерний) находилась на первом в мире месте по производству ржи, ячменя и овса, па третьем (после Канады и США) по производству пшеницы, на четвёртом (после Франции, Германии и Австро-Венгрии) по производству картофеля. Россия стала главным экспортером сельскохозяйственной продукции, на ее долю приходилось 2/5 всего мирового экспорта сельхозпродукции. Урожайность зерна была в 3 раза ниже английской или германской, урожайность картофеля – ниже в 2 раза. Низкая урожайность в значительной степени компенсировалась тем, что русские крестьяне, по сравнению с западноевропейскими, владели в несколько раз большими по площади земельными участками.

Таким образом, можно сказать, что Россия, которая остро нуждалась в реформировании не получила удовлетворения своих нужд своевременно. Император с большой неуверенностью и нежеланием подходил к решению острых проблем. Провести реформу – означало изменить привычный уклад жизни, а перемены влекли за собой что-то новое и неизвестное, что могло негативно сказаться на жизни общества. Но в данной ситуации промедление было губительным. Витте, а затем и Столыпин, отчетливо понимали, что медлить никак нельзя и откладывать реформы крайне неосмотрительно, поэтому он постоянно настаивал на переменах. Император противился, но все же претворял проекты реформ в жизнь. Первая революция, которая была вызвана недовольством народа и была ярким показателем необходимости реформ, для монарха оказалась абсолютно непоказательной. Все те кровавые события и большое количество жертв не подвели его к реальной оценке и выводам о положении в стране. Итоги русско-японской войны больше насторожили общественность, чем самого императора.

В своих дневниках Николай II практически не дает оценки ситуации в стране, а те редкие упоминания о проблемах в государстве сводятся к упованию на волю Божью.

Таким образом, рассматривая начальный период правления Николая, мы видим, что на престоле находился слабый, безвольный человек, который не был готов к управлению огромной империей. В таком государстве, как Россия, ход развития страны изначально определялся монархом, его силой, волей, готовностью к проведению необходимых мер и реформ во благо страны; монарх лишь опирался на своих министров перед решением проблемы, а в эпоху Николая II всю власть вершили министры. Мало того, царь не обладал теми качествами, которыми обладали его предшественники, и поэтому мы можем сделать вывод, что одной из главнейших причин политического кризиса России в начале XX века явился субъективный фактор – личность последнего императора.

ГЛАВА II. РОССИЯ И ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

После поражения в русско-японской, которая выявила серьезные недостатки в центральном управлении, организации, системе комплектования, боевой подготовке и техническом оснащении армии,

войне остро встала необходимость реформирования военной сферы.

В первый период Военных реформ (1905-1908) было децентрализовано высшее военное управление: учреждено независимое от Военного министерства Главное управление Генерального штаба, создан Совет государственной обороны, генералы-инспекторы были подчинены прямо императору; сокращены сроки действительной службы: в пехоте и полевой артиллерии с 5 до 3 лет, в других родах войск с 5 до 4 лет, на флоте с 7 до 5 лет; омоложен офицерский состав; улучшены быт солдат и матросов (питание и вещевое довольствие) и материальное положение офицеров и сверхсрочнослужащих.

Во второй период Военных реформ (1909-1912) была проведена централизация высшего управления: Главное управление Генштаба включено в состав Военного министерства, упразднен Совет государственной обороны, генералы-инспекторы подчинены военному министру; за счет слабых в боевом отношении резервных и крепостных войск усилены полевые войска: число армейских корпусов увеличилось с 31 до 37; создан при полевых частях запас, который при мобилизации выделялся для развертывания второочередных (включая полевую артиллерию, инженерные и железнодорожные войска, части связи); созданы пулеметные команды в полках и корпусные авиаотряды, юнкерские училища преобразованы в военные училища, получившие новые программы, введены новые уставы и наставления. В 1910 году был создан Императорский военно-воздушный флот. Казалось бы Россия была готова к ведению военных действий.

1 августа 1914 года Германия объявила войну России. Началась Первая мировая война, которая привела страну к экономическому и политическому и кризису и двум революциям.

20 июля 1914 года император опубликовал Манифест, в котором, «не признавая возможным, по причинам общегосударственного характера, стать теперь во главе наших сухопутных и морских сил, предназначенных для военных действий» назначил Верховным главнокомандующим великого князя Николая Николаевича. Но так как по Основным государственным законам Российской империи в случае войны именно император должен был стать Верховным главнокомандующим, составленное ранее Положение о полевом управлении войск предусматривало значительное снижение роли Верховного главнокомандующего за счет расширения прав главнокомандующих фронтами. Это верное положение, в случае если сам Николай, не обладавший талантами военачальника, занимал пост Верховного главнокомандующего, при выборе Николая Николаевича сразу же создало огромные трудности в управлении войсками.

В начале июня 1915 года положение на фронтах резко ухудшилось: был сдан Перемышль, город-крепость, с огромными потерями захваченный в марте. В конце июня был оставлен Львов. Все военные приобретения были утрачены начались потери собственной территории Российской империи. В июле была сдана Варшава, вся Польша и часть Литвы. И противник продолжал наступать. В обществе заговорили о неспособности правительства справиться с положением.

Как со стороны общественных организаций, Государственной думы, так и со стороны других группировок, даже многих великих князей заговорили о создании «министерства общественного доверия». Однако император отклонил все предложения. В бумагах Николая сохранился листок с тремя списками кандидатов в министерство доверия.

После таких тяжёлых поражений армии, Николай II, не считая для себя возможным оставаться в стороне от военных действий и считая необходимым принять на себя в этих тяжелейших условиях всю ответственность за положение армии, установить необходимое согласие между Ставкой и правительствами, покончить с гибельным обособлением власти, стоящей во главе армии, от власти, управляющей страной 23 августа 1915 года возложил на себя звание Верховного главнокомандующего. Это было крайне неосмотрительным шагом. При этом подавляющее большинство членов правительства, высшего армейского командования и общественных кругов выступили категорически против этого решения императора. Вследствие постоянных переездов Николая II из Ставки в Петербург, а также недостаточного знания вопросов руководства войсками, фактическое командование русской армии сконцентрировалось в руках его начальника штаба генерала М. В. Алексеева и заменявшего его в конце 1916 – начале 1917 годов генерала В. И. Гурко. Осенний призыв 1916 года поставил под ружьё 13 миллион человек, а потери в войне перевалили за 2 миллиона, за 1916 года Николай II сменил четырех председателей совета министров (И. Л. Горемыкина, Б. В. Штюрмера, А. Ф. Трепова и кн. Н. Д. Голицына), четырех министров внутренних дел (А. Н. Хвостова, Б. В. Штюрмера, А. А. Хвостова и А. Д. Протопопова), трех министров иностранных дел (С. Д. Сазонова, Б. В. Штюрмера и Покровский, Н. Н. Покровского), двух военных министров (А. А. Поливанова, Д. С. Шуваева) и трех министров юстиции (А. А. Хвостова, А. А. Макарова и Н. А. Добровольского). К 1 января 1917 г. произошли изменения и в Государственном совете. Николай исключил 17 членов и назначил новых.

6 января 1917 г. в Петроград прибыла делегация Антанты. Это была самая большая конференция Антанты с участием России. В историю она вошла как Петроградская конференция, на которой присутствовали представители Великобритании, Франции и Италии. Английскую делегация возглавил военный министр лорд А. Милнер. Члены делегаций побывали в Петрограде, в Москве и на фронте, встретились с Николаем II, с министрами, с виднейшими чиновниками и с руководителями фракций Думы. На встречах заговорщиков среди генералитета и думской оппозиции с представителями союзников были подтверждены совместные планы по свержению Николая II.

Война изменила облик России, уклад жизни всех людей, в том числе и императорской семьи. Для Николая II, Александры Федоровны и их детей служить России было обязанностью, ради которой они готовы были отказаться от многих приятных привычек семейного времяпрепровождения. За победу они молились, к ней были направлены все их помыслы. В первый день войны, 20 июля 1914 г., принимая в Зимнем дворце высших чинов империи, император заявил, что не заключит мира до тех пор, пока последний неприятельский воин не уйдет с русской земли. Этой клятве Николай II сохранял верность все месяцы войны и, вопреки циркулировавшим слухам, всегда оставался резким противником каких-либо сепаратных переговоров с неприятелем, императрица Александра Федоровна, будучи наполовину немкой, никаких прогерманских настроений не имела, хотя в Германии у нее осталось несколько близких родственников. По поводу же ее германофильства было высказано много предположений, но никаких фактов в пользу этого никогда не приводилось. Но именно слухи о предательстве царицы очень способствовали распространению антиромановских настроении в стране и в армии.

В первые месяцы войны порочащих власть слухов слышно не было – всех объединил единый патриотический порыв: в стране проходили спонтанные манифестации; многотысячные толпы в разных городах России несли русские национальные знамена, портреты Николая II, цесаревича Алексея, великого князя Николая Николаевича, иконы; звучали колокола, служились молебны, а русский национальный гимн «Боже, Царя храни!» исполнялся почти непрерывно на улицах и во всех собраниях; почти вся печать заговорила в единстве нации перед лицом германской угрозы.

В романовской семье все понимали, что главные тяготы суровых военных испытаний несет император. Он оставался верховным правителем в стране, вступившей в жесточайшую военную схватку. Экономическая, общественная, административная стороны жизни огромной империи начинали перестаиваться, исходя из условий и потребностей времени. Приходилось спешно решать множество вопросов самого различного характера. Царь всегда проявлял особый интерес к военным проблемам, а после 19 июля (1 августа) этот интерес стал всепоглощающим, и положение на двух основных фронтах – Северо-Западном (против Германии) и Юго-Западном (против Австро-Венгрии), к концу года открылся ещё и Кавказский фронт – против Турции,- было все время в поле его зрения.

Военная кампания началась блестящим прорывом рурских войск в Восточной Пруссии, но хорошо начатое наступление через две недели закончилось разгромом. Николай II записал в дневнике 18 августа: «Получил тяжелое известие из 2 армии, что германцы обрушились с подавляющими силами на 13-й и 15-й корпуса и обстрелом тяжелой артиллерии почти уничтожили их. Генерал Самсонов (Александр Васильевич, генерал от кавалерии, командующий армией) и многие другие погибли»[1, 660]. Император глубоко переживал самсоновскую катастрофу и, как позднее признался, тогда впервые ощутил «свое старое сердце».

На Галицийском направлении против Австро-Венгрии дела разворачивались значительно успешней. Русская армия заняла крупнейшие города – Львов и Галич и осенью 1914 г. стала хозяйкой положения в этом районе. Однако вскоре на помощь австрийцам подошли германские силы, несколько потеснившие русскую армию. В конце 1914 г. на фронтах установилось позиционное затишье. Стало ясно, что первоначальные предположения о скором окончании войны, так и остались лишь мечтами. Приходилось готовиться к длительному и изнурительному противостоянию. В тылу оживились и стали вновь набирать силу противоправительственные силы и настроения, угасшие было в первые месяцы войны. Исчезновение надежд на скорое победоносное завершение военной кампании способствовало возрождению с новой силой старых распрей и противоречий. И события весны и лета 1915 г. дали им мощный толчок.

В 1915 г. на театре военных действий разворачивались важные события. Весной начались успешные операции русской армии на Юго-западном фронте, и к марту австрийская армия потерпела серьезные поражения и вновь уступила всю Галицию. Возникла реальная вероятность скорою выхода Австро-Венгрии из войны. Германия, стремясь предотвратить подобное развитие событий и воспользовавшись затишьем на Западном фронте, бросила против России большие военные силы, оснащенные мощной артиллерией. Весной и летом 1915 г. русская армия приняла участие в ряде кровопролитных сражений, понеся огромные потери в силу недостаточного обеспечения боеприпасами и современным вооружением, особенно артиллерией. С конца апреля события на фронтах развивались не в пользу России, хотя в сражениях были задействованы лучшие войска, в том числе цвет армии и опора монархии – гвардейские части.

Император был обеспокоен тем, что положение ухудшалось, надежда на скорое окончание войны исчезала. Оставалась лишь надежда на милость Всевышнего, и 21 июня с сожалением и тяжелым чувством он писал матери: «И Ты и Мы все здесь живем, очевидно, одними чувствами, одними мыслями. Больно отдавать то, что было взято с таким трудом и огромными потерями в прошлом году. Теперь к германцам и австрийцам подошли подкрепления, но и нашим войскам также посланы свежие корпуса, в том числе и гвардейский; так что надо ожидать скоро большое сражение. Помог бы Господь нашим героям остановить их! Все от Бога, потому надо верить в Его милость»[2, 156]. И вновь император уповает на помощь высших сил. Этот факт говорит о том, что мы не можем рассматривать такого правителя как сильную и властную личность, которая умело и правильно руководит государством в сложившейся кризисной ситуации.

Натиск «проклятых тевтонов» вынудил русскую армию отойти на восток, оставив Галицию, Польшу и некоторые другие районы. Пришлось срочно эвакуировать и Ставку главнокомандующего из Барановичей. Она была перенесена в августе в город Могилев. События лета 1915 г. походили на огромную военную катастрофу, и командование было на какое-то время просто деморализовано. Еще в мае, когда только разворачивалось наступление немцев, Николай II приехал в Ставку и застал там картину полного уныния: великий князь Николай Николаевич просил императора заменить его более способным человеком. Необходимость активных мер видели все вокруг за исключением самого императора.

Общественные деятели всех политических направлений, оправившись от первого шока неожиданных поражении, негодовали. Как могло случиться, что у армии нет достаточного количества боеприпасов и артиллерии? Почему уроки кампании 1914 г. не пошли впрок? И конечно же постоянно звучал традиционный русский вопрос: кто виноват? Требовали назвать конкретного виновного, и он был назван: военный министр В. Л. Сухомлинов. Занимая эту должность с 1909 г., он неоднократно публично заверял, что русская армия готова ко всем возможным испытаниям. Все как-то сразу поверили, что этот человек повинен в преступной халатности, лихоимстве, а затем зазвучали голоса о государственной измене. Министр был отрешен от должности 13 июня 1915 г.

Однако отставка непопулярного министра никого не удовлетворила. Особенно активизировались либеральные деятели кадетского толка, которые в первые месяцы воины скрепя сердце умерили свои нападки на власть, так как время заставляло консолидировать усилия. Поражения армии в конце весны – начале лета 1915 г. вывели их из состояния оцепенения и предоставили прекрасную возможность «подать себя» в традиционной роли спасителей России. Они увидели, что режим ослаб и заколебался, а значит, наступило их время. Старые деятели потеряли свое лицо, и кто-то должен повести страну, стоявшую на краю пропасти. Это могли быть только те, кто произнес так много красивых слов о величии России и о благе народа. Уже в мае некоторые органы прессы высказались за создание Кабинета национальной обороны. В качестве возможных кандидатов на министерские посты назывались многие политические деятели, но особенно часто фигурировали имена лидеров двух крупнейших партий – П. Н. Милюкова и А. И. Гучкова. Звучало также требование срочно созвать Государственную Думу.

Но волновались и выражали свое беспокойство не только либеральные деятели; эти чувства сделались всеобщими. Следовало предпринять действия, способные мобилизовать страну для отпора врагу, и довести войну до победного конца.

10 июня 1915 г. царь выехал в Ставку, где провел серию совещаний с генералитетом и министрами, придя к заключению о необходимости обновления высшей администрации. Были уволены в отставку несколько влиятельныих министров, известных своей правой ориентацией: министр юстиции И. Г. Щегловитов, министр внутренних дел Н. А. Маклаков и обер-прокурор Священного Синода В. К. Саблер. Все эти меры носили паллиативный характер и ничего принципиально решить не могли. К тому же во главе кабинета остался старый царедворец И. Л. Горемыкин, пользовавшийся большим расположением в царской семье за свою преданность и опыт, но вызывавший стойкое неприятие многих политических фракций. Общественные деятели, приветствуя некоторые назначения, находили их недостаточными и выступали за создание ответственного перед Думой министерства. С лета 1915 г. этот лозунг стал главнейшим для ведущих политических деятелей и объединений. В августе несколько думских и околодумских общественных групп объединились в так называемый «Прогрессивный блок», центром которого стала партия кадетов. Их центральным требованием стало создание Кабинета общественного доверия.

Осуществляя перестановки должностных лиц и соглашаясь на открытие Государственной Думы, Николай II понимал, что эти шаги мало кого удовлетворят. Думская трибуна давно стала местом поношения высших сановников и почти всех аспектов государственной политики. Император все это понимал, но хотел сделать примирительный шаг. Однако принять требование ответственного не перед монархом министерства он не мог, чувствуя, что подобная мера будет началом конца самодержавия, той силы, которая являлась всегда основой империи и государственности. Не для того он надел корону и давал коронационную клятву, чтобы разрушить дело своих предков. Лето 1915 г.- время многих окончательных решений Николая II, время бесповоротного избрания им своей судьбы. Груз проблем нарастал, а изменений к лучшему не происходило, страну все явственней охватывала волна общественного недовольства. Критические оценки и суждения о положении дел в стране делались как бы общепринятыми; их уже высказывали не только представители думской фронды и простые подданные. Эти разговоры и настроения подогревали не только собственные военные неудачи, слухи о «засилье темных сил», но и усугублявшиеся экономические трудности: нехватка сырья и энергии, свертывание производства в ряде отраслей, инфляция, рост дороговизны, расстройство транспорта. Император надеялся на поддержку: со стороны общественных деятелей, но поддержки не получил.

Николай II не сомневался, что серьезные реформы, начатые за десять лет до того, надо продолжать и углублять. Но в то же время он был уверен, что проводить их во время войны – это неразумный шаг. Он видел, что война обострила все старые проблемы и постоянно рождала новые, срок ее окончания постоянно отодвигался, а с лета 1915 г. стал вообще неразличим. Он постоянно думал о том, что же предпринять, чтобы переломить ход событий и добиться победоносного мира. В конце концов он пришел к решению возглавить руководство армией. Смысл этого поступка был довольно простым и объяснялся традиционными представлениями о безграничной любви народа к царю. Казалось, что если во главе войск встанет помазанник Божий, то простые солдаты, воодушевленные его предводительством, воспрянут духом и сокрушат врага.

Сам факт принятия командования в столь сложное время говорит о большом личном мужестве Николая II, подтверждает его преданность монаршему долгу. Последний император всегда считал, что в дни военных испытаний обязан находиться рядом с армией. Еще в разгар русско-японской войны, в сентябре 1904 г., он писал матери, что его «сильно мучает совесть, что я сижу здесь, а не нахожусь там, чтобы делить страдания, лишения и трудности похода вместе с армией. Вчера я спросил дядю Алексея, что он думает? Он мне ответил, что не находит мое присутствие там нужным в эту войну. А здесь оставаться в такое время гораздо тяжелее!»[3, 664] Николай абсолютно ратовал за идею близости царя к народу. Император приступил к новым обязанностям. 23 августа 1915 г. был опубликован приказ по армии и флоту, в котором говорилось, что он принял на себя командование всеми сухопутными и морскими вооруженными силами, находящимися на театре военных действий.

Николаю II оставалось править полтора года, и большую часть этого времени он провел в Могилеве.

В первой телеграмме из Ставки Николай II сообщал Александре Федоровне: «Благодарю за вести. Свидание сошло удивительно хорошо и просто. Он уезжает послезавтра, но смена состоялась уже сегодня. Теперь все сделано. Нежно целую тебя и детей. Ники»[4, 664]. Расставание с великим князем Николаем Николаевичем выглядело вполне корректно, и окружающие были удивлены самообладанием обоих, хотя некоторая неловкость положения ощущалась. Бывший главнокомандующий великий князь Николай Николаевич с группой офицеров вскоре отбыл к месту нового назначения: он сменял на посту наместника Кавказа и командующего Кавказской армией престарелого графа И.И.Воронцова-Дашкова.

Царь обживался на новом месте. Вставал он обычно около восьми часов. После утреннего туалета и легкого завтрака шел в штаб, где принимал доклады, продолжавшиеся полтора – два часа. Затем был завтрак, после которого опять были доклады и совещания. Во второй половине дня, ближе к вечеру, Николай II обязательно или совершал прогулку в парке рядом со Ставкой, или выезжал за город. Затем опять были доклады, приемы министров и иных лиц. В программу вечернего времяпрепровождения обязательно входило чтение, которому царь уделял время перед сном. Принятие императором руководства армией и флотом оказалось, по существу, лишь формальностью. Николай вел прежний размеренный образ жизни и почти не касался военных дел.

Текущую оперативную работу в Ставке осуществлял генерал М. В. Алексеев, которого царь заслуженно считал крупным военным авторитетом. Выпускник Николаевской академии Генерального штаба, он посвящал все свое время разработке планов военных операций. Маленький заштатный Могилев стал на несколько месяцев главным центром страны, ее армии и тыла. Со второй половины 1915 г. положение на основных фронтах стабилизировалось, однако в тылу ситуация ухудшалась. К 1916 г. патриотические восторги уже были позади и в обществе царило глухое брожение, прорывавшееся наружу в повседневных разговорах о шпионах и предательстве. В разных кругах общества постоянно говорили о шпионах, и многие верили в их страшную и роковую силу. Под подозрение попадали профессора университетов, министры, генералы и даже члены правящей династии, особенно императрица Александра Федоровна. Распутина же вообще порой изображали главой некой шпионской шайки. Государственная администрация все больше и больше погружалась в состояние оцепенения. Последний царский министр внутренних дел А. Д. Протопопов, говоря о заключительном периоде существования монархии, заметил, что отсутствие единства среди исполнительной власти и при отсутствии законодательной работы, не позволяло выработать общего плана действий.

В начале 1916 г. на посту премьера И. Г. Горемыкина сменил Б. В. Штюрмер, бывший ранее губернатором в Новгороде и Ярославле, а затем занимавший много лет пост директора Департамента общих дел Министерства внутренних дел. Вслед за этим была назначена сессия Государственной Думы, на которой 9 февраля 1916 г. в первый и последний раз перед депутатами в Таврическом дворце выступил с кратким обращением император. Он призвал думцев к совместной работе на благо отечества, и эти слова были встречены громом аплодисментов. Царь был удовлетворен таким приемом и записал в дневнике: «удачный и оригинальный день».[5, 263] Овации в Думе отгремели, и все осталось по-старому: Николай II в Ставке в кругу военно-политических проблем, Александра Федоровна в царском Селе со своими страхами, сомнениями и «дорогим Григорием»[6, 320], а общественные деятели в своих гостиных и салонах продолжали распалять собственное воображение разговорами о «темных силах» и грядущих потрясениях, утверждая, что положение может спасти лишь «министерство общественного доверия».[7, 452] Император, довольствуясь согласием о совместной работе, не заметил того, что ситуация осталась прежней.

Но был еще один, молчавший до поры, грозный и могучий мир, о котором все знали, от имени которого управляли и выступали. Страна с многомиллионным населением, Россия деревень, фабрик и заводов, в недрах которой черпались силы для ведения войны. Миллионы солдат, главным образом бывших крестьян, были брошены на фронт и разметаны на огромных пространствах от Балтийского моря до Закавказья. К концу 1916 г. общее число мобилизованных достигало почти 13 млн. человек. Оторванные от привычного уклада жизни, загнанные в сырые окопы и холодные землянки, они мучились и погибали за цели, которые были от них весьма далеки. Многие из них почитали Бога и Царя, знали урядника в своем уезде, земского начальника, может быть, губернатора, но ни о каких «радетелях» и «спасателях» не знали, да и мало интересовались «забавами господ». Постепенно эти миллионы превращались в огромную асоциальную массу, где зрели страшные «зерна гнева», давшие такие разрушительные плоды в 1917-м и последующих годах.[8, 325]

Разговоры о предательстве высших должностных лиц проникали на фронт, вызывали возмущение и вражду ко всем «столичным сытым хлыщам». Ненависть умело подогревали различные группировки, особенно радикально-социалистической ориентации, популяризировавшие мысль о насильственном свержении существующего строя. Либеральные же политики идею о насильственной акции в общем-то так и не приняли, хотя своими нападками и откровенными инсинуациями способствовали разрушению традиционного миропорядка. В последний период существования монархии власть предоставила массу поводов для ярких и эффектных выступлений против себя. Совет министров разительно отличался от образа центрального административно-координирующего органа. Чуть не каждый министр вел «свою линию», интригуя против других, а некоторые искали популярности в либеральной среде, согласовывали там свою деятельность, хотя клятвенно осязались служить государю.

Ситуация в стране накалялась и развязка была неизбежна. В ночь с 16 на 17 декабря 1916 г. во дворце Юсуповых на Мойке в Петрограде был убит Григорий Распутин, и эта весть вызвала радость во многих кругах. Некоторым показалось, что черные дни миновали, что теперь наконец-то все пойдет наилучшим образом. Но это была лишь краткосрочная иллюзия. Накануне наступления нового, 1917 г. Николай II, находившийся в Царском Селе, пошел со своими близкими в церковь, где горячо молился, чтобы «Господь умилостивился над Россией». Ему оставалось править два месяца, и его судьба, судьба династии и России определились в течение нескольких дней конца февраля – начала марта 1917 года.

Среднеразвитая система русского капитализма не выдержала военного напряжения и вступила в полосу затяжного и острого кризиса. К 1917 г. этот кризис принял формы распада – промышленности, транспорта, финансов, и функционирования всего народного хозяйства.

Таким образом, мы видим крайне противоречивую ситуацию в России в указанный период: император вступил в должность верховного главнокомандующего, всем сердцем болел за империю, тяжело переживал все тяготы и неудачи русской армии, но в то же время он не смог понять самого главного – Россия не была готова к войне. Безусловно, военная реформа улучшила положение, но это только один из факторов, который может говорить о готовности государства к войне. Реформы, проводившиеся накануне войны, были приостановлены, так как Николай считал дальнейшее реформирование страны в условиях участия в войне безумством. В то же время император отчетливо понимал, что все предпринимаемые им меры не удовлетворяют потребностей государства, но к более активным действиям он переходить не решался. И вновь мы видим, что император снова и снова уповает на Божью помощь в судьбе России, не предпринимая каких бы то ни было мер по стабилизации ситуации в государстве.

ГЛАВА III. ВТОРАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И НИКОЛАЙ II

Война поразила систему хозяйственных связей – прежде всего между городом и деревней. В стране начался голод. Власть оказалась дискредитирована цепью скандалов типа интриг Распутина и его окружения, как тогда называли их "тёмные силы". С февраля было ясно, отречение Николая может состоятся со дня на день, называлась дата 12-13 февраля, говорилось, что предстоит "великий акт" – отречение государя императора от престола в пользу наследника цесаревича Алексея Николаевича, что регентом будет великий князь Михаил Александрович.

23 февраля 1917 года в Петрограде начинается забастовка, через 3 дня она стала всеобщей. 27 февраля 1917 года Николай II в Могилеве получил верные сведения из Петрограда о происходивших там серьезных беспорядках, начавшихся еще 23 числа. Толпы расквартированных в столице солдат из запасных батальонов вместе с примкнувшими к ним группами гражданских лиц ходили с красными флагами по главным улицам, громили полицейские участки, грабили магазины, вступали в стычки с верными войсками. Положение становилось критическим. Власть правительства в столице была парализована. Все это явно указывало на необходимость принятия срочных мер для водворения порядка. Весь день чины свиты и служащие Ставки шепотом обсуждали события в столице, принимавшие драматический оборот. Любимец государя, его флаг-капитан адмирал К. Д. Нилов повторял, что грядет «такая революция, какой еще нигде не было». Эти слова воспринимались в качестве гротеска, многие считали это неудачным зубоскальством, но никто не возражал. Все понимали, что нужно что-то предпринимать, но что именно – никто толком не знал. Кто с надеждой, а кто с безысходностью ждали решений от императора. Никто из императорской свиты, из числа этих осыпанных милостями и почестями людей, не нашел в себе мужества и решимости бросить вызов надвигавшейся катастрофе и стать опорой угасавшей царской власти. С утверждением, что следует водворить порядок в Петрограде, не спорили – здесь было полное согласие. Но на вопрос о том, как этого добиться – мнения расходились: некоторые полагали, что следует послать верные части для восстановления спокойствия силой; другие же, а таких с каждым часом становилось все больше, склонялись к мысли о необходимости пойти на уступки Думе и согласиться на создание правительства по ее усмотрению. Надежда, что создание кабинета из общественных деятелей, которого требовал в своей телеграмме в Ставку Родзянко, положит конец смуте, рождала осторожный оптимизм. Но никто не понимал, что смерч русского бунта – бессмысленного и беспощадного – нельзя этим остановить.

Утром 27 февраля 1917 года произошло восстание солдат в Петрограде и соединение их с забастовщиками. В Москве произошло такое же восстание. Царица, не понимавшая что происходит, писала 25 февраля успокоительные письма.

Очереди и забастовки в городе более чем провокационные. Это "хулиганское" движение, юноши и девушки только для подстрекательства бегают с криками, что у них нет хлеба, а рабочие не дают другим работать. Все это могло бы пройти и успокоиться, если бы только Дума продолжала свою деятельность 25 февраля 1917 года. Манифестом Николая II заседания Государственной Думы были прекращены, что ещё больше накалило обстановку. Председатель Государственной Думы М.В. Родзянко направил ряд телеграмм императору Николаю II о событиях в Петрограде. Эта телеграмма была получена в Ставке 26 февраля 1917 в 22 час. 40 мин.: «Всеподданнейше доношу Вашему величеству, что народные волнения, начавшиеся в Петрограде, принимают стихийный характер и угрожающие размеры. Основы их – недостаток печеного хлеба и слабый подвоз муки, внушающий панику, но главным образом полное недоверие к власти, неспособной вывести страну из тяжелого положения»[1, 228] В этой телеграмме виден ясный намек на то, что под «властью» понимается не Государственная Дума, а сам Николай II, но император не смог увидеть истинного смысла. Телеграмма явилась предпосылкой к Манифесту об отречении 1917 года.

В телеграмме 27 февраля 1917 Николаю II сообщили, что «Гражданская война началась и разгорается…На войска гарнизона надежды нет. Запасные батальоны гвардейских полков охвачены бунтом»[2, 230] Необходимо было отменить высочайший указ о запрете заседаний Государственной Думы и вновь созвать законодательные палаты, иначе «крушение России, а с ней и династии – неминуемо». Николая такое заявление шокировало.

В 8 часов вечера 27 февраля 1917 г. начался последний царский обед в Ставке. Император появился за несколько минут до назначенного времени. На нем – рубаха защитного цвета, лицо – серое, настроение подавленное. В полном молчании обошел присутствующих и пригласил всех к столу. Рядом с ним находился герой военной кампании в Галиции, известный боевой генерал II. И. Иванов. Сама трапеза мало кого занимала. Все прислушивались к разговору Николая II с Ивановым. Как всегда, первым встал из-за стола император, сделав общий поклон, удалился в свой кабинет. Стали расходиться и остальные. Генерал Иванов остановил нескольких членов Ставки и сообщил им, что государь распорядился отправиться ему с батальоном Георгиевских кавалеров и некоторыми другими частями в Царское Село, а затем – в Петроград для восстановления порядка. Отбыть он должен был сегодня же ночью. Вскоре стало известно, что императором послана телеграмма М. В. Родзянко с согласием на создание ответственного министерства и отдано распоряжение о подготовке к отъезду. После полуночи Николай II перебрался в поезд, отбывший в 5 часов утра 28 февраля из Могилева в Петроград.

Маршрут пролегал через Смоленск-Лихославль-Тосно на Царское. В Вязьме были после полудня, и царь послал телеграмму жене, в которой справился о самочувствии семьи, сообщил о погоде и лишь вскользь упомянул о сложившейся ситуации. В Лихославль прибыли вечером, и здесь получил весточку от Аликс о том, что у них все спокойно. В 21 час 27 минут телеграфировал в Царское: «Благодарю за известие. Рад, что у вас благополучно. Завтра утром надеюсь быть дома. Обнимаю тебя и детей, храни Господь. Ники»[3, 688]. На всех станциях царило полное спокойствие и порядок. Раскаты петроградской грозы не докатились еще до глубины России. Царь со всеми был ровен, сдержан и ничем не выдавал своих глубоких внутренних переживаний, он непрестанно думал о своих близких, о судьбе России и династии.

В столице же власти царя уже не существовало. Временный комитет Государственной Думы был преобразован во Временное правительство, в состав которого вошли давние недоброжелатели Николая II: П. Н. Милюков, А. И. Гучков и откровеннейший враг трона и династии социалист А. Ф. Керенский. На улицах царило радостное возбуждение. Торжествовал красный цвет флагов и наскоро намалеванных транспарантов, на которых преобладал один лозунг: «Долой самодержавие!»[4, 153] Никто уже не работал, и казалось, что чуть ли не все жители трехмиллионного города вышли на улицу в уверенности, что черные дни миновали, что теперь начнется новая, светлая жизнь без горестей и печалей. Восторги принимали порой характер истерии. Толпы солдат, матросов, студентов, рабочих, низших служащих стекались к резиденции Государственной Думы – Таврическому дворцу, у парадных дверей которого происходил нескончаемый митинг. Ораторы сменяли один другого. Особенно воодушевило собравшихся выступление нового министра юстиции А. Ф. Керенского, заклеймившего старую власть и провозгласившего наступление эры мира и благоденствия в России.

Новой власти стали присягать воинские части, и почти никто уже не сомневался, что со старым режимом покончено раз и навсегда. Удивление и восторг собравшихся вызвало появление кузена Николая II, великого князя Кирилла Владимировича, который с красным бантом на груди привел свой Гвардейский экипаж и встал на сторону победителей. Со всех концов города стали привозить арестованных царевых слуг и наиболее заметных помещали в министерском павильоне Таврического дворца. К вечеру 1 марта здесь находился цвет сановной иерархии, люди, совсем еще недавно обитавшие на недосягаемой высоте: бывшие премьеры И. Л. Горемыкин и Б. В. Штюрмер, председатель Государственного совета И. Г. Щегловитов, обер-прокурор Священного Синода В. К. Саблер.

Казалось, что даже холодный мартовский воздух стал горячее от всеобщего ликования и радостных надежд. Разом опустели церкви, и быстро входило в моду новое слово «товарищ». Но всех, особенно новых правителей, занимал один вопрос: где царь, что он делает? Под напором всеобщей эйфории быстро возобладало убеждение, что «этот деспот», «этот изменник» и «его жена-немка» должны быть отлучены от власти.[5, 221] Им не может быть предоставлено никакой роли в новой, свободной России. Слухи опережали официальную информацию властей, и события сменялись так быстро, что сообщения экстренных выпусков столичных газет устаревали еще в типографиях.

Совершенно неожиданно для думцев, возник Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, сразу ставший центром крайних требований и лозунгов. Председатель Думы М. В. Родзянко, самоуверенный и поднаторевший в думских прениях деятель, отправился туда и перед расхристанными солдатами и какими-то «штафирками» произнес страстную патриотическую речь, призывая к единению, к согласию всех элементов общества для защиты русской земли. Ему хлопали, но затем все испортил какой-то депутат, выступивший следом: «Товарищи! Господин Родзянко говорит о том, чтобы мы русскую землю спасали. Так это понятно. У господина Родзянко есть что спасать. Не малый кусочек у него этой земли в Екатеринославской губернии, да какой земли! Так что Родзянко и другим помещикам из Государственной Думы есть что спасать. А будете ли вы спасать ее, если земля из помещичьей станет нашей?» [6, 324]Такого поворота событий не ожидал никто. Необходимо было немедленно укреплять власть и для всеобщего успокоения добиться отречения императора в пользу своего сына. Должна существовать преемственность власти, и если на престоле окажется чистый и, конечно же, не запятнанный никакими политическими делами мальчик, то русские сердца смягчатся, и можно будет следовать ответственному правительственному курсу. Родзянко обсудил план с некоторыми известными депутатами Думы, разделявшими эти взгляды. Уже 1 марта, вечером, возникла идея ехать на встречу с царем и уговорить его согласиться на отречение. Замысел решили не разглашать, обставить все скрытно, чтобы какие-нибудь непредвиденные обстоятельства не нарушили его. Постановили, что поедет сам Родзянко, депутат В. В. Шульгин и член Государственного совета А. И. Гучков, человек, широко известный в России своей резкой критикой старой власти. Позже все-таки возобладало мнение, что Родзянко лучше остаться в Питере и держать под контролем события. Депутация не была уверена в благоприятном исходе своей миссии, но решили не возвращаться без достижения согласия.

Уже в полной темноте, около восьми часов вечера 1 марта, царский поезд подошел к станции Псков. На платформе было немного народа, оживления не отмечалось. Встречал губернатор, представители местной администрации, несколько офицеров и прибывшие ранее чины свиты. Царь принял в вагоне губернатора. В это время на платформе появилась согбенная фигура генерала Н. В. Рузского в сопровождении начальника штаба и адъютанта. В ожидании приема он разговорился с несколькими свитскими, обратившимися к нему с призывом помочь государю в этот трудный час. Ответ старого генерала поверг всех в ужас. Он не только не высказал желания следовать долгу и присяге, но прямо заявил, что «теперь надо сдаться на милость победителя». Затем он был проведен в вагон императора. Царь пригласил генерала к обеду, во время которого задал несколько вопросов о положении на Северном фронте и в Петрограде и со своей стороны сообщил, что ожидает приезда Родзянко, от которого надеется получить подробные сведения о событиях в столице. Рузский попросил об аудиенции, и монарх пригласил его к себе через час.

Их встреча затянулась далеко за полночь. Эти несколько часов беседы императора с командующим Северным фронтом, телефонных и телеграфных переговоров с Родзянко и начальником Верховного главнокомандующего в Могилеве генералом М. А. Алексеевым оказались переломными, осторожный намек Рузского, что необходимо было еще раньше согласиться на правительство общественных деятелей, Николай II, явно волнуясь, заметил, что «для себя и своих интересов он ничего не желает, ни за что не держится, но считает себя не в праве передать все дело управления Россией в руки людей, которые сегодня, будучи у власти, могут нанести величайший вред России, а завтра умоют руки, подав в отставку.»[7, 672] Император делал ставку на то, что он ответственен перед Богом и Россией, и все, что случилось и случится, будут ли министры ответственны перед Думой или нет ему безразлично. Этим заявлением он указывал на то, что именно государь и никто иной должен находиться у власти.

Рузский призывал его принять формулу: государь царствует, а правительство управляет, на что Николай Александрович возразил, что ему эта формула непонятна, что надо было получить другое воспитание и переродиться, что он «не держится за власть, но только не может принять решение против своей совести и, сложив с себя ответственность за течение дел перед людьми, не может сложить с себя ответственность перед Богом.»[8, 152] Император говорил, что «те люди, которые войдут в первый общественный кабинет, люди совершенно неопытные в деле управления и, получив бремя власти, не справятся со своей задачей».[9, 153]

В конце концов Рузский уговорил царя, во имя блага России и своего сына, пойти на компромисс с совестью. В 0 часов 20 минут 2 марта генералу Иванову, эшелоны с войсками которого находились уже в Царском Селе, была послана телеграмма: «Надеюсь, прибыли благополучно. Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать. Николай»[10, 672]. В три часа ночи генерал Рузский связался по телефону с Родзянко. Разговор длился долго, более двух часов. Председатель Думы произнес много слов о важности происходящего, о трагизме положения и недвусмысленно дал понять, что общее настроение склоняется в пользу отречения императора. Разговор Рузского с Родзянко был передан в Ставку генералу М. В. Алексееву, который выразил мнение, что выбора нет и отречение должно состояться. Из Ставки были посланы срочные телеграммы командующим фронтами, где говорилось, что для спасения России от анархии необходимо отречение императора в пользу своего сына. Командующих призывали высказать свое мнение и к полудню 2 марта стали приходить ответы: от командующего Юго-Западным фронтом генерала А.А.Брусилова, от командующего Западным фронтом генерала А. Е. Эверта, от командующего Кавказским фронтом, двоюродного дяди Николая II и бывшего Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича. Все призывали царя принести жертву на алтарь отечества и отречься. В послании последнего говорилось: «Я, как верноподданный, считаю, по долгу присяги и по духу присяги, необходимым коленопреклоненно молить Ваше Императорское Величество спасти Россию и Вашего наследника, зная чувства святой любви Вашей к России и к нему. Осенив себя крестным знамением, передайте ему Ваше наследие. Другого выхода нет. Как никогда в жизни, с особо горячей молитвою молю Бога подкрепить и направить Вас»[11, 451].

Телеграмма от командующего Румынским фронтом генерала В. В. Сахарова пришла последней, около 15 часов. С гневом и болью старый русский офицер писал: «Горячая любовь моя к Его Величеству не допускает душе моей мириться с возможностью осуществления гнуснейшего предложения, переданного Вам председателем думы. Я уверен, что не русский народ, никогда не касавшийся царя своего, задумал это злодейство, а разбойная кучка людей, именуемая Государственная Дума, предательски воспользовалась удобной минутой для проведения своих преступных целей»[12, 167] Такой ответ, выступавший за сохранение самодержавия, был чуть ли не единственным среди огромного количества писем и телеграмм, призывавших императора отречься. Ситуация была критической.

Пожалуй, наиболее безболезненным выходом для страны и для сохранения возможности биться с внешним врагом является решение пойти навстречу уже высказанным условиям, дабы немедленно не дало пищи к предъявлению дальнейших притязаний, копии телеграмм генерал Алексеев препроводил на имя императора в Псков, добавив от себя: «Умоляю Ваше Величество безотлагательно принять решение, которое Господь Бог внушит Вам. Промедление губительно для России»[13,673].

Пошли последние часы и минуты последнего царствования. Ознакомившись с мнением военачальников, царь пересилил себя, переступил через принципы и принял решение отказаться от короны. Он горячо молился в своем вагоне перед походным алтарем и просил Бога простить ему этот грех – измену клятве, данной при воцарении. Если все кругом этого просят, если все считают, что он должен принести эту жертву, то он ее принесет. Господь поймет и не оставит. Растеряны и напуганы приближенные, какие у всех мрачные лица, а некоторые стараются не поднимать глаз, многие из них лишатся своих должностей, но он никому уже не сможет помочь. Никто из них не пришел на помощь к нему, никто не встал на защиту трона и династии.

Царь вышел на платформу. Был легкий мороз, и шел редкий снег. Вернувшемуся генералу Рузскому сообщил о своем согласии отречься. После непродолжительной прогулки вдоль состава вернулся в начале четвертого в вагон и составил две телеграммы. Одну на имя Родзянко, а другую на имя Алексеева. Вторая гласила: «Во имя блага, спокойствия и спасения горячо любимой России я готов отречься от престола в пользу моего сына. Прошу всех служить ему верно и нелицемерно»[14, 165].

Рузский был приглашен к императору, который вручил ему послания для отправки. Генерал сообщил Николаю II, что из Петрограда выехали для переговоров Гучков и Шульгин. Решено было дождаться их приезда и никаких телеграмм пока не посылать. Потянулись томительные часы ожидания. Пока еще император не терял присутствия духа, и, хотя приближенные замечали порой признаки охватывавшего его волнения, природная выдержка и воспитание не позволяли этому человеку проявлять слабость. Депутаты ожидались в семь часов вечера, а приехали только около десяти. К этому времени в настроениях обреченного монарха многое изменилось. Все эти часы он обдумывал грядущее и особенно будущее сына Алексея. Ведь он еще совсем мальчик, к тому же болен. Ему нужен постоянный уход и забота любящих людей, и в первую очередь матери, а сможет ли она при нем остаться. Кругом было столько лицемерия и вражды, что ни за что нельзя поручиться. Уже третий день император не получал подробных известий из Царского. Волнения за свою семью довершали волнения за судьбы страны.

Ближе к вечеру рокового дня император имел обстоятельный разговор с лейб-хирургом С. П. Федоровым, уже несколько лет лечившим цесаревича Алексея. Отец просил врача высказаться совершенно честно и откровенно о том, что ждет в будущем сына. Профессор не стал лукавить, сказав со всей определенностью, что, хотя Алексеи Николаевич и может прожить долго, но все же, если верить медицинской науке, он неизлечим, и предсказать будущее в данном случае невозможно. В ответ Николай II сказал: «Мне и императрица говорила так же, что у них в семье та болезнь, которою страдает Алексей, считается неизлечимой. Я не могу при таких обстоятельствах оставить одного больного сына и расстаться с ним… Я останусь около моего сына и вместе с императрицей займусь его воспитанием, устранясь от всякой политической жизни»[15, 225]. В этих словах прослеживалось намерение царя отречься не только за себя, но и за своего сына.

Наконец прибыли посланцы революционной столицы. Выглядели они довольно непарадно: трясущиеся руки, хмурые, помятые лица, несвежие костюмы, нечищеная обувь. Они были растерянны и подавлены не меньше членов императорской свиты. Эти представители «новой России» находились в неведении относительно намерений государя и считали, что им предстоит тяжелая миссия – уговорить царя отречься в пользу сына Алексея при регентстве брата императора, великого князя Михаила Александровича. По пути к царскому поезду Шульгин сказал: «В Петрограде творится что-то невообразимое. Мы находимся всецело в их руках, и нас наверное арестуют, когда мы вернемся». Прошло всего лишь несколько дней, а они уже дрожали от страха перед тем народом, которым взялись управлять и от имени которого приехали говорить об отречении.

В салон-вагоне царского поезда их встретил министр императорского двора граф В. Б. Фредерике, спросивший Л. И. Гучкова, что происходит в столице. Ответ был убийственным для царедворца: «В Петрограде стало спокойнее, граф, но Ваш дом на Почтамтской совершенно разгромлен, а что стало с Вашей семьей – неизвестно»[17, 675]. В полном молчании прошло несколько минут, показавшихся часами, и наконец появился Николай. Он был в кавказской казачьей форме и сохранял внешнее спокойствие. Любезно поздоровался с прибывшими и пригласил всех сесть.

Разговор начал А. И. Гучков. Тихим, хрипловатым голосом он рассказал о том, что положение угрожающее, что к движению примкнули войска и рабочие, беспорядки перекинулись на пригороды, все новоприбывающие воинские части переходят на сторону восставших. Для спасения родины, для предотвращения хаоса и анархии был образован Временный комитет Государственной Думы, принявший всю полноту власти. Гучков далее сообщил, что образовался Совет рабочей партии, уже требующий социальной республики. Это требование поддерживают низы и солдаты, которым обещают дать землю. Толпа вооружена, и опасность угрожает всем. Единственный путь спасения – передача бремени верховной власти в другие руки. «Если Вы, Ваше Величество,- завершил Гучков,- объявите, что передаете свою власть Вашему сыну и передадите регентство Вашему брату, Михаилу Александровичу, то положение можно будет спасти»[18, 675] Император выслушал этот довольно продолжительный монолог не перебивая, не задавая вопросов.

Когда Гучков закончил, Николай II сказал, что он готов на отречение от престола, а также добавил, что ввиду болезненности цесаревича Алексея ему следует отречься одновременно и за себя и за него. После этих слов возникла напряженная пауза. Такой исход депутаты не предвидели. Наследником трона мог быть лишь сын монарха. Об этом прямо говорилось в законе. Новая комбинация, когда трон переходил к брату императора, не отвечала букве закона, но, с другой стороны, когда составляли эти нормы, никто не предусмотрел возможность добровольного отказа самодержца от престола. Произошел непродолжительный обмен мнениями, и в конце концов Гучков сказал, что они могут принять это предложение. Государь вышел в свой кабинет и быстро вернулся обратно с проектом манифеста об отречении. Текст тут же обсудили, внесли незначительные поправки, переписали, и в 23 часа 40 минут 2 марта Николай Александрович – семнадцатый царь из династии Романовых – его подписал. Теперь уже бывший император попросил лишь поставить на нем другое время – 3 часа 5 минут дня, когда было принято окончательное решение. Далеко за полночь, вернувшись в спальное купе, развенчанный монарх, как всегда уже на протяжении последних 35 лет, занес в свой дневник краткое описание дня: «Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев – всем главнокомандующим. К 2? ч пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил; и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого.

Кругом измена и трусость и обман!»[19, 23]

Таким образом, положение в государстве на момент активной революционной борьбы показывает несостоятельность царской власти. Во время народных выступлений император находился за пределами Петрограда и всю информацию о происходящем в столице получал лишь посредством телеграмм. В сложившейся ситуации реальной царской власти не существовало, уже на тот момент номинально царь в России все еще был, но вот его власти уже не было. Подобным свои шагом Николай предоставил всю полноту власти активным сторонникам революции П.Н. Милюкову, А.И. Гучкову и А.Ф. Керенскому.

В правящих кругах того времени постоянно задавался вопрос «Где царь?». Правительство недоумевало, почему же в столь тяжелый для государства момент император отсутствует там, где он более всего нужен. Естественно, что подобная ситуация спровоцировала более активные действия революционеров, которые практически не получали сопротивления, по захвату власти.

Когда же император все же прибыл в Петроград, он узнал, что единственным возможным шагом для него было сдаться на милость победителя. Несомненно, это был тяжелый удар, но Николай согласился, опять же упоминая о том, что на все воля Божья.

Таким образом, мы видим, что ни в начале, ни в конце своего правления Николай Александрович Романов не проявлял должного интереса и активности в решении насущных проблем государства, что позволяло наиболее революционно настроенным деятелям вершить свою политику, и что в последствии привело к смене правительства и крушению самодержавия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги исследования, следует заметить, что удалось сделать ряд весьма важных выводов по изучаемой проблеме.

В первую очередь необходимо сказать, что все кризисные явления начала XX столетия берут свое начало в недовольстве народных масс, которые стремились к новой жизни и выступали за преобразования в стране. Необходимость реформирования понимали и политические деятели – С.Ю. Витте и П.А. Столыпин. Россия остро нуждалась в преобразовании, но не получила удовлетворения своих нужд своевременно. Николаю II идеи реформирования не были близки и он не спешил претворять их в жизнь, не замечая напряженной обстановки в стране и тем самым еще больше накаляя ее. Первая русская революция, ставшая ярким показателем необходимости реформ, так и не стала для императора той ступенью, которая могла бы направить страну на путь преобразования и развития.

Период Первой мировой войны еще более усугубил и без того сложную остановку в России. Вступление императора на должность главнокомандующего в условиях войны было бесполезным шагом, так как Николай не обладал даром командования войсками, и этот шаг был простой формальностью, которая, тем не менее, не принесла никаких положительных результатов. Проведенная военная реформа безусловно улучшила положение России, но не была единственным условием готовности к войне и победы в ней. Император, вступая в войну, не смог понять главного – Россия была не готова к этой войне. Во внутренней политике Николай II приостанавливает проведение реформ, так как считает что реформирование страны в условиях военного времени – это безумие. Ситуация внутри страны продолжает накаляться и вместе с тяжелым положением во внешней политике ставит Россию в положение тяжелейшего кризиса, который остается без должного внимания императора.

Во время Февральской революции, которая стала кульминацией назревшего кризиса, Николай II отсутствовал в Петрограде, тем самым, давая возможность наиболее революционно настроенным деятелям вершить свою политику. Революционеры не встречая сопротивления, захватывали власть. Император смог оценить результаты разразившейся трагедии только тогда, когда ему предъявили манифест об отречении, но так и не понял истоков случившегося.

Что же касается дневников Николая II, то в них он представляется замечательным семьянином, заботливым отцом, мужем и сыном. В своих дневниках император особое внимание уделяет описанию своей жизни и жизни своей семьи в мельчайших деталях, он рассказывает обо всем: о здоровье родных, погоде и о посещенные приемах и спектаклях, упоминания о государственных делах встречаются крайне редко и им не уделяется должного внимания. Николай к моменту своего восшествия на престол не был готов править, и поэтому важнейшие дела его мало занимали, нежели дела его семьи. Последний русский император ни в начале, ни в конце своего правления не проявлял должного интереса и активности в решении насущных проблем государства, что позволяло наиболее революционно настроенным деятелям вершить свою политику, и что в последствии привело к смене правительства и крушению самодержавия.

Мы видим, что на престоле находился слабый, безвольный человек, который не был готов к управлению огромной империей. В таком государстве, как Россия, ход развития страны изначально определялся монархом, его силой, волей, готовностью к проведению необходимых мер и реформ во благо страны; монарх лишь опирался на своих министров перед решением проблемы, а в эпоху Николая II всю власть вершили министры. Мало того, царь не обладал теми качествами, которыми обладали его предшественники, и поэтому мы можем сделать вывод, что одной из главнейших причин политического кризиса России в начале XX века явился субъективный фактор – личность последнего императора.

ПРИМЕЧАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Обнинский В.П. Последний самодержец. Очерк жизни и царствования императора России Николая II // под ред. С.С.Волка.М., 1992

2. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.23. 5-е изд. М., 1970 – 1983 г.

3. Мельгунов С. П. Легенда о сепаратном мире. Канун революции. М., 2006

4. Курлов П.Г. Гибель Императорской России. М., 1992.

5. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

6. Шацилло К.Ф. Николай II: реформы или революция // История Отечества:

Люди, идеи, решения. Москва, 1991

7. Ананьич Б.В. Ганелин Р.Ш. Николай II // Вопросы истории, 1993, N 2

ГЛАВА I. Освещение политического кризиса в России в начале XX века в дневниках Николая II

1. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

2. Там же.

3. Радзинский Э.С. Николай II. М., 2007.

4. Обнинский В.П. Последний самодержец. Очерк жизни и царствования императора России Николая II // под ред. С.С.Волка.М., 1992

5. Дневник Императора Николая II. М., 1992

6. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

7. Шацилло К.Ф. Николай II: реформы или революция // История Отечества:

Люди, идеи, решения. Москва, 1991

8. Радзинский Э.С. Николай II. М., 2007.

9. Ольденбург С.С. Царствование Императора Николая II. Белград, 1939

10. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары.Мн., 2003.

11. Мосолов А.А. При дворе императора. Рига, 1926

12. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары.Мн., 2003.

13. Пашков Б.Г. Русь. Россия. Российская империя. М., 1993

14. Дневник Императора Николая II. М., 1992

15. Радзинский Э.С. Николай II. М., 2007.

16. Курлов П.Г. Гибель Императорской России. М., 1992.

17. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары.Мн., 2003.

18. Соколов Н. А. Последние дни Романовых. М., 1991

ГЛАВА II. Россия и Первая мировая война

1. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

2. Боханов А.Н., Горинов М.М., Дмитриенко В.П. История России ХХ век. М.,1996 г.

3. Касвинов М.К. Двадцать три ступени вниз. М., 1989

4. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары.Мн., 2003.

5. Дневник Императора Николая II. М., 1992

6. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары. Мн., 2003.

7. Обнинский В.П. Последний самодержец. Очерк жизни и царствования императора России Николая II // под ред. С.С.Волка.М., 1992

8. Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г. М., 1991

ГЛАВА III. Вторая русская революция и Николай II

1. Мосолов А.А. При дворе императора. Рига, 1926

2. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары. Мн., 2003.

3. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

4. Мельгунов С. П. Легенда о сепаратном мире. Канун революции. М., 2006

5. Курлов П.Г. Гибель Императорской России. М., 1992.

6. Соколов Н. А. Последние дни Романовых. М., 1991

7. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

8. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары. Мн., 2003.

9. Там же.

10. Там же.

11. Дневник Императора Николая II. М., 1992

12. Курлов П.Г. Гибель Императорской России. М., 1992.

13. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

14. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары.Мн., 2003.

15. Боханов А.Н., Горинов М.М., Дмитриенко В.П. История России ХХ век. М.,1996 г.

16. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

17. Соколов Н. А. Последние дни Романовых. М., 1991

18. Там же.

19. Дневник Императора Николая II. М., 1992

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ананьич Б.В. Ганелин Р.Ш. Николай II // Вопросы истории, 1993, N 2

2. Боханов А.Н. Николай II // Романовы. Исторические портреты. М., 1998

3. Боханов А.И., Горинов М.М., Дмитриенко В.П. История России ХХ век. М.,1996 г.

4. Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата. М., 1991

5. Гайда А.А. Февраль 1917: революция, власть, буржуазия // Вопросы истории, 1996, №3

6. Дневники и документы из личного архива Николая II // Воспоминания. Мемуары. Мн., 2003. с.23-24

7. Дневник Императора Николая II. М., 1992

8. Жильяр П. Император Николай II и его семья, М., 1991

9. Иоффе Г.З. Великий Октябрь и эпилог царизма, М. 1987

10. Касвинов М.К. Двадцать три ступени вниз. М., 1989

11. Любош С. Последние Романовы. Николай II. М-Л., 1924

12. Мосолов А.А. При дворе императора. Рига, 1926

13. Муравьев А.М. Первые раскаты великой бури. Л., 1975

14. Мэсси Р. Николай и Александра. М.,1990.

15. Обнинский В.П. Последний самодержец. Очерк жизни и царствования императора России Николая II // под ред. С.С.Волка.М., 1992

16. Ольденбург С.С. Царствование Императора Николая II. Белград, 1939

17. Пашков Б.Г. Русь. Россия. Российская империя. М., 1993

18. Радзинский Э.С. Николай II. М., 2007.

19. Соколов Н. А. Последние дни Романовых. М., 1991

20. Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г. М., 1991

21. Шацилло К.Ф. Николай II: реформы или революция // История Отечества: Люди, идеи, решения. Москва, 1991

22. Щеголев П.Е. Отречение Николая II. М., 1990

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

13.10.2008