/ Language: Русский / Genre:child_prose

Я хожу в детский сад

Ева Яниковская


Я хожу в детский сад

Повесть о нескольких днях из жизни маленького мальчика в детском саду. Для дошкольного возраста.

Яниковская Ева

Издательство: М.: Детская литература, 1985

Пересказал с венгерского Геннадий Лейбутин

Рисунки Ласло Ребер

Знаете, ребята, как обрадовался маленький Даня, когда его в первый раз повели в детский сад?

Они пошли вдвоём с мамой. Рано-рано утром. По дороге им повстречался дяденька почтальон: он как раз шел на почту за письмами. И продавщица из молочного магазина, которая принимала товар — сливки в бумажных пакетах. Встретился им на улице и ещё один дяденька — шофёр. Он привёз с хлебозавода свежие рогалики и сдобные булочки. И мальчик-разносчик — он тоже бежал им навстречу по улице с пачкой газет под мышкой. Ну и кошка соседская — она-то вечно бродит по улице.

И все-все, кто им встречался на пути, спрашивали: — И куда это вы в такую рань? Только кошка ничего не спросила: она опять куда-то очень спешила по своим кошачьим делам.

И Даня всем отвечал:

—Как это куда? В сад. Я уже в детский сад хожу. И все, кто слышал такую новость, останавливались, всплёскивали руками, удивлялись.

Только один разносчик не всплеснул: у него в руках были газеты.

— Что ты говоришь? Такой ты теперь большой? В сад ходишь! Кто бы мог подумать?! Ведь еще вчера тебя мама в коляске возила.

Ну, насчёт коляски - это он придумал. Даня сам вчера помогал бабушке из седьмой квартиры везти в коляске до самого угла дома двух её внучат-близнецов.

Но мама только всем приветливо улыбалась и говорила:

— Да, бежит времечко. И дети растут. Воспитательница в детском саду тоже обрадовалась Дане. Поцеловала его и сказала:

— Здравствуй, Данечка! Как хорошо, что ты пришёл. Мы прямо-таки заждались тебя.

И Даня был очень рад это слышать.

Но когда мама собралась уходить домой. Даня хотел уйти вместе с ней.

— Как? — удивилась воспитательница, — Ты уходишь? А я то думала, ты вон с тон девочкой плакучей поговоришь. Успокоишь её. — Воспитательница сказала это едва слышно и глазами показала на девочку в красных чулках, которая спряталась за вешалку для пальто и там хныкала. За красным пальтишком.

— Не люблю я ваш детский сад,— сквозь слёзы говорила она.- И ребят не люблю. И игрушки наши. У меня дома, если хочешь знать, больше игрушек, чем здесь. И воспитательницу вашу — тоже не люблю! — выкрикнула девочка в красном и окончательно спряталась за своим пальто.

От таких слов Дане стало очень жалко тётю воспитательницу, и он решил: если так, то он сам, один, будет её любить.

Он посмотрел на воспитательницу, слышала ли она такие обидные слона, и только теперь заметил, что мама его, оказывается, давным-давно ушла.

Теперь Дане и самому захотелось зареветь, да только стыдно было перед девчонкой в красных чулках, которую воспитательница велела утешать.

Даня просунул ладошку за красное пальто и сказал:

— Меня зовут Даня. А тебя как?

Красное пальтишко помолчало, чуть покачалось в воздухе, но ничего не ответило.

Даня ухватил пальто за рукав, потянул к себе, вдруг петелька-вешалка не выдержала. Оборвалась. Это заметила воспитательница и сказала:

— Даня, Эржи, идёмте лучше играть в комнату.

А за оторванную вешалку бранить их не стала.

Даня и Эржи пошли в комнату для игр. Там было ещё трое ребят. Но никто из них не играл: двое стояли по углам, а одна девочка сидела посреди комнаты на ковре и тёрла глаза руками.

Эржи подошла к ней.

— В-вот этот мальчик,— сказала она, показав на Даню, — каждый день сюда будет ходить. Потому что тут много игрушек. Хочешь с ним играть?

Те, что стояли по разным углам, тоже подошли к Эржи.

— А ты сама разве не придёшь сюда больше? — спросил один.

— Я то еще не знаю, задумчиво проговорила Эржи, — Если интересно будет, может быть, приду.

— А мне нельзя в сад не ходить, сказала девочка, сидевшая на ковре. — У нас утром все уходят на работу. Братишку в ясли везут. Меня — сюда. — И она снова стала тереть кулаком глаза, хотя ей уже совсем расхотелось плакать.

— У меня мама тоже работает, — в один голос сказали два других мальчика.

— И у меня, — добавил Даня. Но я вовсе не потому буду сюда ходить. Просто я теперь детсадовский.

ДАНИН КЛЮЧИК

Венгерские ребятишки воспитательниц в детском саду называют не как у нас, не по имени-отчеству, а гораздо короче: «тётя Юта», «тётя Жужжа». Свою воспитательницу, тётю Юту, Даня очень любил. И она его тоже. Правда, вслух тётя Юта никогда не говорила об этом Дане. Но один раз она подошла к нему и спросила: «Данечка, чай у тебя не остыл?»

А в другой раз тетя Юта послала Даню за ключами. Она забыла их на гвоздике в своём шкафу в раздевалке. Даня с радостью побежал, нашёл связку ключей на гвоздике и принёс тёте Юте.

— Спасибо, Данечка,— поблагодарила тётя Юта.

Между прочим, у Дани тоже есть свой ключик. И хоть никакого замка этим ключом открыть нельзя, всё равно Даня носит его всегда с собой: вдруг когда-нибудь он пригодится. Про ключик он никому не говорил. Это была его тайна. Даня очень хотел бы показать тёте Юте, что он ее тоже любит, но не знал, как это сделать. И он решил открыть ей свою тайну.

— Тётя Юта,— сказал он шёпотом,— хочешь, я что-то тебе покажу?

— Хочу,— сказала тётя Юта, но она не захотела отойти с ним в сторонку.

А тут набежало сразу много ребят. И Даня не захотел открывать свой секрет перед кем-нибудь ещё, кроме тети Юты. Зато ребята, как маленькие обезьянки, подражая Дане, тоже принялись наперебой кричать:

— Тётя Юта! Тётенька Юточка, хочешь, я тебе тоже что-то покажу?

— А вот посмотри, тётя Юта, что у меня есть!

И Тамаш кричал, и Петер, у которого вообще никогда ничего нет.

А маленькая Аги тотчас же забралась к тёте Юте на колени, обняла её за шею и заявила:

— А я тебя сейчас поцелую. И тебя очень-очень люблю!

И она поцеловала тётю Юту, да не один, а много-много раз. И потому Даня так рассердился на тётю Юту, что даже ушёл от неё. Ведь это же он, Даня, придумал показать ей что то. А теперь вон уже все ребята повторяют за ним, как попугаи: «Посмотри, что у меня!»

Так вот Даня, вместо того чтобы показать свой ключ, даже обиделся на тётю Юту.

Долго не проходила его обида. Даже когда в «тихий час» все стали укладываться спать, Даня всё ещё сердился на воспитательницу.

И решил, что он нарочно не заснёт в «тихий час» — ни сегодня, ни завтра, ни вообще никогда. А когда все пойдут гулять, он ни за что не пойдёт за ключами для тёти Юты. Как бы она его об этом ни просила. «И свой ключик я теперь ни за что не покажу ей»,— думал он.

Но тут тетя Юта вдруг поднялась с кровати Эржи и присела на Данину. Поправила у него одеяло,— оно до половины на пол сползло,— и шёпотом, чтобы не разбудить уже заснувших ребят, сказала:

— Как же ты хорошо лежишь. Данечка, тихо-тихо... Мне в этом году, Даня, очень повезло: все ребята у меня такие хорошие! А то разве смогла бы я управляться с вами целый день одна?

Даня посмотрел на тётю Юту и увидел, какая она ещё совсем молоденькая. Наверное, моложе Даниной мамочки. Но на лице её всё равно заметна была усталость.

— А почему ты одна? — шёпотом спросил у неё Даня. В самом деле, подумал он, почему? Ведь в других-то группах по две воспитательницы. Одна с утра, другая — после обеда. И как это ему раньше не приходило в голову?

— Потому,— объяснила тетя Юта,— что другая ваша воспитательница, тётя Софа, заболела. А заменить её некем. Но теперь тёте Софе уже лучше. К следующей неделе она, может быть, совсем выздоровеет и снова придёт в садик работать.

— Тётя Юта, а ты в садик тоже приходишь работать? — спросил её Даня.

— Конечно,— сказала тётя Юта и негромко засмеялась, — Такая у меня работа.

— И когда гуляешь с нами, ты тоже работаешь?

— Да, это моя работа, — сказала тётя Юта, — И я очень её люблю. Мне пришлось долго и много учиться: как нужно играть с детьми, чтобы им было интересно, как научить детишек красиво кушать, рисовать, играть в куклы и рассказывать сказки.

— И стихи читать тоже? — спросил Даня.

— И стихи тоже, — кивнула тётя Юта.

А Даня был очень рад, что тётя Юта не догадалась, как он собирался сделаться непослушным мальчиком. И он уже больше не сердился на неё за то, что она и других детишек тоже считает хорошими, а не только его одного. И он снова почувствовал, что очень любит свою тётю-воспитательницу. Только он никогда-никогда не скажет об этом болтушке Аги.

Даня протянул тёте Юте руку, в которой держал свой заветный ключик. И тётя Юта тотчас же всё-всё сама поняла.

— Его ты и хотел мне показать? — спросила она и очень внимательно осмотрела ключик, — А ты знаешь, он похож на ключик от моего письменного стола. Смотри не потеряй его, Даня. Вдруг я забуду свой ключик дома, тогда ты мне дашь взаймы свой? Ладно?

Даня кивнул головой, и они больше не говорили, потому что зашевелился Габорка, спавший рядом, на соседней кровати.

ПЫЛЕСОС-ВЕРТОЛЕТ

Даня любил вставать рано. Встанешь пораньше — раньше всех поспеешь в детский сад, и тогда можно успеть поиграть с вертолётом.

Если говорить по правде, это вовсе никакой не вертолёт, а пылесос. Но у Дани — это вертолет, который может летать высоко-высоко и взмывать вверх прямо с середины ковра в их комнате для игр. Ночью Данин вертолёт стоит в том же шкафу, где и остальные игрушки, но на самом верху, и достать его оттуда может только тётя-воспитательница.

Но когда Даня приходит в сад первым, он здоровается с тётей Ютой, быстро переодевается я сразу же просит дать ему поиграть вертолёт.

Даня становится на середину зелёного ковра и облетает на вертолёте всю комнату. Разумеется, при этом он пролетает над горами и башнями, а иногда он взбирается вверх так высоко, что голова начинает кружиться. Но потом он снова опускается на середину зелёного ковра, туда, где красивые цветы. Очень важно, чтобы вертолёт опускался точно. По телевидению Даня видел, как на вертолётах возят больных в больницу из таких мест, где высокие горы. Но Даня возит на своём вертолёте не больных — он доставляет важные письма и посылки. Туда, куда не ходит почта,— мишкам, и зайцам и львам, которые лежат на полках в шкафу.

Даня не теряет ни минутки: он знает, что полетать на вертолёте можно, только пока он в комнате один. А как придут другие ребята, они тоже все захотят играть с вертолётом.

Например, Габорка, который тоже приходит рано.

Но Габорка с пылесосом играет совсем по-другому: у него это не вертолет, а машина, которой стригут траву на газонах. Майорка катает перед собою пылесос-косилку и стрижёт на зелёном ковре травку, а клумбы с красными цветами старательно объезжает. Газонная косилка стрижёт траву, и Даня очень любит слушать, как она жужжит. Жалко только, что Габорка не может сесть и поехать на своей газонокосилке. Во время прогулки в парке они один раз видели, как траву стригла машина. На ней сидел мальчик, и скошенная трава летела во все стороны. Ну что ж у каждого своя косилка, кто какую себе придумает.

Рано приходит в детский сад и Агика. И сразу же начинает просить вертолёт. Но у Агики — это не вертолёт и не газонная косилка, а действительно пылесос. И она пылесосит им пол в углу комнаты, там, где сидят куклы. Правда, это же совсем не интересно. Но если Даня не отдавал ей пылесос, она начинала хныкать и бежала жаловаться:

— Тётя Юта. Даня опять не даёт мне пылесос. Он всё только летает на нём. А это никакой не самолёт! Правда ведь, тётя Юточка?

Агика понятия не имела, какая большая разница между самолётом и вертолётом. Хотя могла бы заметить, что Даня на своём вертолёте взлетает без всякого разбега и так же садится обратно, когда возвращается из полёта. Какой же это самолёт, который может подняться в воздух в такой маленькой комнате, полетать по ней и сесть обратно прямо на ковёр?

Однако тётя Юта слушала только Агику и говорила Дане:

— Ну чего ты носишься по комнате с пылесосом, Даня? Отдай его Агнешке. пусть она сделает уборку в комнате, в кукольном уголке.

Даня хотел объяснить тёте Юте, что пока он бегает с пылесосом, у него он — вертолёт. Вот если отдать его Агике, тогда он сразу превратится в пылесос. Потому-то он и не отдаёт ей машину. Даня ещё разок облетел комнату, но тут Агика расплакалась и сказала, что она опять пожалуется.

И снова тётя Юта заглянула в дверь и сказала:

— Никак не пойму, дети, ну почему вы вечно ссоритесь из-за пылесоса? Если не можете играть дружно, пылесос отправится на шкаф.

«Ну вот,— подумал Даня, — если машина может сама подняться на шкаф, значит, она никакой не пылесос, а вертолёт, потому что ещё нет такого пылесоса, который бы мог подниматься на шкаф». Но вслух Даня ничего не говорил, а покорно отдавал пылесос девочке.

И Аги катила пылесос по ковру в угол комнаты, где за столиком сидели сё куклы. Габорка смотрел ей вслед, и ему казалось, что его газонная машина и там исправно косит траву. И только Даня терпеливо дожидался, пока вертолёт наконец снова взлетит вверх.

НОВЫЙ МАЛЬЧИК ПО ИМЕНИ ЖОЛТ

Прошла неделя, и Эржика уже больше не плакала по утрам и не просилась домой. А в сад привели ещё одного новенького мальчика. Звали его Жолт. Он ни с кем нс хотел играть, сердился и лягал всех ногами.

Агика сразу же побежала к воспитательнице жаловаться, а Даня решил иначе: к чему беспокоить тётю Юту, лучше в ответ лягнуть Жолта. Он так и сделал. Ио оказалось, что это не лучше. Потому что Жолт сразу же заревел и стал грозить, что пожалуется дяде милиционеру, а тот придёт и посадит Даню в кутузку.

Дачи засмеялся, а Эржике очень понравилось слово «кутузка», и она принялась громко распевать:

— Кутузка, мутузка, бутузка!

И все ребята тоже закричали с ней вместе: Жолтузка, Жолтузка! Желтая Кутузка!

Тогда Жолт рассердился ещё больше:

— А я скажу дяде с мешком. Он придёт и вас всех посадит в свой мешок и отнесёт в подвал. Пусть вас там крысы съедят!

Все снова засмеялись и закричали:

— Жолт-жолток посадит в мешок!

А Жолт крикнул Эржике:

— Пой, пой! А я скажу тёте доктору, чтобы она проколола тебе иголкой ухо! И разрезала живот!

Эржи перестала распевать «кутузку-жолтузку» и отошла подальше, к Дане. А Даня сказал Жолту:

— Глупый ты! Теперь мы с тобой водиться не будем.

К сожалению, тётя Юта как раз входила в комнату и всё слышала. И как ни старались ей объяснить ребята, что это не Даня начал ссору, а Жолт, тётя Юта всё равно не стала стыдить Жолта, а сказала:

— Мы, ребята, уже давно в нашем детском саду, а Жолт сегодня в первый раз пришёл. Если вы будете хорошо к нему относиться, играть с ним, он тоже не станет лягаться и грозить вам милиционером. Правда, Жолт? спросила тётя Юта новенького.

Но Жолт ничего не ответил.

Тогда тётя Юта спросила ребят:

— Ну, кто из вас хочет играть с Жолтом?

Наступило долгое молчание. Никто играть с Жолтом не хотел. Тётя Юта подождала немного, потом улыбнулась Жолту и сказала:

— Ладно, так и быть, я буду играть с тобой. Хочешь?

Жолт кивнул головой: хочу.

Давай знаешь во что играть? В то, как ты рассердился на всех ребят и позвал сюда дядю милиционера. Я буду милиционером.

Тёти Юта надела себе на голову фуражку Тамаша.

Миша, Тамаш, Эстер и Даня сели на скамейку, на которой они обычно сидят, когда тётя Юта играет с ними в куклы. Остальные ребята стоили и смотрели.

— Дядя милиционер, заберите этих плохих ребят,— сказал Жолт. Только он говорил так тихо, что едва можно было разобрать его слова. И смотрел он при этом вниз, на ковёр.

Тётя Юта (а теперь она была дядей милиционером) подошла к Жолту и «взяла под козырек».

— А что сделали эти плохие дети? - спросила она Жолта.

— Они смеялись с меня. Они сказали, что я глупый, — пожаловался Жолт.

— Не с меня, а надо мной смеялись, — поправила его тётя Юта, которая теперь была ещё и дядей милиционером. А смеяться нехорошо, ребята. За это я делаю вам замечание.

— Да-а, а он лягается. Это хорошо? — возмутился Миша, но дядя милиционер сделал вид, что не слышит. Даня толкнул Мишу в бок: не мешай, мол.

— И куда, ты считаешь, мне нужно отвести этих плохих детей? спросил дядя милиционер у Жолта.

И кутузку! отвечал Жолт уже погромче.

— А ты знаешь, что такое кутузка? — спросил дядя милиционер.

Жолт пнул ногой ковёр и ничего не ответил.

— Тёти Юта, я знаю! — крикнул Тамаш, — Туда запирают всех, кто хулиганичает.

— Ясно. Только не хулиганичает, а хулиганит, плохо себя ведет, сказал дядя милиционер, то есть тётя Юта. — Этого ты хотел?

Жолт опять кивнул.

— Очень жаль! — развёл руками дядя милиционер. Детей мы в кутузку не запираем. Их, если они плохо себя ведут, исправляют дома или в детском саду. А моя обязанность как милиционера следить, что бы дети не попали под машину, не ходили одни по улице, а если такое случится, отвести их домой, сказать родителям, чтобы получше за своими детьми присматривали.

Жолт, который всё ещё стоял потупив голову и молча слушал дядю милиционера, вдруг повеселел.

— Тогда отведите этих ребятишек домой, дядя милиционер,— предложил он.

Дядя милиционер покачал головой:

— Нет, этих ребятишек я не поведу домой. Им очень нравится в детском саду. Их потому сюда и привели, что дома за ними некому присматривать. Домой я отвожу только таких детей, которые заблудились на улице.

У Жолта сразу испортилось настроение. Но тут ему пришла в голову новая мысль:

— А знаешь что? Давай так играть: будто я заблудился, а ты меня домой ведёшь. Ключ от двери у наших соседей, потом от них ты позвонишь моей маме, чтобы она больше не работала, а жила скорей домой и получше присматривала за мной. А до тех пор ты будешь за мной присматривать. Только скажи: у тебя есть тапочки? — спросил он озабоченно, — У нас в комнатах только в тапочках ходить разрешается.

— К сожалению, тапочек у меня нет,— сказал дядя милиционер. — Тапочки милиционерам не дают. Они должны ходить в милицейской форме. Им, в крайнем случае, выдают мотоцикл или лошадь. Но даже если бы у меня были тапочки, я бы все равно не повёл тебя домой. Потому что твоя мама доверила присматривать за тобой тёте воспитательнице. И значит, ты не можешь заблудиться на улице даже понарошку. А если и заблудишься, тогда я должен сделать замечание твоей воспитательнице за то, что она плохо за тобой присматривала.

— Как бы не так! — крикнул Балаж. — Мы не дадим в обиду нашу тётю Юту. Пусть только Жолт попробует заблудиться, тогда я сам сделаюсь дядей милиционером и отведу его домой. И никогда его больше не приведу сюда.

Тёти Юта сняла с головы фуражку и снова стала тётей воспитательницей.

— Как бы не так! — сказала она. Тогда мне пришлось бы целый день искать Жолта. И мы не пошли бы гулять, хотя на улице так весело светит солнышко.

— Пусть лучше он сам сидит здесь один,— решил прекратить спор Даня. — А мы пойдём гулять.

Дети быстро оделись, Эржи слышала, как Жолт шепнул тёте-воспитательнице:

— А наш дом совсем рядышком. За углом. Только один раз нужно через улицу перейти.

— Ну вот мы сейчас пойдём гулять, ты и покажешь ребятам свой дом,— пообещала тётя Юта и стала в самый конец ребячьей вереницы, рядом с Жолтом. у которого не было пары.

На углу Жолт показал тёте-воспитательнице дом, в котором он живёт.

— Смотрите, ребята,— остановила их тётя Юта. — Вон в том большом красном доме живёт наш Жолт. На другой стороне улицы. Видите?

— Так ведь и мы тоже там живём! — крикнула Эржи и подбежала к Жолту, — Второй подъезд, третий этаж.

— А у нас третий подъезд, второй этаж,— отвечал Жолт и засмеялся.

— А знаешь, как можно сделать? Один день твоя мама ведёт нас обоих в сад, а в другой - моя, — предложила Эржи.

— Нет, давай по-другому: первый день — твоя мама, а второй моя! обрадовался Жолт.

И дальше они пошли вместе с Эржи. А тётя Юта осталась без пары, одна.

Но это её совсем не огорчило.

КАК ИЗ ДВУХ ВОСПИТАТЕЛЬНИЦ ПОЛУЧИЛАСЬ ОДНА

В один прекрасный день тёти Юта, встретила детей поутру, сказала им:

— Ребята, у нас большая радость: сегодня придёт вторая воспитательница вашей группы, тётя Софа. Она долго болела, но теперь поправилась и после обеда выходит на работу.

— Но ты всё равно оставайся с нами, ладно? — попросила Аги и вцепилась в халатик тёти Юты.

Тети Юта рассмеялась и погладила Агнешку по голове:

— Не волнуйся. Вы сразу полюбите тётю Софу: она хорошая.

— Она такая же ласковая и добрая, как и ты? — спросила Эржи.

— Думаю, что она ещё милее,— отвечала тёти Юта. — Вот увидите.

Тётя Софа пришла к ним перед обедом. Она сказала, что тётя Юта много рассказывала ей обо всех ребятах и она сейчас попытается угадать, кто из них кто.

Дети уселись на скамейку, наступила тишина.

Тётя Софа прошлась перед скамейкой, и было видно, что ей очень хочется угадать правильно.

— Ты — Эржи! — показала она на Эстер. — А ты — Даня, — сказала она Мише. Потом она назвала Тамаша Даней, Балажа — Мишей, Агику — Эстер.

Ну тут уж все прямо так и покатились со смеху.

— Ладно, видно, мне нужно ещё потренироваться,— сдалась тётя Софа, и она могла тренироваться сколько ей вздумается, потому что дети вскочили все со скамейки, окружили воспитательницу и принялись наперебой кричать:

— Тёти Софа, тёти Софа, угадай, а я — кто, я — кто? — И тёти Софа каждый раз говорила невпопад. В конце концов она совершенно запуталась и иногда стала называть ребят правильно.

Тёти Юта была права: тёти Софа действительно оказалась очень хорошей воспитательницей и так же любила шутить и смеяться, как и тётя Юта.

Только тёти Юта была белокурая, а тётя Софа русая.

Ребята по привычке называли иногда тётю Софу тётей Ютой. Не нарочно, а случайно. Получалось, что не только тётя Софа путала имена ребят, но и ребята постоянно путали, как звать их воспитательниц.

— Тётя Юта, посмотри, что мы сделали! — кричали ребята во время игры.

А кто-нибудь другой тут же поправлял:

— Не тёти Юта, а тётя Софа!

Тётя Софа пробыла у них воспитательницей уже три дня, когда маленький Балажка вдруг сказал:

— Тётя Юсофа! — потому что он сначала хотел позвать тётю Юту, но вовремя вспомнил, что сегодня у них в группе работает тёти Софа.

Тётя Юсофа — это новое имя понравилось Эстерке, а потом и Агнешке. И они в один голос закричали:

— Тёти Юсофа, тётя Юсофа!

— Так очень длинно,— возразил Миша,— пусть они будут обе: тётя Юсо. Тогда уж мы их никогда не спутаем.

— Юсо, Юсо, тётя Юсо! — закричала вся группа, потому что новое имя всем пришлось по душе.

Когда после обеда пришла тёти Юта, все и её стали называть тёти Юсо. Она обрадовалась новому имени.

А ребятам так понравилось придумывать имена, что на другой день на прогулке, когда они шли парами, ребята стали давать друг другу новые имена. Или на двоих — одно. Габор и Аги стали Гаги. Балаж и Жолт — Болт, Эстер и Бешке — Эшка, а трое мальчиков, которые шли в самом хвосте, стали вдруг Тамидами, потому что это были — Тамаш, Мита и Даня.

Бедная тётя Юсо едва справилась с ними. Напрасно окликала она их: «Габор!», «Аги!», «Жолт!» — и призывала к порядку. Ребята отвечали:

— Таких нет! — и отзывались только на новые имена.

Тётя Юсо некоторое время ломала голову, кто из них кто, но затем очень быстро догадалась и строго прикрикнула на Жолта и Балажа, когда те взобрались на каменную изгородь, окружавшую парк:

— Болтики! А ну, мигом слезайте!

И оба Болта мигом спрыгнули вниз.

— Озорники! Возьмитесь за руки,— велела тёти Юсо Ольге, Золтану и Рони, которые пустились играть в догонялки. — Или вы тоже не слышали, что я вам сказала?

Озорники остановились, но так и покатились со смеху.

Тёти, сидевшие на скамейке в парке, начали перешептываться. Они удивлялись, до чего же странные имена у детей: может быть, это какие-то иностранцы?

— Тётя Юсо! Сейчас мы тоже станем озорниками! — заявили Тамаш, Миша и Даня и принялись подпрыгивать, словно три резиновых мячика.

— Тадами! попробовала утихомирить их тётя Юсо, но это ей не удалось, потому что Тамаш, Миша и Даня будто не слышали. — Даташа! — закричала она им снова, но и это не помогло, хотя от смеха они так и подпрыгивали, эти резиновые мячики, а остальные стали вокруг них кольцом, — Мидамаш? — спрашивала тётя Юсо, потеряв всякую надежду угадать.

— Нет, нет! — визжали от восторга три резиновых мячика.

Трудно, пожалуй, сказать, чего бы они хотели больше: чтобы тётя Юсо отгадала наконец их общее имя или чтобы не отгадала.

Ну, конечно же, она отгадала.

— Тамиды! — крикнула она, и. надо сказать, вовремя, потому что Тамаш, Миша и Даня уже устали прыгать.

И тётя Юсо и трое Тамидов уселись на скамейку, а Озорники, Болтики, Гаги прямо на траву. Ведь от смеха тоже можно устать.

— Тётя Юсо! сказал Тамаш, когда они отдышались. — Можно, мы расскажем вечером тёте Юсо-2, как мы сегодня играли?

Тетеньки на соседних скамейках снова переглянулись.

— Конечно, кивнула тётя Юсо-1,— обязательно расскажите тёте Юсо-2, как вы утром играли с тётей Юсо 1.

Аги вскочила со скамейки и обняла тётю Юсо за шею.

— Теперь я тебя поцелую, потому что я вас обоих очень люблю! — сказала Аги, и с этим все согласились.

— Только не обоих, а обеих! — поправила её тётя Юсо-1.

ДЯДЯ ГАБОР С МЕШКОМ

А играть в «дядю с мешком» придумал Габорка. Хотя вполне возможно, что, если бы Жолт не погрозил ребятам позвать «дядю с мешком». Габорка и не придумал бы такой игры. Но Жолт сказал, что он позовёт «дядю с мешком», и вскоре после этого Габорка придумал эту новую игру.

Габор набросил себе на плечо пёстрое одеяло и, громко топая ногами, зашагал по комнате.

— Я — дядя Габор с мешком! — сердитым голосом приговаривал он. — И забираю и складываю к себе в мешок плохих детей! А ну, сознавайтесь, кто здесь плохой? Кого мне забрать? Вот я и пришел, я — дядя Габор с мешком и собираю плохих ребятишек! А потом и отнесу их всех в подвал!

— Здравствуйте, дядя Габор, — вышла к нему навстречу Эржи. — Заберите меня!

— Ты что же, плохо себя вела? — спросил дядя Габор. с подозрением поглядывая на Эржи.

— Да, очень плохо. А потом и ещё хуже буду себя вести. Заберите меня, дядя Габор,— пообещала Эржи и ласково посмотрела на Габорку.

— А почему ты хочешь, чтобы я тебя забрал? — спросил дядя Габор, когда Эржи уже стащила у него с плеча пёстрое одеяло.

— Потому что я ещё никогда не была в подвале и очень хочу посмотреть на котёл, который греет весь дом и делает для нас горячую воду. И вообще, мне нравится, когда меня носят. Пусть даже в мешке.

— И я, и я тоже хочу! — закричала Агнешка, которая любила всем подражать.

— Разве ты тоже плохо себя вела? — громовым голосом спросил Габор. Но в душе он уже испугался, что ему придётся теперь носить в подвал многих ребятишек.

— Конечно, плохо, конечно, плохо! подтвердила Эржи, показывая на Агнешку. Она тоже никогда не была в подвале.

Эржи и Аги сели на одеяло и с надеждой посмотрели на дядю Габора: когда он завернёт их в одеяло и понесёт в подвал. Но дяде Габору совсем не хотелось тащить такой груз на своей спине.

— А вы не боитесь крыс? — спросил он устрашающе.

Может, мы и боимся, но мы ещё никогда не видели крыс. Даже игрушечных крыс не видели,— призналась Эржи.

Ну ладно, — басом проговорил дяди Габор, — Только будьте осторожны! И знайте: крыса — это такая толстая-претолстая, большая-пребольшая и очень кусачая мышь. Чёрная-пречёрная!

— Ой, я больше не хочу! — закричала Аги и спрыгнула с одеяла.

Но Эржи потянула её обратно.

— Так вот знай, — сказала она смело дяде Габору, что я не видела ни маленьких кусачих мышей, ни больших. Но знаю, что они пищат и у них есть хвостики.

Тут дядя Габор с мешком рассердился:

— Не буду я с вами играть в «дядю с мешком», потому что вы не хотите бояться.

Тут все ребята собрались вокруг них, и Эстер сразу же согласилась:

— Ладно, я буду бояться. И буду очень бояться, только играй со мной! Говори, чего мне бояться?

— Меня,— сказал дядя Габор с мешком, — Потому что я хочу унести тебя в подвал. И мышей ты должна бояться.

— Хорошо, сказала Эстер. — Я уже боюсь.

И она села на одеяло рядом с Эржи и Агикой.

— Неси нас поскорее в подвал! — торопила Эржи. Я уже боюсь. И Аги тоже. Давай поскорее!

Габорка, а теперь дядя Габор с мешком, схватился за один конец одеяла, потом посмотрел на Жолта.

— Да помоги же ты! — сказал он ему с упрёком, потому что Жолт был сильным мальчиком и гораздо выше Габора ростом. Если бы они взялись вдвоём, они смогли бы поднять одеяло.

Но Жолт и с места не сдвинулся, хотя все ребята повернулись и посмотрели на него. Он весь покраснел как рак.

Эржи стало даже жалко его: ведь они жили с Жолтом в одном доме.

— А давай ты будешь дядя Жолт с мешком? — предложила она.

— Нет, не хочу,— сердито буркнул Жолт.

Тётя Юсо пододвинула свою скамеечку к Жолту.

— Жолт, а кто тебе рассказывал про дядю с мешком? — спросила она.

— Тётя Рози. Наша соседка. Она не рассказывала, она только всегда говорила: «Вот придёт дядя с мешком и заберёт тебя, если ты будешь баловаться»,— сказал Жолт очень тихим голосом — Один раз она даже ходила на улицу звать дядю с мешком.

— А ты сам-то видел этого дядю с мешком, который носит детей в подвал? — спросила тётя Юсо.

— Нет, не видел,— ответил Жолт.

Ребята,— повернулась тётя Юсо к остальным,— а ну, кто мне скажет: что обычно носят дяди в мешках за спиной?

— Уголь! — закричал Миша.

— Дрова! крикнул Даня.

— Картошку! — закричал Тамаш.

— И много других хороших вещей, — сказал Балаж. — Красные яблоки, орехи!

— И ребятишек, настаивала Анча. Мой папа всегда сажает меня и моего маленького братишку на спину и кричит, что он несёт на спине два мешка соли!

— О, мы так тоже дома играем! — обрадовался Габор. Только меня тогда зовут не солью, а картошкой. Папа сажает меня к себе на спину и кричит, что он несёт мешок картошки!

Майорка взял с полки жёлтого зайца и посадил к себе на спину.

— Я — дядя с мешком! — крикнул он, — Я несу целый мешок зайцев! Купите мешок зайцев!

— Купите два мешка медведей! Купите медведей! — зашагала следом за ним Анча с плюшевым мишкой на спине, а затем Даня положил себе на спину маленькую подушечку:

— Купите мешок подушек!

Тут тёте Юсо пришлось заткнуть уши пальцами, потому что теперь каждый ребёнок что-нибудь нёс на спине и кричал:

— Купите мешок кукол! А вот продается мешок кубиков!

В комнату испуганно заглянула нянечка.

— Что здесь делается? — удивилась она, — Базар у вас, что ли?

— Это мы играем в дядю с мешком,— подбежала к ней Агика. — Иди и ты играть с нами.

Нянечка подхватила Агнешку и сказала то же самое, что папа обыкновенно говорил и Анче:

— А ну, кому надо мешок соли? Продаю мешок соли!

Теперь один только Жолт стоял в углу и смотрел на марширующих мимо него ребятишек. Но так он стоял не долго, потому что тётя Юсо подхватила Жолта, хотя он был не из легких, и зашагала с ним вслед за нянечкой:

— Купите соли! По дешёвке продаю соль. Кому надо мешок соли?

Жолт так хохотал, что трудно сказать, свалился ли он со спины тёти Юсо от смеха или ещё почему, но потом они вместе сидели на полу и оттуда кричали:

— Вот целый мешок соли продастся! Кому надо соли? Налетай, по дешёвке отдаём.

На другой день Жолт пришёл в детский сад и сказал:

— И научил своего пану играть в дядю с мешком, и он отнёс меня к соседям, к тёте Рози, но там он меня не оставил, а принёс обратно. Домой.

— Мы тоже вчера дома играли! — закричали ребята.

Игру в дядю с мешком ещё долго не забывали. До самого того дня, когда к ним в гости пришел Дед Мороз.

— Вот пришел Дед Мороз с мешком! — встретили его радостными криками дети, когда он в красном пальто и с красной шапкой на голове открыл дверь в комнату.

Хотя за спиной у него был вовсе не мешок, а корзина с крышкой.

Дед Мороз раздал детям подарки и уже собирался уходить, как вдруг к нему подбежала Эржи и попросила:

— Дедушка Мороз, отнеси меня, пожалуйста, в подвал!

Дед Мороз так удивился, что не знал, что ей ответить. Как видно, дети ещё никогда не обращались к нему с такой необычной просьбой.

— У дедушки Мороза много дел, Эржи! И других местах его ведь тоже ждут дети, — сказала тётя Юсо. — Давайте лучше споём дедушке на прощанье песенку.

Ребята спели Деду Морозу на прощанье даже две песенки, а потом Даня сразу же принялся просить тётю Юсо:

— Давайте, тёти Юсо, сами сходим в подвал! Нет, в самом деле, ну пойдёмте с нами в подвал!

И тут сразу все захотели идти в подвал: и Тамаш, и Эржи, и Эстер.

И конце концов тёти Юсо согласилась. Они договорились с дядей истопником, что придут в подвал на экскурсию.

В подвале они увидели, как греется котёл, из которого горячая вода по трубам поднимается в батареи.

Даню и Бежу очень даже заинтересовал котёл. Зато Аги и не посмотрела на него.

— А где здесь держат крыс? Вот в той клетке? — спросила она истопника. На полке Аги увидела птичью клетку и решила, что именно в ней держат крыс.

Но клетка была пустая, и вообще, она попала в подвал на ремонт: в клетке была дырка.

— Вот ещё не хватало, чтобы здесь водились крысы! обиделся дядя истопник. — В моём подвале чистота и порядок.

Тётя Юсо объяснила ребятам, что крыс в подвале нет, но пусть они об этом не жалеют, потому что крысы — очень страшные животные: они кусают и распространяют всякие болезни. Крысы водятся только в очень грязных местах. И никто не держит их в клетках.

А кого же держат в клетках? спросила Аги.

Тётя Юсо задумалась.

— Может, попугая? — предложила она.

Агнешка обрадовалась, потому что она как раз думала об этой птице, только забыла, как её зовут.

Потом дети попрощались с дядей истопником и стали говорить о попугае, о котле и клетке и о том, чем птичек кормят. Ведь говорить можно о всякой всячине.

СУМКА ТЁТИ ДОКТОРА

Заболела Эржи, закашлял Габорка, простудился Миша, и с каждым днём всё меньше детей стало приходить в детский сад. А тех, кто приходил, теперь внимательно осматривала тётя доктор. И играла с ними в тётю доктора — только не понарошку, а взаправду.

И не в кукольном уголке, где тётю доктора изображала Эстер, а у маленького столика, на который настоящая тетя доктор клала свою сумку.

Она выстукивала у всех согнутым пальцем грудку, потом слушала трубочкой и у каждого смотрела горло. Были такие, у которых горло ей удавалось посмотреть только с помощью ложечки. А некоторые умели показывать горло и без ложечки.

Шире всех рот разевал Жолт. Тётя доктор его похвалила и сказала, что ему могут позавидовать даже моржи в зоопарке.

Жолт очень гордился этим и не хотел отходить от тёти доктора.

Когда доктор заглянула в ухо Анче, Жолт спросил:

А в моё ухо почему ты не смотришь?

— А у тебя болит ушко? — спросила его тётя доктор.

— Ещё нет,— отвечал Жолт.

— Вот потому я и не смотрю. А у Анчи раньше ушко уже болело, и я хочу посмотреть, не собирается ли оно заболеть снова.

— И тогда ты его проколешь? — спросил Жолт.

— Тогда и его полечу, отвечала тётя доктор.

Жолт заглянул в сумку тёти доктора.

— У тебя нет ножа? — спросил он.

— Нет,— ответила тётя доктор. — Только ножницы.

И показала ножницы. Странные были такие ножницы — с длинными ручками, а концы, где им полагалось быть острым, были загнуты.

— Этими ножницами ты режешь уши? — спросил Жолт.

— Нет, не уши, а бинт, которым и завязываю ребяткам руку или ногу, когда они чем-нибудь порежутся. Так удобнее перевязывать. И также удобнее снимать бинт, когда он уже не нужен.

Ножницы тёти доктора осмотрели ещё и Даня, и Эстер.

Тем временем тётя доктор достала из своей сумки длинную, тонкую иголку, стеклянный цилиндрик, на конце которого была резиновая пробка, и маленькую бутылочку.

— А что у тебя здесь? — спросила Эстер. — Вода?

— Нет, не вода, а лекарство, — сказала тётя доктор.

— А иголочкой ты что делаешь? — спросил Жолт, хотя он и так уже знал.

— Подойдите поближе, и вам покажу,— сказала тёти доктор. — Вот смотрите: и вставлю иглу в этот стеклянный цилиндр он называется «шприц», потом наберу из бутылочки в него лекарства, потому что внутри иголки дырочка, и лекарство проходит через иглу в цилиндр. А потом оттуда, через иголку, — к вам в руку.

— Одним словом, ты будешь нас колоть? — спросил Жолт.

— Буду,— кивнула тётя доктор.

— Ой, я же говорила! — прошептала Аги очень тихо.

Ну, а тётя Юта мне поможет, продолжала доктор. Будет протирать спиртом то место на руке, куда я сделаю вам укол. Нужно, чтобы кожа была совершенно чистая. Ну, так кто же у нас самый смелый?

Ребята стояли и молчали, никто даже не пошевельнулся.

Тёти Юта закатала рукава их рубашонок и потёрла кожу мокрой ваткой.

— Больно будет? — спросил Даня.

Чуть-чуть, — сказала тётя доктор — Будто комарик укусит.

Жолт подошёл к тёте доктору, зажмурил глаза и протянул руку.

Тётя доктор слегка уколола его иголкой, но Жолт даже не пикнул. Хотя ему было больно и потом ещё чуть-чуть щипало.

— Ой! охнула Аги и сжалась в комочек, потому что она ещё не зажмурила глаза.

Затем по очереди к доктору подошли Даня, Балаж, Анча, Тамаш, Эстер. И никто не заплакал, потому что каждый про себя решил: он-то уж плакать не будет! Агнешка осталась последней.

— Ты не подождёшь, пока и перестану бояться? — спросила она тётю доктора.

— Я бы с удовольствием тебя подождала, — засмеялась тётя доктор, — Только я не знаю, когда это будет. А мне нужно ещё навестить многих ребят и сделать им уколы.

— Ты как дедушка Мороз! — сказал Балаж, и тут даже Аги рассмеялась.

— Ну ладно, если уж ты торопишься, тогда, что с тобой делать, коли,— сказала Агнешка и сама подошла к тёте доктору. Она только одни раз ойкнула. Да и то больше так, для порядка.

А тётя доктор убрала в сумку лекарство и шприц с иголкой.

— Ну что ж, ребятишки, все вы очень хорошо себя вели,— похвалила она детей, — А то ведь некоторые, даже в старшей группе, плачут. Боятся, глупенькие, укола.

Это называется «укол»? — спросил Даня.

— Да, — сказала тётя доктор, — И делают его вам для того, чтобы вы не заболели.

— И мы не заболеем? — спросила Эстер.

Надеюсь, нет.

— А другого лекарства ты нам не дашь? — спросила Эстер.

— Нет. Но вы побольше гуляйте и никому не разрешайте себя целовать. Потому что сейчас в городе очень много больных гриппом.

— И ты тоже не разрешаешь себя целовать? — спросила Аги, немножко разочарованная, потому что тетя доктор уже закрывала свою сумку. — А я хотела тебя поцеловать!

— Отложим поцелуи до весны! — рассмеялась тётя доктор.

Как только тётя доктор ушла, дети сразу же принялись играть в тётю доктора. Они сделали уколы всем куклам, медвежатам и зайчикам. Те, конечно, боялись, и напрасно ребята им объяснили, что уколов не нужно бояться, потому что это совсем не больно.

— Как это называется? — подбегали они один за другим с карандашами и палочками к тете Юсо.

И тётя Юсо терпеливо объяснила им по многу раз:

— Шприц называется.

— А тех людей, которые не должны нас целовать, как называют?

— Гриппозными больными. А болезнь называется грипп.

— Я обо всём этом расскажу своей маме,— пообещала Эстер, — Грипп, уколы, шприц! Только я опять не знаю, как называются те, кого нельзя целовать.

— Ничего, пойдём гулять и по дороге выучим,— пообещала тётя Юсо, — Дети, идёмте одеваться. Тётя доктор сказала, что вам теперь нужно много-много гулять.

Наконец они отправились. В самом хвосте вереницы шли тётя Юсо с Жолтом.

— Знаешь что? — решил открыть тёте воспитательнице свою великую тайну Жолт — Когда я вырасту большой, я тоже буду тётей доктором.

— Может быть, дядей доктором? — удивилась тётя Юсо.

— А у дядей тоже такие сумки, как у тёти? — спросил Жолт.

— Точно такие,— успокоила его тётя Юсо.

— Ну ладно, тогда я буду дядей доктором, согласился Жолт.

ДАВАЙТЕ ИСКАТЬ ВЕСНУ

— Вот и весна пришла! — сказала однажды утром тёти Юсо.

— Где она? Я не вижу! — завертел головой во все стороны Тамаш, словно он действительно искал весну.

И опять получилась очень интересная игра — «Мы ищем весну». Эржи стала поднимать скатерть и заглядывать под стол, а Эстер на четвереньках поползла по полу.

— Здесь нет, и здесь нет,— крутила она головой из стороны в сторону, очутившись под столом.

Аги, разумеется, тотчас принялась ей подражать. Да и не только Аги, но и все остальные ребята.

— Спряталась! — сказала Анча, когда все поползли за нею следом по комнате.

Ребята искали весну на полках, на шкафу с игрушками, и внутри шкафа, и под скамейкой.

— Ищите, ищите! — сказала тётя Юсо и улыбнулась, словно она уже знала, куда спряталась весна.

— Нет, давайте лучше играть в «жарко — холодно». Только ты нам говори: где «жарко», где «холодно»,— попросил Миша, потому что уже много раз, когда они играли в «жарко — холодно», тётя Юсо помогала тому, кто искал. Если он шёл не туда, где было что-то спрятано, тётя Юсо говорила «холодно». А когда он подходил поближе к нужному месту, она говорила «теплее, теплее», и если кто-то уже почти находил спрятанную вещь, она говорила «горячо» или «жарко».

Тётя Юсо согласилась, и дети принялись искать весну повсюду. Искали в ванной комнате и в столовой, но тётя Юсо всё время только и повторяла: «Холодно... Холодно... Холодно!»

Наконец Дане надоела эта игра, и он подошёл к окну. И тут он сразу вспомнил про лужу, в которую сегодня утром угодил. На месте этой лужи ещё недавно был лёд, и по нему хорошо было кататься. А теперь этот лед растаял, и образовалась лужа.

— На дворе тоже можно искать? — спросил Даня.

— Теплее,— засмеялась тётя Юсо. — Давайте выйдем в сад.

Все надели свои пальтишки. Ведь с осени дети подросли, и теперь никому уже не нужно было помогать одеваться. Все одевались сами. В саду ребята из старшей группы что-то копали лопатами. Малыши обступили их и совсем забыли про весну. Им тоже захотелось копать, но у них не было лопат.

— Ой, ну что и нам говорила? — захныкала Аги.

— Вот наступит следующая весна, и вам тоже дадут лопаты,— пообещала тётя Юсо — И место в саду дадут, где можно копать. А сейчас мы будем заниматься чем-то другим. Давайте всё же попытаемся найти весну.

Нет, я лучше буду копать,— сказал Жолт — А весну я буду искать в следующий раз, когда она снова будет. — И чтобы убедить тетю Юсо, добавил: — Я один раз уже копал. В саду у бабушки, когда отдыхал в деревне! А ещё там была коза. Я ту козу водил пастись на луг. Потому что у козы бывает много молока, если она много пасётся.

— Ты любить козье молоко? — спросила тётя Юсо.

— Нет,— сказал Жолт, — Я козу люблю. Вот если бы здесь была коза, и бы её пас. А другие ребята пусть пили бы её молоко. Оно очень вкусное.

— Если бы у нас была коза, мы бы могли прикупить к ней еще одного носорога! обрадовался Габор.

— Носорога? — удивилась тётя Юсо. Какого ещё носорога и зачем?

— Вот когда я был в зоопарке с дедушкой, мы видели там носорога, он жил вместе с одной козочкой, потому что без неё он очень скучал. А если у нас будет коза, она тоже будет скучать. Без носорога.

Но Жолт не согласился:

— У моей бабушки нет носорога, а коза всё равно не скучает.

Давайте лучше заведём собаку. Большую-пребольшую, чтобы на ней можно было даже кататься верхом.

— Тётечка Юсо, давайте заведём кошку, — стала умолить Аги. Маленького котёночка. Одного беленького и ещё чёрненького.

Дети уже забыли про весну, которую только что собирались искать, и каждый стал предлагать своё:

— Купим зайчика!

— Нет, медвежонка!

— Барашечка!

А ребята старшей группы тем временем вскопали участок, огороженный бечёвкой, и теперь любовались своей работой.

— И что здесь будет? — спросил Балаж.

Сюда мы посадим цветочную рассаду,— пояснил Бицо, самый большой из старшей группы. — Сейчас она ещё в ящиках, чтобы не замёрзла.

— Тётя Юсо, а старшие по саду будут сажать. Она у них в ящиках греется,— сообщил Балаж воспитательнице. — Я тоже хочу сажать посаду!

— Не посаду, а рассаду,— поправила его тётя Юсо. — Это такие малыши цветочки, которые сначала выращивают в ящике, а потом рассаживают по клумбам. Потому их и называют «рассадой».

— Очень жаль,— огорчился Балаж. — Мне «посада» больше нравится.

— Ой, что я вам говорила? — пропищала Аги — Значит, у них и цветы будут! А у нас ничегошеньки нет — ни цветов, ни животных никаких. Мы даже и весну не нашли!

— Потому что не искали,— сказала тётя Юсо. И она была права.

— Давайте снова весну искать!

Тамаш нашёл улитку, Миша — двух дождевых червей. Габор увидел птичку, а тётя Юсо сказала, что эта птица — синица. А Анча нашла фиалку. Потом фиалку нашли и Эстер, и Аги. В одном углу сада было много-много фиалок. Балаж заметил, что на деревьях уже набухли почки и скоро из них выглянут листочки. Бёжи отыскала свежую зелёную травку под старыми листьями. И одного жука.

— А это кто такие? — спросила Эстер, показывая на середину старой цветочной клумбы, где из земли вылезали остренькие маленькие зелено-жёлтые листочки.

— Это стебельки цветов. Когда они вырастут и зацветут, они станут красными тюльпанами, — сказала тётя Юсо.

— А почему эти цветы растут без всякой посады? — спросила Аги.

— Их выращивают не из рассады. Они всю зиму спят в земле. А весной быстро-быстро начинают расти.

Это было очень интересно, но больше всего всем понравилась лягушка. Маленькая зелёная лягушечка. Её Даня нашёл.

Она так дрожала, сидя на ладошке у Дани, что все сразу поняли, что она боится.

— Ой, что я вам скажу-то! — закричала Аги — Даня обидел маленькую лягушечку!

Разумеется, это была неправда, но лягушка так испугалась Агнешкиного голоса, что спрыгнула с Даниной ладошки и исчезла в листьях.

— Ну что, не нашли весну? — спросил Миша тётю Юсо, потому что ему хотелось, чтобы её отыскали уж поскорее. Он успел проголодаться и хотел бы поскорее поесть.

— Как же не нашли? — засмеялась тётя Юсо. Теперь мы все нашли её. Ведь всё, что вы увидели и нашли в саду, и есть весна: молодая трава, и лягушка, и почки на деревьях.

В это время показалось солнышко, и сразу стало жарко. Солнышко словно хотело сказать, что и оно имеет отношение к весне, которую дети теперь наконец нашли.

В окно выглянула нянечка и позвала ребят обедать. И все, не дожидаясь повторного приглашения, побежали в столовую.

Когда Эржи хотела повесить на крючок свое красное пальтишко из болоньи, у него оторвалась вешалка. Совершенно так, как в первый день, когда она только пришла в детский сад. И Даня вспомнил, что зимой Эржи ходила и садик в другом пальто и, что он очень давно не видел этого её красного пальтишка с капюшоном!

После обеда ребята рисовали всё, что они запомнили о весне. Многие нарисовали солнце и траву. Потому что это было легко рисовать. Но Миша нарисовал птичку, Тамаш — рыбку, Жолт изобразил козу.

Даня хотел нарисовать лягушку, но она у него не получилась. Тогда Даня вместо лягушки нарисовал Эржино красное пальтишко с капюшоном.

КАК МЫ ВСЕ ВЫРОСЛИ!

А вслед за весной пришло лето. И ребята из детского сада разъехались на целое лето отдыхать. Кто на дачу, кто в деревню, а некоторые даже на большое озеро Балатон. Но осенью они все снова вернулись в город. И снова стали ходить в детский сад. Когда Даня после летних каникул в первый раз снова пришёл в детский сад, нянечка даже руками всплеснула от удивления:

— Смотрите, как он вырос-то!

И нянечка была права, потому что Даня и в самом деле вырос. Маме пришлось покупать для него в магазине новые ботинки. И штаны ему тоже оказались коротки.

А в детском саду за это время очень многое переменилось: кое-что выросло, кое-что уменьшилось. Подросла трава в саду и кусты у забора. Выросли цветы возле бассейна, выросла борода у дяденьки истопника. Она больше всего выросла, потому что раньше её вообще не было.

Но зато как-то меньше стал бассейн, может быть, потому, что ребятам очень уж большим показалось озеро Балатон. Маленьким стал игрушечный домик, потому что летом Даня и его родители жили точно в таком деревянном домике, только он был куда больше. И двор детского сада будто уменьшился. А может быть, это сам Даня стал больше?

Даня начал искать тётю Юсо: ему хотелось, чтобы она тоже всплеснула руками и сказала: «Посмотрите, как он вырос-то!» А если обе тёти Юсо окажутся здесь, то пусть сразу обе всплёскивают руками. Только он нигде не мог найти ни одной тёти Юсо и побежал искать их в комнатах. Наверняка хоть одна-то окажется там. А может, и сразу две.

Но в своей комнате он увидел совершенно другую тётю-воспитательницу с совершенно новыми ребятишками. Новая тётя-воспитательница приветливо посмотрела на Даню, а вот новые ребятишки — те посмотрели на него неприветливо, и двое даже заплакали.

«Это наша комната!» — собирался запротестовать Даня, когда наконец услышал в коридоре голос тёти Юсо.

А она сказала как раз те самые слова, которые он хотел услышать больше всего.

— Посмотрите, как он вырос-то! Даня, ты что же, решил остаться в малышовой группе на второй год? Иди скорее, посмотришь нашу новую комнату. А старую мы передали малышам.

И Даня побежал за тётей Юсо в новую комнату. Тут он сразу же понял, что это действительно их комната, хотя здесь было много нового: и зеркало, и ковёр, и столики, и стульчики, и полки, и скамейки. Но на конце одной скамейки сидела их Эржи.

Она не выросла, только на носу у неё появилось ещё больше веснушек. И одета она была теперь во всё красное.

— Привет,— подбежал Даня к Эржике, — Тётя Юсо сказала, что я здорово вырос. А нянечка — та даже руками всплеснула и тоже сказала, что я сильно вырос.

Но Эржи не собиралась удивляться.

— Ты лучше посмотри на фасоль,— сказала она, показывая на горшок, в который весной посадили свежую фасоль. И действительно, фасоль выросла куда больше, чем Даня. Пришлось её подпирать палочкой, чтобы она не повалилась набок.

Тем временем стали собираться ребята, и все радовались, увидевшись снова. И все кричали друг другу: «Привет! Привет! Привет!» Когда собрались почти все, тётя Юсо сказала:

— Ребята, оглядитесь вокруг себя и подумайте, как сделать нашу новую комнату ещё более красивой.

И все начали думать. Но не все догадались, что же всё-таки надо для этого сделать? Миша предложил сдвинуть столы вместе, чтобы получился один большой стол. Даня сказал, что столы нужно поставить в один ряд перед скамейкой. Аги хотела перенести кукольный уголок в другое место, а Жолт вдруг вспомнил про старые игрушки.

— Знаешь что? — сказал он Мише — Давай принесём сюда игрушки из нашей старой комнаты. Конечно, мы все выросли, но играть можно хорошо и со старыми игрушками.

— Вы куда, ребята? — окликнула их тётя Юсо, и им пришлось рассказать, что они надумали. Хотя они собирались всех удивить и игрушки принести потихоньку.

Но тетя Юсо и без того была очень удивлена.

— И как это вы себе представляете? — спросила она ребят, хотя отлично поняла, что они задумали. — Вы заберёте у малышей игрушки и принесёте сюда? А малыши? Чем же они будут играть?

— Но ведь это же наши игрушки! — сказал Жолт. — Мы всегда в них играли!

— Играли, пока сами были малышами,— возразила тётя Юсо. — Но если вы теперь заберёте у нынешних малышей игрушки, им нечем будет играть. И тогда они не поверят, что в нашем детском садике всем хорошо. А потом подумайте сами, что было бы, если бы ребята из старшей группы поступили бы точно так же, как вы.

— Унесли бы все игрушки с собой! — догадался Даня.

— В школу, добавил Миша, который тоже понял, что было бы, если бы все ребята, уходя из садика, уносили бы с собой игрушки.

— И тогда в нашем детском саду вообще не было бы игрушек! — закончила тётя Юсо. — Это же плохо. Правда?

Ребята молчали, но это означало, что воспитательница была права.

Гут Эстер шепнула что-то Эржи, та — Анче. Миша пошептался с Даней, а Даня с Жолтом. Тётя Юсо не стала спрашивать, о чём это они шепчутся. Но в конце концов Габорка попросил тётю воспитательницу, чтобы она принесла им из малышовой группы хотя бы одну пожарную машину, которую он получил в своё время в подарок от ребят из старшей группы.

Тётя Юсо согласилась и пошла в малышовую группу. Когда она вернулась с пожарной машиной, ребята уже ждали её у дверей, и в руках каждый из них держал какую-нибудь игрушку — кто куклу, кто зайчика.

— Мы отдадим их в подарок малышам и покажем, как с этими игрушками играть, сказала Эржи. — Тогда и они поверит, что и нашем детском садике всем ребятам хорошо.

— Ну вот теперь я вижу, что вы действительно выросли! — сказала тёти Юсо. Потому что такое может прийти в голову только по-настоящему большим ребятам. И сейчас я вас всех поцелую.

— Потому что ты всех нас любишь! — крикнула Аги, и она была права.