/ Language: Русский / Genre:sf_action / Series: Академия проклятий

Академия проклятий 5

Елена Звёздная

Аннотация: Ты разорвала помолвку с проклятым тобою же директором? Ну что же, готовься к медленному и чувственному соблазнению, ибо лорд Риан Тьер за своё будет сражаться до конца... победного.     Книга пятая - Адептка Риате, - злой раздраженный усталый голос, в котором так чувствуется гнев, и от этого хочется закрыть глаза, спрятаться, и больше никогда не слышать, - вы дважды самовольно покинули Академию Проклятий во время учебных занятий.   Магистр темной магии, член ордена Бессмертных, временный правитель Третьего королевства, лорд директор Риан Тьер пристально смотрел на меня черными, непроницаемо черными глазами... Столько злости, столько непонимания, столько ярости.   - Вы долго молчать собираетесь? - требовательно поинтересовался магистр.   Даже если бы и знала что сказать, говорить я сейчас просто не могла. Точно знала, что стоит попытаться, и просто начну плакать.   - Вам нечего мне сказать?   Я честно ответила:   - Нет... - и опустила глаза.   Некоторое время в кабинете лорда директора царила тяжелая, гнетущая тишина. Мне казалось, что даже воздух этого сумрачного помещения давит на меня.   - Я ведь должен тебя отчислить, Дэя, - глухим, чуть рокочущим от ярости голосом, произнес магистр Тьер. - И я в очередной раз оказываюсь перед неприятным выбором между личной привязанностью к тебе, и своими прямыми обязанностями лорда директора данной академии.   Моя голова опустилась ниже, и я в отчаянии думала лишь об одном - только бы не расплакаться.   - У тебя плечи вздрагивают, - неожиданно произнес Риан.   Только в голосе не было ни сочувствия, ни нежности - злость, холодная, непримиримая ярость, и снова злость. Магистр темной магии, племянник императора, Первый меч империи лорд Риан Тьер просто не простил отказа ничтожной адептке. И не простит. Мысль об отчислении из Академии Проклятий вдруг показалась мне здравой. Я не буду больше видеть его, он ненавидеть меня.   - Адептка Риате, - почти рык.   Я вздрогнула, и едва слышно ответила:   - Мне нечего вам сказать, лорд директор. Я действительно виновата.   Виновата во всем... В том что начала эту историю с проклятием, в том, что не выдержала, сдалась и отказалась от своей любви. Потому что это Риан ненавидит, а я продолжаю любить.   - Вон! - тихий, полный едва сдерживаемой ярости приказ.   Медленно поднявшись, я посмотрела на лорда директора и вздрогнула всем телом - он глаз с меня не сводил, и взгляд был темным, тяжелым, непроницаемо черным. Тут у любого появится желание сбежать в Бездну, но я сдержалась. Подойдя к столу, достала из кармана свиток, над которым просидела всю ночь, и протянула магистру. Лорд директор медленно, словно нехотя оторвал взгляд от меня, взглянул на свиток, вновь начал смотреть исключительно на меня, и ледяным тоном задал вопрос:   - Что это?   Так хочется просто развернуться и уйти, только бы больше не чувствовать, как от одного его тона голоса, у меня все обрывается внутри.   - Это номера счетов, лорд директор, - я не выдержала, отвернулась к окну и дальше продолжала, уже глядя на кусочек яркого светлого неба. - Когда мы с Юрао были в банке, покойный мастер Дартаз-старший предоставив нам платеж по договору, так же дал возможность просмотреть счет госпожи Игарры Болотной.   - Так, - прервал меня магистр, - понял. Знаю. Но все банковские документы были уничтожены первой волной Гнева Солнца. Номера счетов, выписанные офицером Найтесом сгорели вместе с его одеждой и волосами. Откуда же у вас, адептка Риате, - и столько сарказма в этой фразе, - данная информация?   Все так же глядя в окно, тихо ответила:   - Я адептка Академии Проклятий, запоминать схемы с первого взгляда навык, который у нас доводят до автоматизма.   Усмехнувшись, лорд Тьер забрал свиток из моей все еще протянутой руки, раскрыл, просмотрел и поинтересовался:   - И сколько же у вас, адептка Риате, ушло времени на восстановление номеров данных счетов?   - Два дня и одна ночь, - не стала лгать я.   Потрудиться действительно пришлось, но я вспомнила и записала все - не только счет, с которого перечислялись деньги, но так же и номера счетов из Третьего королевства.   - Забавно, - зло произнес лорд Тьер.   Я украдкой посмотрела на него, всматривающегося в столбики цифр, и на душе стало чуть-чуть теплее. Я знала, что мне будет плохо без него, но даже и представить не могла, что настолько... Риан стремительно вскинул голову, поймал мой взгляд, я мгновенно отвернулась.   - Знаешь, кому принадлежит этот счет? - спокойно, без злости спросил Риан.   Подойдя ближе, перегнулась через стол, посмотрела на место, куда указывал магистр и честно ответила:   - Господин Дартаз-старший отдал распоряжение узнать по поводу этого конкретного счета из семнадцати цифр, но служащие сообщили, что это счет в Императорском Банке, куда они не имеют доступа. Так что не знаю.   Я выпрямилась, снова начала смотреть в окно.   - Так, а вот этот?   Свиток получился значительным, чуть больше чем у гномов в банке, просто потому что у меня все же крупнее почерк, и развернутый он занимал половину стола. А палец магистра указывал на ряд циферок, располагающихся прямо перед ним самим, то есть мне это на стол почти лечь придется, или кристалл увеличитель достать.   - Стол обойди, ты же не увидишь оттуда, - приказал лорд директор.   Неуверенно взглянула на магистра, он же был полностью увлечен свитком, и уже даже не смотрел на меня. Но подходить мне все равно... было страшно. И я достала кристалл увеличитель из браслета.   - По-моему здесь ошибка, - встревожено как-то произнес Риан.   - Где? - я торопливо обошла стол, остановившись рядом со стулом магистра, наклонилась, пытаясь понять, что там указала не так. И ведь проверяла же, в комнате копия этого свитка, составленная отдельно и они оба сошлись. То есть я все верно скопировала. - Какая ошибка?   Магистр убрал руку, открывая моему взгляду шесть цифр одного из счетов, но ошибки там точно не было.   - Нет, - возразила я, - я перепроверила все трижды, я не могла ошибиться.   - Правда? - насмешливо ироничный тон.   Внезапно магистр поднялся, в следующее мгновение я оказалась между ним и столом, и, убрав мои волосы с левого плеча, Риан наклонился, чтобы почти касаясь губами, зло прошептать:   - Взгляд - твоя ошибка. Один единственный взгляд. Ты себя выдала, Дэя.   Я замерла. Риан, тихо рассмеялся, обнимая меня одной рукой, свернул свиток, а затем, все так же прошептал:   - Всего вам темного, адептка.   И отпустив меня, вышел из кабинета, весело помахивая свитком. И уже из кабинета леди Митас, я услышала его громкое:   - И да, даже не надейся на отчисление, дорогая.   А я точно знаю, что там сидит леди Митас! И кажется, не только она одна.   Из кабинета лорда директора я выходила не менее пунцовая, чем алый ковер на его полу, правда несмотря на откровенное смущение и злость, мне почему-то стало намного легче и плакать уже не хотелось. И дело не в том, что отчислять меня не будут.   Пройти мимо леди Митас, у которой, видимо после столь громкого заявления лорда директора, из руки выпало перо и теперь на каком-то явно важном документе расплывалось пятно, оказалось непросто. Но ладно секретарь - у дверей стояла леди Орис, и вот ее взгляд мне запомнится надолго.   - Темных вам, - пробормотала я, и торопливо покинула секретарскую.      В коридоре долго стояла, пытаясь прийти в себя. Потом медленно направилась к выходу из административной части и едва вышла на порог, остановилась вновь - подставляя лицо яркому, весеннему солнышку.   Весна!   Третий день сегодня, и склоны уже покрылись зеленью, кусты, едва скинув снежные хлопья, расцвели, деревья зазеленели, первые, самые нежные цветы робко пробиваются сквозь опавшую и примятую растаявшим снегом листву. Как же красиво! И так сказочно-волшебно, никак не могу к этому привыкнуть. Загреб севернее Ардама, у нас весна сменяет зиму в течение шести дней, здесь все происходит за три. И праздник 'Смерти Зимы' он действительно прощание со снежной красавицей, ведь сколько ни выпадет снега в последнюю ночь, поутру с первыми лучами уже по теплому весеннего солнца все растает. Оттого и празднуется Смерть Зимы до самого рассвета. Приграничье край суеверный, у нас говорят 'Последним снегом умоешься от всех хвороб избавишься'.   - Ровнее, ровнее поднимай! - раздался крик магистра Тесме.   - Держи ее! - вопил Сэдр.   - Плавнее, плавнее давай, - вторил им Ружен.   Стараюсь не улыбаться. Сложно, конечно, но лучше уж постараться, чем получить проклятием в ответ на улыбку. А все дело в чем, после случившегося в праздник Смерти Зимы лорд директор был зол. На меня, на себя, на весь мир. Об этом знали только я и он, я даже Юрао не сказала ни слова о разрыве помолвки. А тут, в первый весенний день преподаватели мужского пола, которые страстно завидовали женской половине и обновленному женскому общежитию, решили повторно попытаться намекнуть лорду директору о состоянии своего жилища. Лорд Тьер намеку внял, и приказал всем адептам и преподавателям мужского пола, ожидать его во дворе академии.   Мы, женская половина, оказавшись во время построения в одиночестве, выполняя несложные упражнения, с интересом следили за происходящим. Несложными упражнения были как раз по причине того, что Верис тоже с интересом ждала чего же будет. Мы 'чего будет' ждали с некоторым ревностным недовольством - большую часть зимы лучшее общежитие было как раз у нас, и отдавать первенство по комфорту мужской половине оказалось как-то обидно. Но вот все выстроились, ожидая лорда директора. Мы неторопливо выполняем растяжку, затем приседания. Мужская половина в состоянии радостного нетерпения свысока поглядывает на нас, Сэдр потирает ладони...   Открылась дверь, на порог стремительно вышел злой, и от того убийственно спокойный лорд директор. Бросил взгляд на меня. Торопливо приседаю - не в такт с остальными, зато за Янкиной спиной как-то безопаснее.   Не знаю, как долго смотрел в мою сторону магистр, но когда он направился по тренировочному полю к находящимся в ожидании чуда, бледная Тимянна начала сбиваться и тоже невпопад приседать.   А лорд директор прошел ближе к мужскому общежитию, и мы услышали его произнесенное ледяным тоном:   - Мне долго ждать?!   И главное уже никто не опасался духа хранителя, а вот лорда Тьера все и разом - мужской коллектив так вообще почему-то перестал чуда ждать.   - Так... план же, лорд директор, - потусторонний голос звучал очень заискивающе.   Заискивающий дух хранитель это было нечто. Мужской коллектив совершил синхронный шаг назад. Они уже ничего не хотели, они просто с ужасом смотрели на окаменевшее лицо лорда Тьера и готовились к худшему.   - План не потребуется, - все тем же ледяным тоном произнес магистр.   Мы перестали делать упражнения и теперь затаив дыхание следили за развитием событий.   - Простите, - извиняющийся замогильный голос мы все слышали впервые. Представить, что это наш дух хранитель так говорит вообще было на грани реального, - прошу прощения, а... что я должен сделать?   А действительно, что тут можно сделать без плана?! Вообще как можно производить строительные работы без плана? Но у лорда директора вариант нашелся.   - Сравнять с землей мужское общежитие, - преспокойно скомандовал он.   - Что? - дух, от удивления, даже показался на поверхности тренировочного поля, высунув из земли призрачную голову размером с немалую бочку.   - Сомневаюсь, что у вас присутствуют проблемы со слухом, - холодно произнес магистр Тьер.   В следующее мгновение задрожала земля, в отчаянии взвыли адепты мужского пола, простонали преподаватели, а мужское общежитие безмолвно ушло под землю. Через это самое мгновение на месте некогда прочно стоявшего здания находилось поле. Зеленое такое. И даже с первыми весенними цветочками... Но чувство такое, что завывает ветер и слышится крик кладбищенских ворон.   - Лорд директор! - потрясенно воскликнул магистр Тесме.   Риан, заложив руки за спину, хладнокровно произнес:   - В учебном плане на этот год у вас предполагалась практика в полевых условиях. Приступайте к построению палаточного городка. До конца учебного года именно в нем вы и будете проживать, господа. На построение двое суток, строительный материал доставят в течение часа. Личные вещи будут возвращены по окончанию вами строительства. Всего темного, господа. И да, с весной вас!   В абсолютном молчании лорд директор покинул коллектив вверенного ему учебного заведения, даже ни разу не обернувшись, и так и не увидев умоляющих взглядов, с которыми его провожала вся мужская половина.   И совсем никто не ожидал, услышать сокрушенное от духа хранителя:   - Эх, мужики, за что ж вас так... - тяжелый вздох и с явным сочувствием: - А вы хоть палатки строить умеете?   Адепты и преподаватели, оторвав умоляющие взоры от двери, которая захлопнулась за лордом директором, направили несчастные на духа хранителя.   - Ну... давайте я вам хоть душевые поставлю, и столовую, - предложил хранитель.   Потрясенные лица стали отражением нашего полнейшего изумления - чтобы дух хранитель да что-то предложил?   - Туалеты тоже, если можно, - простонал Сэдр.   - И нет ли у вас плана-конструкции палатки обыкновенной? - вежливо поинтересовался магистр Тесме.   И до поздней ночи адепты и преподаватели старательно возводили палаточный городок, причем дух хранитель с планами и инструментами крутился с ними! А мы, резко невзлюбимые всем мужским коллективом, полночи не спали из-за стука молотков и топоров. Но мы не жаловались, наоборот, сочувственно смотрели на наших палаткостроителей, и делали за них домашнюю работу.    А утром нам их стало совсем жалко!   Рог черного единорога, жутким звуком собиравший нас на построение, выявил факт готовности палаточного городка. Мужская половина - сонная, помятая, местами порванная, непричесанная и просто от усталости шатающаяся, гордым строем встала перед своим новым местом обитания. Лорд директор вышел на порог административной части. Скрестив руки на груди, оглядел свежеотстроенное и поинтересовался:   - Это палаточный городок или сбор трольего архитектурного творчества?   Тролли, к слову сказать, в полевых условиях ночевали без подобий жилых помещений.   Адепты нахмурились, преподаватели озаботились, дух хранитель рискнул подать голос:   - Что-то не так? Вам что-то не нравится?   - Мне? - таким тоном спросил лорд директор, что дух начал медленно уходить под землю. - Мне все нравится, - лорд Тьер улыбнулся, - но я не уверен, что качество выстроенного жилища устроит вас, господа.   В следующее мгновение начался ливень. Странный ливень, пролившийся исключительно над свежеостроенной обителью адептов и преподавателей мужского пола. Кое-какие палатки свалились сразу, некоторые остались деревянными остовами смотреть в небо, парочка выстояла... Дождь прекратился.   - У вас остались сутки, - ледяным тоном напомнил лорд директор, - и потрудитесь использовать доставленные вчера строительные материалы, ибо поверьте мне на слово - для прочных палаток требуется специальная ткань, а не та, которую вам столь заботливо подарил дух хранитель, преобразовав плотные шторы. За работу!   К вечеру, когда закончились лекции, а у нас они шли по расписанию, практически вся женская часть присоединилась к строительству. Строительством теперь заведовал Жловис, которому довелось побывать на войне и там обучиться этому непростому делу. Первую палатку построили для Тесме. Когда строительство было завершено, Жловис приступил к проверке качества. Конструкцию трясли, на нее было вылито двенадцать ведер воды, дух хранитель устроил небольшое землетрясение. Палатка выстояла. Вдохновленные успехом адепты уже приготовились созидать по образу и подобию, как госпожа Жловис изволила поинтересоваться:   - И где план городка? Хаос мне тут разводить вздумали?   Сначала на нее зашикали, но затем разумной мысли вняли. План городка был создан общими усилиями на большом листе непромокающей бумаги (я лично три палатки с левого краю вычертила) рассмотрен общим собранием будущих жильцов, и одобрен духом хранителем. Он и создал разметку для архитектурного комплекса. И строительство началось. До поздней ночи мы обшивали края уже готовых палаток, закрепляя ткань, а сильная половина академии обзаводилась трудовыми мозолями на почве возведения жилья. Потом нас отправили спать, а сами, неизвестно как притащив из города спиртное, разожгли костры из остатков строй материалов и полночи женское общежитие выслушивало нетрезвые песнопения о суровой мужской доле. К утру мы уже рыдали. Не от сочувствия к ним, от жалости к себе.   Вот так на утро третьего дня весны и было завершено строительство нового жилого сектора в Академии Проклятий. Лорд директор после недолгой инспекции строения одобрил, и разрешил духу хранителю возвратить уже изрядно оборванным адептам и преподавателям их личные вещи. А что они? Приобщившиеся к радостям простейшей архитектуры представители сильной половины нашей академии, постановили создать еще зал для общих собраний, а так же воплотить мечту о вывеске, демонстрирующей, что именно здесь 'Мужской палаточный горок'. На это великое, по их мнению, дело, господа и тратили обеденный перерыв.   - Воооот, осторожнее, адепт Говас, я сказал 'осторожнее'! - буйствовал Тесме.   На моих глазах вывеска, уже прибитая к двум высоким столбам, была поднята. И конструкцию принялись укапывать в землю. Странное дело впервые в жизни вижу Тесме таким счастливым, по моему лопата станет его любимым орудием. А вот наш вечно суровый Сэдр стоял с эскизом и сравнивал получившееся собственно с собственноручным наброском. И судя по всему, был весьма доволен.   - Дэя! - крик Тимянны отвлек от преподавателей. - Дэя, давай к нам!   Янка и еще шестеро адепток с нашей группы, включая сильно присмиревшую в последнее время Ригру, играли с магическим вестником. Игра была очень простая - нужно было поймать вестника и угадать слово, угадаешь - загадываешь следующее, не угадаешь вестник становится прозрачным и исчезает, чтобы появиться в трех шагах от проигравшей.   - Дэй!   - Не могу, - чуть повысив голос, крикнула я в ответ, - я прогуляла лекцию у Окено, теперь меня ждет расплата...   - Надолго? - Янка поймала вестника, прошептала слово...   Ошиблась, потому что облачко с двумя очаровательными черными крылышками испарилось, и появилось перед Ригрой. Та подскочила, схватила его, прошептала... Конверт стал красным, довольная Дакене прошептала новое, и сообщила играющим:   - Смертельные проклятия, шестой уровень, мгновенное действие!   Игра началась снова.   Пока я наблюдала за девчонками, как-то совсем не заметила, что ко мне по дорожке идет Жловис. Вот то, что ко мне, я знала:   - Дэйка, - заорал гоблин, - и вот тебе загадка: Злое, шипящее, ядом плюющееся?   - Мастер Окено в ипостаси, - с улыбкой ответила я, так как его по свою душу и ждала.   - А ты откуда знаешь? - изумился гоблин.   - Ну так, - я начала спускаться по ступеням, - проверка контрольной у меня.   Той самой, которую не я писала. Как мастер старший следователь догадался - лично я совершенно не поняла, с другой стороны на то он и старший следователь.   - А в ипостаси он почему? - допытывался Жловис, когда я подошла и мы направились к воротам.   - В ипостаси... - я тяжело вздохнула. - Потому что мы сейчас пойдем 'шляться по свалкам и искать трупы', - повторила я слова мастера Окено, - а он там в нормальной одежде ходить не собирается.   - А ты? - удивился Жловис.   - А у меня нет ипостаси, - пробурчала в ответ, совершенно не вдохновленная перспективой предстоящей прогулки.   Привратник некоторое время семенил рядом, потом проникновенно спросил:   - А за что с тобой так?   - За дело, Жловис, - честно призналась я, - за дело.   И улыбнулась солнцу и ветру, и в целом Весне. Несмотря ни на что, настроение было просто замечательно - Риан больше не смотрел на меня с холодной ненавистью во взгляде, а со всем остальным я справлюсь.   ****   Зря я так думала.   - Хороший следователь не позволяет другим выполнять свою работу, - поучал меня Окено, ползя по дороге с такой скоростью, что мне приходилось бежать следом.   И вот как он понял, что работу писала не я? Как?   Когда мы миновали оживленную часть Ардама и свернули к пустырям, я забежала чуть вперед и все же поинтересовалась:   - Мастер старший следователь Окено, а как вы пришли к выводу о том, что данную работу писала не я?   Остановившись, совершенно не запыхавшийся василиск, пристально посмотрел на с трудом пытающуюся отдышаться меня. Потом ехидно заметил:   - Видишь ли, Риате, работа была превосходна, и почерк ну совсем твой, но... - пауза и облизнув губы раздвоенным языком Окено и торжествующе добавил, - но ты сто процентов обошла бы столь деликатную тему как гниение женских молочных желез!   Краснеющая я только и подумала 'Ну Юрао!'.   - Кстати, Найтес именно по этой теме писал мне курсовую, - ненавязчиво намекнул Окено.   Мне не хотелось это знать совершенно. Как не хотелось и трупы рассматривать.   - Ты, Риате, - поучительно начал Окено, - главного не понимаешь - иной раз труп тебе может сказать больше, чем... твоему лорду Бессмертному.   - Он не мой, - тихо ответила я.   И вот когда на тебя пристально смотрит Окено это одно, а когда змеиные глаза василиск щурит, как то не по себе сразу. И ведь даже магию не применяет, а ощущение, что каменеешь.   - Твой, - спокойно подытожил старший следователь, - у меня нюх лучше волчьего, Риате.   Я не стала спорить, потому что доказывать что-то мастеру смысла не было. И мы пошли на первый пустырь.   Василиск - сзади почти не отличимый от огромной змеи, разве что хвост короткий и толстый, и я - чавкающая по раскисшим кустам и почве, несчастная адептка. Стаявший снег обнажил горы мусора, объедки недоеденные, ну и трупы здесь так же имелись. По большей части это были умертвия, пришедшие к городу в поисках кого бы поесть, и уснувшие при сильных морозах. Сейчас они еще не просыпались, и уже вряд ли проснуться - Ночная Стража таких 'горожан' отправляла прогуляться в Бездну.   Правда даже зная что мертвые не проснуться, бродить среди них удовольствия никакого. Но и выбора у меня не было.   И вдруг случилось почти чудо.   - Дэя, - крик Риайи прозвучал лучше чем вампирский хор, - Дэя, ты что в кустах делаешь? Вылезай!    И темная эльфийка в прекрасном фиолетовом платье побежала мне на встречу. Золотые волосы роскошными локонами струились по плечам, золотые глаза сверкали ярче солнца, на коже проступил румянец - Ри была просто прекрасна. Я, позабыв о необходимости любоваться трупами разной степени разложения, тут же вылезла из кустов, и попала в порывистые объятия.   - Дэй! - завопила Риайя, стискивая меня так, что ребра едва не трещали.   - Слушай, убьешь же, - Юрао выступил не знаю откуда, хотя можно предположить что Ри просто затмила его собой, - отпусти моего партнера.   Ри отпустила, одарив брата хмурым взглядом, я просто улыбнулась дроу, он весело подмигнул мне в ответ, и нарочито громко осведомился:   - А что же ты тут делаешь в учебное время, Дэя?   И вид у него такой невинно-удивленный при этом.   - А я... а мы с мастером Окено...    Начала я, и осеклась, заметив, как при упоминании старшего следователя побледнела и даже отступила на шаг Ри. Но отступать было некуда! Кусты затрещали, и на выложенную камнем дорожку ступил мастер Окено. Ногой ступил. Обутой в туфлю ногой. И вторая так же появилась следом. Как и весь мастер - в безупречном темном костюме, и при этом фиолетовой рубашке. Как раз в тон к платью вмиг сие осознавшей Риайи.   - Мастер старший следователь! - Юрао был само удивление. - Вы и здесь! Какой приятный сюрприз!   Окено бросил весьма недовольный взгляд на дроу, но куда там следователю до разгневанно-возмущенной Ри - она просто таки испепеляла брата золотыми глазами.   - Между прочим ты сейчас делаешь благое дело, - не стал отрицать своих коварных замыслов Юр, но и раскаиваться в них так же не собирался. - Ты Дэю спасаешь!   Старший следователь засопел. Очень разгневанно. Юрао нахально продолжал разглагольствовать:   - И вот если ты сейчас Окено не уведешь, Дэй допоздна будет курсировать по свалкам в поисках разложившихся трупов. А ей и так не просто, она вообще с любимым рассталась.   И я присоединилась к недобрым взглядам на Юрао. Риайя же перестав буравить брата, удивленно взглянула на меня. Я молчу. А Юрао - нет.   - А ты что, не поняла? Или не видела как она в праздник Смерти Зимы чуть ли не весь снег извела? Думаешь исключительно, дабы от хворей избавится?   - Юррр, а ты дроу блохастых видел? - с намеком прошипела я.   Партнер мне очаровательно улыбнулся и нахально заметил:   - Нет, мне блохастого дракона хватило.   - У драконов бывают блохи? - изумился Окено.   - Случается, - Юрао мне весело улыбался, - как доведут адепток академии проклятий, так с ними такое и случается. И вообще, что мы все о блохах да о трупах, день то сегодня какой теплый, солнце яркое, травка зеленеет... Я предлагаю погулять, что скажете?   Сказать все хотели. Ри явно хотела сказать, все, что думает о брате, но ей было жалко меня. Окено так же явно желал высказаться, но ему очень нравилась Риайя. Я вообще привыкла молчать, а еще мне очень не нравились трупы, даже если они и могли рассказать хорошему следователю больше, чем плохому некроманту. В общем Юрао протянул мне руку, Окено повторил маневр с Ри. Я с благодарностью вложила ладошку в когтистую лапу Юрао, Ри, фыркнув, взяла Окено под локоток и мы пошли гулять. Старший следователь и Риайя впереди - смотрелись они потрясающе и одеты были как пара, и мы с Юрао сзади, и шли мы чуть медленнее, исключительно чтобы поговорить.   - Как ты? - начал партнер.   - Получше, - не стала увиливать я. - А как ты понял, что в праздник Смерти Зимы что-то произошло? Я же старалась улыбаться, никто и не заметил.   - Никто и не заметил, - дроу чуть сжал мою ладошку. - Только мы с Наавирром. Мы тебя лучше знаем.    Я промолчала, глядя вперед, где Окено вдруг остановился, сорвал веточку белоснежных цветов с дерева и протянул Ри. Несмотря на подчеркнутую неприязнь к старшему следователю, темная эльфийка заметно смутилась и цветы взяла так... так как не берут у тех, кто безразличен. Теплая, такая добрая улыбка озарила лицо мастера Окено. Ри вообще опустила головку, прикрыв смущение попыткой вдохнуть аромат цветов. Полувасилиск был готов расцвести, как и все вокруг.   - Наконец-то он понял, - с усмешкой прошептал Юрао.   - Что понял? - спросила я, впрочем, учитывая то, как Ри позволила взять себя за руку, тут действительно все понятно.   - Понимаешь, - начал рассказывать партнер, - Ри он всегда нравился. Да она фыркала, перец ему в чай подсыпала, гвозди в постель, толченую соль в мыло для умывания. Все как полагается, и все для того, чтобы Окено, наконец, обратил на нее внимание. Мне было шестнадцать, ей четырнадцать, и следователь, конечно, внимание обращал, куда уж тут не обратить после такого, но не как на девушку. А когда Ри исполнилось двадцать, уже она его видеть не хотела. Мы, дроу, мстительные.   Я улыбаясь смотрела как одна очень мстительная дроу, обернувшись через плечо, взглянула на брата. Юрао весело помахал рукой на прощание, вряд ли Окено не заметил, что его осторожно повели в наиболее пустынную часть парка.   - Очень мстительные, - повторил Юрао. - Вот зря он пошел!   - Почему зря? Может им стоит побыть наедине, - мне было так радостно за Ри.   - Да потому что она на него все еще злится, - Юр встревожено вглядывался в сторону исчезнувших из нашего поля зрения Ри и Окено.   - Как бы она не злилась, если любит, простит абсолютно все, - тяжелый вздох я сдержала.   - Да? - Юрао насмешливо смотрел на меня, вскинув золотую бровь. - Это ты у нас все простишь, а с Ри разговор особый.   И тут на весь парк раздалось гневное:   - Не надо зеркал!!! - рев был знатный, перепуганные птички вспорхнули с деревьев, летучие мышки напротив повалились на траву.   Мы с дроу стояли и прислушивались к происходящему. Дождались очередного возмущенного:   - Риайя Найтес!!!   Усмехнувшись, Юрао меланхолично поинтересовался:   - А я говорил, что Окено у нас преподавал?   - Ри училась в академии стражей? - не поверила я.   - Естественно, - Юрао весело мне подмигнул, - все шесть лет. А как, по твоему, она могла портить жизнь Окено. Он, кстати, как раз после нашего выпуска и перевелся в Ардам, чтобы, значит, подальше оказаться.   - Подальше от Ри? - во все глаза смотрю на партнера.   Юр отошел к дереву, сорвал и мне цветочков, протянул, и едва я взяла, пояснил:   - Подальше от нашей профильной академии, - усмехнулся, - представь себе выражение его лица, когда принимая должность старшего следователя и знакомясь с личным составом, он услышал: 'офицер Юрао Найтес'.   - И что он сделал? - у меня вдруг странные подозрения возникли.   - Расстроился, - Юр хмыкнул, - и начал головой крутить, в поисках Ри. Не нашел. Так расстроенный и просидел весь вечер.   Я вдохнула сладкий, чуть приторный аромат цветов, и огляделась. Мы остановились в удивительно красивом месте парка - справа простиралась аллея деревьев, цветущих розовыми цветками, слева - темно-синими, под деревьями словно покрытые снегом белоснежным кипнем цвели кусты, каменная дорожка среди уже зазеленевшей травы - так красиво. И даже трудно поверить, что не так далеко от этого места трупы можно отыскать, при желании...   - Стой-стой, - вдыхая аромат цветов, я вот что подумала, - так Окено думал, что вы будете в ардамской Темной Крепости?   - Он не думал, Дэй, он знал, - Юрао хитро улыбнулся, - зря, что ли я ему свои документы о назначении три раза носил на подпись. А вот чего он не знал, так это того, что Ри туда работать никто не пустит.   - Бедный мастер старший следователь, - протянула я.   - И не говори. Что-то тихо там у них, посмотрим? - за веселой улыбкой явно читалось беспокойство.   Но тут уж я проявила свои частноследовательские качества:   - Юр, ты Ри видишь?   - Ммм, нет, - недоуменный взгляд на меня.   - Так вот если бы она что-то сделала, была бы уже здесь, - резонно подметила я.   - Ааа, - Юрао, наконец, догадался, - так тем более пошли смотреть! Примирение века, как-никак.   И может это не совсем правильно, но... мы пошли смотреть. Сначала быстро и тихо пробежались по дорожке к тропке, которая сворачивала направо и по которой Ри увела несопротивляющуюся жертву коварной мести истинно мстительных дроу. И вот по этой тропинке мы уже крались - Юр впереди, я за ним. И мы крадемся, пригибаясь под ветками, потому что территория то заброшенная, а потому деревьями заросшая, и крадемся, и видим стену. Здесь когда-то городской район был, после нападения скаэнов семьдесят лет назад оказался полностью разрушен - духи хранители сами восстановить не смогли, но и строить что-либо на этом месте не позволили. В итоге в центре Ардама имеется парк с живописными развалинами, и вот у одной из развалин и увидели мы невероятную, по сути, картину! Окено решительно прижал отчаянно сопротивляющуюся темную эльфийку к стене, обе ее руки были вздернуты вверх, и старший следователь удерживал их обхватив тонкие запястья одной рукой, вторая его ладонь удерживала личико сопротивляющейся девушки, ну а все вышеуказанные действия целью имели страстный и уверенный поцелуй. Который к моменту нашего появления и присутствовал.   - И что мне делать? - прошептал, хохотнув, Юрао. - Как брат я обязан вмешаться, а мужская солидарность предписывает встать на стреме. Что делать будем?   - Даже не знаю, - прошептала я, глядя, как одна из ручек Ри опускается, чтобы обвить шею мастера Окено.   - Вот и я о том же.   В это время и вторая рука темной эльфийки обняла не прерывающего поцелуй старшего следователя.   - Вот мы, мужики, всегда так, - начал Юрао, осторожно утаскивая меня обратно на тропинку так, чтобы целующиеся не заметили, - когда любишь, смотришь на нее и надышаться не можешь. Робеешь от каждого слова, от каждого взгляда, как мальчишка. А вам только решительность и настойчивость подавай.   У стены раздался стон. Мы с Юрао разом посмотрели в направлении влюбленных и узрели смену дислокации рук мастера Окено - они благополучно заняли позицию на тонкой талии Ри.   - Говорил я ему сразу, - продолжал сокрушаться дроу, - схватил, через плечо перекинул, сказал 'Моя' и чтоб не дергалась даже. Потому что женщины любят сильных и решительных. А он что?   - Что он? - мне просто было интересно.   Юр мне не ответил, и мы, пригибаясь, покинули обитель примирившихся возлюбленных. Вышли с другой стороны парка, уже на дорогу, и Юрао, довольный и щурящийся от яркого солнца, сделал мне предложение:   - Пошли работать.   Наглость дроу превосходит их мстительность! Многократно.   - Что? - искренне изумился он. - Я тебя от свидания с большим количеством трупов спас? Теперь ты меня спасай от гномов. И, между прочим, нам еще на свадьбу поход предстоит. И не вздумай отказываться, такие мероприятия полезны для дела, так что не возражай. И вообще, где Нурх?! Уволю морду лошадиную!   Я рассмеялась. Настроение сегодня стало замечательным, но все же:   - Юр, меня едва не отчислили, и поверь...   - Верю, - меня подтолкнули к карете, едва подъехавшего Нурха, - верю, но сомневаюсь, что Окено сейчас имеет хоть что-то против твоего рядом с ним отсутствия. Все, Дэй, не ной, у нас еще дел на сегодня - Бездна мирно отдыхает. А Окено в любом случае прикроет.   После недолгих раздумий я пожала плечами и направилась к карете, под приветственный говор Нурха:   - Госпожа Риате, так рад вас видеть. А вы еще живы? Слушайте, вот как у вас люди без охраны-то выживают?    - Молча, - беззаботно ответила я.      *****   Дело номер четыре, в заведенном нами с Юрао реестре.   - Итак, мастер кожевник Рут, - зачитал партнер, - это рядом, но чего Нурх будет стоять без дела.   - А я бы прошлась, - задумчиво отвечаю, просматривая дело номер два, то самое в котором мастер Шуттан, владелец кулинарии и чайной, сообщал о поселившемся в его доме приведении. - Юр, а что с допросом Логера?   Все что мы узнали после невероятного спасения адепта, так это тот факт, что раньше его держали в другом подвале, и вдруг, за два дня до нашего обнаружения пленника, его перевели под жилище Игарры Болотной и даже перестали кормить. И вот что-то мне в его рассказе сразу не понравилось, но я и тогда и сейчас не могла понять что именно.   - Логер особо ничего рассказать не смог, - Юрао подошел, уселся на край моего стола, отобрал дело номер два и вчитался. - О времени своего первого заключения не помнит ничего, про убийство - крайне смутно, о зародыше вообще никаких воспоминаний. Дэй, что не так?   - Да я вот все думаю, - вообще чаю хотелось, но Ри не было, так что вот о чае я решила не думать, - так вот, смотри - Гнев Солнца, если способен уничтожать артефакты, значит и стабильные магические заклинания так же, да?   Из нас двоих магом был именно Юрао, так что его ответ был значим:   - Давай так, - он нахмурился, - Гнев Солнца заклинание особое, и я до недавних событий полагал, что его высшая степень - пятая, сверх степень - седьмая.   - А мы имели дело с девятой, - вспомнила я слова Счастливчика.   - Да, Наавирр мне говорил, но суть в чем - по идее может, тут ты права, потому что уже в пятой степени сжигает практически любой магический щит.   - Белая магия вообще крайне опасна, - я вздохнула и, потянувшись, вернула папку с делом номер два.   - Не сказал бы, - Юр удобнее устроился на моем столе, - Белая много энергии требует извне, мы используем свою, либо живой источник, они больше силы природы. Так что тебя тревожит?   - Логер, - я вновь всмотрелась в папку, - понимаешь, если верить Счастливчику, удар они планировали заранее, так?   - Так, - согласился партнер.   - Теперь смотри - Гнев Солнца изначально собирались направить на 'ДэЮре', то есть фактически на центр города.   - Ну? - он все еще не понимал.   - И подобный удар уничтожил бы все стабильные магические заклинания в радиусе поражения, так?   - Так.   - И Логера перевели за сутки до нападения, Юр, - я вдруг четко осознала, что именно мне так не понравилось во всей этой истории.   - Ммм, - Юрао поднялся, начал бродить кругами по кабинету, потом остановился, и задумчиво произнес:- Логера переводят за сутки до удара Гневом Солнца, значит он находился в одном из подвалов, которые попадали в зону поражения.   - Именно! - и я высказала то, о чем было очень неприятно думать: - Логера держали в подвале одного из домов расположенных в центре Ардама. Это самый респектабельный район, Юр. Здесь нет перебежной нечисти. Здесь все свои. То есть маг, тот маг, который активировал Гнев Солнца, он из самых уважаемых жителей города!   Юрао подошел, вновь уселся на стол и отобрав у меня папку с делом, начал зачитывать:   - 'Почтенный мастер Шуттан. Задача: Побеседовать с привидением, выяснить, нет ли родственников, так как крайне полезная сущность (ведет все счета гнома) рыдает по ночам, тяжело вздыхает'... - прекратив чтение Юр начал размы