/ Language: Русский / Genre:detective / Series: Шерлок Холмс. Свободные продолжения

Шерлок Холмс возвращается в Лондон

Филип Карраэр

Легендарный детектив возвращается в Лондон из Америки, куда он бежал от преследования людей Мориарти. Шерлок Холмс вновь начинает заниматься расследованиями наделавших много шума преступлений и доказывает, что, по-прежнему оставаясь на стороне закона, он не утратил веру в идею торжества справедливости. В новый сборник рассказов о Шерлоке Холмсе вошло пять произведений: «Дело о злом духе», «Лечебница в Линкольншире», «Траурный поезд», «История внештатного сотрудника Бейкер-стрит» и «Дело об убийстве Чарльза Базиана».

Филип Дж. Карраэр

Шерлок Холмс возвращается в Лондон

ДЕЛО О ЗЛОМ ДУХЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Голова восковой фигуры, которая раньше заменяла мне настоящего Шерлока Холмса и которая, на беду, получила пулю в лоб, взирала на меня, когда я сидел напротив живого Холмса в нашем старом кабинете на Бейкер-стрит. Благодаря усилиям Майкрофта Холмса и старой доброй миссис Хадсон за годы его отсутствия обстановка квартиры не изменилась. Эта восковая голова была прострелена пулей «дум-дум», пущенной из духового ружья полковником Себастьяном Мораном, и теперь стояла на краю особого соснового стола, покрытого пятнами от кислоты, на котором Холмс проводил свои многочисленные химические опыты. Рядом находилась так хорошо знакомая мне персидская туфля, в носке которой снова лежал табак для трубки Холмса.

Полковника Морана Холмс когда-то объявил вторым самым опасным человеком Лондона. Однако убить Холмса, как полковник намеревался, ему так и не удалось. Позже его арестовали, но не за покушение на Холмса, а за преступление, которое он на самом деле совершил, убийство Рональда Адэра. Моран застрелил Адэра через открытое окно из того же самого ружья, из которого пытался убить Холмса.

В один из дней в середине жаркого июля так привычно и отрадно было видеть, как мой старый друг опять сидит напротив меня с газетой в руках, и к этому впечатлению по-прежнему прибавлялось ощущение чуда. В течение трёх долгих лет я думал, что Шерлок Холмс мёртв и навеки погребён в сырой могиле. И вдруг он вернулся и вошёл в мой кабинет в Кенсингтоне, словно Лазарь, восставший из гроба.

— Вы ведь сейчас никаким делом не заняты, Холмс? — спросил я, заранее зная ответ.

Холмс опустил на колени номер «Дейли телеграф»:

— Вы прекрасно знаете, что нет, дорогой мой друг. Я читаю хронику самых скучных преступлений Лондона, которые так легко раскрыть, что на это способен даже самый рядовой лондонский детектив. Печально, что после смерти Мориарти преступный элемент решительно деградировал.

Такие сетования в исполнении Холмса звучали уже не в первый раз. И не в последний, подумал я про себя.

— Я получил ещё одно приглашение от полковника Хейтера отдохнуть в его доме в местечке Суррей. Что скажете, Холмс? Я могу договориться с Анструтером, чтобы он заменил меня на неделю. Жена уже уехала из города с друзьями. В конце концов, приглашение даёт нам возможность избежать этой жары.

Холмс, конечно, помнил, как семь лет тому назад мы ездили туда, чтобы он смог набраться сил. Тогда Холмс переутомился: дело, над которым он работал, пошатнуло даже его железное здоровье. Однако мысль об отдыхе он к себе и близко не подпускал. Попытка вытащить его в Суррей расценивалась им как преступление. Я уже упоминал об этом в своём рассказе «Помещики из Рейгейта».

Дом полковника Хейтера, как и раньше, оставался домом холостяка, и он там почти никогда не бывал. Это обстоятельство предоставляло нам полную свободу.

Холмс сложил «Дейли телеграф» и кинул её на испорченный кислотой стол.

— Вообще-то, Уотсон, это было бы замечательно. Я собрал материалы о разных видах почвы в Лондоне и планировал написать монографию, где в деталях осветил бы вопросы её отличительных особенностей и их значение для расследования преступлений. Я могу набросать её там. Ещё я сочиняю пьесу для скрипки. Да, Уотсон, вы совершенно правы, жара в Лондоне почти невыносима.

— Отлично, Холмс! — Я остался доволен таким решением. — Я посмотрю расписание поездов и отмечу, какие отправляются в Суррей сегодня днём.

Как и в тот раз, когда мы отправились в Суррей семь лет назад, я надеялся, что в доме Хейтера нам удастся скрыться от расследований и отдохнуть. Но так же, как в прошлый приезд, мои надежды целиком и полностью не оправдались: там мы столкнулись с преступлениями самыми необычными и словно специально ожидавшими нас.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Нам с Холмсом понадобилось совсем немного времени, чтобы подготовиться к путешествию. Меньше чем через час мы попрощались с миссис Хадсон и остановили экипаж, чтобы отправиться на станцию Паддингтон. В Суррей мы прибыли как раз к полднику. Там было градусов на десять холоднее, чем в Лондоне, и такая перемена в погоде мне была очень по душе.

Выйдя из-за стола, мы заглянули в оружейную комнату. Хейтер затянулся сигарой, Холмс раскурил свою трубку, а я воспользовался обычной сигаретой.

— Как вы уже знаете, — сказал полковник, выпустив облако дыма, — меня вызывает в Лондон мой адвокат, чтобы обсудить юридические вопросы, так что утром я уезжаю. Меня не будет несколько дней, и весь дом остаётся в вашем распоряжении.

— Что-то серьёзное? — осмелился спросить я.

— Нет, вовсе нет. Просто потребовалось решить некоторые юридические проблемы. И раз уж я окажусь в Лондоне, то непременно посмотрю спектакль или даже два. Быть может, поездка окажется не только деловой, но и развлекательной.

— Так получается, что мы фактически меняемся местами, — сказал я. — Могу я предложить вам остановиться в моём доме? Моя жена сейчас в отъезде. Или, возможно, вы предпочтёте квартиру Холмса на Бейкер-стрит?

Я отлично знал, Холмс разозлится от одной только мысли, что кто-либо сунет нос в его владения. Но предложить это меня заставили хорошие манеры, и ему пришлось бы уступить, если бы Хейтер вдруг согласился.

— Нет, это, конечно, очень мило с вашей стороны, но нет. В Лондоне проживает моя кузина, и я по приезде остановлюсь у неё.

— Какие у вас замечательные шахматы, — заметил Холмс, показывая на набор фигур, выточенных из чёрного дерева и оникса.

— Да. Я приобрёл их в Афганистане и привёз домой вместе с другими сувенирами.

Последние слова относились к тем ранам, которые он получил. Я едва выходил его тогда в Афганистане.

— Вы хотели бы сыграть партию? — поинтересовался Холмс.

Полковник охотно согласился.

— Последний раз я играл в шахматы в Америке с мистером Икэгами, — сказал Холмс, после того как каждый сделал первый ход. — Он был из Японии. Я встретил его в Нью-Йорке, в мужском клубе под названием «Общество мёртвых кроликов». Он был отличным шахматистом.

Холмс сбежал в Америку, чтобы спастись от преследования людей Мориарти. Недавно он рассказал мне о расследованиях, которые провёл, когда жил там, так что имя Икэгами мне было знакомо.

Двумя неделями ранее я закончил писать свой первый рассказ «История «Общества мёртвых кроликов»» о расследовании Холмсом серии убийств. Услышав сказанное Холмсом, я уже не сомневался, каким будет следующий вопрос полковника. Именно его я задал Холмсу, когда тот впервые упомянул странное название этого общества.

— «Общество мёртвых кроликов»? — Хейгер выпустил очередное облако дыма и передвинул слона. — Чёрт возьми, что это ещё такое?

— На американском сленге начала девятнадцатого века слово «кролик» означало «хулиган», а «мёртвый кролик» — «большой хулиган», «крепкий парень», — пояснил я. — Название «Мёртвые кролики» принадлежало нью-йоркской уличной банде, во всяком случае так рассказывал мне Холмс. Несколько бывших членов этой банды достигли финансового успеха, открыли мужской клуб и взяли для него именно это название.

— Всё равно очень странно. — Полковник тяжело вздохнул и передвинул коня.

Спустя пятнадцать минут и через несколько ходов Холмс откинулся на спинку кресла и произнёс:

— Мат!

— Отлично сыграно! — добродушно отреагировал полковник. — На этой печальной ноте я отправлюсь в кровать. Завтра рано утром уезжаю в Лондон.

— Спокойной ночи, старина, — сказал я. — Мы проснёмся пораньше и поможем вам с багажом.

— Не стоит. Я, как и вы, путешествую налегке. Одной сумки мне вполне достаточно. Спите сколько хотите. — С этими словами он положил сигару в пепельницу и поднялся с кресла.

* * *

Холмс поздно встал на следующее утро, как, собственно, было всегда, когда он не был занят расследованием. Я, однако, посчитал долгом пробудиться пораньше, чтобы попрощаться с Хейтером и поблагодарить его ещё раз за то, что приютил нас в своём доме. Небрежно бросив «не за что», он занял место в экипаже и уехал.

* * *

Так мы с Холмсом остались одни. Позже в тот же день Холмс принялся работать над монографией, а я пошёл прогуляться по округе. Со вчерашнего дня ощутимо похолодало. И после долгих недель, когда я вынужден был терпеть удушливую жару Лондона, прохладный воздух казался мне живительным. Деревенская местность выглядела зелёной и пышной и прямо рядом с домом полковника буйно поросла деревьями и кустами. Из ветвей доносилось счастливое щебетание птиц.

Кухарка полковника жила неподалёку и приходила готовить нам обед и ужин. Несмотря на то что это обстоятельство выразилось в некоторое неудобство для меня, мы попросили её не готовить завтрак, поскольку Холмс обычно спал допоздна. Заодно она снабжала нас теми газетами, которые можно было достать в этой глуши. Я снова начал читать «Британский медицинский журнал» и намеревался следить за последними новостями. Моё внимание привлекла колонка о продолжающемся процессе над известным актёром и писателем Оскаром Уайльдом. Его последняя пьеса «Как важно быть серьёзным» хоть вначале и пользовалась популярностью, как и все предыдущие, однако была снята с репертуара после того, как Уайльда обвинили в содомии. Оставалось только руками разводить. Мы с женой видели эту пьесу в театре Сент-Джеймса в мае, и нам обоим она невероятно понравилась.

Скоро я пресытился новостями и смиренно принялся за медицинские журналы, которые привёз с собой. Через несколько часов я взял книгу в маленькой библиотеке полковника. Ею оказалась «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», которая была быстро распродана и которую я так хотел прочитать с момента её выхода. С маленьким томиком в руках я устроился на уютном диване и открыл первую страницу.

Я заснул и проснулся только около полуночи. Холмс был в оружейной комнате и внимательно читал оставленные мной газеты. Я пожелал ему спокойной ночи и отправился спать. Закрыв глаза, я смутно слышал, что погода вновь переменилась и за окном шёл сильный дождь.

* * *

Дождь продолжался почти весь четверг, лил и в пятницу и затих только после захода солнца. К этому моменту Холмс приблизился к завершению монографии и объявил, что закончит на следующий день. А я дочитал историю о Джекиле и Хайде и начал уже жалеть, что не привёз с собой больше журналов по медицине. Я не мог выйти из дома из-за дождя и последние два дня только и делал, что читал, и осилил всё, что было интересного.

Дождь прекратился, но уныние предыдущих дней задержалось. Наступил тёмный и мокрый вечер. Холмс играл на скрипке, видимо ту самую новую пьесу, о которой упоминал перед отъездом, когда около девяти часов в парадную дверь громко постучали. Судя по производимому шуму, визит был крайне срочным.

* * *

Никто бы не осмелился прийти вот так, просто постучав, подумал я. Полковник Хейтер предпочитал уединение и содержал этот дом в Суррее только для того, чтобы иметь возможность побыть в одиночестве. Соседи жили в некотором отдалении. И хотя полковник не был нелюдим и неприветлив, знакомство с ними оставалось лишь шапочным. По своей природе Хейтер слыл закрытым человеком и, насколько я знал, гостей не любил. А его приглашения погостить были не чем иным, как исключениями, лишь подтверждавшими правило.

Я открыл дверь маленькому худому человеку, одетому в тёмно-коричневый костюм и чёрный плащ. Он на одном дыхании извинился за беспокойство и представился как мистер Гаммитс, слуга доктора Ламара Керри. Доктор оказался соседом полковника и жил в доме прямо по другую сторону от небольшой рощицы, разделявшей их владения на востоке.

— Доктор Уотсон здесь? — спросил он с выражением полного отчаяния на лице. Его голос был немного высоковат и показался мне неприятным. — Насколько я знаю, он остановился здесь, в доме полковника; по крайней мере, так говорят в деревне.

— Доктор Уотсон — это я. Что случилось?

Мужчина был очень взволнован. Он сделал глубокий вдох, прежде чем ответить.

— Сэр, будьте так добры, мой хозяин упал на пол. Если бы вы могли прийти, — он ещё раз вдохнул, — и посмотреть на него, сэр, — ещё один глубокий вдох. — Я бежал сюда всю дорогу, сэр, — добавил он, всё ещё глотая воздух между словами. — Думаю, доктора Керри могли застрелить, сэр. Я слышал выстрел и потом нашёл его на полу.

— Боже милостивый! Выстрел! Да. Конечно я пойду с вами.

Выражение благодарности появилось на взволнованном лице человека.

— Спасибо вам, сэр.

Холмс к этому моменту уже отложил скрипку, переоделся в сюртук, подошёл и встал рядом со мной.

— Я тоже пойду, — объявил он. — Идёмте! Гаммитс, вы покажете дорогу.

* * *

От нас до дома доктора Керри было примерно пятьдесят ярдов. Мы шли по узкой тропинке, петлявшей между деревьями. Гаммитс держал в руке фонарь, освещая дорогу. Глубокая тьма накрыла и окружила нас со всех сторон, а свет фонаря едва пробивался через гущу растений, отбрасывавших страшноватые тени.

Наконец мы выбрались из рощи на более широкую дорогу с колеёй от колёс и прошли между двумя колоннами из кирпича, увенчанными каменными статуями. Два рычащих льва враждебно смотрели на нас в свете фонаря. Колонны эти оказались продолжением высокой кирпичной стены, которая окружала дом Керри. На этих колоннах держались железные ворота с причудливым, витым рисунком. Одна из створок была распахнута, а другая, справа, приоткрыта. Гаммитс даже не потрудился закрыть их, когда мы вошли.

Мы миновали каретный сарай по булыжникам, которыми была вымощена дорога до парадной двери дома Керри. Тропинка, по которой мы передвигались раньше, превратилась из-за пролившихся дождей в мокрое месиво, а идти по чистой мощёной дороге было гораздо легче.

Пройдя вдоль высокой ограды, мы попали на ярко освещённое пространство у дома Керри. Казалось, что каждая лампа в доме горела, и стало так светло, что в фонаре Гаммитса уже не было нужды. Он потушил его и повесил на крюк около входа.

Дом был кирпичный и гораздо больше дома полковника. Я заметил, что окна закрыты железными решётками, наверное в знак того, что владелец боялся грабителей. Гаммитс достал связку ключей, привычным движением вставил ключ в дверной замок и покачал головой:

— Дверь осталась открытой. Я выбежал так быстро, что не запер её. Пойдёмте, я проведу вас к доктору Керри. Он в кабинете.

* * *

В небольшом камине горел огонь. Его разожгли в середине июля, очевидно, из-за перемены погоды, и в комнате было приятно тепло. К нашему удивлению, доктор Керри вовсе не был распростёрт на полу в луже крови, а сидел на диване около камина. В руке он держал бокал виски.

— А, вот и вы, Гаммитс, — сказал он, когда мы вошли. — Кого вы с собой привели?

Гаммитс уставился на своего хозяина широко раскрытыми глазами.

— Но, сэр… Я видел, что вы лежали на полу… после того, как я услышал выстрел… я подумал… что вы ранены… или даже хуже.

— Я? Выстрел? Нет, это мой пистолет выстрелил. Этот… незваный гость снова появился, Гаммитс, только на этот раз я выстрелил в него. Потом, видимо, отключился.

Доктор Керри уставился на меня и Холмса:

— У меня плохое сердце, понимаете. Серьёзные проблемы с клапаном. Волнение его иногда переутомляет.

— Я так рад, что вы пришли в себя, сэр. Я побежал и позвал доктора осмотреть вас. Это доктор Уотсон.

Я кивнул. На лице доктора Керри промелькнуло беспокойство, или мне так только показалось. Худой мужчина необычной внешности, он выглядел бы молодым, если бы не седые пряди в густых каштановых волосах. Довольно выдающийся орлиный нос был слишком велик для остальных черт его лица и потому его портил.

— Гаммитс, — произнёс он устало, — я очень ценю вашу заботу, но я уже пришёл в себя. Виски — это всё, что мне было нужно.

Его взгляд переместился со слуги на меня:

— Спасибо, что пришли, доктор, но вы ничем не поможете. Я сам врач и знаю это. Как гласит Библия: «Врачу, исцелися сам», — добавил он, сделав ещё один глоток виски. — Как жаль, что это невозможно.

— Вы упомянули незваного гостя, человека, в которого выстрелили, — прервал его Холмс. — Могу я спросить, кто это был, в кого вы стреляли?

— А вы?..

— Шерлок Холмс. Приятно познакомиться, доктор Керри.

При упоминании имени Холмса на лице Керри появилось выражение любопытства.

— Шерлок Холмс, детектив?!

— Именно так, — ответил Холмс. — Надеюсь, наше присутствие здесь сегодня вечером не кажется вам назойливым?

— Н-нет, вовсе нет. Пожалуйста, садитесь. И вы, доктор Уотсон. А, вы тот Джон Уотсон, автор историй о мистере Холмсе. Да, конечно. Я читал кое-что. Спасибо вам, Гаммитс, это всё на сегодня.

— Да, сэр, я рад, что вы в порядке, сэр. Вы меня очень напугали.

Слуга повернулся, чтобы покинуть комнату, а мы с Холмсом сели у камина напротив доктора Керри: оба на стульях, лицом к сидящему на диване доктору.

— О, простите меня, — сказал Керри, когда мы с Холмсом сели. — Может быть, Гаммитс принесёт вам выпить?

Услыхав своё имя, Гаммитс остановился и обернулся. Мы отклонили предложение Керри, и он вышел из комнаты.

— Вы стреляли в грабителя? — спросил Холмс, наклоняясь вперёд.

Керри отпил ещё немного из бокала.

— Грабителя? Если бы… Нет, мистер Холмс, я стрелял… в призрака… — Он странно усмехнулся, будто только что неудачно пошутил.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Доктор Керри поднялся с дивана и снова налил себе выпить. Я заметил, что он был высок ростом, на пару дюймов выше Холмса. Он сразу же сделал большой глоток, вернулся на диван и только тогда заговорил опять:

— Эта история и смешная и страшная одновременно, — сказал он. — Кто-то затеял против меня нечто нехорошее, это точно. Захотел сделать меня жертвой такого ужасного… жестокого розыгрыша. Ведь это и есть розыгрыш. Я шутил, когда говорил, что меня преследует привидение. Нет, скорее кто-то выдаёт себя за него зачем-то. Может быть, чтобы напугать меня.

— Зачем кому-то так поступать с вами? — спросил Холмс.

— Не могу себе представить, — ответил Керри с лёгким раздражением в голосе. — Это безумие. Возможно, кто-то хочет, чтобы я умер.

— Умерли?

— Да. Как уже говорил, у меня больное сердце. Не знаю, когда оно остановится. Живу ото дня ко дню. Несколько месяцев назад я слёг от ужасной лихорадки. Правда, считал, что полностью оправился от неё. Но, кажется, она неважно сказалась на сердце. Я явно это ощущаю. Каждый раз, когда вижу этого… так называемого призрака, чувствую, как сердце колотится. Поэтому сейчас и потерял сознание. Думаю, кто-то пытается спровоцировать инфаркт. Хотя… кто может ненавидеть меня так сильно, чтобы я об этом не знал?

— Вы только что сказали «каждый раз». Сколько раз это видение появлялось?

— Сколько? Мы с женой и слугами приехали сюда весной, в конце мая. Первый раз он показался в начале июля, не так давно. Стеклянные двери, которые вы видите, открываются в сад. Солнце только село за деревья, и он был там, стоял за ними и смотрел на нас с Гаммитсом. Свет из комнаты падал на него сквозь стекло. Он так сильно испугал меня, что какое-то время я не знал, что и думать. Затем он достал нож, большой нож мясника, и, показав на меня пальцем, провёл лезвием себе по горлу. Всё было понятно: он мне угрожал! Я не мог себе представить почему. А потом он как-то маниакально ухмыльнулся. Во всяком случае, мне так показалось. От этой ухмылки моё сердце подпрыгнуло в груди. Когда он отступил в тень, я увидел, что он светился сам, лицо мерцало, как будто он действительно фантом.

И руки его тоже… зловеще светились. В целом создавалось впечатление, будто этот человек и правда выглядит как… как привидение. Я слышал, как Гаммитс прошептал с благоговением: «Он восстал из могилы, сэр… это грешник, который никак не найдёт покоя…»

Керри замолчал и сделал ещё глоток виски.

— Земля, на которой стоит этот дом, примыкает к церковному кладбищу. Очевидно, Гаммитс подумал, что какой-то дух восстал из могилы и появился перед моими дверями. Мы с ним застыли как вкопанные, и наблюдали, как этот усмехающийся демон уходил в темноту. Его светящееся лицо стало похоже на причудливую луну, которая парила в темноте, а потом исчезла за ночными облаками.

Призрак растворился. Усилием воли я пришёл в себя и побежал к дверям. Оказалось, что они заперты. Гаммитс подобрал ключ, и мы выбежали наконец на улицу. Осмотревшись, никого не обнаружили.

— Обычно двери закрыты? — спросил Холмс.

— Что? Нет, вообще-то, по обыкновению, мы держали их незапертыми, пока я не отправлялся спать. Мы с женой любили свободно выходить в сад. — Он снова поднёс бокал к губам. — По крайней мере, так было до появления этого человека. С того момента я настаивал на том, чтобы двери были затворены и во всём доме горел свет.

Холмс кивнул, и доктор Керри продолжил свой рассказ:

— После Гаммитс опять выдвинул предположение, что это был настоящий призрак, а я отругал его и обозвал дураком. Возможно, это было слишком грубо… но его слова разозлили меня. Я по-прежнему считал всё очень странным розыгрышем, за которым стояли непонятные мне мотивы. Такую забаву понять может только преступник.

На следующий день я почти окончательно убедил себя в том, что данное происшествие можно считать просто дикой выходкой, и надеялся, что она больше не повторится. Моя жена не была столь уверена. Когда она услышала о том, что случилось, стала настаивать, чтобы мы вернулись в Лондон. Я ответил, что это глупо, и она уехала одна.

— Да, но это произошло снова, — сказал Холмс.

— Всего два дня назад. Когда он появился, я был в соседней комнате, в библиотеке, и на этот раз один. Неожиданно я увидел, что он стоит прямо за стеклянными дверями. Но даже несмотря на то что в библиотеке горел свет, он находился в тени. И снова казалось, что его кожа светится. Я оцепенел, будто это и правда был призрак. Я чувствовал, как сильно бьётся сердце, казалось, оно вот-вот вырвется из груди. Потом, как и в первый раз, привидение исчезло. К тому моменту, как я пришёл в себя и открыл двери библиотеки, его уже не было. Я позвал Гаммитса, и мы с ним обыскали весь дом и сад, но, как и до этого, ничего не нашли.

— Двери в библиотеку были закрыты? — спросил Холмс.

— Нет, они вообще не закрываются.

— А вход в ваш дом был заперт?

— Да, во всяком случае, я так думаю. Как уже говорил, после первого появления я попросил Гаммитса держать двери запертыми. — Керри сделал ещё один большой глоток. — Сегодня вечером он приходил снова. И как будто стал более злым. Или, может быть, мне так показалось из-за расстроенных нервов. Вся эта… ситуация… она просто безумна…

— Что произошло сегодня? — поинтересовался Холмс.

— Я был здесь, в этой комнате. Я взглянул вот в то окно, — Керри махнул рукой в сторону одного из окон, выходящих в сад, — и, к своему ужасу, снова увидел это лицо. В комнате горел весь свет, и лицо было хорошо освещено. Всё оказалось настолько неожиданным, что у меня перехватило дыхание. Человек ощерился этой своей ужасной, дьявольской ухмылкой и поднял руку. На этот раз в ней был револьвер. Он направил его на меня и всё шире и шире оскаливался. Он собирался в меня выстрелить! Тут я вспомнил, что сам теперь носил с собой пистолет в кармане халата, вынул его и выстрелил. Потом… я, видимо, потерял сознание. Волнение было слишком сильным для меня или, скорее, для моего сердца.

Я очнулся через несколько минут и налил себе выпить. И сразу же увидел, как вы с Гаммитсом входите в комнату… — Керри на секунду замолчал, переводя взгляд с Холмса на меня. — Вот такая печальная история.

— И вы не можете предположить, почему кто-то захотел так поступить с вами?

Холмс направился к тому окну, в котором Керри увидел призрака. Он повернулся к нам спиной и принялся разглядывать стену.

— Нет, у меня нет врагов, — заявил Керри с вызовом. — По крайней мере, о которых я знаю. Это всё полное безрассудство.

— Вот где ваша пуля вошла в стену, — произнёс Холмс. — Очень глубоко. — Он подошёл к Керри: — Вы, однако, сильно промахнулись.

— Я не из тех людей, которые пользуются оружием. До сегодняшнего дня я никогда не держал в руках пистолета. — Он пристально посмотрел на Холмса, а потом опустил глаза: — Это всё полное безумство…

— Если вы не возражаете, я хотел бы воспользоваться вашим фонарём и осмотреть сад, — сказал Холмс.

Доктор Керри кивнул в знак согласия:

— Гаммитс вам поможет.

* * *

Мы вышли в сад и направились прямо к тому окну, у которого стоял предполагаемый фантом. Холмс высоко держал фонарь. Он обнаружил выложенную кирпичом дорожку, шедшую через сад и как раз возле этого окна делавшую крутой поворот. Он внимательно изучал её несколько минут, иногда даже присаживаясь на корточки.

— Всё совершенно бесполезно, Уотсон, — огорчённо произнёс Холмс, поднимаясь. — Эта дорожка идёт вдоль дома прямо под окном, но нигде нет никаких следов. — Он встал на цыпочки и заглянул в комнату через оконное стекло и решётку. — Керри наливает себе ещё виски, Уотсон. Отсюда прекрасно видна почти вся комната.

— Он явно сильно потрясён тем, что произошло, — сказал я. — Если выпивка его успокаивает, то его сердцу она только на пользу.

— Да, — согласился Холмс. — Он, я имею в виду призрака, наверное, вышел на эту дорожку с той мощёной дороги, которая ведёт к каретному сараю и ко въезду в усадьбу. Там они пересекаются. Может быть, мы сможем увидеть следы около ворот, Уотсон?

Мы направились к тем колоннам, между которыми совсем недавно проходили. Холмс несколько минут пытался найти что-либо, но был вынужден признать поражение:

— Обычно я осуждаю полицию за то, что она небрежно относится к осмотру мест преступлений, но в данном случае винить приходится только себя. Я вижу ваши следы, свои и Гаммитса, и ещё тех людей, кто ходил по этой дороге до нас. Их следы идут мимо дома, не поворачивая, так что это, видимо, просто прохожие. Если тут и было что-то действительно важное, мы, вероятно, всё уничтожили.

— Но когда мы здесь шли, мы не могли знать, что эта дорога окажется частью места преступления, — заметил я.

— Этому незваному гостю не обязательно было идти здесь. Может быть, он проник в сад, перебравшись через стену. Если он перелез через неё, то там, где спрыгнул, должны были остаться глубокие следы.

Холмс несколько минут рассматривал землю вдоль внутренней части стены, но надежды его не оправдались.

— Ничего, Уотсон. Что ж, давайте вернёмся в дом, дорогой мой друг. Тут делать больше нечего.

Мы повернули к дому. Холмс повесил фонарь на крюк возле входной двери и направился к доктору Керри.

— Мне очень жаль, но мы ничего не смогли найти снаружи, доктор, — сказал Холмс. — Если вы позволите, я посоветовал бы вам покинуть этот дом как можно скорее. Исходя из ваших слов, совершенно очевидно, что кто-то желает вам зла. Возможно, это кто-то, кто знает о вашем больном сердце и кто собирается навредить вашему здоровью или даже хочет, чтобы вы умерли. Если его попытки и дальше будут заканчиваться неудачей, он, вероятно, попробует использовать более эффективные методы. Он сам навёл на эту мысль, когда появился с револьвером сегодня вечером.

Выражение лица доктора Керри вдруг стало дерзким.

— Меня нельзя вытравить из собственного дома, мистер Холмс. Я не побегу отсюда, как какая-то дворняга, которую пнули ногой.

— Понимаю, — сказал Холмс. — Но рано или поздно вы всё равно уедете отсюда, чтобы вернуться в Лондон. Если вы сделаете это раньше, вовсе не обязательно считать это побегом.

Доктор Керри кивнул:

— Да… да, полагаю, что это так. По правде говоря, реальных причин оставаться здесь у меня нет. Это поразительно, что кто-то хочет причинить мне вред. В смысле, не могу себе представить, какая на это может быть причина.

— Вы сообщали об этом полиции?

— Да, в местный отдел. Но здесь работает всего несколько человек. Они мало что могут сделать.

— Ваша история очень заинтересовала меня. Не хотели бы вы, чтобы я её более внимательно изучил?

— Что? Внимательно изучили? О нет… Спасибо, но нет. У меня теперь есть пистолет, и я воспользуюсь им без колебаний. А может быть, мой сегодняшний выстрел отпугнул этого человека и он больше не появится.

— Могу я посоветовать нанять охрану, если вы тут останетесь? И ещё я рекомендую поменять все замки в доме. Это как-никак обезопасит вас.

— Поменять замки?

— Первый раз, когда этот человек появился, вы удивились, что двери были заперты. Возможно, он их и запер, чтобы ни вы, ни ваш слуга не могли быстро броситься за ним. Времени, которое потребовалось вам для открывания двери, хватило ему, чтобы ускользнуть. Второй раз он появился у входа в вашу библиотеку, несмотря на то что входные двери в дом были закрыты. Вероятно, он открыл их сам. Всё это может говорить о том, что он каким-то образом раздобыл дубликаты ваших ключей.

— Дубликаты ключей… честно говоря, я об этом не подумал. Да, вы правы, мистер Холмс. Я как можно скорее вставлю новые замки.

— В деревне есть мастер, который этим занимается?

— Что? Зачем… я не уверен. Сомневаюсь. Я заказываю замки и ключи в Лондоне.

— Что ж, желаю вам всего доброго, доктор. Мы с доктором Уотсоном желаем вам спокойной ночи. Мы останемся в доме полковника Хейтера ещё на два дня. Если вам понадобимся, пожалуйста, сразу же зовите.

— Да… да… благодарю вас, мистер Холмс. И вас, доктор Уотсон. Спасибо, спасибо.

* * *

Мы вернулись в дом полковника той же дорогой через рощу, по которой пришли к Керри, правда на этот раз без фонаря. Войдя в дом, Холмс подбросил поленьев в затухающий огонь в камине. Он устроился в кресле и закурил трубку. Сидя в тишине, смотрел, как горит огонь, и пускал кольца белого дыма.

Я прервал его думы:

— Признаться, Холмс, когда доктор Керри рассказывал об этом странном светящемся лице своего мучителя, я почувствовал, как по спине побежали мурашки. Эта история напомнила мне о собаке Баскервилей.

Холмс откинулся на спинку кресла и взглянул на меня:

— Да, я тоже подумал о собаке, дорогой мой друг. Раствор сульфида бария вполне подойдёт для призрачного сияния. Может быть, смесь сульфида бария и фосфора, хотя в этом случае необходимо чем-нибудь защитить кожу от ожогов.

Я улыбнулся. В словах Холмса звучал упрёк, который мне не раз приходилось слышать раньше.

— Вы продолжаете настаивать, что я должен был более детально описать научную сторону этого дела?

— В своём рассказе о деле Баскервилей вы просто указали, что паста, которой смазывали пса, включала фосфор. Этого описания, конечно, хватит для страшноватого приключенческого рассказа. Однако совершенно недостаточно для того, что могло бы послужить серьёзным анализом преступления и дедуктивного метода, с помощью которого это преступление было раскрыто. В своём желании подчеркнуть таинственность некоторых из моих дел вы временами пренебрегаете наукой. — Он отвернулся и снова уставился на пламя в камине.

Раньше такое замечание расстроило бы меня. Но я слишком много раз слышал эти слова и сейчас не обратил на них особого внимания.

— Как вы думаете, что стоит за этими странными появлениями в доме доктора Керри? — спросил я, сменив тему.

— Уотсон, делать умозаключения, не имея достаточно информации, неправильно, а её у нас почти нет. — Холмс пустил очередное кольцо дыма, и оно скрыло часть его лица. Он внимательно взглянул на меня. — Вы ведь заметили одну любопытную деталь в рассказе доктора? Я говорю про стеклянные двери.

— Стеклянные двери? Что именно?

— Просто интересный факт. Никаких выводов я, разумеется, пока не делаю, — слукавил Холмс. — Я собираюсь завтра пройтись по деревне. Вы ведь присоединитесь ко мне, мой дорогой друг? — добавил он.

— Конечно. Что вы намерены искать?

— Хочу выяснить, есть ли тут кузнец или кто-то ещё, кто может сделать ключ. Если наш призрак действительно сделал дубликаты ключей Керри, то скорее всего у кого-то из местных. Если это так, мы сможем найти мастера и узнать, кто их заказывал.

— Боже правый, точно. Великолепно, Холмс! Нам удалось бы разгадать эту тайну очень быстро.

— Сначала стоит всё тщательно изучить.

К сожалению, этому расследованию не суждено было произойти, потому что на следующий день на имя Шерлока Холмса пришла телеграмма с просьбой срочно вернуться в Лондон, чтобы возглавить расследование обстоятельств смерти кардинала Тоски. Это обращение исходило от Его Святейшества Папы Римского. Отказать, конечно, было невозможно, и через два часа мы с Холмсом возвращались в поезде на вокзал Паддингтон.

За время деятельности Шерлока Холмса незавершённых расследований было немало. Это были дела, которым по различным причинам Холмс не смог уделить достаточно внимания и которые именно поэтому так часто и оставались нераскрытыми. Появление человека-призрака у дома доктора Керри могло стать ещё одним таким инцидентом. Однако три недели спустя офицер полиции принёс Холмсу на Бейкер-стрит записку, в которой инспектор Лестрейд просил его, если это не доставит неудобств, прийти в лондонскую резиденцию некоего доктора Керри, находившуюся в доме пятнадцать по Оксфорд-стрит.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Совершая свой вечерний обход, я обнаружил, что последний пациент живёт рядом с квартирой Холмса. И, закончив дела, я заглянул на Бейкер-стрит. Через несколько минут туда явился офицер с запиской от Лестрейда.

— Неужели это тот самый доктор Керри, которого мы встретили в Суррее?! — воскликнул я, когда Холмс прочитал имя и адрес в конце послания.

— Есть только один способ узнать это, Уотсон, — ответил Холмс. — Вы согласитесь прогуляться до Оксфорд-стрит?

— Конечно.

— Отлично. Судя по всему, большой срочности нет: обратите внимание на фразу «Если это не доставит вам неудобств». Это любопытно. Зачем просить меня прийти, если у него всё под контролем? — Холмс бросил записку на выжженный кислотой стол. — Что ж, поймём, когда придём туда, — сказал он, снял халат и надел пальто. — Хм, скоро половина восьмого. А в восемь начинается концерт, на который я планировал пойти. Но что поделать, может быть, это дело окажется увлекательным. Пойдёмте, дорогой мой друг.

* * *

Прохладный вечер плавно сменялся мрачной промозглой ночью. Тяжёлые тёмные облака закрыли луну и звёзды, и единственным источником света оставались уличные фонари. Густые облака предвещали сильный дождь, однако, когда мы добрались до дома доктора Керри, они поредели, и кое-где в просветах показались звёзды. Улыбка полумесяца проблескивала в вышине.

В качестве знака того, что внутри случилось что-то недоброе, у входа в дом на Оксфорд-стрит, вверху лестницы стоял офицер.

Холмс, вы не думаете, что этот человек-призрак появился и здесь? — спросил я. — Может быть, сердце доктора Керри в конце концов остановилось?

— Зачем гадать, Уотсон, когда ответ здесь, внутри? — вопросом на вопрос ответил Холмс, когда мы подошли к лестнице, на которой стоял офицер. — Меня зовут Шерлок Холмс, — произнёс он. — Инспектор Лестрейд попросил меня прийти. Этот джентльмен — доктор Уотсон, мой коллега.

Офицер кивнул:

— Да, инспектор сказал мне, чтобы я ждал вас, сэр.

Он повернулся и открыл дверь в дом. Мы поднялись по ступенькам.

— Заходите, сэр, — пригласил офицер.

Как только мы прошли в открытые двери, он сразу закрыл их за нами. Мы увидели Лестрейда за отворёнными двойными дверями слева от нас и окликнули его. Лестрейд пристально вглядывался в свою записную книжку. Услышав окрик, поднял голову.

— Добрый вечер, Лестрейд, что здесь произошло?

— Мистер Холмс и доктор Уотсон, — поприветствовал нас инспектор, — очень мило с вашей стороны, что вы пришли. У нас тут убийство. Проходите, тело в библиотеке.

Мы пересекли шикарно меблированную гостиную и вошли в библиотеку. На полу ничком, с распростёртыми руками лежало тело молодого человека. Казалось, на его юношеском лице застыло выражение удивления. Кожа на лице слегка светилась. Справа от него находился револьвер, слева — моток толстой верёвки. Ему было не больше тридцати. Он был спортивного сложения, примерно моего роста и комплекции.

Холмс внимательно разглядывал его.

— Как вы полагаете, что здесь случилось, Лестрейд? — быстро спросил он, не отводя взгляда от убитого.

— Самозащита и довольно необычная попытка убийства, — ответил инспектор. — И, как я понимаю, вы можете подтвердить это. Я и связался с вами для того, чтобы вы сделали заявление для протокола. Доктор Керри или, точнее, его слуга Гаммитс сказал, что вы и доктор Уотсон можете подтвердить, будто доктор Керри был жертвой весьма странных появлений некоего человека, который хотел казаться не чем иным, как призраком. — Лестрейд недоуменно покачал головой. — Чтобы кто-то пытался кого-то запугать до смерти… Да уж, это что-то новенькое…

— Это точно! — согласился Холмс. — Мы с Уотсоном гостили в июле в доме полковнике Хейтера в Суррее. Хейтер — друг Уотсона. Усадьба доктора Керри находится рядом. Однажды вечером его слуга Гаммитс постучал к нам в дверь. Он думал, что его хозяина застрелили, и надеялся, что доктор Уотсон окажет ему помощь. Оказалось, что Керри просто потерял сознание из-за того, что кто-то пытался напугать его. Кто-то, кто пытался выглядеть как привидение. Керри нам объяснил, что его слабое сердце не выдержало такого потрясения и он упал в обморок. Ни я, ни доктор Уотсон сами не видели этого человека, потому что пришли позже. Вы утверждаете, что этот молодой человек и был тем злоумышленником, Лестрейд?

— Да, мистер Холмс. В этом нет никаких сомнений. Его опознали и доктор Керри, и его слуга Гаммитс. Его зовут Джереми Уингейт. Он актёр. Последние несколько месяцев у них с миссис Керри был роман. В этом, видимо, и кроется причина действий молодого человека. Ясно, что он рассчитывал освободить от супружеских уз женщину, которую любил. Он хотел, чтобы доктор Керри умер, и добивался этого различными способами. Сначала, узнав о том, что у доктора больное сердце, он пытался спровоцировать приступ. Но после нескольких неудачных попыток перешёл к менее утончённым методам. Сегодня вечером он явился сюда и попытался заставить доктора Керри повеситься. Вот почему тут пистолет и верёвка. Он хотел, чтобы всё выглядело так, будто доктор совершил самоубийство. Он полагал, что, угрожая пистолетом, вынудит доктора надеть себе петлю на шею. Однако доктор Керри умудрился достать револьвер и застрелил его. Явный случай самозащиты.

— У миссис Керри был роман?! — воскликнул я. — Что ж, это и правда объяснило бы причины этих странных явлений. Они сговорились убить её мужа, чтобы спокойно быть вместе. Они знали о его больном сердце и хотели создать видимость того, будто оно остановилось само.

— Это так, Лестрейд? — спросил Холмс. — Миссис Керри участвовала в этом?

— Трудно сказать, но я думаю, что нет. Кажется, она была в шоке, когда я рассказал ей, что её любовник пытался убить мужа. Я склонен думать, что этот план Джереми придумал один.

— И вы уверены, что у них был роман?

— Без сомнений. Миссис Керри сама призналась в этом. Она сказала, что «согрешила перед Богом» и что её поступок послужил причиной смерти человека, которого она любила. Она винит себя в смерти Уингейта. Как мне сообщили, миссис Керри сильно болела в последнее время. И теперь намерена соединиться со своим любовником на том свете. Во всяком случае, так она сказала. Вот уже несколько месяцев миссис Керри принимает успокоительное перед сном. Что-то похожее на микстуру Бэттли. Она только что выпила её, чтобы прийти в себя и отдохнуть.

— Успокаивающая микстура Бэттли, — повторил я. — Я знаком с этим лекарством. Главный ингредиент — небольшое количество морфия. Я прописываю его некоторым пациентам. Оно успокаивает нервы.

— Я тоже знаком с этим средством, — сказал Холмс. — Вы говорите, миссис Керри больна?

— Да, — ответил Лестрейд. — Мне сказали, что она слегла из-за желудка, её мучают тошнота и кишечное расстройство. Её муж, по его словам, диагностировал у неё желудочную лихорадку. Она не встаёт с кровати несколько дней, слишком слаба, чтобы подняться.

Кухарка, однако, считает, что миссис Керри заболела нервным расстройством, которое вызвало чувство вины за измену мужу. А доктор Керри, кажется, совершенно потерял рассудок. Сейчас он отдыхает. То, что здесь произошло, огорошило его. Не только выстрел, но и неожиданные известия о неверности жены. Это потрясло его до глубины души. Он ей полностью доверял. Когда я допрашивал его, у него болела грудь, и сразу после допроса он принял какое-то лекарство и лёг в постель.

— Что вам рассказал о сегодняшних событиях доктор Керри? Что именно произошло перед стрельбой?

— Что, как всегда, после обеда он отправился читать в библиотеку и вдруг появился Уингейт. Думаю, он прятался за вон теми занавесками. Керри даже не успел включить свет…

— Полагаю, Уингейт снова надеялся, что его внезапное появление вызовет сердечный приступ, — перебил я, — но ему снова это не удалось.

— Да, может быть, и в самом деле всё было именно так. Однако на этот раз он хорошо подготовился к тому, что его план может сорваться. Уингейт направил на доктора револьвер и протянул ему верёвку. Он приказал ему надеть на шею петлю, которую подготовил заранее. Доктор Керри сделал вид, что подчиняется, а потом сумел выхватить пистолет из кармана. Последствия всей этой истории вы видите здесь на полу.

— Всё это звучит слишком банально, — произнёс Холмс. — Мы знаем, как Уингейт проник в дом? Нет ли следов взлома?

Лестрейд улыбнулся и показал нам маленький ключ.

— У него было вот это, мистер Холмс. Я нашёл ключ в кармане его пальто и по наитию попробовал открыть им входную дверь. Ключ не подошёл, зато подошёл к задней двери, ко входу для слуг. У него было также и это. — Лестрейд достал небольшую жестяную баночку с чем-то похожим на пасту. — Думаю, это то, из-за чего он светился.

— Вы считаете, это миссис Керри дала ему ключ? — спросил я.

— Я предположил это сначала, — ответил Лестрейд, — но она утверждает, что не давала ключа, и я склонен ей верить. Она ведь призналась в том, что у неё был роман на стороне, с чего бы ей лгать об остальном? И зачем ей давать ключ своему любовнику, если встречаться прямо здесь, в её доме, даже в отсутствие мужа было совершенно немыслимым? Нет, думаю, скорее Уингейт либо украл ключ, либо тайно сделал дубликат. Наверное, он знал, что у Керри есть привычка читать перед сном. И, вероятно, он также был в курсе, что из-за проблем с сердцем Керри ужинает рано, часов в пять. К восьми или девяти часам он уже чувствует себя усталым и ложится спать. У кухарки нет своей комнаты в доме, и обычно она уходит сразу после того, как всё приготовит. Горничная, убрав квартиру, или удаляется в свою комнату читать любовные романы, или, если у неё выдаётся свободный вечер, выходит по своим делам. Гаммитс тоже отдыхает у себя и читает газеты. Всё это говорит о том, что вряд ли после шести кто-то мог видеть, как Уингейт прокрался в дом через заднюю дверь. Благодаря отношениям с женой доктора он, без сомнений, выяснил всё о привычках доктора Керри и прислуги. Он знал, что у него есть прекрасная возможность застать доктора в библиотеке одного.

— Да, вероятно, так и было, — позволил себе заметить я. — А миссис Керри была слишком больна, чтобы встать с постели. Так что с ней тоже можно было не бояться столкнуться.

— Несомненно, — согласился Лестрейд. — Гаммитс или горничная рано или поздно обнаружили бы повешенного Керри и решили бы, что он покончил с собой. Если бы у Уингейта всё получилось, конечно. Уингейту, может быть, даже удалось бы выйти сухим из воды. Но к счастью, решающее слово осталось за доктором.

Холмс молча смотрел в сторону, очевидно обдумывая что-то. Затем он повернулся к Лестрейду:

— Вы сказали, что и доктор, и Гаммитс узнали в этом человеке того, кто вторгался в дом в Суррее?

— Да, они оба совершенно уверены в этом.

— Вы можете позвать сюда Гаммитса? Я хочу задать ему пару вопросов, чтобы в этом убедиться.

Лестрейд послал офицера за слугой, и через пару минут Гаммитс стоял перед нами.

— Приветствую вас, мистер Холмс, доктор Уотсон! — Он поздоровался с нами очень важно и с чувством собственного достоинства, хотя его голос слегка дрожал.

— Здравствуйте, Гаммитс, — ответил Холмс. Он показал на тело Уингейта: — Вы можете с абсолютной уверенностью утверждать, что это тот человек, который появлялся с ножом перед дверями дома вашего хозяина в Суррее?

— Это он, да, сэр, — ответил слуга, — я уверен в этом.

— У вас нет никаких сомнений?

— Нет, сэр, это он. Я никогда не забуду это лицо.

— Спасибо, на этом всё. Не будете ли вы так добры позвать сюда горничную?

Гаммитс сказал, что позовёт, и удалился.

— Горничная? — произнёс Лестрейд. — Я уже поговорил с ней. Она ничего не знает ни о романе миссис Керри, ни о том, что произошло сегодня.

— И всё же я хотел бы переговорить с ней.

Лестрейд бросил на Холмса недоверчивый взгляд:

— Я знаю вас достаточно давно, чтобы понимать, что вы сейчас прокручиваете в голове одну из своих теорий, мистер Холмс. О чём вы там размышляете?

— Кое в чём я уверен, — отозвался Холмс, — но вот об остальном имеются только предположения… Посмотрим, что из этого всего получится.

Лестрейд покачал головой:

— Иногда мне кажется, что вы больше сочиняете и драматизируете, чем расследуете дела. Что ж, полагаю, особого выбора у меня нет, придётся играть по вашим правилам.

— Спасибо, Лестрейд! А вот и горничная. Как вы поживаете, милая барышня?

Девушка была совсем молоденькая, как я потом выяснил, ей было не больше семнадцати лет. Она очень нервничала из-за трагедии и из-за того, что её вызвал Холмс. Я обратил внимание, что её маленькие руки сильно дрожали. Холмс это тоже подметил. Войдя в библиотеку, она, широко раскрыв глаза, не отрываясь смотрела на тело Джереми Уингейта. Это был, наверное, первый раз, когда она видела насильственную смерть. Унимая дрожь, горничная обхватила себя руками.

— Пожалуйста, успокойтесь, — сказал Холмс таким мягким тоном, на который только был способен, и дотронулся до её плеча. — Вам нечего бояться. Можно узнать ваше имя?

— Элис, — ответила ему девушка, улыбнувшись.

Она была красивой молодой женщиной с пухленькими щеками и внимательными умными глазами, которые сейчас с благоговейным страхом смотрели на Уингейта.

— Возможно, мы можем перейти в гостиную, — сказал ей Холмс, — вам там, наверное, будет более комфортно. Лестрейд, я вернусь через минуту.

Инспектор пожал плечами. Мы с ним наблюдали за тем, как Холмс коротко переговорил с Элис и как она, кивнув, ушла. Я ожидал, что Холмс сразу же вернётся в библиотеку, но он остался в гостиной. Через минуту Элис снова зашла в гостиную и что-то ему протянула. Холмс положил это в карман пальто. Она, сделав книксен, удалилась в свою комнату и, видимо, вернулась к чтению грошовых романов. Мы с Лестрейдом недоумевали, чем же она могла помочь Холмсу в расследовании.

Войдя в гостиную, Холмс спросил:

— Есть ли возможность на минуту увидеть доктора Керри?

Лестрейд подозвал того же офицера, который привёл Гаммитса, и попросил его постучать в дверь спальни доктора.

— Если он не будет против, попросите его подойти в библиотеку, — сказал он, и офицер снова покорно удалился.

Холмс почувствовал, что Лестрейд всё больше раздражается.

— Я прошу вас потерпеть ещё немного, — попытался он успокоить инспектора. — Я не задержу ни вас, ни доктора Керри надолго. Я просто попробую проверить одну теорию.

— Что у вас за очередной полёт фантазии, мистер Холмс? Что вы опять напридумывали?

— Надеюсь, всё скоро выяснится, — улыбнулся Холмс.

— Но, мистер Холмс, — протестовал инспектор, — всё и так уже ясно как день. Этот человек, Уингейт, был любовником миссис Керри. Это факт. Он запугивал доктора Керри в течение некоторого времени, пытаясь довести его до смерти от сердечного приступа. Это тоже факт. Ведь и доктор Керри, и Гаммитс подтвердили, что он тот самый человек, которого они видели в Суррее. И именно этот человек пришёл сегодня, чтобы заставить мистера Керри повеситься. Что же тут ещё может быть?

— Посмотрим, — ответил Холмс. — А вот и доктор Керри.

Доктор Керри вышел в халате. Он кивнул нам с Холмсом и сразу же сел в кресло. Выглядел он настолько измученным и измождённым, что мне стало его очень жаль. Его жена предала его самым чудовищным образом. Может быть, кому-то было бы легко забыть о личном предательстве на фоне преступления, но я не мог не думать об этом. Я знал, как сильно был бы убит горем, если бы моя любимая жена вдруг изменила мне. Хотя она, конечно, никогда не поступила бы так со мной. Мысль об этом показалась мне просто чудовищной. Но, с другой стороны, разве не была она раньше такой же чудовищной и для доктора Керри?

— Простите меня, джентльмены, я… я себя плохо чувствую… — Доктор Керри устало переводил взгляд с меня на Холмса. — Офицер сказал, что я нужен вам. Осмелюсь предположить, что ко мне появились ещё вопросы. Пожалуйста, задавайте. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы прояснить любые сомнения.

— Спасибо, доктор Керри, — поблагодарил Холмс. — У меня есть только один вопрос. — Он сунул руку в карман, достал маленький пузырёк микстуры Бэттли и показал доктору Керри, глаза которого внезапно округлились. — Что вы скажете, если я назову имя доктора Причарда?

Выражение лица доктора Керри изменилось до неузнаваемости. Я никогда не видел такой резкой перемены, за исключением разве что реакции Джефферсона Хоупа, человека, который был только что совершенно здоров, но, по странному совпадению, когда Холмс надел на него наручники, внезапно почувствовал себя тяжело больным. В одно мгновение лицо Керри словно окаменело, а глаза наполнились злобой, если не ненавистью.

— Будьте вы прокляты! — прорычал он.

В следующую секунду он вскочил и с вытянутыми руками кинулся к Холмсу. Прежде чем Холмс успел опомниться, Керри схватил его за горло, они упали на пол и начали бороться. Пузырёк с микстурой выскользнул из кармана Холмса и подкатился к моим ногам.

Я быстро кинулся на помощь Холмсу, вытащил из кармана пистолет и начал что есть силы колотить им Керри прямо по макушке, так я испугался за жизнь своего друга. Удары привели Керри в оцепенение, и он разжал руки. Я оттащил его от Холмса и буквально бросил обратно в кресло. Он, тяжело дыша, пытался прийти в себя. Грудь его напряжённо поднималась и опускалась, как у астматика.

— Что это за чертовщина?! — воскликнул Лестрейд, помогая Холмсу встать.

— Молодец, Уотсон, — сказал Холмс, потёр шею и повернулся к Керри: — Я надеялся, что вы отреагируете, но даже не предполагал, что настолько бурно. Не ожидал, что вы на меня наброситесь. — Он усмехнулся. — Уверен, что никогда больше не появлюсь в доме полковника в Суррее. Каждый раз, когда я приезжаю туда, меня пытаются задушить.

* * *

Холмс выпил немного бренди, улыбнулся и сел прямо напротив доктора Керри с несколько самодовольным видом. Мы с Лестрейдом стояли рядом.

— Всё прошло отлично, не правда ли? — сказал он нам.

Доктор Керри сидел в кресле в наручниках с выражением потери и горя на совершенно бледном лице. Его дыхание уже не было таким, как раньше, но он всё ещё дышал быстро и резко. Я приложил ухо к его груди. Его сердцу явно стало хуже.

— Вы ведь принимаете лекарство? — спросил я. — Могу я вам его принести?

— Да. — Он кивнул. — Но я только что принял его. Просто дайте мне минуту… ещё одну минуту…

— Мистер Холмс, вы меня удивляете, — сказал Лестрейд. — С чего вдруг доктор Керри так взорвался?

— Я вас удивляю, это прекрасно! Может быть, не стоит лишать вас этого чувства и объяснять то, что произошло? Однако я всё же это сделаю. Но сначала должен сказать, что вам не стоит осуждать себя за то, что вам не удалось увидеть суть этого дела и что вас ввели в заблуждение небылицы доктора Керри. У меня было перед вами целых два преимущества, Лестрейд. Во-первых, мы с Уотсоном побывали в доме Керри в Суррее…

— Но, Холмс, — перебил я, — да, я был с вами в Суррее и видел то же, что видели вы. Но как же то, что там случилось, может относиться к сегодняшним событиям? — И, как часто происходило во время наших с Холмсом расследований, я почувствовал себя совершенно беспомощным.

— Подождите, дорогой мой друг, — попросил Холмс и снова обратился к Лестрейду: — Вторым моим преимуществом было знание некоторых преступлений, которые случились раньше. Сегодняшние события были очень похожи на историю доктора Причарда. Керри отреагировал на имя этого человека примерно так, как я и надеялся, хотя и не ожидал такой сильной ярости. Причард и пузырёк микстуры Бэттли дали ему понять, что я обо всём догадался.

— Догадались обо всём? — Лестрейд был несколько расстроен. — Но о чём же? О чём?

— Эдвард Причард был врачом и около тридцати лет назад убил свою жену, — принялся рассказывать Холмс. — Он добавлял сурьму в успокоительное, которое она обычно принимала перед сном. — Тут Холмс показал на пузырёк. — Её симптомы были в точности те же, что у жены Керри. Болезнь желудка. Когда я услышал о том, что миссис Керри принимала то же успокоительное и страдала тем же недугом, мне сразу же вспомнилась история доктора Причарда. Я подумал, что, возможно, Керри читал историю дела Причарда и решил повторить его опыт. Я попросил горничную, Элис, принести пузырёк с лекарством миссис Керри. Остальное вы видели сами. Не сомневаюсь, что если вы, Лестрейд, проведёте химический анализ содержимого этой микстуры, то обнаружите в ней небольшое количество сурьмы. Этого анализа будет вполне достаточно, чтобы выдвинуть против доктора Керри как минимум обвинение в покушении на убийство.

— Сурьма! — воскликнул я. — Вспоминаю, что читал о ней в медицинской школе. В маленьких дозах она очень ядовита. Но в больших её используют, чтобы стимулировать рвоту. Большая доза отторгается желудком, прежде чем она всосётся и причинит вред. Древние римляне использовали этот яд во время застолий, чтобы опорожнить желудок и продолжить поглощать пищу.

Пока я говорил, Лестрейд поднял пузырёк и передал его офицеру.

— Доктор Керри постепенно отравлял свою жену, — продолжил Холмс. — Он имел смелость в точности повторить то, что сделал Причард. Даже сурьму он подсыпал в то же самое успокоительное средство. Думаю, теперь она поправится. По крайней мере, я на это надеюсь, потому что этот яд действительно смертельно опасен.

Неожиданно доктор Керри странно расхохотался, как смеются душевнобольные. Мы обернулись к нему.

— Будьте прокляты, мистер Шерлок Холмс, будьте прокляты и идите к чёрту! — прорычал Керри. — Я был дома, был свободен… — Он оскалился. — Меня погубило простое невезение. Теперь я это понимаю. Невезение…

— И в чём же оно? — поинтересовался я. — В том, что Лестрейд попросил Холмса прийти сюда сегодня и подтвердить то, что вы рассказали?

— Да! Невезение в этом! — почти что прокричал доктор Керри. — А для начала в Суррее. Неудача сопутствовала мне всё время… хе-хе-хе… а всё потому, что мой пистолет нечаянно выстрелил… хе-хе-хе…

— Случайно выстрелил? — удивился я.

— Да, как оказывается, мне и тут не повезло. Дайте мне выпить глоток виски, и я расскажу вам всё с самого начала. Для меня всё равно уже всё кончено.

Я налил в бокал виски и протянул доктору Керри. Он был в наручниках и жадно схватил бокал обеими руками, приложил его к губами выпил сразу почти половину.

— Вот так-то лучше, — сказал он, опуская бокал на колени. Он внимательно посмотрел на Холмса. — Той ночью в Суррее, когда вы пришли ко мне домой, я подозревал, что из-за этого у меня могут возникнуть неприятности. Получается, я был прав. — Он снова разразился смехом. — Совершенно прав… хе-хе-хе…

— У вас есть что сказать по существу, доктор Керри? — нетерпеливо спросил Лестрейд. — Напомню вам, что всё, что вы скажете, может быть использовано против вас.

— Что? Ах да, да. Сейчас я вам всё расскажу…

* * *

— Почти четыре месяца назад, — начал доктор Керри, — к своему ужасу, я обнаружил, что моя молодая красавица жена изменяет мне. Признаю, что был не самым лучшим мужем, но это уже не так важно, ведь так? И если я и поколачивал её иногда, то лишь для её же блага, только чтобы она стала лучше. А она встречалась за моей спиной с молодым актёром, Джереми Уингейтом. Я пришёл в ярость, когда узнал об измене… разозлился до такой степени, что хотел убить её. Но потом мои лучшие чувства взяли верх, и об убийстве не могло быть и речи… по крайней мере, сначала…

Я лелеял мысль о том, что выложу ей всё, скажу, что я знаю, что она сделала… точнее, что она делала… и просто выкину её как собачонку. Этого она и заслуживала. Думал, что просто разведусь с ней и покончу с этой грязью. Такие намерения были у меня вначале. Но потом, почти сразу после того, как я узнал об измене жены, мне сообщили, что у меня больное сердце. Я в буквальном смысле жил взаймы: сердце могло остановиться в любой момент.

Я должен был умереть совсем молодым. Сколько мне ещё оставалось, никто не знал наверняка. Год или два, как мне определили из жалости. Уверившись, что мне грозит смерть, я решил убить их обоих. С чего они, предатели, останутся жить, если я отправлюсь к праотцам раньше срока, а в этом сомнений не было.

Я принял решение притвориться, что не знаю об их интрижке, и наброситься на них, когда они меньше всего будут этого ожидать. Я рисовал в воображении самые разные способы убийства. Например, размышлял о том, как хорошо было бы предложить жене пойти в тот самый театр, где играл Уингейт. Мы бы нарядились и явились на спектакль, и прямо посреди действия я схватил бы её и потащил на сцену и пристрелил бы их обоих прямо там во время представления. Это было бы великолепно, разве нет?! Я представлял себе, как возопят зрители. Ужас в глазах жены… Вот это было бы удовольствие! Возможно, зрители потом даже аплодировали бы мне, если бы я объяснил им, в чём дело… хе-хе-хе… Но я отказался от этой идеи. Потому что тогда моя вина была бы очевидна, и меня тут же бы настигло наказание. А с чего мне быть наказанным за то, что я просто свершил правосудие. Даже если бы меня отправили в тюрьму всего на несколько месяцев, прежде чем сердце остановится. Всё равно, с чего я должен терпеть тюремное заключение даже одну минуту?! Или если я вдруг не умер бы так рано, меня бы повесили. Нет, такие очевидные шаги не подходили. Я должен был действовать незаметно.

Как же это сделать? Неплохо было бы отравить жену. Это несложно. Но вот как избавиться от Уингейта? Подстеречь его ночью? Прийти к нему домой и застрелить его, пока он спит? Ответ на этот вопрос однажды буквально предстал передо мной. Ко мне пришёл пациент, который был просто копией Уингейта. Почти идеальный двойник. К тому времени, когда он появился у меня во второй раз, уже созрел план. Я собирался попросить этого человека врываться в мой дом и пугать меня. Тогда будет казаться, что это Уингейт угрожает моей жизни, а не наоборот. И если я убью Уингейта, это будет выглядеть как самозащита, думал я.

Но как он будет угрожать мне? Это должна быть прямая угроза, но такая, на которую можно ответить не сразу. Он должен мне пригрозить и сразу исчезнуть, и Гаммитс должен быть свидетелем этого. Что же это? Через несколько дней меня озарило. В университете я изучал свойства фосфора и сульфида бария и знал, что они могут излучать свет. А ещё я вспомнил повесть Уотсона о собаке Баскервилей. Это и послужило мне вдохновением. У этого человека будет тот же способ устрашения, и будет казаться, что он жаждет моей смерти, старается напугать меня так, чтобы спровоцировать остановку сердца. Преступление, орудие которого — испуг. Больное сердце стало бы моим большим преимуществом, потому что оно дало бы Уингейту повод пугать меня.

Таков был мой план. Я заплатил человеку, похожему на Уингейта, за то, чтобы он появился в моём саду, и показал ему, как накладывать на лицо светящуюся пасту, которую сам приготовил заранее. Я наплёл ему, что хочу разыграть друга. Светящаяся паста добавила бы драматизма, а Уингейту как актёру это вполне могло прийти в голову. Эта деталь свидетельствовала бы против него.

Я указал нанятому человеку точное время, в которое он должен был появиться, и сделал так, чтобы Гаммитс находился рядом со мной и всё увидел. Он стал бы свидетелем и подтвердил бы потом мою историю. После этого я мог просто заявлять, что призрак приходил, когда я был один. Так я и сделал, когда остался в библиотеке в Суррее.

Двух явлений так называемого призрака было вполне достаточно, как я полагал. Третий раз, который, к несчастью, и привёл мистера Холмса в мой дом, не был запланирован. Это произошло случайно. Я сидел в кресле перед камином, представляя, как приятно было бы всадить пулю Уингейту между глаз. Я решил, что покончу с ним в течение нескольких дней прямо там, в Суррее. Я собирался выдумать причину, чтобы пригласить его в свой загородный дом, а там намазать светящуюся пасту ему на лицо и руки и застрелить его. Я понаблюдал бы, как жена страдает от потери своего тайного любовника, а позже отравил бы и её. Я так погрузился в эти мысли, что ярость взяла надо мной верх и я случайно нажал на курок, выстрелив в стену. Я сразу же понял, насколько глупо это было, и страшно ругал себя. Но потом подумал, что мог бы воспользоваться этим случаем. Я услышал, как Гаммитс спешит ко мне вниз по лестнице, и лёг на пол, притворившись, что потерял сознание. Я надеялся, что он принесёт мне воды или бренди или что-то в этом роде, но вместо этого он побежал за доктором. И кого же он привёл?! Ни больше ни меньше доктора Уотсона, друга знаменитого Шерлока Холмса. Не повезло мне тем вечером, это точно. — Он уставился на Холмса, нахмурившись. — Как уже говорил, я читал про вас и знал о вашей способности добираться до сути вещей. То, что вы появились тем вечером, показалось мне дурным предзнаменованием. И я не ошибся… хе-хе-хе…

Я даже подумал было изменить свой план, так сильно на меня подействовал тот ваш визит. Но мысль о том, что не завершу начатое, казалась мне неприемлемой. Любовная связь моей жены продолжалась. И каждое её свидание с любовником разжигало во мне ненависть к ним всё больше и больше. Я снова пересмотрел детали своего плана и решил разделаться с Уингейтом в Лондоне. Я начал подсыпать яд жене, чтобы она была слишком больна и не могла ускользнуть из дома и встретиться с ним. Однако так, чтобы оставалась жива, пока я с ним не покончу. Я хотел, чтобы она узнала, что он умер, чтобы она страдала и оплакивала его. По крайней мере, я получил бы хотя бы такое утешение… всё было бы не так плохо…

Вы правы, мистер Холмс, я подмешивал ей небольшое количество сурьмы в успокоительное. Я думал и о других веществах, но когда прочитал о преступлении Причарда, решил, что этот яд идеально подходит: сурьма как средство от супружеской неверности, понимаете… хе-хе-хе…

Я связался с Уингейтом как ни в чём не бывало, как будто и не знал, что он наставил мне рога. Сказал, что планирую вложить деньги в одну театральную постановку и мне кажется, что он как нельзя лучше подходит на главную роль. Наживка была идеальной. Я попросил его прийти ко мне домой через заднюю дверь для слуг, и он согласился. Подумать только, ведь у него хватило смелости прийти в мой дом!.. Он попался как мышь в мышеловку.

Я сделал так, чтобы никто, кроме меня, его не увидел, и провёл его в библиотеку, якобы показать ему сценарий. Я сказал, что он будет играть призрака, дал ему светящейся пасты и попросил намазаться. Хе-хе-хе… Он так ничего и не понял, пока я не выстрелил в него… хе-хе-хе…

А вечером, когда моя месть свершилась и всё шло так хорошо, и этот инспектор допрашивал Гаммитса… тот решил упомянуть, что сам мистер Шерлок Холмс может подтвердить, что Уингейт запугивал меня в Суррее. Клянусь, когда я услышал, что Гаммитс назвал ваше имя, я хотел пристрелить его, а потом и себя тоже.

Чутьё меня не обмануло, Холмс, вы и правда были дурным знаком, хе-хе-хе. — Керри поднял бокал, выпил содержимое залпом, выпустил бокал из рук, и тот упал на пол.

— Что-нибудь ещё? — спросил Лестрейд. — Нет? Хорошо. Коллинз, уведите его!

Доктор Керри брёл, низко опустив голову.

— Как плохо, что она будет жить… как плохо…

Его вывели из библиотеки, и я его больше никогда не видел, впрочем, ничего о нём и слышать не хотел.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Холмс, — сказал я, — как только мы вошли в комнату, вы уже знали, что за всей этой историей стоит Керри. Не могу понять, как вы догадались. Вы говорили, что визит в дом Керри в Суррее стал вашим преимуществом. Но мы с вами были там вместе. Я видел то же, что и вы, и ничто не заставило меня подозревать Керри.

На лице Холмса показалось некое подобие улыбки. Однако он не сказал того, что так часто повторял мне раньше — будто я не замечаю скрытого значения в том, что вижу.

— Это элементарно, — сказал Холмс вместо того, чтобы сделать мне выговор. — Войдя в эту комнату и увидев тело Уингейта, я понял, что Керри солгал, по крайней мере один раз. Вы помните, Уотсон, как он говорил, что видел ухмыляющееся лицо своего ирреального гостя в окне?

— Да, конечно помню… но…

— Помните, как мы подошли к тому окну снаружи и мне пришлось встать на цыпочки, чтобы заглянуть в комнату. Я тогда сделал вывод, что преследователь доктора Керри выше меня ростом. Однако здесь на полу лежит Уингейт, который явно меня ниже. Если доктор Керри тогда сказал правду, то в окно смотрел точно не Уингейт.

Я кивнул:

— Это действительно проще простого…

— Далее, увидев тело Уингейта, я решил, что либо доктор Керри соврал, либо у Уингейта был сообщник, который играл роль призрака. И он был выше его. Однако зачем Уингейту брат-близнец сообщник? Это очень маловероятно. Так что я пришёл к выводу, что доктор Керри обманул нас и никакого призрака в окне он не видел.

— Но ведь был ещё двойник, которого нанял доктор, — возразил я.

— Да, как выяснилось, был. Но он был нужен Керри, чтобы вина пала на Уингейта. У самого Уингейта не было причины нанимать двойника. Теперь я попытался разобраться в том, виновен ли он. Если Уингейт собирался запугать Керри до смерти, то тем вечером в Суррее именно он и был под окном. В то же время это не мог быть он, потому что ему не хватило бы роста, чтобы его лицо можно было бы рассмотреть в окно.

— Да, я понял, — ответил я.

— Уже тогда у меня закралось подозрение, что, возможно, не всё, что говорит Керри, правда. Вы помните, Уотсон, как я обратил внимание на кое-какие любопытные детали его истории о появлении призрака?

— Да, я помню, что вы говорили что-то подобное… что-то о стеклянных дверях, но я ума не приложу, что вы имели в виду.

— Эти тонкости действительно трудно было уловить. Первый раз, когда призрак появился, двери были заперты. Но второй раз он был за дверями в библиотеку, в которых вовсе нет замка; во всяком случае, так сказал сам доктор Керри. И перед нами очень примечательный факт, что, когда призрак появился перед Керри и Гаммитсом, он, скорее всего из предосторожности, закрыл двери, чтобы никто не бросился за ним вдогонку. А когда фантом явился одному Керри, тот не побоялся находиться в помещении, где двери не запираются вообще. Эта маленькая деталь навела на размышления о том, что, вероятно, призрак не страшился преследования доктора Керри. Но почему? Первый вариант: может быть, он знал, что доктор не станет его ловить, потому что они с Керри действовали сообща. И, конечно, второй: последнее появление призрака на самом деле просто вымысел доктора. Однако он неважно обдумал все нюансы: например, почему этот человек вдруг появился там, где его легко могли схватить.

— Вот теперь, кажется, я понимаю. К чему человеку один раз быть таким осторожным, а второй — демонстрировать обратное?

— Именно, Уотсон. Это совсем непоследовательно. Конечно, это давало возможность выдвинуть предположение, что преступник мог просто меньше бояться одного человека, да ещё с больным сердцем. Или во второй раз Керри просто меньше паниковал? Так или иначе, существовали и другие объяснения, и о них стоило помнить. Одно — доктор Керри выдумал вторичное появление призрака — оказалось правдой.

Зачем доктору Керри было сочинять, что ему угрожают, мы выяснили сегодня вечером: тайный роман его жены. Лестрейд, вы предположили, что эта любовная связь давала Уингейту мотив для убийства доктора Керри. Это действительно могло быть так. Но связь была обоюдоострым мечом и также давала и Керри мотив для убийства Уингейта.

Для него это было причиной не только убить Уингейта, но и уничтожить жену. Когда инспектор сказал, что супруга Керри заболела, у меня возникла именно эта мысль. А когда я услышал о микстуре Бэттли и о симптомах миссис Керри, я сразу же вспомнил о преступлении Причарда. Всё остальное вы и так знаете.

— Он полностью меня одурачил, — мрачно произнёс Лестрейд. — Но теперь, вместо того чтобы гулять на свободе, предстанет перед судом. Спасибо, Холмс.

В ответ на слова благодарности инспектора Холмс кивнул, и на его губах промелькнула улыбка одобрения.

— Не за что, инспектор, — сказал он, поднимаясь со стула. — Я вполне пришёл в себя после попытки Керри задушить меня. И, похоже, ещё не совсем пропал мой билет на вечер скрипичной музыки. Я очень хотел попасть туда. Если потороплюсь, успею послушать последние произведения. Уотсон, полагаю, ваша прекрасная жена Мэри ждёт вас дома. Желаю вам обоим спокойной ночи.

Шерлок Холмс быстро вышел из комнаты и покинул дом доктора Керри.

* * *

Он был прав, этот доктор Керри. Невезение разрушило его планы. Невезение и мастерство Шерлока Холмса, которого он не зря так сильно опасался. Об этом я думал по дороге домой.

Доктора Керри приговорят к смертной казни через повешение, в этом у меня не было сомнений. И по мере того как Судный день будет приближаться, может быть, настанет момент, когда доктор помолится о том, чего он больше всего боялся: о том, чтобы его сердце остановилось. По крайней мере, это дало бы ему возможность умереть естественной смертью и освободило бы его от этой вселяющей ужас дороги по зыбким ступеням виселицы.

* * *

Судьба распорядилась так, что петли на шее доктор Керри избежал. После двух месяцев в тюрьме он умер от сердечного приступа. Его нашли на полу камеры. Видимо, перед смертью была агония, поскольку на его лице застыла нелепая гримаса, а сильная физическая боль при остановке сердца исказила его черты. Но, возможно, не только она. Вероятно, многие дни он жил в страхе ожидания мучительной смерти на виселице.

Жалел ли доктор Керри о тех преступлениях, которые совершил в последние дни жизни? Может быть, его мучили угрызения совести? Конечно, шанс существует, но я слышал, какие страшные слова произнёс он, когда его выводили из комнаты, и не верю в его раскаяние.

ОТ АВТОРА

На этом я закончу эту историю. Однако в записной книжке доктора Уотсона было обнаружено ещё две заметки, касающиеся доктора Керри. И читателям, возможно, было бы интересно их прочитать.

Холмс предложил смелое объяснение предсмертной гримасы доктора Керри. Он узнал, что утром в день смерти доктора Керри навещала жена. И может быть, из любви к покойному любовнику и от ненависти к мужу она решила убить Керри так же, как он пытался покончить с ней, и отравила его.

В заметке «Тофана» прочли следующее:

В истории известны случаи, когда женщины подмешивали в свою косметику мышьяк или какой-то другой смертельный яд и убивали с помощью этой смеси своих мужей. Холмс рассказал мне о даме из Неаполя, госпоже Тофана. Она жила в XVII веке. В то время в моде была бледность и многие женщины использовали пудру, чтобы выбелить кожу лица.

Так вот эта госпожа Тофана смешивала пудру с мышьяком и продавала всем, кто просил. В результате в городе появилось очень много богатых вдов. Их бывшие мужья употребляли яд, когда целовали своих жён.

Больше ничего о докторе Керри или о Тофане в заметках доктора Уотсона найти не удалось. Однако его записи навели на мысль о том, что, возможно, когда миссис Керри навещала своего мужа в день его смерти, она заставила его поцеловать себя. Быть может, она сказала, что не держит на него зла и надеется, что он тоже простит её, и они могли бы покончить с враждой, и, вероятно, для его бессмертной души это был бы лучший выход, прежде чем он предстанет перед судом Божьим.

И возможно, доктора Керри убедила видимая искренность её слов. В порыве примирения он решил поцеловать её. Не в губы, конечно, с такой интимной близостью у них давно было покончено, а в щёку. Наверное, этот поцелуй стал её реваншем.

Но это не более чем догадка. Как я уже упомянул, больше записей о докторе Керри или его жене в записной книжке доктора Уотсона не было. Не сообщалось там и о том, почему Шерлок Холмс, если он обнаружил, что миссис Керри убила своего супруга, не обратил на это внимание полиции.

В документах Скотленд-Ярда указано, что доктор Керри умер от остановки сердца, то есть естественной смертью. Никакого упоминания о яде в официальных бумагах не существовало.

ЛЕЧЕБНИЦА В ЛИНКОЛЬНШИРЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Как-то один аристократ попросил Холмса оказать помощь в расследовании некоего преступления. Холмс согласился ехать за сто пятьдесят миль от Лондона, в графство Линкольншир. Моя жена находилась в отъезде, пациентов, на удивление, оказалось очень мало, и я решил отправиться вместе с ним. К сожалению, Холмс этим разбоем совершенно не заинтересовался, а человек, который был в нём замешан, показался ему невыносимым. На беду несостоявшегося клиента, Холмс моментально придумал предлог, чтобы вернуться на Бейкер-стрит.

Было уже около трёх часов дня, и поезда до Паддингтона отправлялись только следующим утром. В связи с этим мы остановились переночевать в небольшом, но уютном отеле всего в нескольких милях от приморского города Гримсби. Нахождение места для ночлега стало для нас, конечно, большой удачей.

Мы как раз заканчивали обед, когда услышали, как ко входу отеля с грохотом подъехал экипаж. Ещё один постоялец, решил я. Через минуту дверь распахнулась, и в комнату вошёл худой невысокий человек, одетый в чёрный сюртук. Когда его глаза привыкли к сумраку помещения после яркого солнечного света, он взволнованно оглядел комнату и увидел нас с Холмсом.

— Мистер Шерлок Холмс?! — возбуждённо задал он вопрос. — Среди вас есть мистер Шерлок Холмс?!

Холмс поднялся и ответил, что это он. Он явно понимал, что этого человека привело сюда какое-то очень срочное дело, и его глаза весело заблестели в предвкушении:

— Чем я могу быть вам полезен?

— П-произошло убийство, мистер Холмс. — Человек заикался. — Н-нет, правильнее сказать, резня. В психиатрической лечебнице для преступников. Т-так много… т-так много убитых…

* * *

Я читал журналы по медицине и знал, что больница, где лечат психические расстройства, действительно существует. Люди долгое время боролись за то, чтобы для сумасшедших создали отдельные заведения. Такую лечебницу открыли полвека назад в городе Линкольн в графстве Линкольншир, ещё до появления Акта о попечении и лечении душевнобольных. Это было красивое здание, в котором могли находиться одновременно пятьдесят или шестьдесят пациентов. Архитекторы явно позаботились об их комфорте и создали внутри длинные галереи, по которым больные могли гулять в холодную погоду.

И только позже выяснилось, что некоторым пациентам такие условия не подходили. Среди них были настолько звериные натуры, хотя психиатры и возразили бы против такого термина, что подобная вольность была для них совершенно недопустима. И поэтому в качестве дополнения к больнице в нескольких милях ближе к побережью, в Гримсби, было создано нечто похожее на тюрьму. Здесь под присмотром психиатров держали самых неистовых пациентов лечебницы в Линкольне. В соответствии с наиболее прогрессивными идеями заключение под стражу предпринималось, только если такую необходимость подтверждали психиатры и другие специалисты. А связывали больных, только если это было крайне необходимо.

* * *

Холмс подозвал хозяина отеля и попросил его принести бокал бренди для нашего гостя. Тот выпил его залпом, и его бледные щёки моментально покрылись лёгким румянцем.

— М-меня зовут Уолтер Энгельс, — сказал он, переведя дыхание. — Уолтер Энгельс, сквайр, если быть точным. Меня только что назначили попечителем лечебницы в Линкольне и тюрьмы в Гримсби. Я случайно услышал, что вы здесь проездом, мистер Холмс, и сразу же примчался сюда.

Может быть, вы в курсе, что в больнице в Линкольне держат в основном нищих сумасшедших. Это замечательное заведение, и, должен сказать, там заботятся о… пациентах очень достойно. Пару десятков лет назад здесь лечили и буйных, но мы решили, что ради безопасности остальных их нужно держать отдельно, в особом учреждении. Тот большой дом в Гримсби нам пожертвовали. Мы превратили его в… э-э-э… место пребывания невменяемых преступников. Здесь может находиться максимум двадцать пациентов, но сейчас их пятнадцать. Все мужчины.

Мистер Холмс, я был там, в этой лечебнице по типу тюрьмы в Гримсби, сегодня… ведь часть моих обязанностей — следить за этими двумя заведениями… И вот я приехал туда и увидел, что большая часть служащих убита. Они сидят мёртвые в своих креслах или упали плашмя, когда шли куда-то. Мне кажется, их отравили или что-то в этом роде. Я не заметил следов насилия, так что, наверное, это был яд. Вероятно, его подсыпали им во время обеда. Я попросил отвезти меня назад в Линкольн и рассказал обо всём начальнику полицейского участка. Сейчас полицейские находятся в Гримсби. Через одного из них я узнал, что вы остановились неподалёку, в этом отеле, и сразу же приехал сюда.

— Вы сказали, что большая часть служащих убита? А кто выжил? — спросил Холмс.

— Врач Эдвард Перрет и старшая сестра Мэри Клейтон. Они находились в кабинете доктора. Работали над отчётами и обсуждали, что нужно купить для лечебницы, и поэтому не успели к обеду.

— Им очень повезло, — заметил Холмс. — А что с пациентами? Их постигла та же участь?

Энгельс побледнел.

— Н-нет… они едят другую еду, им готовят отдельно. Все пациенты в порядке, кроме одного… — Он провёл дрожащей рукой по подбородку. — Это ужасно… я никогда не забуду этого зрелища…

— Что с ним? Что вы увидели?

— Врач сказал мне, что, когда они с сестрой нашли мёртвые тела в столовой, они обошли камеру за камерой, чтобы проверить пациентов. И всё было хорошо, пока они не добрались до одиночки Джона Рекберри. Они позвали его, но он не откликнулся. Тогда они отперли дверь и увидели, что он мёртв… искалечен. Когда они рассказали мне об этом, я сразу же отправился в его камеру с офицером полиции, потому что мне казалось, раз я там работаю, то должен так сделать. Это зрелище было просто кошмарным. Никогда не видел ничего более отвратительного… никогда…

Сквайр впал в оцепенение и смотрел куда-то вдаль, часто моргая, как будто перед его глазами снова стояла та самая картинка из тюремной камеры.

— Пожалуйста, скажите, что вы там увидели, — осторожно попросил Холмс.

Энгельс снова часто заморгал и повернулся к нам лицом:

— Мы вошли, и там на полу лежало тело Рекберри, всё в крови и искалеченное. Вместо лица было месиво, уши оторваны, руки до локтя отсутствовали, торчали одни кровавые обрубки… — Он глубоко вдохнул и продолжил: — И ноги тоже были отрублены до колена… Кровь виднелась просто повсюду. Камера была похожа на скотобойню, так много крови…

— Боже правый! — воскликнул я. — Работа маньяка, не иначе.

— Да, вполне в духе тюрьмы для душевнобольных, — заметил Холмс. — Джон Рекберри. Я знаю это имя. Это не тот Джон Рекберри, которого прозвали мясником с улицы Эдгвейр?

— Д-да, мне говорили об этом, — кивнул Энгельс. — Он считался самым опасным пациентом в Гримсби.

* * *

Несколько лет назад Джон Рекберри был довольно известным и зажиточным адвокатом. Он женился на женщине знатного происхождения. У них родилось семеро детей, трое мальчиков и четыре девочки. Старшей дочери, Розе, исполнилось двенадцать, младшему сыну Франклину было чуть больше двух лет.

Судя по всему, мистер Рекберри был прекрасным мужем и отцом, который до безумия любил своих детей. Соседи считали их семью образцовой, никто о нём никогда слова дурного не сказал.

Но однажды миссис Рекберри и дети перестали показываться на улице, и Рекберри объяснял соседям, что они уехали за город, чтобы спастись от душного лондонского лета. Потом добавлял с улыбкой, что очень хотел бы находиться с ними, но работа не позволяет. Эти сентиментальные слова он говорил каждому, кто спрашивал о том, как поживают его жена и дети. Родственники жены всё больше беспокоились о ней и удивлялись, что уже давно не получают от неё писем.

Родители миссис Рекберри поделились своей тревогой с полицией. И к Джону Рекберри домой пришли два детектива. Случилось так, что одним из них был инспектор Лестрейд. Они допросили Рекберри, и он поведал им совсем другую историю, вовсе не ту, какую описывал соседям и близким. Он сказал, что у его супруги появился любовник и она сбежала с ним, прихватив с собой детей. Он понятия не имеет, где они находятся. Поскольку она жестоко предала его, у него нет ни малейшего желания выяснять детали её побега. А о том, что жена и дети отдыхают за городом, он рассказывал всем, чтобы якобы избежать неловкости и позора.

Он позволил детективам осмотреть дом. Они не нашли ничего подозрительного. Однако ситуация казалась людям всё более подозрительной. И некоторые начали присматриваться к Рекберри повнимательнее.

* * *

Шерлок Холмс повернулся ко мне:

Это случилось несколько лет тому назад, Уотсон. Я не занимался этим делом лично, но читал о нём в газетах. Несмотря на то что внезапное исчезновение семьи Рекберри казалось всем более чем загадочным, ему удавалось какое-то время избегать допросов полиции. Он планировал обратить в деньги всё своё имущество и сбежать в Америку. Однако совершил промашку, когда выставил дом на продажу. Потенциальные покупатели стали приходить осматривать дом. А Рекберри, как оказалось, очень неаккуратно спрятал тела жены и детей. Либо он тогда был слишком небрежен, либо излишне уверен в том, что их не найдут.

Один из покупателей оказался уж очень дотошным: спустился в подвал дома, чтобы детально осмотреть фундамент. В одном месте он заметил, что кирпичи неплотно прилегают друг к другу и скрепляющий их раствор осыпался. Это привлекло его внимание. Он ударил по стене, и один кирпич зашатался. Тогда он стал проталкивать его дальше, и кирпич провалился в тёмное пустое пространство за стеной. Возможно, человек попросту передумал бы покупать этот дом и ушёл, но в свете фонаря увидел, что из-за разваливающейся стены на него смотрит человеческий глаз. Позже обнаружилось, что это была дочь Рекберри Роза.

— Боже милостивый! — вскричал я. — Он убил свою семью, своих собственных детей!

— Да, именно это вскоре и выяснилось. Покупатель выбежал наверх. Рекберри его не видел, потому что находился в этот момент на втором этаже. Человек бросился в полицейский участок, и в течение часа кирпичную стену разобрали и нашли тела супруги Рекберри и его семерых детей. Самого Рекберри посадили в тюрьму.

Полиция обнаружила, что у всех членов семьи было перерезано горло, видимо, пока они спали. Тело жены и старших детей он расчленил — отрезал руки и ноги, чтобы они поместились в узком пространстве за стеной, а тела младших детей вошли туда легко, их можно было не калечить. Отрубленные конечности Рекберри кинул туда же.

— Видно, он дьявол, а не человек, раз сотворил такое со своей женой и детьми, — ужаснулся я.

— Многие так думали, Уотсон. Позже, к досаде тех, кто считал, что этого человека приговорят к смертной казни через повешение, его признали душевнобольным и посадили в специальное заведение, которое как раз и находится в Линкольншире.

— Мистер Холмс, ведь вас не затруднит поехать со мной в тюрьму в Гримсби, чтобы помочь нам разобраться, что там произошло и кто за это в ответе. — Просьба Энгельса прозвучала как мольба. — Люди, которые там работали, — это всё наши друзья или даже родственники. Один из погибших был кузеном моей супруги. Мы просто обязаны выяснить, кто совершил это ужасное убийство.

Холмс взглянул на меня:

— Что скажете, Уотсон? Вы не будете против отправиться в Гримсби?

— Что ж, всё равно раньше завтрашнего утра уехать отсюда мы не сможем. А поскольку я полагал, что мы задержимся здесь из-за предыдущего дела, я попросил Анструтера заменить меня в ближайшие несколько дней. Так что, конечно, я поеду с вами.

— Прекрасно, дорогой мой друг. — Холмс повернулся к Энгельсу. — Мы поедем в вашем экипаже, — сказал он.

Взгляд Энгельса, адресованный Холмсу, был полон благодарности.

— Спасибо вам, мистер Холмс… и вам, доктор Уотсон! Мы окажемся на месте всего через несколько минут.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мы покинули тёплый, уютный отель. На улице было прохладно, сквозь тяжёлые свинцовые облака пытались пробиться лучи солнца. Мы с Холмсом забрались в экипаж, Энгельс сел напротив.

— Я действительно очень благодарен вам, мистер Холмс, — сказал он.

— Не рассчитывайте на меня слишком сильно, — ответил ему Холмс. — Я не могу гарантировать, что мы распутаем это дело. Я могу лишь попытаться что-то сделать.

— Этот убийца, — прервал его я, — этот сумасшедший Рекберри. Он расчленил членов своей семьи, а теперь расчленённым нашли его тело. Возможно, это месть за то, что он сделал?

— Конечно, это возможно, — произнёс Холмс. — Но тогда зачем убивать всех остальных? Могу я вас спросить, Энгельс, хорошо ли охраняется это убежище? Легко ли проникнуть внутрь?

— Да, думаю, легко, — ответил Энгельс. — По крайней мере, в общие залы. Конечно, вход в ту часть, где расположены камеры, охраняется. И мы следим за тем, чтобы пациенты всегда находились в камерах. Но в остальных помещениях никаких особых мер предосторожности не соблюдают. И люди могут легко попасть в здание. Мы разрешаем приходить посетителям. И никогда не думали, что кто-то захочет прокрасться внутрь тайно. Во всяком случае, насколько мне известно. Я говорил, что работаю там совсем недавно, и пока только знакомлюсь с обычаями этого места. Я ездил туда всего два раза.

— Значит, внутрь проник кто-то, кто жаждал отмщения, — предположил я.

— Вероятно, — согласился Энгельс.

— Как я люблю повторять, ошибочно делать допущения, не располагая точной информацией. Такие вот поспешные выводы могут плохо повлиять на ход дела. Человек может в угоду своим предположениям упускать важные факты. Давайте лучше подождём и посмотрим, что получится найти в Гримсби, — возразил Холмс.

— Уже видна крыша лечебницы, — прервал нашу беседу Энгельс, глядя в окно экипажа. — Вон там, вдали. Мы почти приехали.

* * *

— Я выглянул в окно. Покатая крыша, покрытая серой черепицей, возвышалась, как огромный кит над поверхностью океана. За тёмно-серой стеной, которая окружала лечебницу, я разглядел часть здания. Каменные стены были лишь немного светлее крыши. Как я уяснил позже, здание было построено на краю высокого отвесного утёса; прямо рядом со строением спуск был довольно отлогим, а затем резко обрывался вниз в бурное море. Мне показалось, что стены были сложены из камней тех самых скал, которые окружали дом. Как будто его сотворила природа, а не руки человека. Окна были очень небольшие, узкие щели, видимо, чтобы ветер не так сильно задувал внутрь.

Создавалось впечатление, что над этим местом витает нечто зловещее. Само здание, мрачные скалы вокруг, свист ветра и рёв моря, словно призрачные дикие звери прятались в расщелинах утёса, — всё это напомнило мне ту особую атмосферу, что царила в поместье Баскервиль-холл. И вдруг всем своим существом я остро ощутил тот дух риска и увлекательных приключений, который всегда был неотъемлемой частью наших с Холмсом расследований.

Экипаж въехал в открытые ворота. У входа в лечебницу уже стояло несколько кэбов, вероятно привёзших полицейских. На первом этаже здания окна выглядели довольно большими. Стена окружала дом только с трёх сторон. С четвёртой простиралось море. Видимо, прежний владелец хотел, чтобы из окон открывался вид на водное пространство и горизонт. По обеим сторонам от входа располагалась небольшая лужайка, а кое-где виднелись и заросли кустарника. Слева лужайка упиралась в стену, а справа заканчивалась утёсом.

— Как странно, что здесь есть трава и цветы, ведь обычно на скалах ничего не растёт, — сказал я.

— Прежний хозяин приказал привезти сюда землю для выращивания растений, — ответил мне Энгельс. — Они несколько смягчают обстановку, как мне кажется. У нас есть садовник, он ухаживает за цветами, насколько это возможно в здешних условиях.

Экипаж остановился у главного входа. Энгельс выбрался из него первым. За ним Холмс, а затем спустился и я. Дул пронизывающий ветер. Здесь, у моря, он был особенно сильным и буквально свистел у меня в ушах. Солнце клонилось к закату, и длинные тени ложились на землю и обволакивали её.

— Сюда, джентльмены, — произнёс Энгельс, показывая на вход в лечебницу.

Внутри здание совершенно не походило ни на лечебницу, ни на тюрьму. Скорее оно напоминало старомодный дом деревенского сквайра. На шикарном полу из полированного дуба лежал большой дешёвый ковёр. Панели, видимо из красного дерева, украшали стены. Сквозь высокое витражное окно проглядывали небо и море.

— Я хотел бы осмотреть то помещение, где обедают служащие, — сказал Холмс, — и, соответственно, тела жертв.

— Я проведу вас в столовую, — ответил Энгельс. — Но тела уже увезли. Так распорядился начальник полиции. Их сложили на телеги, как брёвна. Только труп Рекберри всё ещё здесь. Полиция не выносила его останки из камеры. Во всяком случае, так было, когда я поехал искать вас.

Выражение лица Холмса слегка изменилось. Он был явно недоволен поспешным распоряжением начальника полиции. Он часто повторял, что полицейские, как стадо, топчутся на месте преступления и из-за этого пропадает множество улик. Я сразу понял, что именно об этом он подумал, когда услышал об активной работе полиции в столовой. По всей вероятности, все ключи к разгадке преступления, которые можно было там найти, пропали.

— Тогда давайте посмотрим на Рекберри, — сказал Холмс.

— Позвольте мне сначала представить вам начальника полиции, — отозвался Энгельс. — Это вон тот джентльмен справа.

Энгельс показал на высокого, очень бледного человека со впалыми щеками. Его можно было бы посчитать красивым мужчиной, если бы не старый шрам от ожога на лице. Энгельс подвёл нас к нему:

— Инспектор Коули, я хотел бы познакомить вас с мистером Шерлоком Холмсом.

Когда Коули услышал имя моего друга, его лицо просветлело.

— Тот самый Шерлок Холмс! — Он протянул Холмсу крупную костлявую руку. — Очень рад!

Холмс слегка улыбнулся и кивнул.

— А это доктор Уотсон, — продолжил Энгельс.

Коули крепко пожал мне руку.

— Приятно познакомиться, доктор, — сказал он с неподдельной радостью.

— Я попросил мистера Холмса изучить наше ужасное дело, — произнёс Энгельс. — Надеюсь, вы не будете против.

— Против? Конечно нет! — воскликнул Коули. — Признаться, я не представляю, каким образом можно разгадать, кто устроил эту бойню. Я никогда не сталкивался ни с чем даже отдалённо похожим на это дело. Это выше моих возможностей.

— Я постараюсь вам помочь, чем смогу, — произнёс Холмс. — Не позволите ли осмотреть тело Рекберри?

— Конечно, я отведу вас туда.

— А я предпочту остаться здесь, — тихо произнёс Энгельс. — Не хочу снова видеть эти кровавые останки. Меня и так будут преследовать ночные кошмары.

* * *

Мы поднялись по лестнице, миновали тяжёлые железные двери с зарешечённым окошком, и уютный дом зажиточного сквайра остался позади. Мы оказались в небольшой угрюмой тюрьме. Перед нами простирался коридор с железными дверями камер по обеим сторонам. У входа в тюремное помещение стояли маленький стол и стул, а около одной из камер дежурил офицер полиции.

— Эта дверь была заперта? — спросил Холмс, указав на ту дверь, через которую мы только что вошли.

— Мне сказали, что по внутренним правилам её держат запертой, — ответил Коули. — Обычно здесь сидит караульный на тот случай, если с кем-то из пациентов возникнут проблемы. Караульные редко отлучаются, разве что пообедать. Того караульного, который должен был дежурить в этот раз, к несчастью, увезли с другими служащими на телеге. Его тоже отравили.

— Ключи при нём обнаружили?

— Да.

— Значит, их взяли у кого-то другого?

— Трудно сказать. Среди тех, кто остался в живых, никто не может точно сказать, у кого из служащих находились ключи от камер. Выжили только врач Эдвард Перрет и старшая сестра Мэри… э-э-э… Мэри…

— Клейтон, — подсказал Холмс.

— Да, именно так. Они оба не знают, у кого были ключи.

Холмс тяжело вздохнул.

— Рекберри в третьей камере слева. — Коули подвёл нас к тому месту, где стоял офицер.

Мы вошли в камеру. Она была среднего размера. В центре лежало тело, накрытое простынёй. В воздухе витал запах крови. На полу были видны уже высохшие струйки крови, которые, изливаясь из тела, слились в целые лужи. Рекберри явно обладал привилегиями, потому что в углу камеры располагался столик с книгами и свечой. Окно в каменной стене выходило во двор, и сквозь него виднелись кэбы.

Холмс приподнял простыню за край и стащил с тела. Когда я увидел то, что она скрывала, у меня перехватило дыхание. Лицо представляло собой кровавое месиво: рассечённая на куски плоть, никаких черт разобрать было невозможно. Ушей, как нам уже рассказали, не было.

Дальше я увидел окровавленные обрубки рук выше локтя. Так же выглядели ноги: голени со ступнями были отрезаны.

— Вы нашли отрубленные конечности и уши? — спросил Холмс, глядя на остатки тела.

— Нет, — ответил Коули. — Тот, кто это сделал, должно быть, унёс их с собой.

— Необычная выходка, если не сказать больше.

И тут я разглядел в полумраке помещения на противоположной от входа стене неразборчивую надпись, видимо сделанную кровью жертвы. Чтобы её различить, нужно было подождать, пока глаза привыкнут к этому свету. Поэтому я и не обнаружил её сразу.

«Кровь за кровь» — слова были написаны печатными буквами, как пишут дети.

— Это был акт возмездия! — воскликнул я, показывая на кровавую надпись на стене. — Так я и думал.

— Да, мы тоже так считаем, — согласился Коули. — По правде говоря, что ещё это может быть? Мы полагаем, убийца отравил всех служащих, чтобы свободно передвигаться по зданию и иметь достаточно времени сделать всё, что задумал. — Он кивнул на тело на полу.

Холмс сел на корточки и внимательно осмотрел останки.

— Порезы довольно аккуратные, они сделаны острым ножом, — заключил он. — Ему перерезали горло. Видимо, это и послужило причиной смерти. А конечности отрубили уже после того, как он скончался. — Холмс бросил на меня взгляд: — Вы согласны с этой версией, Уотсон?

Я подошёл к телу, а Холмс направился к надписи на стене. Заключение Холмса, как всегда, было безупречным.

— Порез на горле довольно глубокий, — отметил я. — Да, без сомнения, эта рана была смертельной. — Я отметил, что на простыне, на удивление, мало крови. — Странно, с такой раной кровотечение должно было быть более сильным, вся грудь должна быть залита кровью.

Холмс улыбнулся.

— Да, должно было… — согласился он и снова повернулся к стене. — Про надпись мало что можно сказать, — наконец произнёс он. — Разве что определить рост того, кто писал эти слова. Примерно с вас, Уотсон.

— Но как? — послышался голос Коули.

— Это элементарно, — сказал Холмс. — Обычно люди пишут на стене, поднимая руку до уровня глаз. Вычислить очень легко.

Холмс вернулся к искалеченному телу.

— Значит, вы полагаете, что убийство стало местью Рекберри за то преступление, которое он совершил? — спросил он Коули.

— Да, именно так.

— А зачем тогда уносить с собой отрубленные части тела?

— Хм, я не знаю. Может быть, убийца Рекберри тоже безумен.

— Большая часть улик растоптана и уничтожена. Но очевидно, что убийца намеревался забрать конечности. Зачем-то они ему были крайне нужны.

— Почему вы так считаете?

— Одеяло и простыня лежат на кровати. На полу не видно капель крови, кроме как от ран, конечно. В коридоре крови тоже нет, хотя она должна была бы там быть, если бы убийца просто схватил и понёс отрубленные конечности. Хотя бы немного крови, но вытекло, и остался бы след. Из того, что вокруг нет пятен, следует, что преступник завернул части тела — вероятно, в толстое одеяло. А поскольку он не использовал ни одеяла, ни простыни заключённого, значит, принёс с собой то, во что планировал упаковать конечности. Можно сделать вывод, что тот, кто это сделал, намеревался не просто убить и расчленить тело Рекберри, но и забрать отрезанные конечности с собой. Всё это было частью его тактики.

— Да, теперь я понимаю. Это очень странное убийство. Может быть, он собирается отнести части тела на могилы жены и детей Рекберри как символ возмездия. Или что-то вроде того.

Возможно. Что ж, если мы принимаем версию, что убийство было местью за то, что этот человек сделал со своей семьёй, то мы можем быть уверены, что убийца знал семью Рекберри или был с ними близок. Мы можем также сделать предположение, что убийца живёт в Лондоне, ведь семья жила именно там. В этой тюрьме ведётся запись тех, кто сюда приезжает?

— Не знаю.

— Это сильно помогло бы расследованию. Может быть, у Рекберри был посетитель в последние несколько недель. Такой визит дал бы убийце возможность изучить здание. Он мог узнать, где находится кухня и камеры и в какой именно содержат Рекберри.

— Да, я понимаю. Наверное, убийца действительно навещал его. Я это выясню… думаю, врач и старшая сестра могут знать о посетителях. Я спрошу их.

— А кстати, где они сейчас?

— В кабинете врача. Там они и были, когда произошло убийство. Вас провести туда? — предложил Коули.

— Для начала я хотел бы осмотреть столовую, — ответил Холмс.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Мы спустились по лестнице и увидели Энгельса, терпеливо ждавшего Холмса.

— Вы нашли там что-нибудь? — спросил он.

— Да, многое стало ясным, — откликнулся Холмс. — Как нам пройти в столовую?

— Сюда! — Энгельс повернулся и направился вперёд по коридору, а мы с Холмсом и Коули двинулись вслед за ним.

Столовая примыкала к кухне, и в ней сохранялось то же очарование старой загородной усадьбы, которое существовало и в других помещениях дома. За столом свободно могли разместиться полтора десятка человек. Тарелки с остатками недоеденного обеда всё ещё стояли на столе. Рядом на стене находились вешалки для одежды. На них всё ещё висели пальто жертв.

Холмс прошёлся по комнате, по обыкновению внимательно всё разглядывая. Он наклонился над одной из тарелок и понюхал её.

— Я не чувствую запаха. Хотя, если в еде действительно был яд и если у него был запах, его всё равно не различить из-за присутствия специй и перца. — Он поднял голову и взглянул на Коули: — Полагаю, кухарка тоже погибла?

— Да, — кивнул инспектор.

— Хм, значит, еду отравил кто-то другой.

Пока он изучал остатки трапезы, я разглядывал одежду на вешалке. Казалось, в ней была скрыта какая-то особая печаль. Я представлял себе, как люди идут обедать, садятся за стол, не подозревая, что они вот-вот умрут. И что сегодня они повесили свои пальто, как много раз до этого, и так и не надели снова. Я думал о том, как много значит жизнь и как легко её лишиться.

Тем временем Холмс закончил осматривать столовую и тяжело вздохнул:

— И снова нет ничего, что представляло бы интерес для следствия. Здесь слишком активно действовали, когда выносили тела. Через эту дверь можно попасть на кухню?

— Да, конечно.

Мы вошли в кухню. Через открытую заднюю дверь внутрь задувал солёный морской ветер. Холмс вышел на улицу и принялся осматривать всё снаружи. Когда вернулся, в руках он держал маленький стеклянный пузырёк. Он показал его нам.

— Если я не ошибаюсь в своих предположениях, здесь и был яд, который потом подсыпали в еду. Я нашёл эту склянку в клумбе. Ко дну прилипло несколько белых крупинок. Вероятно, стрихнин. Это очень сильный яд. Нам с вами нужно быть осторожнее, его испарения тоже очень опасны.

Он осмотрелся и обнаружил обрывок ткани, которым, видимо, кухарка вытирала стол. Он взял большой нож, отрезал от тряпки кусок, сложил его и заткнул им склянку. Затем протянул пузырёк из-под яда Коули:

— У вас, верно, здесь есть химическая лаборатория. Убийца, скорее всего, вошёл в кухню через заднюю дверь, высыпал содержимое в большую кастрюлю, которая всё ещё стоит на плите, и вышел тем же путём. А по дороге избавился от склянки. Стрихнин никто не заметил, потому что он не имеет запаха.

Коули взял пузырёк и кивнул в знак согласия:

— Понятно, но как это поможет нам найти убийцу?

— Эта улика может оказаться очень важной, а может и совершенно бесполезной. Увидим, — ответил Холмс. — Кухарку тоже отравили или она погибла как-то иначе?

— К сожалению, я не знаю.

Холмс был явно разочарован.

— Есть ещё кое-что, — произнёс он, стараясь не показывать своего недовольства. — Давайте выйдем на улицу.

Холмс открыл дверь, и мы последовали за ним. Спустившись по каменным ступеням, вышли на вымощенную каменными плитами дорожку, которая вела к парадному входу в здание. Холмс указал нам на одну из плит. На ней виднелось большое неровное пятно. Мне показалось, что это была кровь, и я высказал своё предположение вслух.

— Да, Уотсон, это кровь, — подтвердил Холмс. — Но она не капала на дорожку, а, скорее, просочилась сквозь какую-то ткань.

— Видимо, убийца положил здесь свёрток с отрубленными конечностями, — допустил я, — чтобы, к примеру, он не мешал ему открыть дверь в кухню.

— Да, он хотел прокрасться незаметно, потому положил свою ношу на землю и беззвучно открыл дверь. К тому моменту, как он дошёл сюда от камеры Рекберри, кровь уже, конечно, сильно промочила ткань и оставила пятно на камне.

Холмс взглянул на утёс и море за ним. Мы стояли всего в сорока или пятидесяти футах от обрыва.

— Интересно… — пробормотал он и большими шагами направился к скалам.

Мы поторопились вслед за ним.

Дорога сначала плавно шла вниз, но затем, ближе к обрыву, делала крутой подъём. Мы прошли по чёрным скалам и подошли к самому краю. Энгельс сказал, что боится высоты, и отказался идти с нами. Утёс был почти что отвесным и обрывался прямо в море. Камень был довольно гладким, лишь кое-где торчали острые выступы. В самом низу виднелась узкая песчаная полоса берега. Тонкой белой лентой она окаймляла подножие утёса и была покрыта ракушками и кусками дерева, которые выбросило морской волной.

— А вот и они! — воскликнул Холмс.

Он вытянул руку и показал вниз, на берег. И я разглядел, как в прибое бьётся об утёс какой-то свёрток, перевязанный верёвкой.

— Вы думаете, что это части тела убитого? — Я старался говорить как можно громче, чтобы ветер не заглушил мои слова.

Глаза Коули слезились от ветра, и ему приходилось часто моргать, чтобы разглядеть свёрток.

— Будет нелегко спуститься вниз, — заметил он.

— Да, утёс слишком отвесный, — согласился Холмс.

— Вы предполагали, что останки убитого найдутся здесь, — произнёс я, — поэтому и подошли к краю обрыва?

— Да, я подумал, это весьма вероятно, судя по тем данным, которые нам удалось собрать. — Холмс потёр подбородок и погрузился в раздумья.

Его настроение слегка изменилось. Но заметить это могли только те, кто знал его достаточно долго и сумел изучить его поведение. Похоже, в его голове начала выстраиваться концепция преступления. Я был уверен, что, благодаря своим невероятным способностям, во мраке неизвестности и ужаса, которые окружали убийства в лечебнице, Холмс стал различать тропинку к разгадке. К сожалению, как всегда, я не мог даже предположить, о чём он думал. Я, по обыкновению, не способен был нащупать в этой истории дно.

Холмс подошёл к стоявшему в стороне Энгельсу, сказал ему что-то, и тот кивнул, как бы показывая, что всё понимает. Затем Холмс вернулся к нам с Коули.

— Что ж, — наконец произнёс он, — свёрток пока подождёт. Давайте поговорим с теми, кому удалось уцелеть. Посмотрим, что мы сможем узнать у них. Уотсон, вы же носите с собой пистолет? А у вас есть пистолет, инспектор? Держите их под рукой на всякий случай, — с тревогой в голосе добавил Холмс.

* * *

Все вернулись в здание через заднюю дверь и закрыли её за собой. Мы с Холмсом и Коули направились в кабинет врача, а Энгельс отправился в другую сторону.

Врач Перрет молча сидел за столом, а сестра уютно устроилась на маленьком диванчике у стены. Рядом с диваном стоял высокий шкаф со стопкой медицинских карт пациентов.

Мэри Клейтон оказалась полной женщиной лет пятидесяти. Она была одета в форменный халат, который чем-то напомнил мне одеяние монашек. Она повернула к нам невыразительное лицо и подняла на нас измученный, но с хитринкой взгляд.

Перрет был мужчиной приятной внешности с каштановыми волосами и умными глазами. На нём был твидовый костюм. Он сидел в кресле, откинувшись на спинку и вытянув ноги, и ко входу боком, поэтому я сразу заметил сильно повреждённое ухо: нижняя часть отсутствовала, вероятно отрезанная во время драки. Также я обратил внимание и на его болезненную бледность. Когда мы вошли, он сразу выпрямился и повернулся к нам.

— A-а, инспектор Коули, наконец вы пожаловали и к нам, — сказал он. В его голосе как будто слышалась лёгкая досада. — А кто эти джентльмены?

— Это мистер Шерлок Холмс, — ответил Коули, — и доктор Уотсон.

— Шерлок Холмс? Что ж, надеюсь, вы прольёте свет на то, что здесь произошло, и мы сможем наказать убийцу.

— Я сделаю всё, что в моих силах, — заверил его Холмс.

— Судя по той славе, которая окружает ваше имя, этого будет более чем достаточно, — произнёс Перрет, вздохнув. — Не думаю, что в истории найдутся столь чудовищные преступления. И, к сожалению, я нахожусь посреди этого кошмара. Столько смертей и столько крови… Это так тяжело для моей психики.

— Смерть и кровь? Тяжело для вашей психики? Довольно странное заявление для врача, не так ли?

— Да, наверное. Но я служил в составе королевской армии в Афганистане несколько лет назад и слишком часто видел там смерть и кровь.

Перрет указал на одну из фотографий, которые висели на стене. Он на ней был в военной форме среди других солдат. Я заметил, что на фотографии мочки уха уже не было.

— Мне неловко говорить об этом, но после у меня был нервный срыв. И я до сих пор не до конца от него оправился. Отчасти поэтому решил работать врачом здесь, в такой глуши, потому что у всех местных пациентов в наличии только проблемы душевные. Я психиатр. Крови тут почти не увидишь.

— Я тоже был в Афганистане в тысяча восемьсот семьдесят девятом году, — прервал его я. — Отлично понимаю, что вам довелось испытать там, и сочувствую. Я был зачислен в Пятый Нортумберлендский стрелковый полк и был ранен в плечо. Второй раз меня ранило в ногу. Не могу не обратить внимания на ваше ухо. Это у вас с войны?

— Да-да. Именно. Это был нож. Человек, который на меня напал, хотел перерезать мне сонную артерию, но добрался только до уха. Я проткнул его саблей.

— Вам очень повезло, — заметил я.

— Да. И вот что странно: когда поступил на службу, я думал, что в душе я настоящий военный.

Но когда вернулся, стал пацифистом, у которого даже вид крови вызывает отвращение.

— Вы осматривали тело Джона Рекберри? — спросил Холмс.

— Нет, не осматривал. Судя по тому, что я мельком увидел, и учитывая, что он был разрезан на куски, врач ему помочь уже никак не мог.

— Во время обеда вы с мисс Клейтон были здесь, в кабинете?

— Всё верно. Мы обсуждали, что нужно заказать для лечебницы, — ответил Перрет.

Это было логично. Старшие сёстры обычно ведут бытовые дела больниц, покупают продукты, бельё и всё, что нужно для поддержания чистоты в помещениях и ухода за больными. И только иногда они присматривают за пациентами. Это очень важные обязанности, и, чтобы их выполнять, нужно постоянно находиться на территории лечебницы. И конечно, эти женщины, как правило, или вдовы, или не могут завести семью и остаются одинокими.

Холмс повернулся к мисс Клейтон:

— Вы с доктором закончили составлять список того, что нужно купить для заведения?

Старшая сестра сурово взглянула на него, явно не ожидая, что с ней тоже будут разговаривать.

— Да, закончили. А в чём дело? — ответила она нерешительно. — Фактически закончили.

— Заниматься ранами и увечьями пациентов — ваша обязанность? Я спрашиваю потому, что доктор объяснил, что не выносит вида крови.

— Да, но не полностью. Все важные дела по-прежнему лежат на докторе.

— Как долго вы здесь работаете?

— Больше десяти лет.

— А вы, доктор, вы здесь давно? — обратился Холмс к Перрету.

— Доктор работает здесь больше шести лет, — ответила Холмсу сестра, — вот уже почти семь.

— Кто-нибудь из вас видел или слышал что-то необычное сегодня утром или пока вы находились в кабинете?

Доктор и сестра отрицательно покачали головами.

— Совсем ничего, мистер Холмс, — громко произнесла сестра. — Мы ужаснулись, когда зашли в столовую и увидели столько трупов. Это было страшное зрелище.

Когда я выслушивал ответы сестры, меня не покидала мысль, что она что-то скрывает. Я чувствовал её напряжение из-за чего-то. Но в чём причина, понять не мог.

— Кто из вас связался с полицейскими? — спросил Холмс.

И снова ответила сестра:

— Пришёл мистер Логан. Он занимается садом и мелким ремонтом и живёт неподалёку. Женат и потому не обедает вместе со всеми. Случилось так, что он приехал сюда сразу после того, как мы обнаружили погибших. Мы рассказали ему обо всём, и он отправился в полицейский участок.

— Отлично!

Холмс вопросительно посмотрел на Коули. Инспектор решил, что, видимо, Холмс просит его подтвердить слова сестры:

— Да, моя смена только началась, и в участок пришёл мистер Логан. Я не поверил своим ушам, когда услышал, что здесь произошло.

— Тело Рекберри вы нашли вдвоём?

— Да, — ответил доктор Перрет. — Мы увидели несчастных в столовой и решили проверить, не случилось ли того же с пациентами. Мы постучались в камеры, и все заключённые нам ответили, кроме Рекберри. Тогда мы вошли к нему и увидели, что с ним сделали.

— Кто из вас накрыл его тело простынёй?

— Я, — сказала сестра.

— А почему вы не взяли для этого простыню с его кровати? Вы же были в его камере, и если хотели накрыть его, было бы вполне естественно воспользоваться именно ею.

Вопрос застал Мэри Клейтон врасплох.

— Я не знаю… не знаю… — Она с тревогой взглянула на доктора Перрета.

— Мэри не говорит вам, что случилось в камере, потому что слишком хорошо ко мне относится, — сказал доктор. — Стыдно сказать, что, когда мы нашли тело, я чуть не потерял сознание. Всё, что я видел на войне, сразу пронеслось перед глазами. Мне стало плохо, и Мэри помогла мне выйти и спуститься по лестнице. Когда я пришёл в себя, она вернулась наверх, чтобы накрыть тело Рекберри, и взяла простыню из кладовой.

— Понятно. А потом вы оба ждали, когда приедет полиция?

— Ничего другого нам не оставалось, — кивнул Перрет.

В дверь постучали, и в кабинет вошёл Энгельс.

— Мистер Холмс, вы просили меня сообщить вам, когда подъедет полицейский из Скотленд-Ярда. Кэб инспектора только что остановился у главного входа.

— Спасибо, мистер Энгельс, — поблагодарил его Холмс. — Я мало кого из них знаю лично. Вы, случайно, не выяснили, как зовут этого инспектора?

— Он представился как Лестрейд, инспектор Лестрейд. Я сказал ему, где вы находитесь, он будет здесь через минуту.

Выражение лица Перрета резко изменилось. Он страшно рассвирепел и вскочил со стула. Его взгляд был полон ярости и гнева. Я мигом выхватил револьвер и направил его на доктора. Коули тоже вытащил пистолет.

Перрет завопил и ринулся к окну. Он быстро вскочил на подоконник и, разбив стекло и ставни, выскочил на улицу.

Холмс кинулся за ним, перепрыгнул через стол и бросился к окну.

— Не спускайте глаз с Мэри Клейтон, Уотсон! Она с ним заодно! — крикнул он на ходу. В руках У него тоже оказался пистолет.

Я направил револьвер на сестру, которая по-прежнему сидела на диване. Она застыла в оцепенении, словно не понимая, что происходит.

Я обернулся на Энгельса и Коули, они тоже явно находились в полном замешательстве. Честно говоря, я и сам был поражён тем, что случилось.

— Что, чёрт возьми, произошло? — Голос Коули звучал взволнованно.

Тут Мэри Клейтон вздрогнула, её лицо перекосилось, она громко всхлипнула, вся затряслась, как в агонии, и потом зарыдала.

— Проследите за ней! — крикнул я Коули и бросился вслед за Холмсом.

* * *

Перрет хотел было обежать здание лечебницы справа, но ему преградили дорогу трое полицейских. Холмс крикнул им, чтобы они остановили и арестовали его. Сзади находились мы с Холмсом, и Перрету ничего не оставалось, как повернуть к обрыву.

Он быстро скрылся за высоким выступом. На фоне серых облаков в тонких бронзовых прожилках заходящего солнца промелькнул его силуэт. А потом он исчез за большой чёрной скалой.

Добежав до обрыва, мы услышали крик. Он тонул в порывах сильного ветра и был еле слышен.

Чтобы увидеть тело, нам пришлось забраться на самый край обрыва. Тело лежало вниз лицом на тонкой полосе берега. Волны набегали на него одна за одной, а прямо рядом к скалам прибило свёрток с останками Рекберри. В небе хрипло кричали чайки.

К нам подошли полицейские.

— Судя по всему, он погиб, — мрачно сказал один из них.

— Да, — ответил Холмс. — Спускаться вниз, чтобы достать тело, слишком опасно. Думаю, понадобится лодка.

— Ради всего святого, что случилось с Перретом?! — не понимал я. — Он спокойно сидел за столом и вдруг закричал, разбил окно, побежал. Как будто с ума сошёл!

— Это не врач Перрет лежит там внизу, Уотсон. Это убийца Рекберри. И он встретил достойный конец, хотя, возможно, кто-то посчитает, что виселица подошла бы ему больше.

— Рекберри?! — я был ошарашен.

— Пойдёмте в дом, Уотсон. Скоро всё станет ясно.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Старшая сестра с сердитым видом сидела на диване в наручниках.

— Зачем вы надели их на меня? — резко спросила она. — Я ничем этого не заслужила.

— Так вы ничего не добьётесь, — сказал ей Холмс. — Думаю, будет лучше, если вы нам всё расскажете.

— Не понимаю, о чём вы говорите. Я ничего не сделала.

— Ну что ж, значит, мне придётся изложить это самому. — Холмс бросил взгляд на нас с Коули и Энгельсом. — Чем необычнее преступление, тем меньше в нём загадочности. Я всегда так считал. Сегодняшняя история — явный тому пример. Всё было элементарно.

— Элементарно?! — воскликнул Коули. — Уверен, что до сих пор не понимаю, что именно произошло. Почему доктор Перрет так себя повёл?

— К сожалению, Перрет лежит в тюремной камере. Рекберри убил его, а потом занял его место в кабинете. И это он сейчас сорвался с утёса и разбился насмерть.

— Вы хотите сказать, что тот человек, с которым мы говорили как с доктором Перретом, был Рекберри? — Коули никак не мог поверить словам Холмса.

— Именно так, — подтвердил Холмс. — Я почти сразу заподозрил это, когда увидел останки тела в камере. А когда внимательно осмотрел здание и окрестности, убедился в правильности своих предположений. Его планом было выдать себя за врача, а потом сбежать из лечебницы. Вероятно, он думал, что и дальше будет представляться его именем. Это дало бы ему возможность уехать из страны. Да, думаю, так он и хотел сделать. Это могло сработать. Посмотрите на фотографии на стене. Они с доктором похожи внешне. Сходство достаточное, чтобы одурачить всех, кроме близких Перрета, конечно.

— Во всяком случае, меня он обхитрил, — сказал Энгельс.

— Меня тоже. — Коули покачал головой. — Он и вёл себя как врач.

— Да, внешне он был образованным и утончённым, с очень приятными манерами. Но за всем этим скрывался человек, который ни во что не ставил жизни других людей. Страшный злодей под маской воспитанного и обходительного человека. Я встречал таких, как он. Больше всех мне запомнился доктор Мориарти. Пренебрежение и равнодушие к другим людям — это очень благодатная почва, на которой отлично произрастают самые страшные пороки.

— А что именно заставило вас предположить, что всё это не более чем маскарад? — спросил Коули.

— Моё внимание привлекли увечья на теле погибшего. Благодаря им опознать жертву было невозможно. Лицо искалечено до неузнаваемости, уши отрезаны — а ведь это особенная часть тела, уши у всех людей разной формы, — руки отрублены, а вместе с ними и отпечатки пальцев, по которым можно было бы идентифицировать личность убитого. Ноги отрезаны, как я решил, чтобы сбить с толку полицию: никто бы не понял, что остальные части тела уничтожены, только чтобы человека нельзя было опознать. Кровавая надпись на стене «Кровь за кровь» тоже должна была отвлечь внимание от истинной причины увечий на теле. Тогда в камере это было только моим предположением. Но позже оказалось, что эти мысли были верными.

Как только я увидел Рекберри в кабинете в роли Перрета, я сразу же понял, почему тело было так жестоко искалечено: скрыть старую военную рану доктора — наполовину отрезанное ухо. Видимо, это и стало причиной расчленения тела. Иначе всё сразу бы обнаружилось. Некоторое время назад Рекберри отрезал себе кусочек уха, чтобы быть больше похожим на Перрета. Необходимые приготовления перед тем, как занять его место. Думаю, старшая сестра помогла ему в этом.

Цвет кожи покойного стал ещё одной подсказкой. Вы не заметили, что убитый был слишком загорелым для человека, который проводит свои дни в тёмной тюремной камере? Нет? Что ж, Рекберри этого не продумал, и это стало его ошибкой.

— Раз уж вы упомянули эту деталь, — перебил я, — когда мы вошли в кабинет, я обратил внимание, что кожа доктора слишком бледная.

— Да. Был и ещё один важный аспект. Уотсон, вы заметили его, когда осматривали тело. Горло жертвы было перерезано, и вы сказали, что на теле должно было быть больше крови. Конечно! Вы были совершенно правы! Думаю, крови оказалось так мало, потому что Рекберри переодел убитого. Зачем? Наверное, потому, что врач не был пациентом лечебницы и не носил тюремную форму.

— Он снял одежду с доктора и надел на него стандартную робу заключённого? — уточнил я.

— Именно так, Уотсон. Тогда я и понял, что всё это обман. Всё указывало на то, что покойный не был Рекберри. Выжили на этом празднике смерти только двое. Женщина и мужчина. Вполне можно было предположить, что этот мужчина на самом деле и был Рекберри.

Хотя эта мысль и представляла собой сначала только догадку, она объясняла, зачем было убивать всех работников лечебницы. Рекберри попросту не мог оставить никого в живых, ведь все знали, как выглядит Перрет, и его бы сразу же разоблачили.

— Однако сестра не погибла, — заметил Коули.

— Это так. Поскольку до сих пор мои предположения были верны, я решил, что он оставил её в живых, потому что она его не выдала бы. Сестра работает в клинике уже очень давно и, конечно, знакома с внешностью Перрета. Значит, она была сообщницей Рекберри.

Услышав слова Холмса, сестра задрожала, всхлипнула, закрыла лицо руками и глухо запричитала:

— Боже, помоги мне… помоги мне… я пропала… Боже, спаси меня…

Значит, Холмс был во всём прав, подумал я, глядя на неё.

— Разумеется, Рекберри был нужен помощник, — продолжал Холмс. — Может быть, она и раздобыла яд. Должен же он был его как-то достать. Возможно, она и выпустила его из камеры, ведь у неё были ключи. Двое выживших в массовом убийстве — это тоже было очень ловко придумано. Если бы в живых остался только один, это выглядело бы более странно. И на него бы, скорее всего, сразу же пало подозрение полиции. Но выжило двое, причём их версии полностью совпадали. Этот Рекберри был хитёр и изобретателен.

Все эти мысли появились у меня ещё в камере. А потом другие факты подкрепили мои предположения. Например, пятно крови на дорожке около кухни. Я сразу же понял, что это пятно осталось от свёртка с останками убитого, который успел пропитаться кровью. Его положили на дорожку. Подумайте сами, что ещё могло оставить такой след? Кровь самого убийцы? Вряд ли, потому что из раны кровь бы капала. А то пятно было совсем не похоже на капли крови. Но зачем он положил свёрток на землю?

Может быть, чтобы ноша не мешала ему тихо войти на кухню, ведь пятно находилось прямо у двери. Зачем ему туда заходить? — размышлял я. Чтобы подсыпать яд в обед, который тогда как раз готовили? Но, как вы, верно, помните, изначально предполагалось, что преступник отравил всех работников лечебницы, чтобы иметь возможность беспрепятственно проникнуть в камеру и убить Рекберри. Однако след на дорожке явился явным свидетельством того, что служащих отравили после убийства. Ведь свёрток с останками тела уже был у преступника с собой до того, как он подсыпал в еду яд. Значит, их отравили по какой-то другой причине.

И она состояла в том, чтобы уничтожить всех, кто мог узнать Рекберри. Когда я убедился, что тело было искалечено, только чтобы его не опознали, то подумал, что Рекберри наверняка захотел избавиться от останков. Проще всего было скинуть их вниз с обрыва. Оказалось, что так оно и произошло.

Теперь я понимал, что человек в кабинете доктора, скорее всего, Рекберри. Я читал в газетах, что по делу убийства семьи его допрашивал инспектор Лестрейд. Он легко узнал бы его, и Рекберри знал об этом. Тогда я попросил Энгельса подождать пять минут, а потом зайти в кабинет и объявить, что Лестрейд приехал из Лондона.

И через несколько минут Энгельс вошёл и убедительно произнёс имя инспектора. Как я и ожидал, это мгновенно подействовало на Рекберри. Хотя не думал, что его реакция будет настолько бурной. Понимая, что Лестрейд разоблачит его, он убежал и разбился насмерть.

— Браво, Холмс! — воскликнул я. — Отличная работа!

Инспектор Коули явно находился под впечатлением.

— Да, — произнёс он, — признаюсь, что это дело, которое вы считаете таким простым, запутало меня совершенно. Как хорошо, что мистер Энгельс попросил вас приехать сюда.

По лицу Холмса пробежала еле заметная улыбка. Ему была приятна похвала, хотя он и старался не показывать этого.

Вдруг послышался слабый голос мисс Клейтон.

— Я не знала, что он убьёт доктора и остальных, — сказала она так тихо, что я едва мог разобрать слова. — Клянусь, не знала об этом.

Все разом повернулись и посмотрели на неё.

— Ну конечно, вы обо всём знали, — заметил Коули. — Ложь не избавит вас от виселицы.

Сестра вздрогнула, как будто по её телу прошёл спазм. Она не сразу смогла заставить себя заговорить снова и с трудом шевелила сухими губами.

— Никто не поверит мне… но это так. Я не знала, что он собирается кого-то убить. Рекберри сказал мне, что его план был… чтобы доктор на несколько часов потерял сознание, а он бы занял его место, а потом сбежал из лечебницы. Он должен был добавить в еду лауданум, чтобы и все остальные тоже заснули. Это всё, что должно было случиться. Просто недолгий крепкий сон. Простой и незамысловатый план. Я должна была тоже притвориться спящей.

— Нет, мисс, это не пройдёт, — сказал Холмс. — У вас были ключи от камеры. С вашей помощью он мог сбежать в любой момент. Но побега было недостаточно. Он хотел выдать себя за другого человека, стать доктором Перретом. Это их внешнее сходство навело его на эту мысль?

— Я не знала, что он их убьёт… — пробормотала она снова.

— Как я уже сказал, ваши попытки напрасны. Зачем вы вообще согласились помогать ему? — спросил Холмс.

— Я уже немолода. И моложе не становлюсь, — сказала сестра. — Я провела всю свою жизнь ухаживая за другими людьми. Я хотела получить шанс изменить жизнь. Рекберри пообещал мне крупную сумму денег. Их хватило бы, чтобы устроиться в Лондоне и пожить хотя бы немного для себя. Он привёл доказательства, что у него есть деньги на счету в банке. Рекберри попросил приехать сюда поверенного из банка, чтобы тот показал мне бумаги. Казалось, что всё так просто… никто не пострадает… Рано утром сегодня я сказала доктору Перрету, что Рекберри плохо себя чувствует и что его надо осмотреть. Перрет покорно пошёл в его камеру. Рекберри должен был просто усыпить и связать доктора. Но когда я вошла в камеру и увидела кровь, увидела, что он сделал… — Мэри Клейтон закрыла лицо руками, — …это было ужасно… ужасно…

— Да, но не насколько ужасно, чтобы вы не помогли ему одурачить полицию, — сказал Коули. — Вы ведь понимали, что помогаете убийце, разве нет?

Вместо ответа женщина зарыдала ещё сильнее. Оплакивала ли она погибших или свою собственную судьбу, я не знал.

— Вы должны понимать, мисс, — сказал Холмс, — что, вероятнее всего, Рекберри не заплатил бы вам ни пенни. Скорее он покончил бы с вами при первом же удобном случае.

Сестра удивлённо уставилась на Холмса. Очевидно, она действительно не осознавала, что Рекберри попросту убьёт её позже, чтобы не давать денег и чтобы быть уверенным, что его самозванство останется тайной.

Женщина опустила голову и снова зарыдала.

ЭПИЛОГ

Несколько недель прошло после тех событий, о которых рассказал. Я находился в старой квартире Холмса на Бейкер-стрит, пролистывал «Таймс» и вдруг наткнулся на колонку, посвящённую судьбе Мэри Клейтон. Её признали виновной в соучастии в убийстве и приговорили к смертной казни. Я рассказал об этом Холмсу.

— Полагаю, что это справедливый вердикт, — ответил он. — Без сомнений, Рекберри не смог бы убить Перрета или кого-то ещё в лечебнице без её помощи.

— В суде она до последнего продолжала настаивать, что Рекберри её обманул и что она думала, будто никто не пострадает.

— Ложь в целях самозащиты. Даже если её слова и правда, то они не влияют на тот факт, что было убито столько людей.

— Полагаю, это так. Подозреваю также, что Клейтон и Рекберри вполне могли избежать правосудия, если бы не вы, Холмс. Полицию Линкольншира они легко ввели в заблуждение. То, что вы сделали, просто превосходно.

— Это очень мило с вашей стороны, дорогой мой друг. Но, по правде говоря, я не могу принять похвалу за то, что разгадал такую элементарную загадку. Раскрытие преступлений — это наука. Но в данном случае никаких знаний не понадобилось. Ответы лежали на поверхности. И они были очевидны с самого начала.

— Однако ни мне, ни остальным.

— Простите меня, дорогой мой друг, но некоторая бестолковость других людей вовсе не повод преувеличивать мои заслуги в этой истории. Чтобы разобраться в этом деле, вполне хватало простой логики. Поэтому всё было элементарно, хотя план преступления оказался на удивление смелым и в то же время поразительно жестоким. Тем не менее Рекберри крайне небрежно привёл его в действие и плохо продумал детали. К примеру, то, как он отрезал себе кусок уха. Было очевидно, что его ране всего несколько месяцев, а никак не несколько лет. К тому же он сделал это совсем неточно, и форма пореза не напоминала ту, что на фотографии Перрета. Нельзя недооценивать мелочи в искусстве дедукции. И когда преступник разрабатывает схему преступления, он должен всегда помнить о важности каждой детали.

— Хорошо, что они этого не делают, — заметил я, — иначе ваша работа была бы сложнее, а раскрытых дел, возможно, стало бы меньше.

— Это верно. Но тогда процесс расследования был бы гораздо интереснее, разве не так?

— Да уж.

— Учитывая то, какую мистическую окраску вы придаёте моим расследованиям и какой популярностью пользуются ваши рассказы у читателей, моя точка зрения, конечно, оказывается в меньшинстве. Однако если мы направим наши мысли в другое русло, я уверен, придём к согласию. Скоро время обеда, дорогой мой друг, а раз уж ваша супруга в эти выходные уехала из города, я с удовольствием предложу вам отобедать со мной в ресторане Манчини. Вы ведь хотите есть?

— Мой дорогой Холмс, — сказал я, — без сомнения, я очень проголодался и с удовольствием приму ваше приглашение.

ТРАУРНЫЙ ПОЕЗД

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Закончив обход пациентов, я вернулся домой. Моя очаровательная жена поцеловала меня и протянула телеграмму от Шерлока Холмса.

— «Меня попросили заняться делом лорда Беркшира. Возможно, вы захотели бы поучаствовать в расследовании. Приходите на Бейкер-стрит в пять вечера», — прочитал я вслух.

— Поужинаем, когда ты вернёшься, — улыбнулась она. — Постарайся быть не слишком поздно.

* * *

О скандальном деле лорда Беркшира всё ещё продолжали писать в газетах. Его похороны должны были состояться на кладбище Бруквуд, откуда проложена отдельная железнодорожная ветка до Лондона. По дороге туда на траурный поезд с гробом напали. Этот налёт посчитали актом политического протеста антимонархистов. Но, как бы то ни было, поступок был совершенно чудовищным.

За несколько дней до этих событий лорда Беркшира нашли мёртвым в гостиной его дома. Было установлено, что причиной смерти послужил обширный инфаркт, от которого он мгновенно скончался. Далее всё шло обычным путём. Следующим утром в газетах появился некролог. Прощание происходило в его доме, похороны должны были состояться через два дня после кончины.

В эти два дня газеты пестрили сообщениями о смерти лорда. Потом, как это всегда бывает, их вытеснили другие новости. Группа антимонархистов планировала нападение на карету королевы Елизаветы на пути из дворца в Вестминстерское аббатство. Раньше подобные нападения уже совершались на кареты короля Георга III и королевы Виктории. Журналисты писали, что безумна уже одна мысль о том, чтобы совершить покушение на монарха и самое лучшее в мире правительство. Такая точка зрения, конечно, отражала позицию премьер-министра Глэдстоуна. Однако планам злоумышленников помешали. Некий информатор — его имя так и не выяснили — связался со Скотленд-Ярдом и сообщил обо всём властям. Хотя королеву и не собирались убивать и лишь хотели посрамить её честь, многие так негодовали, что даже призывали обвинить членов группы в государственной измене. И если бы их признали виновными, то приговорили бы к смертной казни.

Однако вскоре главной новостью в прессе снова стала смерть лорда Беркшира. Причиной послужило преступление, которое было косвенно связано с покушением на королеву. Когда тело Беркшира везли к могиле, произошли отвратительные и постыдные события. Очевидно, это был политический демарш, который явился гневным ответом на поимку тех, кто пытался совершить нападение на королеву. Во всяком случае, так предполагалось. Какая бы идея ни руководила этими людьми, их поступок обесчестил память лорда Беркшира в последние его дни на земле.

Дело было так. Тело лорда Беркшира везли к его последнему пристанищу в похоронном поезде первого класса по железной дороге Некрополис. Поезд двигался очень медленно, перед ним в молчании шли платные плакальщики с развевающимися чёрными флагами, которых окружали шестеро всадников, по трое по бокам, в чёрных одеждах и на вороных лошадях. Так захотела леди Беркшир. Все лошади были украшены чёрными страусиными перьями. В этот день гроб с телом лорда был единственным во всём поезде. Он находился в отдельном траурном вагоне-катафалке. В предыдущих вагонах ехали родственники и друзья семьи. Несмотря на то что на похоронах могли присутствовать только те, кто лично знал семью Беркширов, народу оказалось так много, что понадобилось три вагона, чтобы всех разместить.

На станции Лондон-Некрополис имелся специальный зал для участников похорон знатных особ. Они собрались там и смотрели, как гроб поместили в катафалк, затем отправились в специально заказанные для них вагоны.

Когда спустя три часа поезд прибыл на кладбище, обнаружили, что гроб исчез. В катафалке осталась только подставка.

Позже гроб нашли в двух милях от кладбища в совершенно пустынном месте недалеко от железной дороги. Видимо, кто-то скинул его с поезда. Гроб сломали, а тело вытащили и бросили рядом. Оно валялось на земле, будто труп собаки. Шёлковую обивку порезали ножом, крышка же валялась рядом, и на ней было нацарапано слово «Кромвель».

Поступок трактовали как протест против аристократии, хотя протекторат Оливера Кромвеля, по правде говоря, никогда не боролся ни с монархией, ни с аристократами. Полиция стала активно разыскивать оппозиционера или группу людей с этими же взглядами, которые решились бы на такое.

Читая новости, я вспомнил, что Холмс помогал когда-то расследовать заговор против королевы и даже помешал привести его в исполнение. Поэтому посчитал, что он наверняка участвует и в следствии по делу лорда Беркшира.

Основываясь на своих размышлениях, я отправился на Бейкер-стрит, но, придя туда, обнаружил, что Холмс уехал из Лондона по другому делу. Миссис Хадсон сообщила, что его нет уже почти три недели.

Однако, получив телеграмму, я понял, что Холмс уже вернулся на Бейкер-стрит, поскольку его попросили найти тех, кто оскорбил честь и память лорда Беркшира. Миссис Хадсон, вероятно, сказала ему, что я заходил. И, узнав, что я интересовался этим таинственным преступлением, Холмс послал мне телеграмму.

* * *

Когда я пришёл, Холмс как раз садился обедать.

— Вы всё же решили заняться этим делом вместе со мной, дорогой мой друг! — обрадовался он. — Прекрасно! Хотите перекусить? Нет? Простите, меня весь день не было дома, я заканчивал работу над другим делом и теперь должен пообедать.

— Как мило с вашей стороны, что вы предложили мне участвовать в расследовании. — Я сел в кресло напротив него.

— Миссис Хадсон сказала, что вы заинтересовались происшедшим с телом лорда Беркшира, — произнёс Холмс.

— Вы же знаете, что меня всегда захватывают ваши расследования.

— Думаю, такое необычное дело, наверное, кажется вам особенно привлекательным. Отличный материал для одного из ваших устрашающих рассказов.

— То, что произошло с лордом Беркширом, совершенно отвратительно! — возмутился я. — Надеюсь, что тех, кто это сделал, найдут и осудят. Вот в этом я действительно заинтересован.

— Согласен. Родственники лорда, разумеется, тоже хотели бы, чтобы этих людей поймали, поэтому и попросили меня заняться расследованием.

— Как на ваш взгляд, надежда есть?

— У меня её нет, но и в отчаяние я не впадаю, — добродушно ответил Холмс и улыбнулся. — Смогу ли я чем-то помочь, зависит только от того, какие улики мне удастся обнаружить. Тело лорда, конечно, увидеть не получится, потому что его положили в другой гроб и предали земле. Но мы сможем осмотреть тот первый гроб и катафалк, в котором везли тело. Место рядом с железной дорогой, где нашли гроб, я тоже хочу внимательно изучить. Посмотрим, что из этого получится.

— Но с того момента, как это случилось, прошло уже несколько дней, — заметил я.

— Да, и, как вы знаете, время нам не помощник, — согласился Холмс. — Но может быть, какие-то улики ещё остались и мы можем постараться найти их. Я уже сказал семье, чтобы они не слишком на меня рассчитывали. — Он глотнул чая и продолжил: — Меня попросили помочь расследовать ещё одно преступление — кражу. И я лучше бы занялся ею. Однако меня слёзно молила сама леди Беркшир, и я решил, что должен поступиться своими предпочтениями и посвятить время делу лорда.

— А что за кража?

— Украли драгоценный камень, рубин. Его называют «Огненная звезда Индии». Жестокое нападение на женщину. Камень просто сорвали с шеи. — Холмс улыбнулся: — Мне предлагали заняться и другими делами. Одно из них — похищение молодой девушки. В тот день, когда я вернулся в Лондон, её, к счастью, нашли. Я изучил все детали этого дела. Жаль, что не смог участвовать в расследовании. Детектив, наш с вами старый друг Хопкинс, достойно поработал. Тем не менее я освободил бы девушку намного раньше. Думаю, вы понимаете, что в моих словах нет ни капли бахвальства. Ещё мне предлагали заняться кражей относительно небольшой суммы из банка «Субурбан». Это тот самый банк, о котором вы писали много лет назад в рассказе «Союз рыжих». В отличие от предыдущей попытки, на этот раз ограбление прошло успешно. И расследование могло оказаться довольно интересным. Грабители проникли в хранилище, но вынесли оттуда только несколько золотых монет! Однако я вынужден полностью препоручить это дело Скотленд-Ярду и всецело сосредоточиться на событиях, относящихся к лорду Беркширу. Какая ирония, не так ли, дорогой мой друг?

— Ирония? Но при чём тут она?

— Сколько раз вы слышали мои жалобы на нехватку интересных дел. Сколько раз в такие тоскливые и безрадостные времена я находил спасение в кокаине, а вы ругали меня за это. И вот я уезжаю из Лондона на пару недель, чтобы расследовать очередное дело, и мимо меня проходит несколько весьма любопытных преступлений. Это очень иронично!

— Ну, по крайней мере, вам досталось дело лорда Беркшира, — попытался я подбодрить его.

— Да, но, судя по тому, что мне рассказали, это дело кажется совсем незамысловатым, — пожал плечами Холмс. — Группа оппозиционеров совершила акт политического протеста. Всё, что мы получим в результате расследования, — это горстку безмозглых хулиганов. Конечно, я бы хотел, чтобы преступники предстали перед судом, но полиция Лондона вполне способна отловить таких мелких бандитов и без меня. Очень сомневаюсь, что это дело может быть хоть немного увлекательным, во всяком случае для меня. Меня совершенно не занимает политика, вы же знаете. Но в любом случае, раз обещал, я займусь этим преступлением.

* * *

Мы подозвали кэб и отправились на станцию Вестминстер-бридж-роуд железной дороги Некрополис. Войдя на станцию, столкнулись с инспектором Лестрейдом. Он пребывал в мрачном расположении духа. Такое настроение, естественно, вызвала серьёзность дела. Однако в первую очередь оно говорило о том, что полиции так и не удалось собрать улики и выследить преступников. Лицо Лестрейда выражало разочарованность и недовольство.

Помещение, где собирались провожающие лорда Беркшира в последний путь, ещё не убирали после похорон. Лестрейд провёл нас с Холмсом туда и показал на дальнюю стену: там на подставке стоял гроб. Он был открыт, обе части крышки — верхняя и нижняя — стояли возле стены рядом.

— Вот в этом гробу лорда везли на похороны, когда всё произошло, — сказал инспектор. — Уверен, он вам ничего не даст. Но вы, разумеется, всё равно захотите его внимательно осмотреть.

Это был богато украшенный гроб, покрытый искусной резьбой и кое-где позолотой. Наверное, было нелегко быстро найти ему замену, подумал я.

— Спасибо, Лестрейд, — сказал Холмс.

Он быстро подошёл к гробу, а я устроился на стуле около окна. Лестрейд встал рядом, сложив руки на груди, и стал ждать, пока Холмс закончит.

В окно я увидел, как в вагон-катафалк погрузили четыре гроба. Хотя в вагоне было достаточно темно, я смог разглядеть, что их бесцеремонно сложили друг на друга. Это явно были похороны по третьему разряду. Этих бедняг не повезут на кладбище медленно и чинно, и перед поездом не пойдут плакальщики с траурными флагами. Их доставят туда как можно быстрее, меньше чем за полчаса. Затем все четыре гроба отнесут в часовню, где в спешке пройдёт общая служба. Кое-кто из моих пациентов умер, и из уважения к их семьям я присутствовал на похоронах, поэтому, что такое похороны третьего разряда, я знаю не понаслышке.

— Гроб буквально сбросили с поезда, — заключил Холмс через несколько минут. — Сбоку и снизу видны большие вмятины от удара о землю. А по краю идут следы от какого-то инструмента, которым открывали крышку. Ткань внутри, как я вижу, порезана. Судя по местам порезов, их сделали, когда тела внутри уже не было. Подушку для головы тоже исполосовали.

— Мы решили, что порезы были сделаны в приступе ярости, — сказал Лестрейд. — Кто-то искромсал весь гроб изнутри. Хотя, конечно, это всё очень странно. Если таким образом хотели выразить протест аристократам, тогда почему они исполосовали гроб, а тело оставили нетронутым?

— Прекрасный вопрос, Лестрейд! — воскликнул Холмс. — Просто прекрасный! — Он наклонился над гробом и замолчал. — Интересно… — произнёс он через несколько секунд.

— Что вы там видите? — заволновался Лестрейд.

Он сделал несколько шагов и встал рядом с гробом. Я поднялся со стула и подошёл к ним.

— Вот здесь ткань скорее разорвали, а не разрезали, — указал Холмс. — Похоже на то, что её тянули в разные стороны.

— И что из этого?

— Также я обратил внимание, что на каждой из четырёх стенок гроба ровно по два разреза, — добавил Холмс. — Точно по два.

— Хм… верно, — согласился Лестрейд. — И что вы об этом думаете?

— Это говорит об очень хорошо организованной ярости, не так ли? А это что такое?.. — Холмс протянул руку, и мы с Лестрейдом увидели что-то небольшое розоватого цвета.

— Это лепесток розы, — произнёс я.

— Да, Уотсон, так и есть. Лепесток розы. Он находился под тканью, как раз там, где её разорвали.

— И что из того? — снова поинтересовался Лестрейд. — На похоронах лорда были цветы, скорее всего розы.

— Да, пожалуй… — Холмс положил лепесток в карман пальто.

Он подошёл к крышке гроба и присел на корточки, чтобы внимательно её рассмотреть.

— На более длинной нижней части вырезано слово «Кромвель», — произнёс он. — Думаю, это сделали маленьким ножом. Слово, точнее, нацарапано, чем вырезано. — Он рассматривал крышку ещё некоторое время, а потом поднялся: — Что ж, здесь я закончил. Вижу, что траурный поезд вот-вот отправится на кладбище. Давайте доберёмся на нём до того места, где нашли гроб и тело.

* * *

Это были похороны третьего разряда, поэтому участники похорон ехали все вместе. Мы с Холмсом и инспектором безо всяких церемоний запрыгнули в вагон, и уже через десять минут двинулись в сторону кладбища Бруквуд. Поезд немного попыхтел, медленно тронулся, набрал скорость и понёсся вперёд.

— Мы будем на месте уже через несколько минут, — предупредил Лестрейд, глядя в окно. — Это как раз там, где поезд делает большой поворот и замедляет ход. Мы легко сможем спрыгнуть.

— У вас уже есть какие-то идеи по поводу того, кто это сделал, Лестрейд? — спросил Холмс.

Инспектор пожал плечами:

— Если не оппозиция, то кто это может быть? Мы с пристрастием допросили нескольких смутьянов, но либо они не знают их имён, либо держат рот на замке.

— И что из этого более вероятно?

— Думаю, ничего не знают. Как я уже сказал, мы очень строго вели допрос, даже запугивали. Вы же знаете, что за это преступление могут приговорить к смертной казни. Нам удалось внушить им страх. Они боялись, как бы мы не решили, что они замешаны в этом деле. Уверен, они повинились бы, если бы хоть как-то были причастны. Скорее всего, это совершенно новая группировка, никак не связанная с теми, кого знает полиция. Наверное, её организовали специально для того, чтобы осквернить гроб лорда Беркшира.

— Хм… а вы не думаете, что могут быть и другие мотивы преступления, не связанные с политикой?

— Не связанные с политикой?.. Но надпись на крышке гроба совершенно явно говорит о политическом мотиве, — возразил Лестрейд, на секунду переведя взгляд на Холмса.

Он пристально смотрел в окно, видимо, не хотел пропустить то место, где нам нужно было спрыгнуть с поезда.

— Может быть, это была уловка, чтобы пустить вас по ложному следу, — предположил Холмс.

— Вы опять ищете трудности там, где их нет, мистер Холмс. Какая может быть другая причина, чтобы дерзко растерзать гроб и вытряхнуть оттуда труп? Месть? Но если некто и затаил что-то против лорда или его семьи, то что же это за мщение такое? Это было бы очень странно — сводить счёты с человеком, который и так уже отправился к праотцам, не так ли?

— Да-да, конечно, это было бы более чем странно, — согласился с ним Холмс.

— Мы подъезжаем к месту, — сказал Лестрейд. — Давайте встанем около выхода, а когда поезд замедлит ход перед поворотом, выскочим.

* * *

Поезд сильно сбавил скорость и теперь медленно полз к повороту дороги. Выпрыгнуть было совсем легко.

— Этот изгиб дороги стал подарком судьбы для преступников, — сказал Холмс, когда мы оказались рядом с рельсами. — Ни те, кто шёл впереди, ни те, кто находился внутри поезда, не могли увидеть, как гроб сбрасывают с катафалка из-за поворота. Дорога берёт влево, а дверь вагона находится с правой стороны. Так что всё свершившееся оказалось вне поля зрения участников похорон. Это объясняет, почему никто не видел, как всё произошло.

— Да, — кивнул Лестрейд. — Я подумал о том же.

— Преступник или знал об этих нюансах заранее, или ему просто очень повезло, — задумчиво произнёс Холмс. — Скорее всего, второй вариант.

По обеим сторонам железной дороги росли деревья. Место было совершенно безлюдное. Солнце опускалось за деревья, и тени становились всё длиннее и доходили до самых рельсов.

— У нас есть ещё целый час до захода солнца, — сказал Холмс. — Думаю, этого будет вполне достаточно. Вот то место, куда упал гроб. Около дороги яма заострённой формы. К сожалению, полицейские здесь уже хорошенько потоптались.

Холмс быстро пошёл вперёд вдоль рельсов. Футов через двадцать он остановился. Мы с Лестрейдом поспешили за ним.

— А вот место, где соскочил с поезда злоумышленник, — показал Холмс. — Сначала он вытолкнул гроб и через несколько секунд выпрыгнул сам.

Холмс направился в сторону деревьев рядом с железной дорогой. На секунду он пропал из виду, а потом, сделав небольшой круг, появился снова.

— Злоумышленник выпрыгнул из вагона и спрятался за деревьями, — продолжил Холмс. — Он явно боялся, что его могли увидеть. Затем вернулся к дороге и пошёл к гробу. Судя по всему, это был человек среднего роста и веса. Десятый размер обуви.

Холмс вернулся к месту падения гроба и снова пошёл вдоль дороги в обратном направлении. Он преодолел несколько ярдов, остановился и что-то пробормотал с довольной улыбкой.

— Вот здесь он забрался в поезд, — сказал Холмс, не отводя глаз от земли около рельсов. — Здесь видны следы. Они идут вот от той рощицы.

Холмс зашагал к деревьям. Мы с Лестрейдом двинулись за ним.

Мы оказались на симпатичной полянке. Она находилась в густой тени, но кое-где сентябрьское солнце пробивалось сквозь ветви деревьев и оставляло на земле золотые пятна.

Внезапно Холмс остановился и подал знак рукой, чтобы мы с Лестрейдом задержались. Потом осторожно ступил в сторону, внимательно разглядывая землю под ногами.

— Останьтесь здесь, — попросил он нас.

Он поднялся на небольшой пригорок, пробрался через плотную стену кустов, раздвинув ветки руками, и скрылся из виду. Вскоре он вернулся той же дорогой.

— Прошло уже несколько дней, и многие следы пропали. — Он подошёл к нам с Лестрейдом. — Однако следы, оставленные здесь ботинками, совпадают с теми, что мы видели около железной дороги. Человек прибыл сюда верхом, привязал лошадь по другую сторону вон тех кустов. Кстати, у его лошади на передней правой ноге квадратная подкова. Затем наш злоумышленник пробрался через кусты там, где только что прошёл я, подождал поезда, а потом побежал к железной дороге и вскочил в вагон. Вероятно, окрестности ему были хорошо знакомы, ведь места здесь совершенно пустынные, и именно здесь прекрасно можно дождаться нужного момента и незаметно забраться в поезд. — Холмс взглянул на Лестрейда: — Мы кое-что узнали. Это преступление совершил один человек. Вряд ли это была целая группировка, если только они не выбрали одного исполнителя своего плана.

Лестрейд молча кивнул.

— Думаю, мы нашли всё, что только можно было обнаружить, — добавил Холмс.

— Полагаю, мы можем тут дождаться возвращающегося поезда и вернуться на нём в Лондон, — предложил я. — Нам едва ли придётся ждать слишком долго.

— Правильно. А когда заберёмся в поезд, я как следует осмотрю вагон-катафалк, — согласился Холмс. — Мне не хотелось делать этого, когда там находились гробы. Я не уверен, что смогу найти ещё что-то стоящее. Прошло слишком много времени, и слишком много всего там происходило, так что все улики преступления, наверное, уничтожены.

— Вы определили, что это было дело рук одного человека. Это просто замечательно, — заговорил наконец Лестрейд. — Вы предположили, что у преступления может быть мотив, не связанный с политикой. Если в деле замешан только один человек, это может означать, что у него были личные причины совершить нападение. Следовательно, преступление действительно не было актом политического протеста, как все считали. Может быть, мы и вправду шли по ложному следу. Изучив подробности жизни лорда Беркшира, мы могли бы найти его врагов.

Всего несколько минут назад Лестрейд с уверенностью отвергал версию Холмса о том, что преступление не было связанно с политикой. Как быстро он изменил своё мнение!

— Я согласен, что двигаться нам нужно в другом направлении, — ответил Холмс. — Мне бы хотелось поговорить с леди Беркшир. Это может быть полезным.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мы стояли около железной дороги и ждали траурного поезда. Было хорошо и спокойно. Веяло лёгкой прохладой, и в деревьях щебетали птицы. Я смотрел на рельсы. Они, как и земные жизни людей, обрывались у ворот кладбища. Мы находились совсем недалеко от того места и собирались вернуться в Лондон. Однако в жизни нет дороги назад. В действительности есть лишь путь вперёд, к смерти.

Я взглянул на Холмса. Он явно не был настроен рассуждать на философские темы. Он слегка насупил брови, сжал губы и надолго замолчал. Я знал его достаточно хорошо, чтобы замечать и понимать едва различимые перемены в его лице. Холмс просчитывал возможные пути в расследовании преступления. У него зародилась совершенно новая версия, и он её как раз обдумывал. Мы с Лестрейдом тихо стояли рядом, стараясь не потревожить его и не прервать его размышлений, к чему бы они ни привели.

Прошло около получаса, и я почувствовал, что рельсы задрожали. Поезд шёл назад. Молчание нарушил Лестрейд:

— Траурный поезд. Он будет здесь с минуты на минуту.

Мы увидели поезд. Он медленно приближался к повороту. Лестрейд помахал рукой машинисту. Инспектор допрашивал его по делу лорда, и машинист узнал его и дал гудок. Поезд подходил всё ближе, и колёса стучали всё громче и громче. Поравнявшись с нами, машинист ещё больше замедлил ход, чтобы нам было легче забраться в вагон.

Поезд двигался очень медленно, и особого проворства не потребовалось. Через пару мгновений мы с Лестрейдом уже сидели на своих прежних местах. Насколько я мог судить, в вагоне находились те же люди, что и до этого. Холмс направился в вагон-катафалк и предупредил, что вернётся через несколько минут.

— Полагаю, как только мы окажемся в Лондоне, он захочет сразу же отправиться к леди Беркшир, — произнёс Лестрейд. — Разузнайте всё о знакомых лорда и его возможных врагах. Во всяком случае, так сделал бы я.

— Ну конечно, вы так и сделали бы. — Я старался говорить без тени иронии.

— Очевидно, кто-то затаил нечто против лорда, — продолжал инспектор. — То, что сделали с телом покойного, наверное, было последней попыткой отомстить ему за что-то. Иначе зачем человеку в здравом уме совершать такие вещи?

Я кивнул:

— Не представляю себе.

И, надо сказать, я и в самом деле не представлял.

Поезд прибавил скорость, и очертания за окном стали размытыми. Холмс вернулся в наш вагон и сел напротив меня.

— Как я и ожидал, ничего найти не удалось, — с сожалением констатировал он.

— Когда доберёмся до Лондона, мы можем прямиком отправиться к леди Беркшир, — предложил Холмсу Лестрейд.

Холмс кивнул:

— Да, пожалуй. Надеюсь, мы не прервём её ужина.

— Наверное, у лорда были враги, — заметил инспектор. — Жена наверняка знает о них.

— Враги?! — переспросил Холмс.

— Да, конечно. Лорд кому-то не нравился. И этот человек и стоит за преступлением, разве не так?

Холмс закрыл глаза и откинулся на спинку кресла, как будто собирался вздремнуть.

— Полагаю, что такая вероятность существует, — произнёс он, не открывая глаз.

Было ясно: Холмс считал, что причина нападения на гроб лорда Беркшира крылась совсем в другом. Что это могло быть, я даже не догадывался.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Мы приехали к дому леди Беркшир через час. Солнце уже скрылось, но на улице было ещё довольно светло. Большой ухоженный особняк находился в западной части Лондона, недалеко от станции. На входной двери висел венок, перевитый чёрной лентой.

— Ступени недавно чистили, — заметил Холмс, глядя под ноги. — Однако всё же видно едва различимое большое пятно.

Мы с Лестрейдом не ответили, ожидая, что Холмс продолжит, но он промолчал. Тогда инспектор постучал, и через несколько секунд дверь открыл дворецкий. Это был долговязый, тощий человек. На левом рукаве его сюртука виднелась чёрная повязка. Мы представились, и он провёл нас в элегантно обставленную гостиную. Шторы были задёрнуты. Часы показывали неправильное время. Я решил, что леди Беркшир остановила их на том времени, когда скончался супруг. Некоторые всё ещё следовали этой старой традиции. Зеркало в комнате было задрапировано чёрной тканью.

Через несколько минут вошла хозяйка. Она была вся в чёрном: чёрное платье с брошью и чёрные кожаные туфли. Единственное светлое пятно — белый носовой платок, который она сжимала в руке. Но и он был окаймлён чёрным кружевом. Она носила его с собой не просто потому, что так принято в период траура, а потому, что сердце её было исполнено искренней скорби. На её лице застыло выражение страдания, глаза покраснели и опухли от слёз, а во взгляде сквозили боль и тоска.

Она села на небольшой диван, не опираясь о спинку, и посмотрела по очереди на каждого из нас печальными глазами. Мне показалось, что она усилием воли пытается отрешиться от своего горя и старается собраться, чтобы побеседовать с нами. Она выпрямилась и сжала губы. Потом посмотрела на меня и заговорила:

— Мы не встречались с вами раньше?

— Это доктор Уотсон, мой коллега, — сказал ей Холмс. — Он помогает мне расследовать это дело.

Женщина перевела взгляд на Холмса.

— Позвольте мне выразить соболезнование, леди Беркшир, — сказал я, когда она снова посмотрела на меня. — Я искренне сочувствую вам.

Она едва заметно кивнула в ответ. Этот жест был полон достоинства и даже величия. Она снова взглянула на Холмса.

— Что же вы хотели мне сказать? — спросила она его. — Вы арестовали тех подлецов, кто так чудовищно поступил с моим мужем?

— Нет, мэм, — ответил Лестрейд. — К сожалению, ещё нет. Мы изменили мнение по поводу мотива преступления. Теперь мы полагаем, что причиной был не протест против политического строя, а личная месть. Скорее всего, это было дело рук одного человека и им двигала ненависть к вашему мужу.

Глаза леди Беркшир округлились.

— Месть?! — воскликнула она. — Но за что?!

— Поэтому мы и пришли к вам, — добавил Лестрейд. — Может быть, вы знаете, были ли у вашего супруга враги? Может быть, кто-то затаил на него зло?

Казалось, что этот вопрос привёл леди Беркшир в полное замешательство.

— Мой муж был добрым, благородным человеком, — сказала она. — Он никому не сделал ничего плохого. У него не было врагов.

— Может быть, он не сделал ничего плохого кому-то лично, — предположил Лестрейд. — Возможно, какой-то поступок лорда неправильно поняли. Это могло быть связано с делами. Например, кто-то не получил того, чего ожидал. Работник, которого уволили из-за некомпетентности, но он остался недоволен таким решением. Вероятно, что-то в этом роде…

— Я поняла, что вы имеете в виду. Но о таких вещах вам придётся поговорить с Генри. Генри Уолтерс, это наш управляющий. Он вёл все дела, нанимал и увольнял слуг.

— Его можно увидеть? — спросил инспектор.

— Полагаю, он в своём кабинете. — Леди Беркшир достала маленький серебряный колокольчик и позвонила.

Через несколько секунд появился дворецкий:

— Чем я могу помочь?

— Саймон, скажите, Генри сейчас в своём кабинете? — спросила она.

— Буквально недавно он был там, — ответил дворецкий.

Леди Беркшир повернулась к Лестрейду:

— Вы хотели бы поговорить с ним прямо сейчас?

Лестрейд кивнул.

— Саймон сопроводит вас к нему.

Дворецкий стоял вполоборота и ждал, чтобы отвести нас к управляющему. Лестрейд подошёл к нему, но Холмс остался на месте и попридержал меня за рукав пиджака.

— Леди Беркшир, если вы позволите, могу я задать вам вопрос? — спросил он.

— Конечно, мистер Холмс.

— Не происходило ли чего-то необычного во время прощания с вашим мужем? Чего-то странного? Или, может быть, просто неуместного?

На лице леди Беркшир снова появилось выражение недоумения.

— Ну как же, такое было, — ответила она. — Нечто более чем необычное, я бы сказала. Прямо при входе в мой дом упал и умер какой-то человек. Как мне сказали позже, это был кучер, который стал жертвой жестокого нападения. Насколько я понимаю, ему выстрелили в грудь. Это было ужасно. К счастью, ни я, ни приглашённые на прощание с лордом этого не видели. Все разошлись, а я уже спала.

— Это был извозчик или личный кучер?

— Понятия не имею. Саймон открыл дверь на стук и увидел беднягу. Он рассказал об этом Генри, а тот, думаю, сообщил об этом властям.

— Этот человек не заходил в дом?

— Полагаю, его внесли внутрь — так поступил бы любой приличный человек. Но спасти его уже не удалось. Очень печально. Я восприняла это событие как дурной знак. Будто смерть пришла в дом к мертвецу, понимаете? Возможно, я слишком суеверна, но это событие вселило в меня страх. Сначала я хотела, чтобы прощание с мужем длилось четыре дня, поэтому его бальзамировали. Но когда этот человек умер прямо здесь, я решила срочно прекратить церемонию. Наверное, людям это показалось абсурдным, но я считаю, что всё сделала правильно. Я не хотела и дальше притягивать к дому смерть. — Она глубоко вздохнула и продолжила: — По правде сказать, я сократила время прощания с мужем не только из-за этого убитого человека. Я всегда боялась смерти. Нет, не того, что она придёт. Я знаю, все мы когда-нибудь встретимся с ней. Я имею в виду физическое присутствие мёртвых рядом. Когда я была ребёнком, я остерегалась кладбищ и никогда не ходила туда. Я не пошла бы на похороны, даже если бы от этого зависела моя жизнь. Я поборола свой страх и сделала исключение для своего дорогого мужа… Но больше двух дней я просто не могла вынести. Да, я уже в зрелом возрасте, но так и не избавилась от своей детской фобии до конца.

— Насколько я понимаю, вы поехали на кладбище Бруквуд, чтобы увидеть, как тело вашего мужа предадут земле? — спросил Холмс.

— Да, верно. Это меньшее, что я могла сделать. Он был смыслом моей жизни…

— Что ж, значит, вы всё-таки справились с собой из чувства благородства и ради любви.

Леди Беркшир часто заморгала, а затем пристально посмотрела на Холмса. На её лице появилась едва заметная улыбка. В её печальных глазах, кажется, показались слёзы.

— Вы очень добры, мистер Холмс, — сказала она, — очень добры. Благодарю вас.

Холмс лишь кивнул в ответ на её признательность.

— Спокойной ночи, леди Беркшир, — произнёс он. — Спасибо, что уделили нам время.

Мы с Холмсом, а также Саймон и Лестрейд покинули комнату и направились в кабинет управляющего, с которым собирались побеседовать. Выходя, я услышал, что леди Беркшир тихо заплакала.

* * *

Постучав в дверь кабинета, мы услышали голос Генри Уолтерса:

— Входите!

Он сидел за столом, и я заметил, как на его лице промелькнуло выражение удивления, когда наша компания вторглась к нему.

— Чем я обязан такому визиту, джентльмены? — спросил он, поднимаясь.

Он был человеком средней комплекции, с круглым приятным лицом, какое бывает у священников. На нём был прекрасный выглаженный костюм.

Саймон вышел из кабинета, оставив дверь открытой.

— Леди Беркшир сказала, что вы сможете помочь нам, — ответил на вопрос управляющего Лестрейд. — Мы пришли узнать, не было ли у вас либо у лорда Беркшира проблем с работниками или слугами. Нет ли кого-то, кто, возможно, затаил на лорда злобу? Скажем, из-за… э-э-э… увольнения?

— Затаил злобу? — задумался Уолтерс. — Могу я вас спросить, почему вы спрашиваете?

— Мы подозреваем, что причиной осквернения памяти покойного лорда могла быть личная вражда, — объяснил инспектор.

— О-о, я понимаю… — Уолтерс постоял молча, а потом резко сел. Он выдвинул один из ящиков стола и достал оттуда амбарную книгу. — Да, полагаю, такой человек есть. Я могу назвать вам его имя, — сказал он, открывая записи. — Может быть, даже два имени. Во-первых, Джейсон Фэннинг, наш бывший кучер. — Он замолчал, уткнув палец в книгу. — Да, его сняли с должности три месяца назад. И он выражал сильное недовольство. Насколько я помню, был в ярости.

— Почему его уволили? — поинтересовался Лестрейд, достав блокнот и записывая туда имя Фэннинга.

— Он жестоко обращался с лошадьми. Иногда даже бил их. Ещё его поймали на воровстве. В обязанности Фэннинга входила покупка всего необходимого для конюшни. И он не всегда честно отчитывался о потраченных деньгах. Он расходовал одну сумму, называл другую, а разницу забирал себе.

— Хм… и вы говорите, он плохо воспринял увольнение?

— Да, именно так. Полагаю, он даже угрожал, что будет мстить. Однако должен сказать, что угрожал он мне, а не лорду.

— Да, но ведь его злость могла перейти и на лорда, разве нет? — спросил Лестрейд. — Мы поговорим с мистером Фэннингом. О ком ещё вы хотели рассказать?

— Есть ещё Роланд Глисон, бывший управляющий конюшней. Его уволили одновременно с Фэннингом. Он был в гневе, поскольку считал, что его наказали за чужие грехи.

— Но ведь так оно и было, верно? — Лестрейд записал второе имя в свой маленький блокнот.

— Как сказать… Мы полагаем, что он знал о том, что Фэннинг воровал, и получал с него свою долю. Вероятно, даже поощрял его действия.

— Может быть, есть кто-то ещё?

Уолтерс перелистнул ещё несколько страниц, остановился на одной и отрицательно покачал головой.

— Нет… Думал, что, возможно, ещё один человек… но вспомнил, что он ушёл от нас год назад. Нет, на этом всё, — подытожил он и захлопнул книгу.

Инспектор тоже закрыл и убрал блокнот:

— Что ж, благодарю вас, мистер Уолтерс. Я вам очень признателен.

— Мистер Уолтерс, — заговорил Холмс, — насколько я понимаю, на второй день после смерти лорда Беркшира некий человек погиб в этом доме?

— Что? Ах да, это так. Он был жертвой преступления. Упал прямо перед дверью.

— Вы ничего не слышали до того, как он постучал в дверь?

— Нет.

— Это вы связались с полицией?

— Нет. Я как раз собирался послать конюха в полицейский участок, но всего через несколько минут после того, как этот человек упал и мы занесли его в дом, приехали полицейские. А вскоре прибыли ещё офицеры.

— Как я понял, он был кучером?

— Да, судя по всему.

— Не знаете ли вы, почему в последние минуты жизни он пришёл именно к этому дому?

— Я решил, что на него напали где-то рядом и что этот дом был ближе всего. Вероятно, он добрался до нашей двери, чтобы попросить помощи.

— Значит, он не знал никого в доме? — поинтересовался Холмс.

— Нет… во всяком случае, мне об этом неизвестно.

— И последний вопрос. Во время прощания с лордом Беркширом был ли гроб украшен цветами?

— Да, конечно.

— Розами?

— Да. Было несколько букетов. И нижняя часть крышки гроба была выстлана розами. Крышка состояла из двух половин, и верхнюю мы сняли на время, а нижняя оставалась закрытой.

— Спасибо, вы очень помогли нам.

Мы вышли из кабинета, и перед нами сразу же вырос дворецкий.

— Я покажу вам выход, джентльмены, — сказал он. — Пожалуйста, следуйте за мной.

Через несколько секунд мы оказались на улице. Стемнело. Лишь узкая бледная полоса виднелась между крышами домов. Фонари уже зажгли, и они отбрасывали на мостовую круги света. Мы стояли под одним из них, рядом с домом лорда.

— Я найду работников конюшни, — сообщил Лестрейд. — Если повезёт, то именно один из разыскиваемых и совершил всё это. Вы хотите сопровождать меня?

— Нет, — ответил Холмс. — Вы прекрасно справитесь и без нас. Вряд ли вам пригодится наша помощь в поисках.

— Это верно. Спасибо вам, мистер Холмс. Вы направили меня на верный путь. Если найду что-то, тотчас дам вам знать. Спокойной ночи, джентльмены.

Мы постояли немного на обочине, и когда инспектор удалился достаточно далеко, Холмс повернулся ко мне и произнёс:

— Он пошёл по следу, как ищейка. Но боюсь, напрасно потратит время.

— Уверен, вы считаете, что вовсе не личный враг лорда виноват в этом кощунственном поступке. Но если это преступление было совершено не из мести и не из политических убеждений, то из-за чего? Не могу представить себе другой подоплёки, — высказался я.

— На мой взгляд, главное, что нам предстоит выяснить, — причина преступления.

— Вы утверждаете, что Лестрейд снова выбрал неверный путь. У вас есть идеи получше?

— Пойдёмте со мной, дорогой мой друг.

Холмс развернулся и вернулся к двери дома Беркширов. Я последовал за ним. Я думал, что он снова постучит, чтобы переговорить с кем-то в доме, но он остановился у входа и несколько раз дотронулся носком ботинка до того места, где ещё виднелись остатки пятна крови. Сейчас, в темноте, Холмса не было видно, даже я с трудом различал его.

— Я, конечно, могу заблуждаться, но именно здесь начинается тот след, по которому мы должны пройти, Уотсон, — произнёс он. — Пусть Лестрейд идёт своей дорогой, а мы — своей.

— Холмс, у вас ведь уже сложилась концепция этого преступления, это очевидно. Не уверен, что догадываюсь, в чём суть. Несомненно, это пятно от крови того человека, которого подстрелили. Он умер здесь. Но как же оно, чёрт возьми, связано с тем, что случилось с телом лорда Беркшира?!

— Думаю, что вернусь на Бейкер-стрит, закурю трубку и подумаю над этим вопросом, — ответил Холмс. — Но для начала я хотел бы предложить вам поужинать, дорогой мой друг. Тут неподалёку есть прекрасный ресторанчик.

— Благодарю вас, но Мэри ждёт меня дома.

— Ну что ж, тогда вам нужно идти в ту сторону, а мне — на Бейкер-стрит — в эту. Кое в чём Лестрейд был прав. Таким вечером приятно пройтись пешком. Чистое небо, и звёзды улыбаются сверху. На этом я попрощаюсь с вами, дорогой мой друг. И передавайте мои наилучшие пожелания своей прекрасной супруге.

Холмс скрылся в темноте надвигающейся ночи, и я остался один.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Весь следующий день вестей от Холмса я не получал. И это меня несколько удивляло. Я знал его достаточно хорошо, чтобы понимать, что этой ночью, расставшись со мной, он выстроил рабочую гипотезу преступления. И теперь ему не хватало лишь пары элементов для окончательного решения. Закончив обход пациентов, я вернулся домой и был уверен, что найду записку от Холмса с просьбой прийти на Бейкер-стрит. Но, к моей досаде, её не оказалось. Я пребывал в недоумении, поскольку абсолютно не сомневался, что Холмс найдёт виновного сегодня же.

Только на следующий день Холмс всё же попросил меня зайти. Когда я вернулся домой, жена протянула мне телеграмму. Холмс ждал меня на Бейкер-стрит в семь вечера. До выхода из дома у меня оставалось достаточно времени, чтобы перекусить. Это не могло меня не радовать: в тот день я не успел пообедать и просто умирал с голоду.

* * *

Когда я появился на Бейкер-стрит, Холмс был не один. На стуле сидел человек среднего возраста, одетый в прекрасный дорогой костюм. Холмс как раз наливал ему бренди. У человека было длинное узкое лицо с близко посаженными глазами. Благодаря этим чертам казалось, что он человек недалёкий, однако в его глазах светились ум и проницательность.

— А, Уотсон, — поприветствовал меня Холмс, — как хорошо, что вы пришли. Это мистер Монро. Он только что приехал, немного раньше назначенного времени. Мистер Монро, это доктор Уотсон, мой коллега.

Мы с Монро кивнули друг другу. Холмс протянул ему бокал бренди.

— Мистер Монро здесь от имени лорда Уильямсона, — сказал мне Холмс, когда тот взял бокал. — Налить вам тоже бренди, Уотсон?

— Нет, спасибо. — Я сел в кресло.

Я не понимал, почему мистер Монро приехал от имени лорда Уильямсона и почему он вообще здесь. Как я считал, Холмс позвал меня, чтобы рассказать детали преступления против лорда Беркшира.

Ответ на свой вопрос я получил почти сразу же. Холмс вынул из кармана пиджака и положил на стол перед мистером Монро блестящий предмет ярко-красного цвета. Человек радостно вскрикнул, а его лицо расплылось в довольной улыбке. Он выпил бренди, поставил на стол пустой бокал и почти с благоговением взял в руки сияющее украшение.

Холмс взглянул на меня.

— «Огненная звезда Индии». — По его лицу пробежала улыбка. — Я говорил вам об этой краже, помните, Уотсон?

— Конечно.

Это был невероятно крупный драгоценный камень, почти с кулак ребёнка. Он был оправлен золотом и бриллиантами. Монро поднёс его к глазам, чтобы рассмотреть. Изнутри, почти у самой поверхности камня, мерцали алые искры. Так в остывающем камине тлеют последние угольки. Казалось, он вот-вот вспыхнет и загорится. Что говорить, он заслужил своё имя по праву.

— Благодарю вас, мистер Холмс, — произнёс Монро. — Лорд Уильямсон очень обрадован тем, что сможет вернуть рубин своей супруге. — Он вынул из внутреннего кармана пиджака конверт и протянул Холмсу. — Как мы договаривались, вознаграждение за то, что вы нашли украшение.

Холмс взял конверт, даже не заглянув внутрь, и положил на стол перед собой.

— Спасибо, мистер Монро. Мои наилучшие пожелания лорду Уильямсону.

— Обязательно передам, мистер Холмс. Спокойной вам ночи. И вам тоже, доктор.

Когда человек ушёл, Холмс побарабанил пальцами по конверту:

— Пятьсот фунтов, Уотсон, хорошенькая сумма. Но она не моя. Я обещал её кое-кому.

— Холмс, что, чёрт побери, происходит?! Каким образом вы раздобыли этот украденный рубин?

Холмс достал свою тёмную глиняную трубку, насыпал в неё табаку из туфли и закурил. Он откинулся на спинку кресла, вытянул ноги и произнёс:

— Этот рубин — конечная точка в деле лорда Беркшира. Я и не предполагал этого раньше. Сейчас всё вам расскажу, дорогой мой друг.

* * *

— Вы, разумеется, помните, Уотсон, как раньше я был убеждён, что, скорее всего, дело лорда Беркшира будет примитивным и совершенно неинтересным. — Холмс выпустил облако дыма. — Моё предположение было неверным. Вот очередной пример того, что делать поспешные выводы, не имея достаточно информации, не следует. Дело лорда, хотя и элементарное, оказалось весьма занятным.

— Элементарным? Мне так не кажется.

— Да-да, так оно и есть. — Холмс выглядел очень довольным. — Первой стоящей уликой был гроб. Вы, конечно, помните, как я его осматривал?

— Ну конечно!

— Тогда я заметил несколько интересных деталей. Во-первых, хотя вся обивка гроба была порезана ножом, в одном месте она была разорвана руками. Но почему, Уотсон? На этот вопрос предстояло найти ответ. Затем под тканью, в месте разрыва, я нашёл лепесток розы, помните?

— Да.

— Этот лепесток — очень важная деталь. Он доказывает, что ткань разорвали до того, как погрузили гроб в траурный поезд. И даже до того, как гроб закрыли. Когда увидел, что ткань порвана, я сразу же подумал об этом. И лепесток подтвердил моё предположение, ведь розы находились в гробу лишь во время прощания в доме лорда. В вагоне-катафалке их уже не было. Следовательно, ткань разорвали, и намеренно, но вовсе не для того, чтобы обесчестить тело покойного. Была какая-то иная цель.

Я обратил внимание и на другой факт. Порезы ножом сделаны очень аккуратно. Вряд ли их нанёс бы человек в приступе ярости. Я сказал об этом сразу же. Появился новый вопрос: если обивка гроба была порезана не от злости, тогда почему? Я после подумал, что эти разрезы мог сделать кто-то очень хитрый, чтобы скрыть, что ткань уже была разорвана раньше. Вероятно, одна дыра бросилась бы в глаза сразу, а среди нескольких порезов она могла потеряться.

То же и со словом на крышке гроба. Оно было просто нацарапано. Не похоже, что это было сделано в порыве гнева. Я понял, что все эти детали появились просто для отвода глаз, только чтобы скрыть истинную причину, почему гроб сбросили с поезда и открыли. Я решил, что, вполне возможно, кто-то спрятал в гробе нечто ценное, а потом открыл гроб и забрал эту вещь.

— Боже правый! — воскликнул я. — Вы же не хотите сказать…

— Да, Уотсон, дальнейшее расследование показало, что именно там был спрятан украденный рубин. Сначала я, конечно, не догадывался об этом. Я строил гипотезы, что за предмет это мог быть. Какой-то документ вроде военно-морского договора — вы писали о краже подобной бумаги как-то раз, — или другой ценный предмет, или что-то ещё? Но делать предположения всегда бессмысленно. Невозможно определить ничего точно, не имея данных. Тем не менее я сразу понял, что это что-то очень ценное. Но каким образом этот предмет попал внутрь гроба лорда Беркшира? Это довольно странно. Как это можно объяснить?

— Я всё ещё не могу предположить. Даже после того, как вы рассказали мне, что за предмет был спрятан там.

— Вы помните, что предмет был спрятан в гробе до того, как закрыли крышку? Значит, скорее всего, его положили туда во время прощания. Однако что могло произойти во время прощания, объяснившее бы этот факт? Вы слышали, какие вопросы я задавал леди Беркшир и Уолтерсу. Они рассказали нам о неожиданном появлении некоего кучера, который оказался у их дверей и вскоре умер. Как мне показалось, это событие могло быть связано с нашим делом. Такие происшествия редко бывают просто случайными совпадениями.

— Да, понимаю.

— Вы помните, как Уолтерс сказал, что не слышал ничего странного до того момента, как раненый кучер постучал в дверь. В человека стреляли, но в доме Беркширов выстрела не слышали. Возможно, его ранили далеко от их дома. Тогда он должен был пройти, по крайней мере, мимо нескольких зданий после ранения. Ведь он искал помощь. Тогда почему же он не постучал в первую попавшуюся на пути дверь? Видимо, направлялся к Беркширам с другой целью. Управляющий сказал нам, что полицейские приехали уже через пару минут. Может быть, потому этот кучер и появился в доме лорда? Может быть, он был вовсе не жертвой, а преступником и боялся, что его поймают? И он знал, что в том доме его надёжно спрячут?

— Понимаю. Но ведь вы не могли знать всё это тогда?

— Да, Уотсон, это было только предположением, но оно многое объясняло. Вероятно, кучер был не жертвой нападения, а вором, укравшим и хранившим у себя что-то очень дорогое. И, очевидно, эта вещь была у него с собой, когда он оказался в доме лорда Беркшира. Кроме того, если мои догадки были верны, значит, этот кучер был знаком с кем-то в доме, иначе почему он ожидал найти там какую-то особую помощь? А если всё это действительно так, то он, похоже, передал эту вещь тому, кого знал. А после попросил её спрятать, ведь за ним гналась полиция.

Такой сценарий объяснял, каким образом эта вещь в конце концов оказалась в гробу лорда Беркшира. Как только её передали кому-то, её нужно было срочно спрятать до приезда полиции. Полицейские могли обыскать весь дом. А куда можно было спрятать украденную вещь так, чтобы её не нашли?

— Да, конечно, в гроб с телом, — ответил я. — Из уважения к покойному там не стала бы искать даже полиция.

— Точно. Если человек в спешке должен спрятать какую-то вещь, он вполне мог решить, что гроб — лучшее для этого место. Вот такая схема сложилась у меня в голове, когда мы вышли из дома лорда. И оказалось, что она была верной.

— Теперь понимаю. Спрятали эту вещь, видимо полагая, что, как только полиция покинет дом, её можно будет легко достать. Но помешала леди Беркшир, которая решила прервать прощание с покойным. И гроб закрыли и повезли на кладбище, а вещь так и осталась внутри!

— Прекрасно, Уотсон. Именно так я и решил тогда. Я вернулся на Бейкер-стрит, выкурил трубку или две, обдумывая свою теорию, и пришёл к выводу, что она вполне добротная. Дальнейшее расследование либо подтвердит её, либо разрушит. Нужно было установить личность кучера и понять, что именно он мог украсть. Решив так, я выбросил это дело из головы и отправился на скрипичный концерт, который давно планировал послушать. Я полагал, что дело подождёт до следующего дня. А утром собирался сходить в ближайший полицейский участок и посмотреть записи о смерти кучера.

— И что вам удалось выяснить?

— Я смог узнать его имя — Джек Бек — и что это не первый раз, когда его преследует полиция. Несколько лет назад его дважды арестовывали за кражи. Эти сведения подтвердили мою теорию. Ещё я прочитал, что он был женат и имел двух маленьких детей. Там же, в деле, я нашёл его адрес и отправился поговорить с женой. Я проникся к ней сочувствием. Она понятия не имела о том, что мужа подозревали в краже. А когда узнала о его смерти, то была безутешна. Вместе с тем её волновало материальное положение: как она проживёт без тех денег, что зарабатывал покойный. — Холмс показал на конверт с чеком на пятьсот фунтов. — Я потребовал вознаграждение, только чтобы отдать ей. Она, по-своему, заслужила эти деньги, ведь именно от неё я узнал один важный факт. Её муж и Генри Уолтерс были кузенами.

— Кузенами! Кучер и управляющий хозяйством в доме Беркшира! — воскликнул я.

— Да, Уотсон. И эта информация фактически полностью подтвердила все мои предположения. Узнав об этом, я почти наверняка знал, кто спрятал украденную вещь в гроб лорда Беркшира. И, следовательно, кто распотрошил гроб, чтобы заполучить её обратно. Это был Уолтерс.

— Да, конечно. Отличная работа, Холмс! Просто превосходная!

— Как я и сказал, вышло довольно простое дело. — Пожал плечами Холмс. — Я даже получил ещё кое-какие подтверждения, хотя они уже были не нужны. Я убедился, что не ошибался, подозревая именно Уолтерса. Когда вернулся в дом Беркширов, чтобы поговорить с ним, увидел конюха, который вёл лошадь вдоль дома к конюшне. У лошади была перевязана передняя левая нога в районе путового сустава. Такая травма часто возникает, когда лошадь задевает это место шипами новой подковы копыта другой ноги. Это можно исправить, если надеть на копыто подкову квадратной корректирующей формы. Я сразу же вспомнил следы лошади, обнаруженные мною около железной дороги. У той лошади была как раз такая подкова. Вы помните, Уотсон, я говорил об этом тогда?

Я сказал, что, разумеется, помню это.

— Я подошёл к конюху и попросил его показать мне правое копыто лошади, что он привёл. Подкова действительно была квадратная. Я спросил его, не знает ли он, кто последний раз брал эту лошадь. Это был мистер Уолтерс. Как раз в день похорон лорда Беркшира. Конюх сразу же вспомнил об этом, потому что такой поступок показался ему странным. Утром того дня Уолтерс сказался больным и предупредил, что не сможет присутствовать на похоронах. А потом конюх видел, как Уолтерс резво скачет на лошади, и решил, что тот, видимо, быстро поправился.

Таким образом, я дважды убедился в том, что Уолтерс причастен к преступлению. Когда я предъявил ему все собранные факты, он даже не думал отрицать свою вину. Он знал, что попался, и рассказал мне всё.

Он сообщил, что был в шоке, когда обнаружил перед входом в дом своего кузена всего в крови. Он попросил дворецкого принести бинты и надеялся, что они спасут Бека, остановив кровотечение.

Кстати, я забыл упомянуть, что Бека ранили именно в тот момент, когда он напал на леди Уильямсон. Бек повалил её на землю, сорвал с шеи рубин, но рядом оказался её муж. Он носил с собой стреляющую трость и быстро среагировал. Однако, несмотря на ранение, Бек умудрился сбежать с украшением.

Уолтер спровадил Саймона и остался наедине со своим кузеном. Бек наспех сообщил ему, что за ним наверняка гонится полиция и что у него не должны найти украшение, иначе его сразу признают виновным в краже.

В тот момент никто из них не понимал, насколько тяжело ранен Бек и что ему остаётся жить лишь пару минут. Конечно, Уолтерс хотел спасти кузена от тюрьмы, взял рубин и положил его в карман.

Потом они перенесли Бека в дом и положили на кушетку в холле. И пока дворецкий пытался спасти раненого, Уолтерс украдкой пробрался к гробу лорда, вынул рубин, положил его рядом с розами на крышку гроба, поспешно разорвал ткань обивки, потянув её руками, и спрятал рубин. И случайно вместе с украшением туда попал лепесток розы.

Уолтерс вернулся к кузену. Тот сильно ослабел, но был ещё жив. И тут явилась полиция. Полицейские искали вора, которого ранили пострадавшие, и решили, что, вероятно, раненый человек в холле он и есть.

Они допросили дворецкого и управляющего, но оба отрицали, что знают этого человека. Они обыскали раненого, но ничего не нашли. Уловка Уолтерса сработала. Однако в конечном счёте она оказалась совершенно бесполезной, поскольку Бек вскоре скончался.

В тот момент Уолтерс не мог сказать всю правду полиции. Ведь он сам совершил преступление, когда покрыл своего кузена. В течение часа полиция во главе с детективом бродила по дому в поисках рубина и уже не была так уверена, что Бек — вор, а не невинная жертва другого преступления.

Тут я должен сказать, что Уолтерс оказался честным человеком. Он признался, что планировал оставить рубин себе, потому что в тот день леди Беркшир сообщила ему, что больше не нуждается в его услугах и будет вести все дела сама. Совсем скоро он должен был лишиться работы, а это украшение можно было бы заложить или выменять на деньги как-то иначе.

Полицейские попросили лорда Уильямсона опознать Бека в доме лорда Беркшира: был ли это именно тот человек, который украл рубин и в которого он стрелял. Уильямсон не смог определить наверняка, потому что вор прикрывал лицо платком. Наконец подъехал катафалк, и тело Бека вынесли. Полиция всё ещё не была до конца уверена, виновен он в краже или нет. А рубин так и не нашла.

Уолтерс оставил рубин в гробу, потому что боялся, что полиция вернётся. Как выяснилось, ему стоило достать его той же ночью, потому что, как вы точно заметили, Уотсон, леди Беркшир внезапно решила прервать прощание с покойным.

Уолтерс был совершенно потрясён её намерением. Гроб закрыли, рубин остался внутри. Он мог бы просто забыть о нём, но камень дорого стоил, а будущее Уолтерса представлялось неясным. Он мог бы ему понадобиться, просто чтобы выжить. Требовалось его достать. Но когда? В доме он не мог открыть гроб с телом лорда. Об этом не могло идти и речи. Значит, его нужно было вынуть либо в поезде, либо на кладбище после погребения.

Второй вариант был менее желателен. Дело в том, что у леди Беркшир всё ещё оставалось много страхов, связанных со смертью. В том числе она боялась расхитителей могил. Раньше, как, впрочем, и сейчас, много могил вскрывали ради ценностей, которые могли быть похоронены вместе с телом, или ради самого тела, которое продавали в медицинские школы в качестве экспонатов для проведения уроков анатомии. Так что её опасения не были лишены оснований. Чтобы избежать этого, леди Беркшир попросила обложить гроб кирпичом. Уолтерс знал об этом и понимал, что вскрыть могилу будет очень трудно, поэтому решил, что лучше достать рубин до похорон, в поезде.

В детстве он жил рядом с железной дорогой Некрополис около кладбища Бруквуд. Он часто добирался до Лондона бесплатно, тайком запрыгивая в поезд. Он прекрасно изучил маршрут траурного поезда и знал, что самое укромное местечко находится за две мили до кладбища, там, где поезд делает поворот. Уолтерс решил, что возьмёт лошадь, доберётся туда верхом раньше поезда, быстро вскочит в него на ходу, откроет гроб и вытащит украшение, затем закроет гроб и исчезнет. И никто ничего не узнает.

Но всё оказалось не так легко, как он надеялся. Он смог попасть в поезд незамеченным, но выяснилось, что открыть гроб очень сложно. Это заняло гораздо больше времени, чем он ожидал. Он старался изо всех сил, однако понял, что поезд вот-вот закончит поворот и, возможно, подъедет к кладбищу до того, как он справится с крышкой. Уолтерс запаниковал и в смятении решил вытолкнуть гроб из вагона. Так у него появилось бы больше времени на то, чтобы выпрыгнуть, пока поезд ещё поворачивал. Так он и сделал.

Уолтерс спрятался за деревом, чтобы определить, заметил ли кто-нибудь произошедшее. Никто ничего не обнаружил, и поезд продолжал медленно катиться в сторону кладбища. Уолтерс находился в безопасности.

Наконец он открыл гроб, засунул руку в щель на обивке, но, к своему изумлению, рубина там не обнаружил. Неужели его кто-то взял? Неужели кто-то ещё знал о спрятанном там камне? Уолтерс решил, что это невозможно. Наверное, рубин просто переместился под обивкой. Теперь он находился под телом. Ему ничего не оставалось, как вытащить покойного и как следует обыскать гроб.

Уолтерс ощупал руками обивку и нашёл место, где лежало украшение. У него с собой оказался нож, поэтому он легко разрезал ткань и достал рубин. Нужно заметить, Уолтерс прекрасно понимал, что осквернил честь и тело покойного. Ему пришла в голову мысль сделать так, чтобы всё это напоминало антимонархическое выступление. Он сказал мне, что остался очень доволен задуманным. Уолтерс считал, что это послужило бы объяснением тому, зачем гроб скинули с поезда и открыли, и в то же время направило бы полицию по ложному следу, подальше от него самого. И, как вы знаете, тут он оказался прав. Вы же читали новости, Уотсон, его план отлично работал, во всяком случае сначала.

— Лестрейд полностью купился на эту уловку, — подтвердил я. — Если бы вы не сказали ему, что дело в чём-то другом, он так и продолжал бы считать это политическим преступлением.

— Вот именно. Что ж, теперь Уолтерс завладел украшением и быстро вернулся в дом Беркширов. Там он спрятал рубин в свой стол и напился виски, чтобы успокоить нервы.

Он чувствовал свою вину, но оправдывал себя тем, что на этот поступок его толкнула жизненная необходимость: жена и дети кузена остались без денег, и сам он скоро окажется без работы и без гроша за душой. Он полагал, что должен теперь обеспечивать семью кузена, и рубин ему был нужен именно для этого.

Однако тем же вечером леди Беркшир сказала Уолтерсу, что нашла для него подходящее место. Кому-то понадобился управляющий, и она порекомендовала его. Встреча с нанимателем прошла прекрасно, и Уолтерс должен был вскоре приступить к работе. Так что обосновывать свои действия теперь ему стало нечем.

Уолтерс едва верил тому, что случилось. Нищета ему больше не угрожала, но его репутация честного человека — самое важное качество управляющего — была запятнана. Он совершил преступление и всё ещё хранил у себя украденное украшение. Его обуревал страх, что обо всём узнают и что его арестуют. Это погубило бы его.

Мне стало жаль Уолтерса. Когда он рассказывал мне о своих злодеяниях, у него тряслись руки. Он был уверен, что его арестуют и посадят за решётку, и считал, что его жизнь кончена. Выслушав историю, я успокоил его, сказав, что вовсе не собираюсь обнародовать его признание. В конце концов, он действовал из сострадания к кузену, хотел, чтобы тот избежал тюрьмы. Во всяком случае, так было сначала. А потом проделал всё под влиянием обстоятельств, а вовсе не из злого умысла. Я не видел смысла губить жизнь этого человека и сказал ему, что, если он отдаст мне рубин, я прослежу за тем, чтобы камень без лишних вопросов вернули владельцу. Ещё я убедил его в том, что за рубин объявлено вознаграждение и что отдам его вдове Бека. У него будто гора с плеч свалилась. Уолтерс благодарил меня за доброту со слезами на глазах. Он отдал мне украшение, а я, как вы только что видели, дорогой мой друг, вернул его лорду и леди Уильямсон. Вот такая история, Уотсон. Я поведал её так быстро и коротко, как мог. Как говорится, хорошо то, что хорошо кончается. Не так ли?

* * *

Вместо эпилога скажу вам, что Лестрейд продолжил расследовать дело лорда Беркшира. Он по-прежнему искал личного врага лорда. Те два человека, чьи имена назвал Уолтерс, точно не были замешаны в нападении на гроб с телом лорда. У обоих оказалось надёжное алиби на тот день, когда было совершено преступление. Никаких намёков на то, что у лорда Беркшира существовали другие враги, не появилось, и расследование Лестрейда зашло в тупик. Холмс не видел причины помогать Лестрейду выпутываться. И когда инспектор попросил его о помощи, он заявил ему, что потерял к делу всякий интерес и занялся другими преступлениями.

ИСТОРИЯ ВНЕШТАТНОГО СОТРУДНИКА БЕЙКЕР-СТРИТ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В тот день я закончил обход пациентов довольно рано и, оказавшись недалеко от Бейкер-стрит, решил навестить своего друга.

Я уже подходил к дому Холмса, когда увидел, что у входа стоит молодой человек. По виду он напоминал преуспевающего клерка. Мы взглянули друг на друга в некотором недоумении, словно оба не ожидали столкнуться с кем-либо у Холмса. И тут лицо молодого человека озарила улыбка:

— Приветствую вас, доктор Уотсон. Как поживаете?

Я растерялся:

— Простите, молодой человек, разве мы встречались раньше?

— И не единожды. Но это было давно. Вы с мистером Холмсом знали меня ещё мальчишкой. Сколько раз я с ребятами прочёсывал улицы в поисках по поручению мистера Холмса. Он давал нам за это пару шиллингов.

Его голос звучал очень уверенно. Я тотчас вспомнил эту манеру говорить. Тембр голоса совсем не изменился с тех пор, когда он был подростком. В памяти сразу же всплыло его имя — Виггинс. Он состоял в группе бездомных ребят, которые помогали в расследованиях, — внештатников, как называл их Холмс.

— Виггинс? — осторожно поинтересовался я. — Это вы?

— Да, сэр. Чарльз Виггинс. Мои беспризорные дни остались в прошлом. Мне удавалось находить два пенса в неделю — плату за начальную школу. Потом мне помогли продолжить учёбу, поэтому я смог получить приличную работу. — Он протянул мне руку, и я крепко пожал её.

— Вижу, — сказал я. — Судя по всему, дела у вас идут неплохо.

— Я всем доволен. Но… у моего начальника возникла проблема, поэтому я и пришёл сюда сегодня. Она из тех проблем, в которых смог бы разобраться только мистер Холмс.

* * *

В комнате Холмса клубился дым и пахло чем-то ядовитым. Он проводил химический опыт. Успешно он прошёл или нет, иногда было трудно разобраться. Это можно было понять только по выражению лица Холмса. На этот раз он недовольно хмурился. Окна уже были открыты, и облако дыма понемногу стало выветриваться.

— Здравствуйте, Холмс! — поприветствовал его я. — Как отвратительно пахнет! Что за опыты вы тут ставите?

— А, Уотсон! Рад вас видеть. Боюсь, эксперимент не удался. Скоро попробую ещё раз. — Он мельком взглянул на молодого человека, который вошёл вместе со мной. — Виггинс, — сразу же узнал он, — вы повзрослели и изменились, но не так сильно, чтобы я вас не смог узнать. Как поживаете? — Похоже, Холмс испытал радость от встречи с бывшим главарём внештатников Бейкер-стрит.

— У меня всё в порядке, сэр. Надеюсь, что у вас тоже, — улыбнулся Виггинс.

Холмс шагнул вперёд и протянул ему руку:

— Никогда не забуду этот кривой нос. Даже если бы вы изменились гораздо сильнее, он всё равно вас выдал бы. Сколько раз вы его ломали?

— Дважды, — ответил Виггинс и пожал руку Холмсу. — До того, как вы научили меня боксировать. Если бы не ваши приёмчики, ломал бы, наверное, чаще.

— Присаживайтесь. Прекрасно! Вижу, вы добились успеха. Эту рубашку вам подарили?

— Что? О нет, я купил её некоторое время назад, когда получил достойную работу. С тех пор как у меня появилась новая работа, я имею в виду. Там платят немного больше.

— Тогда, значит, ваши траты сильно выросли.

— Да, с деньгами в последнее время туго… Но как вы это поняли?

— На вас довольно дорогая рубашка, для должности клерка вполне достаточно более дешёвой. Следовательно, раньше вы любили попускать пыль в глаза. Но воротник уже немного вытерся и правый рукав тоже. Вы же правой рукой пишете? Однако новую рубашку не купили, выходит, у вас не хватает денег даже на простые нужды, не то что на роскошь. А раз на новой работе платят больше, получается, появились дополнительные расходы. О нет, я вовсе не хочу сказать, что у вас непрезентабельный вид! Вы смотритесь очень эффектно. Но, естественно, ожидаешь, что человек, одевавшийся сначала неоправданно дорого, не станет ходить в старой одежде.

— Да, вы совершенно правы, — согласился Виггинс. — Сейчас я немного стеснён в средствах. Тем не менее надеюсь на скорое повышение. Жизнь покажет.

— Чем обязан вашему визиту?

— Я пришёл к вам по срочному делу от лица своего начальника. Из его дома украли дорогое бриллиантовое ожерелье. Полицейские сейчас там всё осматривают. Я рассказал ему о вас, сэр, и он попросил меня обратиться к вам за помощью.

* * *

Виггинс изложил нам обстоятельства кражи ожерелья, по крайней мере то, что знал. Его начальник, некий мистер Стивен Форрестер, владелец юридической компании «Форрестер и К0», куда Виггинс недавно устроился клерком, живёт в доме на Брикстон-роуд. Мистер Форре стёр потратил крупную сумму, десять тысяч фунтов, на это ожерелье. Как сообщили Виггинсу, оно будто бы когда-то принадлежало королеве Франции. Форрестер подарил его неделю назад жене на годовщину свадьбы. Служащие компании очень удивились, услышав, что он приобрёл такой дорогой подарок, все считали его довольно бережливым человеком. Вчера днём кто-то проник в его дом и украл ожерелье. Пропажа обнаружилась сегодня утром. Миссис Форрестер решила примерить украшение и ещё разок полюбоваться на своё отражение в зеркале. Она ожерелья не нашла и упала в обморок. Позвали полицию. Они обыскали весь дом и, судя по всему, пришли в полное замешательство.

— Вот суть истории, мистер Холмс, — закончил свой рассказ Виггинс. — Мистер Форрестер в курсе, что я с вами хорошо знаком, сэр, я говорил ему о вас и раньше. И он знает о вас по рассказам доктора, поэтому и просит помочь ему. Вот почему я здесь.

Холмс с довольным видом взглянул на меня.

— Я сейчас ничем не занят, дорогой мой друг, — сказал он. — Что по поводу вас? Вы располагаете временем?

Я ответил, что совершенно свободен.

— Превосходно, Уотсон! — Холмс хлопнул в ладоши. — Что ж, Виггинс, где именно находится компания «Форрестер и К0»?

— Совсем недалеко отсюда, сэр. Но мистер Форрестер хотел бы встретиться с вами у себя дома на Брикстон-роуд, если, конечно, вы согласитесь помочь. Он был там всё утро и заехал в офис, только чтобы послать меня к вам, потом вернулся домой. Он оплатил нашу поездку в кэбе.

— Что ж, тогда отправимся на Брикстон-роуд, — согласился Холмс.

* * *

Форрестер жил в большом доме в хорошем, хотя и не первоклассном районе, всего в паре миль от Бейкер-стрит. По-видимому, он был богат, раз покупал такие дорогие украшения, и я подумал, что человек с такими деньгами должен проживать в более респектабельной части Лондона. Позже выяснилось, что этот дом купил ещё его дед и Форрестер не хотел с ним расставаться.

Дом был отделен от улицы красивым палисадником с яркими цветами и выглядел бы живо и радостно, если бы не решётки на окнах, делавшие его похожим на тюрьму. Соседние дома стояли поодаль.

Виггинс провёл нас к входной двери и постучал. Дверь открыл инспектор Лестрейд.

— А, мистер Холмс и доктор Уотсон. — Как мне показалось, он не особенно обрадовался нашему приходу. — Меня предупредили, что Форрестер связался с вами. — Он отошёл в сторону, чтобы мы могли войти.

— Что случилось, Лестрейд? — спросил его Холмс. — Вы не рады тому, что меня попросили приехать?

— Что вы, конечно нет, — удивлённо ответил тот. — По правде говоря, я счастлив, что вы помогаете мне. Меня немного расстроил мистер Форрестер. Он полагает, что я должен был раскрыть преступление немедленно. Очевидно, я обязан был явиться в его дом с ожерельем в кармане пальто.

— A-а, человек, который требует быстрых результатов… Вероятно, нелегко работать под его началом, да, Виггинс?

Виггинс кивнул:

— Так и есть, но он хороший человек. А вот и он сам.

Мистер Форрестер был среднего роста, худой, с густыми взъерошенными бровями. Всё лицо его было покрыто рытвинами от перенесённой в детстве оспы. Он производил впечатление очень серьёзного человека и сейчас явно пребывал не в духе, потому и казался особенно суровым. Он встал со стула, подошёл к нам и стал хмуро переводить взгляд с Холмса на меня.

Форрестер явно находился в замешательстве, и Виггинс заметил это.

— Это мистер Холмс, сэр, — сказал он, сделав движение в сторону Холмса, — а это доктор Уотсон.

— Моё почтение, джентльмены, — произнёс Форрестер и крепко пожал нам руки. — Полагаю, Виггинс вам уже всё рассказал?

— Да, — ответил Холмс. — Покажите, где вы хранили ожерелье.

— В нашей спальне, — сказал Форрестер. — На комоде, в шкатулке жены. — Затем он обратился к Виггинсу: — Благодарю вас, молодой человек. — Он взял со стола конверт и передал его Виггинсу. — Вчера вечером я закончил работать над документами, которые вы привезли во вторник, но забыл вернуть их в офис. Вы могли бы отвезти их туда сейчас? Работа не должна стоять.

Выслушав указания, Виггинс вежливо поклонился, попрощался с нами и удалился.

— Виггинс принёс вам бумаги сюда? — поинтересовался Холмс. — Почему вы не ходили во вторник на работу?

— Я часто работаю дома, — ответил Форрестер. — Прошу кого-нибудь доставить документы. Здесь меньше суеты, ничто не отвлекает. По крайней мере, когда в дом не вламываются грабители. Пойдёмте, я покажу вам спальню.

Он повернулся и направился к лестнице. Мы с Холмсом последовали за ним. Лестрейд двинулся за нами.

— Вы уверены, что вчера ожерелье находилось в шкатулке? — поинтересовался Холмс, поднимаясь по ступеням.

— Абсолютно, — ответил Форрестер, повернув к нам голову. — Жена надевала его позавчера вечером на званый ужин, а потом сняла и убрала. Вчера она его не доставала, так что оно должно было быть на месте. Ей невероятно нравилось это украшение. Я подарил ей его две недели назад на десятую годовщину нашей свадьбы. Она так расстроилась, что его украли. Сейчас она отдыхает в другой комнате.

Мы вошли в спальню. Там стоял прекрасный гарнитур вишнёвого дерева: комод, столик, шкаф с зеркальной дверью и кровать с пологом на четырёх колоннах. На полу лежал роскошный толстый восточный ковёр с ярким узором. Форрестер подвёл нас к шкатулке, открыл её и показал содержимое.

— Здесь осталось много других украшений, — сказал Холмс. — Значит, вор пришёл специально за ожерельем.

— Кажется, так, — согласился Лестрейд.

— Тем не менее это странно — не взять остальные драгоценности, находящиеся тут же.

— Другие фальшивые, — объяснил Форрестер. — Я всегда считал покупку украшений глупой тратой денег, поэтому приобретал только подделки. Однако в этот раз сделал исключение. Моей жене очень понравилось это ожерелье, и повод подарить был весьма значительным. Больше такого я никогда не сделаю.

— Как вор проник в дом? — обратился Холмс к Лестрейду.

— Мы не знаем. На окнах решётки, двери не взломаны. Вот и всё, что известно. Возможно, у кого-то был дубликат ключа от входной двери.

— Кто находился в это время в доме? Где были слуги и миссис Форрестер вчера днём?

— У них есть только кухарка и горничная, — ответил Лестрейд. — Они обычно ходят днём на рынок, чтобы купить продукты и всё необходимое. Вчера, в среду, их не было в течение нескольких часов. Мистер Форрестер работал в офисе, а его жена, по обыкновению, зашла к подруге.

— Понимаю. — Холмс принялся осматривать комнату. — И какие выводы вы из этого делаете? Из того факта, что вор выбрал именно тот момент, когда в доме никого не было?

— Наверное, следил за домом, — предположил Лестрейд. — Ждал случая.

— Или он хорошо знал, как всё заведено в этой семье. Вы опросили соседей? Может, кто-нибудь видел слоняющегося около дома человека?

— Один из офицеров как раз сейчас этим занимается, — ответил Лестрейд. — Никто из уже опрошенных не заметил ничего необычного.

Холмс достал пенсне и опустился на корточки, чтобы получше что-то разглядеть. Потом лёг на живот и замер. Он удовлетворённо хмыкнул, поднялся, подошёл к окну и широко раздвинул шторы, пуская в комнату больше света. Затем он снова лёг на пол и продолжил что-то рассматривать.

— Лестрейд, подойдите! Вы видите это?

Инспектор встал рядом с Холмсом и внимательно уставился на то место, на которое показал Холмс.

— Нет, ничего не различаю.

— Оно едва заметно, но если смотреть под правильным углом, вы его увидите. Опуститесь ниже и осмотрите самые кончики ворса. Сегодня пасмурно, но и такого света вполне достаточно.

Лестрейд присел на корточки и осмотрел ковёр.

— Боже правый! — воскликнул он. — Действительно вижу! Что-то похожее на след!

— Именно. Ковёр очень толстый, с густым ворсом. Последние несколько дней были влажными, и подошвы ботинок этого человека намокли, поэтому на ковре остался отпечаток. Думаю, размер четвёртый, это след от ботинка ребёнка. След находится около окна, потому его ещё не затоптали.

Мне сразу же вспомнился страшный карлик с неправильной формы головой, всклокоченными волосами и угрюмыми блестящими глазами. Несколько лет назад он был замешан в преступлении. Я рассказывал об этом в истории «Знак четырёх».

— Может быть, это не ребёнок, а карлик? — спросил я.

— Возможно, — усмехнулся Холмс. — Но скорее ребёнок. Они всё же чаще промышляют воровством в этом городе, чем карлики. Мальчик лет восьми-девяти. Или старше, если слишком мал для своего возраста. Достаточно маленький и худой, чтобы протиснуться между прутьями решётки.

— Ожерелье украл мальчишка? — тихо пробормотал Форрестер.

— Ребёнок здесь был. Так что, вполне вероятно, он и вор. Он оставил отпечаток ботинка, когда забирался в комнату. Он пролез сквозь решётку в окне и сначала встал на одну ногу. — Холмс продолжил осматривать комнату.

Я вспомнил небольшую книгу, которую читал много лет назад, когда учился в университете. Это были «Мемуары Роберта Блинко», написанные Джоном Доэрти. Там подробно рассказывалось, как ужасна жизнь осиротевших и брошенных детей в Лондоне. Разумеется, я видел беспризорников. Внештатники Бейкер-стрит по большей части были бездомными. Но я не обращал на это особого внимания. Думаю, мне должно быть за это стыдно. Из той книги я впервые узнал, как они живут на самом деле. В основном им приходилось искать себе заработок прямо на улице. Многих правительство отправляло в работные дома, и они начинали трудиться, едва научившись ходить. Девочки устраивались горничными к богатым людям. Часто их отправляли в магазины или на ткацкие фабрики, где делают сукно. Мальчики шили одежду или обувь. Все эти дети работали помногу часов, а платили им ничтожно мало. Ребята, которые работали на спичечных фабриках, часто заболевали некрозом челюсти из-за постоянного контакта с фосфором. Те, кому повезло ещё меньше, жили на улице. И зарабатывать им приходилось самыми порочными способами.

В последнее время ситуация немного улучшилась. Вышел закон о бесплатном школьном образовании. Но многие дети всё равно живут в невероятно тяжёлых условиях. Настолько тяжёлых, что некоторым проще пойти на преступление. Лучше обчистить несколько карманов или влезть в чей-то дом, чем двенадцать, а то и четырнадцать часов работать на фабрике.

— Ну вот же! — пробормотал Холмс.

Он наклонился, засунул руку под комод и достал что-то маленькое, кажется камень.

— Что это? — спросил Лестрейд.

— Маленький кусочек стебля с шипом.

— У вас растут розы, мистер Форрестер? — поинтересовался Лестрейд. — Я не видел их перед домом.

— Нет, у нас нет роз. Но на заднем дворе вдоль забора растёт ежевика. Она тоже колючая.

— Значит, пора пойти осмотреть двор, — произнёс Холмс.

* * *

Виггинс решил пройтись до офиса пешком, а деньги на экипаж оставить себе. Однако сначала он направился в другую сторону. Он шёл довольно долго, пока не очутился в бедном районе. Эти мрачные, жалкие улицы и серые кирпичные дома с неприглядными дверями были хорошо знакомы Виггинсу. В маленьких квартирках ютились несчастные, которые что есть сил пытались заработать, чтобы не умереть с голоду. Многие стали закоренелыми преступниками.

Начинал накрапывать дождь. В хорошую погоду здесь слонялось немало всякого сброда. Одни распивали в переулках или на ступеньках домов, другие обсуждали что-то друг с другом, может быть, планировали очередные тёмные дела. Но сейчас моросило, и улицы были пустынными.

Виггинс на всякий случай держал в кармане пистолет, когда заглядывал сюда. Здесь жила Марта Карсон, вдова его сводного брата. Одиннадцать месяцев назад она потеряла мужа и осталась одна с четырёхлетним сыном. Виггинс понимал: его приличная одежда может привлечь чьё-то внимание и они вполне могут решить, что у него есть чем поживиться.

Дом, где жила Марта, был похож на остальные. Угрюмый, покрытый слоем сажи, он казался грязным серым пятном и, как и другие, находился в очень запущенном состоянии.

Как всегда по дороге сюда, Виггинс размышлял о том, как несправедливо, что дети растут в такой нищете. Однако он как никто другой знал, что это выпадает на долю слишком многих.

Он устроился на работу в фирму Форрестера совсем недавно и старался накопить как можно больше, чтобы Марта и её сын смогли наконец перебраться в место получше. Сам он жил в совсем маленькой квартирке, где едва хватало места. Чтобы выходило дешевле, он снимал её пополам с другом, поэтому не мог предложить Марте жить там. Получение места у Форрестера стало большой удачей. Зарплата была гораздо выше, и, если будет справляться со своими обязанностями, он мог рассчитывать на повышение. С того момента, как брат умер, он ограничивал себя во всём и собирал деньги на то, чтобы Марта с сыном могли жить в лучших условиях. Теперь можно больше не копить.

Он вошёл в коридор, который проходил насквозь через всё здание. В конце виднелась задняя дверь. Она была приоткрыта, и в коридор пробивался серый свет пасмурного дня. Виггинс знал, что замок на этой двери сломали уже давно. Справа находилась узкая лесенка. Он поднялся по ней на самый верх, где располагались наиболее дешёвые квартиры. Стены выглядели обшарпанными, но были довольно чистые.

Он постучал в последнюю дверь, и Марта с улыбкой впустила его. В её маленькой квартирке царила чистота и мебель была хотя и подержанной, но ещё крепкой. На столе в кухне стоял большой таз с мыльной водой, рядом лежало грязное бельё. Марта извинилась, что сесть некуда.

Виггинс почувствовал к ней острую жалость. С тех пор как её муж умер, она так привыкла работать с утра до ночи, что уже не представляла себе другой жизни. Марта была крохотной, хорошо сложенной женщиной с приятным лицом, в прошлом настоящей леди. Но после смерти мужа ей пришлось обеспечивать себя и своего маленького сына самой, и она не могла себе позволить даже приличной одежды. Недалеко от её дома находилось два питейных заведения, и она работала там прачкой. И вот как раз сейчас ей нужно было стирать для одного из них.

— Вам больше не придётся этим заниматься, Марта, — сказал ей Виггинс.

Марта подошла к столу:

— Мне кажется, я должна это сделать в последний раз. Мистер Эллисон, хозяин паба, всегда был очень добр ко мне. Он постоянно давал мне работу, когда я просила, и всякий раз очень щедро платил. Завтра он найдёт другую прачку.

Её сын Уильям сидел на продавленном диване у стены в комнате рядом с кухней и рисовал мелом на доске.

— Здравствуйте, дядя Чарли! — крикнул он из комнаты.

— У меня отличные новости, — повысив голос, сказал Виггинс. — Я снял хороший дом за девять фунтов в месяц.

В глазах Марты появились слёзы:

— Это… просто прекрасно… Не могу поверить!

— Совсем скоро вы отсюда уедете, Марта, — продолжил Виггинс. Он вынул из кармана старинную мексиканскую игрушку, лестницу Иакова, и протянул ей. — Это для Вилли. Нашёл её в магазинчике Лоутера на Стрэнд-стрит. Скажите ему, что это вы её купили.

Марта положила игрушку в карман передника и улыбнулась.

— Мне нужно идти, — заторопился Виггинс. — Меня ждут в офисе. Я вернусь завтра.

— До свидания, Чарли, — кивнула Марта и вышла за ним в коридор.

— Осталось уже совсем недолго, Марта, — повторил Виггинс.

Она снова улыбнулась, и он вышел из квартиры. Марта закрыла за ним дверь и принялась за стирку.

На улице продолжал идти дождь, и Виггинсу пришлось взять первый попавшийся кэб. Даже сейчас, когда финансовые трудности остались позади, он старался экономить при каждой возможности. Но появиться в офисе вымокшим до нитки он не смел.

* * *

Холмс с Лестрейдом вышли осмотреть задний двор, а Форрестер остался в доме. Весь большой двор покрывал газон. Цветов не было, только пара кустов ежевики. А за ними виднелся облезлый деревянный забор около четырёх футов высотой. Слева росло большое тутовое дерево. Оно отбрасывало тень на весь двор. Под ним стояли деревянная скамейка и стол. Наверное, здесь бывает очень приятно посидеть летними вечерами.

— А вот и следы мальчишки, — указал Холмс, только выйдя во двор.

Следы вели к кустам. Несколько веток ежевики обломились, видимо, сквозь них кто-то недавно пробирался.

— Он перелез через забор и прошёл через кусты. Вот здесь есть след от ботинка четвёртого размера.

Забор местами сгнил, но оказался довольно крепким.

— Вполне сможет нас выдержать. — Холмс потрогал забор. — Как ваша нога, Уотсон? Вы перелезете?

Мои старые военные раны в последнее время давали о себе знать. Но мне не хотелось оставаться в стороне.

— Всё в порядке, — уверил его я.

— А вы, Лестрейд?

— Без проблем, — откликнулся инспектор.

Холмс легко перепрыгнул через забор, я за последовал за ним, хоть и не так ловко. Лестрейд перелез последним.

По другую сторону простиралась дикая территория. На земле кое-где пробивалась трава, резко пахло бездомными котами.

— По крайней мере, здесь нет колючих кустов, — заметил я, стараясь глубоко не вдыхать и прикрывая нос рукой.

— С этой стороны тоже есть следы, Уотсон, — сказал Холмс. — Там, где мальчишка перепрыгнул через забор. Но видны и отпечатки других ног. Восьмой размер. И идут они рядом. Мы на верном пути.

Холмс направился вперёд, в сторону стоявшего неподалёку старого заброшенного каретного сарая. Он был уже совсем ветхим, видимо, им не пользовались очень давно.

Пока мы находились у Форрестера, на улице стемнело. Шёл дождь, и казалось, будто он смысл с неба свет и все краски. Мы подошли к сараю. Холмс остановился около обшарпанных дверей и принялся рассматривать землю.

— Здесь недавно была собачья повозка, Уотсон, — тихо произнёс он. — Скорее всего, внутри пусто. Но на всякий случай достаньте револьверы.

Мы осторожно открыли двери.

В сарае было темно и пахло сыростью и плесенью. Через несколько секунд мы убедились, что, как и предполагал Холмс, там никого не было. Он принялся осматривать место. Было плохо видно из-за отсутствия света, однако на мягкой земле отлично сохранились все недавние следы. Холмс ходил по кругу, как ищейка, останавливался иногда, когда что-то привлекало его внимание. Я заметил, как он подобрал с земли маленький кусочек бумаги.

Закончив, он подошёл к нам:

— Судя по всему, к тем двоим здесь присоединился третий. Крупный мужчина, двенадцатый размер обуви, хромает и ходит с тростью. Об этом совершенно точно можно судить по следам. Видимо, он сильно волновался, потому что ходил взад-вперёд.

— Может быть, ждал, когда вернётся мальчишка с ожерельем? — предположил я.

— Возможно, — согласился Холмс. Он немного помолчал и добавил: — Я также нашёл вот это…

Он показал нам с Лестрейдом клочок бумаги с неровными краями, скорее всего оторванный от большого куска.

— Что это? — спросил Лестрейд.

— Это обрывок чека из ломбарда. На нём можно разобрать название.

— Что ж, это замечательно! — Лицо Лестрейда озарила улыбка. — Наверное, мы сможем выяснить, на чьё имя он выписан, и дело сделано!

— Нет, номера здесь нет. Что за предмет был заложен, тоже неясно. Но частично видно название улицы, где находится это место. — Холмс передал бумажку Лестрейду. — Владельца зовут Генри Армстронг Мейхью. — Холмс произнёс это имя со значением.

Похоже, Лестрейду оно было знакомо.

— Мейхью… — сказал он, положив обрывок чека в карман. — Уж не хотите ли вы сказать… Превосходно! Это всё объясняет! Вам это удалось, мистер Холмс, вам это удалось! Сейчас я скажу офицерам, чтобы они отправились туда и арестовали Мейхью.

С этими словами и с улыбкой от уха до уха Лестрейд вылетел из сарая и исчез из виду. Мне стало любопытно, будет ли он обходить дом, чтобы войти с парадного входа, или полезет обратно через забор.

Он так спешил, что второй вариант оказался предпочтительнее.

— Имя владельца ломбарда ему о чём-то сказало, — заметил я.

— Да, Уотсон, это имя знают многие полицейские.

— А в чём причина?

— Он якобы владелец ломбарда. Я встречал его не раз. Высокий, чисто выбритый мужчина за пятьдесят, с жёлтыми от сигарет кончиками пальцев. Он немного прихрамывает, потому и ходит с палкой.

— Ходит с палкой и хромает? Это описание очень напоминает того, кто был здесь, — обрадовался я.

— Да. На Мейхью указывает и ещё тот факт, что украл ожерелье ребёнок. Вы помните покойного профессора Мориарти, Уотсон? Я говорю сейчас не о его блестящем интеллекте, конечно, а о том, что он находился в самом центре преступного мира, как паук в паутине. Криминальная деятельность Мейхью, конечно, не такая масштабная и изощрённая, но кое в чём они с Мориарти очень похожи. У Мориарти были помощники, наёмные преступники, которые выполняли все его просьбы. У Мейхью тоже есть исполнители. Только в его случае почти всегда действуют дети.

— Дети?

— Да, Уотсон. Как в «Оливере Твисте» Диккенса мальчик стал работать на преступную шайку, вот так же приходят к Мейхью многие дети. В комнатах над лавкой их учат грабить и обчищать карманы. Краденое они отдают своему хозяину. Они воруют, а потом «закладывают» эти вещи в ломбард Мейхью. Полиция уже много лет пытается найти доказательства его причастности к этим преступлениям. Но он никогда не участвует в ограблениях сам, поэтому до сих пор арестовывать его было не за что. Его воры либо преданы ему, либо боятся расправы, и, когда их ловят, они молчат. Пока что ни один не дал показаний против Мейхью.

— Погодите, вы говорите, что он никогда не принимал участия в преступлениях?

— Да, Уотсон.

— Но ведь он был здесь, в сарае. С чего он вдруг пришёл сюда? Ведь мальчишка мог всё сделать сам и просто принести ожерелье в ломбард?

— Превосходно, Уотсон! — воскликнул Холмс. — Это как то, что меня интересует. Что ж, тут больше делать нечего. Пойдёмте в дом? Предлагаю обойти его, чтобы вам ещё раз не перелезать через забор и не травмировать ногу.

* * *

Когда мы вошли в дом, Форрестер пребывал уже в отличном настроении.

— Инспектор сообщил мне, что вы с ним распутали дело, — с широкой улыбкой сказал он, — и уехал арестовывать преступника. Я хотел бы поблагодарить вас, мистер Холмс, и вас, доктор Уотсон. Вы были так добры и появились сразу же. Мистер Холмс, пришлите мне счёт, и я с радостью переведу вам деньги.

— Да, хорошо, так и поступим, — ответил Холмс. — Я очень надеюсь, что инспектору удастся вернуть вам ожерелье. А мы с доктором Уотсоном с вами попрощаемся.

— Ах, я рано отослал Виггинса. У него были деньги на кэб. Могу я предложить вам оплатить обратную дорогу, если позволите?

— Это было бы излишним, — отказался Холмс. — Ещё раз желаю вам доброго дня.

— И вам наилучшего дня! — Форрестер весь светился. — Хорошо то, что хорошо кончается.

— Так, значит, вы вместе с Лестрейдом распутали это дело? — усмехнулся я, когда мы вышли из дома.

— Должен же он как-то зарабатывать себе доброе имя, — хохотнул Холмс. — На улице совсем пусто, тут взять кэб у нас не получится. Наверное, стоит пройти немного подальше, там более оживлённый район. Давайте надеяться, что дождь не усилится.

* * *

Мы сели в кэб и объяснили кучеру, куда нас везти. Холмс замолчал, а я, по обыкновению, не хотел прерывать его мыслей. Преступление оказалось не серьёзным и запутанным делом, а скорее несложной загадкой. Развязка была найдена очень быстро и легко. И Холмс, наверное, был разочарован. Но, как оказалось, я ошибался.

Через несколько минут Холмс повернулся ко мне и сказал:

— Спасибо вам, дорогой мой друг, что не мешали мне как следует всё обдумать. Кажется, это довольно любопытное дело, как вы считаете?

— Любопытное? Но ведь мы знаем, кто стоит за кражей, разве нет? — удивился я. — Или вы полагаете, что найти ожерелье в лавке Мейхью не получится?

— Поживём — увидим, — ответил Холмс. — Я сейчас прокручивал в голове кое-какие мысли и решил, что воспользуюсь ещё раз костюмом конюха. Это, конечно, рискованно, но не могу представить, как ещё можно разгадать это преступление.

— Вы оденетесь конюхом? Но для чего? — недоумевал я.

— Чтобы убедиться в своих предположениях. Да, полагаю, что маскировка — это хороший шанс. Может быть, мой план сработает, может быть, нет. Это мы ещё посмотрим.

Он сказал, что хочет убедиться в своих предположениях. Я ожидал подробного рассказа, но не успел выспросить, как мы приехали на Бейкер-стрит. Пробормотав «спокойной ночи», Холмс вылез из кэба, а я отправился к своему дому, пытаясь догадаться, что же подозревал Холмс.

ГЛАВА ВТОРАЯ

На следующий день я закончил обход пациентов пораньше, купил последний номер «Таймс» и отправился на Бейкер-стрит. Мне не терпелось узнать, что за загадку Холмс пытается разгадать. В этом деле всё было просто и понятно, как мне казалось.

Холмса дома не оказалось, и мне открыла миссис Хадсон.

— Мистер Холмс сказал мне, что вы можете зайти, доктор Уотсон. Он просил передать, что вернётся около обеда, и хотел бы, чтобы вы его подождали. Если, конечно, это вам удобно.

Я ответил, что дождусь его. Миссис Хадсон поинтересовалась, не нужно ли мне чего, я ответил, что нет, и поднялся наверх. Там устроился в кресле и открыл газету. Я надеялся найти в ней одну историю и не ошибся.

В статье о краже дорогого ожерелья из дома Форрестера было написано о том, что инспектор Лестрейд ворвался в ломбард мистера Генри Армстронга Мейхью и обнаружил там пропажу. Она была спрятана в сейфе в одной из комнат на втором этаже. Там как раз проживал Мейхью, прямо над своей лавкой. Как выяснилось, ему принадлежало всё здание целиком.

Мейхью горячо настаивал, что ожерелье принесли в ломбард и что он невиновен. Несмотря на сопротивление, его тут же арестовали и увезли.

Также в газете упоминалось, что на третьем этаже здания нашли девятерых мальчишек. Оказалось, что они там жили. Мейхью утверждал, что до бедных сирот никому нет дела, а он предоставил им тёплое и сухое место для ночлега.

Я знал, что на самом деле он учил детей воровать для него, и опешил: своим притворным благородством он мог расположить к себе присяжных.

Я читал ещё около часа, когда наконец вошёл Холмс. Он был переодет в конюха и выглядел довольно потрёпанным.

— А, рад вас видеть, дорогой мой друг, — приветствовал он меня. — Что? Почему вы не пьёте чай? Миссис Хадсон не предложила вам перекусить?

— Я отказался, — сказал я и протянул ему газету. — Вы читали об успехе Лестрейда?

— Читать не читал, но рано утром Лестрейд сам пришёл ко мне, чтобы обо всём рассказать. Он сообщил, что, войдя в ломбард, еле разглядел Мейхью из-за густого сигаретного дыма. Когда я видел Мейхью последний раз, около года назад, он курил сигарету за сигаретой. По всей видимости, он не изменил своей привычке. Подозреваю, что в тюрьме ему придётся с ней расстаться. А там он, без сомнений, окажется. Может быть, его посадят не за это последнее преступление. Он утверждает, что только взял ожерелье у того, кто хотел заложить его. Возможно, эту историю довести до конца не получится. Время покажет. Но его обвинят в любом случае. Лестрейд сказал, что в своём бюро Мейхью прятал амбарную книгу. В ней нашли записи о всех его преступных сделках. Это и решит его судьбу.

— Амбарная книга? Об этом в газете не написано.

— Нет? Ну что ж, у полиции есть свои секреты. Дайте мне несколько минут, чтобы снять эту одежду, и я вернусь. Я попрошу миссис Хадсон сделать что-нибудь перекусить. Я не ел с самого утра. Вы присоединитесь ко мне? Нет? Может быть, бокал бренди? Нам нужно дождаться Виггинса.

— Он придёт сюда?

— Я только что послал ему записку в офис и попросил прийти. Уверен, что он так и сделает.

С этими словами Холмс удалился в спальню переодеться.

* * *

Холмс закончил ужинать, и миссис Хадсон убирала со стола остатки трапезы. Холмс, завернувшись в халат, по обыкновению, набивал табаком трубку. Халат был уже насколько старый, что почти превратился в лохмотья. Давно пришла пора отправить его на помойку.

В дверь постучали.

— Спасибо, что пришли, Виггинс, — сказал Холмс, закуривая. Он выпустил кольцо дыма и показал Виггинсу на диван: — Садитесь, чувствуйте себя как дома.

Холмс налил себе бренди.

— Могу я предложить вам выпить, Виггинс?

— Нет, спасибо, — ответил молодой человек. — Прошу вас, патрон, — оговорился он, по привычке назвав Холмса так, как называл его много лет назад, — то есть мистер Холмс… у меня важные дела. Зачем вы попросили меня прийти? Судя по вашей записке, дело срочное.

— Да, я хотел с вами обсудить кражу ожерелья. Я полагаю, вы слышали о том, что расследование инспектора Лестрейда было весьма успешным. Вчера Форрестер послал вас обратно в офис, и вы не видели, какие улики мы нашли. Что ж, я вам сейчас всё расскажу. Во-первых, мы поняли, что вором был ребёнок. Затем мы осмотрели задний двор дома и обнаружили, что в преступлении замешано ещё двое. Один средней комплекции человек, второй гораздо крупнее. По крайней мере, размер его обуви гораздо больше. Он хромает и ходит с тростью. Также мы нашли обрывок чека, который привёл нас к некоему Генри Армстронгу Мейхью. Вам знакомо это имя?

— Да, — ответил Виггинс. — Он держит ломбард около здания криминального суда Олд-Бейли. Я знаю это место.

— Вы знаете про Мейхью? О его делах?

— Конечно, мистер Холмс. Для него ворует целая шайка мальчишек. Беря во внимание мою историю, неудивительно, что я в курсе. По правде говоря, я поддерживаю контакт с парой ребят с улицы. Внештатники Бейкер-стрит всё ещё существуют. Только в новом составе. Вы об этом отлично знаете и по-прежнему просите их иногда помочь. Насколько я слышал, на прошлой неделе вы посылали мальчишек выяснить что-то про какой-то экипаж. — Увидев, что Холмс удивился, Виггинс расплылся с улыбке: — Да, и, кажется, ребята всё для вас узнали.

Холмс улыбнулся.

— Да, они отлично поработали. — Он повернулся ко мне: — Они помогли мне закончить одно очень простое дельце. — Холмс снова взглянул на Виггинса: — Вы когда-нибудь были связаны с Мейхью? Работали на него?

— Нет. Мейхью начал заниматься этим уже давно, ещё когда я был ребёнком. Но я не работал на него. Наверное, боялся тюрьмы. Я просил милостыню или бегал по поручениям лавочников и по вашим, сэр. Так что мне хватало на жизнь. Мы с ребятами снимали одну квартиру на всех.

— Что же, долгая карьера Мейхью, кажется, подходит к концу. Я слышал, что полиция нашла у него амбарную книгу, куда он по глупости записывал всё, что для него когда-либо воровали. Стало понятным, что вещи, которые закладывали в его ломбарде, были крадеными. И чаще всего он сам просил похитить их для него. Один из ребят показал Лестрейду, где Мейхью прятал эту книгу, в обмен на свободу. Этот мальчик был совсем маленьким. И я подумал, что, возможно, именно он и украл ожерелье у Форрестера.

Холмс немного помолчал и продолжил:

— Виггинс, проясните, пожалуйста, неужели вы знали, что Мейхью прячет свои записи в одном из ящиков бюро. Или вам просто повезло?

— Что? Я? Откуда мне знать про какие-то записи?

— Я подумал, что это вполне возможно.

Холмс выпустил очередное облако дыма. Оно застыло на секунду над его головой, как нимб, и исчезло. Затем Холмс наклонился вперёд и внимательно посмотрел на Виггинса:

— Ведь именно вы устроили кражу ожерелья и сделали так, чтобы все улики указали на Мейхью.

Виггинс резко побледнел, его глаза округлились. Он тяжело сглотнул. Меня так потрясли слова Холмса, что, осмелюсь предположить, выглядел я не лучше.

— Что вы хотите сказать? — произнёс наконец Виггинс хриплым шёпотом.

— Бросьте, Виггинс. Этот номер не пройдёт. Совершенно ясно, что всю эту шараду организовали именно вы. Вы устроили кражу украшения вашего начальника и оставили след, который вёл прямо к Мейхью.

— М-мистер Холмс… Я… Я клянусь вам… Я не имею к этому никакого отношения! Это Мейхью…

— О нет. Вы имеете к этому самое прямое отношение, Виггинс. Если у меня и были какие-то сомнения, все они развеялись сегодня. Я нашёл то место, где вы наняли собачью повозку, чтобы отправиться к сараю за домом Форрестера. В офисе, где вы работаете, я узнал ваш домашний адрес и решил обойти конюшни неподалёку от вашего дома. Всего несколько попыток — и мне повезло. Я описал вашу внешность, и работник сразу же вспомнил вас. Он сказал, что с вами был маленький мальчик.

— Я действительно взял повозку… но это никак не связано с Форрестером, — пробормотал Виггинс.

— Вы взяли её в тот день, когда произошла кража, с вами был ребёнок, такой же, как тот, что украл ожерелье. И вы хотите сказать, что это совпадение? Не получится. А теперь расскажите мне всю правду, Виггинс. Иначе мне придётся позвать полицию и вас арестуют. Я вполне могу так поступить, но надеюсь, что вы убедите меня не делать этого. Поэтому нужна правда. Если вы станете искажать факты, я это замечу.

Виггинс не выдержал угроз и быстро сломался. Он судорожно сглотнул и тихо сказал:

— Хорошо, мистер Холмс… хорошо. Только… пожалуйста… мне нужно выпить бренди… не будете ли вы так добры, сэр.

* * *

Холмс налил Виггинсу половину высокого стакана бренди. Тот выпил его залпом, запрокинув голову, и поведал нам свою историю.

— Это была возможность достать наконец Мейхью, — начал он. — Чтобы его приняли.

Он поднял взгляд, посмотрел сначала на Холмса, потом на меня и обнаружил, что я не понимаю.

— Приняли?.. — переспросил я.

Виггинс был так сильно потрясён, что то и дело сбивался на уличный сленг, который был мне плохо знаком.

— О, простите, сэр. Арестовали… да… я хотел, чтобы Мейхью поплатился за свои преступления. Это ужасный человек. И он разрушил жизни многих людей…

Одним из них был мой брат, мой старший брат Фредерик, Фредди. Я не знал о его существовании и о том, что кто-то из родных остался в живых. Но пять лет назад он появился и заявил, что он мой брат. Фредди обнаружил, что у него есть брат, где-то за год до этого и искал меня с тех пор. Выяснилось, что его мать, то есть и моя мать тоже, тайно крутила с кем-то на стороне, и в результате родился я. Фредди это было не важно, он всё равно называл меня братом, хотя мы были братьями только наполовину. И он не презирал меня из-за того… как я появился на свет, сэр.

Сначала я думал, что ему что-то от меня нужно. Я не знал что, но всё равно подозревал его. С чего вдруг какому-то человеку было дело до оборванца вроде меня? Но оказалось, что он честный человек. Очень хороший… и добрый… — Виггинс покачал головой. — Это изменило моё существование — то, что он появился. Я всегда, всю жизнь был, как… как утлое судёнышко в открытом море… ни к чему не привязан, понимаете? А потом появился Фредди и сделал меня частью своей семьи. Он оплатил реальную школу, сэр. Она была гораздо лучше той, где я учился за два пенса в месяц. Так что он дал мне образование. Поэтому я и могу теперь работать клерком, сэр. Всё благодаря ему.

Несколько месяцев назад его убили, уже почти год прошёл. Это был кто-то из банды Мейхью, один из его щипачей, то есть карманников. У Мейхью есть несколько щипачей, они приносят ему шёлковые платки, сэр, и кошельки, и всё, что могут стащить. Они за каждый платок получают от Мейхью несколько шиллингов. Бумажники они отдают ему, а всё содержимое оставляют себе, да ещё и пару шиллингов на этом имеют. Один такой обчистил Фредди, стянул у него бумажник. Но Фредди это сразу заметил и выследил вора. И в итоге получил пулю. Тот воришка повернулся и выстрелил ему в сердце. Жизнь несправедлива, сэр, как вы думаете?

— Это так, — согласился Холмс. — Поэтому и нужно бороться за справедливость. Люди должны привнести хоть немного истины в этот мир. Продолжайте, прошу вас!

— И вот убийцу поймали и отправили в тюрьму. А Мейхью всё нипочём. Я знаю одного мальчишку, Дэниела, который ворует для Мейхью. Он очень этим гордился, когда стал щипачом. Среди уличных это считается престижным. Потом он стал грабить дома. Таких называют налётчиками. У них для всех есть свои прозвища. Налётчики должны быть маленькими, чтобы пролезать в самые узкие щели. И Дэнни понравилось быть грабителем больше, чем карманником, сэр. Он коротышка, никак не может подрасти. И теперь он мог гордиться своим ростом, хотя раньше стыдился его.

Дэнни и рассказал мне о том, что Мейхью связан со смертью Фредди. Я возненавидел этого человека… — Виггинс глубоко вздохнул и продолжил: — Если бы не он, брата не убили бы. Ведь этот щипач работал на него. Да, пусть отчасти, но это вина Мейхью. И, конечно, того, кто нажал на курок и пустил пулю во Фредди.

Я никак не мог придумать, как достать этого человека. Ещё немного — и я пришёл бы в его лавку и застрелил его прямо там. Но если бы я это сделал, меня бы ждала виселица… а у меня теперь имелись обязательства. Существовали люди, которые от меня зависели… У Фредди остались жена и ребёнок, мой племянник, и им нужна была помощь, сэр… ведь они совсем без средств к существованию. Я делал для них всё, что мог. Сначала у меня самого было мало денег, но потом дела пошли на поправку. Я начал работать у Форрестера и получать больше. Я отдавал половину заработка Марте.

Совсем недавно случились сразу два события, одно за другим. Первое сильно разозлило меня. Пришёл Дэниел и рассказал, что Мейхью всё это время обманывал его, забирал часть его добычи себе. Он обсчитывал его, говорил ему, что награбленное стоит гораздо меньше, чем было на самом деле. И в конце концов Дэнни набрался смелости и пробрался в комнату Мейхью. Он считал, что Мейхью сильно задолжал ему, и хотел найти деньги или что-то ценное. Там он и обнаружил амбарную книгу. Он понял, что это компрометирующая информация. Он не взял её, но рассказал о ней мне. Позже он решил выкрасть книгу и передать мне, а я вернул бы её Мейхью в обмен на деньги. Так Мейхью не узнал бы, что Дэнни замешан в этом деле. Ведь шантажировал бы его я один, понимаете?

Я согласился. Правда, я хотел отнести книгу в полицию, чтобы Мейхью посадили. Но Дэнни так и не удалось снова прокрасться к Мейхью и стащить её.

Второе событие произошло неделю назад. Я услышал, что мистер Форрестер купил ожерелье. И вдруг как будто озарение снизошло на меня, и в голове сложился план. Я хотел, чтобы Дэнни украл ожерелье. Он отдал бы его мне, а я бы отнёс его в ломбард Мейхью. Я убедил Дэнни, что так мы получим больше денег. Дэнни согласился. Я пообещал ему сотню фунтов, и он остался очень доволен. Он не знал, что я хочу устроить так, чтобы полиция заподозрила Мейхью в краже.

Виггинс повернулся ко мне:

— Я читал ваши рассказы о делах мистера Холмса, сэр. И представляю, каким образом полиция выходит на след. Я решил, если полиция подумает, что кража — дело рук Мейхью, они непременно обыщут его дом и найдут не только ожерелье, но и книгу с записями обо всех кражах. Тогда его наверняка посадят за решётку.

Я сделал так, чтобы на месте преступления оказались улики, которые привели бы к Мейхью. Часть стебля от куста ежевики, чтобы полиция отправилась на задний двор. Он мог прицепиться к обуви преступника, когда тот пролезал сквозь кусты. Я положил его на пол в спальне за день до кражи, когда отвозил Форрестеру документы. Я специально оставил его в незаметном месте, под комодом, чтобы горничная не выбросила раньше времени. Хотя в любом случае полиция рано или поздно добралась бы до заднего двора.

В день кражи я оставил следы, ведущие к каретному сараю, а внутри бросил чек с адресом ломбарда. Всё должно было указывать на Мейхью. Я взял с собой ботинки большого размера, купил дешёвую трость. Пока Дэнни занимался кражей, я надел эти ботинки и походил в сарае, стараясь припадать на одну ногу. Повозку я взял, потому что хромой не смог бы дойти пешком до дома Форрестера. И не подумал, что кто-то сможет найти конюшню, где я брал повозку.

Когда Форрестер обнаружил пропажу, я надеялся, что полиция найдёт ветку в спальне, пойдёт по следу, обнаружит все остальные улики и выйдет на Мейхью. Но этого не произошло. Этот инспектор Лестрейд выглядел совершенно растерянным. Тогда я напомнил Форрестеру о вас, сэр, и он послал меня к вам за помощью. — Виггинс покачал головой. — Тупой как пробка этот ваш Лестрейд, сэр. Но вы сразу же нашли верный след, мистер Холмс. Сегодня в офисе мистер Форрестер сказал, что вы даже нашли отпечаток ботинка на ковре. А ведь его почти не было видно. Дэнни оставил этот след не нарочно.

Он снова взглянул на меня, потом на Холмса.

— Всё должно было указать на Мейхью… и ведь до сих пор мой план работал как часы… Как же вы обо всём догадались? Я думал, что смогу одурачить даже вас.

Холмс повернулся ко мне:

— Мистер Виггинс сказал, что ваши истории подсказали ему, как действовать. Судя по всему, ваши записки помогают преступникам совершать их тёмные дела. — На секунду на его лице показалась улыбка. — Ваш план навести полицию на Мейхью был хорош, но вы совершили слишком много ошибок, Виггинс.

— Но каких же?

— Во-первых, вор влез именно в окно спальни, где хранилось ожерелье. Либо ему повезло, либо он был знаком с расположением комнат в доме. Вы часто привозили Форрестеру документы и поэтому знали, что где находится.

— Понимаю, сэр. Вы правы. Я подвёл Дэниела к дому и показал ему, через какое окно удобнее всего проникнуть внутрь, чтобы быстрее добраться до ожерелья. Полагаю, здесь я действительно допустил ошибку.

— Да, так и есть. Конечно, этой информации недостаточно, чтобы сделать какие-то выводы. Однако эту деталь стоило держать в уме. Во-вторых, кража произошла именно в тот день, когда никого не было дома. Конечно, преступник мог следить за домом и определить, когда уходит и приходит прислуга и миссис Форрестер. Но ведь мистер Форрестер имел обыкновение работать дома. Откуда грабителю знать, дома ли хозяин? Только если вор работал у Форрестера и знал, когда он находится в офисе. А если он в добавок был в курсе привычек прислуги и миссис Форрестер, то мог определить момент, когда в доме не было ни души. Это всё навело меня на мысль, что, скорее всего, преступник работал у Форрестера.

В-третьих, грабитель взял только это ожерелье, значит, он знал, что остальные украшения — подделки. Это мог быть кто-то из слуг или опять же кто-то из служащих компании, ведь они подозревали, что их начальник большой скряга. Это тоже только предположение, но его стоило учитывать.

— Это верно, сэр. В офисе постоянно шутили о том, насколько жадным должен быть человек, чтобы покупать своей жене фальшивки. Поэтому все так удивились, когда узнали, что он потратил большие деньги на настоящее ожерелье. Я предупредил Дэниела, что остальные украшения ненастоящие. Полагаю, нужно было попросить его забрать всё, что было.

— Да, разумеется, так и нужно было сделать, — заявил Холмс. — Но имелись и другие ошибки. В каретном сарае остались три пары следов. Ваши, Дэниела и ещё чьи-то.

Следы последнего человека были значительно крупнее, чем у того, кто сопровождал мальчика. Он хромал и ходил с тростью. Но я сразу же заметил, что ширина шага у них одинаковая. Уотсон, вы же знаете, что по этой детали можно определить рост человека. Значит, эти два человека были примерно одного роста. Я тотчас же предположил, что следы мог оставить один и тот же человек, специально надев ботинки большего размера. Конечно, мужчина, который носит восьмой размер обуви, вполне может быть такого же роста, как и тот, кто носит двенадцатый. Однако я нашёл чек, который указывал на Мейхью, и знал, что он очень высокий. Если в сарае и правда был Мейхью, то расстояние между его следами было бы гораздо больше. Так я понял, что в сарае он не появлялся.

Кто-то очень хотел, чтобы улики привели к Мейхью. Это было очевидно. Я понял, что некто специально надел обувь большего размера и оставил отпечатки в сарае. Этот человек знал о преступных делах Мейхью. Будучи в курсе вашей истории, Виггинс, я предположил, что это вполне могли быть вы.

Виггинс застонал.

— Да, сэр, теперь мне понятно, как вы вышли на меня, — сказал он через минуту. — Я сделал всё в точности, как вы рассказали. Я ходил там прихрамывая, чтобы сымитировать походку Мейхью. А потом бросил на землю обрывок чека, чтобы полиция точно знала, куда идти.

— Когда я нашёл клочок бумаги, который указывал на Мейхью, — продолжил Холмс, — я сразу же заметил ещё одно несоответствие. Насколько я знал, этот человек курил одну сигарету за другой. Следовательно, если бы он был в сарае, то там повсюду на земле валялся бы пепел. А может, и несколько сигаретных окурков. Но в сарае не обнаружилось ничего подобного. Разумеется, была вероятность, что Мейхью бросил курить. Но чуть позже Лестрейд сказал мне, что он по-прежнему дымит как паровоз.

— Пепел… — пробормотал Виггинс.

— Да, вы упустили и эту деталь из виду, — сказал Холмс. — У меня к вам вопрос: что вы будете делать с деньгами?

— С какими деньгами, сэр? — удивился Виггинс.

— Вы сказали, что пообещали грабителю сотню фунтов. Ожерелье стоит несколько тысяч. Вы, должно быть, получили много денег, заложив его в ломбард.

— A-а… одну тысячу, сэр. Не так уж много. Но это деньги Мейхью… Я ведь не собирался воровать на самом деле.

— И всё же, что вы будете делать с деньгами?

— Я отдал сто фунтов Дэниелу, как обещал. А оставшиеся девятьсот собираюсь передать Марте и племяннику Уильяму. Они живут в страшной бедности, сэр. Эти деньги помогут им изменить жизнь. Я собирался снять для них дом и даже присмотрел один всего за девять фунтов в месяц.

— Марта? Это её оставил вдовой один из воров Мейхью?

— Да, сэр.

Холмс кивнул:

— Должен сказать, Виггинс, что вы молодец. Конечно, с точки зрения правосудия ваши действия противозаконны. Но Фемиду — в сторону. Всё, что вы придумали, просто замечательно.

В глазах Виггинса появилась надежда:

— Вы считаете, сэр? Значит, вы не сдадите меня полиции?

Холмс повернул голову и вопросительно посмотрел на меня. И, как бывало и до этого, я превратился в присяжного заседателя Бейкер-стрит.

— Что скажете, Уотсон? — спросил он. — Как вы считаете, есть ли какой-то злой умысел или предвзятость в этой небольшой истории? Нужно ли нам рассказать о ней Лестрейду?

— Злой умысел? — ответил я. — Вовсе нет. Кажется, всё было сделано как раз так, чтобы восстановить справедливость.

— Согласен, — сказал Холмс. — Даже если вы и нарушили пару законов, истина восторжествовала. Мейхью теперь осудят. Не за кражу ожерелья, а из-за того, что прочитали в его книге. Ожерелье нашли и вернули законному владельцу. Осталось ещё что-то?

— Нет, совершенно ничего, — ответил я.

— Глас народа — глас Божий. Виггинс, вы свободны. Ваши слова соответствуют фактам. Вы можете не бояться меня или доктора Уотсона. Идите… и позаботьтесь о вдове своего брата и его маленьком сыне.

Виггинс улыбался, его лицо светилось благодарностью:

— Спасибо вам, мистер Холмс. И вам тоже, доктор Уотсон. От всего сердца благодарю вас обоих. Благослови вас Бог!

Он поклонился нам и вышел. Судя по звуку его шагов, он чуть не танцевал от радости.

* * *

Виггинс снял прекрасный дом в хорошем, респектабельном районе Лондона. Когда Марта увидела дом, её губы задрожали и из глаз полились слёзы. Она с благоговением взглянула на Виггинса и подошла к входной двери.

Взяв за руку Уильяма, она зашла внутрь. Мальчик весело захохотал, и Виггинс подумал о том, что так же жизнерадостно должен звучать смех каждого ребёнка.

ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ ЧАРЛЬЗА БАЗИАНА

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Была полночь. Опиумный дым заполнял всё пространство притона от пола до потолка. Смутные тени людей были едва различимы. Сквозь полумрак то тут, то там вспыхивал огонёк, напоминавший тление углей в очаге, — кто-то затягивался опиумом. Затем огонёк пропадал, и всё опять погружалось в дымную полутьму. В комнате горела одна-единственная тусклая лампа красного стекла. Её слабый свет окрашивал стены в багровые тона. Место напоминало один из кругов ада.

Запах опиумного дыма смешивался со зловонием реки, протекавшей неподалёку, и в воздухе стоял невыносимый тошнотворный дух. Впрочем, в комнате его никто не замечал. Обитатели притона либо уже привыкли к нему, либо слишком погрузились в свои наркотические видения.

Управляющий притоном по прозвищу Ласкар, то есть индийский матрос, был необычайно высок ростом, почти семь футов. Он возвышался над курильщиками, которые сидели, подогнув под себя ноги, или лежали на матрасах и на полу. Его кожа была цвета чёрного чая, на голове росли чёрные, густые, курчавые волосы, на лице навечно застыла маска неприязненности, а глаза были маленькими и злыми, как у змеи. Он двигался почти бесшумно и, должно быть, казался курильщикам огромным кораблём, выплывавшим из густого тумана.

Один из курильщиков потянулся к стоящей рядом чаше и с помощью длинной иглы достал оттуда что-то напоминавшее патоку. Он скатал её в шарик, положил в свою трубку и глубоко затянулся. Ещё один красный огонёк замерцал в опиумной мгле.

В углу комнаты полулежал человек. Он был одет лучше, чем остальные, на пальце виднелось кольцо с бриллиантом, значит, у него водились деньги. Ласкар подошёл к нему и заметил, что тот спит. Тогда этот высокий смуглый человек взял полотенце, присел на корточки и прикрыл полотенцем лицо спящего. Тот дёрнулся, проснулся и, поняв, что его душат, мигом вышел из алкогольного плена. Он метался и боролся, но Ласкар был сильнее, и через несколько минут человек затих. Никто в комнате даже не заметил, что произошло убийство.

Ласкар осторожничал и не убирал полотенца ещё какое-то время. Потом отбросил его. Глаза убитого оказались широко раскрыты, будто от удивления.

Ласкар снял с его пальца кольцо, обыскал одежду, вытащил золотые карманные часы и кошелёк. Он вынул оттуда деньги и быстро положил всё, что нашёл, в карман своего пальто.

Ласкар схватил человека сзади под мышки и приподнял его. Так держат тех, кто перебрал бренди или выкурил слишком много опиума. Чтобы не вызвать подозрений тех, кто мог его видеть, он громко произнёс дружелюбным тоном:

— Давай, приятель, вот так. Всё будет хорошо.

Ласкар потащил тело в соседнюю комнату. Ноги убитого волочились по полу, голова беспомощно болталась. Комната оказалась пустой, посетителей сюда не пускали, но Ласкар всё же закрыл дверь на ключ.

Здесь можно было не притворяться, что человек всё ещё жив, и он бросил тело на пол, нагнулся и приподнял угол старого потрёпанного ковра. В полу виднелось железное кольцо. Ласкар резко потянул за него и открыл большой люк. Там, внизу, быстро текла река, и комнату наполнил звук слабого журчания. Во время отлива река становилась совсем мелкой, и можно было разглядеть дно. Но сейчас, ночью, вода поднялась на несколько футов и казалась совсем чёрной.

Тело упало в реку почти бесшумно, тихий всплеск, едва отличимый от шума волн, накатывающихся на берег. Течение подхватило убитого и понесло его к Лондонскому мосту.

Ласкар закрыл люк, опустил край ковра, открыл дверь и вышел из комнаты, радуясь наживе.

ГЛАВА ВТОРАЯ

За долгие годы дружбы с Шерлоком Холмсом я убедился, что в нём уживаются два совершенно разных человека. С одной стороны, он был воплощением рассудка и логики, а с другой — романтиком, особенно в том, что касалось его преданной любви к справедливости.

Как я уже не раз говорил, именно эта преданность и привела его к тому, чем он занимался. Его брат Майкрофт тоже прекрасно владел искусством подмечать детали и анализировать их, однако ему не пришло в голову воспользоваться этим талантом так, как это сделал Холмс. Значит, разница между ними вовсе не в их способностях, а в том, что Холмс, в отличие от родного брата, всем сердцем предан идее справедливости.

Я решил сообщить Холмсу о своих наблюдениях и рассказал ему, что заметил в его характере двойственность.

Он нахмурился и резко пресёк мои рассуждения:

— Не вижу никакой двойственности. Разум и логика — это то, без чего не прожить. Я лишь использую их по-своему.

— Но вы не раз нарушали закон, чтобы достичь справедливости, — возразил я. — Во всяком случае, в тех ситуациях, когда рука закона бессильна. В таких поступках нет ни логики, ни разума, они идут от сердца. Вы хотели справедливости для тех людей, которые нуждались в ней, и делали то, что было нужно. — Я улыбнулся. — Так что всё-таки вы безнадёжный романтик.

Вместо ответа Холмс развернул «Таймс» и принялся просматривать новости. Он хотел найти заметки о каком-нибудь интересном преступлении. Другие события его мало волновали.

— Справедливость логична. Уотсон, значит, ваше предположение в корне неверно, — бросил он из-за газеты.

Я думал было продолжить спор, но в дверь постучали, и вошла миссис Хадсон.

— К вам мистер Лестрейд, джентльмены, — сказала она. — Он хочет видеть мистера Холмса.

* * *

— Мистер Холмс, мне нужно с вами потолковать. — Лестрейд говорил так быстро и взволнованно, что стало ясно: произошло нечто серьёзное.

— Инспектор, — сказал Холмс невозмутимым тоном, — кажется, вы чем-то обеспокоены. Могу я предложить вам бренди?

Лестрейд сделал отрицательный жест рукой и произнёс:

— Я в тупике, мистер Холмс. Я расследую дело, которое, должен признаться, за пределами моих возможностей. Могу я рассчитывать на вас? На вашу помощь.

Мы с Холмсом впились взглядами в инспектора. Должно быть, дело было действительно очень запутанным, раз он пришёл с такой просьбой.

— Инспектор, — глаза Холмса живо заблестели, — я буду рад сделать всё, что в моих силах. Что произошло?

— Чарльза Базиана нашли мёртвым в его доме, — выдохнул Лестрейд.

Слова инспектора смутили меня.

— Боже правый! — воскликнул я. — Что случилось? Только вчера я был у него дома, чтобы справиться о здоровье.

— Его нашли около часа назад с ножом в груди. В этом… убийстве… есть одна любопытная деталь, — добавил Лестрейд, посмотрев на Холмса. — Тело нашли в библиотеке. В этом помещении есть два отдельных входа, и оба были заперты изнутри.

— Неужели? — удивился Холмс.

— Да, именно так. И горничная утверждает, что его убила жена, Мэри Базиан.

— И что в этом любопытного? — спросил Холмс. — Жёны и раньше убивали своих мужей, и порой на то были весомые причины.

— Мэри Базиан скончалась около года назад, — ответил Лестрейд. — Можете считать это нелепостью, но это точно.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Сплошной туман окутал Лондон два дня назад и продолжал держать город в своей власти. Он был таким густым, что, выглядывая из окон экипажа, мы с трудом могли различить дома по сторонам дороги. Мы направлялись в дом Базиана. Он находился около станции Паддингтон, как раз в том районе, где я работал. Смутные очертания фонарных столбов, прохожих и других экипажей показывались на секунду и снова исчезали за пеленой.

— Отличный день для преступлений, — заметил Холмс с лёгкой улыбкой. — Этот туман скроет многие грязные дела.

— Спасибо вам, что поехали со мной, — поблагодарил Лестрейд. Его голос звучал очень искренне. — Я очень вам за это признателен, мистер Холмс. И вам, доктор. Покойный — родственник королевской семьи. Дальний, но всё же за ходом дела и работой полиции будут наблюдать.

Холмс кивнул, как бы давая понять, что понимает тревогу инспектора.

Я же считал, что это Холмс должен быть очень благодарен Лестрейду. Его давно не просили помочь в расследовании. Последние несколько дней он сидел без дела, и я всё больше и больше беспокоился и каждый вечер, закончив обход пациентов, заходил проведать его на Бейкер-стрит. Я опасался, что он снова будет искать утешения в своём семипроцентном растворе кокаина. У него имелась отвратительная привычка употреблять кокаин от безделья и однообразного течения жизни.

— Вы упомянули, что были вчера вечером у Базиана, — обратился ко мне Лестрейд.

— Всё верно. Ему нездоровилось.

— Не важно, что с ним было, — перебил меня инспектор, нетерпеливо замахав рукой. — Вы осматривали его в библиотеке?

— Да, а в чём дело?

— Как я уже говорил, там и нашли тело. Может быть, вы окажете мне услугу и заглянете в эту комнату? Возможно, вы заметите что-то — хоть что-нибудь — необычное, любые изменения со вчерашнего вечера. Прислуга сказала, что ничего ценного не пропало, но они могли что-то пропустить.

— Вы думаете, это было ограбление?

— Не знаю, что и думать. Базиана нашли в комнате, которая служит ему личным кабинетом и библиотекой. Дворецкому пришлось отпирать дверь ключом, чтобы попасть туда. Никто не может назвать причину, почему его убили. Только это нелепое предположение суеверной горничной, что покойная жена вернулась прикончить его. Не могу нащупать мотив убийства. Если бы оказалось, что что-то пропало, это можно было бы связать с убийством. Это многое объяснило бы.

— Да, конечно, я выполню вашу просьбу, — произнёс я и попытался вспомнить, были ли вчера в комнате какие-то ценные предметы.

— А что насчёт призрака? — улыбнулся Холмс.

— Что? А, вы шутите! Это же просто нелепость. Дворецкого зовут Меривезер. Очевидно, Базиан пытался позвать его, но его крик прервался на середине.

— Понимаю. Мери… везер. Да, это отличное объяснение, — согласился Холмс. — А горничная не истолковала, почему супруга покойного может хотеть его смерти?

— Да, несмотря на то что в обществе он прослыл весьма милым человеком, со своей женой обращался плохо. Меривезер сказал, что он был груб и жесток с ней. Она умерла несколько месяцев назад от передозировки опиума. Видимо, пристрастилась к наркотикам, потому что жизнь с мужем была невыносимой.

— Полиция расследовала обстоятельства её смерти?

— В общем, да. Но мы ничего не нашли и решили, что это было самоубийство.

Холмс молча кивнул.

Через несколько минут из клубящегося тумана показался дом Базиана. Он стоял прямо на перекрёстке и был огромным. Позади находился небольшой сад, обнесённый кирпичной стеной с коваными воротами. Несмотря на туман, я заметил, что они были приоткрыты.

Экипаж повернул за угол и остановился. У входа толпилось несколько офицеров. Мы с Холмсом вошли в дом вслед за Лестрейдом.

— Нам сюда, — указал инспектор.

Мы прошагали по коридору и остановились перед библиотекой. Перед ней находилась маленькая прихожая. Насколько я знал, здесь обычно ждали приёма клиенты Чарльза Базиана. В прихожей не было окон, там стояли стол с лампой и большое кресло с красивыми резными ножками. Сиденье и спинка были обиты яркой тканью с цветочным рисунком. Лестрейд заметил, что Холмс внимательно осматривает прихожую:

— Мне сказали, что это помещение предназначено для клиентов. Они могли присесть и подождать встречи. Здесь нет ничего, что представляло бы интерес. Пойдёмте в библиотеку.

Перед входом в неё замер ещё один полицейский, чтобы никто посторонний не попал внутрь. Лестрейд кивнул ему, и мы вошли.

— Вот здесь он работал, — объявил Лестрейд, хотя это было и так ясно. — Как я уже говорил, библиотека также служила ему кабинетом.

Это была большая комната с двумя окнами и застеклёнными дверями, за которыми виднелся крошечный садик с беседкой. В хорошую погоду через эти двери в комнату проникал солнечный свет. Прямо рядом с безжизненным телом Чарльза Базиана стояло точно такое же кресло, как мы видели в прихожей. Из груди убитого торчал нож. Кровь из раны растеклась по деревянному полу и образовала пятно вокруг головы наподобие нимба. У ног покойного лежал красивый яркий ковёр. Большая лужа достигла его края, но не запачкала, будто из уважения к прекрасному узору. На ковре виднелись следы ног. Видимо, Базиан стоял там, перед тем как упасть на пол.

К стене примыкал камин. Напротив него располагался огромный книжный шкаф до самого потолка. Когда-то он весь был заставлен книгами, но сейчас полки выглядели полупустыми. Я вспомнил, что заметил это, когда последний раз заходил сюда. Тогда я решил, что, видимо, Базиан хочет избавиться от старых книг, и очень удивился этому.

Рядом с книжным шкафом стоял прекрасный рабочий стол, столешница которого была обтянута кожей. На столе виднелась небольшая лампа с зелёным абажуром. В комнате находилась и другая мебель. Около двери разместилась очаровательная китайская ширма, створки были сделаны из кожи, расписанной птицами и цветами. Базиан рассказывал мне как-то, что эта ширма — фамильная ценность.

— Очевидно, он сидел здесь, — сказал Лестрейд, показывая на стул с резными ножками, — и читал новости, судя по тому, что внизу валяется газета. Его нашли на расстоянии одного фута от стула, там, где он лежит и сейчас. Он умер от удара ножом в грудь, как вы видите. Но вот в чём загвоздка, мистер Холмс, его тело нашли в этой комнате, а двери были закрыты изнутри. И эти стеклянные двери были закрыты на щеколду. Не могу ничего понять. Как же убийца выбрался отсюда? И как он сюда попал?

— Базиан обычно запирает двери?

— Да, слуги сказали, что он всегда запирал обе двери, когда не ожидал посетителей. Он терпеть не мог, когда его отвлекали.

— Может быть, камин? — предложил я.

Холмс с Лестрейдом повернулись ко мне.

— А что с камином?

— Возможно, есть тайный проход? В камине или ещё где-то в стене. За книгами?

— Нет, — ответил Лестрейд. — Я уже искал его. И даже заглянул в дымоход, чтобы понять, мог ли кто-то по нему пролезть. Но он очень узкий, и на стенках нет никаких следов. Потайных дверей в стенах тоже нет, хотя кто-то сюда пробрался… но не таким образом.

— Прекрасно, инспектор, — ободрил его Холмс. — Не могли бы вы изложить события?

Лестрейд достал маленький блокнот в чёрном переплёте:

— Так, первой заметила, что что-то неладно, Тереза Хегал, горничная. Она проходила мимо двери в библиотеку и услышала крик Базиана. Пронзительный крик, как она сказала, будто он был очень удивлён или испуган. Он выкрикнул имя своей покойной жены — Мэри. Затем всё стихло.

Она постучала в дверь и, не получив ответа, окликнула Базиана. Тот не отозвался, и она постучала ещё раз. Ни звука. Тогда потянула дверь, но, как и ожидала, дверь была заперта изнутри. Она снова постучала, подождала немного, не понимая, что делать. Потом к ней подошёл дворецкий, Джон Меривезер. Сначала отругал её, что слоняется без дела, вместо того чтобы работать. Она ответила, что, как ей кажется, с мистером Базианом что-то случилось. Она слышала его крик, но на стук в дверь он не отозвался.

— Дверь открыл Джон Меривезер? — уточнил Холмс.

— Да. Один ключ был у Базиана, а другой у дворецкого. Меривезер сначала позвал Базиана, дёрнул ручку двери, потом достал ключ и открыл библиотеку. Они вошли, увидели Базиана на полу и подбежали к нему. Горничная проверила пульс, но сердце уже остановилось. Они утверждают, что ни к чему не прикасались.

— А полиция что-то трогала?

— Нет.

— Однако кое-что всё же передвинули, — сказал Холмс, показывая на ширму. — Одну из створок переместили совсем недавно ближе к стене. Видите отпечаток ножки на ковре? Так она стояла раньше.

— Действительно! — воскликнул я. — Вчера она стояла дальше от стены, я заметил это только сейчас, когда вы сказали.

— Вижу, — пробормотал Лестрейд, рассматривая след на ковре. Он поднял голову и посмотрел на нас с Холмсом: — Что вы об этом думаете?

— Пока не знаю, — ответил Холмс.

Он подошёл к телу и через пару секунд позвал меня:

— Хм, рот весь в крови. Уотсон, не могли бы вы взглянуть?

Я опустился на колени рядом с телом и внимательно осмотрел рану на груди.

— Нож вошёл по самую рукоятку, похоже прямо в сердце. Направление удара — сверху вниз, — определил я. — Есть ещё один порез на животе. Тоже серьёзная рана. И, как вы заметили, Холмс, его ударили в челюсть.

— Не могли бы вы вытащить нож, я бы хотел посмотреть на него.

Я вынул нож из груди убитого и протянул Холмсу. Он показался мне необычным. Узкое лезвие и рукоятка из оленьего рога.

— Хм, он складной, — произнёс Холмс, разглядывая нож. — Такие появились не так давно из Шательро, из Франции.

— Складной? — поинтересовался Лестрейд. — Не обычный нож?

— Нет, но внимания заслуживает разве только то, что эта вещь — диковинка, — ответил Холмс, передавая нож инспектору.

Холмс подошёл к стеклянным дверям и осмотрел пол около них.

— На полу земля, Лестрейд. Свежая и влажная. Днём шёл дождь. Видимо, её принесли на обуви из сада. — Он перевёл взгляд на двери. — Замок открыт, дверь закрыта только на щеколду.

— Да, мистер Холмс, — отозвался Лестрейд. — Но щеколда довольно крепкая, она не даст открыть дверь. А если человек останется снаружи, он никак не сможет опустить её, ведь так?

Холмс молча продолжал изучать двери. Через несколько минут я услышал, что он усмехнулся:

— Ага… что ж, инспектор, в том, как преступник проник в комнату, нет никакой мистики. Если вы посмотрите внимательно, то увидите небольшую выпуклость на двери прямо над щеколдой.

— Что?

— Да, и в этом месте она должна мешать щеколде. Чтобы она прошла дальше, потребуется усилие, иначе щеколда останется не до конца открытой и может легко снова закрыться.

— Не понимаю…

— Давайте проверим.

Холмс поднял щеколду, и она, как он и предполагал, задела за выпуклость на двери и застряла. Тогда он открыл дверь, а затем закрыл её. Ничего не произошло, щеколда осталась на месте. Холмс снова с силой захлопнул дверь, та задрожала, и щеколда упала вниз.

— Видите, — сказал Холмс, — никакого волшебства. Во всяком случае в том, что касается входа в комнату. Эти двери не были закрыты на ключ, значит, их открыли ножом или чем-то ещё. Здесь видна царапина, совсем свежая. Когда убийца входил, он оставил грязный след перед дверями, а когда выходил, то просто сильно хлопнул, и щеколда закрылась.

— Да, конечно… — тихо согласился Лестрейд.

Холмс снова открыл двери и вышел:

— Инспектор, не могли бы вы попросить одного из своих людей принести фонарь? Здесь не хватает света.

Через пару минут фонарь доставили. Мы с инспектором наблюдали, как Холмс тщательно изучает беседку и сад. Особенно внимательно он осмотрел дорожку, которая вела к воротам. Через несколько минут он молча вернулся в библиотеку.

— Лестрейд, вы выяснили, где находились слуги во время убийства? — спросил он.

— Да, мне сказали, что у Базиана было всего трое слуг. Меривезер и горничная живут в доме, а кухарка, которую зовут… — Лестрейд посмотрел в записную книжку, — Эмили Кертис, уходит домой, приготовив ужин. Так что в здании находились только Меривезер и горничная.

— Мы знаем, что, когда эти двое подошли к библиотеке, двери были заперты, и, значит, они вне подозрений.

— Именно так.

— Значит, убийца не из домашних и его появления никто не заметил.

— Да, верно.

— Очевидно, что он вошёл через эти стеклянные двери. Я обнаружил свежие следы, ведущие к беседке и обратно. Даже две пары следов. Одни из них женские. Другие принадлежат очень высокому мужчине. Высоту человека можно определить по ширине шага. Я бы сказал, что в этом человеке семь футов, не меньше.

— Семь футов! — воскликнул Лестрейд. — Просто великан!

— Да, и маловероятно, чтобы такого человека не заметили. И найти его будет не так сложно. Дайте мне ещё несколько минут. Я хочу осмотреть комнату.

Первым делом Холмс направился к ширме и скрылся за ней. Вскоре вышел и принялся ходить по комнате, иногда останавливаясь и рассматривая отдельные предметы через увеличительное стекло, затем подошёл к столу и открыл ящики, чтобы изучить их содержимое. Добравшись до среднего ящика, он издал довольный возглас.

— Здесь портсигар, а рядом с ним опиум, — объявил он. — Видимо, Базиан подмешивал его в табак.

— Базиан курил опиум? — удивился Лестрейд.

— Очевидно, да. — Холмс закрыл ящик. — Возможно, в течение продолжительного времени.

— Но как вы смогли это понять?

— Наркотики могли бы объяснить его финансовые трудности в последнее время.

— А у него они были?

— Если вы посмотрите на туфли, то увидите, что подошвы сильно стёрлись. Костюм выглядит поношенным. Обувь требовала починки, а костюм нужно было купить новый. Он этого не сделал. Дом тоже не поддерживается в хорошем состоянии: на потолке трещины, кое-где отваливается краска. Книг на полках не хватает, возможно, он продавал их. Чтобы проверить это, мы можем спросить слуг или просмотреть его банковские чеки.

— Это не первый случай, когда человек забрасывает свои дела из-за наркотиков, — заметил я.

Лестрейд кивнул:

— Да, конечно. Но книги. Может быть, их просто украли? Возможно, это и есть мотив убийства?

— Нет. На пустых полках лежит пыль. Книги забрали уже давно.

Лестрейд повернулся ко мне:

— Доктор, вам удалось осмотреть помещение? Ничего не пропало?

— Нет, здесь, кажется, ничего не изменилось со вчерашнего дня.

— Значит, дело не в ограблении, — произнёс Лестрейд. — Может быть, ссора? Его ударили в челюсть, а потом убили в приступе ярости? Хотя слуги утверждают, что, кроме крика «Мэри», никакого шума они не слышали.

— Могу я поговорить с Меривезером? — спросил Холмс.

Лестрейд вышел в прихожую и попросил полицейского доставить в библиотеку дворецкого.

Вернувшись, Лестрейд не обнаружил Холмса.

— Куда он пропал? — удивлённо взглянул на меня инспектор.

— Он за ширмой, — ответил я.

— Я хотел ещё раз осмотреть это место, — сказал Холмс. — Судя по всему, там кто-то прятался, Лестрейд. Возможно, женщина, чьи следы я видел в саду.

— И что бы это могло…

— Вы хотели поговорить со мной, сэр?

Мы разом обернулись на голос.

Это был слуга Базиана, Меривезер — седой, пожилой человек с приятным лицом, маленького роста и худой. Однако держался он с большим достоинством.

— Простите, что перебиваю, джентльмены, — обратился он к Лестрейду, — но один из ваших людей просил меня прийти сюда.

— Да, у меня есть к вам несколько вопросов, — произнёс Холмс. — Насколько я понял, вы сообщили инспектору, что встретили горничную у двери в библиотеку и что дверь была заперта.

Меривезер подтвердил, что именно так всё и было.

— Вы не слышали какого-нибудь шума из-за двери?

— Нет, сэр, полная тишина. Горничная, правда…

— Да, с ней я скоро тоже переговорю. Скажите, не приходил ли когда-нибудь к мистеру Базиану гость или клиент необычно высокого роста? Человек почти на фут выше меня?

Меривезер в удивлении поднял брови:

— Да, сэр. Такой человек приходил два раза. Какой-то ласкар. Хозяин рассказывал, что он недавно приехал из Индии. Высокий, костлявый и чрезвычайно смуглый человек. Он показался мне очень злым. Когда я открыл дверь и увидел его, то даже испугался. Но сегодня его здесь не было. Во всяком случае, если и был, то мне об этом ничего не известно.

— Значит, здесь, в доме, он был дважды?

— Да… сейчас я вспомню… около месяца назад первый раз. А второй раз в прошлый вторник.

— А какой характер носили эти встречи? Они были дружелюбно настроены друг к другу?

— Мне показалось, что встречи были скорее деловые, сэр. Я никогда не слышал, чтобы они ругались, если вы на это намекаете.

— Мистер Базиан ожидал сегодня посетителей? Может быть, даму?

— Нет, сэр.

— Возможно, среди его посетителей или клиентов недавно была какая-нибудь дама?

— Да, сэр, была. По правде говоря, приходили три женщины. Дайте мне вспомнить… Леди Глостер, миссис Глория Стернуолд, а третью звали, кажется, мисс Маргарет Эшклиф. Она живёт неподалёку, в нескольких домах отсюда.

— Благодарю вас, — сказал Холмс.

Меривезер кивнул с важным видом и вышел из библиотеки.

Услышав, что Меривезер говорит о ласкаре, я тотчас вспомнил того мерзавца, который держал опиумный притон на Аппер-Суондем-лейн — грязный переулок, расположенный позади высоких верфей. Я рассказывал об этом месте в «Человеке с рассечённой губой».

К Лестрейду подошёл полицейский:

— Прошу прощения, сэр.

— Да, Гастингс.

— Я случайно услышал разговор мистера Холмса с дворецким. Должен сказать, что я знаю одного необычайно высокого ласкара. Он управляет опиумным притоном рядом с Лондонским мостом возле пристани.

Глаза Лестрейда заблестели:

— Вы знакомы с этим человеком, Гастингс? Это нам очень помогло бы. Благодаря мистеру Холмсу мы смогли понять, что здесь произошло. Опиум в столе Базиана — ниточка, которая связывает его с ласкаром. Это не может быть простым совпадением. Вот вам и мотив убийства. Ласкар продавал ему опиум. Возможно, Базиан даже бывал в его наркопритоне. Мистер Холмс заметил, что у Базиана были проблемы с деньгами. Так, может быть, он задолжал этому великану. Тот пришёл сюда сегодня за своими деньгами, они подрались, и всё это скверно закончилось для мистера Базиана. Что скажете, мистер Холмс?

— Да, конечно, такой сценарий вполне возможен. Но в нём нет места женщине, которая приходила сюда вместе с ласкаром.

— Ах да, женщина… — Лестрейд пренебрежительно махнул рукой. — Я могу вам сказать, почему здесь могла быть женщина. Наверное, это была ночная бабочка. В любом случае она не могла разбить Базиану челюсть. А удар ножом сделан сверху вниз, не так ли, доктор Уотсон?

— Да, верно.

— Значит, убийца был явно выше Базиана. Полагаю, человек ростом семь футов вполне мог быть выше покойного.

Лестрейд снова повернулся к Гастингсу.

— Вы знаете, где находится этот опиумный притон? — спросил он.

— Знаю, сэр.

Губы Лестрейда расплылись в довольной улыбке, черты лица заострились, и он стал похож на хорька.

— Что ж, мы оставим одного офицера здесь, чтобы он присмотрел за местом преступления и дождался катафалка, а сами заедем в участок, возьмём ещё нескольких людей и отправимся в притон. И часа не пройдёт, как этот ласкар будет в наручниках. — Он мимолётно взглянул на Холмса. — Спасибо вам, мистер Холмс. Вы помогли мне расследовать это преступление.

С этими словами инспектор покинул библиотеку. Гастингс последовал за ним. Мы с Холмсом остались, в недоумении глядя им вслед.

— Вы помогли ему расследовать дело, — произнёс я наконец.

— Да… ну что ж, Лестрейд ушёл, но мы ведь ещё здесь. Давайте отыщем горничную. Я всё ещё хочу поговорить с ней.

* * *

Тереза Хегал оказалась маленькой крепкой женщиной лет сорока. Она работала у Базиана только два месяца. Её седые волосы были затянуты в тугой узел на макушке. После смерти Базиана она очень беспокоилась о новом месте работы. Я пообещал, что обязательно узнаю, не нужна ли кому-нибудь из моих знакомых горничная.

— Вы мисс или миссис Хегал? — поинтересовался Холмс, присаживаясь рядом с ней.

— Миссис Хегал, сэр, — ответила она. — У меня трое детей. Остальные умерли. Мой сын Уолтер погиб несколько недель назад… попал под копыта лошади, сэр… — В её глазах притаились печаль и гнев.

— Сочувствую вашему горю, миссис Хегал. Потеря ребёнка — это большое несчастье.

— Верно, сэр, спасибо вам.

Я заметил, как на её глаза наворачиваются слёзы. Она смахнула их ладонью.

— Я задам вам всего пару вопросов, — сказал Холмс. — Как я понял, именно вы услышали крик мистера Базиана?

— Да, сэр. Короткий возглас «Мэри». Имя его жены. — Женщина понизила голос до шёпота, будто собиралась раскрыть какой-то секрет: — Муж относился к ней очень плохо. Так мне сказали мистер Меривезер и кухарка. Наверное, её душа не нашла покоя и вернулась, чтобы он заплатил за свои дурные дела. Так я думаю, сэр.

— Может быть, это и вправду было провидение. Кроме крика, вы ничего не слышали?

Казалось, горничная была в замешательстве:

— Кроме крика?

— Звук хлопнувшей двери, например?

— Да, сейчас припоминаю. Я действительно слышала через дверь какой-то стук. Потом я решила, что, вероятно, это мистер Базиан упал, сэр.

— Возможно, что-то ещё? Что-то необычное?

— Я… я помню, что, когда мы с мистером Меривезером вошли в комнату, внутри стоял запах дыма.

— Запах дыма, вы говорите?

— Да, сэр. Во всяком случае, мне так показалось.

— Это интересно. — Холмс резко встал. — Благодарю вас, миссис Хегал. Давайте вернёмся в библиотеку, Уотсон.

Он быстро направился в сторону комнаты, и я поспешил за ним.

* * *

В библиотеке Холмс сразу же подошёл к камину и, присев на корточки, заглянул внутрь.

— Здесь действительно что-то сожгли недавно, — произнёс он. — Похоже, какие-то письма.

Он достал пинцет, засунул руку в камин и вынул оттуда клочок бумаги с обгоревшими краями. Он внимательно разглядел его.

— Бумага хорошего качества, — сделал вывод Холмс. — Кажется, очень дорогая. — Он положил клочок в бумажник. — Думаю, мы здесь закончили, Уотсон. Нам пора.

Выйдя на улицу, мы остановили проезжавший мимо экипаж.

— Как вы думаете, Лестрейд на верном пути? — спросил я, когда мы забрались в кэб.

— Его рассуждения основываются на некоторых фактах, — ответил Холмс. — Следовательно, в них присутствует логика.

— Но ведь он учёл только часть улик.

— Да, Уотсон, в библиотеке происходило что-то ещё. И я не успокоюсь, пока не выясню всё до конца. Сегодня уже поздно, но завтра я обязательно нанесу визит леди Глостер.

— Это одна из тех женщин, которых назвал Меривезер?

— Да, именно так. Я знаю лорда Глостера. Я помогал ему когда-то в одном небольшом деле. Он часто ездит во Францию. А Базиана убили французским ножом. Конечно, это может быть простым совпадением. однако сам факт очень любопытен. Интересно также, что его жену зовут Мари. — Холмс взглянул на меня, ожидая реакции.

— Так её зовут Мари! — дошло до меня. — Уж не хотите ли вы сказать, что…

— Да, Уотсон, вполне возможно, что то, что слышала горничная, было не «Мэри», и не «Меривезер», а «Мари». Было бы очень интересно узнать, так ли это на самом деле и почему последним словом Базиана было имя.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

В начале второго ночи Лестрейд с отрядом полицейских находился у входа в опиумный притон, где планировал найти свою жертву. Туман рассеялся, и шёл лёгкий дождь. Мерцающий свет фонарей отражался на мокрых мостовых.

К притону подъехал экипаж. Он замедлил ход на секунду, но сразу же помчался дальше. Видимо, пассажир заметил группу полицейских у входа и не решился выйти. Громкое цоканье копыт по пустому ночному городу постепенно затихло, и экипаж исчез во мраке.

По тускло освещённой лестнице притона спустился крупный мужчина. Он подошёл к инспектору Лестрейду.

— Ласкар внутри, — сказал он. — Во всяком случае, кто-то такой же высокий.

Лестрейд взглянул, прищурившись, сквозь пелену дождя на тёмный вход в притон.

— Заходим, — скомандовал он. — Будьте осторожны, ребята. Там ничего не видно из-за опиумного дыма.

* * *

Восемь полицейских быстро вошли внутрь. Часть повернула налево, часть — направо. Как и сказал Лестрейд, в воздухе стоял густой дым. Полицейские двигались очень быстро, и клубы закрутились перед глазами испуганных посетителей притона. Многие из них так глубоко погрузились в наркотические видения, что, наверное, полиция показалась им лишь очередной галлюцинацией.

— Сюда! В заднюю комнату! — крикнул кто-то.

Лестрейд узнал голос Гастингса. Полицейские кинулись туда, и один за другим просочились через узкие двери. Дыма здесь почти не было, и Лестрейд увидел, что посреди комнаты без движения стоит огромный человек. Видимо, он обомлел, увидав полицейских. Гастингс с ещё одним офицером кинулись на ласкара. Тот увернулся от офицера и, взревев от ярости, ударил огромным кулачищем Гастингса по лицу. Тот упал, едва не потеряв сознание.

Ласкар откинул ковёр и дёрнул крышку люка. Ещё один офицер попытался схватить его, но ласкар сбросил с себя беднягу. Он выхватил из-под полы пальто револьвер и выстрелил в одного из полицейских. Пуля попала в плечо, и кровь из раны брызнула на стену. Раненый попятился, его ноги подкосились, и он с грохотом упал на пол.

Когда Лестрейд увидел, что один из его людей ранен, он вытащил пистолет и выстрелил. Пуля попала ласкару в грудь. Рана оказалась смертельной, но инспектор выстрелил ещё раз, теперь в голову. Огромное тело провалилось в открытый люк и упало в тёмную реку.

* * *

Тело нашли следующим утром. Его выбросило течением на берег около Лондонского моста. Оно лежало лицом вниз в воде и билось о берег, будто река хотела избавиться от этого огромного груза. Вокруг него плавали щепки, мусор и куски недоеденной бездомными кошками рыбы.

ГЛАВА ПЯТАЯ

На следующий день мне принесли записку от Холмса. Он приглашал меня зайти к нему днём, чтобы обсудить дело Базиана. Я пораньше закончил обход пациентов и уже в полдень был на Бейкер-стрит. Миссис Хадсон приготовила прекрасный ланч, однако Холмс едва притронулся к еде, и я без угрызений совести переложил остатки на свою тарелку.

— Вы уже читали утренний выпуск «Таймс»? — Холмс бросил газету на стол.

— Ещё нет, — ответил я, поглощая пищу. — Написали о Базиане?

Холмс снова развернул газету, как будто собирался прочитать что-то, но передумал и отложил её в сторону.

— Не буду утомлять вас чтением, Уотсон. Скажу кратко. Убийство мистера Базиана было раскрыто.

Управляющий опиумного притона на Аппер-Суондем-лейн — того самого, о котором вы писали в одном из своих рассказов, — был застрелен полицией при попытке к бегству. Так что убийца Базиана справедливо наказан. Настоящее имя этого человека в статье не упоминается, видимо, оно так и осталось неизвестным. Лестрейда описывают как одного из лучших инспекторов полиции Лондона.

— Лестрейд? — усмехнулся я. — Если бы не вы, он так и чесал бы в затылке, не понимая, что произошло.

— Возможно, — равнодушно заметил Холмс.

— Вы считаете, что ласкар не убивал Базиана?

— Как я уже говорил, теорию Лестрейда подтверждают факты, но он учёл далеко не все из них. Те, которые не подходили под его версию, он проигнорировал. Это часто бывает большой ошибкой. Такая стратегия может повести в неправильном направлении. О, вы закончили обедать! Как раз вовремя. Я посмотрел расписание поездов, уже через час мы можем быть у Глостеров в Вокинге. Пойдёмте, Уотсон. Мне не терпится узнать, что нам скажет Мари Глостер.

* * *

По дороге в Вокинг мне невольно вспомнился мой школьный приятель Перси Фелпс. Он тоже жил в Вокинге, хотя и далеко от дома Глостеров. Однажды Холмс спас его от позора. Два года назад я узнал, что он получил высокую должность в Министерстве иностранных дел и что у него двое детей. С тех пор я ничего о нём не слышал и надеялся, что его дела по-прежнему идут прекрасно.

Обсуждать в дороге дело Базиана Холмс не захотел. Он сказал, что сначала нужно собрать все факты.

У Глостеров была большая усадьба с ухоженным садом.

Мы приехали без приглашения, и лично я боялся, что ни леди Глостер, ни её муж не удостоят нас встречи. Я сказал о своих опасениях Холмсу, но он ответил, что и не ожидает застать лорда дома.

— Я случайно прочитал в газете, кажется, это была «Морнинг пост», что он уехал во Францию по земельным делам. Он часто там бывает. Если бы я знал, что он будет дома, я бы назначил леди Глостер встречу в другом месте и в другое время. Думаю, она нам не откажет.

Дверь открыл старый седовласый дворецкий. Мы с Холмсом протянули ему свои визитные карточки, и он провёл нас в большую роскошную гостиную, обставленную во французском стиле. Холмс попросил дворецкого передать леди Глостер, что мы приехали по поводу того печального происшествия, которое случилось в библиотеке.

Дворецкий очень удивился:

— В библиотеке? Я не знаю ни о чём подобном, сэр.

— Возможно, леди Глостер не рассказывала вам об этом, — заявил Холмс с невозмутимым видом.

Дворецкий поморгал по-стариковски слезящимися глазами и вышел из комнаты.

Вскоре появилась леди Глостер. Она была красивой женщиной с тонкими чертами лица и поразительными зелёными глазами. На ней было дорогое элегантное платье. Её лицо показалось мне слишком бледным, а на щеках и на шее виднелись следы от ударов в виде кровоподтёков. Она подошла к нам с решительным видом, как будто готова была дать отпор грозному противнику. В руке она держала наши визитные карточки.

— Мистер Холмс? — сказала она. — Как приятно снова видеть вас.

— Это мой коллега, доктор Уотсон, — представил меня Холмс. — Вы можете быть с ним так же откровенны, как со мной.

Женщина вспыхнула от негодования и резко выпрямилась:

— Какая наглость! С какой стати вы решили, что я стану откровенно говорить с кем-то из вас?

Холмс взглянул на неё с состраданием.

— Леди Глостер, позвольте мне уверить вас, что единственное, что может спасти вас, — это честность. Вы были в доме Чарльза Базиана вчера. Видимо, вы пришли забрать какое-то письмо.

Холмс достал бумажник и вытащил из него клочок бумаги, который нашёл в камине Базиана.

— Полагаю, именно на такой бумаге вы пишете письма. Во всяком случае, ею пользуется ваш муж. Он не раз писал мне.

Лицо леди Глостер побледнело ещё сильнее, хотя казалось, что это уже невозможно. В её глазах застыл ужас.

— Позвольте мне добавить, — мягко продолжил Холмс, — что склонен оправдать ваши действия. Во всяком случае, насколько я понимаю обстоятельства кончины мистера Базиана. Однако это всё же убийство. И я обязан собрать всю информацию относительно этого преступления. Только когда я узнаю все детали, то смогу сделать верные выводы. Если нужно будет сообщить о чём-то полиции, я непременно это сделаю.

Леди Глостер зашаталась, и я испугался, что она упадёт в обморок. Но она усилием воли заставила себя собраться и опустилась в кресло. Спустя минуту она сурово взглянула на Холмса.

— Вы ничего не знаете, — произнесла она как можно твёрже. Леди Глостер старалась казаться спокойной, но голос её дрожал: — А это всего лишь клочок обгоревшей бумаги.

Холмс присел на стул напротив неё. Я продолжал стоять.

— Вчера в начале девятого вечера вы вошли в ворота дома Базиана, прошли через сад и оказались у стеклянных дверей, что ведут в библиотеку, — тихо сказал Холмс, глядя ей в глаза. — Вы увидели, что внутри никого нет. Двери были закрыты только на щеколду. И вы подняли её, просунув в щель между дверей лезвие складного ножа, который принесли с собой. В библиотеке вы, скорее всего, принялись искать бумаги. Их потом сожгли в камине. Вы нашли бумаги до появления Базиана или когда он уже пришёл? Не важно. Должно быть, вы услышали, что кто-то поворачивает ключ в замке, и наспех спрятались за ширмой, которая стоит около стены. Вам пришлось переставить одну из створок ближе к стене, чтобы вас не было видно. Пока всё верно?

Всё это время леди Глостер смотрела на Холмса в немом ужасе. Казалось, ещё немного, и она сойдёт с ума. Когда Холмс задал ей вопрос, её глаза забегали, как у загнанного животного, которое пытается понять, в какую сторону бежать.

— К-как? — прошептала она.

— В комнату вошёл Чарльз Базиан, — неумолимо продолжил Холмс. — Он находился там какое-то время. Тогда вы и увидели, где находится его тайник, не так ли? И он достал оттуда бумаги, за которыми вы пришли?

Леди Глостер машинально кивнула. Слова Холмса настолько потрясли её, что она перестала лгать и уворачиваться.

— Я так и подумал. Потом вы подождали немного. Он назначил вам встречу?.. Иначе зачем он достал из тайника именно то, что вы искали? Вы должны были дать ему что-то в обмен на письма. Возможно, деньги?

Леди снова кивнула:

— Д-да… Я должна была дать ему денег. Пять тысяч фунтов в обмен на свои письма…

— Ах так, значит, это был шантаж. Я предполагал это. Может быть, вы расскажете нам, что случилось потом? — спросил Холмс.

— Н-нет, вы отлично справляетесь. — Она глубоко вздохнула. — Просто замечательно. Как будто вы были там… и следили за мной.

— Ну что ж. В течение нескольких минут Базиан сидел на стуле и читал газету, чтобы скоротать время. Вдруг стеклянные двери распахнулись, и в библиотеку вошёл другой посетитель. Для Базиана это было такой неожиданностью, что он выронил газету из рук. Это был огромный ласкар, и выглядел он зловеще. Он требовал что-то от Базиана, скорее всего деньги за опиум, поскольку Базиан употреблял этот наркотик. Наверное, Базиан бывал в опиумном притоне, который держал ласкар. Базиан стал отпираться. Либо у него не было такой суммы, либо он просто не хотел платить. Возможно, он ждал ваших денег, чтобы отдать ласкару долг. И тогда…

— Достаточно! — перебила его леди Глостер. Она резко встала, будто хотела выйти из комнаты. — Что вы будете делать со всей этой информацией? Может быть, вы хотите денег в обмен на мой покой?

Она снова села, закрыла лицо руками и зарыдала. Её плечи затряслись.

Холмс подошёл и нежно опустил руку ей на плечо.

— Леди Глостер, поверьте, мы приехали вовсе не для того, чтобы причинить вам вред или чтобы шантажировать вас, как это делал Базиан. Как я уже говорил, мы с доктором Уотсоном на вашей стороне. Однако в этой истории есть некоторые… м-м-м… несоответствия. И их нужно разрешить. Повторюсь, человека убили, и я должен знать, кто за это несёт ответственность. Всё, что нам нужно, это восстановить справедливость. Поверьте, если в этом деле вы не столько преступник, сколько жертва, я не выдам вас полиции. Даю вам слово.

— На меня вы тоже можете рассчитывать, — подтвердил я. При виде страданий бедной женщины у меня сжималось сердце.

Леди Глостер подняла голову, и мы увидели её прекрасное лицо всё в слезах. В её покрасневших глазах промелькнула надежда.

— Вы говорите правду? — спросила она, глядя то на Холмса, то на меня.

Холмс достал носовой платок и протянул ей:

— Вытрите слёзы.

Она взяла платок, и Холмс улыбнулся:

— У вас синяки на шее. Прошу вас, скажите, откуда они?

Она дотронулась до шеи, будто до этого не знала, что вся в кровоподтёках, потом опустила руку. Она сжала носовой платок Холмса, выпрямилась и глубоко вздохнула, видимо собираясь с духом.

— Я верю вашему слову и поделюсь с вами своей историей, хотя мне ничего другого не остаётся, ведь вы и так знаете слишком много.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Она стала рассказывать, всё ещё сжимая в руках носовой платок.

— Думаю, что всё началось несколько лет назад. Я встретила прекрасного молодого человека и впервые в жизни поняла, что такое настоящая любовь. Да, джентльмены, я была уже замужем, но мой муж был — и остаётся по сей день — очень холодным, равнодушным человеком. Конечно, это не оправдание. В целом, он очень хороший, мой муж. И я всегда высоко ценила его достоинства… Не буду пытаться обелить себя… Скажу только, что была безумно влюблена.

Мой роман продолжался около года. Муж часто ездил во Францию, я оставалась одна, и поэтому организовать встречи с мужчиной, которого любила, было несложно. За это время я написала много писем, в которых подробно рассказывала о том, что было у меня на сердце. Эти письма каким-то образом попали к Чарльзу Базиану. Я не знаю как.

— Может быть, тот человек, которому вы писали, продал их Базиану? — предположил Холмс.

Леди Глостер бросила на него возмущённый взгляд:

— Нет, сэр. Это совершенно исключено. Он никогда бы не предал меня. Кроме того, я слышала, что он скончался чуть больше года назад.

По её лицу пробежала тень грусти. Было ясно, что она всё ещё испытывает сильные чувства к этому человеку.

— Этот ужасный аферист, Чарльз Базиан, — продолжила она, — завладел моей любовной перепиской и требовал от меня пять тысяч фунтов в обмен на неё. Он сказал, что, если я не заплачу, он передаст их моему мужу. Мой муж… может быть очень жестоким, мистер Холмс. Он наверняка развёлся бы со мной, а затем лишил бы меня всего. Я слишком хорошо его знаю, он не простил бы моего предательства. Мне крайне необходимо было вернуть эти письма.

Прошлым днём я должна была встретиться с Базианом в пять, но послала записку, что приеду позже. Я начала сомневаться, что это хорошая идея, и решила, что просто отдать ему деньги будет несправедливо. Я не доверяла этому человеку, считала его отвратительным. Я спрашивала себя, что буду делать, если он возьмёт деньги и не отдаст письма? Тогда он продолжит шантаж. Я задумала попробовать выкрасть свою переписку или вынудить его вернуть её мне, пригрозив пистолетом. Я задалась целью получить письма любой ценой. Я пребывала в полном отчаянии. Голова шла кругом, я с трудом понимала, что делала.

Леди Глостер вздохнула и сильнее сжала платок в руках.

Её рассказ напомнил мне, как однажды мы с Холмсом пробрались, как грабители, в дом Чарльза Огастеса Милвертона. Это был отъявленный злодей, который занимался шантажом. Он угрожал людям, что обнародует информацию, которая могла их погубить. И те платили ему, чтобы он молчал. Его убила одна из его жертв, женщина высокого социального положения. Она выстрелила в него несколько раз, а мы с Холмсом в это время прятались за портьерами. Я вспомнил, как она кричала, всаживая в него пули: «Получай, ты, негодяй, получай ещё! получай! получай!», и подумал, что леди Глостер вполне могла поступить тогда так же.

— Но вы принесли с собой ещё одно оружие, складной нож, — сказал Холмс.

Леди Глостер кивнула:

— Нож принадлежит моему мужу. Он привёз его недавно из Франции и держит в столе, чтобы открывать письма. Я вспомнила, что в библиотеку Базиана можно попасть из сада через стеклянные двери, и подумала, что, если мне повезёт, я могла бы подцепить щеколду на дверях ножом и поднять её. Тогда я незаметно пробралась бы внутрь. Я хотела найти свои письма, понимаете? Я была уверена, что он прячет их в библиотеке. Мне удалось открыть двери и войти.

Её слова потрясли меня, ведь именно этот нож торчал из груди Базиана.

Леди Глостер замолчала.

— Продолжайте, пожалуйста, — попросил Холмс. — Что случилось в библиотеке?

Ещё немного помолчав, она продолжила:

— Я обыскала библиотеку, старалась быть как можно тише. Потом услышала, что кто-то открывает дверь, и, как вы знаете, спряталась за ширмой. Я стояла там и пыталась собраться с духом, чтобы осуществить свой план. Я хотела вытащить пистолет, выйти и потребовать свои письма. И тут Базиан вынул их из маленького сейфа в одном из ящиков стола и положил на стол. Я сразу их узнала и стала сомневаться. Подумала, что могла бы просто украсть их, и Базиан даже не узнал бы, что я приходила. Нужно было только, чтобы он вышел из комнаты на пару минут. Я схватила бы письма и выбежала бы в сад. Я ждала, и каждая минута казалась мне часом, и уже не была уверена, что он когда-либо покинет комнату. Он сидел и читал газету и, судя по всему, вовсе не собирался уходить. Я поняла, что он, вероятно, ждёт, когда же я приеду на назначенную встречу. И я снова решила выйти с пистолетом и почти уже собралась это сделать, как вдруг стеклянные двери открыл какой-то огромный человек и вошёл в комнату. Я в жизни не видела никого ужаснее. Я вся сжалась за ширмой, никогда моё сердце не билось так сильно.

Я подумала, что этот великан может быть другом Базиана или его телохранителем. В любом случае надежда вернуть письма исчезала. У меня не хватило бы смелости угрожать им обоим. Но тут они начали громко спорить, великан требовал у Базиана денег, тот отказывался. Это разозлило великана, и он сильно ударил Базиана, тот упал и потерял сознание. Тогда высокий человек повернулся и вышел из библиотеки через стеклянные двери, и я осталась одна с Базианом.

Мой враг без чувств лежал на полу, а мои письма находились на столе. Это придало мне сил. Я выбежала из-за ширмы, схватила письма и бросила их в камин. Не могу передать, какое облегчение я испытала, когда увидела, как они горят. Меня переполняла радость. Теперь я была свободна, по крайней мере, меня никто больше не мог шантажировать.

И тут Базиан пришёл в себя. Когда я повернулась, то увидела прямо перед собой его злое лицо с окровавленным ртом. Сердце подскочило у меня в груди. «Ты сожгла письма, — прохрипел он, — отдай мне за них деньги!» Он схватил меня за руку и ударил несколько раз по лицу. Я ответила, что он не получит ни шиллинга. Базиан вцепился мне в горло и сжал его не настолько сильно, чтобы задушить, но достаточно, чтобы страшно напугать. «Ты отдашь мне мои деньги», — повторял он снова и снова. В конце концов я сдалась и кивнула. Да, я действительно отдала бы ему деньги. Так или иначе, приближался конец этой ужасной истории, ведь писем у него больше не было и шантажировать меня было нечем. В кармане пальто у меня лежал пистолет, но я так и не вспомнила про него.

Деньги находились в конверте в моей сумке. Я пошла достать их, но нащупала нож своего мужа. Видимо, судьба решила изменить мои планы. Может быть, я не решилась бы на это, но Базиан снова ударил меня по лицу со словами: «Поторопись-ка!» В его глазах сосредоточилось столько жадности!

Я выхватила нож, открыла его и ударила Базиана в живот. Он попятился, а я бросилась к дверям. «Мари!» — проревел он и повалился на пол.

Больше всего я хотела незаметно исчезнуть. Увидев, что в сад проникает свет через открытые двери, я испугалась, что кто-то из соседей может выглянуть из окна и увидеть меня. Тогда я захлопнула двери и побежала к экипажу, который стоял неподалёку. Забравшись в него, я приказала кучеру как можно скорее отвезти меня домой.

Она взглянула на Холмса, пытаясь понять, о чём он думает. Я заметил, что на её лице проступили капельки пота. Её взгляд был похож на взгляд подсудимого, который ждёт вердикта суда.

— Вы закончили? — наконец спросил Холмс. — Вы рассказали в точности так, как всё произошло?

— Да… да…

— Я вам верю, — произнёс Холмс. — И сдержу слово, полиция не узнает о том, что вы замешаны в этом деле. Это ни к чему!

— От меня они тоже не узнают об этом, — добавил я с улыбкой.

Леди Глостер вздохнула с облегчением.

— О боже! — прошептала она. Затем она снова посмотрела на нас: — Благодарю вас, благодарю вас обоих. Да хранит вас Господь за вашу доброту.

* * *

Мы с Холмсом возвращались в поезде в Лондон, и я был рад, что наша встреча с леди Глостер закончилась. Мы решили отпустить её с миром. Учитывая все обстоятельства, это решение казалось правильным, но кто-то с ним наверняка не согласился бы. Я снова вспомнил Милвертона. Он разрушил жизни многих людей. Порой его шантаж был настолько невыносим, что людям было проще пустить себе пулю в лоб. И, конечно, если запуганный до смерти человек бросается на такого дьявола с ножом, то это вполне можно считать самозащитой. Понимаю, что с точки зрения буквы закона это не оправдание. Однако иногда бывают такие ситуации, когда, только преступив закон, можно восстановить справедливость.

С того момента, как мы покинули леди Глостер, Холмс молчал, глубоко погрузившись в размышления. Расследуя преступление, он часто впадал в задумчивость, систематизируя и анализируя факты. Но когда дело было уже раскрыто, такое молчание означало депрессию, на смену азарту охоты приходила тоска. И я начал тревожиться, что, вернувшись в Лондон, Холмс станет искать спасения от скуки в кокаине.

— О чём вы думаете, Холмс? — спросил я, пытаясь разговорить его.

В ответ он недовольно хмыкнул. И только когда мы уже подъезжали к Лондону, он прервал своё молчание:

— Думаю, что Мари Глостер необыкновенная женщина.

— Полностью разделяю ваше мнение.

— Она сама создала ту ситуацию, в которой оказалась. Так что нельзя сказать, что она не виновата в ней.

— Именно так, — согласился я и, помолчав, добавил: — И всё же мы приняли правильное решение.

— Многие с нами поспорили бы. Даже из соображений моральных принципов. С точки зрения закона мы с вами совершили уголовное преступление. — Он улыбнулся. — И, как вы помните, не в первый раз, дорогой мой друг.

Последняя фраза снова напомнила мне о деле Милвертона. Видимо, Холмсу тоже вспомнилась та история. Впрочем, это было совершенно естественно.

— Я всё прекрасно помню, — подтвердил я.

— Судя по синякам, Базиан сильно избил леди Глостер. Она вполне могла извлечь из этих синяков пользу, сказав, например, что Базиан пытался убить её, и её поступок посчитали бы самозащитой. Но она этого не сделала. Напротив, она призналась, что в какой-то момент даже захотела ударить его ножом. Да, конечно, это был порыв, и к тому же он избивал её, но всё же она действовала сознательно. Я был впечатлён тем, что она не попробовала изменить факты в свою пользу. А раз так, я склонен верить каждому её слову. Тем не менее, если бы она в точности так же рассказала свою историю Лестрейду, её, скорее всего, арестовали бы за убийство. У полиции не было бы другого выбора.

— Я как раз вспоминал наше с вами старое дело, дело Милвертона. Его жертва пришла в его дом именно для того, чтобы покончить с ним. То убийство, без всяких сомнений, было преднамеренным, но тогда мы не пошли в полицию. Леди Глостер виновна в меньшей степени, ведь она действовала под влиянием момента.

— Насколько она виновата — вот как раз об этом я и думал всё это время.

— Неужели вы размышляли в философском ключе?! Это совсем на вас не похоже. Зависит ли степень виновности человека от того, каким именно образом произошло преступление… Пусть в этом разбираются философы и адвокаты.

— Я полностью согласен с вами, Уотсон, — произнёс Холмс. — Но я думал не об этом, а о самом убийстве.

— И о чём же вы думали, Холмс?

Послышался скрежет тормозов и сигнальный гудок, и поезд подъехал к станции. Громкий звук полностью заглушил мои слова. Когда стихло, я снова спросил:

— Что вы имеете в виду, Холмс?

— Вы сможете составить мне компанию завтра, дорогой мой друг? Чтобы раскрыть это дело до конца, нужно ещё кое-что сделать, — поделился Холмс и приготовился выйти из поезда.

Я удивился. Неужели после откровенного признания леди Глостер ещё что-то оставалось неясным?

— У меня не получится, Холмс, — с сожалением сказал я, вставая с сиденья. — Завтра у меня пациенты.

Мы вышли из вагона.

Холмс с досадой посмотрел на меня, но его взгляд сразу же смягчился.

— Конечно, у вас есть свои дела, дорогой мой друг, — сказал он. — Может быть, то, что я буду один, даже к лучшему.

Обстоятельства не позволяли мне отложить дела. Я должен был заменять другого врача, и, кроме того, у меня были обязательства перед пациентами.

— А вот и кэб, Уотсон, — сказал Холмс.

Он остановил экипаж и назвал адрес, куда нас нужно было отвезти. Мы забрались внутрь, кучер взмахнул кнутом, и лошади с громким цоканьем тронулись с места.

Мы сидели молча, и я размышлял над словами Холмса. Он хотел до конца распутать это дело. Что он имел в виду? Через несколько минут я решил, что нашёл ответ.

— Кажется, я начинаю понимать, что вы имели в виду, Холмс, — произнёс я. — Вы полагаете, что, возможно, леди Глостер лгала нам, чтобы кого-то защитить. Она упомянула своих детей. Может быть, в ту ночь в доме Базиана с ней был один из её сыновей? Возможно, он и убил его, заступившись за неё?

Холмс, по обыкновению, ответил очень расплывчато:

— После того как я услышал её историю, у меня возникло несколько вопросов, Уотсон. На них нужно найти ответ.

— И что же это за вопросы, Холмс?

— Они лежат на поверхности. Уверен, что вы должны их увидеть.

— Вероятно, я чрезвычайно глуп, — раздражённо заметил я. — Признаюсь, что совершенно не понимаю, о чём вы говорите. Если вы не считаете, что леди Глостер защищала кого-то, то…

— Нет, я так не считаю, — перебил меня Холмс.

— Тогда в чём проблема? — спросил я расстроенно. — Эта женщина во всём призналась. Неужели вы думаете, что она лгала?

— Нет, я полностью верю всему, что она говорила.

— И?..

— Вот мы и подъехали к Бейкер-стрит. Я желаю вам доброй ночи, дорогой мой друг. — Холмс выбрался из кэба. — Я свяжусь с вами, как только получу ответы на свои вопросы, — бросил он в окно и ушёл.

Я откинулся на спинку сиденья и принялся смотреть в окно. Экипаж вёз меня в сторону дома.

Я всё пытался понять, что же имел в виду Холмс. Кого он преследует, что он ищет на этот раз? У меня не было ни малейшего представления.

* * *

Через два дня Холмс прислал мне записку. Он предлагал мне зайти к нему домой, когда у меня будет возможность. Он хотел рассказать мне о том, что ему удалось выяснить по делу Базиана. Я ответил, что смогу быть на Бейкер-стрит после трёх, когда закончу работу с пациентами.

Я вошёл в знакомую комнату и увидел, что Холмс сидит за столом и пьёт чай.

— Я рад вас видеть, Уотсон, — сказал он, не поднимаясь со своего места. — Хотите чаю или выкурить трубку? Или, может быть, налить вам бренди?

Я отказался и присел рядом.

— Кажется, вы в хорошем расположении духа, — заметил я.

— Вы уже читали вчерашнюю прессу? Снова пишут о Лестрейде.

— Нет, ещё не читал.

— Судя по всему, когда обыскивали комнату великана-ласкара, там обнаружили краденые драгоценности. — Холмс поднёс к губам чашку с чаем. — За последние несколько недель в реке около Лондонского моста было обнаружено шесть трупов. Так вот эти драгоценности, как выяснилось, принадлежали им. Как утверждает полиция, этот ласкар, которого застрелил Лестрейд, убивал зажиточных клиентов своего притона. Он душил их, потом забирал у них деньги и все ценные вещи и выбрасывал их тела в реку.

— Боже правый! Значит, он был серийным убийцей!

— Именно так. Так что Лестрейд оказал городу большую услугу, убив этого человека. Его превозносят как настоящего героя.

— А он так и не поблагодарил вас за помощь, — высказал я своё недовольство.

Холмс замахал руками:

— Вы же знаете, дорогой мой друг, как мало меня беспокоит благодарность. Для меня представляет интерес только само дело. И вот здесь у меня есть любопытные новости. Я узнал всю правду об убийстве Базиана.

— Всю правду?

— Я выяснил, кто стал настоящим убийцей, — объявил он с довольной улыбкой.

Как не раз бывало, я смотрел на своего друга в полном недоумении. Я был так ошеломлён, что не сразу смог что-то сказать.

— Так, значит, всё-таки леди Глостер солгала? Убийцей был её сын?

Холмс уже отвергал мою версию, но я никак не хотел с ней расставаться. Мне казалось, что леди Глостер взяла на себя ответственность за убийство, которого не совершала, чтобы спасти от наказания кого-то, кого любила.

— Нет, Уотсон. Убийцей Базиана была горничная, Тереза Хегал.

— Но ведь это абсурдно, Холмс! — возразил я. — Зачем леди Глостер защищать служанку Базиана?

— Леди Глостер не хотела никого выгораживать. Она действительно считает, что убила этого человека. Всё очень просто, Уотсон. Вы помните, как был расположен нож в груди Базиана?

— Как он был расположен? Да, в левой части грудной клетки. Лезвие вошло в сердце, насколько я смог определить.

— Всё верно. Вскрытие подтвердило ваше заключение. Но сейчас это к делу не относится. Мне нужно было точнее сформулировать вопрос. Вы помните, под каким углом нож вошёл в тело Базиана? Вы сказали, что направление удара было сверху вниз. Из этого мы сделали вывод, что убийца был выше жертвы.

— Да, я помню это.

— Этот факт подкрепляет теорию Лестрейда о том, что убийцей был ласкар. Но мы с вами слышали признание леди Глостер, и она рассказала, что вытащила из своей сумочки нож, воткнула его в живот Базиана и сбежала. Она намного ниже Базиана, и, следовательно, остаётся неразрешённый вопрос: как же она нанесла удар под таким углом?

— Да, вы правы. Я начинаю понимать. — Я задумался на мгновение. — Видимо, потом кто-то вытащил нож, — предположил я.

— Браво, Уотсон! Разумеется, это очень просто, достаточно лишь взглянуть повнимательнее. После того как леди Глостер вонзила лезвие в Базиана и выскочила из комнаты, кто-то ещё вошёл в комнату, вынул нож и, пока Базиан лежал на полу, в сознании или нет, ударил его снова. Это и был смертельный удар. Тот, который, как вы установили, поразил сердце.

— Я начинаю понимать… но тогда это должно означать, что…

— Что либо слуга Базиана, Меривезер, либо служанка, Тереза Хегал, либо они вместе совершили это убийство, — подытожил Холмс. — Факты, которыми мы теперь располагаем, заставляют меня сделать именно такой вывод. Они оба ниже Базиана. Однако, если учесть, что, когда его ударили, он не стоял, а лежал на полу, рост убийцы не имеет значения.

— Да… это очевидно… Удивительно, как я мог упустить это, — пробормотал я.

— Я тоже поражаюсь, как вы могли этого не заметить, — произнёс Холмс довольно резко. — Когда слушал признание леди Глостер, я уже знал, что убийцей был один из слуг или они оба вместе. Моё подозрение сразу упало на горничную, Терезу Хегал. Мои догадки подтвердило небольшое расследование.

— Сразу упало на горничную… но почему именно на неё, а не на Меривезера?

— Два момента. Во-первых, она работала у Базиана совсем недолго, а во-вторых, была не очень-то хорошей служанкой. Вы помните пыль, которую я обнаружил на книжной полке, когда осматривал библиотеку Базиана? Да, с обязанностями горничной она явно не справлялась. В тот день я подумал, что она просто была неопытна и её наняли, поскольку она недорого брала за свои услуги. Возможно, Базиан просто не мог позволить себе служанку получше. Но когда я услышал историю леди Глостер, то решил, что Хегал никогда раньше не работала горничной и устроилась на работу, только чтобы попасть в дом Базиана. Я предположил, что она хотела отомстить ему за какую-то обиду и, прикинувшись служанкой, оказалась в его доме и ждала удобного случая, чтобы поквитаться с ним.

— Поквитаться? Но за что?

— Я вспомнил, что во время допроса она рассказала, что потеряла своего сына, Уолтера, который попал под копыта какого-то всадника. Ужасная трагедия, которая на первый взгляд не имела никакого отношения к убийству Базиана. И только после разговора с леди Глостер этот факт приобрёл огромное значение. Что, если всадником, который сбил её сына, был Базиан, подумал я, и что, если она возненавидела его и жаждала мести?

Из полицейского отчёта я узнал, что того несчастного мальчика действительно сбил Базиан на своём жеребце. Я переоделся конюхом и разговорился с соседом миссис Хегал. Он рассказал, что, по слухам, Базиан в тот день находился под влиянием опиума. Свидетели рассказали мне, что Базиан отнёсся к случившемуся совершенно безразлично. Якобы он вообще не придал смерти мальчика особого значения. Он уехал, оставив мать мальчика рыдающей над трупом своего ребёнка. В полицейском отчёте написали, что это был несчастный случай, и никаких мер принято не было.

Вот так, Уотсон. В конечном счёте это дело оказалось совершенно элементарным.

Выяснив всё это, я не пошёл в полицию, ведь той ниточкой, которая связывает смерть Базиана с Терезой Хегал, было признание леди Глостер. Из её рассказа о том, как она ударила Базиана, следует, что удар ножом был нанесён в живот либо горизонтально, либо слегка снизу вверх, но никак не сверху вниз. Без этого признания прямых доказательств виновности миссис Хегал нет. И значит, мы не можем объявить её убийцей, не разоблачив при этом леди Глостер, а мы дали ей слово, что не сделаем этого. Однако, даже не принимая во внимание этого обстоятельства, я не вижу причины разрушать жизнь Терезы Хегал. Судя по всему, она хорошая женщина и прекрасная мать. Лестрейд вполне удовлетворён своей версией случившегося, и я не вижу причин разочаровывать его.

— Лестрейд… — пробормотал я. — Есть в этом какая-то ирония, не правда ли? — спросил я Холмса, немного поразмыслив.

— Ирония?

— Лестрейд серьёзно ошибся, считая, что убийцей был ласкар. Однако, несмотря на то что он был не прав, он уничтожил закоренелого убийцу и гнусного вора. Достойный конец. А ваше расследование не только восстановило истинную цепь событий, но и имело важные последствия. Заблуждение Лестрейда в конце концов привело его к более значительному результату — к уничтожению преступности и свершению правосудия, чем вас ваши безупречные рассуждения.

Холмс нахмурился, но, подумав, кивнул.

— Я думаю, вы правы, Уотсон, — сказал он. — Да, так оно и есть.

— Вы умны, и вам удаётся докопаться до истины. Но иногда мне кажется, что быть просто везучим глупцом намного лучше.

Холмс усмехнулся:

— Мне не остаётся ничего другого, кроме как полностью согласиться с вами, дорогой мой друг. Удачу действительно не стоит недооценивать.

ОТ АВТОРА

К сожалению, история о расследовании убийства Базиана была последней в записной книжке доктора Уотсона.

Наверное, вы надеетесь, что у доктора есть ещё записные книжки и что там ждут опубликования другие истории. Однако эта книжка с рассказами, которые вы только что прочитали, заполнена только наполовину. Остальные страницы были пустыми и только ещё ждали пера доктора Уотсона. Так что начинать новую ему было незачем. И если бы были ещё какие-то истории, то, скорее всего, они тоже оказались бы в этой записной книжке.

Прочитав записи доктора Уотсона и восстановив фактический ход расследований, я начал ощущать, что мистер Уотсон с мистером Холмсом стали моими настоящими друзьями. Мне казалось, что я прошёл весь этот путь вместе с ними и теперь вместе с ними поднимал бокал бренди за их успех.

В заключение могу только подтвердить, перефразируя слова доктора из его рассказа «Последнее дело Холмса», что Шерлок Холмс и его лучший друг и компаньон доктор Уотсон были самыми благородными и самыми мудрыми из всех известных мне людей.