/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Огонь желаний

Любовные декорации

Фелиция Флакс

До ее обнаженного плеча дотронулись теплые мужские губы: сначала осторожно, словно боясь напугать беснующейся в крови страстью, а после — неистово, заставляя откинуться назад и раскрыться. К любовной атаке присоединились мужские руки, заскользив по запылавшему выгнувшемуся женскому телу, срывая с него все покровы, до последней тряпочки. Обжигающие поцелуи и чувственные касания сильных опытных пальцев слились в единую сладострастную игру, имя которой — безумие.

Фелиция Флакс

Любовные декорации

1

— Ты уже это видел? — ворвавшись в кабинет, Фрэнк Маршалл швырнул на стол газету, кинулся на диван и развалился, закинув руки за голову, с самым довольным выражением, которое когда-либо вырисовывалось на его смазливой физиономии.

Марк Девитт поднял голову, с трудом оторвавшись от громадного отчета о работе отдела маркетинга «Меандра». Перед уставшими глазами замаячило название газетенки — «Утечка», честно напечатанное канареечно-желтой типографской краской.

Знакомое название — до дрожи…

— Что на сей раз? — поморщился Девитт, косясь на желтое издание с презрительным подозрением.

— А ты сам взгляни, — загадочно блеснул глазами Фрэнк.

Марк, мысленно осенив себя крестным знамением, медленно развернул газету. Это как обычно располагалось в самой середине. Десять на десять сантиметров…

Увидев картинку, Девитт коротко, но конкретно чертыхнулся. Затем еще и еще. Фрэнк заржал. От его молодецкого ржания должна была посыпаться штукатурка.

…Голый зад Марка Девитта получился весьма живописным. Можно сказать, чрезвычайно схожим с оригиналом. И сам персонаж тоже был несказанно похож на мистера Девитта, президента издательского союза «Меандр», с одной лишь разницей, что тот никогда не спускал штаны в общественных местах… Голозадый президент на «деле» показывал пышногрудой красотке с вывороченными до подбородка губками, как он приветствует молодых специалистов в своей бурно развивающейся компании. «Наши двери всегда открыты для молодых и креативных», — изрекал он, слово в слово повторяя реального Девитта, произнесшего эту фразу на недавней пресс-конференции, посвященный издательскому делу…

Карикатура была впечатляющей и цинично-злобной.

— Наш таинственный m-r TROLL превзошел самого себя, — ухмыльнулся Фрэнк, когда Марк перестал чертыхаться. — Кстати, красотка весьма напоминает милашку Сару. Ты не находишь?

— Сару в своей постели? Уже нет. — Ухмыльнулся Девитт, продолжая рассматривать карикатуру.

Сатирическая и точная. Каждый штрих — верен, каждая линия — убедительна. И сколько злости во всем! За что его так ненавидит загадочный m-r TROLL? Марк очень жаждал выяснить причины этой странной ненависти. И… встретиться лицом к лицу с автором.

Рисунки в желтой газетенке стали появляться примерно полгода назад. Ни с того ни с сего. Без всякого объявления войны. И героем карикатур неизменно оказывался именно он — Марк Девитт и никто другой. Над ним вместе с «Утечкой» потешался весь деловой мир, приятели и хорошие знакомые, деловые партнеры и просто обыватели. И даже его многочисленные любовницы, наверное, тоже втихомолку над ним хихикали. Что ж, карикатуры и впрямь были замечательными и смех вызывали неизменно. Тираж «Утечки» увеличился раза в три, и все благодаря Девитту, то есть мистеру Троллю.

Сначала Марк бесился, потом заинтересовался и озаботился. Теперь же m-r TROLL требовался ему позарез. Девитт пытался связаться с редактором «Утечки», чтобы выяснить, кто скрывается за малопривлекательной личиной, однако редактор послал его очень далеко и даже не захотел принять приличную взятку. Девитт подозревал, что тот и сам не знает своего карикатуриста в лицо. Несмотря на неудачу, Марк не успокоился, попробовал заслать в «Утечку» своих шпионов, однако тоже безрезультатно. Тайна мистера Тролля так и оставалась тайной, сидящей в печенках.

А карикатуры становились все злее и злее. Все натуралистичнее. И, рассматривая их чуть ли не под лупой, Девитт однажды сделал удивительное открытие: гаденькие рисуночки воспроизводили такие подробности, которые не мог бы знать человек со стороны. Например, что у Девитта за левым ухом находится родинка (ее не сразу углядишь, особенно издалека), что он носит на мизинце платиновую печатку, на которой изображен геральдический дракон, что сотовый телефон у него известной марки и (!) что на его рабочем столе в кабинете стоит статуэтка из нефрита, изображающая китайского божка Даруму в виде грецкого ореха.

Все эти явственные улики наводили на мысль, что m-r TROLL бывал в кабинете президента «Меандра», и не раз, и общался с мистером Девиттом напрямую. То есть, вполне возможно, m-r TROLL сидит в главном офисе издательского союза «Меандр» и ежедневно трудится бок о бок с боссом, на которого на досуге рисует злобные карикатуры.

Своими подозрениями Девитт ни с кем не делился, чтобы не спугнуть мистера Тролля, даже с Фрэнком, которого тоже подозревал, несмотря на то что дружили они со времен колледжа и дружба была проверена не только временем, но и делами. И к тому же, Фрэнк Маршалл — вице-президент союза.

Однако сражаться с Троллем Девитт будет в одиночку. Зло должно быть… поставлено на службу добрых дел.

— Интересно, это мужчина или женщина? — вдруг произнес задумчиво Фрэнк.

— Что? — не понял Марк, переводя глаза на друга.

— Ну, этот m-r TROLL вполне может оказаться озабоченной дамочкой, которую ты не успел или не захотел ублажить…

M-r TROLL — женщина?

Девитт изумился. Ему никогда в голову не приходило, что злобный карикатурист, изничтожавший его, может быть женского пола. Женщины его вообще-то любили. Да и стиль «творчества» Тролля абсолютно мужской, однако ж…

— Гм, — поразмыслив, ответил Девитт, и они с Фрэнком многозначительно переглянулись.

На секунду Девитту до дрожи захотелось поделиться размышлениями с Маршаллом, но он обуздал этот порыв. Никаких третьих лиц. Коль уж неизвестный мифический персонаж объявил Марку Девитту войну, то эта война будет личной.

Один на один.

Поэтому Марк вовремя поперхнулся готовыми сорваться «откровениями» и, чтобы совсем отвлечься, широко улыбнулся другу:

— Может быть, кофе?

Фрэнк кивнул. Тогда Девитт нажал на кнопку коммутатора и сдержанно проговорил:

— Мисс Торрел, будьте любезны, приготовьте нам с мистером Маршаллом кофе.

— Хорошо, мистер Девитт, — ответил коммутатор сладким голосом райской гурии.

— О, Джемма, — мечтательно возвел глаза к потолку Фрэнк при звуках этого мелодичного голосочка.

— Не смей и думать о моей секретарше! — шутливо погрозил кулаком Девитт.

— Это несправедливо, Девитт! — в тон ему жалобно запричитал Фрэнк. — Ухватил самую красивую секретаршу во всей стране и делиться не хочет, Даже со мной. Я же твой друг!

— Ну, во-первых, я ее не хватал, она сама ко мне пришла, — довольно улыбнулся Марк. — А во-вторых, таким, как ты, друг, за милю к секретаршам приближаться нельзя. Ты их портишь.

— Немножко, — скромно потупился Фрэнк.

— На одной «немножко попорченной секретарше» ты даже женился в позапрошлом году…

— Ну вот, я так и знал, что ты скажешь гадость, — театрально огорчился Фрэнк, воздев руки к небесам, а после таинственным шепотом, попросил: — Но все-таки разреши мне хоть помечтать о твоей Джемме.

— Нет, — хлопнул по столу Девитт.

И вместе с этим хлопком, в унисон, раздался осторожный стук в дверь.

— Это Джемма, мистер Девитт.

Фрэнк мгновенно состроил серьезное лицо, до того уморительное, что Девитт фыркнул, еле сдерживая смех. Вошедшая с подносом в руках секретарь увидела своего босса с перекошенным ртом и раздувающимися ноздрями. Девушка слегка опешила, однако донесла поднос до журнального столика в целостности и сохранности.

За ее спиной Фрэнк сделал большие глаза и руками очертил в воздухе женскую фигуру. Девитт не сдержался и издал смешок.

— Что вы сказали, мистер Девитт? — мгновенно отреагировала секретарша на этот шипящий звук, вылетевший изо рта президента союза.

— Нет, ничего, — давясь и проклиная комика Фрэнка, сдавленно проговорил Марк. — Спасибо, мисс Торрел. Кофе мы разольем сами.

Джемма вежливо и заученно улыбнулась по очереди двум мужчинам и выплыла из кабинета.

— О, Джемма, — снова пропел Фрэнк, когда за ней закрылась дверь, и оба дружка расхохотались в голос.

— Я тебя когда-нибудь убью, Фрэнк, — пригрозил Девитт, протягивая руку к кофейнику.

— Ты думаешь, тебя это спасет? — ухмыльнулся Маршалл. — Я буду являться в качестве призрака, а это куда хуже, чем в реальности. Я ведь сквозь стены смогу тогда проходить. К тебе в постель…

— О, нет, — взмолился смеющийся Марк. — Оставайся-ка лучше реальным.

Он пригубил налитый кофе, и его тотчас перекосило.

— Опять? — сочувственно поинтересовался Фрэнк.

У Девитта, который не знал, то ли глотать кофе, то ли выплюнуть, нервно дернулась голова в ответ. Через пару мгновений он, нажав на коммутатор, взревел не своим голосом:

— Мисс Торрел, зайдите сюда!

Фрэнк, мерзко хихикая, поднялся:

— Пожалуй, я передумал пить кофе. У меня еще куча дел, пойду лучше поработаю.

— Предатель, — с чувством произнес Девитт.

Фрэнк столкнулся с Джеммой в дверях, обворожительно улыбнулся красотке и исчез. Как всегда — вовремя.

На Девитта уставились огромные синие глаза, опушенные загибающимися ресницами, настолько невинные, что у Марка пропало всякое желание закатывать скандал. Так бывало постоянно — стоило Джемме взглянуть на него своими ангельскими очами, как вся злость у него испарялась. И как ни пыжься, даже капельки гнева не удавалось нацедить, когда она смотрела на босса.

Мисс Джемма Торрел была его проклятием. Она явилась к нему нежданно-негаданно с просьбой взять ее секретаршей. У Марка не было вакансий, и ему не нужна была новая секретарша (их у него и без Джеммы имелось целых пять штук, не считая личного помощника и стенографистки), но, увидев ноги мисс Торрел, он изменил штатное расписание, добавив должность — офисный администратор.

Однако Джемма на деле выполняла совсем другую функцию — она была частью интерьера офиса президента. Красивым декоративным элементом, который встречал и провожал посетителей.

Таких ножек, какими обладала Джемма, не было ни у кого. Девитта буквально замкнуло, когда он впервые увидел тонюсенькие кукольные лодыжки и аккуратные круглые коленки, обтянутые прозрачными кремовыми чулочками. Он никогда не страдал по женским ногам и восхищался ими лишь как хладнокровный эстет, однако ножки мисс Торрел делали его дураком.

А ее глаза? Синеющие прохладные колодцы, в которых он неоднократно тонул и спасался лишь чудом. А волосы? Золотые! Иного и слова не подберешь, переливаются и волнуются при каждом движении, густые и волнистые. И мягкие… наверное. Жаль, проверить это ему субординация не позволяет.

Джемма напоминала фарфоровую куколку и светлым прелестным личиком, и ладной соблазнительной фигуркой, и… абсолютно пустой головой. Но Девитт взял бы мисс Торрел на работу даже в том случае, если бы у нее коэффициент интеллекта был отрицательным. Впрочем, здесь он не намного ошибся: как оказалось, пресловутый коэффициент умственных способностей Джеммы был максимально приближен к нулю.

Девитту завидовали все мужчины, когда он появлялся с очаровательной Джеммой на различного рода мероприятиях. Брал он ее исключительно из декоративных соображений. А еще — в качестве щита от алчных хищниц. Как один из самых завидных холостяков, он знал, что на него постоянно ведется охота, кругом расставлены хитроумные силки и беспощадные капканы. Присутствие же рядом с ним столь красивой молодой особы отбивало желание у многих леди невзначай «познакомиться» с ним.

Ему приписывали особые «отношения» с прекрасной секретаршей. И он не спешил их развенчивать. Далее наоборот, иногда провоцировал появление новых сплетен, если старые вдруг затухали. Пусть все так и думают. И ему спокойнее, и Джемме никто лишний раз досаждать не будет: быть любовницей Марка Девитта — это почетная и уважаемая должность.

В реальности же отсутствие ума у мисс Торрел гасило все сексуальные порывы Девитта — он предпочитал умных женщин. Даже в постели. И Джемма могла не опасаться, что в один прекрасный день любвеобильный босс сделает ей специфическое «предложение». Пустые женские головки его не возбуждали, как бы ни были прекрасны тела, к которым они оказывались приставленными.

И никто на всем белом свете не знал, как жестоко поплатился мистер Марк Девитт, приняв на работу безмозглую, но прекрасную мисс Торрел.

Джемма постоянно все путала, забывала, часто что-то разбивала, роняла, пару раз едва не выбросила в мусор важные подписанные контракты, решив вместо уборщицы прибраться на столе босса. В ее вакуумной головке многочисленные имена часто приставлялись к чужим фамилиям. Фамилии путались с названиями газет и компаний. И назвать владельца крупнейшей торговой сети «Паблик-Лайн» Николаса Керста мистером Пабликлайном для нее было вполне естественным.

Но самая главная беда — кофе. Нет, он не был отвратительным. Как раз наоборот — Джемма умела варить восхитительный кофе. Беда была в другом: мисс Торрел путала сахар с солью…

Но Девитт все ей прощал, потому что таких ножек, как у мисс Торрел, больше не было ни у кого…

Однако в этот раз Джемма переплюнула саму себя.

— Мисс Торрел, — начал Марк, нервно вертя в руках шариковую ручку. — Откуда у вас сода?

— Сода? — Реснички мисс Торрел запорхали как крылышки бабочки. — Какая сода, мистер Девитт?

— Обычная сода, мисс Торрел, которую вы насыпали в кофейник.

— Я не сыпала соду в кофейник, мистер Девитт, — удивленно проговорила Джемма. — Я положила туда семь ложек сахара, как всегда.

— Всегда была соль, а сегодня сода. — Марк говорил тихо, потому что боялся, что захохочет.

Очень громко и очень страшно. То есть, у него начнется истерика. Сначала через пень колоду составленный отчет отдела маркетинга, потом злобная карикатура, а теперь вот — сода. Нервы у кого угодно не выдержат.

— Соль я давно уже убрала, — обиделась Джемма на подобное обвинение. — Вы полтора месяца пьете нормальный сладкий кофе.

Девитт был вынужден это признать. Да, соль он распорядился вынести из офиса, и Джемма лишилась возможности присаливать его кофе.

— Идите сюда, мисс Торрел, — сказал Марк как можно ласковее.

Видимо, голос его был настолько ласков, что Джемма испуганно распахнула и без того огромные глазищи.

— Не бойтесь, — по-акульи улыбнулся Девитт. — Я всего лишь хочу вас угостить кофе. Вашим кофе.

Джемма осторожно приблизилась к столу. Марк протянул ей нетронутую чашку Фрэнка.

— Вот, сделайте глоточек этого божественного нектара, — зловеще сказал он.

Ручки Джеммы слегка подрагивали, когда она бралась за фарфоровую чашечку. Ах! Ба-бах!

— Тьфу!!!

Мисс Торрел с гримасой жуткого отвращения выплюнула кофе, уронив полную чашку себе под ноги, прямо на светлый ковер, где сразу растеклось безобразное бурое пятно. Девитт запоздало пожалел, что предложил девушке кофе. Месть не удалась…

— Сода, — в тонком голосочке Джеммы прозвучало такое вселенское удивление, словно ей открылись все тайны мироздания сразу. — Откуда в кофе сода?

— Именно это я и хотел спросить у вас, мисс Торрел, — пробормотал Девитт, с тоской смотря на испорченный ковер.

Можно ли его отмыть быстро? Через полтора часа должны состояться важные переговоры с представителями «ПабликЛайна». Николас Керст обязательно заглянет сюда…

Джемма нахмурила изящно выгнутые бровки. Думала она целую секунду, а потом ее лоб разгладился:

— Я вспомнила, мистер Девитт! Соду я принесла сегодня из дома, чтобы почистить кофейные ложечки… Только ума не приложу, как я могла насыпать в чашку соду вместо сахарного песка.

«Нечего тебе прикладывать, — мысленно возопил Девитт, — нет у тебя ума, красотулечка ты моя. И он совсем не нужен при таких-то ножках».

Он открыл рот, чтобы сделать мисс Торрел очередной бесполезный выговор, однако она его опередила. Ее глазищи задорно блеснули, когда она заметила развернутую газету:

— О, как этот мужчина похож на вас, мистер Девитт! — радостно возвестила она, ткнув пальчиком в рисованного Девитта со спущенными штанами. — Поразительное сходство!

— Не думаю, — побагровел Марк и сгреб газету. — Можете идти, мисс Торрел, и пришлите кого-нибудь из персонала убрать пятно.

— Хорошо, мистер Девитт.

Джемма исчезла из его кабинета быстро, как вспорхнувшая тень, — он едва успел бросить напоследок блаженный взгляд на ее восхитительные ножки.

2

Оставшись один, Марк снова развернул мерзкую газетенку. Если бы не глупая фраза Джеммы, он, наверное, не стал бы сегодня размышлять над таинственным мистером Троллем. Однако бесхитростная мисс Торрел вновь разбудила злобный азарт.

Девитт взглянул на себя карикатурного и поморщился. Пора это безобразие прекращать. M-r TROLL зашел слишком далеко. Надо вывести негодяя на чистую воду и заставить работать на себя. Зло должно приносить пользу.

Мистеру Марку Девитту.

Лично.

Марк взял карандаш и задумался. M-r TROLL лихо подставился последней карикатурой. Рисованный Девитт произносит фразу, которую m-r TROLL мог услышать только присутствуя лично на пресс-конференции, ибо в сокращенной версии, которую транслировали затем по телевидению, этой фразы не было — ее вырезали.

И поскольку Девитт подозревал, что анонимный недоброжелатель трудится с ним в одних стенах, вычислить его после этой карикатуры будет не так сложно. Надо всего лишь составить список тех, кто принимал непосредственное участие в конференции, и исподтишка проверить каждого.

…Список оказался небольшим — всего семь человек. Помимо самого Марка Девитта и прилагающейся к нему декоративной Джеммы, присутствовали еще пять сотрудников. Его главная помощница Аннет, стенографистка Софи, вице-президент Фрэнк Маршалл, глава пресс-службы «Меандра» Стив Котрелл и ведущий пиар-менеджер компании миссис Томпсон.

Семеро.

Но кто именно из них?

Джемму Торрел Девитт отмел сразу, ибо та вряд ли смогла бы удержать карандаш в руках больше пяти минут, а рисовать, высунув язык, — вообще подвиг не для нее.

Фрэнк?

Девитт покачал головой. Конечно, подобные «шуточки» как раз в духе комика и балагура Маршалла. Однако вряд ли лучший друг способен творить гадости за его спиной. Да и рисовать он совсем не умеет.

Аннет?

Чушь собачья! Аннет на Девитта разве что не молится с тех пор, как он помог определить ее больную мать в специализированную клинику и постарался с медицинской страховкой.

Софи?

Софи чрезвычайно серьезная барышня. Параллельно с работой в «Меандре» обучается в престижном университете. У Софи просто времени нет заниматься подобными глупостями и бегать в желтую газетенку с пакостными рисуночками.

Стив Котрелл?

Стив в компании со времени ее образования. Прошел вместе с боссом огонь, воду, медные трубы и еще кучу подобных инстанций. «Меандр» для Котрелла — это целая жизнь. Стив — убежденный холостяк и буквально ночует в офисе. Обливать грязью своего — босса не станет. Он за него умрет, даже не спросив: «Зачем?»

Миссис Томпсон? Ну, это совсем смешно. Миссис Томпсон — аристократка до кончиков своих длиннющих, остро заточенных ногтей. Ее речь — эталон правильного произношения, ее внешность — образец для подражания и зависти. Ее муж — бездонный денежный мешок. Имея столько денег и такого мужа, миссис Томпсон вполне могла не работать и вести праздную жизнь, и лишь принципиально активная жизненная позиция спасла ее от безжалостного светского болота. Кроме того, миссис Томпсон ненавидела всякую грязь и вряд ли стала бы пачкать свои холеные ручки, вырисовывая Девитта со спущенными штанами.

Все вне подозрений.

Но между тем, загадочный m-r TROLL — это кто-то из них.

Кто же именно?

Марк даже застонал.

Чертова задачка, заставляющая подозревать лучших его людей! Друзей и соратников! Ну погоди, сволочной m-r TROLL! Когда Девитт до тебя доберется, мало тебе не покажется! Он тебя сначала по стенке размажет, потом тщательно соскребет, заново сляпает и работать на себя заставит. Бесплатно… На первых порах.

Марк пробежал загоревшимися глазами по списку. С кого начать? Конечно, не с Джеммы. Ее таланты сыпать в кофе соль и соду ему известны.

Пожалуй, надо в первую очередь проверить Софи. Эта тихая леди — синий чулок — единственная из списка, которая ничего не должна лично Девитту и не связана с союзом «Меандр» трепетными чувствами и многолетней работой. Но что Девитт мог сделать такого ужасного синему чулку, за что она его возненавидела? До степени карикатур? Или, может, он как раз ничего не сделал, а она надеялась? В смысле надеялась на особое внимание босса?

Девитт издал жалобный смешок. Он начинает сходить сума. Все признаки паранойи на лицо: он уже начал подозревать ярую феминистку Софи в страстных чувствах к его персоне. А еще день назад они с Фрэнком предположили, что Софи лесбиянка. Как давно это было…

Ну, допустим, это Софи. Но как он ее раскроет? Под дулом пистолета заставит рисовать на себя карикатуры? Однако ж m-r TROLL — очень талантливый художник, и притвориться полным неумехой для него — раз плюнуть.

Устроить обыск? Как-то нехорошо и непорядочно все-таки. Президент известного издательского союза «Меандр» тайком роется в письменном столе своей стенографистки. Узнай это m-r TROLL, он такую карикатуру сварганит, что Девитт повесится от стыда.

Что же делать?

От безысходности и злости Марк рывком поднялся и подошел к бару. Вынул початую бутылку виски и щедро плеснул в стакан. Скорее всего, сегодня переговоры с «ПабликЛайном» зайдут в тупик вследствие невменяемости второй стороны. Если только Николас Керст великодушно не согласится напиться вместе с Девиттом, скажем так, для равновесия…

Марк всегда чувствовал себя негодяем, когда просил Джемму задержаться в офисе после работы. Такое порой случалось, когда переговоры затягивались или, наоборот, должны были состояться на следующее утро и вся техническая подготовка к ним осуществлялась накануне, чтобы утром можно было сразу сесть в кресло и начать.

В обязанности Джеммы входит покупка цветов, десерта, минеральной воды и шампанского, содержание в порядке кофейных и чайных наборов, фарфоровых тарелок. Она должна следить за наличием салфеток, полотенец и зубочисток, а также всех канцелярских мелочей — от бумаги и ручек до кнопок и скрепок для деловых встреч.

Несмотря на то что Марк честно выплачивал сверхурочные, его мучили угрызения совести за то, что он отнимает у девушки драгоценные часы отдыха, которые она могла бы с толком потратить на веселые вечеринки, походы по магазинам и посещение маникюрши.

Такая девушка, как мисс Торрел, не должна много времени проводить на работе. Для нее это вредно. Для работы, разумеется… Но бизнес есть бизнес. И Марк даже извинялся перед Джеммой за вынужденное «беспокойство».

Впрочем, милашка Джемма никогда не роптала. Она послушно задерживалась после работы, делала, что ей скажут, и, что удивительно, делала правильно. Когда у Девитта бывали переговоры — у Джеммы не случались ее обычные «промахи». Она варила чудный кофе, только с сахаром и сливками, правильно называла людей, очаровательно улыбалась каждому, не изрекала глупостей, ничего не роняла и не портила.

Марк, давно подметивший сию странную особенность, поделился открытием с Фрэнком, и тот предположил; что мисс Торрел перед переговорами, наверное, выпивает какое-то особое таинственное лекарство, которое на время вправляет ей мозги. И Девитт с тех пор молился, чтобы чудодейственное лекарство как можно дольше не заканчивалось…

— Взгляните, мистер Девитт, эта ликаста неплохо смотрится вместе с камелиями и циперусом, — проговорила Джемма, любуясь на букет. — Я всегда подозревала, что орхидеи не такие уж зазнайки и могут чудесно выглядеть не только с себе подобными.

Марк согласился. Наверное, он был не прав, утверждая, что у Джеммы совсем не имеется талантов. Таланту нее был — составлять букеты. Волшебные, потрясающие, фантастические букеты. Джемма никогда не приобретала готовых композиций в цветочных магазинах. Она покупала отдельные цветы и создавала из них шедевры, которые затем красовались на переговорном столе, неизменно вызывая восторг присутствующих, будь то женщины или мужчины. Наверное, букеты Джеммы играли не последнюю роль в удачно завершенных встречах и подписании выгодных контрактов.

Сегодняшние переговоры с «ПабликЛайном» также завершились очень и очень успешно, несмотря на выпитые президентом «Меандра» изрядные порции виски. Николас Керст на протяжении всех переговоров откровенно таращился на Джемму, то ли вспоминая пресловутого «мистера ПабликЛайна», то ли любуясь на божественные ножки мисс Торрел. И в результате сам не заметил, как подписал контракт, чрезвычайно выгодный для «Меандра».

Все-таки от Джеммы есть толк… Хотя почему-то Марк не одобрял пристальных взглядов Керста на секретаршу. Откровенно бесился и очень хотел треснуть по носу наглого мистера Керста, у которого расписание любовниц известно на год вперед.

…Джемма наклонилась над цветами и коснулась нежных лепестков тонким пальчиком. Смотревший на нее Девитт вдруг обнаружил, что в эти самые мгновения глупенькая мисс Торрел совсем не похожа на себя обычную. Сейчас она казалась очень красивой и собранной молодой женщиной, и в глазах у нее светились ум и тайна…

Это все переговоры. Из-за них у него ум за разум заходит. Это надо же — вообразить, что декоративная Джемма умна и таинственна. Ее главная тайна — сода и соль в стенах его офиса. А ему самому надо просто отдохнуть. И тогда галлюцинации, в которых пустоголовая Джемма видится умницей — разумницей, перестанут ему докучать…

— Завтра будет еще одна встреча, — сказала Джемма, задумчиво осматривая оригинальный букет из орхидей, — и цветы следует оставить прямо на столах. Однако вот тут я вижу надломленную веточку ликасты, ее нужно обрезать. Вы не могли бы, мистер Девитт, принести ножницы? А я пока уберу со стола ненужные бумаги.

Это было сказано так изящно и так просто, что президент издательского; союза «Меандр» беспрекословно подчинился секретарше и с готовностью отправился выполнять ее поручение, мысленно удивляясь собственному идиотизму.

Девитт вошел в крохотный кабинет Джеммы, который все именовали ласково — каморочкой. Здесь всегда было светло и уютно. И аккуратно. Хаос и беспорядок мисс Торрел сеяла только за пределами кабинета, у себя в каморочке умудрилась сохранять все в целостности и сохранности.

На письменном столе, сверкающем полировкой, без единой пылинки и лишней бумажки, валялась розовая записная книжка с забавным замочком.

Повинуясь неведомому пакостному порыву, Девитт взял ее в руки и раскрыл наугад. И… увидел записанный номер телефона.

Этот номер ему был знаком. Он его выучил наизусть, когда штурмовал редактора «Утечки». Рядом с телефоном было начертано и имя того неприступного редактора — Риччи Брайтон.

Зачем Джемме номер телефона «Утечки»? И откуда ей известно имя редактора этой мерзкой газетенки?

У Девитта повлажнели руки. Он лихорадочно перелистал еще несколько страниц розовой книжицы и наткнулся глазами на нечто… Лицо у него вдруг исказилось, задергалось, слегка побледнело. Он резко захлопнул занятную книжку, положил ее в карман и, взяв то, за чем приходил, — ножницы, отправился обратно в конференц-зал.

Мисс Торрел хлопотала над цветами, меняя воду в вазах.

— Спасибо, — улыбнулась она своему боссу, молча протянувшему ей ножницы, и тут же удивленно воскликнула: — Боже мой, мистер Девитт, вам нехорошо? Вы такой бледный и так странно смотрите. У вас, наверное, температура поднялась.

— Да, мне нехорошо, — отозвался Марк и сам изумился своему поменявшемуся голосу — тот стал глухим, как у настоящего больного. — Мне плохо…

Марк не мог оторвать глаз от Джеммы. Он в самом деле хотел заболеть, чтобы бредить в постели, а не в конференц-зале. А еще лучше, если бы он элементарно свихнулся.

— Может быть, вам таблетку принять? — озабоченно предложила мисс Торрел после некоторой заминки.

Девитт молча помотал головой. Личико Джеммы с расширившимися глазками тоже мотнулось перед ним из стороны в сторону.

— Пожалуй, на сегодня хватит работать, — вдруг сказал он. — Остальное можно закончить завтра. Вы свободны, мисс Торрел. До свидания.

Глаза Джеммы превратились в блестящие блюдца. Однако она ничего не сказала и пошла в свой кабинет, думая, что придирчивый Девитт не похож сам на себя — оставил на завтра то, что обычно непременно требовал сделать сегодня. Наверное, ему точно сделалось нехорошо.

Джемма вышла на улицу и, отойдя на десяток шагов, по привычке обернулась на здание, где работала. И с удивлением заметила, как в ее кабинете зажегся свет. Видимо, охрана решила удостовериться, что там все в порядке.

Девушка пожала плечами и отправилась в городской парк. Она всегда туда ходила после рабочего дня, чтобы дать отдохнуть голове, перегруженной делами и заботами. Джемма обожала сидеть на лавочке и глядеть на проходящих мимо людей. Ей нравилось рассматривать человеческие лица — каких только физиономии не увидишь, сидя в парке. Джемма изучала геометрию человеческих лиц, их глаза, множественные неправильности, особенности черт и мимики. Поразительно, сколько разнообразия!

Но самым интересным лицом она считала лицо своего собственного босса. Его все находили красавцем. Но какой же он красавец? В нем нет ничего красивого: смуглый почти до черноты, темноволосый, волосы даже вороньей синью отливают. Глаза глубоко посажены, и цвету них — угольный. И их можно было бы считать даже неприятными, если бы они были тусклыми. Но глаза у Девитта всегда мерцали, казались бархатисто-восковыми, напоминая отполированный оникс. В них таился мрак, так что смотреть лишний раз на своего босса Джемма избегала, хотя его лицо притягивало ее как магнит. Нос у него был резкий, острый, с крупными хищными ноздрями, рот — жесткий, правильный, пропорциональный.

Вообще, Марк Девитт весьма смахивал на огромную кошку. Черную пантеру. И был так же опасен, как эта хищная тварь. Джемма насчет него не питала никаких иллюзий. Обаятельный и вежливый, блестяще образованный и светский, Марк Девитт внутри был первобытным дикарем, которого скрывал ото всех, надежно пряча под дорогими костюмами.

Джемма вздохнула, пытаясь отогнать мысли о мрачном Девитте, и тотчас спохватилась. Она же должна сделать важный звонок! Его очень ждут.

Чертыхаясь, Джемма полезла в сумочку за записной книжкой, где был записан номер телефона. На телефонные номера у нее короткая память. Она с трудом припоминала даже свой собственный домашний. А уж чужие и подавно не могла вспомнить, как бы ни были они важны. Поэтому записная книжка в этой жизни для нее была всем, гораздо важнее паспорта.

Розовой книжицы в сумке не оказалась. Джема сразу занервничала и, паникуя, вытряхнула содержимое на лавочку. Книжки среди развала безделушек и бумажных обрывков не виднелось. Куда же она могла подевать свой ценный блокнот? Джемма, покрывшись испариной, мучительно вспоминала, кусая губы. Ах, да! Наверное, она забыла его в офисе. Точно! Черт побери, придется возвращаться.

…Свет по-прежнему горел в ее кабинете. Только у нее. Все остальные окна здания были темны. Джемма озадачилась. Она поднялась на свой этаж. На мгновение замерла перед дверью, из-под которой лился свет, но после решительно нажала ручку.

…За ее столом сидел Девитт и вертел в руках какие-то листки. Все ящики письменного стола были выдвинуты, папки — раскрыты, компьютер — включен.

На звук открывшейся двери Марк поднял голову. На застывшую Джемму уставились жуткие глаза. Она впервые видела их матовыми. Черные-черные, как пятна, плотно заштрихованные черным грифелем. Зрачков не видно.

— А вот и m-r TROLL собственной персоной, — хищно осклабился Марк Девитт, откидываясь на стуле, листы рассыпались, а на них — наброски карикатур. — Добрый вечер. Давно хотел с вами познакомиться.

3

Джемма оперлась на косяк, не в силах ни сдвинуться с места, ни отвести глаз от злобно ухмыляющегося президента компании. На столе кроме листов валялась и ее записная книжка.

Раскрытая.

На той странице, где больше всего виднелось крохотных рисуночков на полях…

В кабинете воцарилась тишина. Она казалась живой, колышущейся, обладающей разумом и плотью.

Марк смотрел на Джемму, она — на него и, видя взгляд Девитта, понимала, что самое страшное еще впереди. Господи, но как он догадался о том, что она и есть m-r TROLL?

— Я вернулась за своей записной книжкой, которую забыла, — произнесла она, когда живая тишина сдавила ее, вытесняя из груди воздух.

— Занятная книжица, — ухмыльнулся Марк, кивая на розовый блокнот. — Там столько телефонов, что глаза разбегаются. Вы очень общительный человек, m-r TROLL.

— Могу ли я ее забрать?

— Не-е-ет, m-r TROLL, — ласково ответил Девитт.

— Меня зовут Джемма Торрел, — она вызывающе вскинула голову.

И Девитт увидел, как в одну секунду поменялось ее лицо. Фарфоровая кукольная маска спала. Глупенькая Джемма исчезла. Черты заострились и сделались жестче. Теперь он видел перед собой ведьму — хладнокровную, поразительно красивую, коварную и безжалостную.

Ошеломительная метаморфоза.

Ему даже стало не по себе. Эта особа, которая теперь уставилась на него своими синими заледеневшими глазищами, была ему совершенно незнакома. И у этой особы — злокозненный ум.

Очень-очень умна.

И она — его враг.

И она — в его подчинении…

— Мисс Торрел. — Девитт сложил губы, будто смакуя произнесенное имя, а потом вдруг рывком поднялся с места. — Мне оно нравится больше, чем m-r TROLL. Второе вам не к лицу.

Джемма видела, что Девитт со странным выражением приближается к ней. Умом она понимала, что ей следует поскорее хлопнуть дверью, бежать без оглядки, но не могла сдвинуться с места. Девитт приблизился вплотную.

Его руки вдруг обвились вокруг ее талии и сжали. Джемма вскрикнула от ужаса и запоздало задергалась, пытаясь высвободиться. Однако Марк с яростной силой притиснул ее к стене.

— Где у вас находится совесть, мисс Торрел? — вкрадчиво поинтересовался Девитт, низко склоняясь — так низко, что его дыхание задело пряди на висках. — Здесь? — Его рука легла ей на грудь. — Или здесь? — Рука сместилась к другой груди. — А может быть, здесь? — Рука соскользнула вниз к животу.

Из Джеммы исторгся приглушенный вопль. Черные глаза напротив зловеще сощурились. Джемма снова затрепыхалась в его руках, и эти отчаянные бесполезные усилия ему, видимо, доставили истинное наслаждение. Он тихо сладострастно засмеялся. Его пальцы, длинные и гибкие, неожиданно стиснули ее лицо, вздергивая кверху.

— О, мисс Торрел, вы даже не представляете, во что вляпались, — прошелестел Марк, любуясь на ее заблестевшие слезами глаза. — И как круто теперь у вас изменится жизнь…

Джемма снова рванулась и… высвободилась. Ее рука взлетела сама собой, и звонкая сильная пощечина обожгла щеку Девитта. Тот отшатнулся с исказившимся лицом.

— Я не жалею о том, что сделала, и буду продолжать делать это. Вам меня не остановить, — процедила она сквозь зубы и бросилась прочь из кабинета.

Девитт, держась рукой за щеку, тяжело взглянул на захлопнувшуюся дверь. Когда стихли каблучки, он мрачно усмехнулся. Взглянул на оставленную на столе розовую книжку, и препакостнейшая улыбка появилась на его губах.

Жизнь поменялась.

И для него.

И для мисс Торрел тоже.

Идти. Надо идти. Туда ей все равно следует вернуться, хотя бы для того, чтобы уволиться по-человечески. Девитт, наверное, уже сделал все необходимые распоряжения. Ее выставят вон так же, как и брата. И подпись под увольнением будет стоять та же — мистера Девитта, бога-президента, будь он проклят и трижды неладен.

Но как ей посмотреть ему в лицо? После того, что случилось накануне вечером в кабинете? Джемма зябко передернула плечами. Она не спала всю ночь, мучаясь и переживая заново те ужасные мгновения. Подобного гнусного поведения она не ожидала от лощеного президента, который старательно избегал любых скандалов и считался чистоплюем.

Дикарь — чистоплюй…

Дикарь, но усмиренный воспитанием. Так она всегда себя успокаивала. А оказалось, что дикарским инстинктам воспитание совсем не помеха. И Девитт — по-настоящему опасен. Для нее.

Его руки… Ползущие по ее груди. Джемма на мгновение замедлила ход, чтобы подавить тошнотворный спазм. Никто к ней не прикасался. И тем более, подобным беспардонным образом. Какая мерзость! Слава богу, что все закончится сегодня утром. Ей укажут на дверь, и больше она не станет смотреть в ониксовые глаза президента издательского союза «Меандр». Только в рисованные. Их она нарисовала много-много. И еще нарисует.

На своем рабочем месте она появилась вовремя, не опоздав ни на минуту. И едва села за стол, как коммутатор ожил:

— Мисс Торрел, зайдите, пожалуйста, сейчас ко мне, — проговорил он деловым голосом Девитта.

Джемма едва удержалась от желания перекреститься. Она тяжело вздохнула, одернула юбку, которая сегодня была длиннее обычного и скрывала ноги до середины икры. Хватит Девитту пялиться на них. Игры закончились.

…Она вошла в его кабинет и остановилась у порога. Девитт сидел, развалясь в кресле. Спокойный, деловой и… чрезвычайно опасный. Его пронзительные глаза мгновенно отметили удлинившуюся юбку секретарши. Губы президента дрогнули. Скорее всего, в усмешке.

— Ну, и что будем делать, m-г TROLL… э-э… мисс Торрел? — вкрадчиво проговорил Марк, и столько всего невысказанного прозвучало в его мягком шелестящем голосе! Этот обволакивающий голос мог спровоцировать ее на ужасные глупости.

— Ничего, — качнула головой Джемма. — Я увольняюсь.

— Да что вы говорите! — Марк откинулся в кресле и скрестил руки на груди. — И когда же?

— Прямо сейчас.

— О-о, как скоро. — Глаза Девитта вдруг сузились, став по-кошачьему хищными прорезями. — Однако перед расставанием все же поведайте, почему вы меня так возненавидели. Вчера я не успел поинтересоваться.

Вчера…

Джемма почувствовала, как лихорадочный жар разливается по щекам и стекает по шее в ложбинку груди. Вчера… Вчера его руки скользили по ее груди. Именно об этом омерзительный Девитт так прозрачно сейчас намекнул. Он все отлично помнил.

Джемма переступила с ноги на ногу. Ноги подрагивали от напряжения.

— Имя Джереми Торрел вам о чем-нибудь говорит? — произнесла она тихо.

— Джереми Торрел? — Марк задумчиво сдвинул брови к переносице. — Знакомое. Однако не настолько, чтобы я мог припомнить сразу.

— Это мой брат, — резко отозвалась Джемма, как всегда почувствовав прилив клокочущей злости, когда она вспоминала о судьбе брата. — Он работал фотокорреспондентом в журнале «Звездный калейдоскоп», принадлежавшем союзу «Меандр». И был уволен за то, что отказался становиться грязным папарацци и лезть в постель к знаменитостям со своим фотоаппаратом. Подпись под его увольнением поставили именно вы.

Брови Девитта взлетели вверх. Он уставился на Джемму с нескрываемым изумлением. А в голове продолжало крутиться названое имя. Джереми Торрел… Джереми Торрел. Вспомнил!

— Кто вам рассказал эту историю? Ваш брат? — мягко поинтересовался он, сжимая пальцы в кулаки. — Я припомнил тот случай. Да, парня звали именно Джереми Торрел. — Марк уверенно кивнул. — И у меня имеется совсем другая версия событий! — Он вперил в Джемму опасный взгляд. — Ваш братец, мисс Торрел, как раз и был папарацци. Мы с огромным трудом добились разрешения одной звезды сфотографировать ее дом изнутри, не касаясь интимных подробностей. Но Джереми Торрел умудрился сделать снимки звездного нижнего белья, ее, пардон, биде, а также содержимого холодильника с разоблачающими подробностями, как то, что помешанная на диетах звезда обожает в одиночестве поглощать тоннами высококалорийное мороженое и запивать его дешевым пивом. И все эти снимки Торрел продал одному журналу с известной «славой». — Девитта передернуло, как будто он снова переживал те жуткие дни, когда все стояли на ушах. — Разразился громкий и неприятный скандал, сильно ударивший по нашему изданию и подорвавший его авторитет и репутацию. Нам пришлось заплатить такие аховые деньги в качестве компенсации морального ущерба оскорбленной в лучших чувствах звезде, что я с превеликим удовольствием расписался под увольнением наглеца и, не побоюсь этого слова, подлеца. И позаботился о том, чтобы ни одно приличное издание на работу его не взяло.

Джемма опустилась на ближайший стул, оглушенная услышанным, но она не верила ни одному слову Девитта. Хотя вспомнила, что у Джереми как раз в то время появились нежданно-негаданно огромные деньги, которые он бездарно и очень быстро просадил… Брат ей лгал?

— И вы с вашим братцем, мисс Торрел, одного поля ягода, — услышала она сквозь туман в ушах четкий режущий голос президента «Меандра». — Вы также питаете слабость к бульварным изданиям и также с удовольствием мараетесь в грязи.

Джемма вспыхнула и вскочила. Она была готова вцепиться в ухмыляющееся лицо босса всеми десятью ногтями. А Девитт был потрясен тем выражением, которое возникло на ее личике. Слава богу, что прежняя декоративная Джемма почила навеки. Сейчас он видел разъяренную ведьму и не мог отвести от нее восхищенных глаз. Чертовски хороша!

Тем хуже для нее…

— Я не собираюсь выслушивать вашу чушь вперемешку с оскорблениями, — процедила она, едва сдерживаясь. — Надеюсь, все уже готово, чтобы выставить меня вон?

Девитт усмехнулся. Вместо ответа он потянулся к лежавшей на столе пластиковой папке с листами.

— Знаете, что это такое, мисс Торрел? — подозрительно кротко поинтересовался Марк и, не дождавшись ответной реакций (разумеется!), так же кротко пояснил: — Это трудовой контракт мисс Джеммы Торрел с издательским союзом «Меандр». Типовой контракт, заключенный на текущий год, с возможностью дальнейшей пролонгации. И по этому контракту работник обязан отработать установленный срок. В случае же внезапного увольнения, он должен выплатить предприятию неустойку, равняющуюся сумме из шести месячных окладов. Исключения составляют работники, вынужденные уволиться по состоянию здоровья, как то: инвалидность, тяжелая болезнь, не позволяющая выполнять должностные обязанности, и наступившая беременность.

Джемма открыла рот, будучи не в силах что-либо произнести… разумного. Она ничего не понимала. Девитт должен был гнать ее взашей, а он, кажется, препятствует ее уходу.

И что еще хуже — неизвестно.

— У вас есть деньги? Инвалидность? Вы страдаете тяжелым недугом? А может быть, вы беременны, мисс Торрел? — гадко улыбнулся Марк, упиваясь видом растерянной Джеммы.

— Нет, — заплетающимся языком пролепетала она, — но мы можем договориться…

— Мы не можем договориться, — жестко обрубил Девитт. — До окончания срока действия контракта еще четыре месяца, и вы их отработаете… сполна. — Девитт перестал улыбаться. — Я побеспокоюсь об этом лично.

Джемму опять затошнило. Глядя в бесстрастное смуглое лицо своего босса с черными ужасными глазами — пятнами, наконец-то осознала, как жестоко влипла.

— Через три часа у меня должна состояться деловая встреча, как вы помните, — глумливо добавил Марк. — Идите и доделайте в конференц-зале то, что не успели: вчера. А после окончания рабочего дня я вас жду в этом кабинете, чтобы мы могли выработать схему нашего дальнейшего… э-э… сотрудничества. Сейчас вы свободны, мисс Торрел.

Джемма не помнила, как вышла из кабинета. И куда после пошла, тоже не помнила. Очнулась уже сидя в офисном кафе и держа в руках огромный пластиковый стакан с… (о ужас!) крепким имбирным пивом!

Во рту тоже был кисловатый пивной привкус. Значит, пиво она пила. А ведь она его терпеть не может. Не могла… До сегодняшнего дня.

Что ей делать?

Она не сможет выплатить столь огромную сумму неустойки. У нее таких денег отродясь не было. А со здоровьем у нее, слава богу, все в порядке. И беременеть в ближайшие лет десять она не собирается, даже ради увольнения из «Меандра».

Джемма потрясла головой и еще раз ужаснулась, по щекам вдруг потекли слезы. Она плачет! Плачет из-за чертового Девитта! Отвратительного, жуткого, бессердечного стервеца! Который сначала расправился с ее братом (Джереми ныне тихо спивается, протухая в затрапезной желтушной газетенке, которую и газетой назвать сложно — скорее, это жалкий листок, годный лишь для туалета), а теперь собирается уничтожить и саму Джемму.

Но Джемма Торрел не слабый Джереми Торрел. Она сумеет постоять за себя! Целых четыре месяца… Четыре месяца!

Джемма снова всхлипнула, впадая в панику. Четыре месяца рядом с Девиттом, который вышел на тропу войны. Он будет мстить за карикатуры.

Жестоко.

И без всякой снисходительности. Он же дикарь, лишь прикрывающийся дорогим деловым костюмом. Она многое этим утром прочитала в его умопомрачительных глазах. Всю свою «четырехмесячную» судьбу смогла увидеть в черных безднах. Ей даже можно не идти сегодня вечером к нему в кабинет, чтобы «выработать схему сотрудничества». Война — это не сотрудничество. Это — война…

Жалеет ли она, что все так повернулось? Что она рисовала те карикатуры? Сводила счеты за несчастного Джереми, который по молодости и глупости совершил ошибку? За эту ошибку олимпийский небожитель, всеблагой мистер Марк Девитт, сломал ему не только карьеру, но и жизнь. Жалела ли она сейчас о своей «художественной» мести? Ни капельки!

И рисовать карикатуры она продолжит. На мистера Девитта. И теперь это будут та-а-акие карикатуры…

Джемма сухо засмеялась, ладонью вытерла слезы и залпом выпила весь стакан с пивом. Ну и гадость!

…Пять минут до окончания рабочего дня. Джемма склонилась над своим столом и меланхолично водила карандашом по белому листу бумаги. Отрывистые штрихи сливались в линии, множественные линии складывались в фигуру… президента издательского союза «Меандр». Глаза президента жили отдельно от лица: в верхнем левом углу того же бумажного листа. Четко прорисованные, тщательно заштрихованные — кое-где бумага даже порвалась под нажимом карандаша. Зрачков почти не видно, только их тень. Точная копия глаз оригинала! А в «оригинал» ей придётся смотреть… Целых четыре месяца…

Без одной минуты. Коммутатор ожил и заговорил голосом ее проклятия:

— Мисс Торрел, через минуту я жду вас в своем кабинете.

Джемма молча нажала на сброс и показала коммутатору средний палец руки.

Стучать она не стала. Просто открыла дверь и вошла. Девитт, находившийся у окна, смотрел на панораму города, который с высоты семнадцатого этажа был весь как на ладони. На звук открывшейся двери Марк повернул голову.

Джемма стояла на пороге, освещенная слабым солнечным светом, что походил на сияние. Красивее женщины Девитт в своей жизни еще не встречал. Но красота в этой мистической особе — не главное. Главное — это она сама. Ее душа, ее сердце, ее ум, ее талант. Чудо из чудес.

И все это будет принадлежать ему…

Только ему.

— Присаживайтесь, мисс Торрел. — Девитт кивнул на кресло у стола. — Разговор наш будет долгим.

Долгим? У Джеммы затвердели скулы. Озноб заледенил спину. Ноги перестали гнуться.

— Наш разговор не может быть долгим, мистер Девитт, — произнесла она, стараясь, чтобы зубы от страха не клацали слишком громко. — Я не стану работать на вас. Вот и весь разговор.

Девитт сардонически надломил бровь и уселся в кресло за столом. Уголки его губ чуть-чуть приподнялись, как у голодного хищника, почувствовавшего свежую кровь.

— На вашем месте я бы не стал делать столь категоричных заявлений, мисс Торрел, — вкрадчиво произнес он, голос его наполнился угрожающими бархатистыми нотками.

Она тоже позволила себе улыбку. Села в предложенное кресло и закинула ногу на ногу. Юбка приподнялась и показала ее колени. Глаза мистера Девитта тотчас блеснули. Джемма одернула юбку и сделала каменное лицо.

— Это не заявление, а констатация факта, — пожала она плечами. — И было бы лучше, если бы вы позволили мне тихо уволиться. Тогда это неприятное для нас обоих дело закончилось бы быстро и полюбовно.

— Полюбовно. — Марк на мгновение мечтательно прикрыл глаза. — Боже, как мне нравится это слово. Безумно нравится…

Это смахивало на намек. Джемма изнутри вскипела и вцепилась пальцами в юбку, натянутую на коленях. Ткань вновь поползла вверх. Глаза Девитта опять стали дьявольски блестящими. Завораживающими насмерть.

— Я горячий сторонник «полюбовных» дел, — продолжал ухмыляющийся Марк, показывая зубы. — Но беда в том, что я не сторонник политики спускать с рук неблаговидные дела кому бы то ни было. Поэтому, мисс Торрел, вам придется ответить за каждую вашу карикатуру…

— …которая будет публиковаться в «Утечке»? — Джемма дерзко искривила рот.

Будет?

Девитт оценил ее вызов холодным блеском в зрачках.

— Вы планируете еще рисовать свои шедевры? — сладко поинтересовался он.

Джемма кивнула. И Девитт искренне восхитился ее поразительным норовом. Ну и штучка она! Ведьма! В лучшем смысле этого слова. Как же он сразу-то ее не разглядел? Не понял? Дурой называл? А ведь всегда себя считал знатоком женщин. Правда, Джемма Торрел совсем не походила на обычных женщин. Он только-только начал это понимать.

— Очередная выйдет уже завтра. — Джемма продолжала кривить рот.

Марк про себя витиевато выругался. С Джеммой Торрел он намучается. Однако эта захватывающая игра стоит свеч. Всех свеч мира.

— Вы рискуете, мисс Торрел, — обронил он многозначаще.

— И чем же? — Джемме стало смешно, истерический смех забулькал в глотке.

— Собой…

— Вы меня в отместку убьете? — Она все же дребезжаще хихикнула, не удержавшись.

— Зачем же мне вас убивать? — масляно улыбнулся Девитт, настолько масляно, что у него даже улыбка получилась лоснящейся. — Другой такой Джеммы Торрел не родится еще несколько тысяч лет. Нет, я не собираюсь вас убивать. Однако постараюсь, чтобы света божьего вы не увидели…

— Это и есть «схема нашего сотрудничества»? — Джемма во всю язвила и веселилась дальше.

— Почти, — осклабился в ответ Девитт. — На самом деле схема нашего сотрудничества звучит чуть-чуть иначе.

— И как же?

— А вот так: вы, мисс Торрел, либо работаете на меня, либо лежите подо мной. Второе, кстати, не исключает первого.

— Что-о? — Джемма вскочила и покачнулась. У нее даже в глазах помутилось. На миг Девитт скрылся во мраке. И из сгустившегося кисельного мрака донесся его посмеивающий голос:

— Именно так, мисс Торрел. Я возьму от вас все, что можно взять. И начну прямо сейчас… брать.

Девитт двигался стремительно. Как охотящаяся пантера. Только что был за столом, а потом вдруг уже навис над Джеммой. Она и вскрикнуть не успела, как оказалась сдавленной в его руках, как в тисках. Приблизившиеся черные глаза обожгли белыми пляшущими искрами в центре суженных зрачков.

Мир вдруг ожил и завертелся перед глазами в бешеной круговерти. Остолбеневшая Джемма чувствовала, как ей за волосы запрокидывают голову; видела, как к ней приближается кривящийся мужской рот; она разглядела на мужских устах небольшую трещинку, ровно посередине, а потом вдруг ей стало непереносимо горячо. Точно она сдуру приложилась губами к раскаленному металлу. И весь воздух куда-то делся. Вздохнуть было невозможно.

Джемма растапливалась, как кусок льда на сковородке. Утекала, утекала, утекала… Скоро талая водица зашипит, и Джемма испарится совсем. Какая странная нелепая смерть, однако, получится! Ей опять сделалось до судорог смешно, но засмеяться не удалось.

…Девитт оторвался от нее резко и внезапно. Джемма конвульсивно дернулась и вздохнула. Его руки удерживали ее в вертикальном положении. Отпусти ее сейчас Девитт — она грохнется прямо на Пол, ибо ноги у нее — ватные.

Но Марк ее не отпускал. Держал с прежней силой и прижимался к ней всем телом. Она слышала, как громко стучит его сердце. Ее собственное почти не билось, слабо трепыхалось где-то внизу, жалкий испуганный комочек.

Мир она не видела, но — чувствовала. Ее подрагивающие чуткие ноздри уловили аромат, что исходил от кожи Марка Девитта. Какое-то особенное смешение запахов, слившихся в единый — резкий, особенный, дурманящий.

Марк вновь наклонился над ней, ослабленной и несопротивляющейся, извилисто пробежал губами по запрокинутой тонкой шейке, добрался до ушка и шепнул в него:

— Надеюсь, мисс Торрел, теперь вы очень хорошо уяснили схему нашего сотрудничества: или вы работаете на меня, или лежите подо мной…

4

Может, не идти?

Туда?

Джемма с тоской смотрела на высотное офисное здание — место ее проклятой работы. Она сознательно опоздала на пятнадцать минут, и была готова опоздать еще на целую вечность.

Ноги туда не шли. Они топтались на месте, грозя продавить мягкий от жары асфальт тонкими каблучками.

Там находится Девитт. Чудовище. Грендель из мира бизнеса, на которого Беовульфа не хватает. А из нее самой очень плохой Беофульф получится. Точнее — совсем не получится.

Что он с ней вчера сделал? Поцеловал? Это совсем не походило на поцелуй, если она хоть что-то понимает в поцелуях. Джемма невольно притронулась сначала к губам, потом к шее — под высоким воротом скрывалась пурпурная отметина, которую она обнаружила только с утра и, проклиная все на свете, в спешке перерыла весь гардероб, пытаясь подобрать хоть что-то из одежды, что скрьшо бы эту дьявольскую метку.

Боже, неужели все это происходит с ней? Наяву? Почему Девитт мстит ей подобным образом вместо того, чтобы уволить, как он уволил Джереми, — без всякой жалости и с волчьим билетом вместо рекомендаций?

Ей ни в каком кошмаре не могло бы привидеться, что мистер-небожитель Марк Девитт начнет ее агрессивно домогаться. Ее! Обычно бывает наоборот — леди всех мастей и окрасок настойчиво домогаются Марка Девитта, а он лишь придирчиво избирает или же ловко скрывается от самых настойчивых алчно-очаровательных прилипал, прикрываясь, кстати, Джеммой Торрел.

Она вздохнула. Ноги, наконец, сдвинулись с места и медленно-медленно зашагали по направлению к зеркальному входу…

…Войдя, Джемма обвела глазами свой кабинетик. Она потихоньку начинала его ненавидеть, до последней канцелярской скрепочки. И жалюзи она тут ненавидит, и стул крутящийся, и монитор, заклеенный радостными наклейками и…

…коммутатор! Который надрывался как ненормальный.

— Да, — со злостью глядя на противный аппарат, прошипела Джемма.

— Доброе утро, мисс Торрел, — в кабинет вторгся задушевный голос босса, заполнил все солнечное пространство. — Вам известно, что вы опоздали?

— Известно.

— Будьте любезны объяснить причину вашего опоздания.

— Не буду.

— Ясно, — усмехнулся коммутатор. — Тогда кофе, пожалуйста. Для меня одного.

— Всенепременно.

…А вот и кофе. А вот и Джемма.

Девитт оторвался от бумаг, чтобы выразительно улыбнуться вошедшей с подносом Джемме. Мисс Торрел сегодня выглядела как занудная скучная секретарша. Она перестала носить короткие юбки. Она посмела явиться в широких брюках! Безобразие! Он непременно издаст специальное распоряжение насчет ее одежды вообще и длины ее юбок в частности. На две ладони (его) выше колена! А может быть, лучше на три?

— Ставьте сюда, — кивнул Марк, с наслаждением решая, на две или на три ладони выше должны быть юбки у мисс Торрел.

Синие глазищи ярко полыхнули. В них пронеслись ослепительные хвостатые кометы. Девитт почувствовал, как от этого завораживающего ведьминского взгляда в нем убыстряется кровь. Ай да Джемма! Она даже не подозревает, насколько опасны ее взгляды. Для нее самой…

— Сначала вы, мисс Торрел. — Девитт кивнул на кофе.

— То есть? — Джемма не поняла и оторопела.

— Продегустируйте ваш напиток, прежде чем я сделаю глоток.

— Вы боитесь, что я вас отравлю? — Джемма приподняла подбородок.

— Как знать, как знать, — уклончиво отозвался Девитт, наслаждаясь фантастическим синим блеском в ее глазах.

Джемма демонстративно фыркнула и, взяв чашечку, сделала большой глоток. Лицо ее не изменилось, и глаза не увеличились. Не закашлялась и не поперхнулась.

— Ну и как? — вопросительно приподнял бровь Марк.

— Восхитительно, — улыбнулась Джемма, ставя чашку обратно на поднос. — Лучшего кофе я еще не варила.

— Хорошо. Тогда можете идти. Спасибо за расторопность. А за опоздание отчитаетесь в письменном виде.

Джемма пропала из его кабинета, а он взялся за кофе. И… выплюнул его прямо на переработанный и заново отпечатанный отчет о проделанной работе отдела маркетинга «Меандра».

… Дверь ее кабинета с грохотом распахнулась. Джемма сидела за столом и скрепляла степлером документы. И даже не вздрогнула, когда Девитт ворвался к ней.

— Что было в кофе? — прошипел президент, закрывая дверь и прислоняясь к ней спиной.

— Соль, сода, перец чили, приправа карри, трава полыни и еще что-то. — Джемма невозмутимо вскинула глаза к потолку, как бы вспоминая. — Ах, да, яблочный уксус. Все — в равных пропорциях.

Раздался металлический щелчок. Ее глаза метнулись на звук — это Девитт запер кабинет на внутреннюю задвижку. Затем он шагнул к ее столу и одним движением смахнул с него все документы и принадлежности.

Потом сдернул Джемму с места как куклу, опрокинул на стол и, навалившись сверху, прижал спиной к прохладной столешнице. Джемма гулко стукнулась затылком, и на миг в глазах все померкло. А дальше она собралась закричать, но у нее не получилось: озверевший Девитт запечатал ей рот своим ртом.

Джемме ничего не осталось, как умереть. И она умерла. Ее смерть была мгновенной — pa-аз, и она полетела куда-то вниз, освободившись от тела, слабеющего в объятьях Девитта. И поскольку мисс Джемма Торрел при жизни не была послушной девочкой, то она явно падала в ад, и адский огонь опалил все ее существо…

А потом она воскресла. Задыхающаяся и изнемогающая, распластанная на офисном столе. Блузка ее была расстегнута наполовину, открывая кружевной лифчик. Губы, вспухшие и истерзанные, жутко саднили. Казалось, туда прилила вся кровь из вен и артерий.

Девитт по-прежнему держал ее за руки. Она смотрела на него и будто бы не узнавала. Синие глаза были мутными.

— Через десять минут я жду еще одну порцию кофе, мисс Торрел, — ровно проговорил Марк, разжимая пальцы — на тонких женских запястьях отчетливо виднелись отпечатавшиеся следы тех тисков.

…Через десять минут кофе не было. И Джеммы тоже не было. Не только в кабинете. Во всем здании, В журнале, фиксирующем передвижения персонала, значилось, что мисс Торрел отправилась в магазин «Цветочная рапсодия» для приобретения очередной порции цветов.

Когда Фрэнк Маршалл с ходу заскочил в кабинет к президенту, то обнаружил, что Девитт сидит уставившись в одну точку с таким выражением, будто собрался начать третью мировую войну. Маршалл присвистнул, спрятал свежую «Утечку» с очередной карикатурой за спину и тихонько прикрыл за собой дверь. Десять минут назад он видел, как мимо него пронеслась мисс Торрел в кошмарных брюках, всклокоченная, пунцовеющая, со вспухшими губами и с примерно тем же выражением, что он увидел сейчас у господина президента «Меандра».

Фрэнк озадачился: уж не звенья ли это одной цепи?

И что следует делать, если третья мировая война разразится?

А может, она уже разразилась?

То, что мисс Торрел отправилась покупать цветы — это было полбеды. Беда была в том, что мисс Торрел приобрела кактусы. Два десятка разнокалиберных кактусов, и ими уставила весь стол в конференц-зале.

Вошедший туда Девитт лишился дара речи. Некоторое время он безмолвно взирал на ощетинившиеся кактусы с раскрытым ртом. У Джеммы Торрел отлично получалось делать его дураком.

Кактусы злобно топорщили иглы во все стороны. Ему даже показалось, что эти ощетинившиеся колючки — живые и что они сейчас кинутся на него и исколют до смерти, мстя за поруганную честь мисс Торрел.

— И как это объяснить с точки зрения психоанализа? — поинтересовался он, когда дар речи к нему вернулся.

Джемма вскинула на него ведьминские глазищи-омуты:

— Я не занимаюсь анализом психов.

Синие очи задорно блеснули в его сторону, будто добавляя: «А надо бы уже начать».

Девитт решил, что он принципиально не заметит этого коварного выпада — туше. Он лишь выразительно кашлянул и произнес как ни в чем ни бывало:

— Вы уже написали объяснительную по поводу вашего утреннего опоздания, мисс Торрел?

— Да, — кивнула Джемма.

Марк не ожидал подобного ответа. И даже расстроился. Мисс Торрел достала из кармана сложенную вчетверо мятую-перемятую бумаженцию и протянула ее своему боссу. Их руки на миг соприкоснулись, и в воздухе сразу заискрило, случилось короткое замыкание. Джемма шарахнулась от Девитта, как мышь от кошки, Девитт же, наоборот, качнулся к ней. И еле-еле удержал себя от фатальных ошибок.

Объяснительная была лаконичной: «Я опоздала потому, что в гробу видала весь издательский союз „Меандр“ и его президента Марка Девитта».

Внизу под строчками красовалось нарисованное графитом мрачное надгробие с выразительной эпитафией-девизом: «Меандр — ad patres![1]».

Великолепно!

Девитт аккуратно сложил бумажку и тоже убрал ее в карман брюк. Этот шедевр он оформит в эксклюзивную рамку.

— А из какого дерева был сделан гроб? — уточнил он, стараясь, чтобы его губы не сложились в улыбку. Внешние уголки рта уже подозрительно подрагивали.

— Из древесной плиты, — буркнула Джемма, думая, каким образом она выберется из конференц-зала.

И выберется ли вообще…

Девитт стоял очень близко, и это действовало на нервы. Они дрожали, как натянутые тонюсенькие струнки, готовые оборваться в любой момент. Ониксовые глаза вбуравливались в кожу, а если вздохнуть поглубже, то наверняка можно будет уловить особенный запах, которым обладал лишь Марк Девитт и который дурманил ее разум.

Единственный опрометчиво-глубокий вздох, и мозги разрыхлятся — хоть пирожки из них пеки!

А ей нельзя становиться дурой в присутствии Девитта. Это стратегически невыгодно. Однако из-за проклятущего дразнящего мужского запаха она имела все шансы ею стать. Хоть не дыши совсем!

Джемма поспешно отступила от Девитта на пару шагов, мечтая о респираторе.

— У меня к вам есть предложение, мисс Торрел, — проговорил Девитт, не пытаясь вновь приблизиться, но всем видом демонстрируя, что готов это сделать. В любой момент.

— Еще одно? — Джемма со значением фыркнула.

— Точнее не к вам лично, а к небезызвестному мистеру Троллю, — невозмутимо закончил Девитт и полюбовался на вытянувшееся светленькое личико мисс Торрел.

— И что же вы хотите ему предложить? — Джемма опустилась на ближайший стул и закинула нога на ногу.

Поскольку ужасные брюки скрывали ее дивные ножки, Девитт не стал смотреть на них, дабы не впасть в ностальгию по прежним восхитительным видам. Вместо ножек он уставился в мерцающие синеющие очи.

— Вам известно, что в скором времени «Меандр» собирается открыть новый остро-политический журнал «Рапира». — Девитт непринужденно примостился с краю стола переговоров. — Это принципиально новое издание. Аналитическое, познавательное, рассчитанное на широкий круг читателей, даже не слишком продвинутых в политике. Главная его фишка — в саркастическом тоне. Статьи должны быть ироничными, иногда — болезненно колющими, временами — режущими, кровопускательными.

Джемма слушала внимательно.

— Другой фишкой, а может быть, даже фирменной визитной карточкой «Рапиры» будут карикатуры. Яркие, сильные, злые и незабываемые. Как раз в стиле мистера Тролля, — продолжал Девитт, видя, что его неспешный рассказ потихоньку увлекает мисс Торрел, у нее даже губки приоткрылись от внимания. — Карикатуристов вообще очень мало, а талантливых — можно пересчитать по пальцам одной руки. Мистер Тролль — как раз из последних. И я хотел бы, чтобы его карикатуры стали тем самым эксклюзивным штрихом нового журнала «Рапира». А мисс Торрел в том журнале могла бы успешно занимать должность художественного редактора.

Если бы вдруг сейчас в тихом конференц-зале раздался громоподобный глас божий, это не стало бы для Джеммы столь большой неожиданностью, а вот предложение Марка Девитта повергло ее в ступор. Она вытаращилась на него бесконечно удивленными глазами и медленно заморгала длинными ресницами: хлоп-хлоп, хлоп-хлоп.

— Подумайте, мисс Торрел, как было бы замечательно. Мгновенный карьерный взлет, повышение социального статуса, возможность заниматься любимым делом и получать за это деньги. Немаленькие, заметьте, — Девитт продолжал неспешно искушать, его голос дурманил, сладкой теплой струйкой вливался в сознание, заполняя голову медовым сиропом до темечка.

— Вам нравится творчество мистера Тролля? — вместо ответа осведомилась Джемма куда-то в стену.

— Я его самый страстный поклонник. — На губах Девитта обозначилась загадочная улыбка, отобранная у Моны Лизы.

Она проглядела момент, когда Девитт очутился цодле нее, взял ее ручки в свои — сухие и горячие — и указательным пальцем принялся поглаживать ее запястья. Прикосновения были легки, нежны, упоительно непривычны. Джемма смотрела на скользящий палец завороженно, как смотрит ребенок на захватывающее действо. Где-то внутри нее стало горячо-горячо, словно там расплавилась тысяча свечей, превратившись в воск. Горячий воск тяжело стекал вниз, к низу живота. И дышать становилось все труднее.

Девитт перевернул ее подрагивающую ладонь кверху, по очереди разогнул нервно сжатые пальцы и также по очереди принялся их целовать. Большой, указательный, средний, безымянный, мизинчик. А потом — наоборот.

Умом Джемма понимала, что это волшебное безобразие следует прекратить немедленно. Заорать, вскочить, треснуть обнаглевшего босса по голове папкой и убежать далеко-далеко, громко хлопнув дверью.

Но как-то не хотелось…

Девитт же продолжал неспешно заниматься «безобразием», войдя во вкус. Кто мог бы подумать, что у ее босса, в груди которого на стальных цепях подвешено железобетонное сердце, такие горячие и восхитительно — настойчивые губы? Может быть, он их у кого-нибудь позаимствовал? Специально для того, чтобы поцеловать пальчики мисс Торрел?

— По-моему, вы пытаетесь подкупить мистера Тролля, — пробормотала Джемма, чье сознание балансировало на грани обморока.

Даже, наверное, соблазнить…

Мистер мистера… Нехорошо, ой, как нехорошо.

— Вовсе нет, — отвлекся от сладких пальчиков Марк, — это было сознательное, тщательное обдуманное деловое предложение, которое сулит большие выгоды обеим сторонам.

Джемма была готова сказать «да». Ведь Девитт предлагал ей, обычной смертной, должность, ради которой некоторые готовы прошагать по трупам. А ей преподносят подарок судьбы на блюдечке с розовой (или голубой?) каемочкой. Бери и радуйся. Жизнь прекрасна!

Однако сидевший внутри нее мистер Тролль саркастически напомнил, что она в издательском союзе «Меандр» лишь из-за восстановления справедливости, точнее, из-за вендетты, и принять выгодное предложение сладкоречивого, но бессердечного Девитта означало бы предать несчастного Джереми.

Джереми.

Джемма очнулась от грез.

Ее пальчики решительно выскользнули из теплого плена мужских губ. На Девитта взглянули синие глаза, уже полные льдистых бликов.

— Может ли Джереми Торрел в том же журнале «Рапира» получить еще один шанс?

Ониксовые глаза сузились и тоже заледенели.

— Нет.

Джемма вздрогнула от этого резкого «нет», выстрелившего в нее. Она взвилась с места, с грохотом отодвинув стул. Стул упал позади нее кверху ножками.

— Тогда нам не о чем разговаривать, мистер Девитт. Ровно через четыре месяца Джемма Торрел покинет вашу компанию, а мистер Тролль найдет объект интереснее, чем благообразный ледяной голем в галстуке, у которого внутри вместо сердца железобетон.

И у которого таинственные ониксовые глаза…

Кажется, Девитт побледнел. Но она не стала всматриваться в его физиономию (насмотрелась уже!) и устремилась к двери, мечтая исчезнуть.

Вообще.

У самых дверей ее догнал сердечный голос Девитта:

— Такие предложения не делают дважды, мисс Торрел…

…Спустя полчаса Фрэнк Маршалл, заглянувший в офисное кафе, увидел мисс Торрел, роняющую слезы в стакан с пивом. Лица на мисс Торрел не было. Оно казалось замазанным белой глиной. С мисс Торрел явно творилось неладное. Сначала вспухшие губы, потом ужасные брюки, а вот теперь отсутствие лица на лице.

Повинуясь своей интуиции, которая ему служила верой и правдой вот уже 34 года, Фрэнк Маршалл решил повременить есть бифштекс и направился в кабинет к президенту «Меандра», догадываясь, какую картину он там увидит. Однако картина оказалась несколько иной, но все же впечатляла.

Президент «Меандра» сидел за рабочим столом, закинув на него ноги в начищенных ботинках, и, катая из листов бумажные шарики, меланхолично пытался забросить их в мусорную корзину в углу. Все пространство вокруг корзины было усеяно бумажными комками: Марк Девитт сегодня промахивался по-страшному.

Фрэнк едва успел спасти от незавидной части подписанный договор аренды, на которой наткнулась шарящая рука президента, чьи глаза были устремлены в параллельное пространство. Маршалл выхватил драгоценный листок в последний момент — Девитт, похоже, этого даже не заметил.

— Кажется, кое-кому надо отдохнуть, — осторожно намекнул Фрэнк.

— Кажется, кое-кому надо заткнуться, — угрюмый Девитт был не расположен к разговорам.

Как хорошо, что у Марка не имелось под рукой пистолета. Он мог бы всех перестрелять в таком состоянии. Лично Фрэнк Маршалл видел его подобным впервые в жизни.

— У меня тоже так начиналось, — как ни в чем ни бывало продолжал Маршалл жизнерадостным тоном — Девитту как раз не хватало жизнерадостности.

— Что начиналось?

— Война.

— Ты был на войне, Фрэнк?

— Был, воевал, победил, получил контрибуцию и свидетельство. Теперь опутан по рукам и ногам.

— Какое свидетельство?

— Победителя.

— А где их выдают?

— Сам узнаешь.

Девитт вздохнул и потянулся к последнему валяющемуся на столе листку. Фрэнк, убедившись, что листок этот не важен для дел компании, позволил Марку скатать из него шарик. Девитт кинул, опять промахнулся. Маршалл молча положил перед президентом упаковку листов для принтера и с чувством выполненного долга ретировался.

В некоторых войнах третий — всегда лишний.

5

— Мисс Торрел, заседание совета директоров начнется через пятнадцать минут, — недовольно изрек коммутатор.

— Я знаю, — отозвалась Джемма, ненавидя говорящий аппарат до горькой тошноты.

— Я сейчас заглядывал в зал и не увидел на столе президента необходимых папок с документами. Все бумаги вам должна была передать мисс Клайв еще полчаса назад, чтобы вы их отнесли в конференц — зал.

— Через минуту они будут там лежать. — Джемма состроила коммутатору зверскую морду, но коммутатор не испугался и невозмутимо добавил:

— Время пошло.

Чертов Девитт! Когда же истекут четыре месяца?! Ей богу, через неделю-другую она всерьез начнет думать о беременности как единственном шансе сбежать из «Меандра». Только вот для того, чтобы забеременеть, ей необходим кто-то, кто бы ей «помог».

У нее на примете подходящих «кандидатов» не было. Только…

…Марк Девитт.

Джемма аж подскочила на стуле от этой шальной мысли, которая ворвалась в сознание, как взбесившаяся комета, и озарила мозг белым светом. Забеременеть от Девитта! Чтобы спокойно можно было сбежать от него. Пардон, уволиться из «Меандра».

Джемма принялась истерично тоненько хихикать. Смешнее она ничего еще измысливала. И идиотичнее. И… и… Ой, лучше не думать ни о чем таком. О нем не думать — Ей.

Иначе она просто свихнется. Джемма схватила карандаш, бумагу и взялась лихорадочно рисовать. Пятнадцать секунд, несколько резких точных штрихов — и готово. Листочки аккуратно вложила в папочку поверх деловых бумаг и легкой походкой устремилась из кабинета в уставленный кактусами конференц — зал где собирались приглашенные.

— … Итак, заседание считаю открытым. — Мистер Марк Девитт, в строгом сером костюме и серебристом галстуке, воплощение делового благополучия, позволил себе дружелюбно улыбнуться. — Повестка всем известна. В ней девять пунктов. Время терять не будем и сразу приступим к рассмотрению. Первый пункт, самый важный и ради которого мы все, собственно, здесь собрались, это резкий скачок цен на фондовой бирже. Нас он затрагивает и весьма серьезно, хотя катастрофы, разумеется, случиться не должно. Вот раскладка по нашим акциям…

Девитт взялся за папку, на которой было напечатано «Ценные бумаги», раскрыл ее и…

Все одиннадцать членов правления одновременно заметили, как президент сильно поменялся в лице. Чуть-чуть позеленел, у него задергалась щека и шевельнулись губы, как будто он что-то сказал… ругательное. Глаза взметнулись и устремились поверх голов в угол зала, где на стульчике скромно и тихо сидела мисс Торрел в компании с пятью остальными секретаршами. Взгляд у президента был убийственным.

Фрэнк Маршалл прикрыл рот ладонью, будто зевая, но на самом деле пряча многозначительную ухмылочку.

— Э-э… — промямлил президент спустя минуту, которую члены правления провели, изнемогая среди кактусов от любопытства и ужаса — вдруг «Меандр» на грани разорения? — Простите, в папке оказался лишний документ, который, как я полагал, должен бы находиться совсем в другом месте. Это место…

Президент явно бредил. Фрэнк Маршалл пытался не заржать (громко), остальные переглядывались, ничего не понимая. Одна мисс Торрел сидела невозмутимо. Только вот в глазах у нее огненные черти выплясывали канкан.

Девитт потряс головой, решительно выхватил листок из папки и переложил его в другую. Затем сделал глоток воды из стакана и продолжил свою речь уже более связными фразами. Из этой речи стало ясно, что «Меандру» действительно катастрофа не грозит…

— … И что там было в том листочке? — поинтересовался Фрэнк Маршалл, когда заседание завершилось и все разошлись.

Девитт, взъерошенный и неулыбающийся, мрачно взглянул на него из-под густых жестких ресниц.

— Много будешь знать — пристрелю, — пообещал он ласковым голосом.

— Все понял, — поднял руки Фрэнк и мгновенно испарился из кабинета: кто-кто, а Фрэнк Маршалл отлично знал, что стреляет президент «Меандра» без промаха. Слава богу, что пока только в личном тире.

Девитт плюхнулся в кресло и извлек запрятанный лист из папочки. С листа на него смотрела рожа. Жуткая зверская рожа.

Его собственная.

Злобный, остроумный и жестокий шарж, созданный малым количеством линий. Себя он угадал с первой секунды, хотя все в шарже было карикатурно изменено и искажено самым беспощадным образом. Кроме того, шаржевому мистеру Девитту — были пририсованы козлиные рога и куцая бородка, а под «портретом» начертана надпись на латыни. Опять на латыни!

«Omen absit».

Откуда мисс Торрел знает латынь? Не слишком ли много достоинств для одной молодой леди? Которые так и просятся, чтобы их оценили?

Девитт усмехнулся.

Очень хорошо, что мисс Торрел не видела коварной усмешки, что исказила губы президента. Иначе бы сбежала из «Меандра» без всякого увольнения. И разыскивать беглянку пришлось бы Интерполу.

День…

Еще один день ее каторги медленно — медленно близился к концу. А в четырех месяцах их о-о-ох как много! И тянутся они так медленно. Словно резиновая жвачка, которая давно стала безвкусной, и ее следовало бы выплюнуть в ближайшую урну.

Джемма сидела и сознательно мучилась в своей каморке. Ей даже не хотелось рисовать, что было не просто удивительно — симптоматично. Она отводила виноватые глаза от заточенного карандаша. Мысли ее, бестолковые и суматошные синички, кружили вокруг одной единственной фигуры. Девитт!

Как много сконцентрировалось в этой фамилии! Всего. Там скопилось все самое жуткое и неприятное, злокозненное и непонятное. И еще что-то, что она не смогла определить. Но от этого «что-то» ее кидало в гриппозный жар.

Почему он не мстит за шарж? Шарж получился великолепным. Он должен был задеть, поколебать его проволочные нервы. Какое лицо сделалось у босса, когда он его увидел! Зелененькое…

А после Девитт даже словом не обмолвился про ее шедевр. Ни вчера, ни сегодня. Только сухие фразы по существу, только деловые распоряжения, только равнодушные глаза и бесстрастный тон босса — сухаря.

Но она-то знала, как могут сверкать таинственные ониксовые глаза у Марка Девитта. И как он может преображаться, когда… Когда что? Домогается? Совращает? Соблазняет? Искушает? Обольщает?

Джемма задумалась. Действительно, как назвать те странные действия президента «Меандра», которые он в последнее время совершал по отношению к ней? Например, упоительное целование пальчиков?

Соблазнение. Искушение. Обольщение. Совращение.

Слов, красивых и тревожащих, имелось много, однако они были все до единого неподходящими, литературными.

То, что творил Девитт, следовало назвать циничной игрой — издевательством. Развлечением сильного мира сего. Мисс Джемма Торрел, плебей в десятом колене, не может интересовать как женщина столь пресыщенного аристократа тоже в десятом поколении, каким был Марк Девитт.

Он вращается в небесно — высоких кругах, про жизнь которых она только в книжках читала и иногда пробегала глазами в светской хронике. И он встречается с леди, стоимость платьев которых равняется стоимости квартиры, на которую другие леди, например, такие как мисс Торрел, будут копить лет тридцать. И не накопят.

Куда уж бедной мисс Торрел до тех роскошных карамельных женщин, осиянных нимбом из фамильных бриллиантов…

Джемма закусила губу, потому что ужасно хотелось разреветься. Ее жизнь в течение нескольких дней скомкалась, расползлась по швам, как старая изношенная футболка. Джемма подгоняла время, но не знала, что принесет ей каждый новый день. Она теперь ни в чем не была уверена.

И главным образом — в себе.

Слезы волнами подступали и подступали, когда внезапно очнулся коммутатор:

— Мисс Торрел, вы еще не ушли?

— Нет, — произнесла Джемма, и во рту у нее сделалось кисло, как будто она проглотила лимон.

— Хорошо. Зайдите сейчас на минутку ко мне, я вам отдам исправленный список лиц, приглашенных на благотворительный вечер. Это на секунду.

Коммутатор стих, а Джемма угрюмо покосилась на часы: семь минут до окончания рабочего дня. Неужели Девитту нужно обязательно всучить этот список именно сегодня? До завтрашнего утра бумажка не могла полежать в кабинете? Или президент опасается, что напечатанные фамилии за ночь сползут с листа как тараканы?

Но Девитт есть Девитт.

Босс.

Ее…

Марк Девитт, несмотря на конец рабочего дня, выглядел бодро, свежо и энергично. Великолепно. Он вообще когда-нибудь устает?

— Вот и вы, — жизнерадостно констатировал он, когда Джемма со скисшей миной возникла на его пороге.

Джемма безгласно кивнула, подтверждая, что она — это она.

— Сейчас я отдам список. — Девитт принялся торопливо перебирать бумажки на столе.

Одна, вторая, третья.

— Да где же он? — непонимающе нахмурил брови президент, когда бумажки на столе закончились. — Был же здесь совсем недавно, я на нем пометки еще делал… Ах, да. — Марк виновато улыбнулся мисс Торрел. — Я просил уточнить миссис Томпсон, будет ли Адам Кенгис на том мероприятии. Список остался у нее. Сейчас я схожу за ним.

Джемма невольно озадачилась. Чтобы забрать список, Девитт вызывает ее в кабинет, а чтобы принести его из другого кабинета — бежит за ним сам, причем на верхний этаж.

Нелогично.

Пока она хлопала ресницами, Девитт быстро вышел. Снаружи в закрывшейся двери повернулся ключ…

Щелк! Джемма не поверила своим ушам. Она кинулась к дверям и с силой дернула за ручку. Заперто… Девитт закрыл ее в своем кабинете!

А сам ушел.

Джемме стало нехорошо. Так нехорошо, что холодная испарина появилась на лбу. Ноги подогнулись, и она сползла прямо в мягкое кресло для посетителей. Что задумал ее каверзный босс?

И сколько он планирует ее здесь продержать? Всю ночь? Джемме сделалось еще хуже.

Через пять минут офис покинули самые торопящиеся сотрудники. Через двадцать — основная часть работников. Становилось тихо.

Может быть, позвонить на пульт охраны? Сказать, так и так, президент издательского союза «Меандр» замуровал собственную секретаршу в кабинете. Спасайте, братцы.

Джемма покосилась на телефон. Надо звонить! Она подняла трубку. Телефон не работал. Ни внутренний, ни городской; молчал вредный коммутатор, и сотовый президента нигде не виделся, хотя всегда на столе валяется…

У Джеммы вырвался нервный смешок. Руки затряслись и заледенели. В самом деле, замурована. Она снова опустилась в кресло, но сразу вскочила. Тогда придется кричать. Кто-нибудь да услышит ее. И что? Подойдут к двери и ехидно поинтересуются, что она делает в кабинете президента вечером, когда рабочий день уже завершился? Ведь ей никто не поверит, Что Девитт нарочно запер ее. Все заранее спланировал и не оставил ей ни единого шанса на спасение. Кстати, где он сам?

Через сорок минут офис покинули чересчур ответственные работники, еще через двадцать минут — самые заработавшиеся.

Здание опустело.

И когда стало абсолютно тихо на всех этажах, в двери повернулся ключ…

Марк Девитт вошел в кабинет и опять запер дверь — на этот раз изнутри.

— Зачем вы это сделали? — обреченно спросила Джемма, наблюдая, как он убирает ключ в карман.

— Это я еще не сделал, — косо усмехнулся Девитт, устремляя на нее глаза — ониксы, в которых совсем не было света. Ни одного светлого блика!

Тут Джемма испугалась по-настоящему. Она как будто видела сейчас перед собой абсолютно незнакомого человека. Благообразный небожитель, лакированный Марк Девитт куда-то исчез. Напротив нее стоял варвар из дикого племени, на которого по недоразумению нацепили дорогой костюм. Этот костюм даже не шел ему. Он ему мешал…

Словно подслушав ее мысли, Девитт потянулся к галстуку и, ослабив узел, снял его через голову. Затем скинул пиджак, расстегнул несколько пуговиц на рубашке. Распахнувшийся ворот продемонстрировал густую поросль черных волос.

Горло у Джеммы перехватило. Сердце оборвалось, упало в бездну и разбилось в лепешку. Она медленно попятилась, не отрывая воспалившихся глаз от преобразившегося босса, лицо которого не предвещало ничего хорошего. Сделав еще один шаг назад, Джемма наткнулась на стол президента.

— Конечная остановка, — констатировал Девитт странным голосом, каким-то хрипло — низким, завораживающим.

Он устремился к обмершей Джемме. Она нашла в себе силы сдвинуться с места и обежать большой стол. Замерла на противоположной стороне. Девитт с кривящимся ртом оперся на столешницу и взглянул в ее побелевшее лицо, на котором остались одни синие глаза.

— Вы очень шустрая леди, мисс Торрел, — прохрипел он, раздвигая губы в хищной усмешке. — Однако гонки вокруг стола — занятие бессмысленное. Вам лучше смириться сразу. Сэкономите массу сил и нервов.

— Что вы собираетесь делать? — Джемма и сама понимала, что беготня вокруг стола только раззадорит Девитта, который сейчас как никогда смахивал на охотящуюся пантеру.

— Вам рассказать подробно? — осклабился Девитт, но глаза у него не смеялись. Они шарили по ее телу и легко проникали под ткань одежды. — Пункт за пунктом?

Джемма замотала головой, то ли отвечая, то ли возражая. Девитт начал медленно огибать стол, и она опять сорвалась с места.

— Я буду кричать, — предупредила она обрывающимся голосом — женский страх в нем бился металлическим колокольчиком.

— Кричите, — пожал плечами Марк, облизнув губы. — Мне все равно.

Джемма и сама видела, что ему все равно. По его страшным матовым глазам.

— Почему вы хотите меня изнасиловать? — прошелестела она, едва переводя дыхание: легкие не пускали воздух извне.

— Какой странный вопрос, мисс Торрел, — коротко хохотнул Девитт, смех у него получился холодным и дребезжащим — так звенит потревоженное оконное стекло. — Ответ заложен уже в нем самом. Я хочу вас изнасиловать потому, что — хочу.

Девитт сделал стремительное движение. Джемма в этот раз не успела быстро отскочить, и сильные руки сомкнулись вокруг ее талии, сжали так, что желудок подскочил к горлу.

— Я вас хочу, и я вас получу, а вы, — получите сегодня то, что заслуживаете. За все свои гадости сразу. — Марк Девитт откинул ей голову, впиваясь в шею алчущими губами.

От этого сокрушающего поцелуя Джемма даже застонала. Она выгнулась, пытаясь вывернуться из сжимающего кольца. Однако Девитт притиснул ее к стене всем своим телом и продолжил начатое. С удвоенной силой и сладострастной яростью.

Откуда в благовоспитанном, блестяще образованном, жутко культурном и до чертиков светском мистере Девитте взялось столько первобытных инстинктов? Они, подавляемые, видимо, накапливались годами, утрамбовывались манерами и воспитанием, но вот сегодня Девитта прорвало. Карикатуры послужили своего рода катализатором тех диких инстинктов, которые ныне устремились наружу.

Джемма, прижатая к стене горячим мощным телом, множественно покаялась перед всеми известными ей богами за свои пакостные карикатуры и поклялась, что больше никогда и на за что, ни за какие деньги не нарисует ни одной. На Девитта.

Только бы он ее сейчас отпустил. Однако надежды почти не осталось. Губы Девитта уже ласкали ее приоткрывшийся рот, а его руки расстегивали перламутровые пуговички ее легкой блузки.

Покориться? И получить то, что заслуживала? Ведь она обречена. Однако… Нельзя. Нет, она так просто не сдастся. Проклятому Девитту она не достанется. Без боя.

Джемма снова выгнулась и вцепилась зубами в первое попавшееся — в руку босса, которая стремилась проникнуть за кружевную границу бюстгальтера, добираясь до упругой плоти.

Девитт выразительно выругался и слегка ослабил нажим. Этого Джемме хватило, чтобы вывернуться и вновь очутиться далеко от него, спрятавшись за столом. Она видела, как Девитт слизнул выступившую кровь из ранки и опасно сощурил глаза. Страх ее постепенно трансформировался в настоящий ужас. Сердце превратилось в пульсирующий сгусток желе.

— Это глупо, мисс Торрел. — Насколько иначе сейчас звучал голос укушенного Марка Девитта! Слова падали, точно свинцовые капли, с тем же гулким звуком. Кажется, Девитт пребывал в бешенстве.

— Вы и в самом деле собираетесь изнасиловать меня здесь? — вдруг спросила Джемма по-прежнему тонким голоском.

— А вам не нравится этот кабинет? — усмехнулся Марк и оглянулся по сторонам. — По-моему, тут очень даже уютно, расцветка у обоев очень красивая, да и жалюзи чрезвычайно оригинальны. — Он шутовски взмахнул руками. — Но мы можем пройти в конференц-зал. Там прохладнее.

— Пойдемте. — Джемма оглянулась на дверь.

Марк, казалось бы, не ждал подобной реакции и этих слов и ничего не ответил. Наступила непроницаемая тишина. Девитт всматривался в искаженное женское лицо, пытаясь понять, что происходит в золотоволосой лукавой головке его обожаемой ведьмы.

У которой сегодня нет ни единого шанса.

Джемма первой сделала шаг к дверям. Девитт, как тень, немедленно последовал за ней. Он обнял ее за талию, жестко привлекая к себе. Его сердце бешено стучало совсем рядом. Не выпуская желанную добычу из рук, он отпер дверь и повлек по коридору к поблескивающим неподалеку зеркальным дверям зала.

Джемма, затаив дыхание, ждала удобного момента. Покорно следовала за обезумевшим боссом, не совершая резких движений. И момент наступил, когда Девитт замешкался с кодовым замком конференц-зала. Джемма рванулась, выскользнула и понеслась, не разбирая дороги, по пустому неосвещенному коридору. Наполовину расстегнутая блузка хлопала как крылья.

Мимо мелькали запертые двери. Ни в одну ей не войти. Оставалась только лестница, чтобы сбежать вниз к охране, минуя несколько этажей и сотню ступеней.

До лестницы она почти добежала. Успела глотнуть пыльного лестничного духа. И только. Настигнувший ее Девитт круто опрокинул Джемму назад, на себя, подхватывая на руки. Ее пальцы беспомощно соскользнули с гладких перил, не успев в них вцепиться.

Она хотела закричать, но он запечатал ее уста безжалостным поцелуем, способным вытянуть душу.

Джемма закрыла глаза.

6

Она упала с высоты на серебристую прохладную кожу. Кожа скрипнула под ней. Голова Джеммы откинулась на кожаные диванные подушки, и разметавшиеся золотые волосы заструились вниз сверкающим потоком.

Она не сопротивлялась, а Девитт больше ничего не говорил. Его руки вдруг сделались нежными — нежными. Они теперь не стремились пленить, удержать, смирить — они жаждали ласкать, познавать покорившуюся плоть на ощупь.

От шелковистой женской кожи исходил волнующий аромат, пудровый, росистый, тонкий. Едва вдохнув его, Девитт понял, что окончательно сошел с ума. В мозгу в один миг случилась необратимая роковая биохимическая реакция, которая изменила в его сознании все. Мир вдруг стал походить на радуги.

Джемма не открывала глаз, ощущая, как мужские губы осторожно целуют ее подрагивающие тонкие веки, затем виски, касаются напряженных скул.

Перед ее закрытыми глазами открывалась иная вселенная. В которой ее любили… И в эту счастливую вселенную попасть, оказывается, совсем легко: только и надо, что пасть на кожаный диван с закрытыми глазами и не пытаться бороться.

С собой.

Губы у нее дрогнули, дрожащая тень улыбки скользнула по ним, задержалась на уголках и пропала. Исступленные мужские уста превратили те осветившиеся губы в подрагивающие лепестки, раскрывшиеся для неги. На вкус лепестки были слаще цветочного нектара.

— Еще не поздно закричать, — в измененное сознание Джеммы неожиданно вторгся голос, показавшийся ей незнакомым — настолько царапающе он звучал.

Джемма распахнула глаза, чтобы раненой бабочкой взмыть и опрокинуться в сияющий мрак ониксовых очей.

— Поздно, — восторженно падая, прошептала она и протянула руку, дотрагиваясь до мужских губ.

Словно вдалеке послышался щекочущий смех, и мужские губы сделались пламенно-беспощадными…

…Кабинет выглядел как-то не так. По-иному и потусторонне. Наверное, потому, что она никогда раньше не была здесь столь поздним вечером, без света, когда лиловатый сумрак обволакивал стены и стелился по полу, точно густая сметана.

Джемма приподнялась на диване, и вокруг оголенных рук змейкой обвился невесомый сквозняк. Хлад скользнул и по обнаженной груди. Джемма зябко передернула плечами. Некто сзади привлек ее к себе. Стало тепло… Но она решительно разомкнула кольцо рук этого «некто». Волшебство закончилось. Пора все-таки вернуться на грешную землю, а по ней — топ-топ, домой. Где ее одежда?

— Ты куда-то торопишься? — послышался голос Девитта.

Джемма на мгновение замерла, услышав неожиданное бархатистое «ты». И все опять на мгновение сделалось нереальным.

— Да, мне давным-давно пора домой. — Она нагнулась за бюстгальтером, а потом, не удержавшись, взглянула на Девитта, полулежавшего на диване.

В сумерках он был особенно хорош. Пожалуй, она рискнула бы изобразить его вот таким: обнаженным, утомленным, с блуждающей полуулыбкой на классически правильных устах, которые… Джемма яростно мотнула головой.

Нет, не стоит мечтать о неосуществимом. Рисовать она умеет только карикатуры и шаржи, а портреты у нее всегда получались дурные. И она сотню лет назад забросила это скучное занятие — воспроизводить точные копии людей на холсте в красках.

— У меня два вопроса: «почему» номер один и «почему» номер два. — Девитт слегка склонил голову набок, и вокруг нее образовался мрачный ореол из густо-лиловых теней.

— Почему сразу два вопроса «почему»? — Джемма застегнула бюстгальтер с трудом — руки у нее дрожали.

— Почему ты так стремишься сейчас уйти и почему ты мне не сказала о том, что была девственницей?

Джемма перестала натягивать чулок и обернулась на Девитта. Он уже не улыбался. Скулы у него заострились. Причудливая игра света и теней сделала его лицо ликом античного бога. Он и был богом, таким же порочно — красивым, как все небожители, таким же коварным и таким же недоступным. Джемма Торрел находилась от мистера Марка Девитта по-прежнему далеко, несмотря на интимное проникновенное «ты» с его стороны. Боги могут себе позволить подобное «ты» по отношению к простым смертным.

— Почему вас так беспокоит моя утраченная девственность?

Какой дурацкий диалог у них складывается с миллионом этих колких «почему». И это после того, что случилось на этом диване, обтянутом серебристой кожей.

Джемма невольно посмотрела на диван: там, где она лежала пару минут назад, растеклось неровное бурое пятно. Великолепная обивка была испорчена навечно. Так вот из-за чего Девитт так переживает: из-за испорченного роскошного дивана, стоящего тьму баксов. Если бы босс знал, что она девственница, он бы постарался, чтобы они очутились на полу, где пятно крови легко смыть. И никаких следов грешных страстей не осталось бы. Ни на полу, ни в сердце…

А теперь ему придется менять диван. Или целиком обивку на нем. Жуткие неприятности! И опять же деньги на ветер.

— Лишение невинности не должно происходить… вот так. — Кажется, в голос Девитта прокралась горчинка, слившись с капелькой сожаления.

Джемма усмехнулась и принялась снова натягивать чулок, но это у нее получалось очень плохо, в результате ноготь зацепил тонкий капрон и по чулку пошла «стрелка». Джемма поняла, что сейчас разревется. Это были ее последние чулки. Ей с утра даже надеть нечего.

— А как должно происходить лишение невинности? — Она поморгала ресницами, запрещая себе рыдать в присутствии обнаженного Девитта. — При свечах в первую брачную ночь?

— Это самый оптимальный вариант.

— Это устаревший вариант. — Джемма справилась со вторым чулком и принялась с остервенением застегивать блузку. — Не беспокойтесь, мистер, Девитт, ваш диван отлично подошел для этой ответственной миссии. Правда, теперь он безвозвратно испорчен…

— Ты вправе заявить на меня в полицию, — вдруг произнес Девитт, перебив ее.

Она поперхнулась едкими словами, смешанными со слезами. У нее опустились руки, и блузка осталась наполовину расстегнутой. Тонкая шейка и открытые ключицы беззащитно белели в уплотнившихся сумерках.

— Может быть, я это сделаю. — Голос у Джеммы упал до болезненного шепота.

Девитт кивнул и поднялся, тоже принимаясь одеваться и пытаясь во мраке отыскать разбросанные вещи. Джемма в незастегнутой блузке сидела на краю дивана и тупо смотрела на его четкие, быстрые движения. Она могла смотреть на это целую вечность. Даже больше, чем вечность.

Ее глаза подмечали в Девитте все: как он наклоняется за рубашкой и волосы отдельными прядками падают ему на лоб; как ловко его длинные пальцы управляются с пуговицами; как резким движением он застегивает молнию на брюках; как надевает через голову галстук; как он подходит к ней…

Джемма невольно поднялась со своего места, когда тень подступившего Девитта обрушилась ей на лицо. Марк поднял руки и молча застегнул пару пуговиц у ворота ее помятой блузки. Затем пальцами пригладил ей взъерошенные волосы и тихо произнес:

— Я отвезу тебя домой.

— Нет! — отчаянно дернулась Джемма. — Я поеду на такси, я не…

Наклонившись, Девитт закрыл ей поцелуем рот…

…Наглое утреннее солнце настойчиво пробивалось сквозь прикрытые жалюзи. Шустрые располосованные лучи подползали к розовой коробочке, увенчанной эксклюзивным шелковым бантом. Миниатюрная подарочная коробочка на строгом истершемся рабочем столе, среди скрепок, блокнотов и надгрызенных шариковых ручек, смотрелась на редкость нелепо.

Джемма с порога прищуренными глазами рассматривала эту нелепую коробку, размышляя, уж не снится ли ей загадочный розовый презент и она сама в собственном кабинете. Она не спала всю ночь, а в данный момент, возможно, задремала и все, что с ней сейчас происходит, и то, что она видит, — сон…

За дверьми бог знает кто громко крикнул на весь коридор что-то насчет горячих пончиков и кофе. Джемма испуганно вздрогнула и сделала два привычных шага к столу. Сколько раз она шагала в этом направлении за время своей работы в «Меандре»! Еще осталось шагать чуть меньше четырех месяцев… Она взяла в руки коробочку — та была почти невесомой, как будто некто упаковал воздух и перевязал его роскошным золотистым бантом. Джемма осторожно дернула за ленточку, и бант мягко распустился. Сняв крышку, Джемма опала на выдвинутый стул. Внутри коробочки все оказалось тоже нежно — розовым: розовая влажная подушечка, живая розовая орхидея на ней…

Джемма знала, как называются эти орхидеи — каттлеи Персиваля. Чрезвычайно красивые и ужасно дорогие бестии. Одни из самых прекрасных в тысячеликой вселенной орхидей…

Осознание того, что произошло в кабинете Марка Девитта, пришло к ней, только когда она осталась один на один с собой в своей малюсенькой квартирке. И когда весь мир накрыла тишина. Джемма забилась в кресло с ногами, спрятала лицо в горячих ладонях и просидела пару часов, не двигаясь.

Да, она совершила страшную глупость. Наиболее страшную из всех тех многочисленных глупостей, которые совершала до этого вечера. Однако ж самое ужасное заключалось в том, что она ни капли в совершенном не раскаивалась. Внутри нее все ликовало.

Она отдалась тому, кого желала.

И на месте Девитта никого другого быть не могло. Всю свою жизнь Джемма ждала только его — Марка Девитта.

Мысленно она называла его по имени, но вслух на подобное действо не решится ни за что. Она не дурочка и не думает, что ее пресыщенный божественными леди босс воспылал к ней большой любовью. Она умеет различать любовь и обычное физиологичное желание. И не станет надеяться на взаимность.

А то, что он ей орхидеи потом дарит, так это просто боится, что она побежит в полицию. Одно ее слово, и его безупречная репутация будет замарана на веки вечные. Для него это будет означать конец всему.

Но ей этого не надо.

И она не сможет объяснить в полиции, как же ей хорошо было во время того «изнасилования» с ее активным участием…

— С добрым утром, мисс Торрел, — поздоровался коммутатор хрипловатым голосом.

— С добрым утром, — машинально отозвалась Джемма, едва не выронив от неожиданности орхидею из рук.

— Мисс Торрел, вам известно, каким образом получаются дети? — осведомился коммутатор после паузы.

Джемма все-таки выронила орхидею, в ужасе уставившись на аппарат. Уж не спятил ли он там?

— Более-менее, — ответила она, заикаясь.

— Так более или менее? — коммутатор проявил настойчивость, граничащую с мягкой агрессией.

— Скорее более, чем менее.

— Хорошо, — усмехнулся коммутатор. — Если вы вдруг в один прекрасный день почувствуете, что с вами что-то не так, прежде чем совершать фатальные глупости, дайте мне об этом знать немедленно. Это просьба… Джемма.

Джемма сползла по стулу вниз…

…Девитт отключил коммутатор и устало откинулся к кресле. Он всю ночь ждал, когда раздастся звонок из полиции. Он не боялся этого звонка. Он был к нему готов. И сам бы протянул руки, чтобы на них сомкнулись наручники. Марк осознавал свою вину. Однако совершенно не знал, что сможет сказать на суде в свое оправдание.

Он скажет, что не жалеет о свершившемся. Что он желает эту синеглазую ведьмочку не столько телом — сердцем. Впервые в жизни женщина интересна ему не с точки зрения физиологии. Он желает ее и будет желать, потому что в ней имеется нечто такое, от чего он сходит с ума. Однако если он начнет говорить о необратимых биохимических реакциях в мозгу, его сочтут невменяемым. Назовут маньяком и упрячут в психушку на принудительное лечение.

А в психушке его не вылечат. Его может излечить только мисс Торрел.

Его Джемма.

Его…

А на рассвете, так и не дождавшись звонка из полиции (может быть, он случится поздним утром), Марк вышел из дома, сел в машину и бесцельно катался по просыпающемуся городу. Случайно заметил круглосуточно открытый магазинчик цветов, зашел туда и купил орхидею. Потому, что эта орхидея очень напоминала ему саму Джемму — такая же экзотически-прекрасная, хрупкая и фантастическая.

…Джемма бессильно опустила чашечку с кофе на стол, расплескав ароматную жидкость. Аппетита не было совершенно. Мысль о том, что ей придется смотреть в глаза Девитту, лишала остатков здравомыслия. Страх грыз мозг изнутри, как крохотный прожорливый жучок.

Ониксовые глаза…

Она боялась увидеть в них свой приговор, который легко укладывался в одно — единственное убийственное слово — шлюха.

Джемма издала вздох, похожий на стон. Оттягивать более визит к боссу смысла не было: он ждет отчет по затратам прошедшего благотворительного вечера. Уже часа два как ждет.

На удивление покорно.

На ее вежливый стук Девитт крикнул привычное «Входите». И Джемма вошла. И сразу миллион воспоминаний о вчерашнем нахлынули на нее пенной волной. Она едва ими не захлебнулась. Живот свело судорогой. Тело немедленно вспомнило, что вчера оно впервые познало плотские утехи.

Ее глаза метнулись на диван — предательское пятно было прикрыто невесть откуда взявшимся шелковым покрывалом. Густая пурпурная краска, похожая на концентрированный клубничный сироп, воспламенила лицо. Джемма поспешно отвела глаза и немедленно наткнулась мечущимся отчаянным взором на Девитта.

Тот, разумеется, смотрел на нее. Взгляды перехлестнулись, и воздух сгустился до состояния взбитых сливок.

Джемма помнила очень четко, как выглядит Девитт обнаженным. Не хотела помнить, но живописные картинки сами выплывали одна за другой. У него, оказывается, есть шрам на левом предплечье — ровная белая полосочка. А на спине, под лопаткой, — большая круглая родинка, шоколадно-бархатистая. И она даже не подозревала, что у него такая атлетическая фигура. Строгие дорогие костюмы, все превосходно пошитые, надежно скрывали его подлинное телосложение.

Какое ужасное упущение для глаз непосвященных… леди!

— Все в порядке, Джемма?

Джемма чуть не упала от его голоса. Покачнулась на каблуках, и кабинет мотнулся из стороны в сторону перед обезумевшими глазами.

— Д-да-д-да, мистер Девитт, — выдавилось из нее.

Эти два коротких слова получились неприятно липкими, с трудом отодравшимися от немеющего языка.

— Марк.

Что? Она не поняла была вынуждена опять посмотреть в ониксовые глаза, полные запретных тайн.

— Меня зовут Марк, — пояснил Девитт, поднимаясь со своего места. — По-моему, очень даже неплохое имя. И когда мы одни, мне бы хотелось, чтобы ты называла меня по имени.

Лицо у Джеммы болезненно скривилось. Рот съехал куда-то на сторону. Понимает ли Девитт, чего требует?

От нее?

Если она назовет его по имени, то он перестанет для нее быть боссом. Он станет… любовником. А она не хочет его любить, потому что знает наверняка: ему не нужно ее любви, а ей — любовника-небожителя.

Она — земная.

Даже слишком.

— Оно короткое и произносится легко. — Голос Девитта звучал уже в паре миллиметров от нее. — Ну же, Джемма, попробуй его сказать. Я так хочу его услышать из твоих сладких уст…

Это был какой-то магический дурман. Джемма чувствовала, как ее окутывает сладостная пелена, пронизанная золотыми нитями. Хотелось упасть в этот мягкий плен и плыть в золотом коконе прямиком в рай. Однако Джемма затрясла головой, отчаянно пытаясь избавиться от подступавших розовых грез.

— Нет! — выкрикнула она с надрывом, отскакивая от Девитта к дверям. — Не требуйте от меня невозможного.

— Я всего лишь прошу назвать меня по имени. — Девитт не сдвинулся с места, но весь был устремлен к ней.

— Для меня это невозможно. — Джемма хотела бы заслониться каменной стеной от мужчины напротив. — Я вчера совершила ошибку… Я очень раскаиваюсь в совершенном и… и хотела бы, чтобы вы меня уволили. Вот…

Тень соскользнула на лицо Девитта. Джемма заметила, как из его глаз ушло мерцание. Девитт вернулся за свой стол. Взял со стола чистый лист, проштамповал его своей личной печатью и после пододвинул к краю.

— На этом листе, мисс Торрел, вы от руки напишите имя своего босса сто раз, — произнес он голосом, в котором заледенели все эмоции, превратившись в звенящие мелкие кристаллики. — Вы меня слышите? Сто раз имя босса. Листок через полчаса принесете в мой кабинет. Я пересчитаю. Невыполнение данного задания будет приравнено к административному проступку. Вы лишитесь ежеквартальной премии.

Рот Джеммы приоткрылся, но слова остались невысказанными. Она молча рванула со стола проштампованный лист и вынеслась из кабинета, едва не налетев на противоположную стену…

— Полчаса прошли, мисс Торрел, — констатировал коммутатор самым что ни на есть деловым тоном.

Джемма безмолвно нажала на кнопку сброса и поднялась из-за стола. В руках она держала исписанный лист, на котором, сливаясь в одно слово, было сто раз воспроизведено проклятое имя.

Марк.

Сначала Джемма не собиралась выполнять садистский приказ босса. Хотела порвать лист на сотню кусочков и швырнуть в Девитта. Потом одумалась. Ее месть — это не клочки бумаги, кинутые в лицо. Ее месть — высокохудожественный продукт, который периодически появляется в мерзкой газетенке «Утечка». Зря она клялась, что не будет больше рисовать карикатуры на босса. Поэтому она послушно начертала имя Девитта, твердя как заведенная: «Четыре месяца… Четыре месяца».

… Через минуту старательно исписанный лист лежал у Девитта на столе.

— Присаживайтесь, пока я буду считать, — кивнул Девитт, захлопывая большую голубую папку.

Джемма села на краешек стула и уставилась в противоположную стену. От ее пристального взгляда там должна была бы образоваться приличная дыра.

В параллельный мир.

— Девяносто девять, — откинулся в кресле босс спустя пару мгновений.

Джемма подпрыгнула, возвращаясь из параллельного мира, где светило солнышко.

— Что?

— Вы написали имя своего босса девяносто девять раз вместо ста.

— Не может быть! — возмутилась Джемма и вскинула руки. — Там ровно сто слов. Я считала.

— Пересчитайте снова, — сдержанно отозвался Девитт.

— И пересчитаю.

Джемма дернула подбородком и принялась пересчитывать. Раз, два, три… Девяносто девять. Она пересчитала еще раз. Девяносто девять…

— Сколько вы насчитали, мисс Торрел? — ласково осведомился Девитт, наблюдая за ее хмурым сосредоточенным личиком с видом голодного волка — эстета.

— Девяносто девять, — скрипнув зубами, признала Джемма, чувствуя, что краснеет. — Дайте ручку, я допишу сотое.

— Не дам, — ухмыльнулся Девитт и встал. Он обогнул стол и остановился над Джеммой. — Один поцелуй заменит это недостающее слово.

Джемма глянула на него как на вурдалака. С той же жуткой паникой во взоре.

— Лучше я все-таки допишу, — заикнулась она снизу вверх.

— Лучше я вас все-таки поцелую, — в тон ей отозвался возвышающийся Девитт.

Джемма не стала продолжать опасную дискуссию, ловко нырнула под руку потянувшегося к ней босса и понеслась к дверям. В двух шагах от дверей она попалась. Дернулась как безумная в сжавших ее жадных руках, понимая, что спастись не сможет. Губы Девитта отыскали ее губы, и Джемма лишилась возможности соображать и дышать.

…Фрэнк Маршалл никогда не стучался, появляясь в кабинете президента «Меандра». Он просто открывал дверь и входил. И в этот раз он тоже просто открыл дверь и вошел.

И сразу вышел.

Кажется, его не заметили.

Он в некотором замешательстве почесал в затылке, пытаясь опомниться от увиденного, а после его физиономия сделалась такой блаженной, что Девитт увидь его с этой многозначительно лучившейся физией, стал бы сразу искать пистолет.

В конце коридора появилась стенографистка Девитта Софи, спешащая к президенту с расшифрованной записью последнего заседания.

Маршалл широко развел руки и преградил Софи путь в кабинет босса.

— Ни в коем случае, мисс Фергюсон, — зловещим шепотом проговорил Фрэнк. — Президент в данную минуту разговаривает по телефону. Разговор настолько важен, что он и меня попросил выйти вон. Зайдите-ка к нему минут через пятнадцать, а лучше — через полчаса. — Фрэнк таинственно оглянулся на закрытую дверь кабинета. — Полчаса им… э-э, то есть ему, наверное, хватит. Хотя, насколько я знаю Девитта…

Софи едва не выронила папку, когда услышала, какой бред несет вице-президент. Потрясение оказалось настолько велико, что исполнительная Софи вместо того, чтобы с боем прорваться в кабинет к Девитту с долгожданной расшифровкой, без возражений отправилась восвояси, лишь недоуменно пожимая плечами.

И ни она, ни Фрэнк не услышали, как женский голос за дверью то ли выдохнул, то ли простонал единственное слово:

— Марк.

7

А на следующий день опять случилась карикатура в «Утечке», изображавшая президента «Меандра» среди кактусов с лицами членов правления издательского союза. Мистер Марк Девитт уверял перепуганные кактусы, что их акции никак не пострадают.

Девитт возник в кабинете Джеммы под вечер и швырнул на ее стол развернутую газетенку.

— Почему, Джемма? Почему ты продолжаешь делать это?

Джемма посмотрела на разъяренного босса, у которого так горели глаза, что из них с минуту на минуту могли посыпаться белые дьявольские искры прямо ей на волосы.

— Потому что война с мистером Троллем не закончилась, — обронила она негромко и пальцем осторожно отодвинула мерзкую газетенку, о которую легко было запачкаться, подальше от себя.

Девитт издал нечленораздельный звук, похожий на приглушенное рычание рассерженной пантеры. Он оперся руками о столешницу, его злое лицо оказалась вровень с ее лицом, бледным.

— Что я должен сделать, чтобы война с этим дурным мистером закончилась? — прошипел он совсем по-кошачьи, обнажая клыки.

Синие глаза на секунду спрятались за густыми ресницами.

— Позволить Джемме Торрел уволиться по собственному желанию.

По лицу Девитта прошла сильная судорога, исказившая черты самым нечеловеческим образом. До Джеммы долетело его дыхание, теплое, будоражащее. Ей захотелось закрыть глаза.

— Такого счастья мисс Джемма Торрел не дождется. — Эти слова упали как чугунные капли, едва ее не расплющив.

Джемма с трудом вздернула голову, и в устремленных на нее драгоценных: глазах прочитала свой приговор. На войне как на войне… И пленных не берут.

А ей очень хотелось сдаться… Сотрудники офиса «Меандра» не могли не заметить, как резко изменилось отношение президента Девитта к одной из сотрудниц. И гадали, за что же он ее так возненавидел. Бедняжка Торрел выглядела очень подавленной. Девитт теперь придирался к ней по малейшему поводу, делая это с видимым циничным наслаждением. На Джемму Торрел обрушились чужие обязанности, она день-деньской трудилась, вертелась и крутилась, чтобы в конце концов получить очередной выговор.

Но еще больше вопросов вызывал тот факт, что внезапная загадочная ненависть босса не привела к логическому в таких случаях увольнению секретарши. Казалось, наоборот, Девитт делает все, чтобы привязать Джемму Торрел к «Меандру». Намертво.

— Мисс Торрел, готова ли смета предстоящих затрат пятничного благотворительного обеда с участием мэра города? — мягко осведомился коммутатор, заставив сердце биться в миллион раз сильнее.

— Нет, — надтреснуто тренькнула Джемма и посмотрела на часы: через шесть минут должен закончиться еще один рабочий день.

— Очень жаль, — деланно огорчился коммутатор. — Что ж, в таком случае вам придется задержаться.

Задержаться?!!

Джемма поперхнулась воздухом.

— Я закончу ее завтра с утра.

— Нет, — жестко обрубил коммутатор. — Вы закончите ее сегодня!

— Время работы подошло к концу.

— Вас это не касается, раз смета не сделана. Закончите ее и сдайте бумаги мне, я все равно сегодня задерживаюсь в офисе, а потом идите спокойно домой.

— Я не останусь после работы. — Джемма ударила кулаком по столу — от ее удара подскочил круглый ластик.

— Если вы не закончите делать смету сегодня, то в ваших рекомендательных листах появится не слишком приятная запись…

— Это шантаж! — в отчаянии выкрикнула Джемма.

— Это война.

Наступила тишина. Джемма всхлипнула и злым движением смахнула злополучные листы со сметой на пол. Посидела, глядя бессмысленными глазами в пустоту, потом встала и подошла к окну. Оперлась на подоконник и устремила взгляд на вечереющее небо, в котором появились сиреневые сумеречные прожилки.

Хватит ли у нее сил дотерпеть до конца три с половиной месяца? Девитт изводил ее целенаправленно и безжалостно. Странное дело, обычно, если секретарша переспит с боссом, ей либо зарплату прибавляют, либо премиями одаривают. А Джемму Торрел просто сживают со света.

Босс…

Джемма вдруг дернулась и кинулась к двери. Ее распрекрасный патрон упомянул, что тоже задержится в офисе. Поэтому лучше свою дверь запереть. На всякий случай.

В пустом офисе всякие случаи могут происходить. Джемма в курсе этого прискорбного обстоятельства. Последствия одного такого «случая» на диване в кабинете президента ныне прикрыты шелковым покрывалом.

Джемма вернулась к окну. Но тот сильный порыв, что кинул ее к дверям, как будто отнял последние силы, и она не устояла и минуты, бессильно стекла на пол, прислонившись спиной к холодной батарее.

Она не сделает сегодня проклятую смету. Не сможет чисто физически. Ей страшно хотелось спать. Вот распластаться бы сейчас прямо на полу и заснуть, положив руку под голову вместо подушки…

Джемма опустила голову в колени и как будто отключилась. Выпала из реальности, в которой для нее осталось слишком мало света.

Обычная жизнь струилась где-то параллельно. До сознания Джеммы долетали лишь слабые отголоски той жизни. Кажется, кто-то дернулся к ней в кабинет и позвал по имени. А может, ей это лишь почудилось. В бреду. Она ведь никому в этом строгом безжизненно — сером офисе не нужна. И никто по имени ее здесь отродясь не называл. Разве только Марк Девитт…

…Сколько прошло времени? Она не знала. Сидела, уткнув голову в колени, и смотрела в непроницаемую тьму, что стелилась перед закрытыми глазами.

В ее двери повернулся ключ. Должно быть, охрана с проверкой. Но Джемма не изменила позы. Да и тело так затекло, что вряд ли получилось бы вскочить и усесться за стол с умным видом — дескать, заработалась я.

Дверь приоткрылась. Ее снова кто-то окликнул по имени. Джемма не шелохнулась. Но тут вдруг некто, зовущий по имени, попытался приподнять ей голову. Джемма пришла в себя, наткнулись на Девитта, который, опустившись на колени, пытался взглянуть ей в лицо. Джемма дернулась, но отодвинуться от своего проклятия ей помешала батарея. Тогда Джемма съежилась и замерла, как затравленный зверек.

— Я не сделала вам сметы, — прошептала она. Марк вздохнул и, приподняв ладонями ее бледно — прозрачное лицо, поцеловал в губы.

— Бог мой, как же ты меня напугала. — Он поцеловал ее еще раз, потом еще, а после уже не мог остановиться, вкладывая в поцелуи свое невысказанное вслух раскаяние. — Знала бы ты, что я пережил, когда увидел тебя сидящей возле батареи. Ты была похожа на сломанную куклу…

Джемма пыталась отвернуться, заслониться, уползти в сторону, чтобы не чувствовать той страстной нежности, которая опутывала ее, как сладкая паутинка. Зачем ей это счастье? Оно слишком короткое, чтобы им насладиться сполна, а жизнь слишком длинная, чтобы жить воспоминаниями о нем.

— Не надо, — захлебываясь, умоляюще шептала она. — Не надо. Не надо…

Гладящая ее волосы рука Марка наткнулась на шпильки и принялась их вынимать. После третьей узел раскрутился сам собой, и золотистые волны свободно хлынули Джемме на плечи.

Мужские руки немедленно погрузились в это живое, мягко волнующееся золото, порождая своими неторопливыми касаниями дрожь во всем теле. Тело откликалось на ласки. Оно жаждало их. Жаждало настолько сильно, что кровь могла свернуться от жара, блуждавшего по ней.

Ее никто, кроме Девитта, не называл здесь по имени. И сейчас Девитт шептал ее имя как обезумевший. Шептал до тех пор, пока Джемма не приложила свой пальчик к его рту. Мужские губы тотчас захватили этот пальчик в плен, и Джемма сдалась.

Позволила себе стать слабой… Опять серебристый диван. Как она на нем очутилась? Из памяти выпал фрагмент, который раскрыл бы тайну ее таинственного перемещения. А так — полный пробел. Вот она сидит на полу в своем кабинете, а теперь уже лежит нагая на диване в кабинете Девитта. А где он сам?

Джемма шевельнулась, и его голос тихо предупредил прямо в ухо:

— Осторожно, упадешь, диван слишком узкий.

— Для двоих? — откликнулась Джемма, чувствуя его тело, прижимающееся к ней.

— Для двоих, если они лежат, как ложки в коробке, — шепот Марка пощекотал кожу у нее на затылке. — Однако, если один находится сверху, то уместиться на диване не проблема. Именно поэтому мы и не упали с него в самом начале.

Джемма слабо рассмеялась. Счастье бродило кругами вокруг дивана, и она боялась уверовать в этого непредсказуемого бродягу до конца. Как и в нежного Марка Девитта, который обнимал сейчас ее сзади. При всей его нежности и страстности он оставался ее боссом, которому срочно требовалась смета…

Смета.

Звезды перед глазами заволокла пепельная туманная дымка. Джемма снова шевельнулась, на этот раз — с намерением подняться с импровизированного любовного ложа, на котором она чуть не умерла от удовольствия. Руки Девитта не позволили ей сбежать:

— Ты куда?

— Перемирие закончилось, — пробормотала Джемма, силясь вырваться. — Сейчас закончу со сметой и пойду домой. Я очень хочу спать и я…

Она так и не поняла, что произошло, но через миг она уже лежала, опрокинутая навзничь на диване, а Девитт нависал сверху. Лицо у него побледнело и стало сердитым, как у обозленного эльфа. В суженных глазах заметались лихорадочные злые блики.

— Это что — такая особая и жестокая игра? — сквозь зубы проговорил он, и его пальцы сжали ее запястья. — Постоянно сбегать?

— Я не играю. — Рот у Джеммы задергался.

— Я тоже. И я не стремлюсь никуда бежать.

— Тебе не надо делать смету. — Джемма сказала и ужаснулась — она только что назвала Девитта на «ты», значит.

…значит, он стал ее любовником.

— К черту смету! — рявкнул Марк и тряхнул Джемму так, что у нее едва не сломалась шея. — Смета — это всего лишь предлог. Повод. Выгодное обстоятельство. Назови как угодно. Ты бежишь от меня. А не для того, чтобы делать смету.

Глаза у Джеммы наполнились лихорадочными огоньками. Запылали даже зрачки, сделавшись золотистыми.

— Может быть. — Джемма оскалилась, как рассерженная кошка. — Вообще-то я против того, чтобы секретарша спала со своим боссом…

Марк вздрогнул от этих слов как от пощечины и выпустил запястья Джеммы. Он заметно побледнел.

— Я никогда не рассматривал нашу связь с этой точки зрения, — признался он другим голосом.

Джемма всегда была для него только Джеммой, непонятной, прекрасной, влекущей Джеммой, а не подчиненной. Он как будто прозрел. И прозрение породило острейшую боль.

— А разве у нас есть связь? — Джемму понесло, она знала, что выскажет сейчас все.

И, может статься, Девитт не выдержит и все же ее уволит. С волчьим билетом, как Джереми…

Но Девитт больше ничего не сказал. Он отпрянул от Джеммы точно от ядовитой говорящей змеи и принялся быстро одеваться. Лицо у него окаменело. Джемма последовала его примеру, боясь сделать лишнее движение.

— Завтра я заплачу тебе за сверхурочные часы, — произнес Девитт, когда она застегнула последнюю пуговицу на блузке.

Джемма едва не упала. Ее словно окатили ведром черной липкой грязи. Грязь попала в глаза и забилась в глотку.

— Платят, мистер Девитт, шлюхам, а Джемма Торрел как-нибудь проживет без ваших сверхурочных, — выпалила она с яростью и, размазывая брызнувшие злые и горячие слезы, кинулась прочь из кабинета. Дверь с треском захлопнулась за ней, распугав всех офисных привидений.

В опустевшем кабинете Марк снова опустился на диван и сжал ладонями виски. Все летело кувырком. К чертовой матери.

Все-таки у нее он получился. Единственный из череды неудавшихся. Получился настолько хорошо, что его хотелось повесить в рамочку. И любоваться… кусая губы, чтобы не разрыдаться.

Портрет.

Марка Девитта.

Выполненный карандашом. На обычном тонком листе для принтера.

Джемма и сама не заметила, как начала рисовать. Сначала она просто сидела и вертела в руках карандаш. А потом вдруг с изумлением обнаружила, что рисует. Прошла пара минут, и она осознала, что рисует Девитта. Это вызвало еще большее изумление. Она испугалась самой себя и перестала рисовать. Однако смотрела, смотрела, смотрела на набросок… Потом глубоко вздохнула и снова принялась за прерванное занятие, отключившись от мира.

Через час портрет был готов.

Рисованный Девитт оказался схож с настоящим до невероятности. До дрожи. До душевного восторга.

Зачем она его нарисовала? Она же ненавидит Марка. Ненавидит…

А этой ночью он ей приснился. Впервые. Они сидели в его кабинете и пили из хрупких крохотных чашечек с забавными изогнутыми ручками черный кофе. Он — сладкий, она — соленый. А когда Джемма проснулась, поняла, почему у нее кофе был соленым: она плакала во сне и глотала слезы.

Она спит с собственным боссом. Он ее любовник. И она не в силах ничего изменить. Будь на месте Девитта кто-нибудь другой, она бы легко избавилась от наваждения. Но Девитт ее просто заколдовал. Что в нем такого, отчего она потеряла голову и стыд? Не внешность, не происхождение, не положение в обществе. Что-то иное, гораздо более сильное и роковое. Для нее.

И ведь она ни на что не надеется и ни о чем не мечтает. Она просто с ним спит. И отвратительна самой себе. Ей теперь постоянно кажется, что к ней прилипла грязь. И все окружающие эту грязь видят. А сама Джемма — лишь ощущает.

Джемма посмотрела на портрет. Нарисованный Девитт ей улыбался. Она тоже улыбнулась и прикоснулась к нему губами.

Уж лучше бы она сошла с ума!

В дверь внезапно постучали, и Джемма, испуганно вздрогнув, как будто ее застали на месте преступления, поспешно спрятала лист в первую попавшуюся папку. Зря она так испугалась — неожиданный визитер всего лишь ошибся дверью…

…Через час объявился еще один визитер, оказавшийся посыльным. Он приволок огромную корзину синих колокольчиков. Джемма ахнула от восторга.

— Вы, наверное, ошиблись? — спросила она веселого отдувающегося коротышку, который легко мог спрятаться за этой грандиозной корзиной.

— Ни в коем случае, — расплылся коротышка в улыбке, растянувшей его лицо до горизонтального овала. — Мне были даны точные координаты. Цветы для мисс Джеммы Торрел. И знаете что, мисс, — коротышка внезапно хитро сощурился, — я бы без всяких точных координат все равно догадался, что цветы предназначены именно вам.

— Почему? — всплеснула руками изумленная Джемма.

— У вас глаза точь-в-точъ такого же цвета, как и эти дивные колокольчики.

Джемма не успела ничего ответить, как коротышка исчез, словно улетучился, оставив ее наедине с цветами. Она растерянно смотрела на колокольчики, и в голове почему-то вертелся дурацкий вопрос: сколько же в корзине поместилось этих цветов? Может быть, пересчитать?

Она раздраженно отмахнулась от вздорной мысли и вдруг заметила крохотную записочку, перевязанную тонкой ленточкой. Слова в записке практически повторяли слова исчезнувшего веселого коротышки:

«У тебя глаза цвета колокольчиков. Самые красивые глаза на свете».

Джемма едва не выронила записку. Внутри вдруг что-то сдвинулось с места, застонало, забилось, затрепетало.

Ожило.

Записка не была подписана, но она знала, кто ее написал. Джемма склонила голову набок, опять принимаясь рассматривать цветы, И вдруг обнаружила еще одну записку, спрятанную среди колокольчиков. Она оказалась короче первой:

«На дне корзины — сюрприз».

Губы у Джеммы задрожали от радостного щекочущего чувства — точно такого же, которое в детстве охватывало ее в канун Рождества.

Она опустила руку в корзину и пошарила. Рука наткнулась на крохотный бархатный футляр. Когда Джемма открыла его, улыбка на ее губах умерла.

Она смотрела на камень в кулоне, оправленный в белое золото. Камень был синим-синим, холодным и сверкающим, вобравшим в себя всю ледяную лазурь небес.

Сапфир…

Под сапфиром обнаружилась третья записка: «Это — не плата и не взятка. Это — попытка поймать счастье за хвост».

Джемма второй раз не рискнула притрагиваться к роскошному камню, о который боялась то ли обжечься, то ли порезаться. Это не ее камень и никогда им не станет. Марк Девитт ошибся.

Она опустилась на стул и вырвала из блокнота листок. Нужные слова написались сами:

«Счастье — создание бесхвостое. А блеск драгоценных камней его только отпугивает».

Она вложила записку в футляр. Его запихала в бумажный пакет из-под чизбургера, старательно заклеив скотчем. Через пять минут пакет оказался у первой секретарши Девитта, которой было велено вручить его президенту. Передать лично Джемма Торрел наотрез отказалась.

Еще через четверть часа футляр был ей возвращен обратно с новой запиской, неожиданно длинной:

«У Джеммы Торрел и у счастья глаза одного цвета — сапфира. Нарушить это магическое триединство никак нельзя».

Джемма покачала головой и села писать новую записку:

«Нет никакого триединства. Джемма Торрел сама по себе, счастье — само по себе, сапфир — сам по себе. Пожалуйста, не присылай его обратно».

Она снова отнесла футляр секретарше. Та взглянула на Джемму с настороженным подозрением, с каким обычно смотрят на душевнобольных. Но футляр взяла. И даже вопросов не задала.

Через десять минут футляр благополучно вернулся обратно к Джемме.

«Я не беру чужого».

Джемма поняла, что ей все же придется встретиться с Девиттом лично.

8

Девитт как будто ждал ее. Стоял возле стола, скрестив руки на груди, и смотрел на дверь. Джемма безмолвно прошла в кабинет и положила футляр на стол. Марк потянулся к нему, вынул кулон с сапфиром и, держа на раскрытой ладони, всмотрелся в его синеющую глубину.

— Считается, что сапфир — камень богов, — произнес он задумчиво.

«Вот и оставь его себе. Ты ведь бог», — хотелось резануть Джемме, но она не позволила себе вызывающих реплик.

Сейчас.

— А я — чересчур земная, — ответила она. — Избавь меня от подобных дорогих презентов. Они для богинь, а не для простых секретарш, у которых руки выпачканы черным грифелем.

— Правда? — высоко изломил бровь Девитт. — Они у тебя выпачканы грифелем?

Джемма безмолвно показала ему свои ладони: на подушечках указательных пальцев обеих рук отчетливо виднелась въевшаяся от тщательной растушевки грифельная пыль.

— А я раньше не замечал этого. — Девитт смотрел на ее ладони таким взглядом, от которого у Джеммы участилось дыхание, подскочило давление и помутнилось сознание.

Ее ручки вдруг очутились в его руках. Джемма запоздало дернулась. Глаза у нее вспыхнули, отразив блеск сапфира.

— Никогда не встречал ничего более возбуждающего, — шепнул Марк, поднося ее пальчики к своим губам, — нежные розовые пальчики, перемазанные черным грифелем. Вы снова рисовали карикатуру, мисс Торрел?

Джемма с широко распахнутыми глазами покачала головой. Да, она рисовала, но не карикатуру.

И не портрет. Наверное, то, что она нарисовала, можно было назвать пейзажем. Очень мрачным…

— И что же тогда? — Язык Девитта лизнул подушечку указательного пальца на ее левой руке.

Джемма с протестующим вскриком выдернула руку. Она пришла сюда не для того… не для этого… Для чего она пришла? Ах, да, отдать сапфир.

— У меня много работы, — процедила она на безопасном расстоянии. — Я ухожу к себе.

Она заставила себя сделать шаг к двери, но голос Девитт остановил ее:

— Ты кое-что забыла, Джемма.

— Нет. — Она сделала еще один шаг, не оборачиваясь.

— Джемма…

— Богу богово, мистер Девитт, а Джемме Торрел ничего не надо…

От тебя.

Она этого не сказала, но он, конечно же, догадался об окончании этой недосказанной фразы. Она не видела его лица. И радовалась этому обстоятельству. Еще три шага — и она скроется за дверью. Окунется в спасительное серое марево тусклого коридора.

— Принеси мне то, что ты нарисовала, — донесся до нее голос босса. — Это приказ, Джемма…

Она буквально выпала за дверь, едва-едва переводя сбившееся дыхание. Приказ…

Джемма неуверенно шла к себе, стараясь шагать ровно и прямо, чтобы ее не приняли за нетрезвую. Ноги же у нее подрагивали в коленях. В голове клубилась пустота. И только одна бешеная мысль бесновалась в темном вакууме: сапфир все-таки остался у Девитта!

Марк получил рисунок Джеммы Торрел, который он приказал ей показать.

По факсу.

На листе была изображена аккуратная могила. На широком мраморном надгробии красовалась эпитафия на латыни (разумеется!): «Hie iacet…»[3]

Увидев имя покойного, Марк сразу потянулся к кнопке коммутатора.

— …Когда он умер? — коммутатор был неестественно тих.

— Вчера. — Джемма подняла голову от другого рисунка, с трудом отрывая взгляд от рисованных ониксовых глаз. — После непродолжительной болезни. Его смерть была легкой.

— Что-то не верится, — из коммутатора изверглась волна шипящего подозрения. — По-моему, ты его убила. Конечно! — взревел коммутатор. — Это было хладнокровное предумышленное убийство! Я заявлю на тебя в полицию.

— У тебя нет доказательствю. — Джемма показала догадливому коммутатору язык.

— А пальчики, выпачканные грифелем?

— Я отмою их щеткой, с антибактериальным мылом.

Коммутатор озадаченно замолчал, но не выключился. Он молчал долго, чтобы наконец сказать совершенно иным тоном, пронзительно-печальным, касающимся обнаженных надорванных нервов:

— Он не должен был умирать.

— Он умер.

— Воскреси его, Джемма.

— А смысл?

— Вместе с ним умерла часть Джеммы Торрел.

— Возможно.

— Это жестоко.

— Это правильно.

— Джемма…

Джемма отключила коммутатор — резко выдернула шнур из розетки. И, не дожидаясь звонков по обычному телефону, выскочила из кабинета.

Бездумно осмотрелась по сторонам и торопливо направилась к лифту, чтобы спуститься вниз, в офисное кафе, выпить стакан имбирного пива за упокой души почившего мистера Тролля.

Он был отличным.

От всех.

…За упокой талантливого карикатуриста она выпила не один стакан, а три, и голова у нее приятно закружилась. И в глазах посветлело. В таком настроении и с такими глазами, в которых все было золотистым, гораздо легче возвращаться в опротивевший кабинет и сидеть там до окончания рабочего дня.

Когда Джемма отперла дверь, шагнула за порог, то под ногами у нее что-то шелохнулось. Она опустила глаза и увидела, что стоит на листе бумаги, который кто-то подсунул ей под дверь. Нагнувшись за ним, Джемма чуть не упала — все-таки три стакана крепкого пива давали о себе знать.

«В связи с насильственной кончиной мистера Тролля я пересмотрел схему нашего делового сотрудничества. Новая схема такова: вы, мисс Торрел, либо лежите подомной, либо лежите на мне. Итак, и эдак очень даже неплохо.

P. S: сегодня вечером я прошу вас задержаться после работы. Мисс Торрел ждут сверхурочные.

P.SS: сверху или снизу — выберешь сама».

Джемма перечитала записку еще раз. Имбирный хмель из головы мигом улетучился. Она села за стол и, уставившись на ровные четкие бескомпромиссные буквы, глубоко задумалась, как ей поступить — сбежать прямо сейчас или все-таки отработать положенное время и уйти за две-три минуты до окончания рабочего дня? Или лучше на полчаса раньше? Ей не следует недооценивать Девитта. Он ведь опять может запереть ее в кабинете. Или еще чего-нибудь придумает.

Да, наверное, она исчезнет минут на тридцать раньше положенного срока. Исчезнет тихо-тихо. Все дела сделает сейчас, чтобы потом никто ее не хватился из-за какого-нибудь глупого пустяка и не задержал даже на минутку. В ее обстоятельствах лишняя минутка задержки обернется дилеммой «сверху или снизу?», которую она будет решать, лежа на серебристом диване.

Джемма даже всхлипнула от данной перспективы. Из бездонных глубин подсознания немедленно всплыли запретные картинки с изображением Девитта, обнаженного, исступленного и бешеного, и струсившая, захлебнувшаяся шальными эмоциями Джемма чуть было не сбежала с работы в ту же секунду.

…Она все успела. Со всем справилась. Незавершенных дел на сегодня не осталось, и не осталось людей, которые могли бы остановить в решающий момент бегства из офиса на полчаса раньше. Она всех обзвонила заранее. Все просчитала и продумала.

Джемма предварительно выглянула в коридор, убедившись, что он пуст. После заперла кабинет и стремительно метнулась к лестнице: дожидаться лифта она не рискнула. Она быстро спускалась по ступеням, удивляясь, что ей так легко удалось сбежать. Девитт в этот раз просчитался. Она даже хихикнула от мелкого торжества.

— …Мисс Торрел?

— Да, — удивленно отозвалась Джемма, стоя у турникета.

Ее окликнул старший из охранников, которые наблюдали за посетителями.

— Простите, что беспокою, мисс Торрел, но у меня имеется особое распоряжение мистера Девитта задержать вас.

Распоряжение Девитта?

Задержать?!

Ее?!!

Джемма вытаращилась на охранника, раскрыв рот.

— Задержать и проводить к нему, — закончил охранник, глядя на нее с холодным подозрением, как будто она была разыскиваемой террористкой, за которой тянулся кровавый шлейф.

— Но, — растерянно пробормотала Джемма, чувствуя, как разгорающийся предательский пурпур плавит кожу, — я ничего такого не сделала…

— Это вы скажете мистеру Девитту, — твердо проговорил охранник. — Пройдемте, мисс Торрел.

Джемма была готова ударить его по голове и попытаться пробиться к выходу в ожесточенном сражении. Однако вовремя одумалась. Лишний шум ни к чему. И драка тоже. А то, чего доброго, на нее наручники наденут. Вот будет позор-то! Хотя гораздо страшнее не позор, а другое — что в этих наручниках ее притащат к Девитту, а уж он, закрыв на ключ дверь, воспользуется ее «скованным» положением сполна.

Она издала тяжкий обреченный вздох и покорно двинулась за охранником, понимая, что скандал и наручники ей не нужны совсем и что она опять проиграла. Девитт оказался умнее.

Девитт…

Господи, если бы этот твердолобый тип, волочивший ее к коварному боссу, знал, что с ней сделает мистер Девитт, когда здание опустеет….

Джемма запнулась. Охранник посмотрел на нее уже угрожающе, и она опустила голову. Никто ничего не узнает. Никто не смотрит Девитту прямо в глаза, и никто не видит, что за демоны там притаились. Демоны, которые жаждут…

…ее.

— Мисс Торрел, — огласил охранник с таким выражением, словно объявлял ее выход на арену.

Президент «Меандра» откинулся на спинку кресла и сощурил глаза. Под этим прожигающим взором Джемма едва не растеклась сотней талых ручьев по полу. Она бессильно прислонилась к стене.

— Благодарю вас, мистер Пол. — Сладкая улыбка скользнула по губам Девитта и приклеилась к ним, но чуть-чуть косовато. — Произошло небольшое недоразумение, и мне хотелось бы разобраться в этом недоразумении лично. Мисс Торрел, — вежливо и доброжелательно кивнул президент замершей Джемме, — я приношу глубочайшие извинения за задержание, но это совершенно необходимо было сделать…

Разумеется, сию вежливую чушь босс произносил исключительно для мистера Пола. Джемме хотелось заорать от всего происходящего. Чтобы сбежался народ. Чтобы народ увидел демонов в ониксовых глазах президента «Меандра»…

Мистер Пол, выполнивший ответственную миссию, благополучно ушел, напоследок еще раз грозно глянув на притихшую Торрел.

Девитт и Джемма остались один на один.

— Небольшое недоразумение, говорите, — проскрежетала Джемма, по-прежнему приклеенная к стене. Голос ее повышался от слова к слову. — Да на меня теперь все смотрят как на главную государственную преступницу!

— А вы и есть главная государственная преступница, мисс Торрел: вы смылись с работы на целых полчаса раньше. — Марк Девитт излучал демоническое благодушие, подчеркнутое демонстративно — издевательским небрежным «вы». — Признаюсь, даже от вас я не ожидал подобной наглости. Ну, на пять минут, на десять, а вы, оп-ля, и на целых полчаса. Экое нарушение трудовой дисциплины! Конечно, вы преступница, мисс Торрел.

— Я торопилась. — Спина у Джеммы холодела то ли от стены, то ли от предчувствия.

— Удрать…

— Исчезнуть.

Тут Марк Девитт улыбнулся — Люцифер должен был бы умереть на месте от зависти, увидев подобную леденяще-прекрасную улыбочку, преобразившую красивые черты Девитта в страшную маску. У Джеммы похолодели пятки в туфельках. Видимо, именно туда скатилась ее захолодевшая душа.

— Я предполагал, что вы после моей записки попытаетесь исчезнуть. — Марк выразительно подчеркнул это слово, будто смакуя его. — И принял меры загодя. И ты, мисс Торррел, попалась, — босс внезапно перешел на «ты», и этот переход заставил Джемму отклеиться от стены и вцепиться в ручку двери, — так что у тебя приблизительно минут сорок, чтобы определиться, где ты будешь находиться — сверху или снизу.

— На диване? — зачем-то уточнила Джемма полуобморочным вибрирующим голосом. Девитт кивнул, а потом задумался: — Хотя почему мы зациклились на диване? — Его глаза быстро и внимательно обежали кабинет. — У нас еще имеется отличный стол, удобное кресло, широкий подоконник, пол, наконец. Простор-то какой… для фантазий.

— Я хочу домой. — Джемма еще на что-то надеялась.

— Домой нельзя, — строго возразил Девитт. — Потому что вы, мисс Торрел, порядочная девушка. А порядочные девушки домой мужчин не водят. А порядочные мужчины, к коим я себе причисляю, порядочных девушек в своем доме не компрометируют. Поэтому у нас остается только этот уютный кабинетик с милым диванчиком. В гостиничных номерах я светиться также не хочу, и вас засвечивать не имею никакого желания. Вы, мисс Торрел, моя личная тайна…

Джемма попыталась изобразить смелую и гордую улыбку непокоренной воительницы из дамских романов, однако губы почему-то разъехались вкось, вместо улыбки получился зверский оскал, обнаживший клыки. Она подозревала, что вместо воительницы стала похожа на вампира.

Тем лучше!

Впрочем, ее вампирский оскал Девитта ничуть не смутил. Подумаешь, секретарша-вампирша!

— Я сейчас закончу разбираться с новыми контрактами, и мы с тобой приступим, — деловито сообщил ей Девитт, склоняясь над бумагами. — Пока посиди тихо и мне не мешай.

— Тогда, может быть, мне подождать в приемной? За дверью? — осведомилась Джемма осторожно и как можно невиннее.

Девитт на мгновение опять вскинул голову и ласково погрозил Джемме пальцем.

— День дураков еще не скоро.

А дурочек?

Но Джемма не стала развивать эту рискованную тему. Она помялась у двери, потом все-таки присела на злополучный диван — прямо на прикрывающее пятно шелковое покрывало. Девитт никак не реагировал на ее перемещения, углубившись в работу.

Джемма сложила руки на коленках, и, как только она перестала двигаться, в голову один за другим стали вспархивать бессмысленные вопросы. Почему она здесь сидит? Почему бы ей не встать и не выйти? Не побежит же Девитт за ней, крича, что она забыла с ним переспать. Она может уйти. Но она никуда почему-то не идет. Сидит и ждет.

Господи, чего она ждет? Ждет, что они начнут заниматься любовью? Именно! Она ненормальная. И из «Меандра» прямиком угодит в сумасшедший дом. А там…

Там ей будет что вспомнить.

О «Меандре».

Джемма потрясла головой, чувствуя, что спутанные мысли темнят голову, и без того больную. Надо все-таки попытаться уйти. Пока не поздно…

— На сегодня хватит, — сообщил вдруг Девитт.

Поздно!

Босс отодвинул от себя последний лист. Его черные глаза немедленно устремились на подскочившую Джемму. Внутри нее что-то таяло, текло, утекало…

Девитт запер дверь, выключил свет и после примостился рядом с Джеммой на диване. Кругом уже установился привычный вечерний покой, лишенный дневных звуков. Утомленный офис готовился уснуть.

Рука Девитта скользнула по волосам Джеммы, одним ловким движением взлохматила приглаженные прядки. Джемма прикрыла глаза, чувствуя, как пальцы Марка в полной тишине начинают неторопливо расстегивать ей блузку. Пуговичка за пуговичкой… Секунда, и блузка слетела с нее, мягко упав где-то за спиной.

До ее обнаженного плеча дотронулись теплые мужские губы: сначала осторожно, словно боясь напугать своей беснующейся в крови страстью, а после — неистово, заставляя откинуться назад, раскрыться и забыться.

К любовной атаке присоединилась мужские руки, заскользив по запылавшему выгнувшемуся женскому телу, срывая с него все покровы, до последней тряпочки.

Обжигающие поцелуи и чувственные касания сильных опытных пальцев слились в единую сладострастную игру, имя которой — безумие.

Во время этого безумия, творящегося за закрытыми дверьми темного офиса, так и не было сказано ни слова. Тайна так и осталась тайной. И только стены могли слышать стоны и вздохи, таявшие в воздухе, насыщенном знойным ароматом тайной страсти.

9

Ну и что ей со всем этим делать? Джемма в полной растерянности рассматривала многочисленные свертки на своем рабочем столе. А еще были коробки и коробочки. Так много…

Альбомы, карандаши, пастельные мелки, грифели и кисти. И все из магазина «Художественный рай». Эта модная лавочка действительно рай — с запредельными космическими ценами. Джемма туда заходила только с эстетическими и познавательными целями: полюбоваться сквозь стекло на новинки. Приобрести хотя бы кисточку ей там не по карману. А тут — вот тебе, Джемма Торрел, полный набор для богемного творчества. Создавай шедевры.

Надо ли ей сказать спасибо Марку Девитту? А может быть, благодарно поцеловать его в щёчку? Или лучше спросить, на кой чёрт он так расщедрился?

Разумеется, Джемма не могла знать целиком иезуитский план своего босса. Девитт подарил ей все эти чудесные вещи не просто так. Он надеялся, что Джемма не удержится от соблазна и воскресит убитого мистера Тролля. Это во-первых. А во-вторых что и сама смягчится и примет его предложение стать художественным редактором «Рапиры».

Уже была назначена дата презентации этого нового журнала, уже была поднята обязательная рекламная шумиха вокруг самого громкого проекта года, обещавшего стать настоящей сенсацией. Уже был набран штат сотрудников журнала, от наборщиков и верстальщиков до корректоров и директоров. Осталась лишь одна вакансия… — Художественного редактора.

Девитт отверг все кандидатуры. Кроме Джеммы Торрел он не видел никого на этом месте. Но как ему ее уговорить? Уломать? Озолотить? Начать шантажировать? Загнать в угол? Выдумать новый «безвыходный» контракт? Задачка не из легких.

…Джемма взяла в руки заточенный грифель и неуверенно черкнула по листу. Посмотрела на неровную черточку. Потом черкнула еще и еще. А после она как будто окунулась с головой в теплую накатившую волну, и эта волна понесла ее в голубой волнующийся океан, подальше от серого офиса и всего-всего…

… Она посмотрела на рисунок и не поверила своим глазам, испугавшись. Нет, не может быть. Он мертв. Его больше нет. Она видела его могилу. И она не верит в загробную жизнь, чтобы получать приветы с того света. Но карикатура была. Разумеется, на Девитта.

Мистер Девитт на этой карикатуре с умным видом и без штанов решал дилемму «верха и низа»…

Карикатура, на которую могут взглянуть лишь двое. И только двое понять ее истинный смысл. Ни в какую «Утечку» сей шедевр не пойдет. Но Девитт его должен увидеть.

Джемма поднялась за конвертом, и тут ее слегка качнуло. Она невольно оперлась на край стола, пытаясь восстановить дыхание. Приступы головокружения начались в конце прошлой недели. И Джемма надеялась, что это просто нервное напряжение сказывается. Она устала. Очень.

… Девитт вскрыл конверт и, увидев его содержимое, улыбнулся во весь рот. По правде говоря, он был готов сплясать джигу на собственном столе, но сидевший напротив Фрэнк его вряд ли бы понял, хотя повидал уже многое.

— Ты выиграл миллион? — напрямик поинтересовался Маршалл, не скрывая жадного желания увидеть то, что высекло из мрачного президента «Меандра» столь бешеную лучезарную улыбку.

— В точку! — Марк засиял ярче начищенного медного таза — того и гляди, начнет вокруг себя рассеивать солнечные зайчики.

— Зачем тебе еще один? — покачал головой Фрэнк. — Банк скоро расползется по швам, сберегая твои миллионы. Поделись-ка с другом.

— Другу это не поможет. — Марк любовался на карикатуру, как некоторые любуются на розовощеких гукающих младенцев. — Жена, двое детей и фамильный особняк размером с Пентагон проглотят миллиончик, не жуя.

— Почему ты все время напоминаешь мне о жене? — умоляюще вскинул руки Фрэнк.

— Потому что у тебя жена красавица, умница и мать твоих детей. А ты сам — образец добропорядочного семьянина.

— Это ты к тому, чтобы я не посягал на твой лишний миллион? — побарабанил пальцами Фрэнк по столу.

— Именно. Ты гораздо богаче меня.

— Утешитель ты мой, — едва не прослезился Маршалл, моргая хитрыми сухими глазами. — Но я тебе отомщу. Я теперь каждый раз в молитвах перед едой буду просить господа бога, чтобы он заставил тебя наконец, ехидну этакую, жениться…

— Зачем же так жестоко со старым другом? — приподнял одну бровь Марк.

— А с ним по-другому нельзя. Иначе он никогда не женится. — Фрэнк поднялся. — Так что попомнишь ты еще меня, Марк Девитт, когда к алтарю пойдешь.

— Лет через десять?

— В этом году.

— Ну-ну. Тогда начинай молиться. Глядишь, за десять лет выучишь все псалмы Давида.

Фрэнк сделал выразительный и крайне неприличный жест рукой. Марк в ответ помахал ему пустым конвертом.

Оставшись один, он опять уставился на карикатуру. Прелестная штучка. Хотя, кажется, манера рисунка слегка поменялась. Линии стали мягче, плавнее. Прежние карикатуры были жестче. Впрочем, чего пенять на покойника?

Его план удался. M-r TROLL воскрес. Теперь осталось уговорить мисс Торрел занять кресло художественного редактора. У него есть одна идея на этот счет. Ему все-таки придется загнать упрямую Джемму в угол.

И сделать с ней там чего-нибудь…..полезное.

А ведь у нее сегодня есть замечательный повод выпить имбирного пива или даже глотнуть стаканчик бренди. Сегодня заканчивается месяц из тех четырех, которые ей нужно отработать в «Меандре». И остается три.

Всего…

Джемма с наслаждением зачеркнула ушедший день в настольном календаре алым пастельным мелком. Красота! Теперь она все дни будет зачеркивать этим ярким жизнерадостным карандашиком.

Она неторопливо собирала сумочку. Рабочий день без одной минуты завершился. Босс сегодня ее не тревожил. Ему было не до нее: посетители к нему следовали один за другим и один — важнее другого. Тут не до Джеммы Торрел.

Получил ли он ее карикатуру? Джемма усмехнулась, вспомнив рисунок. Президент на ней получился отлично. Она продемонстрировала превосходные знания его тела без одежды. Воспроизвела каждую пикантную подробность. С любовью…

Джемма охнула, когда это слово высветилось в мозгу, как неоновая рекламная вывеска. Что еще за дурь? Какая любовь? Любовь бывает в кино, а издательском союзе «Меандр» этого сердечного безобразия не случается. Здесь все подчиняется служебной дисциплине, все эмоции гаснут на фоне тусклых серых стен, стук сердца перебивается телефонными звонками, и все чувства погибают погребенными под факсимильными сообщениями.

На этом Джемма и успокоилась. Она поискала глазами брошенную на столе помаду, мазнула на автомате ей по губам и затем положила в сумочку. Что еще надо взять?

В это время дверь открылась.

— Уже уходишь?

Знакомый голос неожиданно произвел ошеломляющее действие. Джемма испуганно ойкнула, взмахнула руками, опрокинула сумку на пол, и из сумки высыпалось все ее содержимое.

— Гм, — произнес Девитт, изумленно смотря на учиненный за одну секунду впечатляющий беспорядок. — Я и не знал, сколь много всего можно натолкать в микроскопическую женскую сумочку.

Джемма полыхнула в его сторону синими огнями и принялась собирать рассыпанное. Марк присоединился к этому увлекательному процессу. Розовый талмудик, россыпь мелких монеток, тюбик с помадой, пудренница… А это что такое?

Марк держал плоскую запечатанную картонку, похожую на узкую пачку с таблетками. Тест на беременность…

Они взглянули друг на друга одновременно и с примерно одинаковым выражением. Джемма увидела в глазах Девитта вопрос, но отвечать на него не стала, молча выхватила тест из его рук и запихала в сумочку. Через минуту все содержимое сумочки вернулось на место.

— Я уже пять минут как закончила работать, мистер Девитт, — ледяным голосом проговорила она. — И я сегодня очень тороплюсь.

Марк кивнул, стараясь не думать о тесте на беременность в ее сумочке.

— Я собственно на секундочку, Джемма. — Он понял, что говорить ровно у него теперь не получится. — Как ты знаешь, послезавтра состоится презентация «Рапиры». Поэтому… я… — слова терялись на подступах, — в общем, я принес тебе приглашение на эту презентацию.

— Мне?

Приглашение оказалось именным, отпечатанным на роскошной золотой бумаге. Но имени Джеммы Торрел в списке приглашенных не значилось. Она сама печатала этот список, дивясь множеству громких имен. Здесь сконцентрировались известные сенаторы и владельцы крупных компаний, плейбои и светские львицы, скандальные звезды и просто миллионеры. Никакой Джеммы Торрел в том созвездии и быть не могло. Закрытая вечеринка для избранных небожителей по особым пропускам. Таинственность — как один из пиар-ходов рекламной кампании «Меандра», призванная подогреть интерес публики к новому издательскому проекту…

И все же ее приглашение оказалось именным, как и у всех тех «громких имен»…

— Я не понимаю, — тон Джеммы был по-прежнему звонким ото льда.

Она полагала, что Девитт с ней играл. Забавлялся, как с симпатичной зверушкой. Которую ныне решил продемонстрировать всему «высшему обществу». Не как декоративную секретаршу — щит, а именно как занятную зверушку.

— Я тебя приглашаю, Джемма, — просто улыбнулся Марк, не пытаясь что-либо объяснять. — Лично.

Джемма вновь взглянула на свое именное приглашение. Сверкает, искушает, манит…

Пропуск в рай.

— Я там лишняя, — сказала она вечность спустя падающе-взлетающим голосом. — И у меня всего одно вечернее платье, которое куплено на распродаже, и я его уже надевала раз сто или даже сто один.

— Если ты придешь совсем без платья, я только порадуюсь, — обронил Марк.

Джемма вспыхнула.

— Я не приду ни в платье, ни без платья, — отрезала она.

— Значит, мне придется тебя уговаривать. — У Девитта заблистали глаза. — Признаюсь, я ждал этого момента. Я надеялся на это счастье.

Она знала, что из рук Марка Девитта ей не вырваться. Что они до нее дотянутся, обовьются вокруг талии, сожмут и властно притянут к сильному мужскому телу. Она это уже проходила. Ей были знакомы мельчайшие нюансы тех ощущений, которые порождали объятья Марка Девитта.

Она откликнулась на его поцелуй. Внутри все скомкалось, едва его губы накрыли ее приоткрывшиеся уста. Токи разной частоты соединили их губы, разогрели кровь до температуры кипятка.

— Ты пойдешь на презентацию, Джемма Торрел.

… Наверное, это был все-таки вопрос, но звучал он как категоричная констатация факта. Джемма издала невнятный звук, заглушённый очередным поцелуем. Девитт прижимал ее к себе все сильнее, все беспощаднее…

— …иначе я зацелую тебя до смерти.

Нет, это был все-таки не вопрос.

Как будто подтверждая свою угрозу, Марк ожег ее шею яростным поцелуем. У Джеммы вырвался стон. Она попыталась высвободиться, за что была наказана — опрокинута на стол. Ее шарящая рука столкнула сумочку на пол… Судя по звукам, все содержимое сумки снова рассыпалось.

Губы Девитта прокладывали огненную дорожку от ее шеи к ложбинке груди, не пропуская ни миллиметра плоти. Внутри нее искрили оголенные нервы, перехлестываясь и переплетаясь. Что от них останется после того, как эта невыносимо — сладкая пытка закончится, даже Богу неизвестно.

— Джемма Торрел идет на презентацию…

— Да… — Согласие, оборвавшись, слетело с ее губ, как опавший лепесток.

— Повтори-ка еще раз это милое моему сердцу словечко. — Марк добрался до ее груди, и сделалось совсем жарко. — Чтобы оно звучало уверенно.

— Да! — На этот раз Джемма выкрикнула, чтобы прекратить любострастное безумие как можно скорее.

Девитт разжал руки. Но Джемма еще некоторое время лежала на столе, пытаясь осмыслить реальность. Реальность в ее расширенных зрачках выглядела как-то неправдоподобно.

— Итак, мы договорились, ты идешь на презентацию. — Марк обвел пальцем ее подрагивающие губы.

Джемма приподнялась и со стола сползла на стул. Ее волосы напоминали спутанную кудель, одной пуговицы на блузке не хватало…

— Я умею уговаривать, — констатировал Девитт, довольный результатами.

Голова у Джеммы тяжело качнулась, словно в знак согласия. Она глубоко вздохнула и провела рукой по остаткам прически. Где расческа? В сумке. А сумка на полу.

Джемма полезла под стол собирать рассеянное содержимое и едва не столкнулась лбом с Девиттом, который снова собрался ей помочь. Их руки почти одновременно вцепились в тест на беременность. Мгновение пытались перетянуть друг у друга, но Джемма оказалась настойчивее. Она выдернула тест и небрежно бросила в сумку. Девитт опять не стал ничего спрашивать, но посмотрел до чрезвычайности выразительно, отчего руки у Джеммы задрожали мелкой дрожью.

…В своем кабинете Марк вместо того, чтобы сесть за рабочий стол, упал на диван и прикрыл глаза. Из головы не шел тот занятный тест, что Джемма прятала в сумочке. Интересно, каковы будут результаты «тестирования»?

Марк понял, что надеется на…

…лучшее.

Этот тест, даже неопробованный, кардинально меняет его планы. Кажется, у «Рапиры» все-таки будет другой редактор.

Не Джемма Торррел.

Но та ловушка, которую он собирался устроить Джемме на презентации, тем не менее сработает. И Джемма в нее попадется. И выхода у нее не будет. И Марк Девитт своего не упустит.

Господь бог услышал молитвы Фрэнка Маршалла слишком быстро. Марк видел, как Фрэнк жевал бутерброд всего час назад…

Как же она ненавидела Девитта за те чувства, которые он заставил ее испытать перед злополучной презентацией! Ему, небожителю, не понять, что можно ощущать, стоя перед раскрытым платяным шкафом и видеть, что надеть на презентацию совершенно нечего.

Единственное вечернее платье оказалась при ближайшем рассмотрении испорченным. На нем неизвестно откуда взялось винное пятно! И оно было заметно. Вид дешевой ткани вызывал озноб. Пусть платье красивое, пусть оно ей к лицу, но оно страшно дешевое для подобного мероприятия. Надень его, и она будет умирать от стыда в окружении богинь, облаченных в эксклюзивные наряды, на которых одна пуговица стоит дороже, чем все ее вечернее платье, туфли и белье.

Джемма с треском захлопнула створки шкафа. Не пойдет она никуда! Останется дома. Почитает книжку, приберется в столе, где свалены все ее рисунки. Глядишь, завтра Девитт все-таки ее уволит за подобное непослушание. Она вздохнула.

Мысль, что Девитт ее уволит, отчего-то не радовала. Холодила. Джемма снова раскрыла и закрыла шкаф, но роскошное платье для богинь там по волшебству не появилось.

Нет на свете чудес для Джеммы Торрел. Нет у нее ни крестных фей, ни волшебной палочки, ни тайных заклинаний. У нее есть… Марк Девитт. Вот ему она и позвонит. Как секретарше, ей известен номер сотового телефона своего босса. И этой конфиденциальной информацией она воспользуется в своих личных интересах. Очень личных интересах.

— Да, — раздался несколько удивленный голос Марка Девитта.

Интересно, где он и чем занимается? Наверное, это была не самая умная мысль — звонить ему на сотовый телефон.

— Это Джемма Торрел. — Джемма с некоторым усилием произнесла свое имя. — И звоню я по такому поводу. Мое единственное платье испорчено, другого нет и не предвидится. На презентацию я не иду. Тем более что мне все равно там делать нечего.

Короткие обрывистые фразочки слились в одну — длиннющую и плохо разбираемую. Судя по паузе со стороны Девитта, смысл он уловил не сразу. Молчал пару секунд, но Джемме показалось, что час — не меньше.

— Оставайся дома, — наконец отозвался он и выключил свой телефон.

Джемма опустилась прямо на пол то ли пришибленная, то ли расплющенная. По щекам покатились крупные прозрачные слезы. Зачем она вообще позвонила?! Ему!

Чего она хотела добиться? Или просто жаждала услышать его голос? Услышала… Легче не стало. Все стало просто ужасно. Оставайся дома…

Она останется. В четырех стенах и в полном одиночестве. Забавная игрушка под названием «Джемма Торрел» небожителю Марку Девитту все-таки наскучила. Зачем, правда, он добивался от нее согласия пойти на проклятую презентацию, осталось неясным. Может быть, чтобы удачно передать какому-нибудь другому небожителю в качестве эстафетной палочки.

Отчаяние и одиночество стиснули как клещи, больно и безжалостно. Джемма разревелась в голос. И даже не оттого, что Девитт был так равнодушен к ней, а потому — что она сходила по нему с ума. Он стал для нее сильнейшим наркотиком, таким сильным, что даже мысль, что она больше не почувствует его поцелуев, вызвала жуткую ломку. Она его любила…

Трудно сказать, когда эта беда с ней случилась, но, кажется, любовь коварно просочилась в кровь уже в первые секунды их знакомства. Пронеслась стрелой по крови, упала в сердце и там затаилась до поры до времени, ничем себя не выдавая. Лежала и ждала счастливого часа. Но он так и не пробил…

Слезы полились с удвоенной силой. Сколько в ней воды, оказывается, накопилось! Джемма, даже если бы постаралась, вряд ли смогла бы остановить этот прорвавшийся поток. Пусть льются. После того как они выльются, она наверняка похудеет на пару килограммов. Тогда сможет нормально застегнуться ее платье с выпускного школьного бала. Вот и обновка будет…

Джемма снова вспомнила о презентации. На которой соберутся все небожители, и Марк Девитт в окружении сладко щебечущих, алчных и прекрасных богинь о жалкой Джемме Торрел и не вспомнит. А если и вспомнит, то поморщится. У него испортится аппетит и пропадет всякое желание… Стоп! Об этом не думать.

Джемма влепила самой себе звонкую пощечину, из глаз брызгнули искры, и неожиданно она успокоилась. Приступ малодушной слабости миновал.

Она поднялась с пола, вытерла слезы и села за потертый письменный стол. В руках у нее очутился чистый лист, простой карандаш, и Джемма унеслась прочь из мира, в котором через пару часов Марк Девитт будет на презентации пить розовое шампанское без Джеммы Торрел…

…Звонок звонил и звонил, звонил и звонил. Звонок в дверь.

Джемма уловила его только раза с десятого. Карандаш выскользнул из разжавшихся пальцев. Она мельком взглянула на рисунок, ахнула и пошла открывать дверь.

— Я уж начал опасаться, что придется ломать дверь. — Улыбающийся Девитт возник на пороге ее замкнутого мира, держа в руках большой бумажный пакет.

От потрясения Джемма не смогла вымолвить ни слова. Она таращилась на своего босса, одетого для презентации, в смокинге и с шелковой бабочкой, как на инопланетянина. Марк не стал дожидаться приглашения и прошел в квартиру, шурша пакетом. Пораженная Джемма медленно последовала за ним, чувствуя себя гостьей. Девитт положил пакет на софу и обернулся к безмолвной Джемме:

— Надеюсь, ты уже приняла душ, потому что у тебя всего полчаса, чтобы собраться на презентацию. — Он уселся на неприбранную софу с самым невозмутимым видом. — Я привез тебе платье, полагаю, оно подойдет. Подкрась реснички, попудри носик, волосы расчеши, но в прическу не укладывай, потому что ты мне с распущенными нравишься гораздо больше. А я могу пока передохнуть. Денек у меня выдался не самый спокойный.

Джемма тем временем раздумывала, получит ли она сотрясение мозга, если сейчас грохнется в обморок с высоты своего роста? Признаки надвигающего обморока были слишком явственными.

Она, не отрывая глаз от Девитта, сделала крохотный шажочек к ближайшему стульчику и присела на самый его краешек.

— Посмотри на платье, — кивнул ей Девитт.

— Я не хочу идти на презентацию, — пробормотала она, переводя глаза на пакет.

— Я это понял, — коротко усмехнулся Девитт, — поэтому постарался ликвидировать все предлоги, под которыми ты могла бы это сделать. Ты пойдешь на презентацию, Джемма Торрел. Ты мне обещала. Ты сказала «Да».

«Ты должна туда пойти, потому что там тебя ждет ловушка…»

Что-то мелькнуло в ониксовых глазах. Головокружительно-опасное. Настолько тревожащее, что Джемма собралась было запереться в ванной и не выходить оттуда до конца презентации. Она открыла рот, чтобы высказать миллион возражений, но, натолкнувшись на ласковый взгляд босса в бабочке, закрыла рот и схватилась за пакет.

…В своей жизни она еще никогда не держала в руках подобных платьев. Таких шедевров. Из хрустящей переливающейся тафты удивительного цвета индиго, простое и роскошное одновременно, в котором каждый шов — совершенство, каждая складочка — сама безупречность.

Такие платья, за которые выкладываются астрономические суммы, шьются исключительно для богинь и королев.

А Джемма не была ни той, ни другой. Она была Джеммой Торрел, чья зарплата целиком уходила на еду и оплату квартиры, и раз в три месяца из этих денег отскребалась мини-сумма на карандаши и альбомы.

— Я не пойду в таком платье. — Джемма была готова вновь разреветься.

— Оно тебе не нравится? — Марк, похоже, искренне огорчился. Печаль искривила линию его рта.

— Оно мне очень нравится! — выкрикнула Джемма почти в истерике. — Оно потрясающее. Но оно не мое! Я такие платья не имею права носить!

— Никогда не слышал, чтобы был издан закон, запрещавший Джемме Торрел носить синие платья. — Девитт сразу развеселился. — Или этот закон издали только в твоем государстве?

Джемма непонимающе блеснула потемневшими глазами.

— В Десятом королевстве, — лукаво пояснил Девитт.

Джемма поняла, что она плачет, и, не выдержав, бросилась в ванную комнату. Вместе с платьем…

…Марк взглянул на часы и понял, что они точно опоздают. Джемма сидела в ванной уже пятнадцать минут, и оттуда не доносилось ни звука. Он покачал головой, выдохнул, решительно поднялся, собираясь выломать дверь ванной, но тут Джемма вышла сама.

В синем платье.

Марк проглотил комок. Его синеглазая ведьмочка была так хороша, так смущена и так волшебна, что он впервые в жизни почувствовал, как в сердце вскипает жар.

— Чудо, — произнес он хрипло.

И не стал ничего добавлять, потому что все другие слова будут лишними. Вместо слов он извлек из кармана нечто крохотное, и Джемма приглушенно охнула, узнав коробочку. А в той коробочке лежит…

Сапфир!

Который она вроде бы успешно вернула боссу.

— Он твой, — прочел ее мысли Марк и приблизился к ней с кулоном. — Только твой, и будет только твоим. Я не приму его обратно. И это украшение — единственное, которое подходит к твоему платью. Так что молчи и не сопротивляйся.

Джемма не могла уже сопротивляться. Она покорно наклонила голову, и Марк застегнул замочек цепочки. Холодный прекрасный камень мгновенно согрелся в ложбинке ее груди.

Через десять минут она была готова отправиться на проклятую презентацию — с плохо причесанными волосами и слабыми намеками на макияж. Девитт, похоже, этих дамских несовершенств даже не заметил.

Джемма не знала, что, уходя, он прикарманил рисунок, на котором нарисованная Джемма Торрел целовала карандашного Марка Девитта.

Сколько же их тут собралось!

Небожителей…

Боги и богини, монстры и святые. Все-все. И она — среди них. Джемма невольно вцепилась в руку Девитта. Он обнял ее за талию и шепнул в ухо:

— Расслабься.

Она бывала с ним на множестве мероприятий, в том числе подобных этому. Как секретарша — щит. И всегда была спокойной и равнодушной. Она воспринимала их как досадные издержки своей работы. Она не дрожала, как сейчас, в роскошном платье из хрусткой тафты, приятно холодящей кожу; не металась испуганными глазами от одного улыбающегося известного лица к другому; не мечтала спрятаться за кадками с пальмами или превратиться после полуночи в тыкву, коль уж в Золушку-замарашку не получалось.

Марк Девитт всем улыбался, со всеми здоровался, кое с кем из небожителей перекидывался шутками, не выпуская Джемму из плена. Эту его «не-снимающуюся» руку на ее талии заметили все. Джемма была готова умереть.

Она сделала пару бессловесных попыток освободиться из его вызывающих объятий, но Девитт только сильнее сжимал ее. Он как будто нарочно делал так, чтобы на них смотрели с жадным, неприличным интересом. Чтобы их обсуждали, не скрывая этого, чтобы им улыбались по-акульи нежно. А затем он ее поцеловал. На глазах у всех.

И поцеловал так, что у Джеммы подогнулись ноги, а у всех присутствующих пооткрывались рты. Оказывается, небожители тоже умеют удивляться как обычные смертные. И выглядеть при этом довольно глупо.

Джемма от подобной возмутительной эскапады захлебнулась всеми гневными словами, которые скопились у нее на языке, готовые сорваться.

Вместо слов сорвалась она. Извернулась, высвободилась и, шурша синей переливающейся тафтой, кинулась прочь из зала, провожаемая все теми же выразительными взглядами и тихими шепотками.

Она не сразу нашла самый темный угол, блуждая с залитыми слезами глазами до коридорам почти на ощупь. Девитт не кинулся за ней в погоню. Никто не кинулся, но она все равно оглядывалась через каждые два шага. А после забилась в укромную темноту, дрожа и подыхая.

Что задумал Девитт? Зачем он ее целовал? Да еще так, что у нее сердце едва не взорвалось. Чего он хотел добиться? И от кого? От нее? Или от кого-то другого? Джемма не сомневалась, что его ненормальное поведение — часть какого-то каверзного плана. Может быть, ей лучше уйти, пока чего не случилось?

Джемма горько усмехнулась. Вот так взять и уйти. В декольтированном донельзя платье, на шпильках-иголочках, пешком, ночью, через полгорода…

Глупо…

Презентация шла своим чередом. Где-то недалеко пили, ели, веселились. До Джеммы доносились голоса, музыка, чьи-то речи и смех. Она вздрагивала, если звуки делались громче, и напрягалась, если они становились тише.

Она чувствовала себя дурой. Несчастной, подставленной, высмеянной дурой.

Возвращаться ли ей в зал? После своего идиотского побега? Не стоило ей сбегать, демонстрируя всем тем пресыщенным небожителям свое целомудренное замешательство. Дала им лишний повод посмеяться над собой.

А Девитту она при удобном случае влепит такую затрещину, что свет у него в глазах на день померкнет…

Девитт.

Джемма собралась с духом, чтобы вернуться. Но до распахнутых дверей добиралась целую тысячу лет. Один раз даже в смятении повернула обратно, когда уши ожег взрыв смеха. Ей все еще казалось, что смеются именно над ней.

Перед самыми дверьми Джемма снова замялась, проглотила слюну, одернула платье безотчетным жестом и встряхнула волосы. Она вошла в зал, вскинув голову, и сразу множество глаз вонзились в нее как стрелы, пропитанный ядом кураре. Она ощутила почти физическую боль от этих смертельно ранящих чужих взоров. Но стиснула зубы и стерпела.

Девитт с бокалом в руках смотрел на нее с противоположного конца зала. Она не стала подходить к нему. Отвернулась, чтобы тоже взять бокал с подноса пробегавшего официанта. И едва не поперхнулась шампанским, когда рука неслышно подошедшего Марка неожиданно обвилась вокруг её талии.

— Плох тот солдат, который бежит с поля боя. — Девитт наклонился к ней чересчур близко.

— Я вернулась.

— А вот это уже — подвиг.

— Что ты задумал? — Джемма не смотрела на Девитта и цедила сквозь зубы каждое слово, и каждое слово слегка горчило.

Чужие взгляды оплетали их, свиваясь в плотную сеть. Под этими взглядами становилось трудно дышать. Несколько капелек пота скатилось по ее оголенной спине.

— А я разве что-то задумал? — Рука Марка нежно отвела в сторону ее растрепавшиеся волосы.

Джемма шарахнулась от него и с отчаянием воскликнула:

— Разумеется!

— Гм…

— Ты хочешь продемонстрировать всем свою новую любовницу? Так сказать, утвердить статус-кво?

— Еще одна словесная гадость с твоей стороны, и я начну целовать тебя со страшной силой, чтобы ты заткнулась. — Голос Марка сделался угрожающе ласков.

Он прижался к ней всем телом. Теперь даже у тех, кто еще сомневался, не осталось никаких сомнений в их особых отношениях. Отдельные шепотки в зале помножились на десять в десятой степени. Джемма с силой дернулась, чувствуя, что начинает плавиться.

От бешенства.

— Теперь я понимаю, почему ты так зазывал меня на эту идиотскую презентацию, — не унималась она, презрев угрозы, клокоча, как забытый на плите котелок. — Ты хотел, чтобы я вдохнула этой вашей развратной атмосферы богатых мира сего, отравилась ею и не стала больше говорить тебе «нет»…

— А ты мне и не говорила «нет», дорогая моя, — Марк ухмыльнулся. — И не скажешь…

Джемма издала шипящий звук. Все улыбающиеся лица у нее перед глазами завертелись в разноцветной круговерти, слились в розовое размытое пятно и пропали на мгновение. Она хлопнула рукой по Девитту, пытаясь высвободиться, но тут случилось страшное.

— Дамы и господа, позвольте минутку внимания, — вдруг громко проговорил Марк, обращаясь ко всем присутствующим.

И все присутствующие моментально замолчали, вперились в него, предчувствуя самое интересное. Тишина буквально обрушилась на большой зал, заполненный людьми до предела. Рука Девитта стиснула талию обомлевшей Джеммы так, что она едва не скривилась в болезненной гримасе.

— Так уж совпало, что эта презентация станет самой запоминающейся в моей жизни не только потому, что свет увидит новое интересное издание. Даже, скорее, совсем не поэтому. Эту презентацию я запомню потому, что именно на ней мисс Джемма Торрел согласилась стать моей женой…

Джемма поняла, что падает — ноги подкосились сами собой. И не упала она только потому, что Девитт надежно удерживал ее за талию. Он был словно стена.

В зале мгновение висела абсолютная напряженная тишина, которая затем оглушительно взорвалась аплодисментами, возгласами и смехом. Неподалеку тотчас хлопнула бутылка шампанского, и наклонившийся Марк поцеловал побелевшие губы Джеммы страстным поцелуем собственника.

Он уверенно повлек ее сквозь окружившую их смеющуюся толпу, которая жаждала подробностей. Всех-всех, до мельчайших деталей. Но подробности остались страшной тайной.

Джемма плохо различала творившееся вокруг нее. Она была оглушена, ослеплена и задыхалась. Ей нужно что-то было сделать и что-то сказать, объяснить всем, что Марк их бессовестно обманул, но губы слиплись после собственнического поцелуя Девитта. Все ее вопли: «Он лжет!», «Я не давала согласия!», «Он не делал мне предложения!», «Девитт — мерзавец!» — звучали только в ее голове.

А потом все стихло. И в голове, и вокруг. Джемма с удивлением огляделась по сторонам — они находились в непонятной крохотной комнатке, сумрачной, без окон, полной компьютеров и бумаг. Это, наверное, какое-то офисное помещение загородного клуба, где проходила презентация.

Улыбающийся, но только ртом, Девитт стоял, прислонившись спиной к двери. В его глазах затаился мрак.

— Ты мерзавец, — сказала Джемма, вскидывая руки в жалобном жесте. Себя ей было сейчас очень жалко. — И я не буду твоей женой. Можешь идти обратно и сказать, что пошутил.

— Я не шутил, Джемма, — мотнул головой Девитт. — Я все решил, это был осознанный шаг, и я постарался, чтобы ты попалась.

— Я не попалась. — Джемма вонзила ногти в ладони. Перед глазами у нее виднелась только черная фрачная бабочка, примостившаяся прямо под кадыком у Девитта. — Я не хочу быть твоей женой… И не буду. У меня и в мыслях никогда не было заарканить президента «Меандра». Я дождусь окончания действия контракта и уволюсь с превеликим удовольствием, чтобы тебя не ви…

Она говорила и говорила, но потом поняла, что Девитт ее не слушает. Точнее — не слышит.

— Я тебя люблю, Джемма Торрел, — просто сказал он, когда она иссякла на полуслове.

Джемма качнулась. Почему она сегодня все норовит упасть? Ее глаза на побледневшем лице стали бездонно-прозрачными, как ведьминские омуты. В них вызолотилась тайна, которую Дхсемма Торрел скрывала ото всех.

— Я люблю тебя, Джемма. — Она не заметила, как Марк приблизился к ней, подхватил на руки и закружил в свободном миниатюрном пространстве странной комнатки. Подол Джеммы взвился от резкого порыва, открыв точеные ножки, самые прекрасные в жизни Марка Девитта. — И я официально прошу тебя, нет, умоляю, моя синеглазая ведьмочка, стать моей женой…

Его глаза были рядом, черные-черные, с россыпью мерцающих звездочек в зрачках. Джемма была готова сказать этим глазам «да», однако сказала совсем другое:

— Тест на беременность дал отрицательный результат…

Девитт замер, перестав кружить. Лицо его дрогнуло, и часть звезд в зрачках погасла.

— М-да, я надеялся на лучшее, — произнес он с легким вздохом. — Это большая недоработка с моей стороны, но обещаю исправиться. — Он снова принялся кружить Джемму по комнате, которая внезапно и необъяснимым образом посветлела, точно в нее ворвался легион дерзких солнечных лучей. — А ты, дорогая, не увиливай от ответа. Итак, согласна ли Джемма Торрел стать женой Марка Девитта? Просто Марка Девитта, а не президента издательского союза «Меандр»?

Звезды вспыхнули в черных глазах с новой силой, посеребрив и озарив ониксовую бездну. Джемма полетела в ту серебрившуюся звездами бездну, успев шепнуть слабое «да».

Тихий мужской смех оказался щекочущим, и Джемма засмеялась вслед за самым чудесным мужчиной на свете, который куда-то нес ее на руках:

— Куда мы идем? — поинтересовалась она, распахивая счастливые глаза.

— Исправлять результаты теста…