/ / Language: Русский / Genre:love_sf / Series: Богиня

Богиня по зову сердца

Филис Каст

Шаннон Паркер, обыкновенная учительница литературы, привыкла к своей жизни в той таинственной стране, где ее принимают за живое воплощение богини Эпоны. Здесь у нее есть любимый муж, и она ждет от него ребенка. Она почти забыла, как ей жилось в современном мире. Волею судьбы, против своей воли Шаннон вновь оказывается в Америке. Она осознает, что вопреки всему должна возвратиться на новую, пронизанную магией родину. Но, чтобы вернуться туда и защитить близких, ей придется бросить вызов могущественным силам природы. Она понимает, что быть богиней по ошибке проще, чем стать богиней по зову сердца.

Филис Каст

Богиня по зову сердца

Мой чудесный читатель!

Как раз сейчас я работаю над своим двадцать первым романом и могу сказать тебе без малейших сомнений, что из всех героинь прежде всего выделяю свою любимицу, Шаннон Паркер, с которой меня легко спутать. Я часто думаю, чем она мне так дорога, и, как ни странно, понимаю, что Шаннон располагает к себе вовсе не благодаря сильному характеру. Конечно, она умная, честная и может насмешить. Все это мило, но сотни героинь обладают теми же качествами. Лично меня в Шаннон привлекают ее недостатки. Она попадает в переделки, причем постоянно, лезет в бутылку и рубит с плеча, хотя потом жалеет об этом, временами становится самоуверенной и упрямой, но это лишь добавляет ей естественности. Я с удовольствием пропустила бы с Шаннон стаканчик вина или даже целую дюжину и позвала бы ее на помощь в трудную минуту. Пусть она сказала бы обидчику пару ласковых от моего имени. Из Шаннон получился бы верный друг, а уж скучать с ней точно не пришлось бы.

В «Богине по зову сердца» Шаннон приходится принимать трудные решения. Ее выбор не всегда идеален, но она неизменно искренна, полна юмора, жажды жизни и любви, так что, надеюсь, ты тоже проникнешься к ней симпатией.

Добро пожаловать в волшебный мир Партолоны, где начнется очередное грандиозное приключение.

Будем здоровы!

Ф. К. Каст

БЛАГОДАРНОСТИ

Большое спасибо превосходной издательской команде, особенно Мэри-Терезе Хасси, Стейси Бойд и Адаму Уилсону, за такую красивую книгу! Для меня огромное удовольствие работать с вами.

Огромная признательность моему агенту и подруге Мередит Бернстайн.

Папа, спасибо за то, что ты позволил включить в книгу тот ужасный случай, когда провалился под лед и чуть не погиб. Я понимаю, как тебе было неприятно читать об этом.

Примите мою благодарность и любовь, поклонники «Богини по ошибке». Вы ждали долгих пять лет, прежде чем вышло в свет это продолжение. Мои поклонники — самые лучшие!

Опять посвящается моему отцу, Дику Касту (Майти Маусу — старому тренеру). С огромной любовью,

Чудачка

Часть первая

1

Тьма сбоку колыхнулась, словно подернутая рябью, отчего у меня по коже пробежали мурашки. Какого черта? Я вперилась в тень. Ничего. Обычная беззвездная ночь, холодная и ветреная.

Видимо, я теряла последние остатки умишка.

Война с фоморианцами закончилась несколько месяцев тому назад. Нет больше крылатых дьяволов, только и ждущих, как бы наброситься на меня. Да что там, сами подумайте, я находилась в собственном храме, не только красивом, но и надежном, как крепость. Даже если предположить, что где-то в этом мире еще бродил оголтелый монстр — в Партолоне всякое случается, — то мне ничто не грозило. Нет, серьезно, я скорее могла погибнуть от чрезмерного обожания и ласк, чем от лап чудовища. Но неприятное ощущение не отступало уже не в первый раз.

Я шла по вымощенной мрамором дорожке, ведущей к памятнику, а сама думала о странном предчувствии, которое давно меня донимало. Неужели несколько недель? Проклятие! Точно, по меньшей мере две или три недели я никак не могла от него отделаться. Да и от еды меня воротило, что само по себе странно, потому что поесть я большая любительница. Наверное, мне довелось подхватить какой-нибудь желудочный вирус, да и стресс мог бы все объяснить. Но самое странное — это то, что я начала шарахаться от теней. В каждом темном закоулке мне мерещилось что-то черное, густое и определенно зловещее.

Ну да, я только что пережила поистине ужасную войну, в которой хорошие парни, естественно, те что сражались на моей стороне, давали отпор отвратительным демонам, чтобы спасти мир от порабощения и уничтожения. В буквальном смысле. От такого у любой девушки слегка разыграются нервы. Особенно если эта девушка на самом деле учитель английского из штата Оклахома. Ее случайно поменяли местами с Возлюбленной Богини и ее наместницей в мире, больше похожем на помесь древней Шотландии с мифологической Грецией, нежели на Броукн-Эрроу, штат Оклахома, чудесное предместье Талсы. Все правда. Но война закончилась. Демонов истребили, и с миром все стало более-менее в порядке. Так отчего же меня бил мандраж, словно из темноты вот-вот выскочит презренное чудовище?

Тьфу, блин, опять голова разболелась.

Дойдя до памятника Маккаллану, я попыталась усмирить досадные мысли — начала глубоко дышать и наслаждаться безмятежным покоем, который окутывал меня каждый раз, когда я сюда приходила. Высокие изящные колонны окружали кольцом трехступенчатое мраморное возвышение. На этом постаменте, украшенном богатой резьбой, покоилась массивная урна с незатухающим огнем, источающим сладостный аромат. Горело масло, запас которого не иссякал.

Сегодня серебристо-серый дым лениво клубился, поднимаясь к куполу крыши и уходя сквозь круглое отверстие. Я медленно подошла к сосуду и стала любоваться желтым пламенем, ярко выделявшимся на фоне беззвездного ночного неба. Это по моему распоряжению памятник не окружили стенами — только колонны с куполом и вечный огонь. Думаю, человек, в память о котором воздвигли мемориал, оценил бы по достоинству этот символ свободы.

Легкий ветерок растрепал мне волосы, и я поежилась. В прохладном воздухе ощущалась сырость. Хорошо, что я позволила Аланне напялить на меня накидку, подбитую горностаем, хотя от моих личных покоев до мемориала — рукой подать.

Леди Рианнон! — Из-за колонн выскочила молодая служанка, остановилась и поклонилась чуть ли не до пола, — Принести вам теплого вина? Похолодало.

Нет, — ответила я, едва взглянув на девушку, и рассеянно попыталась вспомнить, как ее зовут, — Мне ничего не нужно, Маура. Можешь идти спать.

Слушаюсь, миледи, — робко улыбнулась она и тут же выпалила: — Но вы позовете меня, если что-нибудь понадобится?

Обязательно, — устало улыбнулась я ей в ответ.

Барышня унеслась вприпрыжку.

Я перевела взгляд на урну, закатила глаза и пробормотала дымящемуся пламени:

Непоседливая молодость. Впрочем, кому я говорю. Ты мог бы обвинить меня в том же самом, — Не получив ответа и, разумеется, не ожидая его получить, я забралась на верхнюю ступень постамента, со вздохом присела, завернула колени толстой накидкой, а потом подперла подбородок рукой, — Хотя на самом деле я не знаю, что бы ты подумал. Мы ведь с тобой так и не успели познакомиться, — Я снова вздохнула и раздраженно дернула непослушный локон, щекотавший щеку.

Отправляясь к памятнику, я надеялась, что он, как всегда, развеет мое дурное настроение, но сегодня ничего не вышло. Я продолжала кукситься. Правый висок кололо иголкой при каждом ударе сердца.

Резкий порыв ветра взъерошил мех моей накидки и приподнял волосы на затылке. Как-то зловеще у него это получилось. Я повернула голову, чтобы проверить, крепко ли держит кожаный шнурок густые пряди, и тут мой взгляд уловил какое-то движение. Что-то вязкое и темное проскользнуло мимо и пропало из поля зрения.

Позабыв о волосах, я выпрямилась, готовая отчитать любого, посмевшего посягнуть на мое уединение, и властно спросила:

— Кто там?

Молчание.

Я огляделась. По ночному небу плыли низкие облака. Свет шел только от пламени, ровно горящего передо мной. Ничего необычного я не заметила, разве что ночная тьма была под стать моему настроению. Мрак не был зловещим, ничего не шевелилось, не затаилось и не подкрадывалось.

«Какой стыд, Шаннон. Возьми себя в руки, девочка!»

Скорее всего, просто ветер зашелестел листвой ближайших деревьев плюс здоровая доза моего неизменно активного воображения. Да, вероятно, так. На самом деле все в порядке.

Тут я снова уловила краем глаза какое-то движение, быстро повернула голову, но разглядела лишь темноту в темноте. Словно чернила разлились по листу черной бумаги. Я опять поежилась, зато память всколыхнулась. О чем говорила Аланна вскоре после моего появления в Партолоне? Что-то насчет темных богов, имена которых лучше не поминать. Внутри все сжалось от страха.

«Да что со мной такое? С темными богами я никак не пересекалась и дел с ними не имела. Черт возьми, я даже ничего о них не знаю. Так с чего вдруг одна мысль об этих существах вызывает у меня страх? Что-то здесь определенно не так».

Уже какую неделю подряд чувство, слишком глубокое, чтобы считаться печалью, и слишком сильное, чтобы называться одиночеством, терзало мою душу. Я закрыла лицо руками и подавила стон.

Был бы ты жив, отец, мы бы обсудили с тобой все то, что сейчас со мной творится.

«На самом деле он вовсе не твой отец, — мелькнула в голове шальная мысль, — И это не твой мир. Самозванка. Захватчица. Мошенница».

Теперь это мой мир! — крикнула я и залилась слезами.

Мой вопль расколол ночную тишину и зловеще отразился эхом, словно похоронный звон. Я даже вздрогнула. Неожиданная реакция заставила меня громко рассмеяться над собственной глупостью.

Какого черта я здесь сижу и ору на саму себя, воображая чудище в ночной тьме? — Ирония помогла мне справиться с мрачным настроением.

Я вытирала глаза от слез и глубоко дышала, а сама наблюдала, как сквозь облака на небе неожиданно прорвалась почти полная луна и зависла над деревьями. Я улыбнулась от радости за то, что могу полюбоваться эфемерной красотой небесного тела.

Мне наплевать, что я родилась не в этом мире. Я полюбила его всей душой и хочу здесь остаться, — решительно заявила я.

Все так и было. Рианнон, настоящая Избранная и Возлюбленная древней кельтской богини лошадей Эпоны, вырвала меня из двадцать первого века, из Америки — городок Броукн-Эрроу, штат Оклахома, если вдаваться в детали, — где я, Шаннон Паркер, невероятно привлекательная и остроумная особа, довольствовалась безденежной жизнью учителя английского языка старших классов. С помощью заклинания Рианнон удалось поменяться со мной местами. Почти полгода тому назад я очнулась после ужасной автомобильной аварии — так я тогда решила — в Партолоне, параллельном мире, где мифология сплелась с волшебством. Мое смятение усугубил тот факт, что некоторые обитатели Партолоны оказались зеркальными двойниками моих знакомых из прежнего мира. Иными словами, лица, голоса и поступки были узнаваемы, но на самом деле я разговаривала с совершенно другими людьми. Отсюда и этот памятник Маккаллану — моему отцу, который таковым вовсе не являлся.

На секунду меня накрыло волной печали, но не потому, что мой любимый отец остался в прежнем мире, а потому, что его зеркальный двойник в этом мире, отец Рианнон, был зверски убит вскоре после моего прибытия в Парто- лону. Могущество богини Эпоны позволило мне быть свидетелем его смерти, чтобы я затем предупредила этот мир о грядущем зле. Умом я понимала, что человек, гибнущий у меня на глазах, лорд Маккаллан, вождь своего клана, на самом деле вовсе не мой отец, но сердце шептало совсем другое. Маккаллан был вожаком и воином. Мой отец тоже по-своему был вожаком — руководил в основном молодыми людьми. Свои бои он вел на футбольном поле. Я невольно чувствовала связь с погибшим храбрецом, который так сильно напоминал моего отца.

— Временами это чертовски сбивает с толку, — сказала я, поднялась и погладила на прощанье урну.

Тело Маккаллана было погребено в другом месте. Его прах вместе с останками других воинов покоился среди обугленных руин замка Маккаллан. Я посчитала необходимым воздвигнуть этот памятник, чтобы оказать ему уважение, которое когда-нибудь проявили бы люди к памяти Ричарда Паркера.

Я успела узнать о Рианнон много такого, что ужасало и смущало меня, но ее любовь к отцу являлась исключением. Сейчас я наслаждалась вместо нее статусом верховной жрицы Партолоны, Возлюбленной Эпоны и Воплощения Богини на земле. Видимо, она в то же самое время «наслаждалась» в Оклахоме ролью школьной учительницы с низкой зарплатой.

Эта мысль меня насмешила, пока я возвращалась по тропе к замку Эпоны.

— Ну да, — язвительно прошептала я, — Несколько месяцев тому назад, когда она попыталась вновь поменяться со мной местами, стало очевидным, насколько сильно ей понравилась смена статуса.

Воспоминание о той неудавшейся попытке настроило меня на серьезный лад. Пусть я и не родилась в этом мире, но успела его полюбить. Партолона стала моим домом, ее люди — моими людьми, а Эпона — моей Богиней.

Я закрыла глаза и вознесла ей краткую молитву: «Эпона, прошу тебя, помоги мне остаться».

Меня замутило, я с трудом сглотнула. Наверное, в этом все и дело. Видимо, Рианнон снова взялась за старое и пытается вернуть меня в Оклахому, чтобы самой перебраться сюда, в Партолону, а эта проклятая тошнота — предостережение Эпоны, мол, гляди в оба. Уф! Только я подумала о том, что могу потерять Партолону, а заодно и мужа, и людей, которых здесь полюбила, как снова подступила тошнота.

«Проклятье! Как я устала от этого!»

Я снова поежилась оттого, что холодный ветер коснулся щек и пробрался под накидку. А тут еще как назло мне везде стали мерещиться какие-то темные ускользающие пятна. Как видно, начались глюки.

«Отлично! Стоило мужу уехать на месяц, чтобы проверить, приходит ли в себя страна после битв, как я окончательно сбрендила».

Я расправила плечи и велела себе отбросить глупые мысли. Рианнон сейчас в Оклахоме. А я здесь, в Партолоне, и так оно будет и впредь. Просто мне нужно быть начеку и внимательно примечать любые странности. Это легче сказать, чем сделать, но все-таки. Что же касается тошноты — ничего страшного. Скорее всего, я подхватила какой-нибудь вирус. Он и усугубил мою хандру под названием «Я новобрачная, а мой муж уехал странствовать». В любом случае Клан-Финтан на днях должен вернуться домой. Вот тогда все встанет на свои места.

По крайней мере, так я себя успокаивала, стараясь не замечать крадущихся ночных теней. Огни храма ласково манили. Я ускорила шаги и стала громко напевать тему из «Шоу Энди Гриффита»[1].

2

К сожалению, следующий день был не лучше предыдущего.

Тьфу, гадость! — воскликнула я, выплюнув на ладошку кусочек клубники в шоколадной глазури, — Какая противная!

Я с подозрением обнюхала полупрожеванный комочек, неприятно напоминавший кусок плоти, и скорчила гримаску своей подруге, которая в этом мире состояла при мне кем-то вроде Пятницы. Другими словами, Аланна знала все и всех в Партолоне, так что я не выглядела как рыба на дереве и более или менее напоминала настоящую наместницу Богини.

— По-моему, ягода гнилая.

После очередной бессонной ночи мне только не хватало пищевого отравления в придачу к затянувшемуся желудочному расстройству.

Аланна выбрала ягодку из композиции, искусно выложенной на блюде, понюхала ее и осторожно надкусила.

Ммм… — облизнулась она и послала мне довольную улыбку, как котенок, наевшийся сливок, — Наверное, одна попалась испорченная. У моей превосходный вкус, — Подруга сунула в рот целую ягоду.

Логично, — проворчала я, — Целое блюдо клубники, но именно мне достается гнилая, — Я долго выбирала следующую, наконец нашла чудесную округлую ягодку в шоколадном панцире и с опасением откусила кусочек, — Тьфу! — Откушенный бочок присоединился к первому куску дряни на ладони, — Просто смешно! Эта тоже отвратительная, — Я протянула Аланне оставшуюся часть ягоды, — Пожалуйста, попробуй и скажи, что я не сошла с ума.

Аланна, верная подруга, к тому же лицо, отвечавшее за проведение предстоящего торжества, ловко забрала у меня клубничину, понюхала и надкусила аппетитный бочок. Я ждала, что она сейчас скривится и выплюнет кусочек на ладонь, поэтому на всякий случай вывела свою собственную, на которой лежала эта дрянь, за линию огня.

Я ждала.

И ждала.

Она проглотила и посмотрела на меня глазами оленихи.

Только не говори, что клубника нормальная.

Рия, на вкус она превосходна, — сказала Аланна, вернув мне опробованную клубничину.

Едва я ощутила густой запах шоколада и ягоды, как сразу сморщилась. Нет, оставь себе.

Очевидно, вы по-прежнему нездоровы, — Взгляд Аланны наполнился тревогой, — Хорошо, что Каролан возвращается сегодня вечером вместе с Клан-Финтаном. Это ваше желудочное недомогание длится слишком долго.

Ну да, жду не дождусь, когда наш доктор меня осмотрит, не имея в своем распоряжении ни рентгена, ни анализов крови, ни пенициллина и т. д. и т. п. Разумеется, я не могла поделиться с Аланной своими сомнениями, ведь Каролан был не только главным врачевателем в этом мире, но и ее мужем.

Ко мне подскочила маленькая нимфетка-служанка.

Миледи!.. — присела она в восхитительном поклоне, — Позвольте мне очистить вам руку!

Благодарю, — сказала я, отобрав у нее влажную салфетку, — но думаю, что сама справлюсь, — Прежде чем она успела посмотреть на меня говорящим взглядом, мол, я разрушила ее маленькое эго, поспешила добавить: — Я была бы тебе очень признательна, если бы ты сбегала и принесла мне что-нибудь попить.

Слушаюсь, миледи! — расцвела от удовольствия девчушка.

Захвати кубок для Аланны, — прокричала я ей вслед, пока она буквально неслась к дверям, чтобы исполнить мое поручение.

Разумеется, миледи! — бросила нимфетка через плечо, прежде чем исчезнуть за створкой арочных дверей, ведущих на кухню.

Иногда мне было чертовски приятно ощущать себя Возлюбленной Эпоны. Ладно, признаюсь — это случалось чаще, чем иногда. Поймите правильно: я купалась в роскоши и народной любви. Мне прислуживала целая толпа расторопных девушек, чьей единственной целью в жизни было предугадывать мое малейшее желание, не говоря уже о шкафах с изумительными нарядами и шкатулках, доверху набитых — уймись, сердце! — драгоценностями. Множеством драгоценностей.

Скажу прямо, я жила далеко не по средствам оклахомской учительницы старших классов. Неудивительно.

Я оттерла руку, развернулась к столу и заметила, что Аланна внимательно за мной наблюдает.

Что?.. — По моему тону сразу стало понятно, что я возмущена.

В последнее время вы какая-то бледненькая.

Как чувствую себя, так и выгляжу, — буркнула я, но попыталась загладить неприятное впечатление, улыбнулась и перешла на миролюбивый тон: — Не волнуйся, у меня просто легкий приступ Э…Э… — думай, училка! — лихорадки, — наконец договорила я, довольная своей сообразительностью.

В течение семи дней? — Клянусь, сейчас она напоминала скорее мать, чем лучшую подругу, — Я наблюдала за вами, Рия. Вы питаетесь не так, как раньше, и, по- моему, худеете.

Ну и что?.. Обыкновенная простуда. Тем более в такую погоду.

Рия, скоро наступит зима.

Подумать только, когда я впервые здесь оказалась, то решила, что в Партолоне никогда не бывает зимы.

Я многозначительно посмотрела на ближайшую стену, фреска на которой запечатлела особу, поразительно похожую на меня, верхом на серебристо-белой кобыле, с выставленной на весь свет обнаженной грудью — моей, а не кобылы. При этом с десяток едва прикрытых дев — по крайней мере, предполагалось, что они девы, — резвились вокруг, разбрасывая повсюду цветы.

Рианнон предпочитала, чтобы фрески изображали сцены из весенних и летних ритуалов, — звонко рассмеялась Аланна, — Она получала удовольствие от легких одежд.

Она получала удовольствие не только от этого, — пробормотала я.

Попав в Партолону, я почти сразу заметила, что многие из здешних обитателей оказались точной копией моих знакомых из прежнего мира не только внешне, но и по характеру. Например, Аланна и моя лучшая подруга Сюзанна. При этом Рианнон, откровенно говоря, не была приятным человеком. Мы с Аланной предположили, что одной из причин, почему она и я такие разные, могло быть воспитание. Рианнон с детства баловали, потакали во всем, готовя из нее верховную жрицу, тогда как меня наставлял на путь истинный отец, который мигом выбил бы из меня всю оклахомскую дурь, вздумай я выпендриваться. Поэтому я выросла, обладая элементарной самодисциплиной и довольно крепкими моральными устоями. А из Рианнон, говоря языком двадцать первого века, получилась стопроцентная стерва. Все, кто знал эту особу, либо ненавидели ее, либо боялись, либо и то и другое. Это была капризная и аморальная дрянь.

Да, и еще одно. Мне отнюдь не доставило удовольствия идти по ее стопам.

О том, что я не настоящая Рианнон, в Партолоне знали всего трое: Аланна, ее муж Каролан и Клан-Финтан, мой муж. Все остальные решили, что я поразительно переменилась несколько месяцев тому назад. Примерно в то же самое время я взяла себе укороченный вариант ее имени — Рия. Разумеется, народные массы не должны были знать, что предмет их поклонения перенесся в Партолону из двадцать первого века. Но это еще не все. К моему полнейшему удивлению, богиня этого мира, Эпона, дала ясно понять, что именно я и была ее Возлюбленной. Уф!

Деликатное покашливание вывело меня из задумчивости.

Служанки говорят, что прошлой ночью вы снова были у памятника Маккаллану и провели там больше времени, чем обычно, — с тревогой проговорила Аланна.

Я люблю там бывать. Сама знаешь, — Я вспомнила о скользящем черном пятне, поэтому избегала смотреть ей в глаза. — Аланна, помнишь, ты рассказывала мне о лакее Рианнон?.. Кажется, его имя начиналось с буквы «Б».

Брес, — с отвращением подсказала Аланна.

Точно, Брес. Кажется, ты говорила, что он поклоняется темным богам?

Да, говорила, — озабоченно прищурилась Аланна, — Брес был наделен злобной и темной силой. Почему вдруг вы вспомнили о нем?

Я пожала плечами и постаралась говорить невозмутимо:

Не знаю. Наверное, холодная темная ночь навеяла на меня страх.

Рия, в последнее время меня тревожит то, что вы…

К счастью, Аланну прервал звук приближающихся шагов. Кто-то резво шлепал по мрамору.

Ваше вино, миледи, — произнесла нимфетка, вернувшаяся с подносом, на котором стояли два хрустальных кубка, наполненных, видимо, моим любимым мерло.

Спасибо… — Я пошарила в памяти, вспоминая ее имя, пока брала кубок и передавала второй Аланне, — Норин.

— Не стоит благодарности, Возлюбленная Эпоны! — Девчонка, быстрая как ветер, тряхнула рыжей гривой и заспешила прочь.

Очень бойкая девушка.

За возвращение наших мужей, — предложила я тост, надеясь сменить предмет разговора.

Мы с Аланной звонко сдвинули кубки, и она неожиданно покраснела как маков цвет.

За наших мужей, — нежно улыбнулась подруга и глотнула из кубка.

Тьфу! Ну и бурда! — возмутилась я, едва не сплюнув вино, нюхнула край кубка и поежилась от мерзкого запаха, ударившего в нос, — Неужели звание Возлюбленной Эпоны больше ничего не значит? Почему мне все время достается всякая гниль?

Я поняла, что говорю с несвойственным мне раздражением, и ужаснулась. К тому же у меня глаза все время на мокром месте. Какого черта?

Рия, позвольте мне попробовать.

Аланна забрала у меня кубок, понюхала вино, сделала большой глоток, потом еще один.

Ну? — не скрывала я огорчения.

Вино отличное, — посмотрела Аланна мне в глаза. — С ним все в порядке.

Вот черт! — Я рухнула в кресло, стоявшее у накрытого банкетного стола— Значит, я умираю. У меня рак, опухоль мозга, аневризма или еще что.

В горле у меня защипало — верный признак того, что сейчас я снова разревусь.

Рия!.. — произнесла Аланна, сев рядом и ласково взяв меня за руку, — Возможно, вы стали раздражительны после всего, что вам пришлось пережить в нашем мире.

«Ну да, конечно, раздражительна. Что, черт возьми, она имеет в виду? Того и гляди, ей захочется пустить мне кровь или просверлить дырки в черепе для выхода вредных ков или сотворить надо мной нечто столь же средневековое».

Я принялась лихорадочно вспоминать, как из хлебной плесени готовят пенициллин.

Каролан сможет вам помочь, — утешила она, похлопав меня по руке.

Да, твой муж разберется, что со мной не так.

«Черта лысого. В этом мире не существует никаких технологий и медицинских учреждений. Скорее всего, он решит пропеть надо мной какую-нибудь немелодичную песенку и заставит выпить отвар из лягушечьих соплей. Я обречена, разрази меня гром».

Теплая ванна всегда вам помогает, — сказала Аланна. Она поднялась и потянула меня за собой, — Идемте выберем прелестный наряд и подходящие украшения, — Она подождала, пока я неохотно встала, и добавила: — Сегодня утром, пока вы занимались с Эпи, приходил ювелир. Я заставила его оставить все новинки. Кажется, среди них была прелестная пара бриллиантовых серег и роскошная золотая брошь.

Ну, если ты настаиваешь.

Улыбаясь друг другу, мы покинули банкетный зал. Аланна знала о моей слабости к драгоценностям, способным почти всегда излечить меня от дурного настроения так же легко, как и время, проведенное с Эпи, моей необычной кобылой, которую я не без оснований назвала в честь богини Эпоны. Эпи была лошадиным воплощением меня самой. Она тоже считалась Возлюбленной Богини. Между нами установилась прочнейшая связь, которую можно было считать волшебной.

— Эй! — осенило меня на полпути к купальне. — Возможно, я так странно реагирую на то, что происходит с Эпи.

Накануне первого дня ноября, в Самайн[2], кобылу сводили с жеребцом, что происходило традиционно каждый третий год. Число три в Партолоне считалось магическим, как объяснила мне Аланна. Когда приходил срок, лошадиная инкарнация Эпоны должна была зачать, дабы обеспечить плодородие земли для будущих урожаев. Первое ноября наступало через пару дней. Неделю назад доставили жеребца, и с тех пор Эпи потеряла покой, проявляла характер, что было совершенно ей не свойственно.

Рианнон никогда не реагировала на циклы Эпи.

Не знаю, то ли так полагалось для Избранной Эпоны, то ли Рианнон была такой эгоистичной дрянью, что оставалась бесчувственной к настроениям кобылки? — Не успела Аланна ответить, как я продолжила: — Или, возможно, Рианнон сама всегда была в охоте, поэтому не замечала особой разницы.

Мы обе расхохотались, и я почувствовала, что напряжение немного спало. Двери в купальню охраняли двое моих восхитительных воинов. В служении Эпоне я нашла несколько положительных моментов. Тот факт, что она оказалась богиней воинов и имела «в своем штате» сотню мужественных красавцев, был одним из преимуществ моей новой работы. Я отметила, что охранники надели кожаные туники поверх своей летней униформы, состоявшей, по сути, из одной набедренной повязки, и не удержалась от вздоха разочарования при мысли, что все эти горы мускулов теперь прикрыты.

Да, я замужем, но ведь еще не труп, черт возьми.

Меня окутал запах теплой минеральной воды и горящих свечей. Из глубокой водной глади маняще поднимался пар. Журчание воды, непрерывно наполнявшей бассейн, и тихий шум водопада — это излишки стекали во второй бассейн, поменьше, — так и звали расслабиться во влажном тепле. Мне захотелось погрузить ноющее тело в воду по самое горло и как следует отмокнуть.

Я вынырнула из капюшона, который защищал меня от сырого холода, с благодарностью подмигнула Аланне, помогавшей мне освободиться от шелковых одежд, медленно опустилась в теплую минеральную воду и откинулась на гладкие стенки выступа на краю бассейна, где всегда купалась. Прикрыв глаза, я слушала, как Аланна приказывала другой служанке-нимфетке принести чашку травяного чая. Я невольно поморщилась, недовольная сама собой. Откуда взялось, скажите на милость, это неожиданное отвращение к вину, тогда как до недавнего времени бокал густого красного вина неизменно доставлял мне несказанное удовольствие?

Наверное, старею.

Нет, тридцать пять с хвостиком — не такая уж это старость. Я всегда рассчитывала превратиться в одну из тех эксцентричных пожилых дамочек, что увешаны драгоценностями, носят немыслимо шикарные прически, со знанием дела выбирают вина и внезапно умирают от какой-нибудь вполне достойной болезни, предпочтительно от аневризмы после особенно роскошного обеда. Мне нравится мысль о грядущих золотых годочках.

Я в тысячный раз попыталась убедить себя, что это привязчивый грипп, и ничего больше. Оттого-то я такая удрученная и мнительная. Конечно, сейчас, при свете дня, вчерашние ночные страхи казались мне далекими, беспочвенными и даже смешными. Сегодня, ближе к вечеру, вернется Клан-Финтан. От одной только мысли о том, что мы снова будем вместе, мне стало лучше. По крайней мере, так я себе внушала. Он отсутствовал почти месяц, а в мире, где нет телефонов и электронной почты, ожидание может превратиться в настоящую муку. Мы с ним поженились меньше чем полгода назад, но с его отъездом я почему-то ощущала странную пустоту, словно колокол без языка. Это довольно неприятно для того, кто совсем недавно сменил мир обитания. Я словно застряла в каком- то другом измерении, как в сериале «Звездный путь», только без Кирка и очередной красотки-инопланетянки, которую он обхаживал.

Попробуйте, — протянула мне Аланна толстую кружку с душистым чаем, — Это успокоит ваш желудок.

Я настороженно понюхала, ожидая, что чай в моих руках сразу протухнет, как у царя Мидаса[3], только наоборот, но чудесный запах трав и меда, к счастью, не потерял для меня своей привлекательности. Я сделала маленький глоток, и он успокоил мое бунтующее чрево.

Спасибо, подруга, мне уже лучше.

«Если я произнесла это, то так оно и будет. Если я произнесла это, то так оно и будет. Если…»

Служанка сообщила, что часовые заметили воинов Клан-Финтана, — щебетала Аланна, и ее голос умиротворял меня, — Скоро они прибудут. Я так и знала, что не опоздают. Каролан обещал вернуться за несколько дней до Самайна. Осталось двое суток, так что сегодня они будут дома, — В ее голосе звучала радость новобрачной.

Я отлично понимала подругу. Отмокая в воде, я представляла сильный мужественный торс моего кентавра.

Боже, как я по нему соскучилась.

Не больше, чем я по Каролану.

Мы улыбнулись, как лучшие подружки.

Подай-ка мне губку. Хочу быть хорошо пахнущей и прилично одетой, когда они появятся. — Если честно, одетой я собиралась пробыть недолго.

Я вылила из изящного флакончика на толстую губку немного мыла с орехово-ванильным запахом, моим любимым, и принялась растираться. Аланна тем временем рылась в моих переполненных гардеробах.

Как приятно будет снова увидеть Викторию.

Последние пару месяцев мне жутко не хватало верховной охотницы. Долг кочевницы заставлял ее почти постоянно переезжать с места на место. Я обрадовалась, когда с помощью гонца-кентавра — почти как «Пони-экс-пресс»[4], только со встроенным всадником — узнала, что она присоединилась к отряду воинов моего мужа и собирается вернуться вместе с ними. Мы успели подружиться, и я надеялась, что храм Эпоны станет для нее вторым домом.

Возможно, мы снова увидим улыбку на лице Дугала, — озорно сверкнула глазами Аланна.

Да он и так улыбается, негодница.

Вот, значит, как это называется? — Голос ее звучал еще мелодичнее, когда она пыталась надо мной подтрунивать, — А то я было поверила, что он заразился от вас желудочным недомоганием.

Бедный Дугал! Вы с Клан-Финтаном все время подшучиваете над ним насчет Вик, так что даже удивительно, как его лицо постоянно не горит румянцем.

— Раз уж мы заговорили об этом, как вы думаете, что между ними произошло?

Поначалу я решила, что он попросту в нее втюрился, но незадолго до ее отъезда заметила, что они оба отлучились из храма — причем одновременно. Вот такое совпадение. Прибавь к этому тот факт, что с тех пор он хандрит и краснеет при любом упоминании Вик. В общем, я полагаю, у нас образовалась новая пара возлюбленных.

Он так мило краснеет, не правда ли? — захихикала Аланна.

Ой, кто бы говорил! — брызнула в нее водой я, но она ловко увернулась.

Я не краснею.

Ну да, а я не сквернословлю, — Мы посмеялись друг над другом, — Перекинь то полотенце, пожалуйста, — Я принялась энергично вытираться, решив, что сегодня вечером в компании мужа и друзей снова буду себя хорошо чувствовать, — Я рада, что Клан-Финтан приказал Дугалу остаться и руководить строительством казарм для кентавров. Так у него останется меньше времени на хандру.

Несколько месяцев назад Дугал потерял брата, а потом кентаврийка, в которую он, видимо, всерьез влюбился, мисс верховная охотница Виктория, оборвала их зарождающиеся отношения и покинула его, чтобы вернуться к прежней жизни. Юному кентавру отчаянно нужно было заняться делом, чтобы отвлечься.

А знаете, Рия, наверное, это неспроста, что Виктория якобы случайно присоединилась к нашим воинам. Возможно, она искала повод вернуться сюда, — многозначительно приподняла брови Аланна, отчего ее лицо приобрело какой-то кукольный вид, — К Дугалу.

— Надеюсь, Что так, — произнесла я, закончив вытираться и восхищенно проведя рукой по блестящей ткани, которую поднесла мне Аланна, — По-моему, они превосходная пара, и наплевать, что он моложе. Что-то мне подсказывает, что любой кентавр, которого полюбит Виктория, должен быть молодым и чрезвычайно атлетичным.

Мы обе рассмеялись в знак согласия. Я завернулась в полотенце, опустилась на пуфик перед туалетным столиком и отдалась умелым рукам Аланны, пытавшейся усмирить мою непокорную рыжую гриву.

Мне все-таки необходимо подрезать волосы.

Я мысленно подсчитала.

В этом мире я находилась почти полгода, а до этого не укорачивала свои густые кудри несколько недель, прежде чем меня переместили сюда. Боже, моего парикмахера Рика хватил бы удар, если бы он увидел меня сейчас. Он всегда говорил: «Подруга, не понимаю, почему ты раньше позволяла дотронуться до своих волос женщине. Все они твои соперницы, поэтому ищут любую возможность испортить тебе внешность. Лично я не против, чтобы ты выглядела потрясающе. Мы с тобой, скажем так, не в одной лодке». Нужно признать, в чем-то он был прав.

Женщины не стригут волос.

Я фыркнула, вспомнив, что Клан-Финтан говорил примерно то же самое несколько месяцев назад.

Позволь мне просветить тебя, подруга, — обратилась я к ее отражению в зеркале, — Если время от времени слегка подрезать концы волос, то от этого будет только польза. Клянусь, я видела больше секущихся волос за последние полгода, чем за последнее десятилетие. Можно подумать, мы живем в приюте пятидесятников.

Аланна промолчала. Она постепенно привыкала к моей лексике, принесенной из другого мира. Сейчас, видимо пребывая в радостном возбуждении, подруга верила, что я не стану срывать на ней зло. Да-да, в буквальном смысле. Говорю же, Рианнон не была приятной особой.

Я молча размышляла, как мне ввести в Партолоне массовые стрижки, пока Аланна возилась с моей протеской и накладывала на лицо косметику. Когда я впервые очнулась в этом мире, то испытывала неловкость оттого, что Аланна мне прислуживала. Ведь она абсолютный двойник Сюзанны, моей лучшей подруги в другом мире, поэтому мне казалось каким-то святотатством, что ли, позволять ей причесывать себя, одевать и баловать. Но потом я пришла к выводу, что являюсь для Аланны работой. По местной традиции она была моей рабыней. Я сочла это смехотворным и глупым, о чем не замедлила ей сообщить. Так что теперь я говорю себе и всем окружающим, что она моя личная помощница, и позволяю делать ей свое дело.

Ладно, признаюсь, мне нравится внимание.

Сюзанне всегда превосходно удавалось все, что связано с понятием «настоящая леди». Иначе и быть не могло. Она родилась и воспитывалась на юге Миссисипи и только во взрослом возрасте перебралась в Оклахому, которую никто не считает частью истинного Юга. А на Юге умение быть леди прививается, видимо, на генетическом уровне, ему даже другое измерение не помеха, потому что Аланна определенно отвечала всем требованиям Юга.

Она пожала мне плечо в знак того, что прическа готова. Я поднялась и протянула руки в стороны, позволяя ей обмотать вокруг моего тела блестящий отрез золотистого шелка так, чтобы он ниспадал красивыми складками, подчеркивая округлости фигуры и длинные ноги.

Подержите здесь, пока я отыщу новую брошь.

Я придержала скользкую материю у левого плеча, а моя подруга и помощница рылась в целом ворохе золотых блестящих украшений, скопившихся на туалетном столике.

Вот она, — протянула Аланна мне украшение, чтобы я одобрила, — Ну не изумительна ли?

Боже, какая красота! — восхищенно выдохнула я.

Это была миниатюрная золотая копия моего мужа: рвущийся вперед воин-кентавр, с украшенным бриллиантами эфесом меча, который он держал обеими руками, с развевающимися волосами — или гривой, если угодно, — и горой мускулов, как лошадиных, так и человеческих. Миниатюра была исполнена так правдоподобно, что на секунду мне показалось, что кентавр на ладони шевельнулся. Впрочем, в этом мире всякое бывает.

Ух ты! — пожирала я глазами брошку, пока Аланна ее прикалывала, — Она даже похожа на него.

Я тоже так подумала, — отозвалась Аланна, повернулась и взяла со столика новую пару кольцеобразных серег, обсыпанных бриллиантами, — и решила, что это поднимет вам настроение.

Сережки заиграли огнем, поймав пламя свечей.

Бьюсь об заклад, не дешевые вещички, — заметила я, вдевая серьги в уши и с удовольствием отмечая их тяжесть.

Разумеется, дорогие. Для Избранной Эпоны… — И мы закончили предложение в один голос: — Все только самое лучшее.

Аланна протянула мне тонкий золотой обруч, украшенный древним блестящим янтарем, и я надела его на голову. Он удобно обхватил лоб, словно был сделан по моим меркам, как будто я родилась в этом статусе и была избрана Богиней для особых привилегий.

«И ответственности», — напомнила я себе.

Неудивительно, что я полюбила этот мир. Здесь мой муж, мои друзья, мой народ, который зависит от меня и доверяет мне. К тому же статус наместницы Богини предполагает значительно большую зарплату, чем у школьной учительницы из Оклахомы. Что ж, скажем прямо, лоточник, торгующий бургерами в этом штате, зарабатывает больше любого учителя. Я уверена в том, что настоящей Рианнон приходится ежедневно убеждаться в этом.

Выглядите чудесно. Личико бледное, но прелестное.

Спасибо, мамочка, — Я скроила ей гримасу.

В дверь купальни решительно постучали.

Входите! — крикнула я.

Вбежала бойкая маленькая нимфетка Норин.

Миледи! На западном склоне заметили воинов, — выдохнула она.

Тогда идемте их встречать!

Рия, ваша накидка.

Помогая надеть накидку, подбитую горностаем — в этом мире не существовало активистов движения за права животных, — Аланна напомнила мне о приближающихся холодах. Затем она тоже завернулась в похожую штучку, и мы готовы были выступить. Сердце у меня радостно забилось, когда две женщины отошли в сторону, пропуская меня вперед.

Я вышла из купальни, тут же свернула за угол и прошествовала по личному коридору, который вел на главный внутренний двор храма Эпоны. Один из моих воинов распахнул дверь, и мы втроем высыпали на площадь, заполненную людьми.

Да здравствует Эпона!

Да благословит вас Богиня, леди Рианнон!

Будь благословенна, Избранная Эпоны!

Я улыбалась и весело махала толпе служанок и гвардейцев, которые расступились передо мной, давая пройти по двору, мимо фонтана в виде рвущейся вперед лошади, над которым клубился пар минеральной воды, к гладкой мраморной стене цвета слоновой кости, окружавшей храм со всех сторон. Перед входом на территорию храма собралась, к моему удовольствию, большая толпа, чтобы поприветствовать воинов, вернувшихся домой.

Храм Эпоны стоял на плато. Главный его вход, расположенный на небольшом возвышении, был повернут к западу. Я смотрела поверх голов, чувствуя, как сильно бьется сердце при виде великолепного зрелища. Заходящее солнце окрасило небо пастельными тонами, фиолетовым и розовым, переходящими в сочную сапфировую голубизну у самого горизонта. На этом потрясающем фоне появились воины. Армия перевалила через западный склон и двигалась стройными рядами, напоминая прилив. Поначалу это были просто тени внутри теней, силуэты в лучах заходящего солнца, кентавры вперемежку со всадниками-людьми. Чем ближе они подходили, тем легче можно было разглядеть отдельных воинов. С каждым длинным шагом кентавров их кожаные жилеты, расшитые бисером, ярко сверкали и переливались. Уздечки на лошадях с воинами-людьми отбрасывали разноцветные искры, когда на них попадал гаснущий вечерний свет. Они передвигались галопом плотным строем, и над их головами развевалось знамя Партолоны — серебристая кобыла, вставшая на дыбы, на королевском пурпурно-черном фоне.

Армия подошла к участку перед храмом Эпоны, расчищенному в стратегических целях, и четко перестроилась. Воины разделились на две колонны и окружили ликующую толпу с разных сторон. Благодарные зрители радостно приветствовали этот маневр.

Я вдруг вспомнила отцовские тренировки футбольной команды. Его игроки добились таких успехов, что почти на каждую тренировку собирали толпу болельщиков. Отец решил, что для поднятия морального духа спортсменов будет неплохо развлечь местных фанатов, поэтому выводил своих мальчиков на поле, каждый раз выстраивая их особым образом. Футболисты двигались один вокруг другого, делали ложные пасы, со стороны напоминая хорошо поставленное хореографическое действо.

Я вдруг особенно остро почувствовала, что в этом мире у меня нет отца, он не может сейчас полюбоваться потрясающим зрелищем, когда мой муж-кентавр отделился от строя и плавно поскакал ко мне.

Отцу он понравился бы.

Я отогнала прочь печальные мысли, подавила волну тошноты, опять подступившую к горлу, расправила плечи в попытке выглядеть настоящей наместницей Богини и вышла вперед, навстречу мужу. Когда он подъехал, приветственные крики смолкли, уступив место напряженной тишине.

Клан-Финтан быстро преодолел разделявшее нас расстояние, но время, казалось, замерло, и я успела хорошенько рассмотреть того, кто был моим мужем. Он двигался с грацией и силой, которая, как я успела узнать, была присуща только его племени — кентаврам. Можно предположить, что в результате слияния лошади и человека получится некое чудовищное или абсолютно нелепое создание, но на самом деле это было не так. Кентавры оказались, наверное, самыми потрясающими существами, каких я только видела. А мой муж — принц среди них. Высокий, гораздо выше моих пяти футов семи дюймов, с темными блестящими волосами, как у испанских конкистадоров, собранными сзади в толстый пучок. Несколько прядей выбились из него и затеяли веселую игру вокруг его красиво очерченного лица. Я не видела мужа целый месяц, посмотрела на него новыми глазами и поразилась, как сильно он напоминал мне мускулистого Кэри Гранта, с точеными скулами и глубокой романтичной ямочкой на подбородке.

Я скользнула взглядом по его телу, задержавшись на мускулистом торсе, соблазнительно полуприкрытом по традиции кожаным жилетом воина-кентавра. Как я уже знала, температура тела кентавров на несколько градусов выше, чем у людей. Очевидно, прохлада ему не вредила. Не в первый раз я с наслаждением любовалась его атлетически сложенным и горячим во всех смыслах слова телом.

От пояса и ниже это был мускулистый жеребец, полных шестнадцати ладоней[5] в холке, с темно-каштановой шкурой, цвета спелого желудя, натертого до блеска. Этот блестящий каштановый цвет переходил в черный на ногах и хвосте. С каждым шагом его мускулы перекатывались под кожей. Он приближался ко мне, такой мощный и почему-то чужой.

Муж остановился прямо передо мной. Рядом с ним я сразу превратилась в малышку, с трудом сдержалась, не отступила на шаг, быстро подняла глаза и встретилась с ним взглядом.

Глаза Клан-Финтана были большие, но слегка раскосые, почти по-азиатски. Цветом они напоминали беззвездную ночь, такие черные, что я не могла рассмотреть зрачков. Меня затянуло в них, как в омут, и к горлу опять подступила тошнота.

Я вдруг вспомнила свою первую реакцию на мысль о том, чтобы вступить в близость с этим потрясающим существом. Подобная перспектива меня довольно сильно тревожила — даже после того, как я узнала, что он по желанию может превращаться в человека.

Потом муж улыбнулся, и вокруг его глаз появились знакомые морщинки. Одним быстрым движением он сделал шаг, взял мою руку, повернул ладонью кверху, поднес ее к губам и нежно поцеловал. Не отнимая губ от руки, кентавр еще раз взглянул мне в глаза, игриво зажал между зубами мясистую часть ладони и слегка ее прикусил.

Да здравствует Возлюбленная Эпоны, — произнес он басом, пророкотавшим над толпой, — Твой муж и твои воины вернулись.

Этот голос мягко окутывал меня, словно ласкал. Я моргнула раз, и моя дрожь улетела, словно осенние листья. Никакой это не огромный чужак. Это мой муж, мой возлюбленный, мой единомышленник.

Добро пожаловать домой, Клан-Финтан, — Как любой хороший учитель, я умела напрягать голос так, что слышно было повсюду, улыбнулась и добавила: — Верховный шаман, воин и муж. — Я шагнула к нему в объятия и услышала ликующий возглас толпы, наблюдавшей за нами.

Я соскучился, любовь моя. — Его голос пронзил мое тело, когда он наклонился, чтобы поймать мои губы.

Последовал короткий, но крепкий поцелуй. Но не успела я ответить на него с тем же пылом, как кентавр обхватил меня за талию и перебросил на свою широкую спину. Толпа словно по сигналу тотчас пришла в движение, начав приветствовать своих родственников и друзей. Доброжелатели принялись весело теснить нас к внутреннему двору храма. Краем глаза я успела заметить промелькнувшее серебристое пятно, повернула голову туда и увидела свою подругу Викторию, которую сдержанно приветствовал Дугал. Они стояли рядом, но не касались друг друга, а толпа вокруг бурлила. Со стороны могло показаться, что классически красивое лицо Виктории в присутствии Дугала не выражало ничего, кроме строгости и равнодушия. За время нашего знакомства я научилась понимать, что она отлично маскировала свои чувства, как и подобало верховной охотнице и добытчице. Но глаза ее выдавали. Как раз сейчас они сияли так, что Дугал тоже мог это разглядеть. Я на это надеялась.

Клан-Финтан двигался вместе с толпой. Вскоре я потеряла из виду Викторию и Дугала, вздохнула, опустила одну руку на плечо мужа, а второй приветствовала знакомых воинов. Меня по-прежнему слегка трясло от первой реакции на появление Клан-Финтана, поэтому я решила сосредоточиться на том, что я воплощенная Богюш, меня любят и чтут. По крайней мере, здесь я на знакомой территории, успела привыкнуть к роли великодушной Возлюбленной Эпоны.

«Ты не играешь роль, Возлюбленная».

Эти слова прозвучали шепотом у меня в голове, и я от удивления дернулась, словно дотронулась до ограждения подтоком. Ненавижу подобные штуковины! Клан-Финтан встревоженно оглянулся, но я пожала ему плечо, мол, ничего, все в порядке. Он, несомненно, почувствовал, как напряглось мое тело.

Эпона не разговаривала со мной уже несколько месяцев, но я сразу узнала голос Богини.

Мы въехали во двор. Клан-Финтан остановился, повернулся к напиравшей толпе, на секунду взглянул на меня и прикрыл ладонью руку, лежавшую на его плече.

Я поспешно прокашлялась, собирая разрозненные мысли.

— Хм, я…

Люди зашикали друг на друга, пока я смотрела поверх голов, и на мгновение мне показалось, будто за этой веселой толпой мелькнуло что-то темное. Оно затаилось там, наблюдало, поджидало, но, когда я перевела туда взгляд, сразу исчезло. Я прокашлялась и мысленно приказала себе встряхнуться.

Я… э-э… то есть…

Мой взгляд блуждал, пока не наткнулся на Аланну. Она стояла, крепко обняв мужа, но смотрела на меня. По ее лицу было видно, что она обеспокоена моей заминкой. Нерешительность мне несвойственна.

Я начала заново:

Мы хотели бы пригласить вас, слуг Эпоны, вместе с семействами присоединиться к нашему пиршеству по случаю возвращения храбрых воинов, — С каждым словом мой голос становился крепче, — Прошу вас разделить с нами радость за общим столом! Отметим их приезд хорошей едой и вином!

Толпа ликующе взревела, готовая последовать за нами в большой зал. В ту же секунду Клан-Финтан развернулся, снял меня со спины и аккуратно поставил на землю рядом с собой. Мы вместе вошли в храм. Его рука лежала у меня на плече.

Он укоротил шаг, чтобы подстроиться под мой, и тихо спросил:

Ты хорошо себя чувствуешь, Рия?

Да, я в порядке, — попробовала я улыбнуться, но от новой тошнотворной волны мгновенно ослабела и покрылась липким потом.

При моем приближении воины, охранявшие огромные резные двери, отсалютовали, затем одновременно, как по команде, распахнули створки, и Большой зал приветствовал нас ароматами столов, накрытых к празднику.

Клан-Финтан подвел меня к нашим обычным местам, вид которых всегда возвращал меня во времена Древнего Рима с его изобилием и роскошью. Он опустился в кресло-кушетку и кивком пригласил меня сделать то же самое. По местному обычаю, мы возлежали во время трапез точно так же, как это делали древние римляне, только, в отличие от них, мы не набивали себе брюхо, чтобы все отрыгнуть и набить заново. Наши ложа стояли вплотную, почти соприкасаясь изголовьями, а рядом, в пределах досягаемости, — один узкий столик на двоих. Я улыбнулась Клан-Финтану, испытывая небольшую неловкость оттого, что он так внимательно меня изучает.

Тут в зале все стихло. Я прокашлялась, прежде чем начать благословение, сделала глубокий вдох и расслабилась. Я не только привыкла публично выступать, обучать, отчитывать и тому подобное, но и получала от этого удовольствие.

Мы благодарим тебя, Эпона, за благополучное возвращение наших храбрых воинов.

По залу пробежал шепот одобрения. Я закрыла глаза, вздернула подбородок и подняла руки над головой, будто направляла свои слова вверх и в то же самое время в зал.

— Стоит мне закрыть глаза, как я вспоминаю невзгоды, которые мы преодолели за прошедший сезон, — продолжила я, давно поняв, что в Партолоне время измеряется не месяцами, а сезонами и лунными циклами, — Но наша Богиня, как и всегда, была рядом с нами. Мы и теперь слышим ее голос в шуме дождя, в пении птиц, в шелесте ветра. Мы смотрим на луну, вдыхаем сладостный живой аромат земли и думаем о Богине. Смена сезонов напоминает нам, что жизнь состоит не из одних только солнечных дней. Благословенные дары достаются нелегко — это драгоценные камни, которые нужно просеять от песка. Сегодня мы благодарим ее за наше богатство. — В стенах Большого зала прозвучало громкое эхо моих заключительных слов: — Да здравствует Эпона! — Я открыла глаза и улыбнулась моей чудесной аудитории, прежде чем опуститься на место, — Пожалуйста, принеси мне травяного чая и убери это вино, — прошептала я внимательной служанке.

Она как-то странно на меня посмотрела. Впрочем, кто бы стал ее винить? Я определенно вела себя не как всегда, но она все исполнила беспрекословно.

Что случилось, Рия? — тихо спросил Клан-Финтан, но его обеспокоенность была очевидна настолько, что несколько гостей, людей и кентавров, сидящих поблизости, в том числе и Аланна с мужем-доктором, бросили на меня встревоженные вопросительные взгляды.

Ерунда, — постаралась я изобразить беспечность, — Ко мне привязалось какое-то желудочное недомогание и никак не хочет проходить, — Я ответила на пристальный взгляд мужа своей обычной, слегка ироничной улыбкой, — Оно такое же упрямое, какой некогда была я.

Те, кто услышал мое замечание, захмыкали. Я заметила, что Аланна, Каролан и Клан-Финтан не присоединились к их веселью.

Ты выглядишь бледной, — замялся он, вновь окидывая меня внимательным взглядом, — и худой.

Ну и ладно. Все равно никогда не станешь слишком богатой или слишком худой, — отрезала я.

Он фыркнул через нос, совсем как лошадь.

Аланна, — позвала я подругу, — Кажется, кто-то из служанок собирался музицировать во время пира.

Да, Рия, — напряженно улыбнулась она, словно решила, что я нахожусь на грани нервного срыва. — Они, как всегда, ожидают твоего сигнала.

Подруга указала на возвышение, расположенное в углу зала. Шесть молодых женщин сидели там с различными инструментами на коленях, обтянутых шелком, и смотрели в мою сторону.

Я почувствовала себя по-идиотски.

«Да что, черт возьми, со мной такое? Опухоль мозга, не иначе».

Я подняла руки, дважды хлопнула в ладоши, и зал тут же наполнился первыми аккордами арфы. Вступили другие инструменты, и я в который раз покорилась музыке, своеобразной пьянящей смеси гаэльской мелодичности и партолонского волшебства. Глаза совершенно неожиданно наполнились слезами от проникновенной печальной песни. Я с трудом подавила желание свернуться калачиком и всласть наплакаться.

«Ладно, со мной действительно что-то не так. Я не плакса. Серьезно. Женщины, у которых глаза вечно на мокром месте, вызывают у меня оскомину».

Звон тарелок вернул мое рассеянное внимание к трапезе. Передо мной поставили блюдо с чем-то вроде цыпленка, щедро политого жирным чесночным соусом. Когда до меня дошел запах, я плотно сжала губы, с трудом сглотнула и схватила за руку перепугавшуюся служанку.

Убери это и принеси взамен… — процедила я сквозь сжатые зубы, лихорадочно стараясь вспомнить хоть какое-то блюдо, с которым могла бы справиться.

Тут в памяти всплыло правило расстроенного желудка: банан, рис, яблочный соус, тост, — которое я знала со времен студенческой юности, когда недолго работала секретарем в больничном отделении.

Рис! Принеси мне простого белого риса.

Только рис, и все, миледи? — удивленно заморгала девушка.

Э-э, и кусок теплого хлеба, — добавила я, пытаясь улыбнуться.

Слушаюсь, миледи.

Она заспешила прочь, а я подняла глаза и перехватила встревоженный взгляд мужа.

Я засыпала его вопросами, изобразила веселость и постаралась сменить тему разговора, чтобы он не начат допрос.

Итак, рассказывай. Я хочу услышать обо всем, — велела я, отхлебнув травяного чая и приказывая желудку успокоиться, — Как устроились люди в замках Стражи и Ларагон? Вам удалось выследить фоморианцев, оставшихся в живых?

Рия, я каждую неделю посылал тебе отчеты, чтобы ты была в курсе всех наших действий.

Знаю, любимый, но это было простое перечисление фактов. Я же хочу услышать подробности, — Я благодарно улыбнулась служанке, поставившей передо мной тарелку с теплым белым рисом.

Как пожелаешь, — глубоко вздохнул он и, между делом поглощая лакомые до тошноты кусочки, начал рассказ о последних месяцах: — Рабочие команды успели очистить и восстановить оба замка, поэтому устройство новых обитателей прошло относительно просто. — Пока Клан-Финтан говорил, я сосредоточенно пропихивала в себя маленькие порции риса, не забывая прихлебывать чай, — С Ларагоном все получилось гладко. За это мы должны быть благодарны Талии и остальным воплощениям муз. Многие послушницы храма вызвались остаться в Ларагоне, чтобы помочь воинам и их семьям устроиться на новом месте, — Он улыбнулся, — Полагаю, несколько молоденьких служительниц муз не вернутся в храм к своим богиням.

Замок Ларагон располагался недалеко от храма Муз, являвшегося, по сути, партолонской версией женского университета. У девяти воплощений муз учились молодые избранницы, прибывшие со всей Партолоны. Женщины, получившие образование в храме Муз, пользовались самым большим почетом и уважением в стране. Неудивительно, что воины без труда обосновались в Ларагоне.

Клан-Финтан слегка нахмурился и продолжил свой рассказ:

Но те женщины, которые должны были остаться в замке Стражи, поначалу не хотели этого делать, вот почему я решил отложить отъезд наших войск на несколько недель. Естественно, после всех ужасов, творившихся в этом замке, новые обитатели не чувствовали себя защищенными.

От его слов у меня дрожь пробежала по спине. Я слишком хорошо помнила те ужасы, о которых он говорил. Вскоре после моего появления в Партолоне племя вампироподобных человекообразных существ, называвшихся фоморианцами, предприняло попытку поработить и уничтожить людей этого мира. Наверное, самым отвратительным в этом завоевании было то, что мужские особи фоморианцев отлавливали, насиловали и оплодотворяли человеческих женщин. Те, в свою очередь, порождали тварей-мутантов, в которых было больше от дьявола, чем от человека. Я до сих пор вздрагивала, вспоминая сцену родов, свидетельницей которой мне пришлось стать по велению всесильной Эпоны, пославшей мою душу в путешествие. Достаточно сказать, что женщина не пережила родов. Фоморианцы считали человеческих женщин одноразовыми живыми инкубаторами для своего семени.

Эти монстры уничтожили замок Ларагон и всех его обитателей. Атака оказалась внезапной и быстрой. С замком Стражи дело обстояло еще хуже. Как раз там фоморианцы просочились в Партолону за несколько месяцев до вторжения. Именно в замке Стражи они устроили свой штаб. В этом месте многие женщины переживали ужасы бесконечного насилия, пока не происходило оплодотворение. Там они жили до наступления родов, когда созревший плод фоморианцев раздирал когтями распухшее тело матери.

— Я рада, что ты оставался там, пока новые обитательницы замка Стражи не почувствовали себя в безопасности, — В тысячный раз я мысленно поблагодарила Эпону за то, что фоморианцы были разгромлены, а еще, как ни странно, за эпидемию оспы, которая лишила тварей сил и привела к их полному уничтожению.

Я знал, что с другим вариантом ты не смиришься, — Его глаза превратились в два теплых омута.

Ты мой герой, — романтично вздохнула я.

Другой тебе и не подошел бы, — парировал он, расслабившись оттого, что я стала больше походить на саму себя.

Жаль только, что это была игра. Я впихнула в себя очередную ложку горького риса.

Клан-Финтан продолжил:

Выследить уцелевших фоморианцев оказалось более трудной задачей, чем обустроить замок Стражи, — Он помрачнел, — За время поисков мы часто натыкались на человеческих женщин. Их поработители, умирая или спасая свою шкуру, оставляли за собой целые колонии беременных, — Муж горестно покачал головой, — Некоторые, заразившись оспой, так ослабели, что быстро умирали. Тем, кто выжил и находился на первых месяцах беременности, Каролан давал зелье. Оно всегда срабатывало, вызывало у женщин выкидыш, но половина из них все равно погибла, — Он заскрежетал зубами, — Для тех, кто был на больших сроках беременности, Каролан почти ничего не мог сделать. Он был способен лишь притупить их боль и помочь тихо скончаться, — Клан-Финтан отыскал глазами лекаря и понизил голос: — Рия, Каролан очень тяжело все это переносил.

Я проследила за взглядом мужа и заметила новые морщинки вокруг выразительных глаз Каролана. Он то и дело почти с отчаянием дотрагивался до Аланны, словно боялся, что она от него ускользнет.

Я сделаю так, что у Аланны будет достаточно свободного времени, — сказала я и многозначительно подмигнула.

Это ему поможет. — Теплый взгляд Клан-Финтана встретился с моим. — Я тоже надеялся, что моя жена найдет немного свободного времени для нас, — подмигнул он, копируя меня.

Что ж, я случайно знакома с вашей женой, — попыталась я соблазнительно промурлыкать, но приступ тошноты испортил весь эффект, — Она заверила меня… О черт!

Я перегнулась через спинку кресла — к счастью, не с той стороны, где находилась голова Клан-Финтана, и взорвалась как вулкан, загадив весь мраморный пол смесью белого риса и травяного чая. К сожалению, извержение задело и молодую служанку, которая недостаточно проворно отпрыгнула в сторону.

Пока я пыталась отдышаться и вытирала рот, в зале все замерло. Я почему-то никак не могла оторвать взгляд от собственной блевотины. Маленькие белые зернышки, разбрызганные по всему полу и служанке, выглядели как- то очень знакомо, словно… нет! Личинки!

Из меня вырвался новый фонтан и окатил с ног до головы Викторию и Каролана, как раз подбежавших в эту секунду.

Ой! П-простите! — пролепетала я, трясясь и смаргивая слезы, градом катившиеся из глаз.

Потом я совершила глупость. Мне зачем-то понадобилось встать, и тут же все вокруг стало серым, душным. Я больше не владела собственным телом, колени начали подгибаться.

— Я здесь, Рия! — Голос Виктории пробился сквозь туман, и я поняла, что она раньше Клан-Финтана оказалась рядом.

Уже через секунду подруга осторожно укладывала меня в кресло. Глаза я открыла, но по-прежнему не могла отдышаться.

Я умирала. От рвоты. Перед всем светом. Боже, какая неприглядная смерть!

Потом я увидела Клан-Финтана. Он взял меня на руки, и я очень испугалась, заметив, как сильно побледнело его лицо, всегда такое загорелое.

Нет, погоди, я должна сказать Виктории. — Мой голос звучал странно, словно чужой.

Я протянула руку, не видя куда, но кентаврийка тут же ее схватила.

Просто люби его, — прошептала я, и ее глаза тут же округлились от удивления, — Наплевать, что скажут люди, к черту возраст.

Я вцепилась в руку охотницы, когда она попыталась отстраниться.

«Если я умираю, то она, черт возьми, обязана меня выслушать. У смертельно больных есть определенные неотъемлемые права. Хотя, возможно, смерть просто пугает большинство людей до полного оцепенения, вот они и слушают тех, кто вскоре отойдет в мир иной. Как бы там ни было, я хочу высказать все, что считаю нужным, а уж потом тихо и спокойно блевать до самой смерти».

Он нужен тебе. Перестань бегать от него и прими тот поразительный дар, который тебе предлагают.

Виктория замерла, но в лице не изменилась. У нее всего лишь поникли плечи, словно эта гордая красавица больше не имела сил держать обычную осанку.

Я еще раз сжала ее руку, отпустила ее, а потом моя голова рухнула на грудь Клан-Финтана.

Меня тошнит, — пробормотала я.

— Лекарь, за мной, — приказал он громовым голосом и направился из притихшего зала.

3

С ней это творится уже больше двух семидневок, — Тут я решила, что Аланна закладывает меня, и бросила на нее уничтожающий взгляд, который она проигнорировала, — Разве что прежде ее не тошнило на людях.

Мне уже лучше. Я просто полежу.

«Да, разумеется, мне не стоило выворачиваться наизнанку перед моим народом и моими друзьями, чтобы потом мой муж хватал меня на руки и буквально бегом, то есть галопом, несся в мою спальню в сопровождении Каролана и Аланны».

Весь праздник испортила, — застонала я и, не дав подруге вмешаться, тут же продолжила: — Тебе, Аланна, придется вернуться в зал и успокоить всех. Скажи, что у меня просто… просто… — Я взглянула на Каролана, надеясь на помощь, но он не подкинул мне ни одного медицинского термина, — Да, желудочное расстройство, но теперь, когда Каролан и мой муж вернулись, я буду в порядке.

Аланна открыла рот, собираясь возразить, но я сыграла козырной картой:

Сделай это ради меня, а то народ будет очень волноваться.

Разумеется, — натянуто улыбнулась подруга, и это свидетельствовало о том, что она раскусила мою тактику. — Но я вернусь сразу, как успокою людей. — Аланна быстро чмокнула меня в лоб, похлопала Клан-Финтана по руке, наклонилась к Каролану и прошептала: — Прошу тебя, дорогой, выясни, что с ней не так.

Я все слышала! — завопила я вслед удаляющейся спине, но Аланна даже ухом не повела.

Я переключила внимание на двух особей мужского пола, которые следили за мной, как за яйцом, из которого что-то должно вылупиться.

Почему ты не сообщила мне о своей болезни? — скорее с обидой, чем с гневом, прогудел Клан-Финтан.

Я начала было протестовать, мол, со мной все в порядке, но по его лицу поняла, что игре конец.

Я не хотела тебя волновать, а еще подумала, что если не признавать факт болезни, то она отступит.

По его ворчанию я поняла, что он счел меня идиоткой.

Мне нужно вас осмотреть, Рия, — ласково произнес Каролан.

Л-ладно, — дрожащим голосом согласилась я.

Клан-Финтан, я позову тебя, когда закончу осмотр, — Теперь Каролан превратился в генерала, отдающего приказы, и не потерпел бы неподчинения.

Я предпочитаю остаться с Рией, — заупрямился муж.

Прежде чем я успела внести свою лепту в разговор, Каролан произнес со спокойной уверенностью опытного врачевателя:

Это для ее же пользы. Доверься мне, друг, — Он опустил руку на мускулистое плечо кентавра и взглянул ему в глаза.

Первым отвел взгляд Клан-Финтан. Потом он быстро наклонился и поцеловал меня в лоб.

Я буду за дверью. Позовешь, если понадобится, — сказал муж и поспешно ушел.

Спасибо, Каролан, — попыталась я храбро улыбнуться, — Я люблю его, но все это очень неловко для меня, так что вы были правы, отослав его прочь.

Каролан улыбнулся в ответ и присел рядом со мной на огромный пуховый матрас.

— Какое у вас необычное ложе, — указал он на громоздкое сооружение, лежавшее прямо на полу моей просторной спальни.

Брак с тем, кто наполовину лошадь, требует творческого подхода к некоторым вещам, о которых даже не задумываешься в иных обстоятельствах. Ну правда, как, черт возьми, конь может с удобствами устроиться на обычной кровати? А я, Возлюбленная Эпоны, не могу довольствоваться горой опилок или охапкой сена, — Я похлопала по матрасу, — Эта штука подходит нам обоим.

Аланна говорила, что у этого матраса есть какое-то особое название.

Зефирина, — заулыбалась я. — Он назван так в честь сладкой и вязкой белой массы, которую в моем прежнем мире едят как десерт.

Каролан, Аланна и Клан-Финтан знали, кто я такая на самом деле.

«Иногда так приятно расслабиться и вспоминать свою прежнюю жизнь, не беспокоясь при этом, что могу себя выдать. Наверное, для этого Каролан и разговорил меня, чтобы я сейчас расслабилась. Оказывается, стать его пациентом не так уж неприятно. Не зря о нем идет добрая слава, как о чутком врачевателе».

Итак, теперь я дышу спокойно. Что дальше?

Ничего ужасного, — заверил он меня, — Сначала несколько вопросов, а потом я вас осмотрю, — Уверенность в его голосе успокоила мои нервы, измотанные рвотой, — Расскажите, как давно вы испытываете недомогание.

Я хотела что-то сострить в ответ, но он поднял руку и на корню подавил мое красноречие.

Вы должны быть абсолютно откровенной, Рия. Иначе я не смогу вам помочь.

Почти три недели, или, как сказала бы Аланна, три семидневки, — вздохнула я, — Просто последние две недели все это стало таким очевидным, что мне не удалось скрыть болезнь от подруги, — Я изобразила утрированный замученный взгляд, — Сами знаете, какой любопытной она бывает.

Он закатил глаза и принялся прощупывать мои гланды.

Можете не рассказывать, какое упрямство проявляет моя жена, если речь идет о благополучии тех, кого она любит, — Он начал считать пульс, — А как давно вас чистит?

Что это значит?

Я растерялась. Булимия меня никогда не интересовала. Что касалось слежения за весом, то я всегда ела то, что хотела, а потом до одури сжигала калории в спортивном зале.

Как давно вы извергаете все съеденное, то есть вас рвет? — пояснил он.

Но я ведь не нарочно это делаю.

Разумеется! — Он даже прервал осмотр от изумления.

Я чуть было не отпустила саркастическое замечание, но вовремя напомнила себе, что Каролан не притворялся. Его действительно шокировало то, что мои сверстники двадцать первого века сочли бы нормой. Знаю, в это трудно поверить, но иногда я забывала, что больше не жила в том мире, где эталоном красоты являлись нервозные модели с силиконовыми бюстами, страдающие анорексией.

Ладно. Меня сильно рвет чуть больше недели, но чувство, что я вот-вот начну блевать, не проходит почти целых три, — Прежде чем он озадачился вопросом, я добавила учительским тоном: — «Блевать» — значит «рвать».

Интересный термин, — задумчиво произнес Каролан, открывая огромную кожаную сумку, с которой, видимо, никогда не расставался.

Мы улыбнулись друг другу.

А другие симптомы, помимо расстройства желудка, есть? — спросил лекарь.

Ну, в последнее время я чувствую себя как-то странно. Появились подавленность и нервозность, — Я решила, что эта фраза включает все: от расстроенных чувств до возможных галлюцинаций, появившихся прошлой ночью.

Он успокаивающе похлопал меня по руке и достал из сумки длинную воронкообразную штуковину, которая, как мне показалось, была сделана из плотного картона.

Сядьте, пожалуйста, прямо и дышите глубоко, — сказал он, а когда я подчинилась, воспользовался воронкой как грубой моделью стетоскопа.

Видимо, то, что он услышал, его удовлетворило, потому что он отложил воронку в сторону и продолжил осмотр, нежно надавливая, ощупывая и повсюду заглядывая, не переставая при этом задавать вопросы. Его интересовало все: и какие цветы ежедневно срезают служанки, чтобы наполнить мою спальню ароматом, и как часто у меня стул.

Наконец вопросы закончились. Лекарь похлопал по моим нервно сцепленным рукам и начал:

Я вполне уверен, что у вас…

Опухоль мозга! — Внутри все сжалось от ужаса, ладони взмокли.

Рия, нет у вас никакой опухоли, — хмыкнул Каролан, — но зато определенно есть нечто такое, чего не было в вашем теле еще несколько месяцев тому назад.

Глаза Каролана сияли. Мне захотелось придушить его настолько, чтобы они вылезли из орбит.

Чертова аневризма. Так и знала. Наверное, нахваталась радиации, когда стерва Рианнон менялась со мной местами. — Я откинулась на подушки, безуспешно борясь со слезами, хлынувшими в три ручья.

Клянусь Богиней, Рия, вы меня не слушаете! — произнес Каролан вроде бы с досадой, но мне в его голосе послышались веселые нотки, — Вы не умираете и вовсе даже не больны. Все очень просто. Вы беременны.

Я… то есть… я…

По моим расчетам, роды состоятся в середине весны.

Ребенок? — Я понимала, что произвожу впечатление полной кретинки, но в голове моей царил сумбур.

Таков мой диагноз, поставленный на основании большого опыта, — улыбнулся Каролан, собирая инструменты и складывая их обратно в докторскую сумку — Будет девочка, — добавил он.

Девочка? Откуда вы знаете? — Мои руки сами собой расцепились и обхватили обманчиво плоский живот.

Первый ребенок у Избранной Эпоны — всегда девочка. Это дар Богини вам и вашему народу.

Я была совершенно ошарашена. Да, конечно, я пропустила один цикл, но большого значения этому не придала, объяснив все стрессом. Оказаться в новом мире, в другом измерении, где жива мифология. Превратиться в Воплощение Богини. Победить орды демонов. От таких приключений у кого угодно произойдет сбой в системе, если не сказать большего.

Тут Каролан вдруг заторопился уходить.

С чего вдруг такая спешка?

Я опять чуть не разрыдалась, но теперь, по крайней мере, это было вполне объяснимо. Гормоны.

— Аланне захочется объявить чудесную новость народу. Торжество продолжится всю ночь! — Я побледнела, а он расхохотался. — Нет-нет, от вас совсем не требуется на нем присутствовать, но будьте уверены, на празднике прозвучит много тостов за ваше здоровье и здоровье вашего ребенка, — Прежде чем открыть дверь, он обернулся ко мне в последний раз, — Поздравляю, Рия. Позвольте мне быть первым из многих, кто пожелает вашей дочери здоровья и счастья!

Я услышала, как он на ходу разрешил Клан-Финтану войти в спальню и пронесся мимо моего встревоженного мужа. Кентавр приблизился, подогнул ноги и ловко опустился на пол рядом со мной. Он был мрачен, пока изучал мое личико, застывшее, как у Барби, решающей математические задачки.

Ну что, любимая? Что с тобою приключилось?

Ты! — истерически хихикнула я.

Я? Я чем-то тебе повредил? — встревоженно нахмурился он.

Я протянула руку и дотронулась до его щеки:

Ты ничем мне не повредил, всего лишь сделал меня беременной.

Мой кентавр часто заморгал, словно ничего не понимая. Потом наконец до него дошло.

Ребенок! — радостно пробасил он, — У нас будет ребенок?

Да…

Я понимала, что проявляю сдержанность, но вы уж не судите строго. Я ведь только что, за несколько секунд, уяснила, что нет у меня никакой опухоли, зато будет младенец.

Клан-Финтан взял мои руки в свои, поцеловал обе ладони, потом наклонился и нежно прикоснулся к губам.

Фу, — отстранилась я, — От меня несет блевотиной.

Неважно.

А мне важно.

Он внимательно посмотрел мне в лицо:

Рия, ты разве недовольна?

Я напугана, — вырвалось у меня, прежде чем я успела подумать.

Он смягчился и заключил меня в теплые сильные объятия:

Не бойся. Эпона всегда заботится о тех, кто ей верен.

Я прижалась щекой к его мягкому кожаному жилету и забормотала, делясь своими страхами:

Не хочу ранить твоих чувств, но кто же все-таки у меня родится?

Он молчал, и я прикусила губу. Я любила Клан-Финтана и не желала причинять ему боли, но факт оставался фактом. Он, отец моего ребенка, был наполовину лошадью. Я невольно тревожилась, как смешаются наши генофонды в мире, где не существует ни кесарева сечения, ни анестезии, тем более что рожать-то предстояло мне.

Она будет твоей копией, Рия.

А что она унаследует от тебя? — прошептала я, уткнувшись ему в грудь.

Он на секунду задумался, а потом тихо ответил:

Мое сердце. У нее будет мое сердце.

Я крепко обняла его, и глаза у меня опять налились слезами.

Значит, у нее будет все.

Он прижался теплыми губами к моей макушке, потом подхватил на руки, плавно поднялся и направился к двери.

Ой, прошу тебя, не заставляй меня возвращаться туда, где столько еды и народу, — попросила я, безуспешно пытаясь очистить пятна с мокрого платья.

Нет, я несу тебя в твою купальню. Сегодня я позабочусь о тебе и о нашей дочери, — Он с сияющим видом открыл плечом дверь, свернул В мой личный коридор и пошел в сторону купальни.

Охранники расступились перед ним, отсалютовали мне и выкрикнули:

Да будут благословенны леди Рианнон и ее дитя!

Потом они распахнули дверь в комнату, наполненную паром.

Я не переставала удивляться тому, как быстро распространяются новости в этом мире, где не было ни телевидения, ни Интернета, и озорно подмигнула охранникам через плечо Клан-Финтана:

Спасибо, парни!

В отличие от первой леди Рианнон, я не познала своих охранников — да-да, в том самом библейском смысле! — но все же была способна оценить их по достоинству.

Не поощряй их, — добродушно буркнул Клан-Финтан.

Вскоре я стану такой толстой и огромной, что они даже не взглянут лишний раз в мою сторону.

Хм, — красноречиво прокомментировал он, опуская меня на край глубокого бассейна.

Одно из многочисленных преимуществ статуса Воплощенной Богини заключалось в том, что целый сонм расторопных, готовых к услугам девушек считал честью, а также долгом содержать меня в роскоши. Сие означало, что у меня были лучшие вино, еда, одежда, украшения, лошади, воины и т. д. и т. п., но никаких тебе телевизоров, телефонов, компьютеров или машин. В ответ мне, сами понимаете, приходилось заботиться о духовном здоровье последователей Эпоны, проводить церемонии — к тому же с голой грудью, к чему я не сразу привыкла, тем более что начало холодать, — быть боссом и выполнять все, что ни попросит у меня моя Богиня, в меру своих сил бывшей школьной учительницы.

По-моему, я неплохо справлялась, поэтому наслаждалась всеми благами. В их число входила и роскошная купальня, которой я могла воспользоваться в любое время.

Позволь помочь тебе, — предложил Клан-Финтан, видя, как я мучаюсь, пытаясь отстегнуть брошь, усыпанную бриллиантами. — Новая? — поинтересовался он, разглядев миниатюрную копию самого себя.

Да, сегодня я впервые ее надела. Нравится?

Да, особенно то, что она покоится у твоей груди.

Подобные разговоры, если я не ошибаюсь, и привели меня к теперешнему состоянию, — игриво шлепнула я его по руке.

Всегда подозревал, что твой прежний мир не столь наполнен знаниями, как наш. Если ты думаешь, что от разговоров можно забеременеть, то нам следует…

Чурбан!

Я снова его шлепнула, отчего некогда прекрасная, а теперь заскорузлая ткань моего топа соскользнула, обнажив ту самую грудь, о которой шла речь. Я видела, как Клан-Финтан изменился в лице, когда протянул руку и нежно дотронулся до нее.

По-моему, у тебя уже начала меняться фигура. Грудь стала полнее и желаннее.

Его голос завораживал. Он протянул ко мне руки и нежно ласкал ладонями налитые груди.

За те полгода, что мы состояли в браке, я не утратила способности поражаться теплу, которое излучало его тело. Естественная температура тела кентавра на несколько градусов выше, чем у человека. Прикосновения Клан-Финтана всегда были эротично теплыми. Я знала, что это просто физиология, но они действовали на меня возбуждающе.

Я затрепетала от радостного предчувствия, довольная еще и тем, что тошнота отступила.

Ты замерзла. — Чувственные прикосновения сменились деловитым избавлением меня от остатков одежды, — Начинай отмокать, — приказал он.

Не очень романтично, — пробормотала я, потом постаралась наклониться пособлазнительнее и снять крошечные стринги.

Но муж уже отвернулся к полке, укрепленной возле туалетного столика. Он открывал и нюхал каждый флакончик.

Ванильно-миндальное в золотой бутылочке, — бросила я через плечо, медленно опускаясь в прозрачную пузырящуюся воду и пробираясь к моему любимому выступу.

Клан-Финтан обернулся с торжествующей улыбкой, держа в руках золотистый флакончик:

Мне нравится этот запах.

Я знаю, поэтому и пользуюсь этим мылом. — Мы понимающе переглянулись.

Он зацокал копытами по мраморным плитам, подходя к краю, напротив которого я сидела в воде, одним быстрым движением избавился от кожаного жилета, после чего опустил на пол его и флакончик с душистым мылом.

Нужно напоминать, что ты не должна разговаривать?

Ой! — заморгала я от удивления, — Нет, но я, хм, не рассчитывала…

Ш-ш… — прижал он палец к губам.

Я закрыла рот, приготовившись к тому, что должно было сейчас произойти, то есть к превращению. Клан-Финтан был верховным шаманом кентавров, поэтому обладал необычной способностью изменять свой облик. Я подумала, что, наверное, никогда не перестану этому изумляться, и теперь с благоговейным страхом наблюдала за тем, как он погрузился в себя. По моему телу пробежала горько-сладостная дрожь желания. Мы могли с ним соединиться как муж и жена только после совершения обряда превращения. Поэтому я невольно ощутила эту дрожь, когда он начал читать свое заклинание. Но все это доставалось ему не даром. Клан-Финтан мог сохранять другой облик только ограниченное время, около восьми часов. По-настоящему ему было комфортно только в облике кентавра, и ни в каком другом. Само превращение вызывало у него сильную боль. Снова став кентавром, он еще несколько часов испытывал слабость. Каждый раз, меняя свой облик на человеческий, муж доказывал глубину своей любви и привязанности ко мне.

Заклинание звучало все громче. В словах, похожих на гаэльские, которые снова и снова произносил бархатный голос Клан-Финтана, мне чудилось волшебство. Он поднял руки над головой, запрокинутой назад. Длинные волосы рассыпались по напряженной мускулистой спине. Потом мне показалось, будто кожа у него начала искриться и переливаться, как если бы его пронзил луч транспортера из «Звездного нуги». По ней пробежала дрожь, она словно превращалась в жидкость. Я знала, что мне следует закрыть глаза, защитить их от вспышки, которая затем последует, но никак не могла отвести взгляд от лица мужа. На нем застыла гримаса мучительной боли. Потом ярко вспыхнула шаровая молния, заставив глаза слезиться, хотя я зажмурилась, спасаясь от серебристо-белого сияния.

В наступившей темноте, которая всякий раз завершала обряд превращения, я слышала его затрудненное дыхание.

— Клан-Финтан! — со страхом позвала я, опасаясь не его волшебства и не превращения.

Я боялась того, что ему пришлось вынести. Вдруг муж однажды не выдержит этих мук?!

Я уже говорил тебе, что не стоит так волноваться. — прохрипел он, стараясь отдышаться.

Я потерла глаза, пытаясь разогнать темные мушки, мешавшие мне разглядеть мужа.

Знаю, но все равно не могу привыкнуть к тому, что ты так мучаешься.

Я плачу высокую цену, но никогда о ней не жалею.

Зрение восстановилось, и я увидела, что превращение закончилось. Клан-Финтан по-прежнему стоял на коленях. Одной рукой он убрал волосы со взмокшего лица, а второй оттолкнулся и медленно поднялся. Муж выпрямился и немного постоял без движения. Я знала, что ему нужно собраться с силами и привыкнуть к новому облику, который уступал прежнему в мощности и росте.

Не подумайте, что он превратился в маленького мужчину — в любом смысле этого слова. Передо мной стоял высокий мускулистый атлет с красивыми пропорциями. Он сохранил широкие плечи и грудь, которые выглядели весьма внушительными, когда Клан-Финтан находился в своем истинном теле. Человеческие бедра, ягодицы и ноги были гладкими, хорошей формы, как и все остальное на его абсолютно голом теле. Судя по всему, он был очень рад видеть меня, если вы понимаете, что я имею в виду.

Он вздернул бровь, напомнив мне распутного голого доктора Спока. Представьте только!

Все находится именно там, где ему и положено, — заявил муж, оглядев свое тело.

Я тихо охнула от потрясения:

Не хочешь ли ты сказать, что от этого обряда органы могут перемещаться?

Конечно нет.

Его смех меня успокоил. Подействовала и уверенная походка, которой Клан-Финтан направился к краю бассейна.

Я просто — как ты это говоришь? — тебя накалывал, — попытался он передразнить мой оклахомский акцент своим низким бархатным голосом.

Подкалывал, а не накалывал, дурачок.

Я брызнула в него водой, когда он наклонился, чтобы поднять с пола флакончик с мылом. Потом Клан-Финтан спустился по каменным ступеням в воду и подошел ко мне.

Ты же знаешь, как мне хочется избавиться от своего говорка, — добавила я.

К счастью, в числе многих вещей, полагавшихся мне по статусу Возлюбленной Эпоны, я имела право на эксцентричность, которая не вызывала никаких вопросов у населения. Жители Партолоны просто привыкли к тому, как я говорила. Я даже слышала, как некоторые служанки перешептывались: «Она стала похожа на Эпону еще больше», когда мне случалось перегнуть палку насчет чисто оклахомских выражений.

Не теряй своего акцента. Мне нравится, как ты тянешь некоторые слова — лениво и долго.

Все для тебя, дорогой, — прогнусавила я, абсолютно не кривя душой.

Месяц — долгий срок. Я по-настоящему радовалась, что Клан-Финтан вернулся домой, и вдвойне была довольна тем, что мой желудок на время притих и позволил мне думать о чем-то другом, а не только о тошноте.

Хорошо. — Он протянул руку, схватил толстую губку, лежавшую на краю бассейна, вылил на нее щедрую порцию густого мыла и вернул флакончик на пол. — Если так, то я попрошу тебя расслабиться и позволить мне позаботиться о тебе.

Он выдержал паузу и посмотрел на мое тело, погруженное в бассейн. Вода размывала мои очертания, но не скрывала их.

О вас обеих.

Его слова напомнили о моем состоянии, заставили меня надолго умолкнуть. Я просто позволила ему намыливать мои плечи медленными круговыми движениями, а сама размышляла над тем, что внутри моего тела развивалась новая жизнь.

Клан-Финтан тоже молчал, не нарушал моих раздумий. Он тщательно намылил мне руку, смыл засохший рис, то же самое проделал и с другой рукой. Его прикосновения успокаивали. Мое напряжение растаяло в воде точно так же, как последние остатки риса. Муж с нежностью перешел к шее и ниже. Он лишь слегка касался мягкой губкой моих чувствительных сосков.

Скажешь, если будет неприятно.

Все, что ты делаешь, превосходно, — задыхаясь, произнесла я.

Хорошо. Тогда я продолжу.

Губка проделала путь к бедру, голени и лодыжке. Потом Клан-Финтан на короткое время отложил ее в сторону, чтобы помассировать мне ступню. Жаркие и сильные прикосновения заставили меня застонать от удовольствия.

Я не забыл, как ты любишь массаж ступней, — сказал он, взявшись за вторую ступню и продолжив успокоительные растирания.

Благодарю тебя, Богиня, — искренне прошептала я.

Мало что любая учительница любит в своей жизни так,

как массаж ступней. Возможно, прибавку к жалованью, но массаж ступней получить легче, по крайней мере в Оклахоме.

Не успела я как следует насладиться массажем, как Клан-Финтан вновь взялся за губку и проделал ею путь наверх по другой ноге. К тому времени когда он снова достиг плеч, я ощущала себя исключительно чистой для женщины с такими грязными мыслями. Теперь я не лежала, откинувшись назад, а сидела прямо и наблюдала за тем, как муж ласкал взглядом мою мокрую намыленную грудь.

Ты красивая женщина.

И чистая до скрипа.

Я скользнула вперед, обхватила его ногами, сцепила руки на шее и потерлась сосками о горячую грудь. Наслаждение росло с каждой секундой.

Пожалуй, Аланне следует быть осмотрительнее, а то ты сменишь ее на посту помощницы в купальне.

Вместо ответа Клан-Финтан припал губами к моему рту и крепко прижал меня к себе. Я гладила каждый изгиб его тела, упивалась ощущением твердых мускулов. Мы слились в одно целое. Я так разгорячилась, что уже не понимала, где заканчиваюсь сама и начинается он.

Как мне тебя не хватало, любовь моя, — пылко произнес муж.

От звуков его голоса по моему телу разлилось тепло, заныло внизу живота.

Никак не могла забыть, какой ты жаркий, — сказала я и прикусила его плечо.

Богиня! Мне бы следовало быть с тобой осторожным, но я…

Не бойся. Обещаю, что не разобьюсь.

Он зарычал от желания, обхватил мои ягодицы, приподнял и вторгся в меня одним плавным движением. Я припала к мужу и принялась посасывать и покусывать его язык. Мы вцепились друг в друга словно изголодавшиеся, будто провели врозь не месяц, а целую жизнь.

Движения быстро участились. Не успели мы подумать о математических задачках или налогах, как оба достигли оргазма.

По-прежнему часто дыша, Клан-Финтан поменялся со мной местами. Он откинулся на моем выступе, а меня посадил к себе на колени. Мы прижались друг к другу, наслаждаясь ощущением близости.

Я думал, это случится после того, как мы выкупаемся, обсушимся и вернемся на нашу зефирину, — Его грудь вибрировала при каждом слове.

Как я люблю, когда ты произносишь слово «зефирина». Ты говоришь о ней словно о волшебном ковре, о чем-то особом и таинственном.

Для меня это действительно нечто особое и таинственное. — Он наклонился и постучал пальцем по кончику моего носа. — Я ведь никогда не видел настоящей зефирины.

Тогда мне следует подумать о рецепте и объяснить нашей кондитерше, как приготовить зефир. Будет весело поджаривать его на открытом огне.

Он изумленно вытаращился:

Для этого понадобится огромный костер.

Настоящий зефир меньше моей ладошки. Просто наш матрас такой большой, — Я начала хохотать, но смех прервала неожиданная сильная отрыжка, которая вырвалась прямо ему в лицо, — Ой! — Я прикрыла рот рукой и снова рыгнула. — Прости, я не…

Опять беспокоит желудок?

Муж сильно встревожился, и мне стало не так стыдно.

Наверное, будет лучше, если я вытрусь и выпью немного того чая, каким потчует меня Аланна, — Меня снова начало немного подташнивать.

Он легко подтянулся, вылез из бассейна, наклонился, вынул мета и поставил рядом с собой. Оставляя мокрые следы, мы зашлепали к стопке толстых полотенец. Клан-Финтан принялся энергично меня растирать.

Эй! Ты сдираешь с меня кожу! — заверещала я, отнимая у него полотенце.

Я подумал, что ты можешь замерзнуть, выйдя из воды.

Со мной все в порядке, правда. Займись лучше собой.

Я вдруг стала недотрогой, не терпящей ни малейшего прикосновения.

«Да, гормоны, безусловно, странная вещь».

Обсохну во время превращения.

Его улыбка свидетельствовала, что он понимал, откуда во мне такие перемены настроения, и не обижался. Мне оставалось только надеяться, что ему хватит терпения на остальные девять месяцев. Кто знает, какие еще фортели собственного организма ждали меня?

Спасибо, я…

Ш-ш-ш.

Я и не заметила, что муж успел отойти на несколько шагов и начал бормотать слова, вызывавшие превращение.

Я прикусила язык, прежде чем успела выговорить «прости», прикрыла глаза краем полотенца и наблюдала, как Клан-Финтан менял облик. Превращение обратно в кентавра происходило, как мне казалось, всегда быстрее. По его сверкающей коже проходили мелкие волны. На этот раз я зажмурилась, прежде чем взорвалась шаровая молния. Когда яркая вспышка погасла, я поняла, что можно открыть глаза и заговорить.

Как же я по тебе соскучилась, — вырвалось у меня, когда я взглянула на великолепное существо, которое было моим мужем.

А я по тебе. Я родился для того, чтобы любить тебя.

Он подошел ко мне, улыбнулся и заключил в объятия,

отчего я сразу стала казаться самой себе очень маленькой.

Нежно держа меня в кольце своих сильных рук, муж заглянул мне в глаза и просто сказал:

Без тебя я как потерянный. Хорошо снова оказаться дома.

Я достаточно насмотрелась в этом волшебном мире, чтобы понять: Клан-Финтан говорил правду. Благодаря какому-то чудесному повороту судьбы моя Богиня предназначила мне в мужья этого кентавра еще до того, как я попала сюда.

Да. — И я повторила я его слова: — Хорошо снова оказаться дома.

Пошли!

Он подхватил меня на руки так легко, словно я весила не больше ребенка. Позвольте вас заверить, что это не так. Я тянула гораздо больше!

Знаешь, я ведь умею ходить.

Надо сказать, что эта жалоба прозвучала не очень уверенно. Мне нравилось чувствовать себя защищенной в его руках.

Исполни мой каприз. Я ведь только что вернулся.

Он глухо цокнул копытом о дубовую створку и толкнул массивную дверь. Охранники мгновенно распахнули ее перед нами. Я заметила, что они старательно отводили глаза от моей фигуры, завернутой в полотенце. Тем самым парни, конечно же, старались избежать сурового взгляда моего мужа. Но я специально весело помахала им через плечо Клан-Финтана и была вознаграждена короткими улыбками.

Ты их балуешь.

Они восхитительны. Да ты и сам знаешь, что беспокоиться не о чем. Это та, другая Рианнон, считала необходимым спать со всеми своими воинами и в придачу к ним с другими мужчинами.

Думаю, ей было не до сна.

Ты понял, что я имела в виду, — слегка ударила я его по плечу. — Тебе прекрасно известно, что я верная жена. Да что там! Верность — мое второе имя!

А мне казалось, твое второе имя — Мерло, — гулко рассмеялся он собственной шутке.

Я побледнела:

Даже не произноси этого слова.

Мое теперешнее отвращение к вину наверняка намеренно вызвано Эпоной. Тем самым она гарантировала, что я не замариную свою нерожденную дочь. Наверное, мне следовало бы чувствовать благодарность.

«Так оно и будет, но сначала надо избавиться от этой мерзкой тошноты».

За время нашего отсутствия мою спальню привели в порядок. Пуховый матрас-зефирина, служивший нам постелью, заправили, а в алькове, перед стеклянными дверьми, ведущими в мой личный сад, накрыли небольшой обед на двоих. Я подозрительно понюхала воздух, опасаясь, что какой-нибудь изысканный аромат вызовет у меня рвотный рефлекс, ничего противного не почуяла и робко приблизилась к столу.

Тут мое внимание привлек подавленный смешок мужа.

Что смешного? — поинтересовалась я.

Вот уж не думал, что наступит день, когда ты будешь подходить к накрытому столу с тревогой.

Я любила хорошо поесть, чем не переставала изумлять собственного мужа. Он не раз говорил, что у меня аппетит, как у кентаврийки-охотницы. Мол, ему это очень нравится.

Лично мне это нравилось куда меньше, так как я вынуждена была регулярно заставлять себя заниматься физкультурой.

Очень смешно. Не забудь, сегодня меня уже вырвало на одного кентавра.

Я дошла до стола и облегченно выдохнула. Мне сразу стало ясно, что к выбору блюд была причастна Аланна с ее деликатностью и безошибочной способностью угадывать все мои желания. Я увидела дымящуюся супницу с почти прозрачным бульоном, источавшим легкий аромат цыпленка. В прикрытой салфеткой корзинке лежали тонкие ломтики поджаренного хлеба и нарезанные бананы. Горячий травяной чай словно просился в чашки. Для Клан-Финтана Аланна приготовила тарелку с сыром и холодным цыпленком. Ни крошки риса, ничего жареного, пряного или, тьфу, жирного.

Аланна чрезвычайно мудра, — сказал Клан-Финтан, усаживаясь за стол и радостно принимаясь за своего цыпленка.

Я налила себе немного бульона и неуверенно надкусила поджаристый тост.

Зная ее, можно предположить, что она уже шьет ребенку приданое, — Мы улыбнулись друг другу.

Я глотала бульон потихоньку, давая своему неспокойному желудку привыкнуть к еде.

Так ты говоришь, что поход был удачным? — спросила я, подув на горячий чай.

Когда мы уезжали из замка Ларагон, его обитатели благоденствовали. Весной поля вновь, как и прежде, дадут Урожай целебных трав и цветов. Заселение замка Стражи пошло хорошо после того, как там устроились женщины. Новые воины бдительно несут службу, — Муж прокашлялся, словно то, что он собирался сказать, застряло у него в горле. — Как мы и предполагали, нашлось подтверждение того, что предыдущие обитатели замка небрежно относились к своим обязанностям защитников и часовых.

Все были шокированы, когда обнаружилось, что демоны-фоморианцы, древние враги Партолоны, прорвались сквозь якобы неприступный замок Стражи, преграждавший единственный спуск с гор. О том, как началось вражеское вторжение, ходило множество разных слухов. Я приподняла брови от любопытства, давая Клан-Финтану понять, что хочу услышать продолжение.

Оружие оказалось ржавым, сломанным, неухоженным. Поля для турниров заросли сорняком, так что ни о какой практике владения оружием и других воинских умениях не могло быть и речи. — Он сильно нахмурился, — Однако недостатка в вине и эле не наблюдалось. Мы еще не успели распаковать припасы, привезенные с собой, как увидели на кухнях целые склады деликатесов.

Выходит, они ели, пили и ничем не занимались?

Мы также увидели множество неприятных фресок, изображающих… — Муж замолк.

Мое любопытство взыграло без меры. В моем собственном храме полно огромных фресок, где я была едва прикрыта, и то только от пояса вниз. Не говоря уже о толпах шаловливых дев, которые полуобнаженными резвились на этих картинках. Я представить себе не могла, какие же образы шокировали кентавра, привыкшего к беспечной наготе и открытой сексуальности этого матриархального мира.

Ладно, выкладывай. Что там были за картинки?

Они наслаждались, причиняя боль друг дружке.

Думаю, я не выглядела потрясенной. Не забудьте, он, в отличие от меня, никогда не смотрел MTV.

Тем временем Клан-Финтан продолжал:

Происходило это во время сексуальных актов. А еще мы получили доказательства того, что они затеяли игрище с темным богом.

У меня возникло неприятное подозрение, что тот вопрос, который я задала Аланне чуть раньше, всплыл наружу не случайно. Я сглотнула, предчувствуя беду, но понимая, что должна действовать, как подсказывают интуиция и моя Богиня.

Темный бог? Кто это такой?

Среди фресок с извращениями были изображения Трехликой Тьмы, — ответил он, не скрывая своего омерзения.

Погоди, я ничего не понимаю. Что такое Трехликая Тьма?

Муж понизил голос, отчего я только больше начала волноваться.

«Какого черта, мы же одни! С какой стати ему понижать голос?»

Не люблю говорить о таких вещах. Даже верховному шаману или Избранной Великой Богини следует с осторожностью поминать темного бога. Но как Возлюбленная Эпоны ты имеешь право точно знать, какая напасть проникла в Партолону из-за фоморианцев и растленной охраны.

Расскажи, — храбрясь, попросила я.

Трехликой Тьмой называют Прайдери. Древние легенды гласят, что когда-то он был богом наподобие Цернунна, только предпочитал править в горах и северных землях. Согласно легендам, он был также супругом Эпоны и она его любила. Потом Прайдери начал стремиться к большей власти, хотел подчинить Эпону своей воле.

Я всей душой чувствовала, сколь порочна была попытка этого бога отнять власть у Эпоны. Партолона — матриархальный мир. Супругов богинь тут почитали, но всегда оставляли на вторых ролях. В Партолоне никто не подавлял мужчин, не издевался над ними. Они почитали Богиню как создательницу и прародительницу, поэтому уважали женщин. Любой другой расклад неизменно разрушил бы гармонию, делавшую Партолону таким уникальным местом.

Как же поступила Эпона? — спросила я, уже зная ответ сердцем.

Гнев и боль Богини были ужасны. Она изгнала мужа из Партолоны с такой яростью, что его облик раскололся на куски, совсем как душа, если ее сильно ранить. Вот почему он изображается с тремя лицами. — Говоря это, Клан-Финтан отвел взгляд.

Я поняла, что он не хотел пускаться в объяснения, но мне нужно было знать все до конца.

Как выглядят эти лица?

У одного лица, — глубоко вздохнул мой кентавр, — ничего нет, кроме глаз. Рот плотно запечатан. Остальные черты отсутствуют. Второе лицо — сплошная зияющая пасть с клыками, даже жутко смотреть. Глаза у этого лица — пустые дыры. Зато третье поражает своей красотой. Говорят, именно так выглядел Прайдери перед тем, как предать Эпону.

Я потягивала чай, пытаясь не обращать внимания на дрожащие руки.

В Партолоне есть люди, которые ему поклоняются?

Нет. А если и есть, то они обитают где-то на задворках страны.

Но ведь замок Стражи находится вовсе не на окраине Партолоны.

Верно. Но тамошние обитатели были испорчены то ли фоморианцами, то ли жадностью и леностью еще до того, как монстры просочились с гор. Последовательность событий полностью так и не выяснена. Ясно лишь то, что Прайдери давно возымел над ними влияние. — Клан-Финтан коснулся моей щеки, чтобы успокоить, — Не волнуйся, любимая. Люди должны быть открыты ядовитым нашептываниям Прайдери, только тогда он завладевает их душами. Жители Партолоны, верные Эпоне, ни за что не доверятся такой тьме. Мы можем не бояться того, что новые воины замка Стражи забудут о своем долге.

Хорошо, — сказала я, пытаясь стряхнуть с себя ужас, который нагнало на меня обсуждение Прайдери, — Так ты думаешь, моя идея сработает?

Да, твое пожелание превратить замок Стражи в действующую школу для подготовки воинов нашло отклик у новых тамошних обитателей, — улыбнулся он.

Бдительность и муштра всегда отлично сочетаются.

Можно быть уверенным, что замок Стражи больше не подведет Партолону, — серьезно сказал муж.

Ты ведь не думаешь, что уцелевшие фоморианцы снова на нас нападут?

Я говорила о злобных кровососущих тварях, место которым в аду, и содрогнулась при одной мысли о том, что они могут вернуться по горной тропе, охраняемой замком Стражи.

Полагаю, что оспа и потери в битве уничтожили почти все это племя, но мы должны быть готовы к их возрождению.

Ты считаешь, что они увели с собой через горы беременных женщин?

— Молюсь, чтобы это было не так.

Такой ответ не показался мне положительным.

Значит, будем оставаться в боевой готовности и не зевать.

Да, — согласился он.

Договорились, — Я зевнула, а Клан-Финтан навострил уши, хотя и не буквально.

Когда тело велит тебе отдохнуть, надо так и делать, — сказал будущий папочка.

Спорить не стану, но только в виде исключения.

Я поднялась и потянулась как кошка. Пусть мы обсуждали отвратительного бога тьмы, но теплый бульон и травяной чай, а также сознание того, что я не подхватила смертельную болезнь, сделали свое дело. Я почувствовала, что готова к долгому ночному отдыху. Да, чуть не забыла упомянуть чудесный оргазм.

Возможно, нежелание спорить со мной будет приятным побочным эффектом твоей беременности, — С этими словами он подвел меня к нашей постели.

Я бы на это не рассчитывала, — парировала я и зевнула еще раз.

Он подогнул ноги, устроился на матрасе, потом я уютно примостилась рядом. Со стороны могло бы показаться, что наполовину конь, наполовину мужчина и человеческая женщина не пара. На самом же деле мы прекрасно подходили друг другу. В какой бы позе я ни лежала, его рука неизменно находила мой затылок или изгиб ноги и начинала нежно проводить круги по моей коже. Эта теплая ласка действовала как снотворное. Мне нравилось, что его прикосновение навевало на меня сон.

Я успела закрыть глаза, когда голос кентавра прервал мои затуманенные мысли:

— Меня удивило, что ты не воспользовалась магическим сном, чтобы навестить меня, — Он помолчал, после чего добавил: — Может быть, ты все-таки приходила, а я не почувствовал твоего присутствия?

Нет, — ответила я, мигом проснувшись от его вопроса. — После твоей битвы с Нуадой я ни разу не погружалась в магический сон.

В ответ муж лишь коротко хмыкнул и ничего не сказал. Я знала, что мы оба вспоминали ту ужасную последнюю битву с предводителем фоморианцев, когда тот чуть не убил Клан-Финтана. Тогда я потеряла сознание от удара, и Богиня вызволила мою душу из тела, чтобы я могла отвлечь Нуаду. Клан-Финтан убил тварь. У фоморианцев началась паника, и битва закончилась нашей победой. До того случая Эпона не раз пользовалась моими снами. Она вызволяла мое сознание из тела и отправляла его в путешествия, во время которых я шпионила за нашими врагами и подначивала их, заставляя попадать в наши ловушки.

Однако с тех пор, как фоморианцы были побеждены, Эпона ни разу не призывала меня совершать ночные полеты. Я попыталась было самостоятельно отправиться во сне вслед за Клан-Финтаном, но безуспешно. Даже тихого голоса Богини, к которому, как ни странно, успела привыкнуть, я больше не слышала до сегодняшнего дня, когда она прошептала у меня в голове: «Ты не играешь роль, Возлюбленная». Только вновь услышав этот голос, я осознала, как тревожило меня ее молчание.

Я пыталась послать мою душу повидаться с тобой, но ничего не вышло. Я просила Эпону позволить мне увидеть тебя. А ведь раньше все происходило легко. Я так часто путешествовала во сне, что даже устала от этого.

— Да, помню. — Я почувствовала, как он кивнул.

А еще она перестала со мной говорить, — тоненьким голоском призналась я.

Рия, Богиня не покинет тебя. Ты должна верить.

Клан-Финтан, я ведь, по сути, ничего не знаю про все эти дела, которыми занимается Избранная Богини. Ты ведь не забыл, что я не Рианнон.

Не забыл и ежедневно благодарю Богиню за то, что ты — это не она, — решительно заявил муж.

Правда заключалась в том, что настоящая Рианнон ни у кого не пользовалась любовью. Ладно, скажу точнее. Те, кто знал Рианнон, терпеть ее не могли, что поначалу служило постоянным источником моего раздражения. Не говоря уже о том, что меня сбивало с толку сходство с особой, совершенно не похожей на меня.

Иногда я задаю себе вопрос: а не придумала ли она, что предназначена на роль Избранной Эпоны.

Неужели ты так низко ее ставишь? — Мой кентавр не сердился, просто спрашивал.

Нет, — не задумываясь ответила я, — Ее присутствие и всесильность никогда не вызывали у меня сомнений.

Тогда выходит, что ты так низко ставишь себя.

На это я ничего не могла ответить. Я всегда считала

себя сильной женщиной с отличной самооценкой и здоровой долей эгоизма. Но, наверное, мой муж был прав. Видимо, мне следовало найти слабину в себе, а не сомневаться в Эпоне.

Может быть, именно поэтому мы с Рианнон такие разные? Я знала, что сомнения в самой себе могут разрушить жизнь, но разве умеренная рефлексия не полезна? Не стала ли Рианнон такой капризной и властной из-за излишней самоуверенности? Прибавьте к этому возможности, которые дарует положение Возлюбленной Эпоны, и вот вам результат. Как Юлий Цезарь у Шекспира, она превратилась в «змеиное яйцо, что вылупит, созрев, такое ж зло». Так не совершила ли Эпона то, что задумал Брут? Вдруг поменяв меня с Рианнон местами, она разбила скорлупу, прежде чем вылупившееся зло уничтожит Партолону?

Или я просто позволила бесполезным знаниям по литературе, засоряющим мозг преподавателя английского, свести меня с ума?

Теперь отдохни. — Его рука снова принялась за гипнотические ласки, и знакомое прикосновение помогло мне успокоить разбушевавшиеся мысли. — Богиня ответит на все твои сомнения.

Я люблю тебя, — пробормотала я, устало прикрыла веки и мягко провалилась в глубокий сон.

Я грызла черный шоколад, развалившись на мягком фиолетовом диване посреди поля с колышущейся пшеницей. На другом конце дивана сидел Шон Коннери, одетый в смокинг, как в ту пору, когда он играл 007. Мои ноги лежали у него на коленях. Одной сильной твердой рукой Шон эротически растирал по кругу внутренний свод моей стопы, во второй же держал открытую книгу поэзии под заглавием «Почему я люблю тебя». Он читал стихи, отличаясь своим притягательным шотландским акцентом, и все время бросал на меня взгляды, полные неприкрытого обожания.

Тут какая-то сила неожиданно вырвала меня из этого потрясающего сновидения и протащила сквозь потолок храма Эпоны.

Ой-ой-ой! Меня тошнит! — завопила я глухо, как призрак, хватая ртом ночной воздух.

Восторг, который я испытала от сознания того, что Богиня снова направляла мой дух, боролся с революцией, начавшейся в моем животе. Я зависла над серединой храма и оставалась неподвижной, пока соображала, где нахожусь, и привыкала к магическому сну, который на самом деле был вовсе не сном, а путешествием моей души и потому — чистым волшебством.

Когда голова перестала кружиться, я сумела расслабиться и насладиться невероятным видом. Луна оказалась почти круглой. Ее прозрачный серебряный свет падал на стены храма, отчего они переливались каким-то особым внутренним свечением, присущим только мрамору.

Пир, должно быть, подошел к концу. Сонные фигуры расходились по двое и по трое, слегка спотыкаясь. Гости добродушно подшучивали друг над другом, смеялись, выходя из храма через главные ворота и направляясь к своим аккуратным домишкам, стоявшим перед стенами. Я улыбнулась, глядя, как некоторым парочкам никак не хотелось покидать тенистые закоулки. Когда они все-таки продолжали свой путь, то шли по-прежнему в обнимку.

Видимо, мое положение вдохновило народ на такие же подвиги.

Продолжая наблюдение, я заметила пару кентавров, стоящую поодаль от расходящейся толпы, чуть в стороне от дороги, по которой шли все остальные. Я полетела в их сторону и зависла над их спинами — достаточно далеко, чтобы они меня не заметили, и в то же время близко, чтобы узнать своих друзей, Викторию и Дугала.

Лица Виктории я не видела, не слышала разговора, зато заметила, что речь держал Дугал. Его слова полностью поглотили внимание охотницы. Я, конечно, понимала, что нехорошо подглядывать, но мое призрачное тело никак не желало трогаться с места. Это обстоятельство давало мне превосходный предлог остаться. На моих глазах Виктория подняла руку и прижала палец к губам Дугала. Потом она шагнула вперед, одним грациозным движением опустила голову ему на плечо и один раз кивнула — мол, согласна.

Дугал просиял так, что затмил свет луны, и обнял свою возлюбленную.

Я улыбнулась, желая поскорее поделиться новостью с Аланной. Конфликт, разлучивший Дугала и Вик, видимо, был улажен.

Мой дух медленно двинулся дальше, оставив друзей наедине. От счастья у меня выступили слезы. Я плыла по ночному небу по направлению к дороге, которая вела на запад, к горной гряде, возвышавшейся на краю плато. Я перемахнула через вершины, набрала скорость и начала целенаправленно приближаться к опрятному домику, стоявшему к северу от дороги, среди холмистых полей с ухоженными виноградниками. По бокам от дома расположились крепкий амбар и хорошо сколоченный загон, а также еще одно большое строение, где, вероятно, созревало и хранилось вино. Пусть Богиня благословит урожай и сохранит его до той поры, когда я разрешусь от бремени и снова почувствую вкус этого напитка!

На секунду я зависла прямо над домом. Потом подо мной словно раскрылся люк, и я камнем пролетела сквозь крышу, устланную толстым слоем соломы.

— Предупреждать надо, прежде чем делать со мной такое, — проворчала я, обращаясь к Богине, но тут же умолкла, потому как кое-что увидела.

Я витала под потолком просторной спальни, освещенной несколькими сотнями белых свечей, никак не меньше. У одной стены стояла большая кровать, к другой примкнул резной гардероб и такой же туалетный столик. Возле остальных стен сгрудились низкие табуретки и столы. Вся мебель была покрыта мягкой тканью и хорошо освещена.

Подо мной толпились женщины, окружившие голую роженицу. Она стояла, тяжело опираясь на спинку кушетки, очень похожей на те, что использовались в храме. Женщина наклонила голову, сосредоточилась и зажмурилась. Ее огромный живот колыхался, дыхание учащалось.

Я наблюдала за происходящим и поняла, что остальные женщины действовали очень слаженно, как единое целое. Одна из них осторожно прижимала ладонь к пояснице роженицы. Другая, присев на корточки, показывала, как нужно дышать. Еще две женщины непрерывно взмахивали опахалами, создавая легкий ветерок вокруг будущей мамаши. Остальные же тихо что-то напевали.

Я немного опустилась, и схватки у роженицы закончились. В ту же секунду она подняла голову, поразив меня довольной улыбкой на полных губах, убрала взмокшую прядь с лица и радостно воскликнула:

По-моему, пора!

А я ведь ожидала услышать в ее голосе боль и напряжение.

Раздался смех и крики ликования.

К роженице приблизилась высокая красивая женщина и протянула ей кубок, чтобы та сделала глоток. Другая помощница, совсем юная, промокнула лоб будущей матери куском толстой ткани. Все улыбались, словно принимали участие в таком чудесном событии, что не в силах были сдержать свою радость.

Помогите мне встать как нужно, — тихо, но отчетливо произнесла роженица.

Три женщины постарше выступили вперед. Одна встала на колени. Две другие поддерживали роженицу за руки, пока она опускалась на корточки. Пришло время следующей схватки. Я увидела, как напряглись ее мускулы, когда она глубоко вдохнула и начала тужиться.

Женщины окружили эту группу кольцом, взялись за руки и тихонько напевали без слов мелодию, напомнившую мне одну из песен Лорины Макеннитт: «Я вижу головку!»

Огромный живот женщины на секунду расслабился. Потом она сделала еще более глубокий вдох и снова принялась тужиться.

Спустя какое-то время из ее тела выскользнуло что- то мокренькое, извивающееся. Ребенок был ловко подхвачен бдительной помощницей.

У тебя родилась дочь! — воскликнула матрона.

Остальные женщины подхватили радостный возглас:

Добро пожаловать, малышка!

Меня душили слезы. Я с трудом обрела голос и как эхо вторила их приветствию. Если я совершаю подобные путешествия, то мое присутствие становится ощутимым только в очень редких случаях. Поэтому я была удивлена и обрадована, когда молодая мамочка подняла голову, услышав мой голос. Ее глаза блестели от слез радости, а я почувствовала, что теперь она видела меня.

Возлюбленная Эпоны наблюдала за тем, как появилась на свет моя дочь! — В ее усталом голосе слышался восторг.

Женщины засмеялись, зааплодировали. Некоторые даже пустились в пляс, закружились, вывода руками немыслимые узоры. Их радость была заразительной. Они приводили в порядок новорожденную и мать, а мое невесомое тело двигалось в такт звучащей песне.

Тут меня поразила одна мысль. Чудо рождения было и всегда должно оставаться моментом особой важности для всех женщин, точно так, как это происходило у меня на глазах. Возможно, этот древний мир мог бы научить кое-чему современный, из которого я пришла. Конечно, кесарево сечение и анестезия помогали женщинам, но мне вдруг показалось, что эти средства украли у целого поколения матерей волшебство появления на свет новой жизни.

Стоило мне об этом подумать, как мое невесомое тело начало подниматься. Молодая мамаша помахала мне вслед.

Я была довольна, дрейфовала обратно в храм, в моем сердце царил покой. Я опустилась сквозь потолок своей спальни. Мой дух воссоединился с телом. Я погрузилась в глубокий сон, но напоследок услышала шепот: «Теперь отдыхай, моя Возлюбленная, и знай, что я всегда с тобой».

4

Чересчур любопытное утро проникло сквозь щелку в шторах, повешенных на окнах от пола до потолка, смотревших на мой личный цветник.

Уф, — буркнула я, собралась укрыться с головой, но заметила какое-то движение.

Оказалось, что на моей кушетке расположились Аланна с Викторией. Подруги смотрели на меня яркими глазами и широко улыбались.

Я заморгала и потерла глаза в надежде, что это игра моего сонного воображения.

Но подруги никуда не исчезли. Хуже того, они заулыбались еще шире.

Что вы здесь делаете? — заворчала я, сердито глядя на гостей и облизывая губы, чтобы избавиться от помойки во рту.

Я не ранняя пташка. Никогда ею не была и не хочу быть. Скажу больше, не доверяю я людям, которые вскакивают с кровати с утра пораньше и носятся, как глупые щенки. Я считаю варварством просыпаться до девяти утра.

Мы пришли поздравить вас с благословенной новостью! — прощебетала Аланна.

Да, мы пытались подождать, пока ты проснешься, но уже середина утра, и сил ждать больше не было! — Даже прелестный голосок Виктории в этот час звучал пронзительно. — Кроме того, у меня тоже есть новость, которой я хочу с тобой поделиться, — смущенно добавила она.

Вы с Дугалом женитесь, — сказала я, протягивая руку к длинной шелковой ночной рубашке, разложенной на кровати.

Я надела ее через голову и увидела, что Виктория смотрит на меня как перепуганный воробей.

Откуда?..

У меня на такие случаи был заготовлен стандартный ответ:

Эпона.

А-а, — в унисон протянули подружки и закивали.

Это чудесно, Вик. Вы очень подходите друг другу, — Я подмигнула Аланне, она захихикала, а я продолжила: — Как приятно будет видеть улыбку на лице бедняги Дугала. Когда ты бросила этого бедолагу, в целой вселенной нельзя было найти кентавра несчастнее его.

Трудно в это поверить, но Виктория, наша уверенная в себе охотница, действительно покраснела и стала от этого похожа на робкую юную деву.

Я принесла вам чай, Рия. — Аланна протянула мне кружку с дымящимся ароматным напитком.

Я взяла чай, примостилась на кушетке напротив них, подула и сделала глоток.

Спасибо.

Твои слова заставили меня выслушать его, — медленно пояснила охотница, — Я постаралась понять то, что он давно пытался мне внушить. Дугал действительно меня любит. Меня! — Лицо ее сияло, — Он вовсе не хочет, чтобы я была моложе, не желает, чтобы я менялась и стала хранительницей домашнего очага, понимает, что я верховная охотница, каковой останусь на всю жизнь, — Она излучала такое счастье, что у меня даже перехватило дыхание, — Я просто ему нужна.

Ох, Вик, — сказала я, — Мы с Аланной сто лет твердили тебе то же самое. Жаль, что меня раньше не стошнило на тебя.

Мое замечание напомнило Аланне о первоначальной цели их визита.

Дочурка! — радостно воскликнула она.

Ребенок! Какое счастье, — вторила ей Виктория.

Перестаньте улыбаться, а то я нервничаю.

В дверь коротко постучали.

Входите! — велела я.

В спальню тут же вбежали три служанки в шелковых нарядах, неся подносы, как я подозревала, с завтраком.

Все трое сразу начали изливать свои бурные чувства:

Поздравляем, миледи!

Какая радость для всех!

Превосходная новость!

Когда я впервые оказалась в этом мире, то заметила, что люди попроще считали своим долгом почитать и уважать меня, буквально возводить на пьедестал. Те же, кто привык ежедневно общаться с Рианнон, относились ко мне как к живой бомбе. Они обращались со мной осторожно, словно ожидая, что я взорвусь в любую секунду, охваченная приступом божественного гнева. Мне понадобилось много терпения и усилий, чтобы убедить персонал из моего непосредственного окружения в главном — я изменилась. К сожалению, я не могла открыть им, что действительно являюсь другим человеком. Я радовалась, что за последние полгода сумела расположить к себе служанок. Они больше не боялись меня, но в это утро их фамильярное проявление любви немало мне досаждало. Голова шла кругом оттого, что они суетились и подобострастно прикасались ко мне, после того как накрыли на стол.

Спасибо, девушки, — попыталась я изобразить улыбку, — Теперь можете идти.

Да, миледи! — Они грациозно поклонились и поспешили к двери.

Я услышала, как одна из них на ходу прошептала другой:

Наша хозяйка не утренняя пташка.

У меня от них башка трещит, — сказала я, когда дверь закрылась.

Они вас обожают, — возразила Аланна.

Все равно башка трещит, — продолжала ворчать я.

Съешьте что-нибудь. Это улучшит ваше настроение, — сказала Аланна.

Мы надеемся, — добавила Виктория.

Я сморщила нос, глядя на нее, потом посмотрела на еду. На столе стоял чудесный фруктовый салат, лепешки с отрубями, словно только что вынутые из печки, тонко нарезанный хлеб, поджаренный до золотистого цвета, а также еще один чайник с моим любимым травяным настоем и кувшинами с холодной водой и молоком.

Прямо не знаю, смогу ли я что-нибудь проглотить. — Внутри все подозрительно сжалось.

Начните с тоста, затем съешьте пару кусочков банана из фруктового салата. Я велела повару испечь именно такие лепешки, потому что они простые и полезные.

Очень часто победить тошноту в первые месяцы беременности можно только тогда, когда выяснишь, какие именно блюда не вызывают отвращения у будущей матери, — мелодичным голоском наставляла меня Аланна.

Я сделала глубокий вдох, взяла в руку кусочек поджаренного хлеба, нюхнула и надкусила. Желудок остался внутри тела, что послужило хорошим знаком.

Вообще-то лепешки сделаны по рецепту кентавров, — сказала Вик, схватила одну с тарелки и разломила пополам.

А что, кентавров тоже тошнит, когда они вынашивают детей? — поинтересовалась я у Вик.

Эти невероятно интересные существа постоянно терзали мое любопытство.

Нет, — виновато улыбнулась она. — Но беременность у нас продолжается полных четыре сезона.

Я перевела взгляд на Аланну и откровенно запаниковала:

Это ведь не означает, что мне придется… или да?

Нет, — успокоила меня Аланна, и я снова начал а дышать, — Клан-Финтан близок с вами, только когда принимает человеческий облик.

Твоя беременность и роды пройдут по тем же правилам, что у любой другой человеческой женщины, — добавила Вик.

Ее слова напомнили мне о ночном путешествии, и я невольно улыбнулась.

Прошлой ночью во время магического сна Эпона позволила мне присутствовать при родах, — пояснила я своим подругам, — Это было потрясающе.

Великая милость, — просияла Аланна.

Настоящее чудо, — подхватила Вик и принялась за лепешку, приготовленную по рецепту, заимствованному у кентавров.

Я действительно счастли…

Мой желудок взбунтовался без всякого предупреждения. Я едва успела отвернуться, чтобы не попасть на подруг, и выплеснула на пол полупрожеванный тост вместе с травяным чаем.

Вот гадость, — Я утерлась трясущейся рукой и с отчаянием посмотрела на Аланну, бросившуюся ко мне на помощь, — Ты уверена, что я не умираю?

Уверена, — ответила она, налила воды из кувшина и протянула мне кубок.

Я с благодарностью выпила, чтобы отбить отвратительный привкус во рту.

Идемте, — сказала Алана, поднимая меня с кушетки. — Вам станет лучше, когда вы искупаетесь и оденетесь. — Она вручила мне лепешку и кружку с чаем, — Клан-Финтан передал, что его можно найти на территории храма. Сначала он побывает на стройке новых казарм для кентавров, потом проверит зимние запасы.

У меня тоже есть дело возле новых казарм, — вспомнила Вик, обняв меня и тут же сморщив носик, — От тебя попахивает, Рия.

Спасибо, что сказала. — Я специально выдохнула в ее сторону, и она поспешила ретироваться к дверям.

Увидимся, когда придешь в себя и снова станешь похожей на богиню, — бросила подруга через плечо.

Возможно, тебе придется ждать этого до весны! — прокричала я ее задним ногам, обернулась и увидела, как Аланна пыталась замаскировать улыбку кашлем.

Знаете, дурное самочувствие обычно длится только небольшую часть беременности. А еще я заметила, что у женщин, страдающих вначале, рождаются самые здоровые и счастливые малыши, — сказала она, не обращая внимания на мой враждебный взгляд.

Что ж, уже кое-что. — Я все еще пребывала в ворчливом настроении, хотя ее слова несколько меня успокоили, понюхала лепешку, сжатую в руке, внезапно поняла, что проголодалась, откусила чуть-чуть и еще больше удивилась, почувствовав чудесный ореховый вкус. — Как ты думаешь, есть предел тому, сколько раз за день у беременной женщины случается рвота? — с надеждой спросила я, когда мы с ней шли по коридору в купальню.

Нет, — радостно ответила Аланна.

5

Бррр!

Я плотнее завернулась в накидку, подбитую горностаем, радуясь, что одета в костюм для верховой езды: мягкие кожаные бриджи, такую же рубашку со шнуровкой и высокие сапоги с врезанными в подошвы звездами, которые красиво отпечатывались в моих следах. Как все-таки хорошо быть воплощением Богини.

Действительно холодает.

Мы с Аланной шли по заднему двору, расположенному между конюшнями и храмом. День выдался сырой и туманный, что только добавляло промозглости, а также мелких кудряшек у меня на голове.

Поздравляем вас, леди Рианнон!

Да снизойдет на вас и вашу дочку благословение, миледи!

Все, кто проходили мимо, выкрикивали добрые пожелания. Меня словно окутало густое облако заботы, тепла и любви.

Я задыхалась в нем, к тому же снова разболелась голова. Хотя Аланна оказалась права, мне действительно стало легче, после того как я выкупалась, оделась и съела три вкусные лепешки.

Новые казармы для кентавров возводились к северу от святилища и востоку от конюшен, внутри храмовых стен. Несколько месяцев тому назад я узнала, что Эпона покровительствовала воинам, поэтому главными архитектурными особенностями ее храма были надежность и неприступность, как у крепости. Красивые стены храма отличались толщиной и высотой. За землями, лежащими вокруг храма, хорошо ухаживали, не позволяя вырасти ни одному кустику или деревцу, которым мог бы воспользоваться нападающий враг. В разумности заведенного порядка я убедилась, когда армия фоморианцев предприняла безуспешную попытку захватить храм и нам пришлось бороться за жизнь на расчищенной территории вокруг стен.

Я отогнала прочь неприятное воспоминание и принялась наблюдать за тем, как сосредоточенно трудились строители. Кентавры и люди не покладая рук резали и подгоняли каменные глыбы. Остов нового здания уже ясно вырисовывался, хотя его и окружал лабиринт из бамбуковых лесов. Время для меня повернулось вспять, когда я наблюдала за возведением мраморного строения. Мне словно позволили взглянуть одним глазком на Древний Рим и строительство форума.

Поразительно, как быстро растет новое здание, — прошептала я Аланне. — Ведь здесь отсутствуют какие-либо технологии. Я думала, что на подобное строительство уйдут десятилетия.

Пусть у нас и нет технологий из вашего прежнего мира… — с трудом выговорила она новое слово, — зато есть люди, связанные с камнем, а также Сидета.

Я удивленно посмотрела на нее:

Как именно они связаны с камнем? И что, черт возьми, такое Сидета?

Сидета — местность в северо-восточной части Трирскихгор, где находятся залежи прекрасного мрамора, — рассмеялась Аланна, — Так же называется и тамошнее племя шахтеров. Храм Эпоны был построен из мрамора, добытого в шахтах Сидеты.

Не знала этого.

Эти застенчивые, необщительные люди редко покидают свои пещеры.

Угу, — сказала я и подумала, что упомянутые мастера очень напоминают гномов Толкиена, если не принимать в расчет их природной робости. — Они связаны с камнем, поэтому такие хорошие шахтеры?

Думаю, некоторые жители Сидеты могут быть связаны с камнем, но вообще, по-моему, они просто имеют огромный опыт. Такова их жизнь. Нет, я имела в виду другое. Некоторые люди в нашем мире обладают духовной близостью с определенными животными, призраками или стихиями. Например, у вас полное взаимопонимание с конями, особенно с кобылой, избранной Эпоной в качестве своего лошадиного воплощения.

Ладно, поняла.

У нас с Эпи и вправду была связь, выходящая за рамки обычных взаимоотношений между лошадью и всадником.

Я кивнула, предлагая Аланне продолжить.

То же самое относится к призракам. Клан-Финтан — великий шаман. У него особая связь с миром призраков. Он способен общаться с ним гораздо лучше, чем вы или я. Этот мир также позволяет ему изменять свой физический облик, о чем вы прекрасно знаете сами.

Моя рука поднялась и погладила относительно плоский живот. Мы с Аланной понимающе, по-дружески переглянулись.

— Иногда людям даруется понимание стихий. На равнинах, где обитают кентавры, особым почетом пользуются те, кто способен слышать зов подземных вод. У них родство с водной стихией, поэтому они всегда находят идеальное место, чтобы вырыть колодец. Наши кузнецы ощущают незримую связь с металлом. Очень часто женщины, способные к музыке и танцу, могут управлять ветром или пламенем.

А некоторые имеют особую связь с камнем? — предположила я.

Да, но обычно люди, чувствующие камень, связаны с самой землей. Они находятся в гармонии с ней и всем тем, что она производит. Некоторые из них становятся талантливыми камнерезами. Они посвящают свою жизнь этому искусству. Благодаря им оживает форма, запрятанная внутри глыбы.

Один из таких людей трудится здесь? — Я покосилась на рабочих, задаваясь вопросом, как же будет выглядеть человек, связанный с камнем.

Да, ему пришлось забраться в самые глубокие шахты Сидеты, чтобы отыскать идеальный камень для нового здания. Теперь он вернулся сюда вместе с ним и останется на строительстве до конца. Я представила бы его вам раньше, но вы себя не очень хорошо чувствовали.

Еще бы, — пробормотала я, — Что ж, сделай это сейчас. Мне не терпится познакомиться с этим каменным парнем.

Стоило нам появиться на стройплощадке, как работа временно замерла. Люди и кентавры бросились приветствовать и поздравлять меня. Радостные крики привлекли внимание небольшой группы, появившейся из недостроенного первого этажа. Самым высоким среди них был мой муж. Строители принялись хлопать его по спине, адресуя свои поздравления и ему. С Клан-Финтаном были Дугал и Виктория.

Аланна подтолкнула меня локтем и многозначительно задергала бровью.

«У меня тоже есть дело возле новых казарм», — процитировала она охотницу, подражая ее низкому голосу.

Виктория совсем потеряла стыд, — прошептала я Аланне.

Рядом с Клан-Финтаном, Дугалом и Вик держался долговязый и неуклюжий человек, которого я не знала. Когда компания приблизилась, я увидела, что он гораздо моложе, чем мне показалось поначалу. Его густые каштановые волосы были связаны на затылке в короткий хвостик, придававший ему богемный вид, что совершенно не вязалось с обликом мальчугана лет шестнадцати, не больше.

Доброе утро, любимая, — пробасил Клан-Финтан, взяв мою руку, а потом наклонился и нежно поцеловал в губы. — Как ты себя чувствуешь сегодня?

Лучше, — ответила я, стараясь улыбкой успокоить его страхи.

Он пожал мне руку.

Поздравляю, миледи! — Лицо Дугала озарилось светом, но я понимала, что моя новость тут ни при чем.

Я подумала, как чудесно снова видеть его таким счастливым. Меня давно беспокоило, что Дугал, от природы жизнерадостный и общительный, может превратиться в нечто угрюмое и темное, после того как любимый брат умер у него на руках несколько месяцев тому назад, но теперь я видела милую открытость и жизнелюбие, сиявшее в глазах кентавра.

Спасибо, Дугал. Прими мои поздравления. Наконец тебе удалось вразумить нашу упрямицу Викторию.

Верховная охотница фыркнула в мою сторону, но тут же сама обвила рукой руку Дугала, на что он ответил восхищенной улыбкой.

Леди Рианнон, мы попросим вас провести церемонию сговора, — сказал Дугал.

Это доставит нам огромную радость, — улыбнулась Вик.

Меня захлестнули эмоции, так что пришлось даже часто моргать, чтобы не пустить слезу. Опять гормоны разыгрались, наверное.

Ничего лучшего для себя не могу придумать.

Пара просияла, а я с трудом сглотнула из-за комка, подступившего к горлу. Аланна радостно зашмыгала носом. Мы все были отвратительны. Неудивительно, что меня все время тошнило.

Леди Рианнон, — заговорила Аланна, закончив шмыгать, — Позвольте представить вам Кая, нашего ведущего каменщика. Кай, это леди Рианнон, Избранная Эпоны, — церемонно произнесла она.

Высокий молодой человек шагнул вперед и с почтением поклонился:

Леди Рианнон, рад служить Эпоне.

У него оказался уникальный голос, не то чтобы низкий или особенно громкий, даже не слишком мужественный, но меня он заворожил. Я подумала, как было бы приятно послушать его декламацию.

Надеюсь, камни тоже рады услужить Эпоне? — поинтересовалась я, не в силах подавить любопытство, и даже мысленно скрестила пальцы в надежде, что не совершила ошибки, задав такой вопрос.

Безусловно, миледи! — просиял он и оживился.

«Жаль, что мои ученики никогда не проявляли такого энтузиазма. Хотя, конечно, им неведомо, что это такое».

Я искал в шахтах Сидеты подходящий камень и наткнулся на мраморную жилу, произнесшую имя Богини. Теперь из этого мрамора изготовляют опорные колонны строения.

Я с удовольствием взглянула бы на него, — сказала я, заинтригованная идеей о том, что у камня бывают свои предпочтения.

Следуйте за мной, миледи. Почту за честь все вам показать.

Рия, мы с Дугалом закончили здесь свои дела. Теперь нам необходимо проверить запас зерна на зиму, — сообщил Клан-Финтан, поднеся к губам мою руку.

Ладно. Я сейчас осмотрю камень, а потом загляну к Эпи. Последнее время она сильно волнуется. Я хочу вывести ее на прогулку. Это успокоит мою лошадку.

Многие женщины в Оклахоме продолжают ездить верхом почти весь срок своей беременности, поэтому я не волновалась за свою безопасность в теперешнем якобы деликатном положении. Кроме того, Эпи не походила на других лошадей. Я знала, что она будет со мной особенно осторожна.

Встретимся у конюшен.

До свидания, леди Рианнон, — коротко поклонился мне Дугал, а потом ласково дотронулся до щеки Вик и последовал за моим мужем.

Если вы подождете здесь, миледи, то я велю рабочим немного расчистить леса, чтобы можно было лучше разглядеть главную опорную колонну, — сказал Кай своим милым ломающимся голосом.

Я кивнула в знак согласия, и он поспешил прочь в явном возбуждении по поводу того, что представилась возможность поделиться с кем-то своей любовью к мрамору.

Едва он ушел, Аланна ткнула меня локтем и кивком указала на Вик. Охотница так и застыла на месте, глядя вслед удаляющемуся Дугалу, словно влюбленная школьница.

Я поймала взгляд Аланны, и мы быстро окружили Викторию.

Подруга, дело серьезное, — поддела ее я.

Виктория заморгала и перевела взгляд на нас.

Понятия не имею, о чем ты толкуешь, — чопорно произнесла она, но щеки ее горели румянцем.

Могу сказать одно. Хорошо, что он молод, — не скрывала я улыбки.

Говорят, у молодых энергии хоть отбавляй, — задумчиво произнесла Аланна.

Он не настолько молод, — фыркнула Вик, изобразив оскорбленный вид, но я-то знала, что в глубине души наша невозмутимая верховная охотница улыбалась.

Скажи-ка мне вот что, — тоном заговорщицы заявила я, придвинувшись к ней поближе.

Уже несколько месяцев мне до смерти хотелось расспросить Вик насчет секса у кентавров. Сейчас, похоже, наступил подходящий момент. Как-никак мы обе женщины, а они любят обсуждать секс. Надеюсь, я никого не шокировала?!

Сколько сил понадобится бедняге Дугалу в брачную ночь? — поинтересовалась я, саданув ее локтем в бок и подмигнув.

Вик посмотрела на меня сверху вниз, ее полные губы слегка растянулись в улыбке.

Да, — вторила мне Аланна обманчиво невинным голоском, — Расскажи.

Слушайте, — начала Вик, знаком велев нам подвинуться поближе, что мы и сделали с радостным предвкушением, — Вы когда-нибудь видели, как это происходит у лошадей?

Мы закивали.

Стало быть, знаете, что они кусаются, пронзительно ржут и брыкаются в минуту страсти? — Ее голос внезапно напомнил мне Мэй Уэст.

Мы закивали еще энергичнее.

Иногда их желание настолько велико, что становится необузданным. — Голос ее дрожал от напряжения.

Мы закивали с огромным нетерпением.

Виктория тяжело выдохнула, замолчала, перевела взгляд с Аланны на меня и широко улыбнулась:

Так вот, у кентавров — ничего похожего.

Тут охотница дерзко заржала, отскочила в сторону и махнула хвостом.

Она ничего нам не расскажет, да? — с тоской спросила Аланна.

Видимо, так, — вздохнула я, — Проклятье!

Аланна тоже разочарованно вздохнула.

«Взять на заметку! Давно пора расспросить Клан-Финтана насчет секса у кентавров».

Миледи, прошу вас пройти сюда. — Вернулся Кай и жестом пригласил меня последовать за ним в центр стройплощадки.

Когда мы с Аланной догнали его, я шепотом спросила у нее:

Это нормально, что он так молод? Ведь совсем подросток, черт возьми, не старше шестнадцати!

С ним говорит дух камня. Неважно, что Кай молод. Важно, что он готов слушать. Сами увидите.

Мы присоединились к каменотесу наверху уже законченной мраморной лестницы. Перед нами раскинулась огромная площадь, заваленная массивными кусками мрамора. Некоторые из них уже были обработаны. По окружности выстроились основания толстых колонн. Работа над ними не была закончена, поэтому они напоминали сломанные зубы во рту великана. Зато когда мы прошли в центр площадки, я увидела несколько полностью готовых колонн. Они стояли высокие и гордые, словно подавали хороший пример остальным. Мы остановились перед центральной колонной, которая оказалась такой широкой, что и втроем ее нельзя было бы обхватить. Мрамор светился, переливаясь перламутром. По всей длине колонны пролегли глубокие гладкие борозды. На вершине они сплетались в круговой узор в виде узлов. Он обрамлял изображение воинов-кентавров, застывших в прыжке.

Это главный поддерживающий элемент, — произнес Кай своим необычным голосом, с обожанием глядя на гигантскую колонну, — Она вся собрана из кусков, которые произносили имя Эпоны.

Ты слышишь голос мрамора? — не удержалась я от вопроса.

Это не совсем голос, — улыбнулся он, — Больше похоже на шепот, раздающийся у меня в голове.

Я подумала о голосе Эпоны, кивнула и подтвердила:

Возникает такое ощущение, будто кто-то внушил тебе эту мысль.

Да! — воскликнул он.

Ты до сих пор слышишь голос мрамора? — опередила меня Аланна.

Конечно. Мрамор всегда будет говорить со мной, — ответил он, положив свою натруженную, как у старика, руку на колонну и закрыв глаза.

Когда его ладонь коснулась поверхности мрамора, мне показалось, что та заколыхалась. Мы смотрели, как парень погладил камень и тот на секунду словно превратился в жидкость под его ладонью. Со стороны выглядело так, будто рука юноши утонула в камне, который от одного прикосновения стал вязким и тягучим. Я внимательно разглядывала парнишку. От его тела шло свечение, совсем как от Клан-Финтана в момент превращения. Потом Кай отнял руку от колонны и открыл глаза. Свечение погасло, словно его и не было.

Мрамор приветствует вас, Избранная Эпоны, — торжественно сообщил он.

В самом деле! — выдохнула я. — Можно его потрогать?

Конечно, миледи, — сказал он, явно довольный моей просьбой.

Я шагнула к колонне и осторожно прикоснулась к гладкой поверхности.

Хм… — Я нервно прокашлялась, — Привет!

Ничего лучшего в голову не пришло. Рядом с этой громадиной я чувствовала себя не больше муравья.

Меня удивило то, что мрамор показался мне очень мягким. На таком близком расстоянии камень выглядел совсем иначе. Я увидела, что он не одноцветный, включает в себя смесь различных оттенков и прожилок. Все они сливались в одно целое, создавая эффект переливающегося перламутра. Пока я разглядывала мрамор, во мне открылось еще одно чувство, ладони ощутили тепло, идущее из глубины камня. Потом меня словно окутало теплой волной. Так бывает в материнских объятиях. Руки у меня затряслись, но не от страха, а от случившегося чуда.

В голове промелькнула строка Шекспира, и я прошептала:

«Редчайший дар, для мира слишком ценный!»

Затем ощущение чуда прошло. Я погладила напоследок колонну, опустила руки и обернулась.

Аланна с Каем внимательно за мной наблюдали.

Он с вами говорил! — заметил парень.

Не совсем, хотя я почувствовала кое-что совершенно чудесное, — только и удалось мне выговорить.

Я все никак не могла отвести взгляд от удивительного мрамора и не знала, какими словами описать то, что произошло.

В какой день вы родились? — взволнованно спросил юноша.

В последний день апреля, — опередила меня Аланна, и я удивилась, что она ответила правильно.

На выразительном лице Кая промелькнуло понимание.

А, знак Тельца. Конечно! Вы связаны с землей так же сильно, как и со своей Богиней.

Я понятия не имела, о чем он говорил. Конечно, я знала, что родилась под знаком Тельца, и в прошлом страдала, выслушивая лекции нескольких отвергнутых любовников насчет моего упрямства. Кто станет слушать парня, получившего отставку? Но я никогда не обращала внимания на гороскопы и тому подобное. Да, раньше не обращала, до того, как оказалась здесь.

Аланна радостно закивала в знак согласия.

Что ж, приятно узнать, — запинаясь, сказала я.

Грохот копыт возвестил о прибытии кентавра, в котором я узнала одного из курьеров моего мужа.

Миледи! — изящно поклонился он. — Клан-Финтан просит вас присоединиться к нему в конюшнях.

С Эпи все в порядке? — встревожилась я.

Она очень волнуется, и шаман полагает, что ваше присутствие ее успокоит.

Передайте ему, что я сейчас приду. — Я повернулась к Каю, — Спасибо, что поделились со мной… — Я замялась, подбирая точное слово. — Своим волшебством.

Не за что, миледи, — Улыбка на его лице говорила о том, что слово я выбрала верное.

Я уже начала поворачиваться, но замерла, протянула руку и на прощание похлопала по гладкому камню. Он по-прежнему был теплым.

Рия, — сказала Аланна, когда мы пробирались сквозь строительный лабиринт, — Мне следует проверить, как идут приготовления к пиру по случаю Самайна. Работы еще целый воз, а вы, как я думаю, не захотите наблюдать за выбором блюд.

Угу, — согласилась я. — Ступай вперед. Не забудь позаботиться, чтобы на столе было побольше кентаврских лепешек и вареного риса. Я загляну к Эпи, а потом встречусь с тобой и Кароланом где-то около полудня, за ланчем, — Я улыбнулась, — То есть если ты, конечно, не против рискнуть и еще раз оказаться со мной за одним столом.

Так и быть, рискну, — улыбнулась подруга в ответ, — Но сяду подальше.

Какая умная, — буркнула я и, подумав немного, добавила шепотом: — Эй, откуда ты узнала, что мой день рождения тридцатого апреля?

В этот день родилась Рианнон, — прошептала она в ответ, чуть скривившись.

Странное совпадение, — сказала я.

Одно из многих, — задумчиво проговорила она.

Угу, — лаконично отреагировала я и повернулась к ожидавшему кентавру, — Веди меня.

Мы резвым шагом направились к красивому входу в конюшни.

Помещение, в котором содержалась Эпи, представляло собой невероятное сооружение, подобного которому я прежде никогда не видела. Оно тоже было сложено из сияющих мраморных глыб, пригнанных друг к другу мастерами-каменотесами. Я другими глазами взглянула на массивные колонны, служившие опорой для красивого купольного здания, и подумала, что чувство покоя и признания, охватившее меня еще в первый раз, когда я сюда вошла, было, наверное, вызвано не только присутствием чудесных лошадей. Я решила прийти сюда еще раз и потрогать мрамор после того, как Эпи успокоится.

Центральный проход был широким и длинным. По обе стороны от него располагались просторные, безукоризненно чистые стойла, в каждом из которых обитала кобыла, уникальная по своей красоте и темпераменту. Пока я торопливо проходила мимо, меня приветствовало тихое ржание. Я обращалась к каждой кобыле по имени, жалея, что нет времени остановиться и погладить блестящие морды.

— Здравствуй, Пасифая, чудная девочка… Лилит, сладкая моя, перестань дергать сетку с сеном… Хекет, девочка, ты слишком красивая, чтобы смотреть на меня такими печальными глазами.

И так далее, стойло за стойлом, где каждая кобыла сочетала в себе лучшие черты своей породы. В конце прохода нужно было свернуть налево, но не успела я дойти туда, как услышала беспокойное ржание и грохот копыт красавицы, представлявшей собой исключительный экземпляр даже среди этих лучших лошадей Партолоны.

Завернув за угол, я оказалась в огромном круглом помещении, в котором располагалось просторное стойло и личный загон Эпи. Мой муж и Дугал стояли перед закрытым стойлом вместе с несколькими служанками помятого вида. Все они не сводили глаз с нервозной кобылы, метавшейся из одного угла стойла в другой.

Красота Эпи была какой-то нереальной. Цвет ее шкуры сочетал серый и белый тона, создававшие впечатление серебристости. Она сияла, как разлитая ртуть, только вокруг глаз и у колен меняла свой оттенок на черный. Эпи была рослой, примерно пятнадцати ладоней в холке, — идеальный экстерьер. Я обожала все ее черты.

Кобыла словно почувствовала мое присутствие — у нее и на самом деле имелась такая способность! — повернулась и уставилась на меня своими бездонными глазами. Воздух сотрясло громкое ржание.

Здравствуй, дорогая! — весело рассмеялась я и поспешила к ней. — До меня дошли слухи, что ты не даешь никому покоя.

Как хорошо, что ты пришла, — с облегчением произнес Клан-Финтан.

Все остальные, похоже, разделяли его чувства. Небольшая группка расступилась, чтобы я могла войти в стойло.

Эпи ведет себя так с тех пор, как привезли Урана, — сказала я, оглаживая красивую голову и целуя бархатную морду, — Его поместили в стороне от храма, но она знает, что он здесь, и сама не своя уже несколько дней, — Лошадь потерлась об меня головой и пожевала край накидки.

Ей нужен ее приятель, — сказал Клан-Финтан.

Что ж, она его получит, но только завтра вечером.

Я уже несколько недель готовилась к церемонии Самайна и тоже нервничала по поводу предстоящего ритуала спаривания. Он якобы должен был обеспечить плодородие земель Партолоны на следующие три года.

Я прислонилась к Эпи лбом.

Как насчет прогулки? Не думаешь ли ты, что она поможет тебе немного расслабиться?

Эпи пожевала немного мою накидку и мягко выдохнула мне в лицо. Я восприняла это как лошадиное «да».

Одна служанка уже набрасывала ей на спину мягкий потник, другая надевала на голову лошадке красиво украшенный недоуздок. Эпи сильно нервничала, но я осталась довольна, видя, что она не дергается, не закатывает припадок, обычный для лошадей, оказавшихся в такой вот ситуации. Эпи понимала, что происходит, и реагировала в своей обычной доброжелательной манере.

Сзади подошел Клан-Финтан и предложил подсадить меня на спину кобылы.

Эпи стояла смирно, пока я не уселась в седло, а потом решительно направилась к выходу из загона, который уже открывала служанка. Клан-Финтан след о пал за нами. Мне едва хватило времени помахать на прощание служанкам и Дугалу, как Эпи пошла с места легким галопом. Она выбрала курс на север.

Наверное, мы поедем в эту сторону, — крикнула я через плечо своему мужу, который легко скакал рядом, — Она за рулем, — Я кивнула на Эпи, и мой кентавр улыбнулся.

Я чувствовала, что ей не терпится размяться, поэтому уселась поудобнее, сжала коленями мягкие бока, наклонилась и прошептала:

Поехали, красавица.

Она прижала уши к голове, ловя мои слова, а потом ускорила шаг. Мы оказались в лесу, окаймлявшем территорию храма, но Эпи не снизила темпа, а я не волновалась. Это ведь вам не какая-нибудь обычная легкомысленная кобыла. Она сама замедлит ход, когда понадобится, но не раньше. Мне оставалось только расслабиться и наслаждаться прогулкой.

День быстро становился прохладнее. Дождь пока не начался, но над землей низко повис туман, скрывая панораму и придавая деревьям странный, призрачный вид. Я заметила, что большинство из них уже потеряло листву, и с отвращением поняла, что была настолько занята собственными необъяснимыми приступами тошноты, что даже не оценила прелестного, должно быть, зрелища — опадания листвы.

Тропинка перед нами раздваивалась. Я знала, что левое ответвление ведет к виноградникам, а правое — на окраину болота Уфасах. Неприятное местечко. Мы с Клан- Финтаном спасались на болоте от фоморианцев. Это приключение чуть не стоило нам жизни. К сожалению, Эпи выбрала правую дорожку.

Если ей захочется посетить Уфасах, то мне придется воспользоваться своим правом вето. Однако я находила утешение в том, что болото начнется только через несколько миль, а Эпи наверняка устанет раньше. Если не она, то я.

Клан-Финтан поравнялся с нами. Теперь мы скакали плечом к плечу. Он выглядел отдохнувшим и свежим. Я знала, что муж мог скакать так часами, ничуть не уставая от взятой скорости.

Как ты себя чувствуешь? — спросил он, даже не задыхаясь.

«Ай фил гуд!» — пропела я мелодию старой песни Джеймса Брауна, отчего мой кентавр закатил глаза и вздохнул с видом великомученика.

Конечно, я не очень музыкальна, но петь люблю, вот и стараюсь. Потом я задумалась над своим машинальным ответом и поняла, что это правда. У меня по-прежнему першило в горле, как бывает, когда борешься с простудой, зато желудок вел себя определенно спокойнее после того, как я набила его лепешками. Теперь, когда я знала гормональную причину моего недомогания и странных фантазий, я стала почти прежней, разве что иногда ворчала.

Не жди, пока устанешь. Мы должны вернуться до того, как ты выбьешься из сил.

Ладно-ладно, — передразнила я его, закатив глаза— Буду осторожна.

Кажется, он фыркнул в мою сторону, но из-за грохота копыт я могла и ошибиться.

Мы ехали молча. Эпи сменила быстрый галоп на более спокойный шаг. Мне понравилась эта перемена, такая же безукоризненная и гладкая, как ее серебристая шкура. Вскоре легкий галоп сменился рысью, которую я не выдержала, сдалась почти сразу.

Тпру, — сказала я, даже не натягивая поводьев.

При звуке моего голоса Эпи развернула уши и сразу перешла на прогулочный шаг. Клан-Финтан вопросительно взглянул на меня.

Слишком трясет, — пояснила я.

Он снова фыркнул. Эпи тоже.

Вот погоди, — сказала я в ее внимательные ушки, — Скоро сама окажешься в моем положении.

Она не ответила, зато Клан-Финтан безуспешно попытался сдержать смех.

Внезапно Эпи удивила меня, резко остановившись. Ее уши больше не были развернуты назад, чтобы слушать меня. Она нацелила их в сторону от тропы. Клан-Финтан продвинулся на несколько шагов вперед, но заметил, что мы остановились, и вернулся. Эпи стояла как вкопанная.

Куда она смотрит? — спросил он.

Не представляю, — Я сощурилась, вглядываясь в клубящийся туман, — В чем дело, Эпи? — поинтересовалась я, но кобыла не отреагировала.

Все ее внимание сосредоточилось на какой-то точке справа от тропы.

Птицы умолкли, — мрачно изрек Клан-Финтан, и я услышала характерный звук — это он вынул из ножен свой смертоносный меч, с которым никогда не расставался, — Оставайся здесь, — строго пробасил муж.

Не хочу оставаться одна! — Должно быть, у меня опять взыграли гормоны, потому что я вдруг почувствовала себя беспомощной, как Барби, оставшаяся без кавалера на балу выпускников.

Кобыла защитит тебя, — бросил Клан-Финтан, входя в лес. — Когда я разрешу, тогда и тронешься с места.

Туман поглотил его, укрыв липким серым облаком, а меня посетило неприятное воспоминание о черном ускользающем пятне, что преследовало меня у могилы отца. Я поежилась, захотела крикнуть в спину Клан-Финтану, что Эни не шевелится — какая уж там защита! — но поняла, что не стоит его отвлекать. Кроме того, мне не хотелось заявлять на весь белый свет, что Эпи превратилась в камень. Вдруг где-то поблизости все-таки затаился какой- то гад?

Да что же там такое, черт возьми? — прошептала я лошадке и несколько приободрилась, когда та дернула в мою сторону ухом, — Чудовище? — уточнила я тоном заговорщика.

Эпи не ответила.

Привидение? — спросила я.

Эпи фыркнула, но это не было похоже на «да», больше напоминало «помолчи и будь внимательна».

Я вздохнула и принялась ждать. Прошло, вероятно, минут десять, но в лесу, тем более в тумане, мне казалось, будто время вообще остановилось. В голову полезли тревожные мысли насчет искажений времени, Рип Ван Винкля, но тут из тумана материализовался Клан-Финтан. Я снова задышала.

— Ничего опасного я не увидел, — сказал он, сердито посмотрев на Эпи, — Должно быть, у нее помутилось в голове в ожидании предстоящего ритуала. Недалеко отсюда я наткнулся на маленькую полянку. Через нее протекает ручей, а еще там растут два старых дерева…

— Ручей! — перебила я, почувствовав нестерпимую жажду. — Если нами никто не собирается закусить, то мне очень хотелось бы напиться. — Рука сама легла на живот, — А потом нам придется вернуться домой, — Я виновато посмотрела на мужа, — Я устала.

Нужно отдать ему должное, он не стал ворчать, мол, я же говорил. Клан-Финтан просто покачал головой, снова повернулся к лесу и махнул рукой, чтобы мы ехали за ним.

Я поцокала языком и слегка сдавила коленями бока лошади. На секунду мне показалось, что Эпи не собиралась подчиняться. Она оставалась до странности холодной и твердой. Тогда я запустила пальцы в блестящую гриву, погладила напряженную шею и тихо пробормотала ласковые слова. По ее телу пробежала дрожь, и она снова стала сама собой, словно ее расколдовали. Эпи сделала робкий шажок, потом еще один и наконец последовала за Клан-Финтаном, свернувшим в лес, укутанный туманом.

Не успели мы продвинуться на несколько шагов, как деревья вдруг закончились. Перед нами открылась прелестная маленькая лужайка, где не было никакого тумана. Это был своеобразный светлый оазис среди серой мглы. Мое внимание сразу привлекли два огромных дерева, росших в центре лужайки. Тонкий ручеек протекал между великанов и скрывался в лесу. Вода в нем так и манила своей чистотой и прохладой.

— Пойдем-ка напьемся, — сказала я и сжала коленями Эпи, не переставая удивляться ее необычной сдержанности.

Она неуверенно побрела к ручью, и мы присоединились к Клан-Финтану, который уже стоял на коленях и пил из сложенных ладоней.

Позволь тебе помочь, — сказал он и быстро подошел к Эпи.

Потом кентавр обхватил меня горячими руками за пояс, аккуратно снял со спины кобылы и повернул лицом к себе. Он улыбался и не выпускал меня из рук, пока я тихонько соскальзывала по его телу на землю. Я захихикала и поцеловала мужа в вырез кожаного жилета, открывавший мускулистый торс. Больше я никуда не доставала, хотя и стояла рядом с ним.

Пей побыстрее, — взволнованно сказал он. — Мне не терпится вернуть тебя обратно в храм. Сама знаешь, женщине, вынашивающей ребенка, в течение дня следует несколько раз удаляться к себе в спальню и отдыхать, — Последнее слово он произнес особо выразительно, ясно давая понять, что имеет в виду.

А массаж ступней будет? — пробормотала я, уткнувшись ему в грудь.

Помимо всего прочего. — По голосу мужа я поняла, что он улыбнулся.

Договорились, — Я крепко обняла его и запечатлела еще один мокрый поцелуй в самую середку груди, прежде чем повернуться к ручью.

Опускаясь на колени, чтобы напиться, я бросила взгляд через плечо на мою кобылу. Она стояла неподвижно, будто серебряная статуя, изображающая ее саму. Лошадь развернула уши вперед, сосредоточив все внимание на двух огромных деревьях, что росли чуть выше по течению.

Эпи! — громко позвала я, и она дернула ушами в мою сторону, — Иди сюда, попей водички.

Она почти не шелохнулась, только снова обратила уши и свое внимание к деревьям. Я бросила взгляд на Клан-Финтана, тот пожал плечами, не меньше меня удивленный ее поведением. Я тоже пожала плечами и повернулась к ручью.

Вода была прозрачной и чистой. Ее сладость напомнила мне освежающие общественные фонтаны в Риме.

Да, я возила учеников в Европу. Да, они пытались присматривать за мной.

Я долго пила, утолив жажду, присела на корточки и невольно перевела взгляд на деревья, поглотившие все внимание моей кобылы.

Это были настоящие исполины, явно очень древние. Ветви у них начинались в футах в двадцати над землей, никак не меньше, и поражали своей длиной. Что-то мне в них показалось странным, но потом я поняла, в чем дело. Они так и не сбросили листьев. Я заморгала и принялась озираться, стараясь разглядеть в тумане другие деревья, стоявшие на краю лужайки. Кажется, у них уже облетела листва? Не сумев ничего увидеть, я снова посмотрела на двух исполинов перед собой.

Болотные дубы! Я вздрогнула, вспомнив их название и узнав представителей флоры моего родного штата Оклахомы. Такие вот знакомые остроконечные листья я часто выметала со своего двора. Только эти по-прежнему росли на ветках, напоминая своей яркой зеленью молодые водоросли. Мой взгляд скользнул от густой листвы переплетающихся ветвей вниз, к массивным стволам, укрытым толстым ковром зеленого мха. Я резко поднялась. Мне показалось, что мох излучал приглушенное свечение, так лампочка светит сквозь атласную ткань. Он просто кричал, требуя, чтобы до него дотронулись.

Потом я почувствовала легкое дуновение, словно какое-то перышко прикоснулось к моей душе. Я сосредоточенно смотрела на деревья, и это ощущение посетило меня вновь. Тут я вспомнила. Это чувство было сродни тому, что я пережила рядом с мраморной колонной несколькими часами ранее. Кай тогда еще сказал, что раз я родилась под знаком земли, то связана с ней. Мое лицо расплылось в удивленной улыбке.

«Вдруг у меня получится поговорить с деревьями?»

С этой мыслью я резво двинулась вперед, но меня остановил резкий крик Эпи. Я повернулась и чуть не наткнулась на кобылу, которая буквально наступала мне на пятки.

Эпи! — Я отпрянула назад, когда она ткнула меня головой, — Что, черт возьми, с тобой происходит?

В ответ раздалось только приглушенное ржание, и она потерлась мордой о мою грудь.

Все в порядке. Я просто подойду к этим старым деревьям, а потом мы поедем домой. — Я посмотрела на мужа, который наблюдал за нами удивленными глазами, — Она сводит меня с ума, — сказала я, — Поскорее бы уже закончилась завтрашняя церемония. Тогда она снова станет прежней.

Да, Эпи ведет себя довольно… — он замялся.

Я была уверена в том, что мой кентавр подбирал слово помягче, отбрасывая такие варианты, как «истерично», «безумно» и «навязчиво». Муж остановился на «эмоционально» и задергал бровями, давая понять, что на самом деле имел в виду.

Я подмигнула и улыбнулась в знак согласия.

Я погладила кобылу по голове и зашептала ей нежности, стараясь успокоить:

Милая моя девочка, все в порядке, все хорошо. — Кажется, она расслабилась, — Я хочу подойти ближе к деревьям, — призналась я ей на ухо, — Кай говорил, будто я способна услышать голос земли. Мне хочется проверить его теорию.

Я в последний раз погладила ее, повернулась и решительно направилась к деревьям. Было слышно, что Эпи сделала за мной несколько шагов, но вскоре остановилась. Я обернулась и увидела, что она стояла совершенно неподвижно, но по ее телу пробегала дрожь.

Все хорошо! — весело помахала я застывшей кобыле.

Меня кольнула тревога. Лошадь вела себя слишком уж странно. Но я не обратила особого внимания на это ощущение.

«Наверное, мы с Эпи одинаково подвержены всплескам гормонов. Неудивительно, что мы с ней такие дерганые».

Стоило мне повернуться к деревьям, как все мысли об Эпи сразу улетучились. Я стояла рядом с массивными дубами — только руку протянуть — и что-то ясно ощущала. Я наклонила голову и внимательно прислушалась.

Рия! — окликнул меня Клан-Финтан.

Я на него шикнула, не поворачивая головы, подняла руку, призывая к молчанию, и сделала еще один шаг вперед. Земля под ногами мокро чавкнула, и я поняла, что чуть не угодила в ручеек, протекавший между деревьев. В этом месте русло сужалось до двух футов, не больше. Ручей музыкально журчал, пробегая по округлым камушкам. Я расставила ноги пошире, чтобы стоять сразу на двух берегах, подняла руки и дотронулась ладонями до обоих стволов.

Стоило мне прикоснуться к коре, покрытой мхом, как меня прошиб удар тока, будто я тронула провод, оказавшийся под напряжением. Душу пронзил страх. Я попыталась отнять руки от деревьев, но они прилипли к ним, словно прибитые гвоздями. Колени начали подгибаться. Я поняла, что падаю вперед, и если деревья ослабят свою хватку, то рухну лицом вниз прямо в маленький ручей. Время неожиданно замедлило свой ход, перед глазами одна картина сменяла другую. Я наклонила голову и увидела свое отражение в воде, подернутой рябью. Потом оно раскололось на фрагменты. Я заглянула глубже в воду, несколько раз моргнула, пытаясь разглядеть, что там, и мое зрение резко прояснилось.

Я увидела не только толщу воды, но и то, что было по ту сторону, другой мир, где мое внимание привлекло какое-то движение в небе. У меня вырвался потрясенный возглас, когда в узком металлическом цилиндрике я узнала самолет, пересекавший далекий голубой горизонт. Все стало на свои места. Я как безумная еще раз попыталась оторвать руки от деревьев, но вместо того, чтобы высвободиться, только глубже увязла в коре. Она медленно засасывала мои руки, сначала до кистей, потом до локтей. Мое тело начало падать и растворяться в зеркальном мире. Я увидела уже знакомую ускользающую тьму, излучавшую зло. Чернильное пятно пульсировало вокруг меня, давило, душило, пыталось поглотить. До меня донесся крик ужаса. Это кричал мой муж, ему вторило пронзительное ржание запаниковавшей Эпи.

Я открыла рот, чтобы закричать, и потеряла сознание.

Часть вторая

1

Желудок взбунтовался, болезненные спазмы раздирали все тело, и тут кто-то перекатил меня на бок. Я услышала какой-то странный скулеж и не сразу поняла, что это мои собственные стенания.

Все в порядке, Шаннон, — ласково пробасил знакомый голос, — Ты в безопасности.

Я попыталась поднять веки, но перед глазами все вертелось, сливалось в сплошное пятно. Я испугалась, что тошнота только усилится от такого головокружения, и поспешила снова зажмуриться. Постепенно приступ утих, но я продолжала лежать неподвижно, хватая ртом прохладный влажный воздух. Трава под щекой была сырая. Я снова попыталась открыть глаза, сфокусировать зрение, туповато огляделась сквозь щелки век, увидела только серо-зеленое очертание, и больше ничего, так как где-то сбоку промелькнула черная тень. Как только я обратила на нее внимание, меня тут же пронзило знакомое чувство. Это не были гормоны или разыгравшееся воображение. Черное зло действительно меня выследило и теперь подбиралось все ближе, поглощая на ходу все другие краски. Я попыталась открыть рот и закричать.

Шаннон, успокойся, — произнес тот же самый голос, — Все в порядке!

Эти слова, видимо, произвели убийственный эффект на тень, уничтожающую краски. Темное пятно рассеялось. Вместо него мое ускользающее зрение успело выхватить зелень лесной листвы на мерцающем сером фоне. Через секунду я уже ничего не видела.

Перед моими закрытыми веками промелькнуло подобие молнии, которая освещает ночное небо, но не хочет покидать облаков. Я лежала неподвижно, боясь пошевелиться, причинить боль своему многострадальному телу или снова вызвать тьму, из которой только что вынырнула, и старалась дышать пореже, чтобы успокоить трепыхающееся сердце.

Я поняла, что больше не лежу на сырой траве. Подо мной был настоящий мягкий матрас, а сверху до самой шеи меня согревало пуховое стеганое одеяло. Но я все равно поежилась, внезапно охваченная каким-то внутренним холодом.

Послышались чьи-то шаги, затем моего холодного лба на секунду коснулась мозолистая рука.

Пока не открывай глаза. Так организму будет легче приспособиться. Просто лежи и отдыхай.

Снова тот самый знакомый голос.

Попей. Это должно помочь.

Я по-прежнему не открывала глаз. Тем временем сильная рука приподняла меня, чтобы я могла мелкими глоточками выпить теплой сладкой жидкости. Я неспешно потягивала этот напиток, приказывая желудку успокоиться. Когда кружка опустела, я окончательно выбилась из сил и снова откинулась на подушку.

Отдыхай, — сказал голос, — Все хорошо. Ты дома.

Меня сморил сон. Засыпая, я поняла, что это говорил Клан-Финтан, только его голос звучал как-то странно. Я попыталась прогнать дремоту и разобраться, в чем тут дело, но все равно заснула.

Кофе!.. Этот запах разбудил меня, навеял воспоминания о сонных субботних утрах, когда я к завтраку варила целый кофейник темного напитка и щедро сдабривала его сливочным ликером, прежде чем вернуться в кровать с дымящейся кружкой и хорошей книгой.

Но в Партолоне не было кофе.

Я тихо охнула, попыталась оглядеться, но в глазах все расплывалось. Я заморгала, потерла их и расстроилась из-за того, что руки почти не слушались меня от слабости.

Прямо напротив кровати в стене деревянной хижины находился очаг, в котором горел огонь. Это был единственный источник света. Я осмотрелась, стараясь не делать резких движений головой, чтобы снова не затошнило. Эта просторная комната служила спальней и гостиной одновременно. Перед камином уютно устроились два кресла-качалки, возле каждого стоял небольшой столик с современной версией старомодной керосиновой лампы, но ни одна, ни вторая не горели. Возле ближайшего ко мне кресла лежала раскрытая книга. Над головой располагалось еще одно помещение, слева находилась другая комната, отделенная стеной. Как раз оттуда шел запах кофе. Наверное, там была кухня. Послышались усталые приближавшиеся шаги. Я взяла себя в руки.

Из-за стены появился Клан-Финтан.

Я, должно быть, издала какой-то возглас, потому что он вздрогнул и чуть не пролил из кружки какую-то жидкость. Потом его красивое лицо расплылось в знакомой Улыбке.

— Тебе уже лучше? — спросил он.

Только теперь я поняла, почему этот голос показался мне знакомым, но и каким-то странным. Это был голос Клан-Финтана, но в нем не слышалось мощи кентавра и музыкальной напевности партолонского акцента.

Где я? — поинтересовалась я замогильным голосом, лишенным каких-либо эмоций.

По-прежнему улыбаясь, этот человек отставил кружку на маленький столик и направился ко мне. Я невольно вжалась в подушки. Он, видимо, заметил мой испуг, потому что остановился в нескольких шагах от кровати.

Ты дома, Шаннон.

И где, по-твоему, находится этот самый дом, черт возьми?

Мужчина удивленно вскинул брови.

В Оклахоме, — ответил он как ни в чем не бывало, резанув мне ножом по сердцу.

Я почувствовала, как кровь отхлынула от моих щек. Комната резко начала кружиться.

Нет! — прошептала я, зажмурилась и приказала комнате остановиться.

Я сделала несколько глубоких вдохов, снова открыла глаза, увидела, что он успел шагнуть ко мне, и гаркнула:

Ближе не подходи!

Незнакомец замер, протянув руки вперед.

Я не причиню тебе вреда, Шаннон.

Откуда ты знаешь мое имя? — Мне не удавалось справиться с тошнотой и головокружением, мой голос дрожал.

Это сложная история, — неуверенно произнес он.

Откуда ты знаешь мое имя? — медленно и отчетливо повторила я, превращая вопрос в повествовательное предложение, как это умеют только учителя английского.

Мне сказала Рианнон, — ответил он с явной неохотой.

Рианнон! — Я произнесла ее имя как ругательство и быстро оглядела комнату, ожидая, что она сейчас выскочит из какого-нибудь темного угла.

Нет! Ее здесь нет, — явно пытался меня успокоить этот человек, — Она вернулась в Партолону, где ей самое место. — Похоже, незнакомец был доволен собой.

Я сцепилась с ним взглядом и заговорила сквозь стиснутые зубы:

Нечего ей делать в Партолоне. Там мой дом. Там живут мои люди. Там живет мой муж.

Но мне казалось, что все будет в порядке, если я просто поменяю вас местами, — Голос его затих.

Я решительно села, сбросила нош с кровати, взглянула на себя, увидела, что одета лишь в верхнюю часть мужской пижамы, и нахмурилась, глядя на этого типа.

Где моя одежда, черт побери?

Я… она… — начал заикаться он.

Ладно, неважно. Просто дай мне какие-нибудь штаны, мои сапоги, отвези туда, где ты это сделал, и обменяй нас снова.

Он открыл рот, чтобы ответить, но его перебил телефонный звонок, больно ударивший меня по ушам, привыкшим к тишине Партолоны, куда не дошли достижения науки и техники. Телефон продолжал звонить, тогда мой собеседник наконец зашевелился и подбежал к аппарату, стоявшему на одной из полок возле очага.

Алло, — сказал он, не сводя с меня взгляда.

Потом мужчина заморгал и шарахнулся назад, словно услышал в трубке взрыв.

Рианнон!

Имя, произнесенное вслух, будто погрузило комнату во тьму. У меня по спине побежал холодок. Я стиснула зубы, чтобы они не стучали.

2

Незнакомец побледнел так же сильно, как, наверное, и я.

Он продолжал удерживать мой взгляд и бросать в трубку короткие отрывистые слова:

Я же сказал, всему конец, — Мужчина на секунду замолк, затем произнес ледяным голосом: — Я отказываюсь слушать твою ложь. Нет… — Ему не дали договорить.

С минуту он молчал, а когда все-таки заговорил, его голос приобрел бесстрастность, с какой Клан-Финтан отдавал приказы в смертельно опасной ситуации:

Здесь Шаннон.

В ответ раздался пронзительный вопль, который был слышен даже мне, находящейся в другом конце комнаты. Незнакомец поморщился, а затем решительно повесил трубку. Когда он провел рукой по глазам, я впервые заметила в их уголках тонкую сеточку морщинок, а еще легкую седину, припорошившую густую темную шевелюру.

У меня заныло сердце от сочувствия к этому мужчине, так похожему на моего любимого мужа, но его короткая, почти военная стрижка быстро вернула меня к реальности.

«Ведь это из-за него я разлучилась с Клан-Финтаном. Он мне вовсе не друг».

Мне казалось, ты говорил, что Рианнон сейчас в Партолоне.

Я так считал, — устало ответил он.

Начни-ка ты сначала. Я хочу знать все.

Он снова сцепился со мной взглядом, медленно кивнул, потом сказал:

Не хочешь ли для начала кофе?

И для начала, и для середины, — В животе громко заурчало, поэтому я добавила: — А еще я не отказалась бы от хлеба или чего другого, чтобы успокоить желудок.

Незнакомец снова кивнул и исчез за стеной. Я опять уселась среди подушек и тщательно прикрыла голые ноги. Вскоре он вернулся с подносом, на котором стояла дымящаяся кружка кофе и тарелка с неплохим выбором домашних лепешек, поставил поднос мне на колени, умудрившись при этом до меня не дотронуться, вернулся к очагу и подложил дров. Огонь разгорелся и затрещал. Мужчина подвинул кресло-качалку к кровати, уселся лицом ко мне и начал медленно прихлебывать из своей кружки.

Он долго меня рассматривал, а когда заговорил, его слова удивили меня:

Поразительно, как вы с ней похожи. Даже больше, чем близнецы. Я никогда не встречал такого сходства. Вы буквально зеркальное отражение друг друга.

Некоторые обитатели Партолоны имеют зеркальных двойников в этом мире. — Я помолчала и невесело усмехнулась, — Знаю, что поначалу это может сбить с толку, но не делай подобной ошибки. Мы похожи только внешне.

Незнакомец твердо встретил мой взгляд и произнес с силой, ошарашившей меня:

Я желаю тебе добра и надеюсь, что ты не такая, как эта… — Он замялся, прежде чем произнести: — Женщина.

У меня нет ничего общего с этой стервой, — В отличие от него, я не стала церемониться и только разозлилась оттого, что вынуждена была оправдываться, — Впрочем, каковы бы ни были мои поступки, это не твое дело. Я хочу знать только вот что: как это случилось? Как теперь вернуть все обратно?

К сожалению, я могу ответить на твой вопрос только отчасти, — грустно сказал мужчина.

Внутри у меня все напряглось, и я заставила себя проглотить кусок лепешки, чтобы подавить тошноту.

Тогда начинай с самого начала, черт возьми, и позволь мне самой разобраться, — сказала я и откусила лепешку.

Можно мне хотя бы представиться для начала? — поинтересовался он с намеком на улыбку, по-оклахомски мягко растягивая слова.

Я гордо выпятила подбородок, стараясь не обращать внимания на приятные мелочи.

Отлично. Как пожелаешь. Только говори скорее.

Меня зовут Клинт Фриман, — произнес мой собеседник, приподнимая воображаемую шляпу, — К вашим услугам, мэм.

«Клинт Фриман, — мысленно повторила я, — Очень похоже на имя мужа».

Шаннон! — позвал он, вернув меня обратно.

Ладно, теперь я знаю твое имя. Мое тебе уже известно, так что продолжай свой рассказ. Откуда ты узнал про нас с Рианнон?

Она рассказала.

Я нетерпеливо ждала разъяснений и даже постукивала ногой.

Однажды ночью в середине июня она появилась здесь… — вздохнул Клинт, потирая переносицу.

Тут я его прервала:

А какой сейчас месяц?

Октябрь. Последний день.

Выходит, здесь и там время течет одинаково, — облегченно вздохнула я.

В этом есть смысл. Эти два мира — зеркальные отражения друг друга, — по-деловому заметил он, словно мы обсуждали переменчивость погоды в Оклахоме.

А ты, как видно, все это спокойно воспринимаешь.

Я слишком много повидал, чтобы изображать удивление, — жестко произнес он.

Попытайся объяснить, что значит «слишком много».

Фриман еще раз глубоко вздохнул и продолжил:

Рианнон появилась здесь в середине ночи, как раз перед началом сильнейшей летней грозы.

Логично, — пробормотала я, но он проигнорировал мой комментарий.

Она возникла у дверей как лесная фея, — покачал Клинт головой, не скрывая недовольства. — Выглядела дикой и красивой. Я пригласил ее зайти, заранее ожидая, что она может исчезнуть в свете ламп. Но эта особа никуда не делась. Лучше бы ей сразу провалиться в ад. — Он сухо рассмеялся, как от плохой шутки, — Разумеется, я решил, что женщина заблудилась, и предложил ей помощь, — Фриман вдруг потупился, не смея смотреть мне в глаза. — Она сказала, что не потерялась, а откликнулась на зов моей магии и пришла за мной.

Твоей магии? — переспросила я.

Фриман по-прежнему отводил глаза в сторону и медленно произнес:

У меня особые отношения с лесом.

Я подняла брови и нетерпеливо ждала, чтобы он продолжил объяснения.

Я не всегда ютился здесь, — сделал широкий жест Клинт, имея в виду не только эту хижину, — Пять лет тому назад жил в Талсе, работал и вел себя самым обычным образом, так что обществу не к чему было придраться, — Он помолчал, тщательно подбирая слова, — Я всегда любил ходить в походы, природа меня умиротворяла. Пять лет тому назад это чувство изменилось, стало чем-то большим, — Мужчина сделал глубокий вдох, — Я начал слышать землю вокруг себя, — пристыженно улыбнулся он.

Отдельные слова или просто ощущение? — уточнила я.

Фриман, видимо, обрадовался, что я не назвала его безумцем, и поспешил ответить:

Чаще всего это просто ощущение. — Взгляд его стал задумчивым, — Земля будто приветствовала меня. Чем больше я отдалялся от цивилизации, тем глубже чувствовал умиротворение. Тогда я стал каждую свободную минуту проводить на природе. Потом на работе у меня произошел несчастный случай. Я повредил спину, и моя карьера закончилась, — Мне показалось, что его это не очень расстраивало, — Поэтому я получил пенсию по нетрудоспособности и обосновался на покое здесь.

Где именно находится это самое «здесь»?

В юго-восточной части Оклахомы, — улыбнулся он — Как раз в самой глухомани.

Отлично, — пробормотала я и не удержалась от вопроса: — Именно после того, как ты сюда переехал, земля начала с тобой разговаривать?

Меня, конечно, терзало любопытство насчет этих разговоров с землей, но, кроме того, я должна была получить хоть какую-то магическую зацепку в этом реальном мире, чтобы вернуться в Партолону.

Да. — Его взгляд снова стал задумчивым, — Деревья шепчут, земля радуется, ветер поет. — Клинт опять посмотрел мне в глаза. — Я понимаю, что это звучит чересчур поэтично, на грани шизофрении, но я так чувствую.

Поэтому Рианнон и нацелилась на тебя.

Да, — прорычал он. — Она назвалась Воплощением Богини, которой требуется такое же поклонение и обожание, как земле и стихиям.

Я еле сдержалась, чтобы саркастически не хмыкнуть:

Позволь, я сама догадаюсь. Она запудрила тебе мозги, после чего ты ей поверил.

Если он замялся, то всего лишь на мгновение.

Да, поверил. Она буквально заставила меня поверить ей.

Хм, с помощью того, что у нее между ног.

Клинт нахмурился и скорее разочаровался, чем смутился или рассердился.

Может быть, но не забывай, что у тебя это тоже есть.

Ой, ради бога, — закатила глаза я, давая понять, что не верю ему.

Ты вызываешь во мне те же чувства, что она, — произнес он почти виновато.

«Не похоже, что он подбивает ко мне клинья».

Все это ерунда. Между нами ничего не может быть. Я замужняя женщина, тебя даже не знаю.

Я о другом, — поднял руку Клинт, чтобы остановить меня, — Да, я спал с ней, желал ее. Но дело не только в этом, — Тут он сбился, подыскивая слова, и невесело хохотнул. — Тебе, наверное, это покажется смешным. Во всяком случае, я так считаю. Но рядом с вами обеими я чувствую, что так оно и должно быть. Здесь мое место.

Я открыла было рот, чтобы сказать ему, что он мелет чепуху, но внезапно вспомнила слова Клан-Финтана: «Я был рожден, чтобы любить тебя». Он не раз говорил так. Я давно привыкла верить своему мужу. А человек, сидящий передо мной, был, безусловно, его зеркальной копией. Мы с Рианнон вели себя по-разному, каждая делала свой выбор, но большинство других двойников, которых я встречала, — Сюзанна и Аланна, Джин и Каролан — имели больше сходства, чем различий. У меня уже начало складываться смутное и тревожное впечатление, что этот мужчина был в точности таким же, как мой муж.

Ну ладно, чего там, — залепетала я, теряя почву под ногами, — Если она так тебе понравилась, то как же ты прозрел?

Говоря твоим языком, поначалу я все никак не мог прозреть.

Перевожу!.. Она не отпускала тебя из кровати, — Уж я-то знала привычки этой дамы.

Ему хватило такта изобразить огорчение.

Можно и так сказать. А когда она покидала кровать, то уходила в лес или сидела в Интернете.

Она что, умеет обращаться с компьютером?

Причем очень хорошо, — сухо ответил он.

Выходит, она притворилась, что связана с землей, чтобы ты не сорвался у нее с крючка, пока она бродит по Сети?

Вообще-то, ее связь с землей не была притворством. Она, видимо, все-таки получала что-то от леса. Отправлялась туда бродить одна, отказывалась брать меня с собой и возвращалась через несколько часов, наполненная энергией.

Вот как.

«Я подумаю об этом позже. Если Рианнон насыщалась какой-то силой от местной земли, то, возможно, и у меня получится. Тогда я сумею попасть домой».

А что она искала в Интернете?

Деньги. Она уверяла, что занимается сетевой торговлей, поэтому должна все время контролировать наличие товара, но на самом деле ее интересовало совсем другое… — Он умолк, не договорив.

Что же? — подстегнула я его.

Она охотилась на мужчин. Богатых, старых, одиноких.

Я удивленно заморгала:

Ну и как, успешно?

Да. Синклер Монтгомери Третий. Семьдесят два года, вдовец, деньги заработал на нефти. Филантроп и честный, приятный парень, у которого с семидесятых годов не было секса.

Похоже, он стал для Рианнон легкой добычей, — Имя я смутно припоминала, кажется, читала об этом богаче в местной газете «Талса Уолд».

Она затеяла с ним переписку по Интернету, — мрачно кивнул Фриман, — представилась местной учительницей, пожелавшей начать карьеру публичного оратора.

Боже правый! Рианнон и публичные выступления! О чем, черт возьми, она собиралась вещать? — Возможные темы меня пугали.

О том, как вдохновлять школьников на творчество.

Неловко спрашивать, но каким образом Рианнон собиралась вдохновлять учеников муниципальной школы на творчество?

Думаю, ей вообще не пришлось озвучивать свои идеи. Насколько я знаю, она закинула удочку с наживкой «местная учительница-оратор», а он ее проглотил и назначил встречу.

Рианнон только это и требовалось, чтобы вытащить на бережок старого пескаря, — завершила я его аналогию.

Он мрачно кивнул.

Ты просто позволил ей перейти из твоей постели в койку к мистеру Денежный Мешок и благословил на прощание?

«Если он хоть в чем-то похож на Клан-Финтана, то никак не мог этого допустить!»

Честно говоря, я был слишком поглощен ненавистью к ее другу, — буквально выплюнул он это слово, как какую-то дрянь, — Поэтому узнал о происходящем, когда уже было поздно.

Погоди, — затрясла я головой, ничего не понимая, — У нее здесь есть друг?

Я быстро прошлась по списку своих приятелей и не вспомнила ни одного, кто вынес бы Рианнон, эту психопатическую стерву.

Он называл себя Бресом и говорил, что ее последователь, если в такое можно поверить.

Высокий, тощий, со зловонным дыханием? — сухо уточнила я.

Да! — удивленно откликнулся он.

Так этот тип и есть ее последователь, черт бы его побрал. Он последовал за ней сюда. Хотя нет, не так. Брес прибыл сюда первым, чтобы удостовериться в безопасности путешествия. Она последовала за ним.

«И за его склонностью поклоняться темным богам. Это выглядит вполне логично, если учитывать объяснения Клан-Финтана. Да и Аланна рассказывала мне, что Брес как безумный боготворил Рианнон. Его первая попытка поменяться со своим двойником из этого мира позволила этой стерве принести человеческую жертву, чтобы самой благополучно покинуть Партолону».

Негодяй почти не выпускал ее из поля зрения, — добавил Клинт.

Выходит, Брес отвлекал тебя ревностью и ты не знал, что она обрабатывает старика?

Он сжал зубы, и я на секунду подумала, что чересчур надавила на него, по крайней мере, переборщила с сарказмом.

Но Фриман шумно выдохнул и пояснил:

Нет, он просто злил меня, когда шнырял повсюду, как таракан. Я не знал, что она завела шашни со стариком, потому что отказался жить в Талсе вместе с ней.

Любопытство не давало мне покоя. Что произошло между Бресом, Рианнон и Клинтом? Почему Клинт не захотел остаться в Талсе вместе с обожаемой им женщиной? Что, черт возьми, было такого особенного в Рианнон, что мужчины, все как один, бросались наперегонки исполнять любые ее прихоти?

Мне вдруг захотелось ущипнуть или шлепнуть себя.

«Не все ли равно? — завопил мой рациональный ум, — Мне просто нужно выбраться отсюда. Не для того я здесь оказалась, чтобы разбираться во всех местных интригах».

Послушай, — резко произнесла я. — Все это очень интересно, но я хочу знать только одно. Почему я вернулась в Оклахому? — Я подняла руку, когда он попытался ответить. — Нет, давай по порядку. Первое. — Я принялась отгибать пальцы. — Зачем ты выдернул меня сюда? Второе. Как ты это сделал? Третье. Как, черт возьми, мне вернуться обратно?

Я оттопырила пальцы, как бейсбольный судья, отмечающий три страйка. Да, получилось символично.

Я вернул тебя сюда потому, что хотел поменять вас с Рианнон местами. Она должна была убраться из этого мира.

Только потому, что она бросила тебя ради богатого старика?

Нет, потому что она несет в себе зло. Она убила его, и это только начало. Единственная жизнь, которая имеет Для нее значение, — ее собственная.

Я удивленно заморгала.

Синклер умер?

Через месяц после того, как они поженились. Сердечный приступ.

Тьфу, черт. Заездила-таки старика. Наверное, он умер счастливым человеком. Почему ты решил, что она убила его?

«Клинт — парень из Оклахомы. Ему ли не знать, что каждый храбрец мечтает умереть в седле».

Она сама призналась в убийстве.

Вот теперь я встрепенулась:

Что?

Подробно мне все рассказала. Спокойно, как мы сейчас с тобой разговариваем. Сказала, что планировала это, остановив свой выбор именно на нем, потому что он был стар, богат и не имел детей, которые могли бы опротестовать завещание. Для начала она как следует завела старика, чтобы его нашли в перевозбужденном состоянии, — Клинт сделал паузу, мне было видно, что вспоминать об этом ему неприятно, — Рианнон объяснила, как Брес удерживал его, а она тем временем ввела ему в яремную вену шприц, наполненный воздухом, даже призналась, что настаивала на грубом сексе с укусами, чтобы замаскировать след от иглы. По ее рассказам, у него давно были проблемы с сердцем, зафиксированные в истории болезни, а в завещании он писал о кремации. Ничего проще для нее и быть не могло.

Почему она призналась тебе?

Я все никак не могла прийти в себя. Одно дело — шлюха, но совсем другое — убийца.

Рианнон считала, что я не способен ни в чем ей отказать. Она думала, стоит ей позвать — и я тут же приду. — На лице Клинта возникла непроницаемая маска. — Сказала, что я мог бы помочь ей обуздать магию этого мира. — Он уставился в мои глаза, — Рианнон полагала, что может использовать в этом мире все: и магию, и технологию. Она объяснила это мне, даже позволила взглянуть на тот, другой мир.

На Партолону! — завопила я.

Фриман медленно кивнул.

Каким образом? — не отставала я.

Я сам толком не понял. Она будто бы загипнотизировала меня, — Он умолк, подыскивая слова, — Когда я вырубился или спал — точно не знаю, как назвать это состояние, — моя душа, видимо, покинула тело и попала в какой-то огненный туннель, — Тут Клинт прервал рассказ и вздрогнул от воспоминания, — За ним меня ждал потрясающий вид. Поразительное сооружение. Была ночь, но я четко разглядел необыкновенных существ, наполовину людей, наполовину лошадей. Они бродили, разговаривали друг с другом, — Он потряс головой, — Фантастика.

Это был храм из светлого мрамора, обнесенный толстыми стенами? — давясь слезами, спросила я.

Да, — кивнул он, — А еще там был гигантский фонтан…

В виде лошадей, рвущихся вперед, — договорила я за него.

Именно так, — сказал Фриман.

Храм Эпоны, — Одно то, что я произнесла это вслух, вызвало тоску по дому.

Рианнон тоже так говорила.

Я прокашлялась, прежде чем спросить:

Как же твоя душа вернулась сюда?

Понятия не имею. Я пробыл там не больше нескольких секунд, а потом меня утянуло обратно в туннель. Я снова оказался в своем теле, сам ничего не предпринимал, но после чувствовал себя прекрасно, а вот Рианнон лишилась сил. Она проспала часов шестнадцать, не шевелясь.

А когда проснулась, то решила, что ты станешь частью ее плана по завоеванию мира?

Вообще-то она не питала никаких иллюзий насчет мирового господства, — мрачно изрек он, — Рианнон была чересчур рациональна для этого. Она просто хотела денег. Много денег и власть, которую они дают.

Разве она не получила изрядную сумму от старика?

Да, но нескольких миллионов долларов Рианнон было мало. Она слишком хорошо усвоила уроки, полученные в Интернете. — Наверное, у меня был опешивший вид, потому что Клинт пояснил: — Эта дамочка поняла, что по сегодняшним стандартам это еще не состояние, способное купить ей власть и независимость, которых она жаждала. Ей нужно было больше, и она нашла источник.

Клад, что ли? — в шутку поинтересовалась я.

Наркотики, — ответил он.

Что, черт возьми, ты хочешь сказать?

Когда Рианнон узнала об увлечении наркотиками, весьма распространенном в этом мире, и о прибыли, которую дает торговля ими, она заявила, что только дурак пройдет мимо возможности заработать и стать богатым с помощью такого простого метода.

Так она наркоделец? — У меня в голове не умещалось, что мой зеркальный двойник стал женской версией Аль Капоне.

Да, именно так, — подтвердил Клинт, — Поначалу я думал, будто она просто не понимает, во что ввязывается. Я прибегнул к помощи всевозможных сайтов, демонстрирующих опасность употребления наркотиков, губящих детей, семьи, целые общества, — Лицо его помрачнело. — Она сказала, что ее не заботит, как слабаки поступают с собой. Мол, этот мир все равно перенаселен. Гибель нескольких человек пойдет ему только на пользу. Рианнон считала, что выживать должны сильнейшие.

Меня затошнило. Рука машинально легла на слегка округлившийся живот, защищая его.

Клинт не стал комментировать мой жест и продолжил:

Я объяснил ей, что за торговлю наркотиками она может угодить в тюрьму. Рианнон только рассмеялась и заявила, что ее не поймают. Тогда я сказал, что ей придется бояться не только полиции, но и тех, с кем она будет иметь дело: воров и убийц, наркоманов и мошенников, — Он замолк, словно не желал больше рассказывать.

Это не убедило ее, — подсказала я.

Нет. Наоборот, она воодушевилась, сказала, что тут на сцену должен выйти я, что вместе мы сумеем обуздать древнее зло, чтобы с его помощью управлять современным. — Видно было, что он чувствовал ко всему этому такое же отвращение, как и я.

Что она имела в виду?

Меня вновь охватило неприятное чувство, как в тот раз, когда Клан-Финтан рассказывал о Прайдери. Неужели, говоря о древнем зле, Рианнон подразумевала того ужасного трехликого бога?

Точно не знаю, — покачал он головой. — Я не дал ей шанса объяснить. У меня словно шоры с глаз упали. Я увидел, кто она такая на самом деле, велел этой аморальной психопатке уйти и больше не возвращаться, просто вышвырнул Рианнон вместе с ее последователем из своего дома.

С минуту мы оба молчали. Я пыталась осмыслить то, что узнала.

Это возвращает меня к твоему вопросу номер один, — заявил Фриман, и я недоуменно покосилась на него, — Почему я попытался поменять вас двоих местами, — напомнил он, — Все просто. Она воплощение зла. К тому времени Рианнон успела рассказать мне о тебе, и я решил, что у преподавателя английского старших классов невелики шансы оказаться психопаткой-богиней, задумавшей использовать древнее зло для торговли наркотиками. Кроме того, Рианнон со смехом поведала мне, что оставила тебя там заниматься какой-то заварушкой с демонами.

Я заскрежетала зубами от такого предательства и трусости этой особы, бросившей свой народ, вместо того чтобы предупредить и защитить его.

Мне казалось, ты будешь рада выбраться оттуда. Поменять вас местами представлялось мне хорошей идеей, — закончил Клинт свой рассказ.

Ладно. После твоих объяснений я поняла, чем ты руководствовался. Но тебе нужно осознать, что я хочу жить в Партолоне — и только там. Я люблю народ, который она предала. Я поклоняюсь Богине, которую она использовала. Я люблю мужа, которого она отвергла.

Я не знал, — огорчился Клинт.

Тогда перейдем к вопросам два и три. Как ты переместил меня сюда? Как мне вернуться обратно?

В общем, так!.. — Он наклонился, оперся локтями о колени и сосредоточенно сложил пальцы домиком. — Рианнон рассказана мне о заклинании, с помощью которого она поменялась с тобой местами. По ее словам, она воспользовалась известной тебе вазой как отправной точкой, для начала переместила ее в этот мир, — Фриман сделал паузу и кивнул мне. — Очевидно, вазу доставил Брес, когда явился сюда первым. Как только сосуд оказался в этом мире, она извлекла из него энергию, необходимую для перемещения вас обеих.

Звучит разумно, продолжай.

Поэтому я решил, что мне нужен энергетический объект, с помощью которого можно работать. Но он должен находиться в обоих мирах.

— Деревья, — прошептала я.

— Да, — согласился он и смущенно улыбнулся, — Я знал, что они содержат необычайную силу. Даже здешний лес буквально гудит от энергии.

Откуда ты знал, что и в Партолоне есть такие деревья? — спросила я.

Они сами мне рассказали, — просто ответил Клинт, — Я коснулся их и попытался позвать тебя. — Он нахмурился. — Сначала я думал, что ничего не получится, почувствовал, что ты где-то рядом, но ощущение было какое-то смутное и обрывочное. Словно на самом деле ты не слышала моего зова.

Это потому, что я действительно его не слышала. Зов восприняла Эпи, — Я не скрывала досады.

Кто такая Эпи?

Моя лошадка. Впрочем, нет, не так. Она не моя питомица или что-то в этом роде, а лошадиное воплощение нашей богини Эпоны. Наверное, можно сказать, что я принадлежу ей в той же степени, в какой и она мне. Это ее потянуло в рощицу с болотными дубами, не меня- Я вспомнила реакцию лошади, — Но как только мы доехали до рощи, она повела себя странно, словно почуяла что-то неладное.

— Это объясняет, почему мне так трудно было зацепить тебя.

Что?

Благодаря Рианнон я знаю, что ты чувствовала, — поспешил пояснить Клинт, прежде чем я его перебила, — Да, ты говорила, что вы с ней абсолютно разные, и я признаю, что в тебе нет ее жестокой холодности. Но вы кажетесь мне половинками одного целого. Не знаю, как лучше это описать. — Я бросила на него скептический взгляд, — Посмотри на это под другим углом. У каждого есть своя аура. Многие ученые с этим соглашаются, — Тут я кивнула, — Если я нахожусь в лесу, то способен ясно видеть ауры. Moгy даже отыскать ту, которую знаю. Ваши почти идентичны, — Такой вот простой фразой он завершил свой рассказ.

От этого меня снова затошнило.

Ладно, итак, ты отыскал меня благодаря моей ауре. Должно быть, она идентична и ауре Эпи, раз ты зацепил и ее тоже. Но как ты переправил меня сюда?

Я позвал тебя с помощью деревьев. Рианнон объяснила, что между нашими мирами существуют стыки. По ее словам, это похоже на жалюзи. Она говорила, что если отыскать такой стык, то можно проскользнуть в другое измерение.

Деревья создают такой стык?

Не знаю, они его или он их, но ты права, между деревьями находится вход в другое измерение. Я отправился туда и начал сосредоточенно думать о твоей ауре и причине, по которой хотел поменять вас местами. Ты коснулась не только деревьев, но и этого измерения. Я уцепил тебя за руки и перетянул сюда.

Ты схватил меня через деревья?

«Неудивительно, что мне казалось, будто меня затягивало внутрь стволов. Так оно и было, черт бы их побрал!»

Он виновато кивнул.

Я положил руки на деревья, сфокусировал все внимание и представил себе некое подобие энергетической тетивы, которая доставит тебя сюда и унесет Рианнон туда. Неожиданно мои ладони утонули в коре. Я ощутил твои руки, схватил их и потянул.

Ладно, именно так ты меня сюда доставил. Надо полагать, что этим же путем я вернусь обратно.

Пока я ждала ответа, во мне все затрепетало от беспокойства. Молчание затягивалось. Меня снова затошнило.

Клинт, — окликнула я его.

Не знаю.

Раз так, то мы это выясним. Можешь быть уверен.

Я спустила ноги с кровати, начала подниматься, и тут же в ушах зазвучал морской прибой, а комната наклонилась куда-то в сторону, окрасилась в серые тона.

Эй! — пробился к моему сознанию бас Фримана, и я почувствовала, как сильные руки подхватили меня и снова усадили на кровать. — Деревья никуда не денутся, будут стоять там и завтра.

Я подняла глаза, но в них все расплылось.

Тогда я крепко зажмурилась, боясь собственной слабости, и прошептала:

Я просто очень хочу вернуться домой.

Знаю, Шаннон, девочка моя, — запричитал он — Как долго ты пролежала без сил после первого перехода в другое измерение?

Я попыталась взбодрить свой на удивление усталый мозг и сказала:

По меньшей мере два дня. В голове был какой-то туман — Но потом я все-таки добавила: — И я не твоя девочка.

Он проигнорировал мой комментарий.

Не открывай глаза, поспи. Дай себе время восстановиться. Не забывай, ты должна быть сильной, чтобы пережить обратное путешествие.

Я невольно вздрогнула. Смена измерений проходила ужасно. Усталость не отступала, и я поняла, что Клинт прав. К тому же теперь мне приходилось беспокоиться не только о себе. На секунду меня захлестнул страх. Не повредят ли ребенку мои переходы из одного мира в другой в Духе «Звездного пути»? Но тут начался очередной приступ тошноты, принесший мне облегчение, как это ни смешно. До тех пор пока меня будет донимать потребность вывернуться наизнанку, я смогу верить в то, что с моей доченькой все в порядке.

Я принялась глубоко дышать, не открывала глаз, старалась расслабиться и не дрогнула, когда теплая рука убрала у меня с лица непокорный локон.

— Спи, Шаннон, — пробормотал Клинт.

Я не ответила, но слышала, как он унес поднос с чаем и выпечкой. Чуть приоткрыв глаза, я увидела, как Фриман скрылся на кухне и появился снова с дымящейся чашкой кофе. Он пододвинул кресло-качалку на прежнее место, поближе к старомодной керосиновой лампе, и поморщился, когда осторожно опускался в него. Потом Клинт зажег лампу и явно с усилием потянулся за книгой, лежавшей на столике. Я поняла, что уже видела эту гримасу боли на лице Клан-Финтана после битвы, где он был ранен, и невольно подумала, какая же травма заставила Клинта подать в отставку. Совершенно очевидно, что она до сих пор его беспокоила.

Мои веки вдруг стали невероятно тяжелыми. Последним, что я помнила, оказалась обложка книги, которую читал Клинт. Это был сборник статей автора из Оклахомы, Конни Кронли, озаглавленный «Иногда колесо отваливается».

Боже, неужели такое когда-нибудь случается?

3

Поначалу мой сон представлял собой темный таинственный туман. Пока я в него погружалась, в голове промелькнули шекспировские слова насчет сна-убийцы. Меня терзали дурные предчувствия, но я не могла заставить себя проснуться, вместо этого упала в объятия страны грез, от которой обычно беззастенчиво получала удовольствие. Но в первую же секунду, когда перед моим сонным взором начали появляться образы, я поняла, что такого прежде не видела. На черном ночном экране сменялись разрозненные сцены. Передо мной проплывали призрачные, не до конца сформированные видения, отчасти кентавры, отчасти демоны, отчасти люди. Я никого не узнавала и ничего не понимала.

Моя уснувшая душа содрогнулась и попыталась управлять видениями, как я всегда делала в прошлом, но на этот раз страна, населенная когда-то веселыми фантазиями, изменилась, превратившись в ландшафт для ночных кошмаров.

Я знала, что сплю, говорила себе, что могу проснуться в любую минуту, но это служило мне плохим утешением. Разрозненные образы сливались и крепли, приобретали гротескный знакомый вид. Я словно присутствовала на сумасшедшем киносеансе в «Отеле "Калифорния"», где заново происходила финальная битва между Партолоной и фоморианцами. Только на этот раз Эпона не вмешивалась и нас ждало поражение. Кентавры и люди, погибшие в предыдущих битвах, пробуждались от вечного сна и, как зомби, поднимались из земли, чтобы снова умереть.

У одних были только глаза, у других — лишь клыкастые рты. Некоторых будто тронула божественная рука, наделив их невероятной красотой. Моя душа стремилась отпрянуть от всех.

Я не видела собственной смерти, зато наблюдала, как сначала Аланна, а затем Каролан, Виктория и Дугал пали от зубов и когтей фоморианцев. Битва продолжала бушевать. Мои друзья снова и снова возрождались, чтобы опять быть растерзанными. Потом в поле моего зрения попал предводитель фоморианцев Нуада. На этот раз мой муж не уничтожил его. Я беспомощно смотрела, как Нуада вспорол Клан-Финтану живот.

Монстр отвернулся от тела кентавра и заметил одинокого воина, в котором я сразу узнала возродившегося отца Рианнон, зеркального двойника моего папы. Крылатая тварь торжествующе зашипела и рассекла бледное горло Маккаллана, чуть не лишив его головы.

Крик, который долго не мог вырваться наружу, прозвучал в моем сне. Имя отца разнеслось эхом по всему ужасному полю боя. Темный демон неожиданно обернулся и принялся озираться, словно высматривая кого-то. Глаза его сощурились, он выпрямился во весь рост, развел в стороны крылья. Кровь и пена брызнули из его рта, когда он завопил: «Да, женщина! Я слышал твой зов. Мы никогда не избавимся друг от друга. Я приду за тобой, где бы ты ни была!»

Я набрала в легкие воздух и внезапно очнулась, пробужденная собственным пронзительным криком.

Сильные руки трясли меня, низкий голос встревоженно гудел:

Шаннон!.. Шаннон! Проснись!

Я открыла глаза, взглянула в испуганное лицо Клинта, и сердце зашлось при виде знакомых черт. Тоска по Клан-Финтану резанула душу.

Все хорошо. Я в порядке, — попыталась я слабо улыбнуться и вырваться из его рук.

Он неохотно меня отпустил.

Плохой сон? — спросил Клинт.

Да, — кивнула я, — Кошмар.

Я впервые не только произнесла это слово, но и пережила его.

Принести тебе чего-нибудь? Воды или чая? — Он все не отходил от меня, явно не желая возвращаться в свое кресло-качалку.

Нет, со мной все нормально, — Его разочарованный вид заставил меня добавить: — Все равно спасибо. Я действительно устала. Нужно попробовать уснуть.

Он взглянул на часы.

У тебя еще есть несколько часов до рассвета.

Спасибо, — повторила я и повернулась лицом к стене и спиной к нему.

Я услышала, что Клинт вновь уселся в свое кресло, и удивилась на секунду, не собирается ли он всю ночь дежурить у моей постели. Хотя мне было все равно. Пусть он ночует так, как ему угодно. Завтра меня здесь не будет, я вернусь к мужу и своему народу. Но тревога по-прежнему мучила меня, лишала уверенности в себе.

До сих пор мне никогда не снились кошмары. Ни разу. Я училась в третьем классе, когда узнала, что другие, в отличие от меня, не могут управлять своими снами. В стране грез я всегда повелевала. Именно благодаря снам Эпона вызывала мою душу из спящего тела и позволяла быть ее ушами и глазами во всей Партолоне. Но сегодня все произошло иначе. Я не стала участницей видения, вызванного богиней и называемого магическим сном. В этом сомневаться не приходилось. Все то, что возникло в моем уснувшем мозгу, на самом деле не происходило. Ни в одном из измерений. Это был самый настоящий кошмар, дурной сон, фантазия, такая же нематериальная, как бука или Зубная фея. Перемена миров, вероятно, сместила что-то в моей башке, и теперь мне, как всем, мог присниться плохой сон.

Так оно и было. Точно.

Я плотно закрыла глаза и постаралась забыть о зле, которое, как мне пригрезилось, окутало Партолону. Это было то самое зло, которое я ощущала, когда Клинт тянул меня сквозь деревья в Оклахому. То самое зло, которым интересовались Брес и Рианнон. Ничего поделать с ним я пока не могла. Нужно было поспать. Я заставила себя расслабиться.

К счастью, усталость всегда побеждает страхи и волнения. Я медленно погружалась в сонное царство, гоня прочь все предчувствия зла, слишком ярко напоминавшие ночной кошмар.

Я глубоко вдохнула и позволила сну окончательно завладеть моим сознанием. Как Скарлетт О'Хара, я решила подумать об этом завтра…

4

Меня разбудила громкая болтовня пересмешника.

Боже, какое надоедливое создание, — заворчала я, протирая глаза.

Я, конечно, соскучилась по Оклахоме, но только не по пересмешникам с их бесконечным чириканьем.

Доброе утро, Шаннон, девочка моя!

Клинт выглядел отдохнувшим и посвежевшим. Он как раз надевал через голову толстый вязаный свитер.

Я не твоя девочка, — буркнула я ему.

Он лишь весело рассмеялся.

«Отлично. Клинт Фриман — утренняя пташка. Еще одно сходство между ним и моим мужем».

Только на этот раз оно раздражало, а не умиляло.

Я опустила ноги, завернула в одеяло свое полуголое тело и поднялась.

Где здесь дамская комната?

Пройди через кухню, — мотнул он головой в сторону двери. — В шкафчике найдешь новую зубную щетку. Еще я там разложил кое-что из вещей, оставленных Рианнон. — Клинт окинул меня оценивающим взглядом, словно мог видеть сквозь одеяло, в которое я завернулась еще плотнее.

Размер подойдет. Чувствуй себя как дома, — весело сказал он.

Угу, — пробормотала я, направляясь на кухню.

А я пока сварю кофе и приготовлю яичницу.

При упоминании о еде мой желудок учинил бунт и сжался. Но признаки утренней тошноты вызвали улыбку на моем лице. С ребенком все в порядке.

Я обойдусь тостом и чаем. То и другое моту приготовить сама. Тебе не нужно хлопотать, — бросила я через плечо, слегка раздосадованная тем, что Фриман сразу бросился застилать за мной кровать.

«Неужели он помешан на порядке?»

Не дожидаясь ответа, я покачала головой, быстро прошла через безукоризненно чистую кухоньку и внезапно ощутила холод, идущий от деревянных полов.

Ванная комната оказалась на удивление большой и удобной, с просторной душевой кабиной, настоящей ванной на ножках и огромным запасом туалетной бумаги. Я вздохнула от удовольствия.

Современная сантехника — вот чего мне так не хватало.

На бортике ванны были аккуратно сложены до нелепости дорогие вещи. Это я определила сразу, еще не дотронувшись до них. Я взяла первое, что лежало сверху, и встряхнула. Черные кожаные брюки от Джорджио Армани. Коричневый кашемировый свитерок цвета осенних листьев с треугольным вырезом, отделанный черным мехом, который мог быть только норкой. Наверное, Рианнон детально изучила ассортимент местного магазина «Сакс Пятая авеню». Черное кружевное белье. Я повертела на пальце тонюсенькую полоску ткани и покачала головой.

Рианнон, Рианнон, стринги — твой пунктик.

Это было одно из наших многочисленных отличий. Она помешалась на стрингах, обнаженных сиськах и легких одеждах. Я далеко не ханжа, но не получаю никакого удовольствия от выставления себя напоказ. Что же касается белья, то предпочитаю обычные, хорошо сидящие штанишки, которые не лезут тебе в задницу.

Нет, правда, какому нормальному человеку это понравится?

Душ показался мне блаженством, я долго стояла под мощными струями. Двукратная чистка зубов настоящей пастой после использования зубной нити превратилась практически в религиозный ритуал. Заглянув в шкафчик под раковиной, я обнаружила фен и запас косметики. Похоже, Рианнон опустошила весь прилавок с «Шанелью». На дне косметички я нашла идеальную заколку для своих непослушных рыжих волос.

Я натянула брюки из мягчайшей кожи и громко рассмеялась. Вместо современной молнии спереди была кожаная шнуровка. Наверняка она шила это на заказ. Что ж, полагаю, можно вытащить девушку из Партолоны, но не Партолону из девушки.

Свитер сидел так же, как брюки, — идеально. Я взглянула в зеркало и улыбнулась своему отражению. Одного нельзя было отнять у Рианнон — она точно знала, как нас одеть, чтобы подчеркнуть все достоинства.

В поисках носков я зашлепала из теплой ванной в ярко освещенную кухню. Клинт стоял ко мне спиной и помешивал что-то на сковородке. Мой неустойчивый желудок содрогнулся от запаха яичницы-болтуньи и сыра. Я направилась к дубовому столу, где уже возвышалась горка поджаренного хлеба рядом с дымящимся печеньем и набором приправ.

Я откусила краешек тоста и прокашлялась. Клинт вздрогнул, повернул голову, улыбнулся мне через плечо и вдруг застыл. Улыбка сползла с его лица. Взгляд изменил выражение, буквально пронзил меня внезапным огнем. Моя рука, подносившая ко рту тост, замерла на полдороге, когда тело ответило на этот хорошо знакомый взгляд. Так на меня смотрел муж, охваченный горячим желанием.

«Нет! — Все во мне воспротивилось. — Он просто похож на Клан-Финтана».

Я отвела взгляд, откусила большой кусок тоста и спросила с полным ртом:

Чай есть?

Да. Я только что вскипятил воду.

Я притворилась, что не заметила в его голосе нотки подавленного желания.

Хорошо. Я выпью глоток.

Клинт зашевелился, схватил прихватку, висевшую на крючке за плитой, принес чайник и поставил на стол рядом с кружкой.

Заварка в кладовке, — махнул он рукой на дверь в углу и вернулся к сковородке с яичницей.

Спасибо, — сказала я, продолжая жевать тост.

Хочешь яичницы?

Пожалуй, не буду. Лучше съем печенья с джемом. Желудок пока не успокоился, — Я сама не знала, почему считала необходимым скрывать свою беременность.

Как угодно, — коротко бросил Фриман, накладывая в тарелку щедрую порцию яичницы.

При близком рассмотрении я увидела, что он пожарил вместе с яйцами кусочки ветчины, грибов и сыра, которые я унюхала раньше. Я проигнорировала все эти деликатесы и приказала своему желудку поступить так же.

Мы ели в тягостной тишине. Он не смотрел на меня, я — на него.

Клинт наливал себе вторую чашку кофе, я намазывала на все еще теплое печенье клубничный джем, а потому рискнула бросить на него взгляд. Фриман смотрел куда угодно, только не на меня.

Печенье вкусное, — сказала я, давая понять, что не против общения.

Он проворчал в ответ что-то невразумительное.

Я вздохнула. Пожалуй, лучше взглянуть фактам в лицо и не играть больше в прятки.

Наверное, мое сходство с Рианнон явилось для тебя шоком, особенно когда я напялила ее тряпки.

Он медленно перевел взгляд на меня и глухо произнес:

Я не сказал бы, что это был шок.

Во всяком случае, ты выглядел потрясенным.

Неужели, Шаннон, девочка моя? — Похоже, Клинт искренне удивился. — Но я не чувствовал никакого потрясения.

«Ой-ой».

Я сглотнула, и наши взгляды встретились.

Эти темные искренние глаза смотрели так знакомо, что у меня заныло в груди. Он был точной копией моего любимого Клан-Финтана.

«Но не им самим», — напомнила я себе и громко отхлебнула горячего чая, что совсем не шло даме.

Чай тоже хороший! — широко улыбнулась я, надеясь, что у меня из носа не торчит большая козявка.

Спасибо, — сказал он и добавил с улыбкой: — Кажется, у тебя что-то застряло между зубов.

Ненавижу, когда это случается, — рассмеялась я и цыкнула зубом, как это принято у жителей Оклахомы.

Клинт снова улыбнулся, покачал головой и вновь занялся яичницей.

Напряжение спало, я облегченно вздохнула, и мы закончили завтрак в гораздо более приятной тишине.

Фриман помыл тарелки, наскоро прибрался и открыл шкафчик, встроенный между кухней и ванной.

Держи, — протянул он мне пару толстых носков и роскошные английские сапоги для верховой езды.

Спасибо, — поблагодарила я, присев на край кровати, — А то ноги совсем замерзли.

Могла бы сказать раньше, — буркнул он, повернулся к шкафу и вынул два толстых пуховика.

Все в порядке, — Я натянула сапоги, — Просто меня удивило, какой здесь холодный пол, только и всего, — сухо сказала я, чувствуя себя неловко оттого, что его явно тревожило мое благополучие.

В этом году непривычно холодно. Метеоролога даже предсказывают снегопад на сегодняшнюю ночь и завтрашний день.

Надо же, снег в Оклахоме в ноябре!

Он помог мне надеть куртку. Я ругала себя за неловкость, влезая в рукава, и все пыталась убедить себя в том, что с его стороны это простая вежливость.

Но Фриман стоял при этом чертовски близко.

Да, — выдохнул он мне в ухо и повторил: — Снег в ноябре.

От теплого дыхания Клинта я вздрогнула, поспешила отойти в сторону, делая вид, что занята застежкой-молнией, и прощебетала:

Готово!

Все время забываю, что ты торопишься, — сдавленно произнес он, и я снова заметила морщинки вокруг его глаз и легкую проседь в темных волосах.

Легковесное замечание, готовое сорваться с губ, так и осталось невысказанным.

Я не она, Клинт, — печально улыбнулась я.

А я и не хочу, чтобы ты была ею.

Я расстроенно фыркнула:

Ты меня совсем не знаешь. Если я чем-то тебя привлекаю, то это наверняка связано с чертовкой Рианнон.

Она перестала меня привлекать с тех пор, как я узнал ее истинную природу.

Я не знала, что ответить. Наши взгляды встретились. В его глазах я прочла невероятно глубокую печаль.

«Господи, как трудно быть рядом с ним и не думать о чувствах!»

Я невольно продолжала отмечать его сходство с Клан-Финтаном, причем не только внешнее, пыталась внушить себе, что он более серьезный и отстраненный. Но стоило мне вернуться в прошлое, всего на полгода назад, как я тут же вспомнила красивого кентавра, который тоже поначалу держался со мной чересчур серьезно и отстранение. До тех пор пока я не полюбила его, не доказала ему, что я не Рианнон. А Клинту ничего не нужно было доказывать. Он и гак все знал. Я обуздала свои беспорядочные мысли.

Мне нужно вернуться домой, — Я оторвала от него взгляд, повернулась и решительно направилась к двери.

Знаю, Шаннон. — Он одним прыжком догнал меня и распахнул дверь.

Я ничего не сказала, только неуверенно взглянула на него, всем сердцем желая, чтобы он понял, потом шагнула за порог, в холодное оклахомское утро.

Брр! — Я подняла воротник куртки, — Ты уверен, что сегодня только первое ноября?

Да, вчера был Самайн.

Ты имеешь в виду Хеллоуин? — вопросительно подняла я бровь.

Нет, Шаннон, девочка моя, — Он снова обогнал меня и спрыгнул с нескольких ступенек симпатичного маленького крыльца.

Накануне ночью я видела, как он еле передвигался. Теперешняя его резвость немало меня удивила.

Двора никакого не оказалось. Лес начинался гам, где заканчивался дом. Клинт набрал в легкие сырого утреннего воздуха, обернулся и внимательно посмотрел на меня.

Нет, я имею в виду Самайн. Вовсе не обязательно жить в Партолоне, чтобы понимать смену сезонов и уважать таинства природы.

Я ничего не хотела сказать, — Меня огорчило, что я стала таким снобом и перестала обращать внимание на то, что он по-прежнему называл меня своей девочкой, — Просто мне казалось, что название Самайн здесь считается устаревшим, — Я последовала за ним в лес.

То, что находится в гармонии с лесом, не устаревает, — мягко произнес он, указывая на едва заметную тропку, уходившую вправо. — Сюда.

Он зашагал впереди. Я еле за ним поспевала, тихо распекая всех мужиков с их эгоизмом.

Что? — Он оглянулся на меня через плечо.

Ничего, — поспешила ответить я, а потом добавила: — Отсюда далеко до того места, где находится пузырь для смены измерений?

Он коротко хохотнул:

Пузырь!.. Хорошо ты его припечатала. Нет, не очень далеко, — Клинт увернулся от низкой ветки, — Примерно в часе быстрой ходьбы.

«Превосходно. Интересно, а сколько тогда будет очень Далеко? Боже, как я ненавижу турпоходы!»

Внезапно Оклахома напомнила мне Партолону, хотя здесь меня не покидала ностальгия.

А доехать туда нельзя? — поинтересовалась я, вынимая из волос клок паутины и отряхиваясь от невидимых пауков.

Ни одно транспортное средство сюда не проедет.

Жаль, что у тебя нет лошади, — огорченно заявила я.

Я не люблю лошадей, — чуть ли не с обидой сказал он.

Что? — не поверила я своим ушам.

Не люблю лошадей. И никогда не любил. Я вообще не езжу верхом, — отрывисто произнес Фриман.

Я сначала захихикала, а потом не удержалась, расхохоталась во весь голос, иногда фыркая.

Что, черт возьми, такого смешного?

А разве Рианнон ничего не рассказывала тебе о жителях Партолоны? — пролепетала я между приступами смеха.

Это было чертовски смешно. Сами подумайте. Он не любил лошадей, а его зеркальный двойник был наполовину лошадью.

Она говорила, что не захотела там остаться, потому что ее принуждали к браку без любви. А еще на ее страну собирались напасть какие-то дьявольские существа. Вот и все, — В его голосе слышалось любопытство, хотя он продолжал досадливо поглядывать на меня каждый раз, когда я не могла сдержать смеха.

Клинт, Рианнон не желала вступать в брак с Клан-Финтаном лишь потому, что он не позволил бы ей сохранить прежний стиль жизни. Она, видишь ли, не могла принадлежать кому-то одному.

«Даже если этот один был кентавр, меняющий облик, верховный шаман своего племени», — мысленно договорила я.

Да, я убедился в этом.

Его холодный тон мигом меня отрезвил. Я без труда вспомнила, что стерва Рианнон воспользовалась этим мужчиной и больно ранила его. Мне пора было бы привыкнуть к тому, что все время приходится расхлебывать кашу, заваренную ею.

Итак, что тебя рассмешило?

Я замялась.

Твой зеркальный двойник в Партолоне!.. Скажем так, он превосходный лошадник.

«В буквальном смысле слова. Я сейчас подавлюсь от смеха. Господи, как бы не лопнуть».

Это лишний раз подтверждает то, что ты с самого начала говорила о себе и Рианнон. Зеркальные двойники могут оказаться совершенно разными, — Он оглянулся через плечо и вздернул бровь, совсем как Клан-Финтан.

Мне оставалось лишь тепло улыбнуться ему в ответ:

Совершенно верно.

«Нет, он определенно мил».

Наши взгляды встретились. Клинт споткнулся и чуть не врезался в дерево. Я быстро отвела взгляд, сделав вид, что ничего не заметила. Мне пришлось до крови прикусить губу, чтобы сдержать смех.

Узкая тропка резко вильнула направо и новела нас вверх по крутому холму, так что мне пришлось шагать, не отвлекаясь на посторонние разговоры. Все-таки туризм не для меня. Неудивительно, что никто не додумался выпустить Барби с рюкзаком.

Тропка продолжала виться, уходя вверх, а Клинт задал хороший темп. Я порадовалась, что не пыхчу у него за спиной как паровоз, а легко следую шаг в шаг, и обратила внимание на то, что чем глубже мы продвигались в лес, тем больше у меня прибавлялось сил. Я словно обретала второе, третье, четвертое дыхание, карабкалась вверх за широкой спиной Клинта и тихо улыбалась самой себе, ощущая, как приятно напрягаются мускулы ног.

Мне было так хорошо, что я даже успевала оглядеться вокруг. Массивные деревья росли густо, как на фотографиях из журнала «Нэшнл джиографик». Дубы и картасы гармонично перемежались с вечнозелеными соснами и можжевельником. Их ветви переплетались и закрывали все небо, укутанное свинцовыми тучами, если не считать нескольких голубых лоскутков. Земля была застелена ковром из опавших листьев и сухих веток, сквозь который пробились колючие пучки дикой ежевики. Создавалось впечатление, будто лесные феи забыли здесь пропылесосить.

Потом я услышала шепот, поначалу подумала, что это ветер шумел голыми ветками, но подняла глаза и убедилась в том, что ветви не шевелились. Ветер едва ощущался, ему просто не хватило бы сил раскачать голые ветви.

По пути мне попалось особенно большое дерево, которое пришлось обходить вокруг, так как его основание почти перекрыло тропу. Моя рука невольно коснулась шершавого ствола.

«Добро пожаловать, Возлюбленная», — пронеслось у меня в голове, и я резко остановилась.

Шаннон! — воскликнул Клинт, шагавший в нескольких ярдах передо мной, и тоже замер.

Я что-то услышала, — оторопело произнесла я.

Он резко оглянулся, внимательно прислушался, потом заметил:

Тут никого нет.

Знаю, — ответила я и показала на свою голову. — Эти слова прозвучали в мозгу.

Что ты услышала? — взволнованно спросил Клинт и торопливо возвратился ко мне.

Что-то меня поприветствовало, назвало Возлюбленной.

Мой голос осекся.

«Так называет меня моя Богиня», — подумала я, но вслух этого не произнесла.

Фриман огляделся вокруг. Его взгляд остановился на огромном дереве.

Возможно, все дело в этом древнем гиганте.

Он шагнул к дереву, снял перчатку с правой руки, положил ладонь на грубую кору и закрыл глаза. Лицо Клинта выражало сосредоточенность. Потом морщины на его лбу разгладились, губы растянулись в мягкой улыбке. Он открыл глаза и ободряюще кивнул мне, чтобы я подошла.

Я помнила об электрическом ударе, полученном в последний раз, когда пыталась послушать дерево, и застыла на месте. Клинт увидел, что я не собираюсь шевелиться, взял мою руку и крепко прижал к дереву.

Я напряглась, невольно ожидая чего-то ужасного. Но на этот раз все было по-другому. Я почувствовала под ладонью приятное тепло, словно опустила ее на спину зверушки. Потом оно разлилось по всему моему телу. С ним пришло чудесное ощущение, будто я неожиданно встретила старого друга.

«Здравствуй, Возлюбленная Эпоны!»

На этот раз ошибки не было. Слова явственно прозвучали у меня в голове, и ветер не имел к этому никакого отношения.

Я с благоговением прижала вторую руку к древнему стволу.

Ты знаешь, кто я!

«Да!»

Внутренний голос умолк. По-моему, так могла ответить только восторженная женщина.

Ой, Клинт! — Я придвинулась к дереву и коснулась его щекой. — Оно меня знает.

Я сморгнула слезы, беззастенчиво радуясь тому, что Меня вновь приветствовали как Возлюбленную Эпоны.

Лес говорит с тобой, — Похоже, Клинт был доволен.

Я счастливо закивала, не желая отпускать дерево.

Если деревья знают, кто я такая, то это наверняка означает, что они помогут мне вернуться в Партолону! — Я глубоко вздохнула и послала мысленно просьбу древнему духу дерева.

Тогда нам следует двигаться дальше, — Благодушие покинуло голос Клинта, сменившись мрачной обреченностью.

Я удивленно заморгала, ощутив, что дерево отозвалось на его печаль.

Я погладила на прощание кору, мысленно прошептала дереву, что Клинт не мой муж… не мой муж… не мой муж, и медленно отошла от дуба.

Ты прав, — Я подавила в себе все чувства к этому человеку, который стоял так близко, — Мне пора идти.

Клинт коротко кивнул, повернулся и быстро пошел вперед.

Я снова пристроилась за ним, удивленно прислушиваясь к шепоту, звучавшему у меня в голове:

«Да здравствует Эпона!»

«Приятно познакомиться, Возлюбленная!»

«Будь благословенна!»

«Приветствуем тебя, Возлюбленная Эпоны!»

Я погрузилась в радость этого признания и пользовалась любой возможностью, чтобы ласково потрогать стволы и ветви деревьев, растущих вдоль тропы. Прикасаясь к ним, особенно к какому-нибудь древнему мощному гиганту, я каждый раз чувствовала, что волна тепла от пальцев растекалась по всему телу. Очень скоро я поняла, что вместе с теплом насыщалась энергией.

Эй! — крикнула я в спину Клинта. — Я получаю от деревьев какую-то подпитку!

Знаю, — ответил он, не поворачиваясь и не замедляя шаг.

Я задержалась на секунду, чтобы провести рукой по очередному шишковатому стволу. Бац! Тепло буквально хлынуло в меня.

Надо же! Я чувствую себя совсем как Чудо-Женщина. — Я прижала руку к разгоряченным щекам. Готова поклясться, стоило мне тогда развязать волосы, и они с треском встали бы дыбом, растопырились бы куда больше, чем обычно.

Клинт внезапно остановился и повернулся ко мне:

Не как супергероиня, как богиня.

Да, — задыхаясь, промолвила я, чувствуя, как сердце зашлось от его слов, — Да, — повторила я, — как богиня. Но богиня не по ошибке, богиня по выбору.

Клинт поднял руку, поднес к моей щеке, но не коснулся ее. Знакомые черты исказила тоска. Мне до боли хотелось подойти к нему, но я не двинулась с места. Не смогла. Его рука безвольно опустилась.

Он отвел взгляд, посмотрел направо от тропы и указал в ту сторону:

Теперь сюда. Иди за мной.

Я с жаром закивала. Мне не терпелось сойти с тропы и углубиться еще дальше в лес. При этом я заставляла себя не обращать внимания на его угрюмость и поникшие широкие плечи.

Мы не прошли и сотни шагов, как оказались на краю небольшой поляны. Я тихо охнула и удивленно огляделась.

Господи! В точности так, как в Партолоне.

Тот же самый прозрачный спокойный ручей тихо журчал, протекая по поляне, и скрывался где-то в лесу. Но мой взгляд не был прикован к ручью. Я не отрываясь смотрела на два огромных болотных дуба, росших по обоим его берегам. Как и в Партолоне, их массивные ветви были покрыты зеленой листвой вопреки холодной ноябрьской погоде. Кроны так переплелись, что невозможно было определить, где заканчивалось одно дерево и начиналось другое. Словно само время объединило их друг с другом. Широкие стволы покрывал светящийся мох, сверкающий и манящий.

Не говоря ни слова, мы с Клинтом одновременно пошли к деревьям. Я заметила, как тихо стало вокруг: ни ветерка, ни птичьих голосов. Чем ближе я подходила к деревьям, тем отчетливее их ощущала. Они словно излучали свет, который притягивал к себе как магнит.

Я остановилась в шаге от деревьев, посмотрела на Клин- та и напряженно спросила:

Что теперь?

Поступай так, как это делал я, — тихо произнес он, словно мы были в церкви, — Представь, что вся энергия леса собирается в тебе в виде шара, — Я удивленно заморгала, а он коротко мне улыбнулся, — Да, я тоже чувствую энергию леса. Конечно, не так явственно, как ты. Она не обволакивает меня, но я все равно способен к ней подключиться. Обычно я использую ее, чтобы восстановить свои физические силы.

Как Шторм из «Икс-Мен», который использовал силу ветра для полета? — в шутку уточнила я.

«Да, знаю, конечно, я охламонка».

Не совсем, — улыбнулся он еще шире. — Это больше похоже на суперлекарство для моей больной спины.

«Неудивительно, что этот парень показался мне таким резвым, стоило ему войти в лес».

Я понимающе кивнула, и он продолжил:

Я собрал всю энергию внутри себя, сосредоточился на Рианнон и тех причинах, по которым ей нельзя оставаться в этом мире. Потом я сконцентрировался на твоей ауре, стараясь, чтобы ты услышала мой зов. Ты мне рассказывала, что сама его не услышала. Это сделала твоя лошадь, которая и пришла на полянку.

А я слышала, как меня звали деревья, когда я вошла в этот лес.

Да. Итак, я сосредоточился на том, чтобы перебросить Рианнон туда, а тебя сюда. Когда ты дотронулась до деревьев, я схватил тебя за руки и потянул, — Он изобразил рывок, — Понятия не имею, почему это не подействовало на Рианнон, зато ты оказалась здесь.

Что ж, ладно, — сказала я, потерев руки, и решительно шагнула к деревьям, — По крайней мере, на этот раз нам не нужно думать о Рианнон. Черт с ней. Давай просто переправим меня домой.

Я встала над ручьем, широко расставила ноги на обоих его берегах, как это сделала в Партолоне за секунду до того перехода сюда, решительно подняла руки и приложила ладони к изумрудному мху. Тепловой удар, пронзивший их, поразил меня своей силой.

Думаю, с концентрацией энергии проблем не будет, — процедила я Клинту сквозь стиснутые зубы. — Во мне сейчас столько сил, что я могла бы перепрыгнуть через высотный дом.

Сосредоточься на Партолоне, — пробасил Фриман, совсем как Клан-Финтан.

Я на секунду подняла глаза, почти ожидая увидеть на его месте своего мужа.

«Нет, — напомнил мне разум, пока я вглядывалась в знакомое лицо, — Это просто его двойник. Это не он».

Давай, Шаннон, девочка моя, — совсем тихо произнес Клинт.

Мне даже пришлось напрячь слух, чтобы расслышать что-то в мощном гуле деревьев.

Возвращайся к нему. Ступай домой.

Спасибо, — прошептала я сквозь внезапно навернувшиеся слезы, прежде чем сосредоточиться на деревьях.

Я наклонила голову, крепче прижала ладони к замшелым стволам и уставилась в прозрачные воды ручейка. Именно там я вновь увидела этот мир спустя полгода, поэтому вполне разумно было предположить, что с их помощью я вернусь в Партолону.

Я сосредоточилась. Первой в памяти возникла Эпи. Я позволила себе вспомнить ее мягкую морду, которой она тыкалась в меня после приветственного ржания, и влажные карие глаза, отражавшие, как мне казалось, все лучшее, что было в моей душе. Потом я вспомнила Аланну, но не двойника моей подруги из этого мира, а ту, которую я успела полюбить за ее уникальную доброту, чувство юмора и за то, как она ловко со мной управлялась.

Затем на меня нахлынули воспоминания о Клан-Финтане. Я размышляла о том, как он старался не влюбляться в меня, веря, что перед ним Рианнон, но потом все-таки поддался чувству. Муж защищал и любил меня. Он часто убирал с моего лица локоны, выбившиеся из прически, и брал меня за подбородок, опаляя жаром своего тела, когда склонялся к моим губам.

Я осторожно надавила на стволы, надеясь, что мои ладони утонут в их мягкости. Но деревья оставались твердыми и неподатливыми.

Я расстроенно вздохнула, опустила руки, повернулась к Клинту и сказала:

Не получается. Наверное, тебе придется мне помочь. Думаю, раз ты переправил меня сюда, то, возможно, мое возвращение не обойдется без твоего участия, — Я показала на деревья, — Давай-ка встань напротив меня по ту сторону стволов и попытайся думать о той энергии, которая помогла тебе протащить меня в это измерение.

Клинт кивнул, обошел дубы и занял свое место.

Готов? — спросила я.

Он снова кивнул. Мы вместе подняли руки, прижали ладони к стволам деревьев с противоположных сторон и стояли так напротив друг друга. Я подняла глаза и встретилась с его пронзительным взглядом. Нас окутала энергия деревьев. Через нее я ощутила, как билось сердце Клинта, пульсировала его кровь, подпитывая меня своей жизненной силой. Я быстро заморгала и неожиданно разглядела ауру, очертившую его силуэт. Она была ярко-голубого цвета с янтарно-золотистыми гранями по краям. Зрелище завораживало.

Если хочешь, чтобы я мог сосредоточиться и отправить тебя обратно, то не смотри на меня так, — донесся до моего сознания его взволнованный голос.

Прости! — Я крепко зажмурилась, вытесняя из мыслей его образ.

«Клан-Финтан!»

Я призвала на помощь воспоминания, вспомнила, как он был со мной нежен, как позволил свыкнуться с мыслью о том, что я полюбила существо из другого, незнакомого мне мира. Как мне понравились его целостность и честность, прежде чем я узнала его сердце и душу. Вспомнила о превращении, о красоте этого ритуала, причинявшего ему сильную боль. Ведь иначе мы не могли бы заняться с ним любовью.

Под ладонями я ощутила дрожание мха, не поднимая головы открыла глаза и устремила сосредоточенный взгляд на ручей. Вода в нем сначала покрылась рябью, а потом разгладилась. Я увидела мир, лежащий по ту сторону.

Там была точно такая же полянка, только пустая. Нимало не колеблясь, я собрала энергию, накопившуюся во мне, и направила через воду в Партолону, будто выбросила ее из пращи. Деревья снова вздрогнули. Я сосредоточилась на ауре, окружавшей Клинта всего несколько мгновений тому назад, и призвала к себе его двойника.

Не знаю, сколько прошло времени, помню только, что я вся воплотилась в этом призыве. В какое-то мгновение мне пришлось сморгнуть капли пота, сбежавшие со лба. Сознание подспудно фиксировало учащенное дыхание и промокшую насквозь одежду.

Руки начали трястись, когда я услышала быстро нарастающий шум. Как зачарованная я продолжала сверлить взглядом ручей и дождалась. Из подлеска, ломая кусты, на поляну вырвался Клан-Финтан с четко очерченной сапфирово-голубой аурой, края которой дико пульсировали золотом.

Шаннон! — перелетело через ручей зловещее эхо его мощного голоса.

Сюда! — закричала я.

Кентавр молнией метнулся к деревьям и замер точно на том месте, где в этом мире стоял Клинт.

Как мне тебе помочь? — Он был огорчен не меньше меня.

Сосредоточься! Прижми ладони к деревьям и думай обо мне.

Муж немедленно поднял руки и приставил ладони к стволам.

Я увидела, что он закрыл глаза, и услышала эхо его ответа:

Любовь моя, я ни о чем другом не думаю.

Я надавила на стволы, и мои ладони утонули во мху, который теперь словно превратится в теплое желе. Я приложила больше сил. Руки по локоть погрузились в жидую массу. Я подалась вперед и внезапно почувствовала, как мои ладони коснулись других. Они были крупнее и теплее, чем руки обыкновенного мужчины.

Через ручей я разглядела, как Клан-Финтан мгновенно открыл глаза, и приказала своим рукам вцепиться в его ладони. Потом откуда-то из-за спины мужа на поляну выползло темное пятно. В ту же секунду в деревьях что-то переменилось. Энергия, к которой я подсоединилась, пошла на убыль, словно кто-то забирал ее у меня.

Я слегка повернула голову, деля свое внимание между Клан-Финтаном и темным сгустком, появившимся на партолонской полянке. Из леса сочилась тьма, растекаясь по земле нефтяным пятном. Оно подползало все ближе, и меня охватило знакомое чувство. По телу пробежала дрожь, я поняла, почему оно мне знакомо, даже удивилась тому, что прежде его не узнала. Это было зло, то самое, которое сопровождало все передвижения армии фоморианцев.

Тень приблизилась. Она не имела формы — одно темное пятно в другом.

Через наши соприкасающиеся ладони я почувствовала, что Клан-Финтана передернуло.

Что-то… — донеслось до меня эхо его слов, а сам он поднял голову и бросил взгляд через плечо.

Но тут черная тень окончательно превратилась в жидкость и пролилась в хрустально-чистый ручей. Я в ужасе смотрела, как вода у моих ног становилась омерзительно черной. Партолонская тень пересекла грань меж двух миров.

Шаннон! Что происходит?! — Голос Клан-Финтана отдалился.

Не… — Я не договорила, так как в эту секунду черное пятно проплыло мимо меня и выползло на берег.

Там оно собралось и приняло форму крылатой твари, при виде которой у меня перехватило дыхание, а из горла в панике вырвалось одно слово:

Нуада!

Да-а-а, женщина, — булькнула тварь черной пастью. — Я ответил на твой зов. Теперь мы заново начнем нашу игру.

Нет! — крикнула я, не в силах дольше фокусировать внимание.

Рук Клан-Финтана я больше не чувствовала.

Деревья вытолкнули мои ладони из своего жидкого нутра. В ту же секунду раздался дикий вопль мужа, выкрикнувшего мое имя. Поверхность ручья покрылась рябью словно от порыва ветра, и картинка Партолоны исчезла. Спотыкаясь, я отошла от деревьев.

Тварь двинулась ко мне скользящим шагом.

Я доволен, что ты меня позвала, — пробулькал Нуада и мерзко имитировал смех.

Потом он поднял наполовину сформированные руки и попытался расправить жидкую когтистую лапу.

Я уставилась на существо, торчавшее передо мной, не в силах понять происходящее, и тупо сказала:

Но ты ведь мертв.

Уже нет, женщина, — прошипел он, — Мы связаны. Не притворяйся, что не использовала темные силы, чтобы пробудить меня и вызвать сюда.

Монстр подошел ближе. Я в ужасе смотрела, как его когти начинали затвердевать.

Я соскучился по тебе, женщина, почти так же, как по жизни.

Отойди назад, — раздался спокойный голос Клинта.

Он шагнул вперед, загородив меня собой.

Нуада замер, окинул мужчину злобным взглядом.

Это слабое отражение твоего дружка-мутанта считает, что ты принадлежишь ему, — Он повернулся к Клинту и брызнул темными пятнами.

Я видела, как пульсировала черная аура твари, не имевшей в себе ни грана доброты.

Нуада выпрямился во весь рост и развел в стороны крылья.

Мне доставит удовольствие убить его.

Нет! — закричала я.

Монстр набросился на Клинта, прилип к нему черной тенью. Я застыла от потрясения и могла только смотреть, как тварь поглощала Клинта. Его когти готовы были нанести смертельный удар, но тут аура Клинта начала мерцать. Ее внешний золотой край затрещал, выстреливая искры в тех местах, где его касалась чернота Нуады.

Тварь заверещала и попятилась.

Человек! — загробным голосом завыл фоморианец, — Я чувствую твою магию, но ты не в силах мне противостоять.

Тварь воздела руки к небу. Мне показалось, что от леса отделились тени и полетели прямо к нему. Смертоносная аура запульсировала как безумная. Монстр вновь двинулся вперед.

Когда Нуада опять коснулся ауры Клинта, ярко-золотистые искры чуть померкли, стали похожими на желтое пламя свечей. Но и этого хватило, чтобы Нуада опять отступил, хотя только на шаг. И я, и демон заметили, как напряжено лицо Фримана, покрытое испариной.

Твои жалкие силы гаснут, — прошипел Нуада и вновь пошел в атаку.

Я метнулась к Клинту, схватила его руку обеими ладонями, все еще хранящими тепло деревьев, сосредоточилась и направила в него всю эту энергию. Недавно я проделала нечто подобное, перекинув ее через ручей в Партолону. В то же мгновение Нуада шагнул в зону невероятно сильной вибрирующей голубой ауры.

Искры стали молниями и пронзили темное тело монстра. Эхо его крика разнеслось но всему лесу. Нуада сложился пополам и отлетел назад.

Ты моя. Пока я тобой владею, буду уничтожать все, что ты любишь, как в этом мире, так и в другом.

Его слова еще долго звенели в воздухе, хотя черная тень уже растворилась в лесу.

Голова у меня резко закружилась, перед глазами все расплылось. Колени подогнулись. Я застонала, выпустила руку Клинта и повалилась на холодную землю.

Шаннон! — Фриман опустился на колени рядом со мной, крепко обнял.

Я н-не чувствую н-ног. — У меня зуб на зуб не попадал от сильной дрожи.

Я взглянула в бледное лицо Клинта, попыталась поднять руку, чтобы коснуться его щеки, но та не подчинилась простейшей команде. Я ощутила странную разобщенность с собственным организмом, будто он и я больше не были одним целым.

Не разговаривай, — сказал Клинт, обхватил меня под мышками, сцепил руки и потащил назад, к двум дубам.

Я уже ничего не видела. Все вокруг посерело. Странный звук, который доносился до меня, оказался моим собственным затрудненным дыханием.

Последним рывком Клинт преодолел расстояние, отделявшее нас от деревьев, и осторожно усадил меня, прислонив спиной к одному из замшелых стволов.

Все происходило словно не со мной, а с кем-то другим. Я чувствовала спиной тепло дерева, но оно уже не согревало меня. Его не пускал холод, царящий во мне. Сознание начало гаснуть, как свеча на ветру.

Сквозь серую пелену я увидела, что Клинт рухнул на колени, вытянул руки по обе стороны от моей головы и прижался ладонями к стволу дерева.

Помоги ей, — потребовал он. — Она умирает!

Тепловой удар, проникший в мое тело, оказался очень сильным. Из онемевших губ вырвался стон от боли. Конечности начали обретать чувствительность. В руки и ноги словно впились сотни острых иголок. Я задышала глубоко, хватая ртом животворный воздух, хотя грудь по-прежнему сдавливало. Только сейчас до меня смутно дошло, что я, должно быть, какое-то время вообще не дышала.

Я со страхом подумала о своей дочке и тут же была вознаграждена чудесным приступом тошноты.

«Эпона, пусть с ней все будет в порядке».

Серый туман перед глазами завертелся и рассеялся. Я увидела лицо Клинта. На этот раз рука послушалась. Я сумела ее поднять, потянулась к щеке Клинта, смахнула с нее слезу и еле слышно прошептала:

Теперь со мной все хорошо.

Спасибо твоей Богине, — прохрипел он.

Я заметила, что у него дрожали руки.

И тебе.

Моя рука безвольно упала, я крепче прижалась спиной к спасительному дереву. Клинт присел рядом со мной и тоже прислонился к стволу. Я чувствовала на себе его взгляд, но головы не повернула, просто сидела и смотрела на поляну, пытаясь осмыслить то, что сейчас произошло.

В эту минуту свинцовое небо начало сыпать на землю мягкие хлопья.

— Пошел снег, — тихо произнесла я.

Клинт вздрогнул от неожиданности, потом спросил:

Как думаешь, тебе удастся сейчас уйти отсюда?

Я слабо кивнула, внезапно ощутила промозглость воздуха и холодную сырость пропотевшей одежды. Клинт с трудом поднялся с земли, потом поднял меня, помог надеть перчатки и нацепил их сам.

Идти сможешь? — спросил он.

Да.

Мой голос по-прежнему звучал странно, но я, по крайней мере, вновь соединилась со своим телом. Меня пошатывало, голова кружилась, но я была уверена в том, что смогу идти.

Я подняла глаза на разбухшие тучи. Вместо мягких снежинок сыпались твердые большие шарики, ветер подхватывал их и направлял под резким углом. Я поежилась и плотнее завернула вокруг шеи сырой воротник.

Нам нужно вернуться в хижину, — тревожно сказал Клинт.

Он подхватил меня под локоть, и мы вместе шагнули из-под крон двух деревьев на ветер и снег.

Я ступала неуверенно, тяжело опираясь на руку Фримана. Когда мы достигли края поляны и укрылись под пологом леса, я уже дышала с трудом. Мы медленно пробирались сквозь подлесок, пока наконец не вышли на узкую тропу. Клинт не дал мне отдышаться и потянул по ней дальше.

Вскоре мы вышли к дубу, на вид очень древнему. Клинт свел меня с тропы, заставил сделать еще несколько шагов и позволил прислониться к целительному стволу.

Я закрыла глаза, впитывая тепло и энергию.

«Отдохни, Возлюбленная Эпоны», — пронеслось в моей усталой голове.

Готова? — Клинт не дал мне опомниться, потребовал идти дальше.

Возвращение домой напоминало какой-то сюрреалистический сюжет. Я спотыкалась на тропе, крепко хватаясь за сильную руку Клинта. Когда мне казалось, что я не могу больше сделать ни шага, он направлял меня к какому-нибудь древнему дереву. Я была похожа на почти разряженный мобильник. Мысли рвались и путались.

Неизменный оклахомский ветер продолжал усиливаться, пробиваясь сквозь толстый лесной потолок. Дневной свет померк, среди моих обрывочных мыслей мелькнул вопрос: как долго мы пытались открыть дверь в Партолону?

Должно быть, я произнесла его вслух, потому что ответ Клинта разрушил тишину:

Несколько часов — Было ясно, что он тоже выбился из сил, — Скоро стемнеет.

Я удивленно охнула.

У тебя все получится, Шаннон, девочка моя. Дом уже скоро, — пытался он изобразить уверенность.

Мы продолжали свой путь. Слово «дом» зависло в снежном воздухе. Дом остался там, на поляне. В моем сердце по-прежнему звучал печальный голос Клан-Финтана.

Я споткнулась на ступеньке, качнулась назад и в недоумении тряхнула головой. Клинт тут же обхватил меня и то ли внес, то ли втащил по ступеням.

Сиди здесь. Я разведу огонь.

Я упала в кресло-качалку, а Клинт опустился на колени перед огнем, сорвал с себя перчатки и трясущимися руками зажег спичку. Хижина настолько промерзла, что из наших ртов валил пар.

Огонь занялся легко. Вскоре дрова затрещали, но тепло по-прежнему не доходило до меня. Зубы стучали, лицо онемело от холода.

Клинт сорвал с себя куртку, стянул мокрый свитер и Рубашку, потом освободился от ботинок и штанов. Он быстро подошел к шкафу, стоявшему рядом с кроватью. Рывком выдвинул ящик, схватил свитер и надел его через голову. Тем же резким движением Фриман выхватил чистую пару джинсов, порылся в ящике, нашел какую-то фуфайку и тренировочные штаны. Свободной рукой он сорвал с кровати вязаную шерстяную накидку и кинулся ко мне. К этому времени меня била крупная дрожь.

Он долго возился с молнией на моей куртке, наконец справился с ней и грубо стащил с меня не только верхнюю одежку, но и кашемировый свитер.

Эй! — выкрикнула я, но Фриман не обратил на это ни малейшего внимания, снял с меня сапоги и поднял с кресла.

Я топталась как пьяная, пока он стягивал с меня кожаные брюки. Потом Клинт методично растер меня досуха шерстяной накидкой, помог напялить фуфайку и треники.

Посиди, пока я приготовлю теплое питье, — сказал он, толкнув меня обратно в кресло, затем подвинул его ближе к огню, укрыл мне колени шерстяной накидкой и решительно направился на кухню.

Тайфун, а не мужчина, — проворчала я синими губами.

Я слышала, как Клинт гремел посудой, открывал и закрывал дверцу холодильника. Я наклонила кресло к ярко горящему пламени, протянула к нему руки, наслаждаясь теплом и сознанием, что меня больше не трясет.

Клинт быстро вернулся, сунул мне в руку кружку с дымящейся жидкостью, а затем снова поспешил на кухню.

Пей, — бросил он через плечо.

Я обхватила кружку обеими ладонями и сделала маленький глоток. Мое тело буквально ожило, когда густой горячий шоколад прошел по горлу, попал в пустой желудок и тот угрожающе заурчал.

Не успела я позвать Клинта, как он опять появился с подносом наспех сляпанных сэндвичей, еще одной кружкой и ковшиком дымящегося шоколада. Прежде чем пододвинуть второе кресло-качалку к огню, он протянул мне сэндвич.

Я вгрызлась в толстые куски ветчины и сыра, уложенные между двух ломтей домашнего ржаного хлеба. Хорошо, что утренняя тошнота, по крайней мере на сегодня, так и осталась утренней. Мне показалось, что такого вкусного сэндвича я в жизни не ела.

Отлично, — сказала я и откусила еще.

Просто ешь, — резко проговорил Клинт, не сводя взгляда с пламени.

Потом он, должно быть, пожалел о своем тоне, потому что заметно смягчился и посмотрел мне в лицо.

Тебе станет лучше.

Я выпила еще немного шоколада и кивнула:

Мне уже лучше.

Клинт облегченно улыбнулся, и мы молча закончили нашу трапезу.

Едва я сделала последний глоток горячего шоколада, как меня одолела зевота.

Тебе нужно поспать.

Я почувствовала легкий страх.

Что делать, если Нуада вернется? — Мне самой не верилось, что такое возможно.

Клинт взял меня за руку и поднял с кресла.

А кто этот Нуада? Ты так его называла и там, на поляне.

Мои пальцы сомкнулись на его руке.

Он был предводителем тварей, с которыми мы сражались. Я думала, монстр мертв.

Клинт мягко прижал палец к моим губам, заставив умолкнуть.

— Объяснишь после. Думаю, эта нечисть сегодня не вернется. Она даже сформирована была не полностью, поэтому силы будет восстанавливать еще медленнее, чем мы с тобой.

А вдруг ты ошибаешься? — спросила я, невольно задрожав от страха, сковавшего тело.

Если что-то приблизится к этой хижине, то я буду об этом знать.

Каким образом? — поинтересовалась я.

Доверься мне, — ответил он, подводя меня к кровати и отбрасывая толстое пуховое одеяло.

Я провалилась в пуховую перину, поняла, что бодрствовать мне осталось недолго, и свернулась калачиком на боку. Клинт укрыл меня, повернулся, чтобы вернуться к креслу у огня, но я его остановила, поймав за руку.

А вторая кровать там есть? — мотнула я головой, указывая на чердак.

Нет, — тихо ответил он, — Только письменный стол с компьютером.

Тогда спи здесь. Ты тоже без сил.

Клинт пытливо посмотрел мне в глаза, потом устало кивнул и обошел кровать с другой стороны. Я лежала к нему спиной, но почувствовала, как перина осела под его весом. Не говоря ни слова, он обнял меня за талию и уютно притянул к себе. Я понимала, что не должна так поступать, но заснула, наслаждаясь его теплом и ощущением покоя.

5

Сонное сознание было каким-то странным, туманным и совсем не предвещало путешествия в страну грез, куда прежде я так легко соскальзывала. Я далее сжалась, ожидая повторения кошмаров, приснившихся прошлой ночью, но вместо этого увидела сценку из своего детства, сначала смутно, а потом и четко.

На небольшом холме стоял кирпичный дом, построенный в деревенском стиле. Передняя дверь открывалась на бетонный дворик-патио, окруженный кустами вперемежку с кирпичными клумбами, где пышно цвели петунии. Вокруг огромного валуна стояли полдюжины кованых стульев различной степени заржавленности. Во дворе нес караульную службу огромный дуб. Я улыбнулась во сне глядя, как легкий ветерок колыхал его зеленые листья. На переднем дворе всегда дул прохладный ветер.

С шумом раскрылась сетчатая дверь, и появился отец. На его плече висел недоуздок, а в руке он держал какой- то инструмент, похожий на пестик для колки льда. Отец присел на стул, наклонился, разложил на камне недоуздок и начал стучать по нему этой штуковиной. Широкие плечи напряглись, литые мускулы футбольного игрока налились силой, что не вязалось с сединой в его шевелюре.

Я подсознательно понимала, что сплю, но радость наполнила душу. В этом мире отец был жив!

Милый! — по-оклахомски нараспев окликнула его из дома моя мачеха. — Ты вполне мог бы купить новый недоуздок, вместо того чтобы возиться со старьем.

Не-а, — проворчал папа. — Этот еще послужит.

Тогда как насчет холодного пивка?

Неплохая мысль, — улыбнулся он.

А потом все замерло. Я напряглась, переместив взгляд с застывшего отца на пастбище, окружавшее двор. Откуда- то с края земли надвигалась темнота.

«Пока я тобой владею, буду уничтожать все, что ты любишь, как в этом мире, так и в другом».

Эти слова без конца вертелись у меня в голове. Образ отца стал исчезать и в конце концов окончательно пропал. Я резко открыла глаза и увидела спину Клинта. Он как Раз наклонился к весело горящему огню, чтобы добавить трескучих дров. Я постаралась смирить громко бьющееся сердце и дышать ровнее, чтобы он не повернулся.

Этот сон, как и тот, что приснился прошлой ночью, не был магическим, во время которого Богиня позволяла мне быть свидетелем событий, происходящих без меня. Это был просто сон с налетом кошмара. Но означало ли это, что Богиня не приложила к нему руку? Возможно, могущество Эпоны в этом мире проявлялось не так четко, особенно если я не ошиблась в своем внутреннем ощущении насчет того, что к темному злу имел отношение Прайдери.

«Вдруг Эпона пыталась меня предостеречь?»

Чувства, которые нахлынули на меня от этой мысли, нельзя описать одним простым словом «интуиция».

Я села в кровати. Клинт обернулся и явно удивился, увидев, что я проснулась.

Нуада преследует моего отца, — сказала я с мрачной уверенностью.

Клинт кивнул.

Не сомневаюсь. — Он помолчал, — Монстр знал двойника твоего отца в Партолоне?

Нуада убил его, — тихо ответила я, — У меня на глазах.

Тогда нам придется его предупредить, — Клинт бросил взгляд на телефон.

Я невесело рассмеялась.

Не думаю, что мне удастся объяснить что-то по телефону. Я должна увидеться с ним.

Где он живет? — спросил Клинт, подойдя к окну и отдернув тяжелую клетчатую портьеру.

Всего в нескольких милях от Броукн-Эрроу, который расположен недалеко от Талсы.

Я когда-то жил в Талсе и знаю Броукн-Эрроу, — бросил он через плечо, взглянул в окно и покачал головой, — Лес предостерег меня, что зима в этом году будет длинной. В последнее время действительно было непривычно холодно, но я бы не поверил, что так рано может выпасть столько снега.

Я неловко поднялась с кровати и заковыляла к нему. За окном я увидела картину, больше походившую на Висконсин в феврале, чем на Оклахому в начале ноября. В волшебном лунном свете по-прежнему тихо падали снежинки. Лесной мир протянул обнаженные руки навстречу раннему снегопаду. Деревья и кусты уже были покрыты густым белым слоем, напоминая старичков в потертых шубах.

Бог мой! Да здесь совсем как в тундре. — Я поежилась, радуясь горящему очагу и теплой чужой одежде.

Дорогу выдержишь? — Клинт по-прежнему не отрывал взгляда от заснеженного ландшафта.

Ты хочешь сказать, что мы пойдем пешком? — Мое тело заныло от усталости.

Нет, я ведь не отшельник. У меня есть машина. Но если мы еще немного подождем, то, боюсь, дороги совсем засыплет. Тогда придется идти на своих двоих.

Я постаралась прогнать усталость.

В таком случае нам пора, — решила я, взглянув на мешковатые треники Клинта, собравшиеся в гармошку на щиколотках, — Рианнон, случайно, не оставила здесь Других вещичек?

Клинт внимательно посмотрел на меня и покачал головой.

Нет, — В его голосе послышалась улыбка. — Тебе придется ходить в моих шмотках, пока не добудем что- нибудь другое. В Броукн-Эрроу есть «Уол-Март»?

«Уол-Март»? — переспросила я, искоса посмотрев на него, и подняла с пола сапоги, сушившиеся перед камином, — А я не подозревала, что ты такой пижон.

Просто стараюсь помочь, мэм, — приподнял он воображаемую шляпу, а потом наклонился за собственными сапогами.

Я тихо заворчала:

«Мужчины!..»

Я не сознавала, что опять проголодалась, до тех пор, пока Клинт не упомянул, что стоит запастись сэндвичами в дорогу, поэтому торопливо запихивала куски в рот, пока он их готовил, и старалась не замечать странного непрерывного стука в окна. Это тяжелые снежинки покрывали белым ковром внешний мир.

Готова? — спросил Клинт и собрался тащить меня к двери.

Я кивнула и застегнула молнию на куртке. Клинт открыл дверь, и мимо нас прошмыгнул ледяной ветер, неся с собой морозный запах только что выпавшего снега. Мы вышли на крыльцо.

Ух ты! — Изо рта вырвалось облачко и зависло передо мной, — Потрясающе.

Снегопад продолжался, создавая вокруг ту особенную тишину, которая бывает только зимой. Можно подумать, что снег поглощал все звуки. Ветер стих, поэтому снежинки лениво дрейфовали нескончаемым потоком и укладывались одна на другую. Все вокруг выглядело спокойным и безобидным.

Я подпрыгнула от неожиданности, когда ветка на дереве надломилась под тяжестью снега, рухнула на землю и разрушила безмятежность моей снежной фантазии.

Нам нужно идти, — мрачно изрек Клинт, — Мой джип стоит под навесом с другой стороны хижины. «Джип? Боже правый! Нетрудоспособность, должно быть, выгодное дело. Такие машинки стоят целое состояние».

Однако у меня не было времени отпускать комментарии, потому что я как раз утопала по колено в снегу, пытаясь не отставать от Клинта, делавшего широкие шаги. Свет заходящей луны был приглушен облаками, поэтому я не могла разглядеть машину, спокойно стоявшую под навесом, заваленным снегом, пока не оказалась прямо перед ней. Тут-то я и удивилась. Это не был какой-нибудь новенький псевдовоенный внедорожник, на которых любят шиковать светские богатеи. Передо мной стояло нечто, выкрашенное в тусклый серо-зеленый цвет и напоминавшее странную помесь джипа, трактора и танка. Клинт открыл заднюю дверцу и сунул внутрь сумку с наспех приготовленной едой. Потом он прошел к пассажирской дверце и открыл ее для меня. Я скользнула на холодное сиденье и принялась пялиться в темноте на странную колымагу. Клинт повернул ключ зажигания, и она мгновенно взревела.

И как это называется? — поинтересовалась я, когда он включил заднюю скорость и аккуратно тронулся по свежевыпавшему снегу.

Это «хаммер», — сказал он, выровнял колеса, переключился на первую скорость и свернул налево, где виднелся небольшой просвет между деревьев, — А если точнее, то армейский вездеход. Да, это тебе не гламурный паркетник вроде тех, что дилеры всучивают людям, у которых денег куры не клюют. Это настоящее военное транспортное средство. — Тут мы въехали в лес, и Фриман плавно переключился на вторую скорость.

Какой-то он… хм… квадратный, — изрекла я, пристегивая ремень безопасности.

Клинт расхохотался:

Он с виду хоть и неказистый, зато может пройти везде как танк и провезет нас сквозь снежную бурю.

Я притихла, позволив Клинту сосредоточиться на том, чтобы не съехать с середины тропы, занесенной снегом. Через полчаса снегопад уменьшился. Иногда мне удавалось разглядеть небо сквозь кроны деревьев. Я убедилась в том, что рассвет уже начал подсвечивать свинцово-серые облака.

А настоящей дороги не будет?

Последние несколько миль деревья чуть ли не царапали борта «хаммера». Клинту даже пришлось значительно снизить скорость, чтобы случайно не заехать в чащу.

Настоящая, как ты говоришь, дорога пролегает в милях тридцати от хижины. Скоро доедем, — улыбнулся он, увидев, что я потрясена, — А это просто тропинка, которую я прорубал в лесу последние пять или шесть лет.

Так ты живешь в тридцати милях от настоящей дороги?

«А я-то считала Партолону большой деревней! Да по сравнению с этим медвежьим углом древний храм Эпоны — роскошная процветающая столица».

Мне нравится жить в центре леса, — загадочно произнес он.

По тону было ясно, что Клинт не желал объяснять причину.

Разумеется, он тут же перевел разговор на другую тему.

Тот кентавр, что появился на полянке, твой муж? — отрывисто поинтересовался Фриман.

Да. Его зовут Клан-Финтан.

Мы с ним… — Он смущенно замолк.

Зеркальные двойники, — договорила я за него.

Мой собеседник промычал что-то неопределенное, как

это свойственно мужчинам, и замолк. Я решила дать ему возможность обдумать миллион вопросов, которые, должно быть, крутились сейчас в его голове.

Он ведь наполовину лошадь, — наконец произнес Клинт.

Да.

Так как же, черт возьми, ты вышла за него замуж?

Легко. У нас была церемония. Мы обменялись клятвами. Обычная свадебная ерунда, сам знаешь.

Я намеренно обошла явный подтекст, скрытый в его вопросе. Если подробности интима так для него важны, то ему придется спросить прямо.

Он с возмущением посмотрел на меня. Я в ответ невинно заморгала.

Проклятье, Шаннон! Ты прекрасно поняла, что я имею в виду. Рианнон говорила, что не захотела быть женой этого типа, но я даже не представлял, что он не человек. А теперь ты стараешься, из кожи вон лезешь, чтобы вернуться к этому… — Он умолк, подыскивая слово, — Животному!

Кровь прилила у меня к щекам, я буквально взорвалась:

Позвольте вам сказать, мистер Фриман, что Клан-Финтан — никакое не животное. Он больше чем обычный человек, причем во всех смыслах! — выкрикнула я эти слова, — Благороднее! Честнее! Человечнее! А то, что он кентавр, не имеет ни малейшего отношения к нежеланию той стервы породниться с ним. Она отвергла его потому, что кайфовала, позволяя каждому встречному-поперечному укладываться на нее. Так, как было и с вами!

А ты по-настоящему его любишь, — удивленно произнес он.

Конечно, я его люблю! Знаешь, Нуада был прав в одном. Ты всего лишь слабая копия Клан-Финтана! — воскликнула я и тут же пожалела об этом.

Разумеется, Клинт вполне мог испытать шок, когда узнал, что я вышла замуж за того, кто был наполовину человеком, наполовину лошадью. Да я и сама поначалу была шокирована. К тому же он не знал, что Клан-Финтан мог принимать человеческий облик. До меня дошло, что я разозлилась не просто как жена, защищавшая своего мужа. Я украдкой глянула на Клинта и увидела, что он не отрывал взгляда от заснеженной тропы. Лицо его стало каменным, губы плотно сжались.

Этот человек не был мне безразличен. Я ничего не могла с собой поделать и тяжело вздохнула. Уж слишком он был похож на Клан-Финтана, чтобы я могла не обращать на него внимания. Нет, на самом деле я его не любила — пока. Но желание во мне росло. Я хотела узнать этого человека получше, а не просто переспать с ним. При этом я понимала, что Рианнон не стоило большого труда удержать его в своей постели. Я призналась себе в том, что находиться рядом с ним было приятно. Влюбиться в него было бы просто. Но это ничего не меняло. Он не был мне мужем, тем, кому я обещала хранить верность. Я принадлежала другому, пусть он и находился в чужом мире, и не собиралась нарушать своего обещания.

Клинт, — тихо позвала я.

Он не отреагировал, но я продолжила:

Прости, что так сказала. Ты этого не заслужил. Я понимаю, о чем ты спрашиваешь, и на самом деле не осуждаю тебя за… хм… недоумение. — Он слегка оттаял и бросил взгляд в мою сторону, — Такой союз показался бы тебе более разумным, если бы я сказала, что Клан-Финтан — всемогущий верховный шаман? Это значит, что он способен принимать человеческий облик по своему желанию.

Такое возможно? — Его удивление пересилило гнев.

Очень даже, — твердо заявила я.

Он полностью меняет свой физический облик, превращается из кентавра в человека? — недоверчиво переспросил Клинт.

Абсолютно.

Могла бы и раньше рассказать.

Знаю. Просто мне трудно свыкнуться с тем, что вы с ним так похожи, — запинаясь, пролепетала я.

Правда? — напряженно спросил он.

Да, — выдохнула я.

Наши взгляды встретились. Он протянул руку, желая дотронуться до меня. Я на секунду прижалась щекой к теплой ладони. Но тут «хаммер» вильнул на обочину, Клинт зарычал от усилий и еле вывел его обратно на середину тропы.

Это дорога? — спросила я и трясущейся рукой указала на угольно-черную ленту, блеснувшую в свете фар.

Да, — ответил Клинт и переключил скорость, чтобы мы не съехали в канаву.

Бог мой! Ты только погляди! — воскликнула я.

Клинт остановил машину, и мы уставились на узкую дорогу, уходящую вправо и влево, но не покрытую снегом, как окружающая земля. Мне показалось, что гладкая нетронутая асфальтовая полоса ловила эфемерный свет гаснущей луны и мерцала. С блестящей поверхности поднимался призрачный пар, словно души умерших вырывались из черных могил. Они поднимались вокруг нас полупрозрачными завесами, а потом снег рассеивал их и они растворялись в ночи.

Я вдруг почувствовала себя невероятно одинокой, словно меня бросили или я потерялась. Рука бессознательно потянулась к Клинту. Мы сплели пальцы.

Что это? — благоговейно прошептала я.

Призраки забытых воинов, — ответил он без малейших колебаний.

Ты имеешь в виду индейцев?

Клинт кивнул:

Эта земля хранит магию и тайну, зарожденную в слезах.

Откуда ты знаешь?

Они сами мне рассказывают, — пожал он плечами, заметив удивление на моем лице, и перевел внимательный взгляд на призрачное действо, которое разворачивалось перед нами, — У меня связь с миром духов.

Я подумала о своем муже-шамане, о том, что он тоже неразрывно связан с миром духов, и добавила еще один пункт к длинному списку сходных черт между Клан-Финтаном и Клинтом.

Ну вот… — показал Фриман на дорогу, — На сегодня они закончили.

Шоу призраков и в самом деле подошло к концу. На моих глазах крупные снежинки начали покрывать опустевший асфальт.

Что им нужно? — Вместе с духами испарилась и моя меланхолия, осталось одно только любопытство.

Признания. Они жалеют, что их предали забвению.

Я подумала о ритуалах, которые исполняла последние полгода. Многие из них посвящались павшим воинам.

Я буду помнить о них, — машинально произнесла я, — Жрицы Партолоны не забывают о героях.

Даже если те из другого мира?

Думаю, неважно, из какого они мира. Важно помнить, — Наверное, мне это почудилось, но в ночи появилось внезапное мерцание и тут же погасло, как только я замолчала.

Клинт сжал мне руку. Потом он завел «хаммер», выехал на обычную с виду дорогу и повернул налево. Мы ехали молча. Мои мысли кружились вокруг магии Оклахомы и человека, сидевшего рядом. Тепло его прикосновения начало исчезать.

Я шмыгнула носом и только сейчас поняла, что щеки у меня мокрые от слез.

«Вот черт, опять гормоны».

«Клинекс» в бардачке, — так нежно пробасил Фриман, что у меня сдавило горло.

Спасибо, — сказала я, схватила салфетку, весьма неромантично высморкалась, спрятала влажный комок в карман треников, прежде его, теперь моих, и поинтересовалась: — Где мы?

У этой бетонки нет имени. Местные называют ее дорогой Наги.

Какое-то странное прозвище для проселочной дороги.

Старожилы уверяют, что это означает «призрак мертвого».

Я оценивающе взглянула на мистическую бетонную полосу. Название показалось мне подходящим.

Дорога Наги сливается со старым двести пятьдесят девятым шоссе. Оттуда начинаются современные автотрассы, которые приведут нас к шлагбауму Маскоги, после которого, как ты знаешь, мы попадем в Броукн-Эрроу.

Сколько времени это займет?

— При обычных обстоятельствах три с половиной — четыре часа, — Он многозначительно взглянул на небо. — Но сегодня я просто откинулся бы в кресле и расслабился. Если мы доберемся до места меньше чем за восемь часов, то я очень удивлюсь.

Я посмотрела на ровный и быстрый снегопад.

Если вообще доберемся.

Обязательно доберемся, Шаннон, девочка моя, — заверил он меня.

Я вздохнула и принялась разглядывать непривычный ландшафт. До сих пор мне не доводилось бывать на юго-востоке Оклахомы. Меня удивляла дикость местной природы с ее густыми лесами и холмистыми равнинами. Снегопад лишь добавил сюрреализма пейзажу. Солнце всходило и придавало утру слабый перламутровый блеск. Мне легко верилось, что мы с Клинтом перенеслись из Оклахомы в чужие края, где царила вечная зима. Если учесть, где я провела последние шесть месяцев, то эта мысль была не такой нелепой. Я уже начала не на шутку тревожиться, когда мы доехали до окраины небольшого городишки, название которого засыпал снег. Огромная неоновая вывеска, торчавшая справа от дороги, яркими розовыми мигающими буквами заявляла о том, что мы проехали бетонную фабрику. Я невольно улыбнулась при виде бетонных гусей, покрытых снегом. Такими здесь принято украшать лужайки. Наверное, тут продаются со скидкой и сезонные костюмчики к ним. Да, мы определенно были в Оклахоме.

Слева от двухполосного шоссе располагалась шашлычная Билли Боба. В самом деле, я не шучу! Рядом с нею находилось похоронное бюро «Хиллвью». У шашлычной был более презентабельный вид. Я облегченно вздохнула. Такого нигде не встретишь, только в Оклахоме.

Мы быстро проехали насквозь маленький городок и на выезде увидели чудесную стоянку для автотуристов с облупившейся вывеской «Вилла Камелота — есть свободные места». Я совсем было собралась отпустить шутку насчет завсегдатаев подобных заведений, но подумала, что мне, безработной школьной учительнице, у которой за душой ни гроша, следовало бы не шутить, а получше запомнить месторасположение таких стоянок. После чего я впала в уныние и надолго замолчала.

Мы неотступно следовали на север, обмениваясь репликами только по делу. Клинт сосредоточенно вел машину, а я не отрываясь смотрела на меняющийся пейзаж. Дикие леса и холмы сменились пастбищами. Эту часть Оклахомы я знала лучше. Когда-то мы с отцом задумали заняться разведением лошадей и посещали местные ранчо.

Движение здесь было небольшим. Снегопад обычно наводит шороху среди населения Оклахомы. Неудивительно, что оно все попряталось. Теперешняя метель была явной аномалией для этих мест. Кстати, чем больше я вглядывалась в нее, тем явственнее понимала, что на моем веку не было подобного снегопада.

Давно живешь в Оклахоме? — спросила я Клинта.

Он на секунду оторвал взгляд от заснеженной пустой дороги.

По работе я уезжал из штата на некоторое время, а так — всю свою жизнь.

Сколько всего это будет?

Сорок пять лет.

«Значит, ты на десять лет старше меня».

Я самодовольно улыбнулась. Когда достигаешь тридцати с хвостиком, приятно ощущать, что ты моложе кого-то.

А ты сколько здесь прожила? — спросил он.

— Если не считать учебу в Иллинойсе и полугодовой набег в Партолону, то всю свою жизнь, — улыбнулась я ему.

Фриман вопросительно вздернул брови.

А это будет двадцать пять лет, — с озорством продолжила я.

Клинт недоверчиво покосился на меня, но, видимо был слишком джентльмен, чтобы указывать на пробел в моих математических знаниях.

Я улыбнулась и сама исправилась:

Я сказала «двадцать пять»? На самом деле тридцать пять, — Он в ответ тоже улыбнулся, — Я спрашивала не для того, чтобы узнать твой возраст. Меня интересует, помнишь ли ты, чтобы здесь раньше случались такие метели? — Я указала за окно, где по-прежнему падали такие огромные снежинки, словно мы находились в Колорадо.

Нет. Никогда.

Я тоже. Это ненормально, Клинт.

Да. Но земля знала, что так будет.

Да, ты уже говорил. Но что именно ты имеешь в виду? — уточнила я, вглядываясь в пейзаж, проносившийся мимо.

Я почувствовал это в деревьях. Поначалу все происходило обычно, как каждый год. Они накапливали энергию, чтобы продержаться осень и зиму, но очень скоро я ощутил разницу. — Он с трудом подбирал слова. — Лес будто замкнулся в самом себе, поглощал энергию и загонял ее глубоко внутрь. Животные стали пугливыми. Исчезли даже олени, которых так много, что они всегда попадаются тебе на прогулке. Я понял намек, увеличил запасы еды, дров и решил, что пережду любое ненастье.

Я кивнула и понимающе посмотрела на него. В Оклахоме обычно так и случалось. Большой снегопад здесь был редкостью. О метелях никто и не слышал, зато дождь со снегом выпадает примерно раз в три года, независимо от того, нужен он или нет. В большинстве случаев — нет. В результате линии электропередач, деревья и дороги покрываются льдом, и ездить становится практически невозможно.

Нет, такого, как сейчас, я никогда не видел. К вечеру все покроется снегом. Шаннон, это будет не сугроб в шесть, восемь или десять дюймов. Такой снегопад напрочь завалит машины, если не закончится.

Что-то здесь не так, — вслух подумала я.

Нуада, — произнесли мы с ним одновременно.

А я готов поклясться, что дело не обошлось и без Рианнон, — сказал Клинт.

— Где какая беда, там обязательно приложила руку Рианнон, — проворчала я и вспомнила, как Нуада говорил, что это я позвала его.

А уж мне ли не знать, что ничего подобного я не делала!

Я глубоко вздохнула и сказала то, что мне никак не хотелось озвучивать:

Нам нужно поговорить с Рианнон.

6

К несчастью, я думал о том же, — обреченно произнес Клинт.

Где она?

Он покачал головой:

Не знаю. Когда Рианнон вчера позвонила, я услышал ее голос впервые за последние несколько недель.

Разве она живет не в Талсе? — Я была абсолютно Уверена, что покойный мистер Нефтяной Магнат оставил ей потрясающий дом, где она могла бы свить гнездо.

— Насколько мне известно, в Талсе эта особа бывает только наездами, — поморщился Клинт, — Обычно она со Мной связывается с одной целью — напомнить о том, что я Должен ее боготворить. Рианнон приобрела квартиру с видом на озеро в Чикаго, часто живет в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

Боже правый, да ведь она здесь всего полгода!

Время не имеет для нее значения.

А для меня очень даже имеет. Я хочу понять, как мне отослать Нуаду обратно в ад или куда еще, а самой вернуться в Партолону.

«Причем сделать это нужно до того, как у меня родится ребенок, принадлежащий другому миру. Я ведь даже не знаю, можно ли кому-то еще перейти грань вместе со мной. Мне и одной пришлось нелегко, а как будет с младенцем?»

Я закрыла глаза и вздохнула, подавляя слезы, вызванные гормонами.

Ты все еще страдаешь от последствий перехода, — мягко пробасил Клинт, — Отдохни немного. Я разбужу тебя, когда будет нужно, чтобы ты показала мне, как добраться до дома твоего отца.

Я услышала, как он зашуршал чем-то, когда развернулся в кресле водителя.

Возьми вместо подушки.

Я открыла глаза. Клинт протягивал мне свою куртку.

Спасибо.

Я соорудила из куртки некое подобие подушки, прислонила к дверце «хаммера» и опустила на нее голову. Ткань была мягкая, все еще хранящая тепло его тела. Я дышала глубоко и ощущала запах опрятного сильного мужчины со слабыми нотками какого-то лосьона после бритья. В перерывах между дремотой и бодрствованием я узнала этот запах. Одеколон «Стетсон». Мужчина в белой шляпе. Логично. Я невольно улыбнулась, но тут меня окончательно одолел сон.

Мы с Хью Джекманом летели над землей, пронзая тучные фиолетовые облака. Он крепко обнимал меня, покусывал мою шею и рассказывал, какой роскошный номер заказан для нас в «Хайатте» на Каймановых островах.

Но тут кто-то бесцеремонно вырвал меня из этого сна и зашвырнул в огненный туннель. Я понимала, что больше не имею тела, но мне все равно казалось, будто сердце сжалось в груди. Я не могла дышать, в состоянии полной паники открыла рот, чтобы закричать, но тут мой призрак вырвался из туннеля. Я не знала, где нахожусь, меня накрыло волной тошноты. Я хватала ртом холодный воздух, не понимая, как это призрака может так сильно тошнить. Но вскоре головокружение утихло, а знакомое чувство парения меня успокоило. Шум, донесшийся снизу, привлек мое внимание.

При виде огромного храма я испытала бурю чувств. Дом! Храм Эпоны. Я неспешно дрейфовала, наслаждалась чудесным знакомым видом. Здесь был поздний вечер, небо успело окраситься тонкими пастельными тонами партолонского захода. Гладкие кремовые стены, окружавшие храм, ловили меняющийся свет и отражали его магическим перламутровым мерцанием. Храмовая гвардия уже начала зажигать многочисленные светильники и факелы, которым предстояло гореть всю ночь, освещая храм Эпоны. Я узнала нескольких своих молоденьких служанок, переходивших с одного двора на другой с охапками тонких простыней или корзинками ароматных трав.

Поначалу мне показалось, что все здесь шло нормально. Я взирала на дорогой сердцу вид мокрыми от слез глазами, но потом меня стали терзать смутные подозрения. Здесь что-то произошло, по крайней мере изменилось.

Когда мои самые молоденькие служанки встретились и молча разошлись, я поняла, что в святилище вообще никто не разговаривал. Причем вовсе не потому, что кто-то заколдовал храм, погрузив его в непроницаемую тишину. Я опустилась пониже. До меня доносились легкие семенящие шажки по мраморному полу. Какой-то гвардеец — толстая накидка, подбитая мехом, только отчасти скрывала его мускулистую фигуру, которую я оценила по достоинству, — тихо выругался, когда обжег себе руку, зажигая факел. Значит, дело не в том, что люди не могли говорить. Они просто сами не желали разговаривать. Атмосфера в храме угнетала. Даже воздух здесь был какой-то густой и душный.

«Да что, черт возьми, случилось?»

Такие мысли словно подтолкнули мое призрачное тело, и оно начало продвигаться к центру храма. Я опустилась сквозь купольный потолок как раз в то мгновение, когда солнце скрылось за горизонтом.

Моя купальня была непривычно темной и какой-то заброшенной, как бывает в доме, который слишком долго простоял пустым. Мне было невероятно грустно видеть, что зал, знавший столько смеха и веселья, превратился в пустую оболочку.

Фигура, укутанная в накидку с капюшоном, тщательно зажигала свечи в золотых подсвечниках в виде черепов, стоявших в нишах гладких стен. Тонкая рука слегка подрагивала. Женщина переходила от одной свечки к другой, не пропуская ни единой. Ее окружала атмосфера отчаяния. Тонкая щепочка, которую она использовала вместо спички, догорела почти до конца. Женщина охнула, уронила обугленный кусочек на мраморный пол, поспешила затоптать тлеющую деревяшку и ненароком сбросила капюшон. Я увидела мягкие черты Аланны.

Ох, подруга, — выдохнула я, заметив крошечные морщинки вокруг ее глаз, которых не было в последний раз, когда мы виделись.

Она никак не отреагировала на мой призрачный голос, глубоко вздохнула, порылась в карманах накидки, вытащила другую щепочку и механически продолжила исполнять свой долг.

Я почувствовала, как меня уносит сквозь клубы пара.

Нет! Позволь мне поговорить с ней! — взмолилась я, обращаясь к своей Богине.

«Терпение, Возлюбленная».

Эти слова пронеслись у меня в голове и растаяли, как те призраки на бетонной дороге. Я быстро проскользнула сквозь потолок и целенаправленно полетела на север. Я не впервые путешествовала во сне, а потому знала, что всем руководит моя Богиня. Вероятно, ей понадобилось показать мне кое-что. Я могла лишь расслабиться и ждать, когда исполнится ее воля. Впрочем, ритуал не становился легче оттого, что он оказался знакомым.

Я обратила внимание, что тьма наступила быстро и окончательно. Раньше в Партолоне ночь сгущала свои краски постепенно, а тут, в отсутствие солнца, правила одна неоспоримая чернота. Меня даже пробрала дрожь. Полет неожиданно прекратился. Я замерла.

Густой лес подо мной будто расступился. Мое внимание привлек огромный костер, горевший на поляне. Я начала плавно опускаться и впервые секунды поняла только одно. Это была та самая полянка, которая существовала в обоих мирах. Потом, не успела я подумать, какого черта здесь делаю, мой взгляд оказался прикован к яркому костру. Пламя было какого-то странного цвета, не шафраново-золотистое, дружелюбное, а ярко-красное, готовое взорваться и разрушить все вокруг.

Поначалу я не увидела его, пока не спустилась совсем низко и не оказалась всего в нескольких футах над пламенем. Потом он зашевелился, полез в кожаный кисет висевший на боку, и достал оттуда пригоршню чего-то непонятного, похожего на песок. Кентавр швырнул это в костер и принялся без конца повторять два слова «мо муир-нинн» гортанным напряженным голосом. Клан-Финтан застыл неподвижно, как бронзовая статуя самого себя, вперив взгляд покрасневших глаз в дикое алое пламя. Муж стоял так близко к костру, что я даже удивилась, как он умудрился не опалить свою густую темную шевелюру. Его обнаженный человеческий торс блестел от пота, лошадиную часть туловища покрывали хлопья белой пены. Можно было подумать, что он скакал без перерыва несколько дней и ночей.

Клан-Финтан! — выдохнула я со всей силой своей тоски.

Он резко поднял голову и посмотрел в мою сторону.

Рия, любимая, неужели ты наконец услышала меня? — прохрипел он в ночи.

Да, — завопила я, надеясь, что моя Богиня позволит нам пообщаться, пусть даже совсем недолго.

«Успокой его, Возлюбленная», — тихо прозвучал у меня в голове ее призыв.

Я здесь! Я пытаюсь вернуться домой!

Тут меня охватил трепет, который наступал каждый раз, когда мое призрачное тело становилось видимым. Глаза моего мужа-кентавра округлились от радостного удивления. Я глянула на свою почти осязаемую фигуру и со смущением убедилась в том, что полностью обнажена.

Я тебя вижу, — в его голосе послышалась тоска.

Эпона не заботится о том, чтобы хоть как-то меня одеть, — донеслись до любимого мужа мои призрачные слова.

Я благодарю за это Богиню, — произнес он с таким пылом, что мне стало ясно: он имел в виду нечто гораздо большее, чем мой теперешний вид.

Я ласково улыбнулась и произнесла вслух то, что мысленно нашептала мне Эпона:

Она позаботится о том, чтобы я вернулась домой.

Когда же? — с мукой в голосе спросил он.

Я… я не знаю, — запинаясь, ответила я.

Ты должна вернуться, — просто сказал он, — Отсутствие Возлюбленной Эпоны очень плохо сказывается на нашем мире.

Нет! — воскликнула я, — Я ушла не навсегда. Скажи людям, что Богиня не покинет их, — Я нутром чувствовала, что так и будет.

Когда? — повторил он.

Кое-что случилось здесь, в моем прежнем мире, — тяжело вздохнула я — Меня настиг Нуада.

Глаза Клан-Финтана превратились в щелки. Он слишком хорошо был знаком с миром духов и не стал интересоваться, каким образом наш мертвый враг вдруг ожил.

Богиня не позволит этой твари причинить тебе вред!

Я не за себя волнуюсь! — умоляюще сложила я руки, — Он преследует дорогих моему сердцу людей. Мне кажется, я знаю, как вернуться в Партолону, но ты должен понять, что пока я не могу этого сделать. Сперва надо удостовериться в том, что люди, которых я здесь оставлю, будут в безопасности.

По красивому лицу Клан-Финтана пробежала тень. Когда он заговорил, его голос звучал напряженно:

Я видел на поляне мужчину с моим лицом.

Да, — Я не знала, что еще сказать.

Он мой зеркальный двойник в твоем мире?

Да.

Если так, то ты в безопасности, — процедил муж сквозь зубы.

Да, — повторила я, чувствуя себя вероломной, ни на что не способной и очень-очень виноватой.

Он не сводил с меня пристального взгляда.

Как наша дочь, в порядке?

Она по-прежнему приносит мне счастье и тошноту, — улыбнулась я, слегка расслабившись.

Тогда с ней все хорошо, — заметил он, подняв руку и протянув ее ко мне над огнем, — Возвращайся, Шаннон.

Обязательно, любимый, — Я с трудом подавила всхлип, а мое тело уже поднималось, становясь невидимым, — Скажи Аланне, что со мной все в порядке. Пусть она не теряет надежды, — Мой голос затих, испарился в ночи.

Передо мной возник огненный туннель. Я взяла себя в руки, готовая к обратному путешествию, но, как ни старалась, не сумела подавить пронзительный крик своей души, перепуганной насмерть.

Тут я выпрямилась на пассажирском сиденье «хаммера».

Шаннон!

Клинт тряс меня за плечо. На его лице отпечаталась чуть ли не паника.

Бог мой, Шаннон! Ты проснулась?

Я… я в порядке, — запинаясь, проговорила я, чувствуя, что этот переход из одного мира в другой совершенно лишил меня сил.

Сначала ты кричала так, словно тебя пытались задушить, а потом вообще перестала шевелиться. — Он побелел, — Мне показалось, что ты почти не дышишь.

Это был обычный магический сон, видение, которое иногда насылает на меня Эпона, — пояснила я, словно речь шла о чем-то заурядном, вроде хлеба с маслом. — Просто здесь все проходит по-другому, куда труднее. Наверное, из-за того, что это не мир Эпоны, хотя я по-прежнему ее Избранная, — вслух рассуждала я, радуясь тому, что Богиня меня не покинула.

Клинт помолчал, словно не мог подобрать слов. Я решила просто сидеть и глубоко дышать, так как мой желудок начал очередную круговерть.

Проклятье, Шаннон! Магический сон! Какого?..

Останови! — завопила я.

Зачем?..

Останови машину, черт бы тебя побрал! Меня сейчас…

Мне не пришлось договаривать. Клинт бросил один быстрый взгляд на мое лицо, вероятно изрядно позеленевшее, и все понял. «Хаммер» осторожно свернул на обочину. Я быстро распахнула дверцу, выскочила под прицельный огонь огромных снежинок, отошла на два шага и согнулась пополам.

Спокойно, я держу.

Сильные руки Клинта обхватили мое тело. Я больше не опасалась завалиться головой вперед в снег, запачканный блевотиной, а просто сосредоточенно выворачивалась наизнанку. Хорошо, что волосы у меня были убраны с лица. Одна только мысль, как я выглядела бы, распустив непокорную шевелюру и забрызгав ее, вызвала у меня новый приступ, так что я чуть не рассталась со своими кишками.

Возьми, — Когда приступ утих, Клинт протянул мне Пачку салфеток.

— С-спасибо, — Говорить я почти не могла, но салфетки взяла, промокнула рот и высморкалась.

Не за что, Шаннон, девочка моя — По голосу Фримана я поняла, что он улыбался, когда вел меня обратно к открытой дверце «хаммера».

Нет! — Я начала упираться, — Мне нужно подышать свежим воздухом. Побудем здесь еще немного.

Только недолго, — согласился он, прислонил меня к борту машины и захлопнул дверцу, чтобы в салон не навалило снега, — Слишком холодно, ты совсем промокнешь.

Я кивнула и принялась сосредоточенно дышать.

Без поддержки устоишь на ногах? — спросил он.

До меня только сейчас дошло, что Клинт по-прежнему крепко держал меня за руки.

Устою, — слабо пискнула я.

Я скоро вернусь, — Он пожал мне руки и отошел к багажнику.

«Это означает, что с ребенком все хорошо. С ребенком все хорошо. С ребенком все хорошо».

В моей голове словно прокручивалась заезженная пластинка в ритме учащенного сердцебиения. Ко всему прочему у меня разболелась голова.

Прополощи рот и выпей немного, — сказал Клинт, протягивая мне бутылку с водой из тех, что были уложены в багажник вместе с сэндвичами. Вода была все еще прохладная и освежающая. Я наконец избавилась от привкуса желчи во рту.

Лучше? — спросил он.

Да, спасибо, — удалось мне членораздельно произнести, — Мне нужно постоять еще секундочку.

Я потихоньку прикладывалась к воде, стоя рядом с ним. Снег валил так густо, что мне казалось, будто, кроме Клинта, меня и «хаммера», в мире ничего не существует. Все остальное превратилось в белую тишину, мокрую и холодную.

«Давайте помолчим, чтобы услышать шепот богов», — пришли мне на память слова Эмерсона.

Если бы все было так просто.

Я взглянула вниз и убедилась в том, что мы стояли по колено в снегу. Если на дороге и были другие машины, то мы никак не могли их видеть и слышать.

Это небезопасно. Вдруг в нас кто-то врежется! — Я сморгнула снег с ресниц и посмотрела на Клинта.

Шлагбаум закрыт. Уже прошло больше часа, как я не видел ни одной машины, — Он протянул руку и отряхнул снег у меня с плеча.

Закрыт! — Я снова пришла в себя, — Если так, то как же нам удалось забраться так далеко?

Эта дама пережила песчаные бури и военные действия. Немного снега ей нипочем, — На его лице сверкнула мальчишеская белозубая улыбка, когда он с любовью взглянул на неуклюжий автомобиль.

Я лишь покачала головой. Вечно эти парни кичатся своими машинами. Потом я вспомнила свой прекрасный «мустанг», смягчилась и даже улыбнулась Клинту в ответ.

Похоже, тебе лучше, — Он всерьез начал смахивать с меня снег, — Давай убираться отсюда.

Фриман открыл дверцу, засунул меня на пассажирское сиденье, затем, с трудом переставляя ноги в снегу, прошел к дверце водителя и сам хорошенько отряхнулся, прежде чем запрыгнуть за руль.

Вернуть тебе куртку? — Я заметила, что он слегка дрожал, когда заводил «хаммер» и выезжал на дорогу.

Нет, я не замерз, — Он запустил руку в густые темные волосы, а когда вернул ее на руль, они так и остались приглаженными.

«Совсем как у Клан-Финтана», — невольно подумала я.

Мой муж-кентавр часто зачесывал густую волнистую шевелюру назад и перевязывал ее кожаным шнурком. Я частенько подтрунивала над ним, говорила, что такая прическа придает ему ухарский вид испанского конкистадора, а так как он наполовину конь, то вполне способен украсть меня и увезти без посторонней помощи.

В сером тусклом свете заснеженного дня разница между Клинтом и Клан-Финтаном будто вообще исчезла. Где- то глубоко внутри я ощутила дрожь.

Эти видения во сне всегда так бурно на тебя влияют? — поинтересовался он, едва взглянув на меня, чему я была рада, так как смогла собраться, прежде чем ответить.

Не всегда, — ответила я, сумев взять себя в руки. Я понимала, что нужно лавировать.

Куда Богиня отправила тебя?

Домой, — Как я ни старалась, голос все равно дрогнул, — В Партолону.

Вот как, — Его легкое беззаботное любопытство тут же исчезло, — Что же она тебе показала?

Дела в храме без меня идут скверно. Даже не знаю, как сказать, чтобы не показаться при этом невероятно самонадеянной, — Я пожала плечами и решила просто выложить правду: — Им нужна Возлюбленная Эпоны.

Клинт кивнул, явно стараясь понять меня, и спросил, не сводя глаз с дороги:

Ты видела Клан-Финтана? — Тут он слегка замялся.

Да, видела и даже говорила с ним, — Клинт промолчал, и я продолжила: — Я обещала вернуться, как только мы разберемся с Нуадой.

Мы? — резко уточнил он.

Клан-Финтан тоже видел тебя через грань, — невольно улыбнулась я и добавила: — Он предполагает, что ты обо мне позаботишься.

— Твой муж не ошибся.

Он благодарен тебе.

Я не знала, что еще сказать. Сами подумайте. Вся эта ситуация была куда более немыслимой, чем любая серия «Ночной галереи» или «Сумеречной зоны». Так что дел предстояло немало.

А ты? — выпалил Клинт.

Что я? — Он прервал мои размышления, к тому же мне не очень понравился его тон.

Ты благодарна мне за то, что я скорее умру, чем позволю причинить тебе вред?

Теперь я поняла причину такого тона.

Да, — Мой ответ был односложен и правдив, но я решила сменить тему, чтобы не последовало дальнейших расспросов, — Где мы сейчас?

Взгляд Клинта свидетельствовал о том, что он прекрасно понял мою тактику, однако давить этот парень не стал.

Где-то в десяти минутах от окраины Броукн-Эрроу. Куда теперь?

Отец живет примерно в десяти милях от поворота на Кеноша, — вздохнула я, посмотрев на свой прикид, грязный и мокрый, — Проклятье! Не хотелось бы появляться перед ним в таком виде.

Я вообще-то шутил, но разве где-нибудь здесь, недалеко от скоростного шоссе, не найдется «Уол-Марта»?

Найде-ется, — протянула я, переключая мысли от мифологической Партолоны на торговый мир Оклахомы, — Думаешь, он будет открыт в такое ненастье?

«Уол-Март»? — рассмеялся Клинт, — Да он не закроется даже в ядерную войну.

Тогда проедем несколько поворотов после Кеноша до Сто сорок пятой улицы, — Я легко вспомнила маршрут, — Там есть один «Уол-Март», это примерно в миле от автострады. Мы можем заехать, схватить пару тряпок и вернуться к повороту на Кеноша. Быстрей, мы успеем как раз к ужину, — произнесла я с оклахомским акцентом, хотя от одной мысли об ужине, наверное, снова позеленела.

Твое желание для меня закон, — игриво посмотрел на меня Клинт, — Ты здесь богиня.

Я натянуто улыбнулась в ответ. Дело в том, что мне очень хотелось сказать: «Никакая я здесь не богиня».

Перекресток со Сто сорок пятой оказался таким же пустынным, как и вся дорога до него, хотя на парковке перед мотелем «Говард Джонсон» скопилось много машин, заваленных снегом. Мы проехали меньше мили, когда впереди замаячил «Уол-Март», этакая бетонная цитадель в кольце ресторанчиков быстрого питания.

Ты прав. Этот чертов магазин действительно открыт, — покачала я головой, удивляясь стойкости сотрудников супермаркета.

«Хаммер» легко вполз по пандусу на стоянку, и мне сразу стало ясно, что большинству братишек, выбравших этот день для шопинга, повезло меньше. Старенький «форд пикап» шел юзом, не попав на стоянку, на которую намеревался в буквальном смысле проскользнуть. На его бампере я заметила наклейку, гласившую, что за рулем сидит вооруженный оклахомец. Тут у меня тоскливо заныло сердце. Побитый «шевроле импала» бесполезно проворачивал колеса, загородив вход в магазин. Разумеется, у супермаркета было множество входов, поэтому никто не паниковал. Оклахомские баптисты в такой ситуации могли бы воздеть руки к небу со словами «Спасибо, Иисус!».

Клинт легко объехал буксующую машину. Несколько мужчин пытались помочь бедолаге-водителю. Они доставали из его багажника цепи для шин. Не стоит говорить, что их использование не является противозаконным в Оклахоме. Более того, оно стало частью зимнего этикета. Совсем как наличие дробовика за стеклом грузовичка, с той лишь разницей, что оружие — всепогодный аксессуар.

Сиди. Я обойду машину и помогу тебе выбраться.

Я отдача Клинту куртку и не стала спорить. Во-первых, я ценила джентльменство. Во-вторых, мне не хотелось шлепнуться на задницу. Каким бы глубоким ни был сугроб, все-таки мы находились в Оклахоме, а это означало, что под снегом затаился слой льда. Поэтому я просто застегнула куртку, попыталась пригладить волосы и ждала

Когда дверца открылась, в лицо мне ударил холодный ветер, впились твердые снежинки. Я задохнулась, и Клинт помог мне спуститься на землю.

— Метель все сильнее, — мрачно изрек он.

Мы вцепились друг в друга и поплелись к неоновым огням магазина.

Клинт попытался поднять мне настроение, поэтому произнес шепотом, как заговорщик:

На всякий случай, если ты забыла, напомню, что опытному человеку, завсегдатаю «Уол-Марта», необходимо гибкое чувство моды. В этом магазине то и дело попадаются щеголи в джинсах с резинкой, продернутой в поясе. Готовься, зрелище не для слабонервных.

Я рассмеялась и прошептала в ответ:

Зато я помню, что длительное пребывание в рядах, где продаются школьные принадлежности, вызывало у меня потребность закричать или совершить самоубийство.

По крайней мере, ты предупреждена. — Он сжал мне руку, мы улыбнулись друг другу.

Я оценила парня, способного шутить насчет «Уол-Марта».

Приближаясь к магазину, мы сделали широкую петлю вокруг буксующего водителя. Похоже, он добился совсем немногого, лишь проделал рытвины в снегу и отполировал кусок льда под ними.

Я улыбнулась и подавила смешок, когда услышала, как один из мужчин, держащих цепь, прокричал:

Черт, Горди, да прибавь ты газку, в конце концов! А то никакого толку не будет!

Какой-то бедняга, сидящий на минимальной оплате, появился невесть откуда с лопатой и огромным запасом соли, превращающей снег в жидкую кашицу. Поток людей, утопающих в ней по щиколотку, переносил все это добро прямым ходом в магазин.

Я как раз собиралась отпустить едкое замечание по поводу преимуществ высшего образования, позволяющего не заниматься подобной работой ради куска хлеба, когда мое внимание привлек мелодичный смех. Из магазина появилась пара, при виде которой я окаменела. Наши руки были по-прежнему сплетены, поэтому Клинт споткнулся и резко тормознул рядом.

Я даже не понимала, что остановилась.

Сюзанна! — В одном этом слове выразилась вся радость, нахлынувшая на меня.

Ее реакция оказалась прямо противоположной моей. Мужчина, державший Сюзанну за руку, тоже был вынужден остановиться, как и Клинт. На этом сходство заканчивалось. Я знала, что мое лицо излучало невыразимое удовольствие, тогда как черты Сюзанны мгновенно помрачнели. Она с тревогой смотрела то на мужа, то на меня, словно ее застали за чем-то предосудительным.

Я непроизвольно кинулась вперед с намерением обнять подругу, но меня остановило то, что она внезапно напряглась и нерешительно отпрянула. Вот так и получилось, что я стояла всего в полушаге от нее, не смея поднять по-дурацки повисших рук.

Сюз, я…

Что, черт возьми, я могла сказать? «Я не видела тебя полгода! Я так соскучилась! Мне нужно с тобой поговорить! Я замужем за кентавром, беременна его ребенком и, между прочим, стала Воплощением Богини в зеркальном мире».

Сюз!..

Нет, я не могла так сказать. Только не здесь и не сейчас.

Как приятно тебя видеть, — наконец выпалила я пусть и глупо, но искренне.

В самом деле? — Голос ее мужа был холоднее, чем ледяные хлопья, сыпавшие с неба, — А я припоминаю, что при последней встрече с Сюзанной вы сказали, что не желаете больше ее видеть. — Сюз попыталась что-то вставить, но Джин сурово посмотрел на нее и продолжил: — Вы назвали ее… позвольте, я припомню точные слова, — Он нарочито поскреб подбородок, — Вот, вспомнил. Вы сказали, что она для вас хуже чем рабыня, так как не знает своего места. Вы велели ей — нет, «велели» неверное слово, — приказали ей уйти с ваших глаз долой и никогда не появляться, — Он сощурил глазки, выражавшие одну только ненависть, — А теперь вы заявляете, что вам приятно видеть ее?

«Превосходно! Ну какого черта я не подумала об этом раньше? Разумеется, Рианнон общалась с моими друзьями и родными. Конечно, она обидела и больно ранила каждого, — Тут я внутренне встряхнулась, — Я целых полгода разгребала в другом мире ее дерьмо, убеждала Каролана, зеркального двойника Джина, в том, что ему вовсе не обязательно ненавидеть меня, потому что я не чертовка Рианнон и никогда не причиню вред Аланне. Вполне логично, что в этом мире она тоже успела нагадить».

Я все могу объяснить, Сюз, — не обращая внимания на сердитый взгляд Джина, обратилась я к женщине, которая когда-то относилась ко мне как сестра. — Я была не в себе, когда говорила это. Черт!.. — Я попыталась по-дружески улыбнуться, — Это длилось несколько месяцев, — Я старалась четко произносить каждое слово и смотрела ей в глаза, в душе умоляя подругу увидеть разницу между Рианнон и мною, — Я в самом деле все объясню. Быть может, заглянем куда-нибудь выпить чашку кофе? — Я оживилась, вспомнив кое-что, — Кажется, тут рядом есть кафешка.

Так оно и было. Мы с Сюз частенько туда заглядывали с утра пораньше, чтобы смолотить по чудесной ореховой булочке.

Я видела, что лицо ее смягчилось, приобрело знакомое, милое сердцу выражение.

Она открыла рот, чтобы ответить, но Джин опередил жену:

Нет. Мы никуда с тобой не пойдем.

Я посмотрела на него и на этот раз по-настоящему его разглядела. Он всегда был толстячком среднего роста и заурядной внешности. На пятнадцать лет старше нас, если быть точной. Недавно ему перевалило за пятьдесят, и он окончательно превратился в бочкообразного гипертоника. Второй раз на такого и не взглянешь, особенно если сравнивать с симпатичной женой. В его пользу говорил лишь ум, а также тот факт, что он безумно обожал мою лучшую подругу. За слепое преклонение многое можно простить.

Тут я осознала, что Каролан нравился мне гораздо больше, чем Джин. Вот так. Каролан был настоящим доктором. Он лечил людей. Джин стал ученым, университетским профессором, одним словом, ботаником. Он защитил докторскую, вообще-то целых две, но доктором не был. Вам понятно, к чему я клоню? Джин — коротенький и толстый. Каролан — сухощавый и подвижный, что придавало ему моложавый вид. До этого момента я ни разу не задумывалась о различиях между ними, просто сознавала, что Каролан — любовь Аланны, потому что Джин — любовь Сюз.

Теперь же лицо Джина выражало нечто уродливое, а именно ревность. Я поняла, что Каролан был иным. Пусть он и ненавидел меня, считая, что я Рианнон, но к этой ненависти не примешивались ревность или зависть. Она была вызвана только тем фактом, что Рианнон использовала Аланну самым бессовестным образом и не щадила ее. Каролан оказался лучшим парнем, чем Джин, и не только потому, что в Партолоне он поддерживал себя в хорошей форме и был одаренным врачом, а не чересчур образованным ученым-ботаником. Каролан никогда не стал бы придираться к нашим отношениям с Аланной. Как раз наоборот. С ясностью, которая приходит с интуицией, я поняла, что идентифицировала ревность Джина так быстро только потому, что не раз сталкивалась с ней и прежде. Даже очень часто. Например, когда я заскакивала к Сюз субботним днем, чтобы вытащить ее куда-нибудь перекусить. Или когда его голос внезапно приобретал металлические нотки от известия, что мы с Сюз выделяем все вечера по четвергам для наших встреч, поэтому ему придется обходиться без нее пару часов. Иногда он говорил, что мы с Сюз не прочь стать сиамскими близнецами, и при этом не мог скрыть сарказма. Но до сих пор ему всегда удавалось погасить любую неловкость своим обаянием. Наверное, я прежде не задумывалась о том, как ко мне относился Джин. То ли я вызывала у него чувство симпатии, то ли он просто меня терпел. Он хорошо относился к Сюз, и мне этого хватало. Я жутко разозлилась по поводу того, что Джин маскировал свою ревность и неприязнь до того момента, пока самозванка Рианнон не предоставила ему весомый аргумент, позволивший выпустить наружу всех чертей.

С другой стороны, меня в очередной раз порадовало, что зеркальные двойники не во всем похожи. Какова бы ни была причина, но природа вступает в противоречие с воспитанием… и т. д. и т. п.

Я обращаюсь к Сюзанне, а не к тебе, — спокойно ответила я на его яростный взгляд. — С каких пор ты говоришь за нее?

Я старалась не повышать тон. Мне не хотелось отвлекать завсегдатаев «Уол-Марта» от падающих цен и устраивать сцену в духе шоу Джерри Спрингера. Я оглянулась и с облегчением убедилась в том, что люди, проходящие мимо, смотрели на лед, чтобы не поскользнуться, а вовсе не следили за нашей маленькой драмой.

Ша!.. — Милый голосок Сюзанны произнес прозвище, которое я не слышала, как мне показалось, шесть лет, а вовсе не шесть месяцев.

У меня даже сжалось сердце.

Быть может, мы встретимся позже? — неуверенно предложила она, глядя то на Джина, то на меня.

Мне и правда нужно поговорить с тобой сейчас, Сюз. Это важно.

Я просемафорила ей глазами: «Дело срочное, подруга». Мы делали так много лет. Этот взгляд означал: «Бросай все, кое-что произошло». В общем, настоящий сигнал SOS, используемый подругами.

К моему неописуемому ужасу, она просто пожала плечами, избегая смотреть мне в глаза, и сказала:

Мне кажется, это не очень хорошая идея.

Это тебе только кажется! — сквозь стиснутые зубы процедила я, выразительно глядя на Джина.

Послушай, Шаннон, — хмыкнул тот, — Тебе придется смириться. Твоя жизнь изменилась. Ты ясно дала понять Сюзанне, что она не вписывается в твой новый стиль. Вы разошлись, да и прежде были совершенно разными людьми.

Мне показалось, будто я огребла от него пощечину. Разумеется, мы с Сюз были разными людьми. Это и делало нас такими близкими подругами. Мы с ней по-разному подходили к жизненным ситуациям. Она была более консервативна, тщательно продумывала все шаги. Я действовала порывисто, бездумно вляпывалась куда-то. Мы дополняли друг дружку. Я поощряла ее носить юбки покороче и высказывать свое мнение. Она подсказывала мне, когда следовало застегнуть еще одну пуговку на блузке и держать язык за зубами.

Мне хотелось выкрикнуть это в его надутую физиономию. Но тут я заметила лицо Сюзанны. Она молила меня ничего не говорить. Глаза ее блестели от непролитых слез. Сюз выглядела как женщина, которой приходилось выбирать между лучшей подругой и мужем.

Джин крепче сжал ее руку. Сюзанна прижала свободою ладонь к его кулаку. Я узнала этот жест. Она всегда успокаивала так Джина. Подруга сделала свой выбор. Чего еще я могла ожидать? Моя жизнь потекла в другом направлении. Ей за мной было не поспеть. Чего я от нее добивалась? Чтобы она бросила ради меня отца своих детей? Нет, этого я не хотела, пусть даже мне никогда не удастся вернуться в Партолону.

Понимаю, — сказала я, стараясь держаться спокойно.

Джин саркастически фыркнул.

Я проигнорировала его, не сводя взгляда с Сюзанны.

Прости, что последние месяцы я причиняла тебе боль.

Мне хотелось добавить, что это была вовсе не я. Мол, когда-нибудь я все объясню и она поймет. При этом я знала, что этого, скорее всего, не случится. Я, как и она, сместила свой фокус. Наши с ней жизни безвозвратно изменились.

Поэтому я лишь печально улыбнулась и сказала ту правду, на которую решилась:

Мне будет тебя не хватать. Я люблю тебя.

Она сжала губы. Джин поволок ее прочь. Яркие огни «Уол-Марта» освещали слезы. Они текли у нее по щекам и смешивались со снежинками, которые ни на секунду не прекращали падать.

Я, спотыкаясь, пошла дальше. К застрявшей «импале» подкатила полицейская патрульная машина из Броукн-Эрроу. Ее красные и синие огни отбрасывали на снег странные крутящиеся тени. Сильная рука Клинта легла мне на плечо. Двери с шипением распахнулись, но ноги не несли меня дальше, поэтому створки так и остались открытыми за нашими спинами. Холодный воздух, дувший сзади, резко контрастировал с подогретым, вырывавшимся из трубы, установленной над нашими головами.

Я не знала, что плачу, пока Клинт не сунул мне в руку бумажный платок.

Я с благодарностью кивнула, вытерла нос и глупо сказала:

Она была моей лучшей подругой.

Мне жаль, — отозвался он.

Вокруг нас бурлила толпа покупателей, обвешанных сумками. Клинт взял меня за руку и увел в сторону от центрального входа, к стеклянной стенке.

Я затрясла головой.

Просто не могу поверить, что она… — И я замолкла.

Что она? Не прыгнула ко мне с воплем: «Ой, Ша, я сразу поняла, что это была не ты! Я подозревала правду с самого начала, что тебя унесло в другое измерение!» Нет уж! Как она могла такое представить?

Я принялась глубоко дышать, стараясь не шмыгать носом. Вечно разведу эти сопли, стоит только расплакаться.

Я высморкалась и посмотрела на Клинта:

Наверное, мне следует извиниться. Такая некрасивая сцена.

Я робко улыбнулась, но он на меня не смотрел. Его взгляд был устремлен сквозь стеклянную стену на улицу.

Клинт!

Я собралась спросить, что случилось, но потом почувствовала что-то неприятное — неуловимое, дразнящее, в то же время тошнотворное. Так бывает, когда войдешь в комнату, где под полом сдохла и уже начала пованивать мышь.

Я резко повернулась к стеклу. Ровный снегопад напоминал завесу из белых бусин на фоне темного вечера. Уже давно смеркалось. Серый день превратил людей на парковке в призраков самих себя. Полицейский помогал закреплять цепи на шинах «импалы». Я очень удивилась, заметив, что Сюзанна с Джином стояли всего в нескольких футах от того места, где мы недавно разговаривали. Только теперь они не держались друг за друга. Сюзанна строптиво сложила руки на груди, а Джин одну, сжатую в кулак, прижимал к себе, а второй зло жестикулировал. Сюзанна решительно покачала головой и шагнула от мужа в сторону здания. Джин схватил ее за руку. Они притягивали взгляды людей, быстро проходящих мимо.

Затем краем глаза я заметила какое-то легкое движение. Словно летучая мышь взмахнула крылом на фоне ночного неба. Я резко повернула голову вправо и пристально вгляделась, всей душой надеясь, что ошиблась.

— Там!.. — указал Клинт на пятно, темнеющее позади застрявшей машины.

Сначала мне показалось, что это всего лишь тень, но потом я напомнила себе, что солнце уже садится и никак не может отбрасывать такое огромное чернильное пятно вместо тени. Затем пятно покрылось рябью, скользнуло и исчезло под крутящимися колесами машины. Мотор взревел.

Все дальнейшее случилось с головокружительной быстротой. Я двинулась вперед, но двери не открылись, остались неподвижными, а яркие огни мигнули и погасли. В то же мгновение я увидела, как Сюзанна стряхнула с себя руку Джина. Она спешила к автоматическим дверям, по-прежнему смотрела на мужа, говорила ему что-то через плечо, поэтому и не заметила, как буксующие колеса чудесным образом сцепились с поверхностью почерневшего льда. «Импала» рванула вперед, прямо на Сюзанну. Ее не подбросило в воздух от удара. Она сразу упала и машина перекатилась через нее.

Из моей груди вырвался дикий крик, во рту появился привкус горечи. Я как безумная забарабанила по закрытым дверям. Огоньки еще раз мигнули и зловеще залились. Дверь с шипением открылась. Клинт не отставал, когда я метнулась в толпу, быстро собиравшуюся вокруг места происшествия.

Я медсестра, пропустите! — приказала дородная блондинка, и кольцо, сомкнувшееся вокруг Сюзанны, мгновенно расступилось.

Медичка опустилась на колени, и больше я уже ничего не видела, только слышала шипение и щелчки в рации офицера, вызывавшего «скорую».

Отойдите! Отойдите! — покрикивал полицейский, врезаясь в пеструю толпу.

Он растопырил руки, тесня людей назад, а сам не сводил глаз с центра кольца зевак. Я протолкалась вперед, чтобы присоединиться к ним.

Сюзанна абсолютно неподвижно лежала на боку. Тело было развернуто ко мне. Голове следовало бы смотреть в мою сторону. Но вместо того, чтобы увидеть ее лицо, я уткнулась взглядом в затылок и быстро заморгала, с трудом понимая, что вижу. Вокруг головы и плеч подруги растекалась алая лужица. Там, где кровь соприкасалась с промерзшей землей, поднимался пар.

Меня охватил ужас, когда я услышала гортанный смех и увидела, как черная тень исчезла в ночи.

Как много крови, — прошептали мои онемевшие губы, — Сюзанна! — вырвался наружу крик, душивший меня.

Джин, присевший рядом с ней, поднял голову. Его лицо приобрело землистый оттенок. Посиневшие губы были плотно сжаты.

— Это ты сделала, — прошипел он.

— Нам пора, — сказал Клинт, обхватив мои плечи сильной рукой.

— Я не могу оставить ее, — всхлипнула я.

Ты не можешь ей помочь, Шаннон. Она мертва.

Последние два слова подействовали на меня как боксерский удар.

Назад! Отойдите! — К полицейскому подошли на помощь его коллеги.

Господи! — выкрикнул человек, в котором я узнала водителя «импалы».

Он с трудом пробирался сквозь толпу, обступившую тело Сюзанны.

Сэр! Пожалуйста, пройдите сюда! — Полицейский оттащил его в сторону.

Боже! Машина никак не останавливалась! — Мужчина потерял контроль над собой, громко всхлипывал. — Я давил на педаль тормоза, но бесполезно. Клянусь!

Уходим немедленно, Шаннон, — стальным голосом заявил Клинт.

Меня охватило безразличие. Должно быть, начинался шок, поэтому я не остановила Клинта, когда он меня увел.

Это она виновата! — с ненавистью вопил мне в спину Джин. — Это из-за нее случилось!

Я выгнула шею и посмотрела назад через плечо Клинта. Джин стоял рядом с Сюзанной. Его одежда была забрызгана кровью. С пеной у рта он истерично указывал пальцем в мою сторону.

Сэр! — Тот же самый офицер, который передал водителя своему напарнику, быстро подошел к Джину и тронул его за руку, явно пытаясь успокоить. — Я видел, как все произошло, стоял не более чем в двух футах от нее. Это был несчастный случай. Никто не… — Дальше я уже не слышала, так как мы отошли далеко.

Не останавливайся, — тихо сказал мне Клинт. — Просто дыши и продолжай идти. Все время иди вперед.

— Вот умница, Шаннон, девочка моя, вот умница, — не переставал нашептывать Клинт.

Он помог мне взобраться на пассажирское сиденье «хаммера», застегнул ремень безопасности и отошел назад. Только тогда я впервые обратила внимание на то, что вокруг него ярко мерцала сапфировая аура.

«Хаммер» продвигался по скользкому снегу с той же суровой уверенностью, какую демонстрировал весь день. Клинт включил обогреватель на полную мощность и снова сбросил с плеч куртку.

Возьми себе, укройся, — Взгляд его был встревоженным.

П-почему м-мы не остались? — Только сейчас до меня дошло, что из глаз непрерывно текли слезы и я вся дрожала. — Я могла ей понадобиться.

Ей уже никто не понадобится, Шаннон, зато та тварь была там. — Он то и дело бросал на меня взгляды, деля свое внимание между ледяными улицами и мной, — Что мы делали бы, если бы Нуада снова предпринял на нас атаку? Здесь даже нет леса, чтобы нам запастись энергией, — Клинт бесстрастно добавил: — Было бы еще больше жертв.

Ты снова светишься, — рассеянно сказала я.

Что? — Он посмотрел на меня как на сумасшедшую.

Твоя аура. Голубая с золотым краем. Обычно я ее не вижу, но она светилась, когда ты вел меня к «хаммеру» — Чем больше я говорила, тем нормальнее звучал мой голос.

— Я почувствовал приближение твари, и моя аура, Должно быть, отреагировала как защита, — удивился Клинт, — Но мне не показалось, что мы были целью Нуады. Только не в этот раз.

«Пока я тобой владею, буду уничтожать все, что ты любишь, как в этом мире, так и в другом», — прошептала я онемевшими губами, а потом уверенно добавила: — Нуада нацелился не на меня. Он выслеживал Сюзанну, потому что каким-то образом узнал о том, что я люблю ее.

Я посмотрела на Клинта, и внезапно мне все стало ясно. Иногда понимание очень пугает.

Это означает, что в опасности не только отец. Беда грозит всем, кто мне дорог, пока монстр не уничтожен, — Клинт не успел ничего сказать, потому что я ткнула дрожащим пальцем в сторону, — Здесь направо.

Клинт повернул на Кеноша-стрит, и я успела заметить зловещие мигалки «скорой», подъехавшей к парковке перед «Уол-Мартом».

Ты уверен, что она погибла?

Ты сама это знаешь, Шаннон, — мягко произнес Клинт и на секунду опустил руку па мое колено, — Никто не выжил бы при таком повреждении головы.

«Моя вина».

Да, это была моя вина. Я вздрогнула, плотнее завернулась в куртку и почувствовала новый приступ тошноты. Тогда я прижалась лбом к прохладному стеклу, закрыла глаза и постаралась унять приступ. Мне нельзя было сейчас думать о Сюзанне. Нельзя было вспоминать, как мы часами болтали, забыв обо всем на свете. Как она сразу понимала, какое у меня настроение, по одному голосу в телефонной трубке. Я ни за что не стану вспоминать, как много лет тому назад ее старшая дочь, одна из моих любимейших учениц, вдруг решила: «Вам с моей мамой нужно подружиться», после чего начала действовать, чтобы свести нас. В буквальном смысле. Именно благодаря ей мы с Сюзанной встретились и стали подругами, к взаимному удовольствию.

Теперь Сюзанны больше нет. Три ее красавицы дочери остались без матери. И все из-за меня.

Шаннон! — прервал мои рыдания Клинт, — Перестань. Тебе опять станет плохо.

Мне хотелось приосаниться и строго поинтересоваться какого черта он тут раскомандовался, но сил не было. Я могла только сидеть с прижатым к холодному стеклу лбом.

Скажи, куда ехать.

Я повернула голову, поморгала и вытерла слезы краем его куртки.

Направление, Шаннон!.. — решительно басил он. — Как проехать к дому твоего отца? — Фриман наклонился, открыл бардачок, вытащил оттуда несколько бумажных салфеток и сунул мне, — Не вытирай нос о мою куртку.

«Вот дерьмо! Я только что потеряла лучшую подругу, а его волнует какая-то дурацкая куртка? Ну и пошел к черту, мистер Педант и Зануда».

Я высморкалась, села прямо, огляделась вокруг и постаралась понять, где мы находимся. На окраине города улицы были абсолютно пустынны. Меня даже слегка удивило, что фонари до сих пор горели при таком обильном снегопаде. Обычно во время зимних метелей первым выходило из строя электроснабжение. Мы поднимались на невысокий холм. Справа я увидела белое ограждение и хорошо ухоженный кустарник, окаймлявший классически элегантный «Кантри клаб» с великолепным полем Аля гольфа и превосходным рестораном.

Продолжай ехать прямо, — Мой голос не скрывал обиды. — Когда четырехполосное шоссе перейдет в двухполосное, свернешь направо. Это и будет дорога Оук-Гроув.

Тебе придется сказать мне, когда будет поворот. Лично я не отличаю дороги от обочины, так что никак не смогу заметить перехода на двухполосное движение.

Я кивнула, потерла глаза и сосредоточилась на заснеженном пейзаже. Мимо проносились соседние дома, где я играла ребенком. Теперь они стояли все дальше и дальше друг от друга.

Помедленнее. Мы почти приехали, — Он переключил скорость, — Видишь то приземистое бетонное здание? Повернешь там.

«Хаммер» пополз направо. На повороте фонари замигали и погасли, как и все огни в соседних домах.

Боже! — Я снова начала дрожать.

«Странно, я даже не заметила, что на какое-то время дрожь прекратилась».

Неужели опять Нуада?

Нет, — покачал головой Клинт. — Дыши и сосредоточься, Шаннон. Чувствуешь его присутствие?

Вместо того чтобы рассердиться на его приказной тон, я закрыла глаза и сконцентрировала все мысли, продолжая глубоко дышать. Появится ли предчувствие зла, сопровождающее Нуаду? Нет, не появилось. Я облегченно вздохнула.

Я его не чувствую.

Это просто снегопад. Вот почему огни погасли. Удивительно, что они так долго продержались, — напряженно произнес Клинт, стараясь вести машину по середине заснеженной дороги.

Я пригляделась к нему повнимательнее и поняла, что он сидел в какой-то странной позе, неловко развернув плечи, словно его беспокоила спина. Тогда я напомнила себе, что этот парень провел за рулем больше восьми часов. Должно быть, он жутко устал.

— Отсюда недалеко. После этого небольшого подъема увидишь на дороге знак «стоп».

Мы подъехали к знаку. Клинт не остановился.

Имею полное право сказать, что движение на дорогах отсутствует, — умудрился слегка улыбнуться он.

Ладно, теперь смотри направо. Видишь, где прерывается линия можжевельника? — Клинт ехал уже совсем тихо — Оттуда ответвляется боковая дорога. Свернешь на нее.

Фриман следовал моим указаниям. «Хаммер» преодолевал сугробы как танк.

Поезжай до вершины холма. Папин дом будет справа, — указала я на аллею, разделявшую два роскошных пастбища. — Слава богу, ворота открыты, — с облегчением вздохнула я.

Клинт свернул на аллею. Мне сразу стало ясно, что отец первую половину дня боролся со снегом. Я улыбнулась, представив, как он, напялив толстую потертую куртку и низко надвинув шапку с висящими ушами, что придавало ему вид абсолютного ботаника, с ворчанием прилаживал насадку для уборки снега к своему старенькому комбайну.

В отличие от темных соседских домов, над нашим крыльцом горел фонарь.

Клинт вопросительно посмотрел на меня.

Отец еще тысячу лет назад установил у себя солнечные батареи. Кажется, в середине семидесятых это было что-то вроде уловки, позволяющей уйти от налогов. Тогда никто не подозревал, что это окажется отличным вложением денег, — Я покачала головой, с любовью вспоминая, как удивлялся этому отец, — Который час?

— Девятый.

Припаркуйся в любом месте за двумя грузовиками.

Родители, как всегда, не загнали свои грузовички в гараж. Они использовали его не для стоянки транспорта, а для хранения инструментов. Тут были устроены слесарная и столярная мастерские. Я всегда считала, что там хранилось всякое барахло. Зато мой «мустанг», к примеру, всегда был «гаражной» машинкой. Он жил в гараже, а если и проводил вечер вне дома, то только под присмотром взрослых.

Сиди на месте. Я обойду машину и помогу тебе. Клинт с трудом покинул сиденье водителя, медленно распрямился, прижимая руку к пояснице, осторожно прошел ко мне и распахнул дверцу.

Тебя беспокоит спина?

Не волнуйся. Такое частенько случается.

Я хотела расспросить, что именно, но он резким жестом велел мне вылезать.

Меня слегка трясло, когда я выбиралась из «хаммера». Клинт взял меня за руку и помог добрести по снегу к крыльцу. Мы остановились в небольшой лужице света.

Я нервно прокашлялась, не зная, что делать дальше. Обычно я сразу входила в дом с громким воплем: «Пaпa! Это я!» — но теперь засомневалась, хорошо ли меня здесь

примут. Вдруг Рианнон успела разругаться и с моими родителями? Что делать, если отец не захочет больше меня видеть? Я взглянула на себя и только сейчас осознала, что по-прежнему обрызгана рвотой, грязная с ног до головы.

Ты в порядке, Шаннон, девочка моя? — спросил Клинт, убирая с моего лица выбившийся локон.

Не уверена…

Не успела я договорить, как заскрипела дверная ручка, толстая внутренняя дверь распахнулась и на пороге появилась грузная фигура отца, от которого меня отделяла лишь сетчатая дверь.

Шаннон?

Да, это я, папа. Со мной друг. Нам можно войти? — поинтересовалась я тоненьким голоском, словно опять превратилась в шестилетку.

Да-да, — произнес отец, отпирая раму с сеткой, — Не припомню такого снегопада. Я будто опять оказался в Иллинойсе!

Мы шагнули в тесную переднюю. Возле двери на столике тускло горела большая масляная лампа. Отец протянул руку и поправил фитиль. Пламя заплясало, и мы внезапно оказались в мерцающем мягком свете. На отце был спортивный костюм с логотипом Иллинойского университета — оранжевые буквы на синем фоне. Выпускник этого заведения остается верен ему навсегда. На ногах толстые носки, плохо натянутые на стопу. Он был растрепан, а на носу у него сидели очки для чтения. Отец выглядел чудесно — само воплощение покоя и надежности.

Мне захотелось кинуться к нему на шею и по-детски расплакаться, но вместо этого я нервно зашаркала, пытаясь придумать, что бы такое сказать.

Э-э, а чего собаки не лаяли?

Отец разводил псов, этакую внушительную помесь волкодава с борзой. Он не выставлял собак на бега, просто радовался их присутствию. Еще ему нравилось, что благодаря им популяция койотов на его земле была сведена к минимуму. Так что обычно любого гостя с маниакальной Радостью приветствовал десяток многоцветных поджарых собак. Я напомнила себе, что хвосты у них жгут не хуже кнутов — только берегись.

Заперты в амбаре. Слишком уж холодно и отвратительно на дворе. Я включил обогреватели, насыпал им полную кормушку еды и закрыл вместе с лошадьми, — хмыкнул отец, — Щенки, наверное, решили, что умерли и попали в собачий рай.

Ой, папа, как я по тебе соскучилась! — Я приподнялась на цыпочки и крепко его обняла, а он чмокнул меня в щеку.

Что ж, теперь ты дома.

Я улыбнулась ему сквозь слезы облегчения и поблагодарила свою Богиню за то, что Рианнон не разрушила мои отношения с отцом, хотя и натворила немало дел.

Отец с любопытством посмотрел на Клинта, и тот сразу протянул руку:

Мистер Паркер, рад с вами познакомиться.

Папа, это мой друг Клинт Фриман, — вмешалась я в разговор и покраснела как маков цвет, поняв, что забыла о приличиях, — Клинт, это мой отец Ричард Паркер.

Они обменялись рукопожатием, и отец показал на гостиную:

Проходите, располагайтесь. Шаннон, почему бы тебе не приготовить вам с Клинтом чего-нибудь? Ты знаешь, где что лежит.

Мы прошли за папой в гостиную, отделенную от кухни небольшим коридором с грилем и множеством шкафчиков. Отец пригласил Клинта присесть на диван, а сам занял свое обычное место в кресле, за столом, заваленным книгами и журналами по разведению скаковых лошадей.

Я удалилась на кухню и спросила, доставая кружки:

Что тебе приготовить, Клинт? Чай, кофе или чего-нибудь покрепче?

Я бы не отказался от кофе, если нетрудно.

— Я только что сварил целый кофейник, — вмешался папа. — Надеюсь, вы любите крепкий, — сказал он Клинту.

Люблю, — улыбнулся тот.

Чудачка, в этом шкафу у меня, кажется, стоит бутылочка виски, до которой ты не дотрагивалась больше полугода. Говорю на тот случай, если твои вкусы опять изменились и стали прежними.

Я услышала свое прозвище и чуть не расплакалась. Даже не смогла сразу налить Клинту кофе — все переваривала услышанное. Я люблю односолодовое виски с тех самых пор, как впервые побывала в Шотландии, более десяти лет назад. Но за время своего пребывания в Партолоне я узнала, что Рианнон на дух не переносила шотландское виски. Она считала, что его пьет одна чернь. Отцовское замечание ясно свидетельствовало о том, что она здесь побывала, успела сунуть нос и сюда.

Я разозлилась не на шутку, но все-таки налила горячую воду для чая и отнесла обе кружки в гостиную.

Тебе нужно что-нибудь еще, папа?

Не-а. Я пока потягиваю свой кофеек с ликером «Бейлис», — Он с любопытством посмотрел на меня и добавил: — А знаешь, я ведь обычно не пью кофе в такой час, но сегодня что-то мне подсказывало, что следует припоздниться.

Я уселась на диван рядом с Клинтом и принялась нервно подергивать за нитку чайный мешочек.

По-прежнему не хочешь виски, а? Кажется, ты выпила все то дорогущее красное вино, которое успела сюда понавезти… — Он внезапно замолк, словно не желал чего- то вспоминать.

— Нет! То есть да! — Я затрясла головой, пытаясь мыслить ясно, — Хочу сказать, что по-прежнему люблю виски. Просто сегодня мне лучше выпить горячего чая.

«Как и следующие семь месяцев», — мысленно добавила я.

Мы молча прикладывались к кружкам. Я не знала, с чего начать, но сам факт того, что мне довелось оказаться в родном доме, заставлял меня чувствовать себя лучше сильнее, способной справиться со всеми ужасами.

Я заморгала и отрывисто поинтересовалась:

Где мама Паркер?

Отсутствие мачехи почему-то чувствовалось особенно остро. Будь она здесь, тотчас принялась бы хлопотать на кухне, стараясь накормить нас до отвала, приказала бы мне снять мокрую, грязную одежду и надеть все чистое. В таких случаях я всегда ощущала, что меня здесь любят, и даже устыдилась, что сразу не поинтересовалась, где она.

Мама Паркер навещает сестру в Фениксе.

Без тебя?

В такое трудно было поверить. Они женаты тысячу лет, но до сих пор все делали вместе — мило до приторности.

Этот визит она планировала давно. Я собирался поехать с ней, но один из идиотов, годовалых жеребцов, решил протаранить забор и чуть не лишился ноги. Пришлось остаться и лечить болвана.

Я кивнула в знак согласия и покорно выслушала подробнейший отчет о лошадиных недугах. Мало кого на свете отец считал глупее скаковых лошадей и почти никого так не любил.

Я понимала, что следует объяснить причину приезда, но неспешный разговор показал, насколько велика моя тоска по нормальной жизни, пусть это и была иллюзия, которой суждено скоро закончиться.

Как дела в школе?

Пока меня не переместили в другое измерение, где мне довелось стать верховной жрицей, я была очень счастлива обучая английскому старшеклассников одной из школ в Броукн-Эрроу. Так уж случилось, что в этой же самой школе мой отец без малого три десятка лет тренировал футбольную команду и при жизни стал легендой. Я любила преподавать. Подростки постоянно служили источником моего веселья. Нет, правда. Где еще, как не в муниципальной школе, можно найти работу, позволяющую ежедневно выступать перед сотней, а то и более полулюдей, то есть подростков? Где еще несколько раз в году можно являться на рабочее место в карнавальном наряде, причем самого широкого диапазона, от пижамы до костюмчика своего любимого супергероя? Чем нелепее у тебя будет вид, тем круче ты будешь считаться и получать за это зарплату, хотя в Оклахоме — лишь подобие таковой. Уверяю вас, только в муниципальной школе.

Да, в одном мы с отцом всегда сходились. Подростки — одни из немногих созданий, у которых еще меньше здравого смысла, чем у скаковых лошадей. Я увидела, как его лицо расплылось в улыбке.

— Маленькие обалдуи! С каждым годом они становятся все неуправляемее, — хмыкнул он, — К тому же в этом году к нам перешел на работу из какой-то новомодной средней школы новый замдиректора, этакий женоподобный хлюпик. Тупой кретин! Он и понятия не имеет о том, что такое дисциплина. Только и знает, что передвигать мебель, возиться с отоплением в учительской и шнырять по коридорам. Вдруг повезет, кто-то из учителей уйдет пить кофе и оставит класс без присмотра. Готов поклясться, что он писает сидя. — Отец покачал головой и бросил на меня страдальческий взгляд. — Хорошо, что ты вовремя оттуда ушла.

Стоило ему упомянуть о перемене в моей карьере, как Оплота душевного разговора сразу улетучилась. Я с ненастным видом уставилась в свою кружку.

У тебя нехороший вид, Чудачка, — попытался взять шутливый тон отец, но морщины на его лбу стали отчетливее, когда он заговорил. — Не хочешь рассказать, что происходит?

Я подняла глаза. Мне никогда не удавалось что-то от него скрыть. Впрочем, я и не пыталась. Даже подростком все ему рассказывала.

Тут меня пронзила внезапная мысль.

«Вдруг Рианнон тоже не смогла скрыть от него свою истинную сущность? Что делать, если он уже знает, что Рианнон — это не я?»

Я сделала глубокий вдох и расправила плечи.

Даже не знаю, как начать. Все очень сложно.

Жизнь сложна, — просто сказал он, — Начни с начала, а там разберемся.

Папа, последние шесть месяцев я была не я.

Да, да. Ты была чертовски груба с мамой Паркер, — согласно кивнул отец. — Хорошо, что она тебя так любит. Я рад, что ты снова стала нормальной и…

Я подняла руку, чтобы остановить его.

Нет, я совсем о другом. Это была не я в буквальном смысле.

Папа собирался что-то сказать, но слова замерли на его губах, и он внимательно вгляделся в мое лицо.

Объясни, что ты имеешь в виду, Шаннон Кристин.

Отец произнес мое второе имя, а это означало, что он воспринимал меня серьезно.

Ты помнишь, что полгода назад со мной произошел несчастный случай?

Автомобильная авария. Конечно помню. Ты много дней провела в беспамятстве. Мы чуть сами не умерли от волнения. Я с самого начала знал, что однажды ты врежешься куда-нибудь на своем проклятом «мустанге». Слишком быстро гоняешь!.. — сердито покачал он головой, готовый заново начать старый спор.

Это была не обычная авария, папа. Никуда я не врезалась, — поспешила добавить я. — Я приобрела горшок на аукционе, организованном в одном поместье. Это была старая погребальная ваза с изображением верховной жрицы, воплощения богини Эпоны.

Кельтской богини лошадей, — кивнул отец.

Он был начитанным человеком, о чем свидетельствовали горы книг, наваленные по всей гостиной.

Богиня была мною, вернее, моим зеркальным двойником. — Я сделала паузу, желая убедиться, что он все понимает, — Из другого мира, в другом измерении. В том мире вместо технологии процветает мифология, а некоторые люди являются двойниками тех, кто живет здесь.

Шаннон, что за глупая шутка?!

Я не шучу! — Я посмотрела на Клинта, который до этой минуты сохранял молчание, и попросила: — Скажи ему.

Сэр, выслушайте ее. — Ровный голос Клинта будто придавал весомость моим утверждениям, — Она говорит правду и может это доказать.

Я на секунду сощурилась и метнула в него говорящий взгляд. Мол, о чем это ты, черт возьми? Какие доказательства? Но Клинт ободряюще кивнул мне.

Я прокашлялась и снова повернулась к отцу.

Из-за вазы случилась не только авария. С ее помощью меня перебросили в другой мир, поменяв с двойником, воплощением богини Эпоны.

Глаза у отца округлились, но перебивать он не стал.

— Поэтому та стерва, которая портила отношения с моими друзьями и родными последние полгода, была не я — на одном дыхании завершила я свой рассказ.

Ты хочешь сказать, что тебя физически не было в этом мире?

Я кивнула.

Та женщина, что бросила работу, вышла замуж за миллионера, затем похоронила его и с тех пор летает по всем Соединенным Штатам, на самом деле не ты?

Совершенно точно.

Шаннон! — затряс отец головой. — Ты хотя бы понимаешь, насколько безумно это звучит?

Да, черт возьми! — Я подавила желание закричать во все горло и продолжила нормальным тоном: — Я сама через все это прошла, но тоже считаю невероятным все то, что приключилось.

Я закрыла веки и потерла виски, чувствуя, как опять подкатывает тошнота и в голове отдается каждый удар сердца.

«Видимо, отец мне не поверит».

Тут мне на шею опустилась сильная рука Клинта и принялась разминать напряженные мускулы.

Мистер Паркер, уже поздно, а у Шаннон сегодня выдался тяжелый день, — заговорил он спокойно и рассудительно, — Быть может, будет лучше, если сейчас мы ляжем спать, а утром договорим?

Ты и впрямь выглядишь ужасно, девочка, — сказал мне отец.

Я открыла глаза.

Папа, Сюзанна погибла.

Он подскочил от изумления.

Маленькая Сюзанна! Боже правый, как же это случилось?

— Это лишь часть истории, мистер Паркер, — вмешался Клинт, — Пока вам достаточно знать, что это случилось сегодня. Шаннон пришлось присутствовать при ее гибели. — В его голосе послышались покровительственные нотки, немало меня удивившие.

Отец задумчиво сощурился и взглянул на мужчину, сидевшего рядом со мной.

Ладно, сынок. Давай уложим нашу девочку спать, — Он подошел к дивану, отвел мою руку, подпиравшую лоб, помог подняться, обнял меня, ласково похлопал по спине, потом принюхался, — Боже, Чудачка, ну и запашок.

Да, знаю, — с несчастным видом пискнула я.

Отец за руку вывел меня в коридор, ведущий в спальни, прихватив по дороге масляную лампу со столика. Первая комната налево была гостевой. Он распахнул дверь, вошел в комнату, порылся в верхнем ящике ночного столика, достал спички, зажег толстые свечи с ароматом ванили, украшавшие комод, после чего повернулся и решительно посмотрел на Клинта:

Это комната Шаннон. Я пристрою тебя на диванчике в кабинете. Годится?

— Да, сэр, — ответил Клинт, не отводя взгляда.

Отец кивнул и что-то заворчал, потом снова повернулся ко мне:

В комоде ты найдешь несколько своих старых ночных рубашек и кое-что из одежды, да и горячей вода должно хватить на быстрый душ, — Он сморщил нос, — Он тебе понадобится. Об остальном поговорим утром.

Я с благодарностью обняла его и прошептала куда-то в грудь:

Я люблю тебя, папа.

Я тоже люблю тебя, моя Чудачка, — Отец повернулся и вытолкал Клинта за порог, — Пойдем со мной, сынок, — сказал он, прежде чем решительно закрыть за собой Дверь.

«Вечно отец меня опекает».

Я заулыбалась, принялась рыться в верхнем ящике комода и откопала там две пары своих старых джинсов основательно поношенную фуфайку, а также одну из моих любимых ночных рубашек с изображением Санты, гадящего в трубу. Надпись гласила: «Как определить, что ты вел себя плохо». Это был рождественский подарок моего ученика.

— Ой, что за красота! — радостно вздохнула я, обнаружив свое нижнее белье из мягкого фиолетового шелка фирмы «Секрет Виктории», полноценные трусики, — Черт, какое удовольствие выбраться из этих стрингов!

«Поразительно, как мало нужно, чтобы обрадовать меня в минуту стресса».

Отец был прав. Горячей воды хватило на быстрый, но все же полноценный душ. Вода подействовала на меня как транквилизатор. Я едва натянула через голову ночную рубашку, пошатываясь вернулась в свою комнату, как у меня начали слипаться глаза. Я задула свечи, заползла под стеганое одеяло, сшитое бабушкой несколько десятков лет тому назад, потянулась к спинке кровати, развернула пуховое покрывало, уютно накинула его на плечи и глубоко вздохнула. Сладостный аромат ванили смешался с неповторимым запахом чистого старого стеганого одеяла. На меня нахлынули воспоминания детства, и я погрузилась в спокойный сон.

Знаю, большинству людей это не дано, но я всегда сама руководила своими сновидениями, поэтому крепко проспала несколько часов. Мое тело хорошенько отдохнуло, прежде чем душа воспарила в Страну грез.

Я откинулась на гигантских пуховых подушках, разбросанных по фиолетовому кучевому облаку. Вокруг меня нежились, удовлетворенно мяукая, толстые черно-белые кошки. Джейми Фрейзер из серии романов Дианы Гэблдон «Странник» объяснял мне со своим обворожительным шотландским акцентом, что бросает Клэр. Теперь его истинной любовью буду я. Хью Джекман в образе Росомахи недовольно хмурился, глядя на Джейми, но заявлял при этом, что не вызовет его на дуэль, пока не сделает мне хороший массаж стоп. Я открыла рот, собираясь сказать мальчикам, чтобы вели себя хорошо и не вздумали драться из-за меня.

В ту же секунду кто-то вырвал мою душу из тела и вознес через крышу родительского дома Я зависла в снежном небе, испытывая нечто странное. Белые кристаллики снежинок кололи меня не только снаружи, но и изнутри.

Ой! Снова затошнило! — сказала я, ни к кому не обращаясь.

«Дыши, Возлюбленная».

Я заметила, что голос в моей голове звучал отчетливее и громче, с тех пор как меня силком переправили в этот мир.

Ты говоришь совсем как Клинт, — вслух произнесла я.

Богиня не ответила, поэтому я поступила так, как она велела, то есть глубоко вдыхала морозный воздух. Почти сразу головокружение прекратилось. Меня встревожило, что во время магического сна я не только приобретала опыт перемещения, но и чувствовала себя в нем комфортно.

Я начала озираться, пораженная переменой пейзажа. Все выглядело как на почтовой открытке зимнего Колорадо. Отцовские пастбища превратились из зеленых оклахомских владений с болотными дубами и можжевельником в очаровательный заснеженный уголок дикой природы.

— Очень красиво, — прошептала я и взглянула в сторону амбара.

За закрытыми окнами горел теплый свет, вокруг основания амбара высились волнистые сугробы. К своему удивлению, я заметила, что их вершины были выше красно-белых полос обшивки.

Должно быть, снега намело почти в три фута высотой.

«Это неестественно, Возлюбленная», — прозвенел у меня в голове голос Богини.

Знаю! — громко произнесла я в затихшей ночи, — В Оклахоме никогда не бывает столько снега.

«А все потому, что в этот мир вошло нечто неестественное. Здесь замешано истинное зло».

Слова Богини пронзили меня страхом как острые осколки.

Нуада, — Имя прозвучало как ругательство.

«Ты должна его остановить».

Что! — взвизгнула я. — Как же я его остановлю?!

«Ты должна, Возлюбленная. Ты единственная, кто справится».

Но как? В Партолоне я знала, как надо действовать, только потому, что меня окружали люди, понимавшие в магии. Они мне помогали. Меня поддерживала ты!

«Ты не веришь в себя, моя Возлюбленная, — Я встревожилась, услышав, что божественный голос в моей голове начал затихать, — Положись на свою интуицию».

Нет! Не уходи! — запаниковала я, — Я не знаю, что делать!

«Тебя направят древние, как и шаман этого мира».

Эпона! — завопила я, — Какие древние? Какой шаман?

«Помни! — Голос звучал очень слабо, и мне приходилось напрягаться, чтобы разобрать последние слова, — Ты Избранная Богини».

Эпона сказала это и растаяла как туман.

Я села в кровати, хватая ртом воздух, спустила ноги и чуть ли не спрыгнула на пол.

Черт! Вот тебе и вернулась в Оклахому!.. Казалось бы, все должно идти нормально. Оклахома всегда была абсолютно спокойной, приземленной, даже скучной. Боже, как мне не хватало старой доброй оклахомской скуки, — пробормотала я своему тусклому отражению в зеркале, висящем над комодом, пошарила в верхнем ящике, выхватила пару ношеных джинсов, уютную домашнюю фуфайку и толстые носки — Но нет! Вместо этого ты оказываешься беременной, напуганной. Кругом снежный буран, а тебя преследует какой-то кретинский монстр, — продолжала я разговор сама с собой, — К тому же ты умираешь с голоду.

Я открыла дверь, заткнулась и на цыпочках отправилась на кухню. Богиня свидетельница, заснуть мне все равно не удалось бы, а перспектива отведать яичницу- болтунью с тостом и беконом показалась вдруг невероятно заманчивой. Я хорошо ориентировалась в потемках, запустила руку в ящик, который у нас звался обжорой — там хранилась всякая всячина, — и поискала спички, чтобы зажечь керосиновую лампу, неизменно стоявшую на кухонном столе.

А вот и ты, — прошептала я, нащупав коробок.

Могла бы не беспокоиться. Кажется, твой отец оставил спички рядом с лампой, — Голос Клинта так меня напугал, что я чуть не описалась.

Проклятье, Клинт! Какого черта ты здесь сидишь в темноте?

Не успел он ответить, как я зажгла спичку. Фриман подносил ко рту кружку, когда золотистое пламя осветило его лицо.

Почему ты ничего не сказал? Я здорово напугалась.

Ты вошла с таким серьезным видом, словно выполняла какое-то задание. Я решил затаиться и не путаться у тебя под ногами.

Ха, — недовольно буркнула я, зажгла лампу, поправив фитилек так, что углы кухни осветились дрожащим светом, повернулась спиной к Клинту и начала доставать из холодильника яйца и другие продукты, — Почему не спишь?

А ты почему? — парировал он. — После того, что ты пережила всего за два дня, мне казалось, что тебе надо спать как убитой.

Я спала, — уклончиво отозвалась я, продолжая доставать из шкафчиков банки и сковородки.

Ты что, опять летала куда-то во сне? — мягко поинтересовался Клинт.

Да, — бросила я, не оборачиваясь.

Снова видела Клан-Финтана?

Нет, — ответила я, проверила газовое пламя и распределила на сковородке большую порцию бекона. — На этот раз я просто полетала вокруг храма и коротко побеседовала с Эпоной, — Я бросила на него взгляд через плечо. — Яичницы с беконом хватит на всех. Только не говори, что не голоден.

Готов есть твою стряпню хоть каждый день, — Глаза его блеснули так ярко, что я поспешила потупиться, — Что сказала тебе Богиня?

Сейчас вспомню, — ответила я, небрежно разбив яйца в миску, — Дай подумать. Зло на свободе. Нуаду следует остановить. Помогут древние и шаман. Мне надо верить самой себе, — сказала я и принялась оголтело взбивать яйца. — Только я обычно предпочитаю избегать зла и не знаю, как остановить Нуаду. А еще я не знаю никаких древних, никакого шамана. Я твердо убеждена только в одном: здесь для меня все теперь чужое.

Только сейчас я поняла, что боролась со слезами, и разозлилась еще больше.

«Утренняя тошнота, быть может, и прошла, зато гормоны бушуют вовсю. Превосходно!»

Клинт положил ладонь на мою руку и остановил психопатическое взбалтывание. Он опустил подбородок на мою макушку и придвинул меня к себе.

Здесь я. Здесь твой отец. Втроем мы что-нибудь обязательно придумаем, — произнес Клинт, отставил миску на буфет, повернул меня к себе лицом, одну руку положил мне на плечо, а второй приподнял подбородок, чтобы наши взгляды встретились. — Ты Избранная Богини. Не забывай об этом.

Эпона напомнила мне о том же самом.

Что ж, если ты отказываешься повиноваться своей Богине, то прислушайся ко мне, — улыбнулся он одними глазами, — Как-никак я двойник твоего мужа, — игриво сказал Фриман, так точно копируя интонацию Клан-Финтана, что у меня сердце сжалось.

Хорошо, что он об этом не подозревал.

Это точно, — дрогнувшим голосом прошептала я.

Клинт заметил тоску в моих глазах, и все шутки мигом прекратились. Я стояла достаточно близко и почувствовала, что он больше не дышал. Рука, лежавшая у меня на плече, напряглась. Пальцы, удерживавшие мой подбородок, ласково соскользнули на скулу, затем опустились ниже, на шею, после чего принялись легко поглаживать затылок. По мне пробежал едва заметный озноб.

— Шаннон, девочка моя, — хрипло прошептал Фриман, наклонился и коснулся своими губами моих.

Поцелуй получился мимолетным и обманчиво невинным. Клинт слегка отстранился, чтобы заглянуть мне в глаза.

Позволь поцеловать тебя, Шаннон.

Ты только что это сделал, — задыхаясь, ответила я.

Это был не поцелуй, любимая, — Легкая улыбка показалась мне многообещающей, — Позволь поцеловать тебя, Шаннон, — тихо повторил он.

Я хотела, чтобы он поцеловал меня. Я нуждалась в его поцелуе. Знакомые чудные губы растянулись в короткой улыбке, когда я молча кивнула, давая свое разрешение.

Тогда Клинт медленно обнял меня, а мои руки невольно скользнули на его широкие плечи, следуя но знакомому пути. Мы прижались друг к другу, когда наши губы встретились. Я чувствовала укрощенную страсть в его напряженном теле, пока он неспешно исследовал вкус моих губ, и позволила нашим языкам встретиться.

Я всегда обожала чудесное сочетание чистых линий, твердых мускулов и удивительно гладких мягких местечек. Все это вместе и составляет тело мужчины. Я провела ладонью по его руке, наслаждаясь ощутимой силой и удивляясь, что способна заставить этого крепкого мужчину дрожать, пустив его язык в свой рот.

«В точности как Клан-Финтан».

Эта смутная мысль ударила меня будто кулаком. Я резко отпрянула, выскользнула из его объятий, дрожащей рукой провела по глазам и откинула волосы со лба.

Я… — Мы оба старались отдышаться, — Прости. Я не хочу… — Но слова не шли с языка, — Нет, неправда. Я хочу. Я хочу ощущать твои объятия, я хочу, чтобы твои губы прижимались к моим. Ты так на него похож, что я ничего не могу с собой поделать, — Я умоляюще посмотрела на него, — Но у меня есть муж. И это не ты.

Ты замужем в другом мире, Шаннон, не в этом.

Если бы я принадлежала тебе, то ты не возражал бы чтобы я спала с ним, пусть даже и в другом мире? Для тебя это имело бы значение? — выпалила я.

Его молчание было достаточно красноречивым.

То-то и оно. Факты не меняются. Хоть здесь, хоть там, я все равно жена другого.

Шаннон, о чем ты здесь толкуешь, черт возьми? — раздался голос отца.

Мы с Клинтом виновато дернулись.

Э-э… — Я с трудом подняла на него глаза, — С добрым утром, папа.

Бекон пора перевернуть, — сказал он, подошел к кухонному столу и занял место напротив Клинта, — Можешь и мне кофейку налить.

Я сделала все, как он просил.

Спасибо, Чудачка.

Отец потягивал кофе, пока я выливала на сковородку размешанные яйца.

Потом он заговорил, и голос его звучал задумчиво:

Не могу сказать, что понимаю или хотя бы верю тому, о чем ты вчера говорила. Но я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы понять: ты сама в это веришь. Ты никогда не была ветреной девчонкой, поэтому в твоих словах должна быть какая-то правда. Я готов тебя выслушать с открытым сердцем, — Он снова отхлебнул кофе и посмотрел на Клинта, — Но сначала я хотел бы узнать, за кого ты, черт возьми, вышла замуж и почему здесь с тобой этот мужчина, а не твой муж, — По выражению его лица мне стало ясно, что все это баловство с его ребенком ему не очень по Душе.

Я отвечала по-деловому, через плечо, не переставая помешивать яйца:

— Я замужем за верховным шаманом и воином, который одновременно является вожаком своего народа. Его зовут Клан-Финтан. Он сейчас не со мной, потому что живет в другом мире.

Нужно отдать должное отцу, он ничего не пропустил

Ты говорила, что попала туда сразу после аварии. Значит, шесть месяцев тому назад. По-моему, маловато времени, чтобы познакомиться с кем-то и выйти за него замуж.

Это был брак по договоренности. После аварии я очнулась в Партолоне и оказалась помолвленной с Клан-Финтаном. Это была одна из причин, почему Рианнон оттуда сбежала.

Рианнон?

Так ее зовут, папа. Женщину, которая выдавала себя за меня, — Я обсушила кусочки бекона на бумажном полотенце и достала три тарелки из ближайшего шкафчика, — Завтрак готов. Накладывайте себе сами, — растягивая слова, объявила я.

Оклахомский акцент не помешает, когда приходится руководить здешними мужиками.

Отец не заставил упрашивать себя дважды. Можно подумать, я была сержантом, приказавшим начать прием пищи. Вскоре наша троица уже сидела за круглым кухонным столом. Я радовалась, что желудок пока меня не тревожил и, казалось, в кои-то веки был способен наслаждаться настоящей едой.

Отец продолжал расспросы:

Похоже, ты здорово вляпалась, если эта самая Рианнон сбежала в другой мир, лишь бы избавиться от своего парня.

Дело не только в этом, — заговорил Клинт. — Рианнон покинула мир, который в ней нуждался, не из-за того, что ее заставляли выйти замуж. Она все бросила потому, что эгоистично струсила и жаждала той власти, которую разглядела в этом мире.

Отец жевал и задумчиво изучал Клинта.

А ты здесь с какого боку примазался?

Я вернул Шаннон в этот мир, — просто ответил тот.

— Ты? — удивленно вытаращился отец. — Зачем?

Прежде чем Клинт ответил, я сказала:

Чтобы это понять, тебе нужно побольше узнать о Рианнон, а для этого необходимо выслушать всю историю.

Я слушаю.

Я улыбнулась в знак признательности и начала рассказ. Отец слушал внимательно, почти не перебивая, задал лишь несколько вопросов о кентаврах и перемене облика. Идея слияния человека и лошади, видимо, его околдовала. Клинт тоже внимательно слушал. Я, конечно, и раньше рассказывала ему о Партолоне, но он ни разу не слышал всю историю целиком, разве что из уст коварной Рианнон.

Итак, Клан-Финтан и воины вернулись из замка Стражи. До Самайна оставалась всего пара дней. В ночь празднования Эпи предстояла встреча с жеребцом, чтобы обеспечить плодородие земли. Она вела себя очень беспокойно, поэтому мы с Клан-Финтаном решили вывести ее на прогулку, думая, что это ее успокоит. Она и привела нас в древнюю рощу. — Тут я умолкла и посмотрела на Клинта.

Он продолжил вместо меня:

Это я встревожил кобылу, когда обнаружил точно такую же рощицу, как в Партолоне, служившую переходом между двумя мирами. Я убедился в злой сущности Рианнон, попытался переправить ее отсюда туда и вызвать Шаннон, — Он проникновенно взглянул на меня. — Думал, что спасаю ее из мира, который, по описаниям Рианнон, был чудовищным. Но оказалось, что я отрывал ее от любимого мужа и людей, которые нуждались в ней. Но самое плохое в том, что я даже от Рианнон не избавился.

Что? — вновь обрел голос отец, — Рианнон до сих пор здесь?

Думаю, что ее нет в Оклахоме, но в этом мире она определенно есть, — ответил Клинт, — Я сам толком не знаю, почему сумел лишь перетащить сюда Шаннон, а Рианнон осталась там, где и была.

Но ты хотя бы догадываешься? — поинтересовался отец.

Я недооценил Рианнон, но этого больше не повторится.

Это еще не все, папа. — Отец снова перевел на меня взгляд, — Помнишь о древнем зле, победившем в замке Стражи? Мне кажется, оно снова обрело силу. Каким-то образом призрак Нуады, или его сущность, или… черт, даже сама не знаю, как это назвать!.. В общем, он ожил и сейчас находится здесь. Это из-за него вчера вечером погибла Сюзанна.

Объяснись, Шаннон.

Нуада был там вчера и заставил машину врезаться в Сюз, — Мой голос дрогнул, когда я произносила ее имя, — Со стороны все выглядело как несчастный случай, но мы с Клинтом почувствовали присутствие зла и уверены в том, что это он сделал что-то с машиной. А еще, папа, я думаю, что теперь монстр явится сюда.

Сюда? Зачем?

Он одержим мною. Ему кажется, что я позвала его из страны мертвых. Разумеется, ничего подобного я не делала, не желала иметь с ним ничего общего, даже если бы знала, как призывают мертвого, хотя ни черта не знаю. Думаю, его возрождение связано с темным богом Партолоны. В общем, когда я его отвергла, он поклялся убивать дорогих мне людей в этом мире, как делал это в том.

_ Ты видела, как он убил моего двойника в Партолоне?

Я кивнула, глотая слезы.

Эпона предупредила меня, что теперешнее ненастье вызвал Нуада. Богиня сказала, что его нужно остановить— Я замялась, но все же тихо добавила: — Только потом я смогу вернуться.

Вернуться? — отец подскочил от удивления. — Я понимаю, ты могла привязаться к тамошним людям, но ведь это твой дом, Шаннон. Здесь твое место. Мы придумаем, как отослать Рианнон назад, и пусть она выполняет там свои обязанности.

Я невольно улыбнулась. Отец совершенно не изменился. Та же самая учительская логика.

Папа, мне придется вернуться не только потому, что я там нужна, — Мои глаза молили о понимании. — Я люблю Клан-Финтана.

Ты сама говорила, что Клинт его зеркальный двойник. Верно? — фыркнул отец.

Я кивнула, а отец посмотрел на Фримана.

Так вот, даже слепой дурак заметил бы, что он тебя любит. Разве не так, сынок?

Именно так, сэр, — без колебания ответил Клинт.

Ты недавно целовалась с ним на кухне. Это говорит мне о том, что и у тебя есть к нему чувство. Разве нет? — Отец просверлил меня взглядом.

Это неважно, папа. — Я вспыхнула румянцем.

А мне кажется, как раз наоборот, — Он показал на Клинта, — И ему тоже. В общем, так!.. Нам нужно разделаться с этим проклятым Нуадой раз и навсегда, отослать Рианнон со всем ее злом обратно в Партолону, и тогда ты останешься здесь.

Я беременна, папа.

А?

Что?

Мужчины отреагировали одновременно.

Я вздохнула:

Я ношу ребенка Клан-Финтана и должна вернуться.

8

Проклятье, Шаннон! — завопил Клинт, вскакивая со стула.

При этом я заметила, как он поморщился от боли.

«Интересно, что же у него со спиной?»

Клинт метнулся в сторону. Видимо, ему захотелось садануть во что-то кулаком.

Ты уверена, Чудачка? — хриплым голосом спросил отец.

Абсолютно, папа.

Ребенок от кентавра? — Похоже, сама идея никак не умещалась у него в голове.

От кентавра, — подтвердила я.

Отец бросил взгляд на мой живот.

Как же он у тебя там поместится?

Клан-Финтан уверяет, что у меня родится человеческое дитя. Но он говорит, что ребенок будет чертовски хорошим наездником, — добавила я, подтрунивая.

Громкий хохот отца разрядил атмосферу в кухне.

Прямо так и говорит?

Да, и не только. Он был рожден, чтобы любить меня.

Придется тебе вернуться, Чудачка. Мальчику нужен отец, — Папа говорил уверенно, но глаза его были полны печали.

Девочке, — поправила я.

Вот как?

У Избранной Эпоны всегда первой рождается девочка. Это дар богов, — объяснила я.

Мы с твоей Богиней согласны в одном.

В чем же? — удивилась я.

Он опустил мне на руку мозолистую ладонь.

— Что дочери — это дар богов, — Мы оба заморгали, чтобы не расплакаться, потом отец пожал мне руку, поднялся и кивнул Клинту. — У меня есть дела. Оставлю вас вдвоем ненадолго, но помощь мне не помешает. Нужно задать корм, поэтому постарайтесь не задерживаться. — Он повернулся и ответил на встревоженный взгляд Фримана: — Это меняет все дело, сынок.

Понимаю, сэр, — сказал тот.

Отец кивнул, быстро направился к двери, ведущей в подсобку и гараж, но на полпути резко остановился и повернулся к Клинту:

Я понял, почему твое лицо показалось мне знакомым, — Он покачал головой, словно не веря в то, что так долго не мог сообразить, — Ты полковник истребительного подразделения ВВС в Талсе, тот самый, самолет которого отказал прямо над городом. Ты оставался в кабине до тех пор, пока не дотянул до середины реки Арканзас. Эта история обошла все газеты, — Отец посмотрел на меня, — Помнишь, Шаннон? Все случилось около пяти лет тому назад.

Я смогла лишь кивнуть и заморгать как идиотка. Я помнила ту историю, но все равно не узнала Клинта по фотографии.

Отец продолжал:

— Говорили, что ты не покинул самолет, пока не удостоверился в том, что он не разобьется в городе, катапультировался слишком низко и сломал себе спину, если я правильно помню. — Тут отец умолк и посмотрел на потолок, словно там была наклеена газетная статья.

Вы правильно помните, — тихо произнес Клинт.

Журналисты писали, что ты герой.

Я просто выполнял свою работу.

Отец кивнул в знак уважения.

В кладовке найдете сапоги и куртки. Оденьтесь хорошенько, прежде чем пойдете в амбар. Не хочу, чтобы моя внучка простудилась, — Он плотно прикрыл дверь и оставил нас наедине.

Я посмотрела на Клинта и наконец ясно разглядела его. Он был пилотом, пожертвовавшим собой, героем и воином, умел разговаривать с душами деревьев. У него была аура, блестевшая, как сапфиры, окаймленные золотой пылью. Это делало его шаманом. По моей спине пробежал холодок. Фриман был абсолютной ровней Клан- Финтану.

Я решила, что лучше всего будет заняться мытьем посуды, и сказала, не отрываясь от работы:

Так вот почему у тебя болит спина.

Да.

Тебе помогает то, что ты живешь посреди леса? — спросила я, наполняя раковину мыльной водой.

Родители всю жизнь отказывались покупать посудомоечную машину. Она, мол, противоречит законом природы, что бы это ни означало.

Только так я не теряю подвижности, — с неохотой произнес он, — Чем дальше от центра леса я нахожусь, тем хуже мне становится. Поэтому я и не смог жить в Талсе с Рианнон, когда она здесь появилась, по той же причине узнал о ее делах гораздо позже.

Сейчас со здоровьем все в порядке или тебе нужно вернуться в лес сегодня же? — поинтересовалась я, стараясь скрыть огорчение.

Еще несколько дней выдержу. К тому же на землях твоего отца много деревьев. Они приносят мне облегчение. Это в городе я очень быстро лишаюсь сил.

Что ж, дай мне знать, — запинаясь, проговорила я, — Не хочу быть причиной…

Клинт прервал меня скорее огорченно, чем со злостью:

Могла бы рассказать мне о ребенке.

Я пожала плечами, намыливая тарелку.

По сути, это ничего не меняет. Я все равно захотела бы вернуться, даже если бы не была беременной. Так отцу просто легче понять.

Мне тоже, — медленно произнес Клинт. — Но я хочу, чтобы ты кое-что знала.

Я вытерла руки посудным полотенцем и посмотрела на Фримана.

Я все равно хочу, чтобы ты осталась, — Он поднял руку, когда я собралась возразить, — Нет, позволь мне договорить. Если ты не сможешь вернуться или по какой- то причине — все равно какой! — решишь этого не делать, то помни, что я все равно буду любить тебя, — Клинт не шагнул ближе, но его взгляд потеплел, когда он протянул ко мне руку, — Тебя и твою дочь.

Спасибо, Клинт. Я запомню.

Он повернул мою руку ладонью вверх и поцеловал пульс на запястье. Я неохотно вырвала ее из теплого плена.

Давай разделаемся с этими тарелками, а затем поможем отцу.

Командуйте, мэм, я весь ваш, — По тону мужчины было ясно, что он вкладывал глубокий смысл в эти слова, но я не желала его понимать.

Мы стояли бок о бок, убирая со стола. Его пальцы касались моих чаще, чем это было нужно, рука оказалась теплой и близкой.

Он сводил меня с ума, но я никак не могла найти в себе силы отойти в сторону. Было так приятно стоять рядом.

Все!

«Наконец-то».

Я вытерла руки и протянула ему полотенце.

Из нас получилась отличная команда, — заметил Клинт и сделал паузу для большего эффекта, — На кухне.

Да, мы наверняка попадем в зал славы посудомоек, — съязвила я, — Теперь давай поможем отцу.

Не дожидаясь, пока он найдет повод чмокнуть меня еще куда-нибудь, я прошла в подсобку. Это была промежуточная комната между домом и гаражом. Здесь царил обычный контролируемый беспорядок. Вдоль двух стен выстроились полки с домашними консервными заготовками, две другие закрывали стиральная машина, сушилка и огромный шкаф для верхней одежды. Мы с Клинтом напялили старые рабочие куртки, шапки, перчатки, шарфы, натянули высокие резиновые сапоги с толстыми подошвами.

Молния на моей куртке застряла, и я тихо выругалась.

Позволь, — По голосу Клинта я поняла, что он улыбался. — Я помогу.

Он взялся за замок, опустил его на несколько дюймов, потом резко рванул вверх и застегнул молнию под самым подбородком. Потом Клинт примял верхушку моей чересчур большой шапки, слегка смахивавшей на русскую. Зато она закрывала уши, в ней хватало места для всей моей непослушной гривы.

Ты похожа на маленькую девочку, — Прежде чем я успела что-то сказать, он наклонился, нежно поцеловал меня сначала в кончик носа, потом в губы, взял за плечи и развернул к двери, ведущей в гараж.

Клинт открыл ее и слегка подтолкнул меня.

Я знаю дорогу! — проворчала я.

Тогда ведите, миледи, — сказал он совсем как Клан-Финтан.

В ответ у меня затрепетало в животе, но это не имело ни малейшего отношения к развитию ребенка.

Да веду уже, веду, — огрызнулась я, стараясь не обращать внимания на чувство, которое все чаще и чаще вызывал во мне этот мужчина.

Мы с трудом прошли через гараж, где беспорядок никак не контролировался, открыли боковую дверь и шагнули в заснеженный мир.

Снегопад не прекращался. Мягкие с виду снежинки ложились на блестящие сугробы, успевшие закрыть абсолютно все.

Похоже, будто кто-то открыл здоровенную коробку с белыми блестками и установил рядом огромный вентилятор, чтобы равномерно раздуть их повсюду, — сказала я.

Клинт покачал головой.

Вот уж точно! Кто-то что-то открыл, хотя лучше бы он этого не делал.

Я поежилась и подняла воротник куртки.

Завыл оклахомский ветер. Только он и оставался прежним.

«Возможно, ветер воет так зимой, потому что лето мертво; и все печальные звуки — это похоронный плач природы по всему, что было и прошло», — прошептала я туманную цитату, стараясь вспомнить, какой же мертвый англичанин это написал.

Что?.. — спросил Клинт.

Ничего, — Я с трудом выстроила свои мысли.

«Хватит себя мучить страхами! Толку от этого никакого».

Я махнула рукой налево, где отцовские следы вели от дома к заснеженному амбару.

Сюда.

Задержись. Твой отец привяжет меня к столбу и оставит замерзать, если я позволю тебе упасть и навредить себе, — Он протянул мне руку, за которую я благодарно ухватилась.

Нет, он не привяжет тебя к столбу, — задыхаясь проговорила я, когда мы с трудом преодолевали слежавшийся снег, проваливаясь в него выше колен, — Он тебя просто пристрелит.

Что ж, это утешает.

Дверь амбара оказалась открытой. Когда мы подошли поближе, из его теплой глубины выскочила целая свора худощавых жесткошерстных псов. Собаки помчались нам навстречу, стараясь удержаться на скользком снегу. Через каждые несколько шагов какая-нибудь лапа пробивала ледяную корку, и собаке приходилось ее вытаскивать.

Следи за хвостами, — успела я предупредить Клинта, прежде чем свора обступила нас. — Они бьют ими как кнутами, особенно если шерсть сырая. — Фриман рассмеялся, — Думаешь, я шучу? А ты попробуй как-нибудь подойти в шортах к этой орде, когда она виляет хвостами и скулит. От ударов остаются рубцы, — Я прокричала в глубину амбара: — Папа, еще полгода назад у тебя, по-моему, было всего три собаки, а теперь, кажется, их пять!

Я протянула руку и похлопала по ближайшей острой морде. Пес радостно взвыл. Они отталкивали друг друга, поскуливали, добиваясь личного внимания.

Ага, — В дверях появился отец с ведром зерна в руке, — Мама Паркер влюбилась в этого маленького коричневого щенка пару месяцев назад, когда мы ездили в Канзас. Если ее послушать, то щенок сам попросился домой вместе с ней. Так он здесь и оказался. Мы назвали псинку Фони-Энни.

Это получается четыре, а я все-таки вижу пять.

— Не могли же мы взять одного, — пояснил он, словно речь шла о картофельных чипсах, — С ней поехал тот серебристый кутенок. Мама Паркер назвала его Мэрфи, в честь героя войны.

Мы с Клинтом прорвались сквозь снежный и собачий заслон и вошли в амбар. Меня окутал чудесный аромат люцерны. Я полной грудью вдохнула сладкий запах сена, смешанный с лошадиным. Просторный амбар был построен крепко. Вдоль одной стены располагались восемь стойл с кобылами, жеребятами и парой скаковых лошадей, у противоположной высились тюки с сеном. Рядом был отгорожен чулан, где чудесно пахло зерном и потертой кожей.

Где остальные лошади? — поинтересовалась я, заглядывая в первое стойло.

Ко мне тут же сунулась бархатная морда, и я ее погладила.

— На пастбище за домом. С ними все будет в порядке, если они станут держаться вместе и в укрытии. Сена там хватит на пару дней, — Отец указал на кран колонки, — Чудачка, ты можешь наполнить поилки. Клинт, подсыпь сена в сетки, что висят в стойлах, пока я буду отмерять зерно. — Он умолк и посмотрел на Фрнмана. — Если спина выдержит.

Моей спине всегда хочется размяться на свежем воздухе, — заверил его Клинт.

Отлично. Эй, псы, убирайтесь! — Отец звонко (пред нескольких собак, снующих поблизости, ведром, зажатым в руке, — Ступайте на волю, разомните лапы! Здесь вы только мешаете, крутитесь под ногами.

Все мы тут же подчинились ему.

Амбар наполнился знакомыми звуками. Люди работали, разговаривали с лошадьми. То там, то здесь мяукали кошки, запрыгнувшие в амбар, когда собак прогнали с их территории. Кобылки были все как на подбор, квотер-хорс, крепко сбитые, добродушные. Два годовалых жеребенка, большеголовых и долговязых, напоминали мне пятнадцатилетних мальчишек, только без прыщей и дурацких улыбочек.

Я зашла в стойло к одному из них, оглядела полупустую поилку. На ноге у жеребенка была аккуратная повязка.

Эй, — крикнула я, ощупав ее. — Похоже, все зажило, папа. Кожа не горячая.

Ага, дела у него идут на поправку. — Над полудверцей стойла появилась отцовская голова, — Вечером поможешь мне сменить ему бинты.

Я кивнула и обратила внимание на странный звук, этакую невообразимую смесь завывания и скулежа. В жизни не слышала, чтобы собака издавала подобные звуки, полные паники.

Какого черта? — ни к кому не обращаясь, изрек отец, направляясь к дверям амбара.

— Клинт! — крикнула я, но он уже все слышал, отбросил тюк с сеном и направился ко мне.

Мы отставали от отца всего на шаг, когда он достиг двери.

Как ни странно, за то время, что мы проработали в амбаре, ветер совершенно стих, а снегопад не прекратился. Огромные снежинки скрыли из виду все. Сквозь них с трудом пробивался утренний свет. Я огляделась вокруг и снова вспомнила Колорадо, где оказалась отрезанной от мира на весь уик-энд из-за снегопада и провела это время в прелестном коттедже. Примерно такая же беда навалилась теперь на Оклахому. Поразительно.

Мы стояли и старались определить, с какой стороны доносился вой.

Наверное, те два щенка застряли в сугробе, а умишка не хватает, чтобы выбраться. — Отец рассек воздух пронзительным свистом. — Фони! Мэрфи! Ко мне, ребята! — Он снова свистнул.

Внезапно из-за угла амбара вылетели три собаки, подбежали к отцу и начали к нему жаться, дрожа и поскуливая.

Что с вами случилось, дурашки? — ласково спросил он, гладя головы псов и щекоча их за ушами.

Папа, собаки напуганы, — сказала я и добавила: — Двух не хватает.

Тех самых щенков. Так и знал, застряли в снегу. Похоже, вой доносится с пруда. Я пойду туда и вытяну их за хвосты из сугроба, в котором они сидят.

Отец направился через выгон, но Клинт его остановил.

Погодите, — От его тона у меня на затылке волосы встали дыбом. — Что-то здесь не так.

Говори яснее, сынок, — велел отец.

Вместо ответа Клинт посмотрел на меня:

Ничего не чувствуешь?

Стоило ему так сказать, как я тут же поняла, что вовсе не его голос приподнял волоски на моем затылке.

Чувствую, — еле шевеля языком от страха, промямлила я.

Это та самая тварь? — спросил отец.

Да, похоже, это Нуада, — ответила я.

Вой усиливался. Теперь мы точно знали, в какой стороне. Он доносился с пастбища с большим прудом, где было вдоволь воды для лошадей и множество рыбы для любого соседа, пожелавшего забросить удочку.

Чертова гадина что-то творит с моими собаками, а я этого не потерплю. Шаннон, винтовка на своем месте, в чулане. Она заряжена, поэтому будь осторожна.

Пойдем все вместе, — услышала я голос Клинта.

Если так, то не спускай глаз с Шаннон, — коротко бросил отец.

Сэр, в ней куда больше внутренней силы, чем в этом оружии, — возразил Фриман.

Я передала отцу ружье, когда он как раз ворчал что-то невнятное в ответ. Наша троица побрела сквозь снег за амбар. Первым шел отец, затем Клинт, а потом уже я. Мы двигались вдоль забора, пока не наткнулись на запертые ворота. Отец отомкнул замок, потом мужчины навалились на створку, заваленную снегом, и давили, пока не образовалась достаточно широкая щель, позволившая нам по очереди пролезть на пастбище.

Впереди показалась заброшенная лошадиная кормушка. Она была наполнена белым снегом, словно луноход, сошедший со страниц романа Брэдбери, и смотрелась почему-то весьма зловеще. Ярдах в двадцати от кормушки мы с трудом разглядели гладкие очертания пруда, приброшенного снегом.

Жуткий вой доносился именно оттуда.

Хотя отец первым прокладывал путь через сугробы и был лет на двадцать с хвостиком старше нас, но он быстро вырвался вперед, стараясь побыстрее добраться до щенков.

Каждые несколько секунд он свистел и звал их:

Фони! Мэрфи! Ко мне!

Тут я споткнулась о невидимый камень, плашмя упала в снег, но не успела моргнуть, как Клинт оказался рядом, поднял меня, отряхнул снег.

Ты как? В порядке?

Я кивнула, через его плечо взглянула на отца, который замер на краю пруда, и вспомнила, что именно там берег не был крутым, густо заросшим деревьями и кустами. В том месте лошади спускались на водопой, а мы заходили в воду, спасаясь от палящего оклахомского лета. Отец стоял, глядя на гладкий белый простор. На чистом снегу четко выделялись два ряда свежих следов. Я проследила, куда они вели, и мои глаза расширились от ужаса. Отпечатки лап обрывались в центре пруда, где двое щенков барахтались в темном круге воды. Их головы едва виднелись над поверхностью. Каждые несколько секунд кто- то из них громко завывал. На моих глазах серебристый щенок уперся лапой в край льда и попытался вылезти, но бесполезно. Ему не за что было зацепиться, и он плюхнулся обратно в ледяную воду. Острые края полыньи забрызгала красная кровь, результат их отчаянных попыток выбраться на сушу.

Клинт, это ужасно.

Но тут мое внимание привлекла фигура, передвигавшаяся по льду. Это был отец. Он полз к полынье как краб.

Папа! — взвизгнула я, и мы с Клинтом бросились вперед.

Назад! — приказал отец и продолжал ползти.

Перестань, папа! Лед треснет, и ты тоже угодишь в воду! — Меня душили рыдания.

Отец ничего не ответил, просто двигался дальше. Он что-то тихо говорил, успокаивая щенков, и те перестали выть, только попискивали от страха.

Я почувствовала, как кровь отхлынула у меня от лица, когда по воде пробежала черная рябь. Сначала волны жадно закружились вокруг коричневого щенка, потом с громким плеском сомкнулись у него над головой. Вода колыхнулась еще разок, но головка бедняжки больше не вынырнула.

Фони! — донесся до меня крик отца.

Чернильное пятно взялось теперь за более сильного, светлого щенка.

Это Нуада. Он там, — спокойно произнес Клинт.

Я с трудом оторвала взгляд от жуткой сцены. Силуэт Фримана очертила аура, сиявшая металлическим голубым блеском.

Ступай к деревьям, растущим вокруг пруда, Шаннон, — Он указал на огромную иву, облепленную снегом, ветви которой свисали над замерзшим прудом, как белые волосы отдыхающего великана, — Обязательно прислонись к дереву и приготовься.

Я не стала спрашивать, к чему надо готовиться, сразу направилась к дереву, утопая в глубоких сугробах. Тратить силы на то, чтобы смотреть, как развиваются события в воде, я не могла, сосредоточилась на огромной старой иве, шла, размахивая руками как лыжник, стараясь поскорее до нее добраться.

Мэрфи! Нет! — услышала я крик отца, когда почти добралась до дерева.

Тут раздался страшный треск. Я споткнулась, упала в завесу ветвей и удержалась только в последнюю секунду, ухватившись за шершавый ствол ивы. Когда я повернулась, то увидела, как темное пятно раскололо лед под вытянутым телом отца. В следующую секунду он ушел под воду.

Папа! — Мой крик отозвался гулким эхом в неестественной тишине, опустившейся над пастбищем.

Я беспомощно смотрела, как отца затягивала вниз намокшая одежда. Он вытащил из воды руку и ударил кулаком по толстому льду, стараясь пробить дыру, чтобы было за что ухватиться. Но его ладонь соскользнула, из нее брызнула кровь.

Черное пятно, похожее на нефтяное, заплескалось вокруг его шеи.

Шаннон! — гаркнул Клинт, расположившись на краю пруда прямо передо мной.

Он стоял, раскинув руки в стороны, как Христос на кресте, одну протянул ко мне, а второй указывал на отца.

Прижмись к дереву. Используй его силу, чтобы переслать свою энергию мне, как ты делала в рощице, когда наши ладони соприкасались.

Я шагнула назад, прижалась всем телом к старой иве.

«Здравствуй, Возлюбленная Богини», — тихо прозвучало у меня в голове.

Помоги мне! — всхлипнула я.

«Мы все тебе поможем, Избранная, но у тебя должно хватить смелости призвать нашу силу».

«Мы? Что она там говорит?»

Я оглянулась и увидела, что моя ива переплелась ветвями с ближайшим деревом. Оно, в свою очередь, касалось ветвями следующего. Вокруг всего пруда образовалась Живая ивовая цепь, этакое шоссе д ля белок, прерывавшееся в том месте на берегу, где лошади спускались на водопой.

Давай, Шаннон! — раздался отчаянный крик Клинта.

Я крепко зажмурилась.

«Только не думай об отце, о Нуаде, о том, что сейчас происходит в полынье. Вспоминай тепло, которое ты ощущала в рощице».

Внезапно я почувствовала, как вдоль спины пробежала теплая волна, еще крепче зажмурилась и сосредоточилась на Клинте точно так же, как когда-то на Клан-Финтане, пытаясь отыскать его сквозь прореху между мирами. Даже через закрытые веки я могла разглядеть его пульсирующую ауру. Думая только об этом, я собрала тепло, растущее во мне, и швырнула его как воображаемый огненный шар.

Да, Шаннон! Вот молодец! — Голос Клинта зазвучал громче.

Я глубоко вдохнула, наслаждаясь ощущением безграничной энергии.

Я Избранная Богини.

Мой шепот подхватили ветви ивы. Они зашелестели, и это не имело никакого отношения к отсутствующему ветру. Мои слова переходили от одного дерева к другому, напоминая приветствие потерянного и вновь обретенного друга. От этого радостного шепота во мне росла энергия. Я концентрировала ее, воображая, что удерживаю на кончиках пальцев яркий шар. Затем одним быстрым движением я швырнула шар туда, где, по моим ощущениям, находилась аура Клинта.

Я открыла глаза. От моих рук отделился сноп чистого серебрян