/ / Language: Русский / Genre:child_det / Series: Юные детективы

Специалист по темным делишкам

Фиона Келли

Холли, Питу и Миранде неправдоподобно повезло! Они встретили в парке своего любимого актера Мориса Харти. Ребята тут же решают взять у него автограф, но их настораживает странное поведение кумира. Постоянно оглядываясь, он опускает в дупло старого дуба какой-то конверт и спешно удаляется. Друзья, недолго думая, достают конверт и обнаруживают в нем две тысячи фунтов. На этом странные события не заканчиваются. Через некоторое время около дуба появляется незнакомка в желтом плаще. Поняв, что в дупле пусто, она спешно исчезает. Наверняка это шантаж! Юные детективы решают помочь своему кумиру…

Фиона Келли

Специалист по темным делишкам

Глава I

Джон Рейвен — тайный агент

Секретный агент Холли Адамс пробиралась по оконному карнизу и на секунду глянула вниз. Под узким выступом шла отвесная стена, которая упиралась прямо в тротуар.

— Не смотри вниз! — выкрикнул ее коллега, секретный агент, Питер Хамильтон.

— Я и не смотрю!

— Нет, смотришь!

Глаза Холли сверкнули.

— Нашел время спорить! Что я скажу нашей связной, если я свалюсь отсюда?!

— Связной? — Пит в недоумении посмотрел на Холли. — Наша связная — женщина? По-моему, мы так не договаривались!

— Мы с Мирандой так решили вчера вечером, и обе проголосовали за это.

— Как вы могли голосовать, если меня с вами не было?

— Какая разница, нас двое, а ты один. Все равно наши голоса перетянули бы. — Холли примирительно улыбнулась. — Но твое мнение мы приняли во внимание.

— Ну и молодцы! — кипел Пит. — Приняли во внимание мое мнение, чтобы потом на него наплевать.

— Так уж вышло, Пит. Хватит об этом. Если ты не против, я должна перешагнуть вон тот узкий проем между окнами.

Нужно быть сверхосторожной, ведь маленький просчет может обернуться большой бедой. В конце концов пострадать могут прохожие, если она рухнет вниз. Холли уже готова была перешагнуть, но тут распахнулась дверь.

— Я его видела! — врываясь в комнату, крикнула Миранда. — Видела!

От неожиданности Холли оступилась и провалилась в щель между подоконником и письменным столом, а Пит даже подпрыгнул на стуле.

Миранда Хант всегда отличалась шумным поведением, а уж если случалось что-то из ряда вон выходящее, ее голос оглушал как горн или полицейская сирена. Сейчас ее буквально распирало от эмоций: щеки порозовели, а длинные светлые волосы растрепались.

— Ты что, ошалела? — проворчала Холли, с трудом выбираясь из-за письменного стола. Сначала появились спутанные светло-каштановые волосы, потом большие серые глаза. — Мы, можно сказать, трудимся, решаем, как поступить Джону Рейвену, а она…

— Если бы Миранда так заорала, когда он пробирался по стене, — покачал головой Пит, — то секретный агент точно бы свалился.

Разговор шел о неустрашимом секретном агенте Джоне Рейвене, герое их любимого телесериала «Спайгласс». Каждую неделю юные детективы прилипали к экрану телевизора, жадно следя за тем, как бесстрашный Джон Рейвен виртуозно ломал планы бесчисленных злодеев. В последнем эпизоде вчерашней серии герой оказался на выступе высоченного здания. Шагнуть обратно внутрь здания было нельзя — там ждала верная гибель. Оставалось только прыжком перемахнуть на следующий выступ… Если бы Миранда таким воплем напугала бы Джона, ему бы точно не удержаться на высоте, и тогда — прощай, Джон Рейвен и «Спайгласс».

— Но я видела именно его! — воскликнула Миранда, взмахнув руками. — Там, в парке!

— Кого его? — Холли удивленно взглянула на подругу.

— Его… — от волнения Миранда с трудом находила нужные слова. — Джона Рейвена… Высокий, в плаще… Он шел по парку…

Пит крутанулся на вертящемся стуле, откинул со лба волосы и с видимым превосходством произнес:

— Видишь ли, Миранда… Даже не знаю, как тебе сказать… Джона Рейвена на самом деле не существует. Он есть только в телесериале.

Не говоря ни слова, Миранда подскочила к Питу и крутанула стул с такой силой, что мальчик инстинктивно схватился за сиденье, потому что все замелькало у него перед глазами.

— Ты думаешь, я глупее тебя! — проголосила Миранда. — Я сказала, что видела Джона Рейвена, имея в виду актера, который его играет, Мориса Харти!

— Отпад! — задохнулась от восхищения Холли. — Это точно?

— Представь себе, — улыбнулась во весь рот Миранда.

— Где?

— В Билэр-парке.

— Когда?

— Да как-то на прошлой неделе, — с наигранным безразличием усмехнулась Миранда. — Я просто забыла сказать. — Она сделала паузу, чтобы посмотреть, какое впечатление ее ответ произведет на друзей, но потом не выдержала и снова заорала: — Да только что! Соображать надо! Это было пять минут назад. Иначе, чего бы я сломя голову мчалась сюда.

Под словом «сюда» Миранда имела в виду офис, в котором юные детективы проводили свои заседания. Офисом служила комната в доме Хамильтонов, где Пит жил со своим отцом. Дом располагался в Хайгейте, в северном округе Лойдона.

Холли, которая насмотрелась детективных сериалов и начиталась книжек о разведчице Харриэт, решила как-то вместе со своей подругой Мирандой создать свое сыскное агентство. Подобно Харриэт, которая проживала в Нью-Йорке и собирала сведения о своих соседях и знакомых, делая при этом подробные записи, Холли и Миранда следили за всеми подозрительными личностями, которыми буквально кишел Лондон. Так они познакомились с Питом, который сперва показался весьма подозрительным, потому что регулярно записывал что-то в свой блокнот прямо на улице. Но потом, когда они узнали, что Пит просто коллекционирует номерные знаки автомобилей, стали обсуждать сомнительных типов уже втроем, а чуть позже все втроем прославились. Это случилось после того, как им удалось помешать ограблению банка, в котором работала мать Холли.

Фотографии ребят поместили в газете под заголовком: «ЮНЫЕ ДЕТЕКТИВЫ СОРВАЛИ ПЛАНЫ ГРАБИТЕЛЕЙ!» С тех пор это название так и прилипло к ним. Юные детективы!

Потом было еще несколько удачных расследований, а когда Хамильтоны переехали в отдельный дом, отец Пита выделил им эту комнату — небольшую, но со стеллажом, письменным столом, вертящимся стулом и картой Лондона, которую они сами купили и водрузили на стену. Точнее, это была карта Хайгейта, северной части Лондона, где жили и учились все трое друзей. Красными флажками отмечались места, где им приходилось вести расследования.

Сейчас у юных детективов был «мертвый сезон», и, очевидно, поэтому Пит и Холли тратили время на то, чтобы разгадать, каким образом их любимому герою, Джону Рейвену, удастся уйти от преследования.

Миранда ворвалась в комнату с новостью, которая затмила проблему спасения любимого персонажа. Оказалось, что она видела живого исполнителя этой роли, Мориса Харти.

Холли взглянула на прикрепленную к стене большую цветную фотографию актера, вырезанную из журнала вместе с текстом интервью. Именно из этого интервью юные детективы узнали, что Морис Харти со своей женой Эдвиной, тоже актрисой, и дочкой Бетани живут в Хайгейте.

С тех пор друзья стали выискивать его в толпе прохожих, но безуспешно. И вот, пожалуйста!

— Давайте пойдем в Билэр-парк прямо сейчас, — с воодушевлением предложила Холли. — И попросим у него автограф. А еще лучше попросим его дать интервью для нашего «Том-Там». — Так назывался журнал, который выпускался в школе Томаса Патериджа, где учились трое друзей.

— Мы его наверняка не застанем, — охладил ее пыл рассудительный Пит. — Просто потеряем время. — Он взглянул на Миранду — Ты, конечно, не пошла за ним, чтобы посмотреть, где он живет?

— Нет, — призналась Миранда. — Я обалдела. Как только я увидела его, понеслась сломя голову к вам.

— Могла бы по крайней мере попросить у него автограф, — вздохнула Холли.

— Извини, но первым делом я подумала о вас. Я была уверена, что вы будете в отпаде.

— Я точно в отпаде! — воскликнула Холли, приняв упрек, и бросилась обнимать Миранду. — Это потрясная новость! Расскажи, какой он, Рейвен? Такой же, как в кино? Высокий? Мама говорит, что в телике все кажутся выше. А я думаю, что он и в жизни такой же. А в чем он был?

— Ой, погоди ты с вопросами. Ничего я не рассмотрела. Я проходила по боковой дорожке, а он шел по главной аллее, мне навстречу.

— А ты уверена, что это был Рейвен? — засомневался Пит.

— И ты еще спрашиваешь? — снова вспыхнула Миранда. Подскочив к карте, она ткнула в зеленое пятно Билэр-парка. — Он шел вот здесь. — Она провела ногтем косую линию от главной аллеи через зеленый участок.

— От станции метро, — заключила Холли, опершись на плечо Миранды.

— Скорее всего шел домой с работы, — всматриваясь в карту, сказал Пит и приналег на другое плечо Миранды. — В это время все едут с работы.

— Может, он и завтра там будет. — Миранда встряхнула плечами, освобождаясь от навалившейся на нее тяжести.

Холли и Пит посмотрели друг на друга поверх ее головы.

— Ты подумал о том же, о чем и я?

— Не знаю. А о чем ты подумала?

— Я подумала, что если человек возвращается домой с телестудии в определенный час, по определенной дороге, то…

— То он может с таким же успехом возвращаться этим путем и завтра, — закончила за подругу Миранда. — И если трое друзей окажутся на этом пути в нужное время, то они могут с ним встретиться…

Пит и Холли рассмеялись и громко хлопнули друг друга ладонями у Миранды над головой: «Йессс!»

— Ты уверена, что это был он? — снова поинтересовался Пит.

— Ну сколько можно спрашивать одно и то же! — простонала Миранда и, схватив Пита за воротник куртки, несколько раз встряхнула. — Говорю тебе, это был он, он!

— Тише ты! — шикнула на нее Холли. — Люди смотрят.

Диалог происходил на скамейке в Билэр-парке. На следующий день после занятий друзья прибежали сюда как угорелые в панике, что могут пропустить ответственный момент. Доводы Пита о том, что сегодня они прибыли гораздо раньше, чем Миранда была здесь вчера, девочки как будто не слышали.

— А что, если сегодня он освободился пораньше и уже прошел? — время от времени взволнованно спрашивала Миранда.

Скамейка, на которой они сидели, находилась на одной из двух параллельных аллей парка. А другая аллея изгибалась каким-то крюком, проходя через заросли, и выпрямлялась только перед самым выходом из парка.

Отсюда хорошо был виден выход из метро, расположенный на углу улицы. Каждые две-три минуты оттуда выплескивалась толпа и быстро рассеивалась в разные стороны.

— Джон, похоже, опаздывает, — мрачно произнес Пит.

— Он мог задержаться в офисе, — с надеждой в голосе сказала Миранда.

— Какой еще офис? — свысока взглянул на нее Пит. — Он ведь актер, а актеры работают не в офисах, а на съемочных площадках.

— Ну, значит, он задержался на съемочной площадке. Сейчас появится, — не сдавалась Миранда. — Нечего трепыхаться.

— Ему могли позвонить как раз перед тем, как он собрался уходить, — предложила свою версию Холли. — Представляете, звонок из Голливуда! — Воображение ее так разыгралось, что она стала произносить слова на американский лад. — Морис Харти? Хэллоу, мистер Харти! Я звоню по поручению ведущего режиссера киностудии. Мой босс велел мне узнать, не сыграете ли вы в нашем фильме главную роль. В каком фильме? В «Спайглассе», разумеется. Но это не сериал, а полнометражная художественная картина. Ну, как? Согласны? О'кей! — Холли вопросительно посмотрела на друзей. — Разве не блеск? Представляете, «Спайгласс» — настоящий широкоформатный фильм!

— Да, это был бы суперкласс, — с восхищением произнесла Миранда и призадумалась. — Знаешь, Холли, что мне пришло в голову? А что, если б твоя фамилия была не Адамс, а Вуд? Улавливаешь? Холли Вуд! Звучит-то прямо-таки волшебно! Ты прислушайся.

— Смотрите, это не он? — перебил ее Пит, махнув рукой в сторону метро.

Несколько человек переходили улицу по разлинованному белыми полосами пешеходному переходу. Один из них был высокий мужчина в сером плаще.

— О господи! — у Холли перехватило дыхание. — Неужели это он? Нет, не может быть!

Когда высокий мужчина, перейдя улицу, вошел в парк, ни у кого из трех друзей уже не осталось сомнений. Любимый киноактер Морис Харти, исполнитель роли тайного агента Джона Рейвена — их кумир, шел прямо им навстречу.

Глава II

Странное поведение

Морис Харти вошел в парк. Голова низко опущена и руки засунуты глубоко в карманы плаща. Актер свернул по боковой дорожке, он двигался на удивление быстро, как будто не возвращался после работы домой, а наоборот опаздывал на работу.

Три пары глаз напряженно следили за каждым его шагом.

— Быстрей, — шепнула Холли. — Надо его догнать.

— Зачем? — так же шепотом спросил Пит. — Думаешь, он будет рад, если на него наскочит толпа поклонников? Лично я не обрадовался бы.

— Чего мы шепчемся? Он ведь нас все равно не слышит, — удивилась Миранда.

— Ты права, — произнесла Холли уже в полный голос. — Видно, что Морис торопится. А если нам просто пойти за ним и посмотреть, где он живет, а потом написать письмо, как положено. Объяснить, что мы его ярые поклонники и все такое… Миранда, ты куда?

— За автографом, — обернулась на ходу девочка. — Не хочу упустить подходящий случай.

— Даже лучше, что к Морису подойдет только один из нас, — с облегчением заметил Пит. — Только смотри, Миранда, держи себя в руках!

— А то! — бросила она через плечо и, ускоряя шаг, почти побежала по газону прямо наперерез сошедшему с экрана герою.

Холли и Пит не спускали с нее глаз. Они видели, как Миранда приблизилась к Морису Харти.

— Если он остановится и заговорит с ней, мы тоже подойдем. Ладно? — сказала Холли.

— Е-если остановится… — с большим сомнением протянул Пит, глядя, как Морис Харти стремительным шагом направляется в парк.

— Извините, пожалуйста, — сладким голоском, на который была способна только по большим праздникам, обратилась к актеру Миранда.

Он поднял глаза и посмотрел на нее сверху вниз. Да, это были глубокие карие глаза Джона Рейвена, его бесподобно очерченный рот, красивое мужественное лицо.

Мельком взглянув на часы, мужчина равнодушно произнес:

— Десять минут пятого, — и заспешил дальше.

— Э-э, не то, — слегка растерялась Миранда… — Я не спрашиваю вас, который час. — Она вдруг широко улыбнулась. — Просто я та самая «ранняя пташка», — процитировала Миранда излюбленную фразу Джона Рейвена. Агент часто повторял ее, когда загонял своего противника в угол. «Только ранняя пташка склюет червячка», — говорил он в таких случаях.

— Отойдите от меня, — вдруг резко, даже грубо произнес актер.

От неожиданности Миранда остановилась, а когда пришла в себя, Морис был уже в десятке шагов от нее. Миранда бросилась вдогонку.

— Вы ведь Джон Рейвен, то есть, я хочу сказать, Морис Харти. Я же вижу, что это вы… Я смотрю сериал каждую неделю. Вы… Вы просто суперзвезда!

— Я не знаю, за кого вы меня принимаете, и понятия не имею, о чем вы говорите.

— Хорошо, хорошо, я умею хранить тайны, и я не собираюсь таскаться за вами по пятам. Вполне естественно, что вас раздражает, когда незнакомые люди пристают к вам на улице, просят автограф и все такое. — Хотя в глубине души Миранда не понимала, почему так упрямо нужно избегать популярности. Лично она не возражала бы… — Но меня вы не обманете… Я точно знаю, что вы Морис Харти.

— Последний раз говорю вам, это не мое имя. В жизни не слышал ни о каком Джоне Рейвене и ни о каком Спайглассе. Пожалуйста, оставьте меня в покое.

— Ну, что ж, воля ваша. — Миранда остановилась, глядя вслед удаляющейся фигуре, скрывшейся за деревьями.

— Что случилось? — спросила Холли, когда они вместе с Питом подбежали к подруге.

— Небось, как всегда, наболтала много лишнего? — беспокоился Пит.

— Я едва рот успела раскрыть. Только спросила: «Вы Морис Харти?», а он в ответ: «Нет, вы ошиблись».

— Ну надо же! — раздосадованно покачала головой Холли. — А так похож, прямо одно лицо!

— Подождите-ка! — неожиданно осенило Миранду. — Он сказал, что не слышал ни о каком Райвене и ни о каком Спайглассе, но я точно помню, что не упомянула название сериала. Я только назвала имя Джона Рейвена.

— А если он не слышал о Рейвене, то следовательно он не мог знать и о названии сериала, — сразу отреагировал Пит.

— Какая же я тупица! Как я могла это пропустить!

— Он просто не любит, когда к нему пристают, — сокрушенно вздохнула Холли. — И я его понимаю.

— Но мы его самые преданные поклонники, — продолжала стенать Миранда. — И вообще, ради чего вылезать в кинозвезды, если смертельно боишься популярности!

— У меня есть план, — вдруг заявил Пит. — Давайте поступим так, как предлагала Холли. Проследим за ним и узнаем, где он живет. А потом напишем письмо, полное восторга и уважения, в котором все вежливо изложим на бумаге. Звезды благосклонно относятся к письмам поклонников.

— Остается пожалеть, что мы не на роликах, — грустно сказала Миранда. — Морис наверняка уже вышел из парка. В какую сторону нам податься?

— Внимание! — торжественно произнесла Холли. — Начинаем операцию преследования. Держаться на расстоянии и ни звука.

И друзья быстрым шагом направились по дорожке в сторону заросшего кустарника, куда совсем недавно завернул их преследуемый. Тропинка оказалась узкой и довольно извилистой.

— Быстрей, иначе мы его потеряем! — взволнованно крикнул Пит.

Почти бегом они миновали питьевой фонтанчик, перед ними опять оказалось открытое пространство парка. Впереди располагался большой газон, который оканчивался невысокой чугунной оградой с низкими воротами. И никакого следа Мориса Харти! Нигде, даже вдалеке, не мелькнул его серый плащ.

— Невероятно! Не мог же он раствориться, — Холли была в недоумении. — Или он мчался сломя голову?

— Даже если б мчался, — возразил Пит, — надо быть олимпийским чемпионом, чтоб пробежать это расстояние за несколько секунд.

— Куда же он тогда запропастился?

— Он мог свернуть с тропинки, — предположила Холли. — Возможно даже, из-за нас.

— Он понял, что мы следим за ним, и хотел запутать следы. — В ее глазах появился блеск. — Точно так же поступил бы Джон Рейвен, если бы его хотели выследить. Он спрятался бы за дерево, а потом вышел бы в тыл противникам с пистолетом.

Все трое нервно огляделись.

— Послушайте, — начал первым Пит, — если он так не любит давать автографы, может, нам начхать на все и не искать его.

— Ни за что! — вскрикнула Миранда. — Я его найду! Мы хотели узнать его адрес? Так вот отыщем его и тихонечко, незаметно доведем до дома.

— Но… — испугался Пит.

— Если мистер Харти хотел, чтобы мы от него отстали, то мог пойти домой обходным путем, хотя бы вон через те заросли, — Холли махнула рукой в сторону кустарника. — В конце парка четыре выхода, и Харти мог свернуть в любой.

Подруги уверенно сошли с тропы и нырнули в густой кустарник, в сторону одного из выходов. Пит с неохотой тащился вслед за ними.

— Это похоже на эпизод из сериала, где бандиты гонятся за Рейвеном, — заметила Миранда.

— Надеюсь, что ты не права, — мрачно буркнул Пит. — Потому что кто преследовал Рейвена, загремел в тюрьму или того хуже — получил пулю.

— До меня ему не добраться! — Миранда вытянула вперед руки и прищурила один глаз, будто целилась из пистолета. — Я бы его пиф-паф, прямо в лоб!

— Логично, — вяло усмехнулся Пит. — Сначала выстрелить, а потом попросить автограф.

— Тихо! — остановила их Холли. — Смотрите!

Сквозь ветки дерева мелькнул серый плащ и копна темных волос.

— Это он, — прошептала Миранда. — Интересно, что он тут делает?

Юные детективы спрятались за стволом ветвистого дуба. Холли одним глазом наблюдала из укрытия и «вела репортаж».

— Просто стоит и смотрит по сторонам. И как-то нервно озирается.

Миранда опустилась на траву и тоже выглянула из-за ствола.

— Господи! Глазам не верю, — пробормотала она себе под нос. — Не может быть!..

Морис Харти остановился у большого старого дуба. Он оглянулся, будто хотел убедиться, что за ним никто не следит, затем расстегнул плащ и вынул из внутреннего кармана пухлый конверт светло-коричневого цвета. В тот момент, когда Миранда еще не успела осознать, что происходит, актер сунул конверт в дупло и бросился бежать, как перепуганный кролик.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросил Пит.

— Хотите — верьте, хотите — нет, но он вынул из-за пазухи толстый конверт и сунул его в дупло того дуба.

— Чего только тебе не привидится, — махнула рукой Холли.

— Я говорила, что вы не поверите…

— Не слушай ее, она нас специально заводит, — как можно равнодушнее бросил Пит.

— Да?! — вскипела Миранда. — Ведь это так просто проверить! — И она решительно направилась к дубу.

Пит вопросительно взглянул на Холли:

— Ты думаешь, она прикалывается?

— Сейчас увидим.

— Идите, идите сюда! — позвала их Миранда, стоя возле дуба, и указала на дупло, находящееся на высоте метров двух от земли. — Вон там!

Холли подпрыгнула, ухватилась за мощный ствол и сунула руку в дупло. Ее пальцы мгновенно скользнули по чему-то гладкому. Она нащупала край и с возгласом «Ой, надо же!» вытащила находку из щели.

— Ну, что я говорила! — торжествовала Миранда.

— Вот это да! — произнес пораженный Пит. В руках Холли держала плотно набитый конверт размером примерно двадцать на тридцать сантиметров. На ощупь трудно было определить, что находится внутри.

Миранда во все глаза смотрела на находку.

— Как ты думаешь, что там? — Она потыкала пальцем верхний клапан конверта и заметила: — А запечатан-то плоховато. Приклеена только самая серединка уголка. Если случайно задеть, — Миранда тут же просунула палец под заклеенную серединку, — он сразу откроется. Ой, смотрите, так и есть!

Верхний треугольник конверта приподнялся.

Все трое склонились над ним, затаив дыхание. Пит смело сунул руку внутрь и извлек оттуда толстую пачку двадцатифунтовых бумажек.

— Здесь сотни фунтов! — срывающимся от волнения голосом проговорила Миранда. — С чего бы кому-то пришло в голову оставить набитый деньгами конверт на дереве?

Глава III

Элементарно!

Миранда посмотрела вокруг, глаза ее сузились.

— Ну хорошо! — сказала она громко, обращаясь неизвестно к кому. — Теперь вы можете показаться. Я вас раскусила!

Холли подпрыгнула, ухватилась за мощный ствол и сунула руку в дупло.

Пит и Холли в недоумении уставились на подругу.

— Разве вы еще не поняли? Это же съемочная площадка. Мы попали в какую-то программу. Кто-то снимает нас из-за кустов скрытой камерой.

— Не думаю, — с сомнением покачала головой Холли.

Три пары глаз сосредоточились на поисках ловкого оператора.

— Ты кого-нибудь видишь, Холли? — поинтересовался Пит.

— Ни души.

— Может быть, здесь снимают кино? — продолжала строить догадки Миранда. — Или очередную серию какой-нибудь мыльной оперы?

— Тогда кругом были бы открытые кинокамеры, — разумно заметил Пит. — И уж точно повсюду бы сновали сотрудники съемочной группы.

— Пит прав: то, что здесь происходит, не снимается на камеру, — заключила Холли.

— Зачем же Морис Харти сунул конверт с деньгами в дупло? У вас нет никаких идей? — приставала к друзьям Миранда.

— У меня лично только одна, — сказал Пит. — Положить конверт туда, откуда мы его взяли, и слинять подобру-поздорову.

— Громко при этом рыдая, — уныло подхватила Миранда.

— Тихо, — шикнула на них Холли, — кто-то идет.

Пит и Миранда мгновенно притихли. Недалеко от тропинки в кустах мелькнуло что-то желтое.

Пит сунул конверт в руки Холли.

— Быстро подложи их обратно.

Но Холли инстинктивно отбросила конверт, как будто дотронулась до раскаленной сковородки.

Пит был в панике.

— Положи деньги туда, где взяла, и мотаем отсюда!

Приближающееся желтое пятно оказалось плащом. Миранда нагнулась и быстрым движением подобрала конверт с земли. Юные детективы со всех ног понеслись к зарослям кустарника, повалились на траву и притихли так, что было слышно, как бьются их сердца.

— Он нас видит? — шепотом спросил Пит.

— Не думаю, — ответила Холли. Она приподняла голову, проползла немного вперед и выглянула из укрытия. — Представьте себе, что это не он, а она.

Холли довольно хорошо разглядела незнакомку. На женщине был желтый пыльник, а голову покрывала косынка. Она стояла к ним спиной, протягивая руку к дуплу дуба.

— Эта женщина пришла за конвертом, — прошептала Холли.

Миранда издала глухой стон.

— Она уже достала его? — спросил Пит.

— Нет, у нее пустые руки. Она шарит взглядом вокруг дерева. Куда ты его ткнула, Миранда?

— Сюда, — с виноватым видом Миранда показала зажатый в руке конверт.

— Очень мило! — только и смог выговорить Пит.

Тем временем Холли продолжала вести наблюдение.

Женщина смотрит на часы. Теперь отходит от дерева и идет в сторону главной аллеи. Все, она ушла.

Холли вылезла из-за куста, поднялась на ноги, отряхнула перепачканные джинсы.

— Боюсь я догадываюсь, что здесь происходит, — произнес Пит.

— Нечего бояться, — невесело усмехнулась Миранда, — я тоже поняла. Мориса Харти шантажируют.

— Именно это я и хотел сказать.

— Шантажируют его?! Никогда не поверю! — Холли даже мысли такой не допускала.

— А что же, по-твоему, здесь произошло? — спросила Миранда.

— Ну, не знаю… Какая-нибудь репетиция. А может быть, снимали новый эпизод из сериала.

— Да ты чего?! — обалдел Пит. — Какая репетиция?! Здесь же ни души, сама видишь.

— Наверно, ты прав, но… — Холли все еще сомневалась. — Давайте вернемся в офис и хорошенько все обдумаем.

— А что делать с деньгами? — спросила Миранда. — Положить их обратно в дупло?

— Не думаю, что теперь это имеет смысл, — проворчал Пит. — Харти назначили определенное время и место, где оставить деньги, женщина наверняка решила, что он не выполнил их требования.

— Что мы наделали! — причитала Миранда. — Втянули своего любимого актера в такую беду!

— Кто это мы?! — возмутился Пит. — Это ты убежала с конвертом. Я же велел положить его на место.

— Не стоит сейчас выяснять, кто прав, а кто виноват, — вздохнула Холли. — Так или иначе, мы все впутались в историю с деньгами, и нужно искать способ, как это исправить.

Обсуждение происходило в офисе юных детективов, в доме Пита. Холли расположилась за столом и уже в третий раз пересчитывала пачку двадцатифунтовых купюр. Сидя рядом на подлокотнике, Миранда напряженно следила за ее движениями. Пит устроился на уголке стола.

— Тысяча девятьсот восемьдесят, — произнесла Холли и, положив последнюю бумажку, выдохнула: — Две тысячи!

— Bay! Я никогда раньше не видела таких денег! — воскликнула Миранда.

— А я и не хотел бы никогда их видеть. Что нам теперь с ними делать?

— Может, отнесем их в полицию и расскажем все, как было, — предложила Холли.

— А что, если мы окажемся правы, и его на самом деле шантажируют? — возразила Миранда. — Полиция сразу проведет расследование, и тогда у Мориса Харти начнутся настоящие неприятности. Информация попадет в газеты, и неизвестно, как это отразится на его репутации. Вполне возможно, режиссеры сериала постараются избавиться от него. Тогда — прощай наш «Спайгласс». И главное, это случится по нашей вине. Разве мы этого хотим?

Друзья молча покачали головами.

— Ладно, — вздохнул Пит. — Кладем деньги туда, откуда их взяли, и будем надеяться на лучшее.

— Какой в этом смысл? — удивилась Холли. — Женщина проверила тайник и ушла ни с чем. Вы думаете, она успокоится? Нам нужно сделать так, чтобы деньги опять попали к Морису Харти. — Она сложила купюры в аккуратную пачку и сунула их в конверт. — Мы можем написать ему анонимное письмо. — Холли выдвинула ящик стола и достала отрывной блокнот. — Уважаемый мистер Харти, — диктовала она себе, — волею случая мы стали свидетелями, как вы положили этот конверт в дупло дуба в Билэр-парке. Мы не знаем, что находится внутри, но уверены, что конверт принадлежит вам. Просим прощения за невольное вмешательство. — Холли снова перечитала текст и добавила: — Постскриптум. За этим конвертом приходила женщина, но к тому времени мы уже вынули его оттуда. Еще раз извините.

Холли подняла глаза на ребят.

— Ну, что вы скажете?

— Прекрасно, — горячо одобрил Пит, — за исключением маленькой детали. Мы не знаем, где он живет.

— Знаем! — воскликнула Холли и в подтверждение своих слов несколько раз взмахнула ручкой, как это делал в фильме Джон Рейвен, когда собирался объявить решение, до которого он додумался. — Адрес мы знаем.

— Откуда? — вытаращила глаза Миранда.

— Элементарно! Он все время находился у нас перед глазами. — Той же ручкой Холли показала снимок из журнала, прикрепленный к стене, где Морис Харти был снят в окружении своей семьи.

Пит и Миранда в недоумении уставились на фото.

— Извини меня, Холли, может быть, я сдвинулся, но адреса я здесь не вижу. В заметке сказано только, что они живут в Хайгейте.

— Я тебя извиняю. В конце концов ты не виноват, что так туго соображаешь. Даю тебе еще один шанс. Внимательно всмотрись в снимок.

Пит сосредоточенно уткнулся в фотографию. Ничего особенного, Морис Харти с женой и дочкой сидят на диване. На фоне прозрачной стеклянной двери, ведущей в сад.

Холли ткнула ручкой в то место на снимке, где виднелся шпиль, расположенный за территорией сада.

— Что это, по-вашему?

— Вроде церковь, — пожала плечами Миранда.

— Погодите, погодите, — Пит вгляделся более внимательно. — Кажется, на шпиле есть флюгер, но он не в фокусе. Плохо видно.

— Да, немного расплывчато, но если приглядеться, вы увидите, что эту трубящий ангел.

Теперь, когда Холли обратила внимание друзей на ангела, Миранда и Пит и сами разглядели прижимающую к губам горн фигурку, как бы парящую в воздухе.

— А единственная церковь с таким шпилем находится здесь, в Хайгейте, — продолжила свою мысль Холли, — это церковь Сент-Джуд.

— И она расположена за их садом! — оживился Пит. — Получается, что семья Харти живет на улице, которая примыкает к церкви. Холли, ты гений!

— Я еще не закончила, — остановила его Холли, пряча улыбку. — Взгляните-ка на небо.

— Да-а, протянула Миранда. — Небо окрашено в огненные оранжевые тона… Намек поняла! Это закат!

Пит больше не мог молчать.

— Солнце садится на западе, за церковью значит, улица, на которой, живет Морис Харти, находится на востоке от нее. — Холли вскочила на ноги, пулей подлетела к карте и мигом нашла на ней церковь Сент-Джуд.

— Бенедикт-авеню! — крикнула она. — Смотрите, это наверняка здесь! — Ее палец прошелся по изгибу улицы, тянувшейся с севера на юг, справа от церкви. — Спорю, что Морис Харти живет именно здесь!

— Смотрите, на участке видна высокая трава, — снова уткнулся в фотографию Пит. — Такая трава называется пампасной. Она из Южной Америки. Выходит, что нам нужно искать дом, рядом с которым растет пампасная трава.

— Чего же мы ждем! — пророкотала Миранда. — Вперед!

— Подождите, я хочу еще кое-что дописать в постскриптуме, — сказала Холли, снова склоняясь над письмом. — В заключение хотим добавить, что мы восхищаемся вашей игрой в сериале «Спайгласс», — процитировала она. — Ну, теперь все. — Холли сунула записку в пухлый конверт, пришлепнув его сверху клейкой лентой. — Мы должны положить конверт в его почтовый ящик, но так, чтобы нас не застукали.

— Предлагаю замаскироваться, — обрадовалась Миранда.

— Нет… Никаких переодеваний. Мы отделаемся от этих денег и уберемся оттуда как можно скорее. Решено.

Через несколько секунд юные детективы кубарем скатились по лестнице и выскочили из дома.

Всю дорогу Холли не могла отделаться от тяжелого чувства, что ее любимого актера Мориса Харти кто-то шантажирует. Что же произошло? Ясно, что актер расплачивался за что-то, что было необходимо скрыть. Рассуждая таким образом, Холли все больше убеждалась в том, что они поступили правильно, не обратившись в полицию. Она была уверена, что Морис Харти не мог быть замешан ни в каком преступлении.

Глава IV

Денежные затруднения

— Ты что-нибудь видишь? — спросила Миранда.

— Говори тише, — шепнула Холли, ухватившись за верхушку калитки и заглядывая внутрь.

Пит скривился от боли, пока Холли беззастенчиво ерзала своими кроссовками на его плечах.

Друзья находились сейчас на Бенедикт-авеню, старинной улице викторианской эпохи. Громоздкие дома, стоящие в глубине садов, казалось, были окружены атмосферой глубокого покоя.

Задача ребят состояла в том, чтобы отыскать дом, за которым росла высокая пампасная трава.

— Побыстрей, — кряхтел Пит, — в любую минуту нас могут застукать.

— Не боись, я на стреме, — бодро провозгласила Миранда. — Если увижу кого, то сразу… Ой… Здравствуйте… — натянуто улыбнулась кому-то Миранда.

— Что вы здесь делаете? — Это был пожилой человек, который с недовольным видом уставился на них из окна второго этажа.

— Это не то, что вы думаете, — пролепетала Холли и, не удержавшись на плечах Пита, рухнула вниз, свалив и его самого.

Пока оба поднимались и отряхивались, Миранда, заикаясь, плела историю про южноамериканскую траву.

— Нам в школе поручили сделать сообщение.

— Какое сообщение? В какой школе?

Миранда открыла рот, потом закрыла и снова открыла, как будто ей не хватало воздуха.

— Мы готовим материал для урока ботаники о пампасной траве, — наконец выговорила она. — И решили выяснить, может быть, кто-то разводит ее в своих садах? Вот у вас, например, она есть?

— У меня нет. Но я уверен, что ваша учительница не посылала вас подглядывать через забор за тем, что происходит в садах частных владельцев. Из какой вы школы?

— Вот видишь, — Холли сердито сдвинула брови. — Я говорила, что так делать нельзя. — И виновато улыбнувшись «частному землевладельцу», елейным голосом произнесла: — Из школы Джона Рейвена.

— Что-то не слышал о такой, — проворчал старикашка.

Но ребят уже и след простыл.

— Надо же! — удивлялся на бегу Пит. — Материал о пампасной траве. Ну и придумала!.

— Взял бы и придумал чего-нибудь поумней, — огрызнулась Миранда и посмотрела на Холли. — Кстати, мне понравилась твоя идея насчет «школы Джона Рейвена».

— Что хотите со мной делайте, но я больше не стану никуда заглядывать! — разозлился Пит. — Надо придумать что-нибудь другое.

— Нужно подходить к домам не со стороны улицы, а с другой стороны, чтобы был виден весь участок, — предложила Миранда. — Вот если бы к нашим подошвам прикрепить такие мощные пружины, чтобы можно было подпрыгнуть выше дома, тогда…

Холли вдруг остановилась, и в эту минуту ребята услышали позади шум приближающейся машины. Они оглянулись. Красный пикап, обогнав их, замедлил ход и остановился у обочины недалеко от них.

— Ну! Жду ваших гениальных решений, — съехидничала Миранда, глядя на своих друзей.

— Что-то ничего не приходит в голову, — призналась Холли.

Пит обернулся и увидел, как из машины вышла молодая особа не старше двадцати, с пышной гривой золотисто-рыжих волос, в красном платье, которое, казалось, было на два размера меньше, чем требовалось. Но Пит смотрел не на нее, а на девочку, которая вылезла следом. Он узнал ее.

— Не оглядывайтесь, — прошипел Пит, — я вам что-то скажу.

Разумеется, Миранда и Холли тотчас же оглянулись.

— Что?! Не может быть! — прошептала Холли, которая тоже узнала худенькую светловолосую девочку. Это была Бетани Харти, дочь Мориса Харти.

Молодая особа ухватила девочку за руку и потащила к дому. Судя по тому, как упиралась малышка, Холли сделала вывод, что они не очень-то ладят между собой, и, следовательно, эта особа не может быть женой их героя.

— Ну что у вас за привычка, — проворчал Пит, — говоришь вам одно, а вы делаете совсем другое.

— Послушай, Пит, — наставительно произнесла Холли. — Если ты не хочешь, чтобы человек посмотрел назад, скажи ему все, что угодно, но только не проси его не оглядываться. Сто процентов, что он повернется в ту же секунду. — Говоря это, Холли отметила дом, в который вошли женщина с девочкой, и облегченно вздохнула. — Теперь мы по крайней мере знаем, где живет Морис Харти.

— Первым делом надо подумать, как избавиться от конверта. — Миранда дотронулась до оттопыренного кармана джинсов.

— О-о! — вдруг закатил глаза Пит.

— Что случилось? — удивилась Миранда.

— За нами следят.

— Кто?

Пит мотнул головой в сторону знакомого старичка, который стоял теперь у ворот своего дома и не спускал с них глаз.

— Сейчас нам лучше исчезнуть, — сказала Холли. — Старик не успокоится, пока не вызовет полицию.

— А как же конверт? — подала голос Миранда.

— Опустим завтра в почтовый ящик по дороге из школы.

— Стало быть, кто-то из нас должен будет отвечать за сохранность денег сегодняшним вечером, всю ночь и завтрашнее утро? — живо отреагировала Миранда. — Завидное заданьице для любого из нас.

— Я считаю, — пряча улыбку, сказала Холли, — что ты, Миранда, справишься с этим лучше всех.

— Я? Почему это?!

— Кто осознает трудность, лучше всего с ней справляется, — заключила Холли. — Главное, не волнуйся. Все, что тебе придется сделать, — это положить конверт под подушку на ночь и на дно сумки под учебники завтра утром.

— Но что, если…

— Не думай о плохом, — подбодрил ее Пит. — Ничего не случится. Ты ведь не трусиха, правда?

— Не в этом дело, — Миранда сердито насупила брови.

— А в чем тогда?

— В том, что вы двое всегда сваливаете на меня самое трудное.

— А разве это плохо? — Холли улыбнулась. — Ведь это говорит о том, что мы тебе полностью доверяем.

Так и произошло. Деньги в эту ночь охраняла Миранда, положив конверт под подушку. Но спала она очень плохо. И если бы грабитель, шантажист или кто-нибудь еще приблизился к ее кровати на расстояние пяти метров, она отбивалась бы подушкой и подняла бы такой крик, что злодею мало бы не показалось.

— Я вернусь сегодня поздно, — сказала Холли, хватая куртку, сумку и направляясь к двери.

Из кухни выглянула мама.

— А где ты будешь?

— Рискну высказать два предположения, — ответил за дочь мистер Адамс, выходя из своей мастерской. Отец Холли был преуспевающим адвокатом, но истинную радость получал от резьбы по дереву. Все свое свободное время он тратил на изготовление деревянной мебели настолько изящной, что Холли никогда в жизни ничего подобного не видела. — Она будет или у Пита, или у Миранды. Я угадал?

— Скорей всего, у Пита, — улыбнулась Холли.

— Позвони, если будешь задерживаться, — попросил отец.

В этот момент послышался какой-то грохот. Это скатился по лестнице Джейми, младший брат Холли.

— Ты не забыл завтрак? — крикнула вдогонку убегающему в школу сыну миссис Адамс.

— В сумке! — прокричал Джейми в ответ и добавил нечто невразумительное, похожее на «автобужтут»!

— Как бы он не опоздал на автобус, — покачал головой отец.

— Я будила его три раза, — вздохнула миссис Адамс и посмотрела на Холли. — Как я буду счастлива, когда он начнет ходить в среднюю школу. Ты хотя бы сможешь присматривать за ним.

— Большое спасибо. — Эта идея Холли явно не грела. Она вовсе не жаждала подтирать сопли своему братцу-зануде и прилипале.

В школе Холли встретилась с Мирандой и Питом. Миранда была не в лучшей форме.

— Я не сомкнула глаз, — пожаловалась она. — Мне всю ночь мерещилось, что грабители вырывают конверт из-под моей подушки. Вы даже не представляете, какой это напряг.

— Ну, потерпи немного… — успокаивала ее Холли. — Теперь мы от тебя ни на шаг не отойдем. А через пару часов отделаемся от этих денег навсегда.

— О, пара часов! — простонала Миранда. — Да за это время я сделаюсь неврастеничкой…

На Бенедикт-авеню друзья отправились сегодня с противоположной стороны. Меньше всего им хотелось повстречаться с въедливым старикашкой. Конверт лежал у Миранды на дне школьной сумки и представлялся ей горящим факелом, приманивающим негодяев и преступников со всего Лондона. Девочка не могла расслабиться ни на минуту.

— Ну, подумай, — старался успокоить ее Пит. — Никто ведь не знает, что у тебя в портфеле. Это совершенно безопасно!

— Ага, только вы оба почему-то увернулись от этого совершенно безопасного груза, — не желала успокаиваться Миранда.

— Это только потому, что мы знаем тебя как самого надежного и ответственного человека в этих делах, — уверяла ее Холли. — Постарайся принять беззаботный вид, чтобы не навлечь на нас ненужные подозрения. И, пожалуйста, перестань свистеть. Почему ты всегда свистишь, когда нервничаешь?

— Извини, я не знала, просто не замечала.

— Теперь знаешь.

— Друзья приблизились к дому, в котором накануне вечером скрылись молодая женщина и девочка.

— Ну, давай! — Холли подтолкнула Миранду к калитке. — Сунь конверт в ящик, и сваливаем отсюда.

Прежде чем подойти к двери, Миранда посмотрела по сторонам. Холли обратила внимание, что у обочины припаркован красный фургон, но не стала сообщать об этом подруге, чтобы не взвинчивать ее еще больше.

Миранда поднялась на ступеньки крыльца и вынула конверт. Смерив его взглядом, она вдруг обнаружила, что конверт слишком велик для почтового ящика.

Миранда растерянно оглянулась на друзей и сделала попытку пропихнуть конверт в щель. Увы, конверт оказался шире. Она попыталась сложить его вдвое, но он стал таким толстым, что не могло быть и речи о том, чтобы протолкнуть его внутрь.

Подогнув края конверта, Миранда предприняла еще одну попытку, но конверт снова застрял. Девочку охватила паника.

Сантиметр за сантиметром Миранда с трудом всовывала конверт внутрь.

— Ой! — вскрикнула она, когда конверт вдруг проскочил, а крышка от ящика захлопнулась и больно прищемила ей пальцы. — Ой-ой-ой!

— Миранда! Что случилось? — Холли не понимала, почему ее подруга вдруг начала стонать, приплясывая на крыльце.

Прежде чем Миранде удалось высвободить пальцы из «мышеловки», входная дверь распахнулась, и, споткнувшись о порог, девочка ввалилась в прихожую. На Миранду смотрели ясные голубые глазки.

— Меня зовут Бетани. А ты что здесь делаешь?

Глава V

Змеюка-Клер

Глаза Бетани заискрились весельем, когда она увидела это странное вторжение.

— Я просто опускала конверт в почтовый ящик, а крышка прихлопнула мне пальцы. Ты можешь ее приподнять?

— Конечно. Сейчас! — Бетани приподняла крышку.

Миранда облегченно вздохнула и вытащила затекшие пальцы.

— В этот момент подбежали Пит и Холли. Холли увидела, что конверт находится в руках девочки.

— Привет, — поздоровалась Бетани уже менее дружелюбно. — А вы кто?

— Мы просто… Поклонники твоего папы.

Прежде чем Миранде удалось высвободить пальцы из «мышеловки», входная дверь распахнулась, и, споткнувшись о порог, девочка ввалилась в прихожую.

— А-а, вы из этих, — протянула девочка и как-то пренебрежительно взмахнула рукой. Посмотрев на конверт, она спросила: — Это письмо от поклонников?

— Да, — кивнула Холли.

— Нет, — отрицательно покачал головой Пит.

— И друзья уставились друг на друга.

— Нет, — на сей раз возразила Холли.

— Да, — в свою очередь сказал Пит.

— Не обращай внимания, это они от волнения, — вступилась за друзей Миранда. — Сама понимаешь, любимый актер и все такое… Ты можешь пообещать, что отдашь конверт своему отцу, как только он вернется домой? Это очень важно.

К ужасу юных детективов, Бетани моментально отодрала с конверта липкую ленту и легко вскрыла его.

— Что ты делаешь! — попыталась остановить ее Холли. — Разве можно вскрывать чужую корреспонденцию?

— Все нормально. Я сама управляюсь с письмами от папиных почитателей. Вы, наверное, хотите фотографию с его автографом? Если да, то… — Девочка внезапно онемела, увидев содержимое конверта. Несколько раз она моргнула, как будто боялась, что зрение обманывает ее.

— Твой папа выронил это в Билэр-парке, — нашлась Холли.

— Я знаю, где Билэр-парк. — Девочка смотрела на друзей в полном смятении. — Вы говорите, папа выронил это?

— Да, — подтвердил Пит.

— Когда?

— Вчера, — сказала Холли.

— Вы сами видели это?

— Да, — кивнул Пит. — Конверт выпал у него из кармана, и мы подумали, что очень важно вернуть его. Вот почему мы здесь, — закончил свою речь Пит и радостно улыбнулся.

Но Бетани взглянула на него с подозрением.

— А почему вы не отдали конверт сразу?

— Хороший вопрос, — заметила Холли.

Бетани сосредоточенно сдвинула брови.

— Последние недели папа какой-то странный…

— Мы можем тебе доверять? — вдруг серьезно спросила Холли.

— Конечно.

— Понимаешь… — Холли запнулась, не зная, как начать разговор. Бетани производила впечатление разумной и сообразительной девочки, но будет ли правильно со стороны Холли рассказать ей правду об этих деньгах, тем более что сами они еще толком ничего не знают.

— Бетани! — послышался голос с другой стороны дома. — Что ты там делаешь?

— Молчите! — прошептала Бетани. — При ней — ни слова.

Холли, Пит и Миранда уставились на девочку, а та быстрым движением сунула конверт под джемпер.

Послышался стук приближающихся каблучков, и вскоре показалась молодая рыжеволосая особа с нахмуренными бровями.

— Что здесь происходит? — холодно обратилась она к Бетани, ледяным взглядом окинув ребят.

«Какой жирный слой помады у нее на губах, — подумала Холли, рассматривая женщину. — А лицо напоминает раскрашенную маску».

— Кто они? — рявкнула «маска».

— Мои друзья.

— Что-то я не видела их раньше.

— Ты не можешь знать всех моих друзей, Клер. Они давние папины поклонники.

Пронизывающим взглядом Клер проткнула всех троих, как рентгеновский луч.

— Проверьте, хорошо ли вы закрыли за собой дверь, — распорядилась она и повернулась, чтобы уйти, — и не создавайте беспорядка.

Холли видела, как Бетани показала ей вслед язык.

— Вы когда-нибудь видели существо противнее ее? — спросила Бетани, когда они остались одни, и вдруг улыбнулась. — Ее зовут Клер, а фамилия — Кроули[1]. Она обожает тихо подкрадываться. Я называю ее Змеюка-Клер. Ее наняли на время. Хотите посмотреть папин кабинет?

Последнее предложение оказалось для ребят неожиданным.

— А он не будет против? — растерянно просил Пит.

— Нисколечки. — В глазах Бетани заплясали чертики. — Но одно условие — расскажите мне всю правду про эти деньги. — При том она похлопала себя по животу, где под джемпером скрывался конверт.

— Договорились, — согласилась Миранда, разглядывая холл. Все было необыкновенно изящно: светлое неполированное дерево, оригинальное ковровое покрытие, на стенах цвета слоновой кости — эстампы и оттиски акварелей. У входной двери стояла высокая вешалка, выполненная из красного дерева с большими резными крюками наверху.

— Тогда пошли, — обрадовалась Бетани. — И я покажу вам то, что для папы является святая святых.

— Что-что? — переспросила Холли.

Бетани весело рассмеялась.

— Просто папа так называет свой кабинет.

Девочка провела их через холл, открыла тяжелую дубовую дверь, и друзья переступили порог комнаты, которую знали по фотографии, украшавшей их офис.

— Ух ты! — только и смогла вымолвить Холли, не веря своему счастью. Возможно, именно здесь Морис Харти прочитывал тексты ролей, которые они потом жадно ловили из уст секретного агента Джона Рейвена.

Основной достопримечательностью кабинета был огромный письменный стол, на котором лежали книги, журналы, газеты и разные-другие вещи. Холли удивил допотопный дисковый телефон, такие она видела в старых черно-белых фильмах. Сбоку от стола стоял большой кожаный диван, именно на нем семья Харти фотографировалась для журнала. Сквозь прозрачное стекло был виден шпиль церкви Сент-Джуд и высокая пампасная трава в саду. Вдоль стен тянулись стеллажи с книгами. Лишь один кусок стены украшали афиши и фотографии Мориса Харти в известных ролях.

— Не могу поверить, — задыхаясь от волнения, проговорила Миранда. — Я нахожусь в кабинете Мориса Харти, и мне это не снится!

Бетани улыбнулась.

— Вы, похоже, настоящие папины поклонники.

— Не то слово! — перебила ее Миранда. — Мы не просто поклонники, мы что ни на есть фанаты!

Осторожно ступая по ковру, Пит подошел к застекленному шкафу. На полках рядами стояли игрушечные солдатики. Сотни солдатиков. Одни — в красных кителях, черных киверах и с длинными ружьями через плечо. Другие — в голубых мундирах, с плюмажем, с выставленными вперед штыками. Была здесь и кавалерия со сверкающими обнаженными мечами, с подробно выполненными деталями.

— Никогда не видел столько оловянных солдатиков! — с замиранием сердца произнес Пит. — Их сотни!

— Тысячи, — поправила его Бетани. — Но при папе лучше не называть их оловянными солдатиками, и тем более игрушечными. Лучше говорить «фигурки» или «статуэтки».

— А какая разница? — удивилась Миранда.

— В несколько сот фунтов, для начала. — Бетани подошла к шкафу, у которого стоял Пит. — Видишь, вон того? — Она показала на довольно крупную фигурку всадника на вороном коне. — Это Артур Велзли. Он стоил папе двести пятьдесят фунтов.

— Да? — Пит хмыкнул. — А кто он, этот Артур Велзли?

Бетани посмотрела на него с удивлением.

— А ты не знаешь? Это лорд Веллингтон. Тот, что победил Наполеона. Думаю, про Наполеона ты слышал?

— Конечно, — уверенно кивнул Пит, несколько смущенный тем, что в глазах ребенка на пять лет младше себя он выглядел каким-то недоучкой. — Наполеон был французом.

— На самом деле — корсиканцем, — уточнила Бетани. — Но ты почти угадал. — И она повернулась к Холли: — Ну так вы расскажете мне про эти деньги?

Холли открыла было рот, но Бетани вдруг приложила палец к губам и сорвалась с места. Несколько секунд она постояла у двери, прислушиваясь.

— Все! Можно говорить. Я просто проверяла, не подползла ли к двери Змеюка. У меня такое чувство, что она ловит каждое мое слово. И все время следит за мной, словно кошка за мышью.

— Если тебе с ней так плохо, почему ты не попросишь папу, чтобы он нанял кого-нибудь другого? — спросила Миранда.

— На папу в последнее время и так свалилось много всего. Мама уехала в Америку сниматься на три месяца. И я чувствую, как ему трудно. — Бетани тряхнула головой, и глаза у нее стали серьезные и грустные. — Расскажите про эти деньги, мне нужно знать правду.

Холли не стала увиливать и рассказала девочке обо всем, что случилось накануне в парке.

После ее повествования Бетани некоторое время молчала.

— Понятно, — наконец вымолвила она. — Вы считаете, что папу шантажирует эта женщина?

Пит даже растерялся от такой прямоты.

— Нет, то есть да… Холли, Миранда, вы не помните? Кажется, это приходило нам в голову?

— Не считайте меня тупицей и не притворяйтесь, что ничего не понимаете. — Бетани пристально посмотрела в глаза Холли. — Я хочу помочь папе, и если вы согласны сотрудничать, я расскажу вам еще кое-что.

— Мы сделаем все, что от нас зависит, — заверила ее Миранда. — Мы же фанаты твоего отца, ты не забыла?

— Ты знаешь о шантаже что-нибудь конкретное? — спросил Пит, обращаясь к Бетани.

— Нет, но в последнее время с папой происходят странные вещи. Мне кажется, что он заболел, и скрывает это от меня. Как-то ночью я вошла в кабинет и увидела, что он лежит на полу вон там. — Бетани ткнула пальцем на персидский ковер у двери. — Он был полностью одет, как будто собирался уходить. Потом выползла эта Змеюка, сказала, что она присмотрит за ним, и отослала меня спать.

— А врача она вызвала? — поинтересовалась Холли.

— По-моему, нет. Утром я пришла узнать, как он себя чувствует, и застала его за столом. Он сидел какой-то окаменевший и смотрел в одну точку. — Бетани села в папино кресло и, наклонясь немного вперед, не мигая, уставилась на что-то невидимое. — Вот как он выглядел. Папа был одет точно так же, как накануне, и смотрел на статуэтку. Это была золотая фигурка барабанщика в форме солдата наполеоновской армии. Я никогда раньше ее не видела. Заметив, что я на него смотрю, папа сейчас же сунул барабанщика в карман.

— И что он тебе сказал? — спросила Миранда.

— Ничего особенного, велел собираться в школу, и все. А когда я спросила, что случилось, он ответил, что просто устал. — Бетани по очереди обвела глазами троих друзей и добавила: — То, что он устал, это точно, но есть что-то еще, чего я не понимаю и даже боюсь. У меня предчувствие, что папа хочет огородить меня от чего-то страшного. В тот вечер я спросила его о той фигурке барабанщика, но он сказал, что продал ее. Но я точно знаю, что он никогда не продает своих солдатиков. — Глаза девочки наполнились слезами. — Я вижу, что с ним что-то происходит, чего он мне не рассказывает. А теперь еще эти деньги… — Она оттянула свитер, и пакет с деньгами упал на ковер.

Холли хотела поднять конверт, но в этот момент дверь кабинета распахнулась, и на пороге появилась Клер.

— Что здесь происходит? — гаркнула она голосом главнокомандующего.

Глава VI

Плохая весть

— Зачем так шуметь? — сказала Бетани. — Я могу приходить сюда, когда захочу.

Клер смотрела на друзей с подозрением, будто их карманы были набиты украденными солдатиками.

Но не это смущало Холли, а пачка денег, лежавшая у ног Бетани. Стоило только этой зоркой проныре взглянуть на пол, она сделала бы для себя настоящее открытие.

Холли с быстротой молнии толкнула ногой конверт так, что он оказался под столом. Потом взяла Бетани за плечи и повернула ее лицом к себе и спиной к Клер, чтобы та не видела слезы в глазах девочки.

— Стой спокойно, — деловито сказала Холли, — и не закрывай левый глаз. Мне кажется, я вижу соринку.

Миранда сразу смекнула, в чем дело, и вежливо объяснила Клер:

— Ей что-то в глаз попало. Видимо, ресница.

— Ну вот, все в порядке, — объявила Холли, делая вид, что вытащила соринку из глаза Бетани.

Холли не покидало неприятное чувство, что эта размалеванная особа подслушивала их разговор под дверью. Если Бетани ей не доверяет, нельзя, чтоб она узнала про деньги.

Бетани продолжала тереть глаз.

— Тебе что-нибудь нужно, Клер? — спросила она.

— Я только зашла узнать, что приготовить к чаю.

— Гамбургеры.

— У нас нет гамбургеров.

— Хорошо, тогда пиццу.

— Вчера вечером доели последнюю.

— Ну, а что есть? — не теряя терпения, спросила девочка.

— Рыбные палочки.

— Прекрасно, тогда я буду рыбные палочки. Спасибо, Клер, — сказала Бетани тоном, который подчеркивал, что разговор окончен.

Клер смерила ее холодным взглядом и вышла из комнаты, хлопнув дверью.

Миранда хотела что-то сказать, но Бетани замахала руками, чтоб она молчала, а сама тихонько подкралась к двери и дернула за ручку изо всей силы. Клер с размаха ввалилась в комнату с искаженным от злости лицом.

— Ты хотела спросить что-нибудь еще? — как ни в чем не бывало поинтересовалась Бетани.

Но Клер повернулась и, не произнеся ни слова, вышла. Ее каблуки сердито застучали по холлу.

Пит был поражен.

— Выходит, она и правда подслушивала!

— Я же вам говорила — Змеюка-Клер тихо подползает и всегда подсматривает или подслушивает.

— А ты не думаешь, что она имеет отношение к шантажу твоего отца? — спросила Миранда.

Бетани покачала головой.

— Клер, конечно, вредная, но не думаю, что она способна на такую подлость. К тому же ее рекомендовали папе на киностудии, поэтому я и не хочу, чтобы она знала о папиных проблемах. — Бетани посмотрела на закрытую дверь. — Ха! Как вам нравится, пришла спросить, что приготовить к чаю. Могу поспорить, она, как всегда, стояла под дверью.

— Наверное, ты права, — согласилась Холли, — она действительно подслушивала. Зачем спрашивать, что подать к чаю, если все равно в доме нет ничего, кроме рыбных палочек.

— А вдруг она хотела узнать, как именно их приготовить, — перебирала возможные варианты Миранда. — Запечь, сварить или поджарить.

— Не смеши, — махнул рукой Пит. — Рыбные палочки никто не варит.

— Но рыбу-то ведь варят! — не хотела признать свою неправоту Миранда.

— Да, но…

— Когда вы перестанете цепляться друг к другу, — перебила друзей Холли. — Поговорим о деле. Бетани, ты сказала, что мы можем тебе помочь. Давай подумаем, как именно.

— Пойдем в мою комнату, — предложила девочка. — Там разговаривать лучше, чем здесь. — Она нагнулась, достала из-под стола конверт с деньгами и снова сунула его за пазуху.

Бетани повела гостей наверх. Стена, к которой примыкала лестница, была увешана театральными афишами и запечатленными фотографом кадрами из фильмов. Холли вдруг пришло в голову, что до роли Джона Рейвена Морис Харти сыграл много других ролей, наверное, в десятках картин и спектаклей.

Миранде, видимо, пришло на ум что-то похожее, потому что она вдруг спросила:

— Интересно, как чувствует себя дочь такого знаменитого отца?

— Не знаю, — пожала плечами Бетани. — Вот мы и пришли.

Бетани привела их в большую комнату, расположенную под самой крышей, со стенами, выкрашенными в ярко-желтый цвет. В комнате царил беспорядок, которого нельзя избежать в месте, где живет ребенок семи лет. Куда ни глянь, всюду валялись игрушки, книжки, куклы и разбросанная одежда.

— Как понять твое «не знаю»? — продолжала допытываться Миранда.

Бетани улыбнулась.

— Мне не с чем сравнивать. У меня ведь не было другого, не знаменитого папы. Поэтому моя жизнь мне кажется самой обыкновенной.

— А «Спайгласс» вы смотрите вместе? — спросила Холли.

— Никогда! Папа не может видеть себя на экране!

— Это понятно, — со знанием дела сказал Пит. — Все время кажется, что можно было бы сыграть лучше.

— Не знаю. Но он говорит, что на экране он выглядит намного толще, чем в жизни, и это его угнетает.

Холли подошла к окну, которое выходило в сад. На фоне яркого голубого неба особенно четко выделялся остроконечный шпиль церкви.

— Ты хотела рассказать нам еще кое-что, — напомнила она Бетани.

— Не знаю, связано ли это с шантажом, но с папиным состоянием это точно связано. — Бетани тоже подошла к окну и встала рядом с Холли. — Ночью, когда папа сидел за письменным столом и смотрел на барабанщика как бы в отключке, я проснулась от какого-то непривычного звука. Лежа в постели, я поняла, что звук раздается из сада. Я подошла к этому окну и увидела, что папа копает землю лопатой. Это было вон там, в дальнем конце сада.

— Ты посмотрела на часы? — спросил Пит.

— В том-то и дело. Было три часа ночи. Когда я наутро спросила его об этом, он сказал, что ему не спалось и он решил повозиться в саду, чтобы скоротать время.

— В три часа ночи повозиться в саду… — недоверчиво усмехнулась Холли. — Странновато.

— Поэтому я и думаю, что папа болен. Но он и слышать не хочет про врача. А тем временем на студии могут узнать про его припадки, и тогда папе грозят неприятности.

— Не понимаю, почему это так страшно? — искренне удивился Пит.

— Потому что через пару недель у папы кончается контракт. Захотят ли богатые люди рисковать своими деньгами, когда узнают, что у него бывают нервные срывы.

— Но если все так серьезно, не лучше ли поговорить с мамой? — спросила Холли.

— У мамы сейчас идут натурные съемки в сотнях миль отсюда — в Америке, где-то в районе Скалистых гор. Она не может бросить работу только из-за того, что мне кажется, что папа болен. Тем более что сам он так не считает.

Миранда пожала плечами.

— Скажи, чем мы можем тебе помочь?

— Не знаю, — грустно вздохнула девочка, — но я так рада, что познакомилась с вами. Ведь мне даже поделиться не с кем. А за папу я действительно очень боюсь. И, если его шантажируют, я готова сделать все, лишь бы он не страдал.

Сейчас Холли была уже уверена, что они поступили правильно, вмешавшись в дело с конвертом. Если Бетани не ошибалась и ее отец действительно болен, то какая же низость вымогать у него деньги. Ее переполняла решимость помочь Морису Харти, чем только возможно.

— Не волнуйся, мы что-нибудь придумаем, — обняла она Бетани за плечи и посмотрела на Пита и Миранду. — Мы всегда находим выход, правда?

Снизу до ребят долетел звук хлопнувшей двери.

— Это папа, — воскликнула Бетани. — Пожалуйста, пока ничего не говорите ему. Иначе он не позволит нам помочь ему.

— Будем молчать как рыбы, — пообещала Миранда. — Можешь нам доверять.

— Я это поняла. Пойдемте, я вас познакомлю.

Пока спускались вниз, Миранда держалась позади всех. Она не представляла, как поведет себя Морис Харти, когда увидит ее в своем доме.

— Па! — Бетани с радостным визгом бросилась на шею к отцу прямо с последних ступенек лестницы.

— У-у-уфф! — выдохнул тот, поймав дочь и крепко обняв ее. — Как поживает моя хозяюшка?

— Прекрасно! — Бетани вся сияла, держа отца за руку. — Я хочу познакомить тебя с моими друзьями. Они без ума от сериала «Спайгласс» и жутко хотят с тобой познакомиться.

— Очень приятно, — сказал Морис Харти и протянул Холли руку.

— И мне, — задыхающимся от волнения голосом проговорила Холли. В голове мелькали обрывки мыслей… она пожимает руку самому Джону Рейвену. — То есть я хочу сказать, спасибо… э-э… вы наш… — Голос у нее совсем пропал, и она едва пролепетала: — Меня зовут Холли.

— А вас? — обратился Морис к Питу.

— Питер Хамильтон. Счастлив познакомиться с вами, — выдавил из себя Пит. — Все фильмы с вашим участием записаны у меня на видео. И я постоянно посещаю ваш сайт в Интернете, поэтому всегда курсе ваших последних работ. У меня даже есть картотека…

— Меня зовут Миранда, — удалось наконец вставить слово девочке. Если не остановить Пита, он может говорить о своей картотеке до скончания века.

Брови Мориса Харти сошлись на переносице, когда он пожимал руку Миранде. Было очевидно, что он узнал ее: Миранда не относилась к категории людей, которых в суете можно забыть.

— Я рад, что познакомился с вами, — он вдруг улыбнулся… — По крайней мере, я могу извиниться за свой поступок вчера в парке.

— Ничего страшного.

— Ну, как же… Я бесконечно виноват, — искренне произнес Морис Харти, не выпуская руку Миранды. — Единственным оправданием для меня была смертельная головная боль. — Продолжая улыбаться, он повернулся к дочке: — Подумать только, вы оказались друзьями! Это просто удивительно!

— Они могут остаться у нас на чай? — поинтересовалась у отца Бетани.

— Конечно, — ответил Морис, улыбаясь еще шире. — Буду очень рад.

У Холли мелькнула мысль, что это уже небольшой перебор в гостеприимстве, что Морис Харти слегка раздувает свой энтузиазм, прикрывая им чувства, которые его гложут.

— Скажи Клер, что мы будем пить чай все вместе. — Харти сгреб в охапку полученную почту и отправился в кабинет.

— Отпад! — ликовала Бетани. — Змеюка умрет от злости. Чай на пятерых! Ха! Ха!

Холли с друзьями поднялась наверх, а Бетани побежала вниз сообщить Клер «приятную новость».

— Нужно позвонить домой и предупредить, что мы задерживаемся, — вспомнила Холли слова папы.

Бетани вошла в комнату с торжествующей ухмылкой.

— Ну и злюка! Она теперь будет расстроена до конца своих дней!

— От вас можно позвонить? — спросила Миранда, с улыбкой глядя на Питера и Холли. — Надеюсь, что трубку возьмут Бекки или Рэчел. Я их добью, когда расскажу, где я. — Бекки и Рэчел были старшими сестрами-близнецами Миранды и в вечном конфликте с ней.

— Конечно! — живо откликнулась Бетани. — Можно позвонить по папиному телефону.

Она проводила друзей до двери кабинета, которую открыла без стука.

Все трое вошли следом за ней. Морис Харти сидел за столом, держа перед глазами письмо, которое, видимо, только что распечатал. Лицо его выглядело бледным и расстроенным. Очевидно, в письме содержались плохие новости.

— Па, можно ребята позвонят домой?

Морис вздрогнул и перевел на детей невидящий взгляд, как будто только что пробудился от кошмарного сна.

— Очень жаль, — отрывисто сказал он. — Извините меня. Но вам нужно сейчас же отправиться домой. — Он бросил письмо на стол и резко поднялся. Он непроизвольно вытянул руки, как будто намеревался вытолкнуть их из комнаты.

Холли поняла, что письмо принесло убийственную весть.

Глава VII

Неопровержимое доказательство

Через несколько минут юные детективы вышли на улицу. Не то чтобы Морис прогнал их из дома, но настоял на том, чтобы они ушли.

Когда друзья прощались с Бетани, Холли как-то исхитрилась записать свой номер телефона у нее на ладони.

— Позвони мне, — шепнула Холли.

Встревоженная девочка в ответ просто кивнула.

Друзья безрадостно плелись по Бенедикт-авеню.

— Как вы думаете, что было в том письме? — спросила Миранда. — Судя по всему, что-то очень страшное.

— Я лично догадываюсь, — ответила Холли. — И если вы пошевелите мозгами, то тоже догадаетесь.

— Письмо от той женщины… — начал Пит, но Миранда не дала ему закончить.

— В желтом плаще! — выкрикнула она.

— Да, — продолжила Холли, — письмо с требованием объяснить, где обещанные деньги, и с новыми угрозами на случай, если деньги не будут оставлены в условленном месте.

— Ну и какой наш следующий шаг? — Пит вопросительно взглянул на нее.

— Идти домой пить чай, — невпопад брякнула Миранда.

— Я насчет мистера Харти.

— Мне удалось оставить Бетани свой телефон, — сказала Холли. — И я уверена, что нам лучше всего подождать ее звонка.

— Ты уверена? Ведь Бетани еще ребенок. Можно ли ей доверять?

— О да! Ребенок, который знает больше тебя, — съехидничала Миранда. — Не знать, кто такой Артур… как его там. Ну словом, каждый дурак его знает.

— Артур Велзли, — намеренно четко произнес Пит.

— Вот именно! Я просто хочу сказать, что Бетани — очень продвинутый ребенок, и Холли права, что нам надо подождать ее звонка.

— Будем надеяться, что долго ждать не придется, — вздохнула Холли.

И она оказалась права. На следующий день, через полчаса после того, как Холли пришла из школы, зазвонил телефон.

— Холли?

— Да. Это ты, Бетани?

— Я.

— Как твой папа?

— Не могу сейчас говорить. Змеюка ползает кругами. Нужно встретиться. Рядом с нашим домом есть закусочная. Там все и расскажу.

Голос Бетани был едва слышен, чувствовалось, что она говорит в самую трубку. Холли записала, как найти закусочную, и пообещала быть там через десять минут.

Положив трубку, она тут же перезвонила Миранде и Питу, чтобы предупредить их о встрече.

— Ма, — крикнула затем Холли, — мне нужно срочно увидеться с друзьями, ладно?

— Только не задерживайся, — раздался в ответ мамин голос, — и не впутывайтесь ни в какие истории.

Миссис Адамс постоянно просила дочь ни во что «не впутываться», но от этого ничего не менялось. Холли притягивала к себе опасность, как магнит притягивает железо.

Закусочная оказалась уютным, опрятным местечком, расположенным под железнодорожным мостом. В зале помещалось всего несколько круглых столиков и бар, тянущийся вдоль окна. Войдя внутрь, Холли сразу же увидела Бетани. Девочка сидела за стойкой на высоком табурете и потягивала через соломинку апельсиновый сок из большого картонного стакана.

— Холли! — обрадовалась Бетани и с ходу затараторила: — Я отдала папе деньги и…

— Погоди немного, — остановила малышку Холли. — Миранда и Пит будут здесь с минуты на минуту.

Миранда и вправду пришла очень скоро, а через пару минут подоспел и Пит.

— Итак, — начала Бетани, когда вчетвером они уселись за стойку бара, — я отдала папе конверт с деньгами, но он сказал, что к нему лично это не имеет никакого отношения.

— Что?! — не удержалась от возгласа Миранда. — Но конверт ведь был сначала у него в руках. Он что, не прочел нашу записку насчет того, что за ним приходила женщина? Ты рассказала ему?

— Рассказала, но записку не отдала, только деньги. Он уверял меня, что нашел конверт в вагоне метро, собирался отдать его в полицию, а потом понял, что где-то его потерял.

— Он не потерял его, а спрятал в дупле дуба, — уточнила Холли.

— Я не говорила папе о том, что вы видели, как он засунул конверт в тайник, — вздохнула Бетани. — Короче, он взял у меня конверт и сказал, что он отнесет его в полицию.

— А ты сама веришь в это? — спросил Пит.

— Не верю. Хотите кое-что посмотреть? — Бетани сунула руку в карман. Бумажки, которые она извлекла, оказались корешками банковских чеков. — Я вынула это из папиного стола. — Она посмотрела на ребят и добавила: — Только не подумайте, что я делаю что-то потихоньку от него. Просто свои денежные дела папа поручил вести мне. Он чувствует себя тупицей, когда дело касается цифр и расчетов. Поэтому, когда приходят извещения, я разбираюсь с чековыми книжками сама. Папа называет меня своим маленьким счетоводом.

Миранда с удивлением взглянула на девочку.

— А что, твоя мама не умеет это делать? Моя, например, ведет все денежные дела.

— Когда дело касается арифметики, то даже папа перед ней просто Эйнштейн. Я единственная в семье, кто умеет отлично считать. Но в последние недели папа начал убирать куда-то свои чековые книжки. Я думаю, намеренно прятал их от меня. И когда я спрашивала, не пора ли заняться бухгалтерией, он отвечал: «Не сейчас». Поэтому вчера я хорошенько пошарила в ящиках и нашла это. — Бетани положила на стойку бара чековую книжку, в которой не осталось ни одного незаполненного бланка. Девочка показала последний корешок. — Вот, — сказала она, — видите?

Трое друзей вытянули шеи, чтобы получше рассмотреть бланк. На нем было написано слово «наличные» и сумма «две тысячи долларов».

— И здесь, — Бетани пролистала остальные корешки, — тоже наличные и тоже две тысячи. За последние несколько недель четыре раза со счета были сняты деньги. Ровно по две тысячи фунтов. В последний раз — два дня назад.

— Как раз в тот день, когда мы видели мистера Харти с конвертом, — сказала Миранда. — И к тому времени им было уже снято восемь тысяч фунтов! Не хило!

— Это пока, — мрачно заметил Пит. — Если преступников не остановить, они будут требовать снова и снова.

Холли призадумалась, потом подняла глаза на Бетани.

— А тебе удалось выяснить, что было в письме, которое папа получил вчера?

— Да. Хотя он и порвал его на мелкие клочки, но я подобрала их, снова сложила и вот что смогла прочесть: «Тебе дано право только на одну ошибку. Мне нужны деньги. Не забывай о барабанщике. Завтра и в то же время. Иначе может случиться то, о чем тебя предупредили!»

— Завтра в то же время, — вслух повторил Пит. — Это означает, что шантажист ждет от твоего отца деньги завтра, в то же время и на том же месте.

— Не завтра, — поправила его Миранда. — Письмо пришло вчера. Выходит, что встреча назначена на сегодня.

— Давайте решать, — Холли взглянула на часы. — Если время назначено то же, твой папа должен быть в парке примерно через полчаса. Следовательно, у нас полно времени, чтобы добраться туда и устроить засаду. И на этот раз мы пойдем вслед за этой женщиной, после того как она возьмет деньги.

— А я все время думаю об этом барабанщике, — вздохнув, произнесла Бетани. — Он ведь имеет какое-то отношение к шантажу. Но какое именно? И еще… Я так и не разгадала, почему папа копался ночью в саду.

— Может быть, прятал какую-нибудь улику? — мигом предположила Миранда. — Думаю, нам стоит разведать.

— Эта хорошая идея! — согласилась Холли. — Значит, план такой: Пит идет в парк и дожидается момента, когда деньги окажутся у шантажистки. В любом случае лучше, чтобы выслеживал один человек, а не трое. Одного трудней засечь. А мы втроем попытаемся выяснить, что закапывал в саду отец Бетани. Надеюсь, Клер не будет нам помехой?

— Нет, если мы будем осторожны. Она считает, что я сейчас у подруги. Главное, незаметно пробраться в сад, тогда — без проблем.

— Ну, что ж, друзья, — торжественно произнесла Холли. — Операция по спасению Джона Рейвена начинается! Приступаем к ее выполнению!

Глава VII

Так и есть!

На цыпочках Бетани, Холли и Миранда осторожно пересекли холл. — Мы выйдем через стеклянную дверь папиного кабинета, — шепотом сказала Бетани. — Змеюка торчит на кухне.

Холли нагнулась к самому уху Бетани. — По-моему, там кто-то разговаривает, — едва слышно произнесла она.

Действительно, со стороны кухни раздавались голоса. Холли удалось незаметно подкрасться и заглянуть в дверную щель. Клер была не одна. Она разговаривала с какой-то женщиной. Незнакомка была изящно одета. На ней был темно-синий костюм и белая блузка. На вид Холли дала бы ей чуть больше тридцати. Узкое лицо обрамляли прекрасно ухоженные длинные волосы темно-каштанового оттенка.

— Я пошла, — сказала вдруг женщина. — Нельзя опаздывать. Дай мне мой плащ.

Пригнувшись, Холли незаметно проскользнула в кабинет Мориса Харти, где ее ждали Бетани и Миранда.

Девочки слышали, как женщина прошла через холл. Затем хлопнула входная дверь. Холли описала Бетани внешность женщины, но девочка не знала, о ком идёт речь.

Они направились в сад.

— Так, — сказала Миранда, — покажи, где копал твой отец.

— Вот там, — ответила девочка, пробираясь не по вымощенной дорожке, а сквозь заросли высокой травы.

Сад произвел на Холли большое впечатление. Широченный газон, окруженный разнообразными клумбами, замыкали два тополя, через которые, как сквозь гигантские ворота, виднелся шпиль соседней церкви. Садик, который был разбит возле ее дома, казался теперь совсем крохотным. Мечтой ее родителей — они часто говорили об этом — было выбраться из Лондона и купить дом с огромным участком.

Бетани скрылась в деревянном сарайчике, но вскоре вернулась оттуда с лопатой. После этого она направилась в тень под деревьями.

— Он стоял здесь, — уверенно сказала Бетани. Было заметно, что здесь недавно поработали лопатой. Бетани протянула лопату Холли.

— Копать у нас любит Миранда, — «перевела стрелки» Холли.

— Я? — открыла рот Миранда, но все же взялась за лопату.

— Разве я не права? К тому же ты намного сильнее меня.

— Что ж, если тебе нравится так думать. — Миранда с легкостью вонзила лопату в податливый дерн и с силой нажала на нее ногой.

Откинув не больше шести-семи пригоршней, Миранда наткнулась на что-то твердое. «Наверное, камень», — подумала Миранда, но, подцепив его краем лопаты, обнаружила, что это какой-то гладкий предмет округлой формы. Холли нагнулась, подняла находку и стряхнула с нее землю. Оказалось, что это коробка из-под печенья, с изображением Санта-Клауса на крышке.

— Это подарок от дедушки на прошлое Рождество, — удивленно сказала Бетани.

— Коробка совсем новенькая, — заметила Холли. — Может быть, именно ее закапывал твой отец?

— Открой, — нетерпеливо попросила Миранда. — Спорю, что мы найдем в ней ответ.

Холли сняла крышку. Внутри оказалось какое-то тряпье. Девочка сунула внутрь руку и вытащила из коробки фигурку позолоченного барабанщика.

— Значит, он все-таки не продал его… — проговорила пораженная Бетани. — Но зачем-то спрятал…

Холли стала рассматривать статуэтку на солнечном свету. Каждая деталь была выполнена в мельчайших подробностях, начиная с ремней маленького барабана и кончая пуговками на мундире. Даже крохотное личико было выполнено настолько реалистично, что, казалось, будто он смотрит живыми глазами, гордо вздымая точеный подбородок.

Не в силах оторвать взгляд от удивительной находки, девочки застыли у выкопанной ямки. Миранда опустила глаза, заметив какое-то движение возле своих ног. Большой жирный червяк карабкался на ее башмак. Миранда подняла его, чувствуя, как червяк извивается у нее на ладони.

— Что будем делать?

— Бетани! — послышался раздраженный голос со стороны дома. — Зачем ты туда полезла? Я же не велела тебе таскать грязь из сада в дом!

Это была Клер.

— Я ее не-на-ви-жу! — с расстановкой проговорила Бетани. — Она все время шпионит за мной. Нельзя, чтобы она увидела фигурку. Не хочу, чтоб она знала про нее.

С этими словами Бетани взяла солдатика из рук Холли и спрятала его за спину.

Змеюка-Клер взгромоздилась на высоченные каблуки, поэтому пробиралась по мягкой почве с большим трудом. Она была в зеленом платье, таком обтягивающем, что, казалось, залезть в него можно было только со смазкой или с помощью рожка для обуви.

— Что случилось? — спросила Бетани, когда Клер наконец доковыляла до них. — Мы ничего такого не делаем.

— Я думала, ты у Кейт.

— Я там была и вернулась. О'кей?

Клер уставилась на вырытую в земле яму и на открытую жестяную коробку с тряпьем внутри.

— А это что?

— Коробка. А на что еще она похожа?

Клер зло сверкнула глазами.

— Не хитри со мной! Что она здесь делает?

— Разве она что-то делает? Я не вижу.

Миранда прыснула, прикрыв рот ладонью.

— И что же было в этой коробке? — повысила голос Клер.

— Ничего, — спокойно ответила Бетани.

— Не ври! Что у тебя за спиной? Покажи руки!

Все три девочки стояли лицом к Клер. Бетани — слева, Холли — в середине, а Миранда — справа. Бетани вытянула левую ладонь, а правой ловко передала Холли фигурку у себя за спиной.

— Другую руку! — приказала Клер. Бетани показала и правую, тоже пустую, к великому разочарованию Змеюки.

Теперь колючий взгляд Клер впился в Холли.

— Теперь ты!

Холли молча вытянула вперед обе испачканные ладони, но в них ничего не было.

— Значит, это находится у тебя! — уже в полный голос орала Клер, уставившись на Миранду. — Меня бесят эти идиотские игры. Отдай сейчас же!

— А вы уверены, что хотите взять это из моих рук? — спросила Миранда. — Думаю, вам это не понравится.

Вместо ответа Клер молча вытянула руку. Миранда вынула из-за спины кулак и разжала пальцы над ладонью Клер. Червяк попал точнехонько в цель. Клер взвизгнула, как ошпаренная, с отвращением отдернув руку.

Все трое дружно закатились, глядя на то, с каким отвращением Змеюка вытирает ладонь о подол своего зеленого платья.

— Очень смешно! — огрызнулась Клер и, окинув всех уничтожающим взглядом, заковыляла на своих каблучищах обратно через газон.

— Ну-у, суперкласс, Миранда! — восхищенно протянула Бетани. — Так ей и надо, этой воображале.

— Знаешь, что мне кажется, — Миранда насмешливо поглядела вслед Клер. — Что в этом зеленом платье она похожа на заплесневелую сосиску. — После этого Миранда вынула из-за спины золотую фигурку барабанщика, зажатую в другом кулаке. — И что мы теперь будем делать с этим парнишкой?

— Мы должны разузнать о нем как можно больше, — твердо ответила Холли. — Ясно, что у мистера Харти была причина прятать его. И мы должны докопаться до этой причины.

— Тогда я знаю, у кого можно спросить, — обрадовалась Бетани. — У Хэмти-Дэмти.

— У кого?

— Мистера Хэмфри, хозяина магазина, в котором папа покупал своих солдатиков, — пояснила Бетани. — Голову даю на отсечение, что мистер Хэмфри знает что-нибудь об этом. Его лавка находится недалеко отсюда. Можно дойти за пятнадцать минут.

— Неплохая мысль, — согласилась Холли. — Скажи, как его найти, я поговорю с ним. А вы с Мирандой останетесь здесь, подождете Пита. Я постараюсь вернуться как можно скорее.

— Только не говори Хэмти-Дэмти, что эта статуэтка моего папы, — попросила Бетани. — Просто опиши ее и спроси, что в ней особенного.

Холли одобрительно улыбнулась.

— Верно мыслишь, Бетани. Из тебя вышел бы классный детектив.

— Насчет детектива не знаю, но я так хочу, чтобы папа снова стал таким же, как прежде.

— Я знаю, — Холли ласково обняла девочку. — А теперь расскажи, как найти лавку Хэмти-Дэмти.

Пит сменил сто мест, пока ждал появления Мориса Харти. Он торчал во всех укромных уголках станции метро до тех пор, пока женщина в билетной кассе не обратила на него особо пристальное внимание. Потом он нашел другой закуток возле самого выхода, но толпа пассажиров, высыпавших из вагона, едва не смела его. В такой толпе нельзя было никого разглядеть, и Морис Харти спокойно мог пройти в парк незамеченным. Кончилось тем, что Пит спрятался в самом парке недалеко от тропы, на которой они видели своего героя в первый раз.

Время шло, и Пит уже стал волноваться, что Морис Харти вообще не появится, но именно в этот момент фигура в сером плаще отделилась от идущих из метро пассажиров и направилась к парку.

— Ага! — пробурчал себе под нос Пит, прячась поглубже в заросли. — Вот и он.

Морис Харти шел по тропе своим обычным целеустремленным шагом.

Пит направился за ним, держась на расстоянии. Морис остановился у питьевого фонтанчика и внимательно огляделся. Пит замер, боясь пошевельнуться. Вокруг не было ни души. Морис повернулся и стремительной походкой направился в гущу деревьев, миновал кусты и вскоре подошел к тому самому дубу, куда сунул конверт в прошлый раз.

«Только бы ничего не прозевать», — подумал Пит.

В одно мгновенье конверт перекочевал из кармана плаща в дупло дерева. По резким движениям Пит заключил, что на этот раз Харти нервничал больше, чем тогда. Актер снова стал озираться. Пит затаил дыхание. От страха мальчику показалось, что мужчина посмотрел прямо на него. Но Морис Харти вдруг отвернулся и вскоре исчез среди деревьев.

— Фу-у-у! — выдохнул Пит, прислонившись к ближайшему дереву. Потом, соскользнув по стволу на землю, занял такую позицию, чтобы дерево с конвертом оставалось в его поле зрения.

Минуты шли одна за другой. До Пита доносилось урчание движущихся по шоссе автомобилей, щебетание птиц и жужжание мошкары.

Пит поглядел на часы. Пожалуй, в прошлый раз женщина появилась раньше. Мальчика охватило сомнение. А вдруг она «засекла» его и испугалась. Пит уже рисовал себе картины, как Миранда станет высмеивать его, если все сорвется, когда вдруг услышал звук приближающихся шагов.

Женщина была одета так же, как в прошлый раз. На ней был желтый плащ, а голову покрывала косынка. Незнакомка подошла к дереву, протянула руку к дуплу и уверенно вынула конверт. Даже на расстоянии Пит увидел его светло-коричневые очертания. В следующую секунду женщина сунула конверт в сумку, висевшую на ремне через плечо, и отправилась той же дорогой обратно. Пит поздравил себя с удачей и осторожно зашагал следом.

Женщина направилась к юго-восточному выходу, Пит держался на расстоянии.

«Если бы на моем месте была сейчас Миранда, — подумал Пит, — она наверняка замаскировалась бы под какой-нибудь куст или столб».

Но Питу необязательно было маскироваться. На каком основании вдруг эта особа заподозрит, что ему известно про конверт в ее сумке?!

Выйдя из парка и оказавшись на другой стороне улицы, женщина замедлила шаг.

«Отлично, — подумал Пит, — она считает, что все шито-крыто. Посмотрим!»

Женщина свернула в один переулок, затем в другой, а потом и в третий. Два раза она переходила улицу, заставив Пита шмыгнуть в укрытие, потому что смотрела по сторонам.

Когда она подошла к переулку, во всю длину которого тянулась стена кирпичного дома, Питу пришлось переждать, пока женщина не дойдет до угла, а затем только догонять ее. Завернув за угол, незнакомка затерялась в лабиринте жилого квартала.

Пит, стараясь не потерять ее из виду, почти выпрыгнул из ботинок, заглядывая за ограду, и внезапно столкнулся с ней лицом к лицу. Женщина сдернула косынку, под которой оказались длинные темно-каштановые волосы, обрамлявшие узкое лицо с заостренными чертами. В ее колючих глазах сверкала ярость.

— Так! — зло процедила она. — Что за игры? Какого черта ты следишь за мной?

Пит почти задохнулся, когда женщина крепко ухватила его за воротник куртки. Не таким уж находчивым он оказался. Попался, как последний дурак!

Глава IX

Секрет барабанщика

Идя по улице, по которой ее направила Бетани, Холли приблизилась к зданиям, стоявшим друг за другом в глубине тротуара. Там были антикварная лавка, китайский ресторанчик, ателье, ювелирный магазин и в самом конце, как и говорила Бетани, небольшой магазинчик с надписью над входом: «Модели эпохи». Буквы на вывеске были сделаны из хромированного металла. Они красиво выделялись на черном фоне. Холли, ожидавшая увидеть обыкновенную лавчонку, наподобие тех, в которых продают игрушки, была поражена строгостью стиля.

В витрине на многочисленных стеклянных полках размещались модели самолетов, военных кораблей и автомобилей. Тут были и поезда, и пожарные машины, и даже кареты.

Две нижние полки были заняты шагающими батальонами солдатиков, точь-в-точь таких, как Холли видела в кабинете Мориса Харти.

Когда Холли переступила порог магазина, звякнул колокольчик. Отлично освещенный зал весь состоял из застекленных полок.

«Кому бы здесь точно понравилось, так это Джейми», — подумала Холли, рассматривая модели гоночных машин, железную дорогу и самолетики с дистанционным управлением.

За прилавком стоял мужчина, лысина которого блестела, как отполированные стекла полок.

— Добрый день, — поздоровалась Холли, подходя к прилавку. — Я не знаю, сможете ли вы помочь мне…

— Я постараюсь.

— Мне порекомендовали обратиться именно к вам, мистер Хэмт… Хэмфри?

— Да, это моя фамилия, — мужчина дружелюбно улыбнулся. Он напоминал добродушного крота из мультика.

— Я ищу фигурку солдатика, — глядя по сторонам, пробормотала Холли.

— Та-ак-с! — Мистер Хэмфри обратил глаза в сторону тех полок, где толпились солдатики. — Какой именно солдатик вас интересует? Какой-нибудь особый, например, рыцарь короля Артура или боец гражданской войны в Америке? У меня есть прекрасный образец воина армии генерала Ли.

— Нет, я ищу барабанщика из армии Наполеона.

— Хм, — мистер Хэмфри вышел из-за прилавка, обнаружив при этом почти шарообразную фигуру.

— Мне сказали, что у вас есть такая статуэтка, — осторожно прощупывала почву Холли. — И мне сказали, что она позолоченная.

— Мистер Хэмфри взглянул на Холли с явным удивлением.

— Позолоченная? Вы говорите о барабанщике работы известного мастера Густава Фарочера?

— Ну… может быть.

— А что вы знаете об этой статуэтке?

— К сожалению, немного.

— Вы сами ее видели?

— Нет, ее видел мой одноклассник. А что, она ценная?

— Если эта статуэтка из чистого золота работы мастера, о котором я говорю, то ей цены нет. Уж я-то знаю. У меня была такая же, там под стеклом.

— Ее купили?

— Нет, украли. Кто-то влез сюда ночью примерно месяц назад.

— Какой ужас! — ахнула Холли. — Вы сказали, она из чистого золота?

— Да. Но на вашем месте я не стал бы ее искать. Ваш друг видел, скорее всего, копию.

— А как можно отличить копию от настоящей авторской работы?

— На обратной стороне подставки оригинала выгравированы инициалы мастера. «Г.Ф.». Этот шедевр стоит несколько тысяч фунтов… Но куда же вы! Постойте!..

Но у Холли не было времени на объяснения. Ей нужно было срочно выяснить, в действительности ли маленький барабанщик, которого они нашли в саду, является работой известного мастера.

Миранда и Бетани расположились наверху в спальне девочки. Бетани сидела на кровати, скрестив ноги, и статуэтка лежала у нее на колене.

Миранда мерила шагами комнату, стараясь не наступить на разбросанные вещи, и ежесекундно посматривала на часы. Терпение, как известно, не было ее отличительной чертой.

— Почему твой папа задерживается? Разве он не должен быть уже дома? — терзала она вопросами Бетани.

Девочка с тоской посмотрела на часы, висящие над кроватью.

— К этому времени папа обычно уже дома. — Она перевела взгляд на Миранду. — Что мы будем делать?

— Я еще не знаю. Но Холли что-нибудь придумает, я уверена.

— Интересно, зачем папа закопал его в саду? — Бетани погладила фигурку барабанщика.

— Наверное, не хотел, чтобы кто-нибудь знал, что фигурка находится у него.

— И я так думаю, — грустно вздохнула Бетани. — Помнишь, я говорила, что на папу находили какие-то приступы затмения.

— Помню, — кивнула Миранда.

— Так вот, на следующий день, после того как я видела его лежащим на полу в кабинете, он сидел за столом такой странный… И не отрывал глаз от этой вещи. — Она взяла в руки барабанщика. — Что, если эти периоды отключки такие же, как у лунатиков? И человек может сделать в это время что-то такое, о чем потом начисто мог забыть.

— По-моему, это мало похоже на правду, — усомнилась Миранда.

— Думаешь? Как же тогда случилось, что в ту ночь папа был в плаще? Хотя мне сказал, что последнее, что помнит с вечера, — это как он разделся и лег в постель.

— Да, странно. Но к чему ты ведешь?

— А к тому, что, если папа мог одеться и спуститься вниз, не помня это, значит, с таким же успехом он мог выйти из дома и совершить что-нибудь этакое.

— Что именно?

Бетани вытянула перед Мирандой руку со статуэткой.

— Войти к кому-нибудь в дом и взять что-нибудь ценное. Что, если этот барабанщик и вправду золотой?

— Я никогда не поверю, что твой папа мог стащить что-нибудь, — яростно затрясла головой Миранда. — Никогда! И ни за что!

— А зачем он закопал его в саду? Ты видишь в этом смысл? Уж не из-за этого ли его и шантажируют? Я уверена, что в нормальном состоянии папа неспособен на воровство. Но если он был не в себе…

— Да… — Миранда задумалась. — Но если это так, мы должны что-то предпринять.

— И я знаю, что именно, — согласилась Бетани. — Я собираюсь позвонить нашему доктору и все ему рассказать. Пусть он решит, что нужно делать.

Неожиданно раздался какой-то щелчок. Миранда вздрогнула.

— Что это?

Послышался стук каблуков, спускающихся по лестнице. Бетани бросила фигурку на кровать, подбежала к двери и нажала на ручку.

— Змея ползучая! — крикнула Бетани. — Она заперла нас на ключ. И конечно же, все подслушала.

Миранда рванулась к двери и попыталась открыть ее, но все ее усилия оказались тщетными — дверь была на замке.

— Эй! — забарабанила кулаками Миранда. — Выпустите нас отсюда!

— Зачем ей запирать нас? — недоумевала Бетани. — Хотя… Если только… О-о! — застонала девочка от внезапной догадки. — Это она! Это все она. Она шантажирует моего отца!

Мысль Пита бешено работала, ища выход из создавшегося положения. Вырваться из рук этой вцепившейся в него тетки не было никакой надежды. Мальчик был словно в тисках.

Лицо женщины приблизилось вплотную, и она снова задала вопрос, деловито и жестко:

— С какой целью ты следишь за мной?

— Я стеснялся подойти к вам, — с завыванием прогнусавил Пит.

— Ты это о чем?

— Я шел за вами, чтобы получить автограф. — Спасительная ложь каким-то мгновенным усилием родилась у него в голове и сама собой спрыгнула на язык. — Вы ведь Мэри Миллер? Из фильма «На шаг впереди»?

Женщина и вправду немного напоминала актрису, которая играла главную роль. Пит, разумеется, знал, что это не она, но рассчитывал сойти за дурочка.

— Я не Мэри Миллер, — чуть менее агрессивно произнесла захватчица.

Пит сделал преувеличенно большие глаза.

— Честно? Но вы так похожи! Мой папа считает Мэри Миллер самой яркой актрисой, а вы точно не она?

Рука, сжимавшая ворот, ослабла, а в уголках губ появилось подобие улыбки.

— Точно, я — это не она. — Женщина наконец отпустила Пита и даже попыталась слегка расправить воротничок его куртки. — Но вообще-то не следует ходить по пятам за человеком, даже если тебе покажется, что он кинозвезда.

Сработало! Шантажистка клюнула! Пит улыбнулся своей самой беззащитной улыбкой, на какую только был способен.

— Я чувствую себя очень глупо! Извините!

— Ничего. Я на тебя не сержусь. Ступай домой.

Пит кивнул и, не говоря больше ни слова, побежал за угол.

— Йесс! — подпрыгнул он, рассекая кулаком воздух. Жаль, что девчонки не видели. Блестящая работа мысли!

Он стрелой помчался вперед. Через некоторое время он остановился и уже гораздо осторожнее побежал обратно. Нужно было проследить, в какую сторону направляется женщина.

Пит увидел ее спину, которая довольно быстро удалялась. Женщина в желтом плаще повернула за высокую чугунную ограду и остановилась перед одним из домов. Питу было видно, как, войдя в дверь, она начала спускаться по лестнице, ведшей вниз.

Переждав пару секунд, Пит прошелся вдоль здания. Дома в этом квартале были довольно высокими, с массивными каменными ступенями перед парадным входом, но сбоку от него находилась еще одна дверь, ведущая прямо в подвал.

Пит взглянул на номер дома — 23Б. Нужно хорошенько запомнить. Вот она суперклассная работа сыщика! Один, без помощи девчонок, он расколол этот орешек!

В голове Пита уже вертелись картины триумфального возвращения на Бенедикт-авеню, как вдруг у дома показался красный пикап. Пит даже поперхнулся от неожиданности. Эту машину он узнал бы где угодно. И не только машину.

Это была Клер.

Времени на раздумье не было. Инстинктивно Пит начал озираться в поисках укрытия. У ступеней парадного входа стоял большой мусорный бак на колесах. Вокруг ни души. Пит приподнял крышку бака — он был пустой. Поставив ногу на каменный выступ, мальчик прыгнул внутрь, осторожно прикрыв крышку.

Согнувшись в неудобной позе, Пит изо всех сил напрягал слух. Вот машина остановилась. Хлопнула дверца. Послышался стук каблуков. Шаги приближались.

В баке стояла невыносимая вонь. Зажав нос, Пит попытался дышать ртом. Главное, не думать о том, чем дышал. Сознание того, что он поступил как истинный сыщик, придавало сил.

Стук каблуков прекратился у самого бака.

Пит замер. Дверь, ведущая в подвал, открылась.

— Что ты здесь делаешь? — Пит узнал голос женщины в желтом плаще.

— Нам нужно поговорить, Тесса, — сказала Клер. — У меня неприятности. Девчонка меня вычислила.

— Заткнись, кретинка! — почти взвизгнула Тесса. — Хочешь, чтоб об этом узнали все?!

Голос приближался, и Пит понял, что женщина подходит к баку.

— Извини, конечно, — растерянно пробормотала Клер, — но нас могут поймать.

— Ладно, — отрезала Тесса, — спускайся в мою комнату, мы все решим. Дай мне справиться с этим.

И тут случилось самое ужасное. Крышка мусорного бака поднялась… Значит, его укрытие обнаружено.

Глава X

Но где же Морис Харти?

Возвращаясь на Бенедикт-авеню, Холли не шла, а бежала. Подошвы ее кроссовок стучали по тротуару, а омерзительная мысль завладела сознанием, заставляя страдать.

Напрашивалось только одно объяснение:

Морис Харти украл фигурку барабанщика. Об этом кто-то узнал и начал его шантажировать.

Но Холли должна убедиться. Пока она не увидит выгравированных инициалов мастера на обратной стороне статуэтки, есть надежда, что она ошибается.

Не прекращая бег, несмотря на сильную резь в боку, Холли бросилась наперерез через улицу, хотя краем глаза видела, что из-за угла выезжает машина. Всегда осторожная, даже педантичная при переходе проезжей части, на этот раз она неосмотрительно выскочила на дорогу. Машина со свистом пронеслась в нескольких сантиметрах от нее.

Холли уставилась на красный пикап, ожидая, что водитель остановится хотя бы для того, чтобы обругать ее. Но машина проехала мимо. Холли заметила копну огненно-рыжих волос.

— Клер! — беззвучно выдохнула Холли. Сердце ее забилось еще сильней.

Подбегая к дому Мориса Харти, Холли старалась собраться с мыслями. Интересно, куда же так спешила Клер?

Холли нажала на кнопку звонка, но ей никто не открыл. Тогда девочка забарабанила по воротам. Ничего не изменилось. Дотянувшись до щели почтового ящика, Холли крикнула:

— Бетани! Миранда! Эй! Есть кто-нибудь дома?

Молчание.

Холли обежала вокруг дома. Обнаружив в ограде запертую калитку, вскарабкалась на нее, спрыгнула внутрь сада. И уже в следующую секунду бежала по тропинке к дому.

Стеклянная дверь кабинета оказалась наглухо закрытой. Спотыкаясь, Холли рванула к задней двери. У нее вырвался вздох облегчения, когда дверь поддалась. Она носилась по дому, не переставая выкрикивать имена Бетани и Миранды. Но дом угрюмо молчал. Подойдя к лестнице, Холли задрала голову и что было силы крикнула:

— Ми-ран-да!

— Я-я-я, — едва долетел до нее слабый звук из-под самой крыши.

Превозмогая волнение и усталость, Холли бросилась наверх. Она все яснее слышала, как Миранда и Бетани звали на помощь и колотили по запертой двери.

— Все в порядке, — успокаивала их Холли, прыгая через две ступеньки. — Я здесь.

К счастью, ключ был в двери, оставалось лишь повернуть его.

Перебивая друг друга, все трое начали что-то выкрикивать.

— Стойте, — не выдержала Холли, — давайте по одной.

Миранда начала первой.

— Клер заперла нас. Она подслушала, как Бетани сказала, что хочет позвонить их семейному врачу и все ему рассказать.

— Я думаю, что папа украл барабанщика, когда был не в себе, — вставила свое слово Бетани.

— И еще одно, — сказала Миранда. — Клер наверняка замешана в шантаже, иначе зачем ей было нас запирать.

— Где статуэтка? — спросила Холли. — Мне нужно на нее посмотреть.

— Сейчас не время, — возразила Миранда. — Мы во что бы то ни стало должны задержать Клер.

— Поздно, — Холли усмехнулась. — Она укатила на красном пикапе, причем так спешила, что едва не сбила меня. Давайте барабанщика.

Бетани подошла к кровати, взяла фигурку и протянула ее Холли.

Холли быстро перевернула статуэтку и сразу же увидела выгравированные инициалы мастера — «Г.Ф.».

— Что означают эти буквы? — удивленно спросила Миранда.

— Я сейчас объясню, но Бетани права — нужно позвонить врачу, и сейчас же.

Бетани сразу сорвалась с места и побежала вниз.

Миранда тем временем схватила Холли за Руку.

— Есть то, о чем я не хочу говорить при Бетани. Ее отец должен был вернуться уже давным-давно.

Холли пожала плечами.

— Возможно, его что-то задержало.

— Понятно. Но вопрос в том, что именно?

Девочки спустились вниз вслед за Бетани.

Дверь в комнату, из которой звонила малышка, была, по-видимому, спальней ее родителей. Бетани стояла рядом с широкой двуспальной кроватью и держала трубку возле уха.

Услышав шаги, она в растерянности оглянулась.

— Там глухо. Похоже, телефон не работает, — и она протянула трубку девочкам.

— Да, глухо. — Миранда взяла в руки аппарат и стала нетерпеливо нажимать на рычаг. — Понятно. Это тоже ее работа.

— Скорее всего, — согласилась Холли. — Перед тем как бежать, Клер позаботилась, чтобы вы ни с кем не могли связаться. Но я обещала рассказать, что выяснила в магазине.

Быстро изложив суть дела, Холли показала выгравированные инициалы.

— Выходит, папа украл ее! — в отчаянии воскликнула девочка. — Но он не понимал, что делает. Он болен! Как теперь быть?

— Где находится комната Клер? — спросила Холли, обняв девочку за дрожащие плечи. — Надо действовать. Наберись терпения и храбрости.

Бетани вытерла слезы рукавом.

— У меня хватит храбрости. И я сделаю все, что вы скажете. — Она шмыгнула носом.

— Первое — покажи нам комнату Клер.

Бетани повела их на второй этаж. В маленькой спальне гувернантки едва уместились двустворчатый шкаф, комод и узкая односпальная кровать.

— Теперь, — распорядилась Холли, — ищем улики.

— Какие, например? — Миранда окинула взглядом комнату, которая казалась необитаемой.

— Такие, которые могут обнаружить связь Клер с шатенкой в желтом плаще, — терпеливо начала объяснять Холли. — Записную книжку с адресами, номера телефонов или что-нибудь в этом роде.

Бетани подошла к шкафу и растворила дверцу. Внутри задребезжали пустые вешалки.

— Ни одного платья не осталось, — изумилась Бетани.

Миранда подбежала к комоду и выдвинула ящик.

Пусто.

— Там была вся ее косметика! — воскликнула девочка. — Неужели она взяла ее с собой?

— Похоже на то, что Клер сбежала, — сделала заключение Миранда.

— В папиной машине! Не может быть! — все еще не верила Бетани.

Холли увидела что-то на полу возле кровати. Она нагнулась и подняла стеклянный пузырек с приклеенной к нему этикеткой. В таких пузырьках обычно продают таблетки. Холли сняла пластмассовую крышку — внутри оказались желто-белые капсулы.

— Интересно, что это? — Холли высыпала капсулы на ладонь.

— Не могу ручаться, но, по-моему, я знаю, что это, — сказала Миранда. — Они очень похожи на таблетки, которые принимала моя тетушка, когда у нее было нервное перенапряжение.

— Так отчего же эти таблетки? — подняла удивленные глаза Холли.

— От бессонницы. Это сильнейшее снотворное.

Пит сжался в комок, ожидая, что на него обрушится мощный кулак и его вытащат из бака, словно улитку из раковины. На секунду глаза ослепил яркий свет, после чего сверху упало что-то огромное и черное.

— Ну все, — сказала Тесса, Пит узнал ее голос. — Теперь, когда я избавилась от этого барахла, пойдем, ты расскажешь мне, что случилось.

— Нам нужно сваливать из Лондона, пока нас не схватили, — взволнованно произнесла Клер. — Все мои вещи находятся в машине.

— Брось паниковать, — твердо сказала Тесса. — Не дури. Я собираюсь выкачать из Харти побольше денег, прежде чем доконаю его. Пошли, расскажешь, что тебя так напугало.

Пит услышал, как захлопнулась входная дверь. Наступила тишина. Он попытался высвободить руки. Не требовалось большого ума, чтобы понять, что именно свалилось на его голову. Это был большой целлофановый мешок с мусором, который целиком заполнил пространство бака. Пальцы прилепились к чему-то вязкому, и Пит с отвращением отдернул руку. Нужно было выбираться отсюда. Зажмурившись, Пит надорвал мешок и со стиснутыми зубами стал ждать, пока высыплются зловонные ошметки. Потом, изловчился и, отодвинув опустевшую часть целлофана, поднял крышку. Содрогаясь от омерзения и дрожа от страха, он выбрался из бака. Пит стряхнул с себя картофельные очистки, пакетики спитого чая и огляделся.

На некотором расстоянии он увидел женщину, которая катила впереди себя коляску с ребенком. Женщина остолбенела…

— Инспекция по уборке мусора! — выкрикнул Пит и захлопнул крышку. — У вас здесь все в ажуре. Высший балл. Десять из десяти!

Пит спешил на Бенедикт-авеню.

Он забыл и думать о том, какой запах может распространять вокруг себя. Голова его была занята совсем другим — нужно было срочно рассказать девочкам о случившемся.

Пит совсем запыхался, когда добежал до дома Мориса Харти. Изнемогая от усталости, мальчик надавил на звонок.

Дверь открылась через несколько секунд:

— Пит, наконец-то! — обрадовалась Холли. Потом пригляделась и с некоторым удивлением произнесла: — У тебя на волосах кожура от апельсина.

— Неважно, — отмахнулся Пит. — Мне нужно поговорить с Морисом Харти. Наш план сработал. Я знаю, где живет шантажистка.

За спиной Холли появилась Миранда.

— Клер с ней заодно, — поторопилась сообщить она.

— Что?! — заорал Пит. — Я летел сюда на всех парах, чтобы рассказать об этом! Откуда вы уже знаете?

— Длинная история, — уклонилась от ответа Холли и добавила: — Клер сбежала.

— Я знаю, куда! Они сейчас у этой шантажистки! Я должен все сказать Морису.

— Его нет дома. Он еще не возвращался.

— Как? — вытаращил глаза Пит. — Он давно должен быть дома. Он оставил конверт в дупле сто лет назад!

Бетани горестно вздохнула:

— С ним случилось что-то плохое, я чувствую.

Холли с тревогой посмотрела на друзей. Она не хотела признать вслух перед испуганной девочкой, что сама думает так же.

Глава XI

Сражение при Бенедикт-Авеню

Пит закрыл за собой входную дверь.

— Мы должны подумать и найти правильное решение, — сказала Холли.

— Может, позвонить доктору? — робко предложила Бетани.

— Или в полицию, — добавила Миранда и, потянув носом, спросила: — Что это за странный запах?

— Это от меня, но, пожалуйста, не спрашивай о причинах, — быстро ответил Пит.

— По-моему, Миранда права насчет полиции, — сказала Холли. — Они могли что-то сделать с Морисом. Полиция должна знать об этом.

— Кто они? — спросил Пит.

— «Они» — это шантажисты, — с раздражением напомнила ему Миранда. — Кто же? Пит, почему от тебя так несет помойкой?

— Я просил тебя не спрашивать об этом. Послушайте меня, я видел, как мистер Харти оставил деньги, как эта женщина взяла их и направилась к своему дому — у меня есть адрес. Именно для этого я и прибежал сюда. Но мистера Харти там не было, это точно. Только Клер. Она считает, что Бетани что-то заподозрила, и хочет смыться. Нужно срочно найти мистера Харти. — Пит посмотрел на Бетани. — У папы нет по соседству друзей, к которым он мог бы зайти?

— Есть, — обрадовалась Бетани. — Надо найти папину записную книжку.

Девочка бегом направилась в кабинет. Она запрыгнула в кресло, выдвинула ящик письменного стола и вытащила оттуда черную записную книжку.

— Вот номера телефонов, и мы сможем позвонить… — она вдруг осеклась. — Что я говорю! Ничего мы не можем. Телефон ведь отключен.

— Почему? — удивился Пит.

— Эта змеюка выдернула все провода, — объяснила Миранда. — Она заперла нас с Бетани в спальне, чтобы мы не помешали ей смотаться.

Видимо, Клер не рассчитывала, что я вернусь так рано и смогу войти в дом, — сказала Холли, потом обратилась к Бетани: — Ты не можешь предположить, куда твой папа мог зайти по дороге? Где собираются его друзья? Бетани покачала головой.

— Нет. У него есть коробка, в которой он хранит свои личные бумаги. Но я дала слово никогда ее не открывать.

— Где она?

Бетани нагнулась и выдвинула нижний ящик, внутри которого лежала жестяная коробка.

— Но я обещала не трогать ее, — напомнила девочка.

— Но там может оказаться что-нибудь очень важное, — высказал свою точку зрения Пит. — Одно дело нарушить обещание из любопытства, и совсем другое — для того, чтобы помочь.

— Нет, я дала слово.

— Но ты ведь не давала слова, что никто на свете ее не откроет? — сказала Миранда, повернувшись к Питу, и брезгливо сморщилась. — Отойди, я не могу выносить эту вонь.

— Не давала, — робко ответила Бетани. Вдруг лицо ее просветлело, и она протянула коробку Холли.

Коробка оказалась доверху заполненной бумагами, по виду официальными документами. Сверху лежала сложенная пополам бумажка.

Холли развернула ее и прочла напечатанный на машинке текст.

«Любезный мистер Харти, а вы, оказывается, вор. Я являюсь свидетелем того, как вы украли статуэтку барабанщика из магазина «Модели эпохи». В случае, если вы не заплатите десять тысяч фунтов, я поставлю в известность полицию, и тогда наступит конец вашей артистической карьере. Не сомневайтесь в твердости моих намерений. Но я облегчу вашу задачу, предоставив вам возможность заплатить не все сразу, а по частям. Вы будете оставлять по две тысячи фунтов (в течение пяти недель в дупле старого дуба в Билэр-парке). По дороге домой сверните с аллеи влево и загляните в рощицу. Вы сразу же увидите дерево, о котором я говорю. Положите конверт в дупло и сейчас же уходите. Если вы этого не сделаете, у меня не останется никаких сомнений относительно того, сообщить ли о краже в полицию».

— Выходит, все так и есть, — вздохнув, произнес Пит. — Миранда права, надо звонить в полицию.

— Но папа не понимал, что он делает, — вступилась за отца Бетани. — Он вообще неспособен ничего украсть. Скорее всего, он был чем-то одурманен.

— Когда начались эти приступы невменяемости? — спросила Миранда.

— Не так давно, — ответила Бетани. — Около двух недель назад.

— А когда Клер поступила к вам на работу?

— Примерно в то же время. Сразу после отъезда мамы в Америку.

Миранда вытащил из кармана пузырек с таблетками.

— Это очень сильное лекарство. Мы нашли его в комнате Клер. Моя тетушка говорила, что эти таблетки могут отключить сознание здорового человека часов на восемь.

— На что ты намекаешь? — спросил Пит.

— А ты думаешь, это просто совпадение, что у Мориса стали появляться странности сразу с приходом Змеюки-Клер? Или такое невероятное суперсовпадение, что мощнейшее снотворное нашлось именно в ее комнате?

— Ты считаешь, что Клер подкармливала Мориса этими таблетками? — Холли вопросительно взглянула на подругу. — Но если он находился в полусонном состоянии, как ему удалось украсть ценную вещь из магазина?

— В том-то и дело, что не мог! — воскликнула Миранда.

— Но как же тогда барабанщик оказался у него? — всплеснула руками Бетани. — Как это получилось?

— Так и получилось! — уверенно продолжала Миранда. — Все спланировала эта шантажистка. Она же использовала Клер.

— Ее зовут Тесса, — вставил Пит. — Я слышал, как Клер называла ее по имени.

— Тесса! — повторила Бетани. — Это женщина, которая рекомендовала нам Клер. Она работает с папой на одной студии! Тесса Бёрк.

Холли хлопнула в ладоши.

— Вот оно, последнее звено! Тесса устроила к вам Клер, чтобы та незаметно скармливала Морису лекарство.

— Вечернее какао! — словно очнувшись ото сна, проговорила Бетани. — Клер каждый вечер приносила ему кружку горячего какао перед сном.

Остальную картину дорисовала Миранда.

— И вот однажды, когда твой папа был в полной отключке, Клер впустила в дом Тессу — уже с украденной фигуркой. Они вдвоем одели спящего Мориса и подложили в карман его плаща золотую статуэтку.

Дальше рассказ продолжила Холли.

— Он проснулся, ничего не помня и не понимая, и нащупал у себя в кармане драгоценную вещь. В тот же день пришло это злополучное письмо. Что ему оставалось делать?

— Не удивительно, что после всего этого твой папа поверил, что украл барабанщика из магазина в бессознательном состоянии, — сказал Пит. — И решил, что лучше распрощаться с деньгами, чем с репутацией.

— Ну и напрасно, — высказала свое мнение Холли. — Ему надо было пойти в полицию, зря он этого не сделал. Я уверена, там во всем бы разобрались.

Бетани отрицательно покачала головой.

— Но тогда бы они решили, что он серьезно болен. И сообщили бы на студию. Так что он все равно потерял бы работу.

Пит вскочил со стула.

— Ну, сейчас нам уж точно надо вызвать полицию!

— Может, найдем сначала мистера Мориса Харти? — предложила Миранда. — Чтобы он сам все рассказал полиции?

Холли пожала плечами.

— Мы вернулись к тому, с чего начали — нам нужно разыскать отца Бетани.

Миранда, сморщив нос, отодвинулась от Пита.

— Что за пятно у тебя на рукаве? И вообще, где тебя носило?

— Я спрятался в мусорном баке, и на меня выкинули целый мешок помоев, — объяснил наконец Пит. — Довольна?

— Я — да. А ты — не знаю. Скажу одно: это могло случиться только с тобой.

Пит перевел разговор на другую тему:

— Ну, и где нам искать мистера Харти? Прежде чем кто-то смог ответить на этот вопрос, все услышали, как в замке повернулся ключ.

— Папа! — вскочила Бетани. Холли схватила ее за руку.

— Подожди, — шепнула она, — а вдруг это не он. Тихо.

Все замерли и вскоре ясно услышали хорошо знакомый стук каблучков.

— Здравствуйте, мистер Харти! — раздался громкий голос Клер. — Вы дома?

Друзья молча стояли у двери кабинета.

— Его нет дома, — сказала Клер приглушенным голосом.

— Повезло, — Пит сразу узнал голос Тессы. — Тогда быстро поднимайся наверх и отыщи таблетки, которые ты как последняя идиотка бросила неизвестно где.

— Не обзывайся. Надеюсь, ты не забыла, кто выполнил самую черную работу?

— Заткнись! — гаркнула Тесса. — Заодно проверь, не сбежала ли детвора.

— Как они могут сбежать? Если только выпрыгнут с третьего этажа, — усмехнулась Клер, и ее каблуки застучали по лестнице.

А через пару секунд случилось такое, что заставило четверых друзей испугаться не на шутку. В сторону кабинета приближались шаги.

Глава XII

Крепко связаны

В одну секунду у Холли созрел план, но чтобы его осуществить, нужны синхронные действия всех четверых плюс большая удача.

Она схватила пузырек с таблетками и сунула их в руку Бетани.

— Быстро ляг здесь, — показала она место рядом с персидским ковром. — Притворись, что ты без сознания.

Миранда была в недоумении, но доверчиво ловила каждый жест подруги.

— Спрячьтесь за дверью и ждите сигнала, — шепнула Холли.

В это мгновение дверь кабинета слегка приоткрылась.

— Клер! — позвал женский голос, и стало ясно, что у двери остановилась Тесса.

— Я! — донеслось откуда-то сверху.

— Проверь, знают ли дети, где барабанщик! — приказала Тесса. — Мы захватим его с собой.

— Хорошо, — откликнулась Клер.

Во время этого короткого диалога Холли, Пит и Миранда прижались к стене, за дверью, а Бетани распростерлась на полу с открытым пузырьком в руке.

Увидев девочку, Тесса невольно вскрикнула. Она сделала несколько шагов и остановилась на краю ковра, как и рассчитывала Холли.

Холли жестом показала Питу и Миранде, что надо делать.

Тесса нагнулась и потрогала Бетани за плечо.

— С тобой все в порядке? — спросила она. — Ты меня слышишь?

Бетани застонала, причем очень натурально.

— Интересно, сколько штук она приняла? — пробормотала Тесса, поглядев на полупустой пузырек. — Дуреха, — заключила она. — У меня нет времени вызвать неотложку. Надеюсь, тебя найдут не слишком поздно.

В этот момент Холли подала сигнал. Втроем они схватились за кисти ковра и резко потянули его на себя.

Тесса потеряла равновесие и бухнулась ничком.

— Накрываем ее ковром! — крикнула Холли. — Быстрей!

Бетани едва увернулась, когда друзья накидывали на Тессу толстый ковер.

Тесса была похожа на сосиску в хот-доге. Ребята с трудом удерживали ее. Женщина что-то выкрикнула, но, увидев рядом со своей головой Бетани, растерянно замолчала.

— Значит, ты хотела оставить меня медленно умирать от твоих проклятых таблеток? — гневно спросила Бетани. — Сейчас мы тебя проучим!

С этими словами она подскочила к огромному кожаному креслу, стараясь сдвинуть его с места. Пит проворно подбежал к девочке. Вместе они перевернули кресло так, что оно пришпилило к полу ковер вместе с Тессой.

А теперь, — воинственно закричала Бетани, — на очереди Змёюка. Она получит за все!

— Осторожно, Бетани, — предупредила Холли. — Клер могла услышать нас и сейчас уже начеку.

Но девочка уже выбежала из кабинета. Юные детективы бросились следом за ней.

Клер, с перекошенным злобой лицом, медленно спускалась по лестнице.

Миранда подскочила к высокой деревянной вешалке.

— Помогите мне, — крикнула Миранда. Пит и Холли тут же оказались под рукой.

Втроем они перевернули вешалку таким образом, что она стала похожа на древнее стенобитное орудие.

— Нагнись, Бетани!

Девочка присела, давая возможность друзьям протащить этот грозный таран.

Клер завизжала, оказавшись припертой к двери.

— Держите ее крепче! — крикнула Бетани. — Эта Клер верткая, как змея.

— Она у нас в руках, — задыхаясь, проговорила Миранда. — Теперь-то уже мы ее не выпустим.

Но Клер вдруг изогнулась и смогла открыть дверь, к которой была притиснута. Одним прыжком она вскочила внутрь и закрылась, не удержав равновесия, друзья скатились с лестницы.

— Не дайте ей уйти! — надрывался Пит, стараясь подняться на ноги, но, зацепившись ногой за вешалку, свалился прямо на плечи Миранде.

Наблюдая за происходящим, Бетани не удержалась от смеха.

— Клер не сможет убежать, — едва выговорила девочка, — она заперла себя в ванной.

Холли первая вскочила на ноги и подбежала к двери, за которой скрылась Змеюка.

— Попробуй высунуть оттуда нос! — угрожающе крикнула она, ударив по двери кулаком. — Мы с тобой живо разделаемся!

Ответа из ванной не последовало. Было ясно, что Клер меньше всего хотелось сейчас предстать пред очи справедливо разгневанных юных детективов, вооруженных тяжелой вешалкой.

— Стерегите ее! Я кое-что придумала, — бросила Бетани, устремившись вниз, перепрыгивая через ступеньки.

— Фу, — выдохнула Миранда, наконец освободившись от упавшего на нее Пита. Девочка улыбнулась. — Мы все-таки вычислили их. И поймали! Мы сделали это, Холли! — Потом, посмотрев на Пита, скривилась: — Пит, умоляю, держись подальше. У меня ощущение, что я сама побывала в мусорном баке.

— Я дико извиняюсь, если испачкал тебя. Отдай вещи в чистку, а счет пришли мне, — раздраженно бросил Пит, а затем обратился к Холли: — Один из нас должен позвонить в полицию.

— Иди ты, а мы посторожим Клер, — сказала Холли.

— Сторожить не придется. Никуда она не денется! — раздался голос Бетани. Девочка держала в руках моток толстой веревки. Один конец она привязала к ручке двери, а другой закрепила за перила. — Ха! — постучала она по двери. — Теперь попробуй выбраться отсюда, Змеюка! Ты заплатишь за все, что сделала с папой.

— Это все Тесса, — проныла из-за двери Клер. — Это она все подстроила. Велела мне подсыпать таблетки твоему отцу.

— Какая же ты дрянь! — не удержалась Бетани.

В этот момент снизу, из кабинета, донесся приглушенный звук.

— Нам лучше спуститься, — сказал Пит. — Похоже, Тесса пытается вырваться.

— Черт возьми! — крикнула Миранда. — Наверняка это кресло!

— Послушайте! — раздалось из-за двери ванной. — Выпустите меня, и я обещаю, что все расскажу полиции о планах Тессы. Я во всем признаюсь!

— Ах ты, проклятая доносчица! — послышался разъяренный голос совсем рядом. Переполненная злобой и жаждой мести, в холле показалась Тесса.

— Смотрите, что у нее в руках! — крикнула Холли.

В кулаке Тессы было зажато что-то длинное, тонкое и блестящее.

— Берегитесь! У нее нож, — задыхаясь от испуга, произнесла Миранда.

Глава XII

Дело закрыто

На несколько секунд друзья застыли в оцепенении. Тесса словно гипнотизировала их свирепым взглядом. Первой опомнилась Бетани.

— Не бойтесь! Это нож для разрезания бумаг. Он тупой.

— Ничего. Он достаточно острый, чтобы покалечить того, кто попытается меня остановить, — прошипела шантажистка.

Стук из ванной возобновился с новой силой.

— Тесса, помоги мне! — взвыла Клер. — Ты не можешь меня бросить.

— Да что ты говоришь? — с издевкой сказала Тесса. — Это мы еще посмотрим. Передавай от меня привет полиции, когда она нагрянет.

Держа перед собой заостренный предмет, Тесса спиной продвигалась к входной двери.

Мысль Холли бешено работала, ища способа остановить шантажистку, но в голову ничего путного не приходило. Успокаивало лишь то, что в доме остается Клер, и значит, показания полиции обеспечены. Но если они не будут действовать, главная преступница вот-вот скроется.

Тесса подошла спиной к самой входной двери и, не оборачиваясь, старалась рукой нащупать место, где она отпирается.

Четверо друзей стали бесстрашно спускаться по лестнице.

— Не подходите! — завизжала Тесса.

Но тут ребята заметили то, чего Тесса, стоящая спиной к двери, увидеть никак не могла. Сквозь матовое стекло входной двери показался силуэт мужской фигуры.

— Может, вам стоит оглянуться? — почти ласково пропела Миранда.

— Ищи дурака! — прорычала в ответ Тесса.

— Она не шутит, — серьезно сказала Холли. — Я бы на вашем месте оглянулась.

Наконец пальцы Тессы нащупали замок, и ей удалось повернуть его. Но в этот момент дверь толкнули с внешней стороны с такой силой, что Тесса рухнула прямо под ноги ребятам, выронив свое оружие.

В холл вошел рослый, дородный полисмен. За ним показалось еще двое.

Прежде чем Тесса опомнилась, юные детективы схватили ее за руки и усадили на пол.

— Па! — вдруг крикнула Бетани, сбегая с лестницы.

На пороге стоял Морис Харти собственной персоной. Увидев свою сослуживицу, сидящую на полу в окружении друзей Бетани, актер застыл от изумления.

— Мы заперли Клер наверху в ванной, — сказала Холли. — Они были заодно.

— Пап, ты не крал этого барабанщика, — с ходу начала Бетани, обвив руками шею отца. — И не было у тебя никаких заскоков, просто они все время подсыпали тебе лекарство.

— Я не… понимаю… — растерянно пробормотал Морис Харти, обнимая дочь.

— Не удивляйтесь, — сказала Холли, — мы вам все объясним.

— Был бы очень рад, — произнес высокий полисмен. — Я сержант Ролинз. Мистер Харти только что признался в серьезном преступлении, которое совершил. — Сержант смотрел на юных детективов суровым, неодобрительном взглядом. — Может быть, кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?

Прошло несколько дней. Юные детективы как обычно расположились в своем офисе в доме Пита.

Миранда устроилась на подоконнике, поджав под себя ноги, а Пит склонился над Холли, которая что-то писала, сидя за столом.

Она строчила статью в школьный журнал под названием «Том-Там». Статью озаглавили: «Операция по спасению Джона Рейвена».

— Послушайте, как звучит, — сказала Холли, оторвавшись от письма. — «Мы наконец узнали, где все это время был Морис Харти, пока мы сражались с Тессой Бёрк и Клер Кроули».

— Ты упомянула в статье о том, как Пит вел наблюдение из мусорного бака? — усмехнувшись, спросила Миранда.

— Упомянула, — пробурчал Пит. — Причем не один раз.

— Правильно. Было бы жаль упустить такую подробность.

— Ты бы наверняка не упустила! А меня до сих пор тошнит, когда я вспоминаю об этом.

— Послушаете еще? — попросила Холли. — На чем мы остановились? Ах, да… «Так получилось, что после того, как Харти оставил деньги в условленном месте, на него нашло…» Нет, нехорошо, лучше написать «он почувствовал…» — Холли остановилась. — Не знаю, что он почувствовал…

— Приступ жгучего стыда, — подсказал Пит.

— Что ты хочешь этим сказать? — не поняла Миранда.

Я хочу сказать, что Морис Харти вдруг остро почувствовал, что совершает ошибку, не обращаясь в полицию, и таким образом потакает шантажистам. Поэтому он не пошел домой, а отправился в полицейский участок, чтобы отдать себя в руки правосудия.

— Точно, — Холли вновь склонилась над письмом. — Морис Харти рассказал о краже, которую, как он думал, совершил сам. Вот почему Мориса сопровождали полисмены. К счастью, они появились в доме в тот момент, когда Тесса Бёрк еще не успела скрыться. Очень похоже на сюжет в «Спайглассе» — самом лучшем сериале на телевидении… Затем я объяснила инспектору Ролинзу…»

— Сержанту Ролинзу, — поправил ее Пит.

— Да, верно, — в нетерпении сделала поправку Холли.

— И еще, — вдруг возмутился Пит. — Почему ты все время пишешь «я»? Мы же все делали сообща.

— Хорошо, — вздохнула Холли, зачеркнула «я» и написала «мы». — Затем мы рассказали сержанту Ролинзу о шантаже и о том, как две женщины состряпали это грязное дельце.

— Не просто женщины, а преступницы, — опять поправил ее Пит.

— Отвратительные, гадкие преступницы, — подсказывала Миранда. — Нужно выбрать парочку по-настоящему ярких эпитетов.

— Ладно, — согласилась Холли и вновь уткнулась в статью. — «Затем Клер выпустили из ванной, и она подтвердила все наши предположения. Мадемуазель Кроули сообщила, что кражу совершила Тесса Бёрк и что они использовали сверхмощное снотворное. То есть все сошлось».

В дверь офиса постучали, и раздался голос мистера Хамильтона.

— Пора ехать, команда! Нельзя допустить, чтобы звезды ждали вас.

Холли взглянула на часы. Она и не заметила, как пролетело время.

— Идем! — крикнул Пит.

Трое друзей сорвались с мест. Через час они будут гостями съемочной группы на телевидении.

Этот поход на киностудию в сопровождении гида организовал для них Морис Харти. А после экскурсии их ждет обед в шикарном ресторане, куда приглашены все участники сериала «Спайгласс».

Неудивительно, что юные детективы нервничали — толкались на лестнице и не могли поделить места в машине мистера Хамильтона.

Друзья были счастливы не только от того, что вызволили своего кумира из лап шантажисток, но и от того, какая награда их ожидала — побывать на киностудии, собственными глазами увидеть, как самый любимый актер играет роль самого любимого героя!

Но перед тем как выйти из офиса, Холли склонилась над столом и написала последнюю строчку репортажа для «Том-тама»:

«Дело закрыто. Юные детективы справились и на этот раз».