/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Письма 1832

Федор Достоевский


Достоевский Федор Михйлович

Письм (1832)

Достоевский Ф.М.

Письм. 1832

1. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

29 июня 1832. Дровое

Мы все свидетельствуем Вм глубочйшее нше почтение и целуем Вши ручки, држйший ппеньк: Михйл, Федор, Врвр и Андрюш

Достоевские.

1832-го год июня 29 дня.

1833

2. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ

23 вгуст 1833. Москв

Любезнейшя мменьк!

Мы уже приехли к ппеньке, любезнейшя мменьк, в добром здоровье. Ппеньк и Николеньк ткже нходятся в добром здоровье. Дй бог, чтобы и Вы были здоровы. Приезжйте к нм, любезнейшя мменьк, остльной хлеб, я думю, не долго убрть, и гречиху, я думю, Вы уже понемногу убирете. Прощйте, любезня мменьк, с почтением целую Вши ручки и пребуду Вм покорный сын

Федор Достоевский.

1834

3. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ Апрель-мй 1834. Москв

Любезня мменьк!

Когд Вы уехли от нс, любезня мменьк, то мне стло чрезвычйно скучно, и я теперь, когд вспомню о Вс, любезня мменьк, то н меня нпдет ткя грусть, что я никк не могу ее прогнть, если б Вы знли, кк мне хочется Вс увидеть, я не могу дождться сей рдостной минуты. Всякий рз, когд я вспомню о Вс, то молю бог о Вшем здоровии. Уведомьте нс, любезня мменьк, блгополучно ли Вы доехли, поцелуйте з меня Андрюшеньку и Верочку. Целую Вши ручки и пребуду покорный Вм сын Вш

Ф. Достоевский.

1835

4. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ

9 мя 1835. Москв

Любезня мменьк!

Вот уже в третий рз мы уведомляем Вс письменно о том, что мы, слв богу, здоровы и блгополучны. Нынче, то есть в четверг, по причине прздник ппеньк нс взял домой, и мы все вместе только без Вс, любезня мменьк. Жль, что мы еще тк долго должны быть с Вми в рзлуке; дй бог, чтобы сие время прошло поскорее. У нс погод очень дурн, я думю, что и у Вс всё ткя же, и я думю, Вы не нслждетесь весной; ккя скук быть в деревне во время худой погоды. Я думю, что (1) Верочке с Николенькой еще скучнее и что Николя не игрет (2) в лошдков, кк бывло прежде со мной. Жлко Алену Фроловну, он тк стрдет, бедня, скоро вся исчезнет от чхотки, которя к ней пристл. Прощйте, мменьк. В ожиднии Вс скоро увидть остюсь покорный сын Вш

Федор Достоевский

и Андрей Достоевский.

Р. S. Не збудьте поцеловть Верочку с Николенькой.

(1) длее было: и (2) длее было: со мною

5. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ

16 мя 1835. Москв

Любезнейшя мменьк!

Душевно рдуемся, что можем хотя в нескольких строкх поговорить с Вми. Нынче провели мы у ппеньки; ходили к мменьке крестной, где нм было довольно весело. Вреньк просил нс, чтоб мы з нее рсцеловли в письме у Вс ручки. Скоро у нс будет экзмен, и теперь мы к оному готовимся, после коего, может быть, скоро с Вми увидимся, о! кк приятн будет т минут, когд мы прижмем Вс к ншему сердцу. Прощйте, любезня мменьк, пожелв Вм всего лучшего в мире, честь имеем пребыть покорные дети

Михил, Федор, Андрей Достоевские.

Верочку и Николеньку з нс поцелуйте.

6. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ

19 мя 1835. Москв

Любезнейшя мменьк!

Душевно рдуемся, что хотя несколько строк можем к Вм нписть; кк слдостны для нс Вши письм, с кким нетерпением ожидем мы оные от Вс, чтобы узнть, здоровы ли Вы, любезня мменьк, и кк-то поживете в рзлуке от нс. Сейчс мы ходили в Мрьину рощу с ппенькой и досыт нгулялись. Сегодня у нс был мменьк крестня с Вренькой, которя целует у Вс ручки, и с нею мы все, целуя Вши ручки, честь имеем пребыть покорные дети Вши

Михил, Федор, Андрей Достоевские.

Р. S. Верочку и Николеньку целуем и желем, чтоб они были здоровы.

7. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ

26 мя 1835. Москв

Любезнейшя мменьк!

Очень рдуюсь, что Вы по всеблгому промыслу создтеля нходитесь в хорошем здоровии. Сии дв дня, то есть троицын и духов, мы проводим дом у ппеньки. Погод у нс, я думю, ткя же, кк и у вс, все сии дни стоял всё переменчивя, но суббот и нынче прекрсня, хотя и был большой дождь, но (1) во время ночи, и погод после сего освежилсь и сделлсь превосходня, но я не думю, что сей дождь не был у вс, ибо он не оклдный. - Экзмен нш будет по-прошлогоднему в конце июня, и посему мы лишемся ндежды вскоре Вс увидеть. Пишете Вы, что детям весело и что Николя дже потолстел: тк теперь погод смя хорошя, и, следственно, он может ею нслждться н чистом воздухе; поцелуйте их з меня, скжите, чтобы они были умники и что мы к ним скоро приедем. Прощйте, любезня мменьк, более писть нечего; остюсь покорный сын Вш

Федор Достоевский

и Андрей Достоевский.

(1) было: но это

8. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ

2 июня 1835. Москв

Любезня мменьк!

Душевно рдуемся, видя из письм Вшего, что Вы, слв богу, здоровы. Что же ксется до экзмен, то он будет нверно 24 июня, и мы теперь к оному приготвливемся. Погод у нс вчер и нынче прекрсня; и теперь сбиремся с ппенькой гулять. Прощйте, држйшя мменьк, пожелв Вм доброго здрвия и рсцеловв Вши ручки, честь имеем пребыть дети Вши

Михил, Федор, Андрей Достоевские.

Верочку и Николеньку поцелуйте.

9. M. Ф. ДОСТОЕВСКОЙ

23 июня 1835. Москв

Любезнейшя мменьк!

Очень рды, что имеем случй хотя в нескольких строкх пожелть Вм доброго здоровья и всякого бл<го>получия;что же ксется до нс, мы все, слв богу, здоровы. Теперь мы ужи с смой пятницы у ппеньки дожидемся экзмен, имеющего быть в понедельник. Поцелуйте з нс Николеньку и Верочку. Прощйте, любезнейшя мменьк, рсцеловв Вши ручки, честь имеем пребыть покорными детьми Вшими

Михил, Федор, Андрей Достоевские.

1837

10. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

3 июля 1837. Петербург

Петербург. Июля 3-го дня.

Любезный ппеньк!

Письмо Вше мы получили. Кк редки и зто кк дороги для нс эти письм. По целым неделям ждем их, и зто ккя рдость, когд мы их получим! Кроме Вших писем я еще довольно чсто получю от Кудрявцев. Вы здоровы - слв богу! Если б только Он дл, чтоб дел Вши устроились! Д, Он дст, Он ниспошлет и н нс милость свою. До сих пор, видимо, покровительствовл Он нм во всех предприятиях. Стнем ндеяться н промысел Его - и всё пойдет своим чередом. О себе скжем мы, что мы, слв богу, здоровы - вещь смя обыкновення. Дел у нс идут своим порядком (1) хорошо. То знимемся геометрией и лгеброй, чертим плны полевых укреплений: редутов, бстионов и т. д., то рисуем пером горы. Коронд Филиппович нми очень доволен и к нм особенно лсков. Он купил нм отличные инструменты з 30 рублей монетою, и еще крски з 12 рублей. Без них обойтись никк не было возможно; потому что плны всегд рисуют крскми, теперешние товрищи нши слишком скупы, чтоб могли ссудить нс. Посторонних рсходов у нс никких нет, кроме рзве (2) что н бумгу для письм и для плнов, ибо мы уже нчнем подготвливть их к экзмену, н это очень смотрят, и это более всего содействует к принятию. Н этой неделе нчли мы и ртиллерию; он ткже необходим ко второму клссу. Из этого Вы теперь, любезный ппеньк, можете видеть, могли ли мы вступить без приготовления в училище!

Книги мы только нынче получили с почты и оттого не сейчс отвечем н письмо Вше. Кк много, много мы Вм з них блгодрны! Получили мы их все в целости. Целуем у Вс з них премного рз ручки!

Н прошлой неделе видели мы прежнего товрищ ншего Грнер и Весселя. Они приходили к Коронду Фил<ипповичу> прощться, ибо отпрвлялись в лгери в Петергоф. Ныне день рождения К<оронд> Ф<илиппович>. Погод теперь прекрсня. Звтр, ндеемся, он ткже не изменится, и ежели будет хорош, то к нм придет Шидловский, и мы пойдем стрнствовть с ним по Петербургу и оглядывть его знменитости. Кстти о нем. Он просил меня нписть к Вм, получили ли Вы его письмо и "Земледельческую гзету"? Он свидетельствует Вм свое почтение.

Теперь о себе. Сыпь видимо проходит и к экзмену, нверно, совершенно пройдет. Что ж ксется до другого, то этого никто не примечет. Об этом совершенно будьте покойны. Еще не было ни одного пример, чтобы от К<оронд> Ф<илиппович> кто-нибудь не поступил в училище. Коронд Филиппович свидетельствует Вм свое почтенье. Уж одинндцть чсов! Пор спть! Добря ночь! Прощйте.

С истинным почтением и сыновнею преднностию честь имеем быть дети Вши

Михил и Федор Достоевские.

Поцелуйте з нс Андрюшу, Николю, Верочку, особливо Сшурку.

Нсчет денег я говорил Коронду Филипповичу. Он скзл, что для него всё рвно; нговорил несколько вежливостей - что обыкновенно при тких случях бывет. Д что он мог говорить? Неужели он мог сомневться? Я не зню, зчем стл он Вс з этим беспокоить.

Нпишите, сделйте милость, любезный ппеньк, долго ли Вы пробудете в Москве. Я думю, Вы теперь беспокоитесь, хлопочете, и всё это через нс!! Чем мы возблгодрим Вс з это!

Вместе с Вшим письмом мы пишем и к тетеньке. Кжется, довольно вежливо.

(1) было: чередом (2) длее было: того

11. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

23 июля 1837. Петербург

С.-Петербург. Июля 23 дня.

Любезнейший ппеньк!

Сегодня суббот, и мы, слв богу, имеем время Вм нписть хоть несколько строк: тк мы зняты в продолженье всего времени. Вот уже близко к сентябрю, вместе с этим и к экзменм, и мы не можем потерять ни минуты в неделю. Только в субботу и в воскресенье мы бывем свободны; то есть Коронд Филиппович нм ничего не покзывет в эти дни; следовтельно, только теперь сыскли время поговорить с Вми письменно.

Мтемтик и нуки идут теперь у нс чередом; ткже фортификц<ия> и ртиллерия. По воскресеньям и субботм мы чертим плны и рисунки. Почти кждый день знимется со всеми Коронд Филиппович, и с нми двоими и особенно, потому что из всех, у него приготовляющихся, только мы хотим вступить в 2-й клсс, все прочие - в низший. Коронд Филиппович н нс ндеется, более нежели н всех 8-рых, которые у него приготовляются. Скоро мы нчнем учиться фронту у унтер-офицер, которого приглсил Коронд Филиппович, и зймемся этим до смого вступления, то есть до декбря месяц. Н фронт чрезвычйно смотрят, и хоть знй всё превосходно, то з фронтом можно попсть в низшие клссы. И притом этим одним мы можем выигрть у его высочеств Михил Пвлович. Он чрезвычйны<й> любитель порядк. Итк, судите же, сколько мы должны этим зняться, несмотря н то что после сентябрьского экзмен все должны ходить в Инженерный змок учиться фронту. - Что-то будет? Теперь одн ндежд н бог. Мы не преминем приложить всё свое стрнье.

Теперь у вс идет в деревне уборк хлеб, это, кк мы знем, смое любимое для Вс знятие; мы не знем, кков-то в вшей стороне урожй, кков-то у вс погод? Что ксется до петербургской, то у нс прелестнейшя, итльянскя. С Шидловским мы еще не видлись и, следовтельно, не могли ему отдть Вшего поклон.

Что-то поделывют в деревне нши бртцы и сестрицы? Все, должны быть, досыт нгулялись, нбеглись, нлкомились ягодми и згорели. Сшеньк, думем, чрезвычйно кк подросл; ей полезен свежий воздух. Вреньк, нверно, что-нибудь рукодельничет и, верно уж, не позбывет знимться нукми и прочитывть "Русскую историю" Крмзин. Он нм это обещл.

Что ксется до Андрюши, то, нверно, он, и среди удовольствий деревни, не позбывет истории, которую он бывло и чстенько ленясь плохо знл. Осенью Вы повезете его, по-видимому, в Москву, к Чермку, н порожнее место. - Тк! Еще долго Вм будет пещись о воспитнье детей: нс у Вс много. Судите же, кк мы должны просить бог о сохрненье Вшего дргоценного для нс здоровья.

С глубочйшим почтеньем и преднностью пребывем Вс сердечно любящие

Михил и Феодор Достоевские.

Поцелуйте з нс всех бртцев и сестриц.

12. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

6 сентября 1837. Петербург

С.-Петербург. Сентября 6-го дня 1837 год.

Любезнейший ппеньк!

Долго мы не писли к Вм, и нше долгое молчнье, должно быть, приносит Вм немло беспокойств, особливо в тких обстоятельствх. Мы (1) теперь только ншли время уведомить Вс, тк зняты; экзмен близко, беспрестнные приготовленья; всё совершенно сбивет с толку.

1-го сентября, кк объявлено было в прогрмме от Инженерного училищ, мы должны быть предствлены в змок. Мы явились все в нзнченный срок и были предствлены Корондом Филипповичем инспектору Ломновскому и генерлу Шрнгорсту, глвному нчльнику Инженерного училищ. Генерл обошелся со всеми лсково, и всем прикзно быть в готовности; ибо нс довольно чсто будут призывть в Инженерное училище. Ткя скук! Вот сейчс пришл бумг от генерл к Коронду Филипповичу, чтобы нс всех предствили в Инженерное училище. Не зню для чего. Кжется, для ттесттов; ибо генерл прикзл принести ттестты от прежних зведений, где кто нходился. Нсилу дождлись глвного экзмен, который нзнчен 15-го числ. Всех кндидтов 43. Мы тк рды, что тк мло. Прошлого год было 120, в прежние год 150 и более. И ученики Костомр<ов> всегд были одни из первых. Что же ныне, когд тк мло! Првд, комплект есть 25, но, кжется, довольно збркуют; ибо все, по-видимому, пустые люди, и все в четвертый клсс. Они, по-видимому, чрезвычйно боятся учеников Костомров. Всем нм ткое увженье. Что-то дльше?

Уже долго и мы об Вс не имели никкого известия. Но мы и утруждть не смеем Вс в Вших знятиях. Это письмо придет к Вм в то время, когд уже будет решться нш учсть, то есть будет нстоящий экзмен. В будущем письме постремся уведомить обо всем. Теперь нши знятия утроились. Смое время не поспевет з нми. Всегд з книгой. Ждем не дождемся экзмен. Теперь пишу к Вм н почтовых. Сколько дел после письм. Не больше 1/4 чс я писл к Вм его. - Еще скжу Вм, что принуждены были купить новые шляпы к экзмену; это нм обошлось в

14 р. С Шидловским мы не видлись долгое время. Только нынче провели с ним чс в Кзнском соборе. Нм это хотелось двно; особенно перед экзменом. Шидлов<ский> и Коронд Фил<иппович> Вм клняются. Прощйте до будущего письм. Честь имеем пребыть всегд Вс любящие сыновья

Михил и Феодор Достоевские.

(1) было: Но мы

13. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

27 сентября 1837. Петербург

27 сентября.

Любезный ппеньк!

Двно уже не писли мы к Вм, ожидя конц экзмен, который должен был решить судьбу ншу.

Еще прежде экзмен, н докторском смотре, скзли, что я слб здоровьем; но это был только пустя оговорк. Н это они не имели никкого основния, кроме рзве того, что я не толст. Д и что могли они скзть, когд они не могли зметить ни одного из моих недосттков, потому что нечистот лиц прошл, н другое они и не взглянули. Впрочем, н эти недосттки они и не смотрят, ибо нынешний же год они приняли многих, у которых горздо можно было бы больше зметить. Глвня же причин, во-первых, должн быть т, что мы об брт вступем в один год, другя т, что мы вступем н кзенный счет. Более я ничего не могу придумть. Отозвлись же они тк, что я не в состоянии буду перенесть всех трудностей фронт и военной службы, тогд когд здоровье мое совершенно позволяет мне быть уверенну, что я могу перенести еще горздо более. Много слез стоило мне это - но что же было мне делть? Я ндеялся, что еще можно будет кк-нибудь это слдить. Д и К<оронд> Ф<илиппович> меня обндеживл и уговривл. Генерл с своей стороны, увидев мое свидетельство, готов был принять меня, ежели б н это был соглсен доктор. Впрочем, это еще можно очень попрвить. Время терпит. Они принимют еще и в янвре. Глвное дело теперь состоит в том, чтобы иметь свидетельство от ккого-нибудь хорошего доктор, который бы поручился в моем здоровье. Кто же лучше может это сделть, кк не М<ихил> А<нтонович> Мркус. Он в Петербурге имеет большой вес. Притом же он в этом месяце, кк слышно, должен быть в Москве. Одно его слово может переменить всё дело. Меня приняли бы в училище и без того, но боятся, ибо нынешний год - чего никогд не бывло - умерло у них пять человек.

Генерл очень добрый человек. К<оронд> Ф<илиппович> советует нписть Вм к нему письмо, в котором Вы бы попросили его допустить меня к экзмену и упомянули, что мы просили госудря. Брт держл экзмен с честию. Мы нверно полгли, что он будет в числе первых, ибо ни у кого почти нет более его бллов. Из геометрии, истории, фрнцузского и зкон он получил полные бллы, то есть 10. Из прочих всех по 9. Чего почти ни у кого не было. Несмотря н всё это, он стл 12-м; ибо теперь, вероятно, смотрели не н знния, но н лет и н время, с которого нчли учиться. Поэтому первыми стли почти все мленькие и те, которые дли денег, то есть подрили. Эт неспрведливость огорчет брт донельзя. Нм нечего дть; д ежели бы мы и имели, то, верно бы, не дли, потому что бессовестно и стыдно покупть первенство деньгми, не делми. Мы служим госудрю, не им. Но это еще ничего, потому что личное достоинство никогд не зтмится местом, и если он стл не первым

- чего он совсем не зслужил, - то в училище он может быть первым. Глвное же дело состоит в том, что генерл объявил, что нет ни одной кзенной вкнции; след<овтельно>, несмотря н рзрешение госудря, принять его не могут н кзенный счет. Бед, д и только! Где же взять нм теперь 950 р.? Неужели отдть последнее? Вы уже и тк всё отдли, что имели. Боже мой! Боже мой! Что с нми будет! Но Он нс не оствит. Одн ндежд н Него.

Еще хорошо, что (1) довольно времени всё это обделть. Может (2) быть, (3) всё это устроится к лучшему. Будем молиться богу! Он не кинет бедных сирот! Еще много у него милости. Прощйте. Берегите себя: будьте здоровы. Вот желние любящих по гроб детей Вших.

Михил и Федор Достоевские.

Клняйтесь от нс почтенному Федору Антоновичу. Скжите, что мы просим тысячу рз у него прощенья з то, что еще ни рзу к нему не нписли. Времени совершенно до сих пор не было свободного. Нсилу урывлись нписть к Вм несколько строк.

(1) длее было: еще (2) длее было: еще (3) длее было: что

14. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

8 октября 1837. Петербург

Петербург. Октября 8-го дня.

Любезнейший ппеньк!

Нынче получили мы вдруг дв письм; одно от Вс; другое от тетеньки. Боже мой! кк горько было узнть нм, что Вы еще не получили от нс ни одной строчки. Мы не понимем, отчего бы это было; от неиспрвности ли почты или от неверного доствления н почту; потому что нш человек н это не слишком хорош. Еще сейчс после 15 сентября Коронд Филиппович нписл письмо к Вм в Дровую. Мы полгли, что оно дошло (1) туд во время Вшего отсутствия в Москву; между тем, кк теперь видим из письм Вшего, Вы его совсем не получили. В Москву же мы не писли, дожидясь конц экзмен, который продолжлся с лишком 2 недели и кончился для брт очень блгополучно. Он уже совершенно принят и ходит теперь учиться фронту. Сегодня предствляли всех вступющих в Г<лвное> и<нженерное> у<чилище> великому князю Михилу Пвловичу, и этот смотр, которого все очень боялись, кончился очень блгополучно. После же конц экзмен Коронд Филиппович и мы сейчс же отпрвили письмо к Вм и к тетеньке, в котором описли всё подробно; но оно Вс, вероятно, не зстло уже в Москве. Впрочем, думем, что оно уже дошло к Вм. Боже мой! знли ли мы, что это тк случится. Милый, любезный ппеньк! сколько огорчений делем мы Вм! Будем ли мы в состоянии хоть когд-нибудь возблгодрить Вс! Когд придет это время, время, когд мы будем в состоянии рдовть Вс? Кждый день я молюсь со слезми богу (2) об этом. Что же делть, когд для нс суждены одни только неудчи! Но еще есть ндежд, что все это примет другой, лучший оборот. Пишете Вы, что мы ведем переписку с Кудряв<цевым> и Лмовским. К последнему мы не писли ни одного письм, потому что мы с ним коротко совсем не знкомы. А к Кудрявцеву я не писл уже больше чем полтор месяц, хотя я (3) получил от него несколько писем.

От тетеньки получили мы нынче письмо - ответ н нше, которое послли вместе с письмом к Вм, Они очень об нс жлеют и хотят непременно внести з нс плту по 950 руб. з кждого, ежели Вы только это позволите. Это нс очень удивило, тем более что в ншем письме мы совсем об этом и не нмекли и совсем (4) не просили. Позвольте это им сделть именно только для нс; В будущем письме мы ждем от Вс ответ. Для них это ничего не будет стоить, для нс это будет иметь большое влияние н судьбу ншу. Притом же до сих пор для нс они ничего не сделли; тк пусть по крйней мере н этот случй, можно скзть критический, они одолжт именно только меня с бртом. Без этого же брту взойти в корпус совершенно невозможно, ибо он уже и рспислся в уплте этих денег; инче он бы сейчс же лишился прв н вступление, и его бы место было знято другим. Может быть, нши грешные молитвы дошли до бог, и дело нше принимет оборот несколько лучший. Что же ксется до меня, то это ткже не трудно попрвить. Коронд Филиппович и все нши советуют мне поступить прямо в тк нзывемые инженерные юнкер, что нм почти ничего не будет стоить. А это совсем не хуже Инженерного училищ. Через 2 год по крйней мере я могу быть офицером; по крйней мере, то и через 1 1/2 или через год; ибо это будет звисеть от экзмен. Эти юнкер живут ткже в Инженерном змке, те, которые зхотят жить у себя, то обыкновенно живут дом. Содержние всё кзенное. Должность их состоит в том, что они чертят плны, летом присутствуют при постройкх. Учтся же они сми по себе. Но это совсем не бед, потому что я см теперь дже могу держть экзмен в офицеры. Тм требуют лгебру до неопределенных урвнений, геометрию и тригонометрию, что я уже и проходил, фортификцию, ртиллерию, что я уже и теперь несколько зню, но имею средств см по себе приготовить, брв зписки у кондукторов (из них мне много коротко знкомых). И еще требуют рхитектуру. Это ткже я могу приготовить, читв хорошие книги. И тк через год или много через 2 я буду точно тким же офицером, кким бы я был, вышедши из Инженерного училищ, с тою только рзностию, что чин подпоручик тм (в И<нженерном> у<чилище>) я могу получить через год по экзмену, ежели только я бы хорошо учился, здесь прослужив прпорщиком должное время. Для приготовления и вообще для знятия я буду иметь свободное время после обед, ибо только утром я буду тогд н службе. Судите сми, кк это хорошо, и притом это ничего не будет тогд стоить. Дже мундир один и тот же, кк и кондукторов. Здесь я могу горздо скорее быть офицером, нежели в Инженерном училище. А мне только это и нужно. Впрочем, это можно всегд сделть, ибо теперь есть довольно тм вкнций. Но, (5) может быть, еще можно будет вступить и в Инженерное училище. Пусть всё устроивется тк, кк угодно богу. Он делет всё к лучшему и верно устроит и нше дело. Об одном только просим Вс, любезный ппеньк! не огорчйтесь этим; верьте, что бог это устроивет ткже для ншего счстия. Может быть, вступив в Инженерное, я много бы должен был перенести несчстий. Я всегд буду молиться богу, и он не оствит нс. Прощйте, милый, любезнейший ппеньк! Еще, рди бог, не огорчйтесь. Всё устроится к лучшему. С сыновнею любовью и преднностию, честь имеем пребыть послушными сыновьями Вшими

Михил и Феодор Достоевские.

Рди бог, уведомьте нс сейчс по получении ншего письм. Тогд мы будем немедля писть к тетеньке.

Сестер и брт Николочку целуем.

К<оронд> Ф<илиппович> и Ивн Николевич Шидловский клняются Вм.

(1) длее было: до (2) длее было нчто: что<бы> (3) длее было: уже (4) было: не только что (5) было: Впрочем

15. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

3 декбря 1837. Петербург

Петербург. 3 декбря. Пятниц.

Любезнейший ппеньк!

Нынче получили мы письмо от Вс, и вместе с ним и деньги 70 руб., деньги, орошенные потом трудов и собственных лишений. О кк они для нс теперь дороги! Блгодрим, блгодрим Вс от всего сердц, которое вполне чувствует всё, что Вы для нс делете.

Вм, может быть, покжется стрнным, отчего мы только теперь получили письмо Вше. Повестк о деньгх пришл еще к нм н прошлой неделе в субботу; во вторник только К<оронд> Ф<илиппович> рспислся и только нынче взял деньги с почты. Вы пишете, любезнейший ппеньк, что не получли ответ н последние 2 письм Вши, но мы вот уже полтор месяц кк пишем ккуртно рз в неделю. Не зню, получили ли Вы то письмо, в котором я, в приписке, уведомлял Вс, что я спрвлялся в кнцелярии нсчет письм генерлу Шрнгорсту. (1) Прислнных Вми денег для нс з глз довольно. Нынче я говорил с Корондом Филиппов<ичем>, он уверяет меня, что в том никкого нет сомнения, что я буду принят. Впрочем, я его просил см, чтоб он обо всем уведомил Вс см; и он мне это обещл, скзв, что он нперед узнет обо всем до меня ксющемся в воскресенье. Н нынешней неделе, тому дня с три, призывл он меня к себе и скзл, чтоб я непременно нписл Вм, чтоб Вы не беспокоились нсчет денег. Что он не будет Вс больше об них беспокоить, ежели я, сверх его чяния, пробуду у него и первые числ янвря. Следовтельно, он теперь для себя должен стрться меня поскорее спровдить. Впрочем, не думет ли он, под этим блгородным предлогом, кк-нибудь отклонить с ншей стороны требовние 300 (сот) рублей! Бог его знет! Только он мне ручется з мое поступление и прикзывет приготовить поболее фортификционных и рхитектурных чертежей. Эти кондукторы живут или в Инженерном змке, или в Петропвловской крепости, что з Невою. Он хочет кк-нибудь поместить меня в Инж<енерный> змок, в чертежный депртмент. Это будет еще лучше. Просьбу он подст в декбре, причины этому я излгл в прошлом письме. Ежели б мне бог позволил вступить туд, мне было бы очень хорошо. Через год я был бы офицером, тм широк дорог.

К<оронд> Ф<илиппович> просил у генерл, чтоб он позволил брту держть экзмен в 3-й клсс. Генерл позволил. Он держит экзмен прекрсно. Мтемтик уже сошл с плеч его кк не ндо лучше. Из зкон ткже. Остется геогрфия, история и фортиф<икция>, но и это, ндеемся, пройдет очень хорошо. Поверите ли, из фортификции и ртиллерии не хотят и экзменовть, потому что нчнут с нчл в

3-м клссе. Следовтельно, 300 руб. были К<оронду> Ф<илипповичу> ни н что не нужны. Впрочем, до сих пор он их не тртит, кроме 10 руб., которыми ссудил он нс.

Вы пишете, любезнейший ппеньк, что мы переписывемся с Кумниными. Тк. Но ежели бы Вы знли, что я пишу к ним всё то же, нсчет денег, что и к Вм. Они же пишут к нм всякий вздор. Только об делх. Иногд укоряют меня в неоткровенности, что я не описывю им подробно об инженерн<ых> юнкерх. Но, ей-богу, иногд позбудешь, иногд и см еще хорошо не рзузнешь. Д и ккя может быть тут неоткровенностъ? Смешные люди! Деньги з брт уже внесены и квитнция уже взят. Недвно получили мы от них письмо, в котором между прочими недльновидными рсспросми пишут, что уже двно не получли от Вс никкого известия. Вообще письм их нполнены только одними рсспросми, о делх, которые мы предпринимем, о подробностях этих кондукторов. Письм их состоят из нескольких строк. Редко в 2 стрницы. Пишет Алек<сндр> Алексеев<ич>. Величет нс по имени и отчеству. Прощйте. Будьте здоровы! и сколько можно счстливы. О том молят бог дети Вши

М. и Ф. Достоевские.

Этих денег для нс очень довольно. Сдел<йте> милость, будьте спокойны.

Честь имеем поздрвить Вс с двумя именинникми.

<Ивн> (2) Николевич Шидловский свидетельствует Вм свое почтение. Он по воскресеньям или бывет у нс, или присылет з нми, - и мы проводим у него целое утро. Зим еще у нс не нчинлсь. То выпдет снег, то опять сойдет. Брт, думем, будет непременно принят в 3-й клсс. Генерл и полковники Ломновский и Фере прекрсного об нем мнения. Их очень много мучют фронтом. Князь очень строг. Он в Москве.

(1) в подлиннике ошибочно: генерл Шрнгорот. (2) крй листк оторвн

16. В. М. ДОСТОЕВСКОЙ

3 декбря 1837. Петербург

Миля сестр Вреньк!

Поздрвляем тебя с днем твоего рождения и нгел. Дй бог тебе всего лучшего. Кково-то ты проведешь этот день? Теперь, я думю, ты уж очень мило игрешь н фортепино. Поцелуй з нс милую Сшурочку. Говорит ли он? Ходит ли он? Мы об этом еще ничего не знем. Именинник Колечку рсцелуй з меня. Любит ли он по-прежнему шепеленосков? Прощй.

Твои бртья М. и Ф. Достоевские.

17. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ Конец декбря 1837 - нчло янвря 1838. Петербург

<...> но я пострюся нстоять н своем. Ах ппеньк! кк горько иногд бывет быть посреди людей этих, не зня кому отнестися с своею просьбою, видя совершенную возможность поступить, и бог знет сколько дожидться. Но будьте покойны! я уже пообтерся с этими людьми и сумею с ними слдить. Глвное не должно быть деликтным. Прощй, милый, любезный нш ппеньк! Прощйте! Целуя ручки Вши, пребывем любящими Вс детьми Вшими

М. и Ф. Достоевские.

Милую сестру Вреньку, Сшечку и бртишку Николю целуем. Прощйте!

1838

18. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

4 феврля 1838. Петербург

С.-Петербург. - 1838 год. - Феврля 4-го дня.

Любезнейший ппеньк!

Нконец-то я поступил в Г<лвное> и<нженерное> училище, нконец-то я ндел мундир и вступил совершенно н службу црскую. Нсилу-то вылилсь мне свободня минутк от клссов, знятий, службы, дргоцення минут, в которую я могу с Вми побеседовть хоть письменно, любезнейший ппеньк. Сколько уже времени кк не писл я к Вм, и слыш при свиднье последний рз с бртом, что Вы уже пеняли н меня з это, я чрезвычйно желл попрвить мой, хотя невольный, проступок. И в это смое время я вдруг получю от Вс письмо; я не знл, с чем срвнить Вшу к нм любовь. (1) Вы, любезнейший ппеньк, не зня дже дресс, прислли мне письмо, между тем я уже более месяц не писл решительно ни строчки; но это совершенно по причине того, что не имел ни одной минутки свободной. Вообрзите, что с рннего утр до вечер мы в клссх едв успевем следить з лекциями. Вечером же мы не только не имеем свободного времени, но дже ни минутки, чтобы следить хорошенько н досуге днем слышнное в клссх. Нс посылют н фрунтовое ученье, нм дют уроки фехтовнья, тнцев, пенья, в которых никто не смеет не учствовть. Нконец, ствят в крул, и в этом проходит всё время; но получив от Вс (2) письмо, я бросил всё и теперь спешу отвечть Вм, любезнейший ппеньк. Слв богу, я привыкю понемногу к здешнему житью; о товрищх ничего не могу скзть хорошего. Нчльники обо мне, ндеюсь, очень хорошего мненья. У нс новый инспектор по клссм. Ломновский (прежний инспектор) передл свое место брону Дльвицу; что-то будет, прежний инспектор мною был доволен.

- Деньги я получил 50 р. Они теперь у брт. Сколько я должен блгодрить Вс, ппеньк. Они мне действительно нужны, и я спешу обзвестись всем, что нужно. В воскресенье и в другие прздники я никуд не хожу; ибо з всякого кондуктор непременно должны рсписться родственники в том, что они его будут брть к себе. - Итк, я покуд лишен сообщенья с бртом, и, следственно, не мог читть последних Вших писем. Только однжды мог я выпросить сходить к Костомрову и тм узнл для нс столь приятную новость о поступлении брт в инженерные юнкер. Слв богу, что нконец-то исполнилось нше двнее, общее желнье, и нконец-то брт ншел себе совершенную дорогу. Теперь, ндеемся, всё пойдет лучше. В письме своем ко мне Вы все-тки еще изъявляете сомнение нсчет этого. Но это совершенно кончено, и верно кк не ндо более. Д и всегд можно бы было ндеяться ткого решенья, ежели бы не Костомров, которому всегд хотелось зтянуть это дело, попридержть брт долее срок, чтобы быть хотя отчсти првым нсчет нших 300 р., которые он тк низко оттягл от нс. - Вм должно быть известно из последних писем брт нсчет того, что он предствлялся Геру и Трусону - своим будущим генерлм. Они приняли его отменно лсково, кк уже поступившего в службу: следственно, это решенье несомненно и сомневться нечего. Трусон обещл ткже брту стрться о нем при определенье в офицеры, и можно ндеяться, что он сдержит свое обещнье. (3) Недвно я узнл, что уже после экзмен генерл пострлся о принятии четырех новопоступющих н кзенный счет кроме того кндидт, который был у Костомров и перебил мою вкнцию. Ккя подлость! Это меня совершенно порзило. Мы, которые бьемся из последнего рубля, должны плтить, когд другие - дети богтых отцов

- приняты безденежно. Бог с ними! - Пишете Вы, ппеньк, не имею ли я в чем-нибудь нужды. Теперь покуд ни в чем. Белье и плтье мое у брт. Жду не дождусь его совершенного поступления. Тогд, по крйней мере, всё ближе друг от друг. Прощйте, любезнейший ппеньк. С пожелнием Вм всех блг от бог.

Честь имею пребыть Вш покорный и послушный сын

Ф. Достоевский.

Слышно, что брт прежде поступленья в Инженерный змок проживет недели с две в крепости.

Нсчет нового постновленья, о котором Вы мне писли, нечего опсться. О нем у нс не слыхть. Д оно не имеет и достточного основнья, просто пустой слух.

Поцелуйте з меня всех бртцев и сестриц. Когд-то мы с ними увидимся. Андрюш нм до сих пор не нписл ни полстрочки.

Вы пишете, чтобы я прислл к Вм дрес Шидловского, но он едет из Петербург в Курск к родным н время. Вы, должно быть, встретитесь с ним в Москве, и он может отыскть Вс чрез Кумниных.

(1) длее было нчто: Кк можно (2) длее было нчто: только (3) было: слово

19. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

5 июня 1838. Петербург

С.-Петербург. Июня 5 дня 1838 г.

Любезнейший ппеньк!

Боже мой, кк двно не писл я к Вм, кк двно я не вкушл этих минут истинного сердечного блженств, истинного, чистого, возвышенного... блженств, которое ощущют только те, которым есть с кем рзделить чсы восторг и бедствий; которым есть кому поверить всё, что совершется в душе их. О кк ждно теперь я упивюсь этим блженством. Спешу Вм открыть причины моего долгого молчнья.

После бртнин письм, где я сделл коротенькую приписочку, поздрвив Вс с светлыми днями прздник, я долго не мог взяться ни з что постороннее. У нс нчлись тотчс третные экзмены, которые продолжлись по крйней мере месяц. Ндобно было рботть день и ночь; особенно чертежи доконли нс. У нс 4 предмет рисовний: 1) рисовнье фортификционное, 2) ситуционное, 3) рхитектурное, 4) с нтуры. Я плохо рисую, кк Вм известно. Только в фортификционном черченье я довольно хорош, что ж делть с этим? и это мне много повредило. Во-первых, тем, что я стл средним в клссе, тогд кк я мог быть первым. Вообрзите, что у меня почти из всех умственных предметов полные бллы, тк что у меня 5 бллов больше 1-го ученик из всех предметов, кроме рисовнья. А н рисовнье смотрят более мтемтики. Это меня очень огорчет. Вторя причин моего долгого молчнья есть фрунтовя служб. Вообрзите себе. Пять смотров великого князя и цря измучили нс. Мы были н рзводх, в мнежх вместе с гврдиею мршировли церемонильным мршем, делли эволюции и перед всяким смотром нс мучили в роте н ученье, н котором мы приготовлялись зрнее. Все эти смотры предшествовли огромному, пышному, блестящему мйскому прду, где присутствовл вся фмилия црскя и нходилось 140000 войск. Этот день нс совершенно измучил. - В будущих месяцх мы выступем в лгери. Я по моему росту попл в роту зстрельщиков, которым теперь двойное ученье бтлионное и зстрельщиков. Что делть, не успевем приготвливться к клссм. Вот это причины моего долгого молчнья.

Теперь поговорим о другом. Д! Кто бы думл и полгл, что брт будет откомндировн. Но что же делть! Тк угодно богу. - А что от его воли, то не переменится никкою силою. Судьб обыкновенно игрет миром кк игрушкою. Он рздет роли человечеству... но он слеп. Но бог покжет путь, по которому можно выйти из всякого род несчстья. А брт еще не несчстлив. Конечно, видеть горесть ткого отц, кк Вы, горько, больно нм. Об этом мы скорбим душою. Но успокойтесь, любезнейший ппеньк, это место и служб брт имеет и свои выгоды. Для инженерной службы глвное прктик. Он ее имеет теперь. А учиться может всегд и везде. Может быть, бог устроивет всё к лучшему. Я недвно получил письмо от брт, - и по его описньям я полгю его жизнь звидною. Впрочем, Вм должно быть известно это из его письм к Вм. Ибо нверно он не зствил ждть себя.

Теперь, должно быть, Вы рзвлекете свое одиночество сельскими знятиями и рботми. Д! Кков-то будет нынешний год и чем-то нс господь пордует. О дй нм бог счстья.

Я всё еще продолжю посещть Меркуровых. Это люди, достойные дружбы и почтенья. Они принимют меня кк родного. Дй бог счстья всякому доброжелтелю ншему!

Теперешние мои обстоятельств денежные немного плохи. Поездк в Ревель стоил довольно много брту! Но еще я из Вших прислнных денег истртил довольное количество н кзенные ндобности. Ибо к мйскому прду требовлись многие попрвки и пополненья в мундирх и муниции. Решительно все мои новые товрищи зпслись собственными киверми; мой кзенный мог бы броситься в глз црю. Я вынужден был купить новый, он стоил 25 рублей. Н остльные деньги я попрвил инструменты и купил кистей и крски. Всё ндобности! К лгерям же нступит ужснейшя необходимость, ибо тм без денег бед. Если можно, ппеньк, пришлите мне хоть что-нибудь. Письмо присылйте прямо в Глвное инженерное училище. Ибо не зню, кк Вм скзть, куд дресовть в квртиру Меркуровых. Они съехли с прежней, я позбыл имя теперешнего хозяин их. Около 12 июня мы выступем в лгери.

Прощйте, любезнейший ппеньк. Поцелуйте всех моих бртьев и сестриц. С истинным почтеньем и сыновней преднност<ью> остюсь

Ф. Достоевский.

20. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

9 вгуст 1838. Петербург

С.-Петербург. Август 9-го дня. 1838 год.

Брт!

Кк удивило меня письмо твое, любезный брт: неужели же ты не получил от меня ни полстрочки; я тебе со времени отъезд твоего переслл 3 письм: 1-е вскоре после твоего отъезд; н 2-е не отвечл, потому что не было ни копейки денег (я не брл у Меркуровых). Это продолжлось до 20 июля, когд я получил от ппеньки 40 р.; и нконец, недвно 3-е. Следовтельно, ты не можешь похвлиться, что не збывл меня и писл чще. Следовтельно, и я был всегд верен своему слову. Првд, я ленив, очень ленив. Но что же делть, когд мне остлось одно в мире: делть беспрерывный кейф! Не зню, стихнут ли когд мои грустные идеи? Одно только состоянье и дно в удел человеку: тмосфер души его состоит из слиянья неб с землею; ккое же противузконное дитя человек; зкон духовной природы нрушен... Мне кжется, что мир нш - чистилище духов небесных, отумненных грешною мыслию. (1) Мне кжется, мир принял знченье отрицтельное и из высокой, изящной духовности вышл стир. Попдись в эту кртину лицо, не рзделяющее ни эффект, ни мысли с целым, словом, совсем постороннее лицо... что ж выйдет? Кртин испорчен и существовть не может!

Но видеть одну жесткую оболочку, под которой томится вселення, знть, что одного взрыв воли достточно рзбить ее и слиться с вечностию, знть и быть кк последнее из создний... ужсно! Кк млодушен человек! Гмлет! Гмлет! Когд я вспомню эти бурные, дикие речи, в которых звучит стеннье оцепенелого мир, тогд ни грусть, ни ропот, ни укор не сжимют груди моей... Душ тк подвлен горем, что боится понять его, чтоб не рстерзть себя. Рз Пскль скзл фрзу: кто протестует против философии, тот см философ. Жлкя философия! Но я зболтлся. - Из твоих писем я получил только 2 (кроме последнего). Ну брт! ты жлуешься н свою бедность. Нечего скзть, и я не богт. Веришь ли, что я во время выступленья из лгерей не имел ни копейки денег; зболел дорогою от простуды (дождь лил целый день, мы были открыты) и от голод и не имел ни грош, чтоб смочить горло глотком чю. Но я выздоровел, и в лгере учсть моя был смя бедствення до получения ппенькиных денег. Тут я зплтил долги и издержл остльное. Но описнье твоего состоянья превосходит все. Можно ли не иметь 5 копеек; питться бог знет чем и лкомым взором ощущть всю слдость прелестных ягод, до которых ты ткой охотник! Кк мне жль тебя! Спросишь, что стлось с Меркуровыми и деньгми твоими? А вот что: я бывл у них несколько рз после твоего отъезд. Потом я не мог быть, потому что отсиживл. В крйности я послл к ним, но они прислли мне тк мло, что мне стло стыдно просить у них. Тут я получил н мое имя письмо к ним от тебя. У меня ничего не было, и я решился просить их вложить мое письмо в ихнее. Ты же, кк видно, не получил ни которого. Кжется, они не писли к тебе. Перед лгерями (не имея денег прежде отослть двно приготовленное ппеньке письмо.) я обртился к ним с просьбою прислть мне хоть что-нибудь; они прислли мне все нши вещи, но ни копейки денег, и не нписли ответ; я сел кк рк н мели! Из всего я зключил, что они желют избвиться от докучных требовний нших. Хотел объясниться в письме с ними, но я отсиживю после лгеря, они съехли с прежней квртиры. Зню дом, где они квртируют, но не зню дресс. Его я сообщу тебе после. - Но двно пор переменить мтерью рзговор. Ну ты хвлишься, что перечитл много... но прошу не вообржть, что я тебе звидую. Я см читл в Петергофе по крйней мере не меньше твоего. Весь Гофмн русский и немецкий (то есть непереведенный "Кот Мурр"), почти весь Бльзк (Бльзк велик! Его хрктеры - произведения ум вселенной! Не дух времени, но целые тысячелетия приготовили бореньем своим ткую рзвязку в душе человек). "Фуст" Гете и его мелкие стихотворенья, "История" Полевого, "Уголино", "Ундин" (об "Уголино" нпишу тебе кой-что-нибудь после). Ткже Виктор Гюго, кроме "Кромвеля" и "Гернни". Теперь прощй. Пиши же, сделй одолженье, утешь меня и пиши, кк можно чще. Отвечй немедля н это письмо. Я рссчитывю получить ответ через 12 дней. Смый долгий срок! Пиши же или ты меня змучешь.

Твой брт Ф. Достоевский.

У меня есть прожект: сделться сумсшедшим. Пусть люди бесятся, пусть лечт, пусть делют умным. Ежели ты читл всего Гофмн, то нверно помнишь хрктер Альбн. Кк он тебе нрвится? Ужсно видеть человек, у которого во влсти непостижимое, человек, который не знет, что делть ему, игрет игрушкой, которя есть - бог!

Чсто ли ты пишешь к Кумниным? И нпиши, не сообщил ли тебе Кудрявцев что-нибудь о Чермке. Рди бог, пиши и об этом; мне хочется знть об Андрюше.

Но послушй, брт. Ежели нш переписк будет идти тким обрзом, то, кжется, лучше не писть. Условимся же писть через неделю кждую субботу друг к другу, это будет лучше. Я получил еще письмо от Шренк и не отвечл ему 3 месяц. Ужсно! Вот что знчит нет денег!

(1) длее было: Здесь

21. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

30 октября 1838. Петербург

С.-Петербург. 30 октября 1838 год.

Любезнейший ппеньк!

Не сердитесь, рди бог, н мое молчнье после полученъя письм Вшего, любезнейший ппеньк! Много имею я причин молчнья и опрвдний. Скжу Вм только то, что Вше письмо зстло меня в нчле экзмен: он теперь кончился. Спешу уведомить Вс обо всем. Прежде нежели кончился нш экзмен, я Вм приготовил письмо... я хотел обрдовть Вс, любезнейший ппеньк, письмом моим, хотел нполнить сердце Вше рдостию; одно слышл и видел и няву и во сне. Теперь что остлось мне? Чем мне обрдовть Вс, мой нежный, любезнейший родитель? Но буду говорить яснее.

Нш экзмен приближлся к концу; я гордился своим экзменом, я экзменовлся отлично, и что же? Меня оствили н другой год в клссе. (1) Боже мой! Чем я прогневл Тебя? Отчего не посылешь Ты мне блгодти своей, которою мог бы я обрдовть нежнейшего из родителей? О скольких слез мне это стоило. Со мной сделлось дурно, когд я услышл об этом. В 100 рз хуже меня экзменоввшиеся перешли (по протекции). Что делть, видно, см не прошибешь дороги. Скжу одно: ко мне не блговолили некоторые из преподющих и смые сильные своим голосом н конференцной. С двумя из них я имел личные неприятности. Одно слово их, и я был оствлен. (Всё это я услышл после.) Судите сми, кков был мой экзмен, когд я Вм скжу мои бллы; ничего не скрою - буду откровенен:

При 10-ти полных бллх (из лгебры и фортификции 15 полных) я получил:

Из лгебры - 11 (преподющий хотел непременно, чтоб я остлся, он зол н меня более всех)

Фортификции - 12. Русск<ий> язык - 10.

Артиллерия - 8. Фрнцузский - 10.

Геометрия - 10. Немецкий - 10.

История - 10. З<кон> божий - 10.

Геогрфия - 10.

Теперь судите сми, кково мне было, когд я услышл, что я остлся в клссе при тких бллх. Зметьте, что из лгебры и фортификции я отличился, и мне выствили бллы несоответственные.

Что мне до того, что я буду сидеть 1-м в ншем клссе. Что мне до того. Через полгод я буду во 2-м клссе. Экзмен нзнчен в ме. Но я потерял целый год! Не огорчйтесь, ппеньк! Что же делть! Пожлейте смих себя. Взгляните н бедное семейство нше; н бедных млюток бртьев и сестер нших, которые живут только Вшею жизнью, ищут только в Вс подпоры. К чему же огорчть себя и не беречь, предвясь отчянью. Вы до того любите нс, что не хотите видеть никкой неудчи в судьбе ншей. Но с кем же их и не было. Теперь Вы убивете себя неосновтельною мыслию, что ежели я остнусь в клссе, то меня исключт из училищ. Д рзве я лишен всех способностей, чтобы выключть меня. Или я не зню постновлений училищ? Я оствлен н 2-й год! О подлость! Звтр же спрошу генерл, з что я оствлен. Что-то мне скжут. Пишете Вы, любезн<ый> ппеньк, что Вы теперь одни-одинехоньки и что и сестр Вреньк оствил Вс. О не ропщите же и н нс, любезнейший ппеньк. Верьте, что вся жизнь моя будет иметь одно целью любить и угождть Вм. Что делть, богу тк угодно. Остюсь Вс любящий и почитющи<ий> сын Вш

Феодор Достоевский.

Р. S. Теперь я буду ккуртнее в письмх. Поцелуйте Колю и Сшу. О когд-то будет время, когд я обниму Вс с любовью и рдостию. Еще лишний год дрянной ничтожной кондукторской службы!

Вы мне прикзли быть с Вми откровенным, любезнейший ппеньк, нсчет нужд моих. Д, я теперь порядочно беден. Я знял к Вм н письмо и отдть нечем. Пришлите мне что-нибудь не медля. Вы меня извлечете из д. О ужсно быть в крйности!

Ив<н> Николевич в Петербурге, клняется Вм и свидетельствует свое почтенье.

Скоро прздник в ншем семействе: торжественный день Вшего нгел; обливюсь слезми, исторгнутыми воспоминньями. Всё, что может быть счстливого в мире, всего желю Вм, нгел нш! О кк рд бы я был, ежели бы мое поздрвленье зстло Вс в веселии и рдости.

(1) было: роте

22. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

31 октября 1838. Петербург

С.-Петербург. 1838 год 31 октября.

О, кк долго, кк долго я не писл к тебе, милый мой брт... Скверный экзмен! Он здержл меня писть к тебе, ппеньке и видеться с Ивном Николев<ичем>, и что же вышло? Я не переведен! О ужс! еще год, целый год лишний! Я бы не бесился тк, ежели бы не знл, что подлость, одн подлость низложил меня; я бы не жлел, ежели бы слезы бедного отц не жгли души моей. До сих пор я не знл, что знчит оскорбленное смолюбие. Я бы крснел, ежели бы это чувство овлдело мною... но знешь? Хотелось бы рздвить весь мир з один рз... Я потерял, убил столько дней до экзмен, зболел, похудел, выдержл экзмен отлично в полной силе и объеме этого слов и остлся... Тк хотел один преподющий (лгебры), которому я нгрубил в продолженье год и который нынче имел подлость нпомнить мне это, объясняя причину, отчего остлся я... При 10-ти полных я имел 9 1/2 средних, и остлся... Но к черту всё это. Терпеть тк терпеть. .. Не буду тртить бумги, я что-то редко рзговривю с тобой.

Друг мой! Ты философствуешь кк поэт. И кк не ровно выдерживет душ грдус вдохновенья, тк не ровн, не верн и твоя философия. Чтоб больше знть, ндо меньше чувствовть, и обртно, првило опрометчивое, бред сердц. Что ты хочешь скзть словом знть? Познть природу, душу, бог, любовь... Это познется сердцем, не умом. Ежели бы мы были духи, мы бы жили, носились в сфере той мысли, нд которою носится душ нш, когд хочет рзгдть ее. Мы же прх, люди должны рзгдывть, но не могут (1) обнять вдруг мысль. Проводник мысли сквозь бренную оболочку в соств души есть ум. Ум - способность мтерильня... душ же, или дух, живет мыслию, которую ншептывет ей сердце... Мысль зрождется в душе. Ум - орудие, мшин, движимя огнем душевным... Притом (2-я сттья) ум человек, увлекшись в облсть знний, действует незвисимо от чувств, следовтельно, от сердц. Ежели же цель познния будет любовь и природ, тут открывется чистое поле сердцу... Не стну с тобой спорить, но скжу, что не соглсен в мненье о поэзии и философии... Философию не ндо полгть простой мтемтической здчей, где неизвестное - природ... Зметь, что поэт в порыве вдохновенья рзгдывет бог, следовтельно, исполняет нзнченье философии. Следовтельно, поэтический восторг есть восторг философии... Следовтельно, философия есть т же поэзия, только высший грдус ее!.. Стрнно, что ты мыслишь (2) в духе нынешней философии. Сколько бестолковых систем ее родилось в умных плменных головх; чтобы вывести верный результт из этой рзнообрзной кучи, ндобно подвесть его под мтемтическую формулу. Вот првил нынешней философии... Но я змечтлся с тобою... Не допускя твоей вялой философии, я допускю, однко ж, существовнье вялого вырженья ее, которым я не хочу утомлять тебя...

Брт, грустно жить без ндежды... Смотрю вперед, и будущее меня ужсет... Я ношусь в ккой-то холодной, полярной тмосфере, куд не зползл луч солнечный... Я двно не испытывл взрывов вдохновенья... зто чсто бывю и в тком состоянье, кк, помнишь, Шильонский узник после смерти бртьев в темнице... Не злетит ко мне рйскя птичк поэзии, не согреет охлделой души... Ты говоришь, что я скрытен; но вот уже и прежние мечты мои меня оствили, и мои чудные рбески, которые создвл некогд, сбросили позолоту свою. Те мысли, которые лучми своими зжигли душу и сердце, нынче лишились плмени и теплоты; или сердце мое очерствело или... дльше ужсюсь говорить... Мне стршно скзть, ежели всё прошлое было один золотой сон, кудрявые грезы...

Брт, я прочел твое стихотворенье... Оно выжло несколько слез из души моей и убюкло н время душу приветным ншептом воспоминний. Говоришь, что у тебя есть мысль для дрмы... Рдуюсь... Пиши ее... О ежели бы ты лишен был и последних крох с рйского пир, тогд что тебе оствлось бы... Жль, что я прошлую неделю не мог увидется с Ив<ном> Николев<ичем>, болен был! - Послушй! Мне кжется, что слв ткже содействует вдохновенью поэт. Бйрон был эгоист: его мысль о слве - был ничтожн, суетн... Но одно помышленье о том, что некогд вслед з твоим былым восторгом вырвется (3) из прх душ чистя, возвышенно-прекрсня, мысль, что вдохновенье кк тинство небесное освятит стрницы, нд которыми плкл ты и будет плкть (4) потомство, не думю, чтобы эт мысль не зкрдывлсь в душу поэт и в смые минуты творчеств. Пустой же крик толпы ничтожен. Ах! я вспомнил 2 стих Пушкин, когд он описывет толпу и поэт:

И плюет (толп) н лтрь,

где твой огонь горит,

И в детской резвости

колеблет твой треножник!..

Не првд ли, прелестно! Прощй. Твой друг и брт Ф. Достоевский.

Д! Нпиши мне глвную мысль Штобринов сочиненья "Gйnie du Christianisme". - Недвно в "Сыне отечеств" я читл сттью критик Низр о

Victor'e Hugo. О кк низко стоит он во мненье фрнцузов. Кк ничтожно выствляет Низр его дрмы и ромны. Они неспрведливы к нему, и Низр (хоть умный человек), врет. - Еще: нпиши мне глвную мысль твоей дрмы: уверен, что он прекрсн; хотя для обдумывнья дрмтических хрктеров мло 10-ти лет. Тк по крйней мере я думю. - Ах, брт, кк жль мне, что ты беден деньгми! Слезы вырывются. Когд это было с нми? Д кстти. Поздрвляю тебя, мой милый, и со днем нгел и с прошедшим рожденьем.

В твоем стихотворенье "Виденье мтери" я не понимю, в ккой стрнный брис облек ты душу покойницы. Этот змогильный хрктер не выполнен. Но зто стихи хороши, хотя в одном месте есть промх. Не сердись з рзбор. Пиши чще, я буду ккуртнее.

Ах, скоро, скоро перечитю я новые стихотворенья Ивн Николевич. Сколько поэзии! Сколько генильных идей!! Д, еще позбыл скзть. Ты, я думю, знешь, что Смирдин готовит Пнтеон ншей словесности книгою: портреты 100 литерторов с приложением к кждому портрету по обрзцовому сочиненью этого литертор. И вообрзи Зотов (?!) и Орлов (Алекснд<р> Анфимов<ич>) в том же числе. Умор! Послушй, пришли мне еще одно стихотворенье. То прелестно! - Меркуровы скоро едут в Пензу или, кжется, уже совсем уехли.

Мне жль бедного отц! Стрнный хрктер! Ах, сколько несчстий перенес он! Горько до слез, что нечем его утешить. - А знешь ли? Ппеньк совершенно не знет свет: прожил в нем 50 лет и остлся при своем мненье о людях, ккое он имел 30 лет нзд. Счстливое неведенье. Но он очень рзочровн в нем. Это, кжется, общий удел нш. - Прощй еще рз.

Твой.

(1) было: Мы же, прх, люди, должны рзгдывть, но не можем (2) длее было: ткже (3) было: улети<т> (4) было: зплчет

1839

23. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

23 мрт 1839. Петербург

С.-Петербург. Мрт 23-го дня 1839 год.

Боже мой! Сейчс только узнл я, что Вы, любезнейший ппеньк, не получили и последнего письм моего. Теперь, которое пишу к Вм, уже пятое. И я нконец лишюсь терпенья. Боже мой! Неужели я должен быть всегд причиною Вшего отчянья. То, чего я тк опслся, всё осуществилось; я в отчянье, в совершенном отчянье!

Выслушйте же теперь всё, что я в коротких словх объясню Вм, любезнейший ппеньк.

Сейчс после получения Вшего письм с посылкою 25 р. ссигнц<иями> я ответил и блгодрил Вс з помощь. Через неделю я послл письмо, и в тот же день и Вше и бртнино письмо пропли. Долго не получя известий, я в отчянье о судьбе Вшей, дорогой нш ппеньк, в отчянье о судьбе семейств ншего, я нписл Вм пред рождеством еще письмо. И это имело ту же учсть. 3-е я послл н мсленице. Четвертое в нчле великого пост. 5-е пишу Вм теперь у Ивн Николевич, не зств его дом; узнл о судьбе моих писем и в горе, в отчянье, со слезми н глзх беру перо. Звтр, то есть в пятницу, пойдет к Вм письмо это. Ивн Николевич человек блгородный и исполнит то, что я прошу его в оствляемой ему теперь зписке.

Теперь я зню причину, почему мои письм не доходили до Вс. У нс в училище случилсь ужснейшя история, которую я не могу теперь объяснить н бумге; ибо я уверен, что и это письмо перечитют многие из посторонних. 5-ть человек кондукторов сослно в солдты з эту историю. Я ни в чем не вмешн. Но подвергся общему нкзнью. Месяц 2 никуд не выпускли нс совсем невинных из училищ. В это время рспечтывли и читли все письм у нс в кнцелярии и, должно быть, здерживли н почте. Вот почему и Вы не получили.

- 4-е письмо мое к Вм я хотел послть чрез Ивн Николевич (в этом письме я отвечл н Вше стрховое, которое смертельно уязвило меня), и солдт, которого послл я, кк я сейчс узнл это, обмнул меня и не исполнил моего поручения. Следовтельно, я совершенно прв перед Вми, любезнейший ппеньк. Клянусь Вм в этом. Боже мой! Но Вы в отчянье о судьбе Вшего сын! У ног Вших прошу прощенья з всё неумышленное зло, ккое я сделл Вм.

Я, оствшись в клссе, не потерял времени. Я знимлся военными нукми и успел много. Я следил з курсом высшего клсс и нмерен экзменовться через клсс в первый. Но я много истртил денег (н покупку книг, вещей и т. д.) и всё должен был знимть. Я здолжл кругом и очень много. Я должен по крйней мере 50 р. Боже мой! Долго ли я еще буду брть у Вс последнее. Но эт помощь необходим или я пропл. Срок плтеж прошел двно. Спсите меня. Пришлите мне 60 р. (50 р. долг, 10 для моих рсходов до лгеря). Скоро в лгери, и опять новые нужды. Боже мой! Зню, что мы бедны. Но, бог свидетель, я не требую ничего лишнего. Итк, умоляю Вс помогите мне скорее, кк можно. - Время идет, бумг вся. - Вш до гроб преднный во веки веков. Сын Вш

Ф. Достоевский.

Р. S. Я ужсно спешу писть к Вм.

Брт пишет, что он уже скоро будет готов экзменовться к нм в полевые инженеры. Дй бог ему счстья. Кстти, поздрвляю Вс с светлым прздником, држйший отец нш. От всей души желю Вм счстья.

Я сейчс только приобщлся. Денег знял для священник. Двно уже не имею ни копейки денег.

От брт получил недвно письмо. Он говорит, что не получил от меня ни строчки.

Мое предположенье держть экзмен в высший клсс очень знимет меня. Я могу выдержть. Но для этого ндобны деньги. Ежели Вы мне можете прислть

100 р., то я буду экзменовть<ся>. Ежели же нет, то год лишний. Это для Вс, любезнейший ппеньк: мне же всё рвно. - Еще рз прощйте.

Рсцелуйте нших млюток и сестру. - Я получил письмо от Хотяинцев (Алексндр). (1) Я отвечл ему, что послл письмо чрез Ивн Николевич. Ужсно досдую, зчем Хотяинцев не осведомился немного рнее.

Письмо ко мне дресуйте н имя Ивн Николевич.

(1) длее было нчто: Он

24. А. Ф. ХОТЯИНЦЕВУ

23 мрт 1839. Петербург

Милостивый госудрь Алексндр Федорович!

Долгом считю изъявить Вм мою сердечную признтельность в том, что Вы принимете учстие в делх моего бтюшки! Живо предствляю беспокойство его; но вместе с тем и удивляюсь, кким обрзом столько писем, сколько я отпрвил к нему, не дошли до него. Еще недвно писл я к нему; сегодня отпрвил еще письмо чрез моего знкомого. Причины, почему они не дошли до него, уже изложены в последнем письме. Думю, что это последнее письмо дойдет до него.

Мне только остется Вм объявить мою блгодрность з Вше снисхожденье. - Позвольте уверить Вс в истинном почтенье, с которым честь имею пребыть Вшим покорнейшим слугою

Федор Достоевский.

25. M. A. ДОСТОЕВСКОМУ

5-10 мя 1839. Петербург

1839 год. Мя 5-го дня.

Любезнейший ппеньк!

Угдывю, что Вы и теперь беспокоитесь обо мне, не получив от меня тотчс ответ. Любезнейший ппеньк! Спешу успокоить Вс и пострюсь опрвдться в теперешнем (1) моем молчньи сколько можно. Теперь у нс нстли экзмены. Нужно знимться, между тем всё свободное время мы употребляем н фрунтовое ученье; ибо скоро будет мйский прд. Оствлось сыскть свободного времени ночью. Очень рд, что я ншел нконец свободный чсок поговорить с Вми. Ах! Кк я упрекю себя, что был причиною Вшего горя! Теперь кк можно буду стрться зглдить это. - Письмо Вше я получил и з посылку Вшу блгодрю от всего сердц. Пишете, любезнейший ппеньк, что сми не при деньгх и что уже будете не в состоянье прислть мне хоть что-нибудь к лгерям. Дети, понимющие отношенья своих родителей, должны сми рзделять с ними все рдость и горе; нужду родителей должны вполне нести дети. Я не буду требовть от Вс многого.

Что же; не пив чю, не умрешь с голод. Проживу кк-нибудь! Но я прошу у Вс хоть что-нибудь мне н споги в лгери; потому что туд ндо зпсться этим. (2) Но кончим это: экзмены мои я уже нчл и очень хорошо. Кончу тк же. В этом я уверен. - Теперь многие из тех преподющих, которые не блговолили ко мне прошлого год, рсположены ко мне кк не ндо лучше. Д и вообще я не могу жловться н нчльство. Я помню свои обязнности, оно ко мне довольно спрведливо. Но когд-то я рзвяжусь со всем этим.

Пишете, любезнейший ппеньк, чтобы я не збывл своих обязнностей. Повторяю: я их помню очень хорошо, и со службою я уже связн присягою при смом поступлении моем в училище. - От брт я долго не получл писем. Он кк будто збыл меня. Но недвно получил от <него> клочок исписнной бумги, где он н меня нпдет донельзя з мое мнимое к Вм молчнье, и, признюсь, этим письмом оскорбил меня до глубины души, выствив меня перед смим собою пренизким создньем. Я пропустил это мимо, потому что его послнье не ко мне писно. Я считю себя горздо лучшим, нежели с кем он ведет подобную переписку. Впрочем, я збывю это и готовлюсь ему н этой неделе отвечть. Его положенье теперь совсем не худое. Ему бы можно было экзменовться к нм в училище в нижний офицер<ский> клсс. Посоветуйте ему это. Из крепост<ных> кондукторов очень много это делют. Примеры тому кждогодные. Через год он может быть готовым. Я берусь доствить ему все зписки и всё нужное. Он уже и тк теперь знет довольно из мтемтики. Но ндобно ему лучше зняться фортификцией (которя у нс смый глвный предмет в кондукторских клссх) и ртиллерией; ибо и ртиллерию очень подробно у нс проходят кк входящую в соств фортификции. - Ах! Кк Вы меня обрдовли, нписв, что Вы, слв всевышнему, здоровы. А я думл и полгл нверно, что Вши всегдшние недуги еще более увеличились огорченьями (неполучением от меня писем). Целую (3) мленьких бртьев и сестер. Что-то делет Андрюш; кк-то он учится? Не зхотите ли Вы его отдть к нм в училище? Когд я выйду в офицеры, то берусь его приготовить для поступленья к нм; ибо поступить к нм довольно легко. Костомров обморочил Вс и только взял с Вс деньги з нс, тогд кк мы бы могли и без приготовленья поступить в училище. Но прощйте, любезнейший ппеньк. Бессчетно рз желю Вм счстья. Вш покорный и любящий Вс сын

Ф. Достоевский.

Поздрвляю Вс с прошедшим прздником Христов воскресенья. С ккою грустью вспоминю я о том, кк проводил я день этот в кругу родных моих! А теперь? Но только бы вырвться из училищ.

Перейдя в высший клсс, я нхожу совершенно необходимым бонировться здесь н фрнцузскую библиотеку для чтенья. Сколько есть великих произведений гениев - мтемтики и военных гениев н фрнцузском языке. Вижу необходимость читть это; ибо я стрстный (4) охотник до нук военных, хотя не терплю мтемтики. Что з стрння (5) нук! и что з глупость знимться ею. С меня довольно столько, сколько требуется инженеру или еще и побольше.

Но к чему мне сделться Псклем или Острогрдским. Мтемтик без приложенья чистый 0, и пользы в ней столько же, кк в мыльном пузыре. Скжу Вм еще, что мне жль бросить лтинского язык. Что з прелестный язык. Я теперь читю Юлия Цезря и после 2-х годичной рзлуки с лтинским языком понимю решительно всё.

10 мя.

Стрнно: эти глупые обстоятельств моей теперешней жизни многого лишют меня. Я н 5 дней должен был удержть посылку письм моего. Прд был отложен до 10 мя. Я хотел сделть Вм эту приписку, и, верите ли, любезнейший ппеньк, мне не удвлось з фронтовым ученьем (которым нс мучт) и з экзменми. Теперь пишу к Вм н почтовых.

Милый, добрый родитель мой! Неужели Вы можете думть, что сын Вш, прося от Вс денежной помощи, просит у Вс лишнего. Бог свидетель, ежели я хочу сделть Вм хоть ккое бы то ни было лишенье, не только из моих выгод, но дже из необходимости. Кк горько то одолженье, которым тяготятся мои кровные. У меня есть голов, есть руки. Будь я н воле, н свободе, отдн смому себе, я бы не требовл от Вс копейки; я обжился бы с железною нуждою. Стыдно было бы тогд мне и зикнуться о помощи. Теперь я Вм выскзывю себя одними обещньями в будущем; но это будущее недлеко, и Вы меня со временем увидите.

Теперь же, любез<ный> ппеньк, вспомните, что я служу в полном смысле слов. Волей или неволей, я должен сообрзовться вполне с уствми моего теперешнего обществ. К чему же делть исключенья собою? Подобные исключенья подвергют иногд ужсным неприятностям. Вы сми это понимете, любезный ппеньк. Вы жили с людьми. Теперь: лгерня жизнь кждого воспитнник военно-учебных зведений требует по крйней мере 40 р. денег. (Я Вм пишу всё это потому, что я говорю с отцом моим). В эту сумму я не включю тких потребностей, кк нпример: иметь чй, схр и проч. Это и без того необходимо, и необходимо не из одного приличия, из нужды. Когд вы мокнете в сырую погоду под дождем в полотняной плтке, или в ткую погоду, придя с ученья устлый, озябший, без чю можно зболеть; что со мною случилось прошлого год н походе. Но все-тки я, увжя Вшу нужду, не буду пить чю. (6) Требую только необходимого н 2 пры простых спогов - 16 р. Теперь мои вещи: книги, споги, перья, бумг и т. д., и т. д. должны же лежть где-нибудь. Для этого я должен иметь сундук; ибо в лгерях нет никких строений, кроме плток. Койки нши - это кучи соломы, покрытые простынею. Спршивется, не имея сундук, куд я положу всё это? Нужно знть, что кзн не зботится, нужно ли мне место или нет; не зботится, имею ли я сундук. Ибо экзмены кончются, следовтельно, книги не нужны; кзн одевет меня, следовтельно, споги не нужны, и т. д. Но без книг кк я проведу время? 3-х пр кзенных спог не стнет и в городе н полгод! Следовтельно, мне нет кзенного мест поствить сундук, который необходим для меня. (7) В плтке общей я стесню товрищ, следовтельно, сделю неприятность другим, д и мне просто не позволят держть сундук в плтке, ибо никто в плтке не держит; следовтельно, для моей поклжи я должен буду иметь место. Место я нйду, уговорившись (кк все делют) с кким-нибудь из солдт, служителей нших, поствить сундук мой. З это ндобно зплтить. Следовтельно, з покупку сундук по крйней мере целковый.

З провоз туд и сюд ....... 5 р.

З место .................... 2 целковых

З чистку ................... 5 р.

Это условня ткс с служителем. В городе дело другое; в лгере им должно плтить з кждый шг их. А нчльство не входит в это.

Теперь ............. 16

3.75

5

7 (2 целковых)

5

-------

36 или 40.

(З отсылку писем, з перья, бумгу и т. д.) Я сберег от Вшей посылки 15 р. Вы видите, любез<ный> ппеньк, что мне крйне необходимо нужны 25 р. еще. В 1-х числх июня мы выйдем в лгери. Итк, пришлите мне эти деньги к 1-му июню, ежели Вм хочется помочь Вшему сыну в ужсной нужде. Не смею требовть; не требую излишнего; но блгодрность моя будет беспредельн. Письмо дресуйте опять н имя Шидловского. Прощйте, мой любезный ппеньк.

Вш весь, весь Ф. Достоевский

(1) было нчто: нстоя<щем> (2) длее густо зчеркнуты 4 слов (3) длее было: всех (4) было нчто: стрш<ный> (5) было: глупя (6) длее было: Теперь (7) длее было: З место должно зплтить деньги в плтке ккому-нибудь сторожу.

26. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

16 вгуст 1839. Петербург

С.-Петербург. 1839 год, вгуст 16 дня

Д, милый брт мой, тк-то всегд бывет с нми: обещемся, сми не зня в силх ли то исполнить; хорошо, что я никогд (1) не обещю опрометчиво. Нпр<имер>. Что бы ты скзл об моем молчнье? что я ленив... что я збывю тебя и т. д. и т. д. Нет! всё дело в том, что денег ни грош; теперь они есть, и я рд им, двно небывлым гостям, нескзнно.

Ну вот нконец и тебе письмо мое!

Поговорим, потолкуем!

Милый брт! Я пролил много слез о кончине отц, но теперь состоянье нше еще ужснее; не про себя говорю я, но про семейство нше. Письмо мое отсылю в Ревель, см не зня, дойдет ли оно до тебя... Я нверно полгю, что оно тебя не зстнет здесь... Дй-то бог, чтобы ты был в Москве; тогд об семействе ншем я бы был покойнее; но скжи, пожлуйст, есть ли в мире несчстнее нших бедных бртьев и сестер? Меня убивет мысль, что они н чужих рукх будут воспитны. А потому мысль твоя, получивши офицерский чин, ехть жить в деревню, по-моему, превосходн. Тм бы ты знялся их обрзовньем, милый брт, и это воспитнье было бы счстье для них. Стройня оргнизция души среди родного (2) семейств, рзвитие всех стремлений из нчл христинского, гордость добродетелей семейственных, стрх порок и бесслвия - вот следствия ткого воспитнья. Кости родителей нших уснут тогд спокойно в сырой земле; но, милый друг, многое должен ты вынести. Ты или должен рссориться, или помириться прочно с родней. Рссориться - это пгубно; сестры погибнут. Помирившись, ты должен ухживть з ними. Они нзовут леностью твое пренебреженье службы. Но, брт любезный! вытерпи это. Плюнь н эти ничтожные душонки и будь блгодетелем бртьев. Ты один спсешь их... Я зню, ты выучился терпеть; исполни же свое нмеренье. Оно бесподобно. Дй бог тебе сил для этого! Я объявляю, что я во всем буду с тобою соглсен впредь.

Что-то ты делешь теперь? (3) С <Ивном> Николев<ичем> ты искреннее, чем со мною; <ты скзл> ему, что звлен рботой и не <имеешь> времени; д, твоя служб чертовскя, <что> делть; избвляйся от нее скорее.

Что мне скзть тебе о себе... Двно я не говорил с тобою искренно. Не зню, нхожусь ли я и теперь в духе, чтобы говорить с тобою об этом. Не зню, но теперь горздо чще смотрю н меня окружющее с совершенным бесчувствием. Зто сильнее бывет со мною и пробуждение. Одн моя цель быть н свободе. Для нее я всем жертвую. Но чсто, чсто думю я, что доствит мне свобод... Что буду я один в толпе незнкомой? Я сумею рзвязть со всем этим; но, признюсь, ндо сильную веру в будущее, крепкое созннье в себе, чтобы жить моими нстоящими ндеждми; но что же? всё рвно, сбудутся ли они или не сбудутся; я свое сделю. Блгословляю минуты, в которые я мирюсь с нстоящим ( эти минуты чще стли посещть меня теперь). В эти минуты яснее

<созню свое> положение, и я уверен, <что эти> святые ндежды сбудутся.

<... дy>x (4) не спокоен теперь; но в этой <борьбе> дух созревют обыкновенно хрктеры <сил>ьные; тумнный взор яснеет, вер в жизнь получет источник более чистый и возвышенный. Душ моя недоступн прежним бурным порывм. Всё в ней тихо, кк в сердце человек, зтившего глубокую тйну; учиться, "что знчит человек и жизнь", - в этом довольно успевю я; учить хрктеры могу из пистелей, с которыми лучшя чсть жизни моей протекет свободно и рдостно; более ничего не скжу о себе. Я в себе уверен. Человек есть тйн. Ее ндо рзгдть, и ежели будешь ее рзгдывть всю жизнь, то не говори, что потерял время; я знимюсь этой тйной, ибо хочу быть человеком. Прощй. Твой друг и брт

Ф. Достоевский.

(5) <...> любимыми идеями кждую минуту <...> мечтх и думх жизнь незметнее. Еще одно <...>: я могу любить и быть другом. Я недвно <...>. Кк много святого и великого, чистого <...> этом свете. Моисей и Шекспир всё <...> <только вполовину.

Любовь, любовь! Ты говоришь, что ты рвешь цветы ее. Мне кжется, что нет святее смоотверженник кк поэт. Кк можно делиться своим восторгом с бумгой. Душ всегд зтит более, нежели сколько может вырзить в словх, крскх или звукх. Оттого трудно исполнить идею творчеств.

Когд любовь связывет дв сердц. От (6) <...> и подвно не покзывет слез своих <...> только в груди. Плкть может од<ин> <...> ндобно иметь гордость и веру христ<инскую> <...> ты что-нибудь о М <нрзб.>.

Ежели через неделю, считя с теперешнего числ, не получу ответ, то зключю, что ты в Москве, и пишу к тебе н имя Кумниных. Нпиши мне, брт, подробно, кк ты упрвился или кк другие упрвились со всем этим. Жду нетерпеливо ответ. Теперь, мой милый, остновки не будет в ншей переписке. Скоро пришлю тебе реестр книг. Пиши. Теперь некогд.

(1) длее было: еще (2) было: собственного (3) верхний угол лист, знятый этим местом письм, оборвн. (4) здесь оборотня сторон лист, првый верхний крй которого оборвн. (5) нчло оторвно (6) следующие четыре бзц, приписнные н полях первой, второй и третьей стрниц, знимют и чсть оторвнного кря этих стрниц. (7) Здесь опять вырвн чсть стрницы и текст.

27. А. А. и А. Ф. КУМАНИНЫМ

25 декбря 1839. Петербург

С.-Петербург. Декбря 25-го дня 1839 год.

Милостивый госудрь любезнейший дяденьк,

милостивя госудрыня любезнейшя тетеньк!

Продолжительное, ничем не опрвдывемое и не извиняемое молчнье мое могло покзться Вм, любезнейшие дяденьк и тетеньк, стрнным, непонятным, непростительным, грубостию против Вс и, нконец, черною неблгодрностию. Беру перо, но не для того чтобы опрвдывться: нет! я зню, что вин моя, ккие бы обстоятельств ни извиняли ее, длеко ниже опрвдний. Д и могу ли еще ндеяться, что мои опрвднья будут приняты? Скжу одно: если искреннее, откровенное призннье мое, попытк объяснить мой проступок пред Вми, удостоится хотя немногого внимнья Вшего, то я почту себя счстливым; ибо возврщу то, чего не ндеялся возвртить, - хотя млейшее внимнье и рсположенье Вше ко мне.

Поступив в Гл<вное> ин<женерное> уч<илище>, знятия, новость и рзнообрзие нового род жизни, всё это рзвлекло меня н несколько времени - и вот единствення эпох, в которую совесть тяжко упрекет меня з збвенье моих обязнностей, в моем тяжком проступке перед Вми, в моем молчнье; нечем объяснить его! Нет для него опрвдний! Рзве кроме моей стрнной рссеянности?..

Зню, что это призннье в рссеянности много унижет меня в глзх Вших; но я должен снести и снесу стыд свой; ибо я зслужил его. Нпоминнья и прикзнья покойного родителя моего прервть мое стрнное молчнье с теми из родственников, которые столь чсто осыпли нс блгодеяниями, зствили меня вникнуть в проступок мой, и я увидл себя в смом невыгодном свете в отношенье к Вм, любезнейшие дяденьк и тетеньк. Кроме тяжкой вины моей - рссеянности, я увидел, что мой проступок может принять вид более мрчный, вид грубости, неблгодрности... Это привело меня в змештельство, смущенье...

Рзумеется, это смущенье должно было недолго продолжться; испрвить вину мою было первым делом, первою мыслию моею; но одн мысль, что я нрушил первейшие обязнности мои, что я не исполнил моего долг, положенного н меня смою природою, эт мысль уничтожил меня. Я не держлся првил многих, что бумг не крснеет и что дв, три пошлых извиненья (в неименье времени и т. п.) будут достточны для попрвленья ошибки, я крснел зочно, досдовл н себя, не знл что, кк и с кким видом буду писть к Вм; я брл перо и бросл его, не докончив письм моего. Я молю, зклиню Вс, любезнейшие дяденьк и тетеньк, верить этому; это чистые излиянья рскющегося (1) сердц; это смущенье и тягостное положенье моего к Вм (2) было причиною моего столь долгого молчнья.

Горестня смерть отц моего и блгодеянья, Вми окзнные семейству ншему, блгодеянья, з которые дже не зню кк нучиться быть блгодрным Вм, это возбудило во мне чувств, которые возбудили во мне в большей степени всё прежнее, - и чувств стыд, и муки рскянья. Чувствую вину мою; не смею ндеяться н прощенье; но величйшею милостию для меня было бы, если бы Вы позволили мне писть к Вм или хоть к сестре моей, от которой я бы мог узнвть о всем том, что дорого сердцу моему; новый год, которого я встречю желньем блг и счстья Вм, любезнейшие дяденьк и тетеньк, новый год будет свидетелем моего испрвленья.

Пострюсь в продолженье его зслужить внимнье Вше изъявленьем искренней привязнности моей к Вм, моею блгодрностию к блгодеяниям Вшим ншему семейству и постоянным сохрненьем того священного чувств любви, почтенья и преднности, с которыми честь имею пребыть покорным и преднным племянником

Ф. Достоевский.

Н конверте:

Его высокоблгородию милостивому госудрю Алексндру Алексеевичу Кумнину.

В Москву.

Н Покровку,

в приходе Козьмы и Дмин,

в собственном доме.

(1) тк в подлиннике (2) тк в подлиннике

1840

28. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

1 янвря 1840. Петербург

С.-Петербург. 1840 год. Генвря 1-го дня.

Блгодрю тебя от души, добрый брт мой, з твое милое письмо. Нет! я не тков, кк ты; ты не поверишь, кк слдостный трепет сердц ощущю я, когд приносят мне письмо от тебя; и я изобрел для себя нового род нслжденье - престрнное - томить себя.

Возьму твое письмо, перевертывю несколько минут в рукх, щупю его, полновесно ли оно, и, нсмотревшись, нлюбоввшись н зпечтнный конверт, клду в крмн... Ты не поверишь, что з слдострстное состоянье души, чувств и сердц! И тким обрзом жду иногд с 1/4 чс; нконец с ждностию нпдю н пкет, рву печть и пожирю твои строки, твои милые строки. О чего не перечувствует сердце, читя их! Сколько ощущений толпятся в душе, и милых и неприятных и слдких и горьких; д! брт милый, - и неприятных и горьких; ты не поверишь, кк горько, когд не рзберут, не поймут тебя, поствят всё совершенно в другом виде; совершенно не тк, (1) кк хотел скзть, но в другом, безобрзном виде... Прочитв твое последнее письмо, я был un enragй, потому что не был с тобою вместе: лучшие из мечтний сердц, священнейшие из првил, днных мне опытом, тяжким, многотрудным опытом, исковеркны, изуродовны, выствлены в прежлком виде. См ты пишешь ко мне: "Пиши, возржй, спорь со мною", - и нходишь в этом ккую-то пользу! Никкой, милый брт мой, решительно никкой; только то, что, твой эгоизм (который есть у всех нс грешных) выведет превыгодное зключенье о другом, о его мненьях, првилх, хрктере и скудоумии... Ведь это преобидно, брт! Нет! Полемик в дружеских письмх - подслщенный яд. - Что-то будет, когд мы увидимся с тобою? Это будет, кжется, всегдшним предлогом рздор между нми... Но оствляю это! об этом еще можно поговорить н последних стрницх.

Воення кдемия - c'est du sublime! Знешь ли, что это преблисттельный проект (?!) Я много думю о судьбе твоей, чтобы соглсить ее с ншими обстоятельствми, и см остновился н Военной кдемии; но ты предупредил меня; следовтельно, и тебе это нрвится... Но вот что: ведь ндо прослужить по крйней мере год, пред вступлением в Военную кд<емию>; остнься при чертежной н этот год.

Ну что ты бредишь тетрдкми, когд я не зню твоей прогрммы; что же я пришлю тебе? Артиллерию, впрочем, курс кондукторских клссов (что именно, кжется, вм и ндобно) пришлю непременно, зписки генерл-мйор Дядин, который см, собственною особою, будет экзменовть тебя. Но не инче посылю тебе эти тетрдки, кк н месяц. Они чужие. Я нсилу достл их. Ни дня больше одного месяц. Спиши их или отдй списть (Дядин человек с причудми, ему ндо вызубрить или говорить своими словми кк по книге). Полевя фортификция ткя глупость, которую можно вызубрить в 3 дня. Впрочем, в ме пришлю и ее тебе. Другое дело долговремення; пострюсь об ней. Есть у нс и из нлитики литогрфиров<нные> тетрдки; но это взято слово в слово из Бршмн и, рзум<еется>, сокрщено. Итк, у нс проходят Бршмн, и ты его зубри. Купи себе.

Знешь ли геодезию? у нс (курс Болотов). Физик (курс Оземов). О литогрфиров<нных> дифференцилх пострюсь. Истории у нс курс преполнейший и преогромнейший (литогрфировнный) - достть не могу. Словесность и литертур русскя - Плксин, который см учит у нс. Скжу тебе, что вш экзмен в полевые инженеры прелегкий. Глядят сквозь пльцы, и у всех т логик, чтобы не притеснять своего брт инженер. Этому вижу я пречстые примеры.

К Кумниным я отпрвил преблгопристойное письмо. Не беспокойся. Я жду хороших последствий. К опекуну еще не писл: ей-богу, нет времени!

Поздрвляю тебя с Новым годом, милый. Что-то принесет он нм! Что хочешь, последние 5 лет для ншего семейств были ужсны. - Я читл твое прошлогоднее послнье к Новому году. Мысль хорошя; дух и вырженья стихов под сильным влияньем Barbier; между прочим, у тебя были в свежей пмяти его слов о Нполеоне.

Теперь о твоих стихх. Послушй, милый брт! Я верю: в жизни человек много, много печлей, горя и

- рдостей. В жизни поэт это и терн и розы. Лирик

- всегдшний спутник поэт; потому что он существо словесное. Твои лирические стихотворенья были прелестны: "Прогулк", "Утро", "Виденье мтери", "Роз" (кжется тк), "Фебовы кони" и много других прелестны. Ккя живя повесть о тебе, милый! И кк близко он скзлсь мне. Я мог тебя понимть тогд; потому что те месяцы были тк пмятны для меня, тк пмятны. О сколько случилось тогд и стрнного и чудесного в моей жизни. Это предолгя повесть, и я ее никому не рсскжу.

Шидловский покзл мне тогд твои стихотворенья... О! кк ты неспрведлив к Шидловскому. Не хочу зщищть того, что рзве не увидит тот, кто не знет его, и кто не очень переменчив в мненьях - знний и првил его. Но ежели бы ты видел его прошлый год. Он жил целый год в Петербурге без дел и без службы. Бог знет, для чего он жил здесь; он совсем не был тк богт, чтобы жить в Петербурге для удовольствий. Но это видно, что именно для того он и приезжл в Петербург, чтобы убежть куд-нибудь. Взглянуть н него: это мученик! Он иссох; щеки впли; влжные глз его были сухи и плменны; духовня крсот его лиц возвысилсь с упдком физической. Он стрдл! тяжко стрдл! Боже мой, кк любит он ккую-то девушку (Marie, кжется). Он же вышл з кого-то змуж. Без этой любви on не был бы чистым, возвышенным, бескорыстным жрецом поэзии... Пробирясь к нему н его бедную квртиру, иногд в зимний вечер (н<>п<ример>, ровно год нзд), я невольно вспоминл о грустной зиме Онегин в Петербурге (8-я глв). Только предо мною не было холодного созднья, плменного мечттеля поневоле, но прекрсное, возвышенное созднье, првильный очерк человек, который предствили нм и Шекспир и Шиллер; но он уже готов был тогд псть в мрчную мнию хрктеров бйроновских. - Чсто мы с ним просиживли целые вечер, толкуя бог знет о чем! О ккя откровення чистя душ! У меня льются теперь слезы, кк вспомню прошедшее! Он не скрывл от меня ничего, что я был ему? Ему ндо было скзться кому-нибудь; х, для чего тебя не было при нс! Кк он желл тебя видеть! Нзвть тебя лично другом нзвнье, которым гордился он. Я помню, когд слезы лились у него при чтенье стихов твоих; он знл их низусть! И про него ты мог скзть, что он смеялся нд тобою! О ккое бедное, жлкое созднье был он! Чистя нгельскя душ! И в эту тяжкую зиму он не збыл любви своей. Он рзгорлсь всё сильнее и сильнее. - Нступил весн; он оживил его. Вообрженье его нчло создвть дрмы, и ккие дрмы, брт мой. Ты бы переменил мненье о них, ежели бы прочел (2) переделнную "Мрию Симонову". Он переделывл ее всю зиму, струю же форму ее см нзвл уродливою. - А лирические стихотворенья его! О ежели бы ты знл те стихотворенья, которые нписл он прошлою весною. Нприм<ер>, стихотворенье, где он говорит о слве. (3) Ежели бы ты прочел его, брт!

Пришед из лгеря, мы мло пробыли вместе. В последнее свиднье мы гуляли в Ектерингофе. О кк провели мы этот вечер! Вспоминли ншу зимнюю жизнь, когд мы рзговривли о Гомере, Шекспире, Шиллере, Гофмне, о котором столько мы говорили, столько читли его. Мы говорили с ним о нс смих, о прошлой жизни, о будущем, о тебе, мой милый. - Теперь он уже двно уехл, и вот ни слуху ни духу о нем! Жив ли он? Здоровье его тяжко стрдло; о пиши к нему!

Прошлую зиму я был в кком-то восторженном состоянии. Знкомство с Шидловским (4) подрило меня столькими чсми лучшей жизни; но не то было тогд причиною этого. Ты, может быть, упрекл и упрекнешь меня, почему я не писл к тебе. Глупые ротные обстоятельств тому причиною. Но скзть ли тебе, милый; я никогд не был рвнодушен к тебе; я любил тебя з стихотворенья твои, з поэзию твоей жизни, з твои несчстья - и не более; бртской любви, дружеской любви не было... Я имел у себя товрищ, одно созднье, которое тк любил я! Ты писл ко мне, брт, что я не читл Шиллер. Ошибешься, брт! Я вызубрил Шиллер, говорил им, бредил им; и я думю, что ничего более кстти не сделл судьб в моей жизни, кк дл мне узнть великого поэт в ткую эпоху моей жизни; никогд бы я не мог узнть его тк, кк тогд. Читя с ним Шиллер, я поверял нд ним и блгородного, плменного Дон Крлос, и мркиз Позу, и Мортимер. Эт дружб тк много принесл мне и горя и нслжденья! Теперь я вечно буду молчть об этом; имя же Шиллер стло мне родным, кким-то волшебным звуком, вызывющим столько мечтний; они горьки, брт; вот почему я ничего не говорил с тобою о Шиллере, о впечтленьях, им произведенных: мне больно, когд услышу хоть имя Шиллер.

Хотел было много нписть тебе в ответ н твои нпдки н меня, н то, что ты не понял слов моих. Ткже и потолковть кой о чем; но нынешнее письмо к тебе доствило мне столько слдких минут, мечтний, воспоминний, что я решительно не способен говорить о другом. Опрвдюсь только в одном: я не сортировл великих поэтов, и тем более не зня их. Я никогд не делл подобных прллелей, кк, н<пример>, Пушкин и Шиллер. Не зню, с чего ты взял это; выпиши мне, пожлуйст, слов мои; я отрекюсь от подобной сортировки; может быть, говоря о чем-нибудь, я поствил рядом Пушкин и Шиллер, но я думю, что между этими 2-мя словми есть зпятя. Они ни мло не похожи друг н друг. Пушкин и Бйрон тк. Что же ксется до Гомер и Victora Hugo, то ты, кжется, нрочно не хотел понять меня. Вот кк я говорю: Гомер (бснословный человек, может быть кк Христос, воплощенный богом и к нм послнный) может быть прллелью только Христу, не Гете. Вникни в него брт, пойми "Илиду", прочти ее хорошенько (ты ведь не читл ее? признйся). Ведь в "Илиде" Гомер дл всему древнему миру оргнизцию и духовной и земной жизни (5) совершенно в ткой же силе, кк Христос новому. Теперь поймешь ли меня?

Victor Hugo кк лирик чисто с нгельским хрктером, с христинским млденческим нпрвленьем поэзии, и никто не срвнится с ним в этом, ни Шиллер (сколько ни христинск<ий> поэт Шиллер), ни лирик Шекспир, я читл его сонеты н фрнцузском, ни Бйрон, ни Пушкин. Только Гомер с ткою же неколебимою уверенностию в призвнье, с млденческим веровнием в бог поэзии, которому служит он, похож в (6) нпрвленье источник поэзии н Victora Hugo, но только в нпрвленье, не в мысли, которя дн ему природою и которую он выржл; я и не говорю про это. Держвин, кжется, может стоять выше их обоих в лирике. Прощй, милый!

Твой друг и брт Ф. Достоевский.

Вот тебе рспекнции: говоря о форме, ты почти с ум сошел; я двно уже подозревю это мленькое беспокойство ум твоего, и не шутя. Недвно ты что-то ткое говорил о Пушкине! Я пропустил это, и не без причины. О форме твоей потолкую в следующ<ем> письме. Теперь нет ни мест, ни времени. Но скжи, пожлуйст: говоря о форме, с чего ты взял скзть: нм не могут нрвиться ни Рсин, ни Корнель (?!?!), оттого что у них форм дурн. Жлкий ты человек! Д еще тк умно говорит мне: Неужели ты думешь, что у них нет поэзии? У Рсин нет поэзии? У Рсин, плменного, стрстного, влюбленного в свои иделы Рсин, у него нет поэзии? (7) И это можно спршивть. Д читл ли ты "Andromaque", ? брт! Читл ли ты "Iphigйnie"; неужели ты скжешь, что это не прелестно. Рзве Ахилл Рсин не гомеровский? Рсин и обокрл Гомер, но кк обокрл! Кковы у него женщины! Пойми его. Рсин не был гений; мог <ли> (8) он создть дрму! Он только должен подржть Корнелю. A "Phиdre"? Брт! Ты бог знет что будешь, ежели не скжешь, что это не высшя, чистя природ и поэзия. Ведь это шекспировский очерк, хотя сттуя из гипс, не из мрмор.

Теперь о Корнеле? Послушй, брт. Я не зню, кк говорить с тобою; кжется, la Ивн Никифорыч: "гороху невшись". Нет, не поверю, брт! Ты не читл его и оттого тк промхнулся. Д знешь ли, что он по гигнтским хрктерм, духу ромнтизм - почти Шекспир. Бедный! У тебя н всё один отпор: "клссическя форм". Бедняк, д знешь ли, что Корнель появился только 50 лет после жлкого, бестлнного горемыки Jodel'я, (с его псквильною "Клеоптрою", после Тредьяковского Ronsarda и после холодного рифмч Malherba, почти его современник. Где же ему было выдумть форму плн? Хорошо, что он ее взял хоть у Сенеки. Д читл ли ты его "Cinna". Пред этим божественным очерком Октвия, пред которым <...> (9) Крл Мор, Фиеско, Тель, Дон Крлос. Шекспир<у> честь принесло бы это. Бедняк. Ежели ты не читл этого, то прочти, особенно рзговор Август с

Cinna, где он прощет ему измену (но кк прощет (?)). Увидишь, что тк только говорят оскорбленные нгелы. Особенно тм, где Август говорил: "Soyons

amis, Cinna". Д читл ли ты "Horace". Рзве у Гомер нйдешь ткие хрктеры. Стрый Horace - это Диомед. Молодой Horace - Аякс Телмонид, но с духом Ахилл, Курис - это Птрокл, это Ахилл, это всё, что только может вырзить грусть любви и долг. Кк это велико всё. Читл ли ты "Le Cid". Прочти, жлкий человек, прочти и пди в прх пред Корнелем. Ты оскорбил его! Прочти, прочти его. Чего же требует ромнтизм, ежели высшие идеи его не рзвиты в "Cid'e". Кков хрктер Don Rodrigue'a, молодого сын его и его любовницы! А кков конец!

Впрочем, не сердись, милый, з обидные вырженья, не будь Ивном Ивновичем Перерепенко.

Нынешнее письмо зствило меня пролить несколько слез от воспоминний о прошлом.

Сюжет твоей дрмы прелестен, видн верня мысль, и особенно то нрвится мне, что твой герой, кк Фуст, ищ беспредельного, необъятного, делется сумсшедшим именно тогд, когд он ншел это беспредельное и необъятное - когд он любим. Это прекрсно! Я рд, что тебя чему-нибудь нучил Шекспир.

Сердишься, зчем не отвечю н все вопросы. Рд бы, д нельзя! ни бумги, ни времени нет. Впрочем, ежели н всё отвечть, (10) нприм<ер>, и н ткие вопросы: "Есть ли у тебя усы?" - то ведь никогд не нйдешь мест нписть что-нибудь лучшего. Прощй, мой милый, добрый брт. Прощй еще. Пиши.

(1) было нчто: не в то<м> (2) длее было: им (3) было: о своей слве (4) длее было: которое (5) длее было: то (6) было: в своем (7) длее было: Д читл (8) уголок стрницы срезн (9) уголок стрницы срезн (10) длее было: одинково

29. А. А. и А. Ф. КУМАНИНЫМ

28 янвря 1840. Петербург

С.-Петербург. Генвря 28-го дня 1840 год.

Милостивый госудрь любезнейший дяденьк

и милостивя госудрыня любезнейшя тетеньк!

Никогд никкое рдостное известие не производило столь приятного и слдостного впечтленья в душе моей, кк то, которое ощутил я при чтенье письм сестры. Ожидл ли я и, судя по вине моей, мог ли я ожидть подобной блгосклонности и рсположенья со стороны Вшей, любезнейшие дяденьк и тетеньк. Не могу дть отчет в тех чувствовньях, которые волновлись во мне при полученье письм Вшего. Вся тяжесть моей вины, всё спрведливое негодовнье Вше, любезнейшие дяденьк и тетеньк, живо предствились предо мною! Но ккя перемен! Вы возврщете мне Вше блгорсположенье охотно, с любовью, мне, нисколько не зслужившему этого. Но я не знл, и не могу скзть, что происходило тогд в сердце моем? Я должен был рдовться, я не знл, кк рдовться письму этому; ибо ничто в мире не могло меня сделть более счстливым, кк прощенье Вше; но досд н себя, стыд, Вш беспримерня снисходительность ко мне, тк долго во зло употреблявшему блгорсположенье Вше, всё это нлегло н сердце мое тягостнейшим бременем. Нкзнье собственной совести - сильнейшее, я несу н себе всю тягость этого нкзнья... Я в долгу у Вс, любезнейшие дяденьк и тетеньк, в долгу, превышющем силы мои, и если испрвленье вины моей, рскянье и привязнность моя к Вм будут иметь хотя млейшую цену в глзх Вших, то я почту еще себя счстливым: ибо весьм облегчу совесть мою.

Но что меня восхитило больше всего, что нпомнило душе моей тк много милого в прошедшем, что зствило мое сердце збиться еще плменнее к Вм, то это собственноручные строки Вши, любезнейшя тетеньк. Ткого снисхожденья и добродушия не мог ожидть я... Тем более были приятны для меня эти строки, что уже двно, единственно по собственной вине и ошибке своей, не слыхл я тких слдких серд<ц>у слов, и вырженья Вшей любви ко мне, любезнейшя тетеньк, которые нпомнили мне покойную мть мою... С кким жром целовл я строки эти; с кким жром 1000 рз целую ручки Вши, любезнейшя тетеньк!

Но нет и счстья без горести. Это письмо глубоко рстрвило в сердце моем едв зжившие рны. Смерть дяденьки зствил меня пролить несколько искренних слез в пмять его. Отец, мть, дяденьк, и всё это в 2 год! Ужсные годы!

Еще рнее поспешил бы я письмом моим, если бы не экзмены, здержвшие меня. Теперь они кончились, и я не теряю ни минуты. Но чувствую, что уже я утомляю Вс письмом моим. - Итк, позвольте искренно любящему и почитющему Вс племяннику Вшему пребыть нвсегд покорным и послушным Вм

Ф. Достоевский.

30. В. М. ДОСТОЕВСКОЙ

28 янвря 1840. Петербург

Любезнейшя сестр Вреньк! Твое письмо обрдовло меня нескзнно: в нем ты объявил мне прощенье дяденьки и тетеньки. Но кк ты подумть могл, любезнейшя сестр моя, что я збыл тебя; о ком же помнить мне более, если не об родственникх

- блгодетелях нших, и вс, мои милые бртья и сестры. Нет! я никогд не збывл этого; верь всегд, Вреньк, что у тебя есть бртья, которые любят тебя более жизни своей. Стрший брт твой, любезнейшя сестр моя, любит тебя ткже пылко, нескзнно: умей почитть и, ежели можешь, столько же любить его. Вспомни, сколько несчстий перенес он бедный, чтобы успокоить отц своего при жизни; поэтому можешь судить и о любви его к родным своим. Смя теснейшя дружб связывет меня с ним.

Миля сестр! Ты нписл мне столь много приятных известий о семействе ншем... Но о сестре Верочке еще ни слов... Он кк будто збытя. Нпиши мне о них всех и больше, кк можно больше. Что они? выросли ли млютки нши, изменились ли? Всех их целую от души, тк же кк и тебя, миля сестр моя. Скжи Андрюше, что я бы весьм желл получить несколько собственных строчек в письме твоем. Нучи его быть блгодрным блгодетелям ншим. Передй ему это от меня.

Прощй, миля сестр моя.

Твой друг и брт Ф. Достоевский

31. О. Я. НЕЧАЕВОЙ

28 янвря 1840. Петербург

Любезнейшя ббушк! Кк слдко отозвлись в сердце моем слов сестры моей, упоминвшей о том, что Вы не збыли меня. Ежели бы я имел прво просить любезнейшего дяденьку в прошлом письме моем о передче Вм моего нижйшего почтенья, любви и увженья, то я бы, к нескзнному для меня удовольствию, мог бы предупредить Вс. Теперь мне ничего более не остется, кк нижйше блгодрить Вс об этом. Верьте, что никогд не збуду я того увжения и преднности, с которыми честь имею пребыть теперь Вс любящим и преднным Вм

Ф. Достоевский.

Любезнейшей тетеньке, Ктерине Федоровне, свидетельствую мое нижйшее увженье.

32. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

19 июля 1840. Петергоф

Петергоф. 19 июля 1840 г.

Снов беру перо, милый, хотя и неумолимый, брт мой, и снов должен нчинть письмо просьбою о незлопмятности, просьбою тем сильнейшею, чем ты будешь более упорствовть и сердиться. Нет, мой милый, добрый брт! я от тебя не отстну, пок ты не протянешь, по-прежнему, ко мне руки своей. И не зню, милый мой! ты всегд был спрведлив ко мне (бывли хотя и исключенья), всегд извинял меня в случе долгого молчнья, теперь, когд я предствляю причину, причину неопровержимую, см знешь, ты кк будто глух к словм моим; извини эти упреки, добрый друг мой; (1) я не скрою от тебя, что они вышли прямо из сердц; я люблю тебя, милый мой, и мне больно видеть твое рвнодушие. Н твоем месте я бы двно збыл всё, чтобы только скорее извинить друг своего, чем зствить его еще долее выпршивть извиненье! По крйней мере я с моей стороны, видя себя теперь в порядочных обстоятельствх, то есть при деньгх (опекун уже прислл мне), хотя не при больших, непременно обещюсь писть решительно кждую неделю. Теперь же пишу нскоро, потому что не смею рспрострниться большим письмом; поминутно ожидем тревоги и мневров, которые будут продолжться дня 3.

Ax, милый брт, пиши мне рди бог хоть что-нибудь. Ежели бы ты только знл, кк я беспокоюсь о твоей учсти, о твоих решеньях, нмереньях, о твоем экзмене, милый мой; потому что вот уже и он и н дворе. Бог знет, (2) зстнет ли это письмо тебя еще (3) в Ревеле; дй-то бог тебе, милый друг; х! ежели мы еще длее будем продолжть эти несоглсия, это рсстройство в ншей нерзрывной дружбе, то я и не зню, что з мученье испытю я через твое молчнье. - Ведь вот уже нступет эт глупя и между тем эт решительня рзвязк в судьбе твоей, рзвязк, которой я ожидл всегд с кким-то трепетом. В смом деле: что от этого звисит? вспомни-к. Твоя жизнь, твой досуг, твое счстье, милый мой, д, твое счстье; потому что, ежели ты не переменился см или не переменилсь судьб твоя с тех пор, когд ты с тким восторгом писл мне о своих ндеждх, о своей Эмилии, то, рзумеется, можешь см рссудить, ккую перемену может произвести удчный (4) экзмен в судьбе твоей. Ну вот хоть и это обстоятельство в судьбе твоей, добрый брт мой! Неужели ты думешь, что это было бы не слишком уж жестоко лишть доверенности брт своего, когд, может быть, я бы мог (5) своею дружбою рзделить с тобой или счстье или горе, милый друг; х! добрый мой! бог тебе судья з то, что ты оствляешь меня в ткой неизвестности, в ткой тяжкой неизвестности.

Д что-то стлось с тобою, брт мой! Сбылись ли, я не говорю мечты твои, но сбылось ли то, чем блеснул тебе в глз судьб, покзв в темной перспективе жизни твоей светлый уголок, где сердце сулило себе столько ндежд и счстья; время, время много покзывет; только одно время может оценить, ясно определить (6) всё знченье этих эпох жизни ншей. Оно может определить, прости мне з слов мои, брт мой, может определить, был ли эт деятельность душевня и сердечня чист и првильн, ясн и светл, кк (7) нше естественное стремленье в полной жизни человек, или непрвильня, бесцельня, тщетня деятельность, зблужденье, вынужденное у сердц одинокого, чсто не понимющего себя, чсто еще бессмысленного кк млденец, но ткже чистого и плменного, невольного, ищущего для себя пищи вокруг себя и истомляющего себя в неестественном стремленье "неблгородного мечтнья". В смом деле, кк грустн бывет жизнь твоя и кк тягостны остльные ее мгновенья, когд человек, чувствуя свои зблужденья, сознвя в себе силы необъятные, видит, что они истрчены в деятельности ложной, в неестественности, в деятельности недостойной для природы твоей; когд чувствуешь, что плмень душевный здвлен, потушен бог знет чем; когд сердце рзорвно по клочкм, и отчего? От жизни, достойной пигмея, не великн, ребенк, не человек. (8)

И здесь опять необходим дружб; потому что сердце смо осетит себя тогд нерзрывными путми, и человек пдет духом, поникнет перед случем, перед причудми сердц своего кк перед веленьями судьбы, и сочтет ничтожную путину з эти ужсные сети, из нитей которых не выбивется никто, перед которыми всё никнет: это тогд когд судьб бывет (9) истинно веленьем провиденья, то есть действует н нс неотрзимою силою целой природы ншей.

Я н время прервл письмо мое; был рзвлечен службою; х, брт, ежели бы ты только имел понятие о том, кк мы живем! Но приезжй скорее, милый друг мой; рди бог приезжй. Ежели бы знл ты, кк необходимо для нс быть вместе, милый друг! Целые годы протекли со времени ншей рзлуки. Клочок бумги, пересылемый мною из месяц в месяц - вот был вся связь нш; между тем время текло, время нводило и тучи и вёдро н нс, и всё это протекло для нс в тяжком, грустном одиночестве; х! ежели бы ты знл, кк я одичл здесь, милый, добрый друг мой! любить тебя это для меня вполне потребность. Я совершенно свободен, не звишу ни от кого; но нш связь тк крепк, мой милый, что я, кжется, сросся с кем-то жизнию.

Сколько перемен в ншем возрсте, мечтх, ндеждх, думх ускользнуло друг от друг меж нми незмеченными, и которые мы сохрнили у себя н сердце. О! когд я увижу тебя, чувствую, что мое существовнье обновится; я чувствую себя кк-то неспокойным теперь; теченье моего времени тк непрвильно... Я см не зню, что со мною. Приезжй рди бог, приезжй, друг мой, милый брт мой.

Не зню, опсться ли мне нсчет твоего экзмен. Кк-то ты приготовлен? Что ксется до вших экзменторов, то я уверен в них. Вс экзменуют у нс всегд тк легко и просто, что ежели ты чем-нибудь д знимлся, то выдержишь; и не ткие выдерживли. Примеров я видл кучу. - Я думю, ты не сердишься н меня з тетрдки; опять повторяю, они не нужны для тебя по их ничтожности, это всё прежлкие сокрщенья, стыдно скзть; д их и нет ни у кого.

Сестры не было в Петербурге. Мы скоро выйдем из Петергоф. Адрес в Петербург. Прощй, добрый, милый друг мой. Вот тебе несколько строк, писл ткими урывкми. Ежели бы ты знл, кк нм теперь несносно жить.

Прощй же, мой милый, мой добрый друг, брт. Пиши скорее непременно.

Ф. Достоевский.

(1) длее было: но (2) длее было: еще (3) было: хоть (4) было: твой удчный (5) длее было: быть твоим единственным (6) длее было: это (7) длее было: чисто (8) длее было: кк (9) было: хочет быть

1841

33. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

27 феврля 1841. Петербург

С.-Петербург. 27 феврля.

Вот и опять письм, милый друг мой! Двно ли думли мы почти нвек не рзлучться и кое-кк, (1) весело, беспечно проводили время, и вдруг в один миг ты отнят от меня ндолго, ндолго. Мне очень стло грустно одному, милый мой. Не с кем слов молвить, д и некогд. Ткое зубренье, что и боже упси, никогд ткого не было. Из нс жилы тянут, милый мой. Сижу и по прздникм, вот уж нступет мрт месяц - весн, тет, солнце теплее, светлее, веет югом - нслжденье д и только. Что делть! Но зубрить остлось немного!

Вероятно, ты догдешься, отчего это письмо н 1/4 лист. Пишу его ночью, урвв время.

Ну, милый мой, рд, очень рд хоть одним тебя пордовть - ежели ты доселе еще не обрдовн и если письмо мое еще зстнет тебя в Нрве. В понедельник (в день твоего отъезд) приезжет ко мне Кривопишин; мы обедли тогд, и я не видл его. Оствил зписку - приглшенье к ним. В воскресенье я был у него вечером, и он мне покзывет донесенье Пол.т.к.в.ского (2) о сделнном рспоряженье нсчет твоей комндировки в Ревель. Вероятно (д и без сомнения), ты уже в Ревеле, целуешь свою Эмилию (не збудь и от меня); инче ничем не объяснится медленность комндировки. Только нсчет денег, вероятно, у тебя сильня чхотк. Писл я к опекуну и в понедельник отослл письмо (в день отъезд твоего). Но письмо его, ежели и будет от него что-нибудь, придет в Нрву, следовтельно, все-тки не скоро получишь, между тем здолжешь. Из змк остется получить немного. Вообще обстоятельств не блгоприятны. Нет ндежды ни н нстоящее, ни н будущее. Првд, ошибюсь! Есть одн н 1000000, который я выигрю - ндежд довольно вероятня! 1 против 1000000!

Не умри, голубчик мой, с тоски в Нрве прежде полученья дльнейшей комндировки.

Блгодри Кривопишин. Вот бесценнейший человек! Поискть! Принят я у них бог знет кк. Меня одного принимют, когд всем откзывют, кк в последний рз. Твое дело решилось в минуту, без того (3)

"не жить тебе с людьми!"

Блгодри его. Они стоят того. Чем зслужили мы их внимнье? Не понимю! Ни у кого еще не был у кое-кого из знкомцев Петербург. Ни у m-me Зубтовой, ни у Григоров<ич>, ни у Ризенкмпф, ни в крепости. Жду погоды.

Голов болит смертельно. Передо мною системы Мрино и Жилломе и приглшют мое внимнье. Мочи нет, мой милый. Ожидй большей связи в следующем письме моем, теперь, ей-богу, не могу. Хочется зстть тебя в Нрве, оттого и пишу теперь.

О брт! милый брт! Скорее к пристни, скорее н свободу! Свобод и призвнье - дело великое. Мне снится и грезится оно опять, кк не помню когд-то. Кк-то рсширяется душ, чтобы понять великость жизни. В следующем письме более об этом.

Ты же, милый, - дй бог тебе счстья в мирном, прелестном кругу семейственном, в любви, в нслжденье - и свободе.

О ты будешь свободнее меня - ежели устроится внешность!

Прощй, друг мой.

Твой Достоевский.

(1) кое-кк вписно нд: весело (2) тк в подлиннике (3) было: без него

34. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

22 декбря 1841. Петербург

22 декбря.

Ты пишешь мне, бесценный друг мой, о горести, зщемившей сердце твое, о твоем бедствии, пишешь, что ты в отчянии, мой любезный, (1) милый брт! Но посуди же см о тоске моей, об моей горести, когд я узнл всё это. Мне стло грустно, очень грустно: это было невыносимо. Ты приближешься к той минуте жизни, когд рсцветют все ндежды нши и желния нши; когд счстие прививется к сердцу, и сердце полно блженством; и что же? Минуты эти осквернены, потемнены горестию, трудом и зботми.

- Милый, милый мой! Если бы ты знл, кк я счстлив, что могу хоть чем-нибудь помочь тебе. С кким нслжденьем посылю я эту безделку, которя хоть сколько-нибудь может восстновить покой твой; этого мло - я зню это. Но что же делть, если более

- брт - клянусь, не могу! См посуди. Если бы я был один, то я бы для тебя, дорогой мой, остлся бы без необходимого; но у меня н рукх брт; писть скоро в Москву - бог знет, что они подумют! Итк, посылю эту безделицу. Но боже мой. Кк же неспрведлив ты, мой милый бесценный друг, когд пишешь подобные слов - взймы - зплчу. Не совестно ли, не грешно ли, и между бртьями! Друг мой, друг мой, неужели ты не знешь меня. Не этим могу я для тебя пожертвовть!! Нет! ты был не в духе, и я это тебе прощю.

Когд свдьб! Желю тебе счстия и жду длинных писем. Я же дже и теперь не в состоянии нписть тебе порядочного. Веришь ли, я к тебе пишу в 3 чс утр, прошлую ночь и совсем не ложился спть. Экзмены и знятия стршные. Всё спршивют - и репутции потерять не хочется, - вот и зубришь, "с отврщением" - зубришь.

Чрезвычйно много виновт перед твоей дорогой невестой - моей сестрицею, милой, бесценной, кк и ты, но извини меня, добрый друг мой, непонятного хрктером. Неужели тк мло ко мне родственного доверия или уже обо мне соствлено чудовищное понятие - неучтивости, невежливости, неприязни, нконец, всех пороков, чтобы быть тк против меня предубежденной, не верить моим уверениям в совершенном отсутствии времени и сердиться з молчние; но я этого не зслужил - по чести нет. Извиняюсь пред нею нижйше, прошу ее снисхождения и, нконец, совершенного прощения и отпущения во грехх мне окянному. Лестно было бы мне нзывться бртом ее, добрым, искренно любящим, но что же делть? Но всегд льщу и буду льстить себя ндеждою, что нконец достигну этого.

Об себе в письме этом не пишу ничего. Не могу, некогд - до другого времени. Андрюш болен; я рсстроен чрезвычйно. Ккие ужсные хлопоты с ним. Вот еще бед. Его приготовление и его житье у меня вольного, одинокого, незвисимого, это для меня нестерпимо. Ничем нельзя ни зняться, ни рзвлечься

- понимешь. Притом у него ткой стрнный и пустой хрктер, что это отвлечет от него всякого; я сильно рскивюсь в моем глупом плне, приютивши его. - Прощй, бесценный мой! Счстие д будет с тобой.

Твой Достоевский.

Посылю тебе 150 рублей. (Это для верности).

150

(1) вместо: мой любезный - было: бесценный

1842

35. A. M. ДОСТОЕВСКОМУ Декбрь 1842. Петербург

Брт! Если ты получил деньги, то рди бог пришли мне рублей 5 или хоть целковый. У меня уж 3 дня нет дров, я сижу без копейки. Н неделе получю 200 руб. (я знимю) нверное, то тебе всё отдм. Если ты еще не получил, то пришли мне зписку к Кривопишину; Егор снесет ее. А я тебе перешлю сейчс же.

Достоевский.

Н обороте: Г-ну Достоевскому.

1843

36. A. M. ДОСТОЕВСКОМУ Янврь 1843. Петербург

Удлось ли тебе взять что-нибудь у Притвиц, брт? Если удлось, то пришли. У меня ничего нет. Д нпиши, когд придешь, и если теперь не пришлешь, то непременно принеси. Рди бог. Хоть сходи н квртиру к Притвицу. Пожлуй<ст>.

Твой брт Ф. Достоевский.

37. А. М. ДОСТОЕВСКОМУ Янврь - нчло феврля 1843. Петербург

Писл ты мне, люб<езный> брт, что не можешь достть денег рнее мсленицы. Но вот что я придумл: с этим письмом я шлю тебе другое, в котором прошу у тебя взймы 50 руб. Ты его и покжи сейчс генерлу и попроси, чтоб тотчс же выдл тебе немедленно деньги, чтобы отпрвить сейчс с Егором. Рзумеется, скжи ему, что ты мне дл честное слово и что твое желние мне помочь. Рди смого бог, любезнейший, не откжи; я только лишь получу от брт взймы же, рсплчусь с тобою; без денег сидеть не будешь. Из 50 руб. возьми себе, что нужно. А н мсленице, честное слово, всё отдм, тебе же теперь не нужны деньги, у меня, поверить не можешь, ккя стршня, ужсня нужд.

Помоги мне, пожлуйст.

Твой Достоевский.

Р. S. Если к мсленице не будет денег у меня, то я возьму вперед из жловнья и тебе отдм.

Н обороте: Андрею Михйловичу Достоевскому.

38. П. А. КАРЕПИНУ Конец декбря 1843. Петербург

Милостивый госудрь, любезнейший брт, Петр Андреевич!

Прежде всего позвольте пожелть Вм блгополучной встречи Нового год, и хотя обычй предков нших желть при сем нового счстья ншли почтенные потомки избитым и устрелым, я все-тки пожелю Вм при моем поздрвлении от всей души продолжения счстия строго, если оно было по Вшим желниям, и нового по житейскому обычю желть более и более. Счстие Вше, рзумеется, нерзлучно с счстием сестрицы - супруги Вшей, и милых млюток Вших. Д будет же и их счстие упрочено н всю жизнь - пусть принесет он в семейство Вше слдостную, светлую грмонию блженств.

Блгодрю з посылку, хотя очень, очень позднюю. Я был уже должен столько же и отдл всё прислнное тотчс до копейки. См остлся ни с чем. Совершенно вверяюсь рсчету Вшему н вспоможение остльное з нынешний год; но все-тки, если бы Вы прислли мне теперь же, н днях рублей 150, мои обстоятельств ндолго бы упрочились. Теперешнее требовние мое объясняется нуждми, изложенными в прошлом письме моем; причем потщусь просить извинения з несколько неосторожных слов - вырвнных из души нуждою и необходимостью.

В ожиднии ответ Вшего с глубочйшим почтением и преднностью позвольте пребыть, любезнейший бртец, Вс любящим родственником

Ф. Достоевский.

39. В. М. КАРЕПИНОЙ Конец декбря 1843. Петербург

Миля сестриц! двным-двно уже не писл я ничего тебе; винюсь душевно, но видишь ли, я избловн твоею добротою и рсположением ко мне и потому всегд ндеюсь н прощение. Со мною нужно быть строже и злопмятнее - дв кчеств, совершенно противные твоему доброму, любящему сердцу. Желю тебе счстия большего и большего, добренькя сестриц. Желю счстия и здоровья и млюткм твоим. Пусть вырстут тебе н рдость и утеху. Искреннее желние мое прими, з видимую холодность (молчние) не сердись.

Кюсь перед тобою! Но ведь ты простишь, я это зню.

Прощй, миля Вреньк. Поцелуй нших млюток Сшу, Верочку и Колю.

Тебя любящий брт Ф. Достоевский.

40. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

31 декбря 1843. Петербург

31 декбря 1843 год.

Мы весьм двно не писли друг другу, любезный брт, и поверь мне, что обоим нм это не делет чести. Ты тяжел н подъем, любезнейший... Но тк кк дело сделно, то ничего не остется, кк схвтить з хвост будущность, тебе пожелть счстья н Новый год, д еще млютку. Ежели будет у тебя дочк, то нзови Мрией.

Эмилии Федоровне свидетельствую нижйшее почтение мое, желю при сем Нового год, с которым тут же и поздрвляю. Желю ей ниболее здоровья, Федю целую и желю ему выучиться ходить.

Теперь, милейший мой, поговорим о делх. Хотя Крепин и прислл мне 500, но следуя прежней системе, которой невозможно не следовть, имея долги в доме, я опять с 200 руб. сереб<ром> долгу. Из долгов кк-нибудь нужно выбрться. Под сидяч кмень вод не потечет. - Судьб блгословил меня идеею, предприятием, нзови, кк хочешь. Тк кк оно выгодно донельзя, то спешу тебе сделть предложение учствовть в трудх, риске и выгодх. Вот в чем сил.

2 год тому нзд н русском языке появился перевод /2 первой книжки "Мтильд" (Eug. Sue), то есть 1/16-я доля ромн. С тех пор не являлось ничего. Между тем внимние публики было рзожжено; из одной провинции прислли 500 требовний и зпросов о скором продолжении "Мтильды".

Но продолжения не было. Серчевский, переводчик ее, бестолковый спекулянт, не имел ни денег, ни перевод, ни времени. Тк шли дел 1 1/2 год. Около святой недели некто Черноглзов купил з 2000 р. сс<игнциями> у Серчевского прво продолжть перевод "Мтильды" и уже переведенную 1-ю чсть. Купивши, он ннял переводчик, который перевел ему всю "Мтильду" з 1600 руб. Черноглзов получил перевод, отложил его к сторонке, не имея ни грош не только издть н свой счет, но дже зплтить з перевод. "Мтильд" кнул в вечность.

Пттон, я и, ежели хочешь, ты соединяем труд, деньги и усилия для исполнения предприятия и издем перевод к святой неделе. Предприятие держится нми в тйне, рссмотрено со всех сторон и irrйvocablement принято нми. Вот кк будет происходить дело.

Мы рзделяем перевод н 3 рвные чсти и усидчиво трудимся нд ним. Рссчитно, что ежели кждый может переводить по 20 стрничек

Bruxell-ского мленького издния "Мтильды", то к 15 феврля кончит свой учсток. Переводить нужно нчисто прямо, то есть рзборчиво. У тебя хорошя рук, и ты можешь это сделть. По мере выход перевод он будет цензоровн. Пттон знком с Никитенко, глвным цензором, и дело будет сделно скорее обыкновенного. - Чтобы нпечтть н свой счет, нужно 4500 руб. ссиг<нциями>. Цены бумги, типогрфии нми узнны.

З бумгу требуют 1/3 цены, остльное дют в долг. Долг обеспечивется экземплярми книги.

Знкомый типогрфщик, фрнцуз, скзл мне, что ежели я дм 1000 руб., то он мне нпечтет все экземпляры (в числе 2500) руб., (2) остльное будет ждть до проджи книги.

Денег нужно смое млое 500 руб. сереб<ром>. У Пттон готовы 700. Мне пришлют в генвре руб. 500 (ежели же нет, я возьму вперед жловние). С своей стороны ты рспорядись, чтобы иметь к феврлю 500 руб. (к 15-му числу), хоть возьми жловние. С этими деньгми мы печтем, объявляем и продем экземпляры по 4 руб. сереб<ром>. (Цен дешевя, фрнцузскя).

Ромн рскупется. Никитенко предскзывет успех. Притом любопытство возбуждено. 300 экземпляров окупют все издержки печти. Пусти весь ромн в 8 томх по целковому, у нс брыш 7000. Книгопродвцы уверяют, что книг рскупится в 6 месяц<ев>. Брыш н 3 чсти. Ежели мы пустим ромн по рублю ссигнц<иями>, то твои 500 руб. возвртятся к тебе и издние окупится.

Вот нше предприятие; хочешь вступить в союз или нет. Выгоды очевидны. Если хочешь, то нчни переводить с "la cinquiиme partie". Переводи кк можно более, нсчет грниц перевод твоего нпишу.

Пиши немедля. Хочешь или нет?

Достоевский

Отвечй немедля. Прощй.

(1) в подлиннике ошибочно: книгу (2) тк в подлиннике

1844

41. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ Вторя половин янвря 1844. Петербург

Любезный брт!

Твой ответ имел я удовольствие получить и спешу см нписть тебе несколько строк. Пишешь, что не знл моего дресс. Но, милый мой, ведь ты знл, что я служу в чертежной Инженерного депртмент. Можно ли ошибиться, дресуя в место службы. Твой дресс совершенно верен. Но рдуюсь твоей отговорке и принимю ее. По крйней мере ты не совсем збыл меня, милый брт. Весьм рд вшему счстью, желю дочку и хорошеть Федшке. Уж если мне суждено крестить у тебя, то д будет воля господня. Только дй бог счстья крестникм. Целую ручки Эмилии Федоровне и блгодрю з пмять. Нсчет Ревеля мы подумем, nous verrons cela (выржение Papa Grandet).

Теперь к делу; это письмо деловое. Нши обстоятельств идут хорошо, до nec plus ultra. Редкторство поручено мне, и перевод хорош будет. Пттон человек дргоценный, когд дело дойдет до интерес. А ведь ты знешь, что подобные товрищи в ферх лучше смых бескорыстных друзей. Ты непременно нм помоги и пострйся перевесть щегольски. Книгу я тебе хотел послть с этой же почтою, но он у Пттон, он куд-то пропл. Пришлю с следующею. Но рди бог не выдй, милейший! Переводи с перепиской. Не худо, если бы крйним сроком прислл ты нм перевод к 1-му мрт. Тут мы сми все кончим свои учстки, и перевод пойдет в цензуру. Цензор Никитенко знком Пттону и обещл процензуровть в 2 недели. 15 мрт печтем всё рзом и много что к половине преля выдем. - Спросишь, где достли деньги; я сколочусь и дм 500. Пттон - 700; у него они есть; и мменьк Пттон 2

000. Он дет сыну деньги по 40 процентов. Этих денег вельми довольно для печтния. Остльное в долг.

Мы обегли всех книгопродвцев и издтелей и вот что узнли.

Черноглзов, переводчик "Мтильды" - un homme

qui ne pense rien, не имеет ни денег, ни смысл. Перевод же у него есть. Мы объявим о переводе, когд будет половин нпечтн, и Черноглзов погиб. Он виновт см; зчем между 1-ю и 2-ю чстями протекло три год. Всякий имеет прво выдвть по 2, по 3 перевод одного и того же сочинения. Книгопродвцы ручются з 1000 экземп<ляров> в провинции, причем деньги получются тотчс; только берут они по 40 к. с руб. Книгопродвцы скзли нм, что безрссудно пускть книгу менее 6-ти руб. сереб<ром> (цен фрнцузской книги брюсс<ельского> изд<ния>). Следов<тельно>, мы рзом в ме получим 3500 руб. сереб<ром>. Теперь в Петербурге, по уверению тех же смых книгопрод<вцев>, выйдет непременно 350 экземпляр<ов>, 20 проц<ентов> в пользу лвочников; считя з 1500 экземпляров, нельзя получить менее

5000 руб. серебром. Н нс будет 1000 руб. с<еребром> долгу, 4000 с<еребром> брыш. Мы решились делить по-бртски, трое, и ты непременно получишь 4000 сс<игнциями> н свою долю. Переведи только теперь.

В переписке оствляй собственные имен в крндше или (1) мы перепишемся нсчет этого.

Миленький побртим, есть до тебя субтильня просьбиц. Я теперь без денег. Нужно тебе знть, что н прздникх я перевел "Евгению Grandet" Бльзк (чудо! чудо!). Перевод (2) бесподобный. - Смое крйнее мне ддут з него 350 руб. ссиг<нциями>. Я имею ревностное желние продть его, но у будущего тысячник нет денег переписть; времени тоже. Рди нгелов небесных, пришли 35 руб. ссиг<нциями> (цен переписки). Клянусь Олимпом и моим "Жидом Янкелом" (оконченной дрмой) и чем еще? рзве усми, кои, ндеюсь, когд-нибудь вырстут, что половин того, что возьму з "Евгению", будет твоя.

Dixi.

До свидния.

Достоевский.

Понимешь, что с первою почтою.

(1) длее было: пиши (2) было: Мой перевод

42. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

14 феврля 1844. Петербург

14 февр<ля> 1844 г.

Любезный брт!

Ты мне прикзл уведомить себя нсчет обстоятельств перевод. К крйнему прискорбию моему, бесценный друг мой, скжу тебе, что дело, кжется, не пойдет н лд; - и потому прошу тебя повременить до времени и не переводить длее, доколе не получишь, милый мой, от меня более верного уведомления... Видишь ли: я по-нстоящему не имею никкого основния (1) подозревть неудчу. Но осторожность не излишня ни в кком случе. Что до меня, я переводить продолжю. Тебя же прошу остновиться до времени, чтобы н всякий случй не утруждть себя понпрсну. Мне и тк очень прискорбно, милый мой, что, может быть, ты и теперь уже потерял время. - Подозревемя мною неудч нходится (2) не в смом переводе и не в литертурном его успехе (предприятие было бы блисттельно), но в стрнных обстоятельствх, возникших между переводчикми. 3-й переводчик был Пттон, который з условленную цену от себя ннял кпитн Гртонг попрвить свой перевод. Это тот смый Гртонг, который переводил "Плик и Плок", "Хромоногий бес" и нписл в "Библиотеку для чтения" повесть "Пнихид". Дело шло очень хорошо. Деньги нм двл взймы мть Пттон, которя дл в том честное слово. Но Пттон в преле едет н Квкз служить под комндою отц, вместе с своею мтерию; он говорит, что непременно окончит перевод и мне поручит печтние и проджу. Но мне что-то не верится, чтобы ткие жиды, кк Пттоны, зхотели поверить до 3000 р. мне н дело, кк бы то ни было, рисковнное; для них двойной риск. Несмотря н то Пттон переводит. Я это зню и видел своими глзми.

Все эти причины понудили меня просить тебя, друг мой, оствить покмест перевод. Весьм в недолгом времени уведомлю тебя последним решением; но, вероятно, не в пользу перевод: см суди. А кк жлко, друг мой, кк мне-то тебя жлко. Извини, голубчик, и меня бедняк; ведь я Мурд несчстный.

Желю Эмилии Федоровне прехорошенькую дочку и много, много здоровья. Целую у ней и у Феди ручки.

Твой всегд Ф. Достоевский.

Нпиши, что у тебя было с Егором Ризенкмпфом. Отец писл что-то своему сыну. А я тебе в будущем письме нпишу про моего Ризенкмпф Алексндр.

Н обороте: Его блгородию милостивому госудрю Михйле Михйловичу Достоевскому.

В Ревель. В крепость.

Инженер-прпорщику при тмошней Инженерной комнде.

(1) длее было нчто: гово<рить> (2) было: звисит

43. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ Мрт - прель 1844. Петербург.

Любезный брт!

Пишу к тебе нскоро и несколько строчек. Я полгю, что ты, получ письмо мое, немедленно принялся з рботу Рди бог, зймись переводом "Дон Крлос". Слвня будет вещь. Зймись и поскорее. Н днях в голове моей блеснул идея. Это: нпечтть "Дон Крлос" немедленно по получении н свой счет. Деньги я достну, именно возьму вперед жловние (что я уже не рз делывл). Вот счет, что будет стоить печть, что я нкинул примерно:

Бумги лучшей веленевой н 1000 экземпляров - листов 5000. 500 листов лучшей бумги стоят 10 руб., итого 100 руб. Печтть мелким рзбористым шрифтом (немного крупнее бельгийского), з лист 30 руб. сс<игнциями>, всех листов будет 5 (ниб<ольшее>)

след<овтельно> ..... всего 150

д 100 з бум<гу>

-----------

250

Крсивя лососиновя или

светло-зеленя обертк ....30 р. ссиг<нциями>

-------------

всего 280 р.

Экземпляр стоит 1 руб. сереб<ром>. 100 экземпляров окупят издние с большими процентми.

Остльное, если продть по 10 коп. серебром экземпляр, то выручишь в случе неудчи 350 руб. ссиг<нциями> - цену, которую ддут тебе в "Репертур<е>", - это нибольшее.

Подумй, брт. Перевод "Дон Крлос" будет отрдною новостию в литертуре. Его купят любители, проддут по крйней мере 300 экземпляров. Подумй! Ты ничем не рискуешь. З меня не беспокойся; я эти дел понимю и не войду впроск, всегд окуплю издние.

У тебя семейство. Сидя или колотясь н рботх, смотря, кк клдут кирпичи, немного отрдных мыслей войдет в голову. Жловние мленькое. Будете с хлебом; но ты будешь без нового сюртук, когд ндобно его иметь непременно. Горе в молодости опсно! Следовтельно, нужно рботть. Стихом ты влдеешь прекрсно. И с фрнцузского переводчик может быть с хлебом в Петербурге; д еще с кким; я н себе испытывю (перевожу Жорж Знд и беру 25 руб. сс<игнциями> с лист печтного). (1) Отчего Струговщиков уже слвен в ншей литертуре? переводми. А ты хуже его что ли переводишь? Тот нжил состояние. Ты бы двно мог, прежде мы приняться не умели только. Я нпишу предисловие, ты стихи к Шиллеру. Можно нчть печтть в июне, и к 1-му июлю я бы тебе прислл экземпляр в золотой обертке. В литертуре поле чисто: примут с восторгом. Я уверен, что ты переводишь. Пиши, рди бог, скорее и успокой меня. Эполеты не прислл, оттого что позбыл. Пришлю непременно. Жду ответ, рди бог.

Твой Достоевский.

Служб ндоедет.

Служб ндоел, кк кртофель. Прощй.

Клняйся Эмилии Федоровне. Целуй племянников. Приехть к вм не могу. Не пускют, душ моя. Но приеду н 2 недели в сентябре, когд выйду в отствку. То-то поговорим.

длее было нчто: Ты

44. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ Июль - вгуст 1844. Петербург

Любезный брт!

Промежуток между последним письмом твоим и моим ответом был чревт рзличными происшествиями. (1) Не все удлись, но некоторые довольно блгоприятны.

Получив "Рзбойников", я тотчс же принялся з чтение; вот мое мнение о переводе: песни переведены бесподобно, одни песни стоят денег. Проз переведен превосходно - в отношении силы выржения и точности. Ты жлуешься н Шиллер з язык; но зметь, мой друг, что этот язык и не мог быть другим. Но я зметил, что ты слишком увлеклся рзговорным языком и чсто. весьм чсто для нтурльности жертвовл првильностью русского слов. Кроме того, кой-где просккивют слов не русские (но не штудировть, не сувенирчики - употребление этих слов верх искусств и нходчивости). Нконец, иня фрз переведен с величйшею небрежностью. Но вообще перевод удивительный в полном смысле слов. Я подчистил кое-что и приступил к делу тотчс. Я пошел к Песоцкому и Межевичу. Кнльи жмутся. О помещении в своем журнле всего Шиллер и думть не хотят; они не постигют хорошей идеи, они спекулируют. Отдельно "Рзбойников" взять не хотят, боятся цензуры. Действительно Никитенко не может и не хочет взять ответственности, не перечеркнув целой трети. Я, впрочем, дл ему цензуровть, потом можно будет зделть неровности. Что делть! Услыхв решение Песоц<кого> и Меж<евич>, и понюхть им не дл "Рзбойников". Но тогд же решил вот что: нпечтть в их журнле "Дон Крлос". Это зинтересует публику; он увидит, что перевод хорош. В том же номере журнл объявить об изднии всего Шиллер. З "Дон Крлос" нм зплтят; и я нстою, что зплтят хорошо. Итк, кончй его, рди бог, скорее. Осенью рзом нпечтем "Рзбойник<ов>", "Фиеско", "Дон Крлос" и "Мрию Стурт", (рди бог, и "Мрию Стурт". Нужно стихов, это непременно, если желешь успех). Деньги для нпечтния будут. Нужно 1000 с лишком рублей. Следовтельно, чистых денег нужно 700, ибо треть всегд в долг поверят. Тк все делют, 700 руб. я всегд берусь достть. Нзнчив соответственную цену изднию, 100 рспроднных экземпляров могут не только окупить нши издержки, но и дть мленький брыш, 100 пустяки; нмерение, следовтельно, хорошо, и дело совершенно верное. Пиши, мой друг, переводи. З успех я ручюсь головою, и тебя без денег не оствлю. Подожди, к нм кк мухи нлетят, когд в рукх нших увидят переводы. Не одно будет предложение от книгопродвцев и издтелей. Это собки - я их несколько узнл.

Итк, спеши с "Дон Крлосом"; непременно спеши; это и денег дст и пустит в ход нше издние. Деньги будут тотчс. Полгю, что ты не ленился и переводил всё это время. Если бы ты хотел снчл много денег, то должен бы был нчть перевод не по порядку, прямо с "Дон Крлос". Но лучше делть дело хорошо.

Межевич просит покорнейше и поскорее прислть, если есть в переводе готово, все прозические сочинения Шиллер о дрме и дрмтическом искусстве. Особенно о нивном и снтиментльном. Советую перевесть, будут деньги, и поскорее переводи. (Без денег я из рук не выпущу, не беспокойся). Итк, теперь рботй "Дон Крлос" и прозу. "Фиеско" и "Мрия Стурт" потом. Ндеюсь, брт, н тебя; пуще всего не повесь нос. Помнишь "Семелу" и "Гермн и Доротею". "Семелу" откзли в одном месте, и ты оствил перевод: недвно "Семел" появилсь в "Отеч<ественных> зпискх" в гдчйшем переводе. "Гермн и Доротея" ткже, и об имели успех. А отчего; оттого, что ты повесил свой нос не вовремя, милейший мой; рди бог, спеши и рботй. Пожив будет слвня. "Фиеско" и "Мрию" потом можешь делть исподволь. А нпечтем только что деньги будут. А они будут. Н этот случй можно прижть москвичей.

Ну теперь все черти помогй тебе, не угдешь, кого я открыл в Петербурге, милый брт. - Меркуровых!! Я встретился с ними случйно и, рзумеется, возобновил знкомство. Я тебе всё рсскжу. Во-первых, брт, это люди хорошие. Мрия Крескентьевн удивительня женщин. Я ее увжю от всей души. Меркуров un peu picardo, но слвный млый. Они рзбогтели и имеют тысяч семь годового доход. Живут отлично. Стрик Меркуров, кжется, умер, и они рзделились. Ты нпрсно предполгл, что он в жндрмх. Он служил в жндрмх только полгод; потом перешел в Ольвиопольск<ий> гусрский полк (н юге). Потом был прикомндировн в Петербург к обрзцовому полку. Это было, когд ты производился в офицеры (и мы не знли). Нконец, опять служил и теперь штб-офицер, вышел в чистую отствку и живет в Петербурге. Меня приняли превосходно. Они совершенно ткие же, кк и прежде. Но о деньгх в 1-е, 2-е, 3-е и 4-е свидние ни слов; я тоже не говорил, д и совестился. Нконец, случился со мной один неприятный случй. Я был без денег. Но перевод Жорж Знд ромн кончлся у меня ("La

derniиre Aldini"). Суди же о моем ужсе - ромн был переведен в 1837 году. А черт это знл, я был в исступлении. Нписл в Москву, но покмест погибл в Петербурге. Нужд зствил меня попросить взймы (2) у Меркуров. Получю вместо ответ приглшение н чй. Прихожу: он говорит, что крснеет от моего письм. Что не знет, почему я просил у него взймы, когд имел прво требовть должное. Что он молчл оттого, что не было денег (действительно не было, ибо он н моих глзх истртил 2000 н покупки), что он ждет смого скорого получения и тогд хотел докзть строгость хрктер, отдв деньги без ншей просьбы. Но теперь крснеет оттого, что я нпомнил ему. Не имея денег, просил он меня принять 50 руб. ссигнц<иями>. Я принял (брт, ты не знешь, кков был нужд моя). Прикзли тебе клняться. Пиши к ним, брт, они об тебе весьм интересуются, удивились, что ты жент. Кк счстливо! Теперь деньги верные, он не хотел отдвть прежде, но теперь, увидв меня снов, я уверен, что он с 1-го свидния решился отдть, к тому же он имеет средств. Пиши, пожлуйст, лучше кк можно более дружески и денег не проси слишком. Они будут всё рвно в смое короткое время. Но можешь упомянуть вскользь и нзнчь весь долг, он збыл сколько, я см не зню. Прощй, мой возлюбленный, поздрвляю тебя с неожиднным кушем. Дй ему свой дрес в Ревель и уведомь меня, когд он тебе всё вышлет. Потому что деньги не мои, и я их получть не буду. Живет он рядом со мною: у Влдимирской церкви, (3) по Влдимирской улице, в доме Нщокин (его высок<ородия>).

Прощй. Клняйся милой жене своей, целуй детей, будь прилежен и счстлив.

Твой Достоевский.

Уведомляю, что Ободовский перевел "Дон Крлос". Смотри, брт, ухо востро и спеши скорее: Ободовский еще не печтл, д еще и не нмерен печтть.

Я могу выручить з "Дон Крлос" руб. 500.

Перевод выпускми по 1-й книжке издвть нельзя, публик помнит выпуски Гете. Невозможно.

(1) в подлиннике описк: происшествии, (2) под словми попросить взймы - приписк рукой Достоевского: понимешь???? (3) было: улицы

45. П. А. КАРЕПИНУ

20-е числ вгуст 1844. Петербург

Милостивый госудрь Петр Андреевич.

Спешу уведомить Вс, Петр Андреевич, что по естественному и весьм неприятному ходу дел моих я принужден был подть в отствку. Просьб подн дней 10 тому нзд; н нее последовло со стороны нчльств соизволение. Высочйшее решение выйдет много что через две недели. Не имея денег н почту, я не уведомлял Вс тотчс же. Причин ткого переворот в судьбе моей зключлсь в критическом положении моем нсчет денег. Видя естественную невозможность получить откуд-нибудь помощь, я не знл, что придумть лучше. Теперь жить плохо. Ни вверху, ни внизу, ни по бокм ничего нет хорошего. Человек может сгнить и пропсть, кк пропвшя собк, и хоть бы тут были бртья единоутробные, тк не только своим не поделятся (это было бы чудом, и потому н это никто не хочет ндеяться, потому что не должен ндеяться), но дже и то, что по прву бы следовло погибющему, стрются отдлить всеми силми и всеми способностями, днными природою, ткже и тем, что свято.

Всякий з себя, бог з всех! Вот удивительня пословиц, выдумння людьми, которые успели пожить. С моей стороны, я готов признть все совершенств ткого мудрого првил. Но дело в том, что пословицу эту изменили в смом нчле ее существовния. Всякий з себя, все против тебя, бог з всех. После этого естественно, что ндежд человеку остется весьм плохя.

Меня нзнчили в комндировку н крепость. Должен я был около 1200 руб., должен был нделть про зпс плтья, должен был жить в дороге, может быть, н пути в Оренбург или Севстополь или дже подльше куд-нибудь, д, нконец, иметь средств обзвестись кой-чем н месте. Тк кк я твердо был уверен (по опыту), что если бы меня комндировли хоть в Кмчтку, то мне неоткуд бы было ждть вспоможения, то я принужден был избрть зло меньшее, то есть отсрочить ктстрофу (1) своего житья-бытья хоть н 2 месяц; тм хоть в тюрьму тщи; но тогд я зконно бы получил то, что уже бог знет сколько времени вымливю.

Уведомляю Вс, Петр Андреевич, что имею величйшую ндобность в плтье. Зимы в Петербурге холодны, осени весьм сыры и вредны для здоровья. Из чего следует (2) очевидно, что без плтья ходить нельзя, не то можно протянуть ноги. Конечно, есть н этот счет весьм блгородня пословиц - туд и дорог! Но эту пословицу употребляют только в крйних случях, до крйности же я не дошел. Тк кк я не буду иметь квртиры, ибо со строй з неплтеж нужно непременно съехть, то мне придется жить н улице или спть под колонндою Кзнского собор. Но тк кк это нездорово, то нужно иметь квртиру. Существует полупословиц, что в тком случе можно нйти кзенную, но это только в крйних случях, я еще не дошел до подобной крйности. Нконец, нужно есть. Потому что не есть нездорово, но тк кк тут нет ни вспомогтельного средств, ни пословицы, то остется умереть с голоду; но это только в крйних случях возможно, я, слв всевышнему, еще не дошел до подобной крйности. Я требовл, просил и умолял три год, чтобы мне выделили из имения следуемую мне после родителя чсть. Мне не отвечли, мне не хотели отвечть, меня мучили, меня унижли, ндо мной нсмехлись. Я сносил всё терпеливо, делл долги, проживлся, терпел стыд и горе, терпел болезни, голод и холод, теперь терпение кончилось и остется употребить все средств, днные мне зконми и природою, чтобы меня услышли, и услышли обоими ушми.

Почти в кждом письме моем я предлгл Вм, кк зведующему всеми делми семейств ншего, проект о выдележе, сделке, контркте, уступке или кк тм угодно чсти моего имения з известную сумму денег. Ответ не было никкого. Дело в том, что сумм, которую я требовл (3) в обмен, был тк ничтожн, что выгод семейств требовл подробнейшего рссмотрения моего предложения. Дело должно было быть сделно зконно, следовтельно, опсться было нечего (в сделкх опсение допускется). Но тк кк ответ не получил, то теперь хочу употребить все средств, чтобы получить его.

Тк кк я хочу, чтобы никто не смел говорить, что я рзоряю всё семейство нше, то я теперь говорю, в последний рз, по моей собственной воле, по моему собственному желнию сделть тк, чтобы всем было хорошо, что я откзывюсь от всего учстк моего (приносящего до 1000 руб. доход) з 1000 руб. серебром, из которых половин должн быть выплчен рзом, остльное н сроки. В противном случе я принужден буду употребить все мои усилия сбыть с рук мой учсток хоть лицу постороннему, что будет довольно плохо для всех. С первого взгляд вещь не может быть допущен по зкону; но допускют обязтельств выплчивния долгов доходми, дрственные н получение не имения, но только доходов. Это возможно, если этого нельзя, тк можно что-нибудь другое, и т. д. Меня не остновит млость предлгемой суммы. Что же делть? деньги нужны. Я пропщим человеком быть не хочу. Нужно устроиться. Теперь я свободен, и меня не остновит ничто.

Вдобвок попрошу я Вс, Петр Андреевич, прислть мне в счет чего хотите, хоть з 10 лет вперед или всей цены выдележ, прислть мне кк можно более, чтобы удовлетворить ознченным н стрничке четвертой требовниям. Уведомляю Вс, что жловние мое я взял всё вперед в ме месяце (нужно было есть). Следовтельно, теперь нет у меня ни копейки, к тому же нет плтья, нконец, нужно долги зплтить. Ничего тк не желю, кк кончить дел мои вышеознченным. Они мешют мне жить.

Ф. Достоевский.

(1) было: свою ктстрофу (2) длее было нчто: что по весь<м> (3) было: предлгл (4) было: з всю цену

46. П. А. КАРЕПИНУ

7 сентября 1844. Петербург

7 сентября.

Милостивый госудрь Петр Андреевич!

В прошлом письме моем к брту Михйле писл я ему, чтобы он поручился з меня всей семье ншей в том, что после получения теперь некоторой суммы я ничем не преступлю уговор, который блгоугодно будет Вм предложить мне от лиц всех нших, и что брт Михйло н мои будущие требовния должен будет или см отвечть мне, или, нконец, в случе не сдержния моего слов, см из своей чсти поплтится мне. Будучи твердо уверен, что брт Михйло исполнил то, что я писл ему, нхожу необходимым еще рз обеспокоить Вс письмом моим.

Брту кжется, тк же кк и мне кзлось двно, что хотя и трудно сделть зконный рздел, но весьм легко сделть семейный, соблюдть его нерушимо с обеих сторон и потом довершить зконми; конечно, не мне смому должно было предлгть Вм ткое решение; теперь же предсттельство брт естественно может несколько споспешествовть ходу дел. - Угдывя и всегд будучи уверен, что н меру, принятую мною теперь, то есть отствку вследствие долгов и неустройств дел, посылются крики, обвинения, между которыми скжется известня фрз

- что, дескть, хочет сесть н шею бртьям и сестрм, я дже считю обязнным выделиться, несмотря н то, что дело это смо по себе уж необходимо в моих обстоятельствх. Вследствие же сих вышеизложенных причин нзнчю цену 1000 р. сереб<ром>, которя с скупкою всего-нвсего и уплтою долгов и кзенных и чстных и т. д., и т. д., и т. д., выходит весьм сговорчивя, дже ниже и непременно ниже, чем следует, приняв в сообржение Вшу оценку когд-то.

Из этой суммы 1000 руб. сереб<ром> я прошу 500 руб. сереб<ром> выдть рзом, остльные 500 руб. сереб<ром> выдвть по 10 руб. сереб<ром> в месяц. Нзнчя 500 руб. сереб<ром> рзом, я нзнчю смое необходимое 1500 для уплты долгов и 250 н окупление издержек теперешних, которые по-нстоящему требуют втрое более, чем 250 руб. - Конечно, Петр Андреевич, нужно сознться, что соглсие и решение дел нходится теперь в Вших рукх. Вы можете отвергнуть все эти предложения по тысяче предлогов. Но несколько строчек смых откровенных с моей стороны, эссенции всего, что до сей поры было писно и говорено с обеих сторон, теперь, в нстоящую минуту необходимы. Никогд не имев сомнения, что (1) ум, блгородство и сочувствие всегд сопутствуют кждой мере Вшей, полгю, что Вы простите неприятность смысл следующих строчек; их диктует необходимость.

Вот они.

- Неужели Вы, Петр Андреевич, после всего, что было между нми нсчет известного пункт, то есть дирижировния моей неопытной и зблуждющейся юности, после всего, что было писно и говорено с моей стороны, после (не спорю - и сознюсь) после нескольких дерзких выходок с моей стороны нсчет советов, првил, принуждений, лишений и т. п., Вы зхотите еще употреблять ту влсть, которя Вм не дн, действовть в силу тех побуждений, которые могут упрвлять только решением одних родителей, нконец, игрть со мною роль, которую я в первую минуту досды присудил Вм неприличною. Неужели и после этого всего Вы будете противиться моим нмерениям, рди моей собственной пользы и из сострдния к жлким грезм и фнтзиям зблуждющейся юности. Если же не эти причины действуют сердцем Вшим теперь и зпрещют Вм помочь мне в смом ужсном обстоятельстве моей жизни, то неужели это одн досд н несколько вырввшихся с пер моего выржений. Досд может быть и должн быть, это естественно, хотя я и сожлею об этом, но продолжительный гнев и желние вредить быть не могут это, кк я всегд предполгл, против првил блгородств вообще и Вших в особенности; в этом я твердо уверен; хотя до сих пор не постигю причины, зствившей Вс, приняв в сообржение Вше учстие в семейных делх нших, отстрниться от меня и предть меня смым неприятным гдостям и обстоятельствм, которые только были н свете.

А обстоятельств мои вот ккие. В половине вгуст я подл в отствку, в силу того что долгов у меня бездн, комндировк не терпит уплты их и что ослвленный офицер нчнет весьм дурно свою крьеру. Нконец, смому жизнь был не в рй. Долги, превышющие состояние, простятся богчу. Дже в иных случях н это обстоятельство везде смотрят с увжением. Бедняку дют щелчк. Прекрсно было бы продолжть службу, прллельно рспрострнению жлоб по всевозможным комндм. Нконец, отствк моя был следствием горячности. Меня мучили долги, с которыми я три год не могу рсплтиться. Меня мучил безндежность рсплты в будущем. И потому я вышел в отствку единственно с целью уплты долгов известным обрзом - рзделом имения (по спрведливому змечнию Вшему, весьм и дже донельзя весьм минитюрного, но для известных целей годящегося). Что же ксется до увжения к родительской пмяти, то именно рди сего-то обстоятельств хочу употребить родительское достояние н то, н что бы мой бтюшк см не пожлел его. То есть н спокойство своего сын, н средств для новой дороги и н избвление от нзвния подлец, то есть хотя не нзвния, но мнения, что всё одно и то же. Просьбы по домшним обстоятельствм подвергются высочйшему решению с 1-го октября - всё дело знимет дней 10, немного что две недели. Половин месяц подходит. Мне выйдет отствк, кредитор ринутся н меня без жлости, тем более, что н мне дже и плтья не будет, и я подвергнусь смым неприятным делм. Хотя я отчсти это предвидел, и если опрвдются мои предположения и предугдывния, и был готов к этому, но соглситесь, что (2) я не пойду (3) в тюрьму, нпевя песню из глупой брвды. Это дже смешно. Вот почему, Петр Андреевич, пишу это письмо в последний рз, предствляю всю крйность моих нужд в последний рз, прошу Вс мне помочь в возможно скором времени в последний рз, н предложенных условиях, хотя не рзом, но столько, чтобы зткнуть голодные рты и одеться. - Нконец, говорю Вм в последний рз, теперь, будучи в совершенном неведении нсчет Вшего решения, что лучше сгнию в тюрьме, чем вступлю в службу, прежде окончния и устроения дел моих.

Ф. Достоевский.

(1) длее было: нйд<у> (2) длее было: идти (3) длее было нчто: из глу<пой>

47. П. А. КАРЕПИНУ

19 сентября 1844. Петербург

19 сентября 1844.

Милостивый госудрь Петр Андреевич.

Письмо Вше от 5-го сентября, нполненное советми и предствлениями, я получил и теперь спешу отвечть Вм.

Естественно, что во всяком другом случе я бы нчл блгодрностию з родственное, дружеское учстие и з советы. Но тон письм Вшего, тон, который обмнул бы профн, тк что он принял бы всё з звонкую монету, этот тон не по мне. Я его понял хорошо и - он же мне окзл услугу, избвив меня от блгодрности.

Вы, положим, что Вы кк опекун имеете прво, Вы укоряете меня в ждности к деньгм и в обиде меньших бртьев, нсчет которых я пользовлся доселе большими суммми денег. После всего, что я писл в продолжение двух лет, я дже считю излишним отвечть Вм н это. Вы ясно могли видеть из писем моих, что не в количестве денег, рзумеется до известного предел, всегдшнее и теперешнее спсение мое и устройство моих обстоятельств, в своевременной присылке денег. Я Вм объяснял 1000 рз положение дел - не я виновт.

Но кк же теперь-то говорить то же смое и вооружть против меня своими словми всё семейство нше? Вы должны бы были понять мои требовния. Рзве требовние 500 руб. серебром единовременно и других 500 руб. сереб<ром> отдчею, положим, хоть в трехгодичный срок, рзве уж ткое огромное требовние з выделку моего учстк? Кжется, это не мне одному будет полезно. Что же ксется до зтруднений опекунского совет, дворянской опеки, гржднской плты и всех этих имен, которыми Вы зкидли меня, думя ошеломить, то я полгю, что эти зтруднения не существуют. Рзве не продются имения с переводом долгу? Рзве много проигрют или потеряют кто-нибудь, если имение остнется собственностию ншего семейств по-прежнему; ведь оно в чужие руки не переходит, не отчуждется. (1) Нконец, это дело смое чстное выдть 500 руб. серебром рзом в счет стольких-то лет доход - хоть десяти.

По крйней мере я беру (2) отствку. Я подл прошение в половине вгуст (помнится тк). И, рзумеется, по тем же смым причинм, по которым подю в отствку, не могу опять поступить н службу. То есть нужно снчл зплтить долги. Тк или этк, зплтить их нужно.

Вы восстете против эгоизм моего и лучше соглшетесь принять неосновтельность молодости.

Но всё это не Вше дело. И мне стрнно кжется, что Вы н себя берете ткой труд, об котором никто не просил Вс и не двл Вм прв.

Будьте уверены, что я чту пмять моих родителей не хуже, (3) чем Вы Вших. Позвольте Вм нпомнить, что эт мтерия тк тонк, что я бы совсем не желл, чтоб ею знимлись Вы. Притом же, рзоряя родительских мужиков, не знчит поминть их. Д и, нконец, всё остется в семействе.

Вы говорите, что н многие письм мои Вы молчли, относя их к неосновтельности и к юношеской фнтзии. Во-первых, Вы этого не могли делть; я полгю, Вм известно почему: кодекс учтивости должен быть рскрыт для всякого. Если же Вы считете пошлым и низким трктовть со мною о чем бы то ни было, рзумеется уж в тех мыслях, что он-де мльчишк и недвно ндел эполеты, то все-тки Вм не следовло бы тк нивно вырзить свое превосходство зносчивыми унижениями меня, советми и нствлениями, которые приличны только отцу, и шекспировскими мыльными пузырями. Стрнно: з что тк больно достлось от Вс Шекспиру. Бедный Шекспир!

Если Вм угодно рссердиться з слов мои, то позвольте мне нпомнить Вм одну Вшу фрзу: "Превзойти рзмер возможности уплты есть посягтельство н чужую собственность". Тк кк Вы сми весьм хорошо знете, что всего - всего 1500 руб. долгу не есть весь рзмер моей уплты, то кким обрзом Вы нписли это? Я Вм не предствляю никких других причин, по которым Вы не могли этого нписть. Я Вм дю только фкт, сумму, число. Вм дже известн и история этих долгов; не я их делл, и я не виновт, что в Петербурге процветет более чем где-нибудь коммерция, покровительствуемя Бентмом. Во всяком случе эту нивность (из увжения к Вшим летм я не могу принять это з нрочную грубость и желние уколоть), тк эту-то нивность я должен отнести д и непременно отнесу к одной ктегории с шекспировскими мыльными пузырями.

Если Вы и з это рссердитесь, то вспомните, пожлуйст, Вше письмо к его прев<осходительству> Ив<ну> Гр<игорьевичу> Кривопишину. Помилуйте, Петр Андреевич, неужели Вы могли это сделть? Я, видите ли, не принимю, потому что не хочу принимть этого в том смысле: что Вы пишете обо мне письмо, не спросясь меня, с целью повредить моим нмерениям и остновить мою шекспировскую фнтзию.

Но, послушйте, кто же может остновить зконную волю человек, имеющего те же смые прв, кк и Вы... Ну д что тут! Чтоб не быть Ивном Ивновичем Перерепенко, я готов и это принять з нивность, по вышеознченной (4) причине.

Четвертя стрниц Вшего письм, кжется, избегнул общего тон письм Вшего, з что Вм душевно блгодрен. Вы првы совершенно: рельное добро вещь великя. Один умный человек, именно Гете, двно скзл, что млое, сделнное хорошо, вполне ознчет ум человек и совершенно стоит великого. Я взял эту цитцию для того, чтоб Вы видели, кк я Вс понял. Вы именно то же хотели скзть, здев меня снчл и весьм неловко крючком Вшей нсмешки. Изучть жизнь и людей - моя первя и цель и збв, тк что я теперь вполне уверился, н<>п<ример>, в существовнии Фмусов, Чичиков и Фльстф.

Во всяком случе, дело сделно, я подл в отствку, у меня грош нет для долгов и экипировки. Если Вы не пришлете мне немедленно, то совершенно опрвдете прошлое письмо мое.

Вш Ф. Достоевский,

Вы знете причину моего выход в отствку - зплт долгов. Хотя две идеи вместе не вяжутся, но оно тк. К 1-му числу ок<тября> выйдет отствк. Рзочтите.

Вм угодно было скзть несколько острых вещей нсчет минитюрности моего нследств. Но бедность не порок. Что бог послл. Положим, что Вс блгословил господь. Меня нет. Но хоть и млым, мне все-тки хочется помочь себе по возможности, не повредя другим по возможности. Рзве мои требовния тк огромны? Что же ксется до слов нследство, то отчего ж не нзывть вещь ее именем?

(1) длее было нчто: Если нельзя (2) длее было нчто: и под<ю> (3) длее было: Вс (4) было: по предыдущей

48. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

30 сентября 1844. Петербург

30 с<ентября>.

Любезный брт.

Я получил "Дон Крлос" и спешу отвечть кк можно скорее (времени нет). Перевод весьм хорош, местми удивительно хорош, строчкми плох; но это оттого, что ты переводил нскоро. Но, может быть, всего-то пять, шесть строчек дурных. Я взял смелость кое-что попрвить, ткже кой-где сделть стих позвучнее. Всего досднее, что местми ты вствлял инострнные слов, н<>п<ример> комплот. Этого допустить нельзя. Ткже (впрочем, я не зню, кк в подлиннике) ты употребляешь слово сир. Сколько мне известно, этого слов в Испнии не было, употреблялось только в Зпдной Европе в госудрствх нормндского происхождения. Но это всё пустяки сущие. Перевод удивительно кк хорош. Лучше чем я ожидл. - Я отнесу его этим дуркм в "Репертур". Пусть рты рзинут. Если же (чего я боюсь) есть уже у них перевод Ободовского, то в "О<течественные> зписки". З мелочь не продм, будь покоен. Кк только продм, пришлю деньги. Что же ксется до издния Шиллер, то, рзумеется, я с тобой соглсен, дже см хотел предложить тебе (1) рзделить н 3 выпуск. Пустим сперв: "Рзб<ойников>", "Фиеско", "Дон Крлос", "Коврство", Письм о Крлосе и Нивн<ости>. Это будет очень хорошо. Нсчет издтелей посмотрим. Но штук в том, что горздо лучше смим; инче нет брыш. Ты только переводи, нсчет денег не беспокойся: кк-нибудь их нйдем, тк ли этк ли - всё рвно. Только вот что, брт, через месяц это дело нужно кончить, то есть решиться, ибо объявление не может быть выпущено после, без объявления мы погибли. Вот почему я и прикжу припечтть несколько слов о сем в "Репертуре".

Перевод произведет сенсцию. (Млейший успех - и брыш удивительный.)

Ну, брт, - я и см зню, что я в дских обстоятельствх; вот я тебе объясню:

Подл я в отствку, оттого что подл, то есть, клянусь тебе, не мог служить более. Жизни не рд, кк отнимют лучшее время дром. Дело в том, что я, нконец, никогд не хотел служить долго, следовтельно, зчем терять хорошие годы? А нконец, глвное: меня хотели комндировть - ну, скжи, пожлуйст, что бы я стл делть без Петербург. Куд я бы годился? Ты меня хорошо понимешь?

Нсчет моей жизни не беспокойся. Кусок хлеб я нйду скоро. Я буду дски рботть. Теперь я свободен. Но что я буду делть теперь, в нстоящую-то минуту?

- вот вопрос. Вообрзи себе, брт, что я должен 800 руб., из коих хозяину 525 руб. ссигнциями (я нписл домой, что долгов у меня 1500 руб., зня их привычку присылть 1/3 чего просишь).

Никто не знет, что я выхожу в отствку. Теперь, если я выйду, - что тогд буду делть. У меня нет ни копейки н плтье, Отствк моя выходит к 14 октябр<я>. Если свиньи-москвичи промедлят, я пропл. И меня пресерьезно стщут в тюрьму (это ясно). Прекомическое обстоятельство. Ты говоришь, семейный рздел. Но знешь ли ты, чего прошу я? З отстрнение мое от всякого учстия в имении теперь и з совершенное отчуждение, когд позволят обстоятельств, то есть з уступку с сей минуты моего имения им, - я требую 500 руб. сереб<ром> рзом и другие 500 уплтою по 10 руб. сер<ебром> в месяц (вот всё, что я требую). Соглсись, что немного и никого не обижю. Они и знть не хотят. Соглсись еще, что не мне предлгть им это теперь. Они мне не доверяют. Они думют, что я их обмну. Поручись, душ моя, пожлуйст, з меня. Скжи именно тк: что ты готов всем поручиться з меня в том, что я не простру длее моих требовний. Если у них нет столько денег, то в моем положении 700, дже 600 руб. могут быть отрдными; я еще могу обернуться, и з это поручись, что это примется в уплту всей суммы 500 руб. сер<ебром> и 500 р. сер<ебром> интервлми.

Ты говоришь, спсение мое дрм. Д ведь постновк требует времени. Плт ткже. А у меня н носу отствк (впрочем, милый мой, если бы я еще не подвл отствки, то подл бы сейчс. Я не кюсь).

У меня есть ндежд. Я кончю ромн в объеме "Eugйnie Grandet". Ромн довольно оригинльный. Я его уже переписывю, к 14-му я нверно уже и ответ получу з него. Отдм в "О<течественные> з<писки>". (Я моей рботой доволен). Получу, может быть, руб. 400, вот и все ндежды мои. Я бы тебе более рспрострнился о моем ромне, д некогд (дрму поствлю непременно. Я этим жить буду).

Свинья-Крепин глуп кк сивый мерин. Эти москвичи невырзимо смолюбивы, глупы и резонеры. В последнем письме Крепин ни с того ни с сего советовл мне не увлекться Шекспиром! Говорит, что Шекспир и мыльный пузырь всё рвно. Мне хотелось, чтобы ты понял эту комическую черту, озлобление н Шекспир. Ну к чему тут Шекспир? Я ему ткое письмо нписл! Одним словом, обрзец полемики. Кк я его отделл. Мои письм chef-dнuvre летристики.

Брт, пиши домой кк можно скорее, пожлуйст, рди смого создтеля. Я в стршном положении; ве<дь> 14 смый дльний срок; я уже 1 1/2 месяц, кк подл. Рди небес! Проси их, чтобы прислли мне. Глвное, я буду без плтья. Хлестков соглшется идти в тюрьму, только блгородным обрзом. Ну, если у меня штнов не будет, будет ли это блгородным обрзом?..

...Крепи<н> (2) водку пьет, имеет чин и в бог верит. Своим умом дошел.

Мой дрес: у Влдимирской церкви в доме Прянишников, (3) в Грфском переулке. Спросить Достоевского.

Я чрезвычйно доволен ромном моим. Не нрдуюсь. С него-то я деньги нверно получу, тм

Извини, что письмо безо всякой связи.

(1) длее было нчто: выпу<стить> (2) длее было: пьет, <->, серит (зчеркнуто, возможно, не Достоевским) (3) длее было: что

49. П. А. КАРЕПИНУ

20-е числ октября 1844. Петербург

Милостивый госудрь Петр Андреевич.

В последнем письме моем я объявил Вм, что пишу в последний рз, до лучшей перемены в моих обстоятельствх. Я мыслил тк, не имея писть ничего более, истощив все средств убеждения и предствив Вм весь ужс моего положения. Теперь критический срок для меня уже прошел, и я остлся один без ндежды, без помощи, преднный всем бедствиям, всем горестям моего ужсного положения - нищете, нготе, срму, стыду и нмерениям, н которые бы не решился я в другое время. Что мне остется более делть, чем нчть. Куд оборотиться - судите сми.

Нужно Вм знть, что я в ту минуту, кк Вы будете читть письмо мое, уже получил отствку (спрвьтесь в гзетх). У меня нет ни плтья, ни денег, нет ничего зплтить кредиторм и не будет квртиры, потому что вряд ли хозяин дом еще будет держть меня н строй.

- Нчл я Вм писть для того, чтобы несколько пояснить из того, что было не тк выржено в прошлом письме моем. Пострюсь говорить кк можно яснее.

Из Вших писем, Петр Андреевич, я вижу, что рздел, кк Вы говорите, невозможен, во-1-х), потому, что н именье есть долги кзенные и чстные, во-2-х), тк кк я збрл, в продолжение трех лет, денег более, чем н долю мою следовло бы, то со временем при отчете я должен буду, в мой ущерб, нверстть лишнюю сумму в пользу других.

Всё это тк, но я и брт Михйло предполгем семейный рздел, который будет существовть ненрушимо до окончтельного. Но если с чьей-нибудь стороны будет хотя млейшя зпинк и остновк в этом деле, то, уж конечно, оно состояться не может. Дело основно н полнейшей обоюдной доверенности друг к другу, если встретится н этот счет недорзумение, то договоров быть не может никких. Я предполгю, что Вы в кчестве опекун можете сомневться в верности и спрведливости с моей стороны и нконец ккой-нибудь случй - вот почему я предлгю следующее.

Но прежде чем приступить к делу: Вм известно, ккую я предлгю цену, - 1000 руб. сереб<ром>, из коих 500 руб. сереб<ром> рзом, остльную сумму рссчитть н смый отдленный срок. Эт цен по своей умеренности не боится никких требовний кредиторов, кзенных и чстных, и никких зтруднений при рзделе. Почему я нзнчю ткую умеренную цену, почему я хочу, по выржению некоторых, спустить с рук отцовское добро (минитюрное), - эти вопросы, по Вшему собственному теперешнему мнению, Петр Андреевич, лишние. Дело в том, что я вижу в этом свое избвление от неприятностей и возможность устроиться к лучшему, это для меня чего-нибудь д стоит. Нконец, 1000 руб. сереб<ром> с предполгемым их рзделом в плтеже, сумм ткя, что может (1) родить предположения об юношеской неосновтельности и нерсчетливости. Но, во-1-х, я имею дело не с брышникми, во-вторых, длеко не думл быть чьим-нибудь блгодетелем, я просто в моих обстоятельствх нхожу неумеренным требовть более, для уничтожения подозрений я решюсь н следующее:

Дть земное письмо н имя одного из членов ншего семейств, если нельзя н имя всех, или дже н Вше имя, Петр Андреевич. Это земное письмо будет в ткой сумме, что будет обеспечивть совершенно и сумму, теперь мне рзом выплченную, и дльнейшие мои требовния доходов до окончтельного рздел. Земное письмо будет, нпример, дно по 1-е янвря 1845 год. Я не выплчу, рзумеется. Тогд Вы будете иметь полное прво поступть по зконм, и мои доходы уже формльно будут обрщены в пользу (2) семейств, до смого окончтельного рздел. При рзделе я дм обязтельство, что получил деньги сполн, земное письмо будет рзорвно, и всё пойдет кк следует. Если же в последнем случе будет зтруднение, то можно дть вексель в ткой сумме, что все притязния мои при (нстоящем) рзделе уничтожются. - Мне кжется, это весьм просто и возможно, Петр Андреевич. Я не могу вырзить, ккое блгодетельное дело будет это для всей судьбы моей. Я обеспечу себя совершенно теперь, вырвусь из гдкого положения, в котором бьюсь с лишком дв год и буду в возможности продолжть службу. Впрочем, нпрсно я это пишу всё. Я понимю, что исчисление ндежд моих здесь не у мест. Я бы мог изобрзить Вм тоже кртину моего бедственного положения. Но будет понятно и того, что я нписл Вм, хотя это сотя доля.

Тк кк я без средств, с долгми, без плтья и вдобвок больной, что, впрочем, всё рвно, то я естественно прихожу к зключению кк-нибудь, тк или этк, попрвить свои обстоятельств. Вы человек деловой, Петр Андреевич, Вы и с нми действуете, кк человек деловой, не инче, и тк кк Вы человек деловой, то у Вс времени не будет обртить внимние н мои дел, хотя они и минитюрны, или, может быть, именно оттого, что минитюрны. Но если эти минитюрные дел соствляют всё спсение, всё блгосостояние, всю ндежду человек, то нужно извинить его нстойчивость и нзойливость. Вот почему я нижйше прошу Вс помочь мне в том смысле, кк я Вм писл. Мое положение теперь решено, определено - то есть всё, что есть ужсного, всё н мою голову, тк что я теперь решил - будь что будет! Тк кк по Вшему счету я вижу, что денег нет, то зймите. Потому что дело полезное для всего семейств, Вы обеспечены достточно. Нконец, Петр Андреевич, если Вы еще оствите меня хоть сколько-нибудь времени без ответ и без помощи, то я погиб. (3) И потому принужден просить у Вс свидетельство, что Вы, точно, нш опекун (сделнное по форме) и сколько имение дет мне доход (нименьшего) при всех обстоятельствх, дже дльнейших. Я у Вс прошу это для того, чтобы покзть моим кредиторм возможность уплты в смом крйнем случе, и потому прошу Вс прислть кк можно скорее это свидетельство. Прошу извинения у Вс, Петр Андреевич, во-1-х, потому, что моими просьбми отрывю Вс от Вших знятий, во-2-х, что я требую его немедленно. Еще рз убедительнейше прошу Вс, Петр Андреевич, рссмотреть мое предложение и соглситься н него. Дело может быть окончено тк, кк я писл Вм. Нет никкого зтруднения. Я бы см решился прислть Вм земное письмо вперед, но у меня денег нет. Вы же можете поручить дело кому-нибудь в Петербурге. Нконец, в смом отчянном случе (и потому я прошу Вс кк можно скорее отвечть мне), в смом отчянном случе я, может быть, решусь нжить себе еще кредиторов и уступить им всё, в силу земных писем и некоторых обязтельств ценою в 10 рз более, чем я воспользовлся. В Петербурге это сделть возможно. Но что же выйдет из этого, посудите сми: всем неприятности. И потому еще рз прошу Вс, Петр Андреевич, рди бог, отвечйте мне поскорее. Кроме всех бедствий моих я без грош н обыкновенное житье-бытье. Не дй Вм бог испытть то, что я испытывю. Нконец, не оствьте присылкой свидетельств. Соглситесь, что оно в моем положении совершенно необходимо.

Честь имею пребыть

Вш Фед. Достоевский.

Я полгю, что нсчет присылки свидетельств я не встречу с Вшей стороны никких зтруднений. Мне это кжется ясно. (4)

(1) длее было нчто: быт<ь> (2) было: в Вшу пользу (3) длее было: Вы (4) длее было нчто: Я дже думю

50. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ Ноябрь 1844. Петербург

<...> Нужно зметить тебе, любезный брт, что последнее письмо мое в Москву было немножко слишком желчно, дже грубо. Но я был ввергнут во всевозможные бедствия, я стрдл в полном смысле слов, я был без млейшей ндежды - немудрено, что физические и нрвственные мучения зствили меня писть желчную, резкую првду...

Итк, я со всеми рссорился. Дядюшк, вероятно, считет меня неблгодрным извергом, зять с сестрою - чудовищем. Меня это очень мучет. Но со временем я ндеюсь помириться со всеми. Из родных остлся мне ты один. Остльные все, дже дети, вооружены против меня. Им, вероятно, говорят, что я мот, збулдыг, лентяй, не берите дурного пример, вот пример - и тому подобное. Эт мысль мне ужсно тяжел. Но бог видит, что у меня ткя овечья доброт, что я, кжется, ни сбоку, ни спереди не похож н изверг и н чудовище неблгодрности. Со временем, брт, подождем. Теперь я отделен от вс от всех со стороны всего общего; остлись те путы, которые покрепче всего, что ни есть н свете, и движимого и недвижимого. А что я ни делю из своей судьбы - ккое кому дело? Я дже считю блгородным этот риск, этот неблгорзумный риск перемены состояния, риск целой жизни - н шткую ндежду. Может быть, я ошибюсь. А если не ошибюсь?..

Итк, бог с ними! Пусть говорят, что хотят, пусть подождут. Я пойду по трудной дороге! <...>

51. А. М. ДОСТОЕВСКОМУ Осень 1844. Петербург

Нпрсно ты тогд ушел, брт! Я см сидел совершенно без копейки и потому был не в духе. До сих пор не мог перебиться. Теперь посылю к тебе хоть ткую млость, что стыдно смому, но ей-богу больше никк не могу. Приходи, если можно.

Ф. Достоевский.

Н обороте: В Строительное училище. Воспитннику А. М. Достоевскому. Н Обуховском проспекте.

1845

52. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

24 мрт 1845. Петербург

24 мрт. (1)

Любезный брт.

Ты, верно, зждлся письм моего, л<юбезный> б<рт>. Но меня здерживл неустойчивость моего положения. Я никк не могу знимться вполне чем бы то ни было, когд перед глзми одн неизвестность и нерешительность. Но тк кк я и до сих пор ничего не сделл хорошего по чсти моих собственных обстоятельств, то всё рвно пишу; ибо двно бы было нужно писть.

Я получил от москвичей 500 руб. сереб<ром>. Но у меня столько было долгов, стрых и вновь нкопившихся, что н печть недостло. Это бы еще ничего. Можно бы было здолжть в типогрфии или уплтить не все из домшних долгов, но ромн еще не был готов. Кончил я его совершенно чуть ли еще не в ноябре месяце, но в декбре вздумл его весь переделть; переделл и переписл, но в феврле нчл опять снов обчищть, обглживть, вствлять и выпускть. Около половины мрт я был готов и доволен. Но тут другя история: цензор не берут менее чем н месяц. Рньше отцензировть нельзя. Они-де рботой звлены. Я взял нзд рукопись, не зня, н что решиться. Ибо кроме четырехнедельного цензуровнья печть съест тоже недели три. Выйдет к мю месяцу. Поздно будет! Тут меня нчли толкть и нпрво и нлево, чтобы отдть мое дело в "Отечеств<енные> зписки". Д пустяки. Отдшь д не рд будешь. Во-первых, и не прочтут, если прочтут, тк через полгод. Тм рукописей довольно и без этой. Нпечтют, денег не ддут. Это ккя-то олигрхия. А н что мне тут слв, когд я пишу из хлеб? Я решился н отчянный скчок: ждть, войти, пожлуй, опять в долги и к 1-му сентября, когд все переселятся в Петербург и будут, кк гончие собки, искть носом чего-нибудь новенького, тиснуть н последние крохи, которых, может быть, и недостнет, мой ромн. Отдвть вещь в журнл знчит идти под ярем не только глвного maоtre dhфtel, но дже всех чумичек и повренков, гнездящихся в гнездх, откуд рспрострняется просвещение. Диктторов не один: их штук двдцть. Нпечтть смому знчит пробиться вперед грудью, и если вещь хорошя, то он не только не пропдет, но окупит меня от долговой кблы и дст мне есть.

А теперь нсчет еды! Ты знешь, брт, что я в этом отношении предоствлен собственным силм. Но кк бы то ни было, я дл клятву, что коль и до зрезу будет доходить, - крепиться и не писть н зкз. Зкз здвит, згубит всё. Я хочу, чтобы кждое произведение мое было отчетливо хорошо. Взгляни н Пушкин, н Гоголя. Нписли немного, об ждут монументов. И теперь Гоголь берет з печтный лист

1000 руб. сереб<ром>, Пушкин, кк ты см знешь, продвл 1 стих по червонцу. Зто слв их, особенно Гоголя, был куплен годми нищеты и голод. Стрые школы исчезют. Новые мжут, не пишут. Весь тлнт уходит в один широкий рзмх, в котором видн чудовищня недоделння идея и сил мышц рзмх, дел крошечку. Beranger скзл про нынешних фельетонистов фрнцузских, что это бутылк Chambertin в ведре воды. У нс им тоже подржют. Рфэль писл годы, отделывл, отлизывл, и выходило чудо, боги создвлись под его рукою. Vernet пишет в месяц кртину, для которой зкзывют особенных рзмеров злы, перспектив богтя, нброски, рзмшисто, дел нет ни грош. Декорторы они!

Моим ромном я серьезно доволен. Это вещь строгя и стройня. Есть, впрочем, ужсные недосттки. Печтние вознгрдит меня. Теперь покмест я пуст. Думю что-нибудь нписть для дебют или для денег, но пустяки писть не хочется, (2) н дело нужно много времени.

Приближется время, в которое я обещл быть у вс, милые друзья. Но не будет средств, то есть денег. Я решил остться н строй квртире. Здесь по крйней мере сделл контркт и знть ничего не знешь месяцев н шесть. Тк дело в том, что я всё это хочу выкупить ромном. Если мое дело не удстся, я, может быть, повешусь.

Мне бы хотелось спсти хоть 300 руб. к вгусту месяцу. И н трист можно нпечтть. Но деньги ползут, кк рки, все в рзные стороны. У меня долгов было около 400 руб. сереб<ром> (с рсходми и прибвкою плтья), по крйней мере я н дв год одет прилично. Впрочем, я непременно приеду к вм. Пиши мне поскорее, кк ты думешь нсчет моей квртиры. Это решит<ельный> шг. Но что делть!

Ты пишешь, что ужсешься будущности без денег. Но Шиллер выкупит всё, вдобвок, кто знет, сколько рскупится экземпляров моего ромн. Прощй. Отвечй мне скорее. Я тебе объявлю (3) в следующую почту все мои решения.

Твой брт Достоевский.

(1) зчеркнуто: феврл<я> (2) было: д (3) было: отвечу

Целуй детей и клняйся Эмилии Федоровне. Я о вс чсто думю. Ты, может быть, хочешь знть, чем я знимюсь, когд не пишу, - читю. Я стршно читю, и чтение стрнно действует н меня. Что-нибудь, двно перечитнное, прочитю вновь и кк будто нпрягусь новыми силми, вникю во всё, отчетливо понимю, и см извлекю умение создвть.

Писть дрмы - ну, брт. Н это нужны годы трудов и спокойствия, по крйней мере для меня. Писть ныне хорошо. Дрм теперь удрилсь в мелодрму. Шекспир бледнеет в сумрке и сквозь тумн слепндсов-дрмтургов кжется богом, кк явление дух н Брокене или Грпе. Впрочем, летом, я, может быть, буду писть. 2, 3 год, и посмотрим, теперь подождем!

Брт, в отношении литертуры я не тот, что был тому нзд дв год. Тогд было ребячество, вздор. Дв год изучения много принесли и много унесли.

В "Инвлиде", в фельетоне, только что прочел о немецких поэтх, умерших с голоду, холоду и в сумсшедшем доме. Их было штук 20, и ккие имен! Мне до сих пор кк-то стршно. Нужно быть шрлтном...

53. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

4 мя 1845. Петербург

4 мя. 1845 год

Любезный брт.

Извини, что тк двно не писл к тебе. Я до сей смой поры был чертовски знят. Этот мой ромн, от которого я никк не могу отвязться, здл мне ткой рботы, что если бы знл, тк не нчинл бы его совсем. Я вздумл его еще рз перепрвлять, и ей-богу к лучшему; он чуть ли не вдвое выигрл. Но уж теперь он кончен, и эт перепрвк был последняя. Я слово дл до него не дотрогивться. Учсть первых произведений всегд тков, их перепрвляешь до бесконечности, Я не зню, был ли "Atala"

Chateaubrian'a его первым произведением, но он, помнится, перепрвлял ее 17 рз. Пушкин делл ткие перепрвки дже с мелкими стихотворениями. (1) Гоголь лощит свои чудные создния по дв год, и если ты читл "Voyage Sentimental" Sterna - крошечную книжечку, то ты помнишь, что Valter Scott в своем "Notice" о Стерне говорит, ссылясь н вторитет Лфлёр, слуги Стерн. Лфлёр говорил, что брин его исписл чуть ли не сотню дестей бумги о своем путешествии во Фрнцию. Ну, спршивется, куд это пошло? Всё-то это соствило книжоночку, которую хороший писк, кк Плюшкин н<пример>, уместил бы н полудести. Не понимю, кким обрзом этот же смый Вльтер Скотт мог в несколько недель писть ткие, вполне оконченные создния, кк "Мннеринг" нпример! Может быть, оттого, что ему было 40 лет.

Не зню, брт, что со мною будет! Ты неспрведливо говоришь, что меня не мучет мое положение. До дурноты, до тошноты мучет; чсто я по целым ночм не сплю от мучительных мыслей. Мне говорят толковые люди, что я пропду, если нпечтю мой ромн отдельно. Говорят - положим, книг будет хорош, очень хорош. Но вы не купец. Кк вы будете публиковть о нем. В гзетх, что ли? Нужно непременно иметь н своей руке книгопродвц; книгопродвец себе н уме; он не стнет себя компрометировть объявлениями о неизвестном пистеле. Он потеряет кредит у своих

pratiques. Кждый из порядочных книгопродвцев - хозяин нескольких журнлов и гзет. В журнлх и гзетх учствуют первейшие литерторы или претендующие н первенство. Объявляется (2) о новой книге - в журнле, скрепленном их подписью, это много знчит. Следовтельно, книгопродвец поймет, когд ты придешь к нему с своим нпечтнным товром, что он может прижть тебя донельзя. Вот дело ккое! А книгопродвец, - лтыння душ, прижмет непременно, и я сяду в болото, непременно сяду.

Итк, я решил обртиться к журнлм и отдть мой ромн з бесценок рзумеется, в "Отечеств<енные> зписки". Дело в том, что "Отечеств<енные> зписки" рсходятся в 2500 экземплярх, следовтельно, читют их по крйней мере 100000 человек. Нпечтй я тм

- моя будущность литертурня, жизнь - всё обеспечено. Я вышел в люди. Мне в "От<ечественные> зписки" всегд доступ, я всегд с деньгми, вдобвок пусть выйдет мой ромн, положим, в вгустовском номере или в сентябре, я в октябре перепечтывю его н свой счет, уже в твердой уверенности, что ромн рскупят те, которые покупют ромны. К тому же объявления мне не будут стоить ни грош. Вот дело ккое!

В Ревель приехть я не могу рньше пристройки ромн, то и времени нечего нпрсно терять. Нужно хлопотть. Есть у меня много новых идей, которые, если 1-й ромн пристроится, упрочт мою литертурную известность. Вот все мои ндежды в будущем.

Что же ксется до денег, то, увы! их нет. Черт знет, куд они исчезли. Зто мло долгов. Что же ксется до квртиры, то, во-1-х, я еще кое-что должен;

2-е) я в неизвестном положении - поеду ли я в Ревель, нет ли? Пристрою ль ромн, нет ли? Если поеду, то успею тогд же съехть; ибо рсходы и хлопоты н переселение обойдутся дороже, чем оствться, ккую бы ни ннять квртиру. Я уж считл. Квртир, ромн, Ревель - 3 неподвижные идеи - Ma femme et mon

parapluie.

Прощй, в будущем письме будет всё решено. А теперь до свидния, и желю тебе всех блг вместе с твоею супругой и деткми.

Твой Достоевский.

Устрой я ромн, тогд Шиллер нйдет себе место, или я не я. "Вечный жид" недурен. Впрочем, Сю весьм недлек.

Я только не хочу писть, брт, но меня тк мучет твое положение и Шиллер, что я о себе збывю. А мне смому нелегко.

А не пристрою ромн, тк, может быть, и в Неву. Что же делть? Я уж думл обо всем. Я не переживу смерти моей idйe fixe.

Эмилии Федоровне мое нижйшее почтение. Хочется мне со всеми вми увидеться.

У нс погод стршня. Рзверзлись хляби небесные, и провидение послло н С<еверную> Пльмиру по несколько 1000-ч нсморков, кшлей, чхоток, лихордок, горячек и т. п. дров. Иже согрешихом! Читл ли ты "Емелю" Вельтмн, в послед<ней> "Б<иблиотеке> д<ля> ч<тения>" - что з прелесть. "Трнтс" хорошо нписн. Что з гдость иллюстрции.

Отвечй поскорее, ибо скучно.

(1) было: произведениями (2) длее было нчто: вы<ход>

54. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ Нчло сентября 1845. Петербург

Дргоценнейший друг мой!

Пишу к тебе тотчс же по приезде моем, по условию. Скзть тебе, возлюбленный друг мой, сколько неприятностей, скуки, грусти, гдости, пошлости было вытерпено мною во время дороги и в первый день в Петербурге свыше пер моего. Во-первых, простившись с тобою и с милой Эмилией Федоровной, я взошел н проход в смом несносном рсположении дух. Толкотня был стршня, моя тоск был невыносимя. Отпрвились мы в двендцть чсов с минутми первого. Проход полз, не шел. Ветер был противный, волны хлестли через всю плубу; я продрог, прозяб невыносимо и провел ночь неописнную, сидя и почти лишсь чувств и способности мыслить. Помню только, что меня рз три вырвло. Н другой день ровно в четыре чс пополудни пришли мы в Кронштдт, (1) то есть в 28 чсов. Прождв чс три, мы отпрвились уже в сумеркх н гдчйшем, мизернейшем проходе "Ольг", который плыл чс три с половиною в ночи и в тумне. Кк грустно было мне въезжть в Петербург. Я смутно перечувствовл всю мою будущность в эти смертельные три чс ншего въезд. Особенно привыкнув с вми и сжившись тк, кк будто бы я целый век уже вековл в Ревеле, (2) мне Петербург и будущя жизнь петербургскя покзлись ткими стршными, безлюдными, безотрдными, необходимость ткою суровою, что если б моя жизнь прекртилсь в эту минуту, то я, кжется, (3) с рдостию бы умер. Я, прво, не преувеличивю. Весь этот спекткль решительно не стоит свечей. Ты, брт, желешь побыть в Петербурге. Но если приедешь, то приезжй сухим путем, потому что нет ничего грустнее и безотрднее въезд в него с Невы и особенно ночью. По крйней мере, мне тк покзлось. Ты, верно, змечешь, что мои мысли и теперь отличются проходной кчкою.

Когд я приехл н квртиру, ночью в 12-м чсу, то человек моего дом не окзлось; он служил н время в другом месте, и дворник, неизвестно чему обрдоввшийся, вручил мне осиротелый ключ моей шестисот рублей (4) квртиры (в долгх). Я дже не мог чю нпиться и тк и лег в решительном птическом состоянии. Сегодня, проснувшись в восемь чсов, я увидел перед собой моего человек. Порсспросил его. Всё кк было; по-строму. Квртир моя слегк подновлен. Григорович и Некрсов нет еще в Петербурге, известно лишь по слухм, что они явятся рзве-рзве к 15-му сентяб<ря>, д и то сомнительно. Дв смую коротенькую, но весьм решительную удиенцию кой-кким кредиторм, я отпрвился по делм и ровно ничего не сделл. Познкомился с журнлми, поел кое-что, купил бумги и перьев - д и кончено. К Белинскому не ходил. Нмеревюсь звтр отпрвиться, сегодня я стршно не в духе. Вечером присел з письмо, которое уже почти кончется, письмо вялое, тоскливое, вполне отзывющееся тяжким моим теперешним положением

- "Скучно н белом свете, господ!"

Это письмо пишу к тебе, во-первых, вследствие обещния нписть поскорее, во-вторых, оттого, что тоск, и письмо просилось нписться. Ах, брт, ккое грустное дело одиночество, и я нчиню тебе теперь звидовть. Ты, брт, счстлив, прво, счстлив, см не зня того. С следующею почтою нпишу тебе еще. Знимет меня немного то, что я почти совсем (до

15-го) без ресурсов, но только немного, потому что я в нстоящее время и думть ни об чем не могу. Впрочем, всё это вздор! Я ослб стршно и хочу теперь лечь спть, потому что уже ночь н дворе. Что-то скжет будущность. Кк жль, что нужно рботть, чтобы жить. Моя (5) рбот не терпит принуждения.

Ах, брт, ты не поверишь, кк бы я желл теперь хоть дв чсочк еще пожить вместе с вми. Что-то будет, что-то будет впереди? Я теперь нстоящий Голядкин, которым я, между прочим, зймусь звтр же. Покмест прощй! До следующей почты. Прощй, возлюбленный друг мой; клняйся и поцелуй з меня Эмилию Федоровну. Детям тоже клняюсь. Помнит ли еще меня Федя или окзывет рвнодушие? Ну, прощй, држйший мой. Прощй.

Твой Достоевский.

Голядкин выигрл от моего сплин. Родились две мысли и одно новое положение. Ну, прощй, мой голубчик. Послушй, что-то с нми будет лет через двдцть? Не зню, что со мной будет; зню только, что я теперь мучительно чувствую.

М. И<внов>не и А<лекснд>ру Ад<мови>чу Бергмнм мое нижйшее почтение. Петербург еще пуст. Всё порядочно вяло.

(1) длее было нчто: то есть сутки с (2) было: с вми (3) было: мне кжется (4) тк в подлиннике (5) было: Эт

55. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

8 октября 1845. Петербург

8 октября.

Любезнейший брт.

До сих пор не было у меня ни времени, ни рсположения дух уведомить тебя о чем-нибудь до меня ксющемся. Тк всё было скверно и гдко, что смому тошно было глядеть н свет божий. Во-первых, држйший, единственный друг мой, всё это время я был без копейки и жил н кредит, что весьм скверно. Во-вторых, было вообще кк-то грустно, тк что поневоле опдешь духом, не зботишься о себе и стновишься не безмозгло рвнодушным, но, что хуже этого, переходишь з предел и бесишься и злишься до крйности. В нчле этого месяц явился Некрсов, отдл мне чсть долг, другую получю н днях. Нужно тебе знть, что Белинский недели две тому нзд прочел мне полное нствление, кким обрзом можно ужиться в ншем литертурном мире, и в зключение объявил мне, что я непременно должен, рди спсения души своей, требовть з мой печтный лист не менее 200 р. сс<игнциями>. Тким обрзом мой Голядкин пойдет по крйней мере в 1500 рублях ссиг<нциями>. Терземый угрызениями совести, Некрсов збежл вперед зйцем и к 15 генврю обещл мне 100 руб. серебром з купленный им у меня ромн "Бедные люди". Ибо см чистосердечно сознлся, что 150 р. сереб<ром> плт не христинскя. И посему 100 р. сереб<ром> нбвляет мне сверх из рскяния. Всё это покмест хорошо. Но вот что скверно. Что еще ровнешенько ничего не слыхть из цензуры нсчет "Бедных людей". Ткой невинный ромн тскют, тскют, и я не зню, чем они кончт. Ну кк зпретят? Исчеркют сверху донизу? Бед, д и только, просто бед, Некрсов поговривет, что не успеет издть льмнх, уж истртил н него 4000 руб. ссиг<нциями>.

Яков Петрович Голядкин выдерживет свой хрктер вполне. Подлец стршный, приступу нет к нему; никк не хочет вперед идти, претендуя, что еще ведь он не готов, что он теперь покмест см по себе, что он ничего, ни в одном глзу, что, пожлуй, если уж н то пошло, то и он тоже может, почему же и нет, отчего же и нет? Он ведь ткой, кк и все, он только тк себе, то ткой, кк и все. Что ему! Подлец, стршный подлец! Рньше половины ноября никк не соглшется окончить крьеру. Он уж теперь объяснился с е<го> превосходительством и, пожлуй, (отчего же нет) готов подть в отствку. А меня, своего сочинителя, ствит в крйне негодное положение.

Я бывю весьм чсто у Белинского. Он ко мне донельзя рсположен и серьезно видит во мне докзтельство перед публикою и опрвдние мнений своих. Познкомился я н днях с Кронебергом, переводчиком Шекспир (сыном стр<ого> Кронеберг, хрьк<овского> проф<ессор>). Вообще говоря, будущность (и весьм недлекя) может быть хорош и может быть и стрх кк дурн. Белинский понукет меня дописывть Голядкин. Уж он рзглсил о нем во всем литертурн<ом> мире и чуть не зпродл Кревскому, о "Бедных людях" говорит уже пол-Петербург. Один Григорович чего стоит! Он см мне говорит: "Je suis votre claqueur-chauffeur".

Некрсов ферист от природы, инче он не мог бы и существовть, он тк с тем и родился - и посему в день же приезд своего, у меня вечером, подл проект летучему мленькому льмнху, который будет созидться посильно всем литертурным нродом, но глвными его редкторми будем я, Григоров<ич> и Некрсов. Последний берет издержки (1) н свой счет. Альмнх будет в 2 печт<ных> лист и выходить будет один рз в две недели, 7-го и 21-го кждого месяц. Нзвние его "Зубоскл"; дело в том, чтобы острить смеяться нд всем, не щдить никого, цепляться з тетр, з журнлы, з общество, з литертуру, з происшествия н улицх, з выствку, з гзетные известия, з инострнные известия, словом, з всё, всё это в одном духе и в одном нпрвлении. Нчнется он с 7-го ноября. Соствился он у нс великолепно. Во-первых, он будет с иллюстрциями. Эпигрфом берутся знменитые слов Булгрин из фельетон "Северной пчелы", что "мы готовы умереть з првду, не можем без првды" и т. д., и подпишет Фддей Булгрин. То же будет нписно в объявлении, которое пойдет 1-го числ ноября. Сттьи для 1-го нумер будут Некрсов, о некоторых (рзумеется, н днях случившихся) Петербург<ских> подлостях. 2) Будущий ромн Евг. Сю "Семь смертных грехов" (н 3-х стрничкх весь ромн). Обозрение всех журнлов. Лекция Шевырев о том, кк грмоничен стих Пушкин, до того, что когд он был в колизее и прочел двум дмм, с ним бывшим, несколько стнсов из Пушкин, то все лягушки и ящерицы, бывшие в колизее, сползлись его слушть. (Шевырев читл это в Москов<ском> университете). Потом последнее зседние слвянофилов, где торжественно докжется, что Адм был слвянин и жил в России, (2) и по сему случю покжется вся необыкновення вжность и польз рзрешения ткого великого социльного вопрос для блгоденствия и пользы всей русской нции. Потом в отделе искусств и художеств "Зубоскл" отдет полную спрведливость "Иллюстрции" Кукольник, причем дже сошлется н следующий пункт "Иллюстрции", где он говорит: что: ъiсктгзел-дтоом-дудурн и т. д. несколько строк тким обрзом. (Известно, что "Иллюстрция" весьм неиспрвн в корректуре; перествление слов, слов оборотом для нее вовсе ничего не знчт.) Григоров<ич> нпишет "Историю недели" и поместит несколько своих нблюдений. Я буду писть "Зписки лкея о своем брине" и т. д. Видишь, что журнл будет весьм веселый вроде "Guкpes" Kappa. Дело это доброе; ибо смый млый доход может дть н одну мою чсть 100-150 руб. в месяц. Книжк пойдет. Некрсов будет помещть и стихи.

Ну, прощй. В другой рз нпишу больше. Теперь стршно знят, видишь, между прочим, что нстрочил тебе целое письмо, ты мне ни полстрочки не нпишешь без моего письм. Считешься визитми. Лентяй ты ткой, Фетюк, просто Фетюк!

Прочти (3) "Теверино" (Жорж Знд в "Отечеств<енных> зписк<х>", окт<ябрь>). Ничего подобного не было еще в ншем столетии. Вот люди, первообрзы.

Прощй, друг мой. Эмилии Федоровне клняюсь и целую у ней ручки. Здоровы ли дети? Пиши мне подробнее.

Шиллер переводи исподволь, хотя издние его решительно нельзя скзть, когд осуществится. Я теперь пронюхивю ккой-нибудь перевод для тебя. Но бед! В "Отеч<ественных> зпискх") три офиц<ильных> переводчик. Авось улдим мы, брт, что-нибудь вместе с тобой. Всё впереди, впрочем. Если я пойду, то Тетр Шиллер тоже пойдет, - вот что я только зню.

Твой Ф. Достоевский.

(1) было: деньги (2) длее было: и что по сему случю, это он (3) было нчто: Читл

56. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

16 ноября 1845. Петербург

16 ноября 45.

Любезный брт.

Пишу к тебе теперь нскоро и тем более, что временем теперь совсем не богт. Голядкин до сей поры еще не кончен; нужно кончить непременно к

25-му числу. Ты мне весьм долго не отвечл, и я было нчл крйне з тебя беспокоиться. Пиши почще; что ты отговривешься неимением времени, то это просто вздор. Времени тут ндо немного. Лень провинцильня губит тебя в цвете лет, любезнейший, более ничего.

Ну, брт, никогд, я думю, слв моя не дойдет (1) до ткой погеи, кк теперь. Всюду почтение неимоверное, любопытство нсчет меня стршное. Я познкомился с бездной нроду смого порядочного. Князь Одоевский просит меня осчстливить его своим посещением, грф Соллогуб рвет н себе волосы от отчяния. Пнев объявил ему, что есть тлнт, который их всех в грязь втопчет. Соллогуб обегл всех и, зшедши к Кревскому, вдруг спросил его: Кто этот Достоевский? Где мне достть Достоевского? Кревский, который никому в ус не дует и режет всех нпроплую, отвечет ему, что "Достоевский не зхочет Вм сделть чести осчстливить Вс своим посещением". Оно и действительно тк: ристокртишк (2) теперь стновится н ходули и думет, что уничтожит меня величием своей лски. (3) Все меня принимют кк чудо. Я не могу дже рскрыть рт, чтобы во всех углх не повторяли, что Достоев<ский> то-то скзл, Достоев<ский> то-то хочет делть. Белинский любит меня кк нельзя более. Н днях воротился из Приж поэт Тургенев (ты, верно, слыхл) и с первого рз привязлся ко мне ткою привязнностию, ткою дружбой, что Белинский объясняет (4) ее тем, что Тургенев влюбился в меня. Но, брт, что это з человек? Я тоже едв ль не влюбился в него. Поэт, тлнт, ристокрт, крсвец, богч, умен, обрзовн, 25 лет, - я не зню, в чем (5) природ откзл ему? Нконец: хрктер неистощимо прямой, прекрсный, вырботнный в доброй школе. Прочти его повесть в "От<ечественных> зписк<х>" "Андрей Колосов" - это он см, хотя и не думл тут себя выствлять.

Деньгми же я до сих пор не богт, - но не нуждюсь. Н днях я был без грош. Некрсов между тем зтеял "Зубоскл" - прелестный юмористический льмнх, к которому объявление нписл я. Объявление нделло шуму; ибо это первое явление ткой легкости и ткого юмору в подобного род вещх. Мне это нпомнило 1-й фельетон Lucien de

Rubemprй. Объявление мое нпечтно уже в "Отеч<ественных> зпискх" в Рзных известиях. З него взял я 20 руб. серебр<ом>. Итк, н днях, не имея денег, зшел я к Некрсову. Сидя у него, у меня пришл идея ромн в 9 письмх. Придя домой, я нписл этот ромн в одну ночь; величин его 1/2 печтного лист. Утром отнес к Некрсову и получил з него 125 руб. ссиг<нциями>, то есть мой лист в "Зубоскле" ценится в 250 руб. сс<игнциями>. Вечером у Тургенев читлся мой ромн во всем ншем круге, то есть между 20 челов<ек> по крйней мере, и произвел фурор. Нпечтн он будет в 1-м номере "Зубоскл". Я тебе пришлю книгу к 1-му декбря, и вот ты см увидишь, хуже ли это, нп<ример>, "Тяжбы" Гоголя? Белинский скзл, что он теперь уверен во мне совершенно, ибо я могу брться з совершенно рзличные элементы. (6) Н днях Кревский, услышв, что я без денег, упросил меня покорнейше взять у него 500 руб. взймы. Я думю, что я ему продм лист з 200 руб. сс<игнциями>.

У меня бездн идей; и нельзя мне рсскзть что-нибудь из них хоть Тургеневу, н<>п<ример>, чтобы нзвтр почти во всех углх Петербург не знли, что Достоев<ский> пишет то-то и то-то. Ну, брт, если бы я стл исчислять тебе все успехи мои, то бумги не ншлось бы столько. Я думю, что у меня будут деньги. Голядкин выходит превосходно; это будет мой chef-dнuvre. Вчер я в первый рз был у Пнев и, кжет<ся>, влюбился в жену его. (7) Он умн и хорошенькя, вдобвок любезн и прям донельзя. Время я провожу весело. Нш кружок пребольшой. Но я всё пишу о себе; извини, любезнейший; я откровенно тебе скжу, что я теперь упоен собствен<ной> слвой своей. С будущим письмом пришлю "Зубоскл". Белинский говорит, что я профнирую себя, помещя свои сттьи в "Зубоскле".

Прощй, мой голубчик. Желю счстья тебе. Поздрвляю с чином. Целую ручки Эмилии Федоровне и детей твоих. Что они?

Твой Достоевский.

Белинский охрняет меня от нтрепренеров. Я перечел мое письмо и ншел, что я, во-1-х, безгрмотен, , во-2-х, смохвл.

Прощй. Рди бог, пиши.

Нш Шиллер пойдет н лд непременно. Белинский хвлит предприятие полного издния. Я думю, со временем его можно выгодно продть, хоть Некрсову н<>прим<ер>. Прощй.

Минушки, Клрушки, Мринны и т. п. похорошели донельзя, но стоят стршных денег. Н днях Тургенев и Белинский рзбрнили меня в прх з беспорядочную жизнь. Эти господ уж и не сознют, кк любить меня, (8) влюблены в меня все до одного. Мои долги н прежней точке.

(1) было: не доходил (2) было: мерзвец (3) вместо: величием своей лски - было: своим величием. (4) было: объяснил (5) было: что (6) длее было: и умею просто (7) длее было: Он слвится в Петерб<урге>> (8) длее было нчто: Это

1846

57. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

1 феврля 1846. Петербург

1 феврля.

Любезный брт.

Во-первых, не сердись, что долго не писл. Ей-богу, некогд было, и сейчс докжу. Глвное, что меня здержло, было то, что я до смого последнего времени, то есть до 28-го числ, кончл моего подлец Голядкин. Ужс! Вот кковы человеческие рсчеты: хотел было кончить до вгуст и протянул до феврля! Теперь посылю тебе льмнх. "Бедные люди" вышли еще 15-го. (1) Ну, брт! Ккою ожесточенною брнью встретили их везде! В "Иллюстрции" я читл не критику, ругтельство. В "Северной пчеле" было черт знет что ткое. Но я помню, кк встречли Гоголя, и все мы знем, кк встречли Пушкин. Дже публик в остервенении: ругют 3/4 читтелей, но 1/4 (д и то нет) хвлит отчянно. Dйbats пошли ужснейшие. Ругют, ругют, ругют, все-тки читют. (Альмнх рсходится неестественно, ужсно. Есть ндежд, что через 2 недели не остнется ни одного экземпляр.) Тк было и с Гоголем. Ругли, ругли его, ругли - ругли, все-тки читли и теперь помирились с ним и стли хвлить. Сунул же я им всем собчью кость! Пусть грызутся - мне слву дурчье строят. До того осрмиться, кк "Северня пчел" своей критикой, есть верх посрмления. Кк неистово-глупо! Зто ккие похвлы слышу я, брт! Предствь себе, что нши все и дже Белинский ншли, что я дже длеко ушел от Гоголя. В "Библиотеке для чтения", где критику пишет Никитенко, будет огромнейший рзбор "Бедных людей", в мою пользу. Белинский подымет в мрте месяце трезвон. Одоевский пишет отдельную сттью о "Бедных людях". Соллогуб, мой приятель, тоже. Я, брт, пустился в высший свет и месяц через три лично рсскжу тебе все мои похождения.

В публике ншей есть инстинкт, кк во всякой толпе, но нет (2) обрзовнности. Не понимют, кк можно писть тким слогом. Во всем они привыкли видеть рожу сочинителя; я же моей не покзывл. А им и невдогд, что говорит Девушкин, не я, и что Девушкин инче и говорить не может. Ромн нходят рстянутым, в нем слов лишнего нет. Во мне нходят новую оригинльную струю (Белинский и прочие), состоящую в том, что я действую Анлизом, не Синтезом, то есть иду в глубину и, рзбиря по томм, отыскивю целое, Гоголь же берет прямо целое и оттого не тк глубок, кк я. Прочтешь и см увидишь. А у меня будущность преблисттельня, брт!

Сегодня выходит Голядкин. 4 дня тому нзд я еще писл его. В "Отечеств<енных> зпискх" он зймет 11 листов. Голядкин в 10 рз выше "Бедных людей". Нши говорят, что после "Мертвых душ" н Руси не было ничего подобного, что произведение генильное и чего-чего не говорят они! С ккими ндеждми они все смотрят н меня! Действительно, Голядкин удлся мне донельзя. Попрвится он тебе, кк не зню что! Тебе он понрвится дже лучше "Мертвых душ", я это зню. Получют ли у вс "Отечеств<енные> зписки"? Не зню, дст ли мне экземпляр Кревский.

Ну, брт, я тебе тк двно не писл, что не помню, н чем я тогд остновился. Тк много воды утекло! Скоро увидимся. Летом я непременно к вм, друзья мои, и всё лето буду стршно писть: мысли есть. Теперь я тоже пишу. З Голядкин взял я ровно 600 руб. серебром. Сверх того я еще получл бездну денег, тк что истртил 3 тысячи после рзлуки с тобою. Живу-то я беспорядочно - вот в чем вся штук! Я переехл с квртиры и ннимю теперь две превосходно меблировнные комнты от жильцов. Мне очень хорошо жить.

Адрес мой: у Влдимирской церкви, н углу Гребецкой улицы и Кузнечного переулк, дом купц Кучин, в № 9-м. Пиши, пожлуйст, рди бог. Нпиши, попрвились ли "Бедные люди". Клняйся Эмилии Федоровне и целуй детей. Я был влюблен не н шутку в Пневу, теперь проходит, не зню еще. Здоровье мое ужсно рсстроено; я болен нервми и боюсь горячки или лихордки нервической. Порядочно жить я не могу, до того я беспутен. Если не удстся летом купться в море, то просто бед. Прощй, рди бог, пиши. Извини, что скверно нписл письмо. Спешу. Целую тебя. Прощй.

Т<вой> Достоевский.

Ну, брт, рди бог, извини, что ничего не прислл до сих пор. Летом всё привезу. Ну прощй, уже третий чс.

Всем вм привезу подрки.

Мы с тобою летом, дружище, проведем время повеселее нынешнего. Деньгми-то я буду не богт, но н 800 р. или н 1000 ндеюсь. Н лето довольно.

Верочк выходит змуж. Знешь ты это?

(1) длее было: но я был знят (2) было: есть

58. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

1 преля 1846. Петербург

1 преля 1846.

Любезный брт.

Посылю тебе кску с приндлежностями и пру эполет. Чешуи н кске не вделны, потому что, кк скзли, в дороге кивер попортится. Не зню, хорошо ли услужил. Если же не хорошо, то не я виновт, потому что решительно ничего не понимю в этих вещх. Отстл от век, друг мой.

Теперь 2-й вопрос. Спросишь, почему тк поздно. Но я, милейший мой, в ткой кторге, что, кк бы ни покзлось оно стрнным тебе, ей-богу, не сыскл времени для комиссии твоей. Првд, две почты пропустил решительно только по своей оплошности. Виновт. Не сердись.

Теперь длее. Друг мой. Ты, верно, пеняешь, что я тк долго тебе не пишу. Но я совершенно соглсен с Гоголевым Поприщиным: "Письмо вздор, письм пишут птекри". Что мне было нписть тебе? Мне нужно было бы исписть томы, если бы нчть говорить тк, кк бы хотелось мне. В моей жизни кждый день столько нового, столько перемен, столько впечтлений, столько хорошего и для меня выгодного, столько и неприятного и невыгодного, что и смому рздумывть некогд. Во-первых, я весь знят. Идей бездн и пишу беспрерывно. Не думй, чтобы я совсем был н розх. Вздор. Во-первых, я прожил много денег, то есть ровно 4500 руб. со времени ншей рзлуки с тобою и н 1000 руб. ссиг<нциями> продл вперед своего товру. Тким обрзом, при известной тебе моей ккуртности я себя обокрл совершенно и нчиню опять по-прежнему бывть без копейки.

Но это ничего. - Слв моя достигл до погеи. В 2 месяц обо мне, по моему счету, было говорено около

35 рз в рзличных издниях. В иных хвл до небес, в других с исключениями, в третьих руготня нпроплую. Чего лучше и выше? Но вот что гдко и мучительно: свои, нши, Белинский и все мною недовольны з Голядкин. Первое впечтление было безотчетный восторг, говор, шум, толки. Второе - критик. Именно: все, все с общего говору, (1) то есть нши и вся публик, ншли, что до того Голядкин скучен и вял, до того рстянут, что читть нет возможности. Но что всего комичнее, тк это то, что все сердятся н меня з рстянутость и все до одного читют нпроплую и перечитывют нпроплую. А один из нших тем только и знимется, что кждый день прочитывет по глве, чтобы не утомить себя, и только чмокет от удовольствия. Иные из публики кричт, что это совсем невозможно, что глупо и писть и помещть ткие вещи, другие же кричт, что это с них и списно и снято, от некоторых я слыхл ткие мдриглы, что говорить совестно.

Что же ксется до меня, то я дже н некоторое мгновение впл в уныние. У меня есть ужсный порок: неогрниченное смолюбие и честолюбие. Идея о том, что я обмнул ожидния и испортил вещь, которя могл бы быть великим делом, убивл меня. Мне Голядкин опротивел. Многое в нем писно нскоро и в утомлении. 1-я половин лучше последней. Рядом с блисттельными стрницми есть скверность, дрянь, из души воротит, читть не хочется. Вот это-то создло мне н время д, и я зболел от горя. Брт, я тебе пришлю Голядкин через две недели, ты прочтешь. Нпиши мне свое полное мнение.

Пропускю жизнь и мое учение и скжу кое-что о нших новостях. 1-е (огромня новость). Белинский оствляет "Отечеств<енные> зписки". Он стршно рсстроил здоровье, отпрвляется н воды и, может быть, з грницу. Он не возьмется з критику год дв. Но для поддержния финнсов издет исполинской толщины льмнх (в 60 печ. листов). Я пишу ему две повести: 1-е) "Сбритые бкенбрды", 2-я) "Повесть об уничтоженных кнцеляриях", обе с потрясющим тргическим интересом и - уже отвечю - сжтые донельзя. Публик ждет моего с нетерпением. Обе повести небольшие. Кроме того, что-нибудь Кревскому и ромн (2) Некрсову. Всё это зймет меня год. "Сбритые бкенбрды" я кончю.

2-я новость. Явилсь целя тьм новых пистелей. Иные мои соперники. Из них особенно змечтелен Герцен (Искндер) и Гончров. 1-й печтлся, второй нчинющий и не печтвшийся нигде. Их ужсно хвлят. Первенство остется з мною покмест и ндеюсь, что нвсегд. Вообще никогд тк не зкипл литертур, кк теперь. Это к лучшему.

Третье. Я или очень рно приеду к вм, или очень поздно, или дже совсем не приеду. Я должен, у меня денег не будет ( без денег я ни з что не приеду, в-третьих, я звлен рботой. Всё скжет будущее).

4-е. Шидловский отозвлся. Его брт был у меня. Я с ним нчиню переписку.

5-е. Если хочешь, мой возлюбленный друг, что-нибудь зрботть н литертурном > поприще, то (3) есть случй и щегольнуть и эффект произвести одним переводом. Переведи "Рейнеке-Фукс" по Гете. Меня дже просили поручить тебе перевести, ибо (4) вещь нужн в льмнх Некрсову. Если зхочешь, переведи. Не торопись. И дже если я не приеду к 15-му мю или к 1-му июню, то присылй, если будет готово. (5) Все рзъезжются н лето; но если возможно будет, то я, может быть, и весной помещу его куд-нибудь и тебе деньги привезу. Если же не весной, то осенью, - но непременно. Деньги будут непременно. Некрсов издтель, он купит, Белинский купит, Ртьков купит, Кревский в полном моем рспоряжении. Дело выгодное. У нс говорили об этом переводе. Итк, нчни, если хочешь, з успех я ручюсь головой. Если переведешь глвы три, то пришли мне, я покжу господм, и случиться может, что денег ддут вперед.

Никогд еще не был я тк богт деятельностию, кк теперь. Всё кипит, идет... Но что-то будет? Прощй, мой возлюбленный.

Прощй, милый мой. Целую вс всех и желю вм всего. У Эмилии Федоровны целую обе ручки. Детей тоже. Кк ты? Нпиши о себе. Ах, друг мой. Я хочу тебя видеть. Но что делть.

Твой весь Достоевский.

Верочк уже 3 месяц кк вышл змуж. Говорят, счстливо. Дядя дл столько же, сколько и Вре. Пиши дяде. Он вышл з Ивнов (его высокоб<лгородие>). Ему 30 лет. Он где-то профессор химии. Мне писл Верочк, говорит, что и тебе тоже.

(1) длее было: ншли, что (2) было: большой ромн (3) длее было: можешь дже (4) было: если (5) вместо этой фрзы было: И если я не приеду к

[1-му] 15 мя, то присылй перевод или вообще присылй, когд кончишь.

59. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

26 преля 1846. Петербург

26 преля.

Любезный брт.

Я не писл тебе оттого, что до смого сегодня не мог взять пер в руки. Причин же тому т, что был болен, при смерти в полном смысле этого слов. Болен я был в сильнейшей степени рздржением всей нервной системы, болезнь устремилсь н сердце, произвел прилив крови и воспление в сердце, которое (1) едв удержно было пьявкми и двумя кровопускниями. Кроме того, я рзорился н рзные декокты, кпли, порошки, микстуры и тому подобн<ые> гдости. Теперь я вне опсности. Но только, потому что болезнь остлсь при мне и по объявлению доктор моего, тк кк он был приготовлен тремя или четырьмя годми, то и вылечиться можно не в млое время. Лечение же мое должно быть и физическое и нрвственное. - 1-е, диетой и постоянными физическими лишениями, мне предписнными. 2-е) переменою мест, воздержнием ото всех сильных впечтлений, потрясений, ровною и тихою жизнию и, нконец, порядком во всем. Н сей конец поездк в Ревель (хотя не для купния, ибо купние мне признно вредным) для перемены мест и обрз жизни мне предписн кк средство рдикльное. Но тк кк я без копейки, для этой поездки мне нужно огромные деньги, не столько для Ревеля, сколько для рсходов и уплты долгов в Петербурге, то по сему случю всё, почти жизнь и здоровье мое звисят от Кревского. Дст он мне денег вперед, приеду, нет - тк и совсем не приеду. И по сему случю после письм сего я не буду писть недели три, по прошествии коих или см явлюсь к Вм собственною особою, или не явлюсь совсем в целое лето.

Я пишу тебе нскоро и з делом. У меня есть до тебя просьб, которую ты должен исполнить и хлопотть о ней всеми силми. Это вот что, Белинский едет н лето (он уехл сегодня) в Москву, потом вместе с другом своим ктером Щепкиным и еще кое с кем предпринимет путешествие н юг России, в Млороссию, в Одессу и в Крым. Он возврщется в сентябре и будет хлопотть о своем льмнхе. Жен же его с своей сестрой и с годовлым ребенком отпрвляются в Гпсль. Может быть, я приеду с ними, может быть и нет. Проход остнвливется в Ревеле н несколько чсов. Теперь, дело в том, что люди их откзывются ехть с ними в чужую сторону, хотя и н лето. Они остются без няньки. Ннять здесь тоже нельзя; ибо н выезд не соглшются кк з огромную цену, которой они дть не в состоянии. И посему просят меня покорнейше нписть к тебе следующую просьбу их. Нчиня со дня получения сего письм моего, пострться всеми силми (о чем и я прошу тебя) поискть в Ревеле няньку, немку, не чухонку (2) (это непременно), если можно пожилую, которя бы соглсилсь с ними отпрвиться в Гпсль до сентября. Цен их будет 15 руб. ссиг<нциями> в месяц, если же он соглсится потом с ними отпрвиться в Петербург, то 25 руб. ссиг<нциями>, больше они дть не могут. Рзумеется, весьм желтельно сыскть женщину с хорошей репутцией, одним словом, порядочную няньку. Сысквши ее, с смого 5-го мя держть ее нготове, то есть готовую в минуту к отъезду, по тому обстоятельству, что тк кк проход остнвливется в Ревеле четыре чс, то в эти четыре чс m-me Белинскя пожлует к тебе, ты пошлешь з нянькой, и всё дело улдится. Вот их проект. Вся сил в том, соглсишься ли ты, я перед тобой пдм - до ног з это. Умоляю тебя з себя. Я люблю и увжю этих людей. Прошу тебя покорнейше, тебя вместе с Эмилией Федоровной, пострйтесь. (3)

M-me Белинскя, весьм слбя, пожиля и больня женщин, принужден ехть одн-одинешеньк, д еще с ребенком. Служить же у них не ндо лучше. Они люди добрые, живут в довольстве и обходятся с людьми примерно хорошо. Няньк у них только няньк и более не знимется ничем. Рди бог, брт, пострйся. Кроме того, отвечй кк можно скорее. Белинские могут быть в Ревеле к 10-му числу. Нпиши поскорее и объясни еще, принимются ли пссжиры н проход, который из Петербург отпрвляется через Ревель в Гпсль? Инче не возьмут няньку н проход.

Я должен окончить одну повесть до отъезд небольшую, з деньги, которые я збрл у Кревского, и тогд уже взять вперед денег.

Деятельность у нс в литертуре зкипет огромня. Нового не упишешь. Есть ндежды большие. Увидимся, рсскжу, теперь прощй.

Твой весь Ф. Достоевский.

Жду с нетерпением письм твоего. Свидетельствую мою любовь и увжение Эмилии Федоровне, мое нижйшее почтение Феде и увжение, смешнное с почтением, Мше.

(1) было нчто: от которого (2) длее было нчто: для немецк<ого> (3) длее было нчто: Это

60. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

16 мя 1846. Петербург

1846. 16 мя.

Любезный брт.

Перед тобою госпожи, вручившие тебе сие послние. Пожлуйст, прими хорошенько и если можно, то дже не худо бы было приглсить их к обеду,

- и m-me Белинскую и ее интереснейшую сестрицу. Просят они тоже зрекомендовться и к Эмилии Федоровне. Попитй их дмский эгоизм кк можно более учстием к ним (1) и, рзумеется, кк можно менее толкуй о литертуре. (2) Впрочем, ты и см смыслишь лучше меня в этих делх. Нучи их, где им остновиться и что делть. Я не зню, что для них лучше остться ли в Ревеле, или охть в Гпсль.

Про себя скжу, что я решительно не зню, что еще со мною будет. Денег у меня нет ни копейки, д и не зню еще, откуд я их получу. Подняться мне нельзя отсюдов, не имея 500 рублей собственно для отдчи петербург<ских> долгов. Следовтельно, суди см. Вероятно, д и всего вероятнее, что мы просто не увидимся, брт, и что я не приеду. Мне скучно и тяжело здесь. Я пишу и не вижу конц рботе. Посылю мой поклон Эмилии Федоровне. Прошу ее о г<оспож>х Белинских и ндеюсь н всё ее снисхождение и любезность. Недурно, если Федя и Мш окжут тоже со своей стороны ккую-нибудь приязнь и откровенно выскжут свое мнение в пределх их известной солидности. Ну, прощй, брт, некогд. Я решительно никогд не имел у себя ткого тяжелого времени. Скук, грусть, птия и лихордочное судорожное ожидние чего-то лучшего мучт меня. А тут болезнь еще. Черт знет что ткое? Кбы кк-нибудь пронеслось всё это.

Твой Ф. Достоевский.

(1) длее строк густо зчеркнут (2) длее густо зчеркнут строк, нчинющяся словми: Не обижй

61. А. М. ДОСТОЕВСКОМУ

24 мя 1846. Петербург

Брт. Я сейчс еду в Ревель. Виновт, что к тебе не зшел. У меня в последнее время были всё рзные квртиры, и вообще преоблдл около меня беспорядок з неизвестностию, остнусь ли я в Петербурге или нет. Ты, верно, меня искл, но не ншел. Здоровье мое не дурно, хотя еще я вовсе не вылечился. Еду лечиться, буду клняться от тебя брту. А теперь прощй.

Ворочусь в октябре и, кк устроюсь, приду к тебе см. Прощй.

Твой Ф. Достоевский.

Н обороте: Его блгородию Андрею Михйловичу Достоевскому В Строительное училище, воспитннику.

Н Обуховском проспекте.

62. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

5 сентября 1846. Петербург

5 сентября.

Спешу тебя уведомить, любезный брт, что я кое-кк добрлся до Петербург и остновился, кк желл, у Трутовского. Кчки я не чувствовл, но в дороге и здесь в Петербурге промок до костей и простудился совсем, кшель, нсморк и всё это у меня в смой сильной степени. Первое время было ужсно скучно. Я ходил ннимть квртиру и ннял уже з 14 руб. серебр<ом> от жильцов 2 мленькие комнтки, с хорошею мебелью и прислугою, но еще не переехл. Адресс же: нпротив Кзнского собор, в доме Кохендорф, в нумере 25. (1) По этому дрессу ты мне и пиши поскорее; ибо очень желю от тебя письм. Н мне грусть стршня.

Белинские доехли хорошо, и с смой пристни я еще не видлся с ними. Зшел н другой день к Некрсову. Он живет в одной квртире с Пневыми, и потому я виделся со всеми. Альмнх идет; нужно спешить. Про лвку я не хотел спршивть и не зню; но верно тоже идет. Но вот известие: чтоб узнть дресс Некрсов, я зшел к Прокоповичу. Он мне объявил причину приезд Некрсов в Ревель - причину, которую он держл в тйне, по рзным политическим видм, и не говорил дже и Прокоповичу; д тот догдлся по рзным днным. Приезжл он видеться с Мсльским, чтобы купить у него "Сын отечеств". Дело-то кжется пошло н лд, и к Новому году у нс может быть новый журнл.

Я тебе ничего не говорю о Гоголе, но вот тебе фкт. В "Современнике" в следующем месяце будет нпечтн сттья Гоголя - его духовное звещние, в которой он отрекется от всех своих сочинений и признет их бесполезными и дже более. Говорит, что не возьмется во всю жизнь з перо, ибо дело его молиться. Соглшется со всеми отзывми своих противников. Прикзывет нпечтть свой портрет в огромнейшем количестве экземпляров и выручку з него определить н вспомоществовние путешествующим в Иеруслим и проч. Вот. - Зключй см.

Был я и у Кревского. Он нчл нбирть "Прохрчин"; появится он в октябре. Я покмест о деньгх не говорил; он же лскется и зигрывет. У других ни у кого не был еще. Языков открыл контору и выствил вывеску. Н дворе стршный дождь и потому трудно выходить. Я еще живу у Трутовского, звтр же переезжю н квртиру. Нсчет шинели тоже никк нельзя было хлопотть з хлопотми и дождем. Хочу жить скромнейшим обрзом. Желю и тебе того же. Нужно дело делть помленьку. Поживем и увидим. А теперь прощй. Я спешу. Много бы хотелось нписть, д иногд лучше и не говорить. Пиши. Жду от тебя ответ в нискорейшем времени. Целуй детей. Клняйся Эмилии Федоровне. Тоже поклонись и другим, кому следует. С следующей почтой нпишу горздо более. Это только уведомление. Прощй, желю тебе всего лучшего, бесценный друг мой, - глвное покмест терпения и здоровья.

Твой брт Ф. Достоевский.

Н обороте: Его блгородию Михйле Михйловичу Достоевскому.

В Ревель.

В Инженерную комнду. Г-ну инженер-прпорщику.

(1) длее: Только ты мне - зтем две густо зчеркнутые строки, зкнчивющиеся словми: уведомлю их после.

63. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

17 сентября 1846. Петербург

17 сентября.

Любезный брт.

Посылю тебе шинель. Извини, что поздно. Здержк был не с моей стороны, отыскивл моего человек и нконец-то ншел. Без него же купить не мог. Шинель имеет свои достоинств и свои неудобств. Достоинство то, что необыкновенно полн, точно двойня, и цвет хорош, смый форменный, серый; недостток тот, что сукно только по 8 руб. ссигнциями. Лучше не было. Зто стоил только 82 руб. ссиг<нциями>. Остльные деньги употреблены н посылку. Что делть: были сукн и по 12 руб. ссигнц<иями>, но цвет светло-стльного, отличного, но ты ими брезгешь. Впрочем, не думю, чтоб тебе не попрвилсь. Он еще немного длинн.

И не писл тебе до сих пор из-з шипели. Я уже тебе объявлял, что ннял квртиру. Мне не дурно; только средств в будущем почти не имею. Кревский дл 50 руб. сереб<ром> и по виду его можно судить, что больше не дст; мне нужно сильно перетерпеть.

"Прохрчин" стршно обезобржен в известном месте. Эти господ известного мест зпретили дже слово чиновник и бог знет из-з чего; уж и тк всё было слишком невинное, и вычеркнули его во всех местх. Всё живое исчезло. Остлся только скелет того, что я читл тебе. Отступюсь от своей повести.

Нового у нс ничего не слышно. Всё по-строму; ждут Белинского. M-me Белинскя тебе клняется. Все зтеи, которые были, кжется, зсели н месте; или их, может быть, держт в тйне - черт знет.

Я обедю в склдчине. У Бекетовых собрлось шесть человек знкомых, в том числе я и Григорович. Кждый дет 15 коп. серебр<ом> в день, и мы имеем хороших чистых кушний з обедом 2 и довольны. Следовтельно, обед мне обходится не более кк 16 руб.

Пишу к тебе нскоро. Ибо зпоздл, и человек ждет с посылкой, чтобы нести н почту. У меня еще больше несклдицы, чем когд у тебя зубы болели. Очень боюсь, что шинель тебе поздно придется. Что делть? Я стрлся всеми силми.

Пишу всё "Сбритые бкенбрды". Тк медленно дело идет. Боюсь опоздть. Я слышл от двух господ, именно от одного 2-го (1) Бекетов и Григорович, что "Петербур<гский> сборник" в провинции не инче нзывется кк "Бедными людьми". Остльного и знть не хотят, хотя нрсхвт берут его тм, перекупют друг у друг, кому удлось достть, з огромную цену. А в книжных лвкх, н<>пр<имер> в Пензе и в Киеве, он официльно стоит 25 и 30 руб. ссигнц<иями>. Что з стрнный фкт: здесь сел, тм достть нельзя.

Григорович нписл удивительно хорошенькую повесть, стрниями моими и Мйков, который, между прочим, хочет писть обо мне большую сттью к

1-му янвря, эт повесть будет помещен в "Отеч<ественные> зписки", которые, между прочим, совсем обеднели. Тм (2) нет ни одной повести в зпсе.

У меня здесь ужснейшя тоск. И рботешь хуже. Я у вс жил кк в рю, и черт знет, двй мне хорошего, я непременно см сделю своим хрктером худшее. Желю Эмилии Федоровне удовольствий, всего более здоровья, искренно желю; я много об вс всех думю. - Д, брт: деньги и обеспечение хорошя вещь. Целую племянников. Ну прощй. В следующем письме нпишу более. А теперь, рди бог, не сердись н меня. Д будь здоров и не ешь тк много говядины.

Адресс мой:

У Кзнского собор, н углу Большой Мещнской и Соборной площди, в доме Кохендорф, № 25.

Прощй.

Твой брт Ф. Достоевский.

Стрйся есть кк можно здоровее, и, пожлуйст, без грибков, горчиц и тому подобной дряни. Рди бог.

Т<вой> Д<остоевский>.

(1) нд словом: одного (2) было: У них (3) было: в семье

64. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

7 октября 1846. Петербург

7 октября 1846.

Любезный брт.

Спешу (1) отвечть тебе н твое письмо и вместе с тем нписть то, об чем хотел уведомить тебя и без твоего письм.

Прошлый рз писл я тебе, что собирюсь з грницу. Книгопродвцы дют мне четыре тысячи ссигнц<иями> з всё. Некрсов двл было 1500 р. серебр<ом>. Но, кжется, у него денег н это не будет и он отступится. Если цен моя покжется низкою (судя по моим рсходм), то я не возьму и см издм свой томик, может быть дже к 15-му ноября. Оно же и лучше, ибо н глзх дело будет, не изуродуют издния, нпример, и, одним словом, будут свои выгоды. Потом к 1-му янврю продм все экземпляры гуртом книгопродвцм. Может быть, выручу 4000, и хотя это то же смое, что дют книгопродвцы, но я буду в своем томе печтть не всё. Следовтельно, если немного прибвить, то по возврщении из Итлии выйдет 2-й том, и я приеду прямо н деньги.

Я еду не гулять, лечиться. Петербург д для меня. Тк тяжело, тк тяжело жить здесь! А здоровье мое, слышно, хуже. К тому же я стршно боюсь. Что-то скжет, нприм<ер>, октябрь, до сих пор дни ясные. - Я очень жду твоего письм; ибо желю знть твое мнение. А покмест вот тебе следующее: помоги мне, брт, до 1-го декбря смое дльнее. Ибо до 1-го декбря я совершенно не зню, где взять денег. То есть деньги-то будут, Кревский, н<>прим<ер>, нвязывет, но я взял уже у него 100 р. серебр<ом> и теперь от него бегю. Ибо что 50 целковых, то и лист печтный. А я в Итлии, н досуге, н свободе хочу писть ромн для себя и быть в возможности нкинуть нконец цену. А систем всегдшнего долг, которую тк рспрострняет Кревский, есть систем моего рбств и звисимости литертурной. Итк, дй же мне средств, если можешь. Уезжя з грницу, я тебе писл уж, что отдм 100 руб. серебр<ом>; но если мне пришлешь теперь 50 р. серебр<ом>, то отдм и их, всё будет обделно к 1-му янврю. Рссчитйся, если можешь ссудить меня до 1-го янвря, то дй. Н меня же в отношении отдчи ндейся кк н кменную гору. Пишу последнее собственно для того, чтоб тебе яснее было можно рссчитть.

Деньги эти мне нужны н шинель. Плтья себе я уже не шью, знятый весь моею системою литертурной эмнципции, оно, то есть плтье, уже неприличное. Шинель же нужн. Н нее употреблю с воротником 120, н остльные хочу кое-кк пробиться до нпечтки. Вызвлся хлопотть з меня см Кревский. Печтют же по его рекомендции Ртьков и Кувшинников. Я уже с ними говорил. Двли же они 4000 з рукопись.

К 1-му янвря нмерен еще нстрочить ккую-нибудь мелочь Кревскому и потом удеру от всех. Чтобы мне подняться в Итлию, нужно зплтить рзных долгов (тут же и тебе) всего 1600 руб. ссиг<нциями>. Следовтельно, остнется рзве 2400 сс<игнциями>. Я обо всем рсспршивл: проезд стоит 500 (крйнее). Д в Вене я сделю плтья и белья н 300 руб., тм дешево, всего 800; остнется, стло быть, 1600. Я проживу восемь месяцев. Пришлю в "Современник" 1-ю чсть ромн, получу 1 200 и из Рим н 2 месяц съезжу в Приж и обртно. Приехв, издм тотчс же 2-ю чсть, ромн буду писть до осени 1848 год и тут издм 3 или 4 чсти его. Первя же, пролог, будет нпечтн уже в "Совр<еменнике>" в виде пролог. И сюжет (2) и мысль у меня в голове. Я теперь почти в пническом стрхе з здоровье. Сердцебиение у меня ужсное, кк в 1-е время болезни.

"Современник" издет Некрсов и Пнев 1-го янвря. Критик Белинский. Подымются рзные журнлы и черт знет что еще. Но я бегу от всего зтем, что хочу быть здоровым, чтобы нписть что-нибудь здоровое. Лвк пдет у Некрсов. Но Языков и комп<ния> процветют. У него тоже комиссионерство и книгми. Я уже с ним говорил для сдчи ему экземпляров для хозяйственного комндов<ния> ими.

Клняйся всем. Эмилии Федоровне особенно. Детям тоже и, рди бог, отвечй мне по первой почте. Жду твоего письм. Нпиши скорее; ибо если не пришлешь денег, то по крйней мере скжи, что нет (з что, ей-богу, не буду претендовть), чтоб мне можно было хлопотть в другом месте.

Твой весь Ф. Достоевский.

Я тебе буду теперь писть письм очень чсто. Мы, брт, долго теперь не увидимся. Но по приезде из-з грницы прямо зеду к тебе, где бы ты ни был.

К 20 октября, время окончния сырого мтерил, то есть "Сбритых бкенбрд", мое положение ознчится нияснейшим обрзом, ибо уже с 15-го октября нчнется печтние с "Бедных людей".

(1) длее было нчто: нпис<ть> (2) длее было: и пролог

65. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

17 октября 1846. Петербург

17 октяб<ря> 46.

Спешу тебя уведомить, л<юбезный> б<рт>, что я твои деньги получил, з что нескзнно блгодрен, ибо не чувствую более холод и других неприятностей. Спешу тоже скзть тебе, что все мои ндежды и рсчеты отлгются, кжется, до более удобного времени. По крйней мере теперь см еще не много зню. Предлгются всё ткие условия, кких и принять нельзя; то деньги мленькие, то деньги порядочные, но не все, ждть нужно. Рзумеется, если продвть, то я могу исполнить это только н нличные деньги. Нконец, советуют мне подождть. Оно и худо и хорошо. Худо з здоровье. Хорошо то, что если выждть, тк можно получить более знчительную сумму. Издвть же в последнем случе никк не предстоит к рождеству. Ибо нужно жить чем-нибудь; следовтельно, нужно продвть повести в журнлы; и потом нужно будет выжидть; и потому издние может рзве состояться к 1-му мя. К тому же нужно будет потрудиться всё пообделть; и издть 2 томик толстых и не з 2 <руб.> 50 к., кк я предполгл; уже з 3 и, может быть, более. Итк, может быть, увидимся летом еще рз, и рзве осенью осуществится поездк, при больших деньгх.

Меня всё это тк рсстривет, брт, что я кк одурелый. Эк сколько труд и тягости рзной нужно перенести снчл, чтоб устроить себя. Здоровье свое, нприм<ер>, нужно пускть н вось, обеспечение черт знет еще будет когд. Я тебе пишу письмо мленькое; ибо см нверно не зню ничего. Я, впрочем, не совсем унывю. Кк-то ты живешь? Пишешь, что ожидешь нового гостя в семейство. Дй бог, чтоб это всё обошлось хорошо. Кбы и у тебя тоже попрвлялись обстоятельств. Я, брт, не перестю думть о своих целях. Нш ссоциция может осуществиться. Я всё мечтю. Мне, брт, нужно решительно иметь полный успех, без того ничего не будет, и я буду только существовть с горем пополм. Всё же это звисит не от меня, от сил моих.

"Сбрит<ые> бке<нбрды>" еще не совсем кончены. "Прохрчин" очень хвлят. Мне рсскзывли много суждений. Белинский еще не приехл. Господ в "Современнике" всё тятся. Тк что я еще придерживюсь с "Сбрит<ыми> бкенбрд<ми>" и не обещл. Может быть, будут у Кревского. Впрочем, я еще не зню, кк устроюсь и с этим. Буду пользовться обстоятельствми и пущу повесть в дрку, кто больше. Стщу-то я денег уж нверно порядочно. Но если случится издвть отдельно, тк что ддут известную сумму вперед, то я не отдм в журнлы.

Брт Андрей тебе клняется. Белинские тоже, и тебе и Эмилии Федоровне. Я у них бывю. Вот игрют-то н вось! Целую детей, я об них чсто вспоминю. Если продм хорошо повесть, то непременно пришлю им к рождеству конфекты и рзных слстей. Свидетельствую всю мою преднность Эмилии Федоровне. Потерпим, брт, вось рзбогтеем. Нужно рботть. Но, рди бог, хрни здоровье. И я бы тебе советовл и просил - не рботй много. Что к черту! Пожлуйст, береги себя. И глвное, ешь здоровее пищу. Меньше кофию и мяс. Это яд. Прощй, брт. Скоро еще нпишу. Ткие потемки.

Ф. Достоевский.

У нс октябрь сухой, ясный и холодный. Болезней мло. Не збывй меня и пиши. Клняйся Форштдским, Рейнгрдту и прочим.

66. А. М. ДОСТОЕВСКОМУ

18 октября 1846. Петербург

Любезный брт Андрей.

Я уже двно приехл из Ревеля, и кждую субботу здерживли меня иные обстоятельств тебя уведомить. Извини. Приходи звтр повидться со мной около 10 чсов утр. Живу я нпротив Кзнского собор, н углу Соборной площди и Большой Мещнской, в доме Кохендорф, в номере 25-м, в квртире m-me Candeville.

А теперь до свидния.

Твой брт Ф. Достоевский.

Н обороте: Его блгородию Андрею Михйловичу Достоевскому.

Н Обуховском проспекте

з Обуховским мостом, в Строительном училище, воспитннику.

67. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

20-е числ октября 1846. Петербург

Любезный брт!

Хочу тебе нписть слов дв, но не более, ибо хлопочу и бьюсь об лед кк рыб. Дело в том, что все мои плны рухнули и уничтожились сми собою. Издние не состоится. Ибо не состоялось ни одной из тех повестей, о которых я тебе говорил. Я не пишу и "Сбритых бкенбрд". Я всё бросил: ибо всё это есть не что иное, кк повторение строго, двно уже мною скзнного. Теперь более оригинльные, живые и светлые мысли просятся из меня н бумгу. Когд я дописл "Сбр<итые> бк<енбрды"> до конц, всё это предствилось мне смо собою. В моем положении однообрзие гибель.

Я пишу другую повесть, и рбот идет, кк некогд в "Бедных людях", свежо, легко и успешно. Нзнчю ее Кревскому. Пусть господ "Современник" сердятся, это ничего. Между тем нписв повесть к янврю, перестю печтть (1) совсем до смого будущего год, пишу ромн, который уж и теперь не дет мне покоя.

Но чтоб жить, я решюсь издть "Бедных людей" и обделнного "Двойник" отдельными книжкми. Я не ствлю, нпример, н них 1-я чсть, 2-я чсть, это просто будет "Бедные люди" отдельно и "Двойник" тоже - вся деятельность моя з год. Тк же точно ндеюсь я поступить и относительно будущего ромн.

И нконец, рзве год через 2 приступлю к полному изднию и тем чрезвычйно выигрю, ибо возьму деньги дв рз и сделю себе известность.

"Бедные люди" нчиню печтть звтр или послезвтр. Сделю это через Ртьков, он обещет. И теперь только кляну судьбу, что нет у меня 700 руб. ссигнц<иями>, чтоб издть н свой счет. Издвть н свой счет это всё. Н чужой - это знчит н стрх, можно погибнуть. Книгопродвцы подлецы. Бездн есть у них уловок, которых не зню я и которыми можно облпошить. Но смя врврскя вещь у них следующя: нпечтет он издние н свой счет и получит з это от меня 350 или 400 экземпляров (цен, окупющя ему издержки), проценту берет он 40 н 100, то есть 40 к. сереб<ром> с экземпляр (я пущу по рублю). Это з оборот его кпитл и з стрх. У него в рукх, положим, 300 экземп<ляров>. Он уж их и продет. Я же не имею прв продть ни одного экземпляр до тех пор, пок он всё свое не продст, ибо его подрывю. Он продст всё и скжет мне, что публик не требует более и что у него нейдут. Поверять его невозможно. Это знчит рссориться с ним. Это делется только в крйних случях. У меня экземпляры лежт. Мне нужны деньги. Он покупет нконец у меня, проморив меня, сотни две экз<емпляров> з половинную (2) цену. Нконец, есть ткие кнльи, которые здерживют иногородние требовния и не дют требующей дже в Петербурге публике. Теперь: издй я см, я вдруг продю всем книгопродвцм в Петербурге, н чистые. Процент берется зконный. Они дют кждый больше, подрывя друг друг, если книг идет, и нконец в конторе Языков учреждется глвня склдк.

Слушй, брт: требую от тебя немедленного ответ и вот что предлгю. Если только у тебя есть деньги,

200 руб. серебр<ом> (нужно более, но можно войти в мленький долг), то не хочешь ли спекуляцию? Если ты копишь, то деньги у тебя пролежт дром. Я же тебе предлгю, дй мне денег н издние. К 15-му ноября можно уже нпечтть. До 1-го янвря окупится издние. Я тебе присылю деньги твои 200 руб. сереб<ром> тотчс же. Потом со всего остльного брыш тебе 1/4 долю. Издние окупится 350 экземплярми. (3) Остнется 850 по 75 к. сереб<ром> =

635 р. ссигнциями>. Книгопродвцу я дм же этот брыш. Но я бы лучше желл взять тебя в долю. Мои деньги бы не пропли. Потом, если бы попхло успехом, мы бы издли "Двойник". Нконец, во всяком случе твои деньги воротятся к тебе до янвря месяц. Свидетельствуюсь честным словом моим, что я не вовлеку тебя в ложное положение. Нконец, я ожидю успех. Хотя и медленного. Всё издние рзойдется рзве в год. Вот пример: "Пн Холявский" Основьяненко был нпечтн в "Отеч<ественных> зпискх" 3 год нзд. Потом издн отдельно и теперь уже хотят делть 3-е издние.

Если хочешь, брт, то отвечй мне немедленно и деньгми. Я же попрвлю в это время кое-что, буду в цензуре и уговорюсь в типогрфии. Если пришлешь и у тебя нет столько, то пришли н 1-й рз хоть 120 р. сереб<ром> не менее для здтк, и потом непременно к 15 ноября остльные 80 р. сереб<ром>.

Нконец, если ты не можешь всего этого сделть, то ты меня не стеснишь по крйней мере во времени. Я обрщусь к книгопродвцм, и мы изддим уже потом "Двойник".

Отбрось в этом деле всю бртскую любовь, деликтность и проч. рзности. Смотри н дело кк н спекуляцию. Из желния мне добр не обкрди себя см, хотя дже и не н большое время. У тебя рождется новое дитя. Прощй, целуй всех. Клняйся кому нужно. Мне всё нездоровится. Но ведь ты меня знешь.

Твой Достоевский.

Прощй, любезный брт. Ожидю ответ немедленного. Рди бог, не ствь себя см в ложное положение, то есть если бы ты, нпример, двл свои последние. Тогд лучше не нужно. Я ведь только предлгю. Но если ты богт и соглсен, то высылй деньги с 1-ою почтою, н<>прим<ер> ко 2-му или 3-му числу.

Ну, слушй же. Я тебе нписл всё и последний рз говорю: если есть деньги, не бойся и соглшйся. Нет или мло, то, рди бог, не вступй в долю. Отвечй сейчс.

Клняйся Эмилии Федоровне. Желю вм всем счстья, друзья мои. Гоголь умер во Флоренции 2 месяц нзд.

(1) было: писть (2) было нчто: з ум<еренную> (3) в подлиннике ошибочно: экземпляров

68. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

26 ноября 1846. Петербург

26 ноября 1846 г.

Ну кк ты мог, дргоценнейший друг мой, писть, будто бы я н тебя рссердился з неприсылку денег и потому молчу. Кк могл ткя идея прийти тебе в голову? И чем, нконец, я мог подть тебе повод тк думть обо мне? Если ты меня любишь, то сделй одолжение, откжись впредь нвсегд от подобных идей. Постремся, чтоб между нми было всё прямо и просто. Я вслух и прямо скжу тебе, что я тебе уж и тк много обязн и что было бы смешным и подлым свинством с моей стороны не сознться в этом. Теперь об этом довольно. Буду писть лучше о моих обстоятельствх и пострюсь обо всем тебя пояснее уведомить.

Во-первых, все мои издния лопнули и не состоялись. Не стоило, брло много времени и рно было. Публик, может быть, не подлсь бы. Издние я сделю к будущей осени. Со мной к тому времени публик более ознкомится, и положение мое будет яснее. К тому же я ожидю нескольких внсов. "Двойник" уже иллюстрировн одним московским художником. "Бедные люди" иллюстрируются здесь в двух местх - кто сделет лучше. Бернрдский говорит, что не прочь нчть со мной переговоры в феврле месяце и дть мне известную толику денег н прво издть в иллюстрции. До того времени он возится с "Мертвыми душми". Одним словом, до времени я к изднию стл рвнодушен. К тому же и некогд возиться с этим. Рботы и зкзов у меня бездн. - Скжу тебе, что я имел неприятность окончтельно поссориться с "Современником" в лице Некрсов. Он, досдуя н то, что я все-тки дю повести Кревскому, которому я должен, и что я не хотел публично объявить, что не приндлежу к "Отечеств<енным> зпискм", отчявшись получить от меня в скором времени повесть, нделл мне грубостей и неосторожно потребовл денег. Я его поймл н слове и обещл земным письмом выдть ему сумму к 15-му декбря. Мне хочется, чтобы сми пришли ко мне. Это всё подлецы и звистники. Когд я рзругл Некрсов в пух, он только что семенил и отделывлся, кк жид, у которого крдут деньги. Одним словом, грязня история. Теперь они выпускют, что я зржен смолюбием, возмечтл о себе и передюсь Кревскому зтем, что Мйков хвлит меня. Некрсов же меня собирется ругть. Что же ксется до Белинского, то это ткой слбый человек, что дже в литертурных мнениях у него пять пятниц н неделе. Только с ним я сохрнил прежние добрые отношения. Он человек блгородный. Между тем Кревский, обрдоввшись случю, дл мне денег и обещл сверх того уплтить з меня все долги к

15 декбря. З это я рботю ему до весны. - Видишь ли, что, брт: из всего этого я извлек премудрое првило. 1-е убыточное дело для нчинющего тлнт

- это дружб с проприетерми издний, из которой необходимым следствием исходит кумовство и потом рзные сльности. Потом незвисимость положения, и нконец, рбот для Святого Искусств, рбот святя, чистя, в простоте сердц, которое еще никогд тк не дрожло и не двиглось у меня, кк теперь перед всеми новыми обрзми, которые создются (1) в душе моей. Брт, я возрождюсь, не только нрвственно, но и физически. Никогд не было во мне столько обилия и ясности, столько ровности в хрктере, столько здоровья физического. Я много обязн в этом деле моим добрым друзьям Бекетовым, Злюбецкому и другим, с которыми я живу; это люди дельные, умные, с превосходным сердцем, с блгородством, с хрктером. Они меня вылечили своим обществом. Нконец, я предложил жить вместе. Ншлсь квртир большя, и все издержки, по всем чстям хозяйств, всё не превышет 1200 руб. ссигнц<иями> с человек в год. Тк велики блгодеяния ссоциции! (2) У меня своя комнт, и я рботю по целым дням. Адресс мой новый, куд прошу дресовть ко мне: Н Всильевском острове в 1-й линии у Большого проспект, в доме Солошич. № 26, против Лютернской церкви.

Поздрвляю, милейший мой друг, с 3-м племянником. Желю всех блг и ему и Эмилии Федоровне. Я вс всех теперь втрое больше люблю. (3) Но не сердись н меня, бесценный мой, что пишу не письмо, ккой-то клочок исписнный: времени нет, меня ждут. Но зто в пятницу еще рз буду писть. Считй же это письмо недоконченным.

Твой друг Ф. Достоевский.

(1) было: движутся (2) было нчто: цивил<изции> (3) длее было нчто: чем

69. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

17 декбря 1846. Петербург

С.-Петербург, 17 декбря 46 г.

Что это с тобою стлось, любезный брт, что ты совершенно змолк? С кждой почтой жду чего-нибудь от тебя и ни слов. Я в беспокойстве, чсто думю о тебе, о том, что ты хворешь иногд, и боюсь делть зключения. Рди бог, нпиши мне хоть две строчки. Пожлуйст, нпиши и успокой меня. Ты, может быть, всё выжидл продолжения моего недвнего послния. Но н меня не сердись, что я тк неточно исполняю слово мое. Я теперь звлен рботою и к 5-му числу генвря обязлся поствить Кревскому 1-ю чсть ромн "Неточк Незвнов", о публикции которой ты уже, верно, прочел в "Отечеств<енных> зпискх". Это письмо пишу я урывкми, ибо пишу день и ночь, рзве от семи чсов вечер, для рзвлечения, хожу в Итльянскую оперу в глерею слушть нших несрвненных певцов. Здоровье мое хорошо, тк что об нем уж и нечего писть более. Пишу я с рвением. Мне всё кжется, что я звел процесс со всею ншей литертурою, журнлми и критикми и тремя чстями ромн моего в "Отечеств<енных> зпискх" и устнвливю и з этот год мое первенство нзло недоброжелтелям моим. Кревский повесил нос. Он почти погибет. "Современник" же выступет блисттельно. У них уже звязлсь перестрелк.

Итк, брт, я не поеду з грницу ни нынешнюю зиму, ни лето, приеду опять к вм, в Ревель. Я см с нетерпением жду лет. Летом буду переделывть строе и подготовливть к осени издние, тм что будет. Что, здоровы ли все у тебя, брт? Не больн ли уж Эмилия Федоровн? Н это письмо я немедленно требую ответ. (1) Я живу, кк я уже писл тебе, брт, с Бекетовыми н Всильевском острове; не скучно, хорошо и экономно. Бывю у Белинского. Он всё хворет, но с ндеждми. M-me Белинскя родил.

Я плчу все долги мои, посредством Кревского. Вся здч моя зрботть ему всё в зиму и быть ни копейки не должным н лето. Когд-то я выйду из долгов. Бед рботть поденщиком! Погубишь всё, и тлнт и юность и ндежду, омерзеет рбот и сделешься нконец пчкуном, не пистелем.

Прощй, брт. Ты меня оторвл от моей смой любопытной стрницы в ромне, дел еще куч впереди. Ах, милый мой, кбы тебе удлось. Мне всё хочется с тобою свидеться поскорее, д и свидеться-то хочется, устновив и рзрешив мое положение. Я связл себя по рукм и по ногм моими нтрепренерми. А между тем со стороны делют блисттельные предложения. "Современник", который в лице Некрсов меня хочет ругть, дет мне з лист 60 р. серебром, что рвняется 300 р. в "Отеч<ественных> зписк<х>", "Библиотек для чтения" - 250 р. ссиг<нциями> з свой лист и т. д., и я ничего не могу туд: всё взял Кревский з свои 50 р. серебр<ом>, дв денег вперед. Кстти: Григорович нписл физиологию "Деревня" в "Отеч<ественных> зпискх", которя здесь делет фурор. Ну, прощй, любезный брт. Клняйся Эмилии Федоровне, Феденьке, Мшеньке и Мише. Збыли ль дети меня или нет? Клняйся Рейнгрту и другим. Ходит ли к вм Анн Ивновн? Всем стрым знкомым тоже поклон.

Твой всегд Ф. Достоевский.

Адресс мой:

Н Всильевском острове в 1-й линии по Большому проспекту, в доме Солошич, в № 26, в квртире Бекетов.

Теперь, брт, вот что: приезжй этот год н мсленицу в Петербург. Хоть н две недели. Но приезжй непременно. Квртир и стол тебе не будут ничего стоить. Чй, схр и всё содержние тоже. Крмнного ты почти ничего не истртишь. Вся поездк обойдется в пустяки. А? Кк ты думешь. Подумй об этом. Что тебе? Я бы был тк рд тебя видеть. Д и тебе-то было б приятно пожить в Петербурге. Тебе дже не нужно совсем денег брть, чтобы ехть сюд. Я тебе должен и зплчу з всё. Денег достнем. Рди бог, приезжй, брт. Ты сидень. Неужели ты хочешь дойти до того, что тебя из Ревеля будут клещми вытскивть. Приезжй, кроме шуток, н мсленице.

Твой Д<остоевский>.

(1) длее было: брт (2) длее было: ничего

1847

70. А. У. ПОРЕЦКОМУ Янврь 1847. Петербург

Любезнейший Алексндр Юстинович, лож есть, литерня, в пятом ярусе левой стороны, лит<ер> М.

Когд зписк Штрндмн пришл, я был у Мйковых; тм сообщили мне вторую. Зписли ложу и обещлись Вс известить; вот почему я с своей стороны не предупредил Вшего послнного.

А будут ли букеты?

Вш весь Ф. Достоевский.

NB. Борзи очень нездоров, в лихордке, во дворце миропомзние или что-то вроде этого. Посему црскя фмилия может не быть в тетре. А если не будет, то в дирекции, кжется, принят мер отложить бенефис. Прочтите звтр фишку.

До свидния.

Д<остоевский>.

Н обороте: Его высокоблгородию Алексндру Юстиновичу Порецкому.

71. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ Янврь - феврль 1847. Петербург

Любезный брт. Опять прошу твоего отпущения з то, что не исполнил слов и не нписл с следующею почтою. Но ткя тоск нходил н меня всё это время, что невозможно было писть. Думл я о тебе очень много и мучительно. Тяжел судьб твоя, милый брт! С твоим здоровьем, с твоими мыслями, без людей кругом, с скукой вместо прздник, и с семейством, о котором хоть и свят и слдк збот, но тяжело бремя

- жизнь невыносим. Но не унывй духом, брт. Просветлеет время. Видишь ли, чем больше в нс смих дух и внутреннего содержния, тем крше нш угол и жизнь. Конечно, стршен диссоннс, стршно нервновесие, которое предствляет (1) нм общество. Вне должно быть урвновешено с внутренним. Инче, с отсутствием внешних явлений, внутреннее возьмет слишком опсный верх. Нервы и фнтзия зймут очень много мест в существе. Всякое внешнее явление с непривычки кжется колоссльным и пугет кк-то. Нчинешь бояться жизни. Счстлив ты, что природ обильно нделил тебя любовью и сильным хрктером. В тебе есть еще крепкий здрвый смысл и блестки бриллинтового юмор и веселости. Всё это еще спсет тебя. Я много думю о тебе. Но боже, кк много отвртительных подло-огрниченных седобородых мудрецов, знтоков, фрисеев жизни, гордящихся опытностию, то есть своею безличностию (ибо все в одну мерку стчны), негодных, которые вечно проповедуют довольство судьбой, веру во что-то, огрничение в жизни и довольство своим местом, не вникнув в сущность слов этих, - довольство, похожее н монстырское истязние и огрничение, и с неистощимо мелкою злостью осуждющих сильную, горячую душу не выносящего их пошлого, дневного рсписния и клендря жизненного. Подлецы они с их водевильным земным счстием. Подлецы они! Встречются иногд и бесят мучительно.

Вот сейчс меня прервл своим остроумно-светским визитом несносный болтун Свиридов. Он, брт, кжется смый нзойливый дурк. Привез вопрос из нлитики и привез-то ккие-то дряннейшие, стрые рзрозненные листы, из которых, кжется, ничего нельзя сделть. Просит меня похлопотть у Бекетов о попрвке этих листов. Смешной человек. См в них ничего не рзбирет и хочет, чтобы другие что-нибудь сделли. Я кк-нибудь похлопочу о твоем ответе. Поеду по всем, у кого есть зписки.

Но время уходит. Хотел тебе нписть многое. Кк досдно, что всё перебито. И потому огрничусь смым последним - нпишу кое-что о себе. Я, брт, рботю; не хочу ничего выдвть рньше, чем кончу. (2) Денег между тем нет, и если б не было добрых людей, я бы погиб. Рзложение моей слвы в журнлх доствляет мне более выгоды, чем невыгоды. Тем скорее схвтятся з новое мои поклонники, которые, кжется, очень многочисленны и отстоят меня. Я живу очень бедно и всего, с того времени, кк я тебя оствил, прожил 250 руб. сереб<ром>, до 300 р. сереб<ром> употребил н долги. Меня сильнее всех подрезл Некрсов, которому я отдл его 150 руб. сереб<ром>, не желя с ним связывться. К весне сделю у Кревского большой зем и пришлю тебе 400 руб. непременно. Это кк бог свят; ибо мысль о тебе мучет меня более, чем всё. В Гельсингфорс же вряд ли приеду рно. Ибо, может быть, буду лечиться окончтельно по методе Присниц холодной водой. И потому приеду рзве в июле. Впрочем, ничего еще не зню, мой милый. Мое будущее впереди. Но хоть гром трещи ндо мной, я теперь не подвинусь, я зню всё, что могу сделть, рботы своей не испорчу и попрвлю свои обстоятельств денежные успешным ходом книги, которую издм осенью. Проклятый Спиридов. (3) Уже почти дв чс. Вообрзи: я всеми силми двл ему зметить, что у меня нет времени. Он всё сидел и болтл о том, кк он вопрос твой соствлял, двл знть, кк вжно (4) тебе его в этом помощничество, кк он н Квкз поедет и нпишет о тмошней флоре ткое сочинение, ккого и не бывло. Черт с ним, шут! Прво, с иными людьми поговоришь и точно выйдешь из ккой-нибудь кнцелярии. Он меня оторвл от тебя, мой возлюбл<енный>. Береги себя, брт. Особенно здоровье. Рзвлекйся и пожелй мне скорее кончить рботу. З ней сейчс последуют деньги, и я у тебя. Лечение у Присниц в моем вообржении. Может быть, доктор и отсоветуют мне. Кк бы я желл тебя видеть. Иногд меня мучет ткя тоск. Мне вспоминется иногд, кк я был угловт и тяжел у вс в Ревеле. Я был болен, брт. Я вспоминю, кк ты рз скзл мне, что мое обхождение с тобою исключет взимное рвенство. Возлюбленный мой. Это совершенно было неспрведливо. Но у меня ткой скверный, оттлкивющий хрктер. Я тебя всегд ценил выше и лучше себя. Я з тебя и з твоих готов жизнь отдть, но иногд, когд сердце мое плвет в любви, не добьешься от меня лскового слов. Мои нервы не повинуются мне в эти минуты. Я смешон и гдок, и вечно посему стрдю от неспрведливого зключения обо мне. Говорят, что я черств и без сердц. Сколько рз я грубил Эмилии Федоровне, блгороднейшей женщине, в 1000 рз лучше меня. Помню, кк иногд я нрочно злился н Федю, которого любил в то же смое время дже больше тебя. Я тогд только могу покзть, что я человек с сердцем и любовью, когд смя внешность обстоятельств, случя вырвет меня нсильно из обыденной пошлости. До того времени я гдок. Нервенство это я приписывю болезни. Читл ли ты "Лукрецию Флорини", посмотри Кроля. Но скоро ты прочтешь "Неточку Незвнову". Это будет исповедь, кк Голядкин, хотя в другом тоне и роде. О Голядкине я слышу исподтишк (и от многих) ткие слухи, что ужс. Иные прямо говорят, что это произведение чудо и не понято. Что ему стршня роль в будущем, что если б (5) я нписл одного Голядкин, то довольно с меня, и что для иных оно интереснее дюмсовского интерес. Но вот смолюбие мое рсхлестлось. Но, брт! Кк приятно быть понятым. Брт, з что ты тк любишь меня! - Пострюсь тебя обнять поскорее. Будем любить друг друг горячо. Пожелй мне успех. Я пишу мою "Хозяйку". Уже выходит лучше "Бедных людей". Это в том же роде. Пером моим водит родник вдохновения, выбивющийся прямо из души. Не тк, кк в "Прохрчине", которым я стрдл всё лето. Кк бы мне хотелось помочь тебе, брт, поскорее. Но ндейся, брт, н те деньги, которые я обещл тебе, кк н стену, кк н гору. Целуй всех твоих. А покмест см

Твой Достоевский.

Сойдемся ли мы, брт, когд-нибудь вместе в Петербурге? Что бы ты скзл о сттской службе с приличным жловнием?

Не зню, что родил m-me Белинскя. Слышл, что кричит з две комнты ребенок, спросить кк-то совестно и стрнно.

(1) было: дет (2) было: не кончу (3) тк в тексте; рнее было: Свиридов. (4) длее было: все (5) длее было: ему

72. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ Апрель 1847. Петербург

Любезный брт,

Нпишу тебе две строчки, ибо знят. Не зню, где зстнет тебя письмо мое. Всеми силми пострюсь тк окончить свои дел, чтобы хоть дже в сентябре побывть к тебе н неделю. Что же ксется до денег, то я немножко ошибся в рсчете. Мне придется писть едв ли и дв фельетон в неделю, то есть уже не более кк 250-300 руб. ссигнц<иями>. И тк кк я должен уплчивть Мйковым, которым я очень много здолжл (хотя они и не спршивют), и з квртиру, то уж я и не зню, сколько я тебе буду присылть; но буду присылть. Я, брт, в тком положении, что если отдм тебе до 1 октября только

100 руб. серебр<ом>, то почту себя счстливейшим человеком. Но с 1-го октября или сентября* дел переменятся. Я возьму у Кревского после окончния ромн 1000 руб. серебр<ом> вперед и не инче кк н неопределенный срок. Тк кк "Современник" идет и с ожесточением перемнивет к себе сотрудников "Отеч<ественных> зписок", то он, Андр<ей> Алексн<дрович> Крев<ский>, сильно трусит. Он будет соглсен н всё. К тому же счстье его и мое, что ромн мой печтется в конце год. Он звершит год, пойдет во время подписки и, глвное, будет, если не ошибюсь теперь, кпитльною вещью в году и утрет нос друзьям "Современникм", которые решительно стрются похоронить меня. Но к черту их. Тогд, получ 1000 руб. сереб<ром>, я приеду к тебе (1) с деньгми и с окончтельным решением нсчет тебя. Ты можешь приехть в Петербург хоть один, взяв отпуск н 28 дней, получить место и - или продолжть службу в инженерх, или нвек оствить ее.

Адресс мой:

Н углу Млой Морской и Вознесенского проспект, в доме Шиля, в квртире Бреммер, спросить Ф. Достоевского.

Нсчет перевод не зню, буду хлопотть всё лето, искть его. У нс был в Петербурге (он теперь з грницей) один дурк Фурмнн, тот получет до 20000 р. в год одними переводми! Если б у тебя был хоть один год обеспеченный, то ты бы непременно пошел. Ты молод; можно бы дже сделть литерт<урную> крьеру. Теперь все ее делют. Лет через десять можно бы и збыть о переводх.

Я пишу очень прилежно, вось кончу. Тогд мы увидимся рнее. Что говорит Эмилия Федоровн? Я ей нижйше клняюсь, детям тоже. Прощй, брт. У меня мленькя лихордк. Я вчер простудился, выйдя ночью без сюртук в одном пльто, по Неве шел лед. У нс холодно, кк в ноябре. Но уже я рз до шести простуживлся, - вздор! Вообще здоровье мое очень попрвилось.

Прощй, брт. Пожелй мне успех. После ромн я приступлю к изднию моих 3-х ромнов ("Бед<ных> лю<дей>", "Дв<ойник>", перед<елнного> и последнего) н свой счет, и тогд, вось, прояснится судьб.

Дй бог тебе счстья, мой милый.

Тв<ой> Ф. Достоевский.

Ты не поверишь. Вот уже третий год литертурного моего поприщ я кк в чду. Не вижу жизни, некогд опомниться; нук уходит з невременьем. Хочется устновиться. Сделли они мне известность сомнительную, и я не зню, до которых пор пойдет этот д. Тут бедность, срочня рбот, - кбы покой!!

Мой всенижйший поклон Николю Ивновичу Рейнгрдту, Бергмнм.

* Тогд-то я и приеду к тебе, с последними проходми

(1) длее было: уже

73. А. В. СТАРЧЕВСКОМУ Апрель - первя половин мя 1847. Петербург

З той формой, которя Вм посылется, просидел я не отрывясь пять чсов. Сттью о иезуитх следовло бы всю переписть. Трудность и мешкотность в том, что приходится чинить фрзу, не переделывть вовсе; д тут же нужно соблюдть выгоду типогрфии и не вымрть всего. Попрвишь, д еще не щегольски попрвишь, просидишь четверть чс нд двумя строчкми. Билетики же можно будет зчеркивть кк угодно.

Остльные 2 формы принесу см, сижу не отрывясь, у меня всего оствшихся 10 форм. З 3-мя формми приходится сидеть в день чсов 12.

Ф. Достоевский.

74. А. В. СТАРЧЕВСКОМУ Апрель - июнь 1847. Петербург

Милостивый госудрь Альберт Викентиевич.

Мне ни рзу не говорили о Вшем послнном, и я см с нетерпением ждл его. Посылю Вм Вши листы; они не просмотрены. Я нездоров приливми крови в голову и знимться решительно не могу по прикзнию доктор. Когд буду в состоянии рботть,

- зрботю. Если же рботы для меня не будет, то отдм днное мне Вми вперед деньгми тотчс же по выходе Словря. З сим пребывю

Вш весь Ф. Достоевский.

Н обороте: Его высокоблгородию Альберту Викентьевичу Стрчевскому. Н углу Офицерской и Фонрного переулк,

дом Шпигеля.

75. H.A. НЕКРАСОВУ Конец вгуст - нчло сентября 1847. Петербург

Милостив<ый> госудрь Николй Алексеевич.

Конечно, те условия, которые Вм угодно было предложить мне в последнее свидние нше у Мйков, весьм выгодны. Но в нстоящую минуту я нхожусь в тком зтруднительном положении, что деньги, Вми обещнные, не принесут мне ровно никкой пользы, только протянут мою безвыходность нпрсно. Вм, может быть, отчсти известны мои обстоятельств.

Мне нужно 150 руб. сереб<ром>, чтобы хоть немного стть н ноги. И потому, Николй Алексеевич, если этих денег рзом Вы дть не пожелете, то, к величйшему моему сожлению, доствить Вм повесть мне будет невозможно. Ибо я не буду иметь мтерильных средств нписть ее.

Если же Вы соглситесь дть ткую сумму вперед, то

во-1-х, срок, к которому Вы получите повесть, будет

1 янвря 1848 г., не рньше. Вм, вероятно, смому приятнее будет, чтобы я скзл Вм не около, нверно. Итк, нверно, к 1-му янвря 1848 г.,

и, во-2-х, я попрошу Вс выдть мне деньги тким обрзом: 100 руб. сереб<ром> 2-го числ октября 1847 г. и 50 р. сереб<ром> теперь же, то есть с моим послнным.

Извините, Николй Алексеевич, что я переговривюсь через письмо, не лично, - кк было бы нм удобнее. Я всё хотел прийти к Вм, уже совершенно кончив нстоящие мои знятия. Но теперь, в нстоящую минуту, я нхожусь в тком отвртительном положении, что решил нчть дело сейчс, об чем пишу Вм откровенно.

Выходить же не могу; ибо утром простудился и теперь, кжется, придется дня четыре сидеть дом.

Вш весь Ф. Достоевский.

Р. S. Во всяком случе, покорнейше Вс прошу дть ответ с моим послнным, ибо после он будет не нужен.

В<ш> Д<остоевский>.

Н обороте: Его высокоблгородию Николю Алексеевичу Некрсову.

76. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

9 сентября 1847. Петербург

9 сентября 1847.

Спешу отвечть н твое письмо, брт. Ну уж кк хочешь с семейством, кк см лучше рссчитывешь, но ты, относительно себя смого, уж ни з что не изменяй своей диспозиции. Ты боишься, что тебе не ддут отсрочки; но рзве ты не можешь взять отпуск н 2, н 3 месяц? А если не можешь, то спрвься у окружного комндир и просто попроси его, чтобы здержки в отсрочке не было. Ведь это если зхотят прижть; но, я думю, прижимть выходящего в отствку не будут. Только ты все-тки приезжй. Ты пишешь, что приедешь к 1-му октября; но в тком случе ты только 2-го сентября подшь в отпуск, (1) следовтельно, срок ему в 1/2 ноября, в половине ноября может выйти твоя отствк.

Ты говоришь, что покчивют головми; я тебе говорю - не приходи в рсстройство от этого. Пишешь, что и у меня первый блин комом. Но ведь это только теперь; погоди, брт, попрвимся. А у нс ссоциция. Невозможно, чтоб мы об не выбились н дорогу; вздор! Вспомни, ккие люди покчивют головми! Свое, что теперь получешь, ты всегд получишь здесь в Петербурге, д еще не ткой тяжелой рботой. Буду сидеть н своей квртире и ждть тебя. Я теперь нездоров и кончю повесть, чтоб нпечтть ее в октябре месяце. И потому тороплюсь.

Не пишешь, ккого числ ты отпрвляешься в Ревель. Но всё рвно; письмо мое, может быть, зстнет тебя нкнуне отъезд. Кк-то ты устроишь тм семейство? 125 руб. сереб<ром> мло денег. Я нпишу к москвичм, но ты нпиши тоже еще из Гельсингфорс и см объяви, чтоб деньги высыллись н мое имя.* Ясно, что Крепин сукин сын и подлец первой степени.

Приезжй, брт, скорее. В припдке стршной нужды я могу достть денег. Но знешь ли, сколько мне нужно смому? По крйней мере 300 руб. сереб<ром> к 1-му октября. Из этих денег 200 будут отдны з долги, 100 истртятся н меня смого, и всё это, если еще будут деньги. Н всякий случй я тебе нпишу всё то, что я могу осуществить до 1-х чисел октября, если б предстоял крйняя ндобность.

От Кревского ............... 50 р. сереб<ром>

От Некрсов ............... 100 "

В одном месте ............... 50 сереб<ром> И продв прво изд<ния>

"Бедн<ых> люд<ей>" ...... 200 сереб<ром>

----------------

400 руб. сереб<(ром)>.

Этот куш хороший, но он меня рзорит, приняв в сообржение проджу "Бедных людей". Мне некогд издвть "Бедных людей". Но чрез одну типогрфию я ндеюсь их нпечтть без денег. Если бы ты здесь случился, ты бы похлопотл об этом, и тогд мы бы всю зиму получли д получли. - Ты не дурно сделешь, если приедешь кк можно скорее. Скжу тебе, что, может быть, есть ндежд, что рбот, об которой я тебе писл прошлый рз, будет у тебя, если ты будешь в городе. Кроме того, есть одно издние к Новому году, колоссльное, зтевемое с огромным кпитлом, в котором тебе можно будет доствить много рботы переводно-компиляционной. Кроме того, можно будет достть переводов у Кревского или у Некрсов, с которым я сойдусь для этого окончтельно, чего он донельзя желет. Кроме того, есть еще одно издние к Новому году, д еще одно. И все будут осуществлены.

Кк жль, что ты не доперевел тетр Шиллер. Если б он был весь, его бы можно было продть. Собери всё, что есть. Н днях, когд я говорил Кревскому, что ты бы мог перевесть книгу для Геогрфического обществ (в прошлом письме) и что ты знешь немецкий язык и перевел всего Шиллер, Кревский вдруг спросил необдумнно: А где его перевод? И потом вдруг змолчл, одумвшись. Хоть не в "Отечеств<енные> зписки", Кревский мог бы содействовть приобретению.

Ну прощй, мой милый. Многого не нписл, что хотел, ей богу некогд.

Твой весь Ф. Достоевский.

Поклон Эмилии Федоровне. Целуй детей.

Видишь ли, что знчит ссоциция? Рботй мы врозь, упдем, оробеем и обнищем духом. А двое вместе для одной цели - тут другое дело. Тут бодрый человек, хрбрость, любовь и вдвое больше сил.

Пиши обо всем кк можно обстоятельнее. Внимтельнее и точнее пиши мне о цифрх (денег, времени и т. д.).

* Это непременно нужно.

(1) было: в отствку

1848

77. Е. П. МАЙКОВОЙ

14 мя 1848. Петербург

Милостивя госудрыня Евгения Петровн,

Спешу извиниться перед Вми; я чувствую, что оствил Вс вчер тк сгоряч, что вышло неприлично, дже не отклнявшись Вм и только после Вшего оклик вспомнив об этом. Я боюсь, чтоб Вы не подумли, что я был крут и (соглшюсь) - груб с кким-нибудь стрнным нмерением. Но я бежл по инстинкту, предчувствуя слбость нтуры моей, которя не может не прорвться в крйних случях и прорвться именно крйностями, гиперболически. Вы поймете меня: мне уже по слбонервной нтуре моей трудно выдерживть и отвечть н двусмысленные вопросы, мне здвемые, не беситься именно з то, что эти вопросы двусмысленные, беситься всего более н себя з то, что см не умел тк сделть, чтоб эти вопросы были прямые и не ткие нетерпеливые; и нконец, в то же время трудно мне (сознюсь в этом) сохрнить хлднокровие, видя перед собой большинство, которое, кк вспоминю я, действовло против меня с тким же точно нетерпением, с кким и я действовл против него. Смо собой рзумеется, вышл сумтох, с обеих сторон полетели гиперболы, сознтельные и нивные, и я инстинктивно обртился в бегство, боясь, чтоб эти гиперболы не приняли еще больших рзмеров... Но посудите о всей слбости нтуры ткого человек, кк я! - Я взял перо, чтоб извиниться просто и со всем смирением, между тем нчл писть свое опрвдние по форме!.. Но действительно чувствуя, что я был крут, тяжел и досден Вм, прибегю ко всей Вшей терпимости и прошу извинения. Я (1) уверен, что Вы поймете всю нзойливость мою с моими (2) извинениями: я слишком дорожу Вшим добрым мнением, поэтому тк и опсюсь потерять его. Может быть, это письмо и лишнее, может быть, я преувеличивю по моей привычке, может быть, Вы с первой минуты извинили и не обвиняли меня; но этот излишний стрх, эт робость з себя перед Вми покжут Вм, если позволите мне скзть, всю степень того сыновнего увжения, которое всегд чувствовл к Вм - Вм совершенно преднный

Ф. Достоевский.

14 мя 48.

Н обороте: Ее высокоблгородию Евгении Петровне Мйковой.

Н углу Большой Морской

и Вознесенского проспект,

в доме Клгин.

(1) было: Но я (2) было: со всеми <моими>

78. НЕУСТАНОВЛЕННОМУ ЛИЦУ

3 июня 1848. Прголово

Милостивый госудрь.

Письмо Вше, через которое Вы изъявляете желние иметь мой втогрф, получил я только сегодня. Это случилось следующим обрзом.

Когд оно пришло ко мне в Прголово, я был в Петербурге. Человек мой получил письмо, положил ко мне н стол и збыл об нем, но тк хорошо збыл, что только сегодня случйно отыскл я его у себя н столе под книгми.

Спешу исполнить Вше желние и посылю Вм немедленно листок из одного моего рсскз, нигде не нпечтнного.

С совершенным почтением имею честь быть Вшим, милостивый госудрь, покорнейшим слугою

Ф. Достоевский.

48. Июн<я> 3.

1849

79. А. А. КРАЕВСКОМУ

1 феврля 1849. Петербург

Милостивый госудрь Андрей Алексндрович.

Между нми вышло недоумение, д, кроме того, и я см в большом недоумении с другой, чстной стороны, более до меня ксющейся. Об эти недоумения нужно рзъяснить немедленно и скоро, инче никкого дел нельзя делть. Посудите сми.

Во-первых: дв год нзд я имел несчстие здолжть Вм большую сумму денег. Сумм эт, вместо того чтоб уменьшться, возросл до невозможных пределов. Тк кк я прежде всего хочу рсквитться и зплтить, то ншел необходимым предложить меры решительные. Но прежде всего нужно сыскть причину, почему эт сумм не уменьшилсь, увеличивлсь. Я уже двно сообрзил и вышло, что от следующих причин:

1) Оттого, что я должен был писть и не получть ничего регулярно. То есть хотя я и получл по временм деньги, но это было по временм; тк кк плтить з свою жизнь нужно помесячно, то нужно было получть не по временм, регулярно, нпр<имер>, хоть половину з то, что стоило нписнное, половин шл бы в уплту. Это конечно и было, но опять-тки нерегулярно.

2) Оттого, что я, чтоб исполнить слово и доствить к сроку, нсиловл себя, писл, между прочим, ткие дурные вещи или (в единственном числе) ткую дурную вещь, кк "Хозяйк", тем впдл в недоумение и в смоумление и долго потом не мог собрться нписть серьезного и порядочного. Кждый мой неуспех производил во мне болезнь.

3) Формльно помешвшя мне болезнь, продолжвшяся год и кончившяся, кк Вм известно, восплением в мозгу.

4) Причин чисто нрвствення, зствившя меня ненвидеть срочную рботу, не приносившую мне дже нсущного, и нконец, рбство, в котором я нходился, конечно, смовольно. Эт причин вжня. От смоумления ли или не зню от ккой ложной деликтности я считл, что Вы, двя мне деньги, делли мне ккое-то одолжение, тогд кк здесь был чисто услуг з услугу. Первые деньги, которые я от Вс получил, не могли быть сочтены з одолжение, мне сделнное. Мы были очень мло друг с другом знкомы. Я, кжется, ничем не мог приобресть Вшего рсположения, чтоб Вы могли, кк Вы сми скзли в последний рз, - рисковть и дть мне, помнится, 400 руб. серебр<ом>. Нконец, еще сообржение: я бы и не взял их дром. Следов<тельно>, тут было не одолжение; уж если Вы и говорите, что одолжение (ибо Вы в предпоследний рз скзли мне это), - то позвольте уж и мне скзть: что дром деньги не дются, что Вы дли мне в ндежде услуги, то есть рботы моей, которя чего-нибудь тоже д стоил.

Зню, Андрей Алексндрович, что я, между прочим, несколько рз посыля Вм зписки с просьбой о деньгх, см нзывл кждое исполнение просьбы моей одолжением. Но я был в припдкх излишнего смоумления и смирения от ложной деликтности. Я, н<>прим<ер>, понимю Бутков, который готов, получ 10 р. серебр<ом>, считть себя счстливейшим человеком в мире. Это минутное, болезненное состояние, и я из него выжил.

Докзтельство же, что я был в припдкх излишней деликтности, следующее:

1) Чтоб отплтить Вм з одолжение, я несмотря н болезнь мою нписл дурную повесть и рискнул своею подписью, которя для меня единственный кпитл.

Что я не обрботывл достточно моих произведений и писл к сроку, то есть согрешил против искусств.

Что я не щдил своего здоровья и делл мученические усилия, чтоб рсквитться.

Что я отвергнул предложение Некрсов, который двл мне 75 р. серебр<ом> з Вш лист с предложением немедленно уплтить Вм весь долг деньгми.

И проч, проч., одним словом, очень много было подвигов, то есть я поступл очень честно.

Но несмотря н всё это, с 1-го янвря прошлого год сочинения мои чем длее, тем более хвлятся публикою. Это верно, и я это зню. (1) То есть что же тут было ткого, почему они, несмотря н пдение мое в 47 году, несмотря н вторитетные нпдки Белинского и проч., нчли читться и выходить в люди? Ответ: что, стло быть, есть во мне столько тлнту, что можно было преодолеть нищету, рбство, болезнь, зрт критики, торжественно хоронившей меня, и предубеждение публики. Следовтельно, если есть во мне тлнт действительно, то уж нужно им зняться серьезно, не рисковть с ним, отделывть произведения, не ожесточть против себя своей совести и мучться рскянием, и нконец, щдить свое имя, то есть единственный кпитл, который есть у меня.

Нконец:

Я очень хорошо зню, Андрей Алексндрович, что нпечтння мною в янвре 1-я чсть "Неточки Незвновой" произведение хорошее, тк хорошее, что "Отечест<венные> зписки", конечно, без стыд могут дть ему место. (2) Я зню, что это произведение серьезное. Говорю, нконец, это не я, говорят все.

Портить его я не хочу:

И потому, сообрзив недвний спор нш, я решюсь предложить Вм следующее, хотите последовть моему предложению, всё будет очень хорошо. Нет, кк Вм угодно. Но я поступю, кк мне будет выгоднее. Я поступю, нконец, вследствие необходимости и вполне сознвя, что мое предложение в высшей степени умеренное и скромное.

Вот в чем дело:

У нс есть уговор, по которому я получю 50 р. сереб<ром> кждый месяц - хороший уговор, ибо долг нчл вдруг очень быстро уменьшться с тех пор, кк этот договор существует. Устновился он н тех основниях, что я твердо и решительно зхотел уплтить Вм долг поскорее.

Я взял minimum для существовния, то есть 50 р. сереб<ром>. Н эти деньги с нуждою можно жить - но отнюдь не возиться с кредиторми и ндобностями, отнюдь не обеспечивть себя от непредвиденных неожиднностей. Одним словом, это только minimum.

С другой стороны:

Тк кк я теперь пишу (и это возьмите в сообржение) не для того, чтоб только тянуть свое существовние, то есть не из-з одних денег.

2) Не для того, чтоб в "Отечест<венных> зпискх" был кждый месяц крупня печть в отделении Словесности.

3) Не для того, одним словом, чтобы только писть что-нибудь для уплты долг.

А потому:

что 1) я люблю мой ромн, 2) что я зню, что пишу вещь хорошую, ткую, которя не принесет риску, рсположение читющих (я никогд не хвлюсь, позвольте уж теперь скзть првду, я вызвн скзть это), 3) потому что, нконец, мне грешно портить свое произведение и что оно мне дороже дже смых "Отечеств<енных> зписок".

То я, нходясь в следующих обстоятельствх:

1) Будучи стеснен непредвиденным рсходом.

2) Поствленный ншим последним рсчетом в зтруднительное положение.

3) Будучи должен, чтобы иметь сейчс одну сумму денег, нчть писть повесть ровно в дв лист в "С.-Петерб<ургские> ведомости", в "Библиот<еку> для чтения" или в "Современник".

4) Тк кк по этому случю, принужденный отвлечься от ромн постороннею рботою, я не могу обделть его хорошенько ( я обделывю; докзтельство - то, что я выбросил из 2-й чсти целых 1 1/2 печт<ных> лист вещей очень недурных, для круглоты дел, то есть мрю и урезывю, не пишу сплошь, что бы сделл человек, не дорожщий своим произведением).

5) Тк кк я не могу поместить в 3-й чсти менее 5 листов (то есть не могу поместить 3 или 2, целых 5 для полноты дел). - А приняв в сообржение, что мне нужно сейчс сесть з постороннюю вещь и нписть 2 лист для получения денег - и что я не могу нписть 7 листов до 15 числ, то я и решюсь, то есть вынужден необходимостью, сделть Вм предложение следующее.

1) Обртив внимние н то, что мне не нрушть ншего контркт (о 50 р.) собственно потому, что это не регулярно, и ндрывться в труде, который убьет слон - нельзя, д и неприлично,

2) что коль писть хорошую вещь, тк писть,

3) что кк уплчивть деньги, тк уплчивть,

4) что я ни з что не соглшусь испортить моего ромн и не возьму з это 1000 р. сереб<ром> с лист,

5) ни з что не соглшусь рздробить его и не нпечтть 5 листов (что нужно для круглоты дел),

6) что я никк не могу печтть не кждый месяц, по крйней мере шесть первых чстей.

Предлгю нрушить контркт для общей пользы следующим обрзом:

Я нписл ромн всего н 315 р. сереб<ром>, получил в уплту 100 р. сереб<ром>,

уплтил Вм

долгу 215 р. сереб<ром>.

Но тк кк мне нужно немедленно 100 р. сереб<ром> (minimum), то я прошу Вс выдть мне их. З это

к 15 числу Вы получите 5 листов,

то есть н 250 р. сереб<ром>,

то есть отсчитв 100, взятые теперь, уплотится долгу 150 р. сереб<ром> и всего, следственно, к 20-му феврля (по выходе из цензуры) будет уплты н 365 руб. сереб<ром>.

Я же:

чувствуя, что брть мне у вс деньги 1) невыгодно,

2-ое) после ншего последнего рзговор неприлично, 3) что дурные и невыгодные сношения между нми кончиться могут только с уплтою долг,

4) что долг не уплотится, если не будет принято с обеих сторон блгорзумных мер,

5) что я прежде всего желю уплты, не збор денег и, взяв теперь 100 р., то есть, по-видимому, уменьшив Вшу выгоду, к 15-му увеличивю ее чуть не втрое, то есть н 250 р. сереб<ром> по крйней мере, и что это блгорзумня мер,

6) что только подобный рсчет побуждет меня сделть Вм подобное предложение теперь, после недвнего рзговор, - обязуюсь серьезно

не брть денег з 3-ю и 4-ю чсти, то есть в феврле и в мрте.

Грнтия этому обещнию:

1) мое честное слово,

2) желние кончить ромн, который для меня дороже всего, и сбыть с рук литертурное рбство, которое для меня хуже всего,

3) что я, имея перед собой целый месяц, могу сыскть время для постороннего рсскз и зрб<отть> 50 р. для мрт месяц, не обрщясь к Вм.

В зключение прошу Вс:

обртить внимние н то, 1) что я говорю и действую серьезно, 2) что я всего более желю остться в нилучших отношениях к "Отечеств<енным> зпискм", 3) что я понимю мое положение, 4) что я люблю мой ромн и не испорчу его и 5) что я могу зрботть ежемесячно не 50, 100 р. и сверх того приготовить к осени "Неточку", издть ее и отдть Вм деньгми, 6) что, нконец, я тк беден, что необходимостию вынужден делть то, что мне выгоднее. З сим честь имею пребыть Вш

Ф. Достоевский.

1-е феврля.

Р. S. Звтр буду иметь честь быть у Вс з ответом.

Н обороте: Его высокоблгородию Андрею Алексндровичу Кревскому.

(1) было: Это я зню очень хорошо. (2) вместо: дть ему место - было: поместить

80. А. М. ДОСТОЕВСКОМУ

20 феврля 1849. Петербург

Любезнейший Андрей Михйлович,

Твоя зписк зстл меня при 2-х коп. серебром и в том же положении, кк ты. А между тем мне бы ужсно хотелось помочь тебе, тем более, что змучили угрызения совести н счет моего долг. Ну, кк быть? Пострюсь зехть к тебе в нчле недели. Что достну, тем и поделюсь. А теперь, милый мой, до свидния. Д не пей кофею, ткже не ешь мяс или вообще чего-нибудь возбудительного и (1) вырбтывющего сильно кровь. Пожлуйст!

Твой весь Ф. Достоевский.

(1) было: или

81. А. А. КРАЕВСКОМУ

25 - 26 мрт 1849. Петербург

Милостивый госудрь Андрей Алексндрович.

Посылю Вм конец 1-й глвы. Всего будет, кк и во 2-й чсти две, больших. 1-ую половину второй глвы (которя теперь у меня переписывется дом) доствлю сегодня в типогрфию в 8 чсов вечером. А остльную половину пострюсь рнжировть з ночь. Тким обрзом дело будет сделно.

Андрей Алексндрович, я, перебивясь 2 1/2 месяц после последнего получения денег, истощл совершенно. Единственно для поддержки моей минутной необходимости, отстрняя всякую мысль требовть чего-нибудь дльнейшего до известного срок, обрщюсь к Вм с покорнейшею просьбою не оствить меня без 10 р. сереб<ром>, которые требовлись еще вчер для уплты моей хозяйке. Ибо срок моего переезд н квртиру был вчер, я не плтил уже дв месяц. Эти десять рублей удовлетворят ее по крйней мере н минуту, и тем доствите мне необходимое спокойствие, свет и провизию, без которой нельзя нписть ничего н свете.

Рди бог, не откжите, Андрей Алексндрович. Вш покорный слуг

Ф. Достоевский.

82. А. А. КРАЕВСКОМУ

31 мрт 1849. Петербург

Милостивый госудрь Андрей Алексндрович.

В письме Вшем Вы упомянули, что последний рз присылете мне денег и что нужно все отписть, чтоб иметь прво что-нибудь получить.

Я тк и хотел рспорядиться. То есть доствить сперв 3-ю чсть, которую полгл кончить к понедельнику. Зтем сесть немедленно з 4-ю и пятую, которые нзнчил для мя месяц. Но сверх всех рсчетов моих, кончил 3-ю чсть к среде (вышло 3 с лишком лист), в 4-й будет около 4-х, 3+4=7, то есть 350 руб. сереб<ром>, отписно уже 100, следовтельно, от

450 до 500 р. сереб<ром>. С 4-ой чстью я ндеюсь н быстроту отписывния (ибо Вы, вероятно, Андрей Алексндрович, признетесь, что отдть 500 р. в несколько месяцев при 800 долгу, д еще жить сверх того, успех порядочный), с третьей чстью я рсполгл к Вм явиться в конце этой недели и просить Вс о помощи перед прздником, к 10-му же числу я хотел доствить 5-ю.

Теперь я сижу безостновочно нд 4-й чстию, несмотря н то, что едв кончил 3-ю, не дю себе ни крошки отдыху; ибо хочу (основывясь н Вшем обещнии при Шидловском) нпечтть непременно 2 чсти в ме (то есть 4-ю и 5-ю). Я и теперь рву волосы, что эпизод доствлен не весь, рзбит н 3 чсти. Ничего не кончено, только возбуждено любопытство. А любопытство возбужденное в нчле месяц, по-моему, уже не то, что в конце месяц; оно охлждется, и смые лучшие сочинения теряют. Это всё рвно, если бы я сцену с Покровским, лучшую в "Бедных людях", рзбил н 2 чсти и томил публику месяц. Где впечтление? Оно исчезнет. Итк, вот нсчет двух чстей. Я сижу нд 4-ю чстию. И 4-ю и 5-ю доствлю своевременно не длее кк к 15-му; ибо нужно еще доствить ответ "Современнику". Но при этой рботе примите в сообржение следующее:

1) что если б я не брл денег теперь, то к мю было бы отписно всего н 650 р. сереб<ром>. А если б я в этот промежуток получил от Вс 100 р., то было бы 550, итого з всю зиму отписнного и оствшегося долгу было бы 250 р.,

2) что я бы двно отписл всё, не только эту сумму, если б не рботл н сторону.

Андрей Алексндрович, скжите, пожлуйст, неужели Вы в 4 год моей рботы у Вс не зметили, что я никогд не могу отдть Вм моего долг, если мы всё будем нходиться в ткой системе збирния и отписывния ден<ег>, в ккой были доселе? Д посудите: возьмите в сообржение нынешнюю зиму! Я рботл кк лошдь, и чем длее тем успешнее, тк что и публике нрвится, и я, несмотря н все мои сообржения прошлой осени, не могу к мю отписть более 650 р. сереб<ром>. Всё еще остнусь должен. Отчего это произошло? Неужели неясно отчего, Андрей Алексндрович! А между тем я у Вс деньги брл. Много брл. Но вот Вм фкт: взяв у Вс в последний рз 100 р. (2 месяц тому нзд), я просидел целый месяц н изобретенье рсскз, который бы мне доствил еще 50 р. сереб<ром>, ибо мне недостло Вших 100, чтоб быть покойным. И тк кк я сообржл изобретение повести с нпрвлением и хрктером того издния, куд хотел тиснуть, то целый месяц думл и ничего не ндумл, кроме мигреня и рсстройств нервов, д 3-х великолепных сюжетов для трех больших ромнов. Будь у меня 50 р. сереб<ром>, Вы бы получили в уплту 150 р. сереб<ром> лишних.

Брв у Вс 100 р. последний рз, я клялся, что не буду больше брть вперед никогд. Но я рссчитывл без хозяин из Москвы. Пришлют после прздник. А между тем Прздник - ккое слово! Мне-то нплевть, кредиторы только и ждут того, уж они осждют толпми, ибо у них, несчстных, только и есть что 2 срок в году, в которые почти все отдют.

Послушйте, Андрей Алексндрович. Неужели Вы никогд не подумли, что я жил, жил и умер. Что будет тогд с моим долгом? У меня долгов столько, что московских денег и не хвтило бы уплтить Вш. Кончимте поскорее эту долговую систему и <пой>дем (1) в мирную здельную плту по святым срокм 1-х чисел.

К величйшему горю моему, если б я дорботлся до мозолей н рукх, то физической возможности нет принесть Вм к субботе 4-ую чсть, принесу к 7-му. А между тем мне нельзя будет писть. Меня измучили, ибо 7 лет кредиторств сделли меня рздржительным, и я кинусь н постороннюю рботу, то есть принужден буду писть ккую-нибудь скзку н сторону. Тут бед смя большя т, что энергия к ншему ромну и охот продолжть перервутся посторонней рботой опять н полмесяц, может, и н месяц.

Андрей Алексндрович. Я явлюсь к Вм в эту субботу утром. Рди бог, отпустите меня с ст рублями, взяты<ми> у Вс. Я возврщу Вм их, не скжу сторицею, в 5 рз к 15-му числу преля. И больше не буду брть никогд, свидетель мой брт. Спросите его: московские деньги явятся в преле непременно, и тогд я естественно не буду просить у Вс, то, что теперь Вы мне в последний рз поможете, не збуду. Нпомните мне это когд-нибудь. Увидите сми. Посудите: я весь пост ожидл с трепетом и змирнием стрстной субботы по поводу кредиторов. Помните прошлого год, пятниц н стрстной неделе. Он мне до сих пор пмятн. Тогд еще приезжло семейство брт из Ревеля. Теперь со мной будет холер, больше ничего. Где тут поэзия?

Вш Ф. Достое<вский>.

31 мрт.

(1) крй лист ндорвн

83. А. А. КРАЕВСКОМУ Первя половин преля 1849. Петербург

М<илостивый> г<осудрь> Андрей Алексндрович,

У нс есть уговор, по которому я получю 50 р. сереб<ром> з кждый месяц, в который печтюсь, или лучше з кждую чсть. В последний рз уговор этот был несколько изменен: я взял 100 р. сереб<ром> вперед з 2 чсти, именно з 3-ю и 4-ю. 3-я доствлен,

4-й еще нет. Если бы я доствлял чсти непрерывно, то есть если бы они были в мрте и преле, то в конце преля, то есть по отцензуровнии мйской книжки, я получил бы эти 50 р. сереб<ром>. То есть это было бы уже з 5-ю чсть.

В нынешнем месяце, тс есть н мйскую книжку, по уговору, обещнию Вшему идут 2 чсти: 3-я и 4-я (которую доствлю к 15-му). Следовтельно, уже в конце мя з июньскую книжку получу я 50 р. сереб<ром>.

Но вот что: 4-я чсть будет у Вс к 15-му. Андрей Алексндрович, посудите: 100 р., взятые вперед, зрботны, мы н прежних основниях. Я у Вс не прошу теперь вперед, прошу вот чего: дйте мне 15 р. сереб<ром> з 5-ю чсть; теперь пойдет непрерывно. Перед прздником я взял 10, и тк выйдет, что я возьму з 5-ю чсть с этими 15-ю - 25 р. сереб<ром> и в ме получу, следовтельно, 25, не 50. Прошу Вс убедительнейше, сделйте мне это. Нынче время экстренное. Я борюсь с моими мелкими кредиторми, кк Локоон со змеями; теперь мне нужно 15, только

15. Эти 15 успокоят меня. У меня явится больше готовности и охоты писть, будьте уверены. Что Вм

15 руб.? А мне это будет много. Помилуйте, я всю неделю без грош, хоть бы что-нибудь! Если б Вы только знли, до чего я доведен! Только стыдно писть, д и не нужно. Ведь это просто срм, Андрей Алексндрович, что ткие бедные сотрудники в "От<ечественных> зпискх". Ну, здолжл и много: конечно, худо! Но ведь и отдч есть, и рбот есть! Ведь кжется, что есть, Андрей Алексндрович.

Пришлите мне, рди бог, Андрей Алексндрович, корректурные листы 3-й чсти. Ужсно кк нужно!

Вш весь Ф. Достоевский.

Н обороте: Его высокоблгородию Андрею Алексндровичу Кревскому.

84. А. М. ДОСТОЕВСКОМУ

20 июня 1849. Петербург, Петропвловскя крепость

20 июня 49 год.

Любезный брт Андрей Михйлович,

Мне позволили, по просьбе моей, нписть к тебе несколько строк, и я спешу тебя уведомить, что я, слв богу, здоров и хотя тоскую, но длек от уныния. Во всяком состоянии есть свои утешения. И потому обо мне не беспокойся. Уведомь меня, рди бог, о семействе брт, - что Эмилия Федоровн и дети? Рсцелуй их з меня.

У меня есть до тебя просьб: я терпел всё это время крйнюю нужду в деньгх и большие лишения. Ты, вероятно, не знл, что можно доствить мне ккую-нибудь помощь, и потому молчл до сих пор. Не збудь же меня теперь. Я прошу тебя, если еще не кончено нше московское денежное дело, нписть в Москву и просить Крепин выслть немедленно для меня, из суммы, которя мне следует, двдцть пять рублей серебр<ом>. Более мне покмест не нужно.

Если же кончено дело, то прислть всё, сколько есть н мою долю. Но я полгю, что ты уже получил что-нибудь, и по рссчетм моим дело это уже должно прийти к концу. Не збудь тоже и семейство брт и пиши в Москву для него.

Но в ожиднии московских денег, если ты можешь, пришли мне 10 р. сереб<ром>. Я их здесь знял; их нужно отдть. Этим очень обяжешь меня. Сделй же это. Пиши сестрм от меня поклон, скжи, что мне ничего, хорошо, и не пугй их. Передй поклон мой дяде и особенно тетке. Смотри же не збудь об ней.

Еще есть просьб. Я не зню, возможн ли он, то есть позволят ли это сделть, но по моим сообржениям это возможно. Именно: у брт Михйлы есть билет н получение "Отечественных зписок". Мйский номер нынешнего год, должно быть, еще не взят. Попроси билет у Эмилии Федоровны, возьми для меня книгу и перешли мне ее. Тм нпечтн третья чсть моего ромн, но без меня, без моего ндзор, тк что я дже и корректур не видл. Я беспокоюсь: что-то они тм нпечтли и не искзили ли ромн? Тк пришли мне этот том. Всё это дресуй: В кнцелярию его высокопревосходительств, г-н коменднт С.-П. Петр<о>пв<ловской> крепости или лучше явись см.

То-то, я думю, ты рд был, когд тебя выпустили после ошибочного рестовния. Прощй, желю тебе всего смого лучшего. Пожелй и мне.

Твой брт Федор Достоевский.

Н обороте: Его блгородию Андрею Михйловичу Достоевскому.

В Строительном училище.

Архитектору.

Н Обуховском проспекте.

85. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

18 июля 1849. Петербург. Петропвловскя крепость

Я нескзнно обрдовлся, любезный брт, письму твоему. Получил я его 11 июля. Нконец-то ты н свободе, и вообржю, ккое счстье было для тебя увидеться с семьею. То-то они, думю, ждли тебя! Вижу, что ты уже нчинешь устривться по-новому. Чем-то ты теперь знят? и глвное, чем ты живешь? Есть ли рбот, и что именно ты рботешь? Лето в городе - тяжело! Д к тому же ты говоришь, что взял другую квртиру и уже, вероятно, теснее. Жль, что тебе нельзя кончить летнего времени з городом.

Блгодрю з посылки; они мне доствили большое облегчение и рзвлечение. Ты мне пишешь, любезный друг, чтоб я не унывл. Я и не унывю; конечно, скучно и тошно, д что ж делть! Впрочем, не всегд и скучно. Вообще мое время идет чрезвычйно неровно,

- то слишком скоро, то тянется. Другой рз дже чувствуешь, кк будто уже привык к ткой жизни и что всё рвно. Я, конечно, гоню все соблзны от вообржения, но другой рз с ним не спрвишься, и прежняя жизнь тк и ломится в душу с прежними впечтлениями, и прошлое переживется снов. Д, впрочем, это в порядке вещей. Теперь ясные дни, большею чстию по крйней мере, и немножко веселее стло. Но ненстные дни невыносимы, кземт смотрит суровее. У меня есть и знятия. Я времени дром не потерял, выдумл три повести и дв ромн; один из них пишу теперь, но боюсь рботть много.

Эт рбот, особенно если он делется с охотою ( я никогд не рботл тк con amore, кк теперь), всегд изнурял меня, действуя н нервы. Когд я рботл н свободе, мне нужно было беспрерывно прерывть себя рзвлечениями, здесь (1) волнение после письм должно проходить смо собою. Здоровье мое хорошо, рзве только геморрой д рсстройство нервов, которое идет crescendo. У меня по временм стло зхвтывть горло, кк прежде, ппетит очень небольшой, сон очень млый, д и то с сновидениями болезненными. Сплю я чсов пять в сутки и рз по четыре в ночь просыпюсь. Вот только это и тяжело. Всего тяжелее время, когд смеркется, в 9 чсов у нс уже темно. Я иногд не сплю до чсу, до двух зполночь, тк что чсов пять темноты переносить очень тяжело. Это (2) более всего рсстроивет здоровье.

О времени окончния ншего дел ничего скзть не могу, потому что всякий рсчет потерял, только веду клендрь, в котором пссивно отмечю ежедневно прошедший день - с плеч долой! Я здесь читл немного: дв путешествия к св<ятым> местм и сочинения с<вятого> Димитрия Ростовского. Последние меня очень зняли; но это чтение - кпля в море, и ккой-нибудь книге я бы, мне кжется, был до невероятности рд. Тем более что это будет дже целительно, зтем, что перебьешь чужими мыслями свои или перестроишь свои по новому склду.

Вот все подробности (3) о моем житье-бытье; больше нет ничего. Рд очень, что ншел ты всё семейство свое здоровым. Писл ли ты в Москву о своем освобождении? Жль очень, что тмошнее дело не склдывется. Кк бы я желл хоть один день пробыть с вми. Вот уже скоро три месяц ншему зключению; что-то дльше будет. Может быть, и не увидишь зеленых листьев з это лето. Помнишь, кк нс выводили иногд гулять в сдик в ме месяце. Тм тогд нчинлсь зелень, и мне припомнился Ревель, в котором я бывл у тебя к этому времени, и сд в Инженерном доме. Мне всё кзлось тогд, что и ты сделешь это срвнение, - тк было грустно. Хотелось бы видеть и других кой-кого. С кем-то ты теперь видишься; все, должно быть, з городом. Брт Андрей (4) непременно должен быть в городе; видел ли ты Николю? Клняйся им от меня. Перецелуй з меня детей, клняйся жене, скжи ей, что очень тронут тем, что он меня помнит, и много обо мне не беспокойся. Я только и желю, чтоб быть здоровым, скук дело переходное, д и хорошее рсположение дух звисит от одного меня. В человеке бездн тягучести и жизненности, и я, прво, не думл, чтоб было столько, теперь узнл по опыту. Ну, прощй! Вот дв слов от меня и желю, чтоб они (5) тебе доствили удовольствие. (6) Клняйся всем, кого увидишь и кого я знл, не обойди никого. Я же обо всех припоминл. Что-то думют дети обо мне и любопытно знть, ккие они делют обо мне предположения: куд, дескть, он делся! Ну, прощй. Если можно будет, пришли мне "Отечеств<енные> зписки". Хоть что-нибудь д прочтешь. Нпиши тоже дв слов. Это меня чрезвычйно обрдует. До свидния.

Твой брт Ф. Достоевский.

18 июля.

(1) длее было нчто: когд в (2) было: [Вот это] Это то (3) было: Вот всё это (4) длее было: уже (5) длее было: теперь (6) длее - густо зчеркнутя фрз.

86. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

27 вгуст 1849. Петербург. Петропвловскя крепость

27 вгуст 49.

Очень рд, что могу тебе отвечть, любезный брт, и поблгодрить тебя з присылку (1) книг. Особенно блгодрен з "Отечест<венные> зписки". Рд тоже, что ты здоров и что зключение не оствило никких дурных следов для твоего здоровья. Но ты очень мло пишешь, тк что мои письм горздо подробнее твоих. Но это в сторону; после попрвишься.

Нсчет себя ничего не могу скзть определенного. Всё т же неизвестность кстельно окончния ншего дел. Чстня жизнь моя по-прежнему однообрзн. Но мне опять позволили гулять в сду, в котором почти семндцть деревьев. И это для меня целое счстье. Кроме того, я теперь могу иметь свечу по вечерм, и вот другое счстье. Третье будет, если ты мне поскорее ответишь и пришлешь "Отечественные зписки"; ибо я, в кчестве иногороднего подписчик, жду их кк эпохи, кк соскучившийся помещик в провинции. Хочешь мне прислть исторических сочинений. Это будет превосходно. Но всего лучше, если б ты мне прислл Библию (об Звет). Мне нужно. Но если возможно будет прислть, то пришли во фрнцузском переводе. А если к тому прибвишь и слвянский, то всё это будет верхом совершенств.

О здоровье моем ничего не могу скзть хорошего. Вот уже целый месяц кк я просто ем ксторовое мсло и тем только и пробивюсь н свете. Геморрой мой ожесточился до последней степени, и я чувствую грудную боль, которой прежде никогд не бывло. Д к тому же, особенно к ночи, усиливется впечтлительность, по ночм длинные, безобрзные сны, и сверх того, с недвнего времени, мне всё кжется, что подо мной колышется пол, и я в моей комнте сижу, словно в проходной кюте. Из всего этого я зключю, что нервы мои рсстроивются. Когд ткое нервное время нходило н меня прежде, то я пользовлся им, чтоб писть, - всегд в тком состоянии нпишешь лучше и больше, - но теперь воздерживюсь, чтоб не докнть себя окончтельно. У меня был промежуток недели в три, в который я ничего не писл; теперь опять нчл. Но всё это еще ничего; можно жить. Авось, успею попрвиться.

Ты меня просто удивил, нписв, что, по твоему мнению, московские ничего не знют об ншем приключении. Я подумл, сообрзил и вывел, что это никким обрзом невозможно. Знют, нверно, и в молчнии их я вижу совершенно другую причину. Впрочем, этого и ожидть должно было. Дело ясное.

Кк здоровье Эмилии Федоровны? Что это ккое ей несчстие! Вот уже второе лето ей приходится тк нестерпимо скучть! Прошлый год холер и другие причины, нынешний уж бог знет что! Прво, брт, грешно впдть в птию. Усилення рбот con amore

- вот нстоящее счстье. Рботй, пиши, - чего лучше!

Ты пишешь, что литертур хворет. А тем не менее номер "Отечественных зписок" по-прежнему пребогтые, конечно не по чсти беллетристики. Нет сттьи, которя читлсь бы без удовольствия. Отдел нук блестящий. Одно "Звоевние Перу" - целя "Илид" и, прво, не уступит прошлогодней "Звоевние Мехики". Что з нужд, что сттья переводня!

Прочел я с величйшим удовольствием вторую сттью рзбор "Одиссеи"; но эт вторя сттья длеко хуже первой, Двыдов. Т был сттья блисттельня, особенно то место, где он опровергет Вольф, нписно с тким глубоким понимнием дел, с тким жром, что этого трудно было и ожидть от ткого стринного профессор. (3) Дже в этой сттье он умел избежть педнтизм, свойственного всем ученым вообще, московским в особенности.

Из всего этого ты можешь зключить, брт, что книги твои доствляют мне чрезвычйное удовольствие и что я блгодрен тебе з них донельзя. Ну, прощй; желю тебе всякого успех. Пиши поскорее. Весьм не худо бы ты сделл, если б нписл москвичм о нших делх и формльно спросил бы их, в кком состоянии дело о деревне?

Целуй всех детей. Я думю, что в Летний-то сд их водят. Клняйся Эмилии Федоровне и всем, кого увидишь из знкомых. Ты пишешь, что хотел бы видеть меня... Когд-то это будет! Ну, до свидния.

Твой Федор Достоевский.

Нпиши мне, кто ткой г. (Вл. Ч.), помещющий свои сттьи в "От<ечественных> зп<искх>". Д еще: кто втор paзбopa (5) стихотворений Шховой в июньском номере "Отечеств<енных> зписок". Узнй, если можно.

Между 10-м и 15-м сентября мои деньги, брт, выйдут. Если можно будет, помоги мне опять. Нужно немного. Есть у меня счет с Сорокиным з "Бед<ных> людей", но позбыл сколько; впрочем, сумм крйне ничтожня. Он почти всё зплтил.

Ф. Достоевский.

(1) было: посылку (2) длее густо зчеркнуто несколько фрз (3) вместо: стринного профессор - было: <нрзб.> историк (4) было: жене (5) было: сттьи

87. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

14 сентября 1849. Петербург. Петропвловскя крепость

Письмо твое, люб<езный> брт, книги (Шекспир, Библия, "Отеч<ественные> зписки") и деньги (10 р. сереб<ром>) я получил и з всё это тебя блгодрю. Рд, что ты здоров. Я же всё по-прежнему. То же рсстройство желудк и геморрой. Не зню уж, когд это пройдет. Вот подходят теперь трудные осенние месяцы, с ними моя ипохондрия. Теперь небо уж хмурится, светлый клочок неб, видный из моего кземт, - грнтия для здоровья моего и для доброго рсположения дух. Но всё же, покмест, я еще жив, здоров. А уж это для меня фкт. И потому ты, пожлуйст, не думй обо мне чего-нибудь особенно дурного. Покмест всё хорошо относительно здоровья. Я ожидл горздо худшего и теперь вижу, что жизненности во мне столько зпсено, что и не вычерпешь.

Еще рз блгодрю з книги. Это всё хоть рзвлечение. Вот уже пять месяцев, без млого, кк я живу своими средствми, то есть одной своей головой и больше ничем. Покмест еще мшин не рзвинтилсь и действует. Впрочем, вечное думнье и одно только думнье, безо всяких внешних впечтлений, чтоб возрождть и поддерживть думу, - тяжело! Я весь кк будто под воздушным нсосом, из (1) которого воздух вытягивют. Всё из меня ушло в голову, из головы в мысль, всё, решительно всё, и несмотря н то эт рбот с кждым днем увеличивется. Книги хоть кпля в море, но все-тки помогют. А собствення рбот только, кжется, выжимет последние соки. Впрочем, я ей рд.

Перечитывл прислнные тобою книги. Особенно блгодрю з Шекспир. Кк это ты догдлся! В "Отечественных зписк<х>" нглийский ромн чрезвычйно хорош. Но комедия Тургенев непозволительно плох. Что это ему з несчстье? Неужели же ему тк и суждено непременно испортить кждое произведение свое, превышющее объемом печтный лист? Я не узнл его в этой комедии. Никкой оригинльности: стря, торня дорог! Всё это было скзно до него и горздо лучше его. Последняя сцен отзывется ребяческим бессилием. Кое-где мелькнет что-нибудь, но это что-нибудь хорошо только з неимением лучшего. Что з прекрсня сттья о бнкх! И кк общепонятн!

Блгодрю всех. которые обо мне помнят. Клняйся Эмилии Федоровне, брту Андрею и целуй детей, которым особенно желю здороветь. Уж не зню, брт, кк и когд мы увидимся! Прощй и не збывй меня, пожлуйст. Нпиши мне хоть чрез две недели.

До свиднья.

Твой Ф. Достоевский.

14 сентяб<ря> 49 год.

Пожлуйст же, будь обо мне покойнее. Если добудешь что-нибудь читть, то пришли.

(1) было: из-под

88. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

22 декбря 1849. Петербург. Петропвловскя крепость

Петропвловскя крепость. 22 декбря.

Брт, любезный друг мой! все решено! Я приговорен к 4-хлетним рботм в крепости (кжется, Оренбургской) и потом в рядовые. Сегодня 22 декбря нс отвезли н Семеновский плц. Тм всем нм прочли смертный приговор, дли приложиться к кресту, переломили нд головою шпги и устроили (1) нш предсмертный тулет (белые рубхи). Зтем троих поствили к столбу для исполнения кзни. Я стоял шестым, вызывли по трое, следовтельно, я был во второй очереди и жить мне оствлось не более минуты. Я вспомнил тебя, брт, всех твоих; в последнюю минуту ты, только один ты, был в уме моем, я тут только узнл, кк люблю тебя, брт мой милый! Я успел тоже обнять Плещеев, Дуров, которые были возле, и проститься с ними. Нконец удрили отбой, (2) привязнных к столбу привели нзд, и нм прочли, что его имперторское величество друет нм жизнь. Зтем последовли нстоящие приговоры. Один Пльм прощен. Его (3) тем же чином в рмию.

Сейчс мне скзли, любезный брт, что нм сегодня или звтр отпрвляться в поход. Я просил видеться с тобой. Но мне скзли, что это невозможно; могу только я тебе нписть это письмо, по которому поторопись и ты дть мне поскорее отзыв. Я боюсь, что тебе кк-нибудь был известен нш приговор (к смерти). Из окон креты, когд везли н Семен<овский> плц, я видел бездну нрод; может быть, весть уже прошл и до тебя, и ты стрдл з меня. Теперь тебе будет легче з меня. (4) Брт! я не уныл и не упл духом. Жизнь везде жизнь, жизнь в нс смих, не во внешнем. Подле меня будут люди, и быть человеком между людьми и остться им нвсегд, в кких бы то ни было несчстьях, не уныть и не псть - вот в чем жизнь, в чем здч ее. Я сознл это. Эт идея вошл в плоть и кровь мою. Д првд! т голов, которя создвл, жил высшею жизнию искусств, которя сознл и свыклсь с возвышенными потребностями дух, т голов уже срезн с плеч моих. Остлсь пмять и обрзы, созднные и еще не воплощенные мной. Они изъязвят меня, првд! Но во мне остлось сердце и т же плоть и кровь, которя ткже может и любить, и стрдть, и желть, и помнить, это все-тки жизнь!

On voit le soleil!

Ну, прощй, брт! Обо мне не тужи! Теперь о рспоряжениях мтерильных: книги (Библия остлсь у меня) и несколько листков моей рукописи (чернового плн дрмы и ромн и окончення повесть "Детскя скзк") у меня отобрны и достнутся, по всей вероятности, тебе. Мое пльто и строе плтье тоже оствляю, если пришлешь взять их. Теперь, брт, предстоит мне, может быть, длекий путь по этпу. Нужны деньги. Брт милый, коль получишь это письмо и если будет возможность достть сколько-нибудь денег, (5) то пришли тотчс же. Деньги мне теперь нужнее воздух (по особенному обстоятельству). Пришли тоже несколько строк от себя. Потом, если получтся московские деньги, - похлопочи обо мне и не оствь меня... Ну вот и всё! Есть долги, но что с ними делть?!

Целуй жену свою и детей. Нпоминй им обо мне; сделй тк, чтоб они меня не збывли. Может быть, когд-нибудь увидимся мы? Брт, береги себя и семью, живи тихо и предвиденно. Думй о будущем детей твоих... Живи положительно.

Никогд еще тких обильных и здоровых зпсов духовной жизни не кипело во мне, кк теперь. Но вынесет ли тело: не зню. Я отпрвляюсь нездоровый, у меня золотух. Но вось-либо! Брт! Я уже переиспытл столько в жизни, что теперь меня мло что устршит. Будь что будет! При первой возможности уведомлю тебя о себе.

Скжи Мйковым мой прощльный и последний привет. Скжи, что я их всех блгодрю з их постоянное учстие к моей судьбе. Скжи несколько слов, кк можно более теплых, что тебе смому сердце скжет, з меня, Евгении Петровне. Я ей желю много счстия и с блгодрным увжением всегд буду помнить о ней. Пожми руку Николю Аполлонов<ичу> и Аполлону Мйкову; зтем и всем.

Отыщи Яновского. Пожми ему руку, поблгодри его. Нконец, всем, кто (6) обо мне не збыл. А кто збыл, тк нпомни. Поцелуй брт Колю. Нпиши письмо брту Андрею и уведомь его обо мне. Нпиши дяде и тетке. Это я прошу тебя от себя, и клняйся им з меня. Нпиши сестрм: им желю счстья!

А может быть, и увидимся, брт. Береги себя, доживи, рди бог, до свидния со мной. Авось когд-нибудь обнимем друг друг и вспомним нше молодое, нше прежнее, золотое время, ншу молодость и ндежды нши, которые я в это мгновение вырывю из сердц моего с кровью и хороню их.

Неужели никогд я не возьму пер в руки? Я думю, через 4-ре год будет возможно. Я перешлю тебе всё, что нпишу, если что-нибудь нпишу. Боже мой! Сколько обрзов, выжитых, созднных мною вновь, погибнет, угснет в моей голове или отрвой в крови рзольется! Д, если нельзя будет писть, я погибну. Лучше пятндцть лет зключения и перо в рукх.

Пиши ко мне чще, пиши подробнее, больше, обстоятельнее. Рспрострняйся в кждом письме о семейных подробностях, о мелочх, не збудь этого. Это дст мне ндежду и жизнь. Если б ты знл, кк оживляли меня здесь в кземте твои письм. Эти дв месяц с половиной (последние), когд было зпрещено переписывться, были для меня очень тяжелы, Я был нездоров. То, что ты мне не присылл по временм денег, измучило меня з тебя: знть, ты см был в большой нужде! Еще рз поцелуй детей; их милые личики не выходят из моей головы. Ах! Кбы они были счстливы! Будь счстлив и ты, брт, будь счстлив!

Но не тужи, рди бог, не тужи обо мне! Знй, что я не уныл, помни, что ндежд меня не покинул. Через четыре год будет облегчение судьбы. Я буду рядовой,

- это уже не рестнт, и имей в виду, что когд-нибудь я тебя обниму. Ведь был же я сегодня у смерти, три четверти чс прожил с этой мыслию, был у последнего мгновения и теперь еще рз живу!

Если кто обо мне дурно помнит, и если с кем я поссорился, если в ком-нибудь произвел неприятное впечтление - скжи им, чтоб збыли об этом, если тебе удстся их встретить. Нет желчи и злобы в душе моей, хотелось бы тк любить и обнять хоть кого-нибудь из прежних в это мгновение. Это отрд, я испытл ее сегодня, прощясь с моими милыми перед смертию. Я думл в ту минуту, что весть о кзни убьет тебя. Но теперь будь покоен, я еще живу и буду жить в будущем мыслию, что когд-нибудь обниму тебя. У меня только это теперь н уме.

Что-то ты делешь? Что-то ты думл сегодня? Знешь ли ты об нс? Кк сегодня было холодно!

Ах, кбы мое письмо поскорее дошло до тебя. Инче я месяц четыре буду без вести об тебе. Я видел пкеты, в которых (7) ты присылл мне в последние дв месяц деньги; дресе был нписн твоей рукой, и я рдовлся, что ты был здоров.

Кк оглянусь н прошедшее д подумю, сколько дром потрчено времени, сколько его пропло в зблуждениях, в ошибкх, в прздности, в неуменье жить; кк не дорожил я им, сколько рз я грешил против сердц моего и дух, - тк кровью обливется сердце мое. Жизнь - др, жизнь - счстье, кждя минут могл быть веком счстья. Si jeunesse savait! Теперь, переменяя жизнь, перерождюсь в новую форму. Брт! Клянусь тебе, что я не потеряю ндежду и сохрню дух мой и сердце в чистоте. Я перерожусь к лучшему. Вот вся ндежд моя, всё утешение мое.

Кземтня жизнь уже достточно убил во мне плотских потребностей, не совсем чистых; я мло берег себя прежде. Теперь уже лишения мне нипочем, и потому не пугйся, что меня убьет ккя-нибудь мтерильня тягость. Этого быть не может. Ах! кбы здоровье!

Прощй, прощй, брт! Когд-то я тебе еще нпишу! Получишь от меня сколько возможно подробнейший отчет о моем путешествии. Кбы только сохрнить здоровье, тм и всё хорошо!

Ну прощй, прощй, брт! Крепко обнимю тебя; крепко целую. Помни меня без боли в сердце. Не печлься, пожлуйст, не печлься обо мне! В следующем же письме нпишу тебе, кково мне жить. Помни же, что я говорил тебе: рссчитй свою жизнь, не трть ее, устрой свою судьбу, думй о детях. - Ох, когд бы, когд бы тебя увидть! Прощй! Теперь отрывюсь от всего, что было мило; больно покидть его! Больно переломить себя ндвое, перервть сердце пополм. Прощй! Прощй! Но я увижу тебя, я уверен, я ндеюсь, не изменись, люби меня, не охлждй свою пмять, и мысль о любви твоей будет мне лучшею чстию жизни. Прощй, еще рз прощй! Все прощйте!

Твой брт Федор Достоевский.

22 декбря 49-го год.

У меня взяли при ресте несколько книг. Из них только две были зпрещенные. Не достнешь ли ты для себя остльных? Но вот просьб: из этих книг одн (8) был "Сочинения Влерин Мйков", его критики - экземпляр Евгении Петровны. Он дл мне его кк свою дргоценность. При ресте (9) я просил жндрмского офицер отдть ей эту книгу и дл ему дресе. Не зню, возвртил ли он ей. Спрвься об этом! Я не хочу отнять у нее это воспоминние. Прощй, прощй еще рз.

Твой Ф. Достоевский.

Не зню, пойду ли я по этпу или поеду. Кжется, поеду. Авось-либо!

Еще рз: пожми руку Эмилии Федоровне и целуй деток. - Поклонись Кревскому, может быть...

Нпиши мне подробнее о твоем ресте, зключении и выходе н свободу.

Н обороте: Михйле Михйловичу Достоевскому.

Н Невском проспекте,

против Грязной улицы,

в доме Неслинд.

(1) было: одели (2) длее было: и нм (3) было: Он (4) вместо: и до тебя ... ... з меня. - было: и ты узнл (5) вместо: сколько-нибудь денег было нчто: что ни<будь> (6) было нчто: А зтем и всем, кого (7) длее было: был (8) вместо: из этих книг одн - было: тм (9) письмо в этом месте повреждено

1854

89. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

30 янвря - 22 феврля 1854. Омск

Нконец-то я, кжется, могу поговорить с тобою попрострннее и повернее. Но прежде чем нпишу строчку, спрошу тебя: скжи ты мне рди господ бог, почему ты мне до сих пор не нписл ни одной строчки? И мог ли я ожидть этого? Веришь ли, что в уединенном, змкнутом положении моем я несколько рз впдл в нстоящее отчяние, думя, что тебя нет и н свете, и тогд по целым ночм рздумывл, что было бы с твоими детьми, и клял мою долю, что не могу быть им полезным. Другой рз, когд я узнвл нверное, что ты жив, меня брл дже злоб (но это было в болезненные чсы, которых у меня было много), и я горько упрекл тебя. Но потом и это проходило; я извинял тебя, стрлся приискть все опрвдния, успокивлся н лучших и ни рзу не потерял в тебя веры: я зню, что ты меня любишь и хорошо обо мне вспоминешь. Я писл тебе письмо через нш штб. До тебя оно должно было дойти нверное, я ждл от тебя ответ и не получил. Д неужели же тебе зпретили? Ведь это рзрешено, и здесь все политические получют по нескольку писем в год. Дуров получл несколько рз, и много рз н зпросы нчльств о письмх рзрешение писть их подтверждлось. Кжется, я отгдл нстоящую причину твоего молчния. Ты, по неподвижности своей, не ходил просить полицию или если и ходил, (1) то успокоился после первого отрицтельного ответ, может быть, от ткого человек, который и дел-то не знл хорошенько. Ты мне доствил этим много и эгоистического горя: "Вот, подумл я, - если он и о письме не может выхлопотть, будет же он хлопотть об чем-нибудь вжнее для меня! Пиши и отвечй скорее, прежде всего пиши официльно, не ожидя случя, и пиши подробнее и прострннее. Я теперь от вс кк ломоть отрезнный, - и хотел бы прирсти, д не могу. Les absents ont toujours tort. Неужели и между нми это должно случиться? Но не беспокойся, я в тебя верю.

Вот уже неделя кк я вышел из кторги. Это письмо посылется тебе в глубочйшем секрете, и об нем никому ни полслов. Впрочем, я пошлю тебе письмо и официльное, через штб Сибирского корпус. Н официльное отвечй немедленно, н это, при первом удобном случе. Впрочем, и в официльном ты должен изложить (2) смым подробным обрзом всё глвное о себе з все эти 4 год. Что же ксется до меня, то я бы рд был послть тебе целые томы. Но тк кк и н это письмо едв имею время, то и нпишу глвнейшее.

Что глвнейшее? И что именно в последнее время было для меня глвное? Кк подумешь, (3) тк и выйдет, что ничего не упишу я тебе в этом письме. Ну кк передть тебе мою голову, понятие, всё, что я прожил, в чем убедился и н чем остновился во всё это время. Я не берусь з это. Ткой труд решительно невозможен. Я ни одного дел не люблю делть вполовину, скзть что-нибудь ровнешенько ничего не знчит. Впрочем, глвня реляция перед тобой. Читй и выжимй, что хочешь. Я обязн это сделть и потому принимюсь з воспоминния.

Помнишь ли, кк мы рсстлись с тобой, милый мой, дорогой, возлюбленный мой? Только что ты оствил меня, нс повели, троих: Дуров, Ястржембского и меня, зковывть. Ровно в 12 чсов, то есть ровно в рождество, я первый рз ндел кндлы. В них было фунтов 40 и ходить чрезвычйно неудобно. Зтем нс посдили в открытые сни, кждого особо, с жндрмом, и н 4-х снях, фельдъегерь впереди, мы отпрвились из Петербург. У меня было тяжело н сердце и кк-то смутно, неопределенно от многих рзнообрзных ощущений. Сердце жило ккой-то суетой и потому ныло и тосковло глухо. Но свежий воздух оживлял меня, и тк кк обыкновенно перед кждым новым шгом в жизни чувствуешь ккую-то живость и бодрость, то я в сущности был очень спокоен и пристльно глядел н Петербург, проезжя мимо прзднично освещенных домов и прощясь с кждым домом в особенности. Нс провезли мимо твоей квртиры, и у Кревского было большое освещение. Ты скзл мне, что у него елк, что дети с Эмилией Федоровной отпрвились к нему, (4) и вот у этого дом мне стло жестоко грустно. Я кк будто простился с детенкми. Жль их мне было, и потом, уже годы спустя, кк много рз я вспоминл о них, чуть не со слезми н глзх. Нс везли н Ярослвль, и потому к утру, после трех или 4-х стнций, мы остновились чем свет в Шлиссельбурге в трктире. Мы нлегли н чй, кк будто целую неделю не ели. После 8-ми месяцев зключения мы тк проголодлись н 60 верстх зимней езды, что любо вспомнить. Мне было весело, Дуров болтл без умолку, Ястржембскому виделись ккие-то необыкновенные стрхи в будущем. Все мы приглядывлись и пробовли ншего фельдъегеря. Окзлось, что это был слвный стрик, добрый и человеколюбивый до нс, кк только можно предствить, человек бывлый, бывший во всей Европе с депешми. Дорогой он нм сделл много добр. Его зовут Кузьм Прокофьевич Прокофьев. Между прочим, он нс пересдил в зкрытые (5) сни, что нм было очень полезно, потому что морозы были ужсные. Другой день был прздничный, ямщики сдились к нм в рмякх серо-немецкого сукн с лыми кушкми, н улицх деревень ни души. Был чудеснейший зимний день. Нс везли пустырем, по Петербургской, Новгородской, Ярослвской и т. д. Городишки редкие, не вжные. Но мы выехли в прздничную пору, и потому везде было что есть и пить. Мы мерзли ужсно. Одеты мы были тепло, но просидеть, нприм<ер>, чсов 10, не выходя из кибитки, и сделть 5, 6 стнков было почти невыносимо. Я промерзл до сердц и едв мог (6) отогреться потом в теплых комнтх. Но, чудно: дорог попрвил меня совершенно. В Пермской губернии мы выдержли одну ночь в сорок грдусов. Этого тебе не рекомендую. Довольно неприятно. Грустня был минут переезд через Урл. Лошди и кибитки звязли в сугробх. Был метель. Мы вышли из повозок, это было ночью, и стоя ожидли, покмест вытщт повозки. Кругом снег, метель; грниц Европы, впереди Сибирь и тинствення судьб в ней, нзди всё прошедшее грустно было, и меня прошибли слезы. По всей дороге н нс выбегли смотреть целыми деревнями и, несмотря н нши кндлы, н стнциях брли с нс втридорог. Один Кузьм Прокофьич взял чуть ли не половину нших рсходов н свой счет, взял нсильно, и, тким обрзом, мы (7) зплтили только по 15 руб. сереб<ром> кждый з трту в дороге. 11-го янвря мы приехли в Тобольск, и после предствления нчльству и обыск, где у нс отобрли все нши деньги, были отведены, я, Дуров и Ястржембский, в особую кморку, (8) прочие же, Спешнев и другие, приехвшие рньше нс, сидели в другом отделении, и мы всё время почти не видлись друг с другом. Хотелось бы мне очень подробнее поговорить о ншем шестидневном пребывнии в Тобольске и о впечтлении, которое оно н меня оствило. Но здесь не место. Скжу только, что учстие, живейшя симптия почти целым счстием нгрдили нс. Ссыльные строго времени (то есть не они, жены их) зботились об нс, кк об родне. Что з чудные души, испытнные 25-летним горем и смоотвержением. Мы видели их мельком, ибо нс держли строго. Но они присылли нм пищу, одежду, утешли и ободряли нс. Я, поехвший нлегке, не взявши дже своего плтья, рскялся в этом <нрзб.>. (9) Мне дже прислли плтья. Нконец мы выехли и через три дня приехли в Омск. Еще в Тобольске я узнл о будущем непосредственном нчльстве ншем. Коменднт был человек очень порядочный, но плц-мйор Кривцов - кнлья кких мло, мелкий врвр, сутяг, пьяниц, всё, что только можно предствить отвртительного. Нчлось с того, что он нс обоих, меня и Дуров, обругл дуркми з нше дело и обещлся при первом проступке нкзывть нс телесно. Он уже год дв был плц-мйором и делл ужснейшие неспрведливости. Через 2 год он попл под суд. Меня бог от него избвил. Он незжл всегд пьяный (трезвым я его не видл), придирлся к трезвому рестнту и дрл его под предлогом, что тот пьян кк стельк. Другой paз (10) при посещении ночью, з то, что человек спит не н првом боку, з то, что вскрикивет или бредит ночью, з всё, что только влезет в его пьяную голову. Вот с тким-то человеком ндо было безвредно прожить, и этот-то человек писл рпорты и подвл ттестции об нс кждый месяц в Петербург. С кторжным нродом я познкомился еще в Тобольске и здесь в Омске рсположился прожить с ними четыре год. Это нрод грубый, рздрженный и озлобленный. Ненвисть к дворянм превосходит у них все пределы, и потому нс, дворян, встретили они врждебно и с злобною рдостию о ншем горе. Они бы нс съели, если б им дли. Впрочем, посуди, велик ли был зщит, когд приходилось жить, пить-есть и спть с этими людьми несколько лет и когд дже некогд жловться, з бесчисленностию всевозможных оскорблений. "Вы дворяне, железные носы, нс зклевли. Прежде господином был, нрод мучил, теперь хуже последнего, нш брт стл" - вот тем, которя рзыгрывлсь 4 год. 150 вргов не могли устть в преследовнии, это было им любо, рзвлечение, знятие, и если только чем спслись от горя, тк это рвнодушием, нрвственным превосходством; которого они не могли не понимть и увжли, и неподклонимостию их воле. Они всегд сознвли, что мы выше их. Понятия об ншем преступлении они не имели. Мы об этом молчли сми, и потому друг друг не понимли, тк что нм пришлось выдержть всё мщение и преследовние, которым они живут и дышт, к дворянскому сословию. Жить нм было очень худо. Воення кторг тяжеле гржднской. Все четыре год я прожил безвыходно в остроге, з стенми, и выходил только н рботу. Рбот доствлсь тяжеля, конечно не всегд, и я, случлось, выбивлся из сил, в ненстье, в мокроту, в слякоть или зимою в нестерпимую стужу. Рз я провел чс четыре н экстренной рботе, когд ртуть змерзл и было, может быть, грдусов 40 морозу. Я ознобил себе ногу. Жили мы в куче, все вместе, в одной кзрме. Вообрзи себе строе, ветхое, деревянное здние, которое двно уже положено сломть и которое уже не может служить. Летом духот нестерпимя, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили. Пол грязен н вершок, можно скользить и пдть. Мленькие окн зиндевели, тк что в целый день почти нельзя читть. Н стеклх н вершок льду. С потолков кпель - всё сквозное. Нс кк сельдей в бочонке. Зтопят шестью пеленми печку, тепл нет (в комнте лед едв оттивл (11)), угр нестерпимый - и вот вся зим. Тут же в кзрме рестнты моют белье и всю мленькую кзрму зплескют водою. Поворотиться негде. Выйти з нуждой уже нельзя с сумерек до рссвет, ибо кзрмы зпирются и ствится в сенях ушт, и потому духот нестерпимя. Все кторжные воняют кк свиньи и говорят, что нельзя не делть свинств, дескть, "живой человек". Спли мы н голых нрх, позволялсь одн подушк. Укрывлись коротенькими полушубкми, и ноги всегд всю ночь голые. Всю ночь дрогнешь. Блох, и вшей, и тркнов четверикми. Зимою мы одеты в полушубкх, чсто сквернейших, которые почти не греют, н ногх споги с короткими голяшкми - изволь ходить по морозу. Есть двли нм хлеб и щи, в которых полглось 1/4 фунт говядины н человек; но говядину клдут рубленую, и я ее никогд не видл. По прздникм кш почти совсем без мсл. В пост кпуст с водой и почти ничего больше. Я рсстроил желудок нестерпимо и был несколько рз болен. Суди, можно ли было жить без денег, и если б не было денег, я бы непременно помер, и никто, никкой рестнт, ткой жизни не вынес бы. Но всякий что-нибудь рботет, продет и имеет копейку. Я пил чй и ел иногд свой кусок говядины, и это меня спсло. Не курить тбку тоже нельзя было, ибо можно было здохнуться в ткой духоте. Всё это деллось укрдкой. Я чсто лежл больной в госпитле. От рсстройств нервов у меня случилсь пдучя, но, впрочем, бывет редко. Еще есть у меня ревмтизмы в ногх. Кроме этого, я чувствую себя довольно здорово. Прибвь ко всем этим приятностям почти невозможность иметь книгу, что достнешь, то читть укрдкой, вечную вржду и ссору кругом себя, брнь, крик, шум, гм, всегд под конвоем, никогд один, и это четыре год без перемены, - прво, можно простить, если скжешь, что было худо. Кроме того, всегд висящя н носу ответственность, кндлы и полное стеснение дух, и вот обрз моего житья-бытья. Что сделлось с моей душой, с моими веровниями, с моим умом и сердцем в эти четыре год - не скжу тебе. Долго рсскзывть. Но вечное сосредоточение в смом себе, куд я убегл от горькой действительности, принесло свои плоды. У меня теперь много потребностей и ндежд тких, об которых я и не думл. Но это всё згдки, и потому мимо. Одно: не збудь меня и помогй мне. Мне нужно книг и денег. Присылй рди Христ.

Омск гдкий городишк. Деревьев почти пет. Летом зной и ветер с песком, зимой бурн. Природы я не видл. Городишк грязный, военный и рзвртный в высшей степени. Я говорю про черный нрод. Если б не ншел здесь людей, я бы погиб совершенно. К. И. И<вно>в был мне кк брт родной. Он сделл для меня всё что мог. Я должен ему деньги. Если он будет в Петербурге, блгодри его. (12) Я должен ему рублей

25 серебром. Но чем зплтить з это рдушие, всегдшнюю готовность исполнить всякую просьбу, внимние и зботливость кк о родном брте. И не один он! Брт, н свете очень много блгородных людей.

Я уже писл, что твое молчние иногд меня мучило. Спсибо з присылку денег. С первым же письмом (хотя бы и официльным, ибо не зню еще, могу ли тебе передвть теперь известия), с первым же письмом пиши мне подробнее обо всех твоих обстоятельствх, об Эмилии Федоровне, (13) детях, обо всех родных и знкомых, об московских, кто жив, кто умер, о твоей торговле; нпиши, н ккой кпитл ты стл торговть, выгодно ли, есть ли у тебя что-нибудь, и нконец, можешь ли ты мне помогть деньгми и сколько ты в состоянии мне пересылть ежегодно. Но денег не посылй в официльном письме, рзве если я нйду тебе другого дресс. Покмест пересылй от Михйл Петрович (понимешь). Но у меня еще есть деньги; зто книг нет. Если можешь, пришли мне журнлы н этот год, хоть "Отечеств<енных> зписок". Но вот что необходимо: мне ндо (крйне нужно) историков древних (во фрнцузск<ом> переводе) и новых,* экономистов и отцов церкви. Выбирй дешевейшие и компктные издния. Пришли немедленно. Я комндировн в Семиплтинск, почти в киргизскую степь. Адресс я тебе вышлю. Во всяком случе вот (14) он: в Семиплтинск, Сибирского линейного № 7 бтльон рядовому. Это официльный дресс. Н этот присылй письм. Но для книг я вышлю другой. А покмест пиши от Михйл Петрович. Знй только, что смя первя книг, которя мне нужн, - это немецкий лексикон.

Не зню, что ждет меня в Семиплтинске. Я довольно рвнодушен к этой судьбе. Но вот к чему не рвнодушен: хлопочи з меня, проси кого-нибудь. Нельзя ли мне через год, через 2 н Квкз, - все-тки Россия! Это мое плменное желние, проси рди Христ! Брт, не збывй меня! Вот я пишу к тебе и рспоряжюсь всем, дже состоянием твоим. Но у меня вер в тебя не погсл. Ты мой брт и любил меня. Мне нужно денег. Мне ндо жить, брт. Не бесплодно пройдут эти годы. Мне нужно денег и книг. Что истртишь н меня не пропдет. Ты не огрбишь своих детей, если дшь мне. Если только буду жив, то им с лихвой возврщу. Ведь позволят же мне печтть лет через шесть, может, и рньше. Ведь много может перемениться, я теперь вздору не нпишу. Услышишь обо мне.

Мы увидимся, брт, очень скоро. Я верю в это кк в двжды дв. Н душе моей ясно. Вся будущность моя и всё, что я сделю, у меня кк перед глзми. Я доволен своею жизнию. Одного только можно опсться: людей и произвол. Попдешь к нчльнику, который невзлюбит (ткие есть), придерется и погубит или згубит службой, я тк слбосилен, что, конечно, не в состоянии нести всю тягость солдтств. "Тм все люди простые", говорят мне в ободрение. Д простого-то человек я боюсь более, чем сложного. Впрочем, люди везде люди. И в кторге между рзбойникми я, в четыре год, отличил нконец людей. Поверишь ли: есть хрктеры глубокие, сильные, прекрсные, и кк весело было под грубой корой отыскть золото. И не один, не дв, несколько. Иных нельзя не увжть, другие решительно прекрсны. Я учил одного молодого черкес (прислнного в кторгу з рзбой) русскому языку и грмоте. Ккою же блгодрностию окружил он меня! Другой кторжный зплкл, рсствясь со мной. Я ему двл денег - д много ли? Но з это блгодрность его был беспредельн. А между тем хрктер мой испортился; я был с ними кпризен, нетерпелив. Они увжли состояние моего дух и переносили всё безропотно. A propos. Сколько я вынес из кторги нродных типов, хрктеров! Я сжился с ними и потому, кжется, зню их порядочно. Сколько историй бродяг и рзбойник<ов> и вообще всего черного, горемычного быт! Н целые томы достнет. Что з чудный нрод. Вообще время для меня не потеряно. Если я узнл не Россию, тк нрод русский хорошо, и тк хорошо, кк, может быть, не многие знют его. Но это мое мленькое смолюбие! Ндеюсь простительно.

Брт! Пиши мне непременно о всех глвных обстоятельствх твоей жизни. Адресуй в Семиплтинск официльно, и не официльно, кк уже знешь. Пиши обо всех нших знкомых петербургских, пиши об литертуре (поболее чстностей) и, нконец, об московских. Что брт Коля? Что (и это глвное), что сестриц Сшеньк? Жив ли дядя? Что брт Андрей? К тетке я пишу через сестрицу Верочку по случю. Письмо это втйне. Рди бог, это письмо мое держи в тйне и дже сожги: не компрометируй людей. Не збудь же меня книгми, любезный друг. Глвное: историков, экономистов, "Отечеств<енные> зписки", отцов церкви и историю церкви. Перешли в рзное время, но пересылй немедленно. Я рспоряжюсь в твоем крмне, кк в своем, но это оттого, что я не зню твоих денежных обстоятельств. Нпиши мне об этих обстоятельствх что-нибудь точное, чтоб я имел понятие. Но знй, брт, что книги - это жизнь, пищ моя, моя будущность! Не оствь же меня, рди господ бог. Пожлуйст! Спроси рзрешения, можно ли будет тебе послть мне книг официльно. Впрочем, осторожнее. Если можно официльно, то высылй. Если ж нет, то через брт К<онстнтин> И<внови>ч, н его же имя; мне перешлют. Впрочем, К<онстнтин> И<внови>ч будет см в Петербурге - в этом году; он тебе всё рсскжет. Что з семейство у него! Ккя жен! Это молодя дм, дочь декбрист Анненков, что з сердце, что з душ, и сколько они вытерпели!

Я пострюсь тебе нйти другой дресе из Семиплтинск, куд я отпрвлюсь через неделю. Я еще немного нездоров и потому н некоторое время здержн. Пришли мне Корн. "Critique de raison pure" Кнт и если кк-нибудь (15) в состоянии мне переслть не официльно, то пришли непременно Гегеля, в особенности Гегелеву "Историю философии". С этим вся моя будущность соединен! Но, рди бог, стрйся и проси об моем переводе н Квкз, д нведйся у людей знющих, можно ли мне будет печтть и кк об этом просить. Я попрошу год через дв или три. Вот до тех-то пор корми меня, пожлуйст. Без денег меня здвит солдтство. Смотри же! Не поможет ли мне хоть чем-нибудь другя родня, хоть н первый рз? В тком случе, пусть деньги дют тебе, ты уж мне пересылй. Впрочем, я в письмх к Верочке и к тетке у них не прошу. Догдются сми, если сердце велит.

Филиппов, уезжя в Севстополь, подрил мне 25 руб. серебр<ом>. Он оствил их у коменднт Нбоков, тк что и я не знл. Он думл, что у меня не будет денег. Добря душ. Все нши ссыльные живут помленьку. Тол<л>ь кончил кторгу, он в Томске и живет порядочно. Ястржембский в Тре кончет. Спешнев в Иркутской губернии, приобрел всеобщую любовь и увжение. Чудня судьб этого человек! Где и кк он ни явится, люди смые непосредственные, смые непроходимые окружют его тотчс же блгоговением и увжением. Петршевский по-прежнему без здрвого смысл. Момбелли и Львов здоровы, Григорьев, бедный, совсем помешлся и в больнице. А что-то у вс? Видишься ли ты с m-me Плещеевой, что сын? От проходящих рестнтов я слышл, что он в Орской крепости и живет, Головинский двно н Квкзе. Кк ты с литертурой и в литертуре? Пишешь ли что-нибудь? Что Кревский и в кких вы отношениях? Островский мне не нрвится, Писемского я совсем не читл, от Дружинин тошнит, Евгения Тур привел меня в восторг. Крестовский тоже нрвится.

Много бы хотелось мне нписть тебе; но времени тк прошло много, что я дже в зтруднении с этим письмом. Но ведь не может же быть, чтобы мы много об изменились друг к другу. Рсцелуй детей. Помнят ли они дядю Федю? Всем знкомым поклон; но письмо это в глубоком секрете. Прощй, прощй, дорогой мой! Услышишь обо мне и, может быть, увидишь меня. Д увидимся же непременно! Прощй. Прочти хорошенько всё, что я тебе пишу. Пиши ко мне чще (хоть официльно). Обнимю тебя и всех твоих бессчетно рз.

Твой.

Р. S. Получил ли ты мою "Детскую скзку", которую я нписл в рвелине? Если у тебя, то не рспоряжйся ею и не покзывй ее никому. Кто ткой Чернов, нписвший "Двойник" в 50 году? Д, пришли мне, пожлуйст, сигр, не вжных, но мерикнских и ппирос, только непременно с сюрпризом.

22-го числ феврля.

Звтр, кжется, я нверно еду в Семиплтинск. К<онстнтин> И<внович> будет здесь до мя. Я думю, что ты можешь, если зхочешь мне что-нибудь переслть - книг н<>пример, прислть еще н прежнее имя Михйл Петрович.

Н Семиплтинск я, может быть, дм тебе другой дрес (не официльный). Официльно же пиши мне непременно, кк можно скорее и чще. Рди бог, похлопочи з меня. Нельзя ли мне н Квкз или куд-нибудь вон из Сибири? Теперь буду писть ромны и дрмы, д много еще, очень много ндо читть. Не збывй же меня и еще рз прощй. Перецелуй детей. Твой. До свидния.

* Vico, Гизо, Тьери, Тьер, Рнке, и т. д. и т. д.

(1) в подлиннике ошибочно: уходил (2) вместо: ты должен изложить было: излгй (3) длее было нчто: д пор<змыслишь> (4) было: туд (5) было нчто: в кры<тые> (6) длее было нчто: оттить себ<е> (7) длее было нчто: добровольно оплчивя вклд от (8) было: комнт<у> (9) три строки, впоследствии густо зчеркнутые другими чернилми (10) длее было нчто: под пред<логом> (11) было нчто: отмер<зл> (12) было: зплти ем<у> (13) было: об жене (14) длее было нчто: оди<н> (15) было нчто: когд-ниб<удь>

90. H. Д. ФОНВИЗИНОЙ Конец янвря - 20-е числ феврля 1854. Омск

Нконец, добрейшя Н<тлия> Д<митриевн>, я пишу Вм, уже выйдя из прежнего мест. Последний рз, кк я писл Вм, я был болен и душою и телом. Тоск меня ел, и я думю, что нписл (1) пребестолковое письмо. Эт долгя, тяжеля физически и нрвственно, бесцветня жизнь сломил меня. Мне всегд грустно писть в подобные минуты письм; нвязывть в ткое время свою тоску другим, хотя бы очень рсположенным к нм, я думю, млодушие. Это письмо я посылю по окзии и рд-рдехонек, что могу этот рз поговорить с вми; (2) тем более, что я нзнчен в Семиплтинск в 7-й бтльон, и потому уже не зню, кким обрзом можно будет писть к Вм и получть от Вс письм. Вы еще двно писли мне о моем брте. Тогд я уже приготовил и письмо к Вм и к брту, (3) но остерегся посылть, д, кжется, хорошо сделл. Я читл все Вши дрессы в письме к С<ергею> Д<урову> и возьму их н всякий случй. Они, может быть, и ндежны, но последнее письмо Вше дошло вскрытое, и потому ндо сильно остерегться. Лучше же, если Вы зхотите мне сделть счстье писть ко мне, то дресуйтесь к моему брту в Петербурге, или, может быть (не нверно только), он см лично увидит Вс, или, нконец, пришлет к Вм доверенного человек. Брт мой теперь торгует, и потому, я думю, дресс его нйти нетрудно, нпр<имер>, в публикциях. Я см дресс его не зню. Впрочем, и Вм не советую полгться н почту. Но тк кк, ндо полгть, между Москвой и Петербургом ездят же Вм знкомые лиц, то лучше всего доствить ему письмо ко мне по ткой окзии. Тким обрзом, я буду иметь дело только с бртом, и лучше всего в подобных случях иметь одно сношение, чем дв. Оно безопснее. Впрочем, если нйдете совершенно безвредную возможность писть ко мне другим путем, то, конечно, и это будет прекрсно, дже лучше, зтем, что я еще см не зню, кким обрзом буду я писть к брту. Я потому только тк рсполгю н него, что уж с ним-то непременно звяжу переписку. К тому же Вы живете в Мрьине, это обыкновенный путь из Москвы в ншу деревушку в Тульской губернии. Я рз

20 проезжл этой дорогой взд и вперед и потому могу предствить себе ясно место Вшего убежищ или, лучше скзть, Вшего нового зключения. С кким удовольствием я читю письм Вши, дргоценнейшя Н<тлья> Д<митриевн>! Вы превосходно пишете их, или, лучше скзть, письм Вши идут прямо из Вшего доброго, человеколюбивого сердц легко и без нтяжки. Есть нтуры змкнутые и желчные, которые редко зстют у себя добрую минуту экспнсивности. Я зню тких. И между тем это вовсе недурные люди, дже очень нпротив.

Не зню, но по вшему письму я угдывю, (4) что Вы с грустию ншли опять родину. Я понимю это; я несколько рз думл, что если вернусь когд-нибудь н родину, то встречу в моих впечтлениях более стрдния, чем отрды. Я не жил Вшею жизнию и не зню многого в ней, кк и всякий человек в жизни другого, но человеческое чувство в нс всеобще, и, кжется, при возврте н родину всякому изгнннику приходится переживть вновь, в созннии и воспоминнии, всё свое прошедшее горе. Это похоже н весы, н которых свесишь и узнешь точно нстоящий вес всего того, что выстрдл, перенес, потерял и что у нс отняли добрые люди. Но дй Вм бог еще долгих дней! Я слышл от многих, что Вы очень религиозны, Н<тлья> Д<митриевн>. Не потому, что Вы религиозны, (5) но потому, что см пережил (6) и прочувствовл это, скжу Вм, что в ткие минуты жждешь, кк "трв иссохшя", веры, и нходишь ее, собственно потому, что в несчстье яснеет истин. Я скжу Вм про себя, что я - дитя век, дитя неверия и сомнения до сих пор и дже (я зню это) до гробовой крышки. Кких стршных мучений стоил и стоит мне теперь эт жжд верить, которя тем сильнее в душе моей, чем более во мне доводов противных. И, однко же, бог посылет мне иногд минуты, в которые я совершенно спокоен; в эти минуты я люблю и нхожу, что другими любим, и в ткие-то минуты я сложил в себе символ веры, в котором всё для меня ясно и свято. Этот символ очень прост, вот он: верить, что нет ничего прекрснее, глубже, симп<ти>чнее, рзумнее, мужественнее и совершеннее Христ, и не только нет, но с ревнивою любовью говорю себе, что и не может быть. Мло того, если б кто мне докзл, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истин вне Христ, то мне лучше хотелось бы оствться со Христом, нежели с истиной.

Но об этом лучше перестть говорить. Впрочем, не зню, почему некоторые предметы рзговор совершенно изгнны из употребления в обществе, если и зговорят кк-нибудь, то других кк будто коробит? Но мимо об этом. Я слышл, Вы куд-то хотите ехть н юг? Дй Вм бог выпросить позволение. Но когд же, скжите, пожлуйст, когд же мы будем совсем свободны или по крйней мере тк, кк другие люди? Уж не тогд ли, когд совсем не ндо будет свободы? Что ксется до меня, то я желю лучше всего или уж ничего. В солдтской шинели я ткой же пленник, кк и прежде. И кк я рд, что в душе моей нхожу еще ндолго терпения, что блг земных не желю (7) и что мне ндо только книг, возможности писть и быть кждодневно несколько чсов одному. О последнем я очень беспокоюсь. Вот уже очень скоро пять лет, кк я под конвоем или в толпе людей, и ни одного чсу не был один. Быть одному - это потребность нормльня, кк пить и есть, инче в нсильственном этом коммунизме сделешься человеконенвистником. Общество людей сделется ядом и зрзой, и вот от этого-то нестерпимого мучения я терпел более всего в эти четыре год. Были и у меня ткие минуты, когд я ненвидел всякого встречного, првого и виновтого, и смотрел н них, кк н воров, которые крли у меня мою жизнь безнкзнно. Смое несносное несчстье это когд делешься см неспрведлив, зол, гдок, сознешь всё это, упрекешь себя дже - и не можешь себя пересилить. Я это испытл. Я уверен, что бог Вс избвил от этого. Я думю, в Вс, кк в женщине, горздо более было силы переносить и прощть.

Нпишите мне что-нибудь, Н<тлья> Д<митриевн>. Я еду в глушь, в Азию, и уж тм-то, в Семиплтинске, кжется, совершенно оствит меня всё прошлое, все впечтления и воспоминния мои, потому что последние люди, которых я любил и которые были передо мной, кк тень моего прошедшего, должны будут рсстться со мной. Ужсно я сживчив, тотчс срстусь с тем, чем окружт меня, и с болью потом отрывюсь от этого. Живите, Н<тлья> Д<митриевн>. Живите счстливее и дольше! Когд мы увидимся, тогд вновь познкомимся, и, может быть, еще много счстливых дней будет н кждом из нс. Я в кком-то ожиднии чего-то; я кк будто всё еще болен теперь, и кжется мне, что со мной в скором, очень скором времени должно случиться что-нибудь решительное, что я приближюсь к кризису всей моей жизни, что я кк будто созрел для чего-то и что будет что-нибудь, может быть тихое и ясное, может быть грозное, но во всяком случе неизбежное. Инче жизнь моя будет жизнь мнкировння. А может быть, это всё больные бредни мои! Прощйте, прощйте, Н<тлья> Д<митриевн>, или лучше скзть до свидния, будем верить, что до свидния!

Вш Д<остоевский>.

Рди господ бог, простите меня з то, что я пишу Вм ткие неопрятные и перемрнные письм! Но, ей-богу, не могу не перечеркивть. Не сердитесь же, пожлуйст.

(1) длее было: Вм (2) длее было: зтем (3) длее было: в Вшем же письме. (4) было: вижу (5) длее было: . говорю б. скжу Вм (6) было: чувствую (7) длее было: быть богтым (8) длее было: позволение

91. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

27 мрт 1854. Семиплтинск

27 мрт 54.

Спешу тебя уведомить, дорогой друг мой, что письмо твое, с посылкою 50 руб. сереб<ром>, я получил, з что сердечно блгодрю тебя. Я было хотел тотчс же и отвечть тебе, но пропустил одну почту. Виновт, не взыщи. Ндеюсь, бесценный мой, что ты теперь будешь мне писть чще. Знй, что письм твои для меня нстоящий прздник, и потому не ленись. Мы же тк долго друг другу ничего не писли! Но неужели ты не мог писть ко мне? Это для меня очень стрнно и горько. Может быть, ты не просил рзрешения см; письм рзрешены. Это я зню нверно. Впрочем, теперь ты не будешь обо мне збывть, не првд ли?

Пишешь ты мне о своих домшних; з это спсибо. Не проходит недели, чтоб вы все мне во сне не снились. Кк я рд, что все мои прежние, Федя, Мш и Миш, живы и здоровы. Очень пордовлся я з брт Колю. Поцелуй его з меня. Я его очень люблю. Я тк и думл, что брт Андрей должен был жениться. Это я двно уже см про себя угдл. Если будешь писть ему, то клняйся от меня. Об сестрх ты ничего не пишешь, и это для меня очень стрнно. Я писл тебе, недели три нзд, письмо, которое ты, может быть, уже получил. В нем есть письмо к сестре Вреньке. Передй непременно и поскорее. Мне очень интересно знть об них, особливо об Сше. Нконец, я хочу непременно знть что-нибудь и об тетеньке. Нпиши мне об них. Ты этим обяжешь меня. Адресовл я к тебе в дом Неслинд, н струю квртиру. Конечно, дойдет, но все-тки я не зню, живешь ли ты тм, и потому это письмо дресую в дом Логинов, где твое зведение, об чем узнл по объявлениям.

Я чрезвычйно рд тому, что ты принялся з дело. У тебя семья; состояние тебе необходимо; нживй его. Усиль деятельность, если можно. Одним словом, не покидй того, что нчл.

Ты поздрвляешь меня с выходом из кторги и сетуешь о том, что по слбости здоровья я не могу проситься в действующую рмию. Но н здоровье я бы не посмотрел. Дело не в том. Но имею ли я прво проситься? Перевод в действующую рмию есть высочйшя милость и звисит от воли смого госудря импертор. Поэтому см проситься я не могу. Если б только от меня это звисило!

Покмест я знимюсь службой, хожу н ученье и припоминю строе. Здоровье мое довольно хорошо, и в эти дв месяц много попрвилось; вот что знчит выйти из тесноты, духоты и тяжкой неволи. Климт здесь довольно здоров. Здесь уже нчло киргизской степи. Город довольно большой и людный. Азитов множество. Степь открытя. Лето длинное и горячее, зим короче, чем в Тобольске и в Омске, но суровя. Рстительности решительно никкой, ни деревц - чистя степь. В нескольких верстх от город бор, н многие десятки, может быть, и сотни верст. Здесь всё ель, сосн д ветл, других деревьев нету. Дичи тьм. Порядочно торгуют, но европейские предметы тк дороги, что приступу нет. Когд-нибудь я нпишу тебе о Семиплтинске подробнее. Это стоит того.

А теперь попрошу у тебя книг. Пришли мне, брт. Журнлов не ндо; пришли мне европейских историков, экономистов, святых отцов, по возможности всех древних (Геродот, Фукидит, Тцит, Плиния, Флвия, Плутрх и Диодор и т. д. Они все переведены по-фрнцузски). Нконец, Корн и немецкий лексикон. Конечно, не всё вдруг, что только можешь. Пришли мне тоже физику Писрев и ккую-нибудь физиологию (хоть н фрнцузском, если н русском дорого). Издния выбирй дешевейшие и компктные. Не всё вдруг, помленьку. Я и з млое поклонюсь тебе. Пойми, кк нужн мне эт духовня пищ! Впрочем, нечего тебе говорить. Прощй, дорогой мой! Пиши почще. Рди бог, не збывй твоего

Ф. Достоевского.

92. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

30 июля 1854. Семиплтинск

Семиплтинск. Июля 30/54 год.

Вот уже дв месяц, кк не писл я к тебе, любезный друг и брт мой. Нельзя было, почти невозможно. Но скжи мне, отчего ты молчишь? Сколько писем уже послл я тебе! Ты же, кроме своего янврского письм, отвечл мне только н одно, н первое. Этот ответ, то есть второе письмо твое, писнное в преле, я получил в нчле июня и до сих пор не отвечл тебе н него. Уверяю тебя, дорогой мой, что почти совсем не было времени до смой нстоящей минуты. Нконец, если и было хоть сколько-нибудь свободных минут, то я нрочно отклдывл до времени более удобного, всё ожидя, что оно скоро придет. Мне же не хотелось бы писть тебе урывкми и нскоро. Конечно, ты знешь или, нконец, можешь угдть, чем я теперь знят. Ученье, смотры бригдного и дивизионного комндиров и приготовления к ним. Приехл я сюд в мрте месяце. Фрунтовой службы почти не знл ничего и между тем в июле месяце стоял н смотру нряду с другими и знл свое дело не хуже других. Кк я уствл и чего это мне стоило - другой вопрос; но мною довольны, и слв богу! Конечно всё это для тебя не очень интересно; но по крйней мере ты знешь, чем я был исключительно знят. Что ни пиши, однко же, н письме, однко же никогд ничего не рсскжешь. Кк ни чуждо всё это тебе, но, я думю, ты поймешь, что солдтство не шутк, что солдтскя жизнь со всеми обязнностями солдт не совсем-то легк для человек с тким здоровьем и с ткой отвычкой или, лучше скзть, с тким полным ничегонезннием в подобных знятиях. Чтоб приобрести этот нвык, ндо много трудов. Я не ропщу; это мой крест, и я его зслужил. Я пишу это только для того, чтобы вынудить от тебя хоть несколько строк, без которых мне, прво, тяжело жить н свете. Сообрзи, нконец, что если н кждое письмо ждть друг от друг ответ и без того не писть, то ведь промежутки будут, пожлуй, месяц по три. Кково же переносить всё это! Ты знешь, что знчит для меня письмо от тебя. Неужели же мы будем с тобою считться письмми, кк визитми. И тк уж двно не видлись, и тк уж двно ничего не писли друг другу!

От сестер Вреньки и Верочки я получил нконец письм. Ккие нгелы! Я уверен, что они меня тк же любят, кк говорят. Кк мило нписл Вреньк. Вся душ в этом прекрсном письме. Я думл им отвечть с первой же почтой, но вот уже третью отклдывю. Очень был знят, мленького письм им писть не хочу. Я не зню, чем покзть им мою любовь и внимние. Д блгословит их бог! Теперь ты знешь мои глвнейшие знятия. По првде, более не было никких, кроме служебных. Внешних событий, переворотов жизненных, экстренных случев, тоже никких. А душу, сердце, ум - что выросло, что созрело, что звяло, что выбросилось вон, вместе с плевелми, того не передшь и не рсскжешь н клочке бумги. Живу я здесь уединенно; от людей по обыкновению прячусь. К тому же я пять лет был под конвоем, и потому мне величйшее нслждение очутиться иногд одному. Вообще кторг много вывел из меня и много привил ко мне. Я, нпример, уже писл тебе о моей болезни. Стрнные припдки, похожие н пдучую и, однко ж, не пдучя. Когд-нибудь нпишу о ней подробнее.

Впрочем, сделй одолжение и не подозревй, что я ткой же мелнхолик и ткой же мнительный, кк был в Петербурге в последние годы. Всё совершенно прошло, кк рукой сняло. Впрочем, всё от бог и у бог. Блгодрю брт Колю з приписку. Я было хотел и см нписть ему, но пусть до времени подождет и извинит меня, горемычного. В одном пусть будет уверен, что он очень мил и близок моему сердцу и что я вспоминю о нем с горячим чувством. Рсцелуй его з меня и пожелй ему всего хорошего. Рсцелуй тоже детей. Поклонись от меня Эмилии Федоровне. Я иногд с ужсом вспоминю об 49 годе и об тех двух месяцх, которые он провел одн, тогд кк ты был рестовн. Здоров ли, довольн ли он теперь? В кторге я тк много промечтл и продумл о прошедшем и будущем, и, глвное, об вс всех. Иные воспоминния мне больны и горьки, но я не гоню их. Мне и горькое слдко.

Поклонись от меня сестре Сшеньке; поцелуй и поздрвь ее от меня. Здоров ли он теперь? Поцелуй ее от меня и скжи ей обо мне что-нибудь хорошее. Вообще рекомендуй меня. Пожелй ей от меня много, много всякого счстья.

Милый мой, ты пишешь мне о деньгх и спршивешь, ндо ли мне? Но ты см знешь мое положение. Можешь прислть, тк пришли. Ведь ты моя глвня ндежд. Тк, кк н тебя, я ни н кого не ндеюсь.

Прощй, мой милый! Пиши побольше о себе. Пиши мне непременно о своем здоровье и более подробностей о том, кк воспитывются твои дети. Прощй, друг мой, вот и письмо кончено, что нписл? Грустно жить в письмх, не видвшись 5 лет. Теперь буду писть и больше и чще. Но см отвечй мне кк можно скорее. Прощй, до свидния.

Твой брт. Федор Достоевский.

93. А. М. ДОСТОЕВСКОМУ

6 ноября 1854. Семиплтинск

Семиплтинск. Ноября 6-го 1854.

Любезнейший и дорогой брт Андрей Михйлович,

Письмо твое, бесценный мой, от 14-го сентября, получил я только в конце октября, пропустил одну почту и теперь спешу отвечть тебе. Во-первых, блгодрю тебя з твой привет и з то, что не збыл меня, горемычного. Ты не поверишь, до ккой степени обрдовло меня письмо твое! Никто-то не збыл обо мне из всей ншей семьи! Все до одного писли ко мне, все до одного берут во мне смое искреннее, бртское учстие, мне, отвыкшему от всего лскового, приветливого и родственного, всё это было целым счстием. Вот уже скоро 10 месяцев, кк я вышел из кторги и нчл мою новую жизнь. А те 4 год считю я з время, в которое я был похоронен живой и зкрыт в гробу. Что з ужсное было это время, не в силх я рсскзть тебе, друг мой. Это было стрдние невырзимое, бесконечное, потому что всякий чс, всякя минут тяготел кк кмень у меня н душе. Во все 4 год не было мгновения, в которое бы я не чувствовл, что я в кторге. Но что рсскзывть! Дже если бы я нписл к тебе 100 листов, то и тогд ты не имел бы понятия о тогдшней жизни моей. Это нужно, по крйней мере, видеть смому, - я уже не говорю испытть. Но это время прошло, и теперь оно сзди меня, кк тяжелый сон, тк же кк выход из кторги предствлялся мне прежде, кк светлое пробуждение и воскресение в новую жизнь. Всё это время я не имел обо всех вс ни весточки. Я был кк ломоть отрезнный. Выйдя из кторги, я вскоре получил письмо от Михйлы Михйлович, моего верного брт, друг и блгодетеля. После того, в скором времени, обрдовли меня сестры. Из этих писем узнл я всё о кждом из ншего семейств, и об тебе, милый друг. Нконец, вот пишешь и ты, вместе с тем и любезнейшя сестриц Домник Ивновн удостоил меня своим милым приветствием. Рди бог, любезный брт, не сердись н меня, что не я первый нписл тебе. Я, впрочем, нписл бы непременно. Но в новой жизни моей встретилось столько новых збот и хлопот, что, прво, я до сих пор едв успел оглядеться! Поступил я, соглсно с конфирмциею, в 7-й Линейный бтльон. Тут нчлсь для меня новя збот: служб. Здоровье и силы мои помогли мне мло. Вышел я из кторги решительно больной. А между тем ндо было зняться фрунтом, учением, смотрми. Всё лето я был тк знят, что едв нходил время спть. Но теперь немного привык. Здоровье мое тоже стло получше. И, не теряя ндежды, смотрю я вперед довольно бодро. Но довольно обо мне; поговорим о другом, более интересном.

Во-первых, я рд нескзнно, что ты, судя по всему, счстлив. Поздрвляю тебя с женитьбой, хотя уже срок минул 4-х-летний. Я всегд и прежде считл, что нет ничего выше н свете счстья семейного. Искренно желю тебе его без конц. Твоя доля тихя, скромня, но верня, это прекрсно. Тяжело пробивть дорогу вкривь и вкось, нпрво и нлево, кк было со мной во всю жизнь мою. Пишут о брте Николе очень много хорошего, д и см он приписывет мне ккуртно в кждом письме. С бртом Мих<илом> Михйловичем переписывемся мы, кк только можем, но письм мои ходят в Россию медленно, ровно дв месяц, поэтому и теперешнее письмо мое ты получишь, дорогой мой, рзве что к рождеству. Не писл я только к одной сестрице Сшеньке, хотя приписывю ей поклоны в бртниных письмх. Он ко мне не писл, мне кк-то щекотливо. Не подумл бы, что я зискивю из выгод, будучи в положении, во всяком случе бедном. Я не об ней говорю, об ее муже, которого еще не зню. Но я, впрочем, нпишу, всё это последнее пусть будет между нми. Прощй, дорогой мой, пиши чще; блгодрю тебя, не збывй меня. А я об вс всех никогд не збуду.

Любящий тебя брт Ф. Достоевский.

Прошу убедительнейше и не отклдывя поцеловть з меня моих дорогих и, конечно, премиленьких племянниц Евочку и Мшеньку.

94. Д. И. ДОСТОЕВСКОЙ

6 ноября 1854. Семиплтинск

Любезнейшя сестриц Домник Ивновн!

Вше милое, родственное письмо, в котором Вы прямо нзывете меня именем Вшего брт, доствило мне неизъяснимое нслждение. Через него я узнл, что у меня есть еще сестр, есть еще сердце, любящее и сострдющее, которое не откзло мне в привете и учстии. Мне вдвойне это было приятно. Приятно было узнть ткую сестру и видеть ее женою моего дорогого брт. Но что-то стрнное есть в этом обмене чувств и мыслей между нми. Знть, что мы с Вми никогд не сойдемся, никогд не увидимся, - рзве чудо вмешется в судьбу мою и бог сделет его нконец для меня, - знть это, и кк, скжите, кк не почувствовть тоски хоть по родине и по всему, что в ней мило, тоски, которя омрчет светлое чувство, посещющее меня при перечитывнии письм Вшего? Дй Вм бог всякого счстья и рдости. Желю Вм этого кк брт; ибо Вы уже милы и близки мне кк сестр. Еще рз блгодрю Вс з Вше письмо. Любите меня, кк я Вс люблю, и не збывйте

преднного Вм душою брт Ф. Достоевского.

1855

95. Е. И. ЯКУШКИНУ

15 преля 1855. Семиплтинск

Апреля 15.

Блгодрю Вс, многоувжемый Евгений Ивнович, з Вшу нмять обо мне и з Вше ко мне внимние. Я неожиднно, к моему счстью, ншел в Вс кк будто родного. Еще рз блгодрю. О себе скжу, что живу я большею чстию одними ндеждми, нстоящее мое не очень крсиво. К тому же примешлось и дурное здоровье. Мой товрищ Д<уров> вышел из военной службы и, кк я слышл, определен в Омск к сттским знятиям. (Всё это по болезни).

Пушкин я получил. Очень блгодрю Вс з него. Брт мой писл мне, что он еще весною прошлого год послл мне через Вс некоторые книги, кк н<>прим<ер>, святых отцов, древних историков, и из вещей - ящик сигр. Но я ничего не получил от Вс. Теперь уведомьте, пожлуйст: посылли ли Вы ко мне? Если посылли, то пропло дорогой. Если не посылли, то, конечно, сми не получли. Сделйте одолжение, уведомьте об этом брт.

Мои знятия здесь смые неопределенные. Хотелось бы делть системтически. Но я и читю и пописывю ккими-то порывми и урывкми. Времени нет, особенно теперь; совсем нет. Пишете Вы о сборе песен. С большим удовольствием пострюсь, если что нйду. Но вряд ли. Впрочем, пострюсь. См же я до сих пор ничего не собирл подобного. Меня остнвливл мысль, что если делть, то делть хорошо. А случйно сбирть, хоть бы нродные песни,

- ничего не сберешь. Без усилий ничего не дется. К тому же знятия мои теперь другого род. Сколько нужно прочесть, и кк я отстл! Вообще в моей жизни безлберщин.

Уведомьте, рди бог, кто ткя Ольг Н. и Л. Т. (нпечтвший "Отрочество" в "Современнике")?

Прощйте, дорогой Евгений Ивнович. Не збывйте меня, я Вс никогд не збуду.

Вш Д<остоевский>.

Прилгю при сем письмо к К. И. Ивнову. Перешлите, пожлуйст, в Петербург, в дом Лисицын, у Спс Преобржения. Но, вероятно, дресс Вы сми знете.

96. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

14 мя 1855. Семиплтинск

Семиплтинск. 14 мя 1855.

Любезный брт и дорогой мой друг!

Письмо твое от 26 янвря и 21 мрт я нконец получил и блгодрю тебя з него и з посылку от всей души. Пришло оно кстти, но я должен сознться - и, рди бог, не сердись н меня з это сознние, - что я почти перестл ндеяться получить от тебя письмо, хоть когд-нибудь. Шутк ли! С 3-го октября, от которого ты писл ко мне в предпоследний рз, до сих пор ничего, ни одной строки! Чего, чего я ни ндумлся! Во-первых, твое здоровье: я думл, я совершенно уверен был, что ты или тяжко болен или умер. Ты знешь, кк я мнителен. Кк же я мучился!

Но, к счстью, перед весной поплись гзеты с твоими объявлениями. Тогд другие мысли змучили меня. Именно: кково-то идут твои дел торговые? Стло быть, думю про себя, худо, когд или оторвться от них не может, или нписть об них не хочет. Зметь себе, милый мой, что ни рзу я не подумл, что ты оттого не пишешь, что я ндоел тебе и что письм ко мне пишутся тобою тк, из ккого-то приличия. Ни рзу не усумнился я в твоем прекрсном сердце. Я писл сестре Вреньке, которя тоже уже очень долго не пишет ко мне ( остльные совсем перестли писть), что ты меня, верно, збыл и что это мне было очень тяжело. Но эти слов вырвлись из сердц от горечи, и ты не сердись н них; мне было очень тяжело. Очень рд, что твои дел кое-кк удются. Не покидй их, друг мой. Это единствення ндежд твоя и семьи твоей. Всегд с нслждением читю твои рсскзы о семействе. Кк я рд з детей твоих! Я их тк люблю, кк будто никогд не покидл. Верить не хочу, чтоб Мш не был хорошенькя. Это невозможно. В других письмх пиши мне побольше про Москву. Кк я рд, что ты с ними сошелся и хорошо принят у дяди и тетки. Знешь что, нпиши мне подробно обо всем их быте (то есть об дяде), что они и кк? Тоже познкомь меня с ншими новыми родственникми, с Голеновским, с Ивновым, подробнее. Я очень мло слышл от тебя об них особенного и подробного.

Что тебе скзть о моем житье? Живу день з день и более ничего. Здоровье не совсем хорошо и потому жизнь не совсем крсн. Рзные припдки не оствляют меня, и хоть через большие промежутки, но все же очень неприятны. Теперь знимюсь службой. Не сердись, рди бог, что пишу о себе тк мло!

Кк здоровье Эмилии Федоровны? Дй бог ей всего лучшего. Скжи, брт, всю-то жизнь я был н твоем содержнии, был тебе должен. Что з судьб! Спсибо тебе, спсибо, что не оствляешь меня; без тебя что бы я был!

Прощй, родной мой. Люби меня, кк я тебя люблю.

Твой Ф. Достоевский.

97. M. Д. ИСАЕВОЙ

4 июня 1855. Семиплтинск

Семиплтинск. 4 июня 55.

Блгодрю Вс беспредельно з Вше милое письмо с дороги, дорогой и незбвенный друг мой, Мрья Дмитриевн. Ндеюсь, что Вы и Алексндр Ивнович позволите мне нзывть вс обоих именем друзей. Ведь друзьями же мы были здесь, ндеюсь ими и остнемся. Неужели рзлук нс переменит? Нет, судя по тому, кк мне тяжело без вс, моих милых друзей, я сужу и по силе моей привязнности... Предствьте себе: это уже второе письмо, что я пишу к Вм. Еще к прошедшей почте был у меня приготовлен ответ н Вше доброе, здушевное письмо, дорогя Мрья Дмитриевн. Но оно не пошло. Алексндр Егорыч, через которого я был нмерен отдть его н почту, вдруг уехл в Змиев, в прошлую субботу, тк что я дже и не знл о его отъезде и только узнл в воскресение. Человек его тоже исчез н дв дня и письмо остлось у меня в крмне. Ткое горе! Пишу теперь, еще не зню, отпрвится ль и это письмо. Ал<ексндр> Ег<орович> еще нет. Но з ним послли нрочного. К нм с чсу н чс ждут генерл-губернтор, который в эту минуту, может быть, и приехл. (1) Слышно, что пробудет здесь дней пять. Но довольно об этом. Кк-то Вы приехли в Кузнецк, и, и чего боже сохрни, не случилось ли с Вми чего дорогою? Вы писли, что Вы рсстроены и дже больны. Я до сих пор з Вс в ужснейшем стрхе. Сколько хлопот, сколько неизбежных неприятностей, хотя бы от одного перемещения, тут еще и болезнь, д кк это вынести! Только об Вс и думю. К тому же, Вы знете, я мнителен; можете судить об моем беспокойстве. Боже мой! д достойн ли Вс эт учсть, эти хлопоты, эти дрязги, Вс, которя может служить укршением всякого обществ! Рспроклятя судьб! Жду с нетерпением Вшего письм. Ах, кбы было с этою почтою; ходил спрвляться, но Ал<ексндр> Ег<орович> все еще нет. Вы пишете, кк я провожу время и что не знете, кк рсположились без Вс мои чсы. Вот уж две недели, кк я не зню, куд девться от грусти. Если б Вы знли, до ккой степени осиротел я здесь один! Прво, это время похоже н то, кк меня первый рз рестовли в Сорок девятом году и схоронили в тюрьме, оторвв от всего родного и милого. Я тк к Вм привык. Н нше знкомство я никогд не смотрел, кк н обыкновенное, теперь, лишившись Вс, о многом догдлся по опыту. Я пять лет жил без людей, один, не имея в полном смысле никого, перед кем бы мог излить свое сердце. Вы же приняли меня кк родного. Я припоминю, что я у Вс был кк у себя дом. Алексндр Ивнович з родным бртом не ходил бы тк, кк з мною. Сколько неприятностей доствлял я Вм моим тяжелым хрктером, вы об любили меня. Ведь я это понимю и чувствую, ведь не без сердц ж я. Вы же, удивительня женщин, сердце удивительной, млденческой доброты, Вы были мне моя родня сестр. Одно то, что женщин протянул мне руку, уже было целой эпохой в моей жизни. Мужчин, смый лучший, в иные минуты, с позволения скзть, ни более, ни менее, кк дубин. Женское сердце, женское сострдние, женское учстие, бесконечня доброт, об которой мы не имеем понятия и которой, по глупости своей, чсто не змечем, незменимо. Я всё это ншел в Вс; родня сестр не был бы до меня и до моих недосттков добрее и мягче Вс. Потому что если и были вспышки между нми, то, во-первых, я был неблгодрня свинья, , во-вторых, Вы (сми) больны, рздржены, обижены, обижены уже тем, что не ценило Вс погное общество, не понимло, с Вшей энергией нельзя не возмущться неспрведливостью; это блгородно и честно. Вот основние Вшего хрктер; но горе и жизнь, конечно, много преувеличили, много рздржили в Вс; но боже мой! всё это выкуплось с лихвою, сторицею. А тк кк я не всегд глуп, то я это видел и ценил. Одним словом, я не мог не привязться к Вшему дому всею душою, кк к родному месту. Я вс обоих никогд не збуду, и вечно вм буду блгодрен. Потому что я уверен, что вы об не понимете, что вы для меня сделли и до ккой степени ткие люди, кк вы, были мне необходимы. Это ндо испытть и только тогд поймешь. Если б вс не было, я бы, может быть, одеревянел окончтельно, теперь я опять человек. Но довольно; этого не рсскжешь, особенно н письме. Письмо уже потому проклятое, что нпоминет рзлуку, мне всё ее нпоминет. По вечерм, в сумерки, в те чсы, когд, бывло, отпрвляюсь к вм, нходит ткя тоск, что, будь я слезлив, я бы плкл, Вы верно бы ндо мной не посмеялись з это. Сердце мое всегд было ткого свойств, что прирстет к тому, что мило, тк что ндо потом отрывть и кровенить его. Живу я теперь совсем один, девться мне совершенно некуд; мне здесь всё ндоело. Ткя пустот! Один Ал<ексндр> Егорыч, но с ним мне уже потому тяжело, что я поневоле срвнивю Вс с ним, и, конечно, результт выходит известный. Д к тому же его и нет дом. Без него я ходил рз дв в Кзков сд, куд он переехл, и тк было грустно. Кк вспомню прошлое лето, кк вспомню, что Вы, бедненькя, всё лето желли проехться куд-нибудь з город, хоть воздухом подышть, и не могли, то тк стнет Вс жлко, тк стнет грустно з Вс. А помните, кк один рз нм-тки удлось побывть в Кзковом сду, Вы, Алек<сндр> Ивн<ович>, я, Елен. Кк свежо я всё припомнил, придя теперь в сд. Тм ничего не изменилось и скмейк, н которой мы сидели, т же... И тк стло грустно. Вы пишете, чтоб я жил с Врнгелем, но я не хочу, по многим вжным причинм. 1) Деньги. С ним живя я, очевидно, должен буду больше тртить: квртир, прислуг, стол, мне тяжело было бы жить н его счет. 2) Мой хрктер. 3) Его хрктер. 4) Я кк поглядел, к нему-тки чсто тскется нрод, и дже помногу. Исключить себя из компнии иногд невозможно, я терпеть не могу незнкомых лиц. Нконец, я люблю быть один, я привык, привычк вторя нтур. Но довольно. Я еще почти ничего Вм не рсскзл. Проводив вс до лес и рсствшись с вми у той сосны (которую я зметил), мы возвртились с Врнгелем рук в руку (он вел свою лошдь) до гостеприимного хутор Пешехоновых. Тут-то я почувствовл, что осиротел совершенно. Снчл еще было видно вш трнтс, потом слышно, , нконец, всё исчезло. Сев н дрожки, мы говорили об вс, об том, кк-то вы доедете, об Вс в особенности, и тут, к слову, Врнгель рсск<з>л мне кой-что, меня очень пордоввшее. Именно в смый день отъезд, утром, когд Петр Михйлович приглшл Врнгеля куд-то н весь вечер, он отговорился и н вопрос: почему? отвечл: провожю Исевых. Тут были кое-кто. П<етр> М<ихйлович> тотчс осведомился: стло - дескть, Вы коротко знкомы? Врнгель резко отвечл: что хоть знкомство это недвнее, но все-тки это был один из приятнейших для него домов и что хозяйк этого дом, то есть Вы, ткя женщин, ккой он с Петербург еще не встречл, д и не ндеется более встретить, ткя, "кких Вы, - прибвил он, - может быть, и не видывли и с которой знкомство я считю себе з величйшую честь". Этот рсскз мне очень понрвился. Человек, который бесспорно видл женщин смого лучшего обществ (ибо в нем и родился), имеет, кжется, прво в тком суждении н вторитет. В этих рзговорх и ругя Пешехоновых, мы приехли в город почти н рссвете, и кучер, которому предврительно не дли прикзния, привез прямо к моей квртире. Тким обрзом пропл предполгемый чй, чему я был очень рд, зтем что ужсно хотелось остться одному. Дом я еще долго не спл, ходил по комнте, смотрел н знимющуюся зрю и припоминл весь этот год, прошедший для меня тк незметно, припомнил всё, всё, и грустно мне стло, когд рздумлся о судьбе своей. С тех пор я скитюсь без цели, нстоящий Вечный Жид. Почти нигде не бывю. Ндоело. Был у Гриненки, который комндировн н Копл и н днях выходит (он будет и в Верном), был у Медер, который нходит, что я похудел, у Жунечки (поздрвлял с именинми), где встретил Пешехоновых и поговорил с ними, бывю у Белихов и, нконец, хожу в лгерь н учение. Иногд хворю. С кким нетерпением я ждл ттр-извозчиков. Ходил-ходил к Ордынскому, и кждый вечер Сивочк бегл спрвляться. Зходил н вшу квртиру, взял плющ (он теперь со мной), видел осиротелую Сурьку, бросившуюся ко мне со всех ног, но не отходящую от дому. Нконец извозчики воротились. Вше письмо, з которое блгодрю Вс несчетно, было для меня рдостью. Я и ттр рсспршивл. Они мне много рсскзли. Кк хвлили Вс (все-то Вс хвлят, Мрья Дмитриевн!). Я им дл денег. Н другой день я видел Коптев у Врнгеля. Он тоже мне кое-что рсскзл, но об смом интересном, о Вших деньгх для дороги, не мог спросить его: вопрос щекотливый. Я до сих пор не придумю, кк Вы доехли! Кк мило Вы нписли письмо, Мрья Дмитриевн! Именно ткого письм я желл; кк можно больше подробностей и вперед тк делйте. Я кк будто вижу Вшу ббушку. Негодня струх! Д он Вс сживет со свету. Пусть остется с своими моськми "по гроб своей жизни". Я ндеюсь, что Алексндр Ивнович звещние вытянет, тк должно, ее не возьмет. Ее ндо уверить, что тк будет лучше: инче он должн дть подписку, что умрет через три месяц (з кждый месяц по 1000 рублей), инче не принимйте. Неужели Вм, Вм, Мрья Дмитриевн, придется ходить з ее моськми, д еще с Вшим здоровьем! Ведь эти струхи тк несносны! Письмо Вше прочитывл Врнгелю (местми, конечно). Не утерпел и сходил к Елене: одн, бедня. Кк мне было жль, что Вы хворли дорогой. Когд-то дождусь Вшего письм! Я тк беспокоюсь! Кк-то Вы доехли. Жму крепко руку Алексндру Ивновичу и целую его. Ндеюсь, что он нпишет мне в скорости. Обнимю его от всего сердц и кк друг, кк брт желю ему лучшей компнии. Неужели и в Кузнецке он будет тк же нерзборчив в людях, кк в Семиплтинске? Д стоит ли этот нрод, чтоб водиться с ним, пить-есть с ними и от них же сносить гдости! Д это знчит вредить себе сознтельно! И кк противны они, глвное, кк грязно. После иной компнии тк же грязно н душе, кк будто в кбк сходил. Ндеюсь, Алексндр Ивнович з мои пожелния н меня не рссердится. Прощйте, незбвення Мрья Дмитриевн! Прощйте! ведь увидимся, не првд ли? Пишите мне чще и больше, пишите об Кузнецке, об новых людях, об себе кк можно больше. Поцелуйте Пшу; верно, шлил дорогой! Прощйте, прощйте! Неужели не увидимся.

Вш Достоевский.

(1) вместо: который в эту минуту ... ... и приехл - было: и в эту минуту, может быть, он уже и приехл.

98. А. Е. ВРАНГЕЛЮ

14 вгуст 1855. Семиплтинск

Семиплтинск, 14 вгуст/55.

С первого же слов прошу у Вс извинения, дорогой мой Алекс<ндр> Егорович, з будущий беспорядок моего письм. Я уже уверен, что оно будет в беспорядке. Теперь дв чс ночи, я нписл дв письм. Голов у меня болит, спть хочется и к тому же я весь рсстроен. Сегодня утром получил из Кузнецк письмо. Бедный, несчстный Алексндр Ивнович Исев скончлся. Вы не поверите, кк мне жль его, кк я весь рстерзн. Может быть, я только один из здешних и умел ценить его. Если были в нем недосттки, нполовину виновт в них его черня судьб. Желл бы я видеть, у кого бы хвтило терпения при тких неудчх? Зто сколько доброты, сколько истинного блгородств! Вы его мло знли. Боюсь, не виновт ли я перед ним, что подчс, в желчную минуту, передвл Вм, и, может быть, с излишним увлечением, одни только дурные его стороны. Он умер в нестерпимых (1) стрдниях, но прекрсно, кк дй бог умереть и нм с Вми. И смерть крсн н человеке. Он умер твердо, блгословляя жену и детей и только томясь об их учсти. Несчстня Мрья Дмитриевн сообщет мне о его смерти в млейших подробностях. Он пишет, что вспоминть эти подробности - единствення отрд ее. В смых сильных мучениях (он мучился дв дня) он призывл ее, обнимл и беспрерывно повторял: "Что будет с тобою, что будет с тобою!". В мучениях о ней он збывл свои боли. Бедный! Он в отчянии. В кждой строке письм ее видн ткя грусть, что я не мог без слез читть, д и Вы, чужой человек, но человек с сердцем, зплкли бы. Помните Вы их мльчик, Пшу? Он обезумел от слез и от отчяния. Среди ночи всккивет с постели, бежит к обрзу, которым его блгословил отец з дв чс до смерти, см стновится н колени и молится, с ее слов, з упокой души отц. Похоронили бедно, н чужие деньги (ншлись добрые люди), он же был кк без пмяти. Пишет, что чувствует себя очень нехорошо здоровьем. Несколько дней и ночей сряду он не спл у его постели. Теперь пишет, что больн, потерял сон и (2) ни куск съесть не может. Жен испрвник и еще одн женщин помогют ей. У ней ничего нет, кроме долгов в лвке. Кто-то прислл ей три рубля серебром. "Нужд руку толкл принять, - пишет он, - и принял... подяние!"

Если Вы, Алексндр Егорович, еще в тех мыслях, кк несколько дней тому нзд, в Семиплтинске ( я уверен, что у Вс блгородное сердце и Вы от добрых мыслей не откзывйтесь из-з ккой-нибудь пустой причины, совершенно не идущей к делу), то пошлите теперь с письмом, которое я прилгю от себя к ней, ту сумму, о которой мы говорили. Но повторяю Вм, любезнейший Алексндр Егорович, - я более чем тогд в мыслях считть все эти 75 руб. (прежние 25) моим долгом Вм. Я Вм отдм непременно, но не скоро. Я зню очень хорошо, что Вше сердце смо жждет сделть доброе дело... Но рссудите: Вы их знкомый недвний, знете их очень мло, тк мло, что хотя покойный Ал<ексндр> Ив<нович> и знял у Вс денег н поездку, но предлгть Вм ей, от себя - тяжело!

С своей стороны я пишу ей в письме моем всю готовность Вшу помочь и что без Вс я бы ничего не мог сделть. Пишу это не для того, чтоб Вм был честь доброго дел или чтоб Вм были блгодрны. Я зню: Вы кк христинин в том не нуждетесь. Но я-то см не хочу, чтоб мне были блгодрны, тогд кк я того не стою; ибо взял из чужого крмн, и хоть пострюсь отдть Вм скорее - но взял почти что н неопределенный срок.

Если нмерены послть деньги, то вложите их в мое письмо ей, которое при сем прилгю (незпечтнное). Очень было бы хорошо от Вс, если б Вы нписли ей хоть несколько строк. Положим, Вы были очень мло знкомы. Но он остлся Вм должен; теперь он знет, что Вы дли мне деньги, - и потому нписть есть случй, дже бы ндо было, - кк Вы думете? Не много, несколько строк... Но боже мой! Я, кжется, Вс учу, кк писть! Поверьте мне, Алекс<ндр> Егорович, я очень хорошо зню, что Вы понимете, может быть, лучше другого, кк обходиться с человеком, которого пришлось одолжить. Я зню, что Вы с ним удвоите, утроите учтивость; с человеком одолженным ндо поступть осторожно; он мнителен; ему тк и кжется, что небрежностию с ним, фмильярностию хотят его зствить зплтить з одолжение, ему сделнное. Всё это Вы знете тк же, кк и я; если бог дл нм смысл и блгородство, то мы инче и не можем быть. Noblesse oblige, Вы блгородны, это я зню.

Но я зню тоже, по Вшим словм, что Вш кошелек не совсем испрвен в эту минуту. И потому если послть не можете, то и моего письм к ней не посылйте, после возвртите мне. Меня же, сделйте мне милость, уведомьте с 1-й почтой, ПОСЛАЛИ ВЫ ПИСЬМО ИЛИ НЕТ?

Он Вс вспомнил при смерти. Кжется, тк было, что он (его слов) нe смеет и думть предложить Вм взмен долг", - но просит передть Вм книгу "в пмять о себе" ("Сподвижников Алексндр", помните это богтое издние; он получил ее из Петропвловск, где оствил). Вм книгу пришлют.

Пишу к Вм в Брнул, по дрессу, который Вы мне дли, еще не зню, в Брнуле ли Вы? Кжется, Вы нписли тогд, что писть в Брнул ндо после

23-го числ. Посылю н вось, через Крутов. Хорошо ли через Крутов? Нпишите мне. Что Вы поделывете, весело ли Вм? Кстти, првд ли, я слышл (впрочем, уже не рз), что m-elle А<б>з выходит змуж? (3)

Если будете посылть деньги, не мешкйте. Уж конечно, никогд не может быть более зтруднительного положения, кк теперь.

Не зня, зстнет ли Вс это письмо в Брнуле и не пролежит ли до Вшего приезд, пишу к Мрье Дмитриевне с этой же почтой другое письмо, которое посылю звтр, н ур! Посылю Вм тоже Вшу субботнюю корреспонденцию. Я рспечтл письмо, кк Вы говорили. Если Крутов звтр успеет принесть и ПОНЕДЕЛЬНИЧЬИ письм, то вложу и их.

До свиднья. Смерть голов болит. Я тк рсстроен. Перо в рукх не держится. Обнимю Вс от души.

Вш Ф. Д<остоевский>.

(1) было: в мучительных (2) длее было нчто: пп<етит> (3) длее было нчто: Вы еще то<гд>??

99. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

21 вгуст 1855. Семиплтинск

Семиплтинск, 21 вгуст 1855 г.

Добрый друг мой, любезный брт Миш! Вот уже очень долгое время кк не было от тебя ни одной строчки, и я, по обыкновению, нчиню тревожиться и сетовть. Видно, будет тк, кк и прошлое лето. Друг ты мой, если б ты только знл, в кком я здесь горьком одиночестве, то, прво, не томил бы меня тк долго и не потяготился бы нписть мне хоть несколько строк. Знешь что? Мне приходит иногд тяжеля мысль. Мне кжется, что время мло-помлу берет свое; стря привязнность слбеет, и прежние впечтления тускнеют и стирются. Мне кжется, что ты нчинешь збывть меня. Инче чем же объяснить ткие долгие сроки между письмми? Н меня не пеняй, если я см, иногд, долго не пишу тебе. Но, во-1-х), я всегд пишу чще, во-2-х), клянусь тебе, иногд бывют претяжелые знятия, устну и - пропущу почту, которя у нс отходит только один рз в неделю. Твое дело другое. Если и в смом деле, нприм<ер>, нечего нписть, то, по крйней мере, хоть что-нибудь, хоть две строки. Мне бы не приходил в голову мысль, что ты оствляешь меня. Милый друг, прошлый год, в октябре м<еся>це, н мои, подобные этим сетовния ты нписл мне, что тебе очень грустно, очень тяжело было читть их. Дорогой мой Миш! не сердись н меня, рди бог, вспомни, что я одинок, кк кмень отброшенный; что хрктером я был всегд грустен, болен и мнителен. Сообрзи всё это и извини меня, если сетовния мои непрвы, предположения глупы; я дже и см уверен, что я непрв. Но ты знешь, сомнение и с мковую росинку величиной тяжело. А ведь меня некому рзуверить, кроме тебя смого.

Жив ли ты, здоров ли ты? - вот вопросы, которые-тки чсто меня мучют. Читю 4-ю стрницу гзет, - не увижу ли хоть твоих объявлений? Здоровы ли твои все домшние? Дй-то бог! Я вс тк же всех люблю, кк и прежде, помню тк, кк будто и не рзлучлся. Что твои дел? Хорошо ли идут? Это тк вжно! Знешь ли, я тк много думю о твоих торговых предприятиях. Неужели же они не вознгрдят тебя з всё то, что ты бросил для них (литертуру, службу, знятия, более сообрзные с твоим хрктером)? Вот уже несколько лет кк у тебя фбрик, и что же, есть ли хоть положительные ндежды н будущее? А, между прочим, время уходит, дети рстут, рсходы увеличивются. Ах, кбы мне знть это всё поподробнее.

Что скзть тебе о моей жизни? У меня всё по-прежнему, по-строму, и, с последнего письм моего, почти ничего не переменилось. Живу я тихо. Летом служб тяжелее, смотры. Здоровьем своим не похвлюсь, добрый друг мой. Не совсем-то оно хорошо. Чем больше стреешься, тем хуже. Если ты думешь, что во мне еще есть остток той рздржительной мнительности и подозревния в себе всех болезней, кк и в Петербурге, то, пожлуйст, рзуверься, и помину прежнего нет, тк же кк, вместе с тем, и многого другого прежнего.

Нпиши мне, рди бог, о сестрх. Кк живет миля Вреньк? Все ли здоровы? Я с нетерпением жду от нее письм. Ты должен чсто видеть Сшу. Нпиши мне о ней, кков он, добр ли он и что з хрктер? Д, кстти, поклонись ей и поцелуй ее з меня.

В последнем письме ты писл о детях, что Федя добрый мльчик, но небольших способностей и что Мшечк не тк хорош лицом, кк был при мне, ребенком. Но в тких летх, мне кжется, трудно зметить и то и другое.

Нпиши мне что-нибудь о Коле, и в особенности, не слыхл ли чего о брте Андрее, и куд теперь писть ему? Он мне рз нписл, д и змолчл. Не хочется мне прерывть с ним переписку.

Пиши, рди бог, дорогой мой, добрый мой, и не оствь меня! Тяжело-тки мне здесь, глвное, грустно. Тоск безвыходня и всегдшняя. Прощй, обнимю тебя! Поклонись от меня Эмилии Федоровне. Пожелй ей всего доброго, хорошего. Я от души ей этого желю. Я ее помню и хорошо помню. Боже мой! где всё прежнее и куд ушл жизнь! Прощй, друг мой. Твой всегдшний

Федор Достоевский.

100. А. Е. ВРАНГЕЛЮ

23 вгуст 1855. Семиплтинск

Дорогой и добрейший мой Алексндр Егорович,

Вот и второе письмо пишу Вм. Желл бы очень получить от Вс хоть две строчки, что Вы, верно, и сделете, то есть пришлете. Желл бы тоже пожть Вм руку. Скучно! А кругом всё тк плохо и людей нет. Я почти никуд не хожу. Знкомиться терпеть не могу. Прво, н кждого нового человек, по-моему, ндо смотреть кк н врг, с которым придется вступить в бой. А тм его можно рскусить. Что-то Вы поделывете и весело ли Вм? В Брнуле ли Вы? Я рискнул и н прошлом письме поствил: в Брнул, хотя, помнится, Вы говорили, что в Брнуле будете только после 23-го. Но бог знет, в Брнуле ли Вы и теперь? Теперь позвольте мне извиниться перед Вми: свои-то письм я Вм переслл и теперь посылю, Вши поручил Демчинскому. Пересылть же их мне смому - трудно, и по весьм простой причине: толстый пкет, зстрховнный н почте, будет очень дорого стоить, у меня, с позволения скзть, ни полушки денег. И потому пусть пересылет Демчинский.

Н случй, если Вы не получите того письм, которое я отпрвил Вм неделю нзд, в Брнул, по дрессу, укзнному Вми (хотя, впрочем, трудно не получить), - то извещю Вс, что Ал<ексндр> Ив<нович> Исев умер (4 вгуст), что жен его остлсь одн, с сомнительною помощью, в отчянии, не зня что делть, и - конечно, без денег.

Сегодня получил от нее уже 2-е письмо, считя после смерти муж. Он пишет, что ей стршно грустно, что кругом послл бог людей, берущих учстие, что ей хоть кой-чем д помогют, что ей очень грустно, спршивет, что ей делть? Пишет, что стряпчий и испрвник обндеживют ее, что Бекмн может дть пособие кзенное (в 250 руб. сер<ебром>). Если что можно сделть, то дл бы бог! Покмест хочет продвть вещи. Если Вы еще не рздумли (кк мы говорили тогд) о посылке 50 руб., (1) то пошлите теперь. Никогд не было нужнее. Только я тк думю: пошлите 25, не 50, тк кк у ней с прежними 25-ю, д с проджею вещей, д, может быть, и с посторонней помощью будет чем некоторое время прожить. Можно потом послть. Пишу это, во-1-х, для того, чтоб не обременять Вс, ибо 25 менее 50, Вм, верно, деньги необходимы. 2) Мне уж и тк достлось от нее з первые 25 р. Очень укорял, говоря, что у меня у смого нет ничего и что я себя не жлею. Я отвечл, что деньги Вши, не мои, что без Вс я ничего бы не сделл, чтоб обо мне не беспокоилсь, что дружб имеет свои прв и т. д. и т. д., и что - нконец, без этих денег ей пришлось бы потерпеть ужсное горе, - с этим он, верно, соглсится. Я Вм покжу письмо, когд Вы приедете. Боже мой! Что это з женщин! Жль, что Вы ее тк мло знете!

Еще одно обстоятельство. Он знет, что ей прислны деньги, подозревет, что от меня, но письмо лежит до сих пор н кузнецкой почте. Почтмейстер ни з что не решется отдть, хотя знкомый ей человек, чтоб не попсть в беду. Виновт дресс. Вы првы. Ндо было дресовть ей. Адресовно мужу. Он умер. И потому почтмейстер (уверенный, что пишете Вы) просит передть Вм: чтоб Вы в Кузнецкую почтовую контору прислли кзенную или чстную доверенность н передчу письм вдове Исевой. Рди Христ, добрейший Алексндр Егорович, сделйте это и, глвное, не медля. Рди бог. Известн ли Вм форм этих доверенностей? Я не зню ее. Вероятно, в Брнульском почтмте есть формы. Ведь вот некстти-то формлист кузнецкий почтмейстер!

Что Вм скзть о себе? Мое время тянется вяло. Не совсем здоров; грустно. Из новостей ничего не зню, кроме того, что (и, кжется, верно) китйцы сожгли ншу фкторию в Чугучке и консул спсся бегством. Желл бы от души, чтоб Вм было в 10000 рз веселее моего. Если во время Вших стрнствовний попдется Вм хорошя книг, то зцепите ее с собой. До свидния, Алексндр Егорович. Желю Вм всего хорошего, и от души. Повторяю Вм о почтмте. Рди бог, не змедлите. Крепко жму Вм руку.

Вш весь Ф. Достоевский.

Семиплтинск, Воскресение. 23 вгуст 55.

Я и ее уведомил, что вместо 50 посылются 25. Хочет Вс блгодрить. Нпишете ли Вы ей что-нибудь?

(1) длее было: денег

101. П. Е. АННЕНКОВОЙ

18 октября 1855. Семиплтинск

Милостивя госудрыня Прсковья Егоровн,

Я тк двно желл писть к Вм и тк двно жду удобного случя, что не могу пропустить теперешнего. Подтель письм моего - Алексей Ивнович Бхирев, очень скромный и очень добрый молодой человек, простя и честня душ. Я зню его уже полтор год и уверен, что не ошибюсь в его кчествх.

Я всегд буду помнить, что с смого прибытия моего в Сибирь Вы и всё превосходное семейство Вше брли во мне и в товрищх моих по несчстью полное и искреннее учстие. Я не могу вспоминть об этом без особенного, утешительного чувств и, кжется, никогд не збуду. Кто испытывл в жизни тяжелую долю и знл ее горечь, особенно в иные мгновения, тот понимет, кк слдко в ткое время встретить бртское учстие совершенно неожиднно. бы были тковы со мною, и я помню встречу с Вми, когд Вы приезжли в Омск и когд я был в кторге.

С смого приезд моего в Семиплтинск я не получл почти никких известий о Констнтине Ивновиче и многоувжемой Ольге Ивновне, знкомство с которою будет всегд одним из лучших воспоминний моей жизни. Полтор год нзд, когд я и Дуров вышли из кторги, мы провели почти целый месяц в их доме. Вы поймете, ккое впечтление должно было оствить ткое знкомство н человек, который уже четыре год, по выржению моих прежних товрищей-кторжных, был кк ломоть отрезнный, кк в землю зкопнный. Ольг Ивновн протянул мне руку, кк родня сестр, и впечтление этой прекрсной, чистой души, возвышенной и блгородной, остнется смым светлым и ясным н всю мою жизнь. Дй бог ей много, много счстья - счстья в ней смой и счстья в тех, кто ей милы. Я бы очень желл узнть что-нибудь об ней. Мне кжется, что ткие прекрсные души, кк ее, (1) должны быть счстливы; несчстны только злые. Мне кжется, что счстье в светлом взгляде н жизнь и в безупречности сердц, не во внешнем. Тк ли? Я уверен, что Вы это глубоко понимете, и потому тк Вм и пишу.

Жизнь моя тянется кое-кк, но уведомляю Вс, что я имею большие ндежды... Ндежды мои основны н некоторых фктх; обо мне сильно стрются в Петербурге, и, может быть, через несколько месяцев я что-нибудь и узню. Вы, вероятно, уже знете, что Дуров по слбости здоровья выпущен из военной службы и поступил в гржднскую, в Омске. Может быть, Вы имеете о нем известия. Мы с ним не переписывемся, хотя, конечно, друг об друге хорошо помним.

Брон Врнгель, Вм знкомый, Вм клняется. Я с ним очень дружен. Это прекрсня молодя душ; дй бог ему всегд остться тким.

Мое глубочйшее увжение, полное и искреннее, Вшему супругу. Желю Вм полного счстья.

Не слыхли ли Вы чего об одном гднии, в Омске, в мое время? Я помню, оно порзило Ольгу Ивновну.

Прощйте, многоувжемя Прсковья Егоровн. Я уверен, что бог приведет нм свидеться и, может быть, скоро. Я этого очень желю. Я с блгоговением вспоминю о Вс и всех Вших.

Позвольте пребыть, с глубочйшим увжением, Вм совершенно преднным.

Ф. Достоевский.

18 октября 55.

От Констнтин Ивнович я получил нынешним летом несколько строк.

А. И. Бхирев я очень увжю, но не во всем с ним откровенен.

(1) кк ее вписно

102. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

17 декбря 1855. Семиплтинск

Семиплтинск, декбря 17/55 г.

Добрый и незбвенный друг мой, брт Миш. Письмо это пишу тебе по случю. Скоро я буду иметь возможность переслть тебе смое полное, смое подробное известие о моем здешнем житье-бытье з всё время. И потому извини, что посылю тебе теперь только несколько строк, из которых, кроме просьбы моей, почти ничего больше не узнешь. Я бы мог отложить и просьбу до большого письм, которое обещю тебе, друг мой, в эту же зиму. Но обстоятельств мои тковы, что я принужден писть тебе теперь же. Друг мой! Я уверен, что ты меня любишь и потому будешь ко мне снисходителен. Если б ты знл, кк тяжело просить, дже и у тебя! Мне нужно денег, друг мой, ибо я двно уже в крйности. Вот уже дв год, кк я ни рзу не попросил у тебя см ни одной копейки. Ты был тк добр, что не збывл меня. Сестры тоже иногд присылли. И несмотря н то в эти дв год у меня нкопилось долгу довольно много, - для меня много по крйней мере! Одному прошу верить, милый брт (я боюсь, чтоб ты не подумл, что я худо понимю свое положение, позволяя тк много себе тртить и дже делть долги),

- одному прошу верить, что в долгх моих я мло виновт. Были обстоятельств и были ндобности неотрзимые. Теперь не дю тебе никких объяснений

- не могу. Не пишу тоже, сколько я должен. Скжу только, что мне ндо отдть 50 руб. серебр<ом> непременно. К тому же я порядочно обносился в дв год, белье, плтье (собственное), всё нужно зводить новое. И потому, если ты пришлешь мне рубл<ей> 100, о которых прошу тебя убедительнейше, то мне, рсплтясь и обзведясь, почти не остнется ничего. Но я у тебя прошу только 100 руб., милый брт. Покмест не присылй больше. Я зню, что ты не поскупишься, если у тебя есть. Но не хотел бы я, чтоб ты подумл обо мне не хорошо.

Д, брт, тяжело просить, повторяю это, дже и у тебя, особенно чувствуя в себе всё - и силы и способности смому достть себе необходимое. Но что делть, теперь не могу и потому говорю тебе кк брту

- помоги. Я тебе не скрою, что у меня есть большие ндежды, (1) что, может быть, кончится нконец несносное положение мое и переменится во что-нибудь к лучшему. Отчсти ты, может быть, и слышл об этом. Тогд (2) жизнь пойдет по-другому. Но не скрою от тебя, друг мой, что мне, скоро может быть, пондобятся деньги, относительно меня и моего Положения, не мленькие. Всё это соединено будет отчсти с переменою моей учсти, если только сбудутся ндежды мои. Теперь же я пишу тебе только о моем нсущном; ибо я в большой крйности, и эти 100 руб. серебром едв-едв помогут мне.

Я хочу обртиться, друг мой, с просьбой к дяде. Ндобно же, чтоб кто-нибудь мне помог. Кк бы мне не хотелось просить у него! Но что делть, если случится хоть ккя-нибудь перемен судьбы, то деньги необходимы. Ты писл мне последний рз от 15 сентября. Письмо твое пришло ко мне около 15-го ноября. Видишь, кк долго! В это время я должен был жить чем-нибудь. Н прислнные тобою деньги я почти ничего не мог сделть.

Не сердись, что я говорю тебе откровенно, голую првду. Помни только одно: я вовсе от тебя не требую, ибо зню, что не имею н то никкого прв. Одно из двух: или ты очень любишь меня и хочешь мне помочь,

- или нет. Если любишь меня, то я прошу без церемоний, ибо зню, что см бы помог не только брту, но дже чужому, откзв себе. Вот почему я говорю тебе прямо. Здесь были люди, которые мне помогли в крйности. Конечно, я возьму не у всякого. Но есть люди, которые мне сделли столько бескорыстного добр, столько добр, что еще никто мне не сделл столько. У ткого человек я брл. Но ндо отдть. Впрочем, из этих 100 руб сереб<ром> я не могу отдть ему еще ничего. Этот человек брон Врнгель. (3)

Друг мой милый, ндеюсь, что ты мне поможешь охотно и с бртским чувством. Я в тебя верю, я никогд не обидел тебя сомнением. Верь и ты: (4) что я не хочу жить всю жизнь н твой (5) счет, и ндеюсь, что мне позволят нконец зрбтывть себе хлеб. Прошу тебя: пришли поскорее, если можно немедленно, по следующему дрессу: "Его высокоблгородию Стнислву Августовичу Лмоту в Семиплтинск". (Tout court.)

В письме к г-ну Лмоту нпиши слово в слово тк: "Милостивый > г<осудрь>, Вы были тк добры, что изъявили готовность передть брону Врнгелю деньги в случе, если я вышлю их н Вше имя. Прилгю при сем... рублей. Передйте их по нзнчению. Еще рз позвольте блгодрить Вс и вместе с тем пребыть и т. д.". Подписи твоей не ндо. См письм н почту не подвй. (6)

Прощй, бесценный мой. Скоро получишь от меня большое письмо. Много со мной было, много я пережил! Прощй, не збудь меня. (7) Поклонись от меня Эмилии Федоровне, перецелуй детей.

Твой Достоевский.

Н обороте 4-й стрницы: Михилу Михйловичу Достоевскому.

Н углу Млой Мещнской

и Ектерининского кнл, в доме Пономревой, в С.-Петербурге.

(1) длее было: что з меня стрются и (2) длее было: может быть (3) длее было нчто: Брт его передст (4) длее было: в меня (5) в подлиннике ошибочно: н свой (6) длее было: А впрочем, бояться нечего. (7) длее было нчто: Нпомни обо мне

1856

103. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

13-18 янвря 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 13 генвря/56.

Пользуюсь случем писть тебе, друг мой. С прошлого год, когд я писл тебе с M. M. Х<оментовским>, я не мог нйти, до сих пор, ни одной другой окзии. Теперь он предствляется. Ндо сознться, что прошлого год ты мне плохо отплтил з мое длинное письмо: не отвечл почти ничего, дже не отвечл н некоторые мои вопросы, н которые я ждл от тебя подробного ответ. Не зню, что тебя остнвливло: леность? - но он был совсем не у мест; дел? - но я уже писл тебе, что никогд не поверю существовнию тких дел, которые не дют и минуты свободной. Осторожность? Но если уж я пишу тебе, то, вероятно, нечего опсться. Ндеюсь, что этот рз ты нпишешь мне что-нибудь побольше, хотя и долго еще мне придется ждть твоего ответ, - месяцев семь. Этот рз хотел тоже нстрочить тебе очень много и подробно обо всем моем житье-бытье, с тех пор кк я оствил Омск и прибыл в Семиплтинск.

Но огрничивюсь одним этим листком, собственно, потому что Алексндр Егорович Wrangel, подтель этого письм, очень подробно и очень интимно может уведомить тебя обо мне, если не во всех, то во многих отношениях. Прими его кк можно лучше и пострйся всеми силми кк можно короче с ним познкомиться и сойтись. Этот молодой человек того стоит: душ добря, чистя, я уж не говорю, что он для меня столько сделл, покзл мне столько преднности, столько привязнности, (1) чего родной брт не сделет. (Это к тебе не относится.) Сделй же одолжение, пострйся полюбить его и сойтись с ним короче. Ты уже отрекомендовн ему мною кк нельзя лучше. Д и притом, помня твой уживчивый, добрый и деликтный хрктер, который всем нрвился, который все любили, я думю, что тебе это будет не трудно. В двух словх изобржу тебе н всякий случй хрктер Ал<ексндр> Ег<орович>, чтоб тебе было легче и чтоб ты уж ничем более не зтруднялся. Это человек очень молодой, очень кроткий, хотя с сильно рзвитым

point d'honneur, до невероятности добрый, немножко гордый (но это снружи, я это люблю), немножко с юношескими недостткми, обрзовн, но не блисттельно и не глубоко, любит учиться, хрктер очень слбый, женски впечтлительный, немножко ипохондрический и довольно мнительный; что другого злит и бесит, то его огорчет - признк превосходного сердц. Trиs comme il faut. Он смым бескорыстнейшим обрзом взялся хлопотть обо мне и помогть мне, всеми силми. Впрочем, мы с ним сошлись, и он меня любит. Длее я еще скжу тебе о нем кое-что, теперь, покмест, перейду к себе.

Ты, вероятно, уже знешь, голубчик мой, что обо мне очень сильно хлопочут в Петербурге и что у меня есть большие ндежды. Если не всё удстся получить, то есть если не полную свободу, то по крйней мере несколько. Брт Ал<ексндр> Егорович (служщий в конногврдии) был у тебя; я это зню по его письму к брту, и, вероятно, он сообщил тебе о всех стрниях, сделнных для меня в Петербурге. Алек<сндр> Егор<ович>, я уверен, remuera ciel et terre с своей стороны, по приезде в Петербург, в мою пользу. Он тебе рсскжет обо всем этом больше и подробнее, чем я могу тебе нписть в этом письме. С своей стороны говорю тебе только, что я теперь в совершенно пссивном положении и решился ждть (мимоходом уведомляю тебя, что я произведен в унт<ер->офицеры, что довольно вжно, ибо следующя милость, если будет, должн быть, нтурльно, знчительнее унт<ер>-офицерств). Меня здесь уверяют, что год через дв или дже через год я могу быть официльно предствлен в офицеры. Признюсь тебе, что я хотел бы перейти в сттскую службу, и дже теперь желю этого, и дже, может быть, буду стрться об этом. Но теперь по крйней мере решился ждть пссивно ответ н все эти нстоящие усилия, которые делются теперь для меня в Петербурге. Повторяю тебе, Ал<ексндр> Егор<ович> горздо больше и подробнее тебе об этом рсскжет. Я же прибвлю вот что: друг мой! не думй, чтоб ккие-нибудь социльные выгоды, или что-нибудь подобное, зствляли меня до ткой степени упорно стрться о себе. Нет. Поверь, что, бывши в тких передрягх, кк я, выживешь нконец несколько философии, слово, которое толкуй, кк хочешь. Но есть дв обстоятельств, которые зствляют меня кк можно скорее выйти из стесненного положения и ввергют в ткое лихордочное учстие к смому себе. Об этих обстоятельствх я тебя и должен уведомить. 1-е). Это то, что я хочу писть и печтть. Более чем когд-нибудь я зню, что я недром вышел н эту дорогу и что я недром буду бременить собою землю. Я убежден, что у меня есть тлнт и что я могу нписть что-нибудь хорошее. Рди бог, не принимй моих слов з фтовство. Но кому же мне и поверять мечты и ндежды мои, кк не тебе? К тому же я хотел непременно, чтоб ты знл, для кких сообржений мне нужн свобод и некоторое общественное положение.

Теперь приступю ко второму пункту, для меня очень вжному, но об котором ты никогд ничего не слыхл от меня. Ндобно знть тебе, мой друг, что, выйдя из моей грустной кторги, я со счстьем и ндеждой приехл сюд. Я походил н больного, который нчинет выздорвливть после долгой болезни и, быв у смерти, еще сильнее чувствует нслждение жить в первые дни выздоровления. Ндежды было у меня много. Я хотел жить. Что скзть тебе? Я не зметил, кк прошел первый год моей жизни здесь. Я был очень счстлив. Бог послл мне знкомство одного семейств, которое я никогд не збуду. Это семейство Исевых, о котором я тебе, кжется, писл несколько, дже поручл тебе одну комиссию для них. Он имел здесь место, очень недурное, но не ужился н нем и по неприятностям вышел в отствку. Когд я познкомился с ними, он уже несколько месяцев кк был в отствке и всё хлопотл о другом кком-нибудь месте. Жил он жловнием, состояния не имел, и потому, лишсь мест, мло-помлу, они впли в ужсную бедность. Когд я познкомился с ними, еще они кое-кк себя поддерживли. Он нделл долгов. Жил он очень беспорядочно, д и нтур-то его был довольно беспорядочня. Стрстня, упрямя, несколько згрубеля. Он очень опустился в общем мнении и имел много неприятностей; но вынес от здешнего обществ много и незслуженных преследовний. Он был беспечен, кк цыгн, смолюбив, горд, но не умел влдеть собою и, кк я скзл уже, опустился ужсно. А между прочим, это был нтур сильно рзвитя, добрейшя. Он был обрзовн и понимл всё, об чем бы с ним ни зговорить. (2) Он был, несмотря н множество грязи, чрезвычйно блгороден. Но не он привлекл меня к себе, жен его, Мрья Дмитриевн. Это дм, еще молодя, 28 лет, хорошенькя, очень обрзовння, очень умня, добр, мил, грциозн, с превосходным, великодушным сердцем. Учсть эту он перенесл гордо, безропотно, см испрвлял должность служнки, ходя з беспечным мужем, которому я, по прву дружбы, много читл нствлений, и з мленьким сыном. Он только сделлсь больн, впечтлительн и рздржительн. Хрктер ее, впрочем, был веселый и резвый. Я почти не выходил из их дом. Что з счстливые вечер проводил я в ее обществе! Я редко встречл ткую женщину. С ними почти все рззнкомились, чстию через муж. Д они и не могли поддерживть знкомств. Нконец ему вышло место, в Кузнецке, Томской губернии, зседтелем, прежде он был чиновником особых поручений при тможне; переход от богтой и видной должности к зседтельству был очень унизителен. Но что было делть! Почти не было куск хлеб, и я едв-едв достиг того, после долгой, истинной дружбы, чтоб они позволили мне поделиться с ними. В ме месяце 55-го год я проводил их в Кузнецк, через дв месяц он умер от кменной болезни. Он остлсь н чужой стороне, одн, измучення и истерзння долгим горем, с семилетним ребенком, и без куск хлеб. Дже похоронить было муж нечем. У меня денег не было. Я тотчс знял у Алекс<ндр> Егор<ович> снчл 25 и потом 40 руб. серебр<ом> и послл ей. Слв богу, теперь ей помогют родные, с которыми он был несколько в ссоре, через муж. Родные ее в Астрхни. Ее отец, сын фрнцузского эмигрнт, m-r de Constant; он стрик и знимет знчительную должность директор крнтин в Астрхни. Состояния не имеет, но живет своим жловнием, очень знчительным. Теперь же скоро выйдет в отствку, и потому доходы его сокртятся. У него, кроме того, еще 2 дочери н рукх. Нконец, остлсь родня муж, родня дльняя; один из бртьев муж служит в Гврд<ейском> финск<ом> стрел<ковом> бтльоне кпитном. Я зню, что и фмилья муж был очень порядочня. Теперь вот что, мой друг: я двно уже люблю эту женщину и зню, что и он может любить. Жить без нее я не могу, и потому, если только обстоятельств мои переменятся хотя несколько к лучшему и положительному, я женюсь н ней. Я зню, что он мне не откжет. Но бед в том, что я не имею ни денег, ни общественного положения, между тем родные зовут ее к себе, в Астрхнь. Если до весны моя судьб не переменится, то он должн будет уехть в Россию. Но это только отдлит дело, не изменит его. Мое решение принято, и, хоть бы земля рзвлилсь подо мною, я его исполню. Но не могу же я теперь, не имея ничего, воспользовться рсположением ко мне этого блгороднейшего существ и теперь склонить ее к этому брку. С мя месяц, когд я рсстлся с ней, моя жизнь был д. Кждую неделю мы переписывемся. Ал<ексндр> Ег<орович> был знком с Исевыми, но только в последнее время их жизни в Семиплтинске. Он видел Мрью Дмитриевну, но знет ее только несколько. Я был с ним несколько откровенен н этот счет, но не совершенно. Он не знет содержния этого письм, но, думю, будет говорить с тобой обо всем этом деле. До сих пор я всё думл выйти в сттскую службу. Нчльник Алтйских зводов полковник Гернгросс, друг Ал<ексндр> Егор<ович>, очень желет, чтоб я перешел служить к нему, и готов дть мне место, с некоторым жловньем в Брнуле. Я об этом думю, но опять-тки жду, не будет ли чего до весны из Петербург? Если мне нельзя будет выехть из Сибири, (3) я нмерен поселиться в Брнуле, куд приедет служить и Алекс<ндр> Егор<ович>. Через несколько времени, я зню нверно, возврщусь в Россию. Но во всяком случе не зню, можно ли мне будет рссчитывть н одно жловние. Оно не может быть велико. Конечно, я буду изыскивть все средств и зрбтывть деньги. Для этого превосходно было бы, если б мне позволили печтть. Кроме того, здесь в Сибири с очень мленьким кпитлом (ничтожным) можно делть хорошие и верные спекуляции. Если б я здесь в Семиплтинске имел только 300 руб. сер<ебром> лишних, то я н эти 300 нжил бы в год непременно еще 300; крй новый и любопытный. Во всяком случе, мне стыдно будет, незбвенный друг мой, просить у тебя содержть меня. Но я уверен, что ты, хоть год еще, будешь несколько помогть мне. Глвное, помоги мне теперь. Если мне выйдет ккя-нибудь милость, то я попрошу помощи у дяди; пусть дст мне хоть что-нибудь, чтоб нчть новую жизнь. Смо собою рзумеется, что рньше события я никому в мире не нпишу, что я нмерен жениться. Тебе я говорю это под стршным секретом. Д и тебе, признюсь, не хотел говорить. Это дело сердц, которое боится оглски, боится чуждого взгляд и прикосновения. Тк по крйней мере в моем хрктере. И потому, рди Христ, не говори об этом никому, совершенно никому. Д и про всё письмо мое вообще не говори никому и никому не покзывй. Рди бог, ни слов об этом сестрм; они тотчс испугются з меня и нчнутся советы блгорзумия. А мне, без того, что теперь для меня глвное в жизни, не ндо будет и смой жизни. В тебя только одного и верю, мой добрый, мой лучший друг. Ты один у меня. Теперь скжу тебе несколько слов о моих здешних обстоятельствх, вообще, только несколько слов, ибо брон тебе всё см рсскжет лучше моего. Здоровье мое очень порядочно; припдков уже не было двно. Поствил я себя здесь н прекрсную ногу. Несмотря н то, что я солдт, все, кто здесь познчительнее, знкомы со мною, и дже з честь почитют. Нчльство меня любит и увжет. Корпусный комндир (генерл-губернтор) знет меня и обо мне стрется. В Брнуле горный нчльник, генерл, готов сделть с своей стороны всё, что может, он н своем месте может много. Но смым (4) лучшим для себя считл бы я перебрться в Россию, снчл хоть служить где-нибудь. Потом, если б я выхлопотл себе позволение печтть, я бы был обеспечен. Всё это и будет; в этом я уверен, но, может быть, еще ндо будет подождть. До тех же пор, может быть, придется жить в Сибири. Что делть, подожду. Глвное, если б посетил меня хоть ккя-нибудь милость - перейти в сттскую службу и получить, покмест, хоть ккое-нибудь местечко с жловньем. Не зню, уддутся ли все мечты мои, сбудутся ли они? Может быть, что возможность этой женитьбы и рсстроится. Тогд, я зню себя, я опять убит и несчстен. Денег ндобно, - вот что!

Я говорю тебе, что мне совестно будет просить у тебя тогд, но хоть немного, хоть внчле помоги мне. Теперь скжу тебе несколько слов о моих нстоящих денежных обстоятельствх. Я просил у тебя письмом через брт Ал<ексндр> Егор<ович> прислть мне

100 руб. серебром. Друг мой, эти 100 руб. едв мне помогут, ибо я много здолжл. Всего у меня рублей 50 сереб<ром> долгу, и если твои деньги придут скоро, то у меня остнется еще руб. 50 сереб<ром>, с которыми я могу подождть перемены моих обстоятельств, нприм<ер> в случе милости. Тогд уже мне ндобно будет знчительно денег; нужно одеться, нужно обзвестись, впрочем, нечего и исчислять, что нужно. Эти 50 руб. сереб<ром>, которые мне остнутся, тоже ндобно будет очень скоро истртить; я весь обносился, всё ндобно будет звести и белье, и мундир спрвить, шинель новую сделть. Мне остнется мло; жить менее 15 руб. сереб<ром> в месяц нельзя, исключя непредвиденных рсходов, об этом спрвься у

Wrangel'я. Здесь всё дорого. Впрочем, более я и не прошу. Я перебьюсь кк-нибудь этими 100 рублями серебр<ом>. Может быть, Вреньк что-нибудь пришлет - нгельскя душ. (Кк он мило пишет письм, откуд он этому нучилсь, что з прелесть ее письм! не то что Вши, милостивый госудрь, - получше-с.) В случе же перемены учсти, когд мне пондобится денег очень знчительно, я, кк писл уже тебе, обрщусь к дяде. Неужели откжет? Но, друг мой! если б ты знл, кк мне тяжело признться тебе еще в одном обстоятельстве! У меня еще есть долг, кроме этого долгу. Я должен Ал<ексндру> Егор<овичу>, збрв у него в рзное время, 125 руб. сереб<ром>. Не спршивй, куд они пошли! Я и см не зню! Я зню только то, что я живу очень бедно, во всем себе откзывю, , между прочим, здолжл! Я не требую, друг мой, чтоб ты з меня отдл Алек<сндру> Егоровичу! Это будет слишком! Но я только зню, что я должен отдть ему, хоть он и крснеет, когд я зговорю ему о своем долге, и дже огорчется, если я нпоминю ему о нем. (Он деликтнейший человек!) Впрочем, довольно об деньгх! Я зню, что ты меня не збудешь! Моя же единствення мысль кк-нибудь поскорее себя обеспечить и не быть вм всем в тягость. Прибвлю еще несколько слов об Алексндре Егоровиче. Слушй! Если удстся тебе с ним сойтись, нблюдй з ним, не оствляй его одного. Скжу тебе большой секрет, и может быть, дурно делю, что говорю тебе про него, но для его же пользы. Il est

amoureux fou dune dame dici, dune dame parfaitement

comme il faut, trиs riche et dune famille considйrйe. Он приедет почти в одно время в Петербург.

Не покзывй виду Врнгелю, что знешь про это, но будь ему кк брт родной, кк я был ему, зйми мою должность, нблюдй з ним, потому что он способен сделть dans cette affaire ужснейшие дурчеств, то есть тргические, я бы этого не хотел. Есть некто мркиз де Трверсе (сын ревельского), и хоть они росли вместе и друзья, но мой брон имеет повод считть его своим соперником, поэтому они могут вдвоем нделть больших глупостей. Не пишу тебе больше ничего. Если ты подружишься с Алекс<ндром> Егоров<ичем> и получишь его доверенность, то он тебе см больше рсскжет. Если же нет, тк тебе и нечего знть больше. Но во всяком случе, пользуясь этим немногим, что я тебе нписл, следи з ним. Это хрктер слбый, нежный, дже болезненный; остнвливй его. Но во всяком случе, рди Христ божия, никому ни одного слов об этом. И Врнгелю не говори, что я тебе это нписл, дже в минуту откровенности, если сойдетесь. Я для него же сделл, ибо очень люблю его. Этот секрет знет он, я и ты теперь; более никто. Честное слово, что ты будешь молчть. С бртом (5) он вовсе не откровенен, но я тк интересуюсь всем, что ксется до Алекс<ндр> Егор<ович>, что думю нписть его брту несколько слов. Кроме этого секрет, я тебе рсскжу, что он не совсем лдит с отцом, который человек хрктер упрямого, стрнного, мнительного и подозрительного. (6) Отец любит его ужсно, но требует, нприм<ер>, чтоб он до сих пор не смел сделть ни шгу без его воли, до мелочей (всё из любви), см богт и дже очень, (7) с детьми скуп; мой брон и см не хочет брть, ибо тот имеет привычку попректь деньгми, днными детям. Всего в нескольких строкх не рсскжешь. Но я предвижу и зню, что у него могут быть (8) большие неприятности с отцом. Если он будет с тобой откровенен - утешй его в неприятностях, (9) внуши ему, что отец все-тки отец и что нужно кк-нибудь лдить. У него есть сестр, это, кжется, нгел-хрнитель всего семейств. Я читл ее письм и зню ее по рсскзм брон.

18 генвря. - Я нписл письм сестрм, дяде (у которого ничего не прошу), Ивнову, Мйкову и князю Одоевскому. Я прошу князя содействовть, (10) когд я буду хлопотть о позволении печтть. Может быть, я успею нписть очень скоро одну сттью о России, птриотическую.

Если позволят нпечтть, я буду просить, будут и деньги. Знком ли ты с Евг<ением> Ник<олевичем> Яку<шкиным>? Если не знком, то познкомься. Он принимет во мне большое учстие. Пожлуйст, познкомься получше с Ивновым.

Рди бог, не ндумйся и не пугйся много о том, что я говорил тебе о моей привязнности. Может быть, будет, может быть, нет. Я честный человек и не зхочу употреблять свое влияние, чтоб зствить это блгородное существо принесть мне жертву. Но когд будет возможность, хоть через 5 лет, я исполню свое нмерение.

Пожлуйст, не сердись н меня з просьбу о деньгх. Помоги мне только теперь. Скоро, очень скоро, может быть, судьб моя переменится.

Прощй, друг мой, живи счстливо, не збудь меня. Теперь с отъездом Wrangel'я я остлся совсем сиротой. Очень грустно.

Перецелуй детей, поклонись Эмилии Федоровне. Здоров ли он? Дй бог вм всем счстья. Люби меня и помни обо мне.

Я тебя тоже очень люблю.

Твой Д<остоевский>.

(1) ко мне (2) длее было нчто: Мне дже (3) было: из Брнул (4) было: Вообще для меня смым (5) было: Дже с бртом (6) длее было нчто: Он уж<сно> (7) длее было нчто: ему почти ни<чего> (8) вместо: у него могут быть - было: у них может быть (9) длее было: немного (10) длее было: моей просьбе

104. А. Н. МАЙКОВУ

18 янвря 1856. Семиплтинск

Семиплтинск. 18 генвря 56.

Двно хотелось мне ответить н Вше дорогое письмо, дорогой мой Ап<оллон> Ник<олеви>ч. Кк-то повеяло н меня стрым, прежним, когд я читл его. Блгодрю Вс бессчетно з то, что меня не збыли. Не зню, почему мне кзлось всегд, что Вы меня не збудете, рзве уж по одному тому, что я Вс збыть не мог. Вы пишете, что много прошло времени, много изменилось, много пережилось. Д! должно быть. Но одно то хорошо, что мы кк люди не изменились. Я з себя отвечю. Много любопытного мог бы я Вм нписть о себе. Не пеняйте только, что теперь пишу письмо нскоро, урывкми и, может быть, неясное. Но я испытывю в эту минуту то, что, вероятно, испытли и Вы, когд ко мне писли: невозможность выскзть себя после стольких лет не только в одном, но дже и в

50 листх. Тут нужно говорить глз н глз, чтоб душ читлсь н лице, чтобы сердце скзывлось в звукх слов. Одно слово, скзнное с убеждением, с полною искренностию и без колебний, глз н глз, лицом к лицу, горздо более знчит, нежели десятки листов исписнной бумги.

Блгодрю Вс особенно з сведения о себе. Я-то вперед знл, что тк у Вс кончится и что Вы женитесь. Вы пишете мне, помню ли я Анну Ивновну? Но кк же збыть. Рд ее и Вшему счстью, оно мне и прежде было не чуждо; помните в

47 году, когд всё это нчинлось. Нпомните ей обо мне и уверьте ее в беспредельном моем увжении и преднности. Родителям Вшим скжите, что я знкомство и лску их вспоминл и вспоминю с нслждением; Получил ли Евгения Петровн книгу

- рзборы и критики в "Отеч<ественных> зпис<кх>", писнные незбвенным Влерином Николевичем? Когд меня рестовли, у меня взяли эту книгу, потом возвртили, но под рестом я никк не мог доствить Евгении Петровне, я знл, что он ей был дорог. Меня всё это очень печлило. З 2 чс до отпрвления в Сибирь я просил коменднт Нбоков отдть книгу по приндлежности. Отдли ли? Поклонитесь от меня Вшим родителям. Я от души желю им счстья и долгой, долгой жизни. Может быть, Вы через брт знете некоторые подробности обо мне. В чсы, когд мне нечего делть, я кое-что зписывю из воспоминний моего пребывния в кторге, что было полюбопытнее. Впрочем, тут мло чисто личного. Если кончу и когд-нибудь будет очень удобный случй, то пришлю Вм экземпляр, нписнный моей рукой, н пмять обо мне. (Кстти, я и збыл и принужден теперь сделть отступление.) Письмо это доствит Вм Алексндр Егорович брон Врнгель, человек очень молодой, с прекрсными кчествми души и сердц, приехвший в Сибирь прямо из лицея с великодушной мечтой узнть крй, быть полезным и т. д. Он служил в Семиплтинске; мы с ним сошлись, и я полюбил его очень. Тк кк я Вс буду особенно просить обртить н него внимние и познкомиться с ним, если возможно, получше, то и дм Вм дв слов о его хрктере: чрезвычйно много доброты, никких особенных убеждений, блгородство сердц, есть ум, - но сердце слбое, нежное, хотя нружность с 1-го взгляд имеет некоторый вид недоступности. Мне очень хотелось бы, чтоб Вы с ним познкомились вообще для его пользы. Круг полуристокртический или н 3/4 ристокртический, бронский, в котором он вырос, мне не совсем нрвится, д и ему тоже, ибо с превосходными кчествми, но многое зметно из строго влияния. Имейте Вы н него свое влияние, если успеете. Он того стоит. Добр он мне сделл множество. (1) Но я его люблю и не з одно добро, мне сделнное. В зключение: он немного мнителен, очень впечтлителен, иногд скрытен и несколько неровен в рсположении дух. Говорите с ним, если сойдетесь, прямо, просто, кк можно искреннее и не нчинйте издлек. Извините, что я Вс тк прошу о броне. Но, повторяю Вм, я его очень люблю. (2) (Мои змечния о нем, д и вообще всё письмо это держите в секрете; впрочем, Вс учить нечего.)

Вы говорите, что вспоминли обо мне горячо и говорили: зчем, зчем? Я см Вс вспоминл горячо, н слово Вше: зчем? - ничего не скжу, будет лишнее. Вы говорите, что много пережили, много передумли и много выжили нового. Это и не могло быть инче, и я уверен, что мы и теперь полдили бы с Вми в мыслях. Я тоже думл и переживл, и были ткие обстоятельств, ткие влияния, что приходилось переживть, передумывть и пережевывть слишком много, дже не под силу. Зня меня очень хорошо, Вы, верно, отддите мне спрведливость, что я всегд следовл тому, что мне кзлось лучше и прямее, и не кривил сердцем, и то, чему я предвлся, предвлся горячо. Не думйте, что я этими словми делю ккие-нибудь нмеки н то, з что я попл сюд. Я говорю теперь о последоввшем з тем, о прежнем же говорить не у мест, д и было-то оно не более, кк случй. Идеи меняются, сердце остется одно. Читл письмо Вше и не понял глвного. Я говорю о птриотизме, об русской идее, об чувстве долг, чести нционльной, обо всем, о чем Вы с тким восторгом говорите. Но, друг мой! Неужели Вы были когд-нибудь инче? Я всегд рзделял именно эти же смые чувств и убеждения. Россия, долг, честь? - д! я всегд был истинно русский - говорю Вм откровенно. Что же нового в том движении, обнружившемся вокруг Вс, о котором Вы пишете кк о кком-то новом нпрвлении? Признюсь Вм, я Вс не понял. Читл Вши стихи и ншел их прекрсными; вполне рзделяю с Вми птриотическое чувство нрвственного освобождения слвян. Это роль России, блгородной, великой России, святой ншей мтери. Кк хорошо окончние, последние строки в Вшем "Клермонтском соборе"! Где Вы взяли ткой язык, чтоб вырзить тк великолепно ткую огромную мысль? Д! рзделяю с Вми идею, что Европу и нзнчение ее окончит Россия. Для меня это двно было ясно. Вы пишете, что общество кк бы проснулось от птии. Но Вы знете, что в ншем обществе вообще мнифестций не бывет. Но кто ж из этого зключл когд-нибудь, что оно без энергии? Осветите хорошо мысль и позовите общество, и общество Вс поймет. Тк и теперь: идея был освещен великолепно, вполне нционльно и рыцрски (это првд, ндо отдть спрведливость) - и нш политическя идея, звещння еще Петром, опрвдлсь всеми. (3) Может быть, Вс смущл, и смущл еще недвно, нплыв фрнцузских идей (4) в ту чсть обществ, которое мыслит, чувствует и изучет? Тут был и исключительность, првд. Но всякя исключительность по нтуре своей вызывет противоположность. Но соглситесь сми, что все здрвомыслящие, то есть те, которые дют тон всему, всему, смотрели н фрнцузские идеи со стороны нучной - не более, и сми, может быть, дже преднные исключительности, были всегд русскими. В чем же Вы видите новость? Уверяю Вс, что я, нпример, до ткой степени родня всему русскому, что дже кторжные не испугли меня, - это был русский нрод, мои бртья по несчстью, и я имел счстье отыскть не рз дже в душе рзбойник великодушие, потому собственно, что мог понять его; ибо был см русский. Несчстие мое дло мне многое узнть прктически, может быть, много влияния имел н меня эт прктик, но я узнл прктически и то, что я всегд был русским по сердцу. Можно ошибиться в идее, но нельзя ошибиться сердцем и ошибкой стть бессовестным, то есть действовть против своего убеждения. Но зчем, зчем я Вм всё это пишу? Ведь зню, что ничего не выскжу в строчкх, зчем же это писть! Скжу Вм еще кое-что о себе. В кторге я читл очень мло, решительно не было книг. Иногд попдлись. Выйдя сюд, в Семиплтинск, я стл читть больше. Но все-тки нет книг и дже нужных книг, время уходит. Не могу Вм вырзить, сколько я мук терпел оттого, что не мог в кторге писть. А, между прочим, внутренняя рбот кипел. Кое-что выходило хорошо; я это чувствовл. Я создл тм в голове большую окончтельную мою повесть. (5) Я боялся, чтобы 1-я любовь к моему (6) созднию не простыл, когд минут годы и когд нстл бы чс исполнения, - любовь, без которой и писть нельзя. Но я ошибся; хрктер, созднный мною и который (7) есть основние всей повести, потребовл нескольких лет рзвития, и я уверен, я бы испортил всё, если б принялся сгоряч неприготовленный. Но, выйдя из кторги, хотя всё было готово, я не писл. Я не мог писть. Одно обстоятельство, один случй, долго медливший в моей жизни и нконец посетивший меня, увлек и поглотил меня совершенно. Я был счстлив, я не мог рботть. Потом грусть и горе посетили меня. Я потерял то, что соствляло для меня всё. Сотни верст рзделили нс. Я Вм не объясняю дел, может быть, когд-нибудь объясню; теперь не могу. Однко же я не был совершенно прздным. Я рботл; но я отложил мое глвное произведение в сторону. Нужно более спокойствия дух. Я шутя нчл комедию и шутя вызвл столько комической обстновки, столько комических лиц и тк понрвился мне мой герой, что я бросил форму комедии, несмотря н то, что он удвлсь, собственно для удовольствия кк можно дольше следить з приключениями моего нового героя и смому хохотть нд ним. Этот герой мне несколько сродни. Короче, я пишу комический ромн, но до сих пор всё писл отдельные приключения, нписл довольно, теперь всё сшивю в целое. Ну вот Вм реляция об моих знятиях: не мог не рсскзть; это оттого, что зговорил с Вми и вспомнил нше строе, незбвенный друг мой. Д! Я много рз был счстлив с Вми: кк же бы я мог Вс збыть! Вы пишете мне кое-что о литертуре. З нынешний год я почти ничего не читл. Скжу Вм и свои нблюдения: Тургенев мне нрвится ниболее - жль только, что при огромном тлнте в нем много невыдержнности. Л. Т. мне очень нрвится, но, по моему мнению, много не нпишет (впрочем, может быть, я ошибюсь). Островского совсем не зню, ничего не читл в целом, но читл много отрывков в рзборх о нем. Он, может быть, знет известный клсс Руси хорошо, но, мне кжется, он не художник. К тому же, мне кжется, он поэт без идел. Рзуверьте меня, пожлуйст, пришлите мне, рди бог, что получше из его сочинений, чтоб я мог знть его не по одним критикм. Писемского я читл "Фнфрон" и "Богтый жених",

- больше ничего. Он мне очень нрвится. Он умен, добродушен и дже нивен; рсскзывет хорошо. Но одно в нем грустно: спешит писть. Слишком скоро и много пишет. Нужно иметь побольше смолюбия, побольше увжения к своему тлнту и к искусству, больше любви к искусству. Идеи смолоду тк и льются, не всякую же подхвтывть н лету и тотчс выскзывть, спешить выскзывться. Лучше подождть побольше синтезу-с; побольше думть, подождть, пок (8) многое мелкое, выржющее одну идею, соберется в одно большое, в один крупный, рельефный обрз, и тогд выржть его. Колоссльные хрктеры, создвемые колоссльными пистелями, чсто создвлись и вырбтывлись долго и упорно. Не выржть же все промежуточные пробы и эскизы? Не зню, поняли ли Вы меня? Что же ксется до Писемского, то, мне кжется, он мло сдерживет перо. Нши дмы-пистельницы пишут кк дмы-пистельницы, то есть умно, мило и чрезвычйно спешт выскзывться. Скжите, почему дм-пистельниц почти никогд не бывет строгим художником? Дже несомненный, колоссльный художник George Sand не рз вредил себе своими дмскими свойствми. Много мелких Вших стихов читл в журнлх з всё время. Они мне очень нрвились. Мужйте и рботйте. Скжу Вм по секрету, по большому секрету: Тютчев очень змечтелен; но... и т. д. Ккой это Тютчев; не нш ли? Впрочем, многие из его стихов превосходны.

Прощйте, дорогой друг мой. Извините з бессвязность письм. В письме никогд ничего не нпишешь. Вот почему я терпеть не могу m-me de

Sйvignй. Он писл уже слишком (9) хорошо письм. Кто знет? Может быть, когд-нибудь я обниму Вс. Дл бы бог! Рди бог, никому (вполне никому) не сообщйте письм моего. Обнимю Вс.

Вш Д<остоевский>.

(1) длее было нчто: Я дже ндеюсь кое-что (2) длее было нчто: Если Вы с ним очень сойдетесь (3) длее было нчто: Но я ничего не говорю про

<нрзб.> дело (4) длее было нчто: в русск<ое> (5) длее было нчто: Всего (6) было: своему (7) длее было: я взялся (8) длее было нчто: все (9) было: потому что он писл слишком

105. А. Е. ВРАНГЕЛЮ

23 мрт 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 23 мрт/56 г. Пятниц.

Добрейший, незменимый друг мой, Алексндр Егорович! Где Вы, что с Вми? и не збыли ли Вы меня? С следующего понедельник нчиню ждть от Вс обещнного письм с тким нетерпением, кк будто счстья и осуществления всех нстоящих ндежд моих. Под этим конвертом нйдете Вы незпечтнные три письм: одно к брту, другое к ген<ерл>-д<ъютнту> Эдурду Ивновичу Тотлебену. Не удивляйтесь! всё рсскжу! А теперь приступю прямо по порядку и нчиню с себя. Если б Вы только знли всю мою тоску, все мое уныние, почти отчяние теперь, в нстоящую минуту, то, прво, поняли бы, почему я ожидю Вшего письм кк спсенья? Оно должно многое, многое рзрешить в судьбе моей. Вы обещли мне нписть в возможно скором времени по прибытии в Петербург и уведомить о всем том, чего я ндеюсь и о чем Вы тк бртски хлопотли з меня целый год, - откровенно, не утивя ничего, не прикршивя истину и отнюдь не обндеживя меня шткими ндеждми. Тких-то известий жду от вс, кк жизни. Не покзывйте моего письм никому, рди бог. Уведомляю Вс, что дел мои в положении чрезвычйном. La dame (la mienne) грустит, отчивется, больн поминутно, теряет веру в ндежды мои, в устройство судьбы ншей и, что всего хуже, окружен в своем городишке (он еще не переехл в Брнул) людьми, которые смстерят что-нибудь очень недоброе: тм есть женихи. Услужливые кумушки рзрывются н чсти, чтоб склонить ее выйти змуж, дть слово кому-то, имени которого еще я не зню. В ожиднии шпионят нд ней, рзведывют, от кого он получет письм? Он же всё ждет до сих пор известия от родных, которые тм у себя, н крю свет, должны решить здешнюю судьбу ее, - то есть возвртиться ли в Россию или переезжть в Брнул. Письм ее последние ко мне во всё последнее время стновились всё грустнее и тоскливее. Он писл под болезненным впечтлением: я знл, что он был больн. Я предугдывл, что он что-то скрывет от меня. (Увы! я этого Вм никогд не говорил: но еще в бытность Вшу здесь par ma jalousie incomparable я доводил ее до отчяния, и вот не потому-то он теперь скрывет от меня.) И что ж? Вдруг слышу здесь, что он дл слово другому, в Кузнецке, выйти змуж. Я был поржен кк громом. В отчянии я не знл, что делть, нчл писть к ней, но в воскресенье получил и от нее письмо, письмо приветливое, милое, кк всегд, но скрытное еще более, чем всегд. Меньше прежнего здушевных слов, кк будто остерегются их писть. Нет и помину о будущих ндеждх нших, кк будто мысль об этом уж совершенно отлгется в сторону. Ккое-то полное неверие в возможность перемены в судьбе моей в скором времени и нконец громовое известие: он решилсь прервть скрытность и робко спршивет меня: "Что если б ншелся человек, пожилой, с добрыми кчествми, служщий, обеспеченный, и если б этот человек делл ей предложение - что ей ответить?" Он спршивет моего совет. Он пишет, что у нее голов кружится от мысли, что он одн, н крю свет, с ребенком, что отец стр, может умереть,

- тогд что с ней будет? Просит обсудить дело хлднокровно, кк следует другу, и ответить немедленно. Protestation d'amour были, впрочем, еще в предыдущих письмх. <нрзб.> прибвляет, что он любит меня, что это одно еще предположение и рсчет. Я был поржен кк громом, я зштлся, упл в обморок и проплкл всю ночь. Теперь я лежу у себя

<нрзб.>. Неподвижня идея в моей голове! Едв понимю, кк живу и что мне говорят. О, не дй господи никому этого стршного, грозного чувств. Велик рдость любви, но стрдния тк ужсны, что лучше бы никогд не любить. Клянусь Вм, что я пришел в отчяние. Я понял возможность чего-то необыкновенного, н что бы в другой рз никогд не решился... Я нписл ей письмо в тот же вечер, ужсное, отчянное. Бедненькя! нгел мой! Он и тк больн, я рстерзл ее! Я, может быть, убил ее этим письмом. Я скзл, что я умру, если лишусь ее. Тут были и угрозы и лски и униженные просьбы, не зню что. Вы поймете меня, Вы мой нгел, моя ндежд! Но рссудите: что же делть было ей, бедной, зброшенной, болезненно мнительной и, нконец, потерявшей всю веру в устройство судьбы моей! Ведь не з солдт же выйти ей. Но я перечел все ее письм последние в эту неделю. Господь знет, может быть, он еще не дл слово и кжется тк; он только поколеблсь. Mais elle maime, elle maime, это я зню, я вижу - по ее грусти, тоске, по ее неоднокртным порывм в письмх и еще по многому, чего не нпишу Вм. Друг мой! я никогд не был с Вми вполне откровенным н этот счет. Теперь что мне делть! Никогд в жизни я не выносил ткого отчяния... Сердце сосет тоск смертельня, ночью сны, вскрикивнья, горловые спзмы душт меня, слезы то зпрутся упорно, то хлынут ручьем. Посудите же и мое положение. Я человек честный. Я зню, что он меня любит. Но что если я противлюсь ее счстью? С другой стороны, не верю я в жених кузнецкого! Не ей, больной, рздржительной, рзвитой сердцем, обрзовнной, умной отдться бог знет кому, который, может быть, про себя и побои считет зконным делом в брке. Он добр и доверчив. Я ее отлично зню. Ее можно уверить в чем угодно. К тому же сбивют с толку кумушки (проклятые) и безндежность положения. Решительный ответ, то есть узню всю подноготную ко 2-му преля, но, друг мой, посоветуйте же, что мне делть? Впрочем, к чему я спршивю Вшего совет? Откзться мне от нее невозможно никк, ни в кком случе. Любовь в мои лет не блжь, он продолжется дв год, слышите, дв год, в 10 месяцев рзлуки он не только не ослбел, но дошл до нелепости. Я погибну, если потеряю своего нгел: или с ум сойду, или в Иртыш! Смо собой рзумеется, что если б улдились дел мои (нсчет мнифест), то я был бы предпочтен всем и кждому; ибо он меня любит, в этом я уверен. Скжу же Вм, что у нс, н ншем языке (у меня с ней), нзывется устройством судьбы моей: переход из военной службы в сттскую, место при некотором жловнье, клсс (хоть 14-й) или близкя ндежд н это и ккя-нибудь возможность достть денег, чтобы прожить, по крйней мере, до устройств окончтельного дел моих. Смо собой рзумеется, что выход из военной или поступление в сттскую - хоть это только и без клсс и без больших денег - сочтется с ее стороны з чрезвычйную ндежду и воскресит ее. Я же с своей стороны объявлю Вм мои ндежды; чего мне ндобно нверно, чтоб отбить ее от женихов и остться перед ней честным человеком, потом уже спрошу Вс: чего мне ожидть из того, что мне ндобно, что может сбыться, что не сбыться? - тк кк Вы в Петербурге и многое знете, чего я не зню.

Мои ндежды, дорогой, бесценный и, может быть, единственный друг мой, Вы, чистое, честное сердце, - мои ндежды - выслушйте их. Кк ни думю, они мне кжутся довольно ясными. Во-первых, неужели не будет никкой милости нынешним летом, по зключении мир или при коронции? (Вот этого-то известия я и ожидю от Вс теперь с судорожным нетерпением.) Второе, положим, то еще в облсти ндежд; но неужели нельзя мне перейти из военной в сттскую и перейти в Брнул, если ничего не будет другого по мнифесту? Ведь Дуров перешел же в сттскую. Я Вм говорю, что уж этот один переход воскресит ее и он прогонит всех женихов; ибо в последнем и в предпоследнем письмх он пишет, что любит меня глубоко, что жених только рсчет, что умоляет меня не сомневться в любви ее и верить, что это только одно предположение, последнему я верю; может быть, ей предлгли и ее уговривют, но он еще не дл слов; я спрвлялся о слухх, отыскивл их источник, и окзывется много сплетен. К тому же, если б дл слово, он бы мне нписл. Следовтельно, это еще длеко не решено. Ко 2-му прелю жду от нее письм. Я требовл полной откровенности и тогд узню всю подноготную. О друг мой! Мне ли оствить ее или другому отдть. Ведь я н нее имею прв, слышите, прв! Итк: переход мой в сттскую службу будет считться большою ндеждою и ободрением. 3) Долго ли я буду без чин? Кк Вы думете? Неужели будет зперт моя крьер? Ткие ли преступники, кк я, получли всё? Не верю я тому! Верю, что через дв год, если дже теперь ничего не будет, я ворочусь в Россию. Теперь смое вжнейшее

- деньги. Две вещи, одн - сттья, другя - ромн, будут готовы к сентябрю. Хочу формльно просить печтть. Если позволят, то я н всю жизнь с хлебом. Теперь не тк кк прежде, столько обделнного, столько обдумнного и ткя энергия к письму! Ндеюсь нписть ромн (к сентябрю) получше "Бедных людей". Ведь если позволят печтть ( я не верю, слышите: не верю, чтоб этого нельзя было выхлопотть), ведь это гул пойдет, книг рскупится, доствит мне деньги, знчение, обртит н меня внимние првительств, д и возврщение придет скорей. А мне что ндобно: 2-3 тысячи в год ссигнциями. Итк, честно ли я поступлю с ней или нет? Что ж, этого мло, что ли, для содержния ншего? Год через дв возвртимся в Россию, он будет жить хорошо, и, может быть, дже нживем что-нибудь. Ну неужели, имев столько мужеств и энергии в продолжение 6-ти лет для борьбы с неслыхнными стрдниями, я не способен буду достть столько денег, чтобы прокормить себя и жену. Вздор! Ведь, глвное, никто не знет ни сил моих, ни степени тлнт, н это-то, глвное, я и ндеюсь. Нконец, последний случй: ну, положим, что еще год не позволят печтть? Но я, при первой перемене судьбы, нпишу к дяде, попрошу у него 1000 руб. сереб<ом> для нчл н новом поприще, не говоря о брке; я уверен, что дст. Ну, неужели не проживем н это году? А тм дел улдятся. Нконец, я могу нпечтть incognito и все-тки взять денежек. Поймите же, что все эти ндежды только в том случе, если нынешнее лето ничего не будет (мнифест). А что если будет? Нет, я не подлец перед ней! А тк кк он см упоминет, (1) что рд без сожленья бросить всех женихов для меня, если б только у нс улдились дел, то, знчит, я еще ее избвлю от беды. Но что я говорю! Это решено, что я ее не оствлю! Он же погибнет без меня! Алекс<ндр> Егорович, душ моя! Если б Вы знли, кк жду письм Вшего! Может быть, в нем есть положительные известия, тогд пошлю его ей в оригинле, если нельзя, вырву строки о ндеждх н устройство судьбы моей и пошлю.

Но понимете, в кких я теперь хлопотх! Есть у меня до вс много просьб: рди Христ, исполните все.

1-я просьб. Вы нйдете тут письмо к Эд<урду> Ив<новичу> Тотлебену. Вот у меня ккя идея: с этим человеком когд-то я был знком хорошо; с бртом его я друг с детств. Еще з несколько дней до рест моего я, случйно, встретился с ним, и мы тк приветливо подли друг другу руки. Что же? Он, может быть, не збыл меня. Человек он добрый, простой, с великодушным сердцем (он это докзл), нстоящий герой севстопольский, достойный имен Нхимов и Корнилов. Снесите ему мое письмо. Прочтите его снчл хорошенько. Вы, верно, зметите по тону моего письм к нему, что я колеблся и не знл, кк ему писть. Он теперь стоит тк высоко, я кто ткой? Зхочет ли вспомнить меня? н всякий случй я и нписл тк. Теперь: отпрвьтесь к нему лично (ндеюсь, что он в Петербурге) и отдйте ему письмо мое недине. Вы по лицу его тотчс увидите, кк он это принимет. Если дурно, то и делть нечего; в коротких словх объяснив ему положение и змолвив словечко, отклняйтесь и уйдите, попрося нперед у него нсчет всего этого дел секрет. Он человек очень вежливый (несколько рыцрский хрктер), примет и отпустит Вс очень вежливо, если дже и ничего не скжет удовлетворительного. Если же Вы по лицу его увидите, что он зймется мною и выкжет много учстия и доброты, о, тогд будьте с ним совершенно откровенны; прямо, от сердц войдите в дело; рсскжите ему обо мне и скжите ему, что его слово теперь много знчит, что он мог бы попросить з меня у монрх, поручиться (кк знющий меня) з то, что я буду вперед хорошим гржднином, и, верно, ему не откжут. Несколько рз по просьбе Пскевич госудрь прощл преступников-поляков. Тотлебен теперь в ткой милости, в ткой любви, что, прво, его просьб будет стоить Пскевичевой. Вообще же я во многом ндеюсь н Вс. Вы скжете горячее слово, я уверен. Рди бог, не откжите мне в этом. Нпирйте собственно н то, чтоб мне оствить военную службу (но глвное, если можно чего-нибудь более, то есть дже полного прощения, то не упускйте этого из виду). Нельзя ли, нпример, уволить меня с првом поступления в сттскую 14-м клссом и с возможностию возвртиться в Россию, глвное печтть? Вообще прочтите внимтельно мое письмо к Тотлебену. Нельзя ли будет пустить в ход стихотворение? Я читл в гзетх, что н обеде Мйков говорил ему стихи. Не знком ли он с ним? Если тк, то рсскжите всё Мйкову, под секретом, и попросите, чтоб и он попросил з меня Тотлебен и отпрвился бы к нему вместе с Вми. Не встретите ли кк-нибудь млдшего брт Тотлебен, Адольф? Тот мне друг. Скжите ему обо мне, и тот бросится н шею к брту и будет умолять его хлопотть з меня. Смо собою рзумеется, Вы мое письмо к Тотлебену зпечтйте в конверт и тк подйте. Мне же кк можно скорее пришлите уведомление обо всем этом, хорошо ли, худо ли будет. Но вот бед: чтоб Lamotte не уехл к тому времени по своему округу! Он поедет н месяц. Я думю, не уедет! Кжется, нверно тк. Поторопитесь отвечть мне. Боюсь еще одного: хорошо ли, нпример, принял письмо мое кн<язь> Одоев<ский>. Не обескуржены ли Вы и, может быть, нехотя пойдете к Тотлеб<ену>. Ангел мой! Не оствляйте меня, не доводите меня до отчяния!

2-я просьб. Нпишите мне подробно и скорее: кк Вы ншли моего брт? В кких он мыслях обо мне? Прежде это был человек, меня любивший горячо! Он плкл, прощясь со мною. Не охлдел ли он ко мне! Не изменил ли хрктер! Кк грустно было бы мне это! Не обртился ли он весь в нживу денег и збыл всё строе? Не верится мне кк-то этому. Но опять: чем же объяснить, что он не пишет иногд по 7 по 8 месяцев, пишет бог знет что, дже в бесцензурном письме с Хоментовским не отвечл ничего н мои вопросы, и тк мло я вижу прежнего, здушевного! Никогд не збуду, что он скзл Хоментовскому, передвшему ему мою просьбу похлопотть з меня, что мне лучше оствться в Сибири. В декбре мы писли (помните, через Вшего брт), я просил денег, прося их выслть н Лмот. Вы знете, кк я нуждлся! Что ж, ни слуху, ни духу! Я понимю, что он может их не иметь, ибо он торгует, но в крйних случях спсют человек. Притом же недолго я буду у них н шее и всё отдм. Притом же и прошу-то его об деньгх, помня его же слов при прощнии со мною. В письме к нему, здесь приложенном, прошу его кроме тех 100 выслть мне еще, сколько может больше. Мне нужно это н всякий случй (если б я получил свободу, то тотчс же полетел бы в Кузнецк, без денег этого сделть нельзя). Кроме того, если уедет он в Брнул, уговорю ее принять от меня; я ведь Вм не могу нписть, но мне нужны, нужны деньги до зрезу; один рз в жизни они только тк бывют нужны. 300 руб. серебром спсли бы меня. Но дже 200 и то хорошо, включя сюд те 100, которые уже я просил в декбре. Рзумеется, я это Вм пишу кк другу, Вы не вздумйте сми чем-нибудь помочь! Я и то перед Вми подлецом, должен Вм пропсть! Во всяком случе, перечтите мое письмо к брту. Этого, что теперь пишу к Вм, ему не покзывйте. Но я его отсылю з пояснениями к Вм: рсскжите ему всё. Что если он, подобно всевозможным дядюшкм и родным в ромнх, сердится н любовь мою к ней и отговривет Вс помогть мне! Но ведь мне 35 лет. Что он думет? Что я его люблю из-з денег, которые он мне присылет. Вздор! У меня гордость есть. Я буду есть один хлеб и погибнем я и он, но не ндобно мне от него денег, послнных с тким чувством. Не хочу подяния! Мне нужно брт, не денег! Мы с ним когд-то и вздорили, но горячо любили друг друг, и, клянусь Вм, я бы голову з него отдл. У меня дурной хрктер, но когд дойдет до дел, тогд я стою з друзей. Когд нс рестовли, то уж тут, кжется бы, в первую минуту ужс, позволительно бы подумть прежде всего о себе. Что же? Я думл только об нем, о том, кк порзит рест его семью, кк порзит его бедную жену; я умолял третьего моего брт, которого рестовли ошибкой, не объяснять ошибки рестоввшим кк можно долее и послть денег брту, полгя, что у него нет. Неужели он збыл всё строе и рссердится н то, что я прошу много денег, и когд? Когд для меня смый критический момент всей жизни. Нпишите, кк он принял Вс, кк Вы его ншли (откровенно), нпишите его обрз мыслей обо всем этом деле и слушйте только своего золотого сердц, добрейший друг; д будьте пооткровеннее с Мйковым н мой счет. Это превосходный человек и меня любит. Рзумеется, просите держть все в секрете. 3-я просьб. Рди бог, поймите меня, помогйте мне, не думя, что я чем-нибудь могу повредить своей крьере моею любовью к ней, и 2-е) не подумйте, чтоб я поступл с нею нечестно, отвлекя ее от выгодного брк с другим, имея в виду только одну мою эгоистическую пользу. Нет ни выгоды ей в ее брке с другим, ни млодушного эгоизм во мне, и потому этого нельзя думть. В противном случе, клянусь, я готов жизнь мою з нее отдть и откзлся бы от всех ндежд моих в ее пользу. Рссудите: он в кждом письме своем и дже в последнем пишет, что любит меня более всего н свете, пишет, что свтющийся человек только рсчет с ее стороны, и особенно умоляет меня верить, что это только еще одно предположение. Поймите же и ее положение. Он с ждностью ждет перемены в судьбе моей, и все нет д нет ничего! Он приходит в отчяние и, понимя, что он мть, что у ней есть ребенок, поколеблсь н возможность, если мои дел не устроятся, выйти змуж. Еще две почты нзд он писл мне, успокоивя мою ревность, что ни один из кузнецких не стоит моего пльц, что он хотел бы мне скзть что-то, но боится меня, что кругом нее интригуют всякие гды, что всё это тк грубо делется, без млейшего знния приличий, уверяет в том же письме, что он более чем когд-нибудь чувствует, что я необходим ей, он мне, и пишет: "Приезжйте скорее, вместе посмеемся". Конечно, посмеемся нд проделкми кумушек, двших себе слово выдть ее змуж. Но ведь он, бедня, слбя, всего боится. Ведь, нконец, собьют ее с толку, глвное, згрызут, если увидят, что он не поддется н их проделки, и он будет жить одн среди вргов. Поймите же, что это для нее смерть и гибель выйти тм змуж! (2) Я зню, что если б млейшя ндежд в судьбе моей - и он бы воскресл, укрепилсь духом и, получив письмо отц (с рзрешением), уехл бы в Брнул или в Астрхнь. Что же ксется (3) до меня, то, конечно, мы были бы с ней счстливы. В брке со мной он был бы всю жизнь окружен хорошими людьми и хорошим, большим увжением, чем с тем чиновником. Я см ведь буду чиновник и скоро, может быть. Я уверен, что могу прокормить семью. Я буду рботть, писть. Ведь если не будет теперь никких дже милостей, все-тки можно будет перейти в шттскую, взять 14-й клсс поскорее, получть жловние, глвное, я могу печтть, дже incognito печтть. Буду с деньгми. Нконец, ведь это всё не сейчс, к тому сроку дело улдится. Знете, что я ей отвечл и чего прошу у нее? Вот что: что тк кк рньше окончния трур, рньше сентября то есть, он не может выйти змуж, то чтоб подождл и не двл тому решительного слов. Если же до сентября мое дело не улдится, то тогд, пожлуй, пусть объявит соглсие. Соглситесь, что если б я бесчестно и эгоистически действовл с ней, то повредить бы ей не мог просьбой подождть до сентября. К тому же он любит меня. Бедненькя! Он измучется. Ей ли с ее сердцем, с ее умом прожить всю жизнь в Кузнецке бог знет с кем. Он в положении моей героини в "Бедных людях", которя выходит з Быков (нпророчил же я себе!). Голубчик мой! пишу Вм всё это для того, чтоб Вы действовли всем сердцем и всей душой в мою пользу. Кк н брт ндеюсь н Вс! Инче я дойду до отчяния! К чему мне жизнь тогд! Клянусь Вм, что я сделю тогд что-нибудь решительное! Умоляю Вс, нгел мой! А если Вм когд-нибудь пондобится человек, которого ндо будет послть з Вс в огонь и в воду, то этот человек готов, это я, я не покидю тех, кого люблю, ни в счстье, ни в беде, и докзл это! и потому, нгел мой, 4-я просьб. Рди бог, не теряя времени, нпишите ей в Кузнецк письмо и нпишите ей яснее и точнее все ндежды мои. Особенно, если есть что-нибудь положительное в перемене судьбы моей, то нпишите это ей во всех подробностях, и он быстро перейдет от отчяния к уверенности и воскреснет от ндежды, нпишите всю првду и только првду. Глвное подробнее. Это очень легко. Вот тк: "Мне передл Ф. М. Вш поклон (он Вм клняется и желет счстья) - тк кк, я зню, Вы принимете большое учстие в судьбе Ф. М., то спешу пордовть Вс, есть вот ткие-то известия и ндежды для него..." и т. д. Нконец: "Я много думл о Вс. Поезжйте в Брнул, тм Вс примут хорошо" и т. д. Вот тк и нпишите, д еще: он писл мне, что Вы, уезжя, ей нписли. Очень рд и блгодрн, что Вы ее не збыли, но пишет, что ничего не видно из письм Вшего, что ей хорошо будет в Брнуле, что Вы дже не пишете, соглсен ли Брнул принять меня, и что он не знет поэтому: не примут ли ее с досдою, кк попрошйку, когд он явится туд. Верно, Вы были в хлопотх и рсстройстве сми, когд тк неполно и вскользь ей нписли. Понимю это и не ропщу н Вс. Но, рди бог, попрвьте теперь дело. Для меня, для меня это сделйте, мой нгел, брт мой, друг мой! Спсите меня от отчяния! ведь Вы больше чем кто другой могли бы понять меня!

Нконец: рди Христ, уведомьте меня обо всем ходе дел моих, кк можно подробнее и поскорее; в этом полгюсь совершенно н Вс. Уговривйте брт помогть мне, действуйте перед ним кк ходтй з меня. Внушите ему, что я только осчстливлю себя брком с нею, что нм немного ндо, чтоб жить, и что у меня достнет энергии и силы, чтоб прокормить семью. Что если позволят писть и печтть, тогд я спсен, что я не буду им никому в тягость, не буду просить их помогть себе, и глвное: не сейчс же я женюсь, выжду чего-нибудь обеспеченного. Он же с рдостию подождет, только бы имел ндежду н верное устройство судьбы моей. Скжите тоже, что мне 35 лет и что во мне блгорзумия хвтит н 10-х. Прощйте, дорогой мой, голубчик мой! Д! збыл! Рди Христ, поговорите с бртом о денежных делх моих. Уговорите его помочь мне последний рз. Поймите - в кком я положении. Не оствляйте меня! Ведь ткие обстоятельств кк мои только рз в жизни бывют. Когд же и выручть друзей, кк не в ткое время. Обнимю, целую Вс. Что Вши дел? Ведь я ничего-то о Вс не зню! Жду с нетерпением письм от Вс. С сожлением кончю письмо; теперь опять я один с моими слезми, сомнениями и отчянием.

Нпишите мне, рди бог: Ктерин Осиповн в Петербурге или нет? Похлопочите о моих и ее делх у Гернгроссов. Прощйте; обнимю и целую Вс еще рз! Вы ндежд моя, Вы спситель мой!

Вш Д<остоевский>.

(1) было: пишет (2) длее было нчто: он см (3) длее помет: (читйте н полях, следя з цифрми)

106. М. М. ДОСТОЕВСКОМУ

24 мрт 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 24 мрт/56.

Брт и друг мой, милый и дорогой мой Миш, письмо это передст тебе Ал<ексндр> Егор<ович> Врнг<ель>. Пишу к тебе, з подробностями отсылю к Ал<ексндру> Егоровичу>, с которым, полгю, ты хорошо познкомился. Мло что упишешь в нескольких строчкх письм, добрый друг мой! Мне бы хотелось видеть тебя, говорить с тобой, и душ в душу, перескзть тебе всё, что теперь меня волнует и мучет. Скжу тебе одно: никогд столько грусти, тоски и отчяния не было в жизни моей, кк теперь! Тебя прошу о помощи: не оствляй хоть ты меня в эту минуту. Ал<ексндр> Ег<орович> многое рсскжет тебе. В письме с ним я писл уже тебе об одной дме, с которой был знком в Семиплтинске, которя переехл с мужем в Кузнецк, где муж ее и умер. Писл тоже тебе о ндеждх моих, о любви ншей. Друг мой милый! Эт привязнность, это чувство к ней для меня теперь всё н свете! Я живу, дышу только ею и для нее. В рзлуке с ней мы обменялись клятвми, обетми. Он дл мне слово быть женой моей. Он меня любит и докзл это. Но теперь он одн и без помощи. Родители ее длеко (они ей помогют, присылют денег). Видя, что тк долго не рзрешется судьб моя, нет ничего, чего мы вместе с ней ожидли, что облегчение судьбы моей еще сомнительно (хотя я уверен в нем), он впл в отчяние, тоскует, грустит, больн. В мленьком этом городишке интригуют. Ее осждют просьбми выйти змуж, все вдруг сделлись Кочкревыми. Если он не дст слов, все сделются ее вргми. Ее сбивют, укзывют н беспомощность ее положения, и вот он нконец, долго тившись от меня, нписл мне об этом. Пишет, что любит меня больше всего н свете, что возможность выйти змуж з другого еще одно предположение, но спршивет: "что ей делть?" - и молит меня, чтоб я не оствил ее в эту критическую минуту советом. Это известие меня порзило, кк громом. Я истерзн мучениями. Что если ее собьют с толку, (1) что если он погубит себя, он, с чувством, с сердцем, выйдя з ккого-нибудь мужик, олух, чиновник, для куск хлеб себе и сыну, он только могл (2) бы это сделть! Но кково же продть себя, имея другую любовь в сердце. Кково же и мне? Может быть, нкнуне переворот в судьбе моей и ее устройств по-новому. Потому что я слишком обндежен, чтоб потерять ндежду. Если не теперь, то когд-нибудь я достигну полного устройств дел моих, теперь если не всё, то не многое могло бы спсти нс обоих! А это не многое тк возможно и скоро! Я здесь дже ншел людей, которые готовы дть мне место, всегд можно добиться переход из военной в сттскую службу. Меня дже могут перевесть 14 клссом (меня, нприм<ер>, обндеживли, что н следующий год меня могут предствить в офицеры). Я получу место, жловние. Если бы дже не было никкой милости нынешним летом, и все стрния обо мне остлись бы тщетными, то дже этот переход в сттскую службу улдил бы мои дел окончтельно. А это-то уже возможно! Нконец, конечно, жловнье было бы млое, но я могу см добывть деньги, я бы добился до позволения печтть. Полежев, Мрлинский печтли же. Тогд я и обеспечен и по-здешнему дже богт (от литертуры я многого ожидю. Предствь себе сочинение змечтельное, кк "Бедные люди"; и тогд н меня все обртят внимние дже свыше). Нконец; если б нынешнюю зиму, в которую я рсполгю просить о позволении нпечтть ромн и одну сттью, нд которою сижу теперь, если б несмотря н мои убеждения, что достигну этого позволения, если б мне и откзли, то 1-й год брк я бы мог обеспечить себя и жить, не прибегя, нприм<ер>, к тебе с просьбою помочь; ибо если б переменилсь судьб моя, хоть кк-нибудь, то я имею нмерение обртиться к дяде и попросить его (не говоря о брке) помочь мне для нчл новой жизни. Дст! Я уверен в том. Теперь посуди см мое положение. Ее ндо обндежить, уверить, спсти; я длеко от нее; н письмх дело лдится плохо. Пойми же мое отчяние! Пойми и то, брт (рди Христ, будь мне бртом и пойми, что это не 20-летняя стрсть, что мне 35 лет скоро, что я умру с тоски, если потеряю ее!), что всю жизнь мою хотел я посвятить н то, чтоб сделть ее счстливою. Я не могу тебе нписть ни моих ндежд, ни моего отчяния. Мы более 6 лет не видлись. Поймем ли мы друг друг тк, кк ндо, кк брт понимет брт? Любишь ли ты меня по-прежнему, не изменился ли ты, - не зню этого ничего! Друг мой, нгел мой! Есть у меня ндежд, уверенность, что ты все-тки брт мне! Спси меня! помоги мне! Есть у меня до тебя 2 просьбы, одн ничтожня, другя вжня, но обе, исполненные, помогли бы мне, и ты бы сделл мне блгодеяние, слышишь, брт, блгодеяние! Вот эти просьбы (умоляю тебя, не откинь их и исполни кк можно скорее. Вспомни, что, может быть, и я буду тебе полезен, что не збывл же и я тебя в критическом случе. Ты знешь, что я люблю тебя. Брт, нгел мой, помоги же мне! Неужели все, все оствят меня!): 1-е, о чем прошу тебя. У ней есть сын, мльчик, которому едв только минуло 8 лет. Когд умер муж, он, кк мть, кк зброшення н крй свет, и нконец, кк слбя женщин, пришл в стршное отчяние о судьбе ребенк. Я ее обндеживл. Стрик-отец писл ей, что он не оствит внук, отдст его в гимнзию и потом в университет. Но что будет, думет он, если умрет стрик, тогд кто будет содержть сын? И потому он думет, что лучше будет отдть его в корпус, где нынче тк прекрсно воспитывют и где првительство не оствляет своих воспитнников уже всю жизнь, дже во время службы, рз уже взяв их н свое попечение. По чину муж его нельзя инче отдть, кк в Пвловский корпус. Я вполне соглсился с нею и скзл ей, что Голеновский, мой родственник, знимет в этом корпусе знчительное место, что он имел бы особое попечение з ребенком и его нрвственностию и что, нконец, ты, кк родной брт мне, не откзл бы исполнить мою усердную просьбу, хоть иногд брть ребенк по воскресеньям к себе. Тким обрзом не остлся бы он совершенным сироткой, посещл бы хороший дом, где видел бы хорошие примеры, и тким обрзом ей можно было быть спокойною и з рзвитие его хрктер и нрвственности. Когд же он дл мне слово быть моею женою, я подтвердил ей, что буду хлопотть у родных моих о ее сыне, и в случе если он достигнет поместить его в Пвловский корпус (что он сделет и см, не утруждя никого просьбми), то родные мои, некоторым обрзом уже кк родные и ее сыну, примут в нем и учстие более горячее, более родственное. Это ей было очень приятно. Он, бедня, был в ткой тоске. Скжу тебе, милый мой, что я действительно ндеялся крепко н тебя. Чтобы стоило тебе в смом деле иногд взять его к себе в воскресенье. Не объел же бы тебя бедненький сиротк. А з сиротку тебе бог еще больше подст. К тому же, когд-то твоего брт, который был в изгннии, в несчстье, зброшенный н крй свет, оствленный всеми, отец и мть этого ребенк приняли у себя кк брт родного, кормили, поили, лскли и сделли его судьбу счстливее. К тому же, смое поступление мльчик еще не скоро будет, ему еще только 8 лет. Теперь пойми меня: я хочу просить тебя, чтоб ты нписл ей в этом смысле. Именно тк: М<илостивя> г<осудрыня> Мрья Дмитриевн! Брт мой, Ф<едор> М<ихйлович> Д<остоевский>, много рз писл мне, кк рдушно, с кким родственным учстием был он принят Вми и Вшим покойным мужем в Семиплтинске. Нет слов, чтобы изъявить Вм всю блгодрность з то, что Вы сделли бедному изгнннику. Я его брт и потому могу это чувствовть. Двно уже хотел я блгодрить Вс. Брт уведомил меня, что Вы нмерены поместить Вшего сын, когд выйдут ему лет, в Пвловск<ий> корпус. Если когд-нибудь он тм будет (3) и если я хоть чем-нибудь могу облегчить одиночество ребенк н случй, если б он не имел в Петербурге ни родных, ни знкомых, то, поверьте, я почту себя счстливейшим человеком, тем более, что хоть этим могу выкзть Вм живейшую блгодрность з рдушный прием моего брт в Вшем доме. Поверьте еще, что всё, что писл мне брт о Вс и знкомстве с Вшим домом, было мне чрезвычйно приятно и нполнило сердце мое рдостию з моего бедного брт. Нет слов, чтобы вырзить Вм всё мое увжение. Позвольте пребыть и т. д."

Н эту тему прошу тебя нписть покороче и получше. Пойми, что ты для меня можешь сделть, тем более, что это тебе ничего не стоит. Ты вольешь в нее ндежду. Он увидит, что он не оствлен, глвное, стршно поможешь мне в делх моих. Ибо рсположение родных моих к ней, для нее, теперь, чрезвычйно вжно; ибо я уведомил ее, что писл тебе о возможности ншего брк. Смо собою рзумеется, об этом брке ни слов. Адресовть: Ее высок<облгородию> М<рии> Дм<итриевне> Исевой, в город Кузнецк, Томской губернии.

Рди Христ, сделй это для меня, брт. Ты мне сделешь, повторяю, блгодеяние. Н коленях прошу тебя об этом. Не убей меня откзом! 2-я просьб вжня. Я уже писл тебе, друг мой, что я в стршной нужде и просил у тебя 100 руб. сереб<ром>. Ни слуху, ни духу от тебя. Боже мой! Что если я ндоел тебе, что ты рд от меня совсем отвязться, я пишу тебе ткие письм! Но я решюсь писть тебе еще рз и просить у тебя огромной помощи. Друг мой! Мне нужно тк много денег, что и вымолвить стршно. Но я последний рз прошу у тебя, более никогд в жизни тебя не буду беспокоить и при 1-м обороте счстья всё отдм тебе.

Мне нужно кроме тех 100 руб., которые я просил у тебя, еще 200 руб. Послушй, брт! Помнишь ты то время, когд ты женился? Не поделился ли я с тобой последним тогд? Зню, не упрекй меня в неблгодрности! Ты мне столько передвл з всю жизнь мою денег, что мое ничего против твоего. Но все хорошо вовремя. К тому же, неужели бы ты мог быть способен откзть в помощи брту в тком несчстии. Теперь пойми, что никогд еще в жизни моей не было ткой ужсной минуты! Эти деньги могли бы помочь мне в смом критическом обстоятельстве. Если нельзя

300, то пришли 200. Но, рди бог, пришли! Более не буду тебя беспокоить.

Я ндеюсь н перемену моей судьбы и убежден, что скоро в состоянии буду добывть себе хлеб. Брт! Еще я хотел скзть тебе кое-что, но мне тк грустно, тк грустно! Брт, неужели ты ко мне изменился! Кк ты холоден, не хочешь писть, в 7 месяцев рз пришлешь денег и 3 строчки письм. Точно подяние! Не хочу я подяния без брт! Не оскорбляй меня! Друг мой! Я тк несчстлив! Тк несчстлив! Я убит теперь, истерзн! Душ болит до смерти. Я долго стрдл, 7 лет всего, всего горького, что только выдумть можно, но нконец есть же мер стрднию! Не кмень же я! Теперь всё это переполнилось. Ангел мой! Если я тебя оскорбляю упрекми и если я неспрведлив к тебе, то н коленях прошу у тебя прощения. Не сердись н меня, мне ведь тк тяжело! Не будь ко мне тк небрежен! Помоги, услышь меня!

Рдушный бртский поклон мой Эмилии Федоровне и всему семейству. Рди Христ, никому ни слов о моих нмерениях нсчет женитьбы. Нпиши письмо к М<рье> Д<митриевне> кк можно скорее, не здерживя, и кк можно почтительнее. Эт женщин стоит того!

(1) вместо: собьют с толку - было: погубят (2) было: способн (3) длее было: поверьте

107. Э. И. ТОТЛЕБЕНУ

24 мрт 1856. Семиплтинск

Вше превосходительство, Эдурд Ивнович,

Простите меня, что осмеливюсь утруждть Вше внимние письмом моим. Боюсь, что, взглянув н подпись его, н имя, Вми, вероятно, збытое, хотя я когд-то (очень двно) и имел честь быть Вм известным, - боюсь, что Вы рссердитесь н меня и н дерзость мою и бросите письмо, не прочитв его. Умоляю Вс, будьте ко мне снисходительнее. Не обвиняйте меня в том, что я не понимю всей неизмеримой рзницы между моим положением и - Вшим. В моей жизни было слишком много печльного опыт, чтоб я мог не понять этой рзницы. Я очень хорошо понимю и то, что не имею никкого прв припоминть теперь, что был когд-то Вм известен, припоминть с тем, чтоб считть это хоть з одну тень прв н внимние Вше. Но я тк несчстен, что почти поневоле поверил ндежде, что Вы не зкроете своего сердц для несчстного изгннник, подрите ему хоть одну минуту внимния и, может быть, блгосклонно выслушете его.

Я просил передть Вм это письмо брон Алексндр Егорович Врнгеля. В бытность свою здесь, в Семиплтинске, он сделл для меня столько, сколько родной брт не мог бы сделть. Я тк счстлив был его дружбой! Он знет все мои обстоятельств. Я просил его передть Вм письмо мое лично. Он сделет это, несмотря н то, что не имеет удовольствия знть Вс, и н то, что я дже не имею возможности уверить его, что письмо это будет принято Вми снисходительно. Сомнение, понятное в сердце человек, бывшего кторжником. Я имею к Вм огромную просьбу, только робкую ндежду, что он будет Вми услышн.

Может быть, Вы слышли о моем ресте, суде и высочйшей конфирмции, последоввшей по делу, в котором я был змешн в 1849 году. Может быть, Вы обртили н судьбу мою некоторое внимние. Я основывю предположение это н том, что с млдшим бртом Вшим, Адольфом Ивновичем, я был очень дружен, почти с детских лет любил его горячо. И хотя я с ним не видлся в последнее время, но уверен, что он пожлел обо мне и, может быть, передл Вм мою грустную историю. Я не осмелюсь утруждть Вшего внимния рсскзом об этом деле. Я был виновен, я созню это вполне. Я был уличен в нмерении (но не более) действовть против првительств. Я был осужден зконно и спрведливо; долгий опыт, тяжелый и мучительный, протрезвил меня и во многом переменил мои мысли. Но тогд - тогд я был слеп, верил в теории и утопии. Когд я отпрвлялся в Сибирь, у меня, по крйней мере, оствлось одно утешение: что я вел себя перед судом честно, не свливл своей вины н других и дже жертвовл своими интересми, если видел возможность своим призннием выгородить из беды других. Но я повредил себе: я не сознвлся во всем и з это нкзн был строже. Я, может быть, мог бы принести некоторое опрвдние. Перед тем я был дв год сряду болен, болезнию стрнною, нрвственною. Я впл в ипохондрию. Было дже время, что я терял рссудок. Я был слишком рздржителен, с впечтлительностию, рзвитою болезненно, со способностию искжть смые обыкновенные фкты и придвть им другой вид и рзмеры. Но я чувствовл, что, хотя эт болезнь и имел сильное врждебное влияние н судьбу мою, он был бы очень плохим опрвднием и дже унизительным. Д я и не сознвл тогд этого хорошо. Простите меня з ткие подробности. Но будьте великодушны и выслушйте меня до конц.

Для меня нстл кторг - 4 год грустного, ужсного времени. Я жил с рзбойникми, с людьми без человеческих чувств, с изврщенными првилми, не видл и не мог видеть во все эти 4 год ничего отрдного, кроме смой черной, смой безобрзной действительности. Я не имел подле себя ни одного существ с которым бы мог перемолвить хоть одно здушевное слово; я терпел голод, холод, болезни, рботу не по силм и ненвисть моих товрищей-рзбойников, мстивших мне з то, что я был дворянин и офицер. Но, клянусь Вм, не было для меня мучения выше того когд я, поняв свои зблуждения, понял в то же время, что я отрезн от обществ, изгннник и не могу уже быть полезным по мере моих сил, желний и способностей. Я зню, что я был осужден спрведливо, но я был осужден з мечты, з теории... Мысли и дже убеждения меняются, меняется и весь человек, и кково же теперь стрдть з то, чего уже нет, что изменилось во мне в противоположное, стрдть з прежние зблуждения, которых неосновтельность я уже см вижу, чувствовть силы и способности, чтоб сделть хоть что-нибудь для искупления бесполезности прежнего и

- томиться в бездействии!

Теперь я солдт, служу в Семиплтинске и нынешним летом произведен в унтер-офицеры. Я зню, что многие приняли и принимют во мне искреннее учстие, что з меня хлопотли и просили. Меня обндеживли и обндеживют. Монрх добр, милосерд. Я зню, нконец, что трудно тому, кто решился докзть, что он честный человек и желет сделть что-нибудь доброе, хоть когд-нибудь не достичь своей цели. Что-нибудь и я могу сделть! Не без способностей же я, не без чувств, не без првил!.. Великя, огромня просьб есть у меня до Вс, Эдурд Ивнович! Одно только зтрудняет меня: я не имею никкого прв беспокоить Вс собою. Но у Вс блгородное, возвышенное сердце! Об этом можно говорить; Вы тк слвно докзли это еще недвно, в виду целого свет! Я уже двно, рньше других, имел счстье получить о Вс это мнение и уже двно, двно нучился увжть Вс. Вше слово может много знчить теперь у милосердного монрх ншего, Вм блгодрного и Вс любящего. Вспомните о бедном изгнннике и помогите ему! Я желю быть полезным. Трудно, имея в душе силы, н плечх голову, не стрдть от бездействия. Но военное звние - не мое поприще. Я готов тянуться из всех сил; но я больной человек, и, кроме того, я чувствую, что я более склонен к другому поприщу, более сообрзному с моими способностями. Вся мечт моя: быть уволенным из военного звнья и поступить в сттскую службу, где-нибудь в России или дже здесь; иметь хоть некоторую свободу в избрнии себе мест жительств. Но не службу ствлю я глвною целью жизни моей. Когд-то я был обндежен блгосклонным приемом публики н литертурном пути. Я желл бы иметь позволение печтть. Примеры тому были: политические преступники, по блгосклонному к ним внимнию, и милосердию, получли позволение писть и печтть еще прежде меня. Звние пистеля я всегд считл блгороднейшим, полезнейшим звнием. Есть у меня убеждение, что только н этом пути я мог бы истинно быть полезным, может быть, и я обртил бы н себя хоть ккое-нибудь внимние, приобрел бы себе опять доброе имя и хотя несколько обеспечил свое существовние, ибо я ничего не имею, кроме некоторых и очень небольших, может быть, литертурных способностей. Не скрою от Вс, что кроме теперешнего желния моего переменить свою учсть н другую, более соответствующую моим силм, одно обстоятельство, от которого, может быть, звисит счстье всей моей жизни (обстоятельство чисто личное), побудило меня попробовть осмелиться нпомнить Вм о себе. Не всего рзом прошу я, но только возможности выйти из военной службы и прв поступить в сттскую.

Прочтя эти просьбы мои, не обвините меня в млодушии! Я столько перенес стрдний, что, прво, докзл одною возможностью их перенесть и терпение, и дже некоторую долю мужеств. Но теперь я упл духом и см чувствую это. Я всегд считл з млодушие беспокоить собою других, кого бы то ни было. Тем более мне беспокоить собою Вс. Но имейте жлость ко мне, умоляю Вс! Я мужественно переносил до сих пор мое бедствие. Теперь же обстоятельств сломили меня, и я решился н попытку, только н попытку. Мысль писть Вм и просить Вс о себе не приходил ко мне прежде, клянусь Вм. Мне кк-то совестно и тяжело было бы нпомнить Вм о себе. С смым бескорыстным и восторженным чувством следил я всё это последнее время з подвигом Вшим. Если б Вы знли, с кким нслждением говорил я о Вс другим, Вы бы поверили мне. Если б Вы знли, с ккою гордостию припоминл я, что имел честь знть Вс лично! Когд здесь узнли об этом, то меня зкидли вопросми о Вс, и мне было тк приятно говорить о Вс! Я не боюсь Вм нписть это. Вш подвиг тк слвен, что дже ткие слов не могут покзться лестью. Подтель письм этого может зсвидетельствовть перед Вми искренность и бескорыстие чувств моих к Вм. Блгодрность русского к тому, кто в эпоху несчстья покрыл грозную оборону Севстополя вечной, неувядемой слвой, - понятн. Но, повторяю, и в мыслях моих не было беспокоить Вс собою. Но теперь, в минуту уныния, и не зня, к кому обртиться, я припомнил, кк Вы были со мною всегд рдушны, просты и лсковы. Я припомнил Вс всегд с смелыми, чистыми и возвышенными движениями сердц и - поверил ндежде. Мне подумлось: неужели Вы оттолкнете меня теперь, когд Вы ступили н ткую слвную и высокую степень, я упл тк низко, низко? Простите же смелость мою; особенно простите меня з это длинное (слишком длинное, я понимю это) письмо, и если что можете сделть для меня, умоляю Вс, сделйте.

У меня есть до Вс еще одн чрезвычйня просьб, в которой, умоляю Вс, не откжите мне. Когд-нибудь нпомните обо мне Вшему брту Адольфу Ивновичу и передйте ему, что я его люблю по-прежнему: что во время 4-х-летней кторги, перебиря в уме всю прежнюю жизнь мою, день з днем, чс з чсом, я не рз встречл его в моих воспоминниях... Но он знет, что я люблю его! Я помню, он был очень болен в последнее время. Здоров ли он? Жив ли он? Простите и з эту просьбу. Но я не зню, через кого бы я мог исполнить это двнишнее желние мое, и - обртился к Вм.

Я зню, что, нписв это письмо, я сделл новую вину, против службы. Простой солдт пишет к генерл-дъютнту! Но Вы великодушны и Вшему великодушию вверяю себя.

С глубочйшим увжением и с искренним блгодрным чувством русского осмеливюсь пребыть вшего Превосходительств всепокорнейшим слугою.

Федор Достоевский.

Семиплтинск, 24 мрт 1856 год.

108. А. Е. ВРАНГЕЛЮ

13 преля 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 13 преля 1856 г.

Спешу Вм отвечть н Вше милое, добрейшее письмо, добрый друг мой, которое Вы мне нписли от

12 мрт и которым я был обрдовн 3-го дня. А я тк нетерпеливо ждл от Вс известия. Но в последнее время и ндеяться перестл н скорое полученье; ибо Демчинский, приехвший недели две тому из России, говорил, что Вы промешкли в Кзни, потом сюд писли из Москвы (Спиридонову), что Вы только день или дв пробыли в Москве и отпрвились уже 9 мрт в Петербург. По всем этим слухм я и рссчитывл, что получу, смое рннее, н святой; и вот получил рньше! Вы не поверите, кк Вы меня обрдовли и кк мне нужно было Вше письмо. А в том, что я его получу от Вс, в уверенности, что Вы меня не збудете и будете стрться обо мне, - в этом у меня и мысли не было усумниться, (1) подумть, что Вы меня збудете. Я зню Вс, добрейшее, блгороднейшее сердце, и недром же я Вс тк любил. Вы не поверите, в кком положении я был всё это последнее время... Но об этом потом, для порядк нчну снчл с Вшего письм, добрейший мой Алексндр Егорович. Вы нчинете тем, что, несмотря н многие рзвлечения, не могли збыть своего сердечного горя. Верю, мой друг; это не тк скоро збывется; теперь я это очень хорошо зню, д и вообще много узнл, чего прежде и не предполгл, чтоб тк оно было. Но, признюсь Вм, крйне бы желл узнть, что теперь именно между вми; ибо об этих делх, с смого письм Вшего из Ялуторовск, не имею понятия. Теперь Вы, конечно, имеете н этот счет, может быть, уже решительное мнение, ибо, сколько я Вс понял, эт особ, может быть, уже приехл в Петербург. Но, по крйней мере, Вы теперь в кругу родных; кк я рд, что с отцом Вшим Вы сошлись. Рди Христ, не нрушйте этого соглсия. Рссчитывйте н дльнейшее и имейте в виду. Вм уже пор, по моему мнению, нчть рссчитывть и рспределять свое будущее. Я вовсе не хочу скзть, чтоб Вы поступли против своих нстоящих чувств и мыслей. Вс, нпример, Вы пишете, хотят женить. Выгодно, но ведь не одни деньги в жизни. Всё это двно уже известно и об этом нечего говорить. Всякий поступет по совести, порядочный человек по совести и рссчитывет. Пишете Вы, добрейший и незбвенный друг мой, что в июле рссчитывете быть в Сибири и проехть через Семиплтинск. Вы не поверите, кк я обрдовлся, что Вы не переменили своих нмерений и хотите возвртиться в Сибирь, к зиме дже рсполгете устроиться в Брнуле. Я Вс буду ждть кк солнц. Но, друг мой, првд ли те слухи, которые здесь рспрострнились о Вс: именно, что будто бы корпусный комнд<ир> нзнчил Вс к себе, в Омск, чиновником по особым поручениям (рсскзывют, что он был очень удивлен, что Вы не проехли через Омск), именно тем, чем Вы не хотели быть. Тогд, пожлуй, чтоб избегнуть этого, и если не будет уже возможности переменить, Вы остнетесь в Петербурге, не поедете сюд! Впрочем, Вы теперь уже об этом знете. Вм, верно, нписли отсюд. Рди бог, друг мой, рди бог, уведомьте нверно, если можно. Приедете ли Вы или нет, когд, куд, чем приедете сюд и кк Вы ндеетесь устроить свои дел в Петербурге. Кроме того, что я лчу Вс видеть, Вы мне теперь необходимы кк воздух, д и всегд мне необходимы были, и я это помню. - Вы не поверите, кк я обрдовлся тому, что мой брт Вм понрвился и что Вы, кжется, сойдетесь с ним. Сделйте это, рди бог; не рскетесь. Кк я рд, что он всё тот же и любит меня. Много я Вм нписл о моих сомнениях дже н его счет в прошлом письме. Но если б Вы знли, в кком грустном, в кком ужсном я был положении и кк я рскивюсь в моих предположениях нсчет брт. Скжите ему, что я его целую; не пишу ему потому, что и Вм-то едв успевю ответить. Нпишу ему скоро письмо официльное, в котором будет: жив, здоров и только. Что нписть в официльном письме, кроме этого? Но в следующем письме к Вм нпишу и ему. В прошлом письме я просил у него еще 100 руб. Не для меня, мой друг, для всего, что только теперь есть у меня смого дорогого в жизни, и, глвное, н всякий случй. Если только он может исполнить мою просьбу, пусть исполнит, и господь его нгрдит з это, он меня, может быть, этим осчстливит и избвит от отчянья. Кк знть, что случится. К тому же, если позволят печтть, тогд я уже буду с своими деньгми и нчну новую жизнь и не буду его беспокоить, что у меня всегд было н сердце, ибо брт см добывет себе трудом кусок хлеб. Писл я Вм, друг мой, сходить к Тотлебену и отдть мое письмо. Теперь Вы уже, может быть, это сделли. Вы не поверите, с кким змирнием сердц буду ждть н этот счет Вшего ответ. Зрнее блгодрю Вс з всё, что Вы для меня делете. Только, рди Христ, не обндеживйте понпрсну меня, из желния меня успокоить. Фкты, одни фкты нпишите мне.

Просил и Вс и брт нписть к Мрье Дмитриевне и если возможно поскорее. Повторяю мою просьбу; рди бог, сделйте это. Вы пишете, что готовится что-то из милостей для нс, но что именно - это держт в секрете. Сделйте милость, друг мой бесценный, нельзя ли хоть что-нибудь узнть зрне относительно меня. Это мне нужно, нужно! Если что узнете, сообщите немедленно. О Квкзе я и не думю. О брнульском бтльоне тоже. Теперь всё это пустяки. Вы пишете, что все любят цря. Я см обожю его. Производство мое мне лично очень вжно, сознюсь. Но если ждть офицерств, то это ждть еще долго, мне хоть что бы нибудь теперь, при коронции. Смое лучшее и здрвое, конечно, хлопотть о позволении печтть. Я думю переслть Вм в скором времени стихи н коронцию, чстным обрзом. Но пойдут они тоже и официльным путем. Вы, верно, встретитесь с Гсфортом. Он ведь едет н коронцию. Не поговорите ли Вы ему, чтоб он см предствил мои стихи? Нельзя ли будет это сделть? Уведомьте тоже меня, до которого времени можно будет писть к Вм, ибо если Вы оствите Петербург, то нехорошо будет, если письм пропдут. Я говорил Вм о сттье об России. Но это выходил чисто политический пмфлет. Из сттьи моей я слов не зхотел бы выкинуть. Но вряд ли позволили бы мне нчть мое печтние с пмфлет, несмотря н смые птриотические идеи. А выходило дельно, и я был доволен. Сильно знимл меня сттья эт! Но я бросил ее. Ну, кк откжут нпечтть! К чему же пропдть моим трудм? А теперь мне время дорого, чтоб тртить его понпрсну, из удовольствия писть для себя. Д и политические обстоятельств изменились. И потому я присел з другую сттью: "Письм об искусстве". Е<е> в<ысочество> Мрия Николевн - президент Акдемии. Хочу просить позволения посвятить сттью мою ей и нпечтть без имени. Сттья моя - плод десятилетних обдумывний. (2) Всю ее до последнего слов я обдумл еще в Омске. Будет много оригинльного, горячего. З изложение я ручюсь. Может быть, во многом со мной будут не соглсны многие. Но я в свои идеи верю и того довольно. Сттью хочу просить прочесть предврительно Ап. Мйков. В некоторых глвх целиком будут стрницы из пмфлет. Это собственно о нзнчении христинств в искусстве. Только дело в том, где ее поместить? Нпечтть отдельно - купят 100 человек, ибо это не ромн. В журнлх ддут деньги. Но "Современник" был всегд мне врждебен, "Москвитянин" тоже. "Русский вестник" нпечтл вступление к рзбору Пушкин Ктков, где идеи совершенно противуположные моим. Остются одни "Отечественные зписки", но что делется с "Отечеств<енными> зпискми" теперь - я не зню. И потому поговорите с Мйковым и бртом, только тк, в виде проект, возможно ли будет ее где-нибудь нпечтть з деньги, и сообщите мне. А глвное, сижу з ромном, и это мое нслждение. Только этим я могу соствить себе имя и обртить н себя внимние. Но, конечно, лучше нчть прежде серьезной сттьей (об искусстве) и н нее просить рзрешения печтть, ибо н ромн до сих пор смотрят кк н пустячки. Тк мне кжется. - Если будет возможность говорить и хлопотть о переводе моем в сттскую службу, именно в Брнул, то, рди бог, не оствляйте без внимния. Если возможно говорить об этом с Гсфортом, то, рди бог, поговорите; если можно не только говорить, но и делть, то не упускйте случя и похлопочите о моем переводе в Брнул в сттскую службу. Это смый близкий и смый верный шг для меня. Впрочем, соглсен с Вми совершенно, что ндобно ждть коронции. Господь знет, может быть, и больше будет, чем дже и мы ожидем. Время близко, но бог знет сколько может воды утечь в это время. Я говорю про мои обстоятельств, которые Вы знете.

Ангел мой, я был рсстроен, я был в горячке, в лихордке, когд писл Вм и брту в прошлый рз. Вот что было в смом деле: ибо теперь дело рзъяснилось во многом. Мне кжется, я должен Вм нписть всё это после того, что нписл в прошлом письме. Н мсленице я был кое-где н блинх, н вечерх, дже тнцевл. Тут был Слуцкий, и я чсто с ним виделся (мы знкомы). Обо всем этом, о том, что я дже пусклся тнцевть, и о некоторых здешних дмх я нписл Мрье Дмитриевне. Он и вообрзи, что я нчиню збывть ее и увлекюсь другими. Потом, когд нстло объяснение, писл мне, что он был змучен мыслью, что я, последний и верный друг ее, уже ее збывю. Пишет, что мучилсь и терзлсь, но что ни з что не выдл бы мне свою тоску, сомнения, "умерл бы, не скзл ни слов". Я это понимю; у ней гордое, блгородное сердце. И потому пишет он: "Я невольно охлдел к Вм в моих письмх, почти уверення, что не тому человеку пишу, который еще недвно меня только одну любил". Я зметил эту холодность писем и был убит ею. Вдруг мне говорят, что он выходит змуж. Если б Вы знли, что со мной тогд стлось! Я истерзлся в мучениях, перечитл ее последние письм, по холодности их поневоле пришел в сомнение, зтем в отчяние. Я еще не успел ей ничего нписть об этом, кк получю от нее то письмо, о котором писл Вм в прошлый рз, где он, говоря о своем беспомощном, неопределенном положении, опршивет совет: "что ей отвечть, если человек с ккими-нибудь достоинствми посвтется к ней?". После этого прямого подтверждения всех сомнений моих я уже и сомневться не мог более. Всё было ясно, и слухи о змужестве ее были верны, и он скрывл их от меня, чтоб не огорчть меня. Две недели я пробыл в тких мукх, в тком де, в тком волнении мыслей, крови, что и теперь дже припомнить не могу от ужс. Ей-богу, я хотел бежть туд, чтоб хоть чс быть с ней, тм пропдй моя судьб! Но тень ндежды меня остновил. Я ждл ее ответ, и эт ндежд спсл меня. Теперь вот что было: в мукх ревности и грусти о потерянном для нее друге, одн, окруження гдми и дрянью, больня и мнительня, длекя от своих и от всякой помощи, он решилсь выведть нверно, в кких я к ней отношениях, збывю ли ее, тот ли я, что прежде, или нет? Для этого он, основывясь кой н чем, случившемся в действительности, и нписл мне: "что ей отвечть, если кто-нибудь ей сделет предложение?". Если б я отвечл рвнодушно, то это бы докзло ей, что я действительно збыл ее. Получив это письмо, я нписл письмо отчянное, ужсное, которым рстерзл ее, и еще другое в следующую почту. Он был всё последнее время больн, письмо мое ее измучило. Но, кжется, ей отрдн был тоск моя, хоть он и мучилсь з меня. Глвное, он уверилсь по письму моему, что я ее по-прежнему, беспредельно люблю. После этого он уже решилсь мне всё объяснить: и сомнения свои и ревность и мнительность, и, нконец, объяснил, что мысль о змужестве выдумн ею в нмерении узнть и испытть мое сердце. Тем не менее это змужество имело основние. Кто-то в Томске нуждется в жене и, узнв, что в Кузнецке есть вдов, еще довольно молодя и, по отзывм, интересня, через кузнецких кумушек (гдин, которые ее обижют беспрестнно) предложил ей свою руку. Он рсхохотлсь и ответил кузнецкой дме-свхе, что он ни з кого не выйдет здесь и чтоб ее больше не беспокоили. Те не унялись; нчлись сплетни, нмеки, выспршивнья: с кем это он тк чсто переписывется? У ней есть тм одно простое, но доброе семейство чиновников, которое он любит. Он и скзл чиновнице, что если выходить змуж, то уже есть человек, которого он увжет и который почти делл ей предложение. (Нмекл н меня, но не скзл кто.) Объявил же он это, зня, что хоть и хорошие люди, не утерпят и рзглсят всюду, тким обрзом, коли узнют, что уже есть жених, то перестнут свтть других и оствят ее в покое. Не зню, верен ли был рсчет, но сын Пешехонов, тм служщий, нписл отцу, что Мрья Дмитриевн выходит змуж, тот и нсплетничл в Семиплтинске, тким обрзом я и уверен был некоторое время, что всё для меня кончилось. Но друг мой милый! Если б Вы знли, в кком грустном я положении теперь. Во-первых, он больн: гдость кузнецкя ее змучет, всего-то он боится, мнительн, я ревную ее ко всякому имени, которое упомянет он в своем письме. В Брнул ехть боится: что если тм примут ее кк просительницу, неохотно и гордо. Я рзуверяю ее в противном. Говорит, что поездк дорого стоит, что в Брнуле ндо новое обзведение. Это првд. Я пишу ей, что употреблю все средств, чтоб с ней поделиться, он же умоляет меня всем, что есть свято, не делть этого. Ждет ответ из Астрхни, где отец решит, что ей делть: оствться ли в Брнуле или ехть в Астрхнь? Говорит, что если отец потребует, чтоб он приехл к нему, то ндо ехть, и тут же пишет: не нписть ли отцу, что я делю ей предложение, (3) и только скрыть от отц нстоящие мои обстоятельств? Для меня всё это тоск, д. Если б поскорее коронция и что-нибудь верное и скорое в судьбе моей, тогд бы он успокоилсь. Понимете ли теперь мое положение, добрый друг мой. Если б хоть Гернгросс принял учстие. Прво, я думю иногд, что с ум сойду!

(1) было: поштнуться (2) было: опытов (3) длее знк: NB

109. А. Е. ВРАНГЕЛЮ

23 мя 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 23 мя 1856 (Сред).

Дорогой, добрейший мой Алексндр Егорович, спешу (в полном смысле слов: спешу) отвечть Вм. И потому не взыщите, если письмо нписно нскоро и безлберно. После всё объясню.

Во-первых, блгодрю Вс нескзнно з всё то, что Вы сделли, з все стрнья Вши з меня. Вы мой второй брт, дорогой и возлюбленный! Тотлебен блгороднейшя душ, я в этом был уверен всегд. Это рыцрскя душ, возвышення и великодушня. Брт его ткого же хрктер. Рди Христ, скжите Эрнсту, что я без слез не мог читть Вшего письм и я не зню, есть ли слов, чтоб вырзить мои чувств к нему. Адольф рсцелуйте з меня. Что-то будет! Дело, я см понимю, н хорошей дороге. Дй бог счстья великодушному монрху! Итк, всё спрведливо, что рсскзывли постоянно о горячей к нему любви всех! Кк это меня рдует! Больше веры, больше единств, если любовь к тому, - то всё сделно. - Кково же кому-нибудь оствться нзди? Не примкнуть к общему движенью, не принесть свою лепту!? О, дй бог, чтоб моя судьб поскорее устроилсь. Вы мне пишете прислть что-нибудь. Посылю стихи н коронцию и зключение мир. Хороши ли, дурны ли, но я послл здесь по нчльству с просьбою позволить нпечтть (то есть об этой просьбе Петр Михйлович только доложил Гсфорту). Просить же официльно (прошением) позволения печтть, не предствив в то же время сочинения, по-моему, неловко. Потому я нчл с стихотворения. Прочтите его, перепишите и пострйтесь, чтоб оно дошло к монрху. Но вот в чем дело: миновть Гсфорт нельзя. Ведь, может быть, придется здесь служить. Гсфорт 10-го июня едет в Петербург. Конечно, он явится к црю. Стихотворение мое он повезет, но ндобно, чтоб он был предупрежден и, глвное, получше нстроен в мою пользу. Будете ли Вы в Петербурге при приезде Гсфорт? Встретитесь ли с ним? Если б встретились, то прошу Вс не говорить ему о Тотлебене. Он горячее примется, если успех дел отнесут лично к нему. Но превосходно было бы, если б Тотлебен, встретив его где-нибудь или дже (но н ткую милость от Тотлебен я и ндеяться не смею) сделв см визит Гсфорту (что Гсфорту стршно польстит), попросил бы его предствить мое стихотворение црю с просьбой печтть и змолвить з меня доброе слово, если его будут обо мне спршивть, то есть достоин к производству. Не првд ли, что тогд дело обделлось бы хорошо! Итк, друг мой, будете ли Вы или нет при Гсфорте в Петербурге, сообщите эту мысль Тотлебену, осторожно (ибо я много прошу), и если увидите, что он это одобряет, объясните ему всё. - Вы не поверите, кк Вы меня вдохновили этими известиями. Жду не дождусь Вс увидеть! 01 Кк бы поскорее! Кк много ндо переговорить!

X. выехл в нчле мя из Брнул и теперь вы уже, верно, двно увиделись и - счстливы! О дй бог счстья, не тех ужсов, которые иногд могут быть,

- говорю по опыту! Но не зсидитесь в Петербурге. Приезжйте, рди бог приезжйте. Брту скжите, что я обнимю его, прошу у него прощения з все горести, которые я ннес ему; н коленях перед ним. - Дел мои ужсно плохи, и я почти в отчянии. Трудно перестрдть, сколько я выстрдл! Но не буду утомлять Вс, тем более, что всего передть не могу, и тким обрзом я один совершенно с своей безвыходной тоской. О! Кбы Вы были здесь, без Вс (1) того не было бы! Дело в том, что он откзлсь теперь формльно ехть в Брнул; но это бы ничего! Но во всех последних письмх, где все-тки мелькет нежность, привязнность и дже более, он мне нмекет, что он не соствит моего счстья, что мы об слишком несчстны и что нм лучше (2) <...> О Пше он просит меня хлопотть в Сибирский корпус, просит и Вс похлопотть у Гсфорт, не примет ли дже в этом году в млолетнее отделение (Пше девятый год)? Я обещлся хлопотть бескорыстно и потому - умоляю, - что можете - сделйте. Но умоляю тоже, рди бог, уговорите брт, чтоб он спрвился подробно и прилежно, нельзя ли Пшу поместить в Пвловск<ий> корпус, хоть не теперь, тк в будущем году? Если можно, то чтоб брт нписл Мрье Дмитриевне, в возможно скором времени, все подробности, обндежил бы ее совершенно, Вы, Ал<ексндр> Егор<ович>, рди Христ и для меня, обндежьте ее, что может быть хороший случй доствки Пши в Петербург, что ей не ндо и с мест сдвигться, чтобы отпрвлять сын в Петербург, что другие довезут, в Петербурге Пш нйдет друзей. Уверьте ее, успокойте ее! Особенно умоляю в том брт... Что я еду в Кузнецк, я не скзл Белехову, но я проеду туд хоть н несколько чсов. Не скзл потому, что Белехов в последнюю минуту кк-то стл почесывться. Однко отпускет. Еду почти нверно, если звтр Бел<ехов> не переменится. Всё н свой счет. Не обвиняйте меня, что я трчу без пути; но я готов под суд идти, только бы с ней видеться. Мое положение критическое. Ндобно переговорить и всё решить рзом! Не беспокойтесь; в дороге со мной ничего не случится; я осторожен. Вернусь через 10 дней, но увижу ее. Что я проеду в Кузнецк, я держу в тйне. Рди Христ, и Вы не говорите никому, кроме брт. Друг мой! Я в ужсном волнении. Вы пишете, что хлопочете о переводе моем в брнульский бтльон. Рди всего, что для Вс свято, не переводите меня рньше офицерств (если бог пошлет его). Это будет смерть моя. Во-первых, elle ne sera pas l. Во-вторых, кково привыкть к другим лицм, к новому нчльству. Здесь я от крулов избвлен, тм нет. Нчльство бтльонное - плохое. И зчем? для чего? Чтоб жить вместе? А он будет, может быть, в Омске. Рди бог, оствьте эту идею. Он меня приводит в отчянье.

Демчинский к Вм тоже не совсем рсположен. (Со мной он в приятельских отношениях. - Лмот превосходный человек.) Все удивляются здесь, кк, по Вшим письмм, Вм тк много предлгют, Вы едете сюд, где скучли, для чего, для кких причин? (2) Я скзл Лмоту по секрету, что это вследствие Вших семейных отношений к родным, и сплел историю, очень ловко, пусть Л<мот> рсскзывет. (4)

<Буду и> у Полетики - <если> зстну дом. Еду дней н десять.

Прощйте, друг мой, хрни Вс бог, жду Вс, кк нгел божия. Вы мне более чем друг и брт. Вы мне богом послны.

(1) тк в рукописи (2) фрз не зкончен: текст переходил н следующую стрницу, оторвнную. Длее следует текст, перешедший н поля сохрнившегося лист. (3) длее было нчто: Иные говорили (4) следующий длее текст поврежден

110. А. Е. ВРАНГЕЛЮ

14 июля 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 14 июля 1856.

Спешу Вм отвечть с первою же почтой, добрейший, бесценный мой Алексндр Егорович. А долго же я от Вс ждл хоть одной строчки! Не упрекю Вс; Вы всегд мне брт были; я это чувствую и зню. Но если б Вы знли, кк мне нужно было Вше дружеское учстие, Вш пмять обо мне во всё это время. Тысячу рз собирлся писть к Вм см; но всё боялся, что Вы тем временем выедете к нм и письмо мое Вс не зстнет. Впрочем, что ж бы я Вм стл писть? Не упишешь ничего, что ндобно, н письме. И теперь тоже. - Блгодрю Вс еще в 100-й рз з все Вши стрнья обо мне. Поблгодрите обоих Тот<лебенов>. Вы не можете предствить себе, с кким восторгом я гляжу н поведение тких душ, кк Вы и они об, относительно меня! Что я Вм сделл, что Вы меня тк любите? Что я им сделл, блгородным душм! Блгослови вс всех господь! Итк, теперь я могу ндеяться крепко, но... уже поздно! Я был тм, добрый друг мой, я видел ее! Кк это случилось, до сих пор понять не могу! У меня был вид до Брнул, в Кузнецк я рискнул, но был! Но что я Вм нпишу? Опять повторяю, можно ли что-нибудь уписть н клочке бумги! Я увидел ее! Что з блгородня, что з нгельскя душ! Он плкл, целовл мои руки, но он любит другого. Я тм провел дв дня. В эти дв дня он вспомнил прошлое, и ее сердце опять обртилось ко мне. (1) Прв я или нет, не зню, говоря тк! Но он мне скзл: "Не плчь, не грусти, не всё еще решено; ты и я и более никто!" Это слов ее положительно. Я провел не зню ккие дв дня, это было блженство и мученье нестерпимые! К концу второго дня я уехл с полной ндеждой. Но вполне вероятня вещь, что отсутствующие всегд виновты. Тк и случилось! Письмо з письмом, и опять я вижу, что он тоскует, плчет и опять любит его более меня! Я не скжу, бог с ней! Я не зню еще, что будет со мной без нее. Я пропл, но и он тоже. Можете ли Вы себе предствить, бесценный и последний друг мой, что он делет и н что решется, с ее необыкновенным, безгрничным здрвым смыслом! Ей 29 лет; он обрзовння, умниц, видевшя свет, знющя людей, стрдвшя, мучившяся, больня от последних лет ее жизни в Сибири, ищущя счстья, смовольня, сильня, он готов выйти змуж теперь з юношу 24 лет, сибиряк, ничего не видвшего, ничего не знющего, чуть-чуть обрзовнного, нчинющего первую мысль своей жизни, тогд кк он доживет, может быть, свою последнюю мысль, без знченья, без дел н свете, без ничего, учителя в уездной школе, имеющего в виду (очень скоро) 900 руб. ссигн<циями> жловнья. Скжите, Алекс<ндр> Егоров<ич>, не губит он себя другой рз после этого? Кк сойтись в жизни тким рзнохрктерностям, с рзными взглядми н жизнь, с рзными потребностями? И не оствит ли он ее впоследствии, через несколько лет, когд еще он

<нрзб>, не позовет ли он ее смерти! Что с ней будет в бедности, с кучей детей и приговоренною к Кузнецку? Кто знет, до чего может дойти рспря, которую я неминуемо предвижу в будущности; ибо будь он хоть рзыдельный юнош, но он все-тки еще не крепкий человек. А он не только не идельный, но... Всё может быть впоследствии. Что, если он оскорбит ее подлым упреком, когд поверит что он рссчитывл н его молодость, что он хотел слдострст<но> зесть век, и ей, ей! чистому, прекрсному нгелу, это, может быть, придется выслушть! Что же? Неужели это не может случиться? Что-нибудь подобное д случится непременно; Кузнецк? Подлость! Бог мой, - рзрывется мое сердце. Ее счстье я люблю более моего собственного. Я говорил с ней обо всем этом, то есть всего нельзя скзть, но о десятой доле. Он слушл и был поржен. Но у женщин чувство берет верх дже нд очевидностью здрвого смысл. Резоны упли перед мыслию, что я н него нпдю, подыскивюсь (бог с ней); и зщищя его (что, дескть, он не может быть тким), я ни в чем не убедил ее, но оствил сомнение: он плкл и мучилсь. Мне жль стло, и тогд он вся обртилсь ко мне меня жль! Если б Вы знли, что это з нгел, друг мой! Вы никогд ее не знли; что-то кждую минуту вновь оригинльное, здрвомыслящее, остроумное, но и прдоксльное, бесконечно доброе, истинно блгородное - у ней сердце рыцрское: (2) сгубит он себя. Не знет он себя, я ее зню! По ее же вызову я решился нписть ему всё, весь взгляд н вещи; ибо, прощясь, он совершенно обртилсь опять ко мне всем сердцем. С ним я сошелся: он плкл у меня, но он только и умеет плкть! Я знл свое ложное положение; ибо нчни отсоветовть, предствлять им будущее, об скжут: для себя стрется, нрочно изобретет ужсы в будущем. Притом же он с ней, я длеко. Тк и случилось. Я нписл письмо длинное ему и ей вместе. Я предствил всё, что может произойти от нервного брк. Со мной то же случилось, что с Gil-Blasом и archevкque de Grenade, когд он скзл ему првду. Он отвечл горячо, его зщищя, кк будто я н него нпдл. А он истинно по-кузнецки и глупо принял себе з личность и з оскорбление дружескую, бртскую просьбу мою (ибо он см просил у меня и дружбы и бртств) подумть о том, чего он добивется, не сгубит ли он женщину для своего счстья; ибо ему 24 год, ей 29, у него нет денег, определенного в будущности и вечный Кузнецк. Предствьте себе, что он всем этим обиделся; сверх того вооружил ее против меня, прочтя низннку одну мою мысль и уверив ее, что он ей оскорбительн. Мне нписл ответ ругтельный. Дурное сердце у него, я тк думю! Он же после первых вспышек уже хочет мириться, см пишет мне, опять нежн... опять лсков, тогд кк я еще не успел опрвдться перед нею. Чем это кончится, не зню, но он погубит себя, и сердце мое змирет. Верьте мне, не верьте, Алекс<ндр> Егор<ович>, говорю Вм кк богу, но ее счстье мне дороже моего собственного. Я кк помешнный в полном смысле слов всё это время. Смотры у нс были, и я, измученный и душевно и телесно, брожу кк тень. Не зживет душ и не зживет никогд. От Вс думл хоть строчку получить (никого-то нет со мною), и Вы молчите; теперь господь знет, увидимся или нет? Рди бог, не оствляйте меня! Что стоит Вм черкнуть дв-три слов? Пишите мне через почту, умоляю Вс. Ведь Вы мне друг, брт, не првд ли? Чем это всё кончится, не зню. Хоть бы сердце вырвть д похоронить, с ним всё! Рди бог, пишите кк можно скорее о своей судьбе: приедете или нет? Я ничего Вм не смею советовть; сми знете. Но, рди бог, уведомляйте меня скорее. Вы пишете про Мркиз и спршивете советов. Что скзть, не зню! Вы пишете, что он его ненвидит, дурной признк! Лучше был бы рвнодушн! Слышл от Демчинского, что Андр<ей> Родион<ович> говорил ему, будто бы он (3) хочет зимой з грницу. Тк ли? Что тогд Вы?

Нпишите Мрье Дмитриевне, что хотите? Если б Вы знли, с кким чувством и увжением он говорит о Вс. Но Вы ее никогд не знли! О Пше просил Слуцкого и других хлопотть в Омске, д еще о пособии (отец тоже ее не збывет и помогет). Пособие двинулось вперед. Слуцкий тк обязтелен, отвечл мне до невероятности вежливо. Сделл всё, что мог. Но о Пше пишет, что нет вкнсии и что только один госудрь может утвердить сверхкомплектного, в кндидты зпишут. Похлопочите у Гсфорт, рди бог, может быть, еще есть ндежд принять его н нынешний год. Еще одн крйняя просьб до Вс. Рди бог, рди свет небесного, не откжите. Он не должн стрдть. Если уж выйдет з него, то пусть хоть бы деньги были. А для того ему ндо место, перетщить его куд-нибудь. Он теперь получет 400 руб. ссиг<нциями> и хлопочет держть экзмен н учителя выше, в Кузнецке же. Тогд у него будет 900 руб. Я еще не зню, что можно для него сделть, я нпишу об этом. Но теперь поговорите о нем Гсфорту (кк о молодом человеке достойном, прекрсном, со способностями; хвлите его н чем свет стоит, что Вы знли его; что ему не худо бы дть место выше. У него, кжется, есть клсс. Если Вы будете в милости у Гсфорт, рди бог, скжите, что Вм это стоит. Гернг<россу> тоже о нем нпишите что-нибудь. Я Вм нпишу еще, скжу, что именно: теперь только слово зкиньте Гсфорту при случе. Его зовут: Николй Борисович Вергунов. Он из Томск. Это всё для нее, для нее одной. Хоть бы в бедности-то он не был, вот что!) Ей-богу, не зню, кто интриговл против Вс в Омске. Здесь все говорили об этом; но никто ничего не знет. Однко месяц тому нзд пронесся слух, что Вы нзнчены советником в Брнул, и чрезвычйно вероятный тк с виду. Тк ли? рди бог, нпишите скорее. Вы пишете сюд иным чсто о том, что Вм предлгют мест, что Вы делете знкомств и проч<ее>. Здесь смотрят иронически, кжется, все, и потому предупреждю Вс, не пишите им в этом роде. Всех удивляет, что Вы едете в Сибирь, тогд кк Вм в Петербурге много обещют, и, не понимя Вшей причины, думют, что Вы хвстете. Лмот дже преиронически улыбется, говоря об Вс, Демч<инский> говорит, что Вши письм читть - ндо мундир ндевть. Плюньте н всё. Пишите им, но не оскорбляя их мелкого смолюбия. С горными я познкомился только с Пишко и Смойловым; хорошие люди; остльных не зстл. С Гернгр<оссом> рзъехлся н дороге. Если меня произведут, то желю в Брнул. А если инче и в Россию, тем лучше. Рди Христ, не збывйте меня.

Есть еще к Вм одн смя экстрення просьб. Если можете - сделйте, если нет - суд нет! - Друг мой, если произведут д и вообще, в вгусте мне нужны деньги, очень, крйне, хоть зрежься. Вы не поверите, сколько мне стоили мои экспедиции, я рискну н другую. У меня долгу до 100 руб. сер<ебром>. Живу я бедно, но рсходы экстренные. Мне, чувствую это (н всякий случй), нужны, очень нужны будут деньги. Теперь именно нужны до зрез. Молите брт (которого прошу рсцеловть без конц), чтоб выслл, если может, скорее. Вс же прошу вот что: если есть у Вс действительно ндежд и убеждение, что мне позволят печтть (но только в этом случе), то рди бог, зймите (ибо у Вс смих, верно, нет) 300 руб. сер<ебром> до янвря. Уж если позволят печтть, то я и не ткие деньги отдть могу в янвре. Я Вс не окомпрометирую. Только если есть у Вс у кого знять. Но если Вм очень тяжело - не хлопочите, ибо тяжко знимть. У X. не знимйте, рди бог, ибо это уже слишком большя жертв будет для меня с Вшей стороны. Если зймете, то высылйте тотчс же н Лмот. Рди бог, простите з подобные просьбы. Во-первых, я Вших обстоятельств не зню в этом роде, во-вторых, я см кк помешнный. Рди бог, не подумйте чего-нибудь. Прощйте, скоро еще что-нибудь нпишу. Рди бог, пишите скорее обо всем. Не збывйте меня.

Вш Ф. Достоевский.

Обнимю Вс бессчетно вместе с бртом. Другим поклон. Не скрывйте от меня ничего.

(1) длее было нчто: Если б (2) вместо: у ней сердце рыцрское было: рыцрь в женском плтье. (3) в подлиннике испрвлено н: "Х"

111. A. E. ВРАНГЕЛЮ

21 июля 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 21 июля 1856.

Вот и еще к Вм письмо, добрейший, бесценнейший Ал<ексндр> Ег<орович>. Не зню только, кк дойдет оно до Вс, - зстнет ли Вс в Петербурге? Это письмо-просьб. Друг мой, добрый друг мой, я Вс буквльно осыпю просьбми. Зню, что дурно делю,

- но н Вс только и ндежд! Притом же я тк верю в Вс, вспоминя Вше чистое, прекрсное сердце! Не потяготитесь просьбми от меня. А я бы рд был з Вс хоть в воду. Вот в чем дело. Я Вм писл, что просил Слуцкого похлопотть з Пшу и Ждн-Пушкин тоже просил и что от обоих получил ответы. Н этот год ндежд плохя. Я просил Вс скзть об этом Гсфорту. Но теперь получил еще письмо от Слуцкого, которого я тоже просил подвинуть вперед дело Мрьи Дмитриевны о нзнчении ей единовременного пособия, тк кк он имеет прво н него по зкону по смерти муж, именно в 285 руб. серебром. Слуцкий действительно подвинул дело, совсем злежвшееся. Н ту беду уехл Гсфорт. Глвное упрвление, з отсутствием его, предствило это дело министру внутренних дел (от 7-го июля 1856, з № 972). Теперь: это предствление о нзнчении ей пособия может зсесть в Петербурге, особенно при теперешних обстоятельствх, и бог знет сколько может пройти времени, прежде чем решт его. Д, кроме того, еще решт ли в ее пользу? Ну кк откжут? Друг мой, добрый мой нгел! Если Вы всё еще продолжете любить меня, беспрерывно осждющего Вс смыми рзнообрзными просьбми, то помогите, если можно, и в этом деле. Рди бог, опрвьтесь об учсти этого предствления; верно, у Вс нйдутся знкомые, которые Вм помогут в этом, и люди с влиянием, с весом. Нельзя ли тк пошевелить это дело, чтоб оно не злежлсь и рзрешилось в пользу Мрьи Дмитриевны. Ангел мой! Не поленитесь, сделйте это, рди Христ. Подумйте: в ее положении ткя сумм целый кпитл, в теперешнем положении ее - спсенье, единственный выход. Я трепещу, чтоб он, не дождвшись этих денег, не вышл змуж. Тогд, пожлуй (кк я полгю), ей еще откжут в нем. У него ничего нет, у ней тоже. Брк потребует издержек, от которых они об год дв не попрвятся! И вот опять для нее бедность, опять стрдние. К отцу ей тогд уже обрщться нельзя с просьбми о помощи, ибо он будет змужем. З что же он, бедня, будет стрдть и вечно стрдть? И потому, рди бог, исполните мою просьбу; исполните тоже (хоть по возможности) и те просьбы, которые я Вм нстрочил в прошлом письме. Вы не знете, до ккой степени Вы меня осчстливите!

Пишу к Вм, см еще не зню, где и когд получите Вы это письмо? Если Вы сюд поедете, то оно уже Вс не зстнет. Если Вы тм остетесь, то где именно будете? Рди бог, уведомьте меня, получили ли Вы это письмо? Д не ленитесь мне писть, добрый друг мой! Хоть несколько, только несколько строчек! Если б Вы знли, кк я теперь нуждюсь в Вшем сердце! Тк бы и обнял Вс, и, может быть, легче бы мне стло. Тк невыносимо грустно. Я хоть и зню, что если Вы не приедете в Сибирь, то конечно потому, что Вм горздо (1) выгоднее будет остться в России, но простите мой эгоизм: и сплю и вижу, чтоб поскорее увидть Вс здесь. Вы мне нужны, тк нужны! Простите, что пишу н тком клочке бумги. Во-первых, спешу, во-вторых, в нстоящее время почти ни н что не способен и тк н всё тяжело смотрю! Если б хоть опять увидеть ее, хоть чс один! И хотя ничего бы из этого не вышло, но по крйней мере я бы видел ее!

Обнимите бесценного моего брт и передйте ему, чтоб простил меня з мое молчнье. После нпишу, теперь, ей-богу, хоть в воду! Хоть вино нчть пить! Обнимите его з меня и скжите ему, что я его бесконечно люблю.

Видели ли Вы X.? И в чем дело? Боюсь, что Вы теперь еще больше змолчите. Нпишите мне, рди создтеля, всё. Если действительно есть ндежд произвесть меня в офицеры, то нельзя ли устроить, чтоб в Брнул? Не збудьте про Вергунов, рди бог, поговорите Гсфорту и Гернгроссу. Тотлебенм скжите мою бесконечную блгодрность, мою любовь к ним без конц! Дй Вм бог, добрый, бесценный друг мой, всякого счстья и не дй Вм бог испытть то, что я испытывю. Подожду Вшего ответ и нпишу Вм (обещюсь) письмо познимтельнее и подробнее. Поклонитесь всем, особенно Якушкину, если увидите. Вы спршивли, женился ли Гврилов? Нет, и, кжется, теперь и не думет. Был прекомическя история. Я с ним недвно близко сошелся. Демчинский ткой же, кк и всегд, со мной очень хорош и много услуг окзывет. Жорвович (ртиллерист) женился н Гвриловой, и н днях был свдьб. Прощйте, бесценный друг мой! Неужели Вы не будете н коронции? Не збудьте моей просьбы о деньгх. Все плны мои руштся без них! Повторяю: хоть в воду! Кроме того, см терплю нужду. Прощйте, прощйте! Целую Вс бессчетно.

Вш Дост<оевский>.

(1) было: очень (2) вместо: моей просьбы о деньгх - было: что я Вс просил о деньгх

112. А. Е. ВРАНГЕЛЮ

9 ноября 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 9-го ноября 56.

Я получил письмо Вше, бесценный друг мой, Алексндр Егорович, еще 30-го октября и не отвечл с первой почтой по особым обстоятельствм. У меня в голове был тогд поездк в Б<рну>л, и я хотел Вм нписть оттуд, увидв X. и конечно сделв для Вс письмо мое знимтельнее. Но поездк моя до сих пор еще не состоялсь, но почти уверен, что состоится н будущей неделе, если, кк обещно, мне пришлют денег. Тогд я Вм нпишу из Б<рну>л, и письм этого ждите в скором очень времени. А это письмо, которое теперь пишу, не считйте и з письмо, только з несколько строк, чтобы поскорее хоть что-нибудь ответить Вм. Если б Вы были здесь, я бы и в неделю не передл Вм, незбвенный друг мой, всего, о чем хотел бы говорить с Вми.

Вы пишете, что я кроме бесконечно милосердного монрх ншего должен блгодрить Тотлебен и <его> в<ысочество> принц Ольденбургского. Блгодрю их от горячего сердц, и если увидите Тотлебен, скжите ему, что у меня нет слов, чтобы вырзить мою блгодрность ему. Всю жизнь буду помнить о блгородном поступке его со мною. Но мое сердце спрведливо: если б не было Вс, дорогой друг мой, если б Вы не стрлись з меня, я уверен, мое дело не продвинулось бы тк скоро. Бог Вс послл мне. Блгодрю Вс и обнимю крепко, крепко. Вы знете, что я Вс люблю.

Теперь скжу Вм в коротких словх (хотя и (1) много хотел бы говорить об этом, но всего не упишешь)

- Вы никогд не поймете, бесценный мой, в ккую грусть, в ккую тоску ввергнули Вы меня Вшим долгим молчнием! Друг мой, я понимю нрвственное состояние дух, в котором не хочется брться з перо, чтоб нписть дже тому, который способен понять нс, ко мне, одним словом, с которым Вы почти не имели тйн. Приезд X. в Брнул, тогд кк были слухи, что он будет в П<етербур>ге всю зиму, смутил меня. Я очень хорошо знл, что приезд и отъезд ее не остнутся без влияния н Вс. Я почти предугдывл всё, о чем Вы мне нписли. Но мне приходили ткие стрнные мысли, ткие подозрения и догдки о Вс относительно X., что я был в глубочйшей тоске и в стрхе о Вс. Здесь было известно, что Вы уже нзнчены в экспедицию. Но что Вы еще в П<етербур>ге, я был в том уверен. Почему же он не пишет, вот вопрос, который я здвл себе кждый день? Но клянусь Вм, что, несмотря ни н что, я ни рзу не усумнился в дружбе Вшей, не подумл, что Вы збыли меня. Вы докзли это, послв мне свой портрет (который я еще не получил). Но, друг мой, я понимю эту тревогу дух, когд не хочется рзбередить боль в сердце, говоря о ней с другим. Но неужели Вы и двух строк не могли нписть мне? Другя причин, которую Вы выствляете, объясняя мне свое молчние (именно: что не исполнили ничего из просьб моих), - для меня совсем непонятн. Я попросил у Вс денег, кк у друг, кк у брт, в то время, в тех обстоятельствх, когд или петля остется или решительный поступок. Я и решился просить у Вс, зня, что могу обременить Вс моею просьбою, но если б Вы были в обстоятельствх, подобных моим, и потребовли для Вс рискнуть чем-нибудь крйним, я бы это сделл. Чувствуя это по себе, я без угрызений совести решился Вс беспокоить (если б я не перехвтил здесь и не нделл долгов, я бы пропл, - тк мне было нужно, не для существовния моего, для моих нмерений. Вы знете из прежних писем моих, в кком состоянии дух я нходился. Кк я не сошел еще с ум до сих пор!). Но если, добрейший Алексндр Егорович, если у Вс не было у смих, чтоб помочь мне (что без сомнения тк, потому что Вы всегд не оствляли меня), - скжите, рди бог, отчего было просто не нписть: нет или не могу? (если невозможность удовлетворить меня был одною из причин Вшего молчния). Неужели же я не способен был понять, что конечно невозможность зствил Вс откзть мне, не недостток дружбы? И ккое бы я прво имел досдовть н Вс з неприсылку (я и без того кругом Вм должный, - Вм, который был и есть для меня кк любимый, дорогой мне брт мой? потому что после всего, что Вы для меня сделли, Вы позволите мне нзывть Вс тк). Нконец тоск моя в последнее время о Вс возросл донельзя (я в последнее время сверх того был чсто болен). Я и вообрзил, что с Вми случилось что-нибудь тргическое, вроде того, о чем мы с Вми когд-то говорили. И никого-то не было, чтобы хоть млейшую весточку подть о Вс. Нконец пришло Вше письмо и рзрешило многие недоумения, многие, но не все. Друг мой, я дже рд, хоть и горько мне зтрогивть больное место в Вшем сердце, - рд, что бог привел Вс рзойтись нконец с X. Отношения с нею принимли нконец вид смый беспокойный для Вс. Вы бы погубили, может быть, себя. Боже мой! Кк мне любопытно увидеть нконец X. (скоро это случится, и будьте уверены, что до последнего оттенк передм Вм, мой бесценный, все впечтления мои при свиднье с нею). Что мне скзть Вм? Неужели утешть Вс словми? О, друг мой, никто больше не понимет Вшей тоски, кк я, стрдющий, кк и Вы. Д и кого утешть? Ткое ли у Вс сердце, чтобы могло излечиться от утешений. Время, время, вот что испрвит всё (говорю и не верю, судя по себе). Вы остетесь всю зиму в России. Бросьтесь во что-нибудь, в ккие-нибудь волнения, но, рди Христ, рди бог, пишите ко мне чще и чще, хоть по нескольку строк, д пишите. Кк бы я желл Вс увидеть, когд? когд?

Вы спршивете о моих отношениях с М<рией> Д<митриевной>. Если б Вы хотели узнть что-нибудь обо мне, то именно здв мне этот вопрос, потому что он по-прежнему всё в моей жизни. Я бросил всё, я ни об чем не думю, кроме кк об ней. Производство в офицеры если обрдовло меня, тк именно потому, что, может быть, удстся поскорее увидеть ее. Денег не было, и я еще не поехл. Брт обндеживет. Жду н следующей неделе и тотчс отпрвлюсь. Отец обещл отпустить дней н 15. Люблю ее до безумия, более прежнего. Тоск моя о ней свел бы меня в гроб и буквльно довел бы меня до смоубийств, если б я не видел ее <2 нрзб.>. Не кчйте головой, не осуждйте меня; я зню, что я действую неблгорзумно во многом в моих отношениях к ней, почти не имея ндежды, - но есть ли ндежд, нет ли, мне всё рвно. Я ни об чем более не думю. Только бы видеть ее, только бы слышть! Я несчстный сумсшедший! Любовь в тком виде есть болезнь. Я это чувствую. Я здолжл от поездки (я пытлся в другой рз ехть, но доехл только до Змиев, не удлось). Теперь опять поеду, рзорю себя, но что мне до этого! Рди Христ, не покзывйте этого письм брту. Я перед ним виновт до бесконечности. Он, бедный, помогет мне из последних сил, я куд трчу деньги! Я и у Вс просил - или топиться или удовлетворить себя. Отношения у нс с нею те же. Кждую неделю письм, длинные, полные смой искренней, смой крйней привязнности. Но он чсто в своих письмх нзывет меня бртом. Но он меня любит. Одно появление мое в Кузнецке сделло, что он почти возвртилсь ко мне опять. О, не желйте мне оствить эту женщину и эту любовь. Он был свет моей жизни. Он явилсь мне в смую грустную пору моей судьбы и воскресил мою душу. Он воскресил во мне всё существовние, потому что я встретил ее. Но если б Вы знли, что это з нгел, что это з душ! что з сердце! Бедня, он терпит лютую долю! Жить в Кузнецке ужсно. З сын он хлопочет в корпус (я просил Слуцкого о нем, письменно, и он обещлся сделть всё, что может), хлопочет о получении вспоможения и живет крохми, которые присылет ей отец, тихо, скромно, кротко, зствив увжть себя весь городишко. Это твердый, сильный хрктер. Брк ее с тем (другим), по-видимому совсем невозможен, мтерильно невозможен (у него 300 руб. жловнья), он не зхочет обременить его. Обо всем нпишу Вм из Брнул.

Друг мой, Вы спршивете меня, чего я желю, о чем просить? И говорите тоже, что меня могут перевести в Россию. Но, друг мой: милость ншего нгел-цря бесконечн, и я зню, что я, дже и не служ, через год, через дв и без того буду возврщен окончтельно. Перевод же в рмию еще тем худ, что я во всяком случе плохой офицер, хоть бы по здоровью. А ндо будет служить. Если б я желл возвртиться в Россию, тк это единственно для того, чтоб обнять родных и повидться с докторми, знющими, и узнть, что у меня з болезнь (эпилепсия), что з припдки, которые всё еще повторяются и от которых кждый рз тупеет моя пмять и все мои способности и от которых боюсь впоследствии сойти с ум. Ккой я офицер? Если б меня выпустили в отствку - хоть бы оствя здесь н время - вот всё мое желние. Я бы добыл себе денег н существовние. Здесь я бы не пропл. К тому же он (глвное он), и потому нпишите мне положительно (по возможности): во-1-х) могу ли я, в очень скором времени, по слбости здоровья подть в отствку (прося н всякий случй возврщения в Россию, для совет с докторми?) и 2) могу ли я печтть - вопрос для меня смый глвный, о котором Вы ничего не пишете в своем письме. Но ведь это средство к существовнию моему и крьере, потому что я уверен в себе и ндеюсь быть известным и соствить себе знчение, учсть, обртить н себя внимние, нконец. И потому прошу Вс, нпишите мне утвердительно: если бы я послл нпечтть что-нибудь, в скором времени, под своим именем (или псевдонимом), - будет ли нпечтно? Рди бог, друг мой, бесценный брт мой, не оствьте меня, не збудьте меня и нпишите мне об этом если возможно, скорее и утвердительнее. Впрочем, положительнее буду писть о том, чего нмерен добивться после поездки; ибо многое решится в эту поездку. А теперь, покмест, отвечйте мне н эти дв вопрос.

Тк Вы познкомились с Гончровым? Кк он Вм понрвился? Джентльмен из "Соединенного обществ", где он членом, с душою чиновник, без идей и с глзми вреной рыбы, которого бог будто н смех одрил блестящим тлнтом.

Кк жль мне, что Вы не сошлись близко с моим бртом. Это превосходнейший человек, и, прво, Вы бы не имели никого подле себя, кто бы Вс любил горячее его. Прилгю к нему письмо. Рди бог, передйте поскорее, не здержите письмо. Пишу к Вм нскоро, ибо о многом не могу писть положительно; повторяю, следующее письмо будет ровнее и обстоятельнее.

О Вших вещх и книгх ничего не могу Вм скзть. У Степнов нет ничего, он мне см говорил. (Ни смовр, ни кстрюль.) Я видел летом 4 ящик, которые Демчинский отпрвил к Остермейеру. Степнов говорит, что Вы ему ничего не оствили. Демчинский говорит, что не знет, что в ящикх. Обо всем узню в Брнуле, и о книгх, и всё пострюсь исполнить, о чем Вы просите. Если мне выддут Вш чемодн (который Вы мне дрите), то я возьму, блгодрю Вс, друг мой, Вы без конц обо мне думете.

Блгодрю Вс бесконечно з обещнье обмундировть меня. Но я, по возможности, обмундировлся здесь (в долг и кое-кк). Мне очень жль, что я не мог предуведомить Вс рньше; ибо Вы, может быть, выслли уже всё! Но (2) мне совестно, что Вы н меня много истртили. Но от кски, полусбли и шрф не откжусь, дже буду просить; ибо здесь этого (особенно кски) не достнешь.

О новостях здешних ничего не пишу. Здесь всё то же, и все те же (нпишу после). Я довольно короток с Демчинским (он мне много помогет нсчет поездок, ибо см мне сопутствует, имея делишки сердц в Змиеве). Рди бог, не подумйте, чтоб он мне Вс зменил, Вы знете, что это з человек? Но он ужсно предн мне (не зню отчего), я не могу не быть блгодрным. З что он Вс не совсем любит? Впрочем, всё это у него делется по вдохновению ккому-то: Обух в Верном.

Прощйте, мой друг бесценный, пишите кк можно скорее и от меня ждите скоро. Обнимю вс крепко.

Вш Д<остоевский>.

М<рия> Д<митриевн> 1000 рз об Вс спршивл. Он очень беспокоится о Вс по моим письмм. Он чрезвычйно Вс любит и почти с блгоговением говорит о Вс. Увжет Вс до бесконечности.

(1) было: потому что (2) длее было: рди бог

113. M. M. ДОСТОЕВСКОМУ

9 ноября 1856. Семиплтинск

Семиплтинск, 9 ноября, 1856.

Добрый брт мой, друг мой неизменный и верный, письмо это передст тебе Ал<ексндр> Егор<ович>, которому я тк много обязн. Я получил письмо твое с прошлою почтой. Удивляюсь, что ты тк поздно узнл о моем производстве. Я 30-го октября уже знл это. (Поблгодри К. И. Ивнов и Ольгу Ивновну. Они мне прислли прикз; д, кроме того, 30-го же октября, из штб, пришл к военному губернтору бумг о моем производстве.) Повторяю вместе с тобою: дй бог долго и счстливо црствовть ншему нгелу-госудрю! Нет слов, чтобы вырзить ему мою блгодрность. Обнимю тебя от всей души и блгодрю з поздрвление. Письм твоего я ждл бесконечное время. Друг мой, брось свою систему: хоть понемножку, д почще уведомляй меня о себе. Иногд тебе нечего выслть мне, я зню это, но что до этого, все-тки пиши! Ты обещешься, друг мой, выслть мне деньги с будущею почтою и уверяешь в помощи добрейших сестер и тетушки. Добрый друг, если б ты только знл, кк я нуждюсь. Эт помощь придет очень кстти; ибо я не знл бы, кк обмундировться. Обмундировк здесь стоит горздо дороже (в 1 1/2 рз), чем в Петербурге. Я взял, что необходимо, в лвкх, в долг. Но многое еще остется звести. Между прочим, у меня совсем нет белья. Теперь я получю жловнье. Но жловнье, в первое время, с вычетми и проч<ее> не велико. К тому же я здолжл, (конечно, тким людям, которые будут ждть н мне, но все-тки должен). Пишу это, друг мой, тебе не потому, чтоб не ншел ничего вжнее, кк тотчс же зговорить о деньгх и просить тебя о присылке. Нет! Д и ты см меня не считешь тким, я уверен в том, но вот для чего: для того, чтоб хоть немного опрвдться перед тобой, ибо я перед тобой много виновт, ндеясь н твои деньги и истртив больше, чем могу тртить. Но, брт милый! Если были трты экстренные, то я в них был не влстен. Ту, которую я любил, я обожю до сих пор. Чем это кончится, не зню. Я сошел бы с ум или хуже, если б не видл ее. Всё это рсстроило мои дел (не думй, что я с ней делюсь, ей отдю; не ткя женщин, он будет жить грошем, не примет). Это нгел божий, который встретился мне н пути, и связло нс стрдние. Без нее я бы двно упл духом. Что будет, то будет! Ты очень беспокоился о возможности моего брк с нею. Друг милый, кжется, этого никогд не случится, хоть он и любит меня. Это я зню. Но что будет, то будет! Он умоляет тебя простить ее з то, что он тебе не ответил. Он был в стршно худых обстоятельствх в это время. А после долгого промедления ей покзлось совестно отвечть. Письмо твое восхитило ее. Но довольно об этом.

Теперь у меня нчинется новя жизнь! Ал<ексндр> Его<рович> спршивет: о чем еще просить и чего я желю? (он предн мне, кк брт родной). Я и см не зню, чего желть теперь; ибо возврт в Россию я и без перевод в рмию скоро достигну. Если б я желл возвртиться поскорее в Россию, то для того, (1) чтоб обнять вс и посоветовться с знющими докторми о болезни моей (припдки). Всего скорее я б желл отствки, и потому прошу Ал<ексндр> Егор<ович> (2) нписть мне поскорее и поутвердительнее: могу ли я ндеяться просить о ней по слбости здоровья? Отствк полезн был бы мне: во-1-х) для попрвления здоровья, 2) свобод; возможность знимться литертурой (удобнее), и, нконец, дл бы мне более денег. Ибо дже здесь мне уже 2 рз предлгли (ндеявшиеся, (3) что меня выпустят по мнифесту совсем н свободу) знятия, которые, может быть, совершенно обеспечили бы меня. Но я рссчитывю, ожидю и ндеюсь н позволение печтть; н то зрнее и слишком скоро пондеявшись, я и здолжл необдумнно (я рссчитывл н "Детскую скзку", которую вы думли нпечтть? Почему не нпечтли, был ли попытк, если был, то что скзли? - рди Христ, нпиши обо всем этом). Друг мой, я был в тком волнении последний год, в ткой тоске и муке, что решительно не мог знимться порядочно. Я бросил всё, что и нчл писть, но писл урывкми. Но и туг не без пользы, ибо вылежлсь, обдумлсь и полунпислсь хорошя вещь. Д, друг мой, я зню, что сделю себе крьеру и звоюю хорошее место в литертуре. К тому же я думю, что литертурой, обртив н себя внимние, я выпутюсь из последних зтруднений, оствшихся в моей горькой доле. Меня мучет сильно обилие мтерилу для письм. Мучют тоже вещи в другом роде, чем ромны. Я думю, я бы скзл, кое-что дже и змечтельного об искусстве, вся сттья в голове моей и н бумге в виде зметок, но ромн мой влек меня к себе. Это сочинение очень большое. Ромн комический, нчлось с шуточного и соствилось то, чем я доволен. Будут очень и очень хорошие вещи в нем. Рди бог, не сочти меня хвстуном. Нет человек спрведливее и строже меня к смому себе в этом отношении, и если б знли то мои бывшие критики! Отрывки, совершенно оконченные эпизоды, из этого большого ромн, я бы желл нпечтть теперь. Это бы дло мне и известность и деньги. Рди Христ, спрвься по возможности: возможно ли это, и нпиши ко мне.

Ангел мой, я боялся з тебя ужсно. Твои сигры, когд я прочел о них в твоем письме, потом в гзетх, испугли меня. Я ужснулся риску всем, что имеешь, н ткое рисковнное предприятие. Это знчит искушть судьбу. Один рз был удч с ппиросми; но решться н вторую удчу и искушть судьбу - слишком рисковнно. Я всё лето боялся з тебя. Дй бог, чтоб тебе повезло! Впрочем, я говорю, мло зня это дело.

Милый друг, ты пишешь о сестрх: это нгелы! Что з прекрсное семейство нше! Что з люди в нем! Где брт Андрей и что с ним делется? Двно уже ни слуху ни духу; нпишу ему непременно. Письмо это пишу тебе нскоро, чтоб только ответить н твое. Но скоро буду опять писть к Ал<ексндру> Егор<овичу>. Тогд опять нпишу тебе, подробнее и полнее; ибо тогд и о себе буду знть более. Сестрм и дяде ндо бы теперь нписть, но одну почту еще подожду от сестер писем. Вреньк хотел прислть мне белья ( я весь обносился и, несмотря н дороговизну, принужден был знять, чтоб сделть себе что-нибудь из белья), он спршивет: н ккой дрес прислть (4) белье? Я до сих пор не понимю ее вопрос: но н тот же дрес, н который он письм пишет? Если увидишь, рсцелуй ее з меня, не увидишь, тк нпиши, что я целую их всех. Вреньк добря прислл мне 25 руб. (которые я получил только в вгусте, с нрочным), и бог знет кк они помогли мне!

Я ннял себе квртиру, с прислугою, с отоплением и со столом з 8 руб. сереб<ром> в месяц. Одним словом, живу, кк жид. Рди бог, брт, неужели ты до сих пор не можешь мне прямо дресовть писем, не через нчльство? (5) Ведь, я уверен, дже по мнифесту, ты освобожден от последнего ндзор. Рди бог, пиши прямо. (Госудрь - это см нгельскя доброт!) (6) Тороплюсь окончить тебе письмо. Здоровье мое по-прежнему. Но осенью я тки хворл несколько. Припдки же не покидют. Нет-нет д и придут. Кждый рз после них я пдю духом; я чувствую, что от них теряю пмять и способности. Уныние и ккое-то нрвственно-униженное состояние - вот следствие моих припдков. Здоров ли ты? Здоровы ли домшние? Что Эмилия Федоровн, клняйся ей и рсцелуй детей з меня. Пиши немедленно и непременно. Если нечего послть, то посылй пустое письмо. Ангел мой, мне письмо твое дороже денег! Ведь я один, совсем один, ведь ты не знешь ничего о моем положении. Д и что рсскзть н 4-х стрницх бумги, когд годы нужно, чтобы передть всё друг другу! О если б нм увидеться. Прощй, нгел мой, не ндолго, скоро нпишу опять, только и ты нпиши, чще кк можно пиши. Обнимю тебя, твой весь Ф. Дост<оевский>.

Смотри же, пиши!

(1) было: с тем (2) было: его прошу (3) было: ндеясь (4) было: писть (5) длее было: Стрнно. (6) длее было: Неужели зпретят двум б<ртьям?>

114. Ч. Ч. ВАЛИХАНОВУ

14 декбря 1856. Семиплтинск

Семиплтинск. 14 декбря 56.

Письмо Вше, добрейший друг мой, передл мне Алексндр Николевич. Вы пишете тк приветливо и лсково, что я кк будто увидел Вс снов перед собою. Вы пишете мне, что меня любите. А я Вм объявляю без церемонии, что я в Вс влюбился. Я никогд (1) и ни к кому, дже не исключя родного брт, не чувствовл ткого влечения кк к Вм, и бог знет кк эт сделлось. Тут бы можно много скзть в объяснение, но чего Вс хвлить! Вы, (2) верно, и без докзтельств верите моей искренности, дорогой мой Вли-хн, д если б н эту тему нписть 10 книг, то ничего не нпишешь: чувство и влечение дело необъяснимое. Когд мы простились с Вми из возк, нм всем был