/ / Language: Русский / Genre:adv_geo

В стране снежных бурь

Фарли Моуэт

В повести рассказывается о том, как индейцы и эскимосы спасли от верной гибели двух канадских мальчиков — индейца и англичанина. Книга проникнута духом дружбы детей разных национальностей. О дальнейшей судьбе героев вы прочтёте в книге «Проклятие могилы викинга».

Farley McGill Mowat

Lost in the Barrens

(Two Against the North)

Фарли Моуэт

В стране снежных бурь

Глава 1. Джейми и Эуэсин

Июль подходил к концу. Ровно год тому назад Джейми Макнейр покинул Торонто — город, в котором родился, — покинул его ради новой жизни в предполярных лесах Канадского Севера. Зимнюю черноту берегов озера Макнейр сменила весёлая зелень лиственниц. Над гладью озера неслись пронзительные крики больших гагар. Сидя на корточках перед бревенчатой хижиной, Джейми помогал дяде нанизывать в связки добытые за зиму меха и одновременно пытался припомнить, что он чувствовал в тот день, год назад, когда вышел из поезда в глухом пограничном городке Те-Пас и шагнул навстречу своему дяде.

Дядя Джейми, Энгус Макнейр, раньше был торговцем в Арктике, потом хозяином зверобойной шхуны в Беринговом море и, наконец, стал звероловом в необъятных лесах Севера. Для Джейми дядя Энгус был живой легендой, и, когда от него пришла телеграмма, мальчика охватило сильное волнение. Вот текст этой телеграммы:

ГОТОВ ВСТРЕЧЕ НА СТАНЦИИ ПАС ПОДРОБНОСТИ ПИСЬМОМ

ЭНГУС МАКНЕЙР.

Письмо, которого Джейми ждал с таким нетерпением, пробудило в нём утихшую боль. Оно словно заставило его снова пережить трагическую гибель родителей, которые попали в автомобильную катастрофу семь лет назад. Ему стало ясно то, чего до сих пор он по-настоящему ещё не осознавал: на всём белом свете у него нет никого, кроме дяди, которого он никогда не видел. В течение последних семи лет мальчик терпел жизнь в школе-интернате как неизбежное. Читая письмо Энгуса Макнейра, он понял, что школа-интернат не родной дом и никогда не мог стать родным.

Когда родители погибли, Джейми было всего девять лет и Энгус Макнейр, единственный близкий родственник мальчика, стал его опекуном. Это Энгус выбрал школу-интернат в Торонто, вполне приличное учебное заведение. Ведь Энгус желал племяннику только хорошего. В течение семи лет Энгус объезжал свою линию капканов для ловли пушного зверя с удвоенным старанием: нужны были деньги — оплачивать содержание Джейми в школе. Но за последние два года спрос на меха резко упал, а накопленные деньги подходили к концу. В письме Энгус объяснял всё это.

«Теперь ты понял, Джейми, — писал он, — я не могу дольше содержать тебя в школе. Конечно, можно было бы тебе остаться в Торонто и подыскать работу, но для этого ты слишком мал, и вообще тебе лучше приехать ко мне. Нам уже давно пора познакомиться. Решено? В конверте найдешь железнодорожный билет и деньги на дорогу. Буду ждать тебя, парнишка. Надеюсь, ты приедешь».

В этом дяде Энгусу не стоило сомневаться. Уже много лет Джейми с жадностью читал всё о жизни на Севере. И Энгус Макнейр был его героем.

Так в последнюю неделю июня Джейми оказался в числе пассажиров поезда трансканадской линии. В ушах его всё ещё звучали прощальные напутствия школьных товарищей. Два дня поезд катился на запад, затем — в провинции Манитоба — круто повернул на север.

Распаханная прерия стала уступать место тёмной зелени сосновых лесов, а поезд катил всё дальше, теперь уже медленнее, по наспех уложенной стальной колее, ведущей к границе земель белых переселенцев. В пятистах милях[1] севернее города Виннипег поезд остановился у грубо сколоченной бревенчатой платформы. Джейми вылез из вагона, растерянно глядя на невзрачные лачуги и обступивший их лес, который грозил ворваться в маленькое селение Те-Пас и поглотить его.

К прибывшему подошёл огромного роста рыжебородый мужчина в куртке из оленьей кожи и заключил мальчика в медвежьи объятья.

— Не узнаёшь меня, Джейми?! — закричал он. И, широко улыбнувшись робкому невнятному ответу, крепко стиснул плечо мальчика, повернув Джейми к себе. — Приехал познакомиться с Севером, мой мальчик, — сказал он. — Сдаётся мне: не пройдёт месяца, как ты полюбишь этот край.

Энгус Макнейр оказался пророком, так как за время шестинедельного плавания в каноэ на север к озеру Макнейр Джейми без оглядки поддался очарованию дикого незнакомого мира. Теперь, год спустя, он действительно стал его частью. За год, проведённый в лесах, бицепсы его окрепли настолько, что он казался выше своих пяти футов восьми дюймов.[2] Летнее солнце и зимние ветры покрыли лицо загаром. Из-под копны спутанных светлых волос сверкали зоркие голубые глаза.

Небольшая хижина на берегу озера стала его домом — его первым настоящим домом, с того времени как умерли родители.

Построенную на расстоянии брошенного камня от песчаного берега озера хижину вплотную окружал густой лес. Зимним буранам было не добраться до неё, а сложенные из брёвен стены, добросовестно проконопаченные мхом и глиной, надёжно защищали от самых лютых морозов. Уютно и прочно угнездившись среди деревьев, хижина смотрела двумя маленькими оконцами на озеро: летом — на сверкающую голубую гладь, зимой — на обширную белоснежную равнину.

Внутри сруб был разделён на две комнаты. Большая из комнат считалась жилой. Две кровати жёстко крепились к боковым стенам. В центре пола красовалась пузатая чугунная печка, привезённая из Квебека. В зимние дни она полыхала вишнёвым светом. Грубо сработанный стол у печки загромождал почти всю комнату. У стола, с обоих концов, стояло по самодельному креслу, обитому шкурой чёрного медведя. На полках вдоль стен из отёсанных брёвен лежали ружья и деревянные фигурки, искусно вырезанные индейцами, а также пестрели ряды основательно потрёпанных книг Энгуса. На полу, сложенном из расколотых пополам брёвен, мягким ковром лежало с полдюжины дублёных оленьих шкур. Крохотная кухня в глубине дома была отделена от основного помещения бревенчатой перегородкой; тут Энгус готовил сытную немудрёную пищу северного края.

Хотя хижина располагалась в четырёх сотнях миль от всякой цивилизации и в двухстах милях от ближайшего поселения белых, Джейми не ощущал одиночества. В каких-то двадцати милях находилось селение племени лесных индейцев кри. Эти славные и сильные люди — лучшие друзья Энгуса Макнейра — скоро стали друзьями Джейми. Альфонс Миуэсин, вождь индейцев кри, был верным товарищем Энгуса во многих странствиях, и неудивительно, что сыну Альфонса, Эуэсину, суждено было стать для юного Джейми братом.

Внешне Эуэсин выглядел полной противоположностью Джейми. Он был худ как тростинка, а длинные чёрные волосы падали до самых плеч. Глаза были карие, под цвет волос, и смеялись всякий раз, когда смеялся рот, — а это случалось очень часто. Три лета Эуэсин ходил в школу для индейцев в далёком Пеликан-Нэрроуз и мог писать и говорить по-английски почти так же свободно, как любой городской мальчишка. Но большая часть его жизни прошла в сердце лесного края, и лесная глушь была неотделима от него, как его кожа.

Джейми и Эуэсин сразу подружились: Эуэсин взял на себя роль учителя. Джейми скоро привык обращаться с веслом и править собачьей упряжкой. Он научился также метко стрелять, а о добыче пушного зверя узнал столько, что смог заработать на собственную винтовку двадцать второго калибра. Особенно важно было то, что под благотворным влиянием Эуэсина и дяди Джейми начал ощущать в себе ту могучую любовь к жизни, которую испытывают люди, живущие в северных лесах.

Прошедший год был заполнен до предела разными приключениями, и, в то время как Джейми нанизывал на сыромятный ремешок шкурки ондатры, в памяти снова и снова всплывали картины пережитого. Плеск воды вывел его из задумчивости. Мальчик поднял голову и увидел, как стройное каноэ из кедровой коры огибает ближний мысок. Сидевший впереди Эуэсин приветственно размахивал веслом. На корме невозмутимый Альфонс отрешённо посасывал свою старую трубку и ритмично погружал весло в ледяную воду озера.

Глава 2. Селение индейцев кри

Миуэсины, отец и сын, были частыми гостями хижины Макнейра, но этим утром они приплыли по особо важной причине. Альфонс уже давно заметил, что ближайший скупщик мехов, живущий в двухстах милях южнее селения кри, обманывает индейцев. Вождь поделился своими подозрениями с Энгусом, и тот в конце концов предложил Альфонсу проделать вместе с ним долгий путь на юг до селения Те-Пас, где торговля ведётся честно.

Посовещавшись с охотниками своего племени, Альфонс решил послушаться совета белого друга.

Согласие Альфонса означало, что прежний план Энгуса — съездить с Джейми на юг — теперь следовало изменить. В длинном грузовом каноэ зверолова не осталось места для мальчика: меха индейцев кри и двое взрослых мужчин загрузили лодку до предела. Поэтому договорились, что шесть или восемь недель до их возвращения Джейми поживёт в семье Альфонса — в селении кри на близлежащем озере Танаут.

— Надеюсь, Джейми, ты не пожалеешь, что не поехал, — сказал Энгус.

Джейми решительно мотнул головой:

— Нам с Эуэсином здесь веселее.

Энгусу было приятно убедиться в готовности Джейми оставаться в лесах, вместо того чтобы вновь соприкоснуться с цивилизацией.

— Молодец, парнишка! — сказал он. — Я не забуду о тебе, делая покупки в Те-Пасе. Вернусь с новёхонькой охотничьей винтовкой для тебя. Пока не вернусь, можешь пользоваться моей, тридцатого калибра: лесной житель должен иметь хорошее собственное оружие.

Джейми гордо расправил плечи, так как полученное им право распоряжаться крупнокалиберной винтовкой означало: Энгус считает его почти взрослым мужчиной.

— Надеюсь, ты не пропадёшь без меня, — продолжал Энгус, — но запомни: Эуэсин знает о Севере больше, чем ты когда-либо будешь знать. Он остаётся за старшего, и если ты об этом забудешь, то по возвращении я напомню тебе об этом веслом по шее!

Эуэсин сразу воспользовался приказом Энгуса:

— Правильно! Я — начальник. Топай к каноэ и почисть на ужин привезённую рыбу!

— Ого! — бурно возмутился Джейми. — Этого дядя не говорил! Рыбу будет чистить тот, кто последним добежит до каноэ!

Мальчики помчались вниз по склону, возле каноэ столкнулись, упали и покатились по песку в весёлой схватке.

Альфонс смотрел и улыбался.

— Когда щенок собаки и щенок лисицы играют вместе, собаки радуются, — промолвил он. — Эти двое не причинят друг другу вреда. Но всё-таки мой брат Соломон присмотрит за ними, а жена постарается, чтобы им всего хватало.

Тремя днями позже большое каноэ, нагруженное до кромки бортов связками мехов, отошло от берега озера Танаут. Вместе с мужчинами и женщинами селения кри Эуэсин и Джейми провожали каноэ взглядом, пока оно не растаяло вдали. Затем все двинулись вверх по тенистому склону туда, где на фоне тёмной зелени леса виднелась дюжина бревенчатых хижин индейцев кри.

Джейми уже предвкушал лето, заполненное рыбной ловлей, охотой и походами вместе с Эуэсином, но вскоре обнаружил, что его временем распоряжаются другие. Весёлая толстушка Мэри Миуэсин, жена Альфонса, с рассвета до сумерек не давала мальчикам ни минуты отдыха. Надо было чинить сети, заготавливать дрова, кормить собак. Эти и дюжина других распоряжений заполняли всё светлое время суток.

Мэри кормила юных тружеников вкусными пресными лепёшками с сахаром, печёной озёрной форелью или сигом, жареной олениной или жареным канадским тетеревом. Всё это запивали огромными кружками горячего сладкого чая, который так любят индейцы.

Жилось хорошо, но дни были настолько заполнены разными делами, что казалось: мечтам Джейми о путешествии по краю не суждено сбыться. Всегда находилась работа, которая требовала срочного исполнения… Прошло три недели. Июль стоял в разгаре, когда как-то вечером в дверях хижины неожиданно появился дядя Эуэсина — Соломон.

Соломон объявил:

— На озере гости. Три каноэ едоков оленины приплыли с Севера. Через час они пристанут. Ты, Эуэсин, должен приветствовать их на берегу. Ты — сын вождя.

Он исчез, и Джейми спросил:

— Кто это — едоки оленины?

Эуэсин нахмурил брови.

— Это идтен элдели, племя индейцев чипеуэев; они живут в сотне миль севернее нас. В прошлом мы не раз воевали с ними. Но уже давно Альфонс заключил с ними дружбу, и теперь они изредка навещают нас — обычно когда у них что-нибудь случается.

Эуэсин быстро проглотил остатки ужина и пошёл к двери.

— Ты остаёшься здесь! — бросил он Джейми. Это тоже был приказ.

Джейми недовольно заворчал, но повиновался. Он стоял в дверях хижины и смотрел, как из вечернего тумана неторопливо приближаются к берегу три каноэ из берёсты. В каждом сидело по два человека — низкорослые, с ног до головы в одежде из оленьих шкур, а не в голубых джинсах и ярких рубахах из бумажной ткани, как индейцы кри, которые стояли на берегу.

В нескольких метрах от берега гребцы убрали вёсла. Глухим, гортанным голосом один из приплывших выкрикнул приветствие. Эуэсин сразу ответил на том же незнакомом языке. Каноэ ткнулись в песок, шесть охотников идтен элдели вышли из них и стали лицом к группе встречавших.

Теперь на берег сбежали женщины-кри, неся рыбу, муку и чай. Чипеуэи разожгли костёр, сразу же принялись за еду и ели так, как могут есть только очень голодные люди. Их вождь по имени Деникази стоял в стороне с Эуэсином и Соломоном. Этого мускулистого, коренастого мужчину средних лет с очень смуглой кожей, изрытой оспой, Джейми никогда раньше не видел.

Наконец вождь и Эуэсин, сопровождаемые Соломоном, поднялись по склону и вошли в хижину. Чёрные как смоль глаза Деникази только раз скользнули по Джейми, и больше он не замечал присутствия мальчика. Джейми неподвижно сидел в углу, пока Мэри готовила чай, а мужчины беседовали на языке чипеуэев.

Час спустя, когда Деникази вернулся к своим, Эуэсин поделился всем, что узнал, с Джейми, сгоравшим от любопытства.

Деникази — вождь племени чипеуэев. Они живут на озере Кэсмир на границе тундры. Их называют едоками оленины, так как жизнь племени полностью зависит от карибу — разновидности оленя, огромные стада которого обитают в полярной зоне Канады.

Летом карибу пасутся в тундре, а осенью десятками тысяч перекочёвывают в леса, где проводят зиму. Чипеуэи питаются почти исключительно мясом оленя и пресными лепёшками. Ставя западни, они добывают белых лис, песцов, чтобы потом обменять меха на патроны, муку и чай.

В предыдущую зиму полярных лис было мало и у племени Деникази не набралось достаточно шкурок в обмен на патроны, а скупщики мехов не отпускали товары в долг. Весной охотники добыли слишком мало карибу: на всё лето мяса не хватило. Сейчас у них наступил голод и уже начали дохнуть собаки.

Скоро начнут умирать люди. Вот почему Деникази пришёл к своим старинным врагам кри за помощью.

— Им нужна еда, чтобы продержаться один месяц, ну и патроны к ружьям, — продолжал Эуэсин. — Деникази собирается немедленно послать группу охотников в тундру, отыскать там оленей на летних пастбищах и привезти домой столько вяленого мяса, чтобы хватило до осени. Им, должно быть, действительно очень плохо, если вождь решил отправиться в тундру. Тундра — страна эскимосов! Когда-то, очень давно, чипеуэи, бывало, охотились там постоянно, но им приходилось сражаться с эскимосами, где бы те ни повстречались. Раньше у чипеуэев были ружья, а эскимосы их не имели. Потом эскимосы приобрели ружья и стали отбиваться. С тех пор элдели не решаются заходить в глубь тундры.

— Ты собираешься помочь им? — осведомился Джейми.

Эуэсин упрямо сжал губы.

— Да, — ответил он. — Мой дядя Соломон думает, что этого не следовало бы делать. Он боится, не хитрят ли элдели, чтобы выманить у нас необходимое. Но мой отец ещё никогда не прогонял голодного человека.

Мэри поддержала Эуэсина. Она положила руку ему на плечо и тихо заговорила с ним.

— Ты ведь ещё и сын своей матери, — сказала она. — А в нашем роду никто никогда не отказывал в пище тем, кто умирает от голода!

Эуэсин улыбнулся.

— Я уверен, что это не уловка, мама, — сказал он. — Но если это всё-таки обман, я знаю, как надо поступить. Я мог бы поехать вместе с чипами[3] до озера Кэсмир и увидеть, как обстоят дела. Я повезу патроны в моём каноэ и, если Деникази действительно в них нуждается, передам их ему. Джейми вскочил.

— Ты имеешь в виду, что мы поедем! — воскликнул он. — Ты же не задумал оставить меня здесь!

Мэри рассмеялась.

— Сдаётся мне, что мой сын придумал этот план, только чтобы избавиться от работы. Но это хороший план, так как он рассеет сомнения Соломона. И вы двое несколько дней не будете путаться у меня под ногами. Деникази не допустит, чтобы кто-нибудь обидел сына Альфонса Миуэсина.

— Значит, мы можем ехать? — обрадовался Эуэсин.

Мэри утвердительно кивнула. Чуть не заикаясь от счастья, мальчики выбежали из хижины поделиться новостью с друзьями. Мэри смотрела им вслед с порога дома и широко улыбалась.

Глава 3. К стойбищам едоков оленины

Солнце ещё не поднялось из-за горизонта, когда Эуэсин разбудил своего друга. Мэри уже поставила на стол чайник и большую сковородку жареной рыбы. Мальчики с волчьим аппетитом разделались с завтраком, подхватили заплечные мешки и в сумеречном свете близкого утра заторопились туда, где на песчаном берегу лежали каноэ.

Чипеуэи укладывали в свои каноэ мешки с вяленой олениной, мукой и рыбой — подарки племени кри. В нескольких шагах от них кри плотно обступили узкое семнадцатифутовое каноэ с кедровым каркасом, обтянутым брезентом. Это каноэ ожидало мальчиков. Мэри, Эуэсин и Соломон полночи не спали, подготавливая и нагружая его… На дне каноэ были аккуратно уложены две скатки из толстых шерстяных одеял, небольшой длины жаберная сеть для ловли рыбы в глубоких водах, леска с набором крючков, небольшой топор, кусок просмолённой парусины, чтобы накрывать груз или делать навес, и пятьдесят футов прочного каната — тянуть каноэ бечевой вверх по течению через пороги.

Мэри щедро снабдила мальчиков продовольствием: ведь им предстояло плыть в голодный район, — значит, надо было запастись на всё время похода. В деревянный короб для съестного Мэри положила соль, сахар, пищевую соду, топлёный свиной жир (лярд), муку, чай и банку мёда — всё это вдобавок к большому мешку вяленого мяса.

В их заплечных мешках лежали запасные носки, на каждого по три пары лосиных мокасин, свитеры, сменные рубахи, шесть коробок патронов тридцатого калибра и набор принадлежностей для шитья. Двадцать коробок патронов для Деникази были уложены отдельно, в носу каноэ.

Из кухонной утвари мальчики взяли с собой чугунную сковородку и старую консервную банку из-под сиропа, прокопчённую на многих кострах, банку, которая по желанию могла служить чайником («чайным котелком»), мелкой кастрюлей или ведёрком для воды. Спички были упакованы в три стеклянные бутылочки.

Даже в разгар лета утро в северных лесах может оказаться холодным. Поэтому на друзьях были штаны из толстой парусины, шерстяные рубахи и ветронепроницаемые куртки из лёгкой парусины. Брюки были заправлены в толстые носки, а поверх мокасин из лосиной кожи сверкали чёрные галоши — такие же, как те, которые городские жители натягивают на ботинки в дождливые дни.

Уже пожелтело на востоке предрассветное небо, когда мальчики и люди Деникази молча сели в каноэ и кри оттолкнули лодки от берега. Стоило Джейми занять место в носовой части своего кедрового каноэ, как всё тело пронзила нервная дрожь ожидания.

Мэри кричала им вслед последние наставления… Донеслись шутливые замечания кри о мальчишеском экипаже каноэ. Затем чипеуэи подались вперёд и их мускулистые руки стали резко опускать вёсла в спокойную воду. Джейми и Эуэсин быстро подхватили ритм, и спустя несколько мгновений четыре каноэ уже скользили в туманную даль, на север.

Подгоняемые тревогой за судьбу своего племени, чипеуэи, все опытные гребцы, намного опередили друзей. Эуэсин и Джейми, не тратя времени на слова, гребли изо всех сил, и, несмотря на холодный туман, лица их скоро покрылись потом.

Джейми упрямо сжал губы.

— Мы должны догнать чипов, — сказал он твёрдо. — Давай-ка поднажмём!

Сделав три гребка с одного борта, друзья подбрасывали вёсла, в воздухе их перехватывали и успевали погрузить в воду уже с другого борта, не пропустив очередного гребка. Частое перебрасывание весла спасало их мускулы от перенапряжения, а от ровного ритма труд гребцов казался более лёгким.

Сначала каноэ скользили в густой тени раннего утра, под высоким берегом озера. Около полудня показалась вырубка. На ней виднелись обвалившиеся стены заброшенной хижины. Чипеуэи, непонятно почему, направили каноэ в открытое озеро и обошли покинутое людьми место на большом расстоянии.

Оба мальчика знали историю развалившейся хижины. Её срубил рыжеголовый молодой англичанин как передовую торговую факторию. Но почти двадцать лет хижина простояла пустой. Никто не знал наверняка, что случилось с молодым торговцем. По словам индейцев кри, как-то в зимнее время он отправился скупать у эскимосов шкурки белой лисицы и не вернулся. Единственным памятником ему осталась эта куча трухлявых брёвен, которую продолжают называть Постом Рыжеголового.

— Чипеуэи ведут себя так, как будто Пост Рыжеголового действует им на нервы, — заметил Джейми, когда друзья проплывали мимо.

Эуэсин помедлил с ответом.

— Может быть, они знают об исчезновении торговца мехами что-нибудь такое, чего, кроме них, не знает никто. Странные люди чипы.

Уже спускались сумерки, когда каноэ достигли северного берега озера. Здесь друзьям предстояло покинуть знакомые места и вступить в дикий край, полный неизвестности.

Каноэ уткнулись в мелкий песок пляжа, откуда элдели всегда начинали долгий путь с каноэ на плечах в обход Кэсмирского водопада. В тот вечер было уже слишком поздно, чтобы приступить к операции «Каноэ на себе», и на песке запылали походные костры. Мальчики сидели у костра Деникази, уплетая за обе щеки печёного сига. Когда с едой было покончено, индейский вождь молча отошёл от костра и завернулся в одеяла.

Друзья подошли к своему каноэ, опрокинули его днищем вверх, заползли в образовавшийся шатёр и, защищаясь от москитов, с головами закутались в одеяла. Ночную тишину нарушил далёкий переливчатый вой волка, но друзья уже ничего не слышали: они спали.

Задолго до рассвета все были на ногах. Деникази спешил вернуться в родные стойбища, ворчал из-за каждой потерянной минуты. Никто не завтракал — только сунули в рот по пригоршне вяленого мяса. Затем мужчины зашагали в обход порогов путём, который недаром называют волоком: потащили на себе и лодки, и поклажу.

Джейми добровольно вызвался нести каноэ, но не прошёл и мили, как пожалел о своём выборе. Дорога была полна препятствий: поваленный горелый лес и полные воды болотистые ямы, замаскированные мхом-сфагнумом. Каноэ раскачивалось на плечах, подобно коромыслу огромных весов, а Джейми без конца прыгал со ствола на ствол, с одной кочки на другую. И будто нарочно, чтобы сделать путь ещё тяжелее, их атаковали чёрные мухи.

Эуэсин нёс оба заплечных мешка и всё остальное. Он был нагружен как мул.

Перевалка каноэ и груза заняла целых два часа. Когда наконец достигли берега реки Кэсмир, друзья были измучены до предела. Но каноэ чипеуэев уже плыли по реке. Деникази даже не дал ребятам перевести дыхание. В чертах его рябого лица не было и намёка на сочувствие, когда он приказал им плыть следом.

Вниз по течению, на север, каноэ летели, как воробьи, преследуемые ястребом.

Сосны и ели по обоим берегам реки быстро проносились мимо, почти сливаясь в тёмно-зелёные стены, но взгляды юных путешественников были прикованы к реке и к мчавшемуся перед ними каноэ чипеуэев.

Первая порожистая стремнина рванулась навстречу ревущим ущельем клокочущей воды и пены. Джейми что есть силы работал веслом на носу лодки, направляя каноэ в сторону от чёрных валунов. Камни, казалось, неслись им навстречу. На корме как одержимый ловко притормаживал и правил веслом Эуэсин. Он чудом успевал бросать корму в нужную сторону в узких, ощетинившихся камнями протоках.

Пороги следовали один за другим до самого полдня, потом течение стало медленнее и река разлилась, образовав залив. Впереди, протянув на север два рукава-близнеца, лежало озеро Кэсмир.

После короткой стоянки, утолив голод, начали пересекать озеро. Время текло однообразно. К закату, когда солнце опустилось за холмы, поросшие редким лесом, каноэ чипеуэев ушли от мальчиков на несколько миль вперёд.

В сгущавшихся сумерках друзья оказались совсем одни.

Наконец зоркие глаза Эуэсина заметили впереди, на фоне тёмных силуэтов леса, множество крошечных, бледных цветных пятнышек.

— Вон стойбище Деникази! — крикнул он. — Я вижу чумы!

Когда мальчики приблизились к берегу, багровый отблеск лагерных костров раздался в высоту и ширину. Хор собачьих голосов будил эхо, а рокот размеренных ударов в индейский барабан, казалось, упруго катился по сонному озеру.

Друзья перестали грести, и каноэ бесшумно скользило к берегу. Перед ними лежала длинная песчаная коса. На ней было разбросано с дюжину приземистых островерхих жилищ. Внутри этих жилищ — типи — горели костры. Пламя отбрасывало на тонкие стены причудливые пляшущие тени, освещая фигуры двадцати или тридцати человек, неподвижно стоявших у самой воды.

От этого зрелища повеяло чем-то диким и первобытным. В стойбище едоков оленины люди жили по обычаям, почти не изменившимся за тысячелетие. Хотя место луков и стрел теперь заняли винтовки, уклад жизни белого человека почти не коснулся их. Они жили по-прежнему и по-прежнему поклонялись древним богам.

Когда скольжение каноэ замедлилось, мальчиков приветствовал громкий голос Деникази. Он крикнул на языке чипеуэев:

— Кто идёт?

Эуэсин ответил на том же языке:

— Сыновья Энны, кри, явились издалека!

Ритуальным словам Эуэсина ответил многоголосый приветственный крик. Он эхом пронёсся над тихой водой, пронзая сгустившуюся тьму:

— К нам идут друзья! Луки на землю!

Так элдели приветствовали друзей с незапамятных времён.

Немного напуганный необычностью всего происходящего, Джейми настороженно ступил на берег. Деникази повёл мальчиков в своё типи, где ярко пылал костёр. Две женщины внесли деревянные подносы с варёной рыбой и вяленой олениной — частью подарка от индейцев кри. Зная, как голодают в стойбище чипеуэев, Джейми собирался отказаться от предложенной пищи, но Эуэсин быстро прошептал:

— Бери, Джейми. Они угощают лучшим, что у них есть, показывают, что рады нам. Если ты откажешься, они рассердятся.

Мальчики вежливо отведали угощения, в то время как вождь чипеуэев молча наблюдал за ними. Деникази заговорил не раньше чем друзья кончили есть. Он встал у костра лицом к ним.

— Когда прародители моего отца ходили в страну Энны, — начал он, — они получали только тяжёлые раны от стрел. С тех пор утекло много воды. Нынче я посетил племя Энны, там получил и пищу, и дружбу. Я не забуду этого. Поэтому помните: в этом месте и на этой земле вы — братья моего народа и сыновья Деникази!

Вождь резко отвернулся от мальчиков и отправился к дальнему костру, вокруг которого на корточках сидели мужчины. Они ждали вождя. Мальчики на почтительном расстоянии молча последовали за ним.

Они осторожно шагали вдоль ряда типи к Костру Совета. Измождённые лица и худые тела людей возле жилищ угрюмо подтверждали слова Деникази о голоде. Типи были сооружены из грубо обработанных оленьих шкур, натянутых на остов из еловых жердей. У одного или двух жилищ дверной полог был откинут, и Джейми мельком увидел, что внутри почти пусто. Всё убранство типи состояло из нескольких плащей из оленьей шкуры, ржавой винтовки, груды старой меховой одежды и видавшего виды деревянного ящика. Никогда раньше он не видел такой нищеты и был поражён.

Его не удивило, когда Эуэсин сказал:

— Да, действительно, они попали в беду. Утром мы передадим им патроны.

Мальчики приблизились к большому костру, у которого собрались Деникази и мужчины племени элдели. Здесь были все охотники стойбища — низкорослые и жилистые, с голодными лицами. Один или двое оглянулись на мальчиков подозрительно и настороженно, потом перестали замечать их присутствие.

Деникази говорил, и ему отвечал один из мужчин. Джейми всё происходящее у костра было безразлично, до тех пор пока Эуэсин вдруг не насторожился и не стиснул руку Джейми так крепко, что тому стало больно.

— В чём дело? — прошептал Джейми.

— Они замышляют охоту на оленей в тундре, — ответил Эуэсин взволнованным голосом, — и, кажется, рассчитывают, что мы отправимся с ними!

Потребовалось время, чтобы поразительная идея полностью дошла до сознания Джейми. Его захлестнула волна восторга. Вот она, возможность пережить настоящее приключение! Необозримые и незнакомые полярные равнины с огромными стадами карибу предстали перед его взором.

— Да? — сказал он затаив дыхание. — А почему бы и нет?

Эуэсин не ответил. В приливе восторга Джейми продолжал:

— Можно уговорить их послать нашим сообщение, что мы отправляемся в тундру. О нас никто не станет беспокоиться, а через несколько недель мы возвратимся.

Он сделал паузу, но Эуэсин все ещё молчал.

— Ну так как? — настаивал Джейми. — Другого такого случая нам никогда не подвернётся!

Эуэсин был человеком осторожным. Джейми мог пускаться в рискованные приключения, но случись что-нибудь — и отвечать пришлось бы ему, Эуэсину.

Он знал: ни отец, ни Энгус Макнейр не одобрит их поступка, но, вопреки всему, его желание увидеть тундру было таким же сильным, как у Джейми.

Раздражённый молчанием друга, Джейми бросил первое, что подвернулось на язык:

— Ведь ты же не трусишь, нет?

Эуэсин повернулся как ужаленный, и даже в тусклом свете костра Джейми увидел в чёрных глазах друга жёсткий блеск.

— Мы поплывём! — прошипел Эуэсин. — Посмотрим, кто из нас трусит.

Однако гнев Эуэсина скоро угас. Кто знает, может быть, он был даже рад, что неразумное решение ему навязали.

Утром Эуэсин поговорил с Деникази, а затем пересказал Джейми всё, что удалось выведать о походе. Было ясно: главное, из-за чего чипеуэи хотят, чтобы двое мальчишек отправились с ними, — это их хорошие винтовки тридцатого калибра. Ружья у чипеуэев были старые, ржавые и годились только для стрельбы с близкого расстояния. Ружья ребят гарантировали успех, а Деникази не мог допустить, чтобы охота оказалась неудачной.

Но он ясно дал понять, что ребята должны слушаться его беспрекословно. Вождь сказал Эуэсину: «Старый волк показывает путь, молодые волки следуют за ним!» Эуэсин знал волчий закон: стоит не повиноваться вожаку, и тот сразу покажет зубы.

С неохотой Деникази распорядился послать человека на юг, на Танаутское озеро, с письмом от Эуэсина к его матери. Содержание письма было достаточно неопределённым, поскольку мальчики не могли предвидеть, как будет проходить охота. Деникази говорил, что их отсутствие продлится «половину новой луны», то есть приблизительно две недели.

Действительно, откуда было знать Деникази, сколько он будет отсутствовать. Он собирался как можно быстрее добраться до знакомого ему места — севернее зоны лесов. Здесь вождь надеялся встретить оленей во время их перехода на юг. Но если бы олени ещё не дошли туда, Деникази пришлось бы углубиться в тундру. Каждый год в середине лета олени перекочёвывают из северных районов тундры почти до границы леса, затем снова переходят севернее и там остаются примерно месяц, пока снег не погонит их на юг. Зиму тундровый олень проводит в тайге. Для того чтобы народу чипеуэев хватило пищи до зимы, Деникази должен был встретиться с карибу именно во время их летнего перемещения. Его не волновала продолжительность охоты. Племя не увидит мужчин, до тех пор пока каноэ не будут полны мясом.

Мальчикам очень хотелось быть участниками похода, и они убедили себя, что охота продлится самое большое две недели.

Глава 4. На север, в тундру

При отправлении Деникази и его охотников в таинственные северные земли не было никаких торжественных обрядов. Флотилия чипеуэев состояла из четырёх каноэ длиной футов по шестнадцать с корпусами из кусков берёзовой коры, сшитых оленьими сухожилиями и пропитанных для водонепроницаемости еловой смолой. В каждое каноэ сели по два охотника. Они взяли в дорогу только по паре оленьих малахаев и орудия охоты. Охотники должны были жить за счёт даров природы. Друзья, разумеется, отправлялись в собственном каноэ и со своими припасами.

Они покинули становище на рассвете и, проплыв по озеру Кэсмир всего несколько миль, вошли в узкую бурливую речку, которая неслась на юго-восток. Здесь сделали привал и Деникази предупредил юных охотников:

— На пути вверх по реке Белой Куропатки много волоков — придётся перетаскивать лодки на себе. Река вытекает из озера Белой Куропатки — по-нашему Казба-туа — и там лес кончается. Теперь вы подчиняетесь только мне, как все мои люди, и будете делать то, что я прикажу.

Большую часть пути вверх по реке Белой Куропатки отряд проделал пешком. Грести удавалось очень мало. Каноэ пришлось нести по острым обломкам валунов или через пропитанные водой сфагновые болота (мáскеги), и даже чипеуэи, с их лёгкими ношами, признали дорогу трудной. Для мальчиков это было не просто испытанием на выносливость, а сплошным кошмаром. К заходу солнца их качало от усталости. Между тем чипеуэи оказались на несколько миль впереди. Оставшись одни, мальчики сделали привал на берегу озерка.

Поужинав, они уселись у маленького костра — теперь деревья попадались всё реже и реже и сушняка было мало. Одиночество и необъятность неизведанного дикого края, казалось, сомкнулись над ними. Настолько бодро, насколько позволяла усталость, они раскатали спальные тюки под перевёрнутым каноэ и уснули мёртвым сном людей, уставших до изнеможения… Проснувшись утром, окоченевшие от холода друзья обнаружили, что их костёр ярко пылает, а возле него сидит на корточках Деникази. На раздвоенной палке, наклонно воткнутой над углями, аппетитно шипел жирный сиг — одна из множества рыб, которых чипеуэи поймали сетью в ту ночь.

Когда мальчики вскочили на ноги (сгорая от стыда, что заспались), Деникази сказал:

— Мы ждём вас у начала следующего волока, — и ушёл.

Джейми удивлённо помотал головой.

— Не понимаю, — сказал он растерянно. — Вождь должен был бы отругать нас за задержку в пути, а вместо этого принёс нам свежую рыбу на завтрак.

— Деникази мудр, — отвечал Эуэсин, сняв с палки горячую рыбу и деля её. — Беспокоится. Вот почему он такой хмурый.

— Тогда давай не будем ему обузой, — предложил Джейми. — Покажем ему, что мы тоже умеем быстро передвигаться!

Не прошло и получаса, как они достигли волока, и вождь чипеуэев дал понять, что доволен тем, как мальчики шли.

Тяжёлый труд предыдущего дня повторился. Небольшие, мелкие озерца следовали одно за другим, а между ними были безымянные волоки. Но теперь лес уже почти исчез и взору открывалась всё большая ширь. Казалось, что раздвигается волшебный занавес. На вершинах холмов не было никакой растительности, а в долинах виднелись островки низкорослых корявых елей. Почва была каменистая, её твёрдую поверхность прикрывали только мхи и лишайники.

Прошёл день, за ним другой. Потом на горизонте стала вырисовываться громадная гора, похожая на большой гладкий купол. Деникази узнал её, забормотал что-то про себя и вдруг радостно прокричал:

— Казба-сэт, гора Белой Куропатки! За ней лежит озеро Казба-туа: там мы найдём глубокую воду для наших вёсел.

На следующее утро каноэ спустили на воду. В тот день началась вторая половина лета. Стада уже, должно быть, двинулись с обширных тундровых равнин на юг. Охотники и их дичь уверенно шли навстречу друг другу, но даже Деникази не мог сказать, где и когда их пути пересекутся.

Недалеко от северного конца озера Казба-туа находилось Место Новых Оленят, где в прежнее время охотники-чипеуэи встречали направлявшиеся на юг стада и поражали копьями бесчисленное множество карибу во время переправы животных через реку. Именно это место было ближайшей целью похода Деникази, и теперь он особенно торопил своих людей.

Вечером второго дня каноэ вошли в длинный и узкий залив, который незаметно превращался в ущелье с отвесными стенами. Хриплый рокот быстротекущей воды известил охотников, что здесь берёт начало могучая река. Один Деникази знал её название: Кейзон-ди-зи — Длинная река. Место Новых Оленят находилось там, где Кейзон-ди-зи вытекала из озера. Индейцы подошли к нему в напряжённом ожидании. Глаза искали на холмистой равнине признаки присутствия карибу. Перед ними лежала унылая, пустынная и безжизненная равнина — никаких оленей.

Разочарование индейцев, должно быть, было ужасным, но они ничем не выдали своих подлинных чувств.

В три часа утра следующего дня Деникази приказал двигаться дальше. Рассвет уже наступил: ведь летом на Крайнем Севере период темноты очень короток.

Мальчики поторопились со сборами; им не хотелось остаться в одиночестве. Когда же они увидели, что ждало их впереди, по спинам побежали мурашки. Река Кейзон выглядела как трасса лыжного слалома, проложенная по склону горы. Она рычала, перекатываясь через беспорядочную массу валунов; вода взбивалась в высоко взлетавшие клочья пены.

К тому времени когда каноэ ребят достигло входа в реку, другие лодки были уже на краю этого порожистого каскада. Деникази подал пример, соскользнув в узкий стеклянно гладкий жёлоб воды на гребне первого порога. На мгновение его каноэ застыло в равновесии. Затем, как будто набравшись храбрости или пущенная рукой великана, хрупкая лодчонка из коры рванулась вперёд и скрылась из глаз в грохочущей массе водяной пыли.

Миг спустя её увидели снова: она неслась с головокружительной скоростью, бросаясь из стороны в сторону и вертясь, как испуганная рыба. Наконец на глазах у оцепеневших от ужаса ребят каноэ, целое и невредимое, появилось в ленивом водовороте возле подножия порогов.

Остальные каноэ не мешкая последовали за лодкой вождя. Джейми почувствовал неприятную пустоту в желудке.

— Думаешь, мы сможем проделать это? — спросил он слабым голосом. Эуэсин оказался неумолимым.

— Надо! — ответил он кратко.

Они спустили каноэ в протоку. Внезапно скалистые берега по обеим сторонам лодки понеслись мимо, как два встречных экспресса-двойника. Казалось, что каноэ не движется, а весь мир сошёл с ума. Навстречу Джейми ринулся котёл кипящей пены, и мальчик отчаянно замолотил веслом, чтобы нос каноэ вильнул в сторону. А на него уже неслась гряда чёрных камней. Безумными гребками он снова бросил каноэ в сторону. Мальчик изумился, когда лодка внезапно оказалась на ровном киле, а берега перестали мелькать.

Кончилось! Неподалёку их ждали чипеуэи.

Первый порог на незнакомой реке всегда кажется самым страшным. Стоит его покорить, и остальные воспринимаются как более лёгкие.

К середине второй половины дня мальчики миновали три грозных порога и целую дюжину мелких. В тот вечер они расположились на привал в приподнятом настроении, готовые к новым дерзаниям. Наутро их ждало плавание по открытой воде озера Идтен-туа, у северного конца его они надеялись наконец обязательно встретить оленей.

Глава 5. Эскимосы и индейцы

Наступило утро. Оно принесло с собой густую облачность и короткий, но сильный ливень. Несмотря на то что ещё стояло лето, в воздухе чувствовался холод.

Мальчики поспешили к маленькому костерку, сложенному из веток ивы. Над ним скорчились, пытаясь обсушиться, семеро охотников. Деникази среди них не было. Вдруг Эуэсин указал куда-то и подтолкнул Джейми локтем.

Вождь стоял на бугре, в сотне ярдов[4] от лагеря. На фоне серого неба его коренастая фигура вырисовывалась как высеченная из камня статуя: руки воздеты к небу. Ветер уносил его голос в хмурую даль. Деникази был обеспокоен. Они уже больше недели как покинули стойбище и ещё не нашли даже следов оленьих стад.

Нельзя сказать, чтобы раскинувшаяся перед ними страна была ему совсем незнакома. Деникази знал тундровую равнину достаточно хорошо и не боялся заблудиться. Его беспокоило другое — эскимосы… Человек отважный, он должен был идти вперёд, чтобы спасти своих людей от голодной смерти. Всё утро он молился богам, размышлял и к полудню принял решение: он двинется дальше; он будет следовать на Север, пока не найдёт оленей, не будет думать об опасности, грозящей со стороны эскимосов.

Деникази подозвал мальчиков, сообщил им свой план и подробно разъяснил, почему следует опасаться эскимосов. Вождь дал понять, что с этого момента ни у него, ни у его людей не будет для мальчиков ни одной свободной минуты. Он пугал, что если мальчишки отстанут, то им придётся надеяться и рассчитывать только на самих себя.

Но если Деникази думал, что мальчишки испугаются и согласятся ждать охотников в южном конце озера Идтен-туа, то он сильно ошибался.

— Скажи ему, что мы не боимся никаких эскимосов, — проговорил Джейми.

Эуэсин перевёл слова Джейми. Деникази их флегматично выслушал. Он взглянул на Джейми, и в глубине его карих глаз мелькнули искорки смеха.

— Может быть, ты и дурак, — проговорил он медленно, — но храбрый дурак. Вы можете добраться до северного конца озера Идтен-туа, но не дальше. Держитесь восточного берега. Не рассчитывайте, что я буду опекать вас. Теперь я никого не буду ждать.

Когда на следующее утро ребята выползли из своих спальных плащей, то обнаружили, что лагерь пуст. Каноэ отряда Деникази уже скрылись за горизонтом широкого водного пространства, протянувшегося на север.

Быстро позавтракав, мальчики спешно отчалили, горя желанием присоединиться к единственным дружественным человеческим существам в пустыне, где нет ничего, кроме камней и мха.

Держась скалистого восточного берега, каноэ плыло на север. Мальчики зорко всматривались в сушу, надеясь заметить признаки жизни, но не видели ничего живого, кроме птиц. Маскег сменялся маскегом, и Джейми заметил, что какие-то тёмные полосы рассекали пространства пропитанного водою мха на миллионы небольших квадратов и прямоугольников. Это оставалось загадкой только до полудня, когда мальчики пристали к берегу, чтобы приготовить чай. Оказалось, что маскеги пересекают бесчисленные тропы, протоптанные копытами оленей. Воображение Джейми было потрясено, стоило ему попытаться зрительно представить себе размеры стад, которые каждый год на протяжении многих столетий проходили этим путём. Друзья одновременно поняли: будь что будет, но они должны собственными глазами увидеть эти почти легендарные орды карибу. Мальчики поспешили к лодке и стали грести на север с новым приливом энергии и воодушевления. Ведь могло же случиться так, что именно сейчас стада подходят к северному концу озера.

К вечеру озеро быстро сузилось до ширины в несколько миль, а на западе всё отчётливее вырисовывался берег. Зная, что цель близка, мальчики, превозмогая усталость, гребли почти до полуночи, когда колеблющийся оранжевый свет костра впереди подсказал им, что они добрались до лагеря Деникази.

Джейми так устал, что с трудом вылез из каноэ. Ребята подошли к костру.

Чипеуэи угрюмо теснились у маленького костра. По другую сторону от него сидел, подперев руками голову, Деникази. С мальчишками никто не заговорил. О приходе оленей можно было не спрашивать. Нависшее над лагерем настроение уныния и подавленности говорило яснее всяких слов. Ребята ничего не сказали, направились к своему каноэ, свернулись под ним калачиком и погрузились в сон без сновидений — сон предельно уставших людей.

Этот лагерь был разбит на месте, издавна известном охотникам-чипеуэям как Место Большой Охоты. Но в течение следующих двух дней ни на реке, ни на равнине позади неё не показалось ни одного оленя. Небо было затянуто тучами, и всё время моросил дождь. Продовольствие кончалось. Индейцы ставили сеть в устье реки Кейзон, но за трое суток попалась только одна рыба — прилипала. Деникази продолжал хранить молчание. Один раз он поднялся на вершину ближнего холма, и сквозь разрыв в низких тучах Джейми увидел, как вождь стоял там, воздев руки к тёмному небу. Но олени не шли.

На третий день тучи разошлись. Деникази собрал вокруг себя охотников и ребят.

— С тех дней, когда я был юношей, многое изменилось, — начал он медленно, — кажется, и олени изменили свои пути. Может быть, они придут к Месту Большой Охоты вовремя, но мы не можем дожидаться их. На Кэсмирском озере мой народ умирает от голода. А где-то севернее есть мясо. Я пойду на Север и найду это мясо. Для охотников лучше умереть на охотничьей тропе, чем ожидать в бездействии, как малые дети в типи.

Потом Деникази поделился своими планами. С пятью охотниками он поплывёт по Идтен-туа назад до начала западного рукава, а затем по нему до его северного конца. В древних легендах племени говорится о цепочке озёр, которая протянулась оттуда в северном направлении до высоких голубоватых холмов у Тобон-туа — озера, вечно покрытого льдом. У подножия тех холмов (один из которых был чётко виден из лагеря) берёт начало река Замёрзшего Озера.

Этот высокий холм вздыбился над равниной почти прямо на север от Места Большой Охоты — милях в тридцати или сорока от него. За холмом, немного западнее, река Замёрзшего Озера текла по широкой долине. Если верить легендам, то осенью именно по этой долине проходили олени со всей северной равнины.

Деникази был уверен, что достигни он этой долины — и ему удастся наполнить каноэ мясом.

Джейми зачарованно ловил каждое слово Эуэсина, излагавшего планы вождя. Потом он осмелился задать вопрос:

— Может быть, быстрее и легче добраться до заветной долины, если плыть на север по реке Кейзон, а не нести каноэ на запад к горе, которая видна отсюда?

— Севернее этого лагеря река Кейзон принадлежит эскимосам, — ответил Деникази. — Мы стоим на самой границе их земель, и, если зайдём на их территорию глубже, — конец всей нашей охоте. — Деникази взглянул на Джейми и Эуэсина. — Что касается вас, — сказал он, — то вы останетесь здесь. Тэли-куэзи и Этзанни останутся с вами, и шесть дней вы будете ждать оленей у Места Большой Охоты. Если за это время олени не придут, отправляйтесь на юг к началу западного рукава Идтен-туа и дожидайтесь меня там. Если через пятнадцать дней моё каноэ не приплывёт к вам, то возвращайтесь домой — одни. На озере Кэсмир вы скажете моему народу, что мы хорошо поохотились, прежде чем умереть. Не пытайтесь следовать за мной, — продолжал Деникази. — А доведётся вам обнаружить хоть какие-нибудь признаки эскимосов — улепётывайте так быстро, как если бы за вами гнался сам дьявол Вендиго, бегите на юг.

Когда вождь с пятью спутниками покинул лагерь и их каноэ превратились в маленькие чёрные точки в водной дали, Джейми поведал Эуэсину то, что было у него на уме:

— Мы обещали, что не двинемся следом, но это не означает, что нам нельзя поискать оленей самостоятельно. Я, во всяком случае, не собираюсь сидеть здесь шесть дней и глазеть на этих двух чипеуэев!

Эуэсин сердился очень редко. На этот раз он не удержался.

— Иногда ты болтаешь как ребёнок! — крикнул он. — Ты ничего не знаешь об этой стране, а Деникази знает её отлично. Ты похож на любопытную ласку, которая забралась в кухонную плиту, чтобы узнать, жарко ли там, и изжарилась!

Понимая, что Эуэсин действительно очень рассердился на него, Джейми изменил тему разговора, но не изменил своих намерений.

— Давай сходим поохотимся, — предложил он на следующий день, — недалеко. Вдруг да подстрелим парочку уток.

Эуэсин согласился с таким предложением и объяснил всё оставшимся с ними чипеуэям. Это были молодые мужчины лет по двадцать, недовольные тем, что их не взяли на большую охоту. Они угрюмо сидели у костра и сердито молчали.

Однако когда мальчики возвратились, оба чипеуэя встретили их с восторгом: Джейми подстрелил двух птармиганов — белых куропаток, а Эуэсин — третьего. Индейцы изголодались по свежему мясу, и ребята подарили каждому по птице.

После еды все четверо ощущали приятную сытость — в первый раз за много дней. Тэли-куэзи для чипеуэя оказался довольно болтливым, и Эуэсин уговорил его рассказать какую-нибудь историю.

Джейми очень нравились легенды этой страны, и Эуэсин переводил ему рассказ Тэли-куэзи фразу за фразой. Тэли-куэзи рассказал про охотника, который обнаружил на снегу следы духа Вендиго. Джейми спросил, где это произошло, и индеец указал вниз по течению реки Кейзон.

— Точно я не знаю, — сказал он, — но слыхал, что это случилось вблизи Большого Каменного Дома, на расстоянии дневного перехода на север.

— Что же это за большой каменный дом? — загорелся любопытством Джейми.

— Я не видел его, — ответил Тэли-куэзи, — но рассказывают: на берегу реки Кейзон-ди-зи стоит дом, сложенный из больших камней. Он такой же формы, как деревянные дома бледнолицых, но намного старше любого белого человека. В стародавние времена дом отмечал границу наших охотничьих угодий и страны эскимосов. Никто не знает, когда он был построен и каким племенем.

В тот вечер, уже завернувшись в одеяла, Джейми прошептал:

— Эуэсин! Давай отправимся, взглянем на каменный дом!

Если говорить честно, Эуэсин в какой-то мере ожидал подобного предложения, и у него был готов ответ.

— Нет! — сказал он твёрдо. — Если мы куда-нибудь и отправимся, то только обратно, на юг, когда истекут шесть дней. Забудь об этом.

Джейми вздохнул.

— Ладно, — сказал он, — может быть, олени появятся завтра.

Глава 6. Ничейная земля

Олени не появились ни на следующий день, ни день спустя. Друзья заполняли пустое время рыбной ловлей, но рыба не ловилась. Они прошагали по равнине много миль, но не встретили никакой дичи. На третий день ожидания даже Эуэсин утратил спокойствие.

Оба чипеуэя ушли после полудня на охоту, но подошло время ужина, а они ещё не вернулись. Мальчики поужинали одни. Когда солнце опустилось к самому горизонту, Джейми допил свою кружку чаю и сказал:

— Съезжу-ка я проверить сети. Может быть, наберётся рыбы на завтрак.

Он спустился вниз, к каноэ, быстрым движением перевернул лодку и наполовину столкнул её в воду. Беззаботно насвистывая, Джейми положил в каноэ вёсла и, улучив момент, когда Эуэсин не смотрел в его сторону, поспешно схватил два тюка, лежавших ранее под каноэ, и забросил их в лодку. Затем с самым беспечным видом взял свою винтовку, сел в каноэ и оттолкнулся от берега. Отплыв на дюжину футов, он перестал грести, и каноэ пошло по инерции.

— Я, может быть, буду искать сети довольно долго! — крикнул он. — Сперва я должен сходить и выяснить насчёт каменного дома ниже по течению реки!

Эуэсин выронил «чайный котелок» и метнулся вниз по склону.

— Джейми! — вопил он. — Джейми, вернись! Ты не сможешь плыть по этой реке один!

Играя веслом, Джейми широко улыбнулся.

— Я вовсе не хочу плыть один! — сказал он. Эуэсин понимал, что его провели, но в глубине души был даже рад. Он, так же как и Джейми, хотел исследовать край вниз по течению реки, но его удерживали осторожность и сознание ответственности за них обоих. Теперь, вопреки ему, решение было принято.

— Ладно! — крикнул Эуэсин. — Я поплыву с тобой!

Подгребая к берегу, Джейми рассмеялся:

— Готов поспорить, что тебе не терпится отправиться в путь ничуть не меньше, чем мне.

— Может быть, — сказал Эуэсин. Он помолчал и добавил: — Мы должны оставить чипеуэям письмо.

Возле того места, где обычно лежали каноэ, была маленькая площадка, покрытая крупным песком. На этом песке Эуэсин нарисовал стрелу, которая указывала на север. У её конца он сложил из камешков кучку, отдалённо похожую на дом. Под стрелой он изобразил понятный всем знак промежутка времени, равного двум дням, — два солнца с лучами. Потом он сел в каноэ.

Из всех больших рек, текущих в Арктике, река Кейзон — одна из самых могучих. Её колышущаяся поверхность скрывает таинственную невидимую силу, перед которой так ничтожны все усилия людей. Спускаясь по этой реке от озера Казба, мальчики не боялись её: тогда они шли с людьми, которые знали, как справляться с её мощью. Теперь же они были одни, и в сгущавшихся сумерках широкая река дышала грозным величием. Упругие толчки чёрной и густой воды, казалось, проникали сквозь борта каноэ, и друзьям порой чудилось, будто они едут на спине огромного доисторического чудовища.

Мальчики не смогли бы сказать, насколько они отдалились от лагеря и с какой скоростью движутся. Низкие берега скользили мимо, похожие на бесформенные массы чёрных туч. Несколько часов друзья напряжённо ждали, не изменится ли поведение реки к худшему. Потом Джейми заговорил — почти шёпотом, как будто боялся говорить громко в этой журчащей тишине.

— Мы, должно быть, прошли уже много миль, — сказал он тихо. — Как насчёт того, чтобы разбить лагерь до утра?

Эуэсин покачал головой.

— Ещё не время, — ответил он.

Каноэ продолжало идти. Темнота сгущалась. Потом напряжённый слух Эуэсина уловил очень слабый угрожающий звук. Слабый настолько, что он мог и просто почудиться, звук донёсся снова. На этот раз Эуэсин безошибочно распознал в нём сигнал надвигающейся опасности.

— Порог! — закричал он, и его плечи как будто ссутулились, когда, погрузив весло в воду, он бешеными взмахами погнал каноэ к смутно черневшему берегу. Джейми мгновенно поддержал его короткими, резкими гребками. Так гребут только в критическом положении. Спустя пару секунд нос лодки царапнул по прибрежным камням. Джейми выпрыгнул в холодную быструю воду, которая доходила ему до колен, и потянул каноэ в безопасное место, к берегу. Эуэсин присоединился к нему, и мальчики подняли лодку со всеми пожитками наверх, где начиналась плоская равнина.

Короткая полярная ночь уже кончалась. Небо на востоке полыхало тревожной зарёй, звёзды заметно бледнели и гасли. Когда ребята зашагали вниз по течению, из-за камней, прямо у них из-под ног, бесшумной тенью выскочила полярная лиса. Они не обратили на неё никакого внимания: все их мысли были заняты усиливающимся рёвом порога — там, впереди. Даже в полутьме раннего рассвета можно было отчётливо различить широкое пространство мерцающей белизны, где воды, приведённые в неистовство невидимыми скалами, вскипали с гневным грохотом.

— Невесёлая картинка! — промолвил Джейми. Эуэсин тоже почувствовал себя неуверенно, но не хотел показывать этого.

— Подождём, — сказал он. — Поглядим при дневном свете — тогда всё станет ясно.

Они возвратились к каноэ, чтобы немножко вздремнуть. Проснувшись, собрали пару пригоршней сухого мха, наломали ивовых прутиков и вскипятили чаю.

Краешек солнца показался над далёкой грядой холмов, и сразу же свет залил тёмную равнину, подобно потоку расплавленного золота. Кроваво-красный цвет неба потускнел. Оно стало сперва почти жёлтым, потом ярко-зелёным. На фоне этого травянисто-изумрудного неба медленно пролетел одинокий гусь, и пробуждающийся мир ответил эхом на его унылый крик. С крохотных тундровых озерков стремительно снялось несколько выводков длиннохвостых уток-морянок. Птицы полетели на большие озёра. Наступило утро.

Окоченевшие за ночь друзья проснулись. Они поднялись и одеревенелыми от холода ногами зашагали к своему наблюдательному пункту на высоком утёсе, который выдвинулся тупым мысом в бурлящий поток. В этом месте река сужалась и около полумили мчалась вниз по крутому и каменистому ложу с безудержностью бегущего в панике стада бизонов.

Мальчики внимательно рассмотрели порог. В верхней точке маслянисто-гладкая поверхность воды плавно изгибалась, как будто собираясь низринуться в огромную трубу, и именно здесь начиналась протока. Узкая змея стремительного течения — прерывистая лента тёмной воды извивалась и скручивалась жгутом в пенистых волнах и бешено крутящихся водоворотах.

— Вот он, проход! — прокричал Джейми, перекрывая рёв воды.

Эуэсин уже прощупывал фарватер зорким взглядом, тщательно намечая курс и взвешивая шансы на успех.

— Джейми, мы могли бы обойти порог по суше. Но мы уже проходили пороги пострашнее этого, а тащить каноэ и груз по маскегу было бы очень трудно. Лучше рискнуть. Видишь тот большущий чёрный валун на полпути? Там надо любой ценой развернуть каноэ против течения, иначе нас понесёт на следующий выступ.

— Ладно, — сказал Джейми. Помимо своей воли, он весь дрожал.

Конечно, друзья проходили раньше и более сложные пороги, но то было в лесном краю, где разбитое каноэ означало всего лишь день пути до ближайшего индейского селения. Здесь всё было иначе. Одно неверное движение, ослабление внимания на долю секунды — и если не утонешь, то окажешься без средств передвижения в незнакомой тундре, на сотню миль севернее зоны лесов. Река Кейзон не прощала ни малейшей ошибки.

Когда они оттолкнулись от берега, Джейми ощутил такое напряжение, что у него засосало под ложечкой. В следующее мгновение нос каноэ нырнул в начало «трубы». Невидимая рука течения схватила лодчонку, как кошка мышь. Берега замелькали с ужасающей скоростью, и каноэ круто заскользило в хаос из камней и воды.

Стоя на коленях и упираясь в переднюю банку каноэ, Джейми не ощущал ничего, кроме страшного возбуждения. Ему казалось: он скачет галопом без седла по склону, усыпанному камнями. До него еле слышно донёсся хриплый крик Эуэсина:

— Поворот! Берегись!

Джейми налёг на весло всем телом и отчаянно старался развернуть нос каноэ. Хлопья пены и водяная пыль окутывали лодку так плотно, что он не мог видеть роковой уступ впереди. Он орудовал веслом машинально, до невыносимой боли в пояснице. Скала вынырнула из пены совершенно неожиданно. Каноэ коснулось её бортом так легко, словно падающий на землю листок, и скользнуло в сторону. Джейми моментально сунул весло между скалой и лодкой, сильно налёг на рукоятку. Лопасть обломилась беззвучно, а незадачливый гребец чуть не вывалился за борт. Пока он старался восстановить равновесие, бешенство реки внезапно прекратилось и каноэ плавно вплыло в спокойную заводь ниже могучего порога.

Всё ещё дрожа от пережитого, Джейми обернулся, чтобы взглянуть на Эуэсина. Мальчик-индеец смеялся. Он указал пальцем на сломанное весло, которое Джейми продолжал сжимать в руке, и крикнул:

— Ну что, разрубил скалу?

Джейми широко улыбнулся, потом откинулся назад, чтобы вытащить запасное весло из их имущества, закреплённого на дне каноэ.

— Всё равно мы справились, — сказал он. — Даже Деникази не проделал бы этого лучше нас!

Эуэсин ловко зачерпнул веслом воды и насмешливо плеснул её в лицо Джейми:

— Сокрушитель Скал! Отныне твоё имя — Сокрушитель Скал!

К тому времени солнце успело подняться высоко. Утро было ярким и безоблачным. Ребята неторопливо гребли и спустя некоторое время достигли участка, где река широко, раздалась, течение замедлилось и перестало ощущаться. Когда они вошли в это «почти озеро», с его глади в панике поднялась стайка селезней-крохалей и, касаясь крыльями воды, быстро понеслась прочь. Птицы не могли летать: была пора летней линьки и у них выпали маховые перья. Громко хлопая крыльями, они, как игрушечные гидросамолёты, разбрасывали мириады брызг.

Джейми и Эуэсин были голодны и сразу же бросились в погоню. Перепуганные птицы ещё больше вытянули свои длинные шеи и удвоили старания, желая уйти от преследователей. Они просто бежали по поверхности воды.

Когда каноэ почти догнало стаю, все утки, как по сигналу, разом исчезли в воде, и только мелкая рябь отметила десяток точек, где крохали нырнули. Зная, что крохали всегда предпочитают плыть против течения, мальчики повторили свой манёвр и развернули лодку носом на юг. Они напряжённо гребли. Прошла минута. И там и тут на поверхности начали появляться утиные головы, очень похожие на множество маленьких перископов. Одна головка показалась буквально в ярде от лодки, и утка так испугалась, что мигом нырнула, не успев глотнуть воздуха.

Джейми рассмотрел её стройное, обтекаемое, словно у настоящей рыбы, тело. Сильные перепончатые лапы двигали её под водой, как торпеду. Джейми указал веслом направление. Эуэсин снова бросил каноэ в погоню, и, когда крохаль всплыл второй раз, мальчики оказались почти над ним. Эта игра, такая трагичная для утки, продолжалась ещё минут пять, пока утка не обессилела от нехватки воздуха. Тяжело дыша, она задержалась на поверхности на долю секунды дольше, чем раньше, и Джейми мастерски воспользовался лопастью своего весла. В следующий момент он уже вытаскивал убитую птицу из реки.

— Отличная охота, — похвалил Эуэсин. — Теперь — завтракать!

Когда Эуэсин подогнал каноэ к берегу, Джейми уже ощипывал свою добычу.

Глава 7. Роковая стремнина

Они высадились на каменистом мысе у долины, где нашла приют крохотная рощица карликовой ивы. Вскоре Джейми развёл костёр; пока он ощипывал и потрошил утку, Эуэсин взобрался на невысокий увал: с него он мог обозреть огромное пространство, лежащее впереди.

На северо-востоке смутно вырисовывалась громада горы — её он видел с Места Большой Охоты. Идтен-сэт — Оленья гора. Эуэсин подумал, не охотится ли уже Деникази на карибу у её далёких склонов. Он напряжённо глядел на север по течению реки, и ему удалось рассмотреть участок, где река, казалось, исчезала в лабиринте проток и небольших голых островков. Никаких признаков присутствия человека — ни дымка, ни эскимосских каяков. Несколько успокоенный, Эуэсин вернулся к Джейми. Тот уже заканчивал приготовление завтрака.

Ощипав и выпотрошив утку, Джейми разрубил тушку пополам и распластал её на двух прутиках. Прутом потолще он проткнул тушку насквозь поперёк и воткнул свободный конец прута наклонно в мелкую гальку так, чтобы утка оказалась над огнём. Капли шипящего жира обильно падали на горячие уголья и вспыхивали язычками белого пламени с чёрным дымом. Когда Эуэсин приблизился, от вкусного запаха жареного мяса у него сразу потекли слюнки.

— Поторапливайся! — крикнул Джейми. — Мясо сгорит, если мы срочно не примемся за него.

— Обязательно сгорит: ведь за повара — ты! — поддел друга Эуэсин. Но сам между тем с большим удовольствием впился зубами в протянутую ему половину утки.

Летевшая с верховьев реки стая серебристых чаек уловила запах пищи и закружилась над головами мальчишек. С резкими криками птицы опустились на воду на расстоянии брошенного камня и сразу же начали ожесточённо ссориться. Казалось, они выкрикивали разные оскорбления. Джейми бросил им утиную кость. Среди голодных чаек вспыхнула яростная потасовка.

Эуэсин не обращал на чаек никакого внимания. Он зорко всматривался в бледно-голубой купол и вдруг вскочил, указывая рукой на небо.

— Гляди! — крикнул он.

Испуганный внезапным окриком, Джейми взглянул на сияющие небеса, но, кроме облачной дымки у горизонта, не обнаружил ничего.

— Что там? — спросил он.

— Вороны! Братья оленей. Посмотри, Джейми, там их, видать, не одна дюжина!

Джейми наконец различил крохотные чёрные точки, похожие на пятнышки сажи. Птицы были так высоко и так далеко, что то и дело исчезали с глаз.

— Я вижу их, — сказал Джейми. — Но зачем так волноваться из-за нескольких воронов?

Эуэсин сощурился.

— Вороны летают стаями вроде этой, только когда олени передвигаются на значительное расстояние, — пояснил индеец. — Каждое стадо сопровождает большая стая воронов. Вот почему чипеуэи называют этих птиц братьями оленей. Может быть, сейчас оленьи стада не более чем в двадцати милях.

Теперь уж разволновался Джейми.

— Тогда вперёд! — крикнул он. — Мы встретим их ниже по течению реки!

Джейми бросился грузить каноэ, а Эуэсин не спеша последовал за ним. У кромки воды он задержался. Лицо мальчика выражало сомнение и беспокойство.

— Послушай, Джейми, не кажется ли тебе, что лучше вернуться на Место Большой Охоты? Олени вскоре пройдут там, и мы сможем помочь Этзанни и Тэли-куэзи удачно поохотиться.

— Нет, — ответил Джейми упрямо. — Я хочу увидеть оленей… И Каменный Дом тоже!

Эуэсин был сильно обеспокоен, но ни за что на свете не признался бы Джейми, что ему страшно. Он знал: где-то севернее глаза эскимосов, вероятно, следят за тем же полётом воронов и враги готовятся к охоте. Конечно, безрассудно продолжать путь вниз по реке Кейзон, но юный индеец не мог позволить себе выразить свою тревогу вслух и очень неохотно занял своё место на корме каноэ.

Сначала они пересекли маленькое озеро, а через несколько миль по быстрой и норовистой реке достигли того самого лабиринта из островков и проток, который Эуэсин разглядел с наблюдательного пункта их утреннего лагеря. Течение здесь было слабое, и мальчики неторопливо плыли между округлыми островками, лишёнными всякой растительности.

Вскоре они вошли в другое довольно узкое озеро, северный конец которого им не был виден. Эуэсин тревожно осматривал лежащие впереди берега, стараясь не пропустить ни малейшего признака того, что этим путём уже проходили другие люди — эскимосы. Но всё было спокойно.

День начался светлым безоблачно-солнечным утром. Равнину обдувал прохладный южный ветер. К западу от них выступили очертания Оленьей горы.

Гора увеличивалась, чётче вырисовывалась на фоне неба, и казалось, что до неё уже близко, миль десять — пятнадцать, не более.

Джейми подумал об этом и заметил:

— Если бы Деникази спустился по реке Кейзон, то он добрался бы до Оленьей горы в два раза быстрее.

Эуэсин пропустил его замечание мимо ушей. Теперь друзья уже далеко углубились в страну эскимосов, а Деникази — к западу от них — был в полной безопасности. «Всё-таки мы поступили глупо», — подумал Эуэсин. И тут же твёрдо решил: пускай Джейми думает о нём что угодно, но он, со своей стороны, постарается не заплывать дальше конца озера, по которому шло их каноэ.

— Если мы не обнаружим Каменный Дом после полудня, то повернём обратно! — сказал он твёрдо. — Мы проплыли вниз по течению довольно быстро, но на обратном пути нам придётся попыхтеть. Будет хорошо, если доберёмся менее чем за два дня.

Джейми уловил в голосе Эуэсина решительность и со вздохом согласился.

— Думаю, ты нрав, — сказал он. — Если не найдём это место к ужину, то будем считать: мы сделали всё, что могли.

И тут как будто сама тундра решила помочь Джейми.

Южный ветер стал крепчать, а вскоре набрал достаточно силы, чтобы надуть парус — одеяло, которое Джейми привязал к веслу.

Каноэ резво заскользило по озеру. Даже Эуэсин позабыл о своих опасениях, опьяненный быстрым движением вперегонки с усиливающимся ветром.

Не прошло и часа, как мальчикам стал виден конец озера. Там оно резко сужалось и снова становилось рекой. Ни один из двоих и не подумал убрать парус: озеро превратилось в реку почти неощутимо, а течение сперва было таким медленным и спокойным, что наши путешественники вряд ли заметили его. Переполненные радостным возбуждением от скольжения под парусом, они стали огибать шагнувший в реку большой мыс. Когда направляемое Эуэсином каноэ красивым рывком обогнуло мыс, Джейми, сидевший на носу лодки, испустил предостерегающий крик.

Впереди, в нескольких сотнях метрах от них, во всю ширь реки клокотал бешеный водопад. Вода рвалась вниз по склону в злобном неистовстве, образуя водовороты и вскипая над сотней острых гранитных уступов: они торчали из пены, как лезвия ножей. В этом хаосе из скал и воды не было даже намёка на проход. Ревущий разрушительный мир впереди казался нереальным дурным сном.

Подхваченное губительной стремниной каноэ очутилось на краю бездны раньше, чем мальчики смогли перевести дыхание.

— Парус! — завопил Эуэсин. За рёвом воды Джейми не услышал команды, но инстинктивно метнулся к веслу-мачте и стал бороться с парусом. В безумном отчаянии мальчик потерял равновесие, а весло свесилось за борт, потянув за собой и парус-одеяло. Пропитавшееся водой одеяло превратилось в якорь и сразу развернуло нос каноэ так, что ребята понеслись по стремнине бортом вперёд. Эуэсин неистово упирался веслом в валуны, пытаясь удержать корму, чтобы нос лодки снова развернулся вниз по течению, но ему нигде не удалось зацепиться. Каноэ разворачивало всё больше и больше. Оно окончательно легло поперёк стремнины, и его понесло на первый гранитный порог…

Джейми ощутил внезапный резкий толчок и в следующий миг оказался в стремнине. Удар головой о выступавший из воды камень — и мальчик надолго потерял сознание…

Эуэсину повезло больше. Когда каноэ смяло о скалы — как спичечный коробок ударом молотка, — Эуэсин ухитрился вовремя выпрыгнуть. Он бешено сопротивлялся засасывающему действию мощной струи и спустя несколько мгновений был переброшен через уступ вниз, в водоворот, который вытолкнул мальчика на поверхность и тем самым дал ему возможность перевести дух. Водоворот подтолкнул индейца в сторону берега, а боковой поток подхватил его, донёс до мелкой заводи и у самого берега оставил бессильно распластавшееся тело в покое. Эуэсин был весь в синяках, а дюжина глубоких порезов от камней кровоточила. Однако он был жив и в сознании.

Его первая мысль была о Джейми. Приподнявшись на колени, он повернулся к грохочущей реке и заметил плывущее лицом вверх тело Джейми, которое несло течением в ту же заводь. Заставив свои дрожащие ноги слушаться, Эуэсин зашагал по воде, схватил друга за волосы и наполовину вытащил его бесчувственное тело на берег.

Побуждаемый инстинктом самосохранения, который не смогла притупить у индейца даже ошеломляющая внезапность случившегося, Эуэсин взглянул туда, где у внешнего края водоворота, зацепившись за острый выступ скалы, висел разбитый корпус каноэ. В любой момент то, что осталось от лодки, могло оторваться от выступа и исчезнуть в порогах ниже по течению. Эти жалкие обломки хранили в себе их единственную надежду выжить, и Эуэсин понимал это. Мальчика мучили приступы боли, накатывала тошнота, но, стиснув зубы, он снова вошел в воду.

Течение хватало его за трясущиеся ноги, и у самого каноэ он оступился. Одна рука успела вцепиться в сломанный брус борта лодки, и мальчик нашёл точку опоры.

Дальше была борьба непреклонной силы воли с жестокой мощью реки.

В каком-то отупении Эуэсин упрямо отвоёвывал у неё каждый дюйм расстояния до берега, а полузатопленное каноэ тянуло его назад и вырывалось из рук.

Несколько раз его сбивало с ног и вместе с каноэ отбрасывало в сторону роковой стремнины, но каждый раз в самый последний момент мальчику удавалось за что-нибудь зацепиться, и наконец он почувствовал, что каноэ стало задевать дно. Но тут последние силы внезапно оставили его, всё закружилось перед глазами, он сделал ещё несколько шажков — уже на коленях — и потерял сознание.

Глава 8. Одни в диком краю

Высоко над порогами, на которые опускался сумрак, парил ястреб.

Вдруг он сложил крылья и в скользящем падении ринулся вниз. Метрах в десяти от пенистой поверхности водопада птица широко расправила крылья, распушила хвост веером, прервала падение и полетела над рекой. Ястреб с любопытством рассматривал два человеческих тела, лежавших наполовину на берегу, наполовину в воде. Люди не подавали никаких признаков жизни, но ястребу их неподвижность не внушала доверия. Раскрыв крючковатый клюв, он испустил пронзительный крик и стал удаляться, поднимаясь всё выше и выше, пока не превратился в точку, исчезающую на далёком горизонте.

Крик ястреба разорвал тишину и сквозь глубокий туман забытья достиг слуха Джейми. Джейми пошевелился. Дрожа от холода, выполз из ледяной воды. Это далось нелегко. Когда мальчик пошевелил правой ногой, тело пронзила острая боль. Придя несколько в себя, он увидел ревущие пороги, разбитый корпус каноэ и ужаснулся. Он сделал слабую попытку встать на ноги, но боль в ноге резанула раскалённым лезвием ножа, и Джейми со стоном опрокинулся на спину.

— Эуэсин! — крикнул он в отчаянии. — Эуэсин! Отзовись!

Скрытый от Джейми выступом скалы, Эуэсин лежал всего в нескольких футах. Крики Джейми пробудили его, и он, пошатываясь, встал. Над каменным выступом показалось лицо, всё в крови от сильного пореза над глазом.

— Чего ты вопишь? — спросил индеец ворчливо; однако лицо его озарила улыбка. На непослушных ногах он обогнул скалу и приковылял к своему другу.

— Неужели ты подумал, что порог может утопить меня? — спросил Эуэсин. — Ведь я же полурыба. А ты, должно быть, полуондатра — ты пробыл под водой достаточно долго, чтобы между пальцев ног у тебя выросли перепонки! А наш старина каноэ отплавал своё.

Шутливый тон сказанного и радость, что видит друга живым, подняли настроение Джейми, однако упоминание о каноэ вернуло его к печальной действительности.

— Что же нам делать? Кажется, я сломал ногу. Страшно болит. Если каноэ разбито, как мы выберемся отсюда? — спросил он в волнении. От страха, от безнадёжности и от боли в ноге на глазах у него навернулись слёзы.

Джейми, который задавал тон, пока всё шло хорошо, и даже упрекнувший приятеля в трусливости, сейчас был слабейшим из них двоих. Но осторожный Эуэсин, всегда сдержанно относившийся к безрассудным планам Джейми, на этот раз не испугался и не потерял бодрости.

Его жизнь и жизнь его народа были всегда полны внезапными и сокрушительными происшествиями. Индейцы кри научились выносить удары судьбы, не тратить время на размышления о том, что уже случилось, а мужественно бороться за своё существование.

Эуэсин успел оценить положение. Каноэ разбито, они находятся на расстоянии не менее сорока миль от Места Большой Охоты, а может быть, и ещё дальше. Это земли эскимосов — опасное место. Любое промедление может обойтись очень дорого. Ясно: Джейми не сможет передвигаться сам, а большая часть груза каноэ, вероятно, погибла. Худшего положения невозможно и представить. Но сейчас Эуэсин думал только о том, как лучше использовать имеющееся.

— Покажи-ка ногу, Джейми, — сказал он. Стиснув зубы, мальчик закатал штанину. На голени зиял рваный багрово-красный порез, колено сильно распухло. Эуэсин пальцами осторожно ощупал повреждённую ногу. Наконец он поднял голову.

— Конечно, очень больно. Нога не сломана, только рассечена. Через недельку ты сможешь бегать не хуже карибу. — Он подхватил Джейми под мышки и подтянул его на более удобное место, где тот мог отдохнуть, прислонившись спиной к валуну. — Ты остаёшься здесь, а я погляжу, что уцелело в каноэ.

Наблюдая, как Эуэсин вытаскивает на берег разбитое каноэ и спасает груз, Джейми почувствовал себя лучше. Он надеялся, что Эуэсин не заметил слёз. Индеец с таким спокойствием приступил к работе, что страх Джейми отступил и он попытался быть тоже полезным. Рядом с ним в ямке лежало несколько сухих веточек, принесённых рекой. Он подполз к ним и собрался разжечь костёр, когда обнаружил, что нет спичек.

— Эуэсин, брось мне бутылочку со спичками! — крикнул он. — Вскипятим кружку чаю. Конечно, если чай уцелел. — Это была отважная попытка пошутить, но она не достигла цели.

— Сегодня вечером костра не будет, — ответил без улыбки Эуэсин. — Короб с продуктами затонул, а спички хранились в нём.

Прилив бодрости, которую было ощутил Джейми, улетучился. Ни костра, ни пищи, — такие удары трудно выдержать. Чувство жалости к самому себе охватило мальчика.

— Ты оставь меня и отправляйся назад один, — сказал он с дрожью в голосе. — Я впутал тебя в эту беду. Вина — моя. Лучше оставь меня здесь.

Эуэсин взглянул на него с изумлением:

— Ты что, спятил? Тебе отшибло мозги? С чего это я брошу тебя? Денька через два Этзанни и Тэли-куэзи, наверно, помчатся вниз по реке искать нас, а если нет, то мы сами двинемся в обратный путь, к их лагерю. Мы сможем проделать это, как только у тебя с ногой станет лучше.

Эуэсин резко отвернулся и занялся прерванным делом. Он начал разбирать груду промокших вещей. Винтовка осталась только одна, но к ней нашлась почти сотня патронов. Сохранились ещё: топор, «чайный котелок», сковородка, одеяла, несколько плащей из оленьей кожи, леска для ловли рыбы, обрывок рыболовной сети и несколько мелких предметов лагерного обихода. Одно из вёсел, сломанное у лопасти, прибило к берегу. Бечева, которой пользовались, когда буксировали лодку вверх по быстринам, оказалась привязанной к носовой скамье, и Эуэсин спас около пятидесяти футов каната толщиной с полдюйма.

Бросив оценивающий взгляд на это множество вещей, Эуэсин ощутил некоторый прилив сил и уверенности в себе. Вещей было вполне достаточно, для того чтобы истинный житель лесов продержался по крайней мере несколько недель.

Уже быстро опускались сумерки, когда Эуэсин забрал мокрые одеяла и перенёс их к Джейми.

— Дела не так уж плохи, — сказал он и неловко потрепал друга по плечу. — Но на сегодня работа закончена. Я приволоку носовую половину каноэ, и мы используем её как укрытие.

Полчаса спустя, когда мальчики свернулись калачиком под обломком каноэ, Джейми немного успокоился.

— Прости меня, я оказался таким болваном, — пробормотал он.

Через несколько минут оба уже спали.

Утром Джейми проснулся в одиночестве. Он выполз из-под укрытия и обнаружил, что его нога болит не так сильно, как накануне, но онемела и он ещё не может опереться на неё. С безоблачного неба ярко и горячо светило солнце. Джейми закатал штанину и подставил раненую ногу целительным лучам дневного светила.

Вскоре на высоком берегу показалась фигура Эуэсина; он нёс двух убитых зверьков размером с мелкого лесного сурка. Такого ярко-жёлтого меха Джейми никогда раньше не видел.

— Что это за существа? — спросил он удивлённо.

— Земляная белка, — кратко ответил Эуэсин. — Вроде лесных сурков, но они очень вкусные. Я проголодался, а ты?

Джейми усмехнулся:

— Конечно. Я могу есть этих странных животных, раз ты можешь.

Эуэсин рассказал. На рассвете, желая ознакомиться с окрестностями, он вышел из лагеря. Не прошагав и полумили, заметил полярную земляную белку яркой окраски. Белка сидела столбиком на каменистом кряже и насмешливо посвистывала.

Эуэсин никогда раньше не встречал такого зверька, — но в тот момент любое животное означало пищу. Мальчик не захватил с собой винтовки, возвращаться за ней он побоялся, а потому, опустившись на четвереньки, осторожно пополз вперёд. Футах в десяти от зверька он подхватил зазубренный осколок валуна и со всей силы швырнул его в белку. Эуэсин промахнулся всего на какой-нибудь дюйм и с горькой досадой увидел, как зверёк юркнул в нору.

Мальчик уже собрался уходить, как пронзительный свист остановил его. Круглая головка земляной белки снова высунулась из норки, и чёрные глаза-бусинки с любопытством следили за человеком.

Несколько мгновений они рассматривали друг друга и Эуэсин ломал голову над тем, как бы поймать этого проворного зверька. Наконец он придумал, что надо делать. Он торопливо отвязал узкие ремешки из лосиной кожи, которыми были подвязаны его мокасины, и, крепко связав их, соорудил кожаный шнур длиной около шести футов. Сделав на одном конце скользящую петлю, Эуэсин подошёл к норе и разложил эту петлю над входом в нору, куда только что шмыгнула земляная белка. Затем он отошёл к свободному концу шнура и лёг на землю.

Прошло не более двух минут напряжённого ожидания, и белка снова выглянула из норки. Быстрый рывок за кожаный шнур, несколько беспорядочных движений — и добыча была в руках.

Окрылённый удачей, Эуэсин стал искать другую белку и обнаружил ещё одну норку. Петля-ловушка и здесь сработала безотказно, и он поспешил назад к лагерю.

Когда он взобрался на гряду валунов, то на расстоянии мили ниже по течению реки заметил высокий угрюмый холм. На его голой вершине лежала прямоугольная груда камней. Это мог быть только тот Большой Каменный Дом, на поиски которого они отправились.

Глава 9. Каяки на озере

Вскоре с земляных белок сняли шкурки. Тушки были упитанные, с толстым слоем подкожного жира. Оставалось сообразить, как их приготовить, но проблема разжечь костёр без спичек оказалась не такой безнадёжной, как опасался Джейми.

Эуэсин приступил к работе основательно. Используя дерево от каноэ, он выстругал круглую палочку длиной около двух футов и оба её конца заострил. Затем он выломал из каноэ распорку — дощечку длиной около шести и шириной около трёх дюймов. В центре дощечки мальчик кончиком ножа сделал маленькое коническое углубление.

Потом из того же кедрового дерева изготовил небольшую деталь, похожую на дольку апельсина, и с одной стороны её тоже вырезал коническую ямку.

«Мундштук» к приспособлению для добывания огня был готов.

Осталось только взять сыромятный ремень длиной около трёх футов и обернуть им два-три раза палку с заострёнными концами.

Теперь приспособлением можно было пользоваться.

Положив плоскую дощечку с углублением — так называемую огневую доску — на землю, Эуэсин воткнул один заострённый конец круглой палки — дрели — в коническую ямочку, сделанную в огневой доске, склонился над дрелью и, крепко зажав в зубах мундштук, прижал его ямкой к верхнему заострённому концу круглой палки.

Затем мальчик ухватился за оба конца сыромятного ремешка и начал решительно, быстро вращать дрель.

Круглая палка быстро крутилась то в одну сторону, то в другую, а оба её конца свободно вращались — один в мундштуке, другой в огневой доске.

Когда Эуэсин сильно нажал на мундштук и трение между осью дрели и огневой доской увеличилось, дерево стало разогреваться всё больше и больше и наконец из углубления в огневой доске показалась тоненькая струйка дыма.

Убедившись, что приспособление работает, Эуэсин отложил его в сторону. Осмотревшись, он подобрал кусок гнилого корня ивы и ножиком накрошил трухи в ямку огневой доски, заполнив углубление почти доверху. Затем он снова взялся за дрель и заставил её вращаться с предельной скоростью.

Опять закурилась спиралька дыма, и через несколько минут пробка из измельчённого корешка уже жарко тлела.

Не переставая вращать дрель, Эуэсин крикнул сквозь стиснутые зубы:

— Джейми, быстрее, травы!

Двигаясь так быстро, как только позволяла ему больная нога, Джейми надёргал несколько пригоршней прошлогодней травы и сложил кучкой рядом с Эуэсином; тот внезапно отпустил дрель, поднял огневую доску и, перевернув её, высыпал тлеющие крошки от гнилого корневища на кучу сухой травы. Стоя на коленях, Эуэсин принялся дуть во всю силу своих лёгких. Дым стал гуще, и наконец блеснул жёлтый язычок пламени.

Остальное не составляло труда. Часом позже мальчики уже сидели у тлеющих красных угольков догоравшего костра и вытирали сильно перемазанные жиром лица. От земляных белок не осталось ничего, кроме нескольких обглоданных добела косточек.

Теперь, когда он был сыт, а проблема добывания огня исчезла, Джейми снова стал самим собой. Не будь у него боли в колене, он бы даже наслаждался этим приключением.

— Эуэсин, — сказал он вдруг, — я подумал, что не могу идти из-за ноги, но почему бы тебе одному не отправиться вверх по реке и не встретить чипов, когда они будут искать нас. Так будет надёжнее — они могут и не заплыть так далеко.

Эуэсин кивнул в знак согласия:

— Это верно. Если я выйду сейчас, то к наступлению темноты смогу дойти до противоположного конца озера, но… — Он на мгновение умолк, и в его голосе появились нотки неуверенности. — Мне придётся ночевать вдали от лагеря.

— Тогда возьми винтовку, — сказал Джейми. — Но то, чего ты опасаешься, не случится. Ты не встретишь никаких эскимосов!

Через час после ухода Эуэсина Джейми почувствовал себя очень одиноким. Блёклое небо над головой и бескрайние волны холмов вызывали у него такое ощущение, словно он на незнакомой планете, где, кроме него, больше никого и нет. День был жаркий, но когда он обвёл взглядом дикую пустыню из камней и мха, то вздрогнул, как от холода.

Однако он постарался отогнать мрачные размышления о глубоком одиночестве. Чтобы чем-нибудь заняться, он принялся сортировать и чистить спасённое снаряжение.

Когда, некоторое время спустя, он отвлёкся от работы, то обнаружил, что уже не одинок: в поисках остатков пищи к нему прилетела парочка рогатых жаворонков и они бесстрашно бегали на расстоянии вытянутой руки.

Наблюдая за пичугами, Джейми почувствовал: ощущение абсолютного одиночества улетучилось, он всей душой был благодарен пернатым хлопотуньям.

Уже в третий раз он сгребал угли костра в кучку, когда вернулся Эуэсин.

Джейми поднял голову и увидел маленькую фигурку друга, который бегом направлялся к нему.

Эуэсин был уже футах в ста, но продолжал бежать изо всех сил.

Сердце оборвалось у Джейми: лицо Эуэсина искажал испуг!

— Ты их нашёл? — крикнул Джейми взволнованно.

Эуэсин неистово замахал рукой, как бы приказывая ему молчать. Наконец он оказался возле Джейми, задыхающийся от быстрого бега, прыгнул на кострище и стал поспешно расшвыривать драгоценные угольки, затаптывая их ногами, до тех пор пока не исчез последний дымок. Только тогда Эуэсин заговорил.

— Эскимосы! — выдохнул он, с трудом переводя дыхание. — Три полные лодки — там, на озере. Нам надо прятаться!

Страх Эуэсина был заразителен. Джейми почувствовал, как учащённо забилось сердце, — не оттого, что он боится эскимосов, а потому, что сразу же сообразил, какие последствия сулит им это происшествие.

— Всё летит к чёрту! — закричал он. — Теперь чипы никогда не осмелятся искать нас! — Он умолк, ужаснувшись своей мысли.

Но не успел он погрузиться в размышления над случившимся, как Эуэсин, упаковывая лагерное снаряжение, на секунду оторвался от работы и сказал:

— Ладно, хватит об этом. Мы должны спрятаться, и быстро! Мне кажется, я знаю одно место — Каменный Дом! Эскимосы наверняка побоятся войти в него. Давай, шевелись.

Потребовалось всего несколько минут, чтобы друзья завязали все пожитки в одеяла. Эуэсин перекинул тюк за спину и зашагал. Джейми заковылял следом, неловко опираясь на сломанное весло.

Они двигались мучительно медленно. Каждые несколько метров боль становилась нестерпимей и Джейми приходилось останавливаться. К счастью, до цели не было и мили. Но лишь с наступлением сумерек они осилили пологий холм и нашли защищенное от ветра место возле приземистых чёрных развалин Большого Каменного Дома.

Усталым, голодным и напуганным, им было не до таинственного строения, бывшего причиной свалившихся на них бед.

Друзья не стали осматривать его, завернулись в одеяла и сразу же погрузились в тревожный сон.

Между тем опасение Джейми, что чипеуэи откажутся от их поисков, полностью сбылось.

Когда поздно вечером Этзанни и Тэли-куэзи вернулись к Месту Большой Охоты и не обнаружили там мальчиков, они встревожились и не на шутку испугались. Но на следующее утро Тэли-куэзи и Этзанни нашли письмо на песке и очень рассердились.

— Мальчишки поплыли вниз по течению! — возмущённо воскликнул Этзанни, когда разобрался в знаках на песке. — Верно, их укусила бешеная собака!

Раз Деникази сказал, что они отвечают за мальчиков, у индейцев не оставалось иного выбора, как только следовать за беглецами. Мужчины спустили каноэ на воду и поплыли.

— Если поймаем, то я уж им намылю шеи! — угрюмо ворчал Этзанни.

— А если не поймаем, то эскимосы окропят своих идолов их горячей кровью, — добавил Тэли-куэзи.

Двигались медленно, с большой осторожностью.

К наступлению ночи они добрались только до того места, где мальчики сварили крохаля.

Здесь чипеуэи разбили лагерь, не разжигая костра.

Всю тёмную пору индейцы просидели не сомкнув глаз и напряжённо вслушивались в ночные звуки, держа на коленях винтовки со взведёнными курками.

В их памяти возникали многие столетия войны с эскимосами, полные засад и нападений на рассвете, и к утру вместо охотников сидело два перепуганных существа.

Им пришлось собрать весь остаток мужества, чтобы двинуться дальше по реке, но они всё же поплыли вперёд.

Ещё не наступил полдень, когда они углубились в лабиринт из множества проток, прошли его…

И наконец, обогнув мыс, увидели длинное озеро, которое кончалось роковыми порогами недалеко от Каменного Дома.

Первый взгляд индейцев на это озеро оказался одновременно и прощальным.

Они молниеносно развернули своё каноэ, и от мощных гребков лодка буквально запрыгала против течения: индейцы увидели, как в миле от них отчаливали от берега три стройные лодки — каяки.

Чипы разом забыли о пропавших мальчишках, да и вообще обо всём, кроме одного: надо как можно дальше оторваться от эскимосов.

Той же ночью ценой нечеловеческих усилий они возвратились в лагерь у Места Большой Охоты, где задержались ровно настолько, чтобы забрать оставленное снаряжение.

Утром, измотанные физическим напряжением и страхом, они разбили лагерь на много миль южнее — на берегу озера Идтен-туа. На следующий день проплыли в западный рукав этого озера и там стали ждать Деникази. У них не было ни капельки сомнения в судьбе, постихшей ребят: для индейцев мальчишек уже не было среди живых.

Тем временем, отдыхая под защитой призраков Каменного Дома, мальчики, к счастью, не догадывались, что их считают погибшими и бросили на произвол судьбы.

А на озере Кейзон три охотника-эскимоса неторопливо гребли в своих каяках от мыса к мысу, не подозревая ни о вызванной ими панике, ни о присутствии в их стране чужаков.

На следующее утро Эуэсин проснулся первым и после тревожного высматривания эскимосов на реке перевёл взгляд на окружающую безлесную равнину.

Куда ни глянь, в полной тишине и неподвижности лежала покрытая редким кустарником тундра: единственным живым звуком было отдалённое посвистывание кроншнепов. Тем не менее страх перед эскимосами ещё прочно сидел где-то в глубине сознания Эуэсина.

Каменный Дом стоял на гребне длинного каменистого увала, протянувшегося в западном направлении к гряде холмов. На горизонте в конце этой гряды внушительно высилась громада Оленьей горы; у её западных склонов, — может быть, именно сейчас — Деникази готовился встретить стада карибу.

К тому времени когда Джейми продрал глаза, паника предыдущего дня уже поутихла. Он никогда по-настоящему не верил в свирепость эскимосов и этим утром понял, что свалял дурака, позволив страху так завладеть им. Он был голоден, а тягучая и неотступная боль в ноге не прекращалась.

— Ну, — сказал он, — что бы там ни случилось, а надо перекусить. Как насчёт этого?

Эуэсин пересилил преследовавшие его страхи и, покопавшись в куче вещей, нашёл толстую леску с большим крючком. Но под рукой не было ничего, что сошло бы за наживку. Немного подумав, индеец взял одну из картонных коробок, в которой лежали патроны, аккуратно оторвал полоску от сине-красной бумажной этикетки и нанизал её на крючок несколько раз, так что получилась S-образной формы приманка, прикрывшая остриё крючка.

— Сейчас, наверно, уже начался осенний ход форели вверх по реке, — сказал он. — Рыбы будут такими же голодными, как и мы с тобой. Может быть, в этом наряде крючок одурачит их. Я пройдусь вниз по реке и попытаю счастья.

Захватив винтовку, Эуэсин удалился, а Джейми принялся добывать огонь, хотя знал, что индеец не одобрил бы этого занятия.

— Если какой-нибудь эскимос даже и заметит наш дым, то кто знает, не помчится ли он в другую сторону ещё быстрее, чем мы бежали вчера! — пробормотал Джейми себе под нос. — В любом случае я не ем рыбы сырой, если её можно приготовить.

Между тем Эуэсин обнаружил ниже рокового порога большой водоворот. Присев на корточки, он привязал к леске небольшой голыш — донное грузило. Затем стал крутить над головой двухметровый конец лески с крючком и грузилом — совершенно так же, как это проделывает ковбой со своим лассо. Когда он быстро отпустил шнур, утяжелённый крючок плюхнулся в воду посередине реки, потянув за собой остальную леску. Эуэсин стал медленно выбирать леску, подтягивая крючок к берегу.

Крючок вернулся пустым. Эуэсин в волнении повторил бросок. На этот раз он выбрал всего несколько футов, когда леска резко и туго натянулась. Быстрым круговым движением он захлестнул леску петлёй вокруг кисти руки; натянутая как струна леска дёргалась так сильно, что врезалась в руку.

Собравшись с силами, индеец медленно и осторожно стал подтягивать леску к берегу.

У самой поверхности воды что-то заходило кругами, и Эуэсин успел заметить огромную серебристую форель — прямо невероятных размеров. Глаза мальчика засверкали от возбуждения: он понял, что подцепил на крючок одну из тех гигантских рыб, которые всю жизнь обитают в самых глубоких озёрах и отваживаются плыть вверх по реке только во время массового хода.

Вытащенная из глубины на мелководье, рыбина стремительно бросалась из стороны в сторону и, дёрнув посильнее, чуть не сбила Эуэсина с ног. Опасаясь, что леска может лопнуть, мальчик перестал тянуть, быстро обвязал леску вокруг валуна и не задумываясь прыгнул в бурлящую воду.

Он плюхнулся в реку вплотную к гигантской форели, которая яростно метнулась в сторону, взбив хвостом целый фонтан брызг.

Леска гудела от напряжения и внезапно лопнула. Эуэсин был готов к этому: обе руки его уже крепко вцепились в пурпурные жабры могучей рыбины!

Метавшаяся рыба опрокинула индейца на спину, — но Эуэсин продолжал висеть на ней. Крича от радости, он старался вытащить добычу на мелкое место. Потом одна рука сорвалась и выпустила рыбу. В отчаянии мальчик бросился вперёд, широкий хвост рыбы больно ударил его по лицу.

Эуэсин отреагировал с быстротой, которая рождается, только когда стоишь перед выбором: жить или умереть от голода. Он мёртвой хваткой впился зубами в хвост форели и повис на нём, словно терьер.

Спустя несколько минут промокший и дрожащий от возбуждения рыболов приволок форель на мелководье.

Пошарив вокруг себя свободной рукой, он нашёл увесистый камень и одним сильным ударом завершил борьбу. Затем он вытянул свою добычу на берег.

Тут было на что посмотреть.

Длиной фута в четыре, эта рыба потянула бы на весах более сорока фунтов.[5] Её сверкающие бока густо усыпали пятнышки — золотистые и малиновые. Разинутая пасть напоминала пасть эскимосской лайки и была утыкана сотнями острых зубов.

Счастливый Эуэсин взвалил гигантскую форель на плечо и потащил в лагерь. Он был так доволен своей победой, что из головы моментально улетучились все мысли об опасности и он не сделал ожидаемого замечания по поводу костра, который Джейми развёл после целого часа неудачных попыток.

Джейми с недоверием уставился на огромную форель, потом схватил свой нож и принялся отрезать толстые куски розового мяса, похожего на лососину.

За несколько минут утренний воздух наполнился сильным запахом печёной рыбы, и мальчики приступили к еде.

Когда друзья наелись до отвала, обнаружилось, что гора кусков рыбы, отрезанных Джейми, как будто не уменьшилась.

— Нельзя, чтобы пища пропала, — сказал Эуэсин. — Может быть, не скоро нам снова посчастливится поймать что-нибудь вроде этого. Оставшиеся куски провялим и высушим.

Поставив несколько плоских камней на ребро вокруг костра, ребята повесили на них полоски мяса форели.

Затем набросали на пламенеющие угли целую кучу влажного мха, — нисколько не беспокоясь о дыме, который вертикальным столбом поднялся в бледное небо.

Густой дым клубился вокруг ломтей рыбьего мяса, оно начало темнеть и подсыхать.

В то время как мальчики следили за копчением рыбы, с губ Джейми непроизвольно сорвались слова, которые каждый из них боялся произнести первым.

— Лучше смотреть правде в глаза, — сказал Джейми тихо. — Мы по уши в беде. Конечно, по моей вине. Теперь уж Тэли-куэзи и Этзанни никогда не разыщут нас, — а мы тоже никогда не найдём их.

Глава 10. Большой каменный дом

Хотя ребята знали, что ни один чипеуэй не отважится проплыть по реке, когда на ней эскимосы, положение не казалось им безнадёжным. С ногой у Джейми дело шло на поправку. Стояла хорошая погода, и можно было бы двигаться по равнине пешком без больших трудностей ещё в течение двух-трёх недель. Но в каком направлении следовало идти — этого мальчики не знали.

Если бы они добрались до Места Большой Охоты, то к моменту их прибытия там, конечно, никого не оказалось бы.

О попытке совершить пешком весь путь на юг, в лесной край, не могло быть и речи. Оставалась только одна возможность.

Было вполне вероятно, что Деникази всё ещё находится у горы Идтен-сэт, так как, если бы он и встретил оленей, ему потребовалось бы несколько дней на охоту и вяление мяса для перевозки домой. С гребня холма у Большого Каменного Дома ребятам была хорошо видна гора, называемая индейцами Идтен-сэт (Оленья).

И они считали, что до неё не более тридцати миль.

Сидя у костра в унылом молчании, обдумывая все пути к спасению, оба пришли — независимо друг от друга — к заключению: их единственная надежда — в движении на запад, чтобы перехватить Деникази.

— Может быть, всё не так уж плохо, — сказал Эуэсин. — Мне думается, нам удастся встретиться с Деникази, если дойдём до реки Замёрзшего Озера. Весь путь пролегает по возвышенным местам, и не придётся перебираться через протоки и маскеги, которые поджидают нас на знакомом пути в леса.

— Думаю, это единственное, что мы можем сделать, — ответил Джейми. — Но если мы доберёмся до реки слишком поздно… — Он не закончил свою мысль.

— Мы не опоздаем! — уверил его Эуэсин. — Так или иначе, а ждать здесь — бесполезно.

Они подробно обсудили свой план и решили, что тронуться в путь надо как можно скорее и идти очень быстро. Однако не могло быть и речи о том, чтобы сняться с лагеря, до того как нога Джейми заживёт.

Ожидая выздоровления друга, Эуэсин занялся ловлей форелей, чтобы не голодать в пути, когда они удалятся от реки Кейзон.

Оставшийся в лагере Джейми бродил волоча ногу и собирал хворост и мох для вяления рыбы. Как-то, удалившись от костра, он очутился в тени каменного строения на холме. Мальчик остановился и посмотрел наверх.

В те дни, когда они переживали постигшую их беду, ему было не до обследования Большого Каменного Дома.

Пока он сознательно не обращал внимания на массивные каменные развалины, увидеть которые было для него в своё время заманчивой целью.

Теперь цель была тут, рядом.

Он взглянул на таинственное, мрачное сооружение, которое возвышалось перед ним, и подумал: «Я добрался сюда, чтобы увидеть тебя, и из-за тебя попал в переделку. Что мне мешает хорошенько рассмотреть тебя, раз я здесь?»

Мальчик решительно проковылял на гребень холма и, подойдя к развалинам, принялся их внимательно изучать.

Неизвестно, как выглядела постройка в прошлом, но в настоящее время это был грубо сложенный из камней прямоугольник площадью около пятнадцати квадратных футов и футов в десять высотой.

Джейми был уверен, что ни эскимосы, ни индейцы не могли построить подобного сооружения — такого массивного и такой правильной формы; но он был абсолютно уверен, что здесь никогда не ступала нога белого человека.

«Забавно, — подумал он, подходя ближе, — похоже на укрепление или на сторожевую башню без окон и дверей».

Джейми начал шарить среди покрытых мхом камней в самом основании сооружения. Расщелины между камнями служили убежищем для полярных зайцев. Когда он внимательно осматривал каменную кладку, крупный заяц выскочил у самых его ног и серой тенью задал стрекача. В поисках хоть какого-нибудь отверстия Джейми обошёл вокруг всей постройки — безрезультатно. Казалось, что это просто монолитная каменная кладка.

Джейми начал думать, что перед ним или большая пирамида из камней, или надгробный памятник, а совсем не здание.

Он возвратился к тому месту, откуда выпрыгнул заяц, и рассмотрел в камнях глубокую расщелину; заглянул в неё — и сердце забилось часто-часто.

Расщелина вела в пещеру. Там, в полутьме, Джейми различил нечёткие контуры предмета, который не был похож на камень. Мальчик опустился на колени и просунул в отверстие голову и плечи.

Его тело заслонило свет, но вытянутые вперёд руки прикоснулись к чему-то холодному и шероховатому.

Он схватил этот непонятный предмет и рванулся из отверстия, волоча его за собой.

Когда солнечный свет упал на то, что оказалось в руках, глаза Джейми широко раскрылись от удивления: это был меч! Причём какой меч! В четыре фута длиной, с обоюдоострым лезвием и двуручной рукоятью. Такое оружие было бы по плечу только человеку огромного роста. Лезвие заржавело и было всё в глубоких ямках, а рукоятку украшали широкие золотые кольца, позеленевшие от многих столетий пребывания во власти стихий.

Восхищённый Джейми поднял тяжёлое оружие, потом положил его на землю и снова втиснулся в отверстие.

Его руки нащупали ещё что-то, и он выбрался наружу со шлемом яйцевидной формы из металла, которого ржавчина не коснулась. По бокам к шлему были прикреплены два выступа наподобие рогов.

Джейми уже встречал изображения такого шлема в школьных учебниках и узнал его сразу.

«Это такой же шлем, как те, которые были на Эйрике Рыжем и Лейфе Счастливом! — прошептал мальчик. — Значит, каменное сооружение построено руками древних викингов!»

Не в силах сдержать возбуждение, Джейми проковылял на гребень холма и стал кликать Эуэсина.

Внизу, на берегу реки, мальчик-индеец услыхал его призывы, и им снова овладел страх перед эскимосами.

Поспешно схватив трёх выловленных форелей, он, не теряя ни секунды, помчался по длинному склону напрямик к лагерю.

Джейми там не было!

Тогда Эуэсин швырнул рыбу и схватил винтовку.

Звук шаркающих шагов, донёсшихся с вершины холма над ним, заставил его обернуться.

Эуэсин принадлежал к числу уравновешенных людей, но тут он чуть не ударился в панику: из-за гребня холма выглядывала рогатая голова бледно-зелёного цвета, а невидимая рука размахивала тяжёлым оружием — таким, какого мальчик за всю свою жизнь ни разу не видел.

Дрожащими руками он вскинул винтовку к плечу и был готов выстрелить в призрака не целясь. Палец судорожно застыл на спусковом крючке.

Не споткнись Джейми в эту самую секунду, Эуэсин выстрелил бы.

Но нога Джейми провалилась между двух камней, и он упал.

Шлем с головы свалился, обнаружив копну светлых волос и знакомое загорелое лицо.

Злые чары рассеялись.

— Эй! — крикнул Джейми. — Помоги мне встать, дурень. И смотри, куда ты целишься из своей пушки!

Через несколько минут Джейми уже пытался растолковать смущённому Эуэсину, какое он нашёл сокровище, но тот с трудом понимал, о чём идет речь.

— Должно быть, всё произошло так, — говорил Джейми, и от возбуждения слова вылетали у него непрерывным потоком. — Много сотен лет тому назад древние путешественники — викинги, наверное, приплыли в Гудзонов пролив и затем пытались пройти на юг вверх по реке Кейзон. Может быть, с тех пор прошла уже тысяча лет. Викинги приплыли на запад из Гренландии на судах без палубы, и некоторые из них, вероятно, прошли Девисовым проливом. Находка доказывает это! Бьюсь об заклад, что этот меч и шлем, — продолжал Джейми, — музей оценит в тысячу долларов.

При мысли о такой уйме денег у Джейми на мгновение перехватило дыхание. Эуэсин воспользовался передышкой и задал занимавший его вопрос.

Разговор о викингах, Гренландии и музеях был выше его понимания, но его практическому уму было ясно одно.

— Ты, наверно, прав насчёт всего этого, — сказал он, — но вот как мы доставим эти вещи домой?

Вопрос вернул Джейми к действительности.

— Ты вот о чём думаешь! — промолвил он с горечью в голосе, но снова весело воскликнул: — Послушай, Эуэсин. Мы оставим находки прямо здесь, а следующим летом вернёмся и заберём. Пошевеливайся, давай-ка поглядим, что ещё имеется в старом каменном доме!

Вновь охваченный энтузиазмом, который начал было охладевать, Джейми ещё раз втиснулся в расщелину.

А Эуэсин, несмотря на свою природную уравновешенность, стоял, снедаемый любопытством, готовый принять любой предмет, который его друг там разыщет.

Извиваясь всем телом, как уж, Джейми пополз вниз и исчез внутри каменного сооружения, но скоро наружу высунулась его рука. Она сжимала кинжал, от лезвия которого осталась только узкая серебристая полоска, — остальное съела ржавчина.

Эуэсин рассматривал кинжал, когда приглушённый голос Джейми подозвал его ко входу в лаз.

На этот раз добытая им вещь представляла собой квадратной формы пластинку из серого металла размером со старомодную грифельную доску школьника. Подивившись её весу, Эуэсин фыркнул:

— Она, наверно, из свинца!

В это время Джейми высвобождал из-под осколков камней и старого мха ещё какой-то предмет. Наконец он вытолкнул его наружу и крикнул:

— А это что?

Вместо ответа Эуэсин испустил такой крик, словно он увидел привидение. И он действительно увидел нечто страшное…

Выкарабкавшись на волю, Джейми обнаружил свою находку там, где Эуэсин в страхе выронил её. Это был человеческий череп!

Эуэсин весь дрожал.

— Ты лазал в могилу! — кричал он. — Я скорее примирюсь с эскимосами, чем коснусь человеческой могилы! Сворачиваем лагерь и бежим отсюда!

У Джейми не было желания спорить. Он поспешно сунул древнее вооружение назад в расщелину и закупорил вход в лаз валуном, а череп остался снаружи. Затем мальчик поспешил вслед за Эуэсином.

Проковыляв несколько шагов, он увидел найденную им свинцовую пластинку и, решив не возвращаться к могиле, подобрал её и захватил с собой.

Эуэсин уже закатал лагерное имущество в одеяла.

Он пихал в мешок, сделанный из старого плаща из оленьей кожи, всю оставшуюся рыбу — вяленую, свежую и частично высушенную. Его смуглое лицо было напряжено и встревожено. Эуэсин желал только одного: чтобы между ним и белым черепом около Большого Каменного Дома пролегло как можно больше миль.

Несколько мгновений спустя они тронулись. Джейми сильно хромал и всё ещё пользовался сломанным веслом вместо костыля. Закатное солнце светило им прямо в лицо, и его пурпурные лучи ярко освещали древний склеп, история которого оставалась сокрытой под покрывалом тысячи зим.

Когда опустилась ночь, они разбили новый лагерь на длинном увале, протянувшемся на запад по направлению к громаде Идтен-сэт. После скудного ужина Джейми некоторое время молчал и с любопытством рассматривал тонкую свинцовую пластинку, взятую в склепе. Эуэсин бросал на друга неодобрительные взгляды, так как считал, что уносить с собой вещи, принадлежавшие покойнику, не к добру.

— Пластинка покрыта непонятными рисунками, — озадаченно проговорил Джейми. — Какие-то странного вида письмена. — Он умолк и оглянулся на далёкий гребень холма, где ещё виднелись древние развалины. — Готов поспорить: если бы нам удалось разобраться в них, то мы узнали бы историю тех древних викингов и Каменного Дома.

Слабо освещенный последними лучами заходящего солнца, силуэт Большого Каменного Дома словно висел в воздухе у далёкого горизонта, по-прежнему оставаясь загадкой.

Но Джейми чувствовал, что ключ к этой загадке — в его руках.

Глава 11. Бегство на запад

Три дня они шли на запад в сторону Идтен-сэт. Гора вырастала на глазах, становилась всё больше и больше, подобно гигантской застывшей волне возвышаясь над неподвижным океаном серых увалов. С рассвета до сумерек мальчики очень торопились, шли, не щадя своих сил. Временами, предельно усталые, они ложились отдохнуть под плащами из оленьей кожи; тогда до них доносился шум невидимых крыльев. Это над их головами тянулись к югу стаи куликов и ржанок — вестники близкого конца лета. Как хотелось друзьям присоединиться к проносившимся в вышине птицам и лететь на юг, туда, где ждала безопасность.

К концу третьего дня нога у Джейми так разболелась, что он не мог двигаться дальше. Огорчённые задержкой, утомлённые и подавленные, друзья провели целый день в молчании, не сделав ни шагу из своего временного лагеря в тени горы Идтен-сэт. Ночью, когда они спали, погода, до сих пор бывшая их союзником, стала врагом. На рассвете пятого дня они увидели мрачное, пасмурное небо и услышали противное завывание холодного, влажного северного ветра. Эуэсину стоило большого труда набрать сухого мха для костра. Унылое настроение Джейми, мрачно смотревшего на деятельного друга, дошло до предела.

— Можем признать наше поражение, — грустно сказал он.

Эуэсин почувствовал, как от слов Джейми у него опустились руки. Он едва овладел собой, но ответ его был полон решимости:

— Мы обязательно возвратимся домой. Многие люди попадали в более серьёзные переделки, чем мы, и выкарабкивались живыми. Всё будет в порядке. Только бы пришли олени! — Эуэсин с надеждой посмотрел на равнину и — выпрямился, вскочил на ноги. Долгое время он напряжённо вглядывался в унылые холмы, и, когда заговорил, голос его звенел от возбуждения.

— Олени уже пришли! — крикнул он.

Джейми взглянул в том направлении, куда указывал Эуэсин. Южнее их гребень длинного кряжа украшала цепочка валунов. Наблюдая за нею некоторое время, ребята заметили, что далёкие «валуны» очень медленно перемещаются. Это были не камни, а олени! Забыв о повреждённой ноге, Джейми метнулся за винтовкой. Внезапный приступ острой боли заставил его вскрикнуть и резко остановиться. Он обернулся к Эуэсину:

— Тебе придётся охотиться одному! Ты справишься один?

Эуэсин усмехнулся:

— Наблюдай за мной!

Он пристегнул охотничий нож, поднял винтовку и бесшумно двинулся вниз по южному склону.

До карибу было около двух миль; они паслись и медленно перемещались на восток. Это оказалось небольшое стадо — примерно с дюжину голов. Животные держались настороженно и передвигались с опаской, часто замирали на месте, поднимали головы и подозрительно осматривались.

Джейми видел, как Эуэсин лёгким шагом пересёк длинный маскег, а затем двинулся восточнее, скрываясь от оленей за гребнем увала. Было ясно: он пытается обогнуть стадо и подойти к медленно двигающимся оленям спереди, против ветра. Местность была открытая, на ней не очень-то спрячешься, и мальчик не надеялся, что ему удастся подкрасться к животным незамеченным. Поэтому предстояло найти укромное место для засады, из которой можно внезапно напасть на приблизившихся оленей.

Когда Эуэсин исчез из виду, он находился на пути примерно в миле от стада. С этого момента Джейми оставалось только наблюдать медленное передвижение животных и молить судьбу, чтобы расчёт Эуэсина оправдался. Был момент, когда стадо изменило направление и начало отклоняться к югу. Джейми воспринял это очень болезненно. Он знал: теперь Эуэсин уже не может сменить место, не обнаружив себя. Потом, казалось, без видимой причины олени возвратились на прежнюю тропу. Напряжение становилось невыносимым. Минуты тянулись бесконечно, и наконец Джейми услышал слабый, глухой звук выстрела из винтовки.

Крошечные фигурки далёких оленей рассыпались по равнине, словно муравьи, когда человек потревожит их жилище. До стада было слишком далеко, чтобы Джейми мог заметить, упало ли какое-нибудь животное, но он не сомневался в меткости индейца. Не обращая внимания на больную ногу, Джейми засуетился, стал собирать мох и набросал в костёр много топлива.

Эуэсин возвратился усталый как собака, но счастливый. На плечах он нёс заднюю часть туши упитанного молодого оленя-самца, а в мешке — язык, почки и большой кусок вырезки.

Чуть ли не заикаясь от возбуждения, Джейми схватил нож и начал отрезать толстые куски мяса. Повешенные перед огнём, куски эти очень скоро начали источать аппетитный запах. Эуэсин умело нарезал язык на тоненькие ломтики и стал их тоже жарить. С ломтиков стекал и весело шипел жир. Потом в этот изысканный набор были добавлены и почки. В заключение он срезал мясо с трубчатых костей и бросил их в самый жар, где костный мозг вскоре стал брызгаться и трещать.

— Это было пустяковое дело, Джейми, — сказал наконец Эуэсин. — Я подпустил их так близко, что они едва не наступили на меня. А вот тебе самая большая новость: на равнине за той грядой — олени, сотни оленей. Перекочёвка, вероятно, началась лишь несколько дней тому назад.

С трудом оторвавшись от приготовления мяса, Джейми задумчиво сказал:

— Может быть, это не так уж хорошо. Если олени подошли к лагерю Деникази два или три дня тому назад, то сейчас вождь, наверно, уже готов тронуться в обратный путь, на юг. Придётся здорово поторопиться, чтобы добраться до реки Замёрзшего Озера вовремя и не разминуться с ним.

Это здравое соображение, казалось, выбило у Эуэсина почву из-под ног. Но ничто не могло полностью испортить удовольствие от сытного мясного обеда после многих дней питания рыбой. Прежде чем лечь спать, Эуэсин подбодрил Джейми словами, полными надежды:

— Завтра мы достигнем реки и встретимся с Деникази.

Джейми, сытый и удовлетворённый, был готов поверить своему другу. Всю ночь ребята спали крепко, несмотря на приснившийся Джейми дурной сон. Ему снилось, что Деникази гребёт в своём каноэ где-то намного южнее, причём плывет без них.

День начался хорошо — тучи стали расходиться. Мальчики торопливо засунули остатки оленьего мяса в самодельные мешки и тронулись в путь.

Пересекая южный отрог горы, они увидели голубоватые очертания отдалённой цепочки холмов, которые, как им было известно, должны находиться на другом берегу той реки, куда они стремились. Внизу, на широкой равнине, небольшие стада карибу перемещались в сторону утреннего бриза. Это было не то массовое передвижение, о котором мальчики слышали. Однако присутствие оленей, даже в виде небольших стад, было добрым предзнаменованием и рассеивало чувство одиночества, неизбежное в тундре.

Приблизился вечер, погода испортилась, проливной дождь сомкнулся вокруг мальчиков так, что сквозь его пелену не стало видно горы Идтен-сэт, которая теперь находилась от них севернее. Им пришлось рано разбить лагерь, причём без костра, так как всё топливо промокло. Долгие часы до темноты они просидели раздражённые, тесно прижавшись друг к другу, чтобы согреться. Когда друзья в конце концов заснули, то их сон — беспокойная дремота до костей промокших людей — часто прерывался: они вскакивали и прыгали, пытались согреться. Уже на грани рассвета, когда густой туман скрывал всё вокруг, Эуэсин не смог дольше терпеть напряжения.

— Пошли, Джейми, — сказал он. — Попытаемся найти нашу реку.

Скудно позавтракав — съели остатки мяса, — ребята снова тронулись в путь, осторожно выбирая дорогу по неровной местности. Неожиданно Эуэсин остановился, да так внезапно, что Джейми налетел на него.

— Слушай! Ты слышишь что-нибудь?

Джейми напряг слух. Сквозь серую перину тумана до него донеслось слабое и невнятное бормотание. Секунду он не мог понять, что это, но, сообразив, закричал:

— Пороги! Мы, очевидно, близко от реки!

Спотыкаясь о смутно различимые камни и падая, мальчики спустились по крутому склону и наконец различили тусклый блеск потока. Они увидели реку, и это несомненно была та самая река, к которой они стремились.

— Двинемся вверх по течению, — предложил Эуэсин. — На берегу должны попадаться ивы, мы сможем развести костёр и просушиться.

Через несколько сотен метров они натолкнулись на группу карликовых ив, и скоро уже потрескивал большой костёр, готовилось свежее мясо.

— Даже при тумане они обязательно заметят наш костёр, — сказал Эуэсин. Джейми согласился.

Теперь они чувствовали себя в безопасности, так как рано или поздно каноэ Деникази обязательно появятся здесь на своём пути на юг. Той ночью друзья спали спокойно, согревшиеся, обсохшие, сытые и убеждённые в том, что теперь их тяжёлые испытания позади… Им бы не спалось так сладко, если бы они знали, что происходило в это самое время в нескольких милях от них…

Расставшись с мальчиками на Месте Большой Охоты, Деникази быстро прошёл западный рукав озера Идтен-туа. Потом, почти не останавливаясь для отдыха, погнал своих людей по суше — искать цепочку волоков, ведущих к реке Замёрзшего Озера. Но и через пять дней после выхода из лагеря у Места Большой Охоты они не встретили никаких признаков оленей. С большим опасением Деникази продвинулся вперёд до места, где в старину разбивало свой лагерь бродячее племя идтен элдели.

В этом месте раскинулось довольно большое озеро, зажатое с двух сторон крутыми холмами. Береговая полоса была густо усеяна белыми костями многих тысяч оленей, в течение многих лет ставших жертвами безымянных охотников. Особенно важным было то, что здесь находились остатки «оленьей ограды». Эта ограда, построенная охотниками идтен элдели примерно два столетия тому назад, состояла из ряда каменных столбов, протянувшегося под углом к склонам западных холмов. Столбы, каждый высотой около трёх футов, были установлены на расстоянии тридцати футов друг от друга и внешне сильно напоминали фигуры людей, стоявших на коленях. В одном месте в ряду столбов был оставлен узкий проход и по обе стороны от него стояли укрытия из камней, сооружённые для чипеуэев-лучников.

Деникази знал об этой оленьей западне из древних сказаний и именно на этом месте решил дождаться оленей, которые вот-вот появятся.

Долго ждать не пришлось. Огромные стада пришли несколькими днями позже — в то самое время, когда Джейми и Эуэсин совершали нелёгкий путь к Идтен-сэт.

За несколько часов люди Деникази убили столько оленей, сколько могли увезти. Сердца индейцев были полны радости. Хорошая охота означала: скоро они прогонят призрак голодной смерти из стойбищ идтен элдели на озере Кэсмир.

Но нельзя было терять ни минуты. Работая не смыкая глаз, днём и ночью, охотники разрубали добычу на куски и покрывали карликовые кустарники тонкими ломтиками мяса — так они сушили мясо. За несколько дней вяленое мясо было готово к упаковке в мешки из оленьей кожи. Закончив сборы, Деникази повернул к дому.

Продвигаясь вперёд невзирая ни на туман, ни на дождь, индейцы за один дневной переход покрыли расстояние от озера у «оленьей ограды» до реки Замёрзшего Озера. Они остановились на ночёвку всего в десяти милях ниже по течению от того места, где ночевали Эуэсин и Джейми.

Было далеко за полночь. Все спали. Бодрствовал только индеец, стерегущий костёр. Он отошёл от лагеря футов на двести, чтобы набрать ивовых веток, когда лёгкий шорох заставил его подозрительно осмотреться.

Облака разошлись, выглянула луна, и на миг равнину залил бледный холодный свет. В это короткое мгновение индеец увидел призрак. Охваченный ужасом, он сначала окаменел, потом помчался назад к спящему лагерю, издавая тревожные крики.

В лагере поднялась страшная суматоха. Слово «эскимосы» было у всех на устах, так как перепуганные индейцы не сомневались, что на них собирается напасть враг. Сторож у костра заметил всего-навсего «что-то», похожее на закутанного в меха человека; но в том напряжённом состоянии нервов, в котором непрерывно находились индейцы в течение долгих недель, проведённых на границе страны эскимосов, этого было достаточно. Не считаясь с темнотой, не думая о порогах реки, чипеуэи бросили свои каноэ в воду и стремительно понеслись вверх по течению. Индейцы гребли так, как будто за ними гналась толпа дьяволов. Перед рассветом их каноэ бесшумно проскользнули мимо места, где двое друзей спали у остывшей золы догоревшего костра…

Глава 12. Река замёрзшего озера

На рассвете друзья выползли из своих «спальных мешков» — плащей из оленьей кожи. С северо-запада дул лёгкий бриз, разнося по равнине слабый запах коровника. Джейми с удивлением принюхался, не понимая, откуда было взяться такому аромату. Он вскарабкался на холм около лагеря и посмотрел за реку. Наконец-то он увидел долгожданные гигантские стада! Они двигались на юг нескончаемым потоком, длинными извилистыми цепочками, где каждый олень шагал вслед идущему впереди. Тридцать или сорок таких цепочек — некоторые из них длиной до двух миль — были видны одновременно. Они походили на гигантских коричневых змей, переползающих через большую луговину.

С берега реки, где он набирал воду, Эуэсин позвал своего друга.

— Иди скорей сюда! — крикнул он. — Покажу кое-что!

Джейми подошёл к нему, и Эуэсин указал на береговую линию у их ног. По кромке воды протянулась примерно однофутовая полоса из беловатой массы, походившей на войлочный мат. Полоса шла по обоим берегам реки, вверх и вниз по течению, насколько хватал глаз.

Джейми подцепил пригоршню странной массы.

— Послушай, да это же оленья шерсть! — воскликнул он.

Эуэсин широко улыбнулся.

— Ты смог бы сделать из этого тюфяк? — спросил он. — Чипеуэи, бывало, делали.

— Откуда взялось всё это? — поинтересовался Джейми.

— От оленей. Как раз теперь они начинают сбрасывать свои летние шубы и волос на шкуре держится слабо. Где-то выше по течению стада переплывают реку и теряют при этом столько шерсти, что на много миль по кромке воды протягивается этот войлочный мат.

Джейми попытался представить себе количество оленей, потерявших столько шерсти, но понял, что подсчитать подобное ему не под силу. А в этом не было ничего удивительного: осенним потоком в сторону лесов по долине реки Замёрзшего Озера двигалось более четверти миллиона карибу.

— Во всяком случае, ясно, что мы находимся на той самой реке, — сказал наконец Джейми. — Не может быть другой долины, по которой двигалась бы такая же уйма оленей. Не направиться ли нам по бережку поискать следов Деникази?

Прихватив с собой небольшой узелок с мясом, друзья зашагали вверх по течению реки.

Целый час они шли не торопясь, а по противоположному берегу продолжалось нескончаемое шествие оленей. Джейми обратил внимание, что это в основном оленухи и оленята не старше одного года.

— Что это значит? — поинтересовался он.

— Оленухи с оленятами идут всегда первыми, — объяснил Эуэсин. — По-видимому, их рано начинает тянуть в леса. А быки — другое дело. Когда в октябре наступит брачный сезон, то целый месяц им будет не до еды и отдыха. Поэтому сейчас они ещё пасутся севернее, накапливают жир, чтобы продержаться целую осень. Они двинутся на юг только через пару недель…

— Глянь-ка туда, вниз! — прервал его Джейми.

В укромной ложбине у берега виднелись явные следы лагерной стоянки. Вне себя от возбуждения друзья поспешно спустились к кострищу первого лагеря Деникази на этой реке во время его движения на север. Много признаков указывало на то, что лагерь покинут недавно. Сердца мальчиков наполнились радостью: они обнаружили укрытый запас продовольствия — немного вяленой рыбы, чай и мешочек с мукой. Очевидно, этот провиант предназначался для использования на обратном пути, а он не тронут. Это убедительно свидетельствовало, что Деникази всё ещё где-то севернее.

На самом же деле Деникази и его люди проплыли мимо этого запаса провианта в предыдущую ночь, во время своего панического бегства. При большом грузе мяса им не стоило задерживаться из-за припрятанного на обратный путь продовольствия. Сейчас идтен элдели уже приступили к преодолению длинной цепи волоков на пути к озеру Идтен-туа.

Почти успокоенные и совершенно уверенные, что их подберут самое позднее через день, ребята возвратились в свои лагерь и остаток дня ждали своих спасителей, отдыхали и объедались мясом карибу. С того жуткого момента на порогах неподалёку от Каменного Дома они впервые не ощущали тревоги. Этот отдых очень помог выздоровлению Джейми: он обнаружил, что снова может ступать на повреждённую ногу и не чувствовать боли.

В полдень следующего дня мальчики решили двинуться по берегу реки на север — навстречу своим спасителям.

Погода стояла чудесная, и ходьба доставляла удовольствие. Много птиц летело на юг. С тундрового озерка тяжело поднялась стая канадских гусей и, издавая волшебные трубные клики, исчезла в ясном небе. Облачками пыли перед мальчиками вспархивали стайки краснозобых коньков — маленьких птичек, похожих на воробьев. На берегах реки свистели и кричали кроншнепы и золотистые ржанки. По всему пути из болотистых низин, поросших ивняком, доносилось квохтанье сотен выводков белой куропатки. Птицы было много, но друзья не стреляли, так как при них был запас, оленьего мяса ещё на несколько дней.

К вечеру, когда мальчики не нашли никаких следов чипеуэев, вновь ожило чувство растерянности. В ту ночь они часто просыпались. Утром Джейми не мог не высказать своих сомнений.

— Не кажется ли тебе, что они могли отправиться домой другим путём? — неожиданно спросил он.

— Нет, — решительно возразил Эуэсин. — Они всё ещё должны находиться недалеко от нас ниже по течению. Мы будем идти ещё целый день: надо найти их лагерь или увидеть их каноэ, прежде чем наступит ночь.

Нетерпение и беспокойство убыстряли их шаг. Часам к трём ребятам открылось большое озеро. Зная, что охотники идтен элдели должны были выбрать западный берег, где находились олени, мальчики перешли через реку. Вода текла быстро, но было не очень глубоко, и, выбрав мелкий участок, они то вброд, то прыгая с камня на камень преодолели эту преграду. Стоило им вскарабкаться на противоположный берег, как в нос ударил резкий запах.

— Пахнет дохлятиной! — сказал Джейми, морща нос от отвращения.

Короткие поиски всё прояснили. За бугорком лежал мёртвый карибу, который был явно убит из ружья. Этот факт очень обрадовал мальчиков.

Ускорив шаг, они двинулись по западному берегу озера, освещаемые последними лучами заходящего солнца. Вдруг далеко впереди Эуэсин заметил мерцающий свет.

— Лагерный костёр! — завопил он.

Джейми мигом поднял винтовку и сделал с полдюжины сигнальных выстрелов. Холмы по обоим берегам реки откликнулись эхом, но ответного сигнала не последовало. Замирающие звуки пальбы сменила полная тишина, а далёкий мерцающий огонёк мигнул и исчез.

Озадаченные мальчики молча посмотрели друг на друга.

— Может быть, мы их напугали? — сказал Джейми с надеждой в голосе. — Ведь они же не знают, что мы здесь. Могли подумать, что стреляют эскимосы, ну и загасили костёр.

Оба ухватились за такое объяснение. В тот вечер уже не стоило идти дальше, тем более что, если Джейми прав, наткнуться на группу идтен элдели в темноте было бы просто опасно. В конце концов, не потрудившись развести костёр, мальчики разбили лагерь и под тёплыми одеялами заснули беспокойным сном.

Когда Джейми проснулся, Эуэсин стоял на валуне и, напрягая зрение, старался различить на севере признаки дыма от утренних костров чипеуэев. Никакого дыма не было. По всему видимому пространству долины на юг беспечно шли и шли бесконечные колонны карибу. Эта мирная картина будила в сердцах мальчиков чувство близкое к панике.

Оба знали, что, если бы севернее находились охотники, олени были бы встревожены.

— Пошли, — сказал Джейми, — обойдёмся без завтрака. Давай двигаться быстро. Если то, что мы видели вечером, был костёр Деникази, то мы дойдём до него к полдню. А если нет… то…

Он не закончил предложения. Страшная мысль, что они каким-то образом разминулись с индейцами, переставала быть только догадкой.

Друзья зашагали вперёд, стараясь двигаться как можно быстрее. Незадолго до полдня, когда они оказались против одного утёса на западных холмах, их внезапно ослепила яркая вспышка света. Понять, откуда взялся сверкнувший луч, было нетрудно. Наверху утёса пластинка кварца или слюды ловила солнечные лучи и пускала зайчики, словно гладкое зеркало. Сердца друзей забились тоскливо: они поняли, что это-то и был их «костёр», увиденный накануне вечером.

Страх всё больше завладевал их сердцами, но они угрюмо шагали и шагали и вскоре после полдня достигли наконец «оленьей ограды».

Проход в ограде находился близко от берега озера, а лагерь, где чипеуэи разделывали свою добычу, был совсем рядом. Ребятам не составило труда обнаружить его, так же как и разобраться в зловещем значении для них всего увиденного.

Кости от множества карибу рассказали об успешной охоте — несколькими днями раньше.

Полные отчаяния, друзья пытались обнаружить какой-нибудь признак того, что индейцы, может быть, всё-таки пошли дальше на север. Таких признаков не оказалось. Наоборот, было совершенно очевидно: идтен элдели оставались здесь не более того времени, которое потребовалось, чтобы убить много оленей и провялить мясо — столько мяса, сколько нужно, — и нагрузить им свои каноэ до предела. Помня о том, как ждут мясо в далёких стойбищах, мальчики поняли, что надежды больше никакой не осталось. Теперь они твёрдо знали: охотники уплыли домой.

Когда Джейми заговорил, голос его дрожал:

— Эуэсин, как мы могли разминуться с ними? Как мы могли?

Эуэсин не знал, что ответить. Его также обескуражило сознание того, что спасение, в котором они были уверены, не придёт, надеяться не на что. Нет никакой надежды даже на то, что Деникази вернётся, когда услышит, что ребята пропали. Если бы он всё-таки стал искать их, то только по реке Кейзон. Друзья пошли на риск и — проиграли.

Чтобы не думать об их отчаянном положении, Эуэсин занялся разведением костра из кучи ивовых веток, оставленной чипеуэями. Он аккуратно развесил вокруг огня куски мяса для обжаривания. С унаследованной от предков покорностью судьбе, он отказывался думать об ошибках, которые уже принадлежали прошлому.

С Джейми всё было по-другому. Будущее ощущалось совсем рядом и страшило его. Он знал, что ближайшие друзья — на расстоянии трёх сотен миль плавания на каноэ, а у них с Эуэсином нет лодки. Лето кончалось, и задолго до того, как они смогут прошагать даже малую часть пути до дома, их настигнет зима и принесёт гибель.

Джейми думал о прошлом: о своём дяде, об озере Макнейр, и, наконец, его мятущиеся мысли вернулись к Большому Каменному Дому — причине всех их бед. «Я виноват во всём этом, — размышлял он. — Я втянул Эуэсина в пагубный поход».

Он вынул из кармана тонкую свинцовую пластинку, которую взял из древней норвежской могилы, и собрался выбросить её, но что-то его удержало. Он почувствовал, что подавленное настроение улетучивается и в его сердце возвращается мужество. Джейми глядел на пластинку и думал: «Те древние викинги проплывали по океанам тысячи миль в таких лодках, в каких мы не поплыли бы даже по Оленьему озеру! Они бесстрашно исследовали тундровые пустоши тысячу лет тому назад, а может быть, и раньше. С той отдалённой поры едва ли хоть один белый человек совершил подобный подвиг. Викинги ничего не боялись!»

Джейми медленно положил пластинку в карман и встал. Он начал говорить, и, хотя его голос слегка дрожал, внешне он был спокоен. Джейми Макнейр стал уже почти взрослым.

— Нам надо смотреть правде в лицо, — сказал он. — У нас нет никаких шансов выбраться отсюда живыми до наступления зимы. Но если эскимосы могут жить здесь зимой, то сможем и мы!

Эуэсин улыбнулся. Поднявшись с земли, он встряхнулся, как будто желая сбросить с себя давивший его груз дурных предчувствий.

— Вот это разговор индейца кри, Джейми, — сказал он. — Хороший разговор! Ты прав. Если мы сможем обеспечить себя пищей, одеждой и жильём, всё будет в порядке, а мы сумеем обрести всё это, если по-прежнему приложим все силы. Потом, зимой, мы сможем сделать сани, нагрузить их запасом мяса и двинуться к дому по суше, прямиком.

От вспыхнувшей надежды на возвращение в селения кри чёрные глаза Эуэсина заблестели. Ему ярко представилось такое событие: они вернутся уже не мальчиками, а закалёнными в борьбе с природой искателями приключений, с такими рассказами о пережитом, что даже старейшины племени будут слушать их с глубочайшим почтением.

Джейми уловил в голосе друга нотки гордости и сам почувствовал прилив сил, готовность принять вызов, брошенный им судьбой.

— Мы будем ставить ловушки на белых лис, — сказал он возбуждённо. — А когда вернёмся, то будем не только знамениты, но и богаты.

Стараясь не думать о трудностях, с которыми неизбежно придётся столкнуться, мальчики сидели на корточках у костра и болтали. Планы рождались, отвергались и снова возникали. Друзья болтали, пока не утомились от этого непривычного для них занятия. Потом возбуждение улеглось и мальчики почувствовали себя пленниками пустынных полярных равнин. Предмет весёлой болтовни казался теперь всего-навсего несбыточной мечтой.

Пламя костра ярко вспыхнуло, и при этом неожиданном всплеске света Эуэсин и Джейми обменялись напряжёнными взглядами.

Вдруг Джейми вскочил на ноги.

— Хватит! — закричал он. — Мы достаточно потрепались! Теперь давай жить и исполнять задуманное!

Глава 13. Планы и приготовления

К утру острота первого восприятия случившегося притупилась и друзья приготовились к борьбе со всеми трудностями.

Бодрящая болтовня не могла отвлечь от мысли, что предстоит прожить много месяцев в одной из самых неуютных точек земного шара — самостоятельно, без чьей-либо помощи, рассчитывая лишь на свою смекалку да скудный набор инструментов и оружия.

Для того чтобы только выжить, им следовало оставаться на одном месте и приложить всю энергию к созданию запасов продовольствия, топлива и шкур карибу — для одежды и укрытия от непогоды. Любая попытка двинуться на юг пешком с их снаряжением была обречена на провал, так как зима стояла уже не за горами. Выпадал снег, и тундровые пустоши оказывались пустынями — в них нельзя было найти ни пищи, ни крова.

К счастью, день выдался ясный и теплый. Великие равнины выглядели даже приветливыми, а присутствие движущихся стад оленей и шумная суета птиц помогали мальчикам сохранять приподнятое настроение и начать приготовления к зиме.

Прежде всего следовало учесть всё, чем они располагают: охотничья винтовка и к ней девяносто патронов, топор с укороченным топорищем, длинный охотничий нож, два небольших складных ножа, прочная леска с единственным крючком, кусок жаберной рыболовной сети, напильник, весло, которым Джейми пользовался вместо костыля, пятьдесят футов каната толщиной в полдюйма, жестяной «чайный котелок», старая сковородка, прибор для добывания огня, изготовленный Эуэсином, свинцовая пластинка из могилы викинга, около десяти фунтов сушёной рыбы и свежей оленины. Сюда следовало добавить ветхие одеяла и одежду мальчиков, которая была на них. Их галоши и мокасины от длинных переходов по суше почти развалились, а штаны и куртки были тонкие да к тому же сплошь в дырах.

В целом снаряжение оставляло желать лучшего, но Эуэсин был оптимистом.

— Может быть, тут не всё, что нам надо, — говорил он, — но для начала неплохо. Всё, в чём мы нуждаемся, мы можем взять у этой страны. Главное, можем убить оленя, а олень доставит нам кроме пищи и одежды множество полезных вещей.

Джейми посмотрел через плечо в сторону прохода в «оленьей ограде». Там двигался непрерывный поток оленух с оленятами.

— Не пора ли нам начать отстрел? — спросил он с волнением. — Может быть, скоро все олени уйдут.

Беспокойство Джейми можно было понять. Казалось невероятным, чтобы движение с Севера таких огромных масс карибу могло продлиться ещё некоторое время. И было ясно, что для мальчиков эти олени — источник сохранения жизни.

Эуэсин отрицательно мотнул головой. Потом он объяснил, почему не надо спешить. Прежде всего сейчас было бы намного труднее сохранить мясо, чем, дождавшись наступления холодов, сразу его замораживать. Но ещё важнее было другое: крупные олени-самцы, подход которых ожидался, намного ценнее, чем оленухи. Шкура самцов прочнее и лучше во многих отношениях… Быки жирнее. Это жизненно важно, так как каждый, кто пытается пережить северную зиму на чисто мясной диете, должен есть много жира. Жиром можно также заправлять примитивные лампы, а в стране, где зимняя ночь длится не один месяц, любое освещение совершенно необходимо.

Эуэсин считал, что теперь им следовало убить только нескольких оленей и сберечь драгоценные патроны до того момента, когда перекочёвка самцов достигнет высшей точки. Не совсем убеждённый, Джейми согласился ждать. Но у него сразу возникло другое сомнение.

— А как нам быть с топливом для костра? — поинтересовался он.

На этот раз растерялся Эуэсин. Было ясно, что стоит выпасть снегу, как сразу же будет невозможно собирать достаточное количество веток карликовой ивы для приготовления пищи; об обогреве не могло быть и речи. А другого топлива тут вообще нет.

— Давай не будем волноваться из-за дров, сейчас это не самое главное, — сказал наконец индеец. — Давай решать вопросы по порядку, а не все разом.

— Ладно, — согласился Джейми. — Мне кажется, что прежде всего нам требуется какое-нибудь укрытие; потом достаточное количество продовольствия — надо продержаться до подхода самцов карибу — и, наконец, шкуры для изготовления одежды: морозы не заставят себя ждать.

Эуэсин встал и схватил винтовку.

— Олени дадут нам и первое, и второе, и третье, — ответил он. — Пошли охотиться.

Мальчики зашагали вдоль ряда каменных столбов, пока не достигли прохода в ограде. Олени заметили их приближение, неуверенно отступили и стали топтаться на некотором расстоянии от ограды. Однако животные не были по-настоящему напуганы. Они упорно стремились пройти сквозь ограду и продолжить своё движение на юг.

Ребята скользнули в округлое укрытие в начале прохода, сложенное из камней, и затаились, присев на корточки. Ветра, который мог бы донести до оленей запах человека, не было, и спустя некоторое время стада снова приблизились к ограде. Вожаки ступали осторожно, высоко поднимая ноги. Они задирали головы, раздували ноздри и с громким фырканьем втягивали воздух, стараясь учуять опасность.

— Подождём ещё немного, — прошептал Эуэсин, когда олени подошли вплотную. — Пусть они забудут о нас. Вот тогда мы сможем выбрать стадо нам по вкусу.

Старая оленуха, сопровождаемая двумя оленятами, храбро бросилась в проход и галопом помчалась на юг. Следом за ней двинулись мелкие стада. Через несколько минут поток животных снова стал плотным и непрерывным.

Джейми начал считать проходивших оленей, но, досчитав до тысячи, махнул рукой на это бесплодное занятие.

— Никогда не думал, что даже во всём мире наберётся такая масса оленей! — прошептал он.

Эуэсин промолчал. Вместо ответа он сжал руку Джейми и кивнул в сторону медленно приближавшегося плотного стада голов в шестьдесят. Это были в основном молодые, упитанные оленухи с лоснящимся мехом. Одни оленята трусили позади своих матерей, другие стремительным броском обгоняли их и шли впереди стада.

— Вот это то, что требуется! — пробормотал Эуэсин. — Я буду стрелять, а ты приготовься добить подранков, когда я прекращу огонь!

Возбуждённый Джейми всё же ощутил острое нежелание убивать приближавшихся оленей. Они были такие доверчивые, такие величественные и полные жизни, что одна мысль о предстоящей бойне была ему ненавистна.

— Обязательно ли нам убивать именно маток? — прошептал он просительно. — Что будет с их оленятами?

— Забудь об этом, — отрывисто бросил Эуэсин. — Мне это отвратительно не меньше, чем тебе. Но с оленятами ничего не случится. Они уже достаточно взрослые, проживут самостоятельно.

Спорить было не время. Стадо втянулось в проход. Стоявший на коленях Эуэсин подался всем телом вперёд, для устойчивости положил винтовку на камень и начал стрелять. Быстрыми, но меткими выстрелами он свалил двух шедших впереди животных, затем, повернувшись вполоборота, подстрелил ещё трёх оленух в хвосте стада. Олени в середине стада отпрянули назад и испуганно зафыркали, но не обратились в бегство, так как спереди и сзади путь был отрезан телами мёртвых животных. Некоторые стояли как вкопанные на месте, и их большие глаза искали признака опасности. Они поняли, что случилось, лишь когда запах свежей крови достиг их чутких ноздрей. Тогда олени бросились врассыпную, — но было поздно. Винтовочные выстрелы следовали методично и быстро один за другим. Когда стадо вырвалось из смертельной западни, на каменистой земле осталось лежать девять трупов, а около них растерянно бегали три оленёнка.

Эуэсин опустил винтовку и отвернулся. Джейми понимал, что чувствует Эуэсин. Это была бойня. «Вроде стрельбы по коровам в хлеву», — подумал Джейми. Он был очень рад, что Эуэсин не поручил ему совершить чёрное убийство.

Тяжело вздохнув, Джейми взял большой нож и направился к убитым оленям. Только потому, что это было абсолютно необходимо, ему удалось собраться с силами для исполнения порученного дела. К счастью, все карибу были мертвы, и мальчику не пришлось их приканчивать. Но надо было освежевать туши. Джейми неуклюже принялся за эту грязную работу и, поглощённый ею, не сразу заметил, что один оленёнок подошёл к нему вплотную, издавая беспокойные звуки, похожие на хрюканье. Джейми попытался отпугнуть его, но малыш не сдвинулся с места, стоял, широко расставив передние ноги, и обнюхивал одежду мальчика. Тогда Джейми постарался не обращать на него внимания и сосредоточился на прерванной работе.

Подошёл Эуэсин и молча принялся помогать ему. Умело, почти механически мальчик-индеец снял шкуры и разрубил туши. Задние и передние ноги он сложил в одну кучу. В другую пошли вырезки, полосы нежного мяса со спины, языки и очень ценные пучки сухожилий. Третью кучу образовали сердца, почки, печени и мясо грудины.

Ничто не выбрасывалось. Вынужденный убить беззащитных животных, Эуэсин старался не потерять ни кусочка мяса. Наконец друзьям удалось управиться с делом.

Только тогда Эуэсин заговорил.

— Вот и закончили, — сказал он. — Теперь давай перетаскивать всё это в лагерь.

Джейми вытер нож о мох.

— А скелеты и разные ошмётки? — спросил он. — Если мы оставим их здесь, они отпугнут всех других оленей.

— Не беспокойся об этом, — ответил Эуэсин. — Глянь-ка вверх!

Джейми не заметил появления сотен серебристых чаек. Крупные белоснежные птицы устремились с высоты к проходу в «оленьей ограде» и теперь низко кружили в голодном хороводе, наполняя воздух пронзительными криками.

— Ты думаешь, они приберут за нас? — спросил удивлённый Джейми.

— Подожди — и увидишь, — ответил Эуэсин кратко.

После того как мальчики упаковали столько мяса, сколько могли унести на себе, Эуэсин накрыл остальное свежими шкурами и тщательно прижал их концы к земле камнями. Быстрым шагом мальчики дошли до лагеря, сбросили свою ношу и возвратились назад. Они отсутствовали всего десять минут, но, когда вернулись к ограде, Джейми с изумлением и отвращением увидел, что туши оленей исчезли под колышущимся, дерущимся, хлопающим крыльями месивом из чаек. Мальчика невольно передёрнуло, и он поспешил взвалить на плечи новый груз.

Стоило ему тронуться к лагерю, как к нему подбежал всё тот же оленёнок. На своих нескладных ножках малыш неуклюже затрусил следом, и от этого Джейми ещё сильнее ощутил свою виновность в убийстве. В лагере Эуэсин снимал с плеч тяжёлую ношу, когда оленёнок вдруг подбежал к нему и ткнулся носом в ноги. Мальчик-индеец не заметил приближения животного. От внезапного прикосновения он испуганно вскрикнул и отчаянным прыжком перемахнул через добрую половину площадки лагеря.

Джейми весело фыркнул.

— Сдаётся, ты нашёл друга, — сказал он.

Эуэсин растерянно улыбнулся:

— Думаю, раз я убил его мать, то обязан теперь стать ему приёмным отцом.

— Может быть, он уйдёт и прибьётся к другому стаду, — сказал Джейми. — А если не уйдёт, то попытаемся обучить его тянуть сани, как работают северные олени у лапландцев.

Оленёнок отказался уходить. Друзья закончили переноску в лагерь мяса и шкур, а он всё ещё был с ними.

Теперь принялись готовить мясо впрок. Присев на корточки, мальчики стали нарезать оленину тоненькими, как вафли, пластами. Это было непростое дело, но Эуэсин уже имел опыт. Он приступил к этой работе так, как если бы чистил картофель: срезал с крупного куска мясо тонко, словно кожуру, слой за слоем и наконец добирался до кости. Когда было нарезано много мяса, Джейми забрал его и аккуратно развесил полоски на ветках карликовых ив. Под лучами яркого солнца мясо сразу начало подсыхать.

Затем Эуэсин взялся за шкуры. Выбрав песчаное ровное место, он растянул на нём шкуры мехом вниз и камнями закрепил края. Потом закруглённым концом лезвия ножа индеец тщательно соскоблил остатки мяса. Кожа оказалась голубоватого цвета, и Эуэсин заметил, что она не первого сорта, для одежды не годится, но для палатки сойдёт.

Наступил черёд ещё одной работы: надо было отделить от длинных кусков мяса, срезанных со спины животных, трёхдюймовые ленты сухожилий. Эти ленты сухожилий длиной по три фута закрепили для просушки на весле, воткнутом вертикально в песок. К нижнему концу каждой ленты Эуэсин привязал по камню, чтобы сухожилия не закручивались и высохли прямыми.

— Что поделаешь, женская работа, — пожаловался Эуэсин. — Но нам скоро потребуются нитки из сухожилий.

До наступления сумерек всё намеченное было выполнено. Мальчики устали, но их радовало, что они хорошо поработали. После сытного обеда друзья забрались в самодельную палатку, сооружённую из камней, веток и невыделанных шкур.

Первый день новосёлов северной равнины закончился; он прошёл не зря. Девять шкур и достаточно оленины, чтобы приготовить сотню фунтов джэрки — вяленого мяса; запас ниток из сухожилий и много свежего мяса на ближайшее время. И самое главное: они приобрели друга. Оленёнок втиснулся под край палатки и доверчиво прильнул к боку Эуэсина. Джейми выдернул из подстилки пучок осоки и угостил малыша. Оленёнок с удовольствием схрумкал это лакомство. Джейми растянулся на одеяле и удовлетворённо вздохнул.

— Не так уж нам плохо, — сказал он не без гордости.

— Не слишком-то задавайся, — предостерёг его Эуэсин. — Нам ещё предстоит сделать очень многое.

Глава 14. Лагерь у «оленьей ограды»

На следующей неделе у друзей оказалось много неотложных дел и для беспокойства не оставалось времени. Погода начала меняться, и всё ясно говорило о том, что дни лета сочтены. Почти каждую ночь сильно подмораживало, утром маленькие тундровые озерца покрывал полудюймовый слой льда, который в разгар дня солнцу всё-таки удавалось растопить.

Солнце, к счастью, светило по-прежнему ярко, и за трое суток мясо, разложенное на ивовом кустарнике, высохло. Джейми аккуратно собрал вяленую оленину и упаковал её в грубые мешки, сшитые из «зелёных», то есть необработанных, шкур карибу.

Теперь главным вопросом стало сбережение тепла.

В самодельной палатке, защищенной только кустарниковой зарослью, зияло много дыр. Одежда у мальчиков была слишком тонкой, а обувь износилась до предела.

После одной особенно тяжёлой ночи, которую они провели в своей палатке без сна, дрожа от холода, Джейми решил серьёзно взяться за проблему жилья.

— Эуэсин, мы должны построить какой ни на есть дом, — сказал он. — Может быть, нам удастся построить из камней что-то вроде эскимосского иглу — ледяной хижины куполообразной формы. Если заткнуть все щели мхом и покрыть сооружение оленьими шкурами, то помещение получится достаточно тёплым.

— Надо пораскинуть мозгами! — откликнулся Эуэсин, всё ещё дрожавший от ночного мороза. — Ты возьмись за жилище, а я посмотрю, что можно сообразить насчёт одежды.

Джейми принялся за строительство. Кругом было много плоских камней; он насобирал их целую груду и сложил недалеко от костра. Затем начертил на песке круг диаметром около пяти футов. Орудуя вместо лопаты куском широкого рога с черепа старого карибу, он убрал внутри круга весь песок — слой толщиной около фута, — обнажив каменное основание площадки.

Затем Джейми начал укладывать плоские камни друг на друга, возводя кольцеобразную стенку.

В одном месте стены он положил длинный плоский камень на два других длинных камня, установленных вертикально.

Так он сделал входную арку — низкую и узкую, но такую, под которой можно было проползти на четвереньках.

Строить было нелегко. Не скрепляемые известковым раствором камни всё время норовили обрушиться внутрь и завалить сооружение. Когда стенка выросла до трёх футов, то стала угрожающе шататься, и Джейми не рискнул дальше наращивать её высоту.

Следующей задачей была крыша.

Поразмыслив, мальчик взял сломанное весло и положил его на камни поперёк будущего жилища — вместо стропила.

Затем он наломал охапку самых длинных ивовых прутьев, какие ему удалось найти, и сделал примитивное перекрытие; оно опиралось на стенку из камней и на остатки весла.

На это хлипкое основание кровли он накинул мехом вниз несколько шкур карибу.

Шкуры были уложены так, что образовывали к наружному краю стены скаты, по которым должны были стекать и дождь, и талая вода.

Вслед за этим пришлось собирать болотный мох и затыкать им многочисленные щели в стене. Потом Джейми забросил несколько охапок мха-сфагнума через дверной проём внутрь помещения и устлал им пол — получилась мягкая подстилка, что-то вроде тюфяка… Жилище было готово.

Постройка, к сожалению, выглядела далеко не внушительно.

Действительно, снаружи она очень походила на обыкновенную груду камней в этом сплошном царстве камня. Но внутри было тепло и даже уютно, а когда Джейми укрепил над входом полог из куска оленьей шкуры, маленькое каменное иглу стало казаться им почти роскошным, хотя в нём нельзя было ни вытянуться, ни встать во весь рост.

Тем временем Эуэсин трудился над изготовлением новых мокасин.

Хотя он часто наблюдал, как его мать и другие женщины-кри шили обувь, он никогда раньше не касался этого ремесла.

Он уселся за работу, твёрдо решив сделать всё от него зависящее, чтобы получилось хорошо.

Сперва надо было обработать шкуры.

Эуэсин отобрал три лучшие шкуры и погрузил их в тундровое озерко на два дня.

К концу этого срока волосяной покров стал легко отделяться от кожи, и мальчик без особого труда соскоблил волос лезвием своего ножа.

Затем он отрезал от шкур куски, покрывавшие ноги и лоб карибу. Эти куски кожи были жёлтого цвета, в мокром виде почти прозрачные и напоминали пергамент.

Эуэсин знал, что кожу полагается дубить, но это долгий и трудный процесс, а он не чувствовал уверенности в успехе подобного предприятия и взамен решил просто прокоптить шкуры. Он повесил шкуры над костром, в который накидал много мокрого мха, и потом время от времени смачивал шкуры водой.

Через несколько часов кожи стали грязно-коричневыми и Эуэсин решил, что их можно пускать в работу.

Вырезать заготовки для мокасин было несложно. Он снял со своей ноги изношенный лосиный мокасин, распорол швы, расправил кожу и аккуратно наложил её, как шаблон, на приготовленную шкуру.

Ловко орудуя ножом, мальчик выкроил требуемую заготовку.

Мокасин индейца кри такой формы, что его почти целиком можно вырезать из одного куска кожи. Потом заготовку сшивают по швам.

Сделать это не составляет особого труда — иголкой с ниткой. У Эуэсина не было ни того, ни другого, но, подобно всем жителям Крайнего Севера, он упорно стремился изготовить недостающий инструмент.

Он пересмотрел кости оленей, разбросанные вокруг лагеря, и отыскал лопатку молодого оленя, убитого охотниками Деникази.

Плоская середина кости была не толще одной восьмой дюйма, и из этой части лопатки мальчик вырубил кусок величиной с игральную карту и почти такой же тонкий.

Используя свой нож как стамеску, а камень как молоток, он аккуратно расщепил кость на множество кусков размером не крупнее зубочистки.

Острые с одного конца, куски оказались настолько гибкими, что не ломались даже согнутые вдвое. Но в этих осколках не было отверстия для нитки.

Эуэсин задумался, потом взял рыболовный крючок и, пользуясь его остриём, процарапал в толстых концах самодельных иголок по дырочке. Во время этой тонкой работы половина запаса иголок раскололась, но в конце концов в руках мальчика оказалось пять костяных игл; несмотря на их толщину, они вполне годились для шитья.

Вопрос о нитках решался проще.

Взяв один из мотков сухожилий, Эуэсин несколько минут вымачивал твёрдую, словно кость, ленту сухожилий в тёплой воде, пока она не стала мягкой и гибкой, как шёлк. Затем ножом он разделил полосу на отдельные жилы длиной примерно по три фута.

Теперь сын индейцев был готов к шитью мокасин. Протыкая отверстия в коже рыболовным крючком, Эуэсин принялся тачать швы. Вначале стежки получались неровными и слишком редкими, но у Эуэсина были ловкие руки, и скоро работа пошла не хуже, чем у женщин его племени.

Он выбрал для мокасин кожу с ног карибу — она прочнее и надёжнее, чем кожа на теле животного. Но тем не менее подошвы оказались тонкими — ведь кожа карибу уступает как по толщине, так и по прочности лосиной коже, которую обычно используют кри. Эуэсин восполнил этот недостаток, вырезав подметки из очень прочной кожи со лба оленя и подшив их снизу к мокасинам.

Готовые мокасины не отличались красотой, но казались достаточно прочными. Джейми рассмеялся, увидев такую обувь, но с большой радостью надел на ноги новую пару вместо старой, изорванной и стоптанной, которая едва держалась на его ногах.

Носки мальчиков уже давно износились, но когда они положили на дно мокасин слой мягкой травы вместо стельки, то ногам стало тепло и удобно. С одним серьёзным недостатком обуви пришлось считаться: снятые с ног мокасины из недублёной кожи быстро высыхали и становились твёрдыми, словно картон. Поэтому каждое утро перед обуванием в них наливали воду. Сначала ногам бывало холодно и мокро, но скоро становилось тепло, и более того: мокасины были почти непромокаемыми. Успешное изготовление обуви настолько ободрило Эуэсина, что он решил попытаться сшить зимние куртки (парки). Хороших шкур под рукой не было, и они с Джейми решили использовать захваченные с собой одеяла. Но скоро Эуэсин обнаружил, что портновское ремесло намного сложнее, чем кажется. В конце концов ему пришлось удовольствоваться двумя примитивными накидками, которые прикрывали только спину и грудь. До больших морозов их было достаточно, но индеец понимал, что наступит зима и ему придётся снова вернуться к сооружению одежды.

К концу недели пребывания в лагере у «оленьей ограды» друзья совершили ещё несколько чудес помельче и обеспечили себя всеми необходимыми вещами. Но они не только приобрели всё то, в чём остро нуждались, — само строительство иглу и изготовление одежды наполнили их сердца уверенностью в своих силах. Они были вправе гордиться результатами: «дом», мокасины, плащи и сотня фунтов вяленой оленины, которую можно хранить очень долго и которая равноценна пятистам фунтам свежего мяса. Очень много мяса! Когда Эуэсин посмотрел на их запас, то вдруг понял, что зимнее питание будет слишком однообразным.

— Как насчёт того, чтобы наловить рыбы? — предложил он в один прекрасный день. — Когда сегодня утром я ходил на озеро по воду, то видел много хариусов. Вот бы нам придумать, как поставить нашу сеть, — мы могли бы поймать уйму рыбы.

Им и прежде приходилось ловить рыбу сетями, но всегда с каноэ. Поставить сеть с берега — совсем другое, нелёгкое дело.

Имевшаяся жаберная сеть длиной в тридцать футов была в ширину фута четыре. К одной кромке крепились деревянные поплавки, а к другой — маленькие свинцовые грузила. В глубокой воде сеть плавала бы в вертикальном положении, но забросить её на глубокое место без лодки было трудной задачей.

— В этом озере нам её не поставить, — сказал Эуэсин, — но мы могли бы придумать, как поставить нашу сеть ниже по реке. Давай сходим посмотрим.

Захватив сеть, леску и пятьдесят футов тонкого каната, они направились по берегу озера туда, где из него вытекала река. Друзья дошли до истока реки за полчаса. Здесь они обнаружили порожистый водопад, а непосредственно под ним — маленький залив. Его вымыли в береге бурные воды потока. В холодной прозрачной воде заливчика ребятам удалось разглядеть серебристые тела озёрной форели и мерцающие тени — жирных полярных сигов.

— Если бы нам только удалось протянуть сеть поперёк этой бухточки, мы бы сразу смогли поймать всю рыбу, — сказал Джейми мечтательно.

Вдруг его осенило.

— Эй! — крикнул он. — Вынь-ка леску. Ты стой на этом мысочке, — распорядился Джейми, — а я пойду с леской на мысок по другую сторону залива, привяжу к концу камень и переброшу его тебе. Тогда ты привяжешь к твоему концу лески канат, а я перетяну канат к себе и он протянется поперёк залива. Потом нам останется привязать один конец каната к сети, завести её в воду, и сеть перекроет вход в залив!

Такой план привёл Эуэсина в восторг. Он весь загорелся надеждой.

— Давай! — закричал он. — Посмотрим, как это получится!

Джейми помчался вокруг заливчика на дальний мысок. Там он выбрал камень размером с яблоко и привязал к нему конец лески. Последовал неторопливый бросок, и булыжник плюхнулся в воду у ног Эуэсина. Тот быстро схватил камень, отвязал его и привязал к леске канат.

— Готово! — крикнул он.

Джейми начал тянуть леску и канат на свою сторону заливчика, и, когда у Эуэсина остался только конец каната, он изготовился привязать к канату сеть. Наконец сама сеть погрузилась в воду и скоро, прочно закреплённая с обоих концов камнями, оказалась натянутой поперёк входа в заливчик.

Шагая назад, к Эуэсину, Джейми с гордостью глянул на бурлящую воду. В ней смутно угадывалась притопленная сеть.

Друзья блаженно разлеглись на мягком мху у реки и наслаждались солнечным теплом. Под ними, на порогах, сотни рыб в отчаянной борьбе прокладывали себе путь вверх по течению, взлетая и падая в упорном стремлении преодолеть водопад.

— Даже рыба идёт на юг, — сказал Джейми с лёгкой досадой в голосе.

— Но не надолго, — бодро ответил Эуэсин. — Рыбы плывут вверх по течению только метать икру. Через несколько недель они снова двинутся на Север, в Большое Замёрзшее озеро, чтобы перезимовать там глубоко подо льдом. А если рыбы могут выдерживать здешние зимы, то сможем и мы. Вставай, посмотрим-ка, что там попалось!

Джейми сбегал на другую сторону и отвязал свой конец каната, потом присоединился к Эуэсину. Общими усилиями ребята стали тянуть сеть на мелководье; их возбуждение достигло высшей точки, когда стали видны крупные серебристые тела рыб, бьющихся и мечущихся в сети. Сопротивление рыбин тянуло сеть то вправо, то влево, и, лишь собрав все силы, мальчики сумели вытянуть свой улов.

— Глянь-ка на эту! — крикнул Джейми вне себя от восторга. — Не рыба, а целый кит!

Первая рыба, очутившаяся на мелководье, хлопала по воде хвостом и подпрыгивала. Она была громадна — озёрная форель длиной около пяти футов. Её большая пасть открывалась и захлопывалась со свирепым щёлканьем, а ряды острых как иглы зубов кромсали сеть так легко, как будто это была обыкновенная паутина. Эуэсин прыгнул в воду и одним ловким ударом по голове убил гиганта.

Когда сеть вытянули наконец на берег, то в ней оказалось столько рыбы, что только на извлечение её из сети ушёл целый час. Разложенный на мху улов выглядел внушительно. Тут было пятнадцать озёрных форелей длиной от двух до пяти футов, две дюжины хариусов — разновидности полярной форели — весом от трёх до четырёх фунтов каждый. Самым важным было то, что мальчики насчитали тридцать семь жирных сигов — королей среди всех полярных рыб, самых вкусных, самых жирных.

Когда друзья разделывали выловленную рыбу, у Джейми прямо слюнки текли от предвкушения вкусной еды.

Затем, прикрыв камнями то, что не в силах были унести, ребята взвалили мешки с рыбой на плечи и зашагали к своему жилью.

Когда лагерь окутало бодрящее дыхание ночи, ветерок подхватил и унёс аппетитный запах жареного сига. Двое друзей лежали у костра в состоянии полной сытости и удовлетворённости. Джейми вздохнул и проговорил:

— Вот бы всегда чувствовать себя так, как сейчас: я бы смог прожить здесь целую вечность и мне бы не надоело! — Он снова глубоко вздохнул.

Эуэсин улыбнулся:

— Кри любят говорить: «Мужество приходит не от гордого сердца, а от полного желудка!» Поэтому мы должны быть сильными и очень храбрыми! — Он на мгновение умолк и добавил: — Нам понадобится всё наше мужество, всё без остатка. — Эуэсин не мигая смотрел на темнеющую равнину и теперь уже не улыбался.

Глава 15. Укромная долина

Однажды утром, когда друзья выползли из своего маленького каменного иглу, они обнаружили, что землю припорошило снегом. Снег напомнил им о том, о чём они старались не думать. Зима была уже у самого порога, а вопрос о топливе оставался нерешённым. Им удавалось набирать ивовых веток только для нужд одного дня, а ребята знали, что скоро низины, в которых росли ивы, заполнятся сугробами плотно спрессованного снега.

Им было не по силам разгрызть трудный орешек, и они старались отмахнуться от нерешённой проблемы, а заботиться только о запасе продовольствия. Сеть подарила им порядочное количество рыбы, и они подготовили улов для зимнего рациона. Большую часть сигов, а также мелких форелей выпотрошили, распластали и повесили сушить над дымным костром из мха и свежих прутьев ивы. Насчёт того, как сохранить крупную рыбу, Джейми пришла в голову ещё одна мысль. Как-то он дёргал на болоте рядом с лагерем белый торфяной мох-сфагнум, который покрывал болотце сплошным ковром, и неожиданно наткнулся на лёд. Когда мальчик удалил весь мох, то на глубине нескольких футов ниже поверхности земли перед ним предстала широкая жила чистого льда, похожая на замёрзший поток. Это действительно была замёрзшая река. Очень-очень давно через это болото текла она и, наверное, во времена великих ледников промёрзла до дна. Река так никогда и не оттаяла. Когда же ледники отступили, поверх ледяной реки вырос мох. Мох старел, отмирал, сменялся новой порослью. Теперь замёрзший поток лежал укрытый двухфутовым слоем мха-сфагнума, а этот мох очень хорошо удерживает тепло. Никакая летняя жара не могла коснуться мёртвой реки, обречённой на вечное забвение и покой.

Джейми быстро нашёл применение для этого пласта льда. Вместе с Эуэсином они топором вырубили во льду глубокую яму, уложили туда выпотрошенные тушки крупной форели и прикрыли мхом. За один день рыбины замёрзли и стали твёрдыми как камень. В лагере появился морозильник. Мороженую рыбу друзья стали класть в глубокие ямки во мху, надёжно прикрывая сверху. Джейми думал, что крышка из мха — достаточная защита, но Эуэсин объяснил, что зимой в тундре будет множество голодающих. Появятся разбойники, они быстро почуют запах рыбы и постараются добраться до их запасов.

— Когда наступит зима, нашим злейшим врагом окажется оминачи — росомаха, — объяснил Эуэсин. — Звероловы называют её обжорой. Она — умная ворюга. Если росомаха проникнет в наши тайники с продовольствием, то съест или перепортит всё; тогда уже нам придётся умирать с голоду. Прикрой эту рыбу грудами камней, если не хочешь потом голодать.

Так над спрятанной рыбой появились большие груды камней; выросли они и над запасами вяленого мяса карибу. На вершине каждой груды Эуэсин положил по черепу карибу рогами вверх.

— Это наш приметный знак, — объяснил он. — При глубоких снегах мы ни за что не сможем отыскать наши тайники без каких-нибудь вех для ориентировки.

Рыба и мясо были не единственными видами продовольствия, которым запаслись мальчики. От прикосновения мороза листва карликовых кустарников на равнине пламенела оранжевым цветом, а маскеги выделялись ковром низкорослых растений с ярко-жёлтыми листочками. Не верилось, что от них может быть какая-нибудь польза, но Эуэсин аккуратно нащипал с этих растений целую кучу листочков, ещё не убитых морозом. Он высушил листочки на сковородке и набравшиеся пятнадцать фунтов сушёных листьев упаковал в мешок из оленьей кожи. У индейцев, живущих на Севере, есть много названий для этого растения, но белые называют его лабрадорским чаем. Когда листочки заваривают в кипящей воде, то получают сносный заменитель чая, и той зимой ему предстояло стать единственным напитком для друзей, не считая, конечно, холодной воды.

Однако скудная полярная растительность подарила ещё одно, и весьма приятное, добавление к их запасам продовольствия. В низинных маскегах, во мху, прятались кустики вороники и толокнянки. На поиски и сбор этих ягод у мальчиков ушло целых два дня, но им удалось набрать около пятидесяти фунтов сморщенных мелких ягод, наполовину высохших. Чтобы они позднее не забродили, их досушили над костром. Затем Эуэсин смешал эти ягоды пополам с перетёртой в порошок вяленой олениной (оленину растирали между двух камней) и кипящим оленьим жиром. Получившуюся неаппетитного вида смесь порциями разлили и дали застыть в виде плиток, которые тщательно завернули в оленью кожу и спрятали. Это был пеммикан, и Эуэсин объяснил, что пеммикан станет их самой жизненно важной пищей, когда они тронутся в долгий зимний путь на юг, в леса.

Собирая ягоды, они встретили уйму конкурентов. Морозы пригнали сюда с Севера множество белых куропаток (птармиганов). Готовясь к зиме, полярные курочки уже начали приобретать окраску под цвет снега. Они кормились ягодами такими большими стаями, что покрывали землю, словно свежевыпавший снег.

Птицы выглядели жирными и вкусными. Друзья бросали на них жадные взгляды, но не смели тратить драгоценные патроны на такую мелкую дичь, и обеды с курятиной не состоялись. Эуэсин не согласился израсходовать хотя бы один патрон даже на гусей, которые задержались на тундровых озерках.

Стада самок карибу уменьшились настолько, что иногда у «оленьей ограды» вообще не видно было ни одного оленя. Джейми это очень беспокоило, хотя Эуэсин упрямо твердил, что скоро появятся олени-самцы.

Раз или два Джейми останавливал задумчивый взгляд на оленёнке; если бы встал вопрос о том, съесть его или умереть с голоду, как бы он поступил? Что ни говори, а оленёнок-то был карибу. Похоже было, что оленёнок понимал эти взгляды и старался умилостивить мальчиков, всячески выражая свою привязанность к ним. Он совсем как собака всюду следовал за своими друзьями или поднимал в лагере шумную возню. Временами он был просто помехой, в особенности когда опускал свою морду в кожаные мешки с ягодами и за несколько секунд съедал плоды нескольких часов труда. Но ребята настолько привыкли к малышу, что готовы были простить ему почти любую шалость. Присутствие оленёнка позволяло воспринимать окружающий мир не как пустыню — ведь на беспредельной равнине нет ничего страшнее одиночества.

В тот день, когда выпал настоящий снег, оленёнок выполз из иглу первым и вынырнувшие следом за ним мальчики увидели, как он, фыркая, обнюхивает что-то белое, незнакомое ему, лежащее вокруг. Он попробовал снег на вкус, поспешно выплюнул и от отвращения высоко подпрыгнул. Мальчики стояли рядом и смеялись, до тех пор пока Джейми не почувствовал, что им-то снегопад не сулит веселья.

— Слушай, Эуэсин, — сказал он отрывисто. — Мы должны что-то сообразить насчёт топлива! Сколько бы у нас ни было продовольствия, оно не защитит нас от мороза.

Теперь проблема дров встала перед ними во всей своей неразрешимости. Мальчики позавтракали в угрюмом молчании. Покончив с едой, Эуэсин ощутил прилив бодрости и желание немедленно начать поиски топлива.

— Давай сходим на западные холмы, — предложил он. — Может быть, нам удастся найти что-нибудь, что станет гореть.

Джейми охотно согласился, и, взяв на дорогу продовольствие, патроны и винтовку, мальчики тронулись в путь, сопровождаемые оленёнком, который не отставал от них ни на шаг.

Над холмами взошёл блёклый диск солнца, его слабеющие лучи начали растапливать снег, и всё же угроза зимы оставалась в силе. Холмы поднимались над долиной на высоту около пятисот футов, и, хотя нижнюю часть склонов покрывали мхи и лишайники, их верхняя половина и вершины были лишены растительности. Сложенные ледниками, эти холмы представляли собой гигантские гряды валунов сурового и мрачного вида.

На полпути по склону, протянувшемуся на целую милю, Джейми заинтересовала широкая полоса гравия, которая шла вдоль холмов немного ниже их гребня.

— Что-то странное, — проговорил мальчик. — Что же это такое? Как оно оказалось тут?

Дойдя до полосы гравия, ребята стали её с любопытством рассматривать. Около двадцати футов в ширину она шла ровно и строго горизонтально. Полоса протянулась по поверхности холмов на север и на юг насколько хватал глаз. Выше и ниже громоздились угловатые крупные обломки валунов, но сама полоса была сложена из мелких округлых камушков.

— Похоже на пляж по берегу озера, — сказал Джейми. — Камни такие круглые, как будто их тёрло друг о друга волнами. — Он встал на колени и начал копаться в камушках. Потом поднялся, держа в руке что-то маленькое.

— Здесь, должно быть, был берег озера, — сказал он. — Эуэсин, взгляни-ка на это.

У Джейми на ладони лежала мелкая морская раковина, такая старая, что, когда Эуэсин взял её, она рассыпалась в его пальцах в порошок.

Джейми обвёл взглядом всю широкую долину до голубоватой линии холмов на востоке и заговорил с благоговейным почтением.

— Тысячи, а может быть, миллионы лет тому назад здесь, наверное, плескался огромный океан, — сказал он, — а эти холмы были в нём всего лишь островками.

Эуэсин удивился меньше, чем Джейми ожидал.

— У кри есть об этом легенда, — ответил мальчик-индеец. — В ней говорится о времени, когда на месте северных равнин была только вода: она кишела диковинными чудовищами.

Джейми кивнул головой в знак согласия.

— Твоё предание подтверждает то, что я думаю, — сказал он. — Но если вода стояла так высоко, то она, должно быть, покрывала всё до самого Оленьего озера. Думаю, что когда вода ушла, то Оленье озеро осталось после большой воды словно маленькая лужица.

Эуэсина рассмешила мысль о том, что могучее Оленье озеро показалось Джейми лужей.

— Ладно, пошли дальше, — сказал он. — Камушки не горят.

Теперь им пришлось прыгать с одной каменной глыбы на другую. Поверхность холма представляла собой нагромождение из острых как нож осколков валунов, расколотых зимними морозами, — идти по ним было мучением.

Не дойдя до самого гребня холма, они остановились, поражённые тем, что открылось их взорам. До самого горизонта громоздились цепочки крутых холмов — насыпей — родных братьев тому, на котором стояли мальчики: гигантские груды каменных обломков. Над угрюмыми склонами, завывая, гулял ветер, а мчавшиеся по небу свинцовые тучи едва не задевали мрачные гребни. Ни одно живое существо не нарушало безотрадную монотонность этого пейзажа — даже ни одного парящего в небе ворона.

— Похоже на конец света или на поверхность Луны, — сказал Джейми, повернувшись спиной к безотрадной картине. — Давай-ка посмотрим на другую сторону нашего холма.

Эуэсин неохотно последовал за Джейми.

То, что они увидели с вершины, лишило их на миг дара речи. Далеко внизу лежала узкая долина, стены которой были из таких же расколотых валунов, как и холмы, но дно долины оказалось раем. По долине протянулась цепочка небольших озёр, сверкавших, как изумрудные зеркала. Вокруг озерков зеленели болотистые низины, и, самое невероятное, по берегам озёр росло множество деревьев! Это были настоящие деревья. В неподвижном воздухе замерли белые ели и лиственницы высотой в пятьдесят футов. Зрелище было настолько неожиданным, что мальчикам трудно было поверить в его реальность.

— Если то — деревья, то они будут гореть! — проговорил Эуэсин полушёпотом.

Это действительно были деревья — без всякого сомнения. Джейми и Эуэсин встретились с одной из самых поразительных тайн арктических равнин. Там и сям среди почти непроходимых каменистых кряжей надёжно укрываются замкнутые долины, недоступные для жестоких порывов северного ветра. В этих долинах смело пускают корни деревья, следом за ними из семян, занесённых птицами, вырастают травы и цветы. Так рождаются укромные зелёные убежища природы среди открытой всем ветрам тундры.

Друзья изумлённо смотрели на чудо природы, раскрывшееся у их ног, а оленёнок, не разделяя их благоговения, радостно фыркнув, перепрыгнул через гребень и заскользил вниз по длинному и коварному склону.

Чары рассеялись.

— Эй! — крикнул Джейми. — Эй ты, назад!

Но оленёнок беззаботно мчался вперёд. Забыв осторожность, ребята последовали за ним, прыгая с камня на камень, как пара горных козлов. Наконец они достигли дна долины, и над ними сомкнулись кроны деревьев.

Глава 16. Приход самцов карибу

Мальчики и оленёнок втроём поспешили на берег ближайшего озерка и глянули в прозрачную зеленоватую воду. На глубине около десяти футов им удалось рассмотреть лениво движущихся форелей. Запоздалая стайка уток поднялась на крыло, и птицы кругами носились над головой. На середине озерка пара гагар оглашала воздух криками, похожими на истерический хохот.

Затем друзья подошли к группе деревьев. Оценивающим взглядом Джейми посмотрел на раскачивающиеся макушки елей.

— Хорошее место для постройки хижины, — заключил он.

Не успел Эуэсин ответить на это предложение, как его внимание отвлёк оленёнок. Малыш вдруг углубился в рощицу и замелькал между деревьями. Эуэсин заметил неподалёку какое-то подозрительное движение и приготовил винтовку. Они с Джейми подбежали к кромке леса и увидели, как из-за деревьев неторопливо вышли около пятидесяти самцов карибу и начали пастись в зарослях осоки.

Лицо Эуэсина засияло от возбуждения.

— Быки провели здесь, должно быть, всё лето, — сказал он. — Готов спорить: они останутся здесь и на зиму! Если так, то мы всегда, когда захочется, сможем питаться свежим мясом!

Друзья бесшумно удалились, стараясь не выдать своего присутствия и не спугнуть животных. Джейми заметил, что оленёнка всё ещё нет.

— Думаю, мы потеряли нашего любимца, — сказал он с грустью.

— Сейчас главное не это, — откликнулся Эуэсин. — Давай-ка пройдёмся в конец долины.

Следующие несколько часов они исследовали тот новый мир, который открылся им. Долина была невелика — примерно четыре мили в длину и не более полумили в ширину на всём протяжении. При каждом озерке росла рощица лиственниц, а ели толпились у северной стены долины.

Чтобы легче было идти, мальчики поднялись на песчаный вал.

Он странным образом тянулся по центру долины — около сорока футов в высоту с плоской вершиной шириной фута в три. Его склоны были настолько круты, что мальчики запыхались, пока достигли гребня.

По узкому гребню вала шла хорошо заметная тропа, протоптанная волками и оленями. Вал, протянувшийся на всю длину долины, был настолько правильной формы, что удивлённый Джейми даже предположил, не насыпь ли это заброшенного шоссе.

— Скорее похоже на русло реки, перевёрнутое вверх тормашками, — сказал Эуэсин. Его предположение более соответствовало истине.

Песчаный вал представлял собой эскер, — а эскеры принадлежат к числу самых любопытных образований на земле. Они были созданы огромными ледниками, которые некогда покрывали тундровые равнины сплошным слоем льда толщиной в несколько тысяч футов.

Когда наконец ледники начали таять, по их поверхности потекли реки. Понемногу эти реки промывали лёд настолько, что оказывались бегущими по гигантским туннелям в теле ледника. Часто на их пути встречались скопления гравия и песка, которые ледник подхватывал при своём движении, и спустя некоторое время такие реки начинали образовывать русла внутри ледникового покрова.

Ещё через несколько тысячелетий ледники исчезли.

Вместе с ними исчезли и ледниковые реки, но русла рек из гальки и песка, образовавшиеся внутри ледников, сохранились. Таявший лёд опрокидывал их на твёрдые породы в основании ледяных щитов, так что русла рек оказывались перевёрнутыми вверх тормашками, — именно так, как предположил Эуэсин.

В наше время такие валы пересекают холмы, долины, равнины и озёра — без всякой связи с современными очертаниями и наклоном рельефа. Некоторые эскеры протянулись на сотни миль и могут даже пересекать горные хребты. Они совершенно так же, как Великая китайская стена, извиваются вверх и вниз по горам. В некоторых местах эскеры шагают через крупные озёра и получаются естественные дамбы. На полярных равнинах они представляют собой созданные природой отличные дороги.

Эуэсин и Джейми использовали свой эскер именно как дорогу, ибо с его ровного горизонтального гребня они могли видеть долину и по нему легко шагалось. Мальчики прошли этим путём до западного конца долины, где песчаная гряда полезла по крутым каменистым склонам вверх на холмы. Тогда друзья повернули назад и ещё до сумерек достигли восточного края долины. Здесь эскер покинул пределы зелёной долины, круто скользнув по расселине вниз. Мальчики пошли дальше и через две мили внезапно вышли по лощине в широкую и голую долину реки Замёрзшего Озера! Ниже их, в нескольких милях южнее, смутно угадывалась линия «оленьей ограды» и удалось даже обнаружить крохотную точку — их каменное иглу.

То была ещё одна, на этот раз последняя, удача этого очень счастливого дня.

Если бы им пришлось перетаскивать припасы вверх по каменистым холмам, спускаясь затем в свою укромную долину, им предстоял бы каторжный труд.

А теперь они открыли готовую ровную дорогу, удобную для транспортировки в обоих направлениях.

Солнце садилось, а друзья стояли, не в силах оторвать взгляда от раскинувшейся внизу равнины.

— Мой народ сказал бы, что бог Маниту покровительствует нам, — произнёс Эуэсин тихо.

Это был торжественный момент, но длился он недолго.

Раздавшийся сзади усталый вздох заставил мальчиков обернуться.

По эскеру грустно ковылял пропавший оленёнок. Его гладкий мех был взъерошен, и малыш выглядел так, как будто он провёл всё послеполуденное время в непрерывной футбольной свалке. Он кротко подошёл к мальчикам, ткнулся мордочкой в руку Джейми и с шумом плюхнулся у его ног.

— Я должен был бы предположить такое, — усмехнулся Эуэсин.

— Что должен был бы предположить? — встрепенулся Джейми.

— Да о тех оленях-самцах, — ответил Эуэсин. — С приближением брачного сезона старики становятся негодяями: они не позволяют молодым оленям приближаться к ним. Может быть, нашего приятеля гоняли по всей долине!

— Послушай, мне кажется, что, раз сейчас в этой стране остались только самцы карибу, юнец с нами будет всю зиму, — сказал Джейми. — Надо дать ему имя. Мне надоело звать его «Эй ты».

— Как насчёт «Отанак»? — предложил Эуэсин. — Это значит «отставший» — тот, кто отстал от своих.

— Подходит, — сказал Джейми. — Шагай, Отанак. Ужинать будем только дома. Придётся потерпеть.

В тот вечер друзья размечтались: их главный лагерь будет в укромной долине. Там можно построить уютную хижину, и у них будет неограниченный запас дров.

Но еще предстояло преодолеть много серьёзных проблем.

Нерешённым был и вопрос о пище. Обнаруженное в Укромной Долине стадо самцов карибу обеспечило бы их мясной пищей, если бы олени пробыли там всю зиму. Помимо продовольствия, мальчикам для зимней одежды безотлагательно требовались шкуры высокого качества. Кроме того (это, пожалуй, ещё важнее), чтобы продержаться целую зиму, они должны были располагать намного большими запасами жира. Значит, необходимо задержаться в Лагере Каменного Иглу, как теперь его называли мальчики, до подхода оленей-самцов.

Джейми вёл счёт дням, делая крошечные зарубки по краю свинцовой пластинки из могилы викинга. Теперь он подсчитал эти зарубки.

— Сегодня примерно пятнадцатое сентября, — сказал он, — а это значит, даже если нам очень повезёт, зима наступит не позднее чем через неделю. Может быть, самцы карибу уже прошли на юг каким-нибудь другим путём?

— Не думаю, — успокоил его Эуэсин. — Самцы не начинают перекочёвку, пока не выпадает первый глубокий снег. Потом они пойдут быстро, а когда появятся, мы тоже должны будем действовать без промедлений.

На следующее утро земля оказалась покрытой двухдюймовым слоем свежевыпавшего снега. Эуэсин поднялся на ближайший холм, стремясь хорошенько рассмотреть долину в северном направлении.

Очень долго на белом пространстве долины он не замечал ничего живого. Затем зоркие глаза мальчика-индейца различили в бледном северном небе какое-то едва уловимое движение. Он всматривался до тех пор, пока догадка не перешла в уверенность.

— Вороны! — прошептал он наконец. — Приближаются чёрные братья оленей.

Он напрягал зрение до боли в глазах и наконец за свои старания получил вознаграждение. На много миль севернее он увидел нечто напомнившее дрожание знойного воздуха в августовский день. Сомнения быть не могло: у горизонта белый снег речной долины исчез и стало казаться, что движется сама земля; большая масса оленей волной лилась по долине на юг, медленно, но непреодолимо, словно поток лавы, вытекающий из кратера вулкана.

Эуэсин поспешил в лагерь.

— Час, от силы два — и они окажутся здесь! — крикнул он, задыхаясь от быстрого бега. — Поторапливайся!

Друзья загасили костёр и разбросали комки тлеющего мха. Все вещи, валявшиеся у костра, убрали в каменное иглу. После этого, не задерживаясь ни на секунду, побежали к проходу в «оленьей ограде».

В предыдущие дни Эуэсин не раз ходил к каменным столбам ограды и набросал на каждый столб сверху пряди мха-сфагнума. Теперь гулявший по долине утренний бриз шевелил этот мох и создавалось впечатление, что каждый столб — живое существо, охотник, подстерегающий добычу.

Отсюда оленей ещё не было видно, но ветер уже принёс слабый и знакомый запах скотного двора. Мальчики поспешно договорились о том, что кому делать.

На этот раз Джейми предстояло взять винтовку и спрятаться в одном из охотничьих укрытий у прохода в ограде. С помощью Эуэсина он сложил перед своим укрытием кучу камней — защитную преграду от оленей.

Эуэсин вооружился самодельным копьём — не очень длинной толстой еловой палкой. Он прихватил её с собой из Укромной Долины. Конец палки Эуэсин заострил охотничьим ножом. Индеец притаился по другую сторону прохода за торчащей прямоугольной каменной глыбой.

Они ждали. Волнение нарастало. Джейми вспомнились слова старого Деникази о перекочёвке оленей-самцов: «Они накатываются как гром, и на протяжении целого дня мир принадлежит им. Затем, подобно грому, они удаляются, и до самого прихода весны на морозных равнинах ничто не шелохнётся». Джейми знал, что надо считать каждый выстрел. Он низко пригнулся и, напрягая зрение, следил за грядой в полумиле севернее прохода. Она мешала видеть долину.

Внезапно очертания гребня этого увала волшебно изменились. Казалось, что на лысом холме поднялся лес. Из каменистой почвы тянулись к небу тысячи переплетавшихся между собой ветвей. Словно от дуновений бриза, они плавно раскачивались.

Джейми понял: это не деревья, а ветвистые рога оленей, поднимающихся по невидимому дальнему склону. Мальчик крепко прижал приклад винтовки к плечу.

Теперь олени достигли гребня и ненадолго задержались на нём. Животные двигались такой плотной массой, что их ветвистые рога сливались в непреодолимую костяную чащу, которая тянулась к небу.

Наконец животные перевалили через гребень и стали спускаться в направлении «оленьей ограды», а на гребне холма их место заполнило новое стадо. Спустя несколько мгновений Джейми стало казаться, что коричневые тела оленей закрыли собой весь мир.

Запах оленей стал настолько густым, что у Джейми запершило в горле и он начал задыхаться.

Ему заложило уши от щёлканья голеностопных суставов и от столкновения рогов.

Мальчиком овладело чувство близкое к панике, и он не целясь выстрелил в движущуюся массу.

Уверенный в том, что ему суждено быть растоптанным в лепёшку этим бесчисленным множеством копыт, он взбежал на маленький каменистый холмик, возвышавшийся как островок, чтобы достойно встретить накатывающийся на него грозный поток. С ненадёжной вершины этой груды камней Джейми снова начал стрелять.

Его выстрелы не произвели заметного действия. Шесть или семь животных мгновенно шарахнулись назад и тут же исчезли в массе надвинувшихся тел.

Карибу были слишком плотно прижаты друг к другу и слишком захвачены общим движением, чтобы обращать внимание на ничтожные усилия Джейми, с его ружьём. Олени не отклонились от избранного направления и не замедлили своего движения.

Непреодолимый, как само море, поток невозмутимо катился вперёд.

Эуэсин на своей стороне прохода был охвачен волнением не меньшим, чем Джейми. Он также боялся, что его затопчут насмерть, но выдержка охотника пришла ему на выручку. Испуская громкие крики, Эуэсин поднялся во весь рост и своим самодельным копьём начал колоть окруживших его животных.

Скоро вокруг него выросла гора тел, похожая на бруствер укрепления. Олени продолжали движение, обтекая островок, где находился мальчик-индеец — залитый кровью и обезумевший от возбуждения.

Стоя на своей островерхой груде камней, Джейми начал понимать, что не подвергается никакой опасности. Самцы не пытались причинить ему вреда.

Он убедился, что мог бы спуститься с возвышения, стоять среди скопления животных и остаться целым и невредимым, так как олени всё равно обошли бы и не коснулись его.

Тем не менее он остался стоять там, где стоял, но паническое чувство исчезло.

Теперь мальчик стрелял только тогда, когда вблизи оказывался особенно жирный олень. Через полчаса винтовка умолкла. Достаточно.

Бесконечное шествие карибу начало гипнотизировать Джейми.

Он сидел неподвижно, как статуя, а его сознание стало постепенно поддаваться действию однообразного мелькания.

Он закрыл глаза. Бурлящее море поднимающихся и опускающихся рогов и коричневых спин струилось мимо него. Время остановилось.

А потоку не было конца…

Должно быть, прошло несколько часов, прежде чем Джейми открыл глаза и глянул со своего возвышения вокруг.

Теперь он не увидел ни одного живого оленя. К нему приближался Эуэсин, весь залитый кровью. На негнущихся ногах Джейми спустился вниз.

Окружающий мир остановился и погрузился в тишину. Мальчики встретились у груды камней и не сказали друг другу ни слова. В молчании они зашагали к лагерю, каждый погружённый в свои мысли.

Никогда, пока они живы, не забыть им этого дня — того дня, когда они заглянули глубоко в одну из великих тайн жизни.

Глава 17. Постройка жилища

Ни один из мальчиков не испытывал желания поесть — пропал аппетит. Потрясение от минувшей бойни было настолько сильным, что они даже не могли говорить о разделке туш убитых ими животных. В этот день они видели слишком много крови и слишком много смертей.

Тявканье лисиц вывело их наконец из состояния апатии.

— Они там, у прохода, — сказал Джейми, прислушиваясь, — жрут, наверное, оленину. Может быть, нам следует вернуться и навести порядок?

Эуэсин медленно кивнул головой в знак согласия.

— Всё правильно, — сказал он наконец. — Мы должны закончить начатое нами дело. Если мы теперь дадим той оленине пропасть, то будем просто безмозглыми убийцами.

Начался долгий труд, и труд не из приятных. В течение следующих четырёх дней они постоянно были заняты либо возле туш сорока семи убитых оленей, либо в Лагере Каменного Иглу, где они обрабатывали мясо и шкуры.

Бледное солнце сохраняло ещё достаточно тепла, чтобы подсушить великолепные шкуры, снятые с оленей-самцов, а ночные морозы стояли довольно крепкие, и мясо не портилось. Его просто спрятали около лагеря под грудами камней.

Самым кропотливым делом оказалось вытапливание жира.

Друзья поддерживали огонь в костре весь день и часть ночи. И всё это время над костром висел котелок-чайник, наполненный жиром.

Туша оленя давала три вида жира. Их следовало приготовлять каждый отдельно и каждый особым способом. Околопочечный жир можно было просто резать на куски и кипятить, пока он не растопится. Время от времени Джейми сливал горячий жир в сковородку; она стояла во мху на куске льда. Когда сковородка остывала, то был готов ещё один пятифунтовый круг топлёного околопочечного жира и его добавляли к непрерывно растущей куче круглых плиток.

Самый ценный жир вытапливали из костного мозга. Собрали все кости ног, и Эуэсин топором ловко расколол их вдоль, до сердцевины. Затем Джейми принялся вываривать их, снимая ярко-жёлтый жир, когда он всплывал на поверхность. Дело продвигалось медленно — ведь чайное ведёрко было такое маленькое, — но к концу четвёртого дня у них оказалось десять плиток мягкого костного жира кремового цвета; по вкусу он напоминал масло. Кроме того, было заготовлено тридцать плиток твёрдого, похожего на воск лярда, вытопленного из подкожного сала.

В эти дни они не забывали ежедневно ставить сеть. Так как теперь погода была достаточно холодной, чтобы хранить рыбу, они не пытались её вялить, а только чистили и прятали под камни. Но однажды утром к концу сентября маленький заливчик реки оказался покрытым дюймовым слоем льда и друзья вытащили сеть в последний раз. Большое озеро тоже замёрзло, и свободными ото льда оставались только пороги.

Пришло время перебираться в Укромную Долину. Одним холодным ясным днём в сопровождении Отанака мальчики направились туда, прихватив часть лагерного снаряжения, свои орудия труда и недельный запас продовольствия. Остальная провизия лежала в хранилищах под камнями или же была аккуратно убрана в каменное иглу. Позднее, когда снега станут глубокими, они собирались построить сани и переправить оставленные припасы в Укромную Долину.

Перед выходом Джейми тщательно учёл имеющиеся запасы продовольствия. Итог оказался внушительным.

Более сотни сигов и форелей частью провялены, а частью прокопчены, и примерно столько же свежих форелей — в замороженном виде подо мхом. В каменном иглу хранились двести фунтов лярда и костного жира, шестьдесят фунтов вяленой оленины, немного пеммикана, сорок фунтов сушёных ягод, пятнадцать фунтов лабрадорского чая и целая куча оленьих языков.

Оленьи шкуры и мотки сухожилий также припрятали в каменном иглу.

Рядом с лагерем находилось полдюжины каменных тайников с остальным оленьим мясом. Образовалась хорошая большая кладовая: мяса было предостаточно и мальчикам не угрожал голод.

В Укромной Долине друзья немедленно занялись поисками места для хижины. Долина делилась на три части, подобные бусинкам, нанизанным, словно на нить, на вал эскера. В каждой из этих частей рос свой лесок и лежало одно или несколько озерков. Центральный участок мальчики сразу же признали лучшим. Позади леска площадью примерно в десять акров[6] был отвесный утёс, прикрывающий этот уголок с севера. Точно в центре леса находилось маленькое озеро, достаточно, впрочем, большое, чтобы снабжать мальчиков питьевой водой. Оно оказалось хорошо укрытым, и можно было рассчитывать, что даже в разгар зимы не промёрзнет до дна. Эскер — это естественное шоссе — проходил у самого берега озерка, и живущий тут мог дойти до любого конца долины менее чем за час.

В сумерках под деревьями они разбили временный лагерь и той ночью лежали у весело горевшего костра из еловых дров, строя планы на будущее.

Мальчики поднялись с рассветом, горя желанием приступить к работе.

Они выбрали небольшую поляну в середине леска, вблизи озера. Там земля была достаточно ровной. Затем они разошлись по лесу, чтобы выбрать и пометить зарубками деревья, годные для стен хижины.

Именно тогда друзья начали понимать, что построить хижину будет намного труднее, чем им представлялось сначала. Леса для постройки было много, но стволы имели необычную форму. У самых корней стволы деревьев были очень толстые, но к макушке резко сужались и напоминали опрокинутые вверх дном гигантские конусообразные трубочки мороженого.

Уродливыми их сделали борьба со стихией и медленный рост. Ровных стволов нужной длины для сооружения сруба просто не оказалось. К тому же небольшой топор мало годился для валки деревьев диаметром в фут. Чтобы срубить первое дерево, мальчикам пришлось целый час работать в поте лица. Ещё один час ушёл на обрубку шишковатых и твёрдых как камень веток. К сумеркам, наступившим очень рано, у них оказалось одно поваленное дерево — одно бревно. Дотащить его до выбранного под хижину места не хватило сил.

Упавшие духом, несчастные, сидели они в тот вечер у костра. Расслабленные мышцы ныли, и наши унылые герои дрожали от ночного мороза. Они надеялись построить хижину за неделю, ну самое большее дней за десять, а теперь стало ясно, что новоселью не быть раньше весны.

После долгого угрюмого молчания Джейми заговорил первым.

— Так вот, — сказал он, — мы должны смириться с тем, что эта работа нам не по плечу. Во всяком случае, тот способ, которым мы задумали строить.

Эуэсин не мог не согласиться с Джейми. Первоначально они собирались построить хижину площадью в двенадцать квадратных футов, укладывая брёвна одно на другое горизонтально и соединяя их по углам рублеными пазами, в замок. С припуском на перехлёст по углам требовались брёвна длиной в четырнадцать футов. Теперь мальчики обнаружили, что вряд ли смогут свалить дерево, из которого вышло бы четырнадцатифутовое бревно, а если бы это и удалось, то бревно оказалось бы не только слишком тяжёлым для переноски в лагерь, но его концы были бы настолько разного диаметра, что уже по одному этому оно бы не годилось.

Джейми сидел уставившись на огонь. Время от времени он бросал взгляд на тёмную стену леса.

— Посмотри-ка на эти деревья, — сказал он. — Растут так густо, как шерсть на спине у собаки.

Потом в его мозгу медленно зашевелилось и стало обретать форму следующее соображение: «Если бы эти деревья находились друг от друга на расстоянии всего нескольких дюймов, а не в пяти или шести футах, они бы образовали надёжную вертикальную стену!» Джейми раздумывал ещё мгновение, потом вскочил и закричал:

— Нашёл! Будем ставить брёвна вертикально, тогда они могут быть не длиннее шести-семи футов!

Продумывая всё на ходу, Джейми подробно изложил свою идею Эуэсину. Тот пришёл в восторг и начал добавлять свои соображения. Проговорили целый час, и когда наконец заползли под оленьи шкуры — легли спать, — то оба были в весёлом и радостном настроении. Похоже, что намеченный план был действительно выходом из положения.

Теперь им годились брёвна длиной от пяти до восьми футов, а для таких брёвен можно рубить деревья потоньше. Три дня они непрерывно валили деревья, обрубали сучья и вырубали куски нужной длины. Когда на выбранной для постройки площадке накопился штабель из двадцати-тридцати брёвен, друзья приступили к строительству.

Работа велась в основном на ощупь. Делались более или менее удачные попытки и просто ошибки, и не раз возникали горячие споры о наилучших способах и средствах постройки хижины. Джейми хотел использовать в качестве угловых столбов для задней стенки хижины два живых дерева, росших на нужном расстоянии одно от другого. Эуэсин же хотел, чтобы постройка стояла в центре поляны, и его мнение победило.

Прежде всего следовало выкопать по четырём углам ямы, как можно более глубокие. Роль лопаты предстояло сыграть сковородке. Это было нетрудно, так как в этом месте лежал толстый слой песка, намытого с эскера, и в нём не было почвенного льда. Когда ямы достигли глубины трёх футов и обнажилась скала, мальчики аккуратно вкопали угловые столбы. Два передних столба возвышались над землёй на семь футов, а задняя пара была в высоту только пять.

Теперь следовало скрепить каждые два угловых столба вверху и внизу двумя парами тонких брёвен из молодых деревцев. Одно брёвнышко укладывалось снаружи, другое — изнутри угловых столбов. На каждую стенку шло по две пары деревцев: нижняя пара в одном футе от земли, верхняя — в футе от верхушек угловых столбов.

Джейми собрался было использовать для привязывания продольных брёвнышек драгоценный канат, но Эуэсин остановил его.

— Бабиче подойдёт для этого дела лучше, — сказал он и принялся за изготовление бабиче, то есть индейской верёвки.

Прежде всего он выбрал оленью шкуру, соскоблил и срезал с неё весь волосяной покров. Он смачивал эту шкуру, пока она не стала мягкой, затем растянул её на земле и с одного угла сделал надрез. Отсюда Эуэсин начал резать шкуру вкруговую по сужающейся спирали, чтобы получилась лента шириной около дюйма. К тому времени когда мальчик-индеец дошёл до середины шкуры, в его распоряжении оказался кожаный ремень шириной в дюйм и длиной без малого в сто футов.

После часа вымачивания в тёплой воде мальчик прокатал ремень между ладонями с одного конца до другого, причём несколько раз — туда и обратно. По мере подсыхания ремень начал превращаться в круглого сечения верёвку из сыромятной кожи, толщиной в четверть дюйма и прочную, как лучший пеньковый трос.

Мальчики размягчали в воде кусок верёвки нужной длины и привязывали им брёвнышки к столбам. Когда сыромятная кожа высыхала, она сжималась: такое скрепление не уступало по прочности соединению гвоздями.

Работа продвигалась очень медленно. За два дня сделали только каркас хижины. Он был десять футов в длину и в ширину, семь футов в высоту по фасаду и пять футов у задней стены.

Приступили к заготовке брёвен для стен. Для того чтобы их легче было вставлять между горизонтальными парами, вертикальные брёвна делали немножко короче угловых столбов. Собрать заднюю стену из брёвен одинаковой длины было достаточно легко, а вот с боковыми стенами пришлось повозиться: ведь к задней стене длина брёвен уменьшалась и каждое следующее должно было отличаться от предыдущего.

На сборку боковых стен ушло по три дня, и по два дня — на заднюю и переднюю.

С дверью поступили просто: в центре передней стены оставили дверной проём шириной в четыре бревна. Оконцем должно было служить узкое отверстие (шириной в одно бревно), затянутое куском тонко выскобленной оленьей кожи, чтобы пропускать хоть немножко света.

Через десять дней после начала строительства стены были готовы — как раз вовремя. На десятый день мальчикам пришлось отправиться в Лагерь Каменного Иглу за провизией, и когда они вышли из Укромной Долины, то поразились изменению в окружающем мире, раскинувшемся у их ног.

Равнина скрылась под глубокими снегами. Озёра и реки тоже исчезли, и о том, что они существуют, напоминали только неглубокие лощины.

Конечно, в то время как мальчики занимались постройкой, в Укромной Долине тоже выпадал снег. Но, падая на защищенные склоны замкнутой котловины, лучи солнца концентрировали достаточно тепла, чтобы растапливать выпавший снег, а снаружи, на равнине, образовался толстый снежный покров и зима наконец вступила в свои права. По дороге к Лагерю Каменного Иглу и на обратном пути в Укромную Долину мальчики жестоко мучились от пронизывающего холода. Они облегчённо вздохнули, когда снова оказались на эскере и зашагали по свободному от снега песку.

— Как хорошо, что мы нашли эту долину, — сказал Джейми. — Не хотел бы я провести зиму там, на замёрзшей равнине.

— Нам очень повезло, — ответил Эуэсин, — но лучше не надеяться на везение. Зима скоро нагрянет и сюда. Надо торопиться и достраивать хижину.

С новым приливом энергии друзья взялись за крышу.

Чтобы не замёрзнуть, они работали как одержимые. Даже в хорошо защищенной долине искатели приключений начинали страдать от холода. Их плащи из одеял были не слишком удобны и не очень-то грели.

После ряда поисков по всей долине им удалось найти дюжину тонких жердей длиной футов по двенадцать. Эти жерди они использовали как стропила и уложили так, что их концы выступали за пределы стен с каждой стороны на целый фут, защищая тем самым от непогоды сыромятные верёвки, связывающие брёвна. Друзья собирались сделать плоскую крышу со скатом в сторону задней стены хижины, но, прежде чем приступить к укладке кровли, они сделали перерыв, чтобы поесть горячего и хорошенько согреться у костра. Когда Эуэсин бросал на сковородку куски оленьего языка, его внезапно осенила очень важная мысль. Он так стремительно повернулся туда, где Джейми маленькими глотками пил из кружки лабрадорский чай, что выронил сковороду с недожаренными языками.

— Джейми! — крикнул он. — Как насчёт печки или дымохода?

Джейми разинул рот от неожиданности.

— Мне не приходило на ум! — признался он в своей глупости. — Я просто как-то считал, что, когда мы подумаем о ней, она тут же и появится. Мы смогли бы сложить очаг из камней, скрепляя их илом?

Эуэсин подобрал оленьи языки и начал их снова жарить.

— Нет, — ответил он не задумываясь, — очаг развалился бы от жара. Единственное, что я могу себе представить, — это открытый очаг посредине хижины и чтобы дым выходил наружу сквозь крышу.

Лицо Джейми выразило сомнение.

— Для дыма-то в хижине хватит места, но вот найдётся ли место и для нас? — спросил он. — Даже при большом дымовом отверстии плоская крыша будет мешать дыму вырваться наружу и большая часть останется в помещении. Мы очень быстро задохнёмся насмерть.

Несколько секунд Эуэсин молчал. Потом сказал:

— Наша крыша поднимается к передней стене. Вот если бы мы сделали её остроконечной, то она повышалась бы к середине. Получилась бы большая воронка, направляющая дым к высшей точке крыши у передней стены, где мы оставили бы специальное отверстие, чтобы дым выходил наружу.

Джейми был весь внимание. Эуэсин продолжал:

— Имеется ещё одна возможность. Нам придётся оставить под стеной отверстие для притока свежего воздуха. Когда я был маленьким, вся наша семья жила одну зиму в чуме и мама всегда держала край полога отогнутым, чтобы сквозняком уносило дым.

— Спорю, что сквозняк был чертовски холодным, — заметил Джейми. — Почему бы нам не прокопать вентиляционный туннель, который бы начинался снаружи, а кончался у самого очага? Тогда по полу не будут гулять ураганные ветры.

За едой мальчики обсудили этот вопрос. Опытность Эуэсина и изобретательность Джейми оказались очень удачным сочетанием и помогли им в конце концов найти решение, которое представлялось приемлемым. Во второй половине дня друзья развязали стропила крыши, добавили коньковый брус и изменили форму стен, заполнив треугольные пространства, образовавшиеся над передней и задней стенками, короткими кусками брёвен.

На следующее утро друзья заготовили несколько охапок ивовых прутьев и закрепили их, положив поперёк стропил. Сверху прутья прикрыли футовым слоем мха. Кровлю образовали шкуры карибу, уложенные внахлёст, подобно крупной черепице. Чтобы шкуры удерживались на месте, юные строители придавили их дополнительными жердями, которые привалили камнями. В переднем конце крыши оставили отверстие, в нём уместилось бы ведро. Отверстие предназначалось для выхода дыма.

Так как хижина была почти готова, мальчики перебрались внутрь. Но предстояло заткнуть мхом многочисленные щели в стенах, сделать дверь, сложить очаг. В то время как Эуэсин занимался другими делами, Джейми трудился над очагом.

Прежде всего он выложил посередине пола круг из камней диаметром в три фута и высотою в один фут и заполнил этот круг песком. На получившемся основании установил полукруг из плоских камней, поставленных вертикально. После долгих поисков по склонам холмов мальчик притащил два плоских камня длиной около двух футов при ширине в шесть дюймов и накрыл ими намеченный полукруг. Теперь можно было поставить сковороду да и вообще готовить на очаге, как на кухонной плите. В заключение Джейми вооружился топориком и вырубил в земле канавку, которая пересекала помещение, ныряла под брёвна и кончалась снаружи в нескольких футах от стены хижины. Эту канавку он перекрыл камнями и присыпал песком, оставив оба её конца открытыми. Наконец дело было сделано. Он принёс охапку хвороста, высунулся из хижины и крикнул Эуэсину:

— Готово! Начнём испытание!

Эуэсин поспешил в помещение, и оба затаив дыхание стали смотреть, как от горящей головни из костра загорелась растопка. Пошёл дым. Но вместо того чтобы устремиться к дымовому отверстию, он на уровне плеч повалил в помещение. Скоро мальчики уже кашляли, а из глаз у них текли слёзы. Друзья терпели сколько было сил, но в конце концов пулей вылетели на свежий воздух.

Продолжая кашлять, Эуэсин проговорил:

— Дай срок, Джейми. Дело, может быть, пойдёт на лад, когда помещение нагреется.

Джейми был подавлен своей неудачей. Он взглянул на крышу, где через отверстие выходила жалкая струйка дыма, отвернулся и пошёл к биваку у костра.

Его остановил возглас Эуэсина:

— Джейми! Глянь-ка, быстро!

Джейми медленно оглянулся, потом круто повернул и уставился на неожиданную картину. Из отверстия в крыше валил дым — густыми клубами; они поднимались выше деревьев и, подхваченные воздушным течением, плыли над долиной.

Эуэсин откинул полог из оленьей шкуры, временно заменяющий дверь.

— Иди сюда! — позвал он.

В несколько прыжков Джейми оказался внутри хижины.

От дыма не осталось и следа. Вместо этого в очаге весело трещал огонь, а в помещении было уже приятно тепло. Дым поднимался вертикально вверх, потом медленно плыл под коньком и исчезал сквозь дыру в крыше. Свежий воздух из трубы в полу выходил у очага, и огонь нагревал его.

— Выходит, что я был слишком нетерпелив, — сказал Джейми, присев на корточки у очага. — Это устройство работает получше многих очагов в становищах.

Эуэсин широко улыбнулся.

— Давай-ка приготовим чайку, отпразднуем нашу удачу, — предложил он.

Как догадался Эуэсин, причина неудачи с дымом заключалась в том, что тёплый воздух поднимается, в то время как холодный обычно стелется. Когда огонь развели в первый раз, было много дыма, но мало тепла, а отсюда не было и восходящего потока тёплого воздуха, чтобы подхватить и направить дым вверх, в «трубу». Как только помещение начало нагреваться, ток воздуха стал непрерывным и потянул дым за собой вверх.

В ту ночь они уютно спали на постелях из мха в своём новом жилище. Когда ими стала овладевать дремота, они чувствовали себя такими счастливыми и гордыми, как будто построили замок.

Им было чем гордиться. Здравый смысл и упорный труд решили последнюю из самых трудных задач. Теперь мальчики не сомневались, что выдержат эту зиму в суровой тундре, а от непредвиденного никто не застрахован!

В течение первой недели после переселения в хижину следовало выполнить уйму плотницкой работы: у северной стены из тонких брёвнышек соорудить нары, покрыть их тюфяками из мха и шкурами карибу. Необходимо было также изготовить спальные мешки. Они делались из оленьих шкур мехом внутрь и сшивались по трём краям.

Из плоских плит, уложенных на камни, Джейми соорудил стол высотой около двух футов. Поскольку стульев не было, такая высота вполне устраивала. Мальчики садились на два валуна, прикрытых подушками из шкуры карибу, и обедали, как в цивилизованном обществе.

Конструкции из жёстко скреплённых тонких брёвнышек, привязанных к боковым стенам, служили полками. Старый канат от каноэ, протянутый под потолком крест-накрест, мог служить для сушки мокрых мокасин и одежды.

По заведённому в их лагере порядку обязанности повара выполняли по очереди в течение целой недели. Повар (первое дежурство досталось Эуэсину) вставал утром первым, чтобы развести огонь и начать готовить завтрак. Завтрак обычно состоял из лабрадорского чая, жареной форели (которую размораживали накануне ночью), а иногда из тушёного мяса, оставшегося от ужина. Тем временем Джейми отправлялся на озерко по воду. Прорубив молодой ледок, он наполнял кожаный мешок, сшитый из очищенной от волоса оленьей шкуры, и держал его в воде, до тех пор пока жильные нитки не разбухали и швы не становились водонепроницаемыми. Если в мешке была вода, он оставался герметичным, но, как только мешок высыхал, по швам появлялись широкие трещины.

После завтрака следовало позаботиться о запасе дров. Мальчики предполагали, что к середине зимы в долине наметёт высокие сугробы, станет трудно добывать дрова и ещё труднее — тащить их домой. Поэтому они тратили всё свободное от прочих работ время на поиски сухостоя, валку и доставку его в лагерь. Даже несмотря на то что погода ещё не была по-настоящему морозной, на поддержание тепла в хижине уходило очень много топлива — особенно ночью, когда огонь поддерживали короткими и толстыми поленьями сырой ели: они горели медленно.

В первую неделю жизни в хижине ребята дважды ходили в Лагерь Каменного Иглу за продовольствием и каждый раз чувствовали холод всё сильнее и сильнее. Было ясно, что надо как-то позаботиться об одежде.

В тот день, когда Джейми заступил на дежурство поваром, зарубки на свинцовой пластинке показали первое ноября. Огонь в очаге загудел раньше, чем Эуэсин выполз из своего спального мешка, но в хижине всё ещё было промозгло холодно.

Одеваясь, Эуэсин дрожал. Когда он вышел из хижины, чтобы принести воды, Джейми услышал, как под мокасинами заскрипел снег. Сильный мороз! Спустя полчаса Эуэсин возвратился отчаянно замёрзший.

— На улице настоящая зима! — доложил он, щёлкая зубами от холода. — Нужна зимняя одежда, иначе мы скоро вообще не сможем выходить из хижины.

Покончив с завтраком, мальчики сосредоточили всё своё внимание на изготовлении одежды. В хижине лежало несколько шкур высокого качества. Эуэсин уже выскреб их изнутри и частично обработал дымом.

Джейми предложил использовать в качестве выкройки его старые брюки, превратившиеся к этому времени в лохмотья. Он снял их и аккуратно распорол все швы. Затем наложил потрёпанные куски материи на шкуру карибу и складным ножом раскроил по ним шкуру.

Этот способ оказался вполне пригодным для брюк, но с куртками дело обстояло иначе.

— Может быть, лучше сошьём надеваемые через голову парки, как у эскимосов? — предложил Джейми.

— Правильно, — ответил Эуэсин. — Но нам придётся сделать их с капюшонами. Как жалко, что нет волчьего меха для оторочки.

— Чем же мех волка такой особенный? — поинтересовался Джейми.

— Только у волка да у росомахи на мехе от дыхания не образуется лёд, — терпеливо разъяснил Эуэсин. — Любой другой мех покрывается инеем, может примёрзнуть к лицу и обморозить кожу.

— Тогда подстрелю первого же волка, которого увижу, — пообещал Джейми и вернулся к вопросу о выкройке для парки.

Джейми кроил и примерял, Эуэсин шил. Они проработали целый день не разгибаясь и к наступлению ночи были вознаграждены прекрасными брюками и грудой обрезков шкур вперемежку с испорченными или забракованными кусками.

Брюки были сшиты мехом внутрь и надевались на голое тело. Плотно пригнанные друг к другу и перевязанные у лодыжек, голенища мокасин и края штанин становились непроницаемыми. Хотя эти брюки выглядели неуклюжими и нескладными, в них было тепло и удобно. Но их надо было беречь от воды: намокнув, они деревенели и превращались как бы в жестяные.

Весь следующий день Джейми упрямо трудился над выкройкой парки. Раз шесть он выкраивал куски, как ему казалось, нужной формы, затем прихватывал их несколькими стежками и тут же обнаруживал, что наряд сидит безнадёжно плохо.

В тот день на улице морозило ещё сильнее, и Джейми понимал, что не имеет права отчаиваться. Он вырезал, сшивал, распарывал и начинал всё сначала. Уже смеркалось, когда в его руках наконец оказалась модель — на вид достаточно сносная.

Джейми отложил работу до завтрашнего утра. Эуэсину в тот день повезло больше, и теперь на бельевой верёвке под потолком висели трое меховых штанов. Работа, доставшаяся Эуэсину, была не из лёгких. Шитьё гнувшимися костяными иглами требовало многих часов кропотливого труда. Как швы, так и сухожилия должны были всё время быть мокрыми, а отверстия для пропускания иглы приходилось протыкать заранее рыболовным крючком.

Прошло ещё два дня, и парки тоже были готовы. Они свисали до колен и выглядели как безразмерные свитеры с воротниками «хомутиком». Сзади к паркам были пришиты капюшоны, их можно было надвинуть до самых глаз. Друзья облачились в новую одежду, поддев под парки свои старые рубашки из бумажной ткани, глянули друг на друга и расхохотались.

— А, неважно, как они выглядят, — сказал Эуэсин. — Думаю, что в них будет тепло. Вскоре испытаем эту одежду в походе и посмотрим…

Случилось так, что отправиться в поход им пришлось даже раньше, чем предполагал Эуэсин, так как в ту ночь к ним заявился очень неприятный гость.

Глава 18. Росомахи и сани

На следующее утро, как только рассвело, Эуэсин отправился по воду, но моментально возвратился и… без воды. Возле самой хижины он увидел следы росомахи, а присмотревшись, обнаружил, что эта разбойница уничтожила двадцать фунтов оленины, лежавшие на крыше хижины.

Было ясно: найдя мясо один раз, росомаха превратится в постоянного и весьма нежелательного гостя на всю зиму. Пришлось в тот же день соорудить кладовую на дереве, где их припасы оказались бы в безопасности.

Они выбрали четыре молодых деревца, росших близко друг от друга, и на высоте около десяти футов от земли привязали к ним поперечины. На получившейся раме сделали из жердей платформу, способную выдержать вес уложенного туда продовольствия. В заключение они сняли со стволов всю кору до высоты в несколько футов от земли и, кроме того, в шести футах от земли обвязали каждый ствол воротничком из заострённых прутьев, смотревших остриями вниз. Затем Эуэсин смастерил небольшую лесенку, которую можно было уносить.

В ту же ночь Джейми разбудили подозрительные звуки, доносившиеся с улицы. Он позвал Эуэсина, затем юркнул в свою одежду и схватил винтовку. Эуэсин стоял у открытой двери, держа горящую головню, когда Джейми бросился к кладовой.

При слабом, мерцающем свете Джейми успел рассмотреть крупную тень. Она стремительно улепётывала в сторону кустов. Мальчик быстро выстрелил, но, очевидно, промахнулся. Росомаха перевернула в кладовой всё вверх дном. Связки мороженой рыбы и мяса были разбросаны по снегу, а некоторые рассыпались.

Только утром мальчики поняли, как удалось хитрой росомахе совершить налёт на кладовую. Лишённая возможности влезть по опорным стволам, она взобралась на тонкую лиственницу в двенадцати футах от края платформы. Следы когтей на коре лиственницы показали, что росомаха взбиралась на ствол по стороне, обращенной к кладовой, и под тяжестью её веса тонкое деревце изогнулось дугой. Когда оно достаточно наклонилось, разбойнице осталось только выпустить ствол и спрыгнуть на площадку кладовой.

Удивляясь такой сообразительности животного, друзья не стали терять времени и принялись за работу. Несколько часов подряд они вырубали все деревья, росшие вблизи кладовки.

— Чипеуэи говорят, что росомахи вовсе не звери, а дьяволы, — убеждённо заявил Эуэсин, когда они наводили порядок после разгрома.

— Мало того, — добавил Джейми. — Если бы эта тварь была обыкновенным животным, то ночью я застрелил бы её. Уверен, что пуля попала в неё, но я не нашёл ни следов крови, ни мёртвой росомахи.

— Может быть, ты действительно подстрелил её, Джейми, — сказал его друг. — Но росомахи принадлежат к числу тех немногих животных, которых очень трудно убить. Я видел, как они убегали, пораженные навылет пулями тридцатого калибра.

Тут Джейми пришла в голову очень неприятная мысль.

— Послушай! — сказал он. — Если в окрестностях появились росомахи, то уж не разнюхали ли они о наших запасах в Лагере Каменного Иглу?

— Надо обязательно сходить и посмотреть, — ответил Эуэсин. — Если росомахи побывали там, нам, наверно, придётся переправить сюда все припасы.

— Надеюсь, не на своих плечах, — сказал Джейми с волнением в голосе. — Надо бы смастерить какие-нибудь сани.

Сани требовались им до зарезу в любом случае. Их можно было бы использовать не только для перевозки запасов продовольствия из Лагеря Каменного Иглу, но и для доставки дров. После завтрака мальчики принялись обдумывать эту новую проблему.

В краю лесов санями пользуются редко, так как между деревьями снег обычно бывает рыхлым и глубоким и полозья утопают в нём по самый груз. Вместо саней пользуются тобогганами (санями, которые состоят из одного широкого полоза, загнутого на переднем конце), но изготовление тобоггана требует особого инструмента и особой древесины. Однако снег на равнине совершенно иного сорта: он спрессован ветрами в массу, по твёрдости не уступающую камню, и идеально держит полозья саней.

— Я видел как-то сани чипеуэев, которыми пользуются на границе тундры, — сказал Эуэсин. — Кажется, я смогу припомнить, как они сделаны. Но те сани были длиной футов в пятнадцать, и их тянула упряжка из десяти собак.

— Ну, — ответил Джейми, — нам бы лучше сделать сани поменьше. Как насчёт шести футов? Если и они окажутся велики, возьмём топор и укоротим их ещё на фут.

— Тогда нам понадобятся две толстых доски для полозьев, — сказал Эуэсин, — и полдюжины поперечин сечением два на два дюйма и длиной по два фута. Возьмём-ка топор и посмотрим, что нам удастся найти.

К полудню друзья отыскали и повалили два дерева, годных для полозьев. Отрубив куски длиной по шесть футов, мальчики приволокли их в хижину, прихватив стволы молодых ёлочек для поперечин.

Эуэсин топором обтесал брёвна, а Джейми большим охотничьим ножом выстругал из еловых палок бруски квадратного сечения. В готовом виде полозья были высотой около четырёх дюймов, шириной в два дюйма, со слегка закруглёнными передними концами, чтобы легко преодолевать бугорки и трещины. Эуэсин поставил полозья параллельно на расстоянии около восемнадцати дюймов, а сверху положил поперечины — с промежутками в один фут.

— Смотрится хорошо, — заметил Джейми. — Но как мы всё это скрепим?

— Бабиче, — ответил Эуэсин. — Но нам надо как-то просверлить отверстия в полозьях, а сверла-то нет.

После обеда мальчики долго ломали себе голову над тем, как же сделать эти отверстия, но ни до чего не додумались. Они попытались использовать лезвия маленьких складных ножиков, но твёрдое сырое дерево оказалось не по зубам таким инструментам. Наконец Джейми сдался и убрал бесполезный ножик.

— Постарайся изобрести что-нибудь другое, — сказал он Эуэсину, — пока я буду готовить ужин.

Огонь в очаге весело трещал, когда Джейми наклонился за старой сковородкой. Сковородка лежала близко от огня, и её ручка, сделанная из куска проволоки, была горячей. Продолжая думать о санях, Джейми рассеянно взялся за эту ручку… В следующий миг он запрыгал по хижине, завывая от боли.

Вдруг он прекратил свои дикие скачки и уставился на сковородку, а лицо его выразило удивление и радость.

— Нашёл! — завопил он. — Эта ручка из старой проволоки! Раскалим её докрасна и будем прожигать отверстия!

Эуэсин посмотрел на друга с нескрываемым восхищением.

— Это, пожалуй, подойдёт, — сказал он. — Давай попробуем.

Мысль действительно оказалась удачной, но на то, чтобы прожечь в полозьях парные дырки под поперечины, ушло много времени. Было уже далеко за полночь, когда, работая при свете очага, мальчики наконец надёжно закрепили поперечины мокрыми сыромятными ремешками из оленьей кожи.

— Недурно, — сказал Джейми. — К утру эта кожа высохнет и соединения станут прочными. Пошли спать. Завтра испытаем нашу новую одежду, а заодно и сани.

На следующий день друзья вынесли новые сани на бодряще-холодный утренний воздух. Эуэсин привязал к передку саней две буксирные лямки, а Джейми за это время упаковал кое-что из лагерного снаряжения и спальные мешки. Теперь, когда зима вступила в свои права, было неразумно удаляться от хижины на большие расстояния налегке, забывая о том, что стоит внезапно налететь бурану, и придётся заночевать под открытым небом. Наконец два друга надели лямки на плечи, напряглись и потянули. С равным успехом они могли бы попытаться сдвинуть с места солидную глыбу свинца!..

Джейми был очень огорчён, но Эуэсин сохранил невозмутимость.

— Я совсем забыл, — сказал он. — Чипеуэи льют на полозья воду и дают ей замёрзнуть. Тогда на полозьях получается ледяная поверхность, которая легко скользит. Обожди минутку…

Он сбегал за ведром с водой и, набирая воду в рот, несколько раз сбрызнул ею нижнюю поверхность полозьев, где она почти сразу замёрзла. Потом Эуэсин сделал поверхность ещё более гладкой, пройдясь по ней своим ножом как скребком.

— Давай-ка попробуем теперь, — предложил он.

На этот раз сани пошли так легко, что стоило их стронуть с места, как ощущение нагрузки на плечи почти исчезало.

Мальчики радостно двинулись в путь. Они шагали по долине, а белые клубы пара от их дыхания окутывали капюшоны новых парок.

Когда друзья вышли из-за укрытия холмов на равнину, навстречу им рванулся сильный северный ветер, но они повернулись к нему спиной, и по плотному снегу сани заскользили — словно полетели — к Лагерю Каменного Иглу.

Достигнув «оленьей ограды», обнаружили, что каменные столбы полностью исчезли под сугробами. О том, где находятся кладовые с мясом, можно было судить только по оленьим рогам, которыми Эуэсин предусмотрительно украсил вершину каждой груды камней.

Каменное иглу также полностью занесло снегом, и мальчикам пришлось топором прорубать себе путь к входу в него. Джейми заполз внутрь строения и с облегчением убедился, что и продовольствие, и шкуры в целости и сохранности. Никакие росомахи тут не побывали. Эуэсин всё-таки обошёл несколько ближайших кладовых с мясом и обнаружил, что одна кладовая разрушена.

— Пойди и взгляни, — сказал он Джейми. — Ты поймёшь, почему я так настаивал на том, чтобы прикрыть мясо грудами камней.

В кладовой Джейми с удивлением обнаружил, что смёрзшиеся валуны весом фунтов по пятьдесят были сдвинуты с места и их даже откатили в сторону. Росомахи потрудились основательно. То, чего они не съели, было оставлено на съедение лисам и волкам, и, если не считать нескольких косточек, от запаса мяса не осталось и следа.

— К счастью, они разгромили только одну кладовую, — заметил Эуэсин. — Но нам всё-таки лучше бы доставить всё мясо в хижину, где мы сможем его охранять.

Друзья решили наскоро перекусить, загрузить сани и отправиться обратно. Предстояла работа не из лёгких: доставить в хижину всё продовольствие и прочие припасы.

— На это уйдёт не менее недели чертовски напряжённого труда, — проговорил Джейми уныло и добавил мечтательно: — Вот была бы у нас собачья упряжка…

Но всё-таки им было чему порадоваться. Несмотря на холодный ветер и отсутствие костра, они не мёрзли. Новая одежда оказалась намного лучше, чем они смели надеяться; правда, сшитые наспех самодельные перчатки, о которых Эуэсин позаботился в самый последний момент, были такими неуклюжими, что их снимали, когда приходилось действовать пальцами.

Поев холодного пеммикана, Джейми пошёл в обход остальных кладовых-тайников, а Эуэсин начал грузить сани. От неожиданного крика Джейми мальчик-индеец вздрогнул.

— Сюда, скорее! — кричал Джейми, стоя у одной из самых удалённых кладовых. — Прихвати винтовку!

Эуэсин помчался к другу. Джейми стоял возле кладовой, расположенной в ложбинке, и снег, который туда нанесло, был ещё достаточно рыхлым, чтобы на нём могли отпечататься следы. Около рогов, отметивших кладовую, шло неправильной формы кольцо странных вмятин в снегу. Когда Эуэсин посмотрел на следы, у него по спине побежали мурашки.

Отпечатки были диаметром более фута, совершенно круглой формы, на расстоянии трёх футов один от другого. Казалось, что их сделали дном маленького бочонка.

— Откуда же всё-таки могли взяться эти вмятины? — прошептал Джейми, ощутив спиной холодок страха.

Эуэсин помедлил с ответом.

— Мне известны только два существа, оставляющие такие следы, — сказал он тонким, испуганным голосом, — и я не хочу повстречаться ни с одним из них! Это либо следы гигантского тундрового медведя-гризли, либо, что не легче, отпечатки эскимосских снегоступов.

Оба мальчика тревожно посмотрели вокруг. Куда ни погляди, во все стороны протянулась унылая белая равнина, и на всём этом бескрайнем пространстве ничто не двигалось. Тем не менее Эуэсин снял винтовку с предохранителя и держал палец на спусковом крючке.

— Это, наверно, медведь, — предположил Джейми.

— Может быть, — согласился Эуэсин. — Чипеуэи много рассказывали о тундровом гризли; он — подлое существо. Встреча с ним не сулит ничего хорошего. Я никогда не слыхал о том, чтобы его убили, и всего нескольким чипеуэям довелось увидеть его. — Мальчик поёжился, но не от холода. — В любом случае нам не стоит оставаться тут на ночь. Давай погрузимся и двинемся домой…

Через несколько минут они уже тащили сани на север со всей поспешностью, на какую только были способны.

Глава 19. Дары мёртвых

Присутствия росомах по соседству с Лагерем Каменного Иглу было достаточно, чтобы мальчики постарались как можно быстрее сосредоточить все продовольственные запасы вблизи своего жилья, под рукой.

Необъяснимые и пугающие следы подхлестнули стремление друзей забрать из кладовых у «оленьей ограды» всё до последней крошки и больше не посещать это опасное место.

В течение следующих трёх дней мальчики трижды ходили туда и каждый раз возвращались с санями, тяжело нагруженными мясом и рыбой. Эти походы не были отмечены какими-либо тревожными событиями, чему друзья очень радовались.

Между тем походы к каменному иглу оказались тяжёлым испытанием и изнурительным трудом.

Возвращение в Укромную Долину с тяжело гружёнными санями вверх по пологим склонам стало настоящим кошмаром.

К тому времени, когда мальчики тронулись к дому в четвёртый раз, они уже настолько вымотались, что через каждые несколько сотен ярдов останавливались и отдыхали. На этот раз в поисках более лёгкого пути мальчики держались берега озера, рассчитывая сделать крюк в северном направлении, а потом вернуться к входу в долину, чтобы избежать лишённых снега каменистых кряжей, заслонявших её. Двигаясь так, наши герои забрались намного севернее, чем были раньше, и во время привала с особым любопытством рассматривали окружающую местность. Конечно, именно зоркие глаза Эуэсина первыми заметили странный предмет на кряже, лежавшем на их пути.

Мальчик-индеец указал на гребень длинного каменистого увала, который отходил под прямым углом от холмов, стороживших Укромную Долину.

— Что там за странный бугор на самом верху? — спросил он.

Джейми уставился в указанном направлении. Освещённый солнцем снег слепил глаза, но немного погодя мальчик рассмотрел в высшей точке кряжа нечто вроде насыпи из камней.

— Мне кажется, что эта груда камней ничем не отличается от любой другой, — сказал Джейми.

— Нет, это не «любая» груда, — откликнулся Эуэсин не допускающим возражения тоном. — Что бы там ни было, но это сложено руками людей.

Несмотря на страшную усталость, Джейми не мог не заинтересоваться увиденным.

— Мы могли бы оставить сани здесь и подойти поближе, чтобы хорошенько всё рассмотреть, — предложил он.

Мальчики осторожно зашагали к необычной груде камней. Когда они приблизились к кряжу, сооружение на его гребне стало видно лучше. Любопытство Джейми возрастало, и наконец он воскликнул:

— Похоже на каменный дом на реке Кейзон!

В следующий миг ему захотелось прикусить свой язык, потому что реакция Эуэсина на его слова оказалась именно такой, какую он мог бы предвидеть заранее.

Резко остановившись, Эуэсин сказал:

— Уйдём отсюда!

Если бы мальчики не были так утомлены, Джейми, возможно, и согласился бы. Но он устал и чувствовал раздражение. Прошагав уже такое расстояние, он был полон решимости подняться на кряж и выяснить, что это за таинственный объект.

— Пошли дальше! — сказал он настойчиво. — Груда камней не причинит тебе вреда.

Эуэсин упрямо сжал губы. Намёк на то, что он трусит, уязвил его гордость, но он не собирался уступить.

— Шагай, если ты хочешь, — сказал он, и в его голосе прозвучали сердитые нотки. — Я подожду.

Джейми молча отвернулся от Эуэсина и пошёл дальше. Ему не хотелось идти одному, но он был слишком упрям, чтобы признаться, что ему тоже боязно. Пройдя сотню ярдов, он остановился и оглянулся. Эуэсин сидел на камне, наблюдая за ним.

— Вернись, Джейми! — позвал он. — Уже много времени, а впереди неблизкий путь до нашей хижины.

Слова Эуэсина давали Джейми шанс отступить с достоинством, но он предпочёл пропустить их мимо ушей и упрямо шагал вверх.

Через пятнадцать минут Джейми достиг гребня, с которого северный ветер сдул весь снег. Прямо перед мальчиком оказался похожий на улей куполообразный каменный могильник, а на обратном склоне холма были ещё три таких же купола.

Несмотря на усилившееся чувство беспокойства, Джейми всё-таки осмотрел ближайший могильник. При высоте около трёх футов он достигал в поперечнике пяти футов. Вокруг в исхлёстанном ветрами галечнике было разбросано множество кусочков серого, обветренного дерева. Эти кусочки были твёрдыми и хрупкими, как старые кости. Джейми схватил длинный кусочек дерева толщиной с карандаш и, когда вытягивал его из гравия, мельком увидел что-то зелёное. Он опустился на колени, и через несколько секунд рука в перчатке уже держала наконечник стрелы. Наконечник был, очевидно, из меди, и от времени она позеленела. Все четыре грани ромбовидного наконечника были острые, и даже теперь предмет выглядел грозно.

Джейми бросил его в свою сумку и начал внимательно разглядывать землю. За несколько минут он нашёл медный топор и целую кучу орудий и украшений из кости. Последние были такие хрупкие, что стоило попытаться их поднять, как они рассыпались в пыль. Там валялись и другие предметы из меди — многие очень странной формы.

Теперь любопытство побороло тревогу, хотя он догадался, что наткнулся на древнее кладбище какого-то давно забытого местного племени. Возможно, это были древние эскимосы, жившие много-много лет тому назад. Джейми знал, что у северных народностей существует обычай класть на могилу мужчины всё его имущество, чтобы в потустороннем мире его дух мог пользоваться жертвенными орудиями.

Ясно, что предметы, лежавшие в галечнике, предназначались для тех людей, кости которых, вероятно, покоились под каменными могильниками.

Джейми посмотрел вниз по склону туда, где оставался Эуэсин, и ещё больше успокоился. Он быстро обошёл все могильные насыпи. Возле одной мальчик нашёл гладко обработанный прямоугольный камень с выдолбленным в нём углублением. Дальнейшие поиски обнаружили ещё три таких каменных «горшка». Джейми прихватил с собой и эти.

По голому гребню кряжа пронёсся сильный порыв ветра и погнал вверх по северному склону струи снежной пыли. Струи переплетались и принимали форму фантастических существ. Джейми невольно вздрогнул, резко повернулся и заспешил вниз к поджидавшему его другу.

— Ну, — сказал Эуэсин. — Что же там такое?

— Думаю, всего лишь место древнего стойбища эскимосов. Всё усеяно странными каменными орудиями и медными безделушками. Я подобрал некоторые из них. Мы можем вечером их рассмотреть, когда вернёмся домой.

Эуэсин не дал себя провести. Он угадал, что это за «место стойбища», и, когда они шагали к своим саням, с лица индейца не сходило угрюмое недружелюбное выражение. На всём остатке утомительного пути к дому мальчик-индеец не проронил ни слова. Разделявшее друзей молчание было напряжённым и тягостным для них обоих.

Когда прибыли на место, в хижине стоял жуткий холод, но скоро в очаге уже весело гудело пламя и готовился ужин. Джейми хлопотал над приготовлением чая и пытался сломать ледок упорного молчания своего друга. Он отлично знал, что Эуэсин всю жизнь слышал разговоры взрослых о привидениях и дьяволах. Индеец был уверен в том, что нечистая сила действительно существует. Двигало ли им суеверие или нет, трудно сказать, но, отказываясь от любых контактов с мертвецами, мальчик только подчинялся законам своего народа. И Джейми понимал, что сделал своему другу неприятность только из чистого упрямства. Стараясь развеять дурное настроение, Джейми высыпал на пол содержимое своей сумки и весело проговорил:

— Давай-ка рассмотрим всё это. Кое-что может оказаться полезным.

Вот этого-то как раз и не следовало делать. При виде предметов, взятых из могил, Эуэсин окончательно помрачнел, лёг на топчан и отвернулся к стене.

— Грабить мёртвых очень нехорошо, — мрачно пробормотал он.

Джейми почувствовал, что между ними выросла невидимая преграда. Это ощущение пугало. Казалось, на него внезапно навалился тяжёлый груз жизни в одиночестве в этом забытом людьми уголке.

Мальчик подошёл к постели и коснулся рукой плеча друга.

— Прости меня, Эуэсин, — проговорил он. — Может быть, ты по-своему прав. Может быть, вокруг нас существуют вещи, о которых мы знаем очень мало; они не любят, чтобы их беспокоили. Я больше не буду так поступать.

Эуэсин повернулся на другой бок и взглянул на Джейми. Неожиданно он улыбнулся.

— Нет! — сказал он твёрдо. — Это я должен просить прощения. Всё из-за стариковской болтовни о привидениях! Ну-ка, посмотрим, что ты там нашёл.

Преграда рухнула. Пугающий разрыв, рождённый первой серьёзной ссорой, исчез. Они в нетерпении склонились над россыпью вещиц, принесённых Джейми.

Эуэсин поднял одну из каменных мисок и внимательно её рассмотрел. Он поскрёб по краю ногтем большого пальца и обнаружил, что камень на ощупь мягкий и напоминает мыло. Эуэсин вертел миску в руках и сосредоточенно думал.

Наконец он заговорил:

— Джейми, недавно вечером ты хотел, чтобы у нас была лампа. Так вот, она уже тут!

Джейми удивился.

— Эта старая вещь — лампа? — спросил он.

— Подожди, — ответил Эуэсин. Он встал и выдернул пригоршню мха из щели в стене, а потом, умело работая пальцами, ссучил нечто похожее на трёхдюймовый кусок верёвки. После этого схватил кусок околопочечного жира, растопил его в сковородке и налил в каменную плошку. Взяв деревянную щепку, мальчик прикрепил к ней свой «фитиль» и опустил его конец в жир лампы. Плавающая в горячем жире щепка поддерживала верхний конец фитиля.

— Вот тебе и освещение, — сказал юный умелец Джейми, который восхищённо наблюдал за работой друга.

Джейми выдернул из очага горящую ветку и передал Эуэсину; тот коснулся ею кончика фитиля. Жирный жёлтый огонёк метнулся вверх, сильно зачадил и начал гаснуть.

— Я должен подровнять фитиль, — сказал Эуэсин. Он придал фитилю форму плоской широкой полоски и снова зажёг его. На этот раз пламя было ровным и почти не коптило. Внутренний вид хижины преобразился, как от прикосновения волшебной палочки. После многих месяцев полутьмы Джейми показалось, что кто-то включил дюжину электрических лампочек. Он сиял от восторга.

— Вот отчего действительно начинаешь чувствовать себя здесь как дома, — сказал он восхищённо.

Эуэсин радостно улыбался собственному успеху. Позабыв о своём страхе перед вещами из могил, он начал рыться в остальных древних предметах. Его особенно заинтересовал один из медных наконечников для стрел.

— Странная форма, — пробормотал мальчик. — Кажется, этот наконечник приколачивали к древку стрелы костяными шипами. Вот в этом шип ещё торчит.

— Как ты думаешь, мы смогли бы изготовить настоящий лук со стрелами? — спросил Джейми.

— Можно попытаться, — отвечал Эуэсин. — Вчера я пересчитал патроны. Осталось только двадцать. Нельзя тратить их на мелкую дичь, а имея лук, мы смогли бы охотиться и на белую куропатку, и на зайцев.

— В первый же подходящий денёк постараемся и соорудим лук, — сказал Джейми, — но не сегодня. Я смертельно устал. Завалимся-ка спать.

Медленно, словно сонные мухи, друзья заползли в спальные мешки, даже не потрудившись погасить маленькую лампу. Через несколько мгновений они уже спали.

Дрова в очаге прогорели, а со стола лился слабый свет огонька, который возродился здесь после сотни лет тьмы. Когда-то женщина-эскимоска, должно быть, очень ценила эту маленькую лампу из мыльного камня и над горящим фитилём из мха готовила пищу для своей семьи.

Теперь лампа снова ожила. И наконечники стрел, которые принадлежали какому-то давно позабытому охотнику из далёкого прошлого, были готовы для новой жизни.

Мёртвые с пустынного, обдуваемого всеми ветрами кряжа оказались добрыми духами. Они сделали подарки живым — людям другой расы, через пропасть шириной в столетие.

Глава 20. Пленники пурги

Из состояния крепкого сна Джейми вывело прикосновение к его лицу чего-то холодного и мокрого. Мальчик застонал и протестующе отмахнулся. Его пальцы упёрлись в жёсткую щётку волос на лбу оленёнка, и Джейми неохотно открыл глаза.

В хижине царил смертельный холод и было темно почти как ночью. Жир уже давно выгорел, и лампа погасла, а от огня в очаге осталось лишь несколько красных угольков. Оленёнок Отанак стоял у постели Джейми и тревожно фыркал, а так как Джейми лежал неподвижно, малыш вытянул шею и лизнул его в лицо второй раз.

Джейми разом сел и оттолкнул маленького оленя.

— Тьфу! — сказал он, вытирая лицо. — Прекрати эти нежности!

Теперь мальчик окончательно проснулся и начал понимать, что обычная тишина Укромной Долины нарушена. До его слуха доносился непрекращающийся рёв, как будто у самой хижины шумел водопад.

Хотя было темно, но чувство голода и то, что дрова в очаге почти полностью сгорели, подсказали Джейми: наступило утро. Он выпрыгнул из постели и оделся.

Было жутко холодно. К тому времени как мальчик добрался до очага и начал бросать на угли свежую растопку, он весь посинел. Оленёнок следовал за ним и тыкался мордой ему в спину, пока Джейми в раздражении не шлёпнул его и не спросил:

— Но что же всё-таки тебя беспокоит?

Огонь в очаге разгорелся, и Джейми направился к двери, чтобы выглянуть наружу и выяснить, откуда взялись эти нарастающие ревущие звуки, которые, казалось, проникают в хижину разом со всех сторон.

Мальчик отворил дверь — и порыв ветра чуть не вырвал её из рук. Снег ударил в лицо с такой силой, что почти ослепил его. Не было видно ничего, кроме серой, кипевшей вихрями завесы гонимого ветром снега. Даже ближние ели совершенно исчезли в снежной мгле. Джейми, спотыкаясь, шагнул в хижину, судорожно ловя воздух.

Он растолкал Эуэсина.

— Вставай! — крикнул он. — Дует дедушка всех метелей. Никогда не видел ничего ужаснее!

Джейми, однако, дал слишком мягкую характеристику этому снежному бурану, назвав его дедушкой всех метелей. По потемневшим равнинам с полярных морей с рёвом прилетела первая настоящая пурга. Рыдая, в дикой злобе она обрушила на тундру всю мощь ураганного ветра, взрыхлила спрессованные сугробы, подняв в воздух крупинки льда, и, бешено вращая, погнала их вперёд. Снег приобрёл силу струи песка, вылетающей из пескоструйного аппарата, и ничто живое не могло устоять перед бешеным натиском. Волки и лисы уже давно подыскали себе убежища и, дрожа, свернулись калачиком в норах, выкопанных глубоко под сугробами. Даже белые куропатки забились жалкими комочками в расщелины скал, чтобы спастись от бешенства пурги. В тот день ни одно живое существо не отважилось появиться на терзаемой ветрами равнине.

В Укромной Долине, которая была защищена грядами высоких холмов, сила ветра была меньше, но даже здесь единоборство с бурей грозило человеку гибелью. Завывание ветра на гребне окружающих холмов было подобно непрерывному стенанию вырвавшихся на волю демонов. Друзья скоро обнаружили, что в хижине не становится теплее. Пришлось заткнуть трубу для подачи воздуха к очагу и целый час затыкать мхом из тюфяков щели между брёвнами в стенах.

К счастью, в хижине оказался порядочный запас дров, чтобы бороться с морозом, который, как полагали мальчики, достиг тридцати, а может быть, и сорока градусов ниже нуля. Была у них и жировая лампа, чтобы разгонять тьму, принесённую пургой.

После продолжительной лихорадочной работы в хижине снова стало уютно и почти тепло, а мальчики смогли позволить себе отдохнуть и послушать неистовые песни и стоны снежной бури, вцепившейся в ветки елей, окружавших хижину.

— Только представь себе, что было бы, если бы мы остались в Лагере Каменного Иглу, — сказал Джейми, поёжившись от одной мысли.

— Лучше не думать, — ответил друг. — Даже здесь достаточно плохо, но можно терпеть, пока у нас есть пища и дрова. И ещё одно: в такую погоду никакие росомахи не потревожат наши кладовые!

Весь тот день и следующую ночь пурга безумствовала не ослабевая. На второе утро мальчики почувствовали её тяжесть на себе. Ими овладело беспокойство, а непрерывный вой ураганного ветра начал действовать на нервы. Джейми казалось, что он в плену у снежной лавины. Ему не сиделось на месте, и он вскакивал через каждые несколько секунд.

— Найти бы нам ещё какое-нибудь занятие! — выпалил он вдруг. — От безделья можно сойти с ума. Будь у нас под рукой хотя бы несколько книг или игр, всё было бы намного проще.

Эуэсин был занят шитьём новых мокасин. Он поднял голову и взглянул на своего товарища.

— А почему бы не взяться за лук и стрелы? — предложил он.

На душе у Джейми просветлело. Было над чем помозговать. К тому же брошен вызов его изобретательности.

У двери лежало с десяток стволов молоденьких ёлочек: их срубили для саней и не использовали. Джейми подтащил всю охапку к очагу и после придирчивого осмотра выбрал наконец один ствол длиной в шесть футов и толщиной дюйма в два. На нём не видно было опасных утолщений.

— Ты знаешь, как мастерят лук? — спросил Эуэсин.

— Никогда не приходилось, но в школе я занимался стрельбой из лука, — ответил Джейми. — А ты умеешь стрелять?

К своему стыду, Эуэсину пришлось признаться, что ему не приходилось стрелять из лука.

— Понимаешь, — объяснил он, — наши люди не пользуются луком уже пятьдесят лет — с тех пор как обзавелись ружьями. Иногда мы, мальчишки, пытались делать луки ради забавы, но наши луки никуда не годились. Вот будет интересно, если окажется, что ты знаешь, как сделать лук, когда индейцы это позабыли.

— Я не говорю, что умею, — сказал Джейми осторожно, — но я могу, по крайней мере, попытаться.

Не успел он взяться за работу, как его прервали. Джейми почувствовал, что в затылок дунуло ледяным ветром. Он быстро обернулся и увидел Отанака: тот с довольным видом жевал комок мха, только что выдернутый из стены. Ветрило ворвался в эту щель, и в хижине сразу стало холоднее.

С сердитым криком Джейми вскочил и бросился затыкать дыру. Отанак резво прыгнул в сторону, а громкий смех Эуэсина заставил Джейми обернуться — как раз вовремя, чтобы увидеть, как оленёнок весело выдёргивает комок мха из противоположной стены.

Тут уж и Джейми не удержался от смеха. Оленёнок решительно отказывался выходить в такую бурю наружу и, естественно, был голоден. Он хитро косился на мальчиков, отлично понимая, что делает недозволенное, но предоставлял ребятам самим найти выход и прекратить его шалости.

— Сдаётся мне, что придётся кормить этого зверя или умереть от холода, — сказал Эуэсин. — Чей-то тюфяк должен исчезнуть.

— Бросим жребий, — предложил Джейми. Взял медный наконечник для стрелы, сделал с одной стороны царапину и подбросил в воздух.

Джейми выиграл, и спустя несколько минут Эуэсин уже грустно смотрел на оленёнка, который начал свой победный завтрак, жуя мягкий мох из его тюфяка.

Найдя занятие для Отанака, Джейми вернулся к изготовлению лука.

Топором он вчерне обтесал заготовку. Теперь эта круглая палка посередине была диаметром в полтора дюйма, а на концах — по полдюйма. Мальчик ещё поколдовал над заготовкой, палка стала тоньше на половину своего диаметра, а сечение лука — полукруглым. Покончив с черновой работой, Джейми взял нож и занялся отделкой, сосредоточив всё внимание на том, чтобы обе половины лука были одинаковой толщины и длины, то есть уравновешивали бы друг друга. В заключение он взял кусок песчаника и сгладил им все шероховатые участки.

За этой работой прошёл почти весь день, и она так поглотила мальчика, что он перестал замечать могучие и непрерывные наскоки вьюги.

После обеда Джейми сделал на концах лука надрезы для тетивы и, уперев один конец лука в пол, навалился всей тяжестью своего тела на другой, чтобы посмотреть, как он пружинит. Лук согнулся намного легче, чем он ожидал, и мальчик потерял равновесие. Раздался сухой треск, и Джейми оказался сидящим на полу. Переломившийся точно посередине лук лежал рядом. Неудача так раздосадовала мальчика, что он чуть не заплакал.

— Сырая ель — неважное дерево для лука, — сказал Эуэсин, пытаясь хоть немножко приободрить Джейми. — Мне кажется, что наши брали берёзу или какое-то другое дерево с Юга. Но может быть, сойдёт и ель, если придать ей дополнительную прочность.

— А, пропади всё пропадом! — раздражённо ответил Джейми. Но прежде чем он улёгся на боковую, упрямство и самолюбие заставили его вернуться к мысли, высказанной Эуэсином. Джейми уже настраивал себя на новую попытку.

К утру третьего дня пурга немного приутихла, хотя всё ещё свирепствовала так, что мальчики не решились выйти из хижины. Джейми начал трудиться над новой заготовкой для лука, а Эуэсин внимательно следил за его работой. Эуэсин держал в руке упругую жилу, которой он шил мокасины. Он непроизвольно растянул её — и вдруг его озарило…

— Джейми, послушай-ка. Помнится, я слышал, что чипеуэи делали луки из ели — это было единственное дерево под рукой — и как-то упрочняли их оленьими сухожилиями. Сухожилия — крепкий, упругий материал. Не попытаться ли нам?..

— Конечно, — ответил Джейми. — Почему бы и нет?

Теперь оба мальчика взялись за работу. После горячего обсуждения они решили закрепить несколько лент сухожилий шириной в дюйм с внешней стороны дуги лука и затем прочно примотать их к дереву на всю длину лука. Сперва ребята размочили сухожилия, а после того как закрепили их на древке лука, осторожно просушили перед очагом.

Результаты оказались замечательными. Лук стал намного прочнее, а согнуть его, уперев в землю, удалось лишь с большим трудом.

— Возможно, будет работать, — сказал Джейми с надеждой. — А из чего мы сделаем тетиву?

— Ну уж это легко, — ответил Эуэсин. — Я тебе её сплету.

Взяв дюжину длинных жильных нитей, он приступил к работе и еще до ужина преподнёс Джейми плетёный шнурок, такой крепкий, что ни один из мальчиков не смог его разорвать. Джейми завязал на концах шнурка по петле, согнул лук и надел тетиву.

— Попробуй, — сказал он гордо Эуэсину.

Мальчик-индеец осторожно взял лук и оттянул тетиву, вложив в это движение всю силу. Затем он отпустил её. Тетива резко щёлкнула по дереву и загудела. Эуэсин широко улыбнулся.

— Ну, берегитесь, белые куропатки, — сказал он. — После того как мы научимся стрелять и после того как мы изготовим несколько стрел.

На лице Джейми отразилась растерянность.

— Совсем забыл о стрелах, — признался он. — Придётся подождать до следующего похода к каменному иглу. В иглу лежат ивовые прутья. Из них должны получиться хорошие стрелы. А пока будем надеяться на винтовку.

Довольные тем, что им всё-таки удалось изготовить лук, ребята легли спать. Когда на следующее утро они проснулись, то по поведению Отанака, который рвался на улицу, сразу поняли: первая зимняя пурга кончилась. Тишина, пришедшая на смену продолжительному лютому ветру, была настолько полной, что мальчикам хотелось говорить шёпотом.

Освобождённым из плена в тесной хижине ребятам не терпелось поскорее напялить свои тяжёлые меховые наряды и отправиться в поход. Поспешно проглотив завтрак, они собрали всё необходимое и приготовились двинуться к Лагерю Каменного Иглу.

Глава 21. Желанная находка

Они тронулись в путь, когда поздний рассвет уже высветлил морозное небо. Не прошли и нескольких ярдов, как Джейми хватился, что нет оленёнка.

Джейми начал звать Отанака, но эхо, отражаясь от молчаливых холмов, отвечало только его же голосом, а звонкого цоканья маленьких копыт по твёрдому снегу не было слышно.

Эуэсин встревожился:

— Мне это не нравится. После такой бури волки умирают с голоду. Он станет для них лёгкой добычей.

— Давай пойдём по его следам, — предложил Джейми.

Оставив сани возле хижины, друзья подхватили винтовку и бросились искать следы оленёнка. Найти их оказалось нетрудно. Даже на твёрдых сугробах долины острые копытца оставили ясные отпечатки.

Мальчики последовали по цепочке следов в западном направлении, в сторону Пастбища Карибу, как они прозвали часть долины. Ребята прошли уже около мили, когда параллельно следам оленёнка потянулось несколько новых цепочек следов, при виде которых сердце Джейми болезненно сжалось. Он не сомневался, что царапины на снегу оставлены когтями волков.

Не сказав ни слова, оба мальчика побежали. Они достигли эскера и, тяжело дыша, преодолели крутой склон — следом за цепочкой следов.

Свет дня был тусклым, но, как только ребята достигли гребня эскера, их глазам представилось зрелище, которого они никогда не забудут. На снежном склоне небольшого бугра в самом конце долины двигался хоровод теней. До застывших на месте мальчиков донёсся одинокий протяжный вой волка, ему сразу ответило многоголосное рычание и отрывистые вопли. Казалось, мрачные тени вдали текут и переплетаются, словно струи вод глубокой, тёмной и угрюмой реки.

Джейми почувствовал, как к горлу подкатывается рыдание. Чтобы понять, что всё кончено, ему не обязательно было услышать слова Эуэсина.

— Погиб, — сказал Эуэсин, и в следующий миг ружейный выстрел прокатился эхом по холмам.

Все ещё подобные теням, силуэты на дальнем бугре, казалось, растаяли в воздухе и исчезли. Для прицельного выстрела расстояние было слишком велико, и Эуэсин понял, что не стоит больше тратить драгоценные патроны. Вместе с Джейми они понеслись к тому месту, где волки совершили своё убийство. Несколько секунд, показавшихся вечностью, мальчики смотрели на Отанака, затем с глазами полными слёз — и не смущаясь этих слёз — они повернулись и медленно зашагали назад к саням.

Сердце Джейми было полно гнева и жалости. Отанак значил для ребят очень много: ведь он так помогал разгонять тоску, бороться со злыми чарами великого одиночества края, в котором они сейчас жили. Потом Эуэсин заговорил. Джейми оказался неподготовленным к тому, что услышал:

— Джейми, лучше забудь об Отанаке. Не стоит обвинять волков. Если кого и стоит винить, то нас самих. Так случается всякий раз, когда подбирают дикое животное и приручают его. Обязательно наступает день, когда оно всё-таки сталкивается с тем, что для его диких братьев привычно, а оно, оказывается, не знает, как постоять за себя. Рано или поздно так должно было случиться.

Джейми ответил с горечью:

— Всё равно. Хотел бы я встретиться с теми волками. Я бы отплатил им за оленёнка!

Эуэсин долго молчал и ответил только тогда, когда они впряглись в лямки и снова медленно тронулись к выходу из долины. Он сказал:

— Волкам надо есть. Какая разница между тем, что они зарезали одного оленёнка, и тем, что мы с тобой убили десяток оленух?

Джейми не нашёлся что ответить на эти слова. Позднее, размышляя над услышанным, он понял справедливость сказанного Эуэсином. Злость к волкам поутихла, хотя он понимал, что пройдёт ещё много долгих месяцев, прежде чем забудется славный оленёнок Отанак.

Выйдя на равнину, мальчики увидели, что тундра снова изменила своё обличье. Свирепый ветер смёл снег со всех кряжей и холмов и завалил им долины, где он спрессовался и стал твёрдым, как дерево. Мокасины не оставляли на нём следов, а сани скользили, как по льду, смазанному салом. Было очень морозно, но без ветра, и мальчики почти не замечали холода. Под лучами восходившего солнца белоснежное убранство природы засверкало и окружающий мир стал приветливее.

Всё ещё подавленные случившимся, ребята не задержались в Лагере Каменного Иглу, а, с трудом прорубив в снегу проход к кладовой, нагрузили сани и вскоре были готовы двинуться в обратный путь. Подошло время подкрепиться, мальчики вытащили по куску холодного жареного мяса из походных сумок, надетых под парки, чтобы не дать мясу замёрзнуть, и хорошо поели. Они уже зашагали прочь от лагеря, когда Джейми увидел, как вдали что-то мелькнуло и исчезло.

— Что это? — воскликнул он испуганно, так как мгновенно вспомнил таинственные следы, которые они обнаружили в прошлое посещение Лагеря Каменного Иглу.

Эуэсин тоже что-то заметил и уже вынул винтовку из кожаного чехла. Мальчики опустились на колени и с учащённо бьющимися сердцами всматривались в пустынное пространство западнее лагеря. Снова что-то мелькнуло, и вот на ближнем увале возникли два силуэта.

— Волки! — пробормотал Джейми с каким-то удовлетворением, вспомнив судьбу Отанака. Он протянул руку, схватил винтовку и уже прицелился, когда Эуэсин остановил его.

— Подожди-ка! — прошептал мальчик-индеец. — Они не похожи на волков.

Животные на гребне холма были теперь хорошо видны. Они действительно напоминали волков, но то ли были слишком мелковаты, то ли отличались силуэтом.

Зоркие глаза Эуэсина обнаружили разницу. С волнением в голосе он выдохнул:

— Это не волки. Это — собаки!

Мальчики осторожно поднялись на ноги. Животные остались неподвижно стоять в нескольких сотнях футов.

— Действительно, — согласился с Эуэсином Джейми, — самые настоящие собаки, но какие крупные! В два раза крупнее лаек, которых мы видели там, южнее. — Он стиснул руку Эуэсина. — Мы должны поймать их! — выпалил он скороговоркой. — Имей мы хотя бы этих двух, у нас уже была бы упряжка и шанс выбраться отсюда!

Эуэсин кивнул в знак согласия.

— Однако сейчас нам надо действовать очень осторожно, чтобы не отпугнуть их, — сказал он. — Возможно, они из стойбища эскимосов — заблудились во время пурги. Очень похожи на эскимосских ездовых собак. Если собаки отбились от своих уже давно, то они, должно быть, подыхают с голоду, особенно после такой снежной бури.

— Они, наверно, учуяли запах нашей кладовки с мясом, — сообразил Джейми. — Давай-ка поглядим, примут ли они от нас пищу.

Он быстро отрезал несколько кусков от мороженого мяса, которое лежало на санях. Потом очень медленно мальчики двинулись к двум неподвижно стоящим животным. Собаки не шевелились, и, когда ребят отделяло от них полсотни футов, стали видны чёрные и белые пятна на шкурах, крупные, широкие уши и кольца жёсткой шерсти вокруг шеи двух великолепных эскимосских лаек. Они были и очень красивы, и очень пугливы: повернулись вдруг и, поджав хвосты, пустились наутёк. Далеко собаки не убежали. Одна из них споткнулась и упала. Она лежала, делая слабые попытки подняться.

Мальчики снова, и ещё более осторожно, пошли к собакам. Упавшая собака ценой невероятного усилия встала на ноги. Не в силах бежать, она всё же была готова защищаться — оскалилась и зарычала на приблизившихся к ней.

— Славная псина, — сказал Джейми ласково, — хорошая собака. Иди сюда, поешь.

— Достаточно, ближе не подходи, — сказал Эуэсин предостерегающе. — Если мы их сейчас испугаем, то никогда больше не увидим. Бросай мясо и возвращайся к саням.

Через несколько минут присевшие на сани ребята увидели, как собаки с опаской подошли к мясу и наконец набросились на него с волчьим аппетитом. Хотя мясо было мороженое, они проглотили его в считанные секунды. Одна из них подняла голову и одарила мальчиков долгим спокойным взглядом. Потом собаки двинулись прочь и скоро исчезли за сугробами.

— Они уходят! — закричал Джейми.

— Не беспокойся, — успокоил друга Эуэсин. — Сейчас мы направимся к дому, а эти собаки обязательно пойдут следом за нами, хотя, может быть, и не покажутся нам на глаза. Они теперь знают, что могут получить от нас пищу.

Солнце уже зашло, когда друзья разгрузили сани возле своей маленькой хижины.

Джейми начал готовить обед, а Эуэсин взял сумку с кусочками мяса и зашагал по долине в ту сторону, откуда они пришли. Пройдя некоторое расстояние, мальчик-индеец повернул к хижине и через каждые несколько ярдов стал бросать по кусочку мяса. Он не заметил присутствия собак, но был уверен, что они где-то поблизости.

Поздно вечером, когда ребята уже лежали в своих спальных мешках, Эуэсин внезапно сел и прислушался. Где-то рядом раздалось приглушенное сопение животного. Мальчик прошептал:

— Я тебе говорил, Джейми! Через неделю мы будем править собачьей упряжкой!

Следующие два дня они видели собак только мельком, но оставленное на пороге мясо за ночь исчезало. На третий день перед рассветом Джейми открыл дверь хижины и стремительно метнувшиеся из-под ног тени убедили его, что собаки провели часть ночи свернувшись калачиком на небольшом крытом крыльце, которое было сооружено, чтобы в дом не наметало снегу.

У Джейми появилась идея, и, когда он поделился ею с Эуэсином, тот охотно помог осуществить её. Потратив целый час, они сделали из еловых жердей щит по размерам входа на крыльцо. Петлями из сыромятной кожи щит подвесили к верхней перекладине входа, затем откинули щит наружу и подперли его в таком положении тоненькой палочкой, воткнутой в снег. От этой подпорки внутрь хижины через щель в двери протянули длинный кусок кожаной верёвки-бабиче и привязали другой её конец к колышку в стене. Всё это сооружение было просто-напросто большой ящичной ловушкой, устроенной так, что ребята могли захлопнуть её из хижины и запереть собак в бревенчатой пристройке.

В ту ночь они наживили свою ловушку несколькими сигами, потом вернулись в хижину и, затаившись, стали ждать. Прошёл целый час, прежде чем они услышали на крыльце тихую возню. Джейми на цыпочках подошёл к колышку в стене и отвязал бабиче. Он не шевелился до тех пор, пока торопливое чавканье не подсказало, что собаки заняты своим ужином. Последовал резкий рывок за верёвку — и еловая дверца с громким стуком упала. На крыльце поднялся отчаянный шум.

— Зажги лампу! — заорал Джейми.

Когда хижина снова осветилась, ребята смотрели друг на друга, широко улыбаясь.

— Так вот, мы их поймали! — сказал Джейми радостно.

Улыбка на лице Эуэсина медленно угасла и уступила место глуповатому выражению.

— А что мы будем делать теперь? — спросил он.

Смятение, отразившееся на лице Джейми, когда он понял, что имел в виду Эуэсин, было настолько забавным, что индеец фыркнул от смеха. Они подумали только о поимке собак, а не о дальнейшем. Собаки были заперты на крыльце, а мальчики могли выходить из хижины только через это крыльцо.

— Да-а, заварили кашу, — сказал Джейми уныло. — Кажется, я перемудрил. Как же выбираться отсюда, не открывая двери?

— Выход закрыт, — ответил Эуэсин. — Нам остаётся сделать только одно: открыть дверь и надеяться на лучшее. Подожди-ка, я сделаю пару скользящих петель из сыромятных ремешков, и, если нам повезёт, мы можем накинуть их собакам на шеи. Повторяю: если нам повезёт…

Когда ловчие петли были готовы, Эуэсин встал возле очага с петлёй в одной руке и еловым поленом вместо дубины в другой. Джейми поднял деревянную щеколду, приоткрыл дверь на несколько дюймов и отскочил к стене.

Перед этим собаки бросались на тонкие стенки своей темницы как бешеные, и ни один из мальчиков не мог предугадать, как поведут себя лайки, когда увидят дверь открытой.

А произошло вот что: стало тихо. Все замерли. В течение нескольких долгих секунд не раздалось ни звука.

Мальчики нервно ждали. Наконец Джейми отважился заглянуть в дверной проём.

Собаки прижались одна к другой, образовав большой пушистый меховой шар, из глубины которого сверкали четыре испуганных глаза. В то время как Джейми рассматривал их, раздался жалобный вой — звук такой же невыносимый, как голос скулящего щенка фокстерьера.

— Как будто ничего опасного! — сказал Эуэсин не совсем уверенно. — Давай оставим дверь широко открытой и поглядим, не удастся ли нам подружиться с ними.

Следующий час он задабривал собак кусочками варёного мяса и ласковыми словами. Наконец одна лайка на брюхе проползла несколько футов вперёд. Уши на крупной голове были расслаблены, она униженно молила о пощаде.

Джейми бросил ей кусочек мяса, и спустя мгновение мясо было проглочено. Затем её большой пушистый хвост чуть-чуть вильнул.

Настал переломный момент. Остальное было уже делом времени. К полуночи обе собаки покинули крыльцо и робко заползли в хижину, где наелись до отвала. Ребята поспешили закрыть дверь, так как в помещении стало холодно, словно в леднике, и подбросили дров в очаг. Когда хозяева ложились спать, собаки свернулись в углу и время от времени бросали на мальчиков настороженные взгляды: а вдруг?..

Весь следующий день ни один из мальчиков не пытался дотронуться до собак. После ужина Эуэсин стал обстругивать стрелы из прямых веток ивы, пучок которых они прихватили из Лагеря Каменного Иглу. Джейми сидел на корточках возле очага и шил себе новую пару рукавиц из оленьей шкуры. В хижине было тепло, уютно и тихо.

Увлечённый работой, Джейми забыл о собаках. Вдруг он почувствовал, как сзади его шеи коснулся холодный нос.

Одновременно Эуэсин спокойно проговорил:

— Не шевелись, Джейми. Она обнюхивает тебя!

Это была самая бесконечная минута в жизни Джейми. Он ждал, что длинные белые клыки вот-вот вопьются в него. Вместо этого он ощутил горячее и мокрое прикосновение языка собаки, которая лизнула его в ухо. Джейми осторожно повернул голову. Большая собака стояла за его спиной, робко виляя хвостом. Она посмотрела на мальчика широко раскрытыми жёлтыми глазами, потом, шумно вздохнув, легла, свернулась калачиком и прикрыла нос хвостом. Она была довольна: она нашла не только пищу и кров, но и хозяина.

Через два дня собаки стали ручными. Однако они всё ещё легко пугались и настораживались, а поэтому мальчики гладили их и обращались с ними осторожно, избегая резких движений.

Более крупным животным, которое весило фунтов сто, был самец. Он особенно привязался к Джейми. Собака меньшего роста была самка. С ней вскоре подружился Эуэсин.

Теперь потеря Отанака была восполнена. Присутствие в лагере собак оказалось лучшим средством против чар одиночества этого пустынного края. В жизни ребят появился новый интерес, и они занялись воспитанием собак. Если бы всё пошло хорошо, собаки, конечно, помогли бы им выбраться из зимней тундры.

Джейми решил назвать самца Зуб, а Эуэсин придумал своей собаке кличку Эйюскимо; на языке индейцев кри это слово означало «эскимоска».

Стало ясно, что это действительно эскимосские собаки: они были намного крупнее лаек из лесного края. Этот факт наводил мальчиков, и особенно Эуэсина, на некоторые тревожные соображения. Несомненно, где-то, не очень далеко, находится стойбище эскимосов. Однако можно было предположить и другое: собаки потерялись и странствуют уже много дней, а за это время они легко могли покрыть расстояние в сотню и более миль.

Смутный страх перед эскимосами не мог испортить удовольствия, которое доставляли мальчикам собаки. Зуб и Эйюскимо изменили настроение, царившее в лагере, и вдохнули в сердца путешественников новый заряд надежды и радости.

Глава 22. Хозяин тундры

Спустя неделю пророчество Эуэсина насчёт собственной собачьей упряжки сбылось. В то время как друзья приручали животных, Эуэсин между делом изготовил два комплекта упряжи. Упряжь была очень примитивна и состояла из брюшного, грудного и наспинного ремней. Ошейников не было.

Наступил день, когда ребята стащили свои сани с крыши хижины, где они хранились, чтобы росомахи не сожрали лямки из сыромятной кожи. Увидев сани, собаки начали возбуждённо выть и носиться вокруг мальчиков.

— А ведь узнали сани, когда увидели, — сказал Джейми с надеждой. — Давай посмотрим, как собаки поведут себя при виде упряжи.

Эуэсин принёс из хижины упряжь и привязал постромки к лямкам саней. Собаки тут же весело подбежали к передку саней и остановились, ожидая, что Эуэсин наденет на них упряжь. Эуэсин поставил Эйюскимо первой, затем закрепил упряжь на Зубе. Едва мальчик успел завязать последний узел, как Эйюскимо сделала большой скачок и сани сорвались с места. Собаки пересекли поляну и понеслись вниз по склону — влекомые ими сани ужасно кренились и подпрыгивали.

Когда Джейми и Эуэсин пришли в себя от неожиданности, то бросились вдогонку.

Они догнали беглецов только через две мили. Сани, собаки и упряжь невообразимо перепутались. Собаки спокойно лежали в перекрученных постромках и ждали, когда их высвободят.

Возвратившись в лагерь, Джейми и Эуэсин весьма сдержанно оценили результаты своего эксперимента.

— У нас есть собачья упряжка, это факт, — сказал Джейми, — но будет трудновато научить их понимать команды на английском языке. Давай съездим-ка для практики несколько раз к каменному иглу, прежде чем отправляться в далёкие походы.

В течение следующих четырёх дней собаки и мальчики совершали утомительные пробеги между двумя лагерями. Эуэсин привязал к саням канат-якорь: он волочился позади саней и за него можно было уцепиться, если бы собаки снова понесли. На обратном пути сани бывали нагружены так тяжело, что собаки просто не могли убежать. За четыре дня они проделали этот путь семь раз и в седьмую поездку доставили в долину все остатки продовольствия, хранившегося в Лагере Каменного Иглу.

Собаки показали большую силу и выносливость и начали понимать принятые в лесном краю ездовые команды «чоу» и «хью» — «налево» и «направо». У них был завидный аппетит. Зимой ездовые собаки должны получать очень много мяса или рыбы, чтобы быть в форме, и мальчики с некоторой тревогой думали о том, как быстро начали таять их продовольственные запасы.

Было совершенно ясно, что скоро потребуется пополнить запас мяса. Конечно, в северном конце Укромной Долины были олени, но ребята не решались подстрелить хотя бы одно животное: отчасти из чувства жалости, отчасти потому, что стадо самцов карибу страховало их в крайнем случае от голода.

По этой причине и потому, что им не терпелось совершить сложный поход с собачьей упряжкой, они решили отправиться на охоту в глубь тундры.

Джейми предполагал, что по линии холмов, протянувшихся в северном направлении, могли обнаружиться другие защищенные долины, где, может быть, также остались на зиму стада оленей. Они приготовились к разведывательному походу; он должен был продлиться три дня. Друзья погрузили на сани продовольствие, спальные мешки, лагерное имущество и большую вязанку дров.

Поход начался ясным утром при неярком свете бледного зимнего солнца. В своих меховых одеждах мальчики выглядели совсем как эскимосы. Джейми нёс винтовку, а Эуэсин надел через плечо лук и в маленький кожаный колчан положил пять стрел: две с медными наконечниками и три, концы которых были закалены огнём.

Собаки бодро бежали, и друзьям, чтобы не отставать, пришлось припустить трусцой. Воздух был такой холодный, что, когда они вдыхали его слишком глубоко, он вызывал резкую боль в лёгких. Края капюшонов их парок скоро начали покрываться опушкой из кристалликов инея. Время от времени приходилось снимать рукавицу и тереть нос и щёки: их могло прихватить морозом.

Хотя было очень холодно, день выдался изумительный. От крепкого мороза лёд на маленьких озерках трещал и гудел.

Стояло полное безветрие, и всякие звуки были слышны на расстоянии многих миль. Так, друзья смогли отчётливо расслышать голодное карканье ворона, летевшего настолько высоко, что его нельзя было разглядеть.

Достигнув реки Замёрзшего Озера, мальчики повернули на север, в незнакомую им страну. Несколько часов они двигались по льду реки. Западные холмы стали придвигаться к реке, и долина сузилась. Снег под ногами был твёрдый как камень, и нигде не было заметно никаких следов живых существ.

Около полудня остановились на обед, и, пока Эуэсин разводил небольшой костерок, Джейми вскарабкался на гребень холма, чтобы посмотреть, что за местность впереди.

От открывшегося его взору вида захватило дух, и от невероятной пустоты тоже. До самого горизонта раскинулась холмистая равнина, похожая на замёрзший океан. Спрессованный снег ослепляюще сверкал, и из белоснежного покрывала не выступало ни деревца, ни каменистой гряды. Картина казалась нереальной, как будто этот пейзаж принадлежал иному, более древнему миру, чем наш.

Джейми растерялся. Он не знал, с чем сравнить этот вид. Спустившись вниз к костру, мальчик попытался выразить свои ощущения словами.

— На юге, — сказал он, — кажется, что мир имеет крышу и стены. А здесь всё иначе: как будто кто-то снёс все стены и сорвал крышу. Прежде я никогда не представлял себе, каким необъятным может быть окружающий нас мир!

— Огромный и — пустой, — ответил Эуэсин. — С того момента как мы отправились в путь, я не слышал и не видел ни одного живого существа, кроме ворона. Давай свернём с реки и поедем вдоль подножия холмов.

Они торопливо поели, заново увязали груз и повернули в западном направлении, туда, где над равниной выступали лишённые снежного покрова склоны каменистых холмов.

Полчаса они двигались без всяких приключений, потом Эйюскимо подняла вверх морду и завыла. Её возбуждение передалось Зубу, собаки налегли на постромки и устремились вперёд со всей скоростью, на которую были способны.

— Они почуяли что-то! — крикнул Эуэсин предостерегающе. — Может быть, олени!

Двигаясь бегом, чтобы не отстать от саней, мальчики настороженно смотрели вперёд. Холмы сомкнулись ещё ближе, и среди серых утёсов открылась небольшая долина, оканчивавшаяся тупиком.

Внезапно Эуэсин метнулся вперёд, ухватился за упряжь и остановил собак.

— В той прогалине впереди что-то шевелится, — обратился он тихо к Джейми. — Приготовь-ка винтовку. Одному придётся остаться здесь и держать собак, другой будет охотиться.

Джейми сделал знак, что всё понял, дослал патрон в патронник винтовки и, низко пригнувшись, побежал вперёд. Он избрал для прикрытия низкую гряду и пробежал позади неё сотню ярдов, прежде чем осторожно высунул голову над её гребнем.

Он успел заметить, как за огромными валунами мелькнуло что-то коричневое. Снова пригнувшись, Джейми побежал к проходу в гряде, скользнул туда и повернул на юг. Он никак не мог сообразить, что же он увидел. Он уже усвоил, как трудно определять расстояние и размеры на зимней равнине. Это нечто с одинаковым успехом могло бы быть зайцем, находившимся совсем рядом, или далёким карибу, но Джейми не имел возможности уточнить и продолжал прятаться.

Теперь он находился у самых холмов, где начались небольшие, крутые кряжи, между которыми лежали запутанные лабиринты из расколовшихся валунов. Джейми не видел ни саней, ни зверя, на которого охотился. Смущённый этим, он остановился перевести дыхание, прежде чем вскарабкаться на один из кряжей, чтобы лучше видеть, и в этот миг услышал далёкий крик.

Казалось, он узнал голос Эуэсина и уловил вой собак, но звуки были слишком слабыми. Может быть, они ему почудились?

Повернувшись, мальчик помчался назад тем же путём, каким пришёл, пока не поравнялся с высокой скалой, на которую ему с большим трудом удалось вскарабкаться. Прижавшись к верху скалы, он глянул на равнину к востоку.

Сани были там — маленькой игрушкой на снегу. На некотором расстоянии от саней виднелась крошечная фигурка Эуэсина, который куда-то бежал.

Позади него на небольшом расстоянии неясно вырисовывалась фигура, при виде которой Джейми ощутил леденящий сердце страх. Это был медведь, и, наверное, мало кому из людей довелось видеть такого. Он был огромен, как бизон, и в соседстве с ним фигурка убегавшего мальчика-индейца казалась ещё меньше.

В ужасе от представившегося зрелища, Джейми почти не заметил двух собак, освободившихся от саней. Собаки преследовали медведя. Мальчик то ли спрыгнул, то ли соскользнул со скалы и, как только коснулся снега, побежал. В мозгу металась одна мысль: винтовка у него, а у Эуэсина лишь бесполезный лук!

Задыхаясь, с бешено бьющимся сердцем, Джейми бежал так, как никогда не бегал прежде. Один раз он растянулся и сильно ушибся, но мгновенно вскочил и помчался дальше. Его уставшие ноги работали словно ржавые шарниры, от нечеловеческого напряжения подкатывала дурнота, окружающее виделось в каком-то тумане.

Ему казалось, что прошло много часов, прежде чем он перевалил последний кряж и сбежал по его склону. Теперь сани были рядом, в нескольких сотнях ярдов перед ним. Его ушей достиг страшный вопль собак. Джейми смутно различил, что одна из них ранена и тяжело уползает прочь от гигантского зверя, а другая неистовым лаем старается отвлечь на себя внимание чудовища.

Эуэсин кружил и удерживался вне досягаемости медведя.

Джейми попытался крикнуть, но в лёгких возникла такая боль, как будто бы там полно осколков стекла…

У него получилось что-то похожее на кваканье, но этого оказалось достаточно. Эуэсин обернулся, увидел его и прыжками бросился на помощь другу.

Мальчик-индеец подхватил Джейми, когда тот зашатался и упал.

— Винтовка! — пробормотал Джейми, теряя сознание. — Возьми винтовку!

Потом над Джейми сомкнулись гигантские волны темноты; он слабо различил треск ружейного выстрела, за которым последовали ещё три; тьма стала непроницаемой, и все звуки исчезли.

Когда он пришёл в себя, то обнаружил, что надёжно укутан двумя спальными мешками и лежит у весело потрескивающего костра. За кругом света от костра начиналась ночная тьма, а над головой вспыхивало и гасло северное сияние. Его грудь так сильно болела, что он едва мог дышать. Джейми попытался перевернуться на бок.

Что-то зашевелилось, и большой красный язык лизнул его лицо. Это был Зуб; пёс устроился на мешках возле него.

Сидевший на корточках у костра Эуэсин заметил шевеление и поднял голову. Его лицо выразило облегчение. Он широко улыбнулся и проговорил:

— Пора взглянуть на белый свет! Суп варится. Но сперва погляди-ка на новый тюфяк.

Поморщившись от боли, Джейми повернул голову. Под спальными мешками лежал большой ковёр из грубого коричневого меха с волосом таким же длинным, как на его собственной голове. Мех покрывал пространство, равное площади пола в большой палатке. Джейми с изумлением его потрогал.

Тут над ним склонился Эуэсин с «чайным котелком», полным наваристого мясного супа.

— Выпей это. Почувствуешь себя лучше, — предложил Эуэсин бодрым голосом. — Удивительно, что ты остался жив. Так бежать при такой температуре — запросто можно обморозить лёгкие! Как сейчас твоя грудь?

Эуэсин говорил спокойным голосом, но был очень встревожен. Он знал много случаев, когда, наглотавшись ледяного полярного воздуха, люди умирали.

Джейми попытался улыбнуться.

— Болит! — сказал он. Потом спросил: — Что случилось?

Успокоенный тем, что Джейми заговорил, Эуэсин радостно приступил к рассказу о схватке с медведем.

— Так вот, — начал он, — когда ты скрылся из виду, я повёл собак вперёд, желая рассмотреть, что же там происходит. Я шёл впереди саней, когда собаки начали рычать. Подумал, что они просто возбуждены.

Потом Зуб завыл.

Я обернулся, хотел его успокоить — он мог спугнуть дичь, на которую ты охотился.

Тут на расстоянии не более четверти мили я увидел медведя.

Он бежал галопом против ветра: должно быть, почуял запах мяса на наших санях.

Я так перепугался, что застыл на месте. Медведь остановился и поднялся на задние лапы. Собаки пришли в неистовство. Я позвал тебя так громко, как только мог. Медведь захрапел, опустился на все четыре лапы и снова побежал к нам.

Собаки, связанные упряжью, не смогли бы убежать и спастись. Я перерезал их постромки и тоже побежал: надеялся, что медведь остановится у саней, чтобы поживиться нашими припасами.

Не тут-то было!

Он гнался за мной и уже почти настиг меня, когда я услышал, как собаки подняли остервенелый лай.

Я перевёл дух и посмотрел назад. Медведь стоял на задних лапах, а собаки кидались на него и кусали. Они — собаки крупные, но рядом с этим медведем выглядели как мыши, беспокоящие лисицу!

В возбуждении от рассказа, позабыв о больной груди, Джейми приподнялся и сел.

— А потом что? — спросил он приглушённым от волнения голосом.

— Наши собаки остановили медведя, — продолжал Эуэсин, — но я знал, что им не задержать его надолго: он убьёт их. Я побежал назад, но медведь даже не посмотрел в мою сторону, — видно, считал меня неопасным. Когда я приблизился к зверю, то начал стрелять из лука. Первая стрела, должно быть, вонзилась ему в ногу. Медведь даже не вздрогнул.

Потом страшная лапа достала Эйюскимо. Собака пролетела по воздуху, как снежок, и, трижды перевернувшись, грохнулась на снег. Когда это случилось, Зуб просто обезумел. Пёс мёртвой хваткой вцепился в медведя сзади и повис на нём. У меня кончились стрелы и положение было отчаянное, но в эту минуту появился ты. Остальное было просто. Я выхватил у тебя винтовку и начал стрелять.

Медведь оказался живучим, и всё-таки даже он не мог выдержать столько свинца. Зверь упал, поднялся, метнулся в мою сторону, затем остановился, как будто чем-то удивлённый, и рухнул на снег.

Вот и всё.

Если бы Эйюскимо не была ранена, а ты — болен, можно было бы сказать, что я легко отделался. Но мне надо было ухаживать за вами, и, как только меня перестало от страха трясти, я развёл костёр. Потом предстояло снять шкуру с медведя. Если бы мы дали туше замёрзнуть, никогда не удалось бы освежевать её. Я снял шкуру только с одного бока — перевернуть тушу мне было не под силу.

Утром лёгкие Джейми болели так, как будто по ним провели горячим утюгом, но дышалось легче, и он чувствовал себя достаточно окрепшим, чтобы тронуться к дому.

Эуэсин завалил медвежью тушу глыбами снега, уложил Эйюскимо на сани (она не могла идти), и Зуб потащил сани один.

Они двигались медленно, чтобы Джейми не приходилось напрягать свои лёгкие.

К наступлению ночи мальчики добрались до хижины, где Эуэсин снова уложил друга в постель, а затем перевязал раны Эйюскимо.

Собака пострадала не очень серьёзно: на бедре зияли две глубокие царапины и она сильно ушибла спину.

Спустя неделю Джейми снова мог нормально дышать и передвигаться без неприятных ощущений. Эйюскимо вскоре тоже пошла на поправку; она только ещё некоторое время хромала.

Когда Джейми окреп настолько, что мог идти в поход, они с Эуэсином впрягли Зуба в сани, сами впряглись в буксирные лямки и помогли собаке дотащить тяжёлую медвежью тушу до хижины.

Джейми просто обомлел, когда увидел размеры медведя.

Животное было крупнее домашнего быка и массивное, словно бизон.

Не могло быть и тени сомнения, что этот гигантский зверь — тундровый гризли, медведь, о котором мало кто из белых людей слышал и никто не видел.

Обитая на бескрайних пустынных равнинах в полном одиночестве, тундровый гризли — единоличный хозяин царства тундры и не знает соперников.

Живущие в тундре эскимосы разумно избегают встречи с великаном гризли.

При весе в полтонны животное вооружено острыми как бритва двухдюймовыми когтями. Обычно гризли сами уклоняются от встречи с людьми и не проявляют свирепости. Возможно, только жестокая голодовка вынудила этого медведя напасть на мальчиков: ведь зимой ему полагается пребывать в спячке.

Друзья доставили в хижину одну лапу. Её стопа оказалась в ширину добрых десять дюймов, в длину же — целый фут. Джейми осматривал лапу с особым интересом, и, когда закончил, лицо его стало очень серьёзным.

— Те странные следы, которые мы месяц назад видели у Лагеря Каменного Иглу, оставил не гризли, — сказал он наконец.

Эуэсин неохотно согласился с ним. Когда в тот вечер ребята пошли спать, они не могли отделаться от неприятных воспоминаний и тревожных мыслей о таинственных следах.

Глава 23. Побег

Ноябрь подошёл к концу. Наступила пора, когда зима полностью завладела тундрой. С полярных морей непрерывной чередой налетали ревущие ветры и жестоко властвовали над жизнью равнины. Целыми сутками было невозможно отойти от порога хижины дальше чем на несколько футов, и мирок наших друзей замкнулся в четырёх стенах их маленького жилища.

Сперва они не возражали против такого затворничества. Им было удобно и уютно; они знали: продовольствия у них достаточно, чтобы пережить трудное время. Вначале им доставляло удовольствие посидеть с четвероногими друзьями у пылавшего очага и поболтать о том о сём или заняться какой-нибудь мелкой работой, в то время как снаружи сердито завывала вьюга.

Период дневного света стал теперь совсем коротким. Рассвет наступал где-то после десяти часов утра, а в три часа пополудни белый, пронизанный ветром мир уже снова окутывала ночная тьма. Расход жира для ламп, которые мальчики сделали из трёх каменных плошек, так увеличился, что запасы горючего таяли на глазах. Пришлось ограничиться одной лампой, и её зажигали только на несколько часов. Таким образом, стало ещё больше тех долгих часов, когда не оставалось ничего иного, как сидеть при свете очага и перебрасываться словами или играть в индейские игры, которые вспоминал Эуэсин.

Джейми научился играть в «корзиночку» — плести сложные фигуры из длинной жильной петли, надетой на концы пальцев. Когда это надоело, ребята стали коротать время, играя в «удзи» — игру на угадывание, где кусочки дерева, а где камешки. Однако ни эта игра, ни другие, которые они знали раньше или придумывали теперь, не занимали их внимание сколько-нибудь продолжительное время.

Они много разговаривали, стремясь рассеять растущее ощущение заточения и подавленности. Джейми рассказывал длинные истории о своих школьных годах в Торонто, а в ответ звучали охотничьи рассказы и легенды индейцев кри.

В те короткие часы, когда горела лампа, всё было проще. Мальчики занимались шитьём меховой одежды, ремонтом лагерной утвари и изготовлением новой упряжи для собак, а также выстругивали из ивы стрелы для лука. Кроме того, надо было колоть дрова, ходить по воду, готовить еду. Джейми доставляло особое удовольствие изобретать новые способы приготовления пищи из того ограниченного набора продуктов, которым они располагали. Он тушил, например, вместе рыбу и мясо. Как-то раз приготовил подливку из сушёных ягод вероники. Он изобретал новые способы поджаривания оленины, и у него даже получилось что-то вроде оладий, когда вместо муки он взял растёртую в порошок вяленую оленину и испёк её на мозговом жире.

Как ни странно, но ни один из мальчиков не скучал без той пищи, к которой они привыкли на Юге. Первые недели им не хватало соли и сахара, но сейчас об этих продуктах забылось. Потребность в мучных изделиях ощущалась дольше, однако после месяца жизни на равнине друзья уже привыкли обходиться без них и даже мысль о больших горячих лепёшках больше не будоражила их.

Опыт показал им, что хорошо рассчитанную диету можно строить на мясе, на одном только мясе, при единственном условии — и это было самым главным: чтобы к постному мясу добавляли много жира.

Когда раз или два дурную погоду сменяло кратковременное затишье, мальчики выбирались наружу, но не решались уходить далеко от лагеря, так как небо оставалось затянутым тучами. Эти тучи таили в себе угрозу новых снежных бурь.

Во время таких вылазок Эуэсин подстрелил из лука несколько белых куропаток, а Джейми расставил десяток ловчих петель из сыромятных ремешков и поймал двух отличных полярных зайцев. Эта добыча внесла желанное разнообразие в мясную диету, одновременно оставив после себя чувство некоторого недовольства («Могло бы быть больше!»).

Так как погода ухудшилась, собакам пришлось проводить больше времени в хижине. Когда Джейми бывал в особенно подавленном настроении, он обычно взглядывал на этих двух красивых крупных животных и чувствовал, как в сердце вспыхивает надежда: он верил, что придет время — и собаки помогут им бежать из открытой всем ветрам зимней тундры.

В первые дни их приключений мальчики редко говорили о доме. Такие разговоры вызывали лишь новый прилив тоски, отбивали всякое желание трудиться, и лень делала их несчастными.

Однако дни следовали за днями, и друзья поняли: они всё больше и больше мечтают о доме.

Приближалось рождество. Эуэсин думал о весёлых приготовлениях к ежегодной рождественской поездке в другие индейские стойбища. Начнутся многомильные поездки по лесному краю. С бубенцами, весело разукрашенные яркими ленточками, собачьи упряжки помчатся от хижины к хижине. Эуэсин знал: в доме Альфонса и Мэри Миуэсинов будет не очень-то празднично — ведь воспоминание о сыне, которого они считают мёртвым, погасит всякое веселье.

Джейми часто думал о своём дяде Энгусе и тоже считал, что Энгус Макнейр уже давно записал своего племянника в пропавшие без вести.

Однажды Джейми подсчитал метки на свинцовой пластинке и тоскливо воскликнул:

— Эуэсин, до рождества осталась только одна неделя. Все, наверное, думают, что нас нет среди живых.

В тот день друзья бродили как в воду опущенные. Они уныло слонялись по хижине. А снаружи выла пурга. На мальчиков нахлынул такой приступ тоски по дому, какого никогда раньше не приходилось испытывать, и на этот раз они никак не могли подобрать к нему противоядие.

В течение нескольких следующих дней они говорили только о своих шансах на побег из объятий тундры. Собаки ощущали уныние мальчиков и сочувственно поскуливали. Жизнь в маленькой хижине в глубине Укромной Долины перестала радовать.

Потом, за пять дней до рождества, погода резко изменилась. Наступило почти полное безветрие. Взошло солнце и, повиснув низко над горизонтом, ясно светило. Потеплело. В Арктику прорвались массы тёплого воздуха с юга и принесли с собой обманчивое обещание весны, до которой на самом деле было ещё целых пять месяцев.

От этой перемены погоды друзья сразу утратили чувство здравого смысла. Их охватила безграничная радость. Когда они стояли без курток, в драных рубахах у порога хижины, ими владела одна-единственная мысль: наконец-то можно попытаться бежать отсюда!

Они решительно отмахивались от опасностей, несомненно ожидавших их впереди. Стремление вырваться отсюда, из снежного плена, было настолько сильным, что мальчики даже сами себе не хотели признаваться в сложности задуманного предприятия.

А сложности-то существовали весьма реально. Во-первых, причудливо хорошая погода не могла продержаться больше чем несколько дней, после которых неизбежно должна была вернуться настоящая зима. Во-вторых, для успеха, чтобы достичь самых северных стойбищ чипеуэев, друзьям следовало пройти более трёхсот миль, в основном по открытой равнине. На это у них ушло бы не менее двух недель, а может быть, и трёх, даже если идти ежедневно. Соответственно, это означало бы необходимость тащить с собой — в заплечных мешках и на санях — более двухсот фунтов мяса, чтобы прокормить себя и собак. Такой тяжёлый груз замедлил бы их продвижение и, в свою очередь, потребовал бы большего количества продовольствия для успешного завершения пути. К тому же эти рассуждения строились в расчёте на то, что на всём пути будет хорошая погода!

Но трёх недель хорошей погоды просто нельзя было ожидать, а вьюги могли задержать их на несколько недель — на открытой равнине, без топлива, при быстро убывающем запасе продовольствия!

Если взвесить всё спокойно и тщательно, то у них была очень слабая надежда выжить при таком опасном путешествии. Но в этот декабрьский день друзьям всё виделось только в радужном свете. Вряд ли они вообще были способны рассуждать. Для них стало важным только одно: возвращение домой!

Несмотря на бесшабашное настроение, овладевшее ими, мальчики всё-таки приняли некоторые меры предосторожности. Они погрузили на сани только наиболее питательные продукты: мозговой жир, пеммикан, а также вяленое мясо и рыбу. Взяли с собой палатку, сшитую из трёх шкур карибу, но не поддались желанию взять дополнительные постели и одежду, так как знали, что каждый лишний фунт обернётся против них. Топор, все тяжёлые вещи, медвежья шкура и даже лук со стрелами были оставлены в хижине.

Наконец сани стояли нагруженные, а две собаки скулили и вертелись в своей упряжке, горя желанием скорее тронуться в путь. Теперь мальчики бросили всё и провели последние несколько минут в хижине, сидя у догоравшего очага. Когда же наступило время уходить, друзья почувствовали, как дорога их сердцам эта маленькая хижина. Здесь они были защищены от любой опасности. Здесь своим умом и собственными руками они построили для себя новую жизнь и здесь же научились быть мужчинами.

Наконец Джейми встал и, проверив прощальным взглядом, всё ли прибрано и защищено от пронырливых росомах, направился к двери.

— Зашагали, — сказал он тихо. — Это не навсегда. Когда-нибудь мы придём сюда снова.

На улице к нему присоединился Эуэсин, они закрыли дверь и забаррикадировали её.

Сани двинулись в южный конец долины. Сгибаясь под тяжестью заплечных мешков, мальчики зашагали следом. С гребня эскера они бросили прощальный взгляд на хижину и на голубоватую струйку дыма, застывшую в неподвижном воздухе.

Глава 24. Белый огонь

Эйюскимо и Зуб ровно тянули перегруженные сани, но полозья скользили плохо, так как оттепель размягчила снег. Ребята продвигались настолько медленно, что решили остановиться на первую ночёвку в Лагере Каменного Иглу.

Когда мальчики сидели внутри украшенного инеем иглу, они всё ещё были полны лихорадочного возбуждения, толкнувшего их начать поход на Юг. Сомнениям в разумности их плана не было дозволено всплывать на поверхность сознания. В мечтах мальчики уже видели и слышали праздничную суматоху, которую вызовет их прибытие в стойбище кри. Они спали беспокойно, но утро встретило их по-прежнему ясной тёплой погодой. Ночной мороз сильно спрессовал снег, и первую половину дня ребята двигались с хорошей скоростью.

Боясь заблудиться в диких просторах, где все приметные ориентиры сейчас скрывались под снегом, путешественники решили повторить в обратном, восточном направлении тот путь, которым они шли от реки Кейзон. Затем они собирались повернуть на юг и держаться от реки всегда слева — это ориентир, который не даст им отклониться слишком далеко на восток. Достигнув озера Идтен-туа, они предполагали следовать его береговой линии, чтобы потом направиться в южном направлении по теперь замёрзшему водному пути, который привёл их на Север в начале лета.

Весь следующий день друзья двигались быстро и без приключений. Через несколько часов после полудня они достигли громады горы Идтен-сэт и повернули на юг.

День выдался какой-то странный, в воздухе стояла дымка, и снег сверкал яркой белизной. Джейми несколько раз жаловался, что сверкание снега невыносимо, но ни один из мальчиков не придал особого значения тому напряжению, которое испытывали их глаза.

Друзья держали направление отчасти по солнцу, отчасти по линии твёрдых снежных сугробов, так как им было известно, что преобладающие здесь ветры — северные, а поэтому сугробы должны, в общем и целом, тянуться на восток и на запад.

Кроме них, на необозримом просторе замёрзшей равнины не было заметно никаких живых существ. Ни голубая тень песца, ни полярный заяц не делили с мальчиками и их двумя собаками страшной пустоты. Всё расстояние мальчики, конечно, прошагали рядом с собаками и часто помогали им, когда прилежным животным становилось трудно. Вечером, на стоянке, они оглянулись на свой дневной переход с гордостью и уверенностью в будущем.

— Ещё десяток таких дней, как этот, и мы будем в стойбищах Деникази, — промолвил Джейми оптимистически.

Эуэсин был менее уверен в этом. Он знал, что, несмотря на их быстрое продвижение, никогда нельзя слишком доверять Северу.

— Мы доберёмся до дому, — сказал он, — если погода не испортится. Но лучше бы нам отдохнуть денька два, перед тем как вступить в лесной край.

Он умолк, чтобы потереть глаза, и Джейми заметил это движение.

— У тебя глаза тоже болят? — спросил Джейми. — Мои уже целый час палит огнём. Не хотел говорить, пока не увидел, что ты трёшь свои.

— А в моих как будто полно горячего песка, — пожаловался Эуэсин. — Мы, должно быть, перетрудили их сегодня.

В маленькой палатке из оленьих шкур, накинутых на три еловых шеста — их ребята прихватили в дорогу, — было темно. Эуэсин достал каменную лампу, наполнил жиром и зажёг фитиль угольком из догоравшего костра. Огонёк ярко вспыхнул, и глаза мальчика пронзила мучительная боль. Он повалился на спальный мешок, чуть не плача. Руки покрылись потом, Эуэсин едва мог говорить.

Джейми находился дальше от света. Он подполз на коленях помочь Эуэсину, и яркий огонёк лампы ударил и ему в глаза словно двумя кинжалами.

— Мои глаза пылают! — простонал он.

Лицо Эуэсина исказило страдание. Из распухших глазниц текли слезы и катились по щекам. Преодолевая приступы боли, он заговорил:

— Снежная слепота! Джейми, мы слепнем! Я должен был предвидеть это. Какими мы были дураками, что при такой погоде целый день шагали без защитных очков!

Джейми не ответил. Он втирал в свои глаза пригоршни снега в бессильном стремлении успокоить боль. Это не помогло, и в конце концов он зарылся лицом в одежду, чтобы его не касался даже слабый свет лампы.

Эуэсин понял, что означает для них эта беда, и разволновался. Он часто слыхал о снежной слепоте и даже видел одного или двух поражённых ею. Белый Огонь — так кри называют болезнь — редко случается в лесах, где деревья дают тень и смягчают ослепительный блеск снега на ярком солнце. Но на равнине Белый Огонь обжигает любого, кто не защищен от солнечных лучей, отражённых сверкающим снегом, особенно в дни, когда держится лёгкая дымка.

Эуэсин знал: единственное лекарство от этой болезни — время. Им с Джейми предстояло провести несколько дней в полной темноте, когда нет возможности даже позаботиться о себе. Мальчики попались в ловушку, уготованную солнцем, а его они всегда считали своим другом. Маленькая жировая лампа всё ещё горела, но её лучи перестали быть видимыми. Для двоих ребят мир превратился в тёмный колодец, до краёв заполненный болью.

Следующие три дня были непрерывным страшным сном. Время тянулось бесконечно медленно. Обеспокоенные странным поведением хозяев, Зуб и Эйюскимо забрались в палатку. Они скулили и лизали мальчиков, но те не отвечали на их ласку.

Наконец, доведённые голодом до крайности, собаки сорвали с саней шкуру, прикрывавшую груз, и набросились на мясо. Они наелись до отвала, а то, что не съели, разбросали по глубокому снегу.

Дрожавшие в своих меховых одеяниях мальчики не чувствовали голода. Для них было важно только одно: чтобы боль отпустила. Постепенно боль стала слабеть, и утром третьего дня Джейми забылся тревожным сном. Когда проснулся, то обнаружил, что Эуэсин передвигается по палатке.

— Джейми, я снова вижу. А как ты?

Слабый от голода и страданий, Джейми ответил:

— Вижу немножко, боль, кажется, поменьше.

Эуэсин выполз из палатки. Солнце ещё не взошло, и было совсем темно. Заслонив одной рукой глаза от морозного воздуха, Эуэсин ощупью двинулся к саням, чтобы отрезать мяса. Он добрался до них и в первый момент не мог поверить тому, что смутно различили его глаза. Вся поклажа была разворочена, а запасы драгоценного продовольствия практически исчезли!

Это был последний удар. Ошеломлённый Эуэсин застыл возле саней и не заметил, когда к нему радостно бросились обе собаки и начали тереться о ноги, счастливые, что хозяин снова двигается.

Наконец он немного пришёл в себя, собрал несколько пригоршней мясных ошмётков и отнёс их в палатку. Пользуясь дрелью для добывания огня, мальчик-индеец с большим трудом заставил мох загореться. Свет от огня вызвал прилив боли, но, сощурив глаза, он убедился, что может её терпеть.

Когда кусочки мяса стали тёплыми, Эуэсин поделился ими с Джейми, и мальчики с жадностью поели.

Счастливый, что боль утихла, Джейми разговорился и даже повеселел. Он не замечал того, что Эуэсин молчит и чем-то озабочен.

— Это было худшее из того, что когда-либо случалось со мной, — сказал Джейми. — Большую часть времени мне хотелось умереть. Но теперь у нас всё в порядке и это не может повториться. Во всяком случае, ничто другое, что могло бы случиться с нами, не будет и вполовину таким страшным.

Эуэсин не мог больше молчать.

— Джейми, есть кое-что похуже, — выдавил он с трудом. — Исчезло продовольствие. В то время как мы болели, собаки сильно изголодались…

Новость была страшная, и несколько минут Джейми не знал, что ответить. Затем из сумятицы мыслей, метавшихся в его голове, стала всё более чётко вырисовываться одна. Она казалась настолько ясной, настолько очевидной, что было непонятно, почему эта мысль так долго ускользала от него. Возможно, это было самым важным открытием из всех, которые он когда-либо делал, и потребовалась обстановка близкая к трагедии, чтобы эта мысль обрела форму. Джейми собирался позже ещё поразмышлять над своим открытием, но сперва надо было постараться успокоить Эуэсина.

— Послушай, — сказал он как можно более добрым голосом, — всё не так уж плохо. Нам просто надо возвратиться в Укромную Долину. Мы от неё всего в тридцати или сорока милях и можем покрыть это расстояние за два дня.

Эуэсин сразу повеселел.

— Да, — сказал он, — это единственное, что нам остаётся. Я знал: вернуться придётся, но боялся, ты откажешься. Рад, что мы с тобой думаем одинаково.

К этому моменту важная мысль в голове Джейми уже окончательно созрела и он решил поделиться ею со своим другом.

— Да, Эуэсин, мы пойдём назад, — сказал он, — и останемся в Укромной Долине. Пробудем там столько, сколько потребуется. Я кое-что понял. До тех пор пока мы жили по законам этого края и не пытались их нарушать, всё шло хорошо. Но когда мы отправились в этот поход на Юг, мы тем самым восстали против тундры, бросили ей вызов. Мы собирались проложить себе путь наперекор её законам. То, что мы ещё живы, — большая удача!

Эуэсин посмотрел в глаза друга долгим взглядом.

— Джейми, я никогда не думал, что тебе удастся понять это, — промолвил он наконец. — Белые люди обычно этого не понимают. Большинство думают, что в любой схватке могут одержать верх. Многие из них поняли, что ошибались, переоценили свои силы, но рассказать об этом другим им не довелось: погибли. Мой народ понимает жизнь по-иному. Это трудно выразить словами, но думаю, что ты поймёшь. Если пойдёшь против духов Севера, обязательно потерпишь поражение. Подчиняйся их законам, и они будут оберегать тебя.

Эуэсин редко говорил так много, но, когда замолчал, оба друга почувствовали себя счастливее, чем когда-либо в течение этих двух долгих последних недель. Они ощутили, что стали мудрее и сильнее. Друзья были готовы вернуться в маленькую хижину в долине и отказаться от детской, а возможно, и роковой попытки навязать свою волю тундре.

Они провели остаток дня в своём сиротливом лагере на пустынной равнине. Джейми тщательно собрал всё мясо, которое удалось найти вокруг саней. Его набралось на два дня питания в половину обычной нормы. В то время как Джейми занимался мясом, Эуэсин взял две широкие полоски сыромятной кожи — каждая длиной около двух футов — и проделал в них аккуратные узкие смотровые прорези для глаз. Завязанные на затылке, эти полоски охватывали верхнюю половину лица и вполне могли заменить защитные очки.

Когда в тот вечер взошёл полумесяц, мальчики запрягли собак. Вскоре они уже снова шагали на север — назад, домой.

Ночь была тихая и безоблачная, с крепким морозом. Луна висела низко над горизонтом, и мир казался беспредельно огромным синим пространством. Мальчики медленно шли за санями, и время от времени один из них небольшое расстояние ехал на санях: после трёхдневной болезни они всё ещё чувствовали себя слабыми.

К полуночи небосвод ожил буйством красок северного сияния. В вышине заполыхали лучистые полосы зелёного, жёлтого и бледно-красного цветов, и Джейми показалось, что он слышит слабый шелест, похожий на шуршание шёлковых платьев.

Эуэсин тоже услышал этот звук и был озадачен. Затем в голове молнией вспыхнула догадка. Его губы решительно сжались, и он повернулся к Джейми.

— Может быть, следует признать, что мы счастливо отделались от всех неприятностей, — сказал он, — но борьба ещё не закончена. То, что мы слышим, — это голос ветра!

Воспоминания о штормовых ветрах, которые недавно неделями ревели над Укромной Долиной, разом нахлынули на Джейми.

— Нельзя, чтобы буря застала нас здесь, — сказал он решительно. — У нас совсем нет топлива и почти никакой пищи.

— Можно попытаться использовать как прикрытие Оленью гору, — ответил Эуэсин.

Собаки также услышали предупреждение приближавшейся бури, и их не надо было подгонять. Мальчики бежали, а сани угрожающе кренились на буграх и мелких грядах. После получаса стремительного движения пришлось остановиться и передохнуть. Собаки тревожно и нетерпеливо скулили, а слабый и далёкий шуршащий звук становился всё более мощным и уже стал походить на рёв далёкого водопада. Луна скрылась за серыми тучами, а северное сияние потускнело и погасло. Тьма сгустилась настолько, что почти невозможно было рассмотреть что-нибудь впереди.

Когда сани двинулись дальше, уже дул ветерок и температура начала резко падать. Эуэсин инстинктивно запомнил направление ветра; он знал: спустя короткое время оно окажется единственным ориентиром и ему придётся держать направление, полагаясь только на ощущение ветра.

Делая передышки через каждые пятнадцать — двадцать минут, мальчики двигались в северном направлении. Рёв набиравшего силу ветра давил на уши и сливался с громким биением их сердец. Скорость ветра медленно нарастала, и в конце концов, чтобы защититься от его колючих прикосновений, друзьям пришлось низко надвинуть на лица капюшоны своих парок. Снег из низин то и дело взвивался выше плотных сугробов и крутился белыми призраками. Опушку меховых капюшонов покрыл иней.

Тьма стала почти непроницаемой. Эуэсин пошёл впереди. Он вёл собак, и Джейми перестал его видеть, хотя тот отошёл всего на несколько футов. Джейми держался вплотную к саням, позади них, но всё же несколько раз едва не потерял их из виду и наконец привязал себя к ним верёвкой из сыромятной кожи. Спотыкаясь от усталости, мальчик держался на ногах отчаянным усилием воли.

Рёв штормового ветра приблизился вплотную. Теперь он уже не предупреждал друзей — он обрушился из темноты всей своей мощью. Вой ветра стал чудовищно сильным: он хватал за сердце.

Пурга догнала их!

Глава 25. Питъюк

Мир превратился в мятущуюся, испускающую стоны круговерть из ветра и снега. Судорожно глотая воздух, Эуэсин остановился и повернулся спиной к неистовству ветра, а собаки тесно прижались к его ногам. Через несколько секунд неверной походкой к нему подошёл Джейми, проделавший путь вдоль саней на ощупь.

— Надо сделать привал! — прокричал он другу в ухо.

— Нельзя! — крикнул Эуэсин в ответ. — Замёрзнем тут насмерть! Идём туда! — Он указал на восток. — Тогда ветер будет дуть нам больше в спину!

Теперь оба мальчика вцепились в постромки Эйюскимо и с трудом зашагали на северо-восток. Где-то впереди они надеялись найти склоны горы Идтен-сэт, которая могла защитить их, предоставив некоторое укрытие. Это была единственная надежда. Выбора не было: только идти вперёд; привал на голой равнине неминуемо означал бы смерть.

Снег колол лица так, как будто в них стреляли дробью, а ветер просто оглушал. На протяжении нескольких часов, которые показались бесконечными, мальчики пробивались сквозь пургу, падая, заставляя себя снова и снова вставать и тащиться дальше. Наконец Джейми упал в последний раз. Не было сил даже подняться на колени. Безразличный ко всему, он припал спиной к снегу, оторваться от которого ему было невозможно.

Эуэсин затряс его из последних сил.

— Вставай! — вопил он. — Ты умрёшь, если будешь лежать! Вставай!

Джейми не отвечал. На смену пронизывающему холоду пурги пришло ощущение тепла и сонливости. Он уплывал в волшебный мир сновидений. Ему чудилось, что он дома, далеко на Юге, и кто-то укладывает его в тёплую постель. Кто? Он не знал, ему было всё равно. Постель была мягкая и уютная, а ему так хотелось спать…

На какой-то миг Эуэсина охватила паника, но он не потерял голову. Собрав остаток сил, взвалил Джейми на сани и завернул его в спальные мешки. Затем он добрался до Эйюскимо и снова начал отчаянную борьбу с пургой.

Он механически передвигал ноги и вряд ли заметил, когда собаки свернули в сторону и прибавили ходу. Не сопротивляясь, мальчик следовал вместе с упряжкой. Вдруг собаки резко остановились, а Зуб поднял голову и завыл.

На неистовом ветру громкий голос Зуба был едва слышен, но всё же вывел Эуэсина из оцепенения. Вьюга на какое-то мгновение ослабла, и когда Эуэсин поднял голову, то увидел перед собой, на расстоянии длины саней, смутные очертания чего-то круглого и гладкого. В усталом мозгу медленно зашевелилась одна мысль: «Иглу! Эскимосы!» Но он уже ничего не боялся. Кому бы ни принадлежало это иглу — дьяволам или людям, — это было убежище от пурги. Эуэсин бросился вперёд.

Входной туннель находился прямо перед ним, и, упав на колени, мальчик заполз внутрь. Радость избавления от пурги была так велика, что он чуть не потерял сознание. Тут он вспомнил о Джейми.

Собрав все силы, которые ещё оставались в его крепком теле, Эуэсин вернулся к саням, стащил податливое тело Джейми на снег и потянул его ко входу в туннель. Дюйм за дюймом Эуэсин преодолевал пять футов туннеля, пока не почувствовал, что находится внутри снежного купола.

Но его работа ещё не была окончена. Оставив Джейми, он ещё раз добрался до саней, освободил собак от упряжки, забрал спальные мешки из оленьих шкур и винтовку. Путь назад, в иглу, был самым бесконечным в его жизни, и, когда он очутился возле Джейми, сил хватило только на то, чтобы раскатать мешки, заползти между ними и улечься рядом с другом. Потом и его сознание окутала тьма.

Обе собаки последовали за хозяином и свернулись калачиком на краю спальных мешков, добавив мальчикам тепло своих тел, так что скоро в иглу перестало быть смертельно холодно и наши путешественники — мальчики и собаки — заснули сном существ, доведённых до изнеможения.

Эуэсин не мог бы сказать, как долго он спал. Он проснулся с тяжёлой головой и медленно открыл глаза. Над ним был жемчужно-серый снежный купол. Несколько минут его сознание оставалось слишком затуманенным, чтобы понять, где он находится. Постепенно вспомнились события во время пурги и то, как они наткнулись на пустой снежный домик. Снова возникла мысль об эскимосах — на этот раз она встряхнула его, как удар электрическим током.

Мальчик сел и со страхом осмотрелся. Иглу было покинуто. Звуков пурги не было: снежная буря уже несколько часов как утихла. Скудный дневной свет просачивался сквозь снежные блоки кровли и давал возможность рассмотреть широкую спальную лежанку из снега, занимавшую половину иглу. На лежанке виднелись шкуры карибу и куски оленины. Никаких других признаков того, что иглу обитаемо, не было.

Одной рукой Эуэсин потянулся за винтовкой, другой — потряс Джейми за плечо. Джейми застонал и стал медленно приходить в себя. Воспалёнными и распухшими глазами он различил склонившееся над ним лицо Эуэсина, а выше — купол иглу.

— Где мы? — спросил он, с трудом шевеля потрескавшимися губами.

Эуэсин торопливо рассказал о конце их путешествия и закончил следующими словами:

— Мы в эскимосском иглу и можем немного отдохнуть, если хозяева не вернутся домой! — Он невольно вздрогнул от такой перспективы, и рука снова потянулась к лежавшей рядом винтовке.

В иглу стоял холод, но температура была терпимой, так как жилище было сложено добротно, а свежевырубленные снежные блоки хорошо удерживают тепло. С одеревенелыми мускулами мальчики выползли из-под спальных мешков и осмотрелись. Их взгляды скрестились на мясе; с голодным блеском в глазах они осмотрели его. Мясо сильно промёрзло, но в снежной нише стояла маленькая каменная лампа, очень похожая на те, которые они нашли на могилах эскимосов. Лампа была наполовину заполнена замёрзшим жиром.

Эуэсин протиснулся сквозь туннель к саням и достал огневую дрель. На улице к нему бросились обе собаки, и по их раздутым животам нетрудно было угадать, что и они нашли пищу.

Небо было чистое, слегка затянутое дымкой, и в рассеянном свете Эуэсин не смог различить ничего, что было бы хоть мало-мальски знакомым. Казалось, всё видимое пространство укутано сплошным белым покрывалом. Далеко на северо-западе виднелась тёмная линия. Может быть, это гора Идтен-сэт, наполовину скрытая снежными вихрями? Эуэсин вряд ли сказал бы, где он находится, но по крайней мере его успокаивало сознание того, что по равнине никто не движется.

Затратив массу усилий, он зажёг каменную лампу. Мальчики водили над язычком пламени куски оленины, до тех пор пока мясо чуть-чуть не оттаивало. Они ели и ели, а к тому моменту, когда весь жир выгорел и огонёк погас, внутри иглу стало совсем тепло. Сытые и разморённые, ребята откинулись на спину и заснули. Но перед тем как лечь, Эуэсин, из чувства осторожности, дослал патрон в патронник винтовки и положил оружие так, чтобы его можно было мгновенно схватить.

Они проспали всего несколько часов, когда Джейми разбудило хриплое рычание Зуба. Пёс лежал, свернувшись у самой его головы. Джейми сонно отодвинулся. Но Зуб несколько раз залаял с подвыванием, и тут оба путешественника, как подкинутые пружиной, разом сели на своих спальных мешках.

Собаки были уже у входа в туннель. Шерсть на загривках стояла дыбом. Внезапно Зуб бросился наружу, Эйюскимо метнулась следом и за стенами иглу поднялся страшный шум.

Лицо Эуэсина перекосила гримаса страха. Он встал на колени, держа винтовку нацеленной на устье туннеля. Джейми тоже почувствовал частые удары сердца, когда он нащупывал рукоять охотничьего ножа, висевшего у пояса.

За стенами иглу хор собачьих голосов достиг, казалось, наибольшей громкости, и в этот гомон ворвался человеческий голос, выкрикивавший непонятные слова. Почти мгновенно собачий лай прекратился и наступила тревожная тишина.

— Туннель! Следи за туннелем! — хрипло прошептал Эуэсин. По лицу градом катился пот; ужас мальчика-индейца был настолько велик, что винтовка в руках ходила ходуном. В его воображении ожили все древние предания о жестокости эскимосов. Страх Эуэсина оказался заразительным, и Джейми тоже стало страшно.

Теперь из туннеля донёсся шуршащий звук, и напряжение достигло высшей точки. Палец Эуэсина дрожал на спусковом крючке винтовки.

Джейми почувствовал, как сердце бешено забилось: в тёмном отверстии перед ним внезапно показалось лицо.

Джейми и Эуэсин так застыли от изумления, что не могли пошевелить ни одним мускулом. Нет, не само лицо произвело такое сильное впечатление, а волосы — да, волосы, которые выбились из-под капюшона парки незнакомца. Волосы были длинные и огненно-рыжие!

Тишину разорвал крик Эуэсина, палец которого судорожно сжался на спусковом крючке. Голос был пронзительный и неестественный.

Джейми метнулся к Эуэсину и толчком опрокинул его. Лицо в проёме туннеля исчезло, но Джейми уже метнулся вдогонку.

— Ты едва не убил мальчика! — бросил он через плечо Эуэсину, ныряя в туннель.

Когда Джейми оказался снаружи, Зуб бросился к нему, повизгивая от радости. От яркого света Джейми прикрыл глаза руками и затем не более чем в пятидесяти футах увидел длинные сани с упряжкой из дюжины собак. Незнакомец стоял одной ногой на санях, словно приготовился прыгнуть на них и бежать. На нём была меховая одежда, и под копной рыжих волос Джейми разглядел испуганное лицо мальчика вряд ли намного старше его самого.

Джейми быстро вытянул вперёд руки ладонями вверх, чтобы показать, что безоружен, и постарался улыбнуться. Незнакомец стоял в нерешительности, совсем как олень, готовый метнуться прочь.

— Друзья! — прокричал Джейми отчаянно. — Не уходи! Мы — друзья!

Чувствовалось, что у незнакомца были сомнения на этот счёт, и неудивительно: стоило вспомнить, как его встретили в иглу. Решение висело на волоске, когда Эйюскимо спасла положение.

Она обнюхивалась с крупными собаками упряжки незнакомца. Один из псов почувствовал ревность и укусил своего соседа. В следующий миг разразилась всеобщая драка.

Незнакомец бросил сани и ринулся разнимать рычащую свору. Джейми поспешил на помощь, и несколько минут обоих не было видно в массе рычавших и щёлкающих зубами ездовых лаек.

С помощью пинков, диких окриков и ловких ударов по собачьим мордам битву удалось прекратить. Тогда, тяжело дыша, незнакомец и Джейми взглянули друг на друга.

Неизвестный мальчик был смуглый, как индеец, но скуластый, с правильными чертами лица. Джейми увидел, что кроме поразительных рыжих волос у незнакомца ещё и ясные голубые глаза. Теперь незнакомец улыбался.

Вне себя от радости, Джейми указал на иглу и изобразил жестами, что он ест. Незнакомец широко улыбнулся и, к изумлению Джейми, сказал по-английски:

— Конечно, мы едим туткту — оленя. Но тот, другой, он как будто хочет съесть меня!

Незнакомец махнул в сторону иглу, и, повернувшись, Джейми увидел, что Эуэсин глядит на них открыв рот и выпучив глаза, а в руках у него всё ещё зажата винтовка. Вид у Эуэсина был растерянный и глупый.

Когда Джейми помешал ему выстрелить, Эуэсин решил, что друг окончательно сошёл с ума. Хотя Эуэсин был очень напуган, он поспешил к другу, желая предотвратить страшное несчастье, которое, казалось ему, подстерегало Джейми. Он выполз из туннеля, готовый дорого продать свою жизнь, защищая друга, — как раз вовремя, чтобы застать конец собачьей драки и увидел, что незнакомец, которого он так страшился, эскимос — едок сырого мяса, стоит рядом с Джейми, весело улыбаясь и болтая с ним по-английски!

Это было уже слишком! Эуэсин выронил винтовку, и она воткнулась дулом в снег, а Джейми не мог удержаться и разразился громким хохотом. Незнакомец тоже засмеялся, а бедняга Эуэсин стоял и дурацки качал головой, как будто не верил своим глазам. Час спустя трое мальчиков сидели в иглу, уплетая за обе щёки мясо, которое незнакомец, сказавший, что его зовут Питъюк, принёс со своих саней.

Потребовалось порядочно времени, чтобы Питъюк смог рассказать о себе, так как он плохо знал английский язык и сперва ему было трудно говорить. К утру следующего дня, когда трое ребят тронулись от маленького иглу в направлении реки Кейзон к стойбищам эскимосов, Джейми и Эуэсин уже знали многое из захватывающей истории Питъюка.

Эта история началась семнадцатью годами раньше, когда Питъюк родился в иглу эскимосов тундры недалеко от реки Кейзон. Его матерью была эскимоска, а отцом — белый человек, тот самый, который исчез с Танаутского озера, отправившись в торговую экспедицию в страну эскимосов двадцать лет тому назад, тот рыжеволосый англичанин, в память о котором старую развалившуюся хижину называли Постом Рыжеголового.

Молодой скупщик мехов достиг страны эскимосов и там чуть не погиб, когда его сани опрокинулись среди ледяных торосов. Эскимосы подобрали раненого и привезли в стойбище, где заботливый уход вернул его к жизни. Спустя некоторое время он женился на эскимоске, а годом или двумя позже родился его сын, Питъюк.

Рыжеголовый всегда мечтал вернуться с женой и сыном в свою страну, но раны его так никогда и не зажили, и, когда Питъюку было всего четыре годика, отец умер. Перед смертью больной сделал всё, что было в его силах, чтобы сын когда-нибудь вернулся в страну белого человека. Он научил мать Питъюка говорить по-английски и взял с неё слово, что она обучит сына этому языку. Она обещала также послать сына на Юг на поиски сородичей его отца, когда мальчик станет достаточно взрослым.

Выполняя эти обещания, мать Питъюка сделала всё, что могла. Но ни она, ни другие едоки сырого мяса никогда не отваживались ездить на Юг, в леса, потому что боялись индейцев гораздо больше, чем чипеуэи — эскимосов. Вот почему, когда он стал взрослым и достаточно сильным для странствий, Питъюк попытался сам наладить контакт с таинственными чужаками, живущими на Юге.

Это Питъюк, пытаясь вступить в контакт с отрядом охотников Деникази на реке Замёрзшего Озера, невольно стал причиной того, что Джейми и Эуэсин оказались покинутыми в тундре. Но вины эскимосского мальчика в этом не было, и, какие бы несчастья он им невольно ни причинил, всё сполна искупалось тем, что теперь он спас друзьям жизнь.

Приём, который ему оказали памятной ночью в лагере чипеуэев, мог бы обескуражить любого, но не Питъюка. Он, несмотря ни на что, не терял надежды выполнить желания своего отца. Однажды, когда он находился в дальней поездке в поисках двух исчезнувших собак (тех двух, которых нашли Джейми и Эуэсин), он наткнулся на Лагерь Каменного Иглу на берегу реки Замёрзшего Озера, и его надежды снова ожили.

Обутый в эскимосские снегоступы из оленьей шкуры, туго натянутой на ивовые рамы, он бродил по лагерю, который выглядел покинутым, в поисках какого-нибудь знака, который помог бы ему вернуться в страну отца. Именно следы снегоступов Питъюка — круглые и непонятные — ребята обнаружили возле своей кладовки-тайника.

Питъюк не подозревал о присутствии путешественников в Укромной Долине, но в начале зимы он изъездил весь район южнее Идтен-сэт, движимый слабой надеждой, что, может быть, ему всё же удастся встретиться с людьми, которым принадлежали кладовки у Лагеря Каменного Иглу. Именно поэтому Питъюк соорудил на равнине в центральной точке района небольшое временное иглу, откуда было удобно направляться на поиски во все стороны — и на запад, и на юг. Это-то иглу и спасло жизнь Джейми и Эуэсину, когда их настигла пурга.

Глава 26. Едоки сырого мяса

Годом раньше ни Джейми, ни Эуэсин ни за что не поверили бы, что в один прекрасный день будут сидеть в большом снежном иглу, окружённые по меньшей мере тридцатью одетыми в меха людьми, которых индейцы многие столетия считали кровожадными дикарями. Но именно такое событие происходило с мальчиками на следующий день после встречи с Питъюком.

Питъюк одолжил им трёх собак, и, имея в упряжке кроме них Зуба и Эйюскимо, маленькие сани стремительно неслись по плотному снегу следом за Питъюком.

Сани направлялись на юго-восток, и пять часов путешественники двигались без единого привала. Наконец они достигли покрытой снегом реки Кейзон, которую Питъюк назвал Иннуит-Ку — Река Людей. После часа движения по льду реки они обогнули какой-то мыс и направились к селению из семи иглу, сгрудившихся под высоким береговым обрывом. Когда сани приблизились к стойбищу, целая стая в полсотни собак разразилась неистовым лаем, а из каждого иглу высыпало наружу множество людей. Со смехом и криками они сбежали вниз к саням и окружили Питъюка, бросая любопытные взгляды на двух незнакомых мальчиков, которые стояли немного в стороне, не зная, как им вести себя.

Эскимосы кричали так громко, что их гомон просто оглушал, но наконец Питъюк направился туда, где Джейми и Эуэсин стояли и ждали решения своей участи. Питъюк широко улыбнулся и замахал руками на беспорядочно спешившую к ним толпу, охваченную острым любопытством и радостно-дружелюбным настроением.

— Мой народ — вам друзья! — кричал Питъюк.

Он пригласил ребят следовать за ним и направился к самому крупному из снежных иглу.

Входной туннель был в длину около десяти футов, а в высоту не более трёх футов, мальчикам пришлось нагнуться, чтобы войти. На полпути они увидели вырезанную в стене туннеля нишу, а в ней — лайку с новорождёнными щенятами. На полках, вырубленных в снегу, лежали большие куски мяса и груды меховой одежды.

Ступив в само иглу, мальчики выпрямились под куполом высотой не менее десяти футов, имевшим в поперечнике футов пятнадцать. Вся задняя половина круглого пола была выше передней на три фута за счёт террасы из снежных блоков. Это возвышение покрывали шкуры карибу, и оно служило одновременно помостом для сидения и спальным ложем.

К удивлению мальчиков, внутри иглу было слишком жарко, хотя снаружи стоял мороз. В нишах у стены горели три жировые лампы, а снежные блоки чудесно удерживали тепло внутри помещения. Вскоре спальный помост был до отказа заполнен людьми. Забравшиеся туда весело улыбались приехавшим. Главным среди эскимосов считался крепкий старик с реденькой бородкой и копной прямых чёрных волос. У него был широкий приплюснутый нос и сильно выступающие скулы. Чёрных угольков глаз под морщинистым лбом почти не было видно.

Он встал перед мальчиками, улыбнулся им и медленно заговорил, а Питъюк весело переводил.

— Это место — ваше, — сказал старик. — Кушайте с нами. Спите с нами. Теперь вы дома.

В то время как старик говорил, появились три женщины из других иглу; каждая тащила котелок. На спальный помост поставили большой деревянный поднос, и женщины наполнили его варёными языками карибу и варёными рёбрами в крепком бульоне. Рядом появился большой горшок с горячим лабрадорским чаем. Эскимосы на помосте подвинулись, освободили место для Джейми и Эуэсина и с улыбками и смехом смотрели, как мальчики усаживались.

— Ешьте! — скомандовал Питъюк и показал пример, жадно схватив олений язык.

Друзья ели до тех пор, пока не почувствовали, что больше в них не влезает. Затем, сытые и довольные, они откинулись на шкуры и стали прислушиваться к рассказу Питъюка о том, как он их нашёл. В иглу набилось столько мужчин, женщин и детей, что невозможно было пошевелиться. Все восхищённо слушали, громко хлопали в ладоши и до слёз смеялись, услышав о том, как Эуэсин приветствовал Питъюка.

Потом Питъюк представил своих друзей, назвав имя каждого из эскимосов. Наконец он подошёл к старейшине. Тот, очевидно, был хозяином иглу.

— Кейкут, — сказал Питъюк, — мой отец-отец.

— Думаю, он так называет дедушку, — шепнул Джейми Эуэсину.

Питъюк взял за руку широколицую женщину, которая счастливо улыбалась.

— Это моя м-м-м… — Он умолк. Женщина поспешила ему на выручку.

— Моя — его мама, — сказала она с улыбкой. — Папа мёртвый много зим. Белый человек, как ты. — Она указала на Джейми.

Когда все перезнакомились, Кейкут достал каменную трубку и набил её какими-то сушёными листьями. Раскурив трубку, старик передал её мальчикам. Ни Джейми, ни Эуэсин до того времени не курили, но почувствовали, что обязаны попытаться. После одной или двух затяжек едким дымом они жестоко закашлялись. Эскимосы какое-то мгновение смотрели на них с удивлением, а потом завыли от хохота, катаясь по полу и потирая животы.

— Ясно одно, — немного разочарованно сказал Джейми Эуэсину. — Эти люди не враждебны и не опасны нам. Они ведут себя как маленькие дети или щенята. Клянусь, они даже лучше чипеуэев!

Много часов не прекращалось в иглу весёлое оживление. Были песни, а смеха было столько, сколько мальчикам никогда не приходилось слышать сразу. Ребята тоже старались веселиться вовсю, а Питъюку досталась нелёгкая задача — служить им переводчиком. Но наконец от жары, сытной пищи и долгой поездки мальчиков так разморило, что им стало трудно бороться с сонливостью. Сказав несколько слов, Кейкут попросил удалиться всех, кроме членов своей семьи. Сквозь дремоту Джейми ещё почувствовал, что кто-то накрывает его меховым одеялом; потом он погрузился в сон, радостно сознавая, что находится среди друзей… Так закончилось это длинное приключение, которое началось в стойбище Деникази шестью месяцами раньше. В стойбище у эскимосов тундры пришёл конец долгим месяцам опасностей, трудностей и одиночества.

Спустя неделю после их прибытия в стойбище эскимосов Джейми и Эуэсин снова двигались на Юг, но на этот раз они были не одни.

Многочисленные переговоры с эскимосами убедили в конце концов старого Кейкута, что не случится ничего страшного, если его люди отважатся съездить в запретные земли индейцев. Солнечным январским днём трое саней помчались в южном направлении по замёрзшей реке Кейзон. Первыми шли двадцатифутовые сани Кейкута, на которых находился и Эуэсин, чтобы показывать дорогу, когда они оставят позади знакомую эскимосам местность.

Джейми и Питъюк следовали за ними на маленьких санях, построенных мальчиками, но на этот раз Зубу и Эйюскимо помогали все собаки Питъюка. Маленький караван замыкали сани одного из старших двоюродных братьев Питъюка.

Поездка оказалась лёгкой, эскимосам всегда был известен секрет, который Джейми познал так поздно — на морозной равнине, когда его и Эуэсина настигла снежная слепота. Эскимосы знали: надо всегда странствовать заодно с силами природы этого края и никогда не идти против них.

Они двигались только при хорошей погоде. Когда нависала угроза снежной бури, тут же останавливались и сооружали уютные временные иглу, в которых они могли продержаться не один день. Однако на этот раз погода стояла достаточно хорошая, и на девятый день на горизонте обозначилась чёрная линия лесов.

Теперь обязанности проводников, указывающих дорогу, легли на плечи Эуэсина и Джейми. Друзья направили собачьи упряжки на юг по реке Белой Куропатки. Они на почтительном расстоянии объехали стойбища Деникази, не без основания подозревая, что внезапное появление эскимосов вызовет у чипеуэев слепую панику и последствия окажутся не из приятных.

Январским днём после полудня сани пересекли широкую снежную гладь Кэсмирского озера и по реке Кэсмир достигли того места, где река вытекает из озера Танаут. Там они остановились на ночлег.

В то время как эскимосы занялись разведением костра из еловых дров — после «мелких палок» тундры большие, жаркие костры удивляли и радовали их, — Джейми и Эуэсин повели Питъюка к развалинам Поста Рыжеголового. Отсюда около двадцати лет тому назад молодой мужчина, полный отваги и желания исследовать Север, тронулся в путь в далёкие края, из которых ему не суждено было вернуться.

— Иглу твоего отца, — сказал Джейми.

Питъюк долго смотрел на груду рухнувших брёвен, а когда отвернулся от этого грустного зрелища, его глаза были полны слёз.

— Питъюк вернулся домой, — произнёс он так тихо, что мальчики едва расслышали его слова.

Они не заметили, как из темноты к ним вышел старый Кейкут. Старик заговорил, и, хотя Джейми и Эуэсин не поняли слов, они угадали их смысл.

— Сын идет в страну своего отца, — сказал Кейкут, — и оставляет страну своей матери в хранилище воспоминаний. Питъюк был сыном моего сердца, но он вашей крови. Берите его, и пусть вас связывает братская любовь.

Кейкут взял руки своего внука и вложил одну — в руки Джейми, другую — в руки Эуэсина.

Затем он ласково улыбнулся трём мальчикам, повернулся и исчез в темноте.

На следующее утро Джейми был разбужен Эуэсином, который сильно тряс его за плечо.

— Они уехали! — кричал Эуэсин. — Кейкут и другой эскимос уехали!

Это была правда. Ночью двое саней эскимосов бесшумно отправились в родные края, покинув Питъюка и двух его новых друзей. Питъюк тоже уже не спал и сидел на брёвнышке у потухшего костра, устремив взор на север.

Джейми неловко обнял мальчика за плечи.

— Не горюй, — сказал он. — Как-нибудь мы втроём поедем и навестим народ твоей матери.

Питъюк встал и улыбнулся.

— Это хорошо, — сказал он. — А теперь давайте в путь к вашему народу, туда. — Он указал на противоположный конец озера Танаут, и там, далеко-далеко, мальчики смогли различить крохотные голубые дымки очагов хижин индейцев кри.

Глава 27. Возвращение

Первым сани увидел один из младших двоюродных братьев Эуэсина; он доставал воду из проруби на озере. Мальчик впился глазами в движущихся к посёлку. Похожие на волков собаки и странно одетые в меха люди показались ему выходцами из древней легенды о духах. Мальчик выронил ведро и не чуя под собой ног помчался вверх по склону.

В несколько минут берег опоясала цепочка людей. Мужчины поглядывали на приближавшиеся сани с тревогой, а дети были просто перепуганы. До саней оставалось ярдов сто, когда Мэри Миуэсин узнала своего сына.

И тут началось столпотворение… В один миг Мэри прижала к груди разом и Джейми, и Эуэсина и чуть не задушила их в своих сильных объятиях, попеременно рыдая и браня обоих ослушников. Детвора помчалась по хижинам, выкрикивая невероятную новость, народу у саней становилось всё больше и больше, пока сюда не сбежались все жители посёлка.

Крики, вопросы, вопли слились в шум, от которого можно было оглохнуть.

Прошло некоторое время, прежде чем к людям вернулась способность говорить связно, и тогда Эуэсин повёл своего отца к саням, на которых Питъюк робко пережидал, когда пройдёт общее возбуждение от встречи.

— Это Питъюк, — сказал Эуэсин. — Его отец — торговец, который исчез с озера Танаут. Именно Питъюк и эскимосы с реки Кейзон спасли нам жизнь, и теперь он прибыл на Юг, чтобы здесь жить с нами.

Смуглое лицо Альфонса осветилось широкой улыбкой. Он взял Питъюка за руку.

— Сегодня мой сын возвратился из царства теней, — сказал индеец, — поэтому я чувствую великую радость. Эта радость становится ещё большей: он привёл мне ещё одного сына.

Стоявшие рядом кри испустили приветственный вопль и окружили Питъюка, чтобы похлопать его по плечу, а Джейми и Эуэсин обняли своего друга и повели к дому Миуэсина.

В тот же день, позднее, тобогган, который тащила дюжина измученных собак, накренившись въехал в селение. Санями правил индеец, которого послали на озеро Макнейр сразу же, как только мальчиков узнали. С ним был дядя Энгус. Несколько минут рослый шотландец был в состоянии только жать Джейми руку и бормотать: «Слава богу, это — правда!»

Казалось, та ночь не кончится. В хижине Миуэсина печь полыхала малиновым жаром, а Мэри превзошла самоё себя, готовя стопки золотистых лепёшек и подавая одну за другой тарелки с жареной олениной и жареным сигом. На всех стульях и скамейках сидели гости; а табачный дым клубился как туман. Трое мальчиков расположились возле печки. Окружившие их старшие кри и Энгус Макнейр заворожённо слушали их рассказы. Только к утру люди разошлись, вспомнив, что ещё не спали.

На следующий день, когда возбуждение немного улеглось, Джейми и Эуэсин услышали о том, что было после того, как они потерялись. Они узнали, что Деникази приезжал к Энгусу и Альфонсу и предлагал свою жизнь в уплату за пропавших ребят. Энгус поведал, как они с Альфонсом поплыли в каноэ на север, к озеру Идтен-туа, где их настиг ледостав и вынудил вернуться. Альфонс рассказал также о проведённом Деникази в конце ноября походе на собаках. Тогда тоже не удалось обнаружить никаких следов. Даже в тот самый день, когда мальчики прибыли в селение кри, Альфонс и Энгус снова готовились к походу — на этот раз чтобы отыскать легендарных эскимосов тундры и отважиться расспросить их о пропавших.

Сознание того, какую боль они причинили своим приключением близким людям, немного омрачило настроение мальчиков, но ненадолго: все были так рады их возвращению, что взаимные упрёки просто исключались.

О Питъюке не забыли. Энгус очень хорошо знал его отца, Фрэнка Андерсона, и часто гостил на фактории Пост Рыжеголового. Он смог порассказать Питъюку многое о жизни его отца и о нём самом.

— Фрэнк был моим хорошим другом, — закончил он, — и что касается тебя, Питъюк, то ты можешь приезжать и жить с нами столько, сколько тебе захочется.

Всё было решено, и много лет Джейми и Питъюк жили вместе, как родные братья.

Энгуса особенно заинтересовал рассказ мальчиков о Большом Каменном Доме, и он внимательно рассмотрел свинцовую пластинку.

— Конечно, тут потребуется специалист, — проговорил он, закончив осмотр, — но я не сомневаюсь: насчёт викингов вы догадались правильно. Будущим летом мы съездим к вашему Каменному Дому. Я собираюсь ещё навестить народ Питъюка: я в долгу перед ними. Что вы скажете на это, парнишки?

Много долгих зимних вечеров Джейми, Эуэсин и Питъюк провели возле топившейся печки в хижине Макнейра. Здесь они рассуждали о своих мечтах и планах, о дальних поездках и новых приключениях.

Что получилось из этих мечтаний — это уже другая история.