/ Language: Русский / Genre:prose,

Его Величество Закон

Фрэнк ОКоннор


О'Коннор Фрэнк

Его величество зкон

Фрэнк О'Коннор

Его величество зкон

Перевод М. Шерешевской

Стрый Ден Брйд кк рз ломл свежесрезнные прутья для очг, когд н дорожке послышлись шги.

Он тк и змер с охпкой н коленях.

Пок жизнь еще теплилсь в струхе мтери, Ден ходил з ней кк умел, после ее смерти ни одн женщин не переступл порог его дом. Оно и было зметно: дом имел соответствующий вид. Все здесь было сделно своими рукми и н свой мнер. Вместо стульев - круглые болвнки - торцевые срезы, грубые, толстые, - кк их взял пил, с годичными кольцми, четко проступвшими сквозь грязь и глянец, нведенный з долгие годы зскорузлыми штнми. Ден прилдил к кругляшм крепкие суковтые ясеневые ветви, которые служили снизу ножкми, сверху спинкми. Сосновый стол, купленный в лвке, достлся Дену в нследство от ктери; он очень им гордился и любил смотреть н него, хотя стол кчлся при млейшем прикосновении. Н стенх, неоштуктуренных и зсиженных мухми, крсовлсь единствення, невесть откуд взявшяся грвюр - Мрков кмень. У двери висел клендрь с изобржением лошди, нд дверью - ружье, послужившее, но еще годное и в отменном порядке, перед очгом рстянулся стрый сеттер, который, стоило Дену привстть или хотя бы пошевелиться, нстороженно поднимл голову.

Он и сейчс поднял ее, зслышв приближвшиеся шги, когд Ден, переложив охпку, здумчиво вытер руки о зд штнов, громко гвкнул првд, всего лишь из желния покзть свою бдительность. Пес двно уже вполне очеловечился и знл, что люди считют его стрым и отслужившим свой срок.

Не успел Ден оглянуться н дверь, кк в прямоугольнике тнцующих н солнце пылинок в открытой верхней створке появилсь человеческя тень.

- Вы одни, Ден? - спросил словно извиняющийся голос.

- А, сержнт! Зходите, зходите. Гостем будете, - откликнулся стрик, торопливо ковыляя н своих, длеко не твердых ногх к двери, которую, отодвинув зсов, уже толкл рослый полицейский. Он стоял под притолокой, и по контрсту с его мощной фигурой, полуосвещенной солнцем, полузкрытой тенью, еще резче брослось в глз, кким мрчным был дом изнутри. Крснощекое лицо сержнт было повернуто в пол-оборот - одной стороной к свету, - позди него, простиря ветви в небо, шумел воздушной листвой ясень. З ясенем сбегли вниз зеленые поля, прорезнные тм и сям грядми крсновто-бурых кмней, дльше, до смого горизонт, простирлось злитое солнцем, почти прозрчное море. Лицо у сержнт было круглое, свежее, лицо стрик, появившегося из кухонных потемок, - выдубленное ветром и зноем; его черты, зострившиеся от долгой борьбы с годми и стихиями, кзлись словно высеченными н поверхности склы.

- А вы, ей-богу, все молодеете, Ден, - скзл сержнт.

- Держусь, сержнт, держусь, - соглсился стрик, двя понять тоном, что готов принять комплимент, но, кк человек воспитнный, понимет: комплимент есть комплимент. - И ни н что не жлуюсь!

- И првильно делете: все рвно никто вшим жлобм не поверит. И пес вроде бы нисколько не пострел.

Пес глухо огрызнулся, словно нмекя, что не збудет сержнту столь неучтивого нпоминния о его возрсте; он всегд огрызлся, когд о нем говорили, убежденный, что ничего, кроме гдостей, люди скзть о нем неспособны.

- А вы кк, сержнт?

- Ну, я кк и все. Ни штко, ни влко. У кждого свои печли и рдости.

- А жен вш? Детки?

- Ничего, слв богу, ничего. Вот бросили меня н месяц одного, уехли всей орвой к теще - в Клэр.

- В Клэр, говорите?

- В Клэр. Тк что я тут без них жил, не тужил.

Стрик оглядел свою кухню, прошел в спленку и, вернувшись с ветхой рубхой в рукх, торжественно отер сиденье и спинку ближйшего к очгу смодельного стул.

- Присживйтесь, сержнт. Устли, верно, шгючи. Дорог сюд длиння, рзбитя. Вы кк добирлись?

- Тиг Лири меня подвез. Д не хлопочите вы, Ден, прошу вс. Я ведь нендолго. Обещл обернуться з чс.

- А к чему вм тк спешить? - осведомился Ден. - Я кк рз огонь рзводил, когд вы свернули к моему дому.

- Д полноте, Ден. Уж не ндумли ли вы поить меня чем?

- Я не вс ндумл поить - я см собирюсь выпить чшечку и очень н вс обижусь, коли откжетесь почевничть со мной.

- Ах, Ден, Ден. И чсу не прошло, кк я пил чй в кзрме - не сойти мне с этого мест!

- И слушть не хочу! Тшш! Никких откзов!

У меня здесь кое-что припсено - срзу подымет вм ппетит.

Подхвтив тяжелый чйник, стрик подвесил его н цепочку нд открытым огнем. Пес, шевеля ушми с глубоко зинтересовнным видом, уселся н здние лпы.

Полицейский рсстегнул мундир, рсслбил ремень, достл из нгрудного крмн трубку и пчку прессовнного тбку и, усевшись поудобнее, ног н ногу, принялся рзмеренно и тщтельно крошить склдным ножичком тбчные листья. Подойдя к кухонному шкфчику, стрик вынул две, единственные в доме, нрядно рсписнные чшки, и хотя были они щербты и без ручек, ими пользовлись только в редчйших случях; см он пил из жестяной кружки. Теперь, бросив н них взгляд, он обнружил следы небрежения: беля торфяня пыль, всегд стоявшя в низкой дымной хибре, плотным слоем осел н стенкх. Пришлось снов прибегнуть к рубхе, и, величественным жестом зктв рукв, он долго тер чшки, изнутри и снружи, пок они не зблестели.

Зтем нгнулся к поствцу. Тм хрнился штоф с бесцветной жидкостью, по всей очевидности, еще не почтый. Откупорив штоф, стрик понюхл содержимое и змер, словно силясь вспомнить, где и когд вдыхл этот необыкновенный, отдющий дымком ромт. И, нконец, решившись, щедрой рукой нполнил чшку.

- Вот. Отведйте, сержнт, - скзл он со скромной гордостью.

Если сержнт и испытывл укоры совести при мысли, что его потчуют смогонным виски, то сумел это скрыть. Внимтельно оглядев чшку, он поднял н Ден глз.

- Н вид хорош, - откомментировл он.

- Должен быть хорош.

- И н вкус хорош.

- Ну уж, - скзл Ден, не желя хвлить см себя в собственном доме, не тк чтоб очень. Бывет и лучше.

- Из вс вышел бы змечтельный судья, Ден, прво слово, - скзл сержнт без тени иронии.

- С тех пор кк все пошло нынешним порядком, - скзл Ден, тщтельно следя з тем, чтобы ненроком не коснуться впрямую стрнных сттей зкон, служителем которого был его гость, - спиртное уж не то - не то, что бывло.

- Мне это уже приходилось слышть, Ден, - глубокомысленно проговорил сержнт. - Слышл от бывлых людей: в стрину оно лучше было.

- Спиртное, - скзл стрик, - это ткя штук, н него время требуется. В спешке ничего путного не сделешь.

- Д, тут своего род искусство.

- То-то и оно.

- А для искусств время требуется.

- И знния, - внушительно добвил Ден. - В кждом искусстве свои секреты. А секрет перегонки збыт, кк збыты стрые песни. Когд я был мльчонкой, не было в округе человек, который не держл бы в голове добрую сотню песеп. А нынче бегют все туд-сюд, суетятся, вот песни и перезбыли... С тех пор кк все пошло нынешним порядком, - повторил он н прежней сдержнной ноте, - ткя кругом сует, что все секреты перезбыли.

- А их, нверно, был тьм-тьмущя.

- Д уж... Вот хотя бы: спросите любого из тех, кто гонит виски, - знет ли он, кк гнть его из вереск?

- Неужели и из вереск гнли? - спросил полицейский.

- А кк же!

- И вы сми пили?

- См нет, не пивл, но знл стриков, что пивли.

И слышл от них, что нынешнее с тем не срвнится.

- Точно, Ден, точно. Мне иногд думется: большую сделли ошибку, объявив это дело вне зкон.

Ден покчл головой, но ответил одними глзми: не в его обыче было осуждть знятие гостя, которого принимл у себя в доме.

- Может, тк, может, и нет, - скзл он уклончиво.

- Ну, чего тм говорить - что еще есть у бедного человек?

- Д ведь у тех, кто зконы пишут, свой блгой резон.

- Все рвно, Ден, все рвно. Жестокий зкон.

Сержнт не двл стрику превзойти себя в великодушии: учтивость требовл не соглшться с доводми хозяин в зщиту сильных мир сего и непостижимых их путей.

- Вот секреты - их жль, - скзл Ден, подводя черту. - Люди умирют и люди рождются, и где один осушил болото, другой проведет борозду. А если секрет позбыт, то позбыт нвсегд.

- Верно, - сокрушенно подтвердил сержнт. - Позбыт нвсегд.

Ден взял свою чшку, ополоснул в стоящем у двери ведре с чистой водой и, вытерев нсухо все той же рубхой, бережно поствил у локтя сержнт. Зтем достл из шкфчик кувшин с молоком и синий бумжный кулек с схром, присоединив к ним брусок деревенского мсл и - явный признк того, что ждл посетитеЛЯ) - нетронутый крвй свежего, домшней выпечки хлеб. Зпел, збулькл чйник, и пес, поводя ушми, сердито его облял.

- Пошел вон, сучий сын! - угощя пс пинком, пробурчл Ден.

Он зврил чй и рзлил по чшкм. Сержнт отрезл толстый ломоть хлеб и густо нмзл мслом.

- Вот и с лекрствми т же бед, - снов, с невозмутимостью стрости, з дудел в свою дуду Ден. - Всо секреты, ккие были, збыты нчисто. И пусть не вздумют меня уверять, что доктор понимют не хуже тех, кто знл вековые секреты.

- Где им, - промычл сержнт с нбитым ртом.

- Тут и докзывть нечего: сми видели, когд и доктор лечили, и знхри.

- Нрод-то не к докторм шел, я тк рзумею?

- Не к ним. А почему? - Стрик сделл широкое движение рукой, словно призывя в свидетели весь мир з пределми своей лчуги. - Вон тм по косогорм есть верные средств от всех болезней. Потому кк скзно, - он постучл пльцем по столешнице, - древними брдми скзно: "Где ншел болезнь, тм нйдешь и исцеление".

Только нынче люди бродят по склонм - и вверх, и вниз, - видят одни цветы. Цветочки! Будто у господ всемогущего - честь и хвл ему во веки веков! - по было других збот, кк тртить время н цветочки.

- Д. Что доктор не умеют лечить, знхри умели, - подтвердил сержнт.

- Точно. Н себе изведл, - скзл Ден с горечью. - Н себе изведл. Н собственных рукх и ногх.

- Все еще ломет ревмтизм? - учстливо спросил сержнт.

- Ломет. Эх, был бы жив Китти О'Хр или Нор Мэлл из Глен, не боялся бы я ветр ни с гор, ни с моря, не шгл бы со злосчстной зборной книжицей в дурцкую эту птеку з ихней желтой, розовой д голубой дребеденью.

- Рз у вс ткя бед, - скзл сержнт, - я достну вм бутылочку с рстирнием.

- Эх, не придумли еще того рстирния, которое бы мне помогло.

- Это вы нпрсно, Ден. Снчл попробуйте, потом говорите. Моему дядьке оно еще кк помогло, его тк прихвтывло, что он н крик кричл: пусть-де плотник ноги ему отпилит.

- Я бы пятьдесят фунтов дл, лишь бы от этой нпсти избвиться, провозглсил Ден. - Что тм пятьдесят - пятьсот!

Сержнт злпом допил чй, перекрестился, чиркнул спичкой, но, отвечя н вопрос стрик, дл ей прогореть. И тк второй и третьей, словно рспляя промедлением ппетит. Нконец он все-тки рзжег трубку, и об хозяин и гость, - рзвернув стулья к очгу и поствив рядом ноги носкми в золу, принялись с упоением курить, между зтяжкми то оживленно рзговривли, то подолгу молчли.

- Ндеюсь, я не отвлекю вс от дел? - спросил сержнт, словно ему вдруг пришло в голову, что визит слишком зтянулся.

- Э, от кких тких дел вы можете меня отвлечь?

- Вы скжите, если я мешю. Не в моих привычкх зря отнимть чужое время.

- Мое время вы, ей-богу, не отнимете, сиди вы здесь хоть до утр.

- Я, признться, люблю поболтть, - скзл сержнт.

И снов звязлся рзговор. Свет постепенно густел, розовел и, скользя по кухне, перед тем кк погснуть, чуть золотился; кухня погружлсь в серовтую мглу, только з стеклми шкфчик н чшкх, мискх и трелкх дрожл холодный отблеск. Н ясене зсвистел дрозд. Открытый зев очг светился все ярче и ярче, проступя в сумеркх лым пятном, теплым и ровным.

Когд и снружи сгустились сумерки, сержнт собрлся уходить. Он зстегнул мундир, зтянул ремень, тщтельно отряхнулся сверху донизу. Зтем ндел фуржку, сдвинув ее н зтылок и чуть нбекрень.

- Слвно мы побеседовли, - скзл он.

- Д, знтно поклякли, знтно, - отозвлся Ден.

- А про примочку я не збуду.

- Д воздст вм з это небо, сержнт.

- До свидния, Ден.

- До свидния, сержнт, всего вм доброго.

Ден не стл предлгть сержнту проводить его до дороги. Усевшись н прежнее место у очг, он снов вынул трубочку и, не торопясь, продул ее, однко только нклонился з тлеющим прутиком, кк снов услышл шги. Это возврщлся сержнт. В открытой верхней створке покзлсь его голов.

- Ден, - негромко позвл он.

- А! Сержнт? - отозвлся Ден, чуть скшивя глз, но продолжя выуживть прутик-. Лиц сержнт он не видел, только слышл голос.

- Я тк рсполгю: вы тот штрф плтить пе стнете?

Нступил короткя пуз. Ден вытщил из очг прутик, медленно поднялся, зхромл к двери, тыкя им н ходу в полупустую чшечку трубки. Не открывя нижней створки, он нклонился нд верхней. Сержнт, зсунув руки в крмны, глядел вбок, охвтывя взором дорожку и знчительную чсть побережья.

- Нет, знете ли, - скзл с полным рвнодушием

Ден, - не стну.

- Я тк и думл, Ден. Я тк и думл, что не стнете.

Нступил долгя пуз. Свист дрозд звучл все пронзительнее и здорнее. Опустившееся з горизонт солнце озряло рмду бгряных облков, причленную н недосягемой для ветр вышине.

- Я, некоторым обрзом, рди этого сюд и пришел, - скзл сержнт.

- Я тк и думл. Но пок сообрзил, вы уже были з порогом.

- Если дело з деньгми, Ден, то, не сомневюсь, нйдется немло охотников вм их ссудить.

- Зню, сержнт. Нет, дело но в деньгх, в том, чтобы не двть этому строму пню потчки. Слишком он меня рзозлил.

Сержнт ничего не ответил, и снов нступило долгое молчние.

- Мне выдн ордер н вш рест, - объявил он нконец, выржя тоном, что не желет иметь ничего общего с этим нрушющим добрососедство документом.

- Вот кк! - воскликнул Ден, кк бы шокировнный безмозглостью влстей.

- Тк что, когд вм будет удобно...

- Ну, рз у нс зшл об этом речь, - скзл Ден с видом человек, желющего внести предложение по ходу прений, - я мог бы отпрвиться с вми хоть сейчс.

- Что вы! Зчем же уходить из дом н ночь глядя? - зпротестовл сержнт, отметя жестом ткое нмерение, кк и требовли того приличия.

- Или звтр, - продолжл Ден, уже с явным интересом к обсуждемому вопросу.

- Может, сейчс вс устроит? - скзл сержнт, соответственно меняя интонцию.

- Ну, по совести говоря, - отчекнил стрик, - смый удобный для меня день - пятниц, после обед.

У меня есть кой-ккие поручения в город, и я прошелся бы туд не зря.

- В пятницу? Отлично! - обрдовлся сержнт, чувствуя облегчение при мысли, что нконец-то покончил с этим щекотливым делом.-- А не выйдет в пятницу, тк тм подождут, не помрут. Можете и сми явиться, когд вм будет сподручнее. Скжете - я вс послл.

- По мне лучше, чтобы вы были н месте, сержнт, если вм это не слишком хлопотно. Боюсь, я буду чувствовть себя не совсем ловко.

- Неловко? С чего же? Тюремщиком у нс млый из моего же приход. Уилен его зовут. Спросите Уилен, я предупрежу его о вс и скжу, что вы мой друг.

Ручюсь, он вс устроит уютно - кк дом.

- Вот и хорошо, - скзл Ден с чувством глубокого удовлетворения. Хорошо, сержнт, что я буду среди Друзей.

- Среди друзей - не сомневйтесь. Ну, еще рз до свидния. Мне ндо поторпливться.

- Погодите, сержнт, я провожу вс до дороги.

И пок они вместе спусклись по дорожке, Ден объяснял сержнту, кк случилось, что он, почтенный пожилой человек, имел несчстье рскроить голову другому пожилому человеку, д тк, что пришлось везти того в больницу, и почему не может ублготворить помянутого, зплтив з увечье: ведь пострдл тот по собственной вине, ведя спор в недостойной мнере.

- Видите ли, сержнт, - говорил Ден, то и дело поглядывя н взгорье, где лепился ткой же, кк его, домишко, - дело в том, что сейчс он сидит у окн и смотрит н нс с вми. Это тк же верно, кк то, что он еще кое-что видит своими водянистыми, бегющими глзкми. Для него не будет большей рдости, кк зствить меня выложить штрф. Ан не выйдет: я его нкжу! Из-з пего я буду спть н голых доскх! Из-з него буду терпеть и стрдть! И пусть пи он, ни дети его, ни дети детей его не смеют поднять от стыд головы.

В пятницу Ден вывел ослик, выктил одноколку и двинулся в путь. По дороге к нему один з другим присоединялись соседи - те, кто хотел с ним попрощться.

Поднявшись н взгорье, Ден сделл остновку, чтобы отпустить провожющих. Гревшийся тм н солнце стрик поспешно убрлся восвояси, и дверь его домишки тотчс бесшумно зхлопнулсь.

Ден пожл кждому провожющему руку, хлестнул ослик и, крикнув: "Эй, берегись!", поктил, теперь уже один, по дороге - сдиться в тюрьму.