/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Школа в Ласковой Долине

Дорогая сестра

Фрэнсин Паскаль

Популярнейшая серия «Школа в Ласковой Долине» рассказывает о приключениях сестер-близнецов Уэйкфилд из маленького американского городка. Сестры Элизабет и Джессика ссорятся и мирятся, влюбляются в одноклассников и мучаются от неразделенной любви, участвуют в веселых мероприятиях и попадают в опасные ситуации.

1984 ruen love_contemporary Francine Pascal Dear Sister en Roland FB Editor v2.0 05 October 2008 OCR: Morgana; Spellcheck: Аваричка 03c76428-e3fc-102b-85f4-b5432f22203b 1.0 Дорогая сестра. Неотразимая Вагриус Москва 2001 5-264-00493-5

Фрэнсин Паскаль

Дорогая сестра

Глава 1

Элизабет Уэйкфилд неподвижно лежала на высокой и узкой больничной кровати.

«Как мертвая», – подумала ее сестра Джессика.

Она смотрела на распростертое тело Элизабет, не подающее никаких признаков жизни, и слезы струились по ее щекам. День за днем сидела Джессика у изголовья своей сестры в больнице имени Джошуа Фаулера и ждала, когда она придет в сознание.

– Лиззи, Лиззи, услышь меня, пожалуйста, – рыдая, повторяла Джессика, – ты не можешь умереть.

До той ужасной дорожной катастрофы, приведшей Элизабет на больничную койку в состоянии тяжелейшей комы, этих красивых шестнадцатилетних девушек было очень трудно отличить друг от друга. Когда в солнечном калифорнийском городке Ласковая Долина люди видели высокую девушку с выгоревшими на солнце белокурыми волосами и блестящими зеленовато-голубыми глазами, они знали, что это одна из близнецов Уэйкфилд, но не всегда могли точно сказать, какая именно.

Теперь контраст был настолько разителен, что у тех, кто это видел, сердце разрывалось от жалости. Элизабет, еще недавно полная жизни и пышущая здоровьем, лежала мертвенно-бледная, застывшая в пугающей неподвижности. Сейчас в ней с трудом можно было узнать жизнерадостную девушку, какой она была всего несколько дней назад. Что же до Джессики, то хотя ее юная и свежая красота по-прежнему притягивала взгляд, но глаза были красными от слез, а лицо омрачено тревогой, болью и печалью, которые, казалось, застыли на нем навсегда.

Выражение глубокого горя не сходило с лица Джессики с тех пор, как ее сестру принесли в реанимационную палату после автодорожной катастрофы. Джессика сопровождала Элизабет в машине «скорой помощи». Их родители, Нед и Элис Уэйкфилд, и старший брат Стивен немедленно примчались в больницу. Сами в шоке от происшедшего, они были напуганы выражением лица Джессики и пытались убедить ее в том, что Элизабет поправится. Но дни шли, а сознание так и не возвращалось к Элизабет.

Джессика медленно опустилась на стул рядом с кроватью. Взглянув на медицинское оборудование, она вздрогнула. Капельница была понятна: из нее в руку Элизабет поступают питательные вещества, необходимые для поддержания жизни. Но все другие трубки и устройства наполняли ее страхом.

Взяв в свои руки безжизненную руку Элизабет, Джессика заговорила голосом, полным мольбы:

– Лиззи, ты же знаешь, как я люблю тебя, как все тебя любят. Тебя все любят гораздо больше, чем меня. Ты просто не можешь умереть, Лиззи. Я не смогу без тебя.

Рука Элизабет оставалась такой же неподвижной. Не было ответного пожатия, не было подрагивания век. Не было абсолютно ничего.

Внезапно Джессика почувствовала чью-то руку на своем плече. В испуге она подняла голову. На нее смотрело доброе лицо с мягкими карими глазами.

– Мисс Уэйкфилд?

– Да.

– Я заметил сходство.

Джессика устремила глаза на мужчину в белом больничном халате, в страхе ожидая, что он сообщит ей что-то плохое.

– Я хорошо понимаю, как тебе больно видеть свою сестру в таком состоянии.

– Я так беспокоюсь!

Мужчина наклонился, и его лицо оказалось на одном уровне с лицом Джессики.

– Джессика, мы делаем для Элизабет все, что возможно. Мы прилагаем все усилия для того, чтобы она поправилась. Ты меня понимаешь?

Она молча кивнула. Что он хотел этим сказать? Что с Элизабет будет все в порядке или…

– Меня зовут Джон Эдвардс. Я нейрохирург, лечащий врач твоей сестры.

– Доктор Эдвардс?

– Правильно, Джессика. Твоя сестра находится в коматозном состоянии. Ты ведь понимаешь, что это значит?

– Это значит, что Лиз умрет! – голос Джессики дрогнул, и она зарыдала с таким отчаянием, как будто ее сердце разрывалось на части.

Она почувствовала, что сильные руки осторожно, но настойчиво трясут ее за плечи.

– Перестань, Джессика. Слезы твоей сестре не помогут. Элизабет нужна вся твоя сила, а не слезы.

Джессика подняла к нему заплаканное лицо:

– Вы не понимаете!

– Я хорошо понимаю, как ты расстроена.

– Вы не понимаете, доктор Эдвардс, – повторила она, – это моя вина, все это моя вина.

– Джессика, ты была за рулем машины, которая столкнулась с мотоциклом?

– Нет, конечно, нет.

– Почему же тогда это твоя вина? – мягко спросил он.

– Потому что я должна была ее подвезти. Я поступила, как эгоистка, и уехала без нее. Поэтому она вынуждена была ехать с Тоддом на его мотоцикле. Если бы я подождала, она бы не… Ох, я должна была подождать. Это моя вина!

Доктор Эдвардс обхватил руками ее лицо и, подняв его, заставил посмотреть ему в глаза.

– Джессика, дорожные происшествия, к сожалению, случаются. И не всегда в них кто-то виноват. И сейчас нам совсем не важно, кто виноват. Нам важно вернуть Элизабет. И мы должны это сделать. Вы все – ты, твой брат и твои родители должны вернуть Элизабет к жизни. Я помогу, Джессика, но все зависит от тебя.

– От меня?

– Да. Ты самый близкий ей человек. И у тебя есть наибольший шанс пробиться к ее сознанию.

– Как? Как мне пробиться к ней?

– Говори с ней. Просто говори.

Он запустил пальцы в свои темно-каштановые волосы и подошел к окну, глядя в стекло ничего не видящим взглядом. Внезапно он повернулся, и Джессику поразили усталость и печаль на его лице.

– Джессика, врачи при помощи всяких приспособлений поддерживают в больных жизнь, но не всегда могут воздействовать на их силу воли так, чтобы они захотели вернуться к жизни. Иногда этого так и не происходит, как бы мы ни хотели. Единственное, что мы можем сделать, – это попытаться.

– Я постараюсь. Я все сделаю для Лиз.

– Я знаю. Побудь с сестрой, а я загляну позднее и осмотрю ее.

Когда врач ушел, Джессика опять обратилась к неподвижной фигуре Элизабет.

– Лиз, ты меня слышишь? Пожалуйста, Лиззи. Это я виновата в том, что с тобой случилось. Ну, может быть, не только я, но я знаю, что ты никогда бы меня не бросила. Я не знаю, как у тебя это получается. Когда ты кому-нибудь обещаешь где-то быть, то ты там обязательно бываешь. Люди могут на тебя положиться. А на меня может положиться только дурак. Лиззи, я обещаю стать более ответственной. Но без тебя мне этого не сделать. Ты должна поправиться, Лиз. Ты мне так нужна.

Распростертая на кровати фигура оставалась неподвижной.

– Джес, почему бы нам не спуститься в кафетерий и не выпить по чашке чая?

Джессика вскочила от неожиданности. В этот момент никого в мире для нее не существовало, кроме сестры, и она даже не услышала, как в комнату вошла Элис Уэйкфилд.

– Ах, мама, я так боюсь! – воскликнула она, рыдая, и слезы опять потекли по ее щекам.

– Джес, любимая, ну не плачь ты так. Элизабет не умрет. Мы ей не позволим. Вот увидишь, дорогая. Она обязательно поправится, и все опять будет как раньше.

Джессике очень хотелось поверить этим словам. А больше всего на свете ей сейчас хотелось повернуть время вспять, к тому роковому вечеру.

Тогда Инид Роллинз праздновала свое шестнадцатилетие, и все они были приглашены к ней на праздник. Элизабет предполагала отправиться на вечеринку со своим приятелем Тоддом Уилкинзом, но дедушка Тодда в тот вечер тоже отмечал день рождения, и Тодд не мог к нему не приехать. Поскольку Тодд обещал удрать оттуда как можно раньше и вместе с Элизабет отправиться в загородный клуб, она не особенно огорчилась и поехала к Инид с Джессикой и сопровождавшим ее на этот вечер Брайаном. Она даже не очень расстроилась, когда Тодд позвонил ей в разгаре вечеринки, чтобы сказать, что будет позднее, чем предполагал. Но когда праздник закончился, а Тодд так и не объявился, она по-настоящему рассердилась.

И все же она так любила Тодда, что не могла долго злиться на него, особенно после того, как узнала, где он был. Тодд договаривался с кем-то о продаже своего мотоцикла. Элизабет сначала просто не могла в это поверить. Тодд с раннего детства мечтал о таком мотоцикле. А теперь он решил его продать, потому что этот мотоцикл создавал много проблем в их с Элизабет отношениях, а Элизабет он очень любил.

Лиз взглянула на мотоцикл другими глазами. И он как-то сразу перестал ее пугать, как перестала пугать мысль о том, что сделают ее родители, если узнают, что она на нем прокатилась. На какую-то минуту она задумалась. Раз Джессика уехала без нее, она никак не могла доехать до «Каравана», клуба, куда после вечеринки отправились все остальные ребята. Положение казалось просто безвыходным. Если только…

И она приняла решение – наверное, самое худшее в своей жизни. Она села на мотоцикл.

Как прекрасно мчаться, сидя позади своего любимого, на мотоцикле, наклоняющемся на виражах дороги, навстречу теплому ветру, развевающему волосы! И она даже не заметила несущийся прямо на них потерявший управление фургон. А потом уже было слишком поздно.

– Лиз, пожалуйста, ответь мне, – умоляла сестру Джессика, сидя у ее изголовья. – Что, если я скажу, что это только моя вина? Мы с тобой заключим договор, Лиззи. Я возьму на себя всю вину, и ты будешь жить. Что ты скажешь на это?

Ответа не было.

Отчаяние и безнадежность охватили Джессику.

– Где же справедливость? – воскликнула она. – Этот чертов Макалистер остался цел и невредим, врезавшись со своим фургоном в мотоцикл Тодда. И Тодд тоже не пострадал. А ты лежишь в коме, хотя совсем этого не заслужила. Ах, Лиз, как я хочу, чтобы все было, как прежде. Я снова бы поддразнивала тебя и называла писательницей. Ты ведь никогда не сердилась на меня за это, правда? Ты всегда понимаешь меня, как никто другой, Лиз. Ты понимаешь меня даже лучше, чем я сама. Я думаю, что именно в этом заключается вся разница между нами. Ты всегда можешь понять других людей и сделать так, чтобы они почувствовали себя счастливыми.

Несколько минут Джессика сидела молча, в отчаянии от своей беспомощности.

– Черт возьми, Лиз, ну очнись! Ты не можешь так поступить со мной. Ты очень хорошо знаешь, что я не могу без тебя обойтись. Ты поступаешь эгоистично, и я тебя никогда не прощу, если ты умрешь!

Ей казалось, что все слезы уже выплаканы, но они вдруг потекли снова.

– Нет, Лиз! Я просто свинья, что говорю с тобой так!

– Джессика!

Она резко повернулась и увидела доктора Эдвардса, озабоченно смотревшего на нее.

– Джессика, когда я просил тебя разговаривать с Элизабет, я не это имел в виду.

– Я сделала что-то неправильно?

– Не то чтобы неправильно, но не то, что я имел в виду.

– А что я должна делать?

– У меня появилась идея, Джессика. – Он ободряюще ей улыбнулся и взъерошил ее выгоревшие на солнце волосы. – Не говори ей о своей вине. Говори о семье, школе, мальчиках – о чем хочешь. Просто болтай, как если бы ты знала, что она поймет тебя и ответит.

– И это выведет ее из комы?

– Я ничего не обещаю, Джессика. Может быть, да, может быть, нет. Но попытаться-то стоит?

– Я сделаю все, если это поможет Лиз.

В течение двух следующих дней Джессика беспрерывно бомбардировала сумеречное сознание Элизабет многочисленными воспоминаниями.

– Помнишь, как я пыталась отбить у тебя Тодда? Я бы просто убила всякую девчонку, которая только попробовала бы проделать это со мной. Но ты не такая. Ты была согласна отойти в сторону, если бы я действительно нравилась Тодду. Но он всегда любил только тебя, Лиз, и он был абсолютно прав, выбрав тебя. Тебя все любят – и это неудивительно. Ты очень хорошая и добрая, и ты всегда думаешь о других. Взять хотя бы Инид Роллинз. Ведь она зануда, каких свет не видел. Но она твоя подруга, и ты всегда ее защищаешь. Когда я всем разболтала ее секрет, ты правильно сделала, что заступилась за нее. Теперь мне стыдно, что я так себя вела, Лиз, и я обещаю, что я никогда не буду распускать сплетни про Инид, никогда!..

– Ты не обидишься, если я скажу кое-что про то, как ты пользуешься косметикой, Лиз? Не пойми меня неправильно, ты всегда выглядишь хорошо, но если ты подкрасишь ресницы чуть потемнее и положишь чуть больше румян на скулы, ты будешь просто неотразимой. А как ты одеваешься? Джинсы и блузки на пуговицах – это, конечно, неплохо, но иногда ты становишься слишком консервативной. Когда ты выйдешь отсюда, нам с тобой придется отправиться за покупками. Я помогу тебе выбрать действительно эффектные вещи, хорошо?..

– Ты обязательно поправишься, Лиз. Я просто уверена в этом. И ты опять вернешься ко всем своим школьным делам. Ты до сих пор лучший репортер «Оракула». Никто не мог лучше тебя вести эту рубрику – «Глаза и уши». У тебя всегда это получается весело и необидно. Ты знаешь, Лиз, я готова поспорить, что это единственная в мире колонка светских сплетен, куда люди действительно хотят попасть. У тебя никто никогда не выглядит плохо. И мне теперь совестно, Лиз, мне действительно стыдно, что я пыталась уговорить тебя написать обо мне только потому, что я твоя сестра. Я клянусь, что никогда больше этого не сделаю.

– Ох, Лиззи, – голос Джессики упал до шепота, – проснись, пожалуйста. Если только ты проснешься, я сделаю для тебя все, что ты захочешь. Я буду твоей рабыней до конца жизни…

Джессика в изнеможении опустила голову на кровать. Она услышала какой-то звук и, подняв голову, обернулась. Но она по-прежнему оставалась одна с Элизабет. В комнате никого больше не было. Звук послышался снова, и Джессика пыталась сообразить, откуда он.

Тихий стон исходил от лежащей на кровати неподвижной фигуры.

– Лиз?

Джессика выбежала в коридор.

– Мама! Папа! Доктор Эдвардс! Кто-нибудь! Она очнулась!

Через несколько секунд в палате Элизабет собралась небольшая толпа. Элис и Нед Уэйкфилд были так взволнованы, что едва могли дышать, пока доктор Эдвардс осматривал Элизабет.

Он выпрямился и, улыбаясь, повернулся к ним.

– Я думаю, ваша дочь решила вернуться к нам.

– Доктор Эдвардс, вы самый замечательный человек во всем мире! – воскликнула Джессика.

– Это во многом твоя заслуга, Джессика.

– Моя?

Джессика вся трепетала от переполнявших ее гордости, облегчения и огромной радости. Элизабет пришла в себя, и она, Джессика, ей в этом помогла!

Элис Уэйкфилд склонилась над кроватью.

– Лиз? Дорогая, мы все здесь, с тобой. Ты нас слышишь?

Веки Элизабет задрожали, но и только.

– Доктор?

– Пусть попытается Джессика, миссис Уэйкфилд. У нее есть особый способ общения с сестрой.

Чувствуя, что все глаза устремлены на нее, и вся светясь от счастья, Джессика подошла к кровати. Все будет замечательно, она просто знала это.

– Лиз! Эй, Лиззи, пора просыпаться.

Глаза Элизабет полностью открылись. Она пристально посмотрела на сестру и облизнула пересохшие губы.

– Джессика!

Глава 2

– Привет, Лиз, твоя любимая сестра наконец-то здесь!

Джессика впорхнула в больничную палату с вечерней сумочкой в одной руке и большой холщовой сумкой в другой. Но она замерла на месте, увидев, что Элизабет плачет. Уронив сумки на пол, Джессика бросилась к кровати.

– Лиз, что случилось? У тебя что-нибудь болит? Я позову сестру, доктора!

«Господи, не дай случиться рецидиву», – молила она про себя.

Элизабет закрыла лицо руками и зарыдала.

– Нет, не зови никого. Я не хочу, чтобы меня кто-нибудь видел, Джес, – проговорила она, плача.

В полной растерянности Джессика опустилась на стул.

– Что ты хочешь этим сказать?

Элизабет отняла руки от лица и села на кровати.

– Посмотри на меня. Ты только посмотри на меня!

Джессика внимательно смотрела на сестру, пытаясь понять причину ее слез. Лицо Элизабет было немного бледным, но ведь нельзя выглядеть цветущей, лежа на больничной койке. Ее зеленовато-голубые глаза не искрились, как раньше, но время и отдых все приведут в норму. Джессика должна была признать, что и белокурые волосы Элизабет, обычно блестящие и волнистые, теперь свисали слипшимися прядями, но все это казалось сущими мелочами, из-за которых глупо было огорчаться, особенно после свершившегося чуда возвращения к жизни.

Все еще теряясь в догадках, Джессика попросила:

– Пожалуйста, скажи мне, почему ты плачешь?

– А ты бы не плакала с такой внешностью, как у меня? – срываясь на крик, ответила Элизабет.

Джессика застыла в изумлении.

– С такой внешностью, как у тебя?

Джессика была в полной растерянности. Ей хотелось, чтобы кто-нибудь пришел и помог ей разобраться с этим.

– Лиз, – сказала она мягко, – у нас с тобой одинаковая внешность. Мы ведь близнецы, ты помнишь это?

– Конечно, помню, – выпалила Элизабет, сузив глаза от злости, – что ты пытаешься доказать мне, Джес? Что я стала глупой или, может быть, ненормальной, потому что получила удар по голове?

– Ради Бога, Лиз, я не говорю, что ты ненормальная, – запротестовала Джессика, – ты попала в автокатастрофу и только три дня назад вышла из коматозного состояния. Тебе повезло, что ты осталась в живых.

– С такой внешностью?

«Я не могу в это поверить», – подумала Джессика.

Элизабет была действительно озабочена своим видом. Это показалось немного непривычным и странным, но одновременно переполнило ее радостью. И, конечно, она почувствовала огромное облегчение, убедившись, что слезы сестры не были вызваны ухудшением ее состояния. Озабоченность по поводу внешности – это было то, что Джессика легко могла понять.

– Ну вот и хорошо, что я здесь, Лиззи, потому что в этой сумке есть все, что тебе нужно.

Джессика подняла холщовую сумку и вытряхнула на кровать ее содержимое.

– У нас с тобой есть потрясающий сухой шампунь.

Элизабет сморщила нос.

– Сухой шампунь?

– Я знаю, что он не так хорош, как настоящий, но он поможет вернуть жизнь твоим волосам. Верь мне. – Джессика понимала, что говорит слишком быстро и чересчур бодрым голосом, но не могла остановиться.

Она не могла допустить, чтобы Элизабет опять начала плакать.

– А еще я принесла косметику, одеколон, лосьон – все что нужно. Давай-ка начнем. Мы не можем терять времени, потому что Тодд должен быть здесь с минуты на минуту. Я знаю, ты захочешь, чтобы твой любимый Тодд увидел, как чудесно ты выглядишь.

– Тодд сюда придет? – Элизабет вжалась в подушки.

Отвернувшись, Джессика не заметила выражения панического испуга, промелькнувшего на лице сестры.

– Это чудесно, правда? Врачи сказали – только члены семьи, но я их убедила, что визит Тодда будет иметь терапевтический эффект.

Джессика не сказала Элизабет, что Тодд ухитрялся потихоньку заглядывать к ней в палату, когда она лежала в коме. У Джессики было такое чувство, что сестре не понравилось бы узнать о том, что Тодд видел ее в том состоянии.

Джессике понадобилось пятнадцать минут, чтобы привести в порядок волосы Элизабет и наложить косметику. Наконец она отступила назад, чтобы оценить результаты своей работы, прежде чем вручить Элизабет маленькое зеркало.

– Теперь можешь поблагодарить меня, Лиз. Заплатишь позднее, – дурачилась Джессика, довольная тем, как преобразилась Элизабет.

Некоторое время Элизабет разглядывала себя в зеркале, а затем нахмурилась.

– Я все-таки слишком бледная. А глаза просто неживые, – пожаловалась она.

– Ты выглядишь прекрасно, – запротестовала Джессика.

– Дай-ка мне румяна и глянцевую помаду, – потребовала Элизабет, – и тушь для глаз тоже.

Джессика пожала плечами и, порывшись в косметичке, вручила Элизабет несколько флаконов и тюбиков. Не теряя времени, та добавила румян, ярче накрасила губы, темнее – ресницы, подвела глаза и наложила тени.

– Как ты думаешь, получше стало? – спросила она Джессику, сидевшую с открытым от изумления ртом.

Элизабет никогда так ярко не красилась.

– Ну а что я могу надеть, кроме этого липкого тряпья? – спросила она, сбрасывая с себя больничную рубашку.

– Твою рубашку, твою любимую ночную рубашку! Я принесла ее.

Джессика стала лихорадочно рыться в содержимом своей сумки. Наконец она торжественно вынула из нее какой-то сверток. В нем была основательно поношенная белая трикотажная ночная рубашка с логограммой Калифорнийского университета – любимая рубашка Элизабет. Сколько бы Джессика ей раньше ни говорила, что эта рубашка напрочь лишена какой-либо сексуальной привлекательности, Элизабет всегда отвечала: «Успокойся, Джес. Это моя рубашка, и мне она нравится».

Сейчас она молча смотрела на рубашку.

– Ты думаешь, что я надену на себя это, когда здесь весь день толкутся интерны[1] и врачи? Ты, должно быть, шутишь. Почему ты не принесла мне что-нибудь более сексуальное?

– Ты хочешь что-нибудь более сексуальное? – спросила пораженная Джессика.

– А что, в этом есть что-то противоестественное?

– Конечно, нет! Я думаю, это просто замечательно! Сегодня после обеда я принесу что-нибудь фантастическое, но до тех пор побудь в этой рубашке.

– Я думаю, она сойдет для посещения Тодда, – пробормотала Элизабет. – Помоги мне натянуть ее.

В полной растерянности Джессика помогла Элизабет переодеться. Она была рада тому, что ее сестра наконец-то поняла толк в косметике и одежде, но никак не могла уяснить причину такой резкой перемены.

– Я пойду в комнату посетителей. Может быть, Тодд уже пришел.

Джессика сразу заметила Тодда. Высокий широкоплечий баскетболист нервно ходил взад и вперед по маленькой комнате.

– Тодд!

– Джес, как она? – спросил он, волнуясь. – Как она себя чувствует? Она ненавидит меня? Ты уверена, что она хочет видеть меня?

– Не так быстро, Тодд. Отвечаю на первый вопрос: кажется, она чувствует себя хорошо.

– Кажется?

– Может быть, ты дашь мне закончить? – вздохнув, спросила Джессика; в голосе ее послышалось раздражение. – Лиз в самом деде чувствует себя неплохо. Доктор сказал, что ты можешь побыть у нее десять-пятнадцать минут, так как она быстро устает. И я уверена, что она не ненавидит тебя, Тодд.

– Что-то не так, и ты не хочешь мне сказать.

– Не выдумывай. Скоро она будет чувствовать себя отлично, просто отлично, – сказала Джессика. – Иди к ней.

Тодд заглянул в палату Элизабет. Она лежала так тихо, что сначала ему показалось, что она спит. Но она открыла глаза и посмотрела на него.

– Привет, Тодд.

– Привет, как ты себя чувствуешь?

Тодду захотелось подойти и обнять ее, но почему-то он не посмел.

– В общем, неплохо.

Тодд подошел к кровати и взял Элизабет за руку.

– Ты выглядишь прекрасно. – Она показалась ему такой хрупкой и беспомощной, что глубокое чувство вины вновь захлестнуло его.

«Это все из-за меня, – подумал он. – Неужели она сможет простить меня когда-нибудь?»

– Я думала, что у баскетболистов хорошее зрение, Тодд, – сказала она, освобождая свою руку из его руки, чтобы поправить волосы. – По десятибалльной шкале я еще не дотягиваю до единицы.

– Для меня ты всегда выглядишь на десятку, Лиз, – горячо заверил он. – А в той катастрофе…

– Я не хочу говорить об этом.

– Я хотел только сказать, как я виню себя и…

– Это все в прошлом, Тодд. Давай забудем об этом, ладно? – Стараясь не глядеть на него, она стала разглядывать свои руки, беспокойно теребившие одеяло.

– Я не хочу расстраивать тебя, Лиз, но…

– Тодд, я очень устала, – вздохнув, сказала Элизабет и закрыла глаза.

– Ох, ну конечно, извини, Лиз. Я забываю о твоем состоянии. Тебе нужен отдых. Я ухожу.

Тодд вышел в холл, где Джессика ждала его, беседуя с доктором Эдвардсом.

– Извините меня, молодые люди, я должен пойти и осмотреть свою пациентку, – сказал доктор.

– Ну как она тебе показалась? – нетерпеливо спросила Джессика, как только они с Тоддом остались одни.

– Нормально, я думаю. Она была очень молчалива, почти ничего мне не сказала.

– Господи, ну у нее же нет сил, она устала.

– Да, она сказала мне, что чувствует себя усталой. Но мне показалось, что ей было скучно со мной и она с нетерпением ждала, когда я уйду.

– Ну, вы, парни, – странный народ, – сказала Джессика сердито. – Лиз только что вышла из комы, а ты хочешь, чтобы она шутила и смеялась, как будто ничего не случилось.

В это время в холле послышался смех Элизабет.

– Ты права, Джес. И потом, возможно, разговаривать с врачами намного интереснее, чем с баскетболистами.

Тодд быстро подошел к лифту и нажал кнопку вызова.

Джессика на цыпочках подошла к палате Элизабет и, осторожно приоткрыв дверь, заглянула в нее. Элизабет ничуть не выглядела усталой. Она не только сидела на постели, но и улыбалась доктору Эдвардсу. Если бы Джессика не знала, что кокетство совсем не свойственно Элизабет, она могла бы поклясться, что ее сестра кокетничает с доктором.

Через три недели после катастрофы Элизабет выписали из больницы со строжайшим предписанием доктора Эдвардса приступить к занятиям в школе не раньше, чем через две недели.

Элизабет весело рассмеялась, когда, войдя в дом, она увидела, что гостиная украшена лентами, воздушными шарами и огромным транспарантом, возвещавшим: «Добро пожаловать домой, Лиз».

– Это, должно быть, твоя работа, Джес, – догадалась Элизабет.

– От своей вины не отказываюсь, – засмеялась Джессика. – Тебе нравится?

– Джес сегодня почти не спала, делая транспарант, – сказала Элис Уэйкфилд, обнимая Джессику.

– А меня она заставила надувать шары. Говорит, у юристов это особенно хорошо получается, – добавил Нед Уэйкфилд.

– Ты не думаешь, что я перестаралась? – спросила Джессика. – Я хотела, чтобы день твоего возвращения домой был праздником.

– Ты, Джессика Уэйкфилд, в чем-то перестаралась? Такая нелепая мысль никогда не приходила мне в голову, – весело ответила Элизабет.

– Мне надо было пригласить духовой оркестр и группу скандирования.

– Тогда бы ты действительно перестаралась.

– Я думаю, что нам пора уложить тебя в постель, дорогая, – сказала Элис Уэйкфилд, положив руку на плечо дочери.

– Мама, ну не приставай ты ко мне с этим отдыхом!

– Но доктор велел…

– Ох, ну ладно, – проворчала Элизабет и, сопровождаемая матерью, стала подниматься по лестнице.

Джессика обратила к отцу свое обеспокоенное лицо.

– Не волнуйся, Джес. Лиз просто требуется какое-то время, чтобы прийти в себя, вот и все, – заверил он ее.

– Какая ужасная скука! – жаловалась Элизабет Джессике, вернувшейся из школы.

– Только не говори мне, что тебе надоело отдыхать. Я бы с тобой с удовольствием поменялась местами, особенно во время урока естественных наук, – смеясь, сказала Джессика.

– Сидеть пять дней подряд перед телевизором, по которому показывают мыльные оперы и спортивные программы – что может быть скучнее? – пробормотала Элизабет.

– А как насчет всех этих книг? – Джессика показала на стопку книг в мягких обложках на письменном столе Элизабет. – Ты всегда жаловалась, что у тебя не хватает времени для чтения.

– И ты считаешь это хорошим развлечением? – выпалила Элизабет.

– Ну не заводись, Лиз. Лично мне книги никогда не заменяли развлечений, но тебе-то всегда нравилось чтение.

– Может быть, наступило время, когда мне следует меньше читать, а больше радоваться жизни, Джес. Как ты думаешь?

Джессика наклонила голову набок и постучала по ней ладонью, как пловец, пытающийся вылить воду из ушей.

– Мне кажется, я стала плохо слышать. Ты действительно моя сестра, чьим девизом всегда было: «Делу – время, потехе – час», – та самая сестра, которая не уставала повторять мне, что я должна больше заниматься?

– Будет тебе, Джессика, ты делаешь из меня просто зануду, – сказала Элизабет, взбивая подушку. – Все это время после выписки из больницы я торчала дома безвылазно. За эти пять дней я просто одурела от скуки, сидя у телевизора. Теперь у меня появилась идея. Вечеринка! Вот что нам нужно! Вот что нужно мне!

– Прекрасно! Но подожди, Лиз, ты не можешь поехать в гости, тебе пока не следует выходить из дома.

– Еще одна неделя, и все, Джес. Тогда меня выпустят под честное слово, и, значит, тогда будет вечеринка, хорошо?

– Хорошо, хорошо, дай мне минутку подумать. – Джессика прошлась по комнате, засунув руки в задние карманы джинсов. – Я слышала, что Лила Фаулер собирается устраивать вечеринку. Я поговорю с ней завтра.

– Забудь про Лилу. Я говорю о нашей вечеринке, Джес.

– О нашей?

– А почему бы и нет? Мы уже несколько месяцев не устраивали приемов у бассейна. Мама и папа наверняка согласятся. Мы можем сказать им, что это будет иметь… какой медицинский термин ты употребляла?

– Терапевтический эффект.

– Правильно. Эта вечеринка будет иметь для меня терапевтический эффект.

Ничто другое не могло сделать Джессику счастливее. В первый раз она и Элизабет были едины в выборе развлечений.

– Мне это нравится, Лиз. Очень нравится. Мы пригласим всех стоящих ребят. Это будет чудесно. – Она немедленно стала составлять список гостей. – Ну, кого из девочек мы пригласим, Лиз? Конечно, Лилу и Кару Уокер. – Джессика назвала двух сестер, состоящих вместе с ними в обществе «Пи Бета Альфа». – И я думаю, что ты захочешь позвонить Инид Роллинз.

– А зачем нам вообще приглашать каких-то девчонок? Я думаю, что приглашенным мальчикам вполне будет достаточно сестер Уэйкфилд.

Глава 3

– Что ты сказала? – Джессика не могла поверить собственным ушам. – Лиз, это несерьезно. Мы никак не сможем этого сделать.

– Почему?

– Ну, во-первых, потому что… – Джессика пыталась придумать убедительную причину.

Вообще-то она сама – а уж никак не Элизабет! – всегда мечтала о подобной вечеринке. Но здравый смысл, тем не менее, возобладал, и Джессика сказала:

– Лиз, мы не сможем этого сделать, потому что все знакомые девчонки нас возненавидят. И перестанут приглашать к себе. А мальчишки никогда не зовут гостей. Так что мы останемся в дураках. Ведь так?

– Ладно, мы пригласим нескольких девочек, – согласилась Элизабет.

Джессика пристально посмотрела на сестру. В ней появилось что-то новое. Но что это было? Джессика пригляделась еще внимательнее. Да нет, рядом с ней на кровати сидит все та же Элизабет, ее сестра, хотя она и поменяла свою скромную ночную рубашку с эмблемой университета на открытый атласный пеньюар.

– Что ты уставилась на меня так, будто у меня выросла вторая голова? – возмутилась Элизабет.

– Я просто подумала о Тодде. Интересно, он видел тебя в этом пеньюаре? Держу пари, что от этого зрелища у него голова пойдет кругом!

– Нет, не видел. И не имеет никаких шансов увидеть, – ответила Элизабет сердито.

– Но ради Бога, почему? Если бы меня во время болезни навестил парень, который мне нравится, я бы постаралась как можно больше извлечь из этой ситуации. – Джессика тяжело вздохнула и, положив ладонь тыльной стороной на лоб, произнесла голосом, полным драматизма:

– Дорогой, как это трогательно с твоей стороны повидать меня на смертном одре!

Подражая Джессике, Элизабет положила руку на свой лоб и захихикала.

– Это у тебя очень удачно получилось, Джес. Когда-нибудь я этим воспользуюсь.

– Ах, Лиз, как хорошо, что ты снова дома, – проговорила Джессика, тоже рассмеявшись. – Мне никогда ни с кем не бывает так весело, как с тобой. И, кроме того, через неделю ты уже сможешь выполнять свою долю работы по дому – мыть посуду и пылесосить. А то мне кажется, что я занимаюсь этим уже целую вечность. – Джессика произнесла эти слова с улыбкой, но шутила она только наполовину.

Хотя мытье посуды заключалось лишь в загрузке и разгрузке посудомоечной машины, она всегда искала предлог, чтобы увильнуть от этой обязанности.

Элизабет подняла правую руку и самым серьезным тоном произнесла:

– Я торжественно обещаю выполнять свою долю домашней работы, как только полностью поправлюсь – то есть через три месяца!

– Что?

На лице Элизабет появилась озорная улыбка.

У Джессики уже был готов остроумный ответ, но в это время в дверь позвонили. Она выбралась из постели и отправилась открывать.

– Готова поспорить, что это звезда нашей школьной баскетбольной команды. Он говорил, что собирается навестить тебя сегодня.

– Тодд сюда придет?

– Да. Сделай соответствующее выражение лица. Сейчас я его приведу.

– Нет!

Джессика взглянула на сестру в изумлении.

– Ты не хочешь видеть Тодда?

– Нет. Скажи ему, что я слишком устала и никого не хочу видеть. Скажи ему, что я увижусь с ним, когда мне разрешат вернуться в школу.

– Ну, если ты уверена…

Элизабет закрыла глаза.

«Она действительно выглядит усталой», – подумала Джессика.

Звонок раздался снова, и Джессика заспешила вниз.

– Иду, иду, – крикнула она.

Она распахнула дверь и увидела стоящего на крыльце Тодда.

– Привет, Джес. Могу я повидать…

– Тише, – прошептала она. – Иди на кухню.

Через просторную гостиную и столовую Тодд проследовал за ней на кухню, расположенную в задней части дома.

– В чем дело, Джес? Что-нибудь случилось?

– Нет, ничего не случилось. Просто Лиз спит. К ней сейчас нельзя.

– Но с ней все в порядке? – Взгляд Тодда сразу стал тревожным.

– С ней все нормально. Но неужели ты не можешь понять, что она утомлена. Ей через многое пришлось пройти за эти недели.

– Да, конечно. Но она так изменилась, когда я видел ее в больнице, что я подумал: что-то не так. Я знаю, врачи говорят, что у нее все нормально – в физическом смысле. Но эта катастрофа была для нее кошмаром. Она не могла не оставить тяжелых последствий.

– Ты абсолютно прав, Тодд. Это было ужасно. И поэтому сейчас ей нужно как можно больше отдыхать. И как можно меньше людей должны ее беспокоить.

– Она вспоминает о катастрофе?

– Конечно, – сказала Джессика, не вполне уверенная в том, что это правда.

– Значит, мысль об этом преследует ее? – в голосе Тодда было отчаяние. – Она винит меня? Джессика, она когда-нибудь спрашивает обо мне?

– Тодд, пока она слишком озабочена своим здоровьем, чтобы спрашивать о ком бы то ни было.

Лицо Тодда вытянулось. Глядя Джессике в глаза, он спросил:

– Скажи мне прямо, ты не думаешь, что Лиз как-то изменилась?

– Тодд Уилкинз, не говори глупостей. Мы с Лиз близнецы, и, если бы что-нибудь в ней изменилось, я бы это заметила. Все нормально.

– Надеюсь, что это так, Джес. – Тодд встал и, не зная, что делать дальше, стал ходить взад и вперед по кухне. Наконец он направился к задней двери. – Скажи Лиз, что я загляну завтра во второй половине дня. Может быть, она будет чувствовать себя лучше.

– Не делай этого, Тодд.

– Почему?

«Элизабет всегда умеет сообщать людям плохие известия, не заставляя их при этом чувствовать себя отвратительно, – подумала Джессика. – Это потому, что она очень хорошо понимает других. Но я так не могу. Как это у нее получается?»

Скрестив под столом пальцы, Джессика сказала:

– Родители решили, что у Лиз не должно быть никаких посетителей до тех пор, пока она не сможет вернуться в школу.

– Но ведь это еще целая неделя! – запротестовал Тодд.

– Приказ есть приказ. А как только Лиз вернется в школу, все придет в норму. Ты же знаешь, как она любит школу. Она, наверное, успеет выполнить все свои задания и написать дюжину статей для «Оракула», прежде чем я закончу эту несчастную рецензию на «Моби Дика». Ну скажи, Тодд, неужели кому-нибудь интересно читать про китов? – спросила Джессика с раздражением.

Тодду было интересно, но он промолчал. Впервые за этот вечер он улыбнулся.

– Ты права, Джес. Я веду себя как дурак. Когда Лиз вернется в школу, все будет хорошо. Знаешь, Лиз действительно яркая личность. Она остроумная, трудолюбивая, у нее литературный талант, она очень хорошо относится к людям. И, кроме того, она красивая!

Тодд внезапно замолчал и посмотрел на Джессику, которая слушала его с усмешкой. На какое-то время он просто забыл о ее присутствии. Чувствуя неловкость, он пробормотал:

– Вы ведь близнецы, значит, ты тоже красивая.

– Огромное спасибо, Тодд, – ответила она, все еще усмехаясь. – Почему бы тебе не пойти и не поупражняться с баскетбольным мячом, к примеру? Мне нужно начинать готовить обед.

Глядя вслед Тодду, пока его высокая стройная фигура не скрылась за углом дома, Джессика думала о превратностях судьбы. Кто бы мог подумать, что они с Тоддом смогут разговаривать как друзья. Они едва здоровались с тех пор, как она попыталась отбить Тодда у сестры. Теперь у них была одна цель – помочь Элизабет.

Резкий звонок телефона прервал мысли Джессики. Она подняла трубку стоящего в кухне параллельного аппарата.

– Алло! О, привет, мама. – Джессика слушала, наматывая на палец прядь волос. – Да, мама. Лиз чувствует себя нормально. Конечно, я уже варю обед. Ведь я обещала. Пока.

В течение следующих двадцати минут Джессика металась между холодильником, кухонным столом, буфетом и плитой, лихорадочно пытаясь приготовить обед вовремя.

– Как у Лиз это получалось? – пробормотала она, вспомнив, что почти всегда обед готовила Лиз. Но это было до катастрофы.

– Ну что, ты готова? – спросила Джессика, входя в комнату Элизабет. – Сегодня у нас замечательный день. Ты…

Когда Джессика взглянула на свою сестру, стоявшую перед зеркалом, которое отражало ее в полный рост, она напрочь забыла, что собиралась ей сказать.

– Это день свободы, Джес, вот какой это день! Как я выгляжу? – повернулась к ней Элизабет.

– Изумительно, Лиз, просто великолепно! – ответила Джессика, с завистью разглядывая новое зеленое мини-платье сестры. – Откуда новый наряд?

– Мама разрешила мне выбрать платье, которое будет символом моего возвращения к жизни. И не смотри на него так, Джессика. Оно никому не дается взаймы.

– Почему ты подумала, что я…

– Потому что я очень хорошо тебя знаю, дорогая сестрица, – ответила Элизабет с усмешкой. – Руки прочь!

Джессика взглянула на свое собственное отражение в зеркале. Пять минут назад джинсы и блузка выглядели отлично. Теперь они показались ей заурядными и совсем не интересными.

Во время завтрака Элизабет казалась несколько подавленной. Она улыбалась и отвечала «да» всякий раз, когда мать или сестра спрашивали ее, достаточно ли хорошо она себя чувствует, чтобы вернуться в школу. Всю дорогу к школьному комплексу она кивала и рассеянно улыбалась, слушая нескончаемую болтовню Джессики. А та была в прекрасном настроении, как всегда, когда ей разрешали сесть за руль небольшого красного «фиата», на котором сестры ездили в школу.

– Ты ведь не нервничаешь, Лиз? – то и дело спрашивала она. – Ты же не очень долго отсутствовала. Всего несколько недель. И тебе ничего не стоит наверстать упущенное.

– Джес, ты начинаешь мне надоедать, – внезапно взорвалась Элизабет. – Я себя прекрасно чувствую. Я не нервничаю. Я не волнуюсь ни о наверстывании упущенного, ни о чем-либо другом!

– Конечно, ты не волнуешься, – быстро ответила Джессика, осознав, что если кто-то из них двоих нервничал, то это была она.

Ей так хотелось, чтобы этот день прошел для ее сестры благополучно. Иначе просто не должно быть.

Лихо развернувшись, Джессика заняла свободное место на стоянке для учащихся. Она ждала, что Элизабет ей скажет, что она перестала «работать на публику», но Элизабет вышла из машины, так и не прочитав ей лекции о правилах безопасной езды.

Инид Роллинз со всех ног бросилась к своей лучшей подруге, чтобы поздравить ее с возвращением в школу. Ее большие зеленые глаза излучали неподдельную радость, лицо сияло.

– Лиз! – закричала она, крепко обнимая Джессику. – Я просто умирала от желания поговорить с тобой, но Тодд сказал, что все посетители и телефонные звонки тебе противопоказаны. Как я рада тебя видеть!

– Инид, ты сейчас задушишь меня, честное слово, – сказала Джессика, освобождаясь из ее объятий. – Ты просто совсем обалдела. Я Джессика, ты что, не видишь?

Инид быстро опустила руки.

– Но я думала, что ты… – сказала она нерешительно. – А где же Лиз?

– Вон она идет, – ответила Джессика, указывая на фигуру в зеленом, быстро пересекавшую широкий газон.

Элизабет, приветливо помахав своим друзьям, быстро прошла между колоннами и скрылась в здании школы.

Она решила, что до начала первого урока у нее еще достаточно времени, чтобы заглянуть в редакцию «Оракула». Когда она вошла в заваленную бумагами комнату, Роджер Коллинз, молодой симпатичный учитель, выполнявший обязанности куратора школьной газеты, отдыхал за чашкой кофе. Он взглянул на Элизабет с улыбкой, но тут же нахмурился.

– Джессика, я надеюсь, что ты пришла не для того, чтобы сообщить мне, что Элизабет еще недостаточно здорова, чтобы вернуться в школу.

– Мистер Коллинз, вам следовало бы проверить свое зрение, – ответила Элизабет. – Разве вы не узнаете своего аса-репортера, выдающегося автора «Глаз и ушей»?

Челюсть мистера Коллинза слегка отвисла.

– Элизабет?

– Элизабет, – подтвердила она, грациозно опускаясь на стул.

– Ну, в таком случае небольшой удар по голове всем нам пошел бы на пользу, – сказал он. – Ты выглядишь великолепно, и я рад, что ты вернулась. Мы все скучали по тебе.

– Вы тоже неплохо выглядите, – сказала Элизабет.

Каждая девчонка в Ласковой Долине с ней охотно бы согласилась. Роджер Коллинз был самым популярным учителем не только потому, что интересно вел уроки. Многие девочки ничуть не возражали бы, если бы он уделил им немного внимания и после занятий.

– Хотите – верьте, хотите – нет, мистер Коллинз, – продолжала Элизабет, – но я очень скучала по этой пыльной комнате и по атмосфере всеобщей истерии, которая царит здесь в последние минуты перед выпуском газеты.

– Ну, все это здесь осталось в том же самом виде и ждет тебя.

Затем, сразу став серьезным, он добавил:

– Наверное, пребывание в больнице было для тебя тяжелым испытанием.

– Не все было так плохо. – Элизабет одарила его очаровательной улыбкой. – В больнице Фаулера есть очень симпатичные врачи и интерны. И некоторые сестры смотрятся очень неплохо, если вас это интересует.

Второй раз за это утро мистер Коллинз открыл рот от изумления.

– Я пошутила, мистер Коллинз, – сказала Элизабет и усмехнулась. – Я, пожалуй, пойду. Не хочу опаздывать на свой первый урок. Увидимся позже. – С этими словами она вышла.

– Увидимся. С возвращением, Элизабет! – растерянно сказал он ей вслед.

Мистер Коллинз был в тот день не единственным человеком в школе, которого подвело зрение. И учителя, и ребята постоянно принимали Элизабет за Джессику. Элизабет это ничуть не беспокоило, но Джессика была настолько сбита с толку, что в конце концов сама начала сомневаться, Джессика ли она на самом деле.

Остальные две недели немногим отличались от того первого дня. Элизабет больше не надевала зеленого мини-платья, но она каждый день появлялась в новом наряде.

– Наверное, мама решила обновить весь твой гардероб, – сказала Джессика не без зависти.

– Просто несколько вещей, которые мне были необходимы, Джес. И не тебе говорить об этом. Ты всегда ухитрялась выпросить у нее намного больше платьев, чем я.

– Но тебе они никогда не были нужны, – возразила сестра.

– А теперь они мне нужны.

«Почему все это мне так не нравится?» – подумала Джессика.

Только мысль о предстоящей вечеринке у бассейна, которую они с Элизабет устраивали в субботу, поддерживала в ней присутствие духа всю эту неделю.

Субботний день она провела на пляже, играя с ребятами в волейбол, стараясь подольше побыть на солнце, чтобы загар приобрел нужный оттенок, и испытывая чувство жалости ко всем людям, не живущим в Южной Калифорнии. С тем же чувством жалости смотрела она и на Тодда Уилкинза, явно не получавшего никакого удовольствия от пребывания на пляже.

– Я думал, что Лиз придет с тобой на пляж, Джес.

– Она отдыхает дома, чтобы быть в форме сегодня вечером. Она ведь все еще немного слаба.

– Вот как!

– Почему такое мрачное выражение лица, Тодд?

Тодд сощурился, взглянув на яркое солнце, а затем пожал своими широкими плечами.

– Мне почему-то ни разу не удалось побыть с Лиз наедине. Каждый раз, когда я виделся с ней на этой неделе, она была слишком занята, чтобы поговорить со мной.

– Ну она же действительно занята! Господи, ей приходится очень много работать, чтобы догнать остальных.

– Я думаю, ты права, но мне бы хотелось…

Джессика в раздражении покачала головой.

– Конечно, я права. У тебя будет более чем достаточно времени, чтобы побыть с ней наедине сегодня вечером.

При мысли о том, что сегодня он сможет остаться с Элизабет наедине, Тодд улыбнулся.

– Да, сегодняшний вечер будет прекрасным.

Ближе к вечеру Джессика вошла в кухню, радостно напевая. Элис и Нед Уэйкфилд уехали по своим делам на весь вечер и разрешили дочерям провести эту вечеринку без их родительского наблюдения.

– Мы знаем, что вполне можем вам доверять, – сказали они.

Джессика как раз размышляла о том, должна ли она сейчас подняться и разбудить Элизабет, когда зазвонил телефон.

– Алло?

– Привет, Джес, это я.

– Лиз? Я думала, что ты наверху.

– Я в торговой аллее, Джес. Пожалуйста, не сердись, я вспомнила, что должна сделать что-то очень важное.

Слушая сестру, Джессика нетерпеливо барабанила по телефонной стойке.

– Ты в торговой аллее? Я не сержусь, Лиз, но ты должна быть у себя в комнате и отдыхать.

– Я скоро приду, обещаю.

– Как скоро, Лиз? Ведь у нас еще очень много дел, которые нужно закончить до прихода гостей. – Ее пальцы продолжали нервно барабанить по стойке.

– Не о чем беспокоиться, Джес. Я буду дома в мгновение ока. Почему бы тебе не начать тем временем работу? – И она повесила трубку.

– Ну, как вам это нравится? Она хочет, чтобы я начала работу.

Глава 4

Джессика продолжала повторять себе, что не стоит принимать близко к сердцу все, что происходит с Элизабет. В конце концов она только приходит в себя после болезни. Так что нет ничего особенного в том, что всю работу по подготовке вечеринки Элизабет оставила для нее.

– Послушай, Джессика Уэйкфилд, – увещевала она сама себя, – разве ты никогда не увиливала от работы, взваливая ее на Элизабет?

Она вздохнула и, достав сухую смесь, стала готовить луковый суп.

В самом деле, в этом-то и состояла вся странность. Ведь обычно из торговой аллеи должна была звонить Джессика, чтобы предупредить сестру о том, что задерживается, и та вынуждена была продолжать все готовить без нее. А все, что Элизабет делала сейчас, было ей просто несвойственно.

– Ну давай не будем создавать проблем из-за сущей ерунды, – громко сказала Джес себе самой. – Зная мою сестру, вполне можно допустить, что она выбрала какой-нибудь оригинальный сюрприз для вечеринки.

Тем не менее какое-то внутреннее беспокойство не отпускало се.

– Ну-ка прекрати, – приказала себе Джессика. – Если ты не приготовишь суп, ребятам придется есть его в порошке. – Она засмеялась и продолжила работу.

Закончив с готовкой, Джессика проверила бассейн, выловила плавающие по воде листья и ветки и убедилась в том, что уровень хлора был таким, как нужно. Она выставила на стол картофельные чипсы и суп и вынесла во двор ящик со льдом, заполненный бутылками лимонада. Затем принесла стереодинамики.

На ходу взглянув на себя в зеркало, она содрогнулась от ужаса.

– Ну и ну, – только и смогла произнести она, глядя на свои спутанные волосы и красное потное лицо.

Вот во что выливалось выполнение всей работы в одиночку. Раскрасневшаяся, потная, раздраженная и усталая, ты чувствуешь, что ни на что другое сил уже не осталось. Джессика в последний раз обошла внутренний дворик, проверила стоящие вокруг бассейна легкие металлические столики и затем поспешила в дом, чтобы принять душ.

– Эй! – закричала она в изумлении, поднявшись по лестнице. Она услышала звук льющейся в ванной воды. – Это ты, Лиз?

– Одну минутку, – раздался голос Элизабет, выплывающий из облаков пара.

– Hу и как вам понравится это? – пробормотала Джессика.

Элизабет вернулась домой, палец о палец не ударила, чтобы чем-то помочь, и первая проследовала в душ!

– Элизабет Уэйкфилд, выйди оттуда сейчас же! – прокричала Джессика вне себя от ярости.

– Что? – спросила Элизабет, выключив душ, завернувшись в полотенце и с радостной улыбкой выскакивая из ванной. – Ну разве не чудесная будет у нас вечеринка?

Джессика свирепо глядела на нее, стоя в дверях, но Элизабет, по-видимому, не заметила ее возмущения. Она пробежала мимо сестры в свою комнату и, оглянувшись, произнесла:

– Слушай, Джес, ты бы поторопилась. На тебя просто страшно смотреть.

Не находя слов, Джессика подняла руки к небу, разделась и встала под душ.

Когда она надела свой бледно-голубой бикини, Элизабет уже не было в ее комнате.

– Лиз, – позвала Джессика, – ты там?

Ответа не последовало.

Джессика внимательно осмотрела в зеркале свое стройное, с безупречным загаром тело и великолепный бикини. Она улыбнулась и пробормотала:

– Неплохо. Мальчики Ласковой Долины будут сражены наповал сегодня вечером.

Когда она спустилась вниз, гости уже начали прибывать. Вокруг бассейна собрались Кара Уокер, Лила Фаулер, Инид Роллинз, Тодд Уилкинз, капитан футбольной команды Кен Мэтьюз, Джон Пфайфер из «Оракула» и даже этот чокнутый Уинстон Эгберт со своей новой подружкой Мэнди Фармер. Все они столпились вокруг кого-то, кто полностью завладел их вниманием.

Джессика услышала вызывающий кокетливый смех.

– Это мой смех, – прошептала она в растерянности.

Но смеялась Элизабет.

Джессика подошла ближе, и глаза ее чуть не вылезли из орбит. Это действительно была Элизабет, но не в своем старом купальном костюме. Она выглядела просто потрясающе в совершенно новом, очень открытом зеленом бикини. Это совсем не походило на ее привычный стиль.

Но дело было не только в новом бикини, который Элизабет выбирала в магазине, пока Джессика трудилась, как Золушка. Нет, дело было в новых манерах и жестах Элизабет, в том, как она двигалась среди пораженных мальчишек. Вот она, держа поднос с чипсами и супом, проскользнула между Кеном Мэтьюзом и Джоном Пфайфером и одарила каждого из них очаровательной улыбкой.

Джессика почувствовала, что кто-то стоит рядом с ней, и, обернувшись, увидела, что это Тодд. Он смотрел на Элизабет со странным выражением на лице. Затем он перевел взгляд на Джессику. Она посмотрела на него. Вместе они снова посмотрели на Элизабет.

– Ну, я думаю, она чувствует себя лучше, – с усилием проговорил Тодд, пытаясь найти какой-то положительный момент в странном поведении Элизабет.

– Если бы она чувствовала себя еще лучше, то летала бы вокруг луны, – пробормотала Джессика.

Но, в сущности, ей не на что было жаловаться. Она была рада видеть Элизабет такой веселой и оживленной. Вечеринка, безусловно, удалась, и в основном это заслуга Элизабет. Она выбирала музыку, танцевала с каждым из мальчиков и болтала без остановки, очаровывая их всех.

Джессика и Тодд пили лимонад, стоя у входа в патио и наблюдая за новым светлячком, появившимся в семействе Уэйкфилд. Тодд вздохнул.

– Мне нравится видеть ее такой счастливой, – сказал он, хотя его надежды остаться с Элизабет наедине быстро улетучивались.

– Да. Она так счастлива, что не замечает, что у нас кончились чипсы, лед и лимонад, – ответила Джессика.

Все поистине перевернулось с ног на голову. Раньше на вечеринках кружила в танцах и блистала Джессика, тогда как Элизабет заботилась о еде. Теперь всю работу приходилось делать Джессике.

Как раз в это время к ней подошел Уинстон Эгберт.

– Добрая принцесса, не откажите в глотке воды, чтобы я мог смочить свое пересохшее горло, прежде чем умру от жажды. И, пожалуйста, дайте попить моей даме.

Джессика почувствовала странный укол ревности. Она знала, что Уинстон сходил по ней с ума уже несколько лет, и обычно не уделяла ему никакого внимания. Сегодня было иначе. Он был единственным мальчиком на вечеринке, который не крутился вокруг Элизабет. Но проблема заключалась в том, что он ни на кого не обращал внимания, кроме Мэнди.

– Подожди немного, Уин. Я принесу вам с Мэнди лимонада, – сказала Джессика и направилась к дому.

Когда она вернулась, то обнаружила, что Элизабет стоит перед Кеном Мэтьюзом, глядя ему в глаза с таким вниманием, как будто он произносил какие-то магические слова, которые ее гипнотизировали. Подойдя достаточно близко, Джессика с изумлением услышала их разговор.

– Я как раз на днях говорила своему папе, что ты знаешь абсолютно все о футболе.

– Ну… – Кен покраснел.

– Но это же действительно так, Кен. Держу пари, что через несколько лет ты будешь играть в клубе профессионалов.

Джессика стояла, держа в руках поднос с банками лимонада. Элизабет Уэйкфилд заигрывает с Кеном Мэтьюзом? Это совершенно невозможно!

«Она просто старается быть любезной, быть хорошей хозяйкой, – говорила сама себе Джессика. – Ну и что ж, что ей веселее, чем мне, – она этого заслуживает». – Джессика поставила поднос на стол и пошла к сидевшему в одиночестве Тодду.

– Джес, ты наблюдаешь за Лиз? – спросил он настороженно. – Тебе не кажется, что она изменилась?

– Что? Нет, – ответила Джессика. – Сегодня она просто очаровательна.

– Да, очаровательна со всеми, кроме меня.

– Ты ревнуешь, – сказала она с упреком. – И ты злишься, потому что ей весело, а мы с тобой…

– Да, Джес, мы с тобой. Мне кажется, что ты немного обижена на свою сестру за то, что она в центре внимания и заняла твое обычное место.

– Тодд, иногда ты можешь быть ужасно ехидным, – сказала она, отходя от него.

Тодд неправ, говорила она себе. Она совсем не стремилась быть в центре всеобщего внимания. И Элизабет тоже, по крайней мере, до сегодняшнего вечера.

Все поведение Элизабет накануне вечеринки Джессике определенно не нравилось. Ведь от фактов никуда не уйдешь. Элизабет спокойно отправилась за покупками, вместо того, чтобы остаться дома и помочь с приготовлениями к вечеру. Элизабет, которую Джессика знала, никогда бы этого не сделала. Элизабет сказала ей, что у нее было исключительно важное дело в торговой аллее. И что же это было? Покупка нового бикини! Она не только уклонилась от приготовлений к вечеринке, но прокралась домой и прошмыгнула в душ перед самым носом сестры. И теперь Элизабет выглядит просто потрясающе и кокетничает напропалую с каждым присутствующим на вечере парнем. А она, Джессика…

«Лиз совершила, по меньшей мере, сотню поступков, которые обычно совершаю я, – бушевала в душе Джессика. – Ну, скажем, иногда совершаю. От случая к случаю».

Она была так поглощена своими мыслями, что шла, ничего вокруг не замечая, и, не столкнись с Карой Уокер, очутилась бы в бассейне.

Кара повернулась, увидела поднос с лимонадом, который несла Джессика, и взяла себе одну банку.

– Ну что, – сказала Кара, глядя через плечо на другую сторону бассейна, где стояла Элизабет в окружении пяти молодых людей, – ты освобождаешь место «мисс Батерфляй года»?

– Что это за шутки? – сердито спросила Джессика. – Что, разве моя сестра не может себе позволить немного развлечься?

Кара стала немедленно извиняться.

– Прости, Джес. Я ничего такого не имела в виду. Просто я знаю, как ты ведешь себя с мальчишками, и…

– Что?

Кара густо покраснела. Ее извинения только усугубили допущенную бестактность, и она поняла, что Джессика не на шутку разозлилась.

– Джес, ты всегда знаешь, как нужно вести себя с парнями. Во всем, что ты делаешь, тебе просто нет равных, особенно в организации оваций, и ты прекрасно танцуешь, и ты…

– Успокойся, Кара, – сказала Джессика и вздохнула.

Обычно ей нравилось, когда Кара говорила ей о том, какая она неотразимая, но в этот вечер мысли ее были заняты другим.

– Я только хотела сказать, что никогда не видела, чтобы Лиз вела себя таким образом. Она всегда общительна, но это совсем не то. Я думала, что ей нравится только Тодд, но сегодня она побивает все рекорды по части флирта.

Джессика была так возмущена, что с трудом смогла найти слова для ответа.

– Моя сестра – не кокетка!

– Хорошо, хорошо. Но она определенно изменилась.

– Она не изменилась, – резко сказала Джессика. – В последнее время ей пришлось многое перенести, но она не изменилась. Она точно такая же, как раньше.

Джессика отошла от Кары, пытаясь убедиться в правоте своих слов. Но ей это не удалось.

Кара Уокер, сама того не сознавая, произнесла вслух то, что очень беспокоило Джессику. Эта мысль неотступно преследовала ее весь вечер, но она не хотела выразить ее словами даже про себя.

Каким-то образом Элизабет превратилась в нее, Джессику, и все, что было свойственно Джессике, Элизабет проявляла даже в большей степени. Это не могло случиться. Нельзя было этого допустить.

– Если она – Джессика, – мучительно думала она, – то кто же тогда я?

Она отгоняла от себя тревожные мысли, бегая от столика к столику и следя за тем, чтобы все было в порядке. Она вся ушла в хлопоты, принося новые кубики льда, приводя в порядок столики, вытирая пролившуюся воду. Работа очень помогала. И все же каждый раз, проходя мимо Элизабет, она заново поражалась, видя оживленное лицо сестры, которая, несомненно, была главным действующим лицом на этой вечеринке.

К концу вечера все гости переводили взгляд с Джессики на Элизабет и перешептывались. И все уже поняли – что-то тут было не так.

Все, кроме Элизабет. Она продолжала остроумно и беззаботно болтать до тех пор, пока гости не разошлись.

Вечеринка, которая для Джессики тянулась бесконечно долго, наконец-то закончилась. Закрыв парадную дверь за последними гостями, она повернулась к сестре.

– Лиз, – сказала она, – я хочу с тобой поговорить.

Ресницы Элизабет затрепетали.

– Джес, мое лицо покраснело?

– Что?

– Я думаю, ничего страшного. По-моему, у меня начинается ужасная головная боль.

Джессика забеспокоилась. Уж не случился ли у Элизабет рецидив?

– Что с тобой, Лиззи? – быстро спросила она.

– Да ничего особенного, наверное. Я просто немного не в себе.

– Ох, пожалуйста, пойди и приляг!

– Да, по-видимому, мне лучше прилечь, если ты не возражаешь, – сказала Элизабет и тут же побежала вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

Джессика быстро обошла бассейн и дворик, приводя все в порядок. «Надеюсь, что с ней ничего не случилось», – думала она.

Только почти закончив уборку, Джессика поняла, что всю работу по приему гостей делала она одна. Она подавала еду и напитки, бегала туда-сюда весь вечер, как служанка, а затем все убрала.

Элизабет приняла решение об устройстве вечеринки – и это было единственным, что она сделала.

«Прекрати, – сказала себе Джессика. – Элизабет сделала бы для меня то же самое. Она просто устала».

«Конечно, – сказал другой внутренний голос. – Она действительно просто падала от усталости, когда прыгала по лестнице, как резвый кролик, только что заявив, что у нее от боли раскалывается голова. И каждый раз сегодня, когда нужно было сделать какую-то работу, у Элизабет возникали непреодолимые проблемы».

Джессика очень хорошо понимала все эти трюки, так как сама прибегала к ним множество раз, чтобы обмануть сестру.

И вдруг она замерла на месте, охваченная настоящим испугом: «Неужели это возможно? Неужели Элизабет превратилась в меня?»

Глава 5

Войдя через заднюю дверь, Джессика почувствовала облегчение оттого, что она наконец-то дома. День выдался на редкость беспокойный и суматошный. Все складывалось плохо. Получить приличную оценку на зачете по английскому было большим везением. Она была бы рада. В том, что она явилась на зачет без подготовки, не было ничего необычного. Но Элизабет это было совсем не свойственно, а Джессика была уверена, что ее сестра в течение всей недели ни разу не открывала книгу.

– Да и откуда у нее могло взяться время для занятий, если она постоянно висит на телефоне, болтая со своими приятелями? – вслух спросила она. – И потом ведь нужно время для маникюра, педикюра, прически… – Она остановилась посреди фразы и оглядела пустую кухню.

– Я разговариваю сама с собой, – сказала она в изумлении. – Я уже дошла до того, что вслух разговариваю сама с собой. – Она налила в высокий бокал апельсинового сока. – Мне нужно найти кого-то, с кем я могла бы поговорить о Лиз. Но кого?

Тодд? Нет, он все еще был на тренировке. Родители? Они не видели, как вела себя Элизабет на вечеринке неделю назад и, кроме того, Джессика не хотела их волновать.

Стивен! Она сняла трубку телефона, висевшего на стене. Старший брат должен прийти на помощь, верно? Нет, неверно. Джессика повесила трубку, так и не набрав университетский номер брата.

Что она скажет ему?

«Послушай, Стив, Лиз флиртует напропалую с каждым мало-мальски симпатичным парнем в Ласковой Долине. Сделай что-нибудь».

Она застонала. Брат просто обвинит ее в том, что она ревнует. Да и каждый на его месте подумает то же самое.

Но Джессика знала, что дело было не в ревности. У нее больше не оставалось никаких сомнений. Элизабет изменилась.

«Это моя вина, – призналась самой себе Джессика. – Я повела себя беспечно и эгоистично в тот вечер, на вечеринке у Инид, и в результате Элизабет попала в катастрофу, пролежала столько времени в больнице. И теперь вот это. И не только у Инид. Я всегда была эгоистичной. Я поступала так же, как Элизабет поступает сейчас!»

Резкий стук захлопнувшейся задней двери прервал рассуждения Джессики. Элизабет вошла, громко топая и царапая натертый паркет каблуками своих туфель.

– Какой был ужасный день, – проговорила она, сердито хмурясь, и швырнула на стол свои книги.

Джессика смотрела на нее в изумлении.

– Ты долго собираешься так стоять, уставившись на меня?

– Да нет, Лиз. Я только…

– Ты только пялишь на меня глаза!

– Слушай, я не хочу на тебя давить, но я действительно думаю, что тебе нужно несколько сбавить темп.

– Сбавить темп? Ты что, серьезно? Не ты ли мне все время твердила, что, когда я общаюсь с ребятами, у всех, кто рядом, сводит скулы от скуки. И ты была права, Джес. Теперь, благодаря тебе, я веду себя правильно. – Элизабет выбежала из комнаты. – Нужно переодеться, – бросила она через плечо.

– Вы слышали это, доктор Франкенштейн? – пробормотала Джессика. – Не вы один создали чудовище.

– Спасибо, дорогая. Можешь отнести салат на стол. – Элис Уэйкфилд улыбнулась вслед уходящей Элизабет и повернулась к Джессике. – Не правда ли, как чудесно, что Лиз снова дома?

– Да, мама, конечно, – ответила Джессика.

В тот вечер обед прошел спокойно. Мать спросила девочек, как обстоят дела в школе.

– Прекрасно, – сказала Элизабет вполголоса.

Джессика чуть не подавилась помидором.

– Что с тобой, Джессика? – Отец стал похлопывать ее по спине.

– Все нормально, – наконец проговорила она, подумав про себя, что уже никогда не сможет чувствовать себя нормально.

Все знали, что у Элизабет были неприятности в школе. То есть, все, кроме родителей.

Джессика все еще размышляла о сестре, когда Нед Уэйкфилд буквально ошеломил девочек своим известием.

– Наши друзья Перси собираются на несколько недель в Европу, на какую-то конференцию, связанную с компьютерами, и у нас будут гости, – сказал он весело.

Элис Уэйкфилд согласно кивнула.

Перси? Джессика нахмурилась. Не те ли это Перси, у которых…

– Их двенадцатилетние девочки-близнецы поживут у нас, пока их родители в отъезде. Это будет очень весело, правда?

Раскрыв рот, Джессика молча смотрела на отца.

– Весело? – возмутилась Элизабет. – От сломанной ноги будет больше веселья! Подумать только, нянчить этих двух шкодливых девчонок!

Элис с изумлением посмотрела на дочь.

– Элизабет, я просто не ожидала…

– Ну что ты, Лиз, – поспешила вмешаться Джессика. – Это будет не так уж и плохо. Как будто у нас маленькие сестры-близнецы. Они будут за нас делать всю работу по дому.

– Джессика!

– Шучу, мам. Просто шучу, честно.

– Узнаю свою девочку, – весело проговорил Нед Уэйкфилд.

Джессика не знала, смеяться ей или плакать. Она, конечно, не была в восторге от того, что у них будут жить две маленькие девчонки. Но она повела себя в точности так, как прежняя Элизабет, заступившись за них.

Наконец Элизабет сказала:

– Если Джес сможет с ними справиться, я думаю, что тоже смогу.

Родители обменялись гордыми улыбками.

– Девочки, вы всегда нас выручаете, – сказала Элис. – Чтобы показать вам, как я это ценю, я сама сегодня уберу в кухне. А вы начните пораньше готовить домашнее задание, пока папа съездит за близнецами.

Через полчаса Элизабет и Джессика снова спустились вниз, чтобы встретить близнецов Перси. Хотя супруги Перси были друзьями их родителей, Элизабет и Джессика никогда с ними не встречались. Близнецы оказались худенькими темноволосыми девочками с большими карими глазами на маленьких серьезных личиках. Они были одеты в одинаковые серые джемперы и белые блузки с длинными рукавами, а в руках сжимали одинаковые черные футляры с флейтами.

Едва взглянув на них, Джессика решила при первой возможности куда-нибудь исчезнуть. Она изобразила на лице улыбку и сказала:

– Привет.

Ей пришлось напрячь слух, чтобы услышать, как они тихо одновременно ответили:

– Привет.

Элизабет тоже пробормотала нечто приветственное, а затем поспешила удалиться, буркнув что-то, что можно было понять как «домашнее задание».

Как только близнецов Перси устроили в комнате Стивена, Нед и Элис Уэйкфилд ушли к своим знакомым играть в бридж.

Пока близнецы распаковывали свои, вещи, Джессика воспользовалась моментом, чтобы остаться наедине с Элизабет.

– Лиз, конечно, приятного в этом мало, но мы ведь справимся, да?

«Лиз, пожалуйста, скажи «да», – мысленно просила она.

– Ты шутишь, Джес. – Глаза Элизабет сердито блестели. – Ты только посмотри на них. А их имена? Джин и Джоан. Родители должны быть просто дебилами, чтобы дать своим детям такие имена.

– Мы сможем справиться, Лиз, – настаивала Джессика. – Вспомни, что ты мне всегда говорила. Когда мы работаем вместе, мы можем сделать все.

– Я это говорила?

– Конечно.

«Она должна была бы это сказать, – подумала Джессика. – Это было очень похоже на то, что должна была бы сказать Элизабет – раньше».

– Ну ладно, Джес, я думаю, мы будем работать вместе.

Джессика с облегчением обняла сестру.

– Чудесно, Лиз. Я говорила тебе о своих сногсшибательных планах на сегодняшний вечер? Я даю Дэнни Стофферу еще один шанс. Он пригласил меня в кино на открытом воздухе – фильм мы будем смотреть из машины.

– А что за фильм?

– Не все ли равно? Я рассказывала тебе, какое у него в машине переднее сиденье? Оно отодвигается и откидывается назад, и, наверное, я не должна рисовать тебе все подробности?

– Нет, Джес, в этом нет необходимости. Желаю тебе весело провести время, – сказала Элизабет, уходя в свою комнату.

Обрадованная Джессика с легким сердцем отправилась готовиться к вечеру, который обещал быть очень интересным. От ее радости не осталось бы и следа, если бы она знала, что происходит в комнате Элизабет.

Пока Джессика переодевалась в черные брюки и блузку с глубоким вырезом, Элизабет надевала новую мини-юбку, еще более короткую, чем та зеленая, которая висела в ее шкафу. Через пятнадцать минут она внимательно осмотрела себя в большом зеркале. Ее зеленовато-голубые глаза, оттененные искусно наложенным макияжем, таинственно блестели. Длинные белокурые волосы с выгоревшими на солнце прядями красиво ложились на плечи.

– Неплохо, Лиз, – сказала она вслух. – Совсем неплохо.

Войдя в холл, она осторожно переступила через телефонный шнур. Джессика унесла телефон из холла в свою комнату.

Элизабет услышала ее нежный, с придыханием, голос:

– О, Дэнни, ты действительно думаешь, что мы сможем сделать это?

Элизабет прошла через холл в комнату Стивена и заглянула в дверь. Близнецы Перси закончили распаковывать вещи и теперь тихо сидели на кровати.

– Привет, детки. Как дела?

– Хорошо, – ответили они одновременно.

– Прекрасно. Я думала, что моя мама у вас, но, видимо, она внизу.

– Она ушла, – сказала Джин.

– С твоим папой, играть в бридж, – добавила Джоан.

– Черт! Я совсем забыла.

– Ты останешься с нами?

– Я? Нет! – стараясь говорить тише, она объяснила: – У меня свидание. – И прибавила шепотом: – И у Джессики тоже.

Джин и Джоан посмотрели друг на друга с выражением растерянности и панического страха. Неужели в этот первый вечер их оставят одних в чужом доме?

– Ну не волнуйтесь. Мы что-нибудь придумаем. Пойдемте со мной.

Не говоря ни слова, близнецы Перси проследовали за Элизабет в холл, а оттуда, спустившись по лестнице, вошли в гостиную.

– Слушайте, детки. Джес сегодня собирается в кино. Вы любите смотреть фильмы из машины?

Джин и Джоан торжественно кивнули.

– Она ничего не будет иметь против, если вы к ней присоединитесь. Хорошо?

Девочки снова кивнули.

Элизабет направилась к парадной двери. На минуту остановившись, она сказала:

– Еще вот что. Передайте Джессике, что я прошу меня извинить и что я у нее в долгу. Скажите ей, что у меня появилось исключительно важное дело.

Глава 6

Напевая, Джессика заканчивала свой макияж. Она добавила немного румян и блеска для губ и критически оглядела себя в зеркале. Двадцать минут, которые она потратила на свои глаза, не пропали даром.

Она придирчиво проверила, как черные брюки и красная блузка облегают ее стройную фигуру.

«Хорошо, что ты сбросила этот килограмм, Джес, – сказала она себе. – Дэну вряд ли понравилось бы обнимать бесформенную тушу».

Затем она взяла сумочку и вышла из комнаты. Проходя мимо комнаты Элизабет, Джессика почувствовала уколы совести. Не следовало бы бросать Лиз одну с близнецами. Но сама она уже так давно не позволяла себе никаких развлечений! Ну ничего, она не останется в долгу перед сестрой!

Джин и Джоан сидели в гостиной, там, где их оставила Элизабет. При виде их счастливая улыбка исчезла с лица Джессики, и она с трудом удержалась, чтобы не вспылить. Какого черта эти заморыши околачиваются в гостиной, куда с минуты на минуту придет Дэн. Они совсем не вписываются в ту обстановку, в которой она должна с ним встретиться.

– Так, – сказала Джессика. – Так, так. – «Как бы избавиться от них поскорее?» – Разве вам не нужно делать уроки? – спросила она с надеждой.

– Завтра не нужно идти в школу, – ответила Джин.

– Завтра суббота, – добавила Джоан.

– Прекрасно. Везет же мне, – сказала Джессика. – Может быть, вам следует начать заниматься заблаговременно. Не стоит откладывать занятия до последней минуты.

«Уж кому бы это и знать, как не мне! – подумала она. – Я почти всегда начинаю заниматься за пять минут до зачета».

Когда девочки не откликнулись на это предложение, Джессика почувствовала, что ее охватывает паника. Она должна была выпроводить их из гостиной до появления Дэнни.

– Слушайте, девочки, что я придумала! Вы могли бы подняться в комнату Элизабет и сыграть для нее на этих инструментах, которые вы держите в черных футлярах. Она любит музыку. Я хочу сказать, что это доставит ей большое удовольствие.

– Это флейты, – сказала Джин.

– Лиз нет в ее комнате, – добавила Джоан.

– Нет? А где она? – Не дожидаясь их ответа, Джессика ухватилась за объяснение, которое, она надеялась, было правильным. – Она, должно быть, на кухне, готовит вам что-нибудь перекусить. Она прекрасно готовит. Моя сестра очень внимательная и заботливая.

«А если ее нет на кухне, – подумала она, – со мной случится припадок».

– Лиз ушла, – объяснила Джин. – Она сказала, что у нее важное свидание.

– Она сказала, что просит тебя ее извинить и что она не останется в долгу. Она сказала, что ты возьмешь нас в кино, – добавила Джоан.

– Куда она пошла? Что она сказала? – Джессика была ошеломлена.

С ней не могло этого случиться. Она не заслужила от своей сестры такого отношения! Это была шутка, хорошо подготовленная шутка, чтобы ее попугать.

Еще раз взглянув на эти одинаковые строгие личики, Джессика поняла, что Элизабет не заглянет в комнату с торжествующим возгласом: «Что, попалась?» Это была шутка, конечно, только очень серьезная.

– Нет, нет, нет, – сказала она. – У меня свои планы на сегодняшний вечер, и в эти планы совсем не входит ваше присутствие.

Мечась взад и вперед по комнате, она лихорадочно пыталась что-нибудь придумать. Няня! Нужно нанять няню!

«Прекрасно, Джес, – сказала она себе в отчаянии. – У тебя ровно 75 центов. За такую плату с детьми не станет сидеть даже соседская собака».

Джессика готова была согласиться на любое разумное решение. Да что там разумное – она была бы рада абсолютно любому решению.

– Держу пари, что вы много раз оставались дома одни. – Надежда все еще теплилась в сердце.

Обе девочки отрицательно покачали головами. Их панический испуг был теперь не менее очевиден, чем растерянность Джессики.

Подумав, Джессика отвергла идею оставить близнецов одних. Отец и мать в наказание заставили бы ее сидеть дома до тех пор, пока она не будет получать пенсию по старости.

Никогда за все свои шестнадцать лет Джессика Уэйкфилд не была так обижена на свою сестру.

«Как она могла так поступить со мной? – думала Джессика, задыхаясь от негодования. – Конечно, Элизабет очень серьезно болела. Но я терпеливо и с любовью ухаживала за ней, разве не так? И вот ее награда?»

– Как бы мне выпутаться из этого? – спросила она, глядя в потолок. В это время прозвенел звонок у парадной двери. – О черт, он уже пришел! – Она в растерянности оглядела комнату, надеясь, что решение появится само по себе.

Звонок прозвенел снова.

– Это несправедливо. Это самая большая несправедливость по отношению ко мне за всю мою жизнь! – Джессика клокотала от возмущения, открывая парадную дверь.

– Привет, заходи. – Даже в глубоком отчаянии Джессика всегда умела изобразить на лице обворожительную улыбку.

Дэнни Стоффер, высокий юноша приятной наружности, вошел в прихожую и, оглядев Джессику с ног до головы, улыбнулся в ответ.

– Ты, как всегда, неотразима, – сказал он, обнимая ее и запечатлевая на ее губах долгий крепкий поцелуй.

В этот момент Джессике было все равно, кто сидит в гостиной. Пусть бы даже вместе с близнецами Перси там присутствовал весь мир. Дэнни Стоффер умел целоваться лучше всех, с кем ей доводилось встречаться. Млея в его объятиях, она ждала второго поцелуя.

– Джес, – пробормотал он.

– А? – Если бы этот поцелуй никогда не кончался, если бы всегда так стоять, прижавшись к его сильному телу…

– Джес, – снова сказал он, встряхивая ее легонько. – Мне кажется, мы не одни. – Улыбаясь, он смотрел в гостиную.

– Не одни? Ну и хорошо. – Она не шевельнулась.

– За нами наблюдают два мышонка. Может быть, мы подождем, пока в кинотеатре погасят свет.

«Два мышонка? Наблюдают? Вот черт! Они все еще здесь. Ох! Думай быстро», – сказала она себе.

– Слушай, Дэнни, в наших сегодняшних планах кое-что изменилось. Ты просто упадешь, когда узнаешь. Я хочу сказать, что случилось что-то очень забавное.

– Забавное? Забавное – смешное или забавное – странное?

– О, это забавное – смешное, я обещаю. – Глубоко вздохнув, она повела его в гостиную.

– Это девочки Перси. Это Джин, а это – Джоан.

– Она Джин, я – Джоан.

– Правильно. Я Джин, она – Джоан.

– Спасибо за разъяснение, – сказала Джессика сквозь зубы.

Одарив Дэнни своей самой обворожительной улыбкой, она попыталась растолковать ему ситуацию.

– Понимаешь, Дэнни, Джин и Джоан, кто из них кто – неважно, будут гостить у нас несколько недель. Мои родители ушли на весь вечер, и моя сестра тоже.

– И что?

– Так вот, нам придется взять их с собой в кино.

Дэнни немного отступил назад, посмотрев на Джессику так, будто она была кандидатом в сумасшедший дом.

– Вот эти двое? – Он указал на Джин и Джоан. – Эти двое собираются с нами в кино? Я не могу этому поверить.

Джессика отошла подальше, чтобы близнецы не смогли ее услышать, и увлекла его за собой.

– Дэнни, пожалуйста, выслушай меня, – быстро заговорила она, – все будет нормально, я обещаю. Ты только посмотри на них. Они еще маленькие и очень тихие, они почти все время молчат. Они просто сольются с обивкой машины. Поверь мне.

Дэнни даже не захотел еще раз взглянуть на близнецов. Глядя Джессике в глаза, он сказал:

– Ничего не выйдет, Джес. Я ведь говорил тебе о своих планах на сегодняшний вечер. Мне не нужны зрители. Я ухожу. – Он направился к двери.

Джессика была в отчаянии. Если Дэнни уйдет, она вынуждена будет провести весь вечер с этими ужасными созданиями. Но не это главное. У нее, по всей вероятности, не будет другого шанса провести с ним вечер.

– Дэнни, не уходи! – Она схватила его за руку. – Пожалуйста, не уходи. Все будет не так плохо. Они будут на заднем сиденье. Мы будем одни впереди.

– Ну уж нет. – Выражение его лица оставалось мрачным. – Это совсем не то, что я имел в виду.

– Дэнни, – сказала она нерешительно, – я сделаю так, что ты об этом не пожалеешь.

– Как именно?

Джессика понимала, что не следовало бы давать таких обещаний, но она уже не могла остановиться.

– Я сделаю все, что ты захочешь, – сказала она.

– Да?

– Да.

– Хорошо. Пойдемте, мышата. Вас пока не назовешь красавицами, но со временем вы, возможно, ими станете.

Джессика нацарапала записку своим родителям и прикрепила ее магнитом на двери холодильника. Затем вместе с Денни и близнецами быстро пошла к машине.

…Через три часа Джессика открыла парадную дверь и вошла в дом. Джин и Джоан вошли следом за ней. Ей казалось, что это длилось не три часа, а три недели или даже три столетия. Она не хотела никогда больше в своей жизни видеть фильмы, близнецов и даже самого Дэнни Стоффера. Если ей повезет, думала она, может быть, она умрет этой ночью.

Уже собираясь отправить близнецов наверх, она увидела, что из кухни выходят ее родители.

– Джес, мы видели твою записку, – сказала мать. – Какая ты умница, что взяла девочек с собой. Вы хорошо провели время, малышки?

– Да, спасибо, – ответили они одновременно.

– Прекрасно. Ну, а теперь вам нужно поскорее лечь спать. Уже поздно. Спокойной ночи.

Джессика в изумлении смотрела вслед близнецам, спокойно поднимавшимся по лестнице. Весь сегодняшний вечер казался ей чем-то нереальным.

– Дорогая, я так горжусь тобой, – сказала Элис Уэйкфилд.

Нед Уэйкфилд обнял свою дочь за плечи.

– Мы всегда можем положиться на нашу маленькую дочурку, правда?

– Мама! Папа! Это был самый ужасный вечер за всю мою жизнь! – Джессика расплакалась от бессильного гнева.

– Джесси, случилось что-нибудь плохое?

– Все было плохо, папа!

Элис и Нед Уэйкфилд вопросительно глянули друг на друга, и Джессика подумала, что они просто не видят, что творится у них в доме.

– Ну, мама, для начала – эти два маленьких существа, которые только что прошли наверх, совсем не те, какими они вам кажутся. О, они совсем не такие, как вы думаете! – Джессика собиралась разразиться гневной тирадой, но отец решительно прервал ее.

– Дорогая, эти девочки – наши гости. Они милые, тихие и застенчивые. И мы должны сделать так, чтобы в нашем доме им было хорошо и удобно. – На его лице появилось знакомое Джессике выражение: «И не вздумай мне перечить».

Но она была слишком расстроена и разгневана, чтобы обратить внимание на эти сигналы тревоги.

– Милые? Застенчивые? Тихие? – Слова слетали с ее губ, как пули. – Эти две маленькие чертовки такие же тихие, как диск-жокей субботним вечером. Не успели мы выйти из дома, как они начали беспрерывно болтать и есть. Дэнни истратил целое состояние, покупая им пиццу, воду и кукурузные хлопья. Вы знаете, они, оказывается, могут разговаривать, набив рот хлопьями? – Джессика металась по комнате, хватая подушки, швыряя их назад и топая ногами.

– Дэнни не мог говорить со мной. Я не могла говорить с ним. Это было самое ужасное свидание за всю мою жизнь. А знаете, кто в этом виноват? Хотите знать?

– Успокойся, Джес. Ты несешь какую-то чушь.

Джессика повернулась к матери.

– Несу чушь? В этом доме все превратилось в сплошную чушь! Лиз губит мою жизнь – а вам все равно!

Она тут же пожалела о своих словах.

– Какое отношение имеет Лиз к тому, что произошло сегодня вечером?

– Какое отношение имеет Лиз? Вообще-то говоря, никакого. Я думала, что она сегодня возьмет близнецов на себя. У меня были планы на сегодняшний вечер – важные планы. Но Лиз ушла, не сказав мне ни слова.

– Лиз имеет право на развлечения. – Элис Уэйкфилд покачала головой. – Но в данном случае она поступила нехорошо, не подумав о тебе.

Джессика вздохнула.

– Возможно, произошло какое-то недоразумение, мама. И потом на самом деле я, конечно, не думаю, что Лиз губит мою жизнь. Не знаю, зачем я это сказала.

– Мы знаем, что ты так не думаешь, дорогая, – улыбнулась мать. Мы очень ценим то, как ответственно ты поступила сегодня.

– Вы знаете. – Джессика взглянула сначала на мать, а потом на отца. – Ответственность может помешать человеку провести время так, как он хочет.

Нед Уэйкфилд подошел к ней, широко улыбаясь.

– Ты только что открыла одну из самых важных истин в жизни, – сказал он, обнимая ее. – Ты молодец.

– Спасибо, папа. – Она искренне обрадовалась его похвале, засмеялась и тут же зевнула. – Я устала. Увидимся утром.

Поднимаясь по лестнице, Джессика услышала слова матери:

– Хорошая девочка наша Джессика.

Проходя мимо комнаты Элизабет, Джес остановилась. Из-за двери приглушенно доносились рыдания и стоны ее сестры.

Она медленно открыла дверь.

– Лиз? Послушай, Лиз, что с тобой? – Рыдания и стоны не прекращались.

Джессика подошла и присела на край кровати.

– Лиззи? Это я, Джес. Что случилось?

Элизабет порывисто села и обвила руками ее шею.

– О, Джесси, как я рада, что ты здесь! Мне приснился ужасный сон.

Джессика обняла сестру.

– Лиззи, успокойся. Все хорошо.

Руки Элизабет еще крепче охватили шею Джессики.

– Кошмары не длятся долго, Лиз, – успокаивала ее Джессика.

«Хотела бы я, чтобы это было так», – добавила она про себя.

Глава 7

– Кажется, я чувствую запах французских гренок. Да, мам? – спросила Джессика, входя в кухню.

– Они почти готовы, детка. Сок и молоко на столе. Что же ты не садишься? Садись и начинай завтракать.

– Нехорошо с твоей стороны готовить мой любимый завтрак.

– Нехорошо?

– Как же я влезу в свою форму капитана команды болельщиков, если буду объедаться?

Повернувшись от плиты, Элис Уэйкфилд улыбнулась.

– Ну, я думаю, что тебе можно набрать еще несколько килограммов, прежде чем люди начнут называть тебя толстушкой. Элизабет уже спускается?

– Через несколько минут. Она сушит волосы. – Потягивая апельсиновый сок, Джессика раскрыла учебник французского языка. – Мам, ты знаешь неправильные глаголы?

Глубоко задумавшись, Элис Уэйкфилд не услышала вопроса.

– Мам?

– Извини, Джессика. Ты что-то сказала?

– Что-нибудь случилось?

Мать поставила на стол свою чашку и села рядом с Джессикой.

– Я хотела поговорить с тобой об Элизабет.

Чувство огромного облегчения охватило Джессику. Значит, не только она и Тодд были обеспокоены поведением Лиз. Она знала, что родители были достаточно наблюдательны и не могли не заметить, как изменилась Элизабет.

– Я тоже хотела поговорить с тобой, мам.

Элис Уэйкфилд остановила ее, подняв руку.

– Прежде чем ты скажешь что-нибудь, я хочу, чтобы ты знала: папа и я, очень хорошо понимаем, как тяжело тебе приходится. У тебя есть все основания жаловаться, но ты этого не делаешь. Мы тебе очень благодарны за это, Джес.

«О чем это говорит ее мама?»

– Мы в последнее время уделяем Элизабет намного больше внимания, но я не хочу, чтобы ты думала, что мы любим тебя меньше, чем ее.

– Мама, я знаю…

– Дай мне закончить. Я не хочу, чтобы ты затаила чувство обиды на сестру из-за нашего повышенного внимания к ней.

– Мама, я бы никогда не смогла затаить обиду на Лиз!

– Это хорошо. Ну а что ты хотела сказать?

– О, да ничего важного, мам.

«Ничего важного, кроме того, что я чувствую себя несчастной и виноватой и очень беспокоюсь».

Если родители не заметили никаких перемен в Элизабет, что она могла им сказать?

Элизабет и Джессика пересекали лужайку перед школой, когда Джессика заметила Инид Роллинз.

– Лиз, смотри, тебе машет Инид.

– Ну и что?

– Если ты хочешь поговорить с ней, я пойду. Увидимся позднее.

Элизабет с раздражением пожала плечами.

– Инид Роллинз – зануда, Джес, и ты это знаешь. Ты всегда говорила, чтобы я бросила ее.

Не зная, что ответить, Джессика решила, что будет безопаснее сменить тему разговора.

– Как поживает Тодд? Что-то я в последнее время не вижу его у нас.

– Что ты у меня спрашиваешь? Все, что касается Тодда, ты знаешь лучше меня. Я много раз видела, как ты разговаривала с ним, Джес.

Джессика опять попыталась заговорить о другом.

– Ты подготовилась к сегодняшнему зачету по французскому?

– У меня в это время будет болеть голова, – откровенно сказала Элизабет. – Я смогу сдать его потом.

– Но, Лиз…

– Не дави на меня, Джес. О, я вижу Лилу Фаулер у колонн. Мне нужно поговорить с ней о сегодняшнем собрании клуба «Пи Бета Альфа».

Джессика смотрела вслед своей сестре: та быстро прошла мимо Инид, даже не кивнув ей.

Джессике хотелось закричать. Ее сестра никогда раньше не думала всерьез об этом клубе. Она в него вступила только потому, что ее слезно просила об этом Джессика. Теперь Элизабет с нетерпением ждала следующего собрания.

– Ну и дела, – пробормотала Джессика. – А я президент этого скучнейшего клуба.

– С кем ты говоришь, Джес?

Джессика увидела подошедшую к ней Инид.

– О, привет, Инид.

– С тобой все в порядке? Ты выглядишь как-то странно.

– Я и чувствую себя как-то странно, – резко ответила Джессика. – Что тебе нужно?

– Я хочу поговорить с тобой о Лиз.

– Ты и все на свете, – еле слышно сказала Джессика.

– Что?

– Выкладывай, Инид. Сейчас будет первый звонок.

– Я просто хотела бы знать, говорила ли тебе Лиз что-нибудь обо мне. Мне кажется, она избегает меня в школе, а когда я ей звоню, ее всегда не оказывается дома. Она злится на меня за что-то?

– Во всяком случае, я ничего об этом не знаю. – Джессика сама удивлялась, почему она не сказала Инид всей правды: Элизабет не хотела иметь с ней ничего общего.

Месяц назад Джессика с огромным удовольствием сообщила бы об этом. Сейчас почему-то ей было жаль Инид.

Некоторое время девочки шли через газон молча. Возле колонн Джессика заговорила:

– Я уверена, что Лиз не злится на тебя, Инид. Сегодня после школы мы идем в «Дэйри Берджер». Пойдешь с нами?

– Ой, спасибо, Джес! Обязательно пойду!

Джессика и сама не могла понять, зачем она это сказала. Ведь ей не было никакого дела до Инид Роллинз и ее переживаний, разве не так?

Беспокойство о том, что происходит с Элизабет, мучило Тодда не меньше, чем Джессику. Он шел следом за Элизабет, когда она быстро прошла под старинными часами в романском стиле и вошла в школу. Он был совсем близко от нее, когда она направилась к доске объявлений, и увидел, как она улыбнулась Кену Мэтьюзу. Он попытался припомнить, когда она так улыбалась ему последний раз. Он хотел услышать, о чем они говорят, но в шумной сутолоке, когда толпа ребят входит в школу и торопится к своим шкафам, это оказалось невозможным.

– Привет, Кен, – весело сказала Элизабет.

– Привет, Лиз.

– Что нового, стопроцентный американец?

Кен слегка покраснел.

– Да ничего особенного.

– Разве? – удивилась Элизабет. – А как насчет баскетбола в пятницу? Ты идешь?

Кен взглянул на нее с удивлением.

– Конечно. – Все знали, что он никогда не пропускает спортивных зрелищ.

– И мне хотелось бы пойти, – сказала она.

– Разве ты не идешь?

– Меня никто не приглашал. – Элизабет бросила на него кокетливый взгляд своих зеленовато-голубых глаз.

– Но я думал, что ты всегда ходишь болеть за Тодда.

Элизабет в раздражении встряхнула головой.

– Это было давно.

– О! – только и смог сказать Кен.

Он в смущении перевел взгляд на доску объявлений, а затем опустил глаза уставившись в пол.

Элизабет стояла почти вплотную к Кену, когда в вестибюль вошла Сюзан Стюарт. Почти все в школе знали, что Кен и хорошенькая рыжеволосая Сюзан в последнее время были неразлучны. Сюзан увидела их вместе и быстро подошла.

– Привет, детка, – сказал Кен.

– Привет, Кен, – ответила она ему, метнув убийственный взгляд на Элизабет.

– Ну, до скорой встречи, – проворковала Элизабет и отошла, соблазнительно покачивая бедрами.

Она попыталась уклониться от встречи с Тоддом, свернув на лестницу, но он окликнул ее.

– Лиз!

– Привет, Тодд, – холодно сказала она.

– Придешь на игру в пятницу?

Элизабет отвела взгляд.

– Не знаю, Тодд. Я еще не решила. Послушай, мне нужно бежать. Я должна зайти к миссис Грин.

– К классной руководительнице? – спросил Тодд.

– Да. Она катит на меня бочку. Нужно, чтобы она отвязалась. Пока.

Тодд смотрел ей вслед, пока она шла к кабинету Сильвии Грин, и беспокойство его становилось все сильнее.

Миссис Грин внимательно смотрела на Элизабет, вошедшую в кабинет и Усевшуюся перед ней. Классную руководительницу не на шутку беспокоили перемены в поведении бывшей отличницы и блестящего репортера «Оракула». Тревожные отзывы поступали и от всех учителей.

– Здравствуйте, – сказала Элизабет.

– Здравствуй, Элизабет. Ты полностью выздоровела, как я вижу?

Элизабет улыбнулась.

– Я чувствую себя лучше, чем когда-либо, – ответила она.

– Это хорошо, – сказала миссис Грин.

Она открыла лежащую перед ней папку.

– Я вызвала тебя, чтобы поговорить о некоторых твоих задолженностях.

Элизабет уже жаловалась Джессике, что это было совсем несправедливо. Эти ненормальные учителя в самом деле хотели, чтобы она сдала все пропущенные работы за то время, которое она провела в больнице, хотя отсутствовала она не по своей вине. Чтобы сделать всю эту домашнюю работу, да еще курсовые, ей пришлось бы вкалывать как ломовой лошади. Целый месяц, за исключением выходных, ей нужно было бы безвылазно сидеть за книгами. Об этом не могло быть и речи. Так она и сказала сестре.

– Да, мэм. – Элизабет улыбнулась классной руководительнице.

– Как я понимаю, ты еще не сдала, ни одну из задолженностей.

– Я была занята.

– Я понимаю, но, боюсь, тебе придется чем-то пожертвовать, чтобы догнать класс.

– О, я знаю. Придется. Просто у меня иногда случаются приступы дурноты.

– Приступы дурноты? – забеспокоилась миссис Грин.

– Да, мэм. Иногда мне кажется, что я сейчас упаду в обморок.

Миссис Грин посмотрела на нее изучающе.

– Может быть, тебе следует обратиться к своему врачу?

– Нет, нет, – сказала Элизабет. – Он сказал, что у меня все будет в порядке, если не переутомляться и не делать слишком много домашних заданий. – Она невинно улыбнулась.

– Ну что ж, хорошо, – сказала миссис Грин. – В конце концов неважно, сколько времени тебе потребуется на все эти работы. Сделаешь их, когда почувствуешь себя лучше. Но они должны быть сделаны.

– Да, мэм, – послушно ответила Элизабет.

Уинстон Эгберт очень удивился, когда Элизабет села за его стол в кафетерии. Они всегда были друзьями, особенно после того, как он признался ей, что сходит с ума по Джессике. Конечно, Джессика продолжала оставаться абсолютно равнодушной к нему. И все же Уинстон был благодарен Элизабет, с сочувствием выслушавшей его когда-то. Но в последнее время он всегда был с Мэнди и почти не встречался с Элизабет после катастрофы.

– Привет, Уин, – промурлыкала она.

– Привет, – ответил он.

– Предупреждаю твой вопрос: я полностью оправилась от своих каникул в больнице, – сказала Элизабет.

– Я это вижу, – заметил Уинстон. – Я ведь любовался тобой на вашей вечеринке у бассейна.

– Надеюсь, что я не очень всех разочаровала, – сказала она кокетливо. – Я знаю, что выглядела в тот вечер просто ужасно!

– Что? Ты выглядела лучше, чем «Мисс Америка».

– Спасибо, какой ты милый, Уин, – улыбнулась она, взяв сандвич с цыпленком. – Если бы что-нибудь на свете могло сделать меня счастливой, то, безусловно, это сделали бы твои добрые слова.

– Что случилось? – спросил Уинстон.

Элизабет глубоко вздохнула.

– Лиз?

– Да нет, ничего. – Последовал еще более глубокий скорбный вздох.

– Ты можешь сказать мне, Лиз. Мы же друзья, ты помнишь? – Уинстон Эгберт мгновенно стал само сочувствие. – Я все сделаю для тебя, Лиз, ты же знаешь.

– Они требуют от меня сотни страниц домашних заданий, которые я пропустила, да еще пятьсот страниц курсовых работ. От всего этого мне становится так тошно, что просто хочется кричать.

– Да, это, конечно, тяжело.

– Конечно, если бы мне не нужно было делать этой ужасно длиннющей курсовой работы по истории – по Пуническим войнам, может быть, я и смогла бы сделать остальное, – сказала Элизабет.

– Да, это трудная тема, – согласился Уинстон.

– Я слышала, что ты получил пять с плюсом.

– Да. Я корпел над своей работой две недели без передышки. Но, вообще-то, войны между Древним Римом и Карфагеном захватывающе интересны.

Элизабет улыбнулась.

– Наверное, – сказала она и снова горестно вздохнула. – Боюсь, меня просто выгонят.

– Послушай, Лиз, ты можешь написать замечательную работу. Я в этом уверен.

– Ну да. Если бы у меня было время. Но у меня так много других заданий. И такие ужасные головные боли. Все эта катастрофа. – По ее щеке покатилась слеза.

– Слушай, у меня сохранилась копия моей работы.

– В самом деле?

– Если тебе это поможет, ты можешь прочитать ее и воспользоваться моими источниками. Это позволит тебе сэкономить время.

– А может быть, я бы просто… ее несколько переделала?..

– Я думал, тебе нравится история Древнего Рима.

– Очень нравится. Но я не хочу, чтобы у меня случился рецидив.

В тот же вечер Уинстон принес Элизабет в комнату, где размещалась редакция «Оракула», свою курсовую работу. Через несколько дней она сдала ее, как свою собственную, изменив несколько фраз и поменяв местами несколько абзацев.

Роджер Коллинз подождал, пока уйдет Уинстон, и подошел к столу Элизабет.

– Привет, Бренда Стар, – сказам он. – Давай потолкуем.

– Привет, мистер Коллинз. С удовольствием, – весело ответила она. – Что произошло?

– Вернее, что не произошло. Я имею в виду твою колонку «Глаза и уши» для этого выпуска.

– Я как раз собираюсь ее написать.

– Отлично. А как остальное?

– Все почему-то спрашивают меня об этом, – ответила она резко.

– Элизабет, я надеюсь, ты понимаешь, что я твой друг, а не только учитель и руководитель. А друзья не должны морочить друг другу голову.

– Что я еще такого сделала? – спросила Элизабет с обидой.

Мистер Коллинз вздохнул.

– Лиз, ты же знаешь, что должна получать хорошие оценки, если хочешь остаться в «Оракуле». Мне сказали, что тебе угрожает переэкзаменовка по трем предметам.

– Все это совсем не так, – сказала Элизабет. – Конечно, я немного отстала из-за этой катастрофы – не по своей вине. Чтобы догнать остальных, нужно было время. И одна курсовая работа у меня почти готова. – Она улыбнулась, похлопывая по сумке, в которой лежала работа Уинстона.

– И это все? – спросил мистер Коллинз.

– Конечно, даю слово, – сказала она.

– Хорошо, и, пожалуйста, помни, что я всегда готов тебе помочь.

– Я помню, – ответила Элизабет.

Она стала писать свою колонку, посвященную на этот раз тому, кто с кем встречается, чей роман в самом расцвете, а чей подходит к концу.

Внезапно ее губы тронула улыбка.

«Кто этот высокий темноволосый красивый незнакомец, с которым в последнее время встречается Сюзан Стюарт, и знает ли об этом К.М.?– писала она. – Нельзя допустить, чтобы пламя их любви угасло».

– Закончила? – спросил Роджер Коллинз, когда Лиз передала ему колонку.

Она улыбнулась.

– Да, закончила.

Глава 8

Тодд пришел на тренировку в спортивный зал с чувством опустошения и злости. У него больше не оставалось никаких сомнений: Элизабет его бросила. Она не обращала на него никакого внимания, даже когда он непосредственно к ней обращался, и заигрывала с каждым парнем в школе Ласковой Долины.

Они, разумеется, тоже от нее не шарахались.

Ну, и ладно! Кому она нужна, эта Элизабет Уэйкфилд? Ему. Тодд знал это наверняка. И понимал: после того, что случилось с ней по его вине, она вправе его ненавидеть. Он не стал бы обижаться даже в том случае, если бы она выбрала кого-то другого. И это беспокоило его больше всего. Элизабет не выбрала другого. Она пыталась понравиться всем и каждому одновременно. Этого нельзя было понять.

Тодд подошел к линии штрафных бросков, чтобы потренироваться в свободных бросках, и четыре раза из серии промахнулся. Он выругался и зашвырнул мяч в угол площадки.

Все говорили Тодду, что ему необычайно повезло – в этой автомобильной катастрофе он не получил никаких серьезных травм. Просто чудо, говорил тренер Хорнер, что он совсем не повредил рук. Так что после катастрофы Тодд продолжал выручать свою команду, оставаясь надежным «забивалой». За его меткий глаз и способность противостоять прессингу его прозвали «Непобедимым Уилкинзом». Он был лучшим игроком в команде.

Никто ничего не замечал до игры с командой «Биг Меза», в которой Тодду, несмотря на все усилия, ни разу не удалось забросить мяч в корзину.

Элизабет сидела в зале рядом с Кеном Мэтьюзом. Сюзан Стюарт осталась дома со своим маленьким братиком и не могла их видеть. Но Тодд наблюдал за ними очень внимательно – и почти не следил за мячом.

Это было ужасно. Тодд не мог ни отдать пас, ни поймать мяч, ни забросить его в корзину.

– Давай, Уилкинз, – кричал ему, не веря своим глазам, тренер Хорнер. – Очнись.

Но все безнадежно. Тодд Уилкинз, звезда команды, спотыкался на площадке, как самый неуклюжий человек на свете. Его глаза были прикованы к Элизабет, и через некоторое время это заметили даже игроки «Биг Меза».

Во второй половине игры центровой команды «Биг Меза» оказался рядом о Роддом и прошептал ему:

– Эй, Уилкинз, не везет в любви?

Тодд был так потрясен, что ноги его словно приросли к полу, а центровой завладел мячом и точно послал его в корзину.

– Уилкинз, – закричал тренер Хорнер, – что с тобой?

– Все нормально, тренер.

Но это было неправдой. Игра его команды была во второй половине загублена напрочь. Атака «Гладиаторов» всегда строилась в расчете на Тодда, и сейчас, когда он оказался не в форме, команда была выбита из колеи.

Через какое-то время послышался странный шум. Он становился все громче и громче, а когда Тодд в очередной раз промазал, шум перерос в гул, который Тодду никогда не приходилось слышать на своем родном школьном стадионе.

– Бууу….

Услышав этот гул, Тодд остановился как вкопанный.

– Бууу….

Тодда Уилкинза освистывали его болельщики. Он попытался встряхнуться и, отходя назад, столкнулся с центровым «Биг Меза».

– Эй, Уилкинз, – сказал тот со смехом, – эта песня для тебя.

Перед глазами Тодда пошли красные круги. Он увидел перед собой ухмыляющееся лицо центрового и в ярости толкнул его. Тот ответил тем же. Дело чуть было не дошло до драки, когда судья встал между ними.

– Ты! – закричал он Тодду. – Я удаляю тебя с площадки до конца игры!

Оглушенный Тодд проковылял на скамью запасных игроков «Гладиаторов» и сел, положив на голову полотенце. Свист и крики стали еще громче.

– Простите, тренер, – все-таки выдавил из себя Тодд.

Тренер Хорнер относился к своим подопечным, как к родным детям. Все они знали, как близко к сердцу он принимает все их радости и печали. После этой злосчастной игры против «Биг Меза» он отослал Тодда в душевую, а сам собрал команду.

– Так, – отрывисто проговорил он, – что-то гложет Уилкинза.

Тренер Хорнер всегда разговаривал с ними резковато, но все знали, что в душе он был самый мягкий человек на свете.

– Элизабет Уэйкфилд, – сказал Джим Дейли.

– Это кто, его подружка?

– Да, одна из близнецов. Та, которая попала в автомобильную катастрофу, – ответил Джим.

– Она ехала на мотоцикле Тодда, когда это случилось, тренер, – добавил Том Хэкет, защитник.

– Так-так. – Тренер Хорнер потер подбородок.

– Ну, и как она?

Игроки отвернулись.

– Эй, я кажется задал вопрос! Наш товарищ по команде в беде!

– Тодд все время беспокоится о Лиз, – сказал Джим. – Он больше ни о чем не может думать.

– Почему? Что произошло?

– Тренер, Лиз Уэйкфилд была самой лучшей девчонкой в школе. Но после катастрофы она как-то изменилась.

– Понятно, – задумчиво протянул тренер Хорнер. – Понятно.

Он медленно пошел к своему кабинету, где велел Тодду ждать его, открыл дверь и увидел лучшего игрока команды, с несчастным видом сгорбившегося на стуле.

– Привет, Тодд, – сказал Хорнер, садясь за стол.

– Привет, тренер.

– Тодд, может быть, ты расскажешь мне, что случилось? – озабоченно спросил тренер Хорнер.

– Я не знаю.

– Как это ты не знаешь? Ты почти вывел Лейна из строя в самой середине игры.

– Все было как в тумане.

– Тодд, я стараюсь не давать своих игроков в обиду, но ты должен помочь мне. Что случилось?

Тодд покачал головой.

– Один из наших ребят сказал что-то о девушке, – мягко продолжал Хорнер. – Она имеет к этому отношение?

Тодд обхватил голову руками, как бы желая, чтобы слова тренера не дошли до его сознания.

– Иногда в нашей жизни возникают проблемы, от которых просто никуда не уйти. – Хорнер вздохнул. – Есть такие вещи, от которых невозможно отмахнуться.

– Я знаю, тренер, – тихо сказал Тодд.

О, как хорошо он это знал!

– Тебе придется пропустить несколько игр, Тодд.

– Я знаю.

– Я хочу, чтобы ты использовал это время на разрешение проблемы, которая тебя беспокоит. Что бы это ни было, ты не сможешь от нее спрятаться.

– Да, сэр.

– Я слышал, что Элизабет – замечательная девушка. Но я думаю, что сейчас у нее тоже большие проблемы.

Тодд Уилкинз впервые посмотрел на тренера.

– Вы так думаете?

– Да, Тодд, я так думаю. Ты был сам на себя не похож, и поэтому я понял, что с тобой что-то случилось. Если эта девушка ведет себя не так, значит, с ней тоже что-то случилось.

Идя по коридору к выходу из спортзала, Тодд не переставая думал о разговоре с тренером. Было ужасно слышать, как тот говорил о Элизабет, и тем не менее это принесло Тодду облегчение.

«Какой же я был идиот, – думал он. – Конечно, она в беде. Эта девушка, которая так странно себя ведет, это не моя Лиз!»

Тодд понял, что был круглым дураком, не настояв на откровенном разговоре с ней. Очевидно, никто ничего не делал. Все просто смирились с тем, что личность Элизабет претерпела необратимые изменения. А этого ни в коем случае нельзя допустить.

– Что-то должно было случиться, – сказал тренер Хорнер.

Тодд решил, что обязательно докопается до сути.

Джессика Уэйкфилд просто не знала, что ей делать. Все относились к ней, как к Элизабет, то есть как к прежней Элизабет. Элизабет с большим чувством долга. Элизабет, к которой можно обратиться за помощью, попав в беду. Элизабет, к которой шли, когда хотели пожаловаться на ее сестру.

– Слушай, – сказала Джессике Лила Фаулер, встретившись с ней в коридоре, – скажи Элизабет, чтобы она оставила в покое моего парня.

– Что? – спросила Джессика, не слишком, впрочем, удивленная.

– Не притворяйся, что ты ничего не знаешь. Твоя дорогая сестрица думает, что может встречаться с Тимом за моей спиной. Скажи ей, чтобы убрала руки прочь от моего Тима.

Потом Джессика узнала от Кары Уокер, что Сюзан Стюарт просто кипит от возмущения, потому что Элизабет пыталась отбить у нее Кена Мэтьюза.

Инид Роллинз оказалась последней каплей, переполнившей чашу терпения Джессики.

– Ты знаешь, я всегда считала Лиз своей лучшей подругой.

– Попытайся понять, Инид…

– Я пыталась, Джес, но теперь я не хочу иметь с ней ничего общего. Это была твоя идея пригласить меня в «Дэйри Берджер». Так вот, как только ты ушла, она стала заигрывать с Джорджем перед самым моим носом.

«У меня будет нервный срыв, – подумала Джессика. – Я все время беспокоюсь о Лиз».

А когда ей не надо было волноваться по поводу Лиз или искать ее, приходилось делать за нее домашнюю работу и попутно заботиться о близнецах Перси. Жизнь становилась просто невыносимой.

Иногда Джессика была уже готова открыть на все эти неприятности глаза своим родителям, но потом ее решимость исчезала. Не родители были виноваты в том, что случилось, а она. Из-за нее, из-за того, что она так эгоистично уехала тогда от Инид, Элизабет попала в катастрофу. Более того, это она была примером для теперешнего ужасного поведения Элизабет. Так что она совершенно права, не взваливая на родителей бремя беспокойства за сестру.

Джессика пришла бы в ужас, если бы услышала разговор, который в это время происходил между Элизабет и Роджером Коллинзом в редакции «Оракула».

– Элизабет, – сказал мистер Коллинз. – Я просто не хочу верить тому, что мне сказали. Это правда, что ты использовала свою колонку, чтобы отбить у Сюзан Стюарт ее мальчика?

– Что? – спросила Элизабет, с невинным видом широко раскрыв глаза.

– Вот этот абзац, – продолжал он.

Абзац про Сюзан Стюарт и «К.М» был отмечен красным карандашом.

– Почему все могут веселиться, читая мою колонку, а я нет? – сказала она, надув губы.

– Так, значит, это правда?

– Да… я написала этот абзац. И я ничего не могу поделать, если я нравлюсь Кену Мэтьюзу.

– Дело совсем не в этом, Элизабет, и ты это знаешь. Есть такое понятие как этика. И такое понятие как честность. Раньше ты была с ними знакома. Ты не только написала этот абзац в своих собственных интересах, но и исказила правду. Так ведь?

Элизабет дернула плечом.

– Я не знаю всех парней, с которыми встречается Сюзан.

– Ну-ну. Я думал, что мы с тобой никогда не станем обманывать друг друга.

Элизабет заплакала.

– Я не сделала ничего плохого, мистер Коллинз! Это ужасно с вашей стороны – утверждать обратное.

– Мне очень жаль, Элизабет, мне в самом деле очень жаль. Я, кроме того, знаю, что у тебя неприятности с успеваемостью.

– Я это объяснила.

– Да, ты объяснила. Но до тех пор, пока ты не объяснишь, почему ты оклеветала в своей колонке человека заведомо ложным сообщением, мне, к сожалению, придется отказаться от твоих услуг в работе над «Оракулом».

Глаза Элизабет округлились от удивления.

– Вы меня увольняете?

– Да. Мне очень жаль…

Элизабет встала, с гневом взглянула на него, затем встряхнула головой.

– Ну, и подумаешь! – сказала она. – Я считала вас своим другом, но теперь поняла, что ошибалась.

– Я твой друг, Элизабет. Ты хорошо пишешь, и я хочу тебе помочь. Я надеюсь, что ты сможешь разобраться в себе. А до тех пор…

– Не дождетесь моего возвращения, – высокомерно сказала Элизабет и вышла из комнаты.

Вернувшись этим вечером домой, Элизабет увидела Джессику, которая с побледневшим лицом сидела неестественно прямо за кухонным столом вместе с родителями, чьи лица своей мрачностью вызывали ассоциации с заседанием Верховного суда.

– В чем дело? – спросила Элизабет.

– Элизабет, я просто не знаю, что сказать, – голос матери был полон огорчения. – Я никогда не думала, что наша дочь сможет воспользоваться чужой курсовой работой и сдать ее как свою собственную.

– Что? – удивилась Элизабет, густо покраснев.

– К нам приходила твоя классная руководительница, миссис Грин, – сказал отец. – Она очень обеспокоена.

– Мы все очень обеспокоены, – добавила Элис Уэйкфилд.

Затем она повернулась к Джессике.

– Джессика, почему же ты не рассказала нам о том, что происходит? Ты ведь должна была знать.

– Я не знала! – воскликнула Джессика.

Она действительно не знала о работе. А что касается всего остального – как теперь объяснить, что волновалась? Что думала – сможет справиться со всем этим в одиночку?

Джессика Уэйкфилд чувствовала себя так, будто весь мир рушился, вокруг нее.

Глава 9

– Джессика, ты отвезешь нас в субботу на прослушивание?

Голос испугал Джессику. С кисточкой от туши в руке она резко повернулась и увидела в дверях своей комнаты Джин – или это Джоан?

– Ты когда-нибудь слышала, что прежде, чем войти к кому-нибудь, следует постучать? – сердито сказала она. – Это имеет отношение к одному пустяку, который называют, правом людей на уединение.

«Весь мир ополчился против меня, но я надеялась, что хоть у себя в комнате смогу найти какой-то покой». – Она опять повернулась к зеркалу.

– Ты думаешь, что можно ко мне врываться и делать мою жизнь невыносимой?

«И ты, и вообще все в Ласковой Долине!» – И родители, и Тодд, и почти все девчонки в школе донимали ее странным поведением Элизабет, и она просто не знала, что делать.

Еще раз взглянув на дверь, она увидела, что там никого нет.

«Великолепно, – подумала она. – Ну просто великолепно».

Теперь ее, помимо всего прочего, будет мучить совесть, потому что она обидела одну из двойняшек.

Джессика поняла, что, если не сможет в самое ближайшее время излить кому-нибудь душу, то просто рассыплется на части.

В тот же день после уроков она отправилась в редакцию «Оракула», но нерешительно остановилась в холле. Она знала, что раньше Элизабет всегда шла со своими проблемами к мистеру Коллинзу, а эта проблема непосредственно касалась Элизабет, так почему бы не попробовать? Надеясь, что мистер Коллинз не очень занят, она толкнула дверь и с облегчением увидела, что он в комнате один. Коллинз взглянул на нее и улыбнулся.

– Лиз, я рад, что ты заглянула. Я хотел…

– Мистер Коллинз, извините, я не Лиз.

– Джессика? Ну, прости. Что-то в последнее время я постоянно вас путаю. – Он пересел на край стола.

– Меня очень легко отличить по морщинам. Я состарилась от беспокойства, – сказала она, тяжело опускаясь на стул.

– От беспокойства по поводу сестры, так?

– Слава Богу, вы понимаете, что меня тревожит, мистер Коллинз!

Наконец-то у нее появился взрослый союзник. Не удивительно, что Элизабет шла к нему со своими проблемами.

– После того, что она сделала, я не могу взять ее назад в «Оракул».

– Я совсем не об этом. – Джес готова была расплакаться.

– Джессика, чем я могу помочь?

– Я не знаю, – выдавила она, еле сдерживая слезы.

И, закрыв лицо руками, она разрыдалась.

Роджер Коллинз сочувственно обнял ее за плечи, дав ей вволю выплакаться. Затем он вложил в ее руку накрахмаленный белый носовой платок и, слегка похлопав ее по плечу, спросил:

– Теперь полегче?

Всхлипывая и вытирая слезы, Джессика кивнула.

– Ну и хорошо. Теперь скажи, в чем все-таки дело.

– Дело в Лиз, в чем же еще? Разве вы не заметили, как она изменилась, мистер Коллинз?

Задумчиво потирая подбородок, учитель признал:

– Ее отношение к работе в «Оракуле» действительно стало совсем другим.

– Вот видите! – Она поняла, что правильно сделала, придя к нему.

– Но, к сожалению, Джессика, я не знаю, что посоветовать. Элизабет действительно изменилась в худшую сторону, но она, по-видимому, этого не понимает.

Джессика почувствовала, как последняя ее надежда улетучилась.

– Что же нам делать? – спросила она жалобно.

– В данный момент я не знаю. Но знаю, по крайней мере, что с Элизабет что-то не в порядке, и буду за ней внимательно наблюдать. И ты тоже. Джессика, будь терпеливой. Ведь никто лучше тебя не сможет помочь Элизабет.

Подходя к дому, Джессика размышляла над своим разговором с мистером Коллинзом. На ступеньках крыльца сидел мрачный Тодд Уилкинз. Это могло значить только одно: еще что-то плохое, связанное с Элизабет.

– Что стряслось, Тодд? – спросила она, присев рядом с ним на ступеньки.

– Ничего хорошего, Джес. Я хотел поговорить с Лиз, но ее нет дома, так что я решил подождать здесь. – Он тяжело вздохнул. – Может быть, настанет конец света, и тогда кончатся мои муки.

Джессика подняла глаза к небу.

– А еще говорят, что я все преувеличиваю! Ну не будь таким мрачным, Тодд. Все образуется. Обязательно, – сказала она, пытаясь его подбодрить.

– А как, Джес? – спросил он в отчаянии.

– Мы должны держать себя в руках. Я только что разговаривала с мистером Коллинзом и…

– Ты разговаривала с мистером Коллинзом?

– Да. А почему это так тебя удивляет?

– Просто это похоже на какую-то иронию судьбы. Я знаю, что Лиз много раз обращалась к нему за советом. Он, наверно, застыл от изумления, когда ты пришла к нему.

– Застыл от изумления? Что ты хочешь этим сказать, Тодд?

– Ну, я хочу сказать, что он привык беседовать со своим лучшим репортером, а не… – Тодд остановился на полуслове, увидев гневное выражение лица Джессики.

– Ты намекаешь, что простой капитан команды болельщиков не может сказать ничего умного! Я не намерена выслушивать подобные намеки, Тодд! Я просто не знаю, куда мне от вас деваться. Как будто мне мало всех этих девчонок в школе, которые говорят со мной только о том, что Лиз пытается отбить их парней…

Она заметила, как Тодд вздрогнул при этих словах, и коснулась его руки.

– Прости, Тодд. Мне не следовало бы этого говорить.

– Почему же? Это правда. – Он встал и с безнадежным видом запустил пальцы в свои темные волосы. – Наверное, я – единственный парень в Ласковой Долине, к кому Элизабет равнодушна.

– Мне ничуть не лучше, чем тебе, Тодд. Знаешь, сколько ко мне подходит ребят, чтобы попросить замолвить за них словечко? Это омерзительно. Они обращаются со мной как с приятелем – со мной, Джессикой Уэйкфилд! – Они оба стали ходить взад и вперед по ступенькам крыльца – Джессика в гневе, Тодд в отчаянии.

– Ты говорила с мистером Коллинзом о Лиз и обо мне? – спросил Тодд.

– Нет, Тодд, – призналась Джессика виновато. – Я говорила о Лиз и о себе.

– Неважно. Он, возможно, прекрасный учитель, Джес, но я не вижу, как он может помочь.

– Не знаю. Но он сказал…

Конец фразы Джессики потонул в реве приближающегося мотоцикла.

Джессика и Тодд повернулись и увидели мчащийся на них мотоцикл, на котором ехали двое. Стоя в изумлении, они смотрели, как Элизабет, сидящая за рулем, лихо подкатила к дому. Взвизгнув тормозами, мотоцикл остановился. Она сняла шлем, и волнистые пряди белокурых волос упали ей на лицо.

– Ну, как получилось, Макс? – спросила Элизабет, с улыбкой поворачиваясь к своему пассажиру, Максу Делону, ведущему гитаристу популярной школьной рок-группы «Друиды».

– Я и не знал, что ты можешь гонять с ветерком, Лиз. Ни одна из девчонок, которых я знаю, так не ездит! Послушай Джес, ты знаешь, какая у тебя сестра?

Джессике вообще-то нравился Макс. Он был хорошим гитаристом. Именно таким в ее представлении должен быть рок-музыкант. Но теперь она пришла в ярость.

– Ездишь на мотоцикле? Элизабет Уэйкфилд, я обо всем расскажу маме с папой, и они отправят тебя в монастырь до конца жизни! – бушевала Джессика.

– Лиз, мне нужно поговорить с тобой, – Тодд взял ее за руку.

Элизабет освободила руку и стояла, глядя на свою сестру и Тодда.

– Разговор с вами обоими как-то не входит сейчас в мои планы.

Джессика открыла было рот, чтобы возмутиться, но сестра уже отвернулась от нее.

– Не исчезай, Макс. Я сейчас выйду, – бросила она.

И на глазах у изумленных Джессики и Тодда Элизабет скрылась в доме.

Глава 10

На красивом лице Джессики появилось выражение панического страха.

– Тодд, ты должен остановить Лиз! – прошептала она. – Ты не можешь позволить ей уехать с Максом.

– А как я могу ее остановить? – прошептал он в ответ. – Кроме того, Макс – хороший парень, правда, его иногда заносит, но, в принципе, ничего. Не такой, как некоторые другие новые друзья твоей сестры.

– Я не имею в виду именно Макса. Я хочу сказать, что ты не должен позволять ей встречаться со всеми подряд, – настаивала Джессика.

– Джес, я не хочу, чтобы она встречалась с другими парнями, ты это знаешь. Но она же не моя собственность. Я не могу указывать, с кем ей встречаться. – Боль и разочарование, казалось, были единственными чувствами, которые мог сейчас испытывать Тодд.

Теперь уже всем, и ему в том числе, было ясно, что Элизабет Уэйкфилд его бросила.

«Так почему же я здесь все время околачиваюсь?» – спрашивал он себя по десять раз на день.

Ответ всегда был один: потому что он любит ее. Любит ту, настоящую, и должен помочь ей стать прежней Элизабет.

– Тодд, Тодд, послушай! – Тодд вдруг осознал, что Джессика тянет его за руку.

– Джес, я ничего не…

Внезапно дверь распахнулась, и Элизабет, сменившая джинсы на шорты, промчалась мимо Джессики и Тодда.

– Элизабет Уэйкфилд, что ты делаешь? – взвилась Джессика, увидев, что Элизабет села на заднее сиденье мотоцикла Макса. – Ты знаешь, что сказали мама с папой!

– Мы с Максом просто съездим на пляж на пару часов. Ради бога, не заводись. Я вернусь прежде, чем мама с папой приедут домой. Пока!

С громким ревом мотоцикл развернулся и помчался по направлению к шоссе, ведущему на пляж.

– Ну, что скажешь, Тодд? Поезжай за ними! – Закричала Джессика в отчаянии.

– Я не имею права, Джес.

– Мне наплевать на твои права, Тодд Уилкинз. Я беспокоюсь о том, что мне теперь оторвут голову. Мама с папой не велели выходить Лиз из дома до неопределенного времени из-за курсовой работы. И предполагается, что я должна проследить за тем, чтобы Лиз никуда не уходила после школы. Если они узнают, что она уехала на мотоцикле, будет еще хуже. Возможно, и меня заставят сидеть дома. – Джессика была на грани истерики.

Она теперь чувствовала себя ответственным человеком и ничего не могла с этим поделать.

– Не знаю, что получится, но я постараюсь, – сказал Тодд, подбегая к своему «датсону», припаркованному перед домом.

Он быстро впрыгнул в машину и помчался в сторону шоссе. Через десять минут он догнал Элизабет и Макса, остановившихся на красный сигнал светофора. Заехав вперед, Тодд вылез из машины и направился к ним.

– Все, прогулка закончилась, – сказал он, беря Элизабет за запястье.

– Эй, ты что? – закричала Элизабет, пытаясь освободить руку.

– Слезь с этого мотоцикла! – сурово приказал Тодд.

– Оставь меня в покое, Тодд Уилкинз!

– Эй, Уилкинз, полегче, – сказал Макс, оглядываясь вокруг.

– Заткнись, Макс, – огрызнулся Тодд.

Ничего больше не говоря, он снял Элизабет с мотоцикла, поднял ее, перекинул через плечо, отнес к своему «датсону», посадил в машину и пристегнул ремнем безопасности.

– Слушай, кто ты такой, чтобы позволять себе так со мной обращаться? – в ярости спросила Элизабет.

– Я тот, которому не безразлично, что с тобой происходит, – ответил он, садясь на водительское место.

Тодд медленно ехал вперед, слушая поток ее жалоб и пытаясь заглянуть ей в лицо.

– Немедленно останови машину и выпусти меня! Ты меня похищаешь! Какое ты имеешь право вмешиваться в мою жизнь! По-моему, я ясно дала тебе понять, что не хочу иметь с тобой ничего общего!

Тодд продолжал вести машину.

– Ты мне действительно дала это понять. Я просто пытаюсь не допустить, чтобы ты сломала шею. После того случая я дал себе зарок никогда больше не ездить на мотоцикле. А ты, похоже, этого не сделала. Почему, Лиз?

– Потому что это весело, вот почему! И кроме того, с Максом Делоном ездить безопасно, он умеет водить мотоцикл, – добавила Элизабет едко.

При этих словах Тодд вздрогнул, но не выпустил руль. Они подъехали к берегу, не к пляжу, а южнее, к дюнам. Он остановил машину на площадке, круто спускавшейся к океану, и выключил двигатель.

– Элизабет, – спросил он, – скажи, что с тобой происходит?

– Мне бы очень хотелось, чтобы ты и все остальные перестали задавать мне этот дурацкий вопрос. Ничего со мной не произошло и не происходит. Я – это я, Элизабет Уэйкфилд, и будет лучше, если ты немедленно отвезешь меня домой – или я позову полицейского и скажу, что ты меня похитил, – проговорила она с угрозой.

– Я отвезу тебя домой через несколько минут. Мне очень нужно поговорить с тобой, Лиз, – сказал Тодд с мольбой в голосе.

– А я с тобой говорить не желаю. – Она съехала вниз по сиденью, и ее красивые черты исказила недовольная гримаса.

– Хорошо, тогда говорить буду я, а ты слушай.

Тодд вздохнул, пытаясь найти нужные слова. Он просто не знал, как говорить с сидящей рядом девушкой. Раньше ему всегда было легко общаться с Элизабет. Он взглянул на ее профиль и понял, что она совсем не расположена его слушать.

– Лиз, я просто не понимаю, что происходит, – начал он.

Она отвернулась, и теперь он не мог видеть ее даже в профиль.

– То, как ты себя ведешь, на тебя совсем не похоже: ты стала отставать в школе, ты сжульничала с этой курсовой работой. Джес сказала мне, что родители запретили тебе выходить из дома, но ты, тем не менее, ушла. Тебе все равно, что подумают о тебе родители или старые друзья?

Элизабет продолжала враждебно молчать. Ее реакция обескураживала его, но он продолжал.

– А эта низкая шутка, которую ты сыграла с Сюзан Стюарт и Кеном Мэтьюзом. Ну, то лживое сообщение в твоей колонке…

Она ничего не отвечала. Тодд, казалось, исчерпал все свои доводы.

– А как ты относишься к своей сестре? Джес волнуется о тебе, Лиз. Она не заслуживает такого отношения.

В этот момент Тодд нащупал больное место. Элизабет резко повернулась к нему с торжествующей улыбкой.

– Вот оно! Вот к чему ты клонишь! Ты беспокоишься о Джес, не так ли? А я-то думала, что она тебе не нравится. Ну что ж, мне это безразлично. Из вас получится прекрасная пара. Вы оба просто рождены, чтобы все время о чем-то беспокоиться, – сказала она. – Теперь отвези меня домой.

Что-то чуть слышно бормоча, Тодд завел двигатель и повел машину в Ласковую Долину. У дома Уэйкфилдов Элизабет вышла из машины и заспешила по выложенной кирпичом дорожке, когда встревоженная Джессика как раз открыла дверь.

– Ох, Лиз, как я рада, что ты вернулась!

– Я устала, Джес, и я иду спать. – Элизабет вошла в дом, по-видимому, не замечая тревоги на лице сестры.

– Не беспокойся насчет мамы с папой, Лиззи, – сказала ей вслед Джессика. – Я им ничего не скажу, обещаю. – Затем она повернулась к Тодду.

– Спасибо.

– Не стоит.

– Тебе удалось с ней поговорить? – спросила она с надеждой, хотя уже знала ответ.

Выражение его лица стало еще мрачнее, чем раньше.

– Удалось, – сказал он. – Все было плохо. Я говорил, а она не слушала. Я просто не знаю, что еще сделать, Джес.

Они стояли молча, пытаясь придумать, как помочь Элизабет.

– А я знаю, – сказала Джессика, оживившись. – Мы снова поговорим с мистером Коллинзом!

– Думаешь, это поможет?

– Или, может, мы сумеем найти этого великолепного профессора психологии, который на прошлой неделе выступал на конференции.

– Тебя интересует его совет или сам великолепный профессор?

– Ты забываешь, что, если даже профессор или кто-нибудь в этом роде и почувствует ко мне интерес, тут же подойдет Лиз, улыбнется, взмахнет ресницами и отобьет его у меня.

Тодд взглянул на нее в изумлении. Она слегка толкнула его под ребра локтем.

– Это называется смех сквозь слезы, Тодд. Я думаю, это все, что нам с тобой сейчас остается.

Тодд улыбнулся Джессике, так внезапно изменившейся и повзрослевшей.

– Знаешь, Джес, ты меня удивляешь. Может, мы с тобой могли бы стать…

– Если ты только посмеешь предложить мне стать твоим товарищем, которому ты будешь поверять свои сердечные тайны, Тодд Уилкинз, я тебя просто ударю!

Тем же вечером Элис и Нед Уэйкфилд сидели в кухне, обсуждая планы на следующий день. Джессика, сославшись на головную боль, рано отправилась спать.

– Утром у меня важная встреча, Нед. Ты не мог бы отменить свои дела?

– Ничего не получится, Элис, – сказал он, покачав головой. – К девяти я должен быть в Клермонте на слушании дела в районном суде. Это значит, что отсюда мне необходимо уехать не позже семи.

– Кому-нибудь надо отвезти Джин и Джоан на это прослушивание. Лиз не должна выходить из дома, так что я думаю, это придется поручить Джессике. Как ты считаешь?

– В последнее время Джессика очень изменилась, – заметил Нед Уэйкфилд с гордостью. – Я уверен, что она справится.

Глава 11

– Джессика, пора вставать. Ты меня слышишь, Джессика?

Джессика не подавала никаких признаков того, что этот тихий, нерешительный голос был ею услышан.

– Джессика, твоя мама сказала, что мы должны тебя разбудить.

В самом далеком уголке сознания Джессики появилось ощущение, что какие-то голоса мешают ей спать. Она спрятала голову под подушку, надеясь, что голоса исчезнут.

Джин и Джоан Перси стояли возле кровати Джессики, глядя на спящую девушку.

– Что нам делать? – прошептала Джин.

– Может, нам ее немного потрясти? – предложила Джоан.

Девочки тревожно смотрели друг на друга. Они уже достаточно долго пробыли в доме Уэйкфилдов, чтобы запомнить, что, когда Джессика просыпается, от нее лучше держаться подальше.

Джессика, осознав, что источник голосов все еще тут, пробормотала что-то неразборчивое. Джин и Джоан быстро отодвинулись подальше от кровати. Если спящее чудовище собирается проснуться, они не хотели, чтобы оно достало их своей рукой.

Как будто почувствовав на себе два пристальных взгляда, Джессика пошевелилась. Она приоткрыла один глаз, увидела близнецов и быстро его закрыла.

«Это страшный сон. Я сплю, – пробормотала она. – Если они все еще будут здесь, когда я снова открою глаза, я их убью».

– Джессика, твоя мама сказала, что пора вставать, честно, – сказала Джин.

– Правда, правда, – подтвердила Джоан.

– Вы обе врете! – Джессика уже больше не бормотала.

Она полностью проснулась, села на постели и уставилась на девочек.

– Моя мама меня любит. Она бы никогда не потребовала, чтобы я встала посреди ночи.

– Уже семь часов, и если мы не поторопимся, то можем опоздать.

– Нет ни одного места в мире, куда можно опоздать в этот ранний час, – буркнула Джессика. – Даже английская королева в день своей коронации не должна вставать так рано.

Сидя на постели со скрещенными ногами, она пыталась прогнать сон, протирая глаза.

– Твоя мама сказала, что ты отвезешь нас на прослушивание по классу флейты, – объяснила Джин.

– Что?

– Мы должны быть там в восемь тридцать, а школа довольно далеко. Пожалуйста, Джессика, – умоляла Джоан, превозмогая свою боязнь.

Страх отступал на задний план, когда дело касалось игры на флейте.

– Очень жаль, потому что я этого делать не собираюсь, – решительно сказала Джессика. – У меня свои планы на этот день, и в них совсем не входит поездка с вами на какое-то глупое прослушивание.

Увидев, что близнецы продолжают стоять и смотреть на нее, Джессика отказалась от мысли поспать еще немного.

– И не смотрите на меня так. Я уже сказала вам, что у меня свои планы. Дэнни Стоффер пригласил меня сегодня на пляж. Я надеюсь, что он все-таки простил меня за тот ужасный вечер в кино. Вы ведь помните, какой вечер? Теперь вы хотите, чтобы у меня пропало еще одно свидание с ним из-за того, что вас нужно куда-то везти? Не выйдет!

– Твоя мама сказала…

– Значит, моя мама передумает, – прервала Джессика. Она встала и направилась к двери. – Сейчас я с ней поговорю.

Но прежде, чем она вышла из комнаты, Джоан выпалила:

– Твоя мама уехала несколько минут назад. Она должна была куда-то подвезти твоего папу. Она оставила тебе эту записку.

Джессика взяла записку, прочитала и поняла, что ее день будет безнадежно испорчен:

«Дорогая Джес!

Вчера вечером ты уже спала, когда выяснилось, что у нас с папой назначены неотложные дела на сегодняшнее утро. У Джин и Джоан этим утром должно быть прослушивание. Пожалуйста, отвези их. Мы с папой будем тебе очень благодарны.

Люблю и целую тебя, мама».

– И в этом выражается ее любовь? – спросила Джессика, не ожидая, впрочем, ответа от сестер Перси.

Она тяжело вздохнула. Придется выполнить мамино поручение. Ничего другого не остается.

– Ну, хорошо. Где находится это место и сколько времени длится это дурацкое мероприятие? – спросила она со злостью.

Когда близнецы рассказали ей, где проводятся прослушивания и что каждое из них продолжается только пять или десять минут, Джессика повеселела. Она могла выполнить свои шоферские обязанности и вполне успеть на свидание к Дэнни, думала она. Это будет не так уж сложно – если не обращать слишком много внимания на запрет на превышение скорости.

– Вот это место, Джессика! Видишь вывеску? – закричала Джин. – Посмотри, сколько тут машин!

Джессика взглянула на тесно заставленную машинами стоянку у здания начальной школы и застонала. Поездка сюда заняла почти час из-за пробок на дорогах. Куда все они едут ни свет, ни заря, да еще в субботу?

– Послушайте, вы обе, я сейчас высажу вас, идите в школу, делайте там, что вам нужно, потом приходите на стоянку. Я буду вас ждать.

Она взглянула на часы на приборной доске и впервые в жизни пожалела, что у нее нет наручных часов. Никогда раньше время не казалось ей таким важным.

– На это уйдет двадцать, ну, может, тридцать минут, так?

На нее смотрели четыре очень испуганных черных глаза.

– В чем дело? – спросила она нетерпеливо.

Джин и Джоан переглянулись, затем снова посмотрели на Джессику.

– Разве ты не пойдешь с нами? – спросила Джин.

– Мама всегда ходит с нами вместе, – добавила Джоан.

– Я вам не мама!

– Но ты нам вроде старшей сестры, ведь правда же, Джессика? Пожалуйста. Мы боимся идти туда одни.

Джессика перевела взгляд с одного умоляющего лица на другое. Как она позволила втянуть себя во всю эту канитель? Ответ она нашла быстро. Элизабет. Она знала, что прежняя Элизабет в такой ситуации была бы доброй, сочувствующей и ободряющей. Джессика не могла поручиться, что сумеет быть именно такой, но она втянута в эту историю, и тут уж ничего нельзя поделать.

– Ладно, мышата, выходите! Я припаркую машину и найду вас в вестибюле, – сказала она, смирясь с неизбежным.

Близнецы выкарабкались из машины, держа под мышками черные футляры с флейтами, и присоединились к потоку юных музыкантов, входящих в школьное здание.

Джессика долго колесила в поисках свободного места на стоянке. Наконец ей удалось припарковать машину.

Она была поражена, увидев, сколько народа собралось в вестибюле школы.

«С ума сойти!» – сказала она себе.

Толпа настойчивых родителей и миллион испуганных крольчат. Джессике Уэйкфилд еще не приходилось бывать в таких ситуациях.

Не успела она войти внутрь, как Джин и Джоан тут же подошли к ней.

– Ну, детки, – сказала она, – давайте начнем.

– Ты не можешь подойти к столу и сказать той женщине, кто мы такие? – робко спросила Джин.

– Пошли. Чем скорее этот ужас кончится, тем лучше, – сказала Джессика, таща их к длинному регистрационному столу.

– Могу я вам чем-то помочь? – спросила женщина.

– Сомневаюсь в этом, но можно попробовать, – пробормотала Джессика.

– Прошу прощения, мисс?

– Эти две девочки пришли на прослушивание. – Джессика подтолкнула близнецов ближе к столу.

– Еще двое флейтистов, как я вижу, – сказала женщина, взглянув на их кожаные футляры.

– Да. Пожалуйста, пусть их пропустят прямо сейчас. Нам далеко ехать домой, и у нас назначена на полдень важная встреча. – Джессика изобразила на лице предельно искреннюю улыбку, которая всегда помогала ей добиться от взрослых всего, что нужно.

Женщина улыбнулась в ответ. Сработало!

– Давайте посмотрим, что можно сделать, дорогая. Сегодня уже зарегистрировалось много флейтистов, так что вашим сестрам придется ждать своей очереди. – Она взглянула на лежащий перед ней список.

Джессика не стала объяснять женщине, что близнецы ей не сестры, но подумала, что у той, должно быть, что-то со зрением: надо умудриться увидеть какое-то сходство между двумя этими темноволосыми замухрышками и такой красивой блондинкой, как она.

– Хорошо, девочки, напишите ваши фамилии в конце этого списка. Ваши номера – семьдесят два и семьдесят три.

– Семьдесят два и семьдесят три! – выдохнула Джессика в ужасе. – Этого не может быть!

Джессике казалось, что никогда в жизни она не была так раздражена. Но она ошиблась. Настоящее раздражение пришло позже, когда она в течение пяти часов бесцельно слонялась по пыльным школьным коридорам, слушая незамолкающие звуки флейт, труб, тромбонов и бог знает чего еще. Наконец были объявлены номера близнецов. Они исчезли в комнате и немного погодя вышли.

– Думаю, я сдала, – сияя, сказала Джин.

– Я сыграла, – сказала Джоан.

– Как называется эта жуткая пьеса, которую вы играли? – спросила Джессика.

– Жуткая?! Это была соната Баха!

– Ну, а теперь, вы обе, вы все закончили? Мы можем ехать?

– Конечно, – ответила Джоан. – Мы тебе очень признательны за то, что ты нас привезла.

Джессика почти не слушала. Она посадила их в машину и поспешно повернула в сторону Ласковой Долины.

Сначала ей показалось, что в ушах у нее все еще звучат отголоски флейты, но потом в зеркале заднего вида показались мигающие огни.

Джессика стукнула по рулю ладонью. Несчастья обступали ее со всех сторон.

– Лицензию и карточку регистрации, мисс, – сказал полицейский.

Сейчас было самое время и место прибегнуть к помощи ее «только-для-взрослых» улыбки, и Джессика вложила в нее все свое обаяние.

– Ох, сэр, простите, пожалуйста. Я чуть-чуть превысила скорость? – В ее правом глазу, как по волшебству, появилась большая слеза.

– Пятнадцать миль – больше, чем чуть-чуть, юная леди, – ответил полицейский, оставшийся совершенно равнодушным к ее готовности заплакать. – Вы подвергали опасности свою жизнь и жизнь других людей. И рисковали жизнью своих маленьких сестер, – добавил он.

Это уже было чересчур.

– Они не мои сестры, и это ясно каждому, у кого есть хотя бы полглаза, – сказала она резко. – Если вы соблаговолите отдать мне квитанцию на штраф, я поеду.

«Все-таки, если поторопиться, – подумала она, – может быть, я еще застану Дэнни на пляже».

– Джессика, этот полицейский сказал, чтобы ты не ехала так быстро.

– Ну, если бы вы выучились побыстрее играть на своих флейтах, то мне не пришлось бы так быстро ехать. Сидите тихо и не отвлекайте меня.

Она резко развернула машину, въехав на свободное место на стоянке, и выпрыгнула наружу. Близнецы последовали за ней.

– Мы будем плавать? – спросила Джоан.

– Нет, мы не будем плавать, – сердито ответила Джессика.

Она разглядывала толпу людей на пляже в надежде увидеть Дэнни. Он просто должен был быть там.

– Вон он, Джессика.

– Где? Где?

– Вон там. Видишь, он обнимает ту красивую девушку в белом бикини. – Джин указала на Дэнни.

– Ну и нахал! Из-за того, что я всего на несколько часов опоздала, он подцепил другую девчонку. – Джессика была вне себя от ярости. – Пошли, – скомандовала она девочкам и зашагала к машине. – Впредь я не потрачу ни одной минуты своего времени на этого придурка.

Они быстро влезли в машину, и Джессика, давая задний ход, сказала им сердито:

– Больше никогда, никогда меня не просите куда-нибудь вас отвезти. Вам ясно?

Она смотрела на них, и в результате Джессика Уэйкфилд и несчастье столкнулись опять.

Хруст крыльев показался ей самым ужасным звуком из всех звуков на свете. Она нажала на тормоза и сделала единственно возможное в этом положении – положила руки на руль, закрыла лицо ладонями и заплакала.

Глава 12

Большинство ребят в школе Ласковой Долины считали Лилу Фаулер задавакой из задавак, но в том, что касалось устройства вечеринок, ей не было равных. Когда Фаулеры приглашали гостей в свою усадьбу на холме, все было по высшему разряду. В испанском дворике горели фонари, а у плавательного бассейна играл самый лучший в Южной Калифорнии джаз.

Лила никогда не устраивала вечеринок просто так, а всегда придумывала что-нибудь интересное. И в этот раз она решила осуществить сразу две свои задумки. Все должны были прийти в маскарадных костюмах и без пары – на «вечер знакомств». Гости выбирали себе пару на вечеринке. Многие девчонки Ласковой Долины, думавшие, что у них полный порядок на любовном фронте, после таких «вечеров знакомств» у Лилы оказывались без кавалеров, а другие на тех же вечерах отделывались от надоевших им дружков.

Джессике эта идея понравилась, так как давала шанс подружиться с каким-нибудь приличным парнем.

Чтобы получить разрешение пойти на эту вечеринку, близнецам Уэйкфилд пришлось почти час давать торжественные обещания.

– Элизабет наказана, – сказала Элис Уэйкфилд. – Никаких встреч.

– Но, мам, там и не будет никаких встреч. Все приходят в одиночку. Мы будем вместе, – убеждала Джессика.

– Ой, ну пожалуйста, – подключилась Элизабет. – Я сделаю все уроки, обязательно! И я уже давно не чувствовала себя так хорошо.

Когда обе дочери обрушивались на Элис Уэйкфилд с мольбами одновременно, она не могла устоять.

– Ну хорошо, – сказала она в конце концов. – Но, Джессика, ты будешь следить за сестрой.

– Буду, – сказала Джессика и вздохнула.

Красивые близнецы явились на вечер в костюмах матадоров: Элизабет – в красном, а Джессика – в зеленом. Головокружительно похожие и почти одинаково одетые, сестры в считанные минуты заинтриговали и сбили с толку множество народа.

Но довольно скоро та из сестер, на которой были красная куртка и пояс, начала так беззастенчиво кокетничать со всеми подряд, что сразу стало ясно – это Элизабет.

– Ну, сегодня твоя сестра побивает все рекорды, – сказала Лила, видя, как матадор в красном кружится в группе мальчишек рядом с оркестром. – Но мне бы хотелось, чтобы ты ее немного осадила. – Лила вздохнула. – Это уже начинает надоедать.

– Лила, это, в конце концов, моя сестра. Так что лучше прекрати, – вспылила Джессика.

Она, впрочем, тут же пожалела, что накричала на Лилу, но у нее не было времени извиняться. Она должна была следить за Элизабет.

Итак, одна из сестер, в красном костюме матадора, прекрасно проводила время, кокетничая напропалую, тогда как другая, в зеленом, все больше стояла в стороне.

– Эй, Джес, ты так и собираешься простоять весь вечер, следя за своей сестрой? – спросила Кара Уокер.

– Я должна следить за ней, – подавленно сказала Джессика. – Я обещала маме.

Элизабет бешено крутилась в танце под фонарями испанского дворика, выложенного красной керамической плиткой. Весь мир вокруг нее тоже кружился, как в тумане. Внезапно она очутилась в объятиях какого-то парня. Он был высокий и сильный; взглянув в его лицо, она поняла, что это Тодд.

– Лиз, – сказал он.

– Нет, Тодд, спасибо. – Она отвернулась и отошла от него.

Мощные, ритмичные звуки джаза вновь захватили ее, и Элизабет опять закружилась легко и быстро, улыбаясь каждому парню, попадавшему в ее поле зрения. И снова она оказалась в чьих-то объятиях.

– Привет, Джессика, – сказал Брюс Пэтмен.

Элизабет ничего не ответила, но одарила Брюса кокетливой улыбкой.

Высокий темноволосый Брюс считался самым красивым парнем в школе Ласковой Долины, и к тому же самым богатым. Он был уверен, и не без оснований, что с его внешностью, отцовскими деньгами и фантастическими способностями к теннису может покорить любую девчонку в городе – кроме близнецов Уэйкфилд. Какое-то время назад он повел себя чересчур нахально с Джессикой, и это, как он понимал, раз и навсегда лишило его всяких шансов на благосклонность со стороны обеих сестер.

Он не мог понять, почему Джессика стала сейчас с ним кокетничать, но решил, тем не менее, не упускать такого случая.

– Ты выглядишь потрясающе, Джес, – сказал он.

Лицо Элизабет горело от возбуждения. Для нее сейчас существовали только джазовый ритм и сильные руки Брюса. Танцуя, они оказались за пальмами; Брюс прижался лицом к ее шее и попытался поцеловать. Она засмеялась и повлекла его назад в патио.

– Ты сегодня в игривом настроении, Джессика, – сказал он.

– В самом деле?

– В самом деле. Но мне это нравится. Ты стала какой-то другой. Я и не знал, что ты можешь быть такой очаровательной.

Элизабет громко рассмеялась.

Кружась в танце рядом с оркестром, Брюс заметил Макса Делона, который стоял, прислонившись к трибуне, и многозначительно ухмылялся, наблюдая за ними.

– Что смешного? – спросил Брюс.

– Ты и Лиз, – ответил Макс. – Я и не знал, что вы – влюбленная парочка. Но, в конце концов, это вечер знакомств.

Брюс внимательно вгляделся в лицо танцующей с ним девушки. Он считал, что это Джессика. Теперь он вспомнил слухи о том, что Элизабет перенесла какую-то загадочную болезнь и ведет себя совсем не так, как раньше.

– Ты не Джессика, – сказал он. – Ты Элизабет.

Элизабет засмеялась:

– Здорово я тебя одурачила.

Но она, тем не менее, не сделала попытки освободиться из его рук.

– Я тебе нравлюсь? – спросил он, стараясь прояснить для себя ситуацию.

Она улыбнулась.

– Почему бы и нет?

– Я просто интересуюсь. Ты знаешь, кто я?

– Конечно, – захихикала Элизабет. – Брюс Пэтмен.

Брюс торжествующе улыбнулся. Элизабет Уэйкфилд, тысячу раз дававшая ему отпор, неприступная Элизабет, считавшая, что он ее недостоин, была, наконец, в его объятиях.

– Сначала я подумал, что ты – Джессика, – сказал он.

Элизабет встряхнула головой.

– В самом деле? А разве я не могу быть такой же соблазнительной и веселой, как Джессика?

Брюс заглянул ей в глаза. Может быть, она разыгрывает его?

– Ты любишь веселиться?

– Конечно. Кто не любит?

– Хочешь выпить?

– Конечно. Что у тебя есть?

Брюс отвел ее за пальму и вытащил из кармана небольшую бутылку. Он снял колпачок и, все еще сомневаясь, передал бутылку Элизабет. А она с готовностью схватила ее и сделала несколько глотков, так что Брюс вынужден был выхватить бутылку со словами:

– Эй, давай полегче.

Элизабет засмеялась и побежала назад на танцевальную площадку, где столкнулась с Джессикой, которая в беспокойстве ее искала.

– Лиз, – спросила она, – у тебя все нормально?

– Конечно, – ответила Элизабет.

Глаза ее возбужденно блестели.

– Вот и чудно. Я немного потанцую. Увидимся позже. Не слишком увлекайся, ладно?

– Пока, – сказала Элизабет.

Брюс наблюдал за ними из-за пальм. Как только Джессика исчезла, он вышел и взял Элизабет за руку. Притянув к себе, он увлек ее назад, в тень деревьев. Элизабет не сопротивлялась. Более того, она одарила его еще одной обольстительной улыбкой.

«Прекрасно, – подумал Брюс. – Значит, теперь ты в моей власти!»

Брюс поцеловал ее. Потом еще раз, крепче. Элизабет обвила руками его шею.

– Ты просто прелестна, Лиз, – пробормотал Брюс.

Теперь музыка стала медленной и нежной, а свет фонарей потускнел. Элизабет продолжала танцевать с Брюсом Пэтменом, положив голову ему на грудь.

Когда Джессика увидела все это, она попыталась оттащить Элизабет на минутку в сторону, и ей это удалось.

– Лиз, – прошептала она.

– М-м?

– Лиз, ты знаешь, что ты танцуешь с Брюсом Пэтменом?

– Не правда ли, он замечательный? – пробормотала Лиз.

– Замечательный? Брюс Пэтмен?

– Да. Он меня очень интересует.

– Но ты же ненавидишь его, Лиззи.

– Кто тебе это сказал?

– Да ты сама и говорила сотни раз.

– Вот глупая, – сказала Элизабет. – Отстань.

После этого Джессика уже не спускала глаз с Элизабет и Брюса, танцевавших под пальмами щека к щеке. Она просто была не в силах этому поверить. Сама Джессика могла дать отпор этому противному, нахальному типу, но не могла ли это сделать ее сестра, чье поведение стало таким непредсказуемым?

– Что случилось? – спросила немного погодя Лила Фаулер, заметив, что Джессика хмурится.

– Моя сестра и Брюс, – сказала Джессика.

– Похоже, они нашли друг друга. Мои вечера знакомств иногда преподносят сюрпризы даже мне.

– Ну что ж, пока он ведет себя прилично, – сказала Джессика. – Но это пока.

Это был для Джессики еще один утомительный вечер, испорченный тревогой за сестру. Она уже не могла веселиться. Не так ли было раньше с Элизабет? Не забывала ли раньше сама Джессика обо всем на свете, а Элизабет вечно должна была следить за ней? Джессика дала себе зарок, что, если ее сестра опять станет милой и доброй Лиззи, она никогда не даст ей повода для беспокойства.

По мере того, как вечер близился к концу, Брюс Пэтмен все больше задумывался – какая-то мысль явно не давала ему покоя. Он поцеловал Элизабет, и она не только не оттолкнула его – она ответила на его поцелуй. И ответила с готовностью.

– Я и не думал, что нравлюсь тебе, – сказал он.

– Почему же ты не можешь мне нравиться? – промурлыкала Элизабет.

– Не знаю. Но ты всегда была какая-то зажатая и всего боялась.

– Это была не я.

– Что мы будем делать дальше?

– Все, что ты хочешь.

– Ты серьезно?

– Конечно, Брюс, дорогой.

Брюс рассмеялся с облегчением. Элизабет присоединилась к его смеху.

– Это будет чудный вечер, Лиз, – сказал он.

– Надеюсь, что да, – ответила она.

– Хочешь пойти со мной в клуб моего отца?

– Конечно.

– Но он у моря, на пляже.

– Да будь он хоть на луне, – беззаботно улыбнулась Элизабет.

Некоторое время спустя Джессика стала искать Элизабет, но ее и след простыл. Брюса Пэтмена тоже нигде не было.

«Так, так», – подумала она и стала бегать по дому Фаулеров и по саду, пытаясь их где-нибудь увидеть.

Но их не было ни на танцплощадке, ни возле буфета в столовой, ни около трибуны для оркестра. Она заглянула во все машины, припаркованные вокруг, но увидела там другие парочки, которым ее любопытство совсем не нравилось.

В конце концов она наткнулась на Лилу.

– Ты не видела Лиз?

– Она с Брюсом.

– Но я нигде не могу их найти, Лила.

– О, я думаю, они отправились в клуб его отца, Джес. Еще несколько ребят ушли с ними.

– Ох, нет, – сказала Джессика с беспокойством и посмотрела вокруг, не зная, что делать.

Вдруг она увидела единственного человека, на которого могла положиться.

– Тодд… Лиз и Брюс ушли вместе.

Тодду ничего не нужно было объяснять.

– Куда? – резко спросил он.

– Я думаю, в клуб его отца, на пляже.

– Понятно, – сказал он и побежал к машине.

Черный блестящий «порше» Брюса быстро мчался в ночи. Элизабет тесно прильнула к нему. Он просто не мог поверить тому, что она была такой доступной.

Он осторожно остановил машину у клуба «Дрифтвуд» под навесом из красного дерева со стороны моря. Элизабет потянулась к ручке двери.

– Не надо, крошка, – прошептал Брюс, отводя ее руку.

– Но, Брюс, другие ребята уже заходят, – возразила она, выглядывая из окна, – Мы же не должны ничего пропустить из этого чудесного вечера, правда? – Язык ее слегка заплетался от вина, которым Брюс угостил ее у Лилы.

– У нас может быть свой собственный вечер, только для нас двоих, – предложил он хрипло.

– Но я хочу вина. – Она захихикала. – От вина мне становится весело. – Она прижалась к нему.

– У меня в машине есть достаточно вина, чтобы тебе стало очень весело, любимая Лиз. – Он притянул ее к себе и поцеловал в тонкую нежную шею.

– Ой, мне это нравится. Любимая Лиз – это я. – Она снова захихикала. – И мне нравится, как ты что-то там делаешь с моей шеей.

Уже в который раз за этот вечер Брюс Пэтмен удивился, как ему могло так повезти. Элизабет Уэйкфилд вот-вот растает в его объятиях. Просто нужно дать ей еще немножко выпить. И еще немножко подождать.

– Как только вся эта толпа войдет в клуб, я буду делать это не только с шеей, – пообещал он. – Выпей еще вина, моя любимая Лиз.

Из-за сиденья он вытащил уже открытую бутылку и бумажный стакан. Наполнив стакан, протянул его Элизабет, а сам сделал большой глоток из бутылки.

Брюс продолжал обнимать Элизабет, пока она жадно пила вино.

– У меня в багажнике есть одеяло, – прошептал он ей в самое ухо. – Мы возьмем вино и одеяло, пойдем на пляж и…

Дверь с его стороны внезапно распахнулась, и Брюс почувствовал, как чья-то сильная рука оттаскивает его от Элизабет и выволакивает из машины. Бутылка с вином упала на землю и разбилась.

– Какого… – только и успел произнести Брюс.

Он ощутил сокрушительный удар кулаком в челюсть. Удар был таким сильным, что Брюс, потеряв сознание, распластался на дорожке.

– Что ты делаешь, Брюс? – речь Элизабет была невнятной, и она с трудом пыталась сфокусировать взгляд на фигуре человека перед собой. – Что случилось с нашей вечеринкой?

– Вечеринка закончилась, Лиз. Я везу тебя домой.

Тодд осторожно вытащил ее из «порше» и повел к своей побитой машине. Элизабет так нетвердо держалась на ногах, что ее пришлось почти нести. Тодд усадил ее в машину, пристегнул ремнем безопасности и сел за руль. Когда он уже включил зажигание, Элизабет вдруг выпрямилась, узнав его.

– Ты знаешь, Тодд, ты становишься настоящим завсегдатаем вечеринок, – проговорила она заплетающимся языком и отключилась.

Глава 13

– Погоди, юная леди, – сказала Элис Уэйкфилд тоном, который был так знаком Джессике.

– Разве ты не хочешь, чтобы я убрала со стола? – спросила Джессика с надеждой в голосе.

Она, конечно, понимала, что нотации избежать не удастся, но попытаться стоило.

– Сядь, Джессика, – сурово сказал Нед Уэйкфилд.

Джессика знала, что если папа собирается участвовать в разговоре, то дело плохо.

– Во-первых, Джессика, может быть, ты объяснишь нам, почему ты не рассказала о том, что тебя остановил полицейский за превышение скорости, а заодно и о вмятине на машине, сразу же, в субботу? – спросила мама.

Джессика заерзала на стуле. Она знала, почему не рассказала им обо всем. Они бы начали вопить и читать нотации, но это еще полбеды. Скорее всего, ей в наказание запретили бы выходить из дома, а она не хотела пропустить вечеринку у Лилы. И очень хорошо, что она там была. Кто знает, что могло произойти между Элизабет и Брюсом, если бы она не послала вслед за ними Тодда? Она вела себя очень ответственно в тот вечер – и какова награда? Опять только неприятности. Это было просто несправедливо!

– Я хотела рассказать вам раньше, честное слово, – пыталась оправдаться Джессика, – но я…

– Но что?

– Но я знала, как много в эти дни у вас было тревог и беспокойства, и я просто не хотела прибавлять вам неприятностей. – Она, конечно, не думала, что они на это купятся, но попытка не пытка.

– Меня очень трогает такая твоя забота о нас, – сухо заметил отец.

– Ой, ну хорошо! Я не сказала вам, потому что знала, что вы просто не захотите меня понять. Я знала, что вы засадите меня дома. Почему бы вам не вынести мне приговор без всех этих судебных слушаний? – сказала Джессика, готовая расплакаться и одновременно рассерженная.

– Джессика, не думаешь же ты, что мы оставим без внимания твое безрассудное и безответственное поведение за рулем, – возразила мама.

– Но все было совсем не так ужасно, как вам кажется, честное слово. Я ехала не так уж и быстро, а эта вмятина получилась не по моей вине, – заговорила она жалобно, переводя взгляд с отца на мать.

– Семьдесят миль в час – не так уж и быстро? – спросил отец, подняв одну бровь.

– Извините, мистер Уэйкфилд…

Трое Уэйкфилдов одновременно повернулись к кухонной двери и увидели стоящих в проеме Джин и Джоан.

– В чем дело, девочки? – спросил Нед Уэйкфилд.

– Нам очень нужно с вами поговорить.

– А вы не можете подождать, пока мы не закончим разговаривать с Джессикой?

– Но как раз об этом мы и хотели с вами поговорить, – сказала Джоан.

«Как раз то, что мне нужно, – подумала Джессика. – С этими двумя свидетелями меня, вероятнее всего, отправят на электрический стул».

– Ну тогда проходите, девочки. Вы ведь были с Джессикой в тот день. Может быть, вы сможете рассказать нам, что случилось.

– Джессика просто не могла ехать так быстро, как говорит этот полицейский, – заявила Джин. – Это невозможно.

Мистер Уэйкфилд улыбнулся им.

– Я знаю, что вы хотите помочь Джес, но ее засекли радаром. Она действительно делала семьдесят миль в час.

– Нет, она просто не могла, мистер Уэйкфилд. Эти радарные установки иногда ошибаются. Мой папа рассказывал, что один раз радар показал, что большой старый дуб делает сорок миль в час.

– И, кроме того, – вмешалась Джоан, – меня всегда укачивает в машине при большой скорости, а в тот день я чувствовала себя прекрасно.

Джессика заморгала в изумлении. Они ее защищали! Они были на ее стороне!

– А что касается той вмятины, – продолжала Джин, – то Джессика стала первая выезжать со стоянки. Тот человек в другой машине был больше виноват, чем она.

– Похоже, Джес, у тебя есть два очень хороших адвоката, – сказал Нед Уэйкфилд с улыбкой. – Как ты думаешь, Элис?

– Я думаю, что мы с тобой, может быть, погорячились, Нед, – ответила она. – Не исключено, что этот случай можно квалифицировать как беззаботность, а не преступную небрежность. – Она повернулась к Джессике, заметив выражение огромного облегчения на ее лице. – Но не думай, что все это останется без последствий, юная леди. Наказание будет. Мы с папой все обсудим и поговорим с тобой на эту тему позднее.

Джессика улыбнулась счастливой улыбкой. Она с трудом могла поверить в такую удачу.

– Спасибо, мама и папа. Большое спасибо. Я даю вам торжественное обещание, что больше никогда не превышу скорость, даже на полмили. – Она бросилась к матери на шею и крепко ее обняла.

Элис Уэйкфилд не смогла удержаться, чтобы не рассмеяться вместе с дочерью. Высвобождаясь из ее объятий, она сказала:

– Не кажется ли тебе, что часть благодарности ты должна приберечь для двух своих друзей? – И выходя вместе с мужем из кухни, она кивнула в направлении Джин и Джоан.

Джессика посмотрела на девочек. Что же им сказать?

Близнецы переглянулись и подошли ближе.

– Извини, что мы доставили тебе столько неприятностей, Джессика, – сказала Джоан.

– Неприятностей?

– Ну да, тот вечер в кино, а потом наше прослушивание.

– А вы меня извините за то, что я на вас так часто кричала, – сказала Джессика.

– Ну, это ничего, – махнула рукой Джоан.

– На нас иногда еще и не так кричат. Так что это были пустяки.

– В самом деле? Ваши родители на вас кричат?

– Нет, – сказала Джоан.

– Никогда, – добавила Джин.

– Это мистер Майнор, наш преподаватель по классу флейты. Ой, он просто как атомная бомба. – И обе они захихикали.

– И к тому же нам никогда не было так интересно, – сказала Джоан.

– Никогда, – добавила Джин. – Смотреть фильм из машины! И еще со всеми этими закусками и всем прочим.

– Подожди… – попыталась вмешаться Джессика.

– Никто никогда не берет нас в такие места, – продолжала Джоан. – Представляешь, как нам будут завидовать, когда мы всем расскажем!

– Послушайте, вы обе, – сказала Джессика, – поубавьте свой восторг. Вас туда никто не приглашал. – Но она взглянула на их торжественные лица и не могла не рассмеяться.

Когда Джин и Джоан выходили из комнаты, Джессика вдруг поняла, как они были близки между собой. Ей захотелось плакать. Она и Элизабет были такими же, все делая вместе, защищая и всегда стараясь поддержать друг друга. Но сейчас это куда-то ушло. И ей очень не хватало этой близости. Неудавшиеся свидания, гнев родителей – все это теперь казалось неважным. Ей нужна была Элизабет, ее сестра… ее друг.

– Эй, Лиз! Подожди!

Элизабет повернулась и увидела Билла Чейза, спешившего к ней по коридору. Он, как всегда, когда пребывал на суше, был одет в джинсы и футболку. В этот раз его длинные прямые светлые волосы были сухими (что случалось не часто) и вместо доски для серфинга в руках у него были книги.

– Как твой серфинг? – спросила она, кокетливо ему улыбаясь, что сильно его удивило.

– Отлично, как всегда.

Жизнь виделась Биллу исполненной смысла только тогда, когда он занимался серфингом или обучал кого-нибудь этому виду спорта, поэтому он редко общался с «сухопутными» ребятами из школы. Но Тодд Уилкинз был его хорошим другом, и Билл был в курсе его отношений с Элизабет: он знал, что они больше не встречались.

Билл вспомнил, как он был поражен, когда Тодд сказал, что Элизабет совсем к нему охладела.

– Неужели между вами все кончено? – спросил он тогда. – Что же все-таки произошло?

– Да, все кончено, Билл, – ответил Тодд грустно. – Но мне не хотелось бы об этом говорить.

– Я не хочу совать нос в твои дела, Тодд, но я действительно тебе сочувствую. Мне кажется, Элизабет ведет себя по-свински.

Тодд вздохнул.

– Нет, Билл. Она ведет себя как-то странно. Если бы она выбрала кого-то одного, это было бы нормально. Но все ее поступки выглядят так, как будто она не отдает себе в них отчета.

– Тодд, ты действительно беспокоишься за нее?

– Да, беспокоюсь.

– Тодд, мне всегда нравилась Лиз.

– Я знаю.

– Я хочу сказать, что если между вами в самом деле все кончено, ты ведь не обидишься, если я ее куда-нибудь приглашу?

Тодд отвернулся, и Билл поначалу подумал, что он разозлился. Но Тодд только вздохнул и посмотрел Биллу в глаза. В его взгляде не было гнева, а только тревога и печаль.

– Меня совершенно не касается, с кем она будет встречаться.

– Я знаю, но я не хочу, чтобы ты на меня обижался.

Тодд опустил глаза и стал внимательно разглядывать свои ботинки.

– Не волнуйся, Билл. Я не обижусь, если ты пригласишь ее. Я не имею на это никакого права. Увидимся позже.

Биллу не требовалось дальнейших уговоров. Он уже целую вечность был влюблен в Элизабет – на расстоянии.

– Лиз, я хотел узнать, не согласишься ли ты пойти со мной на танцы в клуб на пляже в субботу вечером? – спросил он нерешительно.

– В клуб? Хм…

– Если у тебя другие планы, ты скажи. Я не особенно рассчитывал на то, что ты будешь свободна.

– Почему бы нет. Конечно, я пойду – при одном условии, – сказала она и, крайне его удивив, добавила: – Я пойду, если на следующий день ты возьмешь меня на серфинг.

– Я ни разу не видел, чтобы ты занималась серфингом, – смутился он, но, испугавшись, что она может передумать насчет субботы, поспешно добавил: – Конечно, я возьму тебя, с удовольствием.

– И я смогу выйти далеко в море, Билл, как ты? – Улыбка Элизабет почти загипнотизировала его.

Билл заморгал в изумлении.

– Это довольно опасно для неопытного человека, – предупредил он.

– Но ведь с тобой-то мне ничего не грозит, правда, Билл?

Билл почувствовал себя на седьмом небе.

– Я всегда буду заботиться о тебе, Лиз.

– Тогда увидимся в субботу вечером.

Билл смотрел ей вслед, пока, соблазнительно покачивая бедрами, она шла по вестибюлю. Он удивился бы еще больше, если бы услышал ее разговор по телефону с Брюсом Пэтменом в тот же день.

– Привет, крошка, как поживаешь? – спросил Брюс.

– Прекрасно, Брюс. Как твоя искусственная челюсть? – Она рассмеялась.

– Ты просто маленькая дикая кошка. Тебе нравится, когда парни из-за тебя дерутся, скажешь, нет?

– Это было довольно забавно, Брюс. Но мне бы хотелось, чтобы ты оказался победителем.

– Да? Ну так докажи мне это в субботу вечером. Мои предки уезжают на весь уик-энд, и мы могли бы пойти в наш дом на пляже. Там будем только мы с тобой, всю ночь. Что ты скажешь на это, любимая Лиз? – говорил Брюс, стараясь, чтобы его голос звучал сексуально.

Элизабет ответила без всяких колебаний:

– Договорились, Брюс. Но не заходи за мной. Мои родители несколько старомодны в некоторых вещах. Встретимся за углом моего дома.

В тот субботний вечер взволнованный Билл Чейз позвонил в дверь дома Уэйкфилдов. Он все еще не мог поверить тому, что Элизабет согласилась с ним встретиться.

– Билл Чейз, что тебе нужно? – спросила Джессика, открыв дверь.

– Привет, Джес. Я пришел за Лиз. Она готова?

– Лиз? Э… ну, заходи.

Она провела Билла в гостиную и велела ему там подождать, лихорадочно пытаясь придумать, как выгородить сестру, которой не было дома.

– Я сейчас вернусь, – сказала она, взбегая вверх по лестнице.

«Что делать, что делать, что делать?» – вертелось у нее в голове, пока она набирала номер Инид Роллинз.

Элизабет сказала, что будет этим вечером у Инид, очевидно, забыв, что у нее назначено свидание.

«Когда они снова успели подружиться?» – недоумевала Джессика.

– Инид, это Джес, позови Лиз. – Джессике было сейчас совсем не до любезностей.

Она выслушала ответ и бросила трубку.

– Прекрасно! Ее там нет, – пробормотала Джессика. – Это может значить только одно: она пошла на свидание с кем-то, с кем ей встречаться вовсе не следует! Да, она не теряет времени даром! Придется огорчить Билла. – Она направилась к двери, но остановилась, осененная интересной мыслью.

– Почему только Лиз должна весело проводить время? – спросила она у себя самой.

Через пять минут она, стоя у зеркала, проверяла, насколько успешным было ее превращение в Элизабет. На ней были цветастая юбка и блузка в сборку, которые носила ее сестра. Спустившись по лестнице, она вошла в гостиную.

– Извини, что заставила тебя ждать, Билл.

Он улыбнулся.

– Ты стоишь того, чтобы тебя ждали, Лиз.

В то время, как Билл ехал в машине с одной из двойняшек Уэйкфилд, которая, как он считал, была Элизабет, Брюс и настоящая Элизабет приехали в роскошный дом Пэтменов на берегу моря. Брюс помог ей выйти из машины и повел вокруг бассейна к задней части дома.

– Красиво, Брюс, очень красиво.

Элизабет оглядела живописную площадка, у бассейна, удобные шезлонги у самой воды, столик из стекла, мягкий свет. Это был прекрасный дом – настоящая калифорнийская мечта.

– Как насчет того, чтобы поплавать? – предложил Брюс.

– Я не захватила купальник, – ответила она.

– Кому тут нужен купальник? – Брюс двусмысленно ухмыльнулся.

– Нет, Брюс, давай все по порядку! Сначала ты должен показать мне этот великолепный дом.

– Ты права. Мы сможем освежиться позднее. Намного позднее. – Он потянул ее за собой в шезлонг, обнял и стал целовать.

– Это площадка перед бассейном… – шептал он между поцелуями.

Глава 14

– Брюс! – смеясь, запротестовала Элизабет и высвободилась из его объятий.

– Слушай, в чем дело? Я думал, что нравлюсь тебе. Ты ясно дала мне это понять в тот вечер.

Красивое лицо Брюса покраснело от злости. Обычно девчонки были с ним покладистыми.

– Брюс, ты становишься еще более красивым, когда злишься, – дразнила его Элизабет. – Ты же знаешь, что я не была бы здесь сегодня, если бы ты мне не нравился – и твои поцелуи тоже. – Она положила ладонь на его руку и улыбнулась ему. – Я просто не люблю, когда меня торопят, понял?

Брюс пожал плечами и встал.

– Хорошо, Лиз, я не буду тебя торопить, но не заставляй меня ждать слишком долго!

– Конечно, Брюс, – пообещала она.

Сжав ее руку, он прошептал:

– Пойдем в дом.

Пройдя через площадку, они через раздвигающиеся стеклянные двери вошли в гостиную, освещенную мягким светом единственной лампы.

– Ох, это самая красивая комната из… – начала было Элизабет.

– Ты тоже самая красивая, Лиз, – прервал ее Брюс, потянув на большую белую кушетку, и снова стал целовать.

– У-м-м-м, Брюс, – пробормотала она.

– Тебе ведь приятно, Лиз?

Его рука скользнула в вырез ее платья. Он остановился, ожидая ее протеста.

– Мне очень приятно, Брюс, – вздохнула Элизабет, перебирая пальцами его темные волосы, затем притянула его ближе к себе.

Элизабет не заметила его торжествующей улыбки. Она не догадывалась о том, как он злорадствовал, видя свою победу над девчонкой, которая смотрела на него свысока.

Прижав ее к себе и целуя в шею, Брюс зашептал:

– Пойдем наверх. Я покажу тебе, что такое любовь. Нам будет хорошо, любимая Лиз.

– Нет, Брюс. Я не могу, я не должна, – запротестовала она.

– Да, Лиз, да, – настаивал Брюс. Он гладил ее плечи, затем провел рукой по ее бедру. – Ты хочешь сказать «да», я знаю.

Встав с кушетки, Брюс, нежно взял Элизабет за руку и повел к лестнице. Он немного опасался, как бы она не передумала, пока они будут подниматься на второй этаж. Никогда еще победа не казалась ему такой важной.

– Ты замечательная, Лиз. Замечательная, сексуальная и красивая, – повторял он снова и снова между поцелуями, ведя ее вверх по изогнутой лестнице.

Элизабет с жаром отвечала на его поцелуи.

Брюс привел Элизабет в спальню и уложил на королевских размеров кровать. Она обвила руками его шею, и на ее красивом лице появилась мечтательная улыбка. Он освободился из ее рук и крепко поцеловал в губы, очень крепко. Потом выпрямился.

– Не вставай. Я спущусь вниз за вином и сейчас же вернусь.

И он ушел.

Пока Элизабет лежала на кровати в доме на берегу, ее зеркальное отражение, Джессика, решила последовать доброму старому совету: не злись попусту на своего обидчика, а поквитайся с ним.

Когда-то Билл Чейз очень интересовал Джессику. Ей нравились и его внешность, и стиль жизни, но он не обращал на нее никакого внимания. Однажды она даже предложила ему сопровождать ее в гости к Сэйди Хоккинс, когда та собирала у себя ребят. Он ответил небрежно:

– К сожалению, не смогу.

А память у Джессики была очень хорошая, особенно если это касалось парня, который отверг ее.

Когда в клубе закончились танцы, Билл обнял девушку, которую он принимал за Элизабет, и улыбнулся ей. Он и не ожидал, что когда-нибудь сможет провести такой чудесный вечер. «Элизабет» вела себя так, будто он ей нравился в той же мере, как и она ему. Он предложил прогуляться по пляжу, и она с радостью согласилась.

Когда Билл и Джессика вышли из клуба, Тодд стоял снаружи на длинной террасе из красного дерева со стороны океана. Он пришел сюда специально, чтобы постоять у моря, глядя, как волны разбиваются о берег. Ему нужно было побыть одному. Выходящие из клуба парочки он мог видеть только со спины, но Тодд слишком хорошо знал Элизабет, чтобы не узнать ее шелковистые волосы где бы то ни было.

«Билл не терял времени даром», – подумал он с горечью.

Он смотрел им вслед до тех пор, пока они не скрылись из виду.

– Билл, – тихо сказала Джессика, откидывая голову назад, – я так рада, что ты сегодня пригласил меня.

– Правда, Лиз? – Он никогда в жизни не был таким счастливым.

– Правда, Билл. Я всегда считала тебя замечательным парнем. – «А ты этого никогда не ценил», – добавила она про себя.

Остановившись на освещенном луной берегу, они заглянули в глаза друг другу. Билл нежно положил руки Джессике на плечи и привлек ее к себе, чтобы поцеловать. Она придвинулась к нему еще ближе, обняла его и поцеловала в ответ.

– Лиз, я не могу больше этого скрывать. Я люблю тебя. Мне кажется, что я любил тебя всю жизнь, – прошептал Билл.

Джессика немного отступила назад и улыбнулась загадочной, знающей улыбкой.

– Нет, Билл, ты любишь мою сестру. Я в этом уверена.

– Нет, Лиз, нет. – Он сжал ее в объятиях. – Хоть Джессика и твоя сестра, но мне она даже не нравится.

– А я думаю, все-таки нравится, – настаивала Джессика.

– Это просто невозможно, – решительно сказал Билл, – давай не будем спорить по этому поводу.

Он взял ее под руку, и они пошли дальше.

– Я хочу показать тебе место, где лунный свет падает на волны, как в волшебной сказке.

Джессика молча улыбнулась, идя с ним рядом.

* * *

Элизабет лежала на большой кровати. Непонятные, незнакомые чувства одолевали ее. Вдруг ей стало страшно. Но чего бояться? Она этого хотела, разве не так?

«Брюс», – подумала она.

Вот в чем дело. Ей нужен Брюс, с которым так хорошо. Но он ушел.

– Брюс, – позвала она. – Брюс!

Он сказал что-то о том, что спустится вниз. Может быть, ей следует привести в порядок волосы и подкраситься, пока он не вернулся, подумала Элизабет.

Она встала с постели, пытаясь нащупать дверь в полной темноте, и вдруг споткнулась о стул. Отчаянно стараясь удержаться, она зацепилась ногой за ковер и упала на пол, сильно ударившись головой о массивный деревянный стол. Элизабет лежала на полу оглушенная, и в ее мозгу звучали какие-то странные звуки, и странный свет мелькал перед глазами. Она была в какой-то темной комнате в незнакомом доме.

«Что это за дом? – думала она в недоумении. – Как я сюда попала?»

Она села, затем поднялась на ноги, и ей показалось, что она в своей спальне. Она опустилась на кровать и потрясла головой.

– Я что, купила такую большую кровать? – проговорила она, запинаясь.

Она огляделась вокруг, пытаясь узнать очертания знакомых предметов, и поняла, что сидит не на своей кровати и не в своей комнате.

«Я все еще в больнице», – решила она.

Но это тоже было не так.

В конце концов Элизабет, дрожа, встала и сделала несколько неуверенных шагов к темному квадрату, который, по ее мнению, должен был быть дверью. Тут ее пальцы что-то нащупали. Выключатель. Она толкнула его вверх, и комнату залил яркий свет.

– Ой, – в ужасе выдохнула она, оглядываясь вокруг.

Она никогда раньше не бывала в этой комнате и не имела ни малейшего представления о том, как она сюда попала.

Затем послышался какой-то звук. Шаги. Кто-то поднимался по лестнице. Вот шаги стали громче. Кто-то подходил к дверям. Элизабет сжалась от страха. Кто бы это мог быть?..

Внезапно в дверях возникла фигура человека, которого она никак не ожидала увидеть.

– Брюс! – воскликнула она.

С надменным видом Брюс стоял у входа с бутылкой вина в одной руке и двумя стаканами в другой.

– Соскучилась по мне, бэби?

– Что ты здесь делаешь? – спросила она слабым голосом.

– Что?!

– Где я? Как я сюда попала?

Брюс улыбнулся.

– Все играешь, а? Вот глотни – и почувствуешь себя прекрасно.

Элизабет в изумлении наблюдала, как Брюс налил вина в стакан. Неужели она пришла сюда с Брюсом Пэтменом?

– Как я сюда попала?

Брюс хмыкнул.

– Тебе повезло, Лиззи.

– Я не знаю, что случилось, но я хочу домой, – сказала она.

– Домой? После того, как ты завлекла меня сюда и раздразнила? Ты это брось, Лиз!

– Почему ты со мной так разговариваешь? – спросила Элизабет, чувствуя, как панический страх все больше охватывает ее.

– Я не в настроении отвечать на глупые вопросы, Лиз, – сказал он, ставя стаканы на стол и подходя к ней.

Элизабет отшатнулась, глядя на него со смешанным чувством отвращения и ужаса.

– Ты заигрывала со мной всю неделю. Ты не сможешь этого отрицать. – Тон Брюса был явно издевательским.

– Нет. Такого просто не могло быть. И ты не ответил на мои вопросы. Где мы? Это ты привел меня сюда?

– Я тебя не приводил. Ты пришла по своему собственному желанию. И ты прекрасно знаешь, что этот дом на берегу принадлежит моим родителям.

Элизабет оглянулась, напрягая слух, пытаясь услышать еще какие-нибудь звуки.

– Где другие ребята? Кто еще есть в доме?

– Слушай, хватит придуриваться! Ты хотела, чтобы мы были одни. И не разыгрывай комедию, притворяясь невинной маленькой девочкой.

Элизабет села на кровать в отчаянии и растерянности. Слезы подступили к ее глазам. Как она могла позволить этому случиться? Она взглянула на Брюса.

– Ты каким-то образом сумел привести меня сюда против моей воли, – сказала она. – Ты ведь знаешь, что я тебя терпеть не могу.

Сердце Брюса упало, когда он услышал эти слова и увидел выражение ее глаз. В них опять было все то же глубокое презрение, с каким всегда смотрела на него Элизабет Уэйкфилд.

– Больше не хочешь играть и веселиться, да? Значит, это был розыгрыш? Не очень-то красиво так дразнить парня, Лиз, – сказал он с угрозой.

Элизабет поняла, что ей надо как можно быстрее вырваться отсюда. Она направилась к двери, попробовала проскочить мимо него, но он загородил ей путь.

– Куда это ты направилась? – спросил он со злостью.

– Выпусти меня!

– О нет, не выйдет. Ты дашь мне то, что я хочу, то, что ты обещала.

– Я ничего не обещала. Я не могла тебе ничего обещать! Дай мне пройти!

Брюс схватил ее и притянул к себе, пытаясь поцеловать, но она отвернула лицо и изо всех сил толкнула его в грудь, стараясь освободиться. Он грубо схватил ее за запястья, и она поняла всю свою беспомощность.

– У меня очень сильные руки, Лиз, – сказал он. – От тенниса, понимаешь? А теперь послушай, что я тебе скажу. Ты дашь мне то, что я хочу, или я расскажу эту историю по всей школе. Тебя это устраивает? Что о тебе подумают твои друзья?

Он прижал ее к себе и, держа одной рукой ее голову, поцеловал. Затем внезапно вскрикнул от боли и отпустил ее.

– Ах-х-х-х! Ты укусила меня! – причитал он, держась за нижнюю губу.

Элизабет бросилась мимо него к двери, затем обернулась и посмотрела на него. Брюс Пэтмен жалобно скулил, держась за укушенную губу, и больше не представлял никакой опасности.

– Я никогда не подозревала, что ты такой трус, – воскликнула она. – Вот, оказывается, каковы твои любовные похождения, Пэтмен? Ты пользуешься тем, что девчонка не в своем уме или слишком пьяна, чтобы что-нибудь понимать. Я еще не встречала такого подлеца, как ты. И запомни: хочешь рассказать эту историю? Валяй! Потому что я тоже расскажу кое-что, и в моем рассказе ты будешь выглядеть не очень-то хорошо. Ты трус, Брюс Пэтмен!

Элизабет бросилась бежать вниз по лестнице, пронеслась через вестибюль и очутилась на крыльце. Она бежала до тех пор, пока не почувствовала песок под ногами. Как это было хорошо – четко знать, кто она и где находится. Яркая луна плыла по темному небу, и ей хотелось крикнуть:

– Привет тебе, старушка луна!

Ей хотелось поблагодарить звезды за то, что они все еще светили. Звуки прибоя, разбивающегося о берег, звучали, как симфония.

Огни клуба замерцали впереди. Она бросилась к нему, словно возвращающийся домой голубь. Там она найдет людей и, что самое важное, телефон.

Элизабет взбежала по деревянным ступеням, перепрыгивая через две сразу, и споткнулась на самом верху, но чьи-то сильные руки удержали ее, не дав упасть. Она подняла глаза и увидела Тодда.

– Тодд! Ох, Тодд, никого в жизни я не была так рада встретить, как тебя, – сказала она, падая ему на грудь.

Тодд был, мягко говоря, изумлен.

– Что?

– Тодд, помоги мне! – взмолилась она.

Тодд немного отступил назад, положил ей руки на плечи и заглянул в глаза. Эти красивые, цвета моря, глаза, это заплаканное лицо принадлежали Элизабет, его Элизабет, которую он любил.

– Это ты, Лиз! – воскликнул он. – Это действительно ты! – Он притянул девушку к себе, и ее охватило ощущение тепла и надежности, исходившие от его сильных рук.

Элизабет вздрогнула и еще сильнее прижалась к нему.

– Ох, Тодд, я не понимаю, что случилось.

– Все в порядке, Лиз. Все хорошо. – Тодд прижимал ее к себе, нежно гладя по волосам. – Тебе больше ни о чем не нужно беспокоиться. Теперь все плохое позади.

– Я просто не знала, как от него уйти. Я не знаю, каким образом он заманил меня в это ужасное место.

– Не волнуйся об этом. Ты так долго не была собой. – Он с беспокойством заглянул ей в глаза. – Ты ведь опять Элизабет, правда?

– Тодд, ну конечно. А кто же еще?

– Не обращай внимания. У нас будет время поговорить об этом позднее. Но если Билл Чейз что-нибудь сделал… Я хочу сказать, что считал его своим другом. Не могу передать тебе, как я ревновал, увидев тебя с ним на берегу.

– С кем?

– Я видел тебя с Биллом. Но это не имеет значения, раз ты стала прежней Лиз.

– Но я не была с Биллом Чейзом. Это был Брюс Пэтмен. У меня не укладывается в голове, как я могла провести с ним хотя бы секунду!

– Но я видел вас вместе на берегу. Если ты была с Брюсом, кто же был с Биллом?

Они взглянули друг на друга, и оба произнесли одно и то же имя:

– Джессика!

Тодд рассмеялся с облегчением.

– Как тебе это понравится? Это была только Джессика.

Элизабет покачала головой, пытаясь привести в порядок свои мысли. Джессика с Биллом Чейзом?

– Что тебя тревожит? – спросил Тодд.

– Это плохая новость, – сказала Элизабет.

– Ты хочешь сказать, он задумал что-то нехорошее?

Элизабет снова покачала головой.

– Боюсь, это Джессика задумала что-то нехорошее. Однажды Билл Чейз оттолкнул ее, и она поклялась, что отомстит ему, как только представится случай.

– Будем надеяться, что это не так уж серьезно, – сказал Тодд. – Как я счастлив, что ты опять со мной.

Он обхватил сильными руками ее дрожащее тело и крепко прижал к себе. Элизабет почувствовала, как все ее существо переполняет любовь и благодарность к этому сильному, надежному парню, обнимавшему ее с такой нежностью.

– Тодд, – выдохнула она, и их губы сомкнулись в долгом поцелуе, и ей хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно.

Билл и Джессика подошли к дюне, о которой он говорил, и застыли в объятии, освещенные яркой луной.

– Посмотри мне в глаза и скажи снова, – попросила Джессика.

– Я люблю тебя.

– А не мою сестру?

– Нет, никогда! Я никого не смогу любить, кроме тебя!

– Что же во мне такого?

– Твоя улыбка, твое тепло, звук твоего голоса, прикосновение твоих губ, ощущение твоего тела в моих объятиях…

Джессика улыбнулась.

– Тогда ты действительно любишь Джессику Уэйкфилд, Билл, потому что Джессика – это я!