/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Школа в Ласковой Долине

Когда умирает любовь

Фрэнсин Паскаль

Популярнейшая серия «Школа в Ласковой Долине» рассказывает о приключениях сестер-близнецов Уэйкфилд из маленького американского городка. Сестры Элизабет и Джессика ссорятся и мирятся, влюбляются в одноклассников и мучаются от неразделенной любви, участвуют в веселых мероприятиях и попадают в опасные ситуации. Стивен и Трисия очень любят друг друга. Но неожиданно девушка становится холодна и равнодушна. Стивену открывается жестокая правда.

Фрэнсин Паскаль

Когда умирает любвоь

Посвящается Эми Беркоуэр

1

– Стив, ты не хочешь поздороваться с любимой сестрой?

Джессика Уэйкфилд свалила свои учебники на кухонный стол. В ее больших, зеленовато-голубых глазах вспыхнуло любопытство, когда она увидела несчастное лицо старшего брата. Стивен, ссутулившись, сидел за столом, бессмысленно глядя в пространство, и помешивал кофе, который, верно, уже давным-давно остыл.

Он поднял глаза и сощурился, как будто видел ее впервые.

– А, привет… Джес, – произнес он так, словно ему понадобилось время, чтобы определить, какая же из двух близняшек перед ним.

«Ну и ну, что с ним случилось? Он даже не видит, с кем разговаривает!» – подумала Джессика.

Нельзя не признать, что внешне Джессика и Элизабет были похожи во всем: одинаковые золотистые выгоревшие волосы, ослепительная улыбка и тонкие черты лица. У обеих отличные фигуры и одинаковый шестой размер одежды.

А вместе – это как бы эталон американского очарования и беззаботности, возведенный в двукратную степень.

Однако внутренне они были совершенно разные. Неугомонная Джессика притягивала к себе неприятности, как магнит – железные стружки, в то время как более обстоятельная Элизабет тратила уйму времени, чтобы выпутаться из интриг сестры.

Но сейчас Джессику действительно беспокоил ее брат. Она опустилась на стул рядом с ним:

– Что случилось? У тебя такой вид, будто умер твой лучший друг.

– Ничего, – буркнул Стивен.

Он перестал помешивать кофе и отложил ложку в сторону. Карие глаза его потемнели от грусти, волнистые каштановые волосы выглядели так, словно их давно не причесывали. Двухдневная щетина оттеняла его красивый волевой подбородок.

– Ничего! Каждый уик-энд ты бродишь по дому, как жертва Дракулы. Ты все еще переживаешь по поводу Трисии? Спорю, ты больше расстроен, чем она.

Ее действительно удивляло, что брат так переживает из-за разрыва со своей глупой подружкой, как будто она что-то из себя представляла. По мнению Джессики, Трисия Мартин была пустышкой. Нет, даже хуже. Семья Трисии пользовалась дурной репутацией в Ласковой Долине. И Джессику удивляло, что же такого он в ней нашел.

Она выхватила банан из вазы с фруктами и с раздражением содрала кожуру.

– Послушай, Джес, отстань, а? – Стивен бросил на нее сердитый взгляд, встал и вышел из кухни. Джессика заметила, что в глазах у него были слезы.

Немного погодя в кухню вплыла Элизабет, положила охапку книг и сняла свитер.

– Привет, Джес, – сказала она, направляясь прямо к холодильнику. – До смерти есть хочется. Сделаю себе бутерброд. Ты хочешь есть?

– Не очень, – ответила Джессика, запихнув оставшийся кусок банана в рот и оставив кожуру на столе.

Эти две девочки могли бы быть зеркальным отражением друг друга, только у Джессики волосы спадали на плечи, а Элизабет было удобнее собирать их сзади в хвостик.

И еще: повесы за рулем чаще притормаживали, оборачиваясь на Джессику в обтягивающих джинсах и кофточке-коротышке, и без эмоций проезжали мимо Элизабет в строгой вельветовой юбке.

– Лиз, ты видела Стива, когда входила? – спросила Джессика.

Элизабет намазывала на хлеб горчицу.

– Он выглядит ужасно, – продолжила она, не дожидаясь ответа. – Интересно, Трисия его окончательно бросила?

Джессике нравилось, когда жизнь разворачивалась по сценарию «мыльной оперы», особенно если она в ней играла главную роль. Но на этот раз главная роль досталась любимому старшему брату. Что ж, и это было неплохо.

– Разве я не говорила, что Стив слишком хорош для нее? Я всегда предупреждала, что от нее будут только одни неприятности, как и от всей ее мерзкой семейки. Мне кажется, это только доказывает мою правоту.

– Наш брат переживает. У него разрывается сердце, а ты только и думаешь, права ты или нет. Тебе что, наплевать на Стива?

– Конечно нет, – вспыхнула Джессика. – Я и раньше беспокоилась за него. Если бы он меня послушал, его отношения с Трисией не зашли бы так далеко. Ему надо было порвать с ней несколько месяцев назад.

– Я думаю, ты все не так поняла, – сурово сказала Элизабет. – Стив и не собирается с ней расставаться. Он безумно влюблен в Трисию.

– Да как он может? Это же унизительно. Мартины – это позор Ласковой Долины. Как наш родной брат допускает, чтобы его видели с особой из этой семейки? – Джессика вскочила, чтобы видеть лицо Элизабет, которая стояла по другую сторону кухонной стойки.

– Трисия хорошая, – возразила Элизабет, встретив пристальный взгляд сестры. – Она не такая, как вся ее семья.

– Если она такая уж хорошая, – Джессика подошла к стойке и взяла кусок сыра, который отрезала Элизабет, – почему она отвергает Стива?

Элизабет вздохнула.

«В этом Джес права – Трисия холодна со Стивом, – подумала она. – Не пришла на два свидания и, по словам Стива, была равнодушна и невнимательна к нему, когда им удавалось быть вместе. Странно, ведь раньше она была всегда так преданна ему».

– Не знаю, что с Трисией происходит, – сказала Элизабет. – Может, у нее дома случилось какое-нибудь несчастье? Что-то такое, о чем она стесняется сказать Стиву?

– Не понимаю, что может шокировать больше, чем то, что он уже знает. Всем известно, что ее отец – пьяница, прости Господи. А сестра! Бетси скорее всего или забеременеет, или через год-два попадет в тюрьму. А может, и то и другое.

– Хватит, Джес, оставь Трисию в покое. Она не отвечает за ошибки семьи.

– Тогда зачем она их все время защищает? Если честно, меня иногда просто тошнит от ее готовности прощать своих родственников.

– А о таком понятии, как преданность семье, ты когда-нибудь слышала? – многозначительно спросила Элизабет.

Джессика презрительно фыркнула:

– Я знаю только то, что, когда дело доходит до меня, преданность нашей семье куда-то улетучивается. Похоже, каждый раз, когда я пытаюсь здесь кому-нибудь помочь, я получаю одни оплеухи. На прошлой неделе я просто высказала Стиву предположение, что Трисии нравится другой парень, а он посмотрел на меня так, будто я собираюсь бросить в него ручную гранату.

– Ничего себе, помогла, – пробормотала Элизабет.

Она положила бутерброд на тарелку и отнесла на стол. Джессика поплелась за ней и села рядом.

– Ну ладно, что там дальше? Ты знаешь, почему Стив так ужасно выглядит? В чем дело?

Элизабет откусила порядочный кусок от бутерброда.

– Он мне не говорил, но я слышала, как он звонил Трисии. Думаю, ее не было дома, потому что он повесил трубку.

– Спорим, она порвала с ним. Трисия скорее поедет на какую-нибудь бурную вечеринку, чем будет общаться с тем, кто ничем, кроме колледжа, не интересуется. Она прямо как Бетси.

– При чем здесь Бетси? – Насколько Элизабет понимала, Трисия совсем не была похожа на старшую сестру.

Действительно, Бетси имела одну из худших репутаций в городе.

– Ты же знаешь, как это бывает. Они ведь сестры, а у сестер много общего, – неуверенно заключила Джессика.

– Надеюсь, это не так, иначе я пропала, – засмеялась Элизабет.

– Ну вот, опять. – Джессика надулась. – Меня здесь никто не ценит. Когда-нибудь, когда я стану богатой и известной, ты пожалеешь, что не была ко мне добрее.

Элизабет засмеялась:

– Мы любим тебя, глупая! Разве этого недостаточно? И, чтобы показать, насколько я тебя ценю, – вот, можешь доесть мой бутерброд.

Джессика посмотрела на корочку хлеба, которая лежала на тарелке у Элизабет.

– Гм, большое спасибо. Я потрясена вашей щедростью.

– А что ты хотела? Чек на миллион долларов?

Джессика задумалась:

– Для начала это было бы неплохо. Ты знаешь, я подумала, может, ты одолжишь мне свои красные туфли на вечер. Сегодня я встречаюсь с Эроном Далласом, и мы…

Элизабет не дала ей закончить:

– Категорически, решительно нет! Последний раз, когда ты брала их, то порвала ремешок, и мне стоило шесть долларов его починить. Ты мне так и не вернула деньги.

– Я не забыла. Я собиралась тебе заплатить. Все до цента. Разве я не обещала?

– Да-а, полгода назад.

– Хорошо, в этот раз я обещаю, что верну с процентами. Ну, теперь я могу их взять?

Элизабет не хотела уступать:

– Нет, Джес, прости.

– В таком случае мне придется идти босиком. И в конце концов я наступлю на стекло и буду истекать кровью, пока не умру. А виновата будешь ты. – Джессика с обиженным лицом поднялась со стула. – Если ты можешь жить, когда у тебя на совести…

Элизабет расхохоталась:

– Ладно, бери. Такой монолог заслуживает награды. Если честно, Джес, Голливуд не подозревает, что теряет. Ты могла бы получить «Оскара».

– А когда получу, то непременно поблагодарю свою любимую щедрую сестричку за то, что у нее такой же размер обуви, что и у меня. – Джессика рассмеялась и, наклонившись к сестре, шутливо шлепнула ее по руке.

Позже, в тот же вечер, Элизабет собиралась на свидание с Тоддом Уилкинзом, ее приятелем. Он был звездой школьной баскетбольной команды. Она представила себе его теплые карие глаза, сдержанную, одними уголками губ улыбку. Натягивая через голову темно-синее платье-майку, она улыбнулась. После стольких лет знакомства мысль о нем все еще доставляла ей приятное волнение.

Вскоре Джессика, пританцовывая, вошла в комнату и начала рыться в ее шкафу в поисках красных туфлей.

– За обедом Стив и двух слов не произнес. Эта история с Трисией действительно выходит из-под контроля. Надо что-то делать…

Элизабет предупреждающе посмотрела на сестру:

– Не вмешивайся, Джес. Если Стиву понадобится наш совет, он скажет.

Как будто его звали, в открытую дверь вошел Стивен.

– Никто не видел мои ключи от машины? – спросил он.

При росте метр восемьдесят два, Стивен казался гораздо выше сестер. У всех троих был здоровый, цветущий вид, но Стивен совсем не был похож на них. Стройная атлетическая фигура, волнистые каштановые волосы и темные глаза – копия их отца в восемнадцать лет.

– Стив, у тебя что, свидание? – заговорила Джессика.

– Я хотел поехать навестить Трисию. Когда я звонил, ее не было дома. Сейчас она, должно быть, уже вернулась.

– Ты разве не говорил ей, что приедешь домой на выходные?

Стивен нахмурился:

– Она знает, что я приезжаю домой почти на каждые выходные. И мне никогда не нужно было специально ей об этом говорить.

– Да, понимаю. – Джессика взяла расческу Элизабет и принялась водить ею по волосам с показной непринужденностью. – Может, у нее создается впечатление, что ты воспринимаешь все как должное. Понимаешь, ты просто рассчитываешь, что она всегда будет твоей.

– Ко мне и Триш это не относится, – возразил Стивен, – мы любим друг друга.

– Ну-ну, но ты же сказал, что последнее время она ведет себя как-то сдержанно.

Элизабет поспешила брату на помощь.

– Может быть, у нее что-то случилось дома? – предположила она, укоризненно взглянув на сестру.

Джессика передернула плечами:

– Подумаешь! У них всегда что-то происходит.

С обеспокоенным видом Стивен опустился на кровать.

– Если что-то и случилось, то почему она не хочет говорить, в чем дело? – Он отрешенно уставился на свои руки. – Все бы отдал, чтобы узнать, что произошло…

– Может быть, это она воспринимает тебя как нечто привычное, – сказала Джессика, ловко переменив направление разговора. – Она знает, что заполучила тебя, и ей незачем больше об этом беспокоиться.

– Трисия не такая. Ты не знаешь ее так, как я.

– Если ты так хорошо ее знаешь, тогда я не вижу, в чем проблема? Я считала, что у людей, у которых такие близкие отношения, нет секретов друг от друга…

Было видно, что Стивен тоже так думал. И вероятность того, что он переоценил чувства Трисии к себе, была для него сильным ударом.

– Думаю, она мне скажет, что случилось, как только сможет, – сказал он, но в голосе не прозвучало особой надежды.

Джессика прищурилась.

– Может, здесь дело не в чем-то, а в ком-то? – хитро предположила она.

– Послушай, Джес, – вскипел Стивен, – если ты собираешься говорить, что Трисия тайком от меня гуляет с другим, я не хочу этого слышать. Она не сделала бы ничего подобного…

Джессика лукаво улыбнулась:

– Как знаешь, старший братик!

– Ведь если бы кто-то был, я бы знал это! И их бы видели вместе.

– Конечно, может, ты и прав, – согласилась Джессика. – Ласковая Долина – маленький город. Такие вещи не могут вечно оставаться в тайне. Но, Стив, – ласково добавила она, – мне показалось, ты сказал, что Трисия не такая?

Стивен густо покраснел. Элизабет пристально посмотрела на сестру, подошла к Стивену и обняла его за плечи. Она не могла видеть своего брата таким несчастным.

– Глупо сразу же делать выводы, – сказала она. – И я согласна с тобой, Стив. Трисия не такая, чтобы обманывать тебя за твоей спиной. К тому же, зачем ей нужен кто-то другой? Она любит только тебя.

Стивен нахмурился еще больше:

– Я тоже так всегда думал. Но именно сейчас я не уверен. Что-то изменилось. Что – не знаю, но я это выясню. – Он встал, решительно вскинув голову. – Сегодня же вечером.

2

От уютного дома Уэйкфилдов, построенного в фермерском стиле и расположенного в красивом, зеленом районе Ласковой Долины, до более бедной части города, где жили Мартины, было всего несколько километров. Но для Стивена это был совершенно другой мир. Фары машины высвечивали выброшенные банки, осколки стекла, которые захламляли заросшие обочины неровной дороги.

Он остановил машину возле неухоженного, облезлого дома. Дом Трисии. При этой мысли он, как обычно, испытал внезапную острую боль. Добрая, милая Трисия, несомненно, заслуживала гораздо большего, хотя он ни разу не слышал, чтобы она жаловалась.

Он стоял перед дверью и ждал, пока откликнутся на его стук. На душе было тяжело от дурного предчувствия. Дома ли она? Захочет ли его видеть? Когда он позвонил, ее отец ответил, что не знает, где она и когда вернется. Странно. Трисия знала, что он приедет на выходные домой. Обычно он звонил ей в пятницу днем, как только приезжал, а она всегда отвечала после первого или второго звонка. У нее слегка перехватывало дыхание, будто ей пришлось бежать, чтобы снять трубку. Услышав его «Привет!», она радостно смеялась. По крайней мере, так было совсем недавно.

Скрипнули ржавые петли, и дверь открылась. На фоне голубовато-серого излучения старого телевизора, шатаясь, стоял мужчина. Его нижняя рубашка, заправленная в старые, мешковатые штаны, была вся в пятнах. От него сильно пахло спиртным. Стивен весь сжался, даже когда попытался изобразить на лице приветливую улыбку.

– Здравствуйте, мистер Мартин. А Трисия дома?

Отец Трисии прищурился, как будто пытался сосредоточить на Стивене взгляд.

– Да, здесь, – невнятно произнес он. – Но она не сможет к тебе выйти. Извини, Стив, она занята.

У Стивена было такое чувство, словно ему сильно ударили под дых.

– Где она? – спросил он. – Мне надо с ней поговорить.

– Она у себя в комнате, но просила передать, что…

Стивен не дослушал. Рассерженный, он отстранил мистера Мартина и направился прямо в комнату Трисии. Дверь была закрыта, но он и не подумал постучать. Он ворвался в комнату. Трисия подняла на него свои большие испуганные глаза. При виде ее вся злость Стивена куда-то улетучилась. Она была такая красивая: восхитительные черты лица, нежная кожа, светлые рыжеватые волосы. Она напомнила ему фарфоровую куколку. Раньше он не замечал ничего кукольного – ни в том, как вспыхивали огоньки в ее сверкающих голубых глазах, ни в ее быстрых, изящных движениях.

– Стив… – Ее тонкая рука взметнулась к губам, но больше ничто не выдало ее чувств. – Я… я хотела позвонить и сказать тебе, что… – Она виновато покосилась на чемодан, который лежал на кровати. – Я собираюсь уехать из города на уик-энд.

От этих слов Стивен как будто врезался в бетонную стену.

– Это как – то неожиданно…

– Извини, Стив. – Она говорила так тихо, что ему пришлось напрячь слух, чтобы расслышать ее слова.

– Дело в том, что… кое-что произошло. Мне действительно жаль. Я знаю, что должна была сказать тебе раньше.

Он посмотрел на полусобранный чемодан.

– Куда ты едешь?

– Я же сказала. Уезжаю из города.

– Куда именно? Ну отвечай же, Триш. Ты говоришь со мной, со Стивом. Помнишь такого? Парень, в которого ты, кажется, была влюблена. Господи, что здесь происходит? Ты неделями избегала меня, а теперь вот это. – Он сердито указал на чемодан. – Я с трудом понимаю, что здесь происходит. Это все похоже на ужасный сон.

На ее бледном лице двумя яркими пятнышками вспыхнул румянец.

– Думаю, это так и есть, – сказала она уставшим голосом.

– Что – это? – Стивен смутился.

– Ты должен расстаться со мной. Не беспокойся, Стив, я понимаю. Я… я уверена, что так будет лучше.

– Подожди. О чем ты говоришь? Я никогда не говорил, что хочу расстаться с тобой. Триш, я люблю тебя, и все, что мне надо, – это хоть какое-то объяснение. – Он схватил ее за плечи. – Почему ты не можешь сказать, что происходит? – нежно спросил он. – Разве ты не достаточно доверяешь мне, чтобы сказать?

Она наклонила голову. Волосы упали на лицо, скрыв его выражение.

– Ничего не случилось. – Ее голос прозвучал безразлично. – Просто недавно я подумала: может, мы не должны так часто видеться? Послушай, ведь большую часть времени ты проводишь в колледже. Я уверена, что там достаточно девочек, с которыми ты мог бы встречаться.

– Ты единственная, кто мне нужен, – резко возразил он.

Его глаза наполнились слезами.

– Если… только…

Она вскинула голову. Странный блеск вспыхнул в ее глазах.

– Если что?

– Триш, ты пытаешься мне сказать, что устала от меня? Что хочешь встречаться с другими парнями?

Пока она не вздрогнула, он не заметил, как сильно сжимал ей плечи.

Она не ответила. Она просто стояла и как-то странно смотрела, словно сжигала его глазами. Вдруг Стивен понял, что то, чего он так боялся все это время, оказывается правдой. Он почувствовал, как в нем снова нарастает раздражение.

– Ты познакомилась еще с кем-то, не так ли? И уезжаешь с ним на уик-энд? Это то, что ты не хочешь мне сказать, да?

Трисия стояла бледная и безвольная, лишь слабая дрожь пронизывала ее с головы до ног. Она не произнесла ни слова.

Стивен смотрел на нее и не мог в это поверить. Наконец он сказал:

– Я верил тебе. Я любил тебя и думал, ты тоже любишь меня. Господи, Трисия, если бы ты только знала, что я сейчас чувствую! Как будто я наполовину мертв…

– Стив, так будет лучше, – произнесла она механически.

– Да-а, готов поспорить, что это так. Для тебя. – Он резко отпустил ее и отвернулся.

Ему надо было уходить. Он чувствовал себя так, словно его избили.

– И еще одно, – сказал он с горечью. – Кто бы он ни был, пожелай ему от меня удачи. Надеюсь, ему повезет больше, чем мне.

Трисия вздрогнула, как от пощечины, но даже не попыталась его остановить. И только когда услышала, как с шумом захлопнулась входная дверь, одно слово, похожее на выдох, полушепот, полустон, вырвалось у нее: «Стив!»

Как подкошенная, она упала на кровать. Ее колотил озноб. В то же время, прижимая руки к щекам, по которым текли слезы, она чувствовала, что лицо горит. И хотя комната освещалась яркой лампочкой без плафона, Трисии казалось, что все вокруг было заполнено движущимися тенями, подступавшими все ближе и ближе…

Ее кулаки были сжаты так сильно, что она чувствовала, как ногти впиваются в ладони.

«Не могу ему сказать. Лучше, чтобы он не знал правду. Пусть думает, что я обманывала его. Пусть лучше ненавидит меня».

Но сознание того, что она поступает правильно, нисколько не облегчало ее страданий. Все чувства, которые она сдерживала, чтобы не причинить Стивену боли, теперь вылились в безудержные рыдания. Ей казалось, что любовь словно вырывали из ее души, взамен оставляя пустоту.

Трисия не думала, что так тяжело будет потерять Стивена. Какую боль она причинила ему! Это было слишком тяжело вынести. Это все, что она могла сделать, чтобы при встрече не расплакаться и не открыть правду.

«Но правда только еще больше причинила бы ему боль», – с горечью подумала она.

Слова врача все еще звучали у нее в ушах:

«Мы сделаем все, что в наших силах, но, как правило, сказать что-либо определенное можно лишь после пяти-шести месяцев лечения…»

Тогда она не поверила, но в конце концов смирилась. Лейкемия. Какое отвратительное слово, и как ужасно звучит! Оно преследовало ее большую часть жизни, с тех пор как от этой болезни умерла ее мать. В то время Трисии было девять лет, но она все еще помнила те мрачные, ужасные дни: слабо освещенная спальня, запах лекарств, измученное лицо матери на подушке. Мать всегда была такой жизнерадостной, улыбчивой, а перед смертью превратилась в скелет с лишенными выражения глазами. Она умерла, и из их жизни словно исчез свет, особенно для отца. Взять себя в руки он не смог. Боль могло заглушить только спиртное. Он так сильно любил свою жену, что что-то умерло в нем вместе с ней. Жить в одиночестве, без нее, он не мог.

Трисия не хотела, чтобы то же случилось и со Стивеном. Будет лучше, если он разлюбит ее. Пускай думает, что она уезжает на выходные с другим. Если бы он знал правду, что ее кладут в больницу на лечение, это убило бы его. Он бы еще больше привязался к ней. А «измену» он переживет.

Мысль о том, что она потеряла его, была такой же ужасной, как и та, что она умирает. Но если ты кого-нибудь истинно любишь, то свои чувства должен принести в жертву. И это была ее жертва. Ее подарок Стивену. Последний подарок.

3

Как только автобус тронулся, Кара Уокер скользнула на сиденье рядом с Джессикой. За окном медленно проплывала школа Ласковой Долины: фасад с белыми колоннами, часы в романском стиле, широкая зеленая лужайка.

– Это правда? – спросила Кара.

В ее карих глазах блеснула надежда. Придвинувшись поближе к лучшей подруге, она перекинула свои гладкие темные волосы через загорелое плечо.

Джессика оторвалась от журнала, который читала:

– Что – правда?

– Ты-то знаешь, – нетерпеливо ответила Кара. – Про Стива и Трисию. Это правда, что они расстались?

– А-а, это. Да, это правда. Правда и то, что Стив бросил ее.

– Стив бросил ее?!

– Конечно, – раздраженно ответила Джессика. – Неужели ты думаешь, что моего брата бросит какая-то Мартин!

– Нет-нет, конечно, нет. – Кара даже ближе придвинулась, чтобы не пропустить ни одного радостного для нее слова. – Как это случилось? Я хочу, чтобы ты мне все рассказала!

Джессика улыбнулась. Кара была ее лучшей подругой, но кроме этого – одной из самых больших сплетниц в школе. Она не сомневалась, что все, что она скажет Каре, завтра же станет известно всем на свете. И тогда у Джессики будет шанс убедить Стивена не менять решения и не возвращаться к этой противной Трисии. Кроме того, она знала, что Стивен интересует и саму Кару. Она, кажется, всегда была от него без ума. Может, и это тоже удастся устроить.

– Я не знаю подробностей. – Джессика заговорила тише. – Я только знаю, что Трисия окончательно в пролете. Так сказал мне сам Стив. Ну и хорошо, что избавились! Может, теперь Стив найдет себе подружку из приличной семьи. Так, для разнообразия.

Кара притворилась, что ее ужасно интересует кусочек поролона, который торчал из прорезанного сиденья.

– Кто-нибудь уже есть на примете?

– Пока нет, но я уверена, это не займет много времени. В конце концов, Стив не такой уж урод.

Кара вскинула голову:

– Ты что, шутишь? Твой брат – классный парень. Я бы мечтала… – Она прикусила губу.

– О чем бы ты мечтала? – Бирюзовые глаза Джессики озорно блеснули.

Кара сильно смутилась:

– Ничего. Это я так.

– Ну давай, Кара! Почему ты не признаешься?

– В чем не признаюсь?

– В том, что ты до смерти хочешь, чтобы Стивен был твоим парнем!

– Я никогда не говорила, что до смерти хочу гулять со Стивом, – ответила она, защищаясь.

– Да, если не считать первой тысячи раз. Глупая, даже если ты и не говорила, это написано у тебя на лице.

Инстинктивно Кара закрыла лицо руками.

– Ой, Джес, неужели это так заметно? Ты думаешь, Стив знает?

– О Стиве не беспокойся. Сейчас он не заметит, если даже наскочит на кирпичную стену.

Кара вздохнула:

– Ничего себе. Это значит, я должна ударить его по голове, чтобы он заметил меня?

– У меня возникла идея получше. Не забывай, что у тебя есть секретное оружие.

– Какое еще секретное оружие?

– Я! – Улыбка Джессики превратилась в ослепительный оскал. – Если я буду на твоей стороне, Стивен не устоит.

Ошеломленная Кара отпрянула назад:

– Вот это да! Даже не верится. Наконец-то! Только представь, что я хожу на все школьные вечеринки с твоим отпадным братом!..

Джессика состроила гримасу:

– Я как-то не могу назвать Стива отпадным. Милый, привлекательный – да, но не отпадный.

– Это потому, что он твой брат. Я тоже не считаю своего брата потрясающим.

– Твоему брату только тринадцать. В таком возрасте не бывают интересными.

– Черт, чуть не забыла тебе сказать, – сказала Кара, когда автобус остановился перед светофором. – Ты слышала, что произошло с Джереми Фрэнком?

– Ты имеешь в виду того самого Джереми Фрэнка?

– А какого ж еще?

Все в Ласковой Долине, кто смотрел местные телепередачи, знали, кто такой Джереми Фрэнк. Он был ведущим популярной передачи «Разговор по душам». Ко всему прочему он был высокий, темноволосый, с самыми неотразимыми голубыми глазами, какие только потрясали зрителей со времен Пола Ньюмена. Почти все девчонки в Ласковой Долине были влюблены в него. Джессике повезло, одной из немногих, – она видела его «живьем». Она узнала его, когда однажды выходила из магазина, и чуть не выронила пакет с бананами. В жизни он был даже еще красивей.

Кара вздохнула:

– Это так трагично.

– Только не говори, что он женился! – в панике закричала Джессика.

Она не представляла себе большего несчастья.

– Слава богу, нет. Не так ужасно, но…

– Уф, – выдохнула Джессика. – Ты на минуту заставила меня поволноваться. Так что случилось?

– Он сломал ногу и лежит в больнице.

– О нет! Это ужасно. Как это случилось?

– Он врезался в дерево, когда катался на лыжах. Все это я слышала от Джени Макбрайд. Она сестра милосердия в Фаулерской больнице. Она даже взяла у него автограф. Да-а, все бы отдала, чтобы поменяться с ней местами. Везет же некоторым!

– Ты не забывай, – быстро напомнила ей Джессика, – что не должна думать о других мужчинах. Ты бережешь себя для Стива. А я свободна и могу делать, что захочу, – тихо прибавила она, представляя красивое лицо Джереми Фрэнка.

Кара подала ей гениальную идею.

– Как я могу сохранять себя для кого-то, кто даже не знает о моем существовании? – застонала Кара.

– Узнает, узнает. Предоставь это мне, – убедила Джессика подругу, хотя в это время думала о другом.

Теперь, уверенная, что Джессика поможет ей завлечь Стивена, Кара перешла к другой теме. Она была словно фонтан информации о последних событиях в Ласковой Долине. Фонтан, который никогда не иссякнет.

– За обедом я слышала кое-что интересное, – прощебетала она. – Лила сказала мне, что в особняк Годфреев переезжает новая семья. По ее словам, они сказочно богаты. И у них есть восемнадцатилетний сын. Она говорит, он по-настоящему классный парень. Интересно, какая у него машина?

Джессика перестала мечтать о Джереми и стала вникать в слова Кары.

– Как их фамилия? – спросила она.

– Что-то на «М». Кажется, Морроу. Джессика слышала, как ее отец упоминал это имя, – возможно, потому что Нед Уэйкфилд был адвокатом Моргана Годфрея, пока тот не умер несколько лет назад, и до сих пор занимался его имуществом. В особняке Джессика была только один раз, но он произвел на нее неизгладимое впечатление. Это был самый громадный дом в Ласковой Долине, даже больше, чем дом Фаулеров. Вообще-то, он больше был похож на дворец, чем на особняк: мраморные арки, внутренний бассейн, комнаты для прислуги. И сама мысль, что приезжает новая семья, была захватывающей. Для себя она решила выудить из отца побольше информации, когда увидит его.

Когда автобус остановился на ее остановке, Кара вскочила:

– Я выхожу. Звякни мне попозже, хорошо? Мне не терпится узнать, какой план ты готовишь для меня и Стива.

Через две остановки Джессика тоже вышла из автобуса и помчалась домой. Ее мозг напряженно работал. План «как свести Кару со Стивеном» мог подождать. Сейчас она обдумывала кое-что более важное, но ей нужна была помощь Элизабет.

Она нашла сестру в спальне на втором этаже. В те дни, когда Тодд подвозил Элизабет, она всегда возвращалась из школы раньше.

Джессика завалилась на кровать своей сестры, разбросав статьи, которые Элизабет редактировала для школьной газеты «Оракул». Затем тяжело вздохнула и заявила:

– Жизнь не имеет смысла.

Элизабет восприняла это заявление ничуть не удивившись. За шестнадцать лет она притерпелась к сценическим способностям сестры.

– Джес, о чем ты говоришь? – спросила она.

Джессика перевернулась на живот и подперла подбородок руками.

– Я хочу сказать, что в нашей с тобой жизни нет смысла. Лиз, ты когда-нибудь задумывалась над тем, как скучна и бессмысленна наша жизнь?

– Кажется, что нет, – ответила Элизабет с ноткой удивления в голосе. – Да и как моя жизнь может быть скучной, когда ты рядом?

Джессика продолжала дальше, словно не слышала слов Элизабет.

– Мы живем ограниченной жизнью, – трагически продекламировала она. – Мы только ходим в школу и больше ничего не делаем. Ничего важного и полезного.

Элизабет улыбнулась:

– Хочешь сказать, что Джессика Уэйкфилд думает о чем-то более стоящем, чем широкие плечи и голубые глаза?

Джессика издала еще один глубокий вздох и закатила глаза.

– Если честно, Лиз, не понимаю, как ты можешь смеяться над этим. Я совершенно серьезно.

Собирая в стопку статьи, Элизабет бросила на сестру проницательный взгляд:

– Ну хорошо, Джес, кто он на этот раз?

Эту песню Джессики она слышала уже столько раз, что не могла сосчитать. Всегда существовал какой-то мальчик, и Джессика клялась, что не может без него жить. Жизнь без него не имела смысла, даже если в это время полдюжины других парней вовсю обивали порог их дома, чтобы встретиться с ней.

– Как можно быть такой глупой? – возмущенно заявила Джессика. – Это не имеет никакого отношения к парням. Я говорю о том, чтобы несколько часов в неделю уделять больным людям.

– Что? – Элизабет уставилась на сестру, как будто та только что заявила, что собирается выставить свою кандидатуру на президентских выборах.

– Лиз, я думаю, мы должны записаться в сестры милосердия в больницу.

– Ты в своем уме, Джес?

– Что в этом такого безумного?

– Ничего. Просто я никогда не подозревала, что тебя так… волнуют больные люди.

– Как ты можешь так говорить? Разве ты не помнишь, как мы последний раз смотрели «Историю любви» по телевизору? Я так плакала, что извела целую упаковку салфеток. И это только за первую серию.

Элизабет вздохнула:

– Думаю, я никогда этого не забуду.

После этого Джессика неделями притворялась, что испытывает головокружение, когда кто-нибудь из нравящихся ей мальчиков подходил к ней. Она надеялась, что он примет это за какую-нибудь редкую неизлечимую болезнь. И прекратилось это лишь тогда, когда она сыграла свою роль перед Томом Маккеем и он заявил:

«Надеюсь, что твоя болезнь не заразна!»

– Ну так как? – спросила Джессика. – Ты согласна?

– Не знаю, – сказала Элизабет. – Я ужасно занята… и потом – газета, ну и все прочее.

– Но ведь для нас это потрясающая возможность спасать жизни! Ты только подумай! Как ты можешь отвергать всех этих несчастных больных?

– Я никогда не слышала, чтобы сестры милосердия спасли кому-нибудь жизнь, – сухо заметила Элизабет. – Насколько я знаю, они только бегают кругами, разнося журналы, и вообще следят за тем, чтобы никто ни в чем не нуждался. Кроме того, ты можешь обойтись и без меня. Если ты так уж жаждешь стать сестрой милосердия, почему бы тебе не записаться одной?

– Ну, пожалуйста, Лиз! Без тебя это будет не то. Мы всегда все делали вместе. К тому же отец больше тебе доверяет водить «фиат», чем мне.

– А-а, ну теперь уже понятнее…

– Значит, ты согласна? Ты запишешься? – возбужденно настаивала Джессика.

– Я этого не говорила. Мне надо немного подумать.

– Ты же сама говорила, что люди должны больше служить другим, – льстила Джессика. – И потом, представь, как нам будет здорово. Может, даже научимся делать какие-то процедуры.

Элизабет сдалась, рассмеявшись:

– Ну ладно, ты победила. Если честно, Джес, ты бы стала лучшим адвокатом, чем папа. Если ты сильно постараешься, то своими разговорами статую оживишь.

Пронзительно завизжав, Джессика бросилась обнимать сестру.

– Ты не пожалеешь, Лиз. Вот увидишь. Вдвоем это будет потрясающе.

Элизабет покачала головой.

– Не понимаю, как тебе удается меня уговаривать, – сказала она, улыбаясь.

Она никогда не могла отказать Джессике отчасти потому, что действительно любила свою сестру. С ней было очень весело, не считая тех редких случаев, когда она устраивала какую-нибудь пакость. А сейчас намерение Джессики было похвально и серьезно, и потому, несомненно, требовало поддержки. Ничего подобного за ней раньше не наблюдалось. Добровольно тратить свое время на полезное дело – это благородно. Значит, на Джессику еще есть какая-то надежда. Джессика поцеловала сестру в щеку:

– Не знаю, Лиз, что бы я без тебя делала! Ты самая лучшая в мире сестра.

Но в тот момент Джессика не думала об Элизабет. Ее мысли были с Джереми Фрэнком. Она представляла себя возле его кровати, сжимающей его руку. И он смотрел на нее с благодарностью и обожанием. В своей мечте она только что спасла ему жизнь. Кто-то дал ему не то лекарство, и он бы умер, если бы она вовремя не позвала врача. Джереми был так благодарен ей, что чуть ли не умолял быть гостьей на его передаче.

– Звучит заманчиво, – сказал мистер Уэйкфилд за обедом, после того как сестры рассказали о своем плане. – Я всегда «за», если это убережет от пагубного влияния улицы. – Он подмигнул, показывая, что только шутит.

– Это будет замечательным жизненным опытом, – вставила миссис Уэйкфилд. – Я так много узнала в тот год, когда была сестрой милосердия… – Она вздохнула. – Как будто это было вчера. С трудом верится, что моим дочерям сейчас столько же лет.

Легко было представить Элис Уэйкфилд подростком. Она выглядела ненамного старше близняшек. У нее были такие же светлые золотистые волосы и зеленовато-голубые глаза. Несмотря на то, что она занималась дизайном помещений, ее гибкая, загорелая фигура говорила о том, что она старается как можно больше времени проводить на свежем воздухе.

– Завтра после школы мы идем в больницу, чтобы записаться, – сказала Джессика. – Когда я позвонила в отдел кадров, мне сказали, что сейчас им действительно не хватает младшего медперсонала, и потому будут рады добровольцам. И чем их будет больше, тем лучше. Вы только подумайте, скольким людям мы будем помогать! – Но по-настоящему помогать Джессика мечтала только одному человеку.

– Это не только общение с больными, – сказала миссис Уэйкфилд. – Есть и тяжелая работа. Не хочу омрачать вашей радости, но вы должны знать, что вас ожидает.

Джессика нахмурилась, но Лиз не растерялась:

– Немного тяжелой работы нас не убьет, мамочка.

Джессика просияла:

– Конечно, чем больше для людей делаешь, тем больше они ценят тебя.

Миссис Уэйкфилд засмеялась:

– Не всегда. Ты-то не заметила, что я убрала твою комнату. А, Джес?

– Да там неделю придется убирать, прежде чем кто-нибудь почувствует разницу, – съязвила Элизабет.

Комната Джессики была больным вопросом, предметом многих шуток в доме Уэйкфилдов. Помимо того, что в комнате постоянно царил беспорядок, Джессика выкрасила ее в отвратительный коричневый цвет, благодаря чему получила прозвище – шоколадка фирмы «Херши». По мнению Элизабет, комната Джессики была чем-то средним между мусорной свалкой и барахолкой.

– Спасибо, мам, – ласково сказала Джессика, не реагируя на замечание сестры. – С этого момента я обещаю, что сама буду поддерживать идеальный порядок.

Когда она станет телевизионной звездой, кто-нибудь, возможно, захочет взять у нее интервью в ее доме, как в шоу Барбары Уолтерс. Поэтому она должна взять за правило поддерживать комнату в приличном виде.

Элизабет тяжко вздохнула. Это было уж слишком. Джессика становилась такой хорошей, что уже и на себя не была похожа. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. И поэтому не могло не показаться Элизабет слегка подозрительным.

– Кстати, пап, – сказала Джессика, – я слышала, что в особняк Годфреев переезжает новая семья. Это правда?

Мистер Уэйкфилд улыбнулся:

– Новости в нашем городе летят, как на крыльях. Но думаю, это уже не секрет. Все решено, и семья Морроу переезжает на следующей неделе.

– Я никогда о них не слышала, – сказала Джессика.

– Одно время Курт Морроу играл за «Ястребов», – ответил отец. – Он был их лучшим защитником.

– Мне казалось, ты говорил, что он занимается компьютерным бизнесом, – вставила миссис Уэйкфилд.

– Сейчас да. Он открыл свою компанию. И за несколько лет этот бизнес сделал его миллионером.

Джессика подскочила на месте:

– Правда? Что ты еще знаешь? Я слышала, у них есть сын, ровесник Стива?

– У них еще есть дочь твоего возраста, и я думаю, ты скоро с ней познакомишься. Она будет учиться в вашей школе.

Теперь Джессика была окончательно заинтригована. Благодаря Джереми Фрэнку и семье Морроу жизнь в Ласковой Долине становилась интереснее с каждой минутой.

4

На следующий день после школы Джессика и Элизабет подъехали к больнице имени Джошуа Фаулера. Девушки молча припарковали машину и вошли внутрь. Элизабет не могла не вспомнить, что здесь она была так близка к смерти, после того как они с Тоддом попали в аварию на мотоцикле. Она пролежала несколько дней в коме. От этого воспоминания Элизабет передернуло.

В это же время Джессика вспомнила, как Энни Уитмен пыталась покончить жизнь самоубийством, после того как ее не приняли в команду болельщиц. К счастью, она выжила, но Джессика не могла больше пройти мимо больницы, не испытав чувства вины. Она вспомнила, как мучительно было признать, что она хоть немного виновата в том, что довела Энни до этого.

Полная женщина средних лет по фамилии миссис Симпсон встретила близняшек в приемном отделении и повела на экскурсию.

– Многие люди воротят свои носы от добровольной работы, – говорила она, пока сестры шли за ней по чистому коридору, покрытому линолеумом, – но в такой большой больнице важна любая работа, даже маленькая. Я люблю представлять Фаулерскую больницу большими часами. Если одно колесико механизма выходит из строя, часы сбиваются с хода.

– Ого, а у меня и часов-то нет, – прошептала Джессика Элизабет.

Элизабет ткнула сестру локтем в бок, чтобы та замолчала.

Первые дни близняшки будут отвечать за доставку больным немедицинских вещей: прохладительных напитков, книг, журналов, к тому же вручать передачи и развозить тележки с разными предметами для продажи. Они также должны будут выполнять некоторую легкую канцелярскую работу и все те маленькие поручения, которые медсестры дадут им. Но чаще придется бегать по поручениям пациентов или составлять кому-нибудь компанию. Миссис Симпсон объяснила, что множество больных – одинокие люди и нуждаются просто в собеседнике. Медсестры обычно слишком заняты, чтобы подолгу болтать с больными, а у сестры милосердия график более свободный.

Джессика уже точно знала, с каким одиноким пациентом она будет беседовать. Первым заданием для нее было выяснить, в какой палате находится Джереми Фрэнк. А по пути, пока начальница отдела кадров продолжала рассказ, Джессика высматривала в холлах симпатичных докторов.

Когда экскурсия закончилась, миссис Симпсон вручила им кипу больничных книг для чтения и показала, где они могут получить свою униформу. Расписание у них будет свободное: работать два дня в неделю по выбору начиная с завтрашнего дня после школы.

Когда они приехали домой, Элизабет была в восторге.

– Ты была права, Джес. Мы действительно будем приносить какую-то пользу. Ты видела того несчастного старика, который сидел в коридоре в каталке? У него был такой грустный вид…

– А-а, – рассеянно ответила Джессика.

Она с головой ушла в мечты о Джереми Фрэнке, представляя, что он держит перед ней микрофон и говорит:

«Джессика, расскажи нам, как это – быть знаменитостью в шестнадцать лет?»

Но на следующий день Джессика расстроилась, узнав, что ее определили в родильное отделение. Там-то, естественно, не было возможности столкнуться с Джереми Фрэнком. Она уныло плелась за миссис Симпсон, которая показала ей отделение и представила старшей сестре мисс Норе, неприятной женщине с мрачным лицом, которая напомнила Джессике военно-морского сержанта. Мисс Норе пристально посмотрела на Джессику из-под седых кустистых бровей.

– Ты что-нибудь знаешь о младенцах? – спросила она.

– Приблизительно. Только то, что я сама была младенцем – Джессика обезоруживающе улыбнулась, надеясь покорить старшую сестру небольшой дозой юмора.

Мисс Норе ее заявление вовсе не показалось смешным.

– Надеюсь, ты серьезно отнесешься к своей работе, – отрезала она.

Джессика вспыхнула:

– Конечно, да.

«Помогите!» – неизвестно кому взмолилась она.

– Хорошо. Тогда ты можешь начать с этого. – Мисс Норе всучила ей белый пластиковый пакет, набитый мусором.

– Что это? – спросила Джессика.

– Грязные пеленки, – гаркнула мисс Норе, указывая путь к мусорному отсеку.

С этого момента все постепенно становилось еще хуже и хуже. Следующим заданием Джессики было найти вазу для букета, который передали для одной из рожениц. Когда она принесла цветы в комнату, женщина приветливо улыбнулась ей:

– Не правда ли, это самый прелестный малыш, которого вы когда-либо видели?

Джессика перевела взгляд на кровать, где лежал сморщенный красный комочек. Он неистово размахивал кулачками и, словно рыба, открывал и закрывал свой беззубый ротик.

Джессика оторопела.

– Безусловно, – солгала она.

Остаток часа она провела, говоря такую же ложь каждой новой матери, которая тыкала ей в нос своего ребенка. Она, должно быть, перевидала их с десяток, пока наконец не наступило время перерыва. Джессика поднялась в лифте наверх, чтобы найти Элизабет, которую определили на второй этаж. Она увидела ее, когда та везла свою тележку мимо поста медсестер.

– Успела спасти кому-нибудь жизнь? – съязвила Элизабет.

Ее глаза сверкали.

– Ты что, шутишь? Все, что я делала, это смотрела на миллион новорожденных.

– Звучит не так уж и плохо, – сказала Элизабет.

– A y тебя как дела? – спросила Джессика, беря из тележки апельсиновый сок.

– Потрясающе! Послушай, Джес, это была твоя лучшая идея. Я уже познакомилась со многими интересными людьми. Я даже решила попросить разрешения у мистера Коллинза написать заметку об этом в «Оракул». Знаешь, кого я встретила, когда разносила журналы?

– Дай угадаю. Какого-нибудь очаровательного дедульку, который рассказал тебе, как он воевал в Гражданскую войну? – Джессика зевнула. – Угадала?

Элизабет ухмыльнулась:

– Едва ли.

– Хорошо, я сдаюсь. Скажи кого.

– Джереми Фрэнка. Он в двести тринадцатой.

– Джереми Фрэнка? Ты видела его? Ты на самом деле видела его?

– Конечно. Мы даже разговаривали. Он очаровательный.

Джессика схватилась за сердце:

– Не могу поверить, что ты на самом деле говорила с Джереми Фрэнком. О чем вы говорили? – Самым несправедливым было то, что Элизабет увидела его первой.

Элизабет пожала плечами:

– Э-э… Дай вспомнить. В основном мы говорили о его передаче. Я сказала, что она действительно мне нравится. И что когда я поступлю в колледж, то мечтаю стать журналисткой. Потом он поблагодарил меня.

– Поблагодарил тебя? Но за что? Надеюсь, ты не поцеловала его?

Элизабет засмеялась:

– Нет, не поцеловала. Скажи честно, Джес, откуда такие дурацкие мысли? Я только принесла ему стакан воды. Он хотел пить. Это не так уж много.

– Это для тебя, – пробормотала Джессика.

– Конечно, я понимаю, что он большая знаменитость, но не вижу никакой причины так с ним носиться. Он, наверное, устал от людей, которые относятся к нему, как к какому-то богу, а он просто такой же человек, как и любой другой. На самом деле, сейчас он не очень-то похож на знаменитость со своей загипсованной и подвешенной ногой.

– Ты даже не попросила у него автограф?

– Нет. – Элизабет улыбнулась – Хотя я сама оставила ему автограф. Он попросил подписать его гипс на тот случай, если я когда-нибудь стану знаменитой. Джес! – Она схватила сестру за руку.

Джессика вся позеленела.

– В чем дело, Джес? Ты заболела?

Джессика сдержалась.

– Послушай, Лиз, как ты думаешь, они разрешат мне поменять палаты? Та, в которой я работаю, может оказаться заразной. Может, я бы лучше помогла тебе здесь?

Элизабет засмеялась:

– Боже мой, надеюсь, это не заразно. Ведь ты сама говорила, что это – родильное отделение.

Джессика бросила на сестру осуждающий взгляд.

– Очень смешно, – пытаясь казаться безразличной, сказала она и спросила: – А кстати, в какой, ты сказала, Джереми палате?

– В двести тринадцатой. А почему ты?.. – Элизабет остановилась, начиная догадываться, в чем причина. – Джес, ты не думаешь о том, что я думаю про то, что ты думаешь? Дай несчастному человеку передохнуть! Он болен, и ему нужен покой. То, что ему противопоказано, так это ты.

– Ну почему, Лиз? Я не понимаю, что ты имеешь в виду, – наивно ответила Джессика. – Я только хочу посмотреть, какой он в жизни, вот и все. Одним глазком.

– Почему-то я тебе не верю, – сказала Элизабет и тяжело вздохнула.

Элизабет знала, что если у Джессики когда-нибудь были определенные виды на парня, ее невозможно было остановить. Она сделает все что угодно, чтобы добиться его. В данном случае Элизабет, конечно, видела, в чем привлекательность Джереми. Он был ужасно симпатичный. Если бы она так не любила Тодда, он мог бы заинтересовать даже ее. Другая проблема, конечно, была в том, что Джереми был слишком стар. Ему было по меньшей мере двадцать пять. Их родители с ума сойдут, если узнают, что Джессика бегает за мужчиной такого возраста.

От досады Джессика нахмурилась:

– Это так несправедливо. Я торчу внизу с кучей орущих младенцев, а ты прохлаждаешься с Джереми Фрэнком. Если бы я знала, что так будет, то ни за что бы не… – Она остановилась, понимая, что сказала слишком много.

Глаза Элизабет сузились.

– Ты ведь знала? Ты все это время знала, что Джереми Фрэнк лежит здесь со сломанной ногой. Так вот почему ты захотела стать сестрой милосердия! Весь этот разговор о самопожертвовании и о необходимости совершать хорошие поступки для спасения человечества… Сама не понимаю, как я клюнула на твой крючок…

Джессика передвинулась к другому концу тележки.

– Лиз, ты все не так поняла. – Она бросила стратегический взгляд на часы над постом медсестер. – Слушай, мне надо бежать. Мое время истекло, прости. – Она скомкала свой бумажный стаканчик и бросила его в мусорную корзину на пути к лифту. – Обсудим потом, – крикнула она.

Элизабет вздохнула. Сестра снова обвела ее вокруг пальца. Только на этот раз она была не так уж против. Какими эгоистичными ни были бы побуждения Джессики, результаты получились отличные. Элизабет была довольна, что записалась на эту работу. Работа была увлекательной и интересной и занимала всего несколько часов в неделю – в общем, не слишком много. Проблема была только в одном. Ей придется найти способ предупредить Джереми Фрэнка, что ураган по имени Джессика движется к своей цели.

Элизабет катила тележку по коридору. Она была так занята своими мыслями, что не заметила темноволосого санитара, который остановился и смотрел на нее. Ее мысли прервал жуткий грохот. Поднос, который санитар нес, выскользнул у него из рук. Элизабет ринулась помочь ему все собрать. Наклонившись, она заметила, что у него дрожат руки. Бедный парень! Должно быть, боится потерять работу, или, возможно, он смутился оттого, что выглядит таким неуклюжим. Она улыбнулась, стараясь ободрить его.

– Не беспокойтесь. Это произошло нечаянно, – с улыбкой сказала она. – Мне это знакомо. Я постоянно роняю вещи.

Санитар был невысоким и крепким, лет двадцати пяти, с орлиным носом и самыми темными глазами, которые Элизабет когда-либо видела. Сейчас они напряженно смотрели в упор, отчего но спине у нее пробежали мурашки.

«Почему он так уставился на меня?»

– Элизабет, – назвалась она. – Я здесь первый день, – добавила она, не дождавшись ответа.

Он кивнул.

– Меня зовут Карл, – сказал он низким хриплым голосом, словно ему было больно говорить.

Элизабет стало жаль его. Наверное, он просто ужасно стесняется. Она потянулась, чтобы достать укатившийся бумажный стаканчик. Когда Элизабет передавала его, их пальцы на мгновение соприкоснулись, и она испытала ледянящий ужас. После того, как парень поспешно ушел, она не могла не признать, что он был какой-то странный. Или это просто писательское воображение дает о себе знать? Возвращаясь к своей тележке и продолжая путь по длинному больничному коридору, она старалась больше не думать о санитаре.

Она приближалась к концу отделения, как вдруг впереди показался знакомый девичий силуэт. Несмотря на то, что день был теплый, девочка была одета в толстый свитер. Ее голова была низко опущена, но яркое пятно рыжеватых волос, которые спадали на ее сутулые плечи, не вызывало никаких сомнений.

– Трисия! – крикнула Элизабет.

Трисия Мартин остановилась и подняла голову. Ее глаза расширились, как у испуганного оленя, когда она узнала Элизабет. Затем, даже не поздоровавшись, она со смущенным лицом побежала и исчезла за углом.

«Что здесь делала Трисия? – удивилась Элизабет. – И почему она так убежала? Она думает, что все Уэйкфилды настроены против нее из-за Стивена? Или… она навещала кого-то? И не хочет, – влезла дурацкая мысль, – чтобы об этом знал Стив. Возможно, новый парень. Многие из здешних санитаров одного возраста со Стивом».

Но одна вещь озадачила Лиз больше, чем все остальное. Даже после мимолетного взгляда она поняла, что Трисия была не счастливее, чем Стивен все эти дни. Она на самом деле выглядела ужасно, словно не спала и не ела целую неделю. Она похудела, и под глазами были темные круги. Покинувшая брата Трисия сама выглядела покинутой.

Джессика остановилась перед дверью 213-й палаты. Выйдя из лифта, она вернулась назад по лестнице и украдкой посмотрела по сторонам, чтобы убедиться, что Элизабет поблизости нет. Успокоившись, она шагнула в палату.

Первое, что она увидела, была огромная гипсовая повязка, подвешенная к потолку системой тросов.

– Вы что-нибудь забыли? – спросил приятный низкий голос.

Джессика перевела взгляд на мужественное загорелое лицо, покоившееся на подушке. Сверкающие светло-голубые глаза Джереми Фрэнка уставились на нее, рот растянулся в улыбке, открывая глубокие ямочки на щеках. Джессика заметила, что на середине подбородка тоже была милая ямочка. Бесспорно, Джереми Фрэнк в жизни выглядел даже лучше, чем по телевизору. На мгновение Джессика лишилась дара речи.

Наконец она пришла в себя и сказала:

– Вы говорите о моей сестре. Она Элизабет, а я Джессика.

Он улыбнулся ей еще шире:

– Близняшки.

– Совершеннейшие, – зачирикала Джессика. – Это так, мы совершенно одинаковые, но если вы хотите начистоту, Элизабет более стеснительная. Иногда – просто как рак-отшельник. И мне приходится вытаскивать ее из раковины. Но это не страшно, потому что я люблю помогать людям. Вот почему я пришла на эту работу. – Она бросила ему ослепительную улыбку. – Вам принести стакан воды?

– Спасибо, но я уже достаточно выпил.

Джессика попыталась скрыть огорчение:

– Что-нибудь еще я могу для вас сделать?

– Сейчас я в порядке, хотя, – он взял фломастер с тумбочки, – можете вернуть это своей сестре. Она оставила его здесь, когда подписывала мой гипс.

– А можно я тоже подпишу? – спросила она, чтобы не отставать от сестры.

– Ясное дело. – Он передал ей ручку. – Только не говорите мне, что вы тоже писательница, как ваша сестра.

Джессика усмехнулась:

– Нет, не так скучно. Я собираюсь стать актрисой. Телевизионной актрисой. – Это был слишком очевидный намек.

– Понятно, – сказал Джереми, сдерживая улыбку.

Сердце Джессики забилось сильнее, когда она держала ручку над гипсом в поисках места, где бы еще не было что-то нарисовано или написано. Наклонившись вперед, она потеряла равновесие. Инстинктивно она выставила вперед правую руку, с размаху опершись на коленную чашечку его второй ноги. Джереми испустил вопль. Он дернулся так сильно, что одна из веревок, державших его ногу на весу, ослабла. Он громко застонал. Его лицо стало белым, как простыня, на которой он лежал.

Оцепенев от ужаса, Джессика уставилась на него.

– Позови… медсестру, – прохрипел Джереми.

– Сестру… конечно. Я сейчас вернусь. Никуда не уходите.

– Куда же я уйду? – бессильно пробормотал он.

Джессика вылетела из палаты.

«Это был мой единственный шанс стать звездой, но я, кажется, упустила его!»

Джессика отыскала медсестру и что-то пролепетала о случившемся. Медсестра метнула на Джессику презрительный взгляд и кинулась в палату Джереми.

Джессика опустилась в кресло в комнате отдыха.

«Может быть, это не совсем безнадежно, – сказала она себе. – Может быть, все еще есть шанс показать Джереми, как я преданна, и заработать его вечную благодарность и место гостьи на телепередаче».

5

– У меня нет настроения идти на вечеринку, – проворчал Стивен. – Спасибо, Джес, но я пас.

– Но, Стив! – Джессика села рядом с братом, который растянулся на диване в гостиной.

Была пятница, и он только что приехал домой на выходные.

– Там будет так весело. И потом, Кара обидится, если ты не придешь.

– Кара Уокер, что ли? – Стивен проницательно посмотрел на сестру. – Кажется, я знаю, что происходит. Послушай, если ты опять пытаешься меня с ней свести, то можешь об этом забыть.

Джессика выпятила нижнюю губу:

– Почему ты такой придирчивый? Я только пыталась оказать тебе любезность. Я знаю, как плохо ты себя чувствуешь из-за Трисии. Я думала, может, вечеринка развеселит тебя.

Выражение лица Стивена смягчилось.

– Вообще-то, это была хорошая мысль. Но я не думаю, что сейчас меня что-нибудь способно развеселить.

Стивен продолжал мрачно всматриваться в учебник истории, который без особого успеха пытался читать. Забыть Трисию оказалось действительно непосильной задачей. Из-за всего этого он чувствовал себя таким же несчастным, как и в ту ночь, когда они расстались.

Но Джессика так-легко не сдавалась.

– Ты же не можешь теперь всю жизнь пребывать в тоске. Ты должен подумать о своей репутации.

– Я что-то не улавливаю связи, – удивленно сказал Стивен. – Какое отношение имеет моя репутация ко всему этому?

– Ты же не хочешь, чтобы люди считали тебя «ботаником»? Только «ботаники» сидят в пятницу дома и делают домашнее задание, когда они могут веселиться.

Стивен пожал плечами. Джессика видела, что его ни капельки не интересует собственная репутация. Он выглядел ужасно, словно всю неделю не ел и не спал, как скорее всего и было. Заставить его забыть Трисию оказалось не так легко, как она предполагала. Джессика наклонилась и припечатала на небритую щеку брата дружеский поцелуй.

– Ну давай, Стив, не упрямься. Ты можешь пойти только на час… Если станет скучно, ты в любой момент сможешь уйти. Это бы так много значило для Кары!

– Мне кажется, ты опять перешла на Кару!

– Скажи, а чем она тебе не нравится? – возмущенно выпалила Джессика в ответ. – По правде говоря, ты так к ней относишься, что можно подумать, будто у нее две головы и она весит сто пятьдесят килограммов. Если ты еще не успел заметить, то сообщаю: она потрясающе выглядит.

– Замечательно. Тогда ей, должно быть, не трудно заводить знакомства самой.

Джессика преодолела желание шмякнуть его подушкой по голове. Вместо этого она попыталась поймать его на другую приманку.

– Бьюсь об заклад, что сегодняшний вечер Трисия не собирается проводить дома.

При упоминании имени Трисии Стивен захлопнул книгу и сердито посмотрел на Джессику.

– С каких это пор ты стала точно знать, чем занимается Трисия? – раздраженно спросил он.

– А-а, не знаю. В школе говорят об этом. Ты ведь знаешь, как это бывает. – Джессика зевнула, притворяясь, что ей наскучила тема.

– Что бывает? – настаивал Стивен.

– На днях Кара сказала мне, что слышала от кого-то из старших, будто в последнее время Трисия пропустила кучу занятий.

Стивен нахмурился больше:

– Это не похоже на Трисию. Она всегда была отличницей.

– Может, у нее появилось более интересное занятие. Помнишь, что случилось с Бетси, после того как она стала шататься с этим обормотом – Риком Эндовером? Это было незадолго до того, как она прогуляла половину занятий.

– Трисия не такая, как Бетси, – упорно настаивал Стивен.

– Не понимаю, как ты можешь защищать ее, после того как она так с тобой обошлась. Если хочешь знать мое мнение, она заслуживает, чтобы о ней забыли.

– Что еще Кара говорила о Трисии? – спросил Стивен.

Джессика сдержала торжествующую улыбку. Ловушка сработала. Он попался на крючок. Теперь оставалось только вытащить улов.

– Откуда, черт возьми, мне знать? Я не ФБР. Конечно, если тебе действительно интересно, можешь сам спросить Кару.

– Кто говорит, что ты не ФБР? Только в твоем случае оно означает Фантастически Бестактные Рекомендации, – устало вздохнув, Стивен поднялся с дивана. – Когда, ты сказала, будет вечеринка?

Джессике пришлось встать на цыпочки, чтобы поцеловать его.

– В восемь тридцать. Не волнуйся, Стив, ты не пожалеешь. Клянусь тебе.

– Мне кажется, я уже жалею.

Но Джессика не слушала. Она уже неслась вверх по лестнице, чтобы позвонить Каре.

– Ты сказала ему, что у меня будет вечеринка? Сегодня вечером? – прощебетала Кара в трубку. – Джессика Уэйкфилд, как же тебе удалось? Он подумает, что я самая большая обманщица в Ласковой Долине, когда приедет сюда и обнаружит, что все это – сплошное вранье.

– Что-то же я должна была ему сказать? – сказала Джессика. – По-твоему, лучше было сказать, что ты безумно влюблена в него и смерть как хочешь с ним встретиться?

– Ты бы не посмела.

– Ну ладно, это не самый грандиозный план в мире, но это лучшее, что можно было придумать. Ты просто выложи несколько порций картофельных чипсов, и мы пригласим еще кого-нибудь. Я не говорила, что это будет большая вечеринка.

– Кого же мы пригласим в последний момент?

– Я могу попросить Лиз и Тодда. Скажу Лиз, что делаю это ради Стива. Ведь так и есть. Я просто хочу быть уверена, что он не побежит обратно к этой придурочной Трисии. – Она вздохнула. – Проблема в том, что здесь, похоже, никто, кроме меня, не заботится о репутации Уэйкфилдов.

– Да, Джес, это трудно, черт возьми, – сказала Кара, даже не пытаясь скрыть сарказм в полосе. – Слушай, а как насчет меня? Что ты будешь делать, если не удастся никого пригласить?

– Ты всегда можешь изобразить, что пригласила целую компанию, но никто не явился.

– Потрясающе. Тогда меня будут считать самой главной занудой по эту сторону Скалистых гор, – застонала Кара. – Как я только позволила втянуть себя в это?..

– Предоставь все мне, – уверенно сказала Джессика.

– Но у меня осталось хотя бы право выбора?

– Конечно, ты всегда можешь отказаться. Но тогда, возможно, какая-нибудь другая, везучая девчонка подцепит Стива!

На другом конце провода возникла короткая пауза.

– Ну, если ты так считаешь… Джессика засмеялась:

– Доверься мне, Кара, и ты не пожалеешь. Только надень что-нибудь самое обольстительное, что у тебя есть. Об остальном позаботится природа. Помни, Стив всего лишь человек.

6

– Всем привет! Привет, Стив. Я рада, что ты смог прийти.

Кара встретила их у двери. На ней было броское декольтированное платье из батика. Вырез на спине был таким глубоким, что Стивен мог видеть перекрещивающиеся белые полосы от купальника на загаре. Она собрала свои длинные каштановые волосы в хвост над правым ухом так, чтобы он игриво спадал на оголенное плечо.

Увидев Кару, Стивен в тот же момент пожалел, что пришел. Это была ошибка. Он не должен был позволить Джессике уговорить себя. Он сдержал внезапный порыв броситься к ближайшему телефону и позвонить Трисии.

«Что она сейчас делает? С кем она?» При мысли, что Трисия с другим, гнев застучал в его висках, лицо вспыхнуло. Он целую неделю провел, пытаясь заставить себя возненавидеть ее, но ничего из этого не вышло. Каждый раз, представляя ее – золотоволосую, хрупкую, с этими таинственными голубыми глазами, – он хотел обнять ее, защитить от…

«От чего?» – спросил он сам себя. Трисии не нужна была его любовь или опека. Она так сама сказала ему. И все же до сих пор в ней было что-то такое, от чего сжималось его сердце, когда он вспоминал, как она выглядела в вечер их размолвки. Словно она по-прежнему любила его. Словно то, что она говорила, больше причиняло боль ей, нежели ему.

Он понимал, что, возможно, это только ему казалось, но он так хотел, чтобы это обернулось правдой! Душа его до сих пор не верила, что Трисия могла вот так все оборвать. Невозможно перестать любить кого-то так же резко, как закручиваешь кран. По крайней мере, он так не мог.

Сначала он так рассердился на Трисию, что был не способен объективно оценивать ситуацию. Но позже стал вспоминать то счастливое время, когда они были вместе. Присутствие Трисии в его жизни было как солнце, луна и звезды, слившиеся воедино.

– Похоже, мы пришли одними из первых, – произнесла Джессика, окинув взглядом почти пустую гостиную.

Приехала только еще одна пара. Она помахала рукой Лиле Фаулер, которая сидела на диване и разговаривала со своим парнем. Джессика не узнала его.

Кара засмущалась:

– А-а… дело в том, что… несколько человек позвонили и сказали, что не смогут прийти.

– Не волнуйся, – успокоила Джессика Кару. – Я думаю, так даже намного лучше. Я ненавижу большие тусовки. На них слишком шумно. А так намного интимнее. – Она повернулась к своему кавалеру, симпатичному футболисту Эрону Далласу. – Ты согласен, Эрон?

– Конечно, да. – Ухмыльнувшись, он обнял ее за талию. – Я тоже люблю интимные вечеринки. Чем интимней, тем лучше.

Увидев, как Эрон подставил Джессике щеку и та его чмокнула, Стивен вздрогнул.

«Возможно, Джес не знает, что такое настоящая любовь, – подумал он. – И потому не поняла, что значит любить кого-то так сильно, что не можешь представить себе жизни без этого человека».

– А где Лиз и Тодд? – спросила Кара, начиная беспокоиться.

Джессика пожала плечами:

– Они не смогли прийти. У Тодда были билеты на какой-то концерт. – Она не хотела говорить Каре правду, что Элизабет просто отказалась принимать какое бы то ни было участие в сближении Кары со Стивеном.

– Я не знала, что сегодня вечером какой-то концерт, – вставила Лила. – Какая группа играет?

– А-а… Кто-то, о ком ты никогда не слышала, – уклонилась Джессика.

Ей хотелось съездить Лиле по физиономии.

Лила засмеялась и так замотала головой, что ее вьющиеся светло-каштановые волосы рассыпались по плечам.

– Поверь мне, Джес, нет такой группы, о которой я не слышала бы.

Фаулеры были так богаты, что у Лилы в комнате были собственная стереосистема и коллекция кассет, простирающаяся от стенки до стенки.

Джес поняла, что нужно выпутываться.

– Это классический ансамбль, – наконец сказала она. – Ты же знаешь, как Лиз помешана на всей этой ерунде.

Лила пренебрежительно поморщилась:

– Классическая музыка на меня только сон нагоняет.

Ее стильный мальчик с короткими рыжими волосами и чертовски голубыми глазами сказал:

– Никакого сна сегодня, Лила. У меня есть другой план.

– Ну, Джим! – Лила захихикала, делая вид, что шокирована.

Но когда он обнял ее за плечо и потянул к себе, чтобы поцеловать, она не отпрянула.

– Если уж говорить о грандиозных идеях, – перебила Кара, – я только что узнала о вечеринке, которую никто из вас не захочет пропустить.

Джессика нахмурилась. Обычно она знала о всех тусовках любой важности задолго до приглашения.

– Кто устраивает?

– Регина Морроу. Ты же знаешь, это новая девочка, которая переезжает в особняк Годфреев. Я еще не видела ее, но наши мамы уже познакомились. Вот откуда я узнала. Эта вечеринка будет для того, чтобы со всеми познакомиться. Она приглашает весь класс. У нее тоже не будет предков дома. Кажется, это будет действительно классно. Думаю, она хочет произвести хорошее впечатление.

– Вот это да! – Зеленовато-голубые глаза Джессики заискрились от радости. – Не могу дождаться!

– Ты же сказала, что тебе не нравятся большие вечеринки, – подшутил Эрон.

Джессика покраснела и целое мгновение не могла произнести ни звука.

Кара прошмыгнула в кухню и принесла оттуда коробку с шестью банками пива.

– Родителей дома нет, – объяснила она, смущенно улыбнувшись.

Стивен только покачал головой, когда она предложила ему пиво. Ему не хотелось ни пить, ни с кем-либо разговаривать. Единственное, чего он хотел, это быть с Трисией. Равнодушно грызя картофельный чипе, он опустился на диван.

– Стив, не будь занудой, который первым уходит с вечеринки, – прокричала Джессика, когда Кара поставила на проигрыватель пластинку.

В комнате раздалась ритмичная музыка, и Джессика с Эроном начали кружиться на ковре, обхватив друг друга руками за талию. Потом они исчезли из комнаты, и Стивен слышал их смех, доносившийся из темного внутреннего дворика. Несколько минут спустя Лила и ее парень присоединились к ним.

Каpa плюхнулась на диван рядом со Стивеном. Она скинула сандалии, поджала под себя ноги и сразу же перешла к делу, не тратя понапрасну времени.

– Я слышала, вы поссорились с Трисией? – сказала она. – Это очень плохо. Трисия симпатичная девчонка. – Ее слова прозвучали не очень-то искренне.

Против своего желания Стивен неожиданно для себя задал вопрос:

– А как хорошо ты знаешь Трисию? Мне просто интересно, вы когда-нибудь разговаривали или что-нибудь в этом роде? – В ту же секунду он возненавидел себя.

Почему его должно интересовать, были ли они подругами? Между ним и Трисией все было кончено, она ясно дала ему это понять. Зачем он мучает себя?

– На самом деле я не так хорошо ее знаю, – сказала Кара. – Но, пожалуй, я назвала бы ее недотрогой.

Стивен вспомнил, как однажды Элизабет рассказывала ему, что Кара Уокер – самая большая сплетница в школе. Может быть, именно поэтому Трисия не хотела сойтись с Карой поближе. У Трисии были проблемы и без этой сплетницы, которая слишком часто рассказывала про ее семью даже больше, чем было на самом деле.

– В любом случае, – продолжала Кара, – тебе больше незачем беспокоиться о том, что заденешь ее чувства. Джессика сказала, что ты первый предложил ей расстаться, но, на мой взгляд, она слишком быстро оправилась после разрыва.

– Что ты имеешь в виду? – медленно спросил Стивен.

В ушах стоял гул, а во рту все пересохло, и ему трудно было говорить.

– Я слышала, у нее новый парень, – заговорщически зашептала Кара.

Стивен старался держать себя в руках.

– Да? Кто-нибудь из школы?

– Не думаю. Кэролайн не узнала его. Это я от нее слышала. Она сказала, что видела Трисию и этого парня возле аптеки несколько дней назад. По словам Кэролайн, Трисия просто висла на нем.

Стивен чувствовал себя окаменевшим.

– Меня не касается, что она делает. Мы больше не встречаемся.

– Я так и сказала Кэролайн.

– Трисия может встречаться с кем хочет.

– Здесь я не могу не согласиться с тобой, Стив, – проворковала она.

– Я хочу сказать: если ей нравится виснуть прилюдно на каком-то типе, какое мне до этого дело?

– Совершенно никакого, Стив. Что тебя так беспокоит?

– Ничего меня не беспокоит, – почти прорычал он.

Внезапно Стивен схватил Кару за запястье и, вставая, потянул за собой.

– Давай потанцуем. Я хочу танцевать. – «Черт с ней, с Трисией», – подумал Стивен.

Слезы жгли его глаза.

Кара мечтательно улыбнулась:

– Конечно, Стив, как скажешь.

Теперь играла тихая, спокойная музыка. Стивен крепко обнял Кару. Удовлетворенно вздохнув, она растаяла в его объятиях. Стивен закрыл глаза, представляя, что обнимает Трисию. Теплое тело Трисии так сильно прильнуло к нему, кончики ее пальцев слегка шевелились на его шее…

«Прекрати!» – приказал он сам себе.

Он мечтал, как идиот. Возможно, сейчас кто-то другой обнимает Трисию, целует, может, даже признается в любви…

Внезапно Стивен резко наклонил голову и крепко поцеловал Кару в губы. Но он ничего не почувствовал. Только внутренний холод, ледяной и мертвый.

Кара возбужденно двигалась в его объятиях.

– Ой, Стив, – прошептала она, – я думаю, это будет самый лучший вечер в моей жизни.

Ухмыльнувшись, Джессика плюхнулась на кровать Элизабет. Было полвторого ночи, и она только что вернулась от Кары.

– Неудобно говорить, но я была права. Ему не больно-то была нужна моя поддержка. Он полностью увлекся Карой.

Элизабет села на кровати, щуря глаза. Она дремала, когда Джессика ввалилась в комнату.

– Я не верю, – сказала она.

– Спроси у Лилы. Она тоже там была. Она видела, как вел себя Стив. – Джессика улыбнулась и принялась снимать с себя колготки. – Я думаю, мы можем больше не беспокоиться, что Стив будет сокрушаться из-за Трисии. Сейчас он, наверно, уже забыл, как ее звали.

Элизабет все еще не до конца верила этому. Что же могло случиться, что заставило Стивена так быстро переменить свое отношение к Каре? Зная Джессику и ее выкрутасы, это могло быть все что угодно.

– Ты думаешь, это серьезно? – спросила она сестру.

Джессика улыбнулась еще шире:

– Надеюсь. Стив даже не поехал со мной домой. Сейчас они с Карой, должно быть, в каком-нибудь уютном местечке.

– Ну хватит, Джес, не говори ерунды. Кара абсолютно не подходит Стиву.

– А что ты имеешь против Кары? – спросила Джессика. – Она просто прелесть, и к тому же входит в команду болельщиц.

– Если уж Кара выступает в команде болельщиц, она, должно быть, просто идеальная девочка, – сухо сказала Элизабет.

– Кому нужна идеальность? Парням самое главное, чтобы ты была веселой.

Проволандавшись так долго с мисс Ханжой Мартин, Стив заслужил право немного развлечься.

Вздыхая, Элизабет снова улеглась.

– Я только надеюсь, Стив знает, что делает.

Когда Стивен вернулся домой, было почти два часа ночи. Они с Карой отправились есть пиццу, а после она настояла, чтобы они немного покатались. У него возникло чувство, что она не столько хотела быть рядом с ним, сколько чтобы их видели вместе.

Он устал, но знал, что не сможет заснуть, и направился в кухню. Может, от чашки горячего какао он почувствует себя лучше. Он действительно старался хорошо провести время.

«Но бесполезно», – подумал он, доставая банку.

Чем больше он старался не думать о Трисии, тем труднее это получалось. Он думал о ней постоянно, и теперь верил, что никогда не сможет ее забыть, так же как никогда не забудет, что на небе светит солнце.

Когда Стивен готовил какао, мистер Уэйкфилд в банном халате спустился вниз.

– Я услышал, как здесь внизу кто-то грохочет, – сказал он. – Какао хватит на двоих?

– Конечно, пап.

– Я помню, когда ты был маленький, твоя мама всегда готовила тебе горячее какао, если ты был чем-то расстроен.

Стивен выдавил слабую улыбку:

– Проблемы, которые были тогда, кажутся такими мелкими по сравнению с сегодняшними…

Мистер Уэйкфилд положил руку на его плечо:

– Может, хочешь рассказать, что тебя мучает?

Стивен почувствовал прилив нежности к отцу. Их объединяло духовное родство, что было намного глубже физического сходства. Но он был уверен, что это тот случай, когда даже отец не может помочь. Разливая какао в чашки, он пожал плечами.

– Особенно-то нечего рассказывать. Просто Трисия хочет расстаться со мной. И всего лишь.

– Я знаю, Стив, как это тяжело для тебя.

Стивен сглотнул. Он был не в состоянии говорить. В горле застрял комок. Наконец он произнес:

– Со мной все будет хорошо, папа. Наверное, мне просто необходимо время.

Мистер Уэйкфилд взял чашку, которую передал ему Стивен, и сел рядом.

– А как прошла сегодняшняя вечеринка?

Стивен грустно улыбнулся:

– Скажем, немного не то, чего я ожидал.

Слова Кары вновь и вновь звучали у него в ушах:

«У Трисии новый парень».

Каждый раз словно нож вонзался в сердце.

Отец сочувствующе кивнул:

– Мне кажется, я все понял. Только один совет: я знаю, твоя сестра желает тебе добра, но не позволяй ей подбивать себя на что-то, к чему ты не готов. Хорошо?

– Хорошо, папа.

Не имело смысла пытаться объяснять, что он сейчас переживал. Он сам-то с трудом понимал это. Изменится ли что-нибудь, если он будет продолжать встречаться с Карой? Не важно. Что бы он ни делал, он никогда не забудет Трисию.

7

В понедельник Элизабет направлялась в школьную столовую, чтобы за обедом встретиться с Тоддом. Она прошла мимо Трисии, которая в одиночестве сидела на лужайке. Она смотрела куда-то в пустоту, даже не притронувшись к бутерброду, который держала в руке. Трисия выглядела такой несчастной, что Элизабет не могла не пожалеть ее, несмотря на то, что она так обошлась со Стивеном. Поддавшись порыву, Элизабет подошла к ней и села рядом.

– Трисия, – выпалила она. – Что происходит? Почему ты убежала от меня в больнице?

Щеки Трисии залились краской, и она опустила глаза:

– Прости, Лиз. Я знаю, это было по-хамски. Просто… мне тогда ни с кем не хотелось говорить. Я… кое-кого навещала. Свою подругу. Я была сильно расстроена.

– Твоя подруга серьезно больна? Кончики губ Трисии изогнулись в мимолетной грустной улыбке.

– Думаю, можно сказать и так.

– Может, я видела ее? – сказала Элизабет. – Я только что начала работать сестрой милосердия, но познакомилась уже со многими больными. В какой она палате?

– Ты не сможешь с ней увидеться. Она… уже выписалась, – пробормотала Трисия.

– Значит, она уже чувствует себя лучше? Это хорошо.

Трисия пожала плечами:

– Понимаешь, это какая-то такая болезнь, когда пациент то в больнице, то дома. Несколько дней обследований в больнице, а потом – опять домой.

Элизабет сочувствующе кивнула:

– А что с ней?

– Она говорила, но я не могу вспомнить. Одна из тех непроизносимых болезней, о которой почти никто не слышал.

– Надеюсь, это не слишком серьезно.

– Ты не хочешь мой бутерброд? – Трисия резко переменила тему. – Я не хочу есть.

Элизабет покачала головой:

– Я иду обедать с Тоддом. Пойдем с нами?

– Спасибо, – сказала Трисия, – но мне нужно доделать кое-какие задания.

Элизабет чуть было не ляпнула что-то про Стивена, но решила, что не стоит. Трисия была приветлива с ней, но было видно, что она хочет побыть одна. Что бы там ни беспокоило ее, это было слишком глубокое и личное, чтобы делиться. У нее были воспаленные глаза, и она сильно похудела, словно недоедала. В этот момент Трисия напомнила Элизабет очень хрупкую китайскую статуэтку.

Элизабет хотела помочь ей чем-нибудь, но не знала чем. Она встала и стряхнула с джинсов прилипшие травинки.

– Я лучше пойду, а то Тодд будет беспокоиться, что со мной что-то случилось.

В тот момент, когда Элизабет прощалась, подошли Джессика и Кара. Они увидели Трисию и обменялись многозначительными взглядами.

– Привет, Лиз, – весело поздоровалась Кара, не обращая внимания на Трисию. – Мне чертовски жаль, что ты не смогла прийти ко мне на вечеринку. Это был просто восторг.

– У нас с Тоддом были другие дела, – сухо ответила Элизабет. – Ты могла бы предупредить нас заранее.

– Это была спонтанная вечеринка, – ответила Кара, хихикнув. – Не помню, чтобы мне было когда-нибудь так весело. Клянусь, ты не знаешь, как потрясающе танцует твой брат.

Элизабет украдкой посмотрела на Трисию, потом опять на Кару. Трисия притворялась, что не слышит. Но она все слышала, и это было очевидно. От обиды ярко-красные пятна вспыхнули на ее бледных щеках.

– Думаю, я многое не знаю о Стиве, – сказала Элизабет, стараясь не повышать голоса.

Кара снова захихикала, бросив торжествующий взгляд в сторону Трисии.

– Спорим, он не сказал тебе, что на следующие выходные возьмет меня на вечеринку в свой колледж? – сказала она.

– Нет, не говорил, – спокойно ответила Элизабет.

– Ты же знаешь Стива, – вставила Джессика, – он всегда ужасно скрытный в отношении своей личной жизни.

«Личная жизнь, – подумала Элизабет. – С каких это пор Кара стала частью личной жизни Стива?»

Она вдруг разозлилась.

– А может, он скрытный, потому что ему есть чего стыдиться? – холодно произнесла она и зашагала прочь, а Джессика и Кара с изумлением глазели ей вслед.

Элизабет редко выходила из себя. Но когда это случалось, даже Джессика хорошо знала, что надо уйти с дороги.

Джессика пожала плечами:

– Не понимаю, что это на нее нашло.

Элизабет в последний раз оглянулась на Трисию. Бедная Трисия! Она сидела неподвижно, как статуя. Улыбка застыла на ее губах. Но ее чувства выдавали глаза, огромные и грустные, блестящие от слез.

«Так лучше, – сама себе повторяла Трисия, как делала всю неделю. – Это же лучше для Стивена, если он нашел кого-то другого…»

Но она была не в силах преодолеть холодное чувство в груди, словно острая сосулька вонзилась в сердце. Казалось, она не сможет остановить слезы. Они тихо капали на руки, крепко зажатые между коленями. Мир, который минуту назад был таким невыносимо четким, расплылся, и голоса вокруг нее превратились в отдаленный гул.

Лекарства, которые она принимала, иногда вызывали тошноту. Но сейчас тошноты не было, просто она устала и очень-очень замерзла. Пригревало солнышко, а она дрожала, обхватив себя руками. Ей было так одиноко, так ужасно одиноко.

«Если бы только Стив был со мной! – воскликнула она про себя. – Если бы еще только раз я могла почувствовать объятия его крепких рук, я бы снова согрелась».

Она знала, что это были опасные мысли, но была не в состоянии остановить их – так же, как не могла остановить слезы. Образ Стивена всплывал в ее воображении. Она видела, как они бегут по берегу и ветер развевает их волосы. Они бежали, пока не перехватило дыхание, затем вместе падали на песок. Она представляла, как он заехал за ней домой в день их первого свидания, вежливо поздоровался с ее отцом, хотя тот был таким пьяным, что с трудом смог встать. Трисия закрыла глаза, вспоминая то чувство, когда Стивен впервые поцеловал ее, как он заслонил руками ее лицо и слегка провел большими пальцами по щекам.

Трисию так сильно трясло, что ей казалось, она не сможет подняться.

«Стив! – Из ее сердца вырвалось его имя, хотя губы не произнесли ни звука. – Я не могу вынести, что потеряю тебя. Я уже мертва без тебя!»

Так просто было бы открыть ему правду… Как раз рядом со столовой был телефонный автомат. Это же так просто – опустить в отверстие монетку и набрать номер. Она могла бы все ему рассказать. Может быть, еще не слишком поздно! Она могла бы сказать, что все еще любит его.

Нет! Трисия так сильно прикусила губу, что почувствовала вкус крови. Она должна перестать думать об этом. Заставлять Стивена страдать так же, как страдает она, было эгоистично и жестоко.

«Отпусти его, – прошептал голос разума. – Если любишь его, отпусти».

Да, так будет лучше.

Она видела, как Кара и Джессика прогуливались по лужайке, их головы время от времени склонялись друг к другу. Несомненно, они говорили о Стивене, строили планы. В следующий уик-энд Кара и Стивен поедут на вечеринку, и вполне возможно, что встретятся и в эти выходные. Про нее он забудет. Но так и должно быть. Он снова будет счастлив. А для нее разрыв скоро не будет иметь значения, ведь через несколько месяцев ее не станет.

8

– Что-то странное происходит, – сказала Элизабет.

В буфете она поставила поднос на столик рядом с Тоддом. Тодд проглотил кусок гамбургера и сказал:

– Звучит, как первая строка приключенческого романа. – Его карие глаза озорно блеснули. – И уже есть улики, Шерлок?

– Прекрати, Тодд, я серьезно, – ответила Элизабет, садясь за стол.

Но не выдержала и слегка улыбнулась. Тодд был таким шутником. Чувство юмора – это то, что она больше всего ценила в своем парне. Плюс – метр восемьдесят с хвостиком тренированных мышц, роскошная каштановая шевелюра и, конечно, его лучезарная улыбка.

– Я это все о Стиве и Трисии. Стив сказал мне, что расстались они по желанию Трисии. Но она так себя ведет, что начинаешь думать, что все произошло по-другому. В одном я уверена точно: она до сих пор любит его. Я чувствую это, хотя она и не говорит.

– Для тебя же лучше, что ты такая чуткая, – сказал Тодд, ущипнув ее за кончик носа. – Хотя я понимаю, о чем ты говоришь, – уже серьезно продолжил он. – Я ведь с Трисией в одной группе, и не думаю, что все эти дни ее сильно интересовали занятия.

– Откуда ты знаешь?

– Сегодня утром я как раз заглянул ей через плечо, когда проходил мимо. Она разглядывала фотографию Стива, которую вложила между страниц. И до меня, кажется, дошло. Именно по тому, как она на нее смотрела, и ни по чему другому. Как будто, – он понизил голос, – это трудно описать… как будто Стивен сам ушел или еще что-то. Наверное, это странно?

Элизабет покачала головой:

– Нет, я тоже так думала. Тодд, скажи мне, что происходит? Я знаю, это не мое дело, но чувствую, что уже втянулась. Стив – мой брат, и мне на самом деле нравится Трисия. Это просто ошибка, что они расстались, если до сих пор любят друг друга.

– Согласен с тобой, – сказал Тодд. – Но что мы можем поделать? Если бы мы попытались вмешаться, они бы только рассердились.

Элизабет вздохнула:

– Боюсь, Джессика уже позаботилась об этом. Она свела Стива с Карой.

Тодд выронил вилку:

– С Карой Уокер? Да ты шутишь! Бедный Стив! Теперь тебе необходимо посоветовать брату следить за тем, что он говорит при Каре. Иначе его личная жизнь будет активно обсуждаться «общественностью» Ласковой Долины.

– Не думаю, чтобы Стиву на самом деле нравилась Кара. Возможно, он встречается с ней только для того, чтобы ревновала Трисия.

Элизабет рассеянно ковыряла вилкой в своей тарелке. В конце концов, она надеялась, что Стив не влюбится в Кару.

– Ты пробовала поговорить с ним об этом? – спросил Тодд.

Она кивнула:

– Он считает, что у Трисии другой парень, но я в этом не уверена. С чего ей быть такой несчастной, если у нее есть другой?

– Ты права. Я тоже в это не верю. Я как-то не могу представить Трисию с кем-то еще, кроме Стива. Они настоящая пара.

– Ты хотел сказать, как мы? – Элизабет кормила Тодда французской рыбой из своей тарелки, и, когда он стал кусать ее за пальцы, она всерьез отдернула руку.

Тодд засмеялся:

– Посмотри правде в глаза. Такой пары, как мы, нет. Если бы мы были немного сильнее влюблены друг в друга, то дело кончилось бы умопомешательством!

– Тодд, ты такой романтик.

Тодд чмокнул ее в губы. Удивительное сочетание сладкого и соленого! По телу Элизабет прокатилась теплая волна. Это всегда оказывало на нее такое действие, словно это был ее самый первый поцелуй. Может быть, поэтому она так беспокоилась за Стивена и Трисию. Она-то знала, что значит кого-то сильно любить. Для нее даже мысль, что она потеряет Тодда, была невыносимой.

– Может, тебе нужно поговорить с Трисией? – предложил Тодд. – Понимаешь, как женщина с женщиной. Возможно, она просто стесняется сказать об этом Стиву.

– Я думала об этом. Сегодня я пыталась поговорить с ней, но она даже не заикнулась о Стиве. И потом, мы с Трисией не так хорошо знаем друг друга. Мне бы не хотелось, чтобы это выглядело, будто я что-то выпытываю для своего брата.

– Не представляю, чтобы она так подумала. Скажи ей правду, что просто пытаешься помочь, потому что видишь, как они оба несчастны. Почему она должна тебе не верить? С первого взгляда видно, какая ты искренняя.

– Надеюсь, ты не будешь упрекать меня в бестактности?

– Я? Ни капельки, – передернул плечами Тодд. – И советую действовать решительно, пока Кара не запустила свои коготки поглубже.

Элизабет тяжело вздохнула. Тодд был прав. Но что же ей останется делать, если Трисия не поверит ей? Уже ничего. Только уйти в сторону и наблюдать, как ее брат и Трисия губят свои жизни.

Это была ужасная мысль.

«Вот и наступил этот день», – подумала Джессика, надевая свою форму сестры милосердия.

На этот раз она действительно решила убедиться, что Джереми обратил на нее внимание.

– Джес, да проснись же ты, – сказала Элизабет, когда ее сестра не вышла из лифта на втором этаже. – Родильное отделение находится здесь.

– А-а… На прошлой неделе я кое-что забыла наверху, – прошептала Джессика, надеясь, что дверь лифта закроется до того, как мисс Норе увидит ее и опять отправит относить грязные пеленки.

Приближаясь к палате Джереми, Джессика почувствовала, как заколотилось сердце, но она была уверена, что на этот раз она сумеет завоевать его внимание. Как знать, может, у нее будет шанс реально помочь ему. Ободренная этой мыслью, она наполнила кувшин водой из холодильника, чтобы взять его с собой на случай, если он захочет пить.

Она вплыла в комнату, собираясь покорить Джереми. Посмотрев в сторону кровати, она увидела там медсестру и слегка расстроилась. Но как можно очаровательнее улыбнулась – Джереми должен увидеть ее с лучшей стороны. Джессика подошла к медсестре и… застыла на месте.

Джереми был совершенно голый! Медсестра обтирала его мокрой губкой, а он так и лежал без одежды. Джессика слегка вскрикнула, и кувшин, который она держала в руках, накренился вперед, выплеснув ледяную воду на голый живот Джереми.

Джереми так завопил от неожиданности, что чуть не рухнул потолок, и попытался сесть. Но его сломанная нога была подвешена слишком высоко. Он мог только беспомощно болтаться из стороны в сторону, пока медсестра торопливо пыталась промокнуть живот полотенцем.

Наконец Джереми ткнул в Джессику пальцем и прохрипел:

– Ты!

Медсестра уставилась на нее:

– Что ты здесь делаешь? Ты хочешь довести этого человека до инфаркта?

– Я… я только пытаюсь помочь, – бормотала Джессика.

– Помочь? – Джереми и медсестра отозвались хором.

Заплакав от обиды, Джессика повернулась и вылетела из палаты. Почему надо расстраиваться из-за капельки воды? Ведь это была не ее вина. Откуда она знала, что все так получится?

– Что… что ты наделала?!– Элизабет в ужасе уставилась на сестру, когда Джессика рассказала о случившемся.

Они сидели в комнате для отдыха медсестер во время перерыва. Элизабет чуть не подавилась овсяным печеньем, которое грызла.

– Но я же не специально, – защищалась Джессика. – Я только хотела помочь.

– Еще одна такая помощь, и Джереми может никогда не выйти из больницы живым, – предупредила Элизабет.

Джессика попробовала улыбнуться:

– По крайней мере, я заставила его обратить на меня внимание. И это только начало, ведь так?

Элизабет тяжело вздохнула:

– Иногда мне не верится, что мы с тобой родственницы.

Элизабет нежно любила свою сестру, но временами Джессика была просто невыносима. Она вспомнила о том времени, когда они были совсем маленькие и Джессика уговорила ее залезть на крышу дома. Конечно же именно Элизабет поскользнулась и чуть было не упала.

Элизабет знала, что необходимо что-то предпринять, чтобы Джессика держалась подальше от Джереми, иначе это закончится тем, что больница откажется от их услуг. А она не хотела, чтобы это произошло. За то короткое время, пока она работала в больнице, Элизабет успела полюбить этот труд.

Что же она могла сделать, чтобы Джессика перестала охотиться за Джереми? Угрозы не помогут. Она слишком хорошо для этого знала свою сестру. Угрожать Джессике было все равно что размахивать красным плащом перед быком. Это только вдохновит ее.

Неожиданно у нее возникла идея поискать способ остудить пыл Джессики. Конечно же ей понадобится помощь Джереми. Очевидно, он поддержит Элизабет в этом стремлении. Элизабет вспомнила, сколько раз Джессика была увлечена каким-нибудь парнем. Но стоило ему уделить ей внимание, она тут же начинала видеть все его недостатки. Если Джереми сыграет роль клюнувшего на крючок, Джессика быстро остынет.

Чем больше Элизабет обдумывала это, тем больше ей нравилась идея. Она поговорит с Джереми, как только закончится перерыв.

Джессика посмотрела на часы.

– Пора идти, – прощебетала она. – Если я опоздаю, мисс Норс шкуру с меня спустит.

– Я рада, что ты наконец стала серьезно относиться к своей работе, – заметила Элизабет.

– Сейчас я не могу оплошать, – сказала Джессика, – иначе у меня не будет шанса уладить это дело с Джереми.

Элизабет покачала головой, когда ее сестра. убежала. Чем быстрее она поговорит с Джереми, тем лучше. Она встала, скомкала целлофановую обертку от печенья и бросила в урну.

Идя по коридору, Элизабет заметила Карла, санитара, который наблюдал за ней из дверного проема. Почему он так смотрел на нее? Это заставило ее вздрогнуть. То же случилось неделю назад, на ее второй день в больнице. Несколько раз у нее было такое чувство, что на нее кто-то смотрит, даже когда она стояла спиной. Однажды она резко повернулась и увидела кусок белого халата, скрывшегося за углом. Она была почти уверена, что это Карл, но это все равно ее обеспокоило.

Но даже в этом случае она пыталась быть приветливой. Одна из медсестер сказала ей, что Карл был очень одинок. Он жил в доме на окраине города. У него не было на этом свете ни друзей, ни родных, и поэтому Элизабет невольно испытывала к нему некоторую жалость.

Она заставила себя улыбнуться.

– Привет, Карл, – сказала она, проходя мимо двери.

Он тут же перестал глазеть и что-то прошептал, что, должно быть, означало «привет». Его лицо вдруг покрылось темно-красными пятнами. Элизабет ускорила шаг. Она отошла не больше чем на несколько метров, как снова почувствовала его сверлящий взгляд. Элизабет еле сдержалась, чтобы не убежать.

«Это действительно глупо, – сказала она сама себе. – Взгляды еще никого не убивали».

Ну что он может с ней сделать?

На этой неделе, в пятницу, Элизабет регистрировала больных для миссис Уиллоубай, старшей медсестры второго этажа в восточном крыле больницы. В этот – момент Джессика ворвалась в кабинет с огромным букетом роз. Ее щеки горели от возбуждения.

– Посмотри, что подарил мне Джереми! – воскликнула она. – Правда, это так мило с его стороны? Их прислал кто-то из телевизионной компании, и он разрешил мне их взять. Лиз, мне просто не верится. Думаю, я ему действительно нравлюсь.

– Может, у него просто аллергия на розы? – пошутила Элизабет.

Джессика язвительно взглянула на нее:

– Тебе просто завидно, что он не дал их тебе.

– Я умираю от зависти, – спокойно сказала Элизабет.

– И не пытайся это отрицать, – продолжала Джессика, отвернувшись от сестры. – Ты знаешь, что я ему нравлюсь больше. Он сегодня даже спросил, есть ли у меня парень.

– Ты права, Джес. Это уже что-то значит. Меня он никогда об этом не спрашивал.

– Ты, наверное, думаешь, что я все это придумала? – продолжала болтать Джессика. – Но я уверена, что нравлюсь ему.

Элизабет улыбнулась.

– Это хорошо. – Она вставила в картотеку регистрационные карточки.

– А я знаю, о чем ты думаешь. Ты думаешь, что он для меня слишком старый. Мне только шестнадцать, а ему по крайней мере двадцать пять. Но девочки взрослеют быстрее, чем мальчики. Это факт.

– Бесспорный.

Джессика нахмурилась:

– Мама с папой, конечно, не так к этому отнесутся. Они, возможно, запретят мне с ним встречаться или придумают еще какую-нибудь зверскую вещь.

– Настоящая любовь найдет выход.

– Поэтому я надеюсь, что ты им не скажешь ни слова.

– Мой рот на замке.

Джессика уставилась на нее:

– Ты это серьезно? Ты правда не скажешь?

– Обещаю. Вот тебе крест. – Указательным пальцем Элизабет начертала на груди крест.

– Элизабет Уэйкфилд, ты лучше всех на свете! – Джессика бросилась на шею сестре, забыв про розы и все остальное.

– Ой-ой-ой! – вскрикнула Элизабет. Шипы роз больно царапнули ее шею. Но Джессика уже спешила к выходу. Она не могла дождаться, когда позвонит друзьям и сообщит им грандиозные новости.

9

Позже в тот же день Элизабет остановилась возле палаты Джереми. Когда она вошла, он читал журнал. Подняв голову, он широко улыбнулся:

– Привет, Лиз. Ну как обстановка? Есть какие-нибудь известия, куда несется наш Ураган? – Они договорились называть Джессику «Ураганом» – для конспирации.

Элизабет рассмеялась:

– Думаю, ветер благоприятный. Она без ума от цветов, которые вы ей подарили.

– Никто не скажет, что я не знаю, как покорить сердце прекрасной девушки, – пошутил Джереми. – И потом, – он состроил ехидную гримасу, – с моей стороны это чистая самозащита. Я знаю, твоя сестра желает мне добра, но, если она не прекратит оказывать мне внимание, я, возможно, никогда не поправлюсь.

– Я понимаю, что вы хотите сказать. У Джессики есть склонность э-э… иногда переусердствовать.

– Ну-у, я человек взрослый, – посмеивался Джереми, – и понимаю, что это значит.

Элизабет посмотрела на часы:

– Я лучше пойду. В двести двадцать седьмой новенькая. Медсестра сказала, что это девочка моего возраста. Я думала, может, ей станет легче, если мы поболтаем. Я-то знаю, как одиноко может быть в больнице.

– Ты просто ангел, – бросил Джереми ей вслед.

– Я надеюсь, Джес ничего об этом не узнает, – ответила Элизабет, – или это кончится тем, что мой нимб растает.

Направляясь по коридору, Элизабет заметила Карла и поспешила пройти мимо, не в состоянии избавиться от ощущения, что он наблюдает за ней краем глаза. Элизабет еще никому не рассказывала об этом странном санитаре, даже Тодду. А что, собственно, рассказывать? Нельзя осуждать человека только за то, что он на кого-то смотрит. Сейчас Элизабет некогда было думать о Карле – она спешила в 227-ю палату. Увидев девочку, которая лежала на кровати, она остолбенела.

Новой больной была Трисия Мартин. Элизабет с трудом верила своим глазам. Под флюоресцентной лампой Трисия казалась бледной и прозрачной, так что Элизабет видела фиолетовые вены на ее висках. Она лежала очень тихо, закрыв глаза, и лишь грудь слегка приподнималась. К ее руке была прикреплена капельница. Вдруг Трисия открыла глаза.

– О-о, – выдохнула она.

Элизабет сразу же все поняла: у Трисии не было никакой больной подруги. Она сама была той загадочной больной «подругой», о которой они говорили. Элизабет удивилась, как же она не догадалась об этом раньше. Это же было видно но болтающимся на ней платьям и теплым свитерам, в которых она ходила в школу. Под тонкой больничной простыней ее хрупкое тело выглядело изможденным. Забыв о своей тележке, Элизабет бросилась к постели Трисии и схватила ее за руку. Она была такой холодной!

– Боже мой! Трисия, почему ты не сказала мне, что больна? Что с тобой случилось?

– У меня лейкемия, Лиз, – прерывисто зашептала Трисия.

Ее глаза наполнились слезами, но она старалась не дать им волю. Она сильно сжала губы и несколько раз сглотнула. Только одна слезинка просочилась и соскользнула к виску.

– На… насколько это плохо? – Элизабет стала заикаться из-за подкатившего к горлу комка.

– Мне… мне уже не станет легче.

– Нет, Трисия! – закричала Элизабет потрясение, все еще не веря в это. Но, посмотрев на Трисию, она осознала, что это правда. В глазах Трисии застыла обреченность. Элизабет не могла больше сдерживать слезы. Они текли по ее лицу, когда она обнимала Трисию.

– Почему же ты не сказала нам?

Трисия напряглась, выражение лица стало суровым. Она устремила на Элизабет взгляд, полный мучения и решимости:

– Я не хочу, чтобы Стив знал.

– Но у тебя не получится сохранить это в секрете.

– Конечно, через несколько месяцев он узнает все. Но тогда это уже не будет таким ударом. Он больше не будет в меня влюблен. Разве ты не понимаешь, что так будет лучше? – Она издала глубокий, прерывающийся стон отчаяния.

Элизабет медленно покачала головой:

– Ты не права, Трисия. Стиву необходимо было это узнать!

– Так будет лучше, – повторила Трисия тихо, но с той же решимостью.

Она так произнесла эти слова, словно ей самой пришлось долго убеждать себя в этом.

– Ты не можешь так поступать, – умоляла Элизабет. – Стив бы не хотел, чтобы ты переживала все это одна. Он любит тебя. Без тебя он очень несчастен!

– Если бы он знал правду, то был бы еще несчастней.

– Но это совсем другое дело. По крайней мере, вы были бы вместе!

Трисия с горечью улыбнулась:

– Ненадолго.

– Но лучше, чем ничего…

– Для меня – да, – сказала Трисия, – но не для Стива. Это единственный человек, которому после всего придется собирать осколки. Нет, Лиз. Я не могу с ним так поступить. Я слишком люблю его.

Элизабет переполняло восхищение самоотверженностью Трисии. Но в то же время она не сомневалась в том, что Трисия поступает неправильно. Ее решение еще больше ранит Стивена, когда тот узнает правду. Особенно тогда, когда… уже ничего нельзя будет исправить.

Трисия сжала ее руку.

– Обещай, что никому не скажешь, особенно Стиву. – Из темных впадин на Элизабет смотрели умоляющие глаза. – Обещай мне, Лиз!

Элизабет опустила глаза и уставилась на линолеум.

– Обещаю, – произнесла она, вытирая слезы уголком салфетки.

– Я знала, что могу тебе доверять. – Трисия повеселела. – Как ни странно, я рада, что встретила тебя. Может быть, через много лет после моей смерти ты расскажешь Стиву, что я действительно любила его. Но тогда это уже не будет так больно. Просто… я хочу, чтобы он знал. Ты могла бы это сделать для меня?

Элизабет была слишком потрясена, чтобы ответить, и просто кивнула в ответ. Ей хотелось сказать Трисии, как ей жаль, что… И как она рада, что познакомилась с ней. Но, оказалось, ни один звук не смог сорваться с ее губ. Однако Трисия словно читала ее мысли.

– Не жалей меня, пожалуйста, – сказала она. – Когда я впервые узнала, это был ужас. Я не хотела верить в то, что говорили врачи. Но теперь уже не так тяжело. Я смирилась с этим. Раньше смерть сильно пугала меня. Я считала, что это самое ужасное, что вообще может быть.

– Но ведь это так и есть! – возразила Элизабет.

– Нет, – ответила Трисия, слегка покачав головой. – Жизнь без любви – хуже смерти.

Элизабет приложила к глазам скомканную салфетку, которую вновь выудила из кармана халата.

– А что с твоей семьей? Как они отнеслись к этому?

Трисия безропотно пожала плечами:

– Не думаю, чтобы они уже смирились. Они все еще верят в выздоровление. В глубине души они все знают, но с этим все-таки трудно свыкнуться. Вчера я видела, как папа разглядывал альбом с мамиными фотографиями и плакал. Я испытала жуткое чувство. Я была его последней опорой. Как он будет жить без меня?

– Для Стива это тоже будет нелегко, – осторожно напомнила ей Элизабет.

Боль исказила лицо Трисии.

– У него это пройдет. Вот увидишь. Так ему будет легче. Только помни о своем обещании, Лиз! Я рассчитываю на тебя.

– Я… – Элизабет открыла рот, чтобы сказать Трисии, что не понимает, как можно сдержать такое ужасное обещание.

Но она не смогла сказать «нет», глядя на умоляющее лицо Трисии.

В этот момент вошла одна из медсестер. Трисия в последний раз стиснула руку Элизабет:

– Прощай, Лиз! Спасибо за заботу. Первый раз в жизни Элизабет поняла, как обреченно может звучать слово «прощай».

10

Элизабет в оцепенении доехала до дому, почти не вникая в болтовню Джессики, которая сидела рядом. Она была слишком погружена в мысли о Трисии. Если бы только нашелся способ убедить Трисию, какую она совершает ужасную ошибку, что не говорит Стивену правды. Трисия казалась такой уверенной в том, что поступает правильно, хотя было видно, что ей это причиняет жуткую боль. Элизабет хотела бы рассказать все брату, но это тоже было невозможно. Обещание есть обещание, и не важно, что внутренне она убеждена в другом.

– Элизабет Уэйкфилд, ты не слушаешь ни слова из того, что я говорю, – вклинилось ворчание Джессики в ее безрадостные мысли.

– Что? – Элизабет посмотрела на сестру. – Прости, Джес. Я просто думала о другом.

– Что может быть более важным, чем это? – недовольно спросила Джессика. – Самый знаменитый человек в Ласковой Долине действительно заинтересовался мной. Разве это не самая потрясающая новость, которую ты когда-либо слышала?

Элизабет уже и забыла про Джереми Фрэнка.

– А-а, это. Конечно. Я действительно рада за тебя.

– По тебе что-то незаметно. Слушай, что с тобой случилось? С момента, как мы выехали из больницы, ты ведешь себя, как загипнотизированная или вроде того. В чем дело?

– Ни в чем, – соврала Элизабет. Втягивать в это Джессику было бесполезно. Кроме того, Джессика не умеет хранить секреты.

– Ты все еще сердишься на меня за то, что я свела Стива с Карой? – спросила Джессика.

Элизабет вздохнула:

– Просто я считаю, что ты не должна в это вмешиваться. Вот и все.

– Я сделала это, чтобы Стиву было лучше, – настаивала Джессика. – Ему самому было слишком трудно что-то предпринять, а я его просто слегка подтолкнула.

– Ничего себе – слегка подтолкнула! Это скорее напоминает езду на буксире, – укорила сестру Элизабет.

– Да, но ведь это помогло? Сейчас у него есть Кара, и о Трисии он забыл.

Элизабет нахмурилась. В это время они свернули на аллею, ведущую к дому. Сомнения, как крошечный червячок, вдруг начали раскручиваться в ее душе. Может, Джессика права? Может, Стивену действительно нравится Кара? Это казалось невероятным, но ведь Стивен был так обижен разрывом! В таком состоянии его легко можно подтолкнуть в сторону Кары. Элизабет оставалось молиться, чтобы Джессика оказалась не права.

Следующая неделя для Элизабет была мучительной. В школе она с трудом сосредоточивала внимание на словах учителей. В домашней работе был сплошной завал – когда она открывала книгу, то видела там только грустное, решительное лицо Трисии. И слышала ее голос: «Обещай мне, что не скажешь Стиву!» Но это обещание разрывало сердце Элизабет! Как она может просто стоять в стороне и бездействовать, когда два человека, которые ей так дороги, страдают? Каждый раз интуиция подсказывала Элизабет, что размолвка Трисии и Стивена – это ошибка. В то же время она не могла нарушить свое слово. В конце концов, это было решение Трисии. Имеет ли она право вмешиваться?

Дело осложняли распространившиеся слухи о том, что у Трисии появился новый парень. Элизабет знала, что это ложь, но, несомненно, было много людей, которые этому верили. В пятницу между уроками, когда Элизабет направлялась в раздевалку, к ней привязалась Кэролайн Пирс, одна из самых больших сплетниц в школе.

– На прошлой неделе я видела, как ты на лужайке разговаривала с Трисией Мартин, – сразу же приступила к делу Кэролайн.

Ее бесцеремонный взгляд никак не вязался с внешним видом – классической гладкой прической и строгой английской блузкой с длинными рукавами.

– Она что-нибудь рассказала тебе о своем новом парне?

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – пробормотала Элизабет, пытаясь отделаться от нее.

Но Кэролайн увязалась за ней, как собачонка.

– Наверное, она не хотела говорить тебе из-за Стива. Лила сказала, что на вид этот парень не старше Стива, так что, может быть, они даже знакомы. Слушай, ну и ситуация!

Элизабет повернулась и сердито посмотрела на Кэролайн.

– Все это глупые сплетни, – сказала она.

– Скажи спасибо Лиле, – сказала Кэролайн, пожав плечами. – Это она распустила слух, что видела их вместе.

– Я в это не верю.

Кэролайн надменно фыркнула:

– Не понимаю, а почему бы и нет. В конце концов, Трисия – одна из Мартинов, а от них всего можно ожидать, включая флирт с другом своего парня.

Это было уже слишком. Рассвирепев, Элизабет зло посмотрела Кэролайн прямо в глаза.

– Чтобы быть сплетницей, ты слишком мало осведомлена, – отрезала она и удалилась, оставив опешившую Кэролайн на середине дороги.

Щеки горели, слезы обжигали глаза, но, несмотря на это, Элизабет была рада, что после всех тех беззастенчивых расспросов, которые ей пришлось испытать, она наконец-то рассчиталась с Кэролайн. Но, к сожалению, Кэролайн была не единственной, кто имел предубеждение против Трисии из-за ее семьи. К ним принадлежала и Джессика.

«Это так несправедливо, – подумала Элизабет. – Если бы они только знали, какая Трисия на самом деле благородная и самоотверженная. Если бы они только знали, на какую она идет жертву, им бы стало стыдно».

Когда Элизабет рылась в своем ящике, кто-то дотронулся до ее локтя. Это была Инид Роллинз, ее лучшая подруга. И сейчас Элизабет было приятно ее видеть. У Инид были раскрасневшиеся щеки, как будто только что она бежала. Ее большие зеленые глаза радостно сверкали.

– Угадай, что? Я добилась. Мне поставили пятерку за работу по химии. Я так боялась, что у меня не получится. Ты же знаешь, каким строгим может быть мистер Руссо. Он так ко всем относится, будто мы будущие академики и… – Инид остановилась и посмотрела на Элизабет. – Лиз, что случилось? Похоже, ты вот-вот заплачешь. С Тоддом, что ли, поцапалась? – тихо спросила она, вспомнив последний раз, когда Элизабет была такая же грустная.

Это было в тот день, когда они чуть не расстались с Тоддом.

Элизабет печально покачала головой:

– Хорошо, если бы это!

– Успокойся, у нас есть несколько минут до урока. – Инид, осторожно взяв Элизабет под руку, подвела ее к одной из скамеек, которые тянулись вдоль коридора.

– Ты не хочешь рассказать мне об этом?

– Не могу, – простонала Элизабет. – Это секрет, и я обещала, что его не выдам.

Инид была слишком тактичной, чтобы настаивать. Она только сочувствующе кивнула. И в этом выражалась вся дружба: понимание и доверие, даже если нет возможности во все посвятить.

– Ты жалеешь, что дала обещание? И это мучит тебя? – спросила Инид, словно читая мысли Элизабет.

Элизабет закрыла лицо руками:

– Ой, Инид, это все неправильно. Совершенно неправильно. Я ни за что не должна была обещать. Как может тайна приносить добро, если она губит тех людей, кому, казалось, должна помогать?

– Бывают секреты, которые не стоит хранить, – ответила Инид. – Вспомни, как я боялась, когда встречалась с Ронни? Я так боялась, что он узнает, что со мной случилось несколько лет назад. Но когда он узнал, оказалось, что к лучшему. Это открыло мне, каким он был ограниченным человеком.

– Это другое дело, – сказала Элизабет. – На самом деле это не мой секрет. Так что я не могу принять решение. А я бы хотела. Я отвратительно себя чувствую из-за этого. Не знаю, удастся ли мне вынести.

– По-моему, это слишком большая ответственность для одного человека, – осторожно проговорила Инид. – Думаю, тебе нужно с кем-нибудь поговорить. С кем-нибудь из взрослых. Может, расскажешь родителям?

– Нет, они слишком близки к этому. Слушай, Инид, как я могу кому-то рассказывать? Я же обещала!

Инид обхватила Элизабет за дрожащие плечи:

– Я вижу, как это действует на тебя, Лиз. Ты просто обязана кому-то рассказать.

Элизабет чувствовала, что Инид права.

«Кому? – лихорадочно думала она. – Кому же я могу сказать?»

11

– Хорошо, Лиз. Видно, что здесь много чувства и энтузиазма. Думаю, мы должны пустить этот материал.

Консультант «Оракула», учитель мистер Коллинз держал в руках страницы машинописного текста, которые Элизабет отдала ему несколько дней назад. Это была первая статья из серии, которую она собиралась назвать «Дневник сестры милосердия», и писала ее Элизабет очень увлеченно. Но сейчас, несмотря на похвалу мистера Коллинза, ей оставалось лишь грустно пожать плечами.

– Спасибо, – сказала она. – Думаю, я была действительно радужно настроена, когда писала это.

– А сейчас уже нет? – Он уселся на край стола и впился в нее своими небесно-голубыми глазами. – Надеюсь, ты не собираешься бросать работу в больнице?

– Нет, она мне все еще нравится. – Элизабет не могла выдержать его взгляда. Интересно, он заметил, что она плакала? – Просто иногда принимаешь все слишком близко к сердцу.

– Понимаю. Со мной такое тоже бывает.

Мистер Коллинз ласково улыбнулся. Он был намного симпатичнее других учителей в школе. Но не это больше всего ценила в нем Элизабет. Для нее имело значение то, что с ним было легче всего говорить. И она не раз прибегала к нему в трудных ситуациях. Он всегда сочувствовал и никогда не осуждал. Он не влезал сразу же и не говорил, что и как надо делать, а заставлял ее самостоятельно находить единственно верный выход.

Элизабет почувствовала, что сейчас снова расплачется.

– Это ужасно, когда кто-то болен, серьезно болен, и вы знаете…

– Мистер Коллинз! – внезапно перебил ее Джон Пфайфер. – Вы должны просмотреть фотографии игры, которая была в понедельник. Они действительно классно получились.

Джон, спортивный корреспондент «Оракула», помахал стопкой снимков перед носом мистера Коллинза.

– Я скоро освобожусь, Джон, – сказал он. – Мы поднимемся с Лиз ко мне в кабинет. Дождись, пока мы вернемся, хорошо?

А Элизабет он сказал:

– Я кое о чем хочу поговорить с тобой. Думаю, это лучше сделать наедине.

Элизабет печально кивнула и последовала за мистером Коллинзом к двери.

– Ладно, мистер Коллинз, подожду. У меня здесь полно работы! – прокричал Джон и рванулся в направлении освещенного стенда.

Он чуть не столкнулся с Оливией Дэвидсон, которая несла картонную афишу, рекламирующую вечер одноактных пьес, поставленных драматическим кружком.

В своем загроможденном вещами кабинете мистер Коллинз убрал со стола стопку бумаг и жестом предложил Элизабет сесть.

– Я знаю, как ты занята, – начал он, – но разреши тебя спросить. Это про Макса Деллона. Боюсь, что без чьей-нибудь помощи он не напишет следующей работы по английскому.

Элизабет старалась не думать о Трисии и сосредоточиться на том, что говорил мистер Коллинз. Макс Деллон был ведущим гитаристом в школьной рок-группе «Друиды». Элизабет знала, что за его ершистым и надменным поведением скрывался серьезный, талантливый музыкант. Макс был немного взбалмошный, но в целом – хороший парень.

– Ты моя лучшая ученица, – продолжал мистер Коллинз. – Я надеялся, ты сможешь подтянуть Макса. Я говорил с его родителями, и они хотят заплатить за эти часы.

– Конечно, мистер Коллинз, я буду рада помочь, – без особого энтузиазма произнесла она.

Ее мысли вновь перенеслись к разговору с Трисией.

– Мне кажется, тебя не слишком это увлекает. Может, тебе надо немного обдумать мое предложение? – спросил он.

– Нет, спасибо. Нормально… просто… сейчас меня ничто не увлекает.

– Теперь понятно, – сказал мистер Коллинз и тихо добавил: – Лиз, ты не хочешь мне рассказать, что тебя беспокоит?

Элизабет кивнула, стиснув зубы, чтобы не расплакаться.

«Все нормально», – сказала она себе.

Она могла сказать мистеру Коллинзу. Он бы понял. Он бы помог ей решить, что делать.

И вдруг разом все рассказала: Стивен и Трисия расстались, она узнала о болезни Трисии, и потом… это ужасное обещание, которое она дала умирающей девочке. Мистер Коллинз просто молча слушал, пока она не закончила. Потом тяжело вздохнул, положив руки перед собой на парту.

– Понятно. Здесь надо выбирать, – сказал он.

– Как мне нарушить свое обещание? – спросила она, вскинув руки. – Это ей решать, говорить Стиву или нет.

– Все верно, – согласился мистер Коллинз. – Но я думаю, это глупое решение. Я понимаю, она только пытается уберечь Стива, но так в итоге ему может стать еще больнее.

– Я тоже так думаю.

– Ты пробовала поговорить с ней об этом?

– Пробовала, но она уже приняла решение. Она уверена, что так будет лучше, хотя я знаю, что самой ей очень тяжело. Мистер Коллинз, она действительно любит моего брата. Больше, чем я могла себе представить.

– Я уверен, что любит, но любовь затмила Трисии правду. Она не может защитить его от подобного. Никто не может.

– Я ей так и сказала, но она не послушалась меня. Это несправедливо! – вырвался у нее отчаянный крик. – Почему так должно было случиться? Трисия одна из самых замечательных людей, которых я когда-либо встречала.

– Иногда жизнь бывает очень несправедлива, – грустно согласился мистер Коллинз.

Теперь Элизабет плакала, не в состоянии сдержать себя.

– Мистер Коллинз, что же мне делать? – прорвалось между всхлипами. – Как мне нарушить свое обещание? Она сказала, что рассчитывает на мое молчание. – Она положила голову на стол мистера Коллинза и безудержно зарыдала.

– В большинстве случаев лучше держать свое слово, – сказал он и в утешение положил ей руку на плечо. – Но так часто мы даем неправильные обещания! В таком случае, неправильно их и сдерживать.

Элизабет подняла голову:

– Как я могу быть уверена, что это неправильное обещание? Как я узнаю, что, сказав все Стиву, не совершу ужасной ошибки?

– А что подсказывает тебе интуиция? – мягко спросил он.

Элизабет на минуту задумалась.

– Не понимаю, почему, но каким-то образом я знаю, – произнесла она наконец подавленно, – что Трисия поступает неверно. Я думаю, нет, я даже уверена, Стив захотел бы помочь ей преодолеть эту… эту… – Ее голос захлебнулся в слезах.

– Доверься интуиции, – посоветовал мистер Коллинз. – У тебя доброе сердце, Лиз, и не бойся слушаться его.

Элизабет перестала плакать и вытерла глаза. Она посмотрела на учителя и слегка улыбнулась:

– Мне кажется, я знаю, что надо делать. Спасибо, мистер Коллинз.

Это было мучительно. Решения, затрагивающие человеческие чувства, никогда не давались легко. Но это необходимо было сделать. Она должна была все рассказать Стивену.

Выйдя из кабинета мистера Коллинза, Элизабет почувствовала себя более сильной и уверенной, чем все эти дни. Она только надеялась, что не слишком опоздала. У Стивена в этот вечер было свидание с Карой. Элизабет хотела поговорить со Стивеном до их встречи, но после школы она должна была работать в больнице и рисковала опоздать домой. Еще одно свидание с Карой – еще одна возможность для нее привязать к себе Стивена…

– Ни за что не угадаешь, что случилось! – прошептала Джессика, когда столкнулась с Элизабет в больничном коридоре. – Джереми сказал, чтобы я зашла и проведала его во время перерыва. Он хочет поговорить со мной и сказал, что это важно. Как ты думаешь, что бы это могло быть?

– Может, он хочет предложить тебе контракт на миллион долларов, чтобы ты вела передачу вместе с ним? – предположила Элизабет.

Джессика захихикала:

– Не говори ерунды! Наверное, он просто хочет меня куда-нибудь пригласить.

– Представляю вас вдвоем на дискотеке, – сказала Элизабет. – Ты будешь возить его по танцплощадке в инвалидной коляске.

– Не стоит так отвратительно шутить только потому, что ревнуешь! – фыркнула Джессика.

– Кто сказал, что я ревную?

– Прекрасно видно по тому, как ты в последнее время себя ведешь. Странно, что Тодд еще не заметил.

Элизабет хотела было возразить, но, вспомнив о плане, улыбнулась:

– Ты права, Джес, я так завидую, что с трудом выношу. Везет же тебе!

Джессика ухмыльнулась.

– Дело не в везении, – важно произнесла она, – секрет успеха у мужчин в том, чтобы их перехитрить в их собственной игре. У Джереми Фрэнка не было ни одного шанса.

Джессика поспешила в направлении комнаты Джереми. Ее сердце подскакивало в предвкушении их встречи. Наконец-то это вот-вот случится.

Джереми собирался начинать свои действия. Прежде чем она поймет это, он пригласит ее на свою передачу.

– Джессика, я думал, ты уже никогда не придешь, – обольстительным голосом приветствовал се Джереми.

С высоты своего трона из подушек он бросил на нее взгляд, от которого она едва не растаяла.

– Я пришла сюда так быстро, как смогла, – сказала она, переводя дыхание. – Даже не было времени причесаться. Я, наверное, ужасно выгляжу.

Она провела рукой по волосам, которые, разумеется, были в порядке. Каждая прядка была на своем месте.

– Не волнуйся, ты потрясающе выглядишь. Дай мне руку. – Джереми протянул ей свою мускулистую руку. Джессика опустилась рядом с ним, словно загипнотизированная. Он мгновенно завладел ее рукой.

– Джессика, мне кое-что надо тебе сказать. Я больше не могу носить это в себе. Я знаю, тебе только шестнадцать…

– Шестнадцать с половиной, – поправила Джессика, едва не теряя чувств от мысли, что это происходит именно с ней. – И я выгляжу взрослее своего возраста.

– Я знаю, – сказал он, – иначе бы я не попросил тебя прийти сюда.

«Вот оно! Великий момент! Он собирается пригласить меня. Возможно, он уже все продумал на будущее, когда выпишется из больницы».

– Так что же вы хотите мне сказать? – тихо произнесла она, опуская ресницы.

Его пальцы крепко сжали ее руку.

– Я почему-то не могу выкинуть тебя из головы. Я вижу твое лицо даже во сне.

Джесика почувствовала легкое головокружение.

– Правда?

– Ты – девушка, которую я ждал всю свою жизнь!

– Кто, я?

– Джессика, дорогая, выходи за меня замуж.

Это подействовало так, словно ее окатили ледяной водой. Неожиданно быстро она пришла в себя:

– Вы, наверное, шутите?

– Я еще ни разу в жизни не говорил так серьезно.

Джессика выхватила свою руку и начала пятиться к двери.

– Но… но мне только шестнадцать лет.

– Шестнадцать с половиной, – повторил он ее слова. – И потом, почему возраст должен препятствовать настоящей любви? Вспомни Ромео и Джульетту.

Теперь Джессика по-настоящему запаниковала.

– Я не могу выходить замуж, – пропищала она. – Я еще даже не закончила школу.

– Я могу подождать.

– И потом, – выпалила она, – я не люблю вас!

Джереми засмеялся:

– Дорогая, тебе больше не нужно притворяться. Ты думаешь, я слепой? А зачем тогда все эти твои уловки, чтобы зайти ко мне в палату? Ты думаешь, Джессика, я не понимал, что тебе на самом деле было нужно?

Джессика продолжала пятиться. Она наткнулась на стул, ушибла щиколотку, но даже не заметила.

– Я не хотела, чтобы так вышло.

– Теперь это не имеет значения, – пробормотал он хриплым голосом. – Мы говорим о том, что происходит сейчас. Это поразило меня, как ураган. Скажи, Джессика. Дорогая моя, скажи, что выйдешь за меня замуж.

Испустив короткий испуганный вопль, Джессика повернулась и убежала. В коридоре она врезалась в больничную тележку и яростно оттолкнула ее к стене. Она не стала дожидаться лифта, а так быстро понеслась по лестнице, что чуть не упала. Несколько минут спустя, когда Элизабет просунула голову в палату Джереми, он лежал и тихо посмеивался. Он не произнес ни слова и только поднял вверх большой палец.

12

– Где Стив? – спросила Элизабет, как только они с Джессикой приехали домой.

Миссис Уэйкфилд оторвалась от выкройки, которая была разложена перед ней на журнальном столике. Она улыбнулась, заправляя прядь золотистых волос за ухо.

– Я его не видела, – сказала она. – Как прошел день в больнице?

– Хорошо, – ответила Элизабет.

– Никаких расспросов, – произнесла Джессика, как заводная кукла, и проследовала наверх.

С тех пор, как они выехали из больницы, она словно бы находилась в каком-то трансе. А когда вышла из него, то рассказала сестре потрясающую новость о себе и Джереми.

– Что случилось с Джессикой? – спросила миссис Уэйкфилд. – В больнице что-нибудь произошло?

– Можно сказать, что да. – И Элизабет рассказала маме о шутке, которую она и Джереми сыграли с Джессикой.

Мама засмеялась, ее глаза весело блестели.

– Бедная Джес. Это будет для нее хорошим уроком. Хотя я не понимаю, в чем здесь урок. Честно говоря, ну и штучки! Да, с близнецами никогда не соскучишься…

– Это с Джессикой никогда не соскучишься, – возразила Элизабет.

Она надеялась, что Стивен появится до обеда и у нее будет возможность поговорить с ним наедине. Но он приехал, когда вся семья уже сидела за столом. С одной стороны, Элизабет уже слегка успокоилась и не очень-то торопилась рассказывать ему о Трисии. Но, с другой стороны, она не могла смириться с мыслью, что он не знает правды о Трисии и сердится на нее.

– Стив, куда вы сегодня идете с Карой? – спросила Джессика, хотя уже была в курсе до мельчайших подробностей.

Всю неделю у них с Карой не было другой темы для разговоров.

– У нас в общежитии будет вечеринка, – ответил Стивен.

Он попытался улыбнуться, но грусть не ушла из его темных глаз. Элизабет заметила это и вздрогнула.

– Кара просто обожает вечеринки, – сказала Джессика. – Я уверена, вы вдвоем отлично проведете время.

– Хотелось бы, – сказал Стивен сквозь зубы.

– Разве Кара не симпатичная? – разглагольствовала Джессика. – Любой парень был бы счастлив заполучить ее. Ты лучше не выпускай ее надолго из виду на вечеринке, Стив, а то кто-нибудь ее уведет. Ведь ты не хотел бы ее потерять?

– Да, я бы не хотел ее потерять, – спокойно повторил Стивен.

И опять его отсутствующий взгляд поразил Элизабет.

С каким удовольствием она бы перепрыгнула через стол и надавала тумаков сестре! Почему бы Джессике не заткнуться со своей Карой? Бедный Стивен не устоит. Элизабет должна поговорить с ним, пока не стало слишком поздно. Если бы только она могла улучить момент, чтобы остаться с ним после обеда наедине.

Но случая не представилось.

– Я обещал Каре, что приеду за ней в половине восьмого, – извинился Стивен, как только закончил есть.

Он схватил куртку и направился к двери.

– Счастливо провести время, Стивен, – прощебетала Джессика.

Элизабет не сказала ничего. Она с трудом сдержалась, чтобы не расплакаться.

Шум вечеринки гремел у Стивена в ушах. Куда бы он ни смотрел, все везде смеялись и веселились. Он чувствовал, что находится далеко от этого, словно был невидимым наблюдателем. До него с трудом доходило, о чем говорит Кара.

– … Помнишь, у себя на вечеринке я рассказала, как моя мама наткнулась на миссис Морроу? Морроу – это те, которые переезжают в особняк Годфреев. Ну, это не важно… Их дочь Регина в субботу устраивает целый прием, чтобы познакомиться с ребятами из школы. Она разослала приглашения всему классу и сказала, что мы можем взять с собой своих парней. Конечно, Стив, я сразу же подумала о тебе. Если ты не занят…

Стивен опять забылся. Это были те выходные, на которые он собирался взять Трисию на озеро Секка. Последний раз, когда они были там, то долго шли по течению ручья, который впадал в озеро. Это безлюдное место они считали своим открытием: спокойное озеро, разогретые солнцем сосны на берегу и заросли папоротника. Там Стивен и Трисия провели целый день – то купаясь в холодной воде, то греясь на солнышке. Они тихо разговаривали и строили планы на будущее. Потом они целовались, и казалось, поцелуи, сладкие и нежные, как сама Трисия, будут длиться вечно. Он вспомнил ощущение, когда ее голые руки касались его спины. Ее волосы пахли сосновой хвоей…

– Стив, ты где витаешь? Ты хоть слышал, что я только что сказала? – Резкий голос Кары прервал его мысли.

– А? Да, конечно, Кара. Я слушаю, – соврал он.

– Так ты хочешь пойти на вечеринку к Регине Морроу или нет?

– Я… не знаю, Кара. Я сейчас не помню, как у меня складывается следующая неделя. У меня ужасно много дел. Можно, я скажу тебе в ближайшие дни?

Кара капризно надула свои напомаженные губы. Очевидно, она ожидала более радостной реакции.

– Я думаю… да.

Тед Фостер, парень, с которым Стивен был едва знаком, двигался в их направлении. В руках у него были бумажные стаканчики с пуншем, которые он вручил Стивену и Каре.

– Эй, Стив, давно я тебя не видел. Как жизнь? – Он внимательно осмотрел Кару и, дав глазами высокую оценку, улыбнулся. – Скажи, это та девочка, о которой ты мне все уши прожужжал? Черт возьми, теперь понятно, почему ты так хорошо ее прячешь.

Кара захихикала и протянула руку. От неожиданного комплимента ее щеки зарделись.

– Привет, – сказала она.

– Рад познакомиться, – ответил Тед, схватив ее за руку. – Трисия, ведь так? У меня хорошая память на имена.

Кара вспыхнула:

– Я Кара.

Теперь смутился Тед.

– Да… конечно… Кара, точно. Я перепутал. Рад познакомиться с тобой, Кара, – сказал он и растворился в толпе.

– Хочешь потанцевать? – спросил Стивен, чтобы смягчить ситуацию.

Кара засияла. Поставив на столик стаканчик с пуншем, она обхватила руками его шею и, слегка покачивая бедрами в такт музыке, придвинулась поближе. Он чувствовал запах ее духов.

«Трисии не нужно было пользоваться духами. Запах ее волос и кожи был от природы нежным и сладким», – подумал Стивен.

Он потряс головой, отгоняя воспоминания.

«Забудь ее, – говорил он себе. – Она уже забыла тебя. У нее есть другой!»

Но как бы сильно Стивен ни старался, он не мог не думать о Трисии. Она продолжала врываться в его мысли. И он не мог даже заставить себя сердиться на нее. Вспоминал только ее чудное, милое лицо, нежный смех… Однажды, входя в колледж, он видел девочку, которая со спины была немного похожа на Трисию. И он прошел за ней полколледжа, пока не осознал, что делает…

– Такое впечатление, что ты находишься за миллион километров отсюда. – Кара наклонила голову, чтобы заглянуть ему в лицо.

Ее волосы щекотали ему подбородок.

– Что случилось? – Она застенчиво улыбнулась. – Тебе не нравится быть со мной?

– Конечно, нравится, – сказал он, сглотнув застрявший в горле комок.

– Рада слышать. А то иногда ты так далеко, словно тебя и нет со мной.

– Мне просто надо о многом подумать, – сказав он.

Ее хорошенькое личико помрачнело.

– Надеюсь, ты не думаешь о Трисии?

– Нет, – солгал он. – Раз уж ты заговорила об этом, как она?

– Разве ты не слышал? Никто не видел ее почти неделю. Я думаю, она прогуливает.

Стивен снова почувствовал это знакомое напряжение в груди.

– Не могу поверить, она ведь никогда не пропускала школу!

Образование было единственной перспективой для Трисии вырваться из тех тяжелых обстоятельств, в которые попала ее семья. И поскольку стипендия давала возможность образования, Трисия занималась больше, чем кто бы то ни было. И потому училась лучше всех, кого он знал. Стивен почувствовал, что в прогулах скрыто то, о чем Трисия ему не сказала…

– Твоя беда в том, что ты слишком добрый, – проворчала Кара, – ты никогда ни в ком не видишь плохого. Джессика все время об этом говорит. Но если ты хочешь быть со мной, то с этого момента ты не должен думать о ней. К тому же, если ты будешь моим парнем…

Стивен оборвал танец.

– Подожди минуту, – сказал он, – значит, ты за меня все решила?

– Я так поняла, что раз вы больше не встречаетесь с Трисисй, то я… – Кара многозначительно замолчала.

Стивен отшатнулся от нее.

– Ты думала, я могу вот так заменить Трисию, – выпалил он, – словно она машина или еще что-то?! Я любил ее!

Он чувствовал, что повышает голос, заглушая шум музыки. Но ему было все равно, что подумают остальные.

– Если хочешь знать правду, я люблю ее до сих пор!

Глаза Кары сузились.

– Тогда забудь мои слова, – прошипела она. – Давай обо всем этом забудем. Я просто пошутила. Ты же не думаешь, что я это серьезно? Даже если бы ты умолял меня, я не стала бы твоей девчонкой.

– Не беспокойся, Кара, я не стану тебя умолять. Почему бы тебе сейчас не собрать свои вещи? Я отвезу тебя домой.

Угрюмая улыбка тронула губы Стивена, когда он вышел с вечеринки. Кара сердито плелась следом. Как ни странно, ему стало намного легче, чем все эти дни. Он больше не собирался отрицать того, что чувствовал к Трисии. Возможно, он не вернет ее, но это не остановит его любви.

13

«Миссис Джереми Фрэнк» – машинально написала Джессика в своей тетради.

Она улыбнулась про себя. Чем больше она проигрывала эту фразу у себя в голове, тем волшебнее она звучала. Смятение, в котором Джессика пребывала вначале, исчезло, открыв возможные преимущества той ситуации, в которой она оказалась.

Конечно, так рано связывать себя браком – это безумие. Во всяком случае, надолго. Но помолвка? Почему бы и нет? Действительно, заманчивая идея. Представить только, как будут потрясены ее друзья, когда она покажет им свое бриллиантовое кольцо. А потом, если она передумает, то всегда сможет расторгнуть помолвку. А между тем она будет пользоваться всеми преимуществами невесты знаменитости. Возможно, она и сама станет знаменитой. Если бы они были помолвлены, Джереми пришлось бы включить ее в передачу. Почему ей не пришло это в голову сегодня, перед тем как выбежать из его палаты, словно какая-нибудь идиотка?

«Еще не слишком поздно», – сказала она себе.

Она просто вернется и скажет Джереми, что передумала. Напевая что-то вроде «Свадебного марша», Джессика вошла в комнату сестры и плюхнулась на кровать.

– Я решила принять предложение, – сказала она.

Элизабет оторвалась от статьи, над которой работала:

– Какое предложение?

– Предложение Джереми. Какое же еще?

От неожиданности Элизабет выронила ручку.

– Джес, о чем ты говоришь? Ты не можешь выйти за Джереми замуж.

– А я и не говорила, что собираюсь за него замуж. Я только сказала, что собираюсь принять его предложение.

– Но это же сумасшествие, Джес. Я не дам тебе этого сделать. – Элизабет была в панике.

– Не понимаю, как ты меня остановишь? – ответила Джессика и мечтательно улыбнулась. – Ой, Лиз, только подумай, как это будет здорово. Я помолвлена с большой знаменитостью! Все позеленеют от зависти.

– Это невозможно, – настаивала Элизабет. – Мама с папой никогда этого не допустят.

– А им и не обязательно знать. Это может быть секретом. Я буду носить кольцо на шее и всегда смогу спрятать его под рубашку, когда они будут рядом.

– Джессика Уэйкфилд! Из всех бестолковых идей, которые ты выдвигала, это самая дурацкая.

Сузившись, глаза Джессики превратились в изумрудные щелочки.

– Ты просто завидуешь, потому что он не тебе предложил стать его женой! – Она вскочила с кровати. – Я прямо сейчас еду в больницу, чтобы сообщить Джереми эту хорошую новость.

Элизабет нулей бросилась за ней, схватив за руку.

– Подожди! Ты не знаешь, что делаешь! Джереми… не то, что думаешь. Он… – Она задыхалась. – Клянусь, ты многого о нем не знаешь.

– Какая разница? – беззаботно ответила Джессика. – Он знаменит. Только это и имеет значение. И потом, мы скоро уже не будем посторонними людьми, и я все узнаю.

Элизабет продолжала кричать вслед Джессике. А та уже спустилась вниз, чтобы спросить у отца разрешение взять машину. Мистер Уэйкфилд направлялся в офис – забрать кое-какие документы, которые там оставил. Так что он сказал, что подбросит ее в больницу и на обратном пути заберет. В оправдание она заявила, что забыла какой-то учебник в комнате медсестер.

– Спасибо, пап, – сказала она и чмокнула его в щеку, когда он подбросил ее до больничных ворот.

– Ради дела всегда готов, – ответил он, подмигнув.

«Знал бы он, что это за потрясающее дело!» – подумала Джессика.

– Джессика? – Газета, которую читал Джереми, выскользнула у него из рук. – Что ты делаешь здесь так поздно? Я не ожидал увидеть тебя снова.

Она бросилась к его кровати.

– Джереми, сможешь ты когда-нибудь простить меня за идиотское поведение сегодня днем? Не знаю, что на меня нашло. Думаю, это был шок. Но я в конце концов все обдумала и решила выйти за тебя замуж.

Джереми молча уставился на нее, а потом залился смехом. Он смеялся так сильно, что тряслись плечи и слезы текли по щекам.

– Что здесь смешного? – опешила Джессика.

Как только Джереми смог говорить, он рассказал ей всю историю, не упоминая об участии Элизабет.

– Прости, Джес. Думаю, с моей стороны это было нечестно. Просто… ты была так неудержима, – беззлобно сказал он. – Я только пытался немного остудить тебя. Никогда не думал, что это так обернется.

Джессика чувствовала, что ее щеки вспыхивают от возмущения.

– Вы хотите сказать, что все это была шутка? Вы никогда ни капельки не хотели жениться на мне?!

– Если бы я встретил тебя лет через десять, у меня бы не возникло сомнений, – слюбезничал Джереми. – Но в шестнадцать… рановато для замужества. Ты сама сказала.

– Ладно. – Джессика почувствовала, что остывает.

Странно, но ей стало немного легче. Несмотря на доводы, которые она приводила Элизабет, у нее были свои сомнения на этот счет. И она уже обдумывала, как бы так повернуть ситуацию, чтобы не оказаться в проигрыше.

– Наверное, вы правы. Прежде чем думать о замужестве, мне сначала надо закончить школу. Но это не отменяет тот факт, что вы довольно зло подшутили надо мной.

– Я бы хотел искупить свою вину, – сказал Джереми.

Джессика засопела, прикладывая край салфетки к сухим глазам.

– Думаю, способ есть.

– Все что угодно, – сказал он.

– Все что угодно? – ухмыльнулась Джессика, забыв про все несчастья.

Элизабет услышала на лестнице медленные, тяжелые шаги брата. Затем хлопнула дверь его спальни. Что он делает дома так рано? Она тихо прошла по коридору и осторожно постучала в его дверь.

– Входите, – ответил приглушенный голос Стивена.

В сумрачной комнате он лежал одетым на кровати. Руки закрывали его лицо.

– Стив! – Элизабет дотронулась до его плеча. – Что случилось с Карой? Почему ты так рано вернулся?

Он сухо и горестно засмеялся:

– Я сказал Каре, что она напрасно теряет время. Больше нет смысла отрицать, что я не могу не думать о Трисии. Не могу не спрашивать себя: с кем она? Господи, я так ее люблю!

– Она тоже тебя любит, – тихо сказала Элизабет.

Стивен приподнялся:

– Не смеши меня. Ей до меня вообще нет никакого дела.

Элизабет с грустью покачала головой:

– Ты ошибаешься, Стив. Сам не подозреваешь, как ошибаешься. Я говорила с Трисией. Она мне все объяснила. Она… она рассталась с тобой, только чтобы уберечь тебя… – Горло Элизабет перехватил спазм.

– Уберечь меня? От чего? – Стивен схватил сестру за руку. – Что происходит, Лиз? Что сказала тебе Трисия?

Задыхаясь от слез, Элизабет бросилась к брату:

– Я обещала, что не скажу тебе, но я больше не могу скрывать.

Она судорожно рассказывала, а Стивен слушал. С каждой минутой его лицо становилось все бледнее.

– Это нелегко рассказывать тебе. Трисия… она умирает. От лейкемии. Я случайно узнала. Она была в больнице на лечении. Прости, Стив. Я бы хотела, чтобы кто-то другой сказал тебе это.

Подавляя рыдания, он закрыл лицо руками.

– Боже мой, Трисия! Этого не может быть! Она не может умереть! – Слезы струились по его щекам.

– Я бы хотела, чтобы это была неправда, – сказала Элизабет.

Когда наконец Стивен поднял голову, его лицо было полно решимости. Он встал и схватил со спинки стула свою куртку.

– Я должен увидеть ее! Где она? Элизабет рассказала ему, что Трисию после очередного обследования отправили домой.

– Только скажи ей, что я очень сожалею. Скажи, что я должна была это сделать. Я просто не могла больше видеть, как вы оба страдаете.

Стивен остановился, чтобы крепко обнять сестру. Элизабет тоже обняла его, сдерживая слезы. Еще ни разу в жизни ей не было так грустно.

– Ты должен был сначала позвонить.

Трисия только приоткрыла дверь и уставилась на Стивена. Несмотря на то, что при виде его сердце ее запрыгало от счастья, он не должен был это видеть. Слишком много было поставлено на карту, поэтому она соврала:

– У меня сегодня позднее свидание. В любую минуту могут за мной заехать. Тебе лучше уйти.

Она попыталась закрыть дверь, но Стивен ворвался внутрь. Он пробежал взглядом по пыльной бедной гостиной. Пустые бутылки и переполненные пепельницы загромоздили стол. Затхлый воздух был наполнен запахом спиртного и сигаретного дыма. Раньше Трисия следила за чистотой в доме. Но сейчас она была больна, и у нее, наверное, не было сил. У Стивена от боли сжалось сердце.

– Триш, у тебя нет никакого свидания, – ласково сказал он.

– Ты думаешь, я это выдумала? В любом случае, какое право ты имеешь вот так вваливаться?

Ее щеки раскраснелись от возбуждения, но лицо было смертельно бледным. На ней был пушистый свитер нежно-голубого цвета, который очень шал к ее глазам. Она была очень красива, несмотря на то что умирала.

Стивен с грустью покачал головой. Его глаза наполнились слезами.

– Триш, малышка, я знаю.

Трисию затрясло от этих слов. Те силы, за которые она все это время цеплялась, вдруг покинули ее. Ноги ее больше не держали. Испустив сдавленный крик, она упала на руки Стивена.

14

Так они стояли какое-то время, прижавшись друг к другу, оба отчаянно сопротивляясь нахлынувшим чувствам. Трисия тихо плакала, и слезы капали на рубашку Стивена. Он бережно поправил ее волосы, думая о том, что это счастье – вновь дотронуться до нее.

– Стив… – Голос превратился в хриплый шепот. – Как… как же ты узнал? – Ее горло сомкнулось, преградив путь словам.

– Лиз сказала, – ответил он. – Трисия, почему же ты сама не сказала мне об этом?

– Я не хотела, Стив, чтобы ты видел меня в таком состоянии, чтобы ты видел, как я постепенно умираю. Я… я помню, как это было с моей мамой. Это так больно видеть. И я хотела уберечь тебя от этой боли.

– Ничто мне не может причинить такой боли, как потерять твою любовь, – сказал он.

– Господи, Стив, я всегда любила тебя. Я сказала так, думая, что должна освободить тебя.

– Разве ты не знаешь, – он коснулся ее щеки, – я никогда не мог разлюбить тебя, даже когда пытался. Трисия, ты для меня все.

Трисия почувствовала, что находится в какой-то невесомости. Таблетки, которые она принимала, действовали и как снотворное, и ей подумалось, что все это только сон. Но присутствие Стивена было таким реальным, таким теплым.

– Я скучал по тебе, – сказал Стивен.

– Я тоже.

– Я слышал, что ты встречаешься с другим, – сказал он. – Кара рассказала мне, как ты висла на ком-то в аптеке.

На минуту Трисия была озадачена, но потом вспомнила.

– Это было в тот день, когда я поехала забирать лекарство и чуть не упала в обморок. Рядом оказался мужчина, он помог мне добраться до машины и отвез домой. Должно быть, со стороны это выглядело, будто я на нем висла. Но если бы его там не оказалось, я бы упала.

От этих слов Стивен едва не застонал.

– Мне тяжело думать, что ты одна пережила такие потрясения. Триш, ты должна была мне сказать. Слава Богу, что у Лиз хватило мужества нарушить свое обещание.

– Я думала, она сохранит секрет.

– Я рад, что она не сохранила. А ты разве нет?

Трисия на мгновение задумалась, затем медленно кивнула:

– Да, думаю, что да. Может, это и эгоистично, но я желала, чтобы ты был со мной.

– Я здесь. – Он погладил ее по голове. – И на этот раз я не оставлю тебя.

– Но я оставлю тебя, – с горечью произнесла она, – и думаю, что скоро.

– У нас еще есть время. И мы вместе. А это самое главное. Мы будем вдвоем, сколько бы ни выпало испытаний. Я люблю тебя, Триш. И я всегда буду тебя любить. – У него перехватило дыхание. – Даже… даже когда тебя не станет.

Первый раз за все эти недели Трисии не было холодно. Она чувствовала, как тепло Стивена наполняет все ее существо. Когда их губы соединились в долгом, нежном поцелуе, она чуть не застонала от счастья.

– Странно, – сказала она, – но я не испытываю больше такого страха. Я чувствую себя сильнее, как будто могу вынести все что угодно, даже смерть.

Стивен крепко обнимал ее. Они оба плакали. Слезы горя сливались со слезами радости.

– Я люблю тебя, – быстро проговорила она у него на плече.

– Я мог бы вечно обнимать тебя вот так, – прошептал он.

«Вечно!» – подумала Трисия. Возможно, для них вечность – это недолго. Но если кто-то любил так сильно, как она любила Стивена, даже день мог бы стать вечностью.

Трисия посмотрела на него и улыбнулась.

– Я слышала про тебя и Кару, – нежно упрекнула она его. – Стив, как ты мог?

– Она не такая уж плохая. – Стивен улыбнулся в ответ, убирая упавшую прядь с ее лба. – Когда находится на расстоянии километра.

Они оба засмеялись и крепко обнялись. Их лица были мокрыми от слез.

– Я люблю тебя, – снова прошептала она – Никогда не забывай об этом.

Стивен знал, что не забудет. Частичка Трисии останется в нем на всю оставшуюся жизнь.

15

– Дождись, пока увидишь меня по телевизору, – кричала Джессика в трубку телефона, – Я выглядела потрясающе. Даже Джереми так сказал.

Элизабет улыбнулась:

– По крайней мере, тебя никто не сможет обвинить в скромности.

Джессика позвонила в больницу, чтобы поговорить с сестрой, как только вернулась домой со съемок отрывка для «Разговора по душам». Передача пойдет в эфир только через несколько недель, но сама для себя Джессика уже стала знаменитостью.

Элизабет чувствовала себя виноватой, что не присутствовала на съемке, но она обещала подменить одну из помощниц медсестры, которая была, в отпуске. Но все равно она скоро достаточно наглядится на Джессику во всем блеске ее телевизионного триумфа.

– Разве ты не рада за меня? – спросила Джессика. – После того, как я стану знаменитой, люди, возможно, будут и у тебя просить автограф. – Она захихикала. – Будут принимать тебя за меня.

– Прямо не могу дождаться, – усмехнулась Элизабет. – Джессика, я действительно рада за тебя. Ты заслужила это после того, что тебе пришлось пережить, чтобы Джереми наконец обратил на тебя внимание. За это, я думаю, он достоин ордена «Пурпурное сердце».

– Очень смешно! – отозвалась Джессика.

Но ничто не могло испортить ее настроения. Джессика еще несколько минут болтала о съемках, но в конце концов положила трубку, и Элизабет вернулась к работе.

Элизабет взглянула на часы. Уже половина пятого. Именно сегодня вечером Регина Морроу закатывала пир горой. Вечеринка начиналась в восемь, а ей нужно было работать до шести, и сразу после этого у нее был урок с Максом Деллоном. И в завершение всего предполагалось, что она поедет на вечеринку с Джессикой, которая хотела приехать туда пораньше и быть представленной Николасу Морроу, брату Регины.

В таком случае Элизабет просто повезет, если у нее найдется время сменить униформу на свою одежду.

К вечеру пошел дождь. Когда Элизабет вышла из больницы, небо было облачным, начинало темнеть.

Направляясь к автостоянке, она думала о Стивене и Трисии. Их размолвка кончилась, и это не переставало радовать Элизабет. Теперь Стивен и Трисия были ближе друг к другу, чем когда-либо, и проводили вместе каждую свободную минуту.

«С любовью Стива Трисия смогла бы вынести, – думала она, – даже такую болезнь».

Элизабет знала, что поступила правильно, нарушив обещание, хотя она также знала, что Стивену будет очень тяжело, когда Трисия умрет…

Элизабет была так увлечена своими мыслями, что не заметила, как за ней кто-то шел. Невысокий, коренастый, в белом халате санитара. Его туфли на каучуковой подошве не издавали ни звука. Он осторожно обходил лужи, готовый нырнуть за одну из припаркованных машин, если Элизабет обернется.

Она свернула по направлению к маленькому красному «фиату», припаркованному за темно-серым микроавтобусом «шевроле», который она раньше не видела на стоянке. На ходу роясь в сумочке, Элизабет достала ключи от машины. Она услышала сзади себя шум и невольно вздрогнула.

«Показалось», – сказала она себе и все же быстро осмотрелась вокруг в надежде увидеть хоть кого-нибудь: медсестру или доктора, возвращающихся с поздней смены, или семью, которая навещала больного родственника. Но на стоянке было пусто.

Стало холодно. Дул ветер, с шумом пробегая по листьям лавровых деревьев, окаймлявших стоянку. Элизабет поплотнее обмотала шарф и потянулась к ручке своей машины. Она села за руль и уже поворачивала ключ зажигания, как вдруг услышала, как кто-то стучал по стеклу. Испугавшись, она подняла голову. Темные глаза впились в нее. Сердце ее забилось в горле.

Потом, увидев, что это всего лишь Карл, Элизабет резко открыла окно.

– Привет, – сказала она, улыбаясь, чтобы он не заметил, как она нервничает. – Я что-то забыла?

– А-а… да. – Он говорил с трудом.

Его грубый, резкий голос звучал так, будто ему редко приходилось говорить.

– Миссис Уиллоуби хочет тебя видеть. Она… она сказала, это важно.

Элизабет смутилась. Она говорила с миссис Уиллоуби только несколько минут назад. Почему же она ничего не сказала? Должно быть, что-то произошло. Она пожала плечами и вышла из машины.

И вдруг Карл бросился на нее, зажав ей рот рукой, чтобы заглушить крик. Ее охватил ужас. Она отчаянно боролась, извиваясь всем телом. Бесполезно. Она оказалась словно в железных тисках, рот был крепко зажат. Единственное, что ей оставалось, это кусать собственные губы. Ее глаза наполнились слезами, когда она почувствовала вкус крови.

– Прости, Элизабет, – раздался могильный шепот Карла у нее над ухом. – Обещаю, что не обижу тебя. Я просто хочу быть с тобой. Вдвоем. Навсегда.

«Навсегда? О чем это он говорит?!» Элизабет издала дикий крик, но он заглушил его, закрыв все лицо своей ладонью. Теперь она задыхалась – разноцветные пятна поплыли перед глазами. Силы оставляли ее. Он был слишком сильным, и она не могла с ним справиться.

Карл зачем-то полез в карман, и его рука, которая обхватывала ее плечи, ослабла. Но прежде чем Элизабет успела ударить его, мягкая влажная тряпка зажала ей нос. Ее окутал тошнотворно-сладкий запах. Хлороформ! Она пыталась не дышать, но не смогла. Закружилась голова, и она почувствовала – руки и ноги налились свинцовой тяжестью.

Минуту спустя Карл уже тащил ее к «шевроле». Сквозь туман, который окутывал ее, как газовое облако, Элизабет услышала щелчок. Потом открылась задняя дверь. Карл взял на руки ее ослабевшее тело и опустил на матрац, расстеленный внутри. Он остановился, чтобы поправить прядь волос, которая прилипла к ее щеке. Потом дверь захлопнулась, и она услышала, как он идет по направлению к двери водителя.

«Надо встать… Надо бежать», – думала Элизабет.

Ее мозг все еще посылал слабые панические импульсы. Но она слишком устала. У нее кружилась голова. Ее ноги не сдвинулись с места, когда она попыталась пошевелить ими. Она открыла рот, чтобы закричать, но получился лишь слабый писк. Все было как в одном из тех киношных кошмаров, где все движения замедлены.

«Куда он везет меня?» – почти безразлично подумала она, когда заработал мотор машины.

Потом все потемнело перед глазами. И последняя мысль Элизабет, перед тем как потерять сознание, была о том, что это не ночной кошмар. Все это на самом деле.