/ Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Школа в Ласковой Долине

Ревность и обман

Фрэнсин Паскаль

Популярнейшая серия «Школа в Ласковой Долине» рассказывает о приключениях сестер-близнецов Уэйкфилд из маленького американского городка. Сестры Элизабет и Джессика ссорятся и мирятся, влюбляются в одноклассников и мучаются от неразделенной любви, участвуют в веселых мероприятиях и попадают в опасные ситуации. Сандра уверена, что как только ее лучшая подруга Джина вступит в клуб «Пи Бета Альфа», их дружбе придет конец, и она решает помешать этому.

Френсин Паскаль

Ревность и обман

1

— Знаете девочки, — сказала во время завтрака Эллис Уэйкфилд своим дочерям, сидевшим напротив нее за кухонным столом. Она перевела взгляд с одной на другую, и в ее глазах блеснули счастливые огоньки, — в эту пятницу приезжает ваш брат и пробудет дома целую неделю. Я хочу, что бы вы помогли мне придумать какой-нибудь сюрприз к его приезду.

— Лично я не собираюсь беспокоиться о Стиве, мам, — объявила Джессика, накладывая себе еще порцию яичницы. — Если верить Каре, мы вообще вряд ли будем иметь счастье его лицезреть.

Кара Уокер была одноклассницей Элизабет и Джессики. У нее сейчас был роман с их старшим братом Стивеном. Стивен учился на первом курсе колледжа, и в последнее время у него было так много уроков, что ему редко удавалось вырваться домой. Джессика знала, с каким нетерпением Кара ждет его приезда.

— Джесс, мама все-таки права, — возразила Элизабет. — Не беспокойся, мам, мы с Джессикой что-нибудь придумаем. Можешь рассчитывать на нас!

Глаза Неда Уэйкфилда весело блестели, пока он слушал этот обмен репликами.

— Что-то подсказывает мне, что этакое веселенькое начало я уже слышал, — пошутил он. — Бога ради, поспокойнее! Поберегите своих престарелых родителей от бури эмоций, на которую вы способны.

— Да брось, пап! — захихикала Джессика. — Мы с Лиз просто помогаем вам оставаться молодыми.

Элизабет ничего не оставалось, кроме как согласиться. Несмотря на то, что их отец уже очень давно работал адвокатом, выглядел он не намного старше Стивена. В его густых русых волосах не было ни проблеска седины, а глаза светились юношеским энтузиазмом. Мать близнецов, дизайнер по интерьерам, тоже много времени отдала карьере. Но, глядя на мягкие светлые волосы, сияющие голубые глаза и стройную фигуру, ее часто принимали за старшую сестру дочерей.

— Эй, Лиз, ты опять о чем-то мечтаешь, — окликнула Джессика сестру. — Я тебя спрашиваю: допила ты чай или нет?

Элизабет тряхнула головой:

— Да, я все, Джесс.

Она знала, что Джессике не терпится поскорее выйти из-за стола, чтобы успеть собраться на заседание женского клуба, которое состоится сегодня днем у Лилы Фаулер, подруги Джессики. Самой же Элизабет нравилось подолгу засиживаться после завтрака с родителями. В этом они с сестрой тоже непохожи, подумала Элизабет, глядя на Джессику, которая намазывала кусочек хлеба толстым слоем сливочного сыра.

Внешне сестры были настолько похожи, что даже близкие знакомые часто их путали. Им было по шестнадцать лет, хотя Элизабет частенько напоминала Джессике, что та младше на целых четыре минуты. Сестры были высокими, ростом метр шестьдесят восемь сантиметров, стройными, с длинными светлыми волосами до плеч, черными ресницами и глазами цвета бирюзы. Они даже носили одинаковые кулоны на золотых цепочках, которые им подарили родители на шестнадцатилетние.

Но это было их последней общей чертой. Все остальное — их друзья, привычки, вкусы — сильно отличалось. Элизабет всегда была очень осторожна. Она хотела, чтобы ее друзья были заботливыми, честными, надежными, и сама изо всех сил старалась жить согласно этим принципам. Элизабет была очень трудолюбивой ученицей и больше всего времени она отдавала английскому языку, своему любимому предмету. Однажды Элизабет решила стать писателем и теперь набиралась опыта, все силы отдавая работе в школьной газете «Оракул», где была редактором колонки «Глаза и уши».

Джессика же, в отличии от сестры, была очень импульсивна. Она меняла свои привычки и друзей со скоростью света — и не столько из-за непостоянства, сколько из-за того, что любила острые ощущения. Где бы, что бы ни происходило, Джессика всегда должна была находиться в центре событий. Школу она считала скорее местом общения, чем учебы. И всегда смеялась над Элизабет, которая до седьмого пота работала в редакции «Оракула», вместо того чтобы отправиться на пляж или заниматься чем-нибудь веселым, например, в команде болельщиц!

Взять, к примеру, «Пи Бета Альфа». Джессика убедила Элизабет вступить в элитный женский клуб. Но когда их приняли, Элизабет потеряла к нему интерес и числилась только формально. Джессика же занималась там всем, чем только можно, и теперь уже была его президентом.

— Ты ведь собираешься сегодня к Лиле, не правда ли? — с тревогой спросила Джессика сестру, вдруг испугавшись, что та могла совсем сойти с ума и не пойти на самое главное заседание этого полугодия.

— Да, пойду, — засмеялась Элизабет, — но ненадолго. Мы с Инид собрались на пляж и поэтому уйдем пораньше.

Джессика печально покачала головой. Она считала лучшую подругу Элизабет неисправимой занудой.

— Лиз, но это правда, важное собрание, — напомнила она сестре, — мы сегодня выдвигаем новых кандидатов.

— Новых кандидатов? — рассеяно переспросил мистер Уэйкфилд. — О чем это вы?

— Кандидатов в наше общество, пап, — объяснила Джессика. — Я предложу Эмми Саттон, Лиз, ты поддержишь меня?

Элизабет снова засмеялась. Они с Эмми Саттон были лучшими подругами до тех пор, пока в конце пятого класса семья Эмми не переехала в Коннектикут. Когда Эмми вернулась в их город, Элизабет изо всех сил пыталась возобновить их дружбу. Но оказалось, что за четыре года многое изменилось! К своему разочарованию, Элизабет обнаружила, что Эмми уже не была такой, какой она ее помнила. Теперь Эмми уже не была такой, какой она ее помнила. Теперь Эмми интересовалась только ребятами и тем, как она выглядит. Элизабет же она упрекала в эгоизме и тщеславии. По мнению Элизабет, у Эмми не должно возникнуть никаких препятствий для вступления в «Пи Бета Альфа», тем более, если ее кандидатуру предложит Джессика.

— Мне кажется, что у Эмми не возникнет недостатка в поддержке, — весело сказала Элизабет и подмигнула отцу.

— Интересно, а кто, кроме тебя, сможет поддержать ее кандидатуру? — ошеломленно спросила Джессика.

— Только надеюсь, девочки, что вы будете помнить о чувствах других людей, — вступила в разговор миссис Уэйкфилд. — Могу себе представить, как можно подобным отказом обидеть человека.

— У нас общество для избранных, мам, — скривилась Джессика. — Если «Пи Бета» начнет принимать кого попало, наша репутация упадет.

— Точно, — фыркнул мистер Уэйкфилд, вытирая рот салфеткой. — Полагаю, что основная задача каждого клуба — не позволить никому в него вступить.

— Ничего подобного пап! — надула губы Джессика и быстро посмотрела на Элизабет в надежде, что та ее поддержит. — Скажи, что это не так, Лиз.

Элизабет засмеялась.

— В словах отца есть доля правды, — ответила она и вдруг нахмурилась, вспомни, как Робин Уилсон пыталась вступить в их клуб. Это было задолго до того, как Робин похудела и стала вторым капитаном команды болельщиц вместе с Джессикой. В то время Робин была неуклюжая и непривлекательная. Джессика и некоторые другие девочки сделали все возможное, что бы Робин не приняли в «Пи Бета», и она ужасно обиделась. Теперь это все уже в прошлом, и Элизабет надеялась, что ничего подобного не случится во время новых выборов. Она знала, большинство членов «Пи Бета» были доброжелательными, но все-таки возможность кого-нибудь обидеть, довольно велика.

— Ну ладно, — сказала миссис Уэйкфилд и стала убирать со стола, — только не забудьте со всеми вашими клубами о собственном брате.

В зеленовато-голубых глазах Джессики промелькнуло скептическое выражение.

— У нас и не получится, — возразила она, — ты что, забыла мам, Кара тоже в «Пи Бета», а от нее только и слышно, что о Стивене.

— Мы придумаем какой-нибудь сюрприз для него, мам, — пообещала Элизабет и, встав из-за стола, порывисто обняла мать.

Лично она ожидала приезда Стивена в тысячу раз сильнее, чем каких-то там выборов в «Пи Бета». И, по правде сказать, она уже начала подумывать, как бы вместе с Инид пропустить это собрание и отправиться прямо на пляж.

— Так, — откашлявшись, начала Лила Фаулер. Она стояла перед группой девушек, сидевших в великолепной, обитой дубом гостиной в доме Фаулеров. — Девочки! Прекратите болтовню. Нам нужно приниматься за дело, а то мы тут проведем целую вечность. — По деловому тону Лилы было понятно, что она всерьез вжилась в свою роль председателя собрания.

Сандра Бэкон, сидевшая позади всех, с восторгом глядела по сторонам. До этого она была в доме Фаулеров только несколько раз и не переставала восхищаться размером и великолепием комнат. Отец Лилы был одним из самых богатых людей в Ласковой Долине. Он жил за счет своей компьютерной фирмы, и при взгляде на его величественный дом и огромное имение, Фаулер Крест, становилось ясно: он любит показать, что у него есть деньги. Родители Лилы были разведены, и у нее не было ни братьев, ни сестер, так что все щедрые подарки отца предназначались ей одной. Восхитительно, подумала Сандра и встряхнула головой, глядя на Лилу, которая, достав блокнот, пыталась начать собрание. Лила была довольно привлекательной, с длинными светло-русыми волосами и большими карими глазами. Но в первую очередь бросались в глаза ее модная одежда и дорогие ювелирные украшения. Сандра нахмурилась, поглядев на свои собственные джинсы и простую тенниску.

Хотя никому и не пришло бы в голову обсуждать то, как выглядит Сандра, она знала, что выглядит нормально. «Нормально» — самое подходящее для меня слово», — подумала она. Средний рост, средняя фигура, средние оценки. Сандра посмотрела на симпатичных, весело болтающих, уверенных в себе девушек. Должно быть, она самая обыкновенная в этой комнате. Сандра вовсе не хотела себя унизить, но чувствовала, что это именно так.

По ее собственному мнению, она была из числа тех приятных девушек, которые не запоминаются. Обычно, встречаясь с ней в компании, ей почти не уделяли внимания.

Особенно если она была вместе с Джиной Уэст, лучшей своей подругой с незапамятных времен. Они росли вместе, и у них всегда все было общее, абсолютно все: пластинки, игры, одежда. У Джины было два брата, а у Сандры — три, но сестер у них не было. Все эти долгие годы они были друг для друга сестрами. Но Сандре до смерти надоело жить в тени Джины. Проблема была в том, что они все делали вместе, при этом Джина была очень эффектной. А рядом с красавицей простушка покажется в тысячу раз хуже.

Что ж, мрачно размышляла Сандра, Джине ведь ничего не надо делать со своей наружностью. Длинные блестящие темно-русые волосы, зеленые глаза и великолепная белая кожа. Джина была невысокого роста, но очень изящная. Ей никогда не приходилось беспокоиться о том, чтобы похудеть. «У меня быстрый обмен веществ, — говорила она, — поэтому можно есть что угодно и оставаться стройной». А ее одежда….. Что бы она ни надела, все смотрелось красиво и оригинально. В отличии от большинства своих школьных подруг, джинсы она никогда не носила, предпочитая им юбки и платья, и всегда выглядела гораздо более изыскано и очаровательно, чем остальные. Все эти годы Джина была всегда и во всем первой. И ко всему прочему, куда бы они не пошли, все всегда говорили Джине, как прекрасно она выглядит. Сандре никто ничего подобного никогда не говорил.

Но это еще не все. У Джины в руках все просто горело. Взять, к примеру, команду болельщиц. Сандра еле-еле попала в команду, споткнувшись во время одного из прыжков и изо всех сил стараясь выглядеть естественно. Ей с трудом удавалось запомнить порядок движений. Джина же легко выполняла самые сложные упражнения. И такая же история повторялась во всем. То, что Сандра делала на «4», Джина делала на «5». Она играла на флейте и получала за это награду за наградой. Она потрясающе танцевала и даже прекрасно готовила!

Сандра в жизни не смогла бы рассказать Джине о своих мыслях. И она чувствовала, что с каждым днем их отношения становятся хуже и хуже. Начав однажды сравнивать себя с Джиной, она уже не могла остановиться.

У Сандры была только одна вещь, которой не было у Джины, — «Пи Бета Альфа». И Сандра была полна решимости сделать все, что бы Джину туда не приняли.

— Сэнди! — воскликнула Кара Уокер, плюхнувшись рядом с ней. — Я опоздала. Было что-нибудь важное?

Сандра отрицательно покачала головой:

— Лила только собирается читать список для голосования. Ты ничего не пропустила.

— Ну и хорошо. — Глаза Кары радостно заблестели. — Я только что говорила с Джессикой. Она собирается выдвинуть кандидатуру Эми Саттон.

— Да что ты? — удивилась Сандра. Во рту у нее пересохло. Она знала, что все ожидают от нее выдвижения кандидатуры Джины. Когда проходили прошлые выборы, Джина была очень занята работой над специальным музыкальным проектом. Но она так подходила для «Пи Бета Альфа»! Все уже несколько недель говорили с Сандрой о том, что Джине было бы неплохо вступить в клуб.

Более того, Джина и сама хотела стать членом «Пи Бета». Она уже несколько раз просила об этом Сандру. Но каждый раз Сандре удавалось отвести ее кандидатуру.

Сандра никому не могла сказать всю правду, настолько все это было отвратительно. Джина была ее лучшей подругой, и Сандра понимала, что поступает не правильно. Она предает подругу, которая ей дороже всех на свете.

Однако Сандра была уверена, что, как только Джина вступит в «Пи Бета», их дружбе придет конец. Она считала клуб единственным способом восстановить равновесие, заставить Джину уважать ее. И как только Джина туда вступит……

Сандра с трудом сдержала слезы. Она не хотела, что бы кто-нибудь заметил, что она расстроена. Все ждали от нее предложения кандидатуры Джины, и ей хотелось поскорее сделать это. В противном случае все поймут, что происходит, и слухи наверняка дойдут до Джины.

Нет, нужно вести себя так, будто ничего не происходит. Но после этого……

— Хорошо, — сказала Лила, — называйте имена кандидатов. Кто хотел бы начать?

Поднялась рука Джессики.

— Я предлагаю Эми Саттон.

— Я поддерживаю кандидатуру, — с энтузиазмом сказала Кара.

Сандра подняла руку:

— Я предлагаю Джину Уэст.

В комнате раздались разрозненные аплодисменты, и три или четыре голоса одновременно поддержали кандидатуру Джины.

Сандра с трудом смогла дослушать то, что говорили дальше. Она поняла, что на следующий день после занятий должно состояться еще одно собрание, на котором будет объявлено первое испытание, ожидающее кандидаток. Так как Сандра предложила кандидатуру Джины, то она стала ее «наставником». Это означает, что она должна держать Джину в курсе всех событий испытательного срока и помогать ей во всем.

Но у Сандры были свои планы. Хорошо, она будет наставником Джины, но сделает все возможное, чтобы Джина не прошла испытания. Чего бы это ей ни стоило, она не позволит Джине вступить в «Пи Бета Альфа».

2

— Ну, рассказывай, что было на собрании? — расспрашивала Джина подругу, болтая ногами в зеленовато-голубой воде школьного бассейна. Был понедельник, и утром девушки занимались водным балетом. Сандра мрачно посмотрела на черный купальник Джины. Только Джина Уэст могла так прекрасно выглядеть в одной из тех вещей, в которых отказывала себе Сандра. Ее собственный купальный костюм был ей на размер маловат, и единственным утешением было то, что водный балет не входил в программу совместного обучения с мальчиками. Она бы умерла, если бы кто-нибудь из них увидел, как она выглядит!

— Я же говорила, мы предлагали кандидатуры и утверждали их. Вот и все. Думаю, сегодня днем мы решим, какое задание нужно выполнить во время испытательного срока.

Джина вздрогнула:

— Надеюсь, это не что-то ужасное. Сандра, я просто умру, если не смогу сделать это.

Сандра опустила глаза и посмотрела на воду.

— Уверена, у тебя не будет никаких проблем, — ответила она, пытаясь скрыть волнение. — Это все — просто раз плюнуть! Конечно, — добавила она, — сначала может и не получиться, это скорее всего. Так всегда бывает. Но в конце концов ты со всем справишься.

Джина закусила губу.

— Сэнди, я начинаю волноваться. А что это будут за испытания?

— Да так, знаешь. — Сандра неопределенно махнула рукой. — Глупости всякие, — ответила она, задумчиво глядя на подругу. — Если окажется то же задание, что и в прошлый раз, то у кого-нибудь в субботу будет вечеринка, и все кандидаты должны будут на нее пригласить мальчишек.

Джина побледнела и испуганно сказала:

— Это ужасно. А если он догадается?

— Ну ты и должна все устроить так, что бы не догадался. Не переживай, — быстро добавила Сандра, — я уверена, ты со всем справишься. Ты можешь себе представить хоть одного парня, который отказался бы пойти с тобой на вечеринку? — Она пристально посмотрела на подругу: не заподозрит ли та неладное?

Джина пожала плечами.

— Да наверняка найдется куча ребят, которые откажутся, — возразила она. — Ты просто слишком хорошо ко мне относишься, Сэнди, и всегда говоришь мне только приятное.

— Ну, в общем, я сказала, тебе нечего беспокоиться. — И Сандра соскользнула в воду. — Займусь-ка я водной акробатикой, а то у меня до сих пор не получается это упражнение.

— Давай я помогу тебе, — предложила Джина и, надев купальную шапочку, соскользнула в воду вслед за подругой. — Прижми к себе руки как можно сильнее и быстро-быстро ими двигай, а когда останавливаешься, держи ноги прямо. Вот посмотри.

Джина перевернулась на спину и поплыла, поднимая ногами брызги воды. Отплыв на несколько метров, она прекратила движение ногами, перевела дыхание и сделала великолепное сальто в воде. Джина выполнила упражнение так изящно, как будто тренировалась несколько месяцев, хотя на самом деле разучила его всего пару дней назад.

«Это несправедливо, — подумала Сандра и тоже попыталась нырнуть, но только нахлебалась воды с хлоркой. — Почему же, в конце концов, у Джины все так прекрасно получается?»

Сандра просто представить не могла, как же устроить все так, чтобы Джина провалила испытание. Ведь ей все удается без малейшего усилия. Единственное, что могла придумать Сандра, это устроить так, чтобы Джине пришлось приглашать на вечеринку парня, который наверняка ей откажет. Она была абсолютно уверена, что такую вечеринку будут устраивать, и кандидатки должны будут пригласить на нее парней. Это была традиция «Пи Бета Альфа».

Но кто откажется пойти на свидание с Джиной? Сандра вспомнила, как все повеселились, когда Джессика предложила, чтобы Робин Уилсон, пригласила Брюса Пэтмена на большую школьную дискотеку. Брюс был одним из самых богатых и симпатичных ребят в школе, да при том самым большим снобом.

Но Джина это тебе не Робин Уилсон. И как Сандра не ломала себе голову, ничего придумать не могла.

Как ни тяжело было это признать, но она уже стала бояться, что придется бросить эту затею.

— Уинстон, что ты вытворяешь! — простонала Элизабет, с улыбкой глядя на Уинстона Эгберга. Он был в их классе общепризнанным клоуном, и, по его мнению, время обеденного перерыва предназначалось для всякого рода шалостей. В этот день он развлекался тем, что посылал «любовные письма», как он сам их называл. Это были бумажные самолетики с тайными записками, и он через весь кафетерий бросал их тем девушкам, которым они предназначались.

— Это для Лилы, — ухмыльнулся Уинстон, аккуратно запустил самолетик и с удовлетворением проследил, как он плавно скользнул прямо на колени Лилы. Лила оглянулась и с гримасой на лице что-то пробормотала в сторону Уинстона.

— Тебе нужно продавать свои идеи, — захихикала Сандра, — ты ведь впустую растрачиваешь свой талант.

Уинстон улыбнулся.

— Мир еще не готов для моих изобретений, — самодовольно похвастался он, — хочешь, я пошлю кому-нибудь записку от тебя, а, Сэнди?

Сандра отрицательно покачала головой.

— Нет, спасибо, — ответила она. Ей сейчас не до того, она занята своими размышлениями о Джине и «Пи Бета Альфа».

— Эй, вы, послушайте, — вступила в разговор Элизабет, — на следующей неделе я собираюсь устроить вечеринку-сюрприз для своего брата. Вы придете?

— У меня ничего не запланировано, так что я в твоем распоряжении, Лиз.

Элизабет улыбнулась.

— А ты, Сэнди? Приходи и позови Джину, если она сможет, ладно? Я думаю, в субботу, четырнадцатого, ведь тринадцатого, в пятницу, у нас в спортзале будет большая дискотека.

— Точно, — вспомнила Сандра, — а я совсем про нее и забыла. Здорово, Лиз, я обязательно приду.

— А где сейчас Джина? — спросил Уинстон. — Я думал, вы все время вместе ходите.

— Готовится в контрольной по французскому. А потом, мы не все время вместе, Уинстон. Понял?

Уинстон пожал плечами.

— Я ведь ее совсем не знаю. К ней так просто и не подступишься, правда?

Сандра нахмурилась. Несмотря на все свои последние комплексы из-за подруги, спокойно выносить критику в ее адрес она не могла.

— Что ты хочешь этим сказать? — оборвала она Уинстона, — Джина — самая хорошая, самая дружелюбная девушка в школе.

— Не хочу спорить, но, кажется, не все с тобой согласятся, — ответил Уинстон.

Сандра удивленно на него посмотрела:

— Что ты имеешь в виду?

— Ничего особенного, просто я только что наткнулся на Тома Маккея, который был мрачнее тучи. Он сказал, что утром попытался заговорить с Джиной, а она просто отшила его. По правде сказать, он был вне себя от злости.

Сандра пристально смотрела на Уинстона. Том Маккей. А она о нем даже и не подумала. Он мог оказаться подходящим кандидатом для отказа Джине, да еще после того, о чем рассказал Уинстон. Сандра встала из-за стола. Ее глаза сияли.

— Эй, постой, — озадаченно окликнул ее Уинстон, — я не хотел тебя обидеть, Сэнди.

— Да нет, все в порядке, я просто вспомнила, что мне еще нужно кое-что сказать Джессике и Лиле. Я сейчас вернусь.

С этими словами Сандра пошла к выходу из шумного кафетерия. От волнения у нее забилось сердце. «Я доведу это до конца», — торжествовала она.

Теперь нужно сделать так, чтобы Джине пришлось пригласить Тома. И даже у нее это не выйдет!

— Вот уж не знаю, Сэнди, — сказала Лила и, нахмурившись, заглянула в свой блокнот. — Мы ведь хотим, чтобы Джина прошла испытательный срок. Не будет ли рискованным назначить для нее Тома Маккея?

Сандра глубоко вздохнула.

Заседании клуба должно вот-вот начаться, и у нее есть всего пара минут, чтобы убедить Лилу в том, что Том — подходящий вариант для первого испытания Джины.

— Да что ты, — беззаботно ответила Сандра, — Том от радости запрыгает, узнав о возможности пойти на вечеринку с Джиной. Как и любой парень на его месте!

— Что любой захочет, я не сомневаюсь, — нахмурила брови Лила. — Но Том? Почему-то я не уверена.

Том Маккей был одним из самых красивых ребят в их классе. Светловолосый, аккуратно подстриженный, он играл в школьной теннисной команде. Кроме того, он прекрасно учился и любил различные внеклассные занятия: кататься на велосипедах, ходить в походы, плавать на лодках. Он был мечтой многих девушек, сам же почти ни с кем не дружил. Последней его девушкой была Джессика Уэйкфилд, и некоторые шутники поговаривали, будто он так в нее влюбился, что больше ни на кого смотреть не хочет, разве лишь встретит кого-нибудь лучше ее.

Из девушек Джина должна интересовать Тома Маккея меньше всего. При всей своей спортивности Джина была не из тех, которым нравятся развлечения на открытом воздухе. Она любила наряжаться, ходить на танцы и в кино, вкусно поесть. Ей нравились тихие домашние мальчики, а не крепкие, сильные ребята.

Кроме того, Сандра достаточно хорошо знала Тома, чтобы понять: если Джина хоть раз его отшила, он отплатит ей той же монетой. Том был очень обидчивым, а Джина, без сомнения, сильно его задела.

Но Сандра не стала рассказывать это Лиле, а лишь уверила ее, что Джина наверняка за несколько мгновений обведет Тома вокруг пальца.

— А кроме того, — фыркнула она, — Джина любит рисковать.

— Ладно, — согласилась Лила, — если ты так считаешь….

— Не беспокойся, она его уломает, — ободрила ее Сандра.

— Ну хорошо, нам уже пора начинать, — сказала Лила и повернувшись к остальным членам «Пи Бета Альфа», собравшимся в гостиной. — Я займу у вас всего пару минут. Попрошу наставников остаться, остальные же могут идти. Только перед этим я хочу сообщить вам, что наша первая испытательная вечеринка состоится в субботу у Кары. Кандидатки должны будут пригласить с собой мальчиков, чтобы они пришли вместе с ними и остались до конца вечера.

Все засмеялись.

С огромным облегчением Сандра прослушала список кандидаток и назначенных им «кавалеров». «Все должно получиться», — радостно подумала она.

Сандра знала, что после этого Джина немного разочаруется в «Пи Бета Альфа», но это вскоре пройдет. Но до тех пор, пока это возможно, Сандра не позволит ей вступить в общество.

Сандра нисколько не чувствовала себя виноватой. Она была убеждена, что это единственный способ сохранить ее дружбу с Джиной. Могло показаться странным, но ей приходилось делать подруге больно ради уверенности, что Сандра ей нужна. Да, она не должна позволить Джине вступить в «Пи Бета Альфа». И с помощью Тома Маккея это должно получиться.

3

— Сэнди! — жалобно воскликнула Джина. Вид у нее был совсем огорченный. — Я ведь даже не здороваюсь с Томом Маккеем, не говоря уже о том, что бы пригласить его на вечеринку к Каре!

Сандра «изумилась»:

— Да что ты? А я думала, Том такой милый. Ты что, с ним не общаешься?

Джина отрицательно покачала головой. Выглядела она совсем расстроенной.

— Он…. Я не знаю.… С ним даже нельзя ни о чем поговорить. А ты не могла бы выбрать для меня кого-нибудь полегче?

Сандра стала быстро думать. Девушки отдыхали, сидя на газоне перед школой. До конца обеденного перерыва оставалось еще несколько минут. Невдалеке Сандра заметила приближающуюся Лилу. Непонятно, сколько еще они смогут оставаться наедине.

— Слушай, Джина, — шепотом заговорила она, — я боюсь, другие девушки решили, что я хочу облегчить для тебя испытание. Я не хочу, чтобы так подумали. Ведь тогда у тебя могут возникнуть неприятности.

Джина удивленно раскрыла глаза.

— Ты так обо мне заботишься, — с благодарностью сказала она, — мне бы это даже в голову не пришло. А кто-то уже и вправду говорит, что ты пытаешься дать мне легкое задание?

Сандра задумалась.

— Никто еще ничего не сказал, но на меня уже определенно бросают косые взгляды. Только пообещай хранить это в секрете, может я и ошибаюсь.

— Все-таки ты абсолютно права Сэнди, — согласилась Джина, увидев приближающуюся Лилу, — нужно быть поосторожнее. Я не хочу упустить возможность вступить в «Пи Бета Альфа».

— Эй! — окликнула их Лила, плюхаясь рядом на траву и обмахиваясь своим блокнотом. — Знаете, подготовка этого испытания, наверное, совсем сведет меня с ума.

— Не тебя одну — усмехнулась Джина. — Лила, может, ты мне посоветуешь, как укротить этого Тома Маккея? Я уверена, он ненавидит меня лютой ненавистью. Вчера он заговорил со мной, а я как раз чем-то занималась и не могла ответить, так он был готов меня убить!

— Гм-м, — пробормотала Лила, — а может, он просто стесняется?

— Не думаю, — вздохнула Джина, — скорее всего, он терпеть меня не может.

— Придумала! — воскликнула Лила, щелкнув пальцами. — Я вовсе не собираюсь тебе помогать, — добавила она, подозрительно оглядываясь по сторонам, — но поскольку тебе достался такой несговорчивый кавалер, думаю, не будет ничего плохого, если я тебе чуть-чуть подскажу.

— Ну давай же, — заторопила ее Джина, — мне нужна любая помощь.

— Значит, так, — начала Лила, и ее глаза хитро заблестели, — я случайно узнала, что Том сегодня выступает в первой части теннисного матча. Он будет играть в паре с Брюсом Пэтменом, а его одиночная игра отменяется, поскольку его соперник из школы «Орион» заболел.

Джина была явно озадачена:

— Что-то я тебя не понимаю, Лила. Наверное, я совсем тупая.

— Ну, допустим, мы все втроем случайно оказались на этом матче, — скромно сказала Лила. — Когда матч закончится, ты можешь мимоходом похвалить Тома за прекрасную игру, сказать что обожаешь теннис и что всегда хотела познакомиться с Томом поближе, но он постоянно так занят….

— Теперь ясно, — ответила Джина, — только, боюсь, у меня не выйдет так складно.

— Я думаю, у тебя все прекрасно получится, правда Сэнди? — спросила Лила.

Сандра попыталась улыбнуться.

— Тебе наверняка все удастся, — пробормотала она. И кто сюда звал эту Лилу! Как раз теперь, когда все шло так хорошо……

Оставалось только надеяться, что план Джины и Лилы сорвется. Ведь если Том пойдет на вечеринку Кары, то Джину можно считать уже членом «Пи Бета Альфа».

— Кара, что с тобой сегодня? — возмутилась Джессика. — Ты меня совсем не слышишь!

— Прости, Джесс, — пробормотала Кара, — что ты говоришь?

— Я говорю: если я могу тебе как-то помочь в подготовке вечеринки, то скажи.

— Как это мило с твоей стороны, — улыбнулась Кара. — С удовольствием воспользуюсь твоей помощью.

— Что-то не слышно особого энтузиазма в голосе, — заметила Джессика. — Ты расстроилась, что мы не у тебя устраиваем вечеринку для Стивена?

Кара отрицательно покачала головой и потупилась.

— Не в этом дело….. — тихо сказала она.

— Ну а в чем?

Кара слегка покраснела.

— Просто не все ладится, — наконец призналась она.

Джессика торжествующе на нее посмотрела.

— Из тебя все нужно вытягивать! — воскликнула она. — Ну так что, может быть, хоть намекнешь?

Глаза Кары наполнились слезами.

— Я не хочу об этом говорить.

Джессика пристально на нее посмотрела. Она знала, что Каре пришлось пережить несколько трудных месяцев, когда ее родители развелись, и отец уехал. Но, казалось, все это было уже в прошлом. С тех пор как Кара начала встречаться со Стивеном, она выглядела гораздо более счастливой, совсем как до развода родителей, только стала более чувствительной.

— Это имеет отношение к Стиву? — поинтересовалась Джессика, и к ее большому удивлению, Кара разрыдалась.

— Д-да, — призналась она.

— У него что, другая девушка? — сочувственно поинтересовалась Джессика.

Кара отрицательно покачала головой:

— Не думаю. Я абсолютно уверена, что его, кроме меня, никто не интересует.

Джессика пристально на нее посмотрела.

— Тогда в чем дело? — удивилась она, но в следующую секунду ее глаза наполнились ужасом. — Значит, ты собираешься его бросить, да? У тебя появился кто-то другой?

Кара рассмеялась сквозь слезы:

— Ты просто изумительна Джесс! Тебе и в голову не может прийти, что кто-нибудь, кроме тебя, может поступить неправильно.

— Тебе не надоело загадывать мне загадки? Может, ты объяснишь мне, в чем дело? — попросила Джессика. — Ну, давай, Кара, что случилось?

Кара вздохнула:

— Джесс, мне и вправду нужно с тобой поговорить. Но ты его сестра, и он взял с меня слово ничего тебе не рассказывать.

Джесс побледнела.

— С ним что-то случилось? У него неприятности?

Кара опять вздохнула:

— В общем, и да, и нет. Пожалуй, я лучше расскажу тебе. Но, Джессика Уэйкфилд, поклянись мне — ничего не говорить ни родителям, ни Лиз. Клянешься?

— Клянусь, — не раздумывая, сказала Джессика.

— Ну так, — грустно начала Кара, — у отца Боба, соседа Стивена по комнате, есть океанский лайнер, который совершает только круизы. Каждые несколько месяцев корабль уходит из Лос-Анджелеса на Дальний Восток, а оттуда в Европу. И вот Боб решил бросить колледж и устроиться работать к отцу и убедил Стива сделать тоже самое и ехать вместе с ним.

— Ух ты! — воскликнула Джессика, и ее глаза заблестели от восхищения. — Вот это здорово, а, Кара? Океанский лайнер — это так романтично! Может, тебе удастся пробраться без билета на верхнюю палубу и выползти оттуда где-нибудь посреди океана, как в фильме «Корабль любви»?

— Джесс, это не телевизор, — раздраженно прервала ее Кара, — я не могу убежать. Если Стивен уедет, я никогда больше его не увижу.

— Ах, вот оно что! Но ведь родители тоже не очень-то обрадуются, если Стив убежит из колледжа. И, по-твоему, его уже не переубедить?

Кара кивнула. У нее из глаз опять потекли слезы.

Джессика встряхнула головой:

— Даже не знаю.

Теперь она уже жалела о том, что дала слово молчать. Можно с ума сойти до пятницы, дожидаясь, пока приедет Стивен и сам всем все расскажет.

— Господи, сколько может длиться эта мерзкая парная игра! — пробурчала Джина. — Только бы все получилось, а то мы зря потратим такой прекрасный день.

— Тс-с-с, — предостерегла ее Лила, — Джина, они уже закончили. Пора брать Тома в оборот.

Сандра смотрела в другую сторону, изо всех сил желая, чтобы Том не обратил на Лилу и Джину никакого внимания. К ее огорчению, он с улыбкой посмотрел на девушек, когда Лила его окликнула.

— Иди к нам, — позвала она его и показала на свободное место на скамейке рядом с ними.

Даже не знаю, — заколебался Том, заслонился от солнца и, прищурившись, посмотрел на них. — Я ведь должен сидеть вместе с командой. Тренер говорит…..

— Ну пожалуйста, Том, — промурлыкала Джина и подарила ему свою самую лучшую улыбку. — Ты так здорово играл, — добавила она. — Только я не поняла всех тонкостей. Может, ты посидишь со мной и немного расскажешь о ходе матча. Это будет в тысячу раз интереснее.

Сандра не могла поверить своим глазам. Том, казалось, заинтересовался этой идеей.

— Хорошо, — наконец согласился он, — только сначала предупрежу тренера, чтобы он не подумал, что у меня травма.

Несколько минут спустя он уже запрыгнул на трибуны и сел рядом с Джиной. На шее у него болталось белое полотенце, которое мешало Сандре разглядеть его лицо. Похоже, Том был порядком озадачен дружелюбием Джины. Но постепенно он оттаял и к концу первого сета уже весело болтал и смеялся вместе с Джиной и Лилой, как со старыми друзьями.

— Признаюсь, я не много удивлен, увидев вас троих здесь, — сказал он. — Я знал, что Лила играет в теннис, но…. — он посмотрел на Джину и Сандру, — но не думал, что вы тоже интересуетесь.

— Джина интересуется, — не раздумывая, подтвердила Лила. — Она просто сгорает от нетерпения брать уроки, правда Джина?

Джина, потупившись, взглянула на подругу.

— Гм-м-м. Да, это правда, — пробормотала она.

Том просиял.

— Я мог бы дать тебе несколько советов, — предложил он. — Правда, я никогда никого не учил, но сейчас работаю в теннисном магазине и получил достаточно уроков, как нужно учить новичков.

— Я бы так хотела, — застенчиво сказала Джина.

Лила ткнула Сандру локтем в бок.

— Может быть, прямо в эти выходные, — предложила Джина, немного осмелев.

Том нахмурился.

— Знаешь, всю субботу я работаю в магазине, и воскресенье у меня занято. А может… — Он немного поразмыслил. У моих родителей корт освещается фонарями, так что мы сможем поиграть в субботу вечером. Ты не занята в это время?

Джина неловко поерзала на жестком сиденье. Она поняла, что наступила решительная минута. Но ей не хотелось в такой ситуации назначать ему свидание, да еще выставлять его на посмешище на глазах у Лилы и Сандры. Но испытание есть испытание. Ведь всем девушкам пришлось пройти через это.

Она тяжело вздохнула.

— Ты знаешь, я занята в субботу вечером, — с сожалением сказала Джина, — у Кары Уокер будет вечеринка. Эй! — вдруг воскликнула она, притворившись, будто эта идея только что пришла ей в голову. — Если ты свободен в субботу вечером, то давай пойдем к Каре вместе, хочешь?

Том остолбенел.

— С тобой? — удивленно переспросил он.

Джина кивнула:

— Конечно, если ты ничем не занят. Я просто подумала, что…..

— На самом деле это не решит твоих проблем с теннисом, — расплылся в улыбке Том, — но я с удовольствием составлю тебе компанию. Давай, я звякну тебе в конце недели, и мы договоримся, когда и где встретимся.

Сандра с отсутствующим видом смотрела, как Том с Джиной обменивались телефонными номерами. Сомнений больше не было. Ее первый план провалился.

Теперь оставалось только как-нибудь убедить Тома бросить Джину в последнюю минуту. Хотя, по правде говоря, в этой ситуации Джина выглядела не очень красиво и, может быть, даже заслуживала, чтобы ее бросили. Будет совсем нетрудно убедить Тома, что Джина его попросту надувает. «Единственное, что мне нужно сделать, — подумала Сандра, — это просто рассказать ему всю правду».

4

— Знаешь, у меня какое-то странное предчувствие по поводу этого испытательного срока, — задумчиво сказала Джина.

Она лежала, свернувшись калачиком, на диване в гостиной Уэстов и рассеянно смотрела видеофильм, который они с Сандрой этим вечером взяли напрокат.

— Что ты имеешь в виду? — с тревогой спросила Сандра.

Джина пожала плечами и откинула шелковистые волосы.

— Это трудно объяснить. Если я скажу, ты подумаешь, что я сошла с ума.

Сандра нахмурилась и села прямо.

— Нет, не подумаю, — возразила она. — Скажи, Джина, что ты имеешь в виду.

Это было в пятницу вечером. Девушки были одеты в яркие джемпера, собираясь провести один из своих обычных уютных вечеров перед телевизором, посплетничать о событиях прошедшей недели и о том, что им предстоит в эти выходные. Но Сандра не могла расслабиться. У нее из головы не выходило испытание, которое ожидало Джину следующим вечером у Кары. Джину явно мучило какое-то предчувствие, и Сандра не могла не винить себя за это. «Друзья должны делиться счастьем, а не забирать все счастье другого», — напомнила она себе. А «Пи Бета Альфа» было то, что по праву принадлежало одной Сандре. Раз этот клуб нужен Джине, значит, ей больше не нужна Сандра. И эта мысль ее убивала. Она была готова на все, лишь бы удержать Джину от испытания.

— Так вот что я имею в виду, — начала Джина. В ее зеленых глазах блеснули огоньки. — Меня как будто заколдовала какая-то добрая волшебница. Понятно, что звучит странновато, но это действительно так, — хихикнула Джина. — Пенни Айала, член комитета по организации дискотеки в пятницу тринадцатого, предложила нам с Даной Ларсон открыть танцы, поскольку у нас в этот день дни рождения. Здорово, правда? — Она снова хихикнула. — Мне еще никогда в жизни не везло так, как после твоей рекомендации меня в «Пи Бета Альфа».

— Почему это? — снова спросила Сандра и уставилась на нее.

— Ну, например, пару дней назад отец сказал, что у облигации, которую давным-давно купили мне дедушка с бабушкой, подошел срок оплаты, и дал мне сто долларов. Они на меня просто как с неба свалились. И теперь к завтрашней вечеринке я смогу купить, себе что-нибудь новенькое из одежды. Затем, — продолжила она, — я получила «отлично» на экзамене по истории. Ты знаешь, сколько у меня забот в последнее время. Команда болельщиц и все такое, так что у меня не оставалось времени на учебу. Но на экзамене мне попался как раз тот единственный вопрос, который я знала, — «Гражданская война».

Сандра глотнула содовой воды и мрачно сказала:

— Тебе всегда везет, Джина.

Джина покачала головой:

— Послушай, это еще не все. Самое удачное — то, что мне удалось подцепить Тома Маккея и пригласить его на завтрашнюю вечеринку. Представляешь, мы с ним так здорово поболтали по телефону! И вообще он такой милый!

Сандра с досадой отодвинула стакан с содовой.

— Он что, прямо рвется на вечеринку к Каре, да?

Джина кивнула:

— Несомненно. И ты представляешь, Сандра, я тоже. Знаешь, Сэнди, я не испытывала большой радости, когда ты сказала, что я должна пригласить именно его. Но он оказался таким славным. — Её глаза сверкнули. — Кто бы мог подумать? Он мне и в самом деле стал не на шутку нравиться.

Сандра тяжело вздохнула. Все складывалось так плохо, как она не могла и предположить. Как она может убедить Тома бросить Джину, если он считает минуты, оставшиеся до вечеринки?

— Представляешь, — по секрету сообщила Джина, — он даже пригласил меня сначала перекусить, и поэтому заедет за мной по раньше. Ведь вечеринка начинается в половине девятого, правда?

Сандра рассеяно кивнула. Она слушала подругу вполуха. Того, что Том Маккей и Джина на самом деле понравятся друг другу, она меньше всего могла ожидать.

— Но ведь он помешан на спорте, — заметила Сандра, — я думала, ты ненавидишь спортсменов.

Джина поджала под себя ноги. У нее на губах заиграла легкая улыбка.

— Не знаю, Сэнди, — пробормотала она, — может, я немного опрометчива, но я уже вполовину меньше боюсь завтрашнего вечера, чем раньше.

«Да, ну и дела, — подумала Сандра. — Если не совершить нечто решительное, Том завтра вечером сделает все, что потребует от него Джина».

Сандра была в ужасе. Она не может позволить, чтобы это произошло. Если удержать Джину от вступления в «Пи Бета Альфа» можно только решительными действиями, то Сандра готова даже на них. Осталась единственная возможность — найти завтра Тома и сделать пару намеков на то, что должно произойти на вечеринке.

Может быть узнав о том, что Джина пригласила его на свидание только из корыстных целей, он немного поостынет в своем желании сопровождать ее на эту вечеринку.

— Стив, как здорово, что ты снова дома! — воскликнула Элизабет.

Стивен нагнулся и погладил ее по волосам. Его глаза радостно заблестели.

— Знаешь, мне тоже неплохо дома, особенно за обедом. От этой столовской еды живот подводит.

В сгущающихся сумерках семья Уэйкфилдов собралась за ужином во внутреннем дворике их дома. Все ели цыплят, зажаренных на вертеле, и расспрашивали Стивена о его жизни в колледже. Одна только Джессика молчала. Набив полный рот салатом, она украдкой поглядывала на брата. Когда же он собирается выложить свою главную новость? Она не могла освободиться от мысли, какой у нее все-таки красивый брат. Широкоплечий, русоволосый, своим добродушием он всегда притягивал к себе людей, а благодаря изысканным манерам и тонкому чувству юмора, пользовался успехом. Джессика вдруг подумала, что на океанском лайнере он так же будет чувствовать себя в своей тарелке. Весь ее скептицизм как рукой сняло. Хотя она по-прежнему знала, что родители наверняка расстроятся из-за решения Стивена.

Но Джессика даже и не предполагала, что они огорчаться так сильно, когда Стивен упомянул о своем решении оставить колледж.

— Стив, это несерьезно, — сказала миссис Уэйкфилд. В ее голубых глазах мелькнуло беспокойство. — Ты только первокурсник. И только колледж может дать тебе какой-то шанс.

— Мам, мне смертельно надоела учеба, — с жаром возразил Стивен. — Я ничего не имею против колледжа, но мне хочется большего, жизненного опыта, возможности увидеть мир. Всю жизнь я только и делаю, что учусь, — посетовал он. — Пришло время оставить учебу и найти себе работу.

Мистер Уэйкфилд нахмурился:

— Знаешь, Стивен, сейчас такое время, что все тяжелее получить работу без специальной подготовки того или иного рода. Неужели ты не понимаешь, что, бросив колледж, ты серьезно сократишь свои шансы найти хорошую работу в будущем!

Стивен отрицательно покачал головой:

— Великолепно! Я нашел себе работу, которая отвечает всем этим требованиям.

— И что же это за работа? — поинтересовалась миссис Уэйкфилд.

— Вы ведь знаете моего соседа по комнате Боба, верно? У его отца есть океанский лайнер «Прекрасный цветок». Вы его обязательно должны увидеть. Это самый великолепный корабль в мире. Он совершает круизы из Лос-Анджелеса на Дальний Восток, а затем вокруг света. Боб говорит, что мне могут дать работу на этом корабле.

— Не хочу тебя разочаровывать, — сухо сказал мистер Уэйкфилд, — но какого рода будет эта работа?

Стивен пожал плечами:

— Не знаю, может быть, буфетчиком, может официантом. Ничего изысканного. Но такая возможность предоставляется раз в жизни. Я смогу увидеть весь мир.

Мистер Уэйкфилд улыбнулся:

— Это напоминает мне анекдот, который я услышал на днях. Один человек говорит другому: «Моя дочь этим летом объехала вокруг света». А тот удивленно спрашивает: «Неужели? А куда же она поедет следующим летом?»

Миссис Уэйкфилд вздохнула:

— Нед, по-моему, ничего смешного нет. Стив говорит серьезно.

— Конечно, серьезно! — взорвался Стивен. — Я уже обсудил это со своим наставником в колледже. На следующей неделе я возвращаюсь туда и еще через неделю подписываю контракт с мистером Роузом. Его сейчас нет в городе. Затем собираю вещи и через несколько дней отплываю.

— А как же Кара? — удивилась Элизабет, явно шокированная заявлением брата.

Стивен нахмурился:

— Ей будет тяжело, пока она не привыкнет. Но я надеюсь, мне удастся поговорить с ней и убедить, что для меня это сейчас важнее всего. Да, конечно, разлука тяжела, но…..

— Стивен, — твердо сказал мистер Уэйкфилд, — я думаю, тебе, мне и матери нужно обсудить это втроем. Ты не понимаешь, куда бросаешься сломя голову. Ты и шагу не сделаешь ни на какой океанский лайнер, пока мы обо всем серьезно не поговорим.

Стивен поднялся из-за стола и спокойно ответил:

— Да, я понимаю, пап. Но я уже принял решение. Это моя жизнь, а не твоя и не мамина. И никто не удержит меня от путешествия на «Прекрасном цветке». Никто!

С этими словами он повернулся, прошел по двору и вошел в дом, быстро, но осторожно закрыв за собой стеклянную дверь.

— Что же теперь делать! — в смятении воскликнула миссис Уэйкфилд.

Мистер Уэйкфилд нахмурился.

— Может, это временное, — не очень уверено предположил он. — Может, у него в колледже что-нибудь произошло. И если мы с ним поговорим……

— А по-моему, отличная идея! — встряла в разговор Джессика. — Почему бы Стивену не отправиться вокруг света? Я бы и сама не прочь!

Миссис Уэйкфилд выразительно на нее посмотрела.

— Джес, ты что, совсем не соображаешь? Ничего веселого в этом нет!

— Мам, — задумчиво начала Элизабет, — помнишь, как тебе предложили работу в Сан-Франциско и мы с Джессикой замучились убеждать вас остаться в Ласковой Долине?

Миссис Уэйкфилд немного озадачилась, а потом улыбнулась:

— Да, дорогая. Вы обе нас вдохновенно убеждали, хотя не это было главной причиной, по которой я не устроилась на ту работу.

— Знаешь, — горячо сказала Элизабет, — может, нам нужно использовать тот же метод и для Стивена, только на этот раз — наоборот.

— Что ты имеешь в виду? — скептически спросил мистер Уэйкфилд.

— На эту мысль навела меня Джес, — вдохновенно продолжила Элизабет. — Ее реакция — это именно та линия поведения, которой мы должны следовать. Вместо того чтобы расстраиваться из-за решения Стивена, нужно вести себя так, словно ничего страшного не произошло. На самом деле, — засмеялась она, — вечеринку, которую мы готовим в честь приезда Стивена, можно заменить вечеринкой, посвященной его отплытию. Если он будет думать, что мы не против ……

Джессика просияла.

— Точно, Лиз! — с восторгом воскликнула она. — Наверняка он ехал домой, ожидая, что все просто придут в бешенство от его решения. А вместо этого мы одобрим его решение. Ты мам, можешь поехать с ним за покупками в дорогу. Я поговорю с Карой, чтобы она вела себя так, будто ей все равно, едет он или нет.

Мистер Уэйкфилд заулыбался.

— Дети, должно быть правы, Элис, — согласился он. — Стив наверняка чувствует необходимость доказать нам, что он достаточно взрослый, чтобы делать все, что взбредет ему в голову. Если же с нашей стороны не будет никаких возражений, то идея бросить колледж потеряет всякую актуальность.

Миссис Уэйкфилд казалась взволнованной.

— Даже не знаю …. — с сомнением начала она, — а если он, несмотря ни на что, бросит колледж? Тогда все, что мы сделаем, просто облегчит его отъезд.

Элизабет встряхнула головой.

— Поверь, мам, — сказала она, — ручаюсь, что если мы станем одобрять Стивена и не противоречить его решению, он изменит его скорее, чем если бы мы говорили ему о необходимости оставить эту затею!

— Хорошо, — наконец согласилась миссис Уэйкфилд, — думаю, стоит попытаться.

Элизабет вскочила на ноги.

— Куда это ты? — удивилась Джессика.

— Элизабет широко улыбнулась.

— Пойду, схожу наверх, — бросила она, — спрошу, может, Стивену нужно помочь собрать вещи, а заодно предложу ему свой фотоаппарат.

Джессика захихикала.

— А я тогда узнаю, не купить ли ему конвертов для авиапочты, — поддержала она сестру. — Они наверняка ему понадобятся, ведь только через авиапочту он сможет держать со всеми связь с середины Тихого океана.

И сестры бросились в дом. Элизабет не терпелось воплотить свой план в жизнь. Она была абсолютно уверена, что Стивен откажется от своей поездки, столкнувшись с необходимостью расстаться с друзьями и бросить дом.

Проблема заключалась только в одном: сумеет ли семейство Уэйкфилдов переубедить Стивена за неделю, которую он проведет дома перед поездкой к мистеру Роузу и подписанием контракта.

5

Сандра припарковала «тойоту» своей матери напротив входа в городской парк Ласковой Долины и посмотрела в зеркало заднего вида. От волнения у нее сердце выскакивало из груди. Она в жизни никогда ничего подобного не делала. Электронные на панели управления показывали половину третьего. Том наверняка уже пообедал. Если повезет, теннисный магазин должен быть совершенно пуст. Ведь был такой прекрасный день! Слишком хороший, чтобы ходить по магазинам.

Десять минут спустя Сандра была уже внутри, делая вид, что внимательно разглядывает платье для игры в теннис, украшенное оборками. Магазин состоял из двух частей, одна из них была отведена для спортивной одежды различных цветов и стилей. Вдоль стены стояла теннисная обувь. В задней части магазина продавали теннисные ракетки и мячи. Разглядывая ценник на платье, Сандра заметила Тома, появившегося из подсобного помещения с охапкой ракеток в руках. Сделав вид, что не замечает его, Сандра пошла, смотреть обувь.

— Разрешите вам помочь, мисс, — раздался за спиной голос Тома.

Сандра обернулась. Ее брови поднялись в притворном удивлении.

— Том! Я совсем забыла, что ты здесь работаешь!

Том улыбнулся:

— А я и не знал, что ты увлекаешься теннисом, Сэнди. Ты выбираешь теннисные тапочки?

— Да, для матери, — соврала Сандра и взяла ближайшую пару. — Можно посмотреть такие же, только седьмого размера?

— Конечно — ответил Том и ушел в подсобное помещение. Несколько минут спустя он снова появился с коробкой в руках и достал оттуда теннисные тапочки. — Эти подойдут?

Сандра посмотрела на них, засунув руки в шорты. Как перевести разговор на другую тему? Это было сложно.

— Я бы так хотела научиться играть в теннис, — запинаясь, начала она, — но я так занята в команде болельщиц и в «Пи Бета Альфа»….

Том заинтересовался.

— Джина говорила, что хочет вступить в «Пи Бета», — сказал он. — Это что, так трудно?

— И да, и нет, — ответила Сандра, повертев в руках шнурок. — Для некоторых испытание может оказаться довольно суровым. Знаешь, — добавила она небрежно, — иногда нужно пригласить на свидание парня, который наверняка откажется, иногда надеть в школу какой-нибудь чудной наряд. Вот так.

Том встревожено на нее посмотрел.

— И как долго длится испытательный срок?

— Одна его часть кончается сегодня вечером, — ответила Сандра и изобразила на лице легкое удивление и испуг, как если бы она неожиданно вспомнила что-то. — Ты ведь идешь сегодня к Каре на вечеринку, правда?

Том нахмурился:

— Ты хочешь сказать, сегодняшняя вечеринка имеет какое-то отношение к вашему обществу? Она что, часть испытательных заданий?

На этот раз смущение Сандры было непритворным.

— Ну, да и нет …. — жалобным голосом сказала она.

В глазах Тома вспыхнули гневные искорки.

— Ты хочешь сказать, что …

— Том, я должна идти, — быстро сказала Сандра и, схватив свою сумочку, быстро побежала прочь.

— А как же тапочки? — крикнул ей вдогонку Том.

Но Сандра даже не обернулась. Она не могла поверить в то, что совершила. От сознания собственной вины ее взор затуманился слезами, так что она едва смогла найти выход из магазина и выбежать в парк.

«Лишь бы Джина не узнала, — подумала она. — Если Том начнет выяснять отношения, и она узнает, что это я ее заложила, Джина в жизни не будет со мной разговаривать!»

Том положил последний чехол для ракетки. Он закончил инвентаризацию и мог идти домой. Но домой не хотелось. У него будто рассудок помутился. Том боялся, что, придя домой, не сможет ничего другого делать, кроме как сидеть и ломать голову над тем, что Сандра случайно выболтала.

Значит, Джина просто использовала его во время испытательного срока. Это становилось очевидным, когда он сопоставлял все детали разговора с Сандрой. Во время испытательного срока нужно было выполнять различные задания, и иногда заданием было пригласить какого-нибудь парня на свидание.

Наверняка именно ему выпало быть таким парнем для Джины. «Что я за идиот», с сожалением думал Том. Он давным-давно был тайно влюблен в Джину Уэст. А кто бы на его месте не влюбился? Она была миниатюрной, стройной и красивой, с длинными блестящими темными волосами глазами цвета травы. Она была бы совершенством, если бы имела более мягкий характер.

Том стеснялся девушек. Может быть, это было и не так заметно со стороны, ведь, в конце концов, он раньше встречался с Джессикой Уэйкфилд, одной из самых кокетливых и пользующихся всеобщи вниманием девушек в школе. Когда же Тому приходилось проявлять какое-то внимание, заботу, он начинал стесняться. Ведь, по правде говоря, он никогда еще не был влюблен. Джина была первой девушкой, которая уже долгое время ему нравилась.

Но то, как она себя иногда вела, останавливало его. Конечно, она красивая. Но Том никогда наверняка не знал, что скрывается за ее внешностью. Несколько раз он пытался завести с ней разговор, но она держалась отчужденно. Если же короткий разговор и завязывался, то она отвечала односложно.

Постепенно интерес Тома к Джине стал пропадать. Каково же было его удивление, когда она подошла к нему на теннисном матче. Они с Лилой не просто его окликнули. Джина делала все, чтобы заговорить с ним. И это был не просто обмен пустыми репликами, ей на самом деле было интересно. Потом они несколько раз подолгу разговаривали по телефону, и Том, по всей видимости, начал в нее влюбляться. Он с таким нетерпением ждал сегодняшней вечеринки, даже купил новую рубашку и взял у отца машину…..

«Каким же я был идиотом, — вдруг подумал он, — настоящим идиотом!» Что ж, я не позволю ей сегодня вечером делать из меня дурака на глазах у всех.

Он бы никогда не поверил, что Джина способна на такое, но после слов Сандры сомнений не оставалось. Слишком многое сходилось. Ни с того ни с сего девушка приглашает его на вечеринку, которая оказывается одним из важнейших событий испытательного срока «Пи Бета Альфа»!

«Ну что ж, я ей устрою!» — мрачно подумал Том. Он решил не давать Джине понять, что знает ее намерения, лучше уж отплатить ей той же монетой! Пускай считает, что все прекрасно, до тех пор, пока уже ничего не сможет с этим поделать.

Он ни за что не пойдет с ней на эту вечеринку. Пускай Джина как следует пожалеет о том, что так с ним обошлась. Надо ее саму выставить дурой перед всем ее женским клубом.

— Кто там? — спросил Стивен.

— Это я. — Элизабет приоткрыла дверь в его комнату и заглянула внутрь. — Можно к тебе?

— Конечно!

Элизабет вошла в комнату и плюхнулась в кресло. Стивен разбирал на столе какие-то документы.

— Знаешь, — начала разговор Элизабет, — я тут подумала….. Тебе ведь не понадобится твой компьютер на борту «Прекрасного цветка», правда?

Стивен недоуменно на нее посмотрел:

— Не понимаю, что ты имеешь в виду?

Элизабет улыбнулась:

— у меня в последнее время столько работы в «Оракуле», Стив. Мой собственный компьютер мне еще пригодится. А если ты не собираешься пользоваться своим……

Стивен напрягся.

— Лиз, я отдал много сил, что бы на него заработать.

— Я буду его беречь, — пообещала Элизабет. — Ну что ты будешь делать с компьютером посреди океана?

Стивен немного помолчал.

— Я подумаю об этом, — коротко ответил он и опять повернулся к документам на столе.

— А что там у тебя такое? — поинтересовалась Элизабет, стараясь говорить беззаботным тоном.

Стивен поморщился:

— Отец утром отдал мне разные документы — страховые полисы, медицинские карты и все такое, — он сказал, раз я ухожу из колледжа, мне самому придется всем этим заниматься. — Он снова нахмурился. — Я раньше и не представлял, что нужно столько бумаг, чтобы быть здоровым.

Элизабет улыбнулась. Бедняга Стивен начал излечиваться от своей идеи, и это совсем неплохо. Он казался озадаченным тем, что его родные неожиданно перестали ему противоречить и даже поддерживают его намерения.

— Лиз, — с серьезным видом заговорил Стивен, — я рад, что отец с матерью поняли, что это мое личное дело, и позволяют мне ехать.

— Ты ведь сам сказал вчера вечером, что уже достаточно взрослый, что бы делать то что считаешь для себя нужным. Я думаю, родители сначала немного огорчились, но потом ты убедил их, что это, может быть, твоя единственная возможность в жизни. Почему же они должны препятствовать тебе?

— Ну, — Стивен проглотил комок в горле, — это и правда мой шанс. Вот только вас я смогу видеть редко. Меня не будет дома по восемь-девять месяцев.

— О, восемь-девять месяцев — ерунда, — саркастически усмехнулась Элизабет, — мы ведь сможем друг с другом переписываться. А подумай, как будет здорово! Ты сможешь увидеть Дальний Восток, Европу и всякие экзотические страны.

— Конечно, мне решать свою судьбу. Но признаться, я порядком удивлен, что отец с матерью уступили мне так быстро.

«Ага, — подумала Элизабет, — то ли еще будет! Тебе еще Кара сегодня вечером преподнесет сюрприз….» У Элизабет сердце кровью обливалось, когда она видела, как сильно озадачен Стивен. Но она помнила, что их план удастся только при условии, что они его будут держать в тайне.

— Знаешь, я думаю, ты убедил их, что именно это тебе нужно, — сказала она. — Я хочу сказать, что не все хотят заканчивать колледж, Стив. Для некоторых это пустое дело. Если ты действительно считаешь, что понапрасну тратишь время…..

Стивен вскочил со своего места.

— Я не считаю, Лиз, что понапрасну трачу время. Я просто чувствую, что пора начинать жить, понимаешь. Я все время только и делал, что готовился к будущему. Мне уже восемнадцать, а я все еще не знаю, что мне делать дальше. Я просто хочу поскорее начать!

Элизабет с минуту помолчала.

— Вот поэтому я и считаю, что ты поступаешь правильно, — наконец ответила она. — Ты же знаешь, что отец говорит о целях на ближайшее и далекое будущее. По его словам, твои планы как раз направлены на ближайшее будущее. В таком случае, зачем тебе подготовка колледжа?

Стивен зашагал по комнате, глубоко задумавшись.

— Кара этого совершенно не понимает, — наконец сказал он, — чуть ли не истерику мне закатила из-за этого. Она ведет себя так, будто мы с ней больше никогда не увидимся.

— На самом деле ты не можешь винить Кару, если она решит, что не способна каждый раз дожидаться по девять месяцев, что бы увидеть тебя, — рассудила Элизабет. — Знаешь, Стив, в каждом решении есть свои плюсы и минусы. И я думаю, в твоей работе достаточно плюсов. Все новые страны, которые ты увидишь, стоят такой ничтожной вещи, как потерять Кару.

На это Стивену нечего было ответить.

— Я ее еще не видел, — в раздумье произнес он. — Готов поспорить, что завтра вечером с первых минут нашей встречи она начнет уговаривать меня никуда не ехать, как она делала по телефону на прошлой неделе.

Элизабет про себя улыбнулась. Сегодня утром Джессика почти час говорила с Карой по телефону, и со слов Джессики Элизабет знала, что Кара не собирается устраивать Стивену никаких сцен.

Кара признала, что план Уэйкфилдов — прекрасная идея, согласилась подыграть им и вести себя так, будто решение Стивена ехать нисколько ее не волнует. Джессика сказала, что Кара решила еще кое-что добавить от себя, но не сказала что.

Да, ну и вечеринка получится!

6

Джина оценивающе посмотрелась в высокое зеркало в стенном шкафу. Жаль, что никого не было дома, и никто не мог сказать ей, как она выглядит. Родители с братьями почти час назад уехали в кино. По ее мнению, новая узкая юбка, свободная рубашка и широкий кожаный пояс смотрелись на ней неплохо. Волосы легли послушно и были даже более шелковистыми, чем обычно, а подкрашенные веки делали ее еще более привлекательной.

Кто бы мог подумать, что она с таким нетерпением будет ожидать вечера с Томом Маккеем. Раньше ей не приходило это в голову, но вовсе не потому, что он не был симпатичным. Нет, он очень привлекательный. Просто у Джины до этого был совсем маленький опыт общения с мальчиками, и она всегда спешила с выводами. Она давно решила для себя, что так и нужно относиться к большинству ребят. Джина выросла среди братьев, а у них только и были разговоры о спорте да о походах. Ей это надоело, и она хотела подружиться с тихим домашним мальчиком, любящим театр и музыку, с которым было бы интересно говорить.

Том не произвел на нее такого впечатления. Он был скорее похож на ее братьев — добродушный открытый простой. Она не обратила бы на него никакого внимания, если бы не «Пи Бета Альфа».

Так же, как и Том, Джина осталась очень довольна разговорами с ним и даже поймала себя на мысли, что часто о нем думает… Он и вправду был очень симпатичным. Может, Том и не настолько хорошо разбирается в театре но, честно говоря, и Джина тоже. Оказалось, что с Томом так же легко и просто, как и с подругой. А когда Джина вспоминала его широкие плечи и улыбку во все лицо, ее сердце непонятно почему начинало биться чаще.

Джина легонько надушила запястья и шею. Интересно, что сегодня будет за вечеринка? Будут ли у Кары танцы? И если будут, то, интересно, приятно ли будет ощущать себя в объятиях Тома? Она посмотрелась в зеркало и почувствовала, что ее щеки горят. Может, он ее поцелует? Поцелует ли?…

Внизу раздался бой часов, и Джина стала считать удары. Уже половина восьмого. Том должен появиться с минуты на минуту! Он пообещал заехать немного раньше, чтобы где-нибудь вместе перекусить, прежде чем ехать к Каре. Джина надела серьги и еще немного подкрасилась. К ее удивлению, время шло, а Тома и в помине не было. «Веселенькая история, — подумала она. — Просил, чтобы я была готова пораньше, а сам опаздывает уже на полчаса».

Когда часы пробили четверть девятого, Джина начала волноваться.

— Может, позвонить ему, — сказала она вслух, расхаживая взад и вперед по первому этажу с пиджаком в руках.

Она не хотела показывать, что с нетерпением ждет его, но это было действительно так. А кроме того, не очень-то хорошо опаздывать к Каре. Эта вечеринка была большим испытанием, и Джине хотелось, чтобы все прошло без накладок.

«Пи Бета Альфа» теперь значил для нее гораздо больше, чем несколько недель назад. Ей всегда казалось, что было бы весело стать членом этого клуба, но в последнее время желание вступить в него усилилось. Джина считала, что это позволит ей больше времени проводить с Сандрой и еще больше сблизит ее с подругой. С некоторого времени Сандра начала вести себя как-то странно. Джина почувствовала, как отдаляется от подруги, и ее страшила мысль, что она может потерять Сандру. Она надеялась, что после вступления в «Пи Бета Альфа» разрыв между ними уменьшится. Дружба с Сандрой была для Джины самым главным в жизни. Если что-нибудь может поставить их дружбу под угрозу…….

Глубокие раздумья Джины прервал телефонный звонок. Она бросилась к трубке, мимоходом посмотрев на часы. Было двадцать минут девятого.

— Джина? Это Том, — услышала она знакомый голос.

— Том, где ты?! — взволновано воскликнула она. — Я уже начала беспокоиться.

Том закашлялся.

— Извини меня, — печально начал он, — но, вернувшись с работы, я не очень хорошо себя почувствовал, прилег немного отдохнуть и только что проснулся. Через пару минут я за тобой заеду. Тебе, наверное, стоит чего-нибудь перекусить, сандвич какой-нибудь…. Прости меня, Джина…….

— Ничего страшного, Том. Слава богу, с тобой все нормально. Я совсем не сержусь. Ну, до скорого.

— До встречи, — ответил Том и повесил трубку.

Джина сделала себе бутерброд и посмотрела на часы. Да, она определенно опаздывает к Каре. Интересно, Том навешал ей лапши на уши или ему и правда плохо?

Повинуясь внезапному порыву, Джина набрала номер Кары. Уже девять часов и вечеринка, должно быть, в полном разгаре. Из-за громкой музыки голос Кары был еле слышен.

— Джина, где ты? Мы тебя заждались.

— Том опаздывает. Он заедет за мной с минуты на минуту, — оправдывающимся голосом сказала Джина. — Передай всем мои извинения, ладно?

— А может, он тебя надувает, а? — засмеялась Кара.

— Джина закусила губу. Нашла над чем смеяться! Хотя сама она задавала себе тот же вопрос.

К половине десятого Джина начала уже паниковать. Они ужасно опаздывают, даже если Том появиться прямо сейчас. Чем он занимается все это время? Джина вспыхивала при мысли о том, как ей придется все это объяснять Лиле, Каре, Джессике и другим членам «Пи Бета Альфа». Сандра, конечно, все поймет, но стальные наверняка подумают, что она страшная неудачница.

Без четверти десять телефон зазвонил снова.

— Джина, мне так плохо, — раздался в трубке хриплый голос Тома.

— По голосу слышно, — мрачно заметила Джина. — Где ты, Том? Что происходит?

— Я кажется, отравился. Я в госпитале Фаулера, в кабинете неотложной помощи. Я поехал к тебе, но не смог добраться. Думал, что просто умру. И до сих пор чувствую себя отвратительно.

Джина нахмурилась.

— Ты, должно быть, заболел! — воскликнула она. — Ты на самом деле в госпитале?

Том вздохнул:

— Да, и боюсь, мне придется пробыть здесь несколько часов. Мне, кажется, собираются делать промывание желудка. Я, наверное, съел что-нибудь за обедом……

— Бедняга! — посочувствовала ему Джина. — Давай я приеду и побуду с тобой.

Том замялся.

— Не надо, — ответил он, — езжай к Каре. У меня наверняка все будет в порядке.

Джина задумалась.

— Ладно, тогда я позвоню тебе завтра утром, чтобы узнать, как ты себя чувствуешь, ладно?

Том ничего не ответил. Очевидно, их разъединили, потому что Джина услышала щелчок в трубке и затем короткий гудок. «Ну что ж, — философски решила она, — заболел, так заболел. По крайней мере, теперь у меня есть прекрасное оправдание тому, что я опоздала».

— Джина, Джина, — покачала головой Лила, — мы меньше всего ожидали, что именно ты придешь без кавалера. Всем остальным удалось притащить их на вечеринку.

Это было ужасно. Джина видела в комнате толпу гостей, которые весело болтали и танцевали. Эми Саттон кружилась в объятиях Эрона Далласа, которого должна была пригласить. Другие кандидатки тоже справились со своими заданиями. Все, кроме Джины.

— Том собирался прийти, но чем-то отравился, — попыталась оправдаться Джина. — Правда, Сэнди? — она умоляюще посмотрела на Сандру.

Сандра отвела взгляд.

— Думаю, нам следует проверить историю Джинны, — наконец сказала она, — ведь это одно из основных заданий испытательного срока, а Джина — единственная, кто его не выполнил.

Джина покраснела до корней волос. И это предложила Сандра! Она не верила своим ушам.

Лила и Джессика тоже были немного озадачены.

— Я уверена, что Джина говорит правду, — сказала Лила глядя на Сандру.

— Но Том может обманывать, — спокойно возразила та.

— Хорошо, — быстро ответила Джина, — что же я должна сделать, по-твоему? Позвонить в госпиталь?

Возникла небольшая пауза.

— Может и нужно позвонить, — немного поколебавшись, сказала Лила. — Если ты, конечно, не против, Джина.

Залившись краской стыда, Джина позвонила заместителю директора, узнала телефон госпиталя и набрала номер кабинета неотложной помощи.

— Извините, — ответила медсестра, — но пациента с таким именем у нас сегодня вечером не было. Вы сказали — Маккейл?

— Маккей, — поправила Джина. Это была самая унизительная ситуация, в которую она только попадала в своей жизни.

— Нет, — ответила медсестра, — ни Маккейла, ни Маккея не было.

Джина повесила трубку и медленно повернулась к остальным.

— Ну вот, — сказала она чуть не плача, — Сандра права. Он наврал. Его там нет.

Наверное, целую минуту никто не мог произнести ни слова. На глазах у Джины показались слезы.

— И что, теперь я не смогу стать членом «Пи Бета Альфа», да? — вырвалось у нее.

Лила обняла ее.

— Бедняжка, — сочувственно сказала она, — он, наверное, круглый идиот, если не пошел с тобой. Просто тупица какой-то!

— Испытательный срок еще не закончился, — поддержала ее Кара. — Может, мы придумаем для тебя какое-нибудь другое задание вместо сегодняшнего? Что-нибудь попроще, — ободряюще улыбнулась она, подавая Джине спасительную мысль.

Джина с благодарностью за нее ухватилась.

— У меня есть идея, — сказала она, и в ее глазах загорелись огоньки. — Я заставлю Тома Маккея пожалеть о том, как он надо мной сегодня пошутил.

— Как это? — заинтересовалась Джессика.

— Предположим, я буду вести себя так, будто поверила ему. Как будто он мне нравится и я собираюсь с ним подружиться. За эту неделю я всеми правдами и неправдами заставлю его начать ухаживать за мной. И затем приглашу на дискотеку в пятницу тринадцатого. Помните, мы с Даной должны открывать танцы, ведь это будет наш День рождения, и приглашать своих парней. — Глаза Джины сверкнули. — А я вместо Тома выберу кого-нибудь другого! Том Маккей будет так унижен, он пожалеет, что родился на свет!

Джессика с Лилой расхохотались, а Кара обняла Джину.

— Замечательная идея, — одобрительно сказала она, — думаю, это прекрасная замена твоему заданию, правда, девочки?

Сандра прокашлялась.

— Это несправедливо, — тихо сказала она.

Все недоуменно на нее уставились.

— В каком смысле? — раздражаясь, спросила Лила.

— Правило есть правило. Несправедливо делать для Джины исключение, тогда как другие кандидатки справились со своим заданием.

Глаза Джины гневно сверкнули.

— Как ты можешь так говорить, Сэнди Бэкон! — воскликнула она. — Ведь ты моя лучшая подруга!

— Эй, успокойтесь, — сказала Кара. — Я не знаю, что там у вас происходит, — добавила она, — но, Сэнди, мы уже приняли решения, и я не хотела бы, чтобы ты его оспаривала.

Но было поздно. Джина уже завелась. И как только они с Сандрой остались наедине, она взорвалась. В этот вечер ее нервы и так были на пределе, а тут еще предательство Сандру. Этого она уже не могла выдержать.

— Как ты могла поставить меня в такое дурацкое положение на глазах у всех?! — воскликнула она. — Меньше всего я этого ожидала от своей лучшей подруги!

— Ты не понимаешь….. — возразила Сандра. Она была явно ошеломлена происшедшим. — Джина, я…..

— Не хочу тебя даже слушать, — раздраженно перебила ее Джина. Ее лицо пылало от гнева. — Я тебе все сказала, Сэнди. И не подходи больше ко мне.

— Джина прости меня. — Сандра взяла ее за руку. — Пожалуйста… Давай хотя бы поговорим об этом….

Джина смерила ее взглядом.

— Не знаю, о чем тут говорить, — холодно отрезала она и прошла мимо Сандры в шумную гостиную.

Сандра осталась одна, жалобно глядя ей вслед.

Стивен и Кара разговаривали посреди переполненной гостиной Уокеров, не обращая никакого внимания на шумную вечеринку.

— Так ты что, ни капельки не расстроена? — ошеломлено спросил Стивен, глядя на Кару.

Темные глаза Кары расширились от удивления.

— Стив, а почему я должна расстраиваться? Думаю, ты нашел потрясающую работу. Нужно быть сумасшедшим, чтобы упустить такую возможность.

Стивен задумчиво на нее посмотрел.

— Но ты же была категорически против, когда я впервые заговорил об этом, — напомнил он.

Кара махнула рукой.

— А, ты об этом. Если честно, я на самом деле сначала была немного ошарашена. Но теперь, когда я все обдумала, я совсем не против. — Она встала на цыпочки и поцеловала Стивена в щеку. — Конечно, я буду по тебе скучать, — призналась она, — но рано или поздно привыкну. В конце концов, это все к лучшему.

— В каком смысле? — удивился Стивен.

Кара пожала плечами:

— Мне кажется, что вряд ли романы на расстоянии могут быть долгими. Если ты останешься здесь, мы будем влачить жалкое существование. А так мы спокойно расстанемся. Мы сможем познакомиться с новыми людьми, стать более независимыми……

Стивен был явно шокирован.

— Ты хочешь сказать, только из-за того, что я на некоторое время уеду, мы с тобой перестанем встречаться?

— А как мы сможем встречаться, когда ты будешь посреди Тихого океана? Нет, так будет лучше всего. Поверь, Стивен, ты не пожалеешь об этом.

Стивен почувствовал, как слезы наворачиваются ему на глаза.

— Да, по тебе не скажешь, что ты будешь убиваться с горя, — язвительно заметил он.

Кара пожала плечами:

— Приходится быть реалисткой, Стив. В конце концов, когда ты позвонил мне, то даже не спросил, что я думаю о твоих планах, а просто сообщил о своем решении, Это означает, что мне приходится смириться с этой идеей.

Ты смирилась с ней гораздо раньше, чем можно было предположить, — горько заметил он.

Кара улыбнулась:

— Ну что ты, Стив, не надо устраивать из этого трагедию. Мы по-прежнему останемся друзьями!

У Стивена в глазах блеснули злые огоньки.

— Черта с два! — взорвался он и выбежал из квартиры, громко хлопнув дверью.

— Ну и ну, — удивилась Джессика, подходя к Каре. — Уже не первая ссора за сегодняшний вечер. Что с ним такое?

— О, Джес, — со слезами на глазах пожаловалась Кара, — лишь бы только ваш с Элизабет план удался. Поскольку, если он не сработает быстро, интуиция мне подсказывает, что мы со Стивеном никогда в жизни слова друг другу не скажем.

— Да, дорогая, — смущенно согласилась Джессика, — боюсь, как бы своим равнодушием мы не заставили его поторопиться с отъездом.

— Знаешь, я тоже, — несчастным голосом ответила Кара.

Притворяться безразличной — самое трудное, что ей только приходилось когда-либо делать, думала она. Кара чувствовала, что если Стивен устроится на «Прекрасный цветок», то для нее, наверное, жизнь закончится. Она была готова на все, лишь бы его остановить.

Можно было только надеяться, что Уэйкфилды не ошибаются и их план сможет удержать его дома.

7

В воскресенье утром Джина проснулась с чувством смятения и грусти, как будто ей приснилось что-то страшное, а что именно, она не помнит. Но тут же в памяти всплыло все, что произошло предыдущим вечером. Унижение от обмана Тома и предательства Сандры.

Джина не могла поверить, что подруга так с ней обошлась. Сколько она себя помнила, они с Сандрой были как сестры. Они делились всем, что у них было. Джина зависела от Сандры, как ни от кого на свете. И она всегда считала, что Сандра заслуживает доверия. До вчерашнего вечера.

Теперь Джина не знала, что и подумать. Слезы наворачивались на глаза, когда она вспоминала, каких резких слов наговорила своей лучшей подруге. Конечно же, должно быть какое-то объяснение поведению Сандры. В конце концов, какое ей дело до «Пи Бета Альфа» и этого Тома Макеея, после того что он с ней сделал. Сандра была для нее важнее всех.

Но все-таки первый шаг к примирению должна сделать не Джина. Она была глубоко уязвлена предательством Сандры и считала, что будет справедливо, если Сандра первая позвонит и попросит прощения.

Между тем Джина не собиралась сидеть сложа руки. Нужно было что-то предпринять с Томом.

Уже через час Джина звонила в дверь дома Маккеев. Она долго ломала голову, прежде чем одеться. В конце концов она выбрала льняные шорты и свитер из грубой шерсти. Просто — и со вкусом. Тому ее наряд наверняка должен понравиться. В руках Джина держала сумку в которую собрала вещи, необходимые больному: коробку желудочного сбора, последний выпуск «Иллюстрированного спорта» и бестселлер в красочной обложке. Она еще раз нажала на звонок, и Том отворил дверь.

— Джина! — удивленно воскликнул он. Том был в вельветовых брюках и футболке и, как и ожидала Джина, прекрасно выглядел.

— Том, ты должен лежать в постели, — с упреком сказала Джина, стараясь придать своему голосу нежность и заботу. Она прошла вслед за Томом в холл. — Я не шучу! С отравлением шутки плохи! Хорошо, что ты еще жив остался.

— Ну…. Это все не так страшно, — краснея, пробормотал Том.

Джина покачала головой.

— Нет, серьезно, если ты был в кабинете неотложной помощи, — напомнила она, — Ну давай, пойдем куда-нибудь, где ты можешь лечь, и я покажу, что принесла.

Том смущенно рассмеялся.

— В любую минуту может вернуться из магазина моя мама, сказал он, неохотно пропуская Джину, направившуюся в гостиную.

Джина строго указала на кровать.

— Тем более нужно лечь, — серьезным голосом заметила она, — твоя мама наверняка думает, так же как и я. Ей вряд ли понравится, если она увидит, что ты расхаживаешь по дому больной.

Том опустился на кровать и уставился на Джину. Её визит, без сомнения, удивил его, и он не знал, как себя вести. Нужно его как следует пристыдить, подумала Джина. Пускай предатель почувствует свою вину!

— Я бросила тебя прошлым вечером одного. — Джина встала на колени перед кроватью и посмотрела Тому в глаза. — Я так волновалась. — Она потрогала лоб, который был совершенно холодным. — Наверное, у тебя лихорадка, — заботливо сказала она.

— Да нет у меня ничего….. То есть я думаю, нет, — торопливо поправился он.

— Когда ты мне сказал, что ты в больнице, я чуть не умерла. Я была готова тут же отправиться в кабинет неотложной помощи, что бы быть рядом с тобой. Я все-таки должна была приехать, да?

Том был явно шокирован.

— Да не надо было тебе никуда ехать! То есть ты правильно сделала, что поехала на вечеринку. — Он совсем смущенно посмотрел на нее. — Ну и как там было? Повеселились?

Джина пожала плечами.

— Да, все было нормально. Эта вечеринка была частью испытательного срока в «Пи Бета Альфа», — добавила она, внимательно наблюдая за реакцией Тома, — но, откровенно говоря, я не схожу с ума от этого общества. Я, конечно, не против туда вступить, но для меня это не вопрос жизни и смерти. А без тебя вечеринка была довольно скучной, — сказала она и нежно положила на его руку свою.

Том уставился на нее.

— Ну…. Я…. Я ведь тоже тебя подвел, — запинаясь, пробормотал он.

Джина быстро встала и принялась разбирать свою сумку. Ее голос стал строгим.

— Это чтобы ты не скучал, пока болеешь. — Она протянула ему книгу и журнал. — А это, — она достала из сумки коробку чая, — успокоит твой желудок. Моя мама всегда только им и спасается.

— Джина, просто не верится! Ты так ко мне добра.

Джина нетерпеливо тряхнула головой:

— Так ты до сих пор не понял, Том Маккей, как я волнуюсь из-за того, что с тобой случилось?

«Ну что, приятель как я тебе нравлюсь», — подумала она, но Том уже попался на крючок. Он смотрел на нее с волнением и благодарностью.

— А это что? — удивился Том, доставая из журнала листок бумаги.

Джина улыбнулась:

— Это телефон неотложной помощи. Если почувствуешь себя плохо или тебе что-нибудь понадобиться, просто позвони, и я приеду.

Глаза Тома заблестели.

— Спасибо тебе, Джина, — хрипло сказал он. — Знаешь, на твоем месте другая поступила бы совсем не так. Я хочу сказать, что испортил тебе вечер. Я дозвонился тебе, но слишком поздно. Ты даже не успела поужинать……

— Не говори ерунду, — перебила Джина. — На самом деле, Том, ты ведь не по собственному желанию заболел, правда?

Том молчал. А Джина подумала: «Но ты ведь не болел! Ты унизил меня перед всем «Пи Бета Альфа», и я отмщу тебе, чего бы мне это ни стоило!»

Если все произойдет так, как она задумала, то можно рассчитывать на одно: в следующую пятницу вечером Том скажет правду о своем отравлении. Осталось только убедиться в этом.

Том задумчиво отложил «Иллюстрированный спорт». «Девчонки! — подумал он. В тот день, когда я их пойму….»

Он был убежден, что Джина Уэст должна быть сегодня утром настолько сердита на него, что и заговорить не захочет. А она приехала узнать, как он себя чувствует! Привезла ему подарки, развлекала его целый час, а перед уходом даже поцеловала в лоб.

«Я, должно быть, все не так понял», подумал он, потирая лоб. После намеков Сандры в теннисном магазине у него сложилось впечатление, что Джина просто использует его, чтобы вступить в «Пи Бета Альфа». Но если это правда, то зачем она приехала навестить его сегодня утром? Вопрос ее приема в клуб был поставлен под угрозу из-за того, что он сделал прошлым вечером, и после этого она все-таки захотела узнать о его самочувствии. Кроме того, Тома удивило ее отношение к «Пи Бета Альфа». Да, ей это было интересно, но не до умопомешательства. «Единственное объяснение, которое можно всему этому найти, — самое простое: она, должно быть, на самом деле беспокоится обо мне, — озадачено подумал Том, — должно быть, я ей нравлюсь. И она вовсе меня не использовала. Я один во всем виноват, а она мне верит и заботится обо мне как ни в чем не бывало!»

В этот день Том убедился, что Джина Уэст — самое лучшее в его жизни. Он не мог дождаться, когда же наконец наступит следующий день и он сможет увидеть ее в школе. Ему не терпелось загладить свою вину. Он так сильно хотел поговорить с ней, что в конце концов набрал номер ее телефона.

— Джина! Это Том! — нетерпеливо сказал он.

Долю секунды она молчала.

— Том! — Ее голос звучал радостно. — Как ты себя чувствуешь? Помогла тебе моя аптечка?

— Нет слов, — ответил Том, — знаешь, завтра мне, кажется. Потребуется твое особое внимание. Ты не пообедаешь со мной?

Джина засмеялась.

— С удовольствием, Том, — обрадовалась она.

— Прекрасно, я приготовлю тебе сюрприз.

— Хорошо, — согласилась Джина. Все еще улыбаясь, она повесила трубку. «Это ты так думаешь, Том Маккей, — подумала она. — Теперь я буду делать сюрпризы, а не ты». Если ее план сработает, то он еще пожалеет о том, что их пути пересеклись.

— Стив! — воскликнула Джессика, выбежав во двор, где ее брат грелся на солнце с воскресной газетой в руках. — Смотри, что я для тебя достала! Брошюры о Дальнем Востоке.

Стивен сел в шезлонге и, прищурившись от яркого солнца, посмотрел на сестру.

— О, спасибо, — не очень радостно поблагодарил он.

— Я до сих пор не могу поверить, что через какие-нибудь несколько недель ты уже будешь там. — Джессика протянула брошюры, с большим интересом разглядывая их. — Ты ведь всем сможешь привезти такие замечательные подарки. Купи мне нефритовое ожерелье в Китае, ладно?

Стивен нахмурился.

— Конечно, — равнодушно ответил он, — обязательно куплю.

Джессика посмотрела на него:

— А что ты собираешься купить Каре? Могу поспорить, ей тоже нравятся украшения из нефрита. Они очень подойдут к ее цвету лица.

— Кара, — хмуро ответил Стивен, — не получит никаких подарков. Мы с ней разошлись. Ты что, не слышала?

— Нет, — удивилась Джессика. — Почему?

Стивен пожал плечами:

— Очевидно, Каре не очень-то хочется ждать восемь-девять месяцев, пока она снова меня увидит. Она, вероятно, очень счастлива распрощаться со мной в конце недели и на этом успокоиться.

— Ну и ну! Так ты ее и вправду винишь в этом? Ведь тебе представилась такая возможность, какая бывает раз в жизни, и будет несправедливо, если Каре придется сидеть дома и скучать.

Я не хотел, чтобы она сидела и скучала! — вскричал Стивен. — Но я и не хотел, чтобы она так буквально восприняла наш разрыв. Она ведет себя так, будто ей все безразлично и не имеет значения все, что между нами было.

— Знаешь, — задумалась Джессика, — может, ей кажется, что именно ты себя так ведешь. Обсуждал ты с ней свое решение бросить колледж или хотя бы поговорил, когда вернулся домой?

— Я звонил ей из колледжа и сообщил… — ответил Стивен и вдруг покраснел, поняв: «сообщил» — совсем не то, что «поговорил».

Джессика пожала плечами:

— Лично мне кажется, что Кара делает лучше для вас обоих. Тебе будет гораздо легче уехать и не беспокоиться о ней, Стив. Честно. Ты встретишь за границей столько потрясающих женщин. Круизы бывают такие романтичные.

— Да, — мрачно согласился Стивен, — точно. Я найду кучу всякого романтического «сверх», вместо того чтобы делать то, что для меня лучше.

Джессика едва сдержала ликование. Заработало! Стивен начал колебаться.

— О, Стив, — начала Джессика, стараясь придать своему голосу как можно более разочарованные интонации, — ты ведь не передумаешь, правда? Я рассчитывала, что ты привезешь мне столько разных подарков со всех концов света.

Стивен ничего не ответил. Его взгляд в раздумье остановился на прозрачной воде бассейна. «Если б я только знал, что мне делать», — думал он.

По правде говоря, он приехал домой в сомнениях по поводу своего решения. Но сначала все так отрицательно восприняли его идею, что он бросился на ее защиту, требуя, чтобы его мнение было принято.

Приходилось признать, что он не очень-то еще и взрослый. Когда же он решил все еще раз хорошенько обдумать, все начали вести себя так, будто он уже подписал контракт. Их, казалось, это больше не волновало. Интересно, как они будут реагировать теперь, когда он сообщит им, что передумал и не хочет бросать колледж и отправляться в плавание на «Прекрасном цветке»? Этого он не знал. Так или иначе, но он должен был принять решение. И это придется сделать скоро.

8

Перед началом уроков, когда Джина пыталась отыскать учебник на дне своего шкафчика, ее окликнул робкий голос:

— Джина, можно с тобой поговорить?

Джина поднялась. Колкость, которую она хотела было сказать, застыла у нее на губах, когда она увидела лицо Сандры.

— Ну, о чем ты хочешь поговорить? — коротко спросила Джина.

Сандра сглотнула слюну. Она не ожидала, что ей все легко сойдет с рук. Но так тяжело было осознавать, что подруга злится на нее. Эти выходные были для нее сплошной мукой. Раз десять она поднимала телефонную трубку, собираясь позвонить Джине и извиниться. Но она просто не представляла, что сказать. Теперь, лицом к лицу с Джиной, она по-прежнему не могла найти слов.

— Пойдем в комнату для отдыха, — предложила она, — там, наверное, тихо.

К удивлению Сандры, Джина последовала за ней в ярко разрисованную школьную комнату для отдыха и уселась на банкетку.

— Ну? — нетерпеливо спросила Джина, ожидающе глядя на Сандру, которая продолжала стоять.

Сандра опять проглотила слюну.

— Мне так тяжело об этом говорить, — начала она.

Джина по-прежнему сидела с застывшим выражением на лице, и Сандра решила испробовать другой способ. Ее глаза наполнились слезами, и она стала умоляющим голосом просить:

— Джина, ты должна меня простить. Мне было так плохо после того, что случилось в субботу вечером. У меня все выходные была истерика. Я места себе не могу найти, зная, что ты на меня злишься.

Зеленые глаза Джины оставались безучастными.

— Сэнди, — наконец произнесла она, — у меня это просто в голове не укладывается. Я всегда считала, что могу на тебя положиться, что бы ни случилось. А в субботу… — Она помрачнела, вспомнив субботнюю вечеринку. — В чем дело, Сэнди? Ты что, намеренно хотела меня завалить на глазах у всех? Или что?

Сандра прикусила губу.

— Да у меня и в мыслях этого не было, — солгала она и отрицательно покачала головой. — Джина, я просто боялась, что они опять меня обвинят в том, что я тебе помогаю. Честное слово! На меня все время давят с тех пор, как я предложила твою кандидатуру, и я не хотела, чтобы кто-нибудь подумал, что я пытаюсь сделать для тебя исключение, поскольку ты моя лучшая подруга.

Джина поразмыслила над ее словами.

— Понятно, что ты могла бы и не предлагать сделать для меня исключение, — наконец сказала она. — Но ведь ты и не предлагала, Сэнди. Предложили Лила и Кара. Все, что от тебя требовалось, это промолчать, и все было бы в порядке.

Сандра на мгновение задумалась.

— Может быть, все было бы и хорошо в субботу вечером. Но когда все поняли бы, что произошло, мне бы это доставило немало огорчений. Я не шучу. Ты просто не знаешь, что происходит за кулисами. Когда ты станешь полноправным членом клуба, ты поймешь.

Джина вздохнула:

— Сандра, я могу тебе поверить с большим трудом. Я тоже была очень огорчена после этой субботы. Я никогда раньше не была так озадачена. Просто не могу предположить, почему ты стала вставлять мне палки в колеса.

— Я и не думала, — горячо воскликнула Сандра. — Джина, я хочу, чтобы тебе всегда удавалось все, что ты захочешь сделать. Это и значит быть настоящими подругами.

Взгляд Джины оттаял.

— О, Сандра, — тепло сказала она, встала и обняла подругу, — прости, что я в тебе сомневалась. Я была так не права, когда даже на минуту заподозрила тебя. Я просто не понимала, что на тебя так давят остальные члены «Пи Бета Альфа». Зря я только попросила тебя предложить мою кандидатуру.

Сандра проглотила комок в горле. Она не могла поверить, что Джина ее так быстро простит и даже возьмет на себя всю ответственность, виня себя в произошедшей ссоре, хотя это была вина одной Сандры.

«Это все потому, что Джина хорошая подруга, — грустно думала Сандра. — Она верит мне всем сердцем, даже тогда, когда больше никто бы не смог поверить. Она так обо мне заботится, с такой теплотой, такой искренностью, и вступится за меня, что бы ни произошло!»

Внезапно Сандра осознала всю гнусность своего поступка. Из-за беспричинного страха она поставила под угрозу их дружбу. Это вовсе не «Пи Бета Альфа» угрожал Джине и Сандре, а сама Сандра.

У нее как камень с души свалился, когда Джина ее простила, и Сандра поклялась больше не мешать тому, чтобы подруга вступила в их клуб. Сандра только надеялась, что Джина никогда не узнает того, что она совершила.

— Ну, — стараясь придать голосу побольше энтузиазма, воскликнула Джина, — вот это сюрприз!

— Тебе нравится? — спросил Том, внимательно глядя на нее. Он расстелил скатерть в красную клетку и устроил на ней пикник под одним из старых тенистых деревьев прямо напротив школы.

«У парня не все дома, — раздраженно подумала Джина и села, — кому в здравом уме придет в голову мысль устроить пикник прямо напротив школы. Все подумают, что мы спятили. Неудивительно, что у Тома Маккея было так мало девушек. С таким странным представлением о веселье….»

— Я люблю пикники, — сказал Том, передавая Джине кусок жареной курицы. — Раньше родители каждое воскресенье возили нас с братьями на пикники на озеро Секка.

— Понятно, — ответила Джина, она чувствовала себя неуютно, обедая на школьном газоне. Она предпочитала что-нибудь более приятное, например, маленький романтический ресторан. Обедать на улице на глазах у всей школы было не очень-то удобно.

— Хотя, бывало, к нам в еду и муравьи заползали, — широко улыбнулся Том.

Джина неожиданно для себя расхохоталась.

— Знаешь, я должна тебе сказать, — она взяла кусочек курицы, — в прошлый раз, когда я была на пикнике, со мной случилось несчастье. — И Джина стала рассказывать ему о том, как они со старшим братом Ричардом отправились в поход: — Мы были уже на расстоянии трех часов ходьбы, когда остановились на привал. Мы ужасно проголодались. Вдруг Ричард стал шарить вокруг в поисках рюкзака, в котором были продукты. Нет! — она засмеялась. — Он забыл его в машине. Мы чуть не умерли от голода, пока добрались до него.

Тому эта история показалась очень забавной. И уже очень скоро они оживленно болтали о своих братьях, пытаясь выяснить, кто их них получил более сильную «травму». Джина расслабилась, совершенно забыв о своей мести. С Томом было так легко разговаривать! Она вдруг вспомнила, как весело поболтала с ним на прошлой неделе по телефону.

— Эй! — Том наклонился к ней и посмотрел прямо в глаза. — А что ты делаешь сегодня после школы?

Джина задумалась: у нее были занятия в команде болельщиц, но могла запросто их прогулять. Джессика была одним из капитанов команды болельщиц, и она наверняка согласится с тем, что операция «Месть» гораздо важнее, чем обычная часовая тренировка. Кроме того, ей хотелось выполнить свое последнее задание. Ей не нужны были новые неприятности с «Пи Бета Альфа».

Лесли Деккер посреди школьного коридора прочитать вслух стихотворение, Дженис Янг и Бекки Уайт — своровать полотенце из раздевалки ребят, а Эми Саттон целый день ходила задом наперед. Джина надеялась, что Лила с Джессикой не поручат ей ничего подобного.

— Ничего, — со скукой в голосе ответила она, — а что?

Том прищелкнул пальцами.

— А то, что, если ты не против, я хотел бы пригласить тебя в одно место, которое наверняка тебе понравится.

В смешанных чувствах Том вел машину по шоссе № 1. Они с Джиной ехали… в направлении… Клинтон Фолз.

Джина ему очень нравилась. Он испытывал к ней такое чувство, которого никогда раньше не испытывал ни к одной девушке. Когда Джина была рядом с ним, его сердце начинало биться быстрее. Джина такая красивая, думал Том. У нее превосходная белая кожа, а глаза сверкают, как два прекрасных изумруда. Но его поразила, не столько ее наружность, сколько живость, чувство юмора, доброта, искренность и забота о том, к кому она однажды привязалась.

Тома беспокоила только неотступная мысль, что они люди разных интересов. Он не мог избавиться от чувства, что она для него слишком утонченная. Джина из тех девушек, которые предпочитают пойти в ресторан, чем поехать на пикник, провести вечер в театре, чем прогуляться на пляж. Том должен признать, что проверяет ее. Он бы многим рисковал, если бы не убедился в ее чувствах. Ведь то, что чувствовал он сам, было очень серьезно. Он был влюблен в нее и хотел убедиться в том, что они подходят друг другу, чтобы никто из них неожиданно не разочаровался.

— Это Клинтон Фолз? — удивилась Джина, прочитав надпись на указателе, когда они сворачивали с шоссе. — А что там интересного? Насколько я знаю, там парк с аттракционами.

— Точно, — улыбнулся Том, глядя на нее, — самый большой парк отдыха в этой части штата.

— Понятно, — упавшим голосом сказала Джина. У нее перехватило дыхание. Она не могла поверить своим ушам. С самого детства она ужасно боялась высоты, ей становилось плохо от любых аттракционов, и поэтому она на них никогда не каталась.

— Ты ведь любишь аттракционы? — с беспокойством спросил Том.

— Конечно, люблю. А ты, Том? Твой желудок выдержит перевороты вверх ногами после субботнего отравления?

— Да, у меня уже все в порядке, — уверил он.

Джина закусила губу. Она представить себе не могла менее привлекательной перспективы, чем несколько часов проболтаться вверх ногами с Томом Маккеем. Это в тысячу раз хуже, чем какой-нибудь пикник, подумала Джина. Какая она дура, что согласилась на поездку с очередным сюрпризом.

— На самом деле, — начал Том, когда они припарковали машину у главных ворот и заплатили за входной билет, — я хотел, чтобы мы прокатились только на Чертовом колесе. Я не фанат всех этих безумных аттракционов. Ты на нем когда-нибудь каталась?

— Нет, — несчастным голосом ответила Джина.

— Том взял ее за руку, и они стали пробираться сквозь толпу к Чертовому колесу. Джина признаться, была ему благодарна. Его рука была теплой и сильной. А когда он сжимал ее сильнее, по всему телу Джины пробегала легкая дрожь.

Том купил два билета, и они встали в очередь перед аттракционом.

— Я всегда немного боялась высоты, — призналась Джина. Во рту у нее пересохло.

Том сжал ее руку и посмотрел в глаза.

— Сделай это для меня, — серьезным голосом попросил он, — обещаю, ты не пожалеешь.

Джина проглотила слюну. Она совсем позабыла, зачем сюда приехала и для чего ей нужен Том Маккей. Она была испугана и чувствовала, что защитить ее может только Том. Колесо обозрения остановилось. Джина ухватилась за руку Тома, и они пошли ко входу. Несколько минут спустя они уже сели на свои места и пристегнулись.

— Том, мне страшно, — прошептала Джина.

Том обнял ее и прижал к себе.

— Хочешь, мы уйдем, — предложил он, я позову служителя, и мы прямо сейчас выйдем.

Джина покачала головой, окончательно решившись.

— Нет, — твердо ответила она и зажмурилась, как только колесо пришло в движение и их кабина начала медленно подниматься. — Лучше я посмотрю, что это такое, — стуча зубами от страха, пробормотала Джина.

— На это стоит посмотреть, — сказал Том. — Ты закрой глаза и не открывай их до тех пор, пока я не скажу, ладно?

Джина кивнула и еще крепче зажмурилась. Они поднимались все выше и выше, и Джина почувствовала, что у нее подвело живот. Том крепко обнял ее, и, к большому удивлению Джины, у нее не осталось ни капельки страха.

— Пора, — хриплым голосом сказал Том, — открывай глаза, Джина.

Джина сглотнула слюну. Она открыла глаза и от удивления разинула рот, глядя по сторонам с восхищением и благоговейным трепетом.

— Том, — прошептала она, — я такой красоты в жизни не видела!

На самом краю долины виднелись голые зубцы гор, замечательно смотревшиеся на фоне окружающей их нежной зелени лесов и полей.

— Это место всегда было чем-то особенным для меня, — хриплым голосом сказал Том. — Мне было интересно, станет ли оно тем же и для тебя.

Джина немного повернулась к Тому. Она почувствовала совсем близко дыхание Тома и вдруг поняла, что это больше не игра. Что бы ни привело ее сюда, рядом с ней человек со своими чувствами, которые так важны. Не кавалер, назначенный ей в «Пи Бета Альфа», а живой человек.

И теперь для нее было важно только то, что они вместе. Что бы ни свело их, она испытывала к нему то, чего раньше никогда не чувствовала.

— Джина, — позвал ее Том. И в следующее мгновение она ощутила, что Чертово колесо опускается, а Том нежными губами целует ее. Он обнял ее и прижал к себе. Ей больше не хотелось спускаться на землю.

9

— Слышите, — обратилась Элизабет к небольшой группе, столпившейся возле обеденного столика, — не забудьте, что в эту субботу у нас вечеринка-сюрприз для Стивена. И помните, — добавила она со смехом, — это вечеринка в честь его счастливого путешествия. Вы должны вести себя так, будто несказанно рады, что он отправляется в плавание на «Прекрасном цветке».

Кара встревожено покачала головой:

Надеюсь, все и вправду удастся. Стивен теперь себя так странно ведет, когда встречается со мной.

— Это потому, что он вынужден признать, что передумал, — успокоила ее Джессика. — Не переживай, Кара, никуда от тебя твой Стивен не денется.

— Кстати, о мальчиках, — вступила в разговор Лила, насмешливо глядя на Джину. — Что-то ты в последнее время слишком часто встречаешься с Томом Маккеем, Джина. Ты не переусердствуешь со своим планом мести, а?

Джина покраснела.

— Ну….. конечно, нет, — ответила она и глотнула кока-колы. — Я должна быть уверена, что он в меня влюбится. Это же самое главное.

— Ну так расскажи нам, как идут дела, — попросила Джессика. — Ты уже пригласила его на танцы в пятницу?

Джина кивнула. Но теперь она уже не ощущала от этого большой радости. Только не могла рассказать обо всем другим членам клуба.

— Да, — медленно ответила она, — он с таким нетерпением этого ждет. Как я говорила, мы с Даной должны открывать танцы. И все, что мне остается сделать, — это выйти на середину зала, взять микрофон и пригласить вместо Тома кого-нибудь другого.

Лила захихикала.

— Прекрасно, — сказала она, — просто прекрасно.

— А что происходит? — с любопытством спросила Элизабет.

Она была в прошлую субботу на вечеринке, но не знала о том, что Том обманул Джину. Когда же Лила с Джессикой рассказали ей эту историю, Элизабет совсем не понравилась идея мести. Она нахмурилась, глядя на Джину. Ей казалось несправедливым так подшутить над Томом на глазах у всей школы. Но Элизабет не собиралась ничего говорить при остальных девушках. К тому же она не слишком близко знала Джину, чтобы навязывать ей свое мнение.

— То-то будет потеха, — хихикнула Джессика, совсем забыв, что раньше ей самой нравился Том. — Прекрасная идея, Джина, ты отплатишь ему по заслугам.

— Да, — пробормотала Джина и отодвинула пакет с кефиром. У нее вдруг совсем пропал аппетит. Если все происходит так, как она задумала, почему же у нее на душе кошки скребут?

— Джина, что случилось? — спросила Сандра. В течении всего обеда она наблюдала за лицом подруги и поняла: что-то произошло, но не решалась заговорить об этом, пока они не остались наедине. Теперь же, когда они вдвоем шли к своим шкафчикам, она решила поинтересоваться.

— Да так, ничего, — слабо улыбнулась Джина. — Правда, Сэнди.

— Ну что ты. Я помогу тебе, если смогу, — предложила Сандра. И, как ни странно, она на самом деле хотела помочь. Если бы можно было повернуть время вспять! Какой же дурой она была, когда боялась, что Джина может лишить ее своей дружбы. С каждым днем она все больше поражалась преданности Джины и раскаивалась в совершенном. Но теперь Джина отплатит Тому, без всяких проблем вступит в «Пи Бета Альфа», и все будет хорошо.

— Если ты и вправду хочешь узнать, то это Том.

— Том? — озадаченно переспросила Сандра.

— Да, — печально подтвердила Джина, — Том. Я понимаю, ты подумаешь, что я легкомысленная, но он мне нравится, и при том не просто как друг.

У Сандры пересохло во рту.

— Ты… Ты уверена, Джина?

Джина кивнула. В ее глазах стояли слезы.

— Ни в чем я еще не была так уверена, — прошептала она.

Девушки подошли к шкафчику Джины, и она прислонилась к нему, тяжело вздохнув.

— И вот я перед выбором. Или я в пятницу вечером выставлю беднягу Тома дураком перед всей школой и навсегда его потеряю, или я навсегда распрощаюсь с «Пи Бета Альфа».

«Это я во всем виновата», — подумала Сандра. Она чувствовала себя ужасно. В глазах подруги она видела боль, и Сандре так хотелось обнять ее и рассказать всю правду. Но все, что она смогла из себя выдавить, было:

— О Джина, мне так тебя жаль!

Джина покачала головой.

— Знаешь, мне нужно все это как следует обдумать, — тихо сказала она и, набрав шифр, открыла свой шкафчик. — Я всегда считала, что так здорово быть членом «Пи Бета Альфа»! Но, по правде сказать, я хотела этого, только чтобы побольше времени проводить вместе с тобой. Меня так пугало, что мы отдаляемся друг от друга. Я считала, если пройду испытательный срок, мы будем чаще бывать вместе и все опять станет по-прежнему.

В глазах Сандры заблестели слезы. «Рассказать ей все!» — думала она. Но не могла произнести ни слова.

— Во всяком случае, — .Джина откинула волосы, — я теперь поняла, что это общество не так важно для меня, как я считала раньше. Какая же я была дура, что предложила сыграть такую шутку с Томом. Но я сама сделала это, и теперь у меня так отвратительно на душе. Это была моя идея — отомстить ему. Мне так стыдно! Я понимаю, что в жизни не сделаю этого, — она грустно рассмеялась, — даже ради «Пи Бета Альфа».

У Сандру разрывалось сердце. Она никогда в жизни не видела такой преданности и доброты. Ей становилось горько, когда она сравнивала себя с Джиной. «Все это случилось из-за моей зависти и предательства. Пришло время за все расплачиваться. Ведь пока я снова не начну себя уважать, я не стану надежной подругой. Это моя проблема, а не ее».

Но Сандра еще не была готова признаться во всем, что сделала. Не то чтобы она боялась осуждения других девушек. Это она пережила бы. Она просто не могла рассказать Джине. Джина решила вступить в «Пи Бета Альфа», чтобы больше времени проводить с Сандрой, а она всячески ей мешала!

Сандра не знала, что придумать. Только бы до пятницы представился какой-нибудь случай все исправить!

— Эй! Что случилось? — спросил Том и пощекотал Джину травинкой под подбородком.

— Да так, ничего.

Они лежали на траве во дворе дома Макеев и глядели в небо. Джина не могла поверить в свое счастье. Каких-нибудь пару недель назад она сказала бы, что скучнее этого ничего на свете нет. И вот она бесконечно довольна. Том, казалось, разделал ее чувства. И она не собиралась огорчать его, рассказывая о своем решении по поводу «Пи Бета Альфа». Это были такие мелочи!

— Мне трудно поверить, что у нас все настолько хорошо сложилось, — сказал Том. — Особенно после такого неудачного начала.

Джина взглянула на него. Может, рискнуть, признаться ему в том, что случилось на вечеринке у Кары? Но Том опередил ее.

— Знаешь, у меня не было никакого отравления, — сказал он, повернулся на бок и серьезно посмотрел на нее. — Не сердись, но я нарочно тебя обманул.

— Я знаю, — улыбнулась Джина. Она жестом остановила его: — Подожди секунду, сначала я. Я должна признаться, что у меня было задание пригласить тебя на вечеринку к Каре. Это было частью моего испытания. Я чувствовала себя так ужасно, — добавила она, — просто ужасно. Но это свело нас вместе, так что все не так уж плохо.

Том крепко обнял ее. Но озадаченное выражение не сходило с его лица.

— Но как ты узнала, что я не отравился?

— Сначала скажи мне, почему ты меня обманул?

— Тебя наверняка расстроит, — со вздохом сказал он, — но мне намекнула об этом твоя подружка Сандра.

Джина ошеломленно уставилась на него:

— Что???

— Я понимаю, ты огорчена. Мне неприятно тебе об этом говорить. Ты ведь ей так доверяешь. Может, это простая случайность. Но….. — Он нахмурился. — Она пришла в магазин, где я работаю, в субботу утром, и мне показалось, специально для того, чтобы рассказать о вечеринке. Странный какой-то разговор получился. Но из ее намеков я понял, что ты просто используешь меня для вступления в клуб.

Джина смотрела на Тома. Краска сошла с ее лица.

— Не могу поверить, — прошептала она, — Сэнди….

— Может, я ошибся, — предположил Том, — придал ее словам слишком большое значение….

— Нет, — печально возразила Джина, — ты понял все правильно. Знаешь, как я узнала, что ты не болеешь? Сэнди, вопреки мнению всех остальных, предложила, чтобы мы проверили твои слова. И мне пришлось позвонить в госпиталь.

— О, Джина, мне так жаль, — сказал Том и обнял расплакавшуюся Джину.

— У нее должна быть какая-то причина для этого, — предположила Джина, взяв себя в руки. — Я не знаю, какая, но мне не верится, что она просто хотела навредить мне.

— Она не стоит тебя, — сказал Том, вытирая ее слезы.

Джина покачала головой.

— Сэнди — моя лучшая подруга, — едва слышно прошептала она, — я должна дать ей шанс оправдаться.

Ей в голову пришли две идеи. Она не станет рассказывать Тому о своем желании отомстить ему. Этим она только обидит его. Теперь, когда она не собирается этого делать, говорить об этом просто бессмысленно. С другой стороны, она не станет ссориться с Сандрой. Она любит ее, и что толку обвинить ее в глаза или рассказать другим членам клуба.

Джина не понимала, почему Сандра мешала ей вступить в «Пи Бета Альфа», но считала, что со временем она сама ей все расскажет. А между тем последние несколько минут перевернули всю ее жизнь.

— Ты так расстроилась, — нежно сказал Том и провел пальцем по ее подбородку.

— Я, кажется, потеряла лучшую подругу, — тихо ответила Джина. В глазах у нее стояли слезы.

Том обнял ее, и тут она не выдержала и совсем расплакалась.

10

Элизабет быстро шла по главному коридору школы Ласковой Долины. Ее мысли были заняты последними приготовлениями к вечеринке, посвященной отъезду Стивена. Столько было нужно сделать за эту неделю, просто не верилось, что все это можно успеть. А ко всему прочему, ей еще нужно перечитать материал для раздела «Глаза и уши», который сегодня днем она должна сдать главному редактору «Оракула» Пенни Айала.

Дверь в комнату отдыха была открыта, и Элизабет заглянула внутрь. Лучшего места для работы не найти! Был вторник, и во время обеденного перерыва комната отдыха пустовала. Элизабет бросила сумку с учебниками на диван и принялась за работу. Она едва заметила, как несколько минут спустя открылась дверь и в комнату проскользнула Сандра Бэкон.

— О, Лиз! — разочаровано воскликнула Сандра. — А я думала, здесь никого нет.

Элизабет подняла взгляд от работы и улыбнулась.

— Заходи, — сказала она, — обещаю не мешать тебе, Сэнди. Мне нужно срочно прочитать этот материал для Пенни.

Сандра неловко присела.

— Ты имеешь в виду колонку «Глаза и уши»?

Элизабет кивнула.

— А что, у тебя есть для меня какие-нибудь новости за эту неделю?

Сандра покраснела и покачала головой. Она надеялась, что Элизабет не напишет ничего про Тома и Джину. Она расстраивалась все сильнее и сильнее. Если б она смогла набраться храбрости и рассказать Джине обо всем случившемся!

— Нет, — медленно ответила Сандра, — у меня нет для тебя никаких новостей, Лиз.

Элизабет задумчиво на нее посмотрела.

— Знаешь, Сэнди, я подумала о том, что Джина рассказывала вчера за обедом, и, должна признаться, порядком удивлена. Я не очень-то хорошо знаю Джину, но никогда бы не подумала, что она из тех девушек, которые могут так поступить с парнем. Хотя я даже не знаю его роли во всей этой истории.

— Ты ничего не понимаешь, — вдруг возразила Сандра таким резким тоном, какого сама не ожидала.

Элизабет выглядела удивленной.

— Я хочу сказать, что это не вина Джины, — продолжала Сандра. — Джина никогда никого не обидит просто так! Она самая добрая, самая внимательная…. — У Сандры от волнения перехватило дыхание.

— Я всегда думала так же, — сказала Элизабет. — Но почему тогда она собирается завтра вечером одурачить Тома на глазах у всей школы? Мне кажется, это не очень хорошо, и она, конечно, об этом пожалеет.

Слезы навернулись на глаза Сандры.

— Говорю тебе, Лиз, это не ее вина. — Сандра отвела взгляд. — Поверь мне, Джина не виновата… — хрипло сказала она, вскочила и, хлопнув дверью, выбежала из комнаты.

— Элизабет удивленно смотрела ей вслед. «Неужели я на этот раз ошиблась?» — укорила она себя, потом встряхнула головой и продолжила чтение своего материала.

Она не знала, что произошло с Сандрой в последние дни, но из их разговора было понятно, что не следовало при ней ругать Джину.

Элизабет и раньше видела преданных друзей, но Сандра явно всех переплюнула.

— Ты не слишком рано пришла на урок, Сэнди? — с улыбкой спросил мистер Коллинз. — Не то что бы я не считал английский язык важным предметом, но мне всегда казалось, что школьники любят проводить обеденный перерыв в своей компании.

Сандра попыталась улыбнуться, но улыбка не получилась. Мистер Коллинз был одним из самых любимых ее учителей, и это естественно. Молодой и красивый, он напоминал ей Роберта Рэдфорда. Он был требовательным педагогом, но его уроки всегда проходили живо. А после уроков с ним можно было поделиться своими проблемами и даже поплакать, уткнувшись ему в плечо.

В этот день Сандра не могла ничего делать. У нее из головы не выходила мысль о том, что она сделала Джине. Весь мир для нее потускнел. Сандра не могла даже сидеть в кафетерии рядом с Джиной. Так тяжело ей было видеть подругу. Джина такая великодушная, и от этого Сандре становилось совсем горько.

— Эй! — Мистер Коллинз присел на край своего стола и скрестил руки на груди. — Мне кажется, у тебя какие-то проблемы?

Глаза Сандры наполнились слезами.

— Мистер Коллинз, — вдруг решилась она, — представьте, что вы сделали что-нибудь гадкое, то есть на самом деле гадкое, тому человеку, которого очень любите. Вы, конечно, никогда так не поступите, но только представьте, что так получилось. И что вы стали бы делать?

— Гм-м-м, — задумчиво пробормотал мистер Коллинз, — во-первых, Сэнди, не стоит делать поспешных выводов, будто мне это не знакомо. Бывало, и я делал гадости людям, которых любил, а так как я живой человек, то наверняка и в будущем от этого не застрахован.

Сандра удивленно на него посмотрела. Она не могла себе представить, чтобы ее добрейший учитель мог с кем-нибудь подло поступить, бросить того, кого любил. Но он не стал бы ее обманывать.

— Думаю, то, как бы я пыталась загладить свою вину, зависело бы от ситуации, — медленно продолжал мистер Коллинз, — то есть от того, что я сказал или сделал. И все было бы поправимо в зависимости от того, насколько я близок этому человеку, вот так. Но, в общем, я бы сказал, что, будь у меня шанс исправить ситуацию, я бы его использовал. В первую очередь я бы извинился перед тем, кого обидел.

Сандра сглотнула слюну.

— Но если бы этот человек не знал, что вы ему сделали?

Мистер Коллинз нахмурился.

— Боюсь, это труднее. Может, ты мне расскажешь какие-нибудь подробности?

Сандра покачала головой. В глазах у нее стояли слезы.

— Гм-м-м, — снова пробормотал мистер Коллинз. — Ну а этот человек может каким-нибудь образом узнать о твоем поступке?

Сандра кивнула.

— Тогда остается или во всем признаться и извиниться, или ждать и надеяться, что все это останется тайной. Вот такая дилемма.

— Так и есть, — согласилась Сандра.

— Но это не так просто, Сэнди. Мне кажется, ты сама знаешь, что является более нравственным, но, уж конечно, не самым легким из вариантов. И даже если ты наберешься достаточно мужества, чтобы во всем признаться, человек, которого ты обидела, все равно может тебя не простить. Могу только сказать, что такие тайны не долго остаются тайнами. А потом, мне кажется, этот человек с большей радостью простит тебя, когда ты сама придешь к нему, чем когда все это откроется.

— Спасибо, — поблагодарила Сандра и вытерла слезы.

Мистер Коллинз сказал ей то, что она ожидала от него услышать и что сама решила еще раньше.

Только как набраться мужества и рассказать обо всем Джине? Остается только один вопрос: как?

— Мама? Папа? Можно я пару минут с вами поговорю? — смущенно спросил Стивен. Ужин закончился, и близнецы пошли наверх делать уроки. Впервые за все это время Стивен имел возможность остаться с родителями наедине.

— Конечно, Стив. — Миссис Уэйкфилд, сидевшая в гостиной, улыбнулась. — Входи и присаживайся.

Стивен неловко присел на краешек стула и опустил глаза на ковер.

— Я много думал о мистере Роузе и «Прекрасном цветке», — начал он, — и мне кажется…. Что вы больше не против?

— Но ведь ты убедил нас, что это как раз то, что тебе нужно, — ответила миссис Уэйкфилд, откладывая журнал, который она читала до этого.

— Ты ведь знаешь, насколько серьезно мы относимся к твоим планам, Стив, — добавил мистер Уэйкфилд. — Ты уже достаточно взрослый, и нам не следует тебе препятствовать, если ты уже принял решение.

— Вот именно, — смущенно согласился Стивен. — Понимаете, с этим уходом из колледжа столько проблем.

— Да что ты? — удивилась миссис Уэйкфилд. — Каких? Я думала, ты их уже все решил.

— Ну, например, медицинская страховка, — ответил Стивен. — Я вчера звонил Бобу, и он сказал, что на корабле меня не могут застраховать. И мне будет очень дорого стоить страховой полис, пока я в море.

— Стив, медицинская страховка — не самое страшное в жизни. Если тебе нужно, мы с матерью можем одолжить тебе денег, — невозмутимо ответил мистер Уэйкфилд.

— А потом, вопрос с моим будущим, — мрачно продолжал Стивен. — Что если мне не понравится на корабле? Меня ведь могут и не взять в университет, а без диплома колледжа в наше время мне придется тяжко.

Миссис Уэйкфилд подняла брови, но ничего не сказала.

— Ну, что вы думаете? — раздраженно воскликнул Стивен.

Мистер Уэйкфилд прокашлялся.

— Стив, мы считаем, ты должен принять решение сам. Мы согласимся со всем, что ты скажешь. Ты уже достаточно взрослый для того, что бы сделать это самостоятельно.

Стивен встал и зло на них посмотрел.

— Не могу поверить, — пробормотал он, — сын приходит к родителям обсудить первое в жизни важное решение, и что его ожидает? Никто не желает ему помочь! Ничем!

Стивен пулей вылетел из гостиной. Миссис и мистер Уэйкфилд тревожно переглянулись.

— Господи, — воскликнула миссис Уэйкфилд, — надеюсь, мы все делаем правильно!

Стивен ее не слышал. Он уже поднимался наверх. Его глаза горели.

Несколько минут спустя он набрал номер Кары и, прижав трубку к уху, лег поперек кровати.

— Не забудь, что в субботу вечером мы с тобой идем в ресторан. — Кара хихикнула. — Кто знает, когда я тебя снова увижу, так что не опаздывай!

— Кара, — вдруг спросил Стивен, — ты считаешь, мне следует наняться на этот лайнер?

Последовала короткая пауза.

— Ну, — начала Кара, — если это то, что тебе нужно……

— А что нужно тебе? — спросил Стивен. — Ты что, не хочешь, чтобы я остался?

— Конечно, хочу, глупенький, — упрекнула она его. — Но не могу же я от тебя требовать, чтобы всю жизнь ты сидел рядом со мной, правда? Если ты действительно хочешь посмотреть мир, я думаю, эта работа просто превосходна.

Стивен почувствовал, что от безысходности у него потекли слезы из глаз. Больше всего он жалел, что втянул себя в эту головоломку.

Он не хотел больше никуда ехать. Это точно. То, как все вели себя, убедило его в этом. Казалось, им не терпится, чтобы он поскорее уехал! Если он на самом деле уедет, то через пару недель все о нем позабудут. Мама, вероятно, сделает из его комнаты библиотеку или что-то в этом роде. И ему даже негде будет остановиться, когда он вернется домой….. Стивен не мог поверить, насколько он близко подошел к тому, чтобы погубить свою жизнь.

А Кара и его родные просто желают, чтобы он поскорее сделал это! Ну ладно, решил он, их безразличие не скроет от него того факта, что уход из колледжа — не лучшее решение в его жизни!

При первой же возможности он скажет им об этом. Хотя, горько подумал он, им это не особенно интересно. Их наверняка меньше всего беспокоит то, что он делает!

11

— Джина! — позвала миссис Уэст дочь, которая была наверху. — Пришел Том!

Джина глубоко вздохнула и в последний раз пробежала расческой по своим темным волосам. Она выглядела прекрасно в этот вечер. Ее платье было точно такого же цвета, как и волосы, и это еще сильнее подчеркивало белизну кожи. Небольшие бриллиантовые сережки и жемчужное ожерелье делали ее еще более эффектной. Она знала: на танцы большинство оденутся в черное, чтобы смотреться на фоне призрачных декораций, которые, в честь пятницы тринадцатого, установил Танцевальный комитет. Джина не хотела, чтобы ее наряд отличался.

— Скажи ему, я спущусь через минуту! — крикнула она и слегка надушила запястья. Ей хотелось выглядеть спокойно. Это был ее День рождения, но она не ощущала праздничного настроения. Она предчувствовала, что этот день принесет неприятности.

Наконец она была готова и поспешила вниз, навстречу Тому. Когда Джина его увидела, ее сердце сильно забилось. Он был такой красивый! На нем был темный блейзер и брюки цвета хаки. Его волосы намокли под ливнем, но были аккуратно причесаны. Его глаза радостно заблестели, когда он ее увидел.

— Джина! — воскликнул Том, идя ей навстречу. — Это тебе! — Он протянул ей букет красных роз. — С Днем рождения! — хриплым голосом сказал он и поцеловал ее в кончик носа.

— О, Том! — Джина проглотила комок в горле. — Какие прекрасные цветы!

Сердце Джины стучало от волнения, когда она ставила букет в вазу. Как только ей могло прийти в голову подшутить над Томом на глазах у всей школы? Ее мучило понимание того, что теперь все члены «Пи Бета Альфа» будут ждать, чтобы она выбрала кого-нибудь другого вместо Тома на первый танец. Они все будут ждать…. а когда она не сможет этого сделать, все будет кончено. Она отрежет себе путь в «Пи Бета Альфа».

Джина вздохнула. Если бы она только могла разобраться в своих чувствах и понять, что же на самом и понять, что же на самом деле твориться у нее на душе! Ведь она уже все решила по поводу клуба. Или нет? Почему же она так огорчена, что не будет его членом?

Каждый раз, когда Джина думала о Сандре, слезы наворачивались на глаза. Ей так не хватало подруги! На прошлой неделе они несколько раз разговаривали, но разговор выходил тяжелый и напряженный. Теперь, когда Джина узнала о поступке Сандры, она едва могла удерживаться от того, чтобы при встрече не спросить: почему? Джина обещала себе не ссориться с подругой, но оказалось, что не получается делать вид, будто ничего не произошло. Она чувствовала себя с Сандрой неловко, как с чужой.

Что ж, сегодня вечером Сандра получит то, чего добивалась, подумала Джина, отходя немного назад и любуясь цветами. Почему-то Сандра не хочет, что бы она вступила в «Пи Бета Альфа». Теперь все сложилось так, как хотела Сандра. Джина поняла, что уже не сможет выполнить свое задание.

— Почему ты молчишь? — осторожно спросил Том. Он выезжал на машине отца по узкой подъездной дорожке от дома Уэстов.

Джина пожала плечами. Слова застряли у нее в горле.

— Просто задумалась, — тихо ответила она, — вот и все.

— Ты такая красивая, — восхищенно сказал Том, — я до сих пор не могу поверить, что сегодня буду танцевать с тобой весь вечер. Я чувствую себя самым счастливым в мире.

Джина закусила губу. В глазах у нее стояли слезы. Она вспомнила, как на прошлой неделе тоже говорила Сандре, что она стала самой счастливой, когда начался испытательный срок в «Пи Бета Альфа». Ну что ж, счастье закончилось, подумала она. Настолько несчастным может быть только человек, родившийся в пятницу тринадцатого.

Но Джина не хотела, чтобы Том узнал о ее чувствах. Ведь у нее остался он один. Она потеряла Сандру, скоро потеряет «Пи Бета Альфа», но, чтобы не случилось, у нее есть Том.

— Джина, ты готова? — прошептала Лила и взяла ее за руку. — Мы чуть с ума не сошли, думали, что ты не придешь.

— А я тут как тут, — спокойно ответила Джина.

— И ты все устроила, чтобы разделаться с Томом? — поинтересовалась Джессика, подходя к Лиле, стоявшей у стены зала.

Джина от растерянности раскрыла рот.

— Да, конечно. — Она не знала, что и сказать. Проще всего, конечно, представить все так, будто она на самом деле собирается обмануть Тома, а потом заявить, что в последний момент струсила.

Джина немного изумленно огляделась по сторонам. Школьный спортзал совершенно преобразился усилиями Танцевального комитета. Стены были украшены черной гофрированной бумагой с приклеенным к ней жуткого вида изображениями луны. На столе, за которым раздавали пунш, расставлены черные кошки из папье-маше, все происходило под аккомпанемент мрачной музыки. Чтобы попасть в зал, нужно было пройти под лестницей, увешенной различными предметами, которые символизировали зловещие предзнаменования. Собралось довольно много народу. Входящие в зал были по преимуществу одеты в черное. В ожидании прекрасного вечера настроение у всех было приподнятое.

Вдруг Джина замерла. У нее перехватило дыхание, она увидела, что в зал вошла Сандра. Подойти бы к ней и спросить, зачем она это сделала!

Сандра подняла глаза и встретилась взглядом с Джиной. На мгновение Джине показалось, что в глазах подруги стоят слезы. Нет, должно быть, это отражение света, решила Джина. Ведь Сандра отвернулась и пошла в другую сторону, будто ее не заметила.

Кэролайн Пирс, худенькая рыжеволосая девушка, которая была председателем Танцевального комитета, вышла на сцену с микрофоном в руках, проверила его работу и начала вечер. Все захлопали.

— Итак, друзья, добро пожаловать на вечер школы Ласковой Долины, посвященный пятнице тринадцатого! — воскликнула она, и опять раздались аплодисменты. — Наш вечер откроют две девушки, которые выйдут и выберут себе партнеров, — продолжала Кэролайн. — Дана Ларсон и Джина Уэст, поднимитесь, пожалуйста, на сцену!

Том удивленно посмотрел на Джину.

— Что это значит? — спросил он.

— Не волнуйся, — успокоила его Джина.

— Ты знала это заранее?

Джина не рассказала ему, что должна открывать танцы. Она считала это не важным, ведь Том был единственным партнером, которого она хотела выбрать!

— Дана и Джина обе родились в пятницу тринадцатого, — объяснила Кэролайн, — и у них сегодня День рождения! Мы их поздравляем, а они поздравляют нас, выбирая себе партнеров и открывая самые призрачные танцы в истории Ласковой Долины.

Все присутствующие громко зааплодировали, Джина увидела группу «Пи Бета Альфа», стоявшую впереди всех. Они выжидающе на нее смотрели, и когда Джина встретилась глазами с Лилой, та подняла вверх два пальца в знак победы. Джина закусила губу и отвернулась.

— Дана, тебе начинать, — продолжала Кэролайн.

Жуткую музыку сменил быстрый танец. Дана взяла у Кэролайн микрофон и спокойным голосом громко произнесла:

— Джерри Новак.

Зрители заликовали. Дана была солисткой «Друидов», школьной рок-группы. В последнее время она дружила с Джерри.

— Теперь Джина, — передавая ей микрофон, объявила Дана.

У Джины все поплыло перед глазами. Она видела, как в ожидании заулыбались члены «Пи Бета Альфа». Напротив них стол Том. На его лице было выражение неуверенности, смущения и любви. Вдруг Джина нашла взглядом лицо, которое искала. Сандра стояла вместе с остальными девушками из «Пи Бета Альфа». Она во все глаза смотрела на Джину.

Джина взглянула на подругу, и мысли смешались у нее в голове. Она затруднилась бы сказать, что думает в этот момент, но что чувствует, она знала наверняка. Это была любовь. Такая сильная любовь раньше не была ей знакома. Только любовь имеет значение, подумала Джина и проглотила комок в горле.

— Том Маккей! — сказала она в микрофон.

Вздох негодования послышался оттуда, где собрались члены «Пи Бета», но Джина, не обратив на это никакого внимания, вышла на танцевальную площадку. Навстречу ей вышел Том, обнял ее и улыбнулся. Глаза Джины наполнились слезами.

— Просто не могу поверить, — удивилась Лила, — что она делает?

— Она струсила, — с негодованием сказала Джессика. — Том ее просто не заслуживает.

В следующую минуту всех членов «Пи Бета Альфа» охватил гнев. Все ругали Джину за то, что она их обманула, и настаивали на исключении ее из списка кандидаток.

— Ей удалось выкрутиться на прошлой неделе у Кары, теперь опять! — возмутилась Лила. — Успокойтесь. С ней все решено.

Сандра почувствовала, как из ее глаз потекли слезы.

— Но это не Джина виновата! — вдруг воскликнула она. Ее сердце выскакивало из груди. — Это я!

Все обернулись и уставились на нее.

— Сэнди, не пытайся ее выгораживать, — сказала Лила. — Ты, наверное, сильно расстроена, но такие, как она, не подходят для «Пи Бета Альфа». Тем более после сегодняшнего.

Сандра покачала головой.

— Я не это имею в виду, — начав, она уже не могла пойти на попятный. — Я во всем виновата. Я делала все, чтобы Джина не прошла испытательный срок. Я рассказала Тому, что Джина использует его, и он не пошел с ней на вечеринку. Джина решила отплатить ему тем же, но влюбилась в него. Это я ей все подстроила, и наказать нужно меня, а не ее.

— Сэнди, что ты такое говоришь?! — испугано воскликнула Джессика. — Почему ты не хотела, чтобы Джина стала членом «Пи Бета Альфа»?

Сандра расплакалась. Она не замечала, что уже играет другая музыка и Джина закончила танцевать.

— Я не знаю, — всхлипывала она. Сзади к ней подошла Джина, но Сандра этого не видела и продолжала говорить. — Я так ей завидовала. Я считала, что у нее есть все, а у меня ничего, кроме «Пи Бета Альфа». Мне казалось, что если она вступит, то между нами все закончится, и не могла этого вынести. Вы должны ее принять! Пускай она вступит в «Пи Бета Альфа» вместо меня!

Лила и Джессика переглянулись. Остальные стали озадаченно обсуждать слова Сандры.

— Пожалуйста, — умоляющим голосом просила Сандра. По ее лицу катились слезы. — Я заслуживаю, чтобы меня выгнали. На этой неделе Джина преподнесла мне хороший урок. Вот что значит настоящая забота! Ни за что на свете она не могла обидеть Тома. Если б я была хоть чем-то на нее похожа!

— О, Сэнди! — воскликнула Джина.

Никто из присутствующих не мог вымолвить ни слова. Все с удивлением смотрели, как Джина и Сандра бросились в объятия друг другу, смеясь и плача одновременно. Казалось, ничто не может их теперь разлучить.

12

— Не неделька выдалась, а какой-то ужас, — говорила Сандра, вытирая с глаз слезы. Они с Джиной сидели на скамейках в спортивном зале, в стороне от громкой музыки и танцев. — Знаешь, я никогда до этого не понимала, что такое чувствовать себя виноватой. Я так хотела тебе во всем признаться, но не могла. Казалось, раз уж я влезла во все это, так теперь уже не выберусь.

Джина покачала головой:

— Только одного я до сих пор не понимаю, с чего ты решила, что «Пи Бета Альфа» поставит под угрозу нашу дружбу?

— Как ни тяжело признаться, — вздохнула Сандра, — но я завидовала тебе, Джина. Мне казалось, все, что делаешь ты, получается прекрасно, а у меня все выходит так себе.

В зеленых глазах Джины промелькнуло удивление.

— Как ты можешь так говорить? Ведь никто не может сравниться с тобой в остроумии, у тебя прекрасное чувство юмора, а потом, ты такая красивая.

Сандра с минуту размышляла.

— Просто мне не нужно было сравнивать тебя с собой. Понятно, это из-за того, что мы с тобой друг для друга как сестры. А сестры хоть раз в жизни испытывают чувство соперничества.

— Это точно, — согласилась Джина, — но только при чем здесь «Пи Бета Альфа»?

— Мне казалось, что «Пи Бета Альфа» — это единственное, что у меня есть, а у тебя нет, — засмеялась Сандра, — мне, правда, так казалось. Я с ужасом ожидала испытательного срока, а когда он начался, я почувствовала себя в ловушке. Я знала, у меня в душе что-то не то, но ничего не могла с этим поделать.

Джина посмотрела на нее с легким уроком.

— А почему ты сразу мне все не рассказала? Если бы ты просто пришла ко мне и поделилась, то ничего страшного не произошло бы. — Она посмотрела в полутемный зал, в ту сторону, где стояли Джессика и остальные члены «Пи Бета Альфа». — Боюсь, теперь мы с тобой обе остались без клуба.

— Все равно! — с жаром воскликнула Сандра. — Главное, что ты меня простила. Знаю, я должна была прийти к тебе раньше, но я просто не могла. Только теперь я поняла, что невозможно больше носить это в себе.

— Как раз об этом я и хотела тебя спросить: что заставило тебя признаться Лиле и всем остальным? Ведь ты могла бы спокойно промолчать?

Сандра вздохнула:

— Это ты. Ты и Том. Я видела: то, как ты к нему относишься, это настоящее чувство. Я наблюдала за тобой, слушала тебя и поняла, как нужно любить. И тогда мне стало стыдно. Как будто мне преподали урок.

— О, Сэнди! — воскликнула Джина и обняла подругу.

— Эй, — негромко сказала Сандра, — кажется, все «Пи Бета Альфа» собираются нас побить. — Она не могла удержаться от смеха, глядя, как толпа девушек направилась через весь зал к скамейкам, на которых они сидели. Просто не верилось, что раньше она так переживала из-за «Пи Бета Альфа». Важно было только то, что они с Джиной помирились. Все остальное казалось таким незначительным.

— Джина, — начала Лила, выходя вперед, — мы хотим извиниться перед тобой за все, что случилось на этой неделе. Испытательный срок — суровое испытание, но не жестокое. Мы считаем, что было бы несправедливо, если бы ты его не прошла из-за Сандры, и хотели бы принять тябя в свои ряды прямо здесь и сейчас.

Джина улыбнулась:

— Спасибо тебе, Лила, и всем вам. Это так мило с вашей стороны. Но одна из причин, по которой я хотела вступить в «Пи Бета Альфа», это возможность побольше времени проводить с Сандрой. И боюсь, если ее исключат, то без нее мне будет не так интересно.

Джессика, Кара и Лила переглянулись.

— Это мы тоже обсудили. Мы считаем, что Сандра и так достаточно наказана, и поэтому не станем исключать ее из нашего клуба.

— Ну что же, — Джина улыбнулась, глядя на Сандру, — тогда в «Пи Бета Альфа» появился новый член! И старый тоже!

— Тебе очень повезло, Сэнди Бэкон, — прошептала Лила, когда остальные отошли к танцевальной площадке, — на ее месте другая бы тебя в жизни не простила!

Сандра сперва не нашлась, что ответить.

— Ты права, — наконец сказала она. В глазах у нее стояли слезы. — Мне так повезло!

Она смотрела, как Джина через всю танцевальную площадку идет к Тому, и ее сердце наполнилось любовью и гордостью. Джина Уэст была самой лучшей подругой на целом свете, и Сандра поклялась: что бы ни случилось, больше никогда не подвергать их дружбу таким испытаниям.

— Просто не вериться, — говорила Джина, глядя в голубые глаза Тома. Они танцевали медленный танец, один из последних в этот вечер, — мы с Сэнди снова друзья, и меня в конце концов приняли в «Пи Бета Альфа»! Это одна из самых счастливых пятниц тринадцатого в моей жизни.

— Правда? — хриплым голосом спросил Том и еще крепче прижал девушку к себе. — Везет тебе, — поддразнил он ее, — а я не очень-то счастлив сегодня.

— Дуралей, — засмеялась Джина, — только не говори, пожалуйста, что не чувствуешь себя счастливым.

— Все зависит от того, — лицо Тома стало серьезным, — что ты мне ответишь, если я скажу, что люблю тебя.

У Джины забилось сердце.

— О, Том, — прошептала Джина. Она положила голову ему на плечо и почувствовала приятный запах его одеколона. — Мне кажется, я тоже тебя люблю.

Том немного помолчал.

— Тогда, — он поднял ее лицо к себе и посмотрел прямо в глаза, — я самый счастливый человек на свете!

Джина не знала, что ответить, но это и не имело значения, поскольку в следующее мгновение Том уже нежно целовал ее в губы, и все, что можно сказать, было сказано этим долгим поцелуем.

— Эй, Лиз, — обратилась к Элизабет Инид.

Протягивая пунш, она не сводила взгляда с двоих ребят, стоявших на другой стороне зала. — А кто это с Эроном Далласом?

Элизабет прищурилась, пытаясь хорошенько его разглядеть.

— Не знаю, — призналась она, — впервые его вижу. Давай спросим Джесс, — предложила Элизабет, увидев приближающуюся сестру, — если она не знает, то не знает никто.

— Не знаю — чего? — спросила Джессика и налила себе стакан пунша.

— Кто этот таинственный незнакомец с Эроном? — спросила Инид, кивнув в их сторону.

— А, этот, — глаза Джессики блеснули, — конечно, знаю! Его зовут Джеффри Френч. Он только что приехал из Орегона. И, — весело добавила она, — с понедельника начинает учиться в нашем классе. Они с Эроном познакомились прошлым летом на футбольных сборах в Северной Калифорнии. И он….

— Ну и ну, — со смехом воскликнула Элизабет, — во дает! Да, — обратилась она к Инид, — стоит только спросить Джессику о ком-нибудь, и она выдаст тебе всю его биографию!

— Джеффри Френч, — повторила Инид с легкой улыбкой.

Джессика уже отошла со своим пуншем, но Инид, казалось, этого не заметила. Она не сводила глаз с Джеффри.

— Эй, — позвала ее Элизабет и поводила рукой перед ее лицом, — тебя что заворожили?

Инид неловко засмеялась.

— Нет, — ответила она и отвела глаза. Но Элизабет слишком хорошо знала подругу, чтобы не понять правду. Инид была очарована. И было похоже, что из этого что-то получится.

13

— Ну надо же! — Кара нахмурилась, глядя на часы. — Я заказала столик у Тиберино на восемь часов, но представляешь, забыла взять у Джессики кашемировый пиджак моей матери, который во вторник вечером давала ей поносить. Давай по пути в ресторан зайдем к вам и захватим его.

Кара и Стивен сидели в его желтом «фольксвагене», стоящем около дома Кары.

Стивен улыбнулся:

— Можем, сделаем это попозже? Я умираю от голода.

Кара покачала головой:

— Нет, давай сейчас, Стив. Джессика говорила, она потом куда-то собирается. Если мама узнает, что я кому-то давала ее вещь, она убьет меня на месте. Пожалуйста, — добавила она и взяла его под руку.

— Ну хорошо, — согласился Стивен. Он и так был не в лучшем расположении духа, и мысль увидеть родителей или сестер не приводила его в особый восторг.

Но Кара настояла и пятнадцать минут спустя он уже припарковался напротив своего дома.

— Я схожу и сам возьму его у Джессики, — предложил он.

— Нет, давай пойдем вместе.

Стивен пожал плечами.

— Ладно, — согласился он и распахнул дверцу машины. Кара взяла его под руку, и они пошли по дорожке к дому.

Кара была более расположена к нему, чем всю последнюю неделю. «Может, потому, что считает этот вечер последним, который мы проведем вместе», — мрачно подумал Стивен. Он вставил ключ в замок и открыл дверь.

— Есть кто-нибудь дома? — крикнул он. В холле была кромешная темнота, и в доме не раздавалось ни звука. — Ну и ну, — удивленно обратился он к Каре, — еще час назад все были дома. Интересно…….

Он вошел в гостиную, Кара вслед за ним. Вдруг загорелся свет, и со всех стульев и кресел стали спрыгивать гости и хором кричать: «Сюрприз! Сюрприз!» Стивен чуть не подпрыгнул от неожиданности. В комнате было человек пятьдесят. Все прыгали вокруг него и громко кричали. Поперек комнаты висел большой плакат, на котором большими красивыми буквами было написано: «Счастливого пути, Стивен!» Стивен стоял посреди комнаты и удивленно на все смотрел.

Тут сестры подбежали к нему и во все горло завопили:

— Счастливого путешествия!

Стивен понял, что это последняя капля.

— Огромное спасибо, друзья! — пробормотал он, собираясь пройти в свою комнату.

— Что случилось?! — воскликнула Джессика. — Тебе что, не нравятся прощальные вечеринки, Стив? Мы целую неделю готовились!

Стивен откашлялся.

— Да нет, здорово, — равнодушно ответил он, — вот только маленькая неувязка. Я никуда не еду.

Сестры переглянулись.

— Как же так? — спросила Элизабет.

— Я передумал. Я остаюсь в колледже и собираюсь сообщить мистеру Роузу, что не поплыву на «Прекрасном цветке».

Сестры хладнокровно переглянулись. Только хитро блестевшие глаза выдавали их.

— Ну что ж, — сказала Джессика, — на этот случай у нас приготовлена другая вечеринка. Правда, Лиз?

— Точно, — подтвердила Элизабет, — подожди секунду, Стив. Может, так пойдет?

Они с Джессикой опустили плакат, немного повозились с ним и снова подняли, перевернув задом наперед. Там большими буквами было написано: «Добро пожаловать домой, Стив!»

— Мы думали, что на всякий случай надо быть к этому готовыми, — захихикала Джессика, видя, с каким удивлением Стивен уставился на плакат.

— Хитрецы! Вы все знали заранее!

— Он остается! Он остается! — закричала Джессика.

Гости бросились к Стивену как сумасшедшие, так что Уэйкфилдам пришлось потолкаться, чтобы первыми его обнять.

— А я думал, вам до меня нет никакого дела, — со слезами на глазах сказал Стивен, — я, правда, думал, что вам все равно.

— Понимаешь, Стив, нам пришлось так себя вести. Мы хотели, чтобы ты сам принял решение. Не важно, какое, — сказал мистер Уэйкфилд, обнимая сына. — Но, должен признаться, ты заставил нас сильно поволноваться. Я так рад, что ты все-таки решил продолжить свое образование.

— Да, я просто не мог себе представить, как прямо сейчас взять все и бросить, — ответил Стивен и заулыбался, глядя по сторонам. — Я и не предполагал, что всю последнюю неделю вы занимались подготовкой к вечеринке. — Он встретился взглядом с Карой: — Они и тебя в это втянули?

Кара улыбнулась и взяла его за руку.

— Я бы, наверное, умерла, если бы ты уехал. Я с трудом могла притворяться и обманывать тебя, но эти двое, — она улыбнулась, глядя на сестер, — убедили меня, что это единственный способ заставить тебя остаться.

— Я догадываюсь, что вы играли далеко не последнюю роль, — сказал Стивен.

Но Элизабет и Джессика видели, что на самом деле он не сердится. По правде говоря, они не видели у него такого счастливого лица с тех пор, как он вернулся домой на каникулы.

— Но у меня все-таки остался один серьезный вопрос. — Улыбка сбежала с лица Стивена. Сестры и Кара с беспокойством переглянулись. — В этом доме найдется что-нибудь съедобное? Кара выманила меня обещанием обеда, а я, между прочим, умираю с голоду!

Девушки рассмеялись. Джессика и Элизабет побежали за подносами со вкуснейшими бутербродами и салатами, которые они убрали в холодильник.

— Какие мы все-таки дуры, что упустили возможность от него избавиться, — проворчала Джессика, притворно шатаясь под тяжестью подноса, — да его сегодня вечером от бутербродов не оттащить.

Но Элизабет знала, Джессика, так же как и она сама, очень рада тому, что их план сработал. Да, вечеринка должна быть грандиозной, подумала она, возвращаясь в гостиную, чтобы еще разок обнять брата.

В двадцать минут одиннадцатого раздался звонок в дверь.

— Я открою, — сказала Элизабет и поспешила в холл, чтобы впустить гостей.

На крыльце стоял немного сонный Эрон Даллас, а рядом новенький из Орегона, которого они с Инид видели на танцах, — Джеффри Френч.

— Лиз, прости, что я опоздал, — извинился Эрон, — я пришел с другом, если ты, конечно, не против. Лзиз, это Джеффри Френч, Джеф, это Элизабет Уэйкфилд.

— Входите, — пригласила их Элизабет и улыбнулась Джеффри, который вблизи выглядел еще более привлекательным. У него были темно-зеленые глаза и светлые волосы. — Добро пожаловать в Ласковую Долину, — сказала Элизабет и протянула ему руку.

— Спасибо, — поблагодарил Джеффри. К удивлению Элизабет, голос у него оказался очень низким и мягким и очень ей понравился. — По правде говоря, я уже почти освоился. Далласы необычайно добры ко мне, — добавил он. — Эрон водит меня повсюду. Мы с ним познакомились прошлым летом на футбольных сборах. Бедняга, конечно, не ожидал, что я воспользуюсь его приглашением и в один прекрасный день объявлюсь в вашем городе.

— Да мне и самому интересно, — запротестовал Эрон. — Мы опоздали, потому что я водил Джеффри знакомиться с тренером, — объяснил он Элизабет. — Джеффри как раз такой человек, которого нам не хватает в команде. А если тренер кем-то увлечется, то его трудно остановить.

— Я рада, что вы пришли вдвоем, — сказала Элизабет. — Ты здесь сможешь кое с кем познакомиться, — улыбнулась она Джеффри. — Входи и представься.

— Да, конечно, — ответил Джеффри, и его зеленые глаза весело блеснули. Элизабет взяла его пиджак и повесила в шкаф. У нее на губах играла легкая улыбка.

Элизабет знала, что одна гостья будет особенно рада возможности познакомиться с Джеффри. Инид Роллинз будет вне себя от счастья, когда узнает, что на вечеринку пришел этот новенький.

И Элизабет надеялась, что Инид будет одной из первых, кому Джеффри скажет: «Привет!»