/ Language: Русский / Genre:child_adv / Series: Приключения детей Куперов

Бегство с острова Аквариус

Фрэнк Перетти

Когда Джей и Лайла Куперы отправились со своим отцом-археологом к экзотическому острову Южного моря, они столкнулись со странными могущественными силами. Мог ли невежественный лидер - тиран островной колонии быть пропавшим миссионером, которого им было поручено разыскать?

Глава 1

В южной части Тихого океана стоял жаркий, ясный день, и ленивое, медленное дыхание океана убаюкивало мягкими перекатами волн. На пыхтящем траулере изнемогающий от скуки капитан играл в шашки с первым помощником, пока один из матросов дежурил возле штурвала. Разговаривать было особенно не о чем, так что поддержанием беседы никто себя не утруждал. Сети с уловом были втянуты на борт, и они направлялись в порт – вот единственное, что имело сейчас значение.

Вдруг раздался крик вахтенного у штурвала:

– Эй, капитан! Там впереди по курсу что-то виднеется!

– Вижу, – сухо отозвался тот. – Я все вижу. Первый помощник поднялся взглянуть на то, на что им указывал вахтенный. Его примеру последовали еще несколько членов команды.

– Нет, такого вы еще не видели, – произнес первый помощник.

– А я готов спорить, что видел, – огрызнулся капитан, отрываясь все же от шашечной доски и вставая. – Ну да ладно, гляну еще разок. А вот ты, помяни мое слово, вряд ли чего добился тем, что оторвал нас от игры. Я уже…

Слова застряли в горле капитана. Там действительно что-то было!

– Четверть румба прямо по курсу, – выдавил он наконец. – Руль по носу. Малый вперед.

Видавший виды ржавый траулер неохотно взял влево и медленно пополз, разрезая водную гладь, в направлении чего-то, напоминавшего на первый взгляд вязанку из досок и плавающих деревянных обломков.

В бинокль капитану удалось получше рассмотреть это сооружение. Там, посреди безбрежного океана, покачивался потрепанный, выбеленный океанской солью плотик из досок, бревен, обрывков ветоши, из того, что только попалось под руку тем, кто его строил. В центре этого сооружения неподвижно сидел человек, привязанный к покосившейся мачте.

– Теперь аккуратнее, – предостерег капитан, и машина, повинуясь, остановилась полностью. С борта подали веревочную лестницу, по которой тут же начали спускаться два матроса. Одной рукой и одной ногой на лестнице, а другими паря над пенящейся зелено-голубой водою, они тщательно изготовились, и едва траулер поравнялся с плотиком, один из них спрыгнул на него и поймал брошенный вторым конец каната. Вскоре нелепое сооружение было надежно прикреплено к борту судна.

Однако результат оказался ничуть не обнадеживающим.

– Капитан! Он мертв, – прокричал находившийся на плотике матрос, и в голосе его при этом прозвучало скрытое отвращение.

– Его надо осмотреть, – скомандовал капитан, перегнувшись через поручни.

Тело втащили на борт. Оно было холодным и окоченевшим под прикрывавшими его лохмотьями.

– Смахивает на туземца одного из здешних островов, – заметил первый помощник.

– Н-н-да… – в раздумье промычал капитан, поглощенный изучением странного медальона, болтающегося на шее трупа. – И я даже знаю с какого.

Теперь взоры всех присутствующих устремились на массивный медный медальон. На нем был изображен знак зодиака.

– Это Аквариус, или Водолей, – первым произнес капитан.

– А что, в самом деле есть такой остров? – спросил кто-то из команды.

– Хочешь верь, хочешь нет, но так оно и есть, – подтвердил тот.

Неожиданно первый помощник, наклонившись, уставился на ноги мертвого мужчины. Выражение, которое при этом приняло его лицо, заставило остальных обратить взгляды туда же.

– Волосы опалены, – произнес один.

– Ага, это точно Аквариус, – признал первый помощник.

– Тогда нам довелось столкнуться с персонажем легенды, предания, сказки, – заключил капитан. – И теперь я уже готов поспорить, что в смерти его виновен вовсе не океан.

– А что же? – спросил кто-то из команды.

– Хотите верьте, хотите нет, – тихо выдавил из себя капитан, не отрывая глаз от мертвеца, – но это может быть проклятие… или дух… что-то мрачное и совершенно зловещее. Вот взгляните только – и вы сами увидите это на его лице. Помолчав, он приказал:

– Обыщите его карманы. И плот. Может, удастся узнать, кто он такой.

В кармане рубашки мертвого обнаружился клочок бумаги, по всей видимости, записка.

– Размыто полностью, – раздосадовано обронил нашедший.

– Нет ли там какого-нибудь имени? – спросил капитан, подходя поближе, чтобы взглянуть на обрывок.

Матрос повертел клочок в руках, пытаясь разобрать, и промолвил:

– Кажется, здесь о каких-то миссионерских делах… Международный Миссионерский Союз… Ах, вот! Имя!.. Адам… Мак… Адам Маккензи, что ли?

Капитан взял в руки записку:

– Да, так и есть. Из Сакраменто, вроде, – он вновь бросил взгляд на мертвеца.

– Никакой это не Маккензи, я уверен. Но мы отвезем его на Самоа, и пусть тамошние власти разбираются с этими миссионерами или с этим Маккензи. Остальное нас не касается.

Доктор Джейк Купер сидел на корме прогулочной яхты, скользившей по водной глади. Пристальный взгляд его голубых глаз то и дело перекидывался с горизонта на раскинутую перед ним карту. Сняв свою широкополую шляпу, он вытер пот со лба и посмотрел на часы.

– Мы плывем уже пятьдесят пять минут, – произнес он.

Его четырнадцатилетний сын Джей, сильной рукой сжимавший руль и не отрывавший глаз от компаса, спокойно констатировал:

– Что ж, пап, никакого острова поблизости не видно.

Тринадцатилетняя сестра Джея Лайла, сидя на подушке у борта, прислонившись головой к металлическим поручням, взмолилась:

– Земля! Я хочу на землю!..

– Она обязана здесь быть! – воскликнул доктор Купер, хватаясь за свой бинокль.

– С чего ты взял? – спросила Лайла.

– Мы побывали уже на двух десятках островов, и никто там слыхом не слыхивал ни о каком острове Аквариус.

– Может, такого названия они не знают, – возразил доктор Купер, шаря своим биноклем по океанским водам. – Но все аборигены и окрестные племена знают, что существует такой остров, на котором лежит табу, или проклятие, или печать зла. Сам факт, что они отказываются об этом говорить, является лучшим доказательством его существования.

– Н-да… – протянул Джей. – Остается лишь надеяться, что вождь с последнего острова не ошибся. Лично я пока ничего не вижу.

– У нас еще есть время. Он сказал: около часа плавания на север… Но он мог слегка ошибаться, что касается расстояния, – доктор Купер вновь поднял глаза на Лайлу. – Не беспокойся, Лайла. Будь то остров Аквариус или какой другой – мы заночуем там, чтобы дать тебе возможность насладиться возвращением на сушу.

– И все из-за какой-то неразборчивой записки, – тоскливо пробормотала дочь.

– Видишь ли, – попытался урезонить ее доктор Купер, – Международный Миссионерский Союз счел эту неразборчивую записку единственной ниточкой, способной связать нас с Маккензи. Он исчез в этом районе два года назад. Его считали погибшим, пока не был обнаружен тот мертвец на плоту, в чьем кармане нашли записку, принадлежавшую явно руке Маккензи.

– А это означает, что он, возможно, еще жив, – заключил Джей.

– Но почему Союз нанял именно нас найти его? – запротестовала Лайла.

Доктор Купер не смог сдержать усмешку:

– Ну просто в данных обстоятельствах вряд ли кто-то другой взялся бы за это дело.

– В данных обстоятельствах… – повторила Лайла. – Призрачный остров, наводящий ужас на всю округу, и впридачу мертвец, скончавшийся по таинственной причине. – Что касается последнего, то меня это тоже озадачивает, – подхватил доктор Купер. – В этой смерти есть что-то ненормальное. Я беседовал с властями на Самоа, но все, что они смогли рассказать мне, это предположение об отравлении, слухи об Аквариусе и о медальоне на шее мертвеца. Боюсь, нам придется все выяснить самим.

– А я-то думала, мы археологи… – протянула Лайла.

– Да уж, докапываться мы мастера, – шутливо подтвердил Джей.

Лайле оставалось лишь пожать плечами и кивнуть в знак согласия.

– Послание Маккензи – насколько его удалось разобрать, – похоже, содержит призыв о помощи, – проронил их отец, извлекая фотокопию записки из своего чемоданчика.

– Но сколько бы я ни всматривался, больше ничего различить не могу.

– Дай мне взглянуть еще раз, – попросила Лайла.

Доктор Купер протянул ей фотокопию, и она долго, внимательно изучала ее. После чего безнадежно помотала головой:

– Я поняла тебя. Все, что мне удалось прочитать, – это «скорее! Остров…» Фу ты!.. «Остров…»

– Остров этот наконец-то объявился! – весело подхватил Джей.

Доктор Купер рывком приставил бинокль и расплылся в улыбке:

– Да! Я вижу скалистый мыс на восточной его оконечности – в точности, как описывал вождь.

От этих слов Лайле полегчало. Она вскочила на ноги и встала рядом с Джеем. Когда до нее дошла очередь взглянуть в бинокль, она воскликнула:

– Ух ты! Похоже, это самый необитаемый остров в мире. Лично я вряд ли захотела бы остаться здесь миссионером.

– Миссионеры – люди особой породы, – возразил доктор Купер. – По зову Бога они готовы отправиться куда угодно. Кто-то должен нести Евангелие даже… на самый необитаемый остров в мире.

– Ну… если бы Бог велел, я бы, наверное, тоже отправилась сюда, – протянула Лайла.

– Именно так и поступил Адам Маккензи, – заключил ее отец. – И теперь нам остается лишь надеяться, что мы отыщем его живым и невредимым.

Суденышку потребовалось еще сорок пять минут, чтобы приблизиться к острову. Куперы с интересом наблюдали, как приближается зеленоватая полоска на горизонте, превращаясь в солидных размеров остров, густо поросший покачивающимися на ветру пальмами, среди которых там и сям громоздились зубчатые скалистые выступы.

– Хм-м-м… – промычал доктор. – Он вулканического происхождения, в отличие от остальных здешних островов. Берегитесь рифов. На них тут можно налететь совершенно неожиданно.

– Я уже вижу! – отозвался Джей, указывая на верхушки острой, точно пила, гряды, выступающей над водой.

– А что говорят про этот остров – не пропадали ли здесь лодки? – поинтересовалась Лайла.

– Нет, только люди, – успокоил ее отец. – По слухам, еще никому не удавалось отсюда вернуться.

Джей сбросил ход, и судно начало подбираться к берегу осторожно, точно ползком. Лайла села на носу, высматривая торчащие под водой рифы. Они медленно продвигались вперед в багровом свете заходящего солнца, наугад отыскивая безопасный проход к белеющему впереди песчаному берегу.

По мере приближения к острову под водой стало различаться дно – в скалистых складках, предательское, но невероятно красивое, сплошь усеянное раковинами, розовыми и красными кораллами, меж которых носились стаи мелких, огненного оттенка рыбешек.

Джей некоторое время веляхту вдоль берега, пока они не поровнялись с приветливого вида бухточкой. В нее они и зарулили в тот самый момент, когда солнце окончательно скрылось за далекой, стеклянно-гладкой линией горизонта. Лайла опустила якорь, Джей выключил двигатель. Вокруг царил полный покой. Все трое сидели в густеющей темноте, напряженно прислушиваясь и вглядываясь.

– Кажется, бояться нечего, – тихо заметила наконец Лайла и почувствовала, как на ее плечо легла рука отца.

– Может быть, и есть, – спокойно возразил он, указывая куда-то. – Взгляните-ка вон на те пальмы, что-то вроде рощицы.

Дети посмотрели, куда указывал отец. В стороне возвышалась довольно крупная группа деревьев, росших прямо из воды, – словно их накрыло приливом. Однако никакого прилива не было.

– Не понимаю, – произнес Джей.

– И не надо. Просто возьми себе на заметку, – посоветовал доктор Купер.

– Тише! – прошептала Лайла. – Слушайте!

Шорох, шорох. Свист. Хруст. Кто-то пробирался сквозь густые прибрежные заросли. Доктор Купер дотянулся до прожектора на крыше рубки и включил его. Мощный луч, скользнув по водной поверхности, выхватил на берегу несколько деревьев и густую зелень.

Вновь раздалось шуршание и хруст. Звук то замирал, то появлялся вновь, по мере того как возобновляли движение. Доктор Купер, ориентируясь на слух, медленно поворачивал прожектор.

Нашел! Оказавшиеся в луче прожектора крупные листья каких-то растений дрогнули и закачались. Затем шевельнулся стоящий вблизи куст. Круг света, медленно двигаясь, выхватил из тьмы зелень, стволы, выступы скал… Лицо!

Лицо это походило на устрашающую маску, придуманную для карнавала: широко раскрытые безумные глаза, седая спутанная борода и кривые зубы, блеснувшие в свете прожектора.

Человек – а это был человек – выпрыгнул из кустов и принялся размахивать тощими руками, вопя при этом:

– Нет! Плывите прочь! Эй, вы, уплывайте!

– Это остров Аквариус? – прокричал в ответ доктор Купер.

Но тут возбужденный незнакомец заметил что-то угрожающее и с испуганным воем скрылся в кустах.

Доктор Купер пошарил туда-сюда прожектором, зовя беглеца:

– Где вы там? Э-эй!

Ответа не было. На берегу воцарилась полная тишина.

– Кто-то спугнул его, – проронил Джей.

– Да, но кто? – недоуменно произнесла Лайла.

– Смотрите!

Теперь все трое увидели огонь, движущийся по направлению к ним сквозь джунгли.

Доктор Купер извлек свой револьвер и взвел курок.

– К нам гости, – произнес он. Огонь, мерно покачиваясь, приближался, мелькая сквозь переплетения древесных стволов, веток, листвы. Пока наконец не очутился на открытом месте, рея футах в семи над землей.

– Да это никак… – начал было Джей.

– Да, – прервал его отец, всматриваясь во мглу. – Похоже, это именно то, на что похоже.

– Да, но как он это сделал? – недоумевала Лайла.

Свет исходил от некоего подобия факела, покоящегося, точнее, укрепленного на голом черепе огромного полинезийца. Абориген стоял на берегу, вглядываясь в них. На лице его застыло угрюмое выражение, руки опущены и прижаты к бокам, прямое, как ствол, тело прикрыто одеянием из шкур, костей и травы. Он был высок и строен, как свеча.

Куперы рассматривали пришельца, украдкой переглядываясь между собой.

– Кажется, – выдавил наконец Купер-старший, – мы нашли то, что искали.

В этот момент над спокойными ночными водами бухты прогремел низкий голос полинезийца:

– Кто вы такие?

– Мы семья Куперов из Соединенных Штатов, – крикнул в ответ доктор. – Ищем миссионера по имени Адам Маккензи.

Выпученные глаза туземца стали еще шире, и могучая грудь приподнялась от вздоха не то ужаса, не то радости.

– Вы! – прорычал он. – Сюда! Сюда! Куперы переглянулись вновь, причем выражение лиц у всех троих было одинаковым.

– Хм, не знаю, право…

Последовала целая тирада на местном диалекте, сопровождавшаяся жестикуляцией, напоминавшей работу ветряной мельницы. Завершилась она по-английски:

– Сюда! Не бояться!

– Что ж… – задумчиво проронил доктор Купер, обращаясь к детям. – Он достаточно цивилизован. Немного знает даже по-английски.

– Другими словами, мы высаживаемся, – констатировал Джей.

– Захватим с собой минимум провианта, – распорядился доктор. – Я не собираюсь надолго оставлять лодку без присмотра. Тем более, что она набита взрывчаткой.

– Джей, – поддразнивая, спросила брата Лайла, – и зачем это ты взял с собой столько взрывных устройств? Здесь, как видишь, не археологические раскопки, а странный маленький остров.

Джей пожал плечами:

– Очевидно, по привычке.

– Возможно, они пригодятся нам при вскрытии кокосов, – предположил доктор Купер.

Все весело рассмеялись и стали готовиться к высадке – под взглядом стоящего на берегу живого факела.

– Держаться всем вместе, – строго предупредил Купер-старший.

Навьюченные, с фонарями в руках, они спрыгнули в прозрачную чистую воду и побрели по мелководью к берегу. Вблизи полинезиец казался еще огромнее. Вещь, висевшая у него на шее, тут же приковала их внимание: медный медальон с символом Водолея.

Глава 2

Не проронив ни слова, гигант повернулся, обратив свои выпученные глаза в сторону джунглей, и неторопливо направился обратно тем же путем, которым пришел.

Доктор Купер пропустил вперед детей, чтобы самому замыкать шествие и прикрывать тыл. Узкая тропа змеилась среди густых зарослей, под огромными поваленными стволами, пересекая быстрые ручьи и карабкаясь на каменистые склоны. Воздух в глубине леса был жарким и влажным. Мгла и тишина окружали их, следовавших за гигантом с факелом на голове. Длинные тени от факела плясали среди деревьев.

Спустя некоторое время они стали взбираться по крутому склону, ощущая под ногами острые обломки скалы. Заросли редели, и по мере восхождения сквозь верхушки деревьев начал пробиваться лунный свет. Окружающий ландшафт напоминал лунный: пустынное, усеянное камнями плато. Они продолжали взбираться все выше.

До их слуха донесся какой-то новый звук. Он походил на далекий гортанный, низкий рев водного потока. Теперь они продвигались по вершине узкого скального хребта. Один из его склонов обрывался в бездонное черное ущелье, на самом дне которого, далеко внизу, яростно ревела вода.

Их провожатый повернулся лицом к пропасти, ступил на что-то, невидимое взгляду, – и свет его факела принялся раскачиваться вверх-вниз, как игрушка на резинке.

Лайла взвизгнула, нарушив тишину:

– Нет! Я по этой штуке не пойду! Не обращая внимания на ее крик, туземец продолжал спокойно пробираться вперед по опасному, шаткому и пружинящему подвесному мосту. Его громадные ступни выстукивали на рассохшихся досках моста неведомую мелодию, а сам он раскачивался туда-сюда, словно танцуя на натягивающихся и ослабевающих канатах, державших это хлипкое сооружение.

В конце концов Лайла тоже отважилась ступить на доски моста, мертвой хваткой вцепившись в канатные поручни и чувствуя подступающую тошноту.

– Господи, не дай мне разбиться! – взмолилась она.

Доктор Купер придержал Джея, пока туземец и Лайла доберутся до противоположного конца моста. За это время он пытался рассмотреть дно ущелья, прислушиваясь к реву воды.

– Скажи-ка, Джей, – спросил он, – ты когда-нибудь слышал, чтобы горная река или водопад так ревели?

Джей был рад предоставившейся отсрочке перед тем, как взойти на шаткий мостик, и с готовностью тоже нагнулся и прислушался.

Звуки, доносившиеся снизу, были действительно очень странными, совершенно не похожими на обычный плеск и журчание реки или гудение водопада. Больше всего они напоминали… напоминали…

– Так что же там все-таки внизу? – не выдержал Джей.

Однако рассмотреть в этой тьме ничего не удавалось.

– Поговаривают, что Адам Маккензи утонул, хотя был отличным пловцом… – вместо ответа задумчиво проговорил Купер-старший.

Джей направил вниз луч своего фонаря, однако тот рассеялся в темноте, так и не достигнув дна. Даже лунный свет обрывался на полпути, побежденный тенями, падающими от скалистых выступов. Внизу была лишь мгла – кромешная мгла, да этот странный, гортанный, низкий звук.

Их могучий провожатый вновь подал голос, перекрывая доносящийся из ущелья рев, – и Джей с отцом поспешили взойти на подвесной мост и отправиться в не слишком приятное путешествие на ту сторону.

Вскоре после перехода через пропасть впереди показались огни и донеслись звуки человеческого поселения: голоса, стук каких-то инструментов, блеянье коз. Они свернули за скалу, и тропинка превратилась в широкую дорогу, которая вскоре привела их к экзотической деревушке, чьи домики и бунгало, однако, несли на себе печать цивилизации, причем явно американской.

Жилища были построены на совесть: с шиферными крышами, верандами, застекленными окнами, дверьми на петлях и ковриками возле дверей, бельевыми веревками и даже электрическим освещением. Куперы увидели людей всех возрастов, которые работали, играли, отдыхали, болтали. И люди эти были не полинезийцами, а типичными представителями западной цивилизации.

– Уж не занесло ли нас часом в Огайо? – ошарашено обратился к отцу и сестре Джей.

Доктор Купер также не мог скрыть изумления:

– Да… Увидеть такое поселение на затерянном в океане островке я не ожидал. Похоже, это какая-то… колония.

Они поравнялись с домиком, на террасе которого в свете лампы наслаждались вечерней прохладой мать и двое детей. У женщины на шее висел уже знакомый им медальон с изображением Водолея. Доктор помахал ей рукой и поздоровался. Та тоже махнула рукой, но на приветствие не ответила.

Трое плотников, громко смеясь, отдыхали за выставленным на улицу столиком. Однако при приближении Куперов все трое смолкли и безучастно уставились на пришельцев, пока те проходили мимо. Куперы сказали «Добрый вечер», но ответа опять не получили. На шее всех троих висели все те же медальоны. Похоже, в этой деревне все носили такие медальоны и все безучастно глазели на незнакомцев. Поселение напоминало американский пригород, однако к появлению гостей местные жители были, казалось, не приучены.

Провожатый и Куперы продолжали шагать по немощеной улице мимо коттеджей, небольшой столярной мастерской, еще одной мастерской, вместительного зала для собраний – пока наконец не очутились перед большим, официального вида домом, фасадом выходившим на площадь.

Гигант-туземец взошел на веранду и оглушительно ударил в висевший там корабельный колокол. Отовсюду стали собираться на площадь женщины, мужчины, дети – население всех возрастов, рассматривая Куперов с каким-то мрачноватым любопытством. Немного погодя дверь, ведущая из дома на веранду, распахнулась, и на пороге появился Мужчина. Перекинувшись парой слов с полинезийцем, он смерил взглядом троих путешественников.

Куперы воспользовались паузой, чтобы в свою очередь рассмотреть хозяина. Это был средних лет сильный на вид мужчина, уже седеющий, с пронзительным взглядом и властным, внушительным выражением лица. Медальон на его шее отличался от других особой замысловатостью. Он стоял, молча, бесстрастно изучая незнакомцев.

Казалось, прошла целая вечность. Наконец он нарушил молчание:

– Добро пожаловать на остров Аквариус. Кто вы, откуда и что привело вас сюда?

– Я доктор Джейк Купер, а это мои дети, Джей и Лайла, – ответил доктор. – Я представляю археологическую исследовательскую фирму «Купер Инкорпорейтед». Мы приплыли из Соединенных Штатов Америки по поручению Международного Миссионерского Союза на розыски пропавшего без вести миссионера Адама Маккензи.

Мужчина молниеносно обменялся взглядом с некоторыми из собравшихся, и на его лице появилось подобие улыбки – выражение, казалось, совершенно ему не свойственное.

– А отчего вы решили, что найдете его здесь? – спросил он.

Доктор Купер засунул руку в карман рубашки и извлек оттуда медный медальон:

– Я заметил, что здесь все носят такие. Этот был обнаружен на неизвестном, которого сняли с плота посреди океана.

При упоминании о подобранном в океане улыбка сошла с лица мужчины.

– Не могли бы вы его описать? – попросил он. Доктор Купер протянул ему фотографию. Вокруг мужчины тут же образовалась небольшая толпа желающих взглянуть на снимок. При виде утопленника они сначала смолкли, а затем разом заговорили:

– Томми! Это Томми! Предводитель их, помрачнев лицом, покачал головой и печально произнес:

– Это Томми. Он был чудесный человек. Мы все его любили.

– У вас нет никаких догадок относительно того, как он мог оказаться мертвым на плоту в открытом океане? – поинтересовался доктор.

– Когда Томми отплывал отсюда на плоту, то был, естественно, жив, – ответил мужчина.

– Однако в том, что он погиб, нет ничего удивительного. Вам, не жившему тут, может быть, это трудно понять, но…

Голос его зазвучал громче, точно он хотел, чтобы всем вокруг было слышно, что он говорит:

– На этом острове еще действуют могучие силы, порожденные древними традициями. Поверхностный наблюдатель мог бы назвать это

– извините за выражение – колдовством. Во всяком случае мы до сих пор время от времени сталкиваемся с действием этих сил, одним из проявлений которых является помешательство, помрачение рассудка, порою овладевающее кем-либо из здешних жителей. На туземном наречии оно зовется «моро-кунда» – «предсмертное сумасшествие». Причина его неизвестна, способы лечения также, так что большинство случаев оказываются смертельными. Подобное проклятие пало и на Томми. Он помешался и, как мы ни пытались остановить его, соорудил на скорую руку плот и бежал с острова. – Предводитель сделал драматическую паузу и завершил свою речь словами: – Но от моро-кунды убежать не удалось.

Все собравшиеся на площади, в молчании слушавшие речь своего лидера, вновь разом заговорили. Их лица отражали ужас и бессилие.

– Ну… как бы то ни было, – произнес доктор Купер, вынимая из стопки бумаг очередной листок и протягивая его мужчине, – вот вам фотокопия записки, найденной в кармане у Томми. В верхнем углу легко различить адрес Международного Миссионерского Союза, а внизу, под текстом – имя Адама Маккензи. Сам текст оказался размыт морской водой, однако даже по сохранившимся словам можно утверждать, что записка написана рукой самого Маккензи. Больше всего она напоминает призыв о помощи…

Тут доктору пришлось прервать свои объяснения, потому что его собеседник внезапно разразился смехом. Тот обвел взглядом своих сограждан, и часть из них также принялась хохотать.

– Ах, извините… – выдавил наконец предводитель сквозь смех, стараясь взять себя в руки. – Вам, должно быть, все дело представляется крайне серьезным?

– Видите ли, – попытался объяснить доктор Купер, – Маккензи считали погибшим. Точнее, утонувшим. Но теперь, на основании этой записки, можно заключить, что он еще жив и его можно найти.

– Разумеется, он жив! – вмешался собеседник.

Доктор обменялся взглядом с Джеем и Лайлой, затем спросил:

– Значит, вы знакомы с Маккензи?

– Самым близким образом.

– И знаете, где мы можем его найти?

– Вы уже нашли его, – с улыбкой заверил мужчина. – Адам Маккензи это я! Лайла хихикнула:

– Нетрудно было догадаться!

Однако ее отец, не знал, смеяться или хмуриться, сомневаться и задавать вопросы или просто принять на веру слова мужчины.

– Так, значит, Маккензи это вы? – выдавил он наконец.

Его собеседник шагнул вперед и протянул ему руку:

– Поверьте, доктор. Я и не подозревал, что мне что-либо угрожает, но все равно огромное спасибо за то, что вы поспешили на выручку!

Он вновь рассмеялся и обвел взглядом людей на площади. Те рассмеялись тоже.

– Видите ли, – продолжал Маккензи, – найденное у Томми послание было написано давным-давно. В нем я сообщал Союзу, что миссия моя проходит благополучно. Однако затем, по какой-то случайности, записка попала не по назначению – причем с опозданием и в искаженном виде.

– А как же понимать тогда слова: «пожалуйста, скорее плывите сюда; остров… ?

– Насколько припоминаю, я писал тогда:

«Пожалуйста, скорее плывите сюда; остров самое благословенное место в мире», просил приехать и увидеть своими глазами, каких успехов нам удалось достигнуть, – снова рассмеялся Маккензи. – И удивился, что не получил никакого ответа. Я вручил записку Томми, чтобы доставить на почту в Самоа. А он, должно быть, забыл и все это время носил ее в кармане.

Доктор Купер тоже попытался изобразить на лице улыбку:

– Ну, что ж… Я счастлив найти вас здесь в добром здравии.

– Уверяю, перед вами вовсе не мертвец! – весело заверил Маккензи.

– В Союзе будут рады этому известию, так как там в полном неведении относительно вашей судьбы. Более двух лет о вас ничего не было слышно.

– Как вы можете судить по тому, что увидели, – Маккензи обвел вокруг рукой, – я был страшно занят.

Действительно, отстроенное им и его людьми поселение казалось вещью почти невероятной для затерянного в южных широтах островка.

– Впечатляет, правда? – продолжал Маккензи. – Вместо примитивной первобытной культуры вы обнаружили здесь островок цивилизации, истинный рай на земле! – Сказав это, он обернулся к гиганту-полинезийцу:

– Свеча, отнеси-ка пожитки Куперов в дом для гостей. Они переночуют сегодня с нами, а завтра со свежими силами пустятся в обратный путь.

Гигант, названный Свечою, легко подхватил их три рюкзака.

– Ах да!.. – спохватился Маккензи. – Теперь можешь погасить свой факел.

Туземец взял в руку висевшую на поясе шляпу и накрыл ею огонь. Факел погас. Затем гигант направился с вещами к небольшому бунгало, также выходившему на площадь.

– Он еще довольно неотесан, – объяснил, глядя ему вслед, Маккензи. – Хотя мы уже вовсю пользуемся тут электричеством, он все еще не может отказаться от разных традиционных штучек – вроде этого факела на голове… Да, и еще, доктор, – кивнул миссионер на револьвер Купера, – если наши люди и нервничали в вашем присутствии, то исключительно из-за этой штуки. Тут нет оружия. Это остров мира и благоденствия.

Доктор улыбнулся и ответил как можно громче, чтобы слышали и остальные:

– Не беспокойтесь. Я ношу его при себе только для самообороны.

– Здесь это не потребуется, уверяю вас! – настойчиво повторил миссионер.

На сей раз Купер лишь кивнул в знак согласия.

– А кто все эти люди? – спросил он. – Откуда они?

Маккензи обвел взглядом площадь и принялся объяснять, время от времени указывая пальцем на того или иного из своих сограждан:

– Здесь представители всех слоев, от юристов до врачей, от плотников до преподавателей колледжей. Из Америки, Англии, Австралии. Есть даже из Франции и Германии. Всех объединяет общая мечта, доктор…

– Что же это за мечта?

– Наш, новый мир, свободный от преступлений, войн, кровопролития и алчности. Мы повернулись спиной к старому миру, отказавшись участвовать в его крысиных бегах, и теперь строим свой собственный. Позвольте мне провести для вас небольшую экскурсию.

И Маккензи провел их по всему поселку, из конца в конец.

– Видите? – говорил он, комментируя по ходу. – У нас тут автономная система водоснабжения и канализации, электросеть. На это ушли годы изнурительного труда, но мы выполнили задуманное… А-здесь столярная и плотницкая мастерская, где мы делаем все, что нам нужно: дровяные повозки, кухонные принадлежности, детские игрушки… А это общественная кухня, где квалифицированные повара готовят на всех еду…

Экскурсия продолжалась долго.

– Стало быть, – отважился уточнить доктор Купер, – вы решили основать здесь новое общество, начав с нуля, на пустом месте?

– Вот именно! В этом – идея нашего медальона, который тут носят все. Знак Водолея символизирует грядущий век всемирного примирения. А мы уже воплощаем этот идеал здесь и сейчас.

– А где у вас церковь?

– Что? – в замешательстве переспросил Маккензи, но затем, быстро справившись с собой, продолжал. – Ах да… Зал собраний. Вы проходили мимо него по дороге сюда, помните? Там мы собираемся для обсуждения духовных вопросов.

– Хм-м… – задумчиво бормотал доктор. Джей заметил довольно широкую тропу, уводящую в джунгли, сделал несколько шагов в ту сторону и, обернувшись, спросил:

– Куда ведет эта дорога? Маккензи, чем-то встревоженный, быстро проговорил:

– Туда ходить не стоит!

Джей остановился и недоуменно уставился на миссионера.

– Она… ведет просто в джунгли, – попытался объяснить Маккензи. – Но ходить по ней небезопасно. Я вынужден предупредить вас, чтобы вы не выходили за пределы поселка.

– Почему? – удивился Джей. – Что там такое скрывается?

– Ну-у… – в затруднении протянул тот. – В общем, мы и сами толком не знаем. Однако в последнее время происходят странные вещи, и мы считаем, что безопаснее оставаться в поселке. Там таится что-то опасное, злое…

– Вы имеете в виду какое-то проклятие или наваждение, вроде моро-кунды? – попытался уточнить Купер-старший.

– Да, возможно… – уклончиво ответил Маккензи. – Мы ведь находимся в совершенно иной части света, доктор, где действуют недоступные нашему пониманию силы и традиции.

– Но миссионер, каким вы являетесь, должен знать, что все сверхъестественное в мире происходит либо от Бога, либо от сатаны. Так что ничего таинственного быть не может.

Маккензи усмехнулся:

– Доктор, существует много такого, о чем вы и понятия не имеете. Остерегайтесь косных религиозных предрассудков и невежества. Они могут оказаться вашими злейшими врагами. Ведь именно за этим пришел на землю Иисус: чтобы спасти нас от невежества, не так ли?

– Ну раз уж на то пошло, то не так. Вместо ответа Маккензи лишь улыбнулся. Они возобновили экскурсию, во время которой миссионер говорил не умолкая, однако Куперы ощущали все растущее напряжение от присутствия этого человека и всей окружающей обстановки. К тому же Джей различал таинственный, крадущийся шорох, словно кто-то следовал за ними, держась поодаль. Маккензи был слишком увлечен разговором, чтобы слышать это, равно как Купер-старший и Лайла, шедшие с миссионером впереди. Джей же, замыкая шествие, вспомнил, что подобный звук предшествовал появлению той странной изможденной фигуры в бухте.

Он остановился на мгновение, чтобы прислушаться. Слух уловил чье-то дыхание. Глубокое, тяжелое дыхание. Затем какие-то нечленораздельные звуки. Джей поспешно тронулся с места и нагнал ушедших вперед спутников.

Как раз в эту минуту они поровнялись с домом, из которого вышел мужчина приметной наружности и обратился к Маккензи:

– Привет! Хорошо, что я поймал тебя! Маккензи поспешил навстречу мужчине, тараторя на ходу:

– Берт! Берт, как дела? Я хочу представить тебе наших гостей. Они приплыли на поиски Адама Маккензи – и можешь представить, как они удивились, узнав, что Маккензи это я!

– А… – начал было Берт, затем взглянул на Куперов и, рассмеявшись, добавил:

– Да, представляю себе!

– Доктор Купер, Джей и Лайла. А это Берт Хэммонд, наш местный врач. Он делает все – лечит порезы, переломы, принимает роды… Верно, Берт?

– Да, я как раз насчет этого… – откликнулся тот, обращаясь к Маккензи. – Ты не хочешь зайти взглянуть на полученное оборудование. Некоторых инструментов все еще не хватает.

– Да, разумеется, – согласился миссионер и продолжал, обернувшись к Куперам. – Вы бы не могли подождать меня тут одну минуту? Только не уходите никуда. Я мигом.

С этими словами он вслед за врачом исчез в доме.

– Не пойму, почему мне все здесь кажется каким-то странным… – медленно проговорила Лайла.

– Надеюсь, вы внимательно все подмечали?.. – спросил Купер-старший.

– Лично я примечаю кое-что прямо сейчас… – заявил Джей. – За нами кто-то следит!

– Знаю, – подтвердил отец. – Возможно, тот самый тип, которого мы видели с яхты?

– Значит, ты тоже слышал?

– Ну, насколько мне позволяла болтовня этого Маккензи.

Внезапно из лесной чащи, чуть позади них, донесся голос:

– Эй, путешественники!.. Друзья! Сюда!

– Как нельзя более кстати… – заметил доктор. – Держитесь за мной и не отставайте ни на шаг. А ты Джей, следи, как бы нас не увидел Маккензи!

Медленно, бесшумно они направились к краю леса, откуда теперь все яснее слышалось глубокое, напряженное дыхание.

– Покажитесь, – велел доктор. – Только тогда мы с вами будем разговаривать.

Два громадных листа раздвинулись, и в проеме между ними показалось то самое бородатое, с дикими глазами лицо, которое они видели на берегу бухты и которое теперь, вблизи, казалось уже не столь пугающим.

– Ваша фамилия Купер? – спросил незнакомец, чьи расширенные глаза блестели в темноте.

– Верно. А ваша? – спросил в свою очередь доктор.

Из зарослей протянулась сухая рука:

– Эймос Дюлани, в прошлом профессор геологии в Стэнфордском университете.

Куперы застыли с открытыми ртами, однако Дюлани опередил их:

– Пожалуйста, не нужно ни о чем меня спрашивать. Слушайте. Вы должны немедленно покинуть этот остров! И прошу – заберите меня с собой. Мы можем отплыть ночью. Встретимся возле бухты.

– Но объясните же…

– Некогда! Потом! Я-а-а!..

Куперы так и подпрыгнули, и в руке доктора оказался его верный револьвер. Кто-то набросился на Дюлани сзади, и тот исчез в зарослях, откуда послышались крики и шум борьбы.

– Пусти! – кричал Дюлани. – Пусти меня! Доктор бросился ему на помощь, но тут из зарослей, как разъяренный слон, неся поперек туловища упирающегося Дюлани, на опушку вывалился мощного телосложения мужчина.

– Не вмешивайтесь! – приказал он.

– Помогите! – взывал Дюлани. – Не позволяйте ему делать это со мной!

Шум и крики, наверное, разнеслись по всему поселку. Двери распахнулись, и отовсюду к месту происшествия бегом бросились жители, многие с пистолетами или ружьями в руках. В воздухе зазвучали крики, приказания, в ответ на которые прибыла новая толпа мужчин.

Куперы, как громом пораженные, лишь стояли и смотрели, не в силах вмешаться.

Глава 3

Маккензи опрометью вылетел из дома Берта Хэммонда и кинулся к месту событий.

– Держите его! – приказал он.

– А-а-а!.. Не надо! Нет! – голосил Дюлани.

– Отойдите в сторону! – велел Куперам один из людей Маккензи.

Они попятились прочь.

Маккензи подбежал к толпе, окружившей Дюлани, чтобы увидеть пойманного. Затем попятился с ужасом в глазах, протянув руки в сторону извивающегося, брыкающегося пленника, и закричал:

– Моро-кунда!

В следующий миг произошло невероятное. Державшие Дюлани дюжина сильнейших мужчин поселка как по команде выпустили его, точно это был раскаленный уголь или бомба, грозящая разорваться, и рассеялись кто куда. Отбежав на безопасное расстояние, мужчины образовали вокруг геолога широкий круг и взяли его на прицел.

– Прочь! – крикнул Маккензи, обращаясь к Куперам. – Бегите прочь! На этом человеке проклятие!

– Сделаем, как он говорит, – посоветовал Купер-старший, и все трое поспешили укрыться во дворе дома, откуда могли наблюдать за происходящим.

Дюлани, стоя в одиночестве посредине кольца вооруженных людей, кричал:

Не слушайте его! Это ложь!

– Тихо! – приказал ему Маккензи.

– Остров обречен! – не унимался Дюлани. – Все животные и птицы его покинули, приливы затопляют низины, подземные толчки учащаются!

– Молчать! – вновь подал голос Маккензи и, обращаясь к своим подручным, добавил: – Том и Эндрю, принесите протекторы. Быстро!

– Вы что, не слышите? – не унимался геолог. – Бегите с острова, покуда есть возможность! Келно вас обманывает!

Том и Эндрю вернулись, неся что-то вроде охапки красных шарфов, которые тут же были розданы участникам оцепления. Каждый намотал себе на шею по такому шарфу, после чего, как по мановению волшебной палочки, все вновь осмелели и двинулись к Дюлани.

– Схватить его и увести! – распорядился Маккензи.

Подручные поволокли прочь упирающегося, кричащего пленника.

Маккензи, казалось, был потрясен всем происшедшим. С извиняющимся видом он повернулся к Куперам и выдохнул:

– Я ведь предупреждал: это совершенно иной мир, где многое недоступно нашему разумению.

Доктор Купер, выйдя из укрытия, шагнул к Маккензи и сурово потребовал:

– Я жду от вас объяснений.

– Моро-кунда…

– Мне этого недостаточно! – отрубил доктор.

– Мне нечего больше сказать, – произнес Маккензи. – Каких вы ждете от меня объяснений? Это не болезнь, не инфекция – это… это зло, проклятие, безумие, которое овладевает человеком, если он ступает туда, куда не следует, оскверняет святыни или не повинуется царящим здесь силам.

– Вам вверена миссия проповедовать Евангелие Иисуса Христа! – горячо произнес Купер. – Вместо этого вы произносите речи, достойные оккультиста! Если это болезнь – называйте ее болезнью, если сумасшествие – сумасшествием; и не думайте, будто я поверю всей этой темной, необъяснимой абракадабре, позаимствованной у шаманов!

Глаза Маккензи приняли ледяное выражение.

– Было время, когда и я думал так же, но многому научился на этом острове, – парировал он. – Существует такое, что вам не понять, доктор…

– Тогда просветите меня. С плохо сдерживаемым гневом Маккензи взглянул на Купера:

– Запомните мои слова, милый доктор. Этот человек некогда был известным, умнейшим преподавателем колледжа и видным членом здешней общины. Теперь это лишь бредящий умалишенный, маньяк, обреченный. И я уверяю вас: к завтрашнему утру его уже не будет в живых! Мне уже доводилось видеть это прежде. Я знаю.

– Не будет в живых из-за проклятия?

– Нельзя противиться или перечить силам, которые управляют этим островом. Это приводит к… моро-кунде.

Доктор Купер, указывая пальцем на Мак-кензи, заговорил, все повышая голос:

– Похоже, вы забыли силу креста? Забыли, что власти Иисуса Христа не страшны никакие козни сатаны? Вы не должны поклоняться им!

– Ничто не в силах сокрушить могущество духов, правящих здесь, – не сдавался Маккензи.

– Даже Евангелие Иисуса Христа!

Доктор Купер застыл, не находя слов. Маккензи же, сочтя разговор законченным,

сделал Куперам знак следовать за ним со словами:

– Я позаботился о том, чтобы вас разместили поудобнее. Завтра утром можете тронуться в обратный путь.

В домике для гостей оказалось тепло и мило. Постели были мягкими и удобными. Однако Куперы чувствовали себя неуютно. Доктор не отходил от двери и не снимал с пояса кобуры. Он был настороже. Джей поглядывал из окна на джунгли. Лайла, сидя возле другого окна, напряженно ловила любой новый звук.

– Что-то тут неладно, – прошептал Купер-старший.

– Моро-кунда! – с отвращением произнесла Лайла. – Какую же мерзкую игру затеял тут Маккензи?

– Я не заметил, чтобы с Дюлани что-то было настолько уж неладно, – подхватил ее отец.

– Ты уверен? – спросил Джей. – Мне он показался просто психом.

– А ты помнишь, что он говорил про затопленные приливами низины? Мы ведь видели это своими глазами!

– Да-да, те самые пальмы в бухте! – вспомнила Лайла.

– Верно. А что Дюлани сказал про диких животных? За все время нам ни разу не встретился ни один зверь, и птицы не пели.

– Господи… – дошло и до Джея. – На всех других островах, где мы побывали, шум и гам в джунглях такой, что оглохнуть можно!

– Да и сам Маккензи… – задумчиво проговорил Купер-старший. – Для проповедника Евангелия он высказывает слишком странные идеи.

– Вроде того, что Иисус пришел на землю, чтобы избавить нас от невежества? – подхватил Джей.

– Да он пришел вовсе не за этим, а чтобы спасти нас от греха! – воскликнула Лайла.

– А как вы относитесь к тому, что в этом поселке даже церкви нет? – спросил Джей. – Вместо нее какой-то зал для собраний, где они «обсуждают духовные вопросы»! Кстати, за всю экскурсию я ни у кого не видел и в помине Библии!

– И креста тоже! – добавил отец. – И ни разу он не заикнулся о молитве, богослужении или чтении Писания…

– Хорош миссионер, ничего не скажешь! – заключила Лайла.

– А слышали, как он сказал, будто записка написана давным-давно? Он, верно, не заметил, что там стоит число. Она была написана полтора месяца назад!

– Потом он утверждал, что у них тут ни у кого нет оружия, – вставил Джей. – А на самом деле его оказалось навалом, когда потребовалось схватить Дюлани!

– Наконец, все разглагольствования о строительстве нового мира своими руками и грядущей эре всеобщего примирения… – вспомнил доктор Купер. – Маккензи упомянул о Водолее, но я что-то не слышал, чтобы в связи со всем этим он хотя бы раз сослался на второе пришествие Христа.

– А как Дюлани назвал Маккензи? – поинтересовалась Лайла.

– Келно, – ответил ей отец. – Понятия не имею, что это значит.

– Да, а красные шарфы – для чего они? Как могут они защитить от заразы?

– Не от заразы. А от… проклятия, злых духов, неведомых сил – или как там их зовет Маккензи… Это все входит в правила игры.

Шарфы – это «протекторы» на его языке. Что-то вроде амулетов или заговора от бед. Это колдовство, одним словом. Так не должно быть.

– Пап! – вдруг взволнованно шепнул Джей. – Гляди!

Доктор Купер и Лайла приникли к окну.

– Потуши свет! – скомандовал отец, и Лайла мигом повиновалась.

Они застыли возле окна, в абсолютной темноте, вглядываясь в беспросветные, мертвые джунгли.

Наконец где-то в глубине леса им удалось различить мелькающий среди деревьев и лиан огонек.

– Туземец Свеча… – определил Джей.

– Что он там делает ночью? – полюбопытствовала Лайла.

– Постой… – оборвал ее отец. – Джей, приоткрой-ка окно!

Джей распахнул окно настежь, и они притаились, стараясь не дышать. Теперь они услышали… Что-то вроде пения с подвываниями хора, прерываемого порою каким-то коротким выкриком. Все это было странно и жутко.

– У них что там, вечеринка? – предположил Джей.

– Причем в джунглях, где, по их словам, таятся некие злые силы и где опасно показываться даже днем… – вставил Купер-старший. Затем, послушав еще минуту, глубоко вздохнул и произнес:

– Кто-нибудь хочет сходить на разведку?

– Что?.. – вздрогнула Лайла.

– Я готов! – откликнулся Джей. Они достали из своих мешков темную маскировочную одежду, переоделись в нее, взяли фонари и, не включая их, подошли к двери и прислушались. В поселке было так тихо, точно все вымерло. Тишину нарушали лишь странные звуки, доносящиеся из джунглей.

– Туда, под дерево! – шепнул Купер-старший, и все трое, скользнув из двери через слабо освещенную улицу, очутились в тени развесистой пальмы.

– Теперь до той рощицы! – вновь скомандовал отец, и они один за другим перебежали в следующее укрытие.

Так, короткими перебежками они одолели расстояние, отделявшее их от того ответвления дороги, которое вело в джунгли.

– Уж теперь-то мы узнаем, что от нас скрывал Маккензи, – прошептал Купер-старший.

Оставив огни поселка за спиной, они двинулись вдоль по тропе, в глубь влажной, таинственной темноты джунглей. Где-то впереди, не переставая, раздавались пугающие завывания и крики. Куперы на ходу включили свои фонари, направив их в землю, чтобы различать дорогу.

Почва под ногами была мягкой, покрытой перегноем и мхом, что позволяло передвигаться бесшумно, лишь порою хрустела под ногой у кого-нибудь случайная ветка. Сверху, точно липкие черные пальцы, нависали невидимые в темноте лианы, окропляя их время от времени водою и клейким соком. Тропа становилась все уже и трудноразличимое. Затем раздвоилась.

– Мило… – заметил Джей, остановившись у развилки.

– Придется разделиться, – сказал Купер-старший. – Лайла, ты оставайся здесь и подай нам сигнал, если заметишь, что кто-то идет сзади. Джей пойдет по правой тропе, я – по левой.

Все так же направив фонари в землю и пригибаясь, чтобы избежать омерзительного прикосновения скользких лиан, доктор и сын тронулись вперед, каждый в своем направлении.

Лайла погасила фонарь и теперь стояла в полной тьме. Некоторое время до нее еще доносился звук удаляющихся шагов отца и брата, шелест задетых лиан, хруст веток. А голоса в отдалении все продолжали завывать, стенать и скандировать что-то…

Хлюп-хлюп.

– На что это я такое встала? – подумала Лайла, включила фонарь и посветила себе под ноги. Странный мох… Она перешла на более надежный участок земли.

Вновь хлюпанье и хруст. Что это? Никакого мха тут нет.

Опять хруст ломаемых побегов… Лайла переступила на месте – никакого звука. Значит, это не она.

Хруст. Она окаменела. Где-то капли, громко отдаваясь в тишине, одна за другой падали на лист неизвестного растения…

Хруст, еще…

– Отец, – выговорила она громким шепотом. – Это ты?

Ответа не последовало. Спустя немного вновь что-то хрустнуло.

– Джей?.. Эй, ну, отзовитесь же! Неподалеку зашелестели задетые лианы. Лайла зажгла фонарь, свет которого белой полосой разрезал темный мох. Она посветила вперед, пытаясь различить что-нибудь сначала на одном ответвлении тропы, затем на другом. Ни отца, ни брата…

Хруст! Теперь прямо у нее за спиной! Она рывком обернулась.

– А-а-а! – страшный, пронзительный, леденящий кровь вопль потряс все ее существо. Фонарь полетел в кусты, тогда как сама она, опрокинутая чем-то на землю, пыталась высвободиться из опутавших ее корней, лиан, веток и побегов. Что-то держало ее за ноги! Она рванулась, брыкаясь ногами и цепляясь за растения, в попытке освободиться. Затем попыталась кричать, но крик утонул во мху, куда она ткнулась лицом при падении. Лайла вновь хотела брыкнуть ногами и ползти вперед, однако теперь освободиться из плена было уже невозможно. Что-то тяжелое держало ее, тянуло, приникало к телу, поглощая его дюйм за дюймом…

Глава 4

Темнота обступила Лайлу, усиливая ощущение, будто ее заглатывают живьем. Она приподняла голову, высвободив лицо из мха и листьев, и закричала.

Прошла, казалось, целая вечность. Девушка билась, стараясь вырваться из хваткого, цепкого объятия неизвестного существа, пока то вдруг не заговорило, обращаясь к ней с еле слышной мольбой:

– Помогите…

И тут же хватка неизвестного ослабела. Он затих.

– Что же теперь? – пронеслось у нее в голове. – Дорогой Иисус, неужто мне конец?

– Лайла! – раздался вдруг поблизости знакомый голос.

Она подняла голову, увидела свет фонаря и слабо позвала:

– Отец!

Вскоре показался луч еще одного фонаря:

Джей стрелой мчался на шум и голоса. Все вокруг осветилось. Тяжесть, придавившая ее к земле, отпустила. Она приподнялась и, обернувшись к отцу, успела заметить какую-то бесформенную массу, вроде тряпичной куклы, которую отец с Джеем оттаскивали в сторону. Отец вынул револьвер.

– Не стреляй, – предупредил Джей, дотронувшись до его руки.

Доктор застыл в ожидании над неподвижным бесформенным телом, держа на изготовке револьвер. Однако еще через мгновение издал вздох облегчения и отвел дуло в сторону.

– Я спокоен, сынок, – выдохнул он. И тут же Лайла почувствовала, как ее обнимают две пары надежных, любящих рук.

– С тобою все в порядке, малыш? – спросил ее отец. – Ты не ранена?

– Не знаю… – пробормотала она, еще не в силах опомниться от пережитого страха.

– Подняться можешь? – в свою очередь спросил Джей.

Несмотря на слабость и дрожь во всем теле, ничего серьезного с ней не произошло.

– Похоже, все в норме, – сказала она. – Что это было такое?

Доктор Купер сделал несколько шагов к телу, брошенному ими неподалеку, и перевернул его. Они осветили его.

– Дюлани! – вскрикнула Лайла. Геолог был мертв. Рот застыл в крике, в расширенных глазах отражался ужас. Доктор Купер опустился на колени и принялся осторожно осматривать глаза, лицо, рот, затем закатал мертвецу рукав и изучил кожу руки.

– Так значит это и есть моро-кунда… – проговорил он наконец.

Джей со страхом взглянул на отца:

– Ты правда так думаешь?

– Симптомы те же, что и у Томми, найденного на плоту. Коагуляция крови, сильное обезвоживание организма, воспаление кожи и тканей – следствие сумасшествия, паники, неадекватного поведения. Врачи в Самоа подсказали мне, какие симптомы следует искать. Моро-кунда это или что другое – но только эта штука убила обоих.

– Так что же он пытался со мной сделать? – поинтересовалась Лайла. – Напасть на меня?

– Я полагаю, он просто в приступе паники пытался ухватиться за тебя, как утопающий за соломинку, уже не отвечая за свои действия.

Внезапно темноту прорезал свет еще одного фонаря и знакомый голос у них за спиной произнес:

– Ну что, теперь вы мне верите, доктор? Это был Адам Маккензи, и с ним еще двое его людей.

– Я бы сказал, что потрясен, – ответил Купер-старший.

Маккензи осветил их по очереди своим фонарем, точно ища кого-то или что-то, затем заговорил вновь:

– Вам повезло. Проклятие вас не коснулось. Пока… – он усмехнулся и продолжал со странной угрозой в голосе. – Я бы попросил вас вернуться в поселок, в дом, где вы поселились, и больше не рыскать по окрестным джунглям. Я ведь предупреждал, что здесь небезопасно. Телом Дюлани займутся мои люди.

– Мы лишь заинтересовались, – отважился вставить доктор Купер, – чем может заниматься столько людей в столь поздний час в чаще тропического леса.

– Доктор, – все с той же зловещей усмешкой произнес миссионер, – этот остров имеет свойство странным образом обманывать восприятие. Никого, кроме нас, в этом лесу нет…

– Но мы слышали голоса! – воскликнул Джей.

– Разумеется, – согласился Маккензи.

– Но смею заверить, мой юный друг, такое здесь случается нередко, и это вовсе не значит, что вам в самом деле удастся обнаружить кого-нибудь в джунглях.

Оказавшись вновь в своем домике, Куперы тут же кинулись к окнам, прислушиваясь. Однако теперь все было спокойно. Ни единого голоса.

Остаток ночи они спали по очереди, сменяя друг друга: час дежурства, затем два часа сна. Во время своего дежурства Купер-старший дал детям спокойно поспать, хотя у него и вызывал беспокойство мерцавший в отдалении факел на голове Свечи, который методично челноком сновал по ночным джунглям взад-вперед.

Проснулся доктор словно от внезапного толчка. Однако уже через секунду сориентировался, где он, и успокоился, выяснив, что с детьми и снаряжением все в порядке. Лайла спала, в то время как Джей, привалясь к стене, сидел на посту, устало всматриваясь в предрассветную мглу. Сквозь окна начинал проникать свет занимающегося дня.

И тут доктор уловил снаружи, на площади, голос Маккензи, который что-то громко, с жаром говорил.

– Что там такое? – поинтересовался он у сына.

– Он совсем свихнулся, – отвечал тот. – Исчезли какие-то стройматериалы, и он обвиняет всех в воровстве.

– Да ну? – оживился доктор, присоединяясь к сыну на его наблюдательном посту. – Стало быть, в этом совершенном мире, где нет преступности и разврата, обнаружился-таки вор?

– Думаю, тому осталось жить недолго. Ты только послушай, какими угрозами он сыплет. Это нечто!..

Оба прислушались к гневным выкрикам Маккензи, доносившимся с веранды его дома.

– … Не сомневайтесь, – вещал со своей трибуны миссионер, – вор будет найден! Так что лучше ему сейчас сознаться. А не то я сам докопаюсь, кто это сделал. А если не сумею, то остров, которому все ведомо, сам откроет мне это! И очень скоро наглый вор узнает на своей шкуре, каково обманывать не только меня и других жителей поселка, но и самого Водолея! Тогда тебе уже ничто не поможет…

– Он говорит об этом острове так, будто это живое существо, – заметил Джей. Отец лишь покачал головой:

– Настоящий артист, верно?

Лайла, встрепенувшись, тоже проснулась и села на своем лежаке, моргая спросонья и поправляя спутавшиеся волосы.

– Что такое? – спросила она. Ей объяснили и дали послушать бред, вылетающий из уст Маккензи.

– Мы недосчитались, – гневно продолжал тот, – нескольких кубометров досок, двух ящиков гвоздей, десяти труб…

Перечень нанесенного урона оказался довольно длинным.

– Я даю вору время до конца дня на раздумье. Если ты повинен в воровстве, приди ко мне и проси о прощении. Когда все украденное будет возвращено, я уверен, властвующие над нами силы окажут тебе снисхождение. Но решишься ты упорствовать в содеянном – ничто на свете не отвратит от тебя проклятия и не спасет от моро-кунды!

Даже с такого расстояния было слышно, как собравшиеся на площади жители поселка при этой угрозе испуганно зашевелились и заговорили.

– Как марионетки! – саркастически хмыкнул доктор Купер.

– Похоже, они и вправду боятся? – удивилась Лайла.

– Именно таким способом он и держит их в руках, – ответил ей отец. – Вот это да! Прямо как в Библии!

– Ага, – подтвердил Джей. – Почти как во втором Послании к Фессалоникийцам, где говорится об антихристе, обманывающем со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, да?

– Потрясающе! – согласился Купер-старший. – Тут и впрямь точно царство антихриста в миниатюре, этакая мини-деспотия:

один человек правит всем, все носят медальоны с Водолеем, и каждый ходит в вечном страхе, под гнетом всевластного обмана. Точно списано с тринадцатой главы Откровения Иоанна Богослова!

– Но как, скажите мне, мог проповедник Евангелия Христова настолько сбиться с пути? – не мог уяснить Джей. – Видно, этот миссионер просто вконец свихнулся!

Доктор Купер, прислушиваясь к похвальбам и угрозам Маккензи, в задумчивости покачал головой:

– Нет, тут что-то не так. Этот человек – если он только действительно Адам Маккензи – вконец запутавшийся и жалкий тип.

– Так что же мы сообщим Миссионерскому Союзу? – не вытерпела Лайла.

– Пока мы знаем слишком мало, чтобы сообщать им о чем-нибудь… – ответил отец.

Адам Маккензи благодушно и обходительно распрощался с Куперами. Он явно испытывал облегчение и радость от сознания того, что они покидают остров; отрывисто давал указания Свече, который помогал Куперам собираться и навьючивал им на спины рюкзаки. Но и этого ему показалось мало. Миссионер приказал Свече довести их до яхты, боясь, как бы те не потерялись по дороге. Куперы поняли, что он хочет быть полностью уверенным в том, что они благополучно покинули его владения.

Крепко пожав всем троим руки, Маккензи на прощание сказал:

– Я уверен, что ваше пребывание здесь, среди нас, открыло вам нечто новое и заставило призадуматься.

– Это точно… – согласился Купер-старший.

– И сообщите Союзу, что Адам Маккензи пребывает в полном здравии и трудится не покладая рук в этих южных широтах.

– Почему вам самому не написать об этом? – галантно осведомился доктор. – Уверен, что им приятнее было бы узнать обо всем из первых уст. Кстати, коль уж выяснилось, что первое ваше приглашение не дошло, пошлите другое. Наверняка они пожелают увидеть все ваши здешние успехи воочию.

– Замечательно! Так я и сделаю, – подтвердил Маккензи, махая им вслед рукой.

– А я готов поспорить, что нет! – подумал про себя Купер. Покинув поселок, они продвигались сквозь джунгли под присмотром замыкающего шествие Свечи – высокого, молчаливого и внушительного.

По пути они обменивались между собой незаметными постороннему знаками. Все трое сознавали, что так эта экспедиция закончиться не должна. Они не могли просто уплыть восвояси, не получив ответа на множество вопросов, возникших в связи с увиденным. Конечно, они позволят Свече довести их до своего судна; может быть, даже выйдут на нем в море, пока туземец следит за ними. Но как только окажутся на борту, будет устроен семейный совет…

В этот момент Свеча что-то крикнул им, но, как обычно, они не разобрали слов. Куперы обернулись к великану, пытаясь понять, чего же он хочет на сей раз.

– Эй, вы, сюда! – гудел тот, указывая куда-то в сторону от тропы.

Доктор подошел к нему взглянуть, что там такое. Глазам его предстала другая тропа, столь узкая и скрытая зарослями, что они даже не заметили ее, проходя мимо.

– Идите! – рявкнул Свеча, указывая на тропинку.

– Послушай, Свеча, – попытался объясниться с ним доктор, – мы пришли не этой дорогой. Нам нужно в бухту, где стоит на приколе наше судно. Понятно?

Однако гигант понимал лишь од но: он хочет, чтобы они пошли этим путем. И продолжал тыкать пальцем в ту сторону с непоколебимым упорством.

Джей и Лайла также подошли к ним взглянуть, что там такое. Еле заметный просвет между кустами выглядел не слишком заманчиво. Вряд ли он вел вообще куда-нибудь.

– Он, должно быть, плохо понял, что ему приказали, – предположил Джей.

Доктор Купер, почти подражая размашистой жестикуляции туземца, принялся втолковывать тому:

– Нам нужно вернуться тем же путем, которым мы пришли… Вот этим… Вон туда… Понимаешь?

Туземец ошарашенно смотрел на него, не говоря ни слова. Куперы повернулись и тронулись дальше по главной тропе. Их провожатый остался стоять на том же месте; лицо его исказилось от гнева и отчаянья. Однако Куперам было все равно. Они слишком устали от постоянных окриков, опеки и слежки на этом острове.

С каждым шагом все явственнее различался слышанный накануне рев воды – тот самый рев, который доносился со дна бездонной пропасти с перекинутым через нее шатким, ненадежным, смертельно опасным подобием моста. Подумать только – они перебирались по нему в полной тьме! Теперь, при свете дня было ясно видно, что державшие все сооружение канаты истрепанны и полураспущенны в результате многолетнего воздействия на них морского воздуха, солнца, дождей… Некоторые доски стерты почти в пыль, другие и вовсе отсутствуют, открывая путнику потрясающий вид на ожидающую его внизу верную смерть.

Есть ли у этой пропасти дно? Куперы перегнулись через край, чтобы увидеть ту точку, где отвесные каменные стены переходят в реку или водопад, но стены ущелья уходили вниз бесконечно, точно шахта фантастического лифта, созданного самой природой. В конце концов Джей, распираемый любопытством, шагнул на мостик и прошел несколько метров, чтобы обеспечить лучший угол обзора… И тут же окаменел, уцепившись за канатные поручни и не отрывая от пучины расширившихся в ужасе глаз.

– П-па-ап! – хрипло позвал он.

Доктор тоже поспешил сойти с тропы и сквозь кустарник взобрался на возвышающийся над пропастью, чуть позади моста, уступ. Он бросил взгляд туда же, куда смотрел Джей, и увиденное потрясло его.

Лайла застыла на месте. У нее отпало всякое желание присоединиться к ним.

Джею казалось, будто он видит там, внизу, словно… словно…

– Это вроде самого большого унитаза в мире! – прокричал он.

– Не смешно! – нервно отозвалась сестра. Доктор Купер подумал, что сравнение Джея справедливо. Пропасть оказалась гигантским кратером с отвесными стенами высотой в несколько сот метров, которые образовывали, сужаясь книзу, дыру метров тридцать в диаметре.

Скорее всего, это был потухший вулкан, вокруг которого и образовался остров. Сейчас же, когда лава иссякла, пустая горловина его оказалась заполненной водой и представляла собой невероятных размеров яростный, гремящий водоворот, подобный которому вряд ли кому приходилось видеть. Вода в нем бурлила, пенилась, устремлялась по кругу и образовывала глубокую воронку, в самом центре которой находилась темная, бездонная, сосущая дыра, где вода исчезала с ревом, громоподобно отдававшимся от стен.

Доктор Купер быстро вернулся к мосту и подал Джею знак, чтобы тот начал переправляться. Юноша с трудом оторвал взор от невероятного зрелища внизу и осторожно, шаг за шагом, пустился в путь на ту сторону.

Следующей, не без колебания, ступила на мост Лайла.

– Отец… – начала она, но затем лишь плотнее сжала губы, уцепилась за поручни и тронулась вперед. Она продвигалась нетвердыми шагами, раскачиваясь вверх-вниз и из стороны в сторону над острыми скалами, и казалась пьяной птицей. А затем внизу не осталось ни скал, ни утесов, никакой тверди, лишь пустота, пелена мельчайших водяных брызг, висящая над кратером. Все это напоминало огромный рот Гаргантюа с белыми пенными губами и черным ненасытным горлом. У Лайлы перехватило дыхание.

– Вперед, Лайла! – подбодрил ее отец. – Ты должна перейти, быстро!

Сделав над собой усилие, она шагнула еще раз… Доска не выдержала! Нога Лайлы, пробив ее насквозь, ухнула вниз, и девушка повисла, еле успев ухватиться за изношенные канаты. Повиснув над бездной, она увидела, как две половинки переломившейся доски полетели вниз, уменьшаясь в размерах, пока не превратились в две сосновые иглы, едва различимые на фоне гигантской воронки. Наконец они упали в воду, и ненасытный рот водоворота поглотил их в мгновение ока.

Лайла не могла шевельнуться. Мост ходил ходуном вверх-вниз, точно стараясь сбросить ее с себя в пасть ожидающего добычи монстра. Застывший взгляд девушки был прикован к бешеному вращению воды. Ей казалось, она смотрит в глубь бесконечного, беспросветного туннеля. Вдруг ею овладело ощущение, что это она вращается. Больше ни думать, ни делать что-либо она уже была не в силах…

Она почувствовала, как на ее руку легла рука отца. Он вытащил ее наверх, и она прильнула к нему, точно ребенок, пока он медленно, осторожно ступая, выносил дочь с ужасного моста на твердую почву.

Доктор Купер усадил дочь, та беспомощно осунулась на землю.

– Все уже позади, – промолвил он. Джей, успевший перебраться назад через мост, тоже подбежал к ним. «Джей, одно слово, и я не знаю, что с тобой сделаю!» – подумала она. Но брат и не думал насмехаться или дразнить ее. Вместо этого он крепко обнял Лайлу и так застыл, сжимая ее в объятиях. Лайла расплакалась:

– Простите…

– Ничего, забудь обо всем, – успокаивал ее Джей.

– Со всяким случается, – добавил отец.

– Со мной никогда такого не было, – всхлипнула она. – Я прямо голову потеряла, когда…

– Слушай, никто не думает тебя обвинять!

– горячо заверил ее брат. – У меня до сих пор сердце в пятках…

- Во всем виновата та гнилая доска. Этого было достаточно, – заключил Купер-старший.

– Простите, – выговорила Лайла, понемногу приходя в себя, – но я вряд ли сумею перейти по этой штуке…

Все молча обменялись взглядами. И у всех троих в голове мелькнула одна и та же мысль…

– Та боковая тропинка! – произнес доктор.

– Пожалуйста, давайте попробуем пойти по ней! – взмолилась Лайла.

– Теперь-то я знаю, что Свеча имел в виду, – констатировал Джей.

Эта новая, неразведанная ими дорога, вилась некоторое время вниз по крутому склону, затем побежала ровнее, ведя сквозь джунгли в направлении моря. Поначалу все шло без происшествий и ничего опасного не предвещало. Неожиданно Лайла, заметив что-то среди деревьев, замедлила шаг.

– Что это там? – спросила она.

– Похоже, какая-то постройка, – отозвался Джей.

Это действительно оказался небольшой шалаш. За ним стояло еще несколько таких же.

– Ни души, – заметил доктор Купер. Они осмотрели ближний шалаш изнутри. Пока пищи для размышлений было немного, но безлюдность маленького поселения порождала неясную тревогу.

– Тут кто-то был, – определил Купер-старший, тщательно исследовав земляной пол жилища. – Осторожно. Вот, видите? Отпечатки ног.

– Ботинок, – поправил Джей.

– Да, современной обуви, судя по подошвам и каблукам, – признал отец. – А еще… Из двери что-то выволакивали. Очевидно, мебель.

Лайла рассматривала находившийся снаружи загон для скота. Ограждение было сломано, скот исчез.

Следующий шалаш также оказался пустым: ни мебели, ни утвари, ни сколь-нибудь ценных вещей. На полу валялись сломанные и ненужные предметы.

– Я бы сказал, – произнес доктор, озираясь, – что тут все разграблено. Кто-то сюда пришел и все вынес.

Покинув странное поселение, Куперы двинулись дальше по тропинке. Лайле, шедшей впереди, первой открылось пугающее зрелище. Она застыла, как вкопанная, широко распахнув глаза и прикрыв рот рукой. Джей с отцом бегом поспешили к ней.

Все трое долго стояли, не в силах вымолвить ни слова.

– Интересно, Свеча поэтому хотел провести нас именно этой дорогой? – Джей словно размышлял вслух.

– Похоже, он стремился показать нам все это, – подхватила его мысль сестра.

Внизу перед ними раскинулась целая деревня из крытых листьями домиков, загонов для скота и других построек. Казалось, люди только что покинули ее. От нормальной деревни она отличалась тем, что была наполовину погружена под воду.

– Пальмы в бухте… Теперь это… – размышлял вслух Купер-старший.

– Теперь мы точно знаем: что-то здесь неладно, – резюмировала Лайла.

– Дюлани тоже знал это.

– Наверное, и Томми? – предположил Джей.

– Еще вчера в этой деревне, похоже, жили люди, – вымолвил его отец. – Затопило ее совсем недавно.

– Тогда куда подевались все люди? – спросила девушка.

Доктор лишь покачал головой:

– Бежали прочь, я полагаю. Срочно эвакуировались с острова. Думается, теперь этот остров остался целиком в распоряжении мистера Маккензи и его общины.

Джею вспомнились слова из найденной у Томми записки: «… скорее сюда. Остров…». Интересно, что же там было написано?

– Возвращаемся, – подытожил Купер-старший.

Обратный путь при свете дня занял гораздо меньше времени. Мысли их были сосредоточены на одном – на той таинственной дороге, исследовать которую им запретил Маккензи, где встретил свою смерть Дюлани.

Заприметив первые дома поселка, они укрылись за скоплением валунов. Перед их глазами простиралась главная улица, по которой двигались занятые своими повседневными заботами жители. Куперам же необходимо было пробраться на боковую дорогу незамеченными.

– Лайла, наблюдай за всем в оба, – шепнул отец.

Девушка, притаившись в ветвях старого дерева, принялась следить за происходящим на улице поселка. Время от времени, пусть на несколько секунд, но улица пустела. Когда подошел очередной такой момент, она махнула рукой, и Джей под прикрытием деревьев опрометью понесся по дороге к поселку, а затем резко свернул вбок, на запретную тропу – – на мгновение раньше, чем в конце улицы появились несколько мужчин. Все они были вооружены и, казалось, чем-то обеспокоены.

Теперь наблюдал доктор, в то время как Лайла приготовилась в удобный момент по сигналу ринуться к развилке дороги. Это ей удалось, и она незамеченной, спустя считанные секунды, присоединилась к брату.

Последним тот же маневр проделал их отец. Наконец все трое вновь оказались вместе и поспешно двинулись по тропе.

– Отлично, – прошептал вскоре Купер-старший. – Вот та самая развилка. На этот раз идем все вместе.

– Спасибо, – отозвалась Лайла.

– Пойдем налево и посмотрим, что там.

Они бесшумно тронулись сквозь джунгли, пригибаясь, когда на пути встречались те самые мокрые, провисшие лианы, обходя пни, переступая через поваленные стволы, перепрыгивая через ямы и непрестанно прислушиваясь.

Джей указал им пальцем на пустое гнездо какой-то крупной птицы на вершине высокого дерева. По дороге попалось еще несколько таких гнезд и заброшенных нор. Дюлани и тут оказался прав. Животные и птицы покинули свои насиженные места.

Через некоторое время впереди показался просвет, деревья поредели. Они пригнулись, стараясь оставаться незаметными, и пробирались дальше полуползком, припадая к влажной, поросшей мхом земле, пока не добрались до края леса. Выйдя к прогалине, они перебежали под прикрытие, образуемое обломком скалы и растущими возле него деревом и раскидистым кустом.

Вид этого места вызывал неприятное, леденящее ощущение. Высокие деревья, нависавшие над ним, казались застывшими в плаче или умирающими. Воздух наполняло непонятное зловоние, как от гниющей падали. Тишина вокруг и стоящие торчком крупные камни, разбросанные тут и там по каменистой поляне, придавали месту вид допотопного храма или святилища. Камни эти могли с равным успехом служить астрологическими знаками, столами, пьедесталами…

– Жертвенники? – вслух подумал Купер-старший.

В центре поляны находилась глубокая яма вроде колодца. С того места, где они стояли, дна ее не было видно. Возможно, она служила чем-то вроде кострища. Доктор Купер с сыном и дочерью осторожно вышли из укрытия и направились к центру поляны. Однако по мере приближения к яме стены ее уходили все глубже, и, лишь встав на самом краю, им удалось окинуть взглядом песчаное дно, лежавшее на глубине пяти с лишним метров. Дно это было усеяно высушенными и выбеленными солнцем костями.

– Господи Боже! – – пробормотал Купер-старший в тревоге, – что же это?

– Жертвенная яма, – предположил Джей, хотя и без того было ясно.

Доктор опустился на колени, чтобы лучше рассмотреть.

– Стало быть… здесь отправляют языческие и колдовские обряды. Ямой пользовались совсем недавно, – заключил он, чувствуя дурноту от собственного заключения. – Один из звериных скелетов свежий.

– Отец, – слабо проговорил Джей, – кажется, это человеческие кости… Доктор оглядел яму, определив:

– Похоже, еще одно вулканическое отверстие. Тогда оно может уходить в самые недра острова. Вероятно, там, внизу, обитает какое-нибудь хищное животное, питающееся… мясом жертв.

Он поднялся на ноги и отошел от края, не видя смысла продолжать обсуждение.

– Ты думаешь, именно это мы слышали вчера ночью? – спросил Джей. – Какой-то обряд, который совершался здесь?

– Не знаю, – ответил Купер-старший, погруженный в свои мысли. – Не думаю, чтобы голоса, услышанные нами ночью, раздавались отсюда.

Он повернулся к противоположному концу поляны, пытаясь разглядеть, что скрывается в джунглях по ту сторону, и продолжал:

– Возможно, они доносились оттуда. Тогда, значит, мы видели еще не все…

– Нет, с меня достаточно! – взбунтовалась было Лайла.

Но отец оборвал ее:

– Я еще потребую от Маккензи ответа. А пока мне нужно проверить, что там дальше по этой тропинке…

Хрустнула сломанная ветка. В джунглях зашелестело. Куперы кинулись было к тропе, по которой пришли, но та оказалась перекрытой группой вооруженных мужчин, чьи ружья были нацелены на чужаков.

Глава 5

На противоположном конце поляны, отрезая выход с другой стороны, появилась еще одна группа с оружием на изготовку. Куперы оказались в ловушке.

– Доктор Купер! – прозвучал знакомый голос. – Вам следовало бы знать, что на этом острове повсюду глаза, с их помощью я вижу все!

Так и есть. Между двух телохранителей, еле сдерживая гнев, стоял Адам Маккензи.

Доктору Куперу наскучили все эти тайны и вороненые стволы. Он без страха шагнул вперед и оказался лицом к лицу со странным повелителем острова:

– Так вот почему вы не желали пускать нас в глубь джунглей? Что это за место, где мы находимся, и что тут происходит?

Однако Маккензи ничего не ответил: лицо его страшно побледнело, и глаза расширились от ужаса.

– Протекторы! – закричал он.

По команде все вооруженные островитяне тут же извлекли и намотали себе на шею красные шарфы. На их лицах лежала печать испуга, оружие в руках у некоторых задрожало.

– Mop… моро-кунда! – вскричал Маккензи прерывающимся голосом. – Вы, трое, не двигаться! Или я прикажу своим людям пристрелить вас на месте!

Куперы переводили глаза с одного перепуганного жителя на другого – и у них появилась догадка.

– Отец, он хочет подставить нас! – в отчаянии прошептал Джей.

– Знаю, – ответил доктор и обратился к Маккензи. – Послушайте меня, Маккензи, внимательно. Я плохо представляю себе, что такое эта ваша моро-кунда, но смею уверить, что с этого момента вы вступаете в противостояние с Богом, с чьим могуществом не сравнятся никакие проклятия или силы, придуманные вами.

– Мне очень жаль, – парировал Маккензи. – Поверьте, я не желаю вам зла. Но вы вторглись в святилище, и теперь, вне всякого сомнения, на вас троих лежит проклятие.

– Этот трюк не сработает, – холодно возразил доктор.

Однако Маккензи лишь горестно покачал головой:

– Вы вступили в столкновение со скрытыми силами, царствующими на этом острове. Именно поэтому я предостерегал, чтобы вы не углублялись в джунгли, и следовало бы прислушаться к этому предостережению. Теперь, вероятно, уже поздно…

По кивку Маккензи вооруженные жители поселка двинулись к семейству Куперов, схватили всех троих, сняли с них поклажу и обезоружили доктора.

– Вы не оставили мне выбора, – сверкнув глазами, заключил миссионер. – Ради блага моих людей я обязан держать вас в заточении, покуда проклятие… не довершит дело до конца.

Темница была построена на совесть: толстые бревенчатые стены, тяжелая, крепко запертая дверь, узкие щели вместо окон, и освещение в виде единственной свисающей с потолка лампочки. Снаружи к дому был приставлен часовой.

Джей и Лайла сидели на циновках. Их отец бесцельно расхаживал взад-вперед, погруженный то в мысли, то в молитвы о спасении.

– Что-то, – произнес Джей, – я начинаю бояться…

– Ага, наконец-то сознался! – торжествующе воскликнула Лайла.

– Хватит вам! – обрезал Купер-старший. – Страх в такой ситуации вполне объясним, но вряд ли поможет выбраться отсюда.

– Но у меня перед глазами стоит лицо Дюлани, его глаза… – тихо выговорила Лайла. – Отец, с нами будет так же?

Доктор Купер, не отрывая взгляда от сплетенного из пальмовых листьев потолка, произнес:

– К такой ситуации как нельзя лучше приложим псалом 90, особенно та его часть, где сказано о том, как Господь хранит нас от силков охотника и от чумы, скитающейся во мгле.

Джей просветлел, припомнив строки псалма.

– Не приключится тебе зло, и язва не приблизится к жилищу твоему, – процитировал он по памяти.

– Точнее, к этой хижине-тюрьме! – поправила, приободрившись, Лайла.

Доктор Кулер между тем продолжал расхаживать, обдумывая что-то и вслух излагая ход своей мысли:

– Я и сейчас молюсь о том, чтобы Господь указал мне, как выбраться из этой ситуации.

– А как же проклятие, отец? – обеспокоенно спросил Джей. – Как насчет этой моро-кунды? Она ведь действительно уже убила по крайней мере двоих – ты сам сказал. Маккензи не блефует…

– Нет, не блефует, – признал тот. – По-видимому, вопрос в том, действительно ли это дьявольские козни или хитрый трюк, с помощью которого Маккензи держит людей в повиновении. Подумай сам… Я уверен, что сейчас вся деревня ожидает, что же с нами произойдет, и если что-нибудь и впрямь произойдет…

– Они все будут у него ходить по струнке! – закончила Лайла мысль отца.

– Вот именно. Это… проклятие представляется слишком удобным средством манипуляции, которое он может применить когда угодно и против кого угодно.

– Так как же нам избежать такого же конца, который постиг Томми и Дюлани?

– Не терять бдительности, – отвечал отец. - И быть готовыми к любой неожиданности.

– А если это что-нибудь дьявольское? – встревожился Джей.

– Мы заранее помолимся, чтобы дать сатане отпор и разрушить его козни.

– А если это болезнь? – не унималась Лайла.

– Тогда мы попросим у Господа защиты и исцеляющей милости.

– Что же это может быть? – ломал голову Джей.

Доктор обвел взглядом крышу, затем стены…

– Думаю, мы скоро это узнаем, – произнес он.

Часы проходили один за другим, пока солнечный свет не стал пробиваться через щели в стенах тюрьмы почти горизонтально и солнце наконец не скрылось за деревьями и не ушло за горизонт.

За все это время Куперы не съели ни крошки, поскольку к их тюрьме никого не подпускали. Порой до них доносились обрывки приглушенных разговоров снаружи:

– Ну как они там?

– Ничего, пока живы и сидят тихо, – отвечал охранник.

Затем высказывались предположения, как скоро «это» случится, и глупости насчет того, что уж они-то, мол, знают, что их всезнающий предводитель все точно сказал, и тому подобное…

– Что-то среднее между камерой смертников и клеткой в зоопарке, – процедил Джей.

– Похоже, их несравненный лидер решил устроить из всего этого настоящий спектакль, – отозвался отец.

– Я не хочу умирать, – принялась твердить Лайла. – Не хочу!

Наконец свет совсем перестал проникать снаружи через щели-бойницы в стенах тюрьмы, и вокруг сгустилась ночь. Жизнь в поселке замерла. Охрана у двери хижины сменилась. Прошло еще несколько часов.

– Ну как вы?.. – поинтересовался Купер-старший у детей.

– Тоска, а так ничего… – отозвалась Лайла.

– А я почти уснул, – признался Джей. – Не знаю… Эй!

– Ой! – воскликнула Лайла.

Доктор Купер прижался к бревенчатой стене. Электрическая лампочка под потолком начала раскачиваться, и тени от ее света заметались по стенам, точно обезумевшие привидения. Земля у них под ногами задрожала под аккомпанемент низкого рокота.

– Землетрясение! – бросил доктор. Охранник снаружи испуганно пробормотал так, что услышали и они:

– М-м… моро-кунда! Другой добавил:

– В точности, как он и предсказывал. Началось!

Лампочка раскачивалась все сильнее. Наконец, ударившись с размаху о стропило, она ослепительно вспыхнула и погасла навсегда.

В хижине воцарилась полная тьма.

– Замечательно! – воскликнул Джей. Рокот и содрогание почвы под ногами продолжались недолго и через пару секунд начали затихать.

Доктор остался неподвижно стоять в темноте, ожидая развития событий, но никакого продолжения не последовало. У них отлегло от сердца.

– Дюлани был вовсе не сумасшедший,

– заявил Купер-старший. – Все сказанное им про затопление, исчезновение животных – чистая правда. А теперь мы убедились, что и насчет землетрясений он абсолютно прав.

– … Этот остров… в большой опасности! – завершил Джей фразу из записки Маккензи, размытую водой.

– Что же теперь делать? – спросила Лайла.

– Лайла, – сказал отец. – Ты молись первой. Мы все будем молиться по очереди.

В темной, тесной хижине они уселись на пол и стали молиться в ожидании своей участи. Лайла излила свою душу Богу; Джей молился горячо, немного взволнованно; доктор молился за детей: чтобы они остались в живых и еще долгие годы служили Господу. Завершив молитву, Куперы заняли свои места и приготовились бодрствовать, ожидая самого худшего, однако в душах у них царил мир. С ними Бог – это все, что им было необходимо знать.

Посреди ночи сквозь щели-бойницы в хижину к ним проникли уже знакомые звуки, которые они слышали накануне.

– Вновь принялись за свое, – констатировал Купер-старший.

И впрямь, до слуха доносились те же завывания, странные песнопения и дикие выкрики хором.

– Как прошлой ночью, – заметила Лайла и леденящим шепотом добавила, – в ночь смерти мистера Дюлани.

– Как ты думаешь, отец, – спросил Джей, – может быть, они как раз пытаются накликать на нас проклятие?

– Ничуть не удивлюсь, – отозвался тот, прильнув к одной из щелей в стене.

Далекий отсвет, проникающий сквозь бойницу, высвечивал квадрат на лице доктора. Взгляд его, устремленный на джунгли, был напряженным и внимательным.

– Видно что-нибудь? – поинтересовался Джей.

– Там Свеча, – ответил Купер-старший. Джей и Лайла также подошли к бойнице и стали смотреть по очереди. Вдали, словно мерцающая звезда, в джунглях блуждал огонь факела:

останавливался, колебался, вновь трогался…

– Что он там делает? – не удержалась Лайла. И тут же почувствовала, как ее руку сжала рука отца. Она застыла, умолкнув. Он к чему-то прислушивался. Все трое хранили полную неподвижность и ждали.

Шаги снаружи, по траве?.. Или просто ветер? То ли это охранник шевельнулся на своем посту?.. Им послышалось какое-то царапанье, шуршание и медленный, размеренный хруст – точно мяли сухие листья.

Доктор Купер, все еще в луче далекого отсвета, поднял глаза к потолку, но в темноте не сумел ничего разглядеть. И все же, вслушиваясь, они пришли к выводу, что… звук этот исходит откуда-то сверху. Кругом стояла такая тишина, что шум этот мог издаваться чем угодно – мышью, пауком, падающими листьями…

Тишина. Может быть, источник звука удалился? Вновь шум. На сей раз иной: вибрирующий, назойливый, гудящий звук, напоминающий отдаленное гудение самолета. Он начался где-то под крытой пальмовыми листьями крышей, затем начал приближаться, снижаясь и двигаясь кругами у них над головой.

Вдруг раздалось чирканье спички – и помещение озарил желтоватый свет. Доктор Купер, держа спичку в поднятой руке, шарил взглядом по стенам и потолку, пытаясь определить происхождение звука. Глаза его расширились.

– На пол! – крикнул он.

Джей и Лайла рухнули, как подкошенные.

Спичка догорела. В хижине вновь воцарилась тьма.

Ж-ж-ж-ж-ж-ж… ж-ж-ж-ж-ж… Звук, ныряя, все приближался к ним.

С чирканьем загорелась новая спичка и начала двигаться по помещению. Доктор Купер метался, пригибаясь и уворачиваясь от чего-то. В глазах его горело дикое возбуждение.

– Видите? – выкрикнул он. – Вы ее видите?

Глава 6

Джей и Лайла крутили головами во все стороны, стараясь определить направление, откуда доносится звук, и разглядеть, на что указывал отец. Что же это?.. Все, что им удавалось различить, – темнеющее в неясном свете пятно с зыбкими очертаниями, описывавшее в воздухе плавную замысловатую траекторию. Внезапно, точно ракета, пятно это устремилось в сторону Джея…

– Пригнись! – крикнул отец. Но тот уже и сам инстинктивно успел нагнуться, так что неведомая вещь или существо с гудением миниатюрного двигателя, промахнувшись, пронеслась у него возле уха. Джей тут же обернулся, пытаясь заметить, куда она полетит дальше. Но спичка погасла.

– Пап! – закричал Джей.

– Не давайте ей сесть на вас! – успел выкрикнуть Купер-старший, пытаясь зажечь новую спичку, которая никак не хотела загораться.

Ж-ж-ж-ж… На сей раз звук устремился в направлении Лайлы, и та молниеносно упала на пол и сжалась на своей циновке.

– Накройте чем-нибудь головы! – скомандовал отец.

Джей и Лайла мигом ухватились за воротники своих рубах и натянули их на головы, прикрыв лицо. В тот же момент зажглась спичка в руках доктора.

Ж-ж-ж-ж-ж-ж! Темное пятно, совершив в воздухе пируэт, метнулось прямиком к Куперу-старшему. Тот ловко увернулся – и неизвестная вещь, ударившись о стену, на секунду замерла и выпустила облачко пара. Но тут же – ж-ж-ж-ж! – возобновила свой полет, совершая новые пике, выпады и становясь с каждой минутой все агрессивнее.

Она прожужжала над головой пригнувшейся Лайлы. Джей попытался одеялом сбить этот мини-истребитель, но тот в ответ с грозным жужжанием атаковал юношу, и тому пришлось спешно ретироваться.

Спичка погасла вновь, и в темноте раздался крик Лайлы:

– Оно на мне! Оно на мне!

Джей схватил одеяло и наугад хлестнул им наотмашь по телу Лайлы. Зловещее жужжание, однако, по-прежнему слышалось где-то на спине сестры.

Загорелась еще одна спичка.

– Сбрось куртку! – приказал Купер-старший.

Лайла сорвала с себя куртку и швырнула ее на пол. Жужжащая вещь, высвободившись из куртки, вновь принялась летать по кругу.

Ж-ж-ж-ж-ж! Джей, дернувшись, саданул одеялом о стену. Пятно, качнувшись в воздухе, выправилось и возобновило полет. Доктор Купер вскочил на ноги и кинулся вслед за ним, ныряя то вверх, то вниз и пытаясь поймать неизвестную вещь шляпой.

В воздухе все больше пахло чем-то жженым. Ж-ж-ж! Ж-ж-ж! – продолжала гудеть странная штуковина.

Спичка опять догорела. Доктор вслепую пытался, спотыкаясь, настигнуть противника. Вдруг рядом раздался громкий металлический лязг – и душераздирающий вопль Купера-старшего.

– Отец! – закричали в темноте Джей и Лайла.

Загромыхал запор входной двери. Скоба замка отлетела в сторону, дверь распахнулась и на пороге появился внушительный, крупный силуэт человека, освещающего темницу своим фонарем. В следующее мгновение из темноты вынырнуло и ударило охранника в лицо чье-то колено, после чего на голову его с гулким звоном обрушился металлический кувшин. Тот грузно рухнул на земляной пол.

Джей и Лайла затаились, не в силах от ужаса вымолвить ни слова. Что происходит?

Кто-то выхватил из ослабевшей руки охранника фонарь, и голос Купера-старшего произнес:

– Эй, не двигайтесь!

– Пап, с тобой все в порядке? – взволнованно спросил Джей.

– Слава Богу, да, – отозвался тот. – Не шевелитесь!

Луч фонаря пошарил по потолку, стенам и наконец замер на полу.

– Ага, вот она… – произнес доктор. Глазам Джея и Лайлы предстало странное зрелище: по полу, к стенам медленно растекалось темное пятно, от которого исходил сильный запах гари. А в центре этого пятна лежала… та самая Штука.

– Что это? – содрогнувшись, спросила Лайла.

Доктор Купер зачарованно покачал головой и выдавил:

– Моро-кунда…

– Муха? – не веря своим глазам, выпалил Джей.

– Щитокрылая африканская тигровая муха, – уточнил Купер-старший, наклонившись над крупным насекомым и ворочая его с боку на бок щепкой. – Мне ни разу не приходилось видеть ее живьем – до сих пор. Лайла, придется нам бросить твою куртку…

Они обернулись к тому месту, где лежала куртка девушки, и увидели, как по ней тоже расползается тлеющее пятно.

– Это что, кислота? – спросила Лайла отца.

– Яд, которым начинена эта тварь. Вот взгляни… – доктор приподнял щепкой гигантскую муху и продемонстрировал дочери страшное жало, с которого точно сочилась кипящая вода. От каждой капли поднимался едкий, угарный пар. – Кислота в смертельной концентрации, – пояснил он детям. – Следа от укуса почти не остается, однако яд тут же проникает в кровь и вызывает симптомы, которые мы наблюдали у Дюлани, а раньше – у Томми. Оба оказались в итоге сожженными, высушенными изнутри.

Лишь теперь Джея начала бить дрожь. Он опустился на циновку и обхватил себя руками, чтобы унять озноб.

Лайла же продолжала допытываться дальше:

– Так что в конце концов произошло? Мы слышали твой жуткий крик…

– Убедительно получилось? – иронически перебил ее отец.

Фу, черт!.. – выдохнул Джей.

– Ну… – с улыбкой протянул Купер-старший. – Я почувствовал, что наконец сшиб эту муху вон той железякой…

Он кивнул в сторону угла, в котором Джей и Лайла увидели большой металлический кувшин или кастрюлю, и продолжал:

– Похоже, она предназначалась нам «место нужника… Как бы ни было, я сообразил, что могу воспользоваться ситуацией и сделать вид, будто произошло то, чего давно ждала охрана. Уловка удалась: заслышав мой вопль, часовой, видно, решил, что проклятие подействовало, и не утерпел, чтобы не заглянуть внутрь…

– Тут ты его и огрел! – торжествующе завершил за него Джей.

– И Господь помог нам сделать то, на что Адам Маккензи не рассчитывал: выжить, чтобы разоблачить его обман.

– Ты хочешь сказать, Маккензи подбросил сюда эту муху специально, чтобы убить нас? – не поверила Лайла.

Доктор осветил фонариком потолок:

– Сквозь прорехи между пальмовыми листьями нетрудно было просунуть ее сюда. Должно быть, именно это означал тот шорох, что мы слышали. А что до мухи, так она вовсе не водится в этих местах, на островах южных широт. Кто-то – и несложно догадаться, кто именно, – привез сюда этих насекомых с определенной целью. Чтобы как можно убедительнее инсценировать «проклятие».

– Убедительнее некуда… – мрачно протянула Лайла.

– Желающие уйти есть? Они втащили охранника в хижину и заперли снаружи замок его ключами.

– И что теперь? – спросил Джей.

– Надо вернуть наши пожитки и… – доктор Купер оборвал фразу на середине. Взор его устремлен был по направлению к джунглям.

Джей и Лайла тоже посмотрели в ту сторону и заметили огонек, который вновь блуждал в гуще леса.

– Мне очень хотелось бы знать, чем там занимается этот тип, – произнес доктор Купер.

Все трое бесшумно направились к джунглям, пригибаясь, как и прежде, чтобы не задеть влажные, скользкие лианы, и двинулись назад по той же троне, освещая ее фонариком, отобранным у стражника. Приблизившись к огоньку, они обнаружили развилку от основной тропы, которая вела, казалось, прямо к мерцающему впереди факелу. Уже совсем на подходе к цели вновь замедлили шаги и постарались ступать еще тише.

Теперь Свеча застыл неподвижно на одном месте, прекратив свое блуждание.

Доктор Купер выключил фонарь, и они начали подбираться ближе в полной темноте. Теперь огонь факела полыхал совсем близко, метрах в семи. Доктор Купер разогнулся ровно настолько, чтобы разглядеть, чем занят туземец. Некоторое время он вглядывался в темноту, затем издал вздох, от которого тело его словно обмякло. На лице его появилось удивленное выражение. Джей и Лайла тоже приподнялись, чтобы в свою очередь увидеть то, что предстало глазам их отца.

На сей раз факел, вопреки обыкновению, укреплен был не на голове Свечи, а на массивном камне.

Куперы вышли из укрытия и двинулись к камню, чтобы рассмотреть все поближе. Само по себе зрелище факела, укрепленного на верхушке валуна, не было необычным, загадкой являлось то, что он горел посреди пустынного ночного леса.

– Это что… какой-то хитрый маневр? – недоуменно произнес Джей. – У меня такое чувство, что нас провели…

– По виду совершенная бессмыслица, – заметил отец. – Но давайте-ка пораскинем мозгами: ему удалось обмануть нас, заставив поверить, что он здесь. Возможно, обман этот был рассчитан на кого-то другого?..

– Так где же Свеча на самом деле? – недоумевала Лайла.

– И почему он не хочет, чтобы кто-либо знал, что его тут нет? – подхватил Джей. Их отец озадаченно произнес:

– Н-да… Все наше путешествие пока протекает с завидным постоянством: порождает все новые вопросы и не дает никаких ответов.

– А пирушка идет своим чередом, – заметил Джей, кивая в сторону джунглей, откуда раздавались завывания и пени» множества голосов.

– Заглянем к ним на огонек? – предложил Купер-старший.

С громко бьющимися сердцами они стали пробираться по вьющейся сквозь джунгли тропинке, то и дело останавливаясь, чтобы прислушаться и осмотреться. Хор завывающих и поющих голосов звучал все ближе. Куперы двигались вперед и вперед.

Затем Купер-старший встал, как вкопанный, и тронул указательным пальцем свой нос. Джей и Лайла принюхались. В воздухе разносился запах чего-то раскаленного – углей или нагретых камней. Они вновь пустились в путь, и с каждым шагом запах этот усиливался. Вскоре впереди показалась новая поляна. Обступавшие ее деревья были освещены огненными отсветами: должно быть, жители поселка жгли костер.

Когда Куперы подкрались к краю опушки, «вечеринка» была в самом разгаре. Лайла отыскала удобный наблюдательный пункт в разветвлении дерева, Джей подыскал себе высокий валун, а доктор благодаря своему росту и без того мог, спрятавшись, наблюдать за происходящим на поляне.

Открывшееся их глазам место напоминало большой амфитеатр с бревнами, заменявшими скамьи и сосредоточенными вокруг ямы, в которой, бросая из-под прикрывающих ее камней красные отблески, пылал огонь. Все бревна-скамьи заняты были людьми – матерями, отцами, детьми – и все они выли и стенали, исполняя какую-то дьявольскую, колдовскую песнь. Все участники сборища уже находились в глубоком трансе и раскачивались взад-вперед, точно волнуемые ветром колосья. Глаза их были пусты, отсутствующий взгляд устремлен в никуда, головы откинуты назад, словно их привязали за волосы.

Но больше всего привлекла внимание Куперов гора раскаленных камней и то, что творилось вокруг нее. В изумлении, граничащем с ужасом, наблюдали они, как бывшие профессора колледжей, юристы и управляющие, точно манипулируемые кем-то куклы, босиком ступали на пышущие жаром камни и ходили по ним, а затем под одобрительные возгласы остальных вновь ступали на землю. При этом ноги их, казалось, ничуть не страдали от нестерпимой жары.

Пройдя через это крещение огнем, они опускались на колени перед Адамом Маккензи, который стоял на другом конце этого огненного пути, руководя ритуалом, ободряя новичков и упиваясь своей славой и восхищением подданных.

Джею приходилось уже видеть подобное в фильмах и на фотографиях.

– Хождение по огню! – прошептал он. Купер-старший кивнул:

– Теперь я вспоминаю еще одну подробность, связанную с покойным Томми: волосы у него на ногах были опалены, а под ногтями ног застряла зола и копоть. Он тоже был из числа ходивших по огню…

Куперы неподвижно, зачарованные, следили за диковинным ритуалом. Теперь настала очередь женщин. Они вереницей подходили к раскаленному каменному полю и обращали свои взоры к Маккензи, словно моля его о благословении. Тот простирал к ним руку и давал знак идти к нему. Женщина, как загипнотизированная, делала шаг, затем другой, вокруг ее ног вился подкрашенный костром дым…

Это зрелище вызвало у доктора Купера чувство гнева и стыда.

– Обряд огнехождения! – проронил он, качая головой. – Люди, под воздействием демонической силы ходящие по раскаленным камням и не обжигающие ног… Они надеются таким образом обрести спасение?!

– Нечего сказать: прекрасный новый мир! – заключил Джей.

– Это настоящая трагедия! Очевидно, они отвернулись от Бога и от истины Иисуса Христа и, полагая, что открыли связь с некой могучей космической силой, на самом деле впали в грех колдовства и язычества! Цивилизованные западные интеллектуалы, по-видимому, христиане… исповедуют хождение по огню! – доктор вновь горестно покачал головой.

– Как там в Писании?.. – спросила Лайла.

– Что-то насчет тех, кто свернул с пути истины… и отступил от веры… «… внимая духам обольстителям и учениям бесовским», – подтвердил Купер-старший. – Это в первом послании к Тимофею, глава четвертая, кажется. Сатана дурачит этих людей!

– Ну, если не сатана, то старик Маккензи точно… – подхватил Джей. – Он внушилим, будто он и есть Бог!

– Но теперь-то мы знаем, чем занимаются он и его последователи, – доктор сделал детям знак, чтобы те покинули свои наблюдательные пункты. – Кот из дома – мыши в пляс… Давайте-ка, пока есть время, осмотрим дом Маккензи.

Если не считать двух-трех часовых, слоняющихся туда-сюда, поселок – пока его жители «обсуждали духовные вопросы» – был как вымерший. Дом Маккензи стоял на краю селения, с трех сторон окруженный джунглями. Прикрытия этого было вполне достаточно, возможностей для маскировки – хоть отбавляй. Они обошли дом сзади, влезли по дереву на веранду и один за другим нырнули в тень, отбрасываемую жилищем Маккензи. Доктор Купер подошел к задней двери дома и потянул ее к себе. Дверь оказалась незаперта. Очевидно, Маккензи был уверен в неприкосновенности своего жилья. Они проскользнули внутрь.

Дом был прекрасно обставлен, что свидетельствовало о зажиточности Маккензи – по меркам этого островка, где он был царьком. Вокруг были развешаны и расставлены сувениры, привезенные со всех уголков южных морей, – от примитивного оружия до языческих амулетов из камня и кости. Повсюду видны были идолы, изображавшие чудовищ, змеи, ящерицы таращились со всех сторон своими разноцветными глазами, пугая отвратительными мордами и оскаленными зубами. Место это напоминало скорее не жилое помещение, а зал во славу дьявола.

Вдоль одной стены стояли книжные стеллажи, на которых выстроились сотни томов. Джей пробежал газами по нескольким корешкам и обнаружил, что это были в основном издания, посвященные мистике, знахарству, прорицанию и так далее.

– Есть ли среди этой белиберды Библия? – осведомился Купер-старший.

– Что-то не видно… – отозвался Джей.

– А вы ожидали чего-то другого? – спросила Лайла.

– Но разве не странно, что человек, в течение многих лет стяжавший себе славу убежденного, надежного миссионера, вдруг ни с того ни с сего ударился в язычество, полностью отказавшись от прежней своей веры в Слово Божье? – вслух размышлял их отец. – Мне трудно свыкнуться с этой мыслью.

Доктор подошел к двери, ведущей из первой комнаты в глубь дома, и толкнул ее. Фонарь в его руке осветил нечто вроде кабинета. Обстановку его составляли все те же книжные стеллажи и громадный стол вместе с какими-то подшивками, архивами и тому подобным.

– Может, нам удастся у него здесь что-нибудь раскопать…

Ж-ж-ж-ж-ж!

Доктор Купер отпрыгнул и поспешно захлопнул за собой дверь.

– Отец!-взволнованно прошептал Джей. – Что случилось? Что ты там увидел?

Доктор сделал глубокий вздох, чтобы успокоиться, и пробормотал:

– Два раза за одну ночь – это уж слишком… Он вновь рывком распахнул дверь и обшарил лучом фонаря всю комнату от пола до потолка, от книжных стеллажей до буфета, дверца которого была слегка приотворена.

Ж-ж-ж-ж-ж!.. Теперь даже Джей с Лайлой, остававшиеся в смежной комнате, расслышали этот звук и автоматически пригнулись, приготовившись бежать прочь или сражаться не на жизнь, а на смерть.

– Так… – промолвил их отец. – Давайте-ка проверим…

Он медленно вошел в кабинет. Знакомый звук, видимо, исходил из буфета. Под напряженными взглядами детей доктор приблизился к нему и протянул руку к дверце…

– Пап!.. – вырвалось у Лайлы, как она ни старалась зажимать рот ладонью.

Отец знаком призвал ее молчать и осторожно, неспешно принялся тянуть дверцу на себя, пока та не приоткрылась на несколько сантиметров. Жужжание действительно доносилось изнутри. Доктор посветил туда фонариком. Джей и Лайла не двигались и не дыша следили за тем, что делал отец.

Доктор, удостоверившись, что опасности нет, распахнул дверцы буфета до конца:

– Все в порядке. Они отгорожены сеткой. Джей и Лайла на цыпочках подкрались поближе, и при одном взгляде внутрь буфета им стало нехорошо. Там, на нижней полке, в клетке, обтянутой металлической сеткой с узкими ячейками, обитали десятки смертоносных насекомых – целый рой.

– Недурная коллекция, – хмыкнул Купер-старший.

– Моро-кунда… в клетке, – отозвался Джей. Доктор с облегчением затворил вновь дверцы

буфета, приглушив леденящее кровь яростное жужжание.

– Это подтверждает наши подозрения. Кажется, мы имеем дело с безрассудным убийцей и мошенником самого гнусного пошиба. – Он подошел к столу и обыскал ящик. – Где-то у него мой револьвер, который я хочу себе вернуть.

Револьвера в ящиках не было. Вместо него доктор извлек папку, вид которой заинтересовал его. Внутри оказались какие-то бумаги, письма, фотографии.

– Так, посмотрим… – произнес он, торопливо просматривая содержимое. – Церковная корреспонденция… письма Маккензи… фотография… Ну конечно!..

Джей и Лайла едва успели приступить к осмотру содержимого прочих ящиков и шкафов, как вдруг снаружи послышались шаги. По площади к дому спешила целая толпа людей!

– Бежим! – скомандовал Купер-старший, и они рванулись к выходу.

Но было уже слишком поздно. Вокруг уже было полно людей, которые рыскали в поисках чего-то, отрывисто перекликались, и по виду их было ясно, что дело плохо…

– Похоже, это по нашу душу… – прошептал Джей.

– Спокойно, – отрезал отец. – Не шевелись.

– Что будем делать? – не успокаивался сын.

– Смотрите! – шепнула Лайла. – Там Маккензи!

Миссионер спешил к своему дому через площадь в сопровождении восьми вооруженных мужчин, среди которых Куперы узнали стражника, запертого ими в тюрьме.

Джей сказал за всех:

-Мы попались.

Глава 7

– Ax, если бы при тебе был твой револьвер! – стиснула кулаки Лайла.

Однако отца рядом уже не было. Он вернулся в кабинет Маккензи.

– Отец, что ты там делаешь? – тихо позвала Лайла.

– Спрячься за меня! – велел ей отец. Адам Маккензи, как генерал, идущий в атаку впереди своего войска, уже громыхал ногами по ступенькам. По выражению его лица и походке видно было, что он чует неладное.

– Обыскать все комнаты! – приказал тот, и его люди бросились врассыпную выполнять указание.

Однако доктор Купер решил избавить их от напрасных трудов, показавшись в дверях кабинета со словами:

– Мы тут!

Люди Маккензи бросились было на доктора, однако миссионер остановил их:

– Ни с места! Не прикасайтесь к нему! Назад! Те поспешно отпрянули назад. Глаза их были

прикованы к предмету, который держал в руках

Купер-старший.

– Спокойно… – побледнев, дрожащим голосом произнес Маккензи и прислонился к стене. – Только… спокойно…

Доктор держал в руке клетку с роем разъяренных тигровых мух. Клетка была перевернута, крышка открыта и готова в любую минуту распахнуться – стоило только доктору сделать легкое движение.

– Прикажите им бросить оружие, – велел он.

– Делайте, что он говорит, – распорядился миссионер.

Три ружья и пять револьверов с грохотом упали на пол. Тигровые мухи загудели, заметались, стучась о проволочную сетку. Они не любили, когда их беспокоили.

Маккензи неотрывно смотрел на доктора, тот на него. Глаза всех остальных были прикованы к руке Купера, придерживавшей крышку.

– Доктор, – заговорил наконец Маккензи, – вы действительно неординарный человек, и от вас нелегко избавиться.

Купер-старший бросил взгляд на сторожа тюрьмы, затем перевел его на Маккензи и осведомился:

– Надеюсь, ваш охранник доложил о нашей с ним стычке?

– Он понесет наказание, – ответил миссионер. – Ему было твердо приказано ни при каких условиях не входить в помещение.

– А не то ему на глаза могла попасться одна из этих… мушек?

– Что это такое? – спросил сторож.

– Ну что, рассказать ему? – справился у Маккензи доктор.

Миссионер обвел взглядом своих людей, взглянул на Купера и нервно выдохнул:

– Признаю, доктор, что преимущество сейчас на вашей стороне. Но я рассудительный человек. Надеюсь, вы тоже. Предлагаю провести переговоры. Чего вы хотите?

– Наши вещи у вас.

– Джон, – окликнул Маккензи одного из своих боевиков, – принеси их рюкзаки и прочие

вещи.

Джон поспешил выйти из комнаты. В пытливом взгляде Купера-старшего мелькнула хитринка, и он продолжил:

– Мы должны выбраться отсюда, Маккензи, или как вас там на самом деле, так как по горло сыты вами и вашим сатанинским островом. Мы прямиком отправляемся к своей яхте и тут же отплываем. Идет?

Подданные Маккензи не знали, что и думать, однако их предводитель прервал напряженное молчание, произнеся:

– Что ж… Это разумное решение, доктор. В конечном счете… мы оба в этом заинтересованы, верно?

Человек, которого Маккензи назвал Джоном, появился, неся рюкзаки Куперов и револьвер доктора.

– Проверь оружие, Джей, – велел доктор сыну.

Джей взял в руки револьвер, проверил, заряжен ли он и исправен ли механизм, затем помог отцу пристегнуть его к поясу. Куперы взвалили на себя свои пожитки, после чего, предводительствуемые доктором, который по-прежнему высоко, для всеобщего обозрения, держал в руке клетку с африканскими мухами, вышли через парадный вход.

Толпа на площади встретила появление Куперов на веранде возбужденными криками, но вышедший следом за ними Маккензи громко приказал:

– Всем стоять на месте! Пропустить. Ни в коем случае не пытайтесь им воспрепятствовать.

– Благодарим вас, – кивнул доктор. – Я бы на вашем месте тоже вряд ли захотел, чтобы на моем острове развелась смертоносная зараза.

Собравшиеся перед домом Маккензи – старики и молодые, европейцы, американцы, полинезийцы – расступились и следили за тем, как трое таинственных чужаков осторожно, спина к спине пересекают площадь. При виде клетки в руке доктора толпа шепотом стала высказывать догадки и предположения.

Маккензи в ответ на несколько вопросов, обращенных к нему, мигом нашелся, объяснив:

– Это бомба.

Раздавались в толпе и иные голоса, напоминавшие о моро-кунде и о том, как странно, что эти трое до сих пор, вопреки проклятию, еще живы.

Куперы прошествовали по улице, сопровождаемые держащейся в отдалении любопытной, если не угрожающей, толпой. Было очевидно, что вряд ли их пригласят снова посетить этот остров. Наконец они дошли до тропы, ведущей через джунгли к бухте.

– Вперед! – промолвил Купер-старший, и они сломя голову кинулись бежать по вьющейся тропинке. Джей и Лайла освещали дорогу фонариками, чтобы отец видел, куда ступает, и не уронил свой смертоносный груз. Переплетение лиан и свисающих веток мешало идти, хлестало по лицу, обдавало брызгами.

Лайла никак не могла отделаться от мысли о мосте. И по мере того как они бегом приближались к нему молилась, чтобы Бог дал ей мужества и решимости перебраться через это шаткое сооружение и избавил от страха. Может быть, благодаря темноте все будет выглядеть не так жутко, надеялась она.

Вот уже послышался впереди рев воды в бездонном кратере. Они вырвались из леса к обрыву и очутились перед отвратительным мостом. Купер-старший резко остановился и проверил, надежно ли заперта крышка клетки. У него были свои планы относительно этих зловещих насекомых, и он не хотел, чтобы они разлетелись.

Доктор нежно обнял дочь и спросил, глядя на нее сверху вниз:

– Ну что? Сумеешь?

– У меня… просто нет выхода, – выдохнула она и, молясь про себя о благополучном исходе, ухватилась за канат и ступила на первую полуистлевшую доску.

Холодный ветер обдал ее пеленой брызг, поднимающейся от бешено крутящегося внизу потока, рев которого теперь, в темноте, казалось, еще усилился. Лайла, стараясь не обращать на него внимания, сосредоточилась на том, чтобы нащупывать себе ногами путь. Очередная доска, просев под ее весом, издала пугающий скрип. Следующей вообще на месте не оказалось. Девушка застыла на краю холодной, непроглядной пустоты. Затем, помолившись, сделала широкий шаг… Она сознавала, что под нею разверзло свой зев ненасытное, готовое поглотить ее чудовище. Мост начал раскачиваться вверх-вниз, и Лайла ощутила, что внутри у нее все переворачивается. И тем не менее она упрямо преодолевала опасную переправу. Иисус, помоги мне!

Доктор Купер тронул за локоть сына:

– Ты пойдешь впереди, Джей. Мне нужно позаботиться об этих мушках.

Джей взошел на колышущийся мостик и принялся осторожно переправляться вслед за сестрой.

– Поторопитесь! – крикнул Купер-старший детям, и те прибавили шагу.

Лайла уже почти дошла до противоположного края кратера, как вдруг раздался ее крик:

– Отец!

Джей к этому моменту уже прошел большую половину пути. Купер-старший тоже сбежал на мостик и закричал в ответ:

– Что случилось?

На этот раз ему ответил Джей:

– Пап, яхта!

Лайла, стоящая уже на твердой почве, как зачарованная смотрела в сторону бухты.

– Она горит! – крикнула девушка. Доктор быстро, хотя и не теряя осмотрительности, переступал с одной скрипучей доски на другую, стремясь поскорее увидеть то, на что смотрели дети. Мост мотался под ним, точно переломленный кнут, к тому же ему приходилось держаться за поручни лишь одной рукой, так как вторая была занята клеткой.

Джей, присоединившийся к сестре, всматривался в даль:

– Отец! Они жгут нашу яхту!

– Глупцы! – сказал Купер-старший. – Взрывчатка на судне наверняка рванет и разнесет всю их бухту.

Джей побледнел. Верно! На борту яхты было достаточно пластиковых бомб, чтобы превратить бухту в кратер, подобный тому, через который им пришлось переправляться.

Доктору очень хотелось отделаться от смертоносной клетки. Эх, будь у него свободны обе руки, чтобы поскорее перебраться через это гиблое место! Он старался ориентироваться по острым выступам скал по обе стороны кратера. Должно быть, сейчас он находится прямо над водоворотом… Но что такое? Левый поручень треснул и обмяк, как шнур, с которого сорвался воздушный змей. Мост накренился и принялся раскачиваться влево и вправо, так что мир в глазах Купера то становился с ног на голову, то возвращался к нормальному состоянию… Шляпа, слетев, канула вниз, в ревущую темноту. Доктор, цепляясь изо всех сил руками и ногами, висел спиной вниз. Кровь стучала у него в висках. Его раскачивало в пустоте над бездной, точно запутавшуюся в паутине муху.

Ж-ж-ж-ж-ж-ж! Клетка, зацепившаяся за обрывок каната, оказалась в нескольких сантиметрах от головы доктора. Крышка ее отперлась, и взбудораженные насекомые яростно тыкались в проволочные стенки и неистово жужжали. Он отчетливо различал их ядовитые жала.

До него донесся визг Лайлы. Но где Джей? Доктор Купер медленно отвернулся от клетки, чтобы увидеть, что с сыном. Боже! Тот еще не успел сойти с моста и теперь болтался на перепутанных, скрученных канатах, пытаясь подтянуться к краю скалы. Доски вокруг него повыпадали, точно расшатавшиеся зубы; тяжесть рюкзака тянула его вниз.

Голоса… Огни… На том краю кратера, который они покинули, стояло несколько человек из свиты Маккензи.

– Отец! – вновь взвизгнула Лайла.

Ж-ж-ж-ж-ж! – гудели разъяренные насекомые, пытаясь протиснуться на волю сквозь приотворенную крышку клетки.

Доктор Купер пытался нашарить рукой что-нибудь, за что он мог бы ухватиться и подтянуться, но ничего не находил. Он висел вниз головой на оборванном канате, в абсолютной пустоте, чувствуя, как руки и ноги его слабеют и он вот-вот соскользнет и сорвется. Над ухом у него зловеще гудели ядовитые мухи. Внизу ревела разверзнутая пасть водоворота.

– Отец! – вновь взвизгнула Лайла и вдруг как-то странно, нечленораздельно замычала, словно ей кто-то затыкал рот.

– Лайла! – собравшись с силами, крикнул Купер-старший. – Что с тобой?

– Пусти ее! – донесся до него голос Джея.

– Доктор Купер! – раздался еще один, до отвращения знакомый, насмешливый голос. Маккензи! Доктор повернул голову к утесу, расположенному у него за спиной.

Так и есть. Этот сумасшедший с несколькими приспешниками стоял там, держа в руке нож. Это он перерезал канат.

– Поверьте, ваша дочь в надежных руках! – прокричал Маккензи и кивнул на противоположную сторону пропасти.

Доктор взглянул в том же направлении и… увидел, что ее, брыкающуюся, крепко держит здоровенный громила. Смешанное чувство страха и гнева овладело доктором.

– Отпустите ее! – крикнул он.

– Ж-ж-ж-ж-ж! – отозвались мухи, потревоженные его криком, и с новой силой забились о металлическую сетку. Их туловища пытались протиснуться сквозь образовавшийся зазор.

– Потише, доктор! – предупредил Мак-кензи. – У моих питомцев в той клетке чуткий слух.

Только не это! Одна из мух сумела-таки протиснуться через приоткрытую дверцу и теперь ползла вниз по канату, на конце которого, уцепившись, висел доктор. Длинные суставчатые ноги ее передвигались четко и размеренно. Так! Не спешить. Высвободить руку… Есть!

Маккензи между тем продолжал:

– Я бы на вашем месте, доктор, не беспокоился о дочери. Я позабочусь о ней. Она мне очень пригодится…

Бах! – доктор Купер резким движением обрушил нашаренный им обломок доски на панцирь насекомого. Раздавленная тварь выпустила облачко ядовитого пара, и канат в этом месте начала разъедать кислота. Найти, за что ухватиться!

– Отпусти ее, громила! – вновь раздался крик Джея, который так же беспомощно висел на обрезанном мосту, цепляясь обеими руками и одной ногой.

Маккензи лишь усмехнулся:

– На твоем месте, парень, я бы думал о том, как спастись самому…

Канат оборвался, и доктор Купер, падая, взмахнул рукой – как раз вовремя, чтобы ухватиться за другой обрывок каната. Тело его дернулось и принялось бешено раскачиваться, ноги болтались над ревущей черной бездной.

Маккензи рассмеялся:

– Я вижу, ваша драгоценная клетка угрожает вам теперь смертельной опасностью, в то время как в моих руках оказалась гораздо более приятная добыча: ваша дочь. Похоже, удача повернулась лицом ко мне?

Он бросил взгляд на противоположную сторону кратера и радостно добавил:

– А вот и мои люди вернулись.

К верзиле, державшему Лайлу, теперь присоединились еще трое. В руках у каждого был пылающий факел.

– Видите ли, доктор, – объяснил Маккензи, – предполагалось, что к этому моменту вы должны быть уже мертвы, поэтому я счел нужным приказать моим людям, чтобы они сожгли вашу лодку. Поскольку, во-первых, она вам больше не понадобится, а во-вторых, чтобы никто никогда не узнал, что вы были здесь.

Доктор Купер почувствовал, что должен сказать ему правду:

– Послушайте, Маккензи, там на борту запас мощных взрывных устройств. Пожалуйста, отведите своих людей на безопасное расстояние. Взрыв может произойти в любой момент.

Маккензи испытующе взглянул на своих факельщиков. Те обернулись к бухте, затем насмешливо ухмыльнулись и пожали плечами. Никакого взрыва слышно не было.

– Милый мой доктор… А я-то думал, христиане не лгут! – холодно улыбнулся Маккензи. – Что ж… Мы все делаем то, что должны. Не так ли, доктор? Я обязан ограждать от посягательств святость этого места – в особенности от таких типов, как вы. От вас нелегко отделаться, доктор, но, как говорится, если не вышло раз, удастся во второй…

Маккензи вперился в чернеющую внизу бездну, затем перевел взгляд на своих подданных:

– Завтра мы начнем делать новый, более надежный мост. А пока давайте окончательно уничтожим этот.

Факельщики шагнули вперед – и Лайла испустила протяжный вопль:

– Не-е-ет!

Джей в ужасе посмотрел на отца. Купер-старший взглянул сначала на сына, болтающегося в переплетении канатов, точно беспомощное, угодившее в капкан животное, затем на дочь, пытающуюся освободиться из лап громилы.

Люди Маккензи с обеих сторон поднесли факелы к еще не обрезанным канатам моста.

– Иисус! – воскликнула Лайла. – Пожалуйста, не надо!

Джей не успел сделать движение, Купер-старший – помолиться про себя, как подожженные с двух концов канаты прогорели насквозь и оборвались. И мост, с запутавшимися, вцепившимися в канаты жертвами и клеткой со смертоносными насекомыми, подобно порвавшемуся диковинному ожерелью, полетел вниз, в зияющую бездну. От Джея и его отца не осталось и следа. Лайла, будто пораженная в сердце ножом, обмякла в лапах громилы. В глазах ее застыл ужас и смертная тоска, губы испустили не то слабый вскрик, не то всхлипывание.

Маккензи бросил взгляд в чернеющую пропасть и улыбнулся, после чего перевел взор на полубесчувственную девушку.

– Приготовьте ее для Ямы, – распорядился он.

Глава 8

Они оказались в водяном смерче – в черном, как ночь, холодном, как лед, яростном, как шторм, водовороте, который тащил, швырял, оглушал и давил их. Купер-старший с сыном чувствовали себя беспомощными, точно обломки досок или водоросли, влекомые волной. Гневная стихия крутила и била их, как хотела. Кругом лишь вода – ни поверхности, ни воздуха, ничего. Плыть некуда. Единственной несомненной реальностью была ожидавшая их скорая смерть.

Инстинктивно оба во время падения набрали в грудь побольше воздуха. Единственное, что им оставалось после падения в воду, – задержать дыхание. Легкие вот-вот разорвутся. Воздуха! Господи Боже, дай воздуха!

Вода несла их – они не знали куда, да и через несколько секунд это будет уже не важно. Они были пленниками стихии, увлекаемые в неизвестность. Давление воды расплющивало их тела, словно молот кузнеца.

Джей почувствовал, что сознание оставляет его и он впадает в забытье. Скоро он увидит Христа. Это была его последняя мысль перед тем, как он окончательно погрузился во мрак.

Боль! Жгучий вкус соленой воды… Резь в желудке… Рвота? Нет, кашель… Соленая вода фонтаном выплескивается изо рта на мокрый холодный камень, на котором он лежит… Кто-то прикасается к нему…

Глаза Джея открылись, но в первое мгновение он не увидел ничего, кроме переливающихся, мелькающих бликов и цветных пятен. Глаза резало и жгло. Горло и желудок были словно наполнены раскаленными углями. Он судорожно, болезненно вздохнул и вновь отчаянно закашлялся, с каждым толчком извергая на свое ложе новую порцию морской воды.

– Теперь отдохни, – долетел до него чей-то голос. – Старайся дышать ровнее. Для начала этого хватит.

Он вновь набрал полную грудь воздуха, и вновь это оказалось мучительно больно. Он был рад тому, что дышит, но боль не проходила. Легкие ныли и горели, кашель не унимался. В глазах по-прежнему стояла сплошная муть. Рядом кто-то также зашелся в приступе судорожных вздохов и кашля. Должно быть, отец. А незнакомый голос все успокаивал их, веля расслабиться и дышать, просто дышать. Так они и делали.

Прошло довольно много времени. Джей почувствовал, что в голове у него наступило просветление.

– Пап… – слабо, хриплым голосом позвал он.

– Что?.. – откликнулся тот, но тут же захлебнулся в новом приступе кашля.

-С вами уже все в порядке, – вновь заговорил незнакомец. – Вовремя я вас поймал. Теперь хорошенько прокашляйтесь – это лучшее средство.

Джей начал ощущать свои руки. К ним вернулась способность двигаться. Он поднял одну руку и протер глаза от застилающей их пелены. Затем взглянул туда, откуда исходил неизвестный голос.

Их спаситель оказался добродушного вида коренастым человеком с черными кудрявыми волосами. Он сидел между Джеем и отцом, простирая над каждым из них руку. Перед ним стояла керосиновая лампа. Одежда была мокрой, хоть выжимай, он казался озабоченным.

Джей на мгновение заглянул в его излучавшие доброту глаза и спросил:

– Вы… спасли нас?

Человек кивнул:

– Вы прошли невредимыми сквозь водоворот! Поистине с вами был Бог…

Джей метнул взгляд на отца. Тот также смотрел на спасителя и улыбался влажными, солеными губами. Собравшись с силами, доктор протянул руку и коснулся руки незнакомца:

– Вы Адам Маккензи?

– Да! – с неожиданной радостью воскликнул тот.

– Я доктор Джейк Купер, а это мой сын Джей. Мы здесь по поручению Международного Миссионерского Союза.

– Вы… вы приплыли ко мне на помощь! – еще больше обрадовался мужчина.

Доктор Купер выглядел, как мокрый кот, Джей не лучше, и поэтому оба не могли удержаться от смеха.

– Джей! – заговорил Купер-старший, дыхание которого наконец пришло в норму. – Позволь представить тебе настоящего Адама Маккензи.

Джей поочередно смотрел на отца и истинного Маккензи, и в голове его роились вопросы.

Однако первым задал вопрос сам миссионер:

– Как вы узнали меня?

– По фотографии, которую я нашел в столе этого, как его там на самом деле… – мотнул головой куда-то наверх Купер-старший.

– Стюарта Келно, – подсказал собеседник. Доктор приподнялся с камня, на котором лежал:

– Да, именно…

Джей, опершись на подставленную Адамом руку, с трудом встал на ноги и переспросил:

– Келно?

– Помнишь, Джей, – обратился доктор к сыну, – Дюлани назвал его этим именем.

– Но… зачем тогда этому Келно было выдавать себя за Адама Маккензи?

Добрый миссионер казался удивленным и даже немного разгневанным:

– Что? Стюарт Келно выдает себя за меня?!

– Все очень просто, – объяснил доктор. – Это было сделано для того, чтобы сразу сбить нас с толку и не дать отправиться на поиски настоящего Маккензи.

К этому времени глаза Куперов привыкли к освещению и, оглядевшись по сторонам, они смолкли. Они находились в просторной пещере. Свод ее различался где-то метрах в тридцати над головой, и подземелье, казалось, простиралось во все стороны до бесконечности, точно гигантский стадион, высеченный в сердцевине скалы.

– Должно быть, мы находимся под островом… – заключил доктор.

– Совершенно верно, – подтвердил Мак-кензи. – Это недра вулкана, благодаря которому образовался остров. Лавы тут давно уже нет, так что мы находимся в чем-то вроде пустой скорлупы или перевернутой воронки.

– А что… вы здесь делаете? – полюбопытствовал Джей. Адам усмехнулся:

– А я попал сюда тем же путем, что и вы. Люди Келно сбросили меня с веревочного моста, меня протащило через водоворот – и вот я здесь.

Куперы оглянулись на бурную подземную реку, из которой их выудил миссионер.

– Так это и есть то место, куда уходит вся вода из водоворота? – спросил Джей.

– Да, – отвечал Адам. – Видите ту стену, у которой бурлит вода? Поток ныряет под нее с той стороны и выходит сюда, в это подземелье. Затем подземная река бежит к морю. Я только собрался половить рыбу, как вдруг увидел в воде вашу шляпу, а вслед за нею и ваши головы. – Адам с улыбкой протянул доктору его насквозь промокшую шляпу. – Мне доводилось прежде быть спасателем, – добавил Маккензи. – И должен отметить: вы держались молодцом и не мешали себя спасать.

– Адам, мы обязаны вам жизнью, – произнес Купер-старший.

– Быть может, вам еще представится случай вернуть долг. Я так рад вашему появлению! Должно быть, Томми все-таки удалось переправить мое послание.

Доктор печально помотал головой:

– Рыбаки с траулера нашли его на плоту мертвым. Записка оказалась у него в кармане.

Миссионер явно был поражен этой вестью и несколько мгновений не мог выговорить ни слова. Наконец он спросил:

– Вы думате, это дело рук Келно?

– Уверен. Вам что-нибудь известно о проклятии, именуемом моро-кунда?

– А-а, Келно и его тигровые мухи, – с горечью произнес Маккензи. – Я старался разоблачить этот трюк, но, видимо, он по-прежнему успешно пользуется им.

– Он сообщил нам, что Томми потерял рассудок и пытался бежать с острова, но проклятие настигло его. Я так полагаю, что Келно подсунул свою муху в провиант Томми, чтобы заставить его замолчать, как только тот покинет остров.

– Томми был одним из последних оставшихся у меня здесь друзей, – объяснил Маккензи. – Один из немногих, кому было известно, что я жив и скрываюсь тут. Он держал это в тайне и помогал мне, чем только мог. Бегство с острова было отчаянным поступком, но он думал, что сможет найти подмогу. Он взял с собой мою записку, чтобы говорить от моего имени. – Адам, сделав над собой усилие, заставил себя переменить тему разговора. – Пойдем, нам всем нужно хорошенько просохнуть, а вам – вылить воду из вашей поклажи. Здесь неподалеку мое жилье, где можно погреться у огня и найти во что переодеться.

Они тронулись, но вдруг Джей заметил что-то за грудой камней и не мог сдержать восхищенного возгласа:

– Ух ты! Это вы сами построили?! Вопрос этот относился к внушительных размеров лодке, стоявшей возле реки на опорах из камней и бревен. Несколько неуклюжее сооружение сколочено было, казалось, из бесчисленных обломков досок, бревен, шестов и прочего мусора. Больше всего оно походило на огромное корыто, на боку которого было написано «Адамов Ковчег».

– Да, по благодати Божьей, – подтвердил миссионер. – На нем я планировал уплыть отсюда. Я задумал это с год назад.

– Вы хотите сказать, что… прожили здесь целый год? – не поверил своим ушам доктор.

– Ну, во всяком случае, около того. Здесь, под землей, нет ни дней, ни ночей, так что точно сказать трудно.

Они ступили на неровную каменную поверхность скалы, ведущую от реки, и стали взбираться, пока не дошли до возвышения, примыкающего к стене подземелья. Там, подобно Робинзону Крузо, Адам Маккензи устроил себе жилище с очагом, циновками, полками провизии, инструментов, одежды и других вещей. Несколько керосиновых ламп заливали это прибежище теплым желтоватым светом. Неподалеку из расщелины в скале вытекал ручеек чистой родниковой воды.

– Мой водопровод. И душ, – пояснил Маккензи. – Ступайте ополоснитесь.

Вода оказалась холодной и освежающей. Они помылись и сполоснули свою одежду, после чего хозяин развесил вещи Куперов сушиться у костра, а им велел завернуться в теплые одеяла. В довершение Адам приготовил горячего чаю и извлек из своих запасов печенье, так что получился небольшой ужин на троих.

Однако Куперов не переставало мучить беспокойство.

– Моя дочь в руках Келно, – признался наконец доктор их спасителю. – Есть ли какая-то возможность выбраться отсюда на поверхность?

Адам ответил с сожалением:

– Есть, но, боюсь, ею нельзя будет воспользоваться еще несколько часов. Река течет к морю по просторному подземному туннелю, однако большую часть суток выход из него затоплен. Выбраться можно лишь в часы отлива.

Купер-старший плотно сжал губы и тяжело вздохнул:

– Нам необходимо выбраться отсюда. Лайла находится в страшной опасности!

Адам печально кивнул и озабоченно произнес:

– Не хочу вас огорчать, но так и есть. Стюарт Келно упоен своим всемогуществом и способен на все. Христиане покинули остров, и теперь он делает так, как ему заблагорассудится.

– Значит, христиане бежали отсюда? – переспросил Джей и, припоминая, добавил: – Там, наверху, мы видели заброшенную деревню…

– Это была наша деревня, – кивнул Адам. – Именно туда сначала привел меня Господь, и все, совершенное там, носило печать Его благословения. Почти все туземцы деревни нашли Иисуса как своего Спасителя.

– Что же случилось потом? – спросил Купер-старший.

– Две вещи. Во-первых, на остров прибыли и завладели им Стюарт Келно с его последователями. Они называли себя христианами, и, быть может, поначалу так оно и было. Однако Келно, все больше подпадая под влияние местных традиций и верований, обратился к сатанизму и колдовству, а вслед за ним и его друзья. Они прибрали к рукам все вокруг и переименовали остров в Аквариус. Некоторые из наших людей также отвергли Евангелие и присоединились к сторонникам Келно ради того, чтобы продолжать участвовать в языческих обрядах.

– В хождении по огню?..

Адам кивнул и с отвращением подтвердил:

– Да, и еще в приношении человеческих жертв языческим божествам, как поступали языческие народы во времена Ветхого Завета. Это ужасно! Знаете, здешние жители, до того как они обрели Господа, пребывали в страшном духовном невежестве! И вот теперь некоторые из них вновь ввергнуты в этот мрак цивилизованным колдуном… Я молюсь о них каждый день.

– А второе событие? – не утерпел Джей.

– Оно еще впереди. Я все еще надеюсь, что ошибаюсь, но, по-моему, существование острова находится под угрозой.

– В вашей записке сказано, – вспомнил Джей, – «Остров…» Конец фразы мы разобрать не сумели.

Адам посмотрел сначала на одного, потом на другого и мрачно произнес:

– Остров погружается под воду. Это началось с год тому назад, но с тех пор процесс идет все быстрей. Боюсь, он может в мгновение ока просто взять и уйти на дно. В любой момент.

– Да-а-а… – протянул доктор Купер. – Так вот о чем говорил Дюлани.

– Профессор Дюлани? – удивился миссионер. – Эймос Дюлани?

– Совершенно верно. Он пытался предупредить нас, чтобы мы покинули остров и взяли его с собой.

Вид у Маккензи был ошарашенный:

– Он ведь был одним из главных советников Келно! И моим самым яростным оппонентом! Он утверждал, что с островом все в порядке…

– Похоже, он изменил свое мнение. Наверное, его собственные наблюдения постепенно убедили его в вашей правоте.

– А что обо всем этом думает Келно?

– Ну… во всяком случае Дюлани также пал жертвой проклятия моро-кунда.

Адам в гневе ударил себя по бедру:

– Видите? Видите?! Келно – орудие в руках сатаны. Этот остров обречен, и, думаю, Келно это известно, но он не желает никого выпускать отсюда. Все эти люди погибнут! Они канут в пучину вместе с островом – и это будет дело рук Келно. – Он секунду помолчал, борясь с охватившим его возбуждением, после чего продолжал: – Туземцы, новообращенные христиане из деревни, эвакуировались на каноэ, плотах – всем, что только для этого годилось. Они побросали тут все свое имущество. Я же остался, чтобы предупредить остальных, убедить Келно, уговорить тех, кто перешел к Келно, чтобы они отправились со своими семьями и ни в коем случае не оставались с этим…

– Антихристом?.. – подсказал верное слово Купер-старший.

– Самое подходящее для него название. Спасибо, Джейк, – согласился миссионер. – Однако часть прежней моей паствы все еще там, с ним. Они все еще во власти заблуждения, будто остров Аквариус – воплощение лучшего будущего, идеальное место, где царят мир и безопасность.

Джею пришли на память библейские строки:

«Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба…»

– В точности так, как это свершится к концу времен, – горестно подтвердил Адам. – Они так окутаны ложью Келно и лукавого, что отказываются слышать истину. Я пытался предупредить их, помочь им…

– А они скинули вас с моста? – завершил Купер-старший.

Адам кивнул, и глаза его наполнились слезами:

– Теперь все, что мне остается, – построить судно. У Келно есть своя лодка, и это означает, что связь с островом находится всецело под его контролем. Путь к бегству отрезан – если не построить собственный корабль.

– Где же вы добываете материалы? – поинтересовался Джей.

– Грустно признаться, но доски и прочее дерево изначально были доставлены на остров Миссионерским Союзом для строительства церкви.

– Ах да! – подхватил Купер-старший. – Я видел документы и перечень стройматериалов на столе у Келно. Очевидно, он ведет строгий учет всего имущества.

– Ворованного имущества, – подчеркнул миссионер. – После того как туземцы покинули свою деревню, Келно и его люди разграбили селение и унесли с собой все, что можно было унести. Последние несколько месяцев я как раз и занимался тем, что по доске, по гвоздику возвращал все обратно.

У Джея и его отца мелькнула догадка.

– А-а-а!.. – торжествующе произнес последний, – так вы и есть тот странный вор, что расхищает у Келно материалы!

– Я и мой соратник, который еще остался в поселке. Нам так и не удалось построить церковь, но… кто знает, может быть, это сооружение окажется не менее полезным. У нас одна цель – спасение людей…

– «Адамов Ковчег…» – вслух размышлял Джей над названием построенного Адамом судна. – А я еще удивился, к чему такая большая лодка.

Желая утвердиться в своей догадке, доктор Купер спросил:

– Вы строите ее с расчетом на пассажиров? Адам лишь пожал плечами в ответ:

– Я ведь миссионер.

В хижине, служившей тюрьмой, было одиноко и мрачно. На полу отчетливо виднелся жженый след, оставленный тигровой мухой. Но что толку? Если в первый раз сумасшедшему не удалось добиться своего, то со второй попытки он достиг цели. Отец и Джей мертвы.

Дорогой Господь, почему? Как Ты мог это допустить? Вопреки всей нашей вере в Тебя, после того, как Ты так долго охранял нас, почему? Почему сейчас?

Лайла неподвижно лежала на тюремной циновке, и душу ее раздирала такая боль, что она была не в силах даже молиться. Да и услышит ли Бог ее мольбы? Существует ли Он на самом деле?

Она бы хотела просто закрыть глаза и умереть, но стоило ей сомкнуть веки, как перед глазами ее снова вставала ужасная сцена – так живо, точно наяву. Вновь и вновь видела она, как отец и брат беспомощно летят в ревущую, бурлящую водяную могилу.

Боже, как же мне теперь в Тебя верить?

Из отупения ее вывел звук шагов у порога тюрьмы. Отпертая дверь распахнулась – и вошел Свеча, неся тарелку с пищей.

Лайла тупо взглянула на туземца. Она ведь считала себя уже мертвой. Все вокруг для нее потеряло смысл. Даже страха не осталось.

Однако устремленные на нее глаза темнокожего великана светились странной добротой. Что-то в этом выражении казалось необычным – смесь печали и испуга. Он протянул ей тарелку. Девушка в ответ лишь смотрела на него невидящим взором.

Он поставил тарелку на пол и опустился на колени возле ее ложа, пытаясь высказать что-то.

– Ты… ты папа… – начал он и умолк, мучительно озираясь, точно в надежде, что найдет нужные слова на стенах или на потолке. – Я… ми-бва…

Однако Лайле было совершенно не интересно, что ей пытался втолковать дикарь. А тот все тарахтел, возбужденно изрыгая на нее поток туземных слов, перемешанных с английскими, – и все это так поспешно, что нельзя было разобрать ничего. Но ее невольно покорила искренность, наполнявшая его взгляд. Неужели он действительно беспокоится о ней?

– Что, Свеча? – наконец спокойно спросила она. – Ну что ты хочешь мне сказать?

Но тут снаружи вновь послышались шаги, и Свеча, схватив тарелку, быстро вскочил на ноги, приняв свой прежний угрожающий, дикий вид.

В дверях темницы появился он – злодей, убийца, антихрист. Он торжествующе ухмылялся, надменно рассматривая ее.

– Ну, мисс Купер, – проговорил хозяин острова, раскачиваясь на каблуках и не переставая усмехаться. – Надеюсь, вам тут удобно?

Девушка не отвечала.

– Ну и ладно. Я и не ожидал, что вы захотите со мной разговаривать. Для вас, наверное, было страшным ударом обнаружить истинную слабость вашего Бога. Хотя я пытался предупредить вашего отца, и не раз… Увы, он вел себя слишком заносчиво и самонадеянно. Теперь-то вы убедились, как дорого стоило ему это заблуждение! Я бы сказал, его – и ваша – вера в этого Всевышнего и Всемогущего Бога оказалась в высшей степени ошибочной!

Лайла, пристально взглянув на него, с горечью произнесла:

– Вы ведь никакой не Адам Маккензи, верно?

Тот грубо рассмеялся:

– Нет, конечно же, нет, дитя мое! Я лишь заставил вас поверить в то, что я покойный миссионер Маккензи, чтобы вы решили, что нашли искомое, и покинули остров, увозя с собой успокоительное известие. Я не предполагал, что вы окажетесь столь любопытны и настойчивы… Настоящее мое имя Стюарт Келно. Господь Стюарт Келно, последний и величайший из пророков! А это – мой мир, мое творение. Тут, на Аквариусе, я – Бог!

– Вам никогда не быть Богом, – отрезала Лайла. – Можете воображать себя кем угодно, но есть лишь один Бог, перед которым вам рано или поздно придется ответить за убийство моих отца и брата!

Келно насмешливо улыбнулся:

– Занятно. Исходя из предшествующего опыта у меня есть основания сомневаться, что Он способен повелевать столь могущественным лицом, как я. Но скажите тогда: каким же образом ваш Бог может освободить вас из-под моей власти?

Келно подался вперед, нависая над девушкой так, что она ощутила его неприятное дыхание.

– Ну же! – продолжал тот. – Крикни Ему! Посмотрим, поразит ли Он меня молнией, сумеет ли пересилить меня!

Успокоившись, он уселся напротив и радостно произнес:

– Тебе, разумеется, интересно, что с тобой будет. Так вот: на рассвете у нас намечается одно торжественное событие. Тебе следует приодеться. Я пришлю нескольких женщин помочь. – Тиран поднялся, возвышаясь над нею во весь рост, завершив: – Да уж, это будет настоящее торжество! – Затем, обратив внимание на полную тарелку в руках Свечи, поинтересовался: – Ты что, не собираешься ничего есть?

Девушка не ответила. Она была просто не в состоянии больше говорить с этим животным.

Впрочем, того это мало огорчило.

– Унеси еду! – приказал он туземцу. Свеча переминался с ноги на ногу. В глазах его, обращенных к Лайле, застыла немая боль.

– Унеси, я сказал!

Свеча повиновался. Следом за ним вышел лже-Маккензи и запер дверь на замок.

– Бр-р-р… – поежился Джей, плотнее заворачиваясь в одеяло. – Дует тут.

Дым от костра потянуло куда-то в сторону. Это было странно, так как до сих пор воздух здесь – в тихом, безжизненном месте – оставался совершенно неподвижным.

– Отлив, – произнес Маккензи. – Уровень воды у выхода из туннеля начал падать, и снаружи проникает свежий воздух.

– Свежий воздух… – зачарованно повторил Купер-старший.

– Значит, теперь мы можем выбраться отсюда! – оборвал его Джей.

Адам в ответ грустно покачал головой:

– Каноэ при мне сейчас нет, а пытаться вплавь бессмысленно…

– Воздух… – пробормотал вновь доктор. – Воздух… тянет…

– Да, разумеется, – пожал плечами Адам. – И прекрасно. А не то я бы тут задохнулся без ежедневного проветривания.

– Тяга воздуха! – возбужденно воскликнул Купер-старший, вскакивая. – Джей, одевайся!

Джей также вскочил на ноги и схватил свою одежду:

– Что ты задумал, отец?

– Тут сквозняк! Он бы не дул, не будь ему отсюда выхода! – поспешно объяснил тот. – Воздух циркулирует – значит входит через какое-то другое отверстие.

Все трое молниеносно оделись, обдуваемые потоком свежего воздуха. Теперь они ощущали это с особым наслаждением.

– Нужно проследить, куда он дует, – сказал доктор.

Они бросили взгляд на дым от костра, который устремлялся куда-то вверх вдоль стены пещеры. Доктор ринулся вслед за ним; Джей и Адам еле успевали карабкаться по камням, чтобы не отстать.

– Вы не замечали здесь каких-нибудь шахт, туннелей, скважин, в общем, чего-нибудь подобного? – спросил Адама на ходу, через плечо Купер-старший.

– Конечно… Но я не придавал этому значения, – признался тот.

-Где?

Адам указал на небольшую нишу в стене, подъем к которой казался крутым, но вполне преодолимым.

– Потребуются лампы… – прикинул доктор. Джей и Адам притащили две лампы и лопату.

– Должен вас предупредить, – проговорил миссионер. – Этот туннель, или шахта, может быть обитаемым. Когда тяги воздуха нет, оттуда исходит странный запах, а иногда доносится и какой-то шум…

При этих словах доктор лишь заволновался еще сильней. Он взглянул на Джея, пораженный новой догадкой, но тот еще ничего не мог понять.

– Вы имеете в виду, что там может обитать какая-то тварь? – вновь обратился доктор к миссионеру.

– Да, – ответил тот. – А из местного фольклора я знаю, что с этой тварью вряд ли приятно будет повстречаться.

– Туземцы поклоняются ей?

– Да. И боятся. Ей приносят в жертву людей! Купер-старший весь дрожал от возбуждения.

– Яма! – выпалил он. – Джей, помнишь ту яму на поляне? Которая напоминала вулканическую шахту? Может быть, этот ход ведет туда, наверх!

– Идем! – без раздумий отозвался сын.

– Стойте! – урезонивал их Адам. – Вы знаете, на что идете?

– Когда совершаются жертвоприношения? – осведомился доктор.

– На восходе… – начал было Адам, но не договорил, вдруг поняв. – Вы… Вы думаете, Келно собирается принести в жертву… Лайлу?

– А вы как полагаете? Адам побледнел:

– Тогда надо спешить!

Глава 9

Они взбирались все выше, аккуратно ступая по острым вулканическим отложениям, пока наконец не добрались до того места, которое им указал Адам. Здесь сквозняк дул уже изо всей силы, и, следя за направлением ветра, они обнаружили несколько отверстий, куда он устремлялся. Некоторые представляли собой довольно крупные дыры, другие – просто трещины, в которые со свистом всасывался воздух. Они разошлись вдоль стены, стараясь определить, какое из отверстий больше им подходит.

– Отец, взгляни-ка на это!.. – позвал Джей. Купер-старший с Адамом мигом оказались рядом. Лампы их осветили просторный ход, уходивший, судя по эху, глубоко в недра острова.

– Да, похоже, этот, – согласился доктор. – Попробуем-ка расчистить его от этих камней.

Совместными усилиями, орудуя лопатой и руками, им удалось сдвинуть в сторону обломки, загораживающие проход. Наконец путь был свободен, и они двинулись вперед.

– Так и есть, – подтвердил доктор, разглядывая стены хода в свете ламп. – Старая шахта, по которой поднималась лава. Такая труба может вывести нас прямо на поверхность.

Они двигались вперед – то во весь рост, то ползком, то карабкаясь вверх – по этому ходу, который, изгибаясь, становился затем почти прямым и вел все выше сквозь недра острова. Внутри все это выглядело довольно экзотически – наподобие гигантской черной губки с зияющими там и тут отверстиями, в том числе под ногами, и выступающими из стен наростами, мимо которых приходилось протискиваться. Порою ход разветвлялся, и они останавливались, пытаясь по току воздуха определить главную ветку. Если в каком-либо из ответвлений тяги не ощущалось, они поворачивали назад и пускались другим путем.

Доктор Купер взобрался по крутому скальному выступу на относительно ровную площадку и позвал сверху:

– Эй, полезайте сюда и взгляните-ка… Адам с Джеем поползли наверх. Дыхание их гулко отдавалось, точно под сводом большого колокола. Когда они взобрались на обнаруженную доктором площадку, тот показал им на песчаный пол.

– Ого! – воскликнул Джей.

– Возможно, это след той самой твари… – предположил Купер-старший.

На песке различалось что-то вроде желоба, точно по нему тащили нечто очень тяжелое. Воздух здесь наполнял отчетливый зловонный запах.

– Пап, твой револьвер в порядке? – спросил Джей.

– Надеюсь, – ответил тот. – Я разобрал и протер его, но смазки у меня нет, да и патроны… побывали в воде.

– Господи, – прошептал миссионер, – защити нас.

– Аминь, – заключил доктор.

Внезапно пустоты и проходы вокруг них наполнило эхо непонятного лязга, треска и гула. Они распластались, прижавшись к грубому камню стен. Весь остров заходил ходуном, задрожал. Грохот стал настолько оглушительным, точно они находились внутри гигантской камнедробилки.

Адам, забившись в расщелину между скал, громко молился. Джей следил, как бы не разбить в этой качке и тряске лампу, в то время как его отец вертел головой, пытаясь понять, что же происходит. Ощущение было действительно странное: словно они летели вниз на скоростном лифте.

– Дело плохо! – прокричал Адам. – Островной шельф рушится!

Они слышали, как во всех порах и расселинах острова отдаются громкие разрывы и скрежетания. Где-то глубоко внизу образовывались гигантские трещины, дробились скалы. Затем грохот понемногу начал стихать, сотрясение тоже улеглось, и до ушей их из неведомых глубин донесся новый звук: клокотание подступающей воды.

– Слышите? – спросил Адам. Доктор Купер кивнул:

– Море подмывает основание острова.

– Оно размоет скоро остаток породы, на которой он стоит!

– В нашем распоряжении считанные часы, – отозвался доктор. – Скорее вперед!

Лайла также ощутила сотрясение почвы, как и обитатели царства Стюарта Келно. Последние выглядели явно встревоженными, но, насколько могла судить Лайла, намерены были по-прежнему принимать на веру слова своего предводителя.

– Это духи острова, – произнесла красивая полинезийка, причесывавшая Лайлу. – Господь наш Келно говорит, они разгневаны тем, что посторонние вторглись в их святилище.

– Имеемся в виду мы с отцом и братом? – уточнила Лайла, неохотно позволяя вплести себе в волосы цветы.

Другая туземка – похожая на старую колдунью из сказки – готовила для девушки одеяние из белого полотна.

– Это что, скатерть? – саркастически поинтересовалась та.

– Нет, твой торжественный наряд, – спокойно объяснила первая, красивая туземка.

– Тебя следует одеть согласно традиции для представления Кьюдоку.

– А кто такой этот Кьюдок? – не унималась Лайла, хотя и не слишком жаждала в действительности это знать.

Глаза старой ведьмы наполнились благоговейным ужасом, и она проговорила:

– Кьюдок – Властелин Природы, Великий Змей, Бог Подземного Мира! Он живет в недрах острова, и все порой сотрясается от его гнева.

Нет, Лайле определенно все это не нравилось:

– Великий Змей? Где он? Что вы решили устроить?

Однако старуха вместо ответа набросила Лайле на голову только что сшитое одеяние:

– Быстрей! Надень это.

После минутного колебания девушка натянула его поверх своего туристского костюма. Пока ей не оставалось ничего другого, как покорно принимать всю эту языческую дребедень. «Господи Боже, – взмолилась она про себя, – прошу, предоставь мне момент, возможность, шанс освободиться – скинуть этот балахон и бежать!»

– Скоро нам предстоит идти к Священной Яме, – промолвила старая туземка, наблюдавшая за небом на востоке.

Неприятный запах все усиливался. Доктор все чаще подумывал о своем револьвере, стараясь, чтобы правая рука его всегда оставалась свободной. В недрах острова и вокруг них все еще раздавались отголоски гула после землетрясения, смещения каменных пластов и проседания острова.

– Интересно, далеко еще осталось? – не выдержал Джей.

– Тс-с-с!.. – оборвал его отец и, остановившись, схватил за руку. Все трое замерли.

Адам, приподнявшись, вглядывался вперед через плечо доктора. Джей озирался по сторонам. Наконец спутники доктора также увидели то, что попалось ему на глаза: справа, впереди по ходу, различался вход в пещеру.

– Похоже на логово… – тихо произнес Купер-старший.

Они медленно подобрались поближе – так, чтобы лампы могли осветить внутренность пещеры. Их глазам предстали песчаный пол и разбросанные кости. Зловоние приобрело одуряющую силу.

Туннель проходил мимо самого входа в пещеру, так что миновать ее окольным путем было невозможно. По мере приближения к входному отверстию внутри все яснее различалось что-то белое, круглое и гладкое на вид. Они почти сразу догадались, что это такое: необычных размеров яйцо! Значит, обитателем этих ходов является какое-то пресмыкающееся…

Еще шаг. И в свете ламп их взорам предстала вся пещера – выстеленное костями гнездо с кладкой какого-то огромного, опасного животного.

– Во всяком случае, – выдохнул Купер-старший, – это не постоянное логово.

– Вы только взгляните на размер яйца! – возбужденно проговорил Джей. – Оно размером с арбуз!

Адам, также смерив яйцо взглядом, прикинул:

– Судя по всему, тот, кто его снес, достаточно крупен, чтобы проглотить человека целиком…

И тут же пожалел о сказанном, потому что доктор мигом сорвался с места и устремился вглубь туннеля, так что спутникам его пришлось из последних сил поспевать за ним.

Огненный диск солнца выглянул из-за далекого горизонта, окрасив океан в кроваво-красный цвет. Странная, торжественная тишина царила над поселком и всем островом. В этот момент'откуда-то из глубины джунглей начали доноситься размеренные, как пульсирующая головная боль, удары по барабану.

Лайла стояла на коленях, когда дверь в темницу открылась и вошли двое охранников-туземцев. «Иисус, я готова соединиться с Тобой, – заканчивала она про себя свою молитву. – В любом случае так будет лучше. Я окажусь вместе с отцом и Джеем, а я хочу этого больше всего на свете. Только… прошу, пусть это будет не очень больно».

Прежде чем девушка успела что-либо сообразить, руки ее оказались связанными за спиной, а сама она очутилась между двумя высокими полинезийцами в парадных одеяниях из перьев, шкур и раковин. Они вышли и тронулись вниз по главной улице поселка. Подданные Стюарта Келно – молодые и старые, мужчины и женщины – выходили из своих жилищ и следовали за ними, как на торжественном параде, по дороге, затем по запретной тропинке, ведущей в глубь джунглей, откуда доносился размеренный, пульсирующий барабанный бой.

Джей и Адам, успевшие опередить доктора Купера, резко затормозили и, ухватившись за то, что им первое попало под руку, немного отступили назад.

– Что там еще? – запыхавшись, спросил доктор, нагоняя их.

– Кажется, конец хода… – выдавил Адам. Они пропустили доктора вперед, чтобы тот сам взглянул и убедился. Глазам его предстало невероятное зрелище: туннель впереди перерезала глубокая расщелина, уходившая далеко в вышину и терявшаяся в темной глубине. По ту сторону разлома, метрах в девяти от них, туннель возобновлялся – точно темная дырка в куске пористого хлеба.

– Трещина совсем свежая! – заметил доктор. – Обратите внимание на чистоту поверхности камня и до сих пор отваливающиеся осколки.

– Осторожно! – крикнул Джей, единственный из троих ощутивший надвигающуюся опасность. Они поспешно отпрянули от края расщелины.

Почва под ногами у них вновь заходила ходуном и задрожала. С расщелиной что-то происходило: она скрежетала, стены ее то чуть сдвигались, то снова расходились, вниз, во тьму летели обломки и каменная крошка. Куперы и Маккензи с изумлением и ужасом наблюдали, как противоположная стена расщелины сначала отодвинулась на пару метров от них, затем на несколько метров приблизилась, и так опять и опять…

– Ну, как быть теперь? – спросил Джей.

– Они… могут сойтись достаточно близко, и мы… – принялся было рассуждать Купер-старший.

– Ты хочешь сказать, мы попытаемся ее перепрыгнуть?! – воскликнул Адам.

– Через секунду скажу…

Торжественное языческое шествие наконец достигло священной поляны с жертвенниками, склоненными плакучими деревьями и Ямой. Возле нее уже стоял Стюарт Келно в окружении нескольких местных шаманов – размалеванных и в убранстве из перьев, которые не переставая колотили в там-тамы. Тиран с ликованием взглянул на Лайлу.

Двое конвойных-полинезийцев отвели девушку к краю Ямы. Вокруг собралось скопище людей, барабанный бой внезапно смолк. На поляне воцарилась мертвая тишина. В толпе не заметно было ни единого движения. Лайла обвела взглядом лица, и ее поразило их выражение просветленности и гордости за нее. Многие улыбались, точно они собрались на день рождения или выпускной вечер в школе.

Келно осмотрел ее с ног до головы, оценивающе кивнув при виде цветов в волосах девушки и полотняного одеяния:

– Вы выглядите просто потрясающе, мисс Купер!

Все зааплодировали.

Лайла могла лишь смотреть в зев ямы, пересчитывая лежащие на ее дне кости. «Господи, дай мне спокойствия! Не дай мне раскиснуть! Прошу, укажи мне выход из этого ужаса!»

Противоположная стена расщелины содрогнулась, отошла еще дальше, немного осыпавшись, и застыла неподвижно.

– Ну же, ну! – молил Купер-старший. Последовал новый толчок, сопровождаемый глубоким гулом, и стена вновь поползла – на сей раз приближаясь к ним. Ближе… Еще ближе…

Теперь ширина расщелины составляла всего около шести метров. Но тут стена поехала назад.

– Нет! – почти закричал Купер-старший. – Господи, прошу Тебя!

Остров опять содрогнулся до основания. Кругом все стонало и ревело, словно от боли, в то время как в глубинах острова что-то раскалывалось и рушилось.

Стена вновь качнулась в их сторону и поехала… трещина сузилась до пяти метров… трех… двух с половиной…

Джей сунул свою лампу отцу, сделал несколько шагов назад и изготовился… Стена вновь поехала назад.

– Прыгай! – закричал отец.

Джей ринулся вперед, мощно оттолкнулся от самого края расщелины и, пролетев над черной бездной, приземлился на той стороне.

А трещина продолжала раздвигаться.

– Прыгай! – крикнул доктор на сей раз Адаму.

Миссионер поставил лампу на землю, разбежался и с криком ужаса и решимости перелетел через расщелину, едва не сорвавшись на той стороне, так что Джею пришлось подхватить и втащить его наверх.

Остров гневно сотрясался и гудел.

– Спокойно! – закричал Стюарт Келно на своих обеспокоенных приверженцев.

Те жались друг к другу, некоторые даже повалились на землю, не устояв во время толчка. Склоненные деревья раскачивались над поляной. Даже шаманы казались напуганными и перешептывались между собой.

Келно воздел руки, прося внимания и тишины, и начал речь:

– Духи и магические силы острова Аквариус подверглись осквернению – и вот вам результат! Это послужит всем нам уроком, за который придется поплатиться. Но не бойтесь! Раз духи острова чувствуют себя оскорбленными, нужно умилостивить их, как того требуют древние традиции.

Он обернулся к шаманам и добавил:

– Можете начинать ритуал.

С дикими криками, заклинаниями, пением шаманы вновь ударили в свои там-тамы. Лайла, потрясенная этим зрелищем, осознала, что все это чистой воды колдовство, сатанинский шабаш.

«Господи Иисусе! – взмолилась она. – Прошу, огради меня кровью Твоей от козней сатаны. Коли суждено мне погибнуть, пусть будет так. Я знаю, что буду с Тобой. Но… если только возможно, не дай восторжествовать сатане!»

Больше молиться ей не дали. Двое конвойных обвили ее тело веревками, связав руки и ноги. Затем, под возгласы толпы, Лайлу начали опускать на веревках в Яму. Все ниже и ниже, по полметра. Тело ее задевало неровности стены, поворачивалось вокруг оси и неумолимо приближалось к отвратительному, жуткому дну, усеянному костями. Крики беснующихся язычников, отражаясь от стен ямы, гулким эхом носились вокруг нее, словно стая вспугнутых летучих мышей.

Ее ноги коснулись усыпанного песком дна, однако держать равновесие она не могла, так как ноги и руки были крепко связаны, и она с коротким криком, шурша своим полотняным одеянием, рухнула ничком на чей-то скелет. Приподняв голову, девушка оказалась лицом к лицу со старым, выбеленным черепом, пустые глазницы и кривые зубы которого, казалось, улыбались ей с радостной насмешливостью.

Она попыталась отвлечься и подумать о чем-нибудь или помолиться – только чтобы не зарыдать.

Глава 10

Доктор Купер приготовился перепрыгнуть через опасно колеблющийся разлом. Он уже успел перебросить на ту сторону, Джею и Адаму, лампы и теперь выжидал лишь подходящего момента. Однако стены по обе стороны трещины продолжали двигаться и наконец раздвинулись настолько, что сверху к ним пробился луч дневного света: весь остров оказался рассеченным надвое.

Затем сверху донесся какой-то новый грохот и треск. Трое мужчин по обе стороны расщелины задрали головы и увидели, как сверху летят кирпичи, цементная крошка, обломки досок, стекло и несколько сломанных стульев. Весь этот мусор пронесся мимо них и с шумом устремился вниз. Через некоторое время откуда-то из глубины раздался всплеск: обломки упали в морскую воду, которая начала затоплять трещину.

– Похоже, рухнул дом! – прокричал Купер-старший.

– Отец, тебе пора прыгать! – взволнованно напомнил Джей.

– Отойди от края! – доктор Купер снял шляпу и перекинул ее через пропасть. Потом стащил с себя ботинки и также швырнул их на ту сторону. Отойдя как можно дальше в глубь туннеля, он повернулся и изо всех сил, как давно уже не бегал, ринулся к краю, взмыл над разломом и… сумел-таки его преодолеть! Он отполз от края и рухнул на камни. Все же ему удалось!

– Надо же, мне не приходилось этого делать со школьных времен… – выдохнул он; почти тут же поднялся, надел ботинки и шляпу и устремился дальше по туннелю, увлекая за собой спутников.

Барабанная дробь стихла, возгласы, хоровое пение и завывания – тоже. Лайла все так же беспомощно лежала на дне Ямы, уткнувшись лицом в песок. Видеть она ничего не могла, но, судя по звукам, зрители начали расходиться: должно быть, последующая часть ритуала считалась настолько священной, что присутствовать при ней запрещалось.

«И что теперь? – подумала Лайла. – Я, не в силах шевельнуться, валяюсь на дне этой дыры, а тем временем какая-то тварь, похоже, направляется сюда, чтобы позавтракать мной».

Но Бог явно не покинул ее. Она сама удивилась, что больше не испытывает страха. Положение ее было ужасным, впереди маячила жуткая смерть, и тем не менее в душе ее царил полный покой.

«Ты услышал мои молитвы. Господи?» – вслух вымолвила она.

И Господь, показалось Лайле, ответил: «Да». Помимо спокойствия она начала ощущать нечто иное: наполняющую ее жажду борьбы, точно в ней открылся источник святого гнева. Девушка принялась извиваться и кататься по земле.

«Господи, – вновь обратилась она к Нему с молитвой, – если только Ты со мной, то я готова. И сделаю все, что в моих силах. И тебе, сатана, придется проглотить это!»

Поверхность вулканических скал, образовывавших стены ямы, была грубой, изъеденной. Лайла перекатилась на спину, ногами ощупала стену. Aral Наткнувшись ступнями на острый выступ, она принялась перетирать стягивающую ноги веревку.

Лайла ощутила какое-то дуновение. Но это был не свежий морской ветерок, а спертый, мерзко зловонный воздух. Она принялась за дело с удвоенной энергией.

– Только этого не хватало! – воскликнул Купер-старший.

Туннель впереди раздваивался.

– Разделимся? – спросил Джей.

– Нет. Слишком опасно, – возразил отец, взглянул на часы и добавил. – Сейчас уже утро… Адам, отгоняя страшные мысли, произнес:

– Времени в обрез!

Доктор склонился и внимательно исследовал пол туннеля. В правом ответвлении он ничего не заметил. В левом же, приглядевшись, нашел то, что искал.

– Все верно. Сюда, – сказал он, указывая на знакомый вдавленный след на полу. Обитатель туннеля полз этой дорогой.

Они поспешили дальше, пригибаясь под нависающими выступами, обходя препятствия, с громко бьющимися от волнения сердцами.

Лайла поморщилась. Что же это за вонь? Запах, похоже, усиливался. Но она не останавливалась, упорно перетирая веревку, стягивавшую ей щиколотки. Наконец – on! – ноги ее оказались свободны. Подрыгав ими, она распутала и сбросила путы. Освободив ноги, девушка встала.

Ш-ш-ш-ш… Боже, что это за звук?

Ш-ш-ш-ш… Казалось, он раздавался из-за лежащего у противоположной стены валуна. Там, должно быть, находилось чье-то логово…

Скорей, Лайла, избавься от веревок! Она встала спиной к стене и принялась перетирать путы на запястьях. Вверх-вниз, вверх-вниз – зазубренный камень вгрызался в вязкие волокна. Сможет ли она когда-нибудь перетереть эту веревку!?

Отвратительный запах сгустился еще сильнее. Он исходил от какого-то существа, и существо это приближалось.

Ш-ш-ш-ш-ш…

Господи, дай мне силы порвать эту веревку!

Джей летел по узкому проходу впереди Адама и своего отца. Вдруг ноги его провалились: пол туннеля превратился в осыпь из гравия и гальки, которая увлекала его куда-то вниз, в вертикальную шахту, поглощавшую грохочущие камни из-под ботинок. Сильная рука ухватила его в последний момент за рукав, другая – за кисть.

– Спокойно, сынок, не дергайся! – произнес голос Купера-старшего.

Джей и не дергался. Он прекрасно сознавал, что этого делать не надо. Он слушал, как в глубоком колодце под его беспомощно висящими ногами гремит раскатистое эхо. Больше он ничего не делал, стараясь не поддаться панике.

Доктор Купер изо всех сил вытягивал сына наверх, в то время как миссионер, ухватившись, тянул его самого. Наконец им удалось вытащить юношу. Доктор, отдышавшись, приподнял свою лампу, чтобы лучше осмотреть препятствие:

– Похоже на ловушку. Отверстие этой шахты было прикрыто слоем не толще листа бумаги… Кажется, его можно обойти вон по тому уступу.

Они взобрались на каменный бордюр шириной сантиметров в тридцать и медленно, пядь за пядью, двинулись по нему мимо зияющего у их ног провала.

Ш-ш-ш-ш… Неизвестная тварь подбиралась все ближе. Лайла ожесточенно перетирала веревку на руках. Теперь уже, наверное, недолго! До ее ушей донесся новый звук: долгий, тягучий шелест. Точно свистящее дыхание. Что-то скользило по камням за тем замеченным Лайлой валуном. Ну же, рвись!

Омерзительная волна влажного, горячего, зловонного воздуха захлестнула яму. Лайла бросила взгляд в том направлении, где, по ее предположению, находился выход из какой-то норы… И сердце в груди оборвалось.

Из густой тени возникали, поднимаясь все выше, два золотых мерцающих глаза. Жуткие глаза эти уставились на нее, и лицо обдал новый поток смрадного, влажного воздуха: тварь заметила добычу.

Глава 11

– Иисус! – воскликнула Лайла, и при этих словах веревка наконец порвалась. Девушка мигом скинула ее. Руки теперь тоже были свободны.

Из-за заслоняющего нору валуна на нее смотрела немигающими глазами жуткая, драконообразная голова. Точнее, это была голова змеи. Но разве существуют змеи такой величины?! Размерами голова эта походила на череп крупного крокодила на длинной, в кожаных складках шее толщиной со ствол дерева. Из пасти высовывался омерзительный раздвоенный язык, точно двухвостая плеть, из ноздрей вырывалось влажное дыхание.

Чудище рассматривало девушку, но явно не спешило наброситься. Вероятно, оно привыкло, что ему приносят на блюдце готовый завтрак. Тело змеи продолжало извиваться в яму откуда-то из-за валуна, так что голова поднималась, раскачиваясь, все выше на гибкой шее, а язык все продолжал щупать воздух.

Лайла нагнулась и схватила длинный обломок кости. Она еще не представляла, зачем он ей нужен, но знала, что не даст проглотить себя просто так.

Ох-х!.. Что это? Лайла подалась вперед, ощутив, как что-то свалилось ей сверху на голову. Конец веревки!

И в этот момент змея сделала выпад! Девушка упала ничком, зарывшись среди усеивавших песок костей. Тупое рыло рептилии, просвистев, врезалось в каменную стену ямы. Лайла мигом сгруппировалась, бросила взгляд наверх и увидела, что лежит прямо под раскачивающейся белой шеей змеи. Та потеряла ее из виду. Чудовищная голова вертелась во все стороны, ноздри разъяренно выдыхали воздух, язык беспрерывно сновал, ловя запах жертвы. Наконец жуткие золотистые глаза вновь сфокусировались на Лайле.

– Сюда! Эй, ты, сюда! – прокричал сверху знакомый голос.

Змея вновь сделала выпад, но Лайла была к этому готова. Резко нырнув, она выставила вперед обломок кости, находившийся у нее в руках. Змея с размаху налетела на кость, тупой конец которой уперся в стену, а острие вонзилось ей в горло. Из широко раскрывшегося молочно-белого рта твари вырвалось полное боли шипение. Пока змея бешено мотала головой, стараясь освободиться от вонзившейся ей в шею кости, Лайла ловко юркнула к спущенной ей сверху веревке. Ухватившись за нее, девушка почувствовала, как за веревку потянули, и усыпанное песком и костями дно Ямы стало быстро удаляться.

Но тут чудовище, заметив, что добыча от него ускользает, последним броском почти настигло беглянку и вцепилось ей в платье. Лайла умоляюще взглянула наверх и, увидя своего спасителя, крикнула:

– Свеча!

Гигант-полинезиец, стоявший на краю ямы, уперся ногами и принялся тянуть что было мочи.

Господи, помоги!

Змея, дергая головой из стороны в сторону, тянула на себя. Лайлу немилосердно швыряло на натянутой веревке. Наконец платье не выдержало и стало рваться. Девушка, отпустив одну руку, стянула его через плечо. Змеиная пасть, сантиметр за сантиметром заглатывавшая материю, оказалась забитой обрывками холста. А Лайла, высвободившись из мерзкого одеяния, чуть не стоившего ей жизни, пулей вылетела из ямы и оказалась в объятиях туземца. Тот оттащил ее на безопасное расстояние и затем, вернувшись, швырнул голодной змее увесистый кусок сырого мяса. Лайла успела заметить, как отвратительная голова, в последний раз показавшись из ямы, на лету проглотила подачку, и с челюстей чудовища брызнула кровь.

Свеча схватил Лайлу за руку, рывком поднял ее на ноги, и они кинулись бежать прочь. Лайла не задавала лишних вопросов, стараясь не отставать от быстро бегущего туземца.

– Кажется, я вижу впереди выход! – оповестил спутников Адам.

Они дружно устремились к забрезжившему вдали дневному свету и застыли на полпути… Огромный скользкий хвост неизвестной твари, точно огромное бревно, лежал на дне туннеля, мешая выходу. Все трое в ужасе, лишившись дара речи, попятились. Револьвер доктора был наготове в его руке, но… что в нем толку, если имеешь дело с чудищем таких размеров?

Хвост шевельнулся, хлестнул влево-вправо: его обладатель двигался! Вся троица нырнула в углубление между двумя выступами скал – единственное место, где можно было укрыться.

Шурша бревноподобным телом по каменистому полу, чудовище исчезло в выходном отверстии. Затем дневной свет померк вновь, и мимо них проплыла на приподнятой шее отвратительная голова, напоминающая динозавра, с окровавленными челюстями. Неспешно, с громким шорохом струясь по туннелю, чудовище исчезло в недрах содрогающегося острова.

Каждый из них неотвязно думал об окровавленных челюстях, только что виденных ими, но ни один не осмеливался вслух высказать страшную догадку. Слов утешения в такой ситуации найти было нельзя. Еле дождавшись, пока чудище окончательно скроется и его движения затихнут вдали, они бросились к выходу из подземелья и выбрались наружу.

Это была действительно та самая Яма. Они таки добрались до нее. Но никаких следов Лайлы вокруг не было видно. Или все же были?

Заметив рваное, изжеванное одеяние из белого полотна, Адам медленно, оступаясь на рассеянных по дну костях, подошел поближе, наклонился и поднял его, не оборачиваясь к своим спутникам.

– Что там? - спросил доктор.

– Это?..

– Так что же? – повторил тот свой вопрос.

– Это ритуальное платье, – выдавил наконец из себя миссионер. – Оно…

Доктор уже стоял рядом, вырывая холщовое одеяние из рук Адама.

– Оно используется при жертвоприношении, – закончил начатую фразу миссионер.

Доктор тщательно осмотрел платье. Оно было запятнано кровью. Взяв его за плечи, Купер-старший развернул платье. Оно оказалось сшито как раз по росту Лайлы.

– Отец! – позвал Джей, обнаруживший что-то на песке. На ладони у него лежал золотой крестик на тонкой цепочке – любимый крест Лайлы, с которым та никогда не расставалась.

– Это еще не значит… – начал было Адам.

– Конечно, – отчаянно воскликнул доктор.

– Этого не может быть!

Джей смог лишь прислониться обмякшим телом к каменной стене ямы. В лице его не было ни кровинки.

Доктор дрожащими руками сложил изорванное, окровавленное платье пополам, потом вчетверо и, прижав к груди, застыл неподвижно в этой позе.

-Отец… – хотел было что-то сказать Джей, но горло у него перехватило и голос осекся. – Мы… ведь еще не уверены…

Но тот ничего не отвечал, стоя все так же, без движения.

В недрах острова вновь родился угрожающий гул. Земля у них под ногами задрожала.

– Джейк! – вспомнил вдруг Адам. – Через два часа настанет пик отлива. Это, быть может, для нас единственный шанс провести мою лодку из подземелья в море и покинуть остров прежде, чем он пойдет ко дну. Доктор, вы меня слышите?

Однако было непохоже, чтобы тот что-нибудь слышал.

Адам заговорил вновь, мягко стараясь вернуть доктора к действительности:

– Джейк, мы обязаны предупредить этих людей. Попытаться спасти их. Мы должны сделать это. Джей к этому моменту успел оправиться от шока и, выйдя из оцепенения, заговорил:

– Я… я не понимаю… Кого мы должны спасать, Адам? Этих людей?.. Они того не заслуживают! Взгляните, что они сделали!

– Бог любит и их. Он спас нас, Джей, хотя мы этого не заслуживали. И мы должны поделиться с ними любовью Господа.

Джей поник головой, уставившись в усеянный костьми песок, и произнес:

– Вы так говорите, потому что вы миссионер… Адам Маккензи тронул за руку доктора

Купера, затем с состраданием взглянул на его

сына и ответил:

– Разве все мы не миссионеры?

Внезапно доктор, точно очнувшись от долгого сна, глубоко вздохнул и обвел взглядом высокие стены Ямы:

– Чтобы выбраться, придется встать друг другу на плечи. Втроем мы это сможем сделать. Что-то в глазах доктора испугало Адама:

– Джейк, с вами все в порядке?

– Я встану в основание пирамиды, – вместо ответа продолжал тот. – Адам, залезайте мне на плечи. Маккензи колебался.

– Вперед, Адам! – приказал доктор. Адам был очень встревожен, однако повиновался. Вслед за этим Джей вскарабкался на плечи миссионера и сумел дотянуться до края. Под руку ему попалась веревка. Он не стал раздумывать, откуда она тут взялась, и, выбравшись наверх, мгновенно обвязал ее одним концом вокруг стоящего рядом жертвенного камня. Затем кинул другой конец вниз, отцу и Адаму. Те выбрались на поверхность вслед за ним.

Взгляд доктора Купера, жесткий и холодный, устремился в сторону поселка:

– Наверное, они там сейчас завтракают, поэтому их бдительность притуплена. Джей, возможно, нам потребуется провести отвлекающий маневр.

– Джейк, – встревоженно спросил Адам, – вы уверены в своей правоте?

– Пошли! – скомандовал тот вместо ответа, взводя курок и поворачивая барабан своего револьвера.

Лайла бежала вслед за гигантом-туземцем по вьющимся, почти заросшим тропинкам, пробираясь сквозь густые заросли и топкие места. Она была так взбудоражена чудесным избавлением от страшной смерти, что не испытывала никакой усталости.

Они добежали до той незаметной тропы, которой Свеча пытался провести Куперов раньше – мимо полузатопленной деревни. На сей раз он повел ее вверх по склону невысокого холма, на вершине которого виднелась последняя незатопленная хижина. Остальная часть деревни оказалась погребенной под бурлящими, пенящимися волнами.

– Что! – воскликнула девушка. – Что случилось?

Туземец молча втащил ее в уцелевшую хижину, и оба рухнули на земляной пол, переводя дыхание.

– Почему… – задыхаясь, проговорила Лайла. – Почему ты спас меня?

Ей пришлось повторить вопрос несколько раз, жестами изображая все происшедшее, пока туземец не понял, о чем она его спрашивает. Он попытался ответить, но не хватало слов. В конце концов, отчаявшись, гигант начертил пальцем на полу христианский крест.

– Ми-бва! – произнес он на своем наречии и ткнул тем же пальцем себе в грудь – туда, где находится сердце.

Лайле показалось, она поняла, что тот хотел сказать, но, чтобы удостовериться, она удивленно подсказала:

– Ты… знаешь Иисуса?

– Ми-бва! – с готовностью закивал тот, тыча пальцем в свою ладонь и изображая тем самым, очевидно, раны от гвоздей на руках распятого Христа; затем сложил ладони вместе в молитвенном жесте и повторил, – Иисус! Ми-бва!

Лайла не верила своим ушам. Радость переполняла ее:

– Свеча, так ты правда познал Иисуса?! Туземец кивнул и ответил:

– Адам.

– Адам?.. Ты имеешь в виду Маккензи?

– Адам, он ми-бва!

– Адам… христианин? – девушка указала на крест, начертанный туземцем на полу. Свеча, расплывшись в улыбке, кивнул.

– И он рассказал тебе об Иисусе? – она, подражая жесту туземца, ткнула пальцем в ладонь. Свеча кивнул вновь.

– Но где он, Адам Маккензи? Он мертв? Свеча замотал головой:

Нет. Не мертв! Адам…

Опять не находя слов, туземец принялся чертить что-то на полу хижины. Нарисовав кое-как жерло вулкана и водоворот, он даже попытался имитировать шум клокочущей воды и знаками показал, что миссионер упал туда.

– О, Боже… – прошептала Лайла. – Значит, он погиб, как и…

Слезы начали душить ее, и продолжать она не «могла.

Однако Свеча не дал ей расплакаться.

Помахав своей ручищей перед лицом девушки, чтобы привлечь ее внимание, он повторял:

– Нет! Не мертв! Адам…

Он изобразил рядом с первым рисунком подобие пещеры в глубинах острова, а в ней – схематичную фигурку человека.

– Адам! – промолвил он, указав на человечка.

Лайла, помогая себе жестами, вновь принялась выспрашивать:

– Под островом… есть пещера? Свеча закивал.

– И Адам спасся и живет там?

– Твой папа тоже могут… Большой папа, маленький папа…

– Мой отец и брат?

Свеча кивнул.

Лайла почувствовала, что вот-вот потеряет сознание от радости. Отец и Джей, возможно, живы?!

– Как… как мне попасть к ним? – спросила она.

Свеча запрокинул голову и рассмеялся. Затем вскочил на ноги и знаком велел ей следовать за собой. Они вышли и тронулись еще выше по склону холма, бегом, по направлению к стоявшему там еще одному дому больших размеров. Должно быть, когда-то это было помещение для собраний. Они вошли внутрь.

Лайла не поверила своим глазам. Изнутри дом представлял собой склад, где хранились доски, фурнитура, инструменты, канистры с бензином и среди прочего несколько ящиков, снятых и принесенных сюда с катера Куперов.

– Свеча, – произнесла девушка, прикидывая в уме объемы сосредоточенных здесь запасов, – как все это сюда попало?

Туземец улыбнулся во весь рот и ткнул себя пальцем в грудь.

Теперь Лайла поняла:

– Так вот чем ты занимался по ночам: перетаскивал сюда это добро из поселка, из-под носа у Келно!

Тирада получилась длинной, но тот уловил ее смысл, кивнул и снова рассмеялся, радуясь собственной сообразительности и ловкости.

Лайла невольно тоже рассмеялась и сказала:

– Мы нашли твой факел: он был прикреплен к камню в джунглях…

– А Свеча тут!

– Но для чего ты перетаскивал сюда все это добро?

– Адам.

– Даже припасы с нашей яхты?

– Нет, ваши вещи! Свеча взял ваши вещи. Не жег. Возьми…

Лайла, исполненная признательности к гиганту, взяла его за руку:

– Спасибо, Свеча! Ты смелый. Тебя ведь могли застать за этим занятием и схватить.

Туземец понял не все из сказанного девушкой, но, уловив слово «спасибо», кивнул и поклонился.

Лайла была потрясена. Она закрыла глаза и прошептала:

– Благодарю Тебя, Господи! Ты ответил на мою молитву.

– Ми-бва, – произнес Свеча, подняв глаза к небу.

По поселку, уже совершенно проснувшемуся, разносились из столовой звуки совместной трапезы. Но раздавались кругом и иные звуки: словно отзвуки дальнего грома, приближающегося из-под земли. Почва под ногами дрожала; высокие деревья мотались из стороны в сторону. В природе ощущалось некое напряжение, пробуждая в сердцах страх.

По приказанию Келно, юрист и каменщик были отправлены в дозор на окраину поселка. Испуганно прислушиваясь, они обсуждали, что могут значить эти подземные толчки и звуки. Их господь Келно сказал, что земля перестанет сотрясаться, как только последний из незваных гостей будет принесен в жертву Великому Змею. Однако затишья до сих пор заметно не было. Если и произошло какое-то изменение, то только к худшему. И хотя ни один из караульных не осмелился бы произнести это вслух, оба были уверены, что сам господь Келно тоже напуган. Если не землетрясением, то этими странными чужаками, приплывшими к ним из Америки со своей устаревшей христианской религией. В конце концов, думали они, коли господь Келно уверен, что все трое мертвы и больше не вернутся, зачем он поставил их охранять подходы к поселку средь бела дня?

Стоя на посту, двое охранников с ружьями на плече тихо переговаривались, делясь своими страхами и сомнениями. Поверхность острова уже раскололась в одном месте, и трещина поглотила дом. Что будет дальше? Кто станет следующей жертвой?

Вдруг они услышали шаги, которые быстро приближались. Из джунглей вынырнула фигура. Дозорные застыли. Что это? Привидение? Игра их воображения?

Посреди тропы уверенно, как хозяин, стоял призрак, дух одного из вторгшихся к ним на остров незваных гостей – юного Купера! Может, попробовать заговорить с ним? Должно быть, оружие против него бессильно?

– С-стой, не двигайся, кто бы ты ни был! – выкрикнул бывший юрист.

Дух, не произнося ни слова, продолжал с улыбкой приближаться. Караульные вскинули ружья и взяли его на прицел, но при этом попятились, не в силах совладать с испугом.

Одного мгновения охватившего их страха и нерешительности оказалось достаточно, чтобы еще два призрака – Джейк Купер и Адам Маккензи – спрыгнули с деревьев по обе стороны дороги, повалили часовых наземь и отобрали у них оружие.

– Отлично сработано, Джей, – похвалил сына Купер-старший, разряжая ружье, отобранное им у одного из караульных.

– Что будем делать дальше? – поинтересовался Маккензи, разряжая второе ружье.

– Отправимся за главарем, – ответил доктор, – за Келно.

– Что вы задумали? – забеспокоились не успевшие оправиться от неожиданности караульные.

Доктор не удостоил их ответом. Сурово посмотрев на них, он спросил:

– Где мне его найти?

Двое дозорных переглянулись, затем один из них сообщил:

– Он у себя в доме. Но его сторожат телохранители. Вам его не взять.

– Посмотрим, – в глазах доктора блеснул холодный огонек решимости. – Встать, да поживее! Вы оба нам потребуетесь для страховки.

Вслед за двумя незадачливыми часовыми Куперы и Маккензи тихо, крадучись и будучи постоянно начеку, прошли главной улицей поселка и приблизились к столовой. Подданные Келно пытались завтракать, однако то и дело бросали еду и тревожно прислушивались к подземному гулу, придерживая ладонями край ходящего ходуном стола.

– Адам, быть может, сейчас вам самое время обратиться к ним. Глядишь, они вас и выслушают, – заметил Купер-старший.

Миновав столовую, они подошли к площади, и перед ними открылся вид на жилище диктатора. В окнах горел свет. Пара часовых сидела на веранде, они были заняты завтраком и не готовы к появлению незваных гостей.

– Обождите здесь, – шепнул Купер-старший, и не успел Адам открыть рот, чтобы задать вопрос, как тот уже исчез. Словно пуля или ягуар, кидающийся на свою добычу, доктор пронесся через площадь и взбежал по ступенькам коттеджа прежде, чем охранники поняли, в чем дело. Один из часовых все же успел схватиться за ружье, однако мощный кулак припечатал его к стене. Второй сделал было шаг вперед, но тут же получил ботинком в грудь и полетел через перила.

Двое готовы.

В следующее мгновение дверь дома была снесена с петель. Находившийся за ней охранник вскочил и, как будто подхваченный ураганом, перелетел спиной вперед через кушетку и вылетел через окно наружу.

Третий готов.

Из глубины дома появились два личных телохранителя Келно. Они были готовы к встрече. У одного в руках был револьвер. Однако доктор успел выстрелить первым – револьвер вылетел из руки громилы в одну сторону, а сам он отлетел в другую, получив в грудь удар ногой противника. Немедленно вслед за этим кулак доктора прошелся по ребрам второго, уложив того на пол.

Так, пятеро готовы.

– Кто там? – завопил Стюарт Келно, сидевший за завтраком в своем кабинете. Но доктор, не давая ему опомниться, рывком приподнял стол и, под звук бьющихся тарелок и трещащего дерева, припечатал хозяина острова к стене. Рука его стальной хваткой вцепилась в горло диктатора, не давая шевельнуться, а другая взвела курок револьвера. Стюарт Келно увидел холодные голубые глаза своего несокрушимого смертельного врага, кипящего яростью.

Глава 12

Перепуганный Келно не мог произнести ни слова. Он лишь таращил глаза, прикованный к месту этим беспощадным голубым взглядом, дрожал, как в ознобе, и судорожно хватал ртом воздух. Разъяренный зверь, припечатавший его к стене, тоже безмолвствовал, не ослабляя хватки. Это, казалось, тянулось целую вечность.

– Вы… – с усилием выговорил наконец Келно. – Вы восстали из мертвых?

Стальные пальцы на горле диктатора сжались еще сильнее, и хриплый голос промолвил:

– Где моя дочь?

Келно понял, что не в силах сказать правду, и попытался апеллировать к вере своего противника:

– Вы… вы ведь христианин. Вы не сможете хладнокровно убить меня!

– Моя дочь!

– Вы не можете!..

Доктор, держа мощной рукой Келно, поднял его и заверил:

– Могу, Стюарт Келно! Прямо сейчас, и мне это будет сделать легче, чем когда-либо!

Келно понял, что жизнь его в опасности.

Однако в следующую секунду доктор, словно сам поразившись своим словам, слегка ослабил хватку. Взгляд его утратил холодную жесткость, а выражение ярости на лице уступило место глубокой скорби. Минута прошла в молчании. Затем Купер с глубоким вздохом опустил дуло револьвера, снял курок со взвода и засунул оружие обратно в кобуру.

– Вы ведь не убьете меня? – с облегчением спросил Келно.

Доктор, ошарашенный собственными действиями, долго собирался с мыслями, а затем с трудом произнес:

– Я… собирался это сделать. Вы повинны в смерти Лайлы. Я без колебаний мог бы лишить вас жизни.

– Что же вам помешало?

– Я вручил Лайлу… обоих своих детей Богу в тот день, когда они родились. Моя собственная жизнь мне не принадлежит. Жизни Куперов принадлежат Иисусу. Он искупил нас собственной кровью и волен теперь распоряжаться нашими жизнями…

Стальные пальцы все еще довольно крепко сжимали горло Келно, и тот спросил:

– Так что же вы собираетесь со мной сделать?

– Право отмщения принадлежит Богу, а не мне. Вам придется ответить перед ним за свои деяния. Пока же я собираюсь явить вам Божью милость. Иисус спас меня, и теперь я собираюсь спасти вас, – доктор отшвырнул в сторону стол, которым прижимал Келно к стене, и шагнул к двери, волоча за собой еле передвигающего ноги диктатора. – Надо спешить. Через несколько часов остров пойдет ко дну.

Через выбитую входную дверь они вышли на веранду, где оглушенные охранники только начинали приходить в себя, гадая, что же их вывело из строя. Жители поселка, слышавшие выстрел и шум, стекались на площадь, чтобы узнать, что случилось.

– Всем стоять на местах! – крикнул доктор, крепко вцепившись в Келно.

Население острова, держась на расстоянии и испуганно поглядывая на Купера-старшего, столпилось у края площади. Что это? Перед ними призрак? Или один из бессмертных? Неуязвимый чужак, сумевший дважды обмануть смерть, теперь взял в плен их предводителя. Господь Келно в его власти!

– Мой друг хочет обратиться к вам, – вновь прокричал доктор.

Адам Маккензи вышел из укрытия и взобрался на высокий камень. Джей и двое обезоруженных дозорных также вышли и встали рядом.

Люди Келно разинули рты от удивления, переводя взгляд с Купера на Маккензи. На их лицах ясно читалось: что же это? Неужто они восстали из мертвых?!

Адам громко, отчетливо заговорил:

– Друзья! Многие из вас знают меня. Сэм, Берни, Джойс, Труди, Джим, мы с вами вместе работали и молились. Вам известно, как я попал на этот остров, чтобы поведать здесь благую весть Иисуса Христа о том, что Он пришел спасти нас и дать нам жизнь вечную. Я по-прежнему верен своей миссии, и мой призыв найти в Иисусе Господа вашего и Спасителя остается в силе. Однако послушайте: я хочу также спасти ваши жизни. Вы слышали подземный гул, чувствовали толчки и сотрясение, видели грозные предзнаменования. Друзья! Говорю вам истинную правду. Остров обречен. В этот миг он уже уходит ко дну…

– Не слушайте его! – вмешался Келно. – Ни он, ни его Иисус не спасут вас. Ваше спасение всецело в ваших собственных руках!

– Я построил судно! – еще сильнее возвысил свой голос миссионер. – Если Стюарт Келно не желает взять вас на свой корабль, то я приглашаю вас бежать со мной. Я беру на борт всех, но отправляться нужно немедленно!

– Он лжет! – выкрикнул Келно. – Истина ведома только мне. Остров не затонет. Я этого не допущу!

Вновь заговорил Адам:

– Пока я обращаюсь к вам, основание острова размывает морская вода. Недра его раскалываются. В любой момент может произойти катастрофа.

Словно в подтверждение этих слов почва у них под ногами содрогнулась с такой силой, что несколько человек рухнуло наземь, потеряв равновесие. Толпу охватила паника. Люди принялись возбужденно переговариваться, заглушая один другого…

– Тихо! – рявкнул Келно. – Молчать! Здесь повелеваю я! И вы будете делать то, что я скажу!

– Тогда останови землетрясение! – прокричали ему в ответ.

– Кто это сказал? – гневно спросил Келно, окидывая взором толпу.

Однако на сей раз подданные его не желали молчать.

– Ведь вы обещали, что толчки прекратятся. А они продолжаются! – подала голос домохозяйка.

– Эй, я сам геолог и считаю, что Маккензи прав! – вставил прилично одетый мужчина.

– Я не хочу умирать! – закричала испуганная девушка.

В толпе произошел раскол: часть ее поддерживала Маккензи, другая держалась за Келно. Людей все больше охватывали возбуждение, тревога и паника.

Между тем подземный гул становился все более грозным. Почва содрогалась всесильней, стекла в домах дребезжали, и деревья раскачивались и скрипели.

– Нужно отплывать немедленно! – настаивал Адам. – Прошу вас, послушайтесь меня.

– Всем остаться! – рявкнул Келно. Но многие из его подданных устремились к камню, на котором стоял миссионер. Сторонники Келно пытались силой остановить их, но безуспешно.

– Ну, что скажете? – обратился доктор Купер к Келно. – Рассадив их по двум нашим судам, мы сумеем эвакуировать с острова все население. И обойдется без жертв.

– Наш дом здесь! – отвечал тот. – Это наш новый мир. Будущее принадлежит нам!

– Здесь не будет никакого будущего. Не глупите! У вас и ваших последователей еще есть возможность спастись!

Видя, что его люди вот-вот окончательно выйдут из повиновения, Келно поднял руки и прокричал:

– Эй, вы, слушайте меня! Толпа замолчала.

– Эти люди лгут вам, и вы не должны ничего бояться. Евангелие и все их разглагольствования об Иисусе – всего лишь обман, призванный подорвать веру в собственные силы. Никто не спасет вас, кроме вас же самих. IC чему вам обращаться за спасением к ним или их Богу, когда вы сами себе боги!

– Верно! – раздались голоса. – Господь Келно прав. Мы сами можем спасти себя!

– Но как же все-таки насчет землетрясений? – продолжал допытываться кто-то.

– Каких еще землетрясений? – насмешливо парировал Келно. – Это не более, чем иллюзия, плод вашего больного воображения.

По чудесному совпадению именно в этот момент земля у них под ногами содрогнулась сильнее, чем прежде. Столовая на холме дрогнула, заходила ходуном и под скрежет ломающихся досок, раскалывающегося кирпича и бьющегося стекла развалилась пополам. Все хором вскрикнули, однако этим дело не кончилось. В сопровождении глухого подземного гула и громкого треска от столовой вниз по косогору побежала черная извилистая трещина, вскоре достигшая площади. Люди кинулись врассыпную, чтобы не очутиться у нее на пути. Не прошло и минуты, как поселок оказался рассеченным посередине, будто разрезанный невидимым ножом.

Адам не упустил столь удачного стечения обстоятельств:

– Ступайте за мной! Нужно немедленно отплывать!

Жители поселка целыми семьями устремились за миссионером, некоторые поспешили перепрыгнуть на его сторону через глубокую и продолжавшую расширяться трещину. И все проклятия, призывы и увещевания Келно не могли повернуть их вспять.

Остров уже безостановочно дрожал, и Купер-старший не видел больше причин оставаться. Он выпустил из рук Келно, который от неожиданности рухнул на пол веранды, и со словами «прошу прощения», окликнув по пути сына, последовал за бегущим прочь населением острова.

Келно с трудом поднялся на ноги, ухватившись за деревянную опору веранды, и в ярости приказал самым верным сторонникам, оставшимся при нем:

– Эти люди – демоны. Они потешались надо мною! За ними! Уничтожить всех до единого!

Верные ему охранники и подручные похватали оружие и, сбившись в кучу, кинулись выполнять приказание. Перепрыгнув через трещину, как это сделали минутой раньше отец и сын Куперы, они кинулись вдогонку за убегающей толпой, выписывая зигзаги на земле, которую у них под ногами раскачивало, и швыряло, как корабль в шторм.

Лайла и Свеча взбегали по склону холма в хижину, превращенную в склад, хватали ящики и несли их вниз, затем бегом возвращались за новыми. Все это добро спешно грузилось на огромное допотопное каноэ, привязанное туземцем возле затопленной деревни. Они поскальзывались, спотыкались, но продолжали * перетаскивать припасы. Подступающий океан волновался, вздымая высокие, грозные волны. Казалось, мир вот-вот распадется на части.

– Ехать! – прорычал Свеча, знаками давая понять, что пора спешить. – Уже ехать много!

Они в последний раз взбежали наверх. Лайла подхватила две канистры с горючим. Свеча – коробку с упаковками, в которых, по его мнению, было что-то съедобное, и тут же сунул одну из них себе в рот. К счастью, Лайла вовремя это заметила.

– Нет, Свеча, нельзя! – воскликнула она. Гигант скорчил страшную гримасу и выплюнул несъедобную вещь, которую Лайла еле успела подхватить на лету.

– Нельзя! – еще раз сказала девушка. – Это не едят. Это пластиковое взрывное устройство. Гадость! Очень нехорошая вещь!

– Гадость! – подтвердил Свеча, ставя коробку на место.

– Значит, вот почему яхта не взорвалась, когда они ее подожгли! – рассмеялась она. – Свеча, ты настоящее благословение!

– Ехать! Уже много, – был ей единственный ответ.

Свеча схватил другую коробку – на сей раз с настоящей провизией, они в последний раз спустились к каноэ, бросили в него поклажу, запрыгнули сами и оттолкнулись веслами от погружающегося в пучину берега. Они гребли что было силы – лодка, разумеется, продвигалась благодаря усилиям Свечи. Однако он все время покрикивал на девушку, и той тоже приходилось вовсю работать веслом. Они вышли за линию прибоя в более спокойные воды, после чего развернули каноэ и поплыли вдоль берега.

– Далеко до входа в подземелье? – обратилась Лайла к Свече.

– Адам, твой папа недалеко. Приплывем, там увидишь, – прокричал в ответ туземец, покрывая мощным голосом подземный гул и шум волн.

Каноэ накрыло гребнем огромной волны – и оба гребца оказались мокрыми до нитки. Однако лодка устояла, и они продолжали грести.

Адам Маккензи добежал до жертвенной Ямы на поляне и, остановившись, велел бегущим за ним жителям поселка спускаться вниз по веревке. Те оцепенели.

– У нас нет другого пути в подземелье! – объяснил он. – Пожалуйста, поторопитесь!

Доктор с сыном, успевшие нагнать их и наскоро перезнакомиться со своими новыми товарищами, помогали последним спускаться на дно Ямы.

– Очень приятно, Мэри. Теперь хватайтесь покрепче… Чак, поставь ногу сюда… Не так быстро, Синди… Эб, вон у тебя под рукой удобная опора…

– А как же чудище, которое там живет? – боязливо спросил кто-то.

– Положитесь во всем на Господа, – ответил Купер-старший.

Каноэ продолжало разрезать волны, и Лайла, как могла, старалась помогать Свече грести. Океанские воды пожирали остров: высокие пальмы ряд за рядом погружались под воду; огромный кусок расколовшейся скалы сорвался, покатился и со страшным грохотом, подняв столб белоснежных брызг, обрушился в волны.

Лайлу переполняли страхи и сомнения, однако она старалась не поддаваться им и продолжала налегать на весло. Кто знает, может статься, отец и Джей сумели уцелеть и теперь находятся где-то в подземелье.

Зажгли лампы. Одну взял Адам, который вместе с доктором должен был идти впереди вереницы людей; другую – Джей, которому выпало замыкать шествие.

Тронулись в путь. Доктор и Адам шли, припоминая дорогу, сквозь лабиринт туннелей, разломов и пещер. Пока все шло гладко.

А в это время наверху, возле Ямы, сгрудились шестнадцать вооруженных приспешников Келно.

– Спускаться туда? – ошарашено спросил один из них. – Вы что, шутите?

– Ну и дела, – добавил другой. – Я, конечно, верю в наше дело, но…

– Да зачем за ними гнаться, – вмешался третий. – Раз они спустились туда, то считай, мертвые.

Но тут до них донесся пронзительный голос Келно:

– Эй, что вы там топчетесь? Живо! Я не позволю издеваться над собой.

– А как же Змей? – поинтересовался старший среди телохранителей.

- – Не беспокойтесь, – уверенным тоном ободрил их хозяин. – Он получил свой завтрак и теперь сыт.

Охранники оказались перед выбором: спускаться в Яму или навлечь на себя гнев Стюарта Келно. Поразмыслив, они гуськом направились к веревке и начали спускаться.

Адам, Куперы и их двадцать семь спутников дошли до разлома, перерезавшего туннель пополам. Две стены трещины по-прежнему двигались, содрогались и ходили ходуном, как две жующие челюсти. Адам, в крови которого, похоже, был избыток адреналина, с разбега перемахнул через препятствие. Встав на ноги, он подошел к краю, поймал брошенный ему Купером-старшим конец веревки и обвязал его вокруг скального нароста. Доктор сделал то же самое со своей стороны. Теперь в их распоряжении был отличный страховочный трос.

– Джо! Теперь ваша очередь, – обратился доктор к одному из мужчин. – Не бойтесь, это вам по силам.

Тот разбежался и тоже удачно перелетел через расщелину. Оказавшись на той стороне, он обернулся и стал подбадривать сына и жену. Стены как раз сошлись достаточно близко, и женщина с пареньком, улучив момент, приземлились рядом с главой семьи.

– Рэнди, давай! – крикнули они молодому плотнику, и тот через секунду присоединился к ним.

– Не бойся, Чак! – раздавался хор их голосов, и боязливый Чак добрался по веревке до противоположного края, где его подхватили сразу несколько дружеских рук.

За ним последовали остальные – семьями и поодиночке. Одной маленькой девочке переправа оказалась не под силу, и отец, велев ей крепко за него держаться, сантиметр за сантиметром перелез с ней по веревке.

Джей, прыгавший предпоследним, опустился почти на самый край пропасти, но его подстраховали надежные руки, готовые в любую секунду подхватить юношу на лету. На той стороне остался лишь Купер-старший. Веревка им могла еще пригодиться, поэтому он, отвязав ее от камня, обмотал и закрепил ее вокруг пояса.

– Ну же, доктор! – подбадривали его с противоположной стороны.

– Держите трос! – прокричал доктор.

Адам схватился за свой конец веревки и позвал на помощь еще нескольких крепких мужчин. В этот момент произошел особенно мощный толчок. Все попадали кто куда, чувствуя, как земля уходит у них из-под ног. Ждать было нельзя. Купер-старший разбежался и, оттолкнувшись сильными ногами, взмыл над пропастью…

Нет! Только не это! Проклятая трещина снова начала расширяться, и противоположная стена поползла прочь от него. Ноги доктора опустились на отвесную каменную поверхность метра на два ниже площадки, где он должен был приземлиться, его отбросило назад, и он повис вниз головой. Веревка натянулась, и прежде, чем Адам успел сообразить, в чем дело, его опрокинуло ничком, проволокло к краю и наполовину затянуло в расщелину, где он, как и доктор, повис на краю вниз головой. Веревка, по счастью еще привязанная к каменному выступу, натянулась, не дав двум несчастным упасть, в то время как помощники миссионера лежали на полу туннеля с ободранными руками.

Доктор висел над пропастью. Тело его, раскачиваясь, ударялось о каменную стену, тогда как веревка, обвязанная вокруг пояса, чуть ли не перерезала его пополам. Над ним, в нескольких метрах, цепляясь с отчаянной силой, которую ему мог даровать только Бог, нависал Маккензи.

Времени на обдумывание и разговоры не оставалось: в недрах острова продолжало что-то рушиться, и вокруг ничто не стояло на месте. Стены с грохотом ходили туда-сюда, пока наконец, к ужасу наблюдавших, не стали снова съезжаться: расщелина сужалась! Джей и мужчины из числа двадцати семи островитян с воплями ухватились за веревку. Доктор Купер, изловчившись, перевернулся и оказался лицом к стене. Новое усилие – и он, упершись ногами в стену, начал шаг за шагом подтягиваться наверх. Камни, сорванные его ногами, сыпались вниз, рикошетом отскакивая от стен, пока из глубины не доносился всплеск.

- Тянем! – хором закричали мужчины наверху.

Веревка начала медленно ползти, и вскоре Адам Маккензи вновь стоял на краю расщелины. Подземный гул нарастал, стены разлома ездили и дрожали, осыпая доктора Купера градом камней. Трещина то сужалась, то расширялась, находясь в беспрестанном движении.

Доктор попытался подтянуться, чтобы ухватиться за выступ скалы, но безуспешно. Стены трещины теперь довольно быстро сближались…

– Тянем! – веревка опять поползла вверх. Доктор рывком переставлял ноги выше, карабкаясь к краю.

Ширина пропасти достигла всего двух с половиной метров. Затем ровно двух… Доктор подтянулся, выбросил вверх освободившуюся ладонь, и ее ухватили сразу несколько рук.

Зазор между стенами теперь составлял каких-то полтора метра! Мощным рывком товарищи вытянули Купера-старшего из разлома и оттащили от края.

Тр-р-рах! – с громовым скрежетом, подняв фонтан каменных брызг и тучу удушливой пыли, две рассеченные половины соединились. Доктор Купер не видел смысла дольше оставаться здесь.

– Представление окончено! Пора спешить! – крикнул он, когда отдышался, и, вскочив на ноги, повел своих спутников туннелем к морю.

– Свеча! – прокричала Лайла, отворачиваясь от брызг очередной яростной волны.

– Далеко еще?

Однако великан не отвечал. Вид у него был потерянный. Он испуганно озирался, лицо было перекошено от беспокойства.

– Свеча, что случилось? – вновь крикнула девушка.

Тот как будто поперхнулся, а затем, словно всхлипнув, выпалил несколько слов на своем языке.

Яростно бурлящее море раскачивало каноэ, заливая его водой. Остров продолжал погружаться, как тонущий корабль. Огромные глыбы откалывались и летели в воду, окрашивая полосу прибоя в коричневый цвет. Океанскую воду засасывало в образовавшуюся в недрах острова пустоту. Лайла и Свеча оказались пленниками этого потока и теперь, налегая на весла что было сил, старались выбраться из него.

Спасающиеся добрались наконец до желанного подземелья. Однако оно было уже не таким, каким его оставили Куперы и Маккензи. Подземная река превратилась в бушующее грязное море. Волны с шумом разбивались о стены пещеры, с которых в воду срывались куски породы. Жилища Адама как не бывало.

– Ковчег! – вскрикнул миссионер. К счастью, судно было в целости и сохранности. Только теперь оно уже не стояло на стапелях, а качалось на воде. Беглецы кое-как прошли вдоль стены пещеры. Адам вплавь направился к своему детищу. Добравшись до судна, он ухватился за какой-то выступ и влез на борт. Затем отыскал внутри длинную веревку и кинул конец доктору Куперу, который поймал его и с помощью нескольких мужчин подтянул упирающееся судно к берегу.

– Осторожно, не посадите его на скалы! Еще несколько мужчин кинулись в воду, чтобы утихомирить пляшущий на волнах «Адамов Ковчег». Когда им это удалось, остальные беглецы – мужчины, женщины, дети – один за другим взобрались на борт. Когда вся компания собралась на судне, Адам завел мощный подвесной мотор – и неуклюжее сооружение поплыло вперед, рассекая волны.

Пещеру наполнял рев, плеск, грохот камней и воды. Срывающиеся со свода пещеры обломки породы поднимали вокруг ковчега водяные столбы, словно их обстреливали из орудий. Им оставалось лишь молиться, чтобы ничего не случилось.

Адам направил судно туда, где должен был находиться выход из подземелья. Но, по мере того как лампы выхватывали из темноты все новые участки пещеры, его начало охватывать страшное предчувствие.

– Вода… Вода слишком поднялась, – выдавил он.

Бах! – от поручней судна отлетела щепка и упала на колени одной из женщин.

Бах! Бах!

– Ложись! – скомандовал доктор Купер. По ним стреляли: подручные Келно добрались до пещеры! Пассажиры ковчега оглянулись и увидели, что на оставленном ими берегу горит с дюжину фонарей, обшаривая подземелье.

– Ну что, виден ли вход в туннель? – обеспокоенно спросил миссионера Купер-старший.

Тот поднял лампу повыше и посветил вокруг. Лицо его побледнело, и он произнес дрожащим голосом:

– До… до арки мы доплыли… Но… остров успел слишком погрузиться.

Свеча запрокинул голову и протяжно, горестно застонал. Потом обхватил голову руками, весь дрожа и мотая головой, и вновь издал протяжный вопль.

Лайла огляделась. Вокруг бушевало ревущее, грязное море. По волнам носились какие-то обломки с обреченного острова. Неподалеку высились какие-то утесы. Ничего, похожего на вход в грот, видно не было.

– Свеча! – крикнула она. – Что случилось? Туземец, рыдая, указал пальцем вниз, под воду.

– Что?.. Что ты говоришь? – не поняла она. – Где грот?

Гигант, не в силах совладать с горем, продолжал указывать куда-то вниз.

Лайла, еще цепляясь за остатки надежды, начала осознавать:

– Внизу?.. Там, внизу, под… Под водой?!

– Мы в ловушке! – воскликнул Адам. Вновь загремели выстрелы. Им негде было укрыться, некуда бежать. Лучи фонарей продолжали шарить по подземелью, разыскивая их. Вооруженные преследователи подходили все ближе, пробираясь вдоль стен пещеры, по сужающейся полоске суши.

Доктор поднял голову и произнес:

– Вода прибывает! Глядите – нас поднимает к своду пещеры!

Адам посветил наверх – и глазам их предстал нависший над ними, словно грозовая туча, черный каменный потолок.

- – Нас раздавит! – ужаснулся миссионер.

– Мамочка, у меня болят ушки! – пожаловалась маленькая девочка.

– Давление возрастает, – подтвердил доктор Купер. – Должно быть, вулканическая шахта уже закупорена. Вода прибывает, а воздуху деваться некуда.

– И нам тоже… – добавил Маккензи. Снова выстрелы. Пули попали в бок судна, полетели щепки.

Вода все прибывала. Черный каменный потолок надвигался ближе и ближе…

Глава 13

Свеча и Лайла что было мочи налегали на весла. Каноэ, борясь с волнами, прокладывало себе путь прочь из грязной, затягивающей его пучины, которая образовалась на месте тонущего острова. Им во что бы то ни стало нужно было отплыть подальше в открытый океан, пока их не затянуло. Свеча вконец обезумел и лишь лепетал что-то нечленораздельное, не зная, что делать.

– Молись, Свеча! – крикнула ему Лайла. – Молись! Бог укажет нам, как поступать.

И он молился. Слова сыпались из него, точно щебень из камнедробилки.

Лайла тоже твердила молитвы:

– Господи Боже мой… Подскажи мне. Я приму все, что Ты мне скажешь!

Внезапно раздался треск, и они оба подскочили на месте. Невесть откуда взявшийся обломок скалы рухнул в каноэ и, размозжив коробку с консервами, развалился на две половины. Свеча вскрикнул от испуга и начал бешено грести. Ему вовсе не хотелось угодить под следующую глыбу. Лайла, солидарная с ним, также принялась за дело из последних сил.

– Господи! – молилась она. – Я ведь просила не об этом!..

Или все-таки об этом? От новой догадки у девушки расширились глаза, и она посмотрела на обломок, валявшийся у нее под ногами. Затем, перестав грести, протянула руку и дотронулась пальцами до шероховатой, пористой поверхности камня в месте его разлома. Легкая, хрупкая на ощупь порода навела ее на новую мысль: при достаточно сильном воздействии такой материал должен легко ломаться, дробиться.

– Свеча! – обратилась она к туземцу. – Помнишь, что ты мне рассказывал про пещеру?

Он догадался, о чем она говорит, однако, озабоченный тем, что она бросила весло, туземец принялся неистово жестикулировать в своей обычной манере, показывая, что не надо переставать грести.

– Свеча, но послушай же!..

Он успокоился и весь обратился в слух.

– Пещера… – начала Лайла, помогая объяснению руками. – Она вся из такого камня?

Девушка указала на угодивший в каноэ обломок.

Туземец понял, кивнул и, широко раскинув руки, показал, что вся пещера – пол, свод, стены – сложена из такой же черной вулканической породы.

Видимо, это и впрямь был перст Божий. Лайла ощутила, как ее наполняют силы и смелость. Она схватилась за весло и воскликнула:

– Гребем! Нужно успеть вернуться на склад прежде, чем он затонет.

В недрах обреченного острова вода, все быстрее наполняющая подземелье, вскоре должна была прижать несчастный ковчег с его пассажирами к нависшему каменному своду.

– Нас раздавят! – вновь воскликнул Адам. Бах! Бах! Верные подручные Келно продолжали обстреливать их. Беззащитные беженцы сгрудились на дне судна и молились о том, чтобы пули миновали их.

– Не стреляйте! – крикнул доктор Купер. – Мы не можем выйти. Мы сдаемся.

Преследователи обрадовались этому известию. Прекратив стрельбу, они бегом спустились к кромке воды, освещая ковчег фонарями.

– К берегу! – скомандовал один из них.

– Хорошо! – ответил Купер-старший. – Только не стреляйте.

– Что нам делать? – шепотом спросил Адам.

– Нет, скорее уж что им с нами делать… – возразил доктор.

Гордые своей победой, преследователи подумали о том же. Ну захватили они судно, полное беглецов, и что дальше? Пещера рушится и на глазах затопляется водой. Ход, которым они пришли сюда, уже заблокирован. Все пути отрезаны! Шестнадцать вооруженных мужчину потоптавшись на берегу, бросились искать хоть какой-нибудь выход из этой западни. Лучи их фонарей метались по стенам подземелья, безуспешно выискивая что-либо обнадеживающее.

Вдруг каменистый спуск, по которому они метались, обрушился в воду, и восемь, а затем и двенадцать человек из шестнадцати, находившихся на суше, полетели в воду и забарахтались в грязных волнах. Остальные четверо, уцепившись за стены, висели, не видя иного выхода, как тоже броситься вниз.

Доктор Купер решил взять инициативу в свои руки и, прыгнув за борт, вплавь двинулся к тонущим неприятелям. Его примеру последовали Джо, бывший менеджер, и плотник Рэнди. Люди Келно, сознавая, что игра проиграна, охотно согласились следовать на судно. Тем более, что их оружие теперь лежало на дне затопленной пещеры.

– Добро пожаловать! – приветствовал Адам, втаскивая их одного за другим на борт.

– Что с нами будет, – дрожали те. – Мы погибнем?

– Это ведомо лишь Богу Единому и Истинному, – ответил доктор Купер, успевший тоже взобраться на борт и вместе со своими спутниками наблюдавший, как вода сантиметр за сантиметром прижимает ковчег к своду, а вокруг продолжают лететь в волны обломки камней. У всех сдавило голову и в ушах пульсировала боль: давление воздуха под потолком все увеличивалось.

Свеча и Лайла вели каноэ, маневрируя между торчащими из воды верхушками пальм и крышами домов, прямиком к хижине, служившей туземцу складом. Та еще не была затоплена, но пенные гребни уже с размаху бились о ее двери. Пальмы на вершине полузатопленного холма гнулись и мотались, а почва под ногами тряслась, скрежетала и словно бы разжималась.

Лайла решила не думать об этом. В мыслях было лишь одно. Она выпрыгнула из каноэ в бурную мутную воду и с помощью Свечи втянула лодку на сушу. Затем решительно бросилась в шатающуюся под напором стихии хижину и принялась вскрывать ящики в поисках нужной ей вещи. Свеча, почти обезумевший от страха, с трясущейся головой и что-то бормочущий, следовал за нею по пятам.

Наконец Лайла обнаружила те несъедобные «блинчики», которых чуть было не испробовал туземец, и стала наполнять ими рюкзак. Свеча стоял у нее за спиной, изумленно следя за ее действиями.

– Гадость? – спросил он.

– Жуткая гадость, – подтвердила она, продолжая складывать в мешок пластиковые кружки. – Ты можешь достать вон ту коробку?

Туземец дотянулся и подал указанную ею коробку. Девушка вскрыла ее и принялась отсчитывать нужное количество детонаторов с часовым устройством.

– Свеча, – вновь обратилась она к туземцу, указывая на земляной пол, – нарисуй мне снова картинку. Как выглядит эта пещера – та, куда ведет водоворот.

Она издала звук, имитирующий рев воды, и великан кивнул.

Пока Лайла продолжала грузить детонаторы, туземец, присев, начертил рисунок. Покончив со своим делом, девушка внимательно изучила чертеж.

– Вот эта стена, – ткнула она пальцем. – Стена, отделяющая водоворот от пещеры… Она толстая? Сколько там… камня?

– Много стены, – произнес Свеча после того, как девушка жестами пояснила ему свой вопрос, и он в ответ отмерил ей шагами на полу хижины предполагаемую толщину. – Много камня.

– Тогда нужно еще этой гадости, – отозвалась Лайла, еще раз запуская руку в ящик со взрывчаткой. Поразмыслив, она решила пересыпать в рюкзак все его содержимое. Покончив с этим, она прихватила с собой небольшой кислородный баллон и маску, которые пристегнула к поясу.

– Что… делаешь? – поинтересовался туземец.

– Ты лучше позаботься о нашем каноэ, – вместо ответа попросила она, показывая в сторону подступивших вплотную к дому бурунов.

Он взглянул туда и понял, что вот-вот унесет лодку, и незамедлительно бросился спасать ее.

Лайла же со всех ног бросилась в противоположную сторону, вверх по тропинке. Свеча не должен был знать, что она задумала. Иначе он бы остановил ее.

В это время на другом конце острова мужчины, женщины и дети в ужасе закричали, не обнаружив на берегу привычного причала. Они пришли туда в надежде спастись на лодке Стюарта Келно, но нашли лишь ее обломки, погребенные под осыпавшейся грудой грунта, валунов и деревьев. Они опоздали. Бежать с острова им теперь было не на чем.

– Мы погибнем! – завопил один из подручных Келно, лежавший на дне ковчега, который бросало и носило по образовавшемуся в подземелье бурному озеру. – Мы по…

Рука доктора крепко заткнула ему рот:

– Успокойся. Ты сеешь панику… Адам следил за тем, как по мере притока воды потолок все больше надвигается на них. Скоро пещера окажется затопленной целиком.

– Неужели мы ничего не можем сделать? – повторял он.

– Думаю, лучше позаботиться о том, чтобы все эти люди приготовились к… встрече с Господом, – произнес доктор Купер.

Адам кивнул и встал во весь рост, чтобы произнести молитву. Ни один из находившихся в лодке людей не отказался присоединиться к миссионеру: все как один молились вместе с ним.

Лайла стояла на утесе, нависшем над кратером, на том самом месте, где когда-то был прикреплен мост, и смотрела в разверзнутый зев водоворота, который был по-прежнему ужасен, – чудовищный, ревущий туннель, уходивший куда-то в глубь земли. Она знала – стоит ей постоять так еще несколько секунд и ее охватит оцепенение. Сил на то, чтобы привести в исполнение задуманное, уже не будет: нервы сдадут, и она превратится в беспомощное, всхлипывающее ничтожество. И даже если Джей с отцом там, внизу, еще живы, она уже не в силах будет им помочь. Нужно лишь хорошо разбежаться, чтобы спрыгнуть с этого скалистого утеса в ревущую водяную воронку…

Она отбежала подальше – взять хороший разбег. «Лайла, – сказал ей внутренний голос, – это безумие, ты погибнешь!»

– Господь Иисус, помоги мне! – крикнула она.

Она почувствовала, как ее охватывает паника:

в животе образовался словно тугой узел, руки задрожали, дыхание стало судорожным, прерывистым, пальцы онемели… Она еле сумела отстегнуть кислородную маску с баллоном, чтобы надеть ее на себя. Лайла вновь призвала себе на помощь Господа, но слова поглотила надетая маска. Затем открыла вентиль, и легкие наполнились воздухом. Она надежно укрепила рюкзак на груди, еще раз помолилась и разбежалась. Один шаг, второй, третий… Ноги с силой отталкивались от шероховатой каменистой почвы. Утес приближался. Побежала еще быстрее. Еще пара шагов… Один…

Вместо последнего шага Лайла совершила мощный прыжок – и полетела в пустоту. Скалистые стены остались где-то в стороне. Она парила и кричала от ужаса. В ушах ревел ветер.

Бешено вертящаяся водяная воронка была готова поглотить ее. Но ей казалось, что это она вращается с сумасшедшей скоростью. Каменная стена напротив слилась в сплошную черно-серую рябь.

– А-а-а-а!

Погружение в воду оказалось немногим приятнее падения на каменный пол. С нее сорвало маску, и холодная морская вода хлынула в рот, как из огнетушителя. Она чувствовала себя раздавленным насекомым. Затем она уже больше ничего не видела, не чувствовала и ни о чем не думала. Прошло некоторое время. Секунды или, возможно, минуты. Сознание возвращалось к ней. Ее швыряло и крутило в круговороте ревущей воды и мусора. Руки и ноги раскинуты в стороны. Она тонула. Господь, помоги мне! Попыталась найти слетевшую с лица кислородную маску. К счастью, та еще висела у нее на шее. Лайла быстрым движением надела ее – и кислород вновь наполнил легкие. Сведенные судорогой ребра расправились, обдав ее волнами нестерпимой боли.

Похоже, я жива, пронеслось в голове. Эта боль убьет меня! Она открыла глаза. В слабом свете, пробивающемся сквозь мутную коричневую воду, Лайла различила уносившиеся куда-то назад каменные стены. Должно быть, сейчас ее несло течением под стеною. Девушка принялась работать руками и приблизилась к ней. Улучив момент, ухватилась за каменный выступ. Течение норовило оторвать ее. Времени оставалось впритык: кислорода хватит всего на несколько минут.

Лайла запустила руку в рюкзак у себя на груди и достала брикет взрывчатки. Может быть, место она выбрала и не слишком удачное, но этого добра у нее хватает, к тому же лучше переусердствовать, чем слабо заминировать… Она сунула взрывчатку в щель между камнями, привинтила детонатор, установила часовой механизм на пять минут и сделала то же самое на таймере ручных часов. Потом дала течению протащить себя еще несколько метров и, уцепившись за неровности стены, заложила еще одно устройство. «Ладно, – подумала девушка, – посмотрим, сколько еще мне удастся установить до того, как выйдет время, или у меня кончится взрывчатка, или в баллоне кончится кислород!»

Царство Стюарта Келно рушилось на глазах. Столовая превратилась в груду мусора, которую продолжала пожирать расширяющаяся трещина в земле. По всему поселку вылетали стекла из окон, рушились крыши домов, двери, хлопая, мотались взад-вперед, точно флаги на ветру. Почва под ногами дыбилась и шевелилась, как океанские волны.

Оставшиеся жители – верные последователи своего лжемессии – с криками ужаса бегали по улицам, пытаясь спастись от непрерывно появляющихся новых разломов, перерезающих пополам дома, дворы, дороги. Содрогающаяся почва теряла свою твердость и превращалась в какое-то подобие киселя. Деревья неистово мотало, сгибало до земли, пока, наконец, не ломало, обрушивая на постройки и ограды.

Стюарт Келно сидел возле своего дома, сознавая, что его подданные вышли из подчинения и он не может ничего поделать. Ему оставалось только ждать, когда прекратится эта свистопляска – а она, он был уверен, обязательно прекратится – и можно будет приняться за восстановительные работы.

Но тут раздался громкий треск, шум пальмовых листьев – и, оглянувшись, он успел увидеть, как громадная пальма обрушивается на его жилище. Доски, стекло, фигурки идолов, книги полетели в разные стороны. Как же так?! Дерево разрушило обиталище бога? Внезапно Келно почувствовал себя ничтожным и беззащитным. Если он и был богом, повелевавшим духами этого острова, то теперь ему самому становилось все труднее в это поверить.

Он огляделся. Приверженцы рассеялись в разных направлениях. За ним никто не наблюдал. В голове пронеслась мысль: может быть, миссионер был во всем прав; тогда еще не поздно воспользоваться своей лодкой…

Стараясь выглядеть спокойным и уверенным, Келно поспешно миновал поселок, лавируя между разверзающимися в земле трещинами, падающими деревьями и мечущимися людьми, и устремился прямиком по тропинке, ведущей через джунгли к океану.

«Пусть они все тут погибнут, – а я хочу жить!», подумал он.

Боль в ушах у всех пассажиров ковчега становилась нестерпимой, и друг друга они уже почти не слышали. Свод пещеры – безжалостный, черный, давящий – приближался, как огромный пресс.

Доктор Купер обнял и прижал к себе Джея. Они не говорили ни слова. Да и что было говорить? Более чем вероятно, что им предстоит умереть, и теперь они старались привыкнуть к этой мысли.

Адам по-прежнему возносил молитвы, призывая всех молиться с ним.

– Познали ли вы Иисуса? – вопрошал он своих товарищей по несчастью. – Готовы ли вы к встрече с Ним?

Лайла продолжала плыть по течению, лавируя от стены к стене в поисках углублений, щелей, уязвимых мест, пригодных для установки взрывных устройств. Ей оставалось лишь надеяться, что она все делает правильно. Лайла непрерывно следила за своим секундомером на часах. До взрыва мин оставалась минута.

И тут… Пласт породы, служивший подземной реке сводом, вдруг начал обрушиваться с глухим шумом, который под водой казался громовым. Огромный кусок стены отвалился, и обломки его грозили упасть прямо ей на голову. Она принялась загребать руками и ногами, как сумасшедшая, пытаясь ускользнуть из-под оседающей в воду массы каменных обломков. Однако та все же настигла ее, увлекая вниз и грозя придавить ко дну.

Лайла билась, выползая из-под этой страшной ноши, стараясь добраться до края обвала. Судя по давлению, глубина быстро увеличивалась. Ей уже казалось, что она вот-вот выплывет. И в это время увесистый обломок достиг дна, и ее левую ногу, придавленную им, пронзила острая боль.

Она попыталась высвободиться, дергалась и тянула изо всех сил, но нога оставалась зажатой, как в тисках безжалостных черных челюстей.

Лайла бросила отчаянный взгляд на часы. У нее в запасе оставалось всего тридцать секунд.

Глава 14

Стюарт Келно выбрался наконец из сотрясаемых стихией джунглей на священную поляну. Некоторые из камней-жертвенников попадали, на поляне валялись поваленные деревья. Однако Яма была цела – ее разверзнутая пасть приглашала его внутрь. Он ухватился за веревку, по которой до него спускались другие, и постарался собраться с духом.

Свеча повсюду искал Лайлу и не мог ее найти. Он добежал даже до водоворота, но ее и там не оказалось. Затем обыскал поселок и вновь вернулся назад. Пометался по тропинкам в джунглях… Все напрасно. Девушка исчезла.

И вот теперь он стоял посреди раскачиваемых джунглей, обхватив дерево, и сквозь слезы горестно выкрикивал:

– Ми-бва! Лайла! – снова и снова…

Воздуха у Лайлы в легких не осталось. Она попробовала вдохнуть, но кислородный баллон тоже был пуст!

Двадцать секунд. Лайла отломила небольшой кусок от одного из брикетов, воткнула в него детонатор, установила часовой механизм на пять секунд и сунула эту мини-мину в попавшуюся ей на глаза выбоину в придавившем ее обломке. Потом обхватила голову руками, заткнула уши, подалась вперед как можно дальше от зловещего камня и принялась считать…

Чувство было такое, как будто ее сшиб подводный поезд. Грохот оглушил, удар контузил. Она торпедой полетела прочь в пене рычащих пузырей и каменной взвеси. Ее изувеченное, полубесчувственное тело переворачивалось на плаву. Ноги она не ощущала. Неужели оторвало?

Осталось всего десять секунд. Она почувствовала, как давление воды уменьшается. Вскоре она вынырнет. Но где?

Пять секунд. И ее голова вновь оказалась на поверхности, и в легкие ворвался восхитительный, ни с чем не сравнимый воздух! Она сделала глубокий вдох и быстро поплыла. Теперь Лайла стала чувствовать левую ногу. Слава Богу, на месте. Ногу пронизывала тупая, ломящая боль. Должно быть, там перелом и, возможно, не один.

Она ухватилась за нависающий над водою каменный выступ, подтянулась и втащила себя на сушу. В скале обнаружилась небольшая ниша, залитая водой, куда она нырнула, как в укрытие,

Несчастные в ковчеге могли уже дотянуться рукой до свода пещеры. Скоро их совсем раздавит.

И тут что-то произошло. Вода у стены, отгораживающей подземелье от водоворота, пришла в движение и брызнула во все стороны, точно мгновенно распустившийся водяной цветок. Огромная волна побежала оттуда вдоль стен пещеры, раскаленные каменные обломки всех размеров разлетелись, как шрапнель, по подземелью, отскакивая от стен и потолка.

Пассажиры ковчега не понимали, в чем дело. Они лишь успели пригнуться, защищаясь от взбесившейся воды и каменного града.

Волна едва не смыла Лайлу, но она крепко уперлась руками и здоровой ногой и не дала воде унести себя из ниши. Она обернулась и взглянула на каменную перегородку. Та оставалась на месте.

Еще взрыв! Подземное озеро вздыбилось, в воздухе засвистели осколки. Но стена и на сей раз не дрогнула.

Третий взрыв! Четвертый! Пятый! Взрывные волны отдавались в подземелье как удары громадного колокола, вызывая нестерпимую боль в барабанных перепонках; Лайла скорчилась от этой боли. И все же она различила громкий треск и попыталась рассмотреть, откуда он исходит.

Еще взрыв!.. Ага, наконец-то! Теперь она ясно видела, как в стене образуются трещины и ползут вверх. Кое-где через них пробивался дневной свет. Основание перегородки в нескольких местах было снесено, и она начала рушиться.

Последний взрыв! Трещины расширились – и в следующее мгновение вся стена вместе с куском свода, точно исполинский черный занавес, упала с обвальным грохотом, подняв тучу мельчайшей каменной пыли. Грязная волна, несущая гравий и песок, подхватила Лайлу и вытащила ее из укрытия.

Люди в ковчеге чувствовали себя, как в падающем лифте. Уровень воды в подземелье резко падал, потолок уносился куда-то ввысь. Падение было столь стремительным, что ноги их почти отрывались от днища судна. Затем вокруг посветлело. Ковчег с невероятной быстротой несся вдоль пещеры; вода из подземелья с неистовой силой устремлялась наружу. Целая стена пещеры рухнула. Глазам, отвыкшим от света, предстало ослепительно голубое небо. Их несло на волю!

Лайла беспомощно плавала по поверхности подземного озера, превратившегося теперь в реку, которая устремлялась наружу, к свету через внушительный пролом, где прежде была стена. Позади она заметила нагоняющий ее ковчег. Девушка крикнула и помахала рукой. Заметят ли они ее?

– Выловите ее! – единственное, что сумел произнести доктор Купер. – Втащите на борт.

Он догадался, кто это плещется в мутных волнах, но времени поразмыслить обо всем у него не было.

Судно неслось по ревущей стремнине к выходу из подземелья, через который хлестала вода. Лайла слабо гребла руками, пытаясь приблизиться к ковчегу. Силы ее были на исходе, боль едва не лишала сознания. Она вновь приподняла голову, и взгляд уперся в деревянную обшивку лодки. Она почувствовала, как сильные, добрые руки подхватывают ее и опускают на дно ковчега, где она растянулась, точно холодная, мертвая рыба.

– Осторожно! – воскликнул Адам, и все пригнулись. Ковчег пронесся под низко нависающим обломком рухнувшей стены, потеряв при этом часть оснастки, и вылетел из подземелья, словно пробка из бутылки. Они на свободе!

Судно плясало и крутилось на поверхности бурлящей водяной колонны, быстро заполнявшей кратер, в котором раньше ревел водоворот. Это было похоже на мощный гейзер или на лифт, который равномерно увлекал их все вверх и вверх, мимо уходящих под воду скалистых стен.

Казалось, острову этими взрывами был нанесен удар в самое сердце. Содрогаясь всей своей массой, он начал медленно опускаться в океанскую пучину. Громадные волны неслись по его поверхности, сметая на своем пути все – джунгли, постройки, тяжелые валуны. Вот вода поглотила остатки деревни, где раньше жил Свеча. Тропинки, деревья исчезали в пене бурунов. Остров переживал последний прилив, перед которым уже ничто не могло устоять…

Поселок Стюарта Келно, еще минуту назад стоявший на месте, в мгновение ока оказался погребенным под толщей воды, хлынувшей в долину с трех сторон. Он ушел на глубину четырех, потом шести метров… Строения не сопротивлялись потоку. Лишь навес мастерской на секунду всплыл, превратившись в плот, а затем раскололся, став месивом досок, щепок и бревен. Три грозных водяных потока встретились на месте прежней площади поселка, столкнулись с шумом, подняв исполинский фонтан брызг и мусора, оставшегося от Царства Водолея.

Свеча, стоя в чаще джунглей, оглянулся на шум и увидел, что на него несется покрытая грязной пеной волна, вырывающая с корнем деревья и грозящая поглотить его. Взглянув в другую сторону, он увидел то же самое – пенный гребень, которому предшествовал шквал ветра. Туземец развернулся и бросился со всех ног в единственном направлении, которое ему оставалось для отхода, – вверх по склону самого высокого из окрестных холмов. За его спиной, наступая ему на пятки, надвигался океан.

В момент, когда Стюарт Келно почувствовал под ногами дно Ямы, весь остров словно перекосило на один бок, как тонущий корабль. Ему показалось, он ощущает смертные судороги своего царства. Из темного лаза, ведущего под землю, дохнуло смрадным воздухом. Слух уловил шум воды, наполняющей подземелье и устремляющейся наверх, в сторону Ямы.

В следующую секунду сердце его остановилось от ужаса. Он увидел зловещие, немигающие, полные холодной ярости глаза Змея, ненасытного божества этого языческого острова. Раздвоенный язык чудовища стегнул воздух, прицеливаясь к добыче, гибкая шея в складках кожи изогнулась, приготовившись к броску.

Келно попятился, но тут же наткнулся на безжалостную каменную стену Ямы.

– Великий Змей! – крикнул тиран, дрожа и молясь о пощаде. – Это же я, Стюарт Келно, повелитель острова Аквариус!..

Не похоже было, чтобы змея отреагировала как-либо на эти слова.

Келно, отступая в ту сторону, где висел конец веревки, продолжал:

– Я… я почитал тебя! Я учил своих людей молиться и приносить тебе жертвы!

Раздвоенный язык продолжал шевелиться, пасть начала приоткрываться.

– Нет! – умолял Келно. – Ты не можешь съесть меня!

Он схватил конец веревки и принялся подтягиваться наверх. Змея одним молниеносным выпадом настигла его и ухватила за ногу. Рывок – и руки Келно оторвались от веревки. Чудовище откинуло голову назад, распахнуло пасть – и Стюарта Келно не стало.

А всего через несколько секунд ворвавшаяся в яму снизу морская вода поглотила саму змею. Оба ложных бога исчезли навсегда.

Морская вода наполнила кратер до краев и хлынула наружу, унося с собою ковчег. Адам завел подвесной мотор, однако при таком страшном течении управлять судном почти не удавалось. Океан затопляя оставшиеся над водой возвышенные части острова. Ковчег несло мимо вершин холмов и торчащих из воды верхушек гигантских деревьев – точно один из обломков, крутившихся в этом месиве.

Они заметили несколько приверженцев Келно, барахтавшихся в бурлящем котле: ухватившись за бревна или доски, они просили о помощи. Адам старался подогнать судно к ним, чтобы поднять на борт. Однако спасти удалось не всех.

– Эй! – закричал Джей. – Что там такое?

– Где? – переспросил миссионер.

– Да вон же, на дереве! – указал пальцем юноша.

Адам присмотрелся и воскликнул:

– Слава Господу! Это Свеча!

Великан-полинезиец забрался на самую вершину исполинской пальмы, которая всего на пару метров возвышалась над поверхностью беснующейся воды. Свеча, обхватив ствол, сидел по пояс в воде.

Адам подвел свой ковчег к дереву с обратной стороны, так что туземец даже не заметил их, и крикнул, протягивая к нему руки:

– Свеча!

Туземец обернулся и увидел перед собою своего старого друга. Секунду он не мог поверить своим глазам, потом лицо его расплылось в улыбке, зубы сверкнули на солнце, а на глаза навернулись слезы радости.

– Адам! – выкрикивал он, карабкаясь в лодку и бросаясь в объятия. – Благословенный ми-бва! Благословенный!..

Нельзя было терять времени. Адам запустил мотор на полную мощность, и ковчег двинулся вперед. Течение улеглось. С Божьей помощью им удалось отплыть на безопасное расстояние прежде, чем остров окончательно пошел ко дну.

Доктор Купер со слезами на глазах осторожно ощупывал кровоточащую, израненную ногу дочери.

– Отец, ведь все хорошо? – спросила Лайла.

– Да… все прекрасно, – отвечал тот, склоняясь и целуя ее в лоб. – Бог вернул мне тебя. Большего и пожелать нельзя.

Джей также помогал ухаживать за сестрой. И плакал, переполненный благодарностью Господу. Они снова вместе! Они живы!

– Она у тебя сломана, сестренка, – объяснил он Лайле, привязывая к пострадавшей ноге шину из найденного обломка доски.

– В нескольких местах?

– Больше, чем в одном… – запинаясь, пробормотал он. – Пока ничего точно сказать нельзя.

Лайла перевела взгляд с брата на отца. В глазах ее стоял страх.

– Я смогу ходить? – спросила она. Доктор Купер, чувствуя себя самым гордым

отцом на свете и глядя дочери прямо в глаза,

произнес:

– Дочурка, я теперь убежден, что с помощью Господа ты в силах добиться всего, чего захочешь!

– Хорошо, – тихо согласилась она.

Они оглянулись, чтобы бросить прощальный взгляд туда, где когда-то стоял остров, а теперь простирался океан.

– Словно его и не было… – проронила Лайла.

– И так внезапно… – добавил Джей.

– Как все в мире, – заключил доктор. – Готовы мы к этому или нет, но Библия учит, что когда-нибудь всему настанет конец. – Он покачал головой, не отрывая взгляда от пенистых волн, бушующих на месте исчезнувшей суши, и продолжал: – Но задумайтесь! Подумайте о тех жителях острова, которые были к этому не готовы и не желали ничего слушать, – голос его наполнился глубокой скорбью. – Все они погибли. Их не стало…

– Как и их ложного бога, – добавила Лайла. Доктор кивнул:

– Именно так все и произойдет в конце времен. Весь мир попадет под власть одного человека, лжебога, лжемессии, властелина мира…

– Антихриста, – уточнил Джей.

– И, подобно этим людям на острове, – продолжал его отец, – человечество будет считать, что им найдены идеальный мир, прекрасное будущее, лучшая из религий, не подозревая, что конец света и суд Божий уже ждут за порогом.

– Да, – воскликнула Лайла, – я счастлива, что знаю истинного Бога!

– За такое знание воздается сторицей, – подтвердил Джей.

– И значит, Адам преподал всем достойный урок, – заключил доктор.

Они дружно обернулись в сторону Адама Маккензи, который занимался своими прямыми обязанностями. Поприветствовав своих новых спутников, миссионер открыл Библию и принялся рассказывать им об Иисусе. Если все пойдет так, то к концу плавания все пассажиры «Адамова Ковчега» родятся свыше.

Океан у них за спиною наконец стих. Вскоре с поверхности его исчезнут последние следы острова.

Через несколько миль Господь послал им встречу с уцелевшим каноэ Свечи. Каноэ было в целости и сохранности, там было достаточно еды и горючего, чтобы добраться до ближайшего цивилизованного острова. Люди знали, что выживут. Они все были спасены, спасены более чем единожды.