/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Линия любви

Флора Поллинг

Добродетель и скромность — отнюдь не всегда залог женского счастья, поняла в один прекрасный день Джоди и решила круто изменить свою жизнь. Счастливый случай помог ей раскрыть ее истинную сущность и покорить сердце настоящего мужчины. Оказалось, что доброта души и сексуальная притягательность — вот те качества, которые ищет настоящий мужчина в настоящей женщине. И ими щедро наделена скромная, незаметная Джоди.

Флора Поллинг

Линия любви

1

Все, с нее хватит!

Джоди схватила ключи, машинально брошенные на столик ее так называемым женихом, и вылетела за дверь. Столь же стремительно сбежала — нет, слетела! — по ступенькам и, еще не захлопнув дверцы, всунула ключ в зажигание и одновременно нажала на педаль газа. Мельком заметила, как следом за ней выскочил Рик, Милашка Рик, и отчаянно замахал руками. Да плевать ей на него! Сто раз плевать! Пусть поволнуется за свою «малышку», как он называл эту только что приобретенную им игрушку — серый «ванден плас» последней модели. Приобретенную, между прочим, в счет того кредита, что дали ей в банке! Джоди пулей пронеслась по поселку, вылетела на основную дорогу и только тут подумала: ну и куда же теперь, да еще в таком безумном наряде?

Не сбавляя скорости, она покосилась на свою грудь, просвечивающую сквозь совершенно прозрачную ткань. «Соблазнительные цветущие холмики» — так называл ее груди Милашка Рик пять лет назад, когда они только познакомились. А эпитет «цветущие» относился к ее крупным ярко-розовым соскам. Справедливости ради следует признать, в те дни он был так хорош, что она дала ему прозвище «Тигр». Эх, да что теперь вспоминать!

Джоди опустила взгляд ниже. Этот проклятый капрон не только не скрывал, он как будто нарочно выделял рыжеватый треугольничек между ногами. Впрочем, так и было задумано. Джоди точно следовала советам пособия, которое написал ее приятель Патрик Спейсер. В его книге «Как заставить мужчину выть, дрожать и стонать» было немало хороших советов, и Джоди выбрала, как ей показалось, самый действенный: «Стань подарком, и пусть он тебя развернет». Вот она и завернула себя в эту дурацкую прозрачную штуковину — ее и материей-то не назовешь. А Рик, Милашка Рик, вместо того чтобы…

Джоди задрожала, застонала и чуть было не завыла в голос, вспомнив, чем все закончилось.

Погруженная в горькие воспоминания, она едва не проехала на красный свет, а потом замешкалась, когда на светофоре появился зеленый.

Ну и куда же ей теперь деваться? Без денег, в полуголом виде, на чужой машине…

Как это — куда?

На секунду Джоди даже выпустила руль, удивляясь собственной тупости. Ясно куда. К негодяю Патрику! Пусть отвечает за свои идиотские советы. Да она еще в суд на него подаст!

Мгновенно закипевшая в Джоди ярость потеснила мысли о только что пережитом унижении. Ну ладно, подавать на Патрика в суд она, пожалуй, не станет, но уж какую-никакую одежку ему придется ей дать. Да и пожить у него можно — надо же привести в порядок свои растрепанные мысли и чувства. А потом, глядишь, они что-нибудь и придумают. Одна голова хорошо, а две лучше.

Хартли даже не поднял головы, когда Фрэнк Стинсон, начальник отдела полицейского управления Сиднея, Восточный округ, штат Новый Южный Уэльс, шлепнул перед ним тощей папкой и проскрипел:

— Тут вот один малый заявляет, что какая-то габаритная рыжуха поучаствовала в угоне его «даймлера». Модель тридцатых годов. Так что, приятель, трудись, ищи ветра в поле, как сказала Джен, когда…

Хартли поперхнулся кофе, а Фрэнк, потирая висок, пробормотал:

— И что мне вдруг вспомнилось?.. Извини.

Да уж, нашел о чем вспоминать. Хартли кашлянул и открыл папку, делая вид, что с головой ушел в эту ерунду с «даймлером», но на уме у него, конечно, была только Дженнифер, его бывшая жена. Теперь даже мысленно — а вслух он вообще никогда не произносил ее имени — Хартли называл ее не иначе как Дженнифер, будто это была не его Джен, заводная красотка, мимо которой не мог пройти спокойно ни один австралиец старше пятнадцати, а какая-то малознакомая женщина с длинным и скучным именем Дженнифер.

Все в отделе знали, как он ее любил. И так же хорошо знали, что произошло.

Однажды один из осведомителей сообщил, что в притон на Биркен-стрит поступила большая партия наркотиков. Хартли со своими ребятами быстро примчался туда, поставил лицом к стене нескольких подозрительных типов и тут углядел краешком глаза, как, стараясь казаться незаметной, пробирается к боковой двери его ангел, его любимая женушка. Он застыл, не веря собственным глазам. И сразу схлопотал две пули: одну в плечо, другую, по касательной, в голову.

Когда он вышел из больницы, начальство стало упорно давить на него, требуя, чтобы он объяснил, что да как. Но Хартли закрыл эту тему раз и навсегда. А если с кем и разговаривал о своей бывшей жене, то только с Джо, попугаем, которого он купил, чтобы дом не казался совсем уж одиноким. Но даже в разговорах с Джо, которые он обычно вел будучи в сильном подпитии, Хартли никогда не называл бывшую жену Джен. Только Дженнифер.

— Фрэнк, ты мне когда-нибудь дашь настоящее дело? — ворчливо спросил Хартли, меняя предмет разговора. — Мне тридцать три. Я у тебя лучший детектив, а занимаюсь всякой ерундой, которую ты называешь гражданскими делами. Чувствую, скоро мне поручат вести учет пьяных пешеходов. Все к тому идет.

Однако, говоря так, Хартли в глубине души сомневался, хочется ли ему сейчас браться за настоящее дело. Просто он считал: коли ты полицейский, то обязан заниматься настоящей работой, а не отсиживаться за столом.

Фрэнк приподнял бровь, похожую на черную жирную гусеницу, и открыл было рот, чтобы ответить, но Хартли его опередил:

— Конечно, если тебя подстрелили, потому что твоя жена… — Он понял, как горько прозвучал бы конец фразы, и вовремя остановился. Еще одна милая привычка, приобретенная им после того, как его семейная жизнь развалилась. Защита. Постоянная защита. — Ладно, забудь. — Хартли взял ручку. — Значит, «даймлер», — повторил он, выводя это слово в своем блокноте. — «Владелец — пожилой мужчина. Похитительница или участница похищения — крупная рыжеволосая молодая женщина». — Он оторвался от блокнота и поднял голову. — Как это понять? Что, Сидней стал семейным городом, в котором по пальцам перечесть всех пожилых и рыжих?

Хартли прожил в этом городе всю жизнь. Он помнил, как в один прекрасный день растаял в голубой дали его отец, оставив на память о себе лишь старое рулевое колесо на стене. Как мать одна поднимала двоих сыновей, из которых один, а именно он, к шестнадцати годам превратился в законченного преступника, угоняющего машины, чтобы поразвлечься со своими дружками и подружками. И сидеть бы ему в конце концов в колонии для несовершеннолетних, если бы мать не вышла замуж еще раз. За полицейского.

Поначалу Хартли возненавидел отчима. Но тот никогда не качал права и не требовал, чтобы его любили. И, наверное, поэтому Хартли назвал его однажды отцом. А когда услышал в ответ «сынок», то твердо решил стать полицейским.

И стал им. Но после той заварушки превратился в канцелярскую крысу, в клерка. Его карьера застыла на мертвой точке. Как и вся жизнь.

В какой-то момент, когда Хартли лежал в больнице, ему вдруг захотелось плюнуть на все, перебраться куда-нибудь в район Северной Территории — там еще полно неосвоенных земель — и заделаться ранчеро. Валяясь на койке, он от нечего делать даже подсчитал, сколько ему потребуется времени, чтобы вернуть кредит, который придется взять. Годика два, не больше. В самые тягостные минуты, вот как сейчас, эта мысль грела ему душу.

Хруст пакета с чипсами, который отодвинул в сторону Фрэнк, вернул Хартли к действительности.

— Тебе надо лучше питаться, — проворчал его начальник, усаживаясь на край стола. — Ежу ясно, ты ненавидишь канцелярскую работу. Однако тут уж ничего не попишешь. — Фрэнк скрестил руки на груди и ухмыльнулся. — Плохо, конечно, когда в тебя стреляют, но оплаченный отпуск в течение целого года — это, я понимаю, куда хуже.

— Останься я дома еще хоть на день, и мне пришлось бы вступить в общество «Анонимных алкоголиков».

— И твоему приятелю Джо? — Фрэнк ухмыльнулся еще шире. — Или у вас с ним разные дозы потребления?

— Смейся, смейся… в один прекрасный день я посажу его вместо себя за этот стол. Уверен, птица не хуже меня справится с ролью секретаря.

— Ты не секретарь, ты детектив.

— Ага, детектив. — Хартли иронически покивал. — И потому вот уже три месяца я глушу кофе, печатаю двумя пальцами, а в свободное время мечтаю стать начальником канцелярии.

— Знаешь, я, пожалуй, подумаю о твоем предложении. Насчет Джо. По крайней мере, он не будет без конца нудеть и спорить.

Хартли снова уставился в папку.

— Я не для того стал полицейским, чтобы следить за кошельками старых дам и отбирать машины у габаритных красоток.

— Слушай, Лоусон, дай мне передышку. У тебя была серьезная травма. Управление закрыло глаза на то, что ты заявился на службу раньше времени. Почему бы и тебе не пойти людям навстречу? Считай это дело — ну с «даймлером» — повышением по службе: от пропавших кошельков до угнанных машин.

Крыть было нечем, но Хартли не собирался сдаваться.

— Ладно-ладно… Но, когда я раскручу это дело с машиной, обещай дать мне что-нибудь такое, во что я мог бы вцепиться зубами.

Фрэнк не мигая уставился на Хартли, как будто хотел получше его разглядеть. Затем встал, стряхнул крошки с брюк и недовольно проворчал:

— Идет. Закончи с машиной, но так, чтобы красиво и аккуратненько, и поговорим.

Слово Фрэнка — лучше любой подписи. «Поговорим», — сказал он. Значит, у него, Хартли, появился шанс выбраться из чертовой канцелярии.

— Идет, — сказал он, тщательно скрывая улыбку.

Джоди стояла на крыльце своего лучшего друга Патрика Спейсера и изо всей силы нажимала на кнопку звонка. Господи, тревожно думала она, неужели опять не повезет? Неужели его нет дома? Это было бы уже слишком! Но дверь распахнулась. На пороге стоял Патрик с шоколадным мороженым в руках. Сказать, что он удивился, завидев свою приятельницу, значило бы ничего не сказать. Похоже, на какое-то время он потерял дар речи, потому что просто стоял и таращился на Джоди.

— Может, ты все-таки позволишь мне войти? — с истерическими нотками в голосе осведомилась Джоди.

— Конечно-конечно, входи, — заторопился Патрик, отступая. — Но… детка, почему ты в таком… — он замялся, — своеобразном виде?

— И ты еще спрашиваешь! — закипела Джоди. — Наглец, лицемер, обманщик! А как же твое: «Сделай себя подарком, и пусть он тебя развернет»?

— Но… эта странная упаковка…

— А где написано, что подарки должны быть завернуты исключительно в бумагу?

— Да-да, разумеется, но…

— Оставь свои дурацкие «но»! Лучше скажи, что мне теперь делать?

Джоди без сил опустилась на низкий диван — едва ли не единственный предмет мебели в комнате Патрика — и закрыла лицо руками. У нее хватило сил с достоинством встретиться лицом к лицу с любовницей Рика прямо в дверях собственного дома. У нее хватило мужества промчаться через весь город в этом наряде, если его можно так назвать. Но есть же предел человеческим возможностям!

Патрик сел рядом и нежно обнял ее.

— Дорогая, дорогая, — бормотал он, прижимая Джоди к себе, — расскажи, что случилось. Может, все не так страшно? Может, ты чего-то не поняла? Я догадываюсь, речь идет о Рике, о Милашке Рике.

— Не смей называть его милашкой! Слышишь? Больше никогда не называй его этим глупым словом! Милашка… Ха!

— Хорошо, хорошо, — поторопился успокоить ее Патрик. — Забудем это слово. Я думаю, для начала тебе стоит немного подкрепиться.

Он торопливо поднялся с дивана, подошел к бару и плеснул в бокал изрядную порцию виски. Потом снова подсел к страдающей Джоди и протянул ей выпивку.

Джоди проглотила содержимое бокала одним глотком и явно почувствовала себя лучше, потому что даже нашла в себе силы пошутить:

— По крайней мере, один из твоих советов я выполнила: заставила своего мачо завыть в полный голос — увела его любимую игрушку.

— Что? Ты украла у него «малышку»? Ну-ну!..

— Да, украла, — твердо сказала Джоди. — И он никогда больше не увидит ни меня, ни ее.

До тех пор пока Джоди не произнесла эти слова, она даже не понимала, что именно такое решение вызрело в ней за время сумасшедшей гонки по городу. Хотя, по правде сказать, ей было чуточку не по себе. Начинать новую жизнь — без дома, без денег, без одежды — что ни говори, страшновато.

— Да, ты позволишь мне остаться у тебя на несколько дней? — небрежно спросила она. — Не помешаю?

— Конечно, оставайся, надо же тебе прийти в себя. Особенно если эти печальные события как-то связаны с моими советами.

— Почему ты решил, что они печальные? Вовсе нет. Скорее всего, то, что случилось, — к счастью. По крайней мере, теперь я твердо знаю: нельзя сидеть и ждать, пока какой-нибудь тип догадается тебя осчастливить. Скромницам и тихоням в этой жизни достаются одни только крохи. Так что долой «серую мышку», которая пять лет терпеливо ждала, пока ее так называемый жених назначит наконец дату свадьбы и сделает ее счастливой матерью своих детей! Долой!

Джоди встала и решительно повернулась к Патрику, который с некоторым удивлением смотрел на свою давнюю приятельницу.

Что-то в ней и вправду изменилось. Те же пять или около пяти футов роста, те же большие широко расставленные золотисто-карие глаза, длинные хорошо тренированные ноги — он знал, что по утрам, до работы, Джоди совершает пробежки, — но волосы… Ярко-рыжая грива превратилась в золотистые аккуратно уложенные волосы с легким каштановым отливом. Да и в глазах появилась горячая искорка азарта. Нет, в его подруге определенно проглядывало что-то новое.

— Может, ты выделишь мне на первый случай что-нибудь из своей одежды? — спросила эта новая Джоди. — А я в обмен поведаю тебе о результатах, к которым привел твой бесценный совет?

— Думаю, мои футболки и новые джинсы — только позавчера их купил — тебе подойдут, — сказал Патрик, направляясь к стенному шкафу.

И футболка, и джинсы оказались, можно сказать, вполне подходящими. Во всяком случае в этой одежде Джоди чувствовала себя намного лучше, чем в капроновой упаковке. Она устроилась поудобнее и повела рассказ:

— Понимаешь, Патрик, пять лет я живу с Милаш… Тьфу! С Риком, и за это время он привык считать меня чем-то вроде стола, стула или дверной ручки. Вот я и решила: нужно его наконец встряхнуть. Хватит мне быть предметом обстановки — он должен увидеть во мне женщину!

Сначала я купила зеркало. Большое. От пола до потолка. И повесила его под углом у нашей кровати — точно так, как рекомендовалось в одном эротическом журнале. И представляешь, что он мне сказал: «Я думаю, плотник, который вешал это зеркало, страдает косоглазием». А?

Ну а потом ты подарил мне свою книгу. Глава насчет наручников мне как-то не очень показалась. По-моему, наручники больше напоминают о полиции, чем о сексе. А вот насчет подарка это гораздо лучше, решила я. К тому же в нашем магазине как раз проходила распродажа тканей. Вот я и подумала: а почему бы не попробовать? Тем более что этот капрон мне достался, можно сказать, даром. Конечно, пришлось потратиться на босоножки. — Джоди качнула ногой. — Можешь себе представить, как в них «удобно» ходить: на таких-то каблуках и стоять трудно, не то что передвигаться. Но чего бы я не сделала тогда ради своего драгоценного женишка! Одним словом, я решила преподнести Милаш… Тьфу! Рику настоящий подарок.

Как раз сегодня отмечается тридцатилетие нашего магазина. И нам, старым работникам, разрешили прийти попозже, во второй половине дня. Я, конечно, ничего не сказала Рику — сюрприз так сюрприз, — быстренько перекрасилась в блондинку — еще один твой дурацкий совет! — завернулась покрасивее в этот капрон, взгромоздилась на каблучищи и стала поджидать своего женишка. На ланч он всегда приезжает домой, благо работает близко. И вот, представляешь, я — вся в волнении, в трепете, ушки на макушке — слушаю, когда повернется ключ в замке. Наконец дождалась. Дверь открылась — и тут…

У Джоди явно кончился запал, потому что она закрыла лицо руками, уткнулась в плечо Патрика и начала всхлипывать.

— Брось, детка. Если этот Рик ничего не понял, не оценил твоих усилий, он тебя не стоит, — твердо заверил ее Патрик. — При чем здесь «не оценил»? — Рыдания стали громче. — Хорошо-хорошо, дорогая, хватит о грустном. Предлагаю немного развеяться. Давай поедем к Кену. У него должна собраться небольшая компания. Посидим, поболтаем… Увидишь, жизнь сразу покажется веселее.

Патрик оказался прав. Вечеринка, хотя и очень скромная, здорово подняла Джоди настроение. Тем более что потом они заглянули в «Вулворт» и купили для нее самое необходимое: пару блузок, юбку, футболку, зубную щетку и немного косметики. Потом, порывшись в корзине с уцененными вещами, приобрели миленькое серебристо-серое платье.

И все же, лежа на низком диване, который ей благородно уступил Патрик — сам он устроился на раскладушке, — Джоди долго не смыкала глаз, глядя на плотную штору, отделяющую душную комнату от все еще не остывшей ночи за открытым окном.

Какой же идиоткой она оказалась!

Заслышав звук поворачиваемого ключа, она подлетела — на таких-то каблуках! — к двери, изогнулась в талии, чтобы бюст казалась пышнее, и замерла, кокетливо подняв над головой руки. Дверь приоткрылась, и она увидела Рика: одной рукой он открывал дверь, а другой крепко прижимал к себе какую-то коротконогую блондинку, которая, привстав на цыпочки, щекотала губами его шею.

Узрев Джоди, Рик онемел, а блондинистая коротышка, ничего не замечая, начала верещать:

— Дорогой, что же мы стоим? О, разве твоя прислуга еще не ушла? И что за странная особа! Слушай, уж не собиралась ли она устроить в твоем доме свидание? Смотри, эта девица совсем голая!

К этому времени к Джоди уже вернулся дар речи. Она опустила вконец онемевшие руки и, стиснув зубы, прошипела:

— Это вы, леди, собираетесь устроить свидание в моем доме. Желаю удачи! Да не забудьте оплатить его очередной чек за машину! Лежит в гостиной, на журнальном столике, слева от входа!

Ночь уже плавно перетекала в серые утренние сумерки, когда Джоди наконец заснула. Последней ее мыслью было: хорошо, что завтра суббота, не надо рано вставать. И у нее есть целых два дня, чтобы придумать, как ей теперь жить без Милаш… Тьфу! Без Рика.

2

И она придумала. Разумеется, с помощью все того же Патрика. Он сказал, что прежде всего Джоди необходимо расслабиться, повеселиться и оглядеться по сторонам — слишком уж длительным и однообразным было ее общение с Риком. Слово «повеселиться» тут же связалось в голове Джоди с именем Сью, ее кузины. Энергичная, живая, припадающая ко всем радостям жизни, она была полной противоположностью Джоди, спокойной и мягкой. Хотя если бы смешать их обеих или, наоборот, покопаться в душе одной и другой, то у сестер обнаружилось бы много общего. Много романтических грёз и потаенных страхов, которые каждая маскировала по-своему.

К счастью, начальство пошло Джоди навстречу и дало ей две недели свободы. Вдохновляемая Патриком, она позвонила своей кузине в Сидней. Сью выслушала скорбный рассказ Джоди о ее многолетних неудачных попытках приручить Рика и тут же потребовала:

— Поднимай свою задницу и двигай ко мне. Немедленно!

И вот на украденной машине с тремя сотнями долларов в кармане Джоди неслась в сторону побережья.

Сидней встретил ее нескончаемым потоком машин и пыльным маревом, которое разносил по городу порывистый западный ветер. Но радостные крики Сью, ее долгие объятия прямо на пороге квартиры полностью компенсировали первое не очень приятное впечатление Джоди от встречи с городом, в котором, она надеялась, откроется следующая, гораздо более интересная, страница ее жизни.

Наконец Сью ввела кузину в свою оранжево-розово-красную гостиную, и Джоди показалось, что она ступила прямо в солнечный закат. Или, учитывая, что она стоит на пороге новой жизни, — в солнечный восход.

Сью зажала сигарету пухлыми яркими губами, поднесла к ней серебряную зажигалку и глубоко затянулась. Выпустив серо-голубую ленту дыма, она улыбнулась — улыбкой, которая всегда казалась Джоди скорее вызывающей, чем счастливой.

— Мы все еще чертовски похожи, — сказала Сью выразительным низким голосом.

Внешнее сходство Джоди и Сью в детстве и юности было поразительным, что, впрочем, вполне естественно, ведь их матери были близнецами.

Сью положила руки на свои весьма и весьма округлые бедра, едва прикрытые коротенькими шортами, и оглядела Джоди с головы до ног.

— И у нас все еще один размер, — констатировала она.

Джоди метнула быстрый взгляд на ее бюст.

— Ну… чашечки, пожалуй, разные.

Сью помахала рукой с ярко-розовыми ногтями и пояснила:

— Дорогуша, второй номер легко превращается в четвертый. Достаточно что-нибудь подложить внутрь. — Она прищурилась и критическим взглядом посмотрела на волосы Джоди. — А что это за бутылочно-желтый цвет у тебя на голове?

— Это цвет яркой блондинки. Я выкрасила волосы… — Джоди закусила губу, стыдясь сказать правду, хотя знала, что Сью — единственный человек, которому можно во всем признаться. — Я выкрасила волосы, потому что подумала, что Рику больше нравятся блондинки.

Сью сделала глубокую затяжку, в ее глазах засверкало пламя — можно сказать, в цвет ярких волос.

— Этот ублю… — конец слова утонул в кольце сигаретного дыма. Сью сделала несколько шагов по комнате, повернулась к Джоди и, размахивая в воздухе сигаретой, продолжила: — Дорогая, никогда не старайся изменить себя ради мужчины. Никогда, никогда, никогда. Ты же знаешь мой принцип: будь тем, кто ты есть, делай то, что ты хочешь. — Джоди, однако, заметила, что Сью быстро отвела взгляд и огонь, пылавший в больших карих глазах кузины, вдруг погас, уступив место не то мечтательному, не то задумчивому выражению. — Если чувствуешь нестерпимое желание что-то изменить, делай это для себя, — закончила Сью совсем тихо и извиняющимся тоном добавила: — Прости, я была груба.

— Забудь, — пробормотала Джоди, размышляя, что скрывается за словами сестры и что означает это странное выражение на ее лице.

Неужели решительная своенравная Сью пытается изменить себя ради какого-то? Или уже изменила? Должно быть, это какой-то особенный мужчина, раз он сумел заставить Сью отказаться от ее извечного: «Будь тем, кто ты есть, делай то, что ты хочешь».

— Забудь, — повторила Джоди, осознав, что слишком пристально смотрит на кузину. Не желая, чтобы та догадалась о ее мыслях, она шутливо добавила: — Можешь называть Рика как угодно, только не милашкой.

Джоди почувствовала какую-то глупую радость оттого, что может наконец легко произносить это слово.

— Идет. — Сью загадочно улыбнулась — именно так, должно быть, улыбался Чеширский Кот. — Никаких «милашек». К тому же у меня есть длинный список куда более выразительных имен для этого типа. Но я не стану вываливать их все сразу, пусть они будут как острая приправа к нашему разговору. — Глаза Сью скользнули по серебристому облегающему платью Джоди. — Хорошо выглядишь. И тебе очень идет кулончик, который подарила тетя Линда.

Джоди дотронулась до маленького золотого сердечка — единственного напоминания о прошлой жизни. Она считала кулон своего рода талисманом, а потому он всегда был при ней — на шее или в сумочке. Мать подарила ей это сердечко на совершеннолетие. Джоди немного взгрустнулось, когда она осознала, что сделала именно то, что много раз делала ее мать: сбежала от мужчины. Неужели все мужчины, от которых сбегала ее мать, были такими же самовлюбленными эгоистами, как Рик? Или мать была не способна ни к кому привязаться, не умела любить? Последняя мысль ужаснула Джоди, и она коснулась рукой теплого металла. Нет, я умею любить, сказала себе Джоди, всей душой надеясь, что это так.

— Кроме того, ты в хорошей форме, — продолжала свой инспекционный осмотр Сью.

— Я бегаю.

Сью вскинула искусно выщипанную бровь и пробормотала:

— Ты всегда была спортивной девушкой.

— И еще боулинг, — похвасталась Джоди. — Но ты выглядишь потрясающе. Как тебе это удается?

Стряхнув с глаз огненную прядь, Сью хитро подмигнула.

— Я тоже занимаюсь спортом. Только в домашних условиях.

Хотелось бы Джоди быть такой же бойкой на язык, как Сью! И как здорово было бы сказать сейчас, что она тоже любит заниматься «домашним спортом», но, судя по тому, как обращался с ней Рик, хвастаться ей нечем. Даже не будь тогда рядом с ним той коротконогой блондинки, даже явись она перед ним без всякой «упаковки», Рик не почувствовал бы ее сексуальности. Нет, решила Джоди, я из кожи вылезу, но заставлю своего следующего мужчину выть, дрожать и стонать!

— Да наплюй ты на него, — посоветовала Сью, заметив помрачневший взгляд Джоди. — Он же тебя не стоит.

Джоди молча кивнула, боясь разрыдаться.

— Послушай, у меня есть одна идея. Думаю, она тебе понравится. — Сью постучала сигаретой о край пепельницы и деловито сказала: — Предлагаю сделку. Тебе нужно место, где остановиться, а мне нужна услуга.

Джоди насторожилась. Это она уже проходила. В детстве и в юности. Джоди — в виде услуги — отсиживала на уроках, пока Сью гоняла в футбол. Изображала официантку, пока кузина бегала на очередное рандеву с очередным поклонником. И однажды чудесным летним вечером даже оказалась на свидании, потому что Сью случайно назначила две встречи на один и тот же день и час. К счастью, тот парень видел Сью всего раз, поэтому просто не понял, что встречается не с той девушкой, которая назначила ему свидание. Взволнованная Джоди с трудом влезла тогда в крошечное платьице Сью, наложила на себя ее косметику и опрыскалась какой-то ядовитой жидкостью, по недоразумению названную духами.

Джоди не забыла, как ее трясло, когда она поливалась той дрянью, и трясло еще сильнее при воспоминании об отвратительных липких поцелуях скороспелого поклонника Сью — тем более что целовалась Джоди впервые.

— Так что ты думаешь? — спросила Сью.

— Опять какая-нибудь неожиданность? — усмехаясь, поинтересовалась Джоди: она хотела дать понять Сью, что просто поддразнивает ее.

Хотя… почему бы и нет? Она ведь приехала сюда в поисках именно чего-то неожиданного. Такого, что помогло бы ей за две недели убежать как можно дальше от незаметной, скучной, сверхдобродетельной Джоди.

— Неожиданность? Да нет, обыкновенная работенка, я бы даже сказала, занятная. — Сью схватила Джоди за руку и повела к кушетке. — Расслабься. Сейчас принесу что-нибудь перекусить, и обсудим детали.

Джоди опустилась на мягкую розовую в оранжевых полосах кушетку и смотрела, как Сью в своих коротеньких шортах выплывает из комнаты. На длинных загорелых ногах с ярким розовым маникюром были плетеные босоножки на каблуках неимоверной высоты.

Джоди усмехнулась. Стиль одежды ее сестры не изменился. Сью всегда говорила, что жизнь слишком коротка, чтобы прятать свои достоинства.

А каковы же ее, Джоди, достоинства? Судя по тому, что Рик даже беглым взглядом не скользнул по ее облаченному в капрон телу, таковых у нее немного.

Джоди подняла ногу и провела рукой по голени. Прекрасно разработанные мускулы. Пальцы ее скользнули выше, к бедру. Крепкое. Затем поднялись к животу. Плоский. Хорошо бы он стал когда-нибудь более округлым, подумала Джоди. Но, похоже, до этого далеко. Она вздохнула.

Желудок взбунтовался, и Джоди вспомнила, что сегодня еще толком не ела — чипсы да банка колы. Вспомнилось ей и другое: как она сидела вечерами, грызла какую-нибудь морковку, чтобы не испортить аппетит, и поджидала к ужину Рика. Потом, так и не дождавшись его, отправлялась спать. А утром Рик извинялся и объяснял, что у него была поздняя встреча с клиентом.

— С прицепившейся к нему блондинкой, — пробормотала Джоди. — И как я могла быть такой наивной?

Стук каблучков Сью вернул ее к реальности. Уверенно ступая в своих фантастических босоножках, Сью внесла поднос, заставленный закусками и маленькими бутылочками с водой, и Джоди в который раз поразилась многогранности талантов кузины.

— Яичные рулетики, — объявила Сью, — цыпленок под ореховым соусом — извини, не стала его разогревать, чили по-малайски, соевые палочки и пирожные.

Она поставила поднос на кофейный столик, небрежно сдвинув стопку женских журналов, и плюхнулась на кушетку. Затем открыла одну из бутылочек и со словами: «За твои успехи, детка», — сделала несколько глотков.

— Так вот, о деле, — заговорила Сью. — Я получила работу в одном из клубов в центре города…

Джоди откупорила свою бутылочку, отпила немного и почувствовала на языке приятную щекочущую свежесть. Она удобно прислонилась к подушке и приготовилась слушать очередную увлекательную историю из жизни Сью.

— И тут в мою жизнь вошел этот парень, Альдо Блейни, — вещала ее сестра, беря с подноса яичный рулетик. — Она замолчала, ее подведенные глаза мечтательно уставились на маленький кругляш. — Напоминает мне того птенчика, которого однажды подобрал Альдо. Должно быть, пичужка выпала из гнезда. Альдо нажал на тормоз, вылез и поднял птенчика. Огромный бензозаправщик чуть не переехал его, когда он возвращался с этим комочком перьев. — Сью положила рулетик обратно на тарелку. — Для парня с таким прошлым у него слишком доброе сердце, — прошептала она, коротко всхлипнув.

Неужели Сью плачет? — поразилась Джоди. Должно быть, этот Альдо разбил ей сердце.

Джоди протянула сестре бумажную салфетку и наблюдала, как Сью искусно, не портя макияжа, вытирает слезы. У Джоди так никогда не получалось. Если уж она плакала, то ей требовалась пачка носовых платков и зеркало.

Когда Сью успокоилась, Джоди тактично предложила:

— Давай не будем говорить об этом.

— Ты смеешься? Дорогуша, это же часть нашей сделки. Тебе нужно знать, что произошло. — Сью откашлялась и продолжила: — Когда-то Альдо участвовал в соревнованиях по боксу от Квинсленда, он выступал в легком весе. Сейчас он вышибала, но работает на подмене, так что, сама понимаешь, денег у него негусто. — Сью вытерла пальцы салфеткой. — На втором свидании Альдо начал говорить, что я «единственная» и что его сердце принадлежит мне навек. Я привыкла, что такую чушь несут на четвертой или пятой встрече, но на второй… — Сью бросила на Джоди многозначительный взгляд: мол, уж мне-то ты можешь поверить.

Ну еще бы не поверить!

Когда Джоди было тринадцать — а Сью недавно исполнилось четырнадцать, — Линда решила навестить свою сестру-близнеца, которая жила тогда недалеко от Перта. Тихая застенчивая Джоди была просто потрясена: ее кузина носила джинсы и футболку «в облипочку» и красила губы помадой в цвет своих ярко-рыжих волос. Когда они шли по улице, им вслед обычно неслось улюлюканье, мяуканье, крики…

— Словом, Альдо на тебя запал, — подвела итог Джоди.

— Точно! — Сью прищелкнула пальцами. — Еще как запал. После второй свиданки — с ужином, и не в какой-нибудь забегаловке, а в «Мираже» — он покатил меня за город. Я сразу поняла, что парень начнет себя показывать. — Сью, не отрывая взгляда от Джоди, сделала несколько глотков из бутылочки.

— Ну? — нетерпеливо спросила Джоди, снова чувствуя себя тринадцатилетней девчонкой, жадно внимающей невероятным историям своей необузданной в сексуальном плане сестры.

— И показал! — Сью с треском поставила бутылочку на столик. — Въехал в зад какой-то древности, отполированной так, что аж в темноте сверкает! Ну, мы на обочине, Альдо и тот старикашка из надраенной машины вылезли, толкуют что-то о страховке…

Джоди ждала рассказа о тайнах любви и запретных наслаждениях, а не о машинах и страховках. Скрывая свое разочарование, она потянулась за крылышком цыпленка.

— И вдруг — можешь себе представить? — Голос Сью упал до драматического шепота. — Альдо открывает заднюю дверцу машины и засовывает туда старикашку — почему-то уже неживого, так мне показалось. Я, конечно, сразу орать: «Какого чер…» — Сью поморщилась. — Словом, ору всякую ерунду, а Альдо орет мне в ответ: «Остынь! Гони машину к своему дому. Я тебя там встречу».

Джоди чуть не поперхнулась крылышком.

— И ты… — Она закашлялась. — И ты привезла этого мертвеца сюда? — Она огляделась, готовая увидеть что угодно: торчащую из-под кресла ногу или высовывающуюся из-под кушетки руку.

— Да не был он мертвым. — Сью поморщилась и для убедительности постучала зажигалкой по толстому стеклу кофейного столика. — Не был! Когда я остановилась у светофора, этот мистер Покойник ожил, выпрыгнул из машины и понесся как ненормальный. Тут дали зеленый, и я тоже рванула вперед. Не хватало еще, чтобы этот мертвец долетел до ближайшего флика и указал на машину, за рулем которой сидела твоя дражайшая сестрица!

Джоди ждала дальнейшего развития событий, но ее кузина не торопилась. Она начала поправлять свой топ — ей показалось, что ее груди уложены недостаточно симметрично. Эта женщина знает, в чем ее сила, подумала Джоди с легкой завистью.

— Ну? — не выдержала она. — И это конец истории?

Хотя кому-кому, а Джоди-то хорошо было известно: что касается Сью, никто не может сказать, как все происходило на самом деле. Удовлетворенная наконец размещением в топе своих грудей, Сью взглянула на Джоди.

— И конец Альдо! Он никак не уймется, все названивает и названивает, но я не хочу иметь ничего общего с таким безответственным типом. Надо же — так подставить меня с этим динозавром на колесах!

Сью замолчала и принялась внимательно изучать одну из своих сногсшибательных босоножек. Джоди завороженно смотрела на нее. Что же будет дальше? И какое место во всей этой автомобильной истории отводится ей, Джоди?

— Я собираюсь слинять из города, — как о деле давно решенном сообщила Сью, оторвавшись от обозрения своей обуви. — После того, что учудил этот негодяй, я решила протянуть между нами дорожку в несколько десятков, а может, и сотен, миль. Так что ты появилась вовремя. Можешь у меня пожить. Здесь даже есть гараж для твоей машины. Но я попрошу тебя заменить меня на работе. — Сью сбросила босоножки на розовато-красный ковер. — Заменишь? — небрежно, как о самом что ни на есть пустяковом деле, спросила она. — Я там новенькая. Никто меня толком не знает. Просто приди вовремя, подвигайся немного и исчезни. Меня не будет неделю, ну две. Достаточно, чтобы прочистить Альдо мозги. Да, а что касается его самого… В клуб он скорее всего не явится: его ведь оттуда вытурили. За какую-то ерунду. А если явится, скажи: пусть проваливает. Мы встречались с ним всего несколько раз, он даже не засомневается, что ты — это я. Если спросит о волосах — тебе так нужно «по роли». Поняла? А здесь он не рискнет показаться, потому что мой сосед — Питон. Ну, тот самый, чемпион по рестлингу.

— О-о-о!.. — только и смогла произнести Джоди.

Чемпион по рестлингу! Потрясающе! Но… работа. Сью говорила о работе. Насколько она знает свою сестру, это может быть что угодно — от дрессировки львов до экзотических танцев. А весь опыт Джоди — несколько лет за прилавком в небольшом магазине тканей. Вполне вероятно, Сью переоценивает ее возможности.

— Понимаешь, единственное, что я умею делать, — мерить и отрезать.

— Превосходно! — воскликнула Сью.

Она встала и принялась устранять очередной непорядок в своей одежде: на этот раз шорты чуть съехали с положенного им уровня. Вернув их на место, Сью взяла поднос и плавно заскользила в кухню.

— Превосходно? — удивилась Джоди.

Сью помедлила в дверях и ухмыльнулась.

— Правильно отмерить и отрезать — самое главное в жизни. Разве ты не знаешь? — И исчезла в кухне.

Джоди слышала, как открылась и закрылась дверца холодильника, потом голос Сью:

— Я тебя туда отвезу. Покажу что и как.

— Куда — туда?

— На боксерский ринг.

3

— Пришел взглянуть на свою женщину, — небрежно бросил Хартли квадратному охраннику, стоявшему у заднего входа в клуб.

Проработав много лет в полицейском участке, Хартли хорошо знал все передние, задние и боковые двери и умел правильно в них войти. Сегодня проходил любительский боксерский матч, поэтому охранник был снисходителен. И Хартли решил сыграть роль самодовольного дружка.

Парень хмыкнул. Опухшая физиономия, чернота вместо переднего зуба — видик у посетителя еще тот.

— А я думал, Рыжуха — девчонка Альдо, — заметил он.

Рыжуха? Альдо? Вот это да! Хартли сплюнул.

— От нее можно ожидать любых сюрпризов, — проворчал он и быстро шагнул мимо охранника, будто торопился выяснить истинное положение дел.

Хартли уверенно двинулся по темному коридору, припоминая, где тут находятся раздевалки, и прислушиваясь, не звучат ли за спиной шаги. Все тихо. Он просчитал верно: разъяренный дружок — лучшая маска для прикрытия.

Прохладный воздух, нагоняемый кондиционером, приятно освежил Хартли. Обострил все его чувства. И, можно сказать, несколько изменил отношение к жизни. Помогла и одежда. Перед тем как идти сюда, он порылся в стенном шкафу и отыскал пару потрепанных джинсов. Оказывается, на своей канцелярской работе он здорово поправился: пришлось втянуть в себя воздух, чтобы застегнуть молнию. Затем он надел такую же потрепанную черную футболку и вместе с прежней одеждой обрел часть былой энергии. Фрэнк пристально наблюдает за ним, и Хартли носом чуял, как подступает настоящая работа. А значит, надо быть в форме.

Он не брился несколько дней и отрастил небольшую бородку, что вполне соответствовало легенде «пришел взглянуть на свою женщину», но, черт побери, кожа под новой растительностью ужасно чесалась. Кроме того, Хартли потрудился над своими волосами и привел их, что называется, в божеский вид. Словом, превратился в парня, которому, хоть умри, надо попасть туда, куда не пускают обычно любителей бокса.

Хартли поскреб подбородок и, немного подумав, свернул направо. Знакомое место. Пару лет назад он прихватил тут двух типов, приторговывающих таблетками. Если память ему не изменяет, это ответвление выводит прямо к раздевалкам. В одной из них готовится сейчас к своему выходу «габаритная рыжуха», которая увела старый «даймлер» этого Бена — или как там его?

В полиции этот Бен рассказал, что на окраине Сиднея в него врезалась какая-то машина, а после того, как они обговорили с виновником происшествия всю страховочную тягомотину, тот вдруг взял и всадил ему в живот кулак. Когда старикашка очухался, то увидел, что сидит в машине, которую ведет какая-то красотка с огненно-рыжими волосами. А еще он краем глаза приметил загорелые ноги длиной в целую милю. Его показания и гроша ломаного не стоили, поскольку длинноногих, загорелых и рыжих, в том числе и «габаритных», в этом месте потаенной ночной жизни — пруд пруди. Взять хотя бы его собственную экс-супругу.

При воспоминании о Дженнифер у Хартли свело желудок, как будто он тоже получил удар в живот. Не смей о ней думать, приказал он себе. Ты черт знает сколько пережил за последний год. Да к тому же тебя скинули с настоящей работы. Не позволяй ей проделать с тобой такую штуку еще раз. Хартли мысленно нажал на тормоза и вернулся к роли рассерженного дружка. Этому Бену — или как там его? — здорово повезло. На перекрестке, когда красотка остановилась у светофора, он выпрыгнул из машины и сразу же бросился в полицию. А два дня назад, придя сюда на матч, углядел ту самую рыжеволосую угонщицу: виляя задом, едва прикрытым бикини, она выходила на помост и поднимала дощечку с номером очередного раунда.

Джекпот!

Сейчас он проверит все раздевалки, извлечет на свет божий «габаритную рыжуху», и Фрэнк позволит ему наконец взяться за настоящую работу.

Подумать только: раритетная модель «даймлера»! Ну кому он понадобился? Хартли много лет работал с людьми, повидал всякого, но никогда не мог понять человеческие вкусы.

Он сунул в рот деревянную зубочистку и зашагал дальше по коридору. Перед тем, как его подстрелили, он выкуривал по три пачки в день. Но в больнице, когда он закашлялся, один сопливый экстерн небрежно спросил его, не хочет ли он провести остаток своих дней задыхающимся хрипящим старикашкой. Хартли, конечно, ответил ему как надо, но, припомнив, сколько таких старикашек повидал за свою жизнь, попробовал пару дней обойтись без сигарет. И, как ни странно, кашель прекратился. С того самого дня он перешел от сигарет к зубочисткам.

Хартли открыл первую дверь. Темнота. Ткнулся во вторую. Коробки, перевернутые стулья. Попробовал третью. Обнаженная блондинка в босоножках на высоченных каблуках приглушенно вскрикнула. Ее карие — нет, скорее золотисто-карие, цвета лугового меда, — глаза расширились в испуге. И тут Хартли вдруг четко осознал, чего ему недоставало в последние несколько месяцев.

Пытаясь смотреть ей только в глаза, он пробормотал:

— Я ищу…

Конец его фразы был заглушен пронзительным криком, сопровождающимся неожиданным движением: блондинка стремительно схватила прямоугольную дощечку и прикрыла ею лицо. Теперь, вместо того чтобы смотреть ей в глаза, Хартли пялился на табличку с цифрой «1», нарисованной черной краской на белом квадрате.

Его взгляд невольно скользнул ниже. Полные свежие груди. Будто спелая груша. Соски, которых не мог миновать его взгляд, напряжены. Черт побери. Он так давно не касался женщины! Память услужливо подсунула воспоминания о бархатистой, приятно пахнущей женской коже под рукой. Хартли перебросил зубочистку в другой уголок рта. Вопрос о рыжеволосой, собственно, закрыт, но он не мог отвести взгляда от пленительных изгибов этого тела, от бледно-розовой кожи, казалось источающей запах ананасов или яблок, и, наверное, шелковистой, если ее коснуться языком.

— Уходите отсюда! — снова завизжала блондинка, на этот раз прикрывая цифрой «1» свою грудь.

— Извините, — пробормотал Хартли, не выпуская зубочистки. Но с места не тронулся.

После второго крика блондинка, должно быть, поняла, что не защищен низ ее обнаженного тела, и постаралась исправить это упущение — теперь доска закрывала ее бедра. Как ни трудно ему это далось, но Хартли снова поднял свой взгляд и установил с ней, как говорится, «зрительный контакт». Сделал он это, если честно признаться, исключительно потому, что не был уверен, как эта блондина может использовать дальше свою квадратную доску. Но тут он заметил, что подбородок у нее задрожал и она торопливо закрыла доской лицо, как будто не хотела, чтобы он видел ее эмоции.

Конечно, хватит ему тут стоять и пялиться на голую женщину, давно пора уйти. Но он всего-навсего мужчина, а не святой. Легче небу упасть на землю, чем ему отвести от нее глаза.

Его взгляд, медленно скользя по слегка порозовевшей коже, отметил легкую тень под ключицей, быструю пульсацию крови в чувствительной впадинке у основания шеи. Хартли опустил глаза на следующий уровень. Ее груди вздымались от неровного, сбивчивого дыхания.

Леди нервничала.

Ее реакция, можно сказать, послала Хартли в нокаут. Он пошевелился, твердо решив покинуть свой «наблюдательный пункт». Любой разумный мужчина, джентльмен должен наконец понять: ему здесь не место.

К сожалению, Хартли не был ни тем, ни другим.

Его взгляд соскользнул к кудрявящемуся треугольнику между ногами. Где-то в самом уголке сознания мелькнула мысль, что его цвет не соответствует цвету волос на голове. Но эта мысль тут же ушла, вытесненная более пикантными подробностями, сохраненными, оказывается, его въедливой памятью. Он стоял, поводя языком по внутренней стороне щеки и припоминая сладостный, терпкий запах женских духов…

Ты здесь по делу, приятель, напомнил себе Хартли. Тебе никто не поручал составлять опись женского тела.

С явной неохотой, точнее сказать — с отвращением, Хартли вернул свой взгляд к большой цифре «1», прикрывавшей лицо.

Колени Джоди дрожали.

Ей было стыдно: единственным мужчиной, который видел ее голой, был Рик. Но, если быть до конца честной, она дрожала еще и от возбуждения, которое вдруг набросилось на ее тело. Никогда прежде ей не доводилось бывать в такой ситуации: она обнаженная, наедине с самоуверенным, сексуальным мужчиной.

Чтобы унять дрожь, Джоди свела колени и поглубже засунула пальцы ног в носки босоножек на огромных каблуках, в которых, тренируясь, расхаживала весь день.

Нужно было запереть дверь! — пронеслось у нее в голове. Но теперь уже поздно. Главное сейчас — устоять на ногах. А потом все образуется. Только бы не свалиться! А дальше… О том, что будет дальше, лучше не думать.

Джоди на миг представила себя стоящей под ярким светом ламп, усиленным отражающими устройствами на стенах, — полураздетая, под взглядами сотен людей…

Она испуганно взглянула поверх своего «щита» и увидела пышную гриву темно-русых волос, не подчиняющихся, должно быть, никакому гребню. Непокорных, неукротимых, как, по-видимому, и сам их хозяин.

Джоди мысленно застонала и уткнулась лбом в белую доску, не зная, что делать — то ли закрывать ею лицо, то ли тело. Но, если опустить доску, этот тип заметит, насколько она испугана и унижена. А это унизительнее, чем если он увидит ее обнаженное тело.

Она припомнила, как несколько дней назад стояла в прихожей собственного дома, завернутая в прозрачную ткань и в тех же самых босоножках на высочайших каблуках. Не нужно ей было смотреть тогда в глаза мужчины, за которого она собиралась выйти когда-нибудь замуж, потому что в его взгляде она увидела только глубокое самодовольство, холодность и полное равнодушие.

И вот теперь снова похожая ситуация. И все опять повторится — равнодушие, холодность, безучастность, — если она не возьмет себя в руки. Соберись с мыслями, приказала себе Джоди, подумай, как поступила бы на твоем месте Сью. Конечно, никакого визга, никаких попыток схватить одежду, которую, кстати, она не помнит, куда бросила.

Джоди набрала в грудь побольше воздуха. Итак, что сказала бы в такой ситуации ее безрассудная сексуальная сестра?

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросила Джоди натужно, хотя прекрасно понимала, что говорить следовало бы непринужденно и, еще лучше, с долей юмора.

— Я, видите ли, — после некоторой заминки произнес мужчина, — ищу тут… кое-что…

В отличие от меня, заметила Джоди, он полностью владеет своим голосом. И этот голос — низкий, чуточку хрипловатый — вызвал легкую дрожь во всем ее теле. Джоди выпрямилась, но выглянуть из-за своего щита не решилась. Она опустила глаза и увидела ноги незнакомца. Большие, обутые в поношенные кроссовки.

Доска помимо воли Джоди опять задрожала, как и вся она. Джоди сжала ее покрепче, молясь, чтобы это ненадежное укрытие не выскользнуло из ее вспотевших ладоней. Яркий лак, которым она покрыла ногти, казалось, начал плавиться под пристальным взглядом темно-серых глаз мужчины.

Она откашлялась.

— Как видите, здесь только я. — Какая уж тут сексуальность! Джоди потребовались все силы, чтобы говорить нормальным голосом. — И мне нужно одеваться. — Теперь ее голос звучал немного увереннее.

— Не возражаете, если я посмотрю здесь?

— По-моему, вы уже достаточно увидели.

В ответ Джоди услышала низкий горловой смешок. И этот сексуальный мужской смешок сказал ей больше, чем могли бы сказать слова. Он сказал ей, что она желанна, что она притягательна. И Джоди испугалась, потому что ее вспыхнувшая огнем кожа тоже сказала больше, чем ей хотелось бы. «У меня уже три месяца не было секса, возьми меня сразу, здесь и сейчас». Или еще: «Осторожно! Умирающая без любви женщина!»

Неужели я еще недостаточно насмотрелся? — подумал Хартли. Нет, недостаточно, черт возьми! Добровольно похороненная потребность видеть, ощущать, чувствовать была так велика, что, вспыхнув, сжигала все внутри. Перестань оглядывать эту малышку, прекрати шарить глазами по комнате и уметайся, приказал он себе.

— Жена моего приятеля — она здесь работает — оставила в какой-то комнате сумочку. Просила посмотреть.

Что ж, вполне разумный предлог, похвалил себя Хартли, принимая во внимание, какое огромное число женщин здесь работает. К тому же женщины всегда что-нибудь забывают.

— Тогда ищите побыстрее. Мне нужно…

— Одеваться. Я знаю.

Хартли поскреб подбородок и заставил себя оглядеть комнату. Большая сумка грубого плетения. Маленькая сумочка, расшитая стеклярусом. Странное сочетание: простая рабочая сумка и изящная вечерняя сумочка. Кто же она такая — спортсменка и одновременно девица, обслуживающая посетителей клуба? Забудь о ней. Осмотри быстренько комнату и уходи. Никаких признаков того, что здесь был кто-то еще. Хартли колебался: может, стоит спросить у нее, не встречалась ли ей здесь девушка, которую называют Рыжухой? Однако в последний момент он передумал: это могло бы раскрыть его карты.

— Ничего, — бросил Хартли. — Не та комната.

Подавив желание в последний раз взглянуть на соблазнительную плоть, он, пятясь, вышел из раздевалки. Закрыв дверь, Хартли прислонился к стене и перевел дух. Вытащил изо рта разгрызенную пополам зубочистку — когда это он ее разгрыз? «Не та комната»… Не та реакция — вот что это такое. Этот неожиданный горячий взрыв внутри — самое последнее, что ему сейчас требуется. Такое с ним случилось впервые с тех пор, как жена предала его, хотя прошло уже больше года.

— К черту Дженнифер… — пробормотал Хартли, отталкиваясь от стены.

Если что-нибудь и может мгновенно вывести его из себя, то только мысли о бывшей жене. Поэтому — прочь эти мысли!

Хартли снова сосредоточился на работе: тщательно осмотрел все закоулки и комнатушки, хотя что-то говорило ему: о длинноногой рыжеволосой угонщице на сегодня можно забыть.

— Нашел Рыжуху? — поинтересовался охранник, когда Хартли прошел мимо него и вновь оказался на все еще не остывшем асфальте.

— Не-а.

Он уставился на облако, которое набегало на луну и закрывало ее, подобно тому, как тот щиток закрывал женщину.

— Ты правильно сказал, приятель: сюрпризов у нее — выше крыши, — заметил охранник.

— Да-а-а, — протянул Хартли, — так я и сказал.

Облако уже проплыло мимо луны и кануло в чернильную темноту неба. Хартли вытащил вторую зубочистку. Что-то в той раздевалке было не так. Но что? Он сунул зубочистку в рот и начал машинально жевать ее. Какая-то мысль назойливо вертелась в его голове, но он не мог ее ухватить. Никаких признаков того, что в той комнате был кто-то еще. Никаких других женщин там не было, и все же…

Хартли снова вызвал этот образ: золотистые волосы, бледно-розовое тело, длинные искусительные ноги — высокие каблуки делали их не просто длинными, а убийственно длинными.

Мысленно задержавшись в своем путешествии на ее пупке, он представил, каково это — исследовать языком его дразнящий изгиб. Затем поднялся выше — к роскошным, крепким грудям…

Если бы по долгу службы Хартли пришлось составлять словесный портрет этой блондинки, он описал бы ее тело гораздо точнее, чем лицо, которое она все время прятала за этой чертовой доской. Хотя за те краткие моменты, когда Хартли принуждал себя к «зрительному контакту», ему удалось заметить четкий изгиб полных губ, накрашенных так же ярко, как ногти, и дерзко вздернутый носик, который, наверное, очень забавно морщится, когда она смеется.

Если она когда-нибудь смеется.

Эта леди показалась ему чересчур серьезной и очень уж стеснительной для девушки из шоу-бизнеса. И еще он отметил бы гриву белокурых волос, слегка отливающих бронзой. Стоп!

Хартли вытащил изо рта зубочистку. Белокурая грива. Он усмехнулся. Вот тебе и ключ к разгадке. Если бы не его взбесившиеся гормоны, он бы сразу умножил два на два и сообразил, что к чему.

Завитки между бедрами никогда не лгут. Густые кудряшки у этой леди были прелестного рыжего цвета.

Джоди внимательно рассматривала свое отражение в большом зеркале, висевшем в раздевалке.

— Думаю, мое капроновое одеяние было куда более скромным, чем это, — пробормотала она, разглядывая бикини, которое хоть и укрывало самое существенное, но весьма и весьма умеренно.

Благодаря клинообразным подкладкам ее бюст, как и предсказывала Сью, увеличился на два размера. И все же, можно не сомневаться, ее ждет полный провал. Скорее бы вернулась Сью. Вот уж кто настоящая секс-бомба. От природы.

Низ бикини смотрелся еще хуже, чем верх. Треугольничек, который прикрывал интимнейшую часть ее тела, был меньше той салфетки, при помощи которой Сью ликвидировала последствия своих слез. Все остальное — эластичные тесемки, которые пересекались на ягодицах и узлом завязывались на талии. Джоди затянула узлы так, что они впились в кожу. И уже несколько раз проверила их крепость: не хватало еще, чтобы какой-нибудь не в меру возбудившийся тип взбежал наверх, когда она будет вышагивать по помосту над головами людей, и дернул за одну из тесемок. Она уже продемонстрировала себя какому-то незнакомцу. Хватит с нее. Оказаться голой перед толпой мужчин — этого ей не вынести. Да у нее не только сведет колени — у нее наступит трупное окоченение, еще при жизни. Первый случай за всю историю человечества, с усмешкой подумала Джоди. А затем меня, манекен в бикини, просто унесут с помоста.

— И над Сью до конца жизни будут потом подтрунивать, — сказала Джоди своему отражению и хихикнула.

Хихиканье перешло в смех. Ведь все думают, что она — Сью Доннер, а не Джоди Хант. Значит, если случится самое страшное, будет считаться, что это Сью унесли с помоста, а не ее, Джоди. Сексуальная необузданная Сью — и вдруг окоченела под взглядами мужчин? Да никто этому не поверит!

— Сексуальная необузданная Сью — это я, — напомнила себе Джоди, глядя в зеркало.

Разве когда-нибудь за всю ее скучную, однообразную жизнь у нее была возможность вести себя свободно, раскованно, сексуально — так, как ей хотелось бы? Никогда! А сегодня такой шанс у нее есть. И чего ей, собственно, бояться? Пусть даже это проклятое бикини и вовсе свалится на глазах у всех! Через несколько дней она покинет Сидней, и никто не узнает, что это была она.

Убедив себя, что сможет выдержать самое худшее, Джоди почувствовала себя намного увереннее.

Не сводя глаз со своего отражения, она отступила вправо, еще немного полюбовалась собой и затем плавно прошлась на своих сумасшедшей высоты каблуках.

— Если я смогу в них ходить, значит, все будет хорошо, — громко сказала она своему отражению.

Затем чуть запрокинула голову и улыбнулась.

— Если я смогу еще и улыбаться, значит, все пройдет как надо, — заверила она свое отражение.

И вдруг Джоди осенило. Может быть, она была такой незаметной, такой неинтересной только потому, что никогда не решалась стать другой, не чувствовала себя достаточно свободной, чтобы сделать собственный выбор? Рик был собственником, ревнивым до невозможности. И Джоди, забывая о себе, всегда старалась предугадать его желания, думала лишь о том, как ему угодить, и во всех его срывах и плохом настроении винила только себя.

А все эти дурацкие книги, которых она начиталась: «Как сделать мужчину счастливым», «Как заставить своего парня сказать „да“», и всякая другая муть! Во всех них говорилось, что ответственной за отношения является исключительно женщина. Вот она и бросила свое достоинство под ноги эгоистическим устремлениям Рика.

Единственная книжка, которая ей действительно помогла, — та, что подарил Патрик: «Как заставить мужчину выть, дрожать и стонать». Если бы не эта книжка, она так и не узнала бы о неверности Рика и не оказалась там, где оказалась. Джоди грустно улыбнулась своему отражению.

— Так что, пожалуй, это лучшее, что могло случиться с «серой мышкой», — прошептала она.

Тук-тук-тук…

— Через пять минут, куколка.

Должно быть, Эд, парень, который всем тут заведует. Сью сказала, он требует только одного: быть пунктуальной и сексуальной. Ну, с первым-то у Джоди все в порядке, а что касается второго…

— Уже готова, — отозвалась Джоди, старательно имитируя самые что ни на есть сексуальные интонации своей сестры.

Она глубоко вздохнула и бросила на себя последний взгляд. Бикини завязано надежно. Груди торчат. Макияж в порядке. Белокурые волосы взбиты в высокую прическу — «под Сью».

Джоди повернулась и зашагала к двери, полная решимости предстать перед толпой.

И, может быть, умереть.

4

После тихой уединенной жизни, к которой Хартли привык за последние месяцы, оказаться вдруг среди воющей, свистящей, топающей толпы было все равно что попасть прямиком в ад. До ранения он чувствовал себя в подобной обстановке абсолютно комфортно. Ему нравился этот шум, бурлящая вокруг энергия, и когда он был не на службе, то, как и окружающие, ублажал себя во время матча холодным пивком и щедро сыпал проклятия в адрес борцов на арене.

И всегда рядом с ним была Дженнифер. Жена, которую он обожал. Нет, боготворил. Приятели частенько подтрунивали над Хартли и даже называли «бычком на веревочке», когда он раньше всех выбывал из карточной игры или первым отрывался от стойки. Но Хартли их прощал, так как был уверен, что они ему просто завидуют. Завидуют тому, что он, Хартли Лоусон, самый счастливый парень на планете. Успешная карьера, потрясающе сексуальная жена, уютный дом… Что еще надо?

Но теперь, оглядываясь назад, Хартли спрашивал себя: а существовал ли в истории человечества еще один дурак, подобный ему?

И вот год спустя он сидит в толпе перед началом матча, мечтая о том, чтобы гнетущее чувство, снедавшее его долгие месяцы, наконец ушло, провалилось к чертям собачьим. Оно жило в Хартли так долго, что стало частью его, как рука или нога. С того дня, как его подстрелили, он носил его в себе, как невидимую рану. Иногда, особенно по ночам, ему приходили в голову сумасшедшие мысли: интересно, если эта грызущая боль пройдет, не потеряет ли он окончательно волю к жизни? На что он сможет тогда опереться?

Лечащий врач уверял Хартли, что такие ощущения — явление вполне естественное после сильных травм. «Посттравматический синдром» — так он это называл. Для Хартли эти два слова звучали почти как приговор, потому что, казалось ему, свидетельствовали о его чрезмерной уязвимости. А уж он-то таким не был, по крайней мере, до того, как наркодилер подстрелил его. Но тогда, уже падая, он встретился глазами с Дженнифер, и ему открылась правда.

Она не любила его.

Небо рухнуло на землю, когда Хартли понял это. Понял, что для Дженнифер существовало нечто, что она любила больше всего на свете. Больше, чем семью. Больше, чем свое здоровье. Больше, чем его, Хартли.

Он вытащил изо рта зубочистку и швырнул ее на цементный пол, так, словно хотел вырвать воспоминания из своей головы и отшвырнуть их прочь. Никогда ни одной женщине он больше не станет доверять. Женитьба, семья — это для других, не для него.

Толпа взревела. Боксер уверенно шагал к рингу, вокруг головы — полотенце, этакий шейх с задворок. Его сопровождала небольшая группа, утверждающая свое стремление к славе задорной надписью на бейсболках: «Мы — сила». Когда боксер ловко поднырнул под ограждение ринга, над толпой пронесся ураганный гул. Затем появился противник. Его группа поддержки была в футболках с надписью «Лучшие!». Под гром аплодисментов боксер прошагал в противоположный угол ринга. Женщина, сидящая перед Хартли, вскочила и что есть мочи завизжала:

— Убей его, Бобби!

Этот крик послужил сигналом к битве. Поднялась невообразимая какофония, словно кто-то приподнял крышку с хранилища самых примитивных инстинктов толпы. Примитивные инстинкты самого Хартли взыграли в полную силу, когда через разделительные канаты шагнула длинноногая блондинка, которую он только что видел обнаженной. Когда она наклонилась, он уловил промельк темной расщелинки между пышными холмиками и неожиданно ощутил сухость во рту. Он знал — под черными лоскутками так называемого верха бикини скрываются розовые ягоды сосков.

Она выпрямилась. И со своего места в четвертом ряду Хартли уловил золотистые искорки в ее глазах. А может быть, это была всего лишь игра его воображения. Может быть, ему просто хотелось получше рассмотреть эти медвяные глаза, хотелось что-нибудь узнать об этой красотке. Хартли заметил: на миг ее руки сжались в кулаки. Неужели нервничает? Ринг-девушки, как их здесь называли, привыкли выставлять себя напоказ сотням человеческих глаз. Но она определенно нервничала, как и в раздевалке, когда пыталась спрятаться за маленькой дощечкой.

Эту самую дощечку кто-то и подал ей сейчас. На какое-то мгновение она замерла и обвела взглядом галдящих зрителей, словно оценивая их. Тоже не типично для ринг-девушек. Эти длинноногие красотки просто поднимались на ринг и делали свою работу, не пытаясь выяснить, кто здесь им друг, а кто враг. И еще эта улыбка на ярких губах. Она была искренней, настоящей. Улыбалось, черт побери, все ее лицо, выдавая внутреннюю мягкость, что поразило Хартли так, будто он неожиданно получил хук в челюсть.

Девушка подняла дощечку с номером высоко над головой и принялась расхаживать по рингу, плавно взмахивая деревяшкой с цифрой, словно учила зрителей считать. Скованная вначале походка перешла в длинный размеренный шаг, отчего сердце Хартли забилось совсем в другом ритме. Возможно, вначале девушка и нервничала, но теперь вполне справилась с собой. Хартли не верил своим глазам. Эта красотка со щитком в руках расхаживала по периметру ринга так, что цифра «1» казалась ему теперь самой сексуальнейшей цифрой на свете.

Сделав глубокий вдох, Хартли выдохнул и потянулся за очередной зубочисткой. Черт, закончились. А ему непременно нужно было чем-нибудь отвлечь себя. Он стал быстро тереть ладони друг о друга, чтобы сбросить нервную энергию, — один из побочных эффектов посттравматического синдрома. Дома он занял бы себя какой-нибудь физической работой, но сейчас приходится торчать тут, поэтому он положил руки на колени и приказал себе: сконцентрируйся на деле!

Хартли стал смотреть на ее волосы. Отметил, как отражается свет от золотистой гривы. Совершенно очевидно, что это не натуральный цвет. Вот и появился у нас с Рыжухой маленький общий секрет, с улыбкой подумал он. Леди оказалась смекалистой.

Если он загонит ее в угол, она тут же что-нибудь сочинит, с такой же ловкостью, с какой изменила цвет волос. А ему еще никогда не приходилось сражаться с теми, кто умел пользоваться бикини с большей сноровкой, чем он пистолетом.

Девушка выскользнула с ринга, красиво повернулась на своих убийственных каблуках и плавно стала расхаживать вдоль каната.

Их взгляды встретились.

И сразу все вокруг Хартли отступило, превратилось в размытый задник, в некую неопределенность. Единственной реальностью были лишь он и эта «блондинка». Рев и крики толпы воспринимались теперь Хартли только как фон, оттеняющий медленные, тяжелые удары его сердца.

Как животное, на расстоянии чувствующее врага, девушка посмотрела на Хартли настороженным взглядом. Настороженным и… испуганным.

Эта искусственная блондинка совершенно сбивала Хартли с толку. Сначала она не источала никакой сексуальности, зато мило улыбалась. Теперь она пронзала до мозга костей исходящим от нее жаром, но казалась испуганной. Хартли задержал немало преступников и по малейшему изменению их мимики всегда мог определить, о чем они думают и что замышляют. Но язык тела этой девицы расшифровке не поддавался. Как будто два плюс два не всегда четыре.

— Привет, Сью!

Мужской бас разрушил невидимые границы их обособленности, мгновенно вернул в беснующуюся людскую толпу.

Девушка удивленно моргнула и повернула голову. Огромный детина с обритой головой, которая в свете ламп сверкала, как бильярдный шар, махал ей рукой. Его тело — сплошное переплетение мускулов — едва вмещалось в футболку и шорты.

Нерешительно улыбнувшись, девушка проронила коротенькое «привет», быстро отвернулась и снова замахала своей дощечкой.

Сью. Вот, значит, как зовут Рыжуху.

Спустившись с помоста, она накинула на себя длинный черный атласный жакет и сидела теперь выпрямившись, красиво согнув ноги в коленях, — школьница да и только. Школьница, носящая бикини. Еще одна непонятная, сбивающая с толку деталь.

Конечно, она смышленая, подумал Хартли. Но и я не дурак.

Еще никто не переиграл Хартли Лоусона. А теперешняя ситуация — часть игры, вызов, бросаемый одной из играющих сторон. Поэтому все будет, как обычно: он соберет информацию, проанализирует ее и спланирует удар.

Хартли Лоусон снова вернулся к жизни.

— Получилось! Получилось! Получилось!

Джоди отвела белокурую прядь с сильно подведенных глаз и с восторгом уставилась на свое отражение в зеркале.

— Вот бы Рик посмотрел на свою «мышку»! — Джоди мстительно хихикнула. — Как она расхаживала, можно сказать, в костюме Евы, перед толпой совершенно незнакомых людей!

Год назад она надела слишком короткую юбку — короткую с точки зрения Рика, так потом он неделю отчитывал ее за «неподобающую одежду».

— Если та юбка была «неподобающей», то что бы он сказал об этом бикини? Неприличное? Вызывающее? Непотребное? Скорее всего — непотребное.

Ощущая ликующее чувство освобождения, Джоди раскинула руки и закружилась по комнате. До чего же удивительный народ мужчины! Сидя вокруг ринга в ожидании очередного раунда, они вели себя как подростки. Неудивительно, что Сью, каждый вечер пользующаяся таким вниманием, стала воплощением самоуверенности.

Джоди перестала кружиться и, подойдя к зеркалу, разыграла сценку, участницей которой стала после окончания матча.

— Дорогуша, я могу купить тебе выпивку? — спросила Джоди грубым басом.

Вежливо улыбнувшись воображаемому поклоннику, она ответила:

— Прошу прощения, никогда не пью на работе.

— Беби, из-за тебя мне придется постоянно сидеть под кондиционером.

Джоди вскинула глаза на своего невидимого обожателя и ангельским голоском проблеяла:

— Тогда сядьте под него прямо сейчас.

И она — она! — действовала точь-в-точь как ее сестра: улыбалась той же загадочной улыбкой, говорила с хрипотцой в голосе, вела себя так, будто комплименты были привычной частью ее ночной жизни. И какой жизни! Заманчивой, бурной, многообещающей! В этой жизни было все: вызывающая одежда, необычная работа и множество мужских глаз, сфокусированных на ней…

Тут Джоди вспомнилась пара глаз, которые вывели ее из равновесия.

Она видела этого парня еще до начала первого раунда, когда он «случайно» оказался в ее раздевалке. На помосте она чуть не сбилась с шага, когда их взгляды столкнулись и не могли разойтись. Это был удар, неожиданный раскат грома, который потряс с трудом обретенную Джоди самоуверенность. Парень сидел совсем близко от ринга, как настоящий фанат, но вел себя совсем не как заядлый поклонник бокса. Все вокруг орали, визжали, а он сидел совершенно спокойно и сосредоточенно смотрел — на нее. Только на нее. В голову Джоди закралось подозрение, что он пришел сюда ради нее. Что он ждал ее.

Да, ей хотелось бы, чтобы так оно и было.

Ей хотелось бы стать страстной, горячей, чувственной, чтобы именно такой парень пошел за ней на край света. И тогда… тогда им не нужна будет эта планета — они обретут собственный рай.

Пытаясь охладить запылавшие щеки, Джоди приложила ладони к лицу. Потом глубоко вздохнула и прошептала:

— Ладно, вернемся к реальности. Этот парень следует за мной по пятам. Вопрос: почему? Что он сказал, когда ввалился в раздевалку? Что ищет… сумочку?

Джоди не могла припомнить, о какой сумочке шла речь. Может быть, сумочка его подружки? Она далеко не эксперт в любовных делах, но на этом парне просто написано крупными буквами: «Одинокий». Хотя, возможно, она ошибается: ведь не поняла же она, в какой момент Рик завел любовницу. Джоди вздрогнула, вспомнив напряженный взгляд незнакомца. В то мгновение, когда глаза их встретились, она почувствовала себя более обнаженной, чем раньше, в этой самой комнате. Может быть, оттого, что он смотрел на нее так, будто знал ее раньше.

Наверное, один из дружков Сью, решила Джоди. Она ведь предупреждала меня о возможной встрече с недавно воспылавшим к ней любовью парне по имени Альдо. Но Сью упоминала о его черных кудрявых волосах, что никак не соответствовало густой копне темно-русых волос этого «фаната». Еще кузина говорила о своем соседе, «Питоне», однако сдержанный незнакомец, выделявшийся в толпе орущих, не был похож на чемпиона по рестлингу.

Так кто же он?

Вероятно, один из тех, кто всегда сопровождает ринг-девушек, предположила Джоди, чувствуя некоторое разочарование оттого, что он пришел не ради нее. Возможен и другой вариант: этот парень прокрался за кулисы, чтобы полюбоваться полуодетыми девушками. А якобы забытая сумочка — всего лишь подходящий предлог.

Джоди взглянула на дверь, которую, вернувшись после «премьеры» уже дважды проверила. Да, дверь заперта. И все же — вот странно! — мысль о том, что тот самый незнакомец может войти, увидеть, как она переодевается, наполнила Джоди сладостным томлением. Она никогда не чувствовала ничего подобного с Риком, даже когда они только начали встречаться. Как будто ожила вдруг какая-то потаенная ее часть. Ожила и потребовала не просто любви, а жаркой, неукротимой, безоглядной страсти: будь-со-мной-грубым-брось-меня-на-пол-возьми-меня…

Джоди глубоко вздохнула. Любая женщина, которая три месяца обходилась без секса, нашла бы сексуальным любого мужчину, подумала она. Любого, но только не Рика.

Она уже давно не чувствовала с его стороны плотского влечения к ней. И в этом Джоди винила себя, старалась придумать, как заставить его «выть и стонать». Джоди уставилась в зеркало, как будто там стоял ее экс-жених, положила руки на бедра и задорно спросила:

— И ты думал, та коротышка блондинка что-то особенное? Готова поспорить на что угодно, ты и представить не можешь, сколько мужчин сегодня вечером называли твою «серую мышку» горячей малышкой.

При воспоминании о блондинке в душе Джоди вновь вспыхнули боль и разочарование. Сегодня не менее двадцати мужчин флиртовали с ней, и только один, тот, кому она вручила свое сердце, предал ее.

Джоди тряхнула головой и представила, что бы сказала сейчас ее кузина: «Не думай об этом негодяе. Займись делом». Она вытащила из коробки несколько бумажных салфеток и начала стирать с губ красную помаду.

Но мечты Джоди не могла стереть, мечты, которые пробудились в ней с новой силой. Мечты о самом главном: о доме, о семье, о детях. Она отбросила салфетку и бессознательным жестом погладила живот, улыбнувшись нечаянно всплывшему в памяти воспоминанию. Всего несколько дней назад она точно так же стояла перед криво повешенным зеркалом и так же поглаживала живот.

Джоди обвела взглядом края высокого зеркала и усмехнулась. По крайней мере, это зеркало висит прямо. Глубоко вздохнув, она повела плечами и сказала себе: прими это как особый знак. То зеркало висело криво. Такой же кривой была и твоя жизнь. Теперь ты на прямом пути к… К чему, интересно? Пора переодеваться.

Джоди развязала верх бикини и позволила ему свободно упасть.

Хартли постукивал веткой по стволу белого эвкалипта, в сотый раз спрашивая себя: когда же, черт возьми, появится наконец Рыжуха?!

Уж эти женщины! Всегда переодеваются целую вечность. Ну сколько нужно времени, чтобы сбросить эти две узкие полоски, это ничего не прикрывающее бикини, и надеть обычную одежду? А может быть, кто-нибудь из парней решил поболтать с ней и она задержалась? Или, что еще хуже, кто-нибудь забрел к ней в раздевалку, когда она одевалась? Или раздевалась?

Огненная волна прокатилась по телу Хартли. Ему не хотелось, чтобы какой-нибудь нехороший парень вторгся во владения Рыжухи. Да, сам он нарушил ее уединение, но сделал это по необходимости. И хотя у него и появились тогда кое-какие неподобающие мыслишки, он вел себя совсем не так, как могут вести себя другие.

Хартли сильнее ударил веткой по стволу. Рыжухе следовало запереть раздевалку. Судя по тому, как она задрожала, когда он случайно вошел в комнатенку, она не умеет постоять за себя. На ее месте другая, более решительная женщина использовала бы для защиты свои невероятной высоты каблуки.

Проанализировав ситуацию, Хартли пришел к выводу, что в общем-то беспокоиться не стоит. Она в безопасности. У всех выходов стоят охранники. Только крикнуть — и мигом появятся крепкие парни. Так что леди ничего не грозит.

Воспоминание о ней, прячущейся за жалкой доской, сыграло злую шутку с телом Хартли. Было бы лучше, если бы джинсы облегали его не так плотно. Теперь же он ощущал явный дискомфорт. Не надо бы ему вспоминать об этом свежем розовом теле. Об этих нежных крепких грудях. И о ногах! Черт побери, он уже столько времени не видел обнаженную женщину! Целую вечность.

Не то что раньше. До выстрела.

В те времена Хартли досыта насмотрелся на обнаженную женскую плоть. Детектив видит не только внешнюю, показную сторону этого центра ночной жизни. Стриптизерши в низкопробных барах, проститутки, заманивающие туристов… Для полицейского это ведь тоже часть профессионального интереса.

Но тело женщины, которую он видел в раздевалке, было другим. Оно было естественным! И, если память ему не изменяет, с правой стороны у пупка Рыжухи была прелестная родинка.

Хартли удивленно взглянул на свои руки: он не заметил, как переломил ветку. Чертыхнувшись, он отбросил обломки в сторону и снова потянулся к дереву, в тени которого стоял. Будь у него зубочистка, он перекатывал бы ее во рту, но зубочистки закончились, а ему необходимо было чем-то занять себя, пока он поджидает Рыжуху. Рыжуху? Нет, Сью!

Ему повезло, что тот монстр с обритой головой выкрикнул ее имя. Забавно, детина был просто счастлив увидеть ее, а она казалась удивленной и немного смущенной. И только. Хартли тряхнул головой. Эта леди — словно мозаика, попробуй-ка сложи ее многочисленные кусочки!

Хартли видел, как Сью то сидела в сторонке, то плавно расхаживала по периметру ринга в перерывах между раундами. Но после их короткой дуэли взглядов она явно избегала смотреть на него. Смышленая. Догадалась, что он пришел из-за нее. Что ж, начинается старая добрая игра в «кошки-мышки». Он не против. Эта игра обостряет инстинкты — инстинкты хищника, преследующего дичь. В поисках зубочистки Хартли машинально провел рукой по карману, хотя и знал, что тот пуст. Черт! Ему определенно необходимо что-то мять, жевать, перекатывать. Хартли задумчиво взглянул на валяющиеся на асфальте обломки ветки. Может, они заменят зубочистку?

— Иначе я снова начну курить, — проворчал он.

— Спокойной ночи, малышка! — прорезал ночную тишину голос охранника.

Хартли забился поглубже в тень эвкалипта и продолжал наблюдение.

Сью шла легким быстрым шагом. На ней была длинная свободная блуза из какой-то тонкой материи. На ногах — босоножки на высоких каблуках, которые громко цокали по асфальтовому покрытию стоянки.

Под дуновением легкого ветерка, несущего приятную прохладу, тонкая материя льнула к ней, как ревнивый любовник. Когда она подошла ближе, Хартли заметил и еще кое-какие детали. Уловил, например, как легкая материя облегает ее бедра, гладит, ласкает их медленными струящимися движениями. Разглядел также, как подрагивают при ходьбе ее крепкие груди. Пожалуй, это посильнее бикини, пронеслось у него в голове.

Когда девушка оказалась в полосе света, падающего от фонаря, Хартли готов был поклясться, что видит ее крупные соски, обрисованные натянувшейся материей. Эти темно-розовые ягодки стояли у него перед глазами еще с той встречи в раздевалке. Таким женщинам, как она, необходимо запретить ходить без лифчиков. И такая одежда — тонкая, как самая тонюсенькая пленка, — должна быть объявлена вне закона. Прямо завтра, с утра.

Легкое пощелкивание отвлекло Хартли от дальнейших размышлений. Он с опозданием осознал, что машинально открывает и закрывает замочек на браслете для часов. Досадуя на себя, он прервал свое нервное упражнение и взялся рукой за пряжку ремня, надеясь, что холодный металл охладит не только его руку, но и жар, пылающий ниже этого ремня.

Не забудь, что она обманщица. Как Дженнифер. Эта мысль, особенно ее вторая часть, вернула Хартли к действительности. Он готовит западню для своей добычи, следит за ней с холодным расчетом. И всякие посторонние мысли — ненужная помеха.

Девушка остановилась и вскинула голову, словно к чему-то прислушиваясь. Хартли затаил дыхание. Видимо, щелканье его браслета в глубокой ночной тишине привлекло ее внимание. Он был от нее на расстоянии пятнадцати футов или чуть больше, но она вполне могла учуять его присутствие, особенно если все ее чувства настороже, как это бывает обычно у воров. Они ведь, как полицейские: всегда должны присматриваться, прислушиваться, быть начеку.

Затаившись в тени громадного эвкалипта, Хартли почти не сомневался, что она его не видит. Но все же из осторожности он небрежно прислонился к ближайшей машине, будто это его автомобиль, и стал смотреть в небо. Ничего особенного: человек ждет кого-то и хочет как-то убить время.

Делая вид, что любуется звездами, Хартли продолжал напряженно прислушиваться. Быстрый перестук каблучков стих. Тишина. Девушка остановилась. Почему?

Не меняя положения, Хартли покосился в ее сторону. Девушка стояла в тридцати футах от него, между двумя машинами: одна из них — темно-красный «остин», вторая была скрыта кустарником, и Хартли не мог ее разглядеть. Наклонив голову, девушка рылась в сумочке. Лунный свет вытворял что-то сумасшедшее с ее волосами: теперь золотистые пряди явно отсвечивали рыжиной. Да, рыжий — ее натуральный цвет. Без сомнения. Вот почему тот охранник называл ее Рыжухой. Она достала что-то из сумочки. Послышалось легкое бренчание. Ключи.

Вопреки ожиданиям Хартли девушка не открыла «остин», а повернулась к другому автомобилю. Хартли сделал вид, что поправляет антенну на машине, у которой он стоял. Это позволило ему немного податься вперед и получше разглядеть объект наблюдения.

Краешком глаза он заметил, как открывается дверца… серого «ванден плас» самой что ни на есть последней модели. Хартли мгновенно напрягся — как будто над стоянкой пронесся холодный ветер и унес с собой все расслабляющие мысли, оживил рефлексы, обострил ощущения. Он видел, как девушка устраивается в «ванден плас» — аккуратно расправляет одежду, убирает что-то с переднего пассажирского сиденья. Ну просто леди, возвращающаяся из гостей!

Дверца «ванден плас» с мягким щелчком захлопнулась. Хартли подобрался. Ладно, теперь все пойдет по обычной схеме.

Когда «ванден плас» стал выезжать с парковочной площадки, Хартли направился к своей машине. Открыв дверцу, он скользнул на сиденье водителя и, чуть выждав, тронулся с места. На дороге он, используя в качестве прикрытия другие машины, уверенно двигался следом за «ванденом». Совсем как на охоте: выделить из стаи, а потом напасть.

Хартли Лоусон снова вернулся к жизни.

Желудок Джоди урчал, словно дикое животное. Она взглянула на часы, вмонтированные в приборную доску: одиннадцать десять.

— Ничего удивительного, — пробормотала она, тормозя у светофора. — С самого ланча маковой росинки во рту не было.

Да и то — разве это была еда? — подумала она. Крошечный кусочек пиццы, завалявшийся в холодильнике Сью, стакан апельсинового сока и несколько кусочков сыра едва ли можно назвать настоящей едой. Впрочем, ей все равно кусок не лез в горло — не так-то просто за несколько часов превратиться в «ринг-девушку». Одно лишь умение красиво и непринужденно расхаживать на каблуках-небоскребах далось Джоди неимоверным трудом.

Желудок снова взбунтовался.

— Да слышу я тебя, слышу, — ответила ему Джоди.

С того времени как Джоди прибыла в Сидней, она ела то, что было в холодильнике Сью. А там были только пакеты и коробки с замороженными продуктами, какие-то непонятные остатки еды и несколько дежурных пирожных — с тех вечеринок, на которых Сью приходилось бывать. Как-то Джоди попросила кузину рассказать хотя бы об одной, но Сью не смогла припомнить ничего интересного.

Джоди знала, что тут уж ничего не попишешь. Такова ее сестра — Сью никогда не занимали быт и хозяйство. Однажды она два месяца поливала цветок, прежде чем сообразила, что он искусственный.

Но теперь все, хватит. Сью испарилась в неизвестном направлении, пообещав как-нибудь позвонить. Кухня в полном ее распоряжении. И Джоди решила купить наконец настоящей еды, приготовить ее и съесть! Она, можно сказать, уже чувствовала запах макарон, обильно сдобренных томатным соусом. А на десерт — свежие ягоды со взбитыми сливками. Желудок выразил поддержку планов Джоди низким глухим ворчанием.

— Помолчи, пожалуйста! — потребовала Джоди. — Я вовсе не собираюсь стать автором бестселлера «Как заставить выть, стонать и рыдать ваш желудок».

Она улыбнулась своей незамысловатой шутке. Но улыбка стала шире, когда Джоди осознала: оказывается, у нее появилась способность находить смешные стороны в своей странной, причудливой жизни. Совсем не похоже на прежнюю Джоди, которая не умела отвечать улыбкой на трудности и всегда принимала близко к сердцу всякое нарушение ею же установленных жизненных правил, как-то: никогда не опаздывать на работу, никогда не расстегивать блузку ниже второй пуговицы, никогда не просить того, чего ей действительно хотелось бы. Никогда, никогда, никогда…

Ничего удивительного, что жизнь не очень-то меня баловала, подумала Джоди. Я жила в стране Никогда-Никогда.

Без сомнения, это пришло к Джоди из детства. Ее мать без конца обручалась, выходила замуж, переезжала с места на место. Вот Джоди и придумала тысячу мелких правил, чтобы хоть как-то упорядочить свою жизнь. И так бы все и шло, если бы она не застукала Рика с той блондинкой.

Джоди услышала в своем сердце светлый радостный звон — наверное, так звучит полное счастье. Вот уж никогда бы не подумала, что буду благодарить судьбу за то, что она показала мне настоящее лицо Рика, с удивлением поняла Джоди. Ведь если бы не роковое стечение обстоятельств, так бы я и жила, притворяясь, что все идет прекрасно, что по-другому и быть не может. А если бы неделю назад кто-нибудь сказал мне, что я предстану в чем мать родила перед совершенно незнакомым мужчиной, а потом буду расхаживать в куцем бикини под взглядами сотен глаз, я бы посоветовала этому фантазеру обратиться к психиатру. Потому что незаметная Джоди из страны Никогда-Никогда ни за что бы этого не сделала.

Но теперь для меня нет ничего невозможного, а потому, решила Джоди, судьба должна наконец повернуться ко мне лицом.

Похоже, так оно и было, потому что она тут же увидела супермаркет. Джоди стала аккуратно выруливать к площадке.

— Эта малышка довольно послушна! — воскликнула она и тут же мысленно дала себе пинка за столь неудачно выбранное слово. «Малышка»! Так называл эту машину Рик, вспоминать о котором Джоди сейчас хотелось меньше всего.

Раздосадованная, она неловко повернула руль и, чуть вильнув в сторону, въехала на площадку.

Противный металлический скрежет.

— В штате Виктория всегда так ездят? — послышался раздраженный мужской голос.

Джоди затормозила и повернула голову. За рулем зеленого «крайслера» сидел очень сердитый мужчина и ругался на чем свет стоит, сопровождая брань не слишком приличными жестами.

Прежняя Джоди наверняка пришла бы в ужас, кинулась извиняться, возможно, стала бы лепетать что-нибудь о страховке, хотя никто не пострадал. Но только не новая. Новая Джоди опустила стекло, высунулась в окно, чтобы мужчина видел ее лицо, и послала ему ослепительную улыбку.

— Нет, в штате Виктория ездят еще и похуже, — пропела Джоди, успешно имитируя игривые интонации Сью, и дважды — дважды! — коротко посигналила.

Выйдя из машины, Джоди укоризненно посмотрела на «Малышку».

— И что он в тебе нашел? — фыркнула она. — Ты всего-навсего мотор в очень красивой упаковке. Совсем как те женщины, с которыми он обманывал меня. У тебя есть сердце? Ты можешь любить? Ты можешь родить малыша, Малышка?

Джоди с трудом удержалась, чтобы не дать хорошего пинка этой красотке.

Поигрывая брелоком с ключами, Хартли наблюдал, как девушка что-то сердито выговаривает машине, словно та чем-то оскорбила ее. Ну и ну! Представить только, что какой-нибудь мужчина выясняет отношения со своей машиной. Немыслимо! И потом, машина совершенно очевидно не ее. Зачем же тогда разговаривать с ней?

Хартли проводил девушку взглядом до стеклянных дверей супермаркета и отметил, что для мошенницы или воришки она ведет себя слишком уж непринужденно.

Но на это его не купишь.

Джоди медленно толкала тележку с продуктами. Гораздо медленнее, чем обычно. Еще бы! Когда это она ходила за покупками в середине ночи в шифоновом одеянии и на таких каблучищах? Неделю назад ей бы и в голову не пришло, что в них можно передвигаться по скользкому мраморному полу. Джоди вздрогнула, представив, как падает, и приказала себе не сметь даже думать о таком.

Теперь у нее есть деньги: ей оплатили сегодняшнее выступление, плюс осталось немного от тех трехсот долларов, что дал ей в долг Патрик. И она твердо решила купить себе нормальную обувь. Пусть Сью живет на такой высоте, а она должна спуститься на землю. Кроме того, Джоди не хватало привычных утренних пробежек. А в таких «небоскребах», понятно, не побегаешь. Мысль, что можно вернуть кусочек прежней жизни, тот, что доставлял ей удовольствие, наполнила Джоди радостью. Как ни забавно притворяться Сью, но Джоди хотелось бы сохранить и частичку себя. И еще — по-настоящему поесть!

Из динамиков лилась классическая музыка, что очень удивило Джоди. В супермаркете, в позднее время суток — классическая музыка? Светлая журчащая мелодия смутно напомнила ей о часах, проведенных за инструментом, с которым она боролась в десятилетнем возрасте. Слава Богу, в один прекрасный день ее мать, от которой сбежал очередной муж, переехала в другой город. До чего же радовалась тогда Джоди, что рассталась с фортепиано! Если у меня когда-нибудь будут дети, подумала Джоди, они всегда будут жить в одном и том же доме — без всяких переездов, с одним и тем же отцом, и никаких уроков музыки, разве что по их собственному желанию.

Джоди заглянула в свою тележку: помидоры, банка маринованных артишоков, язык, чеснок, пучок шпината, макароны, соус. Ну а где у них тут великолепный козий сыр? Толкая тележку по проходу, Джоди увидела указатель «Товары для детей».

Какая-то сила заставила ее забыть о голоде и направить тележку по этому ряду. Сначала она остановилась у баночек с детским питанием и залюбовалась чудесными детскими мордашками, изображенными на них. Счастливые лица маленьких херувимов! Они улыбались этому миру, еще не ведая его печалей.

Потом пошли полки с детскими лосьонами, пастами, присыпками… Джоди не удержалась: взяла бутылочку с маслом, отвернула колпачок и поднесла к носу. Легкий нежный запах сразу вызвал в воображении мягкое розовое тельце ребенка. Она неохотно завернула колпачок и поставила бутылочку на место. Я должна немедленно уйти отсюда, подумала Джоди. Ходить по этому отделу — все равно что… Она задумалась, подыскивая сравнение. Все равно что голодному оказаться зрителем на роскошном пиру. Разве ему доставит удовольствие только лишь любоваться прекрасными яствами?

Джоди толкнула тележку вперед, но, сделав несколько шагов, снова остановилась. Она увидела чудесные вещицы, сопровождающие жизнь самых маленьких: соски, фартучки, кружки-поилки, всевозможные бутылочки…

Я должна уйти, снова подумала Джоди.

Но тут ее взгляд упал на погремушку с изображением медвежонка. Она не вытерпела и взяла ее. Слегка тряхнула. Звук был мягкий, приглушенный, успокаивающий. Джоди представила, как засмеется, загугукает малыш, услышав его, и личико его станет похожим на то, что изображено на баночках с детским питанием. Она снова тряхнула погремушку, наслаждаясь ее тихим звучанием.

Если у нее когда-нибудь родится ребенок, она будет вот так развлекать малыша. И развлекаться сама. О да, она будет веселой мамой. Такой, какой была ее мать, пока на нее не начали сыпаться всяческие беды. В ее доме всегда будет смех, много смеха, и горы игрушек. И она всегда будет играть со своими детьми, научит их мечтать и жить так, чтобы никогда не попасть в страну Никогда-Никогда.

Джоди тряхнула погремушкой и под ее мягкое звучание сделала несколько танцевальных па.

Хартли взглянул на часы. Девица торчит в этом отделе уже двадцать минут! Что-то нюхает, чем-то потряхивает, но ничего не опустила в свою тележку. А до того она беспорядочно бродила по магазину, разглядывая коробки и банки, и кое-какие опускала в свою тележку. Обычная домашняя хозяйка, делающая обычные покупки.

Пару раз она поскользнулась на своих неимоверной высоты каблуках, но тут же восстановила равновесие. Черт возьми! Что происходит с женщинами, с их обувью? Должно быть, они задались целью прослыть восьмым чудом света!

Но теперь она, похоже, наткнулась на отдел, который полностью поглотил ее внимание и занял больше всего времени. Она нюхала, любовалась и играла вещами, словно ребенок. Сначала подобное поведение раздражало Хартли, потом, когда она начала танцевать, зажав что-то в руке, заинтриговало. У нее был чертовски сексуальный вид, когда она разгуливала по рингу в крохотном бикини, но сейчас она казалась задумчивой, полностью погруженной в свои мысли. Он был наэлектризован той девушкой, которая была в клубе, и загипнотизирован этой, которая расхаживала здесь, в магазине.

И, как ни странно, Хартли почему-то чувствовал себя немного виноватым. Никогда у него не появлялось такого чувства, когда он шел по следу. Но что касается этой женщины, ему все время казалось, что, следя за ней, он вторгается во что-то очень личное. К тому же ее движения были теперь сдержанны и по-девичьи скромны, что несколько изменило его впечатление о Сью. Интересно, что так растрогало ее в том отделе?

— Извините, — прошелестел чей-то выцветший голос.

Хартли уставился на старушку лет семидесяти, не меньше, с розовато-белыми волосами и в синей футболке с надписью: «Поймай меня!».

— Я не могу дотянуться до молока.

— Прошу прощения.

Хартли сделал шаг в сторону, стараясь сохранить свою позицию за прилавком, заваленным коробками с печеньем и сыром. Он удобно пристроился между этим прилавком и холодильной камерой, где хранились молоко, сметана, мороженое и тому подобное.

— Вы все-таки загораживаете проход, — проворчала старая леди.

Если я сделаю еще хоть шаг, подумал Хартли, Сью непременно заметит меня. И сразу признает во мне парня, который влез в ее раздевалку, а потом сидел вблизи ринга. Нет, я не должен менять позицию.

— Что вам подать, мэм? — спросил он у недовольно поглядывающей на него старушки.

— Вы здесь работаете? — недоверчиво спросила она.

— Нет, но мне хотелось бы вам помочь.

Старушка разглядывала Хартли, будто сомневалась, можно ли доверить ему столь важную миссию. В конце концов она, должно быть, разглядела в его лице нечто, заслуживающее доверия, потому что сказала:

— Пожалуйста, пакет молока, обезжиренного, но с витамином С.

Хартли уставился на холодильник. Однако! Попробуй тут разберись! Даже его цепкий взгляд не сразу ухватил то, что требовалось даме. Прошло, наверное, не меньше минуты, прежде чем он отыскал требуемый витаминизированный продукт и вручил его леди. Видимо, он копался слишком долго, потому что та смерила его недовольным взглядом, молча взяла пакет и, не поблагодарив, удалилась.

— Почему, интересно, все женщины настроены против меня? — пробормотал Хартли и повернулся, чтобы продолжить наблюдение.

Сью исчезла.

Проклятье! Нужно было остаться на парковке и ждать, пока она вернется. Но он подумал, что, если она заметила его, то ускользнет через задний выход, поэтому решил последовать за ней в магазин.

Хартли двинулся перпендикулярно проходам, осторожно заглядывая в каждый. В третьем он действительно заметил интересующий его объект. Хартли облегченно вздохнул и стал следить, как Сью толкает тележку вдоль прохода с журналами и книгами, выложенными справа и слева. Прекрасно. Здесь она может бродить хоть целую вечность: отсюда, где он стоит, хорошо просматривается другой конец книжного ряда и Сью не может выйти незамеченной. Объект наблюдения был где-то на середине длинного ряда, поэтому Хартли решил ненадолго покинуть свой пост: ему было любопытно узнать, что заинтересовало ее в предыдущем отсеке.

Он прошагал мимо принадлежностей для пикников — пластмассовые приборы, бумажные тарелки, зубочистки, салфетки… Хартли поморщился. Не за этим же она сюда приходила! И вдруг увидел полки со всякими детскими принадлежностями.

Чашечки и мисочки с героями мультфильмов, всевозможные нагруднички, маленькие ложечки с большими ручками… И среди всего этого Хартли разглядел то, что она, должно быть, держала в руке.

Погремушка. Большая, белая, с изображением косолапого мишки. Как же его зовут? Хартли никак не мог вспомнить. Почему она трясла эту игрушку и танцевала под нее? Он мельком оглядел все эти распашонки, ползунки, ленточки, чепчики, которые надолго приковали внимание Сью. Но она же ничего не положила в свою корзину! Странная женщина. И неожиданно его осенило: эта женщина хочет ребенка!

Хартли не знал, обрадовало его это прозрение или рассердило. Он тоже хотел ребенка, очень хотел. От Дженнифер. Черт побери, он заговорил с ней об этом чуть ли не на первом же свидании и тогда же предложил ей выйти за него замуж. Она согласилась — и с первым, и со вторым. Каким же он был тогда счастливым! Еще бы. Заполучил красотку с отменным чувством юмора, любящую жизнь, мечтающую о детях. Она говорила, что хотела бы иметь кучу детей.

Но, когда они поженились и он всерьез заговорил с ней о претворении в жизнь их планов, Дженнифер уперлась. «Сейчас не время, нужно пожить для себя», — заявила она. Хартли припер ее к стенке: напомнил о ее обещаниях. Она уступила. Однако через некоторое время Хартли обнаружил, что жена пользуется противозачаточными таблетками. Он, конечно, высказал Дженнифер все, что думал по этому поводу, потом сожалел о своей несдержанности, но разочарование уже никогда не покидало его. Оказывается, она никогда не хотела детей.

Да, ему следовало бы пораньше узнать об этом, как и еще об одной темной стороне жизни Дженнифер, а уж потом предлагать ей руку и сердце.

Хартли поскреб бороду и сосредоточился на настоящем. После того как его подстрелили, он чересчур быстро поддается эмоциям — и слишком сильно. Вот сейчас, например, его пронзил гнев, смешанный с тоской о том, что могло бы быть и чего не случилось. «Забудь прошлое. Сосредоточься на настоящем», — этот совет психотерапевта временами всплывал в его памяти, подсказывая, как жить дальше. Как дальше работать.

Хартли едва не прозевал Сью, которая направилась к кассам.

Очень хорошо. Он пройдет через другой выход и успеет оказаться на парковочной площадке до того, как Сью выйдет из магазина.

Хартли двинулся на выход, но еще некоторое время слышал постукивание ее каблуков. И, как ни странно, оно напоминало ему звук, издаваемый детской погремушкой.

Тук-тук-тук…

Джоди перестала помешивать соус и прислушалась. Что бы это могло быть? Она взглянула на часы. Уже давно за полночь. Может быть, кто-то пришел к соседям?

Нет, стук раздавался гораздо ближе. А что, если стучат в переднюю дверь?

Джоди сняла с конфорки кастрюльку с соусом и, стараясь ступать неслышно, направилась в прихожую. Не доходя до двери, она остановилась.

Тук-тук-тук.

Да, совершенно точно — кто-то стучит в переднюю дверь. И весьма настойчиво.

Джоди забеспокоилась. Она не была уверена, что сможет сыграть роль Сью и вне работы. Но выбора у нее не было. Она на цыпочках подкралась к двери и в нерешительности остановилась.

Тук-тук-тук.

Джоди прильнула к глазку и вздрогнула. За дверью плавал какой-то огромный шар — по крайней мере, это было первое, что пришло ей в голову. Однако тут же обнаружилось, что шар этот движется и у него есть два больших глаза. Теперь Джоди поняла, что это большая, совершенно лысая голова.

И глаза, и голова показались ей знакомыми.

Да, точно. Этот парень орал ей сегодня вечером, когда она работала на ринге. Ох, Сью, Сью! Видимо, этот парень — сосед ее сестры, звезда рестлинга по прозвищу Питон, предположила Джоди. Кто еще может иметь голову, похожую на шар, тело, подобное горе, и знать, где она живет? Надо, однако, проверить, чтобы не ошибиться.

— Питон? — спросила Джоди через дверь. И почему мне не пришло в голову узнать у Сью его имя? — подумала она с запоздалым сожалением.

— С тобой все в порядке? — осведомились из-за двери.

— Да, а в чем дело?

— Ты никогда не называла меня Питоном.

Джоди помедлила, надеясь, что он назовет себя. Ничего подобного. Придется процедуру знакомства брать на себя, поняла она. Джоди откашлялась, добавила в голос хрипотцы и спросила:

— Так в чем дело?

— Ты простудилась?

Так, хрипоту долой. Во всяком случае, Джоди убедилась теперь, что стоящий за дверью мужчина действительно сосед Сью, как бы там его ни звали. Помнится, кузина говорила, что он презирает женщин, но к ней относится по-братски покровительственно. Значит, смело можно открыть дверь.

Джоди открыла дверь и постаралась повторить одну из самых ослепительных улыбок в арсенале Сью. Впрочем, в прихожей было темно, и, даже улыбнись Джоди по-другому, гость все равно не заметил бы.

— Сью?

На стоявшем перед Джоди мужчине были только спортивные брюки. И тут она моментально забыла о всяких улыбках: ей еще не приходилось видеть вблизи такое обилие мускулистой человеческой плоти! Безволосая голова — один шар. Грудная клетка — два шара. Да еще шары на руках. Джоди чувствовала, что от удивления у нее открылся рот, но закрыть его она не могла. Поразительно! Парень побрил даже грудь!

— Сью, с тобой все в порядке? — повторил он.

— Да, — ответила она и закрыла наконец рот. Он нахмурился и указал на ложку, которую Джоди сжимала в руке.

— Что ты делаешь?

— Готовлю.

— Почему?

— Потому что хочу есть.

— Но ты же никогда не готовила!

Все правильно: Сью никогда не варила, не жарила, не парила. Разве что мозги какому-нибудь парню.

— Я… хм… решила обзавестись хобби.

Джоди могла бы поклясться, что великан обиделся. Только теперь она заметила у него в руках кастрюлю. Неужели он приготовил что-то для Сью? Джоди была поражена. Для нее никогда ни один мужчина ничего не готовил.

— Просто хобби, — повторила она, чувствуя неловкость. — Понимаешь, мне стало любопытно, что продают в супермаркетах. Я заглянула в один по дороге из клуба, ну и купила кое-какие продукты. — Она улыбнулась, но Питон не вернул ей улыбку. — Возможно, на следующей неделе я обзаведусь каким-нибудь другим хобби, — попыталась исправить положение Джоди. — Может быть, научусь убирать квартиру.

Человек-гора смягчился.

— Ладно. — Он протянул ей кастрюлю. — Тебе, пончики.

Пончики? Этот огромный выбритый детина жарит пончики? Невероятно. Чего только не бывает на свете!

— Спасибо. — На этот раз Джоди постаралась вложить в улыбку небрежность Сью и собственную сердечность.

Питон пожал плечами. Джоди показалось при этом, что слегка пошевелилась гора.

— Не стоит благодарности. Пришлось готовить их для племянницы — у нее день рождения. Подумал, что тебе они тоже понравятся, — Он слегка покраснел.

И тут Джоди осенило: он же влюблен в Сью! А Сью, избалованная сверх меры вниманием мужчин, этого просто не замечала.

Питон странным образом напомнил Джоди ее саму. Она так же старалась всеми силами завоевать любовь и одобрение Рика. И пусть она не может излечить разбитое сердце Питона, но ей вполне по силам проявить доброту и показать ему, что она ценит его внимание. То есть сделать именно то, чего она сама так и не смогла получить от Рика.

Джоди взялась за кастрюлю, но Питон отпустил только одну ручку.

— Спасибо…

Ох, опять безымянное обращение. Завтра она первым делом посмотрит табличку на почтовом ящике и выяснит, как его зовут. Джоди одарила великана самой обворожительной улыбкой — на этот раз из собственного арсенала, — но, чтобы не выйти из роли, слегка склонила голову набок, как это делала Сью.

Питон покраснел сильнее.

— Увидимся, — пробормотал он и уставился на свои ноги.

Боже, этот огромный человечище страдает, как безнадежно влюбленный подросток!

— Я должна вернуться к плите.

Питон уставился на ложку в ее руке, как на врага.

— Хобби этой недели, — с улыбкой напомнила Джоди. — Ну, спокойной ночи, — весело сказала Джоди, мягко вытаскивая кастрюлю из рук парня. Он неохотно разжал пальцы.

Она уже собиралась закрыть дверь, когда несчастный влюбленный спросил:

— А что ты сделала со своими волосами?

— Я перекрасилась.

— Зачем?

— Подумала, что так будет забавнее. — Джоди усмехнулась, но Питон шутки не принял. — Понимаешь… — Джоди помедлила, придумывая, как бы половчее выйти из положения. — Ну… мне захотелось каких-нибудь перемен. И это чистая правда, мысленно добавила она.

— А… Но ты всегда выглядишь здорово, все равно какого цвета твои волосы.

О-о-о, бедняга влюблен по уши. Когда Сью вернется, решила Джоди, обязательно поговорю с ней начистоту. Пусть она подыщет своему Питону какую-нибудь подружку, чтобы он не тратил попусту время, простаивая у плиты и мечтая заслужить этим любовь прекрасной соседки.

— Очень мило с твоей стороны… — Джоди опять замялась, так как продолжение фразы совершенно очевидно требовало имени. — Спасибо, — быстро добавила она, закрывая дверь, — этот парень не понимал, или не принимал, никаких намеков.

— Спокойной ночи, Сью! — Он расплылся в улыбке. — Если что — ты знаешь, где меня найти.

К сожалению, нет, подумала Джоди.

Она прислонилась к стене и облегченно вздохнула. Забавно, но за последние пять минут она получила столько тепла и внимания, сколько не получала от Рика за все время знакомства.

5

Хартли сидел в машине напротив дома Сью и наблюдал за огромным бритым детиной с кастрюлькой. Ходячая колбасная фабрика, подумал Хартли. Он внимательно следил за ночным визитером, раздумывая, что сулит его появление. Когда Сью открыла дверь, Хартли все стало ясно. Здоровущий малый, шаркающий ногами и не отрывающий взгляда от земли, напоминал школьника, который никак не решится спросить о чем-то самую красивую девочку в школе. И будто для того, чтобы уж все стало яснее ясного, бедняга собирался вручить свою кастрюлю Сью.

Хартли видел, как они, трогательно держась за эту самую кастрюлю, очень мило беседовали, словно нет на свете ничего более естественного, чем держать вдвоем какую-то паршивую жестянку.

А что, интересно, в ней лежит? Укутанная алюминиевой фольгой кастрюля напомнила Хартли о бесчисленных обедах, которые его мать готовила для школы, пикников и всяких общественных сборищ. Хартли готов был поклясться, что бритый малый принес какую-то еду.

Ну, приятель, будь у тебя рубашка, ты завернул бы в рукав свое сердце, с усмешкой подумал Хартли.

Сью уже закрыла дверь, а парень все еще топтался на пороге, не в силах отвести взгляд от заветной двери. Хартли даже посочувствовал ему.

— Отступись, — пробормотал он. — Если леди желает чего-нибудь большего, чем дружба, она берет в дом не только одну кастрюлю.

А все-таки любопытно было бы взглянуть, как выглядит квартира Сью. Неплохо бы узнать также, что собой представляет ее хозяйка. Хартли какое-то время поразмышлял над этим, хотя понимал, что не должен углубляться в такие дебри, однако оторваться от своих мыслей ему решительно не хватало воли.

Черт побери, а если бы такая женщина вдруг полюбила его или хотя бы просто ему доверилась? Можно представить, как это было бы здорово. Хартли уже успел оценить многогранность ее натуры: застенчивая, но сексуальная, разумная, но мечтательная. Огонь тела и доброта души — сочетание, о котором мечтает каждый мужчина, но которое почти не встречается в жизни. Женщина с чувственным телом и любящим сердцем.

Остановись, приятель! — оборвал Хартли свои мечтания. Этак ты начнешь штудировать поваренные книги и бегать с кастрюльками. Лучше припомни: когда ты в последний раз был с женщиной? То-то же. Сейчас тебя возьмет за душу любая. Хотя, сказать по правде, Хартли в этом сомневался. Он понимал, что вряд ли сможет теперь забыть Сью. Он нутром чувствовал родство их натур, какую-то невыразимую словами душевную близость.

Хартли усмехнулся и похлопал по рулю. Где твоя логика, приятель? Вспомни, как ты подтрунивал над своей матерью, когда она ходила к психиатру, или поддразнивал жен друзей, когда они заводили речь об астрологии. И вдруг — «душевная близость», «родство натур»…

Он снова взглянул на дверь Сью. Бритоголовый гигант медленными тяжелыми шагами спускался по ступенькам. Судя по тому, что из одежды на нем были лишь спортивные брюки, а в руках ничего, кроме кастрюли, не было, он жил по соседству со Сью.

— Нет большего преступления, чем злорадствовать над безнадежно влюбленным, — пробормотал Хартли.

Он огляделся вокруг. В окнах домов отражался свет уличных фонарей, и Хартли на какой-то миг показалось, что все эти окна-глаза разом уставились на него. Он занервничал, почувствовал беспокойство, которое после злополучного выстрела нападало на него всякий раз, когда его окружали люди. Если бы не усилия психотерапевта, Хартли, наверное, так и остался бы затворником. Но сейчас Хартли одернул себя: не скрипи, парень. За этот год ты прошел долгий путь. Вспомни-ка, как вчера ты сидел на ринге в орущей шумной толпе, — и хоть бы что.

Хартли вытащил маленький фонарик и направил его луч на спичечный коробок, на котором был накарябан номерной знак «ванден плас». Он собирался попросить коллег разузнать все, что можно, о владельце машины. Через несколько минут ему сообщили по рации, что машина принадлежит Рику Персону, штат Виктория, город Балларат. Хартли записал номер телефона этого Персона. Его интересовали две вещи: кто такой этот малый и почему его машина оказалась за много миль от Балларата в гараже Сью.

Часы на приборной доске показывали половину первого. Если бы речь шла об украденном велосипеде, конечно, Хартли подождал бы до утра. Но «ванден плас» с сиденьями, обтянутыми натуральной кожей, — не велосипед. Даже если этот парень дал машину Сью во временное пользование — в чем Хартли сильно сомневался, — все равно можно побиться об заклад, мистеру Персону будет приятно узнать, что соответствующие службы озабочены судьбой его дорогостоящего средства передвижения.

Разумеется, Хартли не собирался упоминать о том, что в настоящее время оно надежно укрыто в гараже — единственная, как он заметил, умная вещь, которую сделала Сью. До этого она гоняла машину на работу, в магазин, даже кричала на нее. Столь открыто использовать украденный предмет — не очень-то типичное поведение для преступника, но Хартли за время службы в полиции достаточно навидался, чтобы усвоить простую истину: можно сколько угодно думать, что до тонкости понимаешь человеческую природу, но кто-нибудь непременно тебя одурачит.

Или ты одурачишь сам себя. Как с Дженнифер.

Рассудив, что Сью до утра никуда теперь не денется, Хартли доехал до ближайшего телефона-автомата и набрал номер. Трубку сняли после десятого гудка.

— Алло, — проскрипел сонный мужской голос.

— Рик Персон?

Пауза.

— Да. А в чем дело?

Хартли представился, но только заговорил о серой «ванден плас», как Рик прервал его:

— Откуда вы звоните?

— Новый Южный Уэльс, Сидней.

— Какого черта делает моя машина в вашем Сиднее?!

Как детектив, Хартли привык общаться с эмоциональными людьми.

— Потому-то я и звоню, — спокойно объяснил он. — Мы хотели убедиться…

— В Сиднее! — перебил его Рик и разразился потоком брани.

Хартли подождал, пока собеседник выпустит пар, после чего холодно продолжил:

— Так вот, ваша машина в Сиднее. Это совершенно точно.

— Она, наверное, у своей кузины… — Голос Рика потонул в помехах.

За это время Хартли успел сообразить: слово «она» скорее всего относится не к машине. Потом снова прорезался голос Персона:

— Спасибо, офицер. Я позабочусь о машине.

Хартли напрягся. Он не был готов к такому повороту событий.

— Сэр, ваша машина была украдена?

Последовала долгая пауза.

— Хм… нет, все в порядке.

Парень говорил неправду. И Хартли почувствовал: ему удалось взять горячий след.

— Видите ли, сэр, если транспортное средство украдено, полиция может переправить его вам.

— Оно не было украдено.

Врет и наверняка не краснеет, пронеслось в голове у Хартли. Но прежде, чем он успел сделать следующий бросок, его собеседник сказал:

— Я знаю, у кого моя машина. Она была… хм… просто позаимствована. Я приеду в Сидней и сам ее заберу.

Позаимствована? Ну и формулировочка! — подумал Хартли.

— Вам не стоит беспокоиться, сэр. Я могу…

— Это моя машина, — снова перебил его Персон. — Моя собственность. И я не хочу вмешивать в это дело полицию.

Хартли сильнее сжал трубку. Если владелец не выдвигает обвинения, «не хочет вмешивать полицию», тут уж ничего не попишешь. И неважно, что у него под носом действует мошенница. А ведь это обидно, потому что он шкурой чувствовал — чувствовал, и все! — это вывело бы его к угнанному «даймлеру». И к настоящей работе.

— Как пожелаете, мистер Персон, — спокойным, ровным голосом проговорил Хартли. — Но, если вы измените свое мнение, запишите на всякий случай номер моего телефона.

— Да, конечно.

Хартли продиктовал номер, ни минуты не сомневаясь, что его собеседник даже не взял карандаш или ручку. Затем он сел в машину и вернулся к дому Сью, хотя и не сомневался, что делает это зря: за ночь ничего не может измениться.

Минуты текли медленно. Через час Хартли решил закончить свое добровольное дежурство и приехать с утра пораньше, но не успел он включить зажигание, как его внимание привлек шум мотора. У дома Сью остановился небольшой фургончик, из него выпрыгнул крепкий, спортивного вида мужчина в шортах и решительно зашагал к дому Сью. Остановившись перед дверью, он вытащил расческу и несколько раз провел ею по волосам.

Хартли не без интереса наблюдал за манипуляциями незнакомца. Парень прихорашивается, готовясь предстать перед Сью. В руках никаких кастрюль. Но зато на нем потрясающая безрукавка. Такая безрукавка способна убить наповал любую женщину, как уверял когда-то мой любвеобильный двоюродный братец Тим. Хартли усмехнулся. Похоже, это и есть настоящий обожатель. А может быть, дружок? А не замешан ли он в интересующем меня деле с древней машиной? Тогда прощай, канцелярия! И, устроившись поудобнее, Хартли предался приятным размышлениям.

Помешивая соус для спагетти, Джоди раздумывала о поразительной власти своей сестры над мужчинами. Питон, этот увитый мускулами гигант, настоящий мужчина, жарит для нее пончики! А она не могла заставить Рика открыть консервную банку или вынести мусор.

Но где он, тот источник, из которого черпала Сью свою магическую власть над сильной половиной рода человеческого? Совершенно очевидно, что ни бикини, ни короткие шорты не могут сподвигнуть мужчину на освоение кулинарного искусства. Так в чем же дело?

Джоди поднесла ложку ко рту и попробовала соус. Густой, горячий, с кусочками помидоров. У нее потекли слюнки. Получилась прекрасная смесь из специй и соуса. Совсем как Сью — смесь пряностей и… уверенности в себе. Да, именно в этом секрет ее успеха. Джоди положила ложку и задумалась над неожиданно открывшейся ей истиной. Когда я вчера впервые надела столь смелое бикини, я была просто комком нервов. Но потом взяла себя в руки и превратилась из дрожащего котенка в настоящего тигра. Уверенность в себе. Вот в чем секрет!

И еще один маленький секрет узнала о себе Джоди, когда грациозно расхаживала вокруг ринга. Ей было приятно, что на нее смотрит тот самый мужчина, появление которого напугало ее в раздевалке и который взирал на ее обнаженное тело так, словно хотел большего. Это вызывало беспокойство и… было чертовски приятно.

Дрожащей рукой Джоди поднесла спичку ко второй горелке, чтобы вскипятить воду для спагетти. Над конфоркой ожило голубовато-оранжевое пламя, и такое же пламя стало разгораться в Джоди. Никогда в жизни незаметная Джоди не испытывала столь сильного чувственного жара!

Оказывается, изображение сексуальности пробуждает настоящую сексуальность, с удивлением поняла она. Кто бы мог подумать?! Но, если уж быть до конца честной, сегодня на помосте она не только изображала сексуальность. Чувственный блеск в глазах того мужчины, его безмолвное любование ее телом пробудили в Джоди сладостное томление. Да, ей нравилось, расхаживая вокруг ринга, дразнить публику, но… больше всего ей нравилось дразнить его.

Тук-тук-тук.

Джоди тряхнула головой, заставив себя вернуться к реальности. Стук повторился.

Наверное, опять Питон пожаловал. Что он приготовил на этот раз? — удивилась Джоди. Испек блинчики? Сью говорила, что она работает допоздна. Это, вероятно, означает, что и визитеры могут приходить когда угодно. И опять, увы, ей придется называть своего соседа Питоном или приятелем. Завтра же с утра пораньше узнаю его имя! — поклялась себе Джоди.

Она направилась к дверям. Если Питон будет мне приносить свою стряпню по несколько раз на дню, не говоря уж о ночи, то я просто разжирею, подумала Джоди, но, прежде чем открыть, на всякий случай посмотрела в глазок.

И правильно сделала. Потому что это был не Питон, а другой мужчина. На его голове, заметила Джоди, курчавились темные волосы.

— Малышка, — страстно прошептал поздний гость, — открой!

Малышка! Джоди захотелось немедленно отойти от двери и вернуться к соусу и спагетти, которые в данный момент могли дать ей гораздо больше тепла, чем любой мужчина, произносящий ненавистное Джоди слово.

— Малышка, прости меня, — ворковал обладатель роскошных кудрей. — Послушай, моя сладенькая, я все объясню. Малышка, я вовсе не хотел тебе никаких неприятностей…

Ага! Должно быть, это Альдо, парень, который разбил сердце Сью.

Джоди подошла ближе к двери. Что сказала бы Сью, окажись она сейчас здесь? Да наплевала бы на Альдо — вот и все. Неслучайно же она сбежала на время из города, сбежала от этого самого парня.

Она набрала в легкие побольше воздуха и рявкнула:

— Проваливай отсюда или я вызову полицию! — Джоди даже удивилась: она не ожидала от себя, что сумеет отреагировать так быстро и так… «выразительно».

— Сладенькая моя, я понимаю, что ты сердишься. Но, пожалуйста, выслушай меня.

И он забормотал что-то глубоким бархатным голосом, от которого у Джоди сильнее забилось сердце: никто никогда так не разговаривал с ней! Может быть, ради Сью она должна выслушать Альдо?

— После того как я потерял работу в клубе, мне отчаянно требовались деньги. Войди в мое положение. Признаю, я был не прав, не прав, не прав! Я не только пал, я потерял себя.

Джоди с удивлением смотрела в глазок, как Альдо бил кулаком по волосатой груди, коря себя за те неприятности, что доставил Сью. О, это было лучше, чем в кино!

— Я сделаю все, малышка, чтобы вернуть твою любовь. Ты — мое солнце, моя луна, моя…

Однако, подумала Джоди, если он так любит Сью, то почему заставляет ее страдать? Похоже, этот Альдо такой же, как все мужчины, как Рик. Джоди всегда знала, что ее и сестру связывают крепкие духовные узы, но в этот момент она поняла: им нравятся и мужчины одного и того же типа. Красивые и эгоистичные. Такие легко предают женщину, а потом имеют наглость полагать, что их примут обратно с распростертыми объятиями.

В приступе гнева Джоди широко распахнула дверь. Альдо отпрянул и поморщился.

— Я плохо вижу твое личико, малышка… Выйди на улицу.

— Нет, — с долей злорадства отрезала Джоди. Ее устраивала занимаемая позиция — свет из прихожей падал на лицо Альдо, ее же «личико» оставалось в тени.

Сложив руки перед собой, как будто собирался молиться, Альдо смотрел на Джоди источающими нежность темными глазами и ворковал:

— Ты открыла мне дверь, значит, открыла и свое сердце.

— Ничего подобного, — холодно возразила Джоди. — Дверь — не сердце. Это всего-навсего дверь.

Она понимала, сейчас не лучшее время для мщения, но на душе, что называется, накипело. В конце концов, она просто обязана отомстить за Сью — объяснить этому парню, какой он паршивец. Она обязана отомстить за себя, за всех женщин! Ну и что, если она сделает это прямо в дверях, — на таком же месте несколько дней назад было разбито и ее сердце. Но теперь, Джоди знала это наверняка, она сможет быть сильной, жесткой, способной высказать самую нелицеприятную правду.

— Малышка…

— Для начала: не называй меня больше малышкой, — процедила Джоди и подумала: мне следовало сказать это Рику несколько лет назад. Пусть называет так свою любимую машину, а для меня придумает что-нибудь еще.

Альдо удивленно уставился на нее.

— Но тебе всегда нравилось, когда я называл тебя…

— Больше не нравится, — перебила его Джоди и скрестила руки на груди. Интересно, как бы поступила на ее месте Сью? А впрочем, какой смысл думать об этом? Она, Джоди, поступила так, как поступила. — И мне не нравится, когда ты меня подставляешь. — Джоди не знала точно, что произошло тогда на дороге, но фраза получилась ёмкой, включающей все, что угодно.

Альдо упал на колени и, виновато опустив голову, пробормотал:

— Мне очень, очень жаль.

До чего же трогателен этот парень! Мало того, что он извинился, чего Рик никогда бы не сделал, так еще и встал на колени. Мужчина у ее ног, умоляющий о прощении… Разве такое возможно? Джоди застыла. Не то что говорить, она дышать не могла!

А как бы повела себя сейчас Сью? — снова промелькнуло у нее в голове.

Альдо поднял голову. Его карие глаза были влажными. Неужели он плакал?! — изумилась Джоди. Никогда не видела столь чувствительных мужчин!

— Ты не забыла тот вечер, когда я сделал тебе предложение?! — мелодраматически вопросил Альдо. — Я поклялся тогда любить тебя до конца моей жизни, до конца жизни наших детей и наших внуков! Я люблю тебя! И если потребуется вся моя жизнь, чтобы доказать тебе это, я готов.

«До конца жизни наших детей»… Джоди ощутила, что в ней зародилось теплое чувство к стоящему на коленях мужчине. На смену гневу пришло волнение. Не переигрывает ли она, изображая Сью? Альдо произнес сейчас те самые слова, которые отчаянно хотела услышать Джоди. Но ведь слова-то эти предназначены не ей?.. Не пора ли остановиться, вернуться к самой себе?

Но, с другой стороны, может быть, в первый и в последний раз в жизни она слышит искреннее признание в любви! И Джоди захотелось прожить этот момент, не снижая накала чувств, не торопя его, захотелось почувствовать, каково это быть любимой. И, кроме того, ей необходимо было выяснить еще одну вещь.

— Зачем ты это сделал? — прошептала она.

Задавая этот вопрос, Джоди будто спрашивала Рика, если бы тот вдруг набрался храбрости и признался в своем обмане. Что бы он ей ответил?

Альдо опять несколько раз ударил себя кулаком в грудь. Тряхнул головой, открыл рот, потом тряхнул головой еще раз, словно груз признания был так тяжел, что и сказать трудно.

Джоди позволила себе внимательнее присмотреться к человеку, которому удалось покорить своенравное сердце ее кузины. Она никогда не думала, что Сью способна на безоглядное чувство. Интересно, размышляла Джоди, что в данном случае было для Сью главным: чувственность, флирт, веселое времяпрепровождение? Вероятно, и первое, и второе, и третье. И еще — любовь. Глядя на влюбленного Альдо, который настойчиво добивался прощения, Джоди поняла, почему мятежное сердце Сью отозвалось на его чувства.

— Я… я хочу, чтобы у нас было будущее, — проговорил наконец Альдо.

Не такого ответа ожидала Джоди. Но, по-видимому, такой ответ как-то связан с тем, что он натворил, решила она. И, вероятно, это было что-то очень плохое, иначе Сью сама стояла бы сейчас на пороге и объяснялась с ним. Однако кузина все-таки любит Альдо. Джоди видела это в ее глазах, слышала в ее голосе. А потому ей очень хотелось чем-нибудь помочь Сью. К несчастью, Джоди не имела ни малейшего понятия о том, как это сделать.

Так она и стояла, скрестив руки на груди, скользя взглядом по этому кающемуся грешнику. Его кожа была богата оттенками, — светлого до самого темного. Пучки волос курчавились на всех открытых местах: на шее, на руках, на груди, на ногах. А когда Джоди взглянула Альдо в лицо, ее снова поразили на удивление нежные глаза, странно не соответствующие дерзкому жесткому выражению. Сердце ее дрогнуло.

Но он обидел Сью, напомнила себе Джоди, разбил ее сердце. А потому будь сильной — ради сестры. Говори с ним — ради сестры.

— Какое может быть будущее после того, что ты сделал? — Не мешало бы знать, в чем он провинился, подумала Джоди и, помолчав, добавила: — Все кончено.

Она не знала, кому говорит сейчас эти слова: Альдо или Рику, но слова уже прозвучали, ультиматум был выдвинут. Взгляд Альдо стал умоляющим.

— Не говори так, дорогая! — прерывисто прошептал он. — Я сделаю все, чтобы вернуть твою любовь. Вскарабкаюсь на самую высокую гору. Пройду сквозь бурю…

Джоди хотелось вновь и вновь слушать эту песнь любви, предназначенную, увы, не ей. Кто знает, споет ли кто-нибудь такую песнь для нее? Джоди машинально шагнула вперед, Альдо поднял голову, в его глазах засветилось любопытство.

— Малы… я хочу сказать, Сью. Что случилось с твоими волосами?

— Я… перекрасилась.

Он уставился на нее таким долгим взглядом, что Джоди запаниковала. Может быть, он заметил что-нибудь еще? Догадался, что перед ним не Сью?

— Перекрасилась? — Казалось, Альдо несколько ошеломлен.

— Тебе не нравится? — И в тот момент, когда с ее губ слетели эти слова, Джоди еще раз мысленно дала себе пинка: ей что, снова требуется чье-то одобрение?

— Не нравится, — честно признался Альдо.

Джоди хотела отшутиться, сказать в ответ что-нибудь задорное, как наверняка сказала бы Сью, но, удрученная, она молчала. Вот и выяснилось, что она так и осталась прежней Джоди, которой на каждый случай необходимо мужское благословение. Наверное, так чувствовала себя Золушка, когда ее бальное платье превратилось в отрепья, горестно подумала Джоди.

На коленопреклоненного Альдо упала какая-то тень. Джоди подняла голову — и увидела Питона. Он стоял, сложив на своей безволосой груди безволосые руки. Усмешка на его лице предвещала приближение грозы.

— Какие-нибудь проблемы? — прогромыхал он низким баритоном.

Утром я не только узнаю настоящее имя Питона, но и напишу ему благодарственную записку, мелькнула в голове Джоди глупая мысль.

Альдо обернулся, его удивление перешло в смущение, смущение сменилось гневом. Он вскочил на ноги, но все равно его макушка была где-то на уровне середины обритой груди Питона. Джоди затаила дыхание, ожидая, что Альдо произнесет какие-нибудь слова извинения или хотя бы попытается объяснить ситуацию, что сделал бы любой здравомыслящий человек, — разве можно спорить с обладателем таких мускулов?

Но, видимо, Альдо не мог похвастаться наличием здравого смысла.

— Кто ты такой, черт побери?! — вызывающе бросил он.

Да, с головой у него явно не в порядке, только и успела подумать Джоди, потому что Альдо, не дожидаясь ответа на заданный им же вопрос, резко повернулся к ней и требовательно спросил:

— Кто этот малый?

И Джоди увидела на его лице не только гнев, но и… ревность. Неужели ревность? — пронеслось у нее в голове.

— Питон, — пробормотала она.

— Что-что? — Голос Альдо поднялся до самой высокой ноты. Он шагнул к Джоди. — Значит, ты променяла меня на этого парня? Да? Стоило мне проколоться — один раз, всего только раз! — и ты тут же подхватила нового дружка!

Джоди в замешательстве молчала. Ей никогда не доводилось бывать в подобной ситуации — успокаивать двух кипящих, сжимающих кулаки мужчин, которые оба сходили по ней с ума.

Увереннее, будь увереннее, сказала она себе и строго посмотрела на Альдо.

— То, что ты пришел просить прощения, еще не означает, что ты его получил. Отправляйся к себе. Я должна подумать.

Джоди уже шагнула в дом, когда поняла, что сцена требует еще какой-нибудь реплики — завершающей. И тогда, глядя на Питона, она сказала:

— Ты тоже иди домой. Потому что, если вы, парни, затеете здесь какую-нибудь свару, я вызову полицию.

Джоди вошла в дом и закрыла за собой дверь. Прильнув к дверному глазку, она видела, как мужчины еще добрую минуту сверлили друг друга взглядами. Первым отступил Альдо, не сводя, однако, пылающих глаз с соперника. Через несколько минут спустился с крыльца и Питон. Джоди услышала, как хлопнула калитка, затем фыркнул мотор, и машина отъехала. Она сделала глубокий вдох и медленный выдох, радуясь, что вечерний спектакль наконец-то окончился.

Но тут подал признаки жизни второй двигатель, и она нахмурилась. Еще одна машина? Еще один поклонник? Третий по счету?

— Сью, я научу тебя готовить, если ты научишь меня жонглировать мужчинами, — пробормотала Джоди, направляясь в кухню.

6

— Опять пришел взглянуть на свою женщину? — хмыкнул квадратный охранник, словно его чрезвычайно забавляло видеть Хартли второй вечер подряд у заднего входа в клуб.

Похоже, у этого парня нет никакой собственной жизни, подумал Хартли и попытался войти.

— Извини, приятель. — Здоровенная ручища подобно шлагбауму перегородила дверной проем. — Леди не принимает гостей.

Хартли взглянул на руку, затем на опухшую физиономию охранника.

— И с какого времени?

— С того, как я это сказал.

Мир населен вымогателями и мошенниками, это Хартли было прекрасно известно. Он вытащил из джинсов купюру и помахал ею в воздухе. Банкнота тут же оказалась зажатой между большим и указательным пальцами стража.

— Просто хотел уберечь тебя от неприятностей, — пояснил он и осклабился. — Ты здесь сегодня уже второй. Не знаю, так или не так, только тот, первый, назвался ее дружком. Хотел войти, но я отправил его через переднюю дверь, на платный вход.

Интересно, кто же пытался навестить Сью? — размышлял Хартли. Сосед с кастрюлей? Вряд ли. Он скорее протаптывает дорожку дома, а не здесь. Должно быть, тот парень в потрясающей безрукавке.

— Да-а, эта Сью — настоящий порох, — продолжал охранник, пряча деньги в карман брюк. — Мужчины так и рвутся быть к ней поближе.

— Хорошо, что я не ношу оружия, — пробормотал Хартли, шагнув мимо стража.

Это была чистая правда. После того как его подстрелили, Хартли возненавидел всякую пальбу. И решил никогда больше не связываться с женщинами.

Но, вероятно, подошло время нарушить второй из добровольных запретов, так как глубоко внутри у него возникло ощущение, что если рано или поздно он с кем-то свяжется, то это непременно будет Сью. Хартли не оставляло ощущение, что они самой судьбой предназначены друг другу для чего-то значительного и серьезного. Возможно, если бы он не видел ее танцующей с этой детской погремушкой, если бы не понял, что она хочет детей так же отчаянно, как он сам хотел когда-то, он бы никогда не позволил себе таких сумасшедших мыслей.

А почему, собственно, они сумасшедшие? Может быть, все логично и правильно? В конце концов, в Сью есть все, что я хотел видеть в Дженнифер, значит, между нами определенно есть душевная связь. Хартли коротко хохотнул. Сейчас в нем говорил прежний Хартли, который верил во всякую чепуху. Верил, например, что мир подобен многоцветной радуге, хотя на самом деле, как он теперь знает, в нем преобладают черно-белые краски.

Дойдя до раздевалки Сью и обнаружив, что дверь заперта, Хартли остановился, и в его мозгу будто что-то щелкнуло.

А что, если охранник говорил не об Альдо?

Накануне, когда Хартли заявился с этой своей дежурной фразой: «Пришел навестить свою женщину», — охранник сказал: «Думал, Рыжуха — девчонка Альдо». Значит, не Альдо пытался сегодня пройти к Сью.

Хартли быстро просчитал ситуацию. Похоже, охранник не знает имени нового «дружка» Сью. Значит, этот дружок не из числа ее постоянных поклонников. Ясно, что это не Повар, который, как подозревал Хартли, появлялся здесь хоть и часто, но не с заднего входа. Кроме того, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: Повар к «дружкам» не относится.

Был еще мистер Неотразимая безрукавка. Припомнив шоу, которое он устроил на ступеньках дома Сью прошлым вечером, включая и сцену с демонстрацией своего мужского «я» перед Поваром, Хартли пришел к заключению, что этот горячий, вспыльчивый, охваченный страстью тип скорее всего и есть Альдо. Но сегодня охранник не назвал этого имени. Значит, и в самом деле появился какой-то новый «дружок», решил Хартли. Хотелось бы знать, сколько «дружков» у Сью?

Хартли вытащил зубочистку из кармана рубашки, убеждая себя, что жжение внутри объясняется всего-навсего качеством обеда в китайском ресторанчике, а вовсе не ревностью. Это всего лишь работа, напомнил он себе, зажимая зубами деревянную палочку. Скоро вся эта тягомотина закончится, скоро я получу настоящую сыщицкую работу, ободрил себя Хартли. И не забудь, старина: мир состоит из бело-черных полос.

Он постучал в дверь раздевалки Сью, готовый любым способом, хоть бы и обманом, изгнать проникшего туда «дружка».

— Эд, у меня еще тридцать минут!

Интересно, подумала Джоди, чего это Эд предупреждает так рано? В прошлый раз он постучал ровно за пять минут до начала матча, как и говорила Сью.

— Это не Эд, — отозвался низкий мужской голос. — Это Хартли.

Хартли? Сью не говорила ни о каком Хартли!

— Что вам нужно?

— Несколько минут вашего времени.

Голос показался Джоди знакомым.

— Для чего?

Сегодня, перед тем как переодеться в бикини, Джоди проверила, заперта ли дверь. Поэтому сейчас она чувствовала себя довольно уверенно.

— Меня послал Рик.

Ледяной холод пробежал по спине Джоди. Дыхание сбилось. Сама виновата. Нужно было хорошенько подумать, прежде чем удирать от Рика на его же машине. Должно быть, он позвонил в магазин, ее матери, Патрику и убедился, что никто не знает, где Джоди. И тогда он подумал: к кому ей еще податься, как не к своей сумасбродной сестрице Сью.

Но, если Рик подослал этого парня, значит, тот знает, что она не Сью. И тут сразу появляются проблемы. Первая и самая главная: нельзя подвести Сью. Если узнают о подмене — кузина тут же потеряет работу. Да и репутация клуба окажется подмоченной — кому понравится приходить в заведение, где выступает неведомо кто? Нет уж, решила Джоди, лучше впустить этого Хартли и постараться уладить дело миром.

— Разрешите, я что-нибудь на себя наброшу, — отозвалась Джоди, торопливо хватая большой, в розовых цветах шелковый платок, который она обнаружила в шкафу. По крайней мере, она предстанет перед незнакомым мужчиной не в одном бикини.

Джоди открыла дверь.

— Вы?.. — вырвался у нее удивленный возглас.

— Ну да, — спокойно сказал Хартли, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

Джоди стянула обеими руками концы платка, очень надеясь, что вошедший не заметил, как дрожат ее руки.

— Ищите еще одну сумочку? — Она постаралась, чтобы голос звучал как можно непринужденнее.

Хартли криво усмехнулся.

— Нет, — сказал он и окинул ее с головы до ног потемневшим взглядом.

Этот взгляд обдал Джоди жаром.

— Вот уж не знала, что у Рика есть здесь друзья, — проронила она холодно-бесстрастно. Хватит подделываться под Сью: Джоди уже забыла, как звучит ее собственный голос.

Легкий огонек вспыхнул в серых глазах Хартли. Его улыбка стала шире.

— Да, кажется, у Рика здесь есть не только друзья, но и… — он помедлил, — машина.

Машина… Ну конечно, его драгоценная машина! — пронеслось в голове Джоди.

В наступившей тишине они молча смотрели друг на друга, как два противника, оценивающих силы один другого. Наконец Джоди кашлянула и сказала:

— Он может забрать свою машину. В любой момент.

Огонек в глазах Хартли потух: ответ удивил его. Хартли вытащил изо рта зубочистку и стал искать, куда бы ее бросить. Когда он отвернулся, Джоди быстро оглядела его. Потертые джинсы, гавайская рубашка, нуждающаяся в утюге. Бороденка, которой требовались ножницы… Встрепанная, неухоженная внешность. Похоже, этот парень живет на бегу. Полная противоположность Рику, всегда аккуратно причесанному, чопорному в одежде и манерах. Этот парень такой же приятель Рика, как я — Сью, подвела итог Джоди.

Неожиданно это вызвало у нее раздражение. Почему мужчины всегда думают, что им ничего не стоит заморочить женщине голову? Будь то парень в ремонтной мастерской, который отлаживает тормоза вашей машины, или парень, с которым вы живете. И большинство женщин не сопротивляются этому, принимают как должное. Притворяются, что всему верят, лишь бы избежать неприятностей.

Но с ней этот номер теперь не пройдет.

Джоди проанализировала ситуацию. Этот Хартли знает имя Рика. Возможно, он слышал от кого-то, что «малышка» Рика в Сиднее. Не исключено, что он хочет украсть уже украденную машину.

Что ж, если ему хочется поиграть в эту игру, — пожалуйста. Игра будет жесткой, потому что одно сомнительное движение Хартли — и она закричит. Эд окажется здесь быстрее, чем этот парень успеет произнести слова «ванден плас».

Хартли бросил зубочистку в пустую пепельницу и посмотрел на Джоди. Джоди мягко улыбнулась — совсем как Сью, когда та заигрывала с мужчинами.

— Да-да, Рик может получить ее обратно. — Она вложила в свой голос как можно больше тепла, чтобы растопить все сомнения этого парня. — На днях я ему это сказала. — И Джоди позволила платку упасть.

Это произвело тот эффект, на который Джоди и рассчитывала. Хартли снова опустил взгляд, и на этот раз поднял его не так быстро. Ладно, если уж он так глазеет на нее, она подкинет ему еще что-нибудь. Для раздумья.

Джоди отвела в сторону одну ногу на высоком каблуке и несколько раз медленно вильнула бедром… Хартли тут же взглянул Джоди в глаза, пытаясь разобраться в ее намерениях. Она встретила его взгляд — пусть думает, что она бросает ему вызов. Джоди нравилось ощущать власть над этим мужчиной. И не просто нравилось, а очень нравилось. Она не верила в свои женские чары, отрицала их силу, так пусть же они наконец выйдут на волю — ведь так приятно ощущать свое женское всевластие!

И что важнее всего — в этот момент Джоди вовсе не притворялась Сью, не подделывалась под нее. Она была Джоди Хант — самой сильной, самой уверенной в себе женщиной на свете.

Казалось, Хартли тоже ощутил произошедшую в ней перемену, потому что отвел глаза в сторону. Но перед этим — Джоди успела заметить — густая темнота серых глаз будто расплавилась.

Сердце ее бешено стучало. Джоди старалась контролировать себя, но пламень его неожиданно вспыхнувшей страсти ослепил ее как вспышка молнии. На какой-то миг она потеряла ощущение реальности. Жар и холод. Они бушевали в ней одновременно и с одинаковой силой. Атмосфера в комнате накалилась так, что Джоди стало нечем дышать. Она открыла губы, чтобы вздохнуть… Но не успела. Хартли сделал несколько стремительных шагов и крепко прижал Джоди к себе. Его дыхание опалило ее ухо, когда он прошептал:

— Ты дразнишь меня, я понимаю. — И, стиснув Джоди в объятиях, жадно впился в ее губы.

Острый мужской запах. Мускулистое, сильное тело. Губы Хартли скользнули к ее шее и стали целовать — жадно, взасос. Джоди не могла сдержать легкого стона, и тогда Хартли снова безжалостно припал к ее рту. А когда его рука скользнула ниже, к ее обнаженному животу, потом спустилась к бедрам, она не выдержала и громко застонала.

У Джоди кружилась голова, она возвращала мужчине ласки с доселе неведомым ей бесстыдством. Ее язык, проскользнув между его губами, настойчиво исследовал горячую влажность его рта. Неистовая, утратившая всякий контроль над собой, Джоди жаждала все больших и больших ощущений.

Но Хартли вдруг отстранился и замер. И так стоял, с трудом переводя дыхание и держа Джоди на расстоянии вытянутой руки. Его глаза горели желанием и… гневом.

Ошеломленная Джоди отшатнулась, смутно осознавая, что ее трясет. Чтобы не упасть, она ухватилась за край стола. Хартли несколько раз тряхнул головой — тяжело, как животное. Затем повернулся и открыл дверь. Стоя к Джоди спиной, хрипло проронил:

— Извини, Сью. — И вышел.

Дверь с пронзительным скрипом закрылась. Джоди опустилась в складное кресло, холодные металлические конструкции которого слегка охладили ее пылающую кожу.

— Сью? — недоуменно пробормотала она.

Джоди совсем забыла, что это была игра.

Хартли умостился буквально на самом краешке, потому что довольно упитанный парень, сидевший рядом с ним, занимал ровно половину сиденья. Он хотел уйти на другое место, но около ринга было всего несколько удобных рядов и на них яблоку негде было упасть. Кроме того, место Хартли было крайним, у прохода, так что легко можно будет выйти, если придется последовать за «новым» дружком Сью, который до сих пор не материализовался.

К тому же отсюда удобно было наблюдать за Сью, чтобы в случае чего не дать ей уйти незамеченной. Хартли упомянул о машине, поэтому теперь ей известно, что он в курсе дела. И она вела себя совершенно правильно. А вот он — нет. Но, черт побери, это не его вина! Она нарочно сделала так, чтобы упала эта цветастая шелковая тряпка, обнажив роскошную плоть, от зрелища которой у него потекли слюнки. Ее самые интимные части едва прикрывали полоски красного бикини, и интенсивность цвета соответствовала цвету его возбуждению. А потом она отвела в сторону ногу и сделала круговое движение бедром. Все равно что помахать куском хлеба перед лицом умирающего от голода.

Умирающего, потерявшего над собой контроль человека. Нет, не человека. Животного. Четвероного, в которое он, Хартли Лоусон, превратился только потому, что женщина мельком показала ему ногу. Ну и повела красивым округлым бедром. Всего-то. Но он сразу набросился на добычу. В тот момент его действия были инстинктивными, не контролируемыми мозгом. Какая уж тут цивилизация! А она-то, она? Поднесла спичку — и он вспыхнул, будто факел. Хартли тихонько рассмеялся.

Не морочь себе голову, парень. Ты сам бросил себя в этот огонь. И, подвернись мне снова такая возможность, я ее опять не пропустил бы, отчетливо понял Хартли.

Узнай Фрэнк о его «дразни меня, я согласен» или о том, что ощущал Хартли в настоящий момент, он вышиб бы его из канцелярии на кухню, существуй такой отдел в иерархии полицейских служб. Или придумал бы еще что-нибудь: скажем, заставил бы Хартли заполнять льдом лотки до тех пор, пока он не научится охлаждать себя.

Несусветный грохот прервал размышления Хартли. С двух сторон сбегали к рингу боксеры, каждый в сопровождении своей свиты. Напряжение в зале усилилось. Крики, хлопки, голоса, скандирующие имена боксеров…

Какая-то темная волна чувственности повисла над толпой, и Хартли вдруг осознал это. Зал словно пульсировал, предвкушая удовольствие, нетерпеливо ожидая разрядки, когда двое соединятся, а потом в какой-то момент быстро и грубо прервут свою связь. Только победителем из этого партнерства всегда выходит один.

Хартли снова поднял глаза к рингу, куда ступила одной ногой — загорелой, в красной босоножке на вызывающе высоком каблуке — Сью. Почему, черт возьми, она должна непременно одеваться в красное?! Она делается похожей на кусок мяса. В Хартли бушевали эмоции — смесь ярости и вожделения. Ему хотелось громко окрикнуть Сью, спросить: чем, по ее мнению, она тут занимается?

В приступе озарения Хартли осознал: он злится потому, что жаждет большего, чем то, что Сью отдает толпе. Да, она сексуальна. Да, ей известно, как потрафить мужским желаниям. Но Хартли — единственный из этой толпы — знал: в ней было не только это, в ней было гораздо больше, много больше. И в нем кипело не одно грубое вожделение, его сердце тосковало о женщине, которую Хартли видел в магазине с погремушкой в руке, о женщине, которая мечтала о детях…

Сью наклонилась над ограждением ринга, на какой-то миг ее тело оказалось над толстым, туго натянутым канатом — она будто оседлала его…

— О-о-о! — заорал сосед Хартли, чуть не спихнув его в проход.

Хартли скрипнул зубами, решив никак не реагировать. Пусть толпа хоть взорвется, на этот раз он проявит твердость характера. Хватит с него того, что он дал маху в раздевалке. Теперь ему необходимо доказать себе, что он собран и профессионально хладнокровен.

Но даже самые благие намерения зачастую остаются только намерениями. Так произошло и с Хартли, когда он снова увидел Сью.

Перебравшись через канат, она расхаживала теперь по периметру ринга, размахивая дощечкой с номером. У Хартли зашумело в ушах. Из чего, интересно, сделано это бикини? Тонкая эластичная материя липла к ее телу как красная пластиковая упаковка. У Хартли зачесались ладони: ему вспомнилась вдруг тонкая розовая кожа и тугие рыжеватые завитки внизу живота Сью.

Хартли закрыл глаза и напомнил себе: собранность, профессиональное хладнокровие…

— Куколка, какой у тебя номер?! — заорал сидящий рядом с Хартли парень, и так двинул его в бок, что Хартли пришлось ухватиться за край сиденья, чтобы не вывалиться в проход. — Так какой у тебя номер, сладенькая?! — разорялся парень, лицо которого исходило потом.

— У нее номер «один», — резко сказал Хартли, отодвигая рукой своего соседа. — Ты что, не учился в школе?

Парень повернул голову к Хартли, его маленькие глазки тонули в пухлых щеках.

— Похоже, кто-то расплющил твою дыню, — сообщил он с мерзкой улыбкой.

Дыню? — не понял Хартли. При чем тут дыня? Он проигнорировал то, что, возможно, было оскорблением, и снова обратил свой взгляд на Сью, которая продолжала плавно расхаживать по рингу. Хартли готов был поклясться: она заметила, что он смотрит на нее, и метнула на него ответный взгляд, в котором с зеркальной точностью отражались его желания. Хотя не исключено, что это всего лишь игра воображения.

Хартли облизнул губы, припомнив ее поцелуй, от которого низ его живота налился тяжестью.

— Я сказал… — никак не мог остановиться его сосед. Теперь он снова придвинулся ближе и кричал Хартли прямо в ухо: — Я сказал — похоже, кто-то расплющил твою дыню. Ты что, не понял? Она же просто…

Рев толпы заглушил последнее слово, но Хартли знал, что сказал этот недоумок. Одной рукой он ухватил его за шиворот, а другую сжал в кулак и поднес к круглому носу. — Возьми свои слова обратно, — потребовал он сквозь зубы. — Слышишь?

— Приятель, мы же только наблюдаем за борьбой, а не участвуем в ней…

— Возьми свои слова обратно. — Хартли дрожал от ярости. Одно движение, и нос этого парня навсегда прирастет к уху. — Забери свои слова обратно, не то я буду сжимать твою дыню до тех пор, пока из нее не закапают мозги.

У парня отпала челюсть.

— Ну беру, беру… — с легким недоумением пробормотал он.

От парня разило виски и табаком, но Хартли еще добрую минуту не ослаблял хватку. Он хотел, чтобы толстяк запомнил угрозу в его глазах. И, похоже, он своего добился: по красному пухлому лицу пошли белые пятна. Хартли, вполне удовлетворенный, разжал пальцы и, будто ничего не случилось, повернулся к рингу.

Теперь ничто не мешало ему смотреть на Сью, которая казалась горящей спичкой, воспламеняющей фантазии присутствующих в этом зале мужчин. Хартли бросил быстрый взгляд на сидящих рядом, точно зная, о чем они сейчас думают, и ненавидя их за это. Но не драться же с каждым! Не хватит ни сил, ни времени.

— Что ты здесь делаешь, да еще в таком виде?! Немедленно слезай с этого чертова ринга! Немедленно!

Сначала Хартли показалось, что эти слова вылетели из его рта. Но затем он увидел парня, который, размахивая руками, носился вдоль ринга и во все горло орал на Сью.

Сью замерла, держа номер высоко над головой, и в полном ошеломлении уставилась на мечущегося внизу мужчину. Хартли заметил, как расширились ее глаза — то ли от ужаса, то ли от удивления.

— Ты сошла с ума! — бесновался парень. — Да, да, сошла с ума. Представить только — сумасшедший водитель! Джоди, ты же могла разбить «Малышку», когда гнала ее сюда!

Хартли быстро оценил ситуацию. Малый явно не в себе. Но одет очень прилично, аккуратно и по моде: легкие слаксы и рубашка с воротником апаш. Должно быть, еще один из ее чокнутых обожателей.

— Водила сумасшедший! — снова заорал парень, тыча пальцем в Сью — или как он там ее назвал, Джоди? — чтобы она уж точно знала, что он обращается к ней.

Какой мужчина будет думать о водительском мастерстве, о какой-то там «Малышке» на колесах, видя перед собой живую разгоряченную малышку на высоких каблуках и в бикини? — недоумевал Хартли. И тут его осенило. А вдруг мужчина, который так убивается по машине, — возможно, о собственной «ванден плас», — и есть Рик?

Хартли вскочил. Скорее подойти к нему, отвести в сторонку и задать несколько вопросов. Но его опередили. По обе стороны от парня уже стояли охранники. Хартли опустился на свое место и стал наблюдать.

Малый реагировал необычайно активно. Он возмущался, что-то громко объяснял, размахивая руками, и всячески выражал свое недовольство. Поднялись свист и улюлюканье. Кто-то, смеясь, запустил в него комком смятой бумаги. Один из охранников пытался успокоить парня, но тот, видимо, не пожелал угомониться. Тогда другой охранник аккуратно захватил руку дебошира и сделал какое-то движение, очевидно причинившее боль, потому что разгоряченный обожатель Сью — или Джоди — поморщился.

Парня начали подталкивать к проходу.

Когда трио проходило мимо Хартли, он услышал, как парень прокричал:

— У меня есть все основания требовать, чтобы она убралась отсюда! Эта сумасшедшая — моя невеста!

Сью обручена? Хартли не заметил на ее руке кольца. Кроме того, ему показалось, что она живет одна. Да и дружков у нее было столько, что такое понятие, как «обручение», ни разу не пришло ему в голову. Впрочем, по тому, с каким выражением она любовалась игрушками в супермаркете, можно сделать безошибочный вывод: эта женщина мечтает обзавестись домом и иметь детей

Хартли снова взглянул на Сью. Ноги вызывающе расставлены, помада на губах и лак на ногтях ярче, чем бикини. Да, женщина, перебиравшая в супермаркете детские игрушки, чертовски отличалась от той, которую Хартли сейчас видел. Как будто это были две разные женщины…

Какие-то догадки зашевелились у него в мозгу, но, не успев воплотиться в определенные мысли, тут же рассеялись. Черт. До рокового выстрела его ум был острым как бритва и Хартли вцеплялся в факты, как волк в ягненка. Но пока что его память и мыслительные способности, постепенно улучшаясь, работали, как и предсказывали врачи, еще не на сто процентов, и это выводило Хартли из себя. Но он войдет в норму. Обязательно.

Сью расхаживала теперь уже с внешней стороны ринга, но в ее походке появилась какая то нервозность. Как будто она чего-то испугалась. Неужели того сумасшедшего? Ринг-девушки привычны к тому, что порой к ним приближаются слишком близко. Значит, было что-то большее, связанное с этим парнем по имени… Рик? Хартли заметил, что Сью, покинув ринг, подошла к одному из охранников и заговорила с ним. Тот успокаивающе потрепал ее по руке. Слов Хартли не слышал, но догадывался, о чем шла речь. Она, конечно, говорила, что боится, что должна немедленно уйти. Странно, но ее смятенный жалобный вид неожиданно вызвал у Хартли раздражение. Ох уж эти обманщицы! Они не просто дурачат вас, а еще заставляют жалеть их, заботиться о них, а иногда даже и любить.

Ему ли этого не знать! На одной такой он был женат. Надо бы все-таки предъявить Сью обвинение в угоне машины. Такая особа, даже имея на хвосте двух мужчин, вполне способна скрыться из города. Но Хартли не позволит ей исчезнуть. Он противопоставит хитроумию этой леди всю свою собранность и все свое профессиональное хладнокровие.

7

После спектакля, разыгравшегося на ринге, Хартли проследил за Сью до самого дома. По дороге ничего особенного с ней не случилось. Она никуда не заезжала. Никакие визитеры на этот раз ее не беспокоили.

Хартли решил отправиться домой. Добычу, то есть Сью, вполне можно оставить пока без присмотра. Вряд ли посреди ночи она решится гнать куда-то украденную, позаимствованную, черт-ее-знает-какую машину.

Сначала Хартли надеялся — и потому некоторое время проторчал у ее дома, — что объявится тот малый, побеседовать с которым ему помешали бдительные охранники клуба. Но, сделав несколько звонков, Хартли узнал, что дебошира оставили на ночь в «отстойнике» за драку.

Через полчаса Хартли остановился перед простым оштукатуренным домиком, который он снял в пригороде почти год назад. Он открыл дверь и сразу услышал визгливое:

— Привет, чудесно выглядишь!

Хартли рассмеялся.

— Бьюсь об заклад, Джо, ты говоришь это каждому.

Подлетевший попугай уселся Хартли на руку, потом переместился на плечо. Вместе с птицей Хартли отправился на кухню и, не торопясь, прошелся вдоль кухонной стойки, уставленной несколькими рядами бутылок. Случалось, что за один-единственный вечер он опустошал целую бутылку. Иногда прикладывался по утрам и после обеда. Несколько месяцев назад Хартли существенно уменьшил дозу из опасения превратиться в настоящего пьяницу, о чем его не раз предупреждал лечащий врач. Он же однажды предложил Хартли пройти сквозь боль, а не ходить вокруг нее. Хартли принял вызов. Он всегда принимал вызовы, даже, если это было чертовски больно и трудно.

Хартли вытащил из холодильника бутылку охлажденной содовой, открыл ее и сделал большой глоток. Затем прошел в гостиную, включил телевизор и опустился в старое кожаное кресло. Кресло заскрипело под тяжестью его веса. Хартли уставился на оживший экран, хотя ровным счетом ничего не видел. Потому что ум его был занят Сью и непонятной историей с «ванден плас».

Что ж, перво-наперво эту леди стоило бы поздравить: у нее хороший вкус, если, конечно, она не прихватила заодно и тот «даймлер». «Даймлер»… Хартли тряхнул головой. Возможно, она уже продала его на черном рынке. Хотя какому ненормальному придет в голову покупать такую древность? Вот «ванден плас» — совсем другое дело.

В этом деле с «ванден плас» есть несколько непонятных моментов. Во-первых, как Сью могла украсть ее, если владелец живет в другом городе, даже в другом штате? Во-вторых, почему он не выдвинул против угонщицы обвинения? И, наконец, кого отправили сегодня в «отстойник»? Того, с кем он разговаривал по телефону, Рика Персона? Если парень и в самом деле Рик, то почему он заявил, что Сью его невеста? И почему он называл ее Джоди? Вопросы, вопросы, вопросы…

Хартли сопоставлял факты, сравнивал их, перебирал так и этак. Может быть, Сью пробыла какое-то время в Балларате, уговорила этого малого обручиться с ней, а потом украла его машину? Но на такие махинации она вряд ли способна. Хотя… тебе ли судить об этом, дружок? — насмешливо спросил себя Хартли. Вспомни-ка собственную женитьбу. Как бы там ни было, а машина оказалась в другом городе. Не сама же по себе она сюда прикатила?

Далее, почему этот вспыльчивый малый из Балларата отверг его помощь? Куда легче получить любимую игрушку из рук полиции, чем мчаться в другой штат и поднимать бучу в клубе.

Хлопанье крыльев Джо прервало бесплодные размышления. Хартли взглянул на экран почти осмысленным взором и увидел, как шевелятся губы дикторши. И тут же подумал о губах Сью. Ярких, полных. И о ее улыбке. Неподдельной, широкой, благожелательной. Из уст экранной красотки неслись какие-то слова, но Хартли снова ничего не слышал. Он опять видел, как Сью расхаживает по рингу, держа свои номера с таким видом, словно на свете нет ничего важнее подобного занятия. И еще это ее красное бикини…

Хартли хотел эту женщину и ни о чем другом думать не мог. Он жаждал чувствовать ее, касаться ее, ощущать ее… Должно быть, оттого, что у него долго никого не было, это страстное желание стало невыносимым. Чтобы отвлечься, Хартли принялся перекатывать в руках холодную бутылку — бесполезное занятие.

Все равно что бросать кубики льда в ярко горящий костер. Ничто не могло охладить его вожделеющую плоть. Ничто, кроме Сью.

Вскочив, Хартли нервно зашагал по комнате. Но, на что бы ни падал его взгляд, все вызывало воспоминания о Сью. Теплая бежевато-розоватая окраска стен напоминала о ее коже. Пухлые губы дикторши — о ее губах. Круглые плафоны скромной люстры тут же вернули его мысли к…

Хартли замотал головой.

— Мне нужна зубочистка, — пробормотал он и направился в кухню, но по дороге вспомнил, что оставил коробочку в машине.

— Сейчас вернусь, Джо, — бросил он на ходу.

Однако, когда Хартли подошел к машине, он напрочь забыл о зубочистках.

Нужно прогуляться, проветрить голову, подумал он, вставляя ключ в зажигание и при этом точно зная, что в действительности ему нужна только Сью.

Четверть часа спустя Хартли припарковался напротив дома Сью, чувствуя некоторую вину за то, что солгал Джо. Но с другой стороны, у него есть прекрасное оправдание. Я здесь на работе, напомнил он себе. Я — детектив, она — подозреваемая. Мне нужно раскрыть преступление.

Чувствуя неубедительность своих рассуждений, Хартли потянулся за зубочисткой. Да куда же запропастилась эта чертова коробка?! — с раздражением подумал он. Коробочка оказалась рядом с ним, на соседнем сиденье.

Хартли сунул в рот спасительную палочку и принялся обдумывать план действий. Нельзя же ни с того ни с сего вломиться в дом к женщине и заявить ей: «Я тебя хочу»! Да и интуиция, отточенная за долгие годы работы детективом, подсказывала Хартли, что со столь решительным заявлением торопиться не стоит. С такой непредсказуемой женщиной, как Сью, может случиться самое невероятное, и, не исключено, это даст ему повод для более близкого знакомства.

Спустя несколько минут Хартли услышал шаги. Он обозрел местность и увидел одинокую мужскую фигуру, приближающуюся к дому Сью. Поднявшись на ступеньки, мужчина оказался в полосе света, бросаемого фонарем.

— Ого, приятель, а мне почему-то казалось, что ты под замком, — пробормотал Хартли, почти уверенный, что это и есть случайно ускользнувший от него Рик Персон.

— Сью, открывай! — Парень изо всех сил забарабанил в дверь.

— Похоже, кое у кого переизбыток гормонов, что всегда грозит большими неприятностями, — констатировал Хартли.

Он взялся за ручку дверцы, собираясь выйти из машины, но передумал. Если Сью увидит в дверной глазок Рика и Хартли вместе, она, конечно, тут же примется выяснять, почему Рик послал его к ней, в ее раздевалку. Рик, с его-то темпераментом, сразу полезет в бутылку. Сью потребует объяснений… И тут уж чертям станет жарко.

Нет, есть вариант получше. Хартли включил рацию и вызвал полицейский патруль. Едва он закончил разговор, как перед дверью Сью снова поднялся крик:

— Открывай, говорю тебе! — Парень со злобой пнул дверь.

Хартли выскочил из машины, когда двери угрожал еще один сокрушительный удар. Он вызвал патруль, чтобы самому до поры до времени держаться в тени, но, если Сью откроет дверь, он должен быть полностью уверен, что вовремя окажется между ней и разгневанным мужчиной, кем бы тот ни был. Перебегая через дорогу, Хартли услышал новый вопль:

— А ты еще кто такой, черт побери?!

Сначала Хартли подумал, что Рик заметил его, но затем увидел рядом с Риком Повара, который неизвестно когда материализовался на ступеньках и стоял, скрестив руки на груди, — огромный джинн, только что выбравшийся из кувшина.

Повар что-то сказал Рику — Хартли не расслышал, что именно, но, видимо, что-то чертовски удачное, потому что Рик отвел руку, сделал широкий взмах и… Повар спокойно тюкнул Рика по голове, словно это был баскетбольный мяч, потом приподнял его и отставил в сторону, будто куль с мукой.

Хартли, уже ступивший на подъездную дорожку, увидел, как Сью открыла дверь и захлопнула ее, видимо, испуганная сиреной и сверканием красных огней двух полицейских машин. Хартли выплюнул изо рта зубочистку, только сейчас осознав, что перекусил ее от волнения за Сью. Стоя в тени, он следил за развитием событий. Хотя в общем-то следить было не за чем, все как всегда: яркий свет фар, прожекторы, наручники. Оба мужчины препровождены к разным машинам, но наручники были только на Рике. Один из полицейских делал какие-то записи под диктовку Сью, которая была в длинной розовой футболке.

Эта футболка была на Сью и в прошлую ночь, когда она появилась на крыльце с ложкой в руке, и очень нравилась Хартли. Ринг-девушка, которая хочет детей и готовит еду. Это уж слишком! Женщина сексуальная и домовитая — разве подобное возможно? И почему у нее до сих пор нет семьи?

Через несколько минут Сью осталась одна. Проводив взглядом удаляющуюся полицейскую машину, она задумчиво подняла голову к небу. Желтый свет фонаря окутывал ее золотистым туманом. И в это мгновение она показалась Хартли настоящим ангелом — слишком чистым и слишком хрупким для этого мира.

Лицо ангела, тело дьявола. И вдруг Хартли совершенно неожиданно разозлился на Сью. За все сразу. За заварушку с «даймлером». За вызывающий вид на ринге. За то, что ей явно нравится дразнить мужчин, его, например. Ей безразлично, что футболка едва прикрывает бедра и демонстрирует во всей красе ноги, которые можно назвать «испепеляющими». На ринге у нее были охранники. В доме — мистер Повар, который в данный момент излагает в полицейском участке свою версию сценария «нарушение спокойствия». А она здесь одна, без охраны, и чем же занимается? Торчит на ступеньках дома, полуодетая, беззащитная перед любым следующим придурком, который воспылает к ней страстью. А таких, Хартли знал, в ночном Сиднее добрая половина.

В приступе раздражения Хартли вышел из тени и направился к девушке, говоря себе, что он-то никакого отношения к таким придуркам не имеет. Он к ней по делу. Если у нее не хватило здравого смысла сразу вернуться в дом, он должен подсказать ей, что это необходимо сделать.

Когда Хартли приблизился, и без того большие глаза Сью расширились.

— Вы?..

— Зачем вы стоите на улице, совершенно одна, после того как какой-то сумасшедший чуть не вышиб вашу дверь?

— Какой-то сумасшедший? — Сью прищурилась и положила руку на бедро. — А я думала, вы знаете Рика.

Значит, я был прав, это — Рик, похвалил себя Хартли и сдержанно сказал:

— Идите в дом.

— Я не подчиняюсь приказам.

Сексуальная, домовитая и упрямая, подумал Хартли и добавил:

— Пожалуйста.

Ее взгляд смягчился, но ненадолго.

— Кто вы такой? И почему вы здесь? То вы заявляетесь в мой дом, то врываетесь в мою раздевалку…

На ее щеках запылал румянец. Сью начала одергивать футболку, как будто это могло удлинить ее на несколько дюймов.

Хартли знал, о чем она думает, потому что и сам думал о том же. В раздевалке он потерял над собой контроль, чуть не изнасиловал Сью. И не чувствовал себя полным подонком только потому, что понимал — она хотела того же, что и он. Он чувствовал это по тому, как она прижималась к нему, с какой страстью возвращала ему поцелуи, но все же… все же он не должен был заходить так далеко.

— Я тот, кто вызвал сюда полицию. — Это было правдой, хотя и не объясняло, почему он оказался здесь.

— Значит, вы хотели помочь мне?

Хартли не понравилось, как она это сказала. Получалось, она вроде бы не верит ему. Конечно, его служебный долг защищать ее, но он заботился о ней не только поэтому. Господи, он всегда жил по определенным правилам. Это — хорошо, это — плохо. А сейчас все смешалось. Он был детективом, скрывающим свою профессию, и одновременно мужчиной, скрывающим свои желания. Впервые в жизни Хартли осознал: неправильное в то же время может быть и правильным.

— Спасибо за то, что вызвали фликов, — нарушил тишину хриплый шепот Сью. — Я просто не знала, что делать… — Сью нервно облизнула губы и прерывисто вздохнула, как будто хотела добавить что-то еще, но в последний момент передумала.

— Может быть, поговорим? — предложил Хартли и снова почувствовал себя подонком, потому что его вопрос был не вполне искренним. Это был вопрос детектива, которому подвернулась возможность задать несколько вопросов, относящихся к расследованию.

Работа есть работа, сурово напомнил себе Хартли. Принимая во внимание мистическую историю с «ванден плас», оказавшейся вдали от родного города, и свидетеля, который заявил о рыжеволосой угонщице, он не может упустить такой шанс: надо же наконец докопаться до истины.

— Давайте войдем в дом, — тихо сказала Сью и прошла вперед.

Полный сомнений — и ожиданий — Хартли шагнул за ней следом.

Джоди услышала, как закрылась дверь, и звук этот, казалось, отозвался во всех ее нервных окончаниях. Похожее потрясение она испытала, увидев мечущегося у ринга Рика, позднее — услышав его голос у своей двери. А уж когда дверь затряслась под неистовыми ударами, Джоди не на шутку испугалась. Почему ее бывший жених не сказал нормальным человеческим голосом, что ему надо? Не спросил о машине — разве не из-за нее он сюда примчался?

Впрочем, Джоди знала ответ. Рик не считает себя «бывшим женихом». Он все еще считает ее своей невестой и хочет не только поставить «ванден плас» в гараж, но и вернуть свою женщину на отведенное ей место.

Джоди обернулась, чтобы посмотреть на парня, который спас сегодня ее шкуру. Он выглядел грубым, неухоженным, но удивительно мужественным. Наверное, единственный в мире мужчина, который, нося гавайскую рубашку, умел создать вокруг себя острую, сексуальную ауру.

— Могу я вам что-нибудь предложить? — В голове Джоди пронеслись весьма нескромные мысли о том, что она действительно хотела бы ему предложить. — Холодный чай, содовая?

Мужчина отрицательно покачал головой.

— Скажите, в каких отношениях вы находитесь с Риком Персоном?

Желудок Джоди свело от волнения. Он коснулся самого уязвимого места! Эти несколько дней она была так занята, учась работать «под Сью», что даже не подумала: а как Сью могла бы объяснить свои отношения с Риком?

Джоди неопределенно махнула рукой.

— Мне кажется, в данном случае трудно говорить о каких-то отношениях. — И это была истинная правда.

— А почему он назвал вас Джоди?

Значит, он услышал это? Джоди пришла в замешательство. Она и раньше подозревала, что мужчины не знают друг друга, а теперь убедилась в этом.

— Вы задаете слишком много вопросов, — заявила она, глядя Хартли в глаза.

Возможно, он просто заигрывает с ней, но у нее больше нет сил вести какую-либо игру. События последней недели легли на ее плечи тяжелым грузом. Джоди чувствовала себя совершенно вымотанной. Один последний день вместил столько всякого разного, сколько другой, прежней Джоди хватило бы на всю жизнь.

Она тяжело вздохнула.

— Сью, — хрипло проговорил Хартли и поднял руку, будто желая успокоить ее, — если вам нужен друг…

— Очень нужен, — сказала Джоди и горестно вздохнула.

Наверное, она сошла с ума, сделав подобное признание? Ведь этим самым она расписалась в своей слабости. Но ей нужно было переложить на кого-то хотя бы часть своего груза. Будь она дома, она обратилась бы к Патрику. Но здесь, когда кузина исчезла, у нее не было ни одной родной души. Джоди казалось, что каждый ее день — это качели, которые не просто поднимают ее и опускают, но еще и раскручивают в разные стороны. При этом они летят с бешеной скоростью, и она совершенно не способна определить направление движения, не говоря уже о том, чтобы каким-нибудь образом вырваться из нескончаемого круговращения.

— Я здесь. — Мужчина с нежностью смотрел на нее.

И Джоди чуть не сдалась. Хотя какая-то часть ее души отчаянно жаждала дружеской помощи, другая — сильная, настороженная часть — знала, что она должна хранить секрет — не только ради себя, но прежде всего ради Сью. Наниматель ее кузины думает, что Джоди — это Сью, полиция считает точно так же, поэтому у ее сестры могут возникнуть серьезные проблемы, если правда выплывет наружу. Так что необходимо продержаться еще несколько дней. А потом вернется Сью и они, поразмыслив, решат, что делать дальше.

Глубоко вздохнув, Джоди отступила.

— Со мной все в порядке, — сказала она и добавила: — Уже поздно.

Хартли пристально посмотрел на нее, как будто мог прочесть на ее лице, чем вызвана такая перемена настроения.

— Вы правы, — проронил он наконец. — Мне пора идти. — В его темно-серых глазах вспыхнула веселая искорка и губы сложились в насмешливую улыбку. — А что это у вас на футболке?

О-о-о! Джоди носила футболку Сью, совершенно не обращая внимания на надпись «Мне спать не хочется, а вам?». Джоди даже зажмурилась, вспомнив, сколько людей сегодня ночью, вероятно, читали эти слова: Рик, Питон и, наконец, флики. А сейчас… Хартли.

Открыв глаза, Джоди обнаружила, что насмешливая ухмылка Хартли превратилась в мягкую улыбку. И в этот момент ей припомнились его губы. Горячие, настойчивые. И его руки — грубые, сильные. Как они ласкали ее. Она открыла рот, чтобы ответить, но голос не повиновался ей.

— Я… это…

— Мне тоже не хочется спать, — сказал Хартли, в упор глядя на Джоди.

Она заметила на его загорелом лице белый серпообразный шрам, который привносил оттенок мужественности в его резкие черты. Желудок скрутило сильнейшим спазмом. Атмосфера в комнате сгустилась, совсем как тогда, в раздевалке. Джоди знала, что и стоящий напротив нее мужчина ощущает это. Его глаза блестели хищным блеском.

— Хотите, я останусь?

Холодная дрожь пробежала по спине Джоди. Нет! — говорил ее разум. Но тело трепетало от желания испытать запретное. И она жаждала этого запретного так сильно, что почти ощущала его. Ощущала его огромную подчиняющую силу. И неужели она должна отказаться? Почему?

— Нет, — ответила прежняя Джоди. Та самая Джоди, которая никогда не расстегивала блузку ниже второй пуговицы, которая никогда не просила того, что хотела иметь.

Серые глаза мужчины посветлели, стали холодными.

— Понимаю, — сказал он и повернулся, чтобы уйти.

— Да, — еле слышно прошептала Джоди.

Но он уже открывал дверь, собираясь шагнуть за порог. В последнее мгновение Хартли бросил беглый взгляд через плечо, легкая улыбка скользнула по его губам, затем он прикрыл за собой дверь.

Джоди не шелохнулась. Она испытывала к себе самое настоящее отвращение. Глупая, она думала, что изменилась за последние несколько дней. Нет, она все еще оставалась прежней Джоди, делающей все по правилам, отказывающейся от того, что ей хотелось бы иметь. И, если она собирается оставаться прежней Джоди, ей следует вернуться к Рику, выйти за него замуж и вести убогую жизнь, каждый день играя с собой в игры куда более мучительные и унизительные, чем те, в которые она играла в последние несколько дней. Потому что притворство перед собой — едва ли не самая трудная игра на свете.

Из-за двери доносилось слабое пощелкивание. Джоди припомнила: такой же звук она слышала прошлой ночью на парковочной площадке. Щелк-щелк-щелк…

Значит, тогда, у супермаркета, и сейчас за дверью был один и тот же человек — Хартли. Что он теперь там делает? Следит за ней?

Джоди моментально перенеслась мыслями в Балларат, к той сцене, что разыгралась в дверях ее квартиры. Тогда она стояла на своих жутких каблуках, завернувшись в капрон, потому что хотела соблазнить мужчину, которого любила — вернее думала, что любила, — и потому отчаянно боролась за его внимание и привязанность. Но она оказалась совершенно ненужной, незамеченной — какой-то случайный предмет, завернутый в капрон.

Нет, я не случайный предмет, не какой-то отброс, сказала себе Джоди. Я заслужила право быть желанной.

И новая Джоди, та, что теперь всегда будет, не стыдясь, говорить о своих желаниях, решительно шагнула к окну. Что можно разглядеть через это узкое матовое стекло сбоку от двери? — подумала она. Только формы, очертания. Но ему можно подать знак. Если я сейчас разденусь и он увидит меня обнаженной, то поймет: он нужен мне, я хочу его. Это риск, но я должна пойти на него, или мне предстоит навсегда вернуться в страну Никогда-Никогда.

Хартли следил за девушкой через проклятое матовое стекло, которое превращало все в неясные размытые контуры. Он не видел выражения ее лица, но заметил, что она стоит на том же месте и наблюдает за ним. Почему? Она ведь велела ему уйти? Еще один непонятный сигнал, посылаемый этой особой. Леди настоящая загадка, но после печального опыта с Дженнифер он стал экспертом в таких играх, его больше не обманешь. Теперь он уже никогда не поверит женщине, даже если у нее выразительные золотисто-карие глаза, даже если она танцует с детской погремушкой в руке и носит футболку с вызывающей надписью.

И вдруг Хартли поморщился, будто получил удар в солнечное сплетение. Ему неожиданно открылась простая истина: видеть Дженнифер во всех женщинах — еще один способ представлять себе мир черно-белым, лишенным всяких красок. А золотистые глаза Сью? Разве они не правдивы? Возможно, он чего-то не понимает в ней, но это потому, что ему неизвестна история ее жизни.

Так говорил сидящий в Хартли детектив. А Хартли-мужчина чувствовал ее большую доброту. Этому в немалой степени способствовала подсмотренная им в супермаркете сценка. Только доброта вызывает в человеке потребность в ребенке. Хартли знал это по собственному опыту. Возможно, он сделал в жизни много неправильного, неразумного, но его желание иметь ребенка шло прямо из сердца. Разум тут был ни при чем. Кроме того, он видел, как Сью разговаривала с Поваром, и понял, что она мягка в обращении.

Сидящий в нем мужчина не только знал о ней эти вещи — какое-то шестое чувство подсказывало Хартли, что он прав. Хартли не смеялся больше над предчувствиями и внутренними ощущениями. Видимо, они часть данной нам жизни, решил он.

— Ты ведь не хочешь, чтобы я ушел, правда? — прошептал он, рассматривая неясные очертания Сью сквозь стеклянную панель сбоку от двери.

И будто в ответ розовая футболка стала подниматься вверх. Сью сняла ее через голову и отбросила в сторону. Красные полосы пересекали едва видимые очертания ее фигуры. Значит, она все еще в бикини. Размытые очертания ее фигуры плавно перемещались по комнате туда и обратно.

Она что, ходит кругами? Совсем как на ринге, но только это шоу предназначено для него одного. Хартли бросило в жар. Он положил ладонь к стеклу и раздвинул пальцы, словно мог коснуться Сью.

Контуры фигуры были расплывчатыми, но, по мере того как воображение Хартли восстанавливало пропущенные детали, внизу его живота собирался тяжелый горячий жар. Он припомнил ее упругие груди, напрягшиеся под его взглядом соски.

Взметнулась полоска красного. Она сняла верх! — пронеслось в разгоряченном мозгу Хартли. Потом вторая полоска скользнула к ногам Сью, и Хартли, издав низкий протяжный стон, приник к стеклу. Он мог поклясться, что уловил темное мерцание розовых сосков, заметил дразнящие рыжие волосы между бедрами.

Сжигающее его пламя требовало освобождения. Хартли ухватился за ручку двери. Закрыто. Но он Должен войти! Должен добраться до Сью! Он сойдет с ума, если не доберется до нее!

Он должен до нее добраться.

Хартли снова потряс ручку двери, потом с яростным рыком уперся в дверь сначала плечом, затем навалился на нее всем весом своего тела. Послышался треск, как будто разлетался в щепки весь мир, и дверь распахнулась.

Горячий ком взорвался в груди Джоди, и она отскочила назад. А когда дверь ударилась о стену, гром ударов ее сердца мог бы поспорить с грохотом устремившейся в небо ракеты. Хартли стоял и смотрел на нее, как тогда, в раздевалке. Напружиненное, готовое к прыжку животное.

Джоди знала: если она скажет «нет», он остановится. Но ей совсем этого не хотелось.

— Возьми меня, — еле слышно прошептала она.

На какую-то долю секунды ее решимость ослабла. Неужели я сошла с ума? Я почти не знаю этого человека, мелькнуло у нее в голове.

Нет, она знала его. Когда он впервые вошел в раздевалку и увидел ее обнаженной, он не воспользовался своим преимуществом. И сегодня он не позволил Рику обидеть ее. Нет, она его знала. Она знала Хартли. И впервые в жизни познала силу своей сексуальности, свою женскую власть над мужчиной.

— Возьми меня, — повторила Джоди.

На этот раз ее голос звучал более уверенно.

8

Хартли закрыл дверь. Глубокое мерцание в его темно-серых глазах сулило все вожделенные, запретные вещи, о которых Джоди когда-либо мечтала. И, когда он рывком сбросил рубашку, ее сердце откликнулось дикой барабанной дробью.

Джоди закрыла глаза, ожидая неизбежного. Вот-вот он закружит ее в сумасшедшем, безумном, диком вихре любви. Она боялась упасть, рассыпаться на части при первом же напоре горячего мужского тела. А то, что ей предстоит его выдержать, Джоди не сомневалась. Он, без сомнения, набросится на нее так же, как набросился на дверь. Все в Джоди трепетало в ожидании этого стремительного натиска яростного, возбужденного либидо изголодавшегося по женщине мужчины. Она облизнула губы, ожидая неизбежного…

Ничего.

Из-под опущенных век Джоди осторожно взглянула на него. Он по-прежнему стоял на том же месте!

Нет, конечно, он не просто стоял — он будто затаился, готовясь к прыжку. И дышал так тяжело, словно пробежал много миль, чтобы оказаться в этой комнате. С каждым вздохом его могучая грудь неровно вздымалась. У Джоди перехватило дыхание. Она поняла: нечаянная встреча в раздевалке была всего лишь пряной закуской к великолепному пиршеству, которое ожидало ее теперь. Перед ней стоял мужчина, о котором она и мечтать не могла.

Взгляд Джоди скользил по его груди, опускаясь все ниже, к поясу джинсов. Прежняя Джоди там и остановилась бы.

Но только не новая.

Ее взгляд опустился ниже, отметил заметную выпуклость между широко расставленными ногами, особенную потертость материи вокруг…

Неужели?

Такие джинсы — из грубой, прочной, надежной ткани — носят разве что ковбои. И только что-то особенно большое могло так истрепать эту грубую материю. Он настоящее животное! — пронеслось в голове у Джоди.

Хартли с нарочитой медлительностью шагнул к ней — ни дать ни взять хищник, подкрадывающийся к своей добыче. Резкая дрожь пронзила Джоди.

До этого он заполнял собой всю комнату. Теперь его присутствие до предела наэлектризовало в ней воздух. Джоди остро ощущала эту перемену. Чего он ждет? Какого-нибудь особого сигнала? Она ведь сказала, что он может взять ее. Более того, она стоит перед ним обнаженная — чего же ему еще надо? Интересно, как самки дают понять самцу, что готовы его принять?

Джоди отставила в сторону одну ногу, открывая себя, молча давая мужчине свое разрешение.

И комната взорвалась.

Хартли стремительно — одним прыжком — оказался возле Джоди. Их руки переплелись в нетерпеливом объятии, губы лихорадочно искали друг друга.

— Хартли, Хартли… — бормотала Джоди, сходя с ума от все возрастающей потребности в нем, в его ласках.

И эту потребность подстегивало внутреннее убеждение: в это мгновение умирающий от желания Хартли держит в своих объятиях ее, Джоди, а не подделку под Сью.

Его рот с жадной настойчивостью терзал ее губы, пальцы купались в густых волосах. В тумане этих поцелуев, касаний, ласк какой-то отдаленный уголок сознания Джоди пытался запечатлеть в памяти этот момент, запомнить навсегда, на всю жизнь, что значит быть исключительным, счастливым объектом мужского желания.

На какое-то мгновение Хартли отстранился, чтобы перевести дыхание. Джоди заглянула в его глаза — горящие, полные восхищения — и сильнее чем когда-либо почувствовала себя настоящей женщиной. А когда его рука, в поисках самого чувствительного места, скользнула вниз по ее телу и нежно коснулась ложбинки между ногами, Джоди поднялась на цыпочки и застонала в экстатическом восторге. Затем она притянула к себе голову Хартли и осыпала быстрыми, какими-то хищными поцелуями.

Поначалу Джоди даже не осознала, что левой ногой крепко обвила бедро Хартли, буквально пришпилив его к себе. Продолжая неистово терзать его рот, она все крепче и крепче прижималась к Хартли, как будто желала превратиться в единое целое с ним. А она еще называла его про себя животным… Кто же тогда она?

Воздух. Ей необходим воздух. Запрокинув голову, Джоди вздохнула поглубже и снова приникла к груди Хартли, наслаждаясь жесткостью густых волос, солоноватым вкусом его кожи, впитывая в себя острый мужской запах.

Хартли пробормотал что-то невнятное. Джоди подняла голову, хотела переспросить, но, когда открыла рот, из него вырвался какой-то прерывистый мяукающий звук. Ее руки ласкали мускулистый торс Хартли, постепенно спускаясь, пока не замерли на застежке его джинсов. Услышав, как Хартли со свистом втянул воздух, Джоди игриво провела пальцами по выпуклости, слегка массируя то, что скрывала истертая, истрепавшаяся ткань гульфика.

В ответ она услышала низкий, жаждущий стон.

— Дорогая, не сейчас, — пробормотал Хартли и, осторожно взяв ее руки в свои, крепко сжал их. — Не хочу, чтобы это произошло здесь…

Джоди кивнула, хотя ей было все равно — Хартли мог бы взять ее прямо посреди улицы.

— Спальня… там…

Джоди шагнула к двери в спальню, но сильная рука остановила ее.

— Сначала я закрою дверь. К счастью, цепочка уцелела.

Хартли вернулся буквально через мгновение, подхватил Джоди на руки и стал ласково покачивать в своих объятиях. Удивленная и восхищенная, она, подогнув ноги и положив голову на плечо Хартли, нежилась в его объятиях.

Он понес ее в спальню, удивляясь, какой неожиданно хрупкой оказалась эта женщина. Она затихла у него на руках, свернувшись калачиком, и, кажется, даже не догадывалась о том, какое счастье подарила ему. А он, идиот, мог запросто потерять это счастье…

Войдя в спальню, Хартли остановился. Комната показалась ему похожей на искусственный персик. Совсем не ее стиль, подумал он, но эта мысль тут же исчезла, когда взгляд Хартли остановился на кровати.

Он подошел к ней, мягко опустил свою драгоценную ношу на оранжевое покрывало и отступил, чтобы полюбоваться ею. Хартли несколько раз видел Сью обнаженной, но у него никогда не было времени, чтобы вдосталь насладиться ее женской красотой. Ее плоть сияла на ярком покрывале. Но сейчас это была не та чудесная розовая кожа, которая восхитила его в раздевалке, сейчас она пламенела внутренним светом, ярким, чуть ли не люминесцентным.

Взгляд Хартли медленно скользил по телу Сью. Она напомнила ему изображенную на какой-то картине прекрасную обнаженную женщину, раскинувшуюся на софе. Пышные каштановые волосы рассыпались по ее лицу, и единственной одеждой этой красавицы была ее улыбка.

— Господи, как ты прекрасна… — выдохнул он.

Глаза Джоди увлажнились, и на мгновение Хартли подумал, что она плачет. Но — нет, наоборот: она улыбалась. И улыбка была такой ласковой, доверчивой и… понимающей, что неожиданно Хартли заглянул прямо в ее душу и увидел ту правду, что граничит с болью.

С ней никогда по-настоящему не занимались любовью, подумал он. Наверное, никто не говорил ей, как она прекрасна, никто не лелеял, не нежил ее.

Понимание этого пришло к Хартли, минуя все законы и правила логики. По-видимому, оно питалось из того же источника, что и возникшее у него ощущение родственности их натур. И источник этот — погребенный под обломками недавних печальных событий его жизни уголок души, в котором, несмотря ни на что, жило осознание главной земной мудрости: мир — это не простое сочетание черных и белых полос, это пышное многоцветье красок. А потому не имеет значения, что эта женщина сделала в прошлом или что собирается сделать в будущем. Главное сейчас — любить эту прекрасную женщину, чье желание отдаться ему — величайший из всех даров, когда-либо ниспосланных Хартли Лоусону.

Он потянулся к ночнику на туалетном столике. Комната погрузилась во мрак. Лишь луч света из холла скользил по кровати, высвечивая восхитительные контуры женского тела.

— Как чудесно… — пробормотал он.

Хартли начал медленно раздеваться, не спуская глаз со Сью. Она завороженно наблюдала за ним. Источник света находился за его спиной, но Хартли подумал, что она видит достаточно, чтобы знать, чего ей можно ожидать.

— Чудесно… — так же шепотом отозвалась она.

Странно, но Сью больше не казалась Хартли похожей на любопытствующую девочку. Это была женщина. Чувственная, вожделеющая. Она сделала едва заметный приглашающий жест — просто согнула пальчик, — и Хартли с трудом удержался, чтобы не броситься на нее.

Он опустился на кровать и, притянув Сью к себе, стал целовать ее плечи, руки, шею. Потом слегка сжал зубами мочку уха и услышал, как Сью прерывисто вздохнула, сдерживая крик. Озноб дикого желания пронзил Хартли, но он все еще сдерживался. Глаза Сью были полузакрыты. Хартли отвел волосы с ее щеки и, прежде чем коснуться губ, нежно, кончиками пальцев провел по подбородку, по высоким скулам и по бровям.

— Поцелуй меня, — прошептала Сью.

Хартли повиновался. Но это был не просто поцелуй. Казалось, его душа перелилась в душу Сью и растворилась в ней. Новый приступ возбуждения пронзил Хартли, но он не торопился, желая почувствовать всю сладость ее любви. Его руки скользнули к груди Сью, нетерпеливые ладони накрыли чудесные холмики, а потом, рисуя дразнящие круги вокруг сосков, Хартли зажал их между большим и указательным пальцами и слегка сжал.

Сью вздрогнула, ее руки беспорядочно заметались по его плечам, по спине. А потом Хартли склонился над ней, и она почувствовала на своих сосках теплую влагу его губ.

— Еще, еще, еще… — твердила она.

Он слегка отстранился и потерся грудью о груди Сью, стараясь, чтобы соски касались ее сосков. Затем его рука скользнула вниз и замерла у мягкой влажной расщелинки.

Сью прогнулась и застонала.

Жар, скопившийся внизу живота Хартли, стал невыносимым. Но Хартли сдерживался: ему хотелось видеть, какое удовольствие доставляют женщине его ласки. Но когда она приподняла бедра и, задыхаясь, взмолилась:

— Пожалуйста, возьми меня… пожалуйста… — Хартли не устоял.

— У тебя есть?.. — тихо спросил он, продолжая ласкать ее.

Она вопросительно взглянула на него.

— Есть?..

— Мы ведь должны предохраняться?

Ее лихорадочно блестящие глаза недоуменно уставились на него.

— Мне кажется, я видела… там… — Она ленивым движением подняла пальчик и указала на ночной столик.

— Не хочу оставлять тебя в такой момент… Может, достанешь сама?

— Да, конечно. — Не сдвинувшись ни на дюйм, она протянула руку, открыла тумбочку и стала копаться в ее содержимом. — Вот! — Она победно взмахнула маленьким пакетиком.

Хартли улыбнулся. Ему еще не встречалась женщина, которая бы столь откровенно обнаруживала свои желания.

— Открой его, — попросил он.

Она исполнила его просьбу, и даже ту, что он не успел высказать. Легким, но уверенным движением она «одела» его плоть. Хартли лег между ее раздвинутыми ногами и не торопясь вошел в Сью. Она задохнулась от удовольствия, и огонь, который Хартли долго сдерживал, забушевал в нем с новой, яростной силой.

Но Хартли не торопился. Глаза Сью блестели, на этот раз цветом напоминая расплавленное золото. В их глубине Хартли уловил отблеск удовольствия — зеркальное отражение того, что испытывал и он сам. Затем Сью прогнулась, губы ее задрожали… Его движения стали быстрее, сильнее, еще сильнее…

Их тела пульсировали в одном ритме, и наконец — ослепительная вспышка, жаркий взрыв, потрясший Хартли, и долгий хриплый стон, сорвавшийся с его губ. И в этот момент упоительного экстаза все его существо остро ощутило физическую и душевную связь с этой женщиной.

Хартли приподнялся на локте и вопросительно заглянул Сью в глаза.

— Я не сделал тебе больно?

Она крепко обняла его.

— Ты смеешься? Мне никогда не было так хорошо…

Закрыв глаза, Хартли вдыхал ее запах. Запах роз.

9

— Разрази меня гром, если это снова не дружок Рыжухи! — Квадратный охранник уставился на дюжину роз, которые держал Хартли. — Хороший ход. Другой-то заявился с пустыми руками.

— Другой?

— Ну да. Тот парень, что пришел перед тобой.

Неужели вернулся Рик? И Хартли тут же представил схему действий этого парня. Накануне, когда Рик попытался пройти через черный ход, он хотел найти раздевалку Сью. Потерпев неудачу, он занял позицию у ринга, пока она не появилась. Но сегодня, не желая еще раз получить публичный отпор, Рик, вероятно, проник в клуб с помощью аккуратно сложенной двадцатки и теперь ищет, или уже нашел, раздевалку Сью, чтобы вцепиться в нее из-за этой чертовой машины.

Хартли терзали противоречивые чувства. Минувшей ночью, когда они со Сью занимались любовью, ему хотелось забыть, что он детектив. И у него это получилось. Он был просто мужчиной, любящим и благодарным женщине за то, что она вернула его к жизни.

Утром у Хартли была назначена встреча с Фрэнком. Сью еще спала, когда он вызвал плотника и попросил починить дверь. Хартли поцеловал Сью и, когда уже стоял на пороге спальни, услышал ее сонный голос:

— Дорогой, я должна тебе что-то сказать… Сегодня ночью я не успела…

— Потом, потом, спи… — перебил ее Хартли, предположивший, что она хочет рассказать о своих ночных визитерах, и осторожно прикрыл за собой дверь.

Квадратный охранник вытащил из нагрудного кармана мятую пачку сигарет.

— Да-а… — лениво протянул он, — значит, Альдо все-таки вернулся.

Альдо? Хартли понадобилось ровно тридцать секунд, чтобы осмыслить ситуацию. Значит, сегодняшний посетитель не Рик, а Альдо? Квадратный страж не вызывал у Хартли симпатии, но другого источника информации в настоящий момент у него не было, и потому Хартли попытался завязать разговор:

— Думается, теперь они просто друзья, — обронил он, ожидая, что Квадратный подтвердит его слова.

— Тебе виднее. — Охранник щелчком выбил из пачки сигарету.

Едва ли это можно назвать подтверждением, подумал Хартли. Впрочем, парень, кажется любит почесать языком, следует этим воспользоваться. Хартли подступил к собеседнику ближе и решительно сказал:

— Да, виднее.

— Тоже горячий, а? — Охранник подмигнул. — Совсем как все ее парни. Эта Сью разжигает в мужчинах пламя получше любого факела.

Если бы руки Хартли не были заняты розами, он бы врезал Квадратному по челюсти. Но они были заняты, поэтому Хартли ограничился насмешливым:

— Должно быть, у тебя очень длинный нос, все время лезет не в свои дела.

Квадратный попятился.

— Эй, ты чего? — удивился он. — Я ж пошутил.

— Тебе бы работать в цирке клоуном, — пробормотал Хартли, проходя мимо него.

Он направился по знакомому темному коридору, размышляя над тем, что никто почему-то не воспринимает Сью такой, какая она есть. Но он докажет, что все ошибаются. В Сиднее полно длинноногих и рыжеволосых, ему только нужно напасть на нужный след, потому что Сью никак не может быть угонщицей или мошенницей. Кроме того, Хартли слишком долго служил в полиции, чтобы не понимать: история с «ванден плас» не подпадает под категорию воровства.

Хартли ускорил шаги. Предстоящая встреча со Сью возбуждала и радовала его. Словно зеленый мальчишка после первого свидания, насмешливо подумал он.

Дверь ее раздевалки была приоткрыта. Хартли уже собирался распахнуть ее, когда услышал мужской голос:

— Малышка, знаю, я был не прав. Но когда меня вышибли из клуба, я просто не знал, как свести концы с концами. Мне и нужно-то всего ничего: еще разок пробомбить какого-нибудь парня и с этим покончено. Навсегда, клянусь тебе.

Через приоткрытую дверь Хартли видел мужскую руку с темными завитками волос и безрукавку. Значит, это действительно Альдо. И он признается, что пробомбил какого-то парня. Неужели того старикана с «даймлером»? Однако то, что бывший возлюбленный Сью упомянул о воровстве машины, еще не означает, что она к этому причастна, что она виновата…

— Даже не проси. — Это голос Сью.

Хартли, довольный, прищурился. Конечно, она тут ни при чем.

— Альдо, я не желаю проделывать это еще раз.

Хартли похолодел. «Проделывать это еще раз»… Что же получается: Сью — соучастница преступления? Пока ошеломленный Хартли раздумывал над услышанным, Альдо ударил кулаком по дверному косяку и взревел:

— Я же не прошу тебя достать для меня звезду с неба! Ты сделала это один раз — можешь сделать и в другой. А потом я никогда, никогда не попрошу тебя о подобной услуге. Обещаю.

— Никогда, никогда… — пробормотала Сью. — Нет, не могу, и это мой окончательный ответ.

Сомнений больше не осталось: Сью — обыкновенная лгунья, преступница. Хартли посмотрел на розы. Их нежный аромат вызвал у него тошноту. Я доверился еще одной обманщице. Опять отдал свое сердце женщине, живущей во лжи, с горечью подумал он.

Хартли повернулся и стремительно зашагал прочь, швырнув розы в первую попавшуюся урну. Так же он выбросит Сью из своей памяти, из своего сердца.

Хартли вошел в кухню и уставился на длинный ряд бутылок на стойке. Пива бы сейчас. И лучше не одну банку, а пять-шесть. Но за минувший год он выяснил, что такие полумеры не снимают боли. Поэтому Хартли извлек из холодильника бутылку содовой, открыл ее и сделал большой глоток. Содовая приятно пощипывала язык. Допив бутылку, он запустил ею в мусорную корзину, но промахнулся. Промахнулся с мусорной корзиной. Промахнулся со Сью. Хартли усмехнулся. Можно сказать, я на пике успеха. А дальше что?

А дальше — плевать ему на все. Ничего его больше не волнует. То, что он узнал о Сью, в конце концов оказало ему хорошую услугу. Он утвердился в решении, к которому пришел еще в больнице. Его желание восстановить статус лучшего детектива умерло. До ранения Хартли нравилось быть самым крутым, самым ловким в участке. Но тогда у него было все: дом, семья, будущее… Неожиданный поворот судьбы заставил его переосмыслить свою жизнь. История со Сью поставила точку в его размышлениях.

Я боролся не за то, за что следует бороться, подумал он. Нужно бороться за то, чего ты сам хочешь, а не за то, чего ожидают от тебя другие.

Хартли припомнил, как врач сказал ему: в один прекрасный день он обнаружит в себе совсем другого Хартли Лоусона. Этот день, похоже, наступил. И необязательно смотреться в зеркало, чтобы увидеть нового Хартли.

— Мне надоело искоренять ростки зла на улицах Сиднея, — сказал себе Хартли. — Я хочу осуществить наконец свою мечту — о маленькой ферме и тихой спокойной жизни.

Но для этого, как рассчитал он, лежа в больнице, нужно продержаться в полиции еще два года — чтобы скопить необходимый начальный капитал и получить льготный процент в банке.

А потому хватит распускать нюни, решил Хартли, пора засучить рукава и взяться за дело.

— Спокойной ночи, сладенькая, — сказал охранник и подмигнул. — Сохрани и для меня кусочек своей сдобы.

Этот охранник действовал Джоди на нервы. Каждый раз, когда она приходила и уходила, он говорил ей один и тот же гастрономический комплимент. На этот раз она повернулась и бросила на него строгий взгляд.

— Я не против того, что ты называешь меня «сладенькой». Думаю, это часть твоей работы. Но, пожалуйста, не упоминай больше о «сдобе». Это — мое тело. Мое тело. И я хочу, чтобы его уважали. Пожалуйста.

Ну и ну! Джоди была потрясена своей небольшой речью. Оказывается, незаметная Джоди сильно изменилась — она теперь и говорит по-другому.

Охранник, по-видимому, тоже не ожидал подобного заявления. Он открыл рот, и только через несколько секунд ему удалось выговорить:

— Извини.

— Спасибо, — снисходительно-вежливо бросила Джоди и направилась к парковочной площадке, чувствуя себя после этого обмена репликами просто великолепно.

Теплый ветерок взлохматил ее волосы, когда она свернула к купе эвкалиптов, вблизи которых обычно ставила «ванден плас». Джоди намеренно выбрала это место — чтобы не заблудиться среди огромного сборища различных транспортных средств. «Ванден плас» должен быть сразу направо от эвкалиптов, через пять машин…

Джоди остановилась и оглядела бескрайнее море автомобилей. Она точно припарковалась здесь, на этом самом месте. Вот и темно-красный «остин» — обычный ее ориентир. Несколько часов назад она оставила рядом с ним свою машину. А теперь ее нет.

Все понятно! — наконец догадалась она. Это, конечно, дело рук Рика.

Сначала она почувствовала легкое волнение, сменившееся раздражением — мог бы и предупредить, неужели он думает, что она будет возражать? — однако эти мимолетные чувства были унесены первым же дуновением бриза. С исчезновением «ванден плас» ушел еще один этап ее прежней жизни. Так же, как ушла, а точнее уходила, прежняя Джоди. Неплохо бы еще знать, какой стала новая Джоди. Обязательно подумаю об этом, но чуть позже, когда поймаю такси и вернусь домой, пообещала себе Джоди. А завтра возьму напрокат другую машину.

Джоди повернулась и зашагала обратно, к клубу. Подойдя ближе, она увидела Альдо. Он что-то горячо доказывал охраннику. Еще перед началом матча Джоди велела ему уйти, категорически отказавшись от всех его предложений. Клокоча от гнева, Альдо все же подчинился, а вот теперь, оказывается, вернулся. До чего же он упрям, с оттенком уважения подумала Джоди.

Заслышав постукивание каблуков, Альдо обернулся, узнал Джоди, и на лице его появилась счастливая улыбка.

— О, дорогая…

— Что ты здесь делаешь на этот раз? — строго осведомилась она.

Большие выразительные глаза Альдо увлажнились. Он протянул ей розу, которую до этого прятал за спиной. Охранник удивленно вскинул брови, но промолчал.

— Я пришел, чтобы извиниться, — произнес он, вручая ей цветок. — Я был не прав, Сью. Прости меня.

Джоди не сомневалась: не прими она эту розу вместе с извинениями, Бог знает, что сотворит этот темпераментный влюбленный. Возможно, он тут же упал бы на колени, прямо на асфальт, и завел бы старую песню: «Я поднимусь на самую высокую гору…»

Джоди приняла розу и поблагодарила за нее.

— Малышка, я могу пригласить тебя поужинать? В последнее время ты что-то похудела…

А почему бы и нет? — подумала Джоди. Не нужно будет готовить и не придется ловить такси.

— Ладно, а потом подбросишь меня до дома, — милостиво согласилась она.

Глаза Альдо сверкнули.

— Все для моей малышки.

Он положил руку на талию Джоди и ласково подтолкнул к своей машине.

— Доброй ночи, мисс Доннер, — сказал охранник вслед Джоди.

— Подумать только, — пробормотал Хартли, покусывая зубочистку. — Даже розу принес.

Как она могла ночью заниматься со мной любовью, а сегодня отправиться куда-то с этим парнем? Потому что он — ее соучастник в преступлении, ответил себе Хартли.

Все подтверждало его правоту. И он правильно сделал, что вернулся сюда. В конце концов надо же довести дело до конца. Ему ведь предстоит отслужить в полиции еще два года. Не сидеть же эти два года в канцелярии!

Небольшой фургончик, виляя из стороны в сторону, выехал с парковочной площадки. Либо парень не умеет водить, либо это еще одно украденное транспортное средство и он просто к нему не приспособился. С такой нелепицей Хартли еще не приходилось сталкиваться: мужчина-вор — чувствительный простофиля; женщина-мошенница — сексуальная и доверчивая.

Полчаса спустя фургончик, преследуемый Хартли, оказался в западном пригороде Сиднея. Куда же они направляются? — гадал Хартли. Определенно не к дому Сью. А он-то хотел проводить ее и вернуться к себе. Похоже, этот сумасшедший денек никогда не кончится!

Теперь Фрэнк может быть доволен. Я веду слежку за женщиной, в которую влюбился. И даже тогда, когда она направляется с другим парнем на свидание, подтрунивал над собой Хартли. И все же, как ни крути, он любит эту женщину. Женщину, в каждом движении которой странным образом соединились чувственность и нежность. Женщину, которая умеет возбудить сотни мужчин на ринге и танцует в супермаркете с детской погремушкой.

У Хартли свело желудок при воспоминании о ее страстных ласках, которые должны теперь достаться другому. Нужно прийти в себя, охладиться, подумал Хартли и опустил стекло. Однако ветерок, влетевший в машину, сразу напомнил о ласковых женских пальцах, перебирающих его волосы.

Визг тормозов прорезал ночную тишину. Запах паленой резины наполнил воздух. Хартли резко затормозил и увидел, что ехавший перед ним фургончик сильно кренится вправо. Затем он свалился с дороги и, вздымая облака пыли, исчез из виду.

10

Хартли резко вывернул руль машины и съехал на обочину.

— Проклятье! Куда подевались мои мозги! Фрэнк прав, что не допускает меня до настоящей работы! — костерил себя Хартли, выскакивая из машины.

Ясно же, нельзя было позволять Сью ехать с этим придурком! В крайнем случае следовало остановить их где-нибудь перед выездом на пустынное шоссе. Он же видел, как водит машину ухажер Сью! И не имеет значения, что они собирались делать. Важнее всего — ее безопасность.

Хартли подбежал к краю шоссе. Насколько он мог разглядеть в лунном свете, склон резко обрывался вниз на несколько футов, затем примерно через десять футов следовал еще один уступ. А чуть ниже, накренившись, торчал фургон, упираясь фарами в какое-то дерево.

Господи, сделай так, чтобы с ней все было в порядке! — взмолился похолодевший Хартли. Он торопливо начал спускаться по склону, скользя по грязной каменистой осыпи. Оказавшись на одном уровне с машиной, Хартли стал подбираться к той стороне, где находилось сиденье пассажира. Дверца с этой стороны была распахнута настежь. Его охватила паника. Неужели Сью выбросило?

Он лихорадочно огляделся. Каждая тень, каждое неясное очертание казались ему безжизненным телом Сью.

— Зачем ты ухватилась за руль? — послышался вдруг сердитый мужской голос. — Видишь, в какую передрягу мы влипли?!

— Ты чуть не врезался в ту машину! — возмущенно ответил голос Сью. — Я спасала наши жизни.

Хартли облегченно вздохнул. Никаких безжизненных тел, никаких переломанных конечностей. Голубки сидели в машине и, судя по громким разгневанным голосам, пребывали в добром здравии. Хартли очутился возле фургончика как раз в тот момент, когда из него вывалилась разъяренная Сью. Одновременно широко распахнулась дверца водителя, точнее — попыталась широко распахнуться, потому что она во что-то уперлась. Альдо выразил свои чувства по этому поводу тирадой из затейливых проклятий.

— Подумать только, какая вмятина! — Он ударил кулаком по капоту.

— И сделаешь еще одну, на этот раз — кулаком, — отозвалась Сью. — И, конечно, опять буду виновата я.

Хартли открыл было рот, чтобы узнать, все ли с ними в порядке, но понял, что мощи его голосовых связок не хватит, чтобы перекричать этих «пострадавших». Луна высвечивала общие контуры машины, но было довольно темно. Настолько темно, что парочка еще не заметила Хартли и продолжала громко выяснять отношения. Надо подождать, пока луна поднимется выше. Тогда эти двое, возможно, заметят свидетеля их перепалки и чуточку притихнут.

— Спасала наши жизни… — проворчал Альдо, по-видимому не желая больше обсуждать тему вмятин и пробоин. — Ты хватаешься за руль, выворачиваешь его на девяносто градусов и, заваливая машину в кювет, «спасаешь наши жизни»? Да? — Он возмущенно фыркнул.

— А ты считаешь столкновение с другим транспортным средством разумной практикой вождения?

— Разумной практикой вождения?.. — удивленно переспросил Альдо. — Да где ты нахваталась таких слов?

— Выучила специально для тебя!

Пока Альдо фыркал и что-то бормотал, Сью обошла машину спереди и оказалась в луче света фар. Выглядела она чертовски разозленной. Хартли подумал, что такой злой он ее еще не видел: стиснутые зубы, резкие взмахи рук, размашистый шаг. Сью начала взбираться по откосу. Нужно ей помочь, решил Хартли и последовал за ней. Однако Сью закончила восхождение на удивление быстро — Хартли увидел на самом краю дороги ее силуэт, вырисовывающийся на фоне усыпанного звездами неба.

И вдруг она потеряла равновесие. Беспорядочно взмахивая руками, Сью закричала и начала сползать вниз. Хартли ринулся вперед, следом за ним поспешил Альдо. Хартли успел подхватить молодую женщину за плечи, Альдо вцепился в ее ноги. И теперь они уже втроем заскользили вниз, чудом не выпустив свой визжащий, орущий, вопящий груз. Достигнув выступа, мужчины усадили Сью у какого-то валуна и расположились неподалеку.

Хартли глубоко дышал, дожидаясь, пока упадет уровень адреналина в крови.

— Кто-нибудь пострадал? — спросил он наконец.

— Кто… вы… такой? — еще не отдышавшись, спросил Альдо — он сидел, упершись руками в колени.

Послышался громкий женский крик. Хартли и Альдо вздрогнули.

— Ты?! — послышался не то удивленный, не то возмущенный голос Сью.

— Да, это я, — спокойно ответил Хартли.

— Как ты здесь оказался?! Что ты здесь делаешь?! — продолжала кипеть Сью.

— Мне кажется, спасаю вас. — Хартли вытер пот со лба. — Еще раз спрашиваю: кому-нибудь плохо?

— Нет, — пробормотали оба.

— Прекрасно. — Хартли взглянул на покосившийся фургон. — Втроем нам не справиться. Лучше оставить этот фургон здесь. Альдо, почему ты не выключил фары, не вытащил ключ из зажигания? Сейчас я вызову тягач. — И Хартли зашагал к своей машине.

— Откуда ты знаешь мое имя?

— Счастливая догадка. — Еще два года, всего два года, успокоил себя Хартли, и ферма моя.

Несколько минут спустя он стоял возле своей машины и звонил по рации в службу эвакуации. Когда Сью появилась на дороге, Хартли подумал, что нужно наконец выяснить правду. Об Альдо, о мошенничестве с машинами, о том, что означала для Сью минувшая ночь.

Хартли стиснул зубы. Смял чувство вины. Стараясь не обращать внимания на Сью, он продолжал разговаривать по рации. Но она стояла перед ним, в свете фар его машины, и попробуй ее не заметить! Попробуй-ка не заметить эти джинсы, в которые она непонятно как влезла, — такие они были узкие, и прозрачный топ с узкой полоской под ним. Хартли отвернулся. Можно сказать, он почти выбросил из головы ее будоражащий образ, и вот пожалуйста — она снова перед ним.

Через несколько минут Сью сидела на переднем сиденье машины Хартли, а Альдо сзади. Запах роз, всегда сопровождающий ее, сразу заполнил салон. Этот запах — еще одно убийственное напоминание о волшебной ночи — снова дразнил и мучил Хартли.

— Пристегни ремень безопасности, — брюзгливо велел он.

— А нельзя ли повежливее? — вскинулась Сью.

Такая же, как все женщины, обреченно подумал Хартли. Всаживают мужчине нож в сердце, а потом удивляются, почему он истекает кровью.

— Пожалуйста, пристегнись.

— Малышка, — пробормотал Альдо, подаваясь вперед, — этот парень нас выручил. Ты, не забыла?

— Если еще кто-нибудь назовет меня «малышкой» или укажет, что мне делать, я пойду до города пешком! — взорвалась Сью.

Она пристегнула ремень, презрительно фыркнула и за всю долгую дорогу не проронила ни звука.

Когда они оказались на окраине города, Хартли мрачно спросил:

— Кого высадить первым?

— Выброси нас у дома Сью, — попросил Альдо.

— Нет! — немедленно воспротивилась Джоди.

Хоть она и взялась изображать Сью, это не значит, что она собирается выполнять ее функции и в спальне, куда Альдо, без сомнения, рассчитывал попасть. И кроме того, эта спальня стала священной после прошлой ночи, хотя, судя по тому, как ведет себя Хартли, об этом не сразу догадаешься. Фактически он игнорировал ее. Наорал из-за дурацких ремней безопасности. И все время бросает на нее косые взгляды, будто опасаясь, что она выкинет какой-нибудь номер. Ухватится за руль, например.

Кроме того, Джоди рассердило, что он выслеживал ее, будто какую-нибудь преступницу. Да, она благодарна ему за спасение, но, когда она осознала, что Хартли специально ехал за ними, это ее возмутило. Почему он ей не доверяет? Да, заменять сбежавшую Сью становится все труднее, признала она.

Сначала это была игра — возбуждающая и приятная. Но теперь Джоди начала волноваться: ей не терпелось узнать, какой же она стала, кто она теперь? А что, если она так ничему и не научилась? Что, если, перестав играть роль Сью, она окажется прежней Джоди?

— Малышка, то есть я хочу сказать, Сью, а почему, собственно, не к тебе? — продолжал настаивать Альдо. — К тебе ближе, чем ко мне.

— Нет, — решительно сказала Джоди и Альдо, и своим страхам. — Нет, нет и нет.

Она не пустит Альдо к себе, она не вернется к прежней Джоди.

После неловкой паузы Альдо попросил Хартли:

— Тогда выбрось меня здесь.

Выйдя из машины, Альдо помахал Сью рукой. Сью же не обратила на его прощальный жест никакого внимания.

Джоди знала, что она прежняя обязательно проявила бы в этом случае крайнюю любезность, но теперь с еще большей решимостью вознамерилась стать новой Джоди. А новая Джоди не хочет все время угождать мужчинам, с трепетом прислушиваться к их словам и спасать их жизни.

Несколько минут езды по улицам ночного Сиднея, и Хартли остановил машину у дома Сью.

— Я провожу тебя до двери, — предложил он.

— Не трудись. — Джоди боролась с ремнем безопасности, который никак не хотел отпускать ее.

Хартли протянул руку и, почти не коснувшись своей спутницы, освободил ее из плена. Джоди вышла и захлопнула дверцу. Она быстрым шагом направилась к дому, но все же не смогла опередить Хартли, который выскочил из машины, исполненный решимости во что бы то ни стало — пусть хоть небо рухнет на землю! — проводить эту леди до двери.

У двери Джоди замешкалась, отыскивая в сумочке ключи.

— А дверь выглядит вполне прилично, — проронил Хартли и подергал ручку.

Воспоминания о том, как, пробиваясь к ней, Хартли сломал дверь, что-то растопило в Джоди. К тому же он стоял так близко, что жар его тела, казалось, перетекал в нее. Он впитывался в ее одежду, воспламенял кожу…

Джоди взглянула на Хартли. Их взгляды встретились и будто высекли искру. Она быстро опустила голову и извлекла из сумочки связку ключей. Руки у нее дрожали. С огромным трудом ей удалось найти нужный ключ и вставить его в замочную скважину. Когда замок щелкнул, Хартли сказал:

— Не знал, что ты «бомбила».

Она вытащила из замочной скважины ключ, медленно повернулась и взглянула Хартли в глаза.

— Как ты смеешь так говорить?

— Как я смею? — удивился Хартли.

— Ты хотел этого так же сильно, как я.

Хартли оторопел.

— Хотел — чего? — переспросил он.

— Того, ради чего ты вломился в дом. — И она громко захлопнула за собой дверь.

Возможно, подумал Хартли, не следовало напрямую обвинять ее в краже машин у доверчивых водителей, но мне необходимо было спросить об этом, и лучше — застав врасплох, чтобы видеть ее реакцию.

— И ты ее увидел, — пробормотал он. — Но почему она сказала: «Ты хотел этого так же сильно, как я»? Что это значит?

Какое-то время Хартли размышлял над загадкой, толкуя ответ Сью так и этак, мысленно подстраивая под свой вопрос возможные варианты ответа. Ерунда какая-то. Никакой логики. Ее ответ приобретал какой-то смысл только в одном случае: если она не знала этого выражения. Или… если она очень, очень искусная лгунья.

Хартли неторопливо зашагал к машине, надеясь, что ночной ветерок охладит его голову и поможет решить мистическую загадку. Была ли Сью искусной лгуньей? Хартли перевидал немало обманщиц, и большинство из них были хладнокровны и сдержанны, потому что гнев или случайное слово могли обрушить тщательно возведенное ими здание лжи. С другой стороны, говорящий правду зачастую кипел и возмущался, потому что ему нечего скрывать и он не боялся проговориться. Его чувства были непосредственными и откровенными.

Как у Сью прошлой ночью.

Сев в машину, Хартли вставил ключ в зажигание и тут его осенило. Этот тип из Балларата назвал ее Джоди. Тогда он приписал это тому, что у парня поехала крыша. Но когда Альдо, ее бывший любовник — по крайней мере, Хартли надеялся, что бывший, — назвал ее Малышкой, она пришла в ярость. Нужно думать, парень, который хочет вернуть свою подругу, знает, как к ней следует обращаться. Джоди… Малышка… что-то в этом есть, рассудил Хартли.

И еще какая-то смутная мысль вертелась у него в голове. Что-то связанное со словами. Точно! Хартли щелкнул пальцами, припомнив возмущенный возглас Альдо: «Да где ты нахваталась таких слов?!» Вероятно, к такой манере изложения своих мыслей он не привык.

Итак, какая-никакая, но ниточка у него все-таки появилась. Что, если Сью — это не Сью, а скажем, Джоди из Балларата? Если так, он идет по ложному следу. Преследует не ту особу.

11

Джоди уставилась на телефон, который не умолкал с того с мгновения, как она вошла в дом. Ну и пусть звонит, решила она. Каждый раз поднимать трубку — все равно что играть в рулетку, потому что на другом конце провода может оказаться кто угодно: сумасшедший Рик, сумасшедший Альдо или еще какой-нибудь ненормальный парень из жизни Сью.

Или Хартли, который вообще-то не сумасшедший, если не считать сломанной двери и совершенно идиотского замечания: «Не знал, что ты „бомбила“».

Да как он посмел! — снова вскипела Джоди.

Телефон замолчал. Джоди отвела от него взгляд и вернулась к томатному соусу для спагетти. Она орудовала ложкой с такой яростью, что часть соуса даже выплеснулась на плиту. Джоди потянулась к бумажному полотенцу, оторвала большой кусок и стала тереть плиту, но только развезла грязь. Скатав из полотенца чуть ли не баскетбольный мяч, она снова бросилась на борьбу с убежавшим соусом, злясь на себя и на пятно, которое никак не хотело стираться.

Но, по правде говоря, злилась она на этого лицемера, на этого самонадеянного типа, на Хартли, который позволил себе такую грубость.

Бросив в мусорную корзину скомканное полотенце, Джоди пробормотала:

— Сказать мне, что я — «бомбила»! А всего несколько дней назад — подумать только! — я не могла возбудить собственного жениха. Но стоило мне возбудить кого-то другого, и я сразу стала… проституткой. Никакой справедливости. Женщина изо всех сил старается понравиться своему жениху, но все заканчивается тем, что она выглядит и чувствует себя какой-то дурочкой, завернутой в капрон. Однако стоит ей чуточку разгорячиться со вторым — за всю жизнь! — мужчиной, как она сразу приобретает сомнительную репутацию… Ее тут же называют бомбилой.

Опять звонок. Какая настойчивость, надо же!

На этот раз Джоди почувствовала благодарность к звонившему — он отвлек ее от грустных размышлений. А может быть, это Сью? Хочет сказать, что собирается вернуться? Вот было бы здорово! Наконец-то новая Джоди сможет начать новую жизнь.

Пристроив ложку на остаток бумажного полотенца, Джоди подошла к телефону.

— Алло?

— Дорогая, мне так жаль…

Альдо, черт бы его побрал. Джоди задумалась, не повесить ли трубку.

— У меня болит сердце оттого, что я заставил тебя страдать. Я совсем поглупел, потому что чувствую: я теряю тебя, женщину, которую люблю больше всего на свете.

Ну ладно, смягчилась Джоди, послушаю еще немного.

— Я не очень хороший любовник и не очень хороший преступник, я просто недотепа — и в том, и в другом…

Не очень хороший преступник?! — удивилась Джоди. Что он имеет в виду?

— Заставил тебя стать «бомбилой» и сегодня вечером опять хотел все повторить…

Что происходит с людьми в этой части страны? — недоумевала Джоди. Неужели слово «секс» находится здесь под запретом? Никто не мог бы заставить Сью делать что-нибудь помимо ее желания, особенно стать «бомбилой». Эта женщина делает что хочет и когда хочет.

Слушая сбивчивое, путанное, горестное признание Альдо, Джоди удивленно размышляла, почему он сказал: «Сегодня вечером я опять хотел все повторить». Он ведь сегодня ни на чем не настаивал, просто пригласил ее поужинать. Джоди стала слушать внимательнее.

— Я собираюсь пойти в полицию и во всем признаться, чтобы доказать тебе: я способен изменить свою жизнь, стать достойным нашей любви…

Как он себя назвал? Не очень хорошим преступником? И говорит, что собирается идти в полицию?.. Ну и ну! Теперь Джоди кое-что поняла. Сью сбежала из города совсем не от несчастной любви. Она сбежала потому, что этот парень вовлек ее во что-то плохое. Во что-то криминальное! Хотя, с другой стороны, Альдо — человек эмоциональный, он вполне может что-нибудь преувеличить, наговорить лишнего.

— Я поднимусь на самую высокую гору… — заныл несчастный влюбленный.

Сейчас он скажет про ураган и прочее, и прочее, с тоской подумала Джоди. Но, как бы там ни было, он по-настоящему любит Сью, и кузина тоже его любит. Поэтому им нужно обсудить все самим, без меня.

Когда Альдо сделал паузу, приготовившись к новой тираде, Джоди спросила:

— Скажи, Альдо, ты сидишь?

— Да, — ответил он недоуменно.

— Видишь ли, я не та, о ком ты думаешь. Сейчас я тебе все объясню, а потом дам номер телефона, по которому тебе надо позвонить…

Хартли стоял на кухне, положив руку на дверцу холодильника. За последние двадцать четыре часа он столкнулся со страстью, предательством и испытал смятение души и разума. Такую гамму чувств он пережил в течение последнего года. Но — в течение года, а не за один день!

Открыв холодильник, Хартли достал бутылку содовой. Сегодняшние события явно требовали чего-нибудь покрепче, но ему хотелось обдумать все на трезвую голову. С бутылкой содовой в руке Хартли вошел в гостиную, уселся в старое кресло перед телевизором и предался размышлениям.

Надо же такому случиться! После моего четырехмесячного нытья Фрэнк наконец-то подкинул мне плевое дельце с «даймлером», и вот тебе: вожусь уже два дня, а к «даймлеру» — никаких подступов, зато я имею на руках украденный «ванден» и потерпевший аварию фургон. Плюс еще одна проблемка. И, пожалуй, она посложнее всех остальных вместе взятых.

Хартли вскочил и нервно зашагал по комнате.

— Я должен узнать, кто она на самом деле, — решительно заявил он.

Хартли подошел к дому Сью. В окнах горел свет. Это хорошо, подумал он, значит, леди дома. Хартли взглянул на часы. Полночь. Ладно, она привыкла к мужчинам, которые появляются у ее дома в это время, так что мой визит будет не слишком грубым нарушением правил приличия. Хотя, если уж вести речь о правилах приличия, чуть раньше она обошлась со мной, как с самой паршивой собакой. Не говоря уже о том, что ее ответ: «Ты хотел этого так же сильно, как я», — поставил меня в тупик. Теперь, чтобы прояснить ситуацию, мне нужно заслужить ее расположение, извиниться. А уж потом спросить ее, очень тактично, кто она на самом деле, черт побери.

Конечно, Хартли понимал, что прежде всего будет подвергнут осмотру через дверной глазок. Вид у него должен быть смущенный, страдающий, искренний. Хартли сроду так не выглядел, но сейчас постарался изобразить все лучшим образом.

Он постучал. И подождал. Нет ответа.

Хартли вглядывался в матовое стекло, пытаясь заметить какое-нибудь движение в доме.

Ничего.

Хартли постучал снова. Результат тот же.

— Нужно было зайти к Повару и принести ей кастрюлю с чем-нибудь, — пробормотал он. — Жаль, что я не умею готовить.

Хотя я мог бы принести ей цветы или какую-нибудь милую безделицу, спохватился он.

Хартли снова взглянул на часы. Десять минут первого. Он пристально всматривался в матовую поверхность стекла. Никакого движения. Но в доме везде горит свет. Должно быть, Сью — или как ее там на самом деле? — подделывает счета за электричество. И зачем такая иллюминация в ночное время? Непонятно.

Как непонятно и то, почему она еще не подошла к двери. А вдруг с ней что-нибудь случилось?

Вдруг заявился Альдо, хотя она недвусмысленно дала ему понять, что не хочет его видеть? Или, что еще хуже, снова объявился Рик и силой вломился в дом?

Хартли подергал дверную ручку. Заперто. Конечно, хорошо, что проклятую дверь починили, но… он должен убедиться, что со Сью все в порядке. Он сделал глубокий вдох, медленно выдохнул. Никакие силовые приемы, разумеется, недопустимы. В прошлый раз он был вне себя и сломал проклятый замок, сейчас же будет действовать осторожно, с умом. Хартли полез в карман и вытащил небольшой швейцарский нож — полезная вещь на все случаи жизни.

Спустя пару минут дверь была открыта. Он быстро вошел в прихожую, тихонько прикрыл за собой дверь и огляделся. Прошлой ночью ему было не до того, чтобы озираться вокруг. Тот же цвет — персиковый вроде бы? — что и в спальне. Тогда он еще подумал, что это не ее стиль. Но теперь он знал почему. Потому что эта квартира принадлежала кому-то другому, вероятнее всего реальной Сью.

Хартли искал признаки беспорядка, приметы произошедшей здесь потасовки. Ничего. Все в полном порядке, даже женские журналы уложены аккуратной стопочкой. Он уловил и ароматную «подпись» Сью — запах роз. И еще один запах… Неужели соус к спагетти?

Идя на этот запах, Хартли оказался в кухне. Так и есть. На плите стояла кастрюля с томатным соусом. В том, как выглядело помещение, не было ничего настораживающего, но, с другой стороны, здесь явно присутствовал какой-то непорядок.

Что-то в мусорной корзине бросилось Хартли в глаза. Он подошел ближе и увидел груду чего-то белого, торчащего из пластиковой — розового цвета, конечно, — мусорной корзины. Оказалось, смятые бумажные полотенца, пропитанные… красным.

Словно цунами обрушилась на него паника. Он заторопился в спальню. Пересекая холл, Хартли услышал шум льющейся воды. Душ? Он заглянул в ванную комнату, дверь в которую была широко открыта. Через прозрачные стенки душевой кабины, будто через окно, было видно, как Сью — или Джоди? — водит губкой по своему восхитительному телу. И при этом она что-то напевала, мелодия в зависимости от шума падающей воды то становилась громче, то затихала. Голос у нее был нежный, мелодичный.

Уходи! — приказал себе Хартли. Не стой здесь! Ты ее напугаешь.

Однако было поздно. Женщина повернула голову и застыла. Золотисто-карие глаза расширились. Хартли обругал себя последними словами.

— Извини, — быстро проговорил он и выставил перед собой раскрытые ладони, как будто стараясь доказать, что у него нет дурных намерений. — Извини, — повторил он и повернулся, чтобы уйти.

Вода перестала литься.

— Хартли, подожди. Пожалуйста.

Этот голос… Мягкий, настойчивый… Хартли медленно повернулся.

Она стояла, прижавшись к прозрачной стенке душевой кабины. В глазах грусть и одновременно жаркое пламя. Хартли опустил взгляд на великолепные груди, расплющившиеся о стекло. Кровь зашумела у него в ушах. Сью открыла дверь, убирая прозрачную баррикаду, и вышла из кабинки. Хартли сунул большие пальцы за ремень, чтобы остановить свои руки от совершения непродуманных действий: теперь только разум — та его часть, которая еще работала, должен продиктовать следующий шаг. Розовая кожа Сью блестела после пребывания под тугими водяными струями. Мокрые пряди волос прилипли к щекам, к шее. Капли воды лениво скользили по ее телу.

К черту разум! Какая-то мощная сила бросила Хартли вперед. Он стиснул в своих объятиях эту необыкновенную женщину, наслаждаясь ее запахом — запахом чистоты и мыла, влажной шелковистостью ее кожи.

— Я стучал… Никто не ответил… Я беспокоился… — слетали с его губ короткие рваные фразы.

Она — в знак молчаливого прощения — приложила пальчик к его губам. Хартли отвел мокрую прядь волос, упавшую ей на глаза, взял ее лицо в ладони и стал пристально всматриваться в него.

— Ты… так… прекрасна…

И, когда он увидел, как потемнели золотисто-карие глаза, он коснулся губами изгиба ее шеи и сделал глубокий вдох. Конечно, он был там, тонкий запах роз, ее ароматная визитная карточка. Такой же свежий и чистый, как она сама, как ее сущность. Губы скользнули по щеке, нашли губы, которые раскрылись навстречу — как бутон раскрывается навстречу солнцу.

Джоди упивалась его поцелуями, ощущая, как его страсть медленно перетекает в нее. Когда Хартли отстранился, она залюбовалась переменами, произошедшими в его лице. Страсть смягчила резкость черт, углубила бездонность глаз. Она провела пальчиком по губам Хартли, наслаждаясь тем, что ее прикосновение приподняло уголок его рта в смущенной усмешке.

— За то, что я сказал тогда… прости меня… — хрипло прошептал Хартли.

Его извинения, его смущенный вид тронули Джоди.

— Как ты мог так назвать меня? — с тихой укоризной спросила она.

Его брови поднялись.

— «Бомбилой»?

Она кивнула.

— То, что мы испытали прошлой ночью, было особенным, это нельзя очернить или унизить.

— Но… я не вижу никакой связи… Слово «бомбить» не имеет никакого отношения к тому, что произошло между нами, — сказал Хартли, крепко прижимая ее к себе, словно боясь, что она опять ускользнет от него.

— Не имеет отношения?

У него вырвался короткий горловой смешок.

— Дорогая, как ты думаешь, что означает это слово?

— Я думаю, это термин, обозначающий секс. Ну, в оскорбительном, сниженном смысле, понимаешь?

Какое-то мгновение Хартли недоуменно смотрел на нее, затем рассмеялся — громко, запрокинув голову. Отсмеявшись, он посмотрел на Сью яркими сияющими глазами.

— Значит, вот о чем ты подумала… Ничего удивительного… — Он не закончил фразу, только покачал головой. — Для сведения: вчера мы занимались любовью, а не сексом. И теперь я твердо знаю, что ты не… — Хартли снова умолк и испытующе всмотрелся в ее лицо.

— Что я не?..

Его пальцы скользили по ее телу. Прикосновение грубоватых рук вызвало у Джоди сладостное, чувственное волнение.

— Неважно, потом… Сейчас вопрос в том, что ты стоишь здесь совершенно голая и болтаешь о каких-то пустяках?

— А что я, по-твоему, должна делать?

— Может быть, «бомбить»? — Хартли подмигнул, взял ее за руку и повел в спальню.

12

Он так и не сказал, что это значит. С того момента, как они вышли из ванной комнаты, им было не до разговоров. Хорошо хоть, подумала Джоди, я знаю теперь, что это не относится к сексу. Значит, он тогда не хотел меня унизить.

Еле переставляя ноги, она вышла из спальни и отправилась в кухню — сделать несколько бутербродов. Должно быть, они сожгли сегодня сотни, нет, тысячи калорий. Неудивительно, что она зверски проголодалась. Джоди никогда не чувствовала себя такой голодной после того, как занималась любовью с Риком. И он никогда не давал ей почувствовать, будто ему еще мало меня. За пять лет жизни с Риком Джоди ни разу не ощущала себя такой красивой и сексуальной, как с Хартли за… — Джоди быстро подсчитала — за двадцать семь часов.

Она взглянула на часы. Ну да, они были любовниками двадцать семь часов десять минут. Этот мужчина заставил ее считать каждую минуту их удивительной близости.

Мурлыкая свою любимую мелодию, Джоди поставила на поднос баночку паштета, тарелочки с крекерами, разрезанными апельсинами и яблоками и, конечно, с маринованными артишоками! Потом отступила на шаг и полюбовалась натюрмортом. Скромно, но куда лучше, чем набор каких-то объедков, которыми угощала ее кузина.

Кстати, через несколько дней Сью должна вернуться.

Джоди ощутила на миг легкую растерянность, ее самоуверенность дрогнула. Через несколько дней выяснится, кем она на самом деле стала, что представляет собой новая Джоди.

Войдя в спальню, она едва не выронила поднос, увидев сидящего на кровати Хартли. Его мощный торс, широкий разворот плеч, мускулистая крепкая грудь, покрытая порослью курчавящихся волос являли собой впечатляющее зрелище. Джоди покрепче ухватила поднос, припомнив свои невероятные ощущения, когда она, вдыхая острый мужской запах, целовала и вылизывала эту загорелую кожу.

— Куда ты смотришь? — спросил Хартли.

— На твою грудь, — ответила она изменившимся голосом. — У тебя прекрасная грудь.

— Прекрасная?

— Просто великолепная.

Джоди закрыла глаза, чтобы ярче запечатлеть в памяти и образ Хартли, и чувства, охватившие ее. На мне можно повесить табличку с надписью: «Женщина, которая потратила годы, не узнав настоящей любви», — подумала она и открыла глаза.

Ее реакция, казалось, позабавила Хартли.

— Спасибо.

Джоди поставила поднос на середину кровати и села.

— Кстати, у тебя тоже прекрасная грудь, — вернул комплимент Хартли, кладя ладонь на грудь Джоди. — И тебе идет нагота.

Блеск восхищения в его глазах отразился нежным румянцем на щеках Джоди.

— Ты покраснела.

— Ты заставляешь меня чувствовать себя так… так чудесно.

Чудесно? Снова прежняя Джоди, которая путается в словах, будто только что научилась говорить! Будь она хоть чуточку понаходчивее, она сказала бы: «Ты заставляешь меня чувствовать себя желанной, необузданной, страстной!» — потому что именно такой она себя и ощущала.

Боясь снова не справиться с косноязычием, Джоди нырнула под простыню.

— Персиковый… — пробормотал Хартли, оглядывая комнату. — Это твой любимый цвет?

— Не персиковый, а мандариновый. Это ее… я имею в виду — мой любимый цвет.

Он, однако, заметил оговорку.

— Ее?

Джоди мысленно взяла себе на заметку: после расслабляющего секса следует не разговаривать несколько часов.

— Да, ее. Я имею в виду свою подругу, которая помогала мне обставлять квартиру.

Джоди быстро взяла дольку апельсина и отправила в рот, дабы опять не сболтнуть лишнего.

— Значит, ты называешь этот цвет мандариновым? — Хартли снова оглядел комнату. — А я бы назвал его персиковым.

Джоди вытерла сок с подбородка.

— Ты говоришь, персиковый? А я говорю — мандариновый.

— Томатный, махаоно-эвкалиптово-соевый… — В уголке рта Хартли снова появилась усмешка, от которой по коже Джоди побежали мурашки. — Давай забудем все прежние названия? Будем называть все заново, — предложил он.

Конечно, это всего лишь легкая словесная игра, но у Джоди заныло сердце. Если бы Хартли узнал, что она маскируется под кого-то, он бы, вполне вероятно, забыл ее. Ложь — совсем не ее стиль: она не умеет и не любит лгать. Сначала играть «под Сью» было забавно и возбуждающе, но сейчас…

Сейчас Джоди чувствовала, что если не будет до конца честной с Хартли, то может потерять его. Она ничуть не сомневалась, что он занимался любовью именно с ней, Джоди Хант, поэтому было бы справедливо открыть ему свое настоящее имя, рассказать, почему она вынуждена представляться как Сью Доннер.

Джоди нервными движениями начала разглаживать покрывало.

— Я… хм… мне надо тебе кое-что сказать.

Хартли отправил артишок в рот и кивнул, приготовившись слушать.

— Я не Сью. — Джоди глубоко вдохнула, приготовившись к удивленным, негодующим расспросам.

Однако Хартли и не думал негодовать. Он отправил в рот еще один артишок и заявил:

— Они просто великолепны!

Наверное, он не расслышал, подумала Джоди.

— Хартли, я не Сью, — повторила она, чеканя каждое слово.

Он причмокнул губами, наслаждаясь артишоком и спросил:

— А что в баночке?

— Паштет.

Хартли поморщился.

— Я — пас.

Он потянулся к крекеру. Джоди схватила его за руку.

— Почему ты игнорируешь меня?

Он взял ее руку и поцеловал.

— Дорогая, я не смог бы тебя игнорировать, даже если бы от этого зависела моя жизнь. Ты сказала, что ты не Сью. — Хартли пожал плечами. — Я это уже знаю. А я приврал, когда сказал тебе, что знаю Рика, так что мы с тобой оба — как бы это выразиться? — слегка отклонились от истины.

Как он может так холодно, так небрежно говорить об этом!

— Ну, я-то знала, что ты незнаком с Риком, — небрежно бросила Джоди.

Пусть она не так хладнокровна, как Хартли, но она не позволит, чтобы последнее слово осталось за ним.

Джоди взяла крекер, намазала на него паштет и отправила в рот.

— Значит, ты не купилась на мое: «Меня послал Рик»?

Джоди покачала головой. Прожевав и проглотив крекер, она пояснила:

— Сначала я тебе поверила…

— А потом?

— А потом — нет. Если бы ты в самом деле был знаком с Риком, то знал бы, почему он назвал меня Джоди.

— И почему же?

— Потому что это мое имя. — Произнеся эти слова, она почувствовала огромное облегчение. Наконец-то она снова стала собой! — Джоди Хант, — добавила она, называя свое полное имя.

Странно, но Джоди показалось, что она и в самом деле произнесла свое имя впервые в жизни. Хотя, возможно, так оно и есть. Ведь она определенно была на пути к новой личности, к новой Джоди.

Хартли почтительно взял ее за руку и торжественно проговорил:

— Здравствуйте, мисс Джоди Хант.

— Здравствуйте, мистер Хартли…

— Лоусон. Хартли Лоусон.

Джоди улыбнулась.

— А теперь, когда выяснилось, что я Джоди Хант, а ты Хартли Лоусон, скажи: что значит «бомбила»?

Хартли помолчал.

— Тот, кто ворует машины.

— Ворует машины? — Ее вдруг озарило. — Значит, ты думал, что я украла «ванден плас»?

Хартли внимательно посмотрел на нее, потом кивнул.

— Пожалуй, ты прав! — Джоди рассмеялась. — Только он снова украл его!

И она поведала Хартли свою историю, начиная с подаренной Патриком книги «Как заставить мужчину выть, дрожать и стонать» и заканчивая неверностью Рика, от которого, сжигая все мосты, она укатила на его «Малышке».

— А затем Сью попросила меня заменить ее на работе. Так за один день из незаметной Джоди, типичной служащей на окладе, я превратилась в экзотическую Сью, ринг-девушку! — Она остановилась, чтобы перевести дух.

— Возьми, тебе необходимо подкрепиться, — сказал Хартли, протягивая ей еще один крекер, намазанный паштетом. — Надо сказать, если в качестве служащей ты так же хороша, как на ринге, значит, я вижу перед собой лучшую на свете служащую. — Хартли убрал упавшую ей на лоб прядь волос. — Ты собираешься вернуться на работу в магазин?

— Нет.

Честно говоря, до самого этого момента Джоди еще не приняла окончательного решения. Хотя она понимала: нет никакого смысла возвращаться в Балларат. Там был дом Рика — его мебель, его вкусы, всякая принадлежащая ему ерунда. А ее работа? Меньше всего ей хотелось бы провести всю свою жизнь, отмеряя материю и превращаясь из молодой служащей в уважаемую старослужащую. От этой мысли Джоди похолодела.

— Итак, как представляет себе будущее Джоди Хант?

— Машина, работа, настоящая жизнь. — На последних словах голос Джоди дрогнул — она не имела ни малейшего понятия, что бы это могло быть.

— Эй, — Хартли привлек ее к себе, — все в порядке.

Джоди внутренне сжалась — ей не хотелось, чтобы Хартли заметил ее неуверенность. В конце концов не для того прошла она через все это, чтобы раскиснуть при первых же оказанных ей знаках сочувствия. Но, когда Хартли, приговаривая ласковые слова, обнял ее, Джоди уступила его ласкам, благодарная ему за поддержку. Разве она этого не заслужила, черт побери?!

Спустя некоторое время Хартли мягко сказал:

— Ты поступила правильно. Вскочила в «ванден плас» и рванула к новой жизни.

Джоди усмехнулась.

— Да, поездочка вышла что надо. Особенно если учесть, что у меня не было ни денег, Ни одежды, ни планов на будущее.

Хартли потерся щекой о ее лицо и прошептал Джоди на ухо:

— Ты ехала навстречу своей судьбе. Считай, что это была поездка к радости.

Джоди ощутила, что в глубине ее души пробудилось новое чувство: светлое ожидание чего-то хорошего. Впервые за несколько дней.

Хартли заглянул ей в глаза.

— Ты рассказала впечатляющую историю. Хотя, надо сказать, я слышал огромное количество подобных историй.

— Слышал… огромное количество? — У Джоди вырвался нервный смешок. — Только не говори мне, что я вывернула себя наизнанку перед психотерапевтом.

— Близко к этому. Перед детективом.

Джоди оторопела.

— Ты… детектив? Значит, ты действительно думал, что я украла «ванден плас»?

— Что-то вроде этого, — после недолгого колебания признался Хартли.

У Джоди перехватило дыхание. Теперь ей стали понятны многие вещи, о которых говорил Альдо.

— «Бомбила»… Пробомбить парня… Дружок Сью тоже употреблял это выражение… — растерянно проговорила она.

— Альдо?

Джоди кивнула.

— Тот парень, который принес тебе розу?

— Он принес эту розу Сью, а не мне. Чтобы попросить ее снова пробомбить драйвера и… — Джоди осеклась. — Вот, значит, почему вы выслеживаете Сью…

— Верно. Но я думал, ты знаешь, почему Сью сбежала из города. — Хартли помолчал и, тщательно подбирая слова, заговорил снова: — Я не хочу говорить об этом сейчас, после того как мы занимались любовью. Пусть сегодняшняя ночь останется нашей. Никаких игр, никакой фальши. Джоди, я столько времени не знал… Словом, я не хочу разбавлять эту ночь никакими проблемами. Поверь мне, когда мы выйдем отсюда, они тут же на нас набросятся.

Джоди сжала губы, беспокойство плеснулось в ее золотистых глазах.

— Да-да, верь мне: я сказал то, что чувствую, — продолжал Хартли, поглаживая ее по лицу. — И, чтобы доказать тебе это, я меняю тему. Этой ночью ты гладила шрам на моей груди. Я приобрел его год назад. Тогда-то и закончилась моя старая жизнь и началась новая.

— Значит, тебе известно, что при этом чувствуешь, — прошептала Джоди.

Хартли рассмеялся, но смех его был безрадостным.

— О, дорогая, мне известно не только это, а много-много больше. Я знаю, например, что такое посттравматический синдром. Мне поставили этот диагноз после ранения. Много месяцев я не мог спать, не мог работать, не мог контролировать свои эмоции. Внутри меня постоянно жило какое-то грызущее чувство… — Хартли умолк, неожиданно осознав, что больше не ощущает его, что это отвратительное чувство сменилось чем-то хорошим, чем-то особенным… И это особенное носит имя Джоди.

— А что ты тогда делал?

— Хм… не понял?.. — Хартли вопросительно заглянул в ласковые золотисто-карие глаза.

— Ну, в то тяжелое время — что ты делал?

— Пил и разговаривал с моим попугаем.

Джоди рассмеялась.

— Да нет, правда, — заверил Хартли. — Но теперь мы с ним только разговариваем.

Он снова услышал ее смех — легкий, беззаботный, девчоночий смех.

— Несколько месяцев назад я вернулся на службу. Но, честно сказать, не лежит у меня больше к ней душа. Чего я действительно хочу — начать новую жизнь на маленькой ферме. Это моя мечта.

— И ничего тебя в Сиднее не держит?

— Ничего. У меня нет теперь ни жены, ни мебели, ни семьи. Я потерял это все сразу, одним махом.

— И жену?

Хартли не хотелось говорить на эту тему, но ему невыносимо было видеть на лице Джоди беспокойство.

— Ее звали Дженнифер, — сказал он будничным тоном. — Последнее, что я о ней слышал, — она где-то в Мельбурне, распродает — или уже распродала — мое имущество.

— Вы разведены?

— Да, и этот статус я собираюсь сохранить навсегда. — Хартли уловил раздражение в своем голосе, и ему это не понравилось. — После всего того, что со мной случилось, я никогда ни с кем не свяжу больше свою жизнь. Женитьба на Дженнифер отняла у меня все, в том числе и мои мечты о детях и о внуках, которые могли бы сделать радостной нашу старость. Может быть, я еще полюблю кого-нибудь, но никогда больше не поставлю свою подпись ни под одной бумагой.

Джоди чувствовала себя неловко, ведя такой разговор после ночи любви, но она понимала: между ними не должно остаться никаких неясностей. К тому же она глубоко сочувствовала Хартли — кому-кому, а уж ей-то хорошо известно, как это горько, когда тебя предают.

— Я тоже хочу ребенка, — поколебавшись, призналась она.

Хартли стиснул ее руку.

— А я двух. Или трех…

Джоди тихонько хихикнула.

— Я бы не отказалась и от четырех.

Джоди сказала это шутливым тоном, за которым спрятала всколыхнувшуюся застарелую боль. Как отчаянно она хотела забеременеть, и как грустно, что Рика мысль об отцовстве не приводила в восторг.

— Давай больше не говорить о мечтах, — прошептала она. — Ни о Рике, ни о Дженнифер, ни о чем таком, что портит жизнь.

Хартли крепче прижал ее к себе.

— Идет.

Он долго не разжимал объятий, и Джоди думала: даже если их встреча закончится ничем, она все равно будет благодарна Хартли за тот великий дар, которым он ее одарил. Ее поездка из Балларата в Сидней и в самом деле оказалась поездкой к радости.

И, когда Хартли, склонив голову, уткнулся губами в маленькую ямочку между ключицами Джоди, новая Джоди крепко обняла его и жадно прошептала:

— Возьми меня…

13

Тук-тук-тук.

Неужели Хартли? Джоди бросила взгляд на часы. Половина шестого. Сегодня утром Хартли сказал, что вернется в семь вечера. А может, он пришел пораньше, потому что соскучился? — улыбнувшись, подумала Джоди.

Она накинула шелковый халат Сью и направилась к передней двери.

Взглянув в дверной глазок, она увидела Альдо.

— Альдо, — сказала Джоди, стараясь не выдать своего разочарования, — Сью возвращается завтра.

— Я знаю. Я хочу видеть тебя, Джоди.

Джоди не удивилась, что он знает ее имя. Наверняка они со Сью говорили обо мне, подумала она, ведь я дала Альдо номер телефона кузины, когда призналась ему в обмане.

— У меня много дел. — Джоди надеялась, что Альдо поймет намек и уйдет: она хотела как следует подготовиться перед свиданием с Хартли.

— Я всего на две минутки. И тут же исчезну.

Голос Альдо звучал так грустно и так серьезно, что Джоди сдалась. Она запахнула халат и приоткрыла дверь.

— Ладно, две минуты, — сказала она, дав себе слово, что через пять минут непременно выставит Альдо. — Что случилось?

На Альдо были белые шорты и легкая бежевая футболка. Он сделала какое-то движение, похожее на полупоклон, и сложил перед собой руки.

— Джоди, — торжественно начал он, — я хочу извиниться за свое поведение. Я совершал дурные поступки, но больше это не повторится. Я обещал Сью, что исправлюсь. — Альдо поднял руку, будто готовясь произнести клятву. — Клянусь могилой моей матери, упокой Господи ее душу. — Он перекрестился.

Воспользовавшись тем, что он на секунду замолчал, Джоди поторопилась его успокоить:

— Все в порядке, Альдо. Я знаю, ты никому не хотел навредить.

— Я никому и не навредил! Физически, во всяком случае. Но я ранил сердце моей малышки, и теперь собираюсь доказать ей, что я мужчина, достойный ее любви.

Ох! Скоро Альдо начнет взбираться на самую высокую гору. Это обойдется мне еще в пять-десять минут, прикинула Джоди, поэтому надо найти способ поскорее избавиться от него. Воспользовавшись паузой, во время которой Альдо набирался сил перед следующей тирадой, Джоди быстро проговорила:

— Я очень уважаю тебя за это, правда, уважаю. Но мне надо принять душ и… кое к чему приготовиться.

— Хорошо, — кротко изрек Альдо. — Это второе, что я обещал Сью: не говорить много. Но перед уходом я все-таки должен сказать еще одну вещь.

Джоди облегченно вздохнула. Видимо, Сью сумела кое-что внушить этому парню.

— Ладно, но только одну.

Глаза Альдо увлажнились, и Джоди испугалась, что он сейчас заплачет. Но, оказалось, она ошиблась.

— Я хочу рассказать о том старикане на «даймлере». Ну, про то дело, в которое я втянул Сью. Понимаешь, я нарочно ударил ту машину в зад, а потом слегка стукнул и самого старикана. Затем положил его в машину к Сью и заставил ее уехать. Представляешь, какого страху натерпелась моя малышка? Ну и тот старикан, конечно. Правда, он скоренько очухался и дал деру. — Альдо не удержался и фыркнул. — Но все-таки я должен был компенсировать ему моральный ущерб. Так вот: когда я возвращал машину Бену — так зовут старикана, — я обещал ему поставить новый приемник и отрегулировать рулевую тягу. — Альдо склонил голову. — Извини, снова заболтался. Но я обещал Сью рассказать тебе всю правду — от и до. Потому что я хочу начать жизнь сначала. Наверное, глупо звучит, но я так решил.

История Альдо была как нельзя более к месту и нашла живой отклик в сердце Джоди.

— И совершенно это не глупо! — заявила она. — Я знаю еще одну очень похожую историю, так что могу тебя заверить: ты все решил правильно.

Как хорошо, что я дослушала рассказ Альдо до конца, подумала Джоди. Ведь я могу ему помочь, как помог мне недавно Хартли.

— Конечно, ты совершил много плохого, — сказала она, — но не стоит до конца жизни корить себя за это. Ты многое узнал о себе, понял, что надо с уважением относиться к людям, разобрался в своем отношении к Сью. Так что считай свое приключение с «даймлером» поездкой к радости.

— Ты правда так думаешь? — Альдо заулыбался и тут же перешел на другую тему: — Но каков негодяй этот пижон Рик! Любить машину больше тебя! Подумать только! Он…

— С этим все в порядке, — быстро перебила его Джоди. — Тебе нужно сейчас все внимание отдать Сью, а не мне. Она тебя очень любит.

Бархатные глаза Альдо снова увлажнились. Опасаясь, что в любой момент он может упасть на колени, Джоди расплылась в улыбке и сказала прочувственно:

— Спасибо, что заглянул ко мне. Увидимся, когда вернется Сью.

Альдо просиял, услышав имя своей возлюбленной. Воспользовавшись этой минутой молчаливого восторга, Джоди закрыла дверь.

Тук-тук-тук.

Джоди только что вышла из-под душа. Она взглянула на часы: пять минут седьмого. Может, она перепутала время? Может, Хартли сказал, что вернется в шесть, а не в семь?

Она посмотрела в зеркало и поправила влажные растрепанные волосы. Прошлой ночью Хартли восхищался ее волосами, поэтому она решила оставить на голове художественный беспорядок. Он восхищался и ее фигурой, поэтому Джоди решила не прикрывать наготу. Но она, пожалуй, наденет босоножки из обширной коллекции Сью и посмотрит, сумеет ли устоять на этих убийственных каблуках!

Тук-тук-тук.

— Подожди! — крикнула Джоди и быстрыми мелкими шажками — по-другому в такой обуви не походишь, она все-таки не настоящая Сью, — устремилась к входной двери. Качая головой, — подумать только, какой нетерпеливый! — Джоди распахнула дверь и с чувственным придыханием произнесла: — Возьми меня!..

— Будь уверена, — сказал Рик, похотливо глядя на нее.

Джоди моментально захлопнула дверь и прислонилась к ней, пытаясь отдышаться.

— Малышка, открой!

Малышка! — с ненавистью подумала Джоди. У этого негодяя железные нервы.

— Уходи сейчас же!

— Ты выглядишь очень разгоряченной, Джоди. Открой, я тебя хочу!

— Рик, все кончено, возвращайся домой. — Джоди была в ярости. Ей хотелось пнуть дверь ногой, но она понимала: это лишь вдохновит Рика на новую порцию нытья.

— Кто, ты думала, к тебе пришел?! — громко вопрошал Рик.

Ага! Джоди улыбнулась: восхитительнее момента не придумаешь! Если, говорят, месть сладка, то это — чистейшая выжимка из сахарного тростника!

— Прошла всего неделя, — продолжал кипеть Рик, — а ты уже встречаешься с другим мужчиной?!

— Рик, если ты начнешь кидаться на дверь, я вызову полицию.

— Полиция не нужна. Здесь — я.

Господи, кого еще принесло на мою бедную голову?! Джоди посмотрела в глазок. Питон! Явился как по мановению волшебной палочки. Лучше не придумаешь! Может, Рик не очень сообразителен с женщинами, но, вероятно, у него хватит мозгов не разыгрывать героя перед Питоном еще раз.

— Ладно, я ухожу, — сдержанно проговорил Рик и, вероятно специально для Питона, пояснил: — Я пришел, только чтобы забрать свою невесту и уехать домой.

— Я больше не твоя невеста, Рик. Если тебе нужна невеста, купи кольцо для той блондинки-коротышки, — посоветовала Джоди, наслаждаясь этим разговором.

— Но я люблю тебя.

— И ты очень убедительно это доказываешь.

— Я сделал ошибку.

— И большую.

А может быть, две или три. Или еще больше, подумала Джоди. У нее было достаточно времени, чтобы перебрать в памяти события последних пяти лет, оценить их и понять: у Рика, без сомнения, были женщины и кроме нее.

— Я хочу жениться на тебе, хочу иметь ребенка…

Слова, которые я отчаянно желала услышать еще неделю назад! — не без грусти подумала Джоди. И слава Богу, что Я их тогда не услышала! Потому что, скажи Рик их тогда, не было бы этой поездки к новой жизни, к новой Джоди.

— Рик, — она повысила голос, — у тебя был шанс, но ты его упустил. А теперь — уходи.

Повисло тяжелое молчание.

— Ты слышал, что сказала леди? — Интонации Питона были громовыми, раскатистыми. — Проваливай.

Джоди опять приникла к глазку и тихонько ахнула: сегодня внушительную мускулатуру соседа Сью туго облегала черная футболка, с которой скалился Веселый Роджер! Попробуй такого бугая не испугаться! Черт, я же забыла взглянуть на его почтовый ящик! — спохватилась Джоди.

— Питон! — окликнула она.

Он повернулся и посмотрел на дверь.

— Да?

— Как тебя зовут по-настоящему?

— Уэсли, ты же знаешь, — удивленно ответил он.

— Я тебе уже говорила прошлый раз, что ты хороший друг?

Джоди была готова поспорить, что здоровяк покраснел.

— Нет, Сью.

Непременно внушу Сью почаще говорить Уэсли добрые слова, так сказать, подпитывать его «эго», решила Джоди.

— Те пончики, Уэсли, они были просто замечательные.

На лице громилы появилась по-детски радостная улыбка.

— Спасибо, Сью.

— И тебе спасибо, Уэсли.

Джоди отправилась в спальню одеваться. Открывая стенной шкаф, она, усмехнувшись, подумала: странное дело. Все поворотные моменты в моей жизни связаны с дверью. Когда одна дверь закрывается, открывается другая. Что ж, посмотрим. А вдруг за этой дверью окажется что-нибудь стоящее?

Без десяти семь. Джоди сгорала от нетерпения, поджидая Хартли.

Тук-тук-тук.

Она бросилась в прихожую, но, прежде чем открыть дверь, на всякий случай взглянула в глазок. Хотя теперь на ней было крошечное платьице, обнаруженное в бездонном стенном шкафу Сью, Джоди не хотела еще раз нарваться на не того мужчину.

Когда Джоди увидела стоящего за дверью, все внутри у нее задрожало. Да, теперь это Тот Самый Мужчина.

Джоди открыла дверь и воскликнула:

— Ты просто неотразим!

Она еще ни разу не видела Хартли столь тщательно одетым. Аккуратнейшим образом отглаженные брюки, светло-серая, в цвет глаз, рубашка и замшевые туфли. Ни один мужчина на свете не мог бы выглядеть так сексуально, ничего не делая, а просто стоя в дверях!

Хартли вошел в дом и обнял Джоди.

— А ты — настоящее чудо, — сказал он, зарываясь лицом в ее волосы. — Вчера я сказал тебе: сегодня твой вечер, мы пойдем туда, куда ты захочешь. Ты выбрала место? — прошептал он, покусывая ей мочку уха.

— Да.

— И куда же мы идем?

— К тебе. Я хочу увидеть, как ты живешь.

Джоди вошла в дом и огляделась.

— Заранее прошу прощения за то, что ты увидишь. Я ведь не готовился к твоему приходу… — виновато проговорил Хартли.

— Да, тут немного… — Джоди замялась, подыскивая слова.

— Пустовато и грязновато, — с легким вызовом подсказал Хартли.

— Ну, я бы не стала тебе возражать, — весело отозвалась Джоди.

Слишком весело, подумал Хартли.

— Как я уже говорил, все делала Дженнифер. — Он уловил раздражение в собственном голосе, и это ему не понравилось. Черт, в его годы пора научиться ухаживать за женщинами! Нечего было тащить Джоди в эту берлогу, даже если она высказала такое желание. — Хочешь содовой?

— Конечно, — беззаботно — слишком беззаботно, показалось Хартли, — сказала Джоди, уставясь на тумбочку для телевизора.

— Это у меня и кофейный столик, — быстро пояснил Хартли наличие на тумбочке нескольких кофейных чашек. — Сейчас принесу содовую.

Войдя в кухню, он увидел грустящего у раковины Джо, длинный ряд бутылок на стойке и в растерянности остановился.

— Помощь не требуется? — спросила Джоди, появляясь в дверях.

— Чудесно выглядишь! — Птица встрепенулась и перелетела на плечо Хартли.

Джоди рассмеялась.

— Какая прелесть! Он всех так приветствует?

— Не знаю, я никого сюда не приглашаю, — ответил Хартли, тут же отметив допущенную бестактность. Он достал из холодильника две бутылки содовой и сделал приглашающий жест рукой. — Прошу. — Ему хотелось побыстрее увести гостью из кухни.

В гостиной Хартли указал Джоди на единственное стоящее здесь кресло и вручил ей бутылку содовой.

— А где сядешь ты? — спросила она.

— Я постою.

Хартли сделал несколько быстрых глотков: не потому, что ему хотелось пить, — нужно же было что-то делать.

— Извини, — вдруг сказала Джоди.

— За что?

— За то, что напросилась к тебе в гости. Ты чувствуешь себя неловко.

— Я просто… не готов… но, пожалуйста, Сью, не извиняйся… — Хартли запинался на каждом слове. О черт, смутившись, подумал он, давненько я не допускал столько промахов за один день.

— Для сведения: я не Сью, я — Джоди.

— Я знаю!

На лице Джоди появилось непонятное выражение: задумчивое, грустное, отчужденное? О чем она думает? — недоумевал Хартли. Неужели о моей глупой оговорке?

А Джоди именно об этом и думала. Ей вдруг пришло в голову: а что, если она жестоко ошибается? Все эти дни она почему-то не сомневалась, что Хартли нужна была именно она, что он занимался любовью именно с ней, Джоди. Но, если он даже не может правильно назвать ее имя, путает его с именем ее сестры, может быть, он не знает и настоящую Джоди Хант? Может быть, в действительности он влюбился в ринг-девушку по имени Сью?

— Я — Джоди, — прошептала она и, смирив свои эмоции, весело сказала: — И кто-то собирался отвести меня пообедать.

14

— Я беременна.

Сью, сосредоточенно покрывавшая ярким лаком ногти, замерла.

— Что?

Джоди потрогала кулон в виде золотого сердечка и повторила:

— Я беременна.

— Так и думала, что ты это скажешь. — Сью поставила флакончик с лаком на кофейный столик и озабоченно уставилась на сестру. — Не очень подходящий момент, а? Ты официально уволилась с работы в Балларате, я нашла работу в шляпном магазине. Ты благополучно отвязалась от Рика, я почти согласилась выйти замуж за Альдо. Да, кстати, тот парень с машиной — помнишь, я тебе говорила? — он забрал свое заявление, и теперь все улажено. — Сью полюбовалась колечком с бриллиантиком на безымянном пальце и снова взглянула на Джоди. — Я думала, наши жизни уже определились, но, похоже, что нет. — Она похлопала ладонью по кушетке, на которой сидела. — Иди сюда, давай поговорим.

За последние несколько недель сестры очень о многом переговорили. О недолгой карьере Джоди в качестве ринг-девушки, о стремительной попытке Рика вернуть свою невесту, о многократных обещаниях Альдо начать новую жизнь. Джоди упомянула как-то о детективе, который ее преследовал, но ни словом не обмолвилась об их отношениях: ей было больно говорить об этом. Вспыхнувшие между ними чувства, казалось, были так глубоки и искренны, что случайная обмолвка Хартли занозой засела в ее сердце.

Сью выгнула дугой искусно выщипанную бровь.

— Ты уверена, что беременна?

— Ну, если эти тесты на беременность не лгут, то — да.

— И ты хочешь этого ребенка? — помолчав, спросила Сью.

— Шутишь? — удивилась Джоди. — В моей новой жизни это единственное, о чем я могу сказать с полной уверенностью: очень хочу! Все остальное — под большим вопросом, но ребенок — без всяких сомнений. — Джоди откинулась назад и погладила свой живот. — Как ни странно, но сейчас, когда моя жизнь — сплошная неопределенность, я не сомневаюсь, что со всем могу справиться. — Эти слова сорвались с ее губ случайно, но Джоди знала, что так оно и будет. — Новая Джоди, — сказала она, усмехнувшись, — сильная, уверенная в себе, настойчивая.

— И малость сумасшедшая — пробормотала Сью. Она постучала холеным ногтем по кофейному столику и сказала: — Хочу спросить. Разве ты не пользовалась предохранительными средствами?

— Пользовалась. — Джоди вздохнула, как ребенок, которому делают строгий выговор. — Кроме одного раза…

Это было в то мандариново-персиковое утро. Теперь, оглядываясь назад, Джоди спрашивала себя: уж не само ли ее подсознание, настроенное на определенную волну, выбрало именно этот момент?

— А кто отец? — озабоченно спросила Сью. — Не тот ли парень, на звонки которого следует всегда отвечать, что ты еще не вернулась?

Джоди почувствовала угрызения совести. Но тут же вспомнила тот вечер, когда Хартли не смог правильно назвать ее имя, у нее в голове будто просветлело. Джоди вдруг поняла, что он был пленен ее внешним образом — той женщиной, которую она изображала, а не реальной Джоди Хант.

И после всего, что она претерпела, ей меньше всего хотелось влюбиться в человека, который испытает глубокое разочарование, когда в один прекрасный день завеса спадет с его глаз и он увидит реальную Джоди — совсем не ту женщину, что была перед ним когда-то. И тогда она опять станет незаметной и скромной Джоди, которая ищет рецепты счастья во всех этих «Как заставить мужчину выть, дрожать и стонать». Такой жизнью она жила без малого пять лет. И сыта ею по горло.

— Спустись на землю. — Сью тронула ее за руку.

Джоди моргнула.

— Извини, я задумалась.

— Ну так как, дорогуша, кто отец? — повторила Сью.

— Ты права, — сказала Джоди, взяв себя в руки. — Это тот парень, для которого меня всегда нет дома.

— А у него есть имя?

— Хартли, — прошептала Джоди после долгого молчания.

— И он не годится в отцы?

— Он приходит в себя после посттравматического стресса, у него есть попугай и тумбочка для телевизора. — Джоди печально улыбнулась. — Но дело не в этом. Просто он не за ту меня принимает. Он думает, что я — это… ты.

Сью захлопала длинными ресницами.

— Подожди, подожди… Ты ему не сказала… и он думает…

— Нет, ничего подобного! Я хочу сказать, мы занимались любовью, и я думала, он не знает, что я — это я, но он, оказывается, знал и объяснил мне, почему он знал. — Джоди махнула рукой. — Ладно, забудь, дело не в этом. Просто я думаю, он влюбился в девушку, которая была одета в вызывающее бикини и танцевала на каблуках-небоскребах… Другими словами, он влюбился в тебя.

— Я никогда не танцевала, — возразила Сью.

— Ты понимаешь, что я хочу сказать. Он влюбился в горячую, необычную, сексуальную Сью.

— Но… — Сью задумчиво теребила непослушный локон, — все эти качества есть и в тебе, дорогуша. Только они были спрятаны. А потом ты позволила им вырваться наружу. Вот и все.

Джоди не нашлась, что сказать. Ей никогда не приходило в голову, что ее сексуальное поведение на ринге было не игрой, а частью ее собственной натуры, которая обнаружилась благодаря тому, что она, Джоди, подменила свою сестру на работе.

— Он даже не потрудился запомнить мое имя. Все время ошибался, называл меня Сью.

Сью на мгновение задумалась и выдала:

— Ну тогда есть еще Рик. Звонит чуть не каждый день. Ты всегда можешь к нему вернуться.

— Только когда небо упадет на землю!

Сью рассмеялась.

— Как ты можешь предлагать такое?! — продолжала возмущаться Джоди. — У меня будет ребенок. Я собираюсь стать тем, кем всегда хотела быть: матерью. Зачем мне нужен мужчина?

— Но… у тебя нет работы, и тебе негде жить…

— Если мне потребуется ремень безопасности, я его куплю. Мне не нужен мужчина, чтобы выполнять эту функцию. — Джоди помолчала. — Знаешь, что я узнала о себе? Ты-то это всегда знала, но не я. Я осознала наконец, что я — свободна. И поэтому всегда могу найти выход. Могу опять пойти работать. Могу взять у мамы деньги в долг и купить жилье. Словом, теперь я знаю, что всегда смогу выкрутиться и свести концы с концами. Ради себя и своего ребенка. Ради себя и своего ребенка… Мне нравится, как это звучит.

Телефонный звонок.

— А мне нравится, как звучит это, — проворчала Сью, направляясь к телефону. — Ставлю десятку, это снова тот парень, Хартли. Может, у него когда-то и соскочило с языка мое имя, но с тех пор он спрашивает только Джоди.

— Ну вот она и вышла, — пробормотал себе под нос Хартли, наблюдая, как Джоди выезжает из гаража.

Можно не сомневаться, машина принадлежит Сью, женщине, которая разукрасила свою квартиру всеми оттенками мандаринового, оранжевого, персикового и розового. Почему никто не надоумил эту женщину заодно окрасить в эти же цвета и машину? — усмехнувшись, подумал он.

После непонятной размолвки с Джоди Хартли ни разу не появлялся на этой улице. Трудно рассчитывать на теплый прием, если по телефону тебе все время отвечают: «Нет дома». Возникнуть вдруг на пороге и потребовать, чтобы она с ним объяснилась, тоже глупо. Если Джоди не хочет разговаривать по телефону, вряд ли она станет разговаривать с ним лично. Поэтому Хартли решил подкараулить момент, когда Джоди отлучится, и поговорить со Сью, узнать, почему ее сестра не хочет с ним разговаривать.

Хартли подошел к двери, и на него сразу нахлынули воспоминания. Он снова увидел Джоди в длинной розовой футболке, как она стояла, уставившись на звезды, и вид у нее был мечтательный и задумчивый. Он знал, это и была настоящая Джоди, несмотря ни на что верящая в чистоту и любовь. Хартли постучал в дверь и стал ждать.

— Чем могу вам помочь? — спросил женский голос.

— Сью?

— Да.

— Меня зовут Хартли. Я хотел бы с вами поговорить.

Молчание. Затем дверь открылась. Женщина, безусловно, была похожа на Джоди, но Хартли сразу уловил различия. Ярко-рыжие волосы. Особое выражение глаз «вижу-тебя-насквозь», которого нет у Джоди. И еще специфический, пряный запах духов — полная противоположность аромату роз, всегда сопровождающему Джоди.

— Хартли, — сказала женщина, в упор разглядывая его, — Джоди нет дома.

У нее были такие же карие глаза с легким золотистым оттенком, но без того богатого, медвяного отлива, который появлялся в глазах Джоди даже во время простого разговора и придавал им особую красоту и выразительность. Ох, как же долго я не заглядывал в эти чудесные глаза! — с тоской подумал Хартли.

Твердый карий взгляд Сью требовал объяснений.

— Я… хм… знаю, что ее нет. Я хотел поговорить с вами.

— Проходите, — сказала Сью, сопровождая приглашение кивком.

В гостиной на Хартли снова нахлынул поток воспоминаний — мучительных, горьких. Он ослабил ворот рубашки: воспоминания были так сильны, что, казалось, вот-вот задушат его.

— Хартли, — начала Сью, глядя на него, — я хочу сказать вам все прямо, как есть. Дело вот в чем. Джоди думает, что вы любите не ее, Джоди, какая она есть, а такую, какую она играла, когда заменяла меня. Вы же, наверное, знаете ринг-девушек и понимаете, что я хочу сказать.

— Это смешно! — фыркнул Хартли.

— Я тоже так думаю. — Сью развела руками, словно соглашаясь с ним, но не зная, что можно сделать. — Эта девочка много чего натерпелась. И она теперь не знает, во что можно верить, кроме одного…

— Чего же? — живо отозвался Хартли.

— Ее ребенка. — Сью опустила руки. — Она не предупредила меня, чтобы я вам не говорила, но даже если бы и предупредила, я все равно не смогла бы скрыть это от вас. Она только сегодня обнаружила, что беременна. Отец — вы.

Хартли испугался до потери сознания и закипел от радости — одновременно. Сью могла бы и не говорить, что отец — он, ему это и без того известно. Джоди обмолвилась как-то, что жених месяцами не касался ее, но даже это ее признание было лишним. Когда они занимались любовью, Хартли почувствовал неуверенность ее объятий, уловил сомнение в ее глазах, и понял: эта женщина не только не знала любви, но долгое время у нее даже не было интимных отношений.

— Ребенок… — проговорил Хартли, как будто пробуя на вкус это слово. Нежное тепло хлынуло в его душу, но тут же столкнулось с холодным потоком. — И она ничего мне не сказала?

Величайший дар, какой только можно вообразить — дитя! — и Джоди скрыла от него этот дар!

— И более того…

Желудок Хартли свела судорога.

— Она возвращается к Рику?

— Нет, она уезжает.

— Уезжает? Сейчас?!

— Еще не сейчас. Сейчас Джоди поехала в магазин, купить кое-что, — уточнила Сью. — А уезжает она через пару дней.

Зная, что Джоди в течение нескольких минут распростилась с жизнью в Балларате, Хартли не сомневался, что у этой женщины хватит решимости снова сжечь за собой мосты. Он почувствовал себя загнанным в угол, в нем закипели сложные противоречивые чувства.

Хрипловатый голос Сью врезался в его мятущиеся мысли.

— Вы когда-нибудь говорили ей, что любите ее?

Хартли перестал метаться по комнате, задумался. И отрицательно покачал головой.

— Мужчины… — Сью вздохнула. — Понимаете, если вы это чувствуете, вы должны это и сказать. Но большинство парней думает: если я произнесу «я люблю тебя», меня схватят за руку и потащат в тюрьму. — Сью перевела дух. — В брачную тюрьму, я имею в виду.

Хартли понял, что хочет сказать Сью. Но он, обжегшись с Дженнифер, поклялся никогда не подвергаться снова матримониальной процедуре. Хватит с него! Хартли поморщился, вспомнив, как сказал Джоди, что никогда больше не подпишет никаких бумаг. Да еще досадная оговорка с именем! Ничего удивительного, что ему дали от ворот поворот.

— Иногда парни бывают глупыми, — согласился он.

— И все-таки каждый должен получить второй шанс. — Сью посмотрела на свое кольцо и продолжила: — Джоди еще не знает, где начнет новую жизнь со своим малышом, но, если мне станут известны ее планы, я обязательно поделюсь с вами. Можете мне верить. После того, что мы с Альдо пережили… Альдо — это мой жених, — пояснила Сью, — правда для нас важнее всего.

Хартли провел рукой по волосам.

— Понимаете, у меня никогда не было возможности все объяснить Джоди.

И себе тоже, мысленно добавил он. Потому что, если честно, я по-прежнему хочу любви, хочу иметь семью и детей. И мне нужна только Джоди, та женщина, которую я увидел танцующей в супермаркете с погремушкой в руке, а не та, которую она изображала на ринге.

Но теперь женщина, которая вселила в него мечту о новой жизни, уезжает. И на Хартли снизошло просветление. Он четко осознал наконец, как ему следует поступить. Он тоже не хочет здесь оставаться. Не только два года — два дня. Без Джоди ему тут делать нечего. И еще он понял: куда бы он ни уехал, тень Джоди легкой золотой дымкой всегда будет преследовать его.

— Я не уйду от женщины, которую люблю, и от своего ребенка, не попытавшись вернуть их обоих, — решительно заявил Хартли.

15

Джоди открыла дверь в комнату.

— Сью, догадайся, что я принесла! Оказывается, существует яичный порошок с добавкой… — Она осеклась, увидев, что сестра не одна, и прошептала: — Хартли…

Сердце Джоди застучало тяжело и гулко. Она молча смотрела на Хартли. Похудел, выглядит усталым. Много работает или… из-за меня? — пронеслось у нее в голове.

Хартли шагнул вперед. Взял из рук Джоди пакет и положил на кофейный столик. Повернувшись к Джоди, он испытующе посмотрел на нее, его серые глаза подернулись туманной дымкой.

— Да-а-а, с нервами у тебя, черт побери, все в порядке, — протянул он.

Знает, поняла Джоди. Вопрос лишь в том, все ли он знает. Джоди сердито посмотрела на кузину. Неужели проболталась?

Сью встала и неторопливой походкой удалилась из комнаты. Не потому, что испугалась гнева сестры. Просто Сью знала: отношения лучше всего выяснять один на один, без свидетелей.

Джоди в общем-то рассердилась не на Сью, а на себя: почему она опять допустила, чтобы с ней так разговаривали? Сколько она натерпелась от Рика, который вел себя как собственник, всегда требовал отчета, укорял за те решения, которые она иногда принимала самостоятельно. Прежняя Джоди наверняка покорно промолчала бы и сейчас, но только не новая.

— Ты прав: нервы у меня в порядке, — сказала она, скрестив руки на груди. — Я сумела их сохранить, но тебя это совершенно не касается.

Лицо Хартли вспыхнуло от сдерживаемого гнева.

— Возможно, твое решение уехать меня и не касается, но к ребенку это не относится.

Значит, Сью все разболтала! Джоди попыталась что-то сказать, но наигранная бравада, казалось, унесла все силы. Ребенок, подумала она, Хартли нужен ребенок. Но это должна быть, что называется, «пакетная сделка». Если ему нужна не я, а та Джоди, которую мне пришлось изображать, он ничего не получит.

— Я сама могу позаботиться и о себе, и о своем ребенке, — прошептала Джоди.

— Это я уже слышал.

Хартли метался по комнате взад-вперед, словно запертое в клетке животное. Как в ту ночь, когда прорвалась их долго сдерживаемая страсть, прямо здесь, в этой комнате. Он подался вперед, его тело было напряженным, глаза блестели — хищник, приготовившийся к прыжку. И так же, как тогда, воздух в комнате сгустился от невысказанного желания… Джоди инстинктивно раскрыла объятия.

И Хартли, как тогда, одним прыжком преодолел разделяющее их пространство и прижал Джоди к себе.

— Пропади все пропадом, Джоди, я люблю тебя…

Его поцелуи были грубыми, страстными, настойчивыми. Озноб дикого желания пронзил Джоди. Она обхватила руками спину Хартли, прижимая его к себе в яростном стремлении удовлетворить бушующую в ней страсть. Но даже в этом чувственном жару в голове Джоди опять всплыл все тот же мучительный вопрос: кто же все-таки нужен Хартли, которую женщину он любит?

Джоди оттолкнула Хартли негнущимися руками.

— Тебе нужен ребенок, а не я.

— Как ты можешь?..

Джоди прервала его:

— Ты даже не знаешь меня, Хартли! — Когда он попытался отрицать это, она снова остановила его. — Я это уже проходила и не хочу идти по второму кругу. Тогда, витая в облаках, я доверилась мужчине, который в действительности не любил меня. Просто ему нравилась сама мысль иметь жену, пару детишек — потом, когда-нибудь, — но меня он не любил.

Хартли скрипнул зубами.

— Только потому, что я случайно назвал тебя Сью…

Джоди приложила палец к его губам.

— Пожалуйста, не оправдывайся. Не говори того, что мне хотелось бы услышать, того, во что, тебе кажется, ты веришь. Однажды мы уже потерпели поражение. Не будем повторять наши ошибки.

Джоди видела на лице Хартли боль и страдание, и все же ее не оставляли сомнения. Она не решалась до конца поверить этому мужчине.

— Я люблю тебя, Джоди.

— Нет, не любишь. — Теперь и в ее глазах появилось выражение мучительной боли. Сколько, оказывается, нужно сил, чтобы не отступить от принятого решения! — Я уезжаю. Ты ничего не сможешь изменить.

— Дай мне шанс.

— Я не могу, Хартли. Я не хочу снова связывать свою жизнь с человеком, который меня не любит. Даже если это отец моего ребенка, — прошептала она.

В серых глазах появился стальной блеск. Хартли шагнул к двери, постоял, затем открыл ее. Легкий ветерок, насыщенный запахом роз, ворвался в дом. Оглянувшись через плечо, он сказал с холодной сдержанностью:

— Ты сильная женщина, Джоди. Гораздо сильнее той, что сбежала из Балларата. Но для чего нужна сила, которая мешает человеку принять любовь?

— Хартли…

— Я предлагаю тебе все, о чем ты когда-то мечтала, — продолжал он, не слушая ее. — Полный ребятишек дом, созданный двумя людьми, которые любят друг друга. Любят больше, чем что-либо еще в этом безумном мире. Джоди, сколько же нужно сил, чтобы отказаться от этого?

И прежде, чем Джоди успела ответить, дверь с громким стуком захлопнулась.

Хартли стоял на крыльце, вдыхая запахи только что прошедшего дождя. Пахло сырой землей, недавно скошенной травой, жасмином. Сидней всегда был его домом. Но даже звери оставляют иногда место обитания. Пришло время и ему покинуть свою территорию.

Вчера он сказал Фрэнку, что не хочет тянуть лямку еще два года. Если Хартли что и узнал за прошедший год, то только одно: жизнь коротка. Ее нельзя откладывать на будущее. А потому, раз уж ему всерьез разонравилось копаться в покрытых язвами внутренностях Сиднея, лучше, не откладывая, заняться тем, к чему лежит душа. Может быть как бывший офицер полиции он получит льготный кредит в банке и ему удастся купить небольшую ферму. Может быть, случится что-нибудь еще.

Все это Хартли изложил Фрэнку, умолчав лишь о том, что после отъезда Джоди ему все стало безразлично. И умолчал еще о том, что конечно же будет поддерживать своего ребенка материально, пересылая деньги через Сью.

Хартли вынес клетку с попугаем и поставил ее у открытой передней двери. Вернувшись в дом, он оглядел свой нехитрый скарб: телевизор, пара коробок с книгами, тумбочка для телевизора да старое кожаное кресло, которое Хартли тоже решил взять с собой. Все это легко уместится в арендованном им на месяц грузовичке.

— Привет, прекрасно выглядишь! — услышал он вдруг скрипучий голос Джо.

Ну вот, даже птица слишком долго задержалась в этом городе: разговаривает сама с собой.

И вдруг…

— Правда? А ты мне не льстишь? — услышал Хартли мелодичный нежный голос.

Он замер, отказываясь верить своим ушам. Сердце его застучало в бешеном ритме. Не может быть!

Придя в себя, он рванулся к двери.

Джоди стояла на крыльце и с улыбкой смотрела на попугая. На ней были свободная легкая бежевая блузка и простая полотняная юбка. Волосы собраны сзади и перевязаны кремовой лентой, отчего ее большие глаза казались еще больше.

Джоди подняла взгляд на Хартли и вгляделась в его лицо. Он изменился, отметила она. Сильнее выдавались скулы на осунувшемся лице, строже стали темные глаза.

— Возьми меня… — сказала Джоди прерывистым шепотом. — Возьми меня с собой.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.