/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic

На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди

Федор Раззаков


Раззаков Федор

На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди

Федор Раззаков

"На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди"

После развала Советского Союза в декабре 1991 года и разъединения "Мосфильма" Гайдай мог возглавить какое-нибудь творческое объединение, как это сделали некоторые из его коллег - Владимир Наумов, Ролан Быков. Но он этого не сделал. Говорил: "Зачем я буду заниматься тем, чего я не умею". А умел Гайдай только одно - снимать. В быту был беспомощен. Как вспоминает его жена Нина Гребешкова:

"У него на столе могла перегореть лампочка, а он говорил: "Слушай, Нинок, там у тебя лампочка перегорела". Он прекрасно водил машину, но когда с ней что-то случалось, мог прийти и сказать: "Нинок, у тебя там что-то капает". Я спрашиваю: где, что? "Ну не знаю, - говорит он, - я посмотрел, а там внизу что-то мокрое". А что капает - антифриз или масло, - его это не интересовало...

Конфликты у нас бывали. Всему виной мелочи. Представляете, человек, собираясь по делам, первым делом надевает ботинки. И потом: "Ой, Нинок! Я папку забыл! Извини, я очки в комнате оставил. Будь любезна, принеси записную книжку..." И так до бесконечности! И каждый день!..".

Своим последним фильмом ("Частный детектив") Гайдай, судя по всему, был доволен, иначе не стал бы приглашать тех же авторов - Аркадия Инина и Юрия Воловича - для работы над новой комедией. Втроем они и придумали сценарий фильма с очень длинным названием, вынесенным в заголовок этой главы. На этот раз сюжет вращался вокруг молодого агента КГБ, который специально прибывает в Нью-Йорк, чтобы бороться с русской мафией. Весьма популярная тема для начала 90-х!

Сценарий появился на свет в середине 1991 года, а осенью следующего года начались съемки фильма. Он снимался на той же студии "Союз" при участии целого ряда коммерческих структур: ММО "Ингеоком" (Москва), "Уникомбанк" (Мытищи) и РСМ "Трейдинг Корпорейшн" (Нью-Йорк). Стоимость фильма оценивалась в приличную сумму: 5 миллионов рублей и 290 тысяч американских долларов. Съемки должны были проводиться как в Москве, так и в США - в Нью-Йорке, к которому успел прикипеть душой во время съемок "Частного детектива". На другие роли были приглашены в основном актеры, которые до этого ни разу с Гайдаем не работали. Среди них: Андрей Мягков (главарь русской мафии по прозвищу Артист), Армен Джигарханян (Кац), Юрий Волынцев (генерал КГБ), Эммануил Виторган (шеф ЦРУ), Николай Парфенов (полковник КГБ Петренко), Евгений Весник (советский резидент Моня), Владимир Седов (президент США), Мамука Кикалейшвили (Цуладзе). На роль американской разведчицы была приглашена никому не известная (на звезду не хватило денег) американская актриса Келли Мак-Грилл. Из "старой" гайдаевской гвардии в фильме снимались: Леонид Куравлев (Михаил Горбачев), Михаил Кокшенов (подручный мафиози Кравчук), Спартак Мишулин (секретарь Шейха), Наталья Крачковская (жена Мони). В маленьком эпизодике снялся и сам Леонид Гайдай - сыграл сумасшедшего, которого выносят на руках из казино.

Премьера фильма состоялась 18 ноября 1992 года в Киноцентре на Красной Пресне. А в видеопрокат (другого к тому времени уже не было - развалили) картина вышла в феврале следующего года. По большому счету, она оказалась куда веселее и эксцентричнее, чем "Частный детектив", хотя назвать ее фильмом, достойным руки великого мастера, у меня язык не поворачивается. Есть в нем удачные трюки, смешные ходы, но многие эпизоды воспринимаются на уровне художественной самодеятельности. Однако массовый зритель картину смотрел с удовольствием: по состоянию на 8 июля 1993 года она была лидером видеопроката, занимая 1-е место среди отечественных фильмов. А вот критика ленту ругала. Приведу лишь один такой отклик, опубликованный в газете "Московский комсомолец" 14 апреля за подписью Д. Горелова и озаглавленный весьма показательно - "Акела промахнулся. В двадцать пятый раз":

"Приходится признать, что мы свое отхохотали. Мир как-то организованно постарел и поумнел. Отпала охота сопереживать Иванушке-дурачку с оглоблей-непобедимкой, ни малейшего экстаза не вызывает Ришар. А супергерой 60-х - простак - дурилка картонная - повсеместно уступает экран ироничным профессионалам. Непонятно, чем вообще может рассмешить Гайдай в ту пору, когда запас трюков во всем мире иссяк и эксцентрика окончательно не надоела только французам.

С тех пор как Леониду Иовичу пришлось сменить Юрия Никулина и Юрия Яковлева на Михаила Кокшенова и Михаила Пуговкина, крокодил у него не ловится. И "Спортлото-82", и "Опасно для жизни", и "Операция "Кооперация" были в равной степени безобразны и любимы зрителями, что отлично рекомендует наших зрителей..."

ГАЙДАЙ УХОДИТ

По словам Н. Гребешковой, ее муж весьма тяжело переживал неудачи, особенно когда его фильмы собирали скромную кассу в прокате. В советские времена он частенько наведывался к стендам с репертуаром столичных кинотеатров и внимательно изучал, в скольких кинотеатрах идут его фильмы и какие именно. Если фильмов было мало - расстраивался. А если много, то, придя домой, хвалился: "Меня все еще смотрят".

"Леня был большим ребенком, - вспоминает Н. Гребешкова. - Ему нравилось, когда его хвалили, но чтобы он когда-нибудь пальцем о палец ударил, чтобы как-то организовать почести, - никогда... (Кстати, в январе 1993 года Гайдаю исполнилось 70 лет, но он наотрез отказался от чествования в Доме кино: сказал, что серьезный юбилей - полвека, а после этого разная утешительная ерунда. - Ф. Р.) Леня был профессионалом до мозга костей. Он прекрасно чувствовал ритм картины, знал, где нужно сократить, а где чуть-чуть затянуть. Он говорил: "Здесь будут смеяться, надо прибавить пятнадцать кадров, а то зрители не услышат реплики". Сцены проходил с хронометром. "Это длинно, затянуто, - говорил он, - надо сократить"...

Бывало на площадке все готово, остается только крикнуть "Мотор!", а Леня ходит, чем-то недоволен. Уже второй режиссер его торопит - давайте снимать! Леня говорит: "Как?" - "Просто: вот тут он это сделал, сказал - и вышел из кадра!" Гайдай вздыхает: "Какой вы счастливый! Вы все знаете. А я вот ничего не знаю". У него артист всегда не просто выходил из кадра. Обаяние его картин держалось на деталях...

Было такое время, когда лук пропал. Очередь огромная стоит к машине с луком. А Леонид Иович имел книжку инвалида войны (получил он ее 16 ноября 1976 года. - Ф. Р.). Я пришла домой, говорю: "Леня, там такая очередь! Пожалуйста, сходи, купи хотя бы килограммчик". Он пошел и исчез на четыре часа. Возвращается - в руках авоська с килограммом лука. Оказывается, он отстоял всю очередь, потому что стеснялся лезть вперед. "Почему ты купил один килограмм, ведь там давали три?!" - воскликнула я. "Но ты же сказала килограмм!" - ответил Гайдай...

В гости к нам заходили только по делу и по обстоятельствам. У нас не было шумных многолюдных застолий. Леня весь свой юмор воплощал в фильмах. А дома он был тихий, милый, большой ребенок. Все время занят мыслями о работе. Отношения с артистами у него тоже сложились спокойные. В жизни мы соблюдали дистанцию...

Он занимался с дочкой Оксаной, но мы никогда не сюсюкались. Она в восемнадцать лет вышла замуж. Отец спросил: "Где вы будете жить? На что?" И вот так они с мужем стали справляться сами. Она училась и работала. Никогда не просила денег. Леня иногда скажет: "Может, им денег дать?" А я в ответ: "Дадим, когда попросит". Но она не просила...

Я вам больше хочу сказать: он меня воспитал. Он никогда не делал замечаний, никогда не учил, но он всегда выражал свое отношение. Например, он терпеть не мог кого-то за глаза обсуждать. Если я, например, говорила о ком-нибудь, что вот он такой-сякой, поступает непорядочно, Леня всегда останавливал меня: "Ну хорошо, что ты предлагаешь? Убить его ты не можешь, изменить тоже. Ну вот он - такой. Все разные. Он - такой". Он как-то любил людей со всеми их недостатками...

Я никогда не ревновала Леню, никогда. А Леня очень любил красивых женщин. Не то чтобы он бросался на них, но он любовался ими..."

В ноябре 1993 года Гайдай угодил в больницу. Жена добилась того, чтобы врачи разрешили ей все время находиться рядом с ним. У нее на руках он и умер. По ее словам: "Леня умер от тромба легочной артерии. Только что мы сидели, разговаривали, он меня прогонял домой, говорил: "Иди, уже поздно, сейчас криминальная обстановка". И вдруг как-то вперед наклонился. Я боялась, что у него случится инфаркт, ведь у Лени была аритмия. Я обняла его одной рукой, а другой держала за голову. И он на руках у меня умер. Я сразу даже не поняла, что произошло".

Л. Гайдай умер 19 ноября 1993 года. Он не дожил совсем немного до того времени, когда его фильмы стали вновь чуть ли не еженедельно демонстрироваться по центральному телевидению.

В одном из интервью Н. Гребешкова с грустью констатировала: "Фильмы моего мужа показывают по телевидению, они выходят на видеокассетах, но я ничего не получаю ни от телевидения, ни от кино, ни от продажи кассет. Мне кажется, что это несправедливо. И я ходила выяснять. Но мне сказали, что платят только живым, а нам ничего не положено, хотя все документы по наследованию авторских прав у меня на руках. И я живу на триста тысяч собственной пенсии".

ДЕСЯТКА САМЫХ КАССОВЫХ ФИЛЬМОВ Л. ГАЙДАЯ

"Бриллиантовая рука" (1969) - 76,7 млн зрителей;

"Кавказская пленница" (1967) - 76,5 млн;

"Иван Васильевич меняет профессию" (1973) - 60,7 млн;

"Спортлото-82" (1982) - 55,2 млн;

"Не может быть!" (1975) - 46,9 млн;

"Операция "Ы" (1965) - 39,6 млн;

"12 стульев" (1971) - 39,3 млн;

"За спичками" (1980) - 34,3 млн;

"Деловые люди" (1963) - 23,1 млн;

"Опасно для жизни" (1985) - 20,5 млн.

Общий итог: 472 миллиона 800 тысяч зрителей. А если учесть две знаменитые короткометражки Гайдая ("Пес Барбос" и "Самогонщики"), а также три полнометражные комедии ("Инкогнито из Петербурга", "Частный детектив", "На Дерибасовской..."), то количество зрителей, посетивших фильмы великого комедиографа в кинотеатрах, перевалит за 500 миллионов. Такого результата не имеет, и уже не будет иметь ни один российский режиссер.

Автор выражает благодарность всем журналистам, в разное время бравших интервью у героев этой книги или писавших о них. В их числе: О. Горячев, И. Логвинов, Ю. и В. Жуковские, С. Самоделова, А. Калинина-Артемова, С. Хохрякова, Т. Маркина, Т. Филиппова, С. Дроздов, В. Кузин, А. Рязанцев, Е. Сохабеева, М. Курушин, М. Райкина, Д. Филатов, С. Амроян, Н. Буданова, М. Мамедова, А. Невская, М. Стуруа, Е. Ланкина, Н. Боброва, Н. Журавлева, О. Мухина, Е. Прянник, И. Шевелев.

Отдельная благодарность работникам архива "Мосфильма", библиотеки Киноцентра, РГАЛИ.

В книге использованы следующие источники:

газеты: "Московский комсомолец", "Аргументы и факты", "Петербург-Экспресс", "СПИД-ИНФО", "Семья", "Комсомольская правда", "Советская культура", "Культура", "Коммерсантъ", "Экспресс-газета", "Труд", "Общая газета", "Вечерняя Москва", "Литературная газета";

журналы: "Советский экран", "Искусство кино", "МК-Бульвар", "7 дней";

книги: В. Колодяжная "Советский приключенческий фильм", Е. Карцева "Вестерн. Эволюция жанра", В. Горчаков "Видеовестерн", "Четыре музы Анатолия Папанова", Р. Юренев "Советская кинокомедия", Р. Кушниров "Светлый путь, или Чарли и Спенсер", Ю. Никулин "Десять троллейбусов клоунов", И. Фролов "В лучах эксцентрики", "Домашняя синематека. Отечественное кино: 1918 - 1996", "Кинословарь", "Новые фильмы".