/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Надежда Румянцева

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Надежда Румянцева

Федор Раззаков

Надежда Румянцева

Надежда Румянцева родилась 9 сентября 1930 года в селе Потапово Смоленской области в простой семье. Ее отец - Василий Румянцев - работал проводником поезда дальнего следования. Кроме Надежды, в семье был еще один ребенок - старший сын Володя.

Через год после рождения Нади семья Румянцевых перебралась в поселок Жаворонки под Москвой, где главе семьи выделили отдельный домик. Там прошло детство будущей "звезды" советского экрана.

Когда началась война, отец и старший брат Нади ушли на фронт, и они с мамой остались одни. Жили они трудно, буквально впроголодь. Впрочем, так тогда жили большинство советских людей. Надя вместе с подругами и взрослыми рыла в поле мороженую картошку, меняла на базаре вещи. В 1943 году с фронта инвалидом вернулся отец. Вскоре после этого на фронт санитаркой стала проситься сама Надежда, причем делала это так темпераментно, что этот ее азарт решили использовать по назначению - она стала комсоргом школы. Как вспоминает сама актриса: "Я по натуре не тот человек, который впадает в уныние из-за отсутствия привлекательных возможностей. Наверное, такой характер сложился в детстве, когда достатка в семье не было и постоянно приходилось искать способы, чтобы просто-напросто выжить. (Особенно во время войны, когда отец сначала был на фронте, а потом вернулся с тяжелым ранением.) Как ни странно, я всегда была старшей в доме: и брат, и мои родители часто обращались ко мне за советом. У меня достаточно аналитический ум, я очень энергична, и, если принимаю решение, нужно очень постараться, чтобы помешать мне его осуществить".

Закончив школу в 1947 году, Румянцева встала перед выбором - куда идти дальше. По ее же словам, она тогда была совершенно далека от мира искусства и единственное, что ее заботило, - выбрать такой вуз, в котором не надо было бы сдавать экзамены по физике, химии, математике (эти предметы ей надоели еще в школе). И тут выяснилось, что таким вузом является ГИТИС. Туда она и отправилась.

Румянцева пришла на консультацию и попала к Андрею Александровичу Гончарову. Актриса рассказывает: "У меня были малюсенькие косички, сама от горшка два вершка, шея тоненькая - голод в Эфиопии можно изображать. Ни о какой косметике и речи быть не могло: у нас в семье считалось, что красить губы, ресницы - удел женщин легкого поведения. Словом, выглядела я лет на тринадцать. И Гончаров, прослушав в моем исполнении всю школьную программу, предложил пойти в студию при Центральном детском театре".

Как гласит легенда, Румянцева пришла на экзамен в ЦДТ в таком воодушевлении, что экзаменаторы были приятно удивлены. Она прочитала монолог Фамусова и закончила его весьма темпераментно - бросила под ноги свою панамку и растоптала ее. Члены комиссии чуть не попадали со стульев от смеха, а ее председатель откровенно заявил: "Это же настоящий цирк!" Однако в студию Румянцеву приняли.

С первых же дней учеба давалась Румянцевой легко и в охотку. Уже на первом курсе ей доверили серьезную роль в пьесе классика советской литературы С. Михалкова "Я хочу домой" - она сыграла школьницу Иру Соколову. Пьеса рассказывала о советских детях, которые были увезены в Германию, о том, как после войны их стали разыскивать и забирать на родину.

Между тем осенью того же года студию внезапно закрыли и почти всех учеников распустили. Однако Румянцеву и ее партнера по спектаклю Александра Лебедева - оставили во вспомогательном составе театра, дублерами. Оклад им определили в 360 рублей.

Причем сделали это с условием - Румянцева обязательно должна пойти учиться. Что она и сделала, устроившись вольнослушательницей на актерском факультете ГИТИСа (руководитель О. Пыжова). Через год Румянцева стала уже полноправной студенткой института.

Дебют Румянцевой в кино состоялся в 1952 году в фильме Н. Лебедева "Навстречу жизни". Предыстория участия Румянцевой в этой картине такова.

Ее вызвали на кинопробы в Ленинград, на которых она узнала, что вместе с нею на главную роль пробуются две профессиональные актрисы - Ия Арепина и Роза Макагонова. Это обстоятельство смутило Румянцеву, но совсем не испугало. Хотя обе ее конкурентки вели себя очень раскованно и абсолютно были уверены в том, что успех будет сопутствовать кому-то из них, но не юной недоучке. Когда пробы закончились, Румянцева вернулась в Москву, в душе мало надеясь, что выберут именно ее. Но режиссер посчитал иначе, и на роль была утверждена именно Румянцева. Уже впоследствии выяснилось, что одна из претенденток на главную роль - Роза Макагонова - сильно переживала по этому поводу и даже написала гневное письмо в Госкино, в котором возмущалась тем, что режиссер фильма пренебрег услугами профессиональных артисток и отдал предпочтение недоученной актрисе из детского театра. Но это письмо так и осталось без внимания.

В фильме "Навстречу жизни" Румянцевой предстояло сыграть ученицу токаря Марусю Родникову. Так как с токарным делом она до этого никогда не сталкивалась, пришлось ей на месяц устроиться в ремесленное училище. По ее же словам, первое время учеба давалась ей нелегко - более опытные ребята постоянно насмехались над ее неумелыми операциями, причем старались уколоть как можно больнее. Но продолжалось это недолго - в один из дней терпение Румянцевой иссякло и она чуть ли не с кулаками пошла на своих обидчиков. Этот смелый поступок настолько охладил пыл ремесленников, что в тот же день насмешки над артисткой прекратились.

Между тем на съемках фильма с Румянцевой произошел неприятный эпизод. В одной из сцен ей предстояло управлять моторной лодкой. Но прежде чем доверить актрисе роль, режиссер, естественно, поинтересовался, умеет ли она водить. Румянцева, испугавшись сказать правду (ей казалось, что тогда ее снимут с роли), ответила утвердительно. На самом деле в моторную лодку она садилась впервые в жизни. В итоге ее обман едва не привел к трагедии лодка перевернулась и актриса оказалась в холодной октябрьской воде Балтийского залива. К счастью, поблизости была лодка со съемочной группой и сразу несколько человек бросились в воду на помощь Румянцевой. Из воды ее извлекли, однако в течение последующих нескольких дней съемки картины пришлось остановить - Румянцева угодила в больницу.

Тем временем, после съемок картины, Румянцева приняла решение связать свою дальнейшую творческую судьбу с кино - она вернулась в Москву и перевелась из ГИТИСа во ВГИК (в мастерскую Б. Бибикова и О. Пыжовой). Во время учебы определилось будущее амплуа актрисы - травести (в те годы в этом амплуа работала лишь одна актриса - Янина Жеймо).

В 1953 году Румянцева сыграла сразу в двух фильмах, причем в обоих ей пришлось играть роли, соответствующие ее амплуа - школьниц. В картине Алексея Граника "Алеша Птицын вырабатывает характер" она сыграла девочку Галю, а в "Морском охотнике" она перевоплотилась в 10-летнюю девочку (стоит отметить, что Румянцевой тогда было 24 года).

В 1955 году Румянцева с успехом закончила ВГИК и тут же получила предложения сняться в четырех картинах. Это были фильмы: "Весенние голоса", "Море зовет", "Мексиканец" и "Сын". В 1956 году она добавила к этому списку еще три фильма: "Очередной рейс", "Гори, гори моя звезда" и "Звездный мальчик".

Между тем всесоюзная слава к Надежде Румянцевой пришла в 1959 году после выхода фильма Юрия Чулюкина "Неподдающиеся", где она сыграла роль передовицы производства Нади Берестовой, взявшей на себя задачу по перевоспитанию двух отъявленных лентяев и прогульщиков. История появления этой картины на свет такова.

Еще будучи ученицей ВГИКа, Румянцева была на хорошем счету у прославленного режиссера Ивана Пырьева. Он тогда неустанно повторял, что на такую актрису, как Румянцева, надо специально писать сценарии. К этому совету прислушалась драматург Татьяна Сытина, и вскоре на свет появился сценарий "Неподдающихся". Причем, первоначально в нем не было ничего смешного - он представлял собой типичную производственную историю о перевоспитании двух оболтусов. Однако взявшийся за его постановку молодой режиссер Юрий Чулюкин (он окончил ВГИК вместе с Румянцевой, и это была его первая самостоятельная работа) решил сделать из него комедию. Давалось ему это с трудом, так как Сытина была категорически против такого поворота и постоянно жаловалась художественному руководителю постановки Ю. Райзману. Но тот внезапно встал на сторону режиссера.

Стоит отметить и такой факт: так как картину снимала группа молодых авторов, внимание к ней со стороны руководства было минимальным. На постановку было выделено ограниченное количество материальных и технических средств, собственных павильонов на студии у съемочного коллектива "Неподдающихся" не было. Поэтому все павильонные сцены приходилось снимать ночью, когда студия освобождалась от присутствия других съемочных групп (натурные съемки проходили в цехах станкостроительного завода имени С. Орджоникидзе). Но вот наконец картина была завершена и ее посмотрели члены художественного совета студии "Мосфильм". И что же? Как и следовало ожидать, их мнение о картине было невысоким. Но далее произошло неожиданное. Едва фильм вышел на широкий экран, на него буквально валом повалил народ. В итоге в прокате 1959 года "Неподдающиеся" заняли в прокате 10-е место, собрав на своих сеансах 31,83 млн. зрителей. На Всесоюзном кинофестивале, состоявшемся через год в Минске, фильм был удостоен одного из призов.

На волне этого успеха Ю. Чулюкин в 1961 году снял еще одну комедию с Надеждой Румянцевой в главной роли - "Девчата". О том, как она попала на эту роль, Румянцева рассказывает следующее: "Женой Чулюкина в те годы была Наталья Кустинская - очень толковая и способная актриса. Но еще большие способности она обнаружила, стремясь шагать в ногу с модой и даже немножечко впереди, а это требовало денег. Кроме того, она хотела играть в большинстве его фильмов, даже настаивала, чтобы он отказался от "Девчат", если ей нельзя будет там сниматься. А поскольку на роль была утверждена я, ему пришлось свалить все на Ромма, который был художественным руководителем постановки: сказать жене, что это его решение. Тем не менее их отношения испортились, после этой картины они расстались".

В "Девчатах" Румянцева сыграла бывшую детдомовку Тосю Кислицыну, волею судьбы попавшую в качестве поварихи в таежный леспромхоз. Впрочем, сюжет этого прекрасного фильма читателю наверняка хорошо известен. Отмечу только, что картину снимали в нескольких местах: натурные съемки проходили на Северном Урале (Пермская область) и в Ялте (в последней снимали финал и вместо снега сыпали на землю соль), павильонные - на "Мосфильме", где посадили около 300 деревьев и построили поселок с вывеской "Леспромхоз". Специально для этой роли Румянцева придумала для себя весь свой наряд: по ее заказу сшили легкое пальтишко, даже без подкладки, а шапку для своей героини она выменяла у родного племянника.

О съемках этого фильма рассказывают его участники. С. Дружинина (роль Анфисы): "Наверное, у всех нас на всю жизнь остался в памяти один эпизод со съемок. Летом в "мосфильмовском" павильоне мы снимали зимние сцены. Лежал искусственный снег; когда кто-то входил с "мороза", в качестве пара врывались клубы очень вонючего белого газа (потом уже был изобретен другой, который так не вонял). И вдруг в павильон вбегает секретарь директора взмыленный, с выпученными глазами - и говорит, что нас хочет видеть Сукарно. Был такой президент в одной экзотической стране. В то время он приехал к нам с визитом, и его всячески обхаживали - коммунист! (Сукарно находился в Москве в период с 5 по 12 июня 1961 года. - Ф. Р.) И вот нас прямо со съемки, практически не дав переодеться (а мы в валенках, в тулупах были), запихнули в автобус и привезли в ресторан "Арагви". Там рассадили между военными. А мы - "растрепанные, со съемки, в каких-то байковых халатиках, в туфлях с каблуками, напоминающими копыта. И, несмотря на это, среди всех присутствующих женщин Сукарно обратил внимание именно на нас. Был еще приглашен женский музыкальный коллектив. Сидела женщина с аккордеоном на животе под огромной грудью и наяривала на нем. А мы пели, плясали кто во что горазд - нам надо было поддержать "честь мундира". И мы так понравились Сукарно, что он решил нас прихватить с собой, как говорится, за стены древнего Кремля. Крепкие руки обхватили меня за плечи. Нас потянули к машине... Но тут крепкие мальчики из "девятки" аккуратно нас оттеснили. И мы оказались в толпе других артистов. А Сукарно все кричал: "Девчатки! Девчатки!" Это он запомнил по-русски...

И. Макарова (роль Нади): "Все мои сцены в этом фильме снимались в павильоне. Автор нас собирал и подчеркивал, что Надя - особый образ. В конце фильма должен был быть эпизод, когда моя героиня отказывается от Ксан Ксаныча - этого "благополучия". Была очень грустная и хорошая финальная сцена. Но режиссер посчитал, что она не вписывается в жанр комедии. И ее убрали. А мне кажется, что это могло быть очень важным - Надя не выходит замуж за человека, которого не любит. И меня это так обидело, что я перестала разговаривать с режиссером и не пришла на премьеру...

"Девчата" вышли на широкий экран в 1962 году и побили рекорд "Неподдающихся": они заняли 5-е место в прокате, собрав 34,8 млн. зрителей. Кроме этого, они собрали целый букет самых разных призов на фестивалях: в Эдинбурге (1961), Каннах (1962; молодежная программа), Мар-дель-Плата (1962). На последнем кинофестивале фильм произвел настоящий фурор среди зрителей и критики (его показали на третий день после открытия). В одной из местных газет некий критик писал: "Надежда Румянцева, несомненно, продолжает традиции Чарли Чаплина и Джульетты Мазины в кино и заставляет зрителей то смеяться, то плакать".

На этом фестивале Румянцевой был вручен специальный приз за лучшую женскую роль (приз за лучшую мужскую роль получил американский актер Пол Ньюмен, сыгравший главную роль в фильме "Игрок").

Стоит отметить, что после успеха этой картины Румянцеву заметили даже в Голливуде. Несколько американских режиссеров собирались пригласить ее в США для участия в своих картинах, однако из этого ничего не вышло. Рассказывает Надежда Румянцева: "Я про эти приглашения ничего не знала, потому что мне о них не говорили. Оказывается, на них отвечали, что я очень занята. Тогда очень многое зависело от того, состоишь ли ты в партии. А я не состояла. Правда, однажды из-за какой-то несправедливости в очередной раз вышла из себя. "Ну все, - говорю. - Хватит с меня. Вступаю в партию, и уж я им там покажу!" На что муж мне ответил: "Вот как раз этого-то делать не стоит. Ты же будешь всегда выскакивать: "Это неправильно! Так нельзя!" И будешь вечно ходить в диссидентах". В общем, не разрешил".

В 1963 году Надежде Румянцевой было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.

В течение последующих трех лет Румянцева продолжала довольно плодотворно работать в кино, сыграв более чем в 10 картинах. Среди них: "Королева бензоколонки", "Полустанок" (оба - 1963), "Женитьба Бальзаминова" (1965), "Крепкий орешек" (1967).

Однако в конце 60-х годов творческая карьера Румянцевой на время прервалась - она уехала за границу. Дело в том, что ее муж работал в Министерстве внешней торговли и, пройдя все ступени роста, вырос до торгпреда. В конце концов его отправили на работу сначала в Египет, затем в Малайзию, и вместе с ним туда отправилась и Румянцева. Поэтому в течение десяти лет в кино она не снималась.

Вернувшись в середине 70-х на родину, Румянцева вскоре вновь вышла на съемочную площадку - в комедии "Ау-у" (1975) она сыграла небольшую роль жены писателя. Однако к удачам актрисы эту роль отнести нельзя.

В последующие 15 лет Румянцева крайне мало снималась в кино, что вполне объяснимо - выпав из обоймы снимаемых актрис, она перестала интересовать режиссеров. За этот период она сыграла всего лишь в шести картинах, причем в большинстве своем это были эпизодические роли. Приведу полный список этих фильмов: "Трудный день - понедельник" (короткометражный), "Несовершеннолетние" (оба - 1976), "Тайна, известная всем" (1981), "Женатый холостяк" (1988), "Стервятники на дорогах" (1990).

Практически уйдя со съемочной площадки, Румянцева, однако, без дела не осталась. На сегодняшний день она является одной из самых активных актрис в области озвучания. На ее счету работа над такими телесериалами, как "Рабыня Изаура", "Твин Пикс" (в последнем она озвучила все женские роли начиная от Люси и кончая Одри).

В одном из своих последних интервью Надежда Румянцева заявила: "У меня в жизни было много разочарований. Например, что касается профессии, то можно было сделать гораздо больше, чем сделано. А по жизни - я очень часто разочаровывалась в людях, которым доверяла. И пришла к убеждению, что строго судить никого не нужно, просто не стоит подпускать к себе слишком близко случайных знакомых. Несложно быть со всеми в хороших отношениях, но близких у тебя может быть один-два человека. Максимум - пять".

Из последних сообщений, связанных с именем Надежды Румянцевой.

Е. Маетная ("Комсомольская правда", 13 июня 1996 года): "Во вторник, 11 июня, в 9 утра в квартире "королевы бензоколонки" Надежды Румянцевой раздался звонок. Заглянув в глазок, актриса увидела роскошный букет. Надежда Васильевна подумала, что это поклонники, и открыла дверь. Однако вместо цветов получила удар в лицо. В квартиру ворвались двое молодых парней.

Однако бандиты напрасно решили, что в доме в это время может быть только слабая женщина, и поплатились за собственную "халатность". Муж Надежды, Вилли, услышав слабый крик жены, выбежал на помощь. К несчастью грабителей, он в прошлом был хорошим боксером. Вилли немилосердно "разукрасил" подвернувшегося под руку налетчика. Второй, увидев незавидную участь товарища, тут же "сделал ноги".

Как рассказали в ОВД "Аэропорт", оба грабителя - приезжие с Украины. Один из нападавших сидит сейчас в изоляторе временного содержания, второй пока в бегах".