/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Ограбление Квартиры А Толстого

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Ограбление квартиры А Толстого

Федор Раззаков

Ограбление квартиры А. Толстого

По оценкам западных специалистов, доля черного рынка в экономике Советского Союза на рубеже 80-х годов составляла от 4 до 8 миллиардов долларов. Если в 1976 году было выявлено 986 хищений в особо крупных размерах, то уже за следующее пятилетие - 6920. И в то время как политический режим в стране, доведенный престарелыми мастодонтами из Политбюро до пропасти, оказался на грани банкротства и краха, криминальные структуры, наоборот, стояли на пороге своего ренессанса.

В некоторых регионах страны молодежь буквально преклонялась перед преступным миром. И это не удивительно. Пользуясь попустительством со стороны правоохранительных органов, а кое-где и их полным разложением, "блатные", как говорится, собственным примером завоевывали доверие у людей. Когда в одном из городов Донецкой области у шахтера изнасиловали дочь, убитый горем отец пошел не в милицию, а к "блатным". Не прошло и суток после его обращения к ним, как насильника уже вычислила агентура "блатных" и выдала шахтеру для отмщения. В стране, где власть, проповедуя на словах светлые идеи добра и гуманизма, сама погрязла в коррупции и моральной нечистоплотности, разуверившиеся люди готовы были искать защиты у кого угодно.

Однако в те годы бывали периоды (особенно когда в стране проводились очередные пропагандистские кампании), когда власти добивались весомых результатов в борьбе с преступностью. Взять, к примеру, подготовку и проведение Московской Олимпиады в июле - августе 1980 года. По официальным данным, в период подготовки к Олимпиаде было конфисковано и добровольно сдано в Москве и области 155 тысяч стволов незаконно хранившегося оружия, задержано 1262 преступника, 254 из них находились в розыске, обнаружено и изъято около тонны взрывчатки. При службе безопасности создается лаборатория, занявшаяся изучением взрывчатых веществ. Московские взрывы января 77-го года не должны были повториться, и они не повторились. В то же время количество грабежей в Москве сократилось на 43%, краж личного имущества - почти на 30%, случаев нанесения тяжких телесных повреждений почти на 34%, автоаварий - на 37%, число погибших в них - на 59%.

В Москву на Олимпиаду прибыли 18 тысяч спортсменов и 200 тысяч туристов. За их безопасность отвечала московская милиция, которая со своими обязанностями справилась на "отлично". Ни одного серьезного ЧП не было зарегистрировано в городе за все 14 дней Олимпиады. Даже день 28 июля, когда Москва хоронила своего кумира Владимира Высоцкого, прошел под неусыпным контролем многотысячного контингента московской милиции.

Одно из самых громких преступлений 1980 года произошло в Москве уже после Олимпиады. Случилось оно 14 ноября. В тот день в самом центре города трое вооруженных преступников под видом сотрудников МВД проникли в квартиру Алексея Толстого и совершили одно из самых крупных хищений вещей, драгоценностей и предметов изобразительного искусства (в 1967 г. квартира А.Толстого уже подвергалась подобному налету). Фабула похищения 1980-го выглядела следующим образом.

У истоков преступления стоял профессиональный фотограф, работавший в Литературном музее и приглашенный в особняк графа, чтобы сделать цветные фотографии имевшихся в доме картин, гобеленов и другой утвари, представлявшей большую ценность. Именно в процессе этой работы у фотографа и зародилась мысль обокрасть квартиру.

В одном из московских ресторанов он встретил свою давнюю знакомую, которая теперь была замужем за гражданином Франции. Однако пока муж-француз проживал в Париже, она крутила амуры с молодым одесситом, имеющим весьма широкие связи в среде иностранцев, коммерсантов и, главное, в среде спекулянтов произведениями искусства. Этого человека и решил использовать в своих целях пронырливый фотограф.

В тот же вечер они с девушкой пошли к одесситу и изложили свой план ограбления квартиры именитого писателя. Одессит с планом согласился без всяких оговорок, и троица приступила к активным действиям. Первым делом в доверие к хозяйке дома, вдове писателя Людмиле Ильиничне, вошла жена французского подданного. Вскоре доверие стало настолько крепким, что вдова показала девушке богатую коллекцию фамильных драгоценностей, среди которых самой дорогой вещью была французская брошь в виде королевской лилии с крупным рубином в середине и множеством бриллиантов, образующих силуэты лепестков. Устоять пред соблазном овладеть таким богатством ни девушка, ни ее друзья не могли.

Ограбление квартиры, находившейся под охраной государства, дело довольно сложное. И одессит решил воспользоваться услугами знаменитого в те времена квартирного вора Анатолия Петкова по прозвищу Котовский, которое он получил еще в 70-х годах, когда по примеру легендарного молдавского разбойника, а позже красного командира Котовского совершил побег из здания кишиневского суда через окно. И вот теперь его востребовали в Москву. Петков прибыл в столицу не один, а со своей "бригадой" в составе еще двух специалистов по квартирным кражам.

14 ноября 1980 года Петков с напарниками под видом сотрудников милиции проникли в квартиру графа А. Толстого, закрыли вдову писателя и ее прислугу в ванной комнате, перерезали шнур телефона и приступили к ограблению. Надо сказать, к тому времени одессит отказался от участия в этом деле, но машина преступления была уже пущена в ход и повернуть вспять ее было невозможно.

Тем временем Петков, раздарив друзьям награбленное, оставил у себя только брошь - королевскую лилию, можно сказать, самую ценную вещь из всего похищенного (как говорится, "губа не дура"). Между тем "раскаявшийся" одессит и его приятель (тоже бывший житель Одессы) решают подбросить часть похищенных вещей милиции. В химчистке на улице Гарибальди они специально оставляют сумку с частью награбленного.

Это уголовное дело, ввиду именитой пострадавшей и стоимости похищенного, было выделено в категорию особых и расследованием его занялся опытный следователь московской прокуратуры Александр Шпеер. Вскоре вся компания грабителей была схвачена. Почти все похищенные вещи возвратили их законной хозяйке. За исключением одной - той самой знаменитой броши лилии. Петков наотрез отказывался ее выдавать. Но была у этого талантливого авантюриста ахиллесова пята - беременная невеста, и именно на это и попытался воздействовать Шпеер. В конце концов Петков сломался и сообщил: за свидание со своей невестой он готов съездить в Баку и через посредника указать человека, у которого и находилась та злополучная брошь. После этого сообщения в МУРе была создана спецбригада из спортсменов для поездки в Баку. Однако в столице Азербайджана произошло непредвиденное. Туда внезапно примчалась невеста Петкова и слезно стала умолять о новом, последнем свидании со своим возлюбленным. Ее мольбы можно было бы проигнорировать, если бы не сам Петков, который вновь выдвинул условие: даете свидание получаете брошь. Сыщики решили уступить. И вот во время этого свидания невеста внезапно имитирует обморок, оперативники бросаются ей помогать, а Петков, памятуя о своей легендарной кличке Котовский, совершает уникальный побег из-под самого носа у нескольких опытных милиционеров, среди которых находился даже мастер спорта по бегу.

Сразу после этого на Петкова был объявлен всесоюзный розыск. Его "пасли" через невесту, несколько раз нападали на след, но он каждый раз умело избегал всех ловушек. Так продолжалось несколько лет, пока Петкова не выследила тбилисская милиция. К тому времени, по агентурным данным, он уже стал наемным убийцей, и встреча с ним не обещала ничего хорошего. Поэтому, как только была получена информация о том, что Петкова перевозят из Тбилиси в багажнике "волги", милиционеры без предупреждения открыли огонь на поражение и убили Анатолия Петкова по прозвищу Котовский. А уникальная брошь так и осталась ненайденной.