/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

От Убийств До Киднеппинга

Федор Раззаков


Раззаков Федор

От убийств до киднеппинга

Федор Раззаков

От убийств до киднеппинга

Бандитский Ленинград. Убийство Х. Розыбаевой. Похищение в Алма-Ате. Бандитские войны.

В Ленинграде, например, действовал небезызвестный нам Сергей Васильев, обложивший со своей бригадой ежемесячной данью дельцов игорного и автомобильного бизнеса. С конца 1986 года васильевская длань протянулась и к месту сбора ленинградских спекулянтов - Гостиному двору. Он решил нажить капитал, внедрившись в сферу производителей "самопала" под импорт и лиц, которые продавали эти вещи на "галерке" Гостиного двора. То есть он попытался поставить под свой контроль сбыт продукции, изготавливаемой частными портными, пустить эти вещи через себя и сыграть на разнице цен. Ближней целью Васильева было объединить и замкнуть на себя всех изготовителей "самопальных" вещей, а также тех, кто торговал на "галерке", то есть организовать корпорацию изготовителей и сбытчиков. Дальней же целью Васильева была мечта сродни той, что мучила когда-то Остапа Бендера, поднакопить деньжат и съехать за границу. Правда, в отличие от сына турецкоподданного, Васильев мечтал не о Рио-де-Жанейро, далеком от Ленинграда, а о близком Стокгольме. Но голубой мечте Васильева не суждено было сбыться. 13 апреля 1987 года в половине пятого вечера он был задержан сотрудниками ленинградского угро по подозрению в организации крупного мошенничества. Да, да, его обвинили именно в мошенничестве, так как доказать то, что Сергей Васильев являлся чуть ли не королем преступного мира Ленинграда, было почти невозможно. Большинство свидетелей во время суда вообще отказались от своих показаний, так как страх за себя оказался сильнее жажды справедливости.

К тому времени в Ленинграде помимо Сергея Васильева действовала еще одна крупная группировка, во главе которой стоял Николай Седюк по кличке Коля Карате. Н. Седюк был не менее известным в питерских бандкругах человеком, чем С. Васильев. Он был неплохим спортсменом - каратистом, весьма тщательно следил за своим здоровым образом жизни и был завсегдатаем известного питерского клуба "Ринг". В его команде в 1987 году насчитывалось более сотни активных бойцов. Именно на Н. Седюка, как на признанного авторитета преступного мира "новой волны", обратили тогда внимание славянские и кавказские воры в законе и выделили ему в помощь своего представителя - Антибиотика.

Однако после ареста С. Васильева ленинградская милиция не могла оставить без внимания и команду Н. Седюка. Через несколько месяцев после С. Васильева был взят и Коля Карате. После этого ленинградский преступный мир на целый год остался без лидера. Но в 1988 году это вакантное место займет 33-летний лидер так называемой "тамбовской" бригады Владимир Кудрин. Судьба же Н. Седюка будет более печальной. В 1993 году он должен будет выйти на свободу, но за несколько месяцев до освобождения его убьют во время внутренней разборки в колонии. Потом вокруг этой смерти будет витать множество всевозможных слухов.

Через несколько месяцев после ареста Сергея Васильева и Коли Карате точно такая же участь постигла другого крупного преступного авторитета, теперь в Туркмении, дважды судимого, по кличке Вовчик Сыра - Ильяса Саркиева. Так же как и Васильев, который официально числился на скромной должности банщика, Саркиев получал зарплату как слесарь СМУ-1 города Ашхабада. Между тем в неофициальной своей жизни он возглавлял мощную бандитскую группировку, обложившую данью многих туркменских толстосумов. Таких, к примеру, как бывший начальник цеха Безмеинского РСУ Минбыта Туркмении или генеральный директор объединения "АвтоВазтехобслуживание". Все они после "наезда" на них людей Саркиева не уведомляли об этом милицию, стараясь решить свои проблемы самостоятельно. И лишь один человек, директор ашхабадского магазина "Обувь", решил не искушать судьбу и, спрятав семью в Баку, отправился в МВД. Там он рассказал, что люди Саркиева лишили его двух автомобилей (один угнали, другой на следующий день сожгли), после чего захватили его самого в плен, вывезли в пустыню и там под угрозами заставили написать расписку о том, что он купил у одного из них пасеку за 25 тысяч рублей. Естественно, в долг.

В то время в МВД Туркмении произошли значительные кадровые перемены. Министром стал В. Гринин, а уголовный розыск республики возглавил Александр Удалов, известный нам по предыдущему повествованию, когда до 1979 года он занимал должность заместителя начальника Сочинского горисполкома и боролся с краснодарской мафией. Тогда сильные мира сего уволили принципиального полковника с работы и лишь в годы перестройки его талант вновь востребовался, теперь уже в Туркмении. Свое новое назначение Удалов отметил беспрецедентным актом - широкомасштабной облавой на преступных авторитетов. Случилось это после того, как в Ашхабаде в автомобильной катастрофе погиб известный в преступном мире авторитет Гаджиев. На его похороны со всего Сочи съехались его друзья, количество которых достигло 400. Подняв на ноги курсантов средней школы милиции, Удалов дал им задание, соблюдая вежливость, проверить по фотографиям всех подозрительных людей, находящихся на данный момент в розыске. Курсанты сделали свое дело на "отлично", задержав 20 человек.

И вот теперь предстояло взять самого Саркиева, одно имя которого повергало многих горожан в оцепенение. Чувствуя, с кем имеет дело, Саркиев решился на последнюю меру: позвонил Удалову домой и пригрозил скорой расправой, в случае если несговорчивый полковник не выйдет из игры. Удалов звонка не испугался. Противоборство двух авторитетов закончилось тогда победой авторитета из угро. Вскоре Александра Удалова перевели в Чарджоу на должность начальника местного УВД. Случилось это после того, как в этом городе 25 августа 1987 года была зверски убита инструктор отдела административных органов Чарджоуского обкома партии Халима Розыбаева, которая до этого работала прокурором города. И в должности прокурора, и в должности куратора правоохранительных органов Розыбаева отличалась своей бескомпромиссностью и честностью, за что и нажила себе немало врагов на всех уровнях власти. Выступая на бюро обкома за 20 дней до своей гибели, она зачитала свою справку, в которой отмечалось, что только за 7 месяцев 1987 года 63 сотрудника милиции города уволены за рукоприкладство, укрытие преступлений от учета, аморальные поступки и нарушения дисциплины. По неполным данным, отмечалось далее в справке, в органах внутренних дел и прокуратуры области работают 63 человека, близкие родственники которых привлекались к уголовной ответственности, около 140 работников имеют между собой родственные связи.

В Чарджоуском районе украли невесту. Дело вполне заурядное для тех мест. Но тут случилась оказия: девушка наотрез отказалась выходить замуж. В дело вмешалась милиция, и незадачливого жениха могла ожидать скамья подсудимых. Поэтому родственники его собрали 13 тысяч рублей и пошли на поклон к прокурору объединенной Керкинской прокуратуры А. Джепбаровой. Об этой взятке стало известно в обкоме, и делом занялась Розыбаева. Именно после этого последовал арест Джепбаровой. Между тем муж арестованной полковник милиции Х. Солтанов решил любыми путями вызволить супругу из-под ареста. Вместе с братом жены капитаном милиции Т. Джепбаровым он выкрал единственную свидетельницу по этому делу и, вывезя ее за город, пригрозил ей смертью, если та не заберет свое заявление обратно. На следующее утро она забрала свои показания назад, вечером рассказала родственникам о том, что на это ее силой принудил Солтанов, а наутро следующего дня ее нашли мертвой в петле. Но запугать Розыбаеву Солтанов был не в силах. Их дороги уже пересекались однажды, когда Солтанов пытался через свои связи в милиции закрыть уголовное дело на одного нужного ему человека, но тут в дело вмешалась Х. Розыбаева. Теперь эта женщина была повинна в аресте жены Солтанова. Стерпеть это полковник уже не мог. И тогда он решился на крайнюю меру: убить несговорчивую женщину. Вечером 25 августа 1987 года наемные убийцы позвонили в квартиру Х. Розыбаевой и попросили помощи. Не подозревавшая ни о чем женщина открыла убийцам дверь...

Эхо этого убийства докатилось до самой Москвы. Смерть от рук убийц высокопоставленного партийного работника не могла остаться безнаказанной. В Чарджоу срочно вылетела специальная группа оперативных работников МВД СССР. Следствие по этому беспрецедентному делу возглавил следователь по особо важным делам Прокуратуры Белорусской ССР В. Кудин. В течение короткого времени убийцы были изобличены и предстали перед судом.

Не менее оперативно и грамотно сработали в феврале того года и сотрудники уголовного розыска Алма-Аты, которые занимались расследованием еще одного беспрецедентного для того времени преступления - похищения ребенка, на Западе именуемого киднеппингом. Случилось это 24 февраля днем, когда 9-летний Тимур Сарсенов возвращался из школы. К нему подошли двое молодых людей и предложили взять у них щенка, который им самим был не нужен. Тимур согласился пойти с незнакомцами и с этого момента его больше никто не видел.

В семь часов двадцать минут вечера того же дня матери Тимура позвонил неизвестный и потребовал за сына 15 тысяч рублей. В противном случае мальчика обещали убить. Скованная ужасом женщина нашла в себе силы набрать номер телефона местного РОВД и рассказать о случившемся. Информация тут же поступила в УВД Алма-Атинского горисполкома, где ввиду беспрецедентности случившегося тут же был создан штаб по розыску мальчика. Общее руководство операцией взял на себя лично министр внутренних дел республики генерал-лейтенант внутренней службы Г. Князев. Штаб по розыску Тимура возглавил начальник управления уголовного розыска МВД Казахстана полковник милиции В. Артеменко. Во все подразделения города и области была немедленно направлена ориентировка с указанием примет преступников, которые дал друг Тимура Денис. В каждом РОВД были созданы по две мобильные оперативные группы, начат опрос водителей такси в таксомоторных парках по установлению автомашины, на которой уехали преступники с мальчиком.

Между тем до середины следующего дня преступники ничем себя не обнаруживали. Наконец в половине четвертого дня 25 февраля в квартире Сарсеновых вновь раздался звонок. Теперь трубку взял отец Тимура конструктор Центральной геологической экспедиции Юрий Сарсенов. Голос на том конце провода приказал ему в 18.30 находиться в своей машине во дворе дома. Что и было сделано в точно установленное время. Сыщики между тем блокировали все подходы и подъезды к дому. Пока Юрий находился в машине, в его квартире вновь раздался звонок, и тот же голос приказал Ларисе Сарсеновой передать мужу, чтобы он ехал на станцию Алма-Ата-1 и оттуда позвонил домой для получения через нее же новых инструкций. Доехав до станции, Юрий позвонил домой и услышал от жены новое задание преступников: в секции камеры хранения в ячейке 373 код А000 он должен оставить деньги и в обмен забрать записку, в которой указан адрес местонахождения сына. Но когда Юрий открыл дверцу камеры, он обнаружил там один лишь пакет без всякой записки. Преступники явно блефовали, проверяя Юрия на контакт с милицией. В 20.30 Юрию было приказано возвращаться домой и ждать нового звонка ночью.

Ночью действительно последовал новый звонок. Преступники приказали Юрию ехать на улицу Пастера до речки Весновка и, увидев на земле белую тряпку, положить под нее деньги. Юрий сделал все, как было приказано. Сыщики между тем обложили это место со всех сторон. В 00 часов 39 минут к тряпке нагнулась незнакомая женщина. Дав ей немного отойти, сыщики провели ее задержание. Незнакомка оказалась уборщицей подготовительного цеха кондитерской фабрики и к преступникам имела косвенное отношение, те просто попросили ее поднять пакет и отнести его к себе домой. А завтра они сами за ним зайдут. Но она хорошо видела преступников и одного из них, Виктора, сумела весьма подробно описать. Сыщики тут же передали по рации всем оперативным группам приметы Виктора. И через несколько минут произошло чудо: похожего человека задержали. Тогда же вышли и на водителя такси, который подвозил уборщицу с двумя парнями и девушкой. Водитель даже вспомнил имя девушки - Ольга. Между тем задержанным оказался некий Виктор Снопков, у которого был старший брат Анатолий и именно у него жену звали Ольгой.

Утром 26 февраля Ольга Снопкова чистосердечно призналась в том, что ее муж и его брат похитили 9-летнего мальчика, который вот уже третьи сутки находится где-то в районе поселка Дружба Каскеленского района. Через некоторое время были арестованы оба Снопкова, и начались поиски похищенного мальчика. Ввиду того, что Виктор Снопков не помнил точного местонахождения Тимура, мальчика искали несколько часов. В 2 часа 40 минут ночи 27 февраля он был наконец найден в камышах возле ТЭЦ-2. Исхудавший, измученный, но живой. Старший оперуполномоченный угро капитан милиции В. Радаев укутал до костей продрогшего мальчика в свою куртку и на руках понес его к шоссе, где ждала оперативная машина. Товарищи освещали ему дорогу фонарями...

В число беспрецедентных событий в криминальной хронике того года можно также смело включить и задержание в апреле 1987 года в городе Мичуринске Тамбовской области 47-летнего Сергея Кашинцева, повинного в убийстве 58 человек. Многократно судимый Кашинцев вышел на свободу весной 1985 года. Не имея родного очага, он поплыл по волнам псевдожитейского моря. Знался в основном с такими же, как и он, скитальцами, в большинстве своем женского пола. Половина их и стала его жертвами. Обычно он их насиловал и душил, получая от этого сексуальное удовлетворение. Первая жертва погибла от его рук в июле 1985 года в Челябинске. Затем он отметил своим присутствием Уфу, Ижевск, Киров, Тюмень. И везде он оставлял трупы. За два года их набралось более пятидесяти. В апреле 1987 года наступила развязка. Железнодорожные ремонтники обходили свой участок дороги и обратили внимание на женщину, лежавшую в кустах. На шее у нее был затянут мужской брючный ремень. Железнодорожники тут же дали знать о происшествии дежурной по станции, которая связалась с работниками транспортной милиции. Все это произошло настолько быстро, что убийца не успел далеко уйти. Его нашли в кустах неподалеку от места преступления.