/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Сильвестр Сталлоне Путь От Криворотого К Супермену

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Сильвестр Сталлоне - Путь от криворотого к супермену

Федор Раззаков

Сильвестр Сталлоне: Путь от криворотого к супермену

Сталлоне родился 6 июля 1946 года в Нью-Йорке в семье дамского парикмахера и танцовщицы из знаменитого ночного клуба "Алмазная подкова". Поскольку мальчик родился в трущобном роддоме, где даже медицинских инструментов не хватало, роды были приняты не самым лучшим образом. Врач так неумело обращался с родильными щипцами, что Сильвестр родился с серьезным недостатком: у него была парализована левая половина лица, а также не двигались и провисли левое веко и левый угол рта. Родители заметили эти травмы только дома, бросились обратно к врачам, но те заявили, что исправить что-либо уже невозможно. А на прощание еще обнадежили: дескать, в будущем следует ожидать серьезных нарушений речи. Прогноз врачей полностью подтвердился - говорить мальчик начал поздно и каждое слово давалось ему с большим трудом.

Стоит отметить, что Сильвестр родился не в самый подходящий для родителей момент, когда они только и делали, что пытались вырваться из нищеты, в которой прозябали. Появление лишнего рта в семье было для них обузой, поэтому ребенка почти сразу отдали на воспитание няньке из нью-йоркского района Куинс. Только на выходные нянька привозила мальчика к родителям, но даже эти короткие свидания не приносили им обоюдного удовлетворения: каждая сторона продолжала жить обособленно друг от друга. Позднее Сильвестр признается: "Я знаю, что это значит быть нелюбимым ребенком".

На рубеже 50-х годов в семье Сталлоне стали происходить перемены к лучшему. В 50-м у Сильвестра появился брат Фрэнк, а год спустя его семья наконец-то переехала из нищенского района Нью-Йорка в более престижный район Вашингтона, где Сталлоне-старший приобрел себе косметический салон. А спустя несколько лет, помимо салона, отец Сильвестра уже владел цепочкой магазинов и даже приобрел себе ферму, где стал разводить пони. Однако жизнь маленького Сильвестра мало изменилась. Для родителей он продолжал быть обузой, а тут еще на улице сверстники стали смеяться над его неправильной речью (у него и прозвище было соответствующее - "криворотый"). Короче, ад был везде: и дома, и на улице. О тех временах младший брат Сталлоне Фрэнк вспоминает так: "Наши родители почти не обращали на нас внимания. К Сильвестру они относились даже с неприязнью. Никогда не ласкали, не разговаривали с ним по душам. Счастливым наше детство никак не назовешь".

Чтобы заставить сверстников считаться с собой, Сильвестр рано начал драться. Сильные кулаки - единственное, что могло помочь мальчишке заставить уважать себя. В мечтах он отождествлял себя с Суперменом из комиксов и даже нижнее белье носил соответствующее: красные шорты и спортивный свитер с нарисованной на нем буквой "С". Но однажды это одеяние стало поводом к насмешкам со стороны одноклассников. Сильвестр по большому секрету рассказал о нем одному из близких приятелей, а тот возьми и проболтайся учителю. Педагог заставил Сильвестра выйти на середину класса и продемонстрировать всем свое суперменское одеяние. Унижение, которое испытал мальчик, на всю жизнь врезалось в его память.

Когда Сильвестру исполнилось девять лет, родители наконец обратили внимание на его неправильную речь. Для укрепления мускулов лица мальчик начал учиться играть на саксофоне, после чего его записали в любительский театр при отряде скаутов, чтобы он оттачивал свою речь на сцене. Когда и это не помогло, Сильвестра отвели к психотерапевту. Но поход закончился ничем: вскоре парень забросал камнями чужой автомобиль, превратив его в груду железа. Так он попал на учет в службе по делам несовершеннолетних штата Мэриленд. Все, кто знал в те годы Сильвестра, были уверены, что впереди его ожидает только одно - тюрьма. Ситуацию усугубил и развод родителей, который произошел в 1957 году.

Единственной отдушиной для Сильвестра в детстве было кино. По его собственным словам: "Кино заменяло мне семью, родителей. По-настоящему оживал я по субботам, когда мне разрешалось посещать кинотеатр. И я сидел там с утра до позднего вечера. С особым удовольствием я смотрел фантастические фильмы, например, о Геркулесе и Синдбаде, похожие на те, которые теперь делает Спилберг. Серьезные сюжеты меня не увлекали. Любил смотреть картины с монстрами, гномами, привидениями... Кино стало для меня родным домом. Если бы не кино, то теперь, наверное, я находился бы в тюрьме. Я не знал, куда себя деть, чем заняться..."

После развода родителей Сильвестр и Фрэнк стали жить попеременно в течение года у каждого из родителей. А когда мать мальчиков повторно вышла замуж и переехала в Филадельфию, большую часть времени они стали проводить с отцом. В отличие от младшего брата, которому учеба давалась легко, Сильвестр всегда учился плохо. Не блистал и примерным поведением. Он учился в трех государственных школах и отовсюду его хотели выгнать за злостное хулиганство. То он поджигал контейнеры с мусором, то избивал учеников, то дерзил учителям. Из католической школы в Мэриленде его выгнали за то, что он спрятал под матрацем распятие. В конце концов, когда Сильвестру исполнилось 15 лет, мать позвала его к себе в Калифорнию, где устроила в школу-интернат для трудных подростков Деверекс-Манор в Беруине (год обучения - 5,5 тысяч долларов). Там Сильвестр внезапно увлекся живописью, причем его первые картины произвели хорошее впечатление даже на отца. До этого тот считал старшего сына совершенно бесталанным ребенком (в отличие от младшего, который хорошо играл на гитаре, прилежно учился), а тут расщедрился на похвалу, чего раньше за ним никогда не наблюдалось.

В интернате Сильвестру пришлось взять себе другое имя - Майк, поскольку настоящее уже было достаточно засвечено хулиганскими выходками. Сталлоне увлекся боксом и стал одним из лучших игроков школьной футбольной команды. Там же он впервые по-стоящему "попробовал" девушку. При этом его не остановило даже то, что девица была любовницей самого крутого интернатского ученика, державшего в страхе всю школу. Они заперлись в одной из интернатских подсобок, Сильвестр поимел от девушки все, что требовалось, однако в тот момент, когда он собирался одеться, в помещение ворвался ее разъяренный любовник. Между юношами завязалась такая драка, что стены интерната буквально задрожали. Разнять дерущихся удалось только полицейским, которых напуганные педагоги вызвали к месту потасовки.

В 1964 году Сталлоне закончил интернат, однако ни одно из высших учебных заведений Америки не захотело взять его к себе в ученики. Поэтому при помощи все той же матери он отправился в Швейцарию, в один из тамошних элитных колледжей (Американский). Правда, приняли его туда на весьма дискриминационных условиях, главным из которых было: малейшая провинность и - гудбай, Швейцария. Об одном забавном эпизоде из швейцарской биографии Сталлоне рассказывает бывший президент киностудии "Юнайтед артистс" Норберт Ауэрбах, сын которого учился в этом же колледже:

"Как-то прилетаю я в Европу, прихожу домой, а сын не знал, что приедет отец. И что я вижу? Сидит сын, рядом - Сильвестр, на коленях какой-то журнал и... дрочат. Каждый сам себе. Увидели, перепугались, у сына член сразу упал, а у Сильвестра стоит. Я ему: "Кончи, потом приходите ко мне в кабинет, поговорим..." Пацаны пришли напуганные, думали, что бить буду. Я их усадил, порножурнал сжег. Поговорил. После этого Сталлоне перестал меня избегать. Как-то пришел, мнется весь, лицо потное. Я ему: "Что случилось?" Он: "Мне больше не с кем посоветоваться... Мне кажется, что у меня маленький член. Что делать?" Я дал ему линейку, он - бегом в туалет. Возвращается: "Двадцать без малого..." Ну, я ему объяснил, что такое маленький, а что такое нормальный..."

Примерно через полгода после начала учебы Сталлоне стал подхалтуривать: в свободное от учебы время работал тренером по боксу, гидом. В мае 1968 года в его жизни произошел еще один любопытный эпизод. Он отправился в качестве рядового зрителя на кинофестиваль в Канны и решил узнать свое будущее у гадалки. И та предрекла ему скорые перемены: дескать, быть тебе знаменитым и богатым.

Именно во время обучения в колледже Сталлоне открыл в себе актера. В школьной постановке пьесы "Смерть коммивояжера" он сыграл роль Биффа. Причем играл очень даже неплохо: по словам очевидцев, в день премьеры его игре восторженно аплодировал весь зал. Сильвестр был в восторге. По его же словам: "Я подумал - вот оно! Наконец-то я нашел что-то настоящее!" Вот почему, вернувшись в Америку, он поступил в университет Майами на факультет театрального искусства. Причем, его не остановило даже то, что тамошние преподаватели предрекали ему безрадостную судьбу: мол, с таким дефектом речи как у вас, молодой человек, хороших актеров не бывает. Но Сталлоне пропустил это предостережение мимо ушей. Во-первых, он помнил зрительскую реакцию на роль Биффа в его исполнении, и во-вторых - верил каннской гадалке. Более того, он посетил еще и американскую гадалку, которая сказала практически то же самое: после семи лет нужды и разочарований тебя, парень, ждет триумф.

В 1969 году, когда Сталлоне оставалось сдать всего три экзамена, он внезапно бросил университет и перебрался в Нью-Йорк. Поселился в дешевом отеле, а на жизнь себе зарабытывал работой билетера в крупнейшем городском кинотеатре "Баронетта", в котором демонстрировались новые фильмы. Продавая без очереди билеты и получая за это щедрые чаевые (5 долларов за билет), Сталлоне еженедельно подхалтуривал по 300 - 600 долларов. Там же он встретил и свою первую любовь. Девушку звали Саша Чех, она была родом из Честера (штат Пенсильвания) и работала в "Баронетте" художницей. Вскоре они поженились. А потом Сталлоне вылетел со своей прибыльной работы. Его угораздило продать без очереди билет... самому владельцу кинотеатра Уолтеру Риду. И пришлось из билетера переквалифицироваться в разносчика пиццы всего за 30 долларов в неделю. Еще два десятка долларов он зарабатывал, вычищая клетки в зоопарке.

После 18 месяцев нищенского существования и обивания порогов различных киностудий и театров Сталлоне вдруг повезло: его приняли в труппу независимого театра "Экстеншн", которая прокатывала на подмостках пьесу собственного сочинения "Счет". По тем временам пьеса была довольно смелая: в ней поднимались вопросы гомосексуализма, из-за чего актерам, в том числе и Сталлоне, пришлось дефилировать по сцене в неглиже. Видимо, этот факт не сильно испугал Сталлоне, ибо вскоре он принял приглашение сняться в полупорнографическом фильме "Вечеринка у Китти" (1970), за который ему заплатили приличный, по его меркам, гонорар.

Сталлоне сыграл в "Счете" лучше всех (во всяком случае, так писал журнал "Вэрайети"), но спектакль продержался на сцене недолго - всего 23 представления. После этого Сталлоне оказался на улице. Вновь начались хождения по нью-йоркским театрам и киностудиям. Иногда удача улыбалась Сталлоне: он сыграл в спектакле Вуди Аллена "Бананы", комедии Джека Леммона "Истеричка", даже на ТВ сумел засветиться - в одной из серий сериала "Схватка в Манхэттене" сыграл полицейского, случайно застрелившего невиновного человека. После этого Сталлоне засел за написание собственных телевизионных сценариев, надеясь, что рано или поздно какой-нибудь из них найдет своего постановщика. В день он писал до шести сценариев для 30-минутных фильмов, однако только один из них пришелся ко двору. "Печать дьявола" сняла одна независимая телекомпания.

С 1971 года началась карьера Сталлоне в кино: его пригласили на главную роль в политический триллер "Негде спрятаться". Но фильм вышел на экраны два года спустя и потерпел полный провал. В год его выхода Сталлоне снимался в своем очередном фильме - "Лорды из Флэтбуша". Но и этот фильм ждала та же участь, что и предыдущий.

В 1974-м Сталлоне вместе с женой покинул Нью-Йорк и отправился на "фабрику грез", в Голливуд. С собой у них было 3,5 тысячи накопленных долларов плюс видавший виды автомобиль, купленный всего за 40 баксов. В Голливуде они сняли скромную квартиру неподалеку от Китайского театра Гроумена (тот самый театр, перед входом в который оставили отпечатки ног многие голливудские звезды). Сталлоне, вооружившись парой-тройкой положительных отзывов о своем последнем фильме "Лорды из Флэтбуша", принялся обходить студии. Однажды, казалось, ему повезло: его собирались утвердить на второстепенные роли в лентах "Серпико" и "Собачий полдень". Но когда он в очередной раз явился на студию в надежде, что сегодня его обязательно утвердят, актеру сообщили, что дорогу ему перебежал другой парень. Звали его Аль Пачино, он так же, как и Сталлоне, делал свои первые шаги на актерском поприще. И все же настойчивость Сталлоне помогла ему пробиться в ряд картин. Он получил небольшие роли в таких фильмах, как: "Капоне", "Гонки Пушечное ядро", "Прощай, моя красавица". Эти съемки принесли ему 1400 долларов. Как говорится, не фонтан, но все-таки...

15 марта 1975 года в Америке состоялся боксерский поединок между белым боксером Чаком Уэппнером и чернокожим чемпионом Мухаммедом Али. Поединок привлек к себе внимание всей страны и, естественно, не мог оставить безучастным Сталлоне (как мы помним, в детстве он тоже увлекался боксом). Во время просмотра этого поединка Сталлоне внезапно осенило: а почему бы не снять об этом кино? Он сел за стол и буквально в считанные дни написал сценарий под названием "Рокки". Сюжет его был незамысловат: для рекламного матча, приуроченного к празднованию 200-летней годовщины Дня завоевания независимости Америки, приглашен никому неизвестный тяжеловес-неудачник Рокки Бальбоа. Для него это единственный шанс выбиться в "звезды", и этот шанс он не упускает.

Свой сценарий Сталлоне принес на киностудию "Юнайтед артистс". Несмотря на то, что спортивные фильмы чаще всего приносили студиям одни убытки, этот сценарий боссам "Юнайтед" приглянулся. Они предложили за него автору 75 тысяч долларов. Бешеные деньги, если учитывать, что на тот момент в кармане Сталлоне было всего 104 доллара. "А кто будет играть главную роль?" - поинтересовался Сталлоне. "Вам-то какая разница? Во всяком случае не вы!" - ответили ему (на главные роли предполагалось пригласить Джеймса Каана или Райана О'Нила). И тут случилось неожиданное. Сталлоне отказался продавать сценарий, если на главную роль не утвердят его самого. Студия подумала, что он таким образом хочет удвоить себе гонорар. Ему пошли навстречу и пообещали заплатить 150 тысяч долларов. Но Сталлоне опять за свое: хочу главную роль. И только тут боссы студии поняли, что парень не шутит. В итоге обе стороны пришли к следующему соглашению: Сталлоне получает 50 тысяч долларов за сценарий и еще 20 тысяч за главную роль (всего 70 тысяч, что было вдвое меньше прежнего гонорара). Правда, Сталлоне проявил изрядную долю прозорливости и выторговал себе долевое участие в прибыли. В последнем пункте ему охотно пошли навстречу, поскольку никто не верил, что фильм принесет большие прибыли. А что дальше? Когда в 1976 году "Рокки" вышел на экраны, он принес его создателям 130 миллионов долларов! Более того, фильм был удостоен премии "Оскар" как "Лучший фильм года". Сам Сталлоне был выдвинут на награду сразу в двух номинациях - "Лучший актер" и "Лучший сценарий", став, таким образом, третьим актером в американском кино, совершившим подобное (двое других: Чарли Чаплин и Орсон Уэллс). Сам президент Джимми Картер пригласил Сталлоне на прием в Белый дом и иначе, как Рокки, к нему не обращался. Как видим, предсказания гадалок полностью сбылись.

В конце 70-х у Сталлоне и Саши родился сын Серджо. Но радость от его рождения была омрачена диагнозом врачей: мальчик страдал аутизмом (люди с такой болезнью испытывают трудности в общении с другими). Сталлоне был в растерянности. "Неужели это плата за ту славу, которая обрушилась на мою голову!" - мысленно задавал он себе вопрос.

После "Рокки" Сталлоне приступил к работе над следующим фильмом. На этот раз его увлекла роль могущественного профсоюзного босса Джонни Ковака (прототипом ему послужил Джимми Хоффа, убитый мафией). Фильм назывался "Кулак". В нем Сталлоне выступал и как соавтор сценария (другим автором был Джо Эстерхаз). В последующем это станет причиной скандала: Эстерхаз будет возмущен тем, что Сталлоне упомянул себя в титрах в качестве сценариста.

Фильм снимался в городе Дубьюк. Сталлоне съемки запомнились не самым лучшим образом. Ему арендовали комнату всего за 70 долларов, в то время как продюсер фильма Норман Джуисон жил в отдельном коттедже за городом, аренда которого обходилась в 2500 долларов. Сталлоне это, естественно, ущемляло. Кроме этого, ему пришлось пережить и унижение личного порядка. Дело выглядело так. Вокруг съемочной площадки постоянно крутились любопытные, среди которых было много местных девушек. Одна из них приглянулась ассистенту оператора, и молодые стали встречаться. Сталлоне тоже захотелось женской ласки, однако на долгие ухаживания времени у него не было. Поэтому он выбрал первую же девушку, что попалась ему на глаза. На беду, ею стала пассия ассистента оператора, и Сталлоне без всяких предисловий назначил ей свидание в своей комнате. Но девушка предпочла пойти в ресторан со своим первым возлюбленным. Когда Сталлоне узнал об этом (говорят, на влюбленных ему донес его же отец), он потребовал уволить ассистента.

Фильм "Кулак" вышел на широкий экран в 1978 году, но в прокате с треском провалился. Сталлоне обвинял в этом кого угодно (режиссера, продюсера), но только не себя. В итоге следующий фильм он решил... снимать сам. Если учитывать, что сценарий ленты был его собственным, да еще и главную роль он тоже взял себе, этот фильм можно смело назвать авторским. Фильм назывался "Райский переулок". Речь в нем шла о нелегкой судьбе трех братьев, мечтающих выбраться из трущоб. Несмотря на то, что Сталлоне прекрасно знал трущобную жизнь, однако снять по-настоящему хорошее кино ему не удалось. Еще больше критики ругали его роль, открыто сетуя, что ему следовало снимать в ней кого угодно, только не себя.

Вторая неудача подряд заставила Сталлоне призадуматься. Он вдруг ясно осознал, что его звезда грозит закатиться, едва успев засиять. Надо было срочно предпринимать решительные шаги, чтобы вернуть себе интерес публики. И Сталлоне возвращает на экран своего звездного героя - боксера Рокки, хотя совсем недавно он всерьез полагал, что с ним покончено раз и навсегда. В 1979 году на экраны выходит сиквел "Рокки-II. Реванш", снятый уже самим Сталлоне. Почему фильм снял Сталлоне? Дело в том, что первоначально такой мысли у него не было, но после того, как режиссер "Рокки-I" Джон Авилдсен задумал приобщить Рокки к наркотикам и опустить на самое дно общества, Сталлоне взбунтовался: всем этим он уже был по горло сыт в "Райском переулке". Поэтому и взялся снимать продолжение сам. Скажем прямо, на этот раз его попытка оказалась успешной: народ повалил на фильм толпами.

После успеха "Рокки-II" слава вернулась к Сталлоне. В 1980 году он снялся в двух новых фильмах: "Победа" Джона Хастона и "Ночные ястребы" Брюса Малмута. В первом он сыграл вратаря футбольной команды, во втором спецагента, гоняющегося за террористом. В 81-м Сталлоне вновь сыграл боксера Рокки в "Рокки-III", однако не этому фильму суждено будет сделать Сталлоне звездой мирового масштаба. Речь идет о ленте Рэмбо: "Первая кровь" Теда Котчиффа, где Сталлоне сыграл бывшего "зеленого берета" Джона Рэмбо, которого общество пытается поставить на колени, а в итоге на коленях оказывается само. Этот фильм можно смело назвать лучшим в творческой карьере Сталлоне, его, с позволения сказать, "лебединой песней". Не случайно фильм покорил весь мир (кроме Советского Союза и стран соцлагеря, где его заклеймили как идеологически вредный), а самого Сталлоне иначе как Рэмбо никто уже не называл. (Только за три недели проката в США фильм собрал 100 миллионов долларов, а президент Рональд Рейган назвал "Рэмбо" своим любимым фильмом.) И хотя два последующих сиквела "Рэмбо-II" (1985) и "Рэмбо-III" (1988) оказались не достойными своего предшественника, этот образ навсегда прилип к актеру.

Что касается его личной жизни, то она была не менее бурной, чем приключения его экранных героев. В 1983 году последовал официальный развод актера с первой женой и встреча с 19-летней манекенщицей и актрисой Бригитт Нильсен, которая, по слухам, некоторое время назад была любовницей закадычного соперника Сталлоне Арнольда Шварценеггера. Сталлоне влюбился в Бригитт, назвав ее красивой, веселой, жизнерадостной, нежной и "самой бедовой из всех женщин, которые мне до сих пор встречались". Актриса ответила ему взаимностью. Когда в 84-м, во время съемок "Рокки-IV", Сталлоне сильно разбился и угодил в больницу, Бригитт примчалась к нему почти на следующий день и все две недели, пока он пролежал в реанимации, была рядом: спала на полу возле его кровати, приносила ему любимые цветы. Именно тогда он и решил на ней жениться. И первые несколько месяцев их жизни Сталлоне до сих пор считает самыми счастливыми в своей жизни. Но потом случилось то, что поэт Владимир Маяковский назвал "семейная лодка разбилась о быт". В данном случае о быт голливудский. Между молодоженами начались стычки, причем инициатором большинства из них была Бригитт. По слухам, она начала изменять Сталлоне да еще с представителями обоих полов. Их развод завершился грандиозным скандалом, который выплеснулся на страницы всех бульварных газет.

Затем Сталлоне влюбился в юную топ-модель Дженнифер Флавин, и его союз с ней просуществовал целых семь лет. Он мог бы продержаться и дольше, если бы одна из любовниц Сталлоне - Дженис Дикинсон - вдруг не заявила во всеуслышание, что ждет от него ребенка. Актер бросил Дженнифер и уже собирался жениться на Дженис, тем более, что его мать, с которой он всегда советовался в таких случаях, одобряла этот выбор. Но в самый последний момент его стали одолевать сомнения: я ли отец ребенка? Чтобы развеять их, актер решил пройти анализы на отцовство, которые показали, что ребенок не его. Позднее выяснилось, что кандидатов было по меньшей мере пятеро! Как вспоминает сам актер: "Эта женщина разбила мне жизнь. После родов она начала пить, устраивала скандалы... А я-то ради нее разорвал отношения с Дженнифер..."

В начале 90-х годов рядом со Сталлоне появляется очередная красотка 22-летняя топ-модель Андреа Визер. Они прожили прекрасный месяц в Лондоне, затем улетели блаженствовать в Париж, а оттуда подались в Нью-Йорк. Потом Андреа удостоилась приглашения пожить на роскошной вилле Сталлоне в Майами. Короче, все шло к свадьбе. Но внезапно Андреа получила отставку, а ее место заняла другая топ-модель Энжи Эверхарт, которая до этого ходила в любовницах у Джека Николсона и Кевина Костнера. В мае 1995 года Сталлоне преподнес ей в подарок золотое кольцо с бриллиантами стоимостью 170 тысяч долларов. Актер купил его на аукционе у графини Уиндзорской, и оно считается музейной редкостью. Тут даже самые отъявленные скептики поняли: быть свадьбе. Но опять не сложилось. Говорят, Эверхард сбежала от Сталлоне к сыну актера Джорджа Хэмилтона, за которого вскоре и вышла замуж. И тогда Сталлоне вновь вспомнил о своей прежней подружке Дженнифер Флавин, которая с радостью согласилась принять его обратно. Видимо, не зря говорят, что старая любовь не ржавеет. Несмотря на то, что мать актера всеми силами пыталась отговорить сына возобновлять прежнюю связь, он сделал по-своему. Как считает практикующий в Голливуде психолог Роджер Мелвис: "Скорее всего, Сильвестру надоело слышать постоянные насмешки и издевательства окружавших его женщин, вот почему он снова обратил свои взоры к нетребовательной простушке Дженнифер, для которой он был настоящим божеством. Не секрет, что от своих дам Слай немало настрадался..."

До середины 90-х Сталлоне снялся еще в полутора десятках фильмов. Среди них: "Оставаясь живым" (1983; Сталлоне выступал в нем как сценарист и режиссер), "Кафе Горный хрусталь" (1984), "Рокки-IV" (1985), "Кобра" (1986), "Через край", "Изо всех сил" (оба - 1987), "Тюрьма", "Танго и Кэш" (оба - 1989), "Рокки-V" (1990), "Оскар" (1991), "Стой, а то мамочка будет стрелять" (1992), "Разрушитель", "Скалолаз" (оба - 1993), "Специалист" (1994), "Убийцы", "Судья Дредд", "Дневной свет" (все - 1995). За роль в последнем фильме Сталлоне заработал 24 миллиона долларов, тем самым став ПЕРВЫМ актером Голливуда, получившем такой высокий гонорар.

В большинстве этих фильмов Сталлоне продолжал эксплуатировать удачно найденный в "Рокки" и "Рэмбо" экранный имидж - крутой парень с накачанными мускулами ("Кобра", "Тюрьма", "Танго и Кэш", "Разрушитель", "Скалолаз", "Специалист", "Убийцы", "Дневной свет"). Однако были среди его ролей и совершенно неожиданные. Например, после того, как его вечный соперник Арнольд Шварценеггер попробовал сломать свой имидж "крутого мужика" и снялся в комедиях "Близнецы" (1986) и "Полицейский из детсада" (1990), на эту же стезю решил выйти и Сталлоне. В начале 90-х он тоже снялся в двух комедиях: "Оскар" и "Стой, а то мамочка будет стрелять". Критика отнеслась к этому эксперименту снисходительно, отметив, что творческий диапазон Сталлоне гораздо шире, чем казалось ранее.

В мае 1996 года Сталлоне объявил своей возлюбленной, что собирается с ней обвенчаться, причем не где-нибудь, а в самой Сикстинской капелле Ватикана. Радость Дженнифер невозможно было передать. Однако церемония сорвалась, поскольку против нее выступил глава римской католической церкви. Поводом к отказу послужила 6-месячная беременность Дженнифер. Сталлоне в те дни дал интервью газете "Дэйли стар", где заявил: "Я очень, очень зол. Своим венчанием мы могли бы привлечь толпы туристов и сделать Ватикану бесплатную рекламу". На что представитель Ватикана парировал: "Это не тот имидж, который мы хотим иметь".

Вскоре после этого - 27 августа 1996 года - Дженнифер Флавин благополучно разродилась девочкой, которую назвали София-Роуз Сталлоне. Но радость омрачалась тем, что врачи установили у малышки проблемы с дыханием. Обследование показало - врожденный порок сердца. Чтобы спасти малышке жизнь, понадобилась операция. Как признается сам актер: "Несколько недель до операции были самыми тяжелыми в моей жизни. Четыре часа, когда девочка лежала на операционном столе, были самыми длинными. В душе я чувствовал, что молитвы, которые посылали незнакомые люди, не остались без ответа. Я не ожидал, что так много незнакомых людей переживают за мою дочь. Они подходили ко мне на улице и говорили, что молятся за нее. Я всем им очень благодарен!..

Когда операция закончилась, я сразу понял, что все в порядке. Мне захотелось прыгать, кричать, плакать и смеяться одновременно. Нет слов, чтобы выразить мои чувства. Моя дочь будет жить!.. Я опустился на колени около кроватки и потрогал ее пальчики. Они были теплее, чем до операции, а когда я посмотрел на ее лицо, я понял, что все будет хорошо. Никого я не люблю сильнее, чем мою дочь и Дженнифер..."

В марте 1997 года у Сталлоне внезапно появился еще один брат. Спросите откуда? Братца актеру "отковали" его 77-летний отец и его жена - 27-летняя Кэти. Мальчика назвали Данте Александр Сталлоне. Буквально через несколько дней после родов Сильвестр в компании своей жены Дженнифер навестили счастливых родителей и от души поздравили их с новорожденным.

Той же весной Сталлоне наконец официально оформил свою связь с Дженнифер Флавин. Причем поводом к этому послужила... авария самолета. Личное воздушное судно актера летело из Америки в Канны, где Сталлоне собирался принять участие в очередном кинофестивале. Однако в разгар полета летчик сообщил актеру, что на борту случилась аварийная ситуация: треснуло ветровое стекло в кабине пилотов. Как рассказывают очевидцы, пока пилот маневрировал в воздухе, пытаясь спасти самолет от падения, Сталлоне упал на пол и начал молиться. Он пообещал себе, что если ему удастся выжить в этой передряге, он немедленно женится на своей подружке. Видимо, всевышний услышал его мольбы, и уже через несколько минут самолет благополучно приземлился. Сталлоне тут же схватился за мобильник, набрал номер своего домашнего телефона и, когда трубку взяла Дженнифер, закричал: "Дорогая, я люблю тебя, я женюсь на тебе в Лондоне в следующую субботу". Так и вышло.

17 мая состоялась церемония бракосочетания, на которой присутствовало всего лишь десять самых близких друзей брачующейся пары. Причем матери жениха там не было: по слухам, за час до церемонии она вдрызг разругалась с сыном, поскольку не одобряла его выбора. Невеста была в роскошном платье от Армани, на котором красовалось кольцо стоимостью в 100 тысяч долларов. На малютке Софии-Роуз было не менее очаровательное платьице кремового цвета, в руках она держала корзинку с душистым белым горошком и бутонами желтых роз (одних цветов Сталлоне заказал на 35 тысяч фунтов стерлингов). Завтрак прошел в замке XVIII века Бленхэйм Пэлас в Оксфордшире и состоял из пяти блюд, над которыми работал дворцовый шеф-повар Марко Пьер Уайт. Гостям во время банкета прислуживали двое лакеев в черных ливреях, которых Сталлоне нанял из Букингемского дворца (затея обошлась жениху в 250 тысяч фунтов стерлингов).

В ноябре 1999 года имя Сталлоне вновь оказалось в эпицентре скандала. Раздули его пятеро бывших работников актера, которых четыре года назад он нанял на рождественские праздники в качестве уборщиц и поваров, но затем уволил до окончания контракта. И вот теперь эти люди внезапно подали на него в суд, обвинив в грубом обращении. По их словам, в доме Сталлоне царят нравы покруче, чем в тюряге. Прислуге, например, нельзя общаться с матерью актера, потому что супруги, особенно Дженнифер Флавин, находятся с ней в затяжной ссоре. Еду прислуге приходилось приносить с собой, да еще им запрещено было смотреть в глаза хозяина дома - он этого не любит. При встрече с актером слугам надо было опустить очи долу и немедленно выметаться из комнаты. Свое увольнение все пятеро объяснили тем, что жена Сталлоне вдруг обнаружила у них рождественские открытки с автографом своей нелюбимой свекрови.

Весной 2000 года Сталлоне в 13-й раз (!) был удостоен весьма сомнительного приза - "Золотой малины", которая в течение двадцати лет проводится накануне церемонии вручений премий "Оскар" и предназначена для выявления худших образцов киношной продукции. Сталлоне был назван лучшим в номинации "худший актер века", выиграв спор у таких актеров, как Кевин Костнер, Уильм Шатнер, Поли Шор. Как объяснили свой выбор учредители "Малины", Сталлоне заработал приз за "99,5 процента всех своих актерских работ". Однако поскольку за все 20 лет существования "Малины" ни один из награжденных на церемонию не явился (что вполне понятно), Сталлоне узнал о своем награждении из газет.

Кстати, надо отдать должное Сталлоне: он и сам прекрасно понимает, что его последние роли в кино нельзя назвать удачными. Именно поэтому еще в 1997 году он заявил, что устал от боевиков и даже отказался от роли в очередном из них, пожертвовав гонораром в 26 миллионов (!) долларов. На тот момент последним боевиком с участием Сталлоне был фильм "Страна полицейских" (1998), где он играл главную роль - заплывшего жирком шерифа маленького городка. Но фильм в прокате провалился. После этого кинобоссы Голливуда отвернулись от Сталлоне. "За последние два года я не заработал ни цента как киноактер, - признался он в одном из интервью. - Я вижу, что все другие снимаются. Меня же никто не приглашает. Я отнюдь не самый великий актер в мире, но хочу остаться в памяти людей, как актер, играющий разноплановые роли. Я хочу сниматься в таких лентах, содержание которых зрители помнили бы чуть дольше, чем то время, которое им нужно, чтобы дойти от кресла в зале до выхода из кинотеатра".

В апреле 2001 года имя Сталлоне вновь оказалось в эпицентре скандала. Некая мисс Карр обвинила его ни много ни мало... в попытке изнасилования! По ее словам, беда едва не приключилась с ней в гимнастическом зале, где имеет счастье заниматься и Сталлоне. Якобы Карр сразу после занятий пошла в душ, но не успела раздеться, как сзади ее обхватили чьи-то сильные руки. С большим трудом девушке удалось вырваться из объятий насильника, она обернулась и увидела перед собой киношного Рэмбо. Когда тот вновь попытался обхватить ее, Карр ударила его по рукам и бросилась наутек. Как ни странно, девушка не стала заявлять на своего обидчика в суд по горячим следам, а сделала это... спустя год. Адвокат актера Марти Сингер назвал обвинения Карр несоответствующими действительности и вызванными лишь одним: желанием девушки засветиться на страницах американских таблоидов. Кстати, "засветка" девушке удалась: об этом случае написали сразу несколько ведущих изданий ("Globe" и "USA Today"), а скандальный радиоведущий Говард Стерн даже пригласил Карр в свою передачу. Что касается самого Сталлоне, то он в этой истории стоически хранил молчание, зато его жена Дженнифер позволила себе короткий комментарий. В нем она назвала Карр "ничтожеством" и заявила, что целиком и полностью доверяет своему мужу. Как говорится, комментарии излишни.