/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Сметенные Взрывом 19781996

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Сметенные взрывом - 1978-1996

Федор Раззаков

Сметенные взрывом. 1978 - 1996

Несмотря на свою богатую криминальную историю, Соединенные Штаты Америки имеют не так много случаев, когда на тропу войны с государством выходили террористы-бомбометатели. Первый такой случай произошел в самом начале 40-х годов в Нью-Йорке. Тогда некий сотрудник фирмы "Консолидейтед Эдисон" по имени Джордж Метески, обиженный на руководство фирмы, написал сначала несколько оскорбительных писем, а затем взорвал несколько фальшивых бомб. Тогда разоблачить террориста не удалось.

С тех пор прошло 10 лет. В 1951 году Джордж Метески изготовил настоящие бомбы. В результате взрывов, устроенных им в "Мюзик-холл радио сити", "Гранд-сентрал стейшн" и нескольких театрах, были тяжело ранены 8 человек. Нью-Йорк был в панике, преступника прозвали "сумасшедшим бомбометателем". Его розысками занялось ФБР. С помощью психиатра, доктора Ральфа Бэнея, на основании собранной информации было составлено примерное описание внешности и характера преступника. В то же время газета "Джорнэл Американ" сумела втянуть террориста в переписку, предложив опубликовать на своих страницах имеющиеся у него требования. И террорист клюнул, прислав в газету сразу несколько писем. Агенты ФБР проверили почерк и сравнили словесные обороты, наиболее часто встречавшиеся в них, с письмами, которые писались сотрудниками "Консолидейтед Эдисон", и сумели установить, что "сумасшедшим бомбометателем" является Джордж Матески. Выяснилось, что еще в 1931 году он получил травму на производстве, после которой заболел туберкулезом. Это и толкнуло его в 1940 году на путь мести по отношению к собственной компании.

После этого случая более 27 лет Америка не знала ничего подобного, пока в 1978 году не начался новый кошмар.

В 20-х числах мая в Чикагское почтовое отделение пришла странная посылка в деревянной сигаретной коробке, на которой в качестве последнего адресата значился Иллинойский университет. Однако такого университета в Чикаго не было, и поэтому почтовики отправили посылку на адрес отправителя - в Северо-Западный университет города Эванстон, штат Иллинойс. Посылка прибыла туда 26 мая и в тот же день она попала в руки полицейского, охранявшего университет. Разрезав веревки, он вскрыл упаковку, и в это мгновение раздался сильный хлопок - это сработало самодельное взрывное устройство, заложенное в посылку. Полицейский получил незначительные ожоги рук и легкую контузию.

Видимо, из-за незначительного ущерба, причиненного этим взрывом, полиция сочла это происшествие мелким хулиганством и не обратила на него внимания. Тем более, что затем около года ничего подобного не происходило.

9 мая 1979 года в Северо-Западном университете произошел еще один похожий взрыв. На этот раз взрывное устройство было ловко вмонтировано все в ту же деревянную сигарную коробку, которую преступник оставил в студенческом городке. Один из студентов проявил излишнее любопытство и вскрыл посылку. Последовал взрыв, который причинил студенту легкие ранения. Однако и это происшествие не насторожило полицию, которая хоть и начала расследование, но сделала это без особого энтузиазма. Так продолжалось до 15 ноября 1979 года.

В тот день в багажном отделении самолета "Боинг", следовавшего из Чикаго в Вашингтон, сработало взрывное устройство, спрятанное в обыкновенной банке из-под сока. В результате на самолете вспыхнул пожар, который едва не привел к авиакатастрофе. 12 человек получили сильные отравления дымом.

Детективы, расследовавшие это дело, обнаружили, что устройство бомбы, взорвавшейся в самолете, совпадает с устройством, находившимся в посылке, взорвавшейся в Северо-Западном университете. Получалось так, что автором всех взрывов был один и тот же человек. Поисками занялось отделение ФБР в городе Сан-Франциско под руководством Джима Фримэна, который до этого успешно руководил отделением ФБР в Гонолулу на Гавайях (до этого следствие по взрывам вели Служба почтовой инспекции США и Бюро по контролю над алкогольно-табачными изделиями и огнестрельным оружием).

В ходе предварительного следствия удалось установить немного. Во-первых, выяснилось, что все три взрывные устройства представляли собой примитивные приспособления. Это указывало на низкую квалификацию преступника. Правда, можно было предположить, что примитивность бомб означала, что преступник не желал человеческих жертв. Во-вторых, во всех бомбах встречались предметы из дерева, хотя в механизме бомб они были абсолютно не нужны. К одной из бомб, например, преступник аккуратно приклеил щепочки. "Зачем?" - задавали себе вопрос сыщики, но найти разумный ответ не смогли.

10 июня 1980 года президенту авиакомпании "Юнайтед Айрлинс" Перси Вуду, который проживал в пригороде Чикаго в городке Лейк Форест, пришла посылка. Когда Вуд раскрыл ее, он увидел внутри книгу, на титульном листе которой было написано: "Я посылаю Вам эту книгу, я думаю Вы найдете ее общественно значимой". Взяв книгу в руки, Вуд принялся ее листать, полыхнуло пламенем. Президент получил ожоги лица и обеих рук.

Перед следствием замаячили "деревянные" пристрастия преступника. Заключались они в следующем:

Фамилия последней жертвы: Вуд в переводе с английского означала "дерево"; Лейк Форест переводится как "лесное озеро" и, наконец, издательство, которое выпустило книгу, имело своим символом лист дерева. Все это, а также то, что и в этой бомбе имелись деревянные щепки, убедило сыщиков, что все это не случайность. Судя по всему, то была своеобразная "подпись" террориста, она указывала на то, что он был из среды поборников экологии, то есть "зеленых". На этом направлении сыщики и сосредоточили свои усилия. Ввиду того, что первыми его жертвами стали университеты и авиакомпании, он получил прозвище - Унабомбер.

В течение нескольких месяцев детективы из ФБР тщательно изучали личные дела всех членов экологических организаций США, пытаясь среди них отыскать Унабомбера. Та же самая работа проводилась и в авиакомпаниях страны, где проверялись лица, недовольные своей работой, начальством, ущемленные в своих правах, уволенные, и просто люди со скверным характером. Параллельно с этим были проверены сотни металлоремонтных мастерских: в одной из них преступник мог мастерить металлические части для своих бомб. Проверялись также фабрики, изготавляющие коробки из-под сигар, подобные тем, что использовал террорист для своих посылок. Однако ни по одному из этих направлений свет не забрезжил.

Со дня последнего взрыва прошло два года. Ни один из сыщиков не тешил себя иллюзиями. Все ждали нового удара и он в конце концов состоялся.

5 мая 1982 года в университет Вандербильт в городе Нэшвилль, штат Теннесси, пришла посылка в деревянной коробке. Секретарша отдела информатики, ничего не подозревая, вскрыла коробку и тут же была ранена в лицо огненным столбом. Унабомбер вновь дал о себе знать.

Не успели сыщики изучить все детали этого взрыва, как всего через два месяца после него - 2 июля, раздался новый взрыв. На этот раз в калифорнийском университете, в Беркли. Бомба была подложена в комнату отдыха и взорвалась в тот момент, когда там отдыхал один из профессоров. В результате взрыва тот получил многочисленные ранения.

Два взрыва подряд и вновь в университетах (как и в двух первых случаях) заставили сыщиков проверить версию о каком-нибудь ненормальном студенте или преподавателе. Кроме этого было отмечено, что бомбометатель сменил район своих действий - раньше он совершал теракты в Чикаго и его окрестностях, а теперь перебрался в Теннесси и Калифорнию. Поэтому было решено проверить всех, кто в течение последних двух лет совершил переезд подобного рода. Но и этот путь не принес удачу.

В ходе проверки трех последних взрывов было установлено, что на всех бомбах имеются странные инициалы - FC. Это могли быть и начальные буквы фамилии, аббревиатура фирмы или просто ругательство типа "факинг компьютерс". Сыщикам пришлось проверить все эти направления, но и в этом случае их ожидало разочарование.

Кроме этого в последней посылке была обнаружена записка, явно составленная рукой террориста: "Ву, это сработало! Я же говорил тебе. Р. В.". Тогда кое-кому из сыщиков показалось, что уж после такой улики найти таинственного бомбометателя не составит особого труда. Были проверены все граждане США азиатского происхождения, носившие фамилию или имя ВУ, однако ни один из этих субъектов не имел никакого отношения к взрывам. Стало окончательно ясно, что террорист не такой простак, каким он казался вначале и большая часть оставляемых им следов является ложными.

Между тем зная, что пять из шести взрывов пришлись на май, июнь и июль детективы предположили, что эти месяцы будут и в дальнейшем взрывоопасными. Поэтому в следующем, 1983 году, силы полиции и ФБР в эти месяцы были приведены в состояние повышенной готовности. Однако взрывы Унабомбера не прозвучали. Так же без происшествий прошли 1984 и первая половина 1985 года. Такой большой паузы Унабомбер себе еще ни разу не позволял, поэтому кое-кто из полицейских предположил, что террорист больше никогда не объявится. Он или умер или вылечился от своей мании, а может быть совершил какое-нибудь иное преступление и угодил за решетку. Чтобы удостовериться в этом, было решено проверить все эти версии. В тот момент, когда эта работа была в самом разгаре, Унабомбер вновь дал о себе знать, причем вновь в мае месяце и все в том же калифорнийском университете в Беркли. Только на этот раз он оставил свою посылку не в комнате отдыха, а в компьютерном зале. 15 мая 1985 года один из студентов попытался вскрыть ее и в результате взрыва лишился зрения и потерял четыре пальца на руке.

По своим последствиям этот взрыв оказался самым тяжким из всех. Выяснилось, что теперь в качестве исходного материала Унабомбер стал использовать не порох со спичечными головками и взрыватели на резинках, а химическую смесь, которая взрывалась с гораздо большей силой (скорость распространения ударной волны от нее 5 тысяч метров в секунду) и горела намного интенсивнее. Это было печальное открытие, которое заставило детективов ФБР приложить максимум усилий к розыску наглеющего террориста. Эксперты тщательно изучили металлические детали последней бомбы и вновь не обнаружили на них заводского или магазинного клейма. Судя по всему, осторожный преступник использовал металл, найденный на городских свалках. Как только было высказано это предположение, сотни агентов ФБР отправились на мусорные свалки и помойки, чтобы найти ту, из которой террорист черпал материал. Но и эти поиски ни к чему не привели.

Пока сыщики сбивались с ног в поисках неуловимого Унабомбера, тот продолжал свою деятельность и до конца 1985 года сумел совершить еще три теракта. 13 июня он попытался взорвать бомбу на борту пассажирского самолета, следовавшего из Оберна в Вашингтон, но бомбу в последний момент удалось обнаружить и обезвредить.

15 ноября он послал посылку в Энн-Арбор на имя профессора психологии университета Мичигана. Профессор посылку раскрыл и вместе со своим ассистентом, стоявшим рядом, получил серьезные ранения.

После этого происшествия не прошло и месяца и вот уже 11 декабря в Сакраменто, штат Калифорния, Унабомбер оставляет смертоносную посылку прямо у дверей магазина оргтехники. Владелец магазина Хью Скраттон, приняв этот ящик за брошенный дорожными рабочими знак, поднял его и в следующую секунду раздался мощный взрыв. Один из осколков разорвавшейся бомбы угодил владельцу магазина точно в сердце и тот скончался на месте. Так, после 7,5 лет своей преступной деятельности Унабомбер убил первого человека, ранив при этом еще 20.

Последнюю свою бомбу террорист упаковал в ящик, в котором обычно продают протезы. Пришлось проверять и эту версию, хотя было очевидно, что столь осторожный преступник вряд ли не обратит внимание на такую явную улику. Так оно и вышло: ни на фабрике, изготовляющей подобные коробки, ни среди самих калек и врачей, лечащих их, не был обнаружен тот, кто скрывался под прозвищем Унабомбер.

После 9-го взрыва таинственный террорист затих на долгих 14 месяцев. То ли он испугался первого убийства, то ли в его план вмешались какие-то иные обстоятельства. Но детективы поняли: после последней серии взрывов стало ясно, что преступник изменил своим сезонным привычкам и поэтому следующих взрывов можно было ожидать практически в любое время года. Так оно и вышло: следующий взрыв произошел в феврале.

20 февраля 1987 года в городе Солт-Лейк-Сити, возле магазина оргтехники, был оставлен пакет, в который была заложена взрывчатка. Владелец магазина взял его в руки и едва не лишился жизни, получив серьезные ранения. Таким образом, жертвами последних взрывов оказались владельцы компьютерных магазинов.

Во время исполнения этого теракта Унабомбер впервые допустил оплошность. Оставляя пакет на улице возле дверей, он встретился взглядом с работницей магазина, которая сидела за стеклом. Этого мгновения ей хватило, чтобы запомнить мужчину и обрисовать его внешность. По ее словам, это был белый человек, 25 - 30 лет, высокого роста, худого телосложения, с небольшими усиками и рыжеватыми волосами. Он был одет в свитер с капюшоном на голове, а на носу у него были большие темные очки. Основываясь на этих показаниях, специалисты из ФБР тут же составили фоторобот и распространили его по всей территории США. Впервые было объявлено о существовании неуловимого террориста; граждан страны настоятельно просили вглядеться в это лицо. Для оперативной связи сыщики опубликовали в печати контактный телефон.

На основе фоторобота психоаналитики из ФБР попробовали составить психологический портрет Унабомбера. Обладатель его оказался высокоинтеллектуальным человеком, крайне педантичным, замкнутым, в общении со своими соседями корректным и добропорядочным. Судя по тому, что жертвами его преступлений были люди, так или иначе связанные с наукой или компьютерным производством, психоаналитики предположили, что террорист-маньяк является противником современных технологий.

Однако ни фоторобот, ни подробный психологический портрет не помог детективам отыскать Унабомбера в многомиллионной стране.

И все-таки шум, поднятый в обществе, сыграл свою положительную роль. В течение последующих шести лет Унабомбер ни разу не дал о себе знать новыми взрывами. Но в это время в Америке стали происходить еще более драматические события.

26 февраля 1993 года в гараже Мирового торгового центра в Нью-Йорке террористами, руководимыми слепым мусульманским проповедником-экстремистом из Бруклина Омаром Абдель Рахманом, был произведен взрыв мощной бомбы, в результате чего погибли шесть человек. ФБР совместно с ЦРУ сумели достаточно быстро напасть на след преступников, и уже через месяц после взрыва были произведены первые аресты. Такая оперативность двух конкурирующих друг с другом ведомств вызвала восторг у всей Америки, и даже президент страны Билл Клинтон в одном из своих выступлений выразил восхищение агентами ФБР и ЦРУ. Однако был в стране человек, которого подобное восхищение вывело из себя. Этим человеком был Унабомбер, о котором за шесть прошедших лет уже успели забыть. И тогда он решил вновь напомнить о себе.

В середине июня 1993 года Унабомбер впервые "приоткрыл" свое лицо: он прислал письмо в газету "Нью-Йорк таймс", в котором сообщил, что все взрывы, прозвучавшие в 1978 - 1987 годах дело рук "группы анархистов", к которой принадлежит и он сам. Группа носит название "FC" и преследует далеко идущие цели, о которых общественность узнает в ближайшее время из следующего письма.

Получив это послание от журналистов, специалисты из ФБР не поверили в версию о "группе анархистов", так как было очевидно, что Унабомбер работает в одиночку. Этим письмом он хотел увести следствие в сторону.

Между тем, присланное в редакцию газеты письмо таило в себе еще одну загадку. Как выяснилось, за несколько минут до его написания, когда лист бумаги был еще чистым, преступник написал записку, текст которой затем четко отпечатался на листе. Записка была короткой: "Позвони Натану Р. в среду в 7.00". И хотя еще в 1982 году нечто подобное уже было в руках сыщиков (тогда в посылке была обнаружена записка на имя некоего Ву) было решено проверить и этот вариант. Через несколько дней после прихода в газету письма Унабомбера, 22 июня 1993 года, в Тайбюроне, штат Калифорния, известный ученый-генетик Чарльз Эпстайн получил по почте посылку. Когда он начал вскрывать ее, раздался взрыв. Генетик чудом остался жив, но получил серьезные ранения.

Прошло всего лишь два дня после этого происшествия и вот уже новый смертоносный пакет приходит на имя другого ученого: профессора информатики Дэвида Джелентера - в Йельский университет (Нью-Хейвен, штат Калифорния), где он преподавал. Так же, как и Ч., Эпстайн Джелентер получил от взрыва серьезные ранения.

Двумя этими акциями Унабомбер добился своего: о нем вновь вспомнили и заговорили. Газеты вновь поместили на своих страницах его фоторобот шестилетней давности, и за его поимку ФБР объявило награду в миллион долларов США.

Тем временем усиленными темпами шли поиски пресловутого "Натана Р.", которого Унабомбер упомянул в своей записке. За короткий срок были установлены и допрошены около 10 тысяч Натанов Р., но ни один из них не смог хоть чем-нибудь помочь следствию. Видимо, и эта записка оказалась всего лишь хитрым ходом ловкого преступника.

Осенью 1993 года детективам пришла в голову мысль: прочесать укромные пустыри в Калифорнии. Ведь если Унабомбер занимается ручной сборкой своих бомб, должен же он где-нибудь их испытывать. Это было разумное предположение, сотни агентов ФБР отправились на отдаленные пустыри и лесные пустоши. Но все было напрасно - Унабомбер оставался неуловим. Так минуло еще полтора года.

10 декабря 1994 года в Норт-Колдуэлле (Нью-Йорк) в одну из рекламных компаний пришла посылка. Руководитель компании Томас Мушер вскрыл бандероль размером с видеокассету и был убит на месте мощным взрывом самодельной бомбы. Это была вторая смерть, принесенная Унабомбером.

Между тем, в апреле 1995 года в Америке произошла невиданная трагедия. 19 апреля в центральной части Оклахома-сити, столице штата Оклахома, террористами было взорвано 9-этажное здание центра Альфреда Мюррея, где располагались офисы подразделений ФБР. В результате мощного взрыва, разрушившего одну из сторон здания, погибло свыше 70 человек. Ничего подобного в Америке ранее не происходило.

Как это ни удивительно, но уже через час после взрыва агентам ФБР удалось не только напасть на след преступников, но и арестовать одного из них: 27-летнего участника войны в Персидском заливе Тимоти Маквейна.

Так же, как и взрыв в Мировом торговом центре в феврале 1993 года, террористический акт в Оклахоме произвел на Унабомбера сильное впечатление. Его вновь возмутило, что кто-то затмил его "подвиги", и ФБР бросает все свои силы на поиски этих, с точки зрения Унабомбера, дилетантов. И тогда он вновь решает явить себя свету.

24 апреля 1995 года, то есть через пять дней после взрыва в Оклахоме, в фирму по торговле лесом в городе Сакраменто (Калифорния) пришла бандероль в изящной деревянной коробке (Унабомбер в издевку послал ее из почтового отделения в Сан-Франциско, находившегося в нескольких кварталах от штаб-квартиры местного отделения ФБР). Секретарь хотела было распечатать ее за своим столом, однако в последнюю секунду передумала и понесла ее в кабинет 47-летнего директора фирмы Гилберта Мюррея. Как только секретарша вышла из кабинета, директор раскрыл посылку и был убит в результате мощного взрыва (от него в офисе повылетали все двери и разбились все стекла). Так Унабомбер совершил третье убийство. Однако и это его не успокоило.

28 июня он прислал письменное сообщение о том, что в течение ближайших 6 дней он взорвет один из вылетающих из Лос-Анджелеса пассажирских авиалайнеров. Сразу после этой угрозы в калифорнийских аэропортах были введены чрезвычайные меры безопасности, а почта отказывалась брать отправляемые из Калифорнии письма и посылки больше определенного веса. Однако никакого нового взрыва не произошло.

То, что Унабомбер предпринял лихорадочные попытки обратить на себя внимание общественности, вселило в агентов ФБР во главе с Джимом Фримэном определенные надежды. Рано или поздно, но эти попытки (так же, как и в случаев сорокалетней давности с Джорджом Метески) должны были вынудить Унабомбера ошибиться и сыщикам оставалось только ждать.

В самом начале сентября 1995 года Унабомбер сделал очередной эпистолярный ход: он послал в редакции газет "Вашингтон пост" и "Нью-Йорк таймс" письма, в которых потребовал опубликовать, написанный им на 62 страницах (37 тысяч слов), манифест под названием "Индустриальное общество и его будущее". В случае выполнения его требования он обещал навсегда прекратить исполнение терактов, сопряженных с гибелью людей. Издатели обеих газет тут же встретились с министром юстиции США Джанетом Рино и директором ФБР Луисом Фри и спросили совета. Высокие государственные чины посоветовали манифест опубликовать. Эта публикация обошлась газетчикам в 40 тысяч долларов. Вот лишь небольшой отрывок из этого "произведения": "Промышленная революция и ее последствия стали угрозой для человеческой расы. Они значительно повысили ожидание тех людей, которые живут в развитых странах, но они дестабилизировали общество, сделали жизнь пустой, людей недостойными, привели к психологическим страданиям (а в странах третьего мира и к физическим) и нанесли серьезный вред природе. Продолжающееся развитие технологии еще больше ухудшит ситуацию, возможно, даже приведет к еще большей социальной разрухе. Поэтому мы начинаем революцию против промышленной системы. Эта революция может применить или не применить насилие: она может быть неожиданной или стать относительно постепенным процессом, длящимся десятилетия. Это не будет политическая революция. Ее целью будет свергнуть не правительство, а экономическую и технологическую основу современного общества..."

Была в этом трактате и такая приписка: "Организация, которая претендует на то, чтобы считаться самым великим правоохранительным органом в мире, ФБР видится на удивление некомпетентной".

В ответ ФБР предприняло очередную попытку вычислить неуловимого, вот уже в течение 18 лет, маньяка. Оно разослало копии манифеста ряду специалистов по истории науки, подозревая по ряду признаков, что Унабомбер в 70-х годах изучал предмет, о котором говорил в своем послании. ФБР надеялось, что кто-то из бывших учителей Унабомбера узнает его по мыслям, высказанным в манифесте. Однако ни один из специалистов разоблачить Унабомбера не сумел. Но дни на свободе для таинственного террориста были уже сочтены.

В марте 1996 года в штате Иллинойс некая старушка по имени Ванда Качинская решила продать свой старый дом. В этом доме она прожила несколько десятков лет, но, после того как ее муж в 1990 году покончил с собой (он наложил на себя руки, после того как узнал, что болен раком), а два сына проживали отдельно, старушка решила переехать в другое место. И вот, собирая вещи, которые ей надлежало выкинуть перед переездом, Ванда Качинская внезапно натолкнулась на бумаги, которые принадлежали ее старшему сыну - 53-летнему Теодору Джону Качинскому. Среди этих бумаг ей бросились в глаза те, что по своему содержанию напоминали опубликованный в сентябре прошлого года манифест известного теперь всей Америке Унабомбера. Снедаемая смутной догадкой старушка показала эти бумаги своему младшему сыну Дэвиду. Тот в свою очередь тщательно проверил подлинность текста и сличил почерк с почерком других бумаг своего старшего брата. После этого сомнений быть не могло - в обоих случаях это была рука Теодора.

Следом за этим Дэвид Качинский отправился в библиотеку и там изучил все доступные материалы, касавшиеся деятельности таинственного Унабомбера. Однако, не надеясь на собственную объективность, Дэвид пригласил для дальнейших изысканий подругу своей жены, которая работала в одном из частных детективных агентств. Та в свою очередь после короткого расследования тоже пришла к выводу, что Теодор Качинский и Унабомбер - одно и то же лицо. И вот только тогда Дэвид решился пойти в ФБР, причем не в местное отделение в Чикаго, а прямо в федеральный офис в Вашингтоне. Прежде чем сделать это, он в последний раз посоветовался с матерью и та после нескольких минут глубокого размышления сказала: "Если это действительно он, то его надо остановить". Но кто же такой, этот Теодор Качинский?

Он родился 22 мая 1942 года в Чикаго. В школе он был самым одаренным учеником практически по всем дисциплинам, однако достаточно нелюдимым. Особенную склонность проявлял к химии и уже в 12-летнем возрасте мастерил различные взрывные устройства. Пройдя за три года программу средней школы, Теодор Качинский поступил в Гарвардский университет, который окончил в 1962 году, то есть в 20-летнем возрасте. В 1964 году он стал магистром математики, а в 1967 получил степень доктора философии в Мичиганском университете. Затем он работал ассистентом профессора математики в Калифорнийском университете в Брекли, где его знали как гения математики. В июне 1969 года он уволился из университета и с 1971 года поселился в штате Юта. В 1984 году он купил участок земли в Монтане, возле города Линкольн, и проживал там в полнейшем уединении. По словам его соседей, он всегда выглядел как дикарь, нигде не работал, а деньги получал от разведения кроликов; иногда ему помогал его родной брат Дэвид.

В конце марта 1996 года, после того как Дэвид явился в ФБР, за домом Теодора Качинского было установлено круглосуточное наблюдение. Оно продолжалось до 3 апреля, после чего Теодора арестовали. При обыске в его домике были обнаружены химические вещества, диаграммы и записи, описывающие процесс изготовления бомб в домашних условиях. Были обнаружены три бомбы на начальной стадии сборки и две пишущие машинки. Именно на них Теодор отстучал свой манифест.

Несмотря на то, что сам Теодор Качинский наотрез отказался признавать в своем лице неуловимого Унабомбера, его поместили в тюрьму "Льюис энд Кларк" под 24-часовое наблюдение. Его деревянную хижину размером 3 на 3,65 метра сняли с фундамента и в мае доставили на американскую военно-морскую базу Малмстром для более детального изучения. Произошло это как раз в те дни, когда исполнилось ровно 18 лет со дня первого взрыва в городе Эванстон. Всего же этим беспрецедентным преступником было совершено 16 террористических актов (два из них были предотвращены), в результате которых погибли 3 человека и 23 человека были ранены.