/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Сраженные Пулями 19911996

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Сраженные пулями - 1991-1996

Федор Раззаков

Сраженные пулями. 1991 - 1996

Волна массовых расстрелов ни в чем не повинных людей, учиненная разного рода маньяками, прокатилась по странам Запада в последние пять лет. В этой главе мы вспомним самые громкие из них.

16 октября 1991 года в городке Килин, штат Техас, произошло самое массовое убийство за всю историю США. Последний раз нечто подобное случилось там в 1984 году, в одном из ресторанов "Макдональдс" в Калифорнии, где маньяк расстрелял 21 человека. В 1991 году эта цифра достигла 23 человека. На этот раз маньяком оказался 35-летний Джордж Хеннард.

Этот человек был сыном военного хирурга и все детство провел в разъездах из штата в штат. Школу он закончил в Нью-Мексико в 1974 году, после чего отправился служить сначала в Военно-морской, а затем - в Торговый флот США. Однако в 1989 году его уличили в употреблении наркотиков и уволили со службы. После лечения в одной из клиник Хеннард навсегда вернулся домой к своей матери в город Килин.

Двухлетняя жизнь в этом городишке не принесла Хеннарду ни семейного, ни иного счастья. Он жил отшельником в небольшом домике и люто ненавидел женщин. Его любимым занятием было оскорбить как можно больше женщин, проходивших в течение дня мимо его дома. Он не жалел даже свою мать, оскорблял ее и рисовал на нее злые карикатуры. Увлекаясь рок-музыкой, он хвалился своим друзьям, что обожает песни, в которых присутствует тема насилия над женщиной.

Все это не могло пройти мимо местной полиции, так как многие жительницы Килина жаловались ей на Хеннарда. Однако единственное, что могла сделать в этих случаях полиция, - это сделать хулигану устное замечание. Ничего серьезного до октября 1991 года Хеннард так и не совершил. Но трагедия неумолимо приближалась.

Зимой 1990 года Хеннард съездил в Неваду и приобрел там два пистолета системы "Глок". Зарегистрировал он их вполне официально в полицейском участке в Лас-Вегасе. После этого почти год эти пистолеты молчали.

В роковой день 16 октября Хеннард зарядил оба пистолета и сел в свой голубой "форд". На часах было около часа дня. На одной из улиц Хеннард свернул с дороги и на полной скорости врезался в стеклянную витрину кафе "Лабиз". Это было время обеденного перерыва, в кафе собралось довольно много посетителей, именно на это Хеннард и рассчитывал. Как заправский ковбой с двумя пистолетами в руках, он выпрыгнул из машины и принялся методично расстреливать ни в чем не повинных людей.

Первым в прицел его пистолетов попал пожилой мужчина, который угодил под колеса его автомобиля и теперь раненый лежал на полу. Хеннард убил его с одного выстрела в голову. Затем он расправился с 70-летней старушкой и пожилым иностранцем, которые сидели за ближним столиком. Только после этого люди опомнились и, вскочив со своих мест, бросились врассыпную. Однако бежать им было некуда, так как Хеннард закрыл своим автомобилем выход, поэтому спастись от его пуль не удалось почти никому. 19-летний повар успел спрятаться в посудомоечную машину и только благодаря этому остался жив. Остальные жертвы попытались укрыться под столиками, однако для Хеннарда подобное укрытие не было слишком сложным препятствием. Отбрасывая легкие столики в сторону, он хладнокровно расстреливал засевших под ними посетителей. Причем особое "предпочтение" отдавал женщинам, убивая их со словами: "Получай, сука!" Таким образом, за 10 минут он убил 23 человека, из которых только семеро оказались мужчинами. После этого, услышав вой полицейских машин, Хеннард ушел в одно из подсобных помещений кафе и там застрелился. Как писали многие американские газеты: "За 10 минут город Килин потерял в два раза больше жителей, чем армия США за все время боевых действий в Персидском заливе в августе 1991 года".

Через два года после этого нечто подобное произошло в нью-йоркском районе Айленд.

7 декабря 1993 года темнокожий Колин Фергюссон прямо в вагоне местной подземки достал из сумки пистолет и принялся расстреливать сидевших напротив него пассажиров с белым цветом кожи. За несколько секунд он сумел убить шестерых, после чего на него напали оставшиеся в живых и скрутили ему руки.

На состоявшемся вскоре после этого суде Фергюссон отказался от адвоката и защищал себя сам. В своей трехчасовой речи он сообщил, что абсолютно не виновен, так как кто-то другой залез к нему в сумку, достал пистолет и стал расстреливать пассажиров метро. На что рассчитывал подобным враньем Фергюссон было непонятно, ведь у преступления была масса свидетелей. В результате судья зачитал приговор: 200 лет тюремного заключения. Эта цифра сложилась из 25 лет тюрьмы за каждого убитого и по 25 лет за каждую попытку убийства, которых было насчитано 19. Однако ввиду того, что максимальный срок за попытку убийства в штате Нью-Йорк ограничивается 50 годами тюрьмы, общее число лет, которые были назначены Фергюссону, 200.

Следует отметить, что в США подобного рода расстрелы не являются чем-то из ряда вон выходящим, жители Америки к ним уже успели привыкнуть. А вот в такой стране, как Швеция, нечто подобное может вызвать настоящий шок.

Шведская трагедия случилась поздно вечером в пятницу 10 июня 1994 года в небольшом городке Фалуне. 24-летний прапорщик Маттиас Флинк зашел в местный ресторан, где помимо военных, постоянно расквартированых в городе, коротали время волонтеры-добровольцы, съехавшиеся со всей Швеции на курсы гражданской обороны. В тот злополучный вечер они как раз отмечали окончание этих курсов. Утром следующего дня все волонтеры должны были разъехаться по домам.

Трагедия началась со скандала, в центре которого оказался Флинк. Выпив изрядную дозу спиртного, он стал приставать к одной из учениц курсов, та подняла крик. Охранники скрутили Флинка и взашей вытолкали его из ресторана. Оказавшись за дверями, Флинк в течение нескольких минут барабанил кулаками, требуя впустить его обратно, однако на него никто уже не обращал внимания. Ему было слышно, как в ресторане вновь заиграла музыка и раздался чей-то веселый смех. Видимо, это переполнило чашу терпения одурманенного алкоголем прапорщика.

Вернувшись в расположение своего полка, Флинк переоделся в военную форму и взял свое служебное оружие - автомат, хранившийся в оружейной комнате. В полной боевой экипировке он вернулся к ресторану. Когда оттуда вышла группа молодых женщин, Флинк открыл по ним огонь. Пять женщин были убиты на месте, шестая получила тяжелые ранения.

После побоища Флинк бросился бежать. Однако жажда крови в нем еще бурлила. По дороге он успел застрелить одинокого велосипедиста и водителя проезжавшей машины. Затем забаррикадировался на территории собственного полка. Полицейские предложили ему добровольно сдаться, но Флинк вновь открыл стрельбу. И тогда его взяли штурмом. Флинк был ранен в ногу.

Случившееся оказалось полной неожиданностью для командования части. Командир отозвался о Флинке, как о примерном солдате. Правда, отмечали неуемную страсть Флинка к оружию. Оказывается, он вырос в семье оружейника, с детства хорошо разбирался в различных его системах, поэтому и выбрал военную службу. Страсть к оружию в конце концов и привела его к убийству семи ни в чем не повинных людей.

Не успело стихнуть эхо от этих выстрелов, как в Швеции произошло еще одно побоище. На этот раз местом трагедии стал Стокгольм.

В ночь со 2 на 3 декабря 1994 года в одном из ресторанов чилиец Гильермо Маркес Хара устроил пьяный дебош. Охрана ресторана вытолкала его из заведения, и Хара отправился домой... за автоматом. Вернувшись через несколько минут, он вошел в ресторан и открыл ураганный огонь. Три человека были убиты и 20 получили ранения различной степени тяжести. Отстреляв весь боезапас, Хара бросил автомат на пол и скрылся с места преступления. Найти его удалось только через несколько дней.

Два расстрела подряд, унесшие жизни 10 человек (21 человек получили ранения), взорвали шведское общество. Ничего подобного здесь никогда не происходило. Как писали газеты: "Для непривыкших к насилию шведов это носит символический характер, поскольку напоминает, как далеко ушло общество от "старых добрых времен" расцвета шведской модели. Жизнь тогда казалась совершенно безопасной: король катался по стокгольмским улицам на велосипеде, членов правительства запросто можно было встретить в рейсовом автобусе, а доблестная королевская полиция в любой момент была готова защитить безопасность подданных шведского монарха. Но эта идиллия закончилась в феврале 1986 года, когда неизвестный преступник хладнокровно застрелил прямо в центре Стокгольма премьер-министра страны Улофа Пальме..."

В связи со вспышкой насилия в шведском обществе разгорелась жаркая дискуссия о том, кто виноват в происходящем. Политолог Эрик Карнекулла высказал мысль, что "тепличные" социальные условия, в которых выросли поколения шведов 60-х и 70-х годов, привели к полной беззащитости нынешнего общества перед лицом насилия. В то же время консерваторы назвали причиной всех бед социал-демократическую политику "обобществления" образования, которая привела к разрушению традиционных ценностей и семейных традиций. Социал-демократы, в свою очередь, причиной бед назвали безработицу и рост индивидуалистических настроений среди молодежи.

Не оспаривая ни одно из этих утверждений, отмечу одно: под влиянием внутренних и внешних факторов некогда стабильное шведское общество меняется не в лучшую сторону.

Почти похожий шок испытала и другая европейская страна - Франция, где в октябре 1994 года юноша и девушка за несколько минут уложили наповал из помпового ружья троих полицейских и таксиста. Произошла эта трагедия в Париже.

В ночь с 4 на 5 октября 22-летний студент второго курса Парижского университета Одри Мопен и его подружка 19-летняя учащаяся колледжа Флоренс Ре, вооруженные гранатами со слезоточивым газом и помповыми ружьями: напали на двух сотрудников патрульной службы, находившихся на автостоянке у полицейского участка 19-го парижского округа. Под угрозой оружия молодые налетчики уложили обоих полицейских на землю, забрали у них револьверы "Манурин-357 Магнум" и напоследок прыснули им в лицо слезоточивым газом. Затем остановили первое попавшееся такси и приказали водителю ехать на площадь Нации. В салоне автомобиля уже сидел пассажир, молодой врач, однако налетчики и не подумали выпустить его из машины. Отобрав у него и у шофера документы, преступники объявили их заложниками.

Однако водитель такси, гвинеец по национальности, оказался мужчиной не робкого десятка. Подъезжая к площади, он заметил впереди патрульную полицейскую машину и, вместо того чтобы проехать мимо, внезапно ударил ее бампером своего автомобиля в "хвост". Гвинеец надеялся, что полицейские правильно соориентируются в этой ситуации, однако этого не произошло. Закончившие свое дежурство полицейские - 30-летний Терри Меймар и 25-летний Лорен Жерар явно утратили бдительность и вышли из своего автомобиля совершенно безоружными. Их встретил дружный залп двух помповых ружей. Шансов на то, чтобы выжить, у полицейских не было. Их напарник, оставшийся за рулем, успел выхватить пистолет и даже первым выстрелом ранил молодого убийцу, но в следующую секунду заряд из ружья угодил ему в живот и он, обливаясь кровью, рухнул на холодный асфальт мостовой.

Тем временем, пока Одри Мопен вел перестрелку с третьим полицейским его подруга хладнокровно расправилась с таксистом-гвинейцем: разрядила ружье ему в голову.

Молодого врача они трогать не стали, посчитав его не виновным в происходящем. Оставив его в машине в шоковом состоянии, они выбежали на проезжую часть и остановили еще одну автомашину - черный "рено". Мопен сел рядом с водителем, упер ему в бок дуло своего ружья и приказал ехать к Венсенскому лесу.

Водитель повиновался.

К тому времени весть о перестрелке возле площади Нации успела облететь всех парижских полицейских. И ближайшие к месту происшествия патрульные тут же ринулись в погоню за черным "рено". Первыми на "хвост" преступникам сели на своих мотоциклах 37-летний патрульный Ги Жакоб и его младший напарник. Однако и они не сумели остановить убийц. Открыв обе дверцы автомобиля, те произвели по полицейским одновременный залп из двух стволов и сбили на землю обоих. В результате Ги Жакоб получил смертельное ранение, а его напарник был тяжело ранен в грудь. Получили ранения и несколько случайных прохожих, оказавшихся, на свою беду, рядом с местом побоища.

Однако ранение Мопена, полученное им возле площади Нации, оказалось слишком серьезным, чтобы успешно продолжать бегство. В тот момент, когда "рено" уже подъезжал к Венсенскому лесу Мопен потерял сознание. Его подруга бросилась к нему, в это время их окружили полицейские. Больше не прозвучало ни единого выстрела.

Под утро Одри Мопен скончался от полученного ранения. Полицейским пришлось допрашивать его подругу - Флоранс Ре. Как оказалось, оба они были детьми простых рабочих, однако с родителями не жили, предпочитая один из выселенных домов в Нантере. Оба они были членами анахристской "Организации революционной пропаганды".

"Венсенская бойня", в результате которой были убиты четыре человека и семеро ранены, всколыхнула всю Францию. Президент Ф. Миттеран направил родственникам погибших свои соболезнования, а премьер-министр Балладюр присутствовал на их похоронах, где заявил: "Государство будет карать по всей строгости закона тех, кто покушается на жизнь блюстителей порядка".

В 1996 году на Западе произошло сразу несколько подобного рода трагедий, ужаснувших мир. Первая из них случилась в тихом зеленом городке Данблэйн в Шотландии, в котором проживает восемь тысяч человек. Из них 1 675 школьники.

В четырех километрах от Данблэйна, в графстве Стерлинг, в трехкомнатной квартире жил 43-летний холостяк Том Гамильтон. В свое время он был вожатым бойскаутов, но в 1994 году его уволили.

Тогда он открыл детский спортивный клуб при начальной школе и проработал там около полутора лет. Но в начале марта 1996 года его выгнали и с этой работы, после того как мальчики стали жаловаться, что он заставляет их позировать перед фотоаппаратом полуобнаженными. 12 марта Гамильтон написал несколько писем - в прокуратуру, на телевидение, в общеобразовательный центр Шотландии, в организацию бойскаутов и даже Ее Величеству Королеве с просьбой помочь восстановить его на прежней работе. Ответа на эти письма следовало ждать не менее чем через две недели, но Гамильтон потерял терпение уже на следующий день.

13 марта в 9.20 утра он вошел в одну из четырех школ в Данблэйне и направился к спортзалу, где в это время шел урок для 5 - 6-летних детей. На голове у него были наушники, предназначенные для стрельбы в тире, кроме этого он был вооружен сразу четырьмя пистолетами. Причем это оружие он получил на вполне законных основаниях в полицейском управлении графства Стерлинг. Войдя в спортзал, Гамильтон достал два пистолета и с улыбкой на устах стал хладнокровно расстреливать беззащитных детей. 44-летняя учительница физкультуры Гвен Мэджер попыталась броситься на убийцу, однако тот сразил ее наповал выстрелами в грудь. Расстрел продолжался несколько минут и привел к страшным результатам: из 29 детей были убиты 16 и 12 получили тяжелые ранения. Только один ребенок - Робби не получил ни единой царапины, так как на него сверху упал его друг 5-летний Кевин.

Расстреляв боезапас, Гамильтон отбежал в угол зала и последней пулей снес себе полголовы.

Эта безжалостная бойня, не имевшая аналогов за всю историю Великобритании, потрясла всю страну. На следующий день в стране был объявлен всеобщий траур. Королева Елизавета 2-ая выразила соболезнование родителям погибших и сообщила, что она разделяет горе и ужас всей страны. Директор злополучной школы, выступая на панихиде по безвинно погибшим, с горечью произнес: "Нас вчера посетил дьявол, мы не понимаем почему и, мне кажется, никогда не поймем". По предложению премьер-министра страны Джона Мейджора здание школы, где произошла трагедия, решено было снести.

Прошло всего несколько недель после этих событий, как уже в двух других странах маньяки с огнестрельным оружием устроили новые массовые побоища.

5 апреля в небольшом канадском городке Вернон (в 300 километрах к северо-востоку от Ванкувера) неизвестный преступник ворвался в дом, где шла свадьба, и безжалостно расстрелял 9 человек. После этого он убежал с места преступления, укрылся в одном из местных отелей. Когда его окружили полицейские и предложили сдаться, он предпочел самоубийство.

28 апреля в далекой от Канады Австралии произошел самый массовый из всех происходивших ранее расстрелов. Всего один час потребовался психически больному местному жителю, чтобы расстрелять 34 туриста в городке Порт-Артур в 50 километрах от столицы острова Тасмания, которая является самым маленьким из шести австралийских штатов.

В 1852 - 1872 годах именно в этом городке начала функционировать особая тюрьма, в которой 111 особо опасных преступника содержались по новым правилам. Все заключенные ходили в масках и не имели права разговаривать друг с другом, а также и с надзирателями. Все объяснялись только жестами. В случае нарушения этих правил провинившихся избивали и заковывали в кандалы. Многие заключенные после этого сходили с ума и тогда их помещали в специальный приют при этой же тюрьме. Умиравших каторжников хоронили неподалеку - на острове Мертвецов. Эксперимент с этой тюрьмой длился 20 лет, однако так и не стал примером для всей Великобритании. В 20-м веке в знаменитой тюрьме сделали музей и городок тут же превратился в туристическую Мекку. Все здесь было связано с "каторжной" темой, и даже костюмированные представления с фейерверками регулярно проходили на развалинах одного из корпусов тюрьмы.

Воскресный день 28 апреля 1996 года выдался вполне обычным. Толпы туристов ходили возле стен тюрьмы или сидели в "каторжных" ресторанах. В один из них в полдень и зашел 29-летний житель Тасмании, в руках которого была сумка для теннисных ракеток. Не спеша расстегнув ее, молодой человек извлек карабин и принялся методично расстреливать посетителей. В течение минуты он убил 20 человек. После этого спокойно вышел из заведения и сел в свой подержанный "фольксваген". Теперь его путь лежал сразу в несколько мест: в музей, на стоянку туристических автобусов и на станцию техобслуживания. В каждом из этих мест он вновь извлекал свой карабин и хладнокровно расстреливал ни в чем не повинных людей. Им было убито еще 10 человек в возрасте от 3 до 72 лет. В последнем пункте своего кровавого путешествия, возле госпиталя Ройял Хобарт, маньяк захватил в заложники трех человек и вместе с ними спрятался в местном отеле. Там его и окружили полицейские. Однако на все призывы добровольно сложить оружие и сдаться маньяк отвечал ожесточенной стрельбой. Штурмовать его долго не решались, опасаясь за жизнь заложников. Эта осада длилась 18 часов. Наконец в 9 часов утра 29 апреля у маньяка кончились патроны и он не нашел ничего лучшего, как поджечь здание отеля. И только тогда полицейские бросились на штурм и сумели арестовать преступника, который хоть и получил ожоги, но был жив. А вот трое его заложников оказались к тому времени мертвы.

Как выяснилось затем, в ходе этой трагедии погибло 34 человека и 19 человек были ранены. Среди жертв - туристы из Малайзии, Канады, Индии и Австралии. Ничего подобного в Австралии до этого не происходило. Многие припоминали события декабря 1987 года в Мельбурне, но там студент юрфака Франк Виткович убил лишь восемь человек. Бойня в Порт-Артуре побила и все мировые рекорды, в частности, бойню, учиненную ветераном вьетнамской войны в Боготе в декабре 1986 года: тот маньяк расстрелял 30 человек, в том числе и собственную мать.