/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Убийство Свинтковского Маньяк Фефилов

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Убийство Свинтковского - Маньяк Фефилов

Федор Раззаков

Убийство Свинтковского. Маньяк Фефилов

Еще одним громким преступлением 1988 года было убийство в городе Мытищи бывшего военного прокурора Польши 75-летнего Свинтковского. Рано утром его нашла мертвым уборщица, которая раз в неделю убирала в его квартире. Свинтковский со связанными за спиной руками лежал на полу. Голова его была окровавлена. Прибывшие вскоре на место преступления сыщики удивились: старик был достаточно богат, его квартира представляла собой нечто вроде антикварной лавки, однако никакие ценные вещи из дома убитого не пропали. Сыщики выяснили, что старик был практически нелюдим, ни с кем не общался, из близких родственников у него был лишь единственный сын, 38-летний Владимир Свинтковской. В момент убийства он находился вдали от Мытищ и об убийстве отца узнал от следователей. Однако его алиби еще ни о чем не говорило. Дело в том, что Владимир был давно знаком и со столичной милицией, и КГБ. Еще в 1976 году, будучи студентом архитектурного института, он оказался в тюрьме по статье 88 УК РСФСР - нарушение правил о валютных операциях. Однако в заключении сын профессионального юриста "закосил" под душевнобольного и вскоре был переведен в спецбольницу в Чехове. Выйдя же на свободу, Владимир Свинтковский за ум не взялся и в 1989 году вновь попал на "зону". На этот раз статья была построже - 8 лет за недозволенное хранение оружия. Однако влиятельные связи отца, который прощал своему единственному сыну все, сделали свое дело. Через 3 года Владимир перевелся на "химию" в город Шую, что в Ивановской области. Именно туда и потянулась ниточка от убийства старшего Свинтковского.

Как оказалось, на "химии" Владимир свел дружбу с одним рецидивистом. Тот уже знал, с кем имеет дело, и был весьма наслышан о богатстве Свинтковского. Однажды, с оказией, он приехал в Москву и ночь провел на квартире Свинтковских в Мытищах. То, что он увидел там, заставило его форсировать события. Вернувшись на "химию", он нашел нужных людей и уговорил их "потрясти" квартиру старика. Уверял, что дело беспроигрышное, стоит только припугнуть старика, как он сам все отдаст. Однако на месте все оказалось несколько иначе. Как только трое преступников ворвались к Свинтковскому, он стал оказывать им отчаянное сопротивление, кричать. Последнее обстоятельство и вынудило преступников задушить старика. А так как убийство не входило в планы преступников, они после свершившегося здорово испугались. И, практически ничего не взяв из квартиры, сбежали с места преступления. Однако их бега длились недолго.

А сын почетного прокурора Владимир, выйдя в 1990 году на свободу и унаследовав все богатство отца, в том же году уехал в Польшу, а оттуда вскоре перебрался в Западный Берлин. Однако на этом история его злоключений отнюдь не заканчивается. Будучи одним из лучших знатоков западного рынка, он в 1993 году станет главным действующим лицом в серии громких преступлений, буквально потрясших западный мир. Однако об этом наш рассказ чуть позже.

Рост преступности в 1988 году произошел почти по всем видам преступлений. Исключение составили хищения государственного или общественного имущества (-9,8%) и мошенничество (-9,8%). Между тем в графе изнасилование (с покушением) значилась цифра +5,3%, означавшая, что если в 1988 году произошло 16 765 изнасилований, то в 1988 году - 17 658. Если в 1987 году в Москве произошло 172 убийства, то в 1988 году эта цифра достигла 400.

Именно в 1988 году в Москве и области силами правопорядка проводилась операция "Удав" по изобличению преступника Фишера, повинного в изнасилованиях и убийствах подростков. Поймать его в том году так и не удалось. Зато в апреле 1988 года в Свердловске был задержан 42-летний Н. Фефилов, сексуальный маньяк, совершавший убийства с апреля 1982 года. Почти все преступления (6 убийств) были совершены им весной, а в первые годы практически на одном и том же месте - в районе автобусной остановки "Контрольная" в лесном массиве у старого Московского тракта. По убийствам следственные органы привлекли к ответственности двух невиновных людей, один из которых, Хабаров, в апреле 1984 года был приговорен к высшей мере наказания, а Титов, на которого повесили два убийства в 1983 и 1984 годах, скончался от побоев в тюремной больнице. За это был снят начальник следственного изолятора, но два преступления "закрыли". В 1986 году за убийство женщины, совершенное тем же Н. Фефиловым, к уголовной ответственности был привлечен Антропов, но ему повезло больше, чем двум его предшественникам: за недоказанностью дело в отношении него прекратили. Случилось это после того, как работник Свердловского уголовного розыска Ю. Коковихин через прессу обратился к руководству угрозыска и прокуратуре города с предложением объединить все дела по убийствам девушек в одно, создать единую группу для оперативной разработки.

После этого обращения в печати осенью 1986 года в Свердловск приехала представитель Прокуратуры РСФСР Л. Баграева. Благодаря ее вмешательству и было прекращено уголовное дело на Антропова, который уже 7 месяцев томился в следственном изоляторе.

А арест Н. Фефилова 25 апреля 1988 года произошел, можно сказать, случайно. Совершив свое очередное убийство в Центральном парке, он попытался перетащить труп убитой в укромное место, но был замечен двумя прохожими. Не растерявшись, те подняли крик, и находившийся неподалеку сотрудник милиции задержал маньяка. Им оказался Николай Фефилов, печатник типографии "Уральский рабочий", примерный семьянин, отец двоих детей.

На следствии Н. Фефилов сразу признался в шести убийствах, но следователи с недоверием отнеслись к его признаниям. И лишь после того, как дома у Фефилова были обнаружены вещи убитых им женщин, страшная картина предстала перед следствием.

Но довести дело до суда над Фефиловым так и не удалось. 30 августа 1988 года он был убит в камере следственного изолятора своим сокамерником. Для уголовного мира это было обычным "санитарным" мероприятием по отношению к преступникам подобной категории.

В том же 1988 году в Воронеже была изобличена группа подростков из 31 человека во главе со студентом Воронежского инженерно-строительного института по кличке Сидор, которая в течение года совершала групповые насилия над несовершеннолетними девушками. Действовала эта банда просто: средь бела дня окружали понравившуюся девочку на улице, возле школы, техникума, загоняли ее на стройку, в подвал, на чердак и там насиловали, по двое, по трое, по двенадцать человек на жертву. Сопротивления обычно не встречали, так как подбирали одетых похуже и на вид поскромнее. Если девушка угрожала заявить на насильников в милицию, ей говорили: сфотографируем голой, а фотографии расклеим по городу. Одним словом, опозорим на все округу. И девушки молчали, безропотно снося все издевательства. Количество таких жертв достигло более 60 (следствием были установлены 52 случая изнасилования). Следственное дело составило более полутора десятка томов. Вынесение приговора состоялось 18 мая 1988 года. Сидор и его наиболее активные подельники получили по 10 лет тюрьмы, остальные - от 3 лет и выше. Это дело стало одним из беспрецедентных в советской уголовной практике как по количеству обвиняемых, так и по числу совершенных ими преступлений.