/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Захват В Орджоникидзе

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Захват в Орджоникидзе

Федор Раззаков

Захват в Орджоникидзе

1 декабря 1988 года в городе Орджоникидзе вооруженная банда в составе трижды судимого Павла Якшиянца, В. Муравлева (26 лет), Г. Вишнякова (22 года) и В. Анастасова (25 лет) совершила захват в качестве заложников 30 школьников и их учительницы, 24-летней Натальи Ефимовой. Захватив их в плен, преступники потребовали от властей предоставить им самолет с целью вылета за границу. Растерянные от такой наглости власти объяснили, что аэропорт Орджоникидзе не обладает нужными возможностями для такого полета. И тогда преступники решают ехать в Минеральные Воды. Вечером 1 декабря автобус с захваченными детьми и учительницей отправился в путь.

Между тем информация об этом беспрецедентном преступлении достигла Москвы и легла на стол М. Горбачева. И генсек лично взял это дело на контроль. Был создан кризисный штаб, в который вошли представители КГБ, МВД, МИДа и Министерства гражданской авиации. Кризисному штабу были даны все полномочия для спасения жизни детей, включая предоставление основного и резервного самолетов, валютных средств.

"Правда". Со слов начальника оперативной группы Ставропольского краевого управления внутренних дел на Кавказских Минеральных Водах В. Воробьева: "Первым делом подняли по тревоге подразделение дорожно-патрульной службы ГАИ, которое выехало навстречу автобусу ЛАЗ-687 с плененными в нем детьми. Следом шла колонна автомобилей. Нет, не только служебных, но и личных. Родители школьников, оказавшихся в беде, мобилизовали транспорт, которым могли воспользоваться немедленно. Колонну следовало встретить и направить в аэропорт по верному пути. Какому именно? Вариантов было несколько. Каждый конкретно отработали в деталях. Общий замысел сводился к тому, чтобы не допустить выхода автобуса, захваченного преступниками, к основной территории Минераловодского аэропорта. Здесь всегда людно. Потому-то колонну машин с автобусом ЛАЗ-687 провели по особому маршруту. Он оказался в стороне от здания аэровокзала. Но преступники этого не заметили.

К аэропорту были стянуты большие силы. Сюда прибыло подразделение внутренних войск, командир которого А. Родин, тяжело больной, взял на себя все заботы по экстренной переброске людей. Были стянуты в единый кулак подразделения отделов внутренних дел Пятигорска, Железноводска, Ессентуков, Лермонтова и, конечно, Минеральных Вод. Руководство проведением всей операции осуществлял заместитель председателя КГБ СССР В. А. Пономарев. Именно он определил точку, где автобус с детьми, ставшими заложниками, был виден со всех сторон. А что происходило вокруг него, заметить пассажиры никак не могли. Таким был тактический замысел.

В автобус была передана рация. Это позволило вести переговоры с пленившими школьников злоумышленниками. Что им требовалось? Выяснилось, основная цель - добиться предоставления самолета, который вывез бы их за границу. Желательно вместе с автобусом и всеми его пассажирами. Для этого из Москвы прибыл транспортный лайнер "Ил-76" - об этом своевременно позаботилось Министерство гражданской авиации. Ведь думали о том, как спасти детей".

Надо отметить, что власти в этой ситуации шли на любые уступки преступникам. Потребовали те автомат с тремя рожками, пистолеты, носилки, бронежилеты и три мешка с валютой, и все это было им тут же предоставлено. Правда, все это делалось в обмен на детей, которых в автобусе становилось все меньше и меньше. Связь между бандитами и властями осуществлял подполковник КГБ Евгений Шереметьев.

Бандиты долго плутали в "географии" своего предстоящего полета. То им хотелось в Пакистан, то в ЮАР. Сотрудники МИДа предложили им Финляндию, но бандиты наотрез отказались... "У вас с финнами соглашение, нас там сразу арестуют и передадут обратно в Союз", - заявили они. И тогда преступники остановили свой выбор на Израиле. Мидовцы тут же связались с советской консульской группой в Тель-Авиве. Причем намеренно воспользовались открытой телефонной связью, надеясь, что израильтяне услышат эту беседу и заинтересуются происходящим. Так оно и получилось. Через час с главой консульской группы Г. Мартиросовым связался исполняющий обязанности генерального директора МИД Израиля Ануг и дал понять, что израильским властям известно о ЧП с самолетом. Он просил уточнить детали и выразил желание помочь в этом инциденте.

Переговоры с бандитами между тем продолжались. По рации они передали, что им нужен уксус. Стало ясно, что приходится иметь дело с наркоманами. Им потребовался растворитель для приготовления одурманивающего зелья. Уксус был им предоставлен в обмен на нескольких детей. Потом бандиты потребовали еще один лекарственный препарат для продолжения "кайфа", и еще одна группа детей вышла на свободу.

"Правда". Со слов начальника Минераловодского производственного объединения Министерства гражданской авиации В. Бабаскина: "Зная, что ребята голодны, я пришел в цех бортпитания, где готовится еда для экипажей, уходящих в рейсы. Попросил приготовить 50 бутербродов. Но как их отнести к автобусу? Для этого требовались добровольцы.

И они нашлись в лице работников цеха Н. Булгаковой и Л. Кузьменко. Они подошли к автобусу. Без пальто, и легко одетые. Таково было требование злоумышленников, которые боялись какого-либо подвоха. Впрочем, двери оказались запертыми. Окна занавешаны одеялами, выданными, чтобы укрыть детей. Бутерброды передавали в форточки автобуса. Принимал их мальчик, которому "доверили" это "дяди" с обрезами в руках.

Надежда Георгиевна Булгакова вспоминает:

- Неожиданно уголок одной шторки приоткрылся. И я увидела личико девочки, все залитое слезами. Когда вернулась на свое рабочее место, сама разрыдалась как ребенок. До сих пор не могу успокоиться. Надо было взглянуть в те детские глаза, чтобы почувствовать все, что я испытала. Ведь в таком положении могли оказаться и мои собственные внучата".

"Комсомольская правда". Со слов учительницы литературы и русского языка орджоникидзевской средней школы № 42 Натальи Ефимовой: "Ночь в автобусе - это был какой-то кошмар. Они постоянно кололись наркотиками, угрожали, ругались при этом последними словами. Устроив туалет за занавеской, никого не выпускали из автобуса ни на минуту. Но, пожалуй, больше, чем поведение этих подонков - чего от таких еще ждать? - меня поразило, как держались дети. Не поддавшись панике, они разговаривали друг с другом, пытались даже подбодрить меня".

Между тем подполковник КГБ Евгений Шереметьев уговорил бандитов взять вместо детей заложником себя. Ночью все дети были отпущены, а безоружный Шереметьев лег на пол автобуса. Через некоторое время к вылету был готов транспортный "Ил-76" во главе с командиром экипажа А. Божковым. Всем им, восьмерым, преступники надели на руки наручники. Перед самым отлетом П. Якшиянц потребовал к себе свою жену, якобы для прощания. Жена пришла, попыталась уговорить мужа одуматься, но главарь был непреклонен. Более того, он захватил и свою жену, которая лететь в Израиль не собиралась.

2 декабря 1988 года в 15.30 "Ил-76" взял курс на Тель-Авив.

"Комсомольская правда": "Рецидивисты, захватившие самолет, дежурили в пилотской кабине по очереди.

- Попробуй только посади нас в Союзе, - стоял в дверях "Пучеглазый" (так между собой пилоты прозвали одного из бандитов). - Первая пуля, штурман, для тебя.

Штурман Сергей Грибалев молча сидел над схемой полета, определяя маршрут.

Прошли над Кисловодском. Внизу вскоре заблестело Черное море.

Там, внизу, вопрос о выдаче воздушных пиратов уже решался на правительственном уровне, но на борту самолета в качестве "дипломатов" были Виктор Алпатов и его старший товарищ Борис Ходусов. Все три часа этого рейса они провели глаза в глаза с преступниками. Тамара Фотаки, жена Якшиянца, ходила взад-вперед, рыдая:

- Ну зачем я с тобой связалась? Куда летим-то, Паша, ведь у нас же ребенок.

- У меня от первой жены - двое. Ну и что ж теперь - вешаться? успокаивал жену террорист. - Я тебе отстегну 50 тысяч - и вернешься в Россию.

Потом банда потребовала еду. Виктор Алпатов приготовил на всех, и на экипаж, и на пятерых "пассажиров".

Надзирающий в этот момент за пилотами некто Герман (Вишняков) зашел в грузовой отсек "Ила" и объявил:

- Пересекли границу.

Узнав приятную новость, преступники засели играть в карты. Главарь банды Якшиянц подошел ко второму пилоту Александру Гончарову и предложил ему 50 тысяч просто так - за хорошую посадку.

- Я вот жене даю 50 тысяч и тебе, хочешь?

- Не надо. Зачем? Ты-то сам что будешь делать с миллионами?

- Вложу в банк, - мечтал пират. - Найму двух менеджеров, которым поручу вести какое-нибудь дело...

В грузовом отсеке тем временем террористы вскрыли ножом мешки с валютой. На пол посыпались американские и канадские доллары, гульдены, западногерманские марки.

"Потом эти деньги, - вспоминает Виктор Алпатов, - они начали запихивать за пазуху, в сапоги..."

Вскоре появились огни аэродрома. Божков умело посадил самолет... Главарь спустился по трапу и, не зная английского, начал недоверчиво выспрашивать у полицейских, в какой стране они находятся. Требовал показать паспорта или удостоверения. Ему показывали, но он все равно не верил, что самолет сел на территории Израиля.

Бандитов посадили в небольшой автобус и увезли вместе с мешками денег в полицию".

Всех их отвезли в городскую тюрьму и посадили в одиночные камеры. К тому времени израильская сторона уже согласилась выдать их советским властям и из Москвы срочно вылетел "Ту-154" со спецгруппой. Поздно вечером 3 декабря все бандиты были выданы представителям СССР, а 4 декабря они уже сидели в Лефортовской тюрьме. Судили их в марте 1989 года. П. Якшиянца приговорили к 15 годам лишения свободы. Трое остальных преступников, участвовавших в захвате заложников, получили по 14 лет тюрьмы. Приговор вступил в законную силу с 17 марта 1989 года.